загрузка...
Перескочить к меню

Связанные грехом (fb2)

файл не оценён - Связанные грехом [ЛП] (а.с. Узы-3) 469K, 67с. (скачать fb2) - Синтия Иден

Возрастное ограничение: 18+


Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Автор: Синтия Иден

Книга: «Связанные грехом»

Серия: «Узы», книга 3

Год написания: 2012

Жанр: фэнтези, эротика, оборотни, вампиры, ведьмы

Возрастное ограничение: 18+


Над переводом работали:

Переводчики: Kassandra37, Nikolle

Редактор: Nikolle

Дизайн обложки: Petra

В книге всего: 8 глав

Перевод осуществлен для группы: https://vk.com/paranormal_love_stories

И для сайта: http://ness-oksana.ucoz.ru/


Текст выложен исключительно для ознакомления.

Не для коммерческого использования!

При размещении на других ресурсах обязательно указывайте группу, для которых был осуществлен перевод. Запрещается выдавать перевод за сделанный вами или иным образом использовать опубликованные в данной группе тексты с целью получения материальной выгоды.




Глава 1

Некоторые тела не могут оставаться погребенными — независимо от того как глубоко их закопать. Эти тела… они просто продолжают вылезать из могил.

Они преследуют девушку, которая чертовски устала убегать. Так устала, что решила продать собственную душу за то, чтобы хоть на несколько мгновений оказаться в безопасности.

Пейдж Слоан смотрела на высокие каменные стены поселения оборотней. Прошло десять лет с тех пор, как она в последний раз была за этими толстыми каменными стенами. Только тогда она искала не защиты. Она искала любовь.

Вспомнит ли он меня?

Пейдж стояла перед воротами, дрожа от холода, — она ненавидела ошеломляющий мороз Аляски — а затем услышала приближающиеся шаги. Уверенная, решительная поступь. Пейдж глубоко вздохнула и распрямила плечи. Время начинать шоу. Ей просто нужно правильно сыграть свою роль и пройти мимо охраны. Пейдж подняла руки вверх.


— Я не вооружена! — Лучше просто пойти вперед и покончить со всем сразу.

Оборотни слишком непредсказуемы. Она не хотела, чтобы они сначала атаковали, а потом уже попытались получить ответы от её безжизненного тела.

Ворота с визгом распахнулись. На улицу выбежали двое мужчин. Они оказались абсолютно безоружны. Но им и не требовалась дополнительная огневая мощь. Она знала, если эти двое захотят, то превратятся в могущественных волков.

Большинство людей не ведали правды об окружающем их мире. Они думали, что монстры — выдумка. Жуткие сказки, чтобы пугать детей во тьме ночи.

Если бы только это оказалось правдой.

Пейдж знала, насколько монстры реальны. Они являлись самыми жуткими кошмарами на Земле.

— Вампир… — Один из мужчин зарычал на нее, мгновенно выпустив когти из пальцев.

В лунном свете она увидела, как затрепетали его ноздри, и поняла, он уловил ее запах, определяя, кто она такая.

Монстр. Вампир.

— Ты хочешь умереть, вампир? — прорычал другой охранник. Он оказался самым высоким, с коротко стрижеными темными волосами и широченными плечами. — Вот почему явилась сюда?

Что ж, то, что они сразу не попытались разорвать её на части, хороший знак. Пейдж прочистила горло и подняла руки вверх.


— Технически я уже мертва. — Именно так она стала вампиром, и…

Оборотень поменьше набросился на нее. Поменьше своего напарника, но всё же чертовски сильный. Он сжал когтями её шею и прорычал:


— Ты снова сдохнешь. — Его мрачный взгляд обещал ей много боли.

Она обошлась бы и без этого обещания. Плавали — знаем. Она не особо в этом снова заинтересована, спасибо.

Пейдж не сопротивлялась, пока нет. Если ситуация станет отчаянной, именно она причинит боль. Но сначала…


— Дрейк… — Она прохрипела имя, преследовавшее её в воспоминаниях, выпуская изо рта небольшое облачко пара. Она проигнорировала холод, сосредоточилась на том, что имело первостепенное значение сейчас. Ей нужны были эти волки… и их новый альфа. — Дрейк Уайлер.

Вервольф, удерживающий её, склонился ближе. Она разглядела его светлые ниспадающие на плечи волосы и жесткое лицо.


— Что тебе нужно от нашего альфы?

Нечто невозможное. Медленно, не желая злить оборотней, Пейдж вытащила из-за пазухи длинное ожерелье. Она заметила, как при виде его расширились глаза оборотней. Едва взглянув на него, оборотень поспешно отскочил в сторону.

Вот это правильно. Никто не должен прикасаться к ней, никто кроме…


— Я принадлежу ему, — просто сказала Пейдж.

В следующее мгновение оборотни, натыкаясь друг на друга, поспешно открыли перед ней ворота. Конечно, они ненавидели её вид, но пока она под защитой их альфы, не имеют права прикоснуться к ней.

Ну, если только им не надоело жить.

Пейдж разглядывала волчье поселение. Мрачное. Опасное. Но она надеялась, не настолько опасное, как то, что следовало за ней.

И если бы она могла просто поговорить с альфой, пропустив ту маленькую деталь, что она исчезла десять лет назад…

Тогда, возможно, у нее появиться шанс выжить в ближайшие дни и ночи.

Возможно.

Возможно, нет.

Оборотни отвели её в самый центр поселения. В большой трехэтажный дом с прочными каменными стенами, резко выделяющимися в ночи.

Они вошли в холл, и стук её ботинок эхом отразился от мраморного пола. Мрамор. Волки поднялись на ступеньку выше. Обычно вампиры обожали выкидывать деньги на ветер.

Она взглянула на свои потрепанные ботинки. «Не то чтобы у меня когда-либо были деньги на что-то шикарное».

Но, похоже, у Дрейка было много денег. И один большой причудливый дом. Но Пейдж не место в этом доме, и достаточно скоро она уедет отсюда. После того как позаботится о своем маленьком деле.

— Вот сюда. — Вервольф справа от нее — блондин, который обхватил когтями её шею, — указал на лестницу.

Она быстро кивнула и последовала за ним до винтовой лестницы. Затем поспешила по коридору. Завернула за угол. Когда они направились дальше по темному коридору, Пейдж охватило плохое предчувствие.


— Вы же отведете меня в кабинет Дрейка?

Темноволосый оборотень, шагавший рядом с ней, просто хмыкнул.

И её плохое предчувствие лишь усилилось. Выглядело так, будто они вели её в частные апартаменты. Будто они вели её…

Слева от нее распахнулась дверь. Он оказался ещё больше и сексуальнее, чем она помнила, с широкими плечами, практически заполнившими весь дверной проем, с мускулистой обнаженной грудью, покрытой жесткими волосками, и с глазами, вспыхнувшими золотым огнем… прямо на пороге стоял альфа Дрейк Уайлдер.

Мужчина, которого она любила и потеряла.

Мужчина, в котором она нуждалась сейчас.

Но сейчас он смотрел на нее с такой яростью, что она почти почувствовала, как его сверкающий взгляд обжигает её кожу.

— Пейдж, — прорычал он её имя. Ладно, приехать сюда оказалось не лучшей идеей, но…

Он принюхался.

Дерьмо. Она напряглась всем телом. У оборотней настолько обостренное обоняние, что он с первого вздоха поймет…


— Вампир. — Словно проклятие выплюнул он.

Она даже не дрогнула. Ну, возможно, слегка. В прошлом его голос всегда был полон нежности, страсти, любви.

А не смертельной ярости.

Он схватил её, но не выпуская когти, как это сделал другой оборотень. Дрейк обхватил её руками за плечи и перетянул через порог комнаты — прямо в свои объятия.

А затем поцеловал её. Он прижался к ней губами, и Пейдж, поскольку хотела его не менее сильно, ответила на поцелуй. Она раскрыла для него рот. Её язык встретился с его, и Пейдж обожгло страстью Дрейка.

Сердце Пейдж бешено заколотилось. Она подалась бедрами к нему навстречу, прижимаясь жесткими бусинками сосков к его груди. Всего один поцелуй… и она вспыхнула от страсти. Между ними всегда так было. Она никогда никого не хотела так, как его.

И никогда не ожидала чего-то меньшего.

Дрейк скользнул языком по её нижней губе. Прямо в её рот. Её волк с годами стал целоваться ещё лучше. Научился соблазнять, брать, заставлял её хотеть гораздо большего. Заставлял её…

Дрейк поднял голову. И пристально уставился на нее — сильное, словно высеченное из гранита лицо, которое она часто видела во снах, лицо, на котором появилось несколько новых морщинок, но всё с тем же квадратным подбородком, высокими скулами и слегка жестокими губами. Она видела, как в его глазах отражалась всё та же грубая страсть.

С годами его страсть не утихла. Он ещё хотел её, так же как и она его. Он всё ещё…

— Полагаю, это значит, что она принадлежит тебе… — пробормотал стоявший позади них белокурый оборотень. — Вампир… с оборотнем — это извращение…

Дрейк оттолкнул Пейдж и одним быстрым движением схватил блондина за шею.


— Я заметил на её горле следы твоих когтей.

Пейдж прикоснулась к коже на горле. Под пальцами ощущалась кровь. Надо же. А она и не заметила жжения. В конце концов, что такое несколько царапин по сравнению с тем, что ей довелось испытать в последние десять лет?

— Ты никогда больше не прикоснешься к ней. — Дрейк отшвырнул парня в коридор. Оборотень врезался головой в стену. — Если ты снова протянешь к ней свои когти, Майкл, я разорву тебя на куски.

Ладно, Дрейк переживал о её царапинах. Она не помнила, чтобы раньше он был настолько кровожадным.

Он развернулся к ней. В его глазах всё ещё отражалась жажда и страсть. Не в этого мужчину она влюбилась много лет назад. В мужчине, смотревшим на нее сейчас, преобладал дикий волк.

— Проследите, чтобы меня никто не побеспокоил, — приказал Дрейк и направился к ней. Она должна заговорить. Сказать хоть что-нибудь. Но по-прежнему не могла произнести ни слова. Возможно, ей стоило начать с чего-то наподобие…


«Привет, мы долго не виделись. Тебя интересует, почему я исчезла десять лет назад, не сказав ни слова. И мне есть, что тебе рассказать, — весьма занимательную историю».

Больше похожую на кошмар. Кошмар, который она только что привела к его порогу.

Дверь позади него захлопнулась с тихим щелчком. Пейдж осмотрела комнату. И оказалась права. Это определенно спальня, в которой доминировала огромная кровать со смятыми простынями. По крайней мере, похоже, Дрейк спал один. Если бы в постели с ним находилась волчица, Пейдж, возможно, не сдержалась бы и вцепилась когтями ей в горло.

Пейдж вздрогнула, когда Дрейк к ней прикоснулся. Хотела бы она скрыть свой страх, но будучи оборотнем, Дрейк наверняка его почувствовал. У оборотней чертовски хорошо развито обоняние. Лучше чем у кого-либо ещё в мире.

Он скользнул пальцами по изгибам её груди. Он должен остановиться. Этого не могло произойти. Пока нет. Сначала им нужно поговорить.


— Дрейк, я…

Он приподнял цепочку ожерелье. Взглянул на тяжелый золотой медальон с выгравированной на нем головой волка.

Она сглотнула.

— Зачем ты надела его? — прорычал Дрейк мрачным, наполненным похотью голосом, по которому она всегда тосковала.

И тоскует до сих пор, она попыталась отстраниться от собственных переживаний и сосредоточилась на том, что он говорил. Её ожерелье. Он подарил его Пейдж, когда ей исполнилось девятнадцать. В тот день он рассказал ей о том, кем являлся на самом деле.

Вервольф.

Именно в тот день её жизнь кардинально изменилась.

Пришло время заговорить женщине. Она облизнулась, пробуя его вкус, и с трудом выговорила:


— Я… ты тогда сказал мне… что ни один оборотень не нападет на меня, если я одену его. — Ожерелье означало защиту стаи.

Дрейк сильными загорелыми пальцами сжал ожерелье. Затем дернул и сорвал с нее золотую цепочку, словно вонзая когти в её сердце.


— Я сказал тебе тогда, — прорычал он ещё более мрачным голосом, — это ожерелье означает, что ты принадлежишь мне.

Ах, верно, в нем всегда полыхала эта ярость.

— Но потом ты уехала. — На щеке Дрейка дернулся мускул. — Пропала.

Пейдж отшатнулась. Умная женщина отступит, если на нее прет огромный злой оборотень.

— Ты исчезла, — прорычал он, сжимая побелевшими пальцами ожерелье, — исчезла, когда должна была стать моей.

Да, человек по имени Пейдж Слоан обещала любить его вечно. Но потом она перестала быть человеком, превратилась в то, что он ненавидел больше всего на свете.

Вампиром.

— От тебя не воняет смертью, — сказал Дрейк.

Она вздрогнула от его жестких и холодных слов. Оборотни всегда говорили, что вампиры на вкус и запах ощущались как смерть — это считалось одним из их многочисленных оскорблений. Так почему же она не ожидала от него подобного удара?


— От тебя тоже не воняет мокрой псиной. — Она никогда не видела его животную половину. И не хотела этого. Пейдж расправила плечи. — Наверное, мы оба полны сюрпризов, да?

— Чертовски верно сказано.

Она скрипнула зубами. Конечно, глупо было ожидать, что этот мужчина кинется к ней, обнимет и поклянется в вечной любви. Этой своей мечте она позволила умереть давным давно. Но, черт побери, он что хотел разорвать её душу на части?


— Послушай, понимаю, ты не очень-то рад меня видеть…

Дрейк шагнул к ней. Она снова отступила. Последнее, что ей сейчас нужно, ощутить на себе его большие горячие руки. Когда он прикасался к ней, её охватывало сильнейшее возбуждение. У нее слишком долго не было любовника.

Никого, кроме него.

Верно. Чертовски долго.

Но страсть подождет. Пока.

— Знаешь, как долго я искал тебя? — оскалился Дрейк. Она могла видеть кончики его клыков. Наверное, это не очень хороший признак. Что там об этом говорили в мире вампиров? Клыками волка вымощена дорога в ад. Он медленно покачал головой и сказал: — Ты исчезла.

Не то чтобы она хотела его бросать. Но ему предстояло стать следующим альфой стаи, а её…

Укусили.

— Не думаю, что ты хотел бы увидеть вампира на своем пороге. — Частично её гнев — который она обычно так старательно сдерживала — прорвался сквозь её слабый контроль. — Даже если это вампир, с которым ты трахался.

Он кинулся на нее. Она должна была предвидеть нечто подобное, но слишком долго жила среди людей, а оборотни, черт возьми, могли двигаться слишком быстро.

Через две секунды он уложил её на постель, распластав на простынях и прижав руки к матрасу.


— Тогда ты не была вампиром.

Он прижался к ней всем своим мускулистым телом. Нет, поправка, он прижался к ней всем своим возбужденным мускулистым телом. Его внушительный напряженный член ни с чем невозможно было спутать.

— Тогда ты была человеком, — сказал он, крепче её сжимая. — Не вампиром, не…

Сейчас не имело значения, кем она была раньше.


— Теперь я вампир. — Его заклятый враг. Только… он всё ещё хотел её. Она думала, оборотни терпеть не могли её вид. Об этом ей рассказывали достаточно часто.

Голос из её кошмаров прошептал в голове: «Как думаешь, он когда-нибудь снова захочет тебя? Один взгляд, один вздох… и ты умрешь, как только он узнает, кто ты».

И она не сможет снова возродиться.

Она ждала, когда он вопьется когтями в её горло. Пейдж не хотела этого видеть и прикрыла глаза. Она бы запомнила его прежним. Если бы Дрейк помнил её такой же.

Некоторым мечтам просто не суждено сбыться.

Пейдж вдохнула его аромат — силы, мощи, мужчины — и стала ждать своей второй смерти.


Глава 2

Под ним лежал призрак. Призрак, которого преследовало больше кошмаров, чем Дрейк мог сосчитать.

Она замерла, неподвижная, словно статуя, с бледными и совершенными чертами лица. Высокий изгиб скул, маленький дерзкий носик и чувственные, словно созданные для греха губы. Её темные, словно ночь, которую он всегда обожал, волосы обрамляли лицо.

И она даже не шевелилась. Казалось, она вообще не дышала.

Почему?

— Сделай это, — прошептала Пейдж по-прежнему соблазнительным и грешным голосом, который в прошлом слишком много раз подводил его к краю. — Просто… сделай это быстро.

Он правда надеялся, что она говорит не о сексе. С ней секс по-быстрому не сработает. Ему всегда нужно было брать её снова и снова, изливаться в нее, полностью потеряв себя.

Она слегка приоткрыла глаз. И уставилась на него зеленым взглядом.


— Ты не… не собираешься убивать меня?

