загрузка...
Перескочить к меню

Трол Возрожденный. (Тетралогия) (fb2)

файл не оценён - Трол Возрожденный. (Тетралогия) (и.с. В одном томе-42) 3629K, 1047с. (скачать fb2) - Николай Владленович Басов

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Николай Басов Трол Возрожденный. Тетралогия.

Книга 1. Трол Возрожденный

Часть 1 - Возвращение

Глава 1

Он смотрел на этот мир с трудом. Он — крохотный комок теплого духа, вокруг которого простирается огромный храм ледяной плоти. Ему предстояло вернуться к жизни.

Будь у него больше сил, он бы попытался осмотреться, хотя обзор вышел бы странным: из тела, словно из-под огромной толщи воды. Иначе как бы он увидел все эти переплетения сосудов, глыбы мускулов, тяжелые айсберги костей, полупрозрачный дворец легких, в стенах которого медленно и вяло пульсировала его холодная кровь? Но времени на пустое рассматривание нет — приходится разгонять сердце. А оно такое огромное и сложное!

Неожиданно пришёл звук. Треск горящего дерева, рев пламени и чьи-то хриплые крики. Он слышал, слышал…

Оказывается, он лежит на огромном камне, вокруг которого горят четыре костра. Это его совсем не удивляет, словно он ожидал этого или чего-то похожего. У него, разумеется, открыты глаза… Столбы ледяного пламени рвутся в темное, бездонное небо, клубы дыма, освещенные этим пламенем, круто уходят вверх.

Оказывается, на небе есть звезды. Их много, и своим холодом они ужасают его… По телу, наконец-то заполненному душой, чудной, а может, просто незнакомой и непривычной, прокатывается медленная дрожь.

«Почему даже огонь не согревает? Что произошло, откуда все это?» — медленно думает он. И тогда начинает понимать, что гораздо важнее другое — что происходит. Неожиданно он становится больше своего тела и мигом обретает способность воспринимать происходящее за стеной пламени. Там танцует человек с сильным телом и быстрыми движениями.

Это сложный и опасный танец, вызывающий могущественные силы жизни. Пожалуй, у танцора слишком узкие глаза, никак не удается понять, что скрыто в них. Он танцует давно, его набедренная повязка потемнела, а тело блестит от пота как полированное…

Теперь дрожь жестоко треплет лежащее тело. Кажется, камень отнимает тепло, хотя от костров глыба должна быть раскалена, как сковорода.

Внезапно обрушиваются запахи горящего дерева, оглушающие ароматы каких-то трав, которые человек с восточным лицом бросает в огонь… Откуда он знает, что где-то там, далеко, существует Восток?.. Каким-то образом, не поворачивая глаз в глазницах, он может видеть, что трава горит чересчур душным, дымным пламенем. Это необычная трава, в ней чувствуется присутствие чего-то, противного жизни, может быть, магии? Откуда он знает о магии?

Проходит много времени, и, лишь когда костры прогорают и дымы от них становятся серыми и невесомыми, он вдруг начинает согреваться. Вернее, теплеет мир вокруг него. Даже камень становится теплым.

Он снова ничего не видит, но теперь его тело и душа слиты воедино. Танцор, кажется, упал на траву, выбившись из сил, но позволил себе упасть, лишь когда стало ясно, что сердце того тела, что покоилось на камне, уже не остановится. Он начинает понимать, что и его вот-вот сморит усталость…

Он просыпается, когда танцор касается его. Этот человек сильнее, чем показался сначала. Восточник защитился от жара, все еще веющего от тела, вновь обретенного не знакомой никому душой, толстым кожаным лоскутом. Когда-то эта шкура одевала зверя с сильными мускулами. Вероятно, из нее можно было сделать щит для пехотинца или фартук для лучника, но для раскаленного тела, снятого с камня, она не годится. Шипит и прогорает насквозь.

Танцор приносит медный кувшинчик с водой и травы в больших и маленьких полотняных мешочках. Он растирает травы в сухих ладонях и ссыпает травяную муку в воду. Намешав не менее дюжины разных трав, танцор взбивает этот холодный чай желтой метелочкой из тонких прутиков, бросает в кувшин раскаленный камешек, и мигом вскипевшая вода разливает вокруг одуряющий запах горячей пыли на дороге… А затем танцор брызгает полученной смесью на него.

Капли как бы зависают в воздухе, на миг становясь не больше частичек дыма… Когда капли падают, он едва не кричит от боли, Потому что они оказываются огромными и жутко холодными… Они сразу же испаряются, и над его телом поднимается облако болезненного, охлаждающего, омерзительного пара. Танцор брызгает снова и снова, и пар валит клубами.

Восточник переворачивает его на бок, потом на другой, брызгая все больше, громко смеясь. И каким-то образом он понимает, что этот танцор очень часто будет делать ему невыносимо больно, но каждый раз станет вот так же смеяться, и это научит его тоже смеяться над болью… Или над жизнью, к которой его вызвали, в которую он так внезапно пришел… Для которой он вдруг проснулся.

Наконец восточник отставляет пустой кувшин в сторону. Снова накинув шкуру, относит бессильное тело в холодную пещеру и засыпает ворохом листьев, которые тут же начинают тихонько тлеть.

Время льется бесшумно. Когда танцор появляется вновь, листья лишь слегка курятся. Незнакомое тело явно радо присутствию другого человека. Хотя душа еще никак не реагирует… Определенно ей требуется больше времени, чем телу.

Танцор прикасается ладонью к его щеке и снова улыбается, на этот раз иначе — не так, как когда делал больно. А может быть, им было больно обоим… Только он замирает от холода, а у восточника кожа твердеет от жара. Их глаза встречаются, и восточник спрашивает:

— Ты можешь говорить?

Этот язык он знает. По крайней мере понимает слова, их смысл. И улавливает их вкус, который радует душу, оживляет ее, рождает желание услышать что-то еще, помимо этих слов.

— Ты забыл дасский? — снова спрашивает танцор. — Ты не понимаешь меня?

Собравшись с силами, он разжимает губы:

— Кто я?

Слова даются нелегко. К тому же голос его звучит не громче комариного зуденья, а губы и язык остаются неподвижными, как тот камень, на котором он лежал, согреваемый четырьмя гигантскими кострами. К тому же это слова языка Фо, такого древнего, что он сам удивляется их звучанию.

— Знаешь, — танцор доверительно наклоняется, — это язык заклинаний! А здесь пользуются дасским. Или дериб.

— Кто я? — он пытается говорить на дериб.

— Молодец, — хвалит танцор. — Ты — мой ученик. А я твой Учитель.

— Почему я ничего не помню? Учитель некоторое время молчит.

— Тебе придется поверить мне, хотя то, что я скажу, мальчик, не будет всей правдой. — Видно, что он не умеет лгать. — Будем считать, что я опробовал очень редкий способ обучения — хотел вызвать память предков… И ошибся. Сейчас не важно, в чем именно, важно другое — ты умер.

— Умер?

Чувствует он себя, конечно, не очень хорошо, но зомби, наверное, должны были бы ощущать себя еще хуже.

— Мне пришлось тебя оживлять. Это потребовало времени и сил.

— Это удалось тебе, Учитель.

— Будем считать, что я преподал тебе урок возвращения к жизни. — И Учитель улыбается. Не как от боли.

Мальчик хочет еще о многом узнать, но усталость оказывается сильнее любопытства.

Глава 2

Через неделю он научился пить бульон из той дичи, которую Учитель приносил с охоты. Больше всего ему понравился вкус дикого кролика, хотя Учитель готовил его с большой осторожностью — по восточной системе, согласно которой он восстанавливался, кролик относился к неблагоприятным кушаньям. Как бы там ни было, он быстро оживал и радовался всему на свете.

Оказалось, они с Учителем жили в пещере, выходящей на небольшую — ярдов тридцать в диаметре — площадку, круто обрывающуюся с трех сторон. Под ней, на глубине доброй сотни футов, по склонам речной долины росли высокие и разлапистые голубые ели. На площадку, прижимающуюся к отвесной горной стене, вела узкая, не шире фута, тропа. Она была хорошо утоптана, но так извилиста, что не всякий мог пройти по ней. К тому же она хорошо простреливалась. Один решительно настроенный лучник мог удерживать здесь отряд любой численности, разумеется, пока у него оставались стрелы.

Через две недели ученик начал ходить, а через месяц Учитель разбудил его однажды ранним утром, когда солнце еще не освещало облака над горами и вересковыми пустошами. Голос у него был суховатый и очень тихий:

— Теперь ты каждый день будешь вставать вместе со мной. Пошли.

Они сбежали к речке и прыгнули в воду. Сначала он задохнулся — так холодна оказалась горная вода. Но спустя несколько минут ее прохлада стала даже нравиться. А может быть, он вообще неправильно воспринимал тепло и холод, потому что еще помнил раскаленный камень.

Они позавтракали стеблями какой-то высушенной травы. Он попросил дичи или хотя бы хлеба, но Учитель ответил:

— Тебе предстоит стать воином. Поэтому дичи ты сейчас не получишь. — И добавил, усмехаясь: — Считай это первой трудностью, которую тебе предстоит преодолеть.

Не объясняя, почему воинское обучение должно проводиться на голодный желудок, Учитель встал, вышел на край площадки перед их пещерой и сел в начальную позу для медитации. Почти сразу его восточное лицо стало безжизненным, и он невыразительным голосом приказал:

— Садись рядом, как и я. Успокойся духом, вдыхай жизнь… Ты должен постигнуть, что воина невозможно заставить беспокоиться или чего-либо хотеть. Все, что ему не нравится, лишь обостряет его восприимчивость и решительность. Запомни это, иначе ты не выживешь… Ты все равно не выживешь, но если с самого начала не будешь думать правильно, мальчик, то умрешь слишком скоро, даже по меркам этого мира.

Первые месяцы учения показались адом. Они были до того страшны, что иногда ему начинало казаться: он опять лишился памяти, только теперь не может вспомнить не то, что было вчера, а то, что происходило час или даже минуту назад… Боль, страх, холод, голод, постоянное ожидание чего-то еще более страшного, чем он только что испытал… И всегда над ним висело ледяное, бесстрастное лицо Учителя.

Через полгода его начала удивлять способность Учителя осознавать самые сложные состояния, которые возникали в душе и теле ученика во время тренировок. Учитель, без труда и ни разу не ошибившись, подводил его к пределу возможностей, но никогда не переступал этот порог, чтобы у мальчика даже на миг не возникло ощущение, что он не может чего-то сделать, чтобы его боевой дух не ослаб ни на секунду.

Через два года он стал получать от учения удовольствие, и у него вдруг взыграло самолюбие. Ему захотелось делать упражнения лучше, чем требовал Учитель, хотелось, чтобы он удивился его умению. Некоторое время восточник поддерживал это настроение, потом вдруг навалил дополнительные тренировки, да так, что мальчик сразу понял: пределов тому, что они изучают, нет. Совершенства не существует.

Уразумев эту нехитрую истину, мальчик открыл для себя, что, сосредоточившись на каком-то одном упражнении, упускает другие, причем самые простые. Например, он никак не мог обогнать зайца, а когда все-таки научился догонять и хватать зверька за уши, стал проигрывать Учителю в беге на длинные дистанции. Как-то вечером Учитель сказал, что он неправильно расходует жизненную силу после десятой мили, но как расходовать ее правильно, объяснять не стал, вероятно, полагал, что мальчик должен выработать это ощущение самостоятельно.

И еще он плохо переносил воду. Тот жар, из которого он вышел, был несовместим с водой. Особенно тяжело ему приходилось после двух часов пребывания под водой — мышцы деревенели, координация разбалтывалась, дыхание, заторможенное для «бесшумного» вдоха и выдоха через тростинку, подводило, когда следовало сразу напасть на Учителя или бежать по горам…

Чуть позже ему никак не удавалось справиться с высотой. Бегать по веревке он научился легко и уверенно. Но когда Учитель смазал шнур, и без того сплетенный из скользкого женского волоса, конопляным маслом, он без страховки не мог сделать на нем простой шпагат.

К тому времени он ходил уже не над рекой, в которую, как оказалось, даже на мелководье можно было падать с любой высоты, а над деревьями. Вся сложность этой тренировки заключалась в понимании ветра и, конечно, в технике блокировок при падении на ветки… А едва он научился не бояться предательского скольжения под ногами, Учитель вдруг начал прослаблять шнур. Пока он был натянут как струна, мальчик всегда мог схватиться за него, если срывался, но поймать свободно болтающуюся, ненадежную, как сам ветер, опору стало невозможно. Как-то, несколько раз подряд довольно жестоко разбившись о ветки, он начал спорить:

— Учитель, я всегда буду натягивать веревку сам. Больше я никому не доверю этого… Зачем мне учиться на провисшей веревке, если я умею неплохо ходить по натянутой?

— Неплохо? — удивился Учитель, даже не подняв брови. — На прошлой неделе я видел, как ты потерял равновесие и вынужден был мечом сделать отмашку, чтобы не свалиться.

— Но я удержался! — решил упорствовать мальчик. — Кроме того, меня сбил ветер. На такой высоте его никто не способен предвидеть.

Ветер в горах гулял как получится, и его действительно невозможно было угадать. Поэтому в последнее время, чтобы не делать штрафных упражнений, он разработал, как ему казалось, безупречную технику — при «потере пространства» он выхватывал меч, выносил его против падения и энергичным выпадом возвращал равновесие.

Правда, возникала сложность… Если отмашка не помогала, за время падения на деревья нужно было не только выбрать самое «мягкое» дерево, не только «собраться» для удара о ветки, но и вогнать меч в ножны, потому что потерю оружия он и сам себе не простил бы.

— Мастер способен предвидеть любой ветер при любой погоде. Или ты надеешься, что тебе позволят перебраться, например, через замковый ров безветренным солнечным утром? — В уголках глаз Учителя появились лучики тщательно скрываемой улыбки. — Открою тебе самую кошмарную тайну нашего ремесла — сколько ни занимаешься этим делом, всегда оказывается неподходящая погода.

«Неподходящей погодой» скорее всего называлась ночная буря с градом и ураганным ветром. Насладившись эффектом, Учитель продолжил:

— К тому же я все жду, когда ты потеряешь меч. Уж тогда-то я отыграюсь за все твои… изобретения.

— Ты разрешил действовать так, как мне удобно.

Учитель уже не улыбался, всем видом он демонстрировал недоумение. Но приказывать напрямую не решился, иначе как же тогда понимать его уроки упорства и стойкости?

— Я тысячу раз говорил — так не делают.

— Если так никто не делал до меня, это не значит, что так вообще нельзя делать. Может быть, я развиваю наше искусство.

Это уже вызов. Учитель всегда считал и не раз давал мальчику понять, что оба они — жалкие недоучки, которым достались лишь крохи изысканного боевого искусства седой старины, изобретенного еще Лотаром Желтоголовым, Великим и Непобедимым Устранителем Зла, основателем Белого Ордена…

— Что? — Наконец-то Учитель позволил себе выразить удивление. Это плохо, очень плохо, сейчас что-то будет. — Тогда марш на веревку, но предупреждаю, я сделаю ее «живой». Раз ты такой «мастер», я не буду изобретать очень уж сложное колдовство, но… В общем, вперед!

— Колдовство — против правил, — мальчик действительно побаивался. То, как ведет себя намасленная и прослабленная веревка — сущая мостовая по сравнению с тем, как она начинает дергаться, если ее начинить оживляющей магией. — Ты сам говорил, что приемы магического боя начнешь применять, когда я получу хотя бы белый пояс по контрмагии.

— Хорошо, считай, ты только что получил его. Марш наверх!

Оставалось только проклинать свой несдержанный язык и бежать наверх. Разумеется, пройти по «живой» веревке не удалось. Мальчик не решился делать отмашку мечом, все равно это было бесполезно. А если судить по тому, что он так и не сумел сосредоточиться для контрзаклинаний, белый пояс ему присудили чрезмерным авансом…

Но это все были цветочки. Настоящая мука пошла, когда начались «серьезные» упражнения с мечом. Собственно, как сказал Учитель, постигнуть меч до конца невозможно. Но он как-то высказался, что питает надежду, может быть несбыточную, что мальчик хотя бы изредка научится ощущать его «своим» оружием, не больше. К тому же левая рука у мальчика отставала от правой, что для фехтовальщика было непростительным недостатком, с которым и мечником называться невозможно.

Лишь на седьмой год мальчику удалось срубить с головы Учителя специальным образом заплетенную косичку, да и то возникло впечатление, что восточник поддался, просто позволил это сделать… Может быть, потому что бились они к тому моменту уже около суток, завершая третью тысячу схваток.

Едва он полюбил фехтование, Учитель принялся извлекать из старого сундука, стоявшего у них в самом темном углу пещеры, изящные, остроумные и неожиданные виды оружия, которые и на оружие-то были не похожи — непосвященный мог принять их за какие-нибудь приборы или материальные воплощения колдовской фантазии.

Одолевая приемы работы с этими инструментами, мальчик стал так фантазировать, что опять вызвал упрек, мол, слишком все переусложняет, что победы следует добиваться самым простым и коротким путем. Как и в поединке без оружия…

Но тут все вообще получалось очень сложно. Почему-то мальчику не давались основные вещи, — например, ощущение незакрытой зоны противника или соблюдение всем телом волнообразного принципа удара. Этот старый принцип гласил: если бьешь рукой, волна должна начинаться от подошвы, прокатываться по ногам, получать силу бедер и хлыстом уходить через плечи в кулак… А если удар наносится ногой, то лучше всего прицелиться и начать движение ладонью, плечами, а потом, по нисходящей, усиливая, довести волну до ноги. Но твоя скорость, чтобы противник не ушел от этого довольно заметного движения, должна опережать даже вражеский блок…

Кроме того, он плохо защищался снизу, то есть пропускал даже не очень изобретательные низовые атаки. Когда Учителю это надоело, он сказал с иронией, которая действовала куда сильнее, чем окрик или приказ:

— Считай, что ног у тебя нет. Ты не заметишь даже деревенского гуся, пока не наступишь на него. — Пожав плечами, он, впрочем, добавил: — Ладно, пока будем считать это заносчивостью — желторотикам свойственно задирать нос.

Стоило мальчику немного воспрянуть в бою без оружия, как начались осложнения с языками. Учитель говорил на двух дюжинах новых и старых языков, причем мальчик ни разу не уловил того напряжения, которое возникает у человека, если он не думает на языке, на котором говорит, а мысленно переводит с одного на другой.

Но до таких высот ученику, конечно, подняться было не суждено. Он учил, кроме дасского, дериб, фойского и вендийского, всего-то северный койн и два языка Империи, и то в голове стоял гул от множества зазубренных слов, которые совсем не хотели из своего звукового или письменного вида переходить в понятия, обретая только им присущий смысл.

В общем, с языками он тоже так и не справился. Они просто отошли на второй план, когда Учитель навалил вдруг на него труднейшую науку врачевания. Причем, как всегда, считалось, что учились они не слишком, потому что это искусство, как и поединок, невозможно было постигнуть в удовлетворительной мере, не занимаясь им всю жизнь. Учитель показывал и объяснял только то, что полагалось знать воину.

От медицины они перешли, по словам Учителя, довольно плавно — хотя, в чем он видел плавность, осталось для мальчика загадкой — к травной и заклинательной магиям. А эти дисциплины немыслимым образом оказались связаны с историей дворянских родов всех четырех континентов Империи, искусством политики, телепатией, гаданием, музыкой и многим другим, что Учитель как-то, задумавшись, назвал «начальным образованием».

Поразмышляв в течение пары месяцев над этой оговоркой, мальчик как-то пришел к Учителю и высказался, что, мол, как ему ни жаль, он слишком туп, чтобы выучить то, что ему полагается знать. Поэтому не будут ли время и усилия Учителя тратиться более разумно, если он отыщет себе другого, более способного ученика? А он тем временем займется примитивной, например охотничьей, жизнью, раз уж не способен к подлинной просвещенности…

Даже не улыбнувшись, Учитель ответил, что поучать Учителя может только нерадивец, не достойный воинского обучения. Но пока он, Учитель, его прощает, потому что просто не знает, где взять другого ученика. И мальчик, конечно, умолк. С этой истиной он вынужден был считаться.

Глава 3

Зимы сменялись веснами, а лета превращались в зимы. В холодных и пустынных высоких землях смены времен года были не очень заметны. Только водопад, под которым Учитель заставлял мальчика привыкать к пытке падающей водой, становился чуть теплее или холоднее.

Жили они отчужденно. Только два крестьянина приносили еду да одна молодая женщина приходила постирать и починить пропотевшую от бесконечных тренировок одежду. Она рвалась часто, кимоно начинали просвечивать уже через считанные недели — так много они двигались и такой бешеный напор энергии бил из них. Женщина приносила им и жесткие сапожки или мягкие кожаные мокасины с раздвоенным для большого пальца носком.

Крестьяне смотрели на них с недоумением, которое часто сменялось суеверным страхом, хотя в те часы, когда около пещеры появлялись эти люди, мальчик занимался только самыми легкими упражнениями или вовсе читал книги. Разумеется, крестьянам хорошо платили, поэтому известие о паре отшельников вряд ли передавалось дальше ближайшей деревни. Каким образом Учитель сделал так, что больше никто из местных жителей не появлялся у пещеры, мальчик не знал — слишком много для этого было способов.

А раз в полгода владелец мастерской по переписке книг, который жил на побережье и знался, наверное, с книжниками всей Империи, нанимал охранников, садился на медлительного мула, брал книги, которые Учитель заказал в прошлый визит, и приезжал к ним в гости.

Переписчика этого мальчик никогда не видел, в дни его приездов Учитель всегда отсылал ученика в горы. О нем самом, его возрасте, муле и его охране — не очень-то толковой, судя по поведению этих честных слуг своего господина, — мальчик узнавал по следам.

Дни его приездов были известны заранее. Вот почему они оба удивились, когда однажды у них появился белый как лунь старик, в котором безошибочно узнавался некогда хорошо тренированный кулачный боец, приехавший на муле с подковами, хорошо знакомыми мальчику по визитам книжника. Только на этот раз он не оставил своих телохранителей в двух милях позади, а позволил им войти на площадку перед пещерой, что было равносильно настоящему вторжению.

Болтая о каких-то пустяках, книжник взял Учителя под руку и увел к водопаду, чтобы никто не мог их подслушать. Мальчику очень мешали три человека, занятые готовкой пищи в дальнем углу площадки, но делать было нечего. Поэтому, стараясь не обращать на них внимания, он сел на камень, на котором когда-то родился, и принялся слушать…

Собственно, к подслушиванию это не имело никакого отношения. Но это не было и телепатией, потому что два таких опытных человека, как Учитель и книжник, почувствовали бы ее раньше, чем он успел как следует настроиться на прием.

Он прочитал подходящую мантру и представил, что стоит в десяти футах от Учителя. Сложность была в следующем — если бы он перестарался, его силуэт стал бы виден. И тогда возникала возможность противодействия — например, Учитель мог и мечом ударить, главным образом, конечно, за нечисто выполненное упражнение. Мальчика это не убило бы, но болевой шок на несколько дней вывел бы его из режима усиленных тренировок.

И, настроившись на подслушивание, он непременно пропустил бы этот удар, потому что подслушивать и видеть на таком расстоянии мальчик еще не умел. Вернее, умел, конечно, но это потребовало бы такого расхода энергии, что восстанавливаться пришлось бы не один день, а на этот раз он почему-то решил оставаться свежим, как водопад.

Оба собеседника говорили на квантуме — государственном языке северной части Империи, поэтому он хорошо понимал их.

— Может быть, теперь имеет смысл обсудить то, что привело тебя сюда, мастер Приам? — Это был голос Учителя, но интонации показались мальчику не совсем привычными.

— Ты уверен, что здесь безопасно, мастер Султунар?

— Мы бы почувствовали любое вмешательство, особенно издалека, разве не так?

Верно, решил мальчик, на большом расстоянии труднее рассчитать энергию мнимого присутствия и, следовательно, гораздо легче попасться:

— Тогда я сразу скажу о том, из-за чего приехал. — Книжник замолчал, а мальчик решил было, что они поставили какую-то невиданную защиту… Но нет, они находились рядом, при желании можно было ощутить их мышление и изумительно тренированную безэмоциональность. — Они напали на след.

— Кто принес эти сведения?

— Они выслали охотников за вашими жизнями, Султунар. Никакие проверки достоверности этого сообщения не нужны.

— Они не могут знать о нас, — Учитель помолчал. — Может быть, охотники вышли не за нами?

— Мы захватили шпиона Империи… Глубокий зондаж показал ваши приметы.

— Эти… Этими охотниками являются только люди?

Приам впал в угрюмое молчание. Он даже не думал о том, как ответить. Он просто не хотел говорить то, что было уже ясно.

— Неужели саджи?

— Сам знаешь, любой заказ саджам стоит целое состояние, поэтому им сообщили только о тебе. Мальчишку они не боятся.

Мальчик, конечно, Учителя не видел, но его интонации знал так хорошо, что это ему было и не нужно. Учитель усмехнулся и ответил:

— Зря.

Это коротенькое словечко стоило любых самых красноречивых словесных конструкций. Мальчик смешался, и контакт с мастерами был утрачен. Когда удалось его восстановить, разговор все еще шел о нем.

— Кстати, как ты его называешь?

— Когда я его нашел и выкупил, мать называла его Тролом. Он был обыкновенным деревенским дурачком, на которого все махнули рукой. Когда я провел его через перерождение на камне, он стал другим человеком… И я не могу называть его прежним именем. Когда это необходимо, я называю его Возрожденным. Он ведь возродился в магии огня.

— Да, понимаю… Но это прозвище неоднозначно, оно должно иметь под собой основание.

— Другой смысл я тоже учитываю. — Учитель помолчал, потом заговорил странным, очень спокойным тоном: — Знаешь, Приам, я не знаю, что ты подразумеваешь под основанием, но… Он совсем не такой, каким все его представляют. Вы, да и враги, вероятно, думаете, что найдете неженку и бездельника. А встретит вас мастер. Этот обмен мнениями Трол Возрожденный не очень хорошо понял, но немедленное понимание и не было его целью. — Это… высокое слово, Султунар. Он действительно так хорош?

