загрузка...
Перескочить к меню

Адская паутина. Как выжить в мире нарциссизма (fb2)

- Адская паутина. Как выжить в мире нарциссизма (пер. Валерий Константинович Мершавка) (и.с. Библиотека психологии и психотерапии) 1039K, 254с. (скачать fb2) - Сэнди Хотчкис

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Сэнди Хотчкис Адская паутина Как выжить в мире нарциссизма

Выражение благодарности

Идея этой книги пять лет варилась у меня в голове, прежде чем я стала переносить свои мысли на бумагу, и все это время я получала поддержку и помощь от очень многих людей.

Я хочу поблагодарить своих пациентов, которые поддерживали мое убеждение, что в мире должна быть книга о причинах специфического поведения нарциссических личностей. Борьба моих пациентов за освобождение от паутины, расставленной нарциссическими родителями, супругами, руководителями и друзьями, оживила для меня теорию психоанализа и показала мне, как можно развивать целостную и автономную Самость, когда окончилось детство. Особенно я благодарна тем, кто разрешил мне поделиться своими историями на страницах этой книги.

Я также хочу поблагодарить всех моих коллег-профессионалов, которые поддерживали меня, когда я решила отказаться от контракта с организацией медицинского страхования в конце 1997 года. В результате, когда я отказалась от большей части практики, у меня появилось время, чтобы написать эту книгу, но вместе с тем это значило, что я теряю средства к существованию. Мне посчастливилось быть частью сообщества, которое помогло мне оставаться в курсе дела в очень бурный период в истории психиатрии, когда служба медицинского страхования получила власть над процессом психотерапии и угрожала самой сути той помощи, которую мы оказываем людям.

Огромное спасибо хочу сказать и моему мужу, Дональду Хилдрету, который вытащил меня из темного прошлого стандартных блокнотов и шариковых ручек, электрических пишущих машинок и «уайт-аута»[1] — в мир компьютерных программ и текстовых предоставляет удовольствие. Первые несколько глав этой книги я писала, сидя с мужем спина к спине в его изостудии: я — за его компьютером, а он — за своим мольбертом, в фэн-шуй-углу[2] нашего дома. Наконец, он купил мне небольшой портативный компьютер, и передо мной открылся целый новый мир. Спасибо этому человеку, который привел меня к свету и сам всегда был светом в моей жизни.

Эта книга никогда не была бы задумана, не говоря уже об ее публикации, если бы не важная помощь доктора медицины Джеймса Мастерсона. Я познакомилась с подходом Мастерсона к лечению расстройств Самости в 1987 году, и его ясная, внушительная и совершенно обоснованная модель стала основой моей клинической работы на протяжении всей моей карьеры. В начале 2000 года он великодушно согласился прочитать часть рукописи и в конце концов открыл мне двери в издательство «Simon & Schuster». Его согласие написать предисловие к моей книге — для меня высокая честь, и я буду ценить этого человека всю жизнь.

В процессе работы над этой книгой я была тесно связана с многими замечательными людьми, каждый из которых мне в чем-то помогал, пока длилось мое странствие. Открывает этот список доктор психологии Сьюзен Лэйк, которая прочитала все черновики рукописи и неустанно поддерживала и ободряла меня в самые тревожные моменты, которых было не счесть. Благодарю также моего агента Питера Флеминга, который всегда был мне очень дорог — он первый из мира литературы, кто с энтузиазмом поддержал мою идею. Благодарю Элизабет Ноулз из «Harvard Press» и Кити Мур из «Guilford» которые тратили свое время на чтение моих первых черновиков и высказывали свои замечания. Благодарю Эмили Браун, социального работника (LCSW)[3], она была моей моделью и советником. Благодарю Эйлин Берг — это был дар Божий — она обеспечивала надежную связь с издательством для окончательной публикации. Благодаря моему пасынку Джереми Хилдрету и его футболке с надписью «Только ты можешь предотвратить нарциссизм» возникла ситуация, которая свела нас с Эйлин. Какая интуиция и прозорливость!

Я благодарю также Кэти Косс, Колин Гарнер, Кэрол Шварц и Уитни Вагнер, которые читали первые черновики рукописи, за их отзывы. Спасибо им, их мамам и подругам!

Мой опыт работы с «Tree Press» с самого начала был успешным. Огромное спасибо Триш Тодд, послушавшей свою подругу Эйлин Берг и направившей мое предложение Филиппу Раппопорту, который был привередливым редактором. Погружение с головой в проблемы нарциссизма может вызвать гнев, а доброта и оптимизм Филиппа помогли мне сохранять равновесие в процессе переработки материала. Большое спасибо искусной помощнице Филиппа Элизабет Хэймейкер за переложение моей рукописи на диск.

Предисловие

Люди, которые занимаются бизнесом или вовлечены в близкие отношения с другими людьми, имеющими нарциссическое расстройство личности, часто испытывают замешательство или попадают в тупик вследствие крайних противоречий в поведении людей с такими расстройствами, наряду со скрытой и чрезвычайно продолжительной устойчивостью из нарциссических потребностей. Эти потребности проявляются в претенциозном стремлении постоянно восхищаться другими людьми, за которыми скрывается собственная уязвимость, проявляющаяся при малейшем отпоре или отказе, которая затем вызывает эмоционально опустошающий стыд. Их поведение может казаться харизматическим и на какое-то время зачаровывающим, — но затем холодным и расчетливым, иногда с непредсказуемыми взрывами ярости.

Мне часто приходилось видеть родителей, супругов и детей родителей того человека, который проходил лечение, в замешательстве. Они не могли поверить в очевидное, а именно, что пациент попал в ловушку устойчивого цикла нарциссической уязвимости и защиты.

Мне очень давно хотелось, чтобы появилась книга, которая позволила понять циклическую повторяемость этого расстройства, а также осветила возможности его лечения.

И, наконец, такая книга у нас есть. Она написана Сэнди Хотчкис, LCSW, и называется Why is it Always About You? The Seven Deadly Sins of Narcissism («Адская паутина. Как выжить в мире нарциссизма»). Она прекрасно написана, ее очень приятно читать. Автор собрала и соединила всю возможную профессиональную литературу на эту тему и написала великолепный текст на чистом английском языке, вполне доступном непрофессионалу в области психоанализа. Очень специфичные понятия прекрасно объясняются и понятно иллюстрируются. В каждой главе есть подробные примечания. Эта книга заполняет образовавшийся в литературе вакуум. Ее должен прочесть каждый человек: как профессиональный психолог, так и любой другой, кто хотел бы лучше понять, что представляет собой нарциссическое расстройство личности.

Джеймс Ф. Мастерсон, доктор медицины, директор Института психоаналитической психотерапии Мастерсона, почетный профессор психиатрии Медицинского колледжа Корнельского университета при Госпитале Нью-Йорка

Введение. Они есть повсюду

Без четверти пять. Один из самых обычных рабочих дней. Телефоны трезвонят не умолкая, обед — всего лишь миг, когда вы, едва прожевав, успели проглотить всухомятку кусок пиццы, пока шли из комнаты отдыха персонала, а каждый встречный по пути как будто хотел отщипнуть от вас кусочек. Но несмотря на это вам удалось закончить доклад, который висел над вами всю прошлую неделю как дамоклов меч. Чувствуя, что вас уже отсюда уносит, вы не обращаете внимания на телефонные звонки и целиком сосредотачиваетесь на завтрашних планах, на том, что надо будет сделать в первую очередь. Постепенно мысли вас уносят далеко, вы мечтаете о горячем ужине и теплом душе и о том, как бы пораньше лечь спать в уютную постель.

Вдруг ваши грезы резко обрываются. Голова коллеги некстати вписалась в ваш офисный отсек.

— Боссу нужно, чтобы мы перепроверили эти цифры, говорит он и кладет стопку бумаг на рабочий стол. — К сожалению, сегодня не могу остаться, чтобы тебе помочь: у нас с Джуди билеты на спектакль.

«Опять это его „не могу“, — думаете вы. — Почему „спектакль у нас с Джуди“ всегда случается в последнюю минуту и почему именно мне обычно приходится оставаться здесь допоздна?»

Через час вы залезаете в машину и отправляетесь домой. На дорожном переходе вы ждете, пока три подростка черепашьим шагом перетащатся через дорогу, не обращая внимания на машины, мчащиеся во всех направлениях. Интересно, а могут ли они ползти еще медленнее? Вы мягко нажимаете на клаксон в надежде, что эта троица обратит на вас хоть какое-то внимание и поторопится. Но подростки продолжают лениво идти вразвалку, а один из них, проходя мимо, разражается бранью. Дети. Откуда у них такая враждебность?

Наконец, вы приезжаете домой и, входя в дверь, застаете мужа в гостиной; он откинулся в кресле за чтением вечерних новостей; в руке у него банка пива, а две пустые сиротливо притулились на журнальном столике.

— Ты сегодня поздновато, — приветствует он вас. — Что у нас там на ужин?

— Я все оставила! — кричите вы ему в ответ, чувствуя облегчение от того, что в холодильнике есть что-то съестное.

— Я превратился в заклятого друга мороженых цыплят, — обиженно цедит он сквозь зубы, раздражаясь. Можешь же ты хоть раз в жизни приготовить ужин мужу, чтобы он поел с удовольствием!

«А не отправиться ли тебе самому отсюда под фанфары»[4], — тихо бормочете вы себе под нос.

Позже, когда вы мыли посуду, зазвонил телефон. Как обычно — мама.

— Ты уже целых три дня обо мне не вспоминаешь, — выпалила она, едва услышав ваш голос. — Это некрасиво, очень некрасиво.

— Здравствуй, мама, как дела? — отвечаете вы.

— Неважно, очень неважно. Я сижу без молока, мне нужно депонировать чек, а эта чертова уборщица снова так и не появилась. Если бы у меня была дочь, которую вообще что-то волновало кроме карьеры, мне не пришлось бы нанимать людей, чтобы они делали все это для меня.

«А если бы у меня была мать, — говорит ваш внутренний голос, — то, возможно, нашелся бы хоть один человек, который поинтересовался, как у меня прошел день».

Десять часов вечера. Большая, уютная кровать, манящая в свои мягкие объятия: облачившись в старенькую фланелевую пижаму, вы, наконец, готовы ответить на ее пламенный призыв! Но нет, оказывается, ваш рабочий день еще не закончен.

— Милая, — воркует муж, привлекая вас к себе, по-щенячьи тычась носом в шею, почему ты не в той ночной рубашке, которую я тебе подарил на день рожденья?

«Муженек, спустись на землю — неужели ты думаешь, что я на что-то еще способна?».

Иногда кажется, что мир полон эгоистов, которые совершенно не думают о других и только и делают, что используют их в своих целях. Их потребности гораздо важнее нужд и чаяний остальных, и они считают, что им все обеспечат другие. Похоже, их представления о жизни ограничены, и им трудно осознать, что не всегда их приоритеты соответствуют приоритетам окружающих. Их ожидания во многом похожи на ожидания детей, и вместе с тем, сталкиваясь с препятствиями, они могут деспотично возмущаться и негодовать или же пребывать в угрюмом или плаксивом депрессивном состоянии. Зачастую мы склонны им уступать, так как думаем, что нам же будет лучше не становиться той скалой, о которую разобьется их корабль.

Всем известны такие люди. Таковы, возможно, наши родители, братья или сестры, дети, супруги, любовники или любовницы, друзья, коллеги и начальники; это могут быть знакомые, которых мы встретили в клубе или общественной организации. Они есть везде, и чем больше наша жизнь переплетается с их жизнью, тем больше страданий мы испытываем.

Эти страдания — побочный продукт некоторого изъяна личности, который благодаря сегодняшним культурным нормам стал возмутительно «нормальным». Мы чувствуем, что что-то не так, но не можем указать конкретно, что именно. Мы встречаемся с этим ежедневно и ежечасно в межличностных отношениях, которые зачастую оказываются не такими добрыми и дружескими, как бы нам хотелось, и мы не способны иной раз проявлять великодушие. Мы ощущаем это на рабочем месте, где обстановка пропитана обидой, возмущением, истощающей тревогой и стрессом от работы. Но, наверное, больше всего мы подвержены воздействию такой болезни в близких отношениях с друзьями, возлюбленными, семьей, которые придают жизни ощущение смысла и полноты. В силу самой своей природы эта болезнь отдаляет нас друг от друга и от реальной жизни; она встает между нами и тем, что мы хотим иметь и кем хотим быть. Эта болезнь называется нарциссизмом, и она скрывается за многими социальными болезнями, поразившими Америку XXI века.

О нарциссизме трудно сказать что-то новое. Всегда существовали пустые, жадные, склонные к манипуляциям люди с подверженным инфляции самовосприятием, которые не принимали в расчет интересы других людей. В современной культуре тревожит именно та степень, в которой психологические изъяны других людей повсеместно получают знаки одобрения. В наше время, в современную эпоху нарциссизм не только терпят — его одобряют и восхваляют. Многие наши лидеры и обожаемые нами общественные деятели рисуются, выставляя на всеобщее обозрение свои нарциссические склонности, и нам не терпится подражать их исключительности. Их возмутительное поведение не оставляет нас равнодушными и кажется нам обаятельным и привлекательным, и потому мы позволяем себе им «восторгаться». Пока мы не научимся распознавать, какое поведение является здоровым, а какое нет, мы будем ходить в тумане, и утверждение, что «так делает каждый», не поможет оправдаться тем, кто катится при этом под откос.

Вернувшись к середине 70-х годов XX века, вспомним о том, что социолог Кристофер Лэш (Christopher Lasch) написал книгу под названием «Культура нарциссизма» (The Culture of Narcissism)[5], которая заставила многих людей задуматься о том, что происходило в американском обществе со времени окончания Второй мировой войны). В ней говорилось о чувствах превосходства, преуспевание и уверенности, характерных для нашего национального духа в 50-е годы XX века, достигших апогея во «времена Камелота» — в период президентства Джона Кеннеди. Положение дел стало изменяться, когда молодого и полного иллюзий президента сразила пуля убийцы, — и в это же время первая волна бэби-бумеров[6] накатила на береговую полосу подросткового возраста. Цунами юношеского замешательства и экспериментаторства захлестнуло американскую культуру даже, несмотря на то, что в то время в США было много других бед и напастей. Произошедшие за следующие пятнадцать лет экономический застой, поражение во Вьетнамской кампании, а также угроза грядущего истощения природных ресурсов привели к появлению пессимистических настроений. «В эпоху спада ожиданий, — пишет Лэш, розовое сияние, которое раньше виднелось на горизонте, стало блекнуть и тускнеть».

Хотя «can-do» spirit — этот исполнительный и энергичный дух 50-х и 60-х годов XX века привел к беспрецедентному продвижению вперед в науке и технологии, этих достижений в конечном счете оказалось недостаточно для осуществления политических и социальных реформ, которые постепенно произошли в омоложенной (youth-dominated) культуре в конце 6О-х годов. Лэш подробно рассказал о том, как мы впали в отчаяние из-за изменений, которые претерпело общество, и начали обращаться внутрь себя, сосредотачиваясь на одном-единственном факторе, который, как мы надеялись, поддается нашему контролю, — то есть на самих себе. Благодаря расширению сознания, улучшению здоровья и личностному росту мы могли бы рассеять тревогу, связанную с непредсказуемостью внешнего мира. В некотором смысле мы стали все больше и больше поглощены своей «Самостью»[7].

Но при всей поглощенности тревогой, наверное, надо определиться в отношениях любви или ненависти к самому понятию «Самость». Иногда это понятие связывают с такими неприглядными чертами, как самолюбование, эгоизм и заносчивость. С другой стороны, «бескорыстие» также возбуждает нашу подозрительность. Если кто-либо открыто проявляет заботу о других, мы называем таких людей зависимыми и говорим, что им, прежде всего, нужно начать проявлять заботу о себе. Мученичество явно не вписывается в наш стиль жизни. Но если понятие Самость мы употребляем в переносном смысле и добавляем к нему «сознание» или «суждение», то Самость становится абсолютно позитивной.

Является ли Самость хорошей или плохой? Человек не мог бы просто функционировать, не говоря о том, чтобы выжить, если бы не вкладывал что-то в свою Самость. Не обращая внимания на других, мы перестали бы развиваться и оставались бы бессознательными, наши способности продолжали бы спать у нас внутри, а наши ценности оставались бы несформированными. Мир, где отсутствует Эго, не оригинален, бесцветен, в нем нет четкости. В нем также нет разнообразия, теряется необходимость выбора. Даже любовь утратила бы свой смысл, если бы не было «Я», которое бы сталкивалось с «Ты».

Здоровый нарциссизм, то есть вложение энергии в свою истинную Самость, уходит своими корнями в младенчество и раннее детство и расцветает пышным цветом в эмоционально богатой, продуктивной и дающей удовлетворение жизни взрослого. Это здоровый нарциссизм, позволяющий нам смеяться над собой, своим несовершенством и недостатками, уходить глубоко внутрь себя, чтобы создавать что-то уникальное, свое собственное, и оставлять след своей деятельности в мире. Здоровый нарциссизм говорит о наличии у человека способности чувствовать эмоции во всем их разнообразии, разделяя свою эмоциональную жизнь с другими людьми, о присутствии у него мудрости, позволяющей отделять истину от фантазии, и вместе с тем — о способности мечтать, наряду с умением уверенно идти к своей цели и радоваться собственным успехам, не зацикливаясь на терзающих сомнениях. Здоровый нарциссизм зависит от реальной самооценки человека, — которая как раз совершенно отсутствует у людей, которых мы обычно называем нарциссическими личностями.

Нарциссическую личность мы считаем нездоровой; это человек любого возраста, который при этом еще не достиг своего эмоционального и морального развития. Ему не хватает реалистичного ощущения Самости и интериоризированной системы ценностей, — не говоря уже о всепоглощающем интересе к себе, который и определяет его поведение. Вместо точной оценки индивидуальных сил и возможностей присутствует поза экстраважности, совершенно не связанной с его истинными достижениями и успехами. Вместо проявления смирения по отношению к неизбежно присутствующим у него недостаткам, его переполняет совершенно нестерпимое чувство стыда, часто тщательно замаскированное. Кроме того, у нарциссической личности отсутствует способность ценить, а довольно часто — даже признавать независимое от нее существование других людей или их чувств. Нарциссическая личность может внушать страх и даже оказывать гипнотическое воздействие, однако за ее напыщенностью или очарованием скрывается эмоциональная ущербность в сочетании с нравственным развитием ребенка, который только-только начал ходить.

В I части, которая называется «Семь смертных грехов нарциссизма», я обсуждаю характерные способы мышления и поведения нарциссической личности. Некоторые из них, как, например, претензия на обладание правом (entitlement) и сопутствующая ей ярость, высокомерие и магическое мышление (ощущение грандиозности и всемогущества) хорошо известны. Однако вы можете удивиться, узнав о том, что слабые межличностные границы, эмоциональная пустота, обусловленная глубоко подавленным стыдом, зависть наряду с ее закадычным другом презрением, а также стремление использовать других, заполняющие вакуум, образовавшийся вследствие отсутствия эмпатии, — все эти черты указывают на нарциссизм даже больше, чем подверженное инфляции Эго или абсолютный эгоизм. Именно такое поведение и такие установки защищают неразвитую Самость ценой ухудшения состояния других людей. Эти черты я назвала «смертными», ибо, внедрившись в каждого, кто соприкоснется с ними, они уничтожают целостность его личности; и вместе с тем я считаю их «греховными», так как они разрушают и личность самого человека. Семь смертных грехов нарциссизма не только калечат и травмируют других людей, но и препятствуют развитию у самой нарциссической личности ее истинной Самости.

Чтобы начать осознавать, как защититься от нарциссических личностей, которые встречаются вам по жизни, полезно знать, с кем вы имеете дело и как они к этому пришли. Во II части книги вы узнаете, что нарциссизм — это нормальная стадия развития в раннем детстве, которую проходит каждый, чтобы стать более целостной личностью. Для совершения этого перехода нам требуется помощь здоровых родителей, которые держат свой нездоровый нарциссизм под разумным контролем и способны развивать индивидуальность своих детей и при этом учат их ценить и уважать других людей. Если сами родители являются нарциссическими личностями, то зачастую они используют своих детей для удовлетворения собственных эгоистических потребностей и не могут способствовать здоровому прохождению ими стадии нормального детского нарциссизма. В результате появляется второе поколение нарциссических личностей, а также людей, которых магнетически притягивают личности такого типа.

В III части книги вы узнаете стратегии выживания, позволяющие защитить вашу Самость от пагубного воздействия нарциссической личности. Первый шаг — выявить, какие психологические травмы были перенесены в вашу жизнь из прошлого. Чем больше вы в детстве подвергались воздействию родительского нарциссизма, тем более чувствительными вы можете быть к влиянию нарциссической личности, встретив ее уже взрослым. Хотя нарциссические личности имеют тенденцию порождать себе подобных, часто нарциссические родители воспитывают детей, которые становятся их зеркальным отражением — более стыдливыми, чем бесстыдными, более закрытыми с точки зрения признания, которые скорее позволяют использовать себя, чем сами используют других, но точно так же ощущают трудности в определении границ своей личности. Такие трудности, а также проблемы с самоутверждением делают их легкой добычей нарциссических личностей, которые точно так же продолжают их использовать, как в детстве это делали их родители. Если вы почувствуете, что легко втягиваетесь в отношения с нарциссическими личностями, вам нужно себе представить, в чем состоит для вас их привлекательность, видеть реальность, которая стоит за их фантазией, найти в себе смелость поставить ограничения и внести ясность, необходимую для признания собственных границ и границ других людей, — и работать над формированием, развитием и поддержанием взаимных отношений. В этом заключаются ваши самые надежные защиты от нездорового нарциссизма других, и эта книга задумана и написана для того, чтобы показать вам, как применять эти принципы в повседневной жизни.

Нарциссические личности считают себя «особенными людьми», поэтому IV часть книги посвящена более глубокому исследованию тех специфических случаев, в которых нарциссизм может быть особенно пагубным. Например, в случае подростковой влюбленности существует тонкая грань между тем, что нормально, а что нет. Кроме того, нарциссические личности более склонны к зависимому и навязчивому поведению вследствие их особой чувствительности к проявлению стыда. Столкновение с нарциссизмом на работе или в общении с престарелыми родителями требует развивать в себе способность к эмоциональной отстраненности, но при этом не прекращать необходимую деятельность, сохраняя невозмутимость, хладнокровие, уважение и сочувствие. Я надеюсь, что некоторые обсуждаемые мною техники помогут вам принимать более правильные решения в области ваших личных отношений и личной жизни, сохраняя душевное спокойствие.

И, наконец, V часть книги содержит взгляд в будущее, и здесь даются некоторые рекомендации, касающиеся того, что сделать, чтобы регулировать окружающий нас нездоровый нарциссизм. Наша культура подвержена огромному влиянию нарциссизма, так что проблемы, с которыми мы сталкиваемся ежедневно, не случайны. Сопротивляться этому влиянию нам поможет подлинная сильная Самость, способная выйти за рамки только интереса к самому себе. Если мы поймем, где на самом деле формируется самооценка, и договоримся, что должны воспитывать здоровых детей, — если это станет приоритетом номер один, значит, нам удалось, обойдя острые углы, сделать мир лучше.

Часть 1. Семь смертных грехов нарциссизма

Глава 1. Бесстыдство

Стефани почувствовала, как мячик отпружинил от ее ракетки, и наблюдала, как он летел к задней линии корта, оставаясь в площади поля. Ее внимание раздваивалось: с одной стороны, она следила за полетом мяча, с другой — за скоординированными движениями своего тела. «Следи за полетом мяча, — говорила она себе, — бей по сторонам, пробивай защиту, заканчивай». «Форхэнд[8] после форхэнда», — повторяла она про себя как заклинание, пока ритм тренировочных ударов не возобладал над ее сознательными усилиями их контролировать. Благодаря немногим правильным и точным ударам она оказалась в той «зоне», пребывание в которой очень вдохновляет спортсменов, когда у них все получается и они практически не допускают ошибок.

Она про себя улыбнулась, радуясь достигнутому уровню, думая о том, заметил ли Даг, ее муж, насколько хорошо ей сегодня удавались удары, — и тут же в ответ получила под бэкхенд[9] сильно подрезанный кросс[10]. Она быстро побежала вперед, сделала выпад, но мяч попал в обод ее ракетки и отскочил от него за пределы корта.

— Ты никогда не чувствуешь эту подрезку, — громко стал ругать ее Даг со своей половины корта.

— Никогда, — повторила за ним Стефани, ощущая себя так, словно сейчас у нее где-то глубоко внутри пропал всякий интерес. Все ее тело было пронизано болью, которая сосредоточилась в центре груди. Она почувствовала, что ей слишком тяжело переступать ногами, слишком неловко держать в руке ракетку, в которую ударяется маленький теннисный мячик. «Я никогда не научусь прилично играть в эту игру», — мучительно подумала она, направив в сетку следующие три мяча подряд. Эйфория, которая на какой-то момент возникла до этого, полностью испарилась, а вместо нее появилось безнадежное ощущение неуместности. Стефани проглотила слезы, поднимавшиеся у нее из горла, и мысленно дала себе пинка. «Ты такой ребенок», — пробормотала она себе под нос, уже готовясь собирать вещи и идти домой.

— Ты опять испугалась и сломалась? — крикнул ей Даг. Он лишь поддразнивал ее, пытаясь снова побудить к теннисной дуэли, но его слова воздействовали на нее, словно соль на свежую ссадину. На сегодня для нее теннис закончился.

Эта женщина может показаться обидчивой, это правда. В своей профессии мы называем такую обиду «нарциссической травмой», причем травмированному человеку она может показаться такой же явной, как и то, что ее спровоцировало. В таком случае человек испытывает ужасную, опустошающую боль, что и случилось со Стефани в приведенном выше примере. То, что кажется довольно заурядным событием, по существу представляет собой вскрывшуюся старую рану: доверительные отношения были нарушены из-за «ненастроенной» коммуникации (ее радость натолкнулась на его критику), и, добавив к старой травме новую, надежный муж Стефани не смог сделать ничего, чтобы унять ее боль. Чувствительность Стефани, ее внезапная утрата ощущения радости и удовольствия, а также трудности при восстановлении эмоционального баланса, — все это указывает на последствия очень ранних переживаний, зашифрованных глубоко в ее психике, вероятнее всего — за той границей, где психика уже становится недоступной ее сознательной памяти. Там находятся истоки ее постоянного навязчивого побуждения испытать чувство стыда.

Стыд относится к самым невыносимым чувствам человека, независимо от его возраста и жизненной ситуации. В отличие от чувства вины, он свидетельствует не об ошибке, а о страдании, связанном с общим личностным изъяном. Сначала нам становится стыдно перед своей матерью или другим человеком, к которому с раннего детства мы испытываем сильную привязанность, когда, начиная с годовалого возраста, мы (как правило) открываем перед ней свою эмоциональность, но вместо того, чтобы разделить с нами радость, она хмурит брови и произносит: «Нет!» Неожиданное неодобрение матери приводит к разрушению иллюзий силы и значимости, присутствующих в нашем взгляде на самих себя в раннем детстве, порожденных нашими близкими отношениями с ней. Без всякого предупреждения нас выгнали из рая, и это могло случиться только потому, что мы плохие. Мы чувствуем, что мы плохие, а, следовательно, так оно и есть.

Для некоторых детей такое переживание, которое в процессе их социализации повторяется снова и снова, становится столь тяжелым и даже сокрушительным, что им так никогда и не удается окончательно через него переступить, и всю свою жизнь они живут, избегая всего, что заставляет их почувствовать стыд. Недавно проведенные исследования в области нейробиологии показали[11], что развивающийся мозг совершенно не в состоянии переработать интенсивное переживание стыда в возрасте, соответствующем началу социализации, и что отсутствие эмоционально привязанного, родителя в этот критический период по существу может остановить развитие жизни — развитие способов, позволяющих справиться с такими крайне неприятными чувствами. Чтобы обеспечить нормальное развитие мозга ребенка, родители должны делать то, что детский мозг не может сам, — успокаивать ребенка, избавляя его от того стыда, который они сами вызвали.

Кэтрин была матерью Джейни активной двухлетней девочки, любимицы всей семьи. Когда однажды к ним пришли гости с маленьким ребенком, Джейни заметила, что мать обращает на него внимание, и выразила свое негодование, ударив этого ребенка. Кэтрин пришла в ужас и отругала дочь, а затем в наказание оставила ее в детской одну — в слезах и полную стыда. Но Кэтрин сочувствовала дочери и не позволила ей слишком долго оставаться в унижении одной. Вскоре она вернулась к ней и сказала: «Нельзя бить маленьких, и ты больше никогда не должна так поступать. Но ты хорошая девочка, и мама тебя любит. А теперь пойдем в комнату, и ты скажешь: „Прости меня, Бетси“». Затем Кэтрин обняла дочь. Вместе они вернулись к гостям, и Кэтрин помогла Джейни извиниться.

Если родители не поступают так, как Кэтрин, не успокаивают ребенка, чтобы избавить его от стыда, который они вызвали, у детей развивается собственное средство компенсации стыда — они «стряхивают» нестерпимое чувство и прибегают к фантазии, чтобы спрятаться от монстра, оставив его «за стенкой». Они цепляются за собственное представление о себе, считая себя особенными, сильными и значимыми.

Стыд нарциссической личности оказывается столь нестерпимым, что такие средства, которые развивались в детстве, ей больше не помогают. То, что психологи называют «обходной стыд» («bypassed shame»), выглядит как бесстыдство или бессовестность, скрывающиеся за защитным барьером отрицания, холодности, осуждения или ярости. Поскольку не существует здоровых внутренних психических механизмов, способных переработать это болезненное чувство, стыд направляется вовне, прочь от Самости. Он никогда не станет «моим недостатком».

Мне вспоминается одна молодая женщина, с которой я начала работать, когда она была подростком, и наблюдала до того времени, как она перешагнула двадцатипятилетний рубеж. Ее родители развелись, когда она была еще ребенком, которого то баловал, то полностью игнорировал ее эгоцентричный отец, и ей приходилось находиться в постоянной борьбе с тяготившими ее чувствами, обусловленными низкой самооценкой. Она считала себя глупой и периодически отыгрывала свою некомпетентность. Однако эти чувства, сопровождаемые стыдом, были даже более поверхностными по сравнению с тем унижением, которое она испытывала, ощущая себя отверженной и покинутой отцом. Насколько глубокой была эта боль, однажды проявилось в драматическом эпизоде — вскоре после того, как она узнала, что отцу поставили диагноз раковой опухоли. «Как раз в том возрасте, когда мне надо было выходить замуж, — сказала она язвительно, и ее губы скривились в злой усмешке. — Он никогда ни за что не платил в моей жизни». Призрак его возможной смерти — то есть что он окончательно ее покинет — вытолкнул ее из состояния стыда из-за своей никчемности в состояние застывшей ярости. У нее не было даже намека на смущение из-за прорвавшейся холодной ярости, — лишь грубое травматическое презрение.

Более типично бесстыдство нарциссической личности проявляется как холодное безразличие или даже безнравственность. Мы чувствуем, что такие люди эмоционально пусты, и можем решить, что они толстокожи, самоуверенны или равнодушны. Затем, совершенно внезапно, они могут нас удивить своей реакцией на самое незначительное происшествие или проявление равнодушия. Когда стыдливость просачивается сквозь барьер, подобные «бессовестные» люди становятся такими, какие они есть на самом деле — чрезвычайно чувствительными к проявлению стыда. Именно тогда вы увидите вспышку боли, за которой следуют ярость и упреки. Когда зловоние стыда проникает сквозь созданную ими стену, их наполняет мстительность.

Стыд — это чувство, которое в скрытом виде присутствует всегда в случае нездорового нарциссизма, и неспособность справиться с ним здоровыми способами — борясь с ним, нейтрализуя его, а далее поступая так, как свойственно нормальным людям, — приводит к появлению поз, установок и поведения, характерных для нарциссической личности.

Глава 2. Магическое мышление

Потребность избежать чувства стыда создает для нарциссической личности постоянную проблему, ибо повседневная жизнь постоянно вызывает переживания, требующие смирения, и такие переживания сразу не проходят. Всегда находится человек лучше, красивее, успешнее нас и вообще превосходящий нас во всем, о чем бы мы ни подумали. Однако то, что все мы несовершенны, — слабое утешение для нарциссической личности, так как она считает себя исключением из этого закона природы. Вызов нарциссической личности заключается в том, чтобы оставаться «надутой» внутри, чтобы держать на расстоянии столь неприятную для нее реальность. Способы, которыми она обычно для этого пользуется, включают в себя существенную часть искаженной иллюзии, которую психологи называют «магическим мышлением».

Рассмотрим случай женщины, которую я буду называть Селеста[12]; каждый год в декабре она распахивала двери своего дома, потому как была убеждена, что этот праздник будет лучшим событием сезона. Каждый год планирование мероприятия занимало у нее несколько месяцев. Еще задолго до начала праздника ее занимали размышления о том, какую еду и напитки она приготовит, как она украсит свой большой дом, который должен производить достойное впечатление, кто будет в списке приглашенных гостей и как она будет одета. Важно, чтобы нашлось платье, подходящее для дивы, ибо прием всегда начинался у Селесты с традиционного представления «Рождественская ночь», которое сопровождалось пением гимнов под фортепьянный аккомпанемент ее сына.

Селеста воображала себя женщиной, полной энтузиазма, которая, если бы не проклятый молодой присяжный поверенный, ставший ее мужем, провела бы свою жизнь, выходя на поклон под аплодисменты и крики «браво» в ведущих оперных театрах мира. Хотя он добился того, чтобы она отказалась от своего призвания, она любила говорить, что у нее все еще сохранился «дар» и она должна поделиться им с любителями культуры, своими «друзьями и поклонниками», которые ежегодно собирались на это «корпоративное» мероприятие. По правде говоря, ее гости напивались в ее баре до полного отупения, чтобы выдержать до конца мучительное испытание. Но Селеста не осознавала их неловкого положения, и, может быть, поэтому ее «друзья и поклонники» относились к ней просто-напросто как к эксцентричной знакомой. В тот вечер, да и в другое время многие часы были заняты подготовкой и фантазиями, никак не связанными с реальностью.

Зависимость Селесты от ее фантазий появилась вследствие ее побуждения убежать от своей внутренней пустоты. Она воспринимала свой мир через призму романтизма, в котором и она сама, и ее возлюбленные исполняли идеализированные роли. В ее представлении ее талант был исключительным, ее муж и сын были сказочными героями, ее «друзья» — членами королевской семьи, а ее жизнь — нескончаемой волшебной сказкой. Сказки, которые она себе рассказывала, давали ей возможность чувствовать свою особость и как бы владеть ситуацией, а все, что могло поколебать ее иллюзии, она просто игнорировала или не брала в голову. Ее семья и знакомые научились тактично относиться к ее уходу от реальности, ибо любое серьезное посягательство на созданный ею мыльный пузырь грозило обнаружить ее самообман и высвободить скрытую в глубине ярость.

Однако далеко не все зависимые от идеализации желают находиться в самом центре своей фантазии. По существу, некоторые из них совершенно не хотят быть в центре внимания и предпочитают «греться в лучах» другого источника света. Эти так называемые скрытые (closet) нарциссические личности[13] подкрепляют свою грандиозность и всемогущество через связь с теми, для кого они могут служить источником накачки. Они мастерски владеют искусством лести и становятся самыми преданными возлюбленными и друзьями — пока не наступит время, когда — неважно, по какой причине, — они больше не могут поддерживать иллюзию, что избранные ими люди чем-то особенны. Затем, иногда без малейшего предупреждения, их обожание куда-то исчезает и они находят себе другой объект поклонения. Вы узнаете, что были вовлечены в отношения с людьми такого типа, когда почувствуете себя Золушкой, которая после полуночи осталась в старых лохмотья верхом на тыкве и с мышами. В ретроспективе вы сможете осознать, что способ, благодаря которому тот человек заставил вас почувствовать, что у вас все хорошо, также был несколько нереальный. Но когда ваши шутки были неимоверно искрометны, а мысли невероятно умны, когда чье-то лицо светилось всякий раз, когда вы входили в комнату, это было так мило, что невозможно было воспротивиться.

Мир фантазии нарциссической личности имеет соблазнительный шарм, обещающий сделать и вас особенным. Их поверхностный флер зачаровывает вас, притом нарциссические личности часто бывают сложными, яркими и привлекательными, тогда затягивают вас в свою нарциссическую паутину. Ощущение, что вас выделяют, чтобы привлечь повышенное внимание, в любом случае может одурманивать, но когда вашим поклонником является нарциссическая личность, это теплое чувство часто внезапно и неожиданно исчезает. Когда человек перестает вас использовать в качестве «энергетического насоса» для накачки своего слабого Эго, вы при этом можете почувствовать, что закончился воздух и для вашего собственного Эго. Это вызывает ощущение опустошенности, в особенности если оно периодически повторяется в важных для вас отношениях, например с членом семьи или руководителем. Не так уж редко в присутствии таких людей вы чувствуете, что вами управляют, манипулируют, вызывая гнев и беспомощность, — или у вас внезапно перехватывает дух, как при взлете-падении на «американских горках». Нарциссические личности распространяют вокруг себя мощное энергетическое поле, которое сложно выявить и которому почти невозможно сопротивляться, как только вы в него попали. Они играют на всех нарциссических травмах, которые могли у вас остаться с раннего детства после переживаний, вызванных общением с подобными людьми.

В дополнение к магическому мышлению есть другие, еще более пагубные пути искажения реальности нарциссической личностью, Самый вредный из них — процесс, при котором они переносят на другого человека все, что вызывает у них чувство стыда. Феномен, который психологи называют «проекцией», я переименовала в «перекладывание стыда» (shame-dumping) — это общее явление в нарциссических семьях. Например, мать, которая пытается побороть свое сексуальное влечение, может назвать свою дочь-подростка шлюхой и даже добиться того, что та согласится с навешенным на нее ярлыком и перестанет быть разборчивой в сексуальных связях. Выходит, дочь — как чистый экран, на который мать спроецировала свою нестерпимую похоть. Хотя этот путь эффективен с точки зрения избавления нарциссического родителя от чувства стыда, он оказывается пагубным для ребенка. Дети, выросшие в такой душной атмосфере, часто страдают из-за низкой самооценки, когда проекции родительского стыда становятся частью их идентичности.

Магическое мышление, эксплуатирующая идеализация и обесценивание других людей посредством перекладывания стыда и унижения — все это попытки нарциссических личностей избежать чувства неполноценности и никчемности. В лучшем случае таким образом создаются барьеры для проявления близости и принятия. В отношениях с нарциссической личностью вы никогда не знаете, что значит быть любимым и ценным для него — таким, какой вы есть. В худшем случае нескончаемые искажения и переносы будут вызывать у вас ощущение замешательства и понижать вашу самооценку.

Глава 3. Высокомерие

Персону, которую многие нарциссические личности обращают к внешнему миру, окружающие люди часто воспринимают как страдающую «комплексом превосходства». Однако за маской высокомерия скрывается готовый сдуться воздушный шарик внутренней самооценки, которая никогда не удовлетворяется тем, что такого человека считают хорошим или даже очень хорошим. Если его не считают «лучше, чем.», значит он никудышный. Ценность человека всегда относительна, здесь не Бывает абсолюта, — С этих позиций, если ценность кого-то другого растет, ценность нарциссической личности соответственно падает. И наоборот, если нарциссическая личность чувствует себя «сдувшейся», энергетически истощенной (deflated), то она может вновь достичь привычного для нее ощущения превосходства, унижая, обесценивая или оскорбляя другого человека. Именно поэтому нарциссические личности часто демонстрируют доминирующее, перфекционистское поведение, проявляя нескрываемую жажду власти. Они просто пытаются добиться безопасного для них положения, позволяющего им как можно лучше отстраниться от ощущения позорного пятна собственной неполноценности и стыда. Если их надутый внутренний шарик прорвется под воздействием жизненных неурядиц, то они могут восстановиться, продемонстрировав подчиненность им какого-то человека. Иногда такая демонстрация может оказаться весьма изощренной.

Франсин пришла ко мне на прием с жалобами на панические атаки, которые не прекращались у нее около месяца. На сознательном уровне ее тревога была сосредоточена на депрессии ее мужа и страхе потерять работу. Хотя она рассказывала об интенсивной сексуальной жизни, которой уже десять лет скрепляла их неудачный брак, было ясно, что текущий эмоциональный кризис мужа побудил Франсин обесценить его. По ее словам, именно это заставило ее всерьез подумать о разводе. Как она считала, отстраниться от него и его несостоятельности — вот единственный способ сохранить собственное внутреннее равновесие.

Франсин очень нужно было мне рассказать о том, что она хорошо образована, имеет артистические способности, а также что она стала выше всевозможных неурядиц, сформировавших ее жизнь. В прошлом неудачный брак, наркотическая зависимость, банкротство, и в особенности — собственная депрессия из-за отношений на работе, когда она почувствовала, что ее не уважают, и вышла из-под контроля. Она рассказывала эти истории с каким-то равнодушием, и у меня создавалось впечатление, что на самом деле она не несет ответственность ни за одну свою проблему, проявляя эмоциональное отчуждение, характерное для нарциссической личности, которая стремится избежать чувства стыда. В ее рассказе не чувствовалось ни смущения, ни боли, — лишь удивленное недоумение оттого, что слишком много всяких неурядиц выпало на долю такого человека, как она. С ее точки зрения она была благородной жертвой, одержавшей великую победу над своими несчастьями.

Хотя ее медицинская страховка ограничивала длительность нашей работы кратковременным лечением, называвшимся «психотерапией, сконцентрированной на принятии решения» («solution-focused therapy»), Франсин сопротивлялась моим усилиям сформировать некую структуру, чтобы помочь достижению ряда ее поведенческих целей: этого можно было бы достичь за шесть-двенадцать сессий. Когда я попыталась интерпретировать ее затруднения, она сразу дала мне понять, что я во всем ошибаюсь. Вскоре я поняла, что моя работа заключалась лишь в том, чтобы отзеркаливать ей обратно изумление ее уникальной силой духа, употребляя для этого как можно меньше слов. Позволить мне еще больше ей помочь означало бы, что в наших отношениях я занимаю положение выше нее, что для нее было совершенно неприемлемо. Иногда я чувствовала себя практически ненужной, как если бы привносила очень мало нужного и ценного в ее выздоровление. Но Франсин требовалось, чтобы я себя чувствовала именно так, и некоторое унижение меня было частью ее лечения.

Поскольку я оказалась в роли скучающего зрителя, ничего не требующего и ни во что не вмешивающегося, а просто удовлетворяющего ее потребность чувствовать надо мной свое превосходство, Франсин переключила свое внимание с недостатков своего мужа на восстановление ее уязвленного представления о себе. Она была сосредоточена на проблеме чувствительности к пище и медикаментам, — ее организм напоминал Принцессу на горошине, которая не могла уснуть и на груде перин, сложенных одна на другую, из-за ужасной помехи — маленькой горошины. Франсин начала заниматься самовоспитанием и стала более уверенной в себе; по существу — уверенной настолько, чтобы успешно участвовать в конкурсе и его выиграть, получив прекрасную работу, благодаря которой ее карьера могла развиваться в новом направлении. Моя готовность терпеть некоторое унижение с ее стороны могла уберечь ее мужа от использования его в той же роли и дала ему временную передышку для собственного восстановления. Во всяком случае, их брак пережил кризис и у Франсин также прекратились панические атаки. Однако именно благодаря тому, что Франсин выбрали из моря претендентов на работу, о которой она мечтала, она снова оказалась наверху.

Для нарциссической личности любая конкуренция — это способ в очередной раз утвердить свое превосходство, хотя многие из них вступают в конкурентные отношения лишь тогда, когда предвидят благоприятный для себя финал. Испытывая жгучий стыд при поражении, такие люди стремятся выбрать поле действия, где они могли бы блистать, не слишком рискуя и не прилагая больших усилий, а добившись успеха, они могут стать навязчивыми в своем стремлении к совершенству. Все это время они жаждут поклонения и обожания со стороны окружающих. Эта жажда восхищения у нарциссических личностей возникает, как правило, оттого, что они чувствуют себя несколько неуверенно и нуждаются в некоторой эмоциональной подпитке.

Люди, которые оказываются менее успешными в развитии своих навыков и способностей, могут рассчитывать лишь на мелкие игры в умении перещеголять других (oneupmanship), чтобы сохранить чувство собственного превосходства. Их можно найти среди тех, кто хвастается знакомством со знаменитостями, кто гонится за престижем и высоким социальным статусом и кто знает о жизни все, — то есть среди тех, кто не способен воспользоваться своими успехами и достижениями, чтобы доказать, что они лучше вас. «Страдающие неудачники» — это чаще всего нарциссические личности, которые не могут перенести, если их не считают «самыми лучшими». Для них совершенно недопустимо, если их считают обычными или средними, — ведь когда они не могут быть лучше всех, они ничто.

Нарциссические личности редко могут самостоятельно поддерживать в себе чувство собственного превосходства, поэтому их тянет туда, где бы они попали в центр внимания, им необходима похвала, аплодисменты, признание окружающих, которые бы поддерживали их ощущение превосходства. Их чувствительность к мнению других может быть весьма велика, и их ожидания в отношении безусловного одобрения и восхищения, даже если их реальное поведение вовсе не заслуживает такой реакции, зачастую также нереалистичны.

Иметь благодарных зрителей или слушателей — это хорошо, уметь управлять ими — еще лучше. Для нарциссической личности власть — не только способ укрепить свое превосходство, но и средство управлять другими, чтобы обеспечить себе «нарциссическую подпитку» — то есть обладать всем, что подпитывает их слабое Эго. Чем больше власти сосредоточено в их руках, тем легче они могут унижать других, чтобы поддерживать свое ощущение превосходства. Такое злоупотребление властью ради собственного нарциссизма стало очень известной и широко распространённой чертой рабочей атмосферы на многих предприятиях, вызывая различные нравственные и производственные проблемы и серьезные нарушения в семейных отношениях. В истоке вреда, нанесенного другим, лежит потребность в том, чтобы избавиться от чрезмерного чувства стыда, связанного с реальной или воображаемой неполноценностью.

Таким образом, установка высокомерия и превосходства служит защитным барьером, сдерживающим «эмоциональную вонь» неполноценности нарциссической личности, который изолирует ее от нестерпимого чувства стыда, связанного с ее ущербностью. Такой человек внутри себя находится под критическим, стыдящим взглядом родителя, от которого нужно спрятаться любой ценой. Поэтому, когда вы сталкиваетесь с высокомерием нарциссической личности, вы видите не истинную гордость, а глубокий и иррациональный страх своей никчемности. Единственный способ как-то совладать с этим страхом — почувствовать себя важным и значимым и, как оказывается, более важным и значимым, чем все окружающие.

Глава 4. Зависть

Потребность нарциссической личности в гарантированном ощущении превосходства наталкивается на препятствие, когда появляется какой-то другой человек, который, как оказывается, обладает качествами, отсутствующими у нарциссической личности. Как только глубоко, внутри бессознательного ощущается угроза превосходству его «Я» со стороны другого — сразу раздается хлопок его лопнувшего внутреннего пузыря. «Кризис! Кризис! — звучит сигнал тревоги. — Быстрее включай нейтрализатор!» Какое же оружие выбирает нарциссическая личность, чтобы заставить умолкнуть внутренний рокот стыда?

Ответ — презрение: «Этот субъект совсем не такой важный, как он думает». Даже если «этот субъект» совершенно непритязателен и абсолютно не осознает оскорблений в свой адрес — подобное нарциссическое искажение сродни избавлению от стыда и может не иметь никакой связи с реальностью. Затем появляется подробный перечень изъянов и недостатков другого человека, которому грозит опасность оказаться изрядно испачканным. Намерение, как правило совершенно бессознательное, заключается в том, чтобы настолько замарать другого человека, чтобы в сравнении с ним нарциссическая личность вновь заняла положение превосходства. При этом она будет осознавать свое презрение (разумеется, всегда оправданное), но зависть станет категорически отрицать. Допустить у себя чувство зависти означало бы признать свою неполноценность, что себе никогда не позволит ни одна нарциссическая личность.

Обычно презрение выражается вербально, но может проявляться в поведении. Однажды я работала с супружеской парой, у которой высокая чувствительность к ощущению стыда создавала серьезные проблемы во взаимоотношениях. Оба были присяжными поверенными и привыкли командовать. На их первую сессию муж опоздал, и когда он вошел, я почувствовала, что от него слегка пахнет алкоголем. «Я пописал у вас в кустах», — объявил он, как только мы познакомились. На какой-то момент я растерялась, не зная, что ответить. Затем я осознала, насколько мучительно для него исследовать проблемы в его супружеских отношениях с незнакомым человеком, ранимость которого, согласно правилам психотерапии, оставалась для него скрытой. Еще до нашей встречи он, должно быть, подумал: «Кто она такая, чтобы сидеть и ковыряться во мне, чтобы меня оценивать?» Поэтому он нагадил мне на газон — и постарался довести это до моего сведения.

У яркого молодого человека — студента-дипломника по имени Джоэл психодинамика его родной семьи оставила нарциссические травмы, и какое-то время он изучал свои проблемы, связанные с завистью. «На одном курсе со мной учится один парень, он просто мне мешает, не знаю почему, — рассказывал он мне. — На самом деле он очень хороший, но он женат, и почему-то именно это меня смущает. Я все время думаю, что, прогуливая занятия, он шляется по барам и снимает женщин. Я имею в виду, что мы с ним одного возраста, но я не получаю наслаждения от жизни, а он женат. Почему я так озабочен, женат он или нет? Почему из-за этого я не смотрю на него сверху вниз?»

Джоэл вырос в семье, в которой отцу так и не удалось удовлетворить свои амбиции, и потому он был весьма критически настроен в отношении своего сына. Мать Джоэла, видимо, считала своего мужа неудачником и хотела, чтобы ее сын был успешнее отца. Родители оказывали на Джоэла огромное давление, ожидая от него успехов, постоянного корректного поведения, и когда он терпел неудачу в делах, которые, по существу, были связаны с его собственными ожиданиями, то слышал вещание внутреннего голоса. Этот голос делал ему выговор и казался ему его собственным голосом. Однако, услышав его, Джоэл все время испытывал гнев. Но как только он прекращал упорно трудиться (minute his nose left the grindstone[14]), он ощущал внутренний конфликт и желание защищаться. Многое из того, что он считал «весельем», было всего лишь навязчивым стремлением подавить недовольного внутреннего родителя. Клубные дискотеки, небольшие попойки по выходным и встречи с женщинами, которые ничего для него не значили, а лишь пополняли список его побед, — все это составляло часть борьбы за то, чтобы быть «правильным» парнем и не уступать этому недовольному и требовательному голосу внутреннего родителя.

Но когда Джоэл встретил приятеля, который был счастлив в браке и остепенился, его планка поднялась до уровня того, что можно ожидать от двадцатилетнего мужчины, а этим требованиям Джоэл не отвечал. Внутренний родитель стал придираться: «Почему ты не можешь повзрослеть и стать ответственным, зрелым человеком?»; Но Джоэл его не слушал. Он был слишком занят созданием предупредительных защит от травм. «У меня все в порядке, — кричал его внутренний защитник. — Я лишь делаю то, что полагается делать сильному и энергичному двадцатичетырехлетнему мужчине. Странен как раз тот женатый парень. Представь себе: двадцать четыре года — и он уже женат!»

Сначала Джоэл сопротивлялся мысли о том, что завидует, но когда мы свели концы с концами, все приобрело определенный смысл. Он явно не завидовал парню, потому что тот был женат, но он очень хотел производить такое же впечатление зрелости, как его сокурсник; по сравнению с этим впечатлением зрелости его собственные попойки по выходным казались подростковыми. Зависть интуитивно знает, что наилучшая защита — это хорошее нападение, поэтому он стал смотреть на своего коллегу сверху вниз.

Иногда надменное лицо зависти скрывается за маской чрезмерного восхваления и восхищения, за которыми часто следуют самоуничижительные замечания. «Это самая лучшая ватрушка, которую я когда-либо ел! Меня так восхищают люди, которые могут печь. Вы знаете, на кухне я становлюсь такой неуклюжей. Как вам удается совмещать это с вашим собственным делом? Как же вы талантливы!» Благодаря вашей ватрушке проявилось кулинарное дилетантство нарциссической личности, для которого не нашлось заранее сформированной защиты. Поэтому, сделав великодушный жест, она уступила вам кухню и перенесла свое превосходство в область морали. «Возможно, я не умею печь, но никто не умеет так ценить и быть такой великодушной, как я. Маленькая ватрушка прекрасна, но я все равно лучше вас». Посмотрите, насколько быстро смещается тема беседы, как только нарциссическая личность воссоединяется со своим ощущением превосходства. Тогда уже не будет никаких разговоров о ваших кулинарных способностях, как и о любых других ваших талантах.

Другая версия замаскированной зависти — подобострастие, с которым нарциссические личности относятся к людям, наделенным властью. Власть другого человека представляет собой угрозу для нарциссической личности и пробуждает у нее не только зависть и презрение, но и страх расплаты. Поведение, позволяющее втираться в доверие, помогает ей подавить опасные мысли и импульсы и вместе с тем способствует установлению контроля над другим человеком. Доставляя удовольствие человеку, обладающему властью, нарциссическая личность даже может отчасти воспользоваться его властью или «купаться в лучах славы», оказавшись связанной с человеком, превосходство которого она признает.

Зависть — это общечеловеческий недостаток, породивший библейский список смертных грехов. Это одна из причин того, почему мы так радуемся, когда богатые, известные, успешные и красивые люди несвоевременно приходят к позорному финалу. «Чем выше они поднимаются, тем больнее падать» — это высказывание даже более серьезно свидетельствует о гордыне, чем кажется. Внутри нас живет какое-то мрачное существо, порождающее злорадство, когда великие или очень популярные люди низвергаются со своих пьедесталов. Нам нравятся их изъяны и их неудачи, ибо это значит, что разница между нами не так уж велика.

Нарциссическая зависть, подпитываемая отчаянной надеждой на превосходство, представляет собой нечто гораздо более суровое. Как и многое другое у нарциссической личности, она является бессознательной или вообще отрицается, что делает ее еще более опасной. Не осознавая своей зависти или потребности в превосходстве, нарциссические личности могут чувствовать лишь самодовольное презрение. А это, дорогой читатель, — всего лишь иное слово, обозначающее ненависть.