Какого. Хрена. Происходит. Ему потребовалась вся сила воли, чтобы сдержать угрожавшую затопить его ярость.


— Пока нет, — огрызнулся он.

Пейдж задрожала под ним. Она и раньше так вздрагивала, но от удовольствия.

Не от страха.

Он почти мог попробовать на вкус охвативший её ужас. И возненавидел этот аромат.

— Как? — Дрейк казался слегка не в себе. Как она стала вампиром? Выбрала ли она эту жизнь сама? Некоторые люди хотели стать вампирами. Они отправлялись на поиски укуса, дарующего вечную жизнь.

Дураки. Цена за вечность равнялась рекам крови и смерти.

Он не думал, что Пейдж станет похожей на тех отчаянных идиотов. Он так же не думал, что она исчезнет и оставит его страдать десять долгих лет.

— Это не имеет значения, — ответила она и пристально посмотрела на него. — Я не могу изменить того, кем стала.

Он учуял аромат её крови. Когда снова доберется до Майкла, то оставит на этом распускающем когти оборотне несколько отметин, чтобы тот навсегда запомнил. Не трогать то, что принадлежит ему, Дрейку.

Дрейк сжал оба её запястья в одной руке и поднял их над её головой. Она не боролась с ним, хотя в её хрупком на вид теле скрывалась адская сила вампира.

Она просто смотрела на него, напоминая обо всех глупых мечтах, которые он когда-то имел… и потерял.

Он почти оставил ради нее свою стаю. Хотел стать человеком. Ради нее.

Но сейчас зверь в нем взял верх. Пути назад не было. Остались только кровь, смерть и тьма.

Для них обоих.

Он смотрел на нее сверху вниз и пытался понять, когда она превратилась из человека в вампира. Когда он видел Пейдж в последний раз, ей едва исполнилось девятнадцать. А ему двадцать один год.

Сейчас, как и тогда, кожа Пейдж оставалась безупречно чистой, не давая даже намека на её реальный возраст.

Да и какое значение имело, сколько ей лет? Она права. Пути назад не было. Ни для кого из них.

— Ты собираешься сверлить меня свирепым взглядом всю ночь? — спросила Пейдж. — Или всё же захочешь узнать, зачем я пришла?

Зачем она пришла… и всё ещё носит его медальон. Вернее носила, пока он не сорвал его с её шеи. Теперь он валялся на полу. Дрейк уронил его, когда бросил её на кровать. Шея Пейдж оказалась обнаженной, и… какого черта, он жаждал облизать её нежную плоть?

«Потому что я всё ещё хочу её. Больше очередного вздоха. Больше собственной жизни». Он смотрел на нее и сгорал от страсти.

— Почему? — Он прижимался к ней всем телом, Пейдж ощущала его возбужденную плоть. И что? Если она хотела заслужить его благосклонность, то заплатит цену, которую он потребует.

«И я потребую это от нее».

Вампир или нет, она всё ещё принадлежала ему.

И даже смерть ничего не изменит.

— На меня открыли охоту, — сказала низким хриплым голосом, от которого его член набух сильнее. Дрейк разглядел за её красными пухлыми губками намек на клыки. Это должно было его оттолкнуть. Но нет. — Если ты не поможешь мне, я умру.

— Ты уже мертва. — От осознания этого его грудь как будто разрывало изнутри. Поскольку в прошлом, встречаясь с ним, Пейдж была человеком, значит, её обратили в вампира после того, как она сбежала от него.

На самом деле чистокровки, которые рождались вампирами, были редки, остальные — не более чем паразиты. Их обращали. Иссушали до смерти, поили кровью и возрождали как вампира.

Дрейк убьет того, кто её обратил. Он с нетерпением жаждал услышать предсмертные крики того вампира.

— Не говори так, — огрызнулась Пейдж и продемонстрировала, насколько на самом деле сильна. Она извернулась под ним и освободила руки. Затем перекатила их обоих на кровати. И оказалась на нем. Оседлала его бедра, ладонями хлопнула его по груди. — Я такая же живая, как и ты!

Её щеки покраснели. Дыхание перехватило. На мгновение они просто смотрели друг на друга. Затем она схватила его руку и прижала к своей груди.

— Мое сердце всё ещё бьется, — прорычала она, и Дрейк почувствовал бешеное сердцебиение под собственной ладонью. Сильный ритм… и сладкая пухлая плоть. Пейдж имела соблазнительные изгибы во всех нужных местах.

— Я дышу, — прошептала она, и он услышал её дыхание. — Я чувствую. Больше чем ты можешь себе представить, понял? Так перестань обращаться со мной как с дерьмом!

Возможно, если она перестанет сжимать в ладонях его сердце…

Но она делала это, просто дыша. Просто находясь здесь. Достаточно близко, чтобы протянуть руку и взять…

Так возьми её. Прорычал его зверь, все последние дни как никогда находившийся близко к поверхности.

— Ты хочешь, чтобы я защитил тебя. — Он едва сдерживал зверя, и то только потому что им нужно заключить сделку. А он знал, как это всё работает в сверхъестественном мире. Всегда можно что-то на что-то обменять. Плоть. Кровь. Секс. Душа.

Конечно, людей может шокировать как подобная сделка, так и зрелище, когда человек обращается в волка.

Они справятся с этим.

— Ты пришла ко мне, в мою стаю, — медленно произнес он, не позволяя ярости вырваться на свободу, пока не позволяя, — потому что хочешь, чтобы мы защитили тебя. — И он защитит. Он…

— Нет. — Она отрицательно покачала головой.

Дрейк нахмурился. Если не для защиты, то…

— Я хочу, чтобы потом ты убил этого ублюдка для меня. — Её клыки, казалось, удлинились. — Я хочу, чтобы ты оторвал ему голову, чтобы быть уверенной, что этот подонок никогда не восстанет.

Никогда не восстанет.

— Ты хочешь, чтобы я убил для тебя вампира. — Он привык драться с ними. Эта часть Аляски, где холод пробирал до костей, где тьма царствовала дни напролет… служила домом для всех видов сверхъестественных зверей.

А кто находился на верхушке пищевой цепочки? Волки… и вампиры, сражающиеся с ними за превосходство. Которого они никогда не получали.

— Я желаю, чтобы ты обезглавил одного конкретного вампира. — Её дыхание прервалось. — Вампира по имени Гейб, это он меня обратил, он…

Дрейк выпустил когти и вцепился ими в постель.


— Этот ублюдок уже покойник. — Для Дрейка этот кусок дерьма, Гейб, сдох, как только запустил свои клыки в Пейдж.

Она не сводила с него беспокойного взгляда.


— Гейб чистокровный. Он сильный, он…

— Не соперник для альфы. — Разве она не поняла? Он больше не тот мальчик, от которого она сбежала. Он воин. Монстр. Ходячий кошмар.

С тех пор как Пейдж бросила его, он повидал больше крови и ада, чем она могла себе представить. Нет, он всегда знал, что такое кровь и ад… лишь Пейдж была лучиком света в его жизни.

Сладкая. Невинная.

Потом она ушла, и он погрузился в пучину тьмы.

Она больше не уйдет.

Он пристально посмотрел на нее. Он легко мог с ней справиться, но не хотел. Пусть остается на месте, он лишь хотел сорвать с нее кое-какую одежду. Или всю.

Но сначала дело.


— Что ты предложишь взамен? — потребовал Дрейк.

Она моргнула. Дерьмо, вампиры не должны выглядеть настолько невинно.


— Я… хм…

Он ухмыльнулся, сверкнув острыми клыками.


— Смерть не бесплатное удовольствие. За всё в сверхъестественном мире нужно платить.

Он услышал, как она тихо ахнула.


— И чего же ты хочешь?

Тебя.

Но он хотел продолжить игру и посмотреть, что предложит она.


— Что у тебя есть?

Не сводя взгляда с его груди, она выпрямилась, расправив хрупкие плечи — такое знакомое движение. Гордая.


— У меня есть немного денег. Немного, несколько тысяч, и я могу заплатить…

Дрейк рассмеялся. Хриплым низким смехом, от которого она вздрогнула. На самом деле? Несколько тысяч за смерть вампа? Она, вероятно, не совсем понимала реальные сверхъестественные цены. Большинство ассасинов запросили бы за смерть вампира не менее пятидесяти кусков зелени.

Если только эти ассасины не оборотни.

Иногда веры делают это бесплатно. Всё зависит от вампира… и от того, сколько крови и смертей этот ублюдок оставил позади себя.

Но ей это знать необязательно. Её незнание сработает в его пользу.

— Я могу… могу драться для тебя. Помогать твоей стае. — Она смело взглянула на него, легкий румянец по-прежнему покрывал её щеки. В её голосе слышались жесткие нотки, вероятно, её разозлил его смех. — Вовсе не плохо иметь в союзниках вампира.

Смех Дрейка утих, его взгляд ожесточился.


— Мне не нужна твоя сила. — Она всегда, даже будучи человеком, была сильной. Имела внутри стальной стержень, который и привлек его внимание. Родители Пейдж погибли, когда ей исполнилось всего тринадцать лет. До этого несчастного случая они прожили на Аляске чуть больше года. Они обещали ей начать новую жизнь в этом приграничном холодном штате Америке.

Но получили только смерть.

После их похорон Дрейк знал, что она сбежала из приемной семьи и так и не нашла настоящего дома. Но эта боль её не ослабила.

А волков привлекала сила.

— Тогда чего же ты хочешь?

Она осознавала, что вцепилась ногтями в его плечи? Волк внутри него заворчал.

Ему это понравилось.

Пришло время взять то, что он так долго желал. Дрейк взглянул на нее и сказал:


— Я хочу трахнуть тебя. — Бесконечно. Снова и снова, пока эта проклятая страсть, эта грызущая его изнутри боль, как и голод по ней, державшие его в напряжении многие годы, наконец не исчезнут.

Она уставилась на него сверху вниз. Сглотнула.

И кивнула.


Глава 3

И что? Волк и правда думал, что она собирается перед ним разыгрывать недотрогу? «О нет, ты не можешь заняться со мной сексом?» Когда она так долго мечтала о нем?

Угадай что, волк. Да если он обезглавит этого больного ублюдка Гейба и подарит ей страсть, о которой мечтала, то она всё равно что сорвет джекпот.

Но она не хотела выглядеть слишком нетерпеливой. В конце концов, у девушки тоже должна быть гордость, ей и так уже пришлось приехать в его стаю, чтобы заручиться поддержкой оборотней.

Пейдж сглотнула, сдерживая собственное нетерпение, и тихо сказала:


— Ну, думаю, если мы один раз…

— Не один раз, сладкая, даже близко не один раз.

Сладкая. Так он называл её, когда-то очень давно. Только раньше произносил это слово с любовью, а не как сейчас — с угрозой.

— С-сколько раз? — Чтобы она смогла подготовиться. Насладиться.

Его глаза вспыхнули. Он толкнулся жестким членом прямо в развилку между её бедер. Пейлж с трудом сдержалась и не потерлась об него. Если бы она сказала, что у нее с тех пор никого не было, Дрейк бы ей не поверил.

Даже если это правда.

Она оголодала по его страсти. Уже была влажной для него. Дрожала от одного только его прикосновения. Она хотела большего. Сколько ещё она получит?

— Столько, сколько я захочу, — ответил Дрейк мрачным и хриплым голосом. — Пока ты не сможешь дышать без моих объятий.

Соски Пейдж заныли. Она хотела, чтобы он коснулся их руками. Ртом.

Чуял ли он её возбуждение? Эти волки…

Дрейк едва заметно криво ухмыльнулся. Будь он проклят, конечно, чуял.

Он запутался руками в её волосах. И потянул её к себе. К своему рту.

В ушах Пейдж барабанил пульс. Они заключили сделку, и она, наконец-то, его заполучила.

Его губы были так близко. Она уже могла бы вкусить его языком. Попробовать его. И он попробовал бы её. Он…

Пронзительный сигнал тревоги раздался в комнате.

Ублюдок.

Она моргнула, смущенная, возбужденная и…

Дрейк оттолкнул её в сторону и скатился с кровати.


— Оставайся здесь, — приказал он и бросился к двери, игнорируя пронзительный вой сигнала тревоги.

Остаться здесь? Она вампир, а не собака. Пейдж вскочила с кровати и помчалась следом за ним.

Дрейк уже с грохотом сбегал вниз по лестнице. Всё больше и больше мужчин и женщин выбегали на улицу, направляясь к главному дому. Пейдж присоединилась к ним, надеясь, что никто из толпы сейчас не решится атаковать вампира.

— Огонь! — закричал кто-то, когда она учуяла запах дыма в воздухе.

Распахнув входные ворота, все исчезли во тьме, окружавшей главный дом. А затем Пейдж увидела пламя, быстро пожирающее ту самую толстую стену, окружавшую территорию стаи. Красно-золотой огонь на фоне белого снега.

Пейдж остановилась, когда волки кинулись на борьбу с огнем. У них были ведра с водой. Пожарные шланги. Вода зашипела от жара, но огонь по-прежнему продолжал атаковать стены. Слева. Справа.

«Ты не сможешь убежать от меня, — раздался в её голове жуткий шепот Гейба. Он так много раз её предупреждал. И говорил: — Я найду тебя и уничтожу всех, кто осмелится помешать мне».

Кто-то в нее врезался. Пейдж вздрогнула, она не может стоять здесь просто так. Раньше она уже видела такую атаку. Это была фишка Гейба. Отвлекай и побеждай. Он использовал эту технику веками.

Гейб… или скорее Габриэль, родился очень давно, в самый разгар войны и сражений. Война — всё, что он знал, всё, чего жаждал.

Когда дело доходило до военной стратегии, он считал себя мастером. Этот чистокровный вампир всегда всё планировал и плел интриги.

Волки не понимали, что это всего лишь отвлекающий маневр. Они рассеялись. Все собрались в разных местах, сосредоточились на борьбе с огнем. Каждый — уязвим.

— Остановитесь! — закричала Пейдж.

Но к ней никто не прислушался.

Больше огня. Больше воды.

— Остановитесь! Они идут за вами! — Эта атака планировалась слишком долго. Пейдж побежала вперед, схватила за руку женщину с длинными рыжими волосами. — Они идут!

Женщина обернулась, и её глаза расширились.


— Вампир.

Да, вампир.


— И скоро здесь будет ещё больше таких, как я. Отойдите от стены! Приготовьтесь к нападению.

Потому что Гейб сражался нечестно. У него никогда не было чести.

Раздался грохот. Кто-то закричал. Нет, нет, это был не грохот. В дикой суматохе пожара кто-то стрелял по оборотням. И один из мужчин свалился на землю, окрасив своей кровью снег.

Гейб всегда всё так хорошо планировал.

Пейдж осмотрела верх длинной охваченной огнем стены. Там, слева. Она смогла разглядеть скрытого во тьме стрелка.

Только… он там был не один.

Она оттолкнула женщину.


— Назад! — закричала Пейдж, оружие было заряжено серебряными пулями. Огонь оказался всего лишь приманкой. Тщательно спланированной и организованной ловушкой, чтобы выманить волков…

Чтобы легче было их перебить.

Пейдж помчалась вперед и прыгнула на стену. Будь она человеком, никогда бы не смогла провернуть подобное. Стена оказалась не менее пятидесяти футов в высоту. Но как вампиру…

Две секунды. Ей потребовалось всего две секунды.

Стрелок обернулся к ней. Выстрелил.

Серебряная пуля прошла сквозь её плечо. Пейдж ахнула от боли и услышала где-то позади себя рев.


— Старайся… лучше, — ухмыльнулась Пейдж стрелявшему и выхватила у него оружие. В следующее мгновение выстрелила ему прямо в сердце.

Вампир полетел со стены.

Вампира не убить серебряной пулей. Но на некоторое время оглушить можно.

Больше выстрелов. Больше криков.

Пейдж развернулась, легко балансируя на узкой стене, на которой, тщательно скрываясь от огня, расположились вампиры-стрелки. Но теперь волки их заметили. И атаковали.

Только им надо поторопиться уничтожить всех вампиров.

Потому что на землю лилась кровь. Раненые оборотни кричали от боли. А вампиров всегда привлекала кровь…

Клыки Пейдж вытянулись и заострились. Инстинктивная реакция на аромат крови. Пейдж побежала вдоль края стены, подальше от огня. И не сводила глаз с другого стрелка. Этот ублюдок затаился всего в пяти футах и смотрел вниз. Она проследила за его взглядом, пытаясь найти его цель. Вампир…

Целился в Дрейка.

Нет! Дрейк бросился к ней, не обращая внимания на стрелка.


— Ложись! — закричала она, всем телом врезаясь в вампира.

Но тот успел выстрелить. Пуля со свистом вылетела из ружья.

— Я убил альфу. Всадил гребаную пулю прямо в его сердце! — расхохотался вампир.

Она всадила кулак в его челюсть. Слышала, как ломаются кости то ли его челюсти, то ли её пальцев.

