Нимцович. Моя система (fb2)

- Нимцович. Моя система 7.19 Мб, 299с. (скачать fb2) - Нимцович

Настройки текста:




А. И. Нимцович


Моя система


(учебник шахматной игры

на совершенно новой основе)


Третье издание: М., ФиС, 1984г.


Оглавление

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. ЭЛЕМЕНТЫ ШАХМАТНОЙ СТРАТЕГИИ      2

Глава первая. Введение. Понятие о центре и развитии сил.      2

Глава вторая. Открытая линия для ладьи      11

Глава третья. 7-я и 8-я горизонтали      19

Глава четвертая.Проходная пешка      40

Глава пятая. Размен      63

Глава шестая. Элементы стратегии эндшпиля      66

Глава седьмая. Связанная фигура      76

Глава восьмая. Открытый шах      89

Глава девятая. Пешечная цепь      93

ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ПОЗИЦИОННАЯ ИГРА      113

Глава первая. Сущность позиционной игры. Проблема центра      113

Глава вторая. Сдвоенные пешки и ограничение подвижности      132

Глава третья. Изолированная ферзевая пешка. Два слона      153

Глава четвертая. Избыточная защита. Ликвидация слабостей      165

Глава пятая. Лавирование      171

СПИСОК ПАРТИЙ      181

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ.

ЭЛЕМЕНТЫ ШАХМАТНОЙ СТРАТЕГИИ

Глава первая

Введение. Понятие о центре и развитии сил.

Элементами шахматной стратегии, с нашей точки зрения, являются:

1) центр;                               2) открытая линия для ладьи;

3) игра на 7-й и 8-й горизонталях;            4) проходная пешка;

5) связывание;                        6) открытый шах;

7) размен;                              8) пешечная цепь.

Каждый из этих элементов мы в дальнейшем изложении постараемся осветить возможно полнее и тщательнее. Мы начнем с центра, причем предварительно примем во внимание интересы начинающего игрока. Во второй части книги, посвященной позиционной игре, мы попытаемся изложить вопрос с точки зрения «высшего» знания. Как читателю, вероятно, известно, именно в понятии центр началась в 1911–1913 годах своего рода «шахматная революция». Мы имеем в виду наши статьи вроде: «Соответствует ли «Современная шахматная партия» д-ра Тарраша современному пониманию игры?» и т.п. Эти статьи были направлены в первую очередь против устаревшего взгляда на центр и явились сигналом к «восстанию», то есть созданию «новейшей школы» в шахматном искусстве. Ввиду такой сложности вопроса предпринимаемое нами изложение «учения о центре» в два приема представляется с педагогической точки зрения вполне обоснованным.

Для начала несколько небольших определений.

Средняя линия. Граница. Центральная точка.

Маленький квадрат обозначает центр.

1


Изображенную на диаграмме пунктирную линию мы называем средней линией или, иначе, границей для враждующих на доске сил, причем линия понимается здесь в математическом, но отнюдь не в шахматном смысле. Точка пересечения двух наиболее длинных диагоналей является центральной точкой доски, опять-таки только в математическом смысле.

1. Под развитием следует понимать планомерную группировку сил в направлении к границе.

Здесь мы имеем полную аналогию с мобилизацией в начале войны: воюющие стороны стремятся как можно быстрее достичь границы, чтобы затем по возможности проникнуть за пределы ее.

Развитие – понятие собирательное (коллективное). Действовать нужно «скопом». Вывести одну-две или даже три фигуры для развития недостаточно; для этой цели должны быть выведены все фигуры. Каждой же из них полагается сделать только один ход и … уступить очередь другой.

2. Ход пешкой сам по себе является не развивающим ходом, а только вспомогательным к развитию.

Весьма важное соображение для начинающего. Если бы возможно было развить свои фигуры, не делая ходов пешками, то такое развитие было бы наиболее правильным. Это понятно, так как пешка не является ведь агрессивным бойцом в том смысле, что переход ею границы создает для противника какие-то особенные опасности, – атакующая сила пешки слишком незначительна по сравнению с силой фигуры. Однако беспешечное построение невозможно, ибо неприятельский пешечный центр в силу присущей ему активности (то есть стремления к продвижению вперед) отбросит назад наши уже развитые фигуры. Поэтому, чтобы развитие наших сил могло идти без помехи, необходимо предварительно построить пешечный центр.

Под центром мы понимаем наименьший из квадратов, расположенных около центральной точки, то есть поля e4, d4, e5, d5 (см. предыдущую диаграмму).

На небольшом примере мы можем убедиться, насколько трудно обойтись в развитии без ходов пешками: 1.Кf3 Кc6 2.e3 (так как пешка не занимает центра, то, невзирая на этот ход, развитие белых остается в нашем смысле все еще беспешечным) 2…е5 3.Кс3 Кf6 4.Сс4 d5 (здесь обнаруживается ошибочность предпринятой белыми системы развития – черные пешки начинают действовать на наши силы демобилизующим образом) 5.Сb3 (уже плохо, так как фигура ходит в дебюте два раза!) 5…d4, и положение белых (по крайней мере, с точки зрения незакаленного в борьбе шахматиста) несколько неудобно.

Другим примером может следующая партия с дачей вперед фигуры. Белые играют без ладьи а1, пешка стоит на а3.

№1. Итальянская партия

Нимцович      

      Любитель

Рига, 1910

1.е4 е5 2.Кf3 Кс6 3.Сс4 Сс5 4.с3 Кf6.

Как сейчас увидим, черные позволяют противнику уничтожить пешку «е», однако после этого центр белых становится подвижным. Поэтому было бы осторожнее уже теперь крикнуть возможной белой пешечной лавине энергичное «стой», сделав ход 4…d6.

5.d4 ed 6.cd Cb6.

Отсутствие шаха на b4 ослабляет обороноспособность черных. Дело в том, что благодаря этому шаху (мы предполагаем, что пешка стоит на а2) черные успели бы взять пешку е4. А это дало бы им прекрасный шанс на то, чтобы остановить движение неприятельских пешек, потому что долголетний (!) опыт, как это я всегда говорю с шутливым пафосом, дает доказательство того, что взятая пешка не в состоянии больше продвинуться. Теперь же, после 6…Сb6, пешечная масса приходит в движение.

7.d5 Ке7.

На основании рассматриваемой партии мы не только в состоянии выявить указанное выше стремление пешек увеличить свое значение, но имеем также возможность понять, в чем смысл такого движения вперед.

Если бы конь отступил на b8 или а5, он оказался бы отброшенным или смещенным. Итак: а) тенденция продвинуть пешки вперед основана до известной степени на желании демобилизовать противника; б) белые стремительно продвигают пешки с намерением избавиться от них. Довольно самоубийственная тенденция, не правда ли? Нет, отнюдь нет, ибо по своему существу пешка в то же время запирает собственные фигуры, мешает им двигаться и закрывает им выход на неприятельскую территорию. Поэтому тенденция самоуничтожения пешек, связанная с таким продвижением пешек вперед, в сущности, преисполнена силы и сама говорит в свою пользу. Следовательно, все, что говорилось в рубрике «б», являлось желанием при помощи движения пешек вперед и прорыва фронта занять линии для операции против фигур, расположенных в тылу противника (его ладей!). Наконец, движение вперед может иметь в виду и образование клина («в»).

8.е5.

Это желание пешек (особенно центральных) увеличить свое значение настолько сильно, что совершенно заглушает другую, тоже весьма сильную тенденцию, а именно стремление играющего развить игру (например, посредством Кс3)! Ход 8.Кс3 был бы, конечно слаб ввиду 8…d6, после чего центр белых оказался бы заторможенным. Самое большее – это то, что им, быть может, когда-нибудь позднее удалось бы проделать работу, указанную в рубрике «б»; но этого было бы мало, так как белые вправе играть на образование клина («в»), что создало бы у черных стесненное положение.

8…Ке4.

Черные играют на выигрыш материала, в то время как белые преследуют скорее идеальные цели, а именно: они хотят ходом d5–d6 воспрепятствовать противнику развертывать свои силы, чтобы (и это главное) морально убить слона с8. В начавшейся теперь борьбе двух «мировоззрений» – «материалистического» и «идеалистического» – победило последнее. Довольно странно, но, как я говорю в шутку, все же понятно, так как партия была играна… до войны! (имеется в виду Первая мировая война 1914–1918 гг. – Прим. ред.)

9.d6 cd 10.ed K:f2. Создалось критическое положение.

2


11.Фb3! K:h1 12.C:f7+ Крf8 13.Cg5. Черные сдались.

Из того соображения, что ходы пешками в дебюте лишь помогают развитию, следует, что они имеют смысл только в том случае, если способствуют занятию центра либо стоят с этим процессом в какой-нибудь логической связи. К таковым мы отнесем, например, ходы, защищающие собственный центр или атакующие неприятельский. В положении открытой партии после 1.е4 е5 ходы d2–d3 и d2–d4 (сейчас или впоследствии) являются с этой точки зрения всегда одинаково солидными продолжениями.

Из целесообразности только что упомянутых ходов следует, что всякие ходы крайними (то есть коневыми или ладейными) пешками, столь излюбленные в настоящее время, являются не чем иным, как потерей времени. (В закрытых партиях это правило не имеет общего значения; в них соприкосновение с неприятелем не такое полное и развитие идет более медленным темпом.)

Резюмируя, скажем: в открытых партиях быстрота развития – высший закон; каждую фигуру следует развивать одним ходом; каждый ход пешкой, за исключением создающего центр, либо защищающего его, либо атакующего неприятельский центр, является потерей времени. Итак, как правильно замечает уже Ласкер, один-два хода пешками в дебюте, но не больше.

3. Преимущество в развитии – идеал.

При состязании в беге было бы по меньшей мере несвоевременно потерять хоть частицу драгоценного времени для удовлетворения такого, скажем, невероятного желания, как «потоптаться на месте»: это дало бы сопернику изрядное преимущество. В шахматах таким «бегом на месте» является повторное движение одной и той же фигурой в дебюте. В некоторых случаях можно заставить противника потерять таким образом время, например, если разменивать свои фигуры с одновременным нападением на уже развитые фигуры противника.

3


Типичный выигрыш темпа


Это столь типичное положение получилось после ходов 1.е4 d5 2.ed Ф:d5 3.Kc3.

4. Размен с последующим выигрышем темпа.

Предыдущая игра при всей ее краткости содержит в себе маневр, слагающийся из двух отдельных моментов. Для чего, например, было сыграно 2.ed?

4


Ход белых. Они разменивают пешку, чтобы завлечь фигуру противника на «скомпрометированное» поле


Ответ гласит: для того, чтобы завлечь неприятельскую фигуру на подверженное атакам («скомпрометированное») поле. Это – первая часть маневра. Вторая часть (3.Кс3) заключалась в использовании скомпрометированного положения этой фигуры.

Разобранный двухходовый маневр для начинающего очень поучителен. Рассмотрим еще примеры.

1.d4 d5 2.c4 Кf6 3.cd! Здесь возникают два варианта (две возможности): если 3…Ф:d5, то 4.Кс3; если 3…К:d5, то 4.е4. В обоих случаях белые делают на 4-м ходу полноценный, развивающий ход, на который черные отвечают «бегом на месте». У начинающего может возникнуть мысль: для чего же в таком случае черные берут пешку? (Нам даже приходилось наблюдать, как иные пронырливые «дельцы» обнаруживали в шахматах совершенно несвойственное им благородство мысли и поступков – они «отдавали», ничего не беря взамен.) Опытный шахматист знает, что при нормальных условиях он вынужден отобрать свою пешку, иначе будет нарушено материальное равновесие сил. При наличии такой вынужденности ясно, что обратное взятие заставляет противника потерять ход (темп); он в этот момент ничего не делает для развития, за исключением, конечно, того случая, когда взятие достигается одновременным развитием фигуры.

Возьмем другой пример: 1.е4 е5 2.f4 Кf6 3.fe K:e4 (это вынуждено, так как иначе черные потеряют пешку без всякой компенсации, то есть не получая ничего взамен) 4.Кf3 (чтобы помешать ходу 4…Фh4+) 4…Кс6 5.d3 (логическое использование размена f4:e5) 5…Кс5 6.d4 Ке4 7.d5, и белые имеют возможность (после 7…Кb8) выиграть новый ряд темпов посредством Сf1-d3 или Кb1-d2. На последнюю возможность следует обратить особое внимание: размен коня е4 (этого «пожирателя темпов») на «новорожденного» коня d2 означает для черных ряд потерь во времени, так как с исчезновением коня е4 с доски исчезают и все «проглоченные» им темпы – на доске их больше не видно.

Иногда в маневре размен и выигрыш темпа случается временный перерыв. Например: 1.е4 е5 2.f4 d5 3.ed Ф:d5 4.Kc3! Фе6. Здесь, казалось бы, белым выгодно сыграть 5.fe, так как благодаря этому черный ферзь после 5…Ф:е5 попадает на «скомпрометированное» поле е5. Однако следует 5…Ф:е5 с шахом, и белые как будто бы не в состоянии использовать положение ферзя. Этим смущаться не надо, так как шах создает лишь временный перерыв в маневре. В самом деле, после 5…Ф:е5+ белые сыграют просто 6.Се2 (в частности, еще лучше 6.Фе2) и все-таки выиграют темпы за счет неудачного положения ферзя посредством Кg1-f3 или d2-d4. Например: 6…Сg4 7.d4 (но не 7.Кf3 С:f3, и у ферзя черных нет надобности двигаться) 7…С:е2! 8.Кg:е2 Фе6 9.0–0, и у белых 5 лишних темпов (оба коня и ладья развиты, пешка находится в центре, да и король в безопасности, что тоже стоит темпа), в то время как у черных только один, в сущности, темп – ферзь на е6. Но и этот темп будет потерян, так как ферзь должен будет двигаться снова (его сгонит ход Кf4); итак, преимущество белых в развитии равно по меньшей мере 5 темпам. Этого преимущества белые добились методическим применением маневра «размен с выигрышем темпа», в котором шах создал только временный перерыв.

5. Ликвидация напряжения (упрощение) с последующим развитием или последующим освобождением игры.

Если свободное развитие нашей игры, наталкиваясь на мешающие контрманевры противника, начинает становиться затруднительным, то с таким положением необходимо быстро и решительно покончить. Полумеры здесь не годятся. Поясним сказанное на следующем примере: 1.е4 е5 2.Кf3 Kc6 3.d4 d5. Последний ход черных рискован; на активный ход 3.d4 черным не следовало бы стремиться немедленно ответить таким же ходом. В этом – источник некоторых последующих затруднений: 4.ed Ф:d5 5.Kc3 Cb4. Черные временно избавились от необходимости пойти в дебюте ферзем вторично. Однако после 6.Сd2 обнаруживаются некоторые неудобства, так как уйти ферзем – значит потерять темп.

5


Черные упрощают положение. Каким образом?


Правильно будет разменяться – 6…С:с3 (энергичная ликвидация) и после 7.С:с3 продолжать дальше в том же стиле: 7…ed (но только не бегство от возникшей задачи посредством е5-е4 или защитительный ход вроде Сс8-g4 – для этого в дебюте нет времени!), и после 8.К:d4 черные продолжают развитие путем 8…Кf6. Мы видим, что черные ликвидировали напряжение в центре (наряду с разменом это является главным признаком законченной ликвидации) и при этом нисколько не отстали в развитии.

Вернемся к разобранным ходам: 1.е4 е5 2.Кf3 Kc6 3.d4 d5 – и посмотрим, не могут ли белые создать большие затруднения для черных посредством 4.Сb5! После этого хода угрожает 5.К:е5.Что делать черным? Защитительный ход 4…Сd7 в данном случае так же недостаточен, как и связывающий коня f3 ход 4…Cg4. Обоим ходам присуща та ошибка, что они совершенно не стремятся ликвидировать напряжение в центре. При ходе 4…Cd7 проигрывается (после 5.ed K:d4 6.C:d7+ Ф:d7 7.K:d4 ed 8.Ф:d4) важная центральная пешка, а на 4…Cg4 могло бы последовать: 5.h3 (здесь это – вынуждающий ход) 5…С:f3 (самое лучшее; если 5…Сh5?, то g2-g4 и К:е5) 6.Ф:f3 (отсюда ферзь оказывает сильное давление на центр) 6…Кf6 7.ed е4 (иначе теряется пешка) 8.Фе3! Ф:d5 9.с4, и у белых значительное преимущество.

6


Ход черных. Им необходимо ликвидировать напряжение в центре, чтобы

получить затем возможность свободного развития. Как это сделать?


Относительно лучшее для черных – немедленный ход 4…de. Черные ликвидируют этим напряжение в центре, которое опасно затягивать.

Могло последовать 5.К:е5 Cd7 (этим черные угрожают выиграть фигуру посредством 6…К:е5) 6.С:с6 С:с6 7.0–0 Сd6 8.К:с6 bc 9.Кс3 f5, и черные стоят недурно, имея притом удовлетворительное развитие; или 6.С:с6 С:с6 7.Кс3 Cb4 8.0–0 С:с3 9.bc, и черные играют хотя бы 9…Ке7. После 10.Фg4 0–0 11.К:с6 К:с6 12.Ф:е4 белые, правда, выигрывают пешку, но зато черные занимают линию «е» посредством 12…Ле8 13.Фf3 Ка5! (развитие окончено – начинается маневрирование) играют при случае с7-с6 и занимают слабые для белых поля с4 и d5 при помощи Кс4 и Фd5; их положение даже несколько лучше. Итак, проведенная вовремя ликвидация напряжения снова вывела на правильную дорогу начинавшее уже возбуждать сомнения развитие черных (возможно и 4…ed 5.Ф:d4 de. – Прим. ред.).

Другим примером может служить известный вариант итальянской партии: 1.е4 е5 2.Кf3 Kc6 3.Сс4 Сс5 4.с3 Кf6 5.d4 ed (вынужденная сдача центра) 6.cd Сb4+ 7.Сd2. Теперь возникла маленькая угроза пункту b4, а именно: при случае С:f7+ с последующим Фb3+ и т.д. С другой стороны центральные пешки белых очень сильны, и разрыв их при помощи d7-d5 представляется абсолютно необходимым. Однако, если сразу 7…d5 8.ed K:d5, то последует 9.С:b4 Кc:b4 (или Кd:b4) 10.Фb3, и положение белых несколько лучше. Правильно 7…С:d2+ (ликвидируя угрозы на b4) 8.Кb:d2, и теперь черные освобождают свою игру посредством 8…d5.После 9.ed К:d5 10.Фb3 черные стратегическим отступлением 10…Ксе7 обеспечивают себе равную игру.

Итак, как мы видели, правильно и своевременно примененный размен является превосходным тактическим приемом и основой двух рассмотренных нами типичных маневров: 1) размен с последующим выигрышем темпа, 2) ликвидация напряжения с последующим развитием или освобождением игры. Нужно, однако, настойчиво предостеречь изучающего от разменов «на авось» – вслепую: сделать несколько ходов фигурой для того, чтобы ее потом обменять на не двигавшуюся фигуру противника, и есть как раз типичная для начинающего ошибка. Меняться следует лишь в указанных двух случаях.

Приведем еще один пример неудачного (необоснованного) размена: 1.е4 е5 2.d4 ed 3.c3 (белые жертвуют пешку – играют гамбит) 3…Сс5? Примечательно, что первой мыслью начинающего является обычно соображение, что ход 3…dc нехорош; возможно, что он вычитал где-нибудь, что «в дебюте не следует играть на выигрыш пешки». Поэтому он избирает ход 3…Сс5, а печальные последствия его таковы: 4.cd Сb4+ (повторный ход фигурой в дебюте!) 5.Сd2! С:d2 (это уже, к сожалению, вынужденно) 6.Кb:d2, и преимущество белых равняется трем темпам. Ошибка черных заключалась уже в ходе 3…Сс5, а после 4.cd лучше было сыграть 4…Сb6, а не 4…Сb4+, что привело к невыгодному размену.

6. Центр и его демобилизующее влияние. Как бороться с его продвижением. Об удержании и сдаче центра.

Как мы уже отмечали раньше, свободный подвижный центр является страшным оружием, ибо грозное продвижение центральных пешек отбрасывает неприятельские фигуры (по большей части коней). Однако во всех этих случаях, когда мы сгоняем неприятельскую фигуру с места, важно установить, удастся ли нам вынудить эту фигуру к бес­цельным ходам и тем самым выиграть темпы или же она сумеет утвердиться на безопас­ном месте и все свои темпы сох­ранит. Пример: 1.е4 е5 2.d4 еd (теперь пешка «е» свободна и ждет, не покажется ли на f6 черный конь, чтобы немедленно обратить его в бегство) 3.с3 Кf6! Черные, по-видимому, не боятся пешки «е» и хотят посмот­реть, что получится при ходе ее на е5. Подобную тактику следует рекомендовать всем на­чинающим — это наилучший для них способ обогатить свой опыт в области продвижения центральных пешек. 4.е5.

7


Ход черных. Могут ли они сохранить свои темпы?

Куда пойти конем?


4…Кe4! На этом поле конь может утвердиться, ибо на 5.Сd3 последует полноценный, развивающий ход 5…d5 (но только не 5...Кс5?, так как в ответ на это последует 6.сd К:d3+ 7.Ф:d3, и преиму­щество белых равняется 4 тем­пам). С другой стороны, после 1.е4 е5 2.d4 еd 3.с3 Кf6! 4.е5 нехорошо было бы для черных пойти конем на d5, так как в этом случае конь не так скоро нашел бы спокойное пристани­ще, например: 4…Kd5 5.Ф:d4 (но не 5.Сс4 из-за 5...Кb6, после чего белому слону при­ходится, в свою очередь, поте­рять темп) 5...с6 6.Сс4 Кb6 7.Кf3, и у белых имеется 6 тем­пов против 2 темпов у черных (у последних даже только пол­тора темпа, ибо конь на b6 стоит отнюдь не лучше, чем на f6, а ход пешкой на с6 не является полноценным ходом, так как он не влияет на центр — см. пункт 2). (Эта оценка сомнительна ввиду 7...К:с4 8.Ф:с4 d5. Сильнее 7.Сb3.— Прим. ред.)

Другой пример: 1.е4 е5 2.f4 еf (потеря времени) 3.КfЗ Кf6! 4.е5, и мы снова стоим перед тем же вопросом.


8


Куда отступить конем?


Если сыграть 4...Ке4, то это приведет к крайне невыгодному блужданию конем: 5.d3 Кс5? 6.d4 и т. д. В положении на диаграмме у коня имеется, однако, безопасное местечко — это... поле h5 (обычно крайние поля для коней невыгодны; здесь мы имеем дело с исключением). После 4.е5 Кh5 5.d4 d5 или да­же 5...d6, чтобы побудить белую пешку «е», сделавшую два хода, к размену на пешку «d», сделавшую только один ход, положение черных отнюдь не плохое.

Как правило, конь пытается утвердиться в центре, и только в виде исключения — на краю доски.

После 1.е4 е5 2.Кf3 Кc6 3.Сс4 Сс5 4.с3 (неприятный для противника ход, имеющий в ви­ду нападение на центр, а следо­вательно, и нарушение свобод­ного развития) 4…Кf6 5.d4 еd 6.е5 ход конем на е4 явился бы ошибкой из-за 7.Сd5. После 6.е5 конь не может сохранить свои темпы собственными силами, здесь требуется помощь пешки «d» с контрнападением на слона с4. Итак, 6…d5, и если бы последовало, например, 7.Сb3, то тогда 7...Ке4 с утвержде­нием в центре. Это — пример подготовленного утверждения (то есть закрепления за собой известной позиции).

В рассмотренном уже нами положении 1.е4 е5 2.d4 ed 3.с3 Кf6 4.е5! Ке4 5.Сd3 d5! может последовать 6.cd. После этого черным не следует думать, что они находятся в полной без­опасности. В воздухе висит но­вое покушение на темпы коня е4 (ход Кb1—c3). Но черные имеют возможность раз­виваться с одновременной ата­кой посредством 6...Кc6 7.Кf3 Сg4 (создавая угрозу пешке d4) или же при помощи 6...с5. Но им не следует играть без всякой логики 6...Сb4+?, так как на это последует 7.Сd2, и чер­ные вынуждаются к невыгод­ному, сопровождающемуся по­терей темпа размену.

Из приведенных примеров видно, что все искусство заклю­чается в том, чтобы парировать удар надвигающейся пешечной лавины, правильно уклонив­шись от него конем. Если это и удается, то такая игра все же сопряжена со значительными трудностями; кроме того, штур­мующим пешкам белых нет необ­ходимости продвигаться вперед немедленно, а в результате в центре создается напряженное положение, являющееся источ­ником постоянных угроз. По­этому, если это не влечет за со­бой других невыгод, центр не­обходимо удерживать (защи­щать)! Такая игра является, во всяком случае, более осторож­ной. Например, после ходов 1.е4 е5 2.Кf3 Кc6 3.Сс4 Се7 (впол­не возможный ход; конечно, 3...Сс5 активнее) 4.d4 возникает такое положение.

9


Ход черных. Что принципиально правильнее: е5:d4 или d7—d6?

Как опровергается ход Се7—f6? Почему f7—f6 является грубой ошибкой?


Черным лучше всего сыграть на удержание (защиту) центра посредством 4...d6; после 5.dе dе белый центр неподвижен. Ко­нечно, нельзя играть 4…f6. Это грубейшая ошибка, ибо дей­ствие слона по открытой диагонали с4—g8 окажется непрео­долимым: 4…f6? 5.dе fe (или 5...К:е5 6.К:е5 fe) 6.Фd5, и белые выигрывают.

Итак, защищать центр сле­дует пешкой; в роли защитника она чувствует себя превосходно, не то, что фигура, для которой это означает нерациональное связывание ее силы. («Офицеры» вообще не любили защищать ка­кие-либо «пункты» — эту роль они всегда предоставляли «пехтуре».)

В частности, в нашем случае ход 4...Сf6 защищает только пешку е5, но отнюдь не центр как отвлеченное понятие. На­пример: 4...Сf6? 5.dе К:е5 6.К:е5 С:е5 (обмен произво­дится белыми, в соответствии с установленным уже нами пра­вилом: размен — выигрыш тем­па) 7.f4, выигрывая этот темп (или 7.Фh5 Фе7 8.С:f7+, вы­игрывая пешку.—Прим. ред.).

6а. Сдача центра. Дальней­ший план игры.

1.е4 е5 2.Кf3 Кc6 3.d4 еd.

Защищать центр посредством d7—d6 было бы здесь невы­годно, например: 3...d6 4.dе dе 5.Ф:d8+ Кр:d8 (иначе проигрывается пешка е5), и черные потеряли право рокиров­ки, а тем самым и удобное соеди­нение ладей.

4.К:d4. В возникшем положении черные могли бы пос­ле некоторого размышления сыг­рать 4...Кf6, так как возмож­ную (после 5.К:с6 bс) попытку демобилизации их посредством е4—е5 можно парировать путем 6…Ке4, и если затем 7.Сd3, то 7...d5.Однако ходом 4...Кf6 черные решили бы только небольшую часть задачи, а имен­но вопрос о затрудненном разви­тии коня g8, но никак не проб­лему центра в целом. Для полного решения задачи необходи­мо усвоить следующие положения:

1) если противнику удалось получить свободную и подвиж­ную пешку в центре, то против этой пешки должно быть нап­равлено все наше внимание;

2) для того чтобы эту пешку обезвредить, ее нужно либо уничтожить разменом (напри­мер, подготовкой хода d7—d5 и d5:е4), либо окончательно стеснить в продвижении, доби­ваясь того, чтобы она сделалась отсталой.

Другими словами, мы отно­симся к такой пешке как к весьма опасному преступнику, для которого применима либо смертная казнь, либо строгая изоляция. Нередко блокада пешки является лишь подготов­кой к последующему размену. Первым препятствием, какое мо­жет быть создано, чтобы поме­шать пешке е4 пойти на е5, яв­ляется ход 4...d6, а затем мы можем выработать целую си­стему осады, например: Кf6, Се7, 0—0, Ле8 и, наконец, Сf8, благодаря чему роль наблюда­теля за преступным продвиже­нием пешки е4 принимает на себя ладья е8. Белые, со своей сто­роны, приложат все усилия к то­му, чтобы сделать пешку е4 подвижной; они сыграют при­мерно f2—f4, Ле1 и т. д.

Игра могла бы протекать так:

1.е4 е5 2.Кf3 Кc6 3.d4 еd 4.К:d4 d6 5.Се2 Кf6 6.Кс3 Се7 7.0—0 0—0 8.f4 Ле8 (но не 8...d5 из-за 9.е5) 9.Се3 Сf8 10.Сf3 Сd7. Обоюдное развитие закон­чено. Белые пытаются провести ход е4—е5, черные противодей­ствуют этому.

Из таких взаимных построе­ний возникают наиболее интересные схватки. На эту тему мы приведем ниже поучительный пример, пока же порекомен­дуем читателю уже сейчас поупражняться в подобной борьбе, исходя из положения на диаграмме.

10


За и против е4


Если вести здесь попеременно то партию белых, то партию чер­ных — один раз «за» центр, дру­гой раз «против» него,— это будет способствовать развитию позиционного чутья изучающего.

Ведение осады подвижной пешки противника — трудное дело; легче уж играть на уничтожение этой пешки, то есть на ее размен. Подобная возмож­ность, однако, имеется не часто.

Приведем несколько приме­ров. Шотландская партия: 1.е4 е5 2.Кf3 Кc6 3.d4 еd 4.К:d4 Кf6 5.Кc3 Сb4 6.К:с6 (чтобы иметь возможность сыграть на защиту центра — 7.Сd3) 6...bс! 7.Сd3. В этом положении черным нет надобности присту­пать к правильной осаде по­средством d7—d6 с последующим 0—0 и Ле8, так как они могут сыграть немедленно 7...d5. После 8.еd сd нарушительницы спокойствия — пешки е4 — больше не существует.

Сходная участь постигла цен­тральную пешку в партии Ли — Нимцович (Остенде, 1907): 1.d4 Кf6 2.Кf3 d6 3.Кbd2 Кbd7 4.е4 е5 5.с3 Се7 6.Сс4 0—0 7.0—0.


11


После е5:d4 с3:d4 черные уничтожили центральную пешку е4

без всякой предварительной осады. Каким образом?


7...еd 8.cd d5!, и гордость белых — свободная и подвиж­ная пешка е4 — немедленно разменивается. После 9.Сd3 (если 9.еd, то Кb6 и К:d5) 9...dе 10.К:е4 К:е4 11.С:е4 Кf6 (размен с выигрышем темпа!) 12.Сd3 Кd5 13.а3 Сf6 положение черных лучше вследствие сла­бости белой пешки d4. Подоб­ных примеров можно было бы привести очень много, но за недостатком места ограничимся еще одним.

Партия Ейтс — Нимцович (Баден-Баден, 1925): 1.е4 Кc6 2.Кf3 Кf6 3.Кc3 (в случае 3.е5 Кd5 4.с4 Кb6 5.d4 d6 черные угрожают отыграть потерянные темпы, хотя им нужно считаться с возможным продолжением 6.е6 fе с шансами на атаку у бе­лых) 3...d5 4.еd К:d5 5.d4, создавая центральную пешку. Последовало: 5...Сf5 6.а3 g6 (здесь был выбор: сыграть е7—е6 с последующим занятием ладьей линии «d» и наблюдением за пешкой d4) 7.Сс4 Кb6 8.Са2 Сg7 9.Сe3 е5! (итак, черные иг­рали не на осаду пешки d4, а на ее размен) 10.Фе2 0—0 11.dе Сg4, и черные отыграли пешку с несколько лучшей игрой.

7. О «пешкоедстве» в де­бюте. Для «пешкоедства» нет времени. Особое отношение к центральным пешкам и в чем оно выражается.

Наиболее важным делом в де­бюте является быстрое развитие сил. Всякому, кто это знает, поэтому забавно наблюдать, с каким усердием менее опытные игроки занимаются в этой части партии всякими посторонними и абсолютно ненужными делами. Имеется в виду игра на выиг­рыш пешки в ущерб развитию, называемая шутливо «пешкоедством». Проявляемое в этом от­ношении усердие психологичес­ки понятно. «Молодой» игрок хочет дать какой-нибудь выход дремлющей в нем энергии (и для этой цели прибегает к «скаль­пированию» ни в чем не повин­ных и совершенно безвредных пешек), ну а «старый» игрок... этот хочет показать, насколько он еще, в сущности... молод. А в результате оба они терпят по­стыдное поражение.

Неразвитая партия во многом сравнима с несложившимся еще детским организмом; единствен­ное, что требуется от обоих,— это спокойное и здоровое разви­тие, без увлечения «побочными» делами. Переводя это на шах­матный язык, сделаем вывод: при незаконченном развитии не следует играть на выигрыш пешки. Это правило имеет только одно исключение, о котором мы поговорим отдельно ниже. Для начала укажем наилуч­ший способ отклонения добро­вольно предложенной противни­ком пешки (в гамбитах, напри­мер). Об этом — кратко, так как аналогичные примеры рассмат­ривались нами раньше.

12


Ход черных


После 1.е4 е5 2.d4 еd 3.c3 черные могут сыграть 3…Кf6, что мы особенно рекомендовали бы начинающему, равно как и сделать всякий другой разви­вающий ход (за исключением, конечно, 3…Сс5??). Итак, 3…Кc6 4.еd d5, или 3…d5, или даже 3…с6 4.сd d5 (это оп­равдывает ход 3…с6, связывая его логически с центром). При 3…с6 4.Ф:d4 следует (как и раньше) 4…d5 5.еd еd с последующим Кc6.

В гамбите Эванса: 1.е4 е5 2.Кf3 Кc6 3.Сс4 Сс5 4.b4 мы отклоним жертву пешки путем 4…Сb6 (отказанный гамбит Эванса), чтобы не пришлось при взятии на b4 потерять темп после с2—c3. Отступление же на b6 отнюдь не является потерей тем­па, так как и ход 4.b4 в смысле развития бесполезен, как и всякий ход пешкой, не влияющий на центр. Если в дальней­шем 5.b5, чтобы необоснованному движению пешки придать вид демобилизующего маневра, то 5...Кd4!, и в случае 6.К:е5 ходом 6…Фg5 начинается сильная атака.

Королевский гамбит начинающему лучше всего отказывать ходом 2…Сс5 (1.е4 е5 2.f4) или более простым — 2…d6. Этот ход лучше, чем принято думать, например: 1.е4 е5 2.f4 d6 3.Кf3 Кc6 4.Сс4 Се6! После 5.С:е6 fе 6.fе dе у черных при хорошем развитии две открытые линии для ладей («d» и «f), и, несмотря на сдвоенную пешку, их позиция несколько лучше. (Если бы в ответ на 4…Се6 белые сыграли 5.Сb5, то черные могут ответить хотя бы Сd7, ибо если белые потеряли ход, то для черных возвращение слоном уже не по­теря темпа.) Внимательно следует отнестись изучающему пос­ле ходов 1.е4 е5 2.f4 d6 3.Кf3 Кc6 4.Кc3 Кf6 5.Се2 к возмож­ности 5…еf, чтобы в случае 6.d3 сыграть 6…d5. Здесь мы видим, случай временной сдачи центра с целью немедленного повторного завладения им. Конечно, допустимо также и принятие гамбитной жертвы, например: 1.е4 е5 2.f4 еf 3.Кf3 Кf6! Однако такая игра ведется не с целью удержания временно выигранной пешки, а либо для того, чтобы подвергнуть суро­вому испытанию силу неприя­тельского центра (4.е5 Кh5), либо с целью освобождения игры встречным ударом d7—d5 (4.Кc3 d5).

7а. Бери всякую центральную пешку, хотя бы это было связано с некоторыми (понятно — не чрезмерными) опасностями.

Пример: 1.е4 е5 2.Кf3 Кc6 3.Сс4 Кf6 4.c3 К:е4!, ибо потеря одного темпа — цена не слишком высокая за достижение идеальной цели, каковой яв­ляется овладение центром. Менее важно пытаться эту лишнюю пешку сохранить: дело заклю­чается в идеальном, а не в материальном выигрыше. Другими словами, выигрыш пешки где-нибудь на краю доски не дает ничего особенного; но выигрыш центральной пешки предостав­ляет возможность расширения операционной базы там, где в дебюте преимущественно идет борьба, то есть в центре.

13


Белые играют 4.К:е5 и после 4… К:е5 отвечают 5.d4.

Маневр соответствует правилу 7а


Этим мы закончим первую главу, причем обращаем внимание читателей еще на партии №7 и 8.

Глава вторая

Открытая линия для ладьи

1. Введение. Общий обзор и определения.

Изобретенная нами теория открытых линий является одной из основ предлагаемой ныне системы. Уже двенадцать лет назад мы опубликовали в «Wiener Schachzeitung» работу, где установили правило о необходимости создания на открытой линии форпоста, то есть передового укрепленного пункта. Но в то время у нас не было еще соз­нания того, что этот маневр имеет лишь подчиненное значе­ние и является логической ча­стью более общего маневра, заключающегося в занятии 7-й или 8-й горизонтали. Другими словами, чтобы сломить сопро­тивление противника на откры­той линии, на ней создается фор­пост, но при этом неуклонно имеется в виду 7-я горизонталь у противника, занятие которой является идеальной (конечной) целью всякого маневра на откры­той линии. Таким образом, соз­дание форпоста является манев­ром вспомогательным.

В некоторых шахматных лек­циях в Скандинавии нам случа­лось, говоря об открытой линии, заканчивать изложение следую­щими словами: «Надеюсь, ува­жаемые слушатели, что после высказанных сегодня правил у вас в отношении открытых ли­ний откроются глаза». Эта ма­ленькая шутка никогда не встре­чала возражений.

Теперь мы приступим к изло­жению, и с тем большей охотой, что разработка этой темы, доста­вив нам наибольшие творческие муки, дала также и наибольшее удовлетворение.

14


Линии «b», «f» и «h» для тяжелых белых фигур открыты, линия же «d» закрыта.

Линия «b» открыта лишь с поля b3


Ладейная линия открыта, когда на ней отсутствует собст­венная пешка (или же если она не отсутствует, то когда она стоит позади фигуры, например как в случае на линии «h» на диаграмме 14). Это определение устанавливает, что для сужде­ния о том, открыта ли линия или закрыта, совершенно несущест­венно, имеются ли на ней не­приятельские фигуры (и пешки) или вообще ничего нет. Атака может вестись и против неприя­тельской фигуры, и против ка­кого-нибудь пункта (поля). По существу, в игре против фигуры (пешки) и в игре против пункта никакой принципиальной разни­цы нет. Представим себе, на­пример, следующую позицию: белая ладья на h1, черный ко­роль на g8 и черная пешка на h7 (имеются и другие фигуры, но для нашего рассуждения это неважно). Представим себе за­тем ту же позицию, но без пешки на h7; в данном случае — не пешку h7, а пункт h7, которым белые хотят овладеть. В обоих случаях белые будут стремиться к достижению перевеса в отно­шении пешки (пункта) h7, то есть постараются собрать для атаки больше сил, чем противник может их собрать для защиты. Если это удается, то последует в одном случае Лh1:h7, в другом — Лh1—h7; в первом варианте белые с сознанием одержанной победы поставят ладью на место завоеванной пешки, во втором — на место завоеванного пункта. Итак, разницы никакой нет, и тем более никакой, добавим мы, что при ведении атаки против пешки, например, мы первым делом стремимся воспрепятствовать ее возможному продвижению (сводим ее подвижность к нулю), а в таком случае оба по­днятия (пешка h7 или пункт h7) совпадают.

2. Возникновение открытой линии (мирным путем). Откры­тие линий силой. Самоослабление пешечного расположения соз­дает мишень для атаки.

Из определения открытой линии следует, что она становится открытой по удалении собственной пешки. Мирным путем это достигается в том случае, если противник считает себя вынуж­денным обменять какую-нибудь из наших фигур или пешек, занимающих хорошую (центральную) позицию, и мы в ответ на это забираем пешкой. Говоря о хорошей позиции, мы подчер­киваем — центральную позицию. Дело в том, что если наша фи­гура занимает фланговую, уда­ленную от центра позицию, то мы только в редких случаях (и то не в дебюте) можем побудить противника к открывающему ли­нии размену. Эта цель дости­гается гораздо быстрее при центральном положении фигуры, так как отсюда она создает угрозы по всем направлениям.

№2

Томас      

      Алехин

Баден-Баден, 1925

15


Черные заняли конями цент­ральные поля, и белые считают себя вынужденными к размену:

14.К:d4 cd (открывает ли­нию «с») 15.К:d5 Ф:d5 16.Сf3 Фd7 17.С:b7 Ф:b7, и значение открытой линии начи­нает становиться весьма ощу­тимым. После 18.с4! (защищать пешку на с2 было бы невозмож­но) 18...dс черные открыли еще линию «d», так как исчезло заграждение d4 (всякая собст­венная пешка является заграж­дением для наших фигур). И после 19.bс черные, сыграв последовательно Лас8 и Лfd8, получили одновременную игру по открытым линиям «с» и «d» (см. партию № 10).

16


Черные, играя Сс5:е3, открывают белым линию «f»


Предположим, что в этой позиции игра продолжалась так: 1...Сb6 2.Фd2 0—0 3.0—0—0 h6? После этого возникает ти­пичный случай открытия линий силой. Ход h7—h6 является самоослаблением позиции и дает нам возможность быстро изба­виться от собственной пешки «g»; поэтому этот ход плох. («Потеря времени» — было бы, пожалуй, недостаточной моти­вировкой. Ведь черные уже закончили развитие, и, несом­ненно, есть разница в том, спишь ли во время работы или по окончании ее.)

Пешка h6 является целью нашей атаки (Angriffsmarke — мишень, по терминологии д-ра Тарраша), тем уязвимым ме­стом, которое обнаружил про­тивник. Атаку мы проведем так:h2—h3, g2—g4 и g4—g5.После h6:g5 мы возьмем пешку фигурой, а затем займем откры­тую линию ходом Лg1. То обстоя­тельство, что на ней находится наша фигура, не делает ее за­крытой, ибо фигура подвижна (не в пример пешке — камню преткновения на нашем пути).

17


Мишень для атаки — пешка h6


Допустим теперь, что в этой позиции слоны e3 и b6 отсут­ствуют, пешка h6 находится на h7, а пешка g7 — на g6. В этом случае мишенью явится пешка g6, и мы будем стремиться от­крыть линию «h» (то есть всегда ту линию, которая находится рядом с неосторожно выдвинутой пешкой); план атаки:h2—h4, h4—h5 и h5:g6. Нужно, од­нако, заметить, что начинаю­щие склонны переоценивать зна­чение открытых линий. Один из них продемонстрировал нам как-то открытую линию, но при этом на доске не было больше ни ферзя, ни ладей: для открытия линий он их... пожертвовал. В нашем случае после h2—h4 нужно сперва удалить коня f6, мешающего ходу h4—h5 (на­пример, посредством Кc3—d5), а затем сыграть спокойно h4—h5, не прибегая уже ни к каким жертвам. Во избежание размена защищающийся может (это его последний ресурс!) продвинуть атакованную пешку мимо ата­кующей; например, на ход h4—h5 ответить g6—g5. Здесь это, однако, невозможно, так как пешка на g5 гибнет, попадая под удар наших фигур.

3. Конечная цель всех опера­ций на открытых линиях. О со­проводительных явлениях. Материальный выигрыш. Пози­ционный обход.

Цель всех маневров на откры­той линии заключается в конеч­ном вторжении (по этой линии) в лагерь противника — на его 7-ю или 8-ю горизонталь. Это весьма важно. Особенно подчер­киваем: вторжение именно по операционной линии. Если же, допустим, все операции велись нами по линии «d», а затем мы, сыграв Ла1—d4—а4—а7, попа­дем на 7-ю горизонталь околь­ным путем, то этот маневр никак не может рассматриваться как непосредственное использование открытой линии «d». Разберем несколько элементарных слу­чаев.

18


Катастрофа на линии «h»


На диаграмме операционной линией является вертикаль «h». Мы занимаем эту открытую линию ходом 1.Фh1+ (линия «h», считая от h1 к h8, дает направление действия нашей фигуры). После 1...Крg8 нужно, соглас­но правилу, сыграть ферзем на h8 или h7. Первое лишено смыс­ла; итак, 2.Фh7+ Крf8 3.Фh8+ с материальным выигрышем (после 3...Кре7 4.Ф:b8).

Этот выигрыш не случайного характера, наоборот, это весьма типичное сопроводительное явление удавшегося насильствен­ного вторжения на 7-ю или 8-ю горизонталь. Если бы на диаграмме черный ферзь находился не на b8, а на d7, то последовало бы: 1.Фh1+ Крg8 2.Фh7+ Крf8 3.Фh8+ Кре7 4.Ф:g7+ Кр 5.Ф:d7+ Кр:d7 6.g7 и т. д., что также доставило бы черным мало радости. Ходы ферзем h7—h8—g7, имеющие вид треугольника, свидетель­ствуют о совершившемся обход­ном движении. Суммируя изло­женное, мы скажем: при недо­статочном сопротивлении (при отсутствии пешки на h6 или h5) нападающий, обеспечив себе поля вторжения, проникает на 7-ю или 8-ю горизонталь, при­чем (как бы в награду за уси­лие) ему нередко представляется возможность материального выигрыша или же позиционного обхода. Все это пока понятно и легко проводимо, но на практике приходится преодолевать еще значительные затруднения, как видно будет из дальнейшего.

4. Препятствия (загражде­ния), встречающиеся на откры­тых линиях. Пешечный массив и его подрыв. Понятие о защи­щенном и незащищенном пре­пятствии. Два способа ведения атаки против стоящих на до­роге неприятельских пешек. Атака систематическая (нара­стающая) и внезапная (взрываю­щая).

Мы видели раньше, к каким значительным последствиям мо­жет привести завоеванный тем или иным способом доступ к 7-й или 8-й горизонтали. Но этот доступ необходимо именно завоевать. На диаграмме 19, например, открытая линия пре­граждена пешкой g6 («путь к 7-й горизонтали лежит только через мой труп»,— как бы гово­рит она).

19


Пешка g6—незащищенное заграждение

Если преграждающая доступ пешка защищена другой пешкой, то было бы совершенно бесцельно пытаться смять ее натиском, сконцентрировав по открытой линии все тяжелые фигуры. Но весьма ра­зумно было бы такой защищенный пункт предварительно взор­вать, играя h2—h4—h5 и h5:g6. После h7:g6 на поле g6 остается только изолированная, нуждающаяся в защите фигур пешка.

20


Пешка с6, защищенная пешкой b7, является защищенным заграждением


Здесь таким взрывающим хо­дом является b4—b5 с угрозой b5:c6.

Итак, вполне солидным, «природным» защит­ником является лишь пешка; случай же защиты фигурой мож­но было бы назвать «защитой по недоразумению». В дальнейшем мы под защи­щенной пешкой будем по­нимать пешку, защищенную пешкой; иначе она становится легким объектом атаки.

Идея такой атаки заключается в том, чтобы накоплением угроз завоевать пешку; во-пер­вых, уже ради материального выигрыша, а во-вторых, для от­крытия линии. Технически это достигается тем, что мы прежде всего размещаем наши фигуры на атакующих позициях. Из-за пешки начинается горячий бой. Черные пытаются подвести столько защит, сколько мы на­копили угроз, а затем мы стремимся достигнуть преимущест­ва, играя на убавление защитников. Последнее достигается трояким путем: а) мы прогоняем защищающие фи­гуры; б) обмениваем их; в) от­резаем их от объекта защиты.

21


Линия «h». Концентрическая (нарастающая) атака против h6


На диаграмме мы можем этот процесс проследить: 1.Лh2 Крh7 2.Леh1. Белые накапливают угро­зы против пешки h6, что целесообразно, так как эта пеш­ка, преграждающая доступ к 7-й горизонтали, не защищена другой пешкой. 2...Сf8 3.Кf5 Лb6. Пока что атака и защита взаимно уравновешиваются (3 напа­дения и 3 защиты). Но своим ближайшим ходом 4.d6 белые перекрытием линии выключают (отрезают) одного из защитни­ков (ладью b6), пешка h6 гиб­нет, и этим достигается втор­жение белых ладей по линии «h» на 7-ю и 8-ю горизонтали. Если бы у черных находились уже на 6-й линии обе ладьи (на а6 и b6), то они могли бы сейчас (после d5—d6) пожерт­вовать качество (Л:d6); но и при сдвоенных ладьях немед­ленно проигрывало бы 4…С:d6, так как на это последовало бы 5.Л:h6+ Крg8 6.Лh8+ Крf7 7.Лfh7+ Крf6. Теперь после занятия 7-й и 8-й горизонталей следует тихий ход 8.Лg7, и мат следующим хо­дом другой ладьей на h6. Возьмем такое положение.

22


Белые сыграют: 1.Ке6+ Кр 2.К:d8 Л:d8 3.Л:f6 (уменьшение числа защи­щающих фигур разменом).

Все рассмотренные до сих пор маневры против загораживаю­щих линию пешек могут быть подведены под понятие систематическая атака. Об этом свиде­тельствуют все приемы последовательного на­копления сил против одного пункта с целью получения там преимущества. Также и цель бы­ла симптоматична: частично мы стремились к материальному выигрышу (пешки), а частич­но — к выигрышу идеальному (вторжению на 7-ю горизонталь).

23


Прорыв на h7. Взрывающая атака


Совсем иную картину дает метод проведения атаки на диа­грамме 23. (Как и во всех почти случаях, мы указываем лишь силы, необходимые для выявления идеи.) Допустим, что ход 1.Лсh1 здесь не ведет к цели, так как черные в достаточной мере защищаются посредством Кd7—f6 либо h7—h6, чем соз­дают укрепленное препятствие на линии «h». Как могли бы бе­лые в таком случае использо­вать линию «h»? Ответ: этого можно достигнуть, отказавшись от выигрыша пешки и стремясь, даже ценою значительных жертв, убрать ее с дороги. Итак, 1.Л:h7+ Кр:h7 2.Лh1Х. Как ни прост этот маневр, он все же полезен для выяснения принципиальной разницы между медленной, развивающейся по­степенно систематической ата­кой и атакой короткой, бурной, взрывающей.

Рассмотрим еще один пример.

24


Как протекает здесь систематическая и как взрывающая атака?


Систематическая атака, кото­рую мы могли бы иначе назвать осадной, ведет после 1.Лаh1 Кf8 2.Се7 (убавление защит разменом) к выигрышу объекта атаки, то есть пешки h7. Наобо­рот, взрывающая атака отказы­вается от завоевания пешки: 1.Л:h7 Кр:h7 (понятно, бе­лые не выиграли пешку, раз они отдали за нее ладью) 2.Лh1+ Крg8 3.Лh8Х. Как видно из этого примера, идея взрывающей атаки заключается в дости­жении (силой) доступа к пре­гражденной 7-й или 8-й горизон­тали. (Одна ладья жертвует со­бой ради товарища — прекрас­ный пример самопожертвова­ния!)

В каком порядке следует при­менять оба вида атаки? Ответ: сначала применяют концентрическую атаку, многократно ата­куя заграждающую пешку; при этом нередко возникает возмож­ность оттеснения неприятель­ских фигур на невыгодные пози­ции, в которых они мешают друг другу действовать (из-за недо­статка в пространстве). После этого ищут возможности насиль­ственного прорыва — обычно при помощи атаки взрывающей.

5. Частичное продвижение на открытой линии с целью отказа от нее во имя другой линии. Использование прямое и косвен­ное. Линия как трамплин.

На диаграмме 25 непосред­ственным (прямым) использова­нием открытой линии «f» явилось бы конечное Л:f7 после оттес­нения защищающей пункт f7 ладьи.

25


Простейший пример частичного использования открытой линии.

Перевод ладьи через линию «f» на линию «b» (Лf1—f5:b5—b7)


При наличном материале это представляется, однако, делом невозможным. Но простым Лf1— f5:b5 выигрывается пешка, а затем может при случае последо­вать Лb7.Для нас важно иссле­довать этот маневр с точки зре­ния его логического содержания. Так как ход Лf1:f7 невозмо­жен, то не может быть и речи о прямом использовании линии «f». Вместе с тем утверждать, что завоевание пешки b5 не имеет с использованием линии «f» ни­чего общего, значило бы только «культивировать буржуазную добродетель — неблагодарность». В чем же тут дело? Ответ: мы использовали линию не пря­мым путем и не на всем ее про­тяжении, а косвенным путем и частично. В данном случае линия «b» играет для нашей ладьи роль трамплина.

В положении (только глав­нейшие фигуры): белые—Лg1, Сe3, п.h2; черные — Крh7, п.h6 — прямым и полным исполь­зованием линии «g» явилось бы 1.Сd4 с последующим Лg7+, а косвенным и частичным — 1.Лg3 с последующим Лg3—h3:h6 (см. еще диаграмму 26).

26


Линия «с» как трамплин для прыжка ладьи на линию «a»


6. Форпост. Радиус атаки. Какой фигурой следует занимать передовой пункт на центральных линиях и какой на крайних. Обмен ролями и о чем он сви­детельствует.

Углубимся в положение на диаграмме 27. Белые владеют центром и открытой линией «d»; черные воздействуют на центр пешкой d6 и открытой линией «e»; во всех других отношениях игра равна.

27


Белые создают форпост на линии «d»


Казалось бы, белым следует что-нибудь предпринять по ли­нии «d»; однако это представ­ляется трудным, так как пеш­ка d6 является укрепленным за­граждением. Если бы белые (во­преки пункту 4) задумали на­чать осаду пешки посредством Лd1—d2 и Ле1—d1, то не только уважаемые читатели, но и, по­жалуй, сама пешка d6 язвитель­но захохочет. Если же (в сог­ласии с пунктом 4) попытаться взорвать пункт d6 (после соот­ветствующей подготовки) ходом е4—е5, то тщетность этого вско­ре выяснится, ибо в распоряже­нии черных ладей находится ли­ния «е» (и пункт е5). Ввиду этого нам как будто остается только выяснить, не целесообразнее ли будет отказаться от полного и прямого использования линии «d» и прибегнуть к частичному и косвенному использованию (пункт 5) переводом ладьи; на­пример, Лd1—d4 и затем Ла4. Это, пожалуй, приемлемо, так как в дальнейшем возможно бы­ло бы перевести на линию «а» и ладью е1, например, Ле1—е3—а3, но, с другой стороны, ферзе­вый фланг черных представляет собой компактную массу и от­нюдь не слаб. После всех этих рассуждений мы склоняемся уже к поискам других стратегических планов; это, однако, будет неосновательно, ибо в данной позиции необходимо использо­вать именно линию «d».

Ключом к позиции является ход 1.Кd5. Поле d5 здесь пере­довой пункт; фигуру, занимаю­щую такой пункт, мы будем называть форпостом. Определе­ние: под форпостом мы понима­ем собственную фигуру (в не­приятельском лагере), находя­щуюся на открытой линии и защищенную пешкой. Роль фор­поста чаще всего выпадает на долю коня.

В этой позиции конь, защи­щенный пешкой и подкреплен­ный ладьей, является для про­тивника вследствие своего «ра­диального» действия постоянной угрозой и источником беспо­койства.. Если же попробовать его прогнать, например, посред­ством с7—с6, то это ослабит линию «d». Итак:

1) форпост служит базой для новых атак;

2) форпост провоцирует ос­лабление сопротивляемости про­тивника на открытой линии.

После 1.Кd5 с6 (можно и 1...Лс8, но для того, чтобы допускать пребывание коня в его угрожающей позиции продолжи­тельное время, нужны железные нервы) конь вернется на c3, а затем после Лd2 и Лed1 пешке d6 будет уже не до смеха.

Мы выводим отсюда, что сила форпоста основывается на его стратегической связи с тыловыми резервами и лежит не столько в нем самом, сколько в находя­щейся за ним открытой линии и защищающей пешке. Если бы на поле d3 находилась белая пешка, то есть линия «d» была бы закрытой, то после 1...с6 2.Кc3 пешка d6 не была бы слаба (как не может вообще сказаться слабость того, что не подвержено атакам). Если бы на диаграмме 27 пешка е4 нахо­дилась на e3, то белые ходом 1.Кd5 ничего не достигли бы ввиду 1...с6 2.Кc3 d5! Только присутствие белой пешки на е4 затрудняет продвижение пешки d5 — парализует ее, фиксирует.

Итак, для форпоста необхо­дима открытая линия и защи­щающая пешка.

28


В положении на диаграмме (у каждой из сторон может быть еще любое количество фи­гур) передовым пунктом для белых является поле f5 на линии «f», а для черных — поле d4 на линии «d». На той и другой ли­ниях находятся пока пешечные заграждения. Для подрыва это­го препятствия белые направят своего коня (через е2 и g3) на по­ле f5. Отсюда конь угрожает пункту g7, и эта угроза может быть поддержана маневром Лf1—f3—g3. Если же черные прибегнут после Лf3—g3 к ес­тественному g7—g6, то пешка f6 сделается слабой. Этим стра­тегическая миссия коня может считаться законченной. Еще раз отметим, что форпост Кf5 явился основой (базой) последующих атак (против g7).

Очень часто позиция фор­поста меняется. Если атакую­щая сторона играла правильно, то фигура, берущая вновь, пол­ностью заменяет снятую. При этом преимущества нередко видоизменяются, то есть заменяются другими преимуществами. На­пример, после Кg3—f5 фигура противника берет на f5, и после е4:f5 белые получают вместо форпоста на f5 поле е4 для своей ладьи или для второго коня и, кроме того, возможность посредством g2—g4—g5 открыть линию «g». В последнем случае мишенью для атаки явится пеш­ка f6, а пешка f5 будет способ­ствовать тому, чтобы объект на­шей атаки оставался неподвиж­ным (см. диаграмму 29, а также партию №5).

29


Открытая коневая линия «g». Форпост—Лg6, но не Кg6


Форпостами на крайних ли­ниях должны служить тяжелые фигуры. Занятие поля g6 ко­нем имело бы лишь небольшое значение, так как радиус атаки коня на этой линии незначите­лен (еще меньше он на линиях «h» и «а»). Но ход 1.Лg6! пре­восходен, так как им начина­ется овладение линией «g», из-за которой происходит борьба, либо достигаются другие преимуще­ства. До этого хода линия была спорной, ибо ни одна из сторон не могла на ней свободно манев­рировать, а только эта свобода гарантирует завоевание линии. Сыграв Лg6, белые нашли точку опоры для сдвоения ладей. Дру­гой ход ладьей не привел бы к цели: 1.Лg2? Л:g2 2.К:g2 Лg8, и линия завоевана черны­ми; 1.Лg4? Л:g4 2.hg Лg8 3.Кg6, и белые лишь с большим трудом сумеют реализовать свою пешку «g». Но: 1.Лg6! (созда­вая форпост) 1...Л:g6 (ина­че последует Лdg1 со сдвоением ладей) 2.hg, и у белых очень сильная проходная и возмож­ность атаки посредством Лg1—g4—h4 после предварительного Кh4—f3. Открытая линия «g» после 2.hg закрывается, но зато белые получают проходную пеш­ку и атаку по линии «h». Снова пример того, как видоизменяют­ся преимущества при обмене форпоста. (Очень сильное продолжение 2.fg Нимцович не рассматривает, по-видимому, из методических соображении, чтобы не отвлекаться от темы. — Прим. ред.) После 1.Лg6 Л:g6 2.hg Лg8 3.Лg1 мы наблюдаем характер­ную смену ролей: раньше пешка h5 защищала ладью, теперь, наоборот, ладья поддерживает пешку. Мы видим, что между линией «g» и защищающей фор­пост пешкой h5 существует стратегическая связь.

Мы закончим эту главу по­учительным примером.


№3

Нимцович      

      Любитель

30


1.Кf4 (развитие является до конца партии руководящим принципом; об этом менее опыт­ные игроки забывают уже в де­бюте) 1...Лаg8 2.Лh7! (мы просим рассматривать этот ход лишь как занятие форпоста, ина­че в нем можно еще усмотреть занятие 7-й горизонтали) 2...Се8 3.Лdh1 Л:h7 4.gh (транс­формируя линию в проходную пешку; хорошо было бы также 4.Л:h7, затем 5.Кh5 с жертвой в подходящий момент коня на f6) 4...Лh8 5.Кg6+ С:g6 6.fg (белые получили защищенную проходную пешку) 6...Кре6 7.Лh5! (это частичное использова­ние линии мешает черным осво­бодить игру при помощи Кре5 или f6—f5 с приближением ко­роля к пешке g6) 7...b6 8.с4 (ход b2—b4 парализовал бы чер­ных еще больше, но белые осу­ществляют другой план) 8...с5 9.а4 а5 10.b3 с6 11.Крd2 Крd6 12.Крe3 Кре6 13.Крf4 Крd6 14.Крf5! (теперь план прорыва, намеченный белыми, становится понятным. Благодаря цугцвангу они придут к ходу е4—е5, взорвут пешку f6, после чего белой ладье откроется доступ к f7) 14...Кре7 15.е5 fе 16.Кр:е5 Крd7 17.Лf5.

После этого ясно, что ход Лh1—h5 (на 7-м ходу) был в свое время первым этапом в переводе ладьи с линии «h» на линию «f». Маневр Лh5—f5—f7, несмотря на временный в нем перерыв,— новый пример косвенного использования открытой линии. Черные сдались.

Схема к главе «Открытая линия для ладьи»

Центральная линия, направленная против заграждающих пешек


Центральная линия, направленная против заграждающих пешек

Крайняя линия, за которую идет борьба


Крайняя линия, за которую идет борьба

Форпост – конь; после создания форпоста заграждающая пешка теряет защиту


Форпост – конь; после создания форпоста заграждающая пешка теряет защиту

Отказ от линии в пользу другой линии (трамплин для переброски ладьи)


Отказ от линии в пользу другой линии (трамплин для переброски ладьи)

Форпост – тяжелая фигура; форпост способствует занятию линии либо созданию проходной


Форпост – тяжелая фигура; форпост способствует занятию линии либо созданию проходной

и завоевывается концентрической атакой


и завоевывается концентрической атакой

и удаляется с пути взрывающей атакой


и удаляется с пути взрывающей атакой

Возникающая проходная пешка подкрепляется открытой линией


Возникающая проходная пешка подкрепляется открытой линией

Захватом линии достигается вторжение на 7-ю горизонталь


Захватом линии достигается вторжение на 7-ю горизонталь

Вторжение на 7-ю или 8-ю горизонталь с сопроводительными явлениями – материальным выигрышем или позиционным обходом


Вторжение на 7-ю или 8-ю горизонталь с сопроводительными явлениями – материальным выигрышем или позиционным обходом

Центральная линия, направленная против заграждающих пешек


Центральная линия, направленная против заграждающих пешек

Крайняя линия, за которую идет борьба


Крайняя линия, за которую идет борьба

Форпост – конь; после создания форпоста заграждающая пешка теряет защиту


Форпост – конь; после создания форпоста заграждающая пешка теряет защиту

Отказ от линии в пользу другой линии (трамплин для переброски ладьи)


Отказ от линии в пользу другой линии (трамплин для переброски ладьи)

Форпост – тяжелая фигура; форпост способствует занятию линии либо созданию проходной


Форпост – тяжелая фигура; форпост способствует занятию линии либо созданию проходной

и завоевывается концентрической атакой


и завоевывается концентрической атакой

и удаляется с пути взрывающей атакой


и удаляется с пути взрывающей атакой

Возникающая проходная пешка подкрепляется открытой линией


Возникающая проходная пешка подкрепляется открытой линией

Захватом линии достигается вторжение на 7-ю горизонталь


Захватом линии достигается вторжение на 7-ю горизонталь

Вторжение на 7-ю или 8-ю горизонталь с сопроводительными явлениями – материальным выигрышем или позиционным обходом


Вторжение на 7-ю или 8-ю горизонталь с сопроводительными явлениями – материальным выигрышем или позиционным обходом


Глава третья

7-я и 8-я горизонтали

1. Общий обзор. Эндшпиль или середина партии. Выбор объ­екта атаки. «Плавать воспре­щается!»

Как уже отмечалось во вто­рой главе, вторжение в неприя­тельский лагерь на 7-ю или 8-ю горизонталь является логическим следствием успешного маневрирования на открытой линии. Это вторжение мы пытались представить на ря­де примеров, особенно примеча­тельных своей катастрофич­ностью, близостью к раз­вязке. Необходимо, однако, под­черкнуть, что катастрофы вся­кого рода являются лишь ре­зультатом грубых ошибок и ни в коем случае не могут рассмат­риваться как явления нормаль­ные. Обычно занятие 7-й гори­зонтали происходит лишь в позд­ней стадии партии — при переходе в эндшпиль. Мы склонны поэтому занятие 7-й (8-й) горизонтали рассматривать как пре­имущество в эндшпиле, хотя множество партий было решено этим вторжением уже в середине игры. Изучаю­щему мы рекомендуем стремить­ся к вторжению на неприятель­скую базу как можно раньше. Если ему придется при этом сделать неприятное открытие, что вторгшаяся в лагерь про­тивника тяжелая фигура (пре­имущественно ладья) не может там ничего предпринять или да­же просто увязла и не может выбраться, то это не должно его обескураживать. Самое важ­ное — это накопить опыт.

Наша система требует того, чтобы начинающий возможно скорее ознакомился со стратегическими элементами эндшпиля. В соответствии с этим за «7-й горизонталью» последуют: «про­ходная пешка», «техника раз­мена» и глава, относящаяся, собственно говоря, уже к позиционной игре, но которую мы из педагогических соображений рассмотрим раньше. Лишь после этого вторжение на 7-ю и 8-ю горизонтали перестанет быть для изучающего одним только инст­рументом для мата, но станет еще и остро отточенным оружи­ем для эндшпиля. Являясь, по существу, и тем и другим, это вторжение, подчеркиваем, имеет преобладающее значение в эндшпиле.

Чрезвычайно важно усвоить себе привычку — вести все опе­рации на 7-й горизонтали, зара­нее имея в виду определенную цель — объект атаки. Для не­опытного шахматиста характер­но обратное: он плавает в воз­можностях, кидаясь один раз направо, другой — налево. На­ше правило поэтому гласит: твер­до держись цели. Таким объек­том атаки, как мы знаем, мо­жет явиться пешка или поле, это безразлично. Но плавать без цели — это стратегический конфуз!

2. Концентрическая и взры­вающая атака на 7-й горизон­тали. Овладение пунктом (или пешкой) одновременно с шахом.

31


7-я горизонталь


Здесь белые избирают объек­том атаки с7. После 1...Лс8 атака и защита временно уравновешиваются. Аналогично то­му, как мы поступали в случаях с открытыми линиями, мы будем стремиться нарушить это рав­новесие в пользу атакующего. Если бы на доске еще находились белый слон е1 и черный конь g6, то мы сыграли бы Се1—g3. Если бы слон нахо­дился на f1 (вместо е1), то последовало бы Сf1—а6 (убав­ление числа защищающих фигур).

Предположим теперь, что на диаграмме у белых имеется еще одна ладья — на d1, а у чер­ных — конь на g6. Если цель нашей атаки — пункт с7, то наи­более последовательным про­должением будет Лd1—d4—с4 или же обмен ладей: 1.Лd8+ Л:d8 2.Л:d8+ Кf8, после чего ладья возвращается на 7-ю горизонталь (через с8): 3.Лс8 с5 4.Лс7 и т. д.

На диаграмме 31 мы пропу­тешествуем королем на с6, имея в виду все тот же объект ата­ки — с7.

32


Ход черных. Борьба за поле h7


Аналогично обстоит дело на диаграмме 32. Объектом атаки белые избирают поле h7, так как оно дает возможность ре­шающего обхода: 1...Лh6 2.Кf5 Лh5 3.g4! Л:h3+ 4.Крg2 Л:b3 5.Лh7+ (цель достигнута: черная ладья, защищавшая пункт h7, вынуждена была об­ратиться в бегство. Теперь белые дают мат) 5...Крg8 6.Лсg7+ Крf8 7.Лh8Х.

Приведенный пример в до­статочной мере характеризует концентрическую атаку на 7-й горизонтали. Прежде чем мы перейдем, однако, к взрывающей атаке, хотелось бы отметить сле­дующее важное правило: если мы имеем дело с подвижным объектом атаки, то нападать на него нужно ладьей с тыла! Пример: ход ладьей на 7-ю горизонталь атакует пешку b7; если последует b7—b5, то мы сыграем Лb7 с тыловой атакой, но не Лd5 с нападением на пешку сбоку.

Объяснение подобной стра­тегии заключается в следующем:

1) на 7-й горизонтали следу­ет оставаться подольше, так как здесь нередко возникают но­вые цели (объекты) атаки;

2) обход (а движение на 7-ю горизонталь и последующее на b7 является таковым) представляет собой сильнейшую форму атаки.

Если расположить различные виды атаки по их силе в возра­стающей степени, то мы полу­чим такую картину: 1) прямая атака (иначе — фронтальная, лобовая); 2) боковая атака; 3) тыловая (обходная) атака. По­следнюю атаку особенно трудно (неудобно) парировать, в то вре­мя как при нападении сбоку (на­пример, Лd5 с нападением на пешку b5) возможна защита Ла8—b8.

33


Завоевание объекта атаки—пункта h7


Попробуем избрать объектом атаки поле g7. Не будем обра­щать внимание на то, что этот пункт хорошо защищен. Кон­центрацию сил проведем так: 1.Кg3 а3 (проходные пешки выглядят угрожающе) 2.Кf5 а2 3.Фе5 (теперь белые угрожают матом посредством Л:g7+ и т. д.) 3...а1Ф. После этого пре­вращения пешки пункт g7 полу­чает еще одну защиту, и белые проигрывают. Выиграть они мог­ли бы, сыграв 3.К:h6+ (вме­сто 3.Фе5).

Но гораздо проще было изб­рать объектом атаки пункт h7 и ввиду наличия у противника грозных проходных пешек применить метод быстрой, взрыва­ющей атаки: 1.Кf6+ gf 2.Фе6+ Крh8 3.Ф:f6+ и т. д.; или 1.Кf6+ Крh8 (черные упрямятся) 2.Ф:h6+ (белые — еще больше) 2...gh 3.Лh7, и мат на намеченном поле. Этот пример объясняет нам идею применения взрывающей атаки на 7-й горизонтали: пешка g7 убирается силой с дороги с целью удлинения 7-й горизонтали до пункта h7, а этот пункт мы избрали объектом атаки.

34


Цель атаки—пункт h7. Захват этого пункта


Другим примером может слу­жить данное положение. Здесь поле g7 может быть атаковано с трудом (не будь у нас пешки g4, это было бы легче: 1.Фg4 g6 2.Фh4 h5 3.Ф:f6 и т. д.). Если сыграть 1.Лd7 с угрозой сдво­ить ладьи посредством Лс1—с7, то черные ответят 1...Лс8; если же 1.Л1с4 с угрозой Фf7+, то 1...Лf8. Правильно 1.Л:g7+ (цель атаки—пункт h7) 1...Кр:g7 2.Лс7+ Крh8 3.Ф:h7Х. Жертва ладьи на g7 уд­линила 7-ю горизонталь до поля h7. Если же 2...Крf8, то белые выиграли бы тем же ходом 3.Ф:h7, так как на 7-й горизон­тали черные были бы совершенно беззащитны. Но еще «точ­нее» было бы перемещение ферзя с выигрышем темпа: 3.Фh6+ Крe8 4.Фе3+ Крf8 5.Фе7+ (попадая на 7-ю горизонталь с шахом) 5...Крe8 6.Фg7Х. Последний маневр нуждается в объяснении: он типичен в том отношении, что представляет со­бой прием, не дающий против­нику возможности (из-за ша­хов) подтянуть на помощь ре­зервы. Возьмем, например, та­кое положение.

35


Белые хотят взять коня h1 одновременно с шахом. Это до­стигается посредством 1.Фg4+ Крh7 2.Фh3+ Крg7 3.Фg2+ Крh6 и, наконец, 4.Ф:h1+. Итак, короля гонят в желаемую сторону, не теряя при этом кон­такта с той фигурой, которую хотят взять, или тем полем, которое желательно занять.

36


Вторжение на е7 одновременно с шахом (мат в 4 хода)


Целесообразно занять поле е7; 1.Фh4 или 1.Фf2+ Крe8 2.Ф:с5 одинаково неприемле­мо из-за открытого шаха слоном после е4—е3 и мата ладьей на а1. Правильно 1.Фf1+ Кре8 2.Фb5+ Крf8 3.Ф:с5+ Кре8 4.Фе7X. Можно было бы пред­ставить задачу так: белые не­прерывно шахуют и занимают поле с5 одновременно с шахом. После 1.Фf1+ Кре8 2.Фb5+ белые устанавливают контакт с полем с5 при продолжающейся «травле» короля. После же 2.Фb5+ Крf8 3.Ф:с5+ налицо контакт с полем е7, в то время как черный король все же вы­нужден отправиться на е8.

3. Пять специальных случаев на 7-й горизонтали: 1) абсолют­ное владение 7-й горизонталью и проходная пешка; 2) сдвоен­ные ладьи дают вечный шах; 3) аппарат для достижения ничьей: Л+К; 4) материальный выигрыш на 7-й горизонтали; 5) комбинированная игра на 7-й и 8-й горизонталях (обход с угла).

Под абсолютным владением 7-й горизонталью мы понимаем случай, когда владение этой линией отрезает неприятельского короля. Пример: белые — Ла7; черные — Крf8, п.f6. Если бы, однако, пешка находилась не на f6, а на f7, то действие ладьи не было бы абсолютным (пол­ным).

1-й случай. Абсолютное вла­дение 7-й горизонталью в сочета­нии с далеко продвинутыми проходными пешками, как правило, ведет к выигрышу.

Пример: белые—Крh1, Ле7, п.b6; черные — Крh8, Лd8. Бе­лые играют b6—b7, после чего маневр Ле7—с7—с8(+) неот­разим. Если бы черный король находился на g6, то позиция была бы ничейной.

37


В позиции на диаграмме иг­ру решает 1.Ф:h3+ Лh6 2.Ф:h6+ gh 3.b6, так как у белых — абсолютное владение 7-й горизонталью. Но если бы (после b5—b6) на g7 находилась черная пешка, то в этой позиции черные сыграли бы Крh7 и сде­лали ничью.

№4

Тарраш      

      Эм. Ласкер

Берлин, 1918


38


Ласкер в примечаниях ука­зывает после 1...Ла2+ 2.Крg1 такой выигрыш для черных: 2...а5 3.Л:g7 а4 4.Лg6 а3 5.Л:f6 Лb2. Если бы пешка находилась теперь не на g3, а на g2, то ход Крh2 давал бы еще шансы на ничью, но при положении ее на g3 у черных — абсолютное владение 7-й горизонталью, и они выигрывают. Интересна была бы, однако, по­пытка после 1...Ла2+ нейтрализовать 7-ю горизонталь по­средством 2.Кре1! Ласкер при­водит вариант 2...а5 3.Крd1 а4 4.Крс1 a3 5.Крb1, и ничья.

2-й случай. Ничья при по­мощи вечного шаха. Интересна одна психологическая ошибка, часто встречающаяся в прак­тике неопытных игроков.

39


Белые (менее опытный игрок) видят отчаянное положение сво­его короля и прибегают к ничь­ей посредством 1.Лfе7+. При этом они правильно сознают, что 1.Лdе7+(?) позволит чер­ным постепенно увести короля в безопасное место (1.Лdе7+? Крd8 2.Лd7+ Крc8 3.Лс7+ Крb8, и у белых нет больше шахов). После 1.Лfе7+ Крf8 2.Лf7+ Крg8 3.Лg7+ Крh8 4.Лh7+ (но не 4.Лg1?? Лf2+!) 4...Крg8 5.Лhg7+ Крh8 6.Лh7+ Крg8 наш любитель смо­трит испытующе в глаза партне­ру: не думает ли тот, что ему на самом деле удастся уйти королем от шахов?.. Он повторя­ет затем свои шахи еще не­сколько раз и наконец—исключительно «для разнообра­зия» — дает шах другой ладьей: Лd7—g7+, после чего пар­тия для него проиграна, так как черный король спасается на поле b8. Отсюда вывод: 1) разнооб­разие не всегда полезно; 2) ладья d7 была великолепным стра­жем — не следовало отвлекать ее от исполнения своих служеб­ных обязанностей.

3-й случай. Ничейный аппа­рат: Л+К (вечный шах).

40


У черных три кандидата в ферзи, и белые поэтому стре­мятся к ничьей при помощи веч­ного шаха. Так как попытка 1.Кh7+ Кре8 2.Кf6+ ни к чему не приводит из-за 2...Крd8, то мы приходим к выводу, что королю нужно отрезать от­ступление через линию «d». А отсюда ясно и решение: 1.Лd7. После этого хода наш ничейный аппарат начинает действовать безупречно, например: 1...е1Ф 2.Кh7+ Крg8 3.Кf6+ Крf8 (3...Крh8?? было бы самоубий­ством) 4.Кh7+ Кре8 5.Кf6+ и т. д. Следует обратить внима­ние на первый ход (Лd7), соз­дающий между ладьей и конем стратегический контакт. Предположим, что у черных имеется еще ладья на с8.В этом случае ход 1.Лd7 уже недостаточен для достижения ничьей из-за 1...Лс6. Но он и не ну­жен, так как собственная ладья на с8 мешает королю спастись бегством, и надобность в «стра­же на d7», таким образом, от­падает, например: 1.Кh7+ Кре8 2.Кf6+ Крd8?? 3.Лd7Х.

4-й случай (весьма простой) представляется необходимым ра­зобрать отдельно, как подго­товку к весьма сложному 5-му случаю; он заключается в том, что неприятельского короля вы­гоняют из его угла, после чего достигается материальный выиг­рыш.

41


Белые играют 1.Лh7+ Крg8 2.Лаg7+ Крf8 3.Лf7+ и выиг­рывают слона. Необходимой предпосылкой для этого являет­ся, однако, защищенность ладьи h7, иначе (после 3...Крg8) сло­на нельзя будет взять, так как король возьмет ладью h7. Осо­бое внимание следует обратить на способность ладей выгонять короля из угла вплоть до сло­новой горизонтали («f» или «с»). Эта способность является осно­вой для 5-го случая.

5-й случай. Комбинирован­ная игра на 7-й и 8-й горизон­талях (обход с угла).

42


Белые хотят занять 8-ю го­ризонталь, но так как при на­личии ферзя, защищающего ли­нию, этого прямо сделать нель­зя, то они достигают цели хит­рым обходным движением. Они занимают угол доски, одновре­менно изгоняя оттуда черного короля, и получают, таким образом, поле вторжения для ладьи, совершающей обходный маневр.

Итак, 1.Лh7+ Крg8 2.Лаg7+ Крf8 и, наконец, 3.Лh8+ с выигрышем ферзя. Возникающее после двух шахов ладьями поло­жение является для нас основ­ным и типичным при всех обход­ных маневрах с 7-й горизонтали на 8-ю.

43


Основная позиция для обхода


Анализ этой позиции выяв­ляет такую картину: две ладьи, стоящие наготове для обхода, но с другой стороны,— готовый к отпору король. Контакт по­следнего с ладьей g7 охраняет его от самого худшего (от мата на h8); покуда этот контакт имеет место, мат дать нельзя.

Отсюда правило: обойденный король должен стремиться к кон­такту с ближайшей к нему ладьей (то есть к нападению на эту ладью), а обходящие ладьи, наоборот, к тому, чтобы, этот контакт уничтожить. Второе правило: «обойденный» стре­мится в угол доски, а «обходя­щий» должен его из угла гнать.

В указанной основной пози­ции белые могут испробовать три маневра:

а) Немедленный материальный выигрыш. Это нам уже знакомо из предыдущего. Если, допустим, где-нибудь на 8-й горизонта­ли находится неприятельский ферзь, то последует (уже из основной позиции) немедленное Лh7—h8+ с выигрышем ферзя за ладью g7.

б) До­стижение мата посредством на­рушения контакта между ладь­ей и королем. Нарушить контакт мож­но двумя способами: защитой ладьи g7 (пешкой или фигурой) или удалением короля с поля f8 при помощи шаха. В обоих случаях ладья g7 остается не­подвижной.

44


Следует 1.Сb4+ Кре8, и ладьи свободны для решитель­ного удара—2.Лh8Х. Вме­сто слона е1 мы можем себе пред­ставить белую пешку на е6; в этом случае последовало бы: 1.е7+ Кре8 2.Лh8+ (завер­шенный обход; но король по­лучил поле, раньше для него недоступное) 2...Крd7. Это, однако, несущественно, так как следует 3.е8Ф++, и мат дости­гается в скором времени.

45


Нарушение контакта


Прежде всего, белые занима­ют основную позицию (как на диаграмме 43): 1.Лg7+ Крf8 2.Лh7 (угрожая дать мат) 2...Крg8 (стремясь в угол дос­ки) 3.Лсg7+ Крf8. Теперь белые играют 4.Кg5! fg 5.f6, и мат на h8. В случае 4...d4 5.Ке6+ С:е6 (ход вынужденный) 6.fе черный король прогоняется с f8 посредством е6—е7+ с быст­рым выигрышем; например: 7.е7+ Кре8 8.Лh8+ Крd7 9.е8Ф++ и т. д. Этот наруша­ющий контакт шах на е7 черные могли бы парировать только хо­дом 6...Ле8, но тогда проигры­валась бы ладья: 7.е7+ Л:е7 8.Л:е7, и белые легко выиг­рают, даже если бы черные име­ли еще 1—2 проходные пешки, ибо в этом случае сказалась бы упоминавшаяся нами пригодность ладей к тыловым ата­кам на бежавшие с 7-й горизон­тали неприятельские пешки.