Глава 5. Претензия на обладание правом

Не так давно ко мне на прием пришла молодая женщина, потерявшая рассудок, — буквально за несколько недель до свадьбы. Ее мать с ней не разговаривает, призналась она мне, и у нее по щекам потекли слезы; все это началось из-за того, что они разошлись во мнениях относительно цвета платья невесты. Как оказалось, — и это было совсем нетипично — в данном случае дочь отказалась уступить желанию матери и настаивала на том, что ей нравится тот цвет платья, который выбрала она сама. Мать пришла в ярость. Она не только перестала разговаривать с дочерью, но и отказалась присутствовать на смотринах, и говорила всем, кто был готов это слушать, что ее дочь совершенно неблагодарная. Моя пациентка очень страдала и по возможности пыталась что-то исправить. Она посылала Матери небольшие подарки и искренне благодарила ее за то, что та устроила ей такую прекрасную свадьбу. Однако Мать оставалась непреклонной. Она возвращала ей подарки, даже не распаковывая их, и хранила злобу до торжественного дня, ее присутствие на свадьбе было лишь формальным, и она очень рано ушла домой. Она даже отказалась от комплекта свадебных фотографий. Невеста продолжала искать примирения, но прошло несколько месяцев, прежде чем Мать сама позвонила ей по телефону. Даже после того, как они снова начали общаться, Мать никогда не признавалась в том, что хотя бы отчасти была причиной этого отчуждения. Всю вину она возлагала на дочь.

Трудно себе представить мать, которая была бы настолько неуступчивой, чтобы испортить любимой дочери настроение в день ее бракосочетания из-за чего-то несущественного, как, например, цвет платья. Но сущность нарциссической претензии на обладание правом (entitlement) заключается в том, чтобы смотреть на ситуацию только с одной, очень субъективной точки зрения, которая означает: «Важны только мои чувства и потребности, я должна получить то, что хочу». Взаимность и обоюдность — для нарциссической личности понятия совершенно чужеродные, ибо другие люди существуют лишь для того, чтобы соглашаться, подчиняться, льстить и давать поддержку, — короче говоря, чтобы предвидеть и удовлетворять любую их потребность. Если вы не можете стать мне полезными в удовлетворении любой моей потребности, то не представляете для меня никакой ценности, и, скорее всего, я к вам буду относиться соответствующим образом; если же вы не обращаете внимания на мое желание, то вам придется почувствовать на себе мою ярость. У самого черта нет столько бешеной ярости, сколько есть у отвергнутой нарциссической личности.

Нарциссические личности безрассудно ожидают, что с ними будут хорошо обращаться и им будут автоматически уступать, так как считают себя совершенно уникальными людьми. Находясь в обществе, вы будете говорить о них или о том, что их интересует, потому что они самые значимые, осведомленные или самые привлекательные по сравнению с другими. Любой другой субъект им скуден и не привлекает интереса, и, с их точки зрения, они имеют полное право на то чтобы им уделяли такое внимание. В личных отношениях их претензия на обладание правом заключается в том, что вы должны удовлетворять их потребности, однако они сами не берут на себя никаких обязательств в том, чтобы вас слушать и понимать. Если вы настаиваете, чтобы они это делали, то станете «сложным человеком» или же вашу настойчивость расценят как посягательство на их права. «Как вы смеете сравнивать себя со мной?» — как бы (или на самом деле) спрашивают они. И если они обладают над вами реальной властью, то чувствуют свою полную безнаказанность, чтобы использовать вас по своему усмотрению, и ни у кого нет никаких сомнений в том, что им это позволено. Пренебречь их желанием — это нарциссическая травма, которая может вызвать ярость и самоуверенную агрессию.

Убежденность в обладании правом — это наследие, оставшееся от эгоцентризма раннего детства (характерного для возраста одного-двух лет), когда дети испытывают естественное ощущение собственного величия, которое является существенной частью их развития. Это переходная стадия, и вскоре им приходится интегрировать свое самомнение и ощущение своей непобедимости, осознавая их истинное место в общей организации личности, включающей в себя уважение к другим. Однако в одних случаях раздутый пузырь собственной исключительности никогда не лопается, а в других — он лопается слишком резко и неожиданно, например, когда кто-то из родителей или воспитателей слишком пристыдит ребенка, или же им не удастся его успокоить, когда у него проснется чувство стыда. Либо переполненные чувством стада, либо искусственно от него защищенные, дети, чьи инфантильные фантазии постепенно не трансформируются в более сбалансированное представление о себе, — такие дети в отношении к другим никогда не преодолеют своей убежденности, что именно они являются центром вселенной. Такие дети могут стать сосредоточенными на себе «чудовищными правообладателями» («entitlement monsters»), социально некомпетентными и неспособными принести малейшие жертвы Самости, способствующие формированию взаимности в личных отношениях. Ребенок, не подвергнувшийся дефляции, превращается в высокомерного взрослого, ожидающего, что другие люди будут постоянно отзеркаливать его изумительную исключительность. Наделенные властью, они могут стать эгоистичными деспотами, которые пойдут по жизни, никого и ничто не принимая во внимание.

Как и стыд, ярость, которую вызывает фрустрация претензии на обладание правом, является примитивной эмоцией, с которой мы впервые научились справляться с помощью заботливых родителей. Нормальная нарциссическая ярость ребенка[15], возрастающая в процессе борьбы за власть в возрасте от восемнадцати до тридцати месяцев, — те самые «ужасные двойки[16]» — требует «оптимальной фрустрации», которая никогда не должна быть ни слишком унизительной, ни слишком угрожающей для формирующегося ощущения Самости ребенка. Если в этот период интенсивного возбуждения детям приходится сталкиваться с раздраженным, пренебрежительным или поддразнивающим родителем, образ родительского лица сохраняется в их развивающейся психике, и в будущем оттуда исходит стресс, который захлестывает их волной агрессивного бешенства. Более того, отсутствие родительского внимания на этой критической стадии развития может влиять на развитие функций мозга, сдерживающих агрессивное поведение, и тогда у ребенка на всю жизнь остаются проблемы, связанные с контролем над импульсами агрессии.

И наоборот, в оптимальных условиях развития в детской памяти зашифровывается «совершенно доступный» родитель, который принимает и сдерживает непослушное поведение, помогает детям справляться со своей яростью и стыдом, а также задерживать реакцию. «Достаточно хороший» родитель может выдержать сильные негативные чувства ребенка и обладает достаточным самоконтролем, чтобы не отыгрывать на ребенке свою мстительность. По существу ребенок интериоризирует сочувственное поведение родителя, и оно становится частью его собственного ощущения полноценности.

Но у нарциссической личности нет ощущения полноценности, когда он (или она) говорит: «Я достоин». Нарциссическая претензия на обладание правом не имеет ничего общего с подлинной самооценкой, в основе которой лежат реальные достоинства и истинная приверженность своим идеалам. Люди, которые претендуют на то, чтобы другие их уважали, но при этом не уважают других, или ожидают наград и поощрений, не прилагая никаких усилий, или желают жить, не испытывая ощущения дискомфорта, лишаются той энергии, которую они могли бы иметь, чтобы определять свою судьбу. По существу, они принимают пассивную роль и рассчитывают на то, что их сделают счастливыми потусторонние силы. Когда то, что они ожидают, не происходит в реальности, они ощущают бессилие. Заявляя о своем праве, они тем самым требуют для себя жизни в мире фантазий годовалого младенца. А потому не стоит удивляться их приступам ярости.

Претензия на обладание правом и сопутствующая ей ярость — это серьезный намек на задержку в здоровом развитии, которая именуется нарциссизмом.

Глава 6. Эксплуатация

Способность проявлять эмпатию, то есть умение точно улавливать, что чувствует другой человек, и в ответ проявлять к нему сочувствие, требует на какое-то время отступить на шаг в сторону от своего «Я», чтобы настроиться на кого-то другого. Мы «отсекаем шум» своей озабоченности[17] и открываемся тому, как проявляет себя другой человек. Мы можем разделять или не разделять выражаемые им чувства, но принимаем их, не искажая и не оценивая. Даже идентифицируясь с чувствами другого человека, мы сохраняем дистанцию.

Хотя во время проявления эмпатии мы не становимся фактически единым целым с другим человеком, тем не менее, мы перебрасываем мостик через ров, существующий между двумя отдельными личностями. Это не получится, пока прежде всего мы сами не сможем почувствовать себя отдельной личностью. Ощущение собственной Самости как обособленной и автономной — это промежуточная стадия в развитии личности; как правило, постепенно формируется в возрасте от года до трех-четырех лет. Чтобы точно «считывать» других, нам сначала следует научиться реалистично смотреть на самих себя и определять те чувства, которые принадлежат именно нам.

Эмпатическое отношение родителей к интенсивным чувствам маленького ребенка помогает формировать основу для создания развивающейся способности проявления сочувствия. Согласно проведенным наблюдениям, дети в возрасте от десяти до четырнадцати месяцев[18] испытывали возбуждение и раздражение, когда видели, что их мать чем-то расстроена, и это состояние ребенка можно назвать самым ранним проявлением реакции, которая впоследствии станет эмпатией. К полутора годам эмоционально здоровый ребенок сможет внутренне регулировать свое собственное огорчение и даже уметь успокаивать других. Однако эмпатия не станет развиваться, пока у ребенка не сформируется индивидуальное ощущение Самости и способность выдерживать ряд эмоций, включая стыд. «Обходной стыд» — то есть стыд, который нарциссические личности подавляют так сильно, что он скрывается на большой глубине от сознания (conscious awareness), — тормозит развитие эмпатии. В отсутствие эмпатии людям трудно держать под контролем агрессивные импульсы.

Побуждаемая стыдом и склонная к проявлению ярости и агрессии, нарциссическая личность никогда не развивает в себе способности идентифицироваться с чувствами других людей или хотя бы их признавать. Это личность, которая с точки зрения эмоционального развития «застряла» в своем эмоциональном развитии на уровне младенца в возрасте одного-двух лет. Она смотрит на другого человека не как на индивидуальную сущность, а скорее как на продолжение своей собственной Самости, которое будет исполнять ее нарциссические желания и требования. Это качество, наряду с недоразвитым сознанием, служит причиной того, что в межличностных отношениях нарциссические личности эксплуатируют и используют других людей.

Молодой женщине — давайте назовем ее Мелани, которую я лечила от депрессии, — потребовалось несколько месяцев, чтобы набраться мужества и открыть мне шокирующую семейную тайну. Ее мать, уже вышедшая на пенсию, человек интеллектуального труда, пользовалась кредитными карточками, оформленными на имя Мелани, и в течение длительного времени брала огромные кредиты, которые даже не пыталась погасить. Мелани, у которой был скромный заработок гражданской служащей, редко могла себе позволить тратить такие суммы и изо всех сил старалась уменьшить долг, тогда как мать продолжала растрачивать деньги. Я ее спросила, почему она это терпит. «Ах, если бы вы могли видеть мою мать, когда она сердится!» — ответила она без колебаний. Я поняла, что, наверное, это хуже, чем иметь большую задолженность по кредитам.

Распоряжаться кредитными карточками — это был только один из способов, с помощью которых мать безжалостно использовала свою дочь. Кроме того, 0на ожидала, что дочь будет оплачивать квартиру, которую будет снимать семья, и тогда останется до ход от недвижимости, принадлежавшей семье, который поможет заплатить за обучение в колледже ее младшей сестры. Меня буквально ошеломило полное отсутствие интереса или даже осознания желаний, потребностей и обстоятельств самой Мелани. Используя старшую дочь, не обращая внимания на ее чувства, мать Мелани приучила ее как можно меньше задумываться о своей ценности. Неудивительно, что Мелани ощущала свою полноценность лишь тогда, когда заботилась о других, и у нее были очень большие сложности с самоутверждением. Ей нужна была привязанность к кому-то более солидному, чтобы по-настоящему ощущать себя.

Эксплуатация может принимать самые разные формы, однако она всегда включает в себя использование других людей без учета их чувств и интересов. Зачастую другой человек попадает чуть ли не в рабское положение, когда ему становится трудно или даже невозможно сопротивляться. Иногда такое раболепие оказывается не столько реальным, сколько надуманным. Например, давление может быть столь же Мягким, как односторонняя дружба, в которой один дает, а другой берет, или столь же распространенным, как эгоистичный возлюбленный или требовательный руководитель, или столь же кошмарным, как сексуальное преследование или притеснение на работе. Оно может быть обманчивым, но очень часто представляет собой искажение реальности.

Джесси был одним из руководителей отдела продаж большой промышленной химической Компании. Ему было чуть за сорок, он был разведен и имел детей. Джесси пришел ко мне на прием, потому что его подруга, которая в течение трех лет время от времени от него уходила и снова возвращалась (on-again-off-again girlfriend), ему сказала, что если он не воспользуется помощью профессионального психотерапевта, то она снова от него уйдет, на этот раз навсегда. Джесси не хотел ее потерять. Когда она на него не сердилась, у них были прекрасные сексуальные отношения, и она умела готовить его любимую еду именно так, как ему нравилось. «Кроме того, — сказал он мне, слегка Подмигивая, — в вечернем платье она выглядит так, что другие мужики просто зеленеют от зависти, когда она сопровождает его на корпоративных вечеринках».

Джесси хотел знать, что я как женщина думаю о том, как ему следует себя вести, чтобы удержать свою подругу от разрыва с ним. Я его спросила, что, по его мнению, она от него хотела. «Ох, — сказал он, она хочет заключить со мной некое соглашение. Ее устроит, если я стану жить с ней, тем самым доказав, что смогу жить в семье. Ведь ей хочется почувствовать себя ребенком, и я понимаю, что ее время уходит. Что же касается меня, то у меня уже двое детей. Того, что хочет она, мне не нужно, — вы же понимаете»;. — «А что же вам нужно?» — спросила я. «Мне хочется только одного: чтобы все оставалось как есть, за исключением того, чтобы она перестала то и дело сходить с ума. По существу, способ, который она выбрала, чтобы меня получить, — это взять меня измором».

Во многих отношениях Джесси был очаровательным и милым парнем. Целеустремленный и энергичный, он знал, как можно хорошо и со вкусом провести время. В нем не было подлости (there was not a mean bone in his body), но вместе с тем наблюдалось полное отсутствие хоть капли сочувствия к другому человеку. Если копнуть его на глубину в четверть дюйма, там найдется лишь то, что связано с его «Я». Когда другие люди испытывали гнев из-за недостатка у него чувствительности, он редко реагировал в ответ гневом. Он искренние недоумевал, что мог страшно кого-то огорчить, если все, что он пытался сделать, заключалось в том, чтобы преуспевать или быть счастливым. У него проявлялось много нарциссических черт, и далеко не самой последней из них было стремление использовать другого человека в межличностных отношениях, но осознание своего характерного изъяна или размышление по этому поводу полностью отсутствовало.

Джесси решил дистанцироваться от своей подруги, но не мог окончательно с ней порвать, пока она все еще хотела спать с ним. Когда он стал видеть ее реже, то получил некую передышку от ее гнева и раздражения, но вместе с тем стал испытывать больше тревоги и чувствовать себя более одиноким. Он подцепил пару своих прежних подруг и даже вступил в сексуальные отношения со своей бывшей женой, у которой явно сохранились к нему чувства. Неожиданно для него его дети стали для него много значить, и он мне похвастался, что очень сблизился со своей шестнадцатилетней дочерью. «Она — словно мой лучший друг, гордо сказал он. — Мы можем с ней обо всем поговорить». Он думал, что, наверное, дочь бы одобрила, если бы он снова сблизился с ее матерью. «У нее такое ощущение, словно мы все снова стали одной семьей». Но, разумеется, это «ощущение семьи» присутствовало лишь до тех пор, пока оно отвечало потребностям Джесси.

Глава 7. Слабые границы

По своей природе мы — социальные существа, которые преуспевают и благоденствуют при условии очень значимой для нас принадлежности к семье, кругу друзей и сообществу. Нам всем нужно чему-то «принадлежать» — тому, что находится вне нас. Но вместе с тем мы — уникальные личности, у которых есть свои мысли, свои чувства и тело, которое принадлежит только нам самим. Хотя не подразумевалось, что мы должны жить, как островитяне — полностью замкнуто, в изоляции от других людей, — с самого рождения мы запрограммированы на развитие индивидуальности, обладающей автономной Самостью. Прочность границы между нашей Самостью и другими людьми будет влиять не только на то, как мы воспринимаем себя, но и на то, как мы воспринимаем других людей, и в существенной степени — на то, как они относятся к нам. Хорошие границы и признание обособленности способствуют здоровым межличностным отношениям.

Нарциссическая личность страдает от глубокого характерного изъяна в развитии ощущения Самости. Этот изъян лишает таких людей способности признавать наличие собственных границ, а также воспринимать других людей отдельными личностями, а не продолжением их собственной. Другие люди либо существуют для удовлетворения потребностей нарциссической личности, либо могут не существовать вообще. К тем, кто дает возможность получить какое-то удовлетворение, относятся так, словно они являются частью нарциссической личности, и автоматически от них ожидается, что они будут жить в соответствии с ожиданиями этой личности. В психике нарциссической личности не существует границы между ее собственной Самостью и другим человеком.

Причина такого поведения нарциссической личности уходит своими корнями в переживания раннего детства. Поскольку любой человек, который когда-то имел дело с маленькими детьми, знает, что когда в своем развитии они проходят через стадию эгоцентризма, то ощущают себя очень важными и непобедимыми. Это начинается приблизительно в тот период, когда они начинают ходить, и обычно продолжается до двух лет. Как правило, взрослые по-разному смотрят на их эгоцентричное поведение, начиная с умиления и заканчивая раздражением, однако такое поведение ребенка имеет весьма важную функцию. На этой стадии у него действительно начинает впервые формироваться ощущение своего «Я» — отдельно от его первых заботливых воспитателей, и подверженное инфляции ощущение собственной значимости позволяет ему исследовать мир, не испытывая подавляющих его страхов и сомнений.

Одна из обязательных функций родителей[19] — облегчить прохождение малышом этой стадии эмоциональной ранимости, помогая ему принять следующее: хотя он является обособленным и относительно беспомощным, он все равно является ценным — только в силу своего существования. Если родители позволяют малышу ощущать себя слишком значимым или обладающим слишком большой властью, то у ребенка сохраняется его инфантильная фантазия, состоящая в том, что его власть исходит от всесильных родителей, контролирующих его поведение. Это обстоятельство препятствует развитию его оценки своих истинных возможностей и уверенности, когда он остается в одиночестве. Вместо этого у него оттачиваются навыки ориентирования в окружающей среде, чтобы найти других людей, которые дадут то, что ему не хватает, или то, что ему нужно. Если он может убедить их в том, что является особым, они будут им восхищаться и он станет пользоваться их властью. Это весьма отчаянный поиск (quest), и те, кого не получается использовать, будут забракованы. Но тех, кто оказывается полезным, он воспринимает как родителей, как продолжение своей Самости и относится к ним так, как если бы они не существовали отдельно от него.

Мне вспоминается история одной пациентки, которая однажды, придя домой, обнаружила, что свекровь сменила всю мебель у нее в комнате. Не посоветовавшись с невесткой, свекровь выбрала красивую новую софу и подходящие кресла, оформила их доставку, а старую мебель выкинула — в качестве «сюрприза». Моя пациентка в самом деле была удивлена — и пришла в смятение. Действительно, она хотела сменить старую мебель, но она собиралась пойти в магазин и выбрать новую мебель сама. То, что она могла что-то захотеть сделать сама, никогда не приходило в голову ее свекрови. Сын с женой купили ее старый дом, поэтому она знала, как лучше обставить комнату, а кроме того, она считала это своим подарком. Молодые супруги при этом работали на нее, поэтому она воспользовалась тем, что их жизнь у нее под контролем. В этой семье вообще было много нарушений границ.

Люди, которые терпят нарушение собственных границ, — как правило, оказываются такими, у которых, как и у нарциссической личности, не сформировалось сильное ощущение отдельной Самости. Обычно это происходит потому, что их приучали терпеть вмешательство в их личную жизнь в процессе взросления в родной семье, а их автономия не получала никакой поддержки. Люди с подобным прошлым становятся очень чувствительными к таким вмешательствам и возводят крепкие границы, чтобы себя защитить. У них существуют проблемы в установлений доверия и формировании близких, интимных отношений. У них развивается тревожная, опасливая установка по отношению к другим, словно они ожидают от них какого-то вмешательства в свою жизнь. Но иногда отсутствие у них опыта жизни с нормальными границами приводит их в замешательство или вселяет неуверенность, когда происходит такое вмешательство. Именно таким был случай с моей пациенткой, в комнате у которой свекровь сменила мебель. Она понимала, что этот подарок ее не осчастливил, но ругала себя за свою неблагодарность. «Кто не захотел бы иметь красивую новую мебель?» — размышляла она. И только после подробного обсуждения произошедшего ей удалось понять, почему она себя чувствовала так неловко.

Зачастую нарциссическая личность точно так же не осознает, что нарушает границы личности других людей, когда читает почту и личные записи или дневники; не обращает внимания на закрытую дверь в ванную или спальню; роется в чужих бумажниках и кошельках; «берет поносить» чужое белье, выходную одежду и другие личные вещи; подслушивает разговоры; задает неуместные вопросы; высказывается, если его не спрашивали; ворует чужие идеи; не сохраняет конфиденциальность; бросается с объятиями и поцелуями или же пытается использовать другие формы телесного — контакта, вынуждая других людей отвечать тем же, несмотря на сопротивление. В рассказах многих моих пациенток часто можно услышать: «Ты этого не чувствуешь», или «Именно так ты и думаешь», или «Ты именно такой человек». При конфронтации с такими вторжениями нарциссические личности часто раздражаются или даже темнят и сбивают вас с толку. Почему они должны стучаться в дверь, если в мире нет заборов?

Если у человека, обратившегося в службу психического здоровья, присутствуют многие и даже большинство из семи смертных грехов нарциссизма, то ему можно поставить диагноз «нарциссическое расстройство личности», но так бывает крайне редко. По оценкам Американской психиатрической ассоциации[20] только один из ста человек полностью отвечает критериям этой тяжелой формы нарциссизма. При этом есть гораздо больше людей, у которых такие черты проявляются в степени, достаточной, для того, чтобы вызвать серьезное расстройство если не у них самих, то совершенно точно — у других людей, с которыми они регулярно вступают в тесный контакт. Многие из таких людей никогда не придут к профессионалам службы психического здоровья, ибо они тоже не могут выносить чувства стыда, возникающего при признании ими своего нарциссизма, и в том, что им плохо, больше склонны упрекать других. Даже когда они просят помощи, то скорее лечатся от депрессии и тревоги, пытаются решить проблемы в межличностных отношениях или снять полученный на работе стресс, чем хотят избавиться от нарциссического расстройства личности, которое лежит в основе всех заявляемых ими проблем. Многие психотерапевты терпят неудачу в лечении нарциссизма или не обращают на него внимания, так как он не поддается лечению краткосрочными терапевтическими методами, которые пользуются преимуществом в страховых компаниях, оплачивающих лечение. К сожалению, в таких случаях лечение часто бывает неэффективным, ибо чем более нарциссичен человек, тем более он ригиден и тем выше у него сопротивление к тому, чтобы изменить свое поведение.

Хотя нарциссическая личность, полностью отвечающая критериям клинического диагноза, встречается относительно редко — и нам следует избегать навешивания ярлыков, которые вызывают стыд у других людей, — есть множество свидетельств тому, что предельно допустимый уровень нарциссизма в американском обществе превышен и нарциссизм принимает характер пандемии, — так было не только в наше время, но и раньше (см. главу 19, где обсуждается этот вопрос). Вероятно, вы распознаете семь смертных грехов нарциссизма у многих людей, с которыми вы встречаетесь, а возможно, найдете их и у себя тоже. Эта книга была написана с целью помочь вам осмыслить такие переживания и лучше защититься от того, чтобы вас использовали, тем самым подрывая вашу здоровую самооценку. Однако не удивляйтесь, если заодно вам придется признаться себе в своем собственном нездоровом нарциссизме. Этого можно ожидать, если вы воспитывались в семье, в которой один из родителей был в существенной степени нарциссичен, оставив вас во многих отношениях уязвимым. У более нездоровой нарциссической личности вы можете унаследовать ослабленное ощущение межличностных границ, острую чувствительность к ощущению стыда, склонность к искажению реальности и больше гнева, чем вы предполагаете. Вы можете чувствовать, что вас тянет к нарциссическим личностям, а также испытывать по отношению к ним более сильную эмоциональную реакцию, чем к другим людям. Однако ваша сила состоит в том, чтобы обладать достаточной выдержкой в отношении чувства стыда. Тогда вы получаете возможность узнать об этой проблеме и совершить изменения, которые повысят качество вашей жизни. Как только вы начнете читать III часть книги, то узнаете, как можно это сделать.

Но сначала важно понять, откуда берутся нарциссические личности, чтобы точно знать, с чем (или с кем) вам приходится иметь дело. Как вы увидите, все мы в своем развитии в раннем детстве проходим через стадию нормального нарциссизма, и отношение к нам родителей в этот период будет определять, сколько нарциссизма мы взяли с собой и каким образом.

Часть 2. Откуда берется нарциссизм?

Глава 8. Детский нарциссизм и рождение «Я»

Любой ребенок рождается с жесткой психологической предпосылкой к тому, чтобы стать нарциссической личностью. По существу, это один из факторов, который делает «ужасную двойку» (а иногда и «тройку»)[21] именно такой ужасной, поскольку все дети проходят через стадию, когда представление о своей грандиозности и всемогуществе представляет собой нормальный способ мышления, и ощущение обладания полным правом, сопутствующее этим установкам, может вызывать ярость у раздраженного младенца. В начале этой стадии стыд не входит в эмоциональный спектр ребенка, не он станет его основным орудием в борьбе, прежде чем завершится его эмоциональное развитие в раннем детстве. Именно та степень, в которой дети научаются хорошо справляться со стыдом, и будет определять, станет ли он нарциссической личностью. Все начинается с проблемы формирования здорового ощущения Самости, отдельного от ощущения Самости воспитателей; психологи называют этот процесс «процессом сепарации-индивидуации»[22]. Это понятие относится к установлению границ между Самостью и Другим, к способности отличать то, что относится к «Я», от того, что относится к «Ты». Как мы уже видели в последней главе I части, у нарциссической личности отсутствуют такие четкие границы, но фактически все начинают с этого.

Первичный и вторичный нарциссизм

Около ста лет тому назад Зигмунд Фрейд назвал изначальное «аутоэротическое» (самовлюбленное) состояние младенца «первичным нарциссизмом»[23], имея в виду, что все его «либидо», или жизненная энергия, сосредоточено на нем самом и его потребностях. В первые дни жизни, теоретизировал Фрейд, «стимульный барьер», или природная психологическая защита, охраняет незрелую нервную систему младенца от перегрузки, вызванной потоком внешних ощущений. По мнению Фрейда, находясь внутри этого защитного кокона, ребенок оказывается эмоционально изолированным (self-contained), а потому еще не способным к ощущению Самости или Другого.

Исследования младенцев показали, что способность к мышлению и уровень мышления новорожденных детей достаточно высоки, мы уже не думаем о детском развитии так, как думал Фрейд. Теперь мы знаем, что даже очень маленькие дети хотят иметь терпимые ограничения для внутренних стимулов[24] и могут формулировать и проверять простые гипотезы в отношении своих «межличностных отношений» с самого рождения.

Фрейд утверждал: если младенцы в возрасте около двух месяцев начинали больше плакать, то это значит, что у них происходит разрушение стимульного барьера под действием внешних факторов и очень неприятное эмоциональное «затопление» его психики. Согласно его представлению, «обезумевший» младенец больше не испытывает наслаждения от своей рассеянной самодостаточности: окружающие обстоятельства вынуждают его чувствовать облегчение, идущее с внешней стороны оболочки его кокона. Однако ощущение младенцем Другого развивалось не больше, чем его ощущение Самости, и утешительная грудь, руки и лицо первичного Другого (воспитателя) становились, с его «нарциссической» точки зрения, частью рудиментарного «Я», которое для него было похоже на птичье яйцо с двумя желтками.

Фрейд считал такое пробуждение внимания младенца к проявлению заботы и внимания со стороны другого человека продвижением вперед из первичного состояния аутроэротизма к ранней форме проявления любви к другим, хотя при этом ребенок по-прежнему оставался «центром и ядром» вселенной. Считалось, что такая нормальная стадия [форма] «первичного» нарциссизма сохраняется на протяжении первого года жизни младенца. За ней следует стадия «вторичного нарциссизма», на которой фантазии ребенка о своем всемогуществе порождаются его восприятием родителей, подверженным инфляции, — в особенности его основного воспитателя (caretaker). Благодаря представлению себя одним из своих могущественных родителей у ребенка может сохраняться определенное ощущение вседозволенности и непобедимости, когда он начинает исследовать окружающую обстановку.

Представьте себе на минуту годовалого младенца, который только что научился ходить и шагает во все стороны в поисках приключений. Окружающий мир полон опасностей, но ребенок, испытывающий привязанность, создающую у него ощущение безопасности, на этой стадии своего развития не испытывает никакого страха. Он полностью поглощен здоровым поиском всего нового и, видимо, редко замечает, что он — маленький, а все вокруг него — большое и таит в себе потенциальную опасность. Однажды я наблюдала, как маленькая девочка, которой удалось ускользнуть от внимания своей матери, довольно долго шла, покачиваясь, пока не остановилась на пустой эстраде перед внушительной толпой, ожидающей начала церемонии какого-то награждения. Приковав к себе внимание всех присутствующих, она посмотрела вокруг на улыбающиеся лица собравшихся и стала кружиться под музыку, при этом явно радуясь восхищению, которое она вызывает у толпы. Стоя в стороне, ее слегка сконфуженная мать плохо понимала, что ей делать, и какое-то время ей пришлось уговаривать маленькую актрису, убеждая ее уйти с эстрады, где вот-вот должна была начаться церемония награждения. Что это — рождение звезды? Может быть, но такая крайняя уверенность в себе является нормальной в раннем детстве и указывает на то, что у ребенка внутри есть подверженное инфляции ощущение Самости. Это ощущение связано со столь же подверженным инфляции ощущением его первичного воспитателя (primal caretaker) — даже если какое-то время ребенок не видит этого человека. Все это похоже на более раннюю разновидность магического мышления нарциссической личности, присущую более старшему возрасту, — лишь потому, что так оно и есть. Но в том возрасте, когда ребенок только-только научился ходить, вторичный нарциссизм также является нормальной переходной стадией, которая у здорового ребенка заканчивается, когда он становится настолько психологически развитым, чтобы от него отказаться. Именно постепенное развитие подлинной психологической компетентности ребенка, которое не зависит от подверженных инфляции фантазий, поддерживающих у него ощущение своей эффективности и его самооценку, постепенно подготавливает его к освобождению от этой нарциссической стадии в его развитии.

Рождение ощущения «Я»

В набор основных ощущений и инстинктов, который мы приобретаем с рождения, входят многие факторы, однако среди них отсутствует тот, который психологи называют «Самость». Разумеется, присутствует ощущение голода и холода, боли и покоя. Еще присутствует ощущение света и звука, и в особенности — запаха. Еще присутствует инстинкт подзывать к себе источник пищи и плакать, находясь в расстроенном состоянии или состоянии дискомфорта. Каждый из нас родился с уникальным генетическим наследием и обладает тем, что носит название «темперамент», но совокупность этих «сырых» материалов, которые мы взяли с собой из утробы матери, не является Самостью. Все это должно подождать второго, психологического рождения некой сущности, которую со временем каждый человек станет называть «Я».

Подобно телу и психике, Самость раскрывается последовательно. Ее раскрытие начинается со взгляда любящего человека. Этот взгляд оказывается столь побуждающим к развитию и столь важным для выживания, что мы обретаем уверенность в том, что лицо, от которого исходит этот взгляд, каким-то образом является частью нас самих. Это первое рудиментарное «Я» напоминает то птичье яйцо, о котором говорил Фрейд, и включает в себя особенную Другую, от которой мы зависим во всем, что с нами происходит. Она (как правило, это она) является столь значимой и столь могущественной, что пройдет еще много месяцев, прежде чем мы полностью осознаем, что, в конечном счете, она — это НЕ «Я», а кто-то совсем другой, существующий отдельно от меня. На протяжении всего этого времени мы будем черпать свои силы из ее сил.

В возрасте от двух до четырех месяцев младенец все больше и больше привыкает к особому воспитателю (caregiver), узнавая в нем человека, который его кормит, утешает и успокаивает. Появляется «узнающая улыбка», предназначенная лишь этому конкретному человеку, и данный фактор считается началом психологической стадии так называемого «симбиотического слияния». Это очень важный период и для развития младенца, и для нашего понимания того, как развивается нарциссизм. Состояние симбиоза означает, что ощущение младенцем Самости сливается с его ощущением заботливой Другой — давайте назовем ее Матерью, — а остальной мир становится для младенца совершенно неважным. Мать и ребенок находятся в их собственном «частном» раю.

Через несколько месяцев наш младенец начинает постепенно «вылупляться» из своего симбиотического яйца, изучать других людей и отмечать, что они отличаются от Матери. Если какая-нибудь другая женщина возьмет его на руки, он будет старательно ее изучать и, возможно, попытается схватить ее за нос или за волосы, потрогать ее глаза, рот, очки или ее бусы, глядя на Мать, если она находится в поле его зрения, и делая элементарные сравнения. Ребенок уловил ощущение инаковости; теперь он просто старается себе представить, что Мать — это одна из «других», а не часть его «Я». Это произойдет позже.

К возрасту семи-десяти месяцев наш малыш уже способен удаляться от Матери, вскарабкиваться, уползать и принимать вертикальное положение, используя ее в качестве опоры и поддержки. Мать по-прежнему представляет для него большую ценность, но его взгляд уже начал блуждать в поисках большого окружающего мира, который с нетерпением ждет, чтобы его исследовали. Независимая от Матери подвижность делает для него доступной физическую дистанцию, с которой он может рассматривать окружающий мир. Мать — это отдельный человек, но на данный момент психологически, в его представлении, она является его продолжением, а не целостной и отдельной личностью.

Это «слившееся» ощущение Самости присутствует в нем, когда в возрасте десяти-двенадцати месяцев он начинает ходить, и наступает стадия ощущения «огромной избыточности» (great exuberance), которая продолжается в возрасте от шестнадцати до восемнадцати месяцев. В этот период кажется, что удары, падения и другие фрустрации просто преследуют нашего маленького упорного исследователя. А поскольку его приключения уводят его все дальше от Матери, он становится настолько поглощенным своими занятиями, что, похоже, иногда вообще забывает о ее присутствии. Затем, совершенно неожиданно, у него внутри словно заканчивается запас пара, и он возвращается к ней, гак сказать, для «дозаправки». Если в таких случаях ему не удается ее найти, его поведение изменяется — он может успокоиться, потерять интерес к тому, что его окружает, и стать весьма унылым. Исследователи-аналитики считают, что в таких случаях ребенок уходит в себя, словно пытаясь найти у себя внутри образ Матери. Если в таком возрасте попытаться заменить Мать какой-то другой женщиной, ребенок может рыдать, таким образом выражая свой протест. Только после «воссоединения» с Матерью он с энтузиазмом продолжает свое радостное исследование мира. Он по-прежнему Единственный, и это обстоятельство по-прежнему очень важно для развития у него чувства уверенности в себе.

В начале этой стадии (очень уместно названной стадией «практического осуществления» — «practicing») ребенок начинает ходить, но он еще не может самостоятельно справляться со своими чувствами. Его внутренняя жизнь пока характеризуется присутствием Матери наряду с психологическим слиянием с ней, что позволяет ему совладать как с сильной радостью и возбуждением вследствие своих открытий, так и с фрустрациями, связанными с тем, что он мал и уязвим в этом огромном мире. После периодического отделения от Матери (сепарации), влияние ее эмпатической реакции на его настроение будет иметь далеко идущие последствия для его развивающегося мозга.

Исследования мозга младенцев[25] показали, что в течение двух критических стадий развития: первая — от десяти до двенадцати месяцев и, вторая — от шестнадцати до восемнадцати месяцев (соответствующие началу и концу стадии «практического осуществления»), развитие области мозга, регулирующей эмоции, непосредственно связано с жизнью ребенка. Фактически одна из многих функций, которую ребенок «осуществляет на практике», заключается в том, что он учится справляться со своими чувствами; такая способность является весьма существенной для отделения ощущения Самости, то есть автономного «Я». Чувствительная мать улавливает настроение своего ребенка и помогает снизить накал чувств перевозбужденного или расстроенного малыша, но вместе с тем она знает, когда можно позволить ему испытать некоторое перенапряжение, способствующее развитию у него собственной эмоциональной сдержанности.

На стадии «практического осуществления», длящейся приблизительно с десяти до восемнадцати месяцев, отношения ребенка к матери заметно изменяется. Если Мать проявляла достаточно радости и интереса на стадии симбиотического слияния, то ребенок получает возможность от нее отделиться, испытывая высокую степень возбуждения. Приблизительно в десятимесячном возрасте большую часть времени он бодрствует, и большую часть бодрствования он проводит играя — порядка шести часов в день. Сначала Мать в первую очередь оказывается для ребенка няней и партнером в играх, но в последующие шесть месяцев она становится для него персоной «нет-нельзя» — то есть человеком, который своими запретами дает ему почувствовать «холодный душ» социализации. Состояния выражения бурной радости, столь характерные для младенца на этой стадии, постепенно начинают сменяться «состояниями легкого уныния», которые у малыша в этом возрасте похожи на состояния апатии или даже легкой депрессии. Однако такое «легкое уныние» (low-keyedness)[26] является нормальным и выполняет очень важную функцию — оно способствует дальнейшему развитию области мозга, которая управляет сохранением энергии и сдерживанием эмоций. Вступая в такие состояния «легкого уныния» и выходя из них, ребенок учится сглаживать интенсивность неприятных эмоций, все меньше и меньше прибегая к помощи извне. Каждый новый навык способствует развитию у него уверенности в своих силах и позволяет сделать очередной шаг, приближающий его к психологической автономии.

Подготавливая детей к жизни в гармонии с миром других людей, социализация ставит перед собой цель ограничить нежелательное поведение, включающее в себя много поступков, доставляющих детям удовольствие. Чтобы заставить детей отказаться получать такое удовольствие, необходимо вызывать у них сильную эмоцию стыда. Чувство стыда, впервые испытанное ребенком, является для него предательством с точки зрения его иллюзии о совершенном союзе с Матерью, продолжавшем существовать вплоть до этого момента. Ее любимое лицо теперь может внушать чувство стыда и сразу гасить радость и ощущение изобилия. Вместо того чтобы принимать от Матери подпитку, теперь ребенок ощущает себя опустошенным и даже уязвленным. Однако эта травма очень существенна и поучительна; она позволяет ребенку понять, что Мать — не только отдельный, но и отличающийся от него человек и что его место в мире далеко не всегда будет на самом верху. Однако эту травму следует наносить очень осторожно и деликатно.

Стыд — очень тяжкое бремя для годовалого младенца, и чтобы с ним справиться, воспитатель, от которого зависит ребенок, должен быть чувствительным, отзывчивым и эмоционально доступным. Это означает мягкий взгляд, теплые прикосновения и добрые слова, которые исходят от Матери или других воспитателей, Тогда ощущения эйфории, стыда и восстановления[27] становятся позитивным опытом в обучении умению справляться со стыдом и еще одной ступенью в развитии здорового ощущения Самости. Ребенок узнает, что болезненные чувства можно изменить, что он способен получить желаемый результат и может доверять своему воспитателю. Если этого не происходит, то вместо этого у ребенка появляется ощущение, что его потребности и чувства постыдны и неуместны, а он сам — плохой. В эмоциональной сфере малышу требуется сочувственная помощь, чтобы он мог совладать с эмоциями, а также защита от переполняющих его чувств, пока его мозг не станет достаточно зрелым, чтобы он мог справляться с ними самостоятельно.

Позитивная сторона стыда заключается в том, что стыд сдерживает естественный эгоизм, который расцветает пышным цветом как раз на стадии «практического осуществления» и позволяет детям получить больший опыт взаимодействия с другими. Им придется узнать, что они — значимы и уникальны[28], но не больше, чем любой другой человек, в особенности — их родители. Не унижая и не подавляя детей, воспитатели должны помочь им в развитии от ощущения состояния грандиозности и всемогущества, порожденного их ощущением слияния с прекрасной и могущественной Матерью, до ощущения своей отдельной Самости, которая основывается на реальности. Небольшие дозы стыда, за которыми следует утешение, помогают детям превратить ощущение своей грандиозности в более реалистичное представление о себе. Однако, вызывая такой стресс, родители и воспитатели должны проявлять выдержку, чтобы у детей могла развиваться их индивидуальная эмоциональная сфера. Иногда такое развитие становится сложным как для ребенка, так и для родителей.

К окончанию стадии «практического осуществления» в возрасте около восемнадцати месяцев мать и ребенок больше не могут долго и эффективно функционировать как симбиотическое «МЫ». Иллюзия всемогущества Матери постепенно уступает дорогу признанию ребенком существующего между ними различия, а также ее интереса к другим людям кроме него и другой деятельности кроме связанной с ним. Заблуждения относительно своего величия, позволявшие ему так уверенно исследовать окружающий мир, начинают рушиться, выводя его из состояния эмоционального равновесия. Вплоть до трехлетнего возраста чрезвычайно энергичный ребенок все лучше и лучше осознает свою истинную уязвимость и становится все более озабочен местонахождением матери и чувствует тревогу, когда она его покидает. В ее присутствии он требует, чтобы она разделяла с ним абсолютно все; отсюда возникло и название этой стадии — «восстановление отношений» («rapprochement»). В переводе с французского оно означает восстановление или возобновление теплых отношений — это финальная стадия процесса сепарации-индивидуации.

Ребенок в возрасте от восемнадцати до тридцати шести месяцев, находящийся на стадии «восстановления отношений», обладает более высокими реальными возможностями, чем шагающий малыш, но он становится гораздо более робким, ибо у него уже нет иллюзии собственного всемогущества и грандиозности; нет и психологического слияния с матерью. Для его настроения и поведения характерна амбивалентность, когда он то подходит к Матери, чтобы она разделила с Ним его мир и воспроизвела удовольствия, которые он испытывал при симбиотическом слиянии, то в гневе от нее отстраняется, укрепляя свою независимость. Приступы гнева и ярости в этом возрасте отражают возмущение ребенка, его возрастающее осознание своего истинного места в миропорядке и утрату контроля над своей могущественной великодушной Матерью, которая когда-то была такой же его частью, как его собственное лицо и руки.

В конце этой многообещающей стадии драматической прилипчивости и не менее драматического неприятия появляется здоровый ребенок с реалистичным ощущением Самости и осознанием автономии других; вполне нормально, если это случилось до того, как ему исполнилось четыре года. Произошла индивидуация, и теперь можно считать, что у ребенка присутствует ощущение целостного и обособленного «Я».

Ниже я приведу пример того, как одна эмпатичная мать справилась с некоторыми проблемами, возникшими на стадии «восстановления отношений».

Эмили: спокойная обстановка, чтобы развиваться

Эмили, которой исполнилось двадцать семь месяцев, пробудившись от дневного сна, обнаружила в доме чужого человека. Пока она спала, к Матери зашла в гости подруга, и девочка услышала незнакомый голос в комнате, куда выходила дверь ее спальни. Она позвала Мать из постели, и та сразу откликнулась.

— У меня гости, — мягко сказала Эмили Мать, понимая, что дочь еще не совсем очнулась от сна. — Ты хочешь прийти и поздороваться с Сильвией?

Через несколько минут общения матери с дочерью с глазу на глаз они обе вышли из детской. Эмили крепко обняла Мать, уткнувшись ей в шею, таким образом спрятав лицо в ее волнистые белокурые волосы.

— Она любит бегать голышом, — заметила мимоходом Мать, обращаясь к своей гостье, тем самым как бы объясняя, почему дочь появилась раздетой. Так же в обнимку они обе сели за стол, и Мать возобновила прерванный разговор с подругой, ласково пошлепывая Эмили.

Вскоре Эмили повернулась и стала внимательно и осторожно осматривать незнакомую тетю. Мать одобрила, что дочь присоединилась к их компании, и предложила ей кое-что попить и поесть. Разговор перешел на другую тему, чтобы в нем могла участвовать Эмили, которая медленно в него включалась, вместе с тем делая руководящие замечания Матери. Время от времени она тянулась к блузе Матери и цеплялась за ее грудь.

— Нас только что отняли от груди, — пояснила Мать гостье, иногда не обращая внимания на цепляющуюся руку ребенка, а иногда просто убирая ее и направляя внимание Эмили на что-то еще. В голосе Матери не проявилось никакого раздражения, и она ни разу не попыталась пристыдить дочь. Не прозвучало ни одной реплики в духе «ты уже взрослая девочка».

К тому времени Эмили совершенно проснулась и в присутствии гостьи ощущала себя вполне свободно, однако она была не слишком довольна тем, что ей приходится делить с ней внимание Матери.

— Хватит разговаривать, — сказала она женщинам, которые замолчали, чтобы обратить внимание на девочку, а затем продолжали болтать, вместе с тем стараясь подключать к разговору и ее. Но та вовсе не хотела участвовать в разговоре.

— Хватит разговаривать, — повторила Эмили.

Она была непослушной девочкой. Поэтому она стала играть своей едой и есть косточки от черешни — в качестве скрытого вызова Матери, которая просила ее этого не делать.

— Нехорошо бросать еду на пол, — спокойно напомнила Мать Эмили, опять — без малейшего раздражения и не стыдя девочку повторила: — Не надо есть косточки от черешни, Эмили. Знаешь почему? Ты можешь подавиться.

И Мать продолжала болтать со своей гостьей, держа Эмили у себя на руках, взаимодействуя с ней и физически, и вербально. Эмили перестала играть едой и стала выплевывать на пол косточки от черешни.

— Пойдем, подруга, — сказала Мать Эмили. — Хочешь показать Сильвии свою комнату?

Она этого действительно хотела, в особенности фотографии Папочки, который в основном был темой их беседы. В своей комнате Эмили показала гостье разные фотографии, игрушки и, с явным удовольствием, — свое отражение в зеркале. Затем, вдобавок ко всему, она села на свой горшок и пописала.

— Ах, молодец, отреагировала Мать тоном, который полностью соответствовал спокойному ощущению успеха своей дочерью. — Ты не хочешь вылить это в туалет?

И девочка это сделала и спустила воду.

— Ты такая молодец, Эмили, одобрительно и уверенно сказала Мать.

В стиле воспитания, характерном для этой матери, самое большое впечатление производит ее спокойное принятие именно тех эпизодов, в которых происходит развитие ребенка, а также ее умение плавно переходить от заботы и умиротворения ребенка к мягкой социализации, а затем к игре — и обратно. У этой двухлетней девочки период младенчества в существенной степени завершился, однако она еще не совсем готова отказаться от удовольствия побыть ребенком. Отметим ее собственническое отношение к телу своей матери, ее хмурую оценку и медленно теплеющее отношение к чужому человеку, а также ее внимательную сосредоточенность на контроле за самой собой и за теми, кто ее окружает. Отметим и то, как последовательно реакции ее матери снимали напряжение в «борьбе за власть» и какое в них проявлялось уважение к зарождающейся автономии Эмили, без преувеличения или преуменьшения значения социализации. И посмотрите на результат! Эмили очень хорошо развивается, и ее путь ведет к здоровому и обособленному (separate) ощущению Самости.

Первые два-три года жизни представляют собой период нарциссизма, когда не полностью развитая Самость ребенка и отсутствие у него осознания инаковости других еще в порядке вещей. Грандиозность, всемогущество, магическое мышление, острая чувствительность к стыду и отсутствие границ в межличностных отношениях — все это содержится «в одном флаконе». Подразумевается, что мы перерастаем эту стадию, однако потребуется помощь родителей, которые будут терпеть и любить нас, пока мы еще «не перебрались на другой берег». Нам нужно, чтобы они соблюдали границы, которые мы еще не видим, чтобы узнавать, кто мы такие на самом деле и кем можем быть, — чтобы помогать нам справляться со стыдом и сдерживать ярость, обучая нас жить в одном мире с другими людьми. Если этого не происходит, мы можем «застрять» на стадии детского нарциссизма. Именно отсутствие полноценного процесса сепарации-индивидуации приводит к появлению нарциссической личности.

В следующей главе мы рассмотрим особый тип родителей, которые не могут помочь ребенку преодолеть эту стадию. Если сам родитель в существенной степени страдает нарциссизмом, то можно предсказать результаты развития ребенка. Одни дети сами становятся клонами своих нарциссических родителей, тогда как другие таинственным образом втягиваются в отношения, требующие, как известно, пожертвовать Самостью.

Глава 9. Нарциссический родитель

Если вдуматься, управлять развитием ребенка, лавируя между нарциссическими рифами сепарации-индивидуации, — очень упорный труд. В оптимальном случае вы должны узнать, что стоит за его проявлениями эгоцентризма, перепадами настроения, взрывным характером и откровенным сопротивлением человеку, который изо всех сил старается решить очень важную задачу развития — сформировать здоровую автономную Самость. Для такой работы нужен взрослый, который спокойно себя ведет, проявляет сочувствие и четко различает границы. Чтобы хорошо выполнить эту работу, у родителей и воспитателей должно быть развито реалистичное отношение и к самим себе, и к ребенку, которое поможет им управлять собственными агрессивными импульсами, а самое главное, не позволит использовать ребенка для удовлетворения своих потребностей. Короче говоря, их собственный процесс сепарации-индивидуации должен был получить успешное завершение. А что, если этого не случилось?

Нарциссическая мать

С учетом того, что широко известно, а именно — что в жизненной увертюре присутствует дуэт матери и ребенка и при этом отец играет существенную, но лишь поддерживающую роль, — в профессиональной литературе гораздо больше внимания уделяется нарциссическим матерям маленьких детей, чем их отцам. Среди специалистов, уверенных в том, что большинство последующих проблем ребенка порождается неудачами в возрасте, соответствующем формированию у него индивидуальной Самости, мать считается человеком, который обладает самой большой властью над ребенком, а следовательно, несет самую большую ответственность. Но ключевая роль в этот формирующий период принадлежит человеку, который будет оказывать максимальное влияние на развитие в раннем детстве; фактически, таким человеком станет воспитатель, к которому у ребенка сформируется симбиотическая привязанность. В современном мире таким человеком может быть и отец, или партнер одного пола с биологическим или приемным родителем, или воспитатель детского сада, который проводит с малышом большую часть времени, когда тот бодрствует.

Таким образом, важно отметить, что когда мать-воспитательница является нарциссической личностью, то сама симбиотическая стадия становится опасной из-за отсутствия нормальной связи между матерью и ребенком. У такой матери не может сформироваться здоровой привязанности к своему ребенку, даже если она отчаянно этого хочет. Она не может помочь своему ребенку, но ее тянет к материнству из-за ее нарциссических побуждений идеализированного представления о себе как о воспитателе, быть может, желания стать «полноценной» женщиной, зачав, выносив у себя внутри и выкормив ребенка. Свои образы в этой архетипической роли воспламеняют ее грандиозность и приумножают ее претензии на обладание правом. Даже еще до зачатия она представляет себе ребенка как свое продолжение, которого можно использовать в своих целях, чтобы ощущать себя особенной и внушать другим людям восхищение.

Разумеется, нарциссической матери требуется «совершенный» ребенок, чтобы отзеркаливать ее совершенство как человека, давшего и взращивающего новую жизнь. Если реальный ребенок чем-то вызывает ее недовольство — своей внешностью, полом или наличием каких-то других «изъянов», — она начинает чувствовать себя неполноценной, испытывая чувство стыда и ярости. Но, проецируя на своего ребенка другой, более приятный образ, обещающий дать ей инфляционную подпитку, она может скрыть свои недобрые чувства и таким образом сохранить восхищение собой других людей. Независимо от того, воспринимает ли нарциссическая мать своего ребенка как «совершенного», или в глубине души она им разочарована и недовольна, она привязана не столько к нему самому, сколько к образу ребенка в ее фантазиях.

Признаки материнского нарциссизма становятся явно заметны у женщин, которые чересчур поглощены своей внешностью и ощущением комфорта во время беременности, ожидают, что другие будут их обеспечивать и обслуживать, или слишком расстроены изменениями своего тела или страшно боятся родов и грудного вскармливания. Одни женщины могут постоянно мечтать о том, чтобы легко перенести беременность или стать превосходной матерью. Другие могут быть крайне поглощены своей жизнью или заниматься поисками хороших консультативных центров для постоянного наблюдения за протеканием беременности. Женщина может втянуться и в совершенно иную жизнь, связанную с употреблением алкоголя или наркотиков, или подвергать себя другим опасностям, причиняющим вред плоду. Ее может мало интересовать подготовка к появлению ребенка, или, наоборот, она может быть помешана на том, чтобы у нее все было «лучше всех», несмотря на ограниченные финансовые возможности. У нее могут быть неоправданные ожидания относительно подарков от друзей и родственников, или же ей хочется, чтобы ее материнство эффектно выглядел со стороны, или же она больше озабочена тем, чтобы собрать новорожденному приданое, чем реальным появлением на свет ребенка. Будущая нарциссическая мать может быть либо слишком отстранена, либо чересчур вовлечена в ситуацию, связанную с ее беременностью, но в любом случае она поглощена собственными переживаниями, а не сосредоточена на ребенке, который скоро явится в этот мир из ее тела.

После рождения ребенка у нарциссической матери может наступить депрессия, если сокрушительные требования новорожденного оставят ей мало возможностей для удовлетворения ее грандиозных фантазий. Самоотверженность, которая от нее требуется на этой стадии материнства, может оказаться выше той, на которую она способна, тогда она может начать искать пути к отступлению. Она может без колебаний воспользоваться в своих интересах предложением о помощи со стороны другого человека, готового подставить плечо, чтобы снять с нее часть бремени или даже полностью освободить. И если она делает карьеру или у нее есть работа, которая ей нравится, она может захотеть туда вернуться раньше, чем планировала. Если у нее нет возможности улизнуть от своих обязанностей, она может создавать видимость своей деятельности с безразличием и беспечностью, пока другие этого не видят. В первые месяцы, когда ребенок никак не может подпитать ее нарциссизм, она может проявлять равнодушие или чрезмерную тревогу или же быть эмоционально отстраненной и бездушной как автомат, словно имеет дело не с живым ребенком, а с куклой.