Пейдж посмотрела вниз:


— Дрейк!


Он лежал на земле. И не двигался.

Ружье упало в снег у подножия стены. Но это не имело значения. Она сможет справиться с этим ублюдком. Он застрелил Дрейка. Она выхватил кол из левого ботинка. Вампир изворачивался и боролся, до края стены оставался лишь фут и…

Они оба полетели вниз — но не во двор лагеря оборотней, а за его пределы.

Когда они упали на землю, Пейдж приземлилась сверху на вампира. Несмотря на снег, смягчивший падение, от силы удара она вздрогнула всем телом.

И ахнула, когда вампир заехал коленом ей в живот.

— Сука, — прорычал вампир. Да не простой вампир. Это был Генри Дево. Она его знала. И всегда ненавидела этого придурка. Он любил пытать своих жертв. Как пытал её. Генри являлся правой рукой Гейба. Ублюдок-садист, заслуживший вечные муки в аду.

— Думала, что будешь тут в безопасности, — выплюнул Генри, ударив её, похожими на молот, кулаками. — Думала, он спасет тебя, но…

— Нет, — выдохнула Пейдж. Что она теряла сейчас? Никто больше не услышит то, что она скажет Генри. Волки были слишком заняты борьбой с огнем и другими стрелками. — Я думала, что спасу его. — Потому что знала, Гейб планировал атаку на волков. Знала, что он охотился на Дрейка.

«Поэтому я хотела быть рядом с Дрейком, чтобы его защитить».

Она заключила сделку не ради себя, а ради самого Дрейка.

Но подвела его. Облажалась всего за несколько чертовых минут.

Генри в замешательстве приподнял густые брови:


— Что? Ты…

Она сжала в руке кол. Бросилась вперед — и вонзила его в сердце Генри.


— Я любила его, — прошептала она, провернув кол. Когда-то она любила его больше всего на свете, но Генри и Гейб забрали у нее Дрейка. Тогда и сейчас. — Так гори в аду, ублюдок, гори в аду.

Из уголка рта Генри потекла кровь, она наблюдала, как угасал его взгляд, как ублюдок сделал последний вздох.

Пейдж улыбнулась. Прохладный ветерок овевал её лицо. Она всё ещё дышала. А вот Генри нет.

Остальные вампиры убегали прочь, исчезая в окрестных лесах как можно быстрее, а вампиры бегали очень быстро.

Время погони.

Пейдж доказала свою истинную преданность, если бы она не кинулась на вампиров, они пришли бы за её жизнью или сердцем.

Пейдж выдернул кол. Скользнула взглядом по деревянному оружию, окропленному кровью, и…

Кто-то сзади стиснул её в жестких объятиях. Она замахнулась колом, собираясь пронзить ещё одно сердце.

Но на нее мрачно смотрел Дрейк. Его лицо побелело, а глаза светились от силы внутреннего зверя.

Не только его волк стремился вырваться на свободу. Некоторые волки уже обратились. Они завывали, отправляясь на охоту за вампирами. Большие пушистые звери бежали по белому снегу.

Когда они обернулись? Она даже не заметила. Слишком жаждала грохнуть Генри. Оказалась слишком поглощена желанием отомстить за смерть Дрейка.

«Я убил альфу. Всадил гребаную пулю прямо в его сердце!» — Генри был так уверен в том, что сделал. В отличии от вампиров, ни один оборотень не выживет после попадания серебряной пули в сердце.

Так Дрейк всё ещё жив?

Она взглянула на грудь альфы. Он разодрал её, чтобы вытащить пулю.

Вот дерьмо. Это жестко.

— Я думал, ты умерла, — гортанным голосом прохрипел он. Затем схватил её и притянул в объятия. — Видел, как ты перелетела через стену…

Она покачала головой. Задрожала всем телом. Он жив.


— Я… я просто пыталась его остановить. Не хотела, чтобы он…

Дрейк накрыл её губы своими. Никакой нежности. Никакой мягкости.

Жестко. Дико. Грубо.

В его поцелуе было столько отчаяния и страсти.

Вокруг них завывали волки. Под их лапами хрустел снег. Их вой разносился в ночи.

Вокруг было холодно, так холодно, но Пейдж едва ощущала это. Сейчас она горела.

Дрейк поднял голову. Уставился на нее сверху вниз:


— Никогда больше так не делай.

Пейдж не могла дать подобного обещания. Она продолжит сражаться, пока ничто не перестанет ему угрожать. И больше не собиралась сбегать.

Он крепко прижимал её к себе, пачкая своей кровью её одежду, обернулся к собравшимся вокруг них волкам. Дым от почти потухшего пожара витал в воздухе.

— Найдите их, — закричал он. — Охотьтесь на них!

Некоторые волки, уже перекинувшись, отправились в лес на охоту. Но и вампиры слыли отличными охотниками.

— Найдите их, — снова приказал Дрейк, и его голос разлетелся в ночи, — и убейте.

Завыли волки.

И Пейдж поняла, что началась последняя война между вампирами и оборотнями.


Глава 4

Она могла умереть.

Дрейк вел Пейдж через главный дом, не отпуская даже на мгновение. Эта женщина не сбежит от него, черт возьми, нет.

Когда он увидел её на той стене с этим ублюдком-вампиром, напавшим на нее…

Он прокричал её имя.

Затем вампир в него выстрелил. Серебро обжигало и разрывало на части рухнувшего на землю Дрейка. А когда он снова взглянул на стену, увидел, как Пейдж спрыгнула вниз.

Дрейк завернул за угол и распахнул дверь в свои апартаменты.

— Дрейк, послушай, я…

Он мгновенно обернулся к ней.


— Ты знала, что они нападут.

Она побледнела ещё сильнее? Ему так показалось. Даже красные губы стали светло-розовыми. Она взглянула на него и медленно кивнула.

Дерьмо. Почему она не солгала? Он не хотел знать, что она его подставила.

Потому что тогда ему придется её наказать.

Дрейк повернул налево. Его руки были в крови, и он уже испачкал Пейдж. Он хотел снова прикоснуться к ней чистыми руками.

Он чувствовал только запах крови. Его крови. Крови волков, на которых напали. Кровь ублюдка, которого она заколола. И…

Её крови.

Она, казалось, стала бледнее, чем раньше.

Он развернулся к ней лицом. А когда она пошатнулась, подхватил её на руки и прижал к себе. Даже будучи вампиром, она всё же может умереть. Запах её крови оказался слишком силен.


— Где рана?

Она указала на плечо. Он откинул назад прикрывавшие рану волосы и чертыхнулся, увидев искалеченную плоть.

Пуля прошла навылет сквозь плечо.

Почему, черт возьми, она не исцелилась? Вампиры обычно довольно быстро излечивали собственные раны.

Но она не исцелялась.

Он отвел её в свою ванную. Усадил рядом с душевой кабиной, в которой легко могли бы поместиться трое, но он предпочитал делить душ лишь на двоих. Дрейк разорвал её блузку и, откинув в сторону обрывки ткани, принялся осматривать её рану.

Но… он нашел на её теле не одну рану. Весь её живот оказался усеян едва видными белыми рубцами. Они струились вниз по её левой руке. Шрамы. Старые шрамы.

Но у вампиров не остается шрамов. Эти метки… должно быть, она получила их будучи человеком.

Он опустился перед ней на колени на выстланный мраморной плиткой пол, так что его глаза оказались на одном уровне с её глазами.


— Что с тобой случилось?

Она прикусила губу и отвернулась. Затем тихо прошептала:


— Ничего, сейчас это не имеет значения.

Всё в ней имело значение.

Он опустил руку на её плечо, стараясь не задеть кровавую рану. Пейдж вздрогнула.

Потому что он причинил ей боль… или потому что прикоснулся к ней? Однажды она умоляла о его прикосновениях. Но это было так давно.

В прошлой чертовой жизни.

Стиснув зубы, Дрейк процедил:


— Почему ты не исцеляешься?

Она пожала плечами, по-прежнему отказываясь смотреть ему в глаза.

Он потянулся за её спину и включил душ. Вода полилась горячим потоком, а в воздухе заклубился пар. Дрейк не беспокоился, что им помешает очередное нападение, не сейчас. Он выставил дополнительный патруль. Вампиры больше не приблизятся.

Они просто скоро сдохнут.

— Слишком большая потеря крови может убить вампира. — Он знал это, потому что грохнул достаточно кровососов. Медленная, мучительная смерть. Некоторые заслуживали это.

Некоторые нет.

Вампиры, убившие его семью? Они заслужили каждое мгновение агонии, которое он им подарил.

— Кровотечение почти остановилось, — прошептала она ему. — Со мной всё будет в порядке. — Она посмотрела на воду.

Он положил ладонь на изгиб её талии.


— Тебе нужна кровь. — Этого невозможно избежать. Ей больно, и она потеряла слишком много крови. Вампиру нужно покормиться, чтобы восстановить силы и излечиться.

— Да ну… — она хрипло рассмеялась, совсем на легким счастливым смехом. — Что-то мне подсказывает, что волки точно не держат запас крови на случай внезапно нагрянувшей вампирской компании.

Нет, они этого не делали.

Но если ей нужна кровь… он остановил взгляд на её губах. Её полных губах. Белоснежных зубах. Её нежных клыках.

Укус вампира — это ад. Агония. Боль и разрушение.

Сколько раз он слышал это от других волков? Слишком часто.

Так почему ему в голову вообще пришла мысль предложить ей свое горло?

Потому что это она. И потому что она спасла его задницу. Чтобы она ещё ни сделала или планировала сделать, Пейдж помешала тому вампиру всадить серебряную пулю в его сердце. На несколько дюймов правее, и Дрейк был бы мертв.

Она спасла его, разве это не стоит нескольких капель крови?

Он схватил её за подбородок. Приподнял голову. И наконец встретился с ней взглядом. Позади нее горячий пар клубился в воздухе.


— Возьми от меня, — приказал он. А приказы альфы выполняют немедленно. Без вопросов.

— Хм, взять что? — нахмурилась она.

Он поймал её пальчики — черт возьми, её кожа оказалась настолько нежной — и поднес их к горлу.


— Возьми. — На несколько минут он мог бы справиться с этим. Он закроет свой разум. Притворится, что его не используют как еду…

Она выхватила руку. Её зеленые глаза расширились от ужаса.


— Я не могу!

Конечно, она может.


— Просто вонзи в меня свои клыки, сладкая. — Не то чтобы это был её первый укус. Должно быть, в свое время она осушила многих. Ублюдки.

Без крови вампиры превратятся в тлен.

Но она лишь покачала головой.


— Я… мне нужно только быстро принять душ и вымыться. Я скоро исцелюсь, и всё будет хорошо…

Вот дерьмо, разве она не хочет его крови? Сейчас он чувствовал себя оскорбленным.


— Испей из меня. — Она дрожала всем телом. Ей нужна была кровь. Так пусть возьмет.

Он не собирался сидеть и смотреть, как она слабеет. Он может ей помочь. Она вонзит клыки в его плоть, будет кормиться от него. Другие волки решат, что он рехнулся, предложив ей свое горло. Ну и что? К дьяволу их.

Это всё ради нее.

Вот только она, качая головой, выглядела так, словно он сунул змею ей в лицо.


— Я не могу.

— Ты что-то имеешь против крови оборотней? — В этом не было никакого смысла. У паранормальных существ кровь гораздо сильней, чем у обычных людей.

А вампиры всегда обожали силу.

Её взгляд упал на его горло. Он видел, как расширились её глаза. Как осунулось от голода лицо. Она жаждала его крови. Но отказывалась.

Почему она отказывалась от него?

— Т-ты не… понимаешь… — Она всё ещё не сводила взгляда с его шеи. — Пить из…

Он обхватил руками её талию.


— Я не желаю знать о мужчинах, от которых ты кормилась. — Потому что хотел причинить этим ублюдкам боль. Её губы, на них. Его зверь взревел. Он хотел убивать. — Просто… сделай это.

Она безумно рассмеялась.


— Ты не слушаешь меня! Я не могу! — И тихим шепотом призналась: — Потому что никогда раньше этого не делала.

Какого черта?

Её слова — ложь. Они должны быть ложью. Дрейк крепче сжал руки.


— Ты вампир. Чтобы выжить, тебе нужно кормиться.

— Не из живого источника. — Её губы задрожали. — Я никогда… Я использую пакеты с кровью. И не кормлюсь от людей! Не на прямую.

Нахмурившись, он смотрел на нее. Он слышал слухи и сплетни о том, что некоторые вампиры не кусают людей и пытаются смешаться с остальным миром. Новый, более дружелюбный к людям вид вампиров.

Он думал, что эти слухи — вранье.

Вампиры, напавшие на него сегодня вечером, наверняка не относились к этому виду.

— Просто… дай мне несколько минут, — прошептала Пейдж. Она отстранилась. Сняла с себя оставшуюся одежду — о сладкий ад — и шагнула под огромный душ с завесой пара. — Со мной всё будет хорошо.

Черт бы её побрал.

Она вернулась к нему, находилась в его доме, и он просто должен отступить, когда может удовлетворить её потребности?

Он процедил сквозь стиснутые зубы:


— У нас нет запаса пакетов с кровью. — Зачем им это? Не похоже, чтобы оборотни развлекали вампиров. Так что, в доме не было пакетов с кровью, и нет возможности достать их прямо сейчас.

Пейдж вошла под струи воды. И тихо вздохнула, от этого звука словно электрический разряд пронзил его член.

Она повернулась под брызгами душа, позволив воде стекать вниз по спине, и зажмурилась. Она действительно думала, что он просто уйдет? Выбегая на улицу, Дрейк не потрудился накинуть рубашку. Ни рубашку, ни обувь. Одни джинсы, сейчас испачканные кровью. Он потянулся руками к застежке.

А когда Дрейк расстегнул молнию, Пейдж распахнула глаза.

Ах, ты слышала это, не так ли? Слух вампира почти так же хорош, как и у оборотня.

Почти.

— Дрейк?

Он обожал, как она шептала его имя.

Он отбросил джинсы, и шагнул в душ. Практически прижался к ней всем телом.


— Ты выпьешь из меня. — Он будет первым, от кого она покормится, так же как оказался первым в её теле.

Но она покачала головой:


— Я не хочу причинять тебе боль.

— Ты не причинишь. — Он притянул её к себе. Поток воды накрыл их обоих. Смывая кровь и смерть. Дрейк склонил голову на бок. Обхватил пальцами её подбородок и притянул к себе. — Просто начни с поцелуя.

Её губы скользнули по его коже.

Его член затвердел ещё сильнее — эта чертова штуковина уже опухла от потребности в ней.

Пейдж заскользила языком по его шее, облизывая её. Даже столь легкая ласка пробудила в нем обжигающую страсть.

Он должен был страдать. Покормить её и не более того. Перетерпеть боль от её укуса…

Но боли не было.

Только наслаждение.

— Я… я не могу, — прошептала она и снова попыталась отстраниться.

К дьяволу это.

Он сильнее сжал её в объятиях. И толкнув назад, прижал к кафельной плитке душевой. Затем захватил ртом её губы.

Он знал кое-что о вампирах и об их жажде крови… секс и кровь всегда были связаны с вампирами.

Секс и кровь.

Она раскрыла для него губы. И поцеловала в ответ с голодом, соответствующим его собственному. Если она такая, когда слабая…

Он не мог дождаться момента, когда Пейдж войдет в полную силу.

Дрейк скользнул языком в её рот. Попробовал, наслаждаясь стоном, зародившимся в её горле.

Он нетерпеливо и сильно толкнулся в нее членом, сгорая от чертовски сильного желания оказаться внутри нее.

Это произойдет… скоро.

Задыхаясь, он поднял голову:


— Испей из меня.

Под её влажными губами сверкнули кончики клыков.

Дрейк поднес руку к своему горлу. Выпустил когти и сделал тонкий надрез. Лучше соблазнить его маленькую вампиршу.

Её зрачки потемнели и расширились.


— Дрейк.

— Я хочу, чтобы ты выпила из меня.

Она не сводила голодного взгляда с крови, стекающей тоненькой струйкой по его горлу. Её клыки удлинились.


— Не… не позволяй мне причинить тебе боль.

Что значила легкая боль? Иногда она делала удовольствие слаще. Он усвоил этот урок давным-давно, но ей просто ответил:


— Ты не причинишь мне боли.

Она прижалась губами к его горлу. Поцеловала кожу. Слегка пососала его плоть.

Дерьмо. Он изо всех сил удерживал контроль над собой. Но её тело оказалось таким влажным, нежным и гладким. Она потерлась об него шелковистыми бедрами. Уперлась грудью — с тугими, жесткими, словно галька, сосками — в его грудь.

А затем слизала кровь на его горле.

Он стиснул зубы. Его член был настолько возбужден, что, казалось, мог излиться в любую минуту.

Только в нее.