в) Выигрыш темпа (для по­следующих материальных завое­ваний).

46


Выигрыш темпа. Белые выигрывают


Посредством 1.Лh7+ Крg8 2.Лfg7+ Крf8 достигается ос­новная позиция. Но что делать дальше? Ни 3.Лh8+?, ни 3.Лg1 ничего не дает. Другое дело, если бы белый король на­ходился уже на f5: тогда можно было бы сыграть Крf6, защи­щая ладью g7, и дать мат на h8. Положение выглядит так, как будто белые должны довольствоваться вечным шахом. Внеш­ность, однако, обманчива. Спер­ва следует 3.Л:d7 с угрозой мата на h8. Черные вынуждены ответить 3...Крg8. Тогда белые повторяют свой маленький ма­невр: 4.Лdg7+ Крf8 5.Л:с7, и снова черные должны сыграть 5...Крg8, не имея времени для желанного а2—а1Ф. (Если про­тивник не имеет времени для хода, во всех отношениях для него полезного, и притом потому, что почему-либо вынужден к малозначащему в позицион­ном отношении ходу, в то вре­мя как мы подвигаемся вперед, то мы явно выиграли темп.) Далее следует 6.Лсg7+, опять создавая ту же угрозу мата (прежде чем съесть пешку b7, бе­лые дают этот шах как бы для укрепления аппетита): 6...Крf8 7.Л:b7 Крg8 8.Лhg7+ (было бы грубой ошибкой 8.Л:а7 из-за 8...а1Ф) 8...Крf8 9.Л:а7 Л:а7 10.Л:а7, выиг­рывая пешку а2 и партию. Итак, смысл нашего маневра в том, что белые от каждого соприко­сновения с основной позицией приобретают вновь атакующую силу, как приобретал ее в древ­ней былине богатырь Святогор от соприкосновения с матушкой-землей. Менее образно скажем: при каждом возвращении к ос­новной позиции создавалась уг­роза мата и выигрывался (бла­годаря этому) очередной темп для материального выигрыша.

Итак, наш 5-й случай доста­точно выявлен во всех своих трех формах. Сперва создается основное (исходное) положение, а затем атакующий выбирает из трех возможных продолжений («а», «б» или «в») наиболее подходящее для каждого отдельного случая.

В заключение приведем еще два примера и небольшую схему.

№5

Нимцович       

      О. Бернштейн

Вильна, 1912


47


Черные сыграли 50...Лf8 с намерением посредством f7—f6 настолько уменьшить наличный материал, чтобы его оказалось недостаточно для выигрыша. Бе­лые ответили спокойно 51.Л:b4, так как скомбинировали из отдельных составных частей уже тогда им известный 1-й случай на 7-й горизонтали (аб­солютное владение последней в связи с проходной пешкой). По­следовало: 51...f6 52.Сс5! Лс8 (вынужденно, так как в случае 52...Лf7 последовало бы 53.Лb7 Л:b7 54.аb+ Кр:b7 55.еf, и для черного слона оказалось бы непосильной задачей задержать обе белые пешки при их движе­нии в ферзи) 53.еf Л:с5 54.f7 (проходная пешка!) 54...Лс8 55.Лb7. Абсолютно завладевая 7-й горизонталью; преимущество в лишнюю фигуру у противника здесь несущественно.

«Все это великолепно рассчи­тано»,— говорит Ласкер в жур­нале «Sсhасhwагt» (1913). Но, дорогие читатели, для нас, как и для всякого, кто знаком с на­шей системой, этот расчет оче­виден. Мы хотим этим указать, как. велики практические шансы, получающиеся от ознакомления с системой. Все планы и расчеты даются легче, когда имеешь твердые точки опоры: здесь — форпост, там — абсолютное владение 7-й горизонталью, тут — защищенная проходная пешка и т. д.

В партии последовало еще: 55...Сd3 56.Ле7 (понятно) 56...Сb5 57.Крf4 (белые не доставляют себе радости получения нового ферзя посредством 57.Ле8 С:е8 58.f8Ф, ибо после 58...Сс6+ и 59...Л:f8 исчез бы ферзь, а с ним и... радость) 57...Лh8 58.h7 Са4 59.Кре5 Сb5 60.Крf6 е5 61.Крg7. Чер­ные сдались.

№6

Нимцович       

      Любитель

Рига, 1910 (белые давали вперед коня b1)


48


Последовало сперва 1.а6 Фа8 (с угрозой Ла7 и Л:а6).

В этой трудной позиции бе­лые спасаются при помощи «следующей тонкой ловушки», как определяет «Dünazeitung», или посредством комбинации, покоящейся на глубокоосновательном знакомстве с пространством (7-я горизонталь), как мы бы это назвали. Последовало: 2.b3 Лb8 (лучше было, во всяком случае, 2...Ла7), и теперь—жертва ферзя: 3.Сa3!! Л:b6 4.С:d6 Лс8 5.Л:g7+ Кр:g7 6.Се5+, и ладья дает веч­ный шах по полям h7 и h8. Сле­дует отметить, что после жертвы ферзя белые имели ничью во всех вариантах, например: 1) 4...Ф:а6 5.Се5 Кре8 6.Лh8+ Крd7 7.Л6h7 Фа2+ (чтобы от­крыть поле а6) 8.Крg3 с5 9.Л:g7+ Крс6 10.Л:с7+ Крb5 11.Л:с5+ Кра6 12.Ла8+ с выигрышем ферзя; 2) 4...Фg8 5.С:с7 Л:а6 6.bс с последующим Сс7—е5; 3) 4...Фg8 5.С:с7 сb 6.С:b6 b2 7.Л:g7+! Кр:g7 8.Лh1, и у белых благодаря сильной пешке «а» значительно лучшие шансы.

Схема к главе «7-я и 8-я горизонтали»


Выбор объекта атаки

Завоевание его концен­трической атакой

Удлинение линии воздействия посредством жертвы, сметающей стоящую на дороге пешку

Сопроводительный маневр: овладение пунктом одновременно с шахом

Выбор объекта атаки

Завоевание его концен­трической атакой

Удлинение линии воздействия посредством жертвы, сметающей стоящую на дороге пешку

Сопроводительный маневр: овладение пунктом одновременно с шахом


Схема к 5 специальным случаям

1) абсолютное владение 7-й горизонталью в связи с проходной пешкой; 2) вечный шах сдвоенными ладьями (правильное использование стража); 3) ни­чейный аппарат: Л+К; 4) оттеснение короля с материальным выигрышем; 5) комбинированная игра на 7-й и 8-й горизонталях

Обход с угла с 7-й горизонтали на 8-ю, подготовленный созданием основной позиции,

после чего возникает выбор из следующих продолжений

Немедленный

обход

Игра на мат посредством нарушения контакта

Комбинации с выигрышем темпа

Обход с угла с 7-й горизонтали на 8-ю, подготовленный созданием основной позиции,

после чего возникает выбор из следующих продолжений

Немедленный

обход

Игра на мат посредством нарушения контакта

Комбинации с выигрышем темпа


Примеры к первым трем главам

Трудно произвести выбор, так как число хорошо сыгранных партий велико, и в то же время легко это сделать, так как каж­дая партия, в сущности, чем-нибудь характерна для системы; так, например, игра по откры­той линии или 7-й горизонтали встречается почти в каждой из них. Изучение этих партий с точки зрения рассмотренных раньше правил принесет чита­телю пользу. Итак, не будем ломать себе голову над выбором и примемся за работу.

№7. Французская защита

Нимцович       

      Алапин

Петербург, 1914


Эта «легкая» партия иллю­стрирует последствия «пешкоедства» в дебюте.

1.е4 е6 2.d4 d5 3.Кc3 Кf6 4.еd К:d5 (сдача центра) 5.Кf3 с5.

С целью уничтожения цент­ральной пешки d4 (см. пункт 6а «Сдача центра» в первой главе). Осаду этой пешки можно было бы провести примерно так: Се7, 0—0, b7—b6, Сb7.

6.К:d5 Ф:d5 7.Сe3.

Ради этого хода, соединяюще­го развитие с атакой (угроза а4:с5 с выигрышем пешки), белые разменяли коня на d5 (см. пункт 4 в первой главе).

7...cd.

Пешка с5 исчезает, а это означает потерю времени (тем­пов) для черных.

8.К:d4 а6 9.Се2 Ф:g2.

«Пешкоедство», влекущее за собой роковые последствия.

10.Сf3 Фg6 11.Фd2 е5.

49


Критический момент в пар­тии. Черные хотят избавиться от неприятного коня d4, чтобы получить возможность ходом Кc6 несколько подогнать свое раз­витие.

12.0—0—0! еd 13.С:d4 (теперь преимущество белых в развитии уже очень велико) 13...Кc6 14.Сf6.

Форсирует события. На всякий другой ход слоном черные могли бы ответить развивающим ходом; теперь же для развития не хватает времени — они должны брать на f6.

14...Ф:f6 15.Лhе1+.

Одновременная игра на открытых линиях «e» и «d». Для черных опасность прорыва очень велика.

15...Се7 (нельзя было 15...Се6 из-за 16.Фd7Х) 16.С:с6+ Крf8 (или 16...bс 17.Фd8X) (Красив другой вариант, также предусмотренный Нимцовичем: 16...Сd7 17.Ф:d7+ Крf8 18.Фd8+! Л:d8 19.Л:d8+ С:d8 20.Ле8Х—Прим. ред.) 17.Фd8+! С:d8 18.Ле8Х.

№8. Защита Филидора

Тейхман       

      Нимцович

Карлсбад, 1911


Белые получают подвижную центральную пешку е4. Черные стесняют ее продвижение (блокируют), пользуясь всеми ре­сурсами, какие дает открытая линия «е» с форпостом Ке5; им удается (вполне правильно) уни­чтожить эту пешку, но оконча­ние партии у них не клеится. Для проблемы блокады энд­шпиль весьма поучителен.

1.е4 е5 2.Кf3 d6 3.d4 Кf6 4.Кc3 Кbd7.

Затрудняет развитие, но зато сохраняет центр. Некоторые критики, считая подобные ходы «неэстетичными», обнаруживают только испорченный вкус.

5.Сс4 Се7 6.0—0 0—0 7.Фе2 с6.

Черные создают как бы пешечное преимущество в центре, но инициатива пока принадле­жит белым.

8.а4.

Замкнутый характер пози­ции позволяет делать ходы пеш­ками в дебюте.

8...Фс7 9.Сb3 a6.

Чтобы при случае иметь воз­можность сыграть пешкой с6, у коня c3 отнимается поле b5.

10.h3 еd.

Сдача центра не является здесь непоследовательностью: удержанию его черные прида­вали лишь временное значение.

11.К:d4 Ле8 (осадная стратегия – см. диа­грамму 10) 12.Сf4 Сf8 13.f3 Кc5.

Внимательно изучавший на­шу книгу ждал, вероятно, за­нятия форпоста ходом 13...Ке5, но черные хотят сперва разме­няться, чтобы получить большую свободу действий. Этот прием можно рекомендовать в стес­ненных положениях.

14.Са2 Ке6! 15.С:е6 С:е6 16.Фd2 Лаd8 17.Лfе1 Сс8 18.Лаd1 Кd7! 19.Кf5 Ке5.

50


Теперь, после гармонично проведенного развития (что бы­ло затруднено недостатком в пространстве), черные занимают форпост е5. Отсюда конь господствует над позицией. Радиус атаки ве­лик. Если бы белые впоследст­вии попытались прогнать коня ходом f3—f4, то они ослабили бы этим пешку е4.

20.Кd4 f6 (пешка е4 все больше парализуется) 21.Крh1 Фf7 22.Фf2 Фg6 23.b3 Кf7. Подготавливая f6—f5. Изу­чающий, может быть, спросит: что же сделал, в конце концов, конь е5? Достаточно, ибо белые не имели возможности что-либо предпринять.

24.Крb2 Ле7 25.Kdе2 f5! (уничтожение парализованной пешки е4) 26.Кg3 fе?

Слишком поспешно; пра­вильно было сперва 26...Лdе8, например: 27.еf С:f5 28.К:f5 Ф:f5 29.Сg3 Л:е1 30.Л:е1 Л:е1 31.Ф:е1 Ф:с2.

27.Кс:е4 (при 27.fе изо­лированная пешка е4 была бы очень слаба) 27...d5 28.Кс5 Лdе8 29.Кd3 Л:е1.

Черные добились только рав­ной игры. Ход 29...Кd6 пре­доставил бы в распоряжение бе­лых пункт е5 (30.Се5).

30.Л:е1 Л:е1 31.Ф:е1 Фe6 32.Ф:е6 С:е6 33.Сe3.

Этот хороший ход парализу­ет пешечное преимущество чер­ных на ферзевом фланге. Чер­ным следовало поэтому доволь­ствоваться ничьей. Они хотели достичь большего и проиграли.

33...Сd6 34.f4 Крf8 35.Крg1 g6 36.Крf2 h5 37.Кс5 Сс8 38.а5 Кh6 39.b4 Крf7 40.c3 Кg8 (40...Кf5 дало бы ничью) 41.Крf3 Кf6 42.Сd4 С:с5 43.С:с5 Се6 44.Сd4 Ке4 45.Ке2! (но не 45.К:е4 dе+ 46.Кр:е4 из-за 46...Сd5+ с последую­щим С:g2) 45...Cf5.

Ничего нельзя поделать; вви­ду того, что белые на ферзевом фланге тремя пешками парализовали четыре черные пешки, у них на королевском фланге получается как бы лиш­няя пешка.

46.g4 hg 47.hg Kd2+ (луч­ше было не пускаться слоном на авантюры и держать его «дома», играя хотя бы 47...Сd7) 48.Крg3 Сс2 49.Кg1 Кре6 50.Крh4 Сd1 51.Кh3 Ке4 52.f5+! (искусная реализация преиму­щества!) 52...gf (если 52...Крf7, то 53.fg+ Кр:g6 54.Кf4+ и т. д.) 53.Кf4+ Крf7 54.g5! Сg4 55.g6+ Кре7 56.g7 Крf7 57.Кg6, и ввиду неотра­зимой угрозы Ке7 и g8Ф черные сдались.

№9. Дебют ферзевых пешек

ван Флит       Зноско-Боровский

Остенде, 1907


Прекрасный пример исполь­зования открытой линии. Полу­чив с самого начала подавляю­щее положение, Е. Зноско-Бо­ровский без предварительного создания форпоста вторгается в расположение противника.

1.d4 d5 2.e3 с5 3.c3 е6 4.Сd3 Кc6 5.f4.

Белые построили так назы­ваемую каменную стену, весьма замкнутый дебют.

5...Кf6 6.Кd2 Фс7 7.Кgf3.

Не учитывая угрозы, заклю­чающейся в ходе 6...Фс7. На­илучшим построением для белых является здесь 7.Кh3 и Фf3.

7...cd!

51


8…cd?

Позиционно правильным ходом является в данном положе­нии e3:d4 (белые получают открытую линию «e» с форпостом е5, в то время как пешка c3 запирает черным линию «с» — см. пункт 4 во второй главе). Однако этот ход проигрывает пешку. Невзирая на это, следовало все-таки предпочесть 8.ed. В самом деле, после 8...Ф:f4 9.Kс4! Фс7 (9...Фg4 10.Кe3!) 10.Ксе5 Са6 11.Фе2 у белых оказался бы хорошо защищенный форпост на линии «е», от которого черные не могли бы избавиться и посредством 11...С:е5 12.de Кd7 13.Сf4 f6?, так как 14.еf! Ф:f4 15.fg Лg8 16.Ф:е6+ дало бы белым выигрыш. Поскольку же белые сохраняют форпост Ке5 (или замену его — пешку е5 после d4:е5), их положение, несмотря на отсутствие пешки, было бы превосходно.

8...Кb4 9.Сb1 Сd7 10.a3 Лс8!

Лишь после этого тонкого хода маневр конем (производивший впечатление атаки в стиле начинающего) приобретает глубокий смысл.

11.0—0 Сb5! 12.Ле1 Кc2 13.С:c2 Ф:c2 14.Ф:с2 Л:с2.

Занимая 2-ю горизонталь, владение которой усиливается диагональю слона b5—f1 и передовым пунктом е4 для коня.

15.h3 Сd6 16.Кb1 Ке4.

Это не форпост в том смысле, как мы его понимаем (ибо от­сутствует открытая линия за ним), но все же хорошая замена форпоста.

17.Кfd2 Сd3 18.К:е4 С:е4.

Продолжение 18...dе с за­щищенным слоном на d3 было также хорошо и дало бы нам случай подчеркнуть, что сила линии (или диагонали) находит яркое выражение именно в за­щищенном пункте; все равно, например, как если бы абстракт­ное понятие «линия» или «диа­гональ» превратилось бы в ма­терию (ибо защищенный пункт мы склонны уже ощущать как нечто материальное).

19.Кd2 Крd7 20.К:е4 dе 21.Лb1 Лhс8 22.b4 Л8с3 23.Крf1 Крс6! 24.Сb2 Лb3 25.Ле2 Л:е2 26.Кр:е2 Крb5 27.Крd2 Кра4 28.Кре2 а5.

Решающий прорыв. Поло­жение черной ладьи (связываю­щей фигуру и атакующей пункт e3) было очень уж сильно. Окончание партии понятно и без примечаний.

29.Крf2 аb 30.аb Кр:b4 31.Кре2 Крb5 32.Крd2 Сa3 33.Крc2 Л:b2+ 34.Л:b2+ С:b2 35.Кр:b2 Крс4 36.g4 Крd3 37.g5 Кр:e3. Белые сда­лись.

№10. Индийская защита

Ли       Нимцович

Остенде, 1907


Эта партия иллюстрирует та­кие понятия, как открытая ли­ния, форпост, 7-я горизонталь.

1.d4 Кf6 2.Кf3 d6 3.Кbd2 Кbd7 4.е4 е5 5.с3 Се7 6.Сс4 0—0 7.0—0 еd! 8.cd d5 (эти ходы мы уже рассматривали в пункте 6а в первой главе) 9.Сd3 dе 10.К:е4 К:е4 11.С:е4 Кf6.

Известный уже нам маневр — размен с последующим выиг­рышем темпа.

12.Сd3 Кd5 (начиная игру на линии «d» против пешки d4) 13.a3 Сf6 14.Фc2 h6 15.Сd2 Сe6 16.Лае1 с6 17.Сe3 Фb6 18.h3 Лаd8 19.Лc1 Лd7.

Спокойное построение. Вол­новаться не приходится, так как объект атаки (d4) неподвижен.

20.Лfe1 Лfd8 21.Фе2 Фс7 22.Сb1 Ке7.

После проделанной работы (а конь поработал) полезно пе­ременить местопребывание. Конь стремится на f5.

23.Ке5 С:е5 24.dе Ф:е5 25.С:а7 Ф:е2 26.Л:е2 Лd1+ (черные проникают по линии «d» в лагерь противника) 27.Ле1 Л:c1 28.Л:c1 Лd2.

Этим ходом начинается игра на 2-й горизонтали (7-й для черных).

52


29.b4 Кd5 30.Се4 Кf6 31.Сс2 Кd5 32.Се4 Ла2!

Допуская размен, приводя­щий к разноцветным слонам.

33.С:d5 С:d5 34.Лc3 f5!

Сыграно в соответствии с сис­темой. Черные ищут объект для атаки на 2-й горизонтали; так как игра против пешки a3 про­должаться не может, то они хо­тят парализовать продвижение пешки g2. Это достигается сом­кнутым наступлением пешек ко­ролевского фланга.

35.Крb2 Крf7 36.Сс5 g5 37.Лd3 b5 38.Сd4 Се4 39.Лc3 Сd5 40.Сс5 Крg6 41.Лd3 h5 42.Сb6 f4 43.Сd4 Крf5 44.f3.

Положение белых было очень плохо: угрожало 44...g4 с по­следующим 45...g3+ 46.fg Л:g2+.

44...g4 45.hg+ hg 46.Крg1 Ле2.

Слаба и 1-я горизонталь. При случае черные могут сыграть g4—g3.У белых начинает ощущаться недостаток в выборе ходов.

47.fg+ Кре4! 48.Лd1 Сb3 49.Лf1 Кр:d4, и через несколь­ко ходов черные выиграли.

В следующих двух партиях главная роль принадлежит ко­ням — форпостам. В первой ко­ня разменивают, но берущая вновь пешка заменяет форпост. Во второй партии выявляется работоспособность коня в лави­ровании.

№11. Французская защита

Гакен       

      Гизе

Рига, 1913


1.е4 е6 2.d4 d5 3.еd еd 4.Кf3 Сd6 5.Сd3 Кf6 6.h3 0—0 7.0—0 h6.

В этом, так называемом раз­менном, варианте французской защиты одной из руководящих идей является связывание коней посредством Сс1—g5 и Сс8—g4. Здесь этот мотив, однако, ис­ключен ходами h2—h3 и h7—h6; центр тяжести переносится це­ликом на линию «е».

8.Кc3 с6 9.Ке2 Ле8 10.Кg3 Ке4 (занимая форпост) 11.Кh5 Кd7 12.c3 Кdf6 13.Кh2 Фс7 14.К:f6+ К:f6 15.Кf3 Ке4 16.Сс2 Сf5!

Все фигуры направляются к основному стратегическому пун­кту (в данном случае е4). Чер­ные как бы подчеркивают его значение.

17.Кh4 Сh7 18.Сe3 g5 19.Кf3 f5 20.Ле1 Ле7 (давление по линии «е» усиливается с каждым ходом) 21.Kd2 f4 22.К:e4 dе.

Форпост: конь получает в по­лупроходной пешке е4 достаточ­ную замену.

23.Сd2 Лае8 24.с4 с5 25.Cc3 Сg6!

Чтобы иметь возможность сы­грать Крh7 и е4—е3. Черные угрожают также при случае на­чать атаку против пешки h3. Из пункта 2 во второй главе мы знаем, что такая выдвинутая пешка является подходящей ми­шенью для атаки. Эта атака — в целях открытия линии «h» — осуществлялась бы ходами h6—h5 и g5—g4.

26.Фg4 cd 27.С:d4 Се5 28.С:e5 Л:e5.

53


29.Фd1.

Если 29.Лаd1, то могло по­следовать: 29...е3 30.С:g6 еf+ 31.Кр:f2 Фс5+ 32.Крf1 Ф:c4+ 33.Крf2 Фс5+ 34.Крf1 Фb5+ 35.Крf2 Ф:b2+ 36.Крf1 Фb5+ 37.Крf1 Фb6+ 38.Крf1 Фа6+ 39.Крf2 Ф:a2+ 40.Крf1 Фа6+ 41.Крf2 Фb6+ 42.Крf1, после чего черные два раза меняются ладьями на е1 и затем играют Ф:g6. Краси­вая иллюстрация к теме «выиг­рыш пешки одновременно с ша­хом» (см. также диаграмму 36).

29...Лd8 30.Фb1 Лd2 31.С:е4 Фс5 32.Сd5+ Крg7 33.Фс1 Ф:f2+ 34.Крh1 Ле:d5. Белые сдались.

Вся партия является хоро­шей и четкой иллюстрацией зна­чения и силы форпоста.

№12. Испанская партия

Тарраш       

      Бергер

Бреславль, 1889


Эта партия — из раннего пе­риода шахматной науки.

1.е4 е5 2.Кf3 Кc6 3.Сb5 а6 4.Са4 Кf6 5.Кc3 Сb4 6.Kd5 Се7 7.d3 d6.

После этих дебютных ходов Тарраш сыграл на создание у противника сдвоенной пешки.

8.Кb4 Сd7 9.К:c6 С:c6 10.С:c6+ bс.

Слабость этой пешки, одна­ко, еще не ясна и нуждается в доказательстве.

11.0—0 0—0 12.Фе2 с5?

В наше время такой ход назвали бы плохим. При нем сла­бость сдвоенной пешки стано­вится очевидной, в то время как продвижение белых (в цент­ре) этой слабости не выявило бы; даже наоборот, после d3—d4, е5:d4 пешка с6 не позволит белым создать форпост (ут­вердить коня) на d5. (Отсюда видно, насколько система облег­чает мышление.) Правильной тактикой для черных было бы 12...Ле8 и Сf8, то есть занятие выжида­тельной позиции.

13.c3.

Чтобы возможно скорее и любой ценой провести ход d3—d4. В наше время знают, что нападение на центр, во всяком случае, не является единствен­ным путем, ведущим к успеху. Правильно было бы Кf3—d2—с4, имея затем в виду b2—b4 или f2—f4 и оставляя центр неподвижным.

13...Кd7 14.d4 еd 15.cd Сf6 16.Сe3 cd 17.С:d4 Ле8 18.Фс2 С:d4 19.К:d4 Кс5.

На этой позиции коня висит судьба партии. Если его удастся прогнать, то пешка с7 окажется слабой.

20.f3 Фf6 21.Лfd1 Леb8. Линия «е» бесполезна для черных — отчасти из-за укреп­ленного заграждения е4, а от­части потому, что они должны заботиться о недопущении хода b2—b4.

Белые же владеют открытой линией «d» с форпостом на ней (d5).

22.Лаb1 а5.

54


23.Крh1(!).

Тонкий ход, идея которого заключается в стремлении ис­пользовать центр в качестве атакующей силы (тарана). Уг­рожает 23.е5 Ф:e5 24.Кc6, что при положении короля на g1 оказалось бы ошибочным из-за шаха ферзем на e3.

Однако положительную цен­ность ход королем едва ли имеет, ибо черные и без того вынуждены сыграть Лb7, хотя бы для того, чтобы сдвоить ладьи. (Черные оперируют по линии «b» против пункта b4, где белые грозят нападением.)

23...Лb6.

Это нехорошо, так как уси­ливает значение линии «d» (бе­лые займут форпост d5 с на­падением на ладью). Продол­жение 23...Лb7 (в свое время рекомендованное Стейницем) или даже пассивное 23...h6 было бы более уместно. Например: 23...h6 24.е5 dе 25.Ф:c5 еd 26.Л:d4 а4 (черные давят по линии «b») 27.Лb4 Фd6, легко уравнивая игру; 23...Лb7 24.Ке2 Лаb8 25.Кc3, и теперь 25...а4, после чего давление по линии «b» начинает стано­виться ощутимым. :

24.Ке2 Кe6 25.Кc3 Лc6. Вполне понятно, что черные считают ход Кc3—d5 для себя неприятным, но все же лучше было организованное отступ­ление: 25...Фd8 26.Кd5 Лb7 с последующим Ла8—b8.

26.Фа4 Лс5 27.Kd5 Фd8 28.Лbс1.

Маневры белых исполнены ясности. Они хотят овладеть ли­нией «с», из-за которой идет борьба, чтобы затем козырнуть на ней ходом Фc6.

28...Л:c1 29.Л:c1 с5. Это излечивает пешку с7, но теперь предметом забот стано­вится отсталая пешка d6. Прав­да, черные стояли уже плохо: они не использовали возможно­стей, таившихся в открытой линии «b».

30.Лd1 Кd4 31.Фс4.

Белые хотят разменять коня d4 (например, посредством Кd5—c3—е2), чтобы затем получить возможность легкой атаки на пешку d6. Эта атака должна увенчаться успехом, ибо защищающие пешку фигуры легко могут оказаться в неудобной по­зиции (например, черные Лd7, Фе7 при положении белых Лd5, Фd3), при которой белые (иг­рая е4—е5) сумеют в третий раз напасть ни связанную пешку и завоевать ее. Для нас интерес­но отметить устремление белых фигур к пункту d5 (ход Фа4—с4!). При владении таким пунк­том начинается длительное лавирование (перестройка пози­ции), при котором пункт d5 яв­ляется базой. Собственные фи­гуры приходят и проходят через это поле, атакуя пешку d6 то од­ним, то другим способом до тех пор, пока черные не выдохнутся, то есть пока они, лавируя вслед за белыми, не собьются с ноги. Это понятно, ибо они маневри­руют, не только не имея базы, но вдобавок на ограниченном (стесненном) пространстве.

Приводимая партия, прав­да, не разыгрывается по набро­санному плану, ибо черные до­пускают ошибку, отклоняющую партию с ее логического пути.

31...Лb8 32.b3 Лc8? 33.Л:d4 cd 34.Ке7+.

Но никак не 34.Ф:c8 Ф:c8 35.Ке7+, так как пеш­ка «d» пройдет в ферзи.

34...Ф:e7 35.Ф:c8+ Фf8 36.Ф:f8+ Кр:f8, и белые вы­играли пешечное окончание бла­годаря отдаленной проходной, возникающей из преимущества в пешках на ферзевом фланге. Мы приведем это окончание по­зднее (см. пример №26), когда будем говорить о проходных пешках, а пока попросим лю­безного читателя запастись тер­пением.

Следующая партия показы­вает ведение борьбы тяжелыми фигурами.

№13. Новоиндийская защита

И. Рабинович      Нимцович

Баден-Баден, 1925


1.d4 Кf6 2.с4 е6 3.Кf3 b6 4.Кc3 Сb7 5.Сg5 h6 6.Сh4 Се7 7.e3 d6 8.Сd3 Кbd7.

У черных крепкая, но сте­сненная позиция. Как правило, в таких случаях следует осво­бождаться от тисков медленно и постепенно.

9.0—0 0—0 10.Фе2 е5.

«Медленно», а потому более в духе дебюта было бы здесь Кf6—h5.

11.dе С:f3! (но не 11...К:e5 12.К:e5 dе 13.Лd1 с давлением по линии «d») 12.gf К:e5 13.С:f6 С:f6 14.Се4 Лb8.

Белые владеют линией «d» с форпостом d5, и уже сейчас яс­но, что они сумеют вызвать ос­лабляющий позицию черных ход с7—с6. Правда, пешку d6 будет нетрудно защитить, ибо она находится на поле того же цвета, что и черный слон. Но как обстоит дело с линией «g»? Это вскоре выяснится.

15.Лаd1 Kd7! 16.Кd5 Кс5 17.Сb1 а5.

Конь с5 не является форпо­стом (за ним нет открытой ли­нии), но он все же занимает очень сильную позицию. В этом изучающий должен особенно поупражняться — отыскивать такие поля для сво­их коней, откуда их нельзя было бы согнать.

18.Крb1 g6 (это ослабление все равно оказалось бы вынужденным пос­ле Фе2—с2) 19.Лg1 Сg7 20.Лg3 с6! 21.Кf4 Лb7!

Положение с линией «g» вы­яснилось, несомненно, в том смысле, что угроза со стороны белых заключается в жертве фигуры на g6 (итак, взрываю­щая атака). Напротив, медлен­ный систематический подрыв по­средством b2—b4—b5 представ­ляется трудноосуществимым.

22.Фе2 Фf6 23.b3.

Комбинационным продолже­нием явилось бы 23.Кh5 Ф:b2 24.Л:g6 (см. предыдущее примечание) 24…fg 25.Ф:g6, но эта атака вряд ли увенчалась бы успехом.

23...Ле8 24.Ке2.

Чтобы перевести коня на d4. Владея двумя открытыми лини­ями («d» и «g»), белые не могут окончательно решиться огра­ничить свои операции только одной из них; этим они губят партию.

24...Лd7 25.Лd2 Леd8 26.Кf4 Крf8 27.Фd1 h5!

Не только для того, чтобы освободить поле h6 слону, но и потому, что самой пешке «h» придется играть большую роль.

28.Фg1 Сh6 29.Ке2 d5.

Черные освобождаются от слабой пешки d6 и вскоре зав­ладевают линией «d».

30.cd Л:d5 31.Л:d5 Л:d5 32.f4 (на 32.Кd4 последовало бы 32...Сf4, например: 33.еf Ф:d4 34.f5 h4! 35.Лg4 Фc3, и для пункта f3 нет удовлетворитель­ной защиты) 32...Сg7.

Этот добровольный отказ от диагонали h6—f4 нетрудно по­нять тому, кто знает, что заграждения на линиях (здесь та­ковым грозит стать конь d4) нужно брать, под обстрел. Немедленное 32...Лd2 черные от­вергли из-за ответа 33.Кd4 С:f4 34.Лf3.

33.Фс1.

Здесь черные ждали жертвы (наконец-то) на g6 и приготовили в ответ на это чисто задачное продолжение: 33.С:g6 h4! 34.Лg4 fg 35.Л:g6 Фf5 36.Л:g7 Фе4+ 37.Фg2 (вынужденно) 37...Лd1+ 38.Кg1, и теперь (кульминационный пункт ком­бинации!) 38...h3! 39.Ф:e4 К:e4 с угрозой мата на f2.

33...Фd6.

Все, что следует далее, явля­ется использованием (в соответ­ствии с нашими правилами) открытой линии «d», но украшен­ным здесь интересной комбина­цией. Не располагая системой, черные никогда не пришли бы к заключительному маневру.


55


34.Cc2 Ke4 35.Лg2 h4 36.Kg1.

Черные рады были освобо­диться от этого коня и сыграли 36...Кc3 с целью вторжения в неприятельский лагерь (здесь — 1-я и 2-я горизонтали).

37.а4 (если 37.а3?, то 37...Ка2 с выигрышем пешки а3) 37...Ка2 38.Фf1 Кb4.

Здесь у черных было непри­ятное ощущение, что они «выпускают» слона, предоставляя ему большую свободу действий.

39.Сe4 Лd1.

Неприятное ощущение долж­но было как будто усилиться, так как и ферзь получает свобо­ду. Но у черных начала скла­дываться комбинация, похожая на ту, какую они наметили к 33-му ходу.

40.Фс4 f5! 41.Сf3 h3! 42.Лg3 Kd3! 43.Фc2 Лс1 (возвращение ферзя было вынужденно) 44.Фе2 Лb1. Белые сдались, так как действие обходного дви­жения ладьей неотразимо.

Впечатление таково, что сис­тема явилась существеннейшей поддержкой комбинационной работы.

Вниманию читателя предла­гается короткая партия Земиш—Нимцович (Копенгаген, 1923), получившая название «бессмертной партии цугцванга». Для нас она интересна в том отношении, что здесь форпост выступает лишь как угроза, которая, не будучи даже приведена в исполнение, оказала громадное влияние на ход игры.

№14. Новоиндийская защита

Земиш       Нимцович

Копенгаген, 1923


1.d4 Кf6 2.c4 e6 3.Кf3 b6 4.g3 Cb7 5.Cg2 Ce7 6.Kc3 0—0 7. 0—0 d5 8.Ke5 c6.

Сильнее, чем ход 8…Фс8, который сделал Земиш, играя черными.

9.cd.

(Наиболее активно теперь 9.е4! В книге «Как я стал гроссмейстером» Нимцович к этому ходу делает такое примечание: «Слишком поспешно развязывая противнику руки. Интересные варианты получаются при 9.e4, например: 9…Кbd7 10.ed cd 11.cd K:e5 12.d6!! Кc6!, но не 12…С:g2 13.de Ф:e7 14.de C:f1 15.ef Ф:f6 Ф:f1 с некоторым преимуществом белых». — Прим. ред.)

9…cd 10.Cf4 a6!!

С целью ходом b6—b5 подготовить коню b8 поле с4 для вторжения в неприятельский лагерь. Здесь пункт с4 является форпостом на линии «с».

11.Лс1 b5 12.Фb3 Kc6! 13.К:с6 С:с6.

Конь грозил ускоренным темпом (Ка5) направиться на с4. Это обстоятельство является достаточным основанием для размена. С другой стороны, благодаря этому размену черные выиграли во времени, так как белые были вынуждены обменять своего коня, потерявшего несколько темпов, на коня, сделавшего лишь один ход.

14.h3 Фd7 15.Крh2 Kh5!

Комбинированная игра на обоих флангах. На ферзевом фланге черные могли бы вести игру, продолжая Фb7 и затем Кf6—d7—b6—c4.

16.Cd2 f5! 17.Фd1 b4! 18.Kb1 Cb5 19.Лg1 (ясно чувствуется, как съеживаются белые) 19…Cd6 20.e4 (единственная возможность высвободиться) 20…fe!


56


21.Ф:h5 Л:f2.

Смысл этой жертвы заключается в том, чтобы окончательно связать белых, в распоряжении которых нет ни линий, ни пунктов. Занятие черными 2-й линии в сочетании со стоящим наготове слоном b5 (препятствующего ходу Лf1) парализует противника. С другой стороны, ферзевый фланг белых постоянно находится под косвенной угрозой, и они не в состоянии распутать клубок своих фигур.

22.Фg5 Лaf8 23.Крh1 Л8f5 24.Фe3 Cd3 25.Лce1 h6!!

57


Блестящий ход, при помощи которого черные вызывают цугцванг. У белых уже нет ходов, так как, например, на Крh2 или g3—g4 последовало бы Л5f3. Белые сдались.

№15. Защита Пирца-Уфимцева

Нимцович       

      Притцель

Копенгаген, 1922


1.d4 g6 2.е4 Сg7 3.Кс3 d6 4.Сe3 Кf6 5.Се2 0—0 6.Фd2 (чтобы при случае обменять слона g7 посредством Сe3—h6) 6...е5 7.dе dе 8.0—0—0.

Избранный белыми план под­купает простотой применяемых средств; допуская размен фер­зей, белые хотят добиться неко­торого перевеса на открытой линии «d».

8...Ф:d2+ 9.Л:d2.

58


9...с6?

Таких ходов, ослабляющих важные пункты (d6), следует по возможности избегать; и в са­мом деле, белые вскоре занима­ют поле d6 фигурой. Изучающе­му полезно заметить, что если до хода с7—с6 линия «d» на­ходилась только под давлением, то после этого хода она является уже ослабленной. Лучше было поэтому играть не 9...с6, а хотя бы 9...Кc6. На это могло бы последовать 10.h3 (на 10.Кf3 черные сыграли бы 10...Кg4) 10...Кd4!? 11.Кf3! (но не 11.С:d4 еd 12.Л:d4 из-за 12...Кg4!) 11...К:е2+ (или 11...К:f3) 12.Л:е2 (или 12.С:f3), и белые стоят лучше. Как бы то ни было, ход 9…Кc6 являлся солидным продолжени­ем; черным следовало только в ответ на 10.h3 сыграть 10...Сe6. Например: 11.Кf3 h6 12.Лhd1 а6. В этом положении белые, безусловно, владеют ли­нией «d», но так как вторжение на d7 ладьей, равно как и соз­дание форпоста посредством Кc3—d5, невозможно, то это преимущество несколько аб­страктного свойства. Дело в том, что центральная пешка е4 нуж­дается в защите, и это обстоя­тельство в довольно значительной степени парализует игру белых. Черные могут сыграть Лf8—d8 с идеей Лd2:d8 Ла8:d8, Лd1:d8 Кc6:d8, Кf3:е5 Кf6:е4; конечно, этот вариант должен быть подготовлен хо­дом Крh7 или g6—g5, чтобы защитить пешку h6, иначе по­следует Кc3:е4 Сg7:е5, Сe3:h6. Но черные могут из­брать и более спокойное продолжение: Лf8—с8 с последую­щим Крg8—f8—е8 и заключи­тельным противостоянием ла­дей на открытой линии (Лс8— d8). Сама возможность послед­него маневра в достаточной сте­пени характеризует незначи­тельную активность белых на линии «d».

10.а4.

Этот ход как будто компроме­тирует ферзевый фланг белых; в действительности же он впол­не обоснован, ибо, во-первых, препятствует нежелательному ходу b7—b5, который явился бы косвенной атакой пешки е4, а во-вторых, помогает постепенно организовать осаду ферзевого фланга черных. Принять по­добный честолюбивый план ок­ружения белые были вправе, ибо неоспоримое теперь (после 9...с6) позиционное преиму­щество на центральной линии действует оживляющим образом и на фланги. Это можно сформу­лировать так: подавляющее по­ложение в центре дает право начать активные действия на фланге.

10...Кg4 11.С:g4 С:g4 12.Кgе2 Кd7.

В необычных позициях ред­ко применяют нормальные ходы. Правильно было развитие коня на а6 с последующим Лfе8 и Сf8; слабый пункт d6 защищен, и позиция черных прочна.

13.Лhd1 Кb6 14.b3 Сf6 15.f3 Сe6 16.а5 Кс8 17.Ка4.

Теперь ясно, что развитие коня на а6 (12...Ка6) отняло бы меньше времени, чем последовавший в партии маневр Кb8—а7—b6—с8. Белые за­нимают сильную позицию на ферзевом фланге и грозят на­чать осаду посредством Кс5. Мы видим, что в ходе 10.а4! было не так уж мало атакующей силы.

17...b6!

Превосходно парировано: на 18.аb аb 19.К:b6 К:b6 20.С:b6 последует, понятно, 20...Сg5.

59


18.Лd3!

Частичное продвижение на открытой линии, проявляющее­ся здесь особенно пластично: ладья перебрасывается с линии «d» на линию «с», а оттуда —на линию «а».

18...bа.

Это плохо; правильно было 18...Лb8. В позиции черных все еще было много возможно­стей; вообще, мы, подобно д-ру Ласкеру, верим в ресурсы за­щиты.

19.Лc3 Ке7 20.Лс5 Лfb8 21.Кеc3 (пешка «а» никуда не убежит) 21...а6 22.Л:a5 Крg7 23.Кb6 Ла7 24.Кса4 (один конь освободил место для другого) 24...Лаb7 25.Л:а6 Кc8 26.К:c8 Л:c8 27.Кс5 Лbс7 28.Лd6.

Только теперь белые зани­мают пункт d6, который черные ослабили еще 9-м ходом; однако возможность этой оккупации все время висела в воздухе.

28...Лd8 29.Л:e6. Чер­ные сдались.

В примечаниях к этой партии мы близко подошли к тем воз­можностям, какие имеются в защите открытой линии. Так как знакомство с ресурсами защиты чрезвычайно важно в практической игре, мы рассмотрим вто­рую, столь же поучительную в этом отношении, партию.

№16. Английское начало

Нимцович       

      Тарраш

Бреславль, 1925


1.Кf3 Кf6 2.с4 с5 3.Кс3 d5.

Так играть можно; однако солиднее как будто 3...е6 (4.d4 сd 5.К:d4 Сb4) или 3...Кc6. Например: 4.d4 сd 5.К:d4 g6. Теперь белые могли бы попытаться посредством 6.е4 начать постепенный зажим не­приятельской позиции, но эта попытка в достаточной степени парируется продолжением 6...Сg7 7.Сe3 Кg4! (ход Д. Брейера) 8.Ф:g4 К:d4 9.Фd1! Кe6 (указано нами). В получившемся после 9...Кe6 положении у чер­ных имеется целый ряд возмож­ностей, например: 1) Фd8—а5, или 2) 0—0 с последующим f7—f5, или же 3) b7—b6 и Сb7. Читателю полезно исследовать получающиеся варианты.

4.cd К:d5 5.d4 сd.

Наилучшим ответом для чер­ных является, по-видимому, 5...К:c3 6.bс сd 7.сd е6.

6.Ф:d4 е6 7.e3.

Очень сдержанный ход, ко­торый мы избрали по той при­чине, что и активные продолже­ния 7.е4 и 7.К:d5 дают не­большой эффект. Например: 7.е4 К:c3 8.Ф:c3 (при 8.Ф:d8+ с последующим b2:c3 белые получили бы слабую пеш­ку на открытой линии «с») 8...Кc6 9.a3 Фа5! или 9.Сb5 Сd7 — игра равна; или 7.К:d5 еd 8.е4 dе! 9.Ф:d8+ Кр:d8 10.Кg5 Сb4+ 11.Сd2 С:d2+ 12.Кр:d2 Кре7 с равной иг­рой.

Читателям, интересующимся проблемой развития сил в де­бюте, рекомендуем заняться ва­риантом 7.К:d5 еd 8.е4 Кc6 (вместо указанного нами 8...dе). После 9.Ф:d5 Ф:d5 10.еd Кb4 последовало бы 11.Сb5+, и черным трудно найти хорошее продолжение.

7...Кc6 8.Сb5 Сd7 9.С:c6 С:c6 10.Ке5 К:c3 11.К:c6 Ф:d4 12.К:d4 Кd5 13.Сd2.

60


Позиция при всей ее кажу­щейся безобидности полна яда. Белые угрожают занять линию «с», кроме того, они распола­гают удобным полем для короля (е2). Занятие аналогичного поля (е7) черным королем сопряжено с потерей времени. В подобных позициях защищающемуся нуж­но играть с исключительной осторожностью.

13…Сс5.

Чтобы удалить коня из цент­ра. Однако ход 13…Сс5 для белых только приятен, так как конь отходит на b3 с намере­нием создать на поле с5 фор­пост. Лучшим продолжением яв­ляется 13…Се7 с идеей Сf6; например: 14.e4 Кb6 15. Лс1 0—0 16.Кре2. Теперь белые полны гордости за своего «раз­витого» короля, но черному ко­ролю в данном случае нет на­добности «развиваться», ибо все государственные дела вместо не­го будет вести его хитрый ми­нистр — слон е7. Например: 16...Сf6! 17. Сe3 Лfс8 18.b3 С:d4 19. С:d4, и теперь чер­ные могут играть 19...Кd7 или 19...Л:с1 20. Л:с1 Лс8 21.Л:с8+ К:с8 22.Крd3. Белый король, правда, решительно вступает в игру, но и черный как будто успевает: 22…f6 23.Крс4 Крf7 24.Крb5 а6+! (иначе белые пожертвуют слона на а7) 25.Крс5 Кре7 с последующим Крd7 и ничейным эндшпилем.

14. Кb3 Сb4.

Определенно лучше было 14...Сb6 или 14...Се7. Нахо­дясь на b6, слон защищал бы поле вторжения — с7, а к таким приемам нужно прибегать в за­щите. После 14...Сb6 15.е4 Ке7! преимущество белых было бы минимально.

15.Лс1 Лd8 16. С:b4 К:b4 17.Кре2 Кре7.

Черные подготовили поле для короля, но сколько потеряно драгоценного времени (Сf8—с5—b4)!

18.Лс4 Ка6.

Неприятное отступление. На 18...Кc6 последовало бы не 19. Кс5 из-за ответа 19...Ка5! с последующим b7—b6!, а сдвоение ладей — 19.Лbс1; черные стояли бы тогда плохо.

19. Лhс1 Лd7.

Позиция черных кажется еще крепкой; в действительности же она накануне гибели. Ближайшие два хода белых превращают сильную как будто линию «d» в пассивную, то есть лишают ее всякой атакующей ценности.

20.f4! Лhd8 21.Кd4 f6.


61


Черные намереваются сыг­рать е6—е5. Угроза ли это? Если нет, то не найдет ли чита­тель в данном положении хо­роший выжидательный ход?

22.a4!

Белые не боятся хода 22...е5, так как после 23.fe fe 24.Кf3 пешка е5 будет слаба.

Наряду с 22.а4 заслуживало внимания энергичное 22.b4. Это было бы, однако, менее выгодно из-за ответа 22...b5! Теперь же (после а2—а4) ход b2—b4 гро­зит стеснить черных еще больше.

22...е5.

В стесненных положениях стремление к развязке психоло­гически понятно, хотя и не всегда объективно обосновано. Так и здесь. Нужно, однако, заметить, что черные все равно стояли уже плохо.

23.fе fе 24.Кf3 Крe6 25.b4 b6 26. Л1с2!

Один из тех невзрачных хо­дов, которые для стесненного, подверженного всяческим угрозам противника горше наихуд­шей прямой атаки. Это ход оборонительный и выжидательный. Он содержит в себе также некоторую угрозу, но последняя по положению вещей минимальна, так как сама по себе явля­ется здесь делом побочным. Эта незначительная угроза заключается в оттеснении коня на поле b8 посредством 27. Кg5+, Ке4 и b4—b5.

26...b6 27.h4! Лd6 28.h5.

Как следствие хода 26.Л1с2 у белых возникли новые возмож­ности атаки — пешка g7 сделалась отсталой. Маневр Лс4—g4 не только подчеркнет сла­бость пешки «g», но и поставит черного короля в бедственное положение. Все эти возможно­сти возникли у белых совсем легко, исключительно как ло­гическое следствие выжидатель­ного хода 26.Л1с2. Наиболее тонкие ходы — это выжида­тельные ходы!

28...Лd5 29. Лg4 Л5d7 30. Лc6+ Лd6.

На 30…Крf5? последовало бы Лc6—g6 с неизбежным ма­том, а на 30...Крd5 благоприятным для белых продолжением явилось бы 31.Лсg6 е4! 32.Кd2 К:b4 33.К:е4.

31.Лg6+.

Владение пунктами с6 и g6 дает возможность полного окру­жения неприятельского короля. Следует обратить внимание на частичное использование линии «с» (Лс2—с4—g4).

31...Кре7.

На 31...Крd5 последовал бы забавный финал: 32.Лс:d6+ Л:d6 33.e4+! Крc6 34.b5+, и конь а6, чувствовавший себя, надо полагать, столь далеким от совершающихся событий, не­ожиданно погибает.

32.Л:g7+ Крf8 33.Л:d6 Л:d6 34.Л:a7 К:b4 35.К:e5 Лe6.

62


До­вести материальное преимуще­ство до победы — важнейшее де­ло, и в этом изучающий да не устанет тренироваться. У белых две лишние пешки. Рассмотрение позиции показы­вает, что, во-первых, 7-я горизонталь находится во власти белых, во-вторых, пешка e3— изолированная, а пешка g2 — отсталая. Поэтому неотложной задачей является спайка разроз­ненных сил — путем исполь­зования 7-й горизонтали. Для этой цели коня нужно с темпом перевести на f5.

36.Кg6+ Крg8! 37.Ке7+ Крf8 38.Кf5 Кd5 39.g4.

Конь на f5 выполняет не­сколько функций: он защищает пешку e3, атакует пешку h6 и дает возможность сыграть Крf3 (король прячется позади коня).

39...Кf4+ 40.Крf3 Кd3.

Чтобы в ответ на 41.Лh7 защитить пешку посредством 41...Ке5+ и 42...Кf7.

41.Ла8+! Крf7 42.Лh8 Кc5 43.Лh7+.

«Всегда возвращаешься к своей первой любви». Да здравст­вует 7-я горизонталь!

43...Крg8.

Понятно, ибо 43...Крf8 44.К:h6 повело бы к матовой ата­ке либо неудержимому продви­жению пешки «g».

44.Л:h6 Л:h6 45.К:h6+ Крf8 46.Кf5 К:a4 47.h6 Крg8 48.g5 Крh7 49.Крg4 Кс5 50.Крh5.

Согласно девизу «Сплочен­ными силами вперед!» (см. в следующей главе об эндшпиле).

50...Кe6 51.g6+ Крg8 52.h7+ Крh8 53.Крh6. Черные сда­лись.

Следующая партия иллю­стрирует частичное продвиже­ние на ладейной линии, причем последнее появляется не спора­дически, как зарница, а служит основным мотивом партии. Изучающий может отсюда увидеть, насколько отдельные элементы тесно связаны с высшей техни­кой игры. Глубокое знание эле­ментов составляет больше поло­вины дороги к мастерству.

№17. Сицилианская защита

Томас       

      Алехин

Баден-Баден, 1925


1.e4 Кf6 2.d3 с5 3.f4 Кc6 4.Кf3 g6 5.Се2 Сg7 6.Кbd2 d5 7.0—0 0—0 8.Крh1 b6 9.ed Ф:d5 10.Фе1 Сb7 11.Кс4.

Эта позиция коня служит (слабым) утешением за отсут­ствие гармонии в построении бе­лых (Се2). Положение черных значительно лучше. Белые долж­ны были на 5-м ходу или еще раньше сыграть с2—с4.

11...Кd4 (форпост на ли­нии «d») 12.Кe3 Фe6 13.Сd1 Кd5 14.К:d4 еd 15.К:d5 Ф:d5 16.Сf3 Фd7 17. С:b7 Ф:b7.

Белые облегчили свое поло­жение разменом, но открытая линия «с» вынуждает их к следующему ослабляющему пози­цию ходу:

18.c4 dc 19.bс Лас8 20.Сb2 Лfd8 21.Лf3 Сf6 22.d4.

Теперь пешки расположены так, как в известной позиции ферзевого гамбита, в которой, однако, белые и черные как бы поменялись ролями. Чтобы убе­диться в этом, рассмотрим для сравнения следующую консуль­тационную партию:

Нимцович — проф. Кудряв­цев и д-р Ландау (Тарту, 1910): 1.d4 d5 2.Кf3 Кf6 3.c4 е6 4.Кc3 с5 5.cd еd 6.Сg5 cd 7.К:d4 Се7 8.e3 0—0 9.Се2 Кc6 10.К:с6 bc.

Мы видим, что пешечное по­ложение черных на ферзевом фланге (пешки а7, с6, d5) в точности соответствует поло­жению белых пешек в партии Томас — Алехин.

11.0—0 Сe6 12.Лс1 Лb8 13.Фс2 Сd7 14.Лfd1.

«Предметом спора является старая тема — изолированная пара пешек с6 и d5»,— писали мы в журнале «Deutsches Wochenschach» в 1910 году.

14...Ке8 15.С:е7 Ф:е7 16.Ка4 Кf6 17.Кс5 Лb6 18.Лd4! Лfb8 19.b3 Се8 20.Сd3 h6 21.Фс3 Сd7 22.Ла4, и у белых значительное позиционное преимущество (22…Лa8 23.Фd4 Ke8 24.Лa5 Kc7 25.Фa4 Kb5 26.C:b5 cb 27.Фd4 Cc6 28.b4 Лab8 29.Kb3 f6 30.Фc5! Ф:c5 31.K:c5 Лa8 32.Лc3 Лe8 33.Л:a7 d4! 34.Лd3 de 35.Л:е3 Л:е3 36.fe Cd5 37.a3 Cc4 38.Крf2 Лd6 39.Лd7 Л:d7 40.K:d7 Крf7 41.Kb6! Cb3 42.Крf3 Крe6 43.Крe4 Крd6 44.Крd4 Ce6 45.a4 Крc6 46.a5 h5 47.e4 f5 48.ef C:f5 49.Kd5 Крb7 50.Крс5, и белые вскоре выиграли).

63


22...Фd5 23.Фe3 Фb5 24.Фd2 Лd5 25.h3 е6 26.Ле1 Фа4 27. Ла1 b5 28.Фd1 Лс4.

Частичное использование открытой линии, или линия «с» как трамплин. Обращаем внимание на совпадение маневров в консультационной и приводи­мой партиях.

29.Фb3 Лd6 30.Крh2 Ла6 (линия «d» также используется как трамплин) 31.Лff1 Се7 32.Крh1 Лсс6.

Очень тонко! Черные замышляют перегруппировку: Фс4, Ла4 и Лса6.

33.Лfe1 Сh4 34.Лf1.

Белые не должны ослаблять собственной базы отходом ладьи с 1-й горизонтали, например: 34.Ле5? Ф:b3 35.ab Л:а1+ 36.С:а1 Ла6 37.Сb2 Ла2, и черные выигрывают.

34...Фс4! 35.Ф:с4 Л:с4.

Размен на руку черным, так как пешка а2 становится очень слабой. Изучающему полезно за­метить, что размен явился здесь следствием простого занятия стратегически важных пунк­тов; он совершился, так ска­зать, автоматически. Начинаю­щий пытается достичь размена другими путями: он преследует намеченную им фигуру — и без­успешно; мастер же занимает сильные пункты, и желательный размен дается ему в руки, как зрелый плод (см. пятую главу).

36.a3 Се7 37. Лfb1 Сd6 38.g3 Крf8 39.Крg2 Кре7.

Централизация короля (см. шестую главу).

40.Крf2 Крd7 41.Кре2 Крc6 42.Ла2 Лса4 43.Лbа1 Крd5 (централизация закончена) 44.Крd3 Л6а5 45.Сс1 а6 46.Сb2 h5.

Новое нападение, но являю­щееся логическим следствием иг­ры на ферзевом фланге. В са­мом деле, белые ладьи прикова­ны к пешке «а», и если бы даже мы допустили, что и черные ладьи в равной мере неподвиж­ны (что, в частности, не совсем верно, ибо они могут быть вве­дены в игру через поле с4), то у черных остается еще несом­ненное преимущество в более активной позиции короля. Что это преимущество вообще может иметь значение (ибо при под­вижных неприятельских ладьях оно было бы условным), опять вытекает здесь лишь из того, что белым ладьям в результате предпринятой противником ди­версии очень тесно. Таким обра­зом, атака черных на ферзевом фланге в немалой степени повы­сила значение большей подвиж­ности в центре собственного ко­роля. Стратегический контакт между двумя внешне разделен­ными плацдармами, таким об­разом, доказан, и так же обсто­ит дело с королевским флангом. Ход h7—h5 имеет целью выз­вать h3—h4, чтобы намеченное черными е6—е5 произвело более сильное действие (пешка g3 ста­новится ведь фиксированной). Чрезвычайно поучительный в позиционном отношении слу­чай, который мы рекомендуем вниманию изучающего.

47.b4 f6 48.Сс1 е5 (прорыв, который решает судьбу партии) 49.fе fе 50.Сb2 еd 51.cd b4!

Как ни очевиден этот ход, все же восхищение каждого зна­тока должно вызвать то обстоятельство, что единственной целью прорыва было устранение мешающей пешки с3. Эта способность умерять свои жела­ния является лучшим украше­нием мастера!

52.ab Л:a2 53.bа Л:b2. Белые сдались. Частичное ис­пользование открытой линии бы­ло здесь проведено виртуозно.

На этом мы распрощаемся с открытой линией и обратимся к проходным пешкам.

Глава четвертая

Проходная пешка

1. Для ориентировки. В неко­тором отношении неудобный со­сед и во всех отношениях неприятное визави. Пешечное пре­восходство. Кандидат. Возник­новение проходной пешки. Пра­вило о кандидате.

Пешка называется проходной, когда нет неприятельской пешка ни перед ней (то есть на той же линии), ни на одной из соседних линий и

она, таким образом, может беспрепятственно пойти в ферзи.

64


Белые пешки «а» и «е»—проходные. Пешка «е» блокирована конем


Проходной пешка называется и в том случае, если она оста­новлена в своем продвижении (блокирована) фигурой. В самом факте блокирования пе­шек фигурами, как-никак жертвующими для этой цели частью своей силы, заключается приз­нание их значения. В некоторых отношениях у пешек вообще есть определенное преимущество перед фигурами; так, например, они с наибольшим успехом тор­мозят продвижение неприятель­ских пешек, наилучшим образом защищают собственные фигуры, и, самое главное, они наиболее экономичны в работе. Осущест­вление блокады или защиты нерационально для фигур, но не для пешек. На диаграмме 64 ни пешка «b», ни пешка «g» не яв­ляются проходными, но все же первая представляется менее стесненной в своем продвижении, чем вторая, так как против пеш­ки «b» нет неприятельской. Черную пешку g7 можно сравнить с врагом, не уступающим дороги, но неприятельская пешка на соседней линии напоминает ско­рее добродушного соседа, у ко­торого, как известно, могут быть свои маленькие недостатки. На­пример, когда мы мчимся вниз по лестнице по какому-нибудь важному делу, такой сосед не­редко останавливает нас, заводя длинный разговор (о погоде и пр.), чтобы, таким образом, по­добно пешке с6 на диаграмме, не дать нам пройти. Как бы то ни было, болтливый сосед еще далеко не злобный враг, или, в нашем случае, мешающая пешка на соседней линии далеко еще не антагонист. На нашей диаграмме у пешки g4 соответ­ственно этому нет никакой энер­гии движения, в то время как пешка b3 все же стремится впе­ред.

Обратимся теперь к изуче­нию проходных пешек. Прежде всего нужно остановиться на пешечном превосходстве. В нача­ле партии все пешки распреде­лены равномерно, но уже после первого размена пешками в цент­ре (например: 1.e4 е5 2.d4 еd 3.Ф:d4) заметны особые группировки пешек — превосходст­ва: у белых — четыре пешки против трех на королевском фланге, у черных — четыре про­тив трех на ферзевом фланге. Предположим, что черная пешка «d» продвинута с целью ограни­чения подвижности белой пеш­ки е4 на поле d6; в этом случае пешечная конфигурация на ко­ролевском фланге была бы такая: е4, f2, g2, h2 против f7, g7, h7, а на ферзевом фланге — а7, b7, с7, d6 против а2, b2, с2. В даль­нейшем течении партии может случиться, что черные сыграют f7—f5 (уничтожение подвижной центральной пешки е4), и после размена пешечное превосходство выступает еще явственнее, а именно пешки f2, g2, h2 против g7 и h7.

Правило: всякое здоровое, не­скомпрометированное (не рас­строенное в своем расположении) пешечное превосходство должно привести к проходной пешке.


65


Пешечное превосходство на королевском фланге


Из трех белых пешек на ко­ролевском фланге пешка «f» един­ственная, против которой нет неприятельской. Другими сло­вами, эта пешка менее стеснена в своем продвижении, чем дру­гие, и поэтому она имеет наи­большие основания сделаться проходной. Пешка «f» является, так сказать, правомочным кан­дидатом в проходные, а отсю­да — ла коничное правило: на­чинай с кандидата! (Кан­дидатом мы будем называть вся­кую пешку в пешечном превос­ходстве, против которой нет не­приятельской.) Наше правило, продиктованное стратегической необходимостью, может быть сформулировано еще и так: дви­жение кандидата является ос­новным, прочие пешки только поддерживают это движение. Итак, мы сыграем f2—f4—f5, затем g2—g4—g5 и, наконец, f5—f6. Если бы черные пешки находились на g6 и h5, то мы сыграли бы f2—f4, затем g2—g3 (но не сразу h2—h3, так как черные ответят h5—h4, и белые пешки парализованы), затем h2—h3, g3—g4 и, наконец, f4—f5. Как просто! И все же нередко видишь, как слабые игроки начинают с хода g2—g4; на это следует g7—g5, и преимущест­во в пешках обесценивается. Вероятно, не зная, ходить ли пешкой справа или слева, на­чинающие избирают, следуя жи­тейскому правилу, золотую се­редину.

2. Блокирование проходных пешек. Обоснование необходи­мости блокирования. Значение этого обоснования для теоретика игры и для шахматиста-прак­тика. Сложные (меняющиеся) взаимоотношения между проход­ной пешкой и блокирующей фи­гурой. Сильные и слабые, эла­стичные и неэластичные блоки­рующие фигуры.


66


Проблема блокирования


У черных есть проходная пешка, которая, однако, может быть блокирована ходом Кb3—d4 или Сf2—d4. (Под блокиро­ванием пони­мают механическое торможе­ние неприятельской пешки при помощи фигуры; блокирование достигается тем, что собственную фигуру ставят вплотную перед той пешкой, движение которой хотят остановить.) Здесь и во всех аналогичных случаях воз­никает вопрос: не является ли блокирование, собственно гово­ря, излишний тратой энергии? Разве не достаточно ограничить­ся одним наблюдением за пеш­кой, в нашем примере — беря поле d4 под удар коня и слона? Совместимо ли блокирование во­обще со значением и силой фи­гуры? Разве подвижность фи­гуры, применяемой для блоки­рования пешки, не уменьшает­ся, и притом настолько, что са­ма фигура начинает играть роль не большую, чем застопоренная (неподвижная) пешка? Короче говоря: экономично ли блокирование?

Нам кажется, что мы можем дать исчерпывающее решение на­меченной проблемы. Возможно, что кто-нибудь ограничился бы одним утверждением: «проход­ные пешки необходимо блокировать», но это по-нашему зна­чило бы только расписаться в несостоятельности. Детализированное обоснование необхо­димости блокирования дает боль­ше практических узоров, чем склонны допустить презираю­щие теорию (теорию в смысле шахматной философии, но не в смысле учения о дебютах).

Итак, переходим к повестке дня: имеются три основания, логически вызывающие необходимость блокады; мы рассмот­рим их последовательно. Затем в пункте 3 мы ознакомимся с силой действия блокирующих фигур. Итак, начнем!

Основание 1-е. Проходная пешка является опасным пре­ступником, которого необходимо посадить за решетку: мягкие мероприятия, вроде постоянно­го наблюдения, недостаточны! Энергия движения проходной пешки. Пробуждение резервов.

Обратимся снова к диаграм­ме 66. Силы черных — слон, ладья, конь — сгруппированы около проходной пешки; вместе они составляют некий комплекс, в котором пешка d5 служит яд­ром. Конь и слон защищают пешку, а ладья сообщает ей известную ударную силу — поддерживает ее движение вперед. Энергия движения так велика в пешке, что она часто готова пойти вперед даже в том случае, если в результате этого движения погибнет. После 1...d4 2.К:d4 или 2.С:d4 все стоящие позади пешки черные фигуры сразу оживают: слон b7 получает направленную против неприятельского короля диаго­наль, ладья d8 — открытую линию, а конь f6 — новое центральное поле. Во избежание та­кой возможности пешка d5 долж­на быть непременно блокирова­на конем на d4. Такое форсиро­ванное продвижение пешки (с са­моубийственной тенденцией — ради открытия линий), вообще говоря, характерно лишь для сомкнутой центральной пешеч­ной массы (см. хотя бы партию № 1). Это ярко характеризует энергию движения пешки, так как подвижный пешечный центр обладает прямо-таки невероят­ной упругостью. Освобождение поля для коня является, как нам кажется, характерной осо­бенностью жертвы проходной пешки.

Итак, мы говорим, что первая причина, логически вызываю­щая необходимость блокирова­ния, заключается в том, что проходная пешка настолько опа­сный преступник, что его лучше держать за решеткой, совершен­но лишив свободы передвиже­ния, и ни в коем случае не до­статочно ограничиться одним лишь наблюдением.

Приведенная жертва пешки (желающей в наступлении по­гибнуть) весьма типична, но при этом, конечно, необязательно, чтобы оживали сразу три фигу­ры. Нередко удается ввести та­ким образом в игру только одну фигуру, но и этого достаточно. Почему же мы приводим пример с тремя фигурами? Да с тем же правом примерно, что и Ибсен, который в заключительной сце­не своих «Привидений» сгущает медленное развитие болезненно­го процесса в один драматиче­ский эпизод. И подобно тому, как критика ожесточенно нападала на бедного Ибсена за то, что он исказил картину болезни (!!), так же, вероятно, шахматные критики будут обвинять и нас в тяжком преувеличении...

Рассмотрим несколько при­меров.

№18

Кольсте            Нимцович

Баден-Баден, 1925


67


Черные жертвуют пешку (кандидата в проходные); находящаяся

за ней фигура получает доступ в игру. Каким образом?


Черные, у которых ферзевый фланг и центр находятся под угрозой, пытаются использовать своего кандидата — пешку f5. Так как кандидат является на девяносто процентов проходной пешкой, то к нему применимы те же правила.

19…f4! 20.gf g4! 21.Сg2 Кhf5.

Итак, жертва проходной пеш­ки (кандидата) с целью освобож­дения поля (f5) для резервов (конь h6).

22.Фb3 dc 23.Ф:с4+ Крh8 24.Фс3 h5 25.Лаd1 h4 26.Лd3 Кd5 27.Фd2 Лg8 (черные подкрепляют насколько воз­можно пешечное превосходство на королевском фланге) 28.С:d5 cd 29.Крh1 g3, и черные получили атаку.

№19

Алехин             Трейбал

Баден-Баден, 1925


68


В партии последовал следую­щий интересный маневр: 27.e4 (подвижный центр начинает двигаться) 27...f6 (отступление ко­нем на с7 стоило бы черным пеш­ки с6) 28.ed fе.

Неожиданно возникшая про­ходная пешка d5 явно недолго­вечна (как мотылек, живущий только день). Рожденная вдох­новением, она так же скоропреходяща. Но внешность об­манчива: даже и эта эфемерная пешка d5 подчиняется извечным законам шахматной логики.

29.d6!!

Здесь жертва пешки не пре­следует цели освободить поле, которое она занимала раньше, и все же это продвижение соот­ветствует если не букве, то духу нашего правила: пешка стре­мится погибнуть в наступлении. Главным вариантом было бы 29...е4+! (чтобы предотвра­тить возможный в ответ на 29...Л:d6 ход 30.fе) 30.Кр:e4 Л:d6 31.Кре5!! Лсd8 32.Кс7 (не 32.С:е6 Л:е6+! 33.Кр:е6 Лd5!—Прим. ред.). Следует обратить внимание на то, что вторжение королем стало возможным лишь благодаря жер­тве пешки посредством d5—d6.

Приведем еще партию, в ко­торой возникла разбираемая на­ми угроза.

№20. Защита Филидора

Леонгардт       

      Нимцович

Сан-Сe6астьян, 1912

1.e4 е5 2.Kf3 d6 3.d4 Kf6 4.Кc3 еd.

Сдача центра. Черные пыта­ются в дальнейшем затруднить продвижение пешки е4 (см. так­же №8).

5.К:d4 Се7 6.Се2 0—0 7.0—0 Кc6 8.К:c6 bc.

Размен создает известные вы­годы для обеих сторон: черные получают более компактную пешечную массу в центре (пешка с6 мешает белым создать фор­пост ходом Кc3—d5), но, с другой стороны, пешка а7 изоли­рована и пункт с5 также может сделаться слабым, как это в партии и произошло.

9.b3 d5.

Вполне возможно 9...Ле8 и Сf8 (игра на осаду пешки е4).

10.e5 Ке8 11.f4 f5 (иначе последовало бы f4—f5 с сильной атакой) 12.Сe3 g6!

Пешку е5 необходимо бло­кировать, но совершенно не все равно, будет ли блокада осуществлена слоном или конем. Слон был бы на е6 неэластичен, имел бы незначительное поле действия. В лучшем случае он воздействовал бы только на поле g4 (мы имеем в виду ход g2—g4 при попытке белых приступить к реализации пешечного превос­ходства на королевском флан­ге); слон подвергался бы также нападению со стороны коня, ко­торый мог бы появиться на поле с5 и прочно там утвердиться. Другое дело конь: на е6 он осуществлял бы блокаду пре­восходно, и не только по той причине, что он почти не под­вержен атакам, но еще и пото­му, что сам принимал бы ак­тивное участие в игре (подготав­ливая, между прочим, g6—g5). Найти наиболее подходящую для, блокады фигуру часто бы­вает делом величайшей важ­ности.

13.Ка4! Кg7 14.Фd2 Фd7 (чтобы как можно скорее по­ставить ладью на d8) 15.Фа5.

Белые усиливают давление на пункт с5, сочетая его с игрой против изолированной пешки а7 (см. примечание к 8-му ходу).

15...Кe6 16.Лаd1 Лd8 17.Кс5?

Позиционная ошибка. Белые должны были заботиться о том, чтобы в результате разменов на с5 у них для осуществления бло­кады остался конь, и в крайнем случае, если бы пришлось его разменять, то только на коня. Положение таково, что оба коня являются главными действую­щими лицами (из-за присущего им максимума блокирующей си­лы), и тот, кто отдает коня за слона, оказывается в убытке. Правильно было 17.Сс5.

17...С:c5 18.С:c5 Сb7 19.Лf3 Крf7 20.Лh3 Крg7 21.Лf1 Ле8 22.Лhf3 Лаd8.

Черные спокойно уводят ладью, так как ход 23.Ф:а7 не­возможен из-за 23...Ла8 24.Ф:b7 Леb8. Белые ничего су­щественного не могут предпри­нять.

23.Лd1 а6 24.b4 Крh8 25.Фa3 Лg8 26.Фc3 Лg7 27.Крh1 Лdg8.

Черные замышляют g6—g5, и для осуществления этого пла­на конь на е6 оказывает неоценимые услуги. Сравнение бло­кирующих фигур — коня е6 и слона с5 — оказывается в дан­ной позиции безусловно в поль­зу коня. Конечно, слон осущест­вляет блокаду не плохо, но в других отношениях его действие минимально.

28.Сe3 с5!

69


Стремление пешки к продвижению


О подобных продвижениях пешек мы уже говорили не раз — жертва пешки имеет целью открыть диагональ слону. На это можно было бы возразить: но ведь пешка с6 не является ни проходной, ни кандидатом в проходные! Это правильно, и все же пешка с6 логически ис­полнена энергии движения, ина­че белые не блокировали бы ее так долго. Таким образом она мстит за пережитые стеснения.

29.Лg3.

Лучше было 29.bс d4 30.Л:d4! К:d4 31.С:d4 С:f3 32.С:f3, и белые остаются с двумя слонами и двумя пешка­ми против двух ладей (указано К. Шлехтером).

29...d4 30.Фa3 g5 31.Сс4 gf.

Хорошо было также 31...Сd5, чтобы сохранить прослав­ленного коня е6.

32.С:e6 С:g2+!

Слон пришел в бешенство — гибель коня довела его до по­тери рассудка.


70


33.Крg1.

Но, гляди-ка, он остается в живых, этот дерзкий удалец! Да и в самом деле, после 33.Кр:g2 (33.Л:g2? Фc6!) 33...Фс6+ 34.Крf1 fg 35.С:g8 gh слон был бы достойно отомщен.

33...Ф:е6.

Кто хотел бы воспринять ход С:g2+ исключительно как удар грома среди ясного неба, только доказал бы этим, что он не совсем понял логику, заклю­чавшуюся в ярости слона, ли­шенного долгое время свободы.

34.С:f4 Сb7 35.bс Фd5 36.c6 С:с6 37.Крf2 Л:g3 38.hg Фg2+ 39.Кре1 Сf3 40.Ф:а6 Фg1+. Белые сдались. Эта партия подтверждает справедливость указанной нами первой причины необходимости блокирования.

Основание 2-е. Оптимизм в шахматах. Защищенная от фрон­тальных атак блокирующая фигура. Неприятельская пешка как прикрытие. Более глубокая мис­сия блокирующей фигуры. Слабый пункт.

В книге «Шахматная блока­да» мы писали по этому поводу следующее: «Подлежащее наше­му рассмотрению второе осно­вание также имеет большое зна­чение как в стратегическом, так и в дидактическом отношении. В конце концов, в шахматах дело решает оптимизм; я пола­гаю, что психологически очень ценно воспитать в себе способ­ность уметь радоваться малень­ким преимуществам. Начина­ющий радуется лишь тогда, когда он может объявить про­тивнику мат, или, быть может, еще больше, когда ему удастся поймать неприятельского ферзя (ибо в глазах начинающего из двух успехов это, пожалуй, боль­ший). Напротив, маэстро ра­дуется и крайне доволен, если ему удается добиться хотя бы намека на слабость пешечной позиции противника где-нибудь в уголке левой половины доски! Оптимизм является необходи­мым логическим основанием для позиционной игры. Как раз этот оптимизм и дает нам силу на­ходить во всякой беде, как бы велика она ни была, светлую сторону, хотя бы и самую неза­метную. В частности, в рассма­триваемом случае мы можем ус­тановить, что неприятельская проходная пешка, несомненно, представляет собою большое зло. Но и у этого зла есть своя «ма­ленькая светлая сторона». Дело в том, что в случае блокады белые имеют возможность надежно ук­рыть блокирующую фигуру за спиной этой неприятельской пешки. Иными словами, блокирующая фигура обеспечена от атаки в лоб. Например: на е4 стоит черная проходная пешка, конь, блокирующий эту пешку, недоступен для атаки ладьей е8 — следовательно, он занимает более или менее надежную позицию».

К сказанному остается лишь добавить, что относительная безопасность блокирующей фигуры характеризует ту более глубокую миссию, которую эта фигура должна выполнять. Если уж сама природа, больше того — сам противник заботится о бе­зопасности блокирующей фигу­ры, то последняя, несомненно, предназначена творить великое. И действительно, блокирующее поле (то поле, на котором на­ходится блокирующая фигура) часто становится слабым пунк­том противника.

Нам кажется, что к понятию «слабый пункт» пришли благо­даря блокирующим полям. Про­тивник имел проходную пешку, мы остановили ее продвижение, и неожиданно обнаружилось, что блокирующая фигура ока­зывает чрезвычайно неприятное давление на игру противника; это понятно, ибо неприятельская пешка создала для блокирую­щей фигуры естественное при­крытие. Осознанное однажды понятие было в дальнейшем рас­ширено и абстрагировано. Рас­ширено, ибо мы начали считать слабым всякое поле, находяще­еся перед неприятельской пеш­кой (безразлично, проходной или нет), если только на нем можно было прочно утвердить­ся. Да почему бы и нет? Ведь под прикрытием пешки так удоб­но укрываться от неприятных своей прямолинейностью непри­ятельских ладей. Но понятие «слабый пункт» сделалось также и абстрактным.

№21

Тартаковер      

      Эм. Ласкер

Петербург, 1909


71


Слабые белые пункты


Если Ласкер, например, гово­рит здесь о слабости белых по­лей (в партии последовало: 42...g5 43.Фа2 gf 44. Ле2 Фg6 45.Фс2 Крh7 46.Фc3 Лg8 47.Крh1 Фh5 48.Лd2 fg 49.С:g3 Л:g3 50.Фc6 Ке5 51.Фе4+ Крg8 52.Лdf2 Лg5 53.Лc2 Лd1. Белые сдались.—Прим. ред.), то нали­чие неприятельской пешки, соз­дающей прикрытие для занима­ющих слабые поля блокирую­щих фигур, уже не является больше необходимым условием.

Основание 3-е. Паралич, выз­ванный блокированием, отнюдь не имеет местного значения. Влияние блокады на неприятель­ский тыл. О двойственности пе­шек.

В партии Леонгардт — Нимцович (№20) слон с5 блокиро­вал пешку «с», чем, в частности, превратил слона b7 в пленника в собственном лагере. Это об­стоятельство типично. Очень часто блокированием захватывается целый комплекс неприя­тельских фигур; значительные участки доски становятся не­пригодными для свободного ма­неврирования, а иногда и вся неприятельская позиция впада­ет в состояние совершенной не­подвижности. Другими словами, паралич распространяется от блокированной пешки дальше на тыл.

72


Влияние блокады на неприятельский тыл


В этой позиции пешки е6 и d5 основательным образом блоки­рованы; в силу этого вся пози­ция черных приобрела отпеча­ток крайней неподвижности: слон и ладья заперты, и у бе­лых, несмотря на недостаток в материале, имеются даже шансы на выигрыш. Отмеченное обстоятельство не должно нас ни в коем случае поражать: мы часто указывали, что всякая пешка является ме­шающим заграждением для на­ших фигур; избавление от пеш­ки нередко являлось предметом наших горячих желаний, на­пример, когда мы стремились к открытию линий или получению нового поля для коня. По этой причине блокирование оказы­вается стеснительным не только для пешки, но и для ее сорат­ников (ладей, коней). Кстати, о пешке: изучающему полезно остановиться на некоторой двой­ственности пешки. С одной сто­роны, пешка стремится к самоунич­тожению; с другой стороны, она упорно защищает свою жизнь, ибо наличие на доске пешек имеет огромное значение не только для эндшпиля, но еще и для предотвращения возможного внедрения неприятельских фи­гур, главным образом при воз­никновении слабых пунктов в собственной позиции. Подвиж­ность проходной пешки (осо­бенно центральной) часто явля­ется жизненным нервом всей позиции, и паралич его должен, естественно, отразиться на всей позиции. Итак, веские основа­ния говорят за необходимость возможно скорейшего осуществ­ления блокады; соображение, ко­торое можно выдвинуть против такой необходимости, а именно неэкономичное использование блокирующих фигур, которым отводится малоактивная роль «наблюдателей», справедливо лишь в отдельных случаях. Что­бы уяснить это, обратимся к бо­лее детальному изучению бло­кирующих фигур.

3. Основные и побочные заня­тия блокирующей фигуры. Эла­стичность (удобоподвижность) и различные формы ее. Сильные и слабые блокирующие фигуры. Как блокирующая фигура справ­ляется с разнообразными зада­чами и почему мы в этом усматриваем доказательство ее жиз­ненной силы? О будто бы не­экономичном использовании бло­кирующих фигур; несостоятель­ность подобной точки зрения.

Основное призвание блоки­рующей фигуры заключается, очевидно, в блокировании пешки. В этом смысле она сама стремится к неподвижности, и, несмотря на это (какова жиз­ненная сила!), она нередко про­являет значительную активность, а именно: 1) создает угрозы уже с блокирующего поля (см. партию Леонгардт — Нимцович; конь е6 подготовил ход g6—g5); 2) проявляет известную элас­тичность, выражающуюся в том, что в случае надобности она свое место все же покидает. На такой «отпуск» блокирующая фигура имеет право в следую­щих случаях: а) если путеше­ствие многообещающе, но пе­редвигаться она должна при этом обязательно «скорыми по­ездами»; б) если она может вер­нуться вовремя, чтобы забло­кировать продвинувшуюся тем временем пешку на другом поле; в) если она для осуществления блокады оставляет вместо себя заместителя. Понятно, этот «зам» должен избираться из со­провождающих, защищающих блокера фигур. Последнее об­стоятельство при всей его кажу­щейся незначительности очень важно, ибо показывает, насколь­ко эластичность зависит от сте­пени интенсивности осуществ­ляемой блокады.