Через несколько месяцев, когда ребенок нарциссической матери созрел для вовлеченности в симбиотические отношения, некоторые такие матери уже находят кого-то вместо себя на место «первичного воспитателя». Однако те из них, кто упорствует в том, чтобы остаться в этой роли, могут получить удовольствие от того, что будет дальше. Вознагражденные за свои усилия «узнающей улыбкой», они снова становятся для ребенка особенными, по крайней мере на какое-то время. Так как нарциссическая мать не признает границ между собой и другими, фактически всякий раз представляя отношения в виде слияния, то вполне естественно, что она находится на симбиотической стадии развития. Ее младенец будет смотреть на нее с любовью, изучать каждое ее движение и реакцию, успокаиваться, только почувствовав ее прикосновения и услышав ее голос, и она станет отвечать ему тем же. Наверное, больше ни один человек в мире никогда не заставит ее почувствовать себя столь значимой и столь особенной. Никто и никогда так абсолютно не принадлежал ей, с тех пор как. Это было так давно. Глубоко у нее внутри в резонанс колеблется струна, пробуждая воспоминания о разрыве с собственным детством. Она может оказаться столь поглощенной своим ребенком, который сейчас находится в состоянии психологического слияния с ней, что в это время может утратить способность проявлять внимание к кому-то другому. Но, увы, вскоре ребенок предаст их счастливый союз. Ему суждено перерасти его и искать свое счастье в мире, находящемся за рамками их частного рая. Как только она замечает, что он реагирует на других и обращает внимание на то, что ее мало интересует, она может начать на него обижаться или испугаться его потерять. Она может попытаться ограничить его возможности в достижении автономии или контролировать их, вызывая у него излишнее чувство стыда. Кроме того, она может начать им манипулировать, вознаграждая и поощряя его поведение, резонирующее с ее эгоистичными ожиданиями, в течение этого времени подпитывая инфляционную грандиозность ребенка и препятствуя развитию у него более реалистичного представления о себе.

Помните Эмили, двухлетнюю девочку, о которой шла речь в предыдущей главе, когда, проснувшись, она обнаружила, что дома находится гостья? Реакции ее матери в ответ на некоторые вызовы, характерные для последней стадии процесса сепарации-индивидуации, служат моделью эмпатического отношения родителя. Тот же самый сценарий в исполнении нарциссической матери вызвал бы прямо противоположное чувство. Такая мать могла бы позволить ребенку приковать к себе всеобщее внимание для удовлетворения ее собственного эгоизма. Это привело бы к усилению ощущения ребенком своей грандиозности и вместе с тем заставило бы его лицемерить, разыгрывая перед гостьей спектакль с целью продемонстрировать благородное попечительство Мамочки. Но то, что Мамочка могла изобразить как заботливое воспитание, в данном случае было бы всего лишь упражнением в демонстрации ее собственной грандиозности.

Еще одна разновидность нарциссической Мамочки была бы раздосадована и не смогла бы сдерживать свое раздражение тем, что проснувшийся малыш прервал ее беседу с подругой, заходящей в гости так нечасто. Она могла бы не обращать внимания на дочь до тех пор, пока ее плач не стал бы мешать чересчур сильно, или попытаться занять ее чем-то или отвлечь, чтобы она не слишком надоедала. Скорее всего, в этом возрасте ребенка такие действия Матери потерпели бы неудачу. Попытки ребенка привлечь внимание такой матери, скорее всего, вызывали бы ее раздраженную реакцию, и желание пристыдить ребенка могло бы быть обильно приправлено требованиями вести себя как взрослые. Заменой приятного времяпрепровождения была бы борьба за власть с раздраженным ребенком, демонстрирующим свою способность пойти на серьезный скандал. В одном случае нарциссическая мать не сумела бы распознать истинных потребностей ребенка и тогда использовала бы дочь для подкачки своего инфляционного нарциссического пузыря, а в другом — осуществляла бы социализацию тяжелой рукой, не приспосабливаясь к потребностям и поведению ребенка соответственно его возрасту.

Стадии «практического осуществления» и «восстановления отношений», соответствующие возрасту десяти-тридцати месяцев, — это период, в который нарциссическая мать, сформировавшая ранее симбиотическую связь со своим отпрыском, обладает возможностью усилить нарциссизм своего ребенка и создать будущую нарциссическую личность. Если она поощряет естественные детские ощущения грандиозности и всемогущества, ибо они доставляют ей удовольствие, если ей не удается мягко его подтолкнуть к формированию более реалистичного представления о себе, то процесс сепарации-индивидуации останавливается. Вместо того чтобы помочь ребенку сформировать более реалистичный взгляд на себя, она поощряет поведение, при котором в основе его самооценки находится воображаемое представление о се6е как об особенном и могущественном человеке, — как это происходит у нее самой. Он застревает в своем нарциссическом состоянии, будучи продолжением своей матери, — как и она сама является его продолжением.

Так как нарциссическая мать не переносит чувства стыда, она не может выдержать бурь, которые обязательно происходят в процессе сепарации-индивидуации, когда поведение детей часто вызывает у родителей сильное разочарование и недовольство. Когда ребенок сопротивляется желаниям Матери или вызывает у нее смущение в присутствии других людей, ее реакция на него становится чрезвычайно острой, и в ней присутствуют гнев и осуждение. Проявление эмпатии и способность контролировать агрессию никогда не присутствуют в Материнской модели поведения, и потому ребенок никогда не может овладеть этими качествами — у него остается лишь хорошо развившаяся острая чувствительность к Материнской враждебности. Ребенок, который практически не способен совладать с чувством стыда, проявлять сочувствие и сдерживать агрессию, с очень большой вероятностью может стать нарциссической личностью. Какова мать — таков и ребенок.

Нарциссический отец

В силу того, что традиционно в раннем детстве в роли «первичного воспитателя» выступает мать, как правило, самым существенным является прямое воздействие материнского нарциссизма на ощущение ребенком своей Самости. Но бывают случаи, когда у ребенка формируется симбиотическая привязанность к отцу, если «первичным воспитателем» становится Отец, — и тогда отцовский нарциссизм станет ничуть не меньшим препятствием для здорового развития ребенка, чем материнский, — по тем же самым причинам.

Однако даже в случае традиционных семейных отношений нарциссизм отца может косвенно влиять на ребенка в течение первых двух лет после рождения, в зависимости от отношения отца к матери ребенка. Матери маленьких детей физически и эмоционально истощаются, стараясь удовлетворить потребности ребенка, и партнер, способный оказать поддержку, служит для них источником восполнения ресурсов. Если же Отец слишком поглощен собой, чтобы позаботиться о Матери, то за удовлетворением своих собственных эмоциональных потребностей она может обратиться к ребенку, что может сделать ее слишком «близкой» ему и подвергнуть опасности процесс сепарации-индивидуации. Дети, имеющие нарциссических отцов и прилипчивых матерей, зачастую сохраняют нездоровую связь с матерями на протяжении всей своей жизни.

К тому времени, когда индивидуальность ребенка уже почти сформирована, ему также требуется помощь Отца, чтобы завершить процесс психологического отделения от Матери. Именно Отец становится воплощением манящего внешнего мира, существующею за пределами запутанной общности Самости и Матери, остающейся после симбиотического слияния. Но если его не интересует собственный ребенок или же он оказывается недоступным по иным причинам, то он тем самым создает препятствие в достижении ребенком автономии, убирая жизненно необходимый мостик, который должен построить для ребенка именно он. Однако не все нарциссические отцы оказываются отстраненными и невовлеченными. Кто-то из них начнет использовать возрастающий интерес ребенка к нему для подпитки своего стремления к власти или восхищению.

Как правило, нарциссический отец смотрит на свои родительские функции с двух очень разных точек зрения, однако, что доказывает их сходство, обе сосредоточены на его «Я». С одной стороны, быть может, у него не было намерений сразу становиться отцом и он чувствует себя обманутым, загнанным в ловушку, с другой стороны, он также может оказаться жертвой каких-то манипуляций со стороны беременной женщины в отношении его отцовства. Поскольку ее тело теряет привычную для него форму, он может почувствовать к ней отвращение. Если она теперь не способна физически и эмоционально удовлетворить его аппетит, у него может происходить внутренняя борьба с чувством отвержения, предательства в отношении обладания правом и завистью к плоду. Он может сваливать на нее и ее тело стыд, который скрывается за этими чувствами, а его ярость будут выдавать недовольные замечания или садистские шуточки. В крайних случаях он может даже проявлять физическую агрессию по отношению к матери своего ребенка.

Нарциссической личностью является и тот мужчина, который стремится стать отцом с целью получить власть над своим партнером или создать точную копию самого себя. Грандиозные фантазии такого мужчины фиксируются на будущем, в котором сфера его влияния, а следовательно, его ценность расширяются через эксплуатацию других, над которыми, вследствие их зависимости от него, можно доминировать и делать их по своему образцу — чтобы они соответствовали его потребностям. Он может идеализировать мать своего ребенка или относиться к ней с безразличием, — но он использует свое отцовство как средство подпитки своей инфляции на протяжении очень и очень длительного времени.

Нарциссический отец может с самого начала бросать своего ребенка, поглощенный своими эгоистическими устремлениями, он не желает тратить на него свое время и ресурсы. Он может быть морально не готов нести материальную ответственность, связанную с отцовством, и возмущаться тем, что должен обеспечивать ребенка. Его может мало интересовать здоровье и благосостояние матери своего ребенка, и тогда он станет общаться с ней только ради удовлетворения собственных потребностей. Он «слишком занят», чтобы посещать курсы для будущих отцов или присутствовать во время родов. Кроме того, он может полностью сложить с себя ответственность, связанную с отцовством, и чувствовать, что те, кто хотел бы, чтобы он поступал иначе, просто пытаются ограничить его свободу. Это мужчина, который видит, что — пеленки меняют в три часа ночи, и знает, где написано, что кормление не входит в его обязанности. Всего, что он решил сделать или дать, должно быть достаточно, и он имеет право жить своей жизнью, не приспосабливаясь к новой роли отца. Если мать его ребенка становится для него менее доступной для удовлетворения его сексуальных или эмоциональных потребностей, он чувствует себя вправе удовлетворять их на стороне. Время от времени он будет проверять, все ли у ребенка в порядке и есть ли у него все необходимое, но он редко находит в общении с ребенком что-то для себя интересное, и нет ничего, что поддерживало бы этот интерес.

С другой стороны, чем более властным бывает отец человек, который хочет использовать свое отцовство для накачки собственной инфляции, — тем более эта властность проявляется в отказе от своего ребенка. Он может «парить» над матерью и ребенком в поисках возможности стать центром внимания. Его сверхбдительность — это признак ощущения тревоги, а беспокоит его то, что связь между матерью и ребенком имеет к нему очень мало отношения. Если до рождения ребенка он был требовательным собственником, то теперь он почти всегда ощущает себя лишним. Мать полностью поглощена ребенком, а не им, поэтому, вместо того чтобы получить больше, он получает меньше. Он может «надуться» или стать еще более требовательным, пытаясь соперничать со своим ребенком. Он может соперничать и с матерью своего ребенка, пытаясь отвлечь от нее ребенка с помощью игрушек и развлечений. Зачастую такие игрушки и развлечения не соответствуют уровню развития ребенка, что говорит о том, что у отца отсутствует эмпатия и он не осознает актуальные возможности ребенка. У него могут быть и другие нереалистичные ожидания, что, например, проявляется в следующих замечаниях: «Почему она не рада меня видеть, когда я прихожу домой?»

Отцы играют очень важную роль для детей с самого рождения, и, тесно вовлекаясь в их повседневное воспитание, они могут с ними соединиться так же близко, как и матери, но их связь будет иметь характерные маскулинные особенности. Однако с точки зрения развития ощущения обособленной Самости существуют только одни симбиотические отношения — и обычно это отношения с Матерью. Хотя первые месяцы Отец может отчасти ощущать себя лишним, он обязательно играет важную роль в процессе сепарации-индивидуации у ребенка, и эта роль не менее важна, чем роль Матери. Считается, что состояние симбиоза, как и детский нарциссизм, является переходной стадией, и когда приходит время, роль Отца заключается в том, чтобы открыть для ребенка мир, существующий вне частного рая, в котором находятся ребенок с Матерью. Когда ребенок становится психологически подготовленным, возникает новый соблазн поиска приключений, но он порожден уже не инфантильными фантазиями, связанными с ощущением грандиозности и всемогущества, а именно реальной перспективой получения превосходства. На этой стадии ребенок постепенно становится все более способным и готовым отцепиться от Материнского корабля. Именно Отец побуждает его научиться плавать и вместе с Матерью служит ему ориентиром, пока он не научится плыть самостоятельно.

К сожалению, этот процесс серьезно нарушается, если Отец является нарциссической личностью. Поскольку на начальных стадиях процесса сепарации-индивидуации ребенок чрезвычайно чувствителен к побуждающему воздействию Отца, нарциссический отец ощущает тот же вкус симбиотических отношений, который в свое время ощущала Мать. Вдруг у него появляется возможность стать «любимцем» ребенка, и тогда в нем могут проявиться собственнические интересы, и он станет соперничать с Матерью, чтобы подпитывать свою инфляцию. Однако если Отец станет продолжать в том же духе, то борьба за власть «двойки» и «тройки»[29] будет становиться все более и более драматичной, и ребенок столкнется с серьезными трудностями, пытаясь совместить свою инфантильную грандиозность с реальностью. Но пока поведение ребенка созвучно фантазиям нарциссического Отца, тот особенно не волнуется. Он может получать такое удовольствие от ребенка, стремящегося к достижению автономии, когда он начинает все больше и больше противоречить Матери, что может не ограничивать поведение ребенка и не хотеть приучать его к дисциплине, пока эгоцентризм ребенка не столкнется с отцовским эгоцентризмом. В таких случаях Отец становится чрезвычайно требовательным, контролирующим или недовольным и начинает излишне стыдить ребенка за его «плохое поведение». И проявляя такое отношение к ребенку, он думает, что пользуется своим родительским правом.

Важно отметить, что все родители маленьких детей время от времени ощущают себя в тупике, измученными, раздраженными, подавленными вследствие серьезных требований, которые предъявляют к ним родительские функции. По отношению к детям они испытывают чувство стыда и сожаления о том, что сделали раньше. От этого они не становятся нарциссическими личностями. Они не являются совершенными родителями, и думать иначе — само по себе проявление нарциссической заносчивости и самомнения. Однако они являются нарциссическими родителями, людьми, которые не в состоянии проявлять эмпатию по отношению к своим детям или не могут последовательно настраиваться и откликаться на реальные потребности ребенка, потому что слишком заняты удовлетворением собственных потребностей. Именно это всепроникающее ощущение грандиозности и претензия на обладание правом вдохновляют поведение таких родителей, как и чрезмерное отрицание реальности, порожденное их потребностью быть совершенными, идеализировать своего отпрыска и чтобы он, в свою очередь, их тоже идеализировал. Они связывают с ним свои несбыточные ожидания и проявляют гибкость лишь тогда, когда это им выгодно. Их послание миру таково: «Если я так хочу, значит, так и должно быть».

Тонкое место родительского воспитания — особенно в отношении маленьких детей — знать, где проходит грань при выборе соответствующего поведения с ребенком, которое, будучи неприемлемым для детей более старшего возраста, в данном возрасте помогает малышу продвигаться вперед в его темпе. Ошибиться в одну сторону — значит препятствовать психологическому процессу сепарации-индивидуации ребенка, тогда как в другую — значит способствовать развитию ложной Самости.

«Псевдозрелый» ребенок

«Псевдозрелым» («pseudomature») называют ребенка, глядя на которого создается впечатление, что он «перепрыгнул через свое детство». Если бы можно было обернуть время вспять и взглянуть на таких людей, когда им было два-три года, то вы бы увидели «маленького мужчину» или «маленькую маму», которые, приспосабливаясь к нарциссическим склонностям своих родителей, по существу, воспитывали сами себя, при этом пытаясь отвечать почти невыполнимым требованиям родителей.

Исследования показали[30], что матери таких детей не одобряют их, когда они «ведут себя как дети», и подталкивают их к тому, чтобы они чаще вели себя как «взрослые» даже в раннем детстве. Они хотят использовать вербальный контакт вместо физического и очень не любят, когда их дети отыгрывают гнев. Они считают, что дети не должны проявлять к матери негативных чувств, если та будет вынуждена поручить их какому-то другому воспитателю. Также они считают, что дети не могут испытывать — не говоря уже о том, чтобы выражать — ярость, унижение и бессилие, которые обыкновенно испытывает ребенок в раннем детстве.

Неудивительно, что дети, которые получали такие послания вместо помощи в развитии умения справляться со своими чувствами — стыдом, яростью и агрессией, — с одной стороны, были очень удобными для взрослых, но с другой — оставались более эмоционально ранимыми, чем кажется на первый взгляд. Их жажда восхищения делает их более умными, когда они оказываются в центре внимания, но им нужно быть «лучшими» в команде, победителями в любом соревновании. Они преждевременно становятся самодостаточными и научаются избегать фрустрации, но если им это не удается, их личность просто «распадается»: с плачем, рыданиями и даже с агрессивными выпадами. Они не могут терпеть чьей-либо помощи, особенно получать ее от других детей, над которыми они склонны доминировать. Они слишком очаровательны, и язык не поворачивается называть их «испорченными», однако для них в существенной степени характерен все еще неразрешенный инфантильный нарциссизм, и они отчаянно нуждаются в том, чтобы кем-то управлять, — для подкрепления своей самооценки.

И «псевдозрелый» ребенок, и «чудовищный правообладатель» вырастают у нарциссических родителей в результате воспитания. Последний был пленником инфляционного пузыря нарциссического родителя, тогда как первого преждевременно лишили родительской опеки, что привело к формированию ложной Самости, которая кажется более компетентной, чем есть на самом деле. И тому и другому не удается отделиться от своих эмоционально опустошенных матерей, и они становятся такими, какими они нужны Матери или Отцу, а не такими, какие есть на самом деле. Их хрупкая самооценка зависит от признания других, но вместе с тем они боятся зависимости и близости, которые таят в себе угрозу обнажить их слабость и нестерпимый стыд. Они стремятся к признанию своего превосходства и могут испытывать зависть к тем, у кого есть то, чего нет у них. Хотя внешне они могут быть очаровательны, в глубине у них ледяной холод или же сильный голод, возникший из-за того, что они никогда не знали эмпатичной любви. Те из них, кто меньше всего способны справляться с чувством стыда и у кого усилилось инфантильное ощущение грандиозности и всемогущества, станут нарциссическими личностями, а в основном такие дети остаются зависимыми от чувства стыда (shame-driven) и, как это ни удивительно, начинают тянуться к тем, кто напоминает им их нарциссического родителя, и путать то, что является реальным, с тем, что реальным не является. Именно таким детям больше всего нужны стратегии выживания, о которых говорится в III части книги «Защитите себя».

Часть 3. Защитите себя. Стратегии выживания в мире нарциссизма

Глава 10. Стратегия первая: Познайте себя

Установки и поведение, характерные для нарциссических личностей, могут вызывать много самых разнообразных чувств у людей, которым приходится с ними сталкиваться. При общении с нарциссической личностью свойственные для нее искажения реальности могут заставить вас усомниться в себе и собственном восприятии действительности. Их бесстыдство, высокомерие и претензия на обладание правом может вызывать у вас гнев и возмущение. Их специфическое проявление зависти может заставить вас почувствовать себя униженным, а их ярость, использование других людей и слабые границы в межличностных отношениях могут вас напугать, вызвать чувство беспомощной уязвимости или далее оскорбить.

В основном реакция на нарциссическую личность определяется опытом предыдущих встреч с людьми такого типа. Если у вас один или оба родителя — личности крайне нарциссические, если над вами часто насмехались или стыдили брат или сестра, если вы были застенчивым или пассивным ребенком, которого эксплуатировали или оскорбляли другие дети, если ваши близкие отношения или доверительные отношения на работе потерпели крах или вы почувствовали, что нарциссические личности вас используют, — в таких случаях вы можете обладать более острой чувствительностью по сравнению с людьми, у которых не было такого опыта. История нашего общества с самого его зарождения учит нас понимать, что мы можем ожидать от других людей и как мы себя при этом чувствуем. Именно поэтому средство номер один при общении с нарциссической личностью — проверить свои ощущения и выявить тот вклад, который вносят эти реакции на нарциссическую личность в наше ощущение дискомфорта. Цель состоит в том, чтобы понять, что происходит, и прервать процесс взаимодействия с нарциссической личностью, чтобы себя защитить.

Это легче сказать, чем сделать. Зачастую наши реакции на нарциссическую личность очень сложны и далеко не всегда негативны. Иногда нас притягивают их невероятные (larger-than-life[31]) качества, а также особый способ, которым они дают нам почувствовать, что мы каким-то образом причастны к ощущению ими своей грандиозности и всемогущества. Если в качестве спутника, обращающегося вокруг планеты, мы представляем себя более полноценными или более интересными, то выбор за нами: платить полную цену или же как-то оградить себя От их притяжения. Если все же мы поддаемся, то, в конце концов, можем стать жертвой иллюзии, которая нанесет нам серьезную травму и окончательно истощит нас эмоционально. Если вы попадаете в паутину нарциссической личности, то станете серьезно запаздывать в своем развитии.

Нарциссическая личность может захватить нас в плен, воспользовавшись нашей нарциссической уязвимостью. В особенности это характерно для тех случаев, когда у нас остаются незавершенные отношения (unfinished business) с нарциссическим родителем. Такие ранние переживания оставляют у нас нереалистичные ожидания в отношении самих себя, и если мы не оправдали этих ожиданий, то ощущаем потребность испытать такое же чувство стыда, как и прежде — в детстве. Если кто-нибудь, похожий на нашего нарциссического родителя, проходя мимо, нам улыбается, то у нас появляется естественная человеческая склонность бессознательно ответить на эту улыбку — за возможность получить исцеление. Привязываясь к таким людям, мы сразу удовлетворяем свою потребность ощутить себя неповторимыми в сиянии их славы, и, отклоняясь от своего пути ради их удовольствия и в их интересах, мы тем самым подаем им сигнал, что они могут нас использовать, как им захочется. Возможность эксплуатации и избавление, от стыда — вот характерный тип взаимодействия с ними. Самые вероломные из них будут держать нас на привязи, накачивая пузырь нашей инфляции вперемежку с унижением и манипуляциями.

У молодой женщины, Тери, было хоть отбавляй нарциссических друзей и любовников, поэтому она и втянулась в нарциссическую рабочую обстановку, о которой вы узнаете подробней, прочитав главу 17. Тери долго жаждала быть любимой, эта жажда была вскормлена не одним, а сразу двумя нарциссическими родителями, и она очень упорно старалась стать такой, чтобы ею восхищались другие люди. Подобно нарциссической личности, Тери часто испытывала эмоциональное истощение и пребывала в состоянии депрессии, а также искала идеализированных отношений, в которых партнеры проявляли бы к ней повышенный интерес, чтобы она могла ощущать себя более ценной и привлекательной. Но, в отличие от нарциссической личности, Тери осознавала свой глубокий стыд из-за того, что никогда не была достаточно хорошей, могла о нем говорить и как-то пытаться его корректировать. Когда она осознала, почему ее влечет к людям, которые ощущают себя великими и всемогущими, она стала более избирательной в выборе партнеров. Но чтобы это получалось, ей пришлось сопротивляться притяжению нарциссических личностей, которых было полным-полно в ее окружении. Это было все равно что сказать «нет» наркотической зависимости, ибо те самые люди, которыми она пользовалась, чтобы улучшить свое состояние, стали настоящим препятствием на пути к принятию реальной самооценки.

Майкл пришел ко мне на консультацию с жалобами на панические атаки, которые донимали его, как только он начинал погружаться в сон. Оказалось, что в большинстве случаев это происходило в те ночи, когда наутро планировалась встреча с боссом, который, по его рассказам, был особенно заражен нарциссизмом. А Майкл был менеджером среднего звена, то есть находился между боссом и другими служащими, и у него была фантазия о спасении, идущая из глубокого детства, проведенного с матерью-алкоголичкой, так что его самооценка зависела от способности защитить своих подчиненных от деспотичного босса. Это была неосуществимая задача, но тем не менее, неудача привела к тому, что Майкл стал себя чувствовать слабым и уязвимым. Из-за этой чрезвычайно сложной проблемы у него стали возникать страхи, которые на протяжении многих лет находились в подавленном состоянии. Они-то и не давали Майклу перейти в состояние сна, поддерживая его сверхбдительность и готовность к бою. Когда он пытался заснуть, его тело резко вздрагивало, таким образом заставляя его бодрствовать. Когда Майкл понял, что защитить своих подчиненных ему не под силу и что единственный способ защититься — это подыскать себе другую работу, его панические атаки прекратились.

Тери и Майкл смогли освободиться от своих нарциссических склонностей (то есть от потребности стать совершенными, или всегда себя контролировать, или создавать инфляцию истощенной Самости, цепляясь за такие нереалистичные фантазии, как, например, «живя с таким человеком, я стану особенной» или «убив этого дракона, я всем докажу свое могущество»), обратиться к своему подавленному стыду и изменить установки и поведение, что позволило им дистанцироваться от ядовитых нарциссических личностей. Если вы считаете, что вам часто приходится сталкиваться по жизни с такими людьми или чувствовать силу исходящего от них соблазна, подумайте, какие свои старые проблемы вы пытаетесь разрешить, втягиваясь а фактически невозможные отношения.

Призмы и проекции

У нарциссической личности тоже были переживания, объясняющие ее поведение. Все мы смотрим на жизнь сквозь линзы этих переживаний, однако у нарциссической личности есть кое-что еще, — то есть не просто линза, а призма, которая отклоняет и искажает поступающие послания, помогая человеку избежать нестерпимого чувства стыда. Это значит, что вы никогда не сможете проконтролировать, как такие люди вас воспринимают, или предсказать, когда они на вас нападут, используя какой-нибудь защитный маневр, отклоняющий их стыд, препятствующий их эмоциональному истощению или восстанавливающий их инфляцию, возникшую вследствие нарциссической травмы.

Нарциссические личности постоянно переносят — или проецируют — на других людей нежелательные части своей личности. Затем они начинают себя вести так, словно эти нежелательные части их личности принадлежат другим людям; таким образом, они даже могут добиться появления у других людей ощущения, что эти чувства или черты характера действительно принадлежат им. И для проецирующего человека, и для человека, на которого попадает проекция, этот процесс остается бессознательным. Но он означает, что к вам теперь относятся как к грязи, которую они счистили с подошвы собственной психики, или же так, словно вы испытываете чувства унижения, гнева, уязвимости и никчемности — то есть именно те чувства, которые они не могут вытерпеть в себе. Они «швыряют» их вам, вы их «ловите» и на какое-то время становитесь «больным». Если вы молодой, зависимый или в чем-то еще уязвимый человек, части их личности, от которых они «отреклись», могут к вам «прилипнуть» и стать частью вашего представления о себе. Фактически именно благодаря проекции вы, прежде всего, можете обрести уязвимость, присущую нарциссической личности.

Представим на минуту, что вы медленно проезжаете на парковку по прогулочной аллее, и вдруг у вас на пути появляется подросток на скейтборде, который заставляет вас резко нажать на тормоз. Вы стремитесь сделать все, чтобы его не задеть, но поскольку он катится спиной вперед, он огрызается и кричит в ваш адрес непристойности. Агрессивным был именно он, и его поведение говорит о том, что он не может согласиться, что другие тоже могут пользоваться местом для парковки. Но, видимо, он не осознает своей агрессии и тогда «проецирует» ее на вас, реагируя так, словно именно вы нарушили его право на свободный и беспрепятственный проезд.

Если вы чувствуете в себе желание броситься за этим подростком и вложить в него часть своего ума или же вытолкнуть его на тротуар, — что не характерно для вашего обычного поведения, — то можете считать, что агрессивные чувства, которые он проецировал на вас, вы у него, переняли, и теперь они принадлежат вам. Обычно именно так все и происходит в отношениях с нарциссическими личностями; при этом иногда трудно понять, почему в некоторых ситуациях наши реакции становятся слишком интенсивными.

Теперь представьте, что вы сидите в гостях за столом и ведете захватывающую интеллектуальную беседу с дамой, сидящей рядом с вами. Вам кажется, что с ней у вас много общего, и это побуждает вас открыться человеку, родственному вам по духу. Неожиданно теплота, которая возникла между вами, исчезает, и она холодно и в упор спрашивает у вас, где вы защищали диссертацию. Затем она отворачивается и вступает разговор с человеком, сидящим по другую сторону от нее, оставляя вас в некотором замешательстве. Совершенно неожиданно для вас духовное родство закончилось, и вы не имеете никакого понятия о том, что произошло. Можно предположить: неосознанно вы сделали нечто такое, что вывело ее из состояния инфляции, и вы «довольствуетесь» тем, чтобы почувствовать на себе ее стыд, вызванный ее состоянием дефляции. Большинство из нас имеет индивидуальную уязвимость в отношении переживания стыда, но когда мы объединяемся с проекцией и принимаем за свой стыд на самом деле стыд другого человека, появляется ощущение нереальности происходящего. Мы можем осознать, что к нам отнеслись с презрением, но, как правило, с трудом допускаем, что нас поглотил стыд унизившего нас человека, стыд, который пришел в «обход» и остался недоступным сознанию.

Бывает, что встречи с нарциссическими личностями вызывают сильное ощущение дискомфорта и смятения. Действительно, трудно распознать, что относится к другому человеку, а что — лично к вам. Чем более здоровым человеком вы являетесь, тем больше у вас возможностей исследовать собственный стыд и тем лучше вы сможете представить, на какую из ваших кнопок пытались нажать. Если же вам сложно получить доступ к своим чувствам или вы не умеете считывать поведение других, то, быть может, в отношении этой проблемы вам сможет помочь психотерапевт, у которого вы захотите проконсультироваться. Вы не можете контролировать чувства, которые могут контролировать другие, но вы можете научиться сдерживать собственные реакции, как только поймете, что происходит. Понять, чем вызваны ваши чувства, и принять их как собственные — значит сделать первый шаг, чтобы защититься от ядовитого воздействия нарциссизма. Наладив контакт со своими собственными чувствами, вы сможете отклонять [от себя] стыд, который включается внутренней призмой нарциссической личности.

Принципы, необходимые для выживания

1. Осознавайте свои чувства, находясь в обществе человека, который постоянно вызывает у вас чувство стыда, неловкости, гнева, а в особенности если он идеализирует вас или других людей. Такие чувства могут служить превосходным сигналом, что вы находитесь в обществе нарциссической личности. Как только вы распознаете, с кем имеете дело, ваше положение станет гораздо более выгодным с точки зрения защиты.

2. Если вы либо ощущаете неловкость, либо испытываете бурные чувства в присутствии нарциссической личности, спросите себя: на какую вашу кнопку этому человеку удалось нажать. Вспомните эпизоды из прошлого, когда вы испытывали такие же чувства, и с этой более эмоционально отдаленной точки подумайте, почему ваша реакция именно такова. Не бойтесь посмотреть на свою собственную нарциссическую уязвимость, ибо именно такое отношение к себе сделает вас сильнее.

3. Как только вы полностью убедитесь, что выявили поступок или способ поведения, который является лично вашим, подумайте, что ваши чувства каким-то образом помогают нарциссической личности совладать со стыдом. Постарайтесь не принимать на свой счет все, что происходит. Если бы даже такое можно было бы принять близко к сердцу, на самом деле это не так. Вас просто делают крайним.

4. Вам нужно найти способ отстраниться от чувства унижения, которое вызывает у вас нарциссическая личность. Иногда для простоты достаточно представить, что этим человеком изнутри управляет двухлетний ребенок.

5. Уклоняясь от стыда, который проецирует на вас нарциссическая личность, сопротивляйтесь побуждению ей отомстить. Не пытайтесь спорить с таким человеком или его просвещать. Нарциссическая личность готова на многое, чтобы бессознательный процесс продолжал оставаться бессознательным. Если вы попытаетесь на это повлиять, то лишь обострите ситуацию: навредите себе и испытаете ощущение дискомфорта.

6. Вам будет вполне достаточно знать, что вы избавились от проекций, вернув их обратно — на то место, откуда они взялись, — с вашей точки зрения, независимо от того, как смотрит на ситуацию нарциссическая личность. Если вы решите, что с вас довольно неприятностей, и захотите обратиться за помощью, чтобы более глубоко проработать этот материал, то такую помощь вам сможет оказать профессиональный психотерапевт.

Глава 11. Стратегия вторая: Сохраняйте связь с реальностью

Отсутствие прочной связи с реальностью — это еще один важный признак нарциссизма. Используя идеализацию, предвкушение совершенства, сконструированные образы, иллюзии, искажения фактов, надуманные катастрофы или другие разновидности преувеличений, искажений или откровенной лжи, нарциссические личности пойдут на все, чтобы избежать столкновения с реальностью, которая будет пробуждать у них стыд, и поддерживать фантазии, сохраняющие у них ощущение грандиозности и всемогущества. Для этого им нужны соучастники — люди, которые восхищаются ими и выполняют их требования, а зачастую им хочется, чтобы все мы тоже удовлетворяли их потребности. А затягивает нас в их паутину именно наше стремление чувствовать себя более ценными, бодрыми и энергичными. Насколько мы им нужны, чтобы справиться с их невыносимым стыдом, настолько же они могут понадобиться нам для заполнения нашей собственной пустоты.

За исключением настоящих мазохистов никто не вступает в отношения с нарциссической личностью, желая, чтобы его унизили, уязвили или превратили в козла отпущения. Никто не хочет почувствовать себя напуганным, увидев, как нарушаются его права или как его используют. Никто не хочет крутиться вокруг другого человека, у которого Эго является хрупким, как яичная скорлупа, или который приходит в ярость, когда ему перечат. Тогда почему везде так много нарциссических личностей, размазанных, как крем, по верхушке социального торта? Почему они оказываются такими выдающимися среди наших избранных политических деятелей, спортивных кумиров и «звезд» эстрады? Почему они возглавляют крупные корпорации и ведут за собой толпы преданных приверженцев? Почему женщины теряют голову в присутствии высокомерных мужчин, а мужчины рядом с пустыми, поверхностными женщинами?

Перед соблазнительным очарованием нарциссической личности нас делает уязвимыми не что иное, как наша собственная потребность в инфляции. Если самооценка слегка пошатнулась или в жизни чего-то не хватает, нарциссическая личность тут как тут и может предложить сильнодействующее средство.

Чарлин всю жизнь мечтала стать врачом, как и ее могущественный отец, но в колледже она влюбилась, и эта влюбленность привела ее к скоропалительному замужеству и материнству, и в результате она выучилась только на медсестру. В течение многих лет она занималась черной работой вблизи от желанной профессии, пока однажды не вступила в должность старшей медсестры в специализированном отделении престижного госпиталя. Будучи здравомыслящей, сообразительной и чрезвычайно трудолюбивой, она привлекла к себе внимание главного врача больницы, обаятельного амбициозного мужчину, который, используя похвалу, манипулировал своими подчиненными, заставляя поверить, что их грандиозные мечты воплотятся в реальность. Когда в отделении, где работала Чарлин, освободилось место администратора, на Чарлин сразу перевалили эту работу. Однако на деле она совсем не осознавала, какую цену заплатит, становясь ключевым игроком в больничном «dream team»[32].

Спустя какое-то время на выносливые плечи Чарлин взвалили непосильную работу. Когда бюджет отделения урезали и главврач не захотел пожертвовать своими планами, Чарлин согласилась исполнять дополнительные функции (и, разумеется, нести дополнительную ответственность), чтобы поддержать прекрасную репутацию госпиталя. К тому времени она уже работала шестьдесят и более часов в неделю. Но за это время у Чарлин увеличилась не только работа. За четыре года такой жизни она приобрела лишних семьдесят фунтов[33] и вдобавок широкий спектр недомоганий вследствие неумеренного употребления ибупрофена[34]. Ее просторный офис, ставший ее вторым домом, был до потолка завален рабочими бумагами. Она редко брала больше нескольких дней отпуска, и личная жизнь, которая у нее когда-то была, ушла в небытие. Однако ее начальнику это было малоинтересно, поскольку навешивал на себя один титул за другим. Возможность стать частью его грандиозной фантазии вознаградила ее работой, истощившей ее жизнь.

Всем нам хорошо известны такие люди, которые с готовностью отдают себя в жертву чьей-то идее. Если этот кто-то является нарциссической личностью, то его приверженцы, убежденные, что они наполняют его энергией, очень ошибаются, ибо их энергии всегда будет мало, а со временем нарциссическая личность еще больше опустошается, и тогда ей приходится привлекать свою мощную фантазию, чтобы оправдать приносимую на его алтарь жертву. Этого вполне достаточно, чтобы сделать вас больным.

Барбара пришла ко мне на консультацию с жалобами на проблемы со сном и потерю аппетита, на безнадежность и беспомощность, которые являются верными признаками депрессии. У молодой, прекрасно образованной, умеющей хорошо говорить и внешне привлекательной женщины должны были реализоваться возможности, позволяющие использовать все ее весьма существенные полезные качества, чтобы жить полноценной жизнью. Но вместо этого она делала все, чтобы развестись с мужчиной, которого не уважала, который занимался ненавистной ей работой, а кроме того, у нее были проблемы со здоровьем, которые, как ей казалось, никогда не кончатся. Оказалось, что она «завязла» в своей беде, не будучи способна принимать решения, которые направили бы ее жизненный путь в лучшую сторону. Чтобы это понять, нужно было время, и я наконец поняла почему.

У Барбары был любовник, с которым она тайно встречалась, женатый мужчина, который для нее был центром вселенной. Этот мужчина и его жена были столпами их сообщества, и их идеализированный брак был частью их мистификации и эффективной работы. Но Барбара была убеждена, что его супружеская любовь уже давно умерла, и рассказывала, что ее любовник и его жена живут фактически порознь, за исключением совместных появлений на публике, которых требовал имидж их семейства. Барбара была уверена в важности работы, которую они делали, и могла войти в положение своего любовника, понимая его объяснения, почему ему так трудно развестись с женой. Однако она не понимала, в какой мере ее собственная жизнь, которую она приносила в жертву, имела отношение вовсе не к любви, а к тому, чтобы помогать этому мужчине держать свое подверженное инфляции социальное лицо.

Рассказы Барбары о ее неудачном браке имели негативную окраску, ибо она уже не могла реалистично оценить положительные качества своего мужа, когда сравнивала его со своим идеализированным любовником. С мужем она развелась: отчасти потому, что он превратился для нее в парию, а отчасти — чтобы дать сигнал своему любовнику, что она готова перевести их отношения на следующий уровень. Но когда ее любовник не предпринял соответствующих шагов, чтобы освободиться, она почувствовала себя опустошенной. Юна даже не могла вникнуть в свою работу, ибо вся ее жизнь застыла в ожидании, когда любовник разведется со своей женой. И пока Барбару не легла на операцию, после которой ей пришлось долго восстанавливаться, она не осознала полного воздействия этой дилеммы на ее здоровье. Она использовала любую возможность, чтобы очутиться «гам», рядом с мужчиной, который не заботился о ней даже тогда, когда он ей был очень нужен.

Барбара закончила у меня лечиться прежде, чем разрешилась ее ситуация, поэтому я так и не узнала, сделал ли любовник ее мечты явью, или же она, наконец, нашла в себе силы вырваться из паутины. Но к тому времени, когда она закончила терапию, уже было ясно, что она настолько себя разрушила, стремясь соответствовать нарциссическому стилю жизни своего любовника, что утратила многое из того, что ей было нужно для освобождения. Ей уже и так пришлось принести в жертву своим идеализациям большой период своей молодой и многообещающей жизни.

Принципы, необходимые для выживания

1. Вместо того чтобы прицеплять свой вагон к звездному составу нарциссической личности, обретите свою мечту. Независимо от того, насколько интересной может казаться нарциссическая личность, она руководствуется своими нарциссическими целями и окружает себя фантазиями. Чем больше вас захватывает сеть ее фантазий, тем больше вы теряете себя.

2. Старайтесь видеть людей такими, какие они есть, а не такими, какими вы хотите их видеть. Идеализация других людей выполняет важную функцию в разные периоды жизни, однако из-за детского мышления, не замечая потенциальных опасностей, вы настаиваете на доброте или благих намерениях человека, который вас использует или причиняет вам боль. Проблема состоит не в том, хорош или плох этот человек, а в том, можно ли иметь дело с человеком, обладающим определенными «недостатками». Воздействие зла не прекратится лишь потому, что вы не хотите повернуться к злу лицом.

3. Постарайтесь понять: если нарциссическая личность лжет, причиняет другим людям боль или не обращает на них внимания, подрывает доверие, использует других в своих интересах или проявляет недостаточно сочувствия, готовьтесь к тому, что рано или поздно такое поведение будет относиться именно к вам. Не попадайтесь в ловушку оправдания, что вас уберегут какие-то особые отношения с таким человеком. Такая фантазия говорит о том, что вы запутались в нарциссической паутине, и служит вам сигналом возвращения к реальности. Если вы склонны доверять нарциссической личности, которая скверно себя ведет, поверьте, этот человек проявляет нарциссический способ поведения, а не ведет себя «открыто по отношению к вам».

4. Не вступайте в отношения с нарциссической личностью, воображая, что собираетесь изменить этого человека или что он изменится из-за чувств, которые к вам испытывает. Хотя люди иногда меняются под воздействием межличностных отношений, но для такого изменения требуется нечто, отсутствующее у нарциссической личности, а именно — способность откликаться сочувствием на проявление сочувствия.

5. Время от времени хорошо помечтать, но если вы склонны иной раз надолго покидать реальный мир, то, вернувшись, вы можете нечаянно обнаружить, что кто-то вломился в вашу жизнь и ее обокрал, пока вас «не было дома». Лучшей защитой от таких нарциссических вторжений и эксплуатации служит хороший и крепкий охват своей нарциссической уязвимости и оценка собственных ресурсов. Живите в реальности и стремитесь сделать так, чтобы она вознаграждала вас настолько, насколько позволяют ваши способности. Если вы не можете контролировать свое ощущение грандиозности или у вас есть потребность в идеализации, то, возможно, вы же сами препятствуете своему счастью.

Глава 12. Стратегия третья: Установите границы

Все мы гораздо лучше ладим друг с другом, если устанавливаем и соблюдаем прочные границы в межличностных отношениях. Мы становимся более чувствительными к установлению границ в результате нашего растущего осознания, например, таких проблем, как сексуальное притеснение или некоторых довольно изощренных форм насилия над детьми. Однако те границы, которые привычно нарушает нарциссическая личность, нам с трудом удается распознать, в особенности если в процессе воспитания нас не научили устанавливать прочные границы.

Пожалуйста, вспомните о том, что развитие нарциссической личности задерживается прежде, чем у нее развивается способность видеть свою Самость отдельно от Того, Кто Удовлетворяет Его Потребности. Такие люди остаются в состоянии внутреннего психологического слияния с всемогущим и всезнающим воспитателем, и такое слияние становится рабочей моделью для взаимодействия с другими людьми. Нарциссические личности относятся к людям так, словно те существуют лишь для того, чтобы удовлетворять их потребности, и практически не обращают внимания на тех, кого они не могут как-то использовать. С точки зрения психологии они на самом деле «не видят» никого за исключением тех, кто может что-то сделать для них. Они могут быть хорошо развиты в других отношениях, могут быть умными, обаятельными, успешными и даже любимыми, но вы почувствуете характерные черты их детского нарциссизма в том, как они относятся к окружающим. В таких отношениях вы столкнетесь с неизбежными для них нарушениями границ. Это самая важная, ключевая черта нарциссической личности, — гораздо более важная, чем тщеславие, высокомерие, эгоизм и любые другие качества, которые мы привыкли считать нарциссическими. Не обращая на нее внимания, вы подвергаете себя риску.

Многие нарушения границ оказываются столь же вопиющими и столь же очевидными почти любому человеку, как и преступление против человека или его собственности. Однако есть и другие, более изощренные нарушения, которые даже могут казаться «нормальными», особенно если вы воспитывались в семье, где обособленность вызывала страх или лишала уверенности в себе. Например:

Были ли у вас брат или сестра, которым разрешалось без спроса брать ваши игрушки, вашу одежду или другие вещи, например косметику или туалетные принадлежности?

Были ли у вас брат или сестра, которым все спускалось с рук, когда они вас дразнили или причиняли вам физическую боль?

Кто-то из ваших родителей обычно отбирал у вас игрушки или одежду или наказывал вас, когда вы вели себя послушно?

Случалось так, что кто-то из ваших родителей врывался в вашу спальню или ванную комнату, не постучав в закрытую дверь, слушал, как вы разговаривали телефону, или читал вашу почту или дневник? Вам предлагали выбрать, чем вы хотите заниматься: музыкой, спортом или хобби, или такие решения принимались за вас?

Если подобные эпизоды были обычным явлением в вашей семье, то вы могли стать взрослым, не осознавая важности личностных границ, и не готовы себя защищать. Когда вы стали взрослым, вас уже ждали другие вызовы. Например:

Были ли у вас друзья или родственники, которые имели привычку останавливаться у вас в доме без приглашения, приходить к вам рано в гости, залезать в вашу аптечку или шкафы, все время просить у вас содействия, тем самым ставя вас в неловкое положение, или ожидать, что вы бросите свою работу, чтобы помочь им в беде? Как насчет тех, кто не хотел делить вас с кем-то еще, даже с вашим супругом (или супругой) или вашими детьми, и причинял вам боль, если вы не включали этого человека в большую часть или во всю вашу общественную деятельность? И как насчет тех, кто часто покупал такую же или похожую одежду, машину, дом или мебель?

Можно сказать, что ваш супруг (или супруга) регулярно читает вашу личную почту или без вашего разрешения роется в вашем кошельке, бумажнике или карманах? Читает ли он (или она) ваш личный дневник у вас за спиной, проверяет ли он (или она) тайком от вас ваш мобильный телефон? Случалось ли, чтобы ваш супруг (или супруга) выбрасывал какие-то ваши личные вещи, представляющие для вас ценность, не спросив у вас разрешения?

Можно сказать, что ваши соседи по комнате или члены вашей семьи все время берут без спроса деньги из вашего кошелька или бумажника или так же без спроса пользуются вашей одеждой или другими личными вещами? Берут ли они напрокат без разрешения вашу машину?

Советуют ли вам ваши родственники или друзья, как воспитывать детей, когда их об этом не спрашивают? А бывает так, что они моют вашу кухню или ванную, стирают вашу одежду или переставляют вашу мебель, не посоветовавшись перед этим с вами?

Допытывался ли кто-то из родственников или друзей, куда вы вкладываете деньги, сколько стоит ваша машина, дом, сколько вы потратили на отпуск и сколько денег у вас на счету в банке?

Случалось ли, чтобы член семьи, «значимый другой» (significant other) близкой подруги или человек, наделенный властными полномочиями, пытался вступить с вами в сексуальные или романтические отношения?

Есть ли у вас сосед, который следит, когда вы приходите и уходите, заглядывает к вам в окно или за вашу изгородь, играет с вашей кошкой или собакой, когда вас нет дома, или позволяет себе пользоваться вашей собственностью?

Можно ли сказать, что ваш босс все время ожидает, что вы откажетесь от обеденного перерыва и других перерывов в работе, задержитесь на работе или возьмете работу на дом? Бывает ли, что на работе в ваше отсутствие кто-то входит в ваш кабинет или садится за ваше рабочее место (кроме случаев, когда вы об этом знаете, или с вашего разрешения)?

Донимают ли вас другие люди, задавая вам слишком личные вопросы, делая замечания в отношении вашей внешности, когда их об этом не просят, или пытаясь высказать вам свое мнение о вашем самочувствии?

Все приведенные выше примеры относятся к нарушениям границ, которые в той или иной мере испытал каждый из нас. Иногда такие вещи бывают простительными или же представляют собой частные случаи, не характерные для данных отношений. Однако нарциссические личности нарушают границы все время, причем делают это не задумываясь и будучи абсолютно убеждены, что имеют право на такие поступки. Их потребности оказываются важнее, чем ваши, они все знают лучше вас и оскорбятся, узнав о том, что вы считаете их нахальными, бестактными или невнимательными к другим. Невероятно, чтобы нарциссическая личность скорректировала такое поведение лишь потому, что вы обратили на это внимание. Чтобы защитить себя, вам нужно уметь устанавливать границы.

Принципы, необходимые для выживания

1. При установлении границ ключевым словом является Контроль — мы говорим о вашем контроле. Поскольку вы вступаете в контакт с человеком, которому, возможно, контролировать себя легче, чем вам, то хорошо продумайте заранее, как вы собираетесь его осуществлять. Что вы в первую очередь хотите достичь и за какое время? Как вы пытались вести себя с этим человеком раньше, и что из этого получилось, а что нет? Чем отличалась та ситуация от нынешней (если она вообще отличалась)? Появились ли какие-то изменения в соотношении сил между вами и нарциссической личностью? Что работает на вас, а что против вас? Можете ли вы перечислить других людей, готовых вам помочь? Как лучше действовать: прямо или обходным путем? Как вы планируете укреплять свои границы? Будьте реалистом, но вместе с тем помните, что в жизни очень мало ситуаций, в которых вы действительно оказываетесь бессильны. Как правило, есть шанс, что со временем ваши возможности увеличатся, но сначала важно рассмотреть все варианты выбора, а затем — действовать.

2. В зависимости от ваших отношений с нарциссической личностью, от того, в чьих руках находится реальная власть и готовы ли вы идти на риск, вы можете принять решение, необходима ли прямая конфронтация с проблемой. Применение обычных методов, повышающих уверенность в себе, при взаимодействии с нарциссическими личностями зачастую оказывается неэффективным. Если вы обращаете их внимание на тот факт, что вовсе не являетесь их продолжением, если вы огорчаетесь из-за того, что они сделали или не сделали, то они это воспринимают как угрозу для их ощущения особости, грандиозности и обладания правом. Вы также можете быть уверены, что любая конфронтация с их поведением, обусловленным нарциссической травмой, помешает удовлетворению их потребности в том, чтобы их считали совершенными, будет вызывать у них стыд, а значит — и формирование защит, препятствующих возникновению стыда. Поэтому если вы заинтересованы в сохранении отношений с нарциссической личностью, вам понадобится найти самый мягкий способ, позволяющий до нести до них ваше послание, и затем искусно избавить их от чувства стыда. Будьте тверды и придерживайтесь сути, но вместе с тем проявляйте уважение и доброту. Но всегда ведите себя легко и проявляйте эмпатию, ибо зачастую ваше послание может быть воспринято превратно — то есть как унизительное для нарциссической личности. Неплохая идея — предварительно сказать все, что вы планируете, человеку, которому вы можете доверять. Если вы сами послушаете свою речь, это добавит вам уверенности в себе, а объективная обратная связь поможет вам «отшлифовать» свою «презентацию».

3. Прежде чем вступать в контакт с таким человеком, благоразумно было бы проработать любой гнев, который вы испытываете в его адрес. Сосредоточьтесь на том, насколько лучше вы себя почувствуете, предприняв необходимые шаги, чтобы себя защитить. Старайтесь избежать проявлений импульсивности и побуждений отомстить за все плохое, что он вам сделал в прошлом. Хотя вы можете испытать немалое удовлетворение, дав выход своим чувствам («unload»), такое поведение включает в себя потерю контроля, которую вы не можете себе позволить. Продуманно выберите время и место и постарайтесь сохранять спокойствие и даже эмоциональную отстраненность, как если бы вы ставили ограничения маленькому ребенку. Вам пригодится все ваше умение понимать себя, чтобы отвечать на реакцию нарциссической личности при любой попытке установить границы с ней.

4. Будьте готовы к любым изменениям в отношениях, даже не таким, которых вы добивались. Нарциссическая личность должна найти какой-то способ смириться с фактом, что теперь вы станете сами управлять своей жизнью, ибо это обстоятельство может серьезно нарушить ее внутреннее равновесие. Она может устраивать вам проверки с разных сторон ваших отношений, чтобы посмотреть, как далеко вы можете зайти в своем отделении от нее и стать «самостоятельной личностью». Такой человек может дистанцироваться от вас, перенаправив свой контроль на кого-то еще, что может ощущаться вами даже как некая утрата. Он может попробовать манипулировать вами, оказывать на вас давление или постараться соблазнить, чтобы вы убрали границы, а он восстановил ту власть, которую имел над вами раньше. Подобные вещи могут показаться весьма странными и вызывающими, если вы не прошли через это раньше. Не торопитесь: подумайте о том, что вы чувствуете, и о том, что происходит, и тщательно взвешивайте свои слова. Старайтесь не попадаться в старые ловушки.

5. Как только вы установили границы, соблюдайте их. Уступив нарциссической личности, вы тем самым ей продемонстрируете, что вас не следует принимать всерьез. Возможно, вам всегда придется быть настороже при взаимодействии с этим человеком, но именно в том пространстве, которое вы защитите, вы сможете чувствовать себя здоровым и счастливым.

Глава 13. Стратегия четвертая: Формируйте взаимные отношения

Один из самых лучших способов выдержать общение с нарциссической личностью — в самом начале контакта избежать излишней вовлеченности в отношения с ней. А если вы не сможете избежать общения с таким человеком, постарайтесь ограничить свои отношения с ним и вместо него окружите себя более здоровыми людьми, способными на взаимные уступки в межличностных отношениях. С этой же точки зрения вам лучше было бы избежать ядовитого окружения, в котором процветает нарциссическая личность, и вместо него искать такое, в котором признаются и принимаются различия между людьми, сохраняются здоровые границы и ожидания являются ясными и реалистичными.

Если вы выросли в нарциссической семье, то вам придется особенно много работать для достижения этих целей. Можно быть уверенным, что родительский нарциссизм наложил на вас свой отпечаток. Вы можете чувствовать себя недостойным таких отношений, в которых люди вас по-настоящему ценят и уважают, и вам могут быть неизвестны ритмы в отношениях, характерные для взаимности. Не отчаивайтесь. С помощью инсайта, прикладывая усилия и сохраняя самоконтроль, вы сможете преодолеть эти оставшиеся с детства препятствия и жить в здоровой обстановке. Возможно, вам даже удастся это сделать, сохранив отношения с нарциссическими личностями в своей семье, однако это будет сложно сделать, и результат будет сомнительным. Продолжая взаимодействовать с такими людьми и вместе с тем пытаясь продолжать свой жизненный путь, вам, скорее всего, придется дистанцироваться от таких людей, по крайней мере, на время.