— Он еще лучше, Приам.

— Чепуха! Мастерами в пятнадцать лет не становятся. Учитель терялся, когда в его словах сомневались, поэтому ответил не сразу.

— Ты можешь убедиться. Я разрешаю.

— Мне не хотелось бы травмировать его.

— Думаю, ты этого не сумеешь. Он гораздо крепче, чем кажется.

— Ты не смеешься надо мной? В конце концов, прошло всего лишь десять лет, когда…

— Идет одиннадцатый год, мастер Приам, как я взялся за его перерождение и обучение. И все-таки, несмотря на столь малый срок, он умеет делать все, что может делать обычный Белый воин. — Учитель повернулся к потоку. Чтобы сказать что-то важное, нужно смотреть на что-нибудь очень красивое. — И по-прежнему пределов его способностям не видно. Иногда мне кажется, если бы не моя любовь к нему, я бы давно признал в нем…

Самого интересного, как всегда, Возрожденный не понял! Учитель имел в виду нечто очень важное, старинное, даже, пожалуй, священное. Но слово не прозвучало, Учитель его только подумал, а Трол не был готов читать ментальный план так же легко, как слышать произносимые слова.

Но Приам, разумеется, все понял. И хмыкнул.

— За две тысячи лет, пока существует Орден, более двадцати раз было объявлено, что Он пришел. И все двадцать раз приходилось, как тебе известно, признаваться в ошибке. Поэтому я позволю себе усомниться.

— Магистр Его Ордена сомневается в Его возвращении в этот мир?

Учитель стал излучать такое веселье, что Возрожденный засомневался, правильно ли ловит их настроения.

— Я не сомневаюсь в Его приходе. Просто не верю, что Он заявится в ближайшее время.

— Но в предсказании говорится, что именно тогда, когда Его ждут меньше всего, в самые трудные времена, когда сумерки опустятся на Землю, появится Тот, который… — И Учитель перешел на какой-то очень древний язык, который не вызывал у Возрожденного даже предположений о значениях слов.

Трола отвлек один из воинов. Ему что-то потребовалось для готовки. Возрожденный отвел его в пещеру, показал полку, на которой стояли коробки с пряностями, и скорее вернулся к обрыву, чтобы слушать дальше.

На этот раз разговор шел на дериб. Учитель говорил:

— После того как он станет Воином, я сделаю его Стратегом. Потом, если никто нам не помещает — говорю как о врагах, так и о друзьях, — мне хотелось бы преподать ему науку Знающего. А потом я сделал бы его…

— Остановись, Султунар! Даже если поверить твоим рассказам о его способностях, и тогда получается, что вам нужно еще лет тридцать.

— В столь малый срок можно не успеть, мастер Приам. Мне бы хотелось, чтобы ты как следует объяснил это проконсулу Ордена.

— Малый срок? — Приам едва скрывал свое раздражение. — Тридцать лет ты называешь малым сроком, мастер Султунар?

— Это малый срок для выбранного мной обучения, Приам.

— А ты можешь представить, насколько сильнее станут наши враги за эти тридцать лет? Ты представляешь, сколько людей погибнет, заплатив жизнями за ваше спокойствие и хотя бы относительную безопасность?

— Я не представляю, да и не собираюсь подсчитывать потери за эти тридцать лет. Потому что мне выпала более сложная и важная задача.

Приам вздохнул. Для воина его класса это было откровенным признаком низменной ярости.

— Ты говоришь, у тебя есть подозрения, что Трол — это Он. Предположим, только предположим, что я могу допустить это. Тогда я сделаю следующий шаг — соглашусь, что воспитывать Его более сложная задача, чем все, что делаем мы, находясь на дальних подступах к вашей пещере. Но если это не Он? Что ты почувствуешь, если сорок лет, считая уже проведенные тут, будут потрачены зря? И если окажется, что ты — с твоим умом и искусством — отсиживался в глуши с мальчишкой, который даже не способен представить себе…

— Не нужно так говорить.

Возрожденный никогда не думал, что Учитель может прошипеть слова с таким гневом. Впрочем — еще не растаял в воздухе последний звук, а Учитель уже был спокоен. Как ни в чем ни бывало он произнес:

— Представь себя в противоположной ситуации. Что скажут, если выяснится, что у нас была возможность разом, в течение одного поколения разрушить Империю, а мы, вместо того чтобы готовить, как ты выразился, этого мальчишку, бросили его неподготовленным на решение пусть тяжелых и кровавых, но частных, незначительных задач? Что ты почувствуешь, если выяснится, что Трол пусть даже не Он, но что он мог намного больше, чем сделаться одним из рубак, которых так легко нанять за деньги, или купить за власть, или просто завербовать, потому что Империя наплодила толпы ненавидящих ее людей и драться с ней будет чуть не каждый, если ему подсказать, где достать оружие? Мне жаль, мастер Приам, но ты забываешь — мерой любого искусства является эффективность. Это относится к войне, это же относится к человеку. Приам изменил тактику.

— Ты прав, как всегда, Султунар. Если бы все зависело от меня, ты получил бы столько времени, сколько считаешь нужным. К сожалению, решение зависит не от нас, но я надеюсь, что сумею представить проконсулу твои соображения в наилучшем виде.

— Я рад, мастер. Мы всегда понимали друг друга.

— Но теперь, мастер Султунар, испытание необходимо. Когда твой подопечный будет в лучшей форме для небольшого приключения?

— Он всегда в форме.

Книжник улыбнулся. Он был доволен. Теперь он получил право делать с Возрожденным все, что угодно.

— Тогда я попробую после обеда. Знаешь, на сытый желудок даже опытным бойцам случалось…

— Правильно. Испытывать — значит все делать неожиданно, — ответил Учитель. Он опять усмехался, только теперь книжник этого не чувствовал.

— И последнее. — Приам был готов приказывать, это угадывалось по тону. — Я предполагаю, у вас есть еще несколько недель, скажем, около двух месяцев. Хотя им известно, где вы приблизительно находитесь, они вряд ли смогут действовать в Зимногорье с такой же непринужденностью, как, например, в Мартогене. Это все-таки не союзный порт с подкупленной администрацией, а независимое и враждебно настроенное княжество. Но безопасней убраться отсюда в пределах указанного срока — так им будет труднее взять след, когда они снова пустятся за вами.

— А саджи? — спросил Учитель.

— Феи-убийцы охотно соглашаются уничтожать людей, если им платят, но живут в таком странном месте, что наш мир совершенно чужд им. Чтобы они исполнили договор, любую из них следует подвести к месту и указать на выбранного человека. Сами они плохо ищут. — Приам убрал из своего сознания какое-то мелькнувшее ненароком воспоминание и договорил: — Если бы от имперских ищеек было так же просто удрать, как от саджей, я спал бы спокойно.

— И куда теперь нас отправит Орден?

— Что ты скажешь о Западном континенте? Много диких уголков, отличная охота…

Наверное, Учитель поморщился, он не любил охоту.

Теперь Тролу не следовало подслушивать, потому что главное он знал. Книжник принимал его за ребенка с едва прорезавшимися зубами. Что ж, одно из высоких правил боя гласит: создай у противника представление о легкой победе, и он наполовину мертв.

От того, как он справится с испытанием, зависела убежденность Приама в правоте Учителя. А она определяла интонацию, с какой книжник будет говорить с неизвестным, но, по-видимому, могущественным проконсулом. Тролу предстояло биться за Учителя, что могло быть лучше?

Глава 4

Во время обеда он съел ровно столько, сколько было необходимо. Один из телохранителей Приама приготовил действительно царское угощение и, фальшиво улыбаясь, все время пытался подложить Возрожденному самые лакомые кусочки.

Когда пришла пора убирать почти не тронутую еду, Приам раздраженно подумал, что его слуги должны были приготовить для Возрожденного что-то более привычное. Трол прочитал это в сознании книжника с такой легкостью, что тут же решил: «Он передает мне свое настроение, добиваясь какой-то цели».

Но потом понял, что мастер Приам очень давно не сталкивался с достойным противником, слишком открыт и не готов учитывать тонкие планы Воина. Трол расстроился. Потому что некогда книжник был мастером — достойным противником кому бы то ни было, даже Учителю.

Потом книжник стал объяснять, что нужно делать, и Возрожденный едва смог скрыть разочарование. Оказалось, нужно незаметно пробраться в одну из деревень, в которую они очень редко заглядывали, украсть у хозяина трактира какую-нибудь часть одежды, вернуться и положить эту вещь на камень перед входом в пещеру. Трое громил книжника должны были помешать ему. Оружия Тролу никакого не полагалось, и вернуться он должен был до заката солнца.

Для начала книжник обработал Возрожденного пытательной палочкой с острыми насечками, чтобы он не был слишком свежим. На его телохранителей эта имитация пытки произвела большое впечатление. Один из них, пожилой повар, который спрашивал Трола о пряностях, даже отошел подальше, чтобы ничего не видеть. А Тролу, хотя в это трудно поверить, хотелось смеяться.

Вот когда Учитель тренировал его на сопротивляемость боли, а такие уроки случались не реже чем раз в три-четыре дня, чтобы не исчезало ощущение легкого жара на коже, или когда Учитель отрабатывал на нем приемы болевого иглоукалывания, чтобы повысить устойчивость психики к некоторым видам гипноза, Возрожденному действительно доставалось…

И лишь когда все уже почти кончилось, он сообразил, что лучше бы ему так не думать — книжник, вероятно, не столько проверял болью его выносливость, сколько тонко и искусно снижал внушением его тонус, воспользовавшись тем, что гипнотический массаж был Тролу незнаком.

Трол попробовал было сбить внушенную склонность к поражению, но быстро понял, что избавиться от нее до вечера не успеет. Коварный книжник рассчитал все совершенно правильно. Теперь оставалось только использовать этот маленький проигрыш, изображая желание сдаться на первом же серьезном препятствии. Он так и сделал… Тогда книжник сделал несколько действительно удачных движений, и болевой шок в слабой форме все-таки закрепостил его мышцы и сознание. Потом мастер Приам отошел в сторону и приказал слугам схватить Возрожденного.

Но прежде чем они сообразили, что следует делать, Трол был уже на ногах. Одежда лежала рядом, туфли на мягкой кожаной подошве он заранее завернул в ткань. В общем, он готов был отправиться в путь.

Немного кружилась голова, и внушение старого мастера ощущалось как прозрачная, но яркая дымка, застилающая зрение, но в остальном он был в норме… Самый молодой из наемников оценил это замешательство как неспособность Возрожденного к серьезному сопротивлению, бросился вперед, чтобы сразу свалить его на землю. Трол резко поднял темп восприятия. Движения бегущего человека стали замедляться…

Он не питал к этим людям неприязни, но они могли помешать ему на обратном пути, и он решил избавиться от одного из них. Дождавшись, когда молодой охранник окажется совсем рядом, Возрожденный подался вперед и чуть наклонился, чтобы от его плеча до опорной ноги подбегающего противника осталось лишь несколько дюймов. Потом он захватил ногу и выпрямился; получилось что-то похожее на «мельницу». Сделал он это, пожалуй, резковато — молодой воин так врезался головой в землю, что его даже не понадобилось выключать.

Два других наемника выхватили свои клинки и пошли на Возрожденного уже в нормальной боевой готовности. Краем глаза он заметил, что книжник приготовил длинную, более трех футов, плевательную трубку.

Через двух рубак пройти было несложно, но на пару мгновений они неминуемо придержали бы его. К тому же для этой схватки он должен был повернуться к книжнику боком и хуже контролировать происходящее. А в трубке у него наверняка была игла с каким-нибудь одуряющим зельем… Поэтому Трол просто подскочил к обрыву, швырнул узел с одеждой и обувью вниз, а затем прыгнул на елки, заботливо покачивающие своими гибкими лапами всего в сотне футов ниже площадки.

Уже в воздухе, когда он еще и не думал группироваться для удара о ветви, он услышал характерный звук выдоха — Приам все-таки попробовал поймать его на иглу… Счастье оказалось на стороне Трола, но это уже было не мастерство, а чистое везение.

Они сбегали вниз так долго, что он успел слезть с елки, найти одежду и обуться. Несколько ссадин, которые он получил, слишком плотно прижавшись к коре деревьев, следовало от Учителя скрывать — он расстраивался от неумно полученных царапин и ушибов, считая, что искусство воина состоит в том, чтобы подвергаться наименьшему риску, добиваясь наибольшего результата. А царапины, как их ни рассматривай, признак уязвимости, и, кроме того, иногда они действительно мешали.

До деревни было не больше десяти миль. Он пробе жал этот путь рысцой и прибыл к трактиру часа за три до захода солнца. Как бы там ни было, а следовало торопиться.

Он спрятался на чердаке какого-то сарая позади трактира и среди всех этих толкущихся внизу людей стал искать трактирщика. Чем больше он вникал в жизнь, идущую здесь своим чередом, тем больше приходил в недоумение: неужели эти существа, не заботящиеся о своих мыслях, не контролирующие ощущений, не следящие даже за чистотой своих тел, и есть люди?

Телепатический поиск, которого он сначала опасался, тут можно было вести совершенно открыто, никто из деревенских, похоже, даже не подозревал, что существует еще и такой способ слежки. Их мысли шумели, как мельничные жернова. В них было намешано много всякой всячины, но определяющим в жизни этих людей была забота об удовлетворении собственных желаний.

Кроме того, мизерные знания о мире, раскинувшемся вокруг, и непробиваемая убежденность в собственной исключительности делали их всех легкими жертвами. Пожалуй, лишь некоторые молодые женщины думали не только о себе, но и о детях. Но врожденный эгоизм в них тоже с годами становился сильнее, материнство слабело, и к зрелому возрасту они подходили, как и остальные, закосневшими самодурками.

Трактирщик появился в восприятии Трола довольно неожиданно и сразу стал, конечно, самым ярким объектом. Он был шумным, в общем, незлым любителем пива, песен и застолья. Возрожденный прикинул несколько вариантов атаки. Главным образом потому, что опасался, что мастер Приам замаскировал какие-то защищающие этого человека ловушки. Но все его пробы не привели ни к какому подозрительному результату — в целом трактирщик был как все и ничего не опасался.

Тогда Трол мысленно позвал его в сарай. Трактирщик удивился, но тревоги у него не возникло. Он подумал, что должен был что-то сделать в сарае, но вот забыл, и если сходит туда, то наверняка вспомнит… Это устраивало Возрожденного. И все-таки он стал тихонько подготавливать свою жертву, внушая ему мысль о слабости и уязвимости.

Захватить биополе толстяка под самый жесткий контроль не стоило большого труда, и трактирщик вошел в дверь сараюшки уже полубольным. Тогда Трол приказал ему повернуться лицом к двери, спрыгнул за спину и приложил руки к вискам… Часть боли, оставшейся после пытательной палочки, во время этого контакта перелилась в толстяка. Трол не планировал этого, но получилось довольно удачно — от боли трактирщик потерял сознание и свалился на землю, как созревшее яблоко. Наверное, он даже не успел почувствовать прикосновение чужих рук.

Тогда Возрожденный снял у толстяка с пальца простое железное кольцо и убрался в лесок. Там он натянул кольцо на большой палец, потому что на всех остальных оно болталось, и побежал назад.

Перед пещерой горел костер. Книжник готовился к его возвращению и не выпускал из рук свой посох, который был на самом деле настоящим боевым шестом. Один его конец был высверлен, и в него залит свинец. Средняя часть шеста была окована железом. Незаметно для непосвященного из этих металлических планок выкидывались ловители, которыми можно было перехватить любой клинок. И либо выбить таким приемом, чтобы рукоять меча пришла в правую руку обороняющегося — такими методами Учитель и строил свои защиты, — либо, если сталь была некрепка или сам клинок оказывался слишком гибок, его можно было переломить. С другой стороны этого замечательного посоха были вставлены друг в друга еще три тонких стержня, которые давали возможность мгновенно удлинить шест ярдов до пяти и зафиксировать специальными распорами.

С таким посохом Возрожденный мог бы не только пройти мимо оставшихся двоих наемников, но и самого мастера Приама как следует проучить за тот выстрел из трубки… Почему-то Трол решил, что он имеет на это право, ведь бойцы такого класса, каким книжник в действительности был, не стреляют, чтобы взять на испуг — они бьют только на поражение. Но тогда возникал вопрос: что было бы, случись ему попасть? Игла с любым, даже самым безобидным зельем вызывала мышечное сокращение и как следствие — временную потерю координации… А ведь он уже прыгнул; уже находился в воздухе. Если бы Приам попал, Трол, как мешок с трухой, валялся бы под деревьями, и никто, кроме Учителя, не мог бы с уверенностью сказать, каким был этот труп при жизни.

Игра игрой, но безопасность должна соблюдаться. Возрожденный ведь тоже мог запросто поломать этих наемных дураков, да и Приама несложно разделать так, что по возвращении в город ему, пожалуй, придется дорого и старательно лечиться…

Подумывая, как расквитаться с Приамом, Трол неожиданно вспомнил, что сбоку от площадки есть выступающий вперед, нависший над елями карниз, который на первый взгляд казался неприступным. Но путь на него Возрожденный знал с детства и мог подняться с завязанными глазами, что не единожды и проделывал, когда Учитель обучал его преодолевать крепостную стену в темноте или в магическом тумане. Теперь пришла пора воспользоваться этим знанием.

Подъем занял немало времени, но солнце лишь коснулось края западной горы, когда Возрожденный высунул голову и взглянул на площадку перед пещерой не внутренним зрением, а глазами. Сразу стало ясно, что проблема проще, чем казалась. Наемники стояли у дальнего обрыва площадки, перед тропой, здраво, как им казалось, полагая, что Возрожденный мог спрыгнуть с площадки вниз, но уж взлететь на нее не способен. К тому же они нервничали. Драка с Тролом теперь казалась им делом не просто трудным, но и опасным. На мгновение мальчику даже стало их жаль.

А вот мастер Приам не был уверен, что Трол не найдет крылья по дороге, и расхаживал по всей площадке, стараясь контролировать всю округу. Учитель расположился на своем любимом валуне, напоминающем причудливое, но удобное кресло. Напитавшийся солнцем камень, наверное, приятно прогревал спину. Он дожидался конца представления со всем доступным комфортом.

Потом, скорее из озорства, чем из опасения подвоха, Трол стал искать молодого наемника Приама и обнаружил его… на своей кровати. Как ни странно, в самом скверном состоянии у него оказалась нога. Если Трол на таком расстоянии не ошибался, у паренька было растянуто подколенное сухожилие, теперь ему придется лежать не меньше недели… Дистантное прощупывание вызвало у юноши болевой приступ, и он громко застонал.

Приам еще раз внимательно осмотрел всю площадку, прислонил шест к камню, на котором Трол родился, и зашел в пещеру… Лучшую возможность придумать было сложно. Трол резко издал беззвучный вой волка, пугая лошадей, привязанных перед входом на тропу, и они дико забились у коновязи. Оба воина, поджидающие не только Трола, но и стерегущие свои тюки, перегнулись через край площадки и попытались успокоить лошадей. Учитель был вне игры, поэтому Возрожденный и не пытался с ним совладать…

Он попросту подтянулся, прокатился, выпрямился и через пару бесшумных прыжков забрал посох Приама. Потом быстро отыскал в куче разного тренировочного добра, которое было разложено в ближнем к нему углу площадки, веревку, закрепил ее одним движением на вбитом в каменную стену стальном крюке и спустился вниз… Разумеется, он почувствовал досаду Учителя, потому что не закончил игру сразу, положив колечко на условное место, но у него еще было время.

Очутившись на земле, Трол зашел за один из выступов горы и, оказавшись в мертвой для наблюдения зоне, несколько минут разминался, приучая руки к шесту.

Он нравился ему все больше. Это было оружие той самой категории, которую он любил, — не явное, но мощное, простое, но совершенное. И требующее такого же совершенства от бойца. Убедившись в своей готовности, он скользнул к тропинке и стал по ней подниматься, уже не стараясь оставаться незамеченным.

Но у него осталась инерция быть замаскированным, заданная еще в деревне, и телохранители Приама увидели его, лишь когда до них оставалось ярдов двадцать. При желании он мог преодолеть это расстояние в три прыжка, но такого желания у Возрожденного не было.

Воины закричали, Приам вылетел из пещеры, как камень из пращи. Увидел Трола с шестом в руке, повернулся к месту, где оставил посох… Потом посмотрел на Учителя, тот едва заметно усмехнулся и отрицательно качнул головой. Тогда Приам достал свою трубку и с довольно растерянным видом пошел к воякам, которые так ничего и не поняли.

Зато они напали на Трола с воодушевлением, которое ему пришлось бы подавить откровенно жестокими средствами, если бы он был без оружия. Но сейчас все было по-другому… Кроме того, они были ему нужны — он больше не хотел давать Приаму возможность выстрелить.

Несколько раз книжник пытался зайти сбоку, но Возрожденный снова и снова прятался за его же людей… И шаг за шагом теснил всех троих к камню. А когда они уперлись в его край, Приам почувствовал, что отступать уже некуда, и шагнул вперед, быстрым движением приставив трубку к губам… Собственно, этого момента Трол и ждал. Он ушел от мечей его слуг, выбросил дополнительные колена из шеста, уперся одним его концом в землю и прыгнул.

Полет получился высоким и совсем не по той траектории, которую Приам ожидал, оценивая толчок Трола. Он выстрелил, но игла прошла ниже…

Когда Приам оказался под ним, Трол распрямился и ударил ногой по трубке, она улетела за край площадки. Если бы он захотел, то мог бы услышать, как она зашуршала на хвое елей и как стукнулась о землю.

Приам зажал рассеченный рот. Губы у него могли остаться невредимыми, но, если он зажимал трубку по-бойцовому, зубами, они должны были улететь с трубкой в сторону…

Трол приземлился, выпрямился и положил кольцо на шершавую плоскость камня. Затем повернулся к Учителю и медленно, церемонно поклонился в манере победителя, а затем демонстративно посмотрел на западную гору. Солнце на четверть выступало над ее вершиной.

Приам подошел к своим воинам и положил им руки на плечи. В обоих еще кипел боевой гнев. А Возрожденный мельком подумал, насколько же прав был Учитель, когда требовал, чтобы он всегда бился без эмоций — чувства неминуемо приводили к поражению.

— Трол, подойди сюда. — Он подошел к Учителю. — Зачем ты устроил это представление?

Приам тоже подошел, но это было его дело. И тогда Возрожденный честно рассказал, что думал о выстреле книжника и что, устроив «представление», хотел ему всего лишь отомстить.

— Тебе это удалось, молодой мастер, — сказал Приам. Как доказательство он открыл рот и приложил палец к кровоточащим деснам, на которых не было резцов.

— Да, плохо получилось, — сказал Учитель огорченно и потер подбородок.

Тролу стало не по себе, потому что таким расстроенным он видел его очень редко.

— Что я сделал не так, Учитель? Вместо ответа Приам достал кожаный футляр с иглами, высыпал их на ладонь, взял одну и точным движением вогнал себе под кожу. Потом протянул иглы Возрожденному.

— Можешь попробовать сам. Если найдешь хоть одну с зельем, считай, что не зря выбил мне четыре зуба.

Неожиданно Приам обнял Трола за плечи и прижал к своей мягкой старческой груди.

— И все-таки ты прав: если бы мне удалось насадить тебя на стрелку, я бы не считал, что ты достоин внимания Ордена. А сейчас…

— Тем не менее придется объяснять отсутствие четырех зубов, не так ли?

Учитель встал, он готов был церемонно обозначить раскаяние и просьбу о прощении, только пока не знал, как именно это сделать.

— Да уж, кое-что объяснять придется… — взглянув на Трола в упор, Приам вдруг улыбнулся так, что стало ясно — он не сердится. — Не расстраивайся, молодой мастер. Почему-то начинает казаться, что я и мои люди еще легко отделались.

Тогда Учитель не стал приносить извинений, он лишь фыркнул, но в ответном поклоне в сторону Трола читалось признание честного окончания поединка, а не упрек. Мастер Приам отпустил мальчика и сделал то же, только манерой его поклона демонстрировалось признание поражения. Кажется, Возрожденный был счастлив.

Глава 5

Через два дня мастер Приам и его сопровождающие отправились назад в Кадот. По просьбе Учителя книжник оставил одного коня, чтобы у Возрожденного была возможность поучиться джигитовке и уходу за лошадью.

Учитель показал несколько приемов атаки всадника пешим воином, потом сел на коня, продемонстрировал ответные действия и ушел на дальние луга собирать травы. Трол принялся тренироваться в паре с животным. Чтобы имитировать противников, пришлось использовать, как всегда, деревянные чурбаки. С самого начала конь очень боялся их, а Возрожденный никак не мог понять, в чем дело. И лишь через неделю понял.

Лошадка оказалась слишком очеловеченной, попросту привыкла верить людям. Когда Трол атаковал чурбачки и представлял их как враждебных воинов, конь видел, что это не люди, но, получая от наездника постоянный сигнал, что это противник, очень переживал. Оказалось, звери не переносят ни двойственности, ни мнимости… Этот урок был едва ли не важнее выученных приемов.

Когда Учитель вернулся, Возрожденный едва успел показать, чему научился, как выяснилось, что он перетрудил конягу. В самом деле, конь за последнее время похудел, но, по мнению Возрожденного, стал легче на ногу и здоровее духом, потому что трудная работа и тесное общение с Тролом внушили ему немалую толику самоуважения и радости жизни. Как оказалось, это было важно, без этого иные вещи были неисполнимы, сколько бы Трол ни тренировался, — например, он так и не научился бы скакать галопом, стоя на крупе коняги. А вообще-то, как Возрожденный объяснил Учителю, конь в целом производил впечатление плохо выезженного, и он, Трол, мог бы сделать из него бойца получше. Тогда Учитель серьезно ответил, что на конноспортивную карьеру Трола у них нет времени. После чего совершенно неожиданно был объявлен отдых.

Учитель с конем куда-то исчезли, верно, забрались в совсем необжитые места, где Учитель собирал ингредиенты для колдовских экспериментов, пока конь разъедался на вкуснейших горных травах. А Возрожденный остался один и должен был сам придумать себе какое-нибудь дело.