Иллюстрацией первого слу­чая («а») послужит в дальнейшем положение на диаграмме 101, а для иллюстрации второго слу­чая («б») достаточно рассмотреть следующую простую позицию.

73


Блокирующая, фигура пред­принимает небольшое путешест­вие: 1.Л:b4. Понятно, проход­ная пешка пользуется возмож­ностью продвинуться: 1...h4 2.Лb2 h3 3.Лh2. Проявив долж­ную энергию, ладья с невозму­тимым видом вновь приступает к блокированию пешки.

Примером для третьего слу­чая является слон f4 в пар­тии №31 Нимцович — Фрейман.

Из приведенных случаев явствует, что эластичность неве­лика, если блокируемая пешка успела продвинуться далеко вперед. Максимумом эластичности блокирующая фигура обладает в том случае, когда она блокирует полупроходную пешку в центре доски (например: белые — Кd4, пп.e3, f2; черные — Сb7, п.d5). Конь d4 является здесь чрез­вычайно эластичным блокером, который может предпринимать далекие путешествия в любом направлении.

Перейдем теперь к анализу действия, оказываемого блока­дой. Блокирование должно осуще­ствляться систематически и соз­нательно, в противоположность эластичности, которая нередко проявляется сама собой. Дей­ствие блокады повышается привлечением на помощь резервов, но последние, в свою очередь, должны занимать прочные позиции.

Сильная ли блокирующая фигура ладья с6? Сравним меж­ду собой диаграммы 74 и 75.

74


Ход черных


На диаграмме 74 слону из соображений личной безопасно­сти необходимо отступить на g6; бродяжничество этого слона на длинной диагонали рискованно, так как око закона (ферзь d4!) не дремлет. Но после 1...Сg6 блокирующая фигура теряет су­щественную поддержку. Следу­ет 2.Крb5, и теперь попытка черных восстановить посредст­вом 2...Се8 утерянную страте­гическую связь решительно оп­ровергается продолжением 3.Фе5+ Крd7 4.Ф:е8+ Кр:e8 5.Кр:с6.


75


Ход черных. Может ли блокирующая фигура сохранить свою позицию?


В противоположность этому на диаграмме 75 слон может пойти на поле f3, с которого его не сгонишь. Ладья с6 вы­игрывает благодаря этому в значении, и ничейный финал пред­ставляется неизбежным.

Сходное положение вещей мы констатировали при изучении форпоста. Подобно форпосту, блокирующая фигура черпает свою силу не в себе самой, а из стратегической связи с тылом. Плохо защищенная блокирую­щая фигура не может противо­стоять нападающим на нее неприятельским фигурам: она или вынуждена будет обратиться в бегство, или будет уничтожена, и после этого пешка, которая раньше была блокирована, про­должит свое движение. Здесь приобретает особое значение правило о необходимости кон­центрации защит стратегически важных пунктов — правило, о котором мы поговорим подроб­нее во второй части нашей кни­ги.

Блокирующее поле является в большинстве случаев страте­гически важным пунктом, и защищать его надежнее, чем это абсолютно необходимо, чрезвы­чайно разумно. (Итак, не дожи­даясь, пока противник нагро­моздит угрозы, защищайтесь предварительно — «про запас».)

Таким образом, создается весьма примечательное положе­ние вещей: в то время как дей­ствие блокады повышается лишь медленно и с трудом путем при­влечения на помощь, резервов, другие (побочные) преимущества блокирующих фигур — эластич­ность и угроза уже с блокирую­щего поля — оказываются чрез­вычайно жизнеспособными, то есть проявляются без особого напряжения. Последнее объяс­няется тем, что фигура, защи­щающая блокера, замещает его при отлучках, а также тем, что блокирующее поле часто стано­вится слабым пунктом против­ника. Соприкосновение со стра­тегически важными полями дол­жно, согласно нашей системе, давать исключительно хорошие результаты. Об этом подроб­нее — в «Позиционной игре», но изучающий может уже сейчас проверить это и сравнить хотя бы с 5-м специальным случаем на 7-й горизонтали.

Как вывод мы выдвигаем сле­дующее положение: степень эла­стичности блокирующих фигур и характер создаваемых ими уг­роз должны, понятно, прини­маться во внимание уже при выборе блокера, но нередко ока­зывается достаточным повысить действие блокады (то есть под­вести резервы), и тогда эластич­ность и угрозы явятся сами собой.

Отмеченные обстоятельства мы считаем весьма характерны­ми. Должно стать понятным, что, осуществляя блокаду, фигура ничего не теряет, ибо блокирую­щие поля являются позициями почетными, надежными и пол­ными инициативы.

Изучающему мы рекоменду­ем проверить правильность на­ших наблюдений на некоторых партиях маэстро или своих собст­венных. Пусть он сравнит меж­ду собой различные блокирую­щие фигуры, их преимущества, их судьбу, как совершилось их падение или как они добились успеха — и знакомство с блокером (одним из главных вои­телей) скажет ему многое о всей армии.

4. В борьбе против блокиру­ющей фигуры. Как мы заменяем недоступную блокирующую фи­гуру более «человечной».

Когда мы говорили, что бло­кирующая фигура черпает силу из связи с резервами, это было, несомненно, верно. Но вместе с тем блокирующая фигура может и должна дать что-нибудь и сама для защиты своей позиции; это достигается тем, что благодаря кругу своего воздействия она не допускает приближения к себе неприятельских сил. Далее, бло­кирующая фигура должна быть немного «толстокожей». Та не­сколько преувеличенная чувст­вительность, которой отличает­ся ферзь, плохо соответствует цели блокады. Плохим блокером является и король, но в энд­шпиле приобретает большое зна­чение его способность менять цвет клетки, на которой он сто­ит: если его сгонят, допустим, с черного блокирующего поля, он может попытаться утвердиться на белом поле. Например: бе­лые — Крg4, Сd1, п.g5; чер­ные — Крg6, Ка7. Ход 1.Сс2+ заставляет короля уйти с g6, но он осуществляет блокаду на g7.

Ввиду того, что блокирующие фигуры, как мы видели, могут быть различного качества (сильные и слабые, эластичные и не­эластичные), то ясно, что мы в случае надобности можем доби­ваться замены неудобного для нас блокера другим. Такие ком­бинации весьма типичны.

76


Блокирующая фигура — слон а8 — заменяется ладьей


В этом положении, взятом из игранной нами партии, вторже­ние королем на b7 решило бы партию, но при наличии слона на а8 это невозможно. Мы иг­раем поэтому 1.Лb8+ Лf8 2.Л:а8 Л:а8, заменяя недоступ­ного блокера более добродуш­ным, и после 3.Крb7 Лf8 4.a8Ф Л:а8 5.Кр:a8 пешечное окончание для черных проигра­но из-за обхода пешки «e» (ср. с диаграммой 80). В самом деле, 5...Крg7 6.Крb7 Крg6 7.Крс6 Крg5 8.Крd7! Крf5 9.Крd6, и белые выигрывают. Ошибоч­ной была бы попытка 1.Лb8+ Лf8 2.Крb6? (вместо 2.Л:а8!) 2...Сd5 3.Крс7 Крf7 4.Л:f8+ Кр:f8 5.Крb8 из-за 5...Крf7 6.a8Ф С:а8 7.Кр:а8 Крg6, и черные выигрывают.

77


Замена неприступной блокирующей фигуры


У черных была бы безопас­ная позиция, если бы только их король не стоял так далеко. Бе­лые производят замену неудоб­ного для них слона f5 (мешаю­щего им стать королем на g4) на более сговорчивую ладью: 1.Л:f5 Л:f5 2.Крg4 (белые пешки становятся подвижными, а черный король не может во­время прийти на помощь) 2...Лf8 3.g6 Крb5 4.f5 Крс6 5.g7 Лg8 6.f6 Крd6 7.Крf5, мешая черным занять поле е6, и белые выигрывают.

В основном игра против бло­кера строится следующим обра­зом. Против блокирующей фи­гуры концентрируют столько угроз, сколько возможно; блокеру приходят на помощь ре­зервы; в возникающей борьбе мы стремимся добиться преимущест­ва знакомым нам приемом, а именно уменьшением числа за­щищающих фигур, которые мы размениваем, сгоняем с их по­зиций или пытаемся отвлечь ка­кими-нибудь другими задачами. В конце концов блокирующей фигуре придется отступить, и тогда наша пешка получает воз­можность двигаться. Такое пере­несение атаки с блокера на за­щищающие его фигуры являет­ся типичным стратегическим приемом, с которым мы уже име­ли случай познакомиться при рассмотрении открытых линий.

В эндшпиле пытаются прог­нать фигуры, защищающие бло­кера: наоборот, в середине игры их стараются отвлечь, ставя пе­ред ними новые задачи. Поучительным примером в этом смыс­ле является следующая партия.

№22. Дебют ферзевых пешек

Нимцович       

      Готтшаль

Бреславль, 1925


1.Кf3 е6 2. d4 d5 3.e3 Кf6 4.b3 Кbd7 (правильно было 4...c5 с последующим Кc6) 5.Сf3 с6 6.0—0 Сd6 7.Сb2 Фс7.

Чтобы открыть игру посред­ством е6—е5. Для предотвраще­ния этого белые предпринимают контратаку.

8.c4 b6.

На 8...е5 последует: 9.c5 Се7 (9...е4 10.cd Ф:d6 11.Сa3 и т. д.) 10.dе Кg4 11.b4 Кd:е5 12. К:е5 К:е5 13.f4! К:d3 14.Ф:d3, и белые доми­нируют на диагонали b2—g7.

9.Кc3 Сb7 10.Лс1 Лс8 11.cd ed 12.e4 (белые открывают все линии) 12...de 13.К:e4 К:e4 14.С:e4 0—0 15.d5 с5.

Оба слона получили откры­тые линии, направленные против королевского фланга. Под впечатлением этого черные склонны не придавать значения тому, что пешка «d» сделалась проход­ной. Да и какую роль, казалось бы, может играть эта проходная пешка, если она тщательно бло­кирована (на поле d7 стоит да­же резервная блокирующая фи­гура!)? На деле оказывается не так.

16.Ле1 Фd8 17.Сb1.

Этот атакующий ход ведет к поучительному результату: бло­кирующие фигуры — слон d6 и конь d7 — частично отвлекают­ся, частично размениваются. Прежде всего грозит Фd3.

17…Ле8 18. Фd3.

Еще точнее было сыграть предварительно 18. Л:е8+.

18...Kf8 (лучше 18...Л:е1+) 19.Л:е8! Ф:е8 20.Кh4! f6 21.Kf5 Лd8.

Черные собираются помеч­тать о слабости пешки d5, как вдруг неожиданная жертва возвращает их к суровой действи­тельности.

22.С:f6! С:h2+!

Черные вынуждены согла­ситься на обмен слонами, чтобы не потерять пешку. Если 22...gf?, то последовало бы 23.К:d6 Л:d6 24. Фg3+.

23.Кр:h2 gf.

Какая перемена! Слон d6 ис­чез, а резервная блокирующая фигура скоро окажется на... g6! Пешка «d», таким образом, свободна.

24.Фg3+! Кg6 25.f4!

Чтобы получить возможность сыграть 26.Ле1. Проходная пешка косвенно защищена.

25...Крh8.

На 25...С:d5 или 25...Л:d5 последовало бы 26.Ле1 и 27.Ке7+.

26.Ле1.

78


26...Фf8!

При 26...Фg8 можно было бы чрезвычайно интересным об­разом использовать проходную пешку «d»: 27.Ке7 К:е7 28.Л:е7 (7-я горизонталь!) 28...Ф:g3+ 29.Кр:g3 Лg8+ 30.Крf2 Лg7 (7-я горизонталь как будто нейтрализована, но теперь сло­во за проходной) 31.d6 Л:е7 32.dе Сc6 33.Се4 Се8 34.f5!! Крg7 35.Сd5 (пешка е7 теперь неприступна) 35...Крh6 36.Крf3 Крg5 37.Кре4, и черные бессильны против угрозы Сb7, Крd5 и Сс6, уничтожающей бло­кирующую фигуру.

27.d6! Лd7.

Почему не 27...Сс8? Разве это не вело к выигрышу пешки? Нет, ибо на это последовало бы 28.Ке7 (посредством d5—d6 бе­лые создали форпост на поле е7) 28...Фh6+ (еще самое лучшее) 29.Крg1 К:f4 30. К:с8 Л:с8 31.d7, и белые выигрывают.

28.Фc3.

С угрозой 29.Ле8! Ф:е8 30.Ф:f6+ Крg8 31.Кh6X. Однако если вернуться ладьей на d8 для защиты 8-й горизонтали, то беззащитной станет 7-я го­ризонталь, и белые выиграют по­средством Ле7. Следует отме­тить, что ведущие к выигрышу ходы Ле7 и Ке7 (в предыдущем примечании) являются следстви­ем продвижения проходной пеш­ки.

28...Л:d6.

Продиктовано отчаяньем: на 28...Лf7 немедленно решало 29.d7! Л:d7 30. Ле8!

29.К:d6 Ф:d6 30.С:g6 hg 31.Ле8+ Крg7 32.Фg3 Сс6 33.Лe3 Сd7 34.f5! Ф:g3+ 35.Кр:g3 С:f5 36.Ле7+ Крh6 37.Л:а7 Сb1 38.Ла6 b5 39.a4 bа 40.bа Крg5 41.Лb6 Се4 42.a5 f5 43.a6 с4 44.a7 c3 45.Лb3 f4+ 46.Крf2 с2 47.Лc3. Чер­ные сдались.

5. Фронтальное нападение ко­ролем на изолированную пешку. Король в эндшпиле. Слагающий­ся из трех частей маневр: фрон­тальное нападение, отступление противника, обход. Резервное блокирующее поле. Упразднен­ная оппозиция.

Многие поседевшие за шахма­тами игроки схватятся за голо­ву: как, и оппозиция упраздняется!.. Да, нам очень жаль, что это причиняет им горе. Оппози­ция, что касается глубины по­нимания ее, родственна арифме­тическому пониманию центра. В обоих случаях о внутренней сущности понятия судят по чисто внешним признакам! (Для ори­ентировки: понимать центр арифметически — значит исходить из количества находящихся там пешек; большее количество буд­то бы и свидетельствует о пре­имуществе. Эта точка зрения в действительности не выдерживает никакой критики, ибо толь­ко большая или меньшая степень подвижности характеризует по­ложение, создавшееся в центре.) Ниже мы приведем новую тео­рию, которая, отказываясь от оппозиции, останавливается на внутренней сущности событий.

79


Белые выигрывают одну из неприятельских пешек


Для выигрыша было бы недо­статочно добиваться получения проходной пешки посредством h2—h3, f2—f3 и g3—g4, так как белый король останется позади нее. А королю надлежит играть руководящую роль, примерно такую же, как лидирующему в гонке на велодроме. Но он не должен отсиживаться дома и ограничиваться чтением... воен­ных обзоров. В частности, из­учающему надо уяснить следу­ющее: король в середине игры и король в эндшпиле — это два совершенно разных существа. В середине игры король бояз­лив, прячется в своем убежище (позиция рокировки) и очень нуждается в утешении (если по­близости от него находится ла­дья, если его окружают кони и слоны, тогда лишь старый ко­роль чувствует себя удовлетво­рительно). Но зато в эндшпиле король становится героем (что не очень трудно, ибо доска почти совершенно очищена от врагов). Едва только начинается энд­шпиль, как король уже поки­дает позицию рокировки и мед­ленными, но внушительными ша­гами приближается к центру (очевидно, потому, что он стре­мится быть в центре событий; об этом подробнее в шестой главе). Но особенную храбрость он де­монстрирует в борьбе против... изолированной пешки. Эта борь­ба начинается с фронтального нападения; например: белый ко­роль — на f4, черная пешка — на f5. Фронтальное нападение представляется королю идеа­лом, и оно на самом деле стоит того, чтобы его добиваться, ибо (при наличии на доске другого материала) оно может послужить основой для дальнейшей атаки и уничтожения осажденной пеш­ки. В чисто пешечных эндшпи­лях фронтальное нападение мо­жет повести, в конце концов, к осуществлению обхода.

Итак, при наличии кроме ко­ролей еще и других фигур бло­кированная пешка f5 подверг­нется многократной атаке, что должно привести защищающие фигуры к занятию неудобных оборонительных позиций; при столкновении одних королей (то есть при отсутствии других фи­гур на доске) нападающему при­ходит на помощь цугцванг. При­мер: диаграмма 79, но с белым слоном на f1 и черным на f7. После 1.Крf3 Крg7 2.Крf4 (идеальная позиция) 2...Крf6 следует 3.Сd3 Сe6, и разница в ценности активного слона d3 и прикованного к пешке f5 пас­сивного слона е6 приобретает немаловажное значение (см. пункт 2 в шестой главе). Что же касается чисто пешечного энд­шпиля, то он протекает при­мерно так: 1.Крf3 Крg7 2.Крf4 Крf6 3.h4. Это — первая часть маневра. Черные отвечают 3...Крg6 — вторая часть маневра. Черный король, хочет он того или нет, вынужден отойти в сто­рону — следствие цугцванга, а теперь следует третья и заклю­чительная часть маневра — об­ход посредством 4.Кре5, и бе­лые выигрывают. Итак, фрон­тальная атака перешла в обход­ную; это, конечно, успех, по­скольку обходная атака, как мы уже знаем, является сильней­шей формой атаки.

Как велико в эндшпиле зна­чение обхода, показывают диа­граммы 80 и 81.


80


Белые обходят противника


1.Крh6 Крf8 2.Крg6 Кре7 3.Крg7 Кре8 4.Крf6 Крd7 5.Крf7.

Обращает на себя внимание вин­тообразное движение белого ко­роля, оперирующего цугцвангом.

81


Белые, которым угрожает обход, сами обходят противника и

выигрывают объект борьбы — пешку с6. Каким образом?


1.Крd7! Крb5 2.Крd6. Но плохо было бы 1.Крd6?, так как после 1...Крb5 белые са­ми попадали в цугцванг и не имели бы хорошего продолже­ния.

Рассмотрим наконец такое положение.

82


1.Крg6 Кре5 2.a6! bа 3.a5.

Белые пожертвовали пешку, чтобы привести противника в положение цугцванга.

Теперь, когда мы уяснили значение обхода (эффективного, однако, лишь при неподвижных объектах атаки, ограничиваю­щих свободу передвижения не­приятельского короля), нам не­трудно будет понять, почему мы так стремились осуществить его в разобранном ранее маневре.

Применим теперь этот слагающийся из трех частей маневр в положении, в котором неприя­тельские пешки отсутствуют.

83


Белые овладевают полем b5 для своего короля


Задача белых заключается в овладении пунктом b5 для сво­его короля. Почему именно b5? Потому что занятие этого пунк­та обеспечит продвижение пеш­ки до поля b6, ибо королю, на­ходящемуся на b5, достаточно лишь отойти в сторону, на­пример на с5, чтобы пешка до­стигла поля b6. Пункт b6 явля­ется в разбираемом положении первым незащищенным этапом на пути проходной пешки в ферзи, ибо поля b4 и b5 уже вполне завоеваны королем. Итак, мы начнем с фронтального нападе­ния на пункт b5: 1.Крb4 (пер­вая часть маневра) 1...Кра6 (вторая часть) 2.Крc5 (третья часть маневра — обход), и теперь белый король попадает на желанное поле b5, например: 2...Крb7 3.Крb5! В получив­шемся положении ход 3.Крb5 можно рассматривать как оче­редное фронтальное нападение на ближайший этапный пункт (b6); наш маневр, направленный к овладению полем b6, протека­ет в этом случае совершенно аналогично, а именно: 3...Кра7 4.Крс6 с последующим Крb6. (Если бы в ответ на 1.Крb4 черные сыграли 1...Крс6, то решал бы зеркальный вариант: 2.Кра5 Крb7 3.Крb5 Крс7 4.Кра6 и т. д.— Прим. ред.)

Для обороняющегося приме­нение этого метода оказывается еще легче.

84


Черные должны сделать ни­чью, так как белый король не находится впереди пешки. Все, что требуется от черных, это не позволить белому королю пе­ренять роль водителя и помнить, что наряду с блокирующим полем самым надежным является резерв­ное блокирующее поле. (Если белая проходная пешка находит­ся на b4, то b5— блокирующее поле; резервное блокирующее поле — b6, то есть сразу за блокирующим полем.) В приве­денном примере черные в ответ на 1.b5+ играют 1...Крb6 (блокада) 2.Крb4 Крb7 (чер­ные занимают резервное блоки­рующее поле) 3.Крc5 Крс7 (но только не Крb8 или Крс8, ибо это позволит белому королю про­двинуться вперед) 4.b6+ Крb7 (блокада) 5.Крb5 Крb8 (резерв­ное блокирующее поле) 6.Крс6 Крс8 7.b7+ Крb8 8.Крb6 — пат. Во избежание недоразуме­ний еще раз подчеркнем, что пункт b8 становится резервным блокирующим полем лишь при положении белой пешки на b6, а пункт b7 — при положении белой пешки на b5 и т.д.

В положении: белые — Крc5, п. b5; черные — Крb7 ход 1...Крb8? является грубейшей ошибкой, ибо он позволяет бе­лому королю овладеть свобод­ным пространством и перенять роль водителя, например: 1...Крb8? 2.Крb6 с фронтальным нападением на пункт b7.

Учение об оппозиции чрезвы­чайно туманно. Но истина про­ста: атакующий король борется за роль водителя пешки; защи­щающийся противодействует этому, опираясь на блокирую­щие и резервные блокирующие поля.

6. Разновидности проходных пешек: а) две связанные; б) за­щищенные; в) отдаленные. Еще о роли короля в эндшпиле.

Не все проходные пешки об­ладают одинаковой ценностью; в игре встречаются некоторые категории проходных пешек, имеющих несравненно большее значение, чем другие. Такие проходные пешки заслуживают осо­бого внимания со стороны изу­чающего, и ему почти никогда не следует упускать случая соз­дать себе такую пешку. В по­следующем изложении мы по­пытаемся из самой сущности упо­мянутых пешек определить, в чем заключается их большая ценность.

Типичная идеальная пози­ция двух связанных пешек вид­на на диаграмме 85.

85


Пешка «с» является защищенной проходной.

Пешки «g» и «h» — две связанные в идеальном положении


Сила расположенных таким образом пешек коренится в не­возможности блокировать их (ибо пешки h4 и g4 не допускают блокады ни на h5, ни на g5). Однако дальнейшее развитие со­бытий требует, чтобы пешки временно нарушили свою иде­альную позицию, так как при­сущее им, как и всяким другим проходным пешкам, стремление к продвижению будет гнать их вперед. При продвижении же одной из пешек возникают воз­можности блокады: например, после h4—h5 черные фигуры мо­гут блокировать на g5 или h6. Из этого соображения, а также из того, что связанные пешки h4 и g4 ничего не могут желать сильнее, чем совместного про­движения (на h5 и g5), вытекает следующее правило: продвиже­ние проходной пешки из идеаль­ной позиции должно происхо­дить в такой момент, когда не приходится опасаться силь­ной блокады со стороны про­тивника. И дальше: если мо­мент для продвижения был выб­ран правильно, то начавшаяся в связи с этом слабая блокада со стороны противника будет легко преодолена; тогда продвинется отставшая пешка, и идеальная позиция будет достигнута вновь.

Одним из важнейших средств для достижения этого служит занятие королем возникающей при продвижении пешек бреши. Например, если бы в положе­нии на диаграмме 85 после хода g4—g5 черные сыграли Кh5, то белые могли бы ходом короля заполнить «дыру» на g4. Этот маневр мы назовем пломби­рованием пешек.

86


Положение, изображенное на диаграмме, случилось в 1921 году в одном из клубных турни­ров в Стокгольме. Белые сыгра­ли 1.b6+? и тем допустили абсолютную блокаду посредст­вом 1...Крb7; абсолютную, ибо король никак не может быть оттеснен со своей позиции. Даль­ше последовало 2.Крd6, и ко­роль, пропутешествовав вплоть до g7, съел пешку h7. В этот момент черные сыграли, однако, Сh5, и завтрак на королевском фланге окончился. Король в сокрушении повернул на другой фланг, но и там ничего больше не добился из-за освободивше­гося слона h5. Белых постигло заслуженное наказание за про­тиворечащее правилу продви­жение пешки.

Правильно было: 1.a6 Сd3 2.Сd4 Сf1 3.Крb4+! (с намере­нием пломбировать на а5) 3...Кра8 4.Кра5 Се2 5.b6. Все шло по программе: сперва прод­винулась пешка «а», так как возникавшая в связи с этим по­меха (блокада — было бы слиш­ком сильно сказано) легко могла быть устранена; после этого ко­роль запломбировал возникшую брешь, а затем продвинулась пешка «b», и обе приятельницы (пешки «а» и «b») снова очути­лись рядом!

Случаи, когда одна из пе­шек покидает свою спутницу, сравнительно редки.

№23

Перлис       Нимцович

Карлсбад, 1911


87


Пешка «g» отрывается от сво­его спутника: 1...g4! 2. Л:h4 g3, и черные выигрывают.

Перейдем теперь к защищен­ным проходным пешкам. Различие в ценности защи­щенной и незащищенной про­ходной пешки выявляется на следующем примере.


88


Белые выигрывают благодаря различию в ценности

защищенной и незащищенной проходной пешки


Белые разрушают пешечное превосходство противника: 1.a4 Кре5 2.ab (ошибочно было бы 2.c4? из-за 2...b4 с защищен­ной проходной у черных) 2...cb 3.c4 bс+ (это вынужденно; 3...b4 бесполезно, ибо одна из белых пешек — «с» или «f» — пройдет в ферзи). Теперь полу­чилась позиция, весьма харак­терная для упоминавшегося на­ми различия в ценности. Белый король может без труда выиг­рать одну за другой проходные пешки противника, в то время как защищенная пешка f5 для черных недосягаема. Правда, бы­вали случаи, когда в аналогич­ных позициях какой-нибудь ма­лоопытный игрок, вопреки упо­мянутой недосягаемости, с дру­жественной улыбкой, но с серд­цем, преисполненным боевого вожделения, устремлялся на пешку «g». После 4.Кр:c4 Крf4 5.f6 он замечает свою ошибку и совершенно серьезно (!!) ки­дается в погоню за пешкой. Последний акт комедии протекает следующим образом: 5...Кре5!! 6.f7 Крe6!! 7.f8Ф — сдался. Изложенное мы формулируем так: сила защищенной проход­ной пешки заключается в ее недосягаемости для неприятель­ского короля.

89


Отдаленная проходная, движение которой отвлекает

неприятельского короля от середины доски


Пешка «h» является отда­ленной проходной (подразумевается — наиболее отдаленной от центральной точки). После размена проходных пешек по­средством 1.h5+ Крh6 2.Крf5 Кр:h5 3.Кр:f6 черный ко­роль находится вне игры; бе­лый же король занимает хоро­шую позицию, близкую к цент­ру. Это решает исход партии. Таким образом, благодаря при­сущей ей отвлекающей силе от­даленная проходная — серьез­ный козырь, но с козырями нуж­но обходиться осмотрительно. Не слишком рано пускайте их в ход — гласит правило. Жерт­ва пешки, отвлекающая короля черных от центра, была только подготовкой к путешествию бе­лого короля. А такое путешест­вие следует подготавливать са­мым тщательным образом до про­движения пешки.

90

(исправление Ф. Смита, 1944)



У белых отдаленная проход­ная пешка с4. Немедленное ее продвижение было бы ошибкой, так как после 1.c5+ Кр:с5 2.Кр:е5 замешкался спут­ник — пешка h2. Правильно 1.h4 (приготовления к поездке) 1...Крc5, и черные опаздывают на один ход (2.Кр:e5 Кр:c4 3.Крf6 Крb4 5.Кр:g6 Кр:а4 6.h5 Крb3 7.h6 а4 8.h7 и т. д.). Правило: намеченное движение королем должно быть тща­тельно подготовлено до отвлекающей жертвы (либо размена). Где возможно, нужно использо­вать цугцванг. Спутника необ­ходимо продвигать, а препятст­вия на пути (то есть неприятель­ские пешки) завлекать вперед. И все это — до отвлекающего хода! (См. еще пример №26.)

7. Продвижение проходной пешки: а) в собственных инте­ресах; б) чтобы завладеть пространством для надвигающегося вслед короля; в) чтобы послу­жить приманкой. О расстоянии между неприятельским королем и приманкой.

Это — старая истина, что не очень сведущий любитель про­двигает свою проходную пешку в самый неподходящий момент. При двух связанных пешках он играет, например, 1.b6+? (ди­аграмма 86) и допускает, та­ким образом, непреодолимую блокаду. Поэтому представля­ется практически ценным отме­тить те случаи, в которых про­движение целесообразно. Мы различаем три случая.

а) Когда это продвижение приближает проходную пешку к ее конечной цели — полю превращения (это в том случае, когда противник может проти­вопоставить лишь слабую бло­каду) или когда продвигающая­ся проходная выигрывает в зна­чении благодаря тому, что бе­рет под удар важные пункты (см. партию №22; там ход d5—d6 овладел пунктом е7 и создал угрозу Ке7 или Ле7). Однако ошибочно продвигать пешку, когда она может подвергнуться сильной блокаде или когда она воздействует лишь на поля, не имеющие никакого значения.

б) Когда пешка освобождает поле для двигающейся вслед за ней фигуры, а в особенности дает возможность собственному королю напасть на неприятель­скую пешку.

91


Продвижение пешки «f» с целью выигрыша пространства

для надвигающегося вслед короля


1.f5 Крf7 2.Кре5 Кре7 3.f6+ Крf7 4.Крf5 Крf8! (пешка «f» сама по себе не имеет никакой будущности) 5.Крg6, и белые выигрывают пешку «h». Таким образом, движение пешки «f» имело целью оттеснить неприя­тельского короля для того, что­бы собственный король мог при­близиться к пешке h5.

в) Когда продвижение со­вершается с целью пожертвова­ния пешки. Этим путем неприятельский король отвлекается в сторону (см. диаграмму 89). Другой пример:

92


Пешка «h» должна послужить искупительной жертвой. Вопрос лишь в том, каким образом и в особенности где именно? Так как отвлекающее действие растет с увеличением расстояния, то было бы несвоевременно продви­гать пешку «h», ибо расстояние между приманкой и неприятельским королем благодаря этому только уменьшилось бы. Пра­вильно другое, а именно пере­вод короля на другой фланг. Итак: 1.Крf4 Крh4 2.Кре5 Крh3 3.Крd5 и т. д. Совсем плохо было бы 1.h4?? (мало того, что бе­лые хотят пожертвовать пешку, они еще преподносят ее на блюде; преувеличенное благород­ство) 1...Крg6 2.Крf4 Крh5 3.Кре5 Кр:h4 4.Крd5 Крg5 5.Крс5 Крf5 6.Крb5 Крe6 7.Кр:а5 Крd7 8.Крb6 (с угрозой 9.Крb7) 8...Крс8 9.Кра7 Крc7. Черные запирают белого короля и добиваются ничьей. Изучающему следует запомнить вывод: конечно, приманка стре­мится погибнуть, но только при условии максимальной потери времени для противника.

Понять мотивы пешечного продвижения не всегда просто.


93


«Спиритический сеанс»


Это окончание мы назвали «спиритическим сеансом», ибо на первый взгляд представляется непостижимым, что эндшпиль с пешкой на а2 выигран, а с пеш­кой на a3 (вместо а2) дает толь­ко ничью.

1.c5 Крс7 2.Крd5 Крd7 3.c6+ Крс7 4.Крс5 Крс8 (ре­зервное блокирующее поле) 5.Крd6 Крd8 6.c7+ Крс8 7.Крc6. Впечатление таково, что прод­вижение пешки не было обосно­вано (налицо нет ни одного из трех упомянутых нами случаев). Черные играют 7...а5. Они находятся в цугцванге, выну­ждены пойти пешкой, а это — начало волнующей драмы. Итак, черная пешка сделала двойной ход: она ринулась вперед, пол­ная энергии и юношеского за­дора. Но мы избираем в ответ тихое 8.a3, чтобы таким путем доказать юному удальцу, что и спокойствие достаточно цен­ное качество. После 8...а4 9.Крd6 партия решена. Наш юный друг (пешка а7) просит прощения, берет обратно ход и пробует поправить дело скром­ным 7...а6. Но тогда мы де­монстрируем несчастной, что энергия... тоже подчас хороша, и играем 8.a4. После 8...а5 9.Крd6 черные опять проигры­вают.

Идея эндшпиля заключается в следующем: пат черному коро­лю вынуждает движение пешки «а»; белые же двигают свою пеш­ку «а» так, чтобы после того, как обе пешки окажутся застопоренными, ход был за ними; тогда Крd6 или Крb6 выигрывает.

Таким образом, продвиже­ние пешки «с» относится к на­шему первому случаю: пешка «с» двигалась в собственных ин­тересах, ибо выигрыш темпа на линии «а» делает из нее «выигрывающую» пешку, в то время как она была ведь (если принять во внимание, что король остался позади) «ничейной» пеш­кой.

Мы заканчиваем главу о про­ходной пешке рядом примеров (окончаний и партий) и хотим еще раз подчеркнуть, что эту главу мы рассматриваем как подготовку к позиционной игре. Этим объясняется и то, что мы так подробно останавливались на таких позиционных деталях, как, например, разнообразные функции блокирующих фигур и т. п. Кому, в частности, не по вкусу абстракции, может и про­пустить «обоснование необхо­димости блокирования».

Примеры к четвертой главе

№24

Нимцович       

      Рубинштейн

Бреславль, 1925


94


Ход был за белыми, и они решились на жертву качества, идея которой заключалась единственно в занятии королем иде­альной позиции (фронтальное нападение на изолированную пешку). Нам удалось провести этот скрытый план, хотя его и можно было опровергнуть, ибо мы имели перед Рубинштейном то преимущество, что он не был в той мере, как мы, знаком с основными положениями нашей системы. В частности, мы не зна­ем никакого другого эндшпиля, в котором вышеуказанная идея была бы подчеркнута сильнее.

1.Ле6+ Крd5 2. Л:f6 gf 3.ab (с угрозой 4.c4+ Кр:с4 5.b6 и т. д) 3...с4, и теперь белые взяли пешку h6, хотя и вынуж­дены были отдать пешки «b» и «h»: 4.С:h6 Лh8 5. Сg7 Л:h5 6. С:f6 Крс5 7.Крd2! — куль­минационный момент комбина­ции; все предыдущее имело единственную цель — проло­жить королю дорогу к полю f4.

95


7...Кр:b5?

Ошибка. Черные могли по­мешать движению короля на f4: 7…Лh6 8.Сd4+ Кр:b5 9.Крe3 Ле6+ 10.Крf4? Ле4+ с последующим (на 11.Кр:f5) 11...Л:d4, и черные выигры­вают. Изучающему полезно за­метать, что и ход 10.Крf3 (вместо 10.Крf4?) не спасал, ибо черные сыграли бы 10...Ле4 с последующим маршем короля на е1, заняли бы ладьей поле d2 и т. д.

8.Крe3 Крс5 9.Крf4! (те­перь все в порядке) 9...Крd5 10.f3 с ничьей через несколько ходов, так как у черных нет вре­мени, чтобы обрушиться коро­лем и ладьей на пешку c3 и вы­играть посредством жертвы ка­чества. Поучительное оконча­ние!

Следующий простой пример служит для иллюстрации об­хода.

№25

Ганзен       Нимцович

Сеанс одновременной игры, Рандерс (Дания)


96


Белые стремятся к фронтальной атаке на изолированную пешку


Черные сыграли 1...Крc7 (им нужно что-нибудь предпри­нять против угрозы с2—c3 и возникающей в связи с этим хо­дом отдаленной проходной пеш­ки у белых), и эндшпиль, при всей его простоте, продолжался следующим эффектным обра­зом: 2.c3 (или 2.c4 Крb6 3.cd cd 4.Крс2 Кра5!, и у черных есть нужный для выигрыша темп) 2...Крb6! 3.cb Крb5 4.Крc3 Кра4, и, несмотря на отсутст­вие пешки, действие обхода из-за паралича позиции белых оказывается решающим.

Следующий пример иллюстрирует отвлекающее действие отдаленной проходной пешки.

№26

Тарраш      

      Бергер

Бреславль, 1889


97


После размена ферзей (см. партию №12) игра продолжа­лась следующим образом: 37.Крg1 Кре7 38.Крf2 d5 39.e5 (к легкому выигрышу вело и более простое 39.ed Крd6 40.Кре2 Кр:d5 41.a3 Крс5 42.f4 с отвлечением впоследствии короля посредством b3—b4+) 39...Крe6 40.Кре2 (слабо бы­ло бы 40.f4 из-за 40...g5 41.g3 gf 42.gf Крf5) 40...Кр:е5 41.Крd3 h5 42.a3 (предпочти­тельнее сперва h2—h4) 42...h4! (создает шанс на будущее) 43.b4 аb 44.ab Крd6 45.Кр:d4 Крc6 46.b5+.

Белые не пользуются выго­дами цугцванга. Если бы они сыграли 46.f4, то вынудили бы какой-нибудь ход пешкой, а это было бы им на руку в пред­стоящем уничтожении королем пешечного фланга черных.

46...Кр:b5 47. Кр:d5 Крb4! Таким образом, достигну­тое отвлечение короля оказы­вается не столь значительным, ибо черные успевают завоевать пешки «g» и «h», а для продви­жения собственной пешки «h» им не нужно много ходов. Энд­шпиль поучителен благодаря до­пущенным в нем ошибкам. Правда, получившуюся пози­цию белые в конце концов вы­играли, но лишь после того, как черные просмотрели возмож­ность ничьей.

[Последовало 48.Крd4 Крb5 49.Кре5 Крс4 50.Крf4 Крd4 51.Крg4 Кре5? (следо­вало играть 51...Крe3! 52.Кр:h4 Крf2 53.Крh3 g5!) 52.Кр:h4 Крf4 53.Крh5 Крf5 (на 53...g6+ выигрывало 54.Крh6!) 54.g3 Крf6 55.Крg4 Крg6 56.Крf4 Крf6 57.Кре4 Крe6 58.Крd4 Крd6 59.Крс4 Крc6 60.f4 Крd6 61.Крd4 Крe6 62.Крс5 Кре7 63.Крd5 Крd7 64.Кре5 Кре7 65. f5 f6+ 66.Крd5 Крd7 67.h3 Кре7 68.Крc6 Кре8 69.h4 Кре7 70.Крc7 Кре8 71.Крd6 Крd8 72.Крe6 Кре8 73.h5 Крf8 74.h6. Черные сдались.— Прим. ред.]

А этот пример характерен для способа продвижения связан­ных пешек.

№27

Нимцович       

      Алапин

Петербург, 1913


98


Белые сыграли 1.c6! Выбор пешки, которой надлежит дви­гаться первой, диктуется здесь не столько соображениями о сильной или слабой блокаде со стороны противника, сколько тем, что белые не могут иначе удержать пешку «с».

1…Фb6 (если 1...Л:с6 2.bс Ф:b1 3.Л:b1 К:е5, то 4.c7, и у белых абсолютное вла­дение 7-й горизонталью в связи с проходной пешкой, например: 4...Кd7 5.Кc6 с выигрышем) 2. Фe3 (нужно стремиться прог­нать блокирующую фигуру, чтобы оставшаяся позади пешка «b» могла продвинуться) 2...f4 (белые угрожали ходом 3.К:f5) 3.Фе4 Лсd8 4.Кf3 Лd6 5.h4!

Владея сильной центральной позицией (Фе4), белые хотят показать, насколько непрочны оборонительные позиции, зани­маемые черными фигурами.

5...Фс5. Оказывается, ход подейство­вал — блокирующая фигура идет на уступки!

99


6.Ке5 (хорошо и последова­тельно было бы также 6.h5! Ф:h5 7.b6, и белые пешки на­ходятся в идеальной позиции) 6...Лd4 (главным был бы сле­дующий вариант: 6...Лd2 7. Кd3 Ф:c2 8.b6!, и, невзирая на потерю фигуры, белые пешки двигаются в ферзи) 7.Фе2 К:h4 8.b6 (в согласии с изложенными ранее принципами) 8...Лb4 9.Л:b4 аb 10.b7 Фc3 11.Фе4 Кf5 12.Кd7. Черные сдались.

Следующий пример показы­вает, насколько стремительной может оказаться в своем прод­вижении проходная пешка.

№28

Нимцович       

      Любитель

Нюрнберг, 1904 (белые давали вперед коня b1)


100


Триумфальное шествие пешки «е»

1.g4 С:g4 2.ef+ Крf7.

Вследствие своей уязвимости король является здесь плохим блокером. Угроза мата делает его блокирующее действие ил­люзорным.

3. Сd5+! (чтобы без потери времени открыть линию ладье. Теперь ладья поддерживает движение пешки) 3...cd 4.Ф:е8+ Кр:e8 5.f7+ Крf8 (последняя попытка блокады. Но теперь, после хода f6—f7, ожила фигу­ра в тылу — слон b2) 6.Сg7+! Кр:g7 7.f8ФХ. Яркая иллю­страция присущего проходной пешке стремления к продвиже­нию.

Последний пример характери­зует эластичность блокирующей фигуры.

№29

Нимцович       

      А. Нильсон

Северный турнир, Копенгаген, 1924


101


Белые хотят играть по ли­нии «f», примерно 1.Крg3, 2.Лf1. Поле вторжения они наме­реваются создать посредством h2—h4—h5—h6, и для этой це­ли белый король на королев­ском фланге необходим. И хотя занятие линии «f» решает игру, белые не сделали этого хода не­медленно, а сыграли сперва 1.Ла5, и только этим ходом они, по существу, начали борьбу по линии «f». Блокада здесь вполне уместна, ибо блокирующая фи­гура эластична, то есть ее можно быстро перебросить на другой фланг.

Игра протекала следующим образом: 1.Ла5!! Крc6 2.Крg3 Крb7 3.Лf1 Крc6 4.Лf5 Ле7 5.h4 Л8а7 6.h5 Лe6 7.Лf8.

Вторжение. И все еще ладья а5 стоит на своем месте на стра­же. Но этот неподвижный страж готов во всякий момент вмешать­ся в игру, будь то посредством Ла5—а2—f2 (эластичность) или Ла5:а6, если уйдет черная ла­дья. (Возможность хода Ла5:а6, как мы знаем, является уг­розой с блокирующего поля.)

7...g6 8.h6 g5 9.Лb8 Крс7 10.Л8:b5 Л:h6 11.Ла4 Лf6 12.Лbа5 Крс8 13.Крg4 h6 14.Ла2 Лаf7 15.Л:а6, и через не­сколько ходов черные сдались.

Наш пример неожиданно привел нас в среду блокирую­щих фигур. Задержимся здесь немного. Прежде всего нам хоте­лось бы продемонстрировать бло­кирующую фигуру, которая все свои обязанности: а) блокада; б) угроза; в) эластичность — выполнила, можно сказать, об­разцово.

№30. Латышский гамбит

Нимцович       К. Бетиньш

Рига, 1919

1.e4 е5 2.Кf3 f5.

По мнению К. Бетиньша, к ко­торому я склонен присоединить­ся, этот ход вполне можно применять. По крайней мере, его опровержение мне неизвестно.

3.К:e5 Фf6 4.d4 d6 5.Кс4 fе.

Теория (то есть практика других маэстро) рекомендует здесь 6.Кc3 Фg6 7.f3. Однако после 7...ef 8.Ф:f3 Кf6 9.Сd3 Фg4 10.Фе3+ Се7 11.0—0 Кc6 12.d5 Кb4 13.Лf4 Фd7 14.Кb6 аb 15.Л:b4 игра равна.

102


Обоснован ли здесь блокирующий ход Кe3?

6. Кe3!!

Против этого хода говорит многое: 1) традиция, требующая хода 6.Кc3; 2) принцип экономичности развития (не делать не­сколько ходов подряд одной фи­гурой); 3) кажущаяся незначи­тельность угрозы, которую соз­дает блокирующая фигура. И все же ход 6. Кe3 в связи со следующим маневром слона является вполне мастерским хо­дом. Хотя бы весь свет играл 6. Кc3, мы все же считаем ход ко­нем на e3 лучшим продолжением, исходя при этом из требований системы.

6…с6 7.Сс4!!

Кульминационный момент. Чтобы получить возможность рокировать, черные вынужде­ны сыграть d6—d5; но тогда конь на e3 получает новый объект для своей деятельности (Сb3 с последующим с2—с4, и у белых давление на пункт d5).

7...d5 8.Сb3 Сe6 (или 8...b5 9.a4 b4 10.c4 и т. д.) 9.c4 Фf7 10.Фе2 Кf6 11.0—0.

Но не 11.Кc3 из-за 11...Сb4. Белые хотят держать пункт d5 под максимальным давлени­ем.

Рассмотрим теперь роль бло­кирующей фигуры — коня e3 — несколько внимательнее: отвечает ли конь тем требованиям, какие могут быть предъявлены к блокирующей фигуре? Да, отвечает, ибо он: 1) осуществля­ет сильную блокаду и препят­ствует одновременно приближе­нию неприятельских фигур (пункт g4); 2) создает угрозу уже с блокирующего поля; 3) в пол­ной мере эластичен, как это бу­дет видно из дальнейшего. Ко­роче говоря, конь e3 является идеальным блокером.

11...Сb4! 12.Сd2 С:d2 13.К:d2 0—0 14.f4.

Чтобы продолжать в даль­нейшем f4—f5 с целью овладе­ния пунктом d5.

14...dс 15.Kd:с4 Фе7 16.f5 Сd5 (черные стараются удер­жать пункт а5) 17.К:d5 cd 18.Кe3.

Не успела исчезнуть одна блокирующая фигура, как уже там оказывается новый конь. С эластичностью блокирующей фигуры не может совладать да­же смерть!

18...Фd7 19.К:d5!

В этой решающей жертве проявляется угроза блокирую­щей фигуры уже из основной по­зиции.

19...К:d5 20.Ф:e4 Лd8 21.f6!

Pointe комбинации и вместе с тем новая иллюстрация стрем­ления пешки к продвижению (пешка f5 ведь кандидат).

21...gf.

Если 21...Кc6, то 22.f7+ Крh8 23.С:d5 Ф:d5? 24.f8Ф+ с последующим Ф:d5. Если же 22...Крf8, то 23.С:d5 Ф:d5 24.Ф:h7, и белые выигрывают.

22.Лf5 Крh8 23.Л:d5 Ле8.

В случае 23...Фе8 белые хо­дом 24.Сс2! выиграли бы целую ладью.

24.Л:d7 Л:е4 25.Лd8+ Крg7 26.Лg8+ Крh6 27.Лf1. Черные сдались.

В заключение (иначе стрем­ление проходной пешки к про­движению окажется опасным для самой книги) еще одна пар­тия на эту тему.

№31. Французская защита

Нимцович       

      Фрейман

Вильна, 1912


1.e4 е6 2.d4 d5 3.e5 с5 4.Кf3 cd (лучше, по-видимому, 4...Фb6) 5.К:d4 Кc6 6.К:c6 bс 7.Сd3 Фс7 8.Сf4 g5.

Это не вполне солидный ход, но он ведет к интересной игре.

9.Сg3 Сg7 10.Фе2 Ке7 11.0—0 h5 12.h3 Кf5 13.Сh2.

Явно плохо было 13.С:f5 ef 14.e6 из-за 14...f4 15.ef+ Кр:f7 и т. д.

13...g4 (pointe начатой хо­дом 8...g5 атаки) 14.Ле1.

На 14.hg hg 15.Ф:g4 последовало бы 15…Л:h2 16.Кр:h2 С:е5+ с последующим С:b2.

14...Крf8 15.Кc3. Конь стремится на f4 (после размена на f5).

15...Фе7 16.С:f5 еf 17.Фe3 Лh6 18.Ке2 с5 19.Кf4!

Этот конь прежде всего блокирующая фигура по отношению к пешке f5 и базирующейся на ней пешечной массе. Вместе с тем он — антиблокирующая фи­гура по отношению к собствен­ной, стремящейся вперед пешке е5 (то есть он затрудняет блока­ду этой пешки со стороны про­тивника).

103


19...d4 20.Фd3 Фd7 21.Фс4 Фe6 22.hg!

Необходимая подготовка к маневру Kf4—d3. На немедлен­ное 22.Кd3 последовало бы 22...gh, например: 23.Ф:с5+ Ф:с5 24.К:с5 Лg6 25.g3, и белые стоят плохо.

22...Са6 23.Фd5!! Ф:d5.

Крайне интересно было 23...hg. Ответом белых явилось бы триумфальное шествие пешки «е» вплоть до е8. Например: 24.e6 (нападение на ферзя) 24...Ф:d5 25.e7+ Кре8 26.К:d5 с последующим шахом на с7 (неожиданное продвижение не­застопоренной пешки).

24.К:d5 Сс4 (если 24...hg, то снова е5—е6! с выигрышем качества) 25.Кf6 hg 26.Сf4 Лg6 27.Кd7+. Белые выиграли пешку «с», а через 20 ходов и партию.

Нас прежде всего интересует та роль, которую играл конь f4. Как блокирующая фигура, конь занимал сильную позицию при превосходной поддержке слона h2. Конь оказывал пара­лизующее действие на слона g7, ладью h6 и т. д. Кроме того, он создавал существенные угрозы (на f5 и е6). Наконец, и элас­тичность его была весьма зна­чительна, так как он мог по­кидать свою позицию, оставляя вместо себя слона на f4.

Теперь еще схема — и глава о проходной пешке закончена.

Схема к главе «Проходная пешка»

(в вопросах и ответах)


Каким образом возникает про­ходная пешка?

Из пешечного превосходства. Пра­вило о «кандидате».


Почему проходную пешку необ­ходимо блокировать?

а) Потому, что она всегда гро­зит продвижением (само­уничтожение как угроза).

б) Потому, что блокирующие поля защищены от фронталь­ных атак и, кроме того, становятся слабыми пунктами противника.

в) Потому, что при блокаде может подвергнуться параличу целый комплекс неприятельских фигур.


Какие требования следует предъявлять к блокирую­щей фигуре?

а) Осуществление блокады.

б) Угроза уже с блокирующего поля.

в) Эластичность.


Каким образом может быть уси­лена блокада или эластичность?

Блокада может быть усилена свя­зью с тылом (применение перекрытий), а эластичность растет автоматически с усилением блокады. Во всяком слу­чае, пешку, которую необходимо блокировать, не следует пропускать далеко вперед.


Что характерно для блокирую­щих полей?

Они в большинстве случаев оказываются стратегически важными пунк­тами.


В чем выражается игра против блокирующей фигуры?

а) В оттеснении или уничтоже­нии ее.

б) В замене блокирующих фигур другими.


Почему «оппозиция» — устарев­ший термин?

Потому, что она судит о положении на основании внешних признаков. Наш слагающийся из трех частей маневр.


Какие встречаются разновидно­сти проходных пешек?

а) Две связанные. (Совместное движение. Пломбирование.)

б) Защищенная проходная

в) Отдаленная проходная (От­влекающее действие. Своевременная подготовка дви­жения королем)


Каковы цели продвижения проходных пешек?

а) Приближение к полю превра­щения Воздействие на важные пункты.

б) Выигрыш пространства для надвигающегося вслед коро­ля.

в) Отвлечение неприятельского короля от центра (Приманка. Расстояние между королем и приманкой должно быть максимально большим).


Глава пятая

Размен

1. Мотивы разменов.

Чтобы возможно лучше озна­комить изучающего с опасностя­ми слишком энергично проводимых разменов, мы в дальнейшем отметим вкратце те немногочис­ленные случаи, в которых раз­мен представляется целесообраз­ным. Во всех остальных случаях размен, особенно достигаемый силой и во что бы то ни ста­ло, нехорош. У маэстро размен естественно вытекает из хода игры; маэстро занимает линии или обеспечивает себе господст­во над отдельными стратегичес­ки важными пунктами, и тогда желанный размен осуществляет­ся легко (см. партию №17, при­мечание к 35-му ходу).

В первой главе мы рассмат­ривали размен с последующим выигрышем темпа. Затем мы прибегали еще к размену, чтобы избежать отступления фигурой или для предотвращения защитительных ходов, сопровожда­ющихся потерей темпа (упроще­ние с последующим развитием). Оба случая являются, в конеч­ном счете, темповыми комбина­циями, да и вообще расчет тем­пов имеет существенное значе­ние при каждом размене. До­статочно вспомнить обмен ново­развитой фигуры на «темпопожирателя». В середине партии мы встречаемся со следующими мотивами разменов.

1) Мы меняемся, чтобы без по­тери времени занять (либо от­крыть) линию.

Приведем простой пример.

104


Белые хотят занять (или от­крыть) линию, чтобы дать мат по 8-й горизонтали. Если они для этой цели сыграют 1.Сf3 или 1.Ла1, то у черных будет время предпринять что-нибудь против этой угрозы, например Крf8 или g7—g6. Конечно, пра­вильно разменяться: 1.С:c6.

2) Разменом мы уничтожаем защищающую фигуру.

Мы обмениваем ее, так как сознаем ее защитительную силу. В простейшем случае фигура защищает нечто материальное; та­ковой нам представляется всякая защищающая фигура. В первых четырех главах мы ознакомились с различными защищающими фи­гурами: фигуры, защищающие пешку на открытой линии; фи­гуры, помогающие блокеру; пеш­ки, защищающие форпост, и т. д. Стоит постараться в каждом отдельном случае такие фигуры уничтожать. Но понятие «защищающая фигура», однако, более широко. Можно защищать про­странство (например, доступ к 7-й горизонтали) или бороться против приближения неприятель­ских фигур (в партии №30 конь e3 защищает поля g4 и f5 про­тив возможного приближения фигур — Фg4 или Лf5; извест­но также, что конь на f6 за­щищает всю позицию рокиров­ки и даже фланг: так, например, вторжение Фh5 невозможно). Аналогично обстоит дело с бло­кирующей фигурой, расположен­ной в центре.


105


Благодаря своему радиаль­ному действию конь защищает значительное пространство.

Правило гласит: нужно стре­миться к уничтожению всякой защищающей фигуры (защища­ющей — в узком и широком смысле этого понятия).


106


Серия разменов. Иллюстрация 1-го и 2-го мотивов


Белые выигрывают после ряда разменов, иллюстриру­ющих как 1-й, так и 2-й упомянутый нами случай. При первом взгляде на позицию мы замечаем черного коня, заблудившегося на h2, и его защитни­ка — слона b8. Мы сыграем: 1.ed (без потери времени открывая линию «е» — 1-й случай) 1...cd 2.Ле8+ (ла­дья, защищающая 8-ю горизон­таль, должна погибнуть!) 2...Л:e8 3.Л:е8+ Крh7 4.Л:b8 (защищающая фигура уничтожается — 2-й случай) 4...Л:b8 5.Кр:h2, и белые выигрывают.

3) Мы прибегаем к размену, чтобы не терять времени на отступление.

Этот размен мы осуществля­ем преимущественно в тех слу­чаях, когда наша фигура подвергается нападению. Поставленные перед дилеммой — отступить фи­гурой и тем самым потерять ход или же обменять ее на неприя­тельскую фигуру,— мы изби­раем последнее, и особенно в том случае, если темп, который нам удалось таким образом сэ­кономить, может быть целесооб­разно использован. Итак, воп­рос времени (темпа) должен иметь при этом актуальное значение. Простейший пример.


107


1.Ке4 а4 (контрнападение) 2.Л:b6 (чтобы сэкономить темп) 2...аb 3.К:f6, и белые выигрывают.

Если у обоих противников атакованы тяжелые фигуры, то нередко возникает разновидность 3-го случая: фигура стремится продать свою жизнь как можно дороже.

108


Черные играют, допустим, 1…a3? Белые согласны на размен ферзей, но если уж ферзь b2 приговорен к смерти, то естест­венно желание продать его жизнь как можно дороже: 2.Ф:b7+! Кр:b7 3.ed.

Странно, но начинающим та­кие размены чужды: они скорее предпочтут героическое пожертвование ферзя (при всем уваже­нии, какое они к нему испыты­вают). В частности, взятие коня совсем не жертва, в лучшем случае жертва временная; и, может быть, именно то, что жертва здесь связывается с про­заической тенденцией увеличе­ния материала, создает для на­чинающего наибольшие психоло­гические затруднения.

2. Каким образом и где про­исходит обычно размен.

Мы остановимся на этом ко­ротко.

а) Прежде всего заметим, что упрощение всегда на руку силь­нейшей стороне, то есть тому из игроков, у которого материаль­ный перевес. Отсюда следует, что угроза размена может быть использована для того, чтобы за­ставить противника отказаться от той или иной сильной пози­ции фигуры (он предпочтет от­ступить ею, нежели разменять­ся, что только приблизило бы финал).

б) Если двое стремятся к одному и тому же, то неизбежен конфликт; в шахматах такой конфликт (скажем, в борьбе за поле) выражается в форме раз­мена. Например:


109


Центральный пункт по­зиции — е4; белые насколько возможно укрепляют этот пункт, черные же хотят его очистить, так как фигура, стоящая на е4, доставляет много хлопот. В кон­це концов дело кончается боль­шим кровопролитием на поле е4.

в) Если один из играющих оказывает сильное давление по открытой линии, то там доста­точно простого продвижения, чтобы добиться размена, так как противник не может допустить вторжения; во всяком случае, он будет стараться ослабить на­жим разменом.

г) Слабые пункты, равно как и слабые пешки, имеют тенден­цию взаимно размениваться. Для пояснения рассмотрим сле­дующее окончание.

№32

О. Бернштейн      Перлис

Петербург, 1909


110


Последовало: 31...Ла8 32.Лb3 Л:а2 33.Л:b4 (слабые пешки а2 и b4 взаимно уничто­жились, тоже происходит с пеш­ками d5 и b7) 33...Ла5 34.Л:b7 Л:d5 35.Лb8+! (простое использование линии «b» при­водит к желанному размену) 35...Ф:b8 36.Ф:d5+ Крh8 («следовало предпочесть движе­ние королем к пункту f6»,— правильно указывает Ласкер) 37.b3, и Бернштейн выиграл благодаря проходной пешке «b» в блестяще проведенном окон­чании, к которому мы еще вернемся.

Закончим главу рассмот­рением двух поучительных по­зиций.


№33

Росселли       

      Рубинштейн

Баден-Баден, 1925


111


21...Л:е3! (иначе белые сыграли бы Лсе2; с другой сто­роны, у черных нет другого хо­рошего хода) 22.С:e3 Ке8 23.Ле2 Кg7 24.Сd2 Кf5! 25.Ле1 с5 26.dс С:с5 (теперь пункт d4 оказался в фокусе событий, и на нем разыгрывается сраже­ние) 27.Крf1 h4 28.gh g4 29.Кd4! С:d4 30.cd (см. предыду­щее примечание) 30...Л:h4 31.Сc3 Лh1+ 32.Кре2 Лh2 33.Лg1 Кh4 34.g3 Kf5 35.b3 Крe6.

Здесь Рубинштейн предпри­нял попытку добиться чего-ни­будь по линии «с», не увенчав­шуюся, однако, успехом, и пос­ле 55-го хода белых позиция при­няла следующий вид:


112


Последовал решающий про­рыв: 55...f4 56.gf Лh7 57.Сd2 К:d2 (уничтожая защитника пешек f4 и f2) 58.Кр:d2 Лh3 59.f3 gf 60.Лf2 Крf5 61.Крe3 Крg4 62.b4 (если 62.f5, то 62...Кр:f5 63.Л:f3+ Л:f3 64.Кр:f3 bа 65.bа а5, и затем обход) 62...Лh1 63.f5 Ле1+ 64.Крd3 Ле4. Белые сдались.

После этого классического ладейного окончания рассмот­рим партию, игранную с дачей вперед, в которой идея размена получила оригинальное выра­жение.

№34

Нимцович       

      Друва

Рига, 1919


113


Белые, которые давали впе­ред «самую малость» — ферзя за коня, рискуют и начинают прорыв: 1.d5. Последовало 1...ed (солиднее 1...К:d5) 2.e6 fе (правильно было рокиро­вать) 3.Ке5 (жертва пешки е5 имела целью открыть поле для коня) 3...К:c4 4.Сh5+ Кре7 5.К:с6+! (кто, преследуя врага, думает о размене?!) 5...bс 6.Лf7+ Крd6 7.К:с4+ dc 8.Лd1+ (теперь причина размена на с6 понятна — слон был защищающей фигурой; если бы он не был обменен, сейчас могло бы последовать 8...Сd5) 8...Кре5 9.Cf4+ Кре4 10.Сf3Х!

Глава шестая

Элементы стратегии эндшпиля

Часто приходится наблюдать, что любитель, ведущий довольно хорошо середину игры, оказывается в эндшпиле совершенно беспомощным. Эта разница в иг­ре рекомендует старую шахмат­ную педагогику с плохой сторо­ны. Одним из основных при­знаков хорошей игры являет­ся одинаково хорошее ведение середины и окончания партии. Впрочем, вполне нормально, что изучающий сперва накапливает опыт почти исключительно в об­ласти дебюта и середины игры, а не эндшпиля, но от этого не­достатка необходимо избавиться как можно скорее. Изучающему следует заметить, что эндшпиль ни в коем случае не представля­ет собою скучного завершения пышной середины игры. Энд­шпиль — это часть партии, в ко­торой достигнутое в середине иг­ры преимущество должно быть реализовано, и эта реализация (материального порядка) ни в коем случае не является занятием «подчиненного» значения. На­оборот, для этого требуется все умение, все искусство игрока. Для того чтобы понять, что про­исходит в эндшпиле, и научить­ся его ценить, нужно ознако­миться с ним начиная с эле­ментов, ибо у эндшпиля имеют­ся свои элементы, подобно тому как и у середины игры. С одним из этих элементов — проходной пешкой — мы уже знакомы; те­перь перейдем к рассмотрению других.

1. Централизация: а) коро­ля, б) легких фигур, в) ферзя. Убежище и постройка мостов.

а) Централизация короля.

Одним из главных моментов стратегии эндшпиля является, как известно, большая подвижность короля. В середине игры король только статист, зато в эндшпиле он один из главных актеров. В силу этого короля в эндшпиле нужно развивать, то есть приближать его к линии ог­ня. Правило: при переходе в эндшпиль следует начинать движение королем по направле­нию к середине доски, так как отсюда король может перейти к атаке как королевского, так и ферзевого фланга.

Простейший пример: бе­лые — Крg1; черные — Ле8 (по­казаны только главнейшие ак­теры). Следует играть 1.Крf2. Король стремится к середине доски, в то же время он за­щищает пункты е1 и е2 от втор­жения ладьи.

114


Здесь следует сперва Крg1—f2—е2, а затем король идет на ферзевый фланг: Кре2—d1—с2. Таким образом белые защищают пешку b2 и освобождают ла­дью d2, которая после этого становится активной (белые игра­ют, например, Лd7).

№35

Рубинштейн       

      Нимцович

Карлсбад, 1907


115


Борьба королей за центральные поля


Белые сыграли 33.Кc3, так как попытка немедленной цен­трализации короля опроверга­ется ответом Сd5, например: 33.Крf1 Сс4+ 34.Кре1 Сd5, и черные вынуждают размен фигу­ры либо выигрывают пешку. По­сле 33...Сс4 34.f4 Кре7 35.Крf2 Крd6 36.Крe3 Крс5 белые уже не могут занять пункт d4. Если бы они успели поставить ко­роля на d4 (при черном короле на d6), выигрыш был бы зна­чительно труднее. Теперь же он не представляет труда: 37.g4 Крb4.

В этом все дело — централь­ная позиция с5 является базой для последующей фланговой ата­ки (и именно это служит обосно­ванием предпринимаемой цент­рализации).

38.Крd4 (слишком поздно) 38...Сb3 39.g5 а4 40.Кb1 Сe6 41.g3 Крb3 42.Кc3 a3 43.Крd3 g6 44.Крd4 Крc2! Белые сда­лись.

Этот пример выявляет цент­рализацию с новой стороны: ею достигается не только выигрыш пространства для собственного короля, но и ограничение под­вижности неприятельского. Итак, не следует оставлять не­использованным ни одно сред­ство для того, чтобы проник­нуть королем как можно ближе к центру.

б) Централизация легких фигур.

Централизация не является исключительной особенностью короля; подобную тенденцию мы замечаем и у остальных фи­гур.

116


Белые могут играть как Кре1—d2—с3—d4, так и 1.Кd4 с последующим е2—e3. Как и в предыдущем примере, центра­лизация коня на поле d4 пре­следует двоякую цель: 1) конь получает возможность угрожать обоим флангам; 2) отсюда он ог­раничивает подвижность непри­ятельского короля (препятству­ет его движению через е6 на d5). При наличии у противника ладьи централизованный конь образует защитный вал для собственного короля, который (под прикрытием коня) тоже за­нимает центральную позицию. Простейший пример:

117


1.Кd4 с последующим Кре2—d3, и у белых центральный фи­гурный островок: король, конь, пешка.

в) Централизация ферзя.

Наиболее убедительным до­казательством значения цент­рализации является то, что да­же ферзь, действие которого и на краю доски достаточно ве­лико, все же стремится к заня­тию центральной позиции. Иде­алом является централизован­ный ферзь, защищенный пешкой и, в свою очередь, защищающий пешки. Находясь под таким на­дежным прикрытием, король мо­жет предпринимать далекие про­гулки в лагерь противника. Так, например, на диаграмме 118 бе­лый король будет стремиться по­пасть на поле b6 или g6 (с фрон­тальным нападением на одну из неприятельских пешек). После долгих странствований это ему удается, и белые выигрывают (см. еще диаграмму 133).

118


Централизованная позиция ферзя позволяет королю белых вторгнуться в неприятельский лагерь.

Поле вторжения—b6 или g6 (фронтальное нападение)


Убежище и постройка мостов.

В своих странствованиях по доске король подвергается це­лой серии шахов и по­этому должен своевременно позаботить­ся о надежном убежище.


119


Поле а7 является для белого короля убежищем


Ход 1.a7 был бы очевидной ошибкой, так как после 1...Ла2 2.Крb6 (чтобы увести ла­дью и провести пешку в ферзи) король не мог бы укрыться от шахов. Правильно — сохранить поле а7 как убежище для коро­ля. Например: 1.Крb6 Лb1+ 2.Кра7 Лb2 3.Лb8 Ла2 4.Лb6 Ла1 5.Крb7 Ла2 6.a7, и белые выигрывают.

Аналогично обстоит дело в следующем положении.

120


Здесь убежищем является по­ле d6, и ошибочно было бы его уничтожение посредством 1.d6. Правильно 1.Крe6, чтобы в слу­чае 1...Ле2+ ответить 2.Крd6. Шахи кончились, и теперь чер­ного короля удается оттеснить от поля превращения пешки.

Так уж создан человек, что когда случайно находит что-ни­будь для себя полезное, то стремится употребить находку во всех случаях, когда в этом встре­чается необходимость. Так и здесь. Техника эндшпиля тре­бует, чтобы мы были в состоя­нии сами строить для короля убежище, и это достигается по­стройкой мостов.

121


Постройка моста


Если белые сыграют 1.Крf7, то последует серия шахов, и король будет вынужден вер­нуться на g8, ничего не достиг­нув. Ключом к позиции явля­ется 1.Ле4! — ход на первый взгляд непонятный. Следует 1...Лh2, и теперь белый король снова покидает свое убежище: 2.Крf7 Лf2+ 3.Крg6 Лg2+ 4.Крf6! Лf2+ 5.Крg5 Лg2+ 6.Лg4! Постройка моста законче­на — поле g5 сделалось превос­ходным убежищем. После 4.Крf6! черные могли бы подож­дать с дальнейшими шахами, иг­рая, например, 4...Лg1, но тогда следует чудесный маневр, которому позавидует всякий инженер: мы переносим весь мост со всеми его принадлежностями с одного места на другое — иг­раем 5.Ле5!! и строим мост над полем g5; тогда убежище будет находиться на g6. Этот восхи­тительный прием принадлежит к числу обыденнейших манев­ров — доказательство удивитель­ной красоты шахматной игры!

Интересно было бы выяс­нить, не могут ли белые сыг­рать сразу 1.Ле5. Оказывает­ся, могут; этот ход тоже выиг­рывает, однако менее убедитель­но, чем «авторское решение» — 1.Ле4. На 1.Ле5 следует: 1...Крd6 2.Крf7 Лf1+ 3.Кре8 (но не 3.Крg6? Кр:е5 4.g8Ф Лg1+ и т. д.) 3...Лg1 4.Ле7 Ла1 5.Лd7+ или 4...Лg2 5.Крf8 Лg1 6.Лf7, и белые выигрывают. Постройка мостов с целью создания убежища для короля яв­ляется типичной составной ча­стью стратегии эндшпиля и тесно связана с маневром, кото­рый мы рассмотрим ниже, в пункте 3. Такой мост мы, в ча­стности, уже видели в партии №16 (см. диаграмму 62), где перевод коня на f5 создал для короля убежище на поле f3.

2. Агрессивная позиция ла­дьи как типичное преимущест­во в эндшпиле.

Если бы о каком-нибудь по­ложении из середины игры кто-то высказал мнение, что хотя иг­ра выглядит равной, у белых преимущество в более агрессив­ной позиции ладьи и это пре­имущество должно решить ис­ход партии, то такое суждение было бы весьма сомнительным, ибо подобного преимущества в середине игры для выигрыша не­достаточно. Иначе обстоит дело в эндшпиле. Здесь такое пре­имущество приобретает исклю­чительное значение.


122


Белая ладья занимает агрессивную, черная — пассивную позицию


Позиция белой ладьи на b5 может быть использована (при наличии у обеих сторон пешек на другом фланге) как база для атаки на королевском фланге. В большей степени это проявля­ется при белой пешке на а5 и черной на а6.

123


Белая ладья занимает агрессивную, черная — пассивную позицию


Белые могут посредством 1.h4 с последующим h4—h5 и h5:g6 превратить пешку «g» в объект для атаки. И в то время как ладья b6 является душой этой операции, ладья а7 не об­ладает достаточной эластично­стью, чтобы прийти на помощь королевскому флангу.

Итак, мы формулируем ска­занное следующим образом: сла­бость ладьи, связанной защитой, заключается в ее незначительной эластичности — в невозможно­сти перемещения на другой фланг. В силу этого и король нападающей стороны получает большую свободу действий (ему не приходится опасаться непри­ятельской ладьи). Например, на диаграмме 122 угрозу движе­ния короля на b6 (осуществляе­мого, понятно, постепенно) не следует недооценивать.

В практике маэстро обычное явление, что один из партне­ров предпринимает длинные ма­невры и вообще прилагает мак­симум усилий, чтобы в резуль­тате всех трудов добиться лишь агрессивной позиции для своей ладьи, навязав при этом пассив­ную роль неприятельской. Ак­тивная ладья испытывает тогда истинное удовлетворение, подоб­но примадонне, которая, испол­няя главную роль, видит свою соперницу изнывающей в какой-нибудь незначительной роли. Но в этом случае не приходится удивляться, если «униженная» соперница... сказывается боль­ной и срывает спектакль. Нечто подобное происходит в следую­щей позиции.

124


Черная ладья покорно благо­дарит за навязываемую ей пас­сивную роль (1...Ла7) и предпочитает активные действия: 1...Лb2! 2.Л:а5 Ла2. Те­перь ладья обладает значитель­ной подвижностью, и ничья, по-видимому, обеспечена; ход 1...Ла7 ведет, вероятно, к проиг­рышу.

Не без колебаний и в полном сознании принимаемой на себя ответственности мы пришли к решению высказать следующее правило: если стоишь перед выбором — защищать атакованную пешку ладьей, вынуждая ее занять пассивную позицию, или же пожертвовать пеш­ку, чтобы оставить ладье сво­боду действий,— лучше из­брать последнюю возможность.

Это правило, как сказано, следует принимать с осторож­ностью. Большая или меньшая степень активности (или пассив­ности) должна в каждом отдель­ном случае взвешиваться с осо­бенной тщательностью. Не в на­ших намерениях проповедовать жертву ради жертвы. Жертвуй, но разумно!

Когда позиция ладьи яв­ляется активной по отношению к своим и неприятельским пешкам? Ответ на этот вопрос дан уже Таррашем в превосходной формулировке: ладью следует ставить позади пешки, все рав­но — своей или неприятельской.

125


Какой маневр ладьей является наиболее агрессивным при ходе белых, какой — при ходе черных?


Белые при своем ходе иг­рают 1.Лa3!, занимая позицию позади пешки. Здесь ладья при­дает пешке огромную силу. Чер­ные при своем ходе ставят ла­дью не перед неприятель­ской пешкой (1...Лa8? 2.Лa3, и бе­лые выигрывают), а позади пешки: 1...Лd2+ 2.Крf3 Ла2. Эта позиция ладьи агрессивна как по отношению к пешке «g», которая при случае может быть взята, так и по отношению к бе­лому королю, если он предпри­мет путешествие к пешке «а» (ибо король будет или заперт ходом Лb2, когда он придет на а6, или подвергнется бесконеч­ным шахам по линиям «b» и «с»). Различие в ценности атакую­щей и защищающей фигуры ска­зывается не только при ладьях, но и при легких фигурах.

Слабость связанного защитой коня заключается в том, что он не может сделать никакого выжидательного хода, при котором продолжал бы осуществлять защиту; это благоприятствует цугцвангу.

126


Черные при своем ходе ста­новятся жертвой цугцванга. При ходе белых подобные затрудне­ния — только кажущиеся, в действительности же подвиж­ный конь с4 может создать раз­личные угрозы. Белые играют 1.Кe3, и в цугцванг попадают черные. Если передвинуть по­зицию на ряд ниже, то и в этом случае белые выигрывают.

127


Белые выигрывают


Связанный защитой слон слабее атакующего, так как он не может с достаточной быстро­той парировать меняющиеся уг­розы.

Слон h2 осуществляет за­щиту. Слон d8 грозит занять по­ле b8 путем Сd8—h4—f2—а7. Казалось бы, эту угрозу можно легко парировать, играя в случае необходимости Кра6. Итак, 1.Сh4 Крb5! 2.Сf2 Кра6! Если теперь 3.Сh4 с угрозой Сh4—d8—с7, то ко­роль успеет вовремя вернуться на c6. Однако белые играют 3.Сс5! (чтобы заставить черного слона сделать ход, не допуская его в то же время на d6) 3...Сg3. После этого белый слон со­вершает обратный путь в направ­лении к с7: 4.Се7 Крb6! 5.Сd8+ Крc6 6.Сh4! (теперь у черных нет времени для спасительного маневра Крc6—b5—а6) 6...Сh2 7.Сf2, и белые выигрывают посредством Сf2—а7—b8, на­пример: 7...Сf4 8.Са7 Сh2 9.Сb8 Сg1 10.Сf4 Са7 11.Сe3.

3. Соединение разрозненных сил. «Сплоченными силами впе­ред!»

Оба эти маневра мы рас­сматриваем вместе, так как они между собой связаны (первый часто переходит во второй). Добиться контакта между разрозненными силами нетруд­но, нужно лишь знать, какую поддержку одна фигура может оказать другой. Кое-что об этом мы уже знаем, например: что путем постройки моста конь со­здает для короля убежище, что конь может пользоваться за­щитой пешки и, атакуя неприя­тельские пешки, защищать в то же время собственные — см. партию №16 (Кf5), что король заботливо пломбирует пешки, а также что занимающий цент­ральную позицию ферзь может одновременно защищать не­сколько далеко отстоящих пе­шек (см. диаграмму 118). Не­плох контакт фигур также в положении: Крf3, Лf4, пп.a4, g3.

Продвижение тоже должно осуществляться соединенными силами! Если и бывают случаи, как, например, на диаграмме 87, что проходная пешка не­ожиданно отделяется от ос­тальной пешечной массы и ухо­дит вперед, то это только ис­ключения из общего правила. Последнее гласит: продвигаю­щимся пешкам полагается быть в неизменном контакте! Если одна из них уходит вперед, то ос­вободившееся место (дыру) нуж­но поскорее запломбировать. На­пример: е4—е5 и затем Кc3—е4 или Крf3—е4 и т.п. Иногда неприятельская ла­дья пытается посредством ша­хов помешать координирован­ной игре фигур; тогда ее нужно либо обезвредить, либо прогнать (см. диаграмму 133).

Координированная игра со­ставляет 80 процентов техники эндшпиля; все разбиравшиеся нами до сих пор приемы, как централизация, постройка мо­стов, убежище, пломбирование, подчинены одной главной цели — координированной игре. По­добно связанным между собой зубчатым колесам, они обуслов­ливают ход механизма, то есть медленное, но неуклонное дви­жение вперед всей сплоченной армии. «Общими силами впе­ред!» — таков лозунг. Для большей ясности необ­ходимо заметить, что централи­зация не обязательно должна происходить в центре — она воз­можна и на фланге. Фигурам достаточно сгруппироваться око­ло пешки, как некоего центра, чтобы централизация явилась неоспоримым фактом.

4. Материализация абстракт­ного понятия «линия».

Между операциями по линии в середине игры и эндшпиле су­ществует значительное различие. Прежде всего отметим своеоб­разное и совершенно не броса­ющееся в глаза обстоятельство: в середине игры использование ли­нии сопряжено со значительной тратой энергии, другими словами — крайне активно. Доста­точно вспомнить сложные по­строения, например конь в ро­ли форпоста. Что же касается операций по линиям в эндшпи­ле, то они напряжения не тре­буют. Поясним сказанное на нескольких примерах.

№36

Нимцович       

      Якобсен

Копенгаген, 1923


128


Белые владеют свободной 5-й горизонталью; посредством про­стого маневра они материализуют абстрактное преимущество — владение линией, то есть полу­чают на ней конкретное преиму­щество — сильный пункт. 42.Лс6+! Крd7 43.hg! hg 44.К:e6! fе 45.Лс5 с после­дующим Лg5 и f3—f4. Владение пунктом g5 решает игру — и тем более, что после Лb7—g7 черная ладья становится пас­сивной.

Другим примером является окончание Нимцович — Нильсон (диаграмма 101). Там не произошло ничего особенного, разве только что белая пешка «h» выказала намерение продвинуться, и все же белой ладье удалось проникнуть на 8-ю го­ризонталь.

Типичен и следующий энд­шпиль.

129


Белые играют b2—b4, а2—а4, b4—b5, а4—а5, b5—b6 и, наконец, Лс1—с7. Если черные попытаются парировать эту уг­розу посредством b7—b6, то сделается возможным вторже­ние ладьи на с6 (см. также ди­аграмму 123; там обладание 6-й горизонталью выкристаллизова­лось в осязаемый пункт g6).

№37

Капабланка       

      Мартинец

1914


130


Белые владеют линией «f»; черные стремятся защитить 7-ю и 8-ю горизонтали. Капабланка выиграл почти автоматически благодаря владению линией.

27.Леf1 Лhе8 28.e4 Фb5 29.Ла1! (белые не торопятся — ли­ния «f» все равно решит исход партии) 29...Фd7 (грозило 30.c4 Фb6+ 31.c5 Фb5 32.Ла5 и т. д.) 30.c4 Лf7 31.Л:f7 Ф:f7 32.Лf1 Фg7 33.Лf5 Лf8 34.Фg5! (выигрывает пешку) 34...Фh8 35.Ф:h5 Ф:h5 36. Л:h5 Лf3 37.Крg2 Л:b3 38.Лf5. Черные сдались, так как не могут помешать движению пешки «h» в ферзи, например: 38...Лb2+ 39.Лf2 и т. д.

Вывод можно было бы сфор­мулировать так: если линия (в эндшпиле) находится в наших руках, то не приходится бес­покоиться и о полях вторжения; последние появятся сами собой, почти без нашего вмешатель­ства.

В заключение приводим схе­му и несколько поучительных примеров.

Схема к главе «Элементы стратегия эндшпиля»

Схема 1

Централизация


Централизация

короля: защищает поля вторжения, освобождает ладью. Борьба за владение пространством


короля: защищает поля вторжения, освобождает ладью. Борьба за владение пространством


Фронтальное нападе­ние на неприятель­ские пешки


Фронтальное нападе­ние на неприятель­ские пешки


коня и слона

создает убежище

для короля


коня и слона

создает убежище

для короля

ферзя: увеличивает подвижность собственного короля


ферзя: увеличивает подвижность собственного короля

Вспомогательные средства:

постройка мостов, убежищ

Централизация


Централизация

короля: защищает поля вторжения, освобождает ладью. Борьба за владение пространством


короля: защищает поля вторжения, освобождает ладью. Борьба за владение пространством


Фронтальное нападе­ние на неприятель­ские пешки


Фронтальное нападе­ние на неприятель­ские пешки


коня и слона

создает убежище

для короля


коня и слона

создает убежище

для короля

ферзя: увеличивает подвижность собственного короля


ферзя: увеличивает подвижность собственного короля

Вспомогательные средства:

постройка мостов, убежищ

Схема 2


Агрессивная позиция ладьи, слона или коня


Агрессивная позиция ладьи, слона или коня


Формулировка Тарраша


Формулировка Тарраша


Слабость пассивной ладьи:

а) недостаточная эластичность (удобоподвижность) в отношении другого фланга;

б) растущая подвижность неприятельского короля


Слабость пассивной ладьи:

а) недостаточная эластичность (удобоподвижность) в отношении другого фланга;

б) растущая подвижность неприятельского короля


Слабость пассивного коня: невозможность выигрыша темпа; проистекающий отсюда цугцванг


Слабость пассивного коня: невозможность выигрыша темпа; проистекающий отсюда цугцванг


Слабость пассивного слона: медлительность в перемене круга действия


Слабость пассивного слона: медлительность в перемене круга действия


Агрессивная позиция ладьи, слона или коня


Агрессивная позиция ладьи, слона или коня


Формулировка Тарраша


Формулировка Тарраша


Слабость пассивной ладьи:

а) недостаточная эластичность (удобоподвижность) в отношении другого фланга;

б) растущая подвижность неприятельского короля


Слабость пассивной ладьи:

а) недостаточная эластичность (удобоподвижность) в отношении другого фланга;

б) растущая подвижность неприятельского короля


Слабость пассивного коня: невозможность выигрыша темпа; проистекающий отсюда цугцванг


Слабость пассивного коня: невозможность выигрыша темпа; проистекающий отсюда цугцванг


Слабость пассивного слона: медлительность в перемене круга действия


Слабость пассивного слона: медлительность в перемене круга действия


Схема 3


Соединение разрозненных сил и «сплоченными силами вперед!»