Есть такое выражение: друзья — это семья, которую мы выбираем. Если нарциссизм присущ главным членам вашего семейного клана, то вам особенно важно подходить мудро к выбору друзей — и вдвойне важно для любовных отношений, включающих в себя физическую близость. Мы склонны к тому, чтобы всякий раз переписывать драму нашей жизни в детстве, стараясь написать новый конец, но если мы подходим к таким отношениям, которые требуют «основательного ремонта», не слишком осознавая их или не встав обеими ногами на твердую почву реальности и не научившись ставить ограничения, то, по всей вероятности, нас ожидает такой же финал, как и в начале действия. С другой стороны, если мы осознаем свою уязвимость и стараемся видеть ясную картину сквозь искажающие линзы иллюзорных желаний и страхов, а также находим в себе мужество, чтобы защититься от тех, кто готов нас использовать, не обращая внимания на нашу индивидуальность, — значит, мы можем изменить свою жизнь. Очень хорошо начать эти изменения с выбора здоровых друзей и возлюбленных.

Что такое взаимные отношения?

1. При взаимных отношениях каждый партнер вносит в них какой-то вклад и каждый партнер получает от них какую-то пользу. И вклад, и польза должны быть оговорены либо они должны быть совершенно равными. При этом крайне важно, чтобы каждый человек чувствовал, что он получает нечто ценное в обмен на то, что дает.

2. В определении ролей дающего и принимающего есть определенная гибкость. Будь то молчаливое интуитивное понимание, формальный контракт или нечто промежуточное, существует механизм, благодаря которому каждый партнер знает, когда он получает, а когда отдает. Все время, пока продолжаются отношения, у обоих партнеров присутствует ощущение искренности и взаимности.

3. Оба партнера обладают способностью ощущать ценность своего вклада в отношения и выражать признательность за то, что они получают.

4. Обе стороны ценят обособленность, индивидуальность и наличие границ. В случае конфликта оба партнера пытаются проработать свои различия, проявляя уважение к чувствам и точке зрения своего партнера.

5. Нет никакой необходимости «вести счет». Отслеживание, кто что сделал и кто кого «поимел», указывает на то, что кто-то из партнеров чувствует, что их отношения не взаимны или у него есть сложности, то есть иногда ощущается несоответствие между тем, что он дает, и тем, что получает.

Если вы воспитывались в относительно здоровой семье, то, вероятно, многие из этих принципов вам близки и являются вашей второй натурой. Хотя у вас могут быть какие-то «кнопки», на которые время от времени кто-то нажимает (ничьи «лучшие годы» не были идеальными и совершенными), маловероятно, что вы проецируете нездоровые части свой личности, искажаете реальность и, скорее всего, вы менее уязвимы в отношении созвучия вашего внутреннего мира проекциям других людей. Короче говоря, скорее всего, у вас достаточно устойчивые границы, и вы практически не испытываете потребности жить в мире фантазии. Есть люди, которые в раннем детстве подвергались сильному нарциссическому воздействию и могли унаследовать внутреннюю искажающую призму. У вас, к счастью, сформировалось мало внутренних помех, не дающих точно воспринимать то, что вы считываете или слышите от других. Поскольку вы имеете реалистичный взгляд на себя (как в отношении силы, так и в отношении слабости), а также способность к эмпатии, то вы можете «входить в положение других людей» и смотреть на них, находясь в уравновешенном состоянии. Ваша личная жизнь относительно свободна от межличностных конфликтов, так как вы стараетесь вступать в отношения с другими здоровыми людьми.

Если вы воспитывались в здоровой семье, но столкнулись с нездоровыми проявлениями нарциссизма, например, на работе или в каком-то другом месте, где взаимодействие с людьми не зависело от вашего выбора, — в церкви, в клубе или в других социальных группах, к которым вы принадлежите. Увы, нарциссические личности есть повсюду, и если не удается их избежать, вы должны понимать последствия своего выбора, признавать все ограничения и присущую вам уязвимость, реалистично воспринимать того, с кем вы имеете дело, и устанавливать необходимые границы. Будьте признательны, что в вашей жизни есть взаимные отношения в противовес нарциссическим, которые неизбежно встают на пути всех ваших устремлений в современном мире. Те люди, которым повезло меньше, платят высокую цену за то, чтобы достичь такой Самооценки, которую вы получили в дар от здоровой семьи.

В IV части книги «Особенные люди» мы вернемся к этим защитным (coping) стратегиям на более глубоком уровне, применительно к обстоятельствам, в которых нарциссизм может быть особенно мучительным. В главе 14 мы рассмотрим подростковый возраст как повторение стадии, на которой ребенок начинает ходить, — но на более высоком уровне. В этот период некоторые проявления нарциссизма являются нормальными, а некоторые — нет. Вы думаете, что понимаете разницу? Вы узнаете, что говорят специалисты, и увидите, насколько хорошо вы можете судить о поведении подростка.

В подростковом возрасте часто проявляется зависимое поведение, когда развитие мозга и характера подвергается испытанию биологическими и Социальными факторами, присущими взрослению. У людей, которые с раннего возраста испытывают дефицитарность, она сочетается с уникальной непереносимостью чувства стыда, и в результате такого сочетания формируется весьма интересная связь между зависимостью и нарциссизмом. В главе 15 вы узнаете, как разлады в семье и в развитии Самости могут привести к наркотической зависимости, и можно даже предсказать, какому именно наркотику будет отдано предпочтение. Является ли нарциссическая личность также зависимой? Могли бы вы сами стать созависимой личностью?

Изучение вопросов любви и близких отношений побудило нас обратиться к исследованию ранней привязанности к «первичному воспитателю». От того, насколько мы чувствовали себя любимыми, насколько у нас было развито ощущение безопасности, насколько нам удалось справиться со своим детским нарциссизмом и насколько у нас сформировалась психологическая автономия, зависит эмоциональный тон в близких отношениях на протяжении всей жизни. Ощущение подверженности инфляции, фантазии об идеальной любви, примитивное стремление к слиянию — является ли все это любовью или нарциссизмом? Ответы найдете в главе 16.

В большинстве случаев современная рабочая обстановка является стрессовой; при этом нарциссическое руководство оказывает вредное воздействие на рабочих и служащих. Так как нарциссические личности стремятся к власти, которая бы накачала их инфляцию и избавила бы их от чувства стыда, то, скорее всего, мы столкнемся с самыми наглыми и самыми безжалостными из них там, где есть хотя бы малая толика подконтрольного им «piece of turf»[35]. В главе 17 можно узнать об уязвимости, Скрывающейся за маской всемогущества, которая побуждает нарциссическую личность одним шевелением перста делать нестерпимой жизнь других людей. Если вы хотите продолжать с ней игру, то в этой же главе вы найдете «прикуп», который позволит вам остаться «при своих».

Если, по вашему мнению, с Мамой и Папой было трудно жить, пока вы были маленьким, то просто подождите, что станет с ними, когда процесс старения медленно и безжалостно лишит их привычных им защит. Глава 18 полезна для любого взрослого ребенка, родители которого являются нарциссическими личностями и который все еще питает надежду — пока есть время — чтобы его воспринимали как индивидуальность и чтобы он имел в глазах родителей хоть какую-то ценность. В какой мере вы можете идти на уступку в отношениях, которые обещают так мало взаимности? Престарелая нарциссическая личность подвергнет вас решительному испытанию.

Часть 4. «Особенные люди». Нарциссические личности в вашей жизни

Глава 14. Подростковый нарциссизм: что нормально, а что нет

Здесь пойдет речь о тех особенностях подросткового возраста, которые, видимо, «нажимают на кнопки» взрослых людей. Скажем честно: некоторые из них имеют отношение к зависти — у подростков веское множество таких качеств, которые были для нас ценными и которые с возрастом мы утратили. И сама их юность, их энергия и многообещающее будущее могут заставить нас ощутить себя выпотрошенными и истощенными. Мы почувствовали бы облегчение боли, связанной с нашими нарциссическими травмами, если бы подростки относились к нам с уважением и проявляли интерес к тому, что нас волнует. Но слишком часто мы чувствуем себя в созданном ими мире людьми второго сорта, неуместными и в общем-то не нужными им, за исключением того, чтобы удовлетворять их потребности и служить объектами для насмешек. Тем из нас, кто становился крайним в отношениях с какой-нибудь нарциссической личностью, все это кажется очень хорошо знакомым. Есть ли у вас подозрение в том, что ваш ребенок заражен нарциссизмом?

«Где тот малыш, в которого я столько вложил?»

Любой сбитый с толку родитель одиннадцати- или двенадцатилетнего подростка может вам много рассказать о ребенке, который привык возиться с Мамой или Папой на кухне или в гараже, родители у него вызывают доверие, слушают его глупые шутки, а сам он в глубине души ждет родительских объятий и поцелуев. Затем он вдруг прекращает вежливо общаться со всеми, кто старше его на один-два года, легко поддается сменам настроения, становится непонятным для окружающих и полностью уходит в себя. Когда ребенок неожиданно сталкивается с наступающим пубертатом, у родителей появляется повод подумать, не стал ли их драгоценный отпрыск жертвой «похитителей тел» (body snatchers) с телеканала MTV[36]. Что с ним происходит, не Лора ли бить тревогу в связи с тем, что это очень похоже на нарциссическое поведение?

Прежде всего, у ребенка заговорили определенные гормоны, и это нормально. Пубертатный период начинается[37] с того, что область мозга, которая называется гипоталамус[38], «просит» крошечную железу, которая называется гипофиз[39], послать «сигнал», который «пробуждает» половые органы — яички и яичники, чтобы произошел их «запуск» и они начали функционировать. Гормональные всплески — в особенности это касается мужского гормона тестостерона (который у женщин также вырабатывается, но в меньшем количестве) вызывают стремительное переключение эмоций, которое мы видим у подростков, и быстрые перепады чувств — от ощущения пребывания на потолке всего мира до полной утраты доверия, и такие реакции чрезвычайно типичны, в особенности в начале подросткового возраста. Однако это лишь часть общей картины.

Хотя гормональные всплески и спады и соответствующие им эмоциональные состояния продолжаются в течение всей жизни, в начале подросткового возраста эта новая энергия оказывается совершенно незнакомой и очень мощной. В этих условиях бывает так, что общий эмоциональный фон меньше связан с самими гормонами, чем с психологическим воздействием огромного количества явных физических изменений. Начинаясь в возрасте где-то от восьми до шестнадцати лет (у девочек — раньше, чем у мальчиков), происходит скачок в развитии, который начинается с роста конечностей и затем постепенно распространяется на туловище, и в этот период, глядя на детей, может показаться, что их тело состоит из одних рук и ног. К возрасту десяти-двенадцати лет их огромный аппетит приводит к накапливанию жира, и они начинают постепенно набирать вес. Затем происходит новый скачок их роста, который «сжигает» часть накопленного жира и перераспределяет оставшийся в соответствии с разницей в мужском и женском телосложении. Обычно девочка в возрасте десяти-четырнадцати лет прибавляет в весе около тридцати восьми фунтов[40] и в росте — около десяти дюймов[41]; а мальчик в возрасте двенадцати-шестнадцати лет прибавляет в весе около сорока двух фунтов[42] и в росте — около десяти дюймов. Хотя они становятся еще более взрослыми: у девочек формируются молочные железы, а у мальчиков на лице начинают расти волосы (и сопутствующие им неизбежные прыщи, заставляющие их страдать), — дети убеждены, что все смотрят на них с презрением. В результате развивается хроническое состояние униженности, которое приводит к формированию целого репертуара защитного поведения и установок. Когда вы здесь обнаружите присутствие семи смертных грехов нарциссизма, имейте в виду, что так подростки пытаются справиться со стыдом.

Вместе с тем, когда происходят все эти физические и эмоциональные перемены[43], сознание подростков также продолжает развиваться. Большинство из них обладали способностью к логическому мышлению, начиная со средних классов начальной школы, но в подростковом возрасте эта способность расцветает пышным цветом, и они начинают мыслить абстрактно, строить гипотезы и овладевают методом дедукции. Итак, теперь они могут делать характерные выводы исходя из своих расширяющихся общих знаний, а их гибкое мышление доставляет им не меньше радости, чем беготня друг за другом вокруг школы, и становится не менее соблазнительным, чем когда-то оказалась палка для обезьяны. Здесь имеет место более сложная версия влюбленности годовалого ребенка в окружающий мир: подростки влюбляются в мечты и фантазии, особенно — в свои собственные.

По иронии судьбы, из новой развивающейся способности к мышлению, согласно дедукции, следует, что подростки должны научиться отчуждению от собственных переживаний, так как все, имеющее отношение к ним самим и к их внутреннему миру, окрашивает их видение внешнего, окружающего мира. Эгоцентризм становится нормальной частью подросткового мышления, как это было в том возрасте, когда они только учились ходить, и выполняет ту же цель адаптации, приспособления к окружающему миру. Они готовятся принимать на себя новые роли и новую ответственность, и если в своем восприятии они оказываются сильными и замечательными, это может вызывать переполнение их эмоциональной сферы.

Как правило, подросткам свойственно фокусироваться только на себе, не обращая внимания на других, например, они уверены в том, что их мысли, чувства или переживания являются уникальными и обладают гораздо более высокой ценностью в общем мироустройстве по сравнению с их реальной ценностью. Словно постоянно выступая перед воображаемой аудиторией, дети в самом начале подросткового периода склонны размышлять о том, что могли бы подумать другие (особенно в отношении них самих), а будучи столь эгоцентричными, они абсолютно убеждены в следующем: как они полагают, так и есть в действительности.

Присущие подросткам эгоцентризм и дедуктивное мышление формируют у них изменчивую путаницу, которая приводит к появлению двух типов воображения с налетом нарциссического всемогущества и грандиозности. Один тип называется «мифом о непобедимости» — уверенность в том, что подросток абсолютно защищен от всего, что представляет опасность для остальных. Другой называется «мифом о личности» — это фантазия подростка о своей уникальности, героизме и даже магии.

«Я — Царь всего мира!»

Именно миф о непобедимости позволяет некоторым подросткам втягиваться в те виды деятельности, которые связаны с повышенным риском: курение, употребление алкоголя и наркотиков, незащищенный секс, экстремальные виды «спорта», рискованное вождение автомобиля или даже преступная деятельность, — не испытывая ни малейшего страха перед последствиями. Родители часто поражаются тому, как их дети, умные во всем остальном, в данном случае могут стать совершенно непрошибаемыми. Однако их бесстрашие — не просто глупое безрассудство: в нем присутствует и адаптивная составляющая. Точно так же, как годовалому младенцу нужно ощущать себя непобедимым, чтобы приступить к исследованию окружающего мира, подросток на пороге взрослости должен ощущать себя достаточно уверенно, чтобы принять больше вызовов, которые бросает ему взросление, и развить свою компетентность на многих уровнях, как это присуще взрослому человеку. Чувство непобедимости устраняет скребущие душу сомнения.

Приведу в качестве примера случай одного мальчика, который таким образом пытался выйти за пределы возможного; его звали Бен. Постоянно проявляя безрассудство, он в шесть лет начал увлекаться скейтбордом и вскоре стал исполнять трюки, которые дети более старшего возраста просто не попытались бы выполнить. В десять лет его спортивная доблесть потребовала нового приложения сил, он переключился на горные лыжи и освоил самые сложные пируэты на сноуборде (began to surf the half-pipes on a snowboardu[44]). Еще до того, как ему исполнилось шестнадцать лет, Бен уже вошел в элитную группу «бордистов-экстремалов», бросающих вызов смерти, спускаясь с отвесных скал лишь на одной металлической полоске, рассчитывая на самих себя в состязании между Госпожой Удачей и раннею могилой. Его мать, Дженни, много молилась и уповала лишь на выплаты по линии медицинской страховки. Ее подруги считали, что она чокнулась, разрешая сыну рисковать жизнью, да и Дженни предпочла бы видеть, как Бен развивает свои недюжинные природные способности, чем пытается утолить свою жажду риска, идя по пути, который заканчивается гибелью. Бен никогда не принимал наркотики («Он даже не пытался попробовать!» — заявляла она), его успеваемость была выше среднего, и он надеялся, что когда-нибудь станет кинорежиссером и будет снимать «экшны»[45] один за другим так же, как покорял крутые склоны.

«Постарайтесь меня понять!»

«Персональный миф» имеет все признаки нарциссической грандиозности и может способствовать формированию у подростка такого поведения, словно он (или она) в чем-то является совершенно особенным по сравнению с другими людьми и самой судьбой обречен на успех, популярность и славу. Если все это проявляется на уровне, превосходящем временное высокомерие, презрение или претензию на обладание правом, то скрытый за персональным мифом нарциссизм может оказаться нездоровым. С другой стороны, если фантазия служит сохранению мотивации и приводит к реальному успеху, значит, это проявление здорового нарциссизма. В конечном счете, большинство усилий начинается с мечты.

У Марлы всегда были «глобальные идеи», а также склонность находиться в центре внимания. В детстве она была от природы «массовиком-затейником», привлекавшим к себе внимание и взрослых, и других детей. Она любила наряжаться, особенно в старые платья и костюмы матери, в которых та прежде ходила на торжества и маскарады, надевала ее украшения и устраивала воображаемые сцены, исполняя целый набор ролей. Ее родители улыбались, глядя на ее увлечения, и записали ее в класс, где она училась пению, танцам и актерскому мастерству. В средней школе она начала общаться с агентами. Желая сохранить необходимое равновесие, ее родители настояли на том, чтобы часть своего времени она работала детской няней и волонтером в ближайшей больнице. Ей нравилось рассказывать детям сказки и вносить проблеск радости в жизнь больных. Когда подростковый возраст дал о себе знать в полной мере, в жизни Марлы стали возникать драматические эпизоды, она вступила в борьбу за власть со своими родителями, однако они сумели с нею справиться, сдерживая нормальные для нее бури. Сегодня Марла — сосредоточенная и хорошо приспособленная к жизни молодая женщина, обучающаяся в хорошо известной школе театрального искусства.

Не всем детям так повезло с родителями, как Марле, которые знали, когда следует потакать девочке и ее поддержать, а когда — препятствовать детскому эгоцентризму, сосредотачивая внимание ребенку на отношениях с другими людьми. Возвращение к нормальному развитию нарциссизма и эгоцентризма в подростковом возрасте — это вызов и для родителей, и для самих подростков. Те из них, которые не имеют возможности развивать мировоззрение и создавать более реалистичное ощущение своего места в общем миропорядке, к сожалению, часто «застревают» в центре своей собственной тесной вселенной.

Фактически, еще задолго до наступления подросткового возраста каждому ребенку нужен какой-то человек, который признавал бы его уникальные способности и давал ему поддержку и открывал возможные перспективы, пока он овладевает нужными навыками. Такая помощь совершенно отличается от того, чтобы хотеть от ребенка чего то особенного, когда у того нет никаких особых склонностей или способностей, или от того, чтобы бессмысленно повторять «ты сможешь это сделать!» ребенку, который явно не сможет это сделать. Нужна некая эмпатическая настройка на данного конкретного ребенка: на его врожденные способности и его собственные мечты.

Самооценка

Неудачное направление в родительском воспитании и образовании детей послужило причиной тому, что в последние годы внимание людей сосредоточилось на факторе «самооценки», который стал рассматриваться в качестве основной цели. Хотя почти каждый мог бы согласиться с тем, что детям важно иметь хорошее самоощущение и что самооценка создает некую защищенность от пагубного воздействия ряда социальных болезней, начиная с бедности и кончая насилием над детьми, но применение «социальной вакцины самооценки» имело некоторые неожиданные последствия.

Во-первых, был введен новый школьный курс, на котором младших школьников учили концентрироваться на своей внутренней доброте, что отчасти заменяло развитие самих умений и навыков, которые бы вызвали у них позитивное самоощущение. Детей поощряли к тому, чтобы они вербализовали позитивное отношение к себе, а затем, самоутверждаясь, повторяли его вслух, независимо от их поведения в настоящий момент. Это позволяло им воспринимать более изощренное послание: важны именно приложенные ими усилия, а не их успешность, и совершенно неправильно ощущать себя «плохим». Если вы испытываете болезненные чувства, не получив того, что хотите, то в этом виноват кто-то другой или что-то еще, а вы имеете право регрессировать и просить о помощи. Чувство обладания привилегированным правом на «особость» и позитивные результаты скорее подвергает риску, чем повышает самооценку, в основе которой лежит реальное овладение умениями и навыками, а не мечты об исполнении желаний. Считается, что такие нереалистичные ожидания, как, например: «Я хочу быть тем (или иметь то), кем (или о чем)я мечтаю» и «Я заслуживаю награды, если очень постараюсь», имеют определенную связь с десятикратным ростом депрессий в Соединенных Штатах за период, соответствующий жизни полутора поколений[46], причем средний возраст наступления депрессии соответствует середине подросткового возраста.

Кто я?

Очень важная задача подросткового возраста[47] состоит в завершении процесса, начавшегося в раннем детстве и связанного с формированием целостного и обособленного ощущения Самости — как ощущения уникальной личности, установки и поведение которой последовательно продолжают соответствовать обстоятельствам места и времени. При оптимальном ходе развития подростки получают отсрочку от возложения на них полной ответственности взрослого человека, а также все расширяющееся поле деятельности, позволяющее экспериментировать, примеряя на себя разные роли, пока не найдутся те, которые им подойдут. Этот процесс заканчивается как формированием здоровой личностной идентичности, так и чувством сопричастности с идеалами большой группы — то есть формированием того, что мы называем личностью (character).

Необходимая и болезненная часть этого процесса заключается в отсечении инфантильных связей зависимости от авторитета взрослого[48] вообще, и родителей в частности. Это не значит, что молодые люди больше не нуждаются в своих родителях — вовсе нет, — скорее речь идет о том, что им нужно отказаться от того, чтобы быть детьми во всех их проявлениях, из которых самой известной является связь между родителем и ребенком, характерная для раннего детства.

Психоаналитики-теоретики увидели поразительное сходство[49] между тем, что происходит в подростковом возрасте, и процессом сепарации-индивидуации, который начинается в раннем детстве. Подобию младенцу, пытающемуся отделить то, что является Самостью, от того, что является Другим, младшему подростку требуется психологически отделиться от своих родителей и своей семьи. И младенец, и младший подросток движутся к независимым действиям посредством резких количественных скачков в процессе физического созревания. Последующая стадия «практического осуществления» для подростков включает в себя проверку только что завоеванной власти и, в оптимальном случае, свободу в гораздо более широком диапазоне наряду с сохранением необходимой родительской защиты. Даже подростковое бунтарство и раздражительность имеет сходство с перепадами настроения — от явного ощущения эмоционального переполнения до крайне низкого уровня эмоционального возбуждения и даже эмоционального истощения, характерными для ребенка на стадии «практического осуществления». К тому же есть поразительное сходство в амбивалентности по отношению к родителям (сначала — стремление получить у них поддержку и ощущение безопасности, а затем — раздраженное отталкивание) в раннем и среднем подростковом возрасте и в младенческом возрасте на стадии «восстановления отношений». И в том и в другом случае дети борются со страхом поглощения[50] и утраты автономии, поскольку в своем странствии они стремятся вперед — к достижению индивидуальной идентичности. (Более подробно стадии «практического осуществления» и «восстановления отношений», характерные для развития ребенка в раннем детстве, обсуждаются в главе 8.)

На второй стадии идентификации, происходящей в подростковом возрасте, любовь родителя заменяется любовью появившейся Самости, которая взрослым, наблюдающим за подростком, кажется мифическим Нарциссом, влюбленным в свой собственный образ — свое зеркальное отражение в лужице. Однако за сценами подростковой самовлюбленности скрывается психическое реструктурирование[51], которое не может произойти, пока ребенок психологически не регрессирует к более примитивному и эгоцентричному способу мышления. Регрессия в любом возрасте к типам поведения, характерным для раннего детства, Зачастую является защитой от внутренней диссоциации. Такая регрессия представляет собой определенный риск для здоровой деятельности и здорового развития. Но подростковая регрессия к нарциссическому состоянию является неизбежным и вместе с тем нормальным кризисом, с присущими ему внутренними угрозами. Он создает возможность более зрелой Персоне подростка вступить в контакт со стремлением к слиянию и распаду, чтобы обеспечить самоконтроль над этими примитивными побуждениями. По окончании бури [т. е. кризиса] формируется личность (character), функция которой состоит в поддержании внутренней силы и самоконтроля, благодаря которым человек обретает свободу в реализации своих жизненных возможностей. К наступлению позднего подросткового периода, когда у здорового человека заканчивается формирование личности, детская беспомощность и тревога интегрируются во взрослую Самость, и теряет силу то, что прежде постоянно причиняло и вред и стресс. Это не может случиться без влияния энергии здорового нарциссизма, и по той же причине здоровое нарциссическое удовлетворение служит наградой для уже сформировавшейся личности.

К сожалению, далеко не все подростки достигают успеха, проходя этот путь.

Если дела идут плохо

В основном три возможные причины, как правило, могут задерживать здоровое развитие идентичности[52] и укореняют подростковый нарциссизм в молодом человеке, который должен стать взрослым. Первая называется «отказ в праве на развитие» (foreclosure) и, как правило, имеет место, когда подростки слишком запуганы ожиданиями, существующими у них в семье или в культуре, чтобы начать пробовать себя в реальной жизни. Часто это случается с детьми властных нарциссических родителей, которые не могут терпеть растущей потребности подростка в отделении от них и пугают его тем, что его бросят — психологически или реально — в качестве наказания за попытку стать от них независимым. Ребенок взвешивает степень риска и принимает преждевременное решение сделать то, что от него ожидают: стать врачом, как хочет Мама, или ученым, как хочет Папа, не отправляясь перед этим в индивидуальное странствие с целью самопознания. Если родительские или культурные роли и ценности принимаются им целиком, без предварительной проверки, то процесс формирования личностной идентичности «замыкает». Одни из таких подростков воспроизводят борьбу с родителями в своей последующей жизни, тогда как другие никогда не освобождаются от нарциссической паутины и чувствуют себя хорошо лишь тогда, когда доставляют удовольствие не себе, а кому-то другому.

Вторая возможная причина — формирование негативной идентичности в противовес всему тому, чему ребенка к этому времени научили. Такие подростки имеют склонность чувствовать себя крайне независимыми и развитыми, но истина состоит в том, что их полная идентичность формируется наперекор авторитету, а не в результате интеграции всего, что они получили от родителей, и того, что они открыли в себе сами. В данном случае отсутствует характерный для состояния зрелости процесс самопознания и идентификации с позитивными ценностями большой группы. Имеет место лишь гневное отвержение ожиданий других, которые им кажутся недостижимыми или непривлекательными. Зачастую их установки и поведение подпитывается нарциссической яростью, основанной на разочаровании в обладании правом. В таком состоянии у них может присутствовать значительное ощущение собственной грандиозности, в отличие от более реалистичного восприятия Самости и Другого, которое наблюдается при достижении здоровой идентичности. До тех пор, пока существует идентичность, больше основанная на том, чтобы «быть против», чем «быть за», — сохраняется нарциссизм.

Третья причина неудачи в достижении зрелой идентичности называется «диффузия идентичности», и эта проблема может превратиться в настоящую напасть даже для взрослого человека. Она характерна для молодых людей, которые очень слабо стремятся к достижению каких-то целей или ценностей и которые часто проявляют равнодушие к тому, чтобы принять на себя какую-то роль. В подростковом возрасте у них могут возникать трудности при выполнении домашнего задания, выборе колледжа, поиска работы или планировании своего собственного будущего. Вступая в сексуальные или платонические отношения, они не чувствуют никакой связи с партнером, никакой страсти и никакой преданности. Похоже, их совершенно не волнует, какая у них сформировалась идентичность. Пожалуй, нарциссизм таких подростков является самым примитивным — ложная Самость, маскирующая их задержку в развитии, является энергетически истощенной, с характерным для них отсутствием ощущения всемогущества и грандиозности, которое могло бы их побудить почувствовать свое влияние и выявить свою Самость.

Нарциссическая ярость и подростковая жестокость

Дети интуитивно знают, что является ценным в мире, в котором они живут, и многие современные дети понимают, что не имеет отношения к этим ценностям. Широко распространена точка зрения, согласно которой в нашей культуре особое внимание уделяется внешности, успешности, собственности и власти, а потому неудивительно, что молодые люди хотят хорошо выглядеть, иметь превосходство над своими товарищами, сразу получать то, что они хотят, и «управлять». Они жаждут получить возможности, сопоставимые с возможностями своих культурных идеалов, и чувствуют унижение и гнев, если им это не удается. И самое печальное заключается в том, что, когда они смотрят на взрослых в поисках руководства или ролевых моделей, ищут среди них того, кого они могли бы слушать и понимать, то «никого нет дома», иносказательно и буквально.

С 1978 по 1998 год[53] относительное количество американских семей с двумя работающими родителями постепенно возросло с чуть более 40 до более 60 %, а число неполных семей (с одним родителем) с работающими матерями также увеличилось с менее 60 до 70 %. В результате лонгитюдного исследования семи тысяч подростков в 90-х годах XX века оказалось, что в среднем они ежедневно проводят время одни около 3,5 часов. В мае 1999 года в результате бойни в Высшей Колумбийской Школе (Columbine High School) в городе Литтлтон, штат Колорадо, было убито пятнадцать человек и ранено двадцать три человека — больше, чем в предыдущем месяце. Под градом такой статистики все американцы ощупью ищут для своего коллективного сознания обходной путь, чтобы не сталкиваться с возрастающим ужасом, связанным с подростковой преступностью, депрессией и отчаянием. В журнале «Time» сообщается, что «в наше время родители проводят со своими детьми на 40 % меньше времени, чем 30 лет назад»[54]. «Newsweek» бьет во все колокола[55]: «В каждом проведенном опросе многие дети — даже те, фотографии которых висят на доске почета, — говорят, что они чувствуют себя все более и более одинокими и отчужденными, неспособными общаться со своими родителями, учителями, а иногда и с одноклассниками. Они отчаянно ищут наставничества, и если они не получают того, что ищут, дома или в школе, они пристают к каким-то группировкам или погружаются в недосягаемый для родителей космос — в мир компьютерных игр, ТВ, боевиков, где жестокость является настолько обычной, что становится повседневной».

Если нарциссические родители настолько поглощены своими делами, что не имеют возможности проводить время со своими собственными детьми, то в результате их воспитания дети часто становятся нарциссическими личностями или, по крайней мере, у них формируются такие глубокие нарциссические травмы, как, например, крайняя чувствительность к проявлению стыда и неспособность справляться со своими сильными чувствами или контролировать свои агрессивные импульсы. В результате проведенного несколько лет тому назад исследования мальчиков, учащихся в начальной школе[56], оказалось, что те из них, которые уже считались агрессивными, были менее искусны в точности интерпретации поведения других детей их возраста по сравнению с их более спокойными и послушными товарищами. Они были более склонны «видеть» намеренную враждебность в неоднозначной ситуации и, как следствие, реагировать на не упреждающим ударом.

Ученые давно показали, что антисоциальное поведение в будущем можно было легко предсказать у двух- и трехлетних детей[57], основываясь как на их индивидуальных чертах, так и на родительских факторах. Крайняя тревожность в младенческом возрасте, непослушание, проявляемое по отношению к авторитетной фигуре, и деструктивность были очень хорошо заметны у очень маленьких детей, которые впоследствии превратились в «трудных подростков». И если бы нам была известна история правонарушений, алкоголизма и эмоциональных расстройств каждого из родителей и притом мы бы отметили отсутствие у них привязанности к ребенку в раннем возрасте, когда происходит формирование детской психики, то здесь мы могли бы ожидать, что и у ребенка будет впоследствии проявляться антисоциальное поведение. Те же характерные черты, хорошо заметные при задержке развития, присутствуют при патологическом нарциссизме: родительская неполноценность и неполноценность детско-родительских отношений в результате приводят к тому, что дети не могут совладать со своими чувствами, контролировать собственное поведение и признавать любой другой авторитет кроме своего собственного. Если дети сталкиваются с вызовами подросткового возраста, имея такой изъян, можно с гарантией ожидать проявления жестокости держать в узде подростковый нарциссизм

Принципы выживания: держать в узде подростковый нарциссизм

Стратегия первая: познайте себя

Высокомерные, претендующие на обладание правом подростки, не считающиеся ни с кем, кроме собственного мнения, нажимают на многие «человеческие кнопки». На какие ваши кнопки они нажимают? Следуете ли вы этим побуждениям? Что у вас получилось в результате?

Если подростки, о которых идет речь, — это ваши дети, то, возможно, вам захочется себя спросить: какие нарциссические черты и какая присущая вам уязвимость внесли свой вклад в эту проблему согласно вашему нынешнему ее пониманию. Присутствует ли в ней искушение обвинить общество, школу, правительство, политиков, средства массовой информации, бывшую жену или многие факторы, которые вы не можете контролировать, но которые так и не помогли вам найти решение. Возможно, они, наоборот, заставили вас ощутить свое бессилие и злость. Лучше начать с того, чем вы можете управлять — то есть со своего поведения.

• Насколько четко вы доносите до сознания ребенка свои ценности и ожидания?

• Являетесь ли вы человеком, которого ваш ребенок может уважать не только за то, что вы — родитель, а за то, какой жизнью вы живете?

• Проявляете ли вы уважение к обособленности и индивидуальности своего ребенка?

• Знаете ли вы, когда действительно нужны своему ребенку, и бываете ли вы для него доступны в это время?

• Бываете ли вы хорошим наставником в деятельности ребенка?

• Поддерживаете ли вы ребенка в том, чтобы он сам заботился о себе?

• Создаете ли вы ребенку возможности, способствующие формированию его личности?

• Считаете ли вы, что возрастающие привилегии ребенка и свобода свидетельствуют о его возрастающей зрелости?

• Можете ли вы признаться своему ребенку в том, что были неправы?

Хотя это иной раз кажется невероятным, но ваши дети слушают, что вы говорите, и смотрят, что вы делаете. Им нужно ваше наставничество и ваша поддержка даже тогда, когда они вас отталкивают. Используйте возможности своей личности — будьте таким человеком, которым они могли бы восхищаться.

Стратегия вторая: сохраняйте связь с реальностью

Вы не можете изменить нарциссических детей других людей; не можете сразу изменить и своих собственных детей.

Мир стал намного опаснее по сравнению с тем, каким он был пятьдесят или даже тридцать лет тому назад. Есть очень злые, бессовестные люди, не испытывающие сочувствия к другим, и некоторые из них — подростки. Избегайте конфронтации в тех случаях, когда соотношение сил оказывается не в вашу пользу, и сохраняйте самообладание, если неприятность нельзя обойти стороной.

Вместе с тем не будьте излишне пессимистичны, считая, что все подростки пользуются слишком большими преимуществами и не могут пройти социализацию. Большинство из них просто проходит через нормальную стадию в своем развитии, и это развитие происходит в таких условиях, которые многие взрослые с трудом могут представить. Большинство людей считает подростковый возраст периодом идеализма, и личность многих молодых людей оказывается лучше интегрированной, чем личность их родителей. То, что в течение 90-х годов снизилось число беременных девушек-подростков, а также число совершенных подростками правонарушений, позволяет с оптимизмом смотреть в будущее. Взгляните на свое окружение, и несомненно увидите совсем близко от себя таких людей, которые будут служить для вас источником оптимизма.

Если вы задумаетесь о нездоровом нарциссизме собственных детей, постарайтесь понять, что нужно изменить все отношения в семье, для того чтобы снизить у них ощущение грандиозности и претензии на обладание правом, чтобы они могли совладать с яростью и развить способность переносить стыд. Это не только проблема ваших детей, но и проблема всей семьи. Вам понадобится выявить, какую роль в этой проблеме играет каждый член семьи, а также провести немалую работу, чтобы совладать с гневом — как своим, так и других людей. Смотрите реально на то, что возможно, а что невозможно, и в течение какого времени. Изучите возможности вашего выбора, перед тем как начинать действовать. Не станьте жертвой собственной грандиозности, перфекционизма или потребности в сверхконтроле.

Стратегия третья: установите границы

Не нужно терпеть недопустимое поведение как своих собственных, так и чужих детей. В последнем случае, чтобы защитить себя и своих детей, возможно, вам придется привлечь других людей или апеллировать к внешним авторитетам. Так и поступайте без колебаний, даже если у вас нет уверенности в том, что вы добьетесь успеха. Будьте настолько настойчивы, насколько это требуется, чтобы ваша обеспокоенность достигла именно того (или тех), кому она адресована. Чрезвычайно важно выдержать натиск нездорового нарциссизма, в особенности тех молодых людей, которые все еще остаются податливыми. Научите своих детей узнавать нарциссизм и избегать как самого нарциссизма, так и нарциссических ценностей, присутствующих у их приятелей.

Если оказывается, что ваши дети проявляют нездоровый нарциссизм, вам придется точно определить, какое поведение является недопустимым, и постараться понять, что оно значит, перед тем как попытаетесь его сдерживать и ограничивать. Вы не достигнете результатов в установлении ограничений в поведении своих детей, если не будете точно знать, почему они ведут себя именно так. Ваши дети станут воспринимать вас как капризного равнодушного к ним деспота и будут правы. Постарайтесь вести себя иначе: помогите им исследовать и озвучивать то, что они чувствуют. Постарайтесь найти какое-то взаимопонимание, которое даст вам возможность благожелательно посмотреть на поведение своих детей. Это совсем не одно и то же, что простить их недопустимое, на ваш взгляд, поведение. Это значит привлечь ребенка к самопознанию и самоконтролю на более высоком уровне. Если вы ищете объяснений, которые предполагают наличие добрых, пусть даже ошибочных, намерений, то все равно можете дать понять детям, что вы разочарованы их поведением, но при этом знаете, что у них есть все возможности его исправить.

Например, если у вашего сына возникли в школе неприятности из-за того, что он подрался, постарайтесь ему помочь, узнав, что вызвало его гнев. Если его чувства покажутся вам иррациональными, выясните, как много они для него значат. Если вы разделяете его чувства, значит пора спросить его о том, может ли он теперь, в ретроспективе, представить себе другие возможные способы разрешения этой проблемы. Дайте ему понять, что вы считаете драку неприемлемым способом выражения вполне уместных чувств. Отнеситесь к его чувствам с уважением и покажите сыну что верите в то, что он может сам разобраться в своих проблемах и избежать вполне предсказуемых последствий, например исключения из школы.

Или если ваша дочь злится, потому что вы не разрешаете ей пойти гулять, пока она не закончит делать уроки, — постарайтесь узнать, почему ей так необходимо выйти на улицу именно сейчас и когда же она собирается делать домашние задания. Иногда под ростки плохо себе представляют, какой объем работы им удается выполнить за определенный период времени. Настоятельное требование сначала сделать уроки заставляет их более реалистично смотреть на ситуацию и отложить удовольствие. Не бойтесь устанавливать ограничения, но вместе с тем давайте своему ребенку возможность открыто выражать свою точку зрения. Умение слышать свои мысли в присутствии другого, спокойного, но твердого человека развивает личность и позволяет создать более реалистичные представления об окружающем мире. Очень важно, чтобы в это время вы воздержались от гнева и уничижительного отношения к ребенку. Не менее важно, чтобы у вас был контакт с ребенком и между вами не было эмоционального отчуждения. Такое отчуждение воспринимается как проявление деспотизма и невнимательности и часто вызывает гнев. Если вы будете вызывать такую реакцию, усомнитесь в правильности своего поведения, пока не придете к выводу, что у вашего подростка проявляется гормональный всплеск.

Если все же ребенок нарушает правила, попытайтесь включить его в какую-то совместную деятельность. Взывайте к его чувству справедливости и, когда это возможно, пытайтесь прийти к соглашению с ним. Не давите на него, воспользовавшись своей властью и авторитетом, но не отказывайтесь от своей родительской роли. Постарайтесь убедить ребенка, что у вас есть право устанавливать нормы поведения в семье, что вы ждете от него послушания, что вы не пустите все на самотек, а будете следить за его прогрессом в достижении согласованных с ним целей. Затем делайте все возможное, чтобы довести дело до конца. Применяйте силу лишь в самом крайнем случае, и то лишь затем, чтобы защитить жизнь или собственность.

Стратегия четвертая: формируйте взаимные отношения

Может быть, очень сложно сформировать отношения взаимности с подростком, который не хочет включать вас в свой мир: разве лишь маргинальным или эгоистичным способом. Вам нужно создать необходимый баланс между потребностью подростка в личном [отдельно от вас и семьи] свободном времени и вашими ожиданиями его участия в семейной жизни. Постарайтесь вспомнить, что если перед наступлением подросткового возраста между вами и ребенком была очень прочная связь, то, скорее всего, возвращение к взаимности произойдет, как только будет пройдена нормальная стадия подросткового нарциссизма.

С другой стороны, если вы только что стали узнавать у своего ребенка, уже ставшего подростком, наличие нарциссических проблем, которые быстро не решаются, то продвижение вперед существенно осложнится. Вам следует сказать открыто о своих ожиданиях тому, кто склонен вас игнорировать или реагировать на ваши слова с негодованием. По существу, вы начинаете процесс, который должен был произойти еще тогда, когда ребенок учился ходить, а потому вам следует проявлять твердость наряду с сочувствием, чтобы, выдержать более замысловатый вариант «ужасной двойки». Проявите настойчивость — дело того стоит!

Джинни: хорошая мать

Джинни выросла в семье, где было четверо детей, из которых она была старшей. Ее родители были очень эгоистичными и требовательными к своим детям, не проявляли к ним никакой эмпатии. Джинни не разрешалось иметь свое мнение и даже собственное самоощущение, а с тех пор, как родились ее братья, она все время была занята работой. Именно она грела им молоко, которым их кормили, и меняла подгузники, приходя из школы. Именно она читала им сказки и укладывала их спать. Мать всегда была уставшей и постоянно испытывала разные недомогания. Ее отец был суровым и грубым мужчиной, который мог вести себя как деспот если что-то шло вразрез с его желаниями. Когда Джинни исполнилось шестнадцать лет, она решила, что нашла очень удачную работу в «пищевом банке» на другом конце города, в котором, она могла работать в будние дни во второй половине дня и по выходным. Для нее это была возможность приобщиться к той части мира, которая находилась вне семьи. В восемнадцать лет она вышла замуж, чтобы навсегда уйти из дома.

Однако ее «побег» оказался неудачным. Она оказалась в полной власти своего мужа, как раньше находилась во власти родителей. Когда у нее, один за другим, стали рождаться дети, ей стало казаться, словно она вообще не покидала родительский дом. Все от нее чего-то требовали, и когда к концу дня требования заканчивались, она чувствовала себя совершенно опустошенной. Эта эмоциональная пустота была невыносимой, и она хотела ее заполнить, став самой лучшей только в одном виде деятельности, которую всегда хорошо знала, — в заботе о других. Джинни решила, что будет самой лучшей Мамой, какой только сможет стать.

Быть хорошей матерью в представлении Джинни означало, что ее дети никогда не должны чувствовать себя несчастными. Поэтому она всегда о них беспокоилась, всегда была готова прийти им на помощь, услышав слезы, узнав про любой каприз и о любой трудной ситуации. Спустя какое-то время дети пришли к выводу, что если они не были счастливы, то в этом виновата их мать. А их отец лишь всегда был готов с ними в этом согласиться. Когда у детей наступил подростковый возраст, дочь Джинни стала такой робкой, когда поблизости не было матери, что с большим трудом оставалась одна, а ее сын стал ленивым и раздражительным нелюдимом. Джинни убедилась, что ее дети очень несчастны, и ее переполняло чувство вины. В конце концов она поняла, что стала отвратительной матерью.

Поэтому она удвоила усилия, чтобы сделать жизнь детей лучше. Что касается дочери, это значило превратить себя в ее круглосуточную няньку и практически забыть о себе. Что же касается сына, это значило постоянно покупать ему электронную аппаратуру и потакать его настроениям. Неудивительно, что наступил тот день, когда она уже больше не могла всего этого выдержать. Она решила, что хочет что-то сделать для себя. Она захотела, чтобы дети обратили внимание на ее чувства и изменили к ней свое отношение, — чтобы они не считали, что имеют полное право на ее время и деньги, которые она на них тратит, а принимали их как дар, а не обязанность. Это было началом революции.

Она стала настаивать, чтобы ее дочь проводила больше времени со сверстницами, была более самостоятельной и нашла других людей, от которых могла, зависеть. Джинни научилась говорить своей дочери «нет» и защищать пространство, которое она создала лично для себя. Сначала дочь продолжала за нее цепляться, надувала губы и изливала на нее свое раздражение, но со временем «покинула гнездо» и обрела уверенность в развитии своих социальных навыков. Она успешно выбиралась на прогулки с подругами и даже стала ходить на свидания. Спустя некоторое время она стала более чуткой, а иногда даже проявляла сострадание к матери.

Однако с сыном Джинни было справиться гораздо труднее. Он не любил, когда его просили сделать то, что хотела от него мать, и продолжал ожидать, что все его желания и прихоти будут выполняться, как и раньше автоматически. Джинни стала беседовать с ним на тему взаимности. Это было для него что-то новое. Он всегда был уверен, что мы что-то делаем для других людей потому, что так хотим, а не потому, что другие в этом нуждаются. Мысль о том, что «мы — одна семья, и потому должны заботиться друг о друге», была ему совершенно чужда. Ему потребовалось время, чтобы изменить устоявшийся паттерн своих отношений с матерью, однако Джинни поняла, что, если она действительно хочет быть хорошей матерью, ей следует научить своего сына отдавать, а не только брать.

В нарциссических семьях одни люди являются отдающими, а другие получающими, но вряд ли кто-то из них может быть и тем и другим, Если нарциссизм ваших детей-подростков заставляет вас почувствовать себя несчастным, спросите себя, какие ценности из вашей системы они усвоили и какие примеры из тех, что вы подавали, они запомнили. Взаимность это установка. Прежде чем вы сможете ее сформировать у ваших детей, вы должны быть уверены в том, что она присутствует у вас самих.

Глава 15. Нарциссизм и зависимость: связь с чувством стыда

Стыд, то есть навязчивое самоощущение «плохой Самости», лежащее в основе нездорового нарциссизма, — это одно из самых нестерпимых чувств, которые могут быть у человека, независимо от возраста и жизненных обстоятельств. Зачастую мы делаем все возможное, чтобы как можно скорее от него избавиться. Не правда ли, самые быстродействующие средства — наркотики или алкоголь, хотя есть и множество других способов бегства от реальности. Специалисты в области зависимостей, в общем, едины во мнении, что именно хронический навязчивый стыд является тем чувством, которое вызывает зависимое и навязчивое поведение, формируя эмоциональную связь между нарциссизмом и зависимостью. Ощущение своей порочности связано с глубокой нарциссической травмой, которую может вызвать крайняя потребность человека в изменении самовосприятия.

Распавшаяся «плохая Самость»

Митч поставил свои ботинки за дверь, как он делал всегда, помня о том, что нельзя портить пол из дубового паркета в доме матери. Бывало так, что он оставался в доме один, и тогда он бегал и скользил вдоль длинного коридора по старинному паркету, которым она очень гордилась. В хрустальной вазе прямо на паркете стояли цветы, которые ей подарил Папа на пятнадцатую годовщину их свадьбы. Боже, она так носилась с этими вонючими цветами, словно это были ее дети или какая-то большая драгоценность. Она проводила многие часы, ухаживая за своим садом, а затем занудным голосом бубнила об удобрениях и пестицидах. Это сводило его с ума. Митч обожал носиться между розами и львиным зевом, он в упоении на полной скорости подбегал к дедушкиным часам в конце коридора близко-близко, ни разу их не задев. У него захватывало дух от опасности, ведь в любой момент он мог испортить все, чем так дорожила его мать. Особое удовольствие он испытывал от этой игры, когда его в чем-то обвиняли (loaded).

Но только не сегодня.

— Так поздно? — прорычал отец из своей «берлоги». Шаркая ногами, Митч побрел в сторону мерцающего света телевизора и уставился рядом в пустой экран. — Я не понимаю, зачем я так суетился, чтобы купить тебе часы, продолжал отец. — Очевидно, ты до сих пор не умеешь определять время.

— Мы были в… — попробовал было оправдаться Митч, но, как обычно, отец его прервал.

— И не пытайся сваливать вину на своих друзей-бездельников, — рявкнул отец, потянувшись за мартини.

Это уже в четвертый раз, подумал Митч. Лучше смолчать и дать возможность старику какое-то время над ним покуражиться — отвечать ему тем же нет никакого смысла. Он настолько пропитан водкой и вермутом, что невозможно достучаться до его разума, а кроме того, Митч устал и по-прежнему считал себя выше него. Он мог бы легко заткнуть отца. Он научился слышать звуки, а не слова, словно его отец говорил на иностранном языке. Отцовские тирады продолжались еще несколько минут, затем, видимо, из него вышел весь пар.

— Пошел вон, маленький поганец, сказал отец. — Иди спать.

Поднимаясь по лестнице в спальню, Митч наткнулся на мать.

— Ах, сынок, ты уже дома, дорогой? — Она ласково улыбнулась. — Пойдем, расскажешь, как прошел вечер?

Он вздохнул и поплелся за ней в ее спальню, где она подтолкнула его к кровати, чтобы он сел рядом. Он ненавидел эти маленькие шарады с намеком на близость и понимание, когда мать старалась узнать его чувства по отношению ко всему на свете, и соблюдал особую осторожность, чтобы не проговориться. Он не то чтобы подозревал, просто предвидел, как все, что он мог откровенно поведать в минуту слабости, станет пищей для пересудов на собрании садового товарищества или во время чаепития матери с подругой. Мать любила рассказывать людям о своей близости с сыном, о том, что они могут говорить между собой «абсолютно обо всем». Обычно темы их бесед задавала она, особенно когда могла «завладеть» теми крохами информации, которыми Митч чувствовал себя вправе свободно поделиться с ней. Сегодня он был просто не в силах вести такую беседу ради проформы.

— Мама, я немного устал, сказал он, пытаясь не встречаться глазами с ее взглядом. — Я думаю, мне лучше пойти спать.

Даже не глядя на нее, он мог почувствовать ее разочарование, которое наполняло его невыносимой тяжестью.

Оказавшись в своей комнате, Митч включил музыку, выключил свет и плюхнулся на кровать. Действие марихуаны, которую он недавно курил с друзьями, закончилось, и ему не нравилось состояние, в котором он оказался. Он не мог выразить словами это ощущение дискомфорта, но точно знал: если он как-то с ним не справится, ему не удастся уснуть, и тогда может случиться что-то еще, что-то плохое. Он не хотел думать о том, что это могло бы быть, он не хотел об этом знать. А он хотел знать, что он может сделать, чтобы чувствовать себя лучше. Не включая света, он подошел к своему шкафу и вытащил обувную коробку. Там, в одном «оксфорде»[58], которые он надевал очень редко, был маленький тайничок, где хранилось несколько капсул депрессанта, которые он сохранил несколько месяцев тому назад. Он кинул в рот одну пилюлю и запил ее остатками питьевой соды, сидя на своей тумбочке. Затем лег на кровать и ждал, пока прекратится боль.

Когда легкое ощущение теплоты стало разливаться по телу, Митчу вспомнился день, когда он, будучи в восьмом классе, решил попробовать марихуану. Он, конечно, собирался «просто сказать нет», но когда настал момент истины, он ощутил непреодолимую отвагу. Митч знал нескольких ребят, которые пробовали «травку», но, казалось, с ними не случилось ничего плохого. Может быть, все эти страшные истории были просто разновидностью большой лжи взрослых. Он сделал несколько затяжек и совершенно убедился в том, что для него не наступил конец света. Найдя возможность укрываться вместе со своими друзьями, чтобы вместе покурить травку, и ощутить всего лишь небольшой шум в голове, он вскоре также стал получать удовольствие от ощущения, которое давал ему наркотик, — сладкое, но вместе с тем сильное и поддающееся контролю. Совсем не похожее на привычные ему отвратительные чувства неловкости и неуверенности в себе. Это было похоже на волшебство, и Митч решил, что эти отвратительные чувства больше никогда к нему не вернутся. Перед тем как он заснул, у него по щеке скатилась слезинка: он оказался в нежных объятиях сна — единственного друга, на которого он мог положиться.

Нарциссическая семья

С точки зрения психологии нарциссические и зависимые люди имеют много общего, начиная с того, что и те и другие выросли в неблагополучных семьях. Издержки родительского воспитания, способствующие формированию зависимой личности, — такие же, как те, вследствие которых формируется нарциссическая личность: характерная для них непоследовательность, слабые границы или их полное отсутствие, а также сочетание заботливого внимания, сменяющегося наступлением ярости, которое приводит детей в столь сильное замешательство. Непоследовательные, ненадежные и не пользующиеся доверием родители, а также люди, которые неадекватно реагируют на потребности ребенка в эмпатической концентрации внимания, присущие его развитию в раннем детстве, не дают ему достаточно подпитки в виде необработанного материала, необходимого для формирования здоровой Самости — или здорового мозга.

Недостаточная настройка «первичных воспитателей» на чувства маленького ребенка, позволяющая снизить его эмоциональную нагрузку и дать эмоциональную подпитку его состояниям с низким уровнем возбуждения, в особенности после стадии отделения (сепарации), в сочетании с определенным неврологическим развитием может привести к таким проявлениям дефицитарности, как слабый контроль над внутренними импульсами и низкая толерантность к фрустрации. Судя по всему, ранняя социальная депривация и стресс приводят к постоянным изменениям в биохимии области мозга, регулирующей сильные эмоции. Если ребенка лишить эмпатического внимания[59] во время пиковых периодов развития мозга на стадии «практического осуществления» (в возрасте от 10 до 12 месяцев и от 16 до 18 месяцев), то основные области мозга останутся незрелыми и недоразвитыми.

Не умея сами управлять собственными сильными чувствами, такие люди могут прибегать к помощи химических препаратов — в качестве «вспомогательных регуляторов» эмоций[60]. По существу, у них неисправен термостат, позволяющий их эмоциональной температуре подниматься слишком высоко. Они пытаются ее остудить с помощью наркотиков, заменяя ими отсутствующие нейтральные способы эмоционального охлаждения, которые не были как следует развиты в раннем детстве. Воздействие наркотиков «включает» нарциссические фантазии и ощущение всемогущества и грандиозности[61], позволяющие им получить облегчение от стыда и депрессии. Подобно нарциссической личности, которая для компенсации использует «обходной стыд», зависимая личность находит способ замаскировать критическую для нее дефицитарность в развитии мозга, появившуюся в результате родительского невнимания.