Он сходил в деревню, переодевшись бродячим акробатом, и люди показались ему еще более неприятными и слабыми, чем когда он выискивал трактирщика по заданию Приама. К тому, что он заметил в них тогда, теперь можно было прибавить еще целый букет неприятных черт — неразборчивость в средствах, мелкая хищность, полное непонимание красоты почти во всех ее проявлениях и постоянный страх, гложущий людей даже во сне. Когда он как-то спросил одного из местных заводил-здоровяков, чем вызван этот страх, тот ничего не смог объяснить. Люди вообще оказались косноязычны и, как выяснилось, самостоятельно не умели размышлять о самых простых вещах.

В это он сначала не мог поверить. Учитель всегда и почти во всем требовал умения найти собственную, личную оценку, а здесь люди не верили, что им это удастся, не понимали, зачем это нужно, и не хотели этого добиваться. Как оказалось, им это представлялось почти непосильно трудным. И вызывало враждебность. Так же, как и применение иноязычных слов.

Расстроенный, Трол вернулся в пещеру и стал ждать. Когда через неделю Учитель появился на тропе, возвращаясь со своей прогулки, Трол бросился к нему и, не дав даже сойти с коня, рассказал, чем занимался.

— Оказалось, молодой мастер изучал человеческую природу. Почти философствовал! — Учитель выглядел отдохнувшим, как и их конь.

— Учитель, я говорю о главном — они мне не понравились! Все целиком и каждый в отдельности.

— Ну, от этой беды вылечиться проще простого.

Учитель оценивал его новоприобретенное недоброжелательство к людям как не заслуживающую разговора мелочь.

— И что нужно сделать?

— Несколько дней у нас еще есть, прежде чем мы уедем…

Трол решил сыграть в неосведомленность.

— Мы уезжаем? Интересно. А я ничего не знаю. Учитель вздохнул и умылся после дороги в корытце у коновязи, потом стал расседлывать лошадь.

— Все ты знаешь. Если тебе кажется, что твое присутствие при моем разговоре с Приамом было верхом маскировки, то могу засвидетельствовать: если бы солнце хоть на секунду зашло за тучку, мне уже не удалось бы загородить твой сверкающий силуэт.

Чтобы Учитель не вдавался в эту тему, Возрожденный промычал:

— Вообще-то мы говорили об остальных людях. Учитель повернулся и пошел в пещеру, чтобы переодеться.

— Своди к водопаду коня, искупай и вычисти его, — бросил он через плечо. — А потом присмотрись к детям.

Раздумывая о совете Учителя, Возрожденный вычистил коня, как царевича, с удивлением обнаружив, что конь узнает его и очень рад возобновить дружбу, быстро, как мог, приготовил для Учителя ужин и к вечеру ушел в деревню.

Вернулся он через день. Учитель оказался прав, как всегда. Дети полностью примирили его с людьми. Хотя их, конечно, следовало лишь пожалеть, потому что они попали в такой мир, который неизбежно превращал их во взрослых.

Учитель, заметив, что Возрожденный вернулся, внешне не проявил к этому большого интереса. Он даже не отложил в сторону трактат, посвященный, кажется, агрономии Западного континента, который до этого сосредоточенно читал. Когда Трол подошел и поздоровался, Учитель заложил книгу пальцем и поднял на него глаза.

— Как дела?

— Что делать, чтобы дети на всю жизнь оставались такими, каковы они есть?

— На это пока нет ответа, хотя самые умные и благородные люди ломали голову не одну тысячу лет. Но должен признать, они не оставляют надежду найти его.

— Я хотел бы заниматься этим. Наравне с тренировками, конечно.

Учитель улыбнулся самыми уголками глаз.

— Подумай вот о чем — понравятся ли тебе люди, которые остались детьми на всю жизнь? Может быть, нынешние взрослые с пороками, в которых ты их обвиняешь, а именно в нежелании трудиться и ограниченности в постижении мира, — может быть, они и есть, как ни печально, те дети, которые не выросли по-настоящему?

Трол подумал. Все становилось еще сложнее, чем казалось раньше.

— Что же делать?

— Думать, как сделать, чтобы испорченные дети все-таки повзрослели.

— Я буду думать, — ответил Возрожденный. Учитель встал, отложил книгу, потянулся и сказал:

— Разумеется. Но об этом нужно думать по-особенному.

— Я уже много знаю, — на всякий случай ответил Трол.

— Все негодяи, которые принесли массу горя людям, полагали, что они очень много знают, во всяком случае — достаточно. Проблема не в том, чтобы знать, и даже не в том, чтобы люди сами захотели стать другими. Проблема вот в чем: а нужно ли этому миру, чтобы все люди стали совершенными?

Возрожденный поклонился, как кланялся на тренировках по рукопашному бою, когда пропускал «смертельный» удар.

С чего следует начинать?

Глава 6

На следующий день Учитель взял один из утяжеленных боевых шестов, прошел в самый дальний и темный угол пещеры; подважил какой-то камень, который всегда казался Возрожденному монолитным с остальной скалой, и сдвинул его в сторону. За ним открылся проход.

— Здесь есть подземелье, в котором ты будешь учиться думать по-особенному, — сказал Учитель. — Не как человек и даже не как воин. А как часть мира… Здесь об этом должно хорошо думаться, я проверял все стены на биополевую насыщенность — совершенно чисто, ничто не мешает.

— А ты, Учитель?

— Я буду передавать тебе еду. Чтобы не создавать лишних наводок, я замурую тебя в специальной камере и оставлю узкую щель для миски.

По стенам стекала вода. В воздухе чувствовался запах плесени, летучих мышей и сырого камня. Но здесь действительно было чисто, даже фон деревьев и травы, который бывает иногда очень мощным, особенно перед дождем, не проникал сюда. Но все-таки Возрожденному здесь не понравилось — он подумал, что согласен примириться с любым фоном травы еще и потому, что она дает свежее дыхание. А каково ему будет в тесном, запертом помещении?

— Там все устроено, — вмешался в его мысли Учитель. — Будет, как ты любишь — и свежий воздух, и полное соблюдение гигиены, и даже небольшой ручей, чтобы ты не забывал воду.

— А как теперь быть с нашим отъездом?

— Такую удачную пещеру, как эта, не так просто отыскать. Поэтому ты попробуешь тут, хотя бы для того, чтобы впоследствии было с чем сравнивать.

— Что мне следует делать?

— Сначала научись терять ощущение времени. Пещеры для этого отлично подходят. А потом… Знаешь, как в свободном бою без оружия — просто слушай себя, свое тело, свою душу, — Учитель даже наклонил голову, изобразив, что прислушивается к чему-то очень тихому. — И не бояться непроизвольности — это главное условие. Но входи в него с чем-нибудь простым, что уже знакомо тебе.

— Может быть, потренироваться в технике дальнего подслушивания?

— Нет, лучше попробуй видеть на расстоянии. — Учитель задумался, потом тряхнул головой, отгоняя неудачную мысль. — Смотри с какого-нибудь необычного ракурса, например с большой высоты. Только с очень большой, когда трудно различить людей и даже отдельные дома.

— Как войти в это состояние?

— Помни три вещи. Кажущееся действительней существующего. Энергии никогда не бывает достаточно. И последнее: там, где ты можешь оказаться, прав только ты. Это важно. — Они уже шли под тяжкими сводами, и его голос гулко отзывался в темноте. — Даже если я успею вовремя, что сомнительно, в том мире, где ты можешь оказаться, любая помощь, даже моя, испортит все безнадежно.

— Не понимаю, — признался Возрожденный. — Что может случиться?

— Если бы я знал, ты бы получил полный список неприятностей, ожидающих тебя.

— Ясно. — Сердиться Тролу не хотелось, но очень уж последние слова походили на одну из обычных отговорок Учителя.

— И конечно, не забывай простые вещи. Слушай незнакомое, почаще обновляй способность видеть в темноте — ты дважды споткнулся, пока шел за мной, — Учитель так резко остановился, что он чуть не налетел на него. — Когда ты дрался с ребятами Приама, мне показалось, ты снова не чувствовал открытые зоны.

— Свои или противника?

— Свои, конечно. Более подготовленный противник успел бы обрить тебе голову, пока ты прыгал от Приама.

— С тобой, Учитель, я бы и вел себя по-другому.

— На самом деле я не совершенный мечник. — Учитель шагнул в сторону и растворился в стене. Возрожденный последовал за ним в крохотный лаз и услышал: — Вот твоя келья.

Там, где они только что прошли, была сложена тяжелая и толстая стена, но построили ее много лет назад.

— Жаль, придется уезжать отсюда. На редкость чистое место, — Учитель посмотрел по сторонам и вздохнул: — Пищу ты будешь получать раз на два дня. Ну, прощай.

Он выскользнул в лаз и быстро стал закладывать его заранее приготовленными камнями.

— Учитель, почему ты сказал «прощай»?

— Не знаю, — послышалось с той стороны уже узкого отверстия. — Это имеет значение?

— Мне показалось, имеет.

Учитель не обратил на слова Трола ни малейшего внимания.

— Запомни, в нашем распоряжении только две недели. Постарайся добиться большего, чем я тебе предложил.

Он ушел очень тихо. Возрожденный сел, расслабил все «узлы» сознания, прислушался к себе. Неожиданно всплыло прощание Учителя. Он отогнал эти глупости, но потом понял, что все-таки боится, почти как люди в деревне. Только, конечно, не за себя, а за него — самого близкого ему человека, по приказу которого он отдал бы жизнь, даже не спросив, зачем это понадобилось.

Он встряхнулся, подошел к заложенному лазу, потрогал камни. Раствор успел затвердеть. Кроме того, камни были уложены каким-то хитрым замком, сдвинуть теперь их мог только тот, кто знал порядок разборки, иначе они встали бы «в распор», с которым не удалось бы справиться даже дюжине человек. Конечно, это было самым разумным. Накладывать на камни заклинание Учитель не хотел, иначе колдовской след в этом чистом подземелье выветрился бы не раньше чем через несколько месяцев.

Трол осмотрелся. Келья была довольно велика, даже позванивание ручья, который вытекал из одной стены, образовывая небольшой водоем, не было слышно от того места, где Учитель сложил стену. В самом глухом уголке зала Возрожденный нашел узкую трещину, в которую утекала вода — с гигиеной в самом деле все было в порядке.

Тогда он выкупался, чтобы почувствовать себя как дома. У воды был отчетливый известковый привкус, но по чистоте и свежести она не уступала водопаду. Приказав себе в течение ближайших суток не обращать внимания на голод, Трол стал терять чувство времени.

Это оказалось не так просто, его все время уводило в сторону, чаще всего он начинал видеть внутренним взором звездное небо… Небо всегда притягивало его, словно обещало невиданное удовольствие или напоминало о давно забытом умении. Хотя что это могло быть за умение, что за удовольствие — Возрожденный не знал.

Неожиданно у Трола очень легко выделилось эфирное тело, никогда прежде так не получалось. Оно прошло сквозь земельный свод и поднялось над горами.

И сразу же он понял смутные, но полные угрозы предупреждения Учителя — оказалось, память эфирного тела очень слаба. И слабела она не только от расстояния, которое отделяло его от физического тела, но и от ветра, от яркого солнечного света, от звуков, которые не смолкали в вышине… Утихали лишь звуки, идущие от земли. Но гораздо отчетливее становился гул, исходящий сверху, из космоса.

Трол поднимался до тех пор, пока не почувствовал: еще немного, и он оглохнет от звона звезд, небесных сфер и потока всезнания. Ему захотелось окунуться в это всезнание, но он почувствовал, что от этого потока информации — часто дикой и абсолютно нечеловеческой — можно ждать самого скверного, самого опасного. Тогда он осмотрел Землю под собой. Она виднелась сквозь какую-то дымку, странные искривления пространства и прозрачности, как-будто он смотрел через один из тех оптических приборов, которые не столько приближали объект, сколько обманывали зрение. Но, приноровившись, он сумел видеть Землю довольно хорошо. Конечно, это было Зимногорье, страна, которая приютила его с Учителем.

По сути, это оказалась небольшая долина, окруженная с трех сторон горами, иные из которых были покрыты ледниками. В ширину долина не превышала пятидесяти, а в длину, несмотря на весьма причудливый рельеф, вытягивалась более чем на двести миль. В нее стекали воды по меньшей мере полутысячи больших и малых рек, которые в нижней трети долины образовывали реку несравненной красоты, которая называлась Аттельгир и впадала в Кермальское море.

Собственно, это было не море, а огромный залив, который длинным мелеющим языком вдавался от Северо-Западного океана в Северный континент почти до его Западных хребтов. Кермал был усеян множеством архипелагов и островков, создавая в этих водах немало проблем судоводителям.

Когда-то Кермал был колыбелью множества стран и племен Северного континента. Но с появлением тут Империи люди были истреблены или угнаны в рабство, и теперь на всем некогда обжитом побережье уцелели только два государства — Зимногорье на северном побережье и Мартоген на южном, почти напротив дельты Аттельгира. Зимногорье сохранило известную независимость от Империи, главным образом из-за своей малозначительности, зато Мартогенское королевство было едва ли не самым ревностным исполнителем воли захватчиков в этой части мира.

Окруженный пустынными, дикими землями, Мартоген был связан древней дорогой, протянувшейся едва ли не на тысячу миль, с юго-западным берегом континента, на котором существовало немало княжеств, оставшихся от могучих государств, сливающихся уже с передней частью Западного континента, которые первыми пали под ударами Империи, когда она вторглась на Запад. Эти несколько десятков карликовых владений, которые воображали себя свободными, а на самом деле скудно подкармливались Империей, вели между собой бесконечные и бессмысленные войны. Недаром всю конгломерацию величали Кеос.

Центральные и северные земли континента оказались практически безлюдны. Лишь какие-то странные существа время от времени появлялись оттуда, и воинским подразделениям Империи приходилось сдерживать их. Может быть, потому, что эти территории покрывал безбрежный и совершенно непроходимый тайг с редкими полянами около рек и болот. Трол собрался было совершить путешествие эфирным телом до ближайшего болота, потому что никогда такого не видел и хотел разобраться, что к чему, но неожиданно в нем кончилась энергия.

После первых, довольно значительных успехов он с удивлением обнаружил, что не просто устал, а превращен в какое-то подобие общинного, нетренированного человека. Та самая чистота пещеры, которая сначала вызывала восхищение, оказалась совсем не благом. Выяснилось: как ни тяжело иногда выдерживать биополевой пресс растений и животных на земле, в случае значительного истощения этот напор животной силы начинал подпитывать, попросту вливал в человека дикие, но действенные токи. И если этой подпитки не было, тогда любой расход энергии приходилось компенсировать собственными усилиями, а истощение могло развиться мгновенно.

Незаметно для себя Трол перерасходовался, и теперь ему, чтобы развиваться дальше, надо было научиться вырабатывать энергию в больших количествах, чем обычно.

Почти неделю он воссоздавал себя, как, наверное, не воссоздавал с той поры, когда почувствовал себя крохотной искоркой живого духа, помещенного в мертвое тело. И пришел к удивительному открытию.

Почти все у него было прекрасно и функционально устроено, но вот мускулы требовали чрезмерного питания. Оказалось, что он, Трол, ученик своего Учителя, одна огромная мышца.

И ему приходилось скармливать своей мускульной оснастке целые озера энергии, потому что он не умел приводить их в спокойное состояние, если их сила была не нужна. Выяснилось, что мускулы требовали не только физической тренировки, но и психической. Вот этим, а вовсе не потерей чувства времени и дальними путешествиями эфирным телом Трол и вынужден был заняться.

Глава 7

На двенадцатый день заточения Возрожденный проснулся, разбуженный настоящим ужасом, поднимающимся, казалось, с самого дна его естества. Происходило что-то очень страшное. Он послал импульс Учителю, но случилось невероятное — тот грубо оттолкнул его. Связь оборвалась, но на мгновение он увидел…

Три или четыре десятка занесенных мечей, залитое потом лицо огромного воина в странном шлеме, раскрывшего рот в беззвучном для Трола крике боли, и меч Учителя, вскрывающий ему яремную вену. Что-то еще было за ними, что Учитель держал в поле внимания, хотя это не вызывало ощущения непосредственной опасности… Что-то странное, какое-то существо, которое было тут, но не участвовало в схватке, не сомневалось в ее исходе или не заботилось о чей-либо жизни и смерти.

Было ли это реальным событием, происходящим наверху, или Возрожденный вторгся в одно из чрезмерно ярких воспоминаний Учителя? Поразмыслив, он решил: Учитель по-настоящему испугался за Трола, не хотел, чтобы кто-то определил, где он находится. И еще Учитель надеялся, что тогда Возрожденный останется в живых. С внезапным ужасом Трол понял: Учитель будет биться, пока не погибнет, чтобы огромным фоном выделившейся при умирании энергии замаскировать его, своего ученика.

Тогда он попытался сообразить, уйдет ли Учитель, если он обозначит себя этому существу, спокойно, пожалуй, даже равнодушно наблюдающему за схваткой? И получалось, что теперь уже поздно. Даже если Учитель поймет, что его смерть не нужна, он все равно умрет, потому что будет биться не за ученика, приведенного к жизни невиданной магией, а за нечто более значимое, что Учитель определил Приаму неизвестным словом на неизвестном Возрожденному языке.

Он не знал, что делать. Прийти к Учителю на помощь он не мог. Чтобы пробиться через кладку, сделанную руками наставника, могло потребоваться слишком много времени, а помощь наверху нужна была сейчас, сию секунду. И тогда он стал готовиться к последнему в жизни, совсем не тренировочному бою.

После спокойной жизни последних недель это было не очень просто сделать. Трол привел свой дух к той форме жесткого внимания к миру, которое должно было обеспечить победу в схватке с любым противником. Он превратил свое сознание в зеркало, на котором все отражалось, но ничто не проникало вглубь. Он размял мускулы, дряблые после перерыва в тренировках, но все же послушные малейшему приказу. И послал этому существу вызов.

Трол не хотел тратить энергию, поэтому ограничился одним словом::

— Жду.

— И оно отреагировало. Оказалось, оно ждало именно Трола, его уже не интересовала схватка с Учителем, хотя оно испытывало раздражение от того, что отборные воины, которые пришли с ним, не могут справиться с одним — разъединственным противником.

Едва связь между ними прервалась, Возрожденный пришел в ужас. Если бы его не закрывал экран в сотни футов чистой земли, это существо могло убить его одной своей ненавистью.

И еще из этого контакта Трол вынес — оно являлось особым агентом Империи, человеком, которого чудовищным образом вытренировали на разрушение… Хотя некогда оно было женщиной, по некоторым признакам — несчастливой женщиной, потому что вместо радости жизни и любви ее привлекали карьера, слава и привилегия посылать в бой других непонятным образом изувеченных людей.

Это была та, кого опасался Приам. Она прибыла гораздо раньше, потому что использовала неожиданный способ переброски солдат — посадила две роты воинов в странных шлемах, гвардию Империи, на фиолетовых фламинго — гигантских, специально выведенных когда-то, хорошо приручаемых и легко тренируемых птиц.

Еще Трол разобрал в ее сознании имя, и звучало оно чуждо и тяжело — Такна. Она принадлежала к высшему сословию Империи, и если эта операция завершится успешно, а она не сомневалась, что так и будет, она получит в столице высокий пост с немалыми возможностями и дальше творить зло.

Неожиданно пришел сильный и устойчивый сигнал Учителя. Он не тратил силы на упрек, просто показал Тралу, как в пещеру цепочкой во главе с могучими ветеранами входят кинозиты… Почему-то Учитель назвал их именно так, хотя было непонятно, каким образом эти несомненно люди были связаны со старинным демоном, летающим охотником на путников, обладающим способностью оживать после смерти. Их было не так уж много, перед Учителем стояло больше. Сначала они долго возились с факелами. Возрожденный удивился тому, что в Империи отборными считались солдаты, не умеющие видеть в темноте. Потом сообразил, что после двухнедельного пребывания в абсолютном мраке его глаза могут не выдержать даже чадящих факелов, и быстро сделал себе массаж, увеличивающий световую выносливость. Он не знал, насколько эта пассивная защита будет эффективной, но ничего другого придумать не сумел.

Потом он услышал, как они прошагали по пещере мимо его кельи. Цель была достигнута — перед Учителем стало на четыре десятка воинов меньше, и он «промолчал». Но у них оказался один сержант, который понимал что-то в телепатии, и Такна резким, очень сильным сигналом указала им стену, сложенную Учителем. Они стали бессильно ковырять ее, потом кого-то послали за деревянным тараном.

Делая жидкой грязью боевую раскраску на лице, на груди и руках, Возрожденный подумал об оружии. У него не было ничего, кроме нескольких удачной формы камней. Тогда он принес их к тому месту, где собрались кинозиты, и сложил горкой, чтобы подбирать не глядя.

Один из воинов просунул в отверстие для миски факел. Это было неплохо, у Возрожденного появилась возможность восстановить ослепшие было глаза. К тому же теперь он каким-то образом мог смотреть на факелы и по-прежнему видел в темноте.

Принесли таран. Несильными ударами — в тесном коридоре не удавалось размахнуться — стали долбить стену. Сначала казалось, она не поддастся. Потом выпал один камень, обрушился другой, наконец целый поток камней посыпался в сторону Возрожденного, и в стене образовалась щель, в которую стал протискиваться воин, выставив вперед круглый щит, обтянутый кожей. Следом за ним тут же полез еще один, держа в каждой руке по факелу. Трол отрегулировал дыхание и взял камни.

Тот, кто влез первым, размахивал перед собой мечом. Возрожденного он не видел. Между краем щита и подбородком образовалась неприкрытая зона в добрых четверть фута. Туда-то Трол и кинул первый булыжник. Кинозит свалился даже без вскрика, его каска покатилась вперед. Тот, кто держал факелы, закричал, из пролома стал появляться третий воин. Он отчаянно пытался продраться в щель, но камни зажали его доспехи, и он не мог сделать ни шагу вперед.

Трол подхватил меч первого кинозита, успел отрубить голову недотепе, который застрял в проломе, а когда факельщик наконец увидел его и сделал выпад пылающими деревяшками, присел и атаковал его ноги.

От прямого удара ногой в коленный сустав факельщика отбросило назад. Он оттолкнулся плечами от стены и попробовал выпрямиться, но нога уже не держала его, и он раскрылся. Трол добил его ударом левого локтя в переносицу. Обратная отмашка мечом в правой сделала удар резким и четким, как на тренировке.

Труп обезглавленного воина выволокли в коридор, оттуда послышалась ругань на гвампи. Этот язык Трол знал очень плохо, потому что он был груб и на нем не существовало литературы. Пока по ту сторону стены совещались, Трол вызвал Учителя.

Тот прижался спиной к стене и защищался. Число врагов перед ним уменьшилось наполовину, но они все равно шли вперед. Учитель получил несколько ран, истекал кровью, и, к удивлению Возрожденного, его реакции стали неторопливыми как у нетренированного человека. Тогда Трол решил пробиваться наверх.

Он сосредоточился на пещере. Почти две дюжины солдат собрались в коридоре ниже кельи. В коридоре, ведущем наверх, их было меньше.

Собрав всю двигательную энергию, он скользнул в отверстие, к врагам. В коридоре он сразу воткнул меч в шею кинозиту, одетому побогаче других, — ему на миг показалось, что это тот самый сержант, от которого зависела связь с Такной. Острие застряло между позвонками, и, пробуя вернуть меч, Трол провозился слишком долго. Кто-то заметил его и завизжал, предупреждая товарищей. Меч пришлось оставить, важнее оружия становилась скорость…

Он угадал правильно, скорость позволила ему «размазаться» в тенях, отчего действия противников стали поспешными и неразумными. Почти дюжину он проскочил, когда они только начинали поворачиваться в нужную сторону. Оставалось пройти пятерых…

Но одним из этих пятерых был лейтенант, который командовал всем отрядом. Его следовало убрать раньше других, тем более что он уже увидел Трола. Возрожденный прыгнул на него…

И вдруг с ужасом почувствовал, что промахивается!.. Еще не приземлившись, он выставил блок, и это спасло его от сильнейшего удара ногой в живот. Используя энергию этого удара, он откатился в сторону, и тут же воздух в том месте, где он только что находился, пропороли лезвия двух мечей.

Лейтенант опоздал, потому что слишком много сил вложил в эти выпады обеими руками, в каждой из которых мелькало отменно заточенное лезвие. Желание покончить с противником одной атакой подвело его — закрепостило мышцы и затормозило сталь.

Но теперь все видели Возрожденного, он потерял инициативу, а между ним и свободным коридором, уходящим в чернильную тьму, по-прежнему стояли пятеро кинозитов, один из которых был, без сомнения, лучшим бойцом этого отряда.

Тогда он закричал. Это был «ведьмин» крик, специально изобретенный и подобранный к горлу Возрожденного. Когда он тренировался под присмотром Учителя в этом виде защиты, оба уходили поглубже в каменный грот, из которого наверх почти ничего не могло донестись, и то трава у входа высохла, пока Возрожденный научился кричать как следует. Об этом крике складывались легенды, поэтому Учитель накрепко вбил в Трола главное условие его применения — враги, которые слышали его хотя бы раз, никому не должны рассказать о нем. Они должны умереть.

Трол еще не «спел» и половину диапазона, а лейтенант упал на спину, отброшенный вибрацией колдовского голоса, выронив свои мечи. Воин за ним, оказавшись на гребне звуковой волны, сложился в кучку доспехов, обливаясь кровью, хлынувшей у него из горла… Остальные, что закрывали Тролу дорогу наверх, присели, зажимая уши, дрожа от ужаса.

Лейтенант был в руках Трола. Возрожденный мог поднять один из двух его мечей, убить неприятеля, успел бы, вероятно, расправиться с несколькими другими, но…

Если бы он убил его, кинозиты превратились бы в толпу отступающих наверх солдат, даже если бы им за невыполненный приказ и грозила децимация… Лишь лейтенант мог их придержать, восстановить порядок и дисциплину, организовать, насколько ему могло показаться, разумный поиск Трола в боковых ответвлениях пещеры… И Трол не тронул его, лишь казнил троих вояк, что попались под ноги.