Соединение разрозненных сил и «сплоченными силами вперед!»


Пломбирование


Пломбирование


Убежище и постройка мостов


Убежище и постройка мостов


Централизация


Централизация


Соединение разрозненных сил и «сплоченными силами вперед!»


Соединение разрозненных сил и «сплоченными силами вперед!»


Пломбирование


Пломбирование


Убежище и постройка мостов


Убежище и постройка мостов


Централизация


Централизация

Схема 4


Материализация линии в эндшпиле


Материализация линии в эндшпиле

Активное овладение линией в середине игры, спокойное — в эндшпиле


Активное овладение линией в середине игры, спокойное — в эндшпиле

Автоматическое использование линии в эндшпиле


Автоматическое использование линии в эндшпиле

Собственный удельный вес линии


Собственный удельный вес линии


Материализация линии в эндшпиле


Материализация линии в эндшпиле

Активное овладение линией в середине игры, спокойное — в эндшпиле


Активное овладение линией в середине игры, спокойное — в эндшпиле

Автоматическое использование линии в эндшпиле


Автоматическое использование линии в эндшпиле

Собственный удельный вес линии


Собственный удельный вес линии


Примеры к шестой главе

№38

Нимцович      Шпильман

Сан-Сe6астьян, 1912


131


Посредством 20.Сf5! К:d4 21.С:с8 Л:с8 22.cd 0—0 23.dе fе 24.Ф:d5+ Фf7 25.Ф:f7+ Л:f7 26.С:е5 белые пере­вели игру в эндшпиль, в кото­ром пешечное превосходство только временное, но зато до­стигается стабильная централи­зованная позиция слона. По­следовало: 26...Лf5 27.f4 Л:b5 28.Лаb1 Се7 (Шпильман защищается с обычной находчи­востью) 27.Крf8 (продолжаю­щаяся централизация) 29...b6 30.Крf3 Лh6 31.Лfd1 Лс4 32.Лd7 Крf7 33.a5 b5 34.Ле1 Лсc6 35.Сd4 Лhе6 36.Лh1 h6 37.Лb7 Леd6 38.Се5 Лe6 39.Кре4.

После подготовительных ма­невров белых ладей (следует об­ратить внимание на то, что ла­дья b7 фиксирует защищенный пункт b6, стремясь материализо­вать владение 7-й горизонталью) черные ладьи оказываются до­статочно пассивными, чтобы стало возможным дальнейшее продвижение белого короля. Слон е5, король е4 и пешка f4 образуют вместе фигурный ост­ровок; слон прикрывает убе­жище — поле е4.

39...Лс4+ 40.Крf5 Лс5 41.Лd1 b4 (спастись черные не могут) 42.Лd8 Л:а5 43.Лf8+ Кр:f8 44.Кр:e6. Черные сда­лись.

№39

Томас       Нимцович

Мариенбад, 1925


132


Этот пример также иллюст­рирует централизацию. Черные в плохом положении. Они сыг­рали 20...Крf7. Последовало: 21.Ле1? (правильно 21.g4) 21...Кре7 22.Сc3 Кd5, и после 23.Л:f8 Кр:f8 24. Се5 наибольшие трудности для черных остались позади.

24...b5 25.Сb3 Кf6 26.Крf1 Кре7. Здесь Томас не мог боль­ше противостоять искушению отыграть пешку и сыграл 27.С:f6+ gf 28.Л:е4. После того как белью в ответ на 28...е5 увели в сторону ладью посред­ством 29.Лh4, черные получили перевес и выиграли путем пла­номерной централизации: 29...Сf5 30.Кре2 Сg6 31.Сd5 Лb8 32.c3 f5 33.Сb3 Крf8 (обратите внимание на сплоченное продви­жение черных) 34. Сс2 а5!

Это наступление на пешечное превосходство объясняется тем, что пешки белых не подкреплены королем и ладьей и, в сущ­ности, слабы.

35.Лh3 е4 36.Лh4 b4 37.ab аb 38.Лf4 Кре5 (пломбиро­вание!) 39.Лf1 b3 40.Сd1 f4 41.Кре1 Сf1 42.g3 f3.

Белые очень стеснены. По­следовала жертва 43.С:f3 еf 44.Л:f3, и черные выиграли после упорной борьбы благодаря материальному преимуществу.

№40

Пост       

      

Алехин

Мангейм, 1914


133


В этом окончании богатая фантазия Алехина создает ряд интересных комбинаций. Его иг­ра как будто сметает правила нашей системы, но так только кажется; в действительности противоречия нет — руководя­щей идеей все же остается цент­рализация.

40...g4+ (кандидат — пеш­ка f5 — остается позади, но дело идет о комбинации с пожертвованием) 41.Крg2 (41.Крf4? Крf6 с угрозами мата) 41...Крf7 42.К:а6 Ле1 43.h4 Крg6! 44.Кb4 f4! 45.gf Лg1+ 46.Крh2 g3+ 47.Крh3 Сf2 (теперь пешка, слон и ладья сплочены в одно целое; однако эта сплоченная масса, по крайней мере временно, об­ладает небольшой подвижностью) 48.Крg4 (грозило 48...Лh1+ 49.Крg4 Л:h4+! и т. д.) 48...Лh1 49.f5+ Крf6 50.Kd5+ Кре5 51.Крf3 Кр:f5 52.К:с7 Л:h4 53. К:b5.

Черные отдали весь свой ферзевый фланг. Чего ради? Ради того, что после выигрыша пешки «h» малоподвижная спло­ченная масса черных становится очень подвижной. Обе связанные пешки, подкрепленные ко­ролем, сметают все укрепления.

53...Лf4+ 54.Крg2 h5 55.Лd8 h4! 56.Лf8+ (ладья пы­тается помешать координиро­ванной игре черных) 56...Крg5 57.Лg8+ (если 57.Л:f4, то 57...Кр:f4 с последующим Крg4 и т. д.) 57...Крh5 58.Лh8+ Крg6 59.Ле8 (чтобы в от­вет на 59...Сc5 защитить 2-ю горизонталь от угрозы Лf2+) 59...Сc5 60.Ле2 Крf5 (король стремится на g4) 61.b4 Сb6 62.Крh3 Лf2 63.Кd6+ Крf4 64.Ле4+ Крf3 65.Кр:h4 Сd8+! 66.Крh5 Лh2+ 67.Крg6 (белью далеко оттеснены от поля превращения пешки) 67...g2. Бе­лые сдались.

Следующий пример показы­вает маневрирование королем под защитой централизованного ферзя.

№41

Э. Кон       Нимцович

Мюнхен, 1906


134


39.Фе5 Фd1+ 40.Крf2 Фd5 (борьба за центральные поля) 41.Фf4+ Крg6! (начало странствования; в частности, черные угрожают разменять ферзей посредством Фd5—f5) 42.Кре1 Фf5! 43.Фg3+ Крh5 44.Фg7 Фе4!

Черные намереваются ата­ковать королем пешку h2 или e3 (ср. c диаграммой 118).

45.Фf7+ Крg4 46.Фg7+ (46.Фd7+ Крh4!) 46...Фg6 47.Фd7+ Крf3 48.Фh3+ Кре4! (фронтальное нападение!) 49.Кре2 Кре5!

После того как король с ве­ликими трудностями достиг по­ля е4, он отступает, но с угро­зой (Фс2+). Цель маневра за­ключается в выигрыше времени для хода с5—с4, вынуждающе­го ферзя белых непрерывно за­щищать пункт d3. В дальней­шем король, уклоняясь от ша­хов, отходит на е7, а пеш­ки ферзевого фланга черных не­удержимо продвигаются; окон­чание интересно и поучительно.

50.Крd2 с4 51.Фf1 Фе4 52.Фе2 Крd6 53.Фf1 Кре7! 54.Фе2 b5 55.Фf1 а5 56.Фg1 Фе5 57.Крc2 b4 58.Фf2 Фе4+ 59.Крc1 а4 60.Фg3 b3 61.ab сb 62.Фс7+ Крe6 63.Фс8+ Крd5 64.Фd7+ Крc4 65.Фf7+ Крd3. Белые сдались.

Глава седьмая

Связанная фигура

1. Введение и общие понятия. Тактика или стратегия? Воз­можность повторного появления мотива связывания.

После шестой главы, в пози­ционном смысле весьма труд­ной, эта может показаться слиш­ком легкой. Кроме того, может возникнуть вопрос: правомерно ли связанную фигуру вообще считать элементом (в на­шем смысле этого слова), пото­му что если мыслимо построить партию на таком мотиве, как от­крытая линия или проходная пешка, то «этого никогда нель­зя сделать на основе связыва­ния»!? Мы не разделяем подоб­ного мнения. Конечно, связыва­ние чаще всего случается в мо­менты чисто тактической борь­бы, например, при преследовании отступающих фигур противника, но, с другой стороны, свя­зывание, предусмотренное в про­цессе построения партии, логи­чески может влиять на все ее развитие. Заметим, что связы­вание вовсе не должно носить хронический, затяжной ха­рактер; спорадически случаю­щееся связывание (или даже только угроза его) может выз­вать у противника ходы, ослаб­ляющие позицию, и оказать та­ким образом влияние на разви­тие всей партии, вплоть до ко­нечной стадии.

В этом смысле партия, при­водимая ниже в виде примера, представляет особый интерес. В ней мы имеем дело с мотивом связывания, который, едва поя­вившись, так же быстро и ис­чез. После этого было сделано еще около 20 ходов, в течение которых партия развивалась строго позиционно. Мимолетная возможность временного связы­вания уступила место длитель­ному позиционному преимущест­ву — владению линией «е». С эпизодом связывания, каза­лось бы, покончено. И все же... внезапно сказываются последст­вия этого почти позабытого слу­чая.

1.e4 е6 2.d4 d5 3.ed еd 4.Кf3 Cd6 5.Cd3 Kf6 6.h3 0—0 7.0—0 h6.

Мотив связывания посред­ством Сс1—g5 или Сс8—g4 ока­зывается как бы исключенным навсегда.

8.Кc3 с6 9.Ке2 Ле8 (игра по линии «е») 10.Кg3 Ке4 11.Кh5 Кd7 12.c3 Кdf6 13.Кh2 Фс7 14.К:f6+ К:f6 15.Кf3 Ке4 16.Сс2 Сf5 17.Кh4 Сh7 18.Сe3 g5 19.Кf3 f5 20.Ле1 Ле7 21.Кd2 f4 22.К:е4 dе 23.Сd2 Лае8 24.c4 с5 25.Сc3 Сg6. Этот ход слоном знаменует собой повторное появление мотива связывания, ибо теперь черные грозят при случае на­чать атаку на пункт h3 посред­ством h6—h5 и g5—g4. Ход h2—h3 был в свое время сделан бе­лыми с целью защиты от угрозы связывания коня f3 (посредством Сg4) и поэтому находится в ло­гически-причинной связи с этим мотивом. Сообразно с этим ата­ку против пункта h3 следует рассматривать как логическую вариацию той же темы — мотива связывания. Иными словами: продвижение черных с целью нападения на пешку h3 знаме­нует вторичное появление мо­тива связывания, как будто исчезнувшего после 7-го хода.

Продолжение партии нас в данный момент больше не ин­тересует (см. партию №11). При разыгрывании ее читатель с удовольствием отметит, что черные отказались от дальней­шего проведения плана, нача­того или, вернее, возобновлен­ного ими на 25-м ходу (Сh7—g6); раскаявшись, они возвра­щаются к операциям по линии «е». Но это не имеет существен­ного значения, так как партия могла бы развиваться и иначе. Важно лишь уяснить себе боль­шое стратегическое значение мотива связывания.

2. Понятие о связанной пол­ностью и связанной наполови­ну фигуре. Защита, осуществляемая связанной фигурой, — фикция! Выигрыш связанной фигуры. Разменная комбинация на поле связывания и два ос­новных мотива ее.

Для осуществления свя­зывания необходимы три фигу­ры: связывающая, связываемая и фигура (находящаяся позади связываемой), с которой связы­вается предыдущая. Связываю­щая фигура через голову свя­зываемой атакует фигуру, нахо­дящуюся позади. В большинстве случаев фигура, являющаяся объектом нападения, — король или ферзь. Все три действующие фигуры расположены или на одной горизонтали (вертикали), или на одной диагонали.


135


Ладья h4 связывает пешку h6 (наполовину); слон g1 свя­зывает коня с5 (полностью). Фигуры, стоящие позади: в пер­вом случае — ладья h7, во вто­ром — король а7.

Связанной фигурой уходить с линии связывания нельзя, так как стоящая позади фигура становится в этом случае жертвой нападения. Если неподвижность связанной фигуры абсолютна, то есть эта фигура вообще не мо­жет сделать никакого хода, то мы имеем дело с полным связыванием; если же связанная фи­гура может сделать ход на одно или несколько полей в направлении к связывающей, то она связана наполовину. На диаг­рамме 135 пешка h6 связана наполовину, так как у нее есть возможность хода h6—h5. Свя­занный конь всегда связан полностью. Относительно других фигур можно сказать следую­щее: если связанная и связыва­ющая фигуры одноименные, то связать можно лишь наполови­ну.

На диаграмме 136 слон с6 связан толь­ко наполовину: он может хо­дить по диагонали с6—h1. Пешка может быть связана полностью лишь фигурой, дей­ствующей по диагонали или горизонтали; в слу­чае же, если связывание проис­ходит по вертикали, то связыва­ющая фигура может полностью связать пешку лишь путем ее блокирования (например: бе­лые — Лg6; черные — Крg8, п.g7). Однако такая неподвиж­ность, в сущности, обусловлена не только связыванием, но и блокированием.

136


Связанная фигура дает лишь мнимую защиту. Она только «де­лает вид», что защищает, в действительности же она парализо­вана. Поэтому смело можно ста­вить свои фигуры под ее удар: все равно она не может их взять.

137


Выигрывающие ходы 1.Ф:g3+ и 1.Ф:a6+ найти нетрудно. Для этого достаточно заметить, что слон f4 и пешка b7 связаны и по этой причине пешки g3 и а6, «в общем» защищенные, в действительности со­вершенно беззащитны.

Все это очевидно. И тем не менее начинающий шахматист предпочтет сунуть голову в пасть льву, чем поставить фер­зя под удар! О, это почтение пе­ред большой ценностью фигуры! Смелее, смелее! Ведь связанная фигура бессильна! И разве не самой прекрасной добродетелью бюргера является проявление мужества там, где ему... не грозит никакая опасность?!

Очень часто представляется случай играть на выигрыш свя­занной фигуры. Нас, знающих, что всякая неподвижная (или даже только несколько стеснен­ная в своей подвижности) фи­гура легко может превратиться в слабое место позиции, такое положение вещей не поразит. При попытке выигрыша связан­ной фигуры необходимо, одна­ко, заботиться о том, чтобы эта фигура не освободилась, иначе к ней вновь вернется подвиж­ность, а следовательно, и сила.

Если не считать этой необ­ходимости, то операции про­тив такой фигуры протекают по известному уже нам плану: на­копление угроз, а при доста­точной защите — уничтожение (уменьшение) числа защищаю­щих фигур (см. вторую главу, пункт 4). Однако нужно учесть одно новое обстоятельство, а именно: при атаке на связанную фигуру нападение пешкой оказывается решающим. Что иначе и быть не может, ясно из того, что от нападения пешки фигура может спастись лишь бегством, но как раз отступление-то и невозможно, если фигура связана.


138


Два элементарных примера выигрыша

связанной фигуры путем нападения пешкой


В положении на диаграмме 138 (справа) следует: 1.Лh1 g6 2.g4, и конь теряется. В позиции слева пешке b5 нелегко про­явить себя, предварительно не­обходимо расчистить ей дорогу: 1.Л:а5 bа 2.b6, и белые выиг­рывают.

Итак, план атаки связанной фигуры строится таким об­разом, чтобы добиться необ­ходимого численного перевеса нападающих фигур над защи­щающими; идеалом же является нападение пешкой, которое, как часто бывает на практике, вен­чает дело.

139


Нападение пешкой после предварительной подготовки

этого нападения фигурами


На диаграмме 139 (слева) ясно видна энергичная осада пешки b6. Некоторые результа­ты этой осады уже налицо, а именно: пассивное положение фигур, защищающих эту пеш­ку. Теперь пешка а4 продвига­ется, а это дает уже более ося­заемый результат.

В правой половине той же диаграммы белые ладьи свя­зывают коня g7; правда, позади стоящей фигуры здесь нет, но конь все же связан, так как прикрывает поле h7. Движением пешки «h» до h5 белые лиши­ли противника возможности вы­свободить коня посредством Крh8—h7—g6. Давление, ока­зываемое на этого коня одними только фигурами, хотя и очень чувствительно, все же не дает еще никаких реальных резуль­татов. Однако теперь («с кинжа­лом под полою») начинает продвигаться пешка «f», которая и решает дело.

Итак, фигуры могут оказы­вать давление, и иногда этого достаточно для выигрыша, но обычно смертельный удар нано­сит пешка.

Теперь рассмотрим размен­ную комбинацию на поле связывания, в которой можно выделить два мотива.

140


1-й мотив разменной комбинации на поле связывания


1-й мотив. Задача белых в этой позиции заключается в выигрыше связанной пешки g7. Мы концентрируем угрозы про­тив нее (перевеса 3 : 2 мы уже добились!), но нас постигает разочарование, когда в ответ на 1.f6 эта пешка спокойно про­двигается вперед: 1...g6. Ока­зывается, пешка g7 была свя­зана не полностью, а самое большее — наполовину.

И тем не менее проблема вы­игрыша объекта борьбы — пеш­ки g7 — решается очень про­сто: 1.К:g7 С:g7 2.f6. Идея заключается в том, чтобы по­лусвязанную пешку g7 заменить связанным полностью слоном g7. Это 1-й мотив разменной комби­нации.

Здесь следовало бы выяснить еще один «мудреный» вопрос: как могло случиться, что белые, пожертвовав одну из атакую­щих фигур, все же сохранили перевес, необходимый для овла­дения пунктом g7? Ведь до хо­да К:g7 белые для атаки рас­полагали тремя фигурами: ла­дьей, конем и пешкой; черные же защищали пешку g7 двумя фигурами — королем и слоном. Но после хода 1.К:g7 у белых остались лишь две атакующие фигуры, в то время как черные, казалось бы, не потерпели ни­какого урона... Ошибочность это­го рассуждения кроется во вто­ром утверждении: конечно, обе защищающие фигуры — король и слон — фактически еще су­ществуют, но слон больше на защищает поля g7; наоборот, он сам сделался объектом напа­дения. Таким образом, в ре­зультате размена 1.К:g7 С:g7 выбыло из строя по одной фи­гуре у обеих сторон, и поэтому перевес по-прежнему на стороне белых.

2-й мотив. В партии Морфи — Консультанты после хо­дов 1.e4 е5 2.Кf3 d6 3.d4 Сg4? 4.dе С:f3 5.Ф:f3 dе 6.Сс4 Kf6 7.Фb3 Фе7 8.Кc3 с6 9.Сg5 b5 10.К:b5! сb 11.С:b5+ Кbd7 связанный конь d7 оказался в чрезвычайно опасном положе­нии. Последовало 12.0—0—0 (скорейший способ ввести в иг­ру по линии «d» обе ладьи для атаки пункта d7) 12...Лd8.

141


В этом положении белые мог­ли выиграть коня посредством сдвоения ладей, например: 13.Лd2 Фе6 14.Лhd1 Се7 15.С:f6, но в распоряжении Морфи оказывается гораздо более силь­ный маневр.

13.Л:d7 Л:d7 14.Лd1.

Эта разменная комбинация на поле связывания заслуживает внимательного рассмотрения. Была ли она выполнена для то­го, чтобы полусвязанную фигу­ру заменить фигурой, связанной полностью? Нет, ведь конь d7 был совершенно неподвижен. Была ли эта комбинация нужна белым, если бы ладья стояла на d2? Нет, тогда сдвоение ладей само по себе было бы достаточно сильным средством. Значит, ком­бинация была проведена с той целью, чтобы в борьбе против пункта d7 выиграть темп.

Рассмотрим внимательно по­ложение фигур до и после хода 13.Л:d7. До него белые располагали двумя атакующими фи­гу рами против двух защищаю­щих (реально защищающих, ибо конь f6 сам связан, а втягивать в бой против легких фигур фер­зя невыгодно).

После хода 13. Л:d7 белые, правда, теряют атакующую фигуру, но тотчас заменяют ее другой (ладьей h1), в то время как черные навсегда лишаются защищающей их ладьи а8 (см. выше о «мудреном» вопросе). Та­ким образом, у белых оказы­вается как бы лишняя боевая единица, то есть необходимый перевес в борьбе против связанной фигуры.

Итак, 2-й мотив заключается в выигрыше времени.

После 14...Фе6 белые могли легко выиграть, продолжая 15.С:f6. Однако Морфи пред­почел более изящное продол­жение 15.С:d7+! К:d7, по­тому что теперь ввиду угрозы мата на d8 конь опять связан. Белые вынуждают его сделать ход и дают мат. 16.Фb8+! К:b8 17. Лd8Х.


142


2-й мотив разменной комбинации на поле связывания


Здесь связывающая ладья b5 атакована; отступить ею значи­ло бы дать противнику желан­ный темп для освобождения: 1.Лb2 Кра7 2.Лdb1 Кd6. Правильно 1.Л:b7 Л:b7 2.Лb1, и белые выигрывают. Так как в данном случае белые пожертвовали ладью лишь с це­лью избежать потери темпа, то необходимо признать наличие 2-го мотива. Однако оба мотива могут встретиться и одновременно.

143


Сочетание 1-го и 2-го мотивов разменной комбинации


Очевидно, что здесь естест­венное развитие игры заклю­чается в полном размене. Однако после 1.С:f6+ Л:f6 2.Л:f6 Кр:f6 3.b4 Кре5 черный ко­роль успел бы задержать пешку. Следовательно, белым необходи­мо осуществить размен более искусно. Этого они достигают, играя 1.Л:f6! Л:f6 2.b4, так как теперь черные вынуж­дены потерять темп для хода королем. После 2...Крf7 3.С:f6 Кр:f6 4.b5 король уже не может догнать пешку.

Могут сказать, что это — ком­бинация для выигрыша времени. Совершенно верно, но выигрыша темпа мы добились, заменив по­лусвязанного слона связанной полностью ладьей. В итоге дело свелось к сочетанию обоих мо­тивов.

В заключение приведем при­мер из партии Тарраша (с дачей вперед), цель которого — показать читателю, как с помощью цугцванга (средства, которое «вполне заслуженно пользуется всеобщим признанием») можно использовать связывание. Что последнее может легко привести к цугцвангу — ясно, так как эластичность (удобоподвижность) фигур, защищающих свя­занную фигуру, часто весьма незначительна, а подчас и вовсе отсутствует, как, например, в том случае, когда защита воз­можна лишь с одного поля.

144


Связывание, использованное благодаря цугцвангу


После знакомого уже нам пожертвования (1-й мотив), то есть после 1.Л:е5 Л:е5, по­следовало 2.g3! Не делая этого хода, белые дали бы противнику возможность сыграть f5—f4 и высвободиться посредством Крf5. Теперь же ход 2...f4 опровергается ответом 3.g4, и черные проигрывают вследст­вие того, что защита ладьи воз­можна лишь с одного поля. Ход 2...g4 также ничего не дает. Не­смотря на громадный материаль­ный перевес, черным во избежа­ние худшего приходится удо­влетвориться ничьей, играя, как показал А. Троицкий, 2...Крg6! с последующим Крh5—g4 и f5—f4.

Приведенными соображени­ями и примерами анализ игры против связанной фигуры можно считать, по существу, исчерпан­ным.

3. Проблема развязывания: в дебютной стадии и в разгар битвы. Коридорная система. Оборонительный союз фигур, находящихся в опасности. Оттес­нение, его смысл, опасность и более глубокое значение.

После 1.e4 е5 2.Кf3 Кc6 3.Сс4 Сс5 4.Кc3 Кf6 5.d3 d6 белые могут связать коня f6 посредством 6.Сg5, причем этот простой связывающий ход по­рождает целый ряд возможно­стей для черных.

145


Проблема высвобождения связанной фигуры


Следует ли черным тотчас оттеснить слона (при помощи 6...h6 7.Сh4 g5) или же запас­тись терпением и сыграть 6...Сe6? Может быть, им следует рискнуть на контрсвязывание посредством 6...Сg4? Наконец, нельзя ли вообще пренебречь угрозой, заключающейся в свя­зывающем ходе 6.Сg5 (а именно 7. Кd5 с последующим разру­шением королевского фланга пу­тем взятия на f6), и централизо­вать коня ходом 6...Кd4? В ча­стности, внимания заслуживает ход 6...Ка5 или 6...0—0. Ниже мы разберем важнейшие способы высвобождения связан­ной фигуры.

а) Оттеснение.

Ясно, что раннее продвиже­ние фланговых пешек ослабляет позицию. Для примера укажем, что в шотландской партии после 1.e4 е5 2.Кf3 Кc6 3.d4 еd 4.К:d4 Кf6 5.Кc3 Сb4 6.К:с6 bс 7.Сd3 d5 8.ed cd 9. 0—0 0—0 10.Сg5 с6 11.Ке2 может последовать 11…h6 12.Сh4 g5? После 13.Сg3 у белых есть ата­кующий ход f2—f4 и, кроме того, возможность занятия пунктов h5 и f5, ослабленных ходом g7—g5 (черные навсегда лишились защищающей их пешки g6). От­сюда видно, что в данном случае оттеснение было невыгодно.

Бывают, однако, случаи, ког­да оттеснение вполне уместно. Рассмотрим, например, начало партии Э. Кон — Нимцович: 1.e4 е5 2.Кc3 Сс5 3.Кf3 d6 4.d4 еd 5.К:d4 Кf6 6.Се2 0—0 7.0—0 Ле8 (черные уступили противни­ку центр, но оказывают давле­ние на пешку е4) 8.Сg5? (пра­вильно было 8.Сf3) 8...h6! 9.Сh4 g5! 10.Сg3 К:e4 (чтобы выиграть эту важную пешку, черные пошли на ослабление позиции; см. правило в первой главе, пункт 7а) 11.К:е4 Л:е4 12.Кb3 Сb6 13.Сd3 Сg4! 14.Фd2 Ле8, и после Кc6 и Фf6 черные укрепили свою позицию; устой­чивости последней особенно спо­собствует пешка d6. Черные лег­ко выиграли.

Приведенные примеры явля­ются крайностями; но мы умыш­ленно остановили свой выбор именно на них, чтобы показать, в чем заключается сущность от­теснения. Мы пришли к выводу, что оттеснение ослабляет пози­цию, следовательно, оно всегда должно быть чем-нибудь компенсировано.

Такая компенсация обычно заключается в том, что слон от­тесняется на невыгодную пози­цию, «пустырь», где его актив­ность невелика. Однако такой «пустырь» тотчас же превращает­ся в «цветущий сад», как только вскрывается центр. Следующие примеры пояснят нашу мысль.

1.e4 е5 2.Кf3 Кc6 3.Кc3 Кf6 4.Сb5 Сb4 5.0—0 0—0 6.С:c6 dс 7.d3 Сg4 8.h3 Сh5 9.Сg5 (ошибкой было бы немедленное 9. g4 ввиду 9...К:g4 10.hg С:g4 с последующим f7f5) 9...Фd6 10.С:f6 Ф:f6. Те­перь ход 11.g4, безусловно, правилен, так как черный слон попадает на g6, где его действие парализуется несокрушимым пе­шечным массивом белых — е4 и d3. (Если бы у черных вместо пешки с6 была пешка d6, они могли бы оживить «мертвую» по­зицию слона посредством d6—d5.) Конечно, черные могут в конце концов перевести слона на f7 (после предварительного f7—f6), но этот маневр требует вре­мени. Для белых же не возни­кает никаких опасностей, так как при наличии крепкого цент­ра защитить ослабленный коро­левский фланг нетрудно. Боль­ше того, этот ослабленный фланг становится мощным средством атаки — своего рода танком, медленно, но неуклонно продви­гающимся вперед, особенно ког­да белым удастся занять конем позицию на f5 (см. партию №43).

Теперь, когда мы до некото­рой степени выявили логическую связь между понятиями «пустырь» и «центр», нам доставит удовольствие анализ положения, приведенного в начале главы.

После 1.e4 е5 2.Кf3 Кc6 3.Сс4 Сс5 4.Кc3 Кf6 5.d3 d6 6.Сg5 h6 7.Сh4 g5 8.Сg3 нас должен интересовать вопрос, мо­гут ли белые путем продвижения в центре оживить тот «пустырь», на котором очутился слон g3, или же этого сделать нельзя.

146


Оттеснение и его результаты


Естественно, что для ответа на этот вопрос нам нужно про­анализировать возможности ата­ки в центре, которыми распола­гают белые. Оказывается, таких возможностей у них две: пер­вая — Сb5 и затем d3—d4, вто­рая — Кd5 с последующим с2—c3 и d3—d4 (заметим кстати, что конь d5 является форпостом на диагонали слона с4 аналогично всякому форпосту на вертикаль­ной линии). В случае 8...а6 (чтобы устранить первую воз­можность) белые могли бы сыг­рать 9. Кd5, например: 9...Сe6 10.c3 С:d5 11.ed Ке7 12.d4 еd 13.К:d4. Черные могут вы­играть пешку, но после 13...Кf:d5 14.0—0 положение бе­лых заслуживает предпочтения, так как оживший слон отнюдь не будет оставаться пассивным.

Черные могут сыграть и 8...Сg4, чтобы до известной степени парализовать стремление белых вести активные операции в цент­ре. В одной партии белые про­должали 9.h4 Кh5 (возможны были ходы 9...Лg8 и 9...Кd7; ходом в партии черные ос­лабляют центр) 10.hg (как ни заманчив этот ход — ибо взятие является естественным следстви­ем продвижения пешки, — все же правильно было 10.Кd5. Логи­ческое обоснование этого хода таково: ход 9.h4 повлек за собой ответ 9...Кh5; благодаря этому белые получили в центре некото­рый перевес, а это может быть использовано посредством 10.Кd5) 10...Кd4. Эта перестанов­ка ходов проигрывает, потому что у белых оказывается неожи­данная комбинация (см. партию №44). Однако, продолжая 10...К:g3 11.fg Кd4, черные полу­чили бы сильную атаку, напри­мер: 12.Л:h6 Л:h6 13.gh С:f3 14.gf Ф:g5 или 12.Кd5 (эта попытка занятия центра за­паздывает) 12...С:f3 13.gf Ф:g5 14.g4 с6 15.Лh5 cd!, и черные выигрывают, так как за ферзя получают более чем достаточную компенсацию.

Таким образом, для изучаю­щего чрезвычайно важно понять, что оттеснение, которое, каза­лось бы, происходит где-то на краю доски, является, в сущ­ности, проблемой центра. Пра­вильность этой зависимости меж­ду оттеснением и центром мы до­кажем в дальнейшем на другом примере.

б) Черные пренебре­гают угрозой (допускают вскрытие своего королевского фланга).

Этот способ может быть при­менен в том случае, когда мы располагаем значительной сво­бодой действий в центре, то есть стремимся не только к пассив­ной безопасности, как в случае «а». Здесь мы должны иметь гарантию, что будем в состоянии перейти к активным действиям. Например: 1.e4 е5 2.Kf3 Кc6 3.Кc3 Кf6 4.Сс4 Сс5 5.d3 d6 6.Сg5. Теперь черным грозит не­приятный ход Кd5. Однако они могут игнорировать угрозу и сыграть 6...0—0 7. Кd5 Сe6.

После вскрытия позиции посред­ством 8.К:f6+ gf 9.Сh6 Ле8 10.Кh4 Крh8 создалась бы обоюдо­острая позиция, но при этом белые не получили бы явного преимущества, так как черные располагают необходимой сво­бодой действий в центре (воз­можность хода d6—d5), а нужно иметь в виду, что ничем нельзя парировать операцию на фланге более успешно, чем контрударом в центре. Дело в том, что белые предприняли маневр, после вы­полнения которого их фигуры потеряли связь с центром; этот маневр имел бы смысл лишь в том случае, если бы он дал белым возможность надолго овладеть пунктом f5, а это представляется сомнительным. Также после 8.С:f6 (вместо 8.К:f6+) 8...gf 9. Кh4 исход был бы неясен.

Наилучшим продолжением для белых после 6...0—0 (см. диаграмму 145) 7. Кd5 Сe6 яв­ляется, пожалуй, ход 8.Фd2, при помощи которого они сохра­няют давление на позицию про­тивника. (После 8...С:d5 9.С:d5 оттеснение слона g5 невоз­можно, например: 9...h6 10.Сh4 g5? 11.С:с6 bс 12.К:g5.) Положение белых несколько лучше.

в) Привлечение на помощь резервов с целью добиться освобождения мирным путем.

Этот метод может быть осо­бенно рекомендован тем, кто предпочитает спокойные продолжения. Мы его знаем по защите Метгера в дебюте четырех коней, а также по матчевой партии Тарраша против Маршалла (рус­ская партия).

1.e4 е5 2.Кf3 Кc6 3.Кc3 Kf6 4.Сb5 Сb4 5.0—0 0—0 6.d3 d6 7.Сg5. Здесь Метгер про­должал: 7...С:c3 8.bс Фе7 с целью сыграть Кc6—d8 и, в случае если слон отступит на h4, продолжать в том же духе: Kе6—f4—g6 и после Сh4—g5 играть h7—h6. Ясно, что такое медлительное маневрирование допустимо лишь при наличии прочного центра. Обычно на 8...Фе7 следует 9.Ле1 Кd8 10.d4 Кe6 11.Сс1 с5 или 11...c6 с приблизительно равной иг­рой.

В русской партии после 1.e4 е5 2.Kf3 Кf6 3.К:е5 d6 4.Кf3 К:е4 5.d4 Се7 6.Сd3 Kf6 7.0—0 Сg4 Тарраш обычно применяет спокойный маневр 8.Ле1 с по­следующим Кb1—d2—f1—g3, продолжая затем h2—h3 (или сразу h2—h3). Таким путем он выиграл несколько красивых партий. Логические доводы, ко­торые он выдвигает в оправдание своего длительного маневра, по­коятся на двух постулатах:

1) высвобождение связанной фи­гуры необходимо осуществлять как можно скорее; 2) вспомога­тельные силы, привлекаемые для этой цели, получают возмож­ность занять выгодные позиции, откуда им легче приблизиться к неприятельскому лагерю (Кg3—f5).

Я хотел бы заметить, что мо­дернисты склонны подчас в те­чение продолжительного време­ни сносить неприятное действие связывания. Мы не совсем убеж­дены в том, что от такого связывания необходимо освобождать­ся как можно скорее. К каким тактическим приемам мы в подобных случаях прибегаем, вид­но из дальнейшего изучения этой главы.

г) Лавирование с ос­тавлением про запас перечисленных ранее возможностей.

Это, конечно, дело весьма трудное, предъявляющее высо­кие требования к технике игро­ка. Посудите сами: 1.e4 е5 2.Кf3 Кc6 3.Кc3 Кf6 4.Сс4 Сс5 5.d3 d6 6.Сg5 Сe6 (так сыг­рал Капабланка) 7.Сb5 h6 8.Сh4 Сb4! 9.d4 Сd7! (вызвав ход d3—d4, Капабланка ослабил пункт е4) 10.0—0 С:c3 11.bс (здесь белые могли бы предвари­тельно сыграть 11.С:f6) 11...g5 12. Сg3 К:е4 (для высвобождения черные избрали подходя­щий момент) 13.С:с6 С:с6 14.de de 15.С:e5 (возможно, что 15.К:е5 было несколько лучше) 15...Ф:d1 16.Ла:d1 f6 17.Сd4 Крf7 18.Кd2 Лhе8 с выгодным для черных эндшпи­лем. На 64-м ходу противник Капабланки, автор этой книги, вынужден был сложить оружие.

В более поздней стадии пар­тии, особенно в тактической борьбе, процесс высвобождения принимает совершенно иную форму.

147


Высвобождение при помощи перекрытия одного из коридоров: b1—b5 или b5—b7


Черные играют 1...Кb6 или 1...Кb4. Пространство между связывающей и связанной фигу­рами, а также между связанной фигурой и той, которую она прикрывает, мы называем кори­дором. Высвобождения связан­ной фигуры можно добиться, ставя в один из коридоров защи­щенную фигуру.

Другая возможность освобо­диться заключается в том, что прикрываемая фигура спасается бегством, уходя с линии связы­вания (в рассматриваемом поло­жении 1...Крc6 или 1...Крс7).

Если ценность стоящей по­зади (прикрываемой) фигуры не слишком велика, то высвобож­дения можно добиться, доста­точно крепко защитив ее. В по­следнем случае не следует упу­скать из виду необходимости ус­тановления контакта между фи­гурами связанной, прикрывае­мой и той, которая служит для защиты последней.

148


Оборонительный союз фигур, подвергающихся опасности


Посредством 1.Лаb2 и Сd3 белые хотят привести в испол­нение угрозу а3—а4. Каким об­разом черные могут отразить эту угрозу? Переведя ладью с b6 на b7 и защитив ее ходом Сc6; тогда на a3—а4 они спокойно ответят b5:а4.

149


Черные высвобождаются


На диаграмме показан еще один способ высвобождения:

1...Лb1+ и Лb2+ с по­следующим Сd4. Находившийся, казалось бы, в безвыходном положении слон b6 спасается бла­годаря контакту, установленно­му между ним и ладьей.


Примеры к седьмой главе

№42

Нимцович       

      

Видмар

Карлсбад, 1911


150


Белые сыграли 22.Лb1, и черные после 22...Ле8 получи­ли новые шансы. А между тем, как я показал позднее, белые могли выиграть посредством 22.Ле4. Главный вариант полу­чается при 22...Сc6 23.Кf6+ gf (если 23...Крh8, то 24.Лh4 Ф:с2 25.К:h7!). Белые начинают преследова­ние неприятельского короля, причем бегство сопряжено для последнего с неприятными связываниями.

24.Лg4+ Крf8 25.Ф:f6 Сd7! 26.Лg7 Сe6 27.Л:h7 Кре8, и теперь — связывающий ход 28.Ле1, который заключает в себе угрозу Ф:f7+! Чтобы избежать ее, черные вынуждены увести короля на d7, после чего связанной оказывается пешка f7, и ход 29.Ф:е6+ дает легкий выигрыш.

Остановимся еще на минуту на рассмотрении положения, получающегося после 25.Ф:f6 Сd7. Здесь белые могли бы вы­играть и посредством 26.Лf4, так как ход 26...Сe6 невозмо­жен из-за 27.Ф:е6, ход 26...Се8 опровергается ответом 27.Ле1, а в случае 26...Крg8 исход партии решает 27.Ф:f7+ Крh8 28.Фf6+ Крg8 29.Лf3.

Следующие партии показы­вают зависимость между свя­зыванием и центром.

№43. Дебют четырех коней

Нимцович       

      

Леонгардт

Сан-Сe6астьян, 1911


1.e4 е5 2.Kf3 Кc6 3.Кc3 Kf6 4.Сb5 Сb4 5.0—0 0—0 6.С:c6 dc 7.d3.

У белых прочное положение; открытая линия «d», находя­щаяся во владении противника, заграждена пешкой d3. Проч­ность позиции белых обусловле­на также тем, что пешка е4 ни­когда не может подвергнуться нападению посредством d6—d5; другими словами, черные не в состоянии вскрыть центр.

7...Сg4. Связывание. (Современная теория рекомендует 7...Сd6 или 7...Кd7 с последующим Ле8 и Кf8.—Прим. ред.)

8.h3 Сh5 9.Сg5 (преждевре­менно было бы 9.g4 ввиду 9...К:g4 10.hg С:g4 и f7—f5) 9...Фd6 10.С:f6 Ф:f6 11.g4.

В данном случае оттеснение является естественным манев­ром, так как слон оттесняется в «глушь», которая (из-за отсутст­вия возможности хода d6—d5) никоим образом не может быть превращена в «цветущий сад» (см. «Оттеснение»). Следует об­ратить внимание на то, что пеш­ки h3 и g4 постепенно превра­щаются в штурмующую силу.

11...Сg6 12.Крg2 Лаd8 13. Фе2 С:c3 (иначе последует Кc3—d1—e3—f5) 14.bс с5 15.Кd2.

С одной стороны, белые хо­тят сделать возможным маневр Кd2—с4—e3—f5, а с другой — стремятся по возможности доль­ше не допускать стесняющего их хода с5—с4, при этом не сыграв c3—с4 (дело в том, что ход c3—с4 оставляет без защиты форпост на линии «d» — пункт d4).

15...Фе7 16.Кс4 b6 17.Кe3 f6.

Чтобы освободить наконец слона. Однако этот ход предо­ставляет белым возможность сыг­рать при случае g4—g5.

18.Лg1 Фd7 19.Крh2 Крh8 20.Лg3 Фb5 21.Фе1 Фа4 22.Фс1 Лd7 23.h4 Сf7 24.c4.

Черным удалось вызвать ход c3—с4. Но за это время белые усилили королевский фланг.

24…Сe6 25.Фb2 а5 26.Лаg1 Фc6.

151


27. Л1g2!!

Белые заканчивают послед­ние приготовления к достойной встрече неприятельского ферзя, стремящегося занять пункт d4. Обратите внимание на то, как белые сочетают защиту центра с агрессивными планами на коро­левском фланге.

27...Фd6 28.Фс1 Фd4? 29.Кd5!

Белые выигрывают ферзя. Эта ловушка была встречена все­общим одобрением. Но никто не обратил внимания на то, что она явилась лишь эпизодом при осу­ществлении тех стратегических планов, которыми я руководст­вовался. Стратегическая же цель заключалась в том, чтобы воспрепятствовать прорыву центра (а также и операциям в центре) и подготовить в конце концов ход g4—g5, дающий белым ата­ку.

Последовало еще: 29...Л:d5 30.c3 Ф:d3 31.ed (точнее было 31.cd) 31...Ф:с4 32.dе Ф:е6 33.Фс2 с4 34.Фf5 Ф:f5 35.gf, и белые выиграли.

Медлительная система защи­ты, избранная белыми (см. 21, 22, 25 и 28-й ходы), должна убедить изучающего в том, что, продвинув пешки на h3 и g4, белые в дальнейшем ясно созна­вали безусловную необходи­мость держать центр закрытым (неподвижным).

Эта партия является поучи­тельной иллюстрацией оттесне­ния.

№44. Итальянская партия

Нимцович       

      

Флюсс

По переписке, 1913


1.e4 е5 2.Кf3 Кc6 3.Кc3 Кf6 4.Сс4 Сс5 5.d3 d6 6.Сg5 h6 7.Сh4 (конечно, можно и 7.Сe3) 7...g5 (лучше, пожалуй, 7...Сe6) 8.Сg3 Сg4 9.h4 Кh5 10.hg.

Как мы уже указывали, бе­лым следовало здесь заняться разрешением проблемы центра. Например: 10.Kd5! Kd4 11.c3, и положение белых, с нашей точки зрения, заслуживает предпочтения.

10...Кd4.

152


Посредством 10...К:g3 11.fg Кd4 черные могли с успехом начать игру в центре. Как уже отмечалось, ход 12.Кd5 запаз­дывал, так как у черных появи­лась возможность пожертвова­ния ферзя за несколько фигур: 12...С:f3 13.gf Ф:g5 14.g4 с6 15.Лh5 cd!

Ничего не давала белым и жертва слона: 12.С:f7+ Кр:f7 13.К:е5+ dе 14.Ф:g4, так как после 14...Ф:g5 15.Фd7+ Крg6 черные получали прочную и безопасную позицию.

Поэтому фланговая атака, на­чатая посредством 10.hg (вме­сто естественного маневра в цен­тре 10.Кd5), является, по-ви­димому, ошибкой, которой чер­ные могли воспользоваться, про­должая 10...К:g3 с последую­щим Кd4.

11.С:e5!

Ход, озадачивший противни­ка. Белые жертвуют слона, но зато в сомнительном положении оказывается конь h5, да, пожа­луй, и черный король.

11...С:f3.

Если черные примут жерт­ву — 11...dе, то последует 12.С:f7+ Кр:f7 13.К:е5+ Крg8 14.Ф:g4, и белые выигрывают.

12.gf de 13.Л:h5 Лg8! Казалось бы, положение бе­лых незавидно, потому что конь d4 давит на их позицию, а пеш­ка «g» как будто погибает.

14.f4 (спасение) 14...еf 15. Фg4.

Pointe. Белые не боятся ми­молетной атаки противника (К:с2+).

15...К:с2+.

Иначе последует 16.0—0—0. На 15...Л:g5 белые ответили бы 16.Ф:f4.

16.Крd2 К:а1.


153


17.С:f7+! Черные сдались. Если 17...Кр:f7, то 18.Фf5+ Кре8 19.Фе6+ Фе7 (19...Крf8 20.g6!) 20.Ф:g8+ Фf8 21.Фh7! Фе7 22.g6! Ф:h7 (22...Сd4 23.Кb5 Фb4+ 24.Крd1) 23.gh Сd4 24.Кb5, и белые вы­игрывают.

Следующая партия дает це­лый ряд связывании — ядовитых и безобидных, сплетенных в пестрый клубок.

№45. Дебют ферзевой пешки

Рубинштейн       

      

Нимцович

Мариенбад, 1925


1.d4 Кf6 2.Кf3 b6 3.g3 с5 4.Сg2 Сb7 5.dс bс 6.c4.

Маневр, предпринятый белы­ми, никоим образом нельзя по­рицать. Они получают откры­тую линию «d» с форпостом на d5, в то время как центральные пешки черных, образующие пе­шечное превосходство (пешки «с», «d» и «е» против пешек «с» и «е»), обладают лишь незначи­тельной подвижностью. (Мы по­степенно начинаем вести анализ с чисто позиционной точки зре­ния. Подвижность как критерий для суждения о ценности пешки является осью, вокруг которой вращается вся позиционная иг­ра.) В противоположность на­шему мнению многие критики неодобрительно отнеслись к предпринятому маневру; они не правы, ибо «теория тем­пов» («пешка «с» делает два хода и исчезает»,— говорит, напри­мер, один видный маэстро, наморща лоб) малодоказательна в закрытых дебютах.

6...g6 7.b3 Сg7 8.Сb2 0—0 9.0—0.

Обе стороны со спокойной совестью рокировали, потому что даже «наисверхсовременнейшие» мастера не в состоянии создать на доске больше четы­рех фианкеттированных слонов!

9...Кc6.

Обычный, нормальный ход; однако он таит в себе глубокий смысл. Скорее можно было ожидать ходов d7—d6 и Kbd7, чтобы затем сыграть а7—а5 с после­дующим Кb6 и а5—а4. А между тем сколь ни здорова сама по себе тенденция избавиться от изолированной пешки, все же нельзя рекомендовать слишком острое выявление подобной тен­денции. В этом кроется, по-мо­ему, главная ошибка староклас­сической (я подразумеваю — псевдоклассической) стратегии, сторонники которой с величай­шим упорством старались под­час осуществить какое-нибудь продвижение, не считаясь с тем, что:

1) существует так называемое превращение преимуществ, ког­да получение одного преимущества сопряжено с потерей дру­гого;

2) многие стратегические пункты противник уступит доб­ровольно, не будучи к тому вынужденным.

В рассматриваемом случае бе­лые, конечно, сыграют Кc3, что противодействует ходу а5—а4. Однако разве конь всегда будет занимать эту позицию? Нет, по­тому что он стремится попасть на d5. Следовательно, когда-ни­будь наступит удобный момент и для хода а5—а4.

С другой стороны, конь на с6 занимает гораздо лучшую пози­цию, чем на b6, ибо белые явно стремятся к построению: Кc3, Фс2 и е2—е4. Поэтому черные учитывают возможную необходимость создать в противовес плану противника следующее построение: Кc6, d7—d6, е7—е5 и затем Кd4!, прикрывая пешку d6 конем.

10.Кc3 а5 11.Фd2 d6 12.Ке1.

Начало сложного и отнимаю­щего много времени маневра: Кf3—е1—с2—е3—d5. Более естественно было, пожалуй, 12.Kd5 К:d5 13.С:g7 Кр:g7 14.cd.

12...Фd7 13.Кс2 Кb4! 14.Кe3 С:g2 15.Кр:g2.

Взятие конем было бы откло­нением от намеченной цели пу­тешествия (d5).

15...Фb7+ 16.f3 (если 16.Крg1, то 16...Ке4 17.К:е4 Ф:е4, после чего на очереди продвижение а5—а4) 16...Сh6.

Безобидное связывание, так как ясно, что этим ходом черные значительно ослабляют свой королевский фланг.

17. Ксd1.

154


Теперь белые грозят сыграть 18.С:f6 ef 19.Ф:d6.

17...а4! (см. примечание к 9-му ходу черных) 18.bа Лfе8!!

Этот чисто оборонительный ход (направленный против угро­зы С:f6) тем более неожидан, что после энергичного и столь желанного продвижения а5—а4 никак нельзя было ожидать, что черные перейдут к защите. Это сочетание атаки с защитой при­дает комбинации чрезвычайно оригинальный характер.

19.С:f6 (итак, Рубинштейн не верит в солидность избранной черными системы защиты; вскоре он получает возможность убедиться в своей ошибке) 19…еf 20.Крf2. Теперь белые грозят ходом f3—f4 освободить коня; после этого они получили бы наконец возможность прочно занять пункт d5.

20…f5!!

Это раскрывает план черных: против двойной угрозы 21...f4 22.gf С:f4 с хроническим связыванием и 21...Сg7 опять-таки с хроническим связыванием бе­лые беззащитны.

21.Ф:d6 Сg7! 22.Лb1 Сd4 (с угрозой 23...Kd3+) 23.Крg2.

Бедные кони! На 17-м ходу они были вынуждены прервать свое путешествие, а теперь погибают, не достигнув конечной цели — поля d5. В случае 23.Лb3 черные продолжали бы осадные действия против связанного коня e3: 23...Ле6 24.Фf4 Фе7 (с угрозой 25...Кс2) 25.Крg2 Ле8.

23...С:e3 24. К:e3 Л:e3 25. Ф:c5 (теперь белые связы­вают неприятельские фигуры) 25...Л:е2+ 26.Лf2 Л:f2+ 27.Ф:f2.

Вынужденно, так как на 27.Кр:f2 следует 27...Kd3+ и затем К:с5.

155


27...Л:а4!

Черные не прибегают к не­медленному высвобождению по­средством Фb7—е7, так как бе­лые все равно не могут извлечь никакой выгоды из связывания.

28.a3. Если 28.Фb2, то 28...Фс8! — единственно приемлемое отступление. Плохо было 28...Фе7? из-за 29.Ле1, а 28...Фe6? ввиду 29.Лd1. Грубой ошибкой было бы, понятно, 28...Л:а2?? 29.Ф:а2 К:а2 30.Л:b7.

28...Л:a3 29.Фе2 Ла8.

Потрудившись, ладья в радужном настроении возвращает­ся домой.

30.c5 Фа6 (высвобождение) 31.Ф:a6 К:a6 32.Ла1 (по­следнее связывание) 32...Кс7 (последнее высвобождение) 33.Л:а8+ К:a8, и на 38-м ходу белые сдались.


Схема к главе «Связанная фигура»


Схема 1

Игра против связанной фигуры


Игра против связанной фигуры

Связанная фигура дает лишь мнимую защиту; защищен­ные ею поля можно зани­мать безбоязненно

Выигрыш связанной фигуры: сперва многократная атака при помощи фигур, затем решающее нападение пешкой


Выигрыш связанной фигуры: сперва многократная атака при помощи фигур, затем решающее нападение пешкой


Вспомогательный маневр: размен на поле связывания

с целью заменить фигуру, связанную наполовину, фигурой, которая связа­на полностью


с целью заменить фигуру, связанную наполовину, фигурой, которая связа­на полностью


с целью вы­играть темп


с целью вы­играть темп

Игра против связанной фигуры


Игра против связанной фигуры

Связанная фигура дает лишь мнимую защиту; защищен­ные ею поля можно зани­мать безбоязненно

Выигрыш связанной фигуры: сперва многократная атака при помощи фигур, затем решающее нападение пешкой


Выигрыш связанной фигуры: сперва многократная атака при помощи фигур, затем решающее нападение пешкой


Вспомогательный маневр: размен на поле связывания

с целью заменить фигуру, связанную наполовину, фигурой, которая связа­на полностью


с целью заменить фигуру, связанную наполовину, фигурой, которая связа­на полностью


с целью вы­играть темп


с целью вы­играть темп


Схема 2

Высвобождение связанной фигуры


Высвобождение связанной фигуры


в дебютной стадии


в дебютной стадии

в более поздних стадиях, в тактической борьбе


в более поздних стадиях, в тактической борьбе


а) путем перекрытия коридора;

б) путем установления контакта между подвергающимися опас­ности фигурами;

в) путем отступления прикры­ваемой фигуры


а) путем перекрытия коридора;

б) путем установления контакта между подвергающимися опас­ности фигурами;

в) путем отступления прикры­ваемой фигуры


а) путем оттеснения (слон, заг­нанный в глушь, и вскрытие центра);

б) путем допущения вскрытия позиции рокировки;

в) путем привлечения на помощь резервов;

г) путем лавирования с остав­лением про запас возможностей «а», «б», «в»


а) путем оттеснения (слон, заг­нанный в глушь, и вскрытие центра);

б) путем допущения вскрытия позиции рокировки;

в) путем привлечения на помощь резервов;

г) путем лавирования с остав­лением про запас возможностей «а», «б», «в»

Высвобождение связанной фигуры


Высвобождение связанной фигуры


в дебютной стадии


в дебютной стадии

в более поздних стадиях, в тактической борьбе


в более поздних стадиях, в тактической борьбе


а) путем перекрытия коридора;

б) путем установления контакта между подвергающимися опас­ности фигурами;

в) путем отступления прикры­ваемой фигуры


а) путем перекрытия коридора;

б) путем установления контакта между подвергающимися опас­ности фигурами;

в) путем отступления прикры­ваемой фигуры


а) путем оттеснения (слон, заг­нанный в глушь, и вскрытие центра);

б) путем допущения вскрытия позиции рокировки;

в) путем привлечения на помощь резервов;

г) путем лавирования с остав­лением про запас возможностей «а», «б», «в»


а) путем оттеснения (слон, заг­нанный в глушь, и вскрытие центра);

б) путем допущения вскрытия позиции рокировки;

в) путем привлечения на помощь резервов;

г) путем лавирования с остав­лением про запас возможностей «а», «б», «в»


Глава восьмая

Открытый шах

1. Сходство между связыва­нием и открытым шахом. Куда выгоднее ставить открывающую фигуру при открытом шахе.

Ясное представление о сте­пени родства между связыванием и открытым шахом дает диаграмма 156.

156


При открытом шахе (справа) ладья является угрожающей фигурой (от­крываемой),

конь — промежуточной (открывающей), а король — угрожае­мой (стоящей сзади)


Некоторое сходство несом­ненно; открытый шах — это свя­зывание, в котором связанная фигура как бы переменила цвет. Совершенно так же, как при связывании, при открытом шахе мы имеем дело с тремя действую­щими фигурами: 1) фигурой, которая угрожает шахом; 2) открывающей фигурой — той, при движении которой возникает от­крытый шах; 3) фигурой, стоящей позади (короче говоря, уг­рожающей фигурой, промежу­точной и угрожаемой).

В то время как при связыва­нии источником всех неприятно­стей является неподвижность или незначительная подвиж­ность связанной (промежуточ­ной) фигуры, при открытом шахе наблюдается обратное — проме­жуточная фигура необычайно подвижна. Она может сделать любой ход, вплоть до занятия пункта, многократно атакован­ного противником, ибо послед­ний все равно не может ее взять, так как его королю шах.

Рассмотрим несколько под­робнее возможные ходы проме­жуточной фигуры. Мы увидим, что у нее имеются три возмож­ности:

а) она берет все, что у про­тивника, так сказать, «плохо лежит», ибо он ведь не может взять ее;

б) она нападает на какую-нибудь сильную неприятельскую фигуру, нисколько не заботясь о том, что поле, которое она с такой уверенностью занимает, по праву принадлежит против­нику, потому что многократно атаковано им;

в) она меняет занимаемую по­зицию на другую, для нее бо­лее выгодную.


157


Проследим все три случая на этой диаграмме: а) ладья d5, открывая фигуру, объявляющую шах, выигрывает пешку — 1.Л:h5+ или 1.Л:а5+. Следует обратить внимание на «бесстра­шие» открывающей фигуры; б) ладья нападает на ферзя с поля е5 или d3; в) ладья меняет позицию, чтобы высвободить свя­занного слона g1, ибо связыва­ние мешает тому проявить свой, при обычных условиях нормаль­ный, аппетит: 1.Лd1+ Кр 2.С:e3.

Конечно, последний случай находит гораздо более широкое применение, чем об этом можно судить по приведенному приме­ру. Однако большее количество примеров вряд ли полезно, так как слишком разнообразны те причины, на основании которых игрок решает, что «здесь» его фигура стоит лучше, чем «там». В частности, некоторые другие мотивы читатель найдет в сле­дующем примере, называемом нами «мельницей» по аналогии с игрой того же названия.

2. «Мельница».

Дальнобойная фигура, дви­жение которой создает откры­тый шах, может выбрать любое поле на своем пути, не теряя темпа.

158


Две «мельницы»


В положении на диаграмме (справа) белые играют 1.Сh7+, в ответ на что у черных имеется всего лишь один ход 1...Крh8. После этого белые получают воз­можность использовать страш­ное оружие — открытый шах. Если они сыграют 2.Сb1+, то черные путем 2...Крg8 укло­няются от шаха, но ход 3.Сh7+ вновь заставляет короля вер­нуться в угол. Находясь в поло­жении пата, король получает возможность хода лишь благо­даря слону, становящемуся меж­ду ним и ферзем: слон закры­вает ферзя, перекрывает линию его действия и таким образом создает убежище для черного короля. Получается «мельница», громадная выгода которой за­ключается в том, что промежу­точная фигура может занять лю­бое поле на своем пути (в данном случае на диагонали h7—b1), не теряя при этом темпа, — ход по-прежнему остается за белыми.

159


Белые вынуждают мат


«Мельница» может причинить противнику страшные опустоше­ния. Например: 1.Сh7+ Крh8 2.С:f5+ Крg8 3.Сh7+ Крh8 4.С:e4+ Крg8 5.Сh7+ Крh8 6.С:d3+ Крg8 7.Сh7+ Крh8 8.С:c2+ Крg8 9.Сh7+ Крh8 10.С:b1+ Крg8.

Теперь белые возвращают противнику часть своих бо­гатств, подобно разжиревшему ростовщику, который на старо­сти лет пытается — конечно, за дешевую цену — стать филантропом.

11.Лg6+! fg 12.С:a2+, и мат следующим ходом. Слон про­бился на b1, чтобы после предварительной жертвы ладьи ов­ладеть диагональю а2—g8.

Подобная, но несколько бо­лее изящная комбинация воз­можна в положении на диаграм­ме 160. Здесь дело сводится к тому, чтобы отвлечь слона d5 от защиты пункта f7.

160


Белые выигрывают


Это достигается следующим образом: 1.Сh7+ Крh8 2.Сс2+! (занятие более выгодной позиции) 2...Крg8 3.Лg2+! С:g2. Теперь следует 4.Сh7+ Крh8 5.Сg6+ Крg8 6.Фh7+ Крf8 7.Ф:f7Х.

Обе позиции составлены мною специально для этой книги.

«Мельница» завершила пар­тию, которую Торре выиграл у Ласкера. Несмотря на изящест­во окончания, я привожу его, скрепя сердце — настолько им­понирует мне личность Ласкера. Партия может служить приме­ром того, что и у великих людей подчас бывают минуты слабости.

№46

Торре       

      Эм. Ласкер

Москва, 1925


161


В этом опасном для белых положении, когда ладья е1 на­ходится под непосредственной, а слон g5 под косвенной угрозой, Торре нашел ход 21.b4! После­довало: 21...Фf5 (но не 21...Ф:b4 из-за 22.Лb1 (вероятно, еще сильнее 22.Сd2 Фb6 23.Лg3, что указывали коммента­торы.— Прим. ред.); однако лучше было 21...Фd5) 22.Лg3 h6 23.Кс4 (этот ход был бы не­возможен при положении ферзя на d5) 23...Фd5 24.Кe3 (Торре борется как лев за высвобожде­ние, но оно ему не удалось бы, если бы не pointe — открытый шах) 24...Фb5 25.Сf6! (для того чтобы усугубить силу этого открывающего хода, белым нуж­но было прогнать ферзя на неза­щищенную позицию; в этом смысл хода 24.Кe3!) 25...Ф:h5 26.Л:g7+ Крh8 (получи­лась «мельница») 27.Л:f7+ Крg8 28.Лg7+ Крh8 29.Л:b7+ Крg8 30.Лg7+ Крh8 31.Лg5+ Крh7 32.Л:h5 Крg6 33.Лh3 Кр:f6 34.Л:h6+, и бе­лые выиграли.

3. Двойной шах.

Этот шах оказывает чрезвы­чайно сильное действие и полу­чается в тех случаях, когда открывающая фигура, движение которой создает открытый шах, в свою очередь, атакует короля. Особенность двойного шаха за­ключается в том, что две защиты (из трех вообще возможных) при нем отпадают, а именно: нельзя взять фигуру, дающую шах, а равно и закрыться фигурой. Единственной возможностью спасения остается бегство.

162


Белым предоставляется вы­бор между 1.Фh7+ и 1.Фh8+. Первый ход приводит к просто­му открытому шаху (1.Фh7+? Кр:h7 2. Сf6+), при котором у черных имеется возможность защиты посредством 2...Ф:h1 или 2...Фh5. Но другой ход ведет к двойному шаху, при ко­тором обе защиты отпадают. Итак: 1.Фh8+! Кр:h8 2.Сf6++ Крg8 3. Лh8X!

Известно также положение на диаграмме 163.

163


Мат достигается в 3 хода: 1.Фh8+ Кр:h8 2.К:f7++ Крg8 3.Кh6Х.

Двойной шах является чисто тактическим оружием: «движу­щая сила» его колоссальна.

Мы заканчиваем эту корот­кую главу тремя примерами.

В партии, игранной несколь­ко лет назад между Барделебеном и студентом Нисневичем, получилось следующее забавное положение.

164


Черные начинают и выигрывают


Последний ход белых был Лb7—с7 (само собою разумеется, не Лb7—b8+?? из-за Лf8—f8+ с последующим Л:b8). Черные сыграли 1...Ф:с7, и партия закончилась вничью. По окон­чании ее я указал на выигры­вающее продолжение: 1...Лf1++ 2.Кр:f1 Кg3+ 3.Кре1 Фе3+ 4.Крd1 (обратите внима­ние на «движущую силу»: ко­роль уже стоит на d1, а давно ли он был у себя «дома»?) 4...Фе2+! 5.Кре1 Фе1+! 6.Крс2 Ф:е4+. Таким образом, в при­водимой комбинации двойной шах был связан с известным по­следующим маневром, который кажется здесь несколько не­обычным лишь потому, что он по большей части случается на вертикальной или горизонталь­ной линии, а не на диагонали, как в данном случае. Этот такти­ческий маневр заключается в перекрытии линии между двумя защищающими друг друга фи­гурами при помощи оттеснения на эту линию третьей фигуры. В рассматриваемом случае чер­ные заставляют короля занять поле с2 и тем нарушить взаимо­связь между ферзем и слоном белых.

7.Кре1 Ке2+!, и черные вы­игрывают ферзя, а с ним и пар­тию.

Следующая коротенькая пар­тия была сыграна между остро­умным Рети и не менее остроумным Тартаковером.

№47. Защита Каро-Канн

Рети       

      Тартаковер

Вена, 1910


1.е4 с6 2.d4 d5 3.Кc3 de 4.К:e4 Kf6 5.Фd3 (весьма неес­тественный ход) 5...е5?

Несколько театральный жест белых (мы подразумеваем ход 5.Фd3) произвел на противника впечатление: он хочет найти бле­стящее опровержение; однако это оказывается неосуществимым (ибо не так уж плох был ход Фd3), и в результате белые получают лучшую игру. Пра­вильно 5...К:е4 6.Ф:е4 Кd7 и затем Kf6 с прочным положе­нием у черных.

6.dе Фа5+ 7.Сd2 Ф:е5 8.0—0—0 К:e4 (ошибка, пра­вильно было 8...Се7) 9.Фd8+ Кр:d8 10.Сg5++ Крс7 11.Сd8Х. Если 10...Кре8, то 11.Лd8X. Заключительная комби­нация очень красива.

5 декабря 1910 года я дал сеанс одновременной игры в Пярну, во время которого была сыграна забавная партия.

№48. Испанская партия

Нимцович       

      Рикгоф

Пярну, 1910


1.e4 е5 2.Кf3 Кc6 3.Сb5 Kf6 4.0—0 d6 5.d4 К:е4? 6.d5 а6 7.Сd3 Кf6.

Ходом 7...Ке7 черные спас­ли бы фигуру, но не партию, например: 8.С:е4 f5 9.Сd3 е4 10.Ле1 ef 11.Ф:f3 или 10...еd 11.Ф:d3 с сильной атакой.

8.dс е4 9.Ле1 d5 10.Се2!! После вынужденной защиты пешки е4 посредством d6—d5 белые, конечно, могли увести находящиеся под ударом фигу­ры; однако они предпочли от­ступить слоном так, чтобы оста­вить черным возможность взять коня.

10...еf (черные не замечают опасности и спокойно берут фи­гуру, после чего следует неожиданный финал) 11.cb С:b7 (если 11.. fe, то белые, понят­но, играют 12.bаФ, так как пешка е2 связана) 12.Сb5 — двойной шах и мат.

Глава девятая

Пешечная цепь

1. Общие понятия и опреде­ления. База пешечной цепи. Идея двух отдельных театров военных действий.

После 1.e4 е6 2.d4 d5 3.e5 получается черно-белая пешеч­ная цепь. Пешки а4, е5, е6 и а5 являются отдельными звеньями этой цепи. Пешку d4 надлежит рассматривать как базу (основание) белой пешечной цепи; такую же роль играет пешка е6 в цепи черных пешек. Итак, базой мы называем нижнее звено цепи, на которое опираются все звенья. Всякая черно-белая пе­шечная цепь представляет собой ряд блокирующих друг друга белых и черных пешек, который делит доску по диагонали на две части. В дальнейшем мы будем называть черно-белую пешечную цепь просто пешечной цепью.

а) Идея образования цепи.

165


Пешечная цепь


Прежде чем приступить к ос­воению материала, изучающему следует хотя бы бегло прове­рить, сохранилось ли у него яс­ное представление об открытой линии и блокировании проход­ной пешки; в противном случае ему придется освежить в памяти эти две главы, так как они необ­ходимы для правильного пони­мания изучаемой темы.

Сущность разбираемого воп­роса заключается в следующем: после 1.e4 е6 2.d4 d5 у белых, пока пешка находится на е4, всегда есть возможность посред­ством е4:d5 вскрыть линию «е», чтобы начать там более или менее длительные операции (на­пример, путем создания форпо­ста Кe5); продолжая 3.e5, они лишают себя этой возможности и, кроме того, без достаточных, казалось бы, оснований ликви­дируют напряжение в центре. Почему же они делают это? Ну, я не думаю, чтобы наступатель­ная энергия, накопившаяся в по­зиции белых до хода 3.e5, могла внезапно исчезнуть в связи с продвижением е4—е5. Несом­ненно, эта энергия сохранилась и после хода е4—е5, хотя бы и в несколько измененной форме.

Ходом 3.e5 белые прежде всего ограничивают подвиж­ность неприятельских пешек, другими словами — блокируют их. А мы знаем, что пешки (осо­бенно центральные) обладают громадной активностью (стрем­лением к продвижению), и по­этому указанным ходом мы при­чиняем противнику немалый ущерб.

Кроме того, в результате 3.e5 образовались два новых теат­ра военных действий; одним из них является королевский фланг черных, а другим — центр.

б) Королевский фланг.

166


Королевский фланг в качестве театра военных действий


Пешку е5 можно было бы рассматривать как центр, вы­двинутый вперед с целью демобилизации неприятельских сил и образования клина. Пешка е5 отнимает у черного коня поле f6 и, таким образом, дает возмож­ность атакующим силам белых (Фg4) приблизиться к позиции противника. Королевский фланг черных, подвижность которого стеснена этой пешкой, может подвергнуться нападению и дру­гих белых фигур. Если же чер­ные попытаются защититься посредством f7—f5, чтобы устано­вить на 7-й горизонтали контакт между своими фигурами, то при этом скажется роль пешки е5 — клина, мешающего восстановле­нию связи между изолированным королевским флангом и ос­тальными силами черных. Мы имеем в виду следующее: белые атакуют пункт g7, и черные про­двигают пешку «f» сразу на два поля, чтобы защитить пункт g7 по 7-й горизонтали. Однако эта (в общем превосходная) система защиты опровергается здесь энергичным противодействием пешки е5. На f7—f5 следует е5:f6, и после Лf8:f6 белые овладевают линией «е» и пунк­том е5, что дает им возможность оказывать давление на отсталую пешку е6. В положении на диа­грамме 166, где все операции ведутся на королевском фланге, наличие белой пешки на f4 яви­лось бы скорее помехой, потому что отрицательные стороны ее позиции (она загораживает путь слону с1 и тем фигурам, которые могли бы быть введены в игру через поле f4) преобладали бы над положительными.

в) Центр.

Помимо ограничения подвиж­ности неприятельского королев­ского фланга ход е4—е5 преследует, однако, и другую цель: белые хотят приковать к месту пешку е6, чтобы затем напасть на нее посредством f2—f4—f5. При е6:f5 черные лишились бы ос­нования (базы) своей пешечной цепи; если же они сыграют ина­че, то белые могут либо образо­вать клин посредством f5—f6, либо продолжать игру по сле­дующей схеме: f5:е6, f7:е6, Лf1—f7—е7, что было бы нача­лом гибели пешки е6.

Чтобы лучше уяснить себе сказанное, следует внимательно рассмотреть простейшее расположение фигур при фронталь­ной, фланговой и обходной ата­ках.


167


Основная позиция при

фронтальной атаке

Основная позиция при

фланговой и обходной атаках


В левой половине диаграммы ладья ведет фронтальную атаку: белые спокойно обстреливают объект атаки — пешку c6. В пра­вой половине той же диаграммы возможность фронтальной атаки исключена, и поэтому белые стремятся выполнить один из маневров: Лg1—g6:f6 или Лg1—g7—f7:f6. При фланго­вой и обходной атаках белая пешка f5 является логически не­обходимой составной частью ос­новной позиции. В самом деле, не будь пешки f5, возможной сделалась бы фронтальная атака (это, конечно, значительно об­легчило бы задачу); кроме того, нападение на подвижную пешку было бы стратегически непра­вильно и противоречило бы ос­новному принципу, согласно ко­торому объект атаки прежде все­го должен быть лишен подвиж­ности. Таким образом, располо­жение фигур в правой половине диаграммы действительно яв­ляется простейшим (основной позицией) при фланговой или обходной атаке.

168


Схематическое изображение централь­ного театра военных действий.

Оба противника ведут атаку против базы неприятельской пешечной цели,

ладьи стоят наготове, чтобы осуществить вторжение


Это важное обстоятельство логически оправдывает указан­ный нами план игры в позициях, подобных приведенной на диа­грамме 168, так как этот план способствует созданию жела­тельного для нас расположения фигур. И если маневр, который мы описывали при рассмотрении основной позиции (диаграмма 167), является атакой, то ата­кующим является ход е4—е5 (образование цепи) и затем f2—f4—f5.

Таким образом, центр (в дан­ном случае базу пешечной це­ли — пешку е6) следует считать вторым театром военных дейст­вий.

Резюмируем сказанное. Ход е4—е5 (то есть образование пе­шечной цепи) влечет за собой создание двух театров военных действий: одним является стес­ненный королевский фланг противника, а другим — база не­приятельской пешечной цепи. Далее. Ход е4—е5 весьма агрес­сивен; если до этого продвиже­ния белые нападали на пункт d5, то ход е4—е5 знаменует собой перенесение атаки на пешку е6; последняя посредством е4—е5 приковывается к месту, а затем белые начинают против нее атаку посредством f2—f4—f5.

2. Атака против пешечной цепи. Пешечная цепь как пробле­ма блокады. Что говорила в свое время критика.

Было время — до 1913 года,— когда господствовало твердое убеждение, что с уничтожением одного из звеньев вся пешечная цепь обречена на жалкое суще­ствование. Впоследствии было доказано, что подобный взгляд является предрассудком, при­чем эту заслугу я должен припи­сать себе, потому что уже в 1911 году на целом ряде партий (про­тив Сальве и Левенфиша, Карлсбад, 1911, против Тарраша, Сан-Сe6астьян, 1912) я показал, что склоняюсь к мысли рассматри­вать пешечную цепь исключи­тельно как проблему ограниче­ния подвижности неприятель­ских фигур. Дело заключается не в сохранении полного числа звеньев пешечной цепи, а исклю­чительно в том, чтобы затормо­зить движение неприятельских пешек. Каким путем мы этого достигаем (при помощи ли пе­шек или фигур, блокируем ли мы неприятельские пешки или задерживаем их продвижение дальнобойными фигурами), со­вершенно безразлично, глав­ное — это затормозить продви­жение пешек! Мое весьма смелое по тому времени воззрение, явив­шееся результатом усиленной разработки блокирования, не замедлило вызвать бурю негодо­вания. С особенной силой гнев обрушился на мой постулат: «Девизом борьбы для обеих сто­рон должна служить атака про­тив базы неприятельской пешечной цепи». Мы не можем отка­зать себе в желании процитиро­вать одно место из статьи Алапина, в котором он негодует на мою теорию (впервые изложен­ную в «Wiener Schachzeitung», 1913, №5—8). Старая песня… Новатор. Критики ругают на чем свет стоит. Но затем новинка принимается. А в заключение приходится еще слышать: «Что, это новинка? Да ведь мы это знали давным-давно!»

Итак, привожу выдержку из статьи известного теоретика Алапина; привожу полностью, без изменений, ни единым словом не пытаясь защититься против гра­да сыплющихся на меня упре­ков, причем обращаю внимание читателя на то, что все замеча­ния в скобках принадлежат не тому, кто подвергается напад­кам, то есть мне, а Алапину. Вот что он говорит:

«Что же касается его так на­зываемых «философских» (!?) об­оснований хода 3.e5, то они сводятся к тому, что, мол, этим ходом «белые переносят атаку с пункта d5 на е6». (Да, до хода 3.e5? действительно существо­вала «атака», но только пешки d5 против е4, потому что d5:е4 фактически являлось угрозой. Относительно же хода е4:d5 этого сказать никак нельзя, по­тому что он не «угрожал» абсо­лютно ничем, разве только ос­вобождением запертого слона с8; поэтому не может быть и речи о каком-то «перенесении» белыми несуществующей атаки!..) После этого «перенесения» (3.e5?) «де­визом обеих сторон», по мнению Нимцовича, «является атака ба­зы пешечных цепей посредством с7—с5 или f2—f4—f5». Да, после 3.e5? черные действительно тотчас могут посредством 3...с5! начать атаку против пешечной цепи белых; что же касается возможности играть в этом вариан­те f2—f4—f5, то о ней в широких кругах шахматистов ничего не известно. Во всех десяти упомя­нутых Нимцовичем «удачных» практических партиях он сам не двигал пешку «f», а играл всегда Кg1—f3!? (Таким обра­зом, не видно и тени намека на возможность «обоюдного» про­возглашения такого девиза!) А между тем маэстро Нимцович видит осуществление идей своей замечательной «философии» в следующем «им установленном» и поэтому жирно напечатанное на стр. 76 «правиле»: «При атаке против пешечной цепи нападение может быть перенесено с одного звена на другое»... Конечно, «может», в этом нет сомнения: запретить этого нельзя. Но на­сколько такая игра целесооб­разна — это зависит от против­ника, обстоятельств и счастья. Но что в сущности означает это «правило» (??), каков его реаль­ный смысл и почему оно названо даже «философией» (??) — это ос­тается для меня совершенно непонятным»

Итак, вот что говорит Алапин! Когда я перечитываю напи­санное им, я словно переживаю вновь муки блаженства, испы­тываемые в моменты творческой работы. Ну разве это не великолепно?! Вы посмотрите только, как возмущен сей муж: ведь это нечто новое, незнакомая ему новинка; от гнева у него нали­ваются на лбу жилы. И я, я ос­мелился быть этим новаторов! Сегодня все мы уже знаем, что сказанное мною о пешечной цепи является бесспорной истиной.

Читатели этой книги знают, что после 1.e4 е6 2.d4 d5 у бе­лых действительно существует атака против пункта d5. Алапин этого не знал, потому что в то время ему не была еще известна созданная нами теория открытой линии. Далее, общепризнанно, что в положениях, которые характеризуются продвижением е4—е5 (на 3-м ходу или позд­нее), вполне понятной является тенденция f2—f4—f5.

Мы могли бы извлечь много поучительного, занявшись более подробным анализом вопроса, почему после 1.e4 е6 2.d4 d5 на первых порах существуют более благоприятные условия для маневра с7—с5, чем для f2—f4—f5. Как мы уже указывали, тен­денция ограничения подвижно­сти белых и черных звеньев пе­шечной цепи обоюдна. Белые пешки стремятся блокировать черные, и наоборот. Но после 1.e4 е6 2.d4 d5 3.e5 черные пешки оказываются блокиро­ванными, не достигнув центра, в то время как пешки белых уже продвинулись за среднюю ли­нию (ср. пешки е6 и е5), почему мы и вправе считать белые пеш­ки блокирующими, а черные — остановленными в своем движе­нии. Активность пешек, естест­венно, достигает максимума при стремлении занять центр; на ос­новании этого следует признать, что скорее черные вправе начи­нать атаку ходом с7—с5, чем белые посредством f2—f4—f5. Но, несмотря на это, угроза f2—f4—f5 все же существует. В тот момент, когда атака с7—с5 бу­дет отражена, наступит очередь белых начинать атаку путем продвижения пешки «f».

Если во многих партиях дело не доходило до осуществления угрозы f2—f4—f5, то это доказывает лишь, что белые либо были слишком заняты отраже­нием атаки с7—с5, либо избрали первый из двух театров военных действий, то есть стесненный хо­дом е4—е5 королевский фланг противника.

Что же касается перенесения атаки, то изучающий вскоре убе­дится в том, какое большое значение имеет установленное нами правило. Но... будем вести из­ложение последовательно.

3. Атака против базы пешеч­ной цепи как стратегическая необходимость. Уничтожение звеньев неприятельской пешеч­ной цепи с целью освобождения собственных блокированных пе­шек.

Стремление разрушить не­приятельскую пешечную цепь, ограничивающую подвижность наших фигур, вполне естествен­но, и чем раньше начинается такая борьба за высвобождение, тем лучше. Эту борьбу следует вести так: прежде всего атака направляется против базы пе­шечной цепи, на которую мы нападаем пешкой. На уничтоже­ние базовой пешки или удаление ее с занимаемого места должны быть направлены все усилия. А затем мы приступаем к атаке очередной пешки, то есть вновь образовавшейся базы. Напри­мер, после 1.e4 е6 2.d4 d5 3.e5 пешки е6 и d5 оказываются блокированными. В соответствии с установленным нами правилом черным следует немедленно на­чать атаку против пешечной цепи белых ходом 3...с5, но отнюдь не посредством f7—f5, так как звено е5 является как бы архи­тектурным украшением, в то время как пешка d4 служит фун­даментом всего построения бе­лых пешек. Ведь, когда хотят взорвать здание, начинают не с архитектурных украшений, а с фундамента; тогда рушатся, понятно, и украшения.