Непоследовательные родители[62] с неустойчивыми границами, замкнутые на себе и недоступные для детей, влияют и на их нравственное развитие, не давая возможности сформироваться твердости в сочетании с любовью, чтобы использовать это сочетание в качестве модели для совести. Та структура морали, которая в раннем детстве помогала таким детям воспроизводить в уме то, что они увидели, часто разрушается в подростковом возрасте. Тогда происходит вмешательство наркотиков, создающих одновременно ощущение облегчения и удовольствия. Происходит некая подмена идеала, который у подростка обычно создается его собственным зарождающимся ощущением смысла, целенаправленностью и системой ценностей. Наркотики выполняют функцию замазки, заполняющей зияющие дыры в психологической структуре, возникающие в том случае, если ребенок лишен родителя, которого он мог бы идеализировать.

Общий ядерный дефект, присущий нарциссизму и зависимости

И нарциссическим, и зависимым личностям свойственна склонность к ощущению своей грандиозности и всемогущества. По мнению специалистов, зависимые люди стремятся воссоздать ту фантазию своего раннего детства, в которой они не ощущали границ, зато чувствовали внимание и заботу со стороны идеализированных других людей. Если зависимый человек наталкивается на границы или разочаровывается в отношениях с другим человеком, то у него происходит извержение неподконтрольных ему примитивных эмоций. Осознание подлинных личностных ограничений вызывает нестерпимое чувство стыда. А ощущение того, что идеализированный Другой оказывается не таким великим и щедрым, как ожидалось ранее, порождает чувства покинутости и одиночества. Любое ограничение общего союза воспринимается как абсолютное отвержение[63]. Ни нарциссическая, ни зависимая личность не могут совладать с этими сильными неприятными чувствами здоровым, зрелым способом. Если внутренний мир идеализированной Самости и Других разрушен, ощущение опустошенности может вызывать нарциссическую ярость такой силы, которая способна привести к убийству или самоубийству.

Как и нарциссическим личностям, людям, которые начали принимать наркотики, нужно ощущать себя обладателями всемогущей власти над тем, что удовлетворяет их потребности и вместе с тем мешает им доверять другим[64]. И нарциссические, и зависимые личности — люди тревожные[65], не терпящие промедлений, что побуждает их использовать других людей в своем стремлении немедленно удовлетворять собственные потребности. Наркотики позволяют зависимым людям удовлетворять свои потребности, не прилагая никаких психологических усилий. Если они откровенно говорят о своих возможностях, то обязательно скажут, что не могут терпеть напряжение, боль или фрустрацию, и, употребляя наркотики, они стремятся снять тревожность в отношении собственной компетентности[66]. У нарциссических личностей тоже возникают неприятности при активации «истинной Самости», поэтому они живут в нереальном мире. Употребление наркотиков позволяет зависимым людям вернуться к психологическому состоянию, которое присуще подавляющему большинству нарциссических личностей, — к островку раннего детства, когда они чувствовали, что имеют власть над теми, кто их успокаивал.

Соответствие употребляемых наркотиков задержкам процесса сепарации-индивидуации

Дефекты психической организации, вызывающие зависимое и навязчивое поведение, часто «дремлют» в течение латентного периода (middle childhood), но только лишь затем, чтобы совершить драматический прорыв в подростковом возрасте. Из предыдущей главы ясно, что в подростковый период происходит формирование и укрепление идентичности, когда интериоризированные установки, поведенческие паттерны и ценности, присущие ролевым моделям взрослых, в особенности родителей, — отбираются, проверяются и отвергаются или интегрируются, чтобы сформировать зрелую автономную Самость. Пассивные переживания раннего детства необходимо превратить в упорядоченную деятельность, чтобы эта психологическая структура взрослого обрела форму. На людей с примитивными дефектами структуры нормальная тревожность, депрессия и ощущение физического дискомфорта, характерные для подросткового возраста, могут оказывать такое подавляющее воздействие, что они вместо роста и развития станут вызывать регрессию и отступление. Магическое мышление, подобное существовавшему в раннем детстве[67], может побуждать к употреблению наркотиков, обещая скорое облегчение без развития нужного уровня компетентности и адаптации.

Вопреки распространенному общественному мнению о том, что, по существу, большинство современных молодых людей не употребляет ни наркотики, ни алкоголь, статистические данные, полученные в последнее десятилетие XX века, внушают тревогу. С 1991 по 1996 год текущее (то есть на предыдущий месяц) употребление запрещенных наркотиков увеличилось больше чем вдвое[68] для восьмиклассников и десятиклассников. Для двенадцатиклассников за тот же самый период оно возросло на 1/2. К 1998 году больше четверти всех старшеклассников постоянно употребляли запрещенные наркотики, а 54 % пробовали наркотики в тот же период своей юной жизни. Начиная с 1997 года уровень употребления наркотиков подростками упал и стал постепенно снижаться, но все еще продолжает оставаться на очень высоком уровне. К концу XX столетия алкоголь и марихуана пользовались неоспоримым предпочтением среди подростков, которые баловались ими, отзеркаливая паттерны взрослых. Что касается употребления алкоголя, то в 90-е годы XX века оно составляло 25 % среди восьмиклассников, 40 % среди десятиклассников и более 50 % для двенадцатиклассников, тогда как в среднем марихуану употребляло около 10 % восьмиклассников, почти в два раза больше — десятиклассников и около 25 % всех старшеклассников.

Дети, принимавшие участие в данных исследованиях, посвященных употреблению наркотиков подростками, родились в период с 1974 по 1985 год, то есть в то время, когда нарциссизм в культуре и употребление наркотиков взрослыми цвели пышным цветом. По сообщениям американцев в 1979 году четвертая часть американских семей употребляла запрещенные наркотики, а с 1977 по 1987 год более миллиона американцев в год впервые попробовали кокаин. Намного больше миллиона были подвержены алкоголизму, пищевым расстройствам, игровым зависимостям и другим видам зависимого поведения. В таком случае нет ничего удивительного, что дети этого поколения, характеризующегося крайней зависимостью и навязчивыми влечениями, при достижении ими подросткового возраста обнаруживают существенное сходство с родителями в опытах с психоактивными веществами.

Заметив, что очень часто зависимые люди относились к выбранному ими наркотику как к «еде для хорошего настроения» («mood food») или как к «неотложной Маме»[69] («instant Мотту»[70]), ученые, которые в конце 60-х годов XX века стали изучать «регрессивные состояния», возникавшие при употреблении разных наркотиков, увидели, насколько они похожи на характерные стадии развития ребенка в раннем детстве. Разные галлюциногены, стимуляторы и снотворные оказывали разное воздействие, в результате которого, видимо, воссоздавалось или отражалось примитивное эмоциональное состояние.

Например, применение ЛСД и подобных ему галлюциногенов приводит к утрате ощущения границ Самости. Изменения в образе тела и восприятии Самости и Других при «отключке» вызывает чувство растворения и слияния, обезличивания (утраты ощущения Самости) и появление галлюцинаций. У одних людей такие ощущения вызывают тревожную реакцию, тогда как другие ждут удобного случая, чтобы их воспроизвести. Люди, втянувшиеся в зависимость от такого фармакологического воздействия, в качестве платы получают исполнение фантазий и желаний о соединении, воссоединении и слиянии с потерянными или желанными для них Другими. Таким образом как бы осуществляется попытка вновь оказаться в том состоянии младенчества, характеризующемся единением с «щедрым воспитателем» (all-giving caretaker).

Вспомним о «легком унынии» («low-keyedness») только начавшего ходить малыша в возрасте около восемнадцати месяцев, находящегося на стадии «практического осуществления», когда Мать временно отсутствует или становится ему недоступной. Кажется, что ребенок становится более медлительным, обращается внутрь себя, проявляет минимальную реакцию на свое окружение и словно экономит энергию. Опиум и его наркотические производные, например героин, видимо, создают такое же состояние вялой апатии, с присущим ему снижением вовлеченности во внешнюю реальность и блаженной пресыщенностью, в которую без помех проникают фантазии о всемогуществе, магическом исполнении желаний и самодостаточности. Состояние наркотического отравления опием, в котором человек «ловит кайф» («being on the nod»), можно сравнить с известным нарциссическим состоянием в период раннего детства[71].

Кроме того, снотворные средства и барбитураты[72] обладают способностью подавлять скрытую ярость и агрессию, открытого проявления которых мог бы испугаться человек с примитивной задержкой в развитии. По той же причине он избавляется от стыда, одиночества и тревожности. Считается, что именно эти чувства ребенок, находящийся на стадии «практического осуществления», должен сдерживать и контролировать в отсутствие матери, боясь, что она не вернется.

Напротив, амфетамины[73], метедрин[74], кокаин и другие стимулирующие препараты, видимо, соответствуют активному и даже буйному поведению, когда Мать присутствует и вполне доступна ребенку. Вспомним о том, что стадия «практического осуществления» соответствует периоду пикового ощущения грандиозности всемогущего детского нарциссизма. Это происходит перед тем, как фантазии превратятся в реальность, а неизбежное чувство стыда малыш интегрирует на пути к достижению первого ощущения автономной Самости. Такие стимулирующие наркотики повышают чувство уверенности в себе, самооценку и толерантность к фрустрации, вместе с тем понижают уровень суждения, точности и осознания усталости, которые не слишком отличаются от ощущения безграничной энергии и бесстрашного всемогущества ребенка, только-только научившегося ходить.

Употребляя кокаин — препарат выбора нарциссических личностей, ощущающих свою грандиозность[75], — такие люди стараются активизировать гиперактивный стиль жизни, убедиться в своей самодостаточности и замаскировать скрытую в глубине депрессию. В основном стимулирующие препараты порождают ощущение агрессивной власти, контроля, непобедимости и величия, защищающие нарциссическую личность от ощущения слабости и никчемности — так сказать, «настоящего» ребенка на стадии «практического осуществления». Считается, что из всех типов регрессивного удовлетворения, создаваемого наркотиками, повышение самооценки и воссоздание регрессивного нарциссического состояния являются самыми стойкими и предсказуемыми[76].

Широкое разнообразие в употреблении алкоголя и наркотиков в нашей культуре[77] является экспериментальным, бессистемным, случайным, то есть развлекательным по своей природе. Однако люди, которые постоянно стремятся к опьянению, чтобы получить облегчение от того, что их беспокоит, и восстановить то, что у них отсутствует, относятся к другой категории. Они являются зависимыми. Навязчивое стремление к тому, чтобы изменить свое настроение, как правило, возникает в подростковом возрасте, когда на первый план выходят нарциссические проблемы, которые побуждают молодого человека к конфронтации со своими подлинными возможностями в развитии — или отсутствием таковых. Те, кто несет глубоко внутри себя нарциссические травмы, полученные в раннем детстве, зачастую узнают, что у них нет «внутреннего наполнения», чтобы подняться до уровня решения важных задач, характерных для подросткового возраста. Независимо от того, начинают ли они употреблять наркотики и алкоголь, чтобы избавиться от переполняющих их эмоций, или облюбовали какой-то иной способ из множества навязчивых возможностей, которыми столь богато наше общество, ключевая неспособность управлять своими чувствами становится связью между их нарциссической уязвимостью и путем, ведущим к зависимости.

Принципы выживания: борьба с навязчивостью — моей и вашей

Навязчивое и зависимое поведение в той же мере является ненормальным, как и — зачастую — бессознательным. Редко бывает так, что наша сегодняшняя жизнь не затрагивает жизнь каких-то других людей, хотя бы отчасти. Помимо алкогольной, наркотической и пищевой зависимости, мы также становимся зависимыми от чувств[78] (таких как ярость, интерес, религиозная праведность и даже чувство вины), от мыслей (подумайте об одержимости), от деятельности («трудоголизм», азартные игры, навязчивые тренировки и сексуальное поведение, трата и накопительство), от обладания властью и даже от периодических отыгрываний, гонений, мучений и других травм.

Согласно мнению специалиста в области зависимостей Джона Брэдшоу (John Bradshaw), любая такая деятельность вызывает «вредные последствия для жизни», а утрата контроля характеризуется как зависимость или навязчивость. «Вредными последствиями для жизни» он называет факторы, угрожающие здоровью человека, его безопасности или добыванию средств к существованию, его отношениям с другими людьми или их здоровью и безопасности. По его словам, горькая ирония состоит в потере контроля при зависимости-навязчивости. Пытаясь контролировать свои зависимости и навязчивое поведение, нам приходится сталкиваться со скрытым под ними стыдом.

Если вы часто чувствуете усталость, тревожность или раздражение, если оказывается, что вы не можете строить отношения с другими людьми, с которыми вы хотите быть близки, если вы чувствуете однообразие жизни, от которого не можете избавиться, то существует немалая вероятность того, что это — проявления зависимости и навязчивости. Прибегая к рационализациям, мы часто оправдываемся, называя подобную деятельность или поступки необходимыми, забавными или «неважными», однако истина состоит в том, что они нас эмоционально опустошают и влияют на наши близкие отношения, которые могли бы доставлять нам подлинное удовлетворение, если бы мы их так страшно не боялись.

Если навязчивое и зависимое поведение встречается у людей, которым преимущественно присущ нарциссический стиль поведения или структура личности, что чаще совпадает, чем не совпадает, то, скорее всего, их поведение будет особенно скрытным и хорошо защищенным. Нездоровая нарциссическая личность считает такое поведение фундаментально выгодным, совершенно безвредным и, во всяком случае, необходимым для своего эмоционального выживания. Вполне вероятно, что любое столкновение такого человека со своей противоположностью вызовет чувство стыда и связанные с ним защиты и (или) ярость. Отто Кернберг, от которого мы многое узнали о патологическом нарциссизме[79], — уверен, что возможность зависимого поведения, заложенная в психологической структуре нарциссической личности, является максимальной, и прогноз излечения в этом случае оказывается гораздо хуже, чем у людей, имеющих личностные расстройства другого типа, с менее серьезными дефектами личности. Что это значит для вас, если в своей жизни вы связаны с зависимой или навязчивой нарциссической личностью? Независимо от того, является ли этот человек спортивным болельщиком или любителем шопинга, азартным сексуальным партнером или религиозным фанатиком, властным «контролером» всего и вся, запойным пьяницей или наркоманом, вы можете биться головой о стену, пытаясь его изменить. Если вы хотите получить облегчение, измениться нужно вам самим.

Стратегия первая: познайте себя

Людей, которые втянуты в отношения с зависимыми и навязчивыми личностями и сохраняют их, называют созависимыми, и, как правило, у них есть свои собственные не особенно здоровые причины для того, чтобы управлять другими или заботиться о тех, кто вышел из-под контроля. Созависимость тоже является зависимостью; для созависимых людей создана даже отдельная программа «Двенадцать шагов» — «Анонимные созависимые» (CoDA, Co-Dependent Anonimus). Четвертый шаг любой 12-шаговой программы состоит в том, чтобы «дать собственную оценку» (Personal Inventory), — то есть оценить свое собственное пагубное поведение и тот вред, который оно причиняет себе и другим. Такая оценка может быть чрезвычайно информативной и способствовать исцелению.

Если у вас есть родитель, супруг (или супруга) или какой-то еще значимый для вас человек, который является зависимой или нарциссической личностью, есть немалая вероятность того, что и у вас тоже разовьется зависимость или навязчивое поведение вследствие стрессов, возникающих в отношениях с этим человеком. Может быть, вам потребуется выпить стакан-другой вина, если вечером вы встретитесь с ним за ужином. Возможно, вам понадобится немного покурить травки (little grass), чтобы заняться сексом. Может быть, вам безумно нравится шоколад, картофельные чипсы или мороженое и у вас при этом есть серьезные основания беспокоиться о своем весе. Возможно, вы окунулись с головой в понравившуюся вам религиозную практику, чтобы вместо ощущения боли и пустоты жизни ощутить ее трансцендентный смысл. Не исключено, что вам обязательно нужно покупать новую пару ботинок (или туфель) всякий раз, когда вы собираетесь «выйти в свет». Или вы не можете остановиться, собирая коллекцию «игрушек»: электронной техники, спортивных принадлежностей, мебели, машин или всего, что относится к вашему хобби. Может быть, вы читаете, шьете или одержимы уборкой своего дома, чтобы отвлечься от жизни, которая не доставляет вам удовлетворения. Быть может, вы постоянно находитесь в ожидании очередной встряски (thrill) или новых отношений, которые могут «вознести» вас наверх. Возможно, у вас открытый счет в «Старбакс»[80] или табачный бизнес. Вам не обязательно быть алкоголиком или наркоманом, страдать анорексией или булимией, быть азартным игроком или трудоголиком «типа А»[81], чтобы страдать навязчивой одержимостью. Все, что вы делаете для изменения своего настроения и что удерживает вас от того, чтобы обратиться к своим скрытым проблемам, может скорее причинить боль вам или тем, кого вы любите, чем оказать помощь.

Что вы делаете для того, чтобы избавиться от негативных чувств? Сможете ли вы изменить свое поведение, если знаете, что оно причиняет боль вашему ребенку, вашему супругу (или супруге), вашему лучшему другу? А что, если оно причиняет боль вам самим? Происходит ли в вашей жизни нечто такое, чего вы стараетесь избегать или от чего вы уклоняетесь, потому что оно действует на вас угнетающе и вы не знаете, как решить эту проблему? Может быть, ситуация вышла у вас из-под контроля?

Стратегия вторая: сохраняйте связь с реальностью

Одно дело — выявить проблему, другое дело — действительно что-то изменить. Последнее требует концентрации внимания, дисциплины и сохранения связи с реальностью. Как правило, люди склонны к тому, чтобы не нарушать естественный ход событий, но бывает и наоборот: навязчивыми могут стать даже бдительность и дисциплина. Сохранять навязчивость в отношении навязчивостей — значит провоцировать в еще большей степени чувство стыда. Нам действительно нужна реалистичная оценка условий, в которых мы находимся, и реалистичный план действий. Если у вас есть зависимость от наркотиков, алкоголя или никотина, то рано или поздно вам придется с ней расстаться — раз и навсегда. Однако в случае других видов зависимости или навязчивости прежде всего необходимо установить психологическое равновесие. Если вы ведете уравновешенную жизнь, эта проблема ощущается иначе, и вам вполне может понадобиться соответствующий план, позволяющий совладать с возникающими у вас чувствами. Когда у вас прекратятся резкие скачки настроения, вам следует обратиться к чувствам, которых вы избегали. От того, насколько хорошо вы проработаете эти чувства, будет полностью зависеть, сможете ли вы в будущем жить жизнью, свободной от зависимости и навязчивости. Такова реальность.

Многие люди признаются, что им не удается самостоятельно проработать эти чувства. В дополнение к помощи профессионалов существует много групп «самопомощи» (self-help groups) и программ «Двенадцать шагов», сконцентрированных на всех видах проблем. Независимо от того, где вы живете, у вас есть хорошие возможности использовать ресурсы, которые находятся у вас под рукой. Не нужно вступать в эти группы и начинать эти программы только ради самооправдания; напротив, такой поступок может стать огромным шагом вперед в направлении более здоровой, более спокойной и более уравновешенной жизни.

Стратегия третья: установите границы

Избавление от своих собственных зависимостей и навязчивого поведения, в особенности если они развивались в отношениях с другим человеком, который также является зависимой, одержимо-навязчивой и нарциссической личностью, означает обособление себя от этого человека и его влияния. Чтобы по-настоящему выздороветь, возможно, вам придется разорвать одни отношения и радикально изменить другие — например, супружеские или семейные связи. Чтобы качественно изменить «танец ваших отношений» с другим человеком, возможно, в нем придется пропустить несколько «фигур». Такая пауза поможет вам получить видение того, как вы оказались втянутыми в это зависимо-навязчивое танго.

Установление границ с зависимо-навязчивой нарциссической личностью может включать в себя следующее:

• отказаться использовать людей или совершать над ними насилие в угоду нарциссической личности или быть вместе с ней там, где могут совершаться такая эксплуатация и такое насилие;

• сказать «нет» в ответ на проявления нарциссической личностью сексуальной активности, которая вызывает у вас тревогу;

• не давать в долг деньги нарциссической личности, находящейся под воздействием своей зависимости-навязчивости;

• делать все возможное, чтобы не спасать нарциссическую личность от последствий ее зависимо-навязчивого поведения;

• отказываться от излишнего участия в любой деятельности, которая имеет для вас небольшую ценность или не имеет ее вообще, если единственная цель вашего участия заключается в выполнении требований нарциссической личности;

• проявлять выдержку или как-то иначе защищать себя от оскорбительного для вас отношения, вызванного зависимостью или навязчивостью нарциссической личности;

• настаивать на защите себя и зависящих от вас людей от опасности, связанной с зависимостью или навязчивостью нарциссической личности, и быть уверенным в том, что такие защиты укрепляются;

• настаивать на своем праве на время и ресурсы, необходимые вам для достижения своих собственных целей, не обращая внимания на возможные возражения нарциссической личности;

• не соглашаться ни в чем с нарциссической личностью, если чувствуете, что вас запугивают, вами манипулируют или вас эксплуатируют, или опасаетесь, что нарциссическая личность может прийти в ярость или на вас обидеться, если вы не уступите ее требованиям.

Если сказать «нет» и затем проявить выдержку, зависимо-навязчивая нарциссическая личность станет очень робкой или подавленной. И тогда у вас может появиться желание подумать, насколько вам хочется или нужно продолжать с ней отношения. Если вы не можете разорвать их самостоятельно, попросите помощи у специалиста.

Стратегия четвертая: формируйте взаимные отношения

По иронии судьбы, отношения, в которых преобладают зависимости и навязчивость, обычно являются взаимными — то есть взаимно нездоровыми. Quid pro quo[82] не всегда является очевидным, даже для партнеров, но, как правило, не стоит смотреть слишком глубоко, чтобы это увидеть. «Скрытые программы» — именно такие молчаливые ожидания, которые вызывают самые разнообразные проблемы, если кто-то не уловит или неправильно поймет косвенный намек или односторонние изменения невысказанного вслух «правила», являются «клеем», соединяющим вместе двух людей, страдающих навязчивой одержимостью. Вы подпитывайте или терпите мою зависимость-навязчивость, которую мы согласились не признавать открыто, а я буду подпитывать или терпеть вашу, о которой тоже буду молчать.

Но самое печальное в таких отношениях то, что в них почти никогда нет реальной близости, а если она присутствует, она не может в них сохраниться, ибо кому-то, — а обычно «кто-то» — это оба партнера, — становится не слишком удобно поддерживать отношения. Близкие отношения являются лечением для зависимых и навязчивых отношений и зависимого и навязчивого поведения, но если вы не переносите жару, то, скорее всего, вам лучше не заходить на кухню, где с любовью готовят и смакуют здоровые взаимные отношения.

Глава 16. Влюбленность нарциссической личности: иллюзия слияния

Нарциссические личности — это люди, которые за всю свою жизнь так и не научились делать что-нибудь сами. За исключением фантазии о совершенстве, зависти к другим людям, у которых есть то, чего у них нет, и страха унижения, в котором они ни за что не признаются, внутри они оказываются пустыми. У них нет истинной Самости, способной вступать в отношения с другим человеком, однако они испытывают отчаянную нужду в том, чтобы кто-то еще соединился с их пустотой и помог им поддержать эмоциональное равновесие. Идеальным кандидатом на эту роль оказывается человек, желающий стать продолжением хрупкого Эго нарциссической личности, чтобы служить ей или объектом восхищения, или объектом презрения, а довольно часто — тем и другим вместе. Вывеска у них над дверью: «Эй, люди с покинутой Самостью, — все сюда!»

Иллюзия слияния

При наличии здоровых страстных отношений оба партнера так же заинтересованы в автономном существовании другого, как и в своем собственном. Они отдаются друг другу в период соединения, и, когда они влюблены, они чувствуют, что их пространство расширяется, а не сужается. Поскольку границы Самости совершенно растворяются, каждый из них сливается с другим человеком, которого он любит всем сердцем, и тогда происходит трасценденция экзистенциального одиночества, которое приходит вместе с психологической автономией. В такие периоды жизни они легко сближаются и отдаляются друг от друга, зная, что их обособленность лишь укрепляет их союз, — и наоборот. Они восхищаются реальными качествами друг друга и могут терпимо относиться к недостаткам любимого человека, не испытывая при этом ни стыда, ни гнева.

Как же все это отличается от иллюзии слияния, которую принимают за любовь травмированные нарциссические личности. Когда соединяются два таких «возлюбленных», то цель одного из них — а довольно часто и другого тоже — полное и всецелое слияние, уничтожение автономии партнера в угоду своему собственному нарциссизму[83]. В психологическом смысле они перестают быть отдельными личностями, испытывая превратности такой любви. Слияние двух жалких, нищих душ, происходящее в процессе «танца власти», позволяет предположить, что у них обоих внутри успешно протекают нарциссические процессы.

Чем более вопиющим оказывается нарциссизм одного партнера, как правило, тем более претензия на обладание правом, грандиозность, высокомерие, стремление, чтобы им восхищались и его обожали, отсутствие эмпатии и использование в своих целях других людей очевидны для тех, кто видит его со стороны. Зачастую из этой пары он более харизматичен, больше привлекает к себе внимания, — причем как позитивного, так и негативного. Обычно нетрудно заметить, что Эго именно этого человека имеет преобладающую силу в отношениях, что он будет затмевать и «поглощать» другого. В результате оказывается, что «недифференцированная субстанция Эго» («ndifferentiated ego mass»)[84] находится во власти и под контролем этого доминирующего партнера. В другой части «этого уравнения» находится партнер, который терпит такую власть, а быть может, даже радуется тому, что она существует.

Человек, подчиняющийся деспотизму нарциссической личности[85], зачастую оказывается загадкой. Казалось бы, зачем нужно периодически и постоянно выбирать такие отношения, в которых ты становишься «топливом», подпитывающим ненасытную потребность в инфляции другого человека, и платить за это такую цену? Зачем понадобилось человеку полностью приносить в жертву такой «любви» свою Самость?

Самый поверхностный ответ (the nickel answer) на этот вопрос состоит в том, что такой человек был запрограммирован на самоуничижение и самоунижение переживаниями в раннем детстве. Возможно, у него был нарциссический родитель и он научился ощущать свою ценность, только удовлетворяя потребности этого человека. В последующих отношениях, в которых повторялась эта изначальная динамика, видимо, появлялась возможность надеяться на иной результат. «На этот раз меня полюбят за то, что я такой», — полагает он. Но это маловероятно (it’s not in the cards).

Несколько более замысловатое объяснение заключается в следующем. Приученный подчиняться, такой человек представляет, как можно применять какую-то силу в ситуации, в которой он прежде ощущал свое бессилие, создавая мимолетное ощущение присутствия у него силы и контроля. Зачастую таких фрагментов бывает достаточно для выживания души. А в крайних случаях, когда по отношению к человеку было проявлено такое насилие, что его ненависть по отношению к себе приняла огромные размеры, можно получить даже некое облегчение, сдавшись на милость человека, который кажется более достойным.

Даже здоровые люди испытывают влечение к слиянию во время страстной любви, однако они оба могут выходить за ограничения, при этом их сохраняя. Присущий им здоровый нарциссизм побуждает их восхищаться другим человеком, который служит отражением их собственных идеалов, формировать привязанность к другим людям, учитывая их целостность и обособленность, и сохранить любовные отношения в течение длительного времени, — тогда как у нарциссической личности они завершаются серьезным конфликтом. В здоровой любви есть элемент альтруизма[86], в котором любовь к себе и самопожертвование смешиваются с вниманием к чувствам, здоровью и благополучию возлюбленного, а сексуальная связь — это больше, чем просто стремление получить удовольствие, — вместе с тем, это еще и выражение благодарности партнеру за его любовь.

Однако для нарциссической личности исполнение желания наступает после конкуренции или победы над объектом своей любви, уничтожения состояния автономии этого человека и замена ее фантазией о «близнецовой паре» («twinship»)[87]. Они ищут человека, который бы смог им зеркально отразить ощущение их значимости и который при этом мог бы взять на себя невыносимое бремя их стыда и зависти. Для нарциссической личности партнер является всего лишь средством, позволяющим собрать воедино части его личности, восполнить его ресурсы и помочь ему скрыть дефекты своей личности.

Есть только два типа людей, полезных нарциссической личности: те, которые могут накачивать ее инфляцию, и те, кого она может «поглотить». Те, которые могут накачивать ее инфляцию, могут это делать, восхищаясь ею либо приписывая ей свои особые качества, чтобы нарциссическая личность могла греться в отражаемых ими лучах. Те, кого она может поглотить, либо позволяют нарциссической личности переложить на них посредством проекции бремя стыда, либо почувствовать свое превосходство по сравнению с ними. Зачастую объекты любви нарциссической личности выполняют обе функции. Если вы попались на крючок нарциссической личности, готовьтесь к тому, что вам регулярно придется терпеть порции презрения в ответ на нескончаемое восхищение, в котором нарциссическая личность заинтересована гораздо больше, чем в вашей любви.

Хотя идеализировать тех, кого мы любим, совершенно нормально, представление о себе нарциссической личности требует, чтобы его объект любви был также идеализирован окружающими. С этой целью нарциссической личности нужно выбрать человека, который был бы красивым, умным, успешным или по какой-то иной причине пользовался всеобщим признанием в силу своей исключительности. Нарциссическая личность стремится «экспроприировать» и присвоить эти замечательные качества, которых нет у нее самой, испытывая в связи с этим «чувство вины».

Высота, на которой захватывает дыхание: история о Деннисе и Кристине

Среди множества самых разных граней деятельности профессора английской литературы больше всего радости Деннису доставляло чтение лекций. Он любил на них опаздывать, чтобы взойти на кафедру, как на сцену, и смаковал тот момент, когда студенты смотрели на него, еще не приступив к записи лекции.

Именно в один из таких моментов он впервые заметил Кристину, и ее большие серые глаза и округлые формы напомнили ему героинь тех книг, которые ему очень нравились. Ее красота возбуждала в нем что-то совсем первобытное, и вскоре он решил завоевать ее любовь.

Читая лекции, он стал скрыто добиваться ее расположения. Она одна стала воплощением всей его аудитории, остальные студенты отошли на задний план, когда он тайно осуществлял ее завоевание, стремясь расшевелить юную студентку своей скрытой страстью и добиться того, чтобы она отказалась от своих собственных желаний. Спустя какое-то время она стала отвечать ему именно так, как он того хотел.

К весне они стали любовниками, и обладание ею было именно таким, как он это представлял в своем воображении. Кристина представляла собой воплощение самого совершенства, и он был абсолютно убежден в том, что она всецело и полностью принадлежала только ему. Одна возможность назвать ее своей позволяла ему ощущать и себя тоже главным героем любовного романа.

После защиты диплома Кристина осталась с ним, и, хотя она была специалистом по экономике, в его представлении это было неважно с точки зрения их совместного будущего. Он рассчитывал, что они поженятся, когда он получит в наследство недвижимость, затем у них родится ребенок, когда у него будет творческий отпуск, который они проведут в Англии. Она будет вдохновляющей музой и одновременно зеркальным отражением героини романа, который он собирался написать. Этим романом он собирался поразить своих друзей на заседаниях кафедры и маленьких вечеринках, которые он собирался организовать, чтобы продемонстрировать их совершенную любовь. Обладая Кристиной, он чувствовал на себе завистливые взгляды всех мужчин с кафедры английского языка.

Хотя нарциссические личности хотят, чтобы другие люди завидовали их победам, они не осознают того, какую зависть чувствуют они сами по отношению к людям, ставшим объектами их любви. На самом деле нарциссические личности — очень конкурентные люди, и те же самые качества, которые привлекают их в начале отношений, спустя некоторое время заставляют их ощущать свою неполноценность по сравнению с любимым человеком. Человек, который, как им казалось, может насытить их жажду восхищения, впоследствии превращается в угрозу, и, чтобы восстановиться, им приходится устранять этого человека. Все черты любимого человека, вызывающие восхищение у нарциссической личности, вместе с тем ее унижают, а потому от него следует избавиться[88]. Зависть переходит в презрение, а презрение приводит к краху отношений, и тогда нарциссическая личность остается фрустрированной и опустошенной в своем стремлении к совершенству.

Как и стыд, зависть — отвратительное чувство, которое не может выносить нарциссическая личность. Вместо того чтобы допустить, что они являются завистливыми, такие люди избавляются от негативных чувств, «перекладывая» их на других людей. При помощи присущей психике уловки, называемой проекцией, человек, которому завидуют, становится прибежищем таких неприемлемых мыслей и чувств, а нарциссическая личность продолжает вызывать восхищение и в своих собственных глазах, и в глазах окружающих. Посредством того же самого механизма нарциссические личности приписывают свои пагубные устремления другим людям, а потом приходят в ужас от подлинной или воображаемой зависти, которая их окружает. Такие извращения отношений не позволяют формироваться близости между людьми.

У нарциссической личности все отношения связаны с эксплуатацией: или съешь ты, или съедят тебя. Сделаться уязвимым — значит дать понять другим, что тобой можно пользоваться. Если какой-то человек становится зависимым от нарциссической личности, он ощущает себя так, словно извлек пользу из их отношений; вместе с тем страх быть использованным побуждает нарциссических личностей отрицать свою собственную зависимость. Обычную взаимность они ощущают как эксплуатацию и вмешательство в их личные дела, поэтому строят такие отношения, в которых они могут сохранять контроль и пользоваться преимуществом.

Рассказ Кристины

Это был мой выпускной класс, и я уже была изрядно напичкана экономикой, думая о том, что предпочла бы выбрать курс, совершенно не относящийся к моей специальности. Некоторые друзья рассказывали мне о том английском профессоре, который буквально заставлял оживать классику. Мне показалось это забавным, и вместе с тем это была хорошая возможность закончить выпускной курс, получив какие-то знания в области культуры перед тем, как продолжить обучение, чтобы получить диплом MBA[89].

Однако то, что произошло, стало для меня настоящим сюрпризом. Деннис был просто обворожительным. Посещая его курс, я ощущала себя совершенно завороженной, словно я была единственным человеком в этой огромной лекционной аудитории, а он читал лекцию лишь для меня одной. Затем, в какой-то момент, я осознала, что это — его особый способ разговаривать со мной. Я стала пытаться находить любой предлог, чтобы побыть с ним рядом, и вскоре безумно в него влюбилась. У меня была пара друзей молодых людей, но это был взрослый мужчина, на десять лет старше меня. Как правило, я старалась встречаться с молодыми людьми от случая к случаю, потому что не хотела, чтобы что-то мне помешало получить образование. Я наметила себе определенную карьеру, которая подразумевала длительное обучение. Но все это вылетело в трубу, когда я почувствовала, что влюбилась в Денниса.

Весной мне поступило предложение написать перечень курсов, которые я хочу посещать для защиты диплома MBA, но я просто растерялась. Всякий раз, когда я пыталась обсудить с Денисом планы, связанные с моей карьерой, он сразу как-то сникал. Сначала я думала, что он просто опечален возможностью нашего неизбежного расставания и не мог об этом говорить. По существу, именно мысль о том, что возможность такого расставания его очень угнетает, как раз и сблизила меня с ним. Я решила подождать и посмотреть, что произойдет и как мы оба отнесемся к этому, когда придет время.

После защиты диплома я осталась с ним и около месяца с ним жила, пока не узнала, что меня приняли в NYU[90]. Я очень обрадовалась и подумала, что Деннис тоже порадуется за меня, но он стал совершенно холоден, и я никогда не забуду того, что он мне тогда сказал: «Кристина, если ты наплюешь на мою любовь, то больше никогда не узнаешь такого счастья, которое ты потеряла. Ни один человек не полюбит тебя так, как люблю тебя я». Вот так. Не было ни обсуждения, ни компромисса. Он заставил меня сделать выбор. Мне было о чем подумать — и я как следует подумала и решила, что он был прав. Никакая карьера не сопоставима с такой любовью, которая была между нами.

С этой точки зрения он слишком глубоко внедрился в мою жизнь, я позволила ему вытирать о себя ноги. Если все выходило так, как задумал он, это было похоже на магию, и мы были очень счастливы. Но что-то не получалось так, как хотел он, — это была уже совершенно иная история. Он не просто испытывал разочарование, как другие люди; похоже, он по-настоящему злился. Обычно я знала, как поднять ему настроение. С тех пор, как у нас родился сын, это стало сделать все сложнее и сложнее. Байрон[91] родился с «заячьей губой», поэтому иногда мне казалось, что Деннис меня ненавидит. Я понимаю, это кажется безумным — он меня обожает! — но иногда у меня появляется такое чувство, что Деннис смотрит на меня сверху вниз, словно я являюсь умственно неполноценной или вроде того. Может быть, в конце концов, мне следовало уехать учиться и получить диплом MBA, чтобы он и дальше мог меня уважать. Иногда я чувствую, что зашла в тупик.

В Кристине Деннис нашел прекрасную пару, которая великолепно ему отзеркаливала его грандиозность и всемогущество и дала ему полностью себя поглотить. Как только он завоевал ее любовь, его инфляция сразу стала безграничной. Любовь таких людей, как Деннис, похожа на наркотик: вечное стремление ввысь, которое заставляет этого возлюбленного перестать сомневаться в себе и осознавать свои ограничения и недостатки. Но чтобы сохранять эту интоксикацию, он должен обладать способностью сохранять контроль над этой своей самой ценной собственностью.

Средства, позволяющие нарциссической личности контролировать своего возлюбленного, многочисленны и разнообразны, они зависят от индивидуального стиля человека, обстоятельств и возможностей. Они могут быть таким же сладким дурманом, как лесть и признания в любви, так же сводить с ума, как морковка, до которой нельзя дотянуться, такими же манипулятивными[92], как полярные противоположности: раболепие и нравственное превосходство, или столь же страшными, как вулкан, который вот-вот проснется. Цель состоит в том, чтобы продолжать уничтожать автономию возлюбленного нарциссической личности и сохранять иллюзию слияния.

Нарциссической личности важно выбирать таких людей, которые будут смотреть на нее с почтением, признавать ее особые качества и тем самым повышать у нее ощущение своей ценности. Хотя все мы хотим, чтобы нас ценили те, кого мы любим, нарциссическая личность действительно хочет, чтобы ее возлюбленный постоянно служил зеркалом, показывающим ее достоинства. Кто-то из нас может почувствовать разочарование, боль и даже гнев, если те, кого мы любим, не обращают на нас внимания или выражают свое недовольство нами. Но нарциссическая личность испытывает страшный гнев, когда разрушается эмоциональный трубопровод, подпитывающий ее инфляцию[93]. Ее возлюбленному не разрешается испытывать и выражать чувства или мнения, которые противоречат потребностям нарциссической личности.

Зачастую нарциссическая личность выбирает объект любви, который может быть в чем-то неполноценным или не столь могущественным, которым можно легко манипулировать и который можно легко держать под контролем. Но здесь есть уловка. Если такой человек быстро становится «тряпкой», слишком унижается или имеет слишком много изъянов с точки зрения нарциссической личности, то она может перестать его идеализировать. Как правило, нарциссическая личность решает эту проблему, разделяя восприятие объекта любви на «хорошее» и «плохое», и тогда «хорошее» восприятие каким-то образом сохраняется, а «плохое» восприятие остается в особой «кладовке», которую при желании можно открыть или закрыть. Такой механизм очень похож на примитивный способ видения у очень маленьких детей, позволяющий им воспринимать человека не как сложное создание, у которого есть как хорошие, так и плохие качества, а как объект, который в каждый конкретный момент может быть либо хорошим, либо плохим. А восприятие нарциссической личностью объекта любви может изменяться практически мгновенно.

Вследствие своей неспособности сохранять сложный образ объекта любви, то есть образ, в котором присутствуют хорошие и плохие черты, нарциссическая личность будет «забывать», «пропускать» или «не обращать внимания» на те черты собственного поведения, которые унижают этого человека, при этом ожидая, что объект ее любви будет жить, соответствуя идеализированным ожиданиям, в особенности на публике, независимо от тех унижений, которым он станет подвергаться со стороны нарциссической личности. Если нарциссическая личность не сможет в достаточной мере использовать свою фантазию или отрицание, чтобы сохранить необходимую идеализацию, то прежний объект любви может быть отвергнут в пользу другого, менее опороченного человека. Трудно поддерживать высокое мнение о человеке, которого превратили в раба, даже если это ваш собственный раб.

Донжуаны и Снежные Королевы

В конечном счете, нарциссические личности — самые худшие любовники, с присущими им всякими сексуальными дисфункциями[94], которые только можно представить, а также имеющие склонность использовать своих партнеров в своих эгоистических целях, не испытывая при этом ни малейшего чувства вины. Гетеросексуальные и бисексуальные мужчины в глубине души испытывают к женщинам зависть и страх, что те их отвергнут и будут над ними насмехаться. У них есть склонность представлять своих партнеров либо идеализированными, но лишенными сексуальности объектами («безгрешная» мать или мадонна), либо сексуально раскрепощенными и доступными («грязная» мать или потаскуха). И, наоборот, у них могут развиваться нежные чувства к женщинам, не привлекающим их сексуально. Многие из них являются донжуанами того или иного типа: одни — агрессивными, другие навязчивыми, третьи — инфантильными. Агрессивные донжуаны — это мужчины, которые получают наслаждение, фрустрируя и унижая женщин, которых они соблазнили. Создается впечатление, что, бросая женщин после короткой связи, они испытывают заметное облегчение. Навязчивые донжуаны просто «проходят плугом» по женскому населению в поисках женщины, которая не вызывает у них разочарования. Инфантильные донжуаны — женоподобные дети-мужчины, которые пользуются успехом у женщин именно из-за отсутствия у них маскулинных качеств, которых некоторые женщины просто боятся.

Нарциссические женщины склонны быть холодными и расчетливыми, испытывая значительную враждебность по отношению как к мужчинам, так и к женщинам. Они будут использовать партнера, пока позволяет злополучный любовник, но если у этого любовника появится какое-то самоуважение и, в конечном счете, он сбежит, они могут злиться и злорадствовать, но никогда не будут тосковать или чувствовать себя виноватыми. Наименее разборчивые среди них в каждом обожателе видят принца, но лишь затем, чтобы потерять к нему всякий интерес, когда, в конечном счете, он окажется лягушонком.

Взлеты и падения Лоры

Лора вплыла в дверной проем, плюхнулась на софу, зарывшись лицом в основательно потертые подушки:

— Кажется, я влюбилась! — мечтательно произнесла она, опрокидываясь на софу, едва скинув туфли.

— Ну, рассказывай, — торопила ее соседка по комнате Бет, — и кто же этот Дьюп дю Жур[95]?

— Его зовут Дэвид, — ответила Лора, не обращая внимания на колкость соседки. — Мы встречались в «Старбакс» раз в неделю, и сегодня он, наконец, сделал шаг навстречу. Он взял мне двойной кофе латте, и мы проболтали с ним несколько часов. Ты не поверишь, сколько у нас общего! Он — студент факультета кинематографии в USC[96], его дядя — продюсер! — и он работает над этим проектом, то есть Дэвид работает — ох, как же его зовут? — этого парня, который выставил свою кандидатуру в городской совет от Западного Голливуда? Неважно. Я ему рассказала, как работала во время избирательной кампании на выборах мэра и как выглядит изнутри вся эта политика. А затем оказалось, что на выходные он собирается пойти в горы. Он помешан на тайской еде и — ты только подумай! — у него есть не один, а целых два лабрадора! Как, по-твоему, может быть еще больше общего? Да, я говорила, что губы у него — точь-в-точь, как у Леонардо ди Каприо[97], а он считает, что я похожа на Нев Кэмпбелл[98]? Это просто сказка!

«Катились бы они», — подумала Бет, наблюдавшая такой спектакль раз пять за те два года, что они снимали квартиру вместе с Лорой. Акт первый: Лора возвращается домой «на седьмом небе», встретив «любовь всей жизни». Во втором акте драмы Лора собиралась познакомить Бет с «парнем, в котором, наверное, что-то было, но вряд ли его можно было назвать богом» (в представлении Лоры). Фабулу этого сценария можно было сравнить с неудачным запуском ракеты. Быстрый старт, уверенный взлет, а затем, достигнув озонового слоя атмосферы, в третьем акте ракета рассыпается и ее обломки сваливаются на грешную землю. Процесс в лучшем случае занимал месяцев семь, но чаще все заканчивалось за несколько недель. Самое загадочное в этих историях — Лора всегда вылезала из-под обломков без единой царапины. Каким бы ни было разочарование, в качестве целительного бальзама Лора выбирала поход по магазинам либо проводила ночь в городе, дефилируя с важным видом перед местными парнями. У Бет сложилось полное представление о сценарии соседки: когда подходил конец любви, Лору больше интересовало меню в ресторане, чем свидание, — а ее спутник становился просто случайным попутчиком.

Нарциссические женщины, менее склонные к приключениям, чем Лора, обычно устанавливают стабильные отношения с партнерами, которых считают «самыми лучшими»[99]. Другие мужчины для них остаются недоступными объектами, и сама эта удаленность от них позволяет их перфекционизму храниться в герметичной упаковке, что еще лучше защищает нарциссическую личность от риска обесценивания в реальных отношениях. Иногда их привлекают крайне нарциссические и успешные партнеры, и они сохраняют уверенность в том, что вдохновляют «великого» человека или даже, оказывается, являются путеводной звездой в его жизни.

Некоторые случаи таких отношений касаются эксгибиционистской нарциссической женщины и ее партнера, как бы спрятанного в ее «психологической кладовке» («in the closet»)[100]. В этой «психологической кладовке», которую нарциссическая женщина может открывать и закрывать, хранится совокупный образ всех ее возлюбленных, и по мере надобности она из нее извлекает необходимые качества, чтобы снабдить ими мужчину, которого в данный момент идеализирует. Ей нужно вознести объект своей любви на пьедестал, чтобы удержаться с ним рядом, ибо если у нее есть прекрасный партнер, которым она может обладать, то рассеиваются все ее внутренние страхи и ощущения опасности. У нарциссической пары, сформированной по типу «психологической кладовки», властью обладает именно нарциссическая женщина: подпитывая грандиозность своего объекта любви посредством осмоса[101], она тем самым питает и свою собственную инфляцию[102]. Такие отношения могут быть весьма успешными — пока есть возможность сохранять идеализации и иллюзии. Но когда вмешивается неприятная реальность, любовь разрывается изнутри.

Принцип комплементарности: Жюстин + Луиза = Любовь

Они повстречались, когда Жюстин еще был многообещающим скрипачом оркестра, а Луиза обучалась мерчандайзингу[103] в местном колледже. Его приводили в восхищение ее красота и хорошие манеры; для нее он служил воплощением надежды на то, что однажды она сможет покинуть приземленный мир «голубых воротничков». Пока Луиза не встретилась с Жюстином, все ее надежды были связаны с тем, чтобы стать продавцом в одном из филиалов магазина высшего класса. Но после встречи с ним она решила, что ее судьба — это он. Он бы объездил весь мир и обрел мировую известность, а она посвятила бы свою жизнь тому, чтобы ему помогать и воплотить в жизнь его мечты. Она была совершенно убеждена в его исключительности, и с того момента, когда они встретились, ее мир стал значительно шире и в нем появилось больше смысла.

Жюстин никогда не встречал девушку, похожую на Луизу. У него в жизни было много женщин, но спустя какое-то время каждая из них начинала ему надоедать. Всегда получалось так, что они оказывались эгоистичными и требовательными, не понимающими его жизненной цели и утонченной натуры одаренного музыканта.

В глазах Жюстина Луиза на самом деле была само совершенство. Ему нравились ее блестящие темные волосы, ее нежные руки и то, как она смеялась, реагируя на его шутки. Она была одной из тех редких женщин, которые ему вообще встречались, она все время «улавливала» его юмор. Создавалось впечатление, что они вместе думали. И ей нравилось, как он играл. Она умоляла его сыграть что-то для нее, и с тех пор как она вошла в его жизнь, у него появилось чувство, что восходит его звезда.

Жюстин был настолько уверен в своем будущем, что стал нетерпим ко всяким препятствиям, возникавшим у него в карьере, которые, как ему казалось, бросали вызов его ощущению превосходства. Музыканты, игравшие с ним в одном оркестре, считали его высокомерным; с течением времени им было все сложнее и сложнее с ним общаться. Хотя он был моложе большинства своих коллег, казалось, он ожидает от них признания своей особости и исключительности. Когда роль первой скрипки в оркестре оказалось вакантной и ее предложили другому человеку, он ушел с репетиции, хлопнув дверью. В результате он оказался ничем.

Луиза была настолько же озадачена, насколько обижен и разозлен Жюстин. Однако она была уверена в том, что у него в запасе есть возможности и получше: например, сольные выступления с исполнением своих собственных произведений. Она все время его успокаивала и утешала, побуждала его посмотреть на такой ход событий как на возможность изменить свою карьеру. Она могла его успокоить, тогда как он ожидал, что свершится чудо. Она понимала, что долго так не может продолжаться.

Проходили недели, за ними — месяцы, пока Жюстин лелеял свою глубоко уязвленную гордость; в конце концов он равнодушно попытался воскресить свою звезду. Он много размышлял, пил, поздно ложился спать и потом вдруг звонил своим агентам или брал в руки свою заброшенную скрипку. Луиза попыталась его поддержать, но ее спокойствие постепенно начало таять, и она могла почувствовать, как ее постепенно покидают иллюзии. Ее поддержка и помощь Жюстину стали как бы механическими, но тот этого не замечал.

Однажды, оставшись один в квартире, Жюстин задержался взглядом на дневнике Луизы. Без колебаний он взял дневник и стал его листать. То, что он прочитал, его потрясло. Луиза — его Луиза! — изливала свою душу. другому мужчине! Она была влюблена, или так ему показалось, в человека, которого называла своим единомышленником или даже «родной душой» (soulmate). Эти отношения начались далеко не вчера, и он был уже очень близок к тому, чтобы потерять Луизу. Невозможно!

С этого дня Жюстин уже не мог относиться к Луизе, как раньше. Она оказалась низвергнутой с пьедестала, который он для нее возвел, втоптана в землю, и, как Хампти-Дамптиш[104], ее уже нельзя было снова туда вернуть. Когда он прямо спросил ее об этом, она попыталась его разубедить, но ее взгляд говорил совсем иное, так что ему все стало ясно. Все кончено, — с грустью подумал Жюстин, — Она оказалась такой же, как и все остальные.

Что касается Луизы, она была до странности спокойна. Она попыталась воссоединиться со своими чувствами. Да, конечно, она была обижена на Жюстина за то, что тот ее унизил, и была виновата в том, что проявила страстную любовь к другому мужчине. Но когда все было сказано и сделано, у Луизы оставалось единственное чувство — чувство опустошенности. Конечно, раньше она любила больше, чем сейчас. В следующий раз, — поклялась себе Луиза, — ей следует выше поднимать планку.

Влюбленная нарциссическая пара является внутренне нестабильной. Любое вмешательство реальности может вывести отношения из равновесия и привести к постоянному или периодическому конфликту, страданиям, посещениям семейного терапевта или драматическому разрыву отношений, означающему конец их союза.

Если нарциссическая личность может найти поддержку на стороне — карьеру, семью, друзей или какие-то иные интересы, — которая будет подпитывать ее ощущение инфляции, то ее давление на партнера может стать минимальным. С другой стороны, фрустрации, потеря работы или уход на пенсию, разрыв других важных отношений и утрата статуса или подпитки из других «трубопроводов», как правило, приводят к появлению более высоких требований к партнеру, чтобы не ощутить свою слабость.

Самой природой в человека заложено побуждение к поиску наиболее приемлемых ответов на вызовы, происходящие в течение жизни, и стремление к максимальному осознанию эволюции Самости. Стремятся прорасти даже семена эмоционального здоровья. Как первичный нарциссизм является переходной стадией в раннем детстве, так и многие нарциссические отношения могут стать промежуточными остановками по пути к отношениям зрелой любви[105]. Но иногда бывает сложно понять, нужно ли идти вперед, а если да, то когда и как.

Принципы выживания: если вы влюблены в нарциссическую личность

Что втягивает людей в отношения с нарциссическими личностями? Прежде всего, они являются «исключительными» и «особенными», хотя не всегда именно такими, какими хотят казаться. Их склонность следовать идеализированным фантазиям может создать паутину, обволакивающую повседневную реальность, стремясь зачаровать и заинтересовать вас. И когда ваше стремление восхищаться кем-то у других людей вызывает желание сделать вам приятное, вы можете принять такую благосклонность за настоящую любовь. В некоторых случаях может показаться, что их ощущение грандиозности позволяет вам получить то, что исчезло из вашей жизни. Даже их высокомерие может быть привлекательным, если ваша самооценка немного пошатнулась и вы легко поддаетесь тому впечатлению уверенного в себе человека, которое хочет произвести на вас нарциссическая личность. А если вас выбирает своим объектом любви такое неземное создание, то — ой-ой-ой! — ее воздействие на вас может быть чрезвычайно отравляющим, пусть даже на какое-то время.

Страстная любовь, с присущей ей одержимостью, стремлением к слиянию, как и ощущением грандиозности и всемогущества, которая также имеет глубинную связь с нашим собственным примитивным состоянием в недалеком прошлом, настолько наполнена элементами нарциссизма, что становится трудно отличить «нормальный любовный бред» от состояния, нездорового по своей сути. Если мой возлюбленный (или возлюбленная) не всегда меня понимает или не ставит во главу угла мои потребности, значит ли это, что у него нет эмпатии или что он эгоистичен? Если время от времени от меня ожидают каких-то действий или поступков, которые я не особенно хочу совершать, значит ли это, что надо мной совершают насилие или что меня используют? Разве плохо стремиться к власти? Нет, нет и нет. Поэтому как узнать, являются ли мои любовные отношения здоровыми или нарциссическими?

Ключевым элементом по-настоящему нарциссических отношений является иллюзия слияния, то есть фантазия о том, что мы являемся или должны раз и навсегда стать единым целым. Разделение грозит опасностью. В каждом углу прячется зависть. Границы не соблюдаются, ибо их не существует с самого начала. Дисбаланс власти, связанный с доминированием одной стороны и подчинением другой, является общепринятым, хотя партнеры могут время от времени меняться ролями. От этого отношения не становятся взаимными, ибо подлинная взаимность также отсутствует. Если все это кажется до боли знакомым, рассмотрим, как применять стратегии выживания, когда вы оказались в состоянии влюбленности.

Стратегия первая: познайте себя

Наши самые ранние переживания, связанные с тем, что мы любим сами и нас любят другие, воспроизводятся на протяжении всей нашей жизни, и любовное томление может побуждать нас воскрешать в своей памяти снова и снова то знаменательное время, когда мы только-только начали ходить и были в едином союзе с замечательной и могущественной Матерью. Все драмы развития в процессе рождения «Я»[106] — то есть стадии «симбиотического слияния», «практического осуществления» и «восстановления отношений» — формируют наше ощущение Самости и Других и определяют, кого и как мы любим. Если в детстве у нас была безопасная привязанность к человеку, который заботился о нашей автономии и ее развивал, то мы будем выбирать партнера, который поступает точно так же, не испытывая потребности в фантазии о сохранении любви. Но если развитию нашей автономии чинили препятствия, «посадив нашу лодку на мель» в течение процесса сепарации-индивидуации, то мы можем воспроизводить психодинамику процесса слияния, ощущения грандиозности и всемогущества в отношениях с другими людьми, чьи границы являются такими же размытыми.