Она тихо застонала и снова лизнула его. Снова. Ещё раз всосала его плоть, оцарапав кожу клыками.

«Хорошо, вот оно. Она вонзится в меня клыками, но это долго не продлится, и…»

И Пейдж впилась в него клыками.

Дерьмо, дерьмо, дерьмо!

Дело было не в боли и разрушении. Не в том, что обычно вампир кусает и разрывает свою добычу.

Дело было в наслаждении.

Это всё, что он сейчас чувствовал. Раскаленное до бела наслаждение, казалось, полилось по его венам, омывая всё тело. От столь сильного удовольствия его контроль мгновенно рухнул. Дрейк больше не сдерживался.

Осталась только… Пейдж.

Он прижал её к кафельной стене. И раздвинул бедра.

Её рот всё ещё был на нем, губы, язык, зубы…

Он скользнул пальцами к её сердцевине. Толкнулся внутрь её лона. Так влажно. Так горячо. Она крепко прижала его к себе.

Над ними шумела вода. Их окружал пар.

В нее.

Он уткнулся членом между её ног. Скользнул по клитору. Дрейк обожал её прерывистые стоны.

Прижался головкой члена ко входу. Её лоно, растягиваясь, сжалось вокруг него. Он хотел посмотреть на нее, хотел отстраниться…

Но не смог.

Дрейк ворвался в нее грубо, со всей скопившейся страстью. Всё оказалось так, как он помнил. Туго. Горячо. Рай.

От отстранился. И толкнулся глубоко. Снова и снова. Он приподнял её, устраиваясь поудобней, заставляя её принять всё, что он ей давал. Им обоим больше нечего скрывать и не зачем сдерживаться.

Дрейк продолжал поглаживать пальцем клитор. Оборотень помнил всё, что ей нравилось. То, что заставляло её…

Кричать.

Пейдж отняла губы от его шеи. Её глаза широко распахнулись, а губы покраснели. С этих красных губ сорвался крик наслаждения, и в тот же момент Дрейк почувствовал спазмы её оргазма членом.

Настолько невероятно.

Он продолжал толкаться. Быстрее. Сильнее. Жестче.

Волк обожал небольшую грубость.

Как и человек.

Она сжала его талию бедрами. Ухватилась руками за плечи.

И поцеловала его.

В этот раз он достиг собственного наслаждения. Насыщенное жесткое удовольствие омывало Дрейка, пока он кончал глубоко внутри нее. Столь ошеломительное освобождение почти ослепило его, он продолжал снова и снова вдалбливаться в её тело.

Когда кульминация прошла, он не отпустил ее.

Потому что больше никогда не отпустит.


Глава 5

Рассвет не принес с собой света. Полярная ночь пришла на Аляску несколькими неделями ранее, и теперь им повезет, если день обозначат слабые сумерки.

Только тьма. Ещё больше тьмы.

Тьма, которую обожали большинство вампиров.

Пейдж никогда не была такой, как большинство. Черт, она даже не была особенно хорошим вампиром.

Одевшись, она осторожно прокралась к дверям спальни. Едва открыв глаза, Пейдж поняла, что одна. Простыни рядом с ней оказались холодными. Одна.

Она не ждала, что Дрейк останется с ней и просто обнимет в эти тихие предрассветные часы. Обнимашки между вампирами и оборотнями невозможны — это она поняла.

Но неужели парню нужно было так быстро сваливать? Он бы умер, если бы остался с ней не надолго?

Она прижала руку к деревянной двери. До сих пор ощущала на языке вкус Дрейка.

И чувствовала его между бедер.

Секс был таким же хорошим, как она помнила. На самом деле, он оказался лучше, чем просто хорош. Дрейк всегда был фантастическим любовником, и…

Кто-то закричал.

Крики эхом разнеслись по всему дому, и Пейдж мгновенно напряглась всем телом.

Раньше она кричала для Дрейка от наслаждения. На этот раз по дому разносились крики боли.

Пейдж рывком распахнула дверь. Кто-то кричал, орал и вопил:

— «Остановись!», — заставляя её побежать по коридору.

Она бежала всё быстрее и быстрее. Пейдж бросилась вниз по лестнице, преодолевая по три ступеньки за раз и чувствуя запах крови.

Она уже выпустила клыки.

— Остановись, черт возьми, остановись! — прерывисто молил мужчина.

Она кинулась по очередной лестнице, ведущей в какой-то подвал, и…

Вервольфы преградили ей путь. Пейдж остановилась за секунды до того, как врезаться в этих парней.

Крики всё продолжались, они доносились прямо из-за двери, находящейся за живой стеной из оборотней.

Какого черта?

Она скользнула взглядом по мужчинам. И узнала двух ранее сопровождавших её оборотней… Боже, неужели это случилось прошлой ночью?

Тот парень, что поменьше, — совершивший ранее ошибку и прикоснувшийся к ней — покачал головой:


— Он не хочет, чтобы ты заходила внутрь.

Да ладно, к черту всё это.


— Он так же не хотел, чтобы ты прикасался ко мне. — Дрейк более чем непреклонно выразил свое мнение, когда в последний раз проучил этого волка. Как там звали этого парня? Марк? Мэтью?

Майкл. Этого волка звали Майкл.

Дрейк более чем ясно высказался, что парень не должен снова к ней прикасаться. И если Майкл не может сделать это…

«Тогда ты не сможешь остановить меня, волк».

Она пошла вперед. Черт возьми, стена из волков отступила назад. Похоже, никто из них не желает на самом деле физически её останавливать.


— Так что спорим, вы просто уберетесь с моей дороги. — Или Дрейк надерет им задницу.

И прежде чем хоть один из них успел отрастить яйца и остановить Пейдж, она прыгнула вперед, перемахнула через них и врезала ногой в дверь за спинами волков.

Эта тяжелая, металлическая дверь легко распахнулась от её пинка.

Офигеть. От крови Дрейка она действительно стала невероятно сильной. Она и раньше слышала, что кровь оборотня могуча, но… дерьмо. Она никогда в жизни не чувствовала себя такой сильной.

Металлическая дверь врезалась в стену, отскочила назад, прямо на Пейдж, но она легко увернулась и заметила, что оказалась в аду.

Или очень близко к аду, в котором она сама находилась последние несколько месяцев.

Вдоль стен виднелись балки. Клетки. Тюрьма. На полу кровь. Медный запах крови витал в этом подвале. Она слишком хорошо знала эту вонь. И там, посреди этой камеры пыток, привязанный к тому, что так напоминало операционный стол, лежал знакомый ей вампир.

Малкольм Дуглас. Ещё один пособник Гейба.

«Думаю, ты не смог достаточно быстро свалить».

Волки поймали его и теперь заставляли расплачиваться.

— Тебе не следует здесь находиться. — Дрейк схватил Пейдж за руки и отвернул от истекающего кровью вампира. — Черт возьми, я велел им не пускать тебя.

— Ты же сказал им не прикасаться ко мне, — ответила она, приподняв бровь, — так что они не посмели меня остановить. — Если только не хотели потом драться с разъяренным альфой.

У Дрейка на подбородке дернулся мускул.


— Ты не должна это видеть…

Малкольм безумно расхохотался:


— Идиот. То, что ты делаешь со мной… ничто по сравнению с тем, что мы сделали… с ней.

Вот дерьмо. Всё тело Пейдж словно заледенело. Малкольм не должен рассказывать…

— Мы исполосовали её всю… — прорычал Малкольм. Пейдж увидела его дикий безумный взгляд. — И пока она кричала от боли, слили всю её кровь…

Дрейк бросился к нему. Обхватил когтями шею вампира, разрезав кожу.


— Твоя смерть не будет легкой.

Малкольм лишь усмехнулся. Его клыки оказались все в крови. Пейдж знала, несмотря на крики, он не боится смерти. Парень, вероятней всего, примет её с удовольствием.

Черт… неужели он кричал, потому что знал, что она находится неподалеку? Он пытался заманить её сюда? «Чтобы я страдала… и Дрейк страдал».

— Хочешь, я расскажу тебе… — лихорадочно бормотал Малкольм, — обо всем, что мы с ней сделали?

Нет. Она ни за что на свете не хотела, чтобы Дрейк всё узнал.


— Дрейк!

— Убирайся отсюда, — прорычал он, не глядя на нее. Его когти ещё глубже вонзились в горло Макольма. Очень скоро тот вообще не сможет говорить.

Пейдж не шелохнулась. Крики этого вампира втянули её во всё это, но она осталась, потому что…


— Я могу помочь тебе! — Если бы Дрейк просто дал ей шанс.

Малкольм продолжал бормотать:


— Она… ждала тебя…

— Выведи её отсюда, Хит! Немедленно! — огрызнулся Дрейк, и светловолосый волк направился к ней. Схватил за руки, но она попыталась вырваться.

Пейдж никуда не собиралась уходить. Пока нет.


— Черт, Дрейк, позволь мне…

— Мы нашли её на том озере… — Кровь Малкольма стекала на пол. — Где ты должен был… встретиться с ней.

Почему этот вампир не мог заткнуться?

Дрейк напрягся при словах вампира.


— Я приходил на озеро.

Потерянное озеро. Подходящее название.

Она потеряла на том озере свою жизнь.

— Ты опоздал. — Глаза Малкольма светились безумием. Он любил власть. Жаждал её. Так всегда было, и так всегда будет. И сейчас, несмотря на когти в горле, и кровь вокруг, Малкольм имел власть.

А у нее в сапоге был кол. Так что, если ей удастся вырваться из рук Хита, она воспользуется колом и убедится, что Малкольм никогда и никого больше не будет мучить.

«Так, как он мучил меня».

— Твой альфа… — прохрипел Малкольм, — позаботился, чтобы ты опоздал… на свое маленькое рандеву…

Из-за этих слов хватка Дрейка слегка ослабла, но подобное откровение не удивило Пейдж. Она уже давно всё знала.

Старый альфа, Джеремия Квинток, не хотел принимать человека в свою стаю. Он говорил, что волки намного превосходят людей. Но Дрейк заявил, что она его пара, был полон решимости привести Пейдж в стаю, и плевать, кого он мог бы разозлить при этом.

Дрейк думал, что ему, как приемнику альфы, ничего не грозило. Однажды он должен был возглавить волков Аляски. Он знал об этом, когда они начали встречаться. Так что не думал, что кто-то в стае будет против его избранной пары.

Но Джеремия не желал, чтобы парой следующего альфы стала человек.

«Поэтому он послал меня на смерть».

Она видела, насколько ошеломлены оказались окружающие её волки. Даже Хит ослабил хватку. Что? Неужели никто из них не знал, что старый козел Джеремия годами вел дела с вампирами?

Потому что Джеремия тоже обожал кровь. Вкус крови, смерти, криков и боли. Не лучший образ для альфы, когда оборотни в стае пытались доказать, что они больше, чем звери.

Но Джеремии определенно нравилось играть со своей добычей.

Вампиры избавлялись от тел, которые оставлял за собой Джеремия, а он притворялся сильным альфой.

Между вампирами и Джеремией было достигнуто своего рода соглашение. Но рано или поздно все их добрые и злые сделки подошли к концу.

Джеремия сдох. Прежнее перемирие исчезло. И теперь вампиры желали вернуть то, что считали своим.

Свою землю. Свою власть.

— Ты лжешь, — рявкнул Дрейк на вампира. Он стащил Малкольма со стола, легко разорвав путы, удерживающие его. Дрейк вздернул вампира вверх, и тот даже не попытался вырваться. Он просто безвольно повис в его хватке и безумно хохотал.

— Спроси её… — прохрипел Малкольм, поперхнувшись кровью. — Она умоляла… за тебя.

Ублюдок.

Ему так нравилось, когда она умоляла.

«Я перестала умолять. Перестала плакать. Не позволила ему наслаждаться её болью. В конце концов, она оказалась сильнее. Будь он проклят, она оказалась сильнее».

Хватка Хита ещё больше ослабла. Пейдж отстранилась от него.


— Вампиры всегда отвлекают противника для первой атаки. — Именно это Малкольм и пытается сделать. Почему волки не понимали, что происходило? — Он хочет выиграть время, дать остальным перегруппироваться и снова атаковать.

Пейдж шагнула вперед, пока волки оглядывались. Ей просто нужно было оказаться рядом с вампиром на расстоянии удара. Почти… готово.

Дрейк снова посмотрел на нее:


— Тебя не было на озере.

Пейдж всё ещё чувствовала запах леса. В тот далекий день заканчивалась полярная ночь. Тьма рассеялась, и солнечный свет уже тянулся к ней. Всё было так свежо. Обновлено.

Она и Дрейк хотели вместе увидеть солнце.

И начать их совместную жизнь.

Она рано пришла на Затерянное озеро, потому что была так взволнована. Её не беспокоило, кем оказался Дрейк на самом деле. Она просто любила его.

Услышав треск веток и шелест листьев, она подумала, что это он. И обернулась с улыбкой на лице.

«Привет, волчья шлюшка».

— Нет, — прошептала она онемевшими губами, пока прошлое и настоящее воевали в её сознании. — Я не была у озера.

Когти Дрейка вонзились в шею Малкольма. Потекло ещё больше крови.


— Я ждал тебя, — помертвевшим голосом пробормотал Дрейк. Она умерла уже давно. Не сводя с нее взгляда, продолжил: — Ждал часами. Но ты так и не пришла. Ты бросила меня. Не смогла вынести того, кем я был.

Ещё несколько шагов, и она окажется рядом с вампиром.


— Я ушла, — тихо согласилась Пейдж. Разве она не это хотела ему сказать?

— Она кричала, — выдохнул Малкольм. Будь он проклят. Заткнись уже. Только он не заткнулся. Он продолжал говорить… — Джеремия отправил тебя слишком далеко… и ты не услышал её. Мы скрыли своих запахи, так что ты даже не догадался о том, что мы были… на том озере. Потом пришел старый альфа… он хотел убедиться… что девчонка сдохла…

«Ты больше не будешь соблазнять мальчика», — поклялся Джеремия, склонившись над ней. Он встретился с вампирами в какой-то богом забытой хижине. В месте, провонявшем смертью и ужасом.

Но к тому времени, как он добрался туда, она уже перестала кричать. Она осознала, что её крики лишь возбуждали вампиров. Они заводились от её боли.

Так что Пейдж перестала всхлипывать, лишь слезы тихо катились по её щекам. Она крепко сжала губы. Прокусив их, чтобы сдержать крики.

Джеремия пришел её добить. Она мгновенно поняла это. Он хотел сам отправить её в могилу. Лично. Потому что она осмелилась испортить его стаю своей человеческой кровью.

Но Гейб… ох, Гейб, он всегда был таким умным. Он знал, что Джеремия не вечен, а Дрейк с каждым днем становится всё больше и сильнее…

Что скоро новый альфа придет к власти.


«И когда сделает это, у меня будет то, что он хочет больше всего на свете, — прошептал ей Гейб. А затем сцеловал её слезы. — Так что не бойся, дорогая. Ты не умрешь… пока».

— Меня не было на озере, — повторила она, пытаясь захлопнуть темную дыру в прошлое в своем сознании. Дрейку нужно помнить, что она сбежала от него. Он должен быть сильным. Без слабостей.

Гейб и рассчитывал на эту его слабость.

Она моргнула. Почему её щеки влажные? Дерьмо, она плакала, а все волки пялились на нее в мертвой тишине.

Мертвая тишина, как тогда, когда Джеремия провел когтями по её руке. Затем по боку.

Но Гейб остановил его, прежде чем ублюдок успел вырвать её сердце.

«Она не твоя жертва, Джеремия. — Её всё ещё преследовал насмешливый голос Гейба. — Теперь она наша».

— Мы не сразу её обратили. — Тело Малкольма скручивали судороги, его голос дрожал. — Она… сбежала от нас… дала нам шанс погоняться за ней…

Разве Дрейк не понял? Малкольм тянул время своей болтовней. Отвлекал их всех.

Делал Дрейка слабым.

Потому что этого хотел Гейб, ослабить, отвлечь… сломить Дрейка, к тому времени как начнется настоящая атака.

Она вспомнила отчаянное время, проведенное в бегах. Она бежала по снегу. Затем ехала автостопом. Как можно дальше от Аляски.

Привет, Флорида.

Но Гейб всегда её преследовал. Он не планировал её отпускать. Не тогда, когда она могла стать самым ценным активом в предстоящей войне с волками.

Сбежав, она ни разу не позвонила Дрейку. И никогда больше не произносила его имя. Почему? Потому что Джеремия всё ещё был там, находился у власти, и если бы она попыталась снова приблизиться к Дрейку…

Старые шрамы на её теле, казалось, обжигали.

Сердце гулко билось. Быстро. Слишком быстро.

— Не все вампиры такие больные ублюдки, как он, — её тихий голос разнесся по всему подвалу. — Есть и другие, не такие, как они. Хорошие. — Они нашли её. Искалеченную. Обезумевшую. В отчаянии после обращения. И они помогли ей.