Оказавшись выше людей, пришедших его убивать, он повернулся и посмотрел назад. В повисшей после его крика тишине, в полутьме, озаряемой брошенными на пол факелами, кинозиты выглядели не очень воинственно. Некоторые из них присели, почти треть вжималась в камень, большая часть лежала, напоминая медлительных раков, выброшенных на камни… Тогда Возрожденный засмеялся, он хотел внушить им еще больший страх, но ошибся. Все-таки это были лучшие бойцы Империи, и слишком явная насмешка лишь помогла им справиться с испугом. Кто-то поднял голову, потом кто-то руками, колеблющимися, как листья на ветру, поднял факел. Спустя несколько секунд они все смотрели на Трола.

А он отсмеялся и негромко сказал на гвампи:

— Когда Такна узнает, что вы не справились с безоружным отшельником, ни одному из вас не будет суждено умереть легкой смертью.

Потом повернулся и пошел, все еще посмеиваясь, по проходу. Тогда снизу послышались ропот, вой, улюлюканье… Пожалуй, он мог и не оставлять лейтенанта в живых, они очухались слишком быстро, гораздо скорее, чем он рассчитывал. Тогда Возрожденный свистнул, чтобы они не перепутали свои голоса с его, и побежал вперед.

Глава 8

Общего представления обо всей пещере у Трола, разумеется, не было, ее он не изучал за время своего заточения. Но он знал с дюжину ходов и боковых ответвлений по дороге к выходу и надеялся, что ему удастся «запутать» в них кинозитов. Для этого следовало первое время держать их в десятке ярдов за собой и вести так, чтобы они потеряли ориентацию… Тем более что сержанта-телепата, который поддерживал связь с Такной, он действительно убил. Заблудившись, этот отряд выпадал из рядов атакующих, а тем временем Трол мог бы подняться наверх и помочь Учителю.

Но он не учел лейтенанта. Тот на поворотах коридоров довольно осмысленно, видимо не теряя общего представления о направлении, принялся ставить какие-то метки куском черного угля, а на некоторых разветвлениях оставлял по воину.

Вот тут Трол, пожалуй, слегка ошибся. Он не прочитал состояния самых опытных кинозитов и их командира, а вздумал торопиться. Поэтому, «заметив» своим внутренним видением довольно большой зал, совершенно пустой, имевший лишь один вход, но с подобием вентиляционного канала, неширокого, чуть больше двух футов диаметром, он решил: это именно то, что нужно.

Трол вывел преследующих его солдат в отрезок тоннеля, поднимающегося в этот зал, и рванул изо всех сил. В зал он вбежал, оторвавшись от них ярдов на пятьдесят. Этого было недостаточно, но он рассчитывал, что кинозиты еще должны будут поискать, куда он делся в этом темном, с высокими потолками зале — факелов для быстрого осмотра явно не хватало.

В щель он проскочил легко, но вот потом… Подниматься вверх, не имея возможности упереться в стены ногами, приходилось медленно и ненадежно. К тому же, как выяснилось, на Трола подействовал его собственный «ведьмин» крик — его то и дело подводили руки, они проскальзывали по влажной глине и на камнях. И дыхание в этом узком пространстве требовало неимоверных усилий…

Воины искали Возрожденного по залу не так долго, как ему бы хотелось — его выдали камешки, сыпавшиеся на пол из щели, в которую он втиснулся. Но ни один из воинов за Тролом, конечно, последовать не мог. Они лишь быстренько сложили у щели все факелы разом, образуя костерок… И оказалось, что в этом «дымоходе» возникала совсем неплохая тяга.

Теперь самое сложное было в том, чтобы не торопиться — без твердой опоры под ногами можно было и сорваться вниз. Тогда он был бы беззащитен, потому что узкие стены спеленали его надежней колодок. А Возрожденный сомневался, что кинозиты, как люди разумные, сразу стали бы вытаскивать его из лаза. Сначала они убили бы его, и лишь потом… Уж слишком сильно они его боялись.

Стараясь дышать медленно, чтобы не загонять лишний раз отравленный дымом воздух в легкие, Трол продолжал подъем. Обожженные ноги уже не всегда ощущали, где есть опора, а где ее нет, глаза слезились и почти ничего не видели, легкие болели, словно залитые водой… Голова кружилась, чувствительность в руках пропала окончательно, он уже не понимал, как полз вверх и полз ли вообще…

Наверное, они добились бы своего, если бы вдруг не перестали падать камешки. И кинозиты вообразили, что его в этом лазе уже нет. В любом случае приходилось только благодарить судьбу, что среди кинозитов не осталось ни одного телепата. Даже если бы тот не сам «услышал» Трола, он бы спросил Такну, и уж та бы не ошиблась…

Неожиданно Трол понял, что его лаз стал горизонтальным, это подтверждало догадку, что во всей пещере некогда поработали люди, — уж слишком правильным оказался этот поворот. И слишком осмысленной была эта система вентиляционных ходов. Можно было даже догадаться, где она должна кончиться — на потолке какого-нибудь коридора, поближе к выходу.

Так и есть, под руками Трола скоро пропала опора… А он этого не увидел. Плохо дело — если его глаза находились в таком состоянии, стоило ли вылезать на поверхность, где кипела битва? Но он представил себе медлительные движения Учителя, его кровь, остающуюся на стене, к которой он прижимался спиной, и прыгнул вниз.

В коридоре каким-то образом оказалось светлее, чем в вентиляционном канале. И конечно, здесь был почти свежий воздух. Трол осмотрелся, вокруг было спокойно, только сбоку, ярдах в тридцати, на одной из стен играл отсвет факела.

Дыхание восстанавливалось медленно, гораздо медленней, чем было нужно. Но с дыханием приходила и способность быть воином. Когда Возрожденный пошел в сторону мерцающего факельного блика, к нему стала возвращаться внутренняя сосредоточенность. Теперь он снова мог внутренним взором оценить, где находится и что ему предстоит.

Как ни странно, он оказался почти напротив своей кельи. А между ним и выходом из пещеры находился лишь один воин. Ему-то и принадлежал факел…

Трол расширил свое восприятие и попытался определить, где остальные кинозиты. Они уже вышли из того зала, где он оторвался от них, и медленно, недовольно, устало поднимались наверх. Система меток и стражников действовала безупречно. Они были еще далеко, он бы успел, если бы захотел, убить нескольких оставленных на развилках воинов и стереть метки, чтобы сбить их со следа, но он уже придумал, как проще уничтожить их всех разом — нужно было убраться из пещеры и закрыть вход снаружи…

К единственному стражнику, попавшемуся на пути, Трол подошел не таясь — это был пожилой воин, со слабым зрением и слухом. Ему бы полагалось уже работать на ветеранском земельном наделе, а не драться на задворках Империи. На мгновение Возрожденному стало его жалко, но это была слабость, и он сделал жест, очищающий от колебаний.

Воин стоял, скинув тяжелую каску, опустив оружие. Факел, вставленный в трещину в стене, бросал сумрачные тени на его бородатую физиономию. Трол поднял камешек и бросил. Когда камень ударился в стену, кинозит повернулся на шум, спрятался за щит и выставил вперед меч.

Трол сложил пальцы клювом и убил врага одним ударом под мочку уха, как раз туда, где между шлемом и стальным воротником кирасы был зазор. Меч и доспехи кинозита загрохотали, когда он рухнул на землю.

Подобрав меч, щит и шлем, Возрожденный побежал вперед. Дыхание его восстановилось полностью, это было эластичное и бесшумное дыхание силы. Если бы не саднила кожа на ногах, все случившееся до сих пор можно было бы забыть. Бежать осталось немного… Вдруг что-то пугающее пронеслось в воздухе. Трол, не укорачивая шага, оценил стены, пол, воздух пещеры — нигде никаких признаков ловушки. И все-таки что-то было. Пришлось перейти на шаг, а время шло…

Поворот, еще один, и он стоит в последнем коридоре, по которому осталось пройти четверть сотни ярдов… И тогда он понял, в чем дело. Пещера была закрыта. Трол бросился вперед и быстро оценил силу препятствия — выход бьш забит намертво, откатить камень изнутри было невозможно. Более того, камень и сам выход были заколдованы каким-то очень мощным и совершенно чуждым заклятием. Сдвинуть его теперь не удалось бы, даже обратив в песок, — скрепленный чарами, песок так и стоял бы, перекрывая выход.

Трол вызвал Учителя, и… ответ не пришел. Это было невозможно! Возрожденный снова послал ему импульс… Никакого ответа. Не было даже отзвука, какой появлялся, если Учитель отказывался по каким-то причинам установить с учеником контакт. Трол столкнулся с пустотой, словно Учителя не было вообще!

Тогда, собравшись, Трол осмотрел внутренним зрением площадку перед пещерой. Кажется, там никого не осталось в живых. Мертвых было немало, ох как немало… Настолько, что энергия умирания всех этих людей перемешалась, смазала прочие ауры. Возрожденный не мог даже приблизительно определить, где кончился бой и чем он кончился.

В каждое мгновение этого обзора Трол тратил столько энергии, что ее хватило бы для затяжного поединка с любым противником. А в подземелье нельзя было чрезмерно слабеть, и он отказался от решения этой проблемы. Вернее, отложил ее на неопределенное время. До тех пор, пока не выберется наверх… Если выберется.

А пока он был замурован в подземелье с людьми, которых должен был всех убить. Значит, во всей ситуации по крайней мере было и кое-что хорошее, а именно — никто наверху никогда не узнает тайну «ведьминого» крика, ведь они не смогут преодолеть замурованный выход.

Тогда Возрожденный повернулся и пошел навстречу отряду вражеских солдат, прикидывая, где он может миновать их. Драться с ними он не хотел, это было не нужно. Потому что они все были уже скорее с мертвыми, чем с живыми, хотя еще не знали об этом.

Глава 9

Следовало подумать. Да, следовало все хорошенько взвесить, прежде чем что-либо предпринимать. Поэтому Трол поманеврировал по окрестным ходам, добежал до пролома в свою бывшую келью и юркнул внутрь, прежде чем кинозиты дотащились до замурованного выхода.

Тут он как следует напился, умылся, а затем подновил защитную окраску. В какой-то момент он стал их слышать — они дружно топали по коридору где-то наверху, у выхода. Искать Возрожденного им уже не хотелось.

У выхода забряцало оружие, потом под гулкими сводами раздались мерные удары. Кто-то приволок наверх таран, которым они проломили стену в келью, и попробовал пробиться через закрывшую выход скалу. Удары были так сильны, что со стен посыпались песчинки.

Но заклинание, наложенное на выход, было чудовищным. Не прошло и трети часа, как толстенное еловое бревно, которым они долбили стену, раскололось вдоль.

И тогда сверху послышался чей-то дикий, пронзительный вой. Этот вой сводил с ума, заставлял в исступлении кидаться на стены, грызть камни…

Потом он оборвался — кто-то среди них еще сохранял присутствие духа и старался не допустить, чтобы были деморализованы остальные. Сошедшего с ума убили, и проделано это было профессионально. Как ни отвратительны были кинозиты, Возрожденный вынужден был отдать им должное — решительность в этой ситуации была нелегким делом. Выходя из кельи, он заметил, что стены пролома забрызганы кровью. Прошлый раз он этого не видел. Скверно, с таким вниманием у него было не больше шансов выбраться из пещеры, чем, пожалуй, у самого слабого из кинозитов.

Воины держали совет. Ветераны сидели у самой скалы и негромко разговаривали. Остальные расположились вокруг. После убийства их товарища никто не выказывал страха — слишком это стало опасно.

Трол повернулся и бесшумно побежал вниз. Когда кинозиты гонялись за ним, на самом краю ставшего видимым для него лабиринта он мельком заметил зал с очень хорошим биополем. Зал этот сразу стал притягивать Возрожденного, и пришлось приложить усилие, чтобы не свернуть туда — кинозиты были способны испортить царящую в нем гармонию безвозвратно. Туда-то он сейчас и направился.

Собственно, назвать это залом было неверно. Это оказалась относительно небольшая камера, лишь раза в полтора больше кельи. Похоже, после вентиляционного канала все помещения, где Возрожденный мог оглянуться, вызывали у него ощущение немыслимой свободы. Эта камера была ему нужна, чтобы узнать, где находится выход из подземелья.

Оружие, принадлежавшее пожилому кинозиту, он сложил за десять ярдов от входа. Потом замедлил дыхание, вошел в это помещение, тихо, стараясь не нарушить равновесия мудрости и покоя, исходящего от стен, прошел в центр, сел в позу предвидения и стал читать необходимые мантры.

Как ни печально это было, но сил у него на настоящее предвидение не хватало. Слишком много энергии он истратил, когда пытался через заколдованную скалу посмотреть на площадку перед пещерой. Но у него уже был опыт восстановления энергетического баланса в стерильных условиях кельи, и он использовал его. Если бы его видел Учитель, он был бы доволен.

Лабиринт, который ему следовало изучить, оказался огромным. Собственно, он был бесконечным, он продолжался во все новых и новых трещинах, проходах, проломах, новых и новых помещениях. Он протянулся на десятки, а может быть, сотни миль под горой, под равниной. У Возрожденного сложилось впечатление, что он уходил даже под море… Но выходов из него не было. Трол обнаруживал только какие-то тупики, которые образовались после того, как естественные выходы кто-то давным-давно заложил стенами в десятки футов толщиной. Причину этого он не знал.

Он сканировал все новые и новые ответвления лабиринта. Один раз обнаружился выход со сравнительно тонкой стенкой, и кинозиты, пожалуй, могли бы ее пробить, но они должны были умереть, и вступать с ними в союз Возрожденный не намеревался.

Пришлось искать снова, начиная практически сначала… Лишь когда он почувствовал, что от истощения едва может бороться с беспамятством, выход нашелся. Это была какая-то скала со сложными и непонятными механизмами, выстроенными перед ней много веков назад. Но колдовство, которому механизм служил, еще действовало. Собственно, это и привлекло его внимание — если бы не колдовская защита, он никогда не обнаружил бы этот выход.

Итак, выход располагался сравнительно недалеко, не больше тридцати миль по прямой, что вполне можно было преодолеть по путаным, переплетенным коридорам. Возрожденный даже удивился, что не нашел его раньше. Именно к нему Трол и должен был стремиться, ни один другой выход больше его не интересовал.

Он стал выходить из транса. Как ни удивительно, транс этот оказался довольно глубоким, ему не удалось очнуться с нескольких попыток. Пришлось приводить в бодрствование каждый орган отдельно. И лишь основательно войдя в свое тело, он понял, почему так получилось — незаметно он отбирал энергию, необходимую для самообогрева, и приморозил не только мышцы, но и все внутренние органы, кроме сердца и легких.

Еще не набрав сил, чтобы по-настоящему проснуться, он почувствовал, что вокруг него что-то изменилось — зал больше не был гармоничным местом безопасности и очищения. Как бы там ни было, спешить он не стал, возвращался к жизни медленно и осторожно.

Когда возврат из транса получается хорошо, восприятие собственного тела появляется легко, и весь внешний мир обрушивается как ураган. Иной воин по тревоге просыпается труднее. Так получилось и на этот раз. Он сбросил пелену мути, открыл глаза и…


Прямо перед Возрожденным сидел лейтенант кинозитов и с любопытством рассматривал его. Другие вояки с непроницаемыми лицами ждали приказов от командира. Лейтенант заговорил. Его голос отражался от потолка тесного помещения и звучал почти по-домашнему:

— Ты уже слышишь меня? — Он поспешно добавил: — Можешь не отвечать, я и так вижу. — Он помолчал. — Мы решили, ты не можешь быть далеко. Вернее, не ты, а твое физическое тело… Поешь, тебе потребуется много сил, не правда ли?

Трол посмотрел на еду, которую он предлагал. Это было грубо приготовленное свиное сало, сухари и несколько зубков чеснока. От голода у него слюни собрались под языком.

— Вот вода, только пей не все, мне тоже оставь глоток.

Он протянул свою флягу.

— Сколько времени я был в трансе? — спросил Трол. Лейтенант ухмыльнулся:

— Мы ждем уже дня два, пока ты очнешься. А искали тебя еще дня три. Так что…

— Как ты определяешь время?

Лейтенант расстегнул левый наплечник у кирасы и выволок из-за пазухи механический хронометр, смахивающий на чуть сплюснутую луковицу. Такими пользуются моряки, чтобы определиться по солнцу. Эти часы стоили целое состояние. Было даже странно, что они есть у простого лейтенанта. Или он был не простым лейтенантом, а принадлежал к обеспеченной знати одной из отдаленных от Зимногорья стран?..

Часам можно было верить. Вряд ли лейтенант перепутал ночь и день по полусуточной двенадцатичасовой шкале. А если даже перепутал, это не было большой ошибкой.

Ошибся как раз, и довольно грубо, он, Возрожденный. Во-первых, отошел недостаточно далеко от входа, во-вторых, недооценил решимость этих людей выбраться из подземелья, в-третьих, слишком долго провалялся в трансе. И все-таки, если бы удалось найти выход так быстро, как он рассчитывал, они бы никогда не схватили его. Просто не нужно было начинать поиск выхода дважды в одном и том же месте…

Он начал есть. Чеснок приятно освежил язык, только пить захотелось очень. Он отвинтил крышечку фляги и сделал несколько глотков. Тонкий звон отозвался на его движение.

Странно, что он не заметил сразу — его шея была охвачена концом боевой цепи. Он попробовал крепление — они использовали металлический наконечник от дротика. Он был стальной, и его толщина была чуть не в десятую часть дюйма — едва ли не толще, чем звенья цепи. Незаметно разогнуть его и освободиться было невозможно.

Проследив за цепью взглядом, он увидел, что последнее ее звено с другой стороны намертво закреплено на металлической перчатке на левой руке лейтенанта. В такой перчатке можно было остановить удар нетяжелого меча, можно было пробить кирпичную стену… Над пальцами выбрасывались отточенные когти, следовательно, в перчатке можно было повиснуть на дереве или на каменной стене. Отличное оружие и, как часы, довольно дорогое. К руке эта перчатка крепилась толстенными ремнями, и их переплетение доходило почти до локтя кинозита. Сорвать перчатку также было невозможно.

Когда еда кончилась, Трол мог бы съесть еще десять раз по столько же.

— Ты искал выход, да? — спросил лейтенант. Он так напряженно ждал Тролова ответа, что крохотные капельки пота выступили у него над бровями.

— У нас есть золото, мы заплатим, если ты выведешь нас. — Это была явная ложь. Он и сам это понял, поэтому добавил: — Ладно, договоримся проще — если ты выведешь нас, мы не тронем тебя.

— Я выведу вас, если ты снимешь эту цепь. Лейтенант ухмыльнулся. У него были очень плохие зубы, и изо рта несло, как из выгребной ямы.

— На это не рассчитывай.

— Тогда я не поведу вас.

Лейтенант прищурился. Его глаза блеснули.

— Выведешь.

Трол отрицательно покачал головой:

— Пока эта цепь на мне, я даже…

Вояка ударил правой изо всей силы. Трол едва успел блокироваться. Но лейтенант оказался очень сильным, и мальчик отлетел в сторону, как будто в него угодил заряд из баллисты. Тогда лейтенант дернул цепь, и жуткая, немыслимая боль прожгла Трола от макушки до лопаток.

Следовало менять тактику.

— Ну так что? — Лейтенант был уверен в ответе, но на всякий случай добавил: — Учти, любой из нас знает способы доставить тебе несколько неприятных часов.

Трол подумал и решил: очень хорошо, что у него в келье не было оружия. Лейтенант, как и все остальные эти олухи, видел в нем ученика колдуна, а не воина.

— Но если мне нужно будет подумать, как идти дальше…

— Предлагаешь ты. И мне безразлично, как и когда ты будешь думать — только выведи нас. Вот если ты этого не сделаешь, тогда…

Лейтенант поднялся, принялись вставать и остальные кинозиты. Цепь была всего пяти футов длины. На таком коротком поводке Трол был полностью во власти врага. Действовать следовало очень аккуратно.

— Ну, пошли?

Флягу лейтенант подвесил к поясу. Оружие было у него под рукой. Он был готов к любому переходу. Возрожденный кивнул.

Глава 10

Дюжина кинозитов шла впереди. Остальные грохотали сзади, как стадо быков. Пелена слабости, окутывающая Трола после транса, рассеивалась.

Потом он почувствовал их запах — давно не мытые тела, вши, казарменный пот и удушающий страх, в котором они тонули, изредка выплывая, чтобы глотнуть чистого, по их понятиям, воздуха бездумности. Почти все они были наркоманами, в их среде процветали самые гнусные, самые садистские обычаи, и ни один из них не имел ни малейшего представления о благородном пути Воина.

Возрожденный не успел пройти с ними и полмили, как стал сомневаться — люди ли они? Крестьяне, которые показались ему некогда глуповатыми и скучными, сейчас представлялись милыми и кроткими созданиями, с которыми приятно иметь дело.

Они очень быстро устали, потому что все время были напряжены, потому что боялись и ненавидели Трола и потому что напрасно пытались слепыми глазами рассмотреть хоть что-нибудь впереди. Когда крики с просьбой передохнуть зазвучали со всех сторон, Возрожденный обернулся к лейтенанту:

— Привал?

Но тот отрицательно покачал головой:

— У нас осталось очень мало еды и воды.

Трол кивнул. Если они будут, усталыми и злыми, это облегчит ему побег.

Самым трудным было отвлечься от мыслей об Учителе. Не замечать холода и болей, мешающих движениям, забыть о цепи на шее оказалось как раз просто. Да это и не волновало его, он знал, что решение этой проблемы еще не приспело, но со временем он с ней непременно справится.

Чтобы не тратить слишком много сил на эмоции, Трол сосредоточился не на подземелье даже, а на ловушках, которые стали все чаще попадаться в лабиринте. Почему так было устроено, Трол не знал, но это и не казалось важным — выбора у них все равно не было.

К тому же большая часть ловушек были одноразовыми, после срабатывания их можно было не опасаться. Правда, и одного раза для кого-то из их отряда вполне могло хватить, но это Возрожденного как раз не волновало. Кинозиты все равно должны были умереть… Вот только от себя подозрения следовало отвести. Поэтому он повернулся к лейтенанту и сказал:

— Мы вступаем в часть лабиринта, напичканную ловушками. Предложи своим людям быть осторожнее. Лейтенант ухмыльнулся и не ответил ни слова. Как ни громко шли кинозиты, слова Возрожденного разнеслись между людьми, а те, кто был испуган больше других, повторили их шепотом, чтобы все уж точно знали: дело становится еще хуже.

Первого из кинозитов убил деревянный, грубо выточенный кулак, выброшенный мощнейшей пружиной из стены. Удар был настолько силен, что тело бедняги так и осталось прижатым к стене. Когда они проходили мимо трупа, никто из вояк не имел к Тролу претензий — предупреждение до поры действовало.

Сначала после смерти первого из кинозитов никто не хотел идти впереди отряда, но потом стало ясно, что впереди идущему опасность грозила не больше, чем тому, кто шел в середине или даже сзади. Именно из плетущихся в конце погибли сразу пятеро, когда под ними бесшумно перевернулась плита, по которой только что прошел почти весь отряд, и люди с жуткими воплями улетели вниз, в чернильную, непроницаемую тьму.

Потом троих ветеранов, шедших перед лейтенантом с Возрожденным, прихлопнула упавшая сверху тяжелая металлическая решетка, которая любому идущему по этому переходу оставляла только один шанс — нужно было, не глядя наверх, на одном чувстве опасности плашмя упасть в специально приготовленное для спасения углубление. Глядя на погибших, почти разрубленных на куски, Трол вдруг подумал, что он бы непременно спасся.

Так он стал понимать, что в любой или почти в любой ловушке здесь имеется спасительная зона, нужно только ее увидеть и использовать… Потом погиб молодой еще воин, который случайно зацепил вылетающий из стены дротик, коснувшись стены краем щита. К этому моменту испуганы были уже все.

Некоторые из кинозитов, издавая отвратительную вонь пота и ужаса, выстроились перед лейтенантом и принялись одновременно орать. Кажется, предупреждение Возрожденного об опасности переставало действовать, потому что общим требованием было: вывести мальчишку вперед, и пусть он предупреждает о ловушках.

Лейтенант спорил, и довод его был прост:

— Если одна из этих адских штук убьет его, у нас не будет проводника. И мы умрем здесь все. Сейчас у нас остается хоть малая, но надежда.

— А он точно знает, где выход? — спросил заросший до глаз седой бородой, невысокий жилистый ветеран. — Может, он водит нас по кругу, избавляясь по очереди?

Лейтенант сокрушенно покачал головой:

— Стамп, я думал, ты умнее. Ты же видел, что он ест, пьет, что ему нужно спать, что он не может убежать, отделавшись колдовством от этой цепи… Следовательно, он человек. А значит, должен вывести нас отсюда, потому что и сам не может жить здесь.

— Но он откалывал такие штуки, что ни один человек… — начал было кто-то.

— Еще Такна сказала, что он обучался у чародея и знает такую магию, о которой никто и не слышал. А это дает нам шанс. Если бы он ничем не отличался от нас, я бы убил его, потому что он был бы бесполезным.

Снова и снова он повторяя это слово. Он был не так уж глуп, этот лейтенант. Тролу на мгновение стало даже жалко, что он скоро умрет. Если бы этот человек попал к Учителю, когда еще не был испорчен, когда ему еще можно было объяснить искусство воина… Нет, это запрещено — представлять человека другим, — это лишало силы и мешало действовать решительно.

Выговорившись, все устроились на отдых. Большинство этих людей беззаботно уснули. Лейтенант тоже хотел спать, но ждал, пока их никто не будет слышать, и боролся со сном. Когда ему показалось, что можно говорить без помех, он наклонился к самому уху Возрожденного, чтобы даже эхо пещеры не дало возможности подслушать его слова, и проговорил без голоса, одними губами:

— Слушай, чародей, я спас тебя. Кабы не я, они растерзали бы твое тщедушное тело и многие закусили бы твоим нежным мяском. Запомни это.

— Я знаю, — ответил Возрожденный, хотя совсем так не думал.

— Дело в том, что у тебя здесь есть лишь один друг. Только я на твоей стороне, остальные — против.

— И что дальше?

— Если ты скажешь, что остальные нам не нужны, мы убежим от них. Если они нам мешают, по-настоящему мешают, только скажи слово — и мы убежим. Но если ты солжешь, то я…

— Смелое предложение, — ответил Трол. — А что будет, если я поделюсь с ними тем, что ты мне только что предложил?