После 3...с5 белые могут продолжать различно. План чер­ных выступает ярче всего в том случае, если белые играют «на­ивно», словно не имеют ни ма­лейшего понятия о проблеме пешечкой цепи, например: 4.dc С:c5 5.Кc3? f6! Этот ход вполне логичен: сначала черные уничтожили «главаря» — пешку d4, теперь принимаются за пешку е5; все строго последовательно. После 5...f6 белые играют 6.ef (дальнейшее проявление «наив­ности»; во всяком случае, лучше 6.Kf3) 6...К:f6 7.Kf3 Кc6 8.Сd3 е5! В результате ошибоч­ной стратегии белых процесс высвобождения, который обычно требует 20—25 ходов, можно счи­тать уже законченным. Сперва черные добились того, что у противника исчезли (после d4:с5 и е5:f6) все звенья пешечной цепи, включая и базовую пеш­ку, а затем с триумфом продви­нули свою пешку: е6—е5. Имен­но желание осуществить это про­движение объясняет те энергич­ные мероприятия, к которым прибегли черные на 3-м ходу и в дальнейшем; все их желания и стремления сводились исключи­тельно к тому, чтобы вновь сде­лать подвижными свои блоки­рованные пешки. В соответствии с этим освободившиеся от блока­ды и продвигающиеся вперед пешки особенно воинственны. Создается впечатление, будто эти когда-то неподвижные пешки хотят жестоко отомстить за свое вынужденное бездействие. А мо­жет быть, такое неудержимое продвижение освобожденных центральных пешек скорее по­ходит на «потягивание» челове­ка, только что освободившегося от связывавших его пут. Как бы то ни было, продвижение пешек, бывших ранее блокиро­ванными, является необходимым следствием всякого процесса вы­свобождения, совершающегося в пешечной цепи.

169


Правильный способ ведения атаки против пешечной цепи заключается

не в f7—f6, а в b7—b5—b4, чтобы вызвать ход c3:b4


Здесь база пешечной цепи — пешка c3 (а не b2, так как на поле b3 нет неприятельской пеш­ки, и она еще не представляет со­бой звена черно-белой пешечной цепи). На пешку c3 и следует повести наступление путем b7—b5—b4. Если бы удалось выз­вать ход c3:b4, то базой сдела­лась бы пешка d4. В отличие от прежней базовой пешки она бы­ла бы не защищена, а такая ба­зовая пешка является слабым местом в позиции и дает повод приступить к энергичной осаде; методы ее проведения мы рас­смотрим в пункте 5.

В рассматриваемом положе­нии ход f7f6? (вместо правиль­ного b7—b5—b4) был бы ошиб­кой, так как и после удаления пешки е5 пешечная цепь белых сохранила бы свою устойчивость.

Мы на пути к правильному пониманию разбираемого про­цесса: борьба за высвобождение, которая идет в пешечной цепи, находит аналогию в борьбе про­тив стесняющей нас блокирую­щей фигуры; таким образом, задача сводится к проблеме бло­кады.

4. Перенесение правил блока­ды с проходной пешки на пешеч­ную цепь. Разменный маневр (с целью замены неприятельской блокирующей фигуры другой фи­гурой) в применении к пешечной цепи.

Для нас, уже знакомых с четвертой главой, ясно, что вся­кую фигуру, останавливающую продвижение неприятельской пешки, следует считать блоки­рующей фигурой. И тем не менее читателя может удивить, что после 1.e4 е6 2.d4 d5 3.e5 мы склонны рассматривать пешки а4 и е5 как подлинные блоки­рующие фигуры. Дело в том, что мы не привыкли считать пешку (!) блокирующей фигу­рой. О пешках речь всегда шла как о блокированных боевых единицах, в то время как роль блокеров играли фигуры. Это правильно, но пешки, состав­ляющие цепь, приобретают осо­бое значение и по своим функ­циям отличаются от других пе­шек. Поэтому следует признать вполне обоснованным и правиль­ным стремление считать пешки в пешечной цепи такими же блокерами, как и фигуры.

Придя к такому заключению, попытаемся применить к пешеч­ной цепи известный нам из четвертой главы разменный маневр на блокирующем поле. Такой размен обоснован лишь в том случае, если новая блокирую­щая фигура, появляющаяся на месте прежней, оказывается сла­бее предшественницы; то же ос­тается справедливым и для пе­шечной цепи.

Пример: после 1.e4 е6 2.d4 d5 3.e5 с5! 4.Кc3 черные могут попытаться заменить блокирую­щую пешку d4 другим блокером — ферзем. И действительно, после 4...cd 5.Ф:d4 Кc6 обнаруживается, что ферзь пло­хой блокер; таким образом, раз­мен на d4 был правилен. (На 6.Сb5, чтобы сохранить ферзя на его блокирующей позиции, последовало бы 6...Сd7 7.С:с6 bс, и положение черных при двух слонах и подвижной пешеч­ной массе в центре было бы лучше.)

Напротив, в случае 1.e4 е6 2.d4 d5 3.e5 с5 4.c3 Кc6 5.Сe3 размен на d4 был бы слабоват, ибо после 5...cd (лучше 5...Фb6) 6.С:d4 слон оказался бы крайне устойчивым (сильным) блокером, и дальнейшие размен­ные операции черных посредст­вом 6...К:d4 7.Ф:d4 Ке7 8.Кf3 Кc6 9.Фf4 хотя и привели бы к оттеснению блокирующих фигур, но лишь ценою потери времени, обусловленной тем, что конь g8 для занятия поля с6 потратил два хода. В этом ва­рианте у белых было бы хоро­шее положение: их фигуры зани­мают позиции, благоприятные для атаки неприятельского ко­роля, а кроме того, оказывают сильное влияние на центр. На­пример: 9…f6 (чтобы закончить уничтожение пешечной цепи бе­лых) 10.Сb5 а6 11.С:c6+ bс 12.0—0, и черным никогда не удастся сделать подвижной пеш­ку е6, потому что в случае f6:е5 белые путем К:е5 овладеют пунктом е5 (По-видимому, автор несколько переоценивает шансы белых.— Прим. ред.).

Высказанными соображения­ми мы углубили наше понимание сущности пешечной цепи: всякого рода размены в этой цепи проникнуты стремлением заме­нить сильную блокирующую фи­гуру противника более слабой. Большую услугу в этом отноше­нии должно оказать нам чутье: в каждом отдельном случае не­обходимо разбираться в том, на­сколько блокирующая фигура сильна или слаба, эластична или малоподвижна и т. п. (см. четвертую главу). Это значитель­но облегчит нашу задачу. Рас­смотрим, например, положение 170.

170


Ближайшая задача белых заключается в том, чтобы прочно и надолго занять поля d4 и е5.

Какой ход с этой точки зрения лучше: 1.Кd2 или 1.Фс2?


Ход 1.Фс2, несмотря на свя­занную с ним угрозу С:f6 и С:h7, был бы слабым продол­жением. Вместо него белым следует предпринять что-нибудь для усиления блокады и сыграть, на­пример, 1.Кd2 0—0 2.Kf3. Если же они сыграют 1.Фс2?, то по­следует 1...0—0! 2.С:f6 Л:f6 3.С:h7+ Крh8 4.Сg6 (или 4.Сd3) 4...е5! Белые выиграли пешку, но черные преодолели блокаду и заняли угрожающее положение в центре. Позицию белых едва ли можно спасти.


171


Что в интересах осуществления дли­тельной блокады пешек е6 и d5 лучше для белых:

1.Сd4 Фс7 2.Фе2 или немедленное 1.Фе2?


Заслуживает как будто вни­мания маневр 1.Сd4 Фс7 2.Фе2, чтобы затем сыграть 3.Ке5. Однако этот план, при помощи которого белые пытаются рас­ширить кольцо блокады, неосу­ществим, так как следует 2...Кg4! 3.h3 е5!, и, несмотря на все усилия белых, пешка «е» все же сделалась активной. (Не опасно и 3.С:h7+ Кр:h7 4.Кg5+ Крg6 5.Ф:g4 Лf4! — Прим. ред.)

Правильно 1.Фе2; после 1...Лас8 (или 1...С:е5 2.К:е5 Лас8 3.c4!) 2.Сd4! Фс7 3.Ке5 блокада весьма сильна. Итак, маневр 1.Сd4 Фс7 2.Фе2 плох, так как при нем конь f3, стремя­щийся перенять блокаду, даже не попадает на е5.

В примечаниях к партии Нимцович — Сальве, в которой возникло приведенное положение, мы еще вернемся к разби­раемому разменному маневру.

5. Понятие о борьбе, осно­ванной на быстром нажиме, и понятие о позиционной борьбе, построенной на осаде, в приме­нении к пешечной цепи. Атакую­щий на распутье!

Если нападающая сторона иг­рала в соответствии с изложен­ными правилами (атака против базы пешечной цепи со своевре­менным применением разменно­го маневра на блокирующем по­ле), то наградой за усилия не­редко является полное освобож­дение от блокады тех пешек, которые раньше были лишены подвижности. Но иногда слу­чается, что борьба, ведущаяся указанными средствами, заводит в тупик. В таких случаях при­ходится прибегать к каким-то новым приемам.

Обратимся к рассмотрению следующей, от начала до конца поучительной, партии, которую я, в частности, считаю основопо­лагающей для созданной мною теории центра.

№49. Французская защита

Нимцович       

      Сальве

Карлсбад, 1911


1.e4 е6 2.d4 d5 3.e5 с5 4.c3 Кc6 5.Кf3 Фb6.

Как видим, черные настой­чиво пытаются побудить про­тивника к сдаче базы d4. Эту тенденцию, которая связана с возможностью уничтожения всей цепи, мы называем стратегией быстрого нажима. В частности, обратите внимание на ход Фb6; ведь, вообще говоря, ходы ферзем в дебюте — явление редкое. Однако в данном случае доми­нирующим принципом служит пешечная цепь; она-то и опреде­ляет все наши действия.

6.Cd3.

172


Черные стоят перед дилеммой: при­менить ли метод быстрого нажима или перейти к позиционной борьбе?

Первое достигается посредством 6...Сd7, чтобы заставить наконец белых сыграть 7.dc;

второе осущест­вляется путем 6...cd, чтобы после 7.cd начать немедленную осаду пешки d4


6...Сd7.

Весьма естественный ход: так как белые все еще медлят с хо­дом d4:с5, черные хотят при­дать им решимости посредством Лс8. Правильно было, однако, 6...cd, чтобы после 7.cd пере­вести партию на совершенно другие рельсы.

7.dс!! С:с5 8. 0—0 f6.

Черные торжествуют и стре­мительно бросаются на послед­него представителя некогда слав­ной пешечной цепи, чтобы унич­тожить его. Их боевой лозунг — «Дорогу пешке е6!». Дальней­шее течение партии не оправды­вает, однако, их надежд.

9.b4!

Чтобы получить возможность длительной защиты пункта е5. Ход 9.Фе2 тоже был бы защи­той, но не продолжительной, по­тому что последовал бы размен: 9...fе 10.К:е5 К:е5 11.Ф:е5 Кf6, после чего черным было бы нетрудно оттеснить блоки­рующего ферзя.

9...Се7 10. Сf4 fе.

Неоднократно разбиравший­ся нами разменный маневр на блокирующем поле; в данном случае он, однако, бесцелен, так как новая блокирующая фигура (слон е5) стойко защищает свою позицию.

11.К:е5 К:е5 12.С:е5 Kf6 (ибо продолжение 12...Сf6, в общем желанное, опровергается посредством 13.Фh5+ g6 14.С:g6+ hg 15.Ф:g6+ Кре7 16.C:f6+ К:f6 17.Фg7+) 13.Кd2.

При анализе диаграммы 170 мы уже указывали, что выигрыш пешки после 13.Фc2 0—0! не сулит белым никаких выгод.

13...0—0 14.Кf3! (белые усиливают блокаду) 14...Сd6.

Невыгодно 14...Сb5, ибо по­сле 15.Сd4 Фа6 16.С:b5 Ф:b5 17.Кg5 белые выиграли бы пешку.

15.Фе2 (см. диаграмму 171; как мы указывали, ход 15.Сd4 был бы преждевременным) 15...Лас8 16.Сd4 Фс7 17.Ке5.

Теперь неподвижность бло­кированных пешек больше, чем когда-либо. Белые играли весь­ма экономично; но ведь и воз­можность успешного занятия пунктов d4 и е5 висела на воло­ске и обусловливалась точным использованием пространства, а именно полей d4, е5, с2 и е2.

17...Се8 18.Лае1 С:е5 19.С:е5 Фc6 20.Сd4!

Чтобы заставить слона е8, в распоряжении которого имеет­ся, между прочим, и поле b5, занять какую-нибудь опреде­ленную позицию.

20...Сd7 21.Фе2 (решаю­щая перегруппировка) 21...Лf7 22.Лe3 b6 23.Лg3 Крh8 24.С:h7 е5 (24...К:h7 проигры­вало из-за 25.Фg6) 25.Сg6 Ле7 26.Ле1 Фd6 27.Сe3 d4 28.Сg5 Л:c3 29.Л:c3 dс 30.Ф:c3, и белые выиграли: 30...Крg8 31.a3 Крf8 32.Сh4 Се8 33.Сf5 Фd4 34.Ф:d4 еd 35.Л:е7 Кр:е7 36.Сd3 Крd6 37.С:f6 gf 38.Крf1 Сc6 39.h4. Черные сдались.

Отметим вкратце главнейшие моменты разобранной партии. После 1.e4 е6 2.d4 d5 3.e5 с5 4.c3 Кc6 5.Kf3 Фb6 6.Cd3 черные могли и должны были перейти к спокойной игре, про­должая 6...cd 7.cd Сd7 и за­тем, при случае, Кg8—е7—f5. Однако они решили добиться полной капитуляции противника (путем уничтожения его пешеч­ной цепи). План черных заклю­чался в следующем: 1) вынудить ходы d4:с5 и е5:f6; 2) оттес­нить неприятельские фигуры, которые попытались бы осущест­вить блокаду пешки е6; 3) про­двинуть свои освободившиеся центральные пешки. Однако этот план рухнул, ибо черные оказа­лись не в состоянии оттеснить блокирующие фигуры, которые явились на смену пешкам; дру­гими словами, эти фигуры ока­зались сильными блокерами.

Для нас важно установить следующие два постулата: а) со­вершенно безразлично, чем мы блокируем неприятельскую пеш­ку — пешкой или фигурой; обе возможности одинаково неприят­ны для противника; б) следова­тельно, уничтожение блокирующей пешечной цепи отнюдь еще не означает, что процесс осво­бождения закончен, ибо после этого противнику нужно еще отбросить блокирующие фигуры, являющиеся на смену пешкам. Возможно ли это и в какой мере — вот что приобретает ре­шающее значение при выявле­нии возможности освобождения от блокады.

Чтобы определить взаимоот­ношения между пешкой и фигу­рой, заметим следующее: «Для образования центра, конечно, более всего пригодны пешки, по­тому что они наиболее устой­чивы; однако фигуры, располо­женные в центре, могут с успе­хом их заменить». Это — цитата из нашей статьи «Сдача центра — предрассудок», опубликованной в 1913 году. К этой статье мы еще вернемся не раз, пока же только заметим, что мы считаем всякую начатую, но незакончен­ную попытку высвобождения (как, например, попытку Сальве в приведенной партии) весьма вредной для стороны, которая добивается высвобождения.

5а. Позиционный метод борь­бы (длительная осада незащи­щенной базы). Многократное на­падение. Защищающие фигуры мешают друг другу. Сохранение давления. Возникновение новых слабостей в позиции. База как слабый пункт в эндшпиле. Вернемся к диаграмме 172. Так как после 1.e4 е6 2.d4 d5 3.e5 с5 4.c3 Кc6 5.Кf3 Фb6 6.Сd3 ход 6...Сd7 оказывается малополезным, то, как мы уже неоднократно указывали, сле­довало играть 6...cd. В чем смысл этого хода? Применяя его, черные делают базу d4 со­вершенно неподвижной, или, как говорят, фиксируют ее на d4. До этого пешка d4 плохо ли, хорошо ли, но могла изме­нить свою позицию посредством d4:с5, теперь это для нее уже невозможно. Мы должны отчет­ливо понять, что ход 6...cd отнюдь не является актом ка­кого-то отречения. Честолюби­вые мечты о полной капитуля­ции противника (в связи с унич­тожением его пешечной цепи) нами уже похоронены. Зато вза­мен мы получаем незначитель­ные, но реальные возможности, а именно: пешка d4 подвергает­ся многократной атаке наших фигур. Последнее делается не столько с целью овладеть этой базой (это маловероятно), сколь­ко для того, чтобы навязать не­приятельским фигурам пассив­ную роль — заставить защищать базу d4. Мы стремимся добиться идеального преимущества: аг­рессивного расположения наших фигур (см. шестую главу).

Игра могла бы продолжаться следующим образом: 7.cd Сd7 (с угрозой 8...К:d4, что невозможно без хода Сd7 из-за шаха слоном на b5, например: 7...К:d4?? 8.К:d4 Ф:d4 9.Сb5+ с выигрышем ферзя) 8.Се2 (в случае 8.Сс2 могло бы последовать 8...Кb4, и черные получили бы преимущество двух слонов) 8...Кgе7!

Хотя это и сопряжено с не­которой потерей времени, чер­ные избирают способ развития, при котором они получают воз­можность оказывать давление на базу d4. Это вполне правильно, ибо в закрытой позиции, то есть в позиции, характеризующейся наличием пешечных цепей, пе­шечная цепь является единст­венной реальной вехой.

9.b3 Kf5 10.Сb2.

173


База d4 находится под давлением. Типичная осада незащищенной базы


10...Сb4+.

Этот шах выявляет теневые стороны защиты, которую под давлением противника приходит­ся вести несколькими фигурами; или, если можно так выразить­ся, этот шах выставляет «тене­вые» стороны защиты «в ярком свете». Дело в том, что защищаю­щие фигуры мешают друг другу!

11.Крf1 (ибо как 11.Кc3, так и 11.Кbd2 уменьшало количест­во защит, перекрывая линию действия какой-нибудь из защи­щающих фигур) 11...Се7.

Этот ход впервые предложен Таррашем; изучающему следует заметить те соображения, которые положены в его основу. Что­бы сохранить давление на базу d4, черным ни в коем случае нельзя допускать нарушения не в свою пользу существующего соотношения сил (3 : 3 за и про­тив d4). По этой причине фигу­ры, нападающие на d4, должны пытаться сохранить свои пози­ции. Для достижения этого чер­ные могли бы сыграть 11...h5, не допуская хода g2—g4. В пар­тии черные сыграли 11...Ce7, что приводит к тому же резуль­тату, но только иным путем. Дело в том, что теперь в ответ на g2—g4 черные могут сыграть Kf5—h4. Таким образом, из строя выбыла бы одна нападаю­щая и одна защищающая фигу­ра, и равновесие (2 : 2) было бы сохранено.

Далее приводим основные принципы, которыми определя­ется стратегия игры во всех аналогичных положениях.

а) Прикованная к месту база неприятельской пешечной цепи подвергается многократному нападению.

б) Этим путем достигается по меньшей мере идеальное преиму­щество, заключающееся в более агрессивном расположении на­ших фигур. В подобных случаях развитие сопряжено для противника с известными труднос­тями. Следует также отметить незначительную подвижность защищающих фигур, прикованных к объекту защиты; например, в случае внезапного перенесения атаки на другой фланг защищаю­щийся часто оказывается не в состоянии перевести туда с соответствующей быстротой свои фигуры.

в) Давление на базу следует стараться сохранять как можно дольше, по крайней мере до того момента, когда в позиции про­тивника появятся новые слабо­сти (возникновение этих слабых пунктов является логическим следствием испытываемых за­труднений в развитии).

г) В связи с возникновением новых слабых пунктов план борьбы может быть изменен: мы снимаем атаку с первоначаль­ного слабого пункта (базы d4) и начинаем энергичную атаку нового слабого пункта. И лишь значительно позднее, подчас только в эндшпиле, слабая база неприятельской пешечной цепи вновь становится объектом ата­ки.

д) Слабость базы особенно сказывается в эндшпиле, так как в конце игры легче использовать специальные средства атаки, то есть открытую соседнюю линию, в нашем случае — линию «с», для маневра Лс8—с4:d4 или Лс8—с2—d2:d4.

е) Нападающему никогда не следует забывать, что у него имеется база, которую нужно защищать. Если белым удастся преодолеть затруднения в защи­те пешечной цепи, то есть избавиться от давления на пункт d4, то, продолжая f2—f4—f5 с ата­кой базы е6 или создавая фигур­ную игру против стесненного пешкой е5 королевского фланга противника, они могут изменить положение вещей в выгодную для себя сторону.

Применение сказанного в рубрике «а» вряд ли представит для изучающего какие-либо трудности. Рассмотрим, напри­мер, следующее положение.

174


Наше внимание привлекает пешечная цепь — е4, d5, е5, d6. Базой пешечной цепи черных является пешка d6. Белые игра­ют: 1.cd cd 2.Лc6 Kf7 3.Кс4 Лd8 (если 3...Лс8, то 4.b5 Л:с6 5.dс с лучшим коневым эндшпилем) 4.a4! (чтобы сохра­нить позицию коня с4, нападаю­щего на пешку d6). Белые давят на базу неприятельской пешеч­ной цепи и таким образом доби­ваются идеального преимущест­ва, указанного в рубрике «б», то есть их фигуры занимают теперь более агрессивное положение (конь с4 более агрессивен, чем конь f7, и т. д.) Это преимущест­во они могли бы использовать на ферзевом фланге посредством 5.b5 с последующим Крd2—c3 и а4—а5 или же на королевском фланге путем 5.h4, затем Крd2—e3—f3—g4—h5 с последующим g2—g4—g5; защита h7—h6 пре­доставила бы белому королю возможность вторжения на g6.

Гораздо труднее для изучаю­щего усвоить сказанное в руб­риках «в» и «г». Непосредствен­ное использование слабости ка­кой-нибудь пешки не является» в сущности, задачей миттель­шпиля. Все, на что мы можем рассчитывать, сводится лишь к тому, чтобы в течение известного промежутка времени заставить противника испытывать неудоб­ства, связанные с вынужденной защитой. Если в результате этих затруднений в позиции против­ника возникнут новые слабос­ти — а это весьма вероятно,— то тогда не только можно, а прямо-таки должно приостановить ата­ку базы и сосредоточить все свои силы против нового слабого пункта. Чем более далеки (географически и логически) эти слабые пункты один от другого, тем лучше для нас! Это обстоятельство было сравнительно ма­ло известно представителям псе­вдоклассической школы. Тарраш, например, вел обыкновенно с неумолимой прямолинейностью атаку против раз намеченной базы или раз избранного фланга (см. партию №50).

В противовес этому мы ут­верждаем, что слабость неприя­тельской базы может быть пол­ностью использована лишь в эндшпиле (см. пункт «д»), или точнее: в эндшпиле овладение базой является прямой це­лью нашей атаки, в то время как в миттельшпиле давление на базу может и должно ставить своей целью лишь достижение косвенных преимуществ. Например, чернью уже в середине партии атакуют неприятель­скую базу; фигуры противника мешают друг другу, их трудно развить, и белые оказываются вынужденными допустить новое ослабление (чтобы избавиться от затруднений в развитии). Эту новую слабость мы должны рас­сматривать как косвенный ре­зультат нашей атаки. После этого нападение на базу должно быть прекращено, и все наши силы должны быть направлены против нового слабого пункта. И лишь в эндшпиле можно воз­вратиться к атаке против базы пешечной цепи.

Для пояснения только что указанного нами косвенного ис­пользования ослабленной неприятельской базы рассмотрим по­ложение, изображенное на ди­аграмме 175.

После 1.e4 е6 2.d4 d5 3.e5 с5 4.c3 Кc6 5.Кf3 Фb6 6.Сd3 cd! 7.cd Сd7 8.Се2 Кgе7 9.b3 Кf5 10.Сb2 Сb4+ белые (Паульсен) были вынуждены отказаться от рокировки и сыграть 11.Крf1.


175


Как сохранить давление на базу d4?

Белый король занимает плохую пози­цию.

Каким путем, не обращая вни­мания на d4, возможно доказать это?


Таким образом, давление на пункт d4 привело к определен­ному результату. Теперь задача черных заключалась уже не в том, чтобы сохранить давление (это достигалось посредством 11...h5 или 11...Се7, чтобы на 12.g4 ответить 12...Кh4), а, наоборот, им следовало отка­заться от продолжения атаки против базы и приложить все усилия к тому, чтобы выявить слабость хода 11.Крf1 и ис­пользовать его. Последнее до­стигается лишь посредством весьма тонкой жертвы качества. Между прочим, этот предложен­ный мною вариант относится к числу моих любимых комбина­ций; он отчетливо выявляет вза­имосвязь между принципом и комбинацией (этим я хочу ска­зать, что нашел комбинацию лишь потому, что убедился в правильности принципа: «прочь от базы!»).

На 11.Крf1 мы отвечаем 11...0—0. Если белые теперь сыграют 12.Сd3, чтобы ослабить давление на пункт d4, то после­дует 12…f6 13.С:f5 ef, и чер­ные сохраняют преимущество двух слонов. Однако главным является следующее продолже­ние: 12.g4 Кh6 13.Лg1 f6 14.ef Л:f6 15.g5 Л:f3! 16.С:f3 (или 16.gh Лf7) 16...Кf5 17.Лg4.

176


Положение, создавшееся в результате попытки черных выявить слабость по­зиции белого короля.

Несмотря на материальное превосходство, белые стоят плохо


Безотрадное положение бе­лых на королевском фланге, на­личие слабо защищенных пунк­тов на линии «f» — этого, по-на­шему, «достаточно для проиг­рыша». Приведем лишь один ва­риант: 17...Се8 (достаточно хо­рошо и 17...Лf8) 18.Фе2 Кс:d4 19.Л:d4! К:d4 20.Фе5 (по­следний шанс!) 20...Сb5+ 21.Крg2 Кf5 22.С:d5 (на 22.Кc3 последовало бы 22...С:c3 23.С:c3 d4 и т. д.) 22...ed 23.Ф:f5 Лf8 24.Ф:d5+ Лf7! (черные сами связывают свою ладью, что­бы защитить пункт g7 на случай Фd4) 25.Фd4 Сc6, и белым сле­дует сдаться.

Как и можно было предви­деть, участь партии решается на королевском фланге; черным удалось полностью использовать новую слабость в позиции про­тивника. Изучающему следует обратить особое внимание на то, как черные, начиная с 11-го хода, изменили течение партии, перенеся главные операции из центра (база d4) на королевский фланг, ослабленный ходом 11.Крf1.

В противовес приведенному варианту мы хотели бы указать, что в положении на диаграмме 175 ход 11...Се7 (после 12.g3 и Крg2 с последующим укрепле­нием пункта d4 и ликвидацией давления на него) дает белым хорошие шансы, ибо они, за­кончив укрепление позиции, мо­гут изменить течение событий в свою пользу (см. рубрику «е»). Мы имеем в виду атаку королев­ского фланга черных, стеснен­ного пешкой е5 (см. партию №51).

Прежде чем пойти дальше, мы хотели бы посоветовать изу­чающему поупражняться в игре против слабой базы неприятель­ской пешечной цепи в эндшпиле. Для этого мы рекомендуем про­работать партию №50, а затем применять следующий метод. На доске устанавливают пешечную цепь, например: белые — d4, е5; черные — d5, е6. Каждому из партнеров дается еще по несколько пешек (белые — а2, b2, f2, g2, h2; черные — а7, b7, f7, g7, h7). После этого черные пы­таются использовать слабость базы d4 в чисто пешечном энд­шпиле (при одних королях), а затем еще при ладьях или же при наличии одной ладьи и лег­кой фигуры с каждой стороны. Этот метод тренировки с успе­хом применялся моими учени­ками.

6. Перенесение атаки.

В положении на диаграмме 172 черные, как мы уже неодно­кратно указывали, могут выби­рать между двумя планами иг­ры, а именно: 6...Сd7 (тактика быстрого нажима) и 6...cd (по­зиционная игра — осада фикси­рованной базы d4). Раньше или позже должен наступить мо­мент, когда черные окажутся вынужденными принять то или иное решение. Сохранять за со­бой право выбора в течение сколь угодно продолжительного вре­мени невозможно, в особенности же при операциях в пешечной цепи; последнее объясняется тем, что у защищающегося есть возможность размена (d4:с5), которым он при известных усло­виях может освободить свою иг­ру. Как только подобная угроза размена становится актуальной, она вынуждает нас остановить выбор на том или другом плане игры. Другим моментом, вынуждающим нас принять определен­ное решение, может явиться угроза со стороны противника од­ному из флангов. В этом случае возникает необходимость в энергичном контрманевре, ибо даль­нейшие колебания в выборе плана игры становятся опасными.

До сих пор речь шла только о выборе между различными способами атаки; сам же объект атаки (в нашем примере пешка d4) оставался неизменным. Од­нако и выбор объекта атаки ча­сто связан с затруднениями. «Но если речь идет о пешечной цепи, так какое же может быть сомне­ние? — скажет читатель.— Ко­нечно, атака должна быть на­правлена против базы!» Пра­вильно, но что делать в том случае, если по каким-либо при­чинам разрушить базу нельзя? Не выгоднее ли будет направить атаку против какой-то новой базы?.. Осуществление подоб­ного плана достигается посредст­вом особого приема — перенесе­ния атаки.

Рассмотрим пешечную цепь, образовавшуюся после 1.e4 е5 2.Кf3 Кc6 3.Сс4 Се7 4.d4 d6 5.d5 Кb8. Театром военных дей­ствий белые избрали центр; они играют Сс4—d3 и затем с2—с4, намереваясь при случае продви­нуть пешку на с5 (однако они могли бы решиться и на фигур­ную игру, без с2—с4, против стесненного пешкой d5 неприя­тельского ферзевого фланга). Черные стремятся осуществить f7—f5, чтобы разрушить базу пешечной цепи противника (е4). Псевдоклассическая школа счи­тала f7—f5 опровержением хода d4—d5. Однако это не так; ход f7—f5 является лишь естествен­ной реакцией против d4—d5. По существу, дело могло бы све­стись к положению, изображен­ному на диаграмме 177.

177


Атака против базы е4 ничего не дает: в случае f5:е4 белые мо­гут сыграть f3:е4 (и база ос­тается надежно защищенной), или Кc3:е4, или же Сd3:е4 с хорошей заменой пешки е4. По­этому черные играют f5—f4, за­меняя базу е4 новой — f3. Прав­да, и здесь белые могут успешно защищаться против подрыва g7—g5—g4:f3, но позиция бе­лого короля все же находится под угрозой и, главное, стеснена. Таким образом, пешка f3 является более слабой, чем е4. Бывают и другие причины, в силу которых одна база явля­ется более слабой, чем другая, и поэтому перенесение атаки о одной базы на другую — не слу­чайности, как думали Алапин и другие мастера до опублико­вания статьи «Соответствует ли «Современная шахматная партия» д-ра Тарраша современному пониманию игры». Возможность такого пере­несения дает еще одно оружие для борьбы против пешечной цепи.

Ввиду того, что эта глава гро­зит сделаться чрезмерно боль­шой, мы ограничимся приведенными краткими указаниями. Пе­ренесение атаки настолько типичный прием, что для иллюстрации его можно было бы при­вести бесчисленное множество партий. Мы ограничимся следующим примером: 1.e4 Кс6 2.d4 d5 3.e5 Сf5 4.f4 е6 5.Кf3 Кb4 6.Сb5+ с6 7.Са4 b5 8.a3! Кa6 9.Сb3 с5 10.c3. Теперь, ввиду того что база d4 защищена надежно, черные вполне пра­вильно сыграли 10...с4, чем перенесли атаку с d4 на c3. Пос­ле 11.Сс2 С:с2 12.Ф:с2 Ке7 черные посредством h7—h5 и Ке7—f5 затормозили (см. первую главу второй части) готовый к продвижению королевский фланг противника (лишив белых возможности сделать естествен­ный ход f4—f5), чтобы затем посредством а7—а5 и b5—b4 возобновить атаку против пеш­ки c3.

Прежде чем привести схему, как это обычно делается нами в конце каждой главы, мы хотим еще коротко отметить, насколь­ко трудно вести правильную игру в пешечной цепи. Вскоре после возникновения цепи надо произвести выбор между флан­гом и базой; далее в связи с ата­кой против базы мы должны раз­решить трудный вопрос: тактика быстрого нажима или медленная осада? Но этого мало: мы всегда должны учитывать возможность перенесения атаки с одного звена цепи на соседнее, а решить, в каких случаях такое перенесе­ние целесообразно, не всегда легко. И после всех этих возмож­ностей агрессивной игры никог­да не следует забывать, что и у нас имеется уязвимая база.

Трудная глава, которая, од­нако, теперь благодаря нашим указаниям значительно выигра­ла в ясности. Мы видим, что правила, установленные нами в отношении пешечных цепей, органически вытекают из правил борьбы, против блокирующих фи­гур.

С дальнейшими соображения­ми о пешечных цепях читатель ознакомится в главе об ограни­чении подвижности и центре.


Схема к главе «Пешечная цепь»


Идея образования пешечной цепи — создание двух театров военных действий;

1) фланг, который мы атакуем фигурами; 2) центр, обычно—база, на которую мы нападаем пешкой.


Схема 1


Атака против базы


Атака против базы

Атака против базы


Атака против базы


Осада


Осада

Осада


Осада

Тактика быстрого нажима


Тактика быстрого нажима

Тактика быстрого нажима


Тактика быстрого нажима



Не фиксируя предварительно базу, на нее нападают несколь­кими фигурами


Не фиксируя предварительно базу, на нее нападают несколь­кими фигурами


Не фиксируя предварительно базу, на нее нападают несколь­кими фигурами


Не фиксируя предварительно базу, на нее нападают несколь­кими фигурами

Базу фиксируют (лишают подвиж­ности) и затем ведут против нее концентрическую атаку фигурами


Базу фиксируют (лишают подвиж­ности) и затем ведут против нее концентрическую атаку фигурами

Базу фиксируют (лишают подвиж­ности) и затем ведут против нее концентрическую атаку фигурами


Базу фиксируют (лишают подвиж­ности) и затем ведут против нее концентрическую атаку фигурами


Эти слабые пункты становятся новыми объектами атаки, исполь­зование же прежнего слабого пункта (базы) откладывается до эндшпиля


Эти слабые пункты становятся новыми объектами атаки, исполь­зование же прежнего слабого пункта (базы) откладывается до эндшпиля

Эти слабые пункты становятся новыми объектами атаки, исполь­зование же прежнего слабого пункта (базы) откладывается до эндшпиля


Эти слабые пункты становятся новыми объектами атаки, исполь­зование же прежнего слабого пункта (базы) откладывается до эндшпиля

Блокирующие фигуры, появля­ющиеся на месте выбывшего звена пешечной цепи, оттесняются (пра­вильное применение разменного маневра на блокирующем поле)


Блокирующие фигуры, появля­ющиеся на месте выбывшего звена пешечной цепи, оттесняются (пра­вильное применение разменного маневра на блокирующем поле)

Блокирующие фигуры, появля­ющиеся на месте выбывшего звена пешечной цепи, оттесняются (пра­вильное применение разменного маневра на блокирующем поле)


Блокирующие фигуры, появля­ющиеся на месте выбывшего звена пешечной цепи, оттесняются (пра­вильное применение разменного маневра на блокирующем поле)



Это должно заставить защищающе­гося разменять одну из пешек, составляющих пешечную цепь


Это должно заставить защищающе­гося разменять одну из пешек, составляющих пешечную цепь


Это должно заставить защищающе­гося разменять одну из пешек, составляющих пешечную цепь


Это должно заставить защищающе­гося разменять одну из пешек, составляющих пешечную цепь

Это создает для обороняющегося затруднения (как в защите, так и в развитии), которые могут повести к возникновению новых слабых пунктов


Это создает для обороняющегося затруднения (как в защите, так и в развитии), которые могут повести к возникновению новых слабых пунктов

Это создает для обороняющегося затруднения (как в защите, так и в развитии), которые могут повести к возникновению новых слабых пунктов


Это создает для обороняющегося затруднения (как в защите, так и в развитии), которые могут повести к возникновению новых слабых пунктов


Освободившиеся от блокады пешки получают возможность продвинуться


Освободившиеся от блокады пешки получают возможность продвинуться

Освободившиеся от блокады пешки получают возможность продвинуться


Освободившиеся от блокады пешки получают возможность продвинуться


Схема 2

Перенесение атаки с одной базы на другую


Перенесение атаки с одной базы на другую

Перенесение атаки с одной базы на другую


Перенесение атаки с одной базы на другую


Примеры к девятой главе

№50. Французская защита

Л. Паульсен       

      Тарраш

Нюрнберг, 1888


Эта партия иллюстрирует ве­дение борьбы против пешечной цепи (осаду).

1.e4 е6 2.d4 d5 3.e5 с5 4.c3 Кc6 5.Кf3 Фb6 6.Сd3.

Естественнее было бы раз­вить слона на е2, так как пешка d4 является базой и, следова­тельно, нуждается в тщательной защите; в этом смысле ход 6.Се2 лучше, чем 6.Сd3.

6...cd 7.cd Сd7 8.Се2 Кgе7 9.b3 Кf5 10.Сb2 Сb4+ 11.Крf1 (вынужденно; см. диаграмму 175) 11...Се7.

Чтобы сохранить давление на пункт d4 (12.g4? Кh4!). Од­нако правильнее было бы отка­заться от этого плана и сосредо­точить внимание на королевском фланге противника, расстроен­ном ходом 11.Крf1. Следовало играть 11...0—0. Если тогда 12. g4, то 12...Кh6 13.Лg1 f6! 14.ef Л:f6 15.g5 Л:f3! 16.С:f3 Kf5 17.Лg4 Се8 (см. диаграм­му 176 и примечания к ней).

12. g3 а5?

Чтобы использовать новую «слабость» — пешку b3. Однако пешка b3 вовсе не слаба; следовало вести игру на королевском фланге.

13.a4 Лс8 14.Сb5 (теперь поле b5 служит хорошим опор­ным пунктом для белых фигур) 14...Кb4.

178


15.С:d7+?

В корне ошибочно. Играя 15.Кс3! (см. следующую партию), белые преодолели бы все затруднения, например: 15...С:b5 16.К:b5 Кс2 17.Лс1 Ксе3+ 18.fе К:е3+ 19.Кре2 К:d1 20.Л:с8+ Крd7 21.Л:h8 К:b2 22.Лс1, и белые выиг­рывают.

15...Кр:d7 16.Кc3 Кc6 17.Кb5 Ка7 18.К:а7?

Белые ни в коем случае не должны были уступать пункта b5; продолжение 18.Фd3 К:b5 19.ab все еще давало им доста­точную защиту. Теперь видно, сколько вреда принес черным ход а7—а5.

18...Ф:а7 19.Фd3 Фа6!

Теперь мы становимся сви­детелями того, как ведется игра против ослабленной базы в эндшпиле.

20.Ф:а6 bа 21.Крg2 Лс2 22.Сс1 Лb8 23.Лb1 Лc3 24.Сd2 Лс:b3 25.Л:b3 Л:b3 26.С:а5.

179


Белые благополучно избави­лись от слабой пешки b3 (на открытой линии!), но защитить пешки d4 и а4 очень трудно.

26...Лb2!

Но не 26...Лa3 из-за 27. Лс1. Теперь же на 27.Лс1 после­дует 27...Ке3+ и Кс4.

27.Сd2 Сb4 28.Cf4 h6. Черные могут спокойно сде­лать этот ход, так как их пози­ция допускает такое маленькое ослабление.

29.g4 Ке7 30.Ла1 Кc6 31.Сс1 Лс2 32.Сa3 Лс4 (проще было сыграть сначала 32...С:a3) 33.Сb2 Сc3 34.С:c3 Л:c3 35.Лb1 Крс7 36.g5 Лс4 (наконец-то!) 37.gh gh 38.a5 Ла4 39.Крg3.

Последняя отчаянная попыт­ка продолжить атаку, начатою ходом g4—g5.

39...Л:а5 40.Крg4 Лa3 41.Лd1 Лb3 42.h4 Ке7 43.Ке1 Kf5 44.Кd3 а5 45.Кс5 Лc3 46.Лb1 К:d4 47.Ка6+ Крd8 48.Лb8+ Лс8 49.Лb7 Кре8 50.Кс7+ Крf8 51.Кb5 К:b5 52.Л:b5 Ла8, и черные выиграли.

Рекомендуем изучающему внимательно рассмотреть заклю­чительную часть партии, хоро­шо проведенную Таррашем.

№51. Французская защита

Нимцович       

      Тарраш

Сан-Сe6астьян, 1912


Первые 14 ходов (в несколько иной последовательности) как в предыдущей партии (см. диаграмму 178).

15. Кc3! Кa6.

Относительно 15...С:b5 16.К:b5 Кс2 см. примечание к 15-му ходу предыдущей партии.

16.Крg2 Ке7 17.Се2 Сb4 18.Ка2 Кa6 19.Сd3 Ке7 20.Лс1 Кc6 21.К:b4 Ка:b4 22.Сb1.

Теперь белые преодолели трудности, связанные с разви­тием; база d4 защищена наилуч­шим образом, и, следовательно, они могут приступить к реши­тельным контроперациям. Бе­лые начинают атаку неприятель­ского королевского фланга, сте­сненного пешкой е5.

22...h6 23.g4.

Чтобы возможность рокиров­ки сделалась для противника малозаманчивой; хорошо (может быть, даже лучше) было бы и Лс1—c3—e3. (Теперь черным следовало ответить 23...Кре7 24.Фd2 Лcf8, затем f7—f6.— Прим. ред.)

23...Ке7 24.Л:с8+ С:с8 25.Ке1 Лf8 26.Кd3 f6 27.К:b4 Ф:b4 28.ef Л:f6.

180


29. Сс1!

Терпение, с которым белые (в надежде получить шансы в да­леком будущем) сносили нажим противника, теперь вознаграж­дается: они получают прямую атаку на позицию неприятель­ского короля. Следует обратить внимание на пробудившуюся ак­тивность слонов.

29...Кc6 30.g5 hg 31.С:g5 Лf8 32.Сe3 Фе7 33.Фg4 Фf6 34.Лg1 Лh8 35.Крh1 Лh4 36.Фg3 Л:d4.

Отчаяние. Грозило 37. Сg5, а также 37.Ф:g7.

37.С:d4 К:d4 38.Ф:g7 Фf3+ 39.Фg2 Ф:g2 40.Л:g2 К:b3 41.h4. Черные сдались.

К этой партии А. Берн дает следующее примечание: «Пре­восходная партия, ярко иллюстрирующая стратегический та­лант маэстро Нимцовича. Он совершенно переиграл Тарраша, являющегося, в свою очередь, одним из величайших мастеров шахматной стратегии».

Сколь ни лестна для меня эта похвала, все же я должен заме­тить, что, по-видимому, не так уж трудно выполнять удачные маневры, когда опираешься на законченную систему. Уже в то время я знал, что с ходом е4—е5 связано опасное для противника ограничение подвижности коро­левского фланга. Если бельм удается удержать пункт d4, не создавая в своей позиции других слабостей, то в конце концов должен наступить момент, когда «их посев даст всходы», а имен­но: в виде фигурной игры против неприятельского королевского фланга или в форме энергичной атаки пешечной цепи противни­ка (f2—f4—f5:е6).

В наше время это кажется естественным, но тогда эта пар­тия произвела прямо-таки революционизирующее действие.

№52. Французская защита

Беккер       Нимцович

Бреславль, 1925


Эта партия служит особенно яркой иллюстрацией идеи двух театров военных действий.

1.e4 е6 2.d4 d5 3.Кc3 Кc6.

Выражаясь языком Ласкера, черные играют в стиле «с дачей вперед». Этим Ласкер хочет сказать, что черными избран вари­ант, который они сами считают не самым лучшим. Идея такой игры заключается в том, чтобы поставить противника перед не­обходимостью решить трудную проблему. Ласкер сам очень охотно и с единственной в своем роде виртуозностью ведет игру в таком стиле. Поэтому, в част­ности, могло случиться, что ахиллесову пяту игры Ласкера пытались найти в его манере ра­зыгрывать дебют. Однако такое мнение неосновательно.

Ход 3...Кc6 впервые был предложен Алапиным. После е4—е5 путь для пешки «с» пре­гражден; это обстоятельство яв­ляется теневой стороной новин­ки Алапина.

4.Кf3 Сb4 5.e5 С:с3+ 6.bс Ка5.

Последние два хода черных усугубляют риск, так как они медлят с развитием стесненного королевского фланга, а между тем именно развитие стесненного фланга требует особого внимания. И все же «граница ничьей» не перейдена — черные все еще могут до известной степени уравнять игру.

7.a4.

Не совсем понятный ход. Лучше было 7.Кd2 Ке7 8.Фg4 (плацдарм № 1). После этого черным предстояла хлопотливая защита: 8...Kf5 9.Сd3 Лg8 10.Фh3 h6.

7...Ке7 8.Сd3 b6 (черные готовят нападение на базу d4) 9.Кd2! с5 10.Фg4 (чем защитить теперь пешку «g»?) 10...с4!

Пока ничем, ибо все прямые защиты явились бы здесь лишь ослаблением позиции черных.

11.Се2 (если 11.Ф:g7?, то, понятно, 11...Лg8 и 12...cd) 11...Кf5.

Пешка «g» защищена, но зато давление на пункт d4 ликвиди­ровано, и белые снова получили возможность начать операции на правом фланге.

12.Кf3 h6.

Чтобы сохранить коня f5 на его выгодной позиции. Белые угрожали сыграть 13.Сg5 и после отступления ферзя чер­ных — Кh4.

Однако Ласкер вполне обос­нованно предпочитает более гиб­кую защиту: 12...Кc6 13.Сg5 f6. Интересен вариант 12...Кc6 13.a5!? К:а5 14.Сg5 f6! 15.ef gf 16.Сh4. Теперь 16...К:h4 опровергается ходом 17.Фg7! Однако посредством 16...Фе7 черные, по-видимому, в до­статочной мере консолидируют свое положение.

13. Фh3.

181


Каким образом черные могут воспрепятствовать осуществле­нию изящной угрозы прорыва: 14.g4 Ке7 15.g5 h5 16.g6! К:g6 17.Кg5 с последующим Лg1?

13...Крd7 (небольшой мо­цион будет полезен для короля) 14.g4 Ке7 15.Кd2 (с угрозой 16.Фf3 и затем Ф:f7 или К:с4!) 15...Фе8.

Ферзь занимает освободив­шееся поле; он, в частности, несколько «заинтересован» пешкой а4.

16.f4.

Перемена декораций: как по мановению руки старый плац­дарм исчезает и появляются но­вые планы кампании. Посредст­вом f4—f5 белые хотят напасть на базу пешечной цепи.

16...Крс7 (продолжение прогулки) 17.Сa3 Сd7 18.Фf3 h5!

Королевский фланг белых яв­ляется страшным орудием ата­ки; цель последнего хода черных заключается в том, чтобы приве­сти это орудие в негодность. Недостаточно было 18...Сc6 (чтобы парировать другую угро­зу — 19.К:с4) ввиду 19.f5, и белые создают клин путем f5—f6.

19.К:с4!

В случае 19.gh черные сыг­рали бы 19...Кf5, и подвижный королевский фланг белых ока­зался бы парализованным. Если же 19.h3, то 19...hg 20.hg Л:h1+ 21.Ф:h1 Фh8, и черным удается отвлечь внимание про­тивника от центра.

19...К:с4 20.С:с4 hg (ко­нечно, не 20...dс?? из-за 21.Сd6+ и 22.Ф:а8+) 21.Фg2 Кf5 22.Сd3.


182


22...С:а4!! (легкий завтрак в опасном положении) 23.С:f5 еf 24.Ф:d5.

Черным было бы не менее трудно парировать и ход 24.c4. Защита заключалась бы в 24...Фc6 25.Ф:d5 (но не 25.cd из-за 25...Фс3+) 25...Ф:d5! 26.cd Сb5!!, так как теперь белые не могли бы помешать слону за­нять поле d5 (через с4).

24...Сc6 (положение черного короля опасно, но отнюдь не без­надежно) 25. Фd6+ Крс8.

В связи с намечающейся ком­бинацией; однако черные могли сыграть и 25...Крb7 26.d5 Сb5.

26.d5 Лh6 27.e6.

183


27...С:d5!

Этот ход был признан единственным. И вполне правильно. Правда, в распоряжении черных был еще один «единственный» ход. А именно: 27...Л:е6+ 28.de С:h1 29.0—0—0 Сf3! (но не 29...Се4 из-за 30.e7 и затем Фе5!, после чего белый ферзь получил бы в свое распо­ряжение новые решающие поля) 30.ef Ф:f7 31.Фd8+ Крb7 32.Лd7+ Кра6, и у черных впол­не безопасная позиция.

В том-то и дело, что в здоро­вой позиции имеется, по меньшей мере, два «единственных» хода.

28.Ф:d5 Ф:е6+ 29.Ф:е6+ Л:е6+.

У белых лишняя фигура, но оставшиеся у них войска произ­водят впечатление инвалидов (ничего удивительного после та­кого сражения!). Белый король уж и не знает, куда отступить: если он уйдет налево,— «плачет» пешка f4, пойдет направо — в опасности пешки с2 и c3...

30.Крd2 Крb7 31.Лае1 Лh8 32.Л:е6! fе 33.Ле1! Л:h2+ 34.Крd3 g3.

Но только не пассивное поло­жение ладьи (34...Лh6?)!

35.Лg1.

После 35.Л:е6 g5! 36.fg g2 собственная пешка g5 помешала бы ладье задержать черную проходную.

35...Лh3!

Гораздо лучше, чем 35...g2, что отняло бы у черных шансы на завоевание пешки с2, а это, как увидим дальше, не лишено значения.

36.Крd4 Крc6 37.Лg2 а5 38.c4 Лh2! 39.Л:g3 Л:с2 (см. предыдущее примечание) 40.Л:g7 Ле2 41.Сс1 Ле4+ 42.Крd3 b5 43.cb+ Кр:b5.

Несмотря на тонкую игру, централизацию и лишнюю фи­гуру, белые не в состоянии вы­играть. Это доказывает, что жертва фигуры на 27-м ходу была правильной.

44.Сe3 Крc6 45.Лf7 а4 46.Лf8 a3 47.Ла8 е5 48. Ла6+ Крb5 49.Лb6+.

А. Беккер хочет во что бы то ни стало выиграть; поэтому-то он в конце концов и проиграл.

49...Кра5 50.Лf6 а2 51.Сd2+ Крb5 52.Сc3 Лd4+ (прий­ти после 6-часовой утомитель­ной борьбы к задачным положе­ниям — поистине сомнительное удовольствие!) 53.Кре2? (пра­вильно 53.Крс2 Лс4 54.Крb2 Л:c3 55.Л:f5) 53...Л:f4 54.Лf8 Крс4 55.Са1 Ле4+ 56.Крd2 f4 (теперь положение белых, по-видимому, проиграно) 57.Лс8+ Крd5 58. Лd8+ Крe6 59.Ле8+ Крf5 60.Лg8 f3. Белые сдались.

№53. Защита Нимцовича

Опоченский       

      Нимцович

Мариенбад, 1925


Эта партия показывает, ка­ким образом опровергаются ма­невры, ведущиеся на неправиль­но выбранном фланге.

1.d4 Кf6 2.c4 е6 3.Кc3 Сb4 4.Фс2 b6 5.e4 Сb7.

Активность центральных бе­лых пешек здесь меньше, чем может показаться на первый взгляд.

6.Сd3 Кc6 7.Кf3 Се7!

При помощи этого внезап­ного отступления, связанного с угрозой Кb4, черные добиваются устойчивого положения в цент­ре, сохраняя при этом ценного королевского слона.

8.a3 d6 9.0—0 е5 10.d5 (по­ложение в центре определилось) 10...Кb8 11.b4 Кbd7.


184


12. Сb2.

Наличие пешечной цепи е4, d5, е5, d6 требовало хода с4—с5 (после достаточной подготовки), ибо из двух театров военных действий (см. пункт 1 этой гла­вы), образовавшихся в связи с ходом d4—d5, лишь один при­годен для операций, а именно центр (атака против базы d6). Другой теоретически возможный план — наступление фигур на стесненный пешкой d5 ферзевый фланг — неосуществим вследст­вие того, что пешка с4 запирает белым фигурам линии.

Осуществление указанного плана (с4—с5) следовало подго­товить посредством 12.h3 и 13. Сe3. Например: 12.h3 h6! (еще самое лучшее для черных) 13.Сe3 g5 14.Кh2. Черные будут пытаться атаковать королевский фланг противника, но белые мо­гут быстро провести атаку (Кc3—а4, с4—c5); позиция же их короля очень крепка.

12...0—0 13.Ке2.

Белые фигуры покидают фер­зевый фланг, чтобы отправиться на королевский. Однако в связи с этим уменьшается активность белых в центре, ибо при коне на c3 они в ответ на с7—с6 могли бы сыграть d5:с6, после чего конь оказывал бы сильное давление на передовой пункт d5. После же отступления коня продолжение с7—с6 выигрывает в силе. Прав­да, это продвижение пока совершенно неактуально, ибо на ферзевом фланге черные слабее противника, но в конце концов его все же удается осущест­вить.

Способ, с помощью которого черные превращают теперь в свою операционную базу тот те­атр военных действий, от которо­го отказался противник, придает партии принципиальный интерес и заслуживает внимания со сто­роны изучающего.

13...Кh5 14.Фd2.

На 14.g4 последовало бы 14...Кhf6. Черные сознательно стремятся навлечь на себя атаку на королевском фланге, ибо счи­тают этот театр военных дейст­вий непригодным для белых (как указывалось, белым следовало вести игру на ферзевом фланге).

14...g6 15.g4 Кg7 16.Кg3 с6!

Каков смысл этого хода? Ведь если даже допустить, что черные сыграют в конце концов с6:d5, то после с4:d5 они не достигнут ничего иного, как ос­лабления собственной базы d6. Следовательно, черные шли бы только навстречу желаниям про­тивника. В самом деле (предположим, что пешка стоит еще на с7), стратегически правильное продвижение с4—с5:d6 и ответ с7:d6 приводят к той же пе­шечной конфигурации, а к это­му-то белые и стремятся.

Приведенное соображение, однако, ошибочно. Во-первых, продвижение с4—с5 никоим образом не имеет целью ограни­читься только с5:d6, этот ход лишь одна из угроз. Другая, более значительная, заключает­ся в образовании клина посред­ством с5—с6 с перемещением центра тяжести атаки. Во-вто­рых, белые, сыграв Сс1—b2, Кc3—е2—g3 и т. л., «изменили» ферзевому флангу; следователь­но, именно на этом фланге чер­ные должны обрести базу для своих операций.

17.Фh6 Лс8 18.Лаc1.


185


18...a6!!

Весьма трудный ход. На 18...cd могло последовать 19.ed. В этом случае черные, продол­жая 19…f5 20.gf gf, получили бы две сильные пешки; тем не менее после 21.Крh1 и Лg1 они стояли бы плохо, так как активность пешек «е» и «f» лишь кажущаяся, в то время как атака противника на королев­ском фланге приобрела бы реаль­ную силу. Черные хотят сыграть с6:d5 в такой момент, когда ход е4:d5 окажется нецелесо­образным…

19.Лfd1 Лс7 20.h4? cd 21.cd.

Ввиду того что ход h2—h4 еще больше ослабил позицию бе­лых (пункт g4), размен с6:d5 вполне уместен. На 21.ed после­довало бы 21...Kf6; с другой стороны, черные могли бы гото­вить прорыв посредством b6—b5…

21...Л:с1 22.Л:с1 Кf6 23.Kh2 Крh8.

Ферзь в опасности, напри­мер: 24.f4? Кg8. Если бы белые сыграли 23.Кg5, то могло последовать 23...Фd7! 24.f3 Лс8, и черные грозят ходом Сf8.

24.Фe3 Кd7 25.Kf3 Kf6 26.Кh2 Кg8 27.g5 f6.

Это энергичное продвижение уже вторая попытка со стороны черных перейти в наступление. Первой попыткой, в сущности, был ход 16…с6. И, так как бе­лые почувствовали себя атакованными этим ходом, они уско­рили проведение контратаки (h2—h4). Эта поспешность создала новые слабости на королев­ском фланге. Поэтому атакую­щий ход f7—f6 следует рассматривать как логическое следствие выпада с7—с6.

28.Кf3 fg 28.hg Сс8 30.Лc6.

Остроумный защитительный маневр, который чрезвычайно трудно парировать.

30...Сd7 31.С:а6.

На 31.Л:b6 последовало бы 31...Л:f3; жертва качества дает белым хорошие шансы.

31...С:с6 32.dc Фс7 33.b5 h6!

Эта жертва пешки обеспечи­вает черным свободу маневри­рования, иначе пришлось бы считаться с возможной жертвой на d6 или е5. Интересен следую­щий вариант: 33...Кe6 34.a4 Сd8 35.Сa3 Фf7 36.С:d6! Ф:f3 37.С:е5+ Кg7 38.Ф:f3 и 39.c7.

34.gh Кe6 35.a4 Сd8 36.Сa3 Фf7 (теперь на 37.С:d6 Ф:f3 38.С:е5+ последует просто 38…Крh7) 37.К:е5 de 38.С:f8 Ф:f8 39.a5 К:h6.

Благодаря ходу 33...h6! чер­ные получили также возмож­ность ввести в игру этого коня.

40.ab Кg4 41.c7 К:e3 42.c8Ф Фf3 43.fe Ф:g3+. Белые сдались Черные с шахом берут пешку «е», а затем и пешку «b».

№54. Английское начало

Рубинштейн       

      Дурас

Карлсбад, 1911


Изложенная нами теория пе­шечной цепи, как мы знаем, мо­жет послужить хорошим критерием для оценки какого-нибудь положения, определяемой наличием на доске пешечной цепи. Однако, как показывает приво­димая партия, эта теория может облегчить оценку положения и на тех плацдармах, которые рас­положены по соседству с пешечной цепью. Таким образом, исхо­дя, конечно, из понятия цепи, возможно было бы установить более широкий критерий. Мы рекомендуем изучающему попы­таться охватить во взаимной ло­гической связи оба отдельных театра военных действий (с од­ной стороны — пешечная цепь, с другой — ферзевый фланг). В приводимой партии это не пред­ставляет особых затруднений.

1.c4 е5 2. Кc3 Кf6 3.g3 Сb4 4.Сg2 0—0 5.Кf3 Ле8 6.0—0 Кc6 (внимания заслуживал раз­мен на c3) 7.Kd5 Сf8 8.d3 h6 9.b3 d6 10.Сb2 К:d5 11.cd Ке7 12.e4 с5.

Пешка «с» была слаба, и что-то нужно было предпринять, чтобы избавиться от этой сла­бости.

13.dс К:с6 14.d4 Cg4 15.d5 Ке7.

Теперь получилась пешечная цепь, причем база черной цепи — пешка d6 — уже открыта для атаки; совсем так же, как если бы при наличии пешек «с» была проведена типичная атака: с2—с4—с5:d6 с ответом с7:d6.

16.Фd3 Фd7 17.Кd2.

Белые уже переводят коня для нападения на слабую базо­вую пешку.

17...Сh3 18.a4 (заранее ук­репляя позицию коня на с4) 18...С:g2 19.Кр:g2 Леb8 20.Кс4 b5 21.ab Ф:b5 22.Лa3.

186


В подобных положениях воз­никает вопрос, какая пешка сла­бее: «а» или «b»? В данном слу­чае этот вопрос можно ранить дедуктивным методом: так как пешка d6 слабее пешки d5, то такое же соотношение должно сохраниться и для пешек, остав­шихся на ферзевом фланге. Если это не так, то, следовательно, ход а2—а4 ошибочен; это, одна­ко, сомнительно. Ведь этим хо­дом белые укрепили стратеги­чески важный пункт с4, и не­возможно допустить, чтобы бе­лые были не вправе играть по­добным образом. Нет, ход 20.Кс4 правилен, 18.a4 — тоже, следовательно, ход b7—b5 не мог создать неожиданно благоприятную позицию для черных.

22...Кg6 (возможно, что 22…Кс8 было несколько луч­ше) 23.Лfa1 а6 24.Сс1 Лb7 25.Сe3 f6 26.f3.

Если бы черные могли сыг­рать f6—f5, их положение было бы не очень плохим. Но о продвижения f6—f5 не может быть и речи.

26...Ке7 27.Фf1 (с угрозой 28. К:d6) 27...Кс8 28.Кd2 Фb4 29.Фс4 Ф:с4 30.К:с4 Лаb8 31.Кd2 Лс7 32.Л:а6.

Следует обратить внимание на мастерское использование бе­лыми пунктов d2 и с4.

32...Лс2 33.Л6а2 Л:а2 34.Л:а2.

Конец партии, сводящийся к централизации белого короля и последующему продвижению сплоченных сил — пешки, коня и короля,— понять нетрудно.

34...Се7 35.Крf2 Крf7 36.Кре2 Кре8 37.Крd3 Крd7 38.Крc3 Сd8 39.Кс4 (поле c3 — убежище, Кс4 — прикрытие) 39...Сc7 40.g4 Сd8 41.Ла6 Сc7 42.h4 Сd8 43.h5 Сc7 44.b4 Лb7 45.Ла8 Крd8 46.Крb3 Лb8 47.Л:b8 С:b8 48.b5 Ке7 49.b6 f5 50.gf Кg8 51.Сf2 Kf6 52.Сh4. Черные сдались.

№55. Ферзевый гамбит

Мароци       

      Зюхтинг

Бармен, 1905


В этой партии заслуживает внимания классически проведен­ное перенесение атаки в пешеч­ной цепи.

1.d4 d5 2.c4 е6 3.Кc3 Kf6 4.Сg5 Кbd7 5.e3 Се7 6.Кf3 0—0 7.Фс2 с6 8.a3 Кh5.

Сомнительный ход; лучше 8…Ле8 или 8...h6.

9.h4 f5 (на 9...f6 последо­вало бы 10.Сd3) 10.Се2 Кdf6 11.Ке5! Сd7 12.Фd1 Се8 13.c5 Фс7 14.b4 а5 15.g3!

Мароци на редкость хорошо умеет препятствовать попыткам высвобождения (здесь f5—f4).

15...аb 16.ab Л:а1 17.Ф:а1 Ке4 18.g4! К:c3 19.Ф:c3 Kf6 20.Сf4!

Белые грозят ходом Кe5—g6 и таким путем выигрывают вре­мя для g4—g5.

20...Фс8 21.g5 Кd7 22.Кd3! (размен затруднил бы в даль­нейшем прорыв) 22...Сf7 23.Крd2 Сd8 24.Ла1.

Лишь теперь операции начи­нают развиваться на надлежащем театре военных действий. Основная идея заключается, ко­нечно, в атаке базы с6 посредст­вом b4—b5.

24...Сc7 25.Ла7 Ле8 26.С:с7 Ф:с7 27.f4.

Этим ходом белые ликвиди­руют все попытки противника прорваться при помощи е6—е5.

27...Лb8 28.b5 (наконец-то!) 28...Фс8.


187


29.b6.

Белые переносят атаку на новую базу b7. Они могли бы продолжать нападение на преж­нюю базу с6, играя 29.Кb4 и затем примерно Фc3—a3—а4. Но перенесение атаки на пункт b7 сильнее и надежнее.

29...Се8 30.Кс1 Кf8 31.Кb3 е5!

Единственный способ спасти пешку b7; белые грозили сыг­рать 32.Ка5 и 33. К:b7, так как в случае 33...Л:b7 после­довало бы 34.Са6.

32.dе Кe6 33.Сd3! g6 34.h5 Сf7 35.Ка5 Кd8 36.e6!

Знакомая нам жертва про­ходной пешки с целью открытия линий для стоящих позади фи­гур.

36...Ф:е6 37.h6 d4 38.Ф:d4 Фа2+ 39.Кре1 Кe6 40.Фе5 Ле8 41.К:b7 Фb3 42.Се2 Фb1+ 43.Крf2 Фh1 44.Kd6 Фh4+ 45.Крg2 К:f4+ 46.Ф:f4 Сd5+ 47.Сf3 С:f3+ 48.Кр:f3. Чер­ные сдались.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ПОЗИЦИОННАЯ ИГРА

Глава первая

Сущность позиционной игры. Проблема центра

1. Взаимоотношения между элементами шахматной страте­гии и позиционной игрой.

Наше представление о пози­ционной игре, как в этом скоро убедится читатель, базируется большей частью на тех принци­пах, которые мы установили при изучении «элементов» (в пер­вой части книги). В особенности это относится к выдвинутым на­ми стратегическим проблемам ограничения подвижности и цент­рализации. Тесная связь между собой этих вопросов может порадовать, поскольку она гаран­тирует нашей работе известную цельность. Однако читатель ни в коем случае не должен льстить себя надеждой, что понимание духа позиционной игры теперь уж не представит для него ника­ких существенных затруднений; это было бы заблуждением. Ибо, во-первых, позиционная игра со­держит много и других идей, как, например, открытый мною закон избыточной защиты, или весьма трудная стратегия цент­ра; во-вторых, само перенесение идей, известных нам из «элемен­тов», в новую область — в по­зиционную игру — уже пред­ставляет значительные трудно­сти. Трудности приблизительно того же рода, с какими сталки­вается композитор, желающий дать скрипичной сонате большую оркестровку. Тема и мотивы мо­гут оставаться неизменными, но целое все же подвергается значительному расширению и углублению.

Разъясним сказанное на кон­кретном примере. Возьмем хотя бы ограничение подвижности. В «элементах» область применения последнего сравнительно неве­лика: проходная пешка стано­вится объектом блокады, непри­ятельская пешечная цепь задер­живается в своем продвижении. В позиционной игре проблема ограничения подвижности раз­вертывается в более крупном масштабе; объектом торможения нередко является целый фланг. В партиях, в которых одна из сторон развивает подобные опе­рации с особой силой (я вспоми­наю хотя бы мою партию против Ионера, Дрезден, 1926), можно наблюдать даже следующее: вся доска, оба фланга, все углы под­хватывают общий мотив и разно­сят его повсюду.

Еще труднее для изучающего второй случай. Здесь тема рас­ширяется до эпических разме­ров, пестро перемешиваясь с це­лым рядом бесцельных на вид лавирующих ходов. Такое лави­рование, пожалуй, похоже на аккомпанемент в музыкальном произведении. Многие считают и то и другое (лавирование и ак­компанемент) ненужным, а не­которые шахматисты заходят так далеко, что усматривают в лави­ровании признак упадка искус­ства.

Однако в действительности лавирование довольно часто яв­ляется естественным со стратегической точки зрения (подчер­киваем — со стратегической, а не только с психологической) путем, чтобы использовать вы­годы более свободного располо­жения фигур и обусловленную этим возможность более быстрой переброски сил с одного фланга на другой.

2. Некоторые предвзятые мнения, искоренение которых яв­ляется необходимым условием для изучения позиционной игры: а) активизм (безудержный!), на­веянный дилетантизмом; б) переоценка значения накапливания мелких преимуществ.

Встречается немало любите­лей, которые как будто не обна­руживают склонности к позиционной игре. Однако двадцати­летняя шахматно-педагогическая практика убедила меня в том, что это зло может быть лег­ко изжито, так как дело в боль­шинстве случаев заключается лишь в неправильном психоло­гическом подходе к вопросу. Я утверждаю, что позиционная игра как таковая не содержит в себе ничего сверхъестественно­го. Всякий любитель, прошту­дировавший мои «элементы» (в первой части книги), поймет без особого труда дух этого метода игры, но для этого необходимо: 1) постараться уничтожить вре­дные, предвзятые мнения; 2) вы­полнять правила, указанные в дальнейшем изложении.

Типичным, очень распростра­ненным предвзятым мнением яв­ляется, например, следующее: любитель исходит из предполо­жения, что каждый его отдель­ный ход должен дать какие-нибудь непосредственные ре­зультаты, в соответствии с этим такой шахматист будет стре­миться делать лишь ходы, свя­занные с какой-нибудь угрозой, или пытаться отражать угрозы противника, оставляя без вни­мания такие ходы, как выжида­тельные, лавирующие и т.п. Мы категорически утверждаем, что руководствоваться таким пониманием вещей в корне не­верно.

Позиционные ходы в боль­шинстве случаев нельзя рассмат­ривать ни как атакующие, ни как защитительные, с нашей точки зрения, это ходы, целью которых является укрепление позиции в более глубоком зна­чении этого понятия. Для тако­го укрепления необходимо свои фигуры привести в контакт с не­приятельскими, а равно и с важ­ными в стратегическом отноше­нии пунктами своей позиции. (См. ниже «Борьба против вы­свобождающих ходов против­ника» и «Избыточная защита».)

Когда позиционный игрок, то есть шахматист, умеющий упро­чить (в более глубоком смысле) свою позицию, встречается за доской с чисто комбинационным игроком, то часто получается следующее. Комбинационный иг­рок, энергично ведущий атаку, рассчитывает только на двояко­го рода ходы противника: либо он ждет защитительного хода, либо считается также с возмож­ностью контратаки. И вот пози­ционный игрок озадачивает его тем, что избирает ход, не при­надлежащий ни к одной из на­званных категорий; этот ход, в той или иной форме, приводит фигуры позиционного игрока в контакт с пунктом, являющемся ключам к позиции, в результате положение выравнивается, и атака терпит крушение. Таким же «озадачивающим» бывает ход, защищающий пункт, отнюдь не подвергающийся атаке. Пози­ционный игрок защищает тот или другой важный пункт не только ради самого пункта, но и по той причине, что знает защи­щающая фигура соприкосновени­ем со стратегически важным пунктом увеличивает свою силу. Об этом подробнее скажем даль­ше.

А теперь для пояснения при­веду партию, в которой отчет­ливо выступает указанный выше неверный психологический под­ход. Я играл белыми против из­вестного, отнюдь не слабого шахматиста-любителя, который, од­нако, придерживался того мне­ния, что нормальная шахматная партия должна протекать при­близительно следующим обра­зом: «один партнер рокирует в короткую сторону, другой — в длинную; затем обе стороны на­чинают энергично штурмовать пешками позицию неприятель­ского короля, и кто проводит атаку быстрее, тот и выигры­вает!»

Посмотрим теперь, как и бла­годаря чему такое до некоторой степени дилетантское понимание игры было сведено аd аbsurdum.

№56. Защита Филидора

Нимцович       

      

NN

Рига, 1910


1.e4 е5 2.Кf3 Кc6 3.d4 cd 4.К:d4 d6 (этот ход, безусловно, можно применять, но только имея в виду прочную оборони­тельную позицию, которую мож­но создать примерно посредст­вом Кf6, Се7, 0—0, Ле8 с давле­нием на пункт е4) 5.Кc3 Kf6 6.Се2 Се7 7.Сe3 Сd7 8.Фd2 а6? 9.f3 0—0 10.0—0—0 b5.

Атака здесь как будто мало­уместна, и тем прелестнее про­звучала фраза, сказанная при этом ходе моим противником, преисполненным жаждой борь­бы «А теперь можно и начать!»

Я моментально понял его: он, очевидно, ждал хода 11.g4 и затем — обоюдного стремительного продвижения пешек под де­визом «Кто скорее?»


188


Попытка атаки посредством b7—b5? должна быть опровергнута позицион­ным ходом. Каким?


Белые сыграли, однако, 11.Кd5. Делая этот ход и занимая на линии «d» форпост, белые выполняют еще и второе требова­ние позиционного характера иг­рой в центре (прорыв или заня­тие центра) наказать противника за преждевременные фланговые атаки. Последовало: 11...К:d5 12.ed К:d4 13.С:d4 со значительным преимуществом белых. У них прочное центра­лизованное положение, ослабить которое черные никоим образом не могут (например: 13...Сf6 14.f4 Ле8 15.Сf3 с последующим Лhе1), далее, ферзевый фланг черных вскрыт, что для эндшпи­ля является опасным ослабле­нием.

Маневр Кc3—d5 был позици­онным ходом. Как рисовали себе игру черные, об этом было сказано выше. А мораль такова: не стремись атаковать во что бы то ни стало. Скорее можно рекомендовать спокойные, укрепля­ющие положение ходы, обуслов­ленные требованиями, которые предъявляет к нам данная пози­ция.

Другую ошибку психологи­ческого характера можно на­блюдать среди мастеров. Многие мастера и сильные любители ду­мают, что при позиционной игре дело заключается главным образом в накоплении мелких преи­муществ, чтобы затем использо­вать их в эндшпиле. Этот метод игры требует якобы самого тон­кого понимания позиции и остав­ляет сильное эстетическое впечатление.

В противовес этому хотелось бы указать, что накопление не­значительных преимуществ отнюдь не является самой важной составной частью позиционной игры; мы скорее склонны отвести этому методу второстепенную роль. Далее, трудность указан­ного метода игры значительно преувеличена, и, наконец, не­легко понять, почему такое ме­лочное накапливание ценностей нужно называть «красивым». Не напоминает ли этот метод до некоторой степени занятие старого скряги — а кто найдет его красивым? Этим мы констатиру­ем, что существуют совсем дру­гие моменты, на которые дол­жен обратить внимание позици­онный игрок,— моменты, совер­шенно оставляющие в тени «на­капливание».

Что это за моменты и в чем я вижу идею настоящей позици­онной игры? На это кратко и определенно отвечаю: в про­филактике!

3. Новое понимание позици­онной игры. Предупредительные меры (профилактика). Избыточ­ная защита.

Как мы уже отмечали, ни атака, ни защита не являются, по-нашему, делом позиционной игры; сущность последней за­ключается в энергично и плано­во проводимой профилактике. Профилактикой мы называем принятие мер, имеющих целью предупредить некоторые явления, нежелательные с позицион­ной точки зрения. Такие явле­ния, если не говорить о «катастрофах», случающихся подчас с малоопытными игроками, бы­вают только двоякого рода. (Кстати, напомним, что начина­ющий должен особенно остере­гаться потери центральной пеш­ки, ибо ее отсутствие облегчает противнику надвигание пешеч­ной лавины. Опытный шахма­тист — в противоположность не­опытному — нашел бы средства и пути, чтобы затормозить эту лавину.) Одно из этих двух не­желательных явлений состоит в том, что противнику удается добиться высвобождающего хода пешкой. Поэтому позиционный игрок должен располагать свои фигуры так, чтобы быть в состоянии помешать высвобождающим ходам противника. При этом, конечно, в каждом отдельном случае следует проверять, действительно ли тот или другой высвобождающий ход ведет к высвобождению игры. Как я до­казал в статье «Соответствует ли «Современная шахматная пар­тия» д-ра Тарраша современно­му пониманию игры», истина «не все золото, что блестит» спра­ведлива и по отношению к выс­вобождающим ходам. Иной вы­свобождающий ход приводит только к невыгодному прежде­временному вскрытию игры, а другие, напротив, приходится считать нормальной реакцией и как таковую спокойно прини­мать, ибо безрассудно бороться против естественного явления.

Хотя высвобождающие ходы и без того будут подробно рас­смотрены в главе «Ограничение подвижности», однако уже те­перь мы пользуемся случаем привести два примера.


189


Белые играют b2—b4, позволяя про­тивнику сделать высвобождающий ход е6—е5; правильно ли это?


Диаграмма 189 дает пример ошибочного высвобождения. Ход е6—е5 в подобных положе­ниях принадлежит, конечно, к числу высвобождающих ходов, поскольку он вскрывает стес­ненную игру черных. Вдобавок этот ход знаменует собой есте­ственную с позиционной точки зрения активную операцию в центре как ответ на предприня­тый белыми зажим ферзевого фланга (игра в центре в проти­вовес игре на фланге).

Тем не менее белые сыграли здесь 1.b4! (вместо 1.Ле1). И вот что получилось: 1...е5? 2.dе К:е5 3.Сf4! К:f3+ 4.Ф:f3 Фd8 5.h3 с последующим Лаd1 и занятием блокирующего поля d4 слоном или конем; по­ложение белых значительно луч­ше. Причина неудачи высвобож­дающей операции заключалась в том, что черным с самого на­чала не хватало темпа.

190


Второй пример показывает, что нельзя помешать высвобож­дающему продвижению, назревшему в силу естественной необ­ходимости. В подобных слу­чаях усилия должны быть направлены к тому, чтобы затруд­нить такую высвобождающую операцию, но отнюдь нельзя упорствовать в стремлении сде­лать подобное продвижение во­обще невозможным.

Положение на диаграмме 190 возникло после 1.e4 е5 2.Кf3 Кc6 3.Сс4 Се7 4.d4 d6 5.d5 Кb8. Наличие пешечной цепи за­ставляет белых стремиться к с2—с4—с5, а черных — к f7—f5. Насильственные меры, как, например, 6.Сd3 Кf6 7.h3 0—0 8.g4?, не соответствовали бы духу позиции. Более естествен­но — примириться с неизбеж­ным продвижением f7—f5 и сыграть 6.Сd3 Кf6 7.c4 0—0 8.Кc3 Ке8 9.Фе2, чтобы в ответ на 9…f5 продолжать 10.ef С:f5 11.С:f5 Л:f5 12.Ке4 (см. также диаграмму 177).

Итак, мы устанавливаем, что создание преград высвобождаю­щим пешечным ходам (посколь­ку эта операция является необ­ходимой и возможной) имеет величайшее значение в позици­онной игре. Создание таких пре­град есть то, что мы понимаем под внешней профилактикой.

Гораздо труднее усвоить по­нятие внутренняя профилактика, ибо это идея новая. Дело в том, что речь идет о предотвращении зла, которое, в сущности, ни­когда не считалось таковым, но которое тем не менее может дей­ствовать (да и действует) весьма разрушительным образом. Зло заключается в том, что фигуры или вовсе не находятся в кон­такте с собственными стратеги­чески важными пунктами, или этот контакт недостаточен. Так как это обстоятельство я считаю злом, то должен был выдви­нуть следующее стратегическое требование: собственные стра­тегически важные пункты не­обходимо защищать сверх обыч­ной нормы — защищать с из­бытком (другими словами — за­щищать в большей мере, чем того требует количество напа­дений).

Моя формулировка гласит: слабые пункты, а в еще большей мере сильные пункты, короче говоря, — все, что может быть подведено под общее понятие стратегически важных пунктов, должно быть защищено с из­бытком! Фигуры, осуществляю­щие избыточную защиту, по­мимо того, что укрепляют стра­тегически важные пункты, за­нимают при этом хорошие во всех отношениях позиции и, сле­довательно, выигрывают в зна­чении.

В дополнение к сказанному следует сделать два пояснитель­ных замечания.

Замечание 1-е. Вспом­ним о том загадочном обсто­ятельстве, отмеченном нами при исследовании проходных пешек, что блокирующие поля в боль­шинстве случаев оказываются во всех отношениях хорошими по­лями. Деятельность фигуры, пре­исполненная стратегических за­слуг (блокада, проведенная по всем правилам искусства), по­лучила свою награду в виде широкой возможности для блокера развить активные операции с блокирующего поля; совсем как в сказке, где добрые дела всег­да награждаются.

Идея избыточной защиты есть не что иное, как изображенная нами выше идея в более ши­роком масштабе. Допустим, мы защищаем «с запасом» выдвинутую вперед сильную пешку, — скажем, пеш­ку е5 на диаграмме 191; защита пешкой d4 недоста­точна, потому что белые на с6—с5 предполагают ответить d4:с5 (сдача базы пешечной цепи и занятие освобождающегося пун­кта d4 фигурой).

№57

Нимцович       

      

Гизе

191


Ход белых. Какой пункт должен быть защищен с избытком?


Мы даем пешке е5 избыточ­ную защиту следующим об­разом: 9.Кd2 Ке7 10.Kf3! Кg6 11.Ле1! Сb4 (чтобы перевести слона на с7) 12.c3 Са5 13.Сf4! (третья, резервная, защита!) 13...0—0 14.Сg3 Сс7 15.Кg5, и теперь внутренняя сила из­быточной защиты проявилась по­разительным образом. Безжиз­ненные на вид «запасные за­щитники» конь f3, слон f4 и ладья е1 вдруг активизировались: 15...Ле8 16.Кf4 Кh8 17.Фg4 Кf8 18.Лe3! b6 (несколько луч­ше было 18...Сd8) 19.Кh5 Кhg6 20.Лf3 Ле7.

192


Результаты избыточной защиты


21.Кf6+ Крh8, и белые вы­играли посредством 22.Кf:h7 К:h7 23.К:f7+ Л:f7 24.Л:f7. Смысл происшедшего таков: в результате избыточной защи­ты стратегически важного пунк­та запасные защитники полу­чили возможность широко раз­вернуть активные действия про­тив неприятельского короля.

Мы ограничимся приведе­нием еще одного примера.

№58

Нимцович      

      Алехин

Баден-Баден, 1925


193


Последний ход Алехина был Фс8—f5! Последовало 15.Лаd1 Лае8.

Какой пункт следовало бы теперь защитить с избытком?