«Я не буду пить из человека».


Она голодала, отказываясь кормиться. Не хотела нападать на другого человека, не верила, что сможет остановиться, вонзив клыки в добычу.

Гейб говорил, что она не сможет остановиться, когда впервые попробует кровь.

«Ты рехнешься, как только почувствуешь кровь. И сделаешь всё, лишь бы получить ещё больше крови. Ты будешь иссушать людей одного за другим, оставляя после себя вереницы трупов».

Он пообещал ей это сразу после того, как обратил. Он склонился над ней, поцеловал в щеку и прошептал:


«Тогда ты станешь такой же, как я».

Никогда.

Дрейк отбросил Малкольма в сторону. Вампир остался валяться на полу, а оборотень уставился на нее с побелевшим лицом. Нет, он не должен становиться таким. Она не хотела, чтобы он когда-либо узнал все её секреты.

— Пейдж… — полным боли голосом прохрипел Дрейк.

А Малкольм — он посмотрел на нее. Затем на Дрейка. Нет, не совсем на Дрейка… на его шею.

Малкольм ухмыльнулся, догадавшись, что она сделала.

После столь продолжительного сопротивления, она сломалась и взяла кровь из живого источника, из него. Покормилась от того, кем дорожила больше всего на свете.

— Полагаю, я стала монстром, — сказала она Малкольму и бросилась вперед. Никто даже не попытался остановить её. Они бы не смогли. Сейчас она стала слишком быстрой.

Мгновенно выхватила кол.

И Малкольм тут же атаковал. Но не её, а Дрейка.

«Он отвлекал тебя». Она пыталась предупредить, но Дрейк оказался слишком занят, слушая извращенную болтовню Малкольма. Вампир, выпустив когти, нацелился в спину Дрейка.

Вот только она добралась до Малкольма первой. И воткнула кол в его грудь.


— Катись в ад, ублюдок, — прошипела она. Он наверняка сделает всё возможное, чтобы и её утащить за собой…

Малкольм вырвал кол из своей груди.


— Промахнулась… мимо сердца… сука…

Вот дерьмо.

— Зато я не промахнусь, — прорычал Дрейк, отшвырнув её в сторону. И сам атаковал Малкольма. И нет, Дрейк не промахнулся, он выпустил из пальцев острые словно бритва когти и мощным ударом снес Малкольму голову.

И вампир отправился в ад.

В подвале воцарилась оглушительная тишина. Все волки замерли, словно статуи, и уставились на нее. В ожидании.

Она кинула на Малкольма лишь один единственный взгляд. Её внутренности скрутило, руки задрожали. Как же она хотела, чтобы этот кошмар наконец закончился, но для нее и Дрейка всё только начиналось. Кошмар не прекратится, пока.

Пока Гейб мертвым камнем не рухнет на землю.

Она должна что-то сказать. Что угодно. Но…

Пейдж сгорбилась и отвернулась. Запах крови обжигал её обоняние, ей просто нужно выбраться отсюда.

Подальше от крови и смерти. Сбежать. Она так долго не знала настоящей свободы и так устала от смерти.

Постоянной смерти.

Пейдж оттолкнула с дороги оборотней. Дрейк позвал её. Она не оглянулась и уж точно не остановилась. Она поговорит с ним — позже.

Не сейчас.

«Меня не было на озере».

Её слова — ложь, потому что она была на Затерянном озере. Она сдержала обещание, данное Дрейку.

И это обещание стоило Пейдж больше, чем она ожидала — оно стоило ей жизни.


Глава 6

Она не сбежит от него.

Пейдж вырвалась из поселения оборотней и исчезла в ночи. Конечно, Дрейк мог заставить своих людей выследить её, но эта охота стала личной. Он не хотел, чтобы её преследовал кто-то другой.

Если кто-то и будет охотиться на Пейдж, то только он.

— Не делай этого! — Хит остановил Дрейка как раз в тот момент, когда тот собирался пройти через ворота. Его глаза полыхали яростью. — Возможно, это ловушка вампиров! Она выманивает тебя наружу!

Пейдж не вышла через ворота. Она просто перепрыгнула через стену. Так стремительно и грациозно. От его крови она стала определенно сильней.

Что касается её укуса… это доставило ему столько наслаждения. «И я возьму ещё». Если ей снова понадобится кровь, он будет рад стать её личным донором.

Её первым и единственным.

— Ей больно, — сказал Дрейк, и да, именно боль он видел в её глазах. Её зеленый взгляд всегда был таким выразительным. Когда-то он смотрел в её глаза и видел в них отражение её души.

Хит встряхнул его.


— Ей больно? Хорошо. Тогда позволь ей уйти и зализать свои чертовы раны. — Слова Хита прозвучали довольно резко. — Но не рискуй собой ради нее. Она вампир.

Ожерелье, которое он подарил ей так давно и которое по глупости снял с её шеи прошлой ночью, оттягивало карман. Верни его ей.


— Она моя. — Больше нечего сказать.

Она его. И ей больно.

Защитить её. Инстинкт волка и человека.

Он взглянул за стену. Там его ждало столько ледяного холода и тьмы. И с тех пор как Пейдж ушла из его жизни, эта холодная тьма стала его жизнью.

Теперь он хотел большего. Хотел тепла. Света. Пейдж всегда для него олицетворяла это.

— Я верну её обратно. — Дрейк оттолкнул с дороги волка.

Хит схватил его за руку.


— Ты не можешь привести вампира в стаю. — Тихий голос. Скрипучий. Обжигающий силой. — Ты знаешь, что не можешь сделать это.

Очень, очень медленно Дрейк обернулся и уставился на своего первого командира. Он дружил с Хитом с тех пор, как они были мальчишками, но эта дружба его не остановит. Ели понадобится, Дрейк выбьет все дерьмо из парня.


— Я гребаный альфа. — Он позволил силе зазвенеть в голосе. Он сражался за титул. Он заслужил его. И поскольку являлся альфой, ему все подчинялись… — Я могу делать всё, что захочу.

— Джеремая…

Этот ублюдок действительно преследовал Пейдж? Затеял весь этот кошмар? От рыка челюсть Дрейка заныла.


— Он мертв. — Старому волку очень повезло. Потому что будь он жив, Дрейк сам лично разорвал бы его на клочки. — Теперь это моя стая. — Если Хит захочет бросить ему вызов…

Пусть идет к дьяволу.

Дрейк был более чем в настроении надрать ему задницу.

После того как вернет Пейдж. У него были свои приоритеты, и она стояла на первом месте.


— Расскажи всем, — приказал Дрейк. — Любому, кто захочет бросить мне вызов… скажи им, пусть встают в гребаную очередь. — Когда вернется, он сразится со всеми ними.

Потому что никто не удержит его вдали от Пейдж. Не сейчас.

Ни когда-либо ещё.

Он отвернулся от Хита и помчался в ночь. Вампиры были быстры, но волки быстрее. Особенно когда охотились.

Он сбросил человеческий облик с хрустом и треском костей. Его обожгла боль, знакомая, раскаленная до бела, и вскоре он уже бежал на четырех лапах, вместо ног и рук, запрокинул голову и завыл, взывая к тому, чего хотел больше всего на свете.

Свою пару.

Он помнил её аромат, так что не потерял след. Он летел вперед, не обращая внимания на ледяной арктический холод, который, как он знал, обжигал Пейдж. Холод не убьет вампира, но заставит дрожать всем телом. Заставит её страдать.

Она уже страдала от боли, когда уходила от него.

И он чертовски хотел избавить её от этой муки.

Дрейк мчался через лес, оставляя за собой поземку. Мир вокруг размывался белым пятном, а Дрейк видел только её следы.

Он знал, куда она направлялась.

И человек внутри тела зверя выругался.

Волк бежал всё быстрее и быстрее…

Она никогда не видела его в таком виде. Раньше он стыдился показывать ей, как оборачивается. Знал, кто он такой…

«Думаю, я монстр…» — Её слова врезались в его память.

Но он тоже являлся монстром. Всегда. Зверем, у которого забрали то, к чему никто не смел прикасаться.

Дрейк взмыл в воздух, легко перемахнув поваленное дерево. Теперь её запах стал сильнее. Земляника. Секс. Женщина. Он никогда не забывал этот роскошный аромат.

Маленькое озеро замерзло, блестя гладкой поверхностью. Несмотря на день, небо над головой было таким же темным, как озеро. Никакого солнечного света.

Не сейчас.

Просто холод. Просто тьма.

Пейдж резко развернулась спиной к озеру. Её глаза расширились, когда его она увидела. Сглотнув, отступила на шаг.

Дрейк замер.

А затем изменился ради нее.

Трансформация оказалась жесткой. Он знал, что так и должно быть. Его кости смещались и ломались, меняя звериную форму в человеческую. Мех, казалось, сам собой растворился в его теле. Вскоре лапы и когти превратились в руки и пальцы — пальцы, которыми он зарылся глубоко в снег.

— Дрейк?

Её приглушенный голос пробился сквозь последние мгновение оборачивания, и вот он обнаженный стоит перед ней.

Пейдж бросилась к нему:


— Тебя не должно здесь быть!

— Ни ты, ни я… не должны здесь быть. — Он выпрямился перед ней. По его телу хлестал ветер, но оборотни всегда оставались теплыми, независимо от погоды. Зверь грел их изнутри.

Пейдж дрожала.

Он шагнул к ней, но она отшатнулась и осмотрела маленькую поляну.


— Это опасно. Я не подумала, нам нужно возвращаться.

Дрейк протянул ей руку.


— Тогда пойдем со мной. — Он знал, почему она сбежала из поселения. Отчаяние и боль заставили её бежать куда глаза глядят.

«Меня не было на озере».

Но она была здесь. Он мог распознать ложь.

— Извини, — выпалил он. В тот день к нему пришел Джеремая, сказал, что у него сообщение от Пейдж.


«Твой человек встретится с тобой через два часа. — Джеремая улыбнулся, сверкнув клыками. — Это даст нам время поохотиться».

И он просто ушел… с этим ублюдком.

Пейдж не взяла его руку.

Скользнула взглядом по его телу. Она не чувствовала отвращения, увидев, как он оборачивается, и уж точно не чувствовала отвращение к тому, что видит сейчас.

Вожделение. Он хорошо знал это выражение. И ему была ненавистна смесь похоти и боли в её взгляде. Он ненавидел эту боль.

Он предпочел бы одну похоть.

— Пойдем со мной, — повторил он, всё ещё ожидая, когда она возьмет его за руку. Здесь не будет никакого принуждения. Она должна добровольно пойти с ним.

Чтобы быть с ним.

Она скользнула взглядом по озеру. Деревьям. Затем медленно подалась к нему. Под её ботинками захрустел снег.


— Я… я не… тебе не следовало отправляться за мной, — вырвалось у нее. — Мне просто нужно было немного времени…

— На тебя охотится вампир, — ответил он. Черт, теперь это целая банда вампиров. — Ты действительно думаешь, что я оставлю тебя одну?

Нет. Она медленно подняла руку и так же медленно встретилась с его взглядом. Коснулась пальцами его руки. Робко. Нежно.


— Я солгала, — прошептала она.

Он сомкнул пальцы вокруг её.


— В чем? — Но он уже знал, и если бы она сама захотела признаться ему, он бы выслушал.

Он должен был встретить её здесь, на Затерянном озере. Должен был отказаться от охоты с Джеремайей, должен был сказать, что идет на встречу с Пейдж, что дождется её там.

Если бы он пришел тогда, они бы уже поженились. Имели детей. Построили идеальную жизнь.

Это он во всем виноват.

А затем он услышал урчание двигателя. Нет, не одного. Два. Три.

Уже близко.

Слишком быстро.

Они приближались слишком быстро.

Она по-прежнему смотрела ему в глаза.


— Я солгала, — повторила она и, выдернув руку из его хватки, толкнула его в грудь. — Беги!

Вампиры приближались.

— Перекидывайся! Превращайся обратно в волка! — закричала на него Пейдж. — Ты сможешь обогнать их, ты сможешь уйти!

— Я не оставлю тебя. — Его когти прорвались сквозь плоть. Будь он проклят, если бросит её здесь.

Она покачала головой и сильнее его толкнула.


— Дело не во мне. Они хотят не меня.

Но… но она говорила ему… вампир по имени Гейб…

— Они хотят тебя, — прошептала она хриплым и печальным голосом. Её глаза никогда не казались настолько большими. Печальными. — И Гейб всегда планировал использовать меня… чтобы заполучить тебя.

Он уже видел свет от снегоходов, прорезающий темноту. Вампиры приближались к ним.

Однако вампиры их не получат. Придурки. Дрейк слишком хорошо знал эту землю.

Лучше любого вампира. Его зверь часто бегал здесь на свободе. Знал каждое упавшее дерево. Каждую тайную выемку. Каждую темную пещеру.

Каждое укрытие.

— Беги за мной, — прорычал он. Потому что в тот момент речь не шла о сражении, даже несмотря на то что его зверь взревел, требуя крови. Сейчас речь шла о защите Пейдж. О том, чтобы доставить её в безопасное убежище.

Затем он вернется, чтобы уничтожить всех вампиров.

Пейдж кивнула, и они побежали, но не вокруг озера, а прямо по нему. Ледяное и замерзшее озеро скользило под ногами, но побежав по этой холодной поверхности, они сэкономили уйму времени.

Лед не сломался. Не после месяцев холодной зимы.

Они миновали озеро. И оказались на опушке леса, где под тяжестью снега согнулись деревья. Поскольку преодолев озеро, попали прямо в лес, то не оставили никаких следов.

Никаких заметных следов. Вампирам сначала придется обследовать, отсканировать каждую лесную опушку, и лишь потом, если им повезет, смогут увидеть следы прямо за деревьями, но…

Но снова пошел снег.

Черт, да. Они побежали, а сверху посыпался снег, обжигающий кожу. Свежий снег скроет все оставленные ими следы.

Волк мог бы выследить их по снегу. Вампиры и в подметки не годятся волкам, когда дело доходит до преследования добычи.

Они не сравнятся с ними.

Пейдж споткнулась и упала бы, но Дрейк поддержал её и просто подхватил на руки. Её вес не замедлил его. Он побежал быстрее. Держал её крепче.

Он легко перепрыгивал через поваленные деревья, через грубые скалы. Быстрее…

Дрейк резко повернулся и направился к хижине, словно знал, что она находится именно там. Маленькая, невзрачная, почти полностью скрытая под снегом. Но он знал, что хижина находится там.

Вампирам так не повезет. Если они не знают, где находится это убежище, то никогда не найдут её в темноте.

Он ввел код безопасности и плечом распахнул дверь. Всё ещё крепко удерживая, Дрейк внес Пейдж внутрь. В абсолютной тьме их дыхание отражалось от стен эхом.

— Мы не можем здесь оставаться, — прошептала Пейдж в отчаянии. Она впилась ногтями в его плечо. — Нам нужно вернуться в поселение! Они найдут тебя здесь! Ты не сможешь справиться со всеми в одиночку!

Он поставил её на пол рядом с собой. Хижина оказалась скудно обставлена: только кровать и старый стол. Но внешность может быть обманчива. Дрейк сдернул старый коврик, скрывающий люк в полу. Строя эту хижину, Дрейк позаботился, чтобы люк идеально сливался с полом. Нажал на деревянный пол в нужном месте. Со скрипом люк открылся, показывая ход, ведущий вниз.

Дрейк создал это убежище для всех оборотней, оказавшихся в зимнюю бурю за пределами поселения. Это место должно было стать для них безопасной гаванью.

Со всеми преимуществами и безопасностью, необходимыми волку.

Пейдж спустилась вниз по лестнице. Он закрыл за ней люк. Запер его на замок. Затем быстро набрал на панели код сигнализации.

Послышался слабый гул, и над ними, скрывая деревянный пол, закрылся стальной люк. Один за другим замерцали огни, освещая пространство раза в два больше хижины над ними.

Одна стена оказалась полностью увешана мониторами, на которых отражалась вся территория вокруг хижины, на случай если заявятся незваные гости.

В подземелье так же имелась кровать. Рабочий стол. И холодильник, полный еды.

Все домашние удобства и безопасность мини-крепости.

Именно этого он и добивался.

Дрейк направился к ближайшему столу. Взял рацию, подключенную к радиостанции.


— Альфа один.

Пейдж не издала ни звука за его спиной.

Послышался треск помех.


— Слышу вас, сэр, прием.

Дрейк оглянулся на Пейдж. Такая притихшая. Такая красивая.


— Пошлите охотников к Затерянному озеру. Здесь вампиры.

Он бы сам позаботился об этом. Уничтожил вампиров навсегда, сразу после…

После того как выяснит отношения с Пейдж.

— Да, сэр. — Он узнал голос Майкла. Дрейк уловил нетерпение в быстром ответе оборотня. Кто бы не поспешил насладиться хорошей охотой?

Он не знал ни одного такого волка.

Дрейк отошел от стола. Направился к Пейдж. Она всё ещё дрожала, но по-прежнему стояла, гордо выпрямившись. И смотрела на него, словно ожидала, что он в любой момент на нее нападет.

И он действительно хотел на нее наброситься.

Дрейк скользнул холодной ладонью по её щеке.


— Расскажи мне всё о своей лжи, сладкая.

Она обернулась к нему:


— Тебе надо… найти какую-нибудь одежду.

— Зачем? — Волки никогда не страдали скромностью. — Я ведь собираюсь трахнуть тебя.

Она распахнула глаза.

Сейчас он врет. С ней это не просто трах. В темноте или на свету. С ней это нечто большее.

Спаривание.

Он вздохнул и почти почувствовал её вкус.


— Расскажи мне секреты, которые хранила… расскажи мне… и я расскажу тебе свои.

Она покачала головой:


— Ты знаешь…

— Вампиры следили за поселением. Они видели, как ты уходила. — Это очевидно. Он не чертов идиот. Он отчаянно нуждался в ней, но никогда не был глупцом. — Затем они увидели меня. — Вампиры преследовали их, но наблюдали издалека, очевидно используя прицел снайперской винтовки или бинокль, поэтому смогли приблизиться лишь через некоторое время. — И они пришли убить меня.

Он подошел ближе. Прижался губами к её горлу, вдохнул её аромат. Секс и женщина. Его.


— Ты оказалась сладкой приманкой. — Но ему всё равно. Вампиры причинили ей боль. Пытали её. Использовали против него. Её послали заманить его на открытое место.

Так какого хрена?

Он по-прежнему её хотел. И всегда будет хотеть.

— Нет, — выдохнула она и обняла его за плечи. — Ты не понимаешь.

Он лизнул её шею. В тот раз её трясло не от холода.


— Заставь меня понять. — Потому что он видел довольно четкую картину. У нее не было выбора. Дрейк понял это, он взъярился на вампиров, которые сделали это с ней. — Ты должна была рассказать мне всё с самого начала. Я смог бы защитить тебя…

Она впилась ногтями в его кожу.


— Нет.

Изумленный этим выкриком, Дрейк поднял голову и уставился на нее.

Она выдохнула, не сводя с него взгляда. Её глаза напоминали осколки зеленого льда.


— На этот раз, — прошептала она. — Я защищаю тебя.

Что?

Затем Пейдж обхватила его рукой за шею и притянула к себе. Её губы оказались приоткрыты, слегка отдавая прохладой, а рот — идеален.

Его член уже затвердел. Как будто холод мог помешать этому. Он жаждал её, и их ждала кровать.

Один шаг.

Второй.

Третий.

Они упали на кровать. Он пытался сорвать с нее одежду, пока она сбрасывала ботинки. Хотел, чтобы она осталась с ним. Правда, ложь — всё это могло подождать. Прямо сейчас он просто нуждался в ней.

Озеро…

Ожидание…

Он не собирался больше ждать. Они раздевались, сплетаясь руками и ногами. Послышался треск ткани. Ботинки и туфли упали на пол.

Дрейк разорвал её трусики и отбросил их в сторону. Раздвинул её ноги. Обнаружил её такой горячей и нежной. Раздвинув бедра, Дрейк уставился на её розовую плоть. Такая чертовски красивая.

Не в силах удержаться, Дрейк наклонил голову и прижался губами к её складочкам. Она обхватила его бедрами.

— Дрейк!

Ему нравилось, когда она выкрикивала его имя. Комната под хижиной была звукоизолирована. Снаружи её никто не услышит. Только он.

Он лизнул клитор. Попробовал на вкус. Такая вкусная. Настолько обалденная.

Такая его.

Она зарылась пальцами в его волосы. И вовсе не для того чтобы оттолкнуть, нет, его вампирша просила большего.

И он даст ей больше.

Он лизнул. Посмаковал.

Она прижалась к его языку.


— Дрейк, — прошептала она.

Он медленно поднялся, возвышаясь над ней. Её широко открытые глаза блестели, а из-под красный губ сверкнули белоснежные клыки.

— Ты не монстр. — Его взбесило, что она так говорила о себе раньше. Ни хрена подобного. Не она. Никогда. — Ты красавица.

Она моргнула, её губы скривились в легкой улыбке. И это зрелище едва не разбило ему сердце.

То, что осталось от этой чертовой штуки.

Он глубоко вонзился в нее, соединяя их в единое целое. Сжал её руки, переплетя пальцы. Под ними заскрипела кровать. Он толкался в нее и из нее. Снова и снова. Их взгляды сцепились друг с другом.

Они задыхались.

Быстрее, ещё быстрее, жестче…

Она сомкнула ноги вокруг его бедер. Пятками уперлась в спину, выгнулась ему навстречу.

Его когти вышли из кончиков пальцев, но он не ранил её. Черт, он даже не оцарапал её.

Глубже, глубже.

Он наблюдал, как она снова кончила. Видел вспышку наслаждения на её лице, её остекленевший взгляд. Она вздрогнула под ним, и её лоно сжало член.

Да.

Он оказался настолько близок к собственному оргазму. Мог взорваться в любой момент, когда она…

— Отметь меня.

От её хриплой просьбы его тело напряглось.

Волки отмечали только свою пару. Он не отметил её раньше, потому что ждал. Существовала официальная церемония отмечания пары перед всей стаей. Он хотел сделать с ней всё правильно.

Он ждал…

И потерял её.

— Отметь меня, — снова прошептала она, и, черт возьми, она просила его об укусе. Хотела его так же сильно, как он её.

Он никогда и ни в чем не мог ей отказать.

Она выгнулась под ним, предлагая себя ему. Его клыки сомкнулись на её коже в изгибе плеча и шеи. Дрейк лизнул кожу.

Отметь её.

Именно этого хотел его волк, именно в этом нуждался человек.

Он впился клыками в её плоть, прокусил кожу, и сладкая ароматная кровь потекла по его языку.

Попробовав её на вкус, востребовав её, Дрейк взорвался в оргазме. Сотрясаясь всем телом от мощного освобождения, он продолжал толкаться в нее. Поднял голову и посмотрел ей в глаза, толкнулся в нее ещё раз и взревел от наслаждения.

Её имя.

Дрейк крепко удерживал её, не отпускал, не мог. И продолжал врезаться в нее. Потому что был всё ещё тверд в ней и становился жестче с каждым мгновением.

Он наконец сделал Пейдж своей и больше никому не позволит её отнять.

* * * * *

— Как можно потерять оборотня? — спросил Гейб, проваливаясь ботинками в снег. Столько проклятого снега. Всё кругом купалось в белом.

Он ненавидел этот чистый снег.

Намного лучше, если снег оказался бы окрашен в красный.

Поэтому он резко повернулся направо и вспорол живот некомпетентного новичка, стоявшего рядом с ним.

Свежую кровь всегда было так трудно обучать.

Парень, блондин с слишком нежными чертами лица, тут же упал на землю, задыхаясь и истекая кровью, заливая всё вокруг красными брызгами.

— Заткнись, черт возьми, — прошипел Гейб, крики новообращенного разлетались по округе. — Это не убьет тебя. — Но так искушало его. Ох, ему так хотелось закончить начатое.

Глупые, окружающие его ублюдки позволили альфе ускользнуть. Они позволили этому ничтожеству просто раствориться в ледяной пустыне.

— Наверное, он уже вернулся в поселение, — пробормотал Гейб, отвернувшись и вглядываясь в даль. — И сейчас находится в окружении этих паршивых волков.

Гейб жил уже очень долго. Слишком долго. Он пережил самые худшие войны и ад, что смогли сотворить люди.

Этот ад… сделал его умным. Он учился на ошибках других. Знал, какие сражения выбирать. Планировал атаки.

Он хотел эту землю. Редко поцелованную солнечным светом. Дикая земля, с так обожаемой им темнотой.

Волки давно заключили с ним перемирие. Разделили территорию. Этот извращенец Джеремайя слишком сильно желал заключить с ним сделку.

Но новый альфа не походил на прежнего. Гейб знал об этом много лет. Дрейк Уайлер оказался абсолютно другим. Им невозможно управлять и манипулировать.

И Дрейк придет за моей головой.

Потому что Гейб забрал голову отца Дрейка. Его мать. И потому что…

«Я забрал её».

Вдалеке завыл волк. Настоящий зверь? Или какой-то оборотень вышел на пробежку?

Гейб, прищурившись, уставился в темноту. Джеремайя хотел, чтобы он забрал маленького волчонка. Сначала пытал его, а затем убил.

Он хотел получить удовольствие от пыток. Ох, он всегда наслаждался этим, но…

Гейб не убил Пейдж Слоан. Смерть была бы слишком легкой для нее и не соответствовала его планам.

— Что нам делать? — спросил один из вампиров, стоявших позади него.

Гейб стиснул зубы.


— Она перестала кричать, — пробормотал он. Когда наконец поняла, что происходит, когда увидела Джеремайю и осознала, почему её забрали, Пейдж перестала звать своего любовника.

Он действительно видел, как утекает из её глаз жизнь, даже когда она уже едва дышала.

Это полное безразличие — он видел этот взгляд раньше.

В своих собственных глазах.

Поэтому он не дал Джеремайе её забрать. Гейб укусил Пейдж, обратил её. Потом она сбежала, но он постоянно наблюдал за ней. Он всегда знал, что наступит идеальное время её использовать.

И такое время наступило сейчас.

— О-он последовал за ней к озеру, выбежал прямо… — А это тот всё ещё истекающий кровью блондин. Джон. Джон Маккензи. Как долго он находился в его клане? Два года? Три? Гейб с трудом запоминал новообращенных. Когда он уставился на Джона, тот быстро кивнул. — Он догнал её… я видел их… в бинокль.

Потому что нельзя подойти к волчьему логову и не обнаружить свой запах. Поэтому для улучшения зрения вампиры использовали современные технологии.

Они наблюдали. Выжидали. Нападали.

И весь его план всё равно покатился к чертям.

— Он забрал её с собой, — предположил один из вампиров. С темными глазами и обветренной кожей. Лоренцо, испанец. — Она, наверное, уже мертва.

Гейб рассмеялся. Они действительно не понимали волков. Но он понимал.


— Её, вероятно, сейчас трахают. — Потому что она единственная слабость Дрейка. Ради нее он сбежал из своей стаи. Ради нее готов столкнуться с опасностью.

Волк пристрастился к ней, и Гейб не сомневался, что в случае необходимости Дрейк обменяет свою жизнь на жизнь Пейдж.

Слева от него хрустнул снег. Вампиры рядом с ним выругались и бросились вперед.

Гейб оттолкнул их в стороны. Он хотел увидеть этого посетителя.

Любопытство всегда было его слабостью.

Белый волк с горящими глазами вышел из темноты. Зверь на нападал. Он просто пристальным взглядом уставился на Гейба.

Гейб улыбнулся ему.


— Всего один? — Потому что на озере не было слышно других звуков. И этот волк не вел за собой группу атакующих охотников.

Этот волк нечто совершенно иное.

Гейб скрестил руки на груди.


— Если ты здесь, чтобы заключить сделку… — Так много лет, так много сделок. Он знал, как чувствовал себя дьявол. Когда это закончится? — Тогда тебе следует обернуться и поговорить со мной, потому что я, черт возьми, не разговариваю с животными.

Белый волк подкрался ближе. Окинул настороженным взглядом каждого из вампиров.

— Оборачивайся, — рыкнул Гейб, теряя терпение, — или я могу просто убить тебя прямо сейчас.

Волк начал перекидываться. Отвратительно. Гейб ненавидел наблюдать за оборотом волков.

Хоть и наслаждался треском их костей.

Но вскоре перед ним предстал человек. Мужчина с искаженным от ярости лицом сжал кулаки.


— Я знаю, где они находятся.

Роковая ошибка. Волк просто выложил на стол все свои карты. Теперь им просто нужно пытать волка, чтобы получить всю нужную информацию.

Никакой сделки. Просто боль.

Смерть.

Немного крови.

Снег, окрашенный в красный цвет… это может стать прекрасной картиной.

— Я отведу тебя туда, — продолжал вервольф, — и проведу мимо системы безопасности.

Система безопасности. В конце концов, этот оборотень может им пригодиться. Боль может немного подождать. Гейб, приподняв бровь, не сдвинулся с места:


— И ты сделаешь это потому что?..

— Потому что хочу стать альфой.

Верно. Все хотели власти. Но этот волк с его горьким взглядом и высокомерным рыком не будет контролировать эту землю.

Гейб не собирался сидеть сложа руки и позволить какому-то животному захватить власть. Больше нет. Те дни прошли. Перемирия больше не будет. Больше никаких сделок.

Только смерть.

Но он улыбнулся, потому что знал, как играть в эти игры. Он сам изобрел эту чертову игру.


— Ты хочешь, чтобы я убил Дрейка Уайлера.

Поспешный кивок.


— В любом случае, ты ведь планировал это сделать, верно? Убей его… и мы заключим соглашение, такое же как было у тебя с Джеремайей. — Волк оглянулся. Что? Боялся ли он, что остальная стая прознает о его предательстве?

Ему следует бояться.

— Та же договоренность, что была у меня с Джеремайей. — Откуда, черт возьми, волк узнал об этой сделке? Гейб, склонив голову, с интересом разглядывал волка. — Значит, ты тоже хочешь убивать людей? Хочешь резать их на кусочки и наслаждаться криками, пока они не сорвут голос?

Ох, изумление отразилось на лице оборотня. Гейб почти улыбнулся.

— Он… он… — Быстро сглотнув, оборотень покачал головой. — Нет, нет, я просто хочу контролировать стаю. Оборотни оставят вампиров в покое, я заставлю их держаться подальше. Ты сможешь охотиться, сможешь убивать… и я ни черта не сделаю, чтобы остановить тебя.

Этот щенок начинал раздражать.


— Потому что ты будешь контролировать волков…

— Чертовски верно. — Оборотень расправил плечи и шагнул вперед. Он хоть понимал, насколько близок оказался к смерти? Высокомерные ублюдки никогда не понимали это, пока не становилось слишком поздно. — Я буду держать их подальше. Я буду альфой — смогу делать всё, что захочу.

При условии, что Дрейк умрет.

— Мы договорились? — потребовал оборотень.

Гейб пристально уставился на него:


— Как тебя зовут?

— Майкл. Майкл Флинт.

Имя ничего не значило, и сам этот факт говорил о том, что Гейбу плевать на оборотня.


— Майкл, ты слишком быстро включил альфу.

— Потому что я сильнее. Я умнее, могу…

Гейб едва сдерживал зевок. Он слышал эту болтовню дюжину раз.


— Отведи меня к нему. — Тогда он убьет Дрейка, уничтожит этого тупого высокомерного оборотня и возьмет под свой контроль всю территорию Аляски.

Волки всегда становились слабыми без вожака. Без Дрейка они будут легкой добычей для его вампиров.

Майкл улыбнулся. Нет, некоторые высокомерные мудаки не замечали собственной смерти.

Они осознавали это лишь в тот момент, когда смерть настигала их и вырывала сердце прямо из груди.


Глава 7

Он взял её кровь. Всё тело Пейдж охватила эйфория. Она так переживала, что не сможет заставить Дрейка выпить из нее.

Но он взял. Её волк даже не колебался.

Он будет в безопасности.

Она крепко обняла его, удерживая рядом с собой. Они только что снова достигли оргазма, и её тело гудело от наслаждения.

Затем из дальнего угла комнаты раздался пронзительный сигнал тревоги. Пейдж напряглась в объятиях Дрейка, потому что знала, что это значит.

Они пришли.

Гейбу и его вампирам удалось выследить их по снегу.

«Ты нашел нас не достаточно быстро, засранец».

Дрейк отстранился от нее и обнаженным подошел к мониторам. Она последовала за ним, остановившись лишь затем, чтобы одеться.

Она никого не увидела на мониторах, пока нет.

— Сработал датчик движения, — сказал он, не отрывая взгляда от экрана. — Это может быть всё что угодно…

Но от того, как скрутило всё у нее внутри, Пейдж поняла, что вызвало эту тревогу.

Затем уловила движение тени на мониторе. Нет, не тени.

Волк. Белый волк бежал к хижине. Пейдж напряглась.


— Мы… мы ждали компанию? — Она не видела никого, кроме этого волка.

— Майкл.

Пока она наблюдала, волк начал оборачиваться. Белый мех исчезал, словно таял снег, обнажая плоть человека. Затем он встал и посмотрел в камеру. Прямо на них. В тот же момент, как оборотень принял облик человека, она его узнала.

Пейдж потянулась рукой к горлу. Легкие царапины давно исчезли, но она никогда не забывала того, кто причинил ей боль, какой бы незначительной ни оказалась рана.

Нет, пока не отомстит за причиненный вред.

Старая Пейдж, та девушка, кем она была когда-то, никогда не помышляла о мести и наказании.

Как вампир, она понимала, в паранормальном мире должно быть суровое правосудие. Выживал только сильнейший.

Она выживет. Как и Дрейк. Она об этом позаботилась.

— Зачем он здесь? — спросил Дрейк. — Он должен быть на озере, охотиться на вампиров. Он должен…

— Он не один. — Потому что она заметила другие тени. И они приближались к оборотню.

Майкл должен был услышать вампиров. Должен был их унюхать.

Но он просто продолжал идти к хижине, как будто ему было всё равно.


— Он знает, как пройти мимо твоей системы безопасности? — Её сердце бешено колотилось в груди.

Майкл направлялся к хижине. Когда он подошел к входной двери, ещё одна камера отразила его лицо. На мгновение Пейдж заметила, как его губы скривились в ухмылке.

Дерьмо.

— Он привел их сюда, — прошептала она, когда её охватила холодящая душу уверенность. Майкл собрался провести вампиров внутрь. Прямо к ней и Дрейку. Они станут легкой добычей для вампиров.

Их дом стал для них тюрьмой.

Их двое. Двое против — сколько там вампиров?

Тени потянулись ближе к хижине. Одна. Две. Три. Четыре…

Пять?

— Он не войдет, — сказал Дрейк, вводя серию кодов в компьютер. — У него нет правильного кода доступа. Я изменил его несколько дней назад, перестав доверять Майклу после того, как он причинил тебе боль.

У нее перехватило дыхание.

— Никогда по-настоящему ему не доверял, — пробормотал Дрейк, потянувшись к рации. Он почти мгновенно соединился с поселением. — В первом доме предатель, — отрывисто сказал он. — Прислать подкрепление…

Майкл больше не улыбался. Он пинал дверь. Пытался её выбить. Видимо, понял, что набрал неверный код, чтобы попасть внутрь.

— Это сталь, ублюдок, — жестко произнес Дрейк, — усиленная гребаная сталь, и нет, я не сообщил этой маленькой детали твоей жалкой заднице.

Потому что Дрейк предполагал, что Майкл может его предать?

Из радио донеслось потрескивание и чей-то голос:


— Сейчас будем, альфа. Две команды. Уже почти на месте…

Вампиры приблизились к Майклу. Они схватили его и оттащили от хижины. Майкл с ними не боролся. Волк добровольно пошел за ними.

Но она видела, что он больше не улыбался.

Её грудь обожгло. Она знала, что будет дальше. Майкл мог думать, что в союзе с вампирами. Мог думать, что…

— Майкл привел вампиров, — прорычал Дрейк по рации, — и они…

Убивают его.

Или вскоре так и будет. Прямо там, где удерживали его. Они порвут его своими острыми как бритва клыками.

Осушат его.

И постараются сделать это перед камерами видеонаблюдения.

— Тащите свои задницы сюда, — рявкнул Дрейк и отшвырнул рацию. Затем направился к лестнице.

Пейдж остановила его.


— Ты не можешь выйти туда. — Один взгляд на монитор, и она увидела, как теперь уже боролся Майкл. Как он кричал.

Вампиры всё ещё им кормились.

Только их уже было не четверо.

Шесть.

Пейдж ахнула, увидев Гейба. Он не пил из оборотня. Просто стоял рядом и смотрел на хижину.

Выжидал.

Он планировал эту атаку много лет.

Секреты. Она ещё не всё рассказала Дрейку. А сейчас у них мало времени. Его вообще не осталось.

— Я альфа, — прорычал он, впиваясь в нее взглядом. — Майкл один из моих, предатель он или нет.

Хм, что тут не понятного? Этот парень оказался предателем. Никаких сомнений.

— Я не позволю им иссушить его, — голос Дрейка перекрыл звуковую сигнализацию. — Не буду просто стоять и смотреть.

Нет, Дрейк не стал бы этого делать. Он не мог просто стоять и ничего не делать, пока другой волк страдал. Это был бы не её оборотень.

Она знала это… и это лишь одна из причин, по которой ей нужно было с ним сблизиться.

Он взял её кровь, но она не подействует мгновенно. Она узнала от вампиров во Флориде — они не являлись уродами и извращенцами — что когда вампир дает свою кровь оборотню, эффект может быть просто поразительным.

Волк мог стать сильнее.

Она хотела, чтобы Дрейк стал настолько силен, насколько это возможно.

Но подобный апгрейд займет немного времени. Кровь вампира должна распространиться по его телу.

«И я дам ему время, в котором он так нуждается».

— Мне жаль, — прошептала она, ненавидя то, что собралась сделать.

Но иногда вампир должен сделать то, что нужно.

Поскольку он не ожидал нападения, у Пейдж было преимущество. Она схватила Дрейка и толкнула его к стене, которая, должно быть, тоже усилена сталью. Всё это место напоминало крепость.

Это будет больно. Но чтобы спасти, она должна причинить ему боль.

— Пейдж, какого черта…

Она поцеловала его. Глубоким, жестким поцелуем, в который вложила всю страсть и тоску к нему. Знал ли он, что она всё ещё любит его? Что всегда его любила? В её сердце никогда не было другого. Там не осталось места для кого-то ещё. Несмотря на все эти годы, Дрейк единственный, кого она хотела.

Он задрожал рядом с ней.


— Пейдж. — Похоть. Потребность. Ярость. Всё было в его голосе. И он попытается отстраниться от нее. Она знала это.

Нельзя этого допустить.

«Мне жаль», — на этот раз прошептала она мысленно. И вновь прижалась губами к его губам. Снова поцеловала его. Она знала, что должна сделать. Нанести ему травму, которая на мгновение выведет его из строя, но он возродится, станет ещё сильней, как только её кровь полностью заполнит его вены.

По её щеке потекла слеза. Его руки сжались вокруг нее. Он крепко её удерживал. Порой нападения происходят тогда, когда их не ждешь.

Пейдж оторвала губы от его губ. И в тот же момент схватила его за голову и с силой ударила об стену. От звука удара внутренности Пейдж скрутило.

Её оборотень со стоном рухнул на пол.

Она посмотрела на него с болью в сердце.


— Мне жаль, — повторила Пейдж. Она должна была действовать быстро. Она знала оборотней — нет, знала его — он поправится максимум через три-четыре минуты.

Он придет за ней.

Он придет за Майклом.

Но Дрейк не хотел бы умереть. И она этого не допустит.

Она отвернулась. Набрала коды, которые запомнила. Она внимательно наблюдала за ним, так на всякий случай…

Сталь скользнула в сторону. Люк открылся. Она бросилась в проем, но потратила драгоценные секунды, чтобы закрыть за собой дверь.

Пейдж осмотрела хижину. Она кидалась то влево, то вправо, сделала все возможное, чтобы завалить люк и защитить своего оборотня.

Затем присела и скользнула рукой в ботинок. О, столь сладкое оружие. Без кола она обычно ощущала себя голой. И никогда не выходила из дома или из волчьего поселения без него. Прикрепленное внутри специальными ремнями, оружие ждало её.

Время умирать.

Она выбежала из хижины и помчалась навстречу своему самому жуткому кошмару.

Вампиры кормились. Майкл кричал. А Гейб — Гейб раскрыл ей объятия, словно приветствовал старую любовницу.

— Я скучал по тебе, — пробормотал он шелковым голосом.

С бешено колотящимся сердцем Пейдж кинулась в его объятия.

* * * * *

Едва открыв глаза, Дрейк зарычал от ярости. Какого. Демона.

Он вскочил на ноги. И едва окинув взглядом мониторы, Дрейк увидел Пейдж, его Пейдж, бегущую в объятия вампира.

Нахрен, нет.

Он взлетел по лестнице, набрал код, чтобы открыть дверь. Сталь скользнула в сторону, и он толкнул деревянный люк.

Только… дерево, оно не сдвинулось с места.

Он снова толкнул. Сильнее. Дерево приподнялось и с треском грохнулось обратно. Он прищурился. Пейдж что-то положила на люк. Она заперла его.

Его зверь не любил сидеть в клетке.

С диким ревом Дрейк врезался плечами в деревянный люк. Толкнул его сильнее. Тот приподнялся.

Дерево разлетелось в щепки. Он подпрыгнул вверх, отбросив с дороги кровать, — она поставила на люк чертову кровать — и помчался к входной двери.

Он слышал рычание и крики, и они, казалось, обжигали ему душу. Образ Пейдж, бегущей в объятия вампира, навечно отпечатался в его сознании. Почему? Почему?

Он выскочил на улицу. Увидел кровь на снегу. Майкл. Всё ещё жив. Едва шевелился.

Пейдж — она…

— Привет, альфа, — насмешливый голос раздался слева от него.

Дрейк выпустил когти, готовый разорвать этого мудака на части.

— Что-то потерял? — спросил вампир, когда Дрейк обернулся к нему.

Высокий вампир. Блондин. В крови. И он удерживал Пейдж в объятиях. Но вовсе не в любовных объятиях. Одной рукой вампир обхватил горло Пейдж, а другой прижимал деревянный кол прямо к её сердцу.

— Потому что, похоже, я что-то нашел, — ухмыльнулся вампир, сверкнув клыками.

Дрейк видел, как другие вампиры направились к нему. Чтобы запугать его? Устрашить?

Он просто разозлился.


— Отпусти её.

Вампир — должно быть, тот самый, о котором рассказывала Пейдж, тот, кого она называла Гейбом, покачал головой и рассмеялся.


— Если ты этого хочешь… она уже выполнила свою задачу.

Дрейк посмотрел на Пейдж. Он увидел, как в её глазах вспыхнул ужас, а затем Гейб развернул её лицом к себе.

— Теперь ты свободна, — сказал ей вампир мягким, почти нежным голосом, — потому что этого хочет твой волк.

Пейдж сопротивлялась, царапалась, била его кулаками…

Дрейк слишком поздно понял, что делает этот ублюдок.

«Теперь ты свободна».

Он просто её убивал.

Дрейк взревел и кинулся вперед, позабыв о других вампирах, отчаянно пытаясь добраться до Пейдж, чтобы помочь ей, и…

Выстрел.

Пули. Вонзились в его плоть. Обжигающие. Разрывающие мышцы и кости.

Его кровь полилась на снег. Его ноги отказали. Он хотел добраться до Пейдж и не смог.

Он упал.

Снег под ним покраснел.

Он втянул когти и попытался вытащить пули. Так много. В груди. В спине.

Ему удалось откинуть голову назад. Он смог увидеть Пейдж. Она всё ещё боролась с Гейбом. Кол оказался весь в крови.

Но она всё ещё жива.

Она оглянулась на Дрейка и выкрикнула его имя.

Он обещал её защитить. Она просила его только об одном.

«Я хочу, чтобы ты оторвал ему голову, хочу быть чертовски уверенной, что он никогда больше не воскреснет».

Сейчас этот вампир смеялся. А она истекала кровью.

«И я умираю».

Нет, нет, он не умрет. Он бы так не поступил.

Дрейк позвал своего внутреннего зверя. Просыпайся. Дрейк приподнялся на ноги. Пошатнулся. Выдернул серебро из плеча и едва почувствовал ожог.

Просыпайся.

Зверь ненавидел серебро.

Но волк любил женщину, которая взывала к нему.

Вампир подошел к нему, всё ещё держа пистолет в руке. Идиот. Ты подошел слишком близко. Дрейк выхватил пистолет. Выстрелил вампиру в грудь. И располосовал когтями.

На этот раз вампир упал.

Дрейк вырвал очередную пулю из своего тела. От кончиков его пальцев вверх взвился дым.

На него напал другой вампир.

Взмах когтей, и вампир истекает вровью.

— Остановите его! — В ярости закричал Гейб.

Тогда все вампиры разом кинулись на него. Несмотря на то что в теле Дрейка оставалось ещё, по крайней мере, три серебряные пули, он, не колеблясь, отразил атаку.

Дрейк взревел и вонзил когти в грудь ближайшего вампира. Ещё один рухнул замертво. Пока, засранец.

Два других вампира — они просто развернулись и сбежали.

Дрейк схватил отброшенное в сторону оружие, сосредоточился на том, что имело значение. На вампире, который вот-вот лишится своей чертовой головы.

— Что? — Гейб, стиснув зубы, смотрел на Дрейка с кипящей в темных глазах яростью. — Ты не можешь… Ты не достаточно силен…

Смех Пейдж оборвал его речь.


— Он достаточно силен… если в нем кровь вампира.

Дрейк мог чувствовать её кровь на языке.

«Отметь меня».

Волк востребовал свою пару. Отметил её. И попробовал её кровь.

— Ах ты сука. — Гейб встряхнул Пейдж, отчего её голова откинулась назад.

Он просто умолял о смерти. Дрейк выстрелил из пистолета. Но вместо выстрела раздался простой щелчок. Закончились пули. Отлично. Он хотел омыть руки в его крови.

— Ты сделала это с ним! — прошипел Гейб. Этот мудак даже не заметил, как к нему приблизился Дрейк. Кол выпал из его руки. — Ты сделала его…

— Сильнее, — выдохнула Пейдж, с её рта потекла кровь. — Я сделала его достаточно сильным, чтобы он убил тебя… просто на всякий случай, если я не смогу.

От её слов Дрейк напрягся. Он убьет вампира для нее, нет проблем. Обещание есть обещание. Дрейк схватил Пейдж и вырвал её из рук Гейба. Его волк взревел, он выпустил когти, готовый прикончить вампира.

Кол хрустнул у него под ногами, и он свернул Гейбу шею одним поворотом руки.

Но вампир лишь расхохотался — его кости мгновенно встали на место и срослись.

— Старайся сильнее, — пробормотал Гейб. Ни на лице вампира, ни в его глазах не было страха. — Давай посмотрим, что ты сможешь сделать, альфа. Посмотрим, будешь ли ты сражаться так же отчаянно, как изо всех сил бился твой отец.

Его отец? Что сделал его отец…

Гейб снова рассмеялся. Его смех оказался холоднее окружающей их ночи.


— Ты думал, что уничтожил всех вампиров, напавших тогда на твою семью, хм? Подумай ещё раз, альфа. — Гейб стиснул зубы. — Эти вампиры напали по моему приказу. Только той ночью они должны были грохнуть твою жалкую задницу.

Но когда на его семью напали и так жестоко убили, его не было дома. Он отсутствовал, наблюдал, как Пейдж работает в закусочной. Он приходил туда снова и снова, желая увидеть её. В ту ночь он наконец, пригласил её на свидание. Он был так взволнован, когда возвращался домой. Она сказала «да»! А дома его ожидали кровь и мертвые тела.

— Джеремайя впустил меня, — продолжал хвастаться Гейб, кружа вокруг Дрейка. — Он знал, ты станешь следующим альфой, и не хотел отпускать стаю. Он позволил мне убить их всех… осушить всех этих оборотней.

Потому что кровь оборотня сильнее человеческой. Гораздо сильнее.

Джеремайя скормил этому мудаку членов своей стаи? Зачем?

— Твой ублюдок альфа подсел… так же как она подсадила тебя… на вампирскую кровь.

Он до сих пор чувствовал её кровь… Волк выл внутри него, отчаянно пытаясь вырваться и напасть.

Дрейк глубоко вздохнул. Пейдж лежала на земле. Словно сломанная красивая кукла.


— Я подсел не на кровь, — прорычал Дрейк в ответ. Его зверь вот-вот вырвется. И тогда вампир сдохнет. — Я подсел на нее.

Он прыгнул на вампира в процессе обжигающей всё тело трансформации. Вампир успеет нанести несколько ударов, и тут ничего нельзя было поделать, потому что в этот момент, запертый между зверем и человеком, Дрейк оказывался наиболее уязвим.

Но ему пришлось перекинуться. Оборот вытолкнул остатки серебра из его тела, и волк намного сильнее человека.

Волк снесет вампиру голову.

Гейб ухмыльнулся и бросился на Дрейка. Вампир выпустил клыки, приготовившись атаковать, и…

— Старайся, черт возьми, сильнее, — крикнула Пейдж, бросая ему в спину его же слова. Затем прогремели выстрелы. Один. Второй.

Она подобрала валявшийся на земле пистолет. Но, в отличие от оружия, которое использовал Дрейк, в её пистолете всё ещё были патроны. И она всадила в грудь Гейба серебряные пули. Тот отшатнулся, крича и истекая кровью.

Больше не сломанная кукла.

Пришло время сдохнуть, Гейб.

Дрейк вспомнил искалеченное тело матери. Бледное лицо отца.

Трансформация закончилась. Волк взревел и кинулся на вампира. Они упали, сплетаясь в клубок из конечностей и когтей. Вампир кусался, вгрызаясь в тело волка, и атаковал с утроенной силой.

Гейб слишком привык околачиваться среди людей. Слишком привык их мучить.

Волков оказалось не так легко уничтожить.

— У-убил альфу… — выдавил Гейб, пока они дрались. — И тебя убью. — Кровь стекала на его подбородок. — Вампиры захватят здесь власть…

Дрейк сомкнул пасть вокруг горла чистокровного.

Пейдж стояла прямо за ним. Он вдыхал её сладкий аромат, слышал прерывистое дыхание.

Вот и всё. Она будет свободна. А его родители упокоятся с миром.

Но Гейб всё ещё безумно смеялся.


— Моя… — задыхался Гейб, сплевывая кровь. — Она… всегда будет… моей. Вампиры победят… Мы захватим… Аляску…

Нет, он не победит.

И когда волк впился клыками глубоко в горло Гейба, вампир замолчал навеки.

Он просто сдох.


Глава 8

Всё было кончено.

Пейдж отвернулась от мертвого тела Гейба. Она больше не хотела его видеть. Она просто хотела…

Её окружили волки.

Дерьмо, когда они прибежали? Она даже их не заметила их. Она так хотела покончить с Гейбом и помочь Дрейку, что даже не подозревала, что другие волки здесь. Они могли двигаться очень тихо, когда готовились атаковать.

Дюжина волков окружила её и Дрейка. Они отступили. Наблюдали. Выжидали.

Они слышали последние издевательские слова Гейба? Черт, она знала, волки не позволят ей остаться в стае, так что пусть не переживают, что она захватит их драгоценную территорию.

В то мгновение, когда Гейб обратил Пейдж, она поняла, что её мечтам найти Дрейка и остаться с ним навсегда суждено остаться лишь мечтами.

Они могут трахаться. Могут любить друг друга в темноте, но его стая никогда её не примет.

И она никогда не попросит его бросить волков.

Она подняла руки и поняла, что они покрыты кровью. Её. Гейба.


— Полегче…

Черный волк рядом с ней зарычал.

Большой. Справедливый…

Дрейк прыгнул и встал перед ней. Затем яростно завыл на стаю.

Пейдж дрожала. Она не испугалась столкновения с Гейбом и его вампирами. Она на тот момент оказалась слишком зла. Но теперь, когда волки кружили вокруг, черт возьми, да, она боялась.

Эти волки с удовольствием разорвут её на куски. Как только узнают правду о том, что она сделала, последний секрет, что она скрывала от них…

Они захотят её голову, так же как жаждали заполучить голову Гейба.

Дрейк снова прямо перед ней принял облик мужчины. До её ушей донесся треск его костей.

Но она не стала ждать, пока он закончит. Пейдж знала, когда нужно отступить и сейчас самое время.


— Не переживайте, — сказала она волкам, боже, они выглядели так, словно готовы разорвать её на части. — Я ухожу.

Её ждали друзья. Друзья, которые помогли ей добраться до Аляски. Друзья, которые с радостью примут её в мире вампиров.

Не все мы монстры. Она научилась этому. Некоторые вампиры были не просто хищниками. Так же как оборотни.

Она медленно и осторожно отходила в сторону. Волки, вероятно, почувствовали её страх, но убегающая цель — легкая добыча, вот тогда они все инстинктивно кинуться в погоню. Нет смысла давать им ещё один повод жаждать её крови.

— Ты меня не бросишь.

Голос Дрейка. Гортанный. Больше звериный, чем человеческий.

Она замерла.


— Сделка окончена. — Не хотела бы она выяснять отношения перед волчьей стаей. — Гейб мертв. — Ты в безопасности.

Он схватил её за руку. Притянул к себе. Она почувствовала металлический запах серебра, витавший в воздухе. Она оказалась слишком близка к тому, чтобы его потерять.

Если бы он не взял её кровь…

Она сглотнула.


— Отпусти меня. — Дерьмо, эти слова походили на мольбу. Потому что знала, он хотел её так же сильно, как и она его.

«Я подсел на нее».

Но иногда то, чего ты желаешь больше всего на свете, может разрушить тебя.

Он склонил к ней голову:


— Я убил ради тебя.

Она хотела убивать ради него. Чтобы защитить его, она бы сделала что угодно.

«И я сделаю».

— Ты знаешь, как умер ваш прежний альфа? — спросила Пейдж тихо. Возможно, он уже знал некоторые детали. В ковенах вампиров имелись шпионы. За хорошую цену они бы предоставили любую информацию.

Она уверена, за эти годы заплатила достаточно за предоставленную ими информацию.

Дрейк нахмурился. Волки позади него не двигались.

— Вашего старого альфу поили отравленной кровью. — Джеремайя думал, что станет сильнее от вампирской крови. И стал бы, если бы ему давали нормальную кровь вампира.

Но он годами глотал кровь, отравленную серебром. Яд постепенно накапливался в его теле. Пожирал его изнутри.

Постепенно он потерял способность перекидываться. Потерял способность ходить. Говорить. Дышать.

Потому что Гейб наслаждался его муками.

— Я знала, что с ним происходит, — сказала она. Узнала об этом очень давно. Достаточно давно, чтобы спасти его. Только она не хотела его спасать. Хотела, чтобы он страдал. — Я не предупредила его, потому что хотела убить этого ублюдка.

Откуда-то сзади зарычал волк.

К черту их всех. Она оскалилась на зарычавшего зверя. Волк заткнулся. Хорошо. Пейдж глубоко вздохнула и обернулась, встретившись с напряженным взглядом Дрейка.


— Но когда Джеремайя наконец сдох, я поняла, что Гейб придет за тобой. — Она покачала головой. — Я не собиралась позволять тебе умирать. Я сделала всё, что должна была… чтобы защитить тебя.

И она добилась своего. Он выжил.

— Я забрал его голову не для того, чтобы… защитить тебя, — пробормотал Дрейк.

Нет, она не нуждалась в защите.

— Ты обманом заставила меня выпить твоей крови, — прорычал Дрейк, возвышаясь над ней. Не сводя с нее напряженного взгляда. Обнаженный. Сильный. Он усилил хватку на её запястье. — Ты заставила меня выпить твоей крови, дала мне сил, чтобы я смог убить чистокровку, когда он явится за мной.


Потому что, несмотря на ожидания Дрейка, даже альфе не хватило бы сил, чтобы убить такого, как Гейб, вампира — Дрейк бы не выстоял против Гейба и его серебряных приятелей. Но альфа, накачанный вампирской кровью? Он мог надрать задницу и уничтожить любого вампира на своем пути.

Волки перекидывались вокруг них. Превращаясь в мужчин и женщин, а с неба снова посыпался снег.

Она не смотрела на мертвое тело на земле. И Майкла — он стонал и пытался встать на ноги. Некоторые из оборотней поспешили ему на помощь.

— Оставьте его, — яростно приказал Дрейк. — Он работал с вампирами. Он привел их прямо ко мне.

Оборотни замерли.

— Он изгнан из стаи, — категорично заявил Дрейк. Приговор. Хладнокровный и жестокий. — Оставьте его там, где он лежит, черт возьми. — Он взглянул на Майкла. — Ты всё ещё дышишь, так что считай, тебе чертовски повезло.

Когда Дрейк обернулся к ней, Пейдж заставила себя встретиться с его тяжелым взглядом. Сколько ярости. Сколько из нее направлено для нее? Сколько на вампира, которого он убил? Сколько на предателя, которого выявил в своей стае?

— Ты солгала мне, — ответил Дрейк. Низким, но более смертоносно нежным голосом.

— С самого начала, — согласилась Пейдж, таким же нежным голосом. Но для лжи больше не было причин. Она выполнила свою работу. Защитила его.

Они спасли друг друга.

И теперь могут разойтись. Он вернется к своей стае. Она вернется к жизни во Флориде.

Ну и что если она вернется без сердца? Она тосковала по этому органу годами.

Пейдж отвернулась. Она должна выбраться отсюда. В её груди всё горело. Ныло. Смотреть на Дрейка оказалось слишком больно. Её работа выполнена.

Пора уходить, пока он не увидел ее сквозь маску.

«Я хочу тебя. Хочу остаться».

Некоторым вещам не суждено случиться.

Но Пейдж не сбежала. Она просто пошла. Переставляя одну ногу за другой. Медленно. Решительно.

— Неужели всё было ложью?

Она остановилась. Не оглянулась.


— Не всё. — Тогда, черт возьми, что же она потеряет? Пейдж оглянулась. — Я действительно всегда любила тебя. — С самого первого взгляда. — И всегда буду любить.

Затем отвернулась и ушла. Потому что иногда одной любви недостаточно.

Не тогда, когда ты стала вампиром.

И не тогда, когда тот, кого ты желаешь больше всего в жизни, рожден оборотнем.

* * * * *

Пейдж действительно думала, что сможет просто уйти? Черт, нет.

Дрейк смотрел, как она уходит. Снег падал на её темные волосы. Но она продолжала идти вперед медленно и решительно.

Не сбегает… просто оставляет его.

Сразу после того, как сказала что любит? Эта женщина его сломает.

Он глубоко вдохнул её аромат. Он никогда не потеряет её снова.

Никогда.

— Избавьтесь от трупов. — В дикой природе это легко. — Возвращайтесь в поселение. — Потому что битва ещё не закончена. Не для него.

Он обвел взглядом собравшихся волков.


— Тогда, если кто-то из вас хочет бросит мне вызов, становитесь в очередь. — Он готов драться когтями и клыками, с кровью и яростью. — Потому что моя пара будет жить со мной, в моей стае, до конца моей жизни. — Даже если его жизнь окажется намного короче её.

Он возьмет всё, что сможет.

Пара. Вот кем была для него Пейдж. Она была его парой с девятнадцати лет.

Она будет принадлежать ему до последнего вздоха.

Вампир, оборотень — не имело значения. Она будет его.

Он будет бороться за нее, так же как она боролась за него.

Когда сражение закончится, он найдет её.

«Я приду за тобой, Пейдж».

Всегда.

* * * * *

Тишина.

Дрейк уставился на оборотней, собравшихся во дворе поселения. Все молчали. Никто не двигался.

Они стояли перед ним. Выжидали.

Дрейк был одет лишь в низко сидящие на бедрах джинсы, с выпущенными когтями.

Он окинул взглядом их всех.


— Кто первый? — Волк внутри него взвыл.

Потому что он будет сражаться за место Пейдж рядом с ним, потому что он, черт возьми, не сможет жить без нее.

Никто не вышел вперед.

— Кто первый?

Они не встретились с ним взглядом. Оборотни отступили, подчиняясь.

Они все отступили… все, кроме Хита. Его первый командир вышел вперед.

Первый.

Но Хит лишь поднял руки и не выпустил когти из пальцев.


— Я не враг ни тебе, ни твоей паре.

Дрейк схватил его за горло. Приподнял в воздух.


— Не это ты говорил раньше.

— До того как… — Хит сглотнул и покачал головой. — До того как я узнал, чем она рисковала ради тебя.

Всем.

— Мы видели кровь. Тела. Мы знаем, что она сделала.

Сражалась. Чтобы спасти его. Спасти его стаю.

Дрейк отбросил оборотня. Хит вскочил на ноги.


— Мы защитим её, присягнем ей на верность, как и тебе.

Раздался одобрительный рокот оборотней. Больше никакой тишины.

Рокот перерос в нарастающий одобрительный рев. Решительный.

— Так отправляйся за своей парой, — свирепо прорычал Хит. — Приведи её в стаю. Верни её туда, где ей самое место.

Утопая босыми ногами в снегу, Дрейк побежал сквозь толпу оборотней. Он всё ещё чувствовал сладкий аромат Пейдж. На этот раз он её не потеряет.

Не в этот раз.

Дрейк побежал за своей парой и точно знал, где найдет её.

* * * * *

Она снова смотрела на Затерянное озеро. Так холодно. Пейдж дрожала, она проголодалась, у нее все болело.

Но она всё ещё жива. В любом случае, боль стала частью её жизни.

Она отвернулась от озера.

И обнаружила, что Дрейк наблюдает за ней.

Она так удивилась, увидев его, вздрогнула.


— Д-Дрейк?

Он стоял рядом со старым искореженным деревом, согнувшимся под тяжестью снега.


— Я должен был встретиться с тобой здесь, — сказал он урчащим голосом. Сильным. Мрачным.

Она покачала головой:


— Это произошло очень давно.

Он вытащил ожерелье из заднего кармана джинсов. Её ожерелье. То самое, что он забрал той первой ночью.

Она вздернула подбородок.

— Знаешь, зачем я тебе его подарил?

Она знала. Так хорошо знала его тогда.


— Потому что ты любил меня, — уверенно ответила она. Давным-давно, мальчик полюбил девочку.

Однажды…

Он направился к ней. Даже не чувствовал холода. Но он никогда его не чувствовал. Не так как она.

Он подошел к ней и поднял руку с ожерельем.


— Я всё ещё люблю тебя, сладкая.

Она остановила его прежде, чем он успел надеть ожерелье ей на голову.


— Ты… ты забрал его у меня.

Из-за того, кем она была.

Не девочка. Не просто мальчик.

Вампир. Оборотень.

— Той ночью я почти рехнулся. Я столько лет скучал по тебе… — Он задыхался. — Мне было больно, и я хотел причинить боль тебе.

Мрачное признание.

Он склонил голову.


— Я хочу загладить свою вину. Хочу всё исправить ради тебя.

И здесь, в снегу, с озером позади нее и слишком многими воспоминаниями вокруг Дрейк упал на колени.

У нее перехватило дыхание. Альфа никому не должен подчиняться. Не в стае. Это…

Он сжал рукой ожерелье.


— Я думал, ты не хочешь меня.

Она всегда хотела его.

— Я никогда никого не любил. Все эти годы… единственная, кто затронул мое сердце… это ты. — Он посмотрел на нее. В его глазах отражался и зверь, и человек. — Останься со мной, — взмолился мужчина, который никогда ни о чем не просил.

Пейдж не смогла вымолвить ни слова.

— Я всё исправлю ради тебя. Клянусь, я сделаю тебя счастливой. Просто дай мне шанс.

Она облизнула губы, ощущая горечь прошлого.


— Я не такая, как все…

— Ты сильнее. Более красива. И я люблю тебя сильнее, чем раньше.

Она коснулась руками его плеч. Нерешительно. Обнадеживающе.


— Ты… не понимаешь?

— Да, — прорычал он. Глядя ей в глаза. В его взгляде она увидела…

Будущее.

— Я хочу, чтобы ты была со мной, пока я хожу по этой земле. — Теперь он заговорил быстрее. — Знаю, я не проживу так же долго, как ты. Просто подари мне эти годы, просто дай мне…

Она опустилась перед ним на колени. Поцеловала его. Поцеловала так сильно, что они оба упали в снег.

Он оказался невероятен на вкус. Как всегда. Потому что именно она могла дать ему это. Она медленно подняла голову:


— Я могу дать тебе больше.

Если он ей позволит.

Он нахмурился. Ещё крепче стиснул её в объятиях, прижал к себе.


— Ты останешься со мной?

— Стая…

— Они хотят, чтобы ты осталась. Хотят, чтобы ты вернулась домой.

Дом.

— Пятьдесят лет, — прошептал он ей, — шестьдесят. Подари мне их, подари мне…

Она покачала головой и увидела отразившуюся на его лице боль.

— Я люблю тебя, — ответил он ей, и его голос прозвучал несколько… потеряно.

Она знала, потому что сама была потерянной много лет.


— Я могу дать тебе больше, — пообещала ему Пейдж. Потому что она многому научилась у вампиров, которые помогали ей во Флориде.

Там жил оборотень в паре с женщиной-вампиром. Они обнаружили, что если вампир будет постоянно делиться кровью с оборотнем, тот станет сильнее.

Волк переставал стареть. Ему не грозила смерть.

Джеремайя думал, что обманывает смерть, выпивая из вампира, но та кровь являлась ядом.

Она никогда не отравит Дрейка. Она даст ему свою кровь, даст ему…


— Навсегда, — прошептала Пейдж и снова поцеловала Дрейка.

Целуя его, она услышала вой волков вдалеке.

Она не боялась этого воя. Она ничего не боялась. Больше нет.

Потому что теперь она больше не потеряна. Она оказалась дома, в безопасности… в объятиях своего волка.

Конец третьей книги.

Продолжение следует…


Книга 4, «Связанные мраком», серия «Узы», Синтия Иден.

В группе:

https://vk.com/paranormal_love_stories

И на сайте:

http://ness-oksana.ucoz.ru/


Внимание!

Текст предназначен исключительно для ознакомительного чтения. После ознакомления с содержанием данной книги Вам следует незамедлительно ее удалить. Сохраняя данный текст, Вы несете ответственность в соответствии с законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме предварительного ознакомления запрещено. Публикация данных материалов не преследует за собой никакой материальной выгоды.

Все права на исходные материалы принадлежат соответствующим организациям и частным лицам.



Вход в систему

Навигация

Поиск книг

 Популярные книги   Расширенный поиск книг   Поиск по содержимому сайта

Последние комментарии

Последние публикации

Загрузка...