загрузка...
Перескочить к меню

Давай перепишем нашу историю заново (fb2)

файл не оценён - Давай перепишем нашу историю заново 713K, 205с. (скачать fb2) - Лунный Цветок

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Давай перепишем нашу историю заново

Часть первая

Эта овеянная сказаниями история произошла во времена правления Надир-шаха. Его имя вызывало у подданных разные чувства. С уверенностью можно сказать лишь одно: если в начале своего владычества он вселял в людей уважение, то в конце многие убедились в его невероятной жестокости. Падишах вместе со своим войском захватывал города, чтобы подчинить себе как можно больше территорий. Взятые богатые поселения он предавал грабежу, дабы кормить и содержать своё многочисленное войско. Что толкало Надир-шаха на подобные деяния, знал только он: чрезмерная ли жадность, тайная ли ненависть к людям? А может, он хотел увековечить своё имя на скрижалях истории? Как бы то ни было, но в памяти поколений он остался разбойником, который лишил трона истинного наследника и занял его место.

Падишах был человеком хитрым, но судьбу ему не удалось обмануть. Он мог умереть, как храбрец, но предпочел власть, и власть эта сделала его одиноким.

Одиночество стало его самым большим наказанием.

Шаха окружали одни изменники и заговорщики, но чего, во имя Аллаха, можно ожидать от чужих людей, если даже родной сын возжелал занять место отца?

Итак, жизнь вновь и вновь доказывает нам старую истину, что, будь ты богач или бедняк, всегда найдутся те, кто тебя предаст. Но история сия не о Надир-шахе.

Где-то среди гор, на древней земле Атропатены — или в Малой Мидии — где воздух чист, а почва — плодородна, где люди вечером после трудного дня собираются вокруг костров, в одном селении некогда рассказывал свои истории местный аксакал, старейшина. В тот вечер, о котором пойдет наш рассказ, все жители этого селения тоже сидели вокруг костра и ждали, когда же аксакал поделится очередным сказанием.

Люди ждали долго, и, наконец, старейшина вышел из своего маленького дома, что когда-то построил своими руками. Увидев его, все смогли вздохнуть с облегчением, ведь теперь никто не сомневался, что сегодня ночью окунется в мир новой и загадочной истории.

Старейшина начал свой рассказ…

— Это случилось пятьдесят лет назад с двумя юношами и одной девушкой. Звали моих героев Аббас, Искандер и Амира.

Внезапно одна из слушательниц, по имени Фатима, перервала аксакала:

— Так это история любви?

— Фатима, почему ты такая нетерпеливая? Дитя, сначала послушай, после реши.

И старейшина продолжил:

— В соседнем ханстве жил юноша по имени Аббас. Он был охотником, и стрелы его не знали промаха: выпустив стрелу, будь то ночью или днем, он всегда попадал в цель. Но юноша обладал очень буйным нравом и был человеком весьма нетерпеливым. Аббас рос единственным ребенком в семье, а в селе считался первым красавцем: высокий, широкоплечий, крепкий.

Когда молодому охотнику исполнилось двадцать пять лет, отец и мать решили его женить, но Аббасу такое намерение родных пришлось совсем не по душе. Он не считал, что готов связать себя узами брака.

Долго родители его уговаривали, показали всех красивых девушек в селе, но парню ни одна не пришлась по вкусу. Аббас находил тысячи причин, чтобы не жениться.

Несмотря на его упрямство, родители не теряли надежду. Поразмышляв, Ибрагим, отец Аббаса, решил на некоторое время отправиться с семьёй в гости к дальним родственникам. Сложив все необходимые вещи, они отправились в путь…

Спустя некоторое время Аббас с родителями добрался до места. На пороге их встретил Исмаил — хозяин дома. После приветствия все вошли в дом, и там с ними поздоровалась дочь Исмаила, красавица Лейла. Увидев её, мать Аббаса решила, что эта девушка непременно станет невестой её сына. Лейла была очень красива: глаза — изумрудные, волосы — золотистые, словно солнце, а голос — точно пение птицы.

Изящная шея, хрупкие плечи, длинные тонкие пальцы, милая улыбка… Лейла напоминала лебедя, красивого и грациозного. К тому же была мастерицей на все руки и верной помощницей своей матери, Урбабэ.

Сидя в небольшой комнате, гости весело вспоминали прошлое. А когда разошлись, Валидэ, мать Аббаса, обратилась к Ибрагиму:

— Дорогой, ты видел, какая у них дочь красавица? Послушай, может, все же Аббас обратит на неё внимание? Поговори с ним.

— Почему я? — молвил Ибрагим.

— Потому что ты его отец! Кто, как не ты? В конце концов, может, у тебя получится его вразумить! — с возмущением возразила Валидэ.

— Дорогая, не стоит торопиться. Мы плохо её знаем. А если она уже помолвлена? — недоумевая, ответил Ибрагим.

— Ты прав, я не подумала об этом! Сегодня же за ужином разузнаю про неё побольше. Но ты все равно поговори с Аббасом! — велела Валидэ.

— Хорошо, — покладисто ответил Ибрагим.

Незаметно подкралась ночь. Урбабэ и Валидэ, готовя ужин, что-то долго обсуждали на кухне. Потом пришло время садиться за дастарханом[1], а там — уже и отходить ко сну.

Так провела семья Аббаса первый день в доме Исмаила и Урбабэ.

На следующее утро, когда мужчины вышли на прогулку, Урбабэ и Валидэ решили тоже выйти следом за мужьями — оставив детей наедине.

Выйдя из комнаты, Аббас не смог никого найти. На его зов проснулась Лейла. Увидев, что, кроме них, в доме никого нет, да и кушать нечего, Лейла решила приготовить завтрак, а после отправилась поить скотину. Аббас тем временем осматривался в доме. Внезапно до него долетел крик девушки, и, не теряя времени, парень кинулся на помощь.

В загоне глазам юноши предстал разъяренный бык, готовый растоптать лежащую без сознания девушку. Не долго думая, Аббас бросился на выручку. Отогнав разъяренного быка, он принес Лейлу в дом и попытался привести в чувство.

Несколько минут она не приходила в себя. Наконец открыла глаза и увидела своего спасителя. Его полный заботы взгляд встретился с ее взглядом. Лейла смутилась и потупилась.

— С тобой все в порядке, ничего не болит? — спросил Аббас, с тревогой вглядываясь в ее лицо.

— Нет. Со мной все хорошо, — оглянувшись по сторонам, тихо ответила девушка.

— Расскажи, что случилось? — взгляд Аббаса полнился любопытством. В ответ она невинно улыбнулась молодому человеку.

— Как обычно, я давала животным воду, и внезапно один из быков бросился на меня. Такое со мной впервые!

— Почему ты сама этим занимаешься?

— Это моя обязанность — каждое утро поить и кормить скотину.

Разговаривая, она накручивала на палец кончики волос, упорно не отрывая взгляда от темно-синей вазы с белыми узорами, стоявшей на полке.

— В следующий раз будь осторожнее, я очень испугался за тебя, — Аббас встал со стула и поправил рубашку.

— Спасибо тебе за то, что ты меня спас! Ведь если бы тебя не оказалось рядом, одному Аллаху известно, что бы могло случиться.

— В следующий раз попроси меня помочь тебе со скотиной! — сунув руки в карманы шаровар, заявил он.

— Обязательно!

Спустя некоторое время Урбабэ и Валидэ вернулись и увидели, что Аббас и Лейла сидят на крыльце и мило беседуют.


Радости Валидэ не было предела. Мать юноши в мыслях уже распланировала всю свадьбу и дальнейшую жизнь молодоженов. Аббас отошел, оставив женщин втроем.

Урбабэ и Валидэ испытующе смотрели на Лейлу, будто хотели что-то спросить, да только смелости не хватало. Все же любопытство взяло вверх, и, набрав полную грудь воздуха, Валидэ осведомилась у Лейлы, что та думает о её сыне.

Пока Лейла отвечала на вопросы матерей, Аббас оседлал хозяйского коня и поскакал осматривать окрестности.

Конечно, в первую очередь юношу интересовали не живописные пейзажи, а живущие в посёлке юные красавицы. Поднявшись на холм, Аббас увидел внизу, на берегу узкой реки, девушек и решил спуститься к ним. Заметив парня, юницы закричали и в панике кинулись в разные стороны, скрывшись в мгновение ока.

Для Аббаса это было в диковинку: впервые девушки убегали от него с криком. Не успел он опомниться, как за спиной раздался шорох, и на голову парня обрушился удар. Сжав кулаки, Аббас собрался было ударить в ответ, но, развернувшись, замер от удивления. Перед ним стояла юная девушка в мужском одеянии — невысокая, худенькая, с длинными черными волосами и светлой кожей. В руках она сжимала длинную палку, которую направила на парня.

На некоторое время юноша забыл об ударе, которым угостила его эта амазонка, и с удивлением смотрел на нее. Он только недавно в этих землях, а уже успел получить! Да и девицы, к его удивлению, вместо того чтобы поздороваться, с криком кинулись в бегство.

Держась за пострадавший затылок, он спросил:

— Ты кто? Почему людей бьешь?

— Заслужил! Это я должна у тебя спросить, кто ты такой и что сделал моим подругам? — юная дева говорила уверенно, с гордо поднятой головой, без страха в глазах.

Аббас невольно начал оправдываться:

— Я просто хотел поздороваться, но девушки, наверное, меня приняли за разбойника и кинулись бежать.

— Ага, расскажи эту сказку кому-нибудь другому, бесстыжий!

— Говорю же, я ничего плохого и в мыслях не держал! Я безобидный! Послушай, вы всех гостей палками и криками встречаете, где ваше гостеприимство?! — Аббас перешел в наступление.

Она наградила его презрительным взглядом и поудобнее перехватила свое оружие.

— Мы гостей принимаем хорошо, вот только ты на гостя не похож. Ты, скорее всего, волк в овечьей шкуре.

— Послушай, девушка, хватит со мной так говорить, не то…

— Не то что? Что? Вот, получай!

Не успел Аббас опомниться, как на него обрушились два удара: по голове и по ногам.

— Хватит, прекрати меня бить!

— Запомни: если я тебя еще раз увижу, то убью, будь уверен!

Предупредив парня, незнакомка развернулась и пошла прочь.

Аббас долго смотрел вслед девушке, которая его чуть не убила, и невольно размышлял, что еще его ожидает в этом поселке, какие неожиданности судьба ему приготовила?

Оседлав коня, юноша направился домой.

Вернувшись, он увидел, что рядом с отцом и Исмаилом стоит высокий худощавый парень. Аббас улыбнулся ему: парень чем-то напомнил юноше Лейлу. Такой же стройный и высокий, с приятной улыбкой. Подходя, Аббас поймал себя на мысли, что Лейла и этот незнакомец были бы хорошей парой. Он часто от отца слышал пословицу: «Муж и жена — тесто, смешанное в одной посудине», а дедушка часто любил говорить: «Жена — зеркало мужа. Каков он, таково и отражение». Как-то раз и бабушка сказала: «Муж и жена должны быть и похожи, и не похожи. У монеты две стороны, но они образуют одно целое».

Вспоминая такие слова, юноша часто смотрел на отца и мать и думал, из какого же теста их слепили? Почему они такие разные? И какая у него будет жена?

От всех этих мыслей пострадавший затылок вновь заныл. Вспомнив незнакомку, юноша про себя мысленно обругал ее.

— Аббас, сынок, где ты был? — спросил Исмаил, хлопнув его по плечу.

— Да так… Решил осмотреть окрестности, — спокойно ответил Аббас.

— Ну как, осмотрел? У нас тут красиво! — в глазах Исмаила зажглось любопытство.

— Не смог! — уныло ответил Аббас.

— Почему?

— Да так… А почему вы тут стоите и не проходите в дом?

— Ждали тебя. Нам Лейла рассказала, что ты спас ей жизнь. Если бы не ты… благодарю тебя за спасение моей дочери!

Исмаил крепко обнял парня.

— Дядя Исмаил, я сделал то, что сделал бы каждый на моём месте.

— Прости, забыл представить. Познакомься, это мой племянник — Надир. — Исмаил вежливо указал на юношу, который молчал, стоя в стороне. Тот кивнул:

— Надир.

— Аббас. Рад знакомству.

— Взаимно!

— Я думаю, вы подружитесь. Надир, сынок, покажешь Аббасу наше село? — положив руки на плечи молодых людей, воодушевленно предложил полуседой Исмаил.

— Хорошо, дядя, не беспокойтесь об этом, — улыбнувшись, ответил Надир.

— Ну, тогда — после обеда. А сейчас заходите в дом, дастархан накрыт.

После обеда, как и условились, Надир и Аббас отправились на прогулку. Надир рассказал гостю историю их села, познакомил со своей семьёй. Так приблизился вечер.

Едва рассвело, Аббас по просьбе Урбабэ и Валидэ проводил Лейлу в медресе при мечети, где девушка училась писать и читать по-арабски. Он согласился пойти с ней не раздумывая, поскольку это было куда интереснее, чем скучать в компании тётушки и матери.

Доведя Лейлу до места, парень спросил, когда за ней вернуться, и отправился гулять, несмотря на все уговоры Лейлы присутствовать на уроке вместе с ней.

Отойдя от мечети, Аббас услышал до боли знакомый голос. Вновь его затылок начал зудеть.

— Снова ты? Я ведь тебе сказала, чтобы ты больше не показывался мне на глаза!

Незнакомка, наставив на Аббаса палец, говорила угрожающим тоном.

— Да вернет Аллах тебе разум! Разве это село тебе принадлежит? — спросил он у девушки, хмуро глядя на нее.

— Нет! — она, кажется, немного растерялась.

— Тогда дай пройти, не стой на дороге!

Отодвинув девчонку, Аббас прошел мимо.

— Откуда пришел, туда и возвращайся, пока я снова не поколотила тебя! — вслед ему заявила она.

— Аллах свидетель, этого не будет! Вот назло тебе останусь жить в этом селе, дочь шайтана! Может, найду себе девушку, женюсь и заведу детей! — с нахальной улыбкой обернулся он.

— Ха! Не смеши меня! Какая безумная захочет выйти за тебя замуж? Да у тебя на лице написано, какой ты….

— Я скажу тебе, какой я — умный, сильный, ловкий, к тому же — еще и красивый! Если джинны похитили твои глаза, да раскроются твои уши!

Приподняв левую бровь, незнакомка посмотрела на Аббаса с отвращением.

— Впервые слышу, чтобы мужчина гордился своей красотой, словно девушка.

Юноша невольно шагнул к ней, сжав кулаки.

— Так, хватит! Сама ты вообще кто, бесстыжая, парень или девушка?!

— Слепой, что ли? Конечно же, девушка!

— Неужели? Ты позор своей семьи! Девушки не наряжаются, как мужчины! Или твой отец хотел сына, а получил тебя?!

— Вот тебе! — Девушка, от возмущения совсем потеряв голову, выхватила у проходившего мимо старца медный, маленький гююм[2] и ударила им Аббаса.

— Больно! С ума ты сошла? Убить меня хочешь?! — Аббас схватился за голову.

— Отлично! Умри! Все равно такие, как ты, не достойны жизни! Слабак! Одним больше, одним меньше…

— Шайтан, кровь! Вот же одержимая, я тебя сейчас… — Аббас замахнулся.

— Только посмей, и еще раз получишь! — ничуть не испугавшись, крикнула девушка ему в лицо.

Старец, посмеиваясь, решил тихо удалиться и не мешать.

— Ах ты! — Аббас снова замахнулся.

Надир, проходя через главную дорогу, остановился на распутье дороги. Перед ним в десяти шагах Аббаса и Амиру, выясняли отношение. Надиру показалось уместно вмешаться, так как они привлекали внимание сельчан. И по эмоциональному настрою Аббаса и Амиры, он понял что, если не вмешается, то они точно перегрызут друг другу глотку. Зная вспыльчивый характер подруги, он тут же вмешался.

— Аббас! Амира! — окликнул их парень.

— Надир?

Аббас с удивлением обернулся. Его примеру последовала и девушка.

— Надир, ты знаешь этого бесстыжего?

— Да. А что случилось, Амира? Аббас, что с твоей головой?

— Спроси у этой безумной!

— Кто-нибудь скажет мне, что случилось?

— Надир, тебе следует держаться от него подальше, он мне не нравится!

— Будто ты мне нравишься. Не то парень, не то девушка!

— Ты точно хочешь умереть? Мало было, ещё добавить?

— Амира, пожалуйста, положи гююм на землю. Если так и дальше пойдёт, ты точно убьешь нашего гостя. Тебе его не жаль?

— Не жаль, не жаль! А ты, — она со злостью повернулась к Аббасу, — больше на глаза мне не попадайся. — Надир, — перевела она взгляд на друга, — я пошла. И не позорь себя, водя дружбу с такими людьми, как он!

— До встречи. Аббас, идем ко мне, нужно осмотреть твою рану.

— Надир, скажи мне, она местная сумасшедшая?

— Нет, — улыбнулся он.

— Тогда почему она меня каждый раз, когда видит, бьёт?

— Наверное, ты ей чем-то не понравился или что-то не так сделал.

— Ничего я ей не делал! Я же пока не лишился рассудка, чтобы иметь дело с сумасшедшими!

— Амира, вообще-то, милая и добрая девушка, просто тебя, наверное, невзлюбила с первого взгляда.

— Хватит. Не хочу о ней говорить!

Надир привел Аббаса к себе в дом, чтобы обработать рану. На пороге их встретила мать Надира.

— Надир, что случилось?

— Матушка, нечего страшного. Просто нужно Аббасу рану осмотреть.

— Да как же нечего страшного, если у него кровь?!

— Надир прав, со мной все хорошо, не переживайте, — держась за голову, подтвердил Аббас.

— Надир, признайся, во имя Аллаха, вы с кем-то подрались?

— Нет!

— Тогда что с ним? — взволнованно спросила она у сына, пытаясь выяснить причину случившегося.

— Его так Амира встретила, — тихо проговорил Надир, пытаясь не привлекать внимание прохожих и сдерживая улыбку.

— Амира?! Не верю! Неужели Амира может такое сделать?! — изумилась женщина.

— Тетушка, вы не знаете её так хорошо, как я!

— Не пойму никак! Хорошо, заходите в дом, сейчас осмотрю рану.

…Прошло несколько дней. Рана Аббаса затянулась, и парень надеялся больше никогда не сталкиваться с Амирой, весьма вспыльчивой и боевой девушкой.

Спустя еще несколько дней Урбабэ попросила Лейлу принести воды из реки, чтоб полить огород — а следом отправила Аббаса: помочь донести гююм. Под этим предлогом, мать хотела дать возможность юноше и девушке пообщаться наедине.

Дорога к реке лежала через цветущие холмы. Вдалеке виднелись одинокие деревья, залитые солнцем. Ветер нежно ласкал густо растущие цветы: лилии, тысячелистник, мак, «соловьиные клювики», курильский чай, песчаный златоцвет, ромашку, тюльпан — и подхватывал на свои крылья воздушные семена одуванчиков. Даже издали речная вода выглядела кристально-чистой. Над головой синело чистое небо, солнце ласкало теплыми лучами лицо Аббаса, и в этот миг юноша тихо произнес: «Действительно, Аллах создал этот рай для нас и только для нас, ибо нет на земле места красивее, народа добрее и благороднее, чем мой!».

У реки молодой охотник увидел Лейлу, а рядом… Рядом с ней была — она! Та, кого он надеялся больше никогда не встретить. Звонкий смех подруг взлетал ввысь, к вершине холма, и парень долго не мог решить, что ему делать: подойти или нет — все же его просили помочь, и уйти просто так он не мог. Набравшись мужества, Аббас подошел к девушкам, внутренне приготовившись получить по голове в третий раз.

— Ты?! — увидев его, поразилась Амира.

— Да, я! Прошу тебя, не нужно начинать снова, у меня едва рана зажила.

— Амира, ты Аббаса знаешь? — удивленно спросила Лейла у подруги, глядя то на него, то на нее.

— Да. А ты-то откуда его знаешь? — растерялась Амира.

— Они гости в нашем доме.

— Правда?!

— Да. Почему ты так удивилась? — не сводя глаз с собеседницы, спросила Лейла, мельком глянув и на Аббаса.

— Да так, ничего… давай помогу! — схватив ручку гююма, Амира дернула его, отобрав у подруги тяжелый груз.

— Для тебя слишком тяжело, давай мне, — юноша отобрал гююмы у них обеих и пошел вперед.

Молодые люди все вместе возвращались в село, когда встретили Урбабэ и Валидэ. Те остановились.

— Вы вернулись! Аббас, сынок, можешь поставить гююм, не держи их. Амира, и ты тут, дочка, я уже давно тебя и твою маму не вижу, все ли с ней хорошо? — поправив платок на голове, обратилась Урбабэ к девушке.

— Да, не беспокойтесь, — потупившись, тихо ответила Амира.

— Амира, приходи с мамой вечером к нам в гости. Так ей и передай!

— Хорошо, тетушка, я ей предам, до встречи.

Вечером в доме Исмаила было весьма шумно. Собралась веселая компания: ели, пили, вспоминали былое. Амира, посидев немного, вышла подышать свежим воздухом, следом за ней выбежала и Лейла. Обе смотрели на ночное небо и секретничали.

Воздух наполняла свежесть, а из дома доносился запах сладкой выпечки. Соседская собака, проходя мимо, посмотрела на девушек и убежала. Сверчки дружным хором исполняли мелодию ночи, и где-то настойчиво стучал дятел. В окне мерцал свет масляной лампы, которая освещала комнату, где сидели гости. Весёлый смех владельца дома доносился на улицу. Воздух еще не успел остыть, хотя легкий ветерок освежал.

Девушки забрались на крышу, рассматривая красочное небо. Крыша хоть и была не новой, но рука мастера не позволяла ей рухнуть. Отец Лейлы всегда говорил: «Дерево — как женщина, за ним нужно ухаживать, раз привез домой». Возле входной двери всегда стояла длинная лестница, по которой девушки могли подниматься наверх.

У Амиры не часто получалось приходить к подруге, хотя девушки и жили в одном ауле. Временами они месяцами могли не видеться. Иногда Лейла ревновала Амиру к Надиру. Надир был верным советчиком и другом Амиры и часто наведывался к ней в гости. Они вели себя, как брат и сестра: он мог выслушать эту непокорную девушку и спокойно раскрыть ей свое сердце. Но чаще всего Надир служил посыльным между Лейлой и Амирой, которые писали друг другу или передавали что-нибудь на словах.

— Амира, скажи, как тебе Аббас? — в голосе Лейлы прозвучали смущение и неуверенность, будто она сомневалась, стоит ли открывать подруге свое сердце.

— Не знаю.

— Послушай, я тебе скажу один секрет… только никому не говори, договорились? — В один миг ее робкий голос стал уверенным и даже радостным.

— Ты можешь мне доверять, я умею беречь секреты. И потом, ты для меня как старшая сестра, — тихо ответила Амира, подмигнув.

— Знаешь, родители Аббаса сватают меня от имени своего сына!

— Что?! — в голосе Амиры прозвучало недоумение. — Мне кажется, я не расслышала.

— Ты все расслышала! Знаешь, я, кажется, влюбилась. Иншаллах, если судьба — то через несколько месяцев у нас будет свадьба.

— Лейла, а ты подумала? Тебе нужно его лучше узнать. Вдруг он плохой человек?!

— Ты знаешь что-то, чего не знаю я?

— Нет, я просто говорю.

— Тогда все замечательно. Я знаю, что он хороший.

— Если ты хочешь этой свадьбы, то я желаю тебе счастья. Но если он станет тебя обижать, ты только скажи мне, и я его прибью. Договорились?

— Договорились! Я всегда восхищалась тобой, ты очень храбрая! Амира, могу я тебя попросить?

— Да.

— Будь с ним вежлива. Я вижу, что он тебе не нравится, но прошу, будь с ним подобрее. Ты знаешь, что твоя поддержка для меня всегда была важна.

— Если ты меня просишь, я постараюсь, ведь я желаю тебе счастья.

— Спасибо тебе, — Лейла положила голову на плечо подруги и замерла, глядя вдаль.

Милую беседу девушек внезапно прервал Надир.

— О чем вы там говорите? Можно присоединиться к вам?

— Да, — кивнула Лейла.

— Так о чем вы тут секретничали?

— Ни о чём таком, просто смотрели на звездное небо, — стараясь не смотреть в сторону Надира, тихо ответила Лейла, пытаясь скрыть смущение.

— Да, небо сегодня необычайно красивое, такое чистое, а звезды так загадочно сияют. Я вот о чем подумал: может, завтра устроим небольшой обед на природе? Соберёмся вчетвером: я с Аббасом и вы вдвоем. — Надир, потянувшись, зевнул.

— Надир прав, давайте устроим, — с радостью согласилась Лейла, захлопав в ладоши.

— Я тоже согласна.

— Тогда решено!

— Уже поздно. Пожалуй, я позову маму, и мы пойдём домой, — Амира, поднявшись, отряхнула шаровары и направилась к лестнице.

— Я вас провожу, — поднялся следом Надир.

— Не нужно.

На следующий день, собравшись, компания отправилась отдыхать. Устроившись под большим деревом, они весело проводили время за тёплой беседой, и Аббас не мог надивиться спокойствию Амиры. Она не оскорбляла его, но избегала прямого разговора.

Когда солнце медленно опускалась, оставляя после себя красочное небо, где в одном танце багровый цвет нежно обхаживал розовато — золотой, звонкий смех молодых становилось все ближе и ближе к дому. В нескольких домах в окнах горел свет масленой лампы. Сельский чабан после трудного дня с доверенным ему скотом, в сопровождениях своего четвероного, лохматого, грозного друга, возвращался в село. С приходом ночи, в селе каждый распускал собак, ради безопасности скот. С окон домов, доносились голоса жильцов. Одни радовались наступлению ночи, а другие хорошим новостям. Молодые собирались у родительского очага. Мудрые старцы села рассказывали чудные истории свидетелем, которых были. Чаще всего люди собирались у костра аксакалы, самого старого мудреца села, он говорил о походах великих людей, рассказывал много историй о Пророке Мухаммеде (мир ему), который славился добрым сердцем и ясным умом. Рассказывал о его походах, о том какие решения Пророк принимал в той или иной ситуации. Работа аксакалы заключал в том, чтобы потомки не забыли, откуда они, и куда должны направляться, он учил молодых парней уважать женщин, приводя в пример жен пророков и их судьбы. В маленьком селе, где население было чуть больше пятьсот душ, всего царил мир и порядок.

После отдыха на природе прошло некоторое время. С того дня Аббас не видел Амиру и терзался любопытством: что ее изменило и где она?

Однажды Надир пригласил друзей на свой день рождения. Хотя сам юноша думал отметить его в тихом скромном кругу друзей и родственников — как велит Коран, — заботливые соседи все же решили навестить именинника. В доме Надира собралось столько гостей, что имениннику самому приходилось помогать матери. Раньше этим занималась Лейла, но, к его несчастью, девушка заболела и осталась дома.

Амира, облокотившись об деревянный забор, думала, рассказывать ли Лейле про Аббаса или нет. Девушку пугал выбор подруги и собственная трусость. Что скажет Лейла, если узнает правду? Она доверчива и слишком наивна. Аббас не достоин быть ее мужем, это Амира знала точно.

Пока она размышляла, подошел Надир, которого не на шутку встревожило ее поведение.

— Амира, ты себя странно ведешь!

Он держал в руках стеклянный финцан[3] с чаем.

— Странно?

— Ты думаешь, я не заметил, как ты весь вечер избегаешь Аббаса? Он наш гость, и ты должна хотя бы с ним поздороваться.

— Не нравится он мне. Я пыталась с ним общаться, но пересилить себя не могу. Я ему не доверяю. Он слишком самодовольный и самовлюбленный.

Их разговор прервала мама Надира, подозвав сына к себе.

— Подожди, Амира, я сейчас вернусь, — он поспешно вошел в дом.

Беседу Надира с Амирой невзначай услышал Аббас, и, когда Надир отошел, юноша решил сам выяснить отношения с Амирой.

— Что еще тебе во мне не нравится? — раздраженно осведомился Аббас, выходя из-за угла.

— Ты подслушивал? — растерялась Амира.

— Не то чтобы хотел, но так получилось. Итак, говори. Что тебе еще во мне не нравится? Почему молчишь? В лицо сказать не осмелишься, не так ли?

— Всё!

— Что «всё»?

— Мне в тебе всё не нравится!

— И чем же я заслужил такую ненависть? В чьей душе тьма — в твоей или в моей? Кроме тебя, у меня со всеми хорошие отношения, лишь одна ты испытываешь ко мне неприязнь. Почему же?

Тем временем, закончив свои дела, Надир вернулся к подруге.

— Аббас, так ты тут? А я тебя искал в доме.

— Я только что вышел. Приятный был вечер, но я пойду, — ровным голосом проговорил Аббас.

— Почему ты уходишь? Ещё не поздно!

— Я устал, благодарю за все, — Аббас кинул на Амиру разочарованный взгляд и ушел.

— Что с ним? — спросил у Амиры друг.

— Он услышал наш разговор.

— Вот же! Я ведь говорил тебе, Амира.

— Что я сделала?

— Человека обидела ни за что. Он ничего не сделал, чтобы такое о себе услышать!

— С тех самых пор, как Аббас приехал в наше село, нет покоя девушкам. Все будто ошалели от его сладких речей и красоты. Каждая жаждет встречи с ним в надежде, что он обратит на неё внимание. Ни одна не подозревает, что парень на самом деле просто развлекается, вселяя в души ложные надежды. Шайтан-искуситель! — зло воскликнула Амира.

— Если девушкам хочется верить его сладким речам, пусть верят. Это их решение, после сами останутся у разбитого корыта. Ты из-за этого его ненавидишь?

— Я не хочу, чтобы он кому-то разбил сердце! Мне надоело слышать его имя! Я пойду домой, пока не стемнело.

— Подожди, я тебя провожу.


[1] Дастархан (Сюфре) — скатерть, используемая во время трапез.

[2] Гююм — род кувшина для переноски и хранения воды.

[3] Финцан — род стакана.

Часть вторая


Ибрагим и Валидэ долго наблюдали за отношениями Лейлы и Аббаса, но не отваживались посвятить сына в свои намерения. Все же, после долгих уговоров жены, Ибрагим решился поговорить с ним о женитьбе на Лейле.

Аббас не ожидал такого и решил сам, лично, объясниться с девушкой и развеять все недоразумения.

долгой беседы Лейла вошла в дом со слезами на глазах, взяла несколько вещей и попросила отца проводить её к Амире. Как ни пытался Исмаил узнать причину слёз дочери, Лейла осталась непоколебима и весь путь не проронила ни слова.

Девушка поделилась своей печалью с подругой. Амира встревожилась: не её ли в этом вина? Она решила на следующее утро поговорить с Аббасом.

Амира знала, что их отношения, мягко говоря, не складываются, но все же ей нужно было разобраться в случившемся, и, если потребуется извиниться, то она сделает это, пусть даже придется поступиться гордостью!

Наступило утро. Лейла по-прежнему мирно спала в ее постели. Лицо девушки немного опухло от слез, пролитых то ли из-за разбитого сердца, то ли из-за обиды. Весь вечер Амира, слушая подругу, пыталась понять причину. Но спросить не рискнула.

Оставив Лейлу, она взялась за работу. Девушка справилась быстро с привычными заботами: ей часто приходилось делать все вместо отца. Напоив и накормив скотину, она вернулась в дом.

Мать Амиры, Нур, встала следом за дочкой и уже стояла у печи. Умывшись, девушка поспешно позавтракала и направилась в дом Надира, чтобы тот помог ей встретиться с Аббасом, но недалеко от площади Амира увидела его самого. Он, глядя под ноги, шел прямо на нее.

— Эй, послушай!

— Что за «эй»? У меня есть имя. Если хочешь мне что-то сказать, то обращайся с уважением, — возмутился Аббас.

— Аббас, остановись, пожалуйста.

— Что тебе нужно? Насколько мне известно, ты не хотела меня даже видеть, а тем более — общаться со мной! — В его голосе прозвучали нотки иронии.

— Говорила, но сейчас сожалею о своих словах, я не хотела ранить твои чувства. Я прошу у тебя прощения за своё поведение.

— С чего это ты так резко изменила своё мнение?

— Присмотревшись к тебе, я поняла, что ты не такой плохой человек, как я о тебе думала.

— И? — Аббас был удивлен и даже слегка смущен. — Неужели ты думаешь, что все так просто забудется — всего лишь за слово «прости»?

— Если мои речи столь сильно ранили твои чувства, я могу извиниться перед тобой сотню раз. Но взамен попрошу лишь об одном: не разбивай сердце Лейле, она тебя любит. Если ты так с ней поступил из-за моих слов, то не стоит. Она этого не заслужила, во всем виновата я.

— Так вот в чём истинная причина твоего раскаяния, — тихо пробормотал Аббас. — Хорошо! Только проси у меня прошения прямо здесь, на площади, чтобы слышал каждый прохожий. И ещё одно. Если хочешь, чтобы твоя подруга была счастлива, исполнишь три моих желания!

— Желания?

— Да! Что случилось, ты передумала?

— Я согласна.

— Тогда для начала заберись куда-нибудь повыше и громко попроси у меня прощения, да так, чтобы услышали все в округе. И, главное, не забудь: прошение нужно просить от чистого сердца!

— Туда?!

— Ага. Ну, я жду!

— Осел, я ведь у него попросила прошения! Почему он меня заставляет это делать, я правильно думала про него… Ну, ничего, все ради Лейлы. Придёт и твое время, Аббас! Послушайте все!

— Амира, что случилось, ты почему туда залезла? — крикнул кто-то из толпы.

— Ничего, дядюшка… Послушайте, я прошу прошения у Аббаса за все, что наговорила ему. Я искренне сожалею и забираю свои слова назад.

«Иншаллах, я стеру твою самодовольную улыбку с лица, вот увидишь!» — пробормотала она про себя, увидев выражение лица Аббаса.

Охотник ликовал. Это была его первая победа. К его удивлению, унижение Амиры доставило ему особое удовольствие. Это был его триумф!

«Аллах свидетель, я раньше ни с кем не был таким жестоким, но обещаю тебе, Амира: с тобой я обойдусь так, как ты того заслуживаешь!»

Он снова заговорил с Амирой, которая смотрела на него испепеляющим взором.

— Хорошо, теперь можешь спускаться. Первую часть нашего договора ты выполнила, остались три моих желания. Пойдём со мной.

Приведя Амиру в дом Исмаила, Аббас задумался, что же такого придумать. Наконец решил.

— Видишь гююмы? Бери их и отправляйся на речку. С сегодняшнего дня будешь приходить каждый день в это же время, носить воду, и так — десять дней подряд. Это моё первое желание. И да, одним гююмом тут не обойдешься. Вода для полива, для скотины… ты поняла. Смотри, после заполнишь его водой, глазами указывая на большой глиноный сосуд накрытого деревянной крышей. — Думаю, туда войдёт где-то около десяти гююмов. Давай, приступай, пока не стемнело!

Прошло десять дней. Все это время Аббас занимался тем, что всячески мешал Амире выполнить его приказ.

— Ты справилась! Не ожидал, признаюсь честно. Теперь второе моё желание: ты должна будешь убирать, и ухаживать за коровами каждый день. И про быка не забудь. Вот тебе лопата, ведро и щетка. Принимайся за работу, а я пойду обедать, — повелительным тоном приказал ей Аббас.

— Самодовольный шайтан, — прошипела Амира ему вслед. — Когда-нибудь я тебя в навозе закопаю! И почему тут так грязно? Нужно к вечеру успеть всё убрать. Коровки, пожалуйста, стойте тихо, я вам ничего не сделаю, почищу только.

Едва Амира успела закончить свою работу, как вернулся Аббас.

— Ты почти справилась. Можешь идти домой, уже темно, завтра придешь и доделаешь начатое. Я надеюсь, что ты никому не рассказала о нашем с тобой уговоре. Мне очень не хотелось бы, чтобы все твои труды оказались напрасны. Я не хочу, чтобы люди думали обо мне плохо. Ты понимаешь, о чем я говорю?

— Не беспокойся, я никому не рассказала.

— И да… когда обращаешься ко мне, говори «господин Аббас». Повтори, не стесняйся! — с улыбкой произнёс парень.

— Господин Аббас, могу ли я уже идти? — оскалившись, проговорила Амира.

— Вот так, молодец. Видишь, ты можешь абсолютно всё. Иди, я тебе разрешаю!

В последний день работы в хлеву случилось нечто неожиданное. Бык, который ранее едва не убил Лейлу, сошел с ума и чуть не пронзил Амиру рогами. Девушке чудом удалось спастись, перепрыгнув через ограждения, но несмотря на это, животное все же зацепило её, ранив руку.

Проверить работу пришёл Аббас. Войдя в хлев, он подошел к своей добровольной работнице.

— Почему ты остановилась? Уже все сделала?

— Да! Могу ли я пойти домой?

— Что ты прячешь за спиной?

— Нечего! Проверьте мою работу. Если всё чисто — я пойду.

— Покажи, что прячешь!

— Говорю же — ничего! — Амира отступила на шаг, со злостью взглянув в глаза молодому человеку.

— Не хочешь показывать — сам посмотрю, — он схватил девушку за руку. — Ты где поранилась?

— Нигде! Пустите руку, пожалуйста.

— Я спросил, где ты поранила руку!

— Просто упала.

— Как нужно было упасть, чтобы руки до крови поранить? Стой тихо, сейчас перевяжу.

— Не нужно, я сама, — Амира рванулась и высвободилась.

В этот момент в хлев зашла Лейла.

— Аббас, Амира, что вы здесь делаете?

— Ничего такого, просто разговариваем о тебе.

— Правда? — Лейла удивилась.

— Да. Я говорила господину Аббасу, как сильно ты любишь готовить сладости.

— Правда?! Заходите, в доме поговорим, что вы тут сидите?

— Спасибо за приглашение, но мне уже пора домой. Мама будет переживать, если я поздно вернусь. До завтра.

— До завтра, Амира.

— Идем в дом, Лейла, — спокойно проговорил Аббас, но в его голосе невольно проскользнули нотки недовольства.

За все то, что сделала Амира, слова благодарности получал Аббаса.

За ужином он размышлял, каким же будет его последнее желание. Что бы ещё такого пожелать, чтобы унизить Амиру? В голову ему пришла одна мысль. За те двадцать дней, что он наблюдал за своей «работницей», парень успел неплохо изучить ее характер. И сейчас его интересовало, на что она готова пойти ради счастья любимой подруги.

Настало утро. Аббас попросил Лейлу приготовить что-нибудь вкусненькое, так как решил снова устроить обед на природе. Дождавшись Амиру, он попросил ее пойти вместе с ними.

Место для отдыха выбрали у реки. И, хотя жара потихоньку вступала в свои права, легкое дуновение ветра освежало расположившуюся на берегу компанию…

— Так хорошо, что мы вырвались на природу, — вдохнув чистый свежий воздух, напоенный запахом трав, Лейла улыбнулась.

— Ты права, Лейла, тут так спокойно и тихо. Ты умеешь плавать?

— Нет!

— Жаль. Хочешь, научу?

— Не знаю. Я боюсь!

— Лейла, если боишься, то лучше не иди! — вмешалась в разговор Амира.

— Но я так хочу научиться! Хорошо, я решила. Хочу научиться!

— А ты с нами не пойдешь, Амира? — спросил Аббас.

— Нет!

— Почему?

— Она боится воды, потому что в детстве чуть не утонула, после этого к реке близко не подходит, — пояснила Лейла.

— Тогда жди нас на берегу.

Пока Аббас учил Лейлу плавать, Амира решила собрать хвороста для костра. Но, когда девушка вернулась, на берегу сидел лишь Аббас. Лейлы нигде не было. Амира испугалась.

Аббас поднялся и медленно направился к ней.

В её голове зародилось ужасное подозрение, она понимала, что это могло значить, но не хотела признаваться себе. Страх сковал девушку, на глаза навернулись слезы, но, сжав кулаки, она нашла в себе силы спросить…

— Почему ты один? Где Лейла?

— Она…

— Что ты с ней сделал? Лейла!.. — закричала девушка.

— Куда ты пошла? Её уже не спасти.

— Лейла! Лейла! Пожалуйста, отзовись! — отчаянно звала Амира подругу. — Отпусти меня! — изо всех сил оттолкнула она Аббаса. — Я пойду её искать!

— Ты ведь боишься воды! — Аббас снова схватил свою добычу.

— Отпусти, сказала! Аллах, пожалуйста, помоги мне найти её. Аллах, прошу, умоляю. Лейла! — Срывая голос, девушка всё не оставляла попыток дозваться подругу. Не рассуждая, она кинулась прямо в реку.

— Ты сейчас утонешь! Вот же упрямая…

Испугавшись, что Амиру унесет горная река, Аббас бросился следом за ней. Он всеми силами пытался вытащить девушку из воды, но строптивица отчаянно сопротивлялась.

— Отпусти, я буду её искать!

— Ты её уже не спасешь, даже если найдешь!

— Это все ты виноват! Я тебя убью! — развернувшись, она дала пощёчину своему мучителю.

— Я не виноват, она сама захотела! Я ей говорил, держи меня за руку и ни отпускай, не стоит далеко от меня отплывать, но она меня не послушалась. Мне очень жаль…

— Я должна была быть на её месте, я должна была пойти. Если бы я пошла с ней, то сейчас она была бы жива.

Аббас вытащил Амиру на берег, а после, сделав серьёзное лицо спросил.

— На что ты готова ради своей подруги, если я её отыщу?

— Отыщешь?! Но как?

— Я не обещаю найти её невредимой, но и просто так рисковать своей жизнью не буду. Посему я хочу кое-что от тебя. Если, конечно, ты согласишься.

— Всё, что угодно!

— Все? Ты уверена?

— Да! Я всю жизнь убирала бы в хлеву за скотиной и носила бы воду!

— Это ты уже делала. Если я её спасу, ты должна будешь показать мне ту девушку, которая скрывается под мужскими одеяниями.

Услышав подобное, Амира, не раздумывая, снова влепила ему пощечину. Ее глаза, от злости, разочарования, и слез покраснели.

— Ты зачем меня ударила?! Сама сказала, что сделаешь ради подруги все! Так почему же ты меня ударила? — крикнул юноша.

— Тьфу на тебя, бесчестный человек, ты мне отвратителен! Не зря я считала тебя подлецом!

— Не хочешь раздеваться? Не хочешь найти подругу?

— Лучше я утону вместе с ней, чем еще раз увижу твоё лицо.

Вдруг за их спинами раздался голос Лейлы:

— Вот я и вернулась. Что тут случилось?

Амира бросилась ей на шею.

— Лейла, ты жива! Я думала, что ты утонула!

— Нет же, глупенькая, я ходила домой за покрывалом.

— Я отходила, чтобы собрать хворост, а когда вернулась, то кроме этого… человека… никого не увидела.

Амира не могла сдержать слезы.

— Ну всё, не плачь! Я жива, и со мной всё хорошо.

— Идем домой!

— Что? Мы ведь только пришли! — Лейла неподдельно расстроилась.

— Идем домой, я себя плохо чувствую.

— У меня тоже пропало настроение, — добавил Аббас.

— Тогда собираемся и уходим, — с тяжелым вздохом согласилась Лейла.

Через пару дней Ибрагим сообщил сыну, что они возвращаются домой. Раз Аббас не хочет жениться на Лейле, то их в этом селе больше ничто не держит.

Вернувшись домой, парень места не находил от угрызений совести. Сам не веря себе, он оставил отцу письмо и отправился назад, только на сей раз гостевать решил у Надира.

Несколько дней Аббас собирался с духом, чтобы встретиться с Амирой. Наконец, узнав у Надира, где живёт девушка, отправился к ней. Всякий раз, когда Амира выходя из дома, увидев Аббаса, она тут же оградив его призрением взглядом, заходила в дом. Тогда отчаявшись, парень попросил Надира выманить ее на встречу.

Не подозревая друга в предательстве, Амира со спокойной душой пришла на место встречи, но увидев Аббаса, она разозлилась. Разочаровавшись в подлом поступке друга, Амира тут же решила уйти. Не теряя возможности Аббас, решил заговорить.

— Послушай, в прошлый раз ты у меня просила прощения, а сегодня я хочу извиниться, — робко выдавил он.

— Зря ты просишь прошения, за такое не прощают!

— Я знаю, что был неправ, так поступая с тобой, но виновата ты сама. Когда сказала, что на всё готова, чего ты от меня ожидала? Думала, что я попрошу дров нарубить? Так я и сам могу это сделать. Как ты могла поставить Лейлу выше себя?

— Я Лейлу выше себя не ставила. Она для меня как старшая сестра, ради её счастья я готова на всё, дозволенное Аллахом. Только я никак не ожидала от тебя столь низкого поступка. То, что ты просил — это бесстыдство, и харам! Знаешь, ты отвратителен, жалок, я бы выколола себе глаза, чтобы не видеть твоё лицо!

— Я понимаю, что заслужил твою ненависть. Я готов исполнить любое твое желание. Я не могу спокойно глаз сомкнуть, все вижу тот день. Я перед тобой виноват. Прости меня!

— Тебе лучше уйти, пока я себя ещё держу в руках, не то ты в полной мере получишь от меня всё, что заслужил. Я не понимаю девушек, которые без ума от тебя. Все они говорят, какой ты хороший и милый. Наивные! Если бы они воистину узнали тебя, плюнули бы в твою сторону и держались подальше.

— Прости, прости, прости, пожалуйста! Если хочешь, я встану на колени!

— Уйди прочь, больше ни секунды не желаю тебя видеть!

— Пожалуйста, посмотри на меня! Смотри, я на коленях пред тобою.

Аббас, преклонив колени, опустился на траву.

— Возвращайся туда, откуда пришёл.

Проходил день за днём, и каждое утро Аббас приходил к дому Амиры: ждал, когда она все же выйдет и обратит на него внимание. Он нового себя не узнавал, раньше бы он никогда не стал так себя терзать и унижать, а сейчас был готов на все ради прощения.

Неожиданно в село вернулась женщина, которая когда-то оставила эти места, выйдя замуж за человека из дальних стран. Весь посёлок гудел, только и разговоров было о том, что приехала Зухрия и её сын Искандер. Искандер был мореплавателем. Общительный и открытый, он быстро подружился со всеми.

Однажды Зухрия отправилась навестить подругу. После двадцати пяти лет разлуки они встретились! Зухрия и Нур говорили всю ночь — и то сказать, нашлось, чем поделиться за столько-то лет! А Амира и Искандер, сидя во дворе под звездным небом, мило беседовали.

Они подружились сразу. Искандер был парнем видным: высокий, светлокожий, голубоглазый, умный — и к тому же добрый. Он рассказывал Амире о далеких землях, где успел побывать с отцом, о странностях и обычаях разных народов. Девушка с восторгом слушала эти рассказы. А Искандер был рад стараться.

Амира понравилась ему с первого взгляда. Они виделись каждый день, и им было весело, несмотря на то, что Искандер был на шесть лет старше. Нашлось между ними и много общего.

В тот день, когда Аббас увидел эту милую парочку, его кровь словно закипела, и, внезапно для него самого, голубоглазый незнакомец стал его врагом. Осознание того, что он не может подойти к Амире и помешать их беседе, терзало Аббаса. Но юноша понимал, что сам во всём виноват, и не терял надежду.

Ибрагим поговорил с женой, решил узнать, почему сын так долго не возвращается, и отправился в путь. По приезду, он потребовал сына вернуться с ним. Но все уговоры вернуться оказались напрасны. Как бы Ибрагим ни старался, Аббас не уступал.

Отец решил тоже задержаться здесь на несколько дней, чтобы разобраться в мотивах сына.

Ибрагиму не пришлось долго искать ответы на свои вопросы. Как только он заметил, что Аббас не спускает взора с Амиры и Искандера, сразу всё понял и решил поговорить с сыном.

— Аббас, сынок, я всё знаю.

— Что вы знаете, отец? — Аббас не сумел сдержать удивления.

— Присядь! Я знаю, что ты влюбился в ту девушку.

— С чего вы взяли, что я влюбился?

— Если ты не влюбился, то почему наблюдаешь за ними?

— Я просто сделал кое-что недостойное и хочу за это попросить прощения, вот только она не хочет меня ни видеть, ни слышать. А всё из-за парня, с которым общается. Если бы не он, то Амира давно бы меня простила!

— В чем же тот парень виноват?

— В том, что всё время с утра до вечера рядом с ней. Это так меня…

— Ты злишься?

— Как вы узнали?

— Сынок, послушай, я не знаю, как, но ей удалось то, что не смогли сделать другие девушки. Я не знаю, чем, но она тебя зацепила до глубины души!

И тут в разговор отца с сыном вмешался Надир, который увидев и услышав их разговор решил подойти.

— Я вам скажу, дядя, чем она его зацепила — всему виной гююм!

— Гююм?! — возмутился Ибрагим.

— Именно, гююм! Каждый раз, когда Амира видела Аббаса, он получал от нее гююмом по голове. Этот чудный инструмент разбудил в вашем сыне неистовую любовь.

— Надир, прекращай шутить. Отец, хватит смеяться.

— Я хочу познакомиться с этим чудным ребенком! Я должен её поблагодарить: наконец-то мой сын повзрослел!

— Не понял!

— Я о том, что нравится она тебе. Не знаю, что ты ей сделал, но, думаю, тебе стоит загладить свою вину, пока не поздно, не то тебе останется лишь наблюдать со стороны.

— И что она в нём нашла? — пробормотал себе под нос Аббас.

— Не знаю. Это ты у неё спроси!

Аббас решил, чего бы ему это не стоило, сделать так, чтобы Амира обратила на него внимание. Посему решил пойти на хитрость! Парень приходил к ней в дом каждый день, чтобы помогать её родителям по хозяйству, пока глава семейства болеет: пас овец, рубил дрова на зиму, перекапывал огород, носил воду для скота, чистил хлев. Несмотря на усилие Нур, Амира все узнала о том, кто этот добродетель. Не зря она подозревала что-то не ладное, когда мать освободила ее от домашних дел.

Увы, когда Амира узнала, что Аббас помогает её отцу, разозлилась. Набрав полный гююм воды, девушка направилась на задний двор, где Аббас рубил дрова. Не успел юноша ничего произнести, как Амира вылила на него весь кувшин.

— Что ты тут забыл? Я ведь тебя предупреждала, что не хочу с тобой разговаривать. Зачем ты приходишь в мой дом?

— Для начала — спасибо, что вылила на меня воду. Мне было очень жарко.

— Что тебе нужно? Зачем помогаешь моим родителям?

— Я понял, что ты мне очень нравишься. Теперь я буду просить у тебя не только прощения, но и твоё сердце. Учитывая, что я нравлюсь твоему отцу, думаю, сначала женюсь на тебе, а после буду просить прошения.

— Уходи из моего дома! — крикнула Амира.

— Помощи у меня просила не ты, а твой отец, поэтому, пока не закончу работу, некуда не уйду.

— А-а-а-а-а-а-а-а-а, я тебя ненавижу! — выкрикнула она со злостью и возмущением.

— Я знаю! Но знаешь, как говорят? «От ненависти до любви — одно дуновение ветра». Я обещаю: сделаю всё, чтобы тебе понравиться и завоевать твоё сердце.

— Не старайся, мне нравится другой…

— Этот голубоглазый?!

— Да!

— И что ты в нем нашла?

— То, чего нет в тебе!

— И чего же у меня нет?

— Доброго и открытого сердца. Вы с ним как небо и земля. В отличие от тебя, он достойный и воспитанный человек, тихий, скромный и умный. Этого тебе достаточно?

— Мне кажется, ты перечислила все мои достоинства. Но когда ты начнешь перечислять его? — с довольной ухмылкой проговорил Аббас, воткнув топор в бревно.

— И снова ты себя хвалишь.

— Что поделать, Аллах создал меня совершенным!

Амира рассмеялась. Аббас нахмурился.

— Тебе смешно?!

— Да, очень смешно. Ты себе льстишь.

— Я с уверенностью могу сказать, что я именно тот человек, который тебе нужен.

— Ты сумасшедший! — раздраженно заявила девушка.

— Как странно: раньше я тебя считал сумасшедшей. Ну, что поделать? Аллах каждому создал пару, вот и нас с тобой он предназначил друг другу.

— Забудь это!

— Послушай! Прежде чем уйти, выслушай меня. Придет день, и я на тебе женюсь. Я буду не я, если не выполню своего обещания.

— Помечтай. Быть такому лишь в твоих снах.

— Вот только сны мои всегда сбываются.

Но, как Аббас ни старался, Амира не обращала на него никакого внимания. Чем больше она его сторонилась и презирала, тем сильнее он хотел добиться своей цели. Будучи охотником, он понимал, что нетерпеливому непросто поймать дикого зверя. Каждую ночь Аббас вырезал из дерева статуэтки, изображавшие его возлюбленную, и с рассветом оставлял подарки под её дверью, безмолвно заверяя Амиру в искренности своих чувств. Амира, в свою очередь, затаив на парня злость и обиду, сжигала статуэтки в печи. Односельчане за его неимоверную страсть и усердие прозвали юношу Дели Мечнун, который считался символом страстной и бескорыстной любви.

В один прекрасный день старейшина села позвал Аббаса в мечеть, дабы встретиться с человеком, которого некоторые люди называли уже «сумасшедшим влюбленным». Парень долго не решался войти под священную сень, так как не верил в существование высших сил. Когда же все-таки вошел, то увидел перед собой древнего, почти столетнего старца, который обратился к нему усталым и хриплым голосом:

— Чего ты у входа встал, сынок? Подходи поближе, присядь, я хочу с тобой поговорить.

Аббас приблизился и сел на небольшой деревянный стул, покрытый козьей шкурой. Аксакал смотрел на юношу внимательно, словно пытаясь разглядеть в нём того самого Мечнуна, о котором говорило все село. Прошло несколько минут, и лишь потом аксакал промолвил:

— Скажи мне, сынок, какова причина твоего столь длительного пребывания в нашей деревне? Если дело в девушке, то тебе не стоит более задерживаться, возвращайся в свой дом.

— Простите, но я не могу уйти просто так.

— Почему не можешь? Все мы были молоды, у всех нас кипела в жилах кровь, но всему есть предел. Я слышал, что девушка, которую ты любишь, тебя отвергает, испытывая к тебе лишь ненависть. Оставаясь тут, ты и себе навредишь, и ей.

— Аксакал, я за всю свою жизнь никогда не сдавался, и сейчас тоже не сдамся! Ведь подобные чувства я испытываю впервые.

— Дело не в том, сдашься ты или нет, а в том, любит ли она тебя. Я эту девочку знаю с самого детства. Она всегда была непокорной и делала лишь то, что хотела. Такие, как она, сами выбирают свою судьбу. Если в её сердце нет места для тебя, ты только зря потратишь время. Женщина — создание, схожее с огнём: ею можно любоваться, её красота необъяснима, но в то же время опасна. Если ты подойдешь слишком близко, она может сжечь тебя дотла.

— Я готов сгореть, но не сдамся. Простите. Если она меня сейчас не принимает, значит, полюбит со временем. Я сделаю всё для того, чтобы она была счастливой.

Этот разговор мог бы продлиться до самого вечера, если бы не Хетаи, правнук аксакала. Он пришёл проводить деда домой.

С тех пор Аббас больше не видел аксакала, да ему было и не до старейшины. Он думал лишь о том, что бы такого сделать, дабы заслужить прощение в глазах Амиры, какие подвиги совершить.

Пока Аббас размышлял, каким поступком можно вымолить у любимой прощение, в доме Амиры уже заговорили об её помолвке с Искандером. Зухрия с сыном ненадолго покинули село, но обещали вскоре вернуться вместе с главой семейства и посвататься, как подобает.

Аббас обрадовался, узнав, что соперник уехал. Он надеялся, что больше никогда его не увидит. В душе юноши горело непреодолимое желание завладеть сердцем любимой, но радость его длилась не долго.

Спустя семь дней Искандер с отцом и матерью явились свататься к Амире — так, как велит адат[1]. Обручившись, молодые выбрали дату для свадьбы.

Аббас, узнав об этом, словно погрузился во тьму. Ему казалось, что земля, на которой он прежде спокойно и уверенно стоял, разверзлась, и он рухнул в пропасть. Юноше хотелось безудержно кричать, только бы кто-то услышал и протянул ему руку помощи. В голову приходило множество ужасных мыслей, вроде убийства Искандера. Ибрагиму, дабы уберечь сына от греха, пришлось соврать о болезни матери, чтобы увезти парня из села.

Поняв, что отец его обманул, Аббас снова кинулся к любимой, чтобы хоть напоследок поговорить с ней. В его душе еще теплилась надежда, что Амира все же одумается и не выйдет замуж. Возможно, своим браком она хотела сделать ему больно?

Чего только ни передумал Аббас! Впервые в жизни он почувствовал страх. К тому же еще и Надир подлил масла в огонь, рассказав другу, что свадьба состоится через несколько дней, а после Амиру увезут в другое селение, и, возможно, они больше никогда не увидятся. Впервые в жизни юноше захотелось закричать, да так громко, чтобы Аллах услышал всю его боль и отчаянье.

Все же здравый смысл не совсем покинул затуманенный разум несчастного: Аббас понимал, что Аллах его не услышит и не станет помогать, ведь виной всему — он сам. Парень за всю свою жизнь ни разу не молился, ни разу не вспоминал про Аллаха, а теперь просит у него помощи — смысла нет.

Размышляя об этом, юноша не заметил, как ноги привели его в мечеть. Он хотел развернуться и уйти, но все же зашел в храм.

В мечети вновь сидел аксакал. Он словно ждал Аббаса. С трудом подняв руку, старец жестом подозвал юношу к себе. Аббас не заставил старейшину долго ждать, подошел и сел подле. Он знал, что дед снова начнет его учить, посему решил начать разговор первым.

— Я знаю, что вы мне скажете, но все равно, как бы вы меня ни убеждали, я не откажусь от своей любимой. Не могу и не хочу! Впервые в жизни я испытываю такие искренние чувства, от которых мое сердце горит. Мне кажется, только сейчас я по-настоящему жив, и мне нравится то, что я испытываю.

Послушав Аббаса, старейшина невольно улыбнулся. После вздохнул, положил левую руку на грудь Аббаса и молвил…

[1] Адат — традиции Исламского мира.

Часть третья


После слов старейшины Аббасу стало еще хуже. Размышляя о том, что ему сказали, юноша опустил голову и шел по аулу. Внезапно до его слуха долетел знакомый голос, и, подняв голову, Аббас увидел Искандера и Амиру.

Девушка шла, и в её глазах искрилось счастье. Но, стоило ей заметить Аббаса, как с лица внезапно исчезла улыбка, а взгляд стал холодным. Амира прошла мимо, будто не замечая.

Ледяной взгляд девушки пронзил парня, как лезвие ножа. Вернувшись в дом Надира, юноша начал уговаривать его, будто невзначай, пригласить Амиру в гости. Хотя Надир беспокоился и за Амиру, и за Аббаса, он всё же поддался на уговоры, согласившись устроить Аббасу встречу с Амирой у себя дома.

— Аббас, я тебя помогаю в последний раз. Прошу тебя, не делай глупостей. Я тебе помогаю как другу, но и она тоже мой друг. Я не хочу, чтобы ты ей навредил.

— Не беспокойся, я лишь хочу поговорить с ней на прощанье.

— Хорошо, я полагаюсь на тебя. Я пошел, пока она не пришла.

— Благодарю тебя за помощь.

Через несколько минут после ухода Надира открылась дверь, и прозвучал женский голос:

— Надир, тетушка! Вы где?

Едва Амира переступила порог, как за ее спиной захлопнулась дверь.

— Что ты делаешь? Открой немедленно! — приказала Амира.

— Открою, как только ты выслушаешь меня!

— Я достаточно ясно тебе сказала, что не нуждаюсь в твоих извинениях и не хочу более тебя видеть.

— Но мне нужно кое-что тебе сказать, поэтому прошу, удели мне немного времени. Пока ты меня не выслушаешь, не выйдешь с этого дома!

— Ты с ума сошел? Зачем ты это делаешь?

— Пожалуй, ты права. Я сошел с ума, и это мне нравится.

— Открой дверь и отпусти меня, я не желаю тебя слушать.

— Амира, я и так из кожи вон лезу, чтобы сохранить терпение. Прошу тебя, сядь и выслушай меня, а после можешь уходить.

— Говори, что хотел, и отпусти меня.

— Благодарю. Послушай. Впервые в своей жизни я совершил ошибку, о которой очень жалею. Я не буду больше просить у тебя прощения, поскольку понимаю, что это впустую. Скажу лишь одно: я никогда не верил в любовь, но, когда я встретил тебя, мой мир перевернулся. Я верю, что ты моя судьба, несмотря на все твое сопротивление.

— Я не сопротивляюсь, я просто знаю, что такой человек, как ты, не может быть моей судьбой. Аллах не послал бы мне такое наказание.

— Ты думаешь, что я наказание?

— Не думаю, а знаю! Ты самый ужасный человек, которого я когда-либо встречала: самодовольный лицемер без чести.

— Не говори так обо мне, не зная меня.

— Моим словам есть подтверждение: не ты ли обманывал девушек, не из-за тебя ли они проливали свои горькие слезы?

— Я всегда был с ними честен. Они знали, что я не желал каких-либо серьёзных отношений. Я не делал ничего, что могло бы опорочить их честь. Возможно, что мне и нравится проводить время с девушками, но я никогда не относился к ним плохо. Впервые в жизни… Единственная девушка, которую я хотел бы видеть своей женой, ты. Мне нравится это чувство, когда в жилах бурлит кровь, а сердце стучит так быстро, будто сейчас вырвется из груди.

— Если ты все сказал, я бы хотела уйти из этого дома.

— Прошу тебя, не выходи замуж. Я обещаю: сделаю все, что ты пожелаешь. Захочешь, исчезну из твоей жизни. Только не выходи замуж.

— Я выйду замуж и уеду туда, где больше никогда не увижу тебя.

— Как бы далеко ты ни убежала от меня, если я твоя судьба, то мы вновь встретимся. Запомни!

Высказав всё, что накипело, Аббас открыл перед девушкой дверь.

Бросив на парня надменный взгляд, Амира ушла прочь. Следом за ней вышел и юноша, оседлал коня и умчался, куда глаза глядят. Скакал он так, будто хотел обогнать время.

Амира и её семья готовились к свадьбе.

Вот и настал назначенный день. Аббас с утра не находил себе места. Он был испуган и растерян. Надеясь развеяться, юноша вышел на улицу. Проходя через аул, он увидел женщин, одетых в черное. Они перешептывались со слезами на глазах.

На площади Аббаса окликнул Надир.

— Аббас, ты куда?

— Да так, решил пройтись. А ты откуда?

— С похорон.

Услышав это, Аббас обрадовался, хотя и понимал, что тут радоваться нечему. Но для него это был шанс. Не дослушав Надира, Аббас побежал к Амире.

Из-за похорон свадьба не состоится!

Он прекрасно понимал, что сама судьба намекает ему, что им суждено быть вместе.

Возле мечети влюбленный невольно остановился. Юноша был настолько счастлив, что зашёл в храм.

В мечети все так же сидел знакомый ему старейшина. Аксакал поднял голову и посмотрел на вошедшего с улыбкой. Аббас подошел к старику, поцеловал его руки и поднес ко лбу.

— Аксакал, вы говорили, что нам с Амирой не быть вместе, но сама судьба опровергла ваши слова.

— Почему же ты так решил, сынок? — улыбнувшись, промолвил аксакал.

— Сердце мне подсказывает.

— Ты так сильно её любишь?

— Настолько сильно, что готов умереть ради неё. Мне, кроме неё, больше в этом мире никто не нужен, она часть моей души.

— Даже так? Сынок, если ты её так сильно любишь, то не сдавайся. В этом мире ничего случайного не бывает. Аллах не зря людей сводит друг с другом. У каждого из нас своя судьба, каждый создан ради определённой цели. Посмотри на эту стену. На ней мозаика. Каждая ее частичка по отдельности не стоит ничего, но, собрав их воедино, мы увидим прекрасный рисунок. Так и у нас в жизни: даже самые незначительные, на первый взгляд, действия и поступки окружающих, будь это друзья или просто случайные люди, решают нашу судьбу. Иногда хватает всего одного слова незнакомца, чтобы у человека поменялась вся жизнь.

— Что заставило вас изменить мнение?

— Знаешь, сынок, в прошлую нашу встречу я был очень груб с тобой. Я долго думал, правильно ли поступил, сказав тебе столько неприятных слов. Я не хотел, чтобы ты испортил и свою жизнь, и её! Но, подумав, я всё же понял, что с моей стороны это было очень жестоко. Ты молод, в твоей жизни может быть много дождливых и солнечных дней, но всё же каждый человек в этом мире заслуживает счастья.

— Вы правы. После ваших слов я был в отчаянии. Мне показалось, что я провалился в бездонную яму, где меня никто не услышит. Но сегодня я понял, что кое-кто точно меня услышал. Отец, я впервые поверил в Аллаха.

— Аббас, никогда не теряй надежду и всегда верь во Всевышнего Аллаха. Он тебя создал, он верит в тебя, и ты поверь в него. Как бы тебе ни было тяжело в жизни, двери Аллаха всегда открыты. Он всегда тебя слышит, ты просто обратись к нему. Он в беде не оставит.

— Спасибо вам, я никогда не забуду ваших слов. Я никогда не забуду этот день.

— Скажи, сынок, почему же ты сейчас сидишь, чего медлишь? Поторопись к ней!

— Вы правы. До встречи, аксакал. С сегодняшнего дня мы будем чаще видеться, я буду приходить в мечеть. До встречи, аксакал!

С этими словами Аббас поспешно вышел из мечети. Старейшина смотрел ему вслед, в его взгляде смешивались грусть и радость, а на лице лежала печать великого спокойствия.

Тем временем Аббас спешил к ней, к своей возлюбленной. Добежав до её дома, он остановился. Он не знал, что сказать, с чего начать. Пока он в размышлениях топтался у забора, открылась дверь и на улицу вышла заплаканная Амира.

Аббас хотел подойти к ней, но следом вышли её мать Нур и Искандер.

Впервые Аббас увидел, как Амира плачет. Он хотел подойти и обнять её, но обнял ее другой — тот, кто стоял рядом с ней. Амира, Искандер и Нур куда-то отправились. Аббас решил не следовать за ними и вернулся к Надиру.

— Аббас, ты где был? — с порога спросил Надир.

— Что-то случилось?

— Амира после того дня со мной не говорит. Не скажешь, что случилось?

— Я ей тогда лишь сказал о том, что чувствую. Я раскрыл ей свое сердце, сказал, что нам суждено быть вместе.

— Друг мой, не хочу разочаровывать тебя, но она невеста другого. Если бы вам было суждено соединиться, она была бы твоей невестой.

— А я говорю, что нам суждено быть вместе! Я верю в это, и ты поверь! Даже аксакал признал это.

— Насколько я знаю, в последний ваш разговор аксакал был с тобой не совсем добр.

— Это было раньше. Сегодня, когда я с ним поговорил в мечети, он сказал, что верит мне.

— Аббас, аксакал вчера ночью скончался!

— Надир, не шути так со мной, я своими глазами видел этого старика, он был живее живого, — побледнев, Аббас попытался выдавить из себя улыбку.

— Друг мой, я сегодня сам его гроб нёс. Ты от своей любви с ума сошел! — положив руку на плечо друга, прямо сказал Надир.

— Надир, я знаю, я видел…

При этих словах в сердце Аббаса вселился страх. Он отправился в мечеть. По дороге юноша встретил Хетаи и, недолго думая, подошел к нему.

— Скажи мне, прошу тебя, твой дед жив? Он ведь сегодня был в мечети?

Услышав такое, Хетаи оттолкнул Аббаса.

— Ты обезумел! Подшутить над мертвым хочешь? У тебя совсем нет уважения к умершим?!

С презрением посмотрев на юношу, Хетаи развернулся и продолжил свой путь.

Аббасу стало не по себе. Опустив голову, он вернулся к Надиру, а после, никому ничего не сказав, оседлал коня и отправился куда глаза глядят.

В семье Амиры решили подождать сорок дней и сыграть свадьбу.

Спустя два месяца Аббас вернуться в родные края. Сидя на своем коне уставшие глаз Аббаса, узрели мать. Чем ближе он был тем яснее он видел таску, отчаяния матери которая словно призрак, уставила свой взгляд в дал. Увидев сына, она словно ожила, прежнее бледность, усталость, рукой сняло. Ее глазам вернулась свет, слезы радости проявились на ее смуглой коже. Она с слезами на глазах, кинулась в сторону сына.

— Ибрагим! Ибрагим! Наш сын вернулся!

На её зов из дома выбежал и Ибрагим, босиком. После долгих объятий родители взялись за расспросы, где их сына носило все это время.

— Аббас, сынок, скажи мне, где ты был? Мы всю округу обошли, искали тебя десять дней с утра до ночи. Нам сказали, что ты взял коня Надира и ускакал, — сидя рядом с сыном, полюбопытствовал Ибрагим.

Аббас рассказал родным, где был и почему так долго пропадал. Валидэ от радости, что сын вернулся, всё держала его за руку и гладила по голове, словно маленького.

— Аббас, сынок, я поставлю тебе воду, умойся и сбрей эту бороду.

— Хорошо, матушка.

Вечером отец решил поговорить с сыном наедине. Рассказал Аббасу, что Амира через два дня выходит замуж. Услышав эту новость, Аббас вскочил с постели, и свет померк перед ним. Тогда отец предложил Аббасу выход.

— Сынок, я не могу тебя таким видеть, ты мой единственный сын, ради тебя я готов на все. Если ты её столь сильно любишь, я украду её для тебя.

— Это прекрасная мысль! Я об этом думал, но не хочу приводить её насильно в свой дом, я хочу, чтобы она сама ступила на его порог, по своему желанию. Хочу быть достойным человеком, на которого она будет смотреть с гордостью.

— Вот-вот, таким сыном, как ты, я горжусь! Я благодарен Аллаху за тебя. Те слова, которые ты сказал — слова достойного человека. Я слишком хорошо знаю тебя. Если ты захочешь добиться её сердца, то пусть хоть весь мир погрузится во тьму, она всё равно будет твоей.

Утром Аббас отправился в путь. Он стремился к Амире.

Увидев Аббаса, местные жители несказанно удивились. Его появление было таким же внезапным, как и уход. Увидев друга, Надир бросился его обнимать.

— Дорогой, ты жив, хвала Аллаху! Где тебя шайтан носил?

— Мне нужно было подумать.

— Ты знаешь, как мы за тебя переживали? Когда ты не вернулся, каждый житель аула помогал мне искать тебя. Мы обошли все: лес, реку… Не осталось ни единого камня, под который бы мы не заглянули, разыскивая тебя.

— Зачем вы меня искали?

— Как зачем? Ты для нас — семья, мы беспокоились за тебя. Твой отец и мать тоже не теряли надежду тебя найти. Нужно сообщить им, что ты вернулся!

— Они знают.

— Нужно еще и Амире сообщить, что ты жив. Знаешь, она больше всех тебя искала.

— Она меня искала?!

— Конечно! Когда ты не вернулся, я думал, что ты у Амиры, посему и пошел к ней, но тебя там не оказалось. Она тоже стала за тебя переживать. Мы с ней вдвоём искали тебя, но, когда поняли, что наших сил недостаточно, она попросила помощи у сельчан. Когда все потеряли надежду, лишь Амира, я и твои родители не оставили попыток узнать хоть что-то о тебе. Она до сих пор каждый день с Искандером ищут тебя.

— Искандер помогал меня искать?

— Решил помочь по доброте душевной. Он видел, как Амира переживает за тебя.

— Пусть тогда дальше ищут!

— Почему ты злишься? Разве ты не рад, что она тебя искала? Нам лучше пойти ко мне, не стоит так стоять и говорить при всех.

Под вечер Аббас вышел прогуляться по селу и остановился на том месте, где когда-то Амира просила у него прощения. Перед его глазами тот миг встал так ярко, словно все случилось заново. Невольно Аббас улыбнулся. Вдруг он услышал голос…


***

— Здравствуйте! Вы тот самый парень? — спросил Искандер, с любопытством разглядывая Аббаса.

— Ты?! Говоря «тот самый парень», что ты имеешь в виду?!

— Знаете ли, это село небольшое, и слухи быстро распространяются. Я так понимаю, вы тот самый Аббас?

— Тот самый?

— Мы беспокоились за вас. Я рад, что вы нашлись.

— Я и не терялся!

— Если вы так говорите, я не стану спорить. Рад вас видеть в добром здравии. Простите, что помешал.

Искандер, проявив вежливость, улыбнулся, прежде чем продолжить свой путь.

Аббаса не покидало тошнотворное ощущение. Искандер ему не нравился, еще больше ему не нравились его доброта и искренняя улыбка.

«Только твоего милосердия мне не хватало. И что Амира нашла в тебе?!» — с возмущением подумал Аббас и направился к мечети.

Аббас до вечера размышлял в храме Божьем. В сумерках юноша вернулся в дом Надира. Не успел он переступить порог, как услышал знакомый голос и замер на месте.

— Ты жив! Мы тебя обыскались! Где ты был, почему заставил всех переживать? — Амира стояла за спиной у Аббаса, в длинном платьице, нежно розового цвета, украшена цветочными русинками.

Аббас обернулся.

— Странно слышать такое из уст той, которая хотела меня убить.

— Лицемер! Ты хоть знаешь, как мы все беспокоились о тебе?! Хотя откуда тебе знать?! Ты только о себе и думаешь!

— Когда я лицемерил? Тогда, когда полюбил тебя, или тогда, когда был отвергнут тобой?!

— Ты снова несешь чушь! Я сюда пришла убедиться, что ты жив.

— Сожалею, что не смог оправдать твоих надежд и не умер.

— Ты! Ты!.. — Девушка не находила слов.

— Что же, нечего сказать?

— Раз с тобой все хорошо, я пойду.

— Убегаешь, как всегда!

— Не убегаю, просто не хочу больше слушать тебя.

— Что же тебе не нравится в моих словах?

— Все!

— Амира, я скучал по тебе. Я люблю тебя!

— Хватит!

Она развернулась, чтобы уйти, но Аббас схватил её за руку.

— Отпусти меня!

— Если не отпущу, что ты сделаешь?

— Ударю тебя!

— Тогда ударишь еще и за это!

Аббас прижал девушку к себе и страстно поцеловал в губы.

— Да как ты посмел, кто тебе позволил?!

Девушка резко оттолкнула парня и дала ему пощёчину.

— Никто! Я сам захотел и сделал. Не стесняйся, ударь еще сильнее. Ты меня всегда называла бесстыжим, хоть я таким и не был. Теперь благодаря мне у твоих слов появилось основание.

— Будь ты проклят!

— Я и так проклят — любовью к тебе.

— Ты точно сошел с ума!

— Быть сумасшедшим так прекрасно!

— Ты просто невыносим. Я уже жалею о том, что искала тебя. Лучше бы ты не возвращался.

— Смотри не пожалей о своих словах. Амира, знаешь, я очень скучал по тебе.

— Не могу тебе ответить тем же.

— Не удивлен. Мне любопытно, у тебя есть сердце?

— Когда дело касается тебя, у меня нет сердца.

— Сейчас я это проверю.

— Что ты делаешь?

— Обнимаю тебя! Надо же, я удивлен. Сердце у тебя есть. И так стремительно бьется. Не я ли на тебя так действую?

— Отпусти меня! — она оттолкнула его и пошла прочь.

— Убегай сколько хочешь! Ночь свидетель, ты моя судьба, от меня тебе никуда не деться! — крикнул Аббас вслед.

Наступил день свадьбы Амиры и Искандера. Жених и невеста выглядели так невероятно красиво в своих национальных одеяниях, что, казалось, солнце, позавидовав, скрылось за тучами. Начался дождь. Словно само небо предупреждало о чём-то…

Дождь лил семь дней, не прекращаясь, поэтому гулянье решили отложить и отпраздновать в доме жениха. Приготовив все в дорогу, они отправились в трех дневной путь. Прибыв в дом жениха, они совместно организовали свадьбу молодых. Выпроводив жениха и невесту в их дом, родители Амиры остались в гостях своих новых родственников.

Родители Амиры не решились тот же час возвращаться, оставив дочку в не знакомом ей месте. Юсуф хотел убедиться в том, что не сделал ошибку, выдав дочку замуж за чужака. Убедившись в том, что Искандер хороший муж, родители Амиры с тяжёлым сердцем отправились в путь. Расставаться с дочкой было трудно, но увидев то, насколько она счастлива, придавало им сил. Амира окунулась в свой собственный мир, в котором её окружали любящие люди. Не проявляя особую настырность, родители Искандера не забывали навешать молодых. Амира была окружена небывалой заботой. Амира в своем любовном гнёздышке обустроила все так, как ей этого хотелось, а Искандер, как верный рыцарь потакал всем её капризам. Молодые были счастливы, и их счастья стало еще больше, когда они узнали о том, что вскоре их ожидает пополнение.

Узнав, что через девять месяцев станет папой, Искандер очень обрадовался и сразу же принялся обустраивать одну из комнат для ребенка. Он не выходил оттуда несколько месяцев, ел и спал там. Даже Амире не позволял взглянуть хотя бы одним глазком на свою работу.

И вот настал тот долгожданный день, когда Искандер осмелился показать своей любимой женщине, над чем так долго трудился. Закрыв ей глаза, он привел её в детскую.

Когда девушка увидела комнату, по её щекам покатились слезы радости и благодарности. Искандер побелил стены, и на каждой нарисовал чудные картинки: волнующийся море, пенистые волны и яркий подводный мир с ее обитателями. Вся комната напоминало большой аквариум. Лишь солнце, нарисованное над головой, переливалась с ярко-желтого цвета в золотистый. Хотя работу Искандера можно было бы назвать не броским, так как талантом художника он был обделён, но, несмотря на это, он вложил в свою работу душу. Проходили дни, месяца, вот наконец-то пришло время, встречать новую жизнь.

У Амиры родился мальчик, и назвали его в честь отца — Искандер-младший. В их доме царило счастье, малыш каждый день радовал родителей. Искандер с первых дней привязался к сыну, и все его неловкие движения, забавляли отца до глубины его души. Он мог часами на пролет любоваться сыном.

— Амира, ты только посмотри не нашего сына. Я не могу дождаться, когда он начнет говорить и ходить. Любопытно, какое его первое слово будет — «папа» или «мама»?

— Не знаю, но думаю, что «папа». Ты ведь от него не отходишь ни на секунду.

— Как мне отойти от него, я не могу им налюбоваться. Вот вырастет он, и я научу его читать и писать. Может, он в будущем захочет пойти по моим стопам и стать мореплавателем.

— Тебе меня вовсе не жаль? Хочешь, чтобы я и тебя, и сына ждала — и переживала за вас обоих?!

— Тут ты права! Тогда кем бы ты хотела, чтобы он стал, когда вырастет?

— Я его поддержу во всем.

— Слова любящей матери. Да, мой сыночек? Ты у нас такой красивый. Иншаллах, когда вырастешь, станешь еще и умным. Как бы я сейчас хотел увидеть тебя взрослым мужчиной, с которым можно посидеть и поговорить по душам. Я столько всего хочу тебе рассказать о себе и о твоей матери.

— Господин Искандер, а кушать вы не хотите?

— Хочу, но от него оторваться не могу.

— Оставь его. Как покушаешь, так сразу и вернешься.

— Хорошо, иду.

Пока Искандер и Амира радовались своему семимесячному счастью, в доме Аббаса «погасли свечи». Мать и отец не знали, что делать с единственным сыном, как унять его боль. Он все время проводил в лесу, на охоте. Домой возвращался затемно. Мать, видя его переживания, молча плакала по ночам. Её единственный сын, который еще недавно был молодым и красивым юношей, полным сил, превратился в полуседого старика с длинной бородой до груди. Его взгляд потускнел. Его не интересовало абсолютно ничего. Единственное, что он страстно желал, он не смог получить: прекрасную Амиру. Теперь его друзьями стали деревья и звери в лесу, а сам лес стал домом. Он соорудил в чаще хижину. Много размышлял: думал, что такое жизнь, стоит ли жить, зачем люди рождаются, если всё равно умрут, зачем Аллах так играет человеческими жизнями? В его голове крутились тысячи вопросов, на которые он так и не отыскал ответы.

Отец Аббаса не мог больше смотреть на терзания сына и решился с ним поговорить о той, из-за которой юноша воистину почти похоронил себя заживо. Он пришел к нему в лесную хижину. Маленькая хижина с распахнутыми дверями встретила Ибрагима. Узкая трапа вела к нему, огородив хижину дикими растениями. В деревянной хижине, Аббас раскинув руки в стороны, лежал на шерстяном коврике, посреди комнаты. Лучи солнца, поступавшие из улицы, через единственное окно, ослепляли Аббаса. Стол, или то что напомнила его, стояла у окна. Размеры его был не броским. Медная кружка, которая стояла на столе была на половину пустая, маленький кувшин стояло на полу, рядом со столом. Засушенные маленькие кусочку хлеба лежали на столе. В дол стены лежало, не собранная постель Аббаса. Увидев отца у порога, Аббас лениво поднялся. Увидев сына, отец с жалостью в глазах, обратился к нему, в надежде утешить и подбодрить сына.

— Аббас, сынок, я понимаю твою боль, но нам трудно видеть тебя таким. Ты сам говорил, уверял нас, что она твоя судьба. Сынок, если она твоя судьба, вы рано или поздно встретитесь. Но если вам не суждено быть вместе, то, как бы ты ни тянулся к ней, она будет далеко.

— Отец, прошу, оставьте меня! Мне и без ваших слов тошно.

— Аббас, я пришел за тобой. Хватит скитаться по диким местам. Я долго терпел, но тебе пора вернуться туда, где твое место. Разве ты не видишь, как твоя мать страдает?! Тебе безразлично?

— Отец, как вы не понимаете? Я себя приковал к этому месту. Если я разорву цепи, которые меня держат в этом мраке, я не удержу себя. Пусть этот лес станет моими цепями.

— Аббас, ты человек, а не лесной зверь. Чего так ты сильно боишься? Почему не хочешь возвращаться? Ты боишься…. что отправишься за нею?

— Да, отец, я боюсь, что отправлюсь за ней хоть на край света. Я боюсь, что отниму у неё счастье. Я боюсь ей навредить.

— Сынок, сынок, сынок! Аббас, если ты не остановишься, я боюсь, что потеряю и жену, и сына. С тех пор, как ты стал жить в этой лачуге, глаза матери не просыхают, пожалей её. Сынок, прошу тебя! Ты наш единственный ребенок, ты для нас целый мир, хватит себя мучить. Амира уже больше года как замужем, а ты живешь, как призрак, не живой и не мёртвый. Остановись! Умоляю, прошу, вернись со мной домой. Навести мать, она без тебя умирает.

— Хорошо, отец, коль вы так хотите, я вернусь домой. Но не просите у меня того, что я не в силах буду сделать.

— Я не прошу тебя забыть её, помни. Пусть твоё сердце запомнит эту любовь и боль. Благодаря им ты жив и будешь жить.

Аббас вернулся в мир людей, пытался силиться с ним.

Миновало четыре года. Отец радовался, что сын сидит дома, а не блуждает по мракам ночи, как призрак. Друзья Аббаса старались помочь ему забыть Амиру, но если бы всё было столь просто, то любовь потеряла бы свою значимость. Валидэ не оставляла надежд найти сыну невесту, которая помогла бы ему забыть о всех горестях. Но, как бы бедная мать ни пыталась, Аббас от всех предложений отказывался.

Каждый отказ заставлял мать страдать., и впадать в отчаяние. В день, когда женщина уже потеряла надежду и смирилась с мыслью, что никогда не станет бабушкой, не женит сына, в дверь их дома постучалась она.

— Ибрагим, кто пришёл? — выходя из кухни, спросила у мужа Валидэ.

— Дочка Фатимы.

Спеша, Валидэ подошла к дверям.

— Что же ты стала в дверях? Проходи, Зульфия.

— Не сегодня, тетушка, я вам принесла мясо, — улыбнувшись, нежно проговорила девушка.

— Мясо? Но зачем, дочка? — спросил Ибрагим.

— Отец обещал, когда мать выздоровеет, зарезать быка. Он обещал Курбан!

— Как здоровье Фатимы? — заботливо спросила Валидэ.

— Хвала Аллаху, все хорошо. Прошу вас, примите, мне еще нужно остальное раздать.

На разговор вышел и Аббас из своей спальни. Увидев гостью, он застыл.

— Амира?! — не сводя с девушки глаз, пробормотал Аббас.

— Сынок, ты проснулся? Проходи скорей, твой завтрак стынет.

Аббас не спускал с гостьи глаз и словно не услышал слов матери. Увидев сына таким растерянным, Ибрагим похлопал его по плечу, дабы привести в чувство.

— Зульфия, дочка, пусть Аллах примет этот Курбан. Аббас, сынок, идем завтракать.

Положив руку сыну на плечи, отец увел его. Валидэ заметила взгляд сына, посему в тот же день поговорила с юношей о Зульфии.

На сей раз интуиция её не подвела, сын недолго отпирался и дал согласие на свадьбу. Правда, согласившись, он в тот же миг пожалел, но назад дороги уже не было. Согласие сына насторожило Ибрагима, ведь он слышал, что Аббас назвал Зульфию Амирой. Но, видя радость жены, решил не вмешиваться. Пусть будет, как суждено.

Они сосватали для Аббаса Зульфию. Определив день свадьбы, Аббас отправил письмо, в котором приглашал Надира и Лейлу на торжество.

Едва Надир получил приглашение, сразу оседлал коня и умчался к другу. Он был весьма удивлён и не мог поверить, что Аббас, который много лет страдал и жил в одиночестве, клялся, что не полюбит никого, кроме Амиры, вдруг решил жениться. Его интересовало, кто эта девушка. Его переполняли любопытство, радость — и в то же время грусть. Надир думал любовь Аббаса, это что-то более значимое, не зря все его прозвали Меджнуном.

Вокруг дома царила суета, все готовились к свадьбе, одни ставили палатки во дворе, другие занимались подсчётом посуды. Мужчины, разделывали шкуры с только что убитых коз. Одни резали брынзу, другие носили чай, работающим. Соседи Валидэ проявили себя достойным образом. Увидев Надира, в дали Валидэ спеша пошла на встречу. Парень слез в лошади, поцеловал руку женщине. Валидэ заключила Надира в своих объятых. Валидэ выглядела молодой, энергичной, и довольной жизнью. В глазах её бы искра жизни.

Медленно они шли к дверям, тихо разговаривая, а гости то приходили, то уходили. Не желая отвлекать Валидэ от работы и гостей, Надир, решил подойти к Аббасу.

Аббас с друзьями детства сидел на заднем дворе, попивая чай. Увидев Надира, юноша встал и, подойдя, крепко обнял.

Аббас встретил друга с улыбкой на лице, и познакомил его с друзьями. Несмотря на то, что Надиру было любопытно, спросит у друга, куда же делась та не забываемая любовь, он промолчал. Надир решил пока повременить с вопросами, оставив его на вечер.

Вечером, когда гости разошлись, Надир и Аббас уселись в палатке, минутой позже к ним присоединился и Ибрагим. На улице было тепло, луна и звезды заливали все вокруг ярким светом. Два длинных стола стояли друг против друга, оставляя между собой расстояние в несколько метров. Один не большой стол на 4 человека разместилось горизонтально, это место было предназначено для молодожён. Она была украшена цветами. Рядом в углу был размешено такой же ширине стол, и это было место для музыкантов. Стол бы застелен белой скатертью, с вышивкой. На столе лежали музыкальные инструменты, Уд [1]и Саз[2], Зурна[3], Даф[4] Рядом стояли еще две палатки, одна служила как кухня, другая же была украшена для женщин.

Сидя втроем, мужчины говори о многом. Вспоминая было, хорошее и плохое, у Надира с уст случайно вырвалось имя её. Ошибку свою он понял в тот же миг, но было уже поздно.

При одном звуке её имени у Аббаса задрожали руки. Вновь ему пришлось ощутил страх. Всё это время он пытался не думать об Амире и всеми силами отвлекал себя. То что он испытал, увидев свою невестку, его толкнуло на совершение ошибки. Оказавшись узником своего решения, он пытался не думать об Амире, уверяя себя в правильности своего поступка. Он убеждал себя, что всё хорошо! Но в глубине души он думал, лишь об одном. Вернуть время вспять, или выскочить на ноги и убежать! Для него этот брак означал конец всех надежд. Горестный комок боли сдавило его сердце. Аббас не мог раскрыть себя, но и сидеть с ними для него было нестерпимо. Не выдержав напряжения, Аббас встал, пожелав им спокойной ночи, оставил их наедине.

Ибрагим пытался не замечать тревогу сына. Надир же зная, что совершил ошибку, вспомнив её, решил просто промолчать. Они смотрели на уходящую спину Аббаса. Когда он исчез из виду, Ибрагим начел говорить.

— Сынок, хватит говорить о нас. Лучше ты расскажи, как твои дела, как Лейла?

— Все хорошо, дядя Ибрагим.

— Вы не думаете заводить детей, всё же три года женаты?

— Иншаллах! Надеюсь, в будущем.

— Иншаллах. Ты скажи, почему Лейлу не взял с собой?

— Я вернусь домой, и на свадьбу мы приедем вместе.

— Как же она одна в доме? Надир я думаю, ваш переезд от родителей в другой конец посёлка было ошибочным. С Лейлой все будет в порядке, она не испугается одиночества?

— Она не одна, с ней Амира.

Тут Надир понял, что совершил еще одну ошибку. Не следовало об этом упоминать.

— Амира вернулась?!

— Да.

— Но почему?

— Это долгая история. Вам она будет не интересная. Лучше скажите, чем я могу вам помочь?

— Сынок, не уходи от разговора, хвала Аллаху у меня времени много, почему я внимательно тебя слушаю.

Надир вкратце рассказал Ибрагиму, все что знал сам. Ибрагим, послушав парня, тоскливо покачал головой. Ради спокойствия сына, он попросил Надира, ничего не говорить Аббасу.

На следующий день Надир и Аббас встретились за завтраком. Надир всё просил познакомить его с девушкой, которая станет другу женой. Поэтому после завтрака, когда Аббас с матерью пошли в дом невесты, дабы вручить ей подарки, они взяли Надира с собой.

Увидев Зульфию, Надир понял, почему Аббас согласился жениться на ней. Вечером он всем сообщил, что с рассветом отправится в путь, чтоб привезти Лейлу и вернуться через день.


[1] Уд — считается одним из самых старинных музыкальных инструментов.

[2] Саз — один из самых старинных народных инструментов Азербайджана.

[3] Зурна — состоит из корпуса, стержня, язычка и тагалага. (Духовой музыкальный инструмент Востока)

[4] Даф (Гавал) — Азербайджанский народный ударный музыкальный инструмент. Так же распространён на Востоке.

Часть четвёртая

Открыв двери своего дома, Надир увидел Амиру и Лейлу.

— Ты вернулся! Кушать будешь? — заботливо спросила Лейла.

— Нет, сделай чай.

— Хорошо.

— Ас-саляму алейкум, Амира. Как ты? — поинтересовался он.

— Спасибо, Надир, всё хорошо.

Грустно поглядывая на Амиру, Надир покрутил на своих пальцах чётку. Красивые разноцветные бусы, в четном количестве были подарены ему отцом. Умастившись на подушке, Надир грустно промолвил

— До сих пор не могу поверить, что Искандера больше нет.

— Да, мне тоже очень…тяжело. Единственное, что меня держит — это мой сын.

— Почему его к нам не привела?

— Он немного приболел. Я уложила его спать и пришла узнать, как Лейла.

— В следующий раз приводи его, ведь он тоже член нашей семьи, — улыбнулся Надир.

— Амира, Надир прав, приводи его к нам. Пусть развеется.

— Хорошо.

После того как Амира вернулась домой, Надир рассказал Лейле о свадьбе Аббаса и Зульфии. Подготовив подарок для жениха и невесты, супруги отправились в путь. Надир попросил жену не говорить Аббасу нечего про Амиру. Хотя Лейла не хотела скрывать возвращения Амиры, и даже тешила себя надеждами. Она верила в то, что Аббас искренно её любить. Но пойти против, мужа она не могла, почему и дала слово.

Их гостеприимно встретили Аббас и Ибрагим. Все прекрасно провели вечер за трапезой. Когда же остальные легли спать, Надир и Аббас продолжили ужин за бутылкой «нектара богов». Выпитое вино развязало язык Надиру, и он не сдерживаясь и не думая, высказал Аббасу, то что накипело. Он не понимал, то ли виноват в этом пагубный напиток, то ли на самом деле ему обидно.

— Вот видишь, Аббас, а ты говорил, что не сможешь её забыть, не сможешь жить без неё! Я тебе говорил, что время — лучшее лекарство. Надир пытаться быть деликатным, но в его голосе, прозвучало ирония. Он будто хотел без ножа, порезать друга.

— Надир, если ты думаешь, что я её забыл, ты ошибаешься. Если ты думаешь, что я без неё живу, ты тоже ошибаешься. Я вовсе не живу, а существую, существую потому, что не могу умереть, оставив в слезах мать и отца, я прикован семейными узами. Эти цепи меня душат, если бы не они, я бы уже давно отправился в мир иной.

— Не говори так! У тебя жизнь наладилась. Через день свадьба, тебе повезло: твоя будущая жена очень красивая.

— Знал бы кто-нибудь, как мне хочется вырвать своё сердце из груди.

— Друг мой, у тебя красивая невеста. Чего тебе ещё не хватает? Со временем придет и любовь.

— Любовь, говоришь? — с ухмылкой переспросил он. — К черту любовь, мне уже достаточно!

Друзья ещё немного поговорили и вскоре отправились отдыхать. Ночь Ибрагиму пришлось в тягость, стены собственного друга, казалось, обвиняли его в нечестности. Всю ночь он поворачивался с одного бока в другой, его совесть поедало его. Ему отцовское сердце подсказывала действовать. И он решил дождаться утра. Ибрагим как никто другой понимал сына, ему были знакомы те чувства, которые испытывает его сын.

С наступлением утра, Ибрагим позвал Аббаса на прогулку. Он решил быть честным: так как и прежде! Разговор он решил начать с далека:

— Аббас, сынок, скажи мне, ты уверен, что это правильно?

— О чем вы?

— Я говорю о свадьбе.

— Отец, разве не вы хотели этого?

— Хотел и хочу, но еще я желаю, чтоб у тебя была счастливая жизнь, чтоб в день твоей свадьбы ты светился от счастья.

— Отец, прошу, не просите у меня того, чего я не в силах сделать.

— Аббас, если тебя что-то беспокоит, ты можешь со мной поделиться.

— Отец, я не думаю, что стоит об этом говорить. Я буду ждать того дня, когда душа моя найдет покой в ином мире.

— Ты меня пугаешь, сынок. Неужели за все эти годы твоё сердце не нашло покоя?

— Отец, моё сердце даже в аду не найдет покоя. Я проклят. Самое смешное — я горжусь тем, что проклят, рад, что чувствую эту боль.

— Сынок, я тебе кое-что сейчас расскажу, только, прошу тебя, не действуй безрассудно. Обещай: что бы ты сейчас ни услышал, ты сохранишь спокойствие.

— Отец, что случилось?

— Дай мне слово!

— Обещаю!

— Амира вернулась в село.

— Что?! Когда? Почему вы мне не сказали? Остановившись, он растерянно посмотрел в глаза отцу.

— Она вернулась недавно, возможно, месяц назад. Причина, по которой я тебе ничего не сказал — боялся, что ты сорвешься и поедешь к ней.

— Как давно вы знали об этом?

— Я от Надира узнал в прошлый его приезд.

— Отец, как вы могли не сказать мне?!

— И что бы это изменило? Ты забыл, что обручён и завтра у тебя свадьба? Ты знаешь, что твоя мама очень ждала этого дня. Я не мог тебе сказать и даже попросил Надира, чтобы и он не говорил.

— Отец, вы очень жестокий человек! Я вам доверял, но…

С этими словами Аббас вернулся в дом и позвал Надира.

— Надир, нам нужно поговорить!

— Что-то случилось?

— Случилось!

— Не пугай меня так. Что произошло?

— Почему ты не сказал, что она вернулась? Я тебя другом считал!

— Аббас, что бы изменилось? Ты только начал приходить в себя, и возвращаться в прошлое тебе не стоит.

— Это уже не тебе решать! Скажи: ты знал, как я по ней скучал, как я её безумно люблю — так почему ты так со мной поступил?

— Аббас, послушай! Всё, что я сделал, было ради твоего же блага. У тебя сейчас жизнь налаживается, твоя мать счастлива, у тебя есть теперь та, о ком ты должен заботиться. Забудь Амиру!

— Забыть?! Я не мог её забыть столько лет, каждый день думал, надеялся, что она вернётся. И наконец, когда она вернулась, мой лучший друг не сообщил мне об этом!

— Скажи, что бы изменилось, если бы я тебе сразу всё рассказал? Ты бы бросил свою невесту и мать в слезах и побежал бы к ней, туда, где тебя вовсе не ждут? Аббас, друг мой, пора очнуться от сна. Ты для меня как брат, я хочу, чтобы ты был счастлив!

— Хватит, все мне говорят о счастье! Скажи, где мне это счастье найти, как оно выглядит? Как мне сделать кого-то счастливым, если я сам несчастен? Моему сердцу больно, и боль не утихла, вовсе не утихла, время не погасило огонь в моём сердце. Я не могу так поступить со своей невестой.

— Аббас, ты куда? Остановись, не делай того, о чем потом пожелаешь!

— Я пожалею, если не сделаю этого.

С этими словами Аббас покинул дом. Ничего не понимающая Валидэ проводила сына недоуменным взглядом. Надир вышел следом, пытаясь остановить Аббаса.

Валидэ так и осталась стоять посреди дома, не понимая, что происходит, но сердцем чувствуя приближение бури. Ее размышления прервал приход Лейлы. Увидев Валидэ, она невольно спросила:

— Тетушка, что с вами, вам плохо?

— Лейла, девочка моя, мне страшно.

— Что вас напугало, скажите мне?

— Мой сын! — тихо произнесла женщина.

— Что же ваш сын сделал, что так вас напугал?

Только Валидэ хотела ей сказать, как в дом вошел Ибрагим.

— Валидэ, где Аббас?

— Сын твой выбежал из дома, как угорелый, а следом за ним и Надир.

— Я так и знал!

— Ибрагим, ты мне расскажешь, что происходит?!

— Наш безрассудный сын узнал, что его любовь вернулась.

— Как? Когда? И кто ему рассказал?

— Я рассказал.

— Зачем ты ему рассказал, кто тебе позволил?! Мой бедный сыночек только о ней забыл!

Лейла поспешила удалиться:

— С вашего позволения я вас оставлю, тетушка и дядюшка.

— Хорошо, спасибо.

Как только молодая женщина покинула комнату, Ибрагим продолжил:

— Жена, ты думаешь, он её забыл? Все эти годы он толком не ел и не спал, он просто не жил.

— Но он всё же о ней забыл. Всё было так хорошо, у него свадьба на носу.

— Ты даже не поняла, почему твой сын согласился на эту свадьбу.

— Потому что Зульфия ему понравилась, что тут еще понимать!

— Нет! Причина вовсе не в этом. Наш сын ради тебя и меня согласился на этот брак. Здравый смысл говорит ему одно, но сердце не хочет мириться с жестокой правдой.

— Что мы будем делать? Как же нам быть, почему она вернулась, почему она не осталась там?

— Я не знаю, за какие грехи Аллах наказывает нашего сына, но я хочу взять все грехи, всю его боль на себя.

Валидэ и Ибрагим сидели, не спуская с двери глаз, до самого вечера. Лейла принесла чаю и тоже присела в ожидании Надира и Аббаса. Наконец дверь открылась, и домочадцы услышали конец разговора молодых людей.

— Аббас, зачем ты это сделал?

— Потому что это правильно!

— Что случилось? Что Аббас сделал? — вмешался Ибрагим.

— Ваш сын разорвал помолвку.

— Что? Почему? Зачем? — всплеснула руками Валидэ.

— Мама, дорогая моя мама, я сделал так, потому что моё сердце не любит Зульфию, я не хочу, чтобы она страдала.

— Сынок, опомнись, прошу тебя! Что мы людям скажем, свадьба на носу! — в растерянности Валидэ сняла платок с головы.

— Я так поступил не только из-за Амиры, я сам этой свадьбы не хотел. Как я могу сделать кого-то счастливим, если сам несчастлив?

— Ты страдал столько лет. Бродил по лесам, не ел, не спал — все из-за неё. Будь проклят тот день, когда мы пошли в то село! Мой единственный сын стал сумасшедшим. О Аллах, прошу тебя, отними у меня зрение и слух, я не хочу больше видеть и слышать, как мой сын страдает, — подняв руки, взмолилась Валидэ.

— Не говорите так! Как же я буду без ваших глаз жить, моя любимая богиня, не просите для себя такого наказания. Просите у Аллаха убить непутёвого сына, который заставил свою мать проливать горькие слезы, от которого вы не видели добра.

— Что ты такое говоришь, сплюнь! Аллах, не наказывай, не испытывай меня моим сыном.

— Вы оба когда-нибудь сведете меня в могилу! Вы подумали о Зульфие, ведь Аббас опорочил не только её имя, но и имя её семьи. Что с ней будет дальше? — прикрикнул Ибрагим.

— Отец, я не сделал ничего плохого. Я ей сказал, чтобы она сама отменила помолвку. Так она сможет выйти замуж, и имя её семьи останется незапятнанным. Я не хочу, чтобы она из-за меня страдала.

— А обо мне ты подумал? Я так хотела увидеть тебя женихом, я столько готовилась. Все мои труды насмарку. Сынок, ты даже не подумал о моих чувствах. В то время как Амира счастливо жила, мой сын страдал. Сынок, ты понимаешь, что она замужняя женщина? Кто знает, может, она уже матерью стала. Она о тебе даже и не помнит, живет счастливо с мужем.

— Тетушка, её мужа больше нет, — словно невзначай оборонила подруга Амиры.

— Лейла! — предупредил Надир.

— Что ты сказала? Надир, о чем Лейла говорит? Что вы ещё от меня скрывали?!

— Ничего не скрывали, — оправдывался глава семьи.

— Если вы мне не расскажете, что ещё скрыли от меня, я прямо сейчас оседлаю коня и отправлюсь к ней.

— Хорошо, успокойся, я всё тебе расскажу. Только присядь.

— Я слушаю. Даже не думайте снова что-то от меня утаить.

— Я знаю лишь то, что она вернулась недавно, — тихо проговорил Ибрагим.

— Тогда, Надир, расскажи мне всё, что знаешь ты, — обратился Аббас к другу.

— Я сам знаю немного, за всё время всего два раза ее видел. Лейла знает больше.

— Лейла! — Аббас повернулся к ней.

— Хорошо, если ты так просишь, я расскажу. Амира потеряла своего мужа и свекра через два года после свадьбы. Она немного рассказывала, но я знаю, что они утонули вместе с кораблём. Тело его отца нашли, а тело Искандера — нет. Следом за своими родными этот мир покинула и мама Искандера. Амира прожила с сыном в их доме несколько лет, но, в конце концов, не смогла больше вынести и вернулась в родительский дом.

— Бедняжка, в таком молодом возрасте потерять мужа очень страшно, как же ей было там одиноко! Как она с ума не сошла? — покачав головой, прошептала Валидэ.

— Она выдержала всё благодаря сыну, — пояснила Лейла.

— У неё есть ребенок? — удивился Аббас.

— А чего ты удивляешься, она ведь замужняя женщина, — возмутилась мать.

— Как его зовут? — спросил Аббас, жадно ловивший каждое слово.

— Искандер. Он очень похож на своего отца, прямо вылитый: голубые глаза, светлая кожа… правда, волосы темные, как у Амиры. Он очень хороший мальчик. Иншаллах, вырастет и станет красавцем, каких мир не видал.

После долгой беседы Аббас поднялся к себе, а следом за ним пошел и Ибрагим. Войдя в комнату сына, Ибрагим увидел…

— Аббас, куда ты собираешься?

— Отец, вы сами хорошо знаете, почему же спрашиваете?

— Хотел убедиться, что мой сын и в самом деле сошел с ума.

— Отец, простите, я буду слушать зов своего сердца!

— Сынок, твоё сердце тебя погубит. Ты думаешь, твоя мать примет вдову, мать-одиночку в свою семью?

— Если моя мать меня любит, то примет. Кроме Амиры, я никого не полюблю и ни на ком не женюсь! Больше не повторю ошибки, которую чуть не совершил.

— Аббас, сынок, послушай меня, она ведь тебя не любит и никогда не полюбить. Ты ничего этим не добьёшься. Я понимаю тебя, но некоторым вещам не суждено сбыться.

— Отец, я верю, что Аллах не зря наши пути скрестил. Если бы всё было так, как ты говоришь, то мы бы вовсе не встретились. Каждый человек волен решать свою судьбу так, как сам хочет. Если ему легче списать на злой рок свою слабость, то это его вина. Я благодарен судьбе, что встретил Амиру. Пусть я страдал, но ни разу не пожалел об этом.

— Что же ты скажешь матери? Она вряд ли согласится. Один раз она чуть не потеряла тебя и не захочет испытать эту боль снова.

— Отец, помогите мне её уговорить.

— Завтра с утра поговорим.

На следующее утро Аббас проснулся рано. В гостиной сидел Надир, который посмотрел на друга так, будто знал, что произойдет дальше.

Собрались и все остальные.

— Валидэ ханым[1], я бы хотел с вами поговорить.

— О чем же ты хочешь со мной поговорить? — недовольно проворчала Валидэ.

— Я хочу пойти за Амирой.

— За ней?!

— За той, по кому безумно тосковал.

— Ибрагим, о чем твой сын говорит? Он обезумел! Он говорит, что хочет пойти за той, которая была замужней и овдовела, у которой есть ребёнок.

— Милая, я все это знаю, но наш сын её любит. Разве мы, родители, не можем поддержать его?

— Нет. Я не соглашусь на такую невестку, как она, никогда в жизни. Пока я жива, ноги её не будет в моём доме!

— Мама, прошу вас, не поступайте так со мной!

— Я сказала своё слово. Ты на ней не женишься! Кто угодно, только не вдова с ребенком. Я соглашусь на любую девушку, только не на неё.

— Ты ведь только вчера говорила, какая она несчастная! Почему же сегодня ты говоришь так, будто она совершила грех?!

— Я её понимаю как женщина, но как мать не принимаю её. Я знаю, что её судьба печальна, но это её судьба, а не наша. Забудь о ней!

— Мама, простите меня. Я умру, но её не забуду. Простите, мама, если вы её не примете, то и меня в этом доме больше не будет. Я не отступлюсь!

Сказав это, Аббас поднялся к себе, взял свои вещи и в тот же миг спустился. Простившись с близкими, молодой охотник вышел из дома.

— Лейла, собирайся. Пожалуй, нам тоже пора, — шепнул Надир жене.

Увидев, как сын ушел, невзирая на её слова, Валидэ молча ушла к себе. Ибрагим же сел в гостиной, обхватил руками голову и уставился взглядом в пол. На его глазах рушилась его семья, нужно было что-то делать. Вот только что? Что же он должен сделать: усмирить сына или облегчить боль жены? Подняв глаза, Ибрагим молвил:

— Йа сабыр (дай мне терпения), Аллах! Прошу тебя, помоги мне объединить мою семью!

В гостиную, попрощаться, вошли Надир и Лейла. Они знали, что провинились, пряча глаза от Ибрагима, они подошли к хозяину дома. Ибрагим был растерян, и хотя его взгляд был направлен на них, мыслями он был где-то далеко.

— Вам не стоит беспокоиться, материнское сердце рано или поздно поймёт и простит. Мать никогда не сможет отказаться от своего ребенка, — попытался успокоить Ибрагима Надир.

— Я знаю, но боюсь другого! А вы куда собрались? Словно пробудился он, увидев их собранными.

— Нам пора домой. Да и за вашим сыном нужно присмотреть, пока он не натворил дел.

— Ты прав, сынок. Прошу тебя, присмотри за моим сумасшедшим сыном и обязательно сообщи мне, если что-то случится.

— Не беспокойтесь. До встречи! Я хотел и с тётушкой попрощаться, но…

— Не думаю, что сейчас она вам что-то ответит. Я ей передам.

— Хорошо, берегите себя.

Надир и Лейла вышли с дома и сели в телегу. Солнце садилось оставляя после себя, прекрасный закат. Аббас их встретил на пороге дома, сидя на большем куске камня.

Увидев его, они переглянулись и подошли.

— Аббас, что-то случилось? Я надеюсь, ты ничего не натворил? — спросил у друга Надир.

— А что я мог сделать?

— Ну, не знаю… Пойти к ней, к примеру.

— Я хотел, но не знал, с чего начать. Посочувствовать или обнять.

— Хорошо, что не пошел, — заметил Надир.

— Тебе смешно?

— Да, очень смешно! Ты так рвался увидеть Амиру, но когда оказался столь близко к ней, не смог найти нужных слов. Куда же подевалась твоя смелость? Такое чувство, что передо мной не взрослый мужчина, а незрелый парнишка.

— Не смейся надо мной!

— Хорошо, не злись. Лучше давай зайдем в дом, подумаем, что можно тут сделать, Меджнун ты наш.

— Надир, не нужно так с ним. Пойми его и посочувствуй. Он не виноват, что его сердце так сильно привязалось к Амире, — наставительно заметила Лейла.

— Я понимаю его чувства, только ему не моё понимание нужно, а её. Давайте в дом.

В доме Лейла приготовила мужчинам чай, а потом принялась готовить ужин: с дороги все проголодались, да и утром никому не удалось позавтракать.

Увы, к ужину Аббас так и не прикоснулся, а вскоре и вовсе пошел спать.

В маленькой комнатке, где Аббас ночевал, начали доноситься звуки. Раскрыв свои глаза, он решил присушиться к раздражающему крику и смеху. Смех издавал ребенок, который бежал мимо его двери. Поднявшись с постели, он надел переоделся. Поглядывая на закрытые двери, Аббас был удивлен, и даже растерян. Мужчина вышел из комнаты, и в тот же миг в него с разбега врезался ребёнок.

Опустив голову, Аббас увидел маленького мальчика. От злобного взгляда, брошенного на него незнакомцем, мальчик испугался и заплакал. На плач ребенка прибежала Она.

Аббас, подняв голову, увидел то, что заставило его окаменеть от неожиданности. Это была — Амира.


***

Аббас внимательно смотрел на нее, на её длинные темные роскошные волосы, на мягкие губы, в её грустный, но пронзающий взгляд. Перед ним была Амира, которую он прежде знал. Присматриваясь, Аббас понял, что все же отличие — есть. Прежадная она, любила наряжаться как мужчина, но теперь перед ним, взрослая девушка. Длинное, скромное, лиловое платье, прекрасно подчёркивала всю её женскую красоту.

— Что ты с ребёнком сделал? Искандер, скажи, что болит? — торопливо говорила Амира, разглядывая ребенка.

— Мама, мама…

— Что случилось, он тебя обидел?

— Нет! — мальчик отрицательно помотал головой.

— Тогда что случилось?

— Я ударился, — произнёс ребенок, показывая на лоб.

— Давай поцелую, и всё пройдёт.

Маленький Искандер, не отрывая пальца от ушибленного места, ждал поцелуя матери.

— Прошло, больше не болит?

— Нет, — он наградил Аббаса недовольным взглядом и убежал играть дальше.

— Прости, я подумала…

— Ты подумала, что я ребенку мог навредить, не так ли?

— Прости, пожалуйста, но какое-то мгновение я усомнилась…

— Я не настолько ведь ужасный человек, чтобы причинить ребёнку боль.

— Еще раз прости… Я не знала, что ты здесь.

— Я вернулся вместе с Надиром и Лейлой.

— Только вспомнила! Они ведь у вас несколько дней гостили.

— Да. Как твои дела? Давно ты здесь?

— У меня все прекрасно. Приехала погостить у матери, скоро вернусь домой.

— Твой муж тоже приехал с тобой? — внимательно посмотрев ей в глаза, спросил Аббас.

— Нет, он не смог, у него много дел, — она отвела взгляд.

— Ты с малышом, наверное, скучаешь по нему?

— Да, очень скучаем.

— Жаль, что он не приехал с вами, — улыбка Аббаса напоминала оскал.

— Жаль. А ты как? Как твоя семья, почему ты приехал без жены?

— У нас всё хорошо, жена не захотела приезжать.

Внезапно в их разговор вмешалась Лейла.

— Аббас, Амира, вы уже встретились? Идите, достархан накрыт.

— Хорошо.

За обедом царила тишина, даже малыш сидел возле мамы, не произнося ни слова. После завтрака, помогая Лейле убирать со стола, Амира попросила её не говорить Аббасу, что её мужа больше нет. Девушки заварили чай, и все снова собрались за достарханом. Маленький Искандер сидел тихо возле мамы, держа её за руку, будто боялся, что она уйдет, оставив его. Воздух над столом, казалось, потрескивал от напряжения: каждый боялся сболтнуть что-то лишнее. Искандер попросил маму вернуться домой, к бабушке. Даже ребенку было не по себе, находясь в доме Надира. Аббас с задумчивым видом наблюдал, как они удаляются от дома. Внезапно Надир, стоявший у него за спиной, произнёс:

— И зачем ты ей соврал, что женат? Разве не ты хотел с ней быть, разве не ты говорил, что её любишь? Так зачем врать?

— Потому что она первая солгала мне. Знаешь, когда я спросил, почему её муж не приехал вместе с ними, она ответила, что он занят.

— Она так и сказала?

— Да.

— А ты зачем соврал?

— Хочу посмотреть, как долго продлится этот фарс, насколько её хватит. Как долго она будет скрывать свою боль.

— Я не пойму тебя! Какие мысли крутятся в твоей голове?

— Сейчас я и сам себя с трудом понимаю.

— Друг мой, ты сумасшедший.

— Этот ребёнок так похож на него…

— Конечно, похож, он ведь его сын. Если ты выбрал Амиру, то тебе придётся полюбить и её малыша, ведь он — частичка её души. Так что подумай, нужно ли это тебе!

— Что ты сегодня будешь делать?

— Да вот думал на зиму дров запасти.

— Я помогу.

— Было бы неплохо.

После того Аббас не виделся с Амирой несколько дней. Следующая их встреча произошла возле мечети.

— Амира, ты ходишь в мечеть? — поразился Аббас.

— Да, я всегда ходила в мечеть! Что тебя удивляет?

— Я никогда тебя здесь не видел.

— Ты тоже сюда ходишь?

— Нет.

— Тогда и неудивительно, что ты меня здесь не видел. Прости, мне пора, у меня много дел.

— Дел? Я не знал, что ты столь занята! Когда ты собираешься возвращаться домой?

— Скоро! Почему ты спрашиваешь?

— Да так… Не буду тебя задерживать.

— Спасибо за понимание.

Через несколько дней Аббас пришёл к Амире в дом, чтобы снова поговорить с ней. Девушка помогала отцу рубить дрова, а малыш относил их под навес. Увидев эту картину, Аббас не решился подойти ближе, развернулся и ушёл. Вернувшись домой, он поговорил с Надиром, и на следующее утро они вместе пошли к Амире.

Всю дорогу от дома Надира, к дому Юсуфа, мужчины спорили между собой, не решаясь постучать первым в двери. Тогда Аббас решил подкупить друга, своим мастерством, пообещав ему вырезать с дерева подарок к дню рождение Лейлы. Надир согласился на условие друга, и постучал в двери. Двери им открыла жена хозяина — Нур. В руках полотенца, а голове платок, и вся испачкана мукой, женщина пригласила их в дом.

Сидя в гостиной, они пили чай и разговаривали, но Аббасу было не до бесед, он искал взглядом Амиру. Надир сказал что пришел помочь Амире, порубить дрова. Объяснив это тем что видел, как Амира с трудом справляется. Женщина очень обрадовалась, провела молодых людей на задний двор и оставила там.

— Ну, друг мой, принимайся за работу, а я пока посижу. Сказал Надир и сел на травку.

Нарубив дрова, Аббас сел отдышаться. Надир решил помочь другу, и то что он нарубал, спрятал от непогоды в хлеву. Только они готовились уходить, после тяжелого дня, как Нур позвала помощников в дом. В доме лицом к лицу встретились они.

От неожиданности девушка застыла на миг, но опомнилась, услышав за спиной голос матери. Нур поблагодарила парней, накормила и отправила домой.

Следующий день готовил Амире горестные потрясения. Детишки взяли с собой маленького Искандера и отправились поиграть на речку. Все они были старше Искандера и умели плавать. Наивные дети, по глупости своей, решили подшутит над ребёнком. Пока Искандер с маленьких камней строил домик, дети втихаря спрятались. Вскоре ребенок понял, что его все оставили, и, бегая со стороны в сторону, начал искать друзей. Никого не отыскав, он заплакал и стал звать маму. Дорогу домой он не знал, потому что никогда раньше не ходил так далеко.

Глаза Искандера походили на два бездонных океана, наполненные до краев. Поняв, что бесполезно бегать, он остановился, озираясь, в надежде, что придёт мама.

В это время Амира бегала по селу и звала Искандера, так как не знала, куда он делся. Местные жители, увидев испуг Амиры, тоже решили помочь в поисках. Родители Амиры — Юсуф и Нур — осматривали окрестности, сама Амира с Лейлой обыскивали каждый уголок в посёлке. Наконец, не выдержав, от безнадёжности, Амира закричала, и её голос пронёсся по всему селу. Кто-то из детей подбежал к обезумевшей от ужаса женщине и рассказал, что они оставили маленького Искандера на берегу реки. При таком известии у Амиры подкосились ноги.

— Мой ребенок! Один?

— Амира, присядь, я сама пойду за ним, — испуганно проговорила Лейла.

— Там мой ребенок!

— Ты на ногах не стоишь! Прошу, присядь, сейчас я пойду за ним. Увидишь, всё с ним хорошо, он у тебя умный мальчик.

— Лейла, ты слышала, эти дети оставили моего ребенка на берегу реки! Мне нужно к нему! Отпусти меня!

— Амира, посиди, подожди.

Сказав это, Лейла убежала на поиски.

— Мой ребенок, мой ребенок! Ему сейчас страшно! Прошу вас, ноги, идите, двигайтесь. А-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а, двигайтесь, мне к сыну нужно идти, он меня ждёт!

Женщины собрались вокруг, утешая Амиру, мужчины отправились на поиски малыша. Спустя некоторое время один из них вернулся сообщить Амире, что ребенка пока не нашли, но продолжают искать.

От таких вестей глаза молодой женщины покраснели, а слезы стали багровыми, словно кровь. Амира, сидя на земле, била кулаками себя в грудь и кричала. Люди понимали её боль. Каждая мать испытывает такое чувство, когда с её ребёнком что-то случается.

Пока Амира проливала слезы, Надир и Аббас вернулись с рыбалки и не могли понять, что происходит, почему всё село всполошилось.

— Что там за толпа собралась возле твоего дома? — глядя на столпотворение у крыльца Надира, спросил Аббас.

— Не знаю, но сейчас узнаем, — Надир тоже внимательно рассматривал взволнованных людей.

Подойдя, Надир спросил у одной из женщин, что случилось. Та показала на Амиру.

— Амира, что стряслось?

Она ничего не ответила. Просто смотрела вдаль, уронив руки. Из её глаз текли слёзы.

— Кто-нибудь скажет мне, что случилось, почему вы все плачете? — возмутился Надир.

Подошел и Аббас. Парень нёс на плечах ребёнка, но, увидев плачущую Амиру, тотчас же опустил малыша и бросился к ней.

— Амира, что случилось? Прошу тебя, посмотри на меня и скажи, что случилось?! — тревожно спрашивал Аббас, утирая ей слезы.

Амира была ни жива ни мертва, но как же засветились её глаза, когда за Аббасом к ней подбежал маленький Искандер! Она чуть не сошла с ума от счастья, услышав родной, любимый голос.

— Мамочка!

— Искандер! Искандер, сыночек! — Амира обняла своего сына и прижалась лицом к его хрупкой шее.

Она обнимала его, как никогда прежде. Амира стиснув сына в своих объятиях расцеловала. Увидев живого и здорового ребенка, люди вздохнули с облегчением. Старики, подняв руки вверх, благодарили создателя своего. По не много люди начали расходиться по домам, лишь Амира не могла заставить себя сдвинуться с места. Её ноги, не слушали девушку.

— Амира, не нужно сидеть на сырой земле, заболеешь. Все хорошо, твой сын здесь, с тобой, — Надир поднял ее.

Искандер, утирая слёзы матери своими маленькими ручками, спросил:

— Мамочка, у тебя ножки болят?

— Нет, сыночек, я просто немного устала… Больше никуда не уходи без меня. Придерживаясь друга, они вошли в дом.

— Угу.

Узнав, где Лейла и остальные, Надир отправился сообщить, что ребёнок нашёлся. Умастившись на мягкой подушке, Амира наблюдала за сыном. Положив голову на колени матери, Искандер, словно кошка наслаждался тем, что его гладили по голове. Вскоре мальчик заснул. Наблюдая за дрожащей рукой Амиры, Аббас принёс ей холодную воду. Сердце девушки колотило, а мысли были не ясными.

Вскоре в дом вошли Надир, Лейла, Юсуф и Нур. Увидев, как ребёнок спит на коленях матери, они успокоились. Юсуф и Нур тихо подошли и поцеловали малыша.

— Он заснул. Бери мальчика, и пойдём домой, — шепнул Юсуф.

— Дядя, сейчас она не в том состоянии, чтобы идти. Пусть остаётся у нас, немного отдохнёт, а после мы её приведём, — поставив финцан на окошко, заметила Лейла.

— Хорошо. Тогда мы пойдём.

Спустя некоторое время Амира смогла встать. Лейла взяла малыша и уложила его в свою кровать. Амира придя в себя, спросила у Надира, где они нашли Искандера. Парень рассказал, что они с Аббасом были на рыбалке, и малыша нашёл Аббас, когда прогуливался по берегу. После слов Надира, Амира обняла Аббаса, поблагодарила его, а после попросила Лейлу принести Искандера, поскольку время позднее и нужно идти домой. Но Надир и Лейла уговорили девушку остаться. Пока Лейла накрывала сюфре[2], Амира разбудила Искандера, чтобы тот покушал. Видя тепло и заботу, которыми Амира окружала сына, Аббас задумался: как бы было хорошо, если бы Амира обнимала его ребенка, если бы это был его сын… От одной только этой мысли у парня на лице появлялась улыбка.

— Аббас. Аббас. Аббас, — позвала его Лейла.

— Да. Что?

— Ты где витаешь? — повернувшись к другу, спросил Надир.

— Нигде, просто задумался.

— Тогда прошу к сюфре.

Вчетвером, сидя за ужином, они вспоминали былые времена. Вдруг Надир вспомнил.

— Послушайте, сегодня звезды на небе необычайно красивые! Амира, помнишь, раньше мы любили подниматься на крышу нашего дома и когда-то раз были свидетелями звездопада… сделав короткий перерыв Надир продолжил: — Мы даже им имена давали. — воскликнул Надир, посмотрев в окно.

— Как же забыть? А ещё именно в наш первый звездопад ты по секрету рассказал мне, кто тебе нравится и на ком ты хочешь жениться, — Амира, посмотрев на Надира, задумалась и улыбнулась.

— А вот с этого места поподробнее… — Любопытство засверкало в изумрудных глазах Лейлы.

— Амира, даже не вздумай сказать ей, — улыбаясь, предупредил подругу детства Надир.

— У тебя есть секреты от меня? — возмутилась Лейла, прищурившись.

— Секреты есть у всех, но тебе не о чём беспокоиться, — успокоил её Надир.

— Амира, расскажи мне! — требовала Лейла.

— Не впутывайте меня в это, — рассмеялась Амира.

— Я вижу, вы втроём хорошо дружите, — Аббас не отрывал глаз от орнамента скатерти.

— Амира дружила и со мной, и с Лейлой, но мы с Лейлой не особо дружили.

— Потому что ты меня задирал, — уперев руки в боки, заявила Лейла.

— Заслужила, видимо. Вечно тебе не те парни нравились. Не в обиду, Аббас!

— Да что ты… продолжай. Я нисколько не обижен!

— Коль нам нечего делать, может, выйдем и понаблюдаем за звёздами? — предложи Надир, поднявшись со стула.

— Я не могу, — вздохнула Амира.

— Почему? — удивилась Лейла.

— Искандер без меня плохо засыпает, я не могу его оставить, — поцеловав сына в обе щеки, радостно заявила Амира.

— Уложишь его спать, а после поднимемся на крышу. Ты можешь спать с Лейлой и Искандером в нашей комнате, а я буду в гостиной, — предложил девушкам Надир.

— Пусть они вдвоём спят в моей комнате, а я пойду в гостиную, — сделал встречное предложение Аббас, положив локоть на цилиндр образную подушку, продолжил: — Не переживайте за меня, я мало сплю.

— Решено. Амира и Искандер остаются у нас. Сейчас я приберу и заварю нам чай, — с воодушевлением проговорила Лейла и направилась на кухню.

Искандер не стал проситься с ними, и за уженом молчал. Наевшись, малыш положил голову на подушку Аббаса, и заснул. Амира поднявшись, взяла сонного сына на руки.

— Лейла, где мне его уложить?

— У меня. Давай я возьму, — Аббас протянул руки, чтобы взять ребенка.

— Не стоит, я сама, — Амира, крепко обняв сына, любезно отказала она.

— Пусть поможет, ему же нужно когда-нибудь учиться обращаться с детьми, — улыбаясь, Лейла подмигнула Амире.

Аббас с ребенком в руках первыми зашли в его комнату, следом вошла Амира. Поцеловав сына за ручки, накрыв его одеяльцем, она вышла следом за Аббасом.

— Уложила? — Лейла разлив чай по финцанам, поставила чайник в сторону.

— Да, — в один голос ответили они.

— Вот и чай уже готов, — сообщила Лейла.

Наступила глубокая ночь. Друзья поднялись на крышу и сидя любовались небом. Звезды сверкали, словно драгоценные камни.

— Может, выпьем чего-нибудь? — обратился Надир к друзьям.

— Чего-нибудь? — Лейла в недоумении посмотрела на мужа.

— Я про шарап.

— Я и не знал, что ты любишь выпить, — в голосе Аббаса проскользнули нотки сарказма.

— Теперь знаешь! Сейчас принесу. Лейла, идем со мной!

— А сам не можешь?

— Скажи мне, если я всё буду делать сам, тогда зачем мне жена?

— Непутевый ты мой…

— Идём.

— Иду, иду…

Оставив Аббаса и Амиру наедине, Надир и Лейла спустились в дом.

— Красиво!

— Очень! — тихо ответил он, украдкой посмотрев на нее.

— Прости, — не спуская глаз с неба, внезапно проговорила она.

— За что?

— За то, что я тогда тебе наговорила, за то, что чуть не убила.

— Тебе не стоит извиняться, думаю, я всё это заслужил. Я должен тебя поблагодарить, потому что ты помогла мне стать тем, кто я сейчас.

— Время изменило каждого из нас, мы повзрослели. Теперь повзрослев, мы начали ценить время, и жизнь.

— Ты права. Нужно ценить время, которое мы проводим с теми, кого любим. Скажи Амира….ты, когда вышла замуж, стала счастливой?

— Да, у меня прекрасный сын, которого мне Аллах подарил. А ты счастлив?

— Сейчас я счастлив. Правда, не настолько, насколько хотелось бы. Но я и этим доволен.

— Я рада за тебя. Ты сейчас выглядишь по-другому. Будто повзрослел. Брак людей меняет, все становиться боле ценным. Думаю, когда у тебя будут дети, ты в полной мере осознаешь, жизнь.

— Возможно, я надеюсь… Когда-нибудь под сердцем той, которую я люблю, забьется сердце моего ребенка. А до тех пор я просто буду ждать.

— Иншаллах, и ты тоже почувствуешь, что означает стать отцом.

— Твой муж, наверно, был очень рад, когда им стал?

— Да, очень. Когда у нас родился Искандер, он был очень рад, его радости не было границ, и еще любопытству.

— Он, наверно, по вам очень скучает. Знаешь, мне кое-что любопытно. Если он так сильно любить вас, почему он не приехал с вами? Я бы не смог провести ни минуты без любимой и своего ребенка.

— Вот и мы, — заявил Надир, поднимаясь на крышу.

— И долго же вы! — недовольно проговорил Аббас, обернувшись.

— Это всё его вино.

Разлив каждому по бокалу, они, лёжа на крыше, смотрели на небо.

— Смотрите, звезда падает! Загадывайте желание, говорят, сбывается… Загадали? — закрыв глаза, спросил Надир у друзей.

Все в один голос ответили «Да!».

Посидев ещё немного, Лейла отправилась спать, следом за ней отправился и Надир. Аббас и Амира снова остались наедине.

— Ты не жалеешь, что стала его женой? — устремив глаза вдаль, спросил Аббас.

— Несколько.

— Скажи, почему ты так сильно меня не любила и не захотела быть со мной?

— Изначально, думаю, наши судьбы отличались. Мне всегда в тебе что-то не нравилось, ты был таким надменным и самовлюбленным!

— Я никогда не был таким. Возможно, я был эгоистом, и этот эгоизм проявлялся по отношению к тебе. Я так себя вёл, когда понял, что влюбился.

— То, что было в прошлом, должно остаться там же. Сейчас мы с тобой другие люди, у нас другая жизнь. Я замужняя, а ты — женат! У нас есть те, кого мы любим. Теперь, прости, мне пора идти к своему сыну.

Аббас не много посидев время в одиночестве, решил спуститься. Она направлялась в спальню, когда Аббас остановил Амиру, схватив её за руку.

— Что ты делаешь, отпусти! — шепотом приказала Амира.

— Долго ты будешь продолжать этот фарс? У меня времени много, я могу вести эту игру до бесконечности, но скажи мне, до каких пор ты собираешься лгать мне?

— О чем ты говоришь? Я не понимаю тебя! Отпусти мою руку, мне больно!

— Рукам твоим больно?! А сердцу твоему не больно?

— Прошу тебя, отпусти! Ты сейчас всех разбудишь!

— Не думай о них! Ответь мне! Как долго ты собираешься играть?

— О чем ты говоришь?! Что ты от меня хочешь?!

— Я хочу того же, что и всегда. Я хочу тебя!

— Ты подлец! Я думала, ты изменился, но как же я ошибалась! Тебе не стыдно?

— С каких пор любви нужно стыдиться?!

— Очнись, это шарап одурманил твою голову! О какой любви ты говоришь: я — замужем, ты — женат! Как ты можешь об этом говорить?!

— Я не помню, чтобы я говорил, что женился.

— Что?! Ты спятил, забыл уже о жене?

— Я никогда не был женат! Это ты так решила, и я не стал тебе возражать.

— Отпусти мою руку! Я хочу пойти к своему сыну!

— Пойдешь только после того, как ответишь мне! Как долго мне тебе подыгрывать? Ты ещё долго собираешься из себя замужнюю женщину строить?

— Замолчи! — Амира дала ему пощечину.

— Не понравилось, что я сказал?

— Ты ужасен!

— Я ужасен, или тот, кто оставил вас одних в этом мире?!

— Помолчи!

— Амира, ты должна очнуться. Твоего мужа давно нет, так почему ты страдаешь в одиночестве? Ты больше не жена, а вдова с ребёнком! Ты та Амира, в которую я влюбился давно, на которой хотел и хочу жениться. Ты та, которую я желал и буду желать, пока не умру.

— Ты с ума сошёл? — попыталась вырвать она свою руку из его пальцев.

— Я, кажется, раньше отвечал на этот вопрос! Если хочешь, могу повторить. Да, я сумасшедший, который любит тебя, который тосковал по тебе. Ты помнишь нашу последнюю встречу? Я до сих пор помню вкус твоих губ и твой запах.

— Немедленно отпусти меня!

Аббас страстно прижал Амиру к себе и поцеловал.

— Прошу тебя, позволь тебе помочь, позволь позаботиться о твоём ребенке. Позволь мне быть рядом с тобой. Я знаю, что ты его любила, я знаю, что ты страдаешь. Я не прошу тебя броситься в мои объятия, я прошу всего лишь шанса быть рядом с тобой. Позволь мне утолить твою боль. Я стану таким, каким ты захочешь, только лишь позволь.

Аббас нежно прижимал Амиру к себе и шептал ей на ухо. По щекам девушки покатились слезы. Он снова её поцеловал. Но тут перед глазами Амиры так ясно, словно наяву, предстал образ её мужа, что она оттолкнула Аббаса, будто проснулась ото сна.

— Я не могу его предать, и я не передам его! Тебе стоит забыть обо всём, что сейчас произошло. Вернись домой и создай собственную семью.

— Амира, прошу тебя, не обрекай себя и меня на одиночество. Твоего мужа нет, разве ты не достаточно оплакала его?! Он бы хотел, чтобы у твоего сына был отец.

— И он у него есть!

— Есть, только какой толк от отца, который не сможет позаботиться о сыне, который не обнимет его, когда ему страшно?

— Я обниму. Я стану ему и отцом, и матерю.

— Амира, очнись. Твой отец болен, мать уже в преклонных летах. Разве ты не понимаешь, как им тяжело видеть тебя такой? Подумай о них. Я понимаю, ты любишь своего мужа и не хочешь предавать его память. Я не прошу тебя отдаться мне, я прошу тебя выйти за меня. Я не прикоснусь к тебе до тех пор, пока ты сама этого не захочешь.

— Я не могу. Аббас, прошу тебя, хватит! Мне и так нелегко. Хватит мучить меня, остановись, прошу тебя. Я люблю своего мужа, мне невыносима сама мысль, что я буду с кем-то, кроме него. Пусть я вдова, я принимаю свою судьбу. Тебе стоит…

Не успела она договорить, как Аббас схватил её за руку и резко притянул к себе, поцеловав. Их губы сомкнулись в поцелуе, сомнения и страх поселись в её сердце.

— Прости, но я не смирюсь с твоим решением, я ждал много лет. Я не могу отпустить тебя и не отпущу. Как и обещал, я помогу тебе справиться с твоей болью, — он наконец выпустил девушку из объятий.

— Этого не будет!

Наутро Амира рано проснулась, взяла сына и ушла, ничего не сказав.

Настойчивости Аббаса можно было позавидовать. Люди думали, он тронулся умом. Зачем молодому неженатому парню бегать за вдовой, да ещё и с ребёнком? Набравшись смелости, Аббас пришёл просить руки Амиры. Увидев парня на пороге своего дома, девушка побледнела.

— Ты что здесь делаешь? — встревоженно спросила она.

— Не впустишь в дом?

— Нет! Что ты тут делаешь, я спрашиваю?

Увидев в дверях Аббаса, Юсуф пригласил его войти.

— Благодарю за приглашение.

— Проходи, присаживайся. Амира, дочка, принеси нам чай. Я так и не поблагодарил тебя за помощь, которую ты оказал мне.

— Не стоит благодарности, господин.

— Скажи, с чем пожаловал в мой дом, сынок.

Глубоко вздохнув, Аббас перешёл к делу.

— Господин Юсуф, я пришёл просить руки вашей дочери. Я обещаю заботиться о ней и её ребенке, как о своём.

Услышав слова Аббаса, Юсуф вскочил и….


[1] Ханым — уважительное обращение к женщине в Азербайджане, буквально «госпожа».

[2] Сюфре- достархан.

Часть пятая

***

— Покинь мой дом немедленно. Я больше не желаю тебя видеть. И забудь дорогу сюда, не смей больше подходить к Амире.

— Но почему? Я люблю её и обещаю заботиться о ней и об Искандере, как о своем сыне.

— Пошел вон, я сказал!

— Господин Юсуф, сегодня я ухожу, но знайте, я не сдамся!

Когда Амира принесла чай в гостиную, Аббас уже покинул дом.

— Отец, где же?..

— Помолчи. Ты знала, зачем он пришел? Скажи мне правду! — кричал он на дочку.

— Отец, о чем вы говорите? — удивилась Амира, поставив чай на стол.

— Амира, я тебя предупреждаю: чтобы ноги его больше в моем доме не было, и ты не смей с ним видеться!

— Скажите мне, что случилось?

— Ты еще и спрашиваешь? Признайся, ты с ним заодно? Тебе не стыдно? Ты вдова с ребенком, а он молодой и неженатый парень. Зная, что ты вдова, он без стыда пришел в мой дом просить твоей руки.

Услышав шум, в гостиную вошла Нур.

— Что тут происходит? Юсуф, твой голос слышен даже на улице, — заметила она.

— Поговори со своей дочкой.

— О чем ты говоришь, объясни мне. Амира, дочка, объясни хотя бы ты.

— Я тебе скажу, что тут происходит! Тот парень пришел просить руки Амиры. Бесстыжий! Зная, что она потеряла мужа.

Амира тихо стояла в сторонке, ничего не говоря, опустив глаза, еле сдерживая слезы.

— Какой еще парень?

— Аббас, или как там его!

— Но почему ты разозлился?

— Женщина, ты умом тронулась? Как он подумать мог, что я позволю жениться на ней?! Он посмеяться хочет над нами! У этого парня ни стыда, ни совести!

— Он хороший парень, он много раз помогал нам, да и в любви нет ничего постыдного!

— Уйдите с моих глаз вон, пока я еще сдерживаю себя.

— Дочка, где Искандер?

— Спит.

— Амира, идем. Оставь своего отца, от старости у него вовсе разум помутился!

Амира, еле сдерживая слезы, пошла в комнату, где спал её сын. Она легла рядом с ним, крепко обняла малыша и тихо заплакала. Капли её слез, падая на лицо ребенка, разбудили его. Открыв глаза, Искандер маленькими ручками утер слезы матери.

— Мама, не плачь. Все хорошо, — гладя ее по голове ручками, с серьезным видом произнёс он.

— Прости, сыночек, что разбудила тебя.

— Ничего страшного, мамочка; у тебя что-то болит?

— Совсем нет, сынок! — крепко прижала к себе ребёнка Амира.

— Тогда почему ты плачешь? Тот дядя обидел тебя?

— Какой дядя?

— Тот большой дядя, у тети Лейлы.

— Нет, — улыбнулась она.

— Мамочка, больше не плачь. Я, когда вырасту и стану сильным, позабочусь о тебе…немного подумал мальчишка продолжил: — Я почти взрослый, еще чуть-чуть.

— Тогда тебе нужно много есть! И тогда ты станешь таким сильным, что все будут тебя бояться.

— Все-все?

— Все!

— Мамочка, расскажи мне про папу.

— Снова? — улыбнулась она.

— Угу.

— Тогда слушай внимательно. Твой папа быль очень добрым человеком, он помогал всем. Твой отец любил читать, часто писал стихи. Он знал, где какая река течет, знал название каждого моря и озера. Ему нравилось море, он говорил — там свобода! А еще твой папа был самым красивым и сильным.

— Таким, как я?

— Нет, ты у меня еще красивее! — с нежностью прошептала она.

— Мама, а как папа выглядел?

— Он был высоким, со светлой кожей и с голубыми глазами, а ресницы у него были длинными и густыми. У него была самая красивая улыбка…

— Как и у меня. Когда вырасту, стану таким же, как папа. Да, мама?

— Да.

— Папа нас видит?

— Да, видит!

— А я могу папу увидеть?

— Сыночек, папа на небе, оттуда он смотрит на тебя. Смотрит, слушаешься ли ты маму или нет. Если ты захочешь поговорить с папой, посмотри на небо, и ты увидишь его. Твой отец среди тысячи звезд светит для тебя. Он будет тебя защищать.

— Если папа меня видит, то я смогу ему сказать, что скучаю?

— Он всегда за тобой следит! Ты можешь это и сейчас ему сказать, он услышит.

Прошло несколько дней, прежде чем Аббас вновь осмелился прийти в дом Юсуфа. Хотя он проявлял настойчивость и храбрость, Амира оставалась в стороне и избегала его.

Видя старания Аббаса, мать Амиры сама решила с ним поговорить. Узнав о намерениях парня, она рассудила сначала вразумить мужа. Но муж отказывался её выслушать. И в один день, пришел конец её терпению! Утром Амира проснулась от спора отца и матери. Голоса доносились из гостиной.

— Дай парню шанс! Его намерения благородны, он ведь на самом деле неплохой человек!

— Не тебе решать. Я уже сказал свое слово!

— Послушай, позволь нашей дочке обрести счастье! Столько лет прошло после смерти Искандера. Никто его смерти не хотел, такова его судьба! Я его любила, как сына! Но Амира моя дочь, и я хочу, чтобы она была счастлива.

— О каком ты счастье говоришь? Наша дочь вдова! Что люди скажут, ты подумала? Что его семья скажет? Ты думаешь, что они её примут с распростертыми объятиями?! Разве не понятно, что его семья не согласна? Если бы они были согласны, то он бы пришел не один. Очнись, женщина!

— Я с ним поговорила, он придет со своими родителями, будет просить её руки, как следует.

— Кто тебе позволил вести втайне от меня такие дела?! Вы, мать и дочь, совсем с ума сошли?! Я не позволю вам двоим позорить моё имя. Что люди скажут?! Одного мужа не стало, а она уже за второго замуж хочет выскочить. Будет так, как я сказал! Я сам позабочусь о них.

— Позаботишься, ты?! Теперь ты меня послушай! Она из-за тебя с самого своего рождения страдала! Что ты ей дал как отец?! Ты её обвинял, что она родилась девочкой. С тех пор как болезнь тебя приковала к постели, Амира выполняла всю твою работу! С десяти лет моя дочь рубила дрова, ходила за скотиной, поила ее, кормила, копала землю, смотрела за огородом. Она стала сыном! Она делала все вместо тебя, ухаживала за тобой, у неё не было детства. Я не знаю, за что Аллах её наказал таким отцом, как ты! Она ни разу за двадцать один год не пожаловалась. Ей не повезло, её мужа не стало, но тут её вины нет! Я не позволю ей жить в одиночестве только лишь потому, что её отец гордится тем, чего у него нет! Я сказала, этот парень придёт свататься, и, если она захочет, ты дашь свое благословение! Иначе, клянусь Аллахом, я убью тебя, а потом и себя. Это я виновата, что вышла замуж за тебя и терпела все эти годы, потому что любила тебя! Но я не позволю страдать своему ребенку. Ты меня услышал?! Только посмей что-нибудь возразить! И я вырежу твоё черствое сердце из груди! Я своё отжила, а моему ребенку всего двадцать один год, у нее должно быть будущее. Запомни!

И тут в разговор вмешалась Амира.

— Отец, мама, прошу вас, не ссорьтесь из-за меня. Я не выйду за него замуж, не беспокойтесь! Я знаю, что это неправильно. У меня нет права на это. Я живу не ради себя, а ради сына! Завтра я бы хотела вернуться в дом своего мужа. Я уеду и больше не буду беспокоить вас. Мне тяжело видеть, как вы ссоритесь из-за меня. Да и он больше вас не побеспокоит, я с ним перед отъездом поговорю.

— Поучись у своей дочки.

— Помолчи. А ты, Амира, никуда не уедешь. Это мой дом, без моего позволения ты никуда не поедешь.

— Мама, я не хочу быть обузой, отец прав!

— Амира, ты плохо меня слышала? А теперь разбуди ребенка, нужно позавтракать.

— Я не буду есть, — пробормотал Юсуф.

— Ну и хорошо, — довольно ответила жена.

После завтрака, когда малыш вышел гулять, Нур решила поговорить с Амирой.

— Послушай, Амира, я знаю, что ты любишь Искандера. Кому, как не мне, об этом знать? Но его не вернешь. Не стоит себя обрекать на одиночество. Искандер был хорошим человеком!

— Да, мама, был! Как я могу подумать о том, чтобы забыть его и выйти за другого? Я не предам его память.

— Тебя никто не просит предавать его память. Он навсегда останется в твоем сердце, никто в этом мире не сможет тебе его заменить. Вот посмотри на своего отца и Искандера. Твоему ребенку нужен отец!

— Он у него есть.

— Есть, но не с ним. Как бы плохо ни звучало, но какой толк от мертвого отца, когда мальчику нужен живой? Ему нужен отец, который его обнимет, когда ему страшно, выслушает его. Возьмет под свое крыло. Ты сейчас думаешь, что справишься, но это не так просто. У тебя был отец — хороший или плохой, но был. Я твоя мать, я девять месяцев носила тебя под сердцем. Я с нетерпением ждала, когда ты родишься. Когда ты родилась, моё сердце забилось, как будто я раньше и не жила вовсе! Я боялась тебя брать на руки, ты была такой маленькой и хрупкой. Когда ты, открыв глаза, посмотрела на меня, целый мир стал моим! Я так долго ждала, когда же ты начнешь ходить, какое будет твоё первое слово! Когда ты заговорила, я еле сдержала слезы. Когда твои зубки резались и ты ночами не спала, я в панике искала, чем бы утолить твою боль. Хоть твой отец и выглядит черствым человеком, но он тоже не спал, мы вдвоем не отходили от койки. Да, твой отец хотел сына, но Аллах ему не дал. Но, когда тебя обижали, Юсуф был первым, кто приходил и давал тумаков обидчикам, он утирал твои слезы. Твоему сыну тоже нужен тот, кто его защитит. Я знаю, ты сильная мать, но семья — это другое.

— Но…

— Не перебивай и выслушай меня до конца. Аббас мне все рассказал. Он был искренен со мной. Он рассказал, что полюбил тебя очень давно, что предлагал тебе выйти за него, но ты отказала. Я не знаю, что между вами произошло, но времена меняются, что бы он ни сделал в прошлом, это в прошлом и осталось. Сейчас он, так же, как и тогда, любит тебя и хочет на тебе жениться. Он мне рассказал, почему пришел свататься один. Он пошел против воли матери. Если бы он был плохим человеком, я бы сейчас с тобой о нем не говорила. Послушай меня, ты нигде не найдешь мужчину, который ради любимой пойдет против семьи. Поэтому я и сказала, что он может прийти, когда его мать даст свое согласие на ваш брак. Я не знаю, когда это случится. Но, прошу тебя, подумай о своем сыне. Я уверена, Аббас будет хорошим отцом для моего внука. Мальчик заслужил иметь отца. Храни память о муже в своем сердце. Пока твоё сердце его помнит, он будет жить.

В эту минуту в комнату вбежал Искандер, Амира взглянула на своего сына и улыбнулась. Подбежав к ней, он спросил тихо:

— Мама, можно я пойду с дедушкой?

— Куда?

— К реке.

— Хорошо, только не подходи к воде, договорились?

— Угу.

А Аббас мчался домой. Слова Нур звучали в его голове. Он решил во что бы то ни стало уговорить свою мать. Подъехав к ограде родного дома, молодой человек спрыгнул с коня на ходу и вбежал в двери. В гостиной сидел отец и смотрел куда-то вдаль через окошко. На подоконнике стоял небольшой горшок с цветком.

— Отец, где матушка? — торопливо выдохнул Аббас.

— Ты вернулся? Что ты запыхался? Тебя что, кто-то преследует?

— Нет. Отец, где матушка?

— С того дня, как ты ушел, она со мной не говорит. Закрылась в нашей спальне и не выходит, пока я дома.

— Где же вы спите?

— В твоей комнате.

— Но почему она так поступает с вами? Ведь виноват я!

— Она считает меня виноватым, и она права. С этим ничего не поделаешь! Подожду, пока её гнев не стихнет. Но ты почему вернулся? Насколько я помню, ты сказал, что идешь за своей возлюбленной.

Тогда Аббас сел и рассказал отцу все как есть. Тот разочарованно покачал головой и взъерошил волосы.

— Это очень плохо! И как ты уговоришь свою мать? Она очень упряма, и вряд ли мы её так просто убедим. Хотя кому я говорю, ты такой же.

— Поэтому я прошу вас, помогите мне уговорить маму.

— Уговорить?!

— Отец, мне нужно это сделать во что бы то ни стало.

— Хорошо. Кто знает, может, она согласится? Но если после разговора будет продолжать упрямиться, тогда….

Не успел он договорить, как его перебила жена, которая вышла со спальни, закрыв за собой тяжелую деревянную дверь.

— Ты вернулся?! — холодно осведомилась Валидэ.

— Да, матушка.

— Ну и где же твоя возлюбленная? Что-то я её не вижу! Или она тебе и сейчас отказала?

— Матушка, я хочу с вами поговорить.

— Если ты хочешь извиниться за свой поступок, то я тебя прощаю. Еще не поздно все вернуть.

— Что? Матушка, о чем вы?!

— О невесте, которую ты бросил ради какой-то вдовы, которая тебе сотни раз отказала.

— Матушка, прошу тебя, больше не называй её вдовой. Я хочу на ней жениться, я вернулся, дабы вы вернулись туда вместе со мной, просить её руки. Как положено, по обычаю.

— Такого не будет, забудь об этом! Я никогда не войду в дом этих людей. Возможно, у тебя нет гордости, но у меня она есть!

— Матушка, прошу вас! Я понимаю, что никогда не был тем сыном, о каком вы мечтали. Прошу вас, сделайте это ради меня. Я сделаю все, что вы хотите, но я умру без нее! Нет, я убью себя, если не буду с ней!

— Прикуси свой язык, несносный! Я сказала: пока я жива, ноги этой вдовы не будет в моем доме.

— Аббас, нам нужно поговорить. Не мог бы ты оставить нас наедине? — вмешался в разговор отец.

Аббас вышел из дома, поднял взгляд чистому небу и тяжело вздохнул.

В доме страсти накалялись.

— Мы пойдем просить её руки как положено.

— Нет! Её ноги в этом доме не будет.

— Будет, она станет невесткой в нашем доме!

— Ты своему сыну такой участи желаешь?! Жениться на вдове, да еще и с ребенком?! Как же наш сын?!

— Я подумал о нем! Думал с тех пор, как он родился! Я вижу, что он без нее страдает. Если он хочет на ней жениться, я пойду и сделаю то, что должен!

— Очнись, она была женой другого мужчины! Что же, в нашем селе нет достойных девушек?! Незамужних, чистых! Я не позволю тебе привести в мой дом женщину, которая принадлежала другому!

— Валидэ, не заставляй меня повышать на тебя голос! Ты сама была невестой другого! Или забыла, как я тебя с твоей свадьбы украл?! Забыла? Напомнить?!

— Не смей меня с ней сравнивать! — наставив на мужа палец, со злостью произнесла она.

— Почему? Ты разве не женщина? Ты думаешь, она хотела овдоветь? Кто захочет для себя такой участи?! Разве не ты говорила, что хочешь, чтобы наш сын женился и был счастлив?

— Говорила! Но не с ней! Почему мой сын должен жениться — и воспитывать чужого ребенка? Я ей сочувствую, но это не значит, что я её приму.

— Если он любит её, то и её ребенка примет, как своего.

— Мой сын должен своего ребенка воспитывать, обнимать свою кровь, а не чужую.

— Вода, которую наливают в финцан, становится питьевой. Так же и он — если наш сын на ней женится, она станет нашей дочкой, а ребенок внуком.

— Я их не приму. И тебе не позволю этого сделать.

— Вот же упрямая женщина! Валидэ, прошу тебя, не испытывай моё терпение. Я тебе позволял многое! Я делал все ради тебя, потому что любил и буду любить. Но счастье моего сына для меня тоже важно. Не заставляй меня выбирать между тобой и сыном. Пока ты моя жена, а он мой сын, в этом доме будет все, как я сказал! И закончим этот разговор. Лучше пойди приготовься, завтра мы отправимся в дорогу.

Валидэ ушла в комнату, захлопнув за собой дверь. Несколько дней женщина лежала в постели, притворяясь больной. Воткнувшись лицом об подушку, Валидэ при каждом появление мужа и сына, покашливала. Сначала Ибрагим был напуган, и в всерьез воспринял шутливую игру жены. Ухаживая за женой, он заметил то, как она избегает прикосновений, и тут в голову мужа прокралось мысль — не соврала ли она? Вскоре муж разгадал план жены и заставил её собраться в путь.

Приехав в деревню Амиры, они остановились у родителей Надира, а Аббас — у самого Надира.

Перед сватовством Аббас решил встретиться с Амирой. Юсуф увидел его издали, повернулся к нему спиной. Двери дома открыла Аббасу мать Амиры и пригласила в дом.

— Проходи, сынок, присядь, сейчас принесу чай.

— Не стоит, тетушка. Могу я узнать, где Амира?

— Её сейчас нет дома. Она в гостях, в соседнем селе.

— Когда же она вернется?

— Не знаю, сынок; думаю, через пару дней. Ты мне лучше скажи, смог ли ты уговорить свою маму?

— Они со мной приехали просить руки вашей дочки.

Руки Аббаса тряслись. Ноги нервно дрожали, и он, положив ладони на колени, пытался унять эту дрожь. В гостиной, где он уместился, было светло. Несколько окно, больших размеров освещали помещение. Широкий ковер с цветочными орнаментами украшало комнату. Вдоль стены вразброс, расставлены плоские подушечки. В углу стоял деревянный станок, а на нем не законченное полотно. Нитки желтоватого цвета с нотками оранжевого, сплетались с зеленым, и черным цветом, создавали некий, не совершенный рисунок. Аббас наставив на полотно свой взгляд, пытался понять, что на нем изображено, или в конечном итоге будет изображено! Всматриваясь несколько минут, перед глазами Аббаса, начло было образоваться некая картина, но тут в комнату вошла Нур с круглым медным подносам в руках. Медленно опускаясь на колени, он положила перед гостем финцан чая, а после разложила перед ним в маленьких глубоких блюдцах варение. Перед Аббасом было много выбора: айва, граната, варение с цветов, груши, инжира, абрикос, сливы…но он остановил свой выбор на айве, которую он любил из детства.

— Признаюсь честно, я не ожидала, что ты их так скоро уговоришь. Но я рада это слышать. Ответь же мне, где радость на твоем лице?

— Признаюсь, отца и мать куда проще уговорить, чем вашу дочь. Я боюсь, она не согласится на брак со мной.

— Я вот что тебе скажу. Амира больше всего любит моего внука. Для нее его счастье превыше всего. Когда счастлив малыш, счастлива и она! — Подмигнула Нур, парню, будто давала подсказку.

При этих словах на лице Аббаса появилась улыбка: он понял, что хотела ему сказать Нур. Он вскочил с новой силой и надеждой.

— Спасибо вам, тетушка, — поцеловав её руку, Аббас, улыбаясь, вышел из дома.

Когда Надир вернулся, встретил на пороге своего дома, гостей. Ибрагим, заложив руку за спину, расхаживал туда-сюда по небольшой садовой тропинке перед домом. Надир, поприветствовав их, пригласил в дом.

— Присаживайтесь, прошу вас.

— Спасибо, сынок. Почему ты не сказал, что такой мастер? Когда ты говорил, что дом построил не далеко, я думал, это на самом деле так. Если бы не твои родители, я бы вряд ли узнал, где ты живешь.

— Простите.

— Молодец, ты мудро поступил. Да и дом на славу сделан.

— Спасибо. Я рад, что вам понравилось.

Лейла поспешно вышла из кухни, поднося гостям чай с вареньем. Она была все такая же красивая, как и прежде: те же золотистые волосы, те же изумрудные глаза. Единственное что в ней изменилось, это румянец на её лице. Замужество украшало девушку, и это было видно.

— Присаживайтесь, — улыбаясь, предложила Лейла.

— Спасибо, дочка. А где наш сын? — не заметив его, спросила Валидэ.

— Он вышел, думаю, — начал было Надир, но, не успел договорить, как вошел сам Аббас.

Он, так же, как и несколько лет назад, был аккуратен. Одет строго, но со вкусом: в длинный кафтан и шаровары, на поясе — небольшой кинжал. Черные брови, орлиный взор, черные, как уголь, глаза, и в них — какой-то зловещий, манящий свет. Полная противоположность Искандера. Черты лица Искандера были нежными, а лицо светлым, с голубыми глазами. Он походил на человека Запада. Аббас же был истинным джигитом: как огонь, опасный и манящий. За столько лет он научился терпению, хотя раньше это качество ему были неведомо.

— Вот и Аббас! — воскликнул Надир.

— Ты где был, сынок? — Ибрагим отпил чаю.

Ходил по делам. Отец не стал углубляться, ответ и так был очевиден.

— Аббас, сынок, ты сообщил семье невесты, что мы приехали свататься? — спокойно осведомился Ибрагим.

— Да.

— Хорошо, тогда завтра, в обед, и пойдем, — воодушевлённо проговорил отец.

— Завтра нельзя.

— Это еще почему? — удивился он.

— Она сейчас в другом селе, в гостях у тетушки. И останется там на несколько дней. Отец, я бы хотел вас кое о чем попросить.

— Хорошо, говори.

— Дайте мне немного времени…

— Сынок, я думал, что ты хочешь все это поскорее закончить?

— Хочу, очень хочу! Но доверьтесь мне, у меня свои причины.

— Хорошо, только не затягивай надолго! Ты же знаешь, что мы в гостях живем, — заявил Ибрагим.

Валидэ молчала.

Через несколько дней Амира вернулась домой. Аббас ждал её возвращения с нетерпением. Из-за не дружелюбимого характера Юсуфа, Аббас не решался приходить в дом Амиры, когда хозяин дома. Юсуф, словно читал мысли Аббаса. Из-за нежелания отца, Аббасу пришлось, попросил Лейлу помочь ему встретиться с ней.

Утром Лейла отправилась в дом Амиры с небольшой корзиной, полной фруктов, темно-зеленой пастилы с черными узорами и прочей снеди. Амира была радо предложению пройтись, посему девушке не пришлось долго уговаривать. Взяв Искандера, они вышли из села, чтобы устроить обед на природе. Из-за прохладного ветерка, Амира накинула на свои плечи теплый плед. Проходя бескрайние местами выпуклостью равнины, они увидели, как в нескольких фарсах[1] от них, птички порхали на небе над гущей леса.

Расположились под дубом, они вытянули ноги, опираясь на руки, подняли свой взгляд на небо. Небо было чистое, запах травы и цветов наполнял воздух. Впервые за долгое время Амира испытывала покой. Наблюдая за сыном, она согревала свое сердце мечтами о его будущем. Перед её глазами пролетала, в ярких картинах его жизнь, то каким он станет, в кого влюбиться? Измениться ли он, поменяется ли его предпочтения. Какую невесту она ему выбрить…


***

— Как хорошо, что мы, как в старое доброе время, можем так посидеть, — сказала Лейла.

— Ты права, давно мы так не сидели. Но скажи мне, о чем ты хотела со мной поговорить? — взглянув на подругу, спросила Амира.

— Не я хотела с тобой поговорить, а кое-кто другой. Вот и он!

Повернув голову, Амира увидела его. Аббас направлялся к ним.

— Почему он здесь?

— Он хотел с тобой поговорить.

— Ты ради него меня сюда позвала?! Не могу в это поверить. Зачем ты это сделала?

— Амира, хватит избегать его! Он сотни раз доказал, что любит тебя. Так почему ты закрываешь глаза и уши? Поговори с ним. Он ради тебя готов на все! Не отталкивай его! Подумай хорошо, от твоего решения зависит вся твоя жизнь. Смотри, не затягивай, не то можешь пожалеть. Он хороший человек! Иногда даже любящее сердце устает ждать, так что подумай хорошенько!

Договорив, Лейла встала и ушла, взяв с собой и Искандера. Ребенок оглядывался, но вскоре потерял мать и Аббаса из вида.

— Послушай, тебе не надоело всех в это вмешивать?! — подняв бровь, недовольно произнесла Амира.

— По-другому ты бы не встретилась со мной. Разве ты бы пришла, если бы я попросил? Думаю, нет! Поэтому я пользуюсь уловками — только ради того, чтобы увидеть тебя. Я понимаю, что это жалко выглядит, но…

— Зачем ты хотел со мной поговорить?

— Я вернулся сюда с отцом и матерю — ради тебя! Твой отец был прав, когда указал мне на дверь. У меня не было права так нахально, без предупреждения, приходить.

— Я ведь ответила тебе тогда. Сколько я должна говорить, что не могу предать своего мужа?!

— Будь ему верна! Я не прошу отдаваться мне. Я не прикоснусь к тебе!

— Ты смеешься надо мной? Зачем тогда ты женишься? Люди разве не женятся для того, чтобы создать семью? Ты хочешь, чтобы я поверила, твоим словам?!

— Я даю тебе слово чести, что даже пальцем к тебе не прикоснусь, но позволь мне хотя бы рядом с тобой быть! Амира, я умоляю тебя, не мучай меня. Позволь мне позаботиться о твоем сыне, я обещаю, что буду его любить больше жизни. Я люблю тебя, я умру без тебя, я не хочу жить без тебя, — взяв её лицо в ладони, он смотрел ей в глаза.

— Аббас, прошу тебя, не будь таким! Ты сам прекрасно понимаешь, что так нельзя. Это нечестно по отношению к тебе и моему покойному мужу. Остановись, ты должен жениться на той девушке, которая даст тебе семью и свою любовь, — Амира отвела глаза.

— Я не хочу видеть рядом никого, кроме тебя. Посмотри на меня! Пусть у нас не будет полноценной семьи, пусть у меня не будет своих детей, я согласен. Я на все согласен! Твой сын станет моим, я буду его растить и любить, как своего.

— Прошу, хватит! Оставь меня!

— Амира, не уходи.

Амира все же ушла, и Аббасу оставалось только смотреть ей вслед. В его взгляде читалось и желание обнять, и тоска — невыразимая тоска.

На следующее утро малыш Искандер, стоя возле мечети, глазел по сторонам. Выходя после молитвы, Аббас, увидев ребенка, подошел к нему.

— Ты что здесь делаешь?

— Я иду в гости, — важно ответил ребенок, вскинув голову.

— К кому? — полюбопытствовал Аббас.

— К дяде Надиру!

— Где же твоя мама?

— Мама? Она дома, — тихо ответил мальчик, опустив голову.

— Она знает, что ты ушел?

— Нет.

— Почему же ты без разрешения мамы уходишь, нельзя так делать! Идем, я тебя провожу домой.

— Но я хочу к Лейле, — вырывая руку, малыш обернулся назад.

— После, с мамой, пойдешь, одним ходить детям нельзя!

— Я пойду к дяде.

— Потом!

— Нет, сейчас.

— Почему ты к ним хочешь? После с мамой пойдешь.

— Дядя обещал мне помочь.

— Помочь? С чем же?

— Он обещал построить домик.

— Может, я помогу? Сейчас Надир занят.

Малыш взял Аббаса за руки и потянул за собой. Вскоре малыш привел своего спутника к невысокому холму, который находился шагах в ста от села.

— Вот там хочу домик, — он указал на высокое дерево.

— Ты дом на дереве хочешь построить?

— Угу.

— Скажи, а зачем ты хочешь дом на дереве? Ты ведь туда подняться не сможешь! Там опасно.

— Если я там построю домик, то буду ближе к папе. И смогу ему рассказать секрет.

— Какой же секрет? Ты можешь мне сказать, я передам твоему отцу.

— Я сам!

— Искандер, знаешь, твой отец и с земли хорошо тебя слышит. — Аббас встал на колени и продолжил: — Тебе не нужно для этого забираться так высоко. Ты можешь и тут все сказать, я закрою уши.

— А если папа не услышит? — Малыш смотрел ему в глаза.

— Он всегда тебя слышит! Я закрою уши, а ты скажи папе то, что хотел сказать.

— Хорошо… Дождавшись того, что Аббас отойдет достаточно далеко и закроет уши, мальчик, вдохнул и заговорил: — Папочка, я скучаю по тебе, и мама скучает, она иногда плачет по ночам. Я хочу увидеть тебя, хочу, чтобы ты был рядом. Мама говорит, когда я родился, ты много играл со мной, и не отходил от меня. Когда я сказал маме, что хочу к тебе, мама очень сильно заплакала. Папочка, я каждый день молился Аллаху, чтобы мы встретились. Папочка, вчера дети отобрали у меня игрушку и толкнули, я не заплакал, потому что большой. Они говорят, что у меня нет отца, а когда я толкнул того мальчика, его папа накричал на меня. Я очень разозлился на них, когда я вырасту, то обязательно побью их. Дедушка недавно ругал маму, я испугался и сидел в комнате. Думаю, дедушка не любить маму…Он играется со мной, но… папа, он очень злой. Хочу, скорее вырасти и позаботиться о маме.

Легкий теплый ветерок коснулся щек мальчика, и согрела его. Ветки дерева защемили, и сквозь густые возросшие листья, на его руках сыграли солнечные зайчик.

Сказав все, что хотел, малыш повернулся к Аббасу. Подбежав к нему, взяв за руки, Аббаса и потянул его.

— Хочу к маме.

И зевнул, потирая глаза.

Аббас поднял его и отнес домой. По пути от укачивания и тепла, ребенок заснул на руках. Аббас тихо постучал в двери, и вскоре она открылась. Перед ним стояла Амира.

— Почему Искандер у тебя на руках?

— Заснул по дороге.

— Проходи.

Взяв спящего ребенка, мать отнесла его в комнату и, уложив на кровать, спустилась к Аббасу.

— Спасибо, что ты его привел. Где встретил?

— Он направлялся к Надиру.

— Но зачем?

— Амира, он часто играет с детьми?

— Да.

— Иногда присматривай за ним, думаю, дети его обижают.

— С чего ты взял?

— Да, так! Я не знал, что он так сильно скучает по отцу.

— Каждый ребенок скучает по своим родителям.

— Но не каждый хочет построить на дереве дом, чтобы стать ближе к отцу!

— Он так тебе сказал?

— Он еще маленький и не совсем понимает окружающий мир. Скучать по отцу — это нормально. Но лучше присматривай за ним.

В их разговор вмешалась мать Амиры, вышедшая из кухни.

— Аббас, сынок, что же ты стоишь? Присядь.

— Не сегодня, ханым Нур. Я вынужден идти.

— Хорошо.

— Спасибо тебе еще раз, — нежно проговорила Амира.

С того самого дня малыш всегда приходил к дверям мечети и ждал Аббаса. Искандер знал, что теперь ему есть, с кем играть. Аббас развлекал любопытный ум ребенка всем, чем мог: катался с ним на коне, показывал, как ловить рыбу. Мальчик всегда с интересом смотрел, когда Аббас что-то делал. Каждый вечер он рассказывал маме, как они с ним провели день и что будут делать завтра. Искандеру нравилось проводить с Аббасом время. Нур наблюдала за всем со стороны, и в один прекрасный вечер решила в последний раз поговорить с Амирой.

— Амира, присядь, я хочу тебе кое-что сказать! Ты решила, что будешь делать? Примешь ли ты предложение Аббаса? Только, прежде чем ответишь, послушай, что я тебе скажу. Возможно, когда-то он совершил ошибку, каждый совершает ошибки. Но у него хватило смелости её признать. Не каждый на такое способен. Ты видела лицо своего ребенка? Он счастлив! Да, Аббас ему не родной отец, но я чувствую, что он любит его так же сильно, как любил бы родной. Не каждый мужчина готов принять чужого ребенка, и не каждая женщина готова стать чужому матерью. Но тебе повезло! Рядом с тобой тот, кто позаботится о вас, кто любит вас. Дочка, посмотри, твой сын счастлив. Что тебе еще нужно? Подумай, пока не поздно. Его родители тут ради тебя. Они готовы принять тебя! Если ты будешь и дальше медлить, то они откажутся. Как мать тебе скажу — я бы отказалась! Они очень терпеливы. Если все же ты не хочешь за него, то откажи завтра. Пусть не ждет бедный парень такую упрямую женщину, как ты! Пусть возвращается и женится на другой. Я бы так и сделала! Хватит мучить его и нас. Расти своего сына в гордом одиночестве, если считаешь что это — правильно!

— Мама, — в голосе Амиры звучало неподдельное волнение.

— Я тебе все сказала. Если тебе не нужно и не важно счастье сына, встреться с Аббасом и откажи ему.

Сказав все, что накипело, Нур отправилась к себе. После ужина, Амира вышла подышать свежим воздухом. Ноги сами принесли её на главную площадь, где когда-то она просила прошения у Аббаса. Вспомнив то время, Амира, улыбаясь, села на скамейку. Услышав за спиной шорох, она обернулась.


[1] Фарсах, фарсанг (араб.), парасанга (перс.), мера расстояния в колеблющаяся различных местностях и в разные эпохи.

Часть шестая


— Это ты?! — удивилась она, увидев Аббаса.

— Прости, что напугал. Я не хотел!

— Нечего. Что ты здесь делаешь?

— Не могу уснуть, а ты?

— Вышла подышать и не заметила, как оказалась здесь, — она бросила взгляд на площадь.

— Ты улыбаешься? — он удивленно приподнял бровь.

— Да, а что, нельзя?

— Можно, у тебя красивая улыбка. Я просто удивлен. Ты ни разу при мне не улыбнулась, за все время.

— Не может такого быть.

— Может! Сколько тебя знаю, ты при мне никогда не смеялась, — ответил он, глядя вдаль.

— Значит, ты заслужил это!

— Ты права. Помнишь это место?

— Как же мне забыть? Тут ты заставил меня перед тобой извиниться.

— Прости меня и за это, и за многое другое. Я действительно заслужил твою ненависть!

— Я тебя не ненавидела, просто ты мне не нравился. Да я и должна была просить прощения — за то, что чуть не убила тебя.

— Я заслужил. Я благодарен тебе за то время. Без тебя я постоянно тешил себя этими воспоминаниями.

— Скажи мне, ты сможешь полюбить моего сына, как своего? Обещаешь ли ты прощать ему все его ошибки и любить его всегда? — повернулась она к нему.

— Конечно! Я его люблю и буду любить.

— Ты сдержишь данное мне слово, что не попросишь у меня больше, чем я смогу тебе дать?

Аббас удивлено посмотрел на нее, не в силах поверить ушам. Его глаза засветились. Неужели правда?!

— Да.

— Если ты все еще хочешь жениться на мне, то можешь завтра приходить.

Сказав это, Амира встала и ушла, а Аббас еще долго не мог прийти в себя, не мог поверить. Для того чтобы понять, не спит ли он, молодой человек даже ущипнул себя. Убедившись, что все наяву, он встал и отправился домой.

Всю ночь он не мог сомкнуть глаз, казалось, она длится вечно! А рано утром, приняв холодную ванну, Аббас отправился к родителям. Сообщив им радостную весть, он едва дождался, пока они соберутся. Для него это был самый важный день в жизни, юноша волновался как никогда! Он станет её мужем!

Дорога к дому возлюбленной ему показалась необычайно длинной. Широкая тропа сквозь дома сельчан лежала к дому Амиры. Проходя дом местного сумеречного, и женщину, которая любила заниматься выпечкой, они увидели треугольную крышу дома Юсуфа. Под ногами земля была твердая, и натоптанная, даже проходящими дождю несколько днями ранние не удалось смягчить почву под ногами. Любопытная соседка, увидев их, вошла в дом и наблюдала за ними сквозь окна своего дома. Дойдя до не высоких деревянных дверей, они открыли и вошли на территорию дома. Узкая тропа от калитки к дверям дома, было застелено гладкими речными камнями. По обе стороны топы в дол были посажёные цветочки. В углу дома стояло деревянная бочка, высотой около 50 см.

Волнение Аббаса было понятно и его отцу. Оно передалось Ибрагиму, но, чтобы успокоить сына, отец пытался шутить, пока они не дошли до дверей невесты.

Вот постучали. Спустя минуту открыла Амира.

Увидев её, Аббас замер. Сегодня она казалась ему еще красивей, чем когда- либо. Её темные волнистые волосы были убраны вверх, и только несколько прядей небрежно вились вдоль лица. Девушка надела темно-голубое платье с длинными рукавами, подпоясанное ремешком черного цвета, завязанным небольшим бантиком. Подол украшали черные узоры.

Это платье великолепно подчеркивало всю женственность и изящество Амиры. Её темно-карие глаза сверкали, а улыбка была нежной и в то же время детской. Аббас не сводил с нее глаз. Его мир замер. Он, как охотник, не спускал глаз с этой лани.

«Я ведь не сплю?! Мне это не видится? Я ведь с ума не сошел от ожидания? Она дала свое согласие, я стану её мужем! Аллах, кажется, мое сердце от радости выпрыгнет из груди. Я женюсь. Если бы мне сказали в двадцать лет, что я как сумасшедший влюблюсь и захочу жениться, я бы не поверил! Как же она красива! И теперь она моя! И только моя! Как жаль, что я обещал тебе! Нужно было прикусить язык, когда я, как глупец, давал тебе обещание не прикасаться. Нет! Аббас, ты обещал, так сдержи свое слово. Так правильно. Рано или поздно, я верю, ты полюбишь меня. Не знаю, сколько времени это займет. Но обещаю: я сделаю все, чтобы ты полюбила меня!»

Погрузившись в размышления, он даже не заметил, как Амира принесла всем сладкий чай в знак своего согласия. Все были довольны, кроме Валидэ! И её недовольство возросло еще больше, когда Амира сказала, что не хочет пышную свадьбу. Лицо Валидэ побледнело. Каждый родитель мечтает увидеть свадьбу своего ребенка. Ей казалось несправедливым лишать Аббаса долгожданного торжества. Но только она хотела возразить, как её руку сжал в своей Ибрагим. Он будто понял, услышал её мысли. И, чтобы супруга не вспылила, решил вмешаться. Ему пришлось дать понять Валидэ, что сейчас не время и не место говорить об этом.

Аббас принял условие Амиры. Спустя несколько дней вся его семья отправилась домой.

В родном поселке Аббаса, в мечети, состоялся никах. [1]

После никаха, Аббас и Амира спали разделено, как и было уговорено ранее. Амира спала с сыном в постели, в то время как Аббас — на полу, соорудив себе подобие ложа. Хотя и ребенка в тайне Валидэ пыталась уговорить спать отдельно, Искандер отказывался спать один.

Миновал месяц после приезда Амиры и её сына в дом Аббаса. Ребенок понемногу привыкал. Ибрагим принял малыша, как родного внука, и уделял практически все свое время Искандеру. В то время как Ибрагим и Искандер сближались, Валидэ все так же держалась на расстоянии. Она не смогла принять ребенка, да и ребенок будто чувствовал её отношение, посему избегал женщину. Хладнокровность по отношение к себе и Амира чувствовала. Ибрагим и Аббас пытались хотя бы немного разрядить тяжелую обстановку в доме. Им оставалось надеяться на время, и на человеческие чувства. Со временем Валидэ свыклась с мыслю, что у нее невестка — вдова. Временами даже сама заговаривала с Амирой. Воздух в доме по немного разряжался и это позволяло им вздохнут с облегчением.

— Сюфре накрыта, — сообщила Амира.

— Хорошо, дочка, — вежливо ответил Ибрагим.

Только они сели за стол, как в двери постучали. Амира открыла.

— Здравствуйте, вы к кому? — спросила Амира у гостьи.

— Я бы хотела поговорить с Валидэ.

— Проходите, пожалуйста, — пригласила женщину Амира.

— Благодарю.

Услышав знакомый голос, Валидэ выглянула из другой комнаты.

— Фатима, это ты?! Я-то думала, кто так поздно пришел? Случилось что? — Валидэ радостно обняла подругу.

— Хвала Аллаху, все хорошо! Я пришла вас пригласить на свадьбу дочки.

— Поздравляю, Фатима. За кого же она выходит замуж?

— Это долгая история, я потом, за чаем, расскажу.

— Замечательно. Она хорошая девочка и заслужила хорошего мужа… Фатима, прости меня! Я уж и не думала, что ты захочешь со мной разговаривать после всего, что случилось.

— Ну что ты такое говоришь! Мы ведь с тобой дружим давно. Да и как я могу в такой счастливый день не позвать тебя?

— Я волновалась из-за того, что мой Аббас сделал.

— Валидэ, им не суждено было связать свою судьбу! Не вини своего сына, сердце человека непредсказуемо.

— Ты права. Вы все подготовили? Если нужна помощь, скажи.

— Благодарю, мы справились, осталось сделать совсем немного. Ты лучше скажи, где твоя невестка?

— Моя невестка тебе открыла… — опустив глаза, тихо ответила Валидэ.

— Она?! — удивленно произнесла Фатима.

— Что тебя так удивило? — с недоумением взглянула Валидэ на подругу.

— Ничего, она красивая! Милая, а что это за ребенок?

Валидэ растерялась и не знала, что сказать. Аббас сам ответил на вопрос любопытной Фатимы, выходя следом.

— Мой сын. Этот ребенок мой сын, тетушка! — гордо и уверено произнес он.

Фатима, услышав столь неожиданный ответ, посмотрела на Валидэ, и в глазах её читалось множество вопросов. Но все же она решила, что сейчас не время и не место.

— Пожалуй, мне пора. Уже поздно, рада была вас видеть. Аббас, сынок, поздравляю тебя, пусть Аллах благословит твою семью. До скорой встречи, Иншаллах! — Фатима пошла к выходу.

— Я вас провожу, тетушка, — заявил Аббас.

— Хорошо, спасибо, сынок.

Пока Аббас провожал Фатиму, Амира отправилась укладывать малыша спать. Ибрагим зашел в гостиную и присел рядом с женой.

— Зачем Фатима приходила? — спросил глава семьи.

— Для того чтобы пригласить нас на свадьбу!

— Так её дочь выходит замуж? Это хорошо. Вот видишь, Аббас все же правильно поступил!

— Когда это он правильно поступил? Отказался от такой хорошей девушки!

— Говори тихо, невестка услышит, — прошептал он.

— Сегодня мне было так стыдно, когда Фатима спросила, чей это ребенок, а я не знала, что ответить.

— Почему не знала? Искандер, сын Аббаса и наш внук!

— Ты хочешь, чтобы нас засмеяли?

— Валидэ, ты снова за старое, забудь уже все! Чем тебе не угодила Амира? Она умная, красивая девушка! Благодаря ей ты ничего по дому не делаешь. Что тебе еще нужно, женщина? Позволь нашему сыну быть счастливым, — возмутился Ибрагим.

— Вот увидишь, она испортит жизнь нашему сыну!

— Валидэ, это твоя привилегия! Не бойся, Амира не отнимет у тебя твою работу, — рассмеялся муж и нежно похлопал жену по плечу.

— Ты смеешься надо мной?! — она сбросила его руки с плеч. — Ты не понимаешь меня.

— Я перестал тебя понимать с того дня, как женился. Теперь дай мне спокойно посидеть.

Вскоре вернулся Аббас. Входя в комнату он увидел надутую мать и отца которые сидели спиной друг к другу.

— Аббас, ты её проводил? — спросил Ибрагим.

— Да, а где Амира?

— Наверху, Искандера укладывает спать, — недовольно пробормотала Валидэ.

— Хорошо.

— Аббас, сынок, до каких пор этот ребенок будет с вами спать?

— А что?

— Вы ведь только недавно женились, вам бы больше времени вместе проводить надо. Но этот ребенок все время с ней.

— Женщина, оставь их в покое, Искандер еще маленький и в незнакомом месте ему страшно без матери. Пусть себе спит с ней!

— И до каких пор это продлится? Аббас, я понимаю, ему страшно, но рано или поздно ему придется спать в другой комнате. Тебе нужно больше время с женой проводить. Я уже старая, и твой отец тоже. Разве мы не заслужили внука?! — вспылила Валидэ.

— Матушка, всему свое время. И у вас уже есть внук, зовут его Искандер!

— Слышала, женщина?! Да и еще кто тут старый? Я себя стариком не чувствую. Это его семья, сам пусть разберется. Тихо, невестка спускается.

— Амира, он заснул?

— Да. Сегодня быстро.

— Конечно, сегодня он много играл, вот и устал, — кивнул Ибрагим.

— Амира, принеси нам чай! — недовольно приказала Валидэ.

— Хорошо, — покорно ответила Амира.

— Я сам принесу, ты отдыхай, — остановил жену Аббас.

— Ты лучше присядь, я сама.

— Хорошо.

Пока Амира делала чай, Валидэ сообщила, что через два дня свадьба и они должны туда пойти.

— Я не пойду, — тотчас отказался Ибрагим.

— Мы все пойдем! Лучше подготовьтесь, чтобы я вас двоих в день свадьбы долго не ждала, — заявила Валидэ.

— Я, вы и отец? Больше никого не забыли? — подняв брови, спросил Аббас, внимательно глядя матери в глаза.

— Если ты об Амире, то ей лучше не ходить туда!

— Это еще почему? Вы её стыдитесь, мама?

— Если хочешь узнать правду, то да! Я не хочу, чтобы кто-то знал, что у меня невестка вдова с ребенком!

— Хватит! Я никуда не пойду, — Аббас стукнул по колену и встал.

— Аббас, сынок, ты и твоя мать пойдете на эту свадьбу! Почему, спросите? Я вам отвечу. Вы перед ними виноваты. Ты пойдешь потому, что согласился на брак, а после его отменил! Она потому, что начала это все! Вы меня поняли? А я останусь с внуком и невесткой. На этом разговор окончен!

Спустя два дня Аббас и Валидэ отправились на свадьбу. Валидэ устроилась вместе с Фатимой в большем шатре и о чем-то беседовала с подругой. Свадьба шумела, гости по очереди поздравляли матерей жениха и невесты. Внезапно несколько человек вбежали в шатер, крича, что на улице драка.

— Что за глупцы устраивают драку в такой прекрасный день?! — возмутилась Валидэ.

Когда Фатима и Валидэ прибежали на место драки, они имели возможность полюбоваться, как Аббас уронил на землю какого-то парня и, встав ему коленом на грудь, бил по лицу. Охотник будто сорвался с цепи, он не видел и не слышал никого. Валидэ не могла узнать собственного сына. Разве Аббас такой?! Что его так разозлило?

Парни пытались оттянуть взбешенного Аббаса от бедолаги, но, несмотря на все их усилия, остановить его удалось лишь матери.

— Аббас, хватит, что ты делаешь?! — кричала Валидэ.

— Мама, не мешай, я убью его!

— Аббас, остановись, я тебе сказала!

Валидэ схватила сына за руки и держала. Только тогда он остановился, встал, развернулся и пошел домой.

Амира и Ибрагим только сели ужинать, когда Аббас ввалился в комнату и, ни слова не говоря, пошел наверх. Следом зашла и Валидэ.

— Где он? — хлопнув дверью, в бешенстве проговорила Валидэ.

— Наверху. Что случилось, почему вы так рано? — Ибрагим поднялся с места и повернулся к жене.

— Твой сын меня опозорил. Аббас, спустись немедленно, я хочу с тобой поговорить.

— Так ты мне скажешь, что случилось? — растерянно переспросил Ибрагим.

— Твой сын на свадьбе устроил драку и чуть не убил человека.

— Женщина, я-то уж думал, случилось что-то ужасное. Что ты так меня пугаешь? Ну, подрался он, что тут такого? Мужчины всегда дерутся, им не нужно причина. Если он никого не убил, то хвала Аллаху. А теперь дай покушать и оставь сына в покое. Аббас не лезет в драку без повода… Дочка, присядь и покушай.

— Я пойду посмотрю, как он, — тихо проговорила Амира.

— Думаю, сейчас ему нужно побыть одному. Женщина, а ты куда поднимаешься? Это и тебя касается. Оставь его! Лучше присядь, покушай или выпей чая.

— Я не знаю, как завтра людям в глаза смотреть.

— Валидэ, прошу тебя, присядь.

— Я уже по горло сыта! — недовольно пробормотала она, но все же послушалась мужа, спустилась и отправилась к себе. А Амира решила пойти и посмотреть, как Аббас.

— Я могу войти? — постучав, приоткрыла она дверь.

— Зачем спрашиваешь? Это и твоя спальня.

— С тобой все в порядке? — спросила она.

— Да!

— Что-то по тебе не видно, повернись и присядь сюда, — указала она на постель.

— Зачем?

— Нужно осмотреть твои раны.

Аббас аккуратно сел на край, неотрывно наблюдая за Амирой.

— Почему смеешься?

— Вспомнила кое-что из прошлого.

— Что же?

— Твоя голова, так же, как и тогда, страдает.

— Ну, значит, ничего с этим не поделаешь.

— Знаешь, если ты хочешь, можешь мне рассказать, что сегодня случилось.

— Ничего, просто напились и подрались. Все как обычно.

— Кто победил? — улыбаясь, спросила она.

— Я! — серьезно ответил он.

— Я рада, но в следующий раз постарайся не устраивать переполох.

— Слушаюсь!

— Готово!

— Я люблю тебя и, что бы ни случилось, никогда не оставлю тебя.

— Я знаю. А сейчас пойду за Искандером. Он, наверное, замучил уже твоего отца.

— Мой отец любит его. Им весело вдвоем.

Амира привела малыша, уложила спать и легла рядом с ребенком. Аббаса же мучила бессонница, он вышел на улицу, и прежде чем сесть спиной к дому, он несколько минут рассматривал его. Не большой дом, который вырос в размерах, так же как и он. Вспоминая себя в детстве, перед ним стал их пережданный дом, плоская крыша укрытая шифером, плоскими не ровными листьями. По немного одноэтажный дом стал двух, на втором разместилось сразу две комнаты, кладовая и спальня. На первом этаже у них было, маленькая гостиная, спальня родителей, узкая кухня, компактная баня, спальня сына, которую позже они сделали комнатой для гостей. Дом Ибрагима целиком и полностью, был построен из массивных камней, в разноцветных тонах, от светло- серого до глянцевого цвета. Летом в доме было прохладно, но зимой дом становилось ужасно холодно. Вот почему в доме всю зиму и ночью и днем горела печь. Невольно улыбнувшись, Аббас повернулся спиной к дому и сел на скамейку, или то что местами напоминало его. Две большие камни несли на себе деревянную доску, укрытой овечьей шкуркой, с шерстью. Вскоре, Ибрагим присоединился к бодрствующему сыну.

— Не спится?

— Нет! Вижу, и вам, отец.

— Да. Как тут заснешь, когда сон покинул моего сына? — Тяжело вздохнув, Ибрагим продолжил: — Не расскажешь, что сегодня случилось?

— Отец, как вам удается быть таким? Перервав его от той мысли, Аббас задал встречный вопрос.

— Все благодаря твоей матери!

— Простите, в последнее время вы из-за меня часто ссоритесь, — глядя в небо, тихо проговорил молодой человек.

— Тут твоей вины нет, просто я позволяю ей слишком многое. И всему виной мое сердце. Если бы она не была султаншей моего сердца, я бы ее давно убил, — улыбаясь, заявил Ибрагим.

— Вы очень любите матушку?

— Конечно! Если бы я её не любил, разве позволил бы ей столько лет пить мою кровь?

— Глядя на вас, я понимаю, почему говорят, что слаб тот, кто любит сильнее!

— Любовь не только слабость, но и сила, и храбрость… Страх, ревность. Когда человек любит, он чувствует, что он жив. Не просто ходит, дышит, но и чувствует! Ты лучше скажи мне, что сегодня случилось? Только будь честен! — серьёзно посмотрев на сына, отец положил ему руку на плечо.

Аббас собравшись мужеством, рассказал причину своего поведения, и пока он рассказывал, Ибрагим мульча слушал. После, Ибрагиму самому захотелось, натянуть тетиву и прострелить наглецу — сердце. Посидев не долго, мужчины разошлись с ужасным чувством в сердце.

Прошел месяц! Аббас надеялся, что люди все забудут, но слухи расходились по селу. Опасаясь за своих любимых, он решил, что так больше продолжаться не может! Лучше всего построить дом вдали от чужих глаз. Поговорив с отцом, попросив у него мудрых наставлений, и взяв отцовские инструменты, Аббас приготовился в долгий путь. Вечером поговорив с отцом он попросил отца позаботиться о его семье. Валидэ пыталась отговорить его, но, несмотря на все её уговоры, он не отступил от своего решения.

Проходили дни, которые складывались в месяцы, и, наконец, Аббас вернулся. Амира его не сразу узнала: длинная борода, волосы чуть не до плеч… на минуту, она даже испугалась. После того как Аббас привел себя в порядок, он сел в гостиной и сообщил о своих намерениях. Отрицательная реакция матери тут же дало о себе знать. Женщина тут же срубила с плеча, строго предупредив сына. Ибрагим в этой ситуации решил промолчать, и не усугублять. Валидэ же эмоционально рассказывала Аббасу, о традициях, напоминая ему о том, что он единственный ребенок, и что они нуждаются в поддержке сына. Аббас упорно настаивал на своем, зная то что это хитрые уловки матери, которая не хочет расставаться с сыном.

Спустя несколько дней упорных убеждения, Аббас со своей семьей отправился в новый дом. Дорого была легкой, но путь их был долгий. В десяти фарсах от леса, на выпуклом холму стоял дом. Медленно вечерний закат исчезал из виду, на смену им приходили звезды.

Амира увидела небольшой домик с забором, за которым была устроена небольшая площадка для ребенка и разбит цветник. Лилии, маргаритки, гвоздики, розы… Столько разных цветов завораживали красотой и запахом!

— Ну как? Правда, это не такой большой дом, как ваш или наш, но я старался сделать его уютным, — взъерошив волосы, пробормотал Аббас.

— Не имеет значения, насколько он велик, главное — он наш! — радостно проговорила Амира.

— Тогда, я надеюсь, внутри тебе тоже понравится!

Увидев внутренность дома, Амира снова удивилась. Несмотря на то, что он был невелик, комнат хватало на всех. Аббас открывал перед любимой каждую дверь, показывая ей все.

— Это твоя спальня. Рядом с ней — комната нашего Искандера. Вот это — небольшая комната для гостей… и для меня, когда гостей не будет. А это наша гостиная и кухня. Все комнаты, правда, небольшие… еще осталось доделать разные мелочи, которые я не успел сделать.

— Это все ты сам сделал? Тумбу, шкаф и даже кровать?! — восхитилась она.

— Да. Я надеюсь, на ней тебе будет удобно спать.

— Тут все очень красиво.

В разговор Амиры и Аббаса вмешался сын.

— Я буду с мамой спать! Правда, мама?

— Правда!

— Искандер, посмотри, это твоя комната. Когда станешь большим, будешь спать в этой комнате.

— Я уже большой! — нахмурив брови, серьезно произнёс мальчик.

— Большие мальчики не спят с мамой, и они ничего не боятся.

— Я тоже не боюсь. Я буду спать там.

— Сыночек, ты можешь спать, где хочешь. Я всегда буду рядом. И никому не позволю обидеть тебя.

— Можно, я пойду гулять?

— Только далеко не уходи, хорошо? — предупредила малыша мать.

— Хорошо, обещаю.

— Я пока разложу все вещи.

— Позволь, помогу, а то их так много, что одна ты и к ночи не справишься.

— Лучше присмотри за ребенком, — попросила Амира.

— А ты сама все осилишь?

— Да!

— Тогда хорошо, я пойду.

Так прошла их первая ночь в новом доме. Аббас спал в комнате для гостей, а ребенок в обнимку с Амирой.

Спустя несколько дней Аббас отправился в родительский дом, а к вечеру вернулся с отцом и матерю. Переночевав в доме сына, наутро они вернулись к себе. Но не прошло и десяти дней, как родители пришли снова и привели с собой скотину…

Аббас был удивлен. Он был благодарен, но растерян, Аббас не понимал, что ему делать с животными и птицей. У него нет, хлев, и курятник, к тому же их надо чем-то кормить.

— Зачем все это? — спросил он у отца.

— Сынок, ты теперь глава семьи. А глава семьи должен заботиться об её благополучии. У вас растет ребенок, ему нужно хорошо питаться. А здесь и молоко, и мясо, и яйцо. Твоя мать хотела, чтобы я отдал тебе скотину.

— Мне негде их всех держать и нечем кормить.

— Вот поэтому я тебе помогу. Пусть женщины занимаются своими делами, а мы с тобой пойдем рубить дрова и делать ограждение для загона на первое время. Правда, тебе нужно будет укрыть его чем-то от дождей, да и от волков и лисиц тоже…

— Их тут нет, мы достаточно далеко от леса.

— Хорошо, это радует. Тогда идем, нельзя терять время.

— Отец, я понимаю, что коровы едят траву, но чем я кур-то буду кормить?

— Мы привезли зерно, об этом не беспокойся, вам хватит на несколько месяцев, но впереди зима, и тебе нужно подготовиться к ней. Зимой коровы и козы должны что-то есть. Этой зимой я тебе помогу, но к следующей ты должен подготовиться сам! Я видел твой огород. Молодец, что сделал.

— Я еще хочу посадить фруктовые деревья.

— Иншаллах! Какие именно?

— Амира любит гранат, айву, грушу, алычу, инжир и фундук. Вот их и посажу!

— Сынок, я тобой горжусь! Тебе нужно будет также посадить и пшеницу. Я вижу, здесь для нее хорошая почва. Но это после!

Ибрагим и Валидэ остались у сына на три дня, за это время Ибрагим помог Аббасу сделать ограждение для загона. После родители уехали, но обещали часто навещать.

Аббас, по совету отца, решил готовиться к зиме. Ему нужно было сделать сарай, и он долго думал, как именно. Раньше он никогда этим не занимался.

Амира недоумевала: теперь Аббас каждый день уходил куда-то, а вечером возвращался, и так проходили дни. С каждым днем, на руках Аббаса становилось все больше ссадин и ран, его руки огрубели. Увидев, то, как он обматывает свою ладонь куском ткани, они решила все же поинтересоваться, чем он все это время занимался.

— Аббас, куда ты каждое утро уходишь? — спросила она.

— Собираю камни.

— Но зачем? — удивилась девушка.

— Для сарая!

Выяснив причину ранений, Амира решила не поучать мужа, и занять себя другим делом. Чтобы Аббас спокойно мог заниматься своим делом. Зима приближалась, нужно было приготовиться к ней, и потому она решила заняться самым главным: нарубить дрова.

Мужчина, собрав все необходимое для стройки, занялся им самим. Сарай сей он решил построить недалеко от дома, заранее подстраховав себя, привязал быков и коров покрепче, ради безопасности мальчика. Пока у него не хватало время завтракать, обедать и ужинать дома, Искандер приносил ему еду. Несмотря на то, что он был рад заботой мальчика, ему мучал другой вопрос: где Амира?

Из-за дождя пролитого ночью, Аббас решил немного передохнут. До ужина Аббас провалялся в постели, никто его не тревожил….он принадлежал сам себе. После ужина он вышел из дома, чтобы прогуляться, и заметил нарубленные дрова, аккуратно сложенные в ряд, под крылом дома.

Искандер старался помочь всем: Аббасу подавал камни, которые мог поднять, Амире помогал по дому, огород поливал и за цветами ухаживал.

Наконец, уже под осень, Аббас закончил строительство. Оставалось только надеться, что сарай просохнет. Главе новой семьи очень повезло, что погода стояла не дождливая. Следовало утеплить огород, протопить печь. Молодой человек радовался, что на зиму сделал хотя бы запас овощей, засушил зелен. Оставалось решить, когда же сеять зерно и с чего начать.

Мысли мужа прервала Амира.

— Аббас, где же куры будут зимовать?

Аббас вспомнил, что у него есть еще куры. Он был так занят сараем, что совсем забыл о них! Но здесь ему не пришлось много возиться, он просто сделал им небольшую лачугу. Искандер, старался помочь Аббасу, подражать ему. Из-за привязанности ребенка к Аббасу, Амире приходилась выносить им кушать, иногда даже заставлять их пообедать. Искандер деловито заявил ей, что пока он не закончить, никуда не пойдет.

— Идите кушать, — расстилая несколько теплых покрывал на земле, позвала она.

— Хорошо; идем, помощник.

Искандер согласно кивнул. Они сели на покрывало, Амира расставила угощенье.

— Вот это тебе, а это тебе. Кушайте, пока не остыло.

— Я не могу, руки грязные. После работы покушаю.

— И я, — тут же повторил за Аббасом ребенок.

— А ну сели! Открой ротик, сыночек. Вот молодец, а теперь ты! — протянула она лаваш с мясом Аббасу.

Аббас был несомненно рад, и чувство неловкости его не покидало: перед ним сидела та, которую он любил, и она кормила его, так же, как своего сына, с рук. Аббас очень хотел казаться невозмутимым, но глаза выдавали его. Он напустил на себя строгий вид, кашлянул, покраснел и отвернулся к дому.

При виде такого Аббаса Амире стало смешно. Хотя раньше он был невероятным наглецом — возможно, даже без манер, — но сейчас стал другим.

По желтевшие листья мягко ложились на землю. Под рукой сквозь теплое одеяло чувствовались засохшая трава. Прежде зеленая трава, местами меняло свой цвет. Золотистая осень, наступив на свои права, давало всем понять что зима будет холодной, и придет она рано. Наслаждаться трапезой они не могли долго, так как чувствовали, как сама земля под ними понемногу охлаждается. В дали виднелось скалисты и местами заснеженные части возвышающийся над землёй гор. Это земля, была настолько загадочна и прекрасна: местами холодная, местами теплая. Тут можно увидеть одновременно теплую июньскую ночь, весеннюю прохладу, золотую осень, и заснеженную строгую зиму.

Когда все поели, она встала, убрала все и вошла в дом. Мужчины остались работать дальше. А к вечеру, все закончив, умылись и вернулись к домашнему очагу. Сюфре для них уже был накрыт хозяйкой дома. Искандер подтащил свою подушку поближе, уселся и стал ждать взрослых. Аббас перед ужином попросил чай, но, только Амира поставила перед ним финцан, как в дверь постучали.

— Кто может прийти в такое время? — с тревогой пробормотала она.

— Наверное, отец и мать. Кроме них, никто не знает, куда мы перебрались! Да в округе никто больше и не живет.

Но, распахнув двери, Аббас увидел перед собой не отца и даже не мать.

[1] Ника́х (араб. النكاح — бракосочетание), джава́з, зава́дж, урс — в исламском семейном праве брак, заключаемый между мужчиной и женщиной. Для того, чтобы брак был действительным, необходимо выполнить ряд условий. Супруг должен быть совершеннолетним мусульм и не подпадать под категорию махрам. Коран запрещает мусульманкам выходить замуж за немусульманина (Кафир).

Часть седьмая

— Надир? Как ты узнал, где мы живем? — удивлённо проговорил Аббас, увидев у двери дома своего друга.

— Для начала — Ас-саля́му ‘але́йкум, спасибо за то, что пригласил в дом! — похлопав Аббаса по плечу, молодой человек вошел и продолжил: — Не закрывай…

— Ва-алейкум ас-салам, хорошо. Как ты узнал, где мы живем? — повторил свой вопрос Аббас.

— Благодаря дядюшке и тетушке. Почему ты не сообщил, что построил дом и, главное, не пригласил нас на новоселье?

— Времени не было!

— Вот как? Женился и про друзей забыл!

— Во имя Аллаха всесильного! — с этими словами в дверях появился Ибрагим.

Через несколько минут через порог переступила и Валидэ. Она, встряхнув длинную темно-синюю юбку, что-то пробормотала. Ибрагим, поправив конусообразную черную папаху, недовольно посмотрел на жену. Надир, наблюдая за супружеской парою стариков, невольно заметил, что они носят одежду одинаковых цветов. Шаровары Ибрагима тоже были темно-синими, а белый верх у обоих расцвечивали красные, зеленые и голубые узоры.

Ибрагим, поправив свой архалыг[1], сел на мягкую подушечку, а Валидэ искала платок в своих длинных рукавах. Платок сей был нужен, чтобы вытирать густую бороду мужа, который при виде еды забывал обо всем на свете.

Надир, наблюдая за ними, улыбнулся и подкрутил кончик уса. В отличие от Аббаса, Надир был шатеном, так что светлой и густой бороде предпочел усы. Впрочем, хоть у Аббаса и была густая борода, но мужчина тоже всегда ухаживал за своими усами и в нужное время подстригал их. А еще Аббас, в отличие от всех, не любил носит папаху и, не страшась ничьего мнения, всегда одевался так, как ему было удобно.

— Не стойте так! Присаживайтесь, — указав на подушечки, предложил гостям хозяин.

— Я не голоден, но от чая не откажусь.

— Надир, тётушка, дядя, присаживайтесь, я сейчас принесу чай, — Амира ушла на кухню.

— Спасибо! Ну, расскажи мне, что вы тут делали, Искандер? — взяв ребенка на руки, спросил его Ибрагим.

— Мы строили хин! А еще я помогал маме поливать цветы! — быстро ответил ребёнок.

— Тогда ты заслужил вознаграждение. Бабушка напекла вам много сладкого. Бабушка, отдай Искандеру сладости.

Взяв из рук Валидэ небольшой медный поднос, Искандер тут же побежал с ним на кухню, к матери.

— Ана-джан[2], бабушка много сладкого нам испекла! — радостно сообщил мальчишка.

— Искандер, ты сказал спасибо? — спросила Амира, кидая в цайдан[3] сушеную гвоздику.

— Мама, но бабушка ведь далеко! — удивлённо заметил мальчик.

— Недалеко. Она в другой комнате. Идем, чай готов, отнесём гостям, — зайдя в гостиную, Амира поставила чай на сюфре и продолжила: — Сынок, скажи спасибо бабушке.

— Мамочка, но бабушка ведь далеко! — вновь возразил Искандер.

— Сладости тебе принесла другая бабушка! У тебя ведь две бабушки!

— Папина бабушка?

— Нет! Вторая твоя бабушка — она! — показала девушка на Валидэ.

— Это моя мама испекла, Искандер! — сказал Аббас.

— Но эта тётенька не моя бабушка, я знаю бабушку! — растерянно ответил он, глядя на маму.

Все переглянулись. В комнате воцарилась тишина. Искандер не спускал глаз с матери, и никто не знал, как ребенку объяснить то, что сейчас происходит. В этот миг голос Надира разрушил царство тяжелой тишины.

— Искандер, она тоже твоя бабушка.

— Нет! Она не мамина мама и не папина мама, — нахмурив светлые брови, посмотрел на него мальчик.

— Бабушки бывают не только папины или мамины! Разве тебе не нравится дядя Аббас?

Посмотрев на Аббаса, ребенок вновь повернулся к Надиру.

— Нравится. Но он не мой папа! Мой папа наверху, — ребенок поднял руку, указывая вверх.

— Разве ты не хотел бы иметь двух отцов? Один будет сверху присматривать за тобой, другой будет с тобой играть. Да и тебе ведь нравятся сладости, которые бабушка Валидэ печёт! Ты ведь любишь сладости!

Разговор Надира и ребенка прервал Аббас, понимая, что так они ничего не добьются.

— Дядя Надир хочет сказать, что к старшим людям нужно обращаться, как к бабушке и дедушке! Мы ведь с тобой знаем, что у тебя одна бабушка есть, правда?

— Да! — согласился ребенок.

— А теперь возьми сладости, пойдем спать, — отдав ребенку шор гогалы[4], он взял его на руки и пошел в спальню.

Атмосфера в гостиной была напряжённой, все сидели тихо, ничего не говоря, пока не вернулся Аббас.

— Что так тихо? Я думал, вы заснули! — Аббас тихо закрыл за собой двери.

— Он — заснул? — спросила Амира.

— Да.

— Амира, вы до сих пор ничего не сказали ему? — полюбопытствовал Надир.

— Ему не нужно ничего знать, он ребенок. Вырастет — поймет!

— Он должен знать, что ты тоже его отец! — строго возразила Валидэ.

— Ты не сможешь объяснить это ребенку! Он не поймёт! «Для ребенка существует одна мать и один отец». Сейчас ему не нужно это знать, он может замкнуться! — возразил жене Ибрагим.

— Я так же думаю! Когда придёт время, и я буду знать, что он готов, тогда мы обязательно ему расскажем, — согласился Аббас.

— Хорошо, пусть будет по-вашему. Со временем вы поймете, что я была права! — скрестив руки на груди, пробормотала Валидэ.

После того как гости выпили чай, Аббас и Амира устроили их отдыхать. В гостевой спали его родители, Надир в гостиной, а Аббас долго бродил во дворе, не осмеливаясь войти в спальню. Не застав его в доме, Амира тоже вышла.

— Аббас, почему ты здесь? Иди в нашу комнату, я постелила тебе у нас, — тихо проговорила Амира.

— Я не хочу тебе мешать, да я и не устал, — ответил он ей.

— Аббас, ты много работал! Прошу тебя, идем спать, сейчас поздно для прогулок — и прохладно.

— Хорошо.

В гостевой комнате Ибрагим и Валидэ говорили о случившемся за чаем.

— Валидэ, я молю тебя во имя Аллаха, больше не стоит влезать в дела их семьи.

— Я все это говорила ради них же! Что будет, когда ребенок вырастет? Этот мальчишка никогда не примет Аббаса.

— Всему свое время. Аббас будет для него хорошим отцом, ребенок его полюбит и примет. Просто ему нужно время.

— Я хочу, чтобы мой сын был счастлив!.. Что это?

Она смотрела на одежду, которая была положена в узкий и высокий шкаф.

— Что случилось? — сев на краю постели, тихо спросил Ибрагим.

— Тут одежда сына! Почему она здесь?

— Возможно, они просто ее тут хранят, — успокоил женщину муж.

— Почему они хранят здесь, если Аббас может оставить ее в своей комнате?

— Валидэ, лучше иди спать, ты же знаешь, без тебя я глаз не сомкну.

— Может ли мой сын жить в этой комнате?!

— Дорогая, не забивай себе голову! Иди ко мне, обниму.

— Спи, Ибрагим!

— Как же без своей женушки-кровопийцы я могу спать? — улыбаясь, продолжил он. — Я привык, что ты меня все время пилишь. Отставь сына в покое, у него теперь есть жена, которая будет его пилить. И ложись уже спать!

Сердце Валидэ беспокойно билось. Наутро она встала раньше всех и отправилась в спальню сына и невестки. Постучав, она, не дожидаясь разрешения, зашла в спальню. Увиденное ей не понравилось. Её сын спал на полу, а вовсе не в постели с женой.

Приоткрыв глаза, Аббас увидел мать и быстро вскочил на ноги. Открыла глаза и Амира.

— Мама, что вы здесь делаете? — удивленно и сонно проговорил Аббас.

— Сынок, выйди, нам нужно поговорить.

Аббас спустился в гостиную.

— О чем вы так рано хотели поговорить?

— Аббас, сынок, скажи мне правду!

— Правду? Какую? — задумчиво хмурясь, он смотрел на мать.

— Между вами ведь ничего не было?

— Я не понимаю, о чем вы говорите!

— Сынок, вы женаты около года, но у вас еще нет своих детей. Аббас, скажи мне, сынок, правду: отчего же у вас нет детей?!

— У нас есть Искандер. Вы ради этого ворвались в комнату с утра пораньше?

— Это повод не иметь своих детей?! Тебе больше тридцати, не успеешь оглянуться — ты уже стар! Пока молод, нужно заводить своих детей, чтобы в старости хотя бы стакан воды было кому принести!

— Если вас это беспокоит, то я все еще молод, успею!

Только Валидэ хотела вразумить своего сына, как её перервало появление Амиры, вышедшей из спальни.

— Амира, ты почему так рано встала? — спросил Аббас.

— Нужно завтрак готовить. Где Надир? — она взглянула на пустовавшее место Надира.

— Наверное, вышел. Тебе не стоило так рано просыпаться. Искандер спит?

— Да! Тетушка, я сейчас вам воду согрею, умоетесь. Дядя спит?

— Да, позже разбужу его, пусть пока спит.

— Хорошо. Когда все будет готово, я сообщу.

Тут в дом вошел Надир.

— Вы уже проснулись? Не рано ли? — удивился он.

— Рано! Если спать хочешь, спи. Как будет завтрак готов, я разбужу.

— Я спать не хочу, выспался уже! — ответил Надир другу.

— Тебе, наверное, неудобно было спать? — посмотрев, как потягивается Надир, не удержался от вопроса Аббас.

— Как раз наоборот, я выспался!

Пока друзья разговаривали, Валидэ вернулась к себе, а Амира умылась и принялась готовить.

Позавтракав, Надир, Ибрагим и Аббас пошли выбирать место под поле. Валидэ и Амира с малышом остались втроем. Мальчишка играл, а Валидэ и Амира сидели и пили чай.

— Искандер так вырос; наверно, уже все понимает? — задумчиво проговорила Валидэ.

— Не все!

— Он с тобой всегда спит, я даже завидую.

— Да, вы правы.

В этот миг Амира поняла, что вопрос был с подвохом.

— Это показывает, насколько вы тесно связаны.

— Иногда он спит в свое комнате, говорит, что он взрослый, — улыбаясь, попыталась исправить свою ошибку Амира.

— Так он и у себя спит? Я удивлена! Он ведь всегда за тобой по пятам.

— Он растёт и хочет показать, насколько он смелый мальчик.

— Это хорошо! Скажи мне, дочка, вы, наверно, думали завести второго ребенка? Знаешь ли, моему сыну больше тридцати, и от любви к тебе на его голове седых волос больше, чем черных.

— Мы еще не дума…

— Как не думали?! Вы уже год как женаты, пора бы и детей завести. Аббас ведь заслужил быть отцом. Возможно, ты не хочешь ребенка?

— Как женщина может не любить или не хотеть ребенка? Тетушка, с вашего позволения, мне еще нужно подготовить обед и повесить одежду, чтобы она просохла, пока погода хорошая.

— Хорошо. Если тебе нужна помощь, скажи.

— Вы отдыхайте, я сама, тётушка.

— Хорошо.

Пока Амира была занята делами, Валидэ решила проверить спальню Амиры. Как только она зашла в комнату, первым делом осмотрела постель: сколько там подушек. После и шкаф. Её подозрения усилились, когда она не увидела ничего из одежды сына.

— Хорошо, посмотрим, как долго вы будете меня обманывать.

Все собрались за обеденным сюфре. Мужчины беседовали о своем, Амира кормила Искандера, Валидэ задумчиво смотрела в окно. Вдруг она сказала:

— Ибрагим, я бы хотела остаться еще на несколько дней, если они, конечно, согласны! — посмотрев на сына, она положила свою руку на его.

— Матушка, двери моего дома всегда открыты для вас. Вы ведь знаете об этом! Мы будем рады, если вы у нас погостите.

— А что со мной будет?! — возмутился Ибрагим.

— А что с тобой? — удивилась Валидэ.

— Ты мне предлагаешь одному жить?! — Прежде спокойное, лицо Ибрагима исказилось.

— Поживешь несколько дней один, ничего с тобой не случится! — сняв с головы темно-зеленого платок, она повязала его на лоб.

— Женщина, ты моей смерти хочешь?

Сказав это, Ибрагим стукнул по сюфре, встал и ушел в другую комнату. Валидэ последовала за ним.

Спустя несколько дней Ибрагим и Надир ушли. Валидэ успокоила мужа и уверила, что скоро вернётся домой. Ибрагим догадывался, что его жена что-то задумала, вот только что?

Так проходили дни. Валидэ спала в комнате для гостей, а Аббас и Амира вынуждены были спать вместе. Иногда им приходилось укладывать Искандера в детской.

Аббас понимал причину, по которой мать решила остаться, и решил что-нибудь предпринять.

Сидя в небольшой светлой гостиной с чаем в руках, Аббас заговорил с матерью.

— Матушка, понимаю, что вы хотите внуков, мы также хотим детей. Но у нас не получается!

— Не получается? — Валидэ, повернувшись к сыну, испуганно посмотрела на него. — Неужели дело в тебе, сынок?

— Да, матушка! К сожалению, я не могу иметь своих детей, — тихо, еле слышно, ответил он ей, потупив глаза в пол.

В этот миг женщине стало дурно. Она почувствовала, как земля уходит у нее из-под ног.

— О Всесильный Аллах, скажи, за какие грехи ты наказываешь мою семью?! — воздев руки, заголосила она. — Неужели наш род на моем сыне закончится, неужели я не стану бабушкой?! А мой сын не испытает отцовских чувств?!

Аббас и не подозревал, насколько это станет тяжелым ударом для его матери. Она плакала беспрерывно. Он обнял ее, пытаясь успокоить.

Через несколько дней она попросила сына отвезти ее домой. Аббас отвез и вернулся.

Как бы ему ни было тяжело из-за того, что он ранил сердце матери ложью, он понимал, что выбора у него нет! Если он хочет сохранить свою семью, ему придётся пойти на жертвы.

В один из теплых летних вечеров в двери Аббаса постучали. Он встал с пола, где сидел, раздумывая о своем. Открыв двери, он увидел отца и мать. Валидэ торопливо вошла и достала из вязаной сумки платок. Раскрыв ее, она подала Амире шалфей.

— Амира, дочка, завари, пожалуйста!

— Что это, матушка? — держа в руках небольшой медный сосуд, удивленно спросила Амира.

— Это ваше спасение! — с гордостью ответила Валидэ.

— Спасение? — Аббас посмотрел на отца.

— Не спрашивай у меня, все вопросы к матери! Я сам не знаю ничего!

Амира, оставив гостей в гостиной, пошла на кухню, дабы выполнить просьбу Валидэ.

— Матушка, вы так и не сказали, что это, — вновь спросил Аббас.

— Сынок, это твое спасение, спасение твоей семьи!

— Я не знал, что мою семью нужно спасать.

— Нужно! Я винила Амиру, что она не может мне внука родить, тогда как вина лежит на тебе. Как же ей родить ребенка, если мой сын не…

— Матушка! — прервал Аббас мать и вышел на улицу.

— Женщина, о чем ты говоришь? — испуганно и удивленно посмотрел Ибрагим на жену.

— Наш сын не может иметь детей, а я обвиняла невестку и даже думала, что они не живут как муж и жена! Но все оказалось еще хуже. Поэтому он должен пить эту травяную настойку три раза в день.

— Сколько он должен ее пить?

— До тех пор, пока не подарит мне внука.

— Женщина, если судьба — он станет отцом и без твоих трав.

— Ибрагим, ты должен уговорить сына пить их. Если из-за твоего упрямства мой сын не станет отцом, я тебя убью.

— Ты меня уже тридцать три года убиваешь. Пойду, поговорю с ним.

Ибрагим вышел, а Валидэ решила поговорить с невесткой.

— Прости меня, дочка.

— Тетушка, что вы такое говорите, зачем вы просите прощения?

— Я думала, что виновата ты — в том, что у вас нет детей. Мне казалось, что ты не хочешь детей, так как у тебя уже есть сын. Но я заблуждалась, всему виной мой сын.

Амира с удивлением посмотрела на нее, не зная, что ответить, посему решила просто промолчать.

— Амира, прошу тебя, заставь его выпить это — травяной настой…

— Хорошо, тетушка.

В это время Аббас и Ибрагим, стоя недалеко от дома, разговаривали.

— Аббас, почему ты не говорил мне, что не можешь иметь детей? Если честно, я думал, что ты и она… не совсем вместе. Ты не должен был такое от меня скрывать, мы ведь с тобой всегда были друзьями! Или ты забыл об этом? Помнишь, как мы раньше сидели вот так, под звездным небом, и говорили обо всем. И, если честно, мне казалось, что мы больше чем отец и сын!

Увидев, как отец расстроился, Аббас решил рассказать правду.

— Отец, с моим здоровьем все хорошо, я могу стать отцом!

— Если это так, зачем ты соврал матери?

— Потому что мне пришлось так сделать, иначе…

— Иначе что?

— Это не столь важно!

— Сынок, если начал, то договаривай, я обещаю, что сохраню твой секрет!

— Отец, в тот день я ей обещал, что пока она не полюбит меня и не примет, я не буду претендовать на нее как мужчина! Я обещал заботиться о её сыне и не прикасаться к ней, пока она того не захочет. Я понимаю, ты сейчас скажешь, что это безумие, но я обещал, для меня важнее видеть её рядом!

— Сынок, я понимаю, ты все правильно сделал. Но скажи мне, насколько это затянется? Возможно, она тебя никогда не примет. Что будет тогда?

— Я надеюсь, что когда-нибудь она примет меня, и я сделаю все для этого!

— Иншаллах, сынок! Будем надеяться! Аббас, если ты не хочешь, чтобы твоя мать догадалась, тебе лучше смириться и пить все, что она тебе предлагает. Если она узнает, что ты и я ей соврали, то нам с тобой не сносить головы, а ты знаешь, какая она, когда злится.

— Матушке повезло иметь такого мужа, как вы.

— Нет, сынок! Это мне повезло быть её мужем! Она без меня жить сможет, а я без нее нет!

— Я не знал, что вы так сильно любите матушку!

— Люблю безумно, даже спустя столько лет. Несмотря на то, что она ужасно вредная женщина, я её люблю! Знаешь, когда я ее впервые увидел, тут же подошел, чтобы познакомиться. Но, увидев меня, она сначала громко рассмеялась, а потом спросила, не ударила ли меня молния. После этого я всегда ходил с мокрой головой: мне было стыдно за свои кудри. Но даже после ее слов я не отступил, хотя понимал, что девушка из богатой семьи не посмотрит на меня. И если бы не слова твоего деда, я бы сдался после нескольких попыток.

— Что же тогда дедушка вам сказал?

— Когда богатый верит в силу своих денег, бедный верит в бога; когда богатый совершает чудо с помощью денег, бедный надеется, что бог совершит чудо и даст ему шанс. Если задеть честь богатого, он защитится деньгами, но если задеть честь бедного, он свою жизнь поставит на кон.

— Вы всегда матушке говорите, что её любите, но я ни разу не слышал, как она вам это говорит.

— Я не думаю, что она меня любит, хотя она подарила мне тебя. Это, наверно, не просто так!

— Отец, я думал, это я влюблен как сумасшедший! — положив руку отцу на плечо, Аббас улыбнулся.

— Мы с тобой похожи, сынок! И каждый страдает по-своему. Знаешь, я всегда вспоминаю, как её впервые встретил, как влюбился. Забавная штука жизнь, но я доволен! К счастью или нет, но я рад, что прожил с ней все эти годы. Ну, сынок, готовься пить то, что тебе дадут, если не хочешь разоблачения.

— Кажется, у меня другого выхода нет!

— А я попробую её уговорить вернуться домой.

— Я был бы весьма благодарен.

— Тогда идем. Пора бы вернуться к нашим дамам. Твою маму нельзя надолго оставлять с Амирой.

— Это вы правильно подметили.

Не успел Аббас войти в дом, как Валидэ тут же сунула ему в руки финцан с отваром. Аббас грустно посмотрел на отца, тот понимающе похлопал сына по плечу, после и рассмеялся.

— Пей, сынок! Все, что твоя мать делает — ради тебя!

— Конечно, мне ведь внуки нужны, — подтвердила Валидэ.

Услышав слова матери, Аббас поперхнулся, и из глаз потекли слезы. Амира мысленно соболезновала ему.

— Матушка, вы теперь довольны? — глотнув отвара, Аббас весь переморщился.

— Все выпей! — уточнила заботливая мать.

— Я думаю, этого более чем достаточно.

— Я знаю, что тебе надо, так что пей, — настаивала Валидэ.

— Дочка, принеси мне чай. Где Искандер? — вздохнул Ибрагим.

— Я его уложила спать. Скоро проснется… — ответила Амира.

— Его нужно будет искупать, — отставив финцан в сторону, проговорил Аббас.

— Я знаю. Он пока играл, испачкался.

— Согрей воду, я искупаю, — сказал Аббас.

— Хорошо.

— Валидэ, когда мы к себе вернемся? Или ты забыла, что у тебя есть муж и свой дом?

— Я должна убедиться, что мой сын здоров!

— Твой сын не маленький мальчик, он о себе позаботиться может.

— Для меня он всегда будет ребенком! Когда ты, наконец, начнешь о своем сыне думать?! — уперев руки в боки и сузив глаза, заявила она.

— Я о нем забочусь, поэтому, пока ты его не убила своими зельями, хочу, чтобы ты вернулась со мной домой. Оставь уже его в покое, женщина!

— Вижу, как ты о нем беспокоишься. Я несколько дней глаз не сомкнула, думая о сыне, а ты спал сладким сном. Будто он только мой сын!

— Валидэ, скажи мне, почему ты такая?

— Что же со мной не так?! — возмутилась Валидэ.

— Как что?! Разве ты сама не знаешь?!

— Я не знаю! Но я вижу, ты хорошо меня знаешь, так, может, расскажешь мне?!

— Матушка, отец, ну почему вы все время ругаетесь? — вмешался Аббас.

— Во всем виноват твой отец!

— Ну конечно, у тебя всегда крайний — я! Ибрагим виноват, если вокруг земли пролетит камень. И он обязательно разобьётся о мою голову!

— Потому что я права!

— Конечно, дорогая, как я смею спорить с вашим величеством? Я ведь не бессмертный! — с улыбкой произнёс Ибрагим.

Через несколько минут в гостиную вошла Амира с подносом, где стояли финцаны с чаем.

— Дочка, ты лучше принеси Аббасу тот напиток, — взяв из рук невестки поднос, обратилась к ней Валидэ.

— Матушка, отец прав! Вам лучше вернуться, я все выпью. Обещаю!

— Мать родную выгоняешь?

— Ни в коем случае!

— Тебя попробуй выгнать, ты же сердце из груди вырвешь, — пошутил Ибрагим.

— А ты помолчи!

— Слушаюсь, моя госпожа, — поклонился Ибрагим.

— Матушка, как я могу думать об этом? Я просто не хочу, чтобы вы оставляли отца одного.

— Твой отец о себе позаботится.

— Сын абсолютно прав, я один пропаду. Как же я без тебя, кто же меня пилить будет?

— Отец!

— Да шучу я! Валидэ, я как муж скажу тебе вот что: собирайся и идем домой! Твой сын женатый человек, у него есть жена и сын. Они друг о друге хорошо позаботятся. Я понимаю, что ты за него беспокоишься, но, Иншаллах, у них все будет! Нужно иметь терпение, тогда Аллах вознаградит их! Я знаю, что ты скучаешь по сыну, я так же скучаю, но дети, когда вырастают, покидают отцовский дом, они идут своей дорогой.

— Отец прав, матушка, мы о себе позаботимся. Я рад, что у меня такая заботливая мать!

Громкий плач Искандера перервал их разговор. Аббас поспешно пошел в комнату ребенка. Искандер сидел в своей постели и плакал. Аббас подошел к нему, следом в комнату вбежала Амира.

— Искандер, что случилось? У тебя что-то болит? — взяв ребенка за руки, спросил Аббас.

Искандер ничего не говорил, лишь отрицательно мотал головой.

— Сыночек, что случилось? Тебе что-то страшное приснилось? — спрашивала Амира.

Искандер протянул руки к матери и заплакал еще сильнее. Амира прижала сына к груди, Аббас гладил по голове, пытаясь успокоить, и наговаривал:

— Все хорошо, все позади! Видишь, мы здесь, рядом!

Искандер долго плакал, но так и не рассказал, что ему снилось. Когда он успокоился, Аббас взял его на руки и пошел купать.

После купания настроение малыша улучшилась. Пока Аббас одевал его, Ибрагим играл с ним. В голубых глазах мальчика плескалось море радости, а, услышав запах сладкой выпечки, он побежал к сюфре. Амира пригласила всех ужинать, подняла сына на руки и усадила.

Закончив со сладким, Искандер протянул руку к Аббасу.

— Идем играть?

— Да, сейчас, — быстро встал из-за сюфре Аббас.

— Сынок, позволь Аббасу покушать, после пойдешь играть. Аббас, присядь и спокойно поужинай.

— Я уже сыт, идем играть.

Ибрагим, сидя за сюфре, наблюдал за сыном и внуком, и на его лице была радость. Он повернулся к Валидэ, указав на них глазами.

— Дорогая, думала ли ты когда-нибудь, что мы доживем и увидим это? Наш сын и внук — что же еще родителям нужно для счастливой старости?

— Я надеялась! Ибрагим, без сомнения, я очень рада, но мне и грустно.

— Почему?

— Как бы я хотела увидеть, как он играет не только с Искандером, но и со своим родным ребенком.

— Снова! У них жизнь впереди.

Спустя несколько дней Валидэ и Ибрагим вернулись домой. Аббас надеялся, что нескоро увидит их, так как больше у него не было сил пить этот непонятный травяной отвар.


[1] Архалыг — кавказский, плотно прилегающий к телу кафтан с высоким стоячим воротником.

[2] Ана-джан — мамочка.

[3] Цайдан — род чайника.

[4] Шор-гогал или Гогал (азерб. Qoğal) — блюдо Азербайджанской кухни, мучное изделие в виде небольшого круга. Бывает двух типов: шор-гогалы (солёный гогал) и ширин-гогал (сладкий гогал).

Часть восьмая

Наверно, не найти было в мире более любопытного и работящего ребенка, чем Искандер. Однажды, когда Амира занималась домашними делами, маленький Искандер решил помочь Аббасу. Уже несколько дней Аббас хотел починить крышу, но ему все не хватало времени. Малыш без ведома матери поднялся туда. Взяв несколько инструментов, он решил сам взяться за починку. Сидя на коленях, он схватил гвоздь и небольшой молоток и начал забивать гвозди с самым серьёзным выражением лица.

Закончив работу на улице, Аббас зашел в дом. Амира, выйдя из кухни, удивилась, увидев мужа.

— Аббас?! Ты разве только что не был на крыше?

— Нет, я ходил задать корму скотине.

— Если там не ты, то… Искандер!

Она выбежала на улицу и посмотрела на крышу.

Аббас, не медля, залез туда, спустить ребенка. Осторожно приблизившись, он уже хотел взять Искандера, как нога мальчика соскользнула — и он упал с края. Аббас прыгнул следом, в полете подхватив ребенка и обняв его, защищая от удара.

Амира в ужасе подбежала к ним.

Аббас лежал на спине, обнимая ребенка. Искандер от испуга громко плакал. Аббас тяжело дышал.

Не зная, как ей быть, Амира помогла ему встать и, опираясь на ее плечо, Аббас медленно вошел в дом.

Уложив малыша в постель и успокоив его, Амира поспешила осмотреть рану Аббаса.

— Аббас, позволь, я сниму с тебя одежду и осмотрю твою рану.

— Не стоит, само пройдет. Просто дай мне немного отдохнуть.

— Ты тяжело дышишь, у тебя может быть серьезное ранение, мне нужно осмотреть тебя.

— Все хорошо, не беспокойся за меня.

— Я все равно должна посмотреть.

Амира села на кровать, перевернула упрямого Аббаса на живот и подняла ему кофту.

Она увидела серьезную рану. Только девушка хотела полностью снять одежду с Аббаса, как он схватил девушку за руку.

— Прошу тебя, не нужно!

— Почему ты не хочешь, чтобы я тебе помогла?

— Ты не должна мне помогать. Я говорю, все само пройдет!

— Ты хочешь, чтобы я оставила тебя в таком состоянии?!

— Да.

— Я не могу! И я не сделаю этого, так что лежи и не двигайся.

— Прошу тебя, хватит, не беспокойся обо мне. Я понимаю, что ты это делаешь из-за своей доброты, но не из-за любви. Понимая это, я все равно надеюсь, поэтому, прошу тебя, не мучай меня заботами. Я еще в день нашей свадьбы понял, что ты любишь отца своего ребенка, а для меня в твоем сердце нет места. За меня не беспокойся, я еще тогда дал себе слово не надеяться ни на что. Мне хватает того, что я тебя вижу.

Амира, ничего не сказав, вышла из комнаты и спустя несколько минут вернулась. В руках она держала небольшой металлический сосуд. Она открыла его и молча нанесла на рану Аббаса мазь. После вышла.

Как бы Аббас ни хотел подняться, он не мог. Посему он сдался. К вечеру Амира вернулась в спальню с подносом, полным еды. Видя, что Аббас не может пошевелиться, она решила его накормить. Искандер увидел, как мать кормит Аббаса, поэтому решил, что мама и его накормит. Взяв свою тарелку с едой, он принёс и отдал матери. Аббас и Амира переглянулись и улыбнулись.

— Сынок, почему ты за сюфре не покушал?

— Не хочу кушать один, покорми меня, — обиженно заявил мальчик.

— Ты ведь большой, покушай сам! — посмотрев на сына, проговорила Амира.

— Дядя тоже большой, но ты его кормишь! — надув губки, заявил Искандер.

— Кормлю, так как дядя не может сам покушать.

— Почему?

— Потому что он поранился. Искандер, пообещай мне, что ты больше никогда не поднимешься на крышу!

— Мамочка, прости, обещаю, больше так не буду делать.

— Ты сказал дяде спасибо?

— Нет.

— Тогда скажи ему спасибо, возьми свою тарелку и иди, покушай за сюфре, я сейчас приду.

— Спасибо, — Искандер выбежал из комнаты.

— Пойди лучше к сыну, я смогу о себе позаботиться.

— Я вижу! Меньше говори, больше кушай.

Аббас только посмотрел на нее и замолчал. Он несколько дней спал в её комнате, а она спала с Искандером.

Спустя три дня Аббаса навестили отец и Надир.

— Дочка, где Аббас? — с порога молвил Ибрагим.

— Он лежит в спальне.

— Разве для сна не рано? — удивился Надир.

— Несколько дней назад он упал с крыши.

— Как упал? — Ибрагим побежал в спальню.

— Отец! — поразился Аббас.

— Сынок, когда ты упал, как ты упал? Скажи, где болит?

— Ничего не болит. Отец, не беспокойтесь вы так!

— Аббас, тебе не нужно ничего скрывать! Ты ничего себе не сломал, падая с крыши? Хотя я знаю тебя, ты вряд ли мне скажешь правду. Я сам сейчас проверю! — подойдя к сыну, Ибрагим попытался поднять его рубашку.

— Я не ребенок, отец, хватит! — перехватил руки отца Аббас.

— Снимай рубашку! — приказал Ибрагим.

— Амира обо мне хорошо заботится, не беспокойтесь.

Следом в комнату вошел и встревоженный Надир.

— Друг мой, с тобой все хорошо? Как себя чувствуешь, не повредил себе ничего? Надеюсь, ничего серьезного?

— Надир, сколько вопросов ты меня задал. На какой из них мне ответить? — поднял удивленно бровь Аббас.

— На все по очереди, — улыбнулся Надир другу.

— Как видишь, друг мой, я жив и здоров, хвала Аллаху!

— Что-то я мало верю в твои слова. Снимай, говорю, рубашку! — повторил отец.

Подняв черную длинную рубашку сына, он увидел на спине рану от падения.

— О Аллах Всесильный! Сынок, что это?! Ты говорил, что с тобой все хорошо!

— Отец, не беспокойся, поболит и пройдет, — поправляя одежду, уверенно ответил сын испуганному отцу.

Аббас еле уговорил отца не говорить матери, что с ним случилось. Вечером Надир и Ибрагим помогли Аббасу спуститься в гостиную и сесть за сюфре.

После того как Ибрагим заснул и Амира отвела Искандера спать, друзья остались вдвоем. Выйдя из дома на несколько минут, Надир вновь вернулся, но на сей раз не с пустыми руками.

— Друг мой, это вам! Думаю, сейчас дар богов вам нужнее, — с улыбкой посмотрел Надир на друга, показывая вино.

— О чем ты? — тихо промолвил Аббас.

— Друг мой, ты думаешь, что сможешь утаить от моих глаз что-нибудь?

— Надир, говори ясно, чтобы я смог понять тебя.

— Ты и Амира ведь до сих пор не совсем муж и жена! — прошептал он.

— С чего ты это взял? У нас все хорошо.

— Ваши отношения скорее похожие на дружеские, чем на супружеские!

— Надир, мы муж и жена, у нас был никах! — нервно проговорил молодой охотник.

— Аббас, прошу тебя, не нужно мои слова переиначивать, ты прекрасно знаешь, о чем я! Я понимаю, что не должен вмешиваться в семейные дела, но все же возьми эту бутылку. Когда останетесь наедине, откроете, выпьете, расслабитесь и…

— Ты думаешь, что я воспользуюсь ее опьянением? Плохо ты обо мне думаешь, друг мой! — Аббас разочарованно покачал головой.

— Кто говорит о таком?! Вино — это тот напиток, который раскрывает истинные чувства людей, — Надир скабрезно подмигнул.

— Надир, я не хочу показаться грубым, но я бы не хотел говорить с тобой на эту тему.

— Где ты растерял свою прежнюю смелость?! Раньше ты не боялся поцеловать Амиру. Сейчас вы живете с ней под одной крышей, она твоя жена, а ты боишься и пальцем к ней прикоснуться…

— Как ты узнал о том, что я её целовал?

— Впервые ты её поцеловал перед моим домом. Я тогда был на крыше, решил вам не мешать. И тогда, услышав ваш разговор, я убедился, что ты Меджнун.

— Ну, ты!.. — Аббас покраснел.

— Каков есть! — улыбнулся, не смутившись, Надир.

— Как Лейла поживает? — смущенный Аббас попытался перевести разговор на другую тему.

— Хорошо, у нас через шесть месяцев будет пополнение в семье, — радостно ответил Надир.

— Поздравляю! — тяжело пытаясь подняться со стула, Аббас протянул руку другу.

— Не вставай! Благодарю! Лейла хотела вас увидеть, но у нее мать себя плохо чувствует, посему она и осталась с ней. Я вот о чем думал, друг мой: может, и нам сюда переехать, как думаешь?

— Было бы неплохо иметь таких соседей, как вы!

— Это было бы прекрасно! Хорошо, что ты сюда переехал и увез Амиру из вашего села.

— Почему ты так говоришь?

— Есть у вас в селе такие люди, которым хочется свернуть шею!

— О чем ты?

— Случилось так, что я немного одного парня поколотил! Знаешь, самое смешное что? После я узнал, что ты раньше тоже его избил.

— Но зачем ты его избил?

— Мне не понравилось, что я услышал, вот и избил!

— Ты мне не скажешь, что ты услышал?

— Боюсь, то, что я скажу, ни тебе не будет приятно услышать, ни мне!

— Это касается Амиры?

— Да!

— Вот же!.. Нужно было его тогда убить! — ударив кулаком по сюфре, недовольно проговорил молодой охотник.

— Аббас, успокойся, не делай резких движений. Я его поколотил так, что он пару месяцев не то что говорить, но и ходить не сможет.

— Благодарю тебя!

— Не стоит благодарности, мой друг, я бы никому не позволил о ней так говорить! Хорошо, уже поздно, давай помогу тебе.

На следующий день Надир и Ибрагим ушли. Спустя еще несколько дней Аббас смог уже сам ходить, но медленно. Он играл с Искандером, не выходя из дома.

Так прошла их первая зима, настала весна. Деревья пробуждались от сна, птички возвращались в свои дома.

Лежа на своей постели, Аббас почувствовал, как ему внезапно стало тепло. Открыв полусонные глаза, он увидел Искандера, который обнимал его, лёжа рядом. Аббас обнял малыша.

Наутро Амира проснулась и не нашла ребенка. Открыв двери в комнату Аббаса, она увидела, как ее мужчины спят в обнимку. Она тихо, чтобы не разбудить, зашла, укрыла их одеялом и вышла.

Когда мальчики проснулись, вода уже была теплая. Аббас умыл Искандера, после и сам умылся. Все сели за сюфре.

После завтрака Аббас взялся за свои дела, а малыш повторял все за ним.

Надир и Лейла нередко навешали их. Отец и мать также были частыми гостями.

— Сынок, почему же ты не зарежешь одного из этих баранов, их у тебя достаточно? — глядя на пасущихся баранов, как-то спросил Ибрагим.

— Отец, я не собираюсь у них отнимать жизнь!

— Это еще почему? — удивился отец.

— Амире это не нравится, а я не буду делать то, что ей не нравится! Она их кормит своими руками, эти животные доверяют ей.

— Сынок, но таков замысел Всевышнего. Все в этом мире взаимосвязано.

— Это, может, в мире все так связано! Но в моем доме я не позволю убивать этих созданий. Мы их убиваем, чтобы съесть и забыть. Хотя они могли бы еще несколько лет жить, никому не причиняя вреда!

— Аббас, зачем тогда они тебе? Ты же знаешь, что их нужно кормить!

— Я буду их кормить, мне они не мешают. Весна пришла, трава расцвела, пусть пока пасутся, на зиму сделаю больше запасов.

— Ах, Аббас, пусть будет по-твоему, сынок. "Любовь человека меняет"! Сынок, если тебе нужно будет что-нибудь, только скажи.

— Мне, кроме вашего здоровья, ничего не нужно! Пусть Аллах даст вам долгих лет жизни, вы мои крылья!

— Я рад это слышать. Хорошо, сынок, давай вернемся в дом.

Наутро Ибрагим и Валидэ вернулись в свой дом, большой, но пустой.

Если бы не голубые глаза и светлая кожа, то Искандер был бы вылитым Аббасом. Возможно, оттого, что ребенок привык к нему и запомнил все его движения.

Шло время. Сама того не замечая, Амира начала испытывать к мужу чувства. В тот миг, когда она это осознала, было уже поздно. Для того чтобы уберечь свое сердце и сохранить память о первом муже, она решила избегать Аббаса. Раньше просыпалась, не оставалась с ним наедине, даже глаза отводила в сторону, когда с ним говорила. Увидев столь холодное отношение, он решил поговорить с ней.

— Амира, почему ты меня избегаешь? Скажи мне, что я сделал не так?

— Я тебя не избегаю!

— Тогда я не понимаю, почему ты так со мной. Я понимаю, и раньше ты ко мне была холодна, но сейчас я чувствую этот холод.

— Тебе так кажется. Ничего не изменилось. Теперь прости, мне нужно готовить ужин.

— Скажи мне, что я не так сделал. Возможно, тебе не нравится, что Искандер спит со мной?

— Аббас, прости, мне готовить нужно, после поговорим, — пряча глаза, проговорила Амира.

И так каждый день. Амира избегала разговора, выдумывая сотни причин. Тогда Аббас решил, что вино, которое принес ему Надир, сейчас нужно как никогда.

Однажды Амира, уложив ребенка и спустившись в гостиную, увидела там Аббаса, сидевшего с самым решительным видом.

— Присаживайся.

— Я устала, Аббас. Поговорим завтра, — попыталась она избежать разговора.

— Амира, прошу тебя. Подойди и присядь. Нам нужно поговорить. Долго ты будешь избегать меня? Мы с тобой живем под одной крышей. Не заставляй меня повышать голос.

— Я ведь сказала, что устала, да и ты выпил. Лучше иди отдыхай, завтра поговорим!

— Мы поговорим тут и сейчас! Не вынуждай меня причинять тебе боль, — Аббас серьезно посмотрел ей в глаза.

Амира, увидев злость на его лице и пронзающий взгляд, решила все же выслушать его. Раньше он на нее так не смотрел. Взгляд охотника, и сейчас добыча — она.

— Спасибо. Теперь скажи мне, что я не так сделал?

— Ты ничего не сделал! — она опустила глаза.

— Тогда почему ты так холодно ко мне относишься? Раньше ты хотя бы со мной говорила, в глаза смотрела, но сейчас слова мне не скажешь, пока я не спрошу. Амира, почему ты не смотришь мне в глаза? Скажи мне, я должен знать, что я не так сделал? Что я должен исправить?

— Послушай, все не так, как ты думаешь, — возразила она.

— Тогда как? Если я ничего не сделал плохого, чем я заслужил это?

— Я вспомнила прошлое, поэтому была немного не в себе, прости! Больше такого не повторится.

— Прошлое?! Я ведь сотни раз просил прощения у тебя за то, что тогда сделал. Я знаю, что ты не простишь. Я тоже не могу себя простить.

— Аббас, прости, я не хотела тебя ранить, ведь столько времени прошло. Пора бы уже забыть обо всем, что было.

— Не забывай! Никогда не прощай меня, никогда не забывай наше прошлое, пусть даже оно будет такое. Я жил все это время воспоминаниями. Я помню каждую нашу встречу, я не забыл ничего, я помню наш первый поцелуй.

— Ты помнишь?! — удивленно переспросила она.

— Как я могу забыть о таком дне? В тот день впервые моё сердце забилось так, что мне захотелось плакать — и я бы, наверное, заплакал, если бы не Надир.

— Не знала, что ты все так хорошо помнишь.

— Я помню все, потому что воспоминания связаны с тобой. Я люблю тебя так же сильно, как и тогда. Поэтому прошу тебя, не будь ко мне так жестока, я многого не прошу: говори со мной, как и прежде; улыбайся мне так же. Не избегай меня.

— Хорошо. Сейчас тебе нужно отдохнуть. И отдай мне бутылку.

— Ты когда-нибудь сможешь мне полюбить? — с грустью взглянув на жену, спросил Аббас. — Полюбить больше, чем его? Сколько мне ждать? Пять? десять лет? Я готов ждать, только скажи, сколько.

— Не жди! — Амира повернулась к нему спиной.

Услышав её ответ, Аббас, опершись о стену, поднялся. Шатаясь, подошел к девушке, схватил обеими руками за плечи и повернул к себе.

— Повтори, что ты сказала!

— Не жди!

Не удержав равновесия, Аббас покачнулся, и вместе они упали на пол.

Он какое-то время лежал на ней, опираясь на руки и глядя ей в лицо. Последний раз он был так близко от нее больше года назад, в доме Надира.

— Глупо было с моей стороны спрашивать! Я ведь знал, каков будет твой ответ! И все же я не терял надежду, надежду, что ты хотя бы скажешь «жди»! Но ты, как всегда, категорична и жестока. Прости меня, я все понял. Больше я никогда с тобой не заговорю о любви. Я обещал, что я не прикоснусь к тебе и пальцем. Моя любовь тяготит тебя! Больше я тебя не потревожу. Как и обещал, я позабочусь о тебе и о сыне.

Поднявшись, Аббас, шатаясь со стороны в сторону, пошел к себе в комнату.

Слова его звенели в её ушах.

Наутро он встал рано, сам себе приготовил завтрак и вышел заниматься делами. За ужином они не разговаривали без особой нужды. Между ними словно образовалась пропасть.

Эту пустоту и холод почувствовали и родители Аббаса.

Аббас к ребенку относился по-прежнему с любовью. Наблюдая за ними, Валидэ думала, что это всего лишь семейная ссора, но Ибрагим догадывался обо всем, и это его настораживало.

Вечером Ибрагим, как обычно, вышел поговорить с сыном. Сидя на крыльце, они говорили обо всем, пока не подошли к секретной теме. И тут в их разговор вмешалась Валидэ, которая вышла следом, заподозрив неладное.

От услышанного ее глаза полыхнули злостью, лицо потемнело.

— Вы оба, как посмели такое от меня скрыть? Я ведь знала, что-то не так! Аббас, почему ты мне соврал? Я заставляла тебя пить отвар, чтобы улучшить здоровье. Откуда же мог взяться ребенок, если ты даже пальцем свою жену не трогал? Я больше не хочу её видеть в этом доме!

— Это мой дом, и она жена в моем доме! Не вини её, я сам ей предложил это! И она согласилась, благодаря ей я счастлив. Она была честна со мной с самого начала.

— Но зачем ты это сделал? Зачем ты себя обрёк на одиночество?! — со слезами на глазах спросила Валидэ.

— Потому что я её люблю! Мне важнее видеть её, чем делить с ней постель!

Отведя Валидэ подальше от дома, они уговорили её ничего не говорить Амире. И вести себя так, будто ничего не произошло. Тогда Валидэ поставила встречное условие.

— Сынок, если она тебя не принимает как мужа, женись второй раз, — строго проговорила мать.

— Ты слышишь, что ты говоришь? У него есть жена! — нервно возразил Ибрагим.

— Жена?! Какая же она ему жена, если не может его принять как мужа.

— Отец прав, я не хочу разлучаться с ней!

— Тебе никто не говорит, чтобы ты с ней разлучался! Наша религия позволяет мужчине иметь несколько жён, пусть же так и будет!

— Матушка, я не хочу кого-то обрекать на несчастную жизнь со мной.

— Или так, или я сейчас же поговорю с ней, — пригрозила Валидэ.

— Ты от старости рассудок потеряла?! Ты думаешь, это так просто — завести вторую жену? Что он ей скажет? Ему с одной женой тяжело, а ты другую советуешь привести! Валидэ, не влезай в их семью! Рано или поздно у них все образуется, мой сын найдет дорогу к её сердцу.

— Я знаю, как все образуется! Мой сын воспитает её ребенка, будет заботиться о ней, а взамен — ничего! Ни взаимной любви, ни своего наследника! Нет, я не могу позволить и дальше своему сыну страдать!

— Я не буду второй раз жениться! — решительно отказал Аббас.

Валидэ, услышав от сына столь прямой отказ, решила поговорить с Амирой. Входя в дом, она собрала силы и натянула на лицо улыбку.

В гостиной сидела Амира с финцаном горячего чая в руках. Валидэ медленно подошла и села рядам.

— Амира, дочка, от того зелья толку нет, состояние моего сына не улучшилось. Я понимаю, что тебе трудно, ведь каждая женщина хочет родить своему мужу ребенка. Не судьба вам иметь детей. Поэтому я долго думала и решила… Возможно, твоё счастье — быть с другим?

— Я вас не понимаю, тётушка.

— Если мой сын не может подарить тебе ребенка, разойдись с ним. Испытай свое счастье с кем-нибудь другим.

— Тетушка, я не могу оставить вашего сына из-за того, что он не может иметь детей.

— Не хотела тебе говорить, но я недавно ходила к гадалке, и она сказала, что вам не суждено быть вместе. Ради твоего и его счастья — разойдись с ним! Семья не семья, когда не слышно детского голоса. Я понимаю, у тебя есть ребенок, и знаю, что семью соединяют не только брачные узы, но и кровные. Если мой сын не может тебе подарить ребенка, то, как бы мне ни было тяжело, я, как женщина и как мать, советую тебе с ним разойтись.

Разговор Валидэ перервал Ибрагим, который только зашел в дом. Схватив жену за руки, он отвел ее в сторону.

Позже они вернулись домой. Ибрагим несколько дней с ней не говорил, он был зол и разочарован в жене, хотя и понимал её желание.

Отношения Амиры и Аббаса напоминали ледяную, снежную долину Севера. Оба словно ходили по тонкому льду. Понимая вес ужас их отношений, с горечью в душе, Ибрагим ходил по дому, словно заведенная игрушка. Нахмурив черные брови, кусая губы, он долго думал, что ему сделать, чтобы сохранить семью сына — и решил.

Часть девятая

Спустя несколько дней, Валидэ и Ибрагим все же вернулись домой. Аббас надеялся, что нескоро увидеть их, так как больше у него не было сил пить тот непонятный травяной настой. Наверно, не найти в мире более любопытного и работящего ребенка как Искандер. Однажды, когда Амира была занята домашними делами, маленький Искандер решил помочь Аббасу. Несколькими днями ранее, Аббас хотел починить крышу дома, но ему не хватало времени. Малыш же без ведома матери, поднялся на крышу дома. Взяв несколько инструментов у Аббаса, он решил починить крышу. Сидя на коленьях, он взял гвоздь, и небольшой молоток, начал забивать гвозди с серьёзным выражением лица. Закончив работу на улице, Аббас зашел в дом. Амира выходя с кухни, удивилась, увидев его.

— Аббас?! Ты разве только, что не был на крыше?

— Нет, я ходил скотам сено давать.

— Если это не ты на крыше, то… Искандер! — Сказав это, она выбежала на улицу и посмотрела на крышу.

Аббас, не медля поднимается на крышу дома, дабы спустить ребенка. Осторожно двигаясь по крыше, он подошел к ребенку, как только он хотел его взять, как нога ребенка соскальзывает и он падает. Аббас ловит ребенка и обнимает, принимая на себя удар от падения. Амира в ужасе подбегает к ним. Подбежав к ним, она увидела, как Аббас лежит на спине, обняв ребенка. Искандер от испуга громко заплакал. Аббас лежал на спине и тяжело дышал, не зная как ей быть, она аккуратно придержала его плечом, медленными шагами на пару с ним они вошли в дом. Уложив в своей постели малыша и успокоив его, Амира решила осмотреть рану Аббаса.

— Аббас, позволь я сниму с тебя его и осмотрю твою рану.

— Не стоит, само пройдет. Просто дай мне немного отдохнуть.

— Ты тяжело дышишь, у тебя может быть серьезная рана, мне нужно осмотреть тебя.

— Все хорошо, не беспокойся за меня.

— Я все равно должна посмотреть.

Амира села на кровать, повернула упрямого Аббаса на спину, подняв ему кофту, она увидела серьезную рану. Только она хотела снять кофту с Аббаса, как он схватил ее руку.

— Прошу тебя, не нужно!

— Почему ты не хочешь, чтобы я тебе помогла?

— Ты не должна мне помогать. Я говорю, все само пройдет!

— Ты хочешь, чтобы я оставила тебя в таком состояние?!

— Да.

— Я не могу! И я не сделаю этого, так что лежи и не двигайся.

— Прошу тебя, хватит, не проявляй ко мне свою заботу. Я понимаю, что ты это делаешь из-за своей доброты, но не из-за любви. Понимая это, я все равно надеюсь поэтому, прошу тебя, не мучай меня заботами. Я еще в день нашего брака понял, что ты любишь отца своего ребенка, для меня в твоем сердце нет места. За меня не беспокойся, я еще тогда дал себе слово не надеяться на что больше. Мне хватает того, что я тебя вижу.

Амира, ничего не сказав, вышла с комнаты и спустя несколько минут вернулась. В руках она держала небольшой металлический сосуд. Она открыла его и молча нанесла на рану Аббаса маз. После вышла, как бы Аббас не хотел подняться, он не мог. Посему, он сдался. К вечеру Амира вернулась в спальню с подносом еды. Видя, что Аббас не может шевелиться, она решила его накормить. Искандер увидел, как мать кормит Аббаса, посему, решил, что мама и его накормит, взяв свою тарелку с едой, он принёс и отдал матери. Аббас и Амира переглянулись и улыбнулись.

— Сынок, почему ты за столом не покушал?

— Не хочу кушать один, покорми меня. Обидчиво проговорил мальчик.

— Ты ведь большой мальчик, покушай сам! Посмотрев на сына проговорила Амира.

— Дядя тоже большой, но ты его кормишь! Надув губки заявил Искандер.

— Кормлю, так как дядя не может сам покушать.

— Почему?

— Потому, что он поранился. Искандер, пообещай мне, что ты больше никогда не поднимешься на крышу!

— Мамочка, прости, обещаю, больше так не буду делать.

— Ты сказал дяде спасибо?

— Нет.

— Тогда, скажи ему спасибо и возьми свою тарелку и иди, покушай за столом, я сейчас приду.

— Спасибо. — Сказав, выбежал он с комнаты.

— Пойди лучше к сыну, я смогу о себе позаботиться.

— Я вижу! Меньше говори, больше кушай.

Аббас только смотрел на нее и ничего не говорил. Он несколько дней спал в её комнате, а она спала с Искандером. Спустя три дня, отец и Надир навестили Аббаса.

— Дочка, где Аббас? Входя в гостиную молвил Ибрагим.

— Он лежит в спальне.

— Разве для сна не рано еще?! Удивлено произнес Надир.

— Несколько дней назад, он упал с крыши.

— Как упал?! — Со словами вбежал в спальню Ибрагим.

— Отец!

— Сынок, когда ты упал, как ты упал? Скажи, где болит?

— Ничего не болит. Отец не беспокойтесь вы так!

— Аббас, тебе не нужно скрывать ничего! Ты ничего себе не сломал, падая с крыши? Хотя зная тебя, ты вряд ли мне скажешь правду. Я сам сейчас проверю! Подойдя к сыну Ибрагим попытался поднять его рубашку.

— Я не ребенок, отец хватит! Остановив руки отца проговорил Аббас.

— Снимай рубашку! Приказал Ибрагим.

— Амира обо мне хорошо заботиться не беспокойтесь.

Следом в комнату вошел и Надир, обеспокоенный.

— Друг мой с тобой все хорошо, как себя чувствуешь, не задел себе ничего?! Надеюсь ничего серьезного?!

— Надир столько вопросов ты меня задал. На какую, из них мне ответит? — Подняв удивленно бровь.

— Все по очереди. — Улыбнулся он другу.

— Как видишь друг мой, я жив и здоров, Хвала Аллаху!

— Что-то я мало верю в то, что ты говоришь, снимай, говорю рубашку! Повторил отец, пытаясь поднять сыну рубашку.

Подняв черную длинную рубашку сына, он увидел на спине сына рану от падения.

— О Аллах Всесильный! Сынок, что это?! Ты говорил, что с тобой все хорошо!

— Отец не беспокойся все хорошо, поболит и пройдет. — Поправляя рубашку, уверенным тоннам ответил испуганному отцу.

Аббас еле уговорил отца, не говорит матери о том, что с ним случилось. Вечером Надир и Ибрагим помоги Аббасу прийти и сесть за стол. После того как Ибрагим заснул, Амира отвела Искандера спать, друзья остались наедине. Выходя из дома на несколько минут, Надир вновь вернулся в дом, но на сей раз не с пустыми руками.

— Друг мой это вам! Думая сейчас дар багов вам нужнее. — С ухмылкой посмотрел на друга, показывая вино.

— О чем ты? Тихо молвил Аббас.

— Друг мой, ты думаешь что сможешь, утаит от моих глаз, что-нибудь?!

— Надир говори ясно, что бы я смог понят тебя.

— Ты и Амира ведь до сих пор ни совсем муж и жена! — Шепотом произнес.

— С чего ты это взял?! У нас все хорошо.

— Ваши отношение скорее похожие на дружеские, чем на супружеские!

— Надир мы муж и жена, у нас был Никах! — Нервно проговорил он.

— Аббас прошу тебя не нужно мои слова перекручивать, ты прекрасно знаешь, о чем я! Я понимаю что я не должен влезать в семейные дела, но все же возьми эту бутылку. Когда останетесь наедине откроете, выпейте расслабитесь и….

— Ты думаешь, что я воспользуюсь тем, что она пьяная? Плохо ты обо мне думаешь друг мой! Покачав разочаровано голову проговорил Аббас.

— Кто говорит о таком?! Вино это тот напиток который раскрывает истинные чувство людей. — В голосе его звучало, нотки похоти. А взгляд его был направлено на друга.

— Надир, я ни хочу показаться грубым, но я бы не хотел, говорит с тобой о своей личной жизни.

— Где ты растерял свою пережую смелость?! Раньше у тебя смелости хватила её поцеловать. Сейчас живя с ней под одной крышей, но сейчас она твоя жена, а ты боишься пальцем к ней прикоснуться…

— Как ты узнал о том, что я её целовал?

— В первые ты её поцеловал перед моим домам. Я тогда был на крыше, решил вам не мешать. И тогда услышав все я убедился в том, что ты Меджнун.

— Ну, ты…! — От услышанного, Аббас покраснел.

— Каков есть! — Улыбнулся, твердо подметил.

— Как Лейла поживает? — Смущенный, он попытался перевести разговор на другую тему.

— Хорошо, у нас через 6 месяцев будет пополнение в семье. — Радостно проговорил Надир.

— Поздравляю! — Тяжело поднимаясь, со стула он протянул руку к другу.

— Не вставай! Благодарю! Она хотела вас увидеть, но у нее мат себя плохо чувствует посему и осталась с ней. Я вот о чем думал друг мой, может и нам суда переехать, как думаешь?!

— Было бы ни плохо, иметь таких соседей как вы!

— Это было бы прекрасно! Хорошо, что ты суда переехал и увез Амиру с вашего села.

— Почему ты так говоришь?

— Есть у вас в селе такие люди, которым хочется, свернут шею!

— О чем ты?

— Случилось то, что я немного одного парня поколотил! Знаешь самое смешное что? После я узнал что ты раньше так же его избил.

— Но зачем ты его избил?

— Мне не понравилось то, что я услышал вот и избыл!

— Ты мне не скажешь, что ты услышал?

— Боюсь то, что я скажу, ни тебе будет приятно услышать не мне!

— Это касается Амиры?

— Да!

— Вот же…! Нужно было его тогда убить! — Ударив кулаком по столу, недовольно проговорил.

— Аббас успокойся, не делай резких движений. Я его поколотил так, что он пару месяцев не то что говорит, но и ходит не сможет.

— Благодарю тебе!

— Не стоит она мой друг, я бы ни кому не позволь о ней так говорит! Хорошо, уже поздно давай помогу тебе.

На следующий день Надир и Ибрагим ушли. Спустя еще несколько дней Аббас мог сам передвигаться, но ходил он медленно, играл с Искандером, не выходя из дома. Так прошла их первая зима, настало весна, дереве пробуждались от сна, птички возвращались в свои дома. Лежа на свой постели Аббас почувствовал, как ему внезапно стало тепло, открыв полусонные глаза, он увидел Искандера, который обнимал его лёжа рядам. Увидев его, Аббас обнял малыша. На утро Амира проснулась и не нашла ребенка, открыв двери в комнату Аббаса, она увидела как они спять в обнимку. Что бы ни разбудит их она тихо зашла, укрыв их одеялом вышла. Когда мальчики проснулись, вода уже была теплая, Аббас умыл Искандера, после и сами умылся и сели за стол. После Аббас выходил, занимался своими делами, а малыш повторял все за ним. Надир и Лейла часто навешали их, Отец и мать так же были, частыми гостями в его доме.

— Сынок, почему же ты не режешь одного из этих баранов, их у тебя достаточно?! Глядя на пастушьих баранов проговорил Ибрагим.

— Отец, я не собираюсь у них отнимать жизнь!

— Это еще почему?! — Удивленно спросил он.

— Амиры это не нравиться, я ни буду делать то, что ей не нравиться! Она их кормит своими руками, эти звери доверяют ей.

— Сынок, но таково судьба. Все в этом мире взаимосвязано!

— Это может в мире все так связано! Но в моем доме я не позволю убить, этих созданий. Мы их убиваем, что бы поесть и забыть о них. Хотя они могли бы еще несколько лет никому, не причиняя вреда, жить!

— Аббас, зачем тогда они тебе? Ты же знаешь, что их нужно кормить!

— Я буду, их кормит, мне они не мешают. Весна пришла трава расцвела, пусть пока траву едят, на зиму сделаю больше запасов.

— Ах Аббас, пуст будет по-твоему сынок. " Любовь человека меняет"! Сынок если тебе нужно будет, что ни будь, скажи.

— Мне кроме вашего здоровье ничего не нужно! Пусть Аллах даст вам долгих лет жизни, вы мои крылья!

— Я рад это слышать, хорошо сынок давай вернемся в дом.

Наутро Ибрагим и Валидэ покинули дом детей, вернулись в свой большой, но пустой дом, оставив их втроем.

Если бы не голубые глаза и светлая кожа, то Искандер был бы вылитый Аббас. Возможно от того, что ребенок привык нему и все его движение запомнил. Проходила время, сама того не замечая Амира начала испытав к нему чувства. В тот миг, когда она это осознала было, поздно. Для того что бы уберечь сове сердце и сохранить память о муже своем, она решила избегать Аббаса. Раньше просыпалась, не оставалась с ним наедине, даже глаза отводила в сторону, когда с ним говорила. Увидев столь холодное отношение к себе, он решил, поговорит с ней.

— Амира, почему ты меня избегаешь? Скажи мне, что я сделал не так?!

— Я тебя не избегаю!

— Тогда я не понимаю, почему ты так со мной. Я понимаю и раньше ты со мной была холодна, но сейчас я чувствую этот холод.

— Тебе так кажется, ничего не изменилась, теперь прости мне нужно готовить ужин.

— Скажи мне, что я не так сделал. Возможно, тебе не нравиться, что Искандер спит со мной?!

— Аббас прости, мне готовит нужно, после поговорим. Пряча глаза проговорила Амира.

И так каждый день Амира избегала разговора выдумываю сотни причин, тогда Аббас решил, что вино которое принес ему Надир, сейчас как ни когда нужен. После того как Амира уложила спать ребенка, выходя с комнаты она увидела Аббаса, который сидел в гостиной.

— Присаживайся.

— Я устала Аббас, поговорим завтра. Пытаясь избежать разговора.

— Амира прошу тебя, подойди и присядь, нам нужно поговорить, долго ты будешь избегать меня?! Мы с тобой живем под одной крышей. Не заставляй меня повышать голос.

— Я ведь сказала что устала, да и ты выпил лучше иди отдыхай, завтра поговорим!

— Мы поговорим с тобой, тут и сейчас! Не вынуждай мне делать тебе больно. Серьёзным тоном проговорил Аббас глядя в ее глаза.

Амира увидев, злое выражение лица, Аббас и его прорезающий взгляд, она решила все же послушать его. Раньше он на нее так не смотрел, это был взгляд охотника, и сейчас его добыча была она.

— Спасибо. Теперь скажи мне, что я не так сделал.

— Ты ничего не сделал! Ответила она, опустив глаза.

— Тогда почему ты так холодно ко мне относишься? Раньше ты хотя бы со мной говорила, в глаза смотрела, но сейчас ты не говоришь, пока я ни спрошу. Амира, почему ты не смотришь мне в глаза? Скажи мне, я должен знать, что я не так сделал?! Что я должен исправиться?!

— Послушай все не так, как ты думаешь. Возразила она.

— Тогда как?! Если я ничего не сделал плохого, чем я заслужил это.

— Я вспомнила прошлое, поэтому я была немного ни в себе, прости! Больше такого не будет.

— Прошлое?! Я ведь сотни раз просил прошение у тебя, за то, что я тогда сделал. Я знаю, что ты ни простишь, я так же не могу себя простит, за это.

— Аббас прости, я не хотела тебя ранить, ведь столько времени прошло. Пора бы забыть обо всем что было в прошлом.

— Не забывай! Никогда не прощай меня, никогда не забывай наше прошлое, пусть даже она будет столь хороша. Я жиль все это время воспоминаниями. Я помню каждую нашу встречу, я не забыл ничего, я помню наш первый поцелуй.

— Ты помнишь?! Удивленно переспросила она.

— Как я могу о таком дне забыть, в тот день впервые моё сердце забилось так что я захотел плакать и я бы, наверное, заплакал бы если бы не Надир.

— Ни знала, что ты все так хорошо помнишь.

— Я помню все, потому что воспоминание связано с тобой. Я люблю тебя так же сильно, как и тогда. Поэтому прошу тебя, не будь ко мне так жестко, я многое ни прошу, говори со мной, как и прежде улыбайся мне, так же. Не избегай меня.

— Хорошо. Сейчас тебе нужно отдохнуть. И отдай мне бутылку.

— Ты когда не будь, сможешь мне полюбить? — С грустью в глазах смотря на нее продолжил. — Полюбить больше чем его?! Сколько мне ждать 5- 10 лет. Я готов ждать, только скажи сколько.

— Не жди! — Ответила ему, повернувшись спиной к нему.

Услышав её ответ, он облокотившись на стену поднялся. Поднявшись он шатаясь подошел к ней схватив двумя руками её за плечи он повернул к себе и подошел в ней по ближе.

— Повтори то, что ты сказала!

— Не жди!

Не удержавши равновесие, Аббас падает на нее, они вместе падают на пол. Он недолго лежал на ней, оперяясь на руки, Аббас поднял голову и смотрел ей в лицо. Последний раз, когда он так был близко к ней больше года назад, когда в доме Надира гостевал.

— Глупо было с моей стороны спрашивать такое! Я ведь знал, каков будет твой ответ! Зная, все же не терял надежду хотя бы, что ты скажешь, жди! Но ты, как всегда, столь категорична и жестока. Прости меня, я все понял, больше я никогда с тобой не заговорю о любви. Я обещал, что я не прикоснусь к тебе и пальцем. Моя любовь обуза для тебя!. Больше я тебя не потревожу, как и обещал, я позабочусь о тебе и о сыне.

Поднявшись, Аббас, шатаясь со стороны в сторону, пошел к себе в комнату, слова его звенели в её ушах. Наутро он встал рано, сам себе подготовил завтрак и вышел заниматься делами. За ужином, они не говорили без особой нужды, между ними образовалась пропасть. Эту пустоту и холод почувствовали и родители Аббаса. Несмотря на их отношение, Аббас к ребенку относился по-прежнему с любовью. Наблюдая за ними, Валидэ думала, что это всего лишь семейная ссора, но Ибрагим догадывался обо всем и это его настораживало. По вечеру Ибрагим, как обычно вышел поговорить с сыном. Сидя на крыльце дома, они говорили обо всем, пока не дошли к закрытой теме, в их разговор вмешалась Валидэ которая вышла следом, заподозрив неладное. От услышанного глаза Валидэ наполнились злостью, лицо её потемнело.

— Вы, оба, как посмели такое от меня скрыть? Я ведь знала, что-то не так! Аббас, почему ты мне соврал? Я заставляла тебе пить отвар, чтобы улучшить твоё здоровье. Откуда же мог взяться ребенок, если ты даже пальцем свою жену не трогал. Я больше не хочу её видеть в этом доме!

— Это мой дом и она невеста в моем доме! Не вини её, я сам ей предложил это! И она согласилась, благодаря ей я счастлив. Она была честно с самого начала со мной.

— Но зачем ты это сделал? Зачем ты себя обрёл на одиночество?! Со слезами на глаза проговорила Валидэ.

— Потому, что я её люблю! Мне важнее видит её, чем делит с ней постель!

Отводя Валидэ подальше от дома, они уговорили её ничего не говорить Амиры. И вести себя так будь, то между ними нечего не было. Тогда Валидэ поставила свое условие!

— Сынок, если она тебя не принимает как мужа, тогда женись второй раз. Строга проговорила мать.

— Ты слышишь, что ты говоришь? У него есть жена! Нервно проговорил Ибрагим.

— Жена?! Какая же она ему жена, если не может его принять, как мужа.

— Отец прав, я не хочу разлучаться с ней!

— Тебе никто не говорит, чтобы ты с ней разлучался! Наша религия позволяет мужчине иметь несколько жён, так пусть так и будет!

— Матушка, я не хочу, кого-то обременять на несчастную жизнь со мной.

— Или так или я сейчас же поговорю с ней. Серьёзным тоном проговорила она.

— Ты от старости рассудок потеряла?! Ты думаешь это так просто завести вторую жену? Что он ей скажет, ему с одной женой тяжело, а ты другую советуешь привести. Валидэ не влезай в их семью! Рано или поздно у них все образуется, мой сын найдет дорогу к её сердцу.

— Я знаю, как все образуется! Мой сын воспитает её ребенка, заботится о ней, а взамен, ничего! Ни взаимную любовь, не своего наследника! Нет, я не могу позволить и дальше своему ребенку страдать!

— Я не буду во второй раз жениться! Строго отказал Абба.

Валидэ услышав от сына категоричный ответ, решает поговорить с Амирой. Входя в дом, она собрала силы, натянула на свое лицо улыбку и заговорила.

В гостиной сидела Амира, с горячем чаем в руках. Валидэ медленно подошла и села рядам.

— Амира, дочка от того зелья толку нет, состояние моего сына не улучшилась. Я понимаю, что тебе трудно, ведь каждая женщина хочет, родит своему мужу ребенка. Не судьба вам иметь детей совместных. По этому я долго думала и решила, возможно, твоё счастья быт с другим?!

— Я вас не понимаю тётушка?

— Если мой сын не может подарить тебе ребенка, разойдись с ним. Испытай свое счастья с кем-то другим.

— Тетушка, я не могу оставить вашего сына, из-за того, что он не может иметь детей.

— Не хотела тебе говорит, но я недавно ходила к знахарке и она сказала, что вам не суждено быт вместе. Ради твоего и его счастья разойдись с ним! Семья не семья, когда там не слышно детского голоса. Я понимаю, у тебя есть свой ребенок, и знаю то, что семью соединяет не только брачные узы, но и кровные. Если мой сын не может тебе подарить ребенка, то как бы мне не было тяжело, я как женщина и как мать советую тебе с ним разойтись..

Разговор Валидэ перервал Ибрагим, который только зашел в дом. Схватив жену за руки, отвел в сторону, позже они вернулись домой. Ибрагим несколько дней с ней не говорил, он был зол и разочарован в жене, хотя и понимал её желание. Отношение Амиры и Аббаса напоминали ледяную, снежную долину Арктики, они словно ходили по тонкому льду. Понимая вес ужас их отношений, со всей горечью в душе Ибрагим ходил по дому, словно заведенная игрушка. Нахмурив свои черные брови, прикусывая губы, Ибрагим долго думал, чтобы ему сделать, чтобы сохранит семью сына - и решил.

Часть десятая

Прошло дней десять с подледного визита гостей, как вновь в их темно-бордовые двери постучали. Аббас, подняв свое тяжелое тело с мягкой подушки, направился к дверям.

— Здравствуй сын! Прости, что так часто приходим в гости, и ты дочка проходи не стесняйся.

Следом за Ибрагимом в дом вошла девушка, среднего роста, стройная, с темными кудряшками, глазами лазурного цвета. Проходя в гостиную, они сели, Амира поприветствовав гостей, отошла ставит чай.

— Отец, могу ли я узнать, в чем причина вашего визита? Подозрительно разглядывая своего отца спросил Аббас.

— Пришел, навестит тебя.

— А это девушка- кто? Аббас медленно перевел взгляд на девушку, а потом на отца.

— Прости, приставит, забыл! Это прекрасная юная леди, дочка моего друга, пришла к нам погостить, вот и я её к вам привел. Все же с молодыми интереснее, чем с нами, её зовут Алия. Улыбнувшись во все 32 зуба проговорил отец.

— Здравствуйте. Проговорила мелодичным голосом, скромная девушка, положив руки на руки, которые лежали на колени.

— Здравствуй! Проговорил Аббас.

Через несколько секунд в гостиную вошла Амира. Положив перед каждым гостем стакан чая Амира села.

— Дядя Ибрагим вы правду говорили, ваш сын и на самом деле такой же красивый как вы! Сказала Алия, улыбаясь Ибрагиму.

— А я тебе что говорил! Почесав затылок, натянул на лицо довольную улыбку.

Амира и Аббас переглянулись, непонимающе смотря друг на друга.

— Алия, а это девушка наша невестка, жена моего сына. Указав на Амиру заявил Ибрагим.

— Приятно познакомиться. Наклонив голову перед Амирой сказала девушка.

Ибрагим попросил Амиру о том, чтобы Алия погостила у них несколько дней пока, он будет занять, Амира вежливо согласилась. Вновь ему пришлось спать на полу в спальне жены, они особо не говорили, он поворачивался спиной к ней и спал. Алия, пока жила у них в гостях, просыпалась рано.

— Ты уже проснулась?! Я бы могла сама все подготовит. Амира посмотрела на накрытый стол и вновь продолжила. — Не стоило тебе утруждаться ты все же гость в нашем доме.

— Мне в радость я люблю готовить, ваш муж спит?

— Нет, он сейчас тоже выйдет.

Спустя несколько минут Аббас вышел со спальни потянулся и вышел на улицу. Искандер побежал за Аббасом на улицу, не много спустя они собрались за стол.

— Это ваш сын? — Смотря на Аббаса, спросила она.

— Да. — Гладя сына по голове.

— Странно, ваши глаза черные как ночь, а у вашего сына голубые! Держась за подбородок задумчиво проговорила Алия.

— У моего деда так же голубы глаза, были! Объяснил девушке Аббас.

— Тогда мне все ясно. Мне дядя Ибрагим говорил, что вы женились больше года назад, но ваш сын Машаллах такой взрослый!

— Алия, обновить твой чай? Вмешалась в разговор Амира, увидев как правый глаз Аббаса задергался, а его лицо изменилось.

— Нет спасибо. Господин Аббас, позвольте, ваш чай остыл я его сейчас поменяю.

— Сп-спасибо! Растеряно проговорил Аббас.

После завтрака Аббас вышел, следом и Алия вышла, последовала за ним, оставив Амиру одну в доме.

— Господин Аббас, мне говорили, что вы охотник, научите стрелять?! Догнав Аббаса спросила юная девушка, в длинном приталенном платье с черно-белыми узорами на зеленом фоне.

— Зачем тебе это?! Удивился Аббас.

— Девушка должна умет за себя постоять, прошу вас, научите меня всему.

— С меня плохой учитель. Строго заметил Аббас.

— Дядя Ибрагим говорил, что лучше вас нет ни кого. Прошу вас!

— И это мой отец вам сказал, что еще он вам рассказал?

— Ничего.

— Хорошо, толка вряд ли ты за пару дней чем-то научишься.

— Если нужно будит, я останусь еще ненадолго. Если позволите?

Алия все же решила, еще немного погостит в доме Аббаса. Все это время пока она гостевала в его доме, он учил её всему, что знал сам. Временами ему казалось, что он симпатизировал ей, возможно, это симпатия была обоюдной, так как все время они проводили вместе. Благодаря Алии у него времени не хватало на ребенка. Наблюдая за ними, Амира все чаше вспоминала слово Валидэ, задумывалась над её словами. Уходя в глубокие мысли, она сама не заметила, как по её щекам потекла слеза. Амира понимала к чему все это, с ней он был счастлив, впервые за долгое время он искренно улыбался. Перед нею рисовалось идеальная семейная, счастливая картина, где ей с сыном нет место, что дальше будет, она знала. Но ждала когда сам Аббас, ей скажет об этом. Он не заставил долго жать себя!

— Амира нам нужно поговорить. Закрыв двери в спальне, проговорил начал разговор Аббас.

— Хорошо. Тихо ответила она.

Аббас:

— Так больше не может продолжаться, я устал. Хочу, отдохнут от всего этого!

— Я знаю, что ты устал, ты долго терпел!

— Да. Такое чувство что вечность.

— Тогда что нам делать? Тихо прошептала она, стоя за спиной Аббас.

— Не думал, что ты это просишь. Ты должна это сама знать, не у меня спрашивать!

— Я поняла. Проглотив комок горечи и разочарования, сдерживая свой страх и слезы, проговорила Амира.

— Хорошо тогда завтра разберемся, а сейчас я хочу спать.

С утра по раньше, Амира взяла несколько вещей сына, упаковав все в телегу, написав извинительное письмо, она вошла в комнату сына. Подняв на руки полусонного сына, она тихо за собой закрыла двери села в телегу и отправилась в путь. Спустя немного время Аббас проснулся, ничего не подозревая, он вышел из спальни, по привычке пошел в комнату сына, но не застал его там. Немного придя в себя, он нахмурил брови и пошел на кухню, но и там их не было. В душе Аббаса засела тревога, он вновь вошел в спальню и увидев клочок бумаги на тумбе. Первые строки письма заставили, Аббаса побледнел, не дочитав письмо, он выбежал из спальни. На шум вышла Алия с комнаты.

— Господин Аббас, что случилось?

— Жди нас, не знакомым людям двери ни открывай, хотя у нас тут никого не бывает.

Предупредив её, он отправился следом за возлюбленной. Что-то ему подсказывала, куда она направляется. В этот момент он вспомнил слова Аксакалы, пока мчался за ней моля у Бога помощи.

Аллах услышал его просьбу и исполнил его желание, за невысоком зеленым холмом, которая тянулась в несколько километров, он увидел в дали телегу. Догнав их, на своем черным коне он преградил им путь.

— Амира остановись! Почему ты ушла? Прокричал Аббас, догоняя их.

— Мне давно стоило это сделать. Нам не нужно было жениться, но, несмотря на то, что я знала. Все же вышла за тебя!

— Кто такое тебя сказал, ты моя судьба?! Ты предназначена мне, прошу тебя давай вернемся домой. Державшись за гриву коня проговорил он ей.

— Мама, когда мы домой вернемся? — Сонно проговорил ребенок.

— Видишь, и сын домой хочет! Давай вернемся.

— Аббас я понимаю, что ты испытываешь, но тебе лучше будет быт с ней! Мы изначально были разные, выходя за тебя, я испортила жизнь тебе.

— Ты про нее говоришь?! Господи Амира как ты можешь о таком думать. Я женатый человек, у меня есть красивая жена, которую я люблю. Зачем мне еще кто-то?!

— Ты с ней будешь счастлив! Я знаю это!

— Я с тобой счастлив.

— Прошу тебя дай нам пройти.

— Умру! Но не позволю тебе, покинуть меня. Я не могу тебя потерять еще раз! Прошу давай вернемся домой, в наш дом! Преградив им путь твердо проговорил Аббас с серьезным лицом.

— Мамочка давай вернемся домой, я кушать хочу. Держа Амиру за руки проговорил мальчик.

— Хорошо Искандер, сейчас мы вернемся. Аббас спустился с коня и подошел к Искандеру и погладил его по голове.

— Но…! Только Амира хотела возразить, как Аббас взял ее за руки.

— Амира, я очень тебя люблю! Давай вернемся в наш родной дом.

После долгих, уговорив и мольбы, Аббасу удалось уговорить любимую, в доме их жала Алия. Искандер спеша спрыгнул с телеги, побежал в дом. Аббас взял её за руки и повел в спальню, чтобы поговорить с ней. Но прежде, его Алия попросила отвезти в дом дяди. После обеда, Аббас был у себя дома. Искандер на улице сидя на старом дубе, ждал Аббаса, увидев его коня, ребенок побежал на встречу. Аббас, обнял и поцеловал сына. Вечером поужинав, он уложил сонного Искандера спать. Настало время выяснить все, заходя в спальню, он закрыл двери.

— Аббас не мог бы ты выйти, я сейчас не хочу говорить.

— Но нам нужно поговорить! Скажи мне, почему ты ушла?

— Я не хочу, говорит!

— Это все из-за того что я вчера ночью сказал? Не так ли…?! Амира послушай, я о ней говорил ночью, я просил тебя с ней поговорить.

— Выйди, прошу тебя…!

— Не выйди, как ты могла усомниться в моей любви?! Я избегал тебя, потому что люблю тебя. Моя беда в том, что я не могу себя контролировать, сдерживая себя из последних сил рядом с тобой, я пытаю себя. Зная то, что ты меня не полюбишь ни когда, я не могу себе позволить лишнее. Твои слова терзает моё сердце, но, несмотря на это — ты права! Я той ночью перешел гран, я знаю это! Прошу тебя обернись, посмотри на меня…

— Почему ты не хочешь уйти? Хочешь, что бы я ушла?!

— Прости меня, прости, что заставил усомниться в свое любви! Пусть я буду страдать всегда, но отныне и на веки я каждый день буду, говорит тебе, что люблю тебя.

Аббас подошел к ней и взял её за руки, он смотрел нежно в её глаза. Несмотря на всю нежность в его глазах Амира увидела грусть…

— Амира, даже если ты меня не полюбишь никогда! И будешь ненавидеть меня всю жизнь, я буду любить вечно.

— Прошу тебя хватит, мне тяжело. — Сказала и отвернулась от Аббаса.

Аббас её обнял со спины и положил подбородок ей на плечи, вдохнул аромат ее волос.

— Прости.

По ее телу прошел дрожь, внезапно ей стало жарко, от его объятий, так тяжело Амире еще не было. Она была уверена в том, что никогда не будет испытывать к Аббасу чувств, но сейчас куда делась та уверенность, благодаря которому она держалась? Чем крепче он ее обнимал, тем сильнее билось ее сердце, ох уже это проклятое сердце!

— Я люблю тебя! Амира, люблю тебя и буду любить тебя всегда, знай это.

— Зачем ты себя мучаешь, разве ты не хочешь, чтобы тебя любили?!

— Хочу, безумно! Но мне хватит и того что ты рядом.

Сам того ни замечая он обнимал Амиру, еле прикасался своими губами к её шее. Аббас не основал того что обнял ее, впервые за долго время он прикоснулся к ней, в первые он так близок к ней! Его руки все сильнее приживали Амиру, а глаза медленно закрывались в то время как зов желаний пробудились в нем. Губы Аббаса медленно поднимались все выше и выше к мочкам ее ушей. Внезапно Аббас словно проснулся от сна, он отпустил ее с своих объятий. Амира вздохнула так будь то ей не хватало воздуха, ее щеки покраснели, она быстро взяла себя в руки.

— Знаешь ли, ты для меня пожалуй самый странный мужчина. Невинно улыбнулась она.

— Странный?!

— Да. Но если честно, это забавно!

— Ну, если это тебя забавляет, то я доволен! Я рад тому, что хоть что-то во мне тебя забавляет.

— Аббас, ты не жалеешь о том что отпустил её и остался со мной? Ведь ты мог быт, ней счастлив!

— Возможно, она и была красивая, я не смотрел на её красоту. Для меня она просто девушка, довели любопытная сказать честно! Зачем мне смотрел на её красоту, если у меня и так самая красивая жена на свете?!

— Говоришь так, будто видел всех девушек в мире?!

— Мне не нужно видеть всех девушек в мире, мне достаточно посмотреть на тебя! В моих глазах красивее тебя нет не кого. У тебя заразительней смех, когда ты смеешься, твои глаза светятся как звезды, у тебя красивые мягкие темные волосы и реснички длине, красивая фигура.

— Не знала, что ты все заметил.

— Я все еще мало знаю, о тебе!

— Разве этого не достаточно?!

— Нет. Я хочу знать все о тебе, не упуская ни какой детали!

Посмотрев на серьезное лицо Аббаса, она рассмеялась.

— Я что-то смешное сказал?! — Удивленно спросил.

— Нечего, прости!

— Скажи мне, почему ты рассмеялась? Улыбаясь спросил Аббас, наклонив голову в бок и приподняв левую бровь.

— Ты меня удивил.

Аббас, на минуту снова стал серьезным подошел к ней, взял её за руки и сказал…

— Амира ты жизнь моя, моё дыхание!

Она посмотрела в его черные как смола глаза и протянула руки к его лицу. Аббас медленно опускал голову к её лицу, и тем самым приближал свои уста, к её устам. Он крепко, прижал её к себе.

Внезапно в комнату открывая двери, вбегает Искандер, от неожиданности Амира оттолкнула Аббаса, и сделала несколько шагов назад.

— Что случилось? Растерянно спросила она.

— Там в моей комнате, что-то есть!

— Я сейчас пойду, посмотрю. Проговорил Аббас, выходя из спальни.

— Я буду спать с тобой.

— Хорошо, ложись спать.

Несмотря на то, что он вышел из спальни Амиры, мыслями он остался с ней. На его лице было глупая ухмылка, еще минуту назад он чуть не поцеловал её. Как он оказался в комнате сына он и сам не заметил, но когда пришел в себя он уже был в спальне ребенка. Рассмотрев все, он не увидел ничего подозрительного, закрыв двери, он вышел с комнаты. Немного волнуясь, он постучал в двери Амиры и вошел.

— Искандер, там нечего нет, я все осмотрел! Может тебе показалось?!

— Нет, мне вовсе не показалось, там было такой маленький зверь, у него четыре лапы маленькие глаза и уши и еще у него хвост есть. Мамочка я честно говорю, я не обманываю.

— Сынок я думаю, что ты увидел мышь. Рассмеялась она наблюдая за серьезным лицом Искандера.

— Мышь?! — Удивлено спросил ребенок.

— Да, они маленькие и их трудно поймать, от них вреда нет, их не стоит бояться. Объяснил мальчику Аббас.

— Я больше не буду там спать!

— Хорошо, спи с матерью.

— Сынок положи голову на подушку и давай спать. Дядя Аббас тоже устал и хочет спать!

Оставив ребенка в теплых и заботливых объятьях матери, Аббас тихо вышел и закрыл за собой дверь. Заходя в свою комнату, он лёг на свою постель и вспоминал, что сегодня произошло. Перед его глазами ожил её образ, губи, нежно лицо, карие глаза Амиры, заставило его улыбнуться. Кто знает, чтобы могло случиться, если бы не Искандер! Положив правую руку на голову, он закрыл глаза. Наутро Искандер проснулся от шума и забежал в свою комнату. Искандер, наблюдая за тем что делает Аббас, решил так же ему помочь. Приседая на колени, он опустил голову к полу и смотрел под кроватью.

— Искандер, что ты делаешь? Проговорил Аббас подняв голову.

— Ищу!

— Кого?

Искандер:

— Мышь!

— Ты ведь испугался его, почему сейчас ищешь?!

— Тогда было темно, а сейчас нет!

— Вот как! Тогда давай искать вместе.

— Угу!

— Мама так же проснулась?

— Нет, мама спить. Ой!

— Что, что случилось, поранился?

— Нет, я забыл маму укрыть.

Искандер, укрыв маму, спеша вернулся за дело, вновь ребенок присел и повторял все за Аббасом.

— Укрыл маму?

— Да.

Амира, спустя некоторое время проснулась и поняла что уже поздно. Её мужчины проснулись давно, а еда не готова, вода не нагрета, стол не накрыть! Нацепив на себя одежду, она выбежала спеша с комнаты полусонная. Когда она вышла с комнаты увидела, как в гостиной на руках Аббаса, сидит Искандер и кушает.

— Ты проснулась! Доброе утро или дня.

— Простите, я проспала. Почему не разбудили?

— Мамочка смотри, дядя Аббас готовил кушать и я помогал!

— Чтобы я делал без помощи Искандера. Он знал, что где находиться, все достал, положил, показал где соль и сахар.

— Молодец сынок, иди поцелую.

Искандер слез с рук и побежал к матери подставил щеку, получив поцелуй, снова вернулся на свое место.

— Искандер сынок ты мешаешь дяде кушать! Он ведь тоже кушать хочешь.

— Он мне не мешать, умойся вода теплая и приходи за стол.

После того как Амира умылась и вошла в дом, на столе уже лежал её тарелка с едой, Аббас принес чай.

Не успели они пообедать, как к ним в двери постучали, Искандер побежал открыт. В гостиную вошли Надир и Лейла. Амира давно не видела свою подругу, гости сели за стол, пока Амира заваривала чай, остальные общались сидя в гостиной. После и она присоединилась к ним. Искандер наблюдал за Лейлой, вернее за её животом. Эму было любопытно от чего же у нее такой живот.

— Тетя Лейла, почему тебя такой большой живот?

— Искандер мой живот такой большой потому, что там живёт ребенок. Такой же, как и ты!

— Такой же, как я?! Наклонив голову любопытно повторил мальчик.

— Знаешь, прежде чем ребенок появляется в этот мир, он живет у матери под сердцем.

— В животе?

— Да.

— Мама я тоже был в животе? Повернувшись к Амире лицом спросил с серьезным видом ребенок.

— И ты тоже сынок! Пойди, поиграй.

— Но почему у мамы не такой большой живот как у тебя?

— Потому что, она уже родила тебя. Улыбнувшись ответила Лейла.

— Значить и дедушки большой живот у него тоже есть ребенок?

Услышав эту фразу, Аббас и Надир подавились чаем. Аббас и вовсе чуть не заплакал, в то время как Надир пытался сдерживать смех.

— Сыночек, только женщина может носить в животике детей, мужчины этого не могу! Сдерживая смех проговорила Амира.

— Почему?

— Аллах их такими создал. Ответила Амира.

— Мамочка, а у тебя больше не будет животика?

В этот миг Надир посмотрел на Аббаса, он был вес красный. Благородный Надир решил вмешаться и спасти всех…

— А ты хочешь, чтобы у тебя был братик или сестричка?

Искандер немного задумался, после спросил.

— Можно и братика и сестричку выбрать?

— Конечно можно! Но разве не хорошо быт единственным ребенком? Знаешь когда у тебя родиться брат или сестра, с тобой меньше будут играть!

— Почему?!

— Они будут маленькими, им нужна будет больше внимание.

— Я тоже большой и буду смотреть за ними.

— И тебе не будет страшно спать один? Ты ведь больше не будешь спать с мамой.

— Мне не будет страшно, потому что моя мама рядом.

— Мама всегда будет рядом! Покачав голову, подтвердил Надир.

— Да.

— Тогда если хочешь, братика нужно просить у мамы и папы, попроси у них братика и сестричку.

— Если я попрошу у мамы, она мне даст братика?

— Нужно и у папы просить!

Увидев сына немного растерянным, Амира вмешалась в разговор.

— Надир, чему ты ребенка учишь?

— Не чему, сами ведь слышали, он хочет братика и сестричку.

— Эти разговори, ни ведутся при детях, друг мой. Глядя на друга проговорил Аббас.

Искандер, опустив голову, пошел к себе в комнату. Следом за ним пошла Амира, заходя в комнату сына, она закрыла двери и села рядом с сыном на его постель.

— Что случилось, сыночек?

— У меня больше не будет братика. Я буду один!

— Почему ты так решил?

— Дядя сказал, что нужно просить у мамы и папы, но папы нет!

— Не думай об этом. Скажи сыночек, ты бы хотел, чтобы твоим отцом стал дядя Аббас?

— У меня ведь есть папа! Строго проговорил ребенок.

— Да есть и он всегда будет твоим отцом, но если бы у тебя было двое отцов?!

— Не хочу!

— Почему? Тебе ведь дядя Аббас нравиться!

— Да, но он ведь не папа! Я папу больше люблю!

— Сыночек если бы, я и дядя Аббас любили друг друга и у нас был бы еще дети, ты бы согласился?

— Мамочка ты больше не любишь папочку?! Загрустил Искандер.

— Люблю! Но папа нас оставил вдвоем, а сам ушел в другой мир, а дядя Аббас любить тебя и хочет быт твоим отцом.

— Мамочка ты ведь говорила, что мы с ним встретимся. Прослезившись, проговорил мальчик.

— Чтобы увидеть твоего отца, нам нужно постареть.

— Как дедушка и бабушка?!

— Да как дедушка и бабушка!

— Тогда я подожду, но когда встречу отца я его спрошу, почему он нас оставил.

— Ты не хочешь, чтобы у тебя был братик или сестричка?

— Хочу, когда встречу папу и попрошу у него.

После разговора с ребенком она уложила его спать и вышла с задумчивым видом она села за стол.

— Почему ты так долго? Что наш малыш говорил тебе? Спросила Лейла, гладя себя по животу.

— Ничего! О чем говорили, пока меня не было?

— Да так, говорили о том, может у Аббаса проблема со здоровьем. Подморгнув друг проговорил саркастически Надир.

— Аббас ты заболел? Встревожилась Амира глядя на Аббаса.

— Я не об этом. Вы давно женаты, но почему-то у вас до сих пор нет своих детей.

— Надир, мы не хотим детей! Коротко ответил Аббас.

— Странно! Сколько тебя знаю, мечтал о том, что когда женишься на любимой, заведешь много детей. Сейчас даже вспомню, скольких ты хотел троих или четверых. Прости, с этими подсчетами не могу точную цифру вспомнить. Кажется двух девочек и двух мальчиков!

— Хорошая у тебя память! Криво улыбнулся Аббас, показывая икала.

— И не говори друг мой, я помню абсолютно все! Ту летную ночь полна звездами, я сидел на крыше своего дома и мечтал о своем, как увидел двух безумцев, один страстно любил, другая страшно ненавидела. Один страстно поцеловал, другая больно и страстно ударил. Он нежно обнял, она сильно оттолкнул. Чего только мои глаза видали, чего только мои ушли, не слышали!

— Друг мой, ты помнишь, что я тебе говорил прошлый раз?

— Да.

— Тогда не мог бы ты немного помолчать? Сузив глаза проговорил Аббас.

— Я вот вам принес несколько бутылок вина, может, вечером сделаем кебаб и сядем, отдохнем по старинке?! У вас столько баранов хороших для кебаба!

— Я не буду резать животное!

— Почему это, у тебя ведь достаточно их?! Дико удивился Надир.

— Я никого не буду убивать!

— Он прав! Подержала Амира.

— Так и знал, что это твоих рук дела. Твоя чрезмерная любви к ним не к чему хорошему ни приведет! Пробормотал Надир.

— Прости, но в моем доме я ни кому не позволю убивать.

— Хорошо, тогда просто выпьем вино! Разочаровано проговорил Надир.

— Вы у нас останетесь? Уточнил Аббас.

— Конечно, друг мой!

— Тогда пусть дамы отдохнут, а ты идем за мной!

— Куда? Удивился Надир.

— Идем, говорю! Повторил Аббас, схватив друга за руку.

Они вышли из дома оставив дам в доме, Аббас глазами показал в сторону его мастерской, куда они и направились.

Увидев в мастерской много вырезанных фигур из дерева Надир удивился, не каждый день ему удалось видеть столько разных и в то же время одинаковых изделий, так похожих на Амиру. Все было столь идеально и прекрасно, что Надир молча несколько минут просто все рассматривал. Разглядев все в мастерской Надир заговорил.

— Аббас я знал, что ты у нас мастер на все руки, но не полагал на сколько!

— Я сейчас кое-что тебе покажу. — Скинув длинную серую ткан, он показывает другу статуэтку, которую он скрывал долгое время.

— Ты это сам сделал? Указав пальцем на деревянную статую, проговорил Надир.

— Да! Ну как? Как думаешь ей понравиться?

— Шутишь? Конечно, понравиться! Друг мой ты молодец, ты все так бережно, нежно и с тонкостью сделал.

— Я над ним работал почти пять месяцев, надеюсь, очень скоро закончу.

— Это статуя так похожа на нее!

— Потому что это она! Я долго выбирал дерево, которое подойдет для этого дела. Честно сказать искать пришлось месяц, но я нашел то, что искал.

— Раньше ты тоже ведь чем-то таким занимался?

— Да впервые в жизни я сделал деревянного лебедя и подарил ей, много лет назад.

— Я вспомнил.

— Ты видел?

— Да она еще хорошо горела в печи.

— Не понял?!

— Что тут не понятного? То, что ты ей дарил, она кидала в печь.

— Почему-то я не удивлен! Хорошо помоги мне немного.

— С удовольствием!

Пока Надир и Аббас занимались своими делами, Амира и Лейла говорили о своём.

— Ты серьезно говоришь? Ни разу?! Удивлено позанесла Лейла посмотрев на подругу.

— Да, что тебя удивило?!

— Тебя его не жаль?! Знаешь как ему тяжело, находиться под одной крышей с той, которую любить и не иметь возможность прикоснуться к ней.

— Лейла, таково было условие, и он на них согласился!

— Он святой мужчина! Я ведь тогда говорила тебе, когда сидела на крыше дома, говорила что он хороший парень. А сейчас еще убедилась в том, что он еще и святой! Столько времени терпеть не каждый мужчина сможет, да и не каждый согласиться на такое. Послушай меня Амира, не будь с ним настолько холодна, он ведь твой муж! Он тоже человек и нуждается в тепле, он ведь не кремень, у него тоже есть чувства и желание. Смотри не играй в свою игру, верной жены долго, не то из-за верности к покойному мужу, потеряешь живого! Все мы умрем, с мертвым не умрешь ведь, жизнь продолжается. Будешь так медлить, появиться та, которая ему даст все, тогда останешься возле разбитого корыта.

— Он обещал, что некого не бросит нас.

— Искандер так же говорил, но как видишь. «Мы думаем об одном, но судьба играет с нами в свои игры». Его мать наверно уже заподозри, раз к вам отправила ту девушку!

— Не может быт, Аббас сказал, что у него проблемы со здоровьем.

— Послушай Амира, долго ты её за нос водит, не сможешь. Если она узнает, что Аббас соврал, тогда конец всему будет. Подумай о моих словах. Такого как Аббас ты больше нигде не найдешь! Ради тебя он построил этот дом. Дал тебе крышу над головой, твоему сыну проявил заботу, полюбил, как своего. Тебе ни в чем не отказывает.

Их разговор длился так долго, что они не заметили, как настал вечер.

— Уже поздно нужно ужин подготовит!

— Давай помогу.

— Нет, ты сиди с твоим животом трудно, что — либо делать. Лучше присядь и отдохни.

Не успела Амира, подготовить ужин, как вернулись мужчины. Аббас помыл руки зашел на кухню, чтобы помочь ей, Надир и Лейла сидели мирно в гостиной. Аббас заварил и принес всем чай, со сладостями, после того как ужин был готов, все сели и поужинали. Амира вошла в комнату сына дабы проверить спит ли он. Убедившись в том, что сын спит тихо и мирно, она укрыла его и вышла. Надир открыл одну бутылку, потом и другую все пили, кроме Лейлы. Следом и тертая бутылка открылась, к ночи все были пьяни. После того как допили последнюю бутылку, Амира и Лейла помогли Надиру лечь в комнате где Аббас спал. Закрыв двери в комнату Лейлы и Надира, Амира вернулась в гостиную, Аббас спал, положив голову на руки, на столе. Амира подошла к нему…

— Аббас не спи тут, проснись! Если ты заснешь тут, заболеешь.

— Не беспокойся, иди спать. Пробормотал сквозь сон.

— Вставай, помогу тебе дойти до постели.

Амира, все же подняла его со стола, придерживая его тело, притянула в свою спальню. Усадила его в постель, только хотела, снят с него его кофту, как он возразил.

— Не нужно, порошу тебя не стоить. Я и так пьян и так в голову плохие мысли лезут.

Тогда Амира просто положила его голову, на подушку подняла его ноги на постель и укрыла его. Аббас поднял из-под головы, подушку и положил посредине.

— Зачем ты, подушку посредине положил?

— Это стена, которое разделает меня от тебя. Благодаря ему я контролирую себя.

Амира легла с другой стороны, тоже в одежде. Им было очень жарко, но, несмотря на это, не один из них ни снимал одежду. Они повернулись друг к другу лицом, смотря на друг друга. Понемногу сон покидал Аббаса, он смотрел на нее и слышал, как стучится в его груди сердце. Сейчас единственное что ему нужно было, это поцеловать её и забыть обо всем. Но его пугало мысль, если он подастся своему желанию, как он завтра ей в глаза посмотреть. Что она ему скажет? Простит или нет?! Пока он, смотря на нее, размышлял об этом, Амира смотрела не него, сражаясь со своим демонами. Кто все-таки победил, в схватке она не знала, но она тянулась к нему. Амира сделав первый шаг, взяла его руки и прижала к лицу. Увидев, удивленное лицо Аббаса она подняла его ладони с лица и положила к груди.

— Чувствуешь, как случиться? У меня такое чувство, что сердце сейчас вырваться из груди.

— Чувствую! Наверное это от того что ты выпила, до завтра пройдёт!

— Не думаю, что завтра она пройдет.

Медленно передвигаясь к нему, она убрала подушку, прочь и прижалась к нему. Она слышала, как сердце Аббаса стучалась, словно безумно, его дыхание стало тяжелым.

— Амира, если ты не любишь меня, прошу, остановись! Я понимаю, что ты пьяная и я не лучше. Но прошу тебя, отдавая свое тело, я хочу взять и твою душу. Если ты не сможешь отдать, мне свое сердце, тогда нам стоит остановиться, мне и так трудно контролировать себя.

В ответ Амира приподнялась к нему и поцеловала его в губы.

— Ты заставил его застучать так сильно. Я не знаю, что будет потом, но сейчас я послушаю свое сердце.

— Ты меня любишь? Ты уверена, что это любовь не действие напитка?!

Аббас чувствовал теплоту её тела, в это миг он поцеловал Амиру нежно, он навис над ней. Он об этом мечтал много лет. Еще в тот день, когда она ударила его, в тот самый первый день! Когда он вместо приветствие, ударила его. Еще тогда он был в нее безумно влюблен.

Я люблю тебя! — Обнимая и целуя, говорил ей.

Часть одиннадцатая

Каждое утро по привычке Искандер, просыпаясь, бежал в комнату матери, и немного спал с ней, пока она не проснется. Это утро так же ни чем не отличался от остальных, успел ранний петух проснуться и запеть о восходе солнца как, Искандер открыв глаза, спеша побежал в спальню Амиры. Открыв двери, он увидел в постели Аббаса и Амиру, которые мирно спали в объятьях друг друга. Искандер на цыпочках подошел к постели матери и поднялся к ним, разбудив мать он, спеша на одном дыхание сказал…

— Мамочка, и я — и я хочу спать с тобой.

Амира открыв глаза, увидела сына, который положив руки ей на плече, смотрел на нее. Следом от голоса ребенка и Аббас открыл сонные глаза. Искандер спеша поднял руку Аббаса с талии матери и лег, посредине отталкивая своим хрупким телом Аббаса.

— Сыночек, ты хочешь спать здесь?!

— Да, я буду спать с тобой!

— Хорошо, родной.

Искандер, лежа посредине оттолкнул Аббаса, на самый край постели, после убедившись в том, что он спадает с постели, ребенок обнял маму. У Аббаса не оставалось выбора, и он поднялся на ноги и вышел из спальни, оставив в спальни мать и сына. Выходя из спальни, Аббас потянулся, поднимая руки вверх, в это время он увидел Надира выходящим из спальни.

— Доброе утро. Как вам спалось сударь? — С улыбкой проговорил Надир.

— Доброе! Хорошо, я пойду приму холодную ванну.

— Это дело нужное, тебе нужно остыть!

— Это еще почему? — Удивился он.

— Я вижу резкую измену температуры вокруг тебя, друг мой. Такое чувство, что ты горишь или мне так жарко?!

— Твои шуточки, иногда меня поражают!

— Ничего не могу с собой поделать

— Лейла спит?

— Нет, сейчас она выйдет. Скажи мне, когда нам ждать пополнение в семье?

Аббас улыбнулся и вышел из дома. Надир спеша вышел следом, не дождавшись ответа. Спустя немного времени Амира встала, оставив сына дальше спать, в её постели. Следом за ней и ребенок открыл глаза, увидев то, что он лежит один, Искандер протер маленькими белыми ручками глаза и вышел из спальни.

— Мама.

— Что случилось?

— Кушать хочу.

— Хорошо, сейчас я поду приму ванну после, подготовлю тебе, много вкусного.

Спустя некоторое время стол был накрыть, все собрались за столом. Наблюдая за ребенком Надир, решил снова попытаться с ним поговорит.

— Искандер, если у тебя будет братик или сестричка, будешь его любить?

Искандер, сидя рядом с Амирой, кушая, помахал положительно головой.

— Слышали?! Так что не откладывайте дела первой важности на потом. Мы будем ждать от вас хороших вестей, Искандеру хочется братика. Серьезным видом проговорил Надир.

Ребенок после недолго молчания, промолвил.

— Я когда встречу папу, тогда я попрошу братика и сестричку.

— Почему ты не хочешь просить братика у папы Аббаса. Он ведь тоже твой отец?! Положив руки на плечи ребенка, проговорил Надир.

— Он не мой папа, мой папа там. — Показывая указательным пальцем, наверх произнес ребенок.

— Ты не хочешь, чтобы твоим отцом был Аббас? Удивился словам ребенка Надир.

— Нет, у меня есть мой папа! — Строго воскликнул ребенок.

Надир, несмел, боле продолжат сей разговор. Они понимали, что между отцом и сыном есть нерушимая связь. Хотя Аббас испытывал разочарование, но понимал, что не сможет заменить ребенку кровного отца. Коль так случилось, они не будут больше говорить об этом! Возможно со временем Искандер, поймет и примет его как отца, но пока это время не наступило.

Надир и Лейла, спустя несколько дней, покинули их и вернулись в свой дом. Жизнь Аббаса налаживалась, он был счастлив как не когда. Но все же счастья для него не продлилось так долго, как он ожидал. Спустя несколько месяцев Надир, навестил Аббаса с плохими вестями. Сидя в гостиной дома Аббаса, он рассказал, что все же происходит. Беда по имени Надира Шах, покоряя все больше земель, он доходил и до их краев. Его войска возглавлял его родственник Ибрагим Хан. Уничтожая все на своем пути, они приближались к их поселению. Все готовились давать отпор, кровожадным войскам Шаха. Юнцы с не завоёванных горных сел, собрались в одну единую силу. Каждый из них мечтал, вернуться живим, несмотря на их надежды вернуться домой, они знали, что не встретят родных. Ценной своей жизни они хотели остановить врагов, Империю Афшаров.

— Аббас, я отправлюсь им на помощь. Старцы с нашего села отправили сообщение соседским селом. Надеюсь, они прибудут на помощь своевременно! Встревожено проговорил Надир, стуча ногами об землю.

— Надир, я надеюсь, ты не думаешь что я тебе пущу в бой одного?!

— У тебя ведь жена и ребенок.

— А ты когда успел стать холостым?! У тебя так же есть семья, и ради их безопасности мы должны остановит врагов. Никто не смеет позариться на нашу землю свободу. Поэтому нам нужно собрать больше людей!

Надир, Аббас и еще несколько сотен молодых, лучников решили помочь остальным. Старики из сел были решительно настроены, они умрут, но свободу свою и землю защитят. Каждый готовился внести свою лепту. Купцы, которые были вестниками, сообщали всем о том, что же происходить. Одни надеялись, что Русские помогут, остановит его, другие надеялись, что Османы остановят их. Но все их надежды были тщетными! Надир был стол хитер, что обманул Русских, отобрал некую часть Закавказье, да и попытки Османов оказались неуспешны. Надир не знал меру свое власти, хотя он сам не сидел на троне, но все же вмешивался в политику. Люди, чьи города и поселения уничтожил Надир Шах, отправились в бегстве в Индию. Когда же Надир, отправил Индийскому Султану письмо с просьбой вернуть беглецов, Султан в вежливой форме отказал Шаху, чем и вызвал его гнев. Тогда, Надир организовал поход в Индию, удачно взяв под контроль Дели и Султана Мухаммеда, после Надир вернулся в Персию, взяв с собой драгоценности и в том числе павлиний трон. Несмотря на то, что Надир все же решил прожить тихую и мирную жизнь, ему было всего мало. И тогда он решает отправиться снова в Закавказье, отвоевать ту наглую не смиренную дикую, часть Закавказье.

Подготовив все, не обходимое для, сражение они вошли в дом, где сидели в последний день.

— Друг мой, я не уверен, что нас там, что-то хорошие ждет, но все же нам нужно это сделать! Выдавив из себя улыбку тревожно проговорил Аббас.

— Как бы мне не было трудно с этим смириться, но, к сожалению, ты прав. Я не знаю, вернусь я домой или нет.

— Вернешься, я не дам тебе умереть. — Похлопав расстроенного друга по плечу.

— Тебе проще говорить, ты стрелок. Тебе не нужно сражаться вблизи. А я должен, среди всех остальных людей, надеяться на спасение и помощь Аллаха.

— Надир, ты ведь тоже хороший лучник, да и потом я могу поменяться с тобой местами. Чем прятаться и стрелять из тени я лучше буду видеть лицо врага и он увидит от чьего меча он пал.

— Друг мой, не смеши меня, я и при свете дня не могу попасть в мишень. Хороших лучников и так мало. Вот почему собираются все, кто умеет держать оружие в руках, нам больше не на кого расшатывать.

— А что там горцы?

— Думаю, они тоже наготове ждут. Дорога Надир Шаха лежит через ваше поселение, после еще две поселение, следом мы, дальше поселение горцев. Я тут посчитал между вашим селом и нашим, расстояние почти полдня.

— Надир тебе нужно, где-то жену беременную прятать!

— Знаю, но она такая упрямая! Все твердит о том, что родилась тут и умру тут! Друг мне пора в дорогу встретимся завтра в том же места.

— Хорошо, ступай.

Мать Аббаса, с отцом прибыли к дому. Она в слезах забежала в дом и обняла сына. Вес вечер и всю ночь она пыталась, уговорить своего сына, но он быль решителен.

— К черту эту землю, сынок наша земля и так испила достаточно нашей крови. Не нужна мне эта земля, мне мой сын нужен. Я не хочу хранить своего ребенка, я не такая сильная мать. «Мне не нужна свобода, пусть забирают все!»

Несмотря на мольбы матери, Аббас своего решение не сменил. Хотя Ибрагим так же был испуган за сына, но стиснув зубы, он держался, ради невесты и жены. Последний ночь в своем доме, Аббас решил вручить тот подарок, который он для нее готовил. Попросив её выйти во двор, он вытянул из мастерской подарок. Когда она вышла на крыльцо дома, перед ней стояла деревянная статуя, которую освещал огонь из факела. Статуэтка была примерно её роста, приблизившись к ней, Амира удивилась. Рассматривая деревянную статуэтку, её взгляд остановился на надписи, которое было сделано в нижней части статуэтки.

«Даже если пройдет, вечность я буду любить тебя! Где я не был, как бы далеко я не был, я вернусь к тебе. Я люблю тебя душа моя!»

Прочитав эти слово, Амира испытала страх отчаянья, её колени задрожали. Она не хотела показывать, Аббасу что чувствует. В её голове крутились страшные мысли. Что если он не вернется, что если я не увижу его снова?!

— Амира, я знаю, что это — статуэтка ни что по сравнению с твоей красотой, но я вложил в него свою душу. Это моя тебе благодарность за то, что ты отдала свое сердце мне, за то, что стала моей женой. Амира, с первыми лучами солнца я ухожу, но я вернусь, не теряй надежду! Мне нужно уйти для того, чтобы у нашего Искандера было свободное, будущее!

Амира сдерживала себя из последних сил. С родителями мужа она проводили его в путь. Валидэ не покидало странное чувство, ей казалось, что она больше не увидеть сына. В след за мужем она пролила воду и зашла в дом, ей стало дурно, от чего она упала в обморок. Ибрагим, услышав шум, спеша вошел в дом, увидев её на полу, он поспешил к ней, за ним и она вошла. Взяв её на руки он, отнес в спальню и уложил, за ним в комнату вошла Валидэ.

— Что случилось?! Что делать?! О Аллах, за что нам все это?! — Подняв руку, Валидэ молвила к Аллаху.

— Не знаю! Ты останься с ней я приведу врача, и если внук проснется, не пугай его. Спеша проговорил Ибрагим выходя из спальни дочки.

— Не беспокойся, ступай за врачом скорее!

Перед возвращением Ибрагима, Амира открыла глаза. Не успела, она спросит у Валидэ, которая сидела рядам и гладила её руку, что случилось, как в комнату вошел спеша Ибрагим и врач. Увидев врача Амира, приподнялась, испугано посмотрев на них.

— Что случилось? — Тревожно проговорила Амира еле слышно.

— Дочка ты потеряла сознание, а этот человек, Хатаи врач и мой друг. Указав на друга проговорил Ибрагим.

— Простите, что напугала вас, я немного устала, сейчас я выспалась и чувствую себя хорошо.

— Дочка позволь ему все же осмотреть тебя, прошу тебя! Голос Ибрагим понизился на пол тона, опустил свой взгляд на кровать.

— Хорошо.

Ибрагим и Валидэ, оставив пожилого врача и невесту в спальне вышли. Ибрагим нервно ходил по кругу, в то время как жена сидела на подушке. Наконец врач вышел, улыбаясь, Ибрагим спеша подошел к нему и схватил его за плечи.

— Ибрагим не волнуйся ты так, убери с лица эту тревогу и обрадуйся же. Друг мой ты станешь дедом! Протянув руки к другу проговорил Врач.

— Друг мой за такую новость я тебе отдам все, что у меня есть!

Пока Ибрагим провожал друга, Валидэ вошла в комнату Амиры и обняла её. Валидэ сидела у изголовья кровати, и гладила её по голове. Входя в дом, Ибрагим встретил внука, который выходил из своей спальни. Заходя в комнату матери, Искандер увидел Валидэ, не сводя с нее глаза, он подошел к матери и лег рядам. Она уговорила Амиру отдыхать и беречь себя, укрыв ребенка, Валидэ вышла из комнаты. Заходя в кухню, она взялась готовить завтрак, говоря себе под носам.

— Мой бедный сын, ты ушел, не зная о том, что станешь отцом, «проклятый мир!». За что вы испытываете моего ребенка, что же он в прошлой жизни сделал? За что Аллах ты моего сына так мучаешь? Он только обрел счастье, и Ты в тот же миг отнял у него это. Что мой ребенок сделал, за что он такою жизнь заслужил?! Тихо плача проговорила Валидэ.

Пока Валидэ проливая слезы, говоря само с собой в не большой кухне, Ибрагим подошел к ней.

— Валидэ!

— Что ты меня пугаешь! Что случилось? Схватившись за сердце, заговорила Валидэ.

— Иди и присядь нам нужно поговорить.

— Ты мне скажешь что случилось?! — Выходя из кухни, пробормотала Валидэ.

— Послушай, наша невеста, носит под сердцем нашего внука, я прошу тебя, будь с ней добрее. Нам нужно её беречь! Она носит ребенка, этот ребенок для нас Божий дар.

— Я знаю, с чего ты взял, что я буду как то по-другому относиться?

— Я рад это слышать. Сейчас я вот о чем хотел поговорить, наша невеста тут одна с ребенком, мы её с собой не можем взять. Так как сами не знаем когда войска этого Разбойника, до нас доберутся. Посему я решил, мы переезжаем суда. Пока сына нет, будем тут жить, после переедим в свой дом. Я начну по не много, приносит все наши вещи, и вот еще, рядом с этим домам я построю не большой дом для нас. А до того нашим домам будет это дом! И прошу тебя, будь с Искандером добра, он так же наш внук. Не делай нечего что может, усугубит здоровье невесты.

— Ибрагим ты меня за кого принимаешь? Я ведь не изверг.

— Я знаю! Так же я знаю, что ты упрямая женщина.

— Ибрагим, я люблю Искандера как своего родного внука, возможно, я строга и холодна к нему была. Но, несмотря на это — я его и Амиру приняла в свою семью. Если мой Аббас их любить, то и я буду их любить.

— Хорошо. Если мы все решили, подготовь что не будь на завтрак. Иншаллах, они остановят войска, Шаха и вернуться домой живыми и невредимыми.

— «Иншаллах».

Позже Амира, проснулась и увидела сына, который прижался к ней и спал тихим сном. Разбудив сына, они вышли с комнаты. Валидэ и Ибрагим сидели за столом

— Простите, что заставила вас беспокоиться, вы наверное голодные сейчас я подготовлю кушать.

— Амира дочка не беспокойся, иди, умойся и присаживайся. Мы покушали, и вы присядьте покушать.

— Хорошо, спасибо. Искандер сыночек пошли умоемся.

— Угу.

После они сели за столом, Искандер сел рядом с ней и кушал. После обеда Ибрагим вышел с ребенком поиграть, оставив женщин наедине.

— Послушай дочка, мне нужно тебе кое-что сказать! Присаживайся…

— Что-нибудь, случилось? Медленно приседая на мягкую подушечку прогорала Амира, немного растерянно.

— Дочка сейчас в тебе живет еще одна душа, которую нужно беречь. Этот ребенок частичка моего сына, прошу тебя, береги себя и его. Мы будем с вами жить и помогать тебе. Взяв руки Амиры проговорила Валидэ.

— Не беспокойтесь. Все обязательно будет хорошо.

— Иншаллах, дочка.

Часть двенадцатая

И так прошло первый месяц, Ибрагим начал заготовку к строительству. Валидэ занималась домашними делами, не позволяла невестке пальцем пошевелить. Вес скот Ибрагима теперь была в хлеву сына. Вот наконец Ибрагим отправился в село, дабы забрать последние вещи. Когда он подошел к своему дому, он увидел у дверях своего дома, парня из их села, который отправился с Аббасом и Надиром, звали его Абдул.

— Абдул, сынок ты вернулся?! Обняв парня сказал Ибрагим.

— Ненадолго!

— И давно ты тут?

— Это второй день, я тут вам письмо принес от Аббаса.

— Хвала Аллаху, скажи мне как там мой сын?!

— Ваш сын и остальные, лучнике в лесу удачно, встретив войска Надира, дали отпор, сейчас там идет сражение, некоторые села до которых смогли добраться войска Надира уже в огне. Люди поразбежались кто куда, дабы спастись, те кто не потерял надежду все же присоединились к нам. Аббас просил передать вам письмо, и просил передать чтобы его прочитала Амира, он просил еще передать что каждый месяц будет по одному письму отправлять, пока будет там.

— Благодарю тебя сынок, за столь прекрасную весть. Да защитит вас Аллах.

— Амин! До встречи, господин Ибрагим.

Ибрагим, взяв то зачем он пришел, вернулся назад, и вручил письмо невестке. Амира взяв письмо в руки, принялась его читать.

Письмо:

— Дорогой отец и матушка, вот с нашей последней встречи прошло месяц. Как ваше здоровье, все ли с вами хорошо?! Я тоскую по вам, надеюсь, что мы все же сможем остановить его и вернуться. Со мной все хорошо, вот уже какой день мы сидим в лесу и выжидаем врагов наших. Нас стало еще больше, к нам еще сотни человек присоединились. Мы отправили весть горцам, Иншаллах, если мы сможем его армию остановить, или хотя бы нанести весомый удар по его тяжелой артиллерии, тогда победа у нас. Тогда они не доберутся до вас, но все же отец вам лучше переехать в мой дом, от населения он далеко, его не так просто найти. И я буду спокоен! Я обещаю вернуться, во чтобы ни было! Я недавно получил от Надира письмо, он сейчас готовиться к сражению, в поселение в полу дня от меня. С того дня как мы с ним разделились, прошло чуть меньше месяца, он жалуется на то что ни Турки, не Русские ни смогли остановить Шаха, некто из них нам не поможет, каждый из них готов розоват наши земли на части. Говорит, каждому нужна наша земля, но без нас и он прав, они не помогут нам за спасибо. Мы больше не позволим разорвать наши земли, даже если потеряем руки и ноги, сердце не отдадим. Матушка, милая моя любимая моя богиня, прошу тебя, береги себя, не будь строга к невестке. Отец прошу тебя защити мою семью, пока меня нет.

— Дочка что там еще написано? Пытаясь разглядеть остальной текст спросила Валидэ.

— То, что там дальше написано, это для нее. Самое важно мы узнали, и ты милая моя услышала, что наш сын сказал.

— Но…

— Идём.

Письмо. Продолжение…

— Жизнь моя, Амира я скучаю по тебе, безумно сильно. Для того чтобы описать, свои чувство мне не хватит этого клочка бумаги. Я скучаю, по твоим губам, по твоему голосу, по твоей улыбке, я скучаю по твоим теплым рукам. Я скучаю по Искандеру, как бы я сейчас хотел увидеть вас. Месяц без тебя, это вечность для меня! Амира не своди глаза с горизонта, прошу тебя жди меня. Я обязательно вернусь к тебе. Люблю тебя. Я буду каждый месяц писать вам пока тут. Да защитит вас Аллах. Амин!

Так прошло еще несколько месяцев, Аббас, как и обещал каждый месяц по одному письму отправлял семье. Амира решила на седьмое письмо ответит, написав ему о том, что у них будет ребенок и отдала Ибрагиму, тот передал письмо Абдулу. Но письмо так и не дошло до Аббаса, бедного Абдул поймали и убили. Амира в надежде ждала письмо от Аббаса, но письмо не приходила, так же как Абдул. Так прошло еще месяц. Ибрагим отправился в селе за новостями, может, кто что знает. Когда же он дошел до села, люди в спешке уходили покидая свои дома. Остановив своего соседа он узнал, что случилось. Ибрагим пытался остановить их, но людям важнее было их жизнь они были отчаянии, напуганы. Из толпы вышел, молодой парен вес раненый, звали его Сардар.

— Господин Ибрагим у меня для вас плохая новость, мы проиграли.

— Как так, ведь все было хорошо? Как мой сын? Где он?

— К сожалению, ваш сын Аббас погиб.

— Как погиб?! — Земля ушла из-под ног полуседого Ибрагима.

— Войска приближались к селу, Я, Надир, Аббас и еще десять человек оседлав коня, отправились людей предупредить. Аббас дал приказ помогают людям прятать их в лесу, мы с надиром сопровождали людей в безопасное место. Когда мы вернулись, село горело, алым пламенем. Войска Надира вогнал их в дом и спалил, в том доме был ваш сын и остальные наши. Надир хотел пойти помочь, но нас было слишком мало. Мы отправили вес горцам, пусть они подготовиться встретит достойно их. Наших сил было слишком мало. Я пришел, сообщит предупредить всех. Войска двигаются к нам, Надир отправился в свое село, сообщит всем там. И вам стоит уходить.

Ибрагим:

— Кто возглавляет Армию проклятого разбойника? — Опираясь к дереву убитым горем тихо проговорил.

Сардар:

— Его родственник Ибрагим хан.

После того как на голову Ибрагима разрушился целый мир, он решил, разрушит его тем кто его разрушил. Он не знал, говорит жене, или нет?! Но он знал, что невестке он нечего не скажет. Не сейчас, не в её состояние! Он входя в свой старый дом где он в перовые взял на руки маленького Аббаса, заплакал, опустившись на колени. Собравшись с мыслями, он решил написать письмо от имени сына, невестке. Письмо было написано, спеша. Как бы Ибрагим не пытался, но письмо было будь то без души.

Письмо:

Отец и матушка, как вы?! У меня все хорошо, если спросите, как тут обстоят дела, все тяжело, но мы справляемся. Я скучаю и надеюсь скоро встретиться. Берегите себя.

В тот день он поздно домой вернулся, выплакав все слезы, Ибрагим собрал все мужество и взял себя в руки дабы вернутся домой. Написанное письмо он вручил ей. Прошло тот самый долгожданный день, Валидэ к этому дню готовилась 9 месяцев. Вот и наконец, начались, роди. Ибрагим и Искандер сидели за дверью и ждали. Искандер каждый раз, когда мать кричала, хотел войти в комнату, но Ибрагим останавливал его.

— Мамочке, больно!

— Искандер, внучек ты ведь хотел братика, и сестричку?!

— Да, но я не хочу, чтобы мамочке было больно!

— Скоро все пройдет, ты просто подожди, и помолимся Аллаху, вместе!

Каждый крик матери, отражалось в его маленьком сердце, малыш, не выдержав заплакал и вбежал в комнату, схватив мать за руку.

— Мамочка, прости, я больше не хочу братика и сестричку. Тебе очень больно? Где болит?

Искандер, обняв маму и плакал, Амира положив руку ему на голову и гладила, несмотря на всю боль. Последний крик Амиры дал жизнь ребенку, Валидэ взяв ребенка на руки, заплакала. Ибрагим стоял за дверью сидя на полу возле стены. Услышав голос новорожденного ребенка, он поднялся с пола, стоя у двери, ждал встречу с внуком. В комнате Валидэ положила ребенка на руки Амиры. Искандер перекатил плакать, и удивлено смотрел на нечто красного цвета. Посмотрел на маму, он спросил…

— Это мой братик? Внимательно разглядывая новорожденного ребенка проговорил Искандер.

— Нет внучек, это твоя сестричка! Горда заявила Валидэ.

— Сестричка?!

— Сыночек, ты видишь её?

— Мамочка, почему она такая некрасивая?

— Все маленькие дети, когда рождаются, бывают такими, и ты таким был! — Уставшие глаза Амиры улыбнулись, смотря на сына.

— И я таким был! Мамочка, почему она плачет, у нее что — то болит?

— Все дети плачут. Ответила Амира.

Искандер поднялся к матери, на постель и сел рядом, внимательно рассматривая ребенка. После того как Валидэ убрала все, открыла дверь. Ибрагим уже стоял возле двери, и ногами стучал нервно по полу.

— Женщина ты почему так долго дверь открываешь, я тут пока ждал, посидеть успел. Дай пройти на своего внука посмотреть.

— На внучку! Поправила мужа Валидэ.

— Что?!

— Кажется, мне, что ты не только посидел от старости, но и оглох. Говорю, у нас внучка родилась.

— Ты зачем кричишь?

— Хотела убедиться, проходи.

— Благодарю вас.

Наконец Ибрагим видит свою крошечную внучку. Взяв её на руки, Ибрагим прижал к себе и заплакал. Амира и Валидэ удивлено смотрели на него. Искандер подошел к Ибрагиму и обнял его.

— Дедушка, не плачь.

Впервые Искандер, назвал Ибрагима дедушкой. Наконец-то ребенок признал его как дедушку. Отдав малышку матери, Ибрагим поднял на руки Искандера, и поцеловал его в лоб. Валидэ и Амира засмеялись, лишь одному Ибрагиму было больно. «Его от боли словно разрывало». Спустя несколько дней двери их дома постучали, Ибрагим, открыв двери, увидел Надира. Не успел Надир, наступит на порог, как Ибрагим отвел его и Лейлу в сторону. Стоя сними в углу дома, он попросил их ничего не говорить об Аббасе, а если спросят, то он с остальными на поле боя. Надир и Лейла прослезились, но увидев, как Амира подходит к ним они спеша протерли глаза и улыбнулись. Появление Надира значило лишь то что ее Аббас больше не вернуться, несмотря на это сердце не принимало и не хотела принимать тот факт что она теперь одна.

— Вы что тут стоите, проходите в дом, это ваши вещи?! Проговорила Амира, указывая в гостиную…

— Да мы решили переехать к тебе поближе. Будем соседями. Выдавив смех из себя проговорил Надир, пытаясь не показывать грусть.

— Заходите в дом.

Заходя в дом, они услышали плачь ребенка. Надир и Лейла посмотрели на своего ребенка, тот спал тихим и мирным сном. Тогда Лейла спросила.

— Это ведь плачь ребенка?! Или нам кажется?

— Да, это плачет моя внучка. Гордо проговорил Ибрагим.

— Внучка? Амира…! Лейла удивилась словам Ибрагим.

— Прошу присаживайтесь, сейчас я возьму её и вернусь. Предложила Амира.

Лейла и Надир сели, только они сели, в дом вошла Валидэ, увидев их, она подошла и поприветствовала их. После опустила голову и поцеловала их спящего ребенка, которого держала Лейла в руках. Ибрагим сел, с гостями ожидая появление внучки, не прошла и нескольких минут как из спальни вышла Амира, держа в руках ребенка в красной пелёнке.

— Надир не мог бы ты взять сына, я хочу взять в руки её. Обратилась Лейла к мужу.

— Хорошо.

После того как Лейла взяла в руки ребенка она спросила, глядя на ребенка.

— Как ты назвала её?

— Адиля! Ответила Амира, смотря на дочку.

— Красивое имя. И главное очень хорошее! Пусть растет со своим именем, да бережет её Аллах от Назара, Амин! Заявил Надир.

— Амин! Как вы назвали вашего сына? Спросила Амира.

— Мухаммед. Любезно ответила Лейла.

— Машаллах! В честь нашего пророка, мир ему. «Пусть живет достойно, этого имени». Да поможет ему Аллах! Подняв руки вверх заявил Ибрагим.

— Амин! Благодарю вас дядя Ибрагим. Обняв сына сказал Надир.

Через миг Валидэ принесла всем чай, обстоятельство в гостиной дома Аббаса было напряженным и неловким. Надир и Ибрагим словно сидели на иголках и ожидали. Они, боялись вопросов! В это время Амира и Лейла в спальни уложили детей спать, а Искандер как стража сидел и оберегал их сон. После оставив детей, они вышли и сели за стол, в этот миг напряжение в доме стало еще невыносимым. Ибрагим не выдержал и резко встал. Увидев напряженного Ибрагима, Надир спеша начел разговор, чтобы разрядить обстановку.

— Дядя Ибрагим, я бы хотел, попросит у вас помощь, в постройки дома для нас. Если вы бы могли помочь нам, я был бы весьма признателен.

— С удовольствием, помогу, только скажи чем мне помочь тебе.

Валидэ, видя Надира, вес вечер хотела спросить, где же её сын?!… Но что-то ей не позволяла это сделать. Это — что, то было страхом, она боялась задать вопрос, ответ которого она так и знала, но все же не признавала. Когда Луна завладела ночным небом, Надир вышел из дома и сел возле мастерской своего покойного друга. Подняв голову, он смотрел на чистое звездное небо.

— Друг мой, тебя больше нет… Видишь ли, ты с неба свою дочку?! Если бы я тогда не оставил тебя, сейчас ты бы обнимал своего ребенка. Аббас я знаю, что ты сейчас хотел, чтобы тебя оплакивала твоя жена, но прости меня я не смогу ей сказать то, что тебя больше нет. У меня нет такой смелости. Я знаю, что ты будешь, ненавидит меня за это. Она будет жить счастливо не ведая правду, я знаю что того кого больше нет нужно, оплакивать. Я, Лейла и твой отец будем оплакивать тебя. Ты уж прости меня за это! «Какая у тебя коварная судьба, твоя счастья оказалась туманом». Я обещаю беречь твою жену, я обещаю помогать ей, обещаю, когда твоему ребенку будет страшно, я обниму. Я обещаю твоего сына женить, обещаю твою дочь выдать замуж. Я защищу твою семью как свою! О Аллах, что же твой бедный раб сделал в жизни, чем он заслужил такую судьбу. Не мать, ни жена не оплакивает, Аллах как же ужасно, быт мертвым и не быт оплакиваем. Ох, глупый Аббас, зачем ты это сделал?! Твоя смерть была ужасно, сгореть заживо, некто ни заслужил! В твое смерти виноват не Надир, и не его армия, виноват всему я! Сейчас я могу в руки взять своего сына, но ты даже не узнал о том, что стал отцом. Аббас гордись собой, у тебя самая красивая дочь, её глаза черные как ночь, кожа карамельная, а улыбка, словно солнце согревает душу и зовут твою красавицу Адиля! Прошептал Надир, вытирая свои слезы.

Не успел Надир, договорит, как услышал за спиной шаги. Это был Ибрагим…

— Вижу и тебе не спиться сынок! Тихо произнес Ибрагим.

— Да, дядя. Как же тут заснешь, тут все о нем напоминает.

— Я знаю сынок! Как хорошо, что вы пришли, теперь мне есть с кем оплакать своего сына, своего бедного сына.

— Это очень тяжело.

— Я знаю, знаю, сынок. Мне греет мысль о том, что у меня есть память от сына, родная внучка Адиля моя.

— Она похожа на него! Знаете, я не могу спать ночами, мне сниться Аббас.

— И мне сынок, я вчера во сне видел, как он стоял возле кроватки внучки смотрел на нее. Надир сынок, после того как мы тебе построим дом, я уйду! Но скажи мне где твой отец и мать, лучше их приведи суда, и не родителей Амиры тоже…Вместо мы быстрее все закончим.

— Но куда вы уйдете?

— Я найду того кто убил моего сына, моего единственного сына, я убью того кто уничтожил мой мир. Я не смогу так жить, дальше. «Кана- канн, Джана- джан!». Я вырву сердце с груди того кто его вырвал у меня, отняв единственного ребенка. Надир сынок, мне очень тяжело, еще больнее мне от мысли, что имя отца и мать, его оплакивает только отец. Как же ему там наверно одиноко и не спокойно! Родители не должны хранит своих детей, О Аллах не позволь ни кому испытать такое горе, не отнимай у отцов их детей. «О Аллах не испытывай ни кого детьми». Сынок, какой же твой отец трус, какой же я трус! Аллах свидетель, пока я не убью того кто отнял тебя у меня, я не уйди с этого мира.

Проговаривая эти слова, он бил себя по груди, чтобы оглушить ту невыносимую бол которую он испытывал. Но как бы он сильно не стучал, легче ему не стало. Надир встал и помог Ибрагиму сесть рядом убитого горем отца. Они оба смотрели на небо, тихо плакали, дабы некто не услышишь.

На следующий день Надир отправился в село, и вернулся с Исмаилом, и Урбабэ, с ними еще были родители Надира и Амиры. Ибрагим, как и обещал, помог им и спустя некоторое время собрался в путь. Сколько бы жена не спрашивала куда он, Ибрагим так и не сказал правду. В этот момент сердце Валидэ сжалось. Со страхом в глазах, она спросила у него, может, что-то сыном?! Оставив со слезами жену, Ибрагим отправился в путь. Валидэ упала на колени и зарыдала, на её плачь Лейла, Амира, Нур, Урбабэ подбежали. Валидэ нечего, не говоря плакала, обняв невесту. Амира подозревала о том, что- то не так, но признавать себе она не хотела. Да того дня как во сне к ней пришел Аббас и сказал, прости я не смог задержать обещание. Проснувшись ночью в холодном поту Амира, схватилась за сердце, прижала к лицу подушку и зарыдала. Она не знала, как заглушит боль! И не хотела будить сына который спал с ней.

— О Аллах, прошу тебя, умаляю тебя, не поступай так со мной во второй раз. Не отнимай у меня мужа, я умаляю. Закрыв глаза проговорила Амира.

Внезапно она почувствовала, как её обнял сын, которой спал с ней.

— Мамочка, не плачь. Все будет хорошо, и дядя вернуться к нам, снова мы будем вместе.

— Ты прав сыночек. Все будет хорошо.

Она тихо поднялась с постели и подошла к кроватке дочки, взяв ребенка, она вновь вернулась в свою постель, обняв своих детей, она заснула.

И так проходили дни, но не от Ибрагима, не от Аббаса, вестей ни было. За это время Надир сделал могилу наверху холма, и при каждой возможности они навешали могилу. Несмотря на то, что они пытались, ходит туда тайком, их секрет был раскрыт матерью Амиры. Проследовав за ними, она пришла к месту, где Лейла сидела на колени, Надир стоял рядом, раскрыв ладони, они что-то говорили. Перед ними стоял камень, рядом с которым лежали цветы. Увидев их, она подошла к ним.

— Лейла ты почему плачешь, и что это?! Проговорила Валидэ, поднявшись из холма.

— Это, это…?! От ростреяности Лейла начала заикаться.

— Да это?! Говори, что вы тут двое делаете? И не вздумайте мне соврать, я вас с детства знаю. Встревожено заявила Нур.

Убедительный и строгий видит Нур, заставило их заговорить, посему Надир изложил все. От услышанного у нее голова кругом пошла, и она села на земли.

— Как такое случилось? Почему моя дочь должна оплакивать мужей?! Она упала на колени несколько раз постучала по ноге кулаками.

— Прошу тебя тётушка не говорите ни кому ничего. Обняв ее за плечи проговорил Надир.

— Как же не говорит, она должна знать, чтобы не ждала того кто умер! Она должна оплакать мужа! Я понимаю, что вы хотите мою дочь защитит, но это не справедливо по отношению к нему и к ней. Она заслужила знать правду, а он заслужил быть оплаканным. Она ведь его жена, думаете он сейчас в том мире счастливь. Я знаю что, узнав правду, ей будет больно. Но хотя бы она оплачет своего мужа, и он уйдет спокойно.

— Прошло пол год со смерти Аббаса, не стоит ей об этом говорит, я думаю, она и так сама понимает все. Сказав ей, мы нечего хорошего не сделаем. Надир серьезно посмотрела на Нур.

— Послушай сынок, каждый человек заслужил, на то чтобы он нем помнили, чтобы его оплакивали, чтобы его провели в последний путь. Но так своим поступком вы делаете, хуже ему и ей. Она его ждет! Несмотря на то, что он не вернется и душа его бродит по земле.

Нур все же настояла на своем и как только они вернулись, она рассказала все. Мир двух женщин, в этот миг, рухнул. Узнав правду, Валидэ потеряла сознание, Амира же села на пол, не выражая ни каких эмоций. Ей самой хотелось закричать, да так чтобы ей голос дошел до небес. Но этого она не могла, ведь ей нужно было держаться. Лишь ночью прикрыв лицо подушкой, она могла закричать. Валидэ же не могла, выдержат две потери, ей казалось, что Ибрагим так же умер. Взяв веревку в руки, она пошла в мастерскую сына. Искандер увидев её, поспешил за ней. Натяну на шею петлю она готовилась прощаться с мир, но ребенок который вошел в мастерскую подбежав к ней, остановил её.

— Бабушка, не делай этого. Не умеряйте, ни оставляйте нас. Искандер подбежав к Валидэ обнял ее ноги.

Наплачь ребенка Надир вбежал в мастерскую, и схватил Валидэ, несколько минут он умолял её не деталь этого.

— Тетушка, зачем вы это делаете? Всем нам тяжело! От испуга руки Надира тряслись, он пытался понять все.

— Ради чего, я потеряла и сына и мужа, зачем я живу, зачем?

— Дядя жив, не храните его и вам есть ради кого жить, у вас есть память от сына Адиля, живите ради нее!

Надир, обняв её, спустил вниз. Искандер тихо стоял в сторонке, Валидэ повернувшись к нему посмотрела на него и подошла, обняла ребенка.

— Мой прекрасный внучек, прости, что напугала тебя, больше так не буду делать.

Протерев слезы, они вышли втроём с мастерской. Так прошла месяц, за это время Валидэ и Амира очень сильно сблизилось. Сейчас им больше не на кого полагаться. Надир, как и обещал другу, помогал с тяжелой работай. Не далеко от их дома за это время проходили многие, дабы избежать проблем. Благодаря этой дороге, которую проложили купцы, они обзавелись несколькими соседями. На день рождение, Искандера все собрались у Амиры, она спекла много сладкого, Валидэ подготовила много разных блюд, накрыв стол, они сели. Искандер был рад, впервые его день рождение отмечают, для него столько всего наготовили. Адиля сидела на руках Амиры наблюдала за всеми, любопытно. Искандер как старший брат, прежде чем сам сесть принес сестре, и протянул руки. Амира взяла на кончике пальцев немного пахлавы, дала попробовать малышке, несмотря на то, что у нее всего две зубчика были, но она усилена пыталась разжевать мягкую рассыпчатую халву. Ей так сильно понравилось халва, что она аж от радости похлопала ручками, временами казалось, что она даже подпрыгивает у матери на руках. Улыбаясь на все свои две зубки, она радовала всех. В эту радостную минуту, внезапно двери открылись, и в дом вошел Ибрагим. Искандер, увидев дедушку, подбежал к нему обнял его, Валидэ и все остальные встали со столов, и подошли к нему. Ибрагим вошел в гостиную и сел за стол. Он много не говорил, всего лишь попросил Амиры дат ему внучку. Валидэ ни спускала глаза с мужа, и после того как все разошлись по домам, она приступила к вопросам. Ибрагим, сидя в спальне, выдавил из себя всего несколько слов.

— Теперь мой сын может покоиться с миром!

После чего обняв жену, впервые за всю жизнь они, обнимая друг — друга, горка заливались слезами. Наутро, семья Ибрагима сидели за столом, он сам играл с внучкой, пытался научить её говорить слово «Папа».

— Адиля скажи папа, ну-ка скажи радость моя. Держа за маленькие ручку внучки проговорил Ибрагим.

Искандер, рядом с Ибрагимом держал одну ручку сестрички и просил её сказать…

— Сестричка, скажи «па-па».

Малышка черными глазками, непонимающе и внимательно смотрела на них, после чего кинула на пол ложку, которую держала в другой руке и улыбнулась. У нее стол заразительней смех был, что следом за ней Ибрагим, с Искандером рассмеялись. И так они целый месяц пытались её научит говорить «папа». Увидев настойчивости мужа, Валидэ пыталась его остановит.

— Хватит, сколько тебе можно говорит она еще ребенок?! Валидэ положила на стол разрезанный хлеб.

— Помолчи женщина, я тут пытаюсь, её научит говорить, самое прекрасное слово «Папа».

— Это что получается, «Мама» теперь не самое прекрасное слово?! Возмутилась Валидэ.

— Вот скажи мне, как тебе удается перекрутит мое слово, да так чтобы я еще и виноватым остался, это где вас женщин так учат?!

— Лучше пойди, принеси дрова, а то печь скоро потухнет, нельзя чтобы дом был холодным, дети заболеют. Попросила Валидэ.

— И, как всегда выкрутилась! Сейчас принесу, а ты моя маленькая принцесса подожди, сейчас дедушка вернется.

— Вы сидите, я сейчас сама. Спеша заявила Амира.

— Дочка ты уверена, там холодно?! Поднявшись с подушки Ибрагим выпрямил спину.

— Да, мне нужно еще в мастерскую зайти.

— Хорошо, и так на чем мы остановились, вспомнил, ну- ка скажи «Папа»…

Амира накинув на себя синий плеть, вышла из дома и направилась в сторону мастерской, дабы укрыть ту самую статуэтку, которую он её подарил, перед тем как ушел. Укрыв деревянную статуэтку, она в последний, раз посмотрела на надпись.

— Даже если пройдет, вечность я буду любить тебя! Где я не был, как бы далеко я не был, я вернусь к тебе. Я люблю тебя душа моя!

В этот миг по её щекам, потекли слезы, прозрачные капли падали на холодную землю. Амира прикусив губы проговорила…

— «Прощай».

В этот миг, она услышала голос за спиной….

Повернувшись лицом к дверям, она увидала перед собой его…!

Часть тринадцатая 2/2

— Не скажешь, почему ты сказала, прощай?! Аббас смотрел на нее задумчиво и с грустью в глазах.

Амира нечего ни отвечая, подошла к нему и дала пощечину, одну следом другую, и третью. Каждый её удар был наполненным болью и страхом. Её сердце радовалась в то время, как рассудок твердил о том, что это мираж. Не могла ведь от боли она сойти сума, а если сошла сума и это всего лишь призрак, то она выпустит на него свой гнев. Аббас оставалось молча, принимать удары, он смотрел на нее так же нежно как прежде. Увидев в глазах жены слезы, он, схватив её за руки, подтянул к себе и обнял.

— Прости меня, я больше никуда не уйду, я больше не покину тебя, обещаю.

Амира почувствовав тепло, его тела убедилась в том, что он не мираж. Мимо проходящий Надир застыл, увидев как, кто-то обнимает, невесту его покойного друга. Долго не думая он, подбежал, схватив за плечо наглеца, не глядя, ударил того в лицо. Только он хотел нагрубить, как онемел от увиденного. Он протер глаза руками и снова посмотрел, перед ним стоял Аббас.

— Аббас?! Амира это, Аббас! Ты тоже его видишь, не так ли? Ты жив, какое же это счастья, позволь помочь, ты прости меня. Я думал что, какой-то наглец полез к невестке. Надир подошел и помог другу подняв Аббаса.

— Именно поэтому я тебе прощаю. Как видишь я жив, но если ты еще раз меня ударишь, боюсь, я точно умру. Ты хоть иногда смотри, кого бьешь, и без твоих ударов еле стою на ногах.

Когда Надир, обнял друга, лицо Аббаса изменилось, на его лице было боль, и только боль! Надир словно почувствовав это, отошел от друга, дышать Аббасу давалось трудом, он дышал тихо, осторожно и медленно. На минуту от боли, в его глазах все потемнело.

— Аббас как тебе удалось? Почему долго не возвращался, где тебя шайтаны носили? Спросил Надир, не задумываясь о холоде.

— Если позволите, я бы в более теплой обстановке вам все изложил!

— Идем в дом, тут холодно. От радости Амира задыхалась, но несмотря на это она улыбалась…

Когда Аббас вошел в порог дома, Валидэ услышав знакомы шаги выбежала с кухни… Увидев сына она бросилась его обнимать, но почувствовав как ему больно она столь же быстро отошла на шаг. Заходя в гостиной, он увидел, как отец сидит спиной к дверям и играет с маленьким ребенком.

— Моя принцесса скажи» ПА-Па» Ну-ка скажи, «Папа». И в кого ты такая упряма, может в свою старушку бабушку?! Я тебе кое-что скажу по секрету, твоя бабушка, ужасна вредная и её кроме меня никто не любить! Не будь такой, как она, скажи «Папа».

— Пе-пе! Хлопая в ладошек проговорила малышка.

— Она сказала это! Женщина! Прокричал Ибрагим.

— Не кричи, обернись! Захлебываясь от радости проговорила Валидэ.

— Моя радость заговорила! Подойдя к ребенку проговорила Амира.

Обернувшись, он увидел сына, подняв свое тяжёлое тело, подошел к сыну. Подойдя к сыну, он минуту рассматривал его, будто проверял все ли на месте. Только он потянул руки, чтобы обнять сына, Аббас немного отошел, оставив между собой и отцом небольшое расстояние. Он спеша извинился перед удивленным и растерянным отцом. Услышав голос Аббаса, Искандер выбежал с комнаты и кинулся к нему, он опустился к сыну и обнял его.

— Папа вернулся! Закричал радостно Искандер.

Сколько же он ожидал от Искандера, признание! От радости Аббас прослезился, но быстро взял себя в руки и протер руками глаза. Он обнял сына и поцеловал, после поднялся на ноги, но держал за руки сына.

— Сыночек, дай ему сесть. Амира повернулась к сыну, и погладила его по голове.

— Искандер, идем, поможешь мне принести чай. Валидэ кивнула головой в сторону кухни и подозвала внука за собой.

— Угу. Согласился мальчик.

Аббас сел за столом и смотрел, как его отец взял с руки Амиры малышку, играясь с ней. Он внимательно смотрел на них, не спуская глаз с малышки. Поняв глаза на отца, он спросил!

— Отец, чей это ребенок? — Немного растерянно спросил у отца Аббас.

— Мой! Ухмыльнулся Ибрагим.

— Ваш?! Отец, не поздно ли вам заводить ребенка?! — Смущенно проговорил он, несколько удивлённым тоном.

— Бестолочь! Посмотри на эту малышку, на кого, по-твоему, она похожа?! Её глаза, вечно довольное лицо!… Она твоя дочка!

— У меня есть дочь?!

— Нет, сынок, это моя дочь, в старости лет, я сошел сума решил еще ребенка завести. Правда, твоя мать староватая, пришлось жениться во второй раз, на молоденькой! В грубом голосе Ибрагима прозвучал сарказм.

— Дядя Ибрагим, зачем вы так? Улыбнулась Амира, глядя на растерянного мужа.

— А что поделать дочка?

Выходя из кухни с подносам в руках, Валидэ пробормотала…

— Кого это ты старой назвал?

Аббас, спеша обошел стол и подошел к отцу. Взяв дочку в руки, отец и дочь долго смотрели друг на друга, малышка не доверчиво сузив глаза, смотрела на него. Спустя несколько минут, малышка ударив его по подбородку, засмеялась, довольно смотря на маму, которая стояла рядом с ней. Надир все это время, облокотившись к стене гостиной, скрестив руки на груди, тихо наблюдал за счастливой семьей. Аббаса за время отсутствие появилось много седых волос, но, несмотря на это седина, его украшало. Аббас, прижав дочку к себе, сказал…

— У меня есть дочь, я отец!

— Да ты отец, у тебя теперь двое прекрасных детей, больше не смей их покидать! Схватив сына за плече проговорил тихо Ибрагим.

— Я больше никогда их не покину. Обещаю!

— Я вас оставлю, вечером ждите нас, а пока, пусть он отдохнет.

Немного спустя, Ибрагим с женой одев детей пошли в гости к Нур и Юсуфу, оставив их наедине.

— Я сейчас принесу тебе покушать, после отдохнешь.

— Я кушать не хочу. Пойду, отдохну. Ответил Аббас и направился в спальню.

— Тогда иди, отдыхай, а я согрею тебе воду, после, примешь ванну.

— Хорошо…

Аббас вошел к себе в спальню, лежа в постели смотрел в потолок. Спустя немного времени он позвал Амиру.

— Ты звал?

— Помоги снять одежду.

Когда она сняла одежду Аббаса, ужаснулась от увиденного, руки и спина Аббаса были в ожоге. Теперь она поняла, почему он не хотел ни с кем обниматься, ему было больно!

— Что, испугалась? Теперь я не такой красивый, как был!

Он встал, достал свою одежду и только хотел одеть на себя, как Амира нежно обняла его со спины и поцеловала его спину.

— Ты и раньше не был красивым, я тебя не за красоту полюбила. — Улыбаясь, произнесла.

Аббас повернулся к ней, с легка раздражительным голосом, проговорил. Внимательно смотря, а её глаза.

— Так значит, я не красив?!

— Все не совсем так! — Кокетливо улыбнулась она.

— Тогда, Как? Если тебе во мне ничего не нравиться, почему ты захотела быть со мной?

— Я не говорила, что ни нравиться! Я полюбила тебя, за то, что ты это — ты! За твоё упрямство, за твою смелость.

Шаг за шагом, они приближались к постели, схватив её за талию, они оба упали на постель…

— Скажи мне, почему там ты сказала, прощай? Куда ты уходить собиралась?

— Некуда! Я хотела твою мастерскую закрыть, так как, не думала, что ты вернешься. Я хотела закрыть, свое сердце так же как двери в твою мастерскую, и оставить там всю свою боль.

Услышав эти слова от уст Амиры, он вздрогнул.

— Амира, вот я жив, стою перед тобой! Почему ты меня хоронишь?!

— Мне сказали, что ты остался в том доме. Что ты сгорел!

— Я ведь говорил, не своди глаз с горизонта, я сказал, что вернуться! Как я мог умереть там! Я не хочу умирать! Я только обрел счастья — Нервно проговаривал он, словно хотел доказать себе и ей, что он жив.

— Я рада, я очень рада, что ты жив, больше не смей оставлять меня. — Обняв мужа за шею, тихо проговорила она.

— Не оставлю. Я скучал по тебе безумно, я не верю в то, что сейчас могу к тебе прикоснуться. Мне кажется, что я все еще нахожусь в том, горящем аду.

Потянув руки, он взял подушку и положил под голову жены. Амира, держа ладонями его лицо, приподняв голову, поцеловал его.

К приходу гостей, Аббас принял ванну и сидел, вскоре Ибрагим с женой вернулись. Валидэ переодела детей и зашла на кухню, дабы помочь невестке. Аббас сидя с отцом в гостиной, держа дочку на руках, игрался с ней. Искандер, как верный стражник и старший брат, не покидал её. Радости Валидэ и Ибрагима не было предела, её сердце от радости запевало песнью, вот оно счастье, видеть сына, невестку и их детей. Что может быт лучшей наградой для них.

Двери открылись и вошли гости, Надир, Лейла, Нур, Юсуф, Исмаил, Урбабэ. Все по очереди обнимали Аббаса. После того, как все поздравили Ибрагима и Валидэ с тем что их сын вернулся живим и невредимым, сели за стол. Этот вечер был полон радости, смеха. Аббас сидел, усадив на руках Искандера и Адиля, прижимая их к себе. Амира сидя рядом с ним, кормила детей. Надир наблюдал за ним, улыбнулся и прослезился. Перед его глазами история Амиры и Аббаса ожило. Их первая, встреча! История с ведром, как он признался ей в любви, первый их поцелуй, их расставание. Как Аббас исчез, как она вышла за другого. Как их вновь свела их судьба, спустя несколько лет, как они женились. Все эти моменты запечатлелись в памяти Надира.

Гости разошлись поздно, к тому времени Ибрагим, уложил детей спать. Валидэ помогала невестке убрать со стола, Ибрагим, сидя с Аббасом на скамейке возле дома, разговаривали. Он рассказывал отцу о тех ужасных днях его жизни.

— Сынок, но как тебе удалось оттуда выбраться? — Встревожено спросил отец.

— Для меня все как в тумане! Тогда я лежал и чувствовал, как тяжело дышать, я пытался подняться, но не смог, в тот момент я думал, что настал мой конец. Закрыв глаза, всего на миг… я увидел, как Амира меня зовёт. После я очнулся в лесу, как я оказался там не знаю, но к моему счастью, пока я бродил в лесу в поиске выхода, встретил старца. Благодаря ему я сейчас перед вами, я перед ним в долге.

— Да воздаст Аллах ему, благой жизни в достатке, и защитит того старца от всех бед… Но почему ты так долго не возвращался? Ты заставил столько времени ждать.

— Отец, я ни хотел показываться перед вами, тогда я не выглядел, так как сейчас. Если бы я тогда вернулся, толку от меня не было, я был бы обузой! Жалость мне не нужна! Я не хотел, чтобы Амира видела меня в том состояние.

— Сынок, я твой отец! Для нас самое больше счастья видит своего ребенка, я бы принял тебя, таким как бы ты не был! Ты моя кров и плод, как ты мог о таком подумать?! Когда я узнал, что ты в том доме сгорел, в этот миг я умер. Я был опустошен, и поделиться своим горем я ни с кем не мог. Если бы я рассказал твоей матери, она бы наложила на себя руки! Амире не мог рассказать, потому что она носила мою внучку под сердцем. Не знаю как, но, позже и невестка почувствовала, что ты не вернешься, ночами я слышал, как она тихо плакала. Ты должен был вернуться тогда, не заставлять себя так долго ждать. Будучи живим, я попал в ад, испытал такую болью, которому я и врагу не посоветую.

— Простите меня! У меня и в мыслях не было причинять вам боль. Но, я вернулся, вот я здесь стою рядом с вами! Тогда, лежа под горящим обломками, я думал, что умру и больше не увижу вас. Я боялся, что больше не увижу вас. Я столько в жизни не молился, как в тот миг, я молил Аллаха помочь, мне вернуться домой.

— Хвала Аллаху, что он вернул тебя нам. Больше я тебе не позволю так рисковать.

— Я больше не уйду.

В их беседу вмешалась Валидэ, выходя из дома.

— Что вы в таком холоде сидите? Заходите домой, сейчас же! Приказала она.

— Ну, что же сынок, слышал, что Госпожа сказала?!

— Конечно!

Их жизнь наладилось. Надир, сделал для сына обрезание (Сюнет) устроив в честь этого праздник. Следом и Ибрагим подумывал над тем, чтобы сделать и Искандеру. Амира и Валидэ возражали, как могли.

— Так нужно, он вед мусульманин! Постучав кулаком об стол проговорил Ибрагим.

— Я тебе не позволю моего внука покалечить!

— Не позволю, не кому навредит своему ребенку. Согласила Амира.

— Амира, милая послушай он ведь и мой сын, у меня ведь тоже есть право голоса.

— Аббас я не хочу, чтобы моему сыну отрезали что, либо.

— Дочка, это в нашей традиции есть. Каждый мусульманин должен соблюдать (Адеть).

— Ибрагим, ты только посмей и я тебе сама устрою….Пригрозила Валидэ мужу.

— Женщина ну почему ты такая упрямая? Это чистота, это религиозность! Да и он пока маленький нужно это сделать.

— Сейчас вы оба получите сковородкой, и это я назову «Нервозностью». Валидэ вошла в кухню и через секунду вышла держа в руках сковородку.

Долго они спорили, в гостиной своего дома. И наконец-то им удалось, уговорит женщин. Спустя несколько дней они сделали и Искандеру (Сюнет) Искандер, держался мужественно пока гости в доме, были после того как все разошлись он тихо подошел к матери и заплакал. Амира обняла его, нежно, утешала сына обещав наготовить столько сладкого, сколько он хочет. Аббас после того как провел гостей сел рядом с Искандером, пытался его развеселить.

— Искандер, я знаю что больно, но ты мужчина! Мужчин не плачут, так они сильные. Как бы тяжело в жизни не было, мужчина должен стоят крепко на ногах, как не рушимая гора.

— Как гора?!

— Да. Знаешь ли ты, сколько бы ветер не дул, и как бы сильно он дул, гора с места не двинется! Гору с места может, двинут только мать земля.

— Как мама?! — Протирая, слезы произнес.

— Как мама, солнышко, как бы гора высоко над землей не возвышалось…

— Как только мать земля разозлиться даже гора содрогнется с места. — Перервав Амиру, продолжил он.

Поговорив с Искандером, они отвлекли его, от боли. Валидэ спеша зашла в гостиную и дала ему сладости, которые только приготовились.

Наутро Нур, мать Амиры зашла к ним и попросила Аббаса отвезти их домой. Так как они когда переезжали не успели все взять, да и не до вещей было им тогда! Амира так же захотела с ними отправиться. Услышав их разговор, вмешался Надир, который пришел к Аббасу.

— Послушайте, мы так же думали, навестит наш пустующий дом. Может, вместе отправимся? Я передам Лейле и все вместе поедем, возможно, пару дней останемся там. Посему подготовьтесь к дороге хорошо.

— Тогда хорошо, как будете готовы, сообщите.

Амира спеша в дом и сообщила свекрови о новости, Валидэ помогла невестке подготовиться в путь. Упаковав вещи детей, много еды в дорогу и даже связала пару куриц за ноги, положила в телегу. Радости Искандера, не было придела, он скучал по тому месту. Спустя немного времени Надир вошел в дом и сообщил им о готовности. Родители Амиры ждали на улице.

Наконец то они добрались до своего поселение. Как же они обрадовались, когда увидев всех, живыми и здоровыми. Как же хорошо видит родной дом, в целости и в сохранности. Люди проходя мимо, приветствовали их с улыбкой. Надир с женой направились в сторону своего дома, Аббас и Амира с её родителям в их дом… Искандер доходя до дома, открыв двери, вбежал в дом. Вес дом был покрыть, пылю и паутиной, Нур и Амира взялись приводить дом в порядок. Аббас вышел во двор принести дрова, для топки печи. После того как Амира привела в порядок гостиную, Юсуф сел держа в руках внучку. Аббас принес дрова и подтопил печь, Нур заварила гранатовый чай, Юсуф присев ближе к печи, с ребенком в руках и пил чай. Входя в спальню жены, Аббас увидел, как сын достает медальон со шкафа.

— Искандер, чей это медальон?

Услышав, что он не один, в комнате Искандер повернулся к Аббасу лицом и спрятал за спину медальон.

— Не скажешь, чей он?

— Нет.

Ответив Аббасу, он побежал к матери. Аббас, спустившись зашел в гостиную и сел рядам Юсуфом. Нура достала все, что упаковала сама в дорогу и то, что упаковала Валидэ. Накрыв стол, они хотели приступить к позднему обеду, как в дверь постучали, Нур подошла и открывала двери. За дверью стояли её соседки, и родная сестра Нур. У них в руках было свежо испеченный хлеб, в медной кастрюле одна из соседок принесло готовую еду, сестра Нур принесла сахар, и соль… Они вошли в дом, поприветствовали Аббаса и поздравили его. Посидев немного, они разошлись по домам. Так прошло их первая ночь в доме Амиры. Надир спустя 3 дня все же нашел время и зашел к Аббасу. Вместо с другом они пошли на рыбалку, в этот день у них улов у них был хорошим. Возвращаясь, они увидели как Лейла и Амира с детьми на улице, Нур пекла хлеб в (Тандыре.) Искандер в руках держали (Гохал) увидев Аббаса, он подбежал к нему и протянул ему Гохал, свежий горячий круглый, но тонкий хлеб, был намазан маслом, и творогом. Аббас нагнулся и надкусил кусок от горячего хрустящего, Гохала. За обедом Аббас снова решил, спросит чей тот медальон, и вновь не получил ответ. Позже когда Нур увидела в руках Искандера, медальон она спросила, тогда Искандер тихо ей ответил…

— Это, медальон папы!

— Аббаса?! Удивилась Нур.

— Нет, моего папы!

— Откуда он у тебя?

— Мама дала, очень давно. Она сказала, что этот медальон принадлежал Папочке. «Моему Папочке!».

Прижав медальон к груди, тихо прошептал ребенок. Аббас стоял у входа на кухню, прислонившись к основе двери, слушал, опустив голову вниз. После того дня Аббас был сам не свой, о чем то думал, нечего не замечал. Вечером Амира решила с ним поговорить, но он ничего, сказав, лег спать. Ночью он проснулся и зашел в комнату где спали дети, подходя к кроватке сына он увидел как Искандер спит в позе зародыша, согнув руки, ноги ближе к себе. В руках он держал медальон отца, укрыв детей, он вышел из комнаты. Он понимал что, как бы он не был хорошим, чтобы он не делал, родного отца он не заменить! Но он не покидал надежду на то, что когда не будь, Искандер полюбит его, так же как и отца. Аббас думал, как бы он себя чувствовал, если бы его не стало и кто-то другой стал бы для его дочки отцом. Мысль эта ему вовсе не понравилось. Почему его дочь должна кого-то принимать в качестве отца?! Почему она должна любит кого-то больше чем родного отца?! Аббас был влюблен в свою дочь, временами он её ревновал дож к жене. Он не хотел, чтобы его дочь любила кого-то больше чем его! Подумав немного он пошел спать… С тех пор как они, приехали суда прошло чуть меньше месяца. Искандер не хотел покидать это место, ему тут нравилось. Тогда они решили еще остаться. Утром Нур подготовила Завтрак и все сели за стол, Аббас кормил свою дочь, после положил её в кушетку, он вернулся ко всем, вдруг кто-то постучал в двери, и Искандер побежал по привычке открывать двери. Открыв двери, Искандер увидел не знакомого человек, передним стоял высокий светловолосый, мужчина. Тот мужчина так же внимательно как Искандер присматривался к нему… И тогда мужчина спросил ребенка, не зовут ли ребенка Искандер, в ответ ребенок утвердительно помахал головой, после чего он подошел и обняв крепко ребенка сказал…

— Я твой отец, сынок! Ты так вырос, боже как же я ждал этого дня! Аллах, спасибо тебе за этот шанс, мой сын, мой прекрасный сын! Я скучаю по тебе.

— Папочка, ты вернулся…и больше не бросишь нас?!

— Да я вернулся и больше не покину вас. Погладив сына сказал отец Искандера младшего.

Несколько минут, сидя в гостиной Амира ждала сына. Не дождавшись, она поднялась и вышла в коридор и направилась к дверям.

— Невозможно! — От шока, Амира застыла на месте, перед её глазами был муж, которого она считала мертвым.

Увидев жену Искандер, отпустил из крепких объятий своего сына, спеша подошел к ней, не задумываясь, обняв её. Из-под ног её ушла земля, ребенок на радостях подошел к матери.

— Мамочка, папа вернулся, и некогда больше нас не покинет.

— Амира я вернулся за вами, я так скучал по вам! Мне вас так не хватало, обещаю больше я не оставлю вас одних.

Нур вышла с гостиной посмотреть, кто же там пришел, увидев его, она побледнела…

— Юсуф! Юсуф, скорее иди суда! Прокричала Нур.

На зов Нура Аббас и Юсуф подорвались, места и поспешили к ним.

— Тетушка, это ведь я! Почему вы так себя ведете, будь то увидели призрака. Я жив, вот посмотрите, если не верите своим глазам, тогда прикоснитесь к моей руке.

— Бабушка, папочка вернулся.

Когда Аббас и Юсуф подошли, передними стоял Искандер. Увидев как, он держит его жену за руки, Аббас подошел и оттолкнул его от нее.

— Что ты себе позволяешь? — Проговорил раздраженным голосом он отец Искандера младшего.

— Это что ты, себе позволяешь?! Кто тебе позволил прикасаться к моей жене? Ответила раздраженным голосом Аббас.

— Ты сума сошел, какова черта, ты мою жену называешь своей?

— Она больше не твоя жена, он моя жена и мать моего ребенка! А сейчас как пришел, так и уходи.

— Амира, что это сумасшедший говорит, ты вышла за него замуж? Амира! Амира ответ мне…

Амира села на корточки и закрыла уши руками.

— Уходи я сказал, пока жив. Прокричал Аббас.

— Я не уйду без своей жены и сына.

Аббас и Искандер сцепились.

— Ни тут, ни при моем сыне! Сказала Искандер.

Они вышли на улицу, Нур держала внука, Юсуф пытался, остановит на улице Аббаса и Искандера. На шум все соседи вышли из своих домов. Юсуф не знал, что ему делать, прогнать любопытных зевак или остановить драку. Люди перешёптывались между собой…

— Разве это не первый муж Амиры?

— Да это он! Надо же первый её муж дерется, со вторым её мужем! Тихо просмеялся соседка и вновь продолжила. — До чего дожились, раньше у одного мужчины была по несколько жен, сейчас у одной женщины несколько мужей. Некоторые наши девушки себе пару не могут найти, а у нее сразу две, бесстыдница!

— Тише ты, услышать ведь.

— И что, если услышат разве я не права?!

Все же, несмотря на осторожность женщин, отец Амиры услышал их оскорбительные слова и подошел к ним.

— Так бы тебя ударил, да боюсь об тебя руки пачкать. Пошли все от суда, пока я вас тут не придушил гарпии.

На шум, прибежал Надир, который шел по своим делам…

— Что, тут происходит?

Увидев перед собой на земле дерущихся Аббаса и Искандера, Надир на миг растерялся, после взяв себя в руки, оттянул их друг от друга. Юсуф держал Аббаса, Надир же Искандера. Юсуф попросил увести Искандера, дабы избежать еще больше проблем, Надир пригласил его в свой дом, погостит некоторое время, пока он будет тут. Пока гость был в его дома Надир, решил узнать, где все это время он быль, хотя и сомневался, стоит ли такое спрашивать.

— Причина моего позднего возвращение в том, что я все вспомнил чуть меньше месяца назад. После того как мой корабел потерпел крушение, меня нашли рыбаки и я жил у них, если бы я не вспомнил все, так бы и остался там. Когда мои воспоминание вернулись ко мне, я в тот же день собрался в путь. Но, когда я пришел в свой дом, мне сообщили что отца, и мать похоронили, а жена вернулась в отчий дом. У меня кроме них в этом мире больше никого нет. Они моя семья! Рассказал Искандер…

После того как Искандер поведал Надиру о том что с ним случилось, он решил спросить что случилось пока его не было. И тогда Надир все ему изложил.

— Искандер, что же ты решил?

— Я прошу ей все! Я с ней поговорю, и мы вернемся в наш дом.

— У нее ведь еще ребенок, и она жена Аббаса!

— Я знаю, если она хочет, может взять и дочку с собой, я её приму как свою.

— Я не думаю, что Аббас тебе позволит этого! Послушай, я понимаю тебя, но и ты пойми её. Она мать твоего сына, и его дочь.

— Если она выберет Аббаса, я просто заберу своего сына. Я столько лет не видел как он рос, я столько всего пропустил. Сейчас я жив и больше не покину своего сына.

— Не думаешь, что это жестокого, отнимать у матери ребенка?!

— То, что она вышла за другого и родила ему ребенка, это не жестокого?! То, что моего ребенка воспитывает другой это не жестоко то, что он хочет стать отцом моему ребенку это не жестко?! Искандер мой сын, моя кров и плот, я не отдам его никому. Пусть она решает или со мной, или с ним.

Утром Надир встал рано и пошел встретиться с Аббасом, поговорив с ним он вернулся домой.

— Искандер, ты куда?

— Поговорит с ней.

— Я вам устрою встречу.

Позже Амира, Аббас, Надир и Искандер встретились. Надир пытался оставаться холоднокровным, разглядывая все вокруг, но его сердце тревожно билось. Сегодня даже зеленая трава и красочные цвети растущие рядом не помогли унять тревогу, в душе каждого.

— Я рад, что вы все пришли, вам сейчас нужно решать, что вы будете делать! Сделав серьёзное выражения лица проговорил Надир.

— Что тут решать, откуда он пришел пусть туда вернуться, я не отдам ему Амиру.

— Она не твоя жена. Амира решай или ты со мной или с ним! Если ты с ним, я своего сына заберу и уйду, он моя кров и плод. Я не оставлю его с вами, я его отец!

— Я не позволю вам отнять у меня детей. Не позволю, они мои дети. Это я с самого их рождение была рядам. Они мои дети…

— Если тебе дорог наш сын, тогда ты вернешься с нами. Я забуду все, мы вновь будем счастливой семьей. Можешь с собой забрать и дочку, я человек не жестокий.

— Я не отдам тебе, своего ребенка. Схватив Искандера за воротник, проговорил Аббас.

— А я не отдам своего! Нервно ответит тот.

И снова между ними завязалась драка, пока Надир разнимал их, в голову её пришла мысль. Внезапно откуда не возьмись, появился перед ними её сын, который подбежал и оттолкнул от отца, Аббаса.

— Не бей моего папочку.

В его детских глазах столько ненависти было. Взяв отца за руки, он подошел к матери…

— Мамочка, мы ведь вернемся домой, и сестричку возьмем с папочкой вернемся?!

— Наш сын сделал свой выбор, и ты сделай Амира, у тебя есть время до завтра.

— Амира запомни, если ты уйдешь с ним, как бы я тебя сильно не любил, не отдам своего ребенка тебе.

Сказав эти слова оба, мужчины разошлись в сторону и повернулись к ней спиной, оставив её на холме одну с тяжёлым выбором. Её сын ушел с отцом, держась за руки. Лишь Надир, так же как и десять лет назад стоял рядом с ней, и поддерживал. Надир не знал как ее утешить, какие слова подобрать чтобы помочь ей. Земля ушла из под ног Амиры и она упала на землю.

— Амира, я знаю, что для тебя настали тяжелые времена, но знай, ты всегда можешь на меня рассчитывать. Я всегда буду рядом и поддержу тебя, каков бы ты выбор не сделала.

Надир помог ей подняться и привел домой. В это время Искандер с сыном разговорила сидя не по далеко от дома Надира.

— Не знаю сынок, если твоя мама любить нас, она пойдет с нами.

— И сестричку возьмем?

— Конечно, ты вед любишь её!

— Угу, очень.

— Вот и хорошо. Завтра, когда она решит, мы вернемся в наш дом. Скажи сынок, ты ведь скучал по нему?!

— Да, очень скучал. Папочка мы больше не увидим папу Аббаса?

— Сынок, я твой отец, не он. Ты мой сын, не называй его больше отцом. Искандер, я не думаю, что мы когда не будь его еще увидим. Ты будешь скучать?

— Если я скажу, ты не разозлишься?

— Нет, говори.

— Да, буду скучать! Когда тебе не было, он игрался со мной и помогал мне.

— Ну, теперь я буду все это делать!

Когда Надир после возвращение увидел отца и сына, пригласил их в дом. После обеда Искандер отвел сына домой. Над домам Юсуфа снова нависли черные тучи, беспокойстве, тревога их разъедала.

Часть четырнадцатая 2/2

Наступила вечер, Юсуф и Аббас сидели, опустив голову в гостиной, Нур наматывала круги вокруг стола. Амира сидела в своей спальне и думала. В доме обстановка была напряженной, все были как на иголках, позже Амира вышла из спальни. Ничего не говоря, она сделала себе и остальным и села в гостиной. Аббасу не хватало смелости, спросит у нее кого же она избрала, посему и вес вечер он молчал. В этот вечер все легли рано, убедившись в том, что в доме все заснули Амира, собрав вещи детей, запрягла лошадей, разбудила сына и взяла дочку. Спеша она села в повозку спальни и дала команду лошадям, слегка ударив их тонкой лозой. Ей было тревожно, она не знала куда ей нужно идти, как далеко она пойдет и что там её ждет, но была довольна тем что теперь, дети с ней и больше никто не отберёт у нее их. Нур ночью проснулась от шума копыт и разбудила мужа, тот открыв сонные глаза вышел во двор, в кромешной тьме ему пришлось напрячь свои глаза, чтобы увидеть повозку которая по немного отдалялась от дома. Он в спешке окликнул жену попросив разбудить Аббаса.

— Что случилось? Ничего не понимая полу сонно проговорил Аббас…Он всю ночь поворачивался со стороны, в сторону размышляя о том что делать, и все же не смотря на тревогу, сон оказался сильнее. Возможно, если бы он не работал целый день он бы и не заснул…

— Сынок, Амира сбежала с детьми. Проговорила Нур тревожным голосом.

— Она, что сделала?!

— Скорее догони её и верни.

Аббас, выбежав из дома оседал коня Юсуфа и помчался туда, куда ему указала отец Амиры.

Сидя в доме, Юсуф и Нур, обеспокоенно ждали. Услышав, голоса они поднялись и направились к дверям.

— Почему вы так со мной поступаете? Что я вам сделала? Почему вы хотите у меня детей отнять? Почему…?????? — Крикнула она входя за Аббасом в дом.

— Тетушка не могли бы вы отвезти детей в спальню и оставить нас?!

— Конечно сынок!

После того как они остались наедине в гостиной Аббас продолжил.

— В чем я виноват? Почему ты хотела отобрать у меня дочку, что я тебе сделал? С первого дня нашей встречи я терпел от тебя, все. Потому что люблю тебя, ради того чтобы завладеть твоим сердцем, я стиснув зубы шел у тебя на поводу. Скажи мне, после всего что мы пережили почему ты так со мной поступила? Тебя меня не жал, как у тебя рука поднялась увести моего ребенка?

— Она не только твоя дочь, но моя. В чем моя вина, в том, что я полюбила вас?! Каждый из вас уходя и возвращаясь, пытается у меня что-то забрать.

— Я не понимаю тебя! Зачем ты это сделала?! Ты не подумала обо мне когда хотела увести мою дочь. Она моя дочь, черт возьми, Амира она моя и ты моя!

— Как ты хотел, чтобы я поступила, выбрала между дочкой и сыном. Почему я должна делать выбор между своими детьми?

— Не я велел тебе выбирать. Я всего-то сказал, что дочку не отдам никому никогда.

Сказав свое слово, Аббас вошел в комнату детей и закрыл двери. Эту ночь он провел с детьми, не покидая их ни на секунду. На следующее утро, Искандер ожидал свой ответь у дверей дома Юсуфа. Отец Амиры вышел поговорить с ним, Нур сидя в гостиной видела как её муж что-то пытается доказать Искандеру и безуспешно. Спустя несколько минут, безутешный Юсуф тяжело вздыхая, зашел в дом.

— Что он сказал? Спросила жена.

— Ничего хорошего, он не намерен менять свое решение. Сказал что, еще один день времени ей даст на размышление и не больше. Если она не решить, то он заберет сына.

— Что мы будем делать? Нам что-то нужно сделать, наша дочь без детей сума сойдет.

— Думаешь, я не знаю?!

— Тогда придумай, что не будь!

— Дума! Думая! Где Амира?

— В саду сидит?

— Пойду с ней поговорю.

— Не стоит! Пусть немного поплачет и успокоиться.

Наступил вечер, Нур накрыв стол вышла за дочкой. Немного спустя они вошли в дом, на удивление всем Амира улыбалась.

— Почему вы так смотрите на меня? Мама что на ужин? Удивлено проговорила Амира, входя в гостиную.

— Пити. Нур была в замешательстве.

Улыбающееся лицо дочки, забило тревогу в сердце отца, он, отвернувшись от нее, протер глаза.

— Где дети? Спокойно спросила Амира.

— Искандер с сестрой в спальне! Ответил Аббас, смотря на жену с подозрением.

— Пойду за ними, а вы присаживайтесь и так из-за меня вы сегодня на нервах.

Держа дочку на руках, она вышла из спальни детей. Искандер потянул стул к матери сел рядом с ней. После ужина Амира села с гостиной и играла с детьми, как не в чем ни бывало. Отец и мать Амиры переглянулись, а после посмотрели на Аббаса. Он так же был растерян и не знал как ему реагировать. Ближе к ночи Амира положила на койку сонную дочку, Аббас же уложил, Искандера. После они вышли из комнаты детей, Амира сделал себе и мужу чай и сели за стол.

— Амира, что собой?

— Ничего!

— Почему ты себя так ведешь?!

— У меня сегодня было много времени на раздумье. Я поняла, что не правильно поступила так с тобой, это не правильно. Я не должна была так поступать с тобой и с Искандером. Вы, так же как и я любите их, так же как и я ни сможете без них. Я думала, если его родила я, тогда они мои дети, но не подумала о ваших чувствах. Так же как и каждый любящий отец вы заслужили, видит как ваши дети растут. С моей стороны было эгоистично думать о том что лучше меня никто не полюбить и не поймет моего ребенка, никто не защитить. Но я ошибалась! Ночью дети в первые заплакали рядом со мной, наша Адиля не хотела отдаляться от тебя, впервые Искандер сопротивлялся моему решению. Тогда наша дочь и Искандер впервые заплакали, рядом со мной. Теперь я знаю, насколько они любят своих отцом и как вы любите их… я спокойна!

— Амира…

— Аббас я тут вспомнила кое — что из прошлого, ты помнишь, как мы встретились?

— Да, как же забыть этот день. Ты тогда хорошенько мне по голове дала, ни за что.

— Возможно. Знаешь, когда я тебя впервые увидела, мне понравилось твои глаза. Вернее твои ресницы.

— Я удивлен! Ты ведь говорила, что тебе во мне ничего не нравиться.

— Но, когда я узнала что ты вовлекаешь в свои сети девушек и несмотря на это ты был женихом моей подруги.

— Я с ними просто общался как с друзьями, я даже пальцем к ним не прикасался.

— Если честно у меня было желание закопать тебя в навозе.

— Это я знаю, я ведь тогда тебя попросил при всех извиниться. И не удивлен!

— И наверно если бы ты продолжил надо мной издеваться, я бы точно это сделала. Знаешь, как мне было обидно, когда Лейла сказала что любить тебя.

— Почему? Может, сама влюбилась в меня!

— Ни сколь! Мне, жал было Надира и обидно за него, он любил Лейлу. Хотя она этого не замечала.

— Сейчас-то они женаты и думаю счастливые!

— Я рада за них, они заслужили этого.

— А мы не заслужили?

— Заслужили, очень.

— Тогда почему ты не хочешь быт рядом со мной, счастливой?

— Я счастлива рядам с тобой. Ты второй мужчина, которого я полюбила, да так что жизнь без тебя для меня ад.

— Тогда ты останешься со мной и нашей дочкой.

— Какая мать покинет своего ребенка, какая мать будет делать выбор между детьми?! Я ведь умру без них.

— Скажи мне, что ты решила?

— Моё решение ты узнаешь завтра. Сейчас идем спать.

Ночью после того как Аббас заснули она поцеловав его, тихо прошептала…

— Аббас, прости меня. Ты стал моим вторым мужем, которому я отдала сердце, ты стал для меня опорой! Ты был терпелив ко мне, несмотря на то, как я к тебе относилась. Чем заслужил моё уважение и любовь! Ты стал для меня мужем и щитом. Благодаря тебе я была счастлива! Мне жаль, что я раньше не полюбила тебя! Прости меня и теперь за то, что я оставлю тебя, я люблю тебя. Благодарю тебя за нашу дочь, ты стал хорошим отцом для Искандера. Ты сдержал данное обещание и сделал меня счастливой, подарив нам дом и любовь. Прости…

После этих слов, Амира встала и тихо вышла из спальни, не спеша она зашла в комнату детей и закрыла двери.

— Мои сладки дети, я так вас люблю, я не смогу без вас. Мой первенец, сын от первой любви! Как же я рада, что у меня есть такой умный сын как ты. Моя красавица дочка, моя радость, моя надежда, жизнь моя! Прости меня, позаботься об отце, хорошо! Милая слушайся папу, и бабушки с дедушкой. Не забывайте меня, помните обо мне. Простите меня дети, но я предпочту умереть, чем жить без души. Детки мои простите, я всегда буду любить вас, где бы вы не были я буду за вами следить… Как же вы сладко пахните! Мне хватит смелости умереть, но не хватит не сил не смелости прожить без вас.

Амира укрыв и поцеловав детей, вышла из дома. Проходя мимо дома Надира, она увидела Искандера, который сидел на дубе и смотрел на небо.

— Ты не спишь?!

— Вижу и тебе не спиться милая, Амира! Почему ты тут?

— Вышла подышать свежим воздухом.

— Ты подумала? Можешь ли ты сейчас сказать что решила?! Идешь со мной или отсеешься с ним?

— Скажи если я вернусь с тобой примешь ли то, что я принадлежала другому?

— Я закрою на это глаза, так как я тебя до сих пор люблю. Я забуду про все!

— Ты такой же добряк, которым был тогда, ты не изменился за столько лет. Думаю именно за это, я полюбила тебя. Рядом с тобой я была счастлива, хот и недолго длилось счастья. Но я держалась, потому что у меня был сын. Я благодарна тебе за то время.

— Амира, знаешь ли, что я подумал, когда тебя впервые увидел с топором в руках?

— Ты помнишь, о чем ты тогда думал?!

— Да. Когда я тебя увидел, подумал, почему такая хрупая девушка как ты, делает мужескую работу! Когда же узнал, что твой отец болеет, поэтому ты вынуждена все это делать. Тогда я захотел увезти тебя далеко.

— И ты увез меня далеко. То, что ты любил больше чем меня, отняло тебя у меня.

— На свете нет такого человека, которого я люблю больше чем тебя.

— Я не о человеке, говорили. А говорю о люби к морю!

— Тогда я ушел, ради того чтобы больше заработать, и дать вам еще больше чем вы имели, я должен уйти.

— Ты не спросил у меня, нужно ли было все это!

— Прости, что я заставляю тебя страдать. Но у меня нет выбора! Сейчас я не могу оставить сына, так же я понимаю, что он без тебя никуда не уйдет. Сейчас наверно ты меня ненавидишь!

— Не сколь, он твой сын! Самого начала была виновата лишь одна я. Искандер я не отниму у тебя сына, ты столько времени пропустил. Тебе нужно догнать упущенное время и больше проводить время с сыном.

Поговорив с ним, она ушла, не позволив ему её провожать. Искандер смотрел, как она по немного отдалялась от него, впервые его голубые глаза прослезились. Так ужасно он себя еще никогда не чувствовал, сейчас ему казалось что он совершил ошибку.

Чем ближе ниже она спускалась из холма к речке, тем воздух ей казался холодным. Временами ей казалось что воздух словно кнут, прорезал её тело своим холодом. Холодный осень показывал свое истинное лицо, сильный ветер раздувал со стороны в сторону её белое длинное ночное одеяние. Несмотря на то, что одеяние закрывала её руки, до запястий ветер подкрадывался под одежду Амиры.

— Из самого начала еще тогда я не должна была выйти от суда, живой! Если подумать, во всем изначально была виновата одна лишь я. Я не должна была за него выходит замуж, ради меня он отправился в море, где чуть не погиб. Зачем я после вышла замуж за Аббаса, он так же страдал из-за меня, и чуть не умер. Я в их жизнь кроме боли ничего не принесла! Но, я благодарна им за их любовь, за то счастливое время, за своих прекрасных детей. Простите, я не смогла выбрать между своими детьми. Если я уйду с Искандером, я умру без дочки! Если останусь с дочкой не смогу жить без сына! «Как же тело может без души». Я не смогу жить без своих детей, лучше смерть. Я знаю, что они хорошо позаботитесь о моих детей. «Самое лучшее вознаграждение для женщины, это её дети, я было рада стать их матерю». Искандер сыночек, я буду скучать, Адиля моя доченька, я была рада быт, твоей матерю. Мои дети, если я следующей жизни перерожусь, то вновь хочу быт вашей матерю. Искандер, Адиля в сами тяжелые время вы для меня были лучом надежды. Благодаря вам я жила, и без вас я умру… Холодно!

С этими словами она вошла в воду, чем дальше она входила, тем глубже, и в конце её вовсе не стало видно… Она канула во мрак, без луча света.

Ночью Аббас просыпается от того, что ему приснился тревожный сон. Просыпаясь в холодном поту, он обернулся, но жену не увидел в постели. Спеша он встал и направился в сторону двери, аккуратно передвигаясь по комнате. Освещением служило ему тонкие нити лунного света, которое падали из окна спальни. Тихо открыв двери в спальню детей, он на миг успокоился. Но, спокойствие его не продлилось долго, через миг странная мысль забрела в его голову, от чего кров в жилах застыла. Страх, который он ощутил в этот миг, помог ему двигаться, не теряя ни минуты, он выбежал босиком из дому, хлопнув дверью. От громкого грохать двери, проснулся отец Амиры. Проходя мимо спальни дочки, он постучал и вошел, но никого не застал. Страх заселился в душе старика и он, торопясь, выбежал из дома, прежде разбудив жену.

Аббас ради помощи, прибежал в дом своего друга, Надира. Стуча настойчиво в его двери, он разбудил всех в доме. Первым ему двери открыл Искандер.

— Что случилось?

— Позови Надира.

— Я здесь, что случилось?!

— Амира…она исчезла! Задыхаясь проговорил Аббас, пытаясь вдохнут как можно больше воздуха.

— Как исчезла?! Когда? Обеспокоенный Надир уставился на Аббаса.

— Она не вернулась домой?! Удивился Искандер.

— Что это еще значить, «она не вернулась домой»?! Схватив Искандера за горло одной рукой спросил в злости Аббас.

— Она только недавно была тут! Отрава его руку от себя, откашливаясь проговорил Искандер.

— Как давно?! Крикнул Аббас.

— Думаю, этого времени ей хватило бы вернуться домой.

— Вот же….

Услышав то, что Амира была ранее в доме друга, но не вернулось домой, в голову Аббаса приходила только одна мысль! Неужели она решилась на это?! Страх и паника охватила Аббаса, не сказав ничего, он убежал. Надир и Искандер выбежали следом за Аббасом. В этот миг Юсуф только доходил до дома Надира. Увидев, на крыльце дома Лейлу, он поспешил к ней спеша. Увидев старика, Лейла поспешила на встречу. Эта ночь особенно была яркой, луна так лучезарна никогда прежде не светила.

— Дядя, вы себя хорошо чувствуете?

— Дочка, Амира была тут? — Задыхаясь, спросил седой старик.

— Да, Аббас с Искандером и Надиром отправились её искать.

— Только бы она не сделала глупость! Я должен был догадаться! Лейла, где лошадь Надира?

— В заднем дворе!

Оседлав коня, Юсуф доскакал до молодых, остановив их, он слез с лошади и передав коня Аббасу. Как только он оседлал тарпана, сразу же помчался впереть, старик и Надир с Искандером на своих двух бежали следом. Что-то ему подсказывало, что Амира на берегу реки, и именно туда направился он, моля Аллаха лишь об одном, «не опоздать, только бы не опоздать!» Поднявшись наверх холма, Аббас увидел как она в воде и входит еще дальше, он, спеша на ходу спрыгнул с коня, но неудачно приземлился на землю. Ударяясь об острый угол камня, он поранил лодыжку, но, несмотря на боль, он не остановился, хромая посмешил в воду.

— Амира, прошу тебя, не поступай со мной так! Ты не можешь так жестоко со мной поступить, не оставляй нас! Пробираясь все глубже в вводу проговорил Аббас.

Аббас был по груди в воде, он оглядывался по сторонам, чтобы увидеть её. В ночном небе лишь луна была его помощницей, освещая своим светом реку. Набрав полной груди воздух, он нырнул в воду, и вынырнул, позвав её, не теряя надежду найти жену, он снова и снова нырял. Вскоре Надир с остальными подошли, они поспешили к воде.

— Амира, Амира! Прошу тебя Аллах, помоги мне… Мне не на кого надеяться кроме тебя! Прокричал Аббас.

Набрав еще воздуха, Аббас решил: пока не найдет жену, он не вынырнет, даже если сам утонет. Искандер, Надир и Юсуф искали её, разделившись. Говорят, Бог испытывает людей, преподнеся им испытание, кто-то опускает руки, а кто-то, падая, поднимается с новой силой. Такие мысли приходили в голову отца Амиры, он надеялся, что это испытание для того, чтобы укрепить связь между его дочкой и Аббасом. И когда они найдут её, все будет хорошо. Наконец-то яркий свет луны, позволил, увидит её тело, которое медленно погружалось на дно. Аббас, подплыв к ней, схватив её за руки, выплыл на поверхность воды. Бездыханное тело Амиры лежало на сырой земле, Аббас всеми силами пытался вернуть жену к жизни. Несмотря на то, что все кроме него знали, Амира больше не откроет свои глаза! Он оказывал ей первую помощь, которую мог оказать в данной ситуации. Юсуф, потеряв надежду, сел на землю, опустив голову вниз заплакал. Искандер сидел рядам, ничего не говоря, он виновато, смотрел на нее. Надир стоял над телом Амиры, скрывая ладонью лицо. Аббас, не сдаваясь, пытался вдохнуть нее жизнь.

— Аббас, друг мой мы опоздали, не мучай её и себя. Проговорил Надир…

— Заткнись! Не смей такое говорить! Она не может, бросит меня и мою дочь! Я ей такое права не давал!

Собрав руки в кулак, он ударил Амиру по груди и в тот же миг, она, открыла глаза, жадно вдыхая воздух. Аббас схватил её, перевернул лицом вниз, придерживая. После того, как она пришла в себя, от радости он обнял её и поцеловал. Глаза Надира и Искандера засветились, их мрачно лицо осветила улыбка. Аббас, тяжело поднявшись с калений, взяв жену на руки, хромая двинулся к лошади. Только тогда когда он сел на коня, Надир увидел рану друга.

— Аббас, когда ты поранился?

От страха он забыл не только о своей ране, но, о том, кто он! Для него в это время было важно найти жену, не до раны ему было тогда! Во дворе, их ожидала Нур, увидев их, она поспешила к ним. Ночь оказал холодной, Амира дрожала от холода, накинув на дочь накидку, они вошли домой. Входя в дом, они сели в гостиной, Аббас подошел и сел рядом с женой. Нур не знала, злиться ей или нет. Детишки, не подозревая ничего, спали тихо и мирно в своей постели.

— Зачем ты это сделала? Аббас повернувшись к ней лицом спросил.

— Прости! В голосе Амиры было слышно отчаяние….

— Даже если бы ты выбрала его, я не позволил бы тебе уйти! Ты меня напугала до смерти, как ты додумалась да этого? Амира, ты не можешь умереть, оставив нас!

— Ты не слышал, что он сказал?! Если я останусь с тобой, я потеряю сына! Зачем ты меня спас, как я теперь буду жить без дочки или без сына…

— Я бы не позволил этому случиться. Искандер не только твой и его ребенок, он и мой сын! Он носит мою фамилию. Он такой же Афшар, как и я!

Спустя немного времени, в дом вошли Надир и Юсуф, Искандер же не решился прийти. Убедившись в том, что она в порядке, Надир так же решил вернуться домой, но прежде сказал…

— Влюбленный наш Меджнун, ты тут все кровью заляпал! Перевяжите ему, кто ни будь ногу. Доброй вам ночи и Амира, я рад тебя видеть живой и невредимой.

Проводя Надира, Юсуф вернулся в дом и сел рядом с дочкой и прижал к себе.

— Дочка, я не хороший отец! Я должен был, защитит тебя и своих внуков, но…

— Отец…

— Они мои внуки, даже если бы им пришлось расти без отца, без матери я бы им не позволил расти!

— При всем уважение, я свою дочь никому не отдам, она моя и только моя! Проговорил уверенно Аббас.

— С тобой сынок, я позже поговорю!

Нур зашла в гостиную, в руках у нее был белый платок, маленький глиняной сосуд с мазью и медный кувшин с теплой водой, напоминающее своей формой грушу. Ране, подготовив небольшой тазик.

— Сынок, подними штаны, нужно промыть рану, помазать и привязать пока не получил заражение. Положив тазик на пол проговорила Нур.

— Не беспокойтесь матушка, все хорошо, я после сам сделаю. Идите, отдыхайте, отец и вам стоит сменить одежду.

— Аббас прав, иди, переоденься! Амира, Аббас вам так же следует переодеться. Предупредила Нур…

— Хорошо. Тогда мы пойдем в спальню, и я осмотрю его рану.

Аббас хромая сел на стульчик и на несколько минут закрыл свои глаза. Это ночь была самой ужасной в его жизни. Он хотел прийти в себя.

— Сними штаны? Пробормотала Амира.

— Не понял?!

— Говорю, штаны сними!

— Зачем?!

— Что ты как ребенок?! Говорю, сними значить, сними! Или ты стесняешься?

— Стесняться?! Кого, своей жены?!

— Аббас, прошу тебя, переоденься, ты весь мокрый.

После того, как Аббас переоделся и сел на кровать, Амира села на колени и приподняла низ его брюк, чтобы промыть его рану. Сделав все необходимое, подняла ноги Аббаса и положила на постель.

— Раздевайся! Приказал Аббас.

— Что?!

— Раздевайся, у тебя одежда мокрая, простудишься!

— Достану сменную одежду, и переоденусь.

— Я не говорил, чтобы ты одевалась! Я просто сказал, чтобы ты сняла из себя мокрую одежду.

— Сейчас не время для этого!

— Сейчас как раз таки время! Я сегодня чуть не стал вдовцом. Я хочу убедиться в том, что не сошел сума и ты жива.

Она подошла к ней и положила его руку на сердце.

— Чувствуешь, я жива!

— Чувствую, но не так как я хочу! Я хочу вот так почувствовать тебя. — Прижав её к себе, он снял с нее одежду.

Всю ночь Амира не спала от волнения, она не могла найти себе место. Утром все собрались в гостиной, несмотря на то, что стол был накрыть, никто не прикоснулся к еде. Дети, сидя на колени дедушки и бабушки завтракали. Внезапно двери их дома открылись, спустя несколько секунд в гостиную вошел Искандер. Увидев отца ребенок спрыгнул на землю и побежал к отцу, и обнял его.

— Простите что так рано, но мне нужно с тобой поговорить Амира. — Обнимая сына, спокойно проговорил Искандер.

— Почему с ней? Если тебе есть что сказать, говори мне! Поднявшись с места сказал Аббас.

— Аббас, позволь я с ним сама поговорю.

— Хорошо, но, сначала я сам кое-что скажу, после поговорите.

Аббас вышел с Искандером за порог дома, немного посмотрев на него недовольно, он заговорил.

— Послушай меня! Я не знаю, о чем ты с ней хочешь поговорить, но запомни! Я не отдам тебе ни её не Искандера!

— Ты кажись, забыл, что он мой сын! У тебя нет права, мне что-то говорить!

— Он носить мою фамилию, он такой же Афшар, как и я! Возможно, ты его биологический отец, но если у тебя есть совет, ты не отнимешь его у матери.

— То, что касается моего сына, я буду решать с его матерью!

— Я тебя предупредил. Если она из-за тебя пролёт слезы, я заставлю тебя пожалеть о том, что ты не утонул в море!

— Если захочу, силой смогу увести её. Ты мне не помеха, она мать моего сына.

— Ты забылся, она больше не твоя, она теперь принадлежать мне! И будет принадлежать лишь мне!

— Забавно, сколько бы времени не прошло, ты, как был мерзавцем, так и остался ним! Как ты смеешь мне об этом говорить. Знаешь, я не могу никак понять, как она тебя полюбила и почему она вышла за тебя замуж?

И вновь, буйный нрав Аббаса взял вверх над ним, он ударил его. Искандер, не ожидая удара, упал, вытирая рукой губы, он увидел кров на руке, не медля ни секунды, он поднялся и ответил тем же Аббасу. Нур через окно дома, увидев драку, сказала мужу. Юсуф выбежал на улицу, чтобы разнять их, на помощь отцу вышла и Амира.

— Аббас, Искандер, остановитесь немедленно! Разнимая их проговорила Амира.

После слов Амиры они оба остановились. Юсуф, силой затащил Аббаса в дом, оставив их наедине. Они сели на скамейку, который был возле дома, рядом с садом. Амира оставив его ненадолго, вошла в дом, через минуту она вышла. Аббас лишь молча следил за ней с окна гостиной. Амира подошла к Искандеру и стала впереди него, положив на скамейку коробку с мазью, она приподняла его голову и платком, нежными движениями вытерла кровь. После, она открыла коробку, кончиками пальца она взяла немного мази, нежными движениями пальца она аккуратно нанесла на рану. Закрыв коробку, она села рядам, держа в руках сосуд с мазью. Искандер все это время наблюдал за ней, после того как она села рядом он заговорил.

— И после этого, он хочет, чтобы я отпустил тебя?!

— О чем ты хотел, поговорит со мной?

— Амира, знаешь, я всю ночь думал. Я испугался! Все думал, если бы он не проснулся тогда, и не нашел тебя, я себя не простил. Ночью я убедился в том, что он любит тебя намного сильнее, чем я! Когда мы опустили руки, он не прекращал надеяться. Невзирая на трудности, он нашел и спас тебя, вернув в семью. Несмотря на то, что он мне не нравиться, я признаю, он лучше меня! В эту ночь я впервые увидел, что мужчина может от отчаянья заплакать. Амира я люблю тебя, и всегда буду любить, у меня кроме сына и тебя больше никого нет! Из-за страха одиночества, я чуть не оставил своего сына без матери, я хочу чтобы вы были счастливы. Посему я решил, сына с собой отставлю, но попрошу у тебя взамен кое-что! Я хочу всегда быт рядом с сыном, хочу увидеть, как он вырастить… позволь мне хотя бы это.

— Он твой сын! Ты можешь с ним встретиться тогда, когда пожелаешь.

— Я благодарю тебя за понимание. Мы с тобой прожили недолгую, но счастливую жизнь! У меня останутся воспоминания, которые я унесу с собой.

— Ты вернешься на родину?!

— Да, но обещаю вернуться. Мне нужно попросить прощение, у одного человека.

— Хорошо, мы будем ждать.

— Я рад слышать это. Прости меня за то, что заставила тебя страдать, прости, что оставил одну.

— Я не была одна! У меня был сын, самый драгоценный дар в моей жизни.

После разговора, Амира позвала сына, и оставила отца и сына наедине, а сама вошла в дом. В гостиной Аббас нервно ходил со стороны в сторону, весь покрасневший от злости, увидев жену, он накинул на нее свой холодный прорезающий взгляд.

— Помогла своему нечастному мужу? Не сильно ли я его ударил?! Что же ты не сказала, что так за него беспокоишься? Тогда я бы его не ударил!

Юсуф и Нур встали и пошли в спальню, и закрыли двери, оставив их одних.

— Аббас, зачем вы подрались?!

— Прости, тебе не понравилось, мне пойти попросит прошение?!

— Аббас, не будь ребенком!

— Так я еще и незрелый?

— Я не это хотела сказать!

Аббас прихрамывая, вышел с дома, громко хлопнув двери за собой. Амира стояла посреди гостиной, ничего не понимая. Амира через окошко наблюдала, как отец и сын обнялись, а после её сын забежал в дом, а Искандер развернулся и ушел. Заходя в дом, малыш побежал в свою комнату. Амира пошла следом за ним, чтобы узнать, что с ним. Входя в светлую детскую, она увидела, как сын свернулся калачиком и плакал. Амира села на краюшке кроватки сына, гладя его по голове спросила?

— Папа ушел и не забрал нас с собой, он нас не любит!

— С чего ты взял сыночек?! Разве твой отец тебе это сказал?

— Нет.

— Тогда, почему ты так решил?

— Он обещал, что заберет нас с собой, но не забрал!

— Сыночек, у него на это свои причины, разве от этого ты его меньше будешь любить?! Ты ведь за ним скучал, и он по тебе также скучал, он обещал часто тебя навешать. Теперь не плачь, ты ведь взрослый мальчик, а взрослые мальчики должны понимать все.

— А если папочка не придет?

— Если он обещал, значит, сделает то, что обещал. Он тебя любит и ради тебя он сделает все! Поверь отцу и жди, тогда он обязательно вернется.

— А если дядя Аббас не разрешить папе видится со мной?

— Сыночек, Аббас также твой отец, к нему также нужно обращаться как к папе. Он тебя очень любит и никогда не обидит, ты можешь, видится с отцом, когда захочешь.

Успокоив сына, она посмотрела на дочку. Маленькая смуглая Адиля спала, сжимая ручки в кулачок, укрыв дочку, она с сыном вышли с комнаты. Искандер побежал в спальню дедушки и бабушки, Амира успокоив свое сердце, села в гостиной и заплакала от радости.

В это время Аббас сидел рядом с домом друга и рассказывал о том, что случилось.

— Друг мой, не чересчур ли это?! Я понимаю, что ты ревнуешь, но кажись мне без причины.

— Без причины?! Я?! Надир, ты плохо меня слышишь, говорю, она вышла к нему и смазывала его рану.

— Что ты хотел, чтобы она его так отпустила? Она хотела ему помочь, в конце концов, он отец её сына.

— У него, что, рук нет? Отдала бы ему, пусть сам себе помогает.

— Я вижу, что говорит с тобой бесполезно! Послушай, он ведь уже ушел, почему ты так злишься? Ну, помогла она ему, от этого ты её ведь не потерял и мир ни разрушился! Сейчас ты можешь быть спокоен, Амира и Искандер остались с тобой.

— Что-то я не верю в то, что он ушел просто так!

— Ты уж поверь! Тогда, после того как мы вернулись домой, он встретил рассвет на улице. Не только он ночью не смог глаза сомкнут, мы так же не спали. Это ночь была тяжелой для каждого из нас. Мы говорили всю ночь, думаю, он ночью увидел то, насколько ты сильно её любишь и решил не разрушать ваше счастье.

— Он так сказал?!

— Он сказал, что из-за него его сын чуть не остался без матери, несмотря на то, что ты ему не нравишься, он признал, что ты сделал его жену счастливой. Ты принял его сына и полюбил его как родного. Он много о чем говорил, я не расскажу тебе все! Но скажу лишь то, что он ушел, и ушел он, потому что знает, с тобой она будет счастливой. Посему, хватит злиться по пустякам и иди домой. Из-за вас я поседею, у вас совесть есть?! Чертовщина «Астафуруллах» Аллах прости меня.

— Хорошо, хорошо, что ты злишься, это на мои чувства наплевали!

— Что тебя еще не устраивает?! Ты хотел на ней жениться, женился! Ты хотел, чтобы она тебя полюбила безумно, и она полюбила так безумно, что чуть не лишилась жизни. Ты хотел стать отцом, она тебе подарила дочь, ты хотел, чтобы она осталась с тобой, и она осталась! Скажи мне, что тебе еще нужно, ради Бога скажи мне?!

— Что ты как старик?! Иду я! Вот же…

Аббас встал, и хромая направился в сторону дома. В след ему Надир прокричал…

— Ты был сумасшедшим Меджнуном, теперь еще и хромым стал!

Конец

Сидя у себя дома, в своей гостиной, Аббас смотрел на Искандера и незнакомку с ребенком в руках. Юсуф держал в руках внучку, облокотившись об стену, он играл с малышкой. Через минуту, в гостиную вошла Амира с подносом, она принесла гостям чай и сладости. Положив перед каждым гостем стакан с чаем, Амира села рядом с мужем. Но сын попросил пересесть к нему, после того как она села рядом с Искандером, ребенок взял за руки отца и мать. В гостиной была неловкая обстановка, чтобы разрядить обстановку в которой все сидели тихо, Искандер сжал руки в кулак вдохнул и неторопливо начал беседу.

— Амира, ты наверно хочешь узнать кто она?! Голос Искандера прозвучал не уверенно.

— Если возможно, то я бы хотела узнать!

— Она моя жена!

От услышанного Аббас поперхнулся, Амира же с удивлением посмотрела на Искандера.

— Прости, я что-то плохо слышать начел, ты сказал жена?! Переспросил Аббас.

— Да, она моя жена. Я женился на ней несколько лет назад, её отец спас меня и помог. Тогда я не знал о том, что я женат, вернее я не помнил вас. Я не знал, есть ли у меня жена и дети, откуда я и как меня зовут. Человек, у которого я должен был, просить прощение, она! Когда я вспомнил все, бросив её, я вернулся к тебе.

— Прости, не мог бы ты со мной выйти, мне нужно тебе кое-что сказать. Раздраженным голосом проговорил Аббас выдавив из себя улыбку.

Они вышли из дома, ничего не говоря, Аббас врезал Искандеру, а после взял его за воротник белой атласной рубашки, потянув к себе, Аббас продолжил…

— Так кто из нас подлец? Ты посмел жениться, а после того как вспомнил, бросил невинную девушку с ребенком, пришел забрать у меня мою жену! Тебе одной было мало, захотел две?

— Ты думаешь, мне было легко? Я полюбил эту девушку и женился на ней. Но, когда вспомнил Амиру, я ужаснулся, моя любовь к ней была сильнее любви к Асме. Ты считаешь, мне было просто, оставит своего ребенка там?! Амира была моей первой любовью, ради которой я жил, и планировал будущее, а Асма стала той, которой спасла меня и дала будущее. Я не знал, как мне быть, и что мне делать!

— Я бы никогда не забыл ту, которую люблю! Даже если бы я оказался в аду, я нашел бы выход с него, только ради того, чтобы вернуться к той, которую люблю. Настолько сильно, что моя любовь к ней сильнее и жарче тысячи солнц! Как ты мог её любить и забыть? Как? Зачем ты оставил жену и вернулся, для чего?

— Единственное о чем я тогда мог думать и думал, это была Амира! Тебе говорить и обвинять меня легко, но чтобы ты сделал, будь на моем месте?

— «Я это я, ты это ты!». Я бы никогда не оставил мать своего ребенка! Прокричал разлившись Аббас.

— Амира, тоже мать моего сына!

— Прикуси свой язык. Возможно она и мать твоего ребенка, но и моя жена. Ты должен был все ей рассказать, но ты промолчал. Я из-за тебя чуть вдовцом не сталь! Сейчас я понимаю, ради чего ты на самом деле вернулся, тебе мало стало одной жены, ты захотел две, не так ли?! Если бы ты рассказал все, так как есть, никто бы от тебя твоего сына не спрятал. Я не изверг и прекрасно понимаю, что мне не заменить родного отца Искандеру.

Не дождавшись их, Амира, вышла за ними, сын последовал за ней.

— Папочка, дядя, не деритесь, мы с мамой вас любим. Проговорил спеша ребенок.

Отпустив Искандера, Аббас подошел и опустился к сыну.

— Искандер, я знаю, что ты нас любишь, но наша мама любит только меня!

— Мама больше не любит папу?! Спросил ребенок у Аббаса, глядя на него любопытными глазами.

— У папы есть другая женщина, которая любит твоего отца, а у меня есть твоя мама.

— Не говори при моем сыне такие слова! Сынок, конечно мама и папа любят друг друга, как ты любишь меня и я тебя. Но у мамы есть муж, он же твой дядя. Он, так же как и я, любит и тебя и маму. Понимаешь?!

— Да. Подтвердил покачав головой ребенок.

— Вот и хорошо! Сказал довольным тоном Аббас.

— Сынок, идем, я тебя познакомлю с сестричкой. Взяв сына за руки они вошли в дом.

— Папочка, я знаком с сестрой! Сообщил отцу Искандер младший.

— Я знаю, но их у тебя две.

— Две?!

— Конечно две! Одна сестричка мамина и моя, другая папина и той тети, которая сидит у нас в гостиной. Указав на жену Искандера проговорил Аббас.

Немного времени спустя, Искандер покину дом Аббаса и вернулся на родину вместе с женой. Как и обещал, часто навещал сына. Уложив детей спать, в одну из летных ночей, Аббас зашел в спальню и лег на постель, обняв жену.

— Ты помнишь, когда-то давно, у тебя во дворе я сказал тебе, что я буду не я, если не женюсь на тебе?!

— Всё, то ты помнишь!

— Конечно! Я ведь сделал то, что обещал, и знаешь, я доволен!

— Это я за тебя вышла, не ты сдержал обещание! Если бы не я, то ты остался бы одиноким. Какая сумасшедшая вышла бы за тебя замуж! — Улыбаясь, проговорила она.

— Вот как?! Знаешь ли, я и сейчас весьма хорош собой, несмотря на то, что из-за тебя поседел! Да и я сделал все, чтобы получить тебя и получил. Сейчас ты лежишь в моих объятиях, в моей постели и принадлежишь только мне! Улыбнулся он, прижимая ее все сильнее к себе.

— Господин Аббас, вы такой же самоуверенный, каким были ранние.

— Ты уж прости, каков есть таким и люби! Я вот о чем тут подумал, разве двое детей не мало?!

— По-моему, достаточно!

— Я думаю, нет! Хочу еще двоих.

— Не много ли, господин Аббас? Если ты забыл, дети это не животные, их надо воспитывать вырастить, женить и выдать замуж, построит им дом.

— Ты подари мне детей, а я позабочусь о них. Знаешь, я в детстве хотел, чтобы у меня была сестра и брат, с кем я бы мог поговорить. Но, к сожалению, мне было суждено быть одиноким. Единственным моим другом был отец.

— Одному быть одиноко, я знаю, но у нас двое детей. Поэтому, не стоит тебе думать об этом.

— Я абсолютно не согласен, хочу еще!

Спустя год Амира подарила Аббасу еще двоих детей, близнецов мальчика и девочку, по имени Амир и Аниса. Несмотря на трудности в их жизни, во взлете и падениях Амира и Аббас жили рука об руку, в любви и в достатке!

После того как Аксакал закончил, пострел на собравших у костра людей, его уставший взгляд остановился на Фатиме которая заговорила после долго молчания. Фатима:

— Все-таки я была права, это любовная история!

— Да дитя, это любовная история. Скажи мне, понравилась ли тебе мой рассказ?! Поинтересовался Аксакалы.

— Да, вот только жаль, что она не осталась с Искандером. Задумчиво проговорила Фатима.

— Почему жаль? У него ведь есть другая жена!

— Он столько страдал! Ей нужно было верить в то, что он вернется. «Вера творит чудеса»!

— Не думаешь ли ты, что им не суждено было быть вместе?! Если бы она ушла с Искандером, Аббас остался бы один, разве он заслужил на такую жизнь?

Внезапно в разговор вмешался Захир, который сидел тихо рядом с Фатимой.

— Я думаю, она правильно поступила, Аббас её любит, и ради нее он сделал больше чем Искандер. Возможно Искандер хороший человек, но мужем он хорошим стать не смог!

— Что ты понимаешь в любви? Он красивый, добрый, умный, заботливый как Аббас. Да и в отличие от Аббаса он воспитанный и понимающий. Язвительным тоном ответ ила Фатима Захиру.

— Где же он воспитанный, если бросил вторую жену и ребенка ради первой, где его воспитанность?! Ради любви к жене, Аббас вынес все удары судьбы и остался верен своей любви. Ради нее он готов был умереть. Что же Искандер сделал, отправился вплавь, потерял память, женился, завел детей. В то время когда она страдала и растила несколько лет одна его сына. И не только Искандер красив собой, Аббас ничем не хуже него. Ответил он ей…

— Вы все мужчины такие не надежные! — Тихо пробормотала Фатима.

— Уже поздно, идем домой. Аксакалы благодарю вас за прекрасный рассказ, доброй вам ночи и да бережет вас Всевышний Аллах.

Фатима и Захир отправились в дом, через миг и остальные слушатели разошлись. Остался один Аксакал, сидя возле костра, он о чем то задумался. Внезапно на плечи Аксакалы положили руку.

— Искандер сынок, это ты сынок?! Ты напугал меня. Увидев сына проговорил Аксакалы.

— Прости отец.

— Что случилось?

— Ваша Госпожа Эмира, вас зовет.

— Идем сынок.

В дверях его небольшого дома, ждала его спутница жизни.

— Я привел отца, матушка.

— Хорошо сынок, заходи, поужинай с нами. Пригласила Эмира, Искандера.

— Не могу, жена ждет. Доброй вам ночи, да защитит вас Аллах.

— Амин, спокойной ночи сынок.

Сидя за столом, она спросила у мужа, что же он на сей раз рассказывал своим слушателям.

— Скажи мне, что же ты им так долго рассказывал в стол позднее время?!

— Об Аббасе, Амире и Искандере! — Промолвив седой старик, с уставшими глазами, показывая немую улыбку.

— И много ли ты им рассказал?

— Немного, милая моя Амира, немного!

— Давно я не слышала свое настоящее имя, Аббас бей.

— Знаю милая! Но ты сама захотела, сменить свое имя.

— Пришлось!

— Прошло столько лет, но я так и не узнал причину этого решение.

— И никогда не узнаешь!

— Амира!

— Да!

— Я люблю тебя, до безумия.

— Аббас, я рада, что когда-то давно встретила тебя, рада, что стала твоей женой. Но, знаешь, мне всегда было любопытно узнать, ты не жалеешь о том, что встретил меня?!

— Нет! Я счастлив, у нас есть четверо прекрасный детей, рядом со мной жена, которую люблю, крыша над головой и еда. Я очень счастлив, больше мне ничего не нужно. Я благодарен Аллаху за такую счастливую жизнь. — С этими словами он встал, обошел стол, обняв жену, поцеловал её в щеку.

Самое прекрасное, чем может владеть человек, это друга по жизни. В жизни есть много трудностей, но их легко пройти, когда тебе есть, кому пожаловаться, с кем пройти этот тернистый путь. Слишком часто люди делят всех на категории. Богатый, Бедный. Красивый, Страшный. Молодой, Старый, Мужчина, Женщина. Мусульманин, Христиании, Черный и Белый. Задумывались ли когда не будь в серьез, как мало той жизни которой нам дона! Мы так части живем ради своей выгоды, что, даже умирая о чем то жалеем. «Как бы я хотел тогда сказать те слова, как бы я хотела поехать туда, как бы я, как бы я…!» Живите достойно, чтобы потом не жалели ни о чем. Плачьте когда вам больно, кричите, когда вам страшно, не думайте о том, что вам скажет общество, у этого общества самих шкаф переполнен секретами, страшными и не очень. Если и стоит, кого то послушать, то это те люди, которые во время твоего падание станут опорой.


Оглавление

  • Давай перепишем нашу историю заново
  •   Часть первая
  •   Часть вторая
  •   Часть третья
  •   Часть четвёртая
  •   Часть пятая
  •   Часть шестая
  •   Часть седьмая
  •   Часть восьмая
  •   Часть девятая
  •   Часть десятая
  •   Часть одиннадцатая
  •   Часть двенадцатая
  •   Часть тринадцатая 2/2
  •   Часть четырнадцатая 2/2
  •   Конец

    Вход в систему

    Навигация

    Поиск книг

    Последние комментарии

    Загрузка...