В ответ на 15.Лаd1 Лае8 бе­лые сыграли 16.Лd2! с после­дующим 17.Лfd1. Почему? По­тому что ферзь d3 (а возможно, и пешка d4) является ключом к позиции белых; следовательно, нужна была избыточная за­щита. И действительно, по про­шествии нескольких ходов ла­дьи d2 и d1 показали свою силу. После 16.Лd2! события разви­вались следующим образом: 16...Фg5 17.Лfd1 Са7! 18.Кf4 Кf5 19.Кb5 Сb8, и теперь должно было бы последовать Лd2—е2 и затем Лd1—е1, что выявило бы почетную роль резервных за­щитников.

Замечание 2-е. Пра­вило об избыточной защите, естественно, особенно относится к сильным пунктам, то есть важным центральным по­лям, к сильным блокирующим полям, к сильным проходным пешкам и т. д. К обыкновенным слабым пунктам эту защиту при­менять, безусловно, не следует, так как это могло бы легко при­вести к пассивному положению защищающих фигур. Напротив, слабая пешка, являющаяся, однако, базой важной пешечной цепи, может и должна быть за­щищена с избытком. Для иллю­страции возьмем знакомую нам пешечную цепь: d4, е5 против d5, е6.

194


Укрепленная база d4 повышает значение атакующей пешки е5 (клина).

Сдвоение ладей является, таким об­разом, избыточной защитой

(чреватой угрозами для черных)


Сравним эту схему со схе­мой на диаграмме 195.

195


Здесь сдвоенные белые ладьи не соз­дают избыточной защиты,

а скорее занимают пассивные: оборонительные позиции


В первом случае ладьи за­щищают слабую базу (всякая база цепи является в извест­ном смысле слабой, так как единственно надежная защита — пешечная — отсутствует); одна­ко эта защита косвенным об­разом приносит пользу и силь­ной пешке е5, ибо, как мы знаем, укрепление базы способ­ствует в то же время укрепле­нию всей цепи. Вспомним хотя бы партию, игранную мною против д-ра Тарраша (№51), в которой я сначала старательно защищал пункт d4, а затем, осуществив избыточную защиту, получил возможность создать сильную атаку, приведшую к победе. Важным опорным пунк­том этой атаки была пешка е5, которая черпала силу в основательно защищенной пешке d4. Напротив, в положении на диа­грамме 195 пешки е5 не хватает, и поэтому роль, которую должны были играть белые ла­дьи, очень уменьшилась в сво­ем объеме; собственно говоря, от ответственной некогда роли не осталось ничего другою, как скучная обязанность охранять пешку d4. Другими словами, в этом случае построение избы­точной защиты не является за­логом атаки в будущем (в про­тивоположность положению на диаграмме 194) и, следователь­но, мы имеем дело лишь с пас­сивной расстановкой защищаю­щих фигур, от чего мы настойчи­во предостерегали изучающего.

Резюмируем сказанное: пра­вило об избыточной защите от­носится, собственно говоря, только к сильным пунктам. Сла­бые пункты следует защищать с избытком лишь в том случае, если они помогают защищать другие, сильные, пункты.

4. Общая подвижность пешечной массы.

Наряду с профилактикой ос­тровным постулатом моего учения о позиционной игре является идея общей подвижности пешечной массы. В конечном итоге позиционная борьба пред­ставляет собой не что иное, как борьбу двух начал: подвижности (пешечной массы) и ограничения таковой. В этой всеобъемлющей борьбе сама по себе очень важ­ная стратегическая идея про­филактики является только сред­ством для достижения цели.

Очень важно стремиться к подвижности (пешечной массы); своей энергией подвижная масса может окончательно парализо­вать противника. Возможное на­личие пешки, отставшей при всеобщем продвижении (отсталой пешки), ограничивает эту по­движность не во всех случаях; так, например, отсталая пешка может осуществлять защиту вы­двинутой вперед пешки.

Итак, если пешечная масса подвижна, то требуется общая подвижность, а не подвижность каждой пешки, взятой в отдель­ности.

№59

Нимцович       

      

Мишель

Земмеринг, 1926


196


Белые приводят всю пешечную массу в движение, оставляя одну из пешек позади. Каким образом?


В этом положении напраши­вается (теперь или впоследствии) выравнивающий пешечное расположение белых ход d2—d4 (чтобы избавиться от отсталой пешки d2). В партии последо­вало, однако, гораздо более сильное 17.f4 Фе7 18.e4! Сc6 19.g4! (см. диаграмму 197), и белые легко выиграли (см. пар­тию №67).

197


Пешки е4, f4, g4 при наличии гроз­ной (пока еще замаскированной) диа­гонали b2—h8 являются штурмующей массой. Отсталая пешка d2 подкреп­ляет (после d2—d3) пешки «с» и «е»


В следующей партии я также не торопился освободиться от своей отсталой пешки.

№60. Английское начало

Нимцович       

      Рубинштейн

Дрезден, 1926


1.c4 c5 2.Kf3 Kf6 3.Кc3 d5 4.cd К:d5 5.e4! Кb4 6.Сс4 е6 7.0—0 К8с6.

На 7...а6 я нисколько не торопился бы продвинуть от­сталую пешку «d», ибо продол­жение 8.d4 сd 9.Ф:d4 Ф:d4 10.К:d4 Сс5 11.Сe3 С:d4 12.С:d4 Кс2! 13.Лаd1 К:d4 14.Л:d4 Кc6 15.Лd2 b5 с последующим Сb7 и Кре7 ведет лишь к равной игре. В ответ на 7...a6 я избрал бы пос­ле предварительного 8.a3 К4с6 ход 9.d3, и тогда после Сe3 и развития тяжелых фигур атака была бы вполне подготовлена.

8.d3 Кd4 (иначе следует а2—a3) 9.К:d4 cd 10.Ке2, и бе­лые после f2—f4 получают под­вижную, подкрепленную сло­ном с4 пешечную массу (см. партию №88).

Изложенный взгляд на от­сталые пешки, надеемся, по­может нам завоевать многие шахматные сердца. Ведь наше правило об избыточной защите многие читатели сочтут очень строгим требованием. «Как,— скажут они,— значит, нельзя совершить ни одного маневра по собственной воле, а нужно стараться защищать какие-то таинственные пункты, не под­вергающиеся вовсе нападению?!» Да послужит этим читателям моя отнюдь не строгая оценка от­сталых пешек утешением и ле­карством.

А теперь обратим внимание на ту страшную область, где любитель (а подчас и мастер) очень часто спотыкается. Мы имеем в виду центр!

5. Центр. Недостаточно вни­мательное отношение к центру как типичная, постоянно повторяющаяся ошибка. Центр как Балканы шахматной доски. О сомнительных «поворотах» от середины в сторону флангов. Нападение на центр. Оккупация центральных полей.

Все, вероятно, знают, что в известных положениях необхо­димо направлять фигуры против неприятельского центра, на­пример в положениях с белыми пешками на е4 и f4 и черными на d6 и f6 (или d4, с4 против е6, с6). Напротив, менее известно, что даже при сколько-нибудь стабилизированном положении пешек наблюдение за центром все же является естественной в стратегическом отношении не­обходимостью. Центр — это Бал­каны шахматной доски; там возможность военных действий постоянно висит в воздухе. (Книга написана в то время, когда Балканы называли «пороховым погре­бом» Европы. — Прим. ред.)

Напомню для начала не внушающее никаких сомнений в смысле надежности центра положение, которое создалось пос­ле 1.e4 е5 2.Kf3 Кc6 3.Сс4 Сс5 4.Кc3 Kf6 5.d3 d6 6.Сg5 h6 7.Сh4 g5 8.Сg3 (см. примечания к диаграмме 146). Здесь над центром черных, не­смотря на упомянутую устойчи­вость, все же нависли две угро­зы: Сb5 с последующим d3—d4 и Кd5 с последующим с2—c3 и d3—d4.

Другим примером служит на­чало следующей партии.

№61. Венская партия

Капабланка       

      

Мартинец

1914


После 1.e4 е5 2.Сс4 Сс5 3.Кc3 Kf6 4.d3 Кc6 5.Сg5 b6 6.Сh4 g5 7.Сg3 h5 8.h4 g4 9.Фd2 d6 10.Кgе2 Фе7 11. 0—0 черные думали, что могут позволить себе такой ход, как 11...а6.

198


На обусловленную последним ходом черных (а7—а6)

потерю темпа белые отвечают нападением на центр


Обусловленная этим потеря темпа тем более ощутима, что положение только по внешнему виду замкнутое, в действитель­ности же в любой момент оно может быть вскрыто посредством Кd5 (это относится к 90% всех замкнутых центральных поло­жений). Последовало: 12.Кd5! К:d5 13.ed Кd4 14. К:d4 С:d4 15.c3 Сb6 16.d4 f6!, и бе­лые добились преимущества.

При несколько более ис­кусной стратегии в центре чер­ные после первых 6 ходов могли бы добиться инициативы: 1.e4 е5 2.Сс4 Сс5 3.Кc3 Кf6 4.d3 Кc6 5.Сg5 b6 6.Сh4, и теперь при­мерно 6...d6 (проще всего, ко­нечно, 6...Се7). Если теперь 7.Кd5 g5 8.Сg3, то 8...Сe6 со знакомой угрозой 9...С:d5 10.ed Ке7 11.Сb5+ с6 12.dс bс, и черные господствуют в центре. Другая возможность — ход 6...Кd4, например: 7.Кd5 g5 8.Сg3 с6! 9.К:f6+ Ф:f6 10.c3 Кe6 11.h4 а6 с последующим Са7 и 0—0—0, а при случае и Кf4.

Все приведенные случаи по­казывают, что функция коней на с3 и с6 заключается не только в том, чтобы препятствовать воз­можному продвижению пешек на d4 или d5; нет, на них, кроме того, лежит легко доказуемая обязанность при первом же упущении противника предпри­нимать набег на центр посред­ством Кd5 или Кd4. Такое упу­щение у многих любителей обык­новенно в порядке вещей, так как у них наблюдается склон­ность к преждевременному по­вороту от операций в центре в сторону флангов. Что при этом они не особенно задумываются над вопросом, не слишком ли много сил оттягивается от центра, к сожалению, неоспори­мый факт. Мог же ведь продер­жаться в течение многих лет следующий дилетантский спо­соб игры (наблюдавшийся, кста­ти сказать, и на турнирах маэ­стро!!): 1.e4 е5 2.Кc3 Kf6 3.Сс4 Сс5 4.d3 Кc6 5.f4 d6 6.f5??


199


Последний ход белых f4—f5 не толь­ко ничего не дает в смысле наблю­дения за центром,

но и является еще поворотом в сторону фланга, снима­ющим напряжение с центра.

Как наказывается подобная ошибочная стратегия?


Естественный ход в данном случае 6.Кf3. В ответ же на 6.f5? черные посредством 6...Кd4 с последующим с7—с6, b7—b5, а7—а5, Фb6 и при случае продвижением d6—d5 получают сильную игру в центре и на ферзевом фланге. От такого «пово­рота» нужно всячески предосте­речь изучающего. В виде примера я даю начало партии, ко­торая развивалась «без крово­пролития»; питаю надежду, что имею дело с читателями, кото­рых мне нечего постоянно за­пугивать страшными катастро­фами.

1.e4 е5 2.Кf3 d6 3.d4 Kf6 4.de К:е4 5.Сd3 Кс5 6.Сf4 К:d3+ (уже здесь черным представлялся удобный случай посредством 6...Кe6 с после­дующим d6—d5 построить свою позицию по научным принци­пам, конь на е6 был бы эластич­ным, сильным блокером) 7.Ф:d3 Кс6 8. 0—0 (мы предпочли бы 8.Кc3 с последующим 0—0—0) 8...Се7 9.ed С:d6 10.С:d6 Ф:d6 11.Ф:d6 cd.

200


Белые после 12 Ле1+ Сe6 предприня­ли излюбленный «поворот» от центра к флангу путем 13.Кg5 и т.д.

Какая стратегия здесь более уместна?


Последовало: 12.Ле1+? Сe6 13.Кg5 (характерный для не­позиционного игрока «поворот к флангу») 13...Крd7 14.c3, и белые занимают не особенно вы­годную позицию. Правильно же было сыграть 12.Кс3!, затем 13.Кb5 и 14.Кd4 с централизацией и отличной игрой.

А теперь мы приведем пар­тию, характерную для того пре­небрежительного отношения к стратегии центра, какое встре­чается нередко даже у сильных шахматистов.

№62. Дебют ферзевых пешек

Берндсон       Бьюрульф

Швеция, 1920


1.d4 d5 2.Kf3 Кf6 3.Сf4 е6 4.e3 с5 5.c3 b6.

Лучше всего 5...Кc6!; ес­ли 6. Кbd2 Се7 7.h3 (чтобы мож­но было отступить слоном в слу­чае Кh5), то 7...Сd6! 8.Кe5 С:е5 9.de Кd7 10.Кf3, и во­круг пункта е5 завязывается борьба. Изучающим позицион­ную игру рекомендуем поупражняться в подобной борьбе в центре; в частности, обращаем их внимание на возникшее теперь положение.

201


Типичный пример борьбы за центральный пункт (в данном случае — е5)


Хорошим планом яв­ляется 10...а6! 11.Сd3 f6! (нельзя 11...Фс7 12.0—0 К:е5? из-за 13.К:е5 К:е5 14.Фh5, и белые выигрывают), что­бы после 12.ef Ф:f6 посредст­вом е6—е5 овладеть объектом борьбы — пунктом е5 (пунктом, а не пешкой е5).

Сделанный в партии ход 5...b6 нужно признать ти­пичной ошибкой, поскольку он как бы игнорирует существова­ние центрального театра воен­ных действий.

6.Кbd2 Сd6 7.Ке5.

Этот ход мне нравится, хотя с объективной точки зрения здесь, может быть, следовало предпочесть случайно представившуюся тактическую возможность: 7.Сb5+ Сd7 8.С:d6 С:b5 9.dс. Но 7.Ке5 вполне логичное продолжение: поскольку ход b7—b6, оставляющий без внимания центр, является потерей темпа, нужно считать нападение на центр безусловно своевременным.

7...С:е5 8.de Кfd7 9.Фg4 Лg8 10.Кf3 Кc6 11.Сd3 Kf8 12. Кg5.

202


Пункт е5, бесспорно, находится во владении белых.

Но где им следует вести атаку — на ферзевом фланге, королевском или же в центре?


Белые допускают стратеги­ческую ошибку, недооценивая значение пункта е5, являющего­ся ключом ко всей позиции. Ни­коим образом нельзя было ве­сти атаку в ущерб безопасности пункта е5. Более уместно было бы, как мы знаем, применение избыточной защиты. Правиль­ная стратегия заключалась в том, чтобы держаться пассивно на королевском фланге и раз­вивать операции в центре (e3— е4) и на ферзевом фланге (b2—b4 и а2—а4), например: 12.0—0 Сb7 13.b4! с4 (но не 13...сb 14.cb К:b4 из-за 15.Сg5 с вы­игрышем фигуры или другими неприятностями для черных) 14.Сс2 Фd7 15.a4 а6! (если 15...0—0—0, то 16.a5 bа 17.b5! с выигрывающей атакой)      16.е4! 0—0—0 17.Сe3 Крс7 18.а5! с решающей атакой.

12...Фс7! 13.С:h7 Лh8 14.Сс2.

203


Ход черных. Как им наказать про­тивника за небрежное отношение к центру,

допущенное в последних хо­дах?


14...Сb7?

Здесь черные должны были сделать попытку овладеть пунк­том е5, как бы опасно это ни выглядело, и сыграть просто 14...К:е5! Во всех случаях они получали вполне удовлетво­рительную, а возможно, даже и лучшую игру, например 15.Фg3 f6 16.Kf3 К:f3+ 17.Ф:f3 е5! 18.Ф:d5? Сb7 19.Са4+ Кре7, и черные выигрывают фигуру; или 15.Са4+ Кре7 с уг­розой Кd3+. Напротив, пло­хим ответом было бы 15…Сd7, потому что белые посредством 16.С:d7+ Кf:d7 17.К:е6! fе 18.Ф:е6+ Крd8 19.Ф:d5 по­лучили бы за фигуру три пешки и сильную атаку. Но посредством 15...Кре7, как было указано выше, черные добивались от­личной игры.

После всего изложенного со­держание партии представляет­ся нам в следующем виде: ход 5...b6 ничего не дает для цент­ра, вследствие чего белые заня­ли там сильную позицию (Ке5). Но на 12-м ходу они уделили лишь незначительное внимание пункту е5 (ключу позиций), и это при правильной игре про­тивника могло бы привести к полной потере достигнутого преимущества. Отсюда можно видеть, какое огромное значение имеет правильная стратегия в центре.

15.Кf3 g6 16.Сg5.

Едва только успели мино­вать опасности в центре, как настроенные на комбинационный лад белые снова приносят в жертву главное позиционное преимущество — пункт е5. Ре­зервным защитникам — коню f3 и слону f4 — следовало оста­ваться на своих местах, нужно было развиваться способом, ука­занным в примечании к 12-му ходу.

16...К:е5! (черные прояв­ляют наконец решительность) 17.К:е5 Ф:е5.


204


Белые должны и могут вновь овладеть пунктом е5. Каким образом?

18.h4.

Белые, безусловно, должны были постараться вновь овла­деть пунктом е5, что достигалось ходом 18.Сf4!; если тогда 18...Фh5, то 19.Фg3 f6 20.Сd6, и черным вряд ли удалось бы уп­рочить свое положение. После хода в пар­тии черные могли вполне обезо­пасить свою позицию; правильно было 18...Кd7, и если тогда 19.Са4, то 19...f6 20.Сf4 Фе4! 21.Сb5 g5 или 21...0—0—0 с хо­рошей позицией у черных. Следующий сделанный ход теряет темп, а также ослабляет пешку с5 и допускает а2—а4.

18...b5 19.0—0 Кh7 20.Сf4 Фh5 21.Ф:h5 gh 22.a4.

Последующую часть партии белые проводят очень остроум­но.

22...Сc6 23.Се5 f6 24.Сd6 bа (если 24...с4, то 25 аb С:b5 26.Ла5 с последующим Са4 и сильным давлением по линии «а») 25.С:с5 Крd7 26.С:а4 а6 27.С:с6+ Кр:с6 28.Ла5! Лhb8 29.Сb4! (открывая 5-ю горизонталь для атаки) 29...Лb5 30.Лb1 Л:а5 31.Л:а5 Крb6 32.e4 Лd8 33.ed еd 34.c4 dс 35.Л:h5 Лd7.

Белые достигли своей цели: проходные пешки теперь удер­жать нельзя.

36.g4 Лg7 37.f3 Крb7 38.Крf2 Лf7 39.Лс5 Kf8 40.Л:с4 Кg6 41.h5 Ке5 42.Лd4 Кc6 43.Ле4 f5 44.Лf4 Ке5 45.Л:f5 Л:f5 46.gf, и белые выиг­рали

Несмотря на все упуще­ния, эта занимательная и богатая содержанием партия дает нам возможность осветить проблему центра. Недостаточно вниматель­ное отношение к центру проявили черные своим 5-м ходом. Недостаточную защиту центра и в то же время типичный ошибоч­ный «поворот» от операций в центре в сторону флангов мы видели при 12-м ходе белых. На 14-м ходу черные недооценили значение ключевого пункта е5, так как иначе они рискнули бы сыграть 14...К:е5. И, нако­нец, наши замечания к 18-му ходу дают поучительный пример занятия центральных полей.

Мы сделаем следующие вы­воды. Необходимо: 1) следить за центром; 2) применять избыточную защиту; 3) не увлекаться преждевременными «поворота­ми» в сторону флангов; 4) после исчезновения центральных пе­шек занимать фигурами соответ­ствующие пункты (фигуры в роли блокеров, см. главу «Пе­шечная цепь»).

6. Основная идея правильной стратегии: избыточная защита и централизация. Игра в центре в противовес игре на фланге.

В приведенной чрезвычайно характерной партии мы наблю­дали «поворот» в сторону фланга и (почти что принципиальное) игнорирование значения цент­ральных пунктов. Этот «поворот» наблюдается подчас и в партиях маэстро; вспомним хотя бы пар­тию Опоченский — Нимцович из мариенбадского турнира 1925 года (см. партию №53).

205


Пример ошибочного «поворота» от центра к флангу, белые переводят коня c3

(функция которого заключает­ся в том чтобы препятствовать ходу с7—с6) на королевский фланг


Последовало: 13.Ке2? Кh5 14.Фd2 g6 15.g4 Кg7 16.Кg3 c6! Предпринятый белыми «по­ворот» настолько изменил си­туацию, что черные, положение которых на ферзевом фланге до­вольно стесненное, даже полу­чили возможность перейти там в атаку.

Однако типичной для пар­тий маэстро (даровитый чешский мастер К. Опоченский, понятно, не составляет исключения) была и будет централизация. В особенности Алехин пользует­ся этой стратегией с большим постоянством, и она (наряду с игрой против полей определен­ного цвета) составляет лейтмотив всех его партий. Даже в наибо­лее критические для него мо­менты защиты на королевском фланге он находит время сосре­доточивать свои фигуры в цент­ре. Да послужит это примером стремящемуся совершенствовать свою игру шахматисту!

№63

Нимцович       

      

Алехин

Земмеринг, 1926


После 1.e4 Кf6 2.Кc3 d5 3.e5 Кd7 4.f4 е6 5.Kf3 с5 6.g3 Кc6 7.Сg2 Се7 8.0—0 0—0 9.d3 Кb6 Алехин попал в стесненное положение, так как не сыграл 9...f6. Продолжение бы­ло: 10.Ке2 d4 11.g4 (подготовка сильной атаки) 11. . f6 12.ef gf (иначе последует централизация коня посредством Ке2—g3—е4) 13.Кg3 Кd5 14.Фе2 Сd6! 15.Кh4 Ксе7! 16.Сd2 Фс7 17.Фf2.

206


Пешка g4 и отклонившийся на фланг конь h4 свидетельствуют о предпринятой белыми диверсии.

В смысле воздействия на центр несколько лучше ведет себя конь g3, но и тот посматривает на h5.

У черных же сильная централизованная позиция


И теперь внутренняя сила централизован­ного построения черных ска­залась в неожиданном маневре 17...с4! 18.dс Кe3, ведущем к уравнению игры.

Также и я теоретически и практически стою за централи­зацию. Привожу мою партию против Ф. Ейтса.

№64. Французская защита

Ейтс       

      

Нимцович

Земмеринг, 1926


1.e4 е6 2.d4 d5 3.Кc3 Сb4 4.ed еd 5.Сd3 Ке7 6.Ке2 0—0 7.0—0 Сg4 8.f3 Сb5 9.Кf4 Сf6 10.Ксе2 Сd6 11.Фе1 (в духе централизации был бы ход 11.С:g6 с последующим Кd3, после чего пункты с5 и е5 оставались бы под некоторым давлением) 11...с5! 12.dс С:с5+ 13.Крh1 Кbc6 14.Сd2 Ле8 15.К:g6 hg! (создает центральный опор­ный пункт на f5) 16.f4 (если 16.Фh4, то 16...Кf5 17.Ф:d8 Ла:d8, и у черных несколько лучший эндшпиль) 16...Kf5 17.c3 d4! 18.c4 Фb6 19.Лf3 Сb4 (чтобы овладеть центральным полем e3) 20.a3 С:d2 21.Ф:d2 а5 (ограничивает подвиж­ность ферзя) 22.Кg1 Лe3 23.Фf2 Лае8 24.Лd1 Фb3! 25.Лd2 Кd6 26.c5 Кс4! 27.С:с4 Ф:с4 (теперь пешка с5 слаба, блокер d3 устранен и давление в центре обременительнее для белых, чем когда-либо) 28.Лс2 Фd5! 29.Лс1 Фе4!

Централизация закончена.

207


Владение открытой центральной ли­нией, пешка d4 и в особенности по­зиция ферзя на е4

свидетельствуют о чрезвычайно мощной централизации


Ейтс пожертвовал пешку хо­дом 30.f5, чтобы избавиться от усиливающегося давления по линии «е», и проиграл после 30...Л:f3 31.К:f3 Ф:f5 в эндшпиле.

Дальнейшие яркие примеры централизации можно найти в практике мастеров в изобилии. Укажем только на партии Але­хин — Трейбал (Баден-Баден, 1925) и Нимцович — Шпильман (Сан-Сe6астьян, 1912).

Теперь перейдем к анализу игры в центре, проводимой в противовес игре на фланге. Приведенная партия Нимцо­вич — Алехин служит примером того, как обычно развивается та­кая борьба.

Шахматист, предпочитаю­щий игру в центре, всегда имеет лучшие шансы, особенно в том случае, когда борьба ведется в определенных типичных положе­ниях, характеризующихся следующим образом: один из пар­тнеров предпринимает сулящую успех диверсию в сторону неприятельского фланга; все как будто в порядке, но (о, это «но»!) противник владеет открытой центральной линией. При наличии этого фланговая атака терпит крушение с пора­зительной регулярностью. Но еще поразительнее, чем эта регулярность, то, что подобные ди­версии (предпринимаемые при указанных выше отягчающих обстоятельствах) постоянно находят новых приверженцев. И все они платят дань (в виде понесенного поражения) той неопровержимой истине, что центральная линия «сильнее» фланговой атаки. Дань, внесен­ная однажды автором этой книги, заключалась в утрате пер­вого приза. (Я проиграл решающую партию Рубинштейну в Сан-Сe6астьяне в 1912 году и должен был вследствие этого довольствоваться дележом вто­рого и третьего призов )

Дадим для начала схему борьбы.

208


Игра по центральной линии в проти­вовес фланговой атаке. Последнюю олицетворяет конь f4


В подобных положениях ата­ка черных обречена на неудачу из-за того, что на их ладьях ле­жит неприятная обязанность за­щищать 7-ю и 8-ю горизонтали от вторжения стоящих наготове белых ладей. Кроме того, пункт е5 недостаточно защищен (что не случайно, ибо конь f3 в орга­нической связи с общим пост­роением белых централизован, то есть направлен против цент­ра — пункта е5).

Приводим партию, иллюст­рирующую преобладающее зна­чение центральных операции над фланговыми.

№65. Индийская защита

Рубинштейн       

      Нимцович

Сан-Сe6астьян, 1912


1.d4 Кf6 2.c4 d6 3.Kf3 Кbd7 4.Кc3 е5 5.e4 Се7 (вероятно, ничего нельзя возразить про­тив немедленного фианкеттирования: g7—g6 с последующим Сg7) 6.Се2 0—0 7.0—0 Ле8 8.Фе2 Сf8 9.b3 с6 (здесь, как пра­вильно отметил Ласкер, более здоровым продолжением было бы g7—g6 с последующим Сg7 и за­тем е5:d4 с последующим Ке5) 10.Сb2 Кh5? (диверсия, которая стоит 2500 франков и первого приза!) 11.g3 Кb8 12.Лаd1 (на горизонте появляется цент­ральная линия!) 12...Фf6 13.Кb1! Сh3 14.Лfе1 Кf4.

209


Белые тонкой игрой в центре вскрывают слабость фланговой атаки черных. Каким образом?


Что я при всех обстоятель­ствах сумею перевести коня на f4, это я предвидел уже при хо­де 10...Кh5; а жаль, ибо ина­че я, конечно, воздержался бы от соблазна предпринимать ка­кую-либо диверсию.

15.dе dе 16.К:е5 Л:е5 17.Сf1! (играя 17.С:е5 К:е2+ 18. Ф:е2 Ф:е5 19.Лd8 — центральная линия! — белые также получали преимущество) 17...Кd7 18.Фd2 (теперь все черные фигуры, производившие диверсию, оказываются вися­щими в воздухе) 18...С:f1 19.Л:f1 Кh3+ 20.Крg2 Кg5 (с угрозой мата в 2 хода) 21.f4 Фg6 22.fg Л:е4?

При 22...Ф:е4+ 23.Крh3 Ле7 белые выиграли бы фигуру путем 24.Лdе1. Относительно лучшим был ход 22...Ле7. Тог­да выигрыша можно было до­стигнуть только посредством 23.Са3! с5! (но не 23...Ф:е4+ из-за 24.Крg1 с5 25.Лfе1 и т.д.) 24.Кc3, потому что после вынужденного с6—с5 у черных нет возможности сыграть Кс5, в то время как белые на поле d5 получают опорный пункт для последующих операций.

23.Ф:d7 Ле2+ 24.Лf2, и белые выиграли.

Самое жестокое поражение за всю мою 22-летнюю шахмат­ную карьеру. В конце главы читатели най­дут столь же поучительную пар­тию Клайн — Капабланка (Нью-Йорк, 1913).

7. Сдача центра.

Уже в 1911—1912 годах в комментариях к нескольким пар­тиям я высказал совершенно но­вую по тому времени мысль, что вовсе нет необходимости зани­мать центр обязательно пешка­ми: фигуры, размещенные в центре, или же открытые ли­нии, направленные против цент­ра, могли бы, утверждал я, заменить собой пешки. Суть дела заключается в ограничении под­вижности неприятельских цент­ральных пешек. Эту идею я изложил в не­большой статье, которую по­слал в 1913 году в шведскую га­зету «Sydsvenska Dagbladet Snällposten» и одно­временно — Г. Марко. Швед­ская газета поместила упомяну­тую статью в ближайшем номе­ре, а «Wiener Schachzeitung» — с очень большим опозданием, а именно только в 1923 году. Редакция журнала «Neue Wiener Schachzeitung» объясни­ла запоздание следующим обра­зом: «Эта статья была предназна­чена к опубликованию в жур­нале «Wiener Schachzeitung», из­дание которого прекратилось в связи с войной. Маэстро Марко предоставил ее теперь в наше распоряжение, и мы опублико­вываем ее тем охотнее, что имен­но теперь, в век «неоромантиче­ской школы», она приобретает особенный интерес». Статью, о которой идет речь, мы здесь приводим и рекоменду­ем вниманию уважаемых читателей.

«Сдача центра» — предрассудок

(О варианте 3...d5:е4)


Статья А. Нимцовича


Если черные в вызвавшее много спора варианте 1.e4 е6 2.d4 d5 3.Кc3 делают ход 3...dе, то, согласно установившимся по­нятиям, они отказываются от владения центром — «сдают» центр. Это воззрение, как мне кажется, покоится на недоста­точном и ошибочном толковании понятия «центр». Ниже мы де­лаем попытку: 1) зафиксировать этот предрассудок как таковой; 2) выяснить его историческое развитие.

Прежде всего дадим опреде­ление понятию «центр». Будем просто держаться точного смыс­ла самого слова: центр — это расположенные в середине дос­ки поля. Поля, но не пешки! Это существенно, и этого нельзя упускать из виду ни при каких обстоятельствах. Значение центра (то есть рас­положенного в середине доски комплекса полей) как операци­онной базы — вне всяких сом­нений. Вспомним, между прочим, одно примечание Эм. Ласкера. «Белые,— писал он,— сто­ят в центре недостаточно хоро­шо, чтобы вести операции на флангах». Эта тонкая мысль ос­вещает глубокую зависимость между серединой доски и флан­гами: центр — господствующий принцип, фланг — подчиненный. Что господство в середине дос­ки должно иметь большое зна­чение, ясно уже из того, что из центра можно воздействовать од­новременно на оба фланга или, при надобности, перейти от опе­раций на одном фланге к друго­му. Без правильного соотноше­ния сил в центре вообще немыс­лимо какое-либо здоровое положение. Мы говорим о господстве в центре. Что подразумеваем мы под этим? Чем оно обусловливается? Современное воззрение тако­во: центр должен быть занят пешками е4 и d4; это идеал, но уже и одна из этих пешек (если у противника нет соответствую­щей) обусловливает владение серединой доски. Но так ли это? Дает ли пра­во центральная пешка в приво­димых на двух следующих диаграммах положениях говорить о завоевании центра?

210                                          211

                        


Предположим, что в началь­ной стадии сражения я с горст­кой солдат займу открытый, то есть неукрепленный, участок, расположенный в центре, и при этом не воспрепятствую обстре­лу противником «завоеванной» позиции; придет ли мне в голо­ву говорить о владении спор­ным участком? Разумеется, нет. Почему же я должен сделать это в шахматной партии?

Из сказанного видно, в чем, собственно, дело: важно не только занятие центра пешками — гораздо важнее со­отношение в центре сил обеих сторон, а это определяется сов­сем другими факторами. Эту мысль я сформулировал так: ис­чезновение пешки из центра да­леко еще не означает сдачу цент­ра. Понятие центра гораздо шире. Правда, именно пешки бо­лее всего пригодны для создания центра, так как являются наи­более устойчивым материалом, однако и расположенные в цент­ре фигуры вполне могут за­менить их. Да и давление на неприятельский центр, произво­димое совместным действием ла­дей или слонов, также может иметь соответствующее зна­чение.

Последний случай встречает­ся как раз в варианте 3...de. Ход, ошибочно трактующийся как сдача центра, в действитель­ности значительно повышает ак­тивность черных в центре. Ибо благодаря устранению после d5:е4 загораживающей пешки d5 черные получают свободу дей­ствий по линии «d» и диагональ b7—h1 (которую они откроют ходом b7—b6).

Загораживающая пешка! В этом — теневая сто­рона занятия пешками середины доски. Пешка по своей природе (устойчивость, небольшая под­вижность) хороший созидатель центра, но, загораживая в то же время линии, к сожалению, и камень преткновения.

Что активность в центре не зависит от количества занимаю­щих его пешек, можно усмотреть из многих примеров; рассмотрим некоторые из них.

№66

Нимцович       

      Левенфиш

Карлсбад, 1911


Фигуры в центре: 1) Пешки е6 и d5 блокируются белыми ко­нями е5 и d4.

212


2) Изолированная пара пе­шек d5 и с6, получающаяся из изолированной ферзевой пешки и пешки «b» в результате разме­на коня с6, также блокируется фигурами.

213


Приведенные два примера иллюстрируют блокирование. Однако это понятие растяжимо, и часто одно только легкое фик­сирование пешек посредством оказывающей давление ладьи (имеющее целью приостановить на первых порах продвижение неприятельского центра) может явиться началом полного пара­лича, который обусловливается созданием механических препятствий для продвижения пе­шек (блокада).

Примеров давления на непри­ятельский центр можно приве­сти бесчисленное множество (см. между прочим, диаграмму 211). Такое положение приводит либо к блокированию с после­дующим уничтожением цент­ральной пешки (ибо только в движении жизнь), либо к не­выгодным позициям защищаю­щих фигур, что влечет за собой поражение для счастливого об­ладателя центра.

Из сказанного следует, что арифметический подсчет центральных пешек не играет никакой (абсолютно никакой) роли. Попытку сделать этот подсчет исходным пунктом философии центра мы считаем совершенно ошибочной. Это устаревшая от­личительная черта первых (но только по времени) из совре­менных позиционных игроков. Я убежден, что уже через несколько лет никто не будет рассматривать 3...dе как сда­чу центра и с исчезновением это­го предрассудка расчистится путь к новому блестящему раз­витию шахматной философии и стратегии.

Еще несколько слов о воз­никновении этого предрассудка. Оно тесно связано с историей позиционной игры… Сначала был Стейниц. Но то, что он сказал, было до такой степени необычно и сам он стоял настолько выше своего века, что его «новые принципы» не могли стать общедоступными.

Затем явился Тарраш. Он подхватил идеи Стейница и пре­поднес их публике в приятно разбавленной форме.

Теперь применительно к на­шему вопросу: Стейниц, как сказано, был глубок и велик, но особенно глубоким и великим был он в своем понимании цент­ра! Например, способ, которым он в своей защите в испанской партии (d7—d6) превращал та­кую сильную на вид неприя­тельскую пешку, как е4, в яв­ную слабость, — это апогей до­стижения! Ничто не было ему более чуждо, чем формальное, ариф­метическое понимание центра…

* * *

Такова была статья. К ней была еще приложена поясни­тельная партия, которую мы, однако, за недостатком места пропускаем. Вместо нее мы от­сылаем читателя к главе «Пе­шечная цепь» и затем к партии №68.

На этом мы пока должны по­кончить с центром, но впослед­ствии не преминем воспользо­ваться всяким удобным случаем, чтобы возвратиться к изложен­ной здесь кардинальной про­блеме.


Примеры к первой главе

№67. Дебют Рети

Нимцович       

      Мишель

Земмеринг, 1926


Эта партия иллюстрирует идею общей подвижности, осве­щая отчасти и проблему профилактики.

1.Кf3 d5 2.b3 Кf6 3.Сb2 с5 4.e3 е6.

Черные избегают развития коня на с6, потому что это могло привести к связыванию (Сb5).

5. Ке5 Кbd7 6.Сb5 а6?

Черные должны были сы­грать 6...Сd6, во-первых, в це­лях более быстрого развития, а во-вторых, чтобы противодейст­вовать стремлению белых уси­литься по диагонали b2—g7 (последние хотят опереться на расположенный по диагонали форпост е5). Таким образом, при­нятие предупредительных мер (профилактика) было настоятель­ной необходимостью, например:

6...Сd6! 7.К:d7 С:d7 8.С:d7+ Ф:d7 9.С:f6 gf, и полу­чившиеся у черных сдвоенные пешки имеют как светлые, так и темные стороны (см. вторую главу).

В частности, даже 6...Се7 было бы лучше, чем ход в пар­тии.

7.С:d7+ К:d7 8.К:d7 С:d7 9.0—0 f6.

Признание слабости диаго­нали b2—g7. Однако внимания заслуживало 9...Сd6 10.Фg4 Фс7 с последующим 0—0—0.

10.c4 dc (угрожало 11.cd ed 12.Фh5+ и 13.Ф:d5) 11.bс Cd6 12.Фh5+ g6 13.Фh6 Сf8 14.Фh3!!

214


Трудно найти лучшее место для ферзя. Ход е6—е5 повлек бы за собой потерю пункта d5, например: 15.Фg3 (с угрозой 16.С:е5) 15...Сg7 16.e4, а затем d2—d3 и Кb1—c3—d5 с позиционным преимуществом белых.

14...Се7 15.Кc3 0—0 16.a4!

Белые хотят пожертвовать активностью пешки «d», наме­чая пешечное построение е4, f4 и т.д., при котором пешка «d» оказалась бы отсталой. Но для выполнения этого плана необхо­димо парализовать пешки фер­зевого фланга черных; это и есть цель хода а2—а4.

16...Сd6 17.f4 Фе7 18.e4 Сc6 19.g4.

Штурмовая пешечная колон­на, которую едва ли можно обез­вредить.

19...f5.

Если черные будут держать­ся пассивно, то у белых есть выбор между прямой атакой на короля и игрой против пешки с5. Последнюю можно было бы вес­ти примерно так (после 19...Лае8): 20.Фe3, затем а4—а5, Сa3 и, наконец, оттеснение за­щищающего слона d6 посредст­вом е4—е5. После хода в пар­тии черные проигрывают в ре­зультате матовой атаки.

20.gf еf (или 20...gf 21.Крf2 и т. д.) 21.e5.

Любителям комбинационных осложнений посвящается сле­дующий вариант: 21.Кd5 Ф:е4 22.Лае1 Ф:с4 23.Ке7+ С:е7 24.Л:е7 Лf7 25.Л:f7 Ф:f7 26.Фc3 Крf8!, и черные, по-видимому, располагают доста­точной защитой.

21...Сc7 22.Кd5 С:d5.

Если бы черные на 21-м ходу отступили слоном на b8, то те­перь имели бы возможность на вторжение 22.Кd5 ответить 22...Фe6, но и это ничего бы не дало, например: 23.Kf6+ Л:f6 24.ef Фе4 (контршанс) 25.f7+, и белые выигрывают (после 25...Кр:f7) посредством 26.Ф:h7+ Крf8 27.Фg7+ Кре8 28.Лае1 и т. д.

23.cd Фd7 24.e6! Черные сдались, так как в случае 24...Ф:d5 ход 25.Фh6 форсирует мат (или выигрывает ладью), а на 24...Фе7 следует губитель­ный ход 25.Фc3.

Следующая партия дает при­мер того, как легко может при­вести к разгрому ранняя сдача центра. Несмотря на это, заме­тим, что такой способ игры вполне применим. Нельзя толь­ко с самого начала позволить сбить себя с правильного пути (что легко может случиться при этом способе игры). Чтобы от­стоять дебют, нужно противопо­ставить стремлениям противни­ка всю свою турнирную выдерж­ку (поскольку она вообще имеет­ся), и тогда получаешь хорошие шансы в дальнейшем развитии борьбы. Мы укажем только на такого рода партию, выигран­ную Рубинштейном у К. Шлехтера в Сан-Сe6а­стьяне в 1912 году, и затем на партию №69.

№68. Французская защита

Тарраш       

      Мизес

Берлин, матч, 1916


1.e4 е6 2.d4 d5 3.Кc3 dе.

Этим ходом черные сдают центр, но вскрывают линию «d» и диагональ b7—h1 для давле­ния на центр противника.

4. К:е4 Кd7 5.Кf3 Кgf6 6.Сd3 К:е4 (солиднее было бы b7—b6, но и ход в партии при­емлем) 7.С:е4 Кf6 8.Сd3 (на 8.Сg5 Се7 9.С:f6 лучше всего отвечать 9...gf) 8...b6 9.Сg5 Сb7 10.0—0 Се7 11.Фе2 0—0 12.Лаd1 h6?

Отсутствие необходимой тур­нирной выдержки! Почему не 12...Фd5? Если белые сыграют 13.c4, то 13…Фа5 с последую­щим Лаа8 и чувствительным уже давлением. Если же в ответ на 13...Фа5 последует 14.d5, то 14...Лае8! с сильными контр­угрозами, например; 15.de? С:f3 и затем Ф:g5.

Нетрудно понять, почему контакт с пунктом d5 должен действовать так благотворно: в данном случае этот пункт яв­ляется, во-первых, форпостом на линии «d», во-вторых, форпостом на диагонали b7—h1; наконец, пункт d5 является еще и бло­кирующим полем. Чрезвычайно важным стратегическим значе­нием пункта d5 и объясняется то обстоятельство, что всякое соприкосновение с ним дает пре­красные результаты!

13.Сf4 Фd5.

Теперь этот ход невыгоден, так как пешка с7 не защищена. Отклонение от правильного пу­ти начинает сказываться.

14.c4 Фа5 15.С:с7 С:f3. Заслуживало внимания 15...Лac8 16.Се5 Лfd8, после чего центральная пешечная мас­са белых оказывается весьма стесненной в своем продвиже­нии.

16.gf! Ф:а2?

Черные не хотят примирить­ся с потерей пешки и рискован­ным путем ищут компенсацию, в результате чего теряют фер­зя. Они могли бы еще оказать сопротивление, играя 16...Лfс8 17.Се5 Кd7! (ввиду угрозы 18.Крh1 с последующим Лg1). Если тогда 18.Се4, то 18...К:е5 19.С:а8 Кg6, и грозит Kf4, Сd6 и Фh5.

17.Ла1 Фb3 18.Сс2 Фb4 19.Ла4. Черные сдались. Изящный выигрыш ферзя.

В следующей партии пункт d5, которым так пренебрегал Мизес, был использован Тартаковером в качестве базы для виртуозно проведенных манев­ров.

№69. Принятый ферзевый гамбит

Грюнфельд      

      Тартаковер

Земмеринг, 1926


1.d4 d5 2.c4 dc 3.Кf3 Сg4 4.Ке5 Сh5 5.К:с4.

На 5.Кc3 лучше всего отве­тить 5...Кd7 с целью заставить коня е5 определить свою пози­цию. (Теория оценивает ва­риант 6. К:с4 Кgf6 7. Фb3 Кb6 8.e4! как выгодный белым.— Прим. ред.)

5...е6 6.Фb3 (с двойной уг­розой: 7.Ф:b7 и 7.Фb5+) 6...Кc6 7.e3 Лb8! 8.Кc3 Кf6 9.Се2 С:е2 10.К:е2 Сb4+ 11.Кc3 0—0.

Обе стороны закончили раз­витие; игра приблизительно рав­на, но центр белых (в частности, хорошо защищенный) обнару­живает поразительную непод­вижность. А «моя система» учит, что всякий неподвижный комп­лекс имеет тенденцию стать сла­бостью. В истинности этого по­ложения мы вскоре убедимся.

12.0—0 Кd5! (положение коня на d5 прочно, так как e3—е4 невозможно из-за Кc6:d4) 13.К:d5.

На 13.Ке4 последовала бы мобилизация ферзевого фланга черных посредством 13...b5 14.Кe5 К:е5 15.dе с5 16.a3 с4 или 14.Ксd2 е5!, и центр бе­лых поколеблен.

13...Ф:d5! 14.Фс2 е5! (черные уничтожают неприя­тельский центр) 15.К:е5 К:е5 16.de Ф:е5 17.Сd2 С:d2 18.Ф:d2 Лfd8 19.Фс2 Лd5! (пункт d5 используется наилуч­шим образом) 20.Лаd1 Лbd8 21.Л:d5 Л:d5 22.Лd1 g6 23. Л:d5 Ф:d5 24.a3 с5.

В эндшпиле у черных не­сомненное преимущество: пе­шечное превосходство на ферзе­вом фланге, владение линией «d» и, наконец, что тоже играет не последнюю роль, централи­зованное положение ферзя. Но все же преимущество в це­лом незначительно.

25.h3 b5 26.f4 с4 27.Фc3 Фе4!

215


Централизация продолжает­ся! Белым гораздо труднее реа­лизовать свое пешечное превосходство на королевском флан­ге, чем противнику на ферзе­вом (например, на 26.f3 последовало бы 26...f5, и ход e3—е4 невозможен); этим объясня­ется проигрыш белых.

28.Крf2 а5!

Тартаковер проводит энд­шпиль удивительно точно и с истинно художественной тонко­стью. Среди современных миро­вых шахматистов Тартаковер, по-моему, занимает третье ме­сто по мастерству в эндшпиле.

29.g4 h6 30.h4 Фh1!

Только теперь черные (эта медлительность делает им честь) отказываются ради ди­версии от своего централизован­ного положения.

31.Крg3 Фg1+ 32.Крf3 Фh2! 33.g5 h5 34.Кре4 Ф:h4 35.Ф:а5 Фh1+ 36.Кре5 Фc6!

Чтобы на 37.Фе1 ответить маневром 37...Фс5+ 38.Кре4 Фf5+ с последующим Фс2, и черные выигрывают.

37.Фа7 h4 38.f5 (белые на­кануне гибели) 38...gf 39.Кр:f5 Фf3+ 40.Кре5 h3 41.Крd4 Фg4+. Белые сдались.

№70. Индийская защита

Клайн       

      Капабланка

Нью-Йорк, 1913


Иллюстрация стратегичес­кой проблемы «игра по централь­ной линии в противовес флан­говой атаке».

1.d4 Кf6 2.Кf3 d6 3.c3 Кbd7 4.Сf4 с6 5.Фс2 Фс7 6.e4 е5 7.Сg3 Се7.

У белых теперь атакующее положение в центре. Это, безус­ловно, преимущество. Но в дан­ном случае слабость пункта е4 (мы вскоре увидим, почему пункт е4 слаб) вынуждает белых в скором времени отказаться от указанного преимущества, то есть они чувствуют себя вы­нужденными пойти на уравнение игры посредством d4:е5.

8.Сd3 0—0 9.Кbd2 Ле8! 10.0—0 Кh5 (чтобы разменять слона) 11.Ке4 Сf6 12.Кe3 Кf8 13.de.

Так как слон d3 нужен для защиты пункта е4, у белых нет иной возможности защитить пешку d4, как разменяться на е5 (слон d3 загораживает линию «d» собственной ладье). Рекомен­дуем обратить внимание на по­добный момент в игре, когда противника стремятся заставить раскрыть свои карты (хочет он играть d4:е5 или же d4—d5).

13...dе 14.Сh4 Фе7 15.С:f6 Ф:f6?

Этим и следующим ходами начинается диверсия, противо­речащая, по-моему, духу дебю­та. Правильная игра заключа­лась в К:f6, Фс7, Сe6 и сдвоении ладей по линии «d», благо­даря чему была бы использова­на и несколько невыгодная позиция слона (на d3). Проще всего было бы сыграть Сe6 уже на 14-м ходу.

16.Ке1 Кf4? 17.g3 Кh3+ 18.Крh1 h5 19.К3g2 g5 20.f3 Кg6 21.Кe3! h4.

216


Коню h3 отрезаны пути к от­ступлению. Попытка спасти его путем стремительного продвижения фланговых пешек еще больше способствует проведению маневра, имеющего в подобных положениях решающее значе­ние – нанесению удара в центре. Это осуществля­ется посредством Кe3—f5.

22.g4??

Вторжение конем на f5, как показал проделанный мною ана­лиз, решило бы партию в поль­зу белых, например: 22.Кf5 hg 23.hg С:f5 24.ef Ке7 25.Крg2 Крg7 (лучше ли будет пожерт­вовать пешку: 25...g4 26.fg Кg5? — Прим. авт.) (Также ин­тересно 25...Кd5 26.Фd2 g4 27.c4!, но не 27.fg е4 28.Кр:h3 еd с угрозой Кe3 и Фh8+.— Прим. ред.) 26.Кр:h3 Лh8+ (или 26...Kd5 27.Фе2) 27.Крg2 Фh6 28.Крf2 Фh2+ 29.Ке2 Лh3 30.Кре1 Л:g3 31.Кe3. Вместо 26.Кр:h3 возмо­жен еще ход 26.Лh1, что по произведенному мною анализу (в «Rigasche Rundschau») также ведет к выигрышу белых.

22...Кhf4.

Конь теперь свободен, и чер­ные после несколько сомнитель­ной экскурсии, которая легко могла окончиться плачевно, на­чинают правильную игру по ли­нии «d», которую с подлинным мастерством доводят до победы. Конец партии не требует осо­бых пояснений.

23.Лf2 К:d3 24.К:d3 Сe6 25.Лd1 Лed8 26.b3 Кf4 27.Кg2 К:d3 28.Л:d3 Л:d3 29.Ф:d3 Лd8 (конечно, не 29...С:g4 из-за 30.К:h4 gh 31.Лg2 — Капабланка) 30.Фе2 h3 31.Кe3 а5!! 32.Лf1 а4 33.c4 Лd4! 34.Ке2 Лd7 35.Кe3 Фd8 36.Лd1 Л:d1+ 37.К:d1 Фd4 (линия «d» и централизация) 38.Кf2 b5! 39.cb ab 40.ab С:b3 (с уг­розой 41...Фа1+) 41.К:h3 Сd1 42.Фf1 сb 43.Крg2 b4 44.Фb5 b3 45.Фе8+ Крg7 46.Фе7 b2 47.К:g5 Сb3 48.К:f7 C:f7 49.Фg5+ Крf8 50.Фh6+ Кре7 51.Фg5+ Кре8. Белые сдались.

№71. Французская защита

Рубинштейн       

      Левенфиш

Карлсбад, 1911


Эта партия иллюстрирует стратегическую идею «давление по открытым линиям на пешеч­ный центр». Девиз: «Сперва ог­раничить подвижность, затем блокировать и, наконец, унич­тожить!»

1.e4 е6 2.d4 d5 3.Кc3 Кf6 4.Сg5 Се7 5.e5 Кfd7 6.С:е7 Ф:е7 7.Фd2 0—0 8.f4 с5 9.Кf3 f6.

Приступая к атаке пешечной цепи, было бы правильнее сыг­рать предварительно 9...cd 10.К:d4 и лишь затем f7f6. Од­нако положение, которое полу­чилось бы после 10...f6 11.ef Ф:f6, весьма сходно с по­ложением, получившимся после хода в партии.

10.ef Ф:f6 11.g3 Кc6 12.0—0—0 а6 13.Сg2 Кb6.

Давление, оказываемое сло­ном на пункт d5, составляет не­отъемлемую часть плана бе­лых. Это лучше всякого дру­гого способа препятствует вы­свобождающему продвижению е6—е5 (после с5:d4).

14.Лhе1 Кс4 15.Фf2 b5.

217

16.dc!

Браво! Белые не боятся флан­говой атаки К:b2, ибо путем одной только фланговой атаки никогда нельзя сломить сильно централизованной игры! А игра белых централизована, так как в их распоряжении находятся центральные линии, по которым тормозящее давление фигур становится уже ощутимым, и, кро­ме того, в перспективе у бе­лых — занятие центральных пунктов d4 и е5. Интересно про­следить, какими операциями в центре белые отражают фланговую атаку противника!

16...К:b2 17.Кр:b2 b4 18.Кd4! bс+ 19.Кра1 (пешка с3 будет впоследствии взята ладьей) 19...К:d4.

На 19...Сd7 последовало бы 20.К:е6 С:е6 21.Л:е6 Ф:е6 32.С:d5.

20.Ф:d4 Лb8 21.Лe3 g5 (теперь черные переходят к другому флангу) 22.Л:с3 gf 23.gf Сd7 24.c6 Ф:d4 25.Л:d4 Се8 26.Сh3 Лf6 27.c7.

Я предпочел бы, чтобы пар­тия решилась иначе,— скажем, в эндшпиле со слонами (следовательно, не при помощи про­ходной пешки с7, производящей впечатление искусственного при­датка), например, в таком по­ложении:

218


Следует 1.f5 ef 2.С:f5, и белые выигрывают пешку «d», а с ней и партию. (После 2…d4 3.cd C:a2 4.C:h7 Cc4 черные отдают слона за пешку «d» и добиваются ничьей. Пример будет правильным, если пешку переставить на a3.— Прим. ред.) В этом случае идея торможения, блокирования и затем уничтожения пешек вы­ступила бы ярче. Но и без та­кого финала партия в достаточной мере поучительна (13, 16 и 18-й ходы белых).

27...Лс8 28.Л:d5 Л:с7 29.С:е6+. Черные сдались.

Пути к усвоению позиционной игры (краткая схема к первой главе)

1) Нужно бороться с ложным пред­ставлением, будто каждый ход должен давать какие-нибудь непосредственные результаты; выжидательные и тихие ходы тоже имеют право на существова­ние!

2) Идею предупреждения следует признать руководящей идеей позиционной игры! В этом смысле нужно бороться против ходов, высво­бождающих игру противника, и преду­преждать внутреннюю дезорганизацию приведением своих фигур в контакт с собственными стратегически важными пунктами!

3) Нужно с максимальным внима­нием относиться к стратегии центра; надо избегать всякого преждевременного «поворота» в сторо­ну флангов (из опасения неприятель­ского нападения на центр) и стараться оперировать под знаком централизация!

4) Нужно играть на достижение общей подвижности своей пешечной массы, а не на достижение подвижности каждой пешки, взятой в отдельности!

5) Надо приучить себя рассматри­вать господство в центре как средство для ограничения подвижности неприя­тельских сил, не придавая решающего значения простому арифметическому подсчету количества центральных пе­шек!

6) Позиционную игру характеризуют не атака и защита, а только дей­ствия, направленные к упрочению положения!

Глава вторая

Сдвоенные пешки и ограничение подвижности

1. Ограничение подвижности при сдвоенных пешках. В чем слабость сдвоенных пешек? По­нятие о пассивной (статической) и активной (динамической) сла­бости. В каких случаях целесо­образно раздвоить неприятель­ские сдвоенные пешки? В чем сила сдвоенных пешек?

Ограничение подвижнос­ти мыслимо и при отсутствии сдвоенных пешек, но только при наличии их возможно то «абсо­лютное» ограничение подвижно­сти, которое простирается на значительные участки шахматной доски и вызывает явления «уду­шья». В чем же невыгода сдвоенных пешек? Что они, когда изо­лированы, легко могут быть за­воеваны в эндшпиле или что об­ладание ими по меньшей мере связано с пренеприятными за­ботами об их защите, ясно и без пояснений, но этим намеченная проблема исчерпывается не вполне, ибо невыгода остается и в том случае, когда пешки ком­пактны, то есть легко защитимы (компактными мы называем та­кие сдвоенные пешки, которые связаны с другими пешками). Не в полной мере характеризует невыгоду сдвоенных пешек и то обстоятельство, что при них труднее создать проходную (например, в положении: белые пешки а2, b2, с2, c3 против чер­ных пешек а7, b7, с7).

Главное, что при сомкнутом продвижении сдвоенных пешек становятся возможными известные паралитические явления.

219


После d3—d4 продвижение d4—d5 о последующим c3—с4—с5 тормозится посредством b7—b6,

что не имело бы места при наличии белой пешки на линии «b»


При пешке b2 (вместо с2) возможно было бы сомкнутое продвижение пешечной массы: d3—d4—d5, затем с3—с4, b2—b4 и с4—с5. Но так как пешка b2 отсутствует, попытка перене­сения атаки на базу d6 (см. гла­ву «Пешечная цепь») явно не­осуществима: в ответ на d3—d4—d5 и c3—с4 следует b7—b6, и ход с4—с5 невозможен. Отмеченная основная слабость компактных сдвоенных пешек (которую мы назовем активной или динамической слабостью) позволяет установить правило, что выгодно добиваться продви­жения пешечной массы, атакую­щая ценность которой снижена наличием в ней сдвоенных пешек. В соответствии с этим черные после хода d3—d4 должны стремиться к тому, чтобы побудить противника к дальнейшему продвижению в центре. До тех пор пока пешка остается на d4, слабые стороны сдвоенных пе­шек заметны не больше, чем хро­мота у… сидящего человека. Лишь в движении сказываются изъяны.

Наряду с активной сла­бостью мы должны различать пассивную, статическую сла­бость. Последняя обнаружи­вается не при движении сдвоен­ных пешек, а, наоборот, когда мы нападаем на них собствен­ными пешками. Представим себе диаграмму 219 с пешкой на d5 (вместо d3), белым королем на g1 и ладьей на е2 при положении черного короля на f8, а ладьи на с8. Здесь статическая слабость сдвоенных пешек велика: 1...c6 2.dс Л:с6 или 1...с6 2.c4 cd 3.cd Лc3 с последующим Лa3; в обоих случаях черные добиваются преимущества. Вы­ведем правило: статическая слабость сдвоенных пешек используется путем нападения на них, причем не следует бояться «разбить» эти пешки (слабость, правда, наполовину исчезает, но зато остается «другая половина»).

В виде примера приведем положение из практической партии.

№72

Э. Кон      

      Нимцович

Мюнхен, 1906


220


Косвенный размен пешек d6 и е4 пред­ставляется для черных целесообраз­ным;

каким путем они могли бы попы­таться это осуществить?


Черные предоставили про­тивнику возможность играть по своему усмотрению в надежде, что эта игра, в конце концов, приведет к упрощению, после чего использование сдвоенных пешек в эндшпиле не представи­ло бы особых затруднений.

16...Фd7 17.Фе1 Кg6 18.Сd3 Сf6 19.Фf2 Се5 (черные опираются на прочность пункта е5) 20.Лс2 Лf8 21.Крh1 b6 22.Фf3 Лае8 23.Лсf2 Kh8 24.Фh5 с6 25.g4 f6, и теперь бе­лые поддались искушению пред­принять любопытную атаку, ко­торая, однако, повела лишь к упрощению игры и выявила всю безнадежность пешечного рас­положения e3 и е4. Они сыгра­ли 26.c5. После 26...С:f4 27.Л:f4 dс 28.Сс4+ Кf7 29.g5 Ле5 30.Лf5 Л:f5 31.ef выиг­рыш достигался посредством 31...Крh8; на 32.g6 последова­ло бы 32…Кh6, а на 32…С:f7 Ф:f7 33.g6 черные ответили бы 33...Фd5+ с последующим h7—h6. Таким образом, выжи­дательная стратегия черных вполне оправдалась: фланговая атака должна была потерпеть крушение из-за контрманевров по центральной линии (пункт е5), эндшпиль же для белых без­надежен. Этот пример выявляет динамическую слабость сдвоен­ных пешек.

В положении на диаграмме 220 у черных была, однако, воз­можность вести и активную иг­ру, ибо пешки e3 и е4 являются здесь и статической слабостью. Эту игру я представляю себе примерно так 16…Кd7 17.Сf3 Кf6 18.Фс2 с6! Черные жерт­вуют пешку d6, чтобы завое­вать пешку е4, они как бы раз­менивают пешку d6 на е4. Пос­ле 19.Лсd1 Фе7 происходит размен и начинается правиль­ная осада пешки e3.

Итак, изолированные сдвоен­ные пешки, а также «компакт­ные» продвинувшиеся сдвоенные пешки следует атаковать свои­ми пешками; напротив, еще не продвинувшиеся сдвоенные пешки следует сперва заставить дви­гаться (пускай «перебесятся»).

Теперь остановимся на том, что составляет единственную подлинную силу сдвоенных пе­шек.

Как мы видели, пешечная масса при наличии в ней сдвоенных пешек заключает в себе известную скрытую слабость, ко­торая становится явной при продвижении пешечной массы; эту слабость мы назвали ди­намической. В противовес это­му не двигающаяся пе­шечная масса может оказаться крайне сильной из-за своей ус­тойчивости. Если, например, в положениях, сходных с диаг­раммой 219, белые играют d3—d4, то обычно стоит очень боль­шого труда заставить их сдать позицию в центре Я хочу этим сказать, что в распоряжении черных вряд ли имеются до­статочные позиционные средст­ва, чтобы заставить белых сы­грать d4:е5 или d4—d5. При пешке b2 (вместо с2) этого до­биться легче: устойчивость обус­ловливается именно сдвоенными пешками! Почему это так, объяснить трудно; возможно, здесь действует некий высший закон, при котором динамичес­кая слабость компенсируется статической силой, а может быть, имеет значение то, что линия «b» открыта, но, как бы то ни было, практика показала, что сдвоенные пешки (с2, c3) благо­приятствуют устойчивости пе­шечной массы.

В этой устойчивости мы ус­матриваем единственную подлин­ную силу сдвоенных пешек. Иллюстрацией послужат в дальней­шем мои партии против Гакансона, Ионера и Росселли.

2. Типичные позиции со сдвоенными пешками. Сдвоен­ные пешки как средство атаки. Белые пешки — а2, с2, c3, d3, е4 (или c3, с4 вместо с2, c3), черные — а7, b7, с7, d6, е5 (см. диаграмму 219).

Наиболее сильной позицией для белых является та, которая возникает после d3—d4; эту позицию необходимо сохранять как можно дольше. После же d4—d5 слабость сдвоенных пе­шек становится очевидной. От­сюда вытекает стратегическая не­обходимость для черных до­биться продвижения d4—d5. Для этой цели не следует при­менять ход с7—с5, ибо после d4—d5 черные будут лишены возможности открыть линию «с» посредством с7—с6, а кроме того, и возможности занять пункт с5 конем.

Многие шахматисты до­пускают ту ошибку, что сразу же начинают атаковать не­приятельскую пешечную массу посредством d6—d5. Это про­тиворечит нашему правилу, что сдвоенные пешки необходимо предварительно заставить про­двинуться; таким и только та­ким путем возможно выявить динамическую слабость сдвоен­ных пешек.

Приводимые ниже примеры имеют целью осветить борьбу между игроком, защищающим устойчивость пешки d4, и его противником, стремящимся вы­нудить движение этой пешки.

Прежде всего мы приведем пример того, как защищающий­ся из-за одного необдуманного хода утратил все выгоды своего положения.

№73. Новоиндийская защита

Гакансон       Нимцович

1921


1.d4 Кf6 2.c4 е6 3.Кf3 b6 4.Сg5 b6 5.С:f6 Ф:f6 6.e4 Сb7 7.Кc3 Сb4 8.Фd3 С:с3+ 9.bc dc (вскоре последует е6—e5, и возникает рассмотренная выше позиция сдвоенных пешек — диаграмма 219) 10.Фe3 Kd7 11.Сd3 е5 12.0—0 0—0 13.а4 а5 14.Ке1?

У белых была хорошая позиция, ибо казалось маловероятным, что противнику удастся вы­звать продвижение d4—d5; однако неудачный ход конем со­здает затруднения. Правильно было 14.Кd2 с последующим f2—f3; в этом случае ферзь, занимающий на e3 не совсем удач­ную позицию, получил бы возможность отступления на f2, и пешка d4 сохранила бы устой­чивость.

14...Лае8 15.f3 Фe6!, и бе­лые, собственно говоря, уже вынуждены сыграть d4—d5. Они предпочли, однако, 16.Кс2 и после 16...еd! 17.cd f5 18.d5 Фe5 19.Фd4 Кс5 20.Лfd1 fе 21.fе К:d3 22.Л:d3 Ф:е4 проиграли пешку и партию.

Значительно сложнее оказа­лась борьба в следующем при­мере.

№74. Защита Нимцовича

Яновский       

      Нимцович

Петербург, 1914


После вступительных ходов 1.d4 Кf6 2.c4 е6 3.Кс3 Сb4 4.e3 b6 5.Сd3 Cb7 6.Kf3 С:c3+ 7.bc d6 (возможно и 7…с5! с последующим Кс6) 8.Фc2 Kbd7 9.e4 e5 у черных на первый взгляд вполне консолидированное положение. Однако позиция слона на b7 довольно сомнительна, ибо, с одной стороны, его одного недостаточно, чтобы заставить противника сделать ход d4—d5, а с другой — его отсутствие на диагонали c8—g4 вскоре оказывается неприятным. Все дело в том, что переход к открытой игре совершился слишком внезапно.

10.0—0 0—0 11.Сg5 h6 12.Cd2 Лe8 13.Лae1.

221

13…Kh7.

При помощи несколько странного хода 13…Ле6 (с последующим Фе8) черные могли попытаться заставить противника отказаться от дальнейшего «упорствования» в центре (то есть вынудить d4—d5). Могло последовать: 14.Кh4! (чтобы использовать слабость поля f5; см. примечание к 9-му ходу) 14…g6! 15.f4 (но не 15.С:h6 из-за 15…Кg4) 15…ef 16.C:f4, и теперь у черных был выбор между 16…g5?, 16…Kh5 и 16…Фе8. Стратегическая цель, которую они поставили перед собой, выявлялась наиболее четко при 16…Фе8, например: 17.d5 Ле7 18.С:h6 Kg4 19.Cg5 f6 20.Cc1 Kge5, и хотя у белых лишняя пешка, в остальном их позиция оставляет желать лучшего, так как сдвоенные пешки парализованы, а черные владеют опорными пунктами. Еще убедительнее был, однако, вариант 16…Кh5, например: 17.Фf2? Лf6 18.g3 g5 19.e5 K:f4 20.gf Л:f4, и черные выигрывают; или 17.Сg3 K:g3 18.hg Фg5 с последующим Лae8, и черным ничего не грозит.

Однако весьма вероятно, что на 13…Ле6 последовало бы 14.Ле2! (14…Фе8 15.Лfe1), и белые с крайним упорством держались бы политики неподвижности в центре. Правда, в этом случае перевес был бы у черных, ибо ввиду отвлечения ладьи с поля f1 продвижение f2—f4 было бы в течение длительного времени невозможным.

Кроме 13…Ле6 заслуживало внимания 13…Кf8, например: 14.h3 Kg6 15.Kh2 Лe7 16.f4? ef 17.C:f4 Фe8, и ход d4—d5 все-таки вынуждается. И, наконец, возможно было немедленное 13…с5, но тогда белые могли бы посредством 14.d5 запереть игру.

14.h3.

На 14.Крh1 (рекомендовано в турнирном сборнике) могло бы, между прочим, последовать 14…Кdf6, например: 15.Кg1 Kg5, и продвижение f2—f4 оказывается невозможным.

14…Кdf8 (также и здесь можно было сыграть 14… Кdf6 и т. д.) 15.Кh2 Ke6 16.Ce3 c5! 17.d5 Kf4.

Взамен утерянных из-за хода с7—с5 шансов на ферзевом фланге черные получают шансы на королевском.

18.Се2 Kf8 19.Cg4 Cc8 (наконец-то слон попадает на надлежащую диагональ) 20.Фd2 Ca6.

Проще 20…К8g6, но черные не верят в успех своей атаки на короля. То обстоятельство, что им не удалось добиться хода d4—d5 без уступок противнику (ход с7—с5), несколько выбило их из колеи. Черные ограничиваются в дальнейшем тем, что пытаются занять прочную оборонительную позицию и таким образом чуть было не… выигрывают партию.

21.g3 K4g6 22.Ce2 Kh7 23.h4 Kf6 24.Cd3 Лb8!

Ладья из соображений профилактики переводится на е7.

25.Фе2 Лb7 26.Cc1 Лbe7 27.Крh1 Cc8 28.Лg1 Крf8 29.h5 Kh8 30.g4 Kh7 31.Cc2 Лb7 32.f4 f6.

Наконец-то Д. Яновский осуществил давно намеченное им продвижение; однако, чтобы достичь этого, ему пришлось пожертвовать некоторыми важными пунктами, например полем g5; последствия этого еще скажутся.

33.fe.

Ход 33.g5 ничего не давал, например: 33…fg 34.fg hg 35.Лg3 Kf7 36.Kf3? g4 и т. д.

33…de 34.Kf3 Kf7 35.Лfe1 Крg8 36.Kh4 Kd6 37.Kf5 C:f5 38.gf Kg5 (см. примечание к 32-му ходу) 39.C:g5 hg 40.Ca4.

Белые не заботятся о своей нуждающейся в защите пешке «h» и стремятся расстроить ферзевый фланг противника (Сс6 с последующим а2—а4—а5). Подобное стремление является попыткой наказать черных за ошибочное продвижение с7—с5. Смелой попытке Яновского — несмотря на слабости в собственном лагере, вскрыть слабости в неприятельской позиции — необходимо отдать должное (у Яновского было удивительно тонкое шахматное чутье). Другого мнения придерживается турнирный сборник, где комментатор порицает острую комбинацию Яновского и считает случившуюся в связи с ней потерю пешки решающей. Но даже если бы все было так — в чем мы сомневаемся, — ценность этого варианта все же вне сомнений. Ибо маневр Яновского — правилен он или нет — вскрывает подлинный смысл положения.

40…Лf8 41.Cc8 Лb8 42.a4 Крf7 43.Крg2 Лh8 44.Лh1 Лh6 45.Лa1 Фc7 46.Крf2 Лbh8 47.Крe3 Крg8 48.Крd3 Фf7 49.a5 Л:h5 50.Л:h5 Л:h5 51.ab Лh3+ 52.Крc2 ab 53.Лa8+ Крh7 54.Лd8 Фa7 55.Лa8 Фf7.

222


56.Крb3.

Белые допускают ошибку. Каким образом черные могли выиграть после 56.Лd8? Рассмотрим следующие варианты: 56…Фa7 57.Лa8 Фc7 58.Крb3 Лh4 59.Фa2 Л:e4 60.Лf8 K:f5 61.Фa8 Кd6 62.Лd8 и т. д.; или 60…g6 61.Фa8 gf 62.Лh8+ Крg6 63.Ce8+ Крg7 64.Ch5, и мат через несколько ходов. Итак, обходной маневр белых, по-видимому, достаточно силен, и комментатор турнирного сборника заблуждается, считая потерю пешки решающим обстоятельством. Но после ошибочного хода в партии черные, во всяком случае, должны были выиграть.

56…Фh5! 57.Ф:h5+ Л:h5 58.Ce8 K:e8?

Утомленные длительным сопротивлением, черные упускают немедленно выигрывающее продолжение 58…Лh6! Если 59.Лd8, то просто 59…g4 и т. д.; если же 59.Сg6+, то черные выигрывают посредством 59…Л:g6 60.fg+ Кр:g6 61.Крc2! К:e4 62.Крd3 Крf5! Именно этот ход черные просмотрели. После хода в партии вряд ли можно найти выигрыш для черных.

59.Л:e8 Лh2 60.Лa8 g4 61.Лa1 Крh6 62.Крa4 Крg5 63.Крb5 Крf4 64.Лg1.

Лучший ход. Грозило 64…Кр:е4 с последующим Крf3 и быстрым продвижением пешки.

64…Кр:е4 65.Л:g4+ Кр:f5 66.Л:g7 Лb2+ 67.Крc6 e4 68.d6 Лd2 69.d7 e3 70.Кр:b6 (при 70.Крс7 белые проигрывали) 70…e2 71.Лe7 Л:d7 72.Л:e2 Лd3 73.Лc2 Лd8, и через 12 ходов противники согласились на ничью. Трудная партия.

Как показывает этот пример, подчас бывает очень трудно заставить противника осу­ществить желательное для нас продвижение. Отсюда мы долж­ны сделать естественный вывод, что сдваивать пешки противника следует лишь в том случае, ког­да имеются основания думать, что нам удастся вызвать ослаб­ляющее продвижение. Чрезвы­чайно поучителен в этом отно­шений следующий пример.

№75. Дебют Рети

Нимцович      Росселли

Баден-Баден, 1925


Уже после 1.Kf3 d5 2.b3 с5 3.e3 Кc6 4.Сb2 Сg4? 5.h3! С:f3 6.Ф:f3 е5 7.Сb5 Фd6 у белых была возможность сдвоить пешки посредством 8.С:с6+ bс и затем сыграть 9.е4. Но что этим достигалось бы? Каким путем можно было бы за­ставить противника сыграть d5—d4?

223


Белые отказываются от мысли создать у противника сдвоенные пешки немедленно (путем 8.С:с6 bс), ибо ясно,

что им не удастся вызвать ход d5—d4; на 9 е4 (после размена на с6) черные будут держаться в центре пассивно


Белые временно отказались от размена на с6 и сыграли 8.e4! Черные ответили 8…d4, и теперь (после того как это про­движение осуществилось) сдвоение неприятельских пешек яв­ляется желанной целью. По­следовало: 9.Кa3 (с угрозой 10.Кс4 Фс7 11.С:с6, и вынужда­ется 11...bс) 9…f6! 10.Кс4 Фd7 11.Фh5+ g6 12.Фf3 Фс7 (если 12…0—0—0, то 13.Ка5 Кgе7 14.Ф:f6) 13.Фg4, и действие ферзя по диагонали g4—d7 вскоре повело к тому, что черные, чтобы избежать дру­гих неприятностей, вынуждены были примириться со сдвоением пешек. Всю партию с подробными примечаниями читатель найдет в конце главы.

Шахматист, стремящийся со­хранить устойчивость своих цен­тральных пешек, должен считаться с тем, что подвижность его пешечной массы при сдвоен­ных пешках весьма ограничена. В прямом соответствии с этим обстоятельством должны нахо­диться и движения его фигур; они должны быть малозначитель­ными внешне, тонкими по суще­ству, направленными одновре­менно против обоих флангов. Следующий пример пояснит на­шу мысль.

№76. Английское начало

Нимцович      

      Земиш

Дрезден, 1926


В этой партии черным не удалось вызвать продвижение неприятельского пешечного комплекса (белые «упорствуют»), поэтому «картина болезни» остается несколько неясной. Зато в партии можно наблюдать интересный побочный симптом «болезни»: характерную беспомощность белых фигур. Правда, сами по себе эти фигуры готовы к атаке, но их готовность парализуется сознанием того, что на поддержку со стороны собственных пешек рассчитывать с абсолютной уверенностью нельзя. Так как эти пешки к тому же ненадежны и в смысле обороны (ибо, в конце концов, все же грозит c7—c6 с последующим d6—d5 и расстройством пешечного построения белых), нерешительность белых фигур (10.Фс2, 11.Фd2) становится в достаточной мере понятной. Таким образом, скрытая пешечная слабость становится явной, что делает партию достойной внимательного изучения.

1.c4 e5 2.Kc3 Kf6 3.Kf3 Кc6 4.e4 Сb4 5.d3 d6 6.g3 Cg4 7.Сe2.

Это лишь кажущаяся непоследовательность, ибо при ходе g2—g3 белые имели в виду создать защиту для стремящегося на h4 коня; с другой стороны, 7.Сg2 сделало бы возможным продолжение Кd4.

7…h6 8.Ce4 C:c3+ 9.bc Фd7 10.Фc2.

Белые сознают, что подвижность их центральной пешечной массы чрезвычайно мала; d3—d4 и особенно d4—d5 поведет лишь (из-за слабости пункта с5) к параличу их позиции. Поэтому они стараются приноровить ходы своих фигур к ограниченным пространственным возможностям. В этом смысле заслуживал внимания и ход 10.Кd2 (чтобы посредством f2—f3 попытаться создать позицию максимальной устойчивости), например: 10…С:е2 11.Ф:е2 Кg4 12.f3 K:e3 13.Ф:е3 0—0 14.0—0 с приблизительно равной игрой. Напротив, ход 10.Фd2 шел бы вразрез с наличными пространственными ресурсами, ибо, с одной стороны, поле d2 должно оставаться открытым, а с другой — ферзю лучше находиться на поле с2, чтобы можно было при случае пойти на а4 и грозить продвижением d3—d4. На 10.Фd2 мы рекомендуем продолжать 10…Ка5, например: 11.Фс2 0—0 с последующим Лfe8, c7—c6 и d6—d5, и преимущество как будто на стороне черных.

10…0—0?

Также в данный момент мы предпочли бы 10…Ка5 (11.d4? К:с4!).

11.Фd2! (теперь это уместно; позиция рокировки у черных ослаблена) 11…Кh7?

Чтобы продолжать f7—f5; но в итоге, поскольку это оказывается невыполнимым, черные лишь децентрализуют своего коня.

12.h3! (не будь этого хода, белые могли бы с успехом сыграть 12.Кh4) 12…С:h3.

Черные теряют фигуру. Они считались лишь с продолжением 13.С:h6, что, в частности, также было сильно (13…Сg2 14.Лh2 С:f3 15.С:f3 gh 16.Ф:h6 f6 17.Cg4! и т. д.).

13.Кg1! Cg4 14.f3 Ce6 15.d4, и черные не могут спасти фигуру. Последовало еще: 15…ed 16.cd d5 17.cd C:d5 18.ed Ф:d5 19.Лd1 Лfe8 20.Крf2 Kf6 (покаянное возвращение децентрализованного коня) 21.Лh4 Ke7 22.Cd3 Kf5 23.C:f5 Ф:f5 24.Крg2 Лe7 25.Cf2 Лae8 26.Лf4 Фg6 27.d5 (консолидировав свое положение — 24-й и 25-й ходы, — белые пытаются отвоевать у противника пункт d5, отнимая последнюю надежду у черных) 27…Ле5 (если 27…Лd7, то 28.Фa5 и т. д.) 28.Лd4 Лd8 29.Фа5 Кh5 30.Ф:c7 Лde8 31.d6. Черные сдались.

Мы подвергли сдвоенные пешки детальному анализу, и в свете этого анализа некоторые кажущиеся обыденными момен­ты предстают перед нами с но­вой стороны.

№77. Дебют четырех коней

Шпильман       

      Рубинштейн

Карлсбад, 1911


1.e4 е5 2.Kf3 Кc6 3.Кc3 Кf6 4.Сb5 Сb4 5.0—0 0—0 6.d3 d6 7.Сg5 С:c3 8.bс Фе7 9.Ле1 Kd8 10.d4.

224


«Атакующее» положение белых пешек в центре имеет целью прикрыть

ди­намическую слабость (с2, c3),кото­рая становится явной после d4—d5.

Поэтому такое положение пешек можно назвать скорее «оборонительным»


У белых атакующее положе­ние в центре — таково ходячее представление. Это неверно — утверждаю я. При пешке b2 вме­сто с2 это было бы действитель­но так, но здесь активная внеш­не позиция пешки d4 стремится лишь прикрыть собственную сла­бость с2, c3. После d4—d5 эта (динамическая) слабость сде­лалась бы очевидной. Таким образом, если вдуматься в дело глубже, пешечная расстановка с2, c3, d4, е4 против е5, d6, с7, b7, а7 является не атакующей позицией, а оборонительной.

10...Кe6 11.Сс1 с6 (пра­вильно 11...с5!, например: 12.de de 13.К:е5? Кс7 и т.д.) 12.Сf1 Лd8 13.g3 Фc7 14.Кh4.

Белые хотят теперь сыграть f2—f4. Значит, инициатива в центре все же принадлежит бе­лым?! Нет. Дело в том, что чер­ные не создали затруднений про­тивнику на 11-м ходу, и белые получили возможность перейти от защиты к атаке, но вначале их позиция была все же оборо­нительной. (Солидней, однако, 14.Сg2.— Прим. ред.)

14...d5 15.f4! ef (сильнее 15...К:e4.— Тартаковер.) 16.e5 Ке4 17.gf f5! 18.ef! К:f6 19.f5 Kf8 20.Фf3, и Шпильман выиг­рал партию в блестящем стиле: 20...Фf7 21.Сd3 Сd7 22.Сf4 Ле8 23.Се5 с5 24.Крh1 с4 25.Се2 Сc6 26.Фf4 К8d7 27.Сf3 Ле7 28.Ле2 Лf8 29.Лg1 Фе8 30.Леg2 Лff7 31.Фh6! Крf8 32.Кg6+ (красивый прорыв) 32...hg 33.Фh8+ Кg8 34.Сd6 (край­не стесненный и связанный по всем направлениям противник не может теперь противостоять вторжению на g8 по линии «g») 34...Фd8 35.Л:g6 Кf6 36.Л:f6! Л:f6 37.Л:g7! Черные сдались.

225                                    226

                  


Перейдем теперь к рассмот­рению другого типа позиций со сдвоенными пешками.

При подобной пешечной кон­фигурации в пешке с6 или f6 имеется некоторая компенсация за утраченный центр, ибо эта пешка воздействует на центр. Последнее сказывается в том, что белые не могут создать форпоста на е5 (см. диаграмму 226). С другой стороны, грозит е6—е5, и, наконец, черные могут сыг­рать f6—f5, Лg8, и если в ответ на это g2—g3, то h7—h5, f5—f4 и h5—h4. Другими словами, пассивная пешечная масса е6, f7, f6 может быть развернута и брошена в атаку. Слабость за­ключается в изолированной пеш­ке h7. Указанной выше дивер­сии (Лg8, f6—f5, h7—h5) белые обычно стремятся противопоста­вить следующую расстановку фи­гур: пешки на f4, g3, h2, а кони по возможности на f3 и g2. В этом случае игра уравнивает­ся. Однако черным очень труд­но найти подходящий момент для перехода от защиты к ата­ке.

Мы приведем несколько при­меров.

№78. Французская защита

Нимцович       

      Перлис

Остенде, 1907


1.e4 е6 2.d4 d5 3.Кc3 Kf6 4.Сg5 dе 5.К:е4 Се7 6.С:f6 gf 7.Кf3 Кd7 8.Фd2 Лg8 (с этим ходом, возможно, следовало еще подождать) 9.0—0—0 Кf8 (за­щищает слабую пешку h7) 10.c4 с6 11.g3 Фc7 12.Сg2 b6 13.Лhе1 Сb7 14.Крb1 0—0—0.

Перлис прекрасно исполь­зовал внутреннюю оборонитель­ную силу сдвоенных пешек, и вскоре последние разворачиваются для атаки.

15.Кc3 Крb8.

227


Черные используют свои компактные сдвоенные пешки в целях обороны,

белые не могут создать форпост на поле е5


16.Фe3 (белые болезненно ощущают невозможность за­нятия пункта е5) 16...Кg6 (уже грозит f6—f5—f4, ибо пункт е5 теперь охраняется конем) 17.h4 f5 18. Ке5 (наконец-то!) 18...f4! 19.Фf3 К:е5 20.dе fg 21.fg Сb4 с равной игрой: 22.a3 С:c3 23.Ф:c3 с5 24.С:b7 Ф:b7 25.Лd6 Л:d6 26.ed Лd8 27.Лd1 Фе4+ 28.Кра2 Лd7, и ничья на 30-м ходу.

В этой партии Перлис — тон­кий знаток игры — прекрасно использовал как пассивную, так и активную силу сдвоенных пе­шек.

Менее убедительна в этом отношении следующая партия.

№79. Французская защита

Ейтс       

      Олланд

Схевенинген, 1913


1.e4 е6 2.d4 d5 3.Кc3 Кf6 4.Сg5 dе 5.С:f6? (лучше было сначала 5.К:е4) 5...gf 6. К:е4 f5?

Момент для продвижения, по-моему, выбран неудачно. В большем соответствии с по­зицией было бы построение b7—b6, с7—с6, Кd7, Фс7, Сb7 и 0—0—0, как в предыдущей пар­тии.

7.Кc3 Сg7 (этот слон пере­нимает защиту пункта е5, но пешка f6 была более надежным стражем) 8.Кf3 0—0.

На 8...Кc6, что я в «Wiener Schachzeitung» (1913) отметил как лучшее продолжение, могло бы последовать 9.Сb5 0—0 10.С:с6 bс 11.Фd3! Лb8 12.0—0—0, и все попытки черных добиться атаки должны потерпеть крушение из-за возможности вторжения на е5, например 12…Фе7 13.Кe5 Фb4 14.b3 и т. д.

9.Сс4? (следовало предпо­честь 9.Фd2 с последующим 0—0—0) 9...b6?

Продолжение 9…Кc6 10.Kе2 е5! 11.dе К:е5 открыло бы диагонали для слонов, на­пример: 12.К:e5 С:е5 13.c3 Сe6, и у черных хорошая позиция. Для нас важно отметить, что ход е6—е5, о котором мы говорили раньше, здесь был вполне возможен.

10.Фd3 Сb7 11.0—0—0 Кd7 12.Лhе1 Фf6 13.Крb1 Лfd8 14.Фe3 с5?

Лучше было 14...с6, что­бы, во-первых, фиксировать пешку d4, во-вторых, получить возможность сыграть b6—b5, а затем при случае Кb6. Ход 6…f5, таким образом, не оп­равдан последующим развитием событий; пешечная масса не превратилась в орудие атаки, и даже наоборот — возможность хода g2—g4 висит в воздухе.

15.d5 е5 16.g4.

Партия сходит с пути точ­ного расчета. Белые должны бы­ли бы радоваться тому, что по­лучили проходную, и им следо­вало теперь предпринять что-нибудь для ограничения под­вижности пешек е5 и f5, напри­мер, Кd2 и затем f2—f3 с хоро­шим положением.

16…fg 17.Кg5 Сh6 18.Ксе4 Фg6 19.f4 еf 20.Ф:f4 с колос­сальными осложнениями. После нескольких ошибок, допущен­ных черными, белые выиграли на 44-м ходу.

В рассмотренной партии ком­пактные сдвоенные пешки чер­ных не развернулись в орудие атаки. Иначе случилось в сле­дующей партии,— правда, с пеш­ками с7, с6, d6 против е4, с2 и т. д. (как на диаграмме 225, а не 226), но мы считаем обе эти пе­шечные конфигурации по своим характерным признакам совер­шенно идентичными.

№80. Испанская партия

Тейхман       

      О. Бернштейн

Петербург, 1914


1.e4 e5 2.Кf3 Кc6 3.Кc3 Кf6 4.Сb5 d6 5.d4 Cd7 6.0—0 Се7 7.Ле1 еd 8.К:d4 0—0 9.С:с6 bс 10.b3 Ле8 (наряду с использованием компактных сдвоенных пешек черные долж­ны еще стремиться к ограниче­нию подвижности неприятель­ского центра) 11.Сb2 Сf8 12.Фd3 g6 13.Лаd1 Сg7 14.f3 (бе­лые отказываются от агрессив­ной позиции в центре, которая достигалась ходом 14.f4, более заботясь о прочности) 14...Фb8 (черные заканчивают последние приготовления к продвижению с6—с5) 15.Сс1 Фb6.

Лучше было, как указывает Ласкер, 15...а5 с угрозой 16...a4! 17.К:а4! с5; если 16.a4, то 16...с5 17.Кdb5 Сc6 с последующим Кd7 и хорошей игрой для черных.

16.Ка4 Фb7 17.Кb2! с5 18.Ке2 Сb5 19.c4 Сc6 20.Кc3.

Пешечная конфигурация а4, b3, с4 в подобных положениях отнимает у белых все шансы на выигрыш ввиду необходимости постоянно заботиться о защите пешки b3. Построение белых имеет целью воспрепятствовать продвижению а7—а5—а4 без то­го, чтобы была надобность в ослабляющих пешечное располо­жение ходах; в этом случае и у черных остается слабость — изолированная пешка а7.

20...Кd7 21.Сe3 Кb6 22.Лb1 а5 23.Сf2.

Теперь должно было бы по­следовать 23...Фс8 с угрозой а5—а4.

228


Агрессивное использование компакт­ных сдвоенных пешек

(при нем белые, во всяком случае, могут создать форпост на d5).

Заслуживает внимания обоюдное построение за и против a5—а4


Если 24.Кd5, то 24...К:d5 25.ed Сd7 и затем а5—а4. Другие благоприятные возмож­ности (кроме Кd5) у белых вряд ли имеются. Наше мнение та­ково: ход с6—с5 предоставляет белым пункт d5 и является в известном смысле обоюдоострым. Но если выполнены необходи­мые предварительные условия — пешка е4 несколько стеснена, а ход Кd5 в достаточной мере па­рируется, — тогда продвижение с6—с5 обоснованно. Что ка­сается контрпостроения белых в этой партии (пп.a2, b3, с4 и Кb2, Кc3), то оно очень хоро­шо; но если принять во внима­ние связанную с таким построением затрату сил, то ясно, что оно не оставляет белым шансов на выигрыш (игранные таким образом партии, например в мат­че Ласкер — Шлехтер, постоян­но оканчивались ничьей).

Продвижение а6—а5 мы считаем плохим, ибо оно может привести к значительному стес­нению игры. В этом отношении очень поучительна следующая партия.

№81. Испанская партия

Билькар      

      О. Бернштейн

Остенде, 1907


1.e4 е5 2.Кf3 Кс6 3.Кc3 Kf6 4.Сb5 d6 5.d4 еd 6.К:d4 Сd7 7.0—0 Се7 8.С:с6 bс 9.b3 0—0 10.Сb2 d5 11.e5 Ке8 12.Фd2! (черные пешки от продвижения не станут силь­нее!) 12...с5 13.Кdе2 с6 14.Лаd1 Фс7 15.Кf4 Фb7 (грозило 16.К:d5) 16.Ка4.

Этот ход готовит блокаду на с5. Еще сильнее она была бы при пешках с7, c6, d5; в этом случае конь на с5 в значитель­ной мере парализовал бы игру черных.

16...c4 17.Сd4 сb 18.ab? (ло­гичнее было 18.cb) 18...Кс7 19.d3 Кe6 20.Кdс5 Фс7 21.К:d7 Ф:d7 22.Фe3 К:d4 23.Ф:d4 Лаb8 24.Кс5 Фf8 25.Kd3.

Белые владеют пунктом с5. Однако если бы они на 18-м хо­ду сыграли с2:b3, то давление по открытой линии «с» было бы очень сильным. Таким образом, ход d6—d5 можно считать опровергнутым. Изучающий, кото­рый стремится понять внутрен­нюю логику событий, скажет: «Как легко на самом деле дости­гается блокада пешечной массы: с7, с6, d5! Черным удалось ведь раздвоить свои пешки; кроме того, белые допустили явную ошибку (18.ab?), и все же под­вижность пешек с6 и d5 как была, так и осталась весьма не­значительной». И это верно. Пешки с7, с6, d5 в значитель­ной степени подвержены опасно­сти блокады; другими словами, отмеченная нами в начале гла­вы связь между сдвоенными пеш­ками и ограничением подвижно­сти становится чрезвычайно ве­роятной. Лишним примером яв­ляется партия №20 (а также фрагмент из партии, показан­ный на диаграмме 229.— Прим. ред.). В дальнейшем наше пред­положение о наличии такой свя­зи должно превратиться в твер­дую уверенность.

229


Ферзевый фланг и центр из партии Готтшаль—Тарраш (1888). Белые ладьи запатованы


3. Ограничение подвижности. «Таинственные» ходы ладьей. Действительные и мнимые вы­свобождающие ходы и как про­тив них бороться.

В те времена, когда еще было в порядке вещей обрушиваться на меня соединенными силами, чтобы выставить мои идеи в смешном свете, встречались не­которые критики, которые с тонкой насмешкой называли мои ходы ладьей «таинствен­ными». Такого рода ход можно найти, например, в положении на диаграмме 230.

№82

Блэкберн       

      Нимцович

Петербург, 1914


230


Положение после 14-го хода белых. Черные делают «таинственный» ход ладьей с f8 на е8.

Этот ход изби­рается в противовес возможному продвижению d3—d4


Белые явно намереваются в подходящий момент сыграть d3—d4. Маневр Лf8—е8 имеет це­лью затруднить этот высвобож­дающий ход. Таким образом, де­ло сводится здесь к некоторому предупреждающему мероприя­тию. «Таинственной» является, в сущности, лишь внешняя фор­ма хода (ладья занимает пока что закрытую линию), но никак не его стратегическая цель. Несмотря на это, мы сохраним название «таинственный», при­чем ирония в данном случае бу­дет относиться уже не к ходу.

Требовать от фигуры только непосредственного атакующего действия — это уровень среднего игрока. Более гибкое понимание игры вполне основательно предъявляет к фигурам требо­вание предупреждающего дей­ствия. Типичное положение ве­щей таково: намеченный про­тивником высвобождающий ма­невр (в большинстве случаев — пешечное продвижение) даст в результате открытую линию и для нас; эту «будущую» линию (вскрытие которой не находится в нашей власти) мы занимаем заранее, чтобы усложнить про­тивнику проведение высвобож­дающего маневра. «Таинствен­ный» ход ладьей является не­обходимой составной частью ра­зумной стратегии. Распростра­ненное мнение, что для ладей нужно избирать лишь позиции наибольшей активности, — пред­рассудок, который надо в себе побороть. Я беру на себя сме­лость утверждать, что предупре­ждение высвобождающих ходов противника гораздо важнее, чем соображения о том, действует ли в данный момент ладья или же занимает пассивную позицию. Теперь приведем несколько примеров.

231


В этом положении (его нужно понимать как схему) белые иг­рают Лf1—d1; они ждут впо­следствии хода с6—с5 и хотят после d4:с5 и b6:с5 использовать линии «с» и «d» для давления против висячих пешек d5 и с5.

232


Путем Ла8—а7 и Лf8—а8 черные стремятся воспрепятствовать продви­жению а2—a3

с последующим b3—b4 и с4—с5 или по крайней мере осла­бить силу этого продвижения


«Таинственный» ход ладьей играет значительную роль и в миттельшпиле. Черные играют 1...Ла7. Ес­ли белые отвечают 2.a3, то 2...Лfа8. Теперь белые могут осуществить свой план (b3—b4 с последующим с4—с5) лишь пу­тем известных уступок противнику. Могло бы последовать: 3.Фb2 Фd8 4.b4 аb 5.ab Фb8! 6.Лfb1 (6.Л:а7? Ф:а7, и черные владеют линией «а») 6...Крf8 7.c5 bс 8.Л:а7Л:а7 9.bс Ф:b2 10.Л:b2 Лa3 11.Лс2 Сс8! 12.c6! (самое луч­шее: на 12.cd cd 13.Кb5 сле­дует 13...Ла1+ 14.Крf2 Сa6, и игра приблизительно равна) 12...Ке8 с последующим f7—f5 с некоторой контригрой.

№83

Купчик       Капабланка

Лейк-Хопатконг, 1926


233


Черные виртуозно проводят пре­дупреждающую операцию против намечаемого продви­жения g2—g4


Наличие пешечной цепи d5, с4 против d4, c3 требует атаки базы c3 путем а7—а6, b6—b5, а6—а5 и b5—b4; однако пред­варительно необходимо обезо­пасить свою позицию от воз­можной атаки посредством g2—g4. С этой целью черные сыгра­ли 19...h5! 20.Леf1 Лh6!!

«Таинственный» ход ладьей, направленный против маневра h2—h3 с последующим g2—g4; если белые попытаются его вы­полнить, то силы черных ока­жутся наготове для атаки по линии «h».

21.Се1 g6 22.Ср4 Крf7! 23.Фе1 а6 (теперь пора сделать этот ход) 24.Са4 b5 25.Сd1 Сc6 26.Лh3 (более уместно было по­заботиться о защите ферзевого фланга) 26...а5 27.Сg5 Лhh8 28.Фh4 b4 29.Фе1 (если 29.Сf6, то 29...Се7) 29...Лb8 30.Лhf3 а4, и черные выиграли по­средством прорыва на ферзе­вом фланге: 31.Л3f2 a3 32.b3 сb 33.С:b3 Сb5 34.Лg1 Ф:c3 и т. д.

Маневр Лf8—f6—h6—h8 очень пластичен и оставляет сильное впечатление.

№84

Готтшаль       Нимцович

Ганновер, 1926


234


Черные хотели реализовать пешечное превосходство на ко­ролевском фланге путем Крf7—g6—f5 с последующим е6—е5. В ответ на Крf7—g6 последова­ло бы, однако, g3—g4. Поэтому я избрал «таинственный» ход ладьей (итак, он оказывается возможным даже в эндшпиле!) 28...Лh8! После 29.Лd1 Крg6 30.Лd4 Крf5 31.Сd2 снова последовал «таинственный» ход 31...Лf8; в интересах справед­ливости мы назовем, однако, последний ход «полутаинственным», ибо он в отличие от пассивного, предупреждающего хода 28...Лh8 — маневр чисто активный. Продолжение было: 32.Се1 е5 33.fе fе 34.Лh4 g5 35.Лb4 Кре6+ 36.Кре2 е4 37.Сf2 Лf3. Проходная пешка черных в соче­тании с вторжением ладьи и не­которой слабостью пешки с5 повели в конце концов к проигрышу белых. Мы в дальнейшем приведем окончание этой партии (№114).

«Таинственного» хода, ста­вящего ладью на закрытую ли­нию, которая может стать от­крытой лишь при желании про­тивника,— если он этого не де­лает, то позиция нашей ладьи как бы бесполезна, — такого хо­да не следует делать, не отда­вая себе ясного отчета в том, что мы собираемся принести жертву в силе действия фигуры. Мы приносим эту жертву, что­бы воспрепятствовать высвобож­дающему пешечному продвиже­нию противника либо, по край­ней мере, затруднить это продви­жение.

Однако если мы найдем, что высвобождающий ход, к которо­му стремится противник, явля­ется мнимым (не ведущим фак­тически к высвобождению), то было бы в высшей степени не­экономично пойти на упомяну­тую жертву. В партии Блэкберн — Нимцович, о которой мы говорили раньше, разница меж­ду настоящими и мнимыми вы­свобождающими ходами броса­ется в глаза. Так как эта пар­тия содержит в себе еще и ряд других моментов, характерных для нашего понимания «профилактики», мы сейчас ее рассмот­рим.

№85. Дебют Берда

Блэкберн       Нимцович

Петербург, 1914


1.e3 d6 2.f4 е5 3.fе dе 4.Кc3 Сd6.

Лучший ход. Выдвинутое Ласкером положение, что рань­ше надо выводить коней, не охватывает сущности дела. А сущность заключается в пе­шечной конфигурации и противодействии высвобождающим пешечным ходам противника.

5.e4 Сe6 (препятствуя ходу Cf1—с4) 6.Кf3 f6.

Черные стремятся (на 8-м ходу это становится явным) по­мешать высвобождающему в известном смысле ходу d3—d4, ибо этот ход выявляет пешечное пре­имущество белых в центре. Игра черных в конце концов действи­тельно приводит к «параличу» центральных белых пешек. Од­нако возникает вопрос: почему черные допускают высвобож­дающее продвижение d2—d4 на 7-м ходу?

7.d3.

Белые воздерживаются от двойного хода пешкой, ибо 7.d4 было бы типичным мнимым высвобождением, создающим лишь новое слабости, например: 7...Кd7 8.d5 (иначе последует когда-нибудь е5:d4 с игрой против изолированной пешки е4) 8...Cf7 с последующим за­нятием пункта с5 слоном или конем.

7...Ке7 8.Сe3 с5!

Опираясь на те возможности, какие дает открытая линия «d», черные постепенно ставят противника в положение обороняю­щегося (см. 9-й и 10-й ходы чер­ных).

9.Фd2 Кbc6 10.Се2 Кd4 11.0—0 0—0 12.Кd1 Кеc6 13.c3.

Планомерные операции чер­ных привели к определенному результату пешка а3 слаба.

13...К:е2+ 14.Ф:е2 (см. диаграмму 230) 14...Ле8!

«Таинственный» ход ладьей, имеющий целью в случае d3—d4 использовать линию «е» (против пешки е4). Кроме того, этот ход освобождает поле f8 для слона.

15.Кf4 Сf8 16.Кf5 Крh8!

Белые используют свой един­ственный шанс — открытую ли­нию «f». Ход черных при всей малозначительности характерен для позиционной игры: они обеспечивают себе возможность сыграть при случае g7—g6 с по­следующим f6—f5, причем уст­раняют помеху — шах на h6.

17.g4 Фd7!

Чтобы иметь возможность парировать грозящее продвиже­ние g4—g5, например 18.g5 g6 19.Кg3 f5!, и черные стоят пре­восходно (см. предыдущее при­мечание).

18.Кf2 а5.

Пешка а2 находится под уда­ром и приковывает к себе ла­дью; на ход b2—b3 черные хо­тят иметь возможность ответить а5—а4. Слабость центра белых сказалась, таким образом, и на ферзевом фланге.

19.a3 b5.

235


Сильным был ход 19...Сb3, но в этом случае черные не мог­ли парировать угрозу g4—g5 так, как первоначально намети­ли. Все же они могли спокойно сыграть 19..Сb3 (никогда не следует становиться рабом сво­их желаний и намерений!), на­пример 20.g5 fg 21.С:g5 с4! (предложено Ласкером) 22.dс Фe6 23.Кe3 Фg6 24.Фg4 Сс5!, и черные выигрывают; или 23.Фf3 С:c4 24.Лfd1, и позиция черных несколько лучше.

20.Лаd1 Лаb8 (при немед­ленном b5—b4 черные, пожалуй, сэкономили бы несколько тем­пов) 21.Лd2 b4 22.ab аb (если 22…cb, то 23 а4!) 23.c4 Ла8?

Черные получили стратеги­чески выигранную позицию и должны были теперь использо­вать выгоды своего положения. Им следовало стремиться сыг­рать Кc6—d4, что ведет к Сe3:d4, и затем g7—g6 с последую­щим Сh6, чтобы доминировать по диагонали h6—с1. Напри­мер: 23...g6 24.Кg3 Кd4! 25.С:d4 сd и затем 26…Сh6 или 25.Фd1 Ла8 с последую­щим Фd7—а4; черные вскоре вынуждают размен ферзей и по­лучают хороший эндшпиль. Возможна была, однако, перестановка ходов, например 23...Kd4 24.С:d4 сd 25.Фf3 (лучше всего) 25...g6 26.Кg3 Фе7 27.Кd1 Сh6 28.Лg2 Сg5! с дальнейшим Лb8—а8—а1 и т. д.

24.Фf3 Ла2? (здесь было еще время сыграть 24...Кd4 и т.д.) 25.g5.

Благодаря остроумному тактическому маневру (26-й ход белых) это как будто легко парируемое продвижение все же оказывается возможным. Черные попадают в плохое положение.

25...g6 26.Кg4 (отнимает у черных результаты всей предыдущей работы) 26...gf 27.К:f6 Кd4 28.Фf2 (быстрее выигрывало 28.Фh5) 28...Фc6 29.К:е8 Ф:е8 30.С:d4 еd 31.ed, и белые легко выиграли.

Рассмотренная партия по­зволяет выявить разницу между настоящим и мнимым высвобождающими ходами. Заслужи­вает интереса также способ, при помощи которого черные препятствовали продвижению d3—d4, а затем g4—g5. Но наиболее существенным для нас является следующий вывод: абсолютных высвобождающих ходов вообще не существует, при недостаточном развитии высвобож­дение всегда оказывается мнимым, и, наоборот, ход, который не выглядит вовсе высвобожда­ющим, может при избытке тем­пов повести к очень свободной игре.

Для примера рассмотрим следующее положение.

236


При слабом развитии черных высво­бождающий ход f7—f5 ведет лишь

к преждевременному вскрытию позиции и ее ослаблению


У белых, несомненно, значи­тельное превосходство в темпах, и поэтому попытка черных высвободиться посредством f7—f5 ведет лишь к преждевременно­му вскрытию их недостаточно развитой позиции, например:

1...f5 2.ef! gf 3.Кh5 с после­дующим f2—f4 и сильной ата­кой.

Указанное обстоятельство было незнакомо псевдоклассиче­ской школе, она знала лишь абсолютные высвобождающие хо­ды, ход f7—f5 (при белых пеш­ках е4, d5 против черных пе­шек d6, е5) казался ей таким, и она считала его в высшей сте­пени полезным в 80% случаев. Цифра 60% кажется нам более вероятной. Ибо даже после пас­сивного оборонительного хода f2—f3 (после 1...f5 2.ef gf) си­лу пешек е5 и f5 не следует пре­увеличивать.

Неожиданно перед нами ока­залась основная позиция огра­ничения подвижности, к рассмотрению которой мы и перейдем.

4. Как достигается ограниче­ние подвижности неприятельских пешек в случае пешечного пре­восходства. Борьба против чис­ленного превосходства в центре. Качественное превосходство.

Предположим, что у черных имеется пешечное превосходст­во, скажем пешки а5, b5 про­тив a3 или же пешки е5, f5 про­тив f3. Они грозят образовать проходную пешку либо (во вто­ром случае) начать атаку на по­зицию рокировки путем созда­ния клина f5—f4 с последую­щим Лf8—f5—h5 и т. д. Идея ограничения подвижности та­ких пешек заключается в том, чтобы нейтрализовать лишнюю пешку противника путем давле­ния по открытой линии с ис­пользованием двух различных блокирующих полей. В позиции: белые — п. f3, черные — пп.e5, f5 (при наличии и других фи­гур) — у владеющего пешечным превосходством имеются две угрозы. Первая заключается в продвижении е5—е4, вторая — в образовании клина f5—f4 в связи с возможной диверсией Лf8—f5—g5 (h5) и, допустим, одновременным стремлением ут­вердить коня на e3.

В чем же заключается идея ограничения подвижности? Да в том, чтобы в случае е5—е4 блокировать пешки посредством f3—f4 с последующим Сe3; ес­ли же последует f5—f4, то блокировать на поле е4 посредст­вом Ке4. Отсюда конь благода­ря своему «радиусу атаки» затрудняет упомянутую выше ди­версию. Итак, основная идея ог­раничения подвижности заключается в использовании откры­той линии в связи с двоякой воз­можностью блокады.

Центральным пешкам, созда­ющим пешечное превосходство, не следует давать возможности продвигаться слишком далеко вперед; в этом случае угроза об­разования клина может оказать­ся очень неприятной. Например, в положении: белые — Крg1, пп. f2, g2, h2; черные — пп.h7, g7, f4, е4 (при наличии значи­тельного числа фигур у обеих сторон) — ход f4—f3 грозит пе­рекрыть коммуникационную ли­нию между пунктами g2 и h2, с одной стороны, и остальны­ми пунктами на 2-й горизонтали — с другой (так, например, белая ладья с а2 не могла бы больше защитить поля g2 и h2). Если бы в других отношениях игра была равна, то при таком положении пешек атака черных стала бы очень сильной. От­сюда вытекает необходимость фиксировать пешки противни­ка уже на 4-й горизонтали (итак, пешка f3 против пешек е5, f5).

Понятие качественного превосходства легко усво­ить тому, кто ознакомился с на­шей пешечной цепью. Пешки то­го фланга, на котором происхо­дит движение по направлению к базе неприятельской пешечной цепи, следует считать качест­венно более сильными. Таким образом, в положении: белые пешки а2, b2, с3, d4, е5, f4, g4, h3 против черных пешек а7, b7, с5, d5, е6, f7, g7, h7 — у белых качественное пешечное превос­ходство на королевском фланге, а у черных — на ферзевом.

5. Различные формы ограни­чения подвижности: а) борьба против подвижной центральной пешки; б) борьба против каче­ственного пешечного превосход­ства; в) ограничение подвижно­сти компактных сдвоенных пе­шек; г) мой специальный де­бютный вариант, проникнутый тенденцией ограничения под­вижности.

а) Подвижная цент­ральная пешка.

Белая пешка е4 против чер­ных пешек d6 и f7 или же d4 против е6, c6. Подобная пози­ция может возникнуть после 1.e4 е5 2.Кf3 Кc6 3.Сb5 d6 4.d4 еd 5.К:d4 Сd7. Ограничение подвижности пешки е4 черные осуществляют игрой по линии «е», то есть путем Kf6, Ce7, 0—0, Ле8, Сf8. Другим средством лишить пешку е4 под­вижности служит более пассивная расстановка d6, f6. Такое положение (скажем, d4 против c6, е6) является типичным. Я называю его «пилой»; при попытке центральной пешки дви­нуться вперед пешечный меха­низм черных покажет свои ост­рые зубы.

Последовательность манев­ров, направленных против под­вижного пешечного центра, обычно такова: 1) пассивное по­ложение «пилы»; 2) более агрес­сивное ограничение подвижности путем давления по открытой ли­нии ладьей; 3) стремление сде­лать центральную пешку от­сталой или изолированной; 4) механическая остановка пешки посредством блокирования; 5) овладение пешкой. Девизом шах­матиста, ведущего борьбу про­тив подвижного пешечного цент­ра, должно быть: «Сперва огра­ничить подвижность, затем блокировать и, наконец, унич­тожить!» Проведение такой про­граммы дело не легкое, но зато благородное, и мы рекомендуем читателю потренироваться в этом, исходя, например, из по­ложения, возникающего после 1.e4 е5 2.Кf3 d6 3.d4 еd 4.К:d4.

Следующая партия лишь внешне сложна по своим моти­вам, в действительности же ее содержание заключается в борь­бе против пешки е4.

№86. Индийская защита

Шусмит       

      Нимцович

Остенде, 1907


1.d4 Кf6 2.c4 d6 3.Кf3 Кbd7 4.Кc3 е5 5.e4 Се7 6.Сd3 0—0 7.0—0 еd (если 7...Ле8, то 8.d5, и у черных стесненное по­ложение, например: 8...Кс5 9.Сe3 К:d3 10.Ф:d3 Кd7 11.b4 а5 12.a3 и т. д.) 8.К:d4 Ле8 9.b3 Ке5 10.Сс2 а6 (цель продвижения черных на ферзе­вом фланге становится вскоре понятной) 11.Сb2 Сd7 12.b3 Сf8 13.f4 Кg6 14.Фf3 с6 15.Лае1 b5 (теперь все ясно: черные оперируют против пешки е4; одно­временно они стремятся удалить пешку с4, из-за которой пешка а6 является отсталой) 16.Фd3 Фс7 17.Крh1 Лаd8 18.Сb1 b4!!

237


Здесь мы имеем дело с не­сколько необычным, правда, об­разованием пешечной цепи. Звеньями этой цепи являются пешки b3 и с4 против пешки b4 и... коня с5; а почему бы фи­гуре в виде исключения не исполнить роль недостающего звена пешечной цепи? План заключается в маневре Сс8, Кf6—d7—с5 с последующим а6—а5—а4 и атакой против базы цепи — пешки b3. Таким образом, ход b5—b4 переносит атаку с пеш­ки с4 на пешку b3.

19.Kd1 Сс8 20.Фf3 Кd7 21.Кf5 Кс5 22.g4? (ошибочный ход, так как пешка f4 оказывается на короткое время недостаточ­но защищенной; этого «корот­кого» времени, однако, для чер­ных достаточно, чтобы прорвать позицию белых в центре) 22...Кe6! 23.Фg3 Сb7 24.h4 d5 25.e5 с5 26.cd Л:d5 27.Крg1 (ес­ли 27.Се4?, то 27...Л:d1!) 27...Лd2 28.Кfe3 Фc6. Белые сдались.

Ту же тему иллюстрировали мои партии против Тейхмана (№8) и Блэкберна (№85).

б) Борьба против качественного пешечного превосходства.

Представим в положении на диаграмме 232 черного коня не на f6, а на с5. В этом случае мы видели бы типичный пример ограничения подвижности ка­чественного пешечного превос­ходства; на 1.К:с5 последова­ло бы 1...bс, и продвижение бе­лых пешек механически застопо­рено; если же 1.a3, чтобы про­должать 2.b4, то 1...а4! 2.b4 Кb3!, и эта сильная позиция коня в некоторой степени ком­пенсирует возможное при случае продвижение с4—с5.

238


Подвижность пешек королевского фланга белых несколько ограничена:

на 1.h3 следует 1…h4! 2.g4 Кg3


Нужно осознать эту одновре­менно пассивную и активную де­ятельность ладейной пешки, ибо именно на ней (см. еще диа­грамму 238) зиждется стремяща­яся к ограничению подвижности операция. Ход h5—h4 либо а5—а4 всегда должен следовать в ответ на h2—h3 или а2—a3.

Другой типичный случай вы­являет следующее окончание.

№87

ван Флит       Нимцович

Остенде, 1907


239


Помешать маневру Фg3, h2—h4, g4—g5, в конце концов, не­возможно. Черные неизбежно должны сыграть f7—f6, и, та­ким образом, продвижение бе­лых (после g5:f6 и g7:f6) при­ведет к ослаблению базы пешеч­ной цепи противника: чрезвычайно опасной окажется при этом атака на черного короля. Поэтому правильный план игры включается в том, чтобы препятствовать продвижению h2—h4 и g4—g5 до тех пор, пока не удастся увести короля.

21...Кh7 22.Кf3 Фе7 23.Фg3 Лfе8 24.h4 f6 25.Ла1 (у белых также имеются слабости) 25...Фb7 26.Лfе1 Крf7! 27.Ле2 (если 27.g5, то 27...hg 28.hg Кре7! со сносной игрой) 27…Лh8! («таинственный» ход!) 28.Крf2 Кf8 29.g5 hg 30.hg Kd7 (атаку белых можно считать неудавшейся, так как после 31.gf gf 32.Фg6+ Кре7 33.Фg7+ Крd6! у черных была бы превосходная позиция) 31.gf gf 32.Кh4 Лаg8 33.Кg6 Лh5 34.Лg1 Лg5 с преимуществом черных.

в) Ограничение под­вижности компактных сдвоенных пешек.

Помимо разобранной нами динамической слабости сдвоенных пешек следует остановить­ся еще на двух моментах: 1) запертый слон; 2) недостаток в пространстве и связанные с этим трудности защиты.

240


«Мертвый» слон на с8! (он—пленник в собственном лагере)


1-й случай мы иллюстрируем этим положением, возникающим из голландской партии в первой руке (имеется в виду дебют Берда.— Прим. ред.), и двумя на­чалами партий.

1.d4 d5 2.Кf3 с5 3.d3 (несколь­ко необычно) 3...Кс6 4.Кc3 Сg4 5.g3 С:f3!! 6.ef е6 7.Сg2 f5! 8.0—0 d4 (восхитительная игра: слон g2 теперь заперт; слабость на е6 легко защитима) 9.Кb1 b5 10.a4 b4 11.Кd2 Ка5 12.Фе2 Крf7 13.Ле1 Фd7 14.Кс4 К:с4 15.dс Кf6, и черные владеют инициативой.

1.e3 е5 (Нимцович — Рети, Бреславль, 1925) 2.c4 Кf6 3.Кc3 Кc6 4.Кf3 Сb4 5.Се2 (за­служивало внимания продолже­ние 5.d4 еd 6.ed d5 7.Се2 с равной игрой) 5...0—0 6.0—0 Ле8 7.a3 С:c3 8.bс d6, и бе­лые во всей партии не могли найти надлежащего применения слону с1.

2-й случай поясняют диа­граммы 241 и 242.

241


При отсутствии пешки с7 у черных была бы возможность двигаться,

те­перь же — в связи с угрозой Сb7 — они наполовину запатованы


242


Конь блокирующий сдвоенные пешки парализует игру противника


На диаграмме 242 мы видим блокирующего коня, действие которого при сдвоенных пешках невероятно велико: пешечное превосходство черных на ферзе­вом фланге не только иллюзор­но, но каждая из пешек на­ходится еще в смертельной опас­ности; при таких обстоятельст­вах пешечное превосходство на королевском фланге легко реша­ет партию в пользу белых. Если бы у обеих сторон были еще ладьи (белая — на а4, черная — на b6 или d8), то и в этом слу­чае позиция черных проиграна.

Отсюда ясно, в какой степе­ни блокада компактных сдвоен­ных пешек парализует игру противника.

г) Мой специальный вариант, имеющий целью ограничение подвижности.

Речь идет о следующем на­чале партии: 1.c4 е5 2.Кc3 Кf6 3.Kf3 Кc6 и теперь 4.e4. Уже в 1924 году после ходов 1.f4 с5 2.e4 Кc6 3.d3 (предложено аналитиком Краузе) 3...g6 я испробовал продолжение 4.c4, идею которого усматривал в значительном ограничении под­вижности неприятельских сил. К этому ходу я в «Kagans Neueste Schachnachrichten» (1925, стр. 10) сделал следующее при­мечание:

«Ввиду того, что этим ходом (4.c4) белые отнюдь не надеют­ся предотвратить продвижение d7—d5 или хотя бы помешать ему, он нуждается в особом по­яснении. Черные стремятся к продвижению е7—е6 и d7—d5. Осуществив его, они попытают­ся усилить свою позицию на ферзевом фланге, играя, например, при случае Кd4, чтобы после К:d4 cd начать давление по линии «с» на пешку с2. Имен­но такое развитие игры стано­вится при ходе 4.c4 невозмож­ным. Дыра на d4 существенного значения не имеет».

Если поставить вопрос, отку­да я почерпнул в то время сме­лость (ибо необходимо мораль­ное мужество, чтобы сделать ход или попытаться выполнить план, совершенно противоречащий традиции), то должен сослаться на интенсивное изучение про­блемы блокады. Я стремился найти разные отражения этого принципа и поэтому, напри­мер, в 1926 году в Дрездене по­сле ходов 1.e4 с5 2.Кf3 Кc6 3.Кc3 рискнул сыграть 3...e5, что обратило на себя общее внимание. Мой специальный де­бютный вариант (1.c4 е5 2.Кc3 Кf6 3.Кf3 Кc6 4.e4) яв­ляется лишь дальнейшим шагом на этом пути. В частности, и известный датский теоретик д-р О. Краузе, изучая вопрос об одновременном применении в дебюте обоих ходов — с2—с4 и е2—е4, вполне самостоятель­но пришел к частично сходным результатам.

Теперь мы приведем не­сколько партий.


Примеры ко второй главе

№88. Английское начало

Нимцович       

      Рубинштейн

Дрезден, 1926


Эта партия иллюстрирует предупреждающее действие фи­гур и идею общей подвижности.

1.c4 с5 2.Кf3 Кf6 3.Кc3 d5 4.cd К:d5 5.e4.

Предложенная мною новинка, при которой ради достижения других выгод пешка d2 достается отсталой.

5...Кb4 (следовало предпо­честь 5...К:c3 6.bс g6) 6.Сс4! е6.

Немедленное использование слабости на d3 здесь не было возможно, например: 6...Кd3+ 7.Кре2! Кf4+ 8.Крf1 с угрозой d2—d4 или 7...К:с1+ 8.Л:с1 Кc6 9.Сb5 Сd7 10.С:с6 с последующим d2—d4 и лучшим эндшпилем для белых.

7.0—0 К8с6.

Лучше было, пожалуй, 7...a6, но и в этом случае белые посредством 8.a3 К4с6 9.d3 с последующим Сс1—e3 получали хорошую игру.

8.d3 Кd4 (грозило а2—а3) 9.К:d4 cd 10.Ке2.

Теперь у белых очень хо­рошее положение: слабость пунк­та d3 прикрыта черной пешкой, общая подвижность пе­шек королевского фланга (f2—f4) весьма велика и, наконец (что очень важно), не прини­мающий как будто активного участия в игре слон с4 оказы­вает значительное предупреж­дающее действие (он противо­действует ходу е6—е5).

10...а6 (чтобы защититься от угрозы 11.Сb5+ Сd7 12.К:d4) 11.Кg3 Сd6 12.f4.

Очень сильно было 12.Фg4, например: 12...0—0 13.Сg5 Се7 14.Сh6 Сf6 15.С:g7 С:g7 16.Кh5 или 12...0—0 13.Сg5 е5 14.Фh4 с последующей жерт­вой на g7 (Кg3—h5:g7). Луч­шим ответом на 12.Фg4 было бы 12...Фf6, но после 13.f4 и в этом случае у белых значи­тельное преимущество. Менее острое продолжение, избранное белыми, дает противнику воз­можность приблизительно урав­нять игру.

12...0—0 13.Фf3.

Перейти к прямой матовой атаке уже невозможно, напри­мер: 13.e5 Се7! 14.Фg4 Крh8 15.Кh5 Лg8 16.Лf3 f5! 17.ef gf 18.Фh4 Лg6 19.Лh3 Фе7, и черные грозят окончательно уп­рочить свое положение путем Сc8—d7 и Ла8—g8.

13...Крh8 14.Сd2 f5 15.Лае1 Кc6.

Черные хорошо защитились, но у белых имеется еще один козырь — линия «е».

16.Ле2 Фc7.

Это нехорошо. В стесненных положениях не следует са­мому уменьшать подвижность своих фигур, хотя бы и в очень малой степени. Черные должны были оставить себе возможность после 17.ef еf сыграть Фd8—f6, после чего их позиция была бы лучше, чем в партии.

17.ef еf.

243


18.Кh1.

Конь предпринимает дале­кое путешествие, целью кото­рого является пункт g5, чтобы поддержать действие слона с4, а также ладьи по открытой линии «е».

18...Сd7 19.Кf2 Лае8 20.Лfе1 Л:е2 21.Л:е2 Кd8 (ход 21...Ле8 опровергается посред­ством 22.Фd5) 22.Кh3 Сc6.

Теперь ход 22...Ле8 уже повлек бы за собой всякие ком­бинационные фокусы, например: 23.Фh5! Л:е2 24.Кg5 h6? 25.Фg6 hg 26.Фh5X. [Лучше 24...Л:g2+! 25.Кр:g2 Сс6+ 26.Крg1 g6, как указал Душко Бжаков (Бачка Паломка) в журнале «Мат» (1970, № 3). Но силь­нее 23.Фd5!, после чего вы­нужденно 23...Лf8; тогда 24.Крf1 Сc6 25.Ф:d4 или 24...Сс5 25.b4. Еще сильнее 23.Л:е8+ С:е8 24.Фd5.— Прим. ред.]

23.Фh5 g6 24.Фh4 Крg7 25.Фf2!

Позиция рокировки черных еще слишком хорошо защищена, поэтому белые стремятся вызвать перегруппировку неприя­тельских сил.

25...Сс5 (или 25...Фb6 26.b4 и 27.Сc3!) 26.b4 Сb6 27.Фh4.

Задачная идея возвращения фигуры. Хорошо было, однако, и 27.Фе1, например: 27...Се4 28.Кf2 с выигрышем пешки пу­тем 29.К:е4 и т. д.

27...Ле8 (на 27...Лf6 по­следовало бы 28.Кg5 h6 29.Кh7! с немедленным выигрышем) 28.Ле5! Кf7.

Если 28...h6, то 29.g4 с сильнейшей атакой: 29…fg 30.f5 Ф:е5 31.f6+ Ф:f6 32.Ф:h6Х или 29...g5? 30.fg с угрозой мата. После хода в партии белые изящно форси­руют выигрыш.

29.С:f7 Ф:f7.

На 29...Л:е5 последовало бы 30.fe Ф:f7 31.Кg5 Фg8 32.e6 Сd5 33.Фf4 с легким выигрышем.

30.Кg5 Фg8 31.Л:е8 С:е8 32.Фе1!

244


Замечательное положение. Позиция черных проиграна. Не­смотря на малочисленность ата­кующих фигур, в воздухе ви­тает матовая атака, которую никак нельзя отразить. Воз­никающие варианты очень кра­сивы.

32...Сc6.

В случае 32...Крf8 выиг­рывает 33.Фе5 Сd8 (еще самое лучшее; если 33...Ф:а2, то 34.Фf6+ Крg8 35.Кe6 или 34...Сf7 35.К:f7 с последу­ющим Ф:b6) 34.Ке6+ Кре7 35.Фс5+! Крd7 36.Кf8+!

33.Фе7+ Крh8 (если 33...Крh6, то, понятно, 34.Кe6) 34.b5.

Затягивает петлю. Если 34...ab, то 35.Кe6 h5! 36.Фf6+ Крh7 37.Кg5+ Крh6 38.Сb4 ведет к мату.

34...Фg7 (отчаяние) 35.Ф:g7+ Кр:g7 36.bс, и белые выиграли.

№89. Дебют Рети

Нимцович       

      Росселли

Баден-Баден, 1925


Эта партия иллюстрирует ог­раничение подвижности ком­пактных сдвоенных пешек.

1.Кf3 d5 2.b3 с5 3.e3 Кc6 4.Сb2 Сg4 5.b3 С:f3 6.Ф:f3 е5 7.Сb5 Фd6 8.e4.

Перед нами любопытный слу­чай — мы говорили о нем рань­ше (см. диаграмму 223),— когда не следует создавать у противника сдвоенных пешек немед­ленно, а нужно добиться этого косвенным путем. Дело в том, что после 8.С:с6+? bс не­возможно было бы заставить упорствующего противника ос­лабить центр ходом d5—d4 (на­пример, 9.e4 Kf6 и т. д.).

8...d4 9.Кa3 (с угрозой 10.Кс4 Фc7 11.С:с6+ bс, и сдвоенные пешки явно слабы) 9...f6 10.Кс4 Фd7 11.Фh5+.

Этот маневр ферзя имеет це­лью затруднить длинную рокировку противника, а не короткую, как может показать­ся на первый взгляд.

11...g6 12.Фf3 Фе7.

Но не 12...0—0—0, так как на это последует 13.Ка5, после чего защитительный ход 13...Кgе7 невозможен из-за 14.Ф:f6.

13.Фg4!

В результате «сверхсовремен­ного» маневра ферзь обрел хо­роший наблюдательный пункт.

13...Крf7.

Грозило 14.Фе6+ Крd8 (14...Се7 15.Ка5) 15.С:с6, и цель достигнута — у черных ослабленные сдвоенные пешки!

14.f4! h5 15.Фf3 еf 16.С:c6.


245


В надлежащий момент, ибо черные не могут теперь взять слона ферзем, например: 16...Ф:с6 17.Ф:f4 Ле8 18.0—0! Ф:е4 (если 18...Л:е4, то 19.Ке5+) 19.Фс7+!, и белые выигрывают (19...Фе7 20.Кd6+ с последующим К:е8).

16...bс.

Наконец-то белые достигли своей цели,— правда, ценою пеш­ки, но это имеет второсте­пенное значение.

17.0—0 g5.

Позицию черных можно рас­шатать; для этого нужны 3 хода пешками: с2—c3, е4—е5 и b3—b4.

18.c3 Лd8 (эта ладья, таким образом, связана счастливыми узами с пешкой d4) 19.Лае1! Ке7 20.e5 Kf5 21.cd! К:d4.

Если 21...cd, то 22.ef Кр:f6 23.Фе4, и ход 23...Кg3 невозможен из-за 24.С:d4+.

22.Фе4 Се7.

На 22...f5 последовало бы 23.Фb1!! (модернистское от­ступление, таящее в себе уг­розу атаки), например: 23...Крe6 (чтобы защитить пешку f5) 24.Фd3! с последующим Кd6! и сильным атакующим положе­нием.

23.h4 (теперь позиция чер­ных рушится, как карточный домик) 23...Фd7 24.ef С:f6 25.hg. Черные сдались. После 25...Сg7 26.Ке5+ С:е5 27.Ф:е5 позиция черного короля прямо-таки трогательна в своей беспомощности.

Мой любезный коллега Кмох... но я сперва должен дать его характеристику. Среди всех объективно мыслящих маэстро Кмох наиболее объективен; это критически настроенный ум, совершенно чуждый беспочвенной восторженности, его душевному равновесию можно позавидовать... Итак, Кмох уполномочил меня сообщать читателям, что он «влюблен» в приведенную партию.

№90. Защита Нимцовича

П. Ионер       

      Нимцович

Дрезден, 1926


Эта партия, иллюстрирую­щая общее ограничение под­вижности, может быть постав­лена в один ряд с «бессмертной партией цугцванга» (Земиш — Нимцович, Копенгаген, 1923, см. партию №14 — Прим. ред.).

1.d4 Кf6 2.c4 е6 3.Кe3 Сb4 4. e3 0—0.

Черные хотят сдвоить не­приятельские пешки лишь в подходящий для этого момент (см. предыдущую партию).

5.Сd3 с5 6.Кf3 Кc6 7.0—0 С:c3 8.bс d6.

Создавшееся положение со сдвоенными пешками в некото­рой (очень малой) степени все же благоприятно для черных. Если бы продвижение пешки d4 сейчас было достигнуто путем 9.e4 е5 10.d5 Ка5, то это явилось бы небольшим успехом, ибо пешке «с» следовало бы в этом случае находиться на с7 (см. предшествовавший анализ компактных сдвоенных пешек, а также партию №74).

9.Кd2!

Хороший план! На 9...е5 10.d5 Ка5 последует 11.Кb3 с разменом атакующего коня а5.

9...b6 10.Кb3?

С этим ходом незачем было торопиться; предварительно сле­довало сыграть 10.f4. Если тогда 10...е5, то 11.fe de 12.d5 Ка5 13.Кb3 Кb7 14.e4 Ке8, и слабый пункт с4 (который можно атаковать и с поля а6) был бы защищен путем Фе2, в то время как открытая линия «f» (наряду с продвижением а2—а4—а5) явилась бы основой для дальнейших операций белых. В этом случае игра была бы приблизительно равна.

10...е5! 11.f4.

Ибо на 11.d5 последовало бы 11...е4!, например. 12.Се2 Ке5 или 12.dc ed с преимуще­ством черных.

11...е4.

Возможно было и 11...Фе7. Если тогда 12.fe de 13.d5, то 13…Кd8 14.е4 Ке8, и черные посредством Кd6 и f7—f6 за­няли бы прочную оборонитель­ную позицию (см. примечание к 10-му ходу).

12.Се2.

246

12...Фd7!

Черные сознают качествен­ное превосходство белых пешек на королевском фланге; ходом в партии они начинают сложную игру на ограничение подвижно­сти этих пешек. Другой путь заключался в 12...Ке8, напри­мер: 13.g4 (или 13.f5 Фg5) 13...f5 14.dc! («мертвый» слон с1, да и прочие фигуры, ма­лопригоден для концентрации атаки по линии «g») 14...dc 15.Фd5+ Ф:d5 16.cd Ке7 17.Лd1 Кd6, и положение белых несколько хуже.

13.h3 Ке7 14.Фе1.

Черные получали преимущество и при 14.Сd2 (чтобы грозить при случае Сd2—е1—h4) 14…Kf5 15.Фе1 (лучше всего; грозило 15…Кg3 с разменом слона, после чего пешка с4 становилась особенно слабой) 15…g6. Если теперь 16.g4 Кg7 17.Фh4, то 17…Кfе8, и движение белых пешек застопорено, ибо ближайшим ходом черные играют f7f5. Таким образом, мы постоянно ви­дим одну и ту же картину: на­личие сдвоенных пешек c3 и с4 ограничивает подвижность белых фигур и в значительной степени затрудняет их участие в атаке на королевском фланге.

14...h5! 15.Сd2.

Нельзя играть 15.Фh4 Кf5 16.Фg5 из-за 16...Кh7 17.Ф:h5 Кg3.

15...Фf5!

Ферзь стремится на… h7(!), где его положение будет пре­восходно, ибо черные грозят уже парализовать неприятель­ские пешки ходом h5—h4. Весь маневр Фd8—d7—f5—h7, несом­ненно, является любопытным за­мыслом.

16.Крh2 Фh7! 17.a4 Кf5 (с угрозой 18...Кg4+ 19.hg hg+ 20.Крg1 g3 и т. д.) 18.g3 а5 (с наличием отсталой пешки b6 здесь примириться легко) 19.Лg1 Кh6 20.Сf1 Сd7 21.Сс1 Лас8.

Черные стремятся вызвать ход d4—d5, чтобы можно было без помехи оперировать на королевском фланге.

22.d5 (иначе последовало бы 22...Сe6, и ход d4—d5 все равно пришлось бы сделать) 22...Крh8 23.Кd2 Лg8.

Теперь начинается атака. Значит, маневр Фd7—f5—h7 был атакующим?! И да, и нет. Нет, ибо идея его заключалась лишь в том, чтобы ограничить под­вижность белых пешек. Да, ибо ограничение подвижности яв­ляется логической предпосыл­кой атаки: всякий неподвижный комплекс имеет тенденцию сде­латься слабостью и рано или поздно становится объектом ата­ки.

24.Сg2 g5 25.Кf1 Лg7 26.Ла2 Кf5 27.Сh1 (белые искусно привлекли к защите все резер­вы) 27...Лсg8 28.Фd1 gf.

Черные открывают линию «g» для себя и линию «е» для про­тивника; поэтому ход требовал глубокого размышления.

29.ef Сс8 30.Фb3 Сa6.

247


31.Ле2.

Белые пользуются предста­вившимся шансом: пешка «е» теперь нуждается в защите. При пассивной игре, например 31.Сd2, последовала бы красивая комбинация: 31...Лg6! 32.Се1 Кg4+ 33.hg hg+ 34.Крg2 С:с4! 35.Ф:с4, и теперь — тихий ход 35...e3!!, после ко­торого мата можно избежать лишь посредством 36.К:e3, но при этом, правда, теряется ферзь.

31...Кh4 32.Лe3.

Здесь я ждал хода 32.Кd2, ибо слабость важной пешки е4, как указывалось выше, являлась единственным контршансом бе­лых. На это последовала бы эф­фектная комбинация с жертвой ферзя: 32...Сс8 33.К:е4 Фf5! 34.Kf2 Ф:h3+ 35.К:h3 Кg4Х. Тонкость комбинации за­ключается, в частности, в том, что 32-й и 33-й ходы не могут быть переставлены, например: 32.Кd2 Фf5? 33.Фd1! Сс8 34.Фf1, и у белых все защищено, в то время как при 32...Сс8! 33.Фd1 ход 33...С:h3!! взры­вает позицию белых (34.Кр:h3 Фf5+ и т. д.).

32...Сс8 33.Фс2 С:h3 34.С:е4 (на 34.Кр:h3 Фf5+ 35.Крh2 последовал бы мат в 3 хо­да) 34...Сf5.

Самое лучшее, ибо теперь от хода h5—h4 нет защиты (отсут­ствие пешки h3 делает позицию белых безнадежной).

35.С:f5 К:f5 36.Ле2 h4 37.Лgg2 hg+ 38.Крg1 Фh3 39.Кe3 Кh4 40.Крf1 Ле8!

Точный заключительный ход: грозит 41...К:g2 42.Л:g2 Фh1+ 43.Кре2 Ф:g2+!, и против этой угрозы белые бес­сильны. Если 41.Кре1, то чер­ные даже дают мат посредством 41...Кf3+ 42.Крf1(d1) Фh1+ и т.д. Белые сдались.

Одна из красивейших пар­тий «на блокаду», когда-либо игранных мною.

Глава третья

Изолированная ферзевая пешка. Два слона

1. Изолированная ферзевая пешка.

Проблема изолированной фер­зевой пешки, по-моему, принад­лежит к кардинальным проблемам всей позиционной игры вообще. Дело заключается в оценке статически слабоватой пешки, которая, однако, при всей своей слабости исполнена динамической силы. Что в дан­ном случае перевешивает: ста­тическая слабость или динамиче­ская сила? Таким образом, рассматриваемый вопрос приобре­тает значительность и выходит даже за узкие рамки шахматной игры.

Изучающему необходимо по­дойти к означенной проблеме самому, на основании собствен­ного опыта. Играя белыми, пусть он попытается достигнуть так называемого нормального поло­жения (1.d4 d5 2.Kf3 Kf6 3.c4 е6 4.e3 с5 5.Кc3 Кc6) и затем играет поочередно: в одной пар­тии 6.Сd3 сd 7.ed dс 8.С:с4, и у белых изолированная фер­зевая пешка, а в другой — 6.cd еd 7.dс С:с5, и белым при­ходится бороться против изоли­рованной ферзевой пешки. Это отличное упражнение. Ибо изучающему полезно будет на опы­те убедиться, какой грозной может стать неприятельская изолированная пешка в середине игры, а с другой стороны, он увидит, как трудно спасти от гибели собственную изолирован­ную пешку в эндшпиле. Ниже я дам несколько поучительных указаний — результат моих дол­голетних исследований, которые могут послужить для изучаю­щего поддержкой на его терни­стом пути, но избавить от про­хождения этого пути я не могу, ибо лишь горький опыт позво­ляет добыть истину.

а) Динамическая си­ла пешки d4.

Динамическая сила изоли­рованной ферзевой пешки ко­ренится в ее «энергии продви­жения» (тенденция d4—d5), а также в том, что эта пешка защищает, больше того — созда­ет форпостные пункты е5 и с5.

248


Изолированная ферзевая пешка (схема). Пункты с5 и е5 — форпосты для белых.

Пункт d5 — форпост для черных


В противовес этим выгодам форпост d5 у черных — по край­ней мере в середине игры — не может считаться полноцен­ной компенсацией, так как, не говоря уж об арифметическом перевесе (два форпоста против одного), в пользу белых говорит и то, что конь на е5 (см. диа­грамму 249) действует гораздо «острее», чем его антагонист — конь на d5. Ведь очевидно, что, поддержанный двумя сильными диагоналями для слонов (d3—h7 и g5—f6), конь е5 оказывает давление на весь неприятель­ский королевский фланг, а что может быть «острее» атаки на короля!

249


Изолированная ферзевая пешка. Срав­нение форпостов е5 — для белых и d5 — для черных


Но, с другой стороны, наша изолированная пешка, как из­вестно, представляет собой сла­бость в эндшпиле. Как это по­нимать: заключаются ли все за­труднения только в том, что пешку d4 трудно защищать, или же существуют и другие небла­гоприятные моменты?

б) Изолированная пешка как слабость в эндшпиле.

Руководящим при анализе проблемы является то обстоя­тельство, что пункты е5 и d5 должны оцениваться в эндшпиле иначе, чем в середине игры, ибо, раз атака на короля больше не­возможна, «блеск» пункта е5 сильно тускнеет, а пункт d5, напротив, выигрывает в значе­нии. И если белые не успели еще, предположим, проникнуть ладь­ей на с7 или не располагают дру­гими добытыми в середине игры преимуществами, их положение надо считать малозавидным. За­труднения заключаются не толь­ко в постоянной необходимости защищать изолированную пеш­ку, но и в том, что белые поля, такие, как d5, с4, е4, могут стать слабыми. Взгляните на диаграмму 248 и представьте себе на ней еще белого короля на с4, слона на d2, черного короля на с6, коня на е7. Чер­ные (посредством шаха конем) оттесняют короля с поля с4, играют затем Крd5 и прони­кают своим королем дальше (че­рез с4 или е4). Во всех подобных случаях пункт d5 является клю­чом позиции: вокруг и около поля d5 совершаются все опе­рации блокирования, централи­зации, маневрирования. Пункт d5 служит воротами для втор­жения, а также узловым пунк­том при всевозможных пере­группировках сил, например (представим себе положение на диаграмме 248 при наличии ла­дей и коней) при Лd8—d5—а5, Кf6—d5—b4 и, наконец, Kf6—d5—е7—f5:d4. Расположенный на d5 конь оказывает значи­тельное воздействие на оба флан­га; слон на d5 нередко решает игру даже при разноцветных слонах (например, при наличии ладей как с одной, так и с другой стороны). Конечно, пре­имущества черных могут ока­заться чем-нибудь компенсированными, скажем вторжением на с7 белой ладьи, но случаи эти надо рассматривать лишь как исключения из правила.

Резюмируем: слабость белых в эндшпиле в нашем случае кро­ется в том, что пункт d4 находится под угрозой, пункт же d5 чрезвычайно силен; белые поля d5, с4, е4 ослаблены, в то время как пункт е5 (первона­чальная сила белых) в значи­тельной степени утратил свое значение.

Пешечная позиция белых не была компактна; отмеченные же нами недостатки (как, напри­мер, основательное ослабление комплекса полей определенного цвета и т. д.) являются обыч­ными спутниками малокомпактного (разорванного) пешечного расположения. На практике здо­ровое чутье, позволяющее оце­нивать компактные или неком­пактные положения, имеет ог­ромное значение, причем дело заключается не столько в изо­лированной пешке, сколько во всем окружающем ее ослаблен­ном комплексе полей.

в) Изолированная пешка как орудие ата­ки в середине игры.

Многие шахматисты, полу­чив изолированную пешку, на­чинают слишком стремительную атаку; однако, как мне кажется, для игры ва-банк нет никаких объективных оснований. Внача­ле уместна скорее в высшей степени солидная игра. Атака же появится сама собой (на­пример, если черные уведут, допустим, коня f6 с королев­ского фланга, а это естественно, ибо конь стремится ведь на d5). Итак, в стадии развития (см. диаграмму 249) мы рекомендуем солидное построение: Сe3 (не Сg5), Фе2, Лс1 и Лd1 (не Лd1 и Ле1), далее — Сd3 или Сb1 (не Сb3). От попыток стремительных нападений, предпринимаемых в ранней стадии игры в расчете застигнуть противника врасп­лох (например, Ке5:f7 при по­зиции слона на а2 или дивер­сия Ле1—e3—h3), мы считаем нужным предостеречь самым серьезным образом. Единствен­но правильное — это солидное построение, основой которого является защита пункта d4. Лишь после того, как черные уведут свои фигуры с королев­ского фланга, белые могут начинать атаку! Потом они могут играть даже в жертвенном сти­ле — не возражаю. Взгляните-ка на диаграмму 250.

№91

Нимцович       

      Таубенгауз

Петербург, 1913


250


Черные играют Кf6—е8 (чтобы занять конем поле d6).

Для белых это — сигнал к атаке


Развитие белых проведено надлежащим образом, но лишь ход Кf6—е8 дает им столь желанную во всех подобных слу­чаях возможность перейти к прямой атаке на короля. Ре­зультат атаки в данном случае предвидеть трудно, но так как проведение ее вообще характер­но для положений с изолирован­ной пешкой, мы приведем не­сколько вариантов. Например: 19...Ке8 20.Фh5 g6 (если 20...f5, то 21.Сg5) 21.Фh6 Кg7 (или 21…f6 22.Кg4) 22.Сg5! (фигуры выходят теперь из спо­койного, выжидательного состоя­ния!) 22...f6 23.С:g6 hg 24.К:g6, и теперь возникают два варианта, смотря по тому, от­ступит ли ферзь на d7 или d6. В первом случае помимо 25.Сh4 возможно еще комбинаци­онное продолжение 25.С:f6; например: 24...Фd7 25.С:f6 К:f6 26.Фh8+ Крf7 27.Ке5+ Кре8 28.К:d7 Л:h8 29.К:f6+ с тремя пешками за фигуру. В случае 24...Фd6 белые могут продолжать начатую «катава­сию» хотя бы посредством 25.Фh8+ Крf7 26.Фh7 fg 27.Ке5+ Кре8 28.Ф:g7 Фе7 29.Фg6+ Крd8 30.Лc6 с романтич­но окрашенными осложнениями.

Итак, заметим еще раз: солид­ное построение, защита изоли­рованной пешки (Сe3!) и атака лишь в тот момент, когда пред­ставится случай!

г) Какие случаи бла­гоприятны для белых и какие для черных?

В общем, можно установить, что для белых выгодны следу­ющие два случая:

1) белые осуществили маневр d4—d5, е6:d5; фигура:d5, и, таким образом, получили луч­шее — централизованное — по­ложение (Рубинштейн — Тартаковер, Баден-Баден, 1925);

2) белые сильны по линии «с» (Нимцович—Таубенгауз, Петер­бург, 1913, партия №101).

В пользу черных складыва­ются:

1) все случаи определенно эндшпильного характера (понят­но, при прочих равных усло­виях);

2) случаи, в которых черные сыграли Кd5:c3, чтобы после ответа b2:c3 фиксировать пеш­ку c3 и в конечном счете ее блокировать (см. партию №17, а также примечание к 15-му ходу в партии №101).

д) «Рефлексная» сла­бость пешек ферзево­го фланга.

Показателем слабости изоли­рованной ферзевой пешки яв­ляется и то, что атакующий не­редко получает возможность перенести атаку с ферзевой пешки на ферзевый фланг. Такой слу­чай «рефлексной» (отраженной) слабости мы могли наблюдать в партии №54. Подобную же картину являет нам следующая партия.

№92. Славянская защита

Рубинштейн       

      Эм. Ласкер

Москва, 1925


1.d4 d5 2.c4 с6 3.e3 Кf6 4.Кc3 е6 5.Кf3 Кbd7 6.Сd3 dс 7.С:с4 b5 8.Се2 а6 9.0—0 Сb7 10.b3 Се7 11.Сb2 0—0 12.Кe5 с5 13.Сf3 Фс7 14.К:d7 К:d7 15.Ке4 Лаd8 16.Лас1 Фb8 17.Фе2 cd 18.ed Лс8 19.g3 Фа8 20.Крg2 Лfd8 21.Л:с8 Л:с8 22.Лс1 Л:с1 23.С:с1 h6.

Здесь начинается стратеги­чески интересное использование слабости d4.

24.Сb2 Кb6 25.h3 (так как для белых размен ферзей не­желателен, то ход 25.Фc2 из-за 25...Фс8! не имеет смысла де­лать) 25...Фс8 26.Фd3 Кd5! (с угрозой 27...b4) 27.a3 Кb6!! (пункт b3 теперь слаб) 28.Крh2 Сd5 29.Крg2 Фc6 30.Кd2 а5! 31.Фc3 (в беде своей белые все-таки решаются на размен ферзей, но проигрывают из-за вновь образовавшейся «рефлекс­ной» слабости) 31...С:f3+ 32.К:f3 (ход 32.Ф:f3 опровер­гался посредством 32...Фc2 33.Фb7 Кd5!) 32...Ф:c3 33.С:c3 а4! (теперь слабость ферзевого фланга становится очевидной) 34.bа bа, и белые проиграли, так как попытка спасти партию пу­тем 35.Сb4 опровергается 35...С:b4 36.ab a3 37.Кd2 Кd5!, после чего вторжение белого короля через е2, d3 и с4 ока­зывается невозможным (на Кре2 неизменно последовало бы Кd5—с3+ и т. д.). В этом превосход­ном эндшпиле помимо перене­сения атаки заслуживает внимания и мастерское использо­вание пункта d5.

Что касается способа осады изолированной пешки, то хоте­лось бы дополнительно заме­тить, что в настоящее время мы не считаем больше необходимым делать неприятельскую изолированную пешку совершенно не­подвижной; напротив, мы охот­но предоставляем ей некоторую возможность движения и, вместо того чтобы запирать в клетку, дарим ей иллюзию свободы (принцип больших зоологиче­ских садов, примененный к ма­ленькому хищнику — изолиро­ванной пешке). Как мы это де­лаем, показывает следующая партия.

№93. Защита Тарраша

Эм. Ласкер      

      Тарраш

Петербург, 1914


1.d4 d5 2.Кf3 с5 3.c4 е6 4.cd cd 5.g3 Кc6 6.Сg2 Kf6 7.0—0 Се7 8.dc С:с5 9.Кbd2, и теперь у изолированной пеш­ки есть выбор — сделаться сла­бой на d5 или на d4. Тарраш предпочел последнее: 9...d4 10.Кb3 Сb6 11.Фd3! Сe6 12.Лd1 С:b3 13.Ф:b3 Фе7 14.Сd2 0—0 15.a4 Ке4 16.Се1 Лаd8 17.a5!! Сс5 18.a6 bа (если 18...b6, то 19.Фа4 с угрозой 20.b4) 19.Лас1 (теперь все фигуры, защищающие пешку d4, висят в воздухе) 19...Лс8 20.Кd4 Сb6 21.Кf5 Фе5 22.С:е4 Ф:е4 23.Кd6 с выигрышем качества.

Итак: изолированная ферзе­вая пешка является довольно мощ­ным орудием атаки в середине игры, но в эндшпиле она может сделаться очень слабой.

2. Изолированная пешечная пара.

251


Возникновение изолированной пешеч­ной пары c3, d4 (1...К:c3 2.bс)


Черные могут разменять коня c3. Если им впоследствии удаст­ся задержать пешки противника на c3 и d4 и в конце концов заблокировать, то тем самым их все же несколько сомнитель­ная стратегия (К:c3) будет оп­равдана. Дело в том, что такие задержанные в собственном ла­гере (близ «границы») пешки в немалой степени стесняют бе­лых. Одна беда — необходи­мость постоянно заботиться о защите пешек c3 и d4 усугуб­ляется еще другой, а именно недостатком пространства. За­блокированные на c3 и d4 (или соответственно на с6 и d5) пеш­ки — но только эти — я назы­ваю изолированной пешечной па­рой. Соответствующий пример мы находим в партии №17.

Картина существенно меня­ется, если белым удается продви­нуть пешку c3,— тогда возни­кают пешки с4 и d4; они назы­ваются висячими.

Как правило, выбор между малоподвижной изолированной пешечной парой и висячими пешками сделать легко. Висячие, безусловно, предпочтительнее уже по той причине, что они порождают угрозы; и даже если эти угрозы оказались бы лишь мнимыми, что, впрочем, не всег­да легко распознать, то сомни­тельная инициатива все же луч­ше, чем стоящая вне всяких со­мнений мертвая пассивность (см. партию №17). Отсюда правило: обладателю изолированной пе­шечной пары (диаграмма 251 после размена на c3) следует приложить все усилия, чтобы добиться продвижения c3—с4; ни под каким видом он не дол­жен допускать блокады. Тяже­ловесное построение c3, d4 долж­но быть для него лишь переход­ной формой к динамичному по­строению с4, d4 с постоянной угрозой с4—с5 или d4—d5.

Приведем теперь случай, в котором черные (обладая изо­лированной пешечной парой) боролись за осуществление воз­можности с6—с5.


№94. Английское начало

Нимцович       

      Гирзинг и Кинх

Копенгаген, 1924


1.c4 е5 2.Кf3 Кc6 3.d4 ed 4.К:d4 Kf6 5.К:с6 bс 6.g3 d5 7.Сg2 Сb4+ 8.Сd2 С:d2 + 9.К:d2 0—0 10.0—0 Лb8 11.Фc2 (белые избегают хода b2—b3, желая маневрировать через поле b3, например Кb3 или Фа4) 11...Ле8 12.e3 Сe6 13.cd (внимания заслуживало 13.Кb3 dc 14.Кd4) 13...cd.

У черных теперь преслову­тая изолированная пешечная па­ра (форма с7, d5 еще в большей мере заслуживает названия изо­лированной, чем форма с6, d5), и они поступают вполне пра­вильно, стремясь осуществить продвижение с7—с5.

14.Кb3 Фd6 15.Лfс1 Лес8 16.Фс5 Ф:с5 17.Л:с5 Кd7! 18.Ла5 (чтобы ходом 19.Лас1 придать блокаде хронический характер) 18...c5!! 19.Л:а7 с4 20.Кd4 Л:b2! 21.К:е6 fе 22.Л:d7 c3.

Ценой фигуры черные об­рели подвижность для своей пешки «с». Выиграть белые те­перь не могут.

23.Сh3 с2 24.С:е6+ Крf8 25.Лf7+ (возможно было и 25.Сf5) 25...Кре8 26.С:с8 Лb1+27.Крg2 Л:а1 (или 27...c1Ф 28.Л:b1 Ф:b1 29.Лf4) 28.Лс7 с1Ф 29.Л:с1 Л:с1, и на 42-м ходу последовало соглашение на ничью.

3. Висячие пешки, их возник­новение и особенности. Само­блокада.

История возникновения ви­сячих пешек запечатлена на диа­граммах 252—254. Достаточно одного взгляда на них, чтобы убедиться, что мы намерены ве­сти родословную висячих пешек от изолированной ферзевой: ро­дословная эта ведет по прямой линии к изолированной фер­зевой пешке в качестве родона­чальника.

Такая точка зрения, право­мерность которой легко дока­зать, окажет нам значительные услуги, ибо благодаря ей мы получаем возможность судить о довольно неясных в своих мотивах висячих пешках по их легче поддающемуся анализу ро­доначальнику — изолирован­ной ферзевой пешке. Изучение «семейной хроники», таким об­разом, поможет нам уяснить сущность одного, особенно слож­ного, члена семьи.

От изолированной ферзевой пешки к висячим пешкам

Кинофильм в трех частях

(согласно партии Рубинштейн — Нимцович, Карлсбад, 1907)

252                               253                         254

                         


Часть первая                        Часть вторая                  Часть третья

Изолированная ферзевая пешка            Изолированная пара                   Висячие пешки


От «бабушки», сиречь изолированной ферзевой пешки, висячие унаследовали одну существенную черту характера, а именно ту же странную смесь статической слабости и динамической силы. Но в то время как в изолированной ферзевой пешке и слабость и сила ясны как день (вспомним: если изо­лирована черная пешка, то она сама нуждается в защите, а кро­ме того, могут стать слабостями в эндшпиле поля d4, с5, е5; си­ла же заключается в наличии форпостов е4 и с4, возможно при случае и продвижение d5—d4), в висячих как то, так и дру­гое содержится в скрытом виде. В этих крайне загадочных на­турах, собственно говоря, не­сомненно лишь следующее:

1) обе висячие пешки (напри­мер, на диаграмме 254) «не за­щищены», то есть не защищены пешками, и по этой причине давление на них по открытым линиям должно оказаться тяго­стным;

2) при висячих пешках до­стижение сравнительно безопас­ной позиции не представляет особых затруднений (я имею в виду позицию, в которой одна из пешек защищает другую, то есть с5, d4 или d5, с4).

Возникает вопрос: если толь­ко что упомянутая возможность относительной безопасности достижима лишь ценою отказа от всякой инициативы в центре, если «безопасность» означает чуть ли не готовность подверг­нуться блокаде, то не лучше ли пренебречь этой «безопасно­стью» и продолжать оставаться в висячем положении?

Ответить на этот вопрос не­легко. Все зависит от обстоя­тельств, от рода и деталей предстоящего блокирования. Впро­чем, скажу заранее: «безопас­ность» блокированного комплек­са — понятие весьма растяжимое; блокированные пешки легко могут стать слабыми. Тем не менее бывают случаи, когда про­движение пешек в блокирован­ное положение (так сказать, самоблокада) находится в пол­ном соответствии с позицией. Случаи эти таковы:

1) входящие в состав не­приятельского блокадного коль­ца пешки, в свою очередь, мо­гут быть атакованы (см. пешку b2 в партии Рубинштейн — Нимцович);

2) блокада обходится про­тивнику слишком дорого, то есть необходимый блокирующий аппарат чересчур велик, или же блокирующие фигуры оказы­ваются почему-либо неподходя­щими (отсутствие эластичности или незначительность угроз с блокирующего поля).

Примером неблагоприятных позиций могут служить диа­граммы 255 и 256.

№95

Э. Кон       

      Нимцович

Карлсбад, 1911


255


Попытка обезопасить висячие пешки дала весьма относительные резуль­таты.

Пешка с5 слаба; правда, d4 — проходная


256


Пешка d4 получилась из двух вися­чих с5 и d5 в результате d5—d4, e3:d4, с5:d4.

Пешка d4 блокируется теперь посредством Крf1—е2—d3, и белые получают преимущество


Здесь безопасность (в ре­зультате самоблокады) оказы­вается обманчивой, продвину­тые пешки становятся слабыми. И опять-таки причину следует искать в свойствах блокеров: конь d3 и король d3 являются отличными блокирующими фи­гурами; это в достаточной мере объясняет неудачу самоблокады.

Истина заключается, по-ви­димому, в следующем: так же, как наша оценка изолирован­ной ферзевой пешки d4 зависела от большей или меньшей сте­пени присущей ей инициативы (подкрепленный пешкой фор­постный пункт должен был иметь какое-то значение), точно так же, думается нам, мы вправе требовать некоторую долю ини­циативы и от подвергнувшихся блокаде висячих пешек. Полная же пассивность безнадежна.

Приводим несколько приме­ров.

Партия Рубинштейн — Нимцович (см. диаграмму 254). По­следовало: 15.Фа4 Фb6 16.Фa3 с4! (пешки ищут безопас­ности в самоблокаде. Однако белое блокадное кольцо — пеш­ка b2 — поддается атаке. Про­движение со стороны черных, следовательно, здесь обоснован­но) 17.Се2 а5 18.Лfd1 Фb4 19.Лd4 Лfd8 20.Лсd1 Лd7 21.Сf3 Лаd8 22.Кb1 (лучше была бы выжидательная тактика — 22.Л4d2 и т. д.) 22...Лb8 23.Л1d2 Ф:a3! 24.К:a3 Крf8 25.e4.

Это в конечном счете ведет к проигрышу пешки, но поло­жение белых и без того невы­годно; существовавшее еще на 21-м ходу равновесие — сла­бость на d5 уравновешивалась слабостью на b2 — уступило ме­сто явной несоразмерности: поле b2 сделалось теперь совсем сла­бым, поле d5, напротив, защи­щено чуть ли не с избытком.

25...dе 26.Л:d7 К:d7 27.С:е4 Кс5 28.Лd4 (или 28.Сc6! Лb4 29.Сd5 Ка4 с преиму­ществом черных) 28...К:е4 29.Л:е4 Л:b2 30.К:с4 Лb4 31.Кd6 Л:е4 32.К:е4 С:а2, и черные выиграли.

В практике маэстро значи­тельно чаще встречается ход d5—d4 или соответственно d4—d5 (из висячего положения с4, d4). Он забавным образом ведет к замыканию не лишенного оригинальности кольца: от изоли­рованной ферзевой через ви­сячие пешки снова к изолиро­ванной ферзевой. При этом весь вопрос в том, удержится ли вновь возникшая изолирован­ная ферзевая пешка.

№96. Дебют Рети

Нимцович       

      Тартаковер

Копенгаген, 1923


1.Кf3 d5 2.b3 с5 3.e3 Кc6 4.Сb2 Сg4 5.Се2 Фс7 6.d4 cd 7.ed е6 8.0—0 Сd6 9.b3 С:f3 10.С:f3 Кf6 11.c4! dс 12.bс 0—0 13.Кc3.

Чтобы сохранить позицию ви­сячих пешек, можно было иг­рать Кb1—d2—b3 с последую­щим Фd1—е2, Ла1—с1, Лf1— d1. Но я хотел вскрыть позицию посредством d4—d5.

13...Лfd8 14.Кb5 Фе7 15.Фе2 Сb8 16.d5 еd 17.Ф:е7 К:е7 18.С:f6 gf 19.сd Се5! 20.Лаd1, и пешку «d» не только удалось сохранить, но она еще во всем дальнейшем течении партии компенсировала пешеч­ное превосходство черных на ферзевом фланге. Значения пеш­ки d5 не следовало недооцени­вать. Тартаковер «недооценил» и проиграл.

Не так удачно сложилась игра для обладателя висячих пешек в положении на диа­грамме 257.

№97

И. Бернштейн      Тейхман

Карлсбад, 1923


257


Черные выполняют несколько изящных пируэтов


17.Фa3 Ке4 18.Лd3 Лfd8 19.Лfd1 Фe6 20.Кd2 Фb6 21.Кf1 Кf6 22.Кg3 Лас8 23.h3 h6 24.Ке2 Лd7 25.Кc3 Фe6 26.Фа5 d4! (черным надоела вечная угроза, и они решают на­рушить висячее положение пе­шек путем самоблокады, однако это легко могло окончиться для них бедой) 27.ed cd 28.Кb5 (как спасти теперь изолирован­ную ферзевую пешку?) 28...Фf5! (следует ряд точных контрманевров) 29.Фа4! Лс1! 30.Л:с1 Ф:d3 31.Лс8+ Крh7 32.Фc2 Ф:с2 33.Л:с2 d3! 34.Лd2 (пешка d3 все еще на­ходится в опасности) 34...Ке4! 35.Лd1 Лb7 (окончательная ликвидация!) 36.Кc3 К:c3 37.bс Лb2 38.Л:d3 Л:а2. Ничья.

Изучающему небесполезно обратить внимание на способы косвенной защиты пешки «d». Подобный стратегический прием является для защищающегося лишним шансом избавиться от затруднений с висячими пеш­ками и улучшить позицию.

В общем, на висячее поло­жение пешек следует смотреть как на переходное состояние; все дело лишь в том, чтобы уловить подходящий для лик­видации этого состояния мо­мент. Обыкновенно защищаю­щийся продвигает одну из пе­шек слишком рано. Сохранения неопределенного, висячего со­стояния избегают, ибо сознание, что «паришь в воздухе», по-видимому, все же чуждо чело­веческой психике. Как бы то ни было, одно требование мы должны предъявить нашему чи­тателю: если вы уж собираетесь продвинуть одну из висячих пе­шек, то не делайте этого до тех пор, пока не усмотрите хотя бы тени инициативы в той позиции, которая возникает в результате продвижения; под­вергаться же опасности полной и безнадежной блокады, не сле­дует ни под каким видом — лучше уж «парить» дальше!

4. Два слона.

Два слона в руках знатока— страшное оружие. И тем не менее у меня на мгновение мель­кнула мысль — сознаюсь, почти что «преступная»,— в моей кни­ге это оружие детально не рассматривать. Моя система — так сказал я себе — знает лишь дво­якого рода моменты, которые она признает достойными под­робного исследования: элементы игры и стратегические приемы и проблемы. Так, например, изолированная ферзевая пешка, казавшаяся нам как-то связан­ной органически с проблемой ограничения подвижности, была для нас стратегической пробле­мой. Но куда же пристроить слонов?

Вопрос нельзя попросту иг­норировать как нечто досужее или праздное; напротив, он ка­жется нам теоретически интерес­ным. Подробное обоснование мо­его личного мнения завело бы нас слишком далеко, поэтому я счел достаточным сообщить лишь вывод: я пришел к убеж­дению, что преимущество двух слонов не может быть класси­фицировано ни как элемент в нашем смысле слова, ни как стратегический прием: оба слона как были, так и остаются для меня просто родом оружия. Ис­следование же различных родов оружия, решение вопроса, ка­кую роль они играют в том или другом случае, совершенно не входит в план моей книги (на­против, у Бергера названная точка зрения является лейтмо­тивом книги об эндшпиле). Тем не менее, читатель вправе, ко­нечно, ожидать от меня освеще­ния порождаемых неприятель­скими слонами опасностей. И с этим я должен считаться. Превосходство слона над ко­нем сказывается особенно ярко в следующей группе позиций: у каждого из партнеров имеется по одной (или несколько) под­держанной королем проходной пешке; слон побеждает, так как его способность препятствовать продвижению неприятельских проходных пешек изумительна (или замедлять темп этого про­движения).

258


Превосходство дальнобойного слона над «страдающим одышкой» конем.

Черные проигрывают и при положении коня на c3, d4 или f8


Зато положение на диаграм­ме 259 вскрывает главнейшую слабость слона: если дело за­ключается в защите простран­ства, то он обыкновенно бес­помощен, ибо каким образом находящийся на черных полях слон мог бы воздействовать на белые пункты!

259


Белые проигрывают из-за слабости белых полей


Конфузное для слона на­ступление черных развивается примерно так: 1...Ка5+ 2.Крc3 Кра4 3.Сf2 Кc6 4.Сe3 Ка7 5.Cf2 Кb5+ 6.Крd3 Крb3.

В заключение следует еще шах на b4 или b2, после чего король черных овладевает полем с4.

Случаи на двух последних диаграммах надо рассматривать как два полюса, между которы­ми укладываются остальные слу­чаи. Дальнобойность — так на­зывается преимущество; сла­бость полей недоступного цве­та — так называется роковой не­достаток, свойственный слону.

Еще одно! Положение: бе­лые — Сg2, п.c5, черные — Кb8, п.c6 (при наличии других сил) — столь же мало убеждает нас в превосходстве слона над конем, как положение: белые — Сb4, п.c5, черные — Кe6, п.c6 — в превосходстве коня. В обоих случаях дело решает стратегический перевес (преимущество агрес­сивного расположения фигур по сравнению с пассивным), но не превосходство самого рода ору­жия, в тех или иных случаях, возможно, и существующее.

Резюмируем: главнейшая сла­бость слона заключается в без­защитности полей недоступного для него цвета, главнейшая си­ла — в дальнобойности. Те­перь становится понятным, по­чему два слона так сильны: сила оказывается удвоенной, а только что подчеркнутая слабость ней­трализуется другим слоном.

Едва ли возможно описать все те разнородные ситуации, в ко­торых действие обоих слонов может оказаться неприятным. Мы попытаемся, однако, отме­тить наиболее важные из них.

а) Слоны Горвица.

Так называются два слона, действующие по двум смежным диагоналям (например, Сb2 и Сd3), чтобы соединенными силами обстреливать позицию неприятельской рокировки. Дей­ствие их подчас сокрушительно: один из слонов вынуждает ход пешкой, открывающий дорогу другому слону.

260


1.Фе4 вынуждает открываю­щий короля ход 1...g6, после чего 2.Сd4+ оказы­вается губительным.

Подобным же образом складываются со­бытия в следующей партии: 1.e4 е5 2.d4 еd 3.c3 dc 4.Сс4 сb 5.С:b2 Сb4+ 6.Кc3 Кf6 7.Ке2 К:е4 8.0—0 К:c3 9.К:c3 С:c3 10.С:c3 0—0. Черные рокировали и чув­ствуют себя вооруженными до зубов как против 11.Фg4 (g7—g6), так и против 11.Фd4 (Фd8—g5); однако они не учиты­вают свойственной слонам Гор­вица способности к координации действий.

11.Фg4 g6 12.Фd4 с неот­разимым матом. Роль слона с4 очевидна — он связывал пеш­ку f7.

Как разновидность слонов Горвица, причем более тонкого свойства, хотелось бы класси­фицировать слонов в положении на диаграмме 261 (приведены лишь главнейшие фигуры).

261


Два слона атакуют пешечную массу с намерением овладеть полями,

представляющими собой удобные позиции для одного из слонов


Атаки на короля здесь нет, но давление на пункт а7 выну­дит черных в конце концов к пешечной конфигурации а7, b6, с5, после чего начнет дей­ствовать другой слон. После­дует а2—а4, b2—b3, и слон f1 получает прекрасные позиции на а6, b5 и особенно на с4. Помимо этого обесценивается и пешечное превосходство черных на ферзевом фланге. Подобный стратегический прием встреча­ется в партиях Мароци.

б) Продвижение пе­шек с целью ограни­чения подвижности коней.

Пешечная масса (нет необхо­димости, чтобы это было пешеч­ное превосходство) продвигается при поддержке двух слонов до­вольно далеко вперед и, таким образом, ограничивает подвиж­ность неприятельских коней. В конце концов открывается возможность прорыва. Приме­ром может служить следующая известная партия.

№98

Рихтер       

      Тарраш

262


Черные ограничивают свободу действия коней


19...с5 20.Кg3 h5 21.f3.

Белые защищаются, не от­давая себе отчета в том, что происходит. Чтобы избежать разгрома, для коней необходи­мо создать прочные и безопас­ные позиции; следовало играть 21.a4 с последующим Кс4.

21...Сd7 22.Ле2? b5! 23.Лае1 Cf8! 24.Кgе4 Лg8 (чтобы сыграть f6—f5) 25.Кb3 Лс8 26.Кеd2 Сd6 27.Ке4 Cf8 28.Кеd2 f5 29.Ле5 Сd6 30.Л5е2 (30.Лd5? Лg6) 30...Ла8 (очередь за пешкой «а») 31.Ка5 Лаb8 (иначе ход 32.Кb7 сорвет всю работу по ограничению подвиж­ности) 32.Каb3 b4 33.Крh1 Лg6 34.Крg1 Сe6.

Ограждение линии «е» от вторжения ладей при положе­нии слонов на d6 и d7 до этого превосходного хода носило не­сколько абстрактный характер; после же 34...Сe6 абстрактное заграждение превращается в ма­териальное. Мы уже рассмат­ривали такой случай, когда ог­раничение подвижности проход­ной пешки дальнобойными фи­гурами уступило место механи­ческой остановке (блокаде). Та­ково стратегически-теоретиче­ское значение избранного черными маневра. Практическое же значение хода Сd7—е6, как со­вершенно правильно отмечает сам Тарраш, заключается в том, что он создает две новые воз­можности: 1) Крf7—е7—d7; 2) а7—а6, Лb8—с8, затем Сd6— b8—а7 и, наконец, с5—с4. К это­му я хотел бы добавить, что продвижение с5—с4 здесь во­обще естественный со стратегической точки зрения план; по­чему — мы объясним в приме­чании к 38-му ходу белых.

35.Лf2 Ла8!?

Черные изменяют своему главному плану (с5—с4) и снова пытаются осуществить а7—а5. Это им удается, но только бла­годаря тому, что противник упу­скает из виду тонкий ресурс. Вне сомнения, прекрасно осу­ществить а5—а4 с полным от­теснением, но нельзя же под­чинять стратегически правиль­ный план идее большего декора­тивного действия. Вообще псевдоклассическая школа страдала невероятной слабостью к деко­ративным эффектам!

36.Лfе2?

Роковая ошибка! Как это только можно — допускать без борьбы а7—а5? На 36.Ка5 Тар­раш указывает следующий ва­риант: 36...Сс7 37.Кb7 Сf4 с обусловленным угрозой Сf4—e3 выигрышем времени для Ла8—с8 с последующим с5—с4. Но он не замечает скрытой за­щиты: 37...Сf4 38.К:с5! Сe3 39.c4!, после чего черные вы­играть не могут, так как фер­зевый фланг белых силен и не менее сильны черные поля, на­пример с5 для коня. Возмож­ным продолжением было бы 39...bс 40.dс Лас8 41.b4! Лс7 42.Крf1 С:f2 43.Кр:f2, и у белых хорошая позиция.

36...а5 37.Кb1 а4 38.К3d2.

263


Законченное ограничение подвижности


Теперь следует прорыв, в ко­тором, строго говоря, нет ниче­го неожиданного, ибо черные, как нам известно, располагают определенным — качествен­ным — превосходством (вооб­разите себе еще белую пешку на е4 и черную на е5, тогда дело становится совсем очевид­ным). В данном случае прорыву благоприятствует еще печаль­ное положение коней и длина фронта — четыре пешки против четырех.

38...с4 39.Кf1 Лс8 40.Крh1 c3 41.bс dс 42.Кe3 b4. Эндшпиль разыгрывается как по нотам. Белые сдались на 47-м ходу.

в) Ограничение по­движности коней при одновременной борь­бе против пешечного превосходства.

Трудная, скажут, задача; тре­бует выдающейся техники. Ни­чуть не бывало. Кто мало-маль­ски разбирается в искусстве ограничения подвижности и бло­кирования неприятельских пе­шечных комплексов, тот очень скоро с удовлетворением кон­статирует, что в данной группе позиций ограничение подвижности коней осуществить легче, чем в предыдущей группе. С из­вестным правом мы могли бы сказать, что законченное огра­ничение подвижности пешечно­го большинства автоматически влечет за собой ограничение подвижности коней, другими словами — сами блокированные пешки отнимают у коней все поля. Рассмотрим следующий пример.

№99. Испанская партия

Гармонист       

      

Тарраш

1889


1.e4 е5 2.Кf3 Кc6 3.Сb5 Кf6 4.0—0 К:е4 5.d4 Kd6 6.С:с6 dс 7.de Кf5 8.Ф:d8+ Кр:d8 9.Сg5+? (лучше 9.Кс3 Кре8 10.Ке2 и Кf4.— Прим. ред.) 9...Кре8 10.Кc3 h6 11.Сf4 Сe6 (пешечное большинство белых малоподвижно) 12.Лаd1 Лаd8 13.Ке4 с5 14.Л:d8+ Кр:d8 15.Лd1+ Кре8 16.h3 b6 17.Крf1 Се7 18.a3 Лd8 19.Л:d8+ Кр:d8 (размен ладей в немалой степени увели­чил активность черного короля) 20.c3 Сd5 21.Кfd2 Крd7 22.Кре2 g5 23.Сh2 Кh4 24.g3 Кg6 25.f4 Крe6 26.Крe3 с4 27.Kf3 gf+ 28.gf с5.

264


Белые фигуры довольно ос­новательно заперты; это явление воз­никло в ре­зультате успешно проведенного блокирования черными пешки е5 и осо­бенно пешки f4. Для нас здесь нет ничего поразительного, ибо мы уже видели не раз, какое чудесное действие оказывает бло­када на всю позицию.

29.Кg3 Кh4 30.К:h4 С:h4 31.Ке4 Се7 32.Сg1 Сc6 (с на­мерением продолжать 33...Крd5 и Сc6—d7—f5 с дальней­шим оттеснением коня) 33.Сf2 Сd7 34.Сg3 (попыткой игры на ничью было бы 34.Кd6, чтобы добиться разноцветных слонов) 34...Крd5 35.Кf2 b5 36.Крf3 Cf5 (блокада!) 37.Крe3 b5 38.Крf3 а5 39.Крe3 (белые запа­тованы) 39...b4 40.Крf3 Крc6 41.ab (партия проиграна) 41...cb 42.cb аb 43.Ке4 Крd5 44.Кd6 С:d6 45.ed c3 46.bс b3. Белые сдались.

г) Два слона в энд­шпиле.

Сильные стороны слонов, о которых мы говорили выше, про­являются в эндшпиле в комбинированном виде. Идеалом мы считаем превращение преиму­щества, коренящегося лишь в роде оружия, в явно выражен­ное стратегическое преимуще­ство, например в преимущество агрессивного положения фигур по сравнению с пассивной рас­становкой фигур противника.

№100

Мишель      

      Тартаковер

1925


265


Черные поочередно реализуют различные шансы своих слонов


Белые консолидировали свою позицию; слабость черных по­лей c3 и d4, по-видимому, не имеет значения.

40.Крg1 Крg7 41.Крf1 Сc6 42.Кg1 g5 43.Kf3 h5 (эти две пешки продвигаются, так как при поддержке обоих слонов они сознают свое качественное превосходство) 44.Се2 Ле4! 45.Сd3 Лf4 46.Кре2 g4 47.hg hg 48.Кh2 g3! 49.Кf3.

Черные поступают правиль­но, отказываясь от достигну­того преимущества — ограниче­ния подвижности коня. То, что они получили теперь, более цен­но: пешка g2 сделалась объек­том атаки, и белые фигуры, особенно конь f3, отныне вы­нуждены постоянно заботиться о ее защите. Это стратегиче­ское преимущество вскоре ре­шает партию.

49...d4 50.Лf1 b4 51.Кd2 Лb4 52.Кf3 Лh8! (отсюда ла­дья угрожает как пункту h2, так и линии «е») 53.Крd2 («Где нет ходов хороших, случается частенько промах»,— сказал как-то Тарраш) 53...Лh2! 54.К:h2 gh 55.Лh1 Се5 56.Сf1 Се4 (восхитительное положение!) 57.Крd1 Крf6 58.Крd2 Крg5 59.Крd1 Крg4. Белые сдались.

Для прославления слонов сделано достаточно. Скажем те­перь несколько слов о пози­циях, в которых слоны не так хороши. Таковы закрытые или полузакрытые позиции (см., на­пример, партию № 106). Про­тив утвердившегося в центре коня слоны поразительно сла­бы. Даже в положении на диа­грамме 266 черные, как мне кажется, могут выдержать дей­ствие слонов Горвица.

266


Позиция черных не кажется мне безнадежной


Следующая партия является иллюстрацией к изолированной ферзевой пешке.

№101. Ферзевый гамбит

Нимцович       

      

Таубенгауз

Петербург, 1913


1.d4 d5 2.Кf3 Кf6 3.c4 е6 4.e3 с5 5.Сd3 Кc6 6.0—0 dс 7.С:с4 cd 8.ed Се7 9.Кc3 0—0 10.Сe3.

Плохо было 10.d5 из-за 10...Ка5 11.b3Сb4. Несолидно также 10.Сg5 b6 и т. д.

10...b6 (маневр а7—а6 и b7—b5 без нужды ослабил бы пункт с5) 11.Фе2 Сb7 12.Лfd1 Кb4 13.Ке5 Лс8 14.Лас1 Кbd5 15.Кb5.

Любопытная со стратегиче­ской точки зрения концепция. Белые говорят себе: «В центре у нас все прочно, стало быть, диверсия стратегически обосно­вана, с другой стороны, нет желания после 15.Сa6 или 15.Сd3 получить висячие пешки». Объективно правильно, од­нако, было бы все-таки 15.Сa6, например.15…К:c3 16.bс Фс7 17.С:b7 Ф:b7 18.c4 и затем, при случае, а2—а4—а5

15...а6 16.Ка7! Ла8 (если 16...Лс7?, то 17.С:а6) 17.Каc6 Фd6 18.К:е7+ Ф:е7 19.Сd3! К:e3.

В этом еще не было надоб­ности. Внимания заслуживало 19…а5 с последующим Лfс8 или 19…Лfd8 с последующим Кf6—d7 и Кd7—f8. Что каса­ется хода 19…Ке8, то см. пояснения к диаграмме 250.

20.fе b5 (ослабляет пункт с5; лучше уж 20…a5 с последу­ющим Лfс8) 21.Лс5.

Занимая этот форпостный пункт, белые получают игру по линии «с».

21...Лfс8 22.Лdс1 g6 23.a3.

Дальнейшее могло бы послужить учебным примером исполь­зования открытой линии. Медленность, с которой белые шаг за шагом овладевают простран­ством, характерна для позиционной игры

23...Ке8 24.b4 Кd6 (если 24…Фg5, то 25.К:f7!) 25.Фf2 f5.

Чтобы уничтожить давление на пункт f7; кроме того, стано­вится возможным ход Фg5.

26.Фf4 Ке8.

Черные ничего не могут пред­принять.

267


27.Се2! Kd6 28.Сf3 (уни­чтожает сопротивление по ли­нии «с») 28...Л:с5 29.dс Ке8.

Если 29...Ке4, то 30.с6! g5 31.cb Лf8! 32.Лс8, и белые выигрывают.

30.Лсd1 Kf6 31.c6 (пешка «с», результат операции на ферзевом фланге, решает теперь игру) 31...Сс8 32.c7 Ла7 33.Лd8+ Крg7 34.Л:с8 Л:с7 35.К:g6. Черные сдались.

№102. Ферзевый гамбит

Рубинштейн       

      

Зноско-Боровский

Петербург, 1909


Эта партия посвящается ви­сячим пешкам и весьма харак­терна для них, — правда, лишь в совершенно особом смысле: она выявляет опасности, кото­рым подвержены висячие пешки, сразу по их возникновении. Процент «младенческой смерт­ности» здесь очень высок и зна­чительно превышает процент смертности несколько подрос­ших (окрепших) пешек (послед­ние в случае нужды могут ведь прибегнуть к самоблокаде).

1.d4 d5 2.c4 е6 3.Кc3 Kf6 4.Сg5 Се7 5.e3 Кbd7 6.Cd3 0—0 7.Фс2 b6.

Возможно 7...с5, например: 8.cd К:d5 9.С:е7 Ф:е7 10.К:d5 еd 11.dс К:с5; изоли­рованная ферзевая пешка нам здесь очень нравится.

8.cd еd 9.Сd3 Сb7 10.0—0—0 Ке4 11.h4 f5 12.Крb1 с5.

Правильность этого хода це­ликом зависит от правильности рекомендуемой нами в следую­щем примечании жертвы пешки. Солидно и хорошо указанное Ласкером продолжение 12...Лс8, например, 13.Фb3 К:с3+ с последующим с7—с5. Менее солидно, но, по-видимому, не плохо 12...b6, например: 13.Сf4 Сd6 14.С:d6 cd.

13.dс bс.

Возможно было 13...Лс8; при 14.cb К:b6 у черных шан­сы на атаку, а на 14.Кd4 могло бы последовать 14...К:с5. Ис­ход партии в каждом из этих случаев был бы неясен, теперь же он не подлежит никакому сомнению. Между прочим, здесь надо обратить внимание на вариант 13…Kd:с5 14.К:d5! С:d5 15.Сс4, и белые выигрывают.

14.К:е4! fе 15.С:е4 dе 16.Фb3+ Крh8 17.Ф:b7 еf 18.Л:d7 Фе8 19.Л:е7 Фg6+ 20.Кра1 Лаb8.

Буря не только смела вися­чие пешки, но и унесла фигуру. Отчаянная атака, предпринима­емая черными, отражается без труда.

21.Фе4.

Ласкер хвалит этот ход, но хорошо, по-видимому, и 21.Фd5, например: 21...fg 22.Ф:g2 Фс2 23.Сf6! Уже несколько дорог ведут в Рим.

21...Ф:е4 22.Л:е4 fg 23.Лg1 Л:f2 24.Лf4 Лс2 (на 24...Л:b2 решает 25.Лf8+!) 25.b3 h6 26.Се7 Ле8 27.Крb1 Ле2 28.С:с5 Лd8 29.Сd4 Лс8 30.Лg4. Черные сдались.

Отличную партию с двумя слонами читатель найдет в кон­це пятой главы. Теперь мы переходим к рассмотрению из­быточной защиты.

Глава четвертая

Избыточная защита. Ликвидация слабостей

1. Избыточная защита стра­тегически важных пунктов.

Основной целью этой корот­кой главы является освещение различных форм избыточной защиты. Смысл и глубокое зна­чение избыточной защиты мы разъяснили уже в первой главе (пункт 3). Заметим еще вкратце, что контакт между сильным пунктом и фигурами, осуществляющими избыточную защиту, способствует как усилению са­мого пункта, заблаговременно защищая его от возможных атак, так и повышению значе­ния фигур, осуществляющих защиту этого пункта, ибо в нем они черпают новые силы.

Избыточная защита тесно связана с позиционной игрой. Тем не менее следы избыточной защиты можно установить уже в «элементах». Возьмем для при­мера открытую линию. Белые — Лd1, Кc3, п.e4; черные — пп.c7, d6. После хода Кc3—d5 конь (форпост), как мы подчеркивали, защищен помимо пешки еще ладьей. Но что же означает этот ход, как не избыточную защиту стратегически важного пункта!

При наличии пешечной цепи осуществление избыточной за­щиты также является подчас необходимым стратегическим приемом. Примером может слу­жить партия №57. Следует обратить внимание на то, что в этой партии избыточная защита применялась даже не к базе цепи d4, е5 (это было бы слиш­ком понятно), а к опорному пункту последующих опера­ций — е5, ибо мы должны были считаться с неизбежным при случае d4:с5.

Поразительную жизнеспособ­ность фигур, осуществляющих избыточную защиту, хотелось бы продемонстрировать еще на двух примерах.


№103. Французская защита

Нимцович       Рубинштейн

Карлсбад, 1911


1.e4 е6 2.d4 d5 3.e5 с5 4.c3 Кc6 5.Кf3 Фb6 6.Сd3 cd 7.cd Сd7 8.Се2 Кgе7 9.b3 Кf5 10.Сb2 (пункт d4 пока получил только «необходимую защиту», не больше!) 10...Сb4+ 11.Крf1 h5 12.g3 Лс8 13.Крg2 g6 14.h3 Се7 (чтобы на возможный при случае ход g3—g4 ответить Кh4+) 15.Фd2! а5 16.Лс1 Cf8 17.Фd1! Сh6 18.Лc3 0—0 19.g4 Kfе7 20.Кa3!

Только теперь выясняется, почему белые медлили с раз­витием этого коня. Они пред­полагали использовать коня для осуществления избыточной за­щиты пункта d4.

20...Кb4 21.Кс2 (после этого следует неожиданно быст­рое распутывание клубка белых фигур на ферзевом фланге) 21...Л:c3 22.С:c3 К:с2 23.Ф:с2 Лс8 24.Фb2! (что бы ни случи­лось, пункт d4 как был, так и остается защищенным с из­бытком) 24...Сb5 25.С:b5 Ф:b5 26.Сd2! (фигура, осуществляющая избыточную за­щиту, начинает показывать ко­готки) 26...Cf8 27.Лс1 hg 28.hg Лc6 29.Фa3 (вторая фигура, осуществляющая избыточную защиту, не отстает от первой) 29...Л:с1.

Жаль, после 29...Кf5 белые собирались предложить жертву ферзя, например 30.Л:с6 С:a3 31.Лс8+ Крg7 32.gf с сильной атакой. Прекрасный показатель внутренней упругости фигур, осуществляющих избыточную за­щиту.

30.Ф:с1 с лучшей игрой для белых.

№104. Французская защита

Нимцович       

      

Шпильман

Стокгольм, 1920


1.e4 е6 2.d4 d5 3.e5 с5 4.Кf3 Кc6 5.c3 Фb6 6.Се2 cd 7.cd Кh6 8.Кc3 (осторожнее 8.b3, см. предыдущий пример) 8...Kf5 9.Ка4 Фа5+ 10.Сd2 Сb4 11.Сc3 Сd7.

Предпочтения заслуживало 11...С:с3+ 12 К:с3 Фb4 (12...Фb6? 13 Ка4!) 13.Сb5 0—0 14.С:с6 Ф:b2 15.Ка4 Фb4+ 16.Фd2. Белые владели бы пунктом с5, а у черных была бы лишняя, хотя и отсталая, пешка.

12.a3 С:с3+ 13.К:с3 b5 14.0—0 Лс8.

268


Белые развивают теперь свои фигуры так, чтобы пункт d4 был защищен с избытком


15.Фd2! Фd8 (с угрозой g7—g5!) 16.h3 (чтобы иметь воз­можность парировать ход 16...g5 контрвыпадом 17.g4, на­пример. 17…hg 18.hg Кh4 19.К:h4 Л:h4 20.Крg2 с последующим Лh1 и преиму­ществом белых) 16...Ка5 17.Лаd1! Фb6 18.Лfе1.

Пункт d4, а в известной сте­пени и е5, систематически полу­чает избыточную защиту, и эта стратегия позволяет впоследст­вии справиться, так сказать, автоматически со всеми ослож­нениями

18...Кс4 19.С:с4 Л:с4 20.Ке2 Са4 21.Лс1 (фигуры, осу­ществляющие избыточную защи­ту, могут быть использованы повсюду — ладья d1 на с1, а конь е2 на g3) 21...Сb3 22.Л:с4 С:с4 23.Кg3 Ке7, и положение белых несколько лучше (белые выиграли на 61-м ходу.— Прим ред.).

В приведенных примерах мы говорили об избыточной защите базы пешечной цепи. Не менее важна избыточная защита и дру­гих пунктов, к рассмотрению которой мы теперь перейдем.

а) Избыточная защита центральных пунктов.

Мы уже раньше имели слу­чай отметить нередко встречающееся пренебрежительное отношение к центральному театру военных действий. Здесь мы хо­тели бы выяснить еще одну деталь, а именно дать оценку некоторой определенной ситуа­ции, весьма характерной для сверхсовременной манеры игры. Как известно, гипермодернисты прекрасно умеют сдерживать в себе порывы к занятию центра пешками, — правда, лишь до первого благоприятного случая. Если подходящий момент на­ступил, то немедленно отбрасы­вается всякое благоговение пе­ред принципом, и пешки, под­держанные фианкеттированными слонами, энергично продвига­ются, занимают центр и стре­мятся удушить противника Вот против этой-то беды избыточная защита центральных пунктов и является надежным средством, которое мы горячо рекомендуем. Рассмотрим для примера начало следующей партии.

№105. Дебют Рети

Рети       

      Ейтс

Нью-Йорк, 1924


1.Кf3 d5 2.c4 е6 3.g3 Кf6 4.Сg2 Сd6 5.b3 0—0 (к чему такая торопливость, ведь упро­чение центра — дело гораздо бо­лее важное: с7—с6, Кb8—d7 и е6—е5) 6.0—0 Ле8? 7.Сb2 Кbd7 8.d3? с6 9.Кbd2 е5 (получившаяся ситуация, бес­спорно, выгоднее для черных: белым следовало сыграть 8.d4) 10.cd cd 11.Лс1 Кf8 12.Лс2 Сd7 13.Фа1 Кg6 14.Лfс1.

269


Ход черных. Какой пункт заслуживает здесь избыточной защиты?


Маневр ферзем знаменате­лен: белые хотят разрушить центр противника, сыграв при случае d3—d4, если же черные ответят е5—е4, то последует Кf3—е5. Отсюда следует, что черные обязательно должны бы­ли защитить пункт е5 с избыт­ком. Лучше всего было сперва 14...b5, чтобы взять на при­цел «скомпрометированный» по­ложением ферзя на а1 ферзе­вый фланг; если тогда 15.Кf1, то 15...Фb8! (избыточная за­щита пункта е5) 16.Кe3 а5 со значительно лучшей игрой для черных.

Этот указанный мною уже в «Kagаns Neueste Schachnachrichten» (1924) способ игры встретил тогда мало сочувствия, так как идея избыточной за­щиты была совершенно неиз­вестна шахматному миру. Се­годня отношение иное.

Во время турне осенью 1926 года мне случалось довольно часто ставить ферзя на b8 с приблизительно такой же тенден­цией, как и в приведенной пар­тии. Я хотел бы привести одну из сыгранных в то время партий ввиду ее высокой поучитель­ности.

№106. Дебют Рети

Шуриг       

      Нимцович

Сеанс одновременной игры, Лейпциг, 1926


1.Kf3 е6 2.g3 d5 3.Сg2 с6 4.b3 Сd6 5.Сb2 Kf6 6.d3 Кbd7 7.Кbd2 Фс7.

Возможно и 7...е5. Ход в партии является началом ори­гинального маневра: черные за­думали атаку на ферзевом флан­ге, но хотят сначала обезопа­сить центр от возможной угрозы е2—е4—е5; итак, планомерное осуществление избыточной за­щиты центрального пункта е5. В частности, ферзь располагает запасным полем b8, куда он, если понадобится (например, при открытии линии «с»), может от­ступить.

8.0—0 а5 9.c4 b5. Вопрос о своевременности фланговой атаки всегда нахо­дится в зависимости от положе­ния в центре: при укрепленной позиции в центре фланговая атака не может быть абсолютно ошибочной. Так и здесь: что из того, что король еще не рокировал, он все равно в безопасности!

10.cb сb 11.Лс1 Фb8 12.Фс2 (более неотложным пред­ставляется е2—е4) 12...0—0 13.e4 Сb7 14.Кd4 Лс8 15.Фb1 Л:с1 16.Л:с1 b4 17.Кc6 (этот ход мне кажется несколь­ко преждевременным) 17...С:с6 18.Л:с6 а4.

Каждый свободный момент используется для усиления по­зиции на ферзевом фланге.

19.d4.

Этот ход должен быть рас­ценен как успех стратегии чер­ных, построенной на принципе избыточной защиты. Важная диагональ b2—f6 теперь пре­граждена, — правда, иначе нель­зя было бы осуществить про­движение е4—е5

Следует упомянуть еще о ходе 19.f4, при котором пешка d3 остается на месте. Могло бы последовать 19...Сс5+!, и белым все-таки приходится иг­рать 20.d4; после 20...Cf8 21.e5 получилось бы то же положение, что в партии.

19...Cf8 20.e5 Ке8 (белые слоны малоактивны) 21.f4 Фb5 (точнее было немедленное а4—a3) 22.Фс2 a3 23.Сс1.

Необходимо было предвари­тельно сыграть Сg2—f1.

270


С помощью материальной жертвы черные вторгаются в лагерь противника

и завоевывают фиксированную пешку а2. Каким образом?

23...Сс5 (эту интересную комбинацию надо было бы начать с хода 23.Кс5) 24.Л:с5 К:с5 25.dс?

Ход 25.Сf1 (невозможный при 23...Кс5) дал бы белым лишний темп для эндшпиля.

25...Лс8 (пешка а2 – мог ли кто поду­мать? – обречена) 26.Кb1 Ф:с5+ 27.Ф:с5 Л:с5 28.С:a3.

Или 28.Сd2 Лс2 29.Сf1 Л:а2 30.С:b4 Лg2+!, и чер­ные выигрывают. Если бы у белых был лишний темп (см. примечание к 25-му ходу бе­лых), этот вариант был бы не­возможен.

28...bа 29.К:a3 Ла5 30.Кс2 Л:а2 31.Кd4 Лb2 32.f5 Кс7 33.fе К:е6 34.Кc6 d4. Белые сдались.

б) Избыточная защита центра как мера упрочения собствен­ного королевского фланга.

Разъясняемый случай отли­чается от предыдущего своей тенденцией, поэтому он здесь трактуется как самостоятельный маневр.

Анализ положения на диа­грамме 206 касается характер­ного для данного маневра слу­чая. Поучительна в этом смысле и партия №31. В названной партии после 13-го хода полу­чилось следующее положение.

271


Белые отражают атаку на короля путем избыточной защиты центра. Как?


Последний ход черных был 13...g4! В ответ на 14.hg hg 15.Ф:g4 они наметили 15...Л:h2 с последующим С:е5+ и С:b2. Белые сы­грали, однако, 14.Ле1. Усили­вая центр, они одновременно усиливают сопротивляемость своей позиции также против фланговых атак. Последовало: 14...Крf8 15.Кc3! (начало бло­кадного маневра) 15...Фе7 16.С:f5 еf 17.Фe3 Лh6 18.Ке2 с5 19.Кf4 с лучшей игрой для белых, ибо при столь сильной позиции коня большой роли не играет даже наличие у против­ника двух слонов. Кроме того, и общая подвижность черных пешек довольно незначительна (пешки с5 и d5 еще обладают некоторой подвижностью, ос­тальные же блокированы).

Особенно выпуклым приме­ром является маневр, избран­ный в следующей партии.

№107

Консультанты      

      Нимцович

Швеция, 1921


272


Конь d5, несомненно, со­ставляет гордость позиции чер­ных. Однако план игры найти нелегко. Белые собираются за­хватить инициативу маневром (не особенно, правда, страш­ным) Фе2—d2 с последующим Кf3—е1—d3—с5. Последова­тельный ход мышления в этой партии навел меня на след скрытого маневра, и сейчас еще кажущегося мне очень хорошим. Вот отдельные звенья этой ло­гической цепи: 1) Кd5 силен; 2) значит, сильны и фигуры, осуществляющие избыточную защиту, — Фd7 и Лd8; 3) но ладья d8 должна защищать и позицию короля, а это ослабляет силу ее воздействия на центр; следовательно: 4) ладья «h» должна находиться на с8!

14...Крb8! 15.Фd2 Лс8! 16.Ке1 Се7 17.Кd3 Лhd8.

Цель достигнута! Ладья d8 те­перь может быть целиком при­менена для операций в центре — короля защищает ладья с8. О дальнейшей судьбе ладьи d8 читатель узнает из партии №110 (в конце этой главы); партия покажет, что фигуры, осущест­вляющие избыточную защиту, и на сей раз полностью проя­вили присущую им силу.

Можно было бы перечислить еще много «пунктов», достой­ных избыточной защиты, но мы ограничимся приведенными здесь немногими примерами. Прежде чем перейти к следующему стра­тегическому маневру, мы хо­тели бы, однако, еще раз под­черкнуть, что избыточную за­щиту следует применять лишь к стратегически важным пунк­там, а не к слабеньким пешкам, расшатанному королевскому флангу и т. п. Избыточная за­щита ни в коем случае не яв­ляется актом «христианского ми­лосердия»: фигуры защищают пункт лишний раз, потому что рассчитывают на определенные стратегические выгоды. Слабая пешка имеет право на избыточ­ную защиту лишь в одном-единственном случае, а именно когда она исполняет функции кормилицы подрастающего ве­ликана. Например: белые пешки d4 и е5, черные — е6 и d5. База цепи d4 хотя и слаба, но исполняет функции корми­лицы стратегически важной пеш­ки е5; следовательно, в этом случае избыточная защита пунк­та d4 вполне уместна.

2. Ликвидация собственных слабых пешек.

Не о том, каким обра­зом от них избавляются, хо­тим мы поговорить, а скорее лишь о том, какие пешки заслуживают указанного, не осо­бенно любезного, обращения.

Ситуация всегда одна и та же: в общем здоровый пешечный комплекс, но в его составе — слабая пешка. В степени сла­бости мы различаем два случая: а) слабость пешки очевидна; б) слабость проявляется лишь после пешечного продвижения (собственного или неприятель­ского). К каждому из случаев мы даем по примеру.

№108

Нимцович       

      Якобсен

Копенгаген, 1923


273


36.Лс5 Сd7 (или 36...Сd3+ 37.Крс1 Лd7 38.Лc8+ с после­дующим Лb8) 37.Л:d5 (итак, у белых теперь лишняя пешка) 37...Крf8 38.Крс2 b3+ 39.Крc3 Кре7.

Белые могут теперь консоли­дировать свою пешечную пози­цию (пешки «е», «f» и «g») посредством e3—е4; ладья d5 по­сле этого будет свободна. Однако пешка h4 слаба (грозит при случае, например в ладейном эндшпиле, маневр Ла7—а1—h1:h4), поэтому белые избав­ляются от этой пешки.

40.h5! Сe6 41.Лc5 Крd6 42.Лс6+ Крd7 43.hg hg (цель достигнута!) 44.К:е6! fе 45.Лс5 с последующим Лс5—g5 и f3—f4. Ладейное окончание легко выигрывается.

В виде примера ко второму случаю мы приведем окончание одной из ранних партий Тарраша.

№109

Тарраш       

      Бартманн

1883


274


Черные сыграли 21...Лc6, и партия продолжалась сле­дующим образом: 22.Лhс1 Лhс8 23.g4 g6 24.f5 gf 25.gf Лg8? (ни в коем случае нельзя было допускать f5—f6+, необходи­мо было играть 25...еf, на­пример: 26.Kf4 Сe6 27.Лg1, и борьба была бы очень упорной) 26.f6+ Крf8 27.Лg1 Л:g1 28.К:g1 Крg8, и пешка h7 является очевидной слабостью. Этого черные могли, однако, избежать, сыграв 21...h5 (вме­сто 21...Лc6) с тенденцией до­пустить f4—f5—f6 (как в пар­тии), только с тем условием, чтобы разменялись и исчезли с доски как пешка «g», так и пешка «h». Могло бы последовать 22.h3 g6 (но не 22...h4 из-за 23.Кg1 с последующим Kf3), и черные через несколько ходов достигли бы лучшего по­ложения, чем в партии.

В то время как первый слу­чай явной пешечной слабости больших требований к игроку не предъявляет, правильная стратегия во втором случае, ко­гда эта слабость скрыта, чрез­вычайно трудна. Она прежде всего требует довольно точного знания разнообразных форм, в каких обычно выявляется про­движение компактной пешечной массы, особенно на фланге. Но этому продвижению со всеми его последствиями мы посвя­тили в книге немалое количе­ство страниц, и поэтому спо­койно можем предоставить чи­тателя — надеемся, благоприят­ной к нему — судьбе. Только бы запомнил он еще, что воз­никающая подчас стратегиче­ская необходимость избавиться от мешающей пешки может по­явиться и в случае намеченного продвижения собственных пе­шек (а не только при движении неприятельских, как в положе­нии на диаграмме 274). Когда именно следует избавляться от слабой пешки — до начала опе­рации (компактного продвиже­ния пешек) или во время таковой, — этот вопрос нужно решать в каждом отдельном случае в соответст­вии с конкретными особенно­стями позиции.

Мы приведем теперь партию, иллюстрирующую избыточную защиту, а затем начнем новую главу.

№110. Дебют Нимцовича

Консультанты      Нимцович

Швеция, 1921


Помимо избыточной защиты эта партия иллюстрирует также проблему изолированной ферзевой пешки.

1.e4 Кc6 2.d4 d5 3.e5 f6 4.Сb5 (лучшим продолжением считается 4.f4) 4...Сf5 5.Kf3 Фd7 6.c4 С:b1!

Мотивом этого странного раз­мена является стремление ов­ладеть пунктом d5 для коня.

7.Л:b1 0—0—0 8.cd.

Если 8.с5, то 8…g5!, после чего завязывается борьба за вла­дение центральным пунктом е5. Например: 9.Фе2 (с угрозой ходом е5—е6 стеснить черных) 9...Фe6! 10.h3 Кh6 с после­дующим Kf7. Возможно было бы и 10..Кb8. В том и другом случае черные стоят неплохо.

8...Ф:d5 9.С:с6 Ф:с6 10.0—0 е6 11.Сe3 Ке7 12.Фе2 Kd5.

Пешку d4 мы со спокойной совестью можем считать изоли­рованной. Слабость ее (в энд­шпиле) очевидна, да и пункт d5 для черных очень силен. Что же касается выгод, которые дает изолированная пешка, то форпостный пункт с5 (для коня f3) здесь хорош, зато пункт е5 непригоден. В общем, игра, по­жалуй, равна.

13.Лfс1 Фd7.

Трудно сказать, не заслужи­вал ли предпочтения вместо хода ладьей на с1 размен на f6. Черные получили бы, правда, линию «g» и централизованного слона d6, но зато белые владели бы линией «е». Своеобразную избыточную защиту, которую теперь осуществляют черные, мы уже рассматривали подробно при анализе положения 272.

14.Лс4 Крb8 15.Фd2 Лс8 16.Ке1 Се7 17.Кd3 Лhd8 18.Фc2 f5.

Упрочив свою позицию, чер­ные начинают атаку, вести ко­торую, правда, нелегко, ибо, во-первых, отсутствуют уязви­мые пункты, а во-вторых, белые сами имеют кое-какие шансы на атаку.


275


19.Лс1.

Здесь необходимо было сы­грать 19.b4 с намерением про­должать при случае Кс5 (С:с5 bс) Возникает вопрос: доста­точно ли сильна позиция чер­ных, чтобы выдержать теперь ослабление? После 19.b4 вни­мания заслуживают главным об­разом продолжения 19...b6 и 19...b5. На 19...b6 может по­следовать 20.Кс5!, и после 20...С:с5! 21.bс с6 черные действительно стоят вполне удовлетворительно. Однако ни в коем случае они не должны принимать предложенной жерт­вы. Рассмотрим следующий ком­бинационный вариант: 20…bс 21.bс+ Кра8? (единственно правильное продолжение — об­ратная жертва коня посредст­вом 21...Кb6) 22.с6 Фе8 23.Ла4 (с угрозой 24.Л:а7+) 23...Кb6 24.d5!! Л:d5 25.Л:а7+ Кр:а7 26.Фа4+ Крb8 27.С:b6 сb 28.Л:b6+ Крс7 29.Лb7+ Крd8 30.c7+! Л:с7 31.Лb8+ Лс8 32.Л:с8+ с последующим Ф:е8+, и белые выигрывают. Комбинация, до­стойная Морфи!

Мы же спокойно регистри­руем: избыточно защищенная по­зиция черных в центре настоль­ко сильна, что они, не задумываясь, могут позволить себе ос­лабление и все-таки сохранить господство на доске, ибо легко могут уклониться от всяких комбинаций противника, как бы остры они ни были.

Для полноты следует доба­вить вариант, получающийся при 19...b5. И в этом случае дела черных были бы неплохи, например: 20.Лc6 Крb7 21.Кс5+ С:с5 22.Л:с5 Кb6 с последующим с7—с6, и черные сильны на белых полях.

19...g5 20.Кс5 С:с5 21.Л:с5 Лg8 22.Фе2 h5! 23.Сd2 (если 23.Ф:h5?, то 23...g4! и затем Лh8) 23...h4 24.a4 g4 25.a5 а6 26.b4 с6 (белые окончательно «перебесились») 27.Лb1 Фf7 28.Лb3 f4 29.Фе4 f3!

Ибо 30.gf gf+ 31.Крf1 Лсf8 (это сильнее, чем 31...Лg1+) было бы для белых губите­льно.

30.Лс1 fg 31.Кр:g2 Лсf8.

Достойна внимания та лег­кость, с какой удалось приме­нить для атаки черные ладьи. Впрочем, в моих глазах это лишнее доказательство огром­ной жизнеспособности фигур, осуществляющих избыточную защиту.

32.Лf1 g3! 33.hg hg 34.f4 (ход 34.Л:g3 после 34...Л:g3+ лишил бы короля вся­кого прикрытия) 34...Ке7.

На 35.Л:g3 теперь по­следует 35...Кf5 36.Лg5 Л:g5+ и Кh4+.

35.Се1 Kf5 36.Лh1 Лg4 37.С:g3 Фg6 38.Фе1 К:g3!

Решающий ход; черные про­сто и безыскусно выигрывают все пешки, как бы специально для этой цели расставленные белыми на 4-й горизонтали.

39.Л:g3 Лf:f4 40.Лh3 Л:d4 41.Фf2 Л:g3+ 42.Л:g3 Фе4+ 43.Крh2 Ф:е5 44.Крg2 Фd5+. Белые сдались.

Одна из моих любимых пар­тий.

Глава пятая

Лавирование

1. Из каких логических ча­стей слагается стратегический прием «лавирование против сла­бости»?

Приступая к следующему ана­лизу, я попытаюсь набросать схе­му трактуемой операции. Допу­стим, нам представилась возмож­ность атаковать неприятельскую слабость по крайней мере двумя различными способами, но в от­вет на каждую из этих попыток атаки у противника имеется оп­ределенная, притом достаточ­ная, защита. Чтобы все-таки овладеть объектом атаки, мы, пользуясь большей подвижностью наших фигур, обусловлен­ной известными пространствен­ными соотношениями, атакуем его по очереди разными спосо­бами (в этом-то и заключается лавирование) и принуждаем, та­ким образом, фигуры против­ника изменить свое положение и занять неудобные оборони­тельные позиции. Как следствие этого у противника возникают затруднения в защите или дру­гие неблагоприятные обстоя­тельства, и слабость в конце концов все-таки оказывается не­защитимой.

Было бы грубым заблуждением понимать под лавированием бесцельное передвигание фигур; на­против, всякая такая операция ставит себе ясно очерченную цель, стремится к завоеванию совершенно определенного объ­екта атаки. Пути, ведущие к такому завоеванию, сложны.

2. Плацдарм. Закон лавиро­вания. Ось лавирования. Вза­имное перемещение.

Для успешности операции ла­вирования необходима извест­ная скученность фигур на том участке доски, на котором опе­рация протекает. Характерно здесь, что пути перемещения сил всегда ведут через какое-то совершенно определенное поле (или ли­нию). Рассмотрим положение 276.

276


Лавирование против пешки d6; пункт d5 является осью, вокруг которой вращается операция


Поле d5 является здесь тем пунктом, который белые фигуры стремились занять, чтобы отту­да вести дальнейшие операции. Пункт d5, стало быть, что-то вроде укрепленной узловой стан­ции; мы могли бы назвать его осью, вокруг которой вращается операция лавирования. Весь процесс лавирования здесь свя­зан с укрепленным пунктом d5; все фигуры белых стремятся туда, даже ладья d1 (хотя бы и через мешающую «кулису»). За­кон лавирования требует, впро­чем, чтобы поле d5 занимали по очереди разные фигуры, ибо это создает каждый раз новые угро­зы и дает возможность беспоко­ить противника. Устремление белых фигур к пункту d5, в частности, вполне соответствует рассмотренному нами в преды­дущей главе контакту между фигурами, осуществляющими из­быточную защиту, и стратеги­чески важным пунктом. Тот факт, что фигуры стремятся к кон­такту с полем d5, ясно свиде­тельствует о силе этого пункта. Следует также обратить внима­ние на маневр взаимного пере­мещения, то есть на такую по­следовательность ходов белых: Кd5—е3, Фс4—d5, Ке3—с4.

Наряду с попеременным за­нятием фигурами узлового пунк­та упомянутый маневр взаим­ного перемещения является но­вым ценным оружием, которое может сослужить лавирующему отличную службу. А теперь на ряде примеров выявим несколь­ко наиболее типичных случаев лавирования.

а) Пешечная слабость, обстреливаемая то с горизонтали (7-й), то с верти­кали.

№111

Рубинштейн       

      Селезнев


277


1...b6.

Предпочтения заслуживало 1...d4, например: 2.cd К:d4 3.Сg5 Ке2+ 4.Крf2 (иначе 4...Лf7) 4...Лf8+ 5.Лf6 Л:f6+ 6.С:f6 Лe6.

2.Сf2 Лf8 3.Ле1 Леf7 4.Лh:е6 Л:f2 5.Ле8+ Крb7 6.Л:f8 Л:f8 7.Ле7, и теперь начинается тонкое лавирование против слабости h7. Черные прежде всего защитили пешку: 7...Лh8. Тогда после 8.Крf2 Крc6 9.g4 Крd6 10.Лf7 а5 11.g5 а4 12.h4 b5 13.Крg3 с5 (с угрозой образовать проход­ную посредством b5—b4) Ру­бинштейн атаковал слабую пеш­ку h7 с другой стороны: 14.Лf6+! Крс7 15.Лh6 b4 16.cb сb 17.ab Ла8 18.Л:h7+ (слабая пешка завоевана) 18...Крb6 19.Лf7 а3 20.Лf1 а2 21.Ла1 Крb5 22.g6 Кр:b4 23.h5. Черные сдались.

Считать осью следует здесь линии е7—h7 и h6—h8. Изу­чающий постарается уяснить себе, почему перестройку фронта, происшедшую на 14-м ходу, нельзя было предпринять рань­ше.

Гораздо сложнее следующий случай.

б) Две пешечные слабости.

№112

Калашников       Нимцович

1914


278


Таковыми являются здесь пешки c3 и h3. Опорный пункт операции, направленной против h3 (поле f4), находится под угрозой; его удается, однако, отстоять посредством своевре­менно начатого лавирования про­тив слабой пешки c3 на другом фланге.

Таким образом, оба театра военных действий оказываются логически связанными друг с другом.

36...Кре7.

Если белые будут теперь дер­жаться пассивно, то черные по­лучат преимущество в резуль­тате прямой атаки: Кре7—f7—g6 с последующим f6—f5. Белым после этого придется сделать защитительный ход f2—f3, давая противнику желанную возмож­ность утвердить слона на g3 (понятно, после отхода конем f4); это создало бы неотразимую угрозу для всей линии обороны белых. Но белые не играли пас­сивно, а, напротив, попытались воспрепятствовать проведению плана противника. Следующий ход — подготовка размена 38.С:f4 К:f4 39.К:f4 С:f4 с явной ничьей. При таких обстоятельствах удержать пункт f4 для черных оказалось бы невозможным, если бы им не представился шанс применить лавирование на ферзевом фланге.

37.Кg2! Ла1+ 38.Лс1 Ла2! 39.Ке1! Крf7.

Предпринятый черны­ми маневр оказался весьма дей­ственным, ибо теперь, при положении ладьи на а2, намечен­ный белыми размен невыгоден: 39.С:f4? С:f4! 40.Лd1 Сd2 41.Ке2 Кf4! Если в ответ на это 42.К:f4, то 42…gf 43.Крg2 Лс2, и черные развивают уси­ленный аппетит.

Итак, темп выиг­ран! Но история повторяется.

40.Лс2 Лa3 41.Кg2 Ла1+ 42.Лс1 Ла2 43.Ке1 Крg6 44.Лс2 Лa3 45.f3.

Без этого ослабляющего хо­да, в конце концов, не обойтись, так как иначе черные сыграют f6—f5, и если g4:f5, то Кр:f5 с последующим g5—g4 и обра­зованием проходной пешки «h».

45…f5. Цель достигнута! Конец пар­тии протекал без особых ослож­нений.

46.Крf2 Крf6 (освобождает место для коня) 47.Сс1 Ла1 48.Крe3 Кg6 49.Кd3 Сg3 (см примечание к 36-му ходу черных) 50.Ке2 Кеf4 51.Ке1 К:d3 52.Кр:d3 Сf4! 53.Ке2 С:с1 54.К:с1 Кf4+ 55.Крe3 К:h3 (после геройской защиты кре­пость h3 пала) 56.Ке2 f4+. Белые сдались, так как ход 57...Лf1 выигрывает еще одну пешку.

в) Король как сла­бость.

№113

Нимцович       

      Калинский

1914


279


Белые оперируют двумя воз­можностями оттеснения короля, осью же служит демаркацион­ная линия.

1.Сb3 (если 1.Сс2 f2 2.Лd1, то 2...Крe6, и выиграть белые не могут) 1...d4 2.Сd5 Лg4 (но не сразу 2...f2 из-за 3.С:е4) 3.Л1h5 f2, и теперь белые с темпом сдвоили ладьи на линии «h»: 4.Лf6+ Кре7 5.Лhf5 Лg1+ 6.Кра2 d3.

Создавшееся положение да послужит нам пробным камнем при выявлении правильности наших тезисов. В свое время мы ведь заявили, что проведение операции лавирования возмож­но лишь в том случае, когда налицо имеются некоторые пред­варительные условия: а) на­личие оси; б) разнообразие уг­роз, которые можно направить против слабости. Проба ока­зывается для нас удачной; если слабость на сей раз и несколько абстрактна (это не пешечная слабость), то все-таки общее расположение сил, благоприят­ствующее лавированию, иден­тично с тем, которое мы называем типичным. Ведь и здесь мы имеем разнообразие угроз: черные грозят оттеснить неприятельского короля не только на край доски, но, при случае, и на середину. Имеется и ось; таковой является линия «f» (де­маркационная линия; королю через нее не перейти). Рассматриваемые под таким углом зре­ния последующие передвижения становятся понятными; в них появляется жизнь и красоч­ность.

7.Ле6+ Крd7 8.Лf7+ Крd8 9.Леf6 d2 (использовать поло­жение короля на краю доски пока еще нельзя — 10.Лh7 оп­ровергается посредством 10...f1Ф, а 10.Лh6 вообще невоз­можно; поэтому лавирование продолжается) 10.Лf8+ Кре7 11.Л6f7+ Крd6 12.Сb3 Сb6? (может быть, лучше было 12...a6, готовя убежище для короля) 13.Лf6+!!

Король теперь перед дилем­мой: либо вернуться на край доски, что теперь уже смер­тельно, либо устремиться «на волю», где судьба настигает его в ином образе.

13...Кре5 (если 13...Кре7, то 14.Л8f7+ Крd8 15.Лh6, и белые выигрывают) 14.Ле6+ Крd4 15.Л:f2! d1Ф 16.С:d1 Л:d1 17.Ле2!, и белые вы­играли пешку и партию.

3. Комбинированная игра на обоих флангах при пока еще не существующих или по крайней мере скрытых слабостях.

Логический анализ положе­ния на диаграмме дает такую картину.

№114

Готтшаль       

      Нимцович

Ганновер, 1926


280


Комбинированная атака на обоих флангах.

Слабость белых—пешка с5 и, как выяснится позднее, пешка h3


Пешка с5 (при недостаточно надежной позиции слона на f2) является определенной слабостью. Но ни при каких обстоя­тельствах я не могу считать сла­бостью пешечную массу g3, h3 — главным образом по той причи­не, что здесь (на королевском фланге) для выявления этого нет соответствующего плацдар­ма. Проследим развитие собы­тий, чтобы установить, содер­жатся ли в данной позиции элементы лавирования. После 38-го хода белых (Лb4—b6) чер­ные избрали следующий, на пер­вый взгляд довольно странный, маневр: 38...Кре5 39.Лb4 Крd5.

Черные пожертвовали темп; объясняется это тем, что белые попадают в цугцванг. Если ла­дья пойдет обратно на b6 (дру­гих ходов нет, ибо 40.Лd4+ невозможно из-за 40...Кр:с5 41.Л:а4+? Л:f2+, а 40.h4 создало бы, как скоро выяс­нится, тот плацдарм, которого нам еще только что не хватало), то после прорыва h5—h4, g3:h4, g5:h4, Сf2:h4 король берет пешку с5 с нападением на ладью b6.

В партии белые все же сы­грали 40.h4. Последовало: 40...gh 41.gh Лh3! 42.Лd4+ Кре5 43.Лd8 Сd5, и теперь черные начали систематическое лави­рование (против h3) с пунктом g4 в качестве оси этого лавиро­вания и действительно через поле g4 вторглись в лагерь противника: 44.Ле8+ Сe6 45.Лd8 Крf4 46.Лf8+ Cf5 47.Лf7 Лh2 48.Ле7 Сg4+ 49.Кре1 Крf3 50.Лf7+ Крg2 51.Крd2 Крf1 52.Крe3 Сf3 53.Сg3 Л:b2 54.Сd6 Лb3+ 55.Крd4 Крf2 56.Лg7 e3 57.Сg3+ Крf1 58.Лf7 е2 59.Ле7 Сc6. Белые сдались.

Смысл примененной здесь стратегии поясняется следую­щей схемой, пригодной для всех сходных случаев. Мы лавиро­вали сначала против очевидной слабости (с5). Оперируя цугцвангом, мы заставили против­ника развернуться (h3—h4). Это развертывание, однако, привело лишь к тому, что скрытая до хода h3—h4 слабость теперь стала явной и сделалась объек­том нашей атаки. Резюмируем: комбинированная игра на обоих флангах очень часто сводится к тому, что, маневрируя против определенной пешечной слабости на одном фланге, мы вызываем ослабление другого фланга; после этого начинается систематиче­ское лавирование против двух слабостей (как, например, в пар­тии Калашников — Нимцо­вич).

Таково правило. Как исклю­чение из него — и интересное исключение — хотелось бы отметить случай, когда возможно маневрировать так, как если бы выявление слабости на дру­гом фланге стало свершившимся фактом. Мы поясним нашу мысль примером.

№115

Гольцгаузен       

      Нимцович

Ганновер, 1926


281


Черные поспешили выявить слабость и сыграли 32...Лh6.

По-настоящему борьба долж­на завязаться на ферзевом флан­ге (b7—b5), но я понимал, что после открытия игры (путем b7—b5 и т. д.) ослабленная позиция белых пешек на коро­левском фланге будет мне толь­ко на руку.

33.h3 Лg6 34.Ле2 а6 35.Лf4 b5 36.b3 Лg5 37.g4 Лgе5 38.Крc3 а5!

Слабость h3 в связи с возможностью уничто­жения блокады пешки е4 повелительно требует плацдарма и оси лавирования; последний ход черных и стремится к завоеванию пространства.

39.Леf2 а4 (грозит а4:b3 с последующим b5:с4, чтобы создать возможность вторжения ладей по линиям «а» и «b») 40.bа bс! 41.Лf8 Л5е7 42.Л:е8 Л:е8 43.К:с4 К:с4 44.Кр:с4 Ла8! (необходимый плац­дарм теперь завоеван; состоит он из линий «а», «b» и «d», осью, по-моему, является пункт d4) 45.Лf7 (или 45.Крb3? Крd5!) 45...Л:а4+ 46.Крb3 (несколько лучше было бы 46.Крc3) 46...Лb4+ 47.Крc3 Лb7 48.Лf5 Ла7 49.Крс4 Ла4+ 50.Крb3 Лd4 (ось лавирования!) 51.Ле5 Крd6 52.Ле8 Лd3+ 53.Крс4 Л:h3 (надлежащее ис­пользование плацдарма не пре­минуло принести плоды: сла­бость пала) 54.Л:е4 Лa3 55.Ле2 Ла4+ 56.Крb5 Л:g4 57.a4 Лb4+, и черные выиграли на 71-м ходу.

В положении на диаграмме 282 изящная угроза мата слу­жит лишь средством для того, чтобы с темпом провести маневр, ослабляющий ферзевый фланг противника.

№116

Тейхман       

      Нимцович

Сан-Сe6астьян, 1911


282


31...Кe6 (с угрозой 32...Л:h2+ 33.К:h2 Л:h2+ 34.Кр:h2 Фf2+ 35.Крh3 Сf4!, и черные выигрывают) 32.Ле2.

Это отражает угрозу, но те­перь следует с выигрышем тем­па: 32...Кd4 33.Лее1 (если 33.Лf2, то 33...Сe3!) 33...Фb7! (ход Лс8 после этого уже нельзя отразить без жертв) 34.Л:d4 (или 34.c3? bс 35.bс Фb2+ и т. д.) 34…еd, и черные вы­играли после тяжелой борьбы (см. партию №118).

4. Лавирование при ослож­ненных обстоятельствах (собст­венный центр нуждается в защите).

Приводим окончание партии, проникнутое истинным духом лавирования.

№117

Эм. Ласкер      

      Сальве

Петербург, 1909


283


Стесненное положение коро­ля черных является очевидной слабостью. Таковой же может считаться и пешка d6. Но соб­ственная слабость на е4 за­ставляет белых играть сдержан­но. Плацдарм для операций про­тив слабости d6 малоэластичен: атаковать пешку d6 можно толь­ко посредством Лd1 и по ди­агонали. Несколько более раз­нообразны возможности разви­тия атаки на королевском фланге (ладья и ферзь могут во всякое время поменяться линиями). Чтобы построить мощную опе­рацию на этих не очень убеди­тельных возможностях, требу­ется высокое мастерство.

27...Фе8 28.Фf2! (ход 28.Kf4 черные могли парировать путем 28...Кh6) 28...Лf8 29.Фd2 (белые фиксируют пункт d6 и, таким образом, лишают чер­ных возможности применить ука­занную защиту) 29...Фb8 30.Крh1 Лfе8 31.Лg4! Лg8 (если 31...Кh6, то 32.К:f6! с пре­имуществом белых) 32.Лd1! (ибо давление с е4 снято) 32...Фb4?

В результате этого выпада ферзь вскоре оказывается вне игры; безусловно, следовало предпочесть 32...Фе8. Правда, в данный момент было трудно предвидеть, что деятельность ферзя, вторгшегося через b4 в лагерь противника, столь убе­дительно будет локализована.

33.Фf2! Фc3 34.Фh4 (снова на старом месте, но сейчас эта позиция более грозна) 34...Кh6 35.Лf4 Kf7 36.Крh2 Лgе8 37.Фg3 Лg8 38.Лh4.

В турнирном сборнике Ла­скер делает следующее приме­чание к этому ходу: «Если 38.Лg4 Кh6 39.Лh4, то может последовать 39...d5 40.cd cd 41.Л:d5 Сc6. Теперь же ма­невр d6—d5 опровергается по­средством 39.cd cd 40.Кf4». Атака против е4, значит, все еще существует. Обратите вни­мание на предупреждающее дей­ствие маневров Ласкера.

38...g5 (грозило 39.Кf4 Кh6 40.Л:d6) 39.fg Л:g6 40.Фf2 f5 (чтобы избавиться от слабо­сти f6) 41.Кf4 Лf6 42.Ке2 Фb2 43.Лd2 Фа1 44.Кg3 Крg8 (белые грозят сыграть 45.ef С:f5 46.К:f5 Л:f5 47.Л:h7+) 45.ef С:f5 46.Кd4! cd 47.К:f5 Крf8 48.Ф:d4 Ф:d4 49.К:d4 Ке5 50.Лh5 Леf7 51.c5 dc 52.Л:е5 cd 53.Л:d4 Лf2 54.Лd8+ Крg7 55.Ла5, и белые выиграли.

Игра Ласкера импонирует: достойно удивления, как он, не­смотря на ограниченность имевшихся в его распоряжении уг­роз, все же сумел овладеть всей доской и почти совершенно свести на нет значение собственной слабости.

Мы сделаем отсюда вывод: разнообразие имеющихся нали­цо объектов атаки (неприятель­ских слабостей) может до из­вестной степени компенсиро­вать недостаточное разнообра­зие угроз.

В заключение мы приведем несколько партий и окончаний.


Примеры к пятой главе

№118. Защита Филидора

Тейхман       

      Нимцович

Сан-Сe6астьян, 1911


Эта партия дает пример ком­бинированной игры на обоих флангах.

1.e4 е5 2.Kf3 d6 3.d4 Kf6 4.Кc3 Кbd7 5.Сс4 Се7 6.0—0 0—0 7.Фе2 с6 8.Сg5 (здесь заслуживает предпочтения 8.a4) 8...h6 9.Сh4 Кh5 10.Сg3 К:g3 (возможно было и 10...Сf6) 11.hg b5 12.Сd3 а6!

Пешечная структура черных заслуживает внимания; в ней таится возможность двоякого развертывания: с6—с5 и d6—d5.

13.a4 (попытка задушить в зародыше пока еще скрытую силу пешек) 13...Сb7! 14.Лаd1 Фс7 15.ab аb 16.g4 Лfе8! 17.d5 b4 18.dс С:с6 19.Кb1 Кc5 20.Кbd2 Фc8.

Попытка белых, с позволе­ния сказать, наступить против­нику на ногу может считаться неудавшейся; пункт d6 легко защитим, а оба слона (в связи с линией «а» и угрозой в на­правлении с8—g4) действуют те­перь неплохо.

21.Сс4 (остроумная защита пешки g4: 21...Ф:g4? 22.С:f7+) 21...g6 22.g3 Крg7 23.Кh2 Сg5! (слабость пешки d6 имеет лишь небольшое значе­ние) 24.f3 (если 24.f4?, то 24...еf 25.gf Сf6 с выигрышем пешки) 24...Фс7.

С угрозой 25...Ка4, и если в ответ на это 26.Лb1, то 26...С:d2 с последующим С:е4.

25.Лfе1 Лh8 26.Кdf1 h5 (черные овладевают важными ли­ниями и диагоналями) 27.gh Л:h5 28.Сd5 Лаh8 29.С:с6 Ф:с6 30.Фс4 Фb6 31.Крg2.

В позиции белых медленно выкристаллизовалась слабость; при положении черного коня на d4 вторжение на 2-ю гори­зонталь имело бы решающее значение.

31...Кe6.

Конь стремится на d4, но грозит и королевскому флангу: 32...Л:h2+ 33.К:h2 Л:h2+ 34.Кр:h2 Фf2+ 35.Крh3 Сf4! (см. примечания к диа­грамме 282).

32.Ле2!

Не будь отмеченной угрозы, белые, возможно, могли бы за­щититься посредством 32.Лd5 Кd4 33.f4.

32...Кd4! (теперь черные де­лают этот ход с выигрышем темпа) 33.Лее1 (33.Лf2? Сe3!) 33...Фb7.

284


Ход Лс8 отразить больше нельзя. Партия служит хоро­шим примером того, как можно вести игру против нескольких слабостей одновременно.

34.Л:d4 (при 34.c3 bс 35.bс Фb2+ сказалась бы слабость 2-й горизонтали) 34...еd 35.Кg4 (или 35.Ф:d4+ Сf6 36.Ф:d6 Лd8) 35...Фb6 36.f4 Се7 37.Лd1 f5 38.Кf2 fе 39.Ф:d4+ Ф:d4 40.Л:d4 d5 41.g4 Сс5! 42.Лd1 Лh4 43.Л:d5 С:f2 44.Кр:f2 Л:g4.

Чтобы удержать за собой преимущество, черные должны были все время координировать атаку на короля с игрой в цент­ре (d6—d5 и Се7—с5).

45.Крe3 Лс8 (но теперь они принимаются и за ферзевый фланг) 46.Кр:е4 Лс4+ 47.Крd3 Лc:f4 (теперь игра легче) 48.Кe3 Лg3 49.Ле5 Крf6 50.Ле8 Крf7 51.Ле5 Лf6 52.c4 b3 53.Кре4 Лe6 54.Л:е6 Кр:е6 55.Кd5 g5. Белые сда­лись. В Дании эту партию назы­вают «классическим Хенемом».

Ниже мы помещаем сложную в стратегическом отношении партию. Ласкер маневрирует на одном фланге и прорывается на другом. Почему и как? Ответ читатель найдет в наших примечаниях.

№119. Испанская партия

Эм. Ласкер      

      Берн

Петербург, 1909


1.e4 e5 2.Кf3 Кc6 3.Сb5 а6 4.Са4 Кf6 5.0—0 Се7 6.Ле1 b5 7.Сb3 d6 8.c3 Ка5 9.Сс2 с5 10.d4 Фс7 11.Кbd2 Кc6 12.Кf1 0—0?

Черным следовало бы за­ставить противника определить позицию в центре: 12...cd 13.cd Сg4.

13.Кe3 (с намерением вторг­нуться в центр посредством 14.Кd5) 13...Сg4 14.К:g4!

На 14.Кd5 последовало бы 14...Фа7 с атакой на пункт d4, например: 15.К:е7+ К:е7!

Ласкер играет на преиму­щество двух слонов.

14...К:g4 15.h3 Kf6 16.Сe3 Кd7 17.Фе2 Сf6 18.Лаd1 Ке7 19.Сb1 Кb6 20.a3 Кg6 21.g3 Лfе8.

Черные маневрировали пре­красно; их план заключался в том, чтобы подготовить d6—d5. Ласкер считает себя теперь вы­нужденным сыграть d4—d5 и таким образом ограничить подвижность собственных слонов. Партия вступает в новую фазу.

22.d5 Кd7 23.Крg2 Фd8.

Вместо этого следовало со­здать возможность для черной ладьи противодействовать пла­нам противника (белые готовят, между прочим, f2—f4) и, сле­довательно, сыграть с5—с4 с последующим Кс5. В этом слу­чае и позиция коня была бы хорошей.

24.h4 Се7 25.h5 Кgf8 26.Лh1 h6 27.Лdg1 Кh7 (пункт g5 теперь сильно укреплен) 28.Крf1 Крh8 29.Лh2 Лg8 30.Ке1.

При 30.Кh4 черные попро­сту разменяли бы коня (30...С:h4 31.Л:h4); позиция при­няла бы тогда довольно ста­бильный характер. Поэтому Лас­кер благоразумно избегает это­го хода и старается сохранить в положении коня хотя бы не­значительную динамичность.

30...Лb8 31.Кс2 а5 32.Сd2 Сf6 33.f3 Кb6 34.Лf2.

«Белые хотят сыграть при случае Кс2—e3, однако остав­ляют себе возможность на Сf6—g5 ответить f3—f4» (Ласкер).

34...Кс8 35.Крg2 Фd7 36.Крh1 Ке7 37.Лh2 Лb7 38.Лf1 Ле8 39.Кe3 Кg8 40.f4 Сd8 41.Фf3.

285


Ласкер добился своего, осу­ществив продвижение f3f4 при благоприятных обстоятельствах; непосредственное преимущество этим, однако, не достигается. Но черные фигуры, которые должны, между прочим, бороть­ся против угрозы вторжения Kf5, занимают теперь менее вы­годные позиции для отражения возможной на ферзевом фланге атаки.

Итак, Ласкер вел атаку на королевском фланге, чтобы на­рушить контакт между неприятельскими фигурами и ферзе­вым флангом. Теперь он собира­ется расшатать ферзевый фланг противника посредством c3—с4 и получить таким образом два преимущества сразу: слабости у противника и открытые линии для своих слонов. Например: 42.c4 b4 43.Сс2 с последующим Фf3—d1 и Сс2—а4.

41...с4 42.a4 Сb6 43.ab Ф:b5.

Решающая ошибка. Правиль­но было, как указывает Ласкер в турнирном сборнике, разменяться на e3: 43...С:e3 44.С:e3 Ф:b5 с последующим а5—а4 и Ле8—а8, и черные могут успешно защищаться.

44.Кf5 Фd7 45.Фg4 f6.

Прогнать коня f5 (например, посредством Ке7) больше уже нельзя. Слабости черных на обоих флангах теперь очевидны, и Ласкер завладевает ими без осо­бого труда.

46.Сс2 Сс5 47.Ла1 Леb8 48.Сс1 Фс7 49.Са4 Фb6 50.Лg2 Лf7 51.Фе2 Фа6 52.Сc6 (с угрозой b2—b4) 52...Ке7.

Наконец наступил момент, когда можно отделаться от коня f5, но белые уже слишком силь­ны на ферзевом фланге.

53.К:е7 Л:е7 54.Ла4 еf (отчаянье) 55.gf f5 56.e5 Кf6 57.Л:с4 Кg4 58.Л:с5 Ф:е2 59.Л:е2 dс 60.d6 Ла7 61.e6 Лa6 62.e7 Kf6 63.d7 К:d7 64.С:d7. Черные сдались.

Следующая партия весьма поучительна для выявления свя­зи между игрой в центре и фланговой атакой. Зависимость ата­ки от прочности центра высту­пает очень выпукло.

№120. Французская защита

Андерсон, Энстрем и Эберг      Нимцович

Одна из четырех одновременно игранных партий,

Упсала (Швеция), 1921


1.e4 е6 2.d4 d5 3.Кс3 (правильным продолжением, по-моему, является 3.e5) 3...Сb4 4.Сd3 Кс6 (новая идея) 5.Ке2 Кgе7 6.0—0 0—0 7.e5 (выгля­дит очень хорошо) 7...Ка5! 8.Сe3 f6.

Этим черные преодолели де­бютные затруднения.

9.С:f5 ef 10.f4 Сe6.

Согласно закону «проходная пешка должна быть блокиро­вана».

11.Кg3 С:c3! 12.bс Ка5!

Не особенно охотно и лишь основательно поразмыслив ре­шился я на эту диверсию, ко­торая кажется рискованной, ибо положение в центре далеко еще не определилось. Одним же из главных моих принципов яв­ляется следующий постулат: фланговая атака правильна лишь при прочном положении в цент­ре. Однако в возникшей позиции белые никоим образом не могут заставить противника сыграть f6:е5. Если же они возьмут на f6 сами, то получат, правда, пункт е5 (после Л:f6), но чер­ные, используя свои резервы, могут смягчить беду.

13.Фd3 Фd7 14.Лf3 g6 15.Ке2 Лf7! 16.h4 h5 17.Крh2! Лаf8! 18.Лg3 Крh7 19.Кg1!

Конь стремится на g5 или е5. Консультанты, как видно, опытны в искусстве маневриро­вания и являются серьезными противниками.

19...Лg7 20.Кf3 Фа4.

Наконец-то черные продол­жают начатую ими на 11-м ходу фланговую атаку. Подобная медлительность может быть постав­лена только в заслугу.

21.ef Л:f6 22.Кg5+ Крg8 23.Сg1 Кс4 24.Ле1 Сd7!!

Это столь простое стратеги­ческое отступление раскрывает план защиты: согласно моей системе, идеалом всякой операции, ведущейся по вертикали, явля­ется вторжение на 7-ю или 8-ю горизонталь. Здесь, однако, по­ля вторжения е7 и е8 защищены, а ладья g3, у которой конь с4 отнимает поле e3, не может в этой операции принять учас­тие.

25.Кf3 Сb5 26.Фd1 Ф:а2 27.Фе2.

286

27...Кd6!!

Это отступление является на­чалом маневра, стремящегося к нейтрализации столь мощной с виду линии «е». Не так хорошо было 27...Фa3; например: 28.Ке5 Фd6 29.К:с4 С:с4 30.Фf3 Лe6 31.Ле5!, и белые имеют еще шансы на ни­чью, в то время как спокойный маневр в партии выигрывает.

28.Фе5 Ке8!

Грозит перегруппировка: Лf6—d6 с последующим Ке8—f6. Если белые этому помешают путем 29.Кg5 (29...Лd6? 30.Ф:е8+, и мат следующим хо­дом), то они, бесспорно, силь­ны по линии «е», но в то же время характерная для данного положения позиция ферзя на е5 препятствует белым исполь­зовать эту линию, например: 29...Сc6! 30.Лgе3 Ф:с2 или 30.Ле2 Фс4 (блокада!) 31.Лgе3 а5, и черные выигрывают, так как 32.Кe6? невозможно из-за 32...Ле7, а другого полезного хода по линии «е» в рас­поряжении белых не имеется.

29.Кd2 Лd6 30.c4 Сd7 31.Лc3 Кf6.

Трудная перегруппировка (под обстрелом врага) удалась.

32.cd.

Грубая ошибка, однако и по­сле 32.Фе2 Лe6 33.Фd1 Лgе7 позиция белых безнадежна.

32...Кg4+. Белые сдались.

Приведем еще два окончания.

№121

Вестергардт       

      Нимцович

Сеанс одновременной игры, Вейле (Дания), 1922


287


Как видно из диаграммы, черные сделали вид, что соби­раются атаковать на ферзевом фланге (посредством а5—а4), но затем перенесли атаку на коро­левский фланг. Белые заняли крепкую оборонительную пози­цию. Ход был за мною, и, по­думав, я сыграл 1...b5!! Это вызвало немалое изумление сре­ди зрителей. Ведь не на ферзевом фланге у черных расположены силы для атаки!

2.cb Лh2 3.К:h2 Л:h2 4.Сf1 С:b5!

Все ясно. Выпад на ферзевом фланге мыслился как диверсия против... королевского фланга.

5.С:b5 Кh3+ 6.Крf1 Ф:е3 7.Фе1 Фg1+ 8.Кре2 Ф:g2+, и мат в 2 хода.

Следующий пример также ил­люстрирует неожиданную взаи­мосвязь двух диверсий.

№122

Зейферт       

      Нимцович

Лейпциг, 1926


288

1...h4 2.К:g3 hg 3.Лd2.

Теперь последовал выпад на другом фланге.

3...а5 4.b5 С:h3 5.gh Ф:h3+ 6.Крg1 d5!!

Pointe комбинации. Белые сдались, ибо шах на с5 губите­лен.

Правильным было продол­жение 4.Сf1, например: 4...ab 5.Лb2 с5 с ничейным, по-видимому (ввиду замкнутости по­зиции), исходом.


СПИСОК ПАРТИЙ


№1. Итальянская партия. Нимцович - Любитель      3

№2. Томас - Алехин      12

№3. Нимцович - Любитель      19

№4. Тарраш - Эм. Ласкер      23

№5. Нимцович - О. Бернштейн      26

№6. Нимцович - Любитель      26

№7. Французская защита. Нимцович - Алапин      27

№8. Защита Филидора. Тейхман - Нимцович      28

№9. Дебют ферзевых пешек. ван Флит - Зноско-Боровский      29

№10. Индийская защита. Ли - Нимцович      30

№11. Французская защита. Гакен - Гизе      31

№12. Испанская партия. Тарраш - Бергер      31

№13. Новоиндийская защита. И. Рабинович - Нимцович      33

№14. Новоиндийская защита. Земиш - Нимцович      34

№15. Защита Пирца-Уфимцева. Нимцович - Притцель      35

№16. Английское начало. Нимцович - Тарраш      36

№17. Сицилианская защита. Томас - Алехин      39

№20. Защита Филидора. Леонгардт - Нимцович      43

№21. Тартаковер - Эм. Ласкер      45

№22. Дебют ферзевых пешек. Нимцович - Готтшаль      49

№23. Перлис - Нимцович      54

№24. Нимцович - Рубинштейн      57

№25. Ганзен - Нимцович      58

№26. Тарраш - Бергер      58

№27. Нимцович - Алапин      59

№28. Нимцович - Любитель      60

№29. Нимцович - А. Нильсон      60

№30. Латышский гамбит. Нимцович - К. Бетиньш      60

№31. Французская защита. Нимцович - Фрейман      61

№32. О. Бернштейн - Перлис      65

№33. Росселли - Рубинштейн      65

№34. Нимцович - Друва      66

№35. Рубинштейн - Нимцович      67

№36. Нимцович - Якобсен      72

№37. Капабланка - Мартинец      73

№38. Нимцович - Шпильман      74

№39. Томас - Нимцович      75

№40. Пост - Алехин      75

№41. Э. Кон - Нимцович      76

№42. Нимцович - Видмар      84

№43. Дебют четырех коней. Нимцович - Леонгардт      85

№44. Итальянская партия. Нимцович - Флюсе      86

№45. Дебют ферзевой пешки. Рубинштейн - Нимцович      87

№46. Торре - Эм. Ласкер      91

№47. Защита Каро-Канн. Рети - Тартаковер      93

№48. Испанская партия. Нимцович - Рикгоф      93

№49. Французская защита. Нимцович - Сальве      99

№50. Французская защита. Л. Паульсен - Тарраш      106

№51. Французская защита. Нимцович - Тарраш      107

№52. Французская защита. Беккер - Нимцович      107

№53. Защита Нимцовича. Опоченский - Нимцович      109

№54. Английское начало. Рубинштейн - Дурас      111

№55. Ферзевый гамбит. Мароци - Зюхтинг      112

№56. Защита Филидора. Нимцович - NN      114

№57. Нимцович - Гизе      117

№58. Нимцович - Алехин      117

№59. Нимцович - Мишель      119

№60. Английское начало. Нимцович - Рубинштейн      119

№61. Венская партия. Капабланка - Мартинец      120

№62. Дебют ферзевых пешек. Берндсон - Бьюрульф      121

№63. Нимцович - Алехин      124

№64. Французская защита. Ейтс - Нимцович      124

№65. Индийская защита. Рубинштейн - Нимцович      125

№66. Нимцович - Левенфиш      127

№67. Дебют Рети. Нимцович - Мишель      128

№68. Французская защита. Тарраш - Мизес      129

№69. Принятый ферзевый гамбит. Грюнфельд - Тартаковер      129

№70. Индийская защита. Клайн - Капабланка      130

№71. Французская защита. Рубинштейн - Левенфиш      131

№72. Э. Кон - Нимцович      133

№73. Новоиндийская защита. Гакансон - Нимцович      134

№74. Защита Нимцовича. Яновский - Нимцович      135

№75. Дебют Рети. Нимцович - Росселли      136

№76. Английское начало. Нимцович - Земиш      137

№77. Дебют четырех коней. Шпильман - Рубинштейн      138

№78. Французская защита. Нимцович - Перлис      139

№79. Французская защита. Ейтс - Олланд      139

№80. Испанская партия. Тейхман - О. Бернштейн      140

№81. Испанская партия. Билькар - О. Бернштейн      141

№82. Блэкберн - Нимцович      141

№83. Купчик - Капабланка      142

№84. Готтшаль - Нимцович      143

№85. Дебют Берда. Блэкберн - Нимцович      143

№86. Индийская защита. Шусмит - Нимцович      146

№87. ван Флит - Нимцович      147

№88. Английское начало. Нимцович - Рубинштейн      149

№89. Дебют Рети. Нимцович - Росселли      150

№90. Защита Нимцовича. П. Ионер - Нимцович      151

№91. Нимцович - Таубенгауз      155

№92. Славянская защита. Рубинштейн - Эм. Ласкер      155

№93. Защита Тарраша. Эм. Ласкер - Тарраш      156

№94. Английское начало. Нимцович - Гирзинг и Кинх      157

№95. Э. Кон - Нимцович      158

№96. Дебют Рети. Нимцович - Тартаковер      159

№97. И. Бернштейн - Тейхман      159

№98. Рихтер - Тарраш      161

№99. Испанская партия. Гармонист - Тарраш      163

№100. Мишель - Тартаковер      163

№101. Ферзевый гамбит. Нимцович - Таубенгауз      164

№102. Ферзевый гамбит. Рубинштейн - Зноско-Боровский      165

№103. Французская защита. Нимцович - Шпильман      166

№105. Дебют Рети. Рети - Ейтс      167

№106. Дебют Рети. Шуриг - Нимцович      167

№107. Консультанты - Нимцович      168

№108. Нимцович - Якобсен      169

№109. Тарраш - Бартманн      169

№110. Дебют Нимцовича. Консультанты - Нимцович      170

№111. Рубинштейн - Селезнев      172

№112. Калашников - Нимцович      173

№113. Нимцович - Калинский      173

№114. Готтшаль - Нимцович      174

№115. Гольцгаузен - Нимцович      175

№116. Тейхман - Нимцович      175

№117. Эм. Ласкер - Сальве      176

№118. Защита Филидора. Тейхман - Нимцович      176

№119. Испанская партия. Эм. Ласкер - Берн      177

№120. Французская защита. Андерсон, Энстрем и Эберг - Нимцович      178

№121. Вестергардт - Нимцович      179

№122. Зейферт - Нимцович      180