Для кого-то из нас стадия симбиоза — когда мы впервые ощутили свое психологическое слияние с матерью — представляла собой настоящее блаженство. Если на этой стадии она не проявляла отзывчивости, то могло оказаться так, что мы тосковали по любви, совершенно не ожидая, что она когда-нибудь наступит. С другой стороны, если мать была слишком навязчивой, то мы могли привычно защищать свои границы от любых вмешательств и вторжений, даже если это совершалось с самыми добрыми намерениями. Если же мы выросли в обстановке невнимания («misattuned» background), то наша возможность любить остается неосуществленной, а позволить себе влюбиться — значит подвергнуть свою личность опасности поглощения и полного уничтожения. Достаточно безопасной может показаться лишь фантазия о любви — любви с вымышленными преградами или безответной любви. В случае столь заниженных ожиданий нарциссическая личность может показаться хорошей парой.

Если вы выросли в семье, в которой один или оба родителя были нарциссическими личностями, то у вас больше шансов стать уязвимым в любовных отношениях, которые имеют явный нарциссический оттенок. Ниже приведены признаки, по которым вы можете узнать, влияет ли на вас ваше наследие:

• Вы влюбляетесь часто и быстро или, наоборот, боитесь подпускать к себе людей из страха, что вас отвергнут или будут использовать;

• Только «совершенная любовь» кажется вам достаточно безопасной или волнующей, или, если посмотреть с противоположного конца любовного спектра, то, как правило, вам попадаются неподходящие или недоступные партнеры;

• После того как через некоторое время вы лучше узнали своего возлюбленного и увяла первая свежесть романтики, оказывается, что в нем есть изъяны или с ним становится трудно общаться;

• Вы никогда не влюблялись и не можете себе представить, на что это похоже, или, оказавшись отодвинутым в сторону, наверное, никогда не сможете добиться того, чтобы вас полюбил тот человек, который вас интересует;

• В близких отношениях вы с трудом можете давать или принимать;

• Вам приходится идеализировать или обесценивать возлюбленного, чтобы иметь хорошее самоощущение;

• Вы с большим трудом прощаете своему возлюбленному какие-то неприятные вещи или, наоборот, принимаете на себя ответственность за все неприятности, которые происходят между вами;

• В любовных отношениях вы часто чувствуете боль или разочарование.

Вспомните о том, что ни у кого не было совершенного детства, и время от времени все мы переживаем конфликты. Но если вы ощущаете, что можете потерять себя в близких отношениях или вам сложно признавать потребности и права другого человека, если вы испытываете страх или смущение в отношении границ, то вам нужно постараться себе представить, что происходит с вами и в отношениях, в которых вы, быть может, воспроизводите нездоровый нарциссизм. Хорошим признаком является открытость к тому, чтобы вместе это исследовать. Один из самых лучших способов восстановиться после воздействия нездорового нарциссизма создать здоровые любовные отношения в настоящем. Они начинаются с общения, в котором присутствуют эмпатия, взаимное уважение, а также знание эмоциональных «кнопок» друг друга.

Стратегия вторая: сохраняйте связь с реальностью

Точная оценка вами своих сильных и слабых сторон, а также сильных и слабых сторон вашего партнера и ваших отношений с ним — самое лучшее средство, позволяющее справиться с нездоровым нарциссизмом. Вам следует с вниманием относиться к тому, что может стоять за любым стремлением к совершенству, а также к тем искажениям, которые привносит в отношения партнер, если они не позволяют получить реальное представление о том, что происходит. Поначалу это может быть болезненно и сложно, поскольку подразумевает освобождение от иллюзии слияния — в той мере, в которой она являлась частью ваших отношений. По существу, вы воспроизводите тот самый шаг в своем развитии в раннем детстве, который позволяет вам видеть и у себя самого, и у вашего партнера как хорошие, так и плохие качества, иначе говоря быть целостным, сложным и, в конечном счете, несовершенным. Хороший признак состоит в умении это сделать, не испытывая переполняющих вас чувств зависти или стыда.

Многие люди боятся утраты идеализации в любовных отношениях. Они считают, что не смогут сохранить любовь, если исчезнет ощущение таинства, основанное на сокрытии пороков, отрицании изъянов и затушевывании неприятных истин. Им нужно создать и сохранять мир фантазий, защищающий их любовь от грубой реальности. Если такова ваша теория любви, то вам понадобится немало мужества, чтобы проверить эту гипотезу в реальности. Вам следует иметь в виду, что главное для вас свобода, позволяющая оставаться самим собой и быть любимым за то, какой вы есть, со всеми вашими недостатками. Здоровые любящие люди могут идеализировать реальные качества своих возлюбленных, полностью осознавая их несовершенство. Здоровые люди не ожидают от партнера, что он будет идеалом, полностью сосредоточенным на потребностях возлюбленного, или будет всегда вести себя в соответствии с их желаниями. Наоборот, здоровые отношения складываются между двумя независимыми личностями, и такие отношения обогащают обоих партнеров.

Стратегия третья: установите границы

Нормальное самоограничение — это признак автономии и эмоциональной силы. Оцените степень здоровья ваших отношений, принимая во внимание следующие проблемы с границами, а также то, как вы со своим партнером улаживаете всевозможные разногласия, которые могут возникнуть:

• Как вы относитесь к тому, что у каждого из вас есть личное время, личные друзья и личные интересы?

• Как вы принимаете решения относительно того, как провести свободное время?

• Существует ли в рамках ваших отношений какие-то личные интересы или вы смотрите корреспонденцию друг у друга, берете без спроса друг у друга деньги из кошелька, из бумажника или из кармана, подслушиваете телефонные разговоры друг друга и читаете письма?

• Могут ли у вас быть мысли, чувства или другие личные переживания, которые вы не объясняете своему партнеру, пока не захотите?

• Можете ли вы не согласиться со своим партнером, не чувствуя себя при этом обиженным или разозленным?

• Что случится, — или что, по-вашему, может произойти, — если вы будете настаивать на создании и укреплении таких границ? Можете ли вы об этом спросить своего партнера, не боясь, что в ответ он вас пристыдит, разозлится или попробует вам как-то отомстить? Будет ли партнер внимательно вас слушать и уважительно отвечать?

Любая пара должна оговорить границы, приемлемые и удобные обоим партнерам. То, как вы уладите свои разногласия, — проявляя уважение и приспосабливаясь друг к другу или же манипулируя и раздражаясь друг на друга, — может послужить мерой присутствия в ваших отношениях нездорового нарциссизма. Если конфликты, связанные с границами, вызывают у вас ощущение дискомфорта, подумайте о том, в чем здесь проявляется воздействие нарциссических сил.

В случае некоторых нездоровых отношений границы бывают слишком жесткими. Каждый из двоих живет в своем отдельном мире, сосуществуя боке о бок, эти двое ни разу не испытали слияния и почти совсем не ощущают существующей между ними глубинной связи. Можете ли вы привлечь внимание своего партнера, когда вам это действительно нужно? Может ли один из вас добровольно чем-то пожертвовать ради благополучия другого? Удовлетворяют ли вас сексуальные отношения или они являются холодными и поверхностными? Часто ли вы ощущаете себя одиноким, находясь вместе с этим человеком? Если два сконцентрированных на себе человека вступают в удобные для них отношения[107], то «любовь» может способствовать увеличению у них различных ощущений собственной грандиозности в привязанности, которая им дает, например, материальную выгоду, повышение социального статуса и иллюзию исключительности. В таком случае имеет место не иллюзия слияния, а глубинное сопротивление появлению уязвимости и капитуляция перед трансцендентным переживанием страстной любви.

Стратегия четвертая: формируйте взаимные отношения

Одним из основных признаков зрелой любви является взаимность, подразумевающая, что два человека так же относятся друг к другу, как они относятся к самим себе. В отличие от них нарциссическая личность не любит, если под словом «любовь» подразумевается зрелое, взаимное чувство, включающее в себя проявление внимания и заботы. Речь идет только обо «Мне». В случае нарциссической любви Самость одного человека подавляется ради инфляционной накачки энергией хрупкого Эго другого человека. Вместо обоюдной самотрансценденции двух человек имеет место лишь самоинфляция одного из них.

Говоря о взаимности, мы ведем речь о том, чтобы «давать» и «брать». Нарциссические личности могут считать себя теми, которые дают (донорами), однако они дают только то, что они хотят. Это эгоистичная отдача, не признающая того, что нужно или хочется другим. По существу, это сложная форма принятия, с присутствием самоинфляции и самообмана. Если какой-то человек все время воспринимает сильное желание другого как требование или чувствует себя при этом его должником и отвечает ему с раздражением, дистанцируясь от него или проявляя презрение, значит, в отношениях между ними нет взаимности. Наоборот, люди, не имеющие чувства собственного достоинства и чувствующие неловкость при необходимости спросить или взять, вносят свой собственный комплементарный вклад в извращенную нарциссическую любовь. Для взаимности требуется адекватная самооценка в обеих частях уравнения.

Подлинная взаимность требует и наличия взаимного доверия[108]. Если у вас есть проблемы в этой стороне близких отношений, посмотрите, сможете ли вы ослабить бдительность своего стража в отношениях с другом, членом семьи или с кем-то еще — с кем вы ощущаете себя в безопасности. Как только вы узнаете, что значит уметь одновременно давать и принимать, то сможете перевести это ощущение на свои любовные отношения. Но чтобы добиться нужного результата, вам следует выбрать партнера, который не является нарциссической личностью[109]. Подарите свое сердце любви, но оставьте себе свою Самость.

Глава 17. Нарциссическая личность на работе: насилие власти

Самые успешные нарциссические личности всегда возглавляют какой-то «piece of turf», будь то огромная корпорация, маленькая кафедра или приход, — то есть все, начиная с семьи и кончая целой страной. Списки богатых и известных людей переполнены нарциссическими личностями, но это касается и малого бизнеса, и вообще — любой рабочей обстановки, независимо от размеров и специализации предприятия. Власть — превосходное противоядие от стыда, и нарциссическая личность считает своим долгом обладать властью. У нарциссической личности не существует никакой внутренней борьбы между своими интересами и эмпатией к другим, которая бы ей препятствовала, поэтому ограничить ее продвижение к власти могут лишь слабые способности или недостаток амбициозности. Однако нарциссическая личность должна быть всегда осторожной с завистливыми конкурентами и защищать свою территорию. Посмотрите на такого человека, и вы увидите, как он сохраняет контроль — не только над сферой своего влияния, но и над призраками беспомощности, униженности, зависти и опустошенности, которые преследуют его изнутри. Если вы станете играть в его игры, то знайте, что он играет против вас.

Восемь характерных черт нарциссической личности, обладающей властью

Чтобы подняться на самый верх организации, создать бизнес, победить на выборах, успешно конкурировать на любом рынке, нужен здоровый нарциссизм, умение уверенно использовать свои умения и способности на пути к намеченной цели, несмотря на помехи и неудачи. В отсутствие здорового нарциссизма зачастую его весьма успешно подменяет нездоровый нарциссизм. Но если у штурвала власти находится человек, по состоянию своего эмоционального развития соответствующий ребенку, только-только начавшему ходить, то рабочая обстановка может стать пагубной и психологически ядовитой. Страх, недоверие и ощущение эмоционального истощения станут неотъемлемой частью жизни каждого человека, внедряясь в сферу его морали и снижая производительность его труда. Подумайте о тех проблемах, которые возникали у вас на работе. У кого в руках была власть и как вы на себе это ощущали? Испытывали ли вы эмоциональное возбуждение? Если вы испытывали смятение, злость или ощущение эмоциональной подавленности, задайтесь вопросом: насколько все это относится к человеку или людям, обладавшим властными полномочиями?

1. Слабость межличностных границ

Психологическое равновесие для нарциссической личности заключается в состоянии слияния с другими людьми, обладателями того, что нужно нарциссической личности. Нарциссическая личность может намеренно уничтожать вашу автономию, а может просто не обращать внимания на ваше независимое положение, все равно ее предрасположенность к слиянию означает, что она не только ожидает, что вы будете делать то, что она захочет, но и понимать, что этого хотите вы сами, и — что очень важно — что вы можете это сделать. Это можно представить себе так, словно вы находитесь в голове у нарциссической личности, живете ее мыслями и чувствами и даже можете вообразить себе то, что она не сможет сделать. Все более мелкое оскорбляет и унижает ее нарциссическую претенциозность на обладание правом и потребность в отзеркаливании ее совершенства.

Если нарциссическая личность что-то от вас хочет, то вы сразу становитесь продолжением ее Самости, как бы лишней ее рукой. Она может вам льстить, предлагать вам вознаграждения или как-то иначе постараться заманить вас в свою паутину. Если она уже имеет над вами власть, то может вас стыдить или манипулировать вами, чтобы вы оставались у нее под пятой. Ее цель состоит в том, чтобы уничтожить существующие между вами границы и таким образом «завладеть» вами. В вашей автономии она будет видеть себе угрозу, и время от времени вы будете чувствовать, что ваши границы нарушены. Такие люди будут вам говорить, что ваша работа — это «ваша вторая семья», и захотят узнать о подробностях вашей личной жизни, вашем здоровье и ваших отношениях вне работы. Нарциссизм часто является ядерной патологией человека, который занимается неприемлемыми сексуальными ухаживаниями за своими подчиненными, заводит на работе романы или поощряет «двойственные отношения» («dual relationships»). Примером таких «двойственных отношений» может послужить просьба руководителя к подчиненному, например делопроизводителю, чтобы та в выходные посидела с его детьми. Личные границы считаются препятствием для осуществления полного контроля и все время нарушаются. Если вы начинаете осознавать, что ваши границы в межличностных отношениях оказались слабыми, значит, вы действительно вовлечены в отношения с нарциссической личностью. Будьте бдительны.

История Белинды

Белинда, яркая и привлекательная женщина, работавшая в небольшом рекламном агентстве, пришла на терапию с довольно необычной жалобой: ее боссы посчитали ее «неуверенной в себе» на оценочной презентации и, «озабоченные ее эмоциональным состоянием», порекомендовали ей пройти психотерапию. «Мы действительно тебя любим, — сказали ей они, — но обеспокоены тем, что недостаточная уверенность в себе помешает тебе добиться того, что ты заслуживаешь». У них не было твердых доказательств, что у нее действительно был такой недостаток; наоборот, благодаря своей скрупулезности и вниманию к потребностям других Белинда пользовалась у клиентов высокой популярностью. Так что имело место явное несоответствие реальности.

Тем не менее, Белинду огорошило заключение ее боссов, что ее сдержанная манера поведения и тщательный выбор выражений каким-то образом оказались свидетельством неких изъянов ее личности, причем настолько серьезных, что ей обязательно требовалось лечение. К тому времени, когда она пришла к психотерапевту, ее разрывали на части сомнения, у нее появились проблемы со сном и пропал аппетит. То есть были налицо все признаки депрессии.

Оказалось, что у Белинды не было проблем с адекватным выражением своих чувств, а в ее индивидуальной истории было очень мало фактов, которые указывали бы на развитие у нее заниженной самооценки, которая обычно скрывается за проблемами с самоутверждением и развитием уверенности в себе. Она была старшей из трех детей в полной, дружной семье, она всегда добивалась того, что хотела, и было совершенно ясно, что она была вполне удовлетворена собой и своими успехами. Ее жизнь ни в коем случае нельзя было назвать идиллией; в молодости она совершила несколько ошибок, но в целом ее поведение было поведением нормального, здорового взрослого человека. Самой большой проблемой для нее была ее работа.

Маленькая фирма, в которой работала Белинда, могла послужить моделью слабых границ. Мужчина и женщина, которые были ее совладельцами, вели дело, словно Папа и Мама, владеющие своим магазинчиком. Сестра мужчины была одной из семи сотрудниц фирмы, а ее лучшая подруга, которая тоже работала в этой фирме, к тому же была любовницей бывшего мужа совладелицы фирмы. Альянсы постоянно менялись, как конкуренция братьев и сестер и изменчивые дружеские отношения, а последствия развода породили у них подозрительность, мешавшую формированию доверительных отношений с любым человеком. Боссы любили считать себя великодушными родителями, однако на деле зачастую становились безрассудными деспотами, склонными устраивать склоки и ходить с мрачным видом, если получалось не так, как они рассчитывали, или на них наваливалось так много дел, что они не могли с ними справиться. Совершенно естественная, если не сказать здоровая, реакция Белинды фактически была отступлением в защитное укрытие, которым служил ее профессионализм. Ее профессионализм рассматривался как оскорбление имиджа «семейной» компании. Ожидалось, что после психотерапии Белинда найдет контакт со своими коллегами, и ей часто задавали зондирующие вопросы относительно рекомендаций психотерапевта и об ее отношениях с ее другом. Ее немногословные ответы находили патологическое объяснение, связанное с ее «неуверенностью в себе», и владельцы с ней боролись под видом «проявления о ней заботы».

Когда Белинда поняла, что изъян кроется не в ней, а в тех людях, которые окружают ее на работе, у нее улучшилось настроение. Свою терапию она использовала для того, чтобы еще больше укрепить свои личностные границы и вернуть проекции тем, кому они принадлежали. Вообще говоря, она стала смотреть на своих боссов как на «анфан террибль»[110] и разговаривать с ними твердо, но спокойно, как если бы они были детьми. А открывшуюся в ней новую энергию она направила на то, чтобы найти новую работу.

2. Подавление стыда и поиск козла отпущения

Кроме отсутствия границ в рабочей обстановке Белинды царили также высокий уровень подавления стыда и поиск козла отпущения. Фактически именно эти факторы послужили причиной появления у Белинды симптомов депрессии, ибо ее уверенность в себе была ослаблена довольно грубым выводом, что ее личность является «дефектной», а раз так, то вполне вероятно, что она не может хорошо выполнять свою работу. Кроме того, что это «странное» мнение было совершенно ошибочным, — интересно узнать, откуда оно взялось?

Нам остается лишь поразмышлять над тем, как работали мозги у ее боссов, однако очевидное свидетельство их ядовитого нарциссизма заключается в том, что они проецировали на Белинду свою невыносимую зависть и ужасный стыд, избавляясь от них, чтобы защитить свое хрупкое Эго. Итак, что же вызывало эти чувства? Возможно, в каком-то ее высказывании они услышали о проблемах компании нечто такое, что выставляло их или их компанию в дурном свете. Если бы укол был для нее нечувствительным или если бы она не ощутила позитивного отношения к себе со стороны владельцев, а во всем этом не было никаких пределов, то им пришлось бы найти другое объяснение, которое бы не выставило их в дурном свете. Открытая ненависть к Белинде могла бы дать обратный эффект, но проявление внимания к ее личностным чертам было более изощренным унижением, которое при этом позволяло им чувствовать себя «хорошими родителями». Еще более вероятно, что именно спокойная уверенность в себе Белинды так отличающаяся от их склок и потери контроля — заставила их почувствовать себя униженными и должна была их дискредитировать. Если ее хладнокровие считать личностным изъяном, то их эмоциональные взрывы следовало считать уверенностью в себе, и таким образом они получали свое превосходство за ее счет. Такие извращения неизбежно несут на себе печать нарциссического процесса и доводят до сумасшествия человека, на которого они направлены.

Точно так же выглядит процесс поиска козла отпущения. Какой-то один служащий становится вместилищем стыда, от которого избавляются другие, в результате этого процесса перекладывания стыда тем самым уравновешивается стыд целой группы людей. Зачастую козлом отпущения становится человек, уже привычный к этой роли, с раннего детства приученный к ней в своей семье. Ему ничем нельзя помочь, но стоит задаться вопросом: если этот человек оказывается для группы таким ненужным, почему его не выгоняют? Ответ состоит в том, что такие люди выполняют важную функцию в своем окружении, которое обременено стыдом. Это тот человек, по сравнению с которым все остальные чувствуют свое превосходство.

3. Видение величия

Многие предприниматели используют воодушевляющую риторику, призывая к достижению высоких целей, чтобы вдохновлять и мотивировать своих служащих, но в ядовитой обстановке источником этого «видения величия» часто служат личные амбиции нарциссического лидера. Такое «видение величия» позволяет воплотить в жизнь фантазии о совершенстве, подстегивая подчиненных к достижению безумной производительности труда. В таких местах работы частная жизнь людей пожирается (cannibalized) в угоду Мечте, и нередко приходится видеть людей, которые затрачивают на работу неимоверно много времени, жертвуют своими выходными и отпусками и приходят на работу, даже если заболели. И они это делают не только из боязни потерять свою работу, но и потому, что их опустошенные жизни подвергаются инфляции вследствие возложенной на них роли в «воплощении» этого видения. Нарциссическая фантазия заманивает истощенных людей в свою сеть.

Это не просто потребность в том, чтобы заставить людей сделать работу. Зачастую саму сущность работы переопределяет в перфекционистских понятиях сам нарциссический лидер, таким образом устанавливая новую норму в соответствии с требованиями. Речь уже не идет о хорошем самоощущении, когда вы можете жить в соответствии с этими ожиданиями; речь идет о плохом самоощущении, если вы так жить не можете. Ощущение грандиозности и величия создает норму, а те, кто ей не соответствуют, испытывают стыд.

4. Идеализация полезного

Вы когда-нибудь задумывались о том, как некоторым людям удается стать «успешными» («golden»)? Они могут казаться ничем не примечательными, но по той или иной причине им удается скопить больше «призов» (goodies), чем другим: получать благодарности, продвигаться по службе, привлекать особое внимание к своим программам, иметь соответствующее пространство и обстановку в офисе и другие символы статуса в иерархии.

Находясь в нарциссическом окружении, вам не следует смотреть дальше власть имущих, чтобы видеть, как такой мусор превращается в драгоценный металл. Несомненно, ответ заключается в том, что любимчик босса каким-то образом ведет себя так, чтобы тот почувствовал себя более «надутым». Довольно ограниченная секретарша, которая становится личным ассистентом или доверенным лицом босса, зачастую вызывает у него реальный или воображаемый любовный интерес или же обладает особым талантом «гладить его по взъерошенной голове» или отзеркаливать его славу. Ничем не примечательная сборщица на конвейере, которую выдвинули на должность менеджера среднего звена, могла быть выдвинута на эту позицию именно потому, что она является совершенно заурядной, а потому ее можно приблизить к трону без угрозы для монарха. Зачастую возникает большая шумиха, связанная с рекламой каких-то достижений, которая вызывает зависть и презрение среди «забытых» сотрудников, которые ясно видят, что императорский любимчик — «голый»[111].

Однако никогда не следует недооценивать власть таких крон-принцев или крон-принцесс. Они могут никогда не взойти на трон, но этой благодати их может лишить только монарх. Их положение полностью зависит от той пользы, которую они приносят своему сеньору: по его воле их могут понизить в должности, а могут неограниченно долго защищать. Некоторые такие люди становятся придатками нарциссической личности, на протяжении всей карьеры переходя за ним (или за ней) с одной работы на другую. Независимо от того, что вы думаете об их реальных заслугах, будьте благоразумны и относитесь к ним с уважением.

5. Бессовестная эксплуатация

Как правило, нарциссический лидер проявляет целенаправленное стремление к власти и признанию своей исключительности и чувствует, что имеет право на такие вознаграждения. Обман, искажение истины и введение во искушение — далеко не все средства, которые он использует в коммерческих целях, при этом никогда не испытывая угрызений совести. Его недостатком является одно лишь чувство стыда — больше ничего, и в последнюю очередь — эмпатия к подчиненным; такая эмпатия никогда не свойственна нарциссической личности. Зачастую ее безжалостность и эмоциональное отчуждение в какой-то мере скрываются за маской благопристойности и елейной и вкрадчивой обеспокоенности, но в некоторых субкультурах организационного развития само по себе проявление дерзости и предприимчивости заслуживает уважения. В таком окружении бывает все, и подчиненные могут ожидать, что их будут беспощадно использовать, что ими будут недовольны за все, что вызовет разочарование или снизит инфляцию их лидера, а в итоге от них избавятся, когда перестанут в них нуждаться. Всеобщей стала практика, согласно которой подчиненных сначала «растягивают» (stretching), то есть напрягают, доводя их до состояния нервного срыва, а затем от них избавляются; она получила даже особое название «менеджмент типа резиновой ленты» («rubber band management»).

Все перечисленное выше создает на работе атмосферу, полную страха и недоверия. В самых худших случаях вашим диагнозом станет паранойя. Реальная угроза — коварный способ, применяемый в таких бесчеловечных ситуациях, он реально разрушает чувство собственного достоинства подчиненных. Если вас постоянно бешено подстегивают, постоянно «потребляют», а вы всегда остаетесь незащищенным от пинков, то можете прийти к выводу, что вам совершенно не стоит ограничивать время, отведенное на личную жизнь. Все то же самое относится к доверию, радости и эмоциональной энергии.

6. Перепады настроения от эйфории до ярости

Одни нарциссические лидеры представляют собой бездну равнодушия («icy reserve»), тогда как другие обладают эмоциональным самоконтролем на уровне двухлетнего возраста. Такая склонность к эмоциональной неустойчивости часто присуща молодым лидерам в «гламурной» индустрии или в области высоких технологий — так называемым раскрученным «звездам» («bratty bunch») — но, как правило, такие люди в своем развитии не могут перерасти существенный нарциссический изъян. На самом деле с возрастом и увеличением полноты власти человека его нарциссизм может стать более скрытым. В той мере, в которой пребывание у власти становится более безопасным, подверженная переменам настроения нарциссическая личность может себе позволить больше отчуждения от собственного стыда, который является основной причиной ее скверного поведения. Чем больше власти у вас в руках, тем больше шансов выйти из воды сухим.

Некоторые лидеры с дурным поведением вызывают симпатию у других людей, которые ошибочно приписывают перепады их настроения воздействию стресса. Хотя иногда тяжелые условия, в которых находится лидер, могут его вынудить выйти за рамки приемлемого поведения, тем не менее его крики, надувание губ, манипуляции другими и проявления маниакального возбуждения, — а именно такое поведение характеризует подверженного перепадам настроения нарциссического лидера, — все эти признаки гораздо больше связаны с его инфантильной личностью, чем с воздействием сильного стресса. Такие люди никогда не научатся успокаиваться, а их нереалистичные ожидания и потребность контролировать то, что не поддается контролю, может их вынуждать постоянно пребывать в возбужденном состоянии.

Если вы, как и окружающие вас люди, чувствуете, что идете по «минному полю» (walk on eggshell) и не хотите подорваться на мине, умейте видеть скрытый нарциссизм и старайтесь тщательно обдумывать свои реакции и прощупывать почву под ногами, прежде чем делать шаг вперед.

7. ЗАВИСТЬ

Зачастую количество скрытой или явной зависти в данной организации становится прекрасным способом определения уровня нарциссизма в ее иерархической структуре. Нарциссические личности кроются в крушении всемогущества начинающего ходить ребенка, во внезапном болезненном осознании отсутствия того, что есть у Мамы или Папы. Завистливый человек подсознательно хочет испортить или разрушить то, что вызывает у него ощущение собственной неполноценности. Это чувство является общим для извращенных властных отношений и становится эмоциональным переключателем между распусканием сплетен и слухов, злословием и клеветой и подхалимством и лизанием пяток, — то есть всего, что давно стало общепринятым во многих рабочих группах и трудовых коллективах.

Кроме того, зависть присуща тем нарциссическим личностям, которые обладают способностью остро чувствовать потенциальные перемены в расстановке сил. Зависть часто выражается в унижении или в стремлении в чем-то перещеголять других, но она может быть движущей силой, скрытой за щедрой похвалой. Демонстрируя свое презрение, завистливый человек пытается унизить то, что заставляет его чувствовать свое унижение. Конкурируя, он стремится завладеть тем, что он хочет, преследуя собственную цель — возвыситься за счет других. Неискренняя похвала является для него способом отрицания чувства презрения к самому себе и к другим, а также способом избежать чувства стыда, которое пробуждает зависть. В каждом таком действии в отдельности и во всех, вместе взятых, проявляется зависть, на какую способна сама нарциссическая личность.

Обильная похвала имеет и другое значение. Поскольку осознание зависти пробуждает стыд, зависть проецируется на других людей, которые затем начинают вызывать страх. «Я не завидую ему; это он завидует мне, и лучше я стану ему льстить, чем он решит меня достать». Если человека хвалят, то в данном случае это значит, что потенциальному сопернику предлагают взятку, чтобы тот не мстил завистливой нарциссической личности за то, что она считает себя выше (или в чем-то превосходит конкурента). С точки зрения психологии это сложное па-де-де[112], но стороннему наблюдателю все это напоминает простой подхалимаж. Если вы стали очевидцем такого типа раболепного поведения обладающей властью нарциссической личности, значит, вы наблюдаете зависть в действии.

Идеализация нарциссическим лидером своих любимцев и его склонность к выражению недовольства, упрекам и поискам козла отпущения создает атмосферу зависти и среди его подчиненных. Завышенные ожидания и обещания вознаграждения, несмотря на всю их иллюзорность, также побуждают к конкуренции людей, имеющих равные позиции, и могут вызвать у любого человека тревогу и страх, что он «плохо смотрится».

8. Жажда восхищения

На противоположном зависти конце шкалы находится потребность нарциссического лидера в том, чтобы им восхищались, что мало отличается от жажды нарциссической подпитки. Поведение, которое как бы говорит: «Накачай меня, накачай!» — это признак отсутствия на данный момент ощущения безопасности, с которым нужно искусно справиться, пока лидер не осознал в своем поведении проявления слабости. Чувствительные мелкие сошки, стремящиеся сохранить падающую на них благодать хозяина, научились интуитивно чувствовать, когда следует кричать «Браво!». Как правило, чем больше ощущает себя в безопасности находящаяся у власти нарциссическая личность, тем меньше она «поет на публику» в поисках одобрения у своих подчиненных, однако надутые губы после дефляции являются для мудрых людей предупреждающим сигналом. С другой стороны, лидер, у которого отсутствует ощущение безопасности, может по-настоящему выжимать из людей все эмоциональные силы, что может со стороны выглядеть так, будто эмоциональная поддержка от вашей усердной работы позволяет ему избежать чувства стыда. Во всяком случае, если у вас нарциссический босс, то вовремя сказанный комплимент или проявление благодарности всегда попадут в цель.

Попавшиеся в паутину: как нас искушают нарциссические личности

Иногда жизнь кажется несколько банальной и серой, слишком плоской и ровной. Если в течение какого-то времени вы ощутили некую мотивацию или интерес, значит, вас взбодрил именно ваш небольшой нарциссизм, и ничто иное.

От нарциссических личностей, убежденных в своей исключительности, исходит особое очарование, которое заставляет других людей тоже чувствовать себя «надутыми» — по крайней мере, сначала. Когда их лучи попадают на вас, даже на короткий момент, вы можете остаться целым и невредимым и почувствовать себя более радостным, более воодушевленным или просто в таком приподнятом настроении, которое не поддается описанию. Вы себя ощущаете так, словно какая-то фея ниспослала на вас волшебную благодать, и с тех пор ваше ощущение жизни стало более ярким.

Но так случается, только если нарциссические личности от вас что-то захотят. Если они не увидят в вас никакой пользы для себя, то они точно так же могут перестать вас замечать. Это может оказаться болезненным, даже если вас лично этот человек на самом деле не слишком интересует, но вы видите свет, который попадает на других, и ощущаете себя в тени. То, что солнце скрылось за тучи над вашей головой, может заставить вас сникнуть.

Аура, окружающая нарциссическую личность, часто порождает зависть и конкуренцию. На каком-то уровне вы можете осознавать, что хотите быть частью происходящего, независимо от того, нравится ли вам на самом деле этот человек или нет. Процесс эмоционального опустошения (дефляции) и возможность достижения состояния инфляции (если вы найдете хороший способ привлечь к себе внимание нарциссической личности) могут без спроса вторгнуться в вашу жизнь. Именно во власти нарциссической личности создать такую атмосферу, прибегая лишь к манипуляции состояниями инфляции и дефляции других людей. Даже если вы решили в этом не участвовать и никак не реагировать, вы ничем не сможете им помочь, но будете это чувствовать. Бывает и так, что, даже если вы смотрите сквозь маску на личность, которая находится под ней и не чувствует себя в безопасности, то можете ощутить приток энергии, если этот человек вам улыбается, и чувство презрения (зависти, эмоциональной опустошенности), если он от вас отвернется.

То, что делает нарциссическая личность, иногда даже этого не осознавая, можно назвать игрой с вашей нарциссической уязвимостью. Чем острее вы ощущаете чувство стыда, тем больше вы ощущаете эмоциональные притоки и оттоки инфляции-дефляции. Если вы выросли в семье с нарциссическим родителем или родителями, то у вас имеются «кнопки», которые только того и ждут, чтобы на них нажали. У вас есть возможность стать настоящей клавиатурой для нарциссической личности, на которой при желании та может играть, надувая или унижая вас в соответствии со своими потребностями. Нарциссические процессы всегда заканчиваются одинаково: сначала вам дают надежду, затем эта надежда тает. Она никогда не связана с вами.

Люди, которым сложнее всего общаться с нарциссическими личностями, обладающими властью, — это нарциссически уязвимые люди, при первой возможности защищающие свое Эго. У таких людей вообще часто возникают сложные отношения с властью, и они плохо встраиваются в иерархические структуры, если не входят в какую-то команду. Если власть тоже является нарциссической, то страдания могут стать нестерпимыми. Лучше найти работу в более благоприятном окружении или с более высокой степенью автономии и самоконтроля. По существу, возможность справиться с нарциссической личностью заключается в том, чтобы стать трансцендентным своему собственному Эго. Вероятно, лишь очень уверенные в себе люди (или запрограммированные ранее) могут добиться успеха в решении этой неподъемной и небезопасной задачи.

Сказка про двух кошечек

Жили-были две молодые кошечки, умные и честолюбивые, которые захотели поработать на гордого и коварного льва. «Добро пожаловать в мою компанию, — сказал лев, раскрывая объятия. Теперь вы оказались среди немногих избранных. Мы нанимаем на работу только самых лучших, так как наша работа очень важна, ведь мы хотим поддерживать свою репутацию. Будьте трудолюбивыми, и вы окажетесь в зените моей славы. Но если вы меня разочаруете, я вас вышвырну вон, как бездомных собак».

Две молоденькие кошечки очень обрадовались такой улыбке судьбы, и были совершенно уверены, что смогут сделать так, чтобы лев был доволен, и продвинуться в своей карьере. Они высоко задрали носики и хвосты и ощутили свое небольшое превосходство над другими представителями семейства кошачьих. Однако они никому не говорили, что их заработок был весьма скудным, а рабочий день — непомерно длинным. Самое главное, что они были ценными работниками в знаменитой львиной компании.

— Я вижу, что здесь меня ждет большое будущее, — сказала гладкошерстная черная кошечка.

— Именно о такой работе я мечтала, откликнулась маленькая полосатая кошечка.

Они обе очень много работали, стараясь сделать все возможное, чтобы лев был доволен. Иногда он рассыпался в похвалах, а иногда не обращал на них никакого внимания или даже страшно рычал, если они делали что-то не так, как ему хотелось. Как только они узнали больше из того, что было скрыто от посторонних глаз, то оказалось, что престижный имидж компании в основном был иллюзией, созданной львом и поддерживаемой теми, кто на него работал. Поняв это, обе маленькие кошечки увидели каждая для себя разные возможности.

— Я хочу, чтобы у меня в лапках была частица власти, сказала гладкошерстная черная кошечка. — Если я продемонстрирую льву, какая я способная, то он поделится со мной. — И она стала приводить в исполнение свой замысел.

— Но лев не хочет делиться своей властью, сказала пушистая полосатая кошечка. — Я постараюсь сделать как можно больше для того, чтобы он лучше выглядел, и тогда он станет от меня зависеть. Спустя какое-то время они обе достигли своих целей. Черная гладкошерстная кошечка произвела на льва такое впечатление своими инновационными идеями, что он захотел использовать ее способности в своих личных интересах. Как она и предсказывала, он продвигал ее выше и выше, помолвив ее с котом, который был его правой рукой. Все относились к ней с уважением, и она стала очень энергичной и уверенной в себе.

Тем временем милая полосатая кошечка стала действовать совершенно иначе. Она работала без устали, иногда — по ночам, наводя блеск на имидж льва, будучи полностью уверена в следующем: чтобы чей-то образ вызывал восхищение, на него нужно навести глянец. Она часто жертвовала чем-то сугубо личным, но никогда не просила за это компенсации. Фактически, когда в тот уголок компании, где она работала, удавалось пробиться лучу света, она всегда находила возможность перенаправить этот луч на льва. Тот был чрезвычайно доволен своей милой маленькой работяжкой и никогда не высказывал ей своего недовольства, которое часто было адресовано другим сотрудникам компании.

Однако по отношению к черной гладкошерстной кошечке он стал ощущать неловкость. Ее творческие способности, которые в свое время произвели на него такое хорошее впечатление, теперь вызывали опасения. Он заметил, с каким почтением к ней стали относиться другие сотрудники фирмы, и пришел к выводу, что должен как-то нейтрализовать ее власть. Но когда он попытался получить над ней контроль, то вдруг осознал, какой ценной она для него стала. Его потребность в ней привела льва в изумление и заставила его почувствовать свою уязвимость, глупость и нелепость. Переполнявшие его чувства стыда и беспомощности вдруг превратились в злую ярость. Когда он был уже не в силах выдержать эту ярость, он уволил черную кошечку, повергнув всю компанию в состояние хаоса.

— Это она во всем виновата, ревел он, и после этого при одном упоминании о ней мощные челюсти льва судорогой сводила кривая презрительная ухмылка.

Нарушение стабильной деятельности компании и, соответственно, угроза, что лев потеряет свой позитивный имидж, привели к тому, что милая полосатая кошечка должна была постоянно задерживаться после работы, чтобы обеспечить защиту имиджа льва и устранить выявленные недостатки. И снова она приняла этот вызов, ни разу не мяукнула и ни на мгновение не испытывала жалости к себе. И все же ее самоотверженная работа на износ ее подкосила, и она почувствовала, что смертельно устала. Когда ее молчаливая преданность стала известна во всем сообществе, ей предложили должность в другой компании, и, ко всеобщему удивлению, она это предложение приняла. Лев был в полной прострации:

— Оставайся у меня, — умолял он, — и я тебя озолочу!

— Вы так щедры, — ответила милая полосатая кошечка, — но мне действительно пора уходить.

Она так и поступила, перейдя на спокойное место с нормальным режимом работы.

Вступая в мир нарциссической личности, мы испытываем возбуждение, которое может быть ощутимо почти физически. «Здесь происходит что-то особенное, — говорим себе мы, — и я хочу быть частью происходящего». Появление такого неистового чувства — это сигнал, свидетельствующий о пробуждении нашего собственного нарциссизма, а также о том, что мы вовлекаемся в иллюзорный мир, где правит бал нарциссическая личность. Вступить туда значит пойти на риск, ибо, подобно Алисе, вошедшей в Зазеркалье, вы там найдете другой мир, полный обманов, искажений и опасностей.

По иронии судьбы, именно от того, что затягивает нас в мир фантазии, а именно от своей потребности в инфляции, следует отказаться в первую очередь. Если вы не можете это сделать, то вас ждет судьба гладкошерстной черной кошечки. Позвольте своему Эго подпитать фантазию, что вы тоже обретете власть, — и все, что вы создадите, будет разрушено. В конечном счете, вы узнаете, что у Эго есть только одна возможность, только один человек может держать бразды правления. И до тех пор, пока ваша фортуна остается переменчивой, этим человеком являетесь не вы.

Люди, которые могут выжить, а иногда даже доминировать в мире нарциссической власти, похожи на ту милую полосатую кошечку, которая может наступить на желания своего Эго (transcend their own egos) и превзойти саму себя в совершенстве служения своему хозяину. Зачастую это скрытые нарциссические личности, которые являются знатоками людей, подверженных инфляции, и делают их центром внимания, чтобы самим греться в лучах, исходящих от другого. Поскольку такие люди могут плавно и постоянно манипулировать потребностью нарциссической личности в восхищении, зачастую они обретают собственную утонченную власть, которой они пользуются посредством искушения, внушения и влияния. Они не угрожают, не провоцируют, не стыдят, не вызывают ни ненависти, ни презрения. Их воздействие прекрасно успокаивает.

Принципы выживания рядом с нарциссической личностью, наделенной властью

Стратегия первая: познайте себя

Работа в нарциссическом окружении станет испытанием для вашей собственной уязвимости. Если вы родились в нарциссической семье и вам очень не нравится, когда вас стыдят, если вы испытываете потребность в восхищении со стороны других людей ради хорошего самочувствия и если вы к тому же в первую очередь рассматриваете свою работу как средство повысить самоуважение, то вы участвуете в гонке с препятствиями. Сколько вы сможете продержаться? Познайте себя!

Чтобы играть в игры с нарциссической личностью, вам следует держать под контролем свои собственные «выключатели нарциссизма» (narcissistic triggers). Будьте уверены в том, что можете контролировать свою инфляцию и сдерживать свою склонность идеализировать людей и что не потеряете связь с реальностью. Сообразите, как вам удержаться от искушения, которое вызывают иллюзии, созданные нарциссической личностью, ибо они, несомненно, служат лишь одной цели — манипулировать вами, а кроме того, вы сами не проявляете к ним особого интереса. В первую очередь, развивайте стратегию, позволяющую вам сдерживать свой гнев, когда нарциссическая личность будет вас эксплуатировать и совершать над вами насилие. Ощутив у себя прилив энергии (build up a head of steam), сдерживайте свои реакции, пока у вас не появится возможность проработать свои чувства и свой выбор с нейтральным человеком, предпочтительно — с тем, кто не работает вместе с вами. Чтобы продолжать такую игру, вам следует поддерживать самосознание и самоконтроль на очень высоком уровне.

Стратегия вторая: сохраняйте связь с реальностью

Постарайтесь ясно осознать, с чем вы имеете дело. Место вашей работы это не семейная обстановка. Ваш босс не отец, который вас защитит, и не мать, которая о вас позаботится, независимо от того, как вам видится ситуация. Но если структура власти является нарциссической, ваша конкуренция с другими сотрудниками может ощущаться именно как конкуренция братьев и сестер. Постарайтесь держаться выше всех этих баталий.

Узнайте слабости нарциссической личности, ее хрупкую Самость, скрывающуюся под маской власти и превосходства. Постарайтесь хорошо почувствовать, что «включает» ее стыд и зависть. Научитесь считывать смысл, скрытый за грандиозностью, высокомерием, потребностью в восхищении, претензией на обладание правом, презрением и яростью. Относитесь к нарциссической личности так, словно перед вами маленький уязвимый ребенок, — но с удвоенным уважением.

Постарайтесь изо всех сил не делать ничего такого, что оскорбляет или бросает вызов фантазиям и иллюзиям нарциссической личности. Вспомните о том, что ее совершенно не интересует ни правда, ни реальность, ни вы сами. Если вдруг вы оказались в состоянии энергетического истощения (deflation), приготовьтесь к тому, что придется устранять психологический ущерб и устанавливать защиты (damage control). Научитесь понимать, что работает, а что нет.

Если вы хотите избежать пробуждения зависти у нарциссической личности, никогда не вступайте с ней в конкуренцию, чтобы привлечь чье-то внимание. К сожалению, это значит, что вам придется минимально применять свои способности и присваивать полученные вами же результаты, позволив нарциссической личности приписывать себе то, что сделали вы. Развивайте в себе искусство «хорошо вписываться» — быть вежливым, не категоричным (vague) и не привлекать к себе внимания, если не стараетесь что-то сделать для нарциссической личности.

И наоборот, вы можете захотеть научиться приводить нарциссическую личность в состояние инфляции и ее успокаивать. Это можно сделать, прибегнув к лести и став для нее источником удовольствия, как только появится такая возможность. По всей вероятности, вследствие этого нарциссическая личность станет от вас зависимой, поэтому вам следует проявлять осторожность и не выказывать своих намерений. Если нарциссическая личность осознает свою зависимость, она сразу же заставит вас испытать унижение, и вы узнаете на практике, каково жало нарциссической ярости. Поэтому если вы хотите оставаться необходимым для нарциссической личности, будьте уверены и в том, что не представляете для нее угрозы.

Научитесь узнавать признаки зависти: критику и чрезмерную похвалу. Если, несмотря на все свои усилия, вы все-таки разбудили зависть нарциссической личности, то можете «подмочить» свою блестящую репутацию, обнаружив перед ним какой-то свой недостаток или слабость, ну, или попробуйте поверить, что вам «повезет» и на этот раз. Запомните, что вся ваша успешность, если только она не «работает» на нарциссическую личность, унижает ее и представляет для нее угрозу. Ваши успехи уязвляют нарциссическую личность, поэтому за них вам придется заплатить. Никогда не забывайте о том, что ваша связь с нарциссической личностью остается для вас невидимой — для этого человека вы являетесь продолжением его Эго. Вам никогда не удастся его затмить.

Выявляйте такие властные ловушки, как неопределенность или воодушевляющая риторика, которые расставила вам нарциссическая личность, и старайтесь их избегать. Научитесь сквозь иллюзии видеть реальность. Будьте бдительны к скрытым мотивам и осторожны в выборе тех, кому доверяете.

Стратегия третья: установите границы

Работая на нарциссическую личность, вы обязательно столкнетесь с многочисленными посягательствами на ваши личностные границы. Постарайтесь это предвидеть и предчувствовать, как вам отвечать на такие посягательства, чтобы не быть застигнутым врасплох, и как только вы установили границы, будьте готовы их защищать, — спокойно, твердо и немногословно, проявляя при этом минимум эмоций.

Умейте распознавать стыд, от которого избавляется нарциссическая личность, ибо именно избавление от стыда является механизмом, восстанавливающим ее внутреннее равновесие. Постарайтесь не принимать на свой счет (personalize) все нападки; развивайте психологические защиты, трансформируя свои чувства в мысли. Осознайте, почему вы чувствуете то, что чувствуете, и помните о том, что у себя внутри следует возвращать стыд туда, откуда он пришел. Развив в себе способность не принимать нападки на свой счет и от них отстраняться, вы сформируете у себя внутреннюю защитную границу.

Стараясь научиться считывать поведение нарциссической личности, постарайтесь вести себя так, чтобы ваше поведение не считывалось. Сохраняйте внутреннюю невозмутимость и даже равнодушие, скрывая свою индивидуальную Самость. Та часть вашей личности, которая остается неизвестной, непонятной и недоступной, становится фундаментом вашей собственной силы. Надежно охраняйте ее, но при этом не будьте слишком таинственны, ибо окружающие, которых вы заставите тем самым строить догадки, могут почувствовать свою неполноценность. Создайте себе имидж человека, который владеет ситуацией, и не позволяйте никому срывать ваши маски. Вообразите себя актером, который участвует в спектакле.

Остерегайтесь излишнего намеренного самоотречения. Позволяя нарциссической личности подпитываться от вас и за ваш счет (здесь не идет речь о постепенном разрушении сформированного вами образа), вы тем самым подвергаете свою самооценку серьезной опасности. У вас действительно должны быть проницаемые границы или нездоровая потребность испытывать унижение, если вы вовлекаетесь в отношения, которые быстро становятся садомазохистскими. Узнайте пределы своей толерантности и умейте себя защищать.

Постарайтесь выстроить и сохранять прочную границу между своей работой и личной жизнью. Возвращаясь домой, не берите туда с собой все обманы, искажения и дефляции.

Стратегия четвертая: формируйте взаимные отношения

Чтобы нейтрализовать власть, которую имеет над вашей карьерой нарциссическая личность, развивайте свою собственную основу власти: чем шире, тем лучше. Если можно, присоединитесь к другим источникам власти, находящимся в сфере влияния нарциссической личности, и неофициально регистрируйте факты психологического насилия и превышения полномочий. Вы никогда не знаете, когда вам может понадобиться эта документация, чтобы выйти из затруднительного положения. Поддерживайте отношения вне организации. Однажды может случиться так, что вам придется ее покинуть.

Посчитайте цену, которую вы платите, оставаясь в сфере влияния нарциссической личности. Большинство здоровых людей, связанных с властной нарциссической личностью, тратят огромную энергию, чтобы поддерживать ее пустую Персону. Но где достать то, что у вас отняли? Как это вас изменит? Как это повлияет на ваши близкие отношения, на ваши родительские и супружеские функции, на вашу возможность быть любовником (или любовницей) или другом? Стоит ли одно другого?

Особое внимание следует обратить на формирование здоровых отношений в вашей частной жизни. Вам нужна поддержка людей, которым вы можете доверять, чтобы помочь вам не оторваться от реальности, избавляться от ее искажений и стряхнуть с себя стыд, в который вас окунули на работе.

* * *

Чтобы выжить в той обстановке, где правит бал нарциссическая личность, вам нужно все время быть начеку. Вам нужно знать свои «крючки» и сдерживать свои собственные нарциссические склонности к идеализации и свои иллюзорные надежды (chase rainbows). Вам никогда не следует забывать о том, с кем вы имеете дело, а также о том, что силы вашего влияния и авторитета ограниченны. Вам нужно установить барьеры, позволяющие защититься от нарциссической паутины. Вместе с тем необходимо развивать здоровые отношения, создающие эмоциональную изоляцию от нарциссической личности и противодействующие удушающей атмосфере нарциссизма.

Во многих таких адаптивных стратегиях[113], сформированных на основе истин, связанных с природой властных отношений, и прошедших проверку временем, содержится манипуляция и обман. Они требуют, чтобы вы, как и нарциссическая личность, сформировали и контролировали свой собственный образ и понимали разницу между этим образом и своей истинной Самостью. Имея дело с нарциссической личностью, обладающей властью над вами, было бы наивно оставаться самим собой и ожидать, пока будете заживо съедены. Здоровое желание — находиться в окружении, свободном от эксплуатации, обмана, искажений и стыда. К сожалению, те властные структуры, которые поощряют нездоровый нарциссизм, никогда не станут местом, где вы будете ощущать себя в безопасности. Если начнет сильно припекать, вы всегда можете просто встать и выйти.

Глава 18. Нарциссизм и старение: зеркало треснуло[114]

Старение — это окончательная травма нарциссической личности. На многие их тех «зеркал», которые ранее подтверждали ее значимость, больше рассчитывать нельзя: они не отражают больше такие же обнадеживающие образы. Редеют волосы, обвисает складками кожа, сознание теряет мысли и слишком долго возвращает их обратно, мучают мигрени и головные боли, которые могут служить признаком надвигающегося непередаваемого ужаса, — все это служит свидетельством пересыхания трубопроводов, подпитывающих инфляцию. Изменяются роли, сужаются сферы влияния. Люди уходят и умирают. Вместе с ними уходит и власть, оставляя за собой лишь бессонное одиночество.

Как правило, нарциссическая личность встречает эти вызовы опровержением. Если бюджет позволяет сделать лифтинг[115] (face-lift), или абдоминопластику[116] (tummy tuck), или трансплантацию волос, значит, это должно быть сделано. Отодвинуть физические ограничения, чтобы доказать, что они еще «ребята что надо»[117] («theright stuff»), стало в нарциссическом мире общепринятой целью, чем-то вроде погони. Спортивные автомобили и юные любовницы тоже помогают на некоторое время отодвинуть потерю этих иллюзий. Но когда, в конечном счете, построения начинают рушиться, а на трещины в зеркале больше нельзя не обращать внимания, скорее всего, нашему взору предстанут более частые проявления хорошо известного недостойного поведения, которое всегда было, но теперь просто переходит разумные пределы. И примитивная зависть, и защитное обесценивание других — это отчаянные попытки сохранить ощущение превосходства и утерянное эмоциональное равновесие.

Обед с Дейрдре [118]

Дейрдре опять собрала свой «двор» за обеденным столом. Семидесятилетняя женщина-матриарх, глава рода, созывала такие собрания регулярно, чтобы не оставлять без бдительного внимания своих «любимых» сыновей и их «противных» жен и чтобы быть уверенной в том, что они вернутся домой, сохранив хотя бы каплю ее разума.

Дейрдре вдовствовала уже более тридцати лет, и покойный муж ее полностью обеспечил до конца дней. Несомненно, что двенадцати лет их брака ей хватило сполна, ибо она так и не смогла найти подходящего кандидата на его место. Ее общество составляли «трое маленьких мужчин», которые ее поддерживали, по крайней мере, до тех пор, пока не женились. Она сожалела лишь о том, что они были не слишком разборчивы в выборе своих суженых.

Худшей среди трех невесток, наверное, была Мэнди, жена Питера. У них не было детей, и она воображала себя совершенной бизнес-леди. Нельзя сказать, что она нуждалась в работе; Питер добился уже очень многого и мог бы дать Мэнди все, что бы та ни захотела — как в большинстве случаев и бывает. Дейрдре ненавидела Мэнди за ее манеру смотреть прямо в глаза, и кроме того, после многих лет, прожитых в их семье, она фактически так и не узнала свое место. Бедный Питер — Дейрдре не могла себе представить, почему он связался с такой всезнайкой (know-it-all).

Линда, жена Тома, была полной противоположностью Мэнди, однако она была почти невыносима. Маленькая, похожая на мышку, которая неуклонно набирала вес после каждой из своих четырех беременностей и даже никогда не пыталась восстановить фигуру. Она безвкусно одевалась, да и во всем остальном была не лучше — она совершенно не следила за оравой своих детей, Дейрдре не могла выносить ни того, ни другого. Но больше всего Дейрдре не нравилось то, как Том смотрел на свою жену, когда думал, что они остались наедине и их больше никто не видит. Ей было очень стыдно, когда она видела своего прекрасного сына рядом с эдакой свиноматкой.

Затем самое недавнее приобретение семьи — Элис, третья жена Бенджамина. Дейрдре ни капли не сожалела, когда узнавала, что сын расставался с двумя предыдущими, но если бы она знала, что у него было спрятано в запасе, то, наверное, вмешалась бы, чтобы предотвратить предыдущий развод. По крайней мере, номер два была одних лет с Беном. Эта же была намного моложе, носила слишком короткие юбки и волосы, демонстрировала за столом свои ужасные манеры и разговаривала, как полная дура. Другого слова, кроме общепринятого, для описания Элис не находилось. Хорошо, если бы Бенджамин развелся и с ней тоже.

Дейрдре окинула взглядом стол и вздохнула, едва сдерживая переполнявшее ее отвращение. Невестки избегали встречаться с ней глазами, а сыновья объединились, зная по собственному опыту, что, когда мать выпрямляет спину и уголки ее губ опускаются вниз, следует ждать атаки. Но кто станет мишенью на этот раз? Может быть, она попытается заманить в ловушку Мэнди каким-то коварным вопросом о ее работе, или унизить Линду, сравнив успехи ее детей с успешностью их отца, или напомнит Элис, что начинать есть нужно крайней вилкой? «На первое» (the first course) почти всегда подавался стыд, когда семья во главе с Дейрдре садилась за стол и приступала к обеду.

Презрение, которое испытывает Дейрдре по отношению к невесткам, отражает злобную зависть к той роли, которую они теперь играют в жизни ее сыновей, заняв то место, которое она когда-то считала исключительно своим собственным. Заметим и то, как ее сыновья защищаются от ее словесных нападок, тогда как женщины не могут ничего поделать, находясь прямо у нее перед глазами. Это еще одна характерная черта эмоционально незрелой личности, а именно — склонность «делить» людей на две категории: «во всем хороший» и «во всем плохой» («all good» и «all bad»). В определенных условиях «хороший» становится «плохим» или наоборот, однако никогда ни один человек не наделяется одновременно хорошими и плохими качествами. Нарциссические личности не могут выдержать сочетание чувств любви и ненависти по отношению к одному и тому же человеку — именно поэтому их отношения зачастую напоминают катание на «американских горках»[119] инфляции и дефляции. В процессе старения нарциссической личности такая идеализация и обесценивание нужных им людей может становиться все более драматичной.

Одного хорошо знакомого мне мужчину просто трясло (was doted on), как только он слышал о своей престарелой тетке, старой деве, хрупкой личности нарциссического типа, имевшей репутацию высокомерной особы, способной очернить человека, не имея на то ни малейшего основания. У нее никогда не было собственных детей, мать она потеряла еще в юности, что наложило свой отпечаток на отношения с племянником, но совершенно не объясняло того, почему эта властная женщина по существу превращалась в студень, постоянно хлопая глазами и хихикая, как девчонка, когда с ней рядом находился ее племянник. Разумеется, он мог видеть разницу между тем, как она ценила его, и тем, с каким презрением она относилась к другим людям, но лишь качал головой от удивления. Он знал, что она может быть вероломной, но полагал, что он-то обладает иммунитетом.

В один прекрасный день, когда племянник пытался помочь своей тете преодолеть сложный период в ее жизни, он столкнулся с ее абсурдными желаниями. Его осенило, что он служил неким подобием громоотвода для ее возмущения и ярости. Она назвала его лживым и злым и даже грозилась позвать своего адвоката, чтобы защититься от его сознательной (perceived) агрессии. Она не просто низвергла с пьедестала любимого племянника; он вообще перестал для нее существовать. Затем, так же внезапно, как она переменилась к нему, все закончилось, и к ней вернулось хорошее расположение. Они никогда не заводили речь об этом эпизоде, но если б даже попытались объясниться, она стала бы уверенно отрицать, что в отношениях между ними когда-либо существовали хоть малейшие шероховатости.

Паранойя, которая иногда наблюдается у престарелых нарциссических личностей, является для них защитой от депрессии в психотических пропорциях. Не будучи в состоянии поддержать Я-концепцию превосходства, стареющая нарциссическая личность слабеет изнутри и поддается страхам, связанным с наступлением на нее мстительных пагубных сил, которые сделают ее своей жертвой, ибо она является столь слабой и зависимой. Нарциссическая личность должна быть бдительной и подозрительной. Рассказы о недоброжелателях, которые собираются посеять хаос, становится отчаянным и безнадежным усилием, направленным на то, чтобы сохранить ощущение контроля перед надвигающимся ужасом зависимости и беспомощности. Но, к сожалению, для бедной нарциссической личности эти разглагольствования лишь побуждают еще больше удалиться от нее тех людей, от которых ей приходится зависеть, что делает ее еще более пустой и бесчеловечной. Когда разрушается и распадается все, что поддерживало ее ощущение грандиозности и всемогущества, а ее хрупкая Самость и внешний мир теряют для нее всякий смысл, тогда отчаяние может привести ее к психотической депрессии, оставляющей лишь один-единственный путь — к утешительной иллюзии. Болезненное восприятие реальности сменяется сумасшествием.

Самые старые нарциссические личности не испытывают такого полного внутреннего взрыва; вместо этого они «парят» над своим полным безумием в состоянии опасливой самопоглощенности. Мигрени и боли стареющего тела могут усилиться до масштабов, близких к истерии, и возникающая в результате паника может сковывать любую деятельность. Вот как выглядит такое состояние с точки зрения одной дочери своего отца.

Морин: жизнь на «экране»

Морин была взбешена поведением своего отца. С тех пор, как два года тому назад умерла его жена, пожилой семидесятипятилетний патриарх сделался неспособным к каким-то действиям для себя. Хотя старик упрямо отказывался слушать советы относительно своего портфолио[120] инвестиций, он попадал в крайне затруднительное положение при попытках привести в порядок счета в чековой книжке. Он даже пальцем не хотел пошевельнуть, но при этом жаловался, что экономки, которых нанимала Морин, были ленивыми и вороватыми, и каждую из них он увольнял и требовал нанять следующую. Ей казалось, что почти каждый день он оказывался в тупике из-за сущего пустяка, и он звонил дочери, ожидая, что та бросит все, чем бы она ни была занята, и немедленно примчится к нему на помощь. Если она пыталась что-то ему предложить или как-то его ободрить по телефону, он обижался на нее. Самыми худшими были звонки среди ночи: он поднимал ее с постели, так как боялся, что задыхается, или у него начинался сердечный приступ. Врач, считая, что старик притворяется, выписал ему таблетки, снижающие тревожность, но тот отказывался их принимать.

Хотя Морин единственная из его четверых детей помогала ему в организации похорон матери, раздавала личные вещи (disposal effects) Матери и продавала дом, в котором родители проводили отпуск, все, что Морин сделала для своего отца, было ему мало. Он никогда ее не благодарил и не проявлял ни интереса, ни внимания к ее жизни, но резко и даже с ожесточением жаловался, если ее поведение в чем-то не соответствовало его ожиданиям.

Морин пыталась не обращать внимания на болезненные эмоции, которые испытывала, видя, как отец обращается с матерью, пока та умирала, но эти образы продолжали ее преследовать — отцовское безразличие к матери, которую мучили боли, его раздражение, связанное с увеличивающейся зависимостью больной матери от него, его отказ помогать дочери заботиться об умирающей матери. Особенно неприятны были его едкие замечания в адрес матери и то, как он бесцеремонно и цинично заявил в день похорон, что хочет встретить какую-нибудь новую женщину. Она всегда знала, что отец мог быть равнодушным и сложным в общении, но не могла себе представить, что он окажется настолько бессердечным.

Впоследствии его жестокость стала целенаправленно бить по ней. Он стал обвинять Морин в том, что она вмешивалась в его дела, и обвинял ее в том, что у него из дома исчезали вещи. На семейном вечере, который устроила Морин, он открыто выражал свое недовольство образом жизни, который она ведет, и плохо о ней отзывался в присутствии ее детей, а также жаловался ее сестрам — у нее за спиной. Он также совершил беспрецедентный шаг: пошел на все, чтобы втереться в доверие к остальным дочерям и просто очаровал их, уверяя, что всегда готов помочь (capable of on occasion). Морин чувствовала, что каким-то образом стала ему врагом, причем — единственная из всей семьи. Однако она знала, что, когда ее сестры вернутся к себе домой, в другие штаты, отец будет по-прежнему нуждаться в ней для удовлетворения своих потребностей. У нее не оставалось никакого выхода из положения, которое только усугублялось, и не было ни одного человека, который бы ее понимал или разделил с ней ее бремя.

Поведение отца Морин служит классическим примером претензии на обладание правом, использования другого человека и отсутствия эмпатии, которые относятся к «семи смертным грехам» нарциссизма. Его абсурдные требования и полное отсутствие интереса к ней как к автономной личности свидетельствуют о том, что для него не существует никаких границ. Хотя кажется, что он хочет, чтобы все было у него под контролем, он при этом отыгрывает свою беспомощность, проецируя ее на «экран» Морин. Получается довольно странно: чем более немощным он становится, тем больше он способен управлять Морин и делать так, что она ощущает свою беспомощность. Если он может заставить ее почувствовать то, что больше всего боится почувствовать он сам, то он уже не будет так остро ощущать свою беспомощность. Он может ее использовать, чтобы обойти чувство стыда, вызванное своей опустошенной Самостью. Морин унаследовала у Матери роль регулятора внутреннего состояния отца, и он должен был относиться к ней с презрением, как и к ее Матери, за то, что она стала контейнером непризнаваемой им Самости.

Есть искушение просто простить старика, который потерял свою жену. Разумеется, он в депрессии, его мучают страхи и он в замешательстве, когда столкнулся с необходимостью жить в одиночестве. Возможно, он не может привести в порядок счета в чековой книжке, так как его умственные способности снижены или он страдает от недиагностированного психического заболевания. Несомненно, он должен зависеть от своей семьи, которая бы за ним присматривала. Разве любой престарелый человек не имеет на это права?

В самом деле, у престарелой нарциссической личности есть такая же потребность в сострадании, помощи и проявлении заботливого внимания, которых заслуживает каждый человек к концу своей жизни. Но это обстоятельство не противоречит тому, что основная няня (primary caretaker) — как правило, дочь или сын, которые страдали от родительского нарциссизма с раннего детства, — должна справляться с нарциссическими проявлениями родителя, возрастающими с небывалой скоростью, угрожая уничтожить хоть какую-то Самость, которую мог мобилизовать взрослый ребенок в растворяющейся колее (contrail)[121], оставшейся после такого родителя. Наряду со слабостью и зависимостью, которые приходят вместе со старостью, пожилой нарциссической личности присущи особые качества, характерные только для нее. Зачастую бывает крайне трудно определить границу между ее истинными потребностями и потребностями в защите. Быть может, именно поэтому ее потребности в защите никогда не были так безнадежно реальны.

Принципы выживания для взрослых детей престарелых нарциссических личностей

Стратегия первая: познайте себя

Когда начинается «старение»? Может быть, тогда, когда впервые становятся заметны морщины или седые волосы, или когда уже не поешь все то, что ел раньше, не набрав лишнего веса, или когда уже не можешь соревноваться с молодыми людьми в том, что поддерживает ощущение благополучия? Для вашего нарциссического родителя этот процесс мог начаться уже тогда, когда вы были еще ребенком, и существующие сейчас отрицание, обесценивание других, зависть, поглощенность собой и паранойя могли частично присутствовать в вашем восприятии родителя с тех пор, как вы его помните. Какие признаки старения своего родителя вы можете назвать сейчас и как они на вас влияют?

Понять это очень важно, поскольку эти признаки являются теми самыми кнопками, которые обязательно будут нажаты, когда вы и ваш родитель будете постепенно стареть. Каким образом ваш родитель стал игнорировать и обесценивать вас и ваши успехи, когда он уже не мог с вами конкурировать? В каких процессах, которые могли «накачивать» вашего родителя, ожидалось ваше участие? Развивались ли у вас страхи в отношении вашего собственного здоровья или внешности из-за паники вашего родителя, связанной с его старением?

Вы пережили детство с нарциссическим родителем, и теперь у вас больше возможностей, чем тогда, управлять своей жизнью. Вы больше не зависите от него, как зависели раньше, хотя у вас внутри могут все еще сохраняться части личности вашего родителя, которые вы не смогли от себя отделить. Вы можете как-то с этим справиться — вы можете стать самим собой, отдельной, автономной личностью.

Используйте все ваши ценные качества и все остальное, что у вас есть и что можно использовать, чтобы продолжать свое развитие в направлении отделения от родителя и здоровья. Подумайте, какие адаптивные стратегии (coping strategies) вы применяли и какие из них пошли вам на пользу, а какие — во вред. Что вам нужно для того, чтобы вести активную жизнь и оставаться и дальше в психологически здоровом состоянии?

Если вы приняли решение поддерживать связь с вашим нарциссическим родителем, то вам нужно начать изучение процесса ваших с ним отношений, обращая особое внимание на то, как вы «попадались на крючок», периодически отыгрывая свою роль в нарциссической драме. Какие у вас есть «кнопки»? Как они действуют? Повторяю: передним краем вашей обороны являются инсайт и самоконтроль.

Если вы оказались в роли няни, ухаживающей за престарелой нарциссической личностью, прежде всего, проверьте свои чувства в отношении заботы, зависимости и власти. В сравнении с вашим детством произошел обмен ролями, и играть роль заботливой няни может оказаться так же сложно для вас, как и вашему родителю с вами в прошлом. Роль няни требует, чтобы вы заботились о том человеке, который мог никогда не заботиться о вас, — что вы на самом деле чувствуете в отношении этой зависимости: своей собственной или какого-то другого человека? Какую власть ваш родитель до сих пор имеет над вами и как это обстоятельство повлияет на вашу способность «исполнить свой долг», когда придет время? Как вы справляетесь с чувствами, которые пробуждают у вас все возрастающие родительские защиты — отрицание, зависть и презрение, желание манипулировать вами, враждебность, паника, паранойя, непоследовательность и абсурдность? Попытка приспособиться к престарелому нарциссическому родителю может стать невыносимой и вызывают у вас эмоциональное истощение. Чем лучше вы познаете себя и осознаете существующие между вами отношения, — в которые включены другие члены семьи и круг друзей и коллег вашего родителя, — тем более управляемыми станут эти отношения.

Стратегия вторая: сохраняйте связь с реальностью

Понимать, почему ваш родитель ведет себя именно так, — значит сделать очень существенный шаг в направлении умения справляться с вызовами, исходящими от престарелой нарциссической личности, но может оказаться так, что вам будет еще сложнее принять эти истины. Причина состоит в том, что принять истину о примитивном внутреннем мире вашего родителя значит лишиться надежды на то, что его когда-нибудь можно будет признать и ценить как отдельную, автономную личность.

Не все нарциссические личности одинаковы, и в престарелом возрасте они будут тоже вести себя по-разному. А процесс старения ставит нарциссические проблемы перед каждым из нас. Те люди, которые могли как-то сдерживать свою печаль и тревогу, которые на протяжении всей своей жизни были совершенно честными и откровенными в своих поступках по отношению к другим, сознание которых имело контроль над их импульсами, которые не совершали насилие над реальностью, которые могли поддерживать отношения с другими, становясь с возрастом более зависимыми, и, быть может, все еще находили нарциссическую подпитку в своем сужающемся мире, возможно, такие люди смогут адаптироваться к присущим старости реальностям. Если вы можете выявить их потребность в отзеркаливании и идеализации и дать им тщательно настроенную на них обратную связь и поддержку, то, возможно, они сумеют поддерживать как свой образ, подверженный инфляции, так и ваш образ, что даст возможность держать «чертей на цепи» (demons at bay).

С точки зрения практического повседневного общения это значит, что вы остаетесь для них доступным, чтобы удовлетворять некоторые их эмоциональные и функциональные потребности. Без всякого снисхождения вы признаете их достижения и победы, даже самые маленькие. Имея с ними дело, вы не вступаете в конфликты и делаете все возможное, чтобы их не стыдить. Это может означать, что вы не говорите с ними о своих собственных успехах или своих удачах, ибо разговоры на эти темы вызывают у них зависть. В той мере, в которой это действительно возможно, вы позволяете им сохранять контроль над их собственной жизнью. Вы стараетесь точно их понимать, а это значит не фильтровать их слова и их поведение сквозь призму вашего опыта жизни с ними или с такими же людьми, как они. Вы стараетесь их не осуждать и справляетесь со своими чувствами боли, гнева и разочарования, не находясь в их присутствии. Вы не пытаетесь их изменить на этой, последней стадии их жизни. Вы относитесь к ним с сочувствием, даже если они — сложные люди, или же допускаете, что кто-то другой может справиться с этим лучше вас, даже если вам придется скорректировать завышенное представление о собственных возможностях. Расстаньтесь с надеждой, что ваши отношения с ними когда-нибудь станут взаимными, и, поступив так, вы сможете получить в подарок мир — с самим собой и с вашим нарциссическим родителем.

Среди нарциссических родителей есть такие, с которыми не могут справиться их сын или дочь, которых они воспитывали в ядовитой обстановке эмоционального удушения. Создатель теории объектных отношений Отто Кернберг[122] называет таких нарциссических личностей «злобными» («malignant»), ощущение грандиозности таких людей строится на проявлении агрессии вплоть до полного уничтожения тех, кто не проявляет к ним любви. Они относятся к садистскому, антисоциальному типу нарциссической личности, с присущим ему глубинным паранойяльным отношением к жизни. Люди такого типа настолько идеализируют собственную агрессивную силу и власть[123], что уничтожили здоровые части своей личности, способные к проявлению любви, которые дали бы им возможность развивать привязанность и толерантность к зависимости. Они хотят только губить и разрушать, символически кастрировать других и лишать их человеческого облика, а в старости их паранойя может принять такой масштаб, что практически до них станет невозможно достучаться. Если ваш родитель относится к такой категории, то лучше иметь с ним дело на расстоянии. Ваши иллюзии, связанные с тем, что, возможно, он смягчится и вы сможете воссоединиться с ним, когда он будет в престарелом возрасте, могут угрожать вашему эмоциональному здоровью и благополучию.

Еще один способ охватить реальность — создать для себя мантру[124], содержащую такое послание: «Я не могу ничего изменить в моем нарциссическом родителе. Я никогда не стану достаточно приятной и совершенной, чтобы завоевать его безусловную и постоянную любовь. Его неспособность меня любить и уважать никак не связана с моей истинной человеческой ценностью. Чем больше я цепляюсь за свои идеализированные фантазии о том, чтобы стать совершенной и иметь идеального родителя, тем больше я причиняю себе боль. Я буду искать и открою в себе свою собственную уникальность, чтобы иметь отношения с людьми, которые могут меня признать и принимать меня такой, какая я есть. Я достойна той любви, которую не может мне дать мой родитель». Общаясь со своим родителем, воспринимайте его (или ее) таким, какой он есть в реальности. Примите ограниченность этого человека и оцените по достоинству его способности. Пусть ваша реалистичная оценка родителя и ваша собственная внутренняя реальность определяют степень вашей вовлеченности в отношения с ним.

Стратегия третья: установите границы

Если вы решились на взаимодействие с нарциссическим родителем, было бы хорошо определить некоторые ограничения, связанные и с тем, чтобы себя сдерживать, и с тем, что вы будете терпеть от вашего родителя. Сначала определите поведение или ситуации, которые вызывают у вас гнев или заставляют потерять над собой контроль. Нападает ли ваш родитель прямо на вас, или же его уколы в основном нацелены на других — например, на вашу супругу, на ваших братьев и сестер или ваших детей. Ощущаете ли вы, что вас используют, не ценят или связывают с вами неразумные ожидания? Можете ли вы сказать, что тревоги, негативизм и раздражительность вашего родителя сводят вас с ума (drive you nuts)? Не попадались ли вы в такую ловушку: вам приходится постоянно подбадривать человека, уверяя его в том, что, видимо, никогда не случится?

Вам следует найти способ, позволяющий не попадаться на эмоциональные «крючки», чтобы не испытывать гнев, постоянно не вставать в защитную позицию, не ощущать эмоциональное истощение и не чувствовать себя слабым, а свои усилия — безрезультатными. Постарайтесь переформулировать то, что вам говорит родитель, изменив негативный смысл на позитивный. Например, если вы будете воспринимать недовольство вами как желание «помочь», то вам будет легче считать, что мать проявляет «внимание» к вашим проблемам, которые, например, связаны с тем, чтобы удержаться на работе, и таким образом вы исключаете элемент издевательства. Даже если вы не верите в то, что она старается вам помочь, такая ваша реакция отвечает потребности матери ощущать себя значимой, и при этом вы сохраняете чувство собственного достоинства. Если прежде, защищая себя или других, вы причиняли боль в ответ или выражали гнев, то новая ваша реакция будет восприниматься совершенно иначе. Разница состоит в том, что вы контролируете ситуацию и говорите «стоп» не ее поведению, а своему восприятию ее поведения.

Вы можете попытаться уговорить своего родителя воздержаться от тех или иных поступков — хотя бы в вашем присутствии, и ваши уговоры могут на него подействовать, а могут и нет. Однако ваше самоутверждение таким способом состоит не столько в вашей способности побудить родителя измениться, сколько в ощущении, что вы умеете за себя постоять, даже если ваши желания оставляют без внимания. Если вы всегда были запуганы нарциссическим родителем, то вам будет полезно проверить, как могло измениться соотношение сил. Вы даже можете решить ввести некоторые ограничения. Спокойно скажите Маме или Папе, как вы решили поступить, если они не будут уважать ваши права. Но будьте уверены, что впоследствии вам придется проявить выдержку, ибо если вы все-таки решили установить границы, то уже не должны уступать. Лучше «прозондировать почву» на несущественных проблемах, чем «ставить пограничные столбы», испытывая чувство гнева, чтобы впоследствии сожалеть об этом. Если такие отношения во многом похожи на отношение к детям, то только потому, что так оно и есть. Как советует нью-йоркский психолог и писатель Элан Голомб (Elan Golomb), вам лучше овладеть искусством проявления «неконфликтной твердости» («noncombative firmness») и в качестве провокации использовать «вежливое безразличие» («bland indiffirence»)[125], чтобы быть эмоционально отчужденным и сохранять эмоциональное равновесие. Обратите на это внимание, когда будете делать какие-то практические шаги.

Не позволяйте вашему нарциссическому родителю вами манипулировать, вызывая у вас чувство вины и стыда. Взывать к вашей совести можете только вы сами, и только вы можете решить, какую ответственность вы собираетесь на себя принять. Есть много способов проявить уважение к родителю, не жертвуя собственной жизнью и своим благополучием, а также жизнью и благополучием любимых людей. Вам не следует подчиняться неразумным требованиям, чтобы выглядеть в их глазах хорошим сыном или дочерью. Вполне нормально сказать «нет» или как-то организовать других людей, которые, быть может, лучше вас смогут удовлетворить потребности вашего родителя, не разыгрывая большую драму. У вас есть не меньше обязательств перед собой и перед другими людьми, которые зависят от вас, чем перед вашим нарциссическим родителем, и вы имеете полное право расставить свои собственные приоритеты безо всяких манипуляций со стороны людей, считающих, что их мнение у вас должно иметь приоритет перед остальными.

И, наконец, постарайтесь для себя решить, что вы будете терпеть, а что нет ни при каких обстоятельствах, прежде чем возникнет реальная ситуация. Делайте все возможное, чтобы себя защитить, и знайте, что имеете на это право. Тогда все, что вы решите сделать, делайте, используя минимально возможное количество защит.

Стратегия четвертая: формируйте взаимные отношения

Без лишних рассуждений ясно, что если вам приходится принимать активное участие в уходе за престарелой нарциссической личностью, то вам нужна поддержка со стороны других людей, которая бы вам помогла сохранить ощущение внутреннего равновесия и чувство собственного достоинства. Нельзя не обращать внимания на взаимность в таких отношениях, пренебрегая потребностями системы, поддерживающей ваше состояние, иначе вы подвергнетесь воздействию «нарциссической дренажной системы»[126]. Не торопитесь проявлять свою незаменимость, а делайте перерывы в уходе за престарелой нарциссической личностью, успевая участвовать в жизни людей, которые вас любят.

Чтобы восстановиться от травм, полученных под воздействием родительского нарциссизма, и быть абсолютно уверенным, что престарелому нарциссическому родителю уделяется необходимое внимание в его преклонные годы, быть может, придется «встряхнуть» (shake up) семью. Каждый член семейства исполняет роль, предназначенную ему кем-то еще, обычно родителями. Если вам была предназначена роль няни или сиделки, или козла отпущения, или «неполноценного члена семьи», или даже «успешного члена семьи», то вам следует показать своим родственникам, что вы представляете собой гораздо больше, чем они думали раньше. Относитесь с уважением к другим людям, признавайте их чувства и потребности, настаивайте на том, чтобы они так же относились к вам. Будьте тверды и настойчивы. Не следует ожидать быстрых изменений, и зачастую вы испытаете сильное сопротивление. Знайте, что независимо от того, сможет ли ваша семья дорасти до притязания на то, чтобы называться здоровой, вы можете изменить и себя, и свое отношение к семье. Настаивайте на взаимности в отношениях, но если вы не сможете добиться ее у своих родственников, постарайтесь найти ее где-то еще. Вы можете создать свою собственную «вторую семью», состоящую из друзей, которых вы выбрали, потому что вместе вы можете поддержать здоровую автономию и индивидуальность друг друга. Именно такие отношения будут поддерживать вас все время и помогут вам приготовиться к последнему акту вашей собственной драмы. Независимо от того, насколько мучительной является или была старость ваших нарциссических родителей, вы сможете избежать их судьбы, если вы сами любите и позволяете другим любить вас.

Если вы можете обеспечить мирное сосуществование с вашим нарциссическим родителем, давать, не испытывая при этом чувства превосходства; любить, даже если при этом вы получаете в ответ лишь малую толику любви; принимать то, чего никогда не было и никогда не может быть, то вы можете свободно ожидать взаимности, которую вы заслуживаете.

Часть 5. Только вы можете предотвратить нарциссизм

Глава 19. Нарциссическое общество

Нарциссизм в своей самой глубокой и всепроникающей форме — это серьезное психическое заболевание, оказывающее пагубное воздействие на образ «Я» человека, на его установки, настроение, поведение, отношения с другими людьми, а также на его надежды и на его успехи и счастье. Он причиняет боль и страдания не только людям с таким диагнозом, но и тем, кто живет и работает рядом, а прежде всего тем, кто их любит и от них зависит. Не существует таких лекарств, которые бы вылечивали от нарциссизма, к тому же он имеет тенденцию прогрессировать с возрастом. Его самая злокачественная форма неизлечима даже частично, так как, чтобы получить пользу от применения психотерапии, нарциссическая личность сначала должна согласиться с тем, что у нее есть какой-то серьезный дефект Самости, а на это такие люди способны меньше всего.

Хотя серьезное нарциссическое расстройство личности до сих пор считается не совсем обычным явлением, его характерные черты и симптомы являются настолько общими, что многие из нас ежедневно сталкиваются с той или иной формой нездорового нарциссизма. Похоже на то, что им действительно пропитана вся наша культура в том смысле, что усиливает индивидуальную патологию и вместе с тем так ее маскирует, что поведение человека кажется почти нормальным. То, что становится нормальным в культуре, впоследствии переходит к нашим детям вследствие влияния социальных институтов и другого влияния, которое формирует их психику и их характер. Хотя нет никаких сомнений, что основным потенциальным переносчиком нарциссизма от одного поколения к другому является родительское воспитание, но отдельные родители и семьи вступают в тяжкую борьбу, чтобы вырастить здоровых детей в мире, напичканном и насыщенном нарциссическими образами и ценностями. И многие родители не перестали пытаться с ним бороться.

Хотя социологи начали говорить о культурном нарциссизме больше двадцати пяти лет тому назад, «Я-десятилетие» («Me Decade»)[127] не закончилось в конце 80-х годов XX века, а «Я-поколение» («Me Generation»)[128] а дало приплод — целый выводок самых эксцентричных чудовищ, провозглашающих, что они на все имеют право. Оглянувшись вокруг, вы увидите, что семь смертных грехов нарциссизма относятся уже не просто к индивидуальной патологии, а к социальному явлению, которое сохраняется в виде культурного нарциссизма и буйно разрастается и цветет пышным цветом в новом тысячелетии.

Отсутствие границ и непризнание ограничений

Интуитивно мы ощущаем, что для эффективной и продуктивной деятельности нам нужна некоторая степень безопасности, и при этом все время нарушаем границы или видим в них препятствия, которые нужно преодолеть. Наука дала нам возможность не обращать внимания на земное притяжение, «преодолеть пространство и простор» (transcend time and space), медленно стареть, обманывать смерть и даже творить жизнь. Нас ввели во искушение, заставив поверить в то, что пределов не существует, и вместе с тем при отсутствии пределов исчезает реальность и наступает хаос. Существующая рекомендация введения инноваций включает в себя умение to think outside the box[129], а современный ковбой, не признающий никаких правил, по-прежнему остается нашим супергероем. По сравнению со всем этим потребность опираться на реальность кажется косной и старомодной. Мы предпочитаем воображать неограниченные возможности, и эти фантазии подпитывают наше ощущение грандиозности и всемогущества, создавая иллюзию, что мы можем и должны все это иметь. Претензия на обладание правом и соответствующее индивидуальное и коллективное ощущение в наше время приняло характер пандемии[130].

Множество людей встревожено тем, какой отпечаток эти послания наложили на наших детей. Уместно упомянуть о «Движении за самооценку» («Self-Esteem Movement») благородном, но, в конечном счете, ошибочном эксперименте в конце 80-х начале 90-х годов прошлого века. Все это началось в Калифорнии, с члена законодательного собрания штата по имени Джон Васконселлос (John Vasconcellos — также известный под именем «Джонни Яблочное Семечко[131] самооценки»), который в 1987 году стал во главе создания новой школьной учебной программы, в которой к традиционным «трем R»[132] начальной школы добавлялись «ответственность, самоуважение и взаимоотношения»[133]. Идея заключалась в том, чтобы оказать достойное сопротивление пагубным элементам преступности, применению силы, насилию над детьми, тунеядству и лени, подростковой беременности и наркотической зависимости (зачастую все эти вещи считались результатом недостаточной любви к себе) — путем введения детям «социальной вакцины самооценки». Это было «великое видение».

Обладание правом на выражение ярости

Хотя рабочее определение, которое было дано в Калифорнии специальной комиссией по внедрению самооценки, включало в себя такие понятия, как ответственность, формирование реалистических ожиданий и проявление уважения к другим, которые заслуживают всяческой похвалы, прочное и сплоченное ядро этого ретроидеализма потерялось в процессе его осуществления. Какие-то лет двадцать погружения одних людей в «Я-изм» прошлого века, который сейчас стал совершенно безудержным, частично в ответе за то, что другие люди утратили свои чувства. Под влиянием взрослых Я-поколения самооценка детей стала определяться не тем, чтобы хорошо делать, а просто тем, чтобы хорошо чувствовать. Воспитание личности, помогавшее прививать такие хорошие качества, как честность, предупредительность и самоконтроль, у поколения американских детей постепенно стали считаться слишком постыдными.

В «эпоху самооценки» дети получали послания от таких персонажей, как, например, «Памси» («Pumsy») — маленького воображаемого дракончика, который побуждал их посмотреть внутрь себя и сконцентрироваться на свой внутренней доброте. Рабочая гипотеза заключалась в том, что если молодые люди соединятся внутри себя со своим милосердием, существующим у них от природы, то автоматически их поведение станет «индивидуально полезным» («personally rewarding»), а значит, будет иметь и социальное звучание. Иными словами, плохое поведение порождается плохими чувствами, и его можно исправить с помощью позитивного мышления и самоутверждения. Выигрывают абсолютно все. Учителя вносят свой вклад, выдавая детям большими порциями похвалу, внушая им убежденность в их особости, а также давая им обратную связь, что ребенок «хорошо себя ведет», даже если на самом деле его поведение было посредственным и даже плохим. Школам больше не разрешалось отбирать способных детей, создавать особые возможности обучения для одаренных детей и поощрять конкуренцию, которая могла вызывать у кого-то из детей ощущение «я хуже, чем…» («less than»).

Намеренно или нет, мы учили наших детей, что равные результаты так же справедливы, как и равные возможности, и что они могут ждать, что их оценят и поощрят независимо от того, что они сделают и как они себя будут вести. И даже более коварное, скрытое в подтексте послание: ощущение себя «плохим» является нормальным. Если ваши чувства оказались задеты оттого, что вы не получили то, что хотите, значит здесь что-то не так и вы оказались жертвой. В этом виноват кто-то другой или что-то другое, а вы имеете право просить помощи. Такое мышление отчасти служит причиной того, что современные дети более склонны к выражению гнева и более агрессивны, чем предшествующие поколения.

Хотя такие установки по-прежнему глубоко укоренились в нашей культуре и тех посланиях, которые мы получаем от детей, сегодня «Движение за самооценку» повсюду себя дискредитировало. Прежде всего, те самые «экстра-R» стали вытеснять и замещать «изначальное трио»[134], и когда детям пришлось столкнуться с тем, что они не овладели основами, все торжественные заявления в мире не могли их убедить в том, что они действительно хорошие. А поскольку упорство и трудолюбие не входили в этот набор добродетелей, спускаться обратно пришлось по очень крутой дороге. Все это крикливое очковтирательство в отношении особости и исключительности стало тяжелым испытанием для «надутых пузырей», как только они очнулись, не говоря уже об «обвале» антисоциального поведения, — особенно тогда, когда эти «претендующие на обладание правом дети» (entitled youngsters) превратились в требовательных подростков.

Высокомерие, зависть и крушение авторитетов

Обучая детей слушать свой внутренний голос, прежде чем у этого голоса появится возможность стать зрелым, мы тем самым подрываем авторитет взрослого. Будучи убеждены в том, что они в чем-то более чистые (un-adult-erated)[135] по сравнению со старшими, освобождает нас от обязанности их социализировать, но вместе с тем лишает нас и контроля над ними — когда он нам понадобится. Нет ничего удивительного в том, что для детей, предоставленных самим себе, которых учили, что поведение, вызывающее возражения у взрослых, означает просто быть «иным» и которым уделяли мало внимания занятые собой родители, моральный авторитет взрослых не имеет никакого значения при оценке их самих и их поведения. В особенности если перед глазами у детей постоянно присутствуют «взрослые, которые плохо себя ведут».

Согласно данным Национального статистического центра образования (National Center for Educational Statistics)[136], количество директоров учебных заведений высшей школы, жалующихся на серьезные проблемы с дисциплиной, в 90-е годы прошлого века значительно возросло. Примечательно, что такое возрастание в пригородных школах для богатых людей было больше, по сравнению с городскими школами. Хотя число словесных оскорблений учителей в 90-е годы в бедных районах снизилось почти на 10 %, в школах для богатых и людей среднего класса тенденция оказалась прямо противоположной. Социологический опрос, проведенный «Фи-дельта-каппа»[137], показал, что с 1984 по 1997 год на 17 % возросло число учителей начальной школы, которые говорили, что их ученики слишком часто нарушали школьную дисциплину или открыто демонстрировали, что их проблемы не ограничиваются гормональными, во многом определяющими характерное вызывающее поведение подростков.

Отсутствие у молодого поколения уважения к взрослым имеет свой аналог в том, что можно было бы назвать духовной секуляризацией (отделением), в отказе от религий, основанных на всемогуществе Бога, в пользу духовности, которая является более пантеистической и независимой. Вопреки явному возрождению традиционной религии в последние несколько лет, начиная с Эры Водолея и вплоть до совсем недавнего движения Нью-эйдж[138], преобладающей духовной сущностью в конце XX века был уже не Бог, а скорее некая экзальтированная форма «Я».

Огромная проблема нарциссической личности, состоящая в том, чтобы склониться перед внешним авторитетом, может послужить объяснением той разновидности духовности, которая предполагает наличие внутреннего божества, своей собственной внутренней «высшей власти». Независимо от того, является ли такая духовность кульминацией нравственного развития (интериоризация идентификации с авторитетом), или испытанием ощущения инфантильной грандиозности, разумеется, что разные люди относятся к ней по-разному. Если такая высшая сила — просто «Я», играющее в Бога, то человеку становится очень легко себя одурачить и оказаться в плену морального релятивизма. Такие люди требуют, чтобы другие их уважали, одобряли их поведение и восхищались ими, однако на их взаимность рассчитывать не приходится.

Моральный релятивизм и бесстыдство

Сильное замешательство, в которое мы впадаем относительно того, что хорошо, а что плохо, — еще один характерный признак эпохи нарциссизма, отражающий сложности, существующие у нас, взрослых людей, и сказывающиеся на нашей деятельности. Создается впечатление, что наше коллективное сознание еще полностью не сформировалось и мы находимся в плену фантазий о своей грандиозности и своем всемогуществе, позволяющих нам защититься от стыда, вызванного необходимостью признавать свои собственные ошибки.

Как общество мы испытываем крупные неприятности, связанные с проблемой личной ответственности. Мы склонны себя вести, как маленькие дети, занимаясь поисками виновного, если наши дела идут плохо. Подумаем, как часто самые громкие судебные процессы направлены против таких гигантов индустрии, как предприятия, производящие оружие, или табачные компании. Эти культурные иконы служат воплощением «Больших плохих Пап», на которых мы проецируем свою потребность в ощущении всемогущества. Мы завидуем их могуществу, и, купив винтовку или закурив сигарету, чувствуем себя более могущественными. Предполагается, что «Большие плохие Папы» должны гарантировать нам безопасность, хотя хорошо известно, что и винтовки, и сигареты убивают. Когда нам навязывается эта реальность, мы страдаем от полученных травм, которые одновременно являются и нарциссическими, и телесно осязаемыми. Мы не можем перенести чувство стыда из-за исчезнувшего ощущения всемогущества и изменившего нам ощущения грандиозности, и беснуемся, испытывая мстительную ярость.

Помогает нам испытывать такие вспышки гнева, присущие нашему характеру и нашей культуре, именно мечта о правовой системе, в которой «искусство игры»[139] до неузнаваемости искривляет истину. Благодаря искусству адвоката можно почувствовать симпатию к обвиняемому, но очень хорошо известно, что судьи склонны смотреть сквозь пальцы даже на самые вопиющие преступления. Особенно эффективным является так называемое «вынужденное» преступление или преступление, совершенное с целью защиты (perpetrator-as-victim), когда проявляется наша склонность оправдывать любое поведение человека, который кажется нам пострадавшим (опозоренным).

Вполне возможно, что позор становится главным социальным злом — или так могло бы показаться людям, живущим в мире с такими относительными ценностями, что физическое насилие, коррупцию и обман можно морально «очистить» настолько, чтобы отнести их к возможностям «личного выбора». Даже если нам известно, что некоторые поступки неприемлемы, то мы не будем считать виноватым человека, сделавшего этот выбор, а находим какое-то оправдание. Почти каждый может заявить, что в каком-то смысле является жертвой, тем самым мешая нам понять, когда произошла истинная трагедия, и испытывать сострадание к тем, кто на самом деле невиновен.

Искажение реальности: «фантазия — это все»

Среди политических лидеров и «героев спорта», магнатов бизнеса и «звезд» эстрады, — в современном мире лучше всего удается ускользать от ответственности тем людям, которые могут создавать и проецировать именно те образы, которые мы хотим видеть. Искусственно созданный образ — это один из столпов могущества, а могущественные люди — наряду с теми, кто должен их воодушевлять, — опираются на политтехнологов[140], агентов, публицистов, пресс-секретарей и медиаконсультантов, чтобы контролировать то, как мы их воспринимаем. Мы смотрим на них уставшим взглядом, понимая, что они нами манипулируют, но все равно наслаждаемся шоу. По существу реальность уже настолько исказилась, что мы больше не знаем, кому или чему верить. Мы оказались в нарциссической комнате смеха (funhouse)[141], не имея понятия, что находится за зеркалами. Мы перестаем верить своим собственным глазам и становимся отчужденными не только друг от друга, но и от самих себя.

Еще нам кажется, что мы не можем избавиться от иллюзий. Если фантазия становится для нас всем, то мы теряем интерес ко всему реальному. Перед нами огромный стол с воздушными сдобными плюшками, и нам кажется, мы готовы все съесть. Распространенность образов, не имеющих сущностного наполнения, возбуждает наши ощущения, но заставляет нас испытывать духовный голод и вызывает еще более сильное желание. Поэтому мы снова и снова возвращаемся в буфет. Хотя эти образы — всего лишь пустые калории, мы интериоризируем их как культурные идеалы, и они порождают сценарии, позволяющие нам определить свою собственную ценность и ценность всего, что затрагивает нашу жизнь. Именно благодаря им мы приходим к осознанию того, что красиво, что хорошо, что нам хочется и что имеет смысл.

Сила образов — чрезвычайно соблазнительная сила. Спросите об этом у почти двух тысяч (точнее 1840) девятнадцатилетних американских девушек, сделавших операцию по увеличению груди к 1998 году (более 57 % начиная с 1996 года и 89 % начиная с 1992 года)[142]. Большинство из них потратили средства, отложенные на учебу в колледже, только для того, чтобы «удовлетворить свои косметические потребности» и «улучшить самоощущение», причем многие из них получили одобрение своих матерей, которые тоже подвергали себя подобным хирургическим операциям, чтобы как можно больше походить на культурный идеал. Вы можете поставить под сомнение их ценности или их подростковую тревожность, но не можете спорить с тем, что даже в эту эпоху постфеминизма большая грудь создает образ могущественной женщины.

Так как разрушился подлинный авторитет, мы ощущаем, что можем получить, что хотим, просто манипулируя образом. Печальная истина для всех нас состоит в том, что в мире, где фальшь является данностью, эффективными становятся именно такие стратегии.

Когда конкуренция переходит в эксплуатацию

Переполнившись до отказа образами, которые рождаются и нас искушают, как только возможно, вполне естественно, мы хотим иметь то, что воображаем. Чем более навязчивыми являются образы, тем больше возникает требований, а из-за нашего представления об ограниченности потока образов рождается конкуренция.

По существу, в конкуренции нет ничего плохого; напротив верно прямо противоположное. Все мы так запрограммированы, у нас присутствует агрессивный инстинкт, чтобы, если понадобится, бороться за то, что нам хочется. Конкурентная агрессия, когда два человека или больше хотят достичь цели, которую нельзя разделить, — это здоровое стремление, которое завершается победой или поражением, и тогда конкуренция заканчивается. В оптимальных условиях и победитель, и проигравший получают от борьбы пользу и могут почувствовать удовлетворение и от своего участия, и от приложения всех своих сил.

Быть может, конкурентная агрессия в последние десятилетия получила столь тяжелое обвинение по той причине, что слишком часто с прекращением конкуренции агрессия не заканчивалась. Она продолжалась в какой-то иной форме, в виде какой-то метаигры, единственной ставкой в которой являлось человеческое достоинство. Всем нам известна темная сторона победы, когда злорадствующие победители не получают удовлетворения от своего превосходства над противником, пока окончательно его не унизят. Это не здоровая агрессия, а эксплуатация и уничтожение, отыгрывание нарциссической ярости. А если на сцене доминирует нарциссическая ярость, то конкуренция становится грязной.

Характерные признаки культурного нарциссизма глубоко вплетены в ткань современного общества, в окружающую нас обстановку, в которой мы любим и боремся, работаем и играем, воспитываем и учим наших детей. Начиная с некоторого времени мы даем возможность развиваться нездоровому нарциссизму. Если мы хотим спасти себя и будущие поколения, нам нужно сопротивляться этим силам, отстаивать принципы самопознания и самоконтроля, реальности, прочных границ и взаимности, — везде, где мы встретим семь смертных грехов нарциссизма. Это громадный труд, и его следует начинать у себя дома.

Глава 20. Будьте хорошими родителями

Роперовский центр изучения общественного мнения недавно провел исследование[143], в котором подросткам задавали вопрос, что плохого, по их мнению, существует сегодня в Соединенных Штатах. Им было дано пятнадцать возможных ответов на выбор; при этом оказалось, что самыми популярными являются четыре ответа: эгоизм / люди не думают о правах других (56 %); люди не признают власть и закон (52 %); преступления и правонарушения политиков (48 %); родители не приучают к дисциплине детей и подростков (47 %). Видимо, молодые люди хорошо осознавали нарциссизм, в котором тонет наш мир.

Нарциссизм, присущий американскому обществу, находящемуся на рубеже тысячелетий, в основном является результатом воздействия двух факторов: влияния культуры и неправильного родительского воспитания. Между этими двумя факторами существует тесная связь. Когда люди, родившиеся во время демографического взрыва (baby boomers), освободились от оков традиционных ценностей, считая их репрессивными и малокультурными, и основной точкой отсчета стали сверстники, пытавшиеся так обновить родительское воспитание, чтобы оно соответствовало их собственным эгоцентрическим потребностям, то в результате появилось огромное количество людей, оправдывающих свой выбор, меньше связанный с тем, что было хорошо или хотя бы достаточно хорошо для детей, чем с тем, что давало родителям ощущение их выполненного долга. В погоне за собственным удовольствием слишком много родителей потакали себе, испытывая ощущение грандиозности, всемогущества, зависти и перфекционизма, не обращая внимания на собственные потребности своих детей, не понимая или неправильно воспринимая основы развития их поведения, которое иногда становилось вызывающим.

Посмотрите вокруг. Знаете ли вы родителей, которые:

• Имеют нереалистичные ожидания в отношении своих детей?

• Управляют в мелочах жизнью своих детей, не обращая внимания на их желания и чувства?

• Проживают свою жизнь через своих детей?

• Используют своих детей для удовлетворения собственных потребностей?

• Заражают своих детей страхами и тревожностью?

• Видят в своих детях друзей или подруг, которым можно доверять тайны?

• Помещают своих детей в центр конфликта с другим родителем?

А как в отношении родителей, которые:

• Слишком контролируют своих детей?

• Слишком навязчивы?

• Ведут себя слишком развязно или слишком грубо в присутствии ребенка?

• Настолько заняты своей жизнью, что не могут принимать участие в жизни ребенка?

Два вида нарциссического тщеславия ведут нас в направлении существующей культуры нарциссизма. Первое: всем этим я могу обладать — и буду обладать. Второе: никому не позволено мешать моему стремлению к счастью и самореализации. Эти два постулата очень хорошо внедрились в систему воспитания современных родителей, что гарантирует нам, начиная с некоторого времени, внедрение семи смертных грехов нарциссизма в наше общество.

Семь родительских установок, формирующих нарциссических детей

1. Мой ребенок особенный и заслуживает того, чтобы иметь все, получать любой опыт и извлекать из него всю пользу. Если это не могу обеспечить я, значит, это должно сделать общество.

Слово «особенный» в современном мире утратило свой смысл. Оно употреблялось для обозначения людей, обладавших каким-то необычным качеством или в чем-то превосходивших других. Сейчас многие люди считают, что ощущение себя особенным является некой составляющей самооценки и самоуважения, обычным делом, и стараются заставить окружающих считать их особенными. Мы слышим, как люди говорят: «Я не чувствовал себя каким-то особенным», словно их в чем-то обокрали. Это — нарциссическая претензия на обладание правом, которая является бессознательной и навязчивой составляющей современного способа мышления.

Несомненно, любой ребенок является особенным для своих родителей или, по крайней мере, мы надеемся, что так оно и есть. При этом дети — это уникальные личности, имеющие право на то, чтобы к их индивидуальности относились с добротой и уважением. Однако нет никаких оснований на то, чтобы другие люди считали моего ребенка «особенным» только потому, что так считаю я. Эта установка уходит своими корнями в нарциссическое неумение признать, что другие люди — это отдельные личности, а потому не обязаны думать и чувствовать именно так, как думаю и чувствую Я.

В США дети имеют право на защиту от насилия и родительского невнимания, а также на свободное социальное образование. Но есть великое множество других вещей, которые, как нам бы хотелось, чтобы имели дети, однако это во многом зависит от их родителей и от великодушия других людей, которые бы это предоставили. У них нет на это права. В самом деле, можно возложить ответственность за воспитание ребенка на всех членов общества («take a village»)[144] — в том смысле, что благополучным и здоровым развитием ребенка станет заниматься все общество; но в первую очередь и главным образом за воспитание детей отвечают те люди, которые произвели их на свет, или те, которые усыновили или удочерили их на законных основаниях. Предполагается, что большинство родителей будут заботиться о своих детях, даже если ради этого им придется чем-то пожертвовать. К сожалению, далеко не у всех родителей развито такое чувство ответственности.

Ребенок — или взрослый, — который ожидает, что к нему будут относиться как к особенному, оказывается обреченным на постоянные разочарования в жизни и на проблемы в межличностных отношениях, если другие люди не отзеркаливают ему обратно образ его «Я», далекий от реальности.

2. Мой ребенок никогда не должен страдать. (Если мой ребенок несчастлив, значит, я плохой родитель.) Переживание неудач всегда является негативным, поэтому их следует избегать любой ценой.

Посмотрим внимательнее на это утверждение: страдание — одна из составляющих человеческого состояния. Притом что мы хотели бы защитить ребенка от переживания боли, иногда случаются события, которые нам неподконтрольны. Иногда такие события принимают трагический масштаб, как, например, болезнь, несчастье и даже смерть. Хотя по большей части они являются обычными, например проигрыш в соревнованиях или разочарование ребенка тем, что ему не досталась самая новая игрушка, современные родители выворачиваются наизнанку, чтобы разделить большие и маленькие страдания своих детей. Стоит лишь посмотреть на безумную жажду получить какую-то конкретную игрушку во время каникул или на давку, связанную с тем, чтобы ухватить последние новинки в мире детских игрушек (in kiddie culture). Однако, принимая участие в столь сомнительных баталиях, такие родители упускают из вида одну важную вещь. Детям, как и взрослым, можно помочь, когда они в жизни испытывают разочарования или даже проходят через кризисы, чтобы они в них закалились и стали сильнее. При наличии родительской поддержки именно препятствия и даже неудачи в основном формируют человеческий характер.

Проявление мягкосердечия к своему ребенку — это хорошее качество, но иногда родителям мешает вытерпеть страдания ребенка именно то, что кто-то из них чувствует себя так, словно неприятность произошла именно с ним, а не с ребенком. Наша боль — это не боль наших детей, а чувство, которое «включилось» в результате сверхидентификации с ребенком. Она вредна по двум причинам. Первая: она уводит родителя от переживания ребенка, создавая впечатление, что «все это относится ко мне», тем самым лишая ребенка эмпатической поддержки во время беды. Вторая: иногда мы заходим так далеко, что «теряем контроль» («control away») над болью, которую уже не можем терпеть. Если мы не можем вынести боль наших детей, то рискуем создать нереальный мир, где им потакают и осуществляют над ними тревожный сверхконтроль. Дело не только в том, что сам ребенок считает себя вправе жить в таком нереальном мире, но и в том, что он лишается возможности научиться справляться с бедой.

Именно такие дети становятся «чудовищными правообладателями», а их вспышки гнева мы считаем не просто плохим поведением. Они воплощают подлинное отсутствие умения противопоставлять себя препятствиям в жизни, с которыми приходится ежедневно сталкиваться. Детям нужно создать возможности, позволяющие им овладеть чувством фрустрации, потери, разочарования, одиночества, скуки, зависти, вины и гнева — и помочь им в этом должны сочувствующие, доступные для них взрослые. Им требуются переживания, которые давали бы им реалистичное ощущение своего «Я» в мире: победителя и побежденного, хорошего и плохого, самодостаточного и зависимого, дающего и получающего, уверенного в себе и сострадающего другим.

3. Что хорошо для меня, то хорошо и для моего ребенка. Если жертвы, которые я приношу ради своего ребенка, повлияют на мою самоактуализацию, то если я стану несчастной, для моего ребенка это будет хуже, чем если бы я не стала в первую очередь приносить себя ему в жертву.

Истоки такой установки находятся в неумении родителя видеть индивидуальность (separatedness) своего ребенка. Еще более тяжелая истина состоит в том, что потребности родителей и детей зачастую очень разные, конкурирующие и даже взаимоисключающие. В 70-х, 80-х и 90-х годах прошлого века родители иногда совершали выбор, который был хорошим для них самих, но очень травматическим для их детей. Разводы, которые можно было бы предотвратить, приводили к отдалению детей от одного из родителей или от них обоих в период кульминации родительского конфликта и назначения замещающих их опекунов, а также в случае ряда квази- или «как бы» отчимов (или мачех), которые то входили в жизнь ребенка, то уходили из нее, сея хаос в ощущении ребенком безопасной для него привязанности. Родители попадали в наркотическую зависимость или проявляли иные формы зависимого или навязчивого поведения, что делало их эмоционально недоступными или даже хуже того. Родители стремились сделать карьеру или создать такой стиль жизни, в результате которого дети были вынуждены терпеть продолжительное отсутствие родителей, а их воспитание было непоследовательным и нерегулярным. Иногда их выбор был неизбежным, но иногда они лишь потакали себе, не обращая внимания на реальное воздействие на детей своего выбора. Утверждение «то, что хорошо для меня, хорошо и для моего ребенка» легло в основу образа мышления, исключавшего индивидуальные интересы и потребности детей и мешавшего оказывать им нужную поддержку. Такая установка ничем не отличается от зашоренности или даже от бездушного отношения родителей к страданиям его собственного ребенка.

Это обстоятельство способствует развитию детского нарциссизма, так как границы оказываются размытыми, а детям во время стресса приходится рассчитывать на свои собственные, еще не развившиеся ресурсы. Часто такие дети «воспитывали сами себя», и в результате из-за сочетания остаточного ощущения всемогущества, глубоко конфликтной потребности в зависимости и гнева у них возникают сложности в построении доверительных отношений с другими людьми.

Хотя, бесспорно, детям полезнее жить с счастливыми родителями, чем с несчастными, лучше всего для детей, если их родители обретают свое счастье именно в том, что они становятся родителями.

4. Детям нужна свобода выражения. Они «чисты» духом, и без вмешательства взрослых они естественным образом сами станут превосходными людьми. Нет никакой пользы в том, чтобы прибегать к авторитарным методам воспитания, чтобы воспрепятствовать проблемному поведению. Такое воспитание приводит к отчуждению детей, вызывая у них чувство стыда без всякой необходимости.

Никто не любит быть плохим человеком, в особенности в глазах своего собственного ребенка. Но убежденность в «естественной чистоте ребенка» представляет собой нарциссическое искажение реальности, которое позволяет родителям без особого труда выпутаться из неприятной ситуации, связанной с необходимостью социализации ребенка, чтобы тот стал активным членом общества. Дети, лишенные родительского наставничества, как правило, не вырастают «хорошими людьми». Скорее можно сказать, что у них с более высокой вероятностью наблюдаются проблемы в поведении и, быть может, остаточный инфантильный нарциссизм.

Жить своим умом

«Кто-то должен был научить этого ребенка приличному поведению», — шептались в учительской, услышав о том, что восьмилетний Джонни снова начал кричать на детской площадке. Всем им было очень жалко Рут, учительницу Джонни, продолжавшую объяснять другим родителям, почему их дети приходят домой в разорванной одежде, в синяках и с разбитым носом. У Рут и раньше бывали проблемные дети, но не такие, как Джонни, — казалось, что на каждой перемене вокруг него возникают все неприятности.

Рут уже устала воспитывать Джонни, но так и не смогла ничего сделать. У него всегда находилось объяснение тому, почему он был прав, а кто-то еще — не прав. Казалось, он ждет, что другие дети будут делать так, как захочет он, и когда они противились, он становился заносчивым и дерзким. У него совершенно не был развит обычный навык давать-и-получать.

Поэтому Рут вызвала в школу родителей Джонни. Честно говоря, ее почти не удивляло, что она от них ничего не услышала — после драки Джонни редко приходил домой без синяков и ссадин и там тоже получал свою порцию затрещин и тумаков. Но когда, наконец, Рут стала говорить, глядя им в глаза, о поведении их сына, то, оказалось, ее рассказ их совершенно не волнует.

— Мы всегда учили Джонни уметь за себя постоять, — сказала его мать Крис.

«В самом деле», — подумала Рут, видя, что проблема оказывается гораздо больше, чем она себе представляла.

— Джонни всегда жил своим умом, — вступил в разговор его отец Грег. Звучавшая в его голосе гордость не смутила Рут.

— Да, — осторожно ответила она, — Джонни действительно очень уверен в себе, и у него нет проблем с тем, чтобы выразить то, что он хочет.

Крис и Грег посмотрели друг на друга.

— Но дело в том, — продолжала Рут, — что у Джонни, видимо, есть проблемы: он не хочет понимать, что хотят другие, и с уважением относиться к тому, что другие чувствуют. Он становится весьма агрессивным, если ему не удается настоять на своем.

Она собралась с духом, ожидая увидеть взрослую версию теперь уже хорошо понятного характера Джонни.

— Они просто дети, — сказала Крис, пожав плечами, — а дети дерутся. Если вы оставите их одних, они во всем разберутся сами. Именно так мы воспитывали их дома, и у нас это неплохо получалось!

Чтобы успешно пройти стадию раннего детского нарциссизма, детям нужна родительская помощь. Им требуется помощь, чтобы избавиться от их инфантильного ощущения грандиозности и всемогущества и чтобы справиться со стыдом, обусловленным надутым инфляционным пузырем нарциссизма. Им нужны сильные заботливые родители, которые могли бы служить моделью для идеализации. Им нужна корректирующая обратная связь относительно убеждений своих родителей, чтобы быть правыми, честными и достойными. Им нужны родители, обладающие самоконтролем, у которых слово не расходится с делом.

Именно посредством интериоризации ценностей идеализированных родителей у детей развивается совесть. Если мы хотим, чтобы наши дети отличали хорошее от плохого, то не только должны их учить, но и сами должны быть такими людьми, которыми они могли бы восхищаться.

5. Проявлять к ребенку эмпатию — все равно что относиться к нему, как к другу, делясь с ним всеми моими чувствами и «моделируя» близость. Быть честным — значит говорить ребенку все, что я думаю или чувствую, и позволять ему рыться в грязном белье моего прошлого или в любых проблемах, которые есть у меня сейчас. Детям всегда нужно знать правду о своих родителях.

Маленькая взрослая

Мать Тины любила всем говорить, что ее дочь «была рождена, чтобы стать сильной». Для Мамы Тина была человеком, на помощь которого та могла рассчитывать: в домашних делах и в воспитании своих младших братьев и сестер, когда Мама, чувствуя себя так, словно отправляется на заслуженный отдых, входила в свою спальню с опущенными шторами. Тина казалась намного мудрее своего возраста, и когда у Мамы наступала депрессия, — а это случалось довольно часто, — десятилетняя девочка оказывала ей такую поддержку и помощь. Она понимала даже то, почему Мама несчастлива с Папой.

Тина грустила, глядя на свою мать, но она обожала своего отца, и в его жизни она также занимала особое место. Они вдвоем были заодно: они вместе строили бизнес-проекты и вместе заботились о Маме. Тина с Папой ходили по магазинам, вместе готовили, а воскресенье было их личным днем. Тогда они вместе садились за стол и играли в карты — тоже вдвоем. Как и Мама, Папа считал Тину своим доверенным лицом. Она знала обо всех его печалях и досадах, и втайне она была на его стороне. Даже в детском саду Тину называли «маленькой девочкой, которая говорит, как взрослая». С тех пор она была лучшей ученицей и, как правило, — любимицей учителя. Поэтому когда она стала вызывающе вести себя в школе и дерзить дома, все очень удивились. По мнению ее родителей, у нее начался пубертатный период несколько раньше, чем положено.

Эмпатия по отношению к ребенку основывается на том, чтобы чувствовать его истинные потребности и развивать его способности на каждой стадии его роста, а также подстраиваться под его индивидуальный ритм, понимая, чего он не в состоянии переносить, а также реально оценивать, что может выдержать ребенок в данном конкретном случае. Кроме того, эмпатия основывается на проявлении необходимого внимания для поддержания прочных границ между родителем и ребенком.

Установление и поддержание прочных границ между родителем и ребенком не означает, что к ребенку надо относиться как к приятелю, ровеснику, исповеднику или поверенному. Хотя такое отношение может действительно привести к тому, что ребенок будет чувствовать себя «особенным», это ложное представление об особенности. Ребенку транслируется, что он является равным и что роли ребенка и родителя с самого начала не были ясно определены. Родители, которые так себя ведут со своими детьми, часто удивляются, что их дети проявляют так мало почтительности и уважения к авторитетам (или вообще не проявляют), будь то авторитет родителя или любого другого взрослого. Это происходит потому, что родители, давая ребенку разрешение разделять с ними то, что воспринимается им как родительская грандиозность и всемогущество, тем самым приносят в жертву развитие у ребенка его истинной Самости. Хотя внимательному и заботливому взрослому бывает сложно увидеть неуместность подобных отношений, зачастую дети воспринимают такое «приятельство» либо как навязчивость, либо как незаслуженное вознаграждение. Повторяю, в данном случае скорее идет речь о потребностях родителя, чем о том, что хорошо для ребенка, а это ни в коем случае нельзя считать безвредным.

6. Секс — это естественное явление, и взрослым не следует стыдить детей за их сексуальность, ибо такое поведение взрослых ее «подавляет».

Развлекаемся всей семьей

В выходные дни на каникулах в синеплексе[145] на дневном сеансе показывали страшно разрекламированный фильм категории PG-13[146], смотреть который собралась толпа человек шестьдесят, приблизительно четвертую ее часть составляли дети в возрасте около десяти лет в сопровождении своих родителей. Семья из четырех человек расположилась в последнем ряду, жуя поп-корн и запивая его безалкогольными напитками, получая наслаждение от совместного времяпровождения. В самом начале фильма на экране появились находящиеся в постели мужчина и женщина, разговаривающие между собой так, как обычно разговаривают между собой мужчина и женщина после секса. Затем женщина разделась и стала странно себя вести, а потом она вдруг превратилась в злобную «женщину-робота» («she-bot»). Ее соски извергали пулеметные очереди, а лицо провалилось, и оттуда показался электронный кибер-экран робота. Девочка, сидящая в последнем ряду зала, прижалась к матери:

— Мамочка, это так страшно!

— Совсем не страшно, — ответила мать. — Ешь поп-корн. — И ребенок замолчал.

Как оказалось, фильм представлял собой пародию на половой акт, где изображалась имитация извращенных сексуальных отношений, применялся грубый сленг при назывании разных частей тела и телесных функций; в нем также присутствовали персонажи, которые демонстрировали различные позы полового акта, при которых они забирались на кровать и вместе с нее сваливались, — все эти сцены были полны «непристойного юмора». Постепенно находящиеся в кинотеатре дети стали шуметь и проявлять беспокойство, но никто — ни одна семья — ни ушел с сеанса.

С начала 70-х годов родители получили большой «ассортимент материала» для создания модели поведения, которое они хотели бы сформировать у своих детей. Наверное, в этом было не меньше заблуждения, чем в излишней стимуляции сексуальности у детей, которую они на этой стадии своего развития еще не могли сдерживать.

Иногда излишне стимулирующее влияние на сексуальность детей оказывает шквал материалов сексуального содержания, обрушившийся на нашу культуру. Характерный симптом нашего времени, связанный с расцветом нарциссизма, заключается в том, что взрослым разрешено всеми способами, открыто, неограниченно и вульгарно на глазах у детей возбуждать собственную похоть, игнорируя тот факт, что это оказывает пагубное влияние на детей и все, что их окружает. Заинтересованные родители должны найти защиту от этой тенденции, заставляющей их чувствовать себя подавленными в результате такого воздействия или же испытывать замешательство. Даже если вы не сможете полностью защитить своего ребенка от гиперстимуляции сексуальности (а вы не сможете это сделать), то уже одна ваша попытка создаст некую границу, интериоризация которой будет способствовать формированию у детей внутреннего защитного барьера. Детям требуется любая защита, которую мы им сможем предложить, начиная с той, которую они сами не могут сформировать в силу своего развития.

Несомненно, родительские отношения должны служить моделью взрослой любви и привязанности, и родители должны прямо и откровенно отвечать детям на вопросы о сексе и о том, откуда берутся дети, но их ответы должны соответствовать уровню детского понимания. И, конечно же, спонтанные проявления детской сексуальности следует считать естественными. Но иногда бывает и так, что сексуальные чувства детей стимулируют сами родители, появляясь перед детьми обнаженными, излишне демонстрируя им свое сексуальное поведение или даже делая косвенные намеки, а также выступая в качестве навязчивых источников информации сексуального характера. То, что естественно для здоровых, любящих взрослых, может оказаться излишним для детей, и решать эту проблему нужно не столько с точки зрения искореняющего ее «подавления», сколько с точки зрения существующей реальности, к которой следует относиться с уважением ради сохранения сексуального и эмоционального здоровья ребенка.

Гиперстимуляция детской сексуальности посредством того, что они видят или слышат в доме, представляет собой разновидность эмоционального инцеста, который может принести не меньше вреда, чем физический инцест. Иногда взрослому человеку бывает гораздо сложнее вспомнить и проработать такой инцест, ибо не существует более травмирующего фактора, чем семейная атмосфера, поощряющая неопределенность границ, которая дает возможность взрослому так или иначе получать удовлетворение за счет ребенка. У таких детей часто происходит преждевременное развитие сексуальности, или же они могут мастурбировать в общественных местах, тем самым демонстрируя свое ощущение зыбкости границ.

7. Формирование самооценки состоит в том, чтобы объяснить детям, какие они «особенные», и регулярно заставлять их повторять «подтверждения» своей «особенности». Детям не следует чего-либо добиваться, чтобы в себя поверить, и их нужно оберегать от вредного воздействия конкуренции.

Откуда берется уверенность в себе? Быть может, она приходит, когда вы себе говорите, что можете что-то сделать? Или когда вы идете на риск и пытаетесь узнать, на что вы действительно способны?

Самооценка воздействует точно так же. Когда детей поощряют приложить какие-то усилия, они открывают для себя собственные возможности и получают опыт, который становится частью их представления о себе. Если они все время спотыкаются или терпят неудачи, это тоже обучающий опыт, благодаря которому они впоследствии могут стать сильнее и получить более реалистичное представление о себе. Не каждый и не во всем может быть хорошим, но выявление того, что у вас хорошо, — это одна из составляющих формирования позитивной идентичности. Родители могут помочь такому формированию, создавая окружающую обстановку, где есть разные возможности, где по достоинству оцениваются приложенные усилия и дети приобретают умения и навыки, позволяющие им совладать со своим разочарованием.

Очень важно обратно отзеркалить ребенку точное восприятие этой подлинной детской Самости. Детей невозможно одурачить, назвав их «особенными» и сообщив им, что им не нужно ничего делать, чтобы с полным основанием считать себя таковыми и чтобы таковыми их могли считать другие люди. Однако дети соглашаются с нашими ожиданиями, что они являются особенными, цепляясь за свое инфантильное ощущение грандиозности и всемогущества. Безосновательные подтверждения этого лишь укрепляют у детей нарциссизм в ущерб развитию у них подлинной Самости.

Кроме любви, все дети с самого их рождения и до совершеннолетия испытывают потребность в устойчивости, структуре, прочных границах, эмпатической настройке и в человеке, который должен быть взрослым (someone to be an adult). Им нужно знать, кто является членом их семьи, а кто — нет, какое место или какие места они могут называть своим домом, места, где они будут есть и спать, какие существуют порядки в доме, кто играет какие роли и на кого возлагается ответственность, что принадлежит им, а что — нет. Их следует научить тому, что представляют собой их собственные личностные границы, кто может их нарушать и в каких обстоятельствах. Им также нужно понимать, что другие люди тоже имеют свои личностные границы, к которым следует относиться с уважением. Им необходимо знать, от кого может зависеть удовлетворение каждой их потребности; кто о них позаботится, утешит их и успокоит, если они заболеют, им станет больно или они испугаются; кто их защитит, если им будет угрожать опасность; кто их обеспечит в жизни всем необходимым; кто научит их тому, что им следует знать, чтобы стать уверенными в себе. Полная совокупность таких «знаний» формирует границы в их жизни.

Наша родительская обязанность состоит в том, чтобы расставить по местам все эти структуры и поддерживать их или их изменять с течением времени. Не говоря уже о том, что нам будет крайне сложно сделать это для наших детей, если у нас большие проблемы в том же самом в отношении себя. Если жизнь протекает в хаосе, то вам нужно представить себе, почему так происходит, и постараться ее упорядочить. В той мере, в которой вы можете владеть ситуацией, вам понадобится оградить себя от того, что оказывает на вас вредное воздействие, а также сформировать границы в своих отношениях с другими людьми. Пока вы будете этим заниматься, вы останетесь родителем, а значит, вы позволите детям оставаться детьми. Именно это и есть хорошие границы, существующие между разными поколениями.

Если вы родитель, то вы можете помочь предотвратить нарциссизм у вашего ребенка, начав это делать сегодня — прямо сейчас.

Сноски

1

«Уайт-аут» (Wite-Out) — товарный знак быстро засыхающего вещества для исправлении ошибок в машинописном тексте. Выпускается в виде пузырьков с жидкостью, «авторучек» и пленки компанией «Уайт-аут продактс». Стал в США нарицательным названием такого средства, созданного изобретателями в 1966 г. — Примеч. пер.

(обратно)

2

Фэн-шуй — учение о правильном размещении предметов в жизненном пространстве человека. В частности, в фэн-шуй большое внимание уделяется углам. — Примеч. пер.

(обратно)

3

LCSW (Licensed Clinical Social Worker) — лицензированный клинический социальный работник. — Примеч. пер.

(обратно)

4

В оригинале — pay a call on the Colonel. «Colonel bogey» («Полковник полиции») — известный американский марш. — Примеч. пер.

(обратно)

5

Lasch, С. (1978). The Culture of Narcissism. New York: Norton. — Здесь и далее примечания без помет о том, чьи они, принадлежат автору.

(обратно)

6

Бэби-бумер, дитя бума — человек, родившийся в США в период резкого

увеличения рождаемости: 1946–1960 гг. — Примеч. пер.

(обратно)

7

При переводе этой книги мы решили следовать обозначениям автора, сохранив написание понятия Самость (Self) с заглавной буквы, как в оригинальном тексте. — Примеч. пер.

(обратно)

8

Форхенд (англ. forehand) — удар справа при игре в теннис. — Примеч. пер.

(обратно)

9

Бэкхенд (англ. backhand) — удар слева при игре в теннис. — Примеч. пер.

(обратно)

10

Кросс — удар, которым мяч направляется через площадку по диагонали. — Примеч. пер.

(обратно)

11

Schore, А. N. (1994). Affect Regulation and the Origin of the Self: The Neurobiology of Emotional Development. Hillsdale, N.J.: Erlbaum, 241.

(обратно)

12

Селеста (Celeste) — женское имя; кроме того, это слово означает небесно-голубой цвет, а также музыкальный инструмент со своеобразным звуком (челеста), похожий на фортепиано, но вместо струн у него — стальные пластины; также это имя известной американской порнографической актрисы, которая за период с 1992 по 2003 г. снялась в 175 фильмах. — Примеч. пер.

(обратно)

13

Masterson, J. F. (1993). The Emerging Self: A Developmental, Self, and Object Relations Approach to the Treatment of the Closet Narcissistic Disorder of the Self. New York: Brunner/Mazel.

(обратно)

14

Keep the nose to the grindstone — английская идиома, которая дословно означает: «держать нос на точильном камне», а по существу это выражение означает работать очень тяжело, много, упорно на протяжении длительного времени, заставлять кого-то работать без отдыха. — Примеч. пер.

(обратно)

15

Schore, А N. (1994). Affect Regulation and the Origin of the Self: The Neurobiology of Emotional Development. Hillsdale, N.J.: Erlbaum, 339–341.

(обратно)

16

Автор имеет в виду определенный тип личности с точки зрения их бессознательной мотивации, показанный на эннеаграмме. Эннеаграмма (в переводе с древнегреческого — «знак девяти») — девятиугольная фигура из трех фигур, вписанных в круг. В философской концепции Г. Гурджиева и П. Успенского — фундаментальный символ ряда скрытых мировых законов. Что она представляет собой на самом деле — доподлинно неизвестно. Предположительно она имеет многовековую историю, как древний символ духовного развития человека. С 80-х годов XX столетия эннеаграму пробуют использовать в «научном контексте» для типологизации личности (подробно об этом можно прочитать на англоязычном сайте: Enneagram of Personality http://en.wikipedia.org/wiki/Enneagram_of_Personality).

Так, для психологического типа, соответствующего цифре два («двойке»), характерны следующие особенности: основная роль — «помощник», Эго-фиксация — «лесть», высшая идея — «свобода», основной страх — «быть ничтожеством», основное желание — «безусловная любовь», искушение — «манипулировать другими, чтобы получать позитивные реакции» и т. д. — Примеч. пер.

(обратно)

17

В оригинале — turn down the noise of our own preoccupations. Видимо, в данном случае автор использует метафору радиосигнала: выделить среди «шума» собственной озабоченности слабый сигнал эмоциональных проявлений другого человека можно лишь с помощью радиочастотного фильтра, подавляющего шумы на всех частотах и оставляющего узкую «полосу частот», соответствующую эмоциональным проявлениям другого человека. — Примеч. пер.

(обратно)

18

Schore, А N. (1994). Affect Regulation and the Origin of the Self: The Neurobiology of Emotional Development. Hillsdale, N.J.: Erlbaum, 350–351.

(обратно)

19

White, В. (1985). The First Three Years of Life. Englewood Cliffs, N.J.: Prentice-Hall, 181.

(обратно)

20

American Psychiatric Association. (1994). Diagnostic and Statistical Manual of Mental Disorders, 4th ed. DSM-IV. Washington, D.C.: American Psychiatric Association, 658–661.

(обратно)

21

О «двойке» см. примеч. 16. Психологический тип, соответствующий цифре три («тройке»), характеризуется следующими особенностями: основная роль — «преуспевающий человек», фиксация Эго — «тщеславие», священная идея — «надежда», основной страх — «оказаться ничтожным и бесполезным», основное желание — «быть ценным», основное искушение — «быть для всех приятным», основной порок — «стремление обманывать других» и т. д. — Примеч. пер.

(обратно)

22

Mahler, М. S. (1986). On Human Symbiosis and the Vicissitudes of Individuation. In P. Buckley (ed.), Essential Papers on Object Relations. New York: New York University Press, 200–221 (original work published in 1968).

(обратно)

23

Freud, S. (1955). Beyond the Pleasure Principle. In The Standard Edition of the Complete Psychological Works of Sigmund Freud. London: Hogarth Press (original work published 1920).

(обратно)

24

Stern, D. N. (1985). The Interpersonal World of the Infant: A View from Psychoanalysis and Developmental Psychology. New York: Basic Books.

(обратно)

25

Schore, А N. (1994,). Affect Regulation and the Origin of the Self: The Neurobiology of Emotional Development. Hillsdale, N.J.: Erlbaum, 24.

(обратно)

26

Ibid., 227.

(обратно)

27

Izard, С. Е. (1991). The Psychology of Emotions. New York: Plenum.

(обратно)

28

White, B. (1985). The First Three Years of Life. Englewood Cliffs, N.J.: Prentice-Hall, 181.

(обратно)

29

Здесь автор снова обращается к обозначениям эннеаграммы. См. примеч. 16 и 21. — Примеч. пер.

(обратно)

30

Speers, R. W., and D. C. Morter (1980). Overindividuation and Underseparation in the Pseudomature child. In R. F. Lax, S. Bach, and J. A Burland (eds.), Rapprochement: The Critical Subphase of Separation-Individuation. Northvale, N.J.: Jason Aronson, 457–477.

(обратно)

31

Выражение larger than life (буквально «больше чем жизнь»), часто в виде прилагательного larger-than-life, имеет значения «колоссальный, огромной важности, невероятный, сказочно большой». Кроме того, так называется второй альбом американской поп-звезды Джоди Уэтли (Jody Watley), вышедший в 1989 году. — Примеч. пер.

(обратно)

32

В буквальном смысле устойчивое выражение «dream team» в переводе с английского означает «команда мечты». Это идиома, но в данном случае выражение «ключевой игрок в команде мечты» имеет иронический оттенок, так как нарциссические личности, избегая реальности, уходят от нее в область фантазии или мечты, так что это выражение употребляется в негативном смысле. — Примеч. пер.

(обратно)

33

Фунт — современная мера веса в англоговорящих странах, примерно 453,6 г. Следовательно, 70 фунтов — это около 32 кг. — Примеч. пер.

(обратно)

34

Мотрин (ибупрофен) — нестероидный противовоспалительный препарат. Оказывает противовоспалительное, анальгетическое и жаропонижающее действие. — Примеч. пер.

(обратно)

35

Piece of turf (англ.) — буквально кусок почвы размером 3–4 дюйма с растущей на ней травой. В переносном смысле это выражение употребляется для обозначения площади, которая является чьей-то территорией или сферой деятельности. — Примеч. пер.

(обратно)

36

MTV — глобальная сеть, международный музыкальный телеканал, работающий круглосуточно, от которого обычно без ума подростки, они пялятся в экран часами, слушая комментарии о звездах, рейтинги звезд, во что одеты звезды и прочую дребедень, прерываемую иногда на мультики и ужастики.

«Вторжение похитителей тел» (Invasion of the Body Snatchers) — очень страшный научно-фантастический фильм, снятый режиссером Доном Сигелом в 1956 году по роману Джека Финнея (1955), о том, как жителей маленького городка, завладев их телами, подменили бездушные, жестокие и бесчувственные пришельцы. Это первая кинокартина, снятая по данному произведению; в дальнейшем было еще три экранизации. — Примеч. ред.

(обратно)

37

Berger, K. S. (2001). The Developing Person Through the Life Span, 5th ed. New York: Worth, 382–387.

(обратно)

38

Гипоталамус, или подбугорье, — отдел промежуточного мозга, расположенный ниже таламуса, или «зрительных бугров», за что и получил свое название; место взаимодействия нервной и эндокринной систем. Нервные центры гипоталамуса осуществляют регуляцию обмена веществ, в частности водно-солевого обмена, терморегуляцию, регуляцию кровяного давления, дыхания, сна, голода и насыщения, оказывают четко выраженное влияние на эмоциональную сферу и др. Гипоталамус контролирует функции размножения, лактации, постоянства внутренней среды организма (гомеостаз) и участвует в реализации защитно-приспособительных реакций организма в целом. — Примеч. ред.

(обратно)

39

Гипофиз — железа внутренней секреции, расположенная в маленьком углублении у основания мозга, чуть ниже гипоталамуса. Вырабатывает гормоны, которые отвечают в том числе за рост и половую зрелость. — Примеч. ред.

(обратно)

40

Приблизительно 17 кг. — Примеч. пер.

(обратно)

41

Дюйм — единица длины, равная 1/12 фута, или 2,54 см, т. е. прибавка в росте составляет около 25 см. — Примеч. пер.

(обратно)

42

Приблизительно 19 кг. — Примеч. пер.

(обратно)

43

Berger, 407–416.

(обратно)

44

Half-pipe (англ.) — конструкция с U-образным поперечным сечением, предназначенная для выполнения трюков предназначенная для выполнения трюков на скейтборде и сноуборде. — Примеч. пер.

(обратно)

45

Экшн (англ. action movies — букв, «фильм действия», боевик) — жанр западных, в основном американских фильмов с незамысловатым сюжетом, в которых большое внимание уделяется действию, которое, как правило, включает в себя индивидуальные сверхусилия главного героя. Такие фильмы изобилуют спецэффектами и каскадерскими трюками. — Примеч. пер.

(обратно)

46

Lewinsohn, Р. М., et al. (1994). Major Depression in Community Adolescents: Age of Onset, Episode Duration, and Time to Recurrence. Journal of the American Academy of Child and Adolescent Psychiatry, 33 (6): 809–818.

(обратно)

47

Erikson, E. (1963). Childhood and Society, 2d rev. ed. New York: Norton.

(обратно)

48

Bios, Р. (1968). Character Formation in Adolescence. The Psychoanalytic Study of the Child, 23:245–263.

(обратно)

49

Esman, A H. (1980). Adolescent Psychopathology and the Rapprochement Process. In R. F. Lax, S. Bach, and J. A Burland (eds.), Rapprochement: The Critical Subphase of Separation-Individuation. Northvale, N. J.: Jason Aronson.

(обратно)

50

Речь идет о психологическом поглощении, то есть о нарушении границ. — Примеч. пер.

(обратно)

51

Bios, Р. (1968). Character Formation in Adolescence. The Psychoanalytic Study of the Child, 23: 252.

(обратно)

52

Berger, K. S. (2001). The Developing Person Through the Life Span, 5th ed. New York: Worth, 436.

(обратно)

53

Kantrowitz, В., and Р. Wingert (1999, May 10). How Well Do You Know Your Kid? Newsweek 36–40.

(обратно)

54

Cloud, J. (1999, May 31). Just a Routine School Shooting. Time, 34–43.

(обратно)

55

Kantrowitz, B., and P. Wingert (1999, May 10). How Well Do You Know Your Kid? Newsweek, 36.

(обратно)

56

Dodge, К. A, and D. R. Somberg (1987). Hostile Attributional Biases Among Aggressive Boys Are Exacerbated Under Conditions of Threat to Self. Child Development, 58: 213–224.

(обратно)

57

Glueck, E. Т., and S. Glueck (1966). Identification of Potential Delinquents at 2–3 Years of Age. International Journal of Social Psychiatry, 12: 5-16.

(обратно)

58

Oxfords (англ.) — Oxford shoes — мужские туфли на шнурках. — Примеч. пер.

(обратно)

59

Schore, А N. (1994). Affect Regulation and the Origin of the Self: The Neurobiology of Emotional Development. Hillsdale, N. J.: Erlbaum, 403–404.

(обратно)

60

Wurmser, L. (1987). «Flight from Conscience: Experiences with the Psychoanalytic Treatment of Compulsive Drug Abusers, Part Two: Dynamic and Therapeutic Conclusions from the Experiences with Psychoanalysis of Drug Users». Journal of Substance Abuse Treatment, 4: 169–174.

(обратно)

61

Ulman, R. B. & Paul, H. (1989). «A Self-Psychological Theory and Approach to Treating Substance Abuse Disorders: The „Intersubjective Absorption“ Hypothesis». In A Goldberg (Ed.), Progress in Self Psychology, Vol. 6. Hillsdale, N. J.: The Analytic Press, 129–156.

(обратно)

62

Wurmser, L. (1974). «Psychoanalytic Considerations of the Etiology of Compulsive Drug Use». American Psychoanalytic Association Journal, 22: 820–843.

(обратно)

63

Ibid., 833.

(обратно)

64

Yorke, C. (1970). «A Critical Review of Some Psychoanalytic Literature on Drug Addiction». British Journal of Medical Psychology, 43: 141–159.

(обратно)

65

Wilson, A, Passik, S. D., Faude, J., Abrams, J., and Gordon, E. (1989). «A Hierarchical Model of Opiate Addiction: Failures of Self-Regulation as a Central Aspect of Substance Abuse». Journal of Nervous and Mental Disease, 177: 390–399.

(обратно)

66

Fenichel, О. (1945). The Psychoanalytic Theory of Neurosis. New York: W. W. Norton.

(обратно)

67

Jacobson, E. (1961). «Adolescent Moods and the Remodeling of Psychic Structures in Adolescence». The Psychoanalytic Study of the Child, 16: 164–183.

(обратно)

68

Office of National Drug Control Policy (1999). National Drug Control Strategy. Washington, DC, 18–23.

(обратно)

69

Wieder, Н. and Kaplan, E. H. (1969). «Drug Use in Adolescents: Psychodynamic Meaning and Pharmacogenic Effect». The Psychoanalytic Study of the Child, 24: 399–431.

(обратно)

70

Instant Mommy — служба помощи матерям, в особенности начинающим и одиноким, у которой есть и свой сайт: http://instantmommy. com/ — Примеч. пер.

(обратно)

71

Wieder, Н. and Kaplan, E. H. (1969). «Drug Use in Adolescents: Psychodynamic Meaning and Pharmacogenic Effect». The Psychoanalytic Study of the Child, 24: 399–431.

(обратно)

72

Барбитураты — группа веществ, производных барбитуровой кислоты, угнетающих активность центральной нервной системы и обладающих снотворным, противосудорожным и наркотическим действием. — Примеч. пер.

(обратно)

73

Амфетамин — производное эфедрина, психостимулятор, является аналогом гормонов адреналина и норадреналина; наиболее близкий синтетический аналог кокаина. После запрета на кокаин применялся в медицине как средство, снимающее усталость и повышающее активность. — Примеч. пер.

(обратно)

74

Метедрин — одно из производных амфетамина (на сленге: мет, meth, лед, кристалл, тина, заводка, винт, первый и т. д.), обладающее даже более сильным действием, чем амфетамин. — Примеч. пер.

(обратно)

75

Khantzian, E. J. (1985). «The Self-Medication Hypothesis of Addictive Disorders: Focus on Heroin and Cocaine Dependence». The American Journal of Psychiatry, 142: 1259–1264.

(обратно)

76

Wurmser, L. (1974). «Psychoanalytic Considerations of the Etiology of Compulsive Drug Use». American Psychoanalytic Association Journal, 22: 839.

(обратно)

77

Ibid., 822.

(обратно)

78

Bradshaw, J. (1988). Healing the Shame That Binds You. Deerfield Beach, Florida: Health Communications, Inc., 95–96.

(обратно)

79

Kernberg, О. (1990). Borderline Conditions and Pathological Narcissism. Northvale, N. J: Jason Aronson. (Original work published 1975), 222.

(обратно)

80

«Старбакс» (Starbacks) — американская компания по продаже кофе и соответственно международная сеть кофеен. — Примеч. пер.

(обратно)

81

Теория личности, в которой используются категории «личность типа А» и «личность типа В», описывает паттерн поведения, который считался фактором риска с точки зрения подверженности ишемической болезни сердца. С момента своего появления в 1950 г. эта теория пользовалась широкой популярностью и подвергалась серьезной критике за свои «научные» недостатки.

Люди, относящиеся к типу А, имеют склонность к проявлению тревоги, они следят за временем, небезразличны к своему статусу, являются чрезвычайно конкурентными, амбициозными, деловыми, имеют проблемы с отдыхом. Иногда к ним испытывают неприязнь «личности типа В» за то, что они всегда в напряжении и крайне ориентированы на достижение цели. Зачастую это трудоголики, которые достигают в жизни многого, доводят себя до крайности и при любом промедлении испытывают сильный дискомфорт. Из-за этих характерных качеств «личностей типа А» часто называют «стрессовыми наркоманами» («stress junkies»). В отличие от них «личности типа В» являются спокойными, расслабленными и, как правило, не проявляющими никакой спешки. Из-за таких своих качеств таких людей часто называют апатичными и безразличными. Существует также смешанный «тип личности AB», у которого четкая категоризация отсутствует. — Примеч. пер.

(обратно)

82

Quid pro quo (лат.) — это за то, букв, «услуга за услугу». — Примеч. пер.

(обратно)

83

Для нарциссической личности «объектом, оказавшимся выделенной целью, на котором сосредоточилась энергия нарциссической личности» («narcissistically cathected object») становится «какой-то человек, полностью находящейся в ее распоряжении, которого можно использовать в качестве эхо-отражения, который может быть полностью подконтрольным, полностью сосредоточен на нарциссической личности, никогда ее не бросает, уделяет ей все свое внимание и восхищается ею». Miller, А (1986). Depression and Grandiosity as Related Forms of Narcissistic Disturbances. In A P. Morrison (ed.), Essential Papers on Narcissism. New York: University Press, 326–327.

(обратно)

84

Bowen, M. A (1960). Family Concept of Schizophrenia. In D. D. Jackson (ed.), The Etiology of Schizophrenia. New York: Basic Books.

(обратно)

85

Этель Персон (Ethel Person) пишет: «Импульс к слиянию может быть девальвирован в другой вид капитуляции — в котором возлюбленный стремится „утопить“ свою идентичность в идентичности Другого… возлюбленный стремится не столько к трансценденции самости, сколько к ее укреплению, „заделав“ все, что воспринимается им как пробелы и лакуны в его собственной личности». Person, E. S. (1988). Dreams of Love and Fateful Encounters: The Power of Romantic Passion. New York: Penguin, 138.

(обратно)

86

Kernberg, О. (1995). Love relations: Normality and Pathology. New Haven, Conn.: Yale University Press, 146.

(обратно)

87

Ibid., 154.

(обратно)

88

Kernberg, 1995, 151.

(обратно)

89

MBA (Master of Business Administration) — магистр управления бизнесом [делового администрирования]; звание выпускника бизнес-школы. — Примеч. пер.

(обратно)

90

NYU (New York University) — Университет Нью Йорка. — Примеч. пер.

(обратно)

91

Судя по всему, так звали их сына. — Примеч. пер.

(обратно)

92

Известная метафора: к спине зайца привязана удочка с морковкой на крючке. Пытаясь достать морковку, висящую перед самым носом, заяц бежит за ней изо всех сил, но морковка по-прежнему остается вне пределов досягаемости и лишь еще больше его дразнит. — Примеч. пер.

(обратно)

93

Этель Персон пишет: «Согласно Хайнцу Кохуту [H. Kohut, 1971], на объекте любви как на цели сосредотачивается энергия нарциссической личности (an object is narcissistically cathected), когда мы воспринимаем объект не как центр, управляющей его собственной деятельностью, а как часть себя. Если объект ведет себя не так, как мы хотели или ожидали, то иногда мы можем в нем страшно разочароваться или даже почувствовать себя оскорбленными, — ведь если бы нам перестала подчиняться собственная рука или если бы она действовала независимо от нашей воли (например, как наша память), то мы как минимум были бы очень разочарованы и расстроены. Такая внезапная потеря контроля может также вызвать сильную нарциссическую ярость». Person, E. S. (1988). Dreams of Love and Fateful Encounters: The Power of Romantic Passion. New York: Penguin, 323–324.

(обратно)

94

Kernberg, 1995, 153–155.

(обратно)

95

Dupe du Jour (фр.) — Сегодняшний Простофиля (или Жертва обмана). — Примеч. пер.

(обратно)

96

USC (University of Southern California) — Университет Южной Калифорнии. — Примеч. пер.

(обратно)

97

Леонардо ди Каприо (род. 1974) — американский актер, в 1997 году ставший современным воплощением Ромео в современной версии «Ромео и Джульетты». — Примеч. пер.

(обратно)

98

Нев Ариадна Кэмпбелл (род. 1973) — канадская актриса. — Примеч. пер.

(обратно)

99

Kernberg, 1995, 156.

(обратно)

100

Masterson, J. F. (1993). The Emerging Self: A Developmental, Self, and Object Relations Approach to the Treatment of the Closet Narcissistic Disorder of the Self. New York: Brunner/Mazel.

(обратно)

101


(обратно)

102

Этель Персон пишет: «Утонченная разновидность власти… заключается в ее маскировке под проявления заботы и внимания. Некоторые возлюбленные становятся чрезвычайно заботливыми, чтобы замаскировать скрытое в глубине недопустимое для них ощущение зависимости… иногда зависимость скрывается за сознательным снисходительным или презрительным отношением возлюбленного. Но гораздо чаще за проявлением заботы и внимания скрывается глубинная идентификация с жаждой зависимости своего возлюбленного». Person, E. S. (1988). Dreams of Love and Fateful Encounters: The Power of Romantic Passion. New York: Penguin, 176.

(обратно)

103

Мерчандайзинг (merchandising) — методика организации розничной торговли, направленная на ускорение продвижения товаров на рынок. — Примеч. пер.

(обратно)

104

Хампти-Дампти (Humpty Dumpty) — Шалтай-Болтай, Коротышка (человек-яйцо, персонаж классического английского стихотворения). — Примеч. пер.

(обратно)

105

Интересный взгляд на способ исцеления от нарциссических травм с помощью терапии семейных пар можно найти в книге: Solomon, М. F. (1989). Narcissism and Intimacy: Love and Marriage in an Age of Confusion. New York: Norton.

(обратно)

106

Этель Персон пишет: «С психоаналитической точки зрения успешное развитие зрелых любовных отношений зависит от способности каждого из партнеров успешно использовать свой опыт предыдущих любовных отношений; в противном случае их способность влюбляться будет чрезвычайно ограниченной». Person, E. S. (1988). Dreams of Love and Fateful Encounters: The Power of Romantic Passion. New York: Penguin, 91.

(обратно)

107

Этель Персон пишет: «При самовозвеличивающей (или тщеславной) любви у любовника формируется привязанность, которая преимущественно выражается или как средство достижения цели, или как средство приобретения, например, денег, или чего-то менее осязаемого, как, например, высокое социальное положение, или как средство подкрепления его тщеславия или Эго». И еще: «Невротическая любовь, аналогичная тщеславной любви, стремится удовлетворить реальную потребность, однако потребность отличающуюся от той, удовлетворением которой служит обоюдная, взаимная любовь. В основе многих невротических привязанностей лежит потребность в зависимости или страх одиночества». Person, 1988, 52–54.

(обратно)

108

Этель Персон пишет: «Влюбленность — и окончательное формирование подлинно любовных отношений — требует доверять и себе, и Другому, чтобы выявить слабые струнки и недостатки обоих партнеров и отважиться на риск стать объектом страха, ненависти, презрения, унижения или отвержения». Ibid., 44.

(обратно)

109

Этель Персон пишет: «Чаще и лучше всего могут сохранять парадоксальные отношения, которые требуются в любви — возможность соединяться, не отказываясь от автономии, и выносить одиночество, не погубив свою самость, — те люди, у которых развито сильное ощущение самости». Ibid., 328.

(обратно)

110

«Анфан террибль» (фр. enfant terrible) — несносный ребенок (человек, ставящий других в неловкое положение своей бестактностью). — Примеч. пер.

(обратно)

111

Здесь автор пользуется ассоциацией с известной сказкой Г. Х. Андерсена «Новое платье короля». — Примеч. пер.

(обратно)

112

Па-де-де (фр. pas de deux) — балетный номер, исполняемый двумя партнерами. — Примеч. пер.

(обратно)

113

Greene, R., and J. Elffers (1998). The 48 Laws of Power. New York: Viking.

(обратно)

114

Вторая часть названия 18 главы совпадает с названием известного детектива Агаты Кристи «Зеркало треснуло» (в оригинале «Тhe Mirror Crack’d from Side to Side»). В свою очередь это название английская писательница позаимствовала из стихотворения Альфреда Лорда Теннисона «The Lady of Shalott» викторианской баллады, вольного поэтического пересказа одного из средневековых сюжетов, относящихся к циклу рассказов о короле Артуре и рыцарях Круглого стола. В этом стихотворении Теннисона, в частности, есть такие строки:

Out flew the web and floated wide –

The mirror crack’d from side to side;

«The curse is come upon me», — cried The Lady of Shalott.

Появилась паутина (трещин) и повсюду распространилась —

Зеркало треснуло от края до края;

«На меня наложено заклятье», — закричала Леди из Шалот.

Таким образом, как мы видим, метафора треснувшего зеркала совпадает с метафорой нарциссической паутины и наложенным заклятьем в детстве на нарциссическую личность. Однако метафора треснувшего зеркала для престарелой нарциссической личности имеет и другой смысл: конец идеализированного отзеркаливания, характерного для расцвета нарциссизма. — Примеч. пер.

(обратно)

115

Лифтинг — косметическая процедура или хирургическая операция по подтяжке кожи лица. — Примеч. пер.

(обратно)

116

Абдоминопластика, или пластика передней брюшной стенки, — хирургическая операция по подтяжке живота. — Примеч. пер.

(обратно)

117

«Ребята что надо» («The Right Stuff», 1979) — документальный роман о первых астронавтах, снятый по роману американского писателя Тома Вулфа (Томаса Кеннерли-мл.). По всей вероятности, автор использует название этого фильма как идиому. — Примеч. пер.

(обратно)

118

Выбирая имя главной героини рассказа, автор снова обращается к мифологиии, на сей раз — к ирландским сагам. Дейрдре — дочь Федельмида Мак-Далла, рассказчика при дворе Конхобара, — один из наиболее известных персонажей Уладского цикла, прекрасная дева, героиня саги «Изгнание сыновей Уснеха». Конхобар Мак-Несса, в ирландской мифологии король Ольстера, сын Фахтна Фахтнаха и Нессы, красавицы, которая, по одной из версий, зачала Конхобара от друида Катбада в канун свадьбы. Вскоре после свадьбы ее муж умер, и за Нессой стал ухаживать ее сводный брат и наследник престола Фергус Мак-Рот. Несса решилась выйти за него замуж лишь при условии, что он позволит Конхобару править Ольстером в течение года. Король согласился и даже подарил юноше свое оружие. Честолюбивая и волевая королева научила сына всему, что необходимо великому правителю, и когда в условленный срок Фергус Мак-Рот должен был снова занять трон, жители Ольстера дружно отказались его признать. Король Конхобар был давно женат, когда безумно влюбился в Дейрдре, дочь ольстерского вождя. При рождении девочки друид Катбад предсказал, что она вырастет красивейшей женщиной Ирландии и выйдет замуж за короля, но принесет родной земле несчастье. К тому времени, когда Дейрдре выросла, Конхобар был уже стар. Девушка с отвращением отвергла его притязания и сбежала с красивым молодым воином Найсе. Но король не собирался отказываться от своей любви. Конхобар созвал в королевскую резиденцию Эмайн Маху свою свиту, отряд славных воинов — знаменитую Красную Ветвь и организовал преследование и убийство Найсе, чтобы жениться на Дейрдре. В отчаянии она покончила с собой, бросившись с мчащейся колесницы. Конхобар был убит из пращи волшебным камнем — это был знаменитый брейнбол, известковый шарик, сделанный Коналлом Победоносным из мозгов убитого им лейнстерского короля. Снаряд засел в черепе Конхобара, и несколько лет спустя, когда Конхобар Мак-Несса впал в ярость, «шар из мозгов» убил его. Часто имя Дейрдре используется в качестве символа всей Ирландии. Таким образом, в этом рассказе как бы идет речь о престарелой «женщине-амазонке». — Примеч. пер.

(обратно)

119

В оригинале roller-coaster ride (англ.) — роллер-коустер, круговые американские горы (парковый аттракцион). — Примеч. пер.

(обратно)

120

В данном случае портфолио — это портфель ценных бумаг. — Примеч. пер.

(обратно)

121

Для полного понимания авторской метафоры нужно дать точный перевод слова contrail (англ.) — след самолета в разреженном воздухе. — Примеч. пер.

(обратно)

122

Kernberg, О. (1984). Severe Personality Disorders. New Haven, Conn.: Yale University Press.

(обратно)

123

Rosenfeld, H. (1971). Theory of Life and Death Instincts: Aggressive Aspects of Narcissism. International Journal of Psycho-Analysis, 45: 332–337.

(обратно)

124

Мантра (в буддизме) — слоги, слова или словосочетания, которые, как считается, обладают магической силой и многократное произнесение которых оказывает на сознание человека огромное духовно-энергетическое воздействие. — Примеч. пер.

(обратно)

125

Golomb, Е. (1992). Trapped in the Mirror: Adult Children of Narcissists in Their Struggle for Self. New York: Quill/William Morrow.

(обратно)

126

Под «нарциссической дренажной системой» — в оригинале narcissistic drain — следует понимать систему нарциссического эмоционального истощения человека, зависимого от нарциссической личности. — Примеч. пер.

(обратно)

127

Понятие «Я-десятилетие» («Me Decade») получило распространение благодаря писателю Тому Вулфу (Тот Wolf) и его статье в «New York magazine» в 1976 году. Он написал про новое американское увлечение самосознанием наряду с коллективным отходом от истории, общества и взаимности в отношениях между людьми. Видимо, это понятие описало этот период так точно, что в общественном сознании американцев он сразу стал связываться с 70-ми годами XX века. По сравнению с 60-ми годами, американцы 70-х стали гораздо более пассивными и самопоглощенными. Отвернувшись от уличного театра и политической активности, они повернулись к индивидуальной терапии и психоанализу. Казалось, что каждый житель США имел своего психоаналитика, консультанта, гуру, гения, пророка, пастора или духа. В 70-х годах многие американцы могли общаться между собой только как члены национальной психотерапевтической группы. — Примеч. пер.

(обратно)

128

Понятие «Я-поколение» («Me Generation»), яппи (yuppie) 1980-х, пришло на смену хиппи (hippies) и участникам антивоенного движения 60-х. Считается, что поколение яппи полностью лишено высоких идеалов, и их единственная цель — самоутвердиться в обществе за счет престижной и высокооплачиваемой

(обратно)

129

Think outside of the box (англ.) — мыслить нестандартно, избегать шаблонов, предлагать оригинальное решение. — Примеч. пер.

(обратно)

130

Пандемия — это распространение какой-либо инфекционной болезни на целые страны и материки. — Примеч. пер.

(обратно)

131

Джонни Яблочное Семечко (Johnny Appleseed) — герой американского фольклора, по преданию посадивший множество яблоневых садов по всему Среднему Западу (Midwest), особенно в штатах Огайо и Индиана. Обычно изображается в виде босого длинноволосого старика с седой бородой в рубахе из мешковины и с мешком яблочных семечек за спиной. Славился добротой и любовью к животным. Его реальный прототип — Джон Чэпмен (Chapman, John, 1774–1845). Джонни поставлено, по крайней мере, десять памятников, есть мемориальный парк, автострада его имени в штате Огайо. В 1996 г. объявлен официальным народным героем штата Массачусетс. — Примеч. пер.

(обратно)

132

Традиционные три R (three R’s) — чтение, письмо и арифметика (Reading, wRiting, aRithmetic). — Примеч. пер.

(обратно)

133

Это так называемые «Экстра-R» — ответственность, самоуважение и взаимоотношения (Resposibility, self-Respect, Relationship). См. также примеч. 132 и 134. — Примеч. пер.

(обратно)

134

Эта фраза означает следующее: во время расцвета «Движения за Самооценку» в калифорнийских начальных школах на смену традиционным трем R — чтению, письму и арифметике (Reading, wRiting, aRithmetic) пришли другие три R — ответственность, самоуважение и взаимоотношения (Resposibility, self-Respect, Relationship); и так как трудолюбие, упорство и стремление к знаниям стали неважны, результаты обучения «ответственности, самоуважению и взаимоотношениям» не заставили себя ждать. — Примеч. пер.

(обратно)

135

Un-adult-erated — это прочитанное по слогам английское слово unadulterated, означающее «настоящий, чистый, неподдельный». Но прочитанное таким образом по слогам, это слово принимает иной смысл: un — «первый», adult — взрослый, erated — подверженный воздействию «Erato». В древнегреческой мифологии Эрато — это муза, покровительница любовной поэзии. — Примеч. пер.

(обратно)

136

Hymowitz, K. S. (1999, December 9). Suburban Kids at Risk. Los Angeles Times, В11. Вся статистика в этом абзаце взята из публикации ms. Hymowitz, автора книги Ready or Not, Why Treating Children as Adults Endangers Their Future — and Ours, New York: Free Press, 1999.

(обратно)

137

Фи-дельта-каппа — (Phi Delta Kappa, также известна как PDK или PDK International) — интернациональная профессиональная организация работников сферы образования. Ее штаб-квартира находится в г. Блумингтон, штат Индиана.

(обратно)

138

Нью-эйдж (New Age, или «Новая эра») — философия, основанная в конце 80-х годов прошлого века, характеризующаяся верой в альтернативную медицину,

(обратно)

139

Искусство игры (gamesmanship) — умение заговорить партнера, отвлечь его внимание и добиться выигрыша; слово впервые использовано писателем С. Поттером (Stephen Potter) в названии книги «Искусство игры» («The Theory and Practice of Gamesmanship»), вышедшей в 1947 году. — Примеч. пер.

(обратно)

140

В оригинальном тексте — «spin doctor». Это идиоматическое понятие имеет более широкий смысл: «спин-доктор», пиарщик, политтехнолог, эксперт по связям с общественностью, прессой (обеспечивает подачу информации в СМИ под нужным углом зрения). — Примеч. пер.

(обратно)

141

«Funhouse» — так называется пятый альбом американской поп-звезды Пинк (Pink), выпущенный в октябре 2008 г. — Примеч. пер.

(обратно)

142

Warren, Р. М. (1999, May 21). A Cap and Gown — and New Breasts. Los Angeles Times, El-4.

(обратно)

143

Мооге, В. (1999, January 20). The Trouble with Adults Today. Los Angeles Times, El-4.

(обратно)

144

Это выражение является частью названия книги «It Takes a Village: And Other Lessons Children Teach Us» («Воспитанием детей занимается все общество: и другие уроки, которые дают нам дети»), написанной бывшей первой леди, а Госсекретарем США госпожой Хиллари Клинтон. Впервые эта книга была опубликована в 1996 году. В ней госпожа Клинтон подробно описывает свое видение американских детей. — Примеч. пер.

(обратно)

145

Синеплекс (cineplex) — многоэкранный кинотеатр (по названию торговой марки киносети). — Примеч. пер.

(обратно)

146

PG-13 — одна из рейтинговых категорий фильмов в США, обозначает, кому разрешается смотреть этот фильм — наподобие существовавшего в СССР ограничения «детям до 16». Фильмы первой категории G (General Audience — «общий рейтинг»): на просмотр фильма допускаются зрители любого возраста без ограничений, фильмы второй категории PG (Parental Guidance Suggested — «в сопровождении родителей»): детям рекомендуется смотреть фильм с родителями. Фильмы третьей категории PG-13 (Parents Strongly Cautioned — «родители строго предупреждаются»): дети до 13 лет допускаются на фильм только с родителями и ответственность за просмотр фильма детьми возлагается на родителей. При этом в фильмах могут присутствовать эпизоды и фрагменты, нежелательные для просмотра детям младше 13 лет. Фильмы четвертой категории R (Restricted) — подростки до 17 лет могут смотреть только в присутствии родителя или другого взрослого лица, сопровождающего ребенка. И, наконец, фильмы самой строгой, пятой категории NC-17 (No Children 17 and Under Admitted) не допускается смотреть детям до 17 лет ни при каких условиях. — Примеч. пер.

(обратно)

Оглавление

  • Выражение благодарности
  • Предисловие
  • Введение. Они есть повсюду
  • Часть 1. Семь смертных грехов нарциссизма
  •   Глава 1. Бесстыдство
  •   Глава 2. Магическое мышление
  •   Глава 3. Высокомерие
  •   Глава 4. Зависть
  •   Глава 5. Претензия на обладание правом
  •   Глава 6. Эксплуатация
  •   Глава 7. Слабые границы
  • Часть 2. Откуда берется нарциссизм?
  •   Глава 8. Детский нарциссизм и рождение «Я»
  •     Первичный и вторичный нарциссизм
  •     Рождение ощущения «Я»
  •   Глава 9. Нарциссический родитель
  •     Нарциссическая мать
  •     Нарциссический отец
  •     «Псевдозрелый» ребенок
  • Часть 3. Защитите себя. Стратегии выживания в мире нарциссизма
  •   Глава 10. Стратегия первая: Познайте себя
  •     Призмы и проекции
  •     Принципы, необходимые для выживания
  •   Глава 11. Стратегия вторая: Сохраняйте связь с реальностью
  •     Принципы, необходимые для выживания
  •   Глава 12. Стратегия третья: Установите границы
  •     Принципы, необходимые для выживания
  •   Глава 13. Стратегия четвертая: Формируйте взаимные отношения
  •     Что такое взаимные отношения?
  • Часть 4. «Особенные люди». Нарциссические личности в вашей жизни
  •   Глава 14. Подростковый нарциссизм: что нормально, а что нет
  •     «Где тот малыш, в которого я столько вложил?»
  •     «Я — Царь всего мира!»
  •     «Постарайтесь меня понять!»
  •     Самооценка
  •     Кто я?
  •     Если дела идут плохо
  •     Нарциссическая ярость и подростковая жестокость
  •     Принципы выживания: держать в узде подростковый нарциссизм
  •   Глава 15. Нарциссизм и зависимость: связь с чувством стыда
  •     Нарциссическая семья
  •     Общий ядерный дефект, присущий нарциссизму и зависимости
  •     Соответствие употребляемых наркотиков задержкам процесса сепарации-индивидуации
  •     Принципы выживания: борьба с навязчивостью — моей и вашей
  •   Глава 16. Влюбленность нарциссической личности: иллюзия слияния
  •     Иллюзия слияния
  •     Донжуаны и Снежные Королевы
  •     Принципы выживания: если вы влюблены в нарциссическую личность
  •   Глава 17. Нарциссическая личность на работе: насилие власти
  •     Восемь характерных черт нарциссической личности, обладающей властью
  •     Попавшиеся в паутину: как нас искушают нарциссические личности
  •     Принципы выживания рядом с нарциссической личностью, наделенной властью
  •   Глава 18. Нарциссизм и старение: зеркало треснуло[114]
  •     Принципы выживания для взрослых детей престарелых нарциссических личностей
  • Часть 5. Только вы можете предотвратить нарциссизм
  •   Глава 19. Нарциссическое общество
  •     Отсутствие границ и непризнание ограничений
  •     Обладание правом на выражение ярости
  •     Высокомерие, зависть и крушение авторитетов
  •     Моральный релятивизм и бесстыдство
  •     Искажение реальности: «фантазия — это все»
  •     Когда конкуренция переходит в эксплуатацию
  •   Глава 20. Будьте хорошими родителями
  •     Семь родительских установок, формирующих нарциссических детей


  • Загрузка...

    Вход в систему

    Навигация

    Поиск книг

    Последние комментарии

    загрузка...