Лейтенант ухмыльнулся:

— Тебе никто не поверит. А убедить этих олухов, что это правда, ты не успеешь — я убью тебя.

— Пожалуй, — согласился Возрожденный.

— Подумай хорошенько, нужны ли они нам? — настаивал на своем лейтенант.

Трол собрался. Сил у него было очень мало, поэтому он сумел сосредоточиться только на ближней части лабиринта.

За весь переход, показавшийся бесконечным, они прошли лишь треть нужного пути. Впереди оставалось еще не менее двадцати миль, с темпами этих медлительных и трусливых кинозитов — два перехода. Или полтора. Ловушек, как ему и раньше показалось, становилось меньше, вернее, они встречались реже, но те, что попадались, становились очень сложными, мощными, почти безнадежными для безопасного преодоления. Вступать в сговор с лейтенантом необходимости не было.

— Знаешь, пока пойдем по-старому. Когда придет пора от них избавиться, я шепну тебе.

— Да уж, не забудь, — проворчал лейтенант. — А я выполню свои обещания. И ты приобретешь друга, о котором многие только мечтают.

Трол постарался как можно незаметнее сосредоточиться на мыслях офицера, это было нетрудно. Он подсчитывал, сколько можно получить на невольничьем рынке в Андогаре за ученика чародея, и думал, как расплатится с самыми неотложными долгами. Он считал, что владеет ситуацией, и это было неплохо.

— Слушай, офицер, могу и я задать вопрос? Лейтенант по привычке ничего не ответил, но отвлекся от своих почти сладостных мечтаний.

— Как вы нашли меня? В том зале, где я медитировал?

— Такна связалась со мной. Она чуть не выжгла мне мозги, но как-то «нарисовала» место, где ты сидишь, и я сумел…


Он замолчал окончательно. Так, это могло быть правдой. Если не заботиться о том, что будет с человеком, не обученным телепатии, можно внушить ему такую простую мыслеграмму, как план части лабиринта. Хотя при этом, как справедливо отметил лейтенант, можно и мозги выжечь… Но все получилось не самым лучшим образом для него — для Трола. Нужно будет впредь запомнить, как с солдатами, даже отборными, обращаются в Черной Империи.

Трол повернулся на бок, чтобы не ощущать дыхания лейтенанта, и уснул.

Глава 11

Следующий переход Возрожденный работал на пределе своих сил, и все равно некоторые ловушки были настолько остроумны и неожиданны, что, если бы с ним не было кинозитов, он мог бы и погибнуть. А так он использовал солдат и, если у кого-то возникали подозрения, откровенно подначивал лейтенанта, и тот защищал его.

В общем-то кинозиты готовы были сопротивляться такому положению вещей, но слишком быстро отупели от этого насыщенного смертью лабиринта, и уже никому в голову не приходило обвинять Трола в том, что он не выбирает безопасные переходы. Наверное, они решили, что здесь большей или меньшей опасности не существует, — и, в общем, это было правдой.

Чтобы не размышлять о том, что происходило наверху, Трол стал размышлять об этой странности мышления и придумал вот что. Хотя кинозиты и были воинами, энергетика их была направлена на откровенное зло, на ненависть, на разрушение. Поэтому им трудно было восстанавливаться, они вынуждены были все время находиться на минимальном запасе сил и быстро смирялись с трудностями.

К концу перехода, когда Тролу стало ясно, что гребенка опасностей становится реже, он снова стал искать способ освободиться. Это было не так просто, потому что лейтенант вел себя еще более расчетливо, чем прежде. Может быть, так у него проявлялась реакция на опасность.

И все-таки Трол нашел выход — в виде одной из последних хитроумных и действительно неожиданных ловушек. Хотя и странно, что, рассмотрев ее, он не сразу понял, что нашел именно то, что так долго искал.

Они с лейтенантом по-прежнему шли в середине чуть ли не на треть сократившейся цепочки кинозитов, когда передние факелы замерли на месте, Их подняли повыше, что-то высматривая впереди, но потолок был низок и огонь лизал сухие камни. По ряду прошел какой-то шепот, Трол без труда поднял слуховую чувствительность и различил:

— Чародея, чародея сюда…

Возрожденный собрался. Опасности впереди не было. Вернее, что-то было, но ловушка стояла на каком-то стопоре или была разряжена — словом, не действовала.

Лейтенант, позванивая соединявшей его с Тролом цепью, растолкал кинозитов и прошел вперед. Даже сейчас он должен был демонстрировать свое превосходство над этими людьми.

На вид все было просто — проход сужался, вперед вел только узкий, трех футов в диаметре, лаз. За ним чернела абсолютная тьма.

— Ну, чего встали? — загрохотал лейтенант. — Марш вперед!

— Сам попробуй, — огрызнулся кто-то сзади.

Назревал бунт. Трол был доволен, хотя и ему такой оборот не обещал ничего хорошего. Но он радовался, потому что наконец-то в этих людях просыпалось какое-то подобие протеста.

— Разговоры! — загремел лейтенант. Но на кинозитов его окрики уже не действовали, а пускать в ход кулаки он опасался. И правильно делал.

— Пусти вперед чародея, — предложил кто-то не очень уверенно.

— Ты с ума сошел?! А если эта штука ахнет, ты нас поведешь?

— Пусти чародея, — потребовал еще кто-то уже твердо.

Лейтенант повернулся к Возрожденному. Взглядом он спрашивал, что из этого может выйти. Это было безопасно или…

Возрожденный сел на песок и закрыл глаза. Да, в скале был спрятан тонкий, изящный клинок. Он мог действовать, но нужно было освободить стопор — повернуть небольшой камень над входом. Тогда в дело вступала педаль, сделанная в виде камня, торчащего посередине лаза, которую почти невозможно было миновать.

Почти или все-таки невозможно?.. Кто-то пнул Возрожденного ногой в бок. Сразу же чей-то рассудительный голос произнес:

— Оставь его, пусть посидит. Авось польза будет.

Трола беспокоил клинок. Он был остер, как в тот день, когда кузнец показал его заказчику, но очень тонок. Даже странно, что его сюда поставили — то ли, не оказалось другого, то ли рассчитывали на какое-то специфическое действие… Слишком тонкий — прямо хирургический инструмент, а не боевое приспособление. Он встал.

— Другого пути вперед не существует, — сказал Возрожденный. Он не хотел, чтобы кинозиты догадывались, что он может предощущать ловушки. — Я могу пойти первым.

Он уже шагнул было к лазу, уже положил руку на камень, отпускающий стопор, якобы заглядывая вперед, когда лейтенант вдруг сообразил, что следом за мальчиком придется в эту тьму ползти и ему.

— Нет! — заревел он. — Вы что, совсем обезумели, забыли, что этот мальчишка умеет делать?! Хотите, чтобы он удрал? Второй раз мы его никогда не найдем! — Мгновение тишины повисло над кинозитами. — Пойдешь ты, Бодар.

Молоденький солдатик, набитый мускулами так, что казался уродливым, отшатнулся. Он что-то залепетал, вернее, попытался, но губы его не слушались. Все отводили от него глаза. Тогда он, чуть не плача, шагнул вперед.

— Мне кажется, это безопасно, — сказал Трол ему, потому что бедолага готовился к смерти, едва ли не в голос молясь какому-то своему святому, запинаясь на каждом слове.

Бодар даже не посмотрел на проводника, полез вперед. Когда ноги его исчезли в лазе, кинозиты некоторое время ждали, что оттуда послышится крик. Но все было тихо.

— Бодар! — позвал лейтенант.

— Все в порядке, — раздалось с той стороны. — Давайте факел.

Успокоившись, кинозиты полезли вперед. Двое, трое… Когда по ту сторону оказалось человек пять, Трол дернул лейтенанта за руку:

— Пора и нам. Я — первый, ты — второй.

Тот кивнул. В этот лаз пролезли пятеро его воинов, впереди собирался идти этот странный ученик чародея — у него не было основания чего-то опасаться. А вот у Возрожденного как раз было.

Он повернул камень над ловушкой и услышал, как где-то щелкнул снятый теперь стопор, лезвие в камне было приведено в боевое положение… К счастью, кинозиты этот звук не расслышали.

Возрожденный наклонился и просунул голову вперед. Каменная клавиша, запускающая убойный механизм, торчала как единственный зуб во рту старухи. Даже если бы он не чувствовал механизма, по одному положению этого выступа заподозрил бы что-то неладное. Должно быть, кинозиты немало недобрых слов прошептали в его адрес, пока продирались здесь. Им-то приходилось протискиваться по этому камню в доспехах…

На миг Трол напрягся, миновать этот камень казалось совершенно невозможно. Напряжение длилось, наверное, секунд пять, в какой-то миг оно чуть было не переросло в панику. Когда оно миновало, он был уже абсолютно в себе уверен.

Руками и ногами Возрожденный уперся в стены лаза и пополз вперед. Между ним и клавишей некоторое время оставалось не меньше двух дюймов. Казалось, этого достаточно. Но когда он пытался рассмотреть щель, из которой должно было выскакивать лезвие, левая рука скользнула на камне, и он чуть не грохнулся прямиком на этот зубец. Под лезвием в этот момент как раз находилась его шея — получилась бы неплохая гильотина. Когда он все-таки «залип» на стенках лаза, распершись локтями, между его подбородком и верхушкой камня никто не просунул бы даже конский волос. Но механизм все-таки не сработал.

С некоторой поспешностью Возрожденный поднялся, постаравшись между собой и клавишей ловушки оставить как можно больше пространства. Два дюйма уже не казались ему надежным запасом. И щель с клинком он больше не высматривал.

Второй раз он чуть не упал, когда под клинком оставались его ноги. Дубина лейтенант, которому надоело, что пленник так долго протискивается в лаз, несильно, скорее ободрительно, чем обидно, пнул его сапогом… Но все кончилось хорошо. Он выскочил на своих двоих, слегка измазанный, но даже не поцарапавшись.

По ту сторону остался лейтенант. Теперь по лазу, заряженному для убийства, нужно было ползти ему. Их соединяла только цепь. Нетолстая кованая боевая цепь, которую не мог с одного удара перерубить ни один из известных Тролу видов оружия. А освободиться следовало сразу, иначе все пошло бы насмарку…

Возрожденный перехватил цепь почти у середины и с силой дернул на себя. Лейтенант уже влезал в дырку.

— Тише ты, скотина… — пробормотал он, но Тролов рывок выволок кулак его боевой перчатки на эту сторону — она показалась из лаза, и цепь уже не могла оказаться под клинком.

Лейтенант хотел еще что-то сказать, но в это мгновение задел торчащий, как зуб, камень, и… Дикий вой заставил всех замереть. Всех, кроме Возрожденного, потому что он был готов и собран не хуже, чем спусковой механизм клинка.

Он вырвал из лаза руку лейтенанта в боевой перчатке, к которой была прикручена цепь, обвивавшая его шею. Удар хирургического клинка пришелся точно по локтю, как Трол и планировал. Рубить по телу было безопасней, чем гадать — перерубит или нет это лезвие каленую цепь кинозитов…

Воины по эту сторону лаза еще ничего не поняли, а Возрожденный, подхватив отрубленную руку лейтенанта, чтобы не запутаться в цепи, уже несся по коридору вперед, в темноту. Прорваться ему удалось без единой схватки. Дротики, которыми его хотели остановить кинозиты, полетели ему в спину, когда никто из этих дураков его уже толком не видел…

Он снова был свободен. И никакие кинозиты не имели над ним власти.

Рука лейтенанта кровила. Капли, — падающие на камень, были лучшим обозначением следа Трола, поэтому при первой же возможности он вытащил руку из перчатки и выкинул жалкий обрубок. Потом, скрипя зубами от напряжения, пальцами сломал наконечник дротика, который скреплял концы цепи. Потом открутил от перчатки и саму цепь.

Из одного ремня, снятого с перчатки, он сделал петлю под свою руку и привязал ее к цепи, получив стальной хлыст. Потом осмотрел перчатку. Она была неплоха, но уж очень велика и выкована для более массивной конечности — Возрожденного она бы только тормозила как в ударах, так и в блоках. Но все-таки это было оружие. Поэтому, оттерев перчатку от крови песком, он закинул ее за спину и пошел к выходу.

Глава 12

В этой части лабиринта стены покрывал иней. Он спускался красивыми белыми языками с потолка на пол. Это значило, что пещера поднялась в монолите горы к зоне вечного снега.

До выхода оставалось всего ничего, но явственнее, чем прежде, впереди, помимо выхода, стало читаться что-то смертельно опасное. Возрожденный понял это, осознав, что стоит в довольно светлом коридоре и не может сделать вперед ни шагу. Он не знал, почему у него возник этот ступор, не чувствовал, что кто-то пытается управлять им, но шагнуть вперед не мог. Даже если бы Учитель приказал ему идти, сейчас он не стал бы его слушать.

Тогда он сделал несколько шагов назад, сел на подходящий для этого камень и попытался осознать, что происходит. Просидел он довольно долго… Едва ли не первой из усвоенных им картин было представление о звоне оружия и голосах кинозитов сзади, и совсем недалеко, не более трех миль, если мерить по коридорам, а не напрямую.

Оказалось, потеряв проводника и лейтенанта, который быстро умер от потери крови, один из ветеранов выволок из кармана бутылочку с какой-то дурацкой смесью и заставил ее отведать многострадального Бодара. В результате тот приобрел способность различать запахи, как собака, и повел весь отряд по следу. Если бы Возрожденному можно было где-нибудь вымыться, как он мог это сделать в келье, они бы потеряли его, но сейчас… В общем, они все-таки вышли в эту часть лабиринта.

Но кинозиты не могли быть серьезной угрозой, гораздо опаснее было что-то лежащее впереди… Возрожденный ничего не мог рассмотреть, но все отчетливее понимал, что подошел к какому-то чрезвычайно гибельному устройству. И оно уже знало о приближении человека — еще одной жертвы. И было нацелено именно на Возрожденного. А он даже не предполагал, что это могло быть…

Тогда он стал думать о кинозитах, а не об угрозе, затаившейся перед ним. Он просто оценивал их, пытался осознать их силы, их боевой дух, их страхи… И вот когда он перестал рассматривать ловушку в упор, а начал как бы следить за ней краем глаза, он все понял.

Это был газовый мешок, накапливающий в специальном объеме какие-то очень вредные вещества, поднимающиеся из расщелин в скалах. Его затвор поднимался, реагируя… Возрожденный проверился еще раз.

Правильно, он реагировал на присутствие человека. Стоило Тролу сделать шаг за ту черту, которую он неведомым образом почувствовал и около которой остановился, как где-то в глубине скалы поднималась заслонка, управляемая механической системой, сложность которой просто ошеломляла, о таких машинах не упоминали даже колдовские трактаты… И тогда из глубины земли в коридор, который единственный вед к выходу, выбрасывалось огромное облако газа. В застоявшемся воздухе пещеры это верная смерть. И спасения от нее нет.

Возрожденный вспомнил, как наивно предположил, что сумеет выжить, если все, чем был напичкан лабиринт, станет рассматривать как помощь… Сейчас над этим можно было только посмеяться. Пройти эту ловушку не сумел бы никто, даже Учитель. Или он все-таки что-то придумал бы? Скорее всего он, оставаясь бесстрастным, сел бы в позу постижения сути вещей, задержал дыхание… Не понимая, что им руководит, Возрожденный сделал то же самое. Посидел, вспомнив Учителя. И тогда, кажется, забрезжило решение.

Когда он все придумал, выяснилось, что попутно он может решить и другую проблему — избавиться наконец от кинозитов, на этот раз навсегда. Только следовало все подготовить раньше, чем они смогут отыскать его. Он сбросил медитативную вялость и заторопился.

На протяжении последних двух сотен ярдов он соскреб со стен коридоров весь иней, до какого мог дотянуться, используя оторванный по поясу кусок одежды. В целом набралось довольно много льдистого снега, сложенного горкой чуть не по колено Тролу. Ком этот был недостаточно плотен, но Возрожденный умял его, хотя и после этого дышать сквозь снег было можно. Полученную кучу Трол уложил на самой границе, пересечение которой обещало привести в действие механизм ловушки.

Трол успел завершить приготовления, когда кинозиты появились в конце тоннеля, в середине которого находился он. Они шли осторожно, освещая каждый шаг впереди себя. Факел у них остался всего один, но они боролись до последнего, и остановить их могла только смерть.

Трол вернулся немного назад, а когда между ними осталось ярдов тридцать, гикнул и что было сил побежал вперед. Как он и ожидал, кинозиты раздумывали недолго. Кому-то пришло в голову, что убегающий впереди «ученик чародея» обеспечивает защиту от ловушек едва ли не более верную, чем осторожное выщупывание стен и пола, а потому бросился вперед. За ним рванули остальные…

Бежать было недалеко. Трол забежал за приготовленную кучу шагов на десять, пока не услышал тихий, но отчетливый щелчок, прилетевший неизвестно откуда, а потом, опасаясь, что все слишком плохо рассчитал, задержал дыхание, зажмурил даже глаза, вернулся и сунул голову в сооруженный снежный фильтр. Потом он поудобней улегся на камни, экономя на каждом вдохе, стараясь даже мускулы расслабить, чтобы обмен веществ в теле стал более медленным.

Некоторые кинозиты все еще бежали вперед, кто-то из них даже кричал, словно во время атаки в большом сражении… Возрожденному стоило огромного труда не напрягаться и лежать неподвижно. Только мысленно он мог теперь подгонять старую ловушку, поставленную, может быть, много веков назад… Но как бы давно ее ни изготовили, она сработала.

Сначала один, потом другой кинозит стали кашлять, затем кто-то из них упал на землю и стал царапать ее ногтями, кто-то попытался побежать назад, но было уже поздно, да и удушающее облако летело теперь по коридору с таким напором, что Возрожденный ощущал его мокрой от снега голой спиной. Через полминуты с кинозитами все было кончено. Осталось, правда, странное ощущение, что в ком-то из этих воинов еще тлеет искра жизни… Но это скорее всего была ошибка.

Теперь следовало спокойно дышать и ждать. Он пролежал не менее часа, наблюдая, как горькое облако пропитывает снег перед его губами. Сначала эта смерть входила в снежную подушку довольно уверенно, потом стала впитываться медленнее, лишь на вдохах, а когда чистого снега, способного растворять яд, почти не осталось, проникновение остановилось. К этому времени Возрожденный, конечно, здорово замедлил дыхание и остановил кровообращение в тканях лица, что позволяло снегу не таять. Но все равно запершило в горле, вдруг заболел распухший как от жажды язык, губы и ноздри стали казаться сухими и помертвели, как от сильного удара… Но не было и ветра, гнавшего отравленное облако.

Тогда, собравшись с духом, Трол проверил воздух над собой, намочив палец в лужице растаявшего снега и выставив его повыше. Он ничего не почувствовал, движение газа над ним прекратилось. Тогда он, вознеся краткую молитву Кроссу, поднял голову, вдохнул. Сначала осторожно, потом уверенней.

Строители лабиринта и ловушек, кем бы они ни были, предусмотрели даже это. Они рассчитали количество снега и количество отравленного газа. Они все сделали так, чтобы решение проблемы — пусть незаметное, едва достижимое — все-таки осталось. Воздух еще не был свежим, в нем ощущалась горечь, но она уже не могла серьезно повредить ткани горла и легких, можно было дышать. Трол справился и с этой опасностью.

Прежде чем отправиться вперед, он посмотрел на кинозитов. Ближайший лежал в странной позе, как будто занес меч на бегу, и даже не заметил, как умер. Кончик его меча был всего в двух ярдах от того места, где лежал Возрожденный.

С одного из кинозитов он снял фляжку, у другого взял несколько сухарей. Жуя сухари, он поднял и осмотрел несколько мечей. Они были, как правило, грубыми, прокованными неумело и неглубоко. Вообще все оружие кинозитов показалось Тролу тяжелым, вычурным, плохо сбалансированным и чрезмерно изукрашенным всякими золотыми насечками и каменьями. Лучше бы деньги, что пошли на эти камешки, потратили на более качественную сталь или на добросовестную работу.

Серьезной боевой ценности в таком оружии почти не было. Поэтому он взял только один кинжал с хитроумной гардой, которой можно было выбивать меч противника, и ножны для него. Внутри ножен оказался остроумно устроенный тайник, набитый мелкими золотыми звонами. Они тоже могли пригодиться.

Потом Возрожденный отправился к выходу. Пройти нужно было всего ничего, никаких ловушек не чувствовалось не только в стенах, но вообще нигде… И все-таки он скоро понял, что не все так просто. Прежде всего у самого выхода его довольно ощутимо стала угнетать огромная масса талой воды, которую он начал чувствовать через скалы над собой. Это было странно — камни, земля, тяжесть огромных скал не угнетали, а вот вода показалась опасной. Поэтому он осмотрелся более внимательно, а когда понял, в чем дело, волосы зашевелились у него на затылке.

От огромной, в тысячи тонн, массы воды его защищала лишь полупрогнившая створка ворот, какими на фортификационных чертежах обозначались шлюзы водяных рвов. И она удерживалась от открывания крохотным рычажком, который он неминуемо должен был задеть, едва прикоснулся бы к камню, загораживающему выход.

И ведь выход был так близок… Трол вытащил кинжал, поковырял немного, и сквозь щель ударил остренький, как пика, солнечный лучик. Он падал на пол и освещал эту землю, как благословение счастливой и радостной жизни…

И еще он падал как раз на тот камень, который запускал в действие поворотный механизм шлюзовой заслонки. Стронув этот камешек, каждый неминуемо попал бы под водный шквал… И был бы смыт, размолот о стены, как на гигантском жернове, унесен за многие мили, может быть, в такие глубины пещеры, из которых нет выхода.

Трол дожевал сухари, допил воду и стал осматриваться. На расстоянии ярдов сорока от входа у самого пола он заметил горизонтальную, очень узкую щель. Пробравшись в нее, он увидел, когда глаза привыкли к темноте после яркого солнечного луча, что здесь устроена камера с хорошо герметизированным потолком. То есть в любом случае здесь должно было оставаться немного воздуха. А щель внизу была достаточно узка, чтобы течение, каким бы сильным оно ни было по ту сторону стены, сюда могло пробиваться лишь неопасными, мелкими водоворотиками. Итак, часть проблемы была решена. Оставалось только придумать, как запустить в действие шлюзовой механизм, оставаясь в безопасности.

Возрожденный промерил шагами все расстояния и понял — как бы быстро он ни бежал, укрыться в обнаруженном подводном колоколе он не сможет, поток неминуемо снесет его раньше.

Тогда он снова представил, как действовал бы Учитель. Он скорее всего лег бы у щели на полу, подсобрал силенок и биополевым фронтом сумел бы сдвинуть запорный механизм шлюза. Он бы так и сделал… Но Трол так не мог, потому что слишком много сил потратил на предыдущих ловушках, да и схватки с кинозитами сделали свое дело. Нет, развить достаточное давление на затвор с расстояния в сорок ярдов он не мог. Добросить какой-нибудь камень не давал низкий потолок и словно специально вылепленный поворот коридора…

Тогда он в который уже раз мельком подумал, что, может быть, никогда и не выберется из этого подземелья. Но сдаваться все-таки было рано. У него была вода, которую совсем нетрудно теперь было получить из снега, у него было несколько свежих трупов кинозитов, которые могли сохраняться в этом холодном подземелье довольно долго…

При необходимости он мог выключить моральные механизмы и вполне благополучно стал бы усваивать и человеческое мясо. В тренингах выживания его гоняли на задачах и потруднее. А со временем Учитель выручил бы его… Если, разумеется, он не в плену и если сам не нуждается в срочной помощи. Нет, ждать не годилось, следовало придумать что-то другое.

И тогда он вспомнил, что один из кинозитов показался все-таки не мертвым. Да, он умирал, но смерть еще не сковала его сознание необратимым холодом… Возможно, он сумел бы вдохнуть в последнего из вояк, посланных убить его, немного жизни — ровно столько, сколько было нужно.

Трол привел цепь в боевое положение и пошел назад, к тому месту, где была устроена газовая ловушка. Возвращаться было неприятно, к тому же, как оказалось, он изрядно ослабел, несмотря на сухари. Но выбора в самом деле не было.

Оказалось, один из кинозитов, Бодар, вероятно, из-за способности тоньше других определять запахи, побежал назад, когда другие рванули за Тролом. И потому вышел из самой опасной зоны поражения. Кроме того, пока к нему подходил газ, он сумел содрать с себя нижнюю рубашку, вылить на нее свою флягу и плотно прижал ко рту.

Конечно, он наглотался вдосталь этого газа, конечно, вероятно, он скоро должен был умереть, потому что сжег себе бронхи и лишь на самом донышке легких оставалось немного неповрежденной ткани, но он был еще жив.

Возрожденный собрал побольше энергии и почти без остатка влил ее в мерцающее сознание кинозита. Вместе с потоком живительной энергии он попытался передать ему информацию о луче солнца, пробивающемся между скалами, закрывающими выход, всего в паре тысяч шагов вверх по коридору… Потом пошел назад.

Пожалуй, на этого Бодара он истратил слишком много, почти все, что у него было. Ему даже захотелось бросить цепь, позванивающую в руке, хотя делать этого ни в коем случае было нельзя — не всё могло пойти с этим Бодаром, как хотелось бы. Потом его стало одолевать искушение выкинуть перчатку, которая болталась за плечом. Но и этого нельзя было делать — Возрожденный знал это точно.

Бодар пришел в себя гораздо быстрее, чем Тролу хотелось бы. И стал действовать по влитой в него программе… То есть подниматься по коридору к выходу. Он непременно догнал бы Возрожденного, но его задержала жадность. Убедившись, что он один остался в живых, кинозит принялся грабить товарищей. Он вытряхивал их кошельки и нательные мешочки, ссыпал монеты и драгоценности в собственный кожаный кошелек, который носил на прочном ремешке на шее. Это позволило Тролу дотащиться до выхода.

Там Трол осторожно положил перчатку лейтенанта в лучик солнца, вернулся к щели и едва успел заползти в нее, как в коридоре показался кинозит. Он шел твердо, но осторожно — задавая ему матрицу поведения, Возрожденный, видимо, сообщил кинозиту немалую толику бойцовой настороженности, но с этим уже ничего нельзя было поделать. Даже увидев перчатку, которая матово поблескивала на солнце, Бодар не ринулся вперед, а осмотрелся.

Возрожденный приготовил цепь на тот случай, если парень почувствует его по запаху, как уже бывало. Но тот и не помышлял об ученике чародея, за которым они гнались. Даже дойдя до выхода, он пересчитывал те жалкие сокровища, которые снял с мертвых товарищей, и полагал, что теперь-то сумеет устроиться, купить себе беспечную и легкую жизнь…

Но чем бы ни были забиты его мозги, миновать перчатку он не мог. Он постоял, осматриваясь, потом подошел к ней, наклонился, толкнул, чтобы понять, зачем она тут лежит, и…

Механизм пришел в действие. С гулким звуком бьющегося стекла на пол пещеры упала первая волна. Потом звук бешеного потока сразу взвился до предела человеческого слуха, и даже гораздо выше. Возрожденному осталось бороться только с ним, потому что, как он и ожидал, вода, поступающая в щель, тут не представляла опасности.

Хотя нет… Уж очень Возрожденный был слаб, уже через полминуты, когда ноги его потеряли опору, он понял, что едва может держать голову над поверхностью. К тому же вода была очень холодной, он с трудом справлялся с судорогами.

Вполне возможно, что он, несмотря на то что все делал правильно, утонул бы, но когда вода поднялась еще выше, на стене вдруг нащупался выступ, на который Трол и взобрался. Вода темной массой шевелилась всего в нескольких дюймах от края этого выступа, но выше не поднималась, свод пещеры действительно был герметичным и не прохудился за прошедшие века. Тогда Трол, как и раньше, вознес неизвестным строителям свою благодарность.

Через четверть часа вода пошла на убыль. А к исходу получаса Возрожденный спустился, прополз в щель и снова поднялся к выходу, который также пропускал лучик солнца, падающий на затвор шлюза, вставшего на место. Только теперь Тролу не грозило погибнуть, стронув его открывающейся створкой. Скорее всего затвору предстояло ждать другого воина, как он ждал до этого Трола, или бедолагу, как Бодара, если кто-то из них придет когда-нибудь.

На чистом полу поблескивали лужицы, с потолка и стен звонко падали капли. Возрожденный еще раз проверил лабиринт. Он был полон угрозы и смерти, но все осталось позади. Устройство, которое загораживало ему выход, не было опасным.

Он повернулся к скале, положил на нее обе ладони и навалился, стараясь повернуть вокруг угадывавшейся в ней металлической оси, чтобы выйти наружу.

Глава 13

Поворотный механизм был очень прост. Казалось, необходимо только поднатужиться, и Трол выйдет из подземелья. Но сколько он ни старался, скала не поддавалась. Чтобы ее повернуть, нужно было схватить за что-то, находящееся внутри камня… Только тогда Возрожденный заметил небольшую щель, в которую могла поместиться лишь одна рука. Именно в глубине этой выемки и находился захват, который мог создать определенное поворотное усилие… Он сунул в нее руку, но тут же отдернул — у самой дыры находился странный небольшой выступ из металла, прикосновение к которому вызывало ощущение древней, но не растраченной магии.

Трол принялся деталь за деталью проверять это устройство. Оно было маленьким и работало на совершенно непонятных принципах. Чем сильнее были толчки, тем сильнее раскалялся тот предмет, который обжигал Тролу руку. Кроме того, Возрожденный не понимал, для чего это устройство тут стоит. Но все-таки оно было не опасно — это главное. Оно всего лишь затрудняло выход, но не делало его невозможным.

Тогда Возрожденный решил не церемониться. Он сунул руку так, чтобы захватить паз для поворота камня… Нет, не получалось. Примерно на глубине фута щель прихотливо изгибалась вправо, так что локоть правой руки не мог войти в предполагаемое продолжение. Тогда Возрожденный запустил в щель левую, она легко вошла в этот канал, и пальцы сразу же легли на удобную рифленую поверхность. Он поднажал…

И чуть не закричал. Боль под левым плечом скрутила его с такой силой, что ему пришлось собрать всю волю, чтобы вернуть контроль над телом и сознанием. И тогда он понял, что правой сжимает кинжал, подобранный у мертвого кинозита, бессознательно подняв его так, словно собирался отсечь себе левую руку, чтобы избавиться от непонятной магии…

Боль, кстати, быстро утихла. Медленно таял и колдовской жар в выступе, угнездившемся чуть ниже скального захвата для левой руки. Опасаться, собственно, было нечего. Возрожденному ничто не угрожало. А он чуть было… Нет, пусть Учитель говорит что угодно, а излишняя тренированность — не всегда благо. Он спрятал кинжал, глубже сунул левую руку в щель, покрепче сжал рифленую рукоятку и повернул камень до упора.

Потом, жмурясь, шалея от внезапного солнца, высвободил руку и вышел из пещеры. Каменный порог, который отчетливо удерживал скалу в состоянии покоя, не обещал никаких неожиданностей. Возрожденный шагнул на него, и тут же с неприятным скрипом скала стала закрываться, выталкивая мальчика наружу.

Конечно, он сделал необходимый шаг вперед, чтобы каменная поверхность не задела его. Подземелье, оставшееся позади, было так враждебно, так чуждо, он так устал от него, что даже не оглянулся.

Зато мир вокруг сразу показался огромным, ослепительным и прекрасным. Трава, кусты, горы, облака над головой, солнце, ветерок, обдувающий лицо, — все здесь представлялось живым, полным соков, дружелюбным.

Потом Возрожденный привел себя в более спокойное состояние. Это удалось — не сразу, но удалось. Решающей была мысль, что если и нужно было проверить живучесть тех, кто оказывался в этом лабиринте, то последнее нападение, последнюю ловушку следовало сделать именно здесь — на этом чудесном, ослепительном просторе. Но тогда, пожалуй, никто не мог бы выдержать этого испытания.

Возрожденный засомневался, что даже Учитель уберегся бы от такого нападения, ведь, что ни говори, он был настоящим поэтом, только всякие порывы в нем сдерживала железная дисциплина тренировок и опыта…

Вспомнив об Учителе, он успокоился по-настоящему. Подпоясавшись трофейной цепью, переведя кинжал под левую руку, он побежал к пещере. Она находилась на юго-востоке, и горные тропинки, которых он в каменной толще, разумеется, не ощущал, увеличивали это расстояние до полусотни миль. А в том состоянии слабости и тревоги, в котором Трол находился, это было немалым путешествием. Но проделать его все равно следовало как можно скорее. Поэтому восстанавливаться он решил на ходу.

Глава 14

Все-таки дважды Трол вынужден был остановиться. Первый раз он попросту упал и уснул на солнышке, хотя ему было неудобно и почему-то заболела голова… Может быть, это была реакция очищения организма после отравления газом. Второй раз, под вечер следующего дня, он притормозил, когда понял, что в таком состоянии не только не может оказать помощь Учителю, но даже себя не в состоянии защитить. Поэтому он нашел гнездовье горных бакланов, украл из разных гнезд четыре яйца, поужинал и лег спать в каком-то стожке, которые крестьяне оставили на душистых высокогорных пастбищах. Кажется, ему ничего не снилось.

Едва облака на востоке окрасились в первые цвета утренней зари, он проснулся и побежал дальше. Как он и ожидал, сон не столько придал ему силы, сколько разморил. Теперь ему приходилось не только бороться с неимоверным желанием доспать, но и отгонять многочисленные боли, обрушившиеся на перегруженные мускулы, избитые кости, отравленные легкие и расстроенные нервы. Боли не проходили, и он понял, что ему следует проверить свою способность сражаться. Было бы глупо прибежать к пещере и тут же погибнуть.

На ходу, как в обычных тренировках, он попробовал провести разминку, потом вспомнил комбинированную технику боя цепью и кинжалом… В общем, способности драться в нем почти не осталось. При всем том, что восстанавливаться ему иногда удавалось едва ли не быстрее Учителя, сейчас он был не на многое способен…

Но в те времена, когда они с Учителем тренировались вдвоем, они пользовались отварами трав, прижиганием основных и вспомогательных точек жизни, массажами, иглоукалыванием. Кроме того, иногда Учитель гонял его на восстановительных катах, исполняемых совместно, практически в темпе полусвободного спарринга, в жестковатой, но чрезвычайно эффективной воинской манере.

Стараясь не очень волноваться по поводу своих задержек в пути, Трол искупался в первом же подходящем водопаде и сделал самомассаж, результата которого почти не почувствовал. Потом, уже на бегу, снова попытался восстановиться глубоким самовнушением, чего не умел делать правильно, но на этот раз он готов был хвататься за любую соломинку, чтобы выиграть хоть немного сил.

И еще он попытался получить питание по естественным каналам, принимая энергию от травы, кустов, от неба над головой, даже от шмыгающей вокруг мелкой живности. До того как Учитель отвел его в подземелье, Тролу не удавалось делать ничего похожего. Но теперь, кажется, он мог больше. И он подпитывал себя всем, что способен был усвоить, что только попадалось на глаза.

Скоро он перестал мерзнуть, приостановленные в подземелье органы оттаяли, мускулы наполнились движением, а сознание прояснилось. Когда он подбегал к водопаду, который помнил с самых первых дней, он уже был готов к бою, и, кажется, по-настоящему. Теперь он вполне мог справиться со своей частью работы.

Опасности впереди не чувствовалось. Но это, конечно, ничего не значило. Если бы все засады объявляли о себе на расстоянии, когда их еще можно обойти, вряд ли люди выдумали бы такую тактику.

Оставаясь в давно приготовленном на всякий случай укрытии, Трол внимательно осмотрел долину перед пещерой, потом попытался определить состояние воздуха и, наконец, перенес внимание на тропинку, ведущую к их площадке. Даже с расстояния в сотню ярдов, с которого он осматривался, было видно, что она исцарапана какими-то жуткими когтями. Таких он никогда не видел даже в Большом Атласе следов животных, птиц и рыб. Наконец он сообразил, что это следы когтей фиолетовых фламинго, на которых, вероятно, к ним добрались кинозиты. Но птицы с такими следами должны быть чудовищами, потому что похожие следы вполне могли оставить когти горных медведей.

Посчитав перепутанные следы, насколько это было возможно, Трол пришел к выводу, что птиц было много. Пожалуй, на них могло уместиться сотни две наездников. Неужели на них напало так много врагов?

Хорошо, пусть даже так. Но куда же тогда они делись? Ведь тут должны были остаться трупы… А если есть пища, то должны были появиться горные птицы-падалыцики, росомахи, грызуны, наконец! Но ничего этого не было, как не было и трупов.

Тогда Возрожденный постарался успокоиться, подобрал свое оружие в положение, равно подходящее для защиты и для нападения, и пошел вперед, к тропе, словно эта медлительность могла что-то значить, от чего-то спасти, что-то до поры утаить…

Здесь, ближе к месту боя, он заметил между следов птиц следы людей. Людей было не очень много, всего-то десяток, и все они носили острые шпоры, оставлявшие на земле не очень привычный, косой след. Не составляло труда догадаться, что это были — погонщики фламинго, которые следили за всей стаей, пока кинозиты дрались наверху, на площадке…

Да, именно так все и происходило. Из темного неба, закрытого очень низкими тучами, на площадку перед пещерой пикировали фиолетовые фламинго, волна за волной. С их причудливых седел соскакивали на землю кинозиты, а фламинго сразу поднимались в воздух, чтобы дать место новым и новым спускающимся птицам с наездниками. Но улетали недалеко, погонщики со шпорами уже кружили на своих птицах над всей стаей, заставляя ее расположиться на полянке перед тропинкой, а потом, когда их дело было сделано, и стая без седоков уже не стремилась рассеяться, сами приземлились, чтобы удержать вожаков до того момента, когда настанет пора улетать… Они все были очень сосредоточенны, потому что им все время приходилось мысленно управлять сотней с лишним фламинго. Судя по эффективности их действий, это были телепаты высокого класса.

Трол набрал воздуха, как перед прыжком в воду, и стал подниматься по тропе, пока не вышел на площадку. И тогда понял, почему вокруг было совершенно спокойно. Тут все было кончено. А тела, многие даже в доспехах, при оружии, были свалены в кучу около Камня перерождения и сожжены какой-то чудовищной магией. Температура пламени, которое бушевало в этом страшном костре, была настолько велика, что край площадки почернел и заблестел, как оплавленное стекло. Доспехи превратились в бесформенные комья металла, а от костей и одежд погибших не осталось даже следа. Лишь иногда в черном, окаменевшем пепле блестели крохотные крупинки полудрагоценных камней, оставшихся от украшенного оружия или выпавших из солдатских кошельков.

Сам Камень перерождения уже не лежал, где ему было положено — в центре площадки, а… стоял, вбитый в землю одним краем, приподняв другой, как крыло, всему миру демонстрируя грубо обработанную нижнюю поверхность. Сила, которая должна была опрокинуть его, превышала все, что Возрожденный мог себе представить. Пещера зияла более широким зевом, чем прежде, потому что несколько камней у входа были вырваны, словно внутри что-то взорвалось…

Понять по этим следам, где начался бой и где он кончился, было практически невозможно, но Трол все-таки попытался. Снова и снова обходил он площадку, стараясь унять сердцебиение, пытаясь определить по ауре недавних смертей, по боли, застывшей в камнях, как происходила основная схватка… И наконец понял. Враг все-таки одержал победу над Учителем. Но это были не кинозиты, а нечто такое, названия чему Трол не знал. Это было что-то невиданное, отвратительное, ужасное. Даже тени этих существ оставили на земле более сильный след, чем смерти множества кинозитов. И было их несколько, как минимум три… Вот они-то и расправились с Учителем.

Ощутив его светлую смерть, Возрожденный вышел на край площадки, подальше от костра, устроенного из павших, и просидел до вечера. Лишь вечером он вспомнил, что ему нужно бы поесть и выпить воды. Но он не стал этого делать, попросту забыв об этом, а зашел в пещеру. Оттуда все было вынесено, все — до последней связки сухих трав. И все исчезло — вероятно, погибло в огне.

Трол осмотрел такую привычную и теперь такую пустую пещеру, вспомнил, как зимними вечерами весело трещал костер, устроенный неподалеку от их лежанок, как Учитель читал книги, пристроив факелы над собой, сидя на ворохе шкур у стены, как они разговаривали или молчали, вдыхая аромат приготавливаемой еды… Теперь этого никогда больше не будет.

Снаружи что-то произошло. Возрожденный был, несмотря на усталость, так напряжен, что вылетел на площадку перед пещерой, готовый ко всему. Но это оказалась стая мелких горных волков, которые совершенно по-собачьи сидели у выхода с тропинки, ожидая, видимо, своей очереди на обследование освободившейся пещеры.

Возрожденный печально усмехнулся и послал им успокаивающий сигнал, объяснив, что сейчас уйдет и они смогут распоряжаться тут без помех. Волчицы успокоились и даже растянулись на траве, подставляя серые бока под лучи вечернего солнца. Самцы не очень поверили, но тоже решили выждать.

Возрожденному осталось тут сделать одно дело, вернее — два. Первое он провернул быстро. Подойдя к дальней, очень глубоко вырытой нише, он осмотрел ее. Обычно они хранили тут оружие, теперь оно, конечно, исчезло, но сама ниша была с секретом. Трол вытащил кинжал из ножен и несколько раз ударил в дно ниши… И сухой, отлично замаскированный под камень кусок обожженной глины рассыпался.

Из открывшегося тайника Возрожденный вытащил тонкий, очень аккуратный нагрудный доспех, сделанный из желтоватых чешуек. В таком доспехе Трол мог сделать «поклон солнцу», а еще, помимо бесшумности, он гасил не только проникающее действие оружия, но и его динамику, то есть магическим образом создавал противодействие кинетической, толкающей силе, возникающей при ударе. Проверялось это не раз, когда доспех вешали на цепи и пытались раскачать, ударяя копьем или палкой… Ни разу Тролу не удалось заставить его отклониться больше чем на пару дюймов.

Затем он вытащил из самого дальнего угла тайника налобную пластину, которая при некотором умении могла быть почти так же эффективна, как легкий шлем, но не ограничивала, не изолировала внимание воина. По преданию, когда-то эта пластина принадлежала самому Лотару Желтоголовому, и в этом была ее главная ценность — другими особенностями она не обладала.

Затем Возрожденный достал старенький на вид, помятый, как и доспех, щит с довольно сложной системой ремней. А потом и мечи. Их было три, все принадлежали Учителю. Синеватый, извилистый Вандир, способный рассекать всё — начиная от живого дерева и кончая сухими костями. Красный, с системой для захвата меча противника, двуручный Мечелом. И черный, чуть изогнутый, совсем не длинный на вид, но отлично сбалансированный Беставит. Он был сделан как восточные мечи: с такой же маленькой гардой, длинной ручкой, обвязанной шнурками из шкуры морского дракона, и не виданным в этой части мира качеством лезвия. Его-то Возрожденный и выбрал себе.

Потом он вытащил кошелек с деньгами, отсыпал себе две горсти серебра, справедливо решив, что золото у не очень хорошо одетого путешественника, едущего без слуг, лишь привлечет внимание. Вернул два прочих меча в тайник, замазал разбитое днище и, как мог, наложил маскирующее заклинание.

Уже выйдя на площадку, зашнуровав на себе доспех, приладив налобную пластину, приторочив меч со щитом на спину, и уместив кинжал на поясе, под левой рукой, он вдруг вспомнил о втором деле. Осторожно, стараясь не думать, что он делает то, чего никогда прежде не делал, Возрожденный подошел к любимому каменному креслу Учителя, взобрался на него с ногами и дотянулся до странного, похожего на голову причудливой птицы камня. Как-то Учитель сказал, что некогда этот камень принадлежал Джа Ди — одному из легендарных колдунов-основателей Белого Ордена. По своей магической сути камень «запоминал» то, что происходило перед ним. Сейчас Трол хотел знать, как выглядит Такна — существо, напавшее на них с Учителем.

Он сделал необходимые пассы, произнес несколько заклинаний, и вдруг… Да, позади него в воздухе что-то стало происходить. Трол быстро соскочил, стараясь не упустить ни одной крупицы информации, но… Раздался лишь голос. Четкий, холодный, который произнес на квантуме с очень сложными модуляциями, предназначенными, вероятно, для доклада кому-то, находящемуся очень далеко от этой пещеры, может быть, даже в пределах Империи:

— Магистр Султунар уничтожен… — в, холодном тоне Такны мелькнула злоба и раздражение, — с помощью третьей силы. Солдаты, которые были мне приданы, не справились, и я… — снова всплеск раздражения, — сделала неизбежный вызов платных союзников. Для гарантированного успеха пришлось нанять троих. Новое воплощение Лотара замуровано в лабиринте. Возможностей выбраться у него нет, следовательно… — Такна на миг задумалась, потом твердо, ни в чем не сомневаясь, закончила: — Возрожденного Желтоголового тоже можно считать ликвидированным.

Еще несколько раз Трол пробовал вызвать из каменного подобия головы вид командира имперских гвардейцев, пытался получить хоть какое-то зрительное дополнение к голосу, но ничего не добился. Как говорил Учитель, с этими магическими наблюдателями нужно работать или хорошо и один раз, или не работать вовсе, потому что после неудачи добиться чего-то с каждым разом все сложнее.

Наконец, сдавшись, Возрожденный выставил магический камень в положение слежки за всем происходящим и стал спускаться вниз по тропе. Он знал, что если и вернется сюда, то не скоро. А может быть, вообще никогда. Но это его сейчас мало занимало.

Он думал о другом, на другие вопросы хотел получить ответы. Кто же он такой? Кого имела в виду Такна, когда призналась, что вынуждена была вызвать трех платных союзников? Что это за существа, которые втроем справились даже с Учителем? Можно ли до них дотянуться и отомстить за Учителя? Как отомстить самой Такие? Случайно ли так получилось, что Учителю пришлось возрождать его на Камне? Кто ему объяснит, почему Такна выследила их так точно и гораздо раньше, чем рассчитывал мастер Приам? Но главным было все-таки то, почему его, Трола — Возрожденного, посчитали воплощением Лотара Желтоголового?

Вопросы, вопросы — Трол даже не заметил, как сошел с тропы и как почти в тот же момент, оказавшись от него на расстоянии вытянутой руки, заспешили вверх волки. Что же, теперь это их дом, может быть, так было до того, как Учитель пришел сюда, решив именно тут устроить для Возрожденного место обучения и тренировок.

Трол дошел до конца полянки, оглянулся. Волки осматривали новый дом, но сторонились сожженных кинозитов, обходили само место погребального костра. Что же, звери не любят магию… Возрожденный вздохнул, он чувствовал себя одиноким, неопытным, не подготовленным к тому, чем ему теперь предстояло заниматься.

Вдруг в кустах зашевелилось что-то очень большое. Трол отпрыгнул, но меча не вытащил. Если это зверь, он сумеет успокоить его без оружия, а если засада… Но это был конь, их с Учителем жеребец. Видимо, он удрал, когда фиолетовые фламинго стали садиться у его коновязи, и слонялся около пещеры, надеясь, что появится кто-то из знакомых ему людей. И вот такой человек появился.

Возрожденный поймал животное, погладил по морде, стараясь успокоить. Конь дрожал, но в его повадке теперь чувствовалось большое облегчение. Трол нащупал поводья, они были оборваны, но связать их было минутным делом. Потом перебросил через голову коня, взобрался на него и похлопал по сильной шее.

— Поехали, приятель, вдвоем лучше, чем в одиночку. Обещаю, что в первой же деревне куплю тебе попону, а себе седло.

В том, что он выполнит это обещание, Трол Возрожденный не сомневался. Вот сумеет ли он справиться со всем остальным, что свалилось на него, — этого он не знал. Но он был готов постараться как следует.

Часть 2 - Воин Провидения

Глава 1

Трол, воспитанник мастера Султунара, прозванный Возрожденным, прервав тренировку, смотрел, как в недалекой долине, милях в пяти от лесистого холма, где он расположился, по дороге полз отряд в несколько десятков всадников. Повозок за ними не было, следовательно, это были не купцы. Да и что купцам тут делать в это время года? Они сейчас должны находиться в городах и готовиться к ярмаркам.

Конь Трола заржал, словно почувствовал недоброе. Трол, который последнюю неделю избегал останавливаться в деревнях и потому ни с кем не мог словом перемолвиться, чуть высокомерно заметил:

— Сам чувствую, что это солдаты. И что нам не стоит с ними встречаться, — он еще раз прикинул размеры и выучку отряда. — Но скорее всего ты их переоцениваешь.

Ему захотелось сбросить уже накапливающееся напряжение в мышцах, сесть в позу дальновидения и попробовать понять, кто да зачем там внизу едет. Но он принял, это за слабость — известное дело, тело хочет увильнуть от работы. Поэтому он, желая сделать тренировку более трудной, натянул на себя доспех, зашнуровал его, как следует приладил на голове налобную пластину и, проговорив про себя имя Учителя, принялся за упражнения с мечом.

Беставит, с окрашенным в черное клинком, оставался для юноши загадкой. То он летал как молния, которой даже не нужно управлять, которая разила быстрее, чем план боя складывался в сознании Трола, то оставался замедленным, как во время движений под водой. Поэтому юноша не торопился в Кадет, а часто останавливался, чтобы подготовиться к въезду в город как следует. Не то приедет, объявится… и каждому станет ясно, что он и меч-то носит только для красоты.

«Да, Учитель, — вздохнул про себя Трол. — Считанных дней не хватило, чтобы уйти от атаки кинозитов, практически нескольких часов…» Боль утраты горела в груди, почему-то усиливаясь по мере того, чем больше времени миновало с памятного боя у их пещеры. Трол читал в книгах, что время лечит, притупляет ощущение смерти близкого человека, но с ним происходило наоборот. Наверное, поэтому он и в деревнях не останавливался — грубые, даже туповатые люди раздражали его, тем более что все, как на подбор, были веселы, преимущественно любопытны и невероятно невежественны. А потому лезли с расспросами, словно он был не странствующий воин Белого Ордена, а какой-нибудь менестрель, у которого, как известно, лишь половина работы заключена в песнях и сказах, а другая половина — в новостях

Он одернул себя и стал работать как полагалось, не отвлекаясь на скорбь, изгнав из сознания все мысли, даже следы мыслей И это принесло результат, Беставит вдруг смирился с его волей и начал петь, рассекая воздух, свистеть на долгих связках, всхлипывать на отмахах .

— Эй, юнец, — раздался грубый, сиплый голос

Трол поднял голову. Пока он наслаждался тут своими достижениями, его окружили. Должно быть, у них был какой-никакой колдун в отряде, а потому они почувствовали его даже через ту четверть мили, которую Трол отъехал от дороги. Не стоило ему слишком уж пренебрегать этой опасностью, следовало хотя бы подождать, пока эти остолопы проедут мимо. И вот теперь… Да, что теперь?

Трол осмотрелся. Их было больше трех десятков. Половина изморены долгим переходом, хотя каждую ночь они проводят в удобных гостиницах или на постоялых дворах. Человек пять — ветераны, с такими не очень хочется связываться, особенно когда они друг друга давно знают и умеют работать в связке. Один вообще что-то феноменальное, такого уважал бы, наверное, даже Учитель. Но кричал не он, а тот, кто был разукрашен золотом и держался рядом с этим мастером.

Трол поклонился, благо дыхание все-таки было слишком бурным, уложив меч плоской стороной на левое предплечье.

— Отвечай, мальчишка, — прогремел, напуская на себя бессмысленную сердитость, раззолоченный, — кто ты и почему прячешься?

— Я не прячусь, — ответил Трол, усмехнувшись.

— Добавляй «господин», — проговорил тот, кто был самым сильным бойцом в этом отряде.

— Как же я могу добавлять что-то, если никто из вас не назвал своего имени, герба или титула? — удивился Трол.

— Он говорит, как благородный, господин, — отозвался один из ветеранов.

— Назовись, мальчик, — проговорил другой ветеран.

— Нет, называется тот, кто обращается первым, — ответил Трол и на всякий случай приметил пару деревьев потолще, чтобы прикрыть спину. Полянка была небольшой, преимущества конникам не давали деревья.

— Ничего себе, — удивился раззолоченный, — мы в лесу столкнулись со знатоком этикета.

Гогот солдат был искусственным, как и вся ситуация. «Жаль, что так получилось, — подумал Трол. — Придется, наверное, теперь объясняться. Или драться».

Что-то подмывало его послать вызов этим людям, хотя скорее всего этого делать не следовало. Ведь было совершенно ясно, что по меньшей мере двое из отряда — его вожаки — имели более высокое звание, чем простые офицеры. А это значило, что по приезде в город придется оправдываться, что бы он тут ни совершил… Если, разумеется, ему удастся доехать до города. Все очень просто могло кончиться здесь и сейчас.

— Господин, — проговорил самый молодой из ветеранов, — разреши я поучу его вежливости?

— И все-таки, мальчишка, как тебя зовут? — рявкнул другой, краснолицый ветеран, на лице которого на всех языках, какие только знал Трол, было написано — сержант.

— Ты всегда пытаешься учить вежливости одиноких путников, если с тобой три десятка железнобоких? — спросил Трол, хотя знал, что это прозвучит не очень вежливо.

Солдат, закованных в броню, на самом деле было меньше, чем три десятка, большинство носили простые пластины, наклепанные на толстые куртки из медвежьей кожи.

— Что? — удивился молоденький энтузиаст и тронул коня.

— Может быть, не нужно… — начал было один из ветеранов. Но было уже поздно.

Молодой задира пустил коня вскачь, а когда до Трола оставалось шагов десять, умелым, точным движением вынес из-за спины короткую пику и прицелился мальчику в грудь. Трол перехватил Беставит лезвием назад, за руку, острием вверх, чтобы каждому было ясно, что он не пускает в ход оружие. Потом чуть присел, всадник на это купился, как последний крестьянин. Он резко подался вперед, вынеся в ударе руку с пикой…

Но Трол не стоял там, где задира его только что видел, он перенес центр тяжести на другую ногу, выпрямился и при этом отбил кулаком свободной правой руки острие пики по направлению к дереву. Конь задиры промчался мимо, пика вонзилась в древесину приличной в охвате ольхи, противоположный конец пики уперся всаднику в бок, и он, конечно, вылетел из седла, словно в него попал камень из катапульты. Удар об землю этого дурачка был таким громким и тяжелым, что последнему олуху в отряде стало ясно: поднимется он не скоро, если вообще поднимется.

— Ну что же, — медленно пророкотал раззолоченный, — я Гифрул, владетель Высокого Бора. А твое имя мне знать уже не нужно. Я не люблю запоминать имена тех, кого больше никогда не увижу, потому что…

Но Трол его уже не слушал. Он перехватил Беставит в двуручную позицию и проверил, как меч себя чувствует на этот раз. Кажется, тренировка не прошла даром, клинок был послушен. А значит, теперь все зависело от Трола.

Первых трех парней, едва ли намного старше самого Трола, но существенно хуже подготовленных, удалось снять на их страхе нанести неверный удар. Они прицеливались, медлили, а значит, дали подскочить под их копья и достать плоской стороной меча по ногам или по доспехам. Убивать Трол пока не хотел, для этого он еще не чувствовал себя совсем отрешенным от мира. Все трое были тяжко травмированы, у одного явно сломана голень — а большего пока и не требовалось.

Но вот потом произошло что-то странное. Самый сильный солдат отряда, который держался рядом с Гифрулом, вдруг очень сильно и певуче прокричал:

— Это он. Убить его!

И тогда в бой рванулась вся стая… Трол повернулся и быстро, насколько мог, оглядываясь, чтобы не дать противнику ударить сзади, ломанулся в кусты, через которые он-то проскочить мог, как заяц, а вот всадники — вряд ли. На первое время это дало результат. Кто-то поехал в обход, кто-то попробовал вообще перехватить его по широкой дуге, свернув в сторону… Но чтобы его перехватывать, следовало знать, куда он бежит, а даже сам Трол не очень это знал, потому что понимал — исход боя решит не бегство, а его атака на раззолоченного Гифрула.

В общем, попетляв, Трол понял, что, неожиданно выскакивая на двоих-троих дружинников, он может делать что угодно. Он и делал. Уворачивался, втыкая легкие копья и пики противников в деревья или землю так, что солдаты вылетали из седел, прыгал на зазевавшихся, снося их с седел ударами ног под руку или в плечо, один раз вбежал на три ярда по стволу дерева и отпрыгнул назад, за спину вояки, который слишком разогнался и воткнулся вместе с конем прямо в столетнюю пихту…

— Спешиться, остолопы! — орал Гифрул. — Брать его в мечи, в мечи!

Те, кто еще мог драться, спешились, и тогда Трол решил, что побегал он достаточно. Да и тренировка давала себя знать, он был несвеж, может быть, даже более чем его противники после половины дневного перехода. Но с другой стороны, он был разогрет, подготовлен к бою духом, а значит, тренировка дала ему и некое преимущество.

Когда они спешились, их оказалось почти два десятка. Трол выбрал дуб, сросшийся из трех стволов, да так плотно, что удар сзади или сбоку не смог бы нанести и самый искусный из мастеров, и быстро выровнял дыхание.

— Мы его загнали, господин, — доложил один из ветеранов, когда Гифрул тоже выехал на полянку перед дубом. — Он тут.

— Как бы не получилось, что он вас загнал, — проворчал лучший боец отряда, не спускаясь с коня. Только он да еще Гифрул и остались в седлах.

— Ну, так атакуйте его, Шаэтан меня разрази! — заорал Гифрул, теперь он был бледен, зол и очень потен. Должно быть, битва не столько разогревала его рыбью кровь, сколько пугала, хотя он и был скорее всего воином.

Спешенные вояки атаковали, вернее, попробовали. Так как игры кончились, и испугать противника в этой рубке становилось не менее важно, чем маневрировать между деревьями, Трол решил не церемониться… Но убивать не смог, двоих отпустил, надрубив им руки чуть выше локтя. Все дело было, конечно, в том, что эти, с позволения сказать, воины очень мало что знали, еще меньше умели и уж почти ничего не делали как полагается. Они и двигались слишком медленно, и силы в их движениях настоящей не было. А оружие у них было такого низкого качества, что Трол в своем нагрудном доспехе чувствовал себя в полной безопасности.

Но потом пришлось напрячься, почти согласованная атака трех солдат пробила его летучие блоки, и Трол получил несильный удар в бедро. Вернее, он, конечно, ушел от этого удара, но кровь показалась на темно-синей ткани его штанов, расползаясь влажным пятном вниз. Тогда он решился.

Сделав обманное движение влево-вправо, сменив при этом стойки, словно он собирался скакнуть то вбок, то вперед, он нырнул под самого туповатого из оказавшихся перед ним солдат и незаметно воткнул ему в бок кинжал своей левой. Воин замер, но прежде чем он стал падать, Трол провернул кинжал в ране, а потом освобожденной левой перехватил меч противника, совсем недурной, если бы сталь не была так удручающе плохо прокована. Теперь он стоял с двумя мечами, причем левый был легче и мог летать чуть быстрее Беставита. И Трол решил показать, на что способен.

Он больше не отбивал выпады противника, не оглушал и, конечно, не ранил, только бы заставить неумеху выйти из боя. Нет, теперь он работал на убой. Обводил своим клинком выпады противника, рубил их в лица, шеи, незащищенные бока или открывшиеся из-под стальных пластин подмышки, колол в ноги или плечи и добивал… Добивал каждого из солдат, который после ранения имел неосторожность качнуться к нему, а не от него.

Для него сейчас это было хорошо — когда рядом быстро и почти неизбежно умирает напарник, любой вояка трижды подумает, прежде чем решит оказаться на острие атаки… Конечно, и Тролу в таком бою доставалось. Три раза он пропустил контратаки снизу и получил два удара по ногам, к счастью, скользящих, один раз его ранили в шею, но удару не хватило движения, и острие пробило лишь кожу, почти не задев мускулы, но самую тяжелую рану Трол получил в бок. Кто-то из догадливых ветеранов подобрал копье, незаметно провел между дерущимися в первом ряду мечниками и неожиданным выпадом попытался насадить на него Трола, как на гарпун… Его спас, конечно, доспех, но несколько пластинок были разбиты, и их сталь окрасилась кровью.

Копье Трол, конечно, отрубил, но рана теперь мешала. Зато и хитреца он приметил, а потом выманил ложным прыжком вверх, якобы пропуская под собой какой-то из небыстрых клинков. И когда этот хитрец попробовал поймать его на этой потери подвижности, опередил эту атаку прицельным ударом, нанесенным в воздухе, сапожком в горло. Из сапожка уже был выведен шип длиной в три дюйма, и противник упал, обливаясь кровью, безнадежно пытаясь зажать яремную вену двумя руками.

— Стоп! — заорал кто-то сзади солдат.

Кое-кто из этих вояк, как на учении, в самом деле опустил мечи, и Трол разрубил еще троих на этой паузе, пока имел такую возможность.

— Ты в самом деле боец, мальчишка, — проговорил тот из вояк, кто оставался до последнего рядом с Гифрулом. Он медленно сполз со своего коня. Повернулся к ветеранам, остававшимся в задних рядах. — Ты, ты, ты и ты, пойдете со мной. Струсите, зарублю своей рукой. — Он повернулся к Тролу, который, воспользовавшись случаем, отдыхал, опустив оба меча. — Меня зовут Визой, по прозвищу Честный.

— Ну, тогда давай один на один, Визой, если ты действительно Честный, — проговорил Трол. В горле было сухо, дыхания не хватало. И все-таки он еще держался и мог еще долго держаться, в этом он был уверен.

Визой усмехнулся:

— Мы же не воюем здесь, парень, мы приехали сюда совершить убийство, — он сделал жест, который при желании можно было принять за честный вызов.

— Я это запомню, Визой, — проговорил Трол, он уже почти восстановился.

— Недолго тебе придется это помнить, щенок, — прошипел из седла Гифрул, не сделав ни малейшего движения, чтобы слезть с коня на помощь к Визою.

Четверо из оставшихся ветеранов и Визой Честный атаковали умело, вполне связанно, не давая Тролу ни одного шанса на контратаку… Как они думали. Но Трол теперь не собирался прижиматься спиной к дереву. Он ускользнул в сторону и, прежде чем один из ветеранов, тот самый красномордый сержант, успел к нему повернуться, подбил его палаш левым мечом вверх, а Беставитом разрубил живот вместе с пластинчатой кольчугой, в которую толстяк был облачен.

Второго из ветеранов Трол поймал на встречном движении, пропустив его меч мимо себя, почти касаясь его грудью, но своим Беставитом успев проткнуть его голову в правую глазную прорезь, и очень глубоко, так что парень не глаз потерял, а жизнь. Встречную атаку Визоя он отбил левым мечом и почти тут же, используя динамику клинка, вырванного из черепа бедолаги, попробовал подсечь его Беставитом. Визой, конечно, ушел в сторону, но двое других, с позволения сказать, ветеранов остались неприкрытыми. Трол вписался между ними и, когда они ударили, присел и перехватил оба их меча на свои скрещенные клинки, причем дешевый трофейный клинок сломался. Тогда Трол, остановив атаку обоих вояк, воткнул обломок меча, как тупой нож, в паховую впадину одного противника, а потом, качнувшись назад, под мечи, все еще в полуприсяде попробовал набрать круговое движение. Когда ветеран, убитый обломком, стал падать, и давление на Беставит ослабело, Трол нанес заднюю подсечку второму, который никак не мог понять, что продавливать Тролову защиту уже нельзя… И прежде чем этот олух грохнулся на землю, обошел змеистым, круговым выпадом клинок противника и разрубил острием своего черного меча его шею почти до середины груди.

Оба солдата упали почти одновременно, и оба еще были живы, хотя совершенно не поняли, что их уже нет, что они убиты… Им предстояло умереть через пять-десять биений сердца, не больше.

Тогда, осознав, что у него очень мало времени, вперед ринулся Визой. И попытался достать резким, колющим выпадом Трола в живот. Но Трол к этому был готов и потому, напрягшись, как кот, опасаясь, что противник может не довести этот выпад до конца, на миг замер, выманивая его своим телом, прикрытым только залитым кровью доспехом, рассчитывая, что эта ловушка сработает… И она сработала. Визой прыгнул вперед со всей силой и скоростью, какой располагал, а Трол стал уходить в самый последний момент, когда расстояние между ними было уже минимальным. Но Визой двигался быстрее, чем все остальные вояки этого отряда, и все-таки достал его своим острием…

Получив этот удар по касательной, очень нечисто уйдя от него, так что на вражеском клинке осталась доспешная пластинка, Трол уже разогнал свой Беставит навстречу противнику, через голову, очень долгим, но и ломовым по силе ударом сверху вниз, прямо в боковину шлема, чтобы разрубить Честного от виска до подбородка…

Если бы этот доспех не был заколдован, не останавливал динамику нанесенного в него удара, Трол не рискнул бы так подставляться, потому что выпад противника откинул бы его назад и он не успел бы достать противника в свою очередь. Но он рассчитывал на магию, внесенную в честную сталь… И она сработала.

Оба упали. Трол, ощупав себя левой, убедился, что брюшина пробита, но не сильно, до крупных вен выпад Визоя все-таки не дошел. А вот сам Визой скорее всего был плох, хотя еще жив.

Трол поднялся, обвел взглядом, в котором читалась отстраненная воля победителя, всех, кто еще стоял на этой полянке, выделил Гифрула.

— Теперь ты, — он указал на него окровавленным Беставитом. — Я атакую, поэтому представляюсь. Учитель звал меня Трол Возрожденный. Но тебе недолго это помнить, Гифрул, потому что…

Договорить Трол не успел, потому что Гифрул повернул своего коня и вскачь, так что только подковы заблестели, ударился в галоп. Это было сигналом, Гифруловы вояки принялись удирать, хотя трое остались. У одного была рассечена нога, другой сжимал бок, а третий попросту тряс головой, не соображая, где он находится и что вокруг происходит.

Тот, кто сжимал бок, вытащил из-за пояса свой кинжал и бросил его на землю. Свой меч он уронил еще раньше. Потом, ощупывая лицо Трола лихорадочным взглядом раненого, спросил, облизывая губы:

— Ты ведь не добиваешь тех, кто сдался?

Трол оглянулся. Вздохнул, попытался успокоиться. Он победил. Где-то за деревьями он ощутил испуганный интерес своего коня. Тот стоял и побаивался, что и с ним что-нибудь тут случится.

— Нет, — признал Трол. — Но вы должны будете довезти Визоя до соседней деревни. Коней…

— О конях не беспокойся, Трол, — слабо усмехнулся тот, кто перевязал ногу. — Твоими стараниями недостатка в них не будет.

Трол кивнул, нашел свой кинжал, оставленный в теле уже остывающего противника, вытер клинки об обрывок плаща, сорванного с другого трупа, и пошел к своему коняге, чтобы на нем добраться до ближайшего ручья, где он мог бы промыть и обработать раны.

Но оглянулся. Трое вояк, поддерживая друг друга, двигались к Визою, еще не веря, что остались в живых.

— Кстати, что вы искали на этой дороге, служивые? — поинтересовался Трол, пытаясь показать, что спрашивает без угрозы.

— Да кто же нам скажет? — удивился раненный в ногу. — Приказали, мы и поехали.

Скорее всего это была правда. К тому же у Трола оставалась возможность задать этот вопрос самому Гифрулу. И его стоило задать хотя бы потому, что сам Гифрул приложил все старания, чтобы у Трола такой возможности не было.

Глава 2

Кадот, столица Зимногорья, блестела водой Аттельгира, Кермальского моря, немалого числа пресноводных озер на левом берегу реки и крышами из темной, на редкость блестящей черепицы, сделанной из местной глины. Как всегда бывает с очень старыми городами — а Кадот насчитывал уже более трех тысячелетий своей истории, хотя и не всегда в ранге столицы, — он раскинулся по обоим берегам реки. Но главным считался правый берег, где находились дворцы, купеческие кварталы, порт, склады и королевская Сеньория. Ее Трол узнал, потому что весь этот ансамбль замков, двориков, небольших парков, служебных и вспомогательных сооружений, окруженный общей стеной, стоял немного в стороне от города, на довольно высоком холме, под которым, как сказывали, находились развалины всех прежних городов, заложенных на этом месте, давших основание Кадоту и самому королевству.

Трол ехал в Кадот после сражения с дружиной Гифрула почти неделю. Он мог бы, конечно, поторопиться и двигаться быстрее, но рана, полученная от Визоя, оказалась на редкость скверной, а кроме того, Тролу приходилось все время проверять — не высланы ли воины для его ареста. Он понимал, что теперь, пока не оправдается перед кем-то более значительным, чем владетель Высокого Бора, его могут посчитать разбойником с большой дороги, который, принимая во внимание исход сражения, напал на Гифрула первым.

Трол был уверен, что никогда еще не видел такого большого города, как Кадот. Но благодаря какому-то странному, может быть, оставшемуся от прежних жизней опыту он знал, что бывают города, рядом с которыми Кадот покажется небольшой деревушкой. Трол совершенно точно представлял, как следует тут вести себя. Он проехал через главные ворота, заплатив въездную пошлину, выискал район посолиднее, где было меньше грязи на стенах домов и не воняли сточные канавы, и наконец выбрал постоялый двор с горделивым названием «Голосистый петух».

Название ему понравилось, как понравился и сам дом, и женщина, стоящая у входа, — высокая, сильная, уверенная в себе, в своей жизни и во всем мире. Глаза у нее были удивительного светлого серого цвета, который, говорят, свойствен славам, диковатому племени из далеких от моря лесов в самом центре Северного континента. Такие глаза, как свидетельствуют хроники, были у Лотара Желтоголового, Непобедимого, охотника на демонов, человека, который демонский мир прошлого сумел своротить к нынешнему миру людей. Правда, можно было лишь гадать — достойны ли люди такого мира, не внесли ли они больше зла, чем демоны прошлого? Но это была проблема, которая не требовала немедленного ответа, а потому Трол не стал на ней задерживаться.

Получив комнату, искупавшись в горячей воде и впервые за несколько дней перевязавшись как следует, с применением настоящих бинтов и мазей, Трол позавтракал в пустом зале, где не было ни постояльцев, еще спавших в этот ранний час, ни посетителей, видимо, в этом районе только начинавших просыпаться. Расспросив хозяйку, которая оказалась на редкость знающей женщиной, Трол выяснил, что мастер Приам, почтенный содержатель скриптория, книготорговец и владелец известной во всем городе библиотеки, обитает между портом и Сеньорией, в районе довольно сомнительном, хотя вполне безопасном. Наняв какого-то мальчишку в помощь, Трол еще до того, как стали открываться магазинчики и лавочки, подошел к трехэтажному особнячку, больше похожему на небольшой замок, чем на дом уважаемого торговца.

Пока он ходил по городу, его не оставляло ощущение, что за ним следят, но как это делалось, насколько это было серьезно и откуда исходило — он не понимал. В одном он был уверен — это была не магия, не использование известных ему средств дальнослушания и подглядывания. В магическом смысле в Кадете вообще было на редкость чисто. Необъяснимо чисто, особенно для столицы, где магов должно быть, как торговцев на среднем базаре. Но то ли их тут действительно не было, то ли город специально очищали от следов самых невинных магических операций… А впрочем, Трол хорошо сознавал, что, несмотря на знание основ, он не может считаться специалистом, и потому воздерживался от слишком смелых выводов.

Дверь ему открыл уже знакомый молодой охранник, которого он довольно резко приложил во время знаменитой проверки его, Тролова, уровня подготовки. Судя по всему, парень уже оправился, по крайней мере, осознав, кого видит на пороге, он разулыбался, немного напряженно, но не сердито. Привел Трола в большую, со вкусом обставленную гостиную и отправился искать своего хозяина.

Скоро Приам влетел в комнату, где его ждал Трол, с таким топотом, словно поблизости случился небольшой камнепад. Он похлопал Трола по плечу, а когда тот чуть дрогнул от боли, велел раздеваться и вполне умело принялся осматривать его раны. Трол, конечно, подчинился, но все-таки не выдержал и спросил:

— Мастер Приам, это уже довольно старые раны. Зачем их бередить?

— Лежи, — Приам вздохнул. — У нас тут какие-то странные хвори пошли, я боюсь, что клинки стали всякой дрянью смазывать.

— Вряд ли, — отозвался Трол. — Яд бы я почувствовал.

— Я забыл, — Приам посмотрел мальчику в глаза, — с кем имею дело. Но все равно, хуже от моих ухаживаний не будет. К тому же, Трол, нам нужно подождать, пока не придет один мой знакомый.

— Кто именно? — Трол насторожился.

— Командор Белого Ордена мастер Арбогаст. Тот самый человек, что осуществлял прикрытие вашей пещеры, возглавляя здешнюю командорию.

— И который со своей задачей не справился.

Приам поднялся со стула, на котором сидел, осматривая, а потом перевязывая вытянувшегося на небольшом восточном диванчике Трола, походил по комнате. Потом выглянул в узкое окно и высказался, словно бы обращаясь к самому себе:

— Мы, конечно, почувствовали его смерть. Но тебя… Тебя никто из нас не сумел определить. Мы даже подумали, что они захватили тебя и увели в Империю.

В это время в зал с еще большим громом, чем Приам, вошел командор Арбогаст. Трол сразу догадался, кого видит перед собой, он бы понял это, мельком увидев этого человека на улице. Высокий, светловолосый, с ясными глазами, в уголках которых появились первые морщины, сильный, довольно быстрый, с изрядно натруженными мускулами от привычки не снимать доспехи или хотя бы кольчужную рубашку.

Он тоже взглянул на Трола, в высшей степени оценивающе. Потом вытер пот, выступивший на лбу, и сел в высокое, с широкими подлокотниками кресло. В таком кресле было удобно читать книги, думать или разговаривать о серьезных, неспешных вещах, но воин почти в полном вооружении в нем смотрелся немного не на своем месте.

— Мальчик уже рассказал, как это произошло? — поинтересовался он глубоким низким голосом.

— Мы ждали тебя, — пояснил Приам.

Трол стал рассказывать. И о налете кинозитов, и о смерти Учителя, и о том, как оказался в лабиринте и как из него вышел. Хотя подробности он скомкал. Ему не хотелось, чтобы эти добрые люди знали, как он использовал последнего кинозита, обходя последнюю ловушку. Когда он закончил, Арбогаст с прямотой воина заявил:

— Не верю. — Подумав, он добавил в качестве объяснения: — Лабиринт-Под-Горой никто не проходил уже шесть сотен лет. Людей, которые его проходили, в Ордене знают по именам, и все это были люди зрелые. Воины не просто милостью Кросса, но прошедшие сумасшедшую подготовку, в том числе и в боевых условиях. А этот мальчишка, который даже меч носит на спине, чтобы он не цеплял за мостовую… Не верю.

Приам посмотрел на Арбогаста и с хорошо спрятанной, грустной усмешкой проговорил:

— Вот и мы не поверили, когда Султунар… Впрочем, это можно легко проверить. Трол, подними-ка рубашку.

Трол, который сидел на кушетке, с неудовольствием ощущая, что от мазей и свежей перевязки Приама раны заныли больше, чем обычно, послушно встал и задрал рубашку. А потом поднял левую руку, повернувшись таким образом, чтобы на его кожу падало как можно больше света.

Арбогаст довольно бесцеремонно поднял плечо Трола, потом чуть натянул кожу в подмышке, отпустил:

— Ничего не вижу.

— Ты не так смотришь, — проговорил Приам. — Это магическая печать. Смотри не прямо на нее и расслабься.

Арбогаст кивнул, из-за напряжения от него исходил довольно сильный запах, впрочем, терпимый. «Нужно будет что-то тут делать с моим обонянием, — решил Трол, — в городе с таким носом не проживешь».

И вдруг мастер Арбогаст ахнул и даже сделал два шага назад… Он увидел.

— Вот это да, — он снова подошел, потеребил Тролово плечо, потом сел в кресло и помотал головой, словно только что получил удар бо по загривку. — Никогда не думал, что увижу ее вот так, живьем. — Внезапно он поднял голову и с недоверием уставился на Трола. — Я никого не хочу обидеть, но… Приам, ты уверен, что ее невозможно подделать?

Трол был уверен в том, что он с Арбогастом на одной стороне, а потому лишь хмыкнул, но Приам покосился на мальчика после таких слов с легкой опаской.

— Эту печать невозможно подделать, как, например, невозможно подделать звезды на небе, Арбогаст, и ты это знаешь. — Он помолчал, убедился, что Трол не рассердился, и заметно расслабился. — Печать возводит этого, как ты выразился, мальчика в звание магистра Ордена. И хотя это кажется тебе невероятным…

Тролу это надоело. Эти люди не умели разговаривать, они вкладывали в свои слова слишком много избыточных, ненужных значений.

— Я еще не все рассказал. Эти раны, которые вы видели, получены не от кинозитов, хотя кое-что осталось и от них.

— Что еще? — спросил Арбогаст, он выглядел немного подавленным.

Трол рассказал о нападении на него дружины Гифрула и, как мог, объяснил поединок с Визоем. Закончил он тем, что не хотел его смерти, а потому оставил его в окружении трех солдат, которые обещали о нем позаботиться.

Когда он кончил рассказ, в комнате установилось какое-то даже зловещее молчание. Трол переводил взгляд с одного собеседника на другого. Никто из них не шевелился и не думал о чем-либо определенном. Понять их состояние было трудно. Трол решил кое-что пояснить.

— Чем больше я об этой стычке думаю, тем вернее начинаю полагать, что они ехали по той дороге не просто разъездом, без цели и направления. Они ехали, чтобы проверить, насколько удачным оказался налет имперцев.

— Погоди, — едва ли не плачущим голосом заговорил Арбогаст. — Ну хорошо, имперцев он перебил, используя местные условия. Но Визой!

— Да, да, — согласился Приам быстро, как-то уж слишком быстро. — Визой Честный… Ну что же, может быть. — Он помолчал. — Даже скорее всего это закономерно. Такую ловушку с магическим доспехом мог бы выстроить и Султунар.

Трол опустил на миг голову. Потом посмотрел на обоих собеседников очень сухими глазами.

— Не история с Гифрулом и Визоем сейчас важна. Нам следует обдумать, как они разузнали, где находится пещера. А они узнали это, когда ты, мастер Приам, приезжал к нам в последний раз. — Трол подумал и добавил: — Практически ты привел к нам противника.

— Исключено, — быстро проговорил Приам. — Я не верю…

Ох, подумал Трол, слишком давно, мастер Приам, ты был на войне. И потому легко веришь всему видимому, не замечая потаенного, и чрезмерно доверяешь тем, кто находится рядом с тобой. Вслух он произнес:

— Нет, Приам, сейчас ничто не может быть исключено. На пещеру явно кто-то навел. И скорее всего это проделали твои люди.

— Все мои люди проверены много раз! — Книжник нервничал, почти кричал.

Трол заговорил подчеркнуто равнодушным, отстраненным голосом:

— Давайте рассмотрим события. Нападение совершилось на тридцать первый день после твоего приезда.

— Отъезда?

— Нет, приезда. Я считаю, послание имперцам было выслано, когда вы еще находились у нас в пещере.

— Этого не может быть, — Приам выглядел очень уверенно, — магический сигнал я бы почувствовал… Да и защитные системы пещеры его бы не пропустили.

— Это что-то другое, не магия, — твердо сказал Трол.

— Откуда ты знаешь? — спросил Арбогаст.

— Я не знаю, а догадываюсь… Полагаю, фламинго могут пролетать под седоками в полном вооружения за день чуть больше тридцати миль. Это значит, отряд Такны стартовал из Кеоса. Если бы они атаковали нас из Дорании, которая находится на расстоянии полутора тысяч миль, мы бы успели уйти. Учитель хотел оставить пещеру через два дня… после того, как они напали. Нападение было неожиданным, он даже не успел вытащить боевые мечи, дрался учебными.

— Значит, Вандир и Мечелом остались в пещере? — быстро спросил Арбогаст.

— И деньги тоже. Но там сейчас поселилась стая волков; чтобы выручить мечи, нужно захватить неплохого мага, не перебивать же всю стаю.

Арбогаст кивнул, обернулся к Приаму:

— За парнем охотятся, его нужно поскорее отсюда сплавить. Как мы и хотели… Раньше, еще до…

И тогда Трол сказал то, что давно хотел произнести:

— Нет. — Он помолчал и пояснил: — Это не входит в мои планы. — Он замялся. — Вернее, я бы хотел, конечно, продолжить учение, но сейчас гораздо важнее выяснить, как имперцы посылают свои сигналы тем, кто может атаковать нас из глубины, с их территории. Если это не магия, это что-то другое, чего никто из нас не понимает. И я думаю, это следует выяснить.

Приам смотрел на него, прищурившись, как через плотные клубы дыма, и так, словно не узнавал.

— Трол, зачем это тебе?

— Они прилетели, убили единственного человека на свете, которого я любил и почитал… Ты считаешь, я должен теперь отойти в сторону и все забыть?

Арбогаст кивнул. Потом хлопнул тяжелой ладонью, привыкшей к рукояти меча или древку алебарды по подлокотнику кресла,

— Неплохо сказано, парень. Есть только одна проблема — ты сам-то выдержишь?

Приам повернулся к командору Белого Ордена и спокойно, как он, должно быть, устраивал выволочки подчиненным, когда был еще младшим офицером, проговорил:

— Ты забываешься, Арбогаст. Он прошел лабиринт. Таким образом, ты говоришь с клейменым магистром Ордена. Подчеркиваю — магистром. Он старше тебя на три звания, да и мне, если разобраться, может приказывать как подчиненному.

В комнате стало на миг не очень хорошо. Тролу это не понравилось, даже эти тренированные и обученные войне люди были слишком эмоциональны, когда этого не требовалось. Поэтому он решительно произнес:

— Пока я плохо ориентируюсь и приказывать никому не буду. Но предлагаю разобраться во всем происходящем как можно быстрее.

Арбогаст, обветренные щеки которого покрыл быстрый румянец, кивнул, осознав тираду Приама, а потом с какой-то новой интонацией обратился к Тролу:

— Каков твой план?

Трол улыбнулся как можно спокойнее:

— Ловить их на меня как на живца.

— Рискованно, — быстро проговорил Приам. — К тому же это может быть очень долгим делом. Ведь инициатива принадлежит не нам…

— Ну и еще. Мне показалось, владетель Высокого Бора Гифрул — та самая ниточка, которая обязательно приведет нас куда-нибудь. — Трол замялся. — Может быть, туда, откуда они известили кого-то, что со мной справиться не удалось, что я выжил.

Глава 3

Трол и Арбогаст стояли в главном дворе Сеньории. Здесь было людно. И почти все, кто тут присутствовал, были довольно вычурно, на взгляд Трола, одеты. Хотя и он получал недоуменные взгляды в ответ, а некоторые девицы даже пофыркивали, выражая крайнюю степень непонимания, как этот мужлан и деревенщина оказался при дворе короля Зимногорья.

Приам, знающий обычаи местного чиновничества, ушел в терем, чтобы добиться аудиенции у кого-нибудь, кто сможет выслушать и «простить» Тролу сражение с людьми Гифрула. Как книжник сказал, сначала он попробует добраться до Переса из Мирама, придворного мага, с которым был, по его словам, дружен.

Тем временем Арбогаст попытался разрешить мучающую его дилемму. Помолчав, повздыхав, он наконец заговорил, поглядывая на Трола с явным неодобрением.

— Ты осознаешь, Трол, что месть… Если то, что ты задумал, является местью… Если является, значит, тебя плохо учили, маль… магистр Трол. Видишь ли, мести нет места на войне.

— Это не месть, это ответный ход, реакция на нападение, — проговорил Трол.

— Ты так думаешь?

— Думаю.

Арбогаст снова вздохнул:

— Хочешь, я пошлю кого-нибудь проверить пещеру? У меня тут десяток рыцарей и в два раза больше прочих солдат.

Он не очень хорошо понимает ситуацию, решил Трол. Он думает, что тут все спокойно, так, как это выглядит. Но то, как было спланировано и проведено нападение на пещеру и как вдогонку Гифрул принялся охотиться на Трола, свидетельствовало — это не так. Спокойствие и размеренность Кадота, мирный вид жителей и богатство рынков, патрули на улицах, стенах и башнях города, привычная работа в порту, на кораблях и на рыболовецких судах — все это лишь маскировка. А под этой видимостью покоя тлеет непонятная, опасная искра, которая в любой момент может взметнуться открытым пламенем заговора, восстания, может быть, даже войны.

Трол уже решился объяснить это мастеру Арбогасту, но во двор из дверей Главного чиновничьего управления Сеньории вышел Приам. За ним следовали два человека. Первый был в длинном халате, расшитом серебряной ниткой, какие обычно носят высокопоставленные маги и ученые. Он был очень высок, сутул, длиннобород и ходил с посохом, хотя уверенные движения выдавали в нем немалую силу. Второй был одет, как зажиточный горожанин, но без особенных признаков богатства, невысок, лыс, как хорошо полированный шлем, и гладко выбрит. Он беспричинно улыбался, но в глубине его больших темных глаз таилась печаль, которую Трол не взялся бы объяснить.

Когда эти трое людей подошли к Тролу с Арбогастом, первым заговорил лысый:

— Я придворный врач короля Малаха, и меня зовут Ибраил. Я пришел увидеть того, кто так долбанул Честного по голове, что ему, пожалуй, пару недель нельзя будет встать с постели

— Визой считается лучшим мечником побережья, — пояснил Арбогаст Тролу. — Теперь у тебя есть определенная слава, маль… мастер Трол.

— И немалая, — поддержал его Приам.

— Побережья? — удивился тот, кто был в длиннополом халате, подходя ближе. — Молодой человек, — видимо, он обращался к Арбогасту, — не обольщайся. Визой является, а не считается, лучшим бойцом, а не просто мечником, и не зимногорского побережья, а всего Мартогена. И даже дальше, до границ Империи.

Лысый врач жизнерадостно кивнул.

— Мастер Перес говорит истинную правду. Три года назад в Кеосе Визой одолел одного за другим шесть лучших бойцов выбранным ими оружием. Кажется, они бились на малых мечах, на больших мечах без щитов, на копьях, на булавах, на тяжелых алебардах; и последний бой, как мне сказали, проводился голыми руками. Тем удивительней, что ты, Трол…

— Все, хватит об этом, — сурово пророкотал мастер Перес, — нам нужно спешить.

Они пошли, но не к тому крылу Сеньории, где помещались службы и приказы, а ко дворцу, причем, судя по всему, должны были проникнуть в него через главный, парадный вход.

— Куда мы идем? — спросил Арбогаст.

— Разве я не сказал? — вполне риторически удивился мастер Перес. — Я представлю вас королю.

— Вообще-то такое мелкое дело, как стычка на лесной дороге, может рассмотреть кто-нибудь и рангом помельче. Сантин, например, или Крохан… — заговорил Арбогаст.

— Стоило вам явиться сюда, как в замке поднялась кутерьма, — прервал его Перес. — Обычная, человеческая кутерьма, замешанная на любопытстве. Кроме того, с королем не спорят.

Ну, положим, в некоторых случаях спорить с королем вполне допустимо, подумал Трол. Например, когда он не видит опасности своему королевству, но озвучить эту глубокую идею не успел. К ним подскочили несколько провожатых. Ибраил сразу отстал, видимо, он не любил парадных шествий по дворцу, а потом они оказались в довольно большом зале, где толпилось почти три десятка самых разных людей. Но больше всего было женщин и мужчин, носивших невесомые, декоративные мечи, украшенные самоцветами и сканью.

К ним пробился сильно надушенный человек с бледным лицом, который шепотом, видимо, не умея говорить в полный голос, произнес:

— Король ждет вас, господа.

Дверь раскрылась, Перес, Приам, Трол и Арбогаст вошли в следующий зал, где находился король. Он сидел в большом кресле, установленном на приподнятой части пола, и о чем-то разговаривал с другим бледным человеком, точной копией того, кто приглашал посетителей из приемной. Одет король был в простой короткополый камзол, какой иногда носят приодевшиеся моряки и отставные лейтенанты, не выслужившие собственных имений и вынужденные доживать при своих господах-командирах.

— Ага, — проговорил король довольно приятным высоким голосом, — вот и вы. Ну, что же с тобой произошло, молодой человек?

Видимо, Трол здорово выделялся на фоне своих спутников, потому что король ни на минуту не засомневался, кому из посетителей следует задать этот вопрос. Трол быстро поклонился и принялся рассказывать, сокращая детали, да так, что в конце концов от его версии, которая, конечно, не являлась ложью, пришлось бы отказаться, находись Трол, например, под присягой. Но для присяги он заготовил другую, более подробную историю.

Вдруг дверь зала с грохотом, от которого оба белолицых помощника короля вздрогнули, распахнулась и в нее даже не вошел, а ворвался владетель Высокого Бора Гифрул. Еще не переступив порог помещения, он завопил:

— Не верьте, государь, ни одному слову этого проходимца!

— Почему же? — спокойно удивился король. — И почему так сразу — проходимца?

Спохватившись, Гифрул глубоко поклонился, но, когда он выпрямился, на его лице не осталось и тени желания быть вежливым или спокойным. Он был бледен, зол и очень, очень потен.

— Ты даже не знаешь, что он тут мне рассказал, — проговорил король.

— Не знаю, но в любом случае это ложь и еще раз ложь, — резко произнес Гифрул.

Трол шагнул вперед, но вдруг понял, что этим все погубит.

— А я думаю, лгать Трол не будет, — произнес Перес. — Ему это, как говорится, не с руки. К тому же, насколько я знаю, он из очень почтенного семейства.

— Семейства? Этот бродяга без роду и племени? — Гифрул опять орал, видимо, раз и навсегда разучившись говорить нормальным голосом. — Которого совершенно незаконно, рискуя жизнью короля, пустили сюда с мечом?

— Думаю, мне ничто не грозит, — произнес король, но Гифрул его не слушал. Он по-прежнему орал:

— Который оказался в Зимногорье неизвестно как и неизвестно с какими целями?

Тогда Пересу это надоело. Он сделал плавный, какой-то очень замедленный жест, и Гифрул вдруг умолк. Он даже поднял руку к горлу, видимо, не понимая, куда делся его голос. Впрочем, он и не пытался двигать губами, что-то высказывая, видимо, искусственная судорога лишила его не только голоса, но и двигательной активности лица. Трол знал, что иногда просвещенные в магии командиры делали так, чтобы солдаты а отряде соблюдали тишину.

— Ошибаешься, Высокоборский, — легко, словно ничего из ряда вон не происходило, произнес Перес. — Его отчим и мой друг, мастер Султунар, был старейшим жителем и подданным Зимногорья. Кстати, он отлично знал вашего батюшку, государь… — Перес сделал хорошо рассчитанный поклон королю. — После отставки, выслуженной в далеких землях, что и послужило причиной его прискорбной неизвестности, он удалился в глухие места нашего королевства исключительно из стремлений к простоте и покою. Но поручиться за него я могу, как за себя самого.

— За него или за этого юношу? — спросил король, продолжая мерить Трола испытующим взглядом.

— Разумеется, за Трола, поскольку он ни в чем не виноват. Как вы уже поняли, государь, — снова поклон, — имперцы убили моего друга, надеясь, вероятно, найти драгоценности или дорогое оружие, или в знак мести за неприятности, которые Султунар причинил им во время службы.

— Мы говорим не о нападении кинозитов, — высказался король. По-видимому, его поставили в известность и об этом. — А о бессмысленной драке на дороге… В любом случае, юноша, один из поручителей у тебя уже есть. Кстати, Перес, не лишай своего оппонента голоса, это просто нечестно.

Перес снова как-то очень уж плавно повел рукой в воздухе, и владетель Высокого Бора снова заговорил, хотя его голос сделался странным, словно бы идущим из глубины груди, а не из горла. Но высказывался он весьма решительно:

— Надеюсь, государь, мои контраргументы против этого юного негодяя, как слова благородного человека, будут опровергнуты столь же благородными людьми?

— Высокоборский, слово моего дворцового мага, я думаю, может считаться поручительством благородного человека? — мирно спросил король.

А ведь ситуация не кажется ему напряженной, решил Трол. Не исключено, он даже получает от всего этого удовольствие.

— Второе поручительство могу дать я, — подал голос Приам.

— Он чужак, государь, его еще самого нужно проверять…

— Пожалуй, ты излишне строг, Гифрул. Но закон есть закон, мастер Приам. Действительно, твое поручительство я не могу принять. По упомянутым нашим оппонентом причинам.

«Нашим» прозвучало довольно решительно. Трол почти успокоился.

— Тогда я, верный рыцарь вашего величества, командор одного из отрядов Белого Ордена на землях вашего величества, подаю голос за честь этого юноши. Думаю, мое мнение устроит благородного владетеля Высокоборья.

Глаза короля Малаха блеснули.

— Вот это поручительство принимается. Хоть ты долго учился не в наших землях, сэр Арбогаст, чего стоит офицерская верность, если ее не принимать в таких вот ситуациях?

— Хочу надеяться, что третьего поручителя он тут не найдет! — уже не столько проорал, сколько провизжал Гифрул.

— Напротив! — Входная дверь зала, в которой были видны головы всех столпившихся в приемной людей, была широко распахнута. И в ней стоял… Визой Честный. Он был бледен, и Ибраилу приходилось поддерживать его под руку, но решимость его казалась вполне надежной. — Государь, несмотря на то, что у меня вышло… неприятное столкновение с этим юношей, хочу подать в его пользу свой голос. Он защищался, а мы… Пожалуй, мы обошлись с ним немного невежливо. Вернее, сделали такую попытку… Но я свидетельствую, что он до конца пытался остановить драку, затеянную владетелем Гифрулом исключительно по недоразумению.

— Очень хорошо, Визой, — улыбнулся король, — что ты проявил свойственную тебе честность. Но плохо, что встал с постели. Ибраил, а ты куда смотришь?

— Я пытался его остановить, — проговорил врач, — но, даже раненный, он сильнее.

— Визой, ты сказал свое слово, справедливость восторжествовала, возвращайся под опеку лекаря. А с тобой, юноша, теперь все выглядит не так просто. Фактически я признал тебя своим подданным, следовательно, ты можешь требовать моей защиты по делу нападения на пещеру, в который жил с отчимом. Желаешь ли ты этой защиты?

Да, король Малах Зимногорский, безусловно, был осведомлен обо всем, что происходило в границах его государства.

— Нет, государь. Мне довольно того, что разрешилось дело с владетелем Высокого Бора. А с имперцами… я попробую справиться сам, когда с ними возникнет война.

— Неплохо сказано, — король даже кивнул, соглашаясь. — Но все же я прикажу провести небольшое расследование этого дела. Никогда не слышал, чтобы на наших землях имперцы действовали так нагло. А до того времени, как все разъяснится, — и король Малах сделал жест рукой, чем-то похожий на тот, которым Перес лишил Гифрула голоса, — поживи-ка у меня в Сеньории. На правах гостя, конечно.

— Государь, мой король!.. — казалось, владетеля Высокого Бора вот-вот хватит удар.

— Ну чего ты так расстраиваешься, Гифрул? Юноша, который сумел свалить Визоя, заслуживает, чтобы ему оказали гостеприимство. И хотя Зимногорье, хвала Кроссу, не обделено отличными мечниками, я бы хотел иметь такого воина на своей службе. Разве это не разумно? Поэтому, юноша… Кстати, где ты остановился в городе?

— В «Голосистом петухе», государь, — Трол снова поклонился, как кланялись все остальные, к кому обращался Малах, и лишь после этого вдруг понял, что этот жест получается у него не по-придворному, а по-бойцовски, едва ли не как вызов на поединок.

— Говорят, неплохая гостиница и клопов нет… И все равно я жду, что ты сегодня переберешься в Сеньорию. Перес, раз уж ты принял в этом мальчике такое участие, будь заботлив до конца, отдай от моего имени необходимые распоряжения.

В планы Трола это не входило. Поэтому он раскрыл рот и начал:

— Государь, я бы хотел…

Но король умел справляться не только с вежливыми посетителями, но и с неповиновением. Он резковато бросил:

— Это приказ, юноша.

И лишь потом, пытаясь выглядеть вежливым, улыбнулся, показав отличные, крепкие зубы. Им всем осталось только поклониться. Даже Гифрул это понял и больше не возражал.

Но король не был бы королем, если бы выставил после аудиенции этих враждебно настроенных людей одновременно, а потому он спокойно, не колеблясь ни мгновения, проговорил:

— Кстати, Гифрул, останься. Нам нужно кое о чем поговорить.

И Трол в окружении людей, с которыми он вошел в этот зал, вынужден был выйти. Он не знал, хорошо ли то, что его пригласили в Сеньорию. Но, может быть, это было в конечном итоге не так уж и плохо. Ведь дело могло обернуться и хуже. Куда хуже.

Глава 4

Они прошли через толпу придворных, как таран пробивает золоченые, но слабые ворота. Люди в прихожей откатывались от них, как от прокаженных. Или же их ожидало что-то, чего они пока не знали. Трол слегка насторожился, поправил перевязь с мечом и незаметно проверил, как выходит из ножей кинжал.

Едва в коридоре не осталось посторонних, Приам начал:

— Ты зря отказывался от такого покровительства, Трол. — Приам с некоторым недоверием посмотрел на мальчика. — — Перес, хотя его и прозвали Хмурым, окажет тебе тут больше поддержки, чем в городе.

Это был бессмысленный разговор, но Трол уже набрал в легкие воздуха, чтобы ответить, как вмешался сам Перес Хмурый, широко шагая по коридору в своем расшитом серебром халате:

— Моя поддержка ему не нужна, в Зимногорье практически нет магии. — Он подумал и добавил: — Хвала Кроссу, более чистую страну в этом отношении трудно представить. А что касается военных навыков, то скорее мне впору прибегать к его покровительству, хотя богатырем он не выглядит

Они спустились по широкой лестнице, ни один из встреченных ими людей не поклонился, почти все делали вид, что не замечают их, отворачиваясь либо чересчур увлеченно разговаривая с собеседниками.

— Я думаю, дело не так просто, — отозвался Трол.

— А именно? — холодновато спросил Перес.

— В силу некоторых причин мне нужна довольно большая и уединенная комната. — Он решился и высказал просьбу да конца: — И мне нужно жить так, чтобы я мог контролировать единственный доступ к моим дверям.

— Ого, — хмыкнул Перес безрадостно, — запросы… Ты все это упоминал, когда договаривался с хозяйкой «Петуха»?

Трол оставил вежливость и очень быстро, на пару мгновений, попытался войти в сознание своих спутников… Но оказалось, что Перес был готов к таким вот попыткам проникновения либо носил какое-то охранное устройство, защищающее его. Правда, большинство таких устройств не позволяли самому носителю так же легко входить в сознание других людей, но Перес, возможно, умел обходить это неудобство. Зато с другими этот прием получился.

Так, Тролу показалось, что Приам действительно верит королевскому магу, хотя он и был чужеземцем, и даже появился при дворе не так давно, чтобы безоговорочно завоевать доверие по-настоящему осторожного человека. А может, причина этого заключалась как раз в том, что оба были чужеземцами. Это значило, что, оказавшись в сходных обстоятельствах, они инстинктивно стали оказывать друг другу поддержку, хотя положение в королевстве оба занимали неравное — первый маг королевства по своим возможностям и по власти в Сеньории стоял несравненно более высоко, чем самый замечательный и толковый книготорговец.

Но Приам знал о маге что-то такое, что делало его доверие более оправданным. И отраженным образом, через уверенность самого книжника, Трол догадался, что и маг располагал какими-то сведениями о Приаме, которые делали их отношения более тесными. К его удивлению, ему показалось, это каким-то образом касается Белого Ордена, но почему так получилось, насколько это было существенно — оставалось неясно. Вполне возможно, что этот отблеск мыслей об Ордене появился из-за шагающего рядом Арбогаста, который на самом деле оказался тем, кем и должен быть, — рубакой, солдатом и офицером, далеким от политики.

В общем, эту попытку Трол почти провалил: он ничего не выяснил, а случаем не воспользовался, потому что при повторении этого трюка даже Арбогаст мог бы догадаться, что Трол пытается сотворить. И тогда отношения между ними могли стать… гм, трудными. А что касается исполнения… Если бы этот прием Трола оценивал Учитель, он бы уж нашел слова, чтобы объяснить Тролу его полное неумение, его бестолковость, его самонадеянность. Впрочем, в сложившихся обстоятельствах Трол и сам мог найти эти слова.

Они вышли во двор Сеньории и остановились примерно в том же месте, где Трол и Арбогаст ждали приглашения, чтобы решить их дело.

— Есть у меня одна комната… — медленно проговорил Перес. — Вернее, даже зал. На верхушке старой сторожевой башни. Когда-то там помещался дозор, осматривающий город.

— А там не… — начал было Арбогаст своим глубоким красивым голосом.

— Да нет, там не опасно. Башня, конечно, ветхая, ее бы перестроить или даже снести, но нет ни денег, ни желания. — Перес повернулся к самой южной башенке, едва ли в половину высоты других башен Сеньории.

Трол нашел башню глазами. Она слегка покосилась или просела стороной, обращенной к внешней стене Сеньории. По ее кладке прошли трещины, несколько широких проемов для наблюдения полуобвалились, образовав настоящие дыры, которые заложили свежей кладкой, но не все — оставили для света пару, через которые легко мог бы пройти вол среднего размера. Значит, будет сыро, а по ночам ветер с моря способен будет задуть камин. Впрочем, там и нет камина, наверняка есть только жаровни с углями, которые нужно укрывать со всех сторон и даже сверху от дождя.

— Дыры можно завесить чем-нибудь плотным, — предложил Арбогаст. — Или закрыть деревянными щитами.

— Не нужно закрывать, — сказал Трол. — Не так уж они широки.

— Да, для человека, выросшего в пещере, — проговорил Перес, — это, должно быть, не страшно.

Трол на миг вспомнил пещеру — уютную, забранную шкурами и старыми коврами, с огромным жарким камином, полками для книг и оружия, с дверью, которую можно было задвигать так, чтобы она обеспечивала вентиляцию помещения и не пропускала ни одной снежинки… Он тряхнул головой.

— Где бы он ни жил раньше, зиму с такими дырами не выдержишь, — сказал Приам.

— До зимы я тут скорее всего… — начал Трол, но договорить не успел.

В замковый двор откуда-то сбоку, из проема, устроенного между чиновными зданиями, вывалилась толпа пестро и очень богато одетой молодежи. Впереди всех вышагивал юноша, на год или полтора старше Трола. У него были светлые волосы, светлая кожа и очень светлые глаза, по таким глазам даже трудно было прочитать настроение… Но не сейчас. Сейчас в них была уверенность человека, который привык, чтобы ему всегда и во всем подчинялись. И еще Трол без труда уловил в нем сходство с королем Малахом.

Юноша остановился перед группой, возглавляемой Пересом, и отвесил издевательски низкий, преувеличенно выразительный поклон. Рука его прошла на уровне колен, а острие меча, который он обнаженным держал на сгибе левой руки, блеснуло на солнце.

— Соблаговолит ли странствующий задира оказать честь принцу Зимногорья, чтобы скрестить с ним мечи?

— Кола, — медленно проговорил Перес, — я вынужден буду доложить королю. Государь только что признал Трола своим подданным…

— Тем лучше, — тут же отозвался принц и перехватил меч так, чтобы сомнений в его намерениях не осталось.

Трол измерил взглядом фигуру сверстника. Сразу было видно, он никогда не дрался на канате, никогда не прыгал выше чем на половину собственного роста и, разумеется, почти никогда не работал мечами со смещенным центром тяжести, чтобы научиться выявлять силу клинка, возникающую в динамике, при ударе или блоке.

Потом Трол обратил внимание на толпу, что окружила их. Он ошибся, тут были не одни только молодые люди, а находились и придворные в возрасте. Все ждали, как развернется ситуация. Все ждали… кроме одного. Это был уродливый невысокий юноша с выдающимся вперед лбом и тяжелыми, набрякшими веками невыразительных глаз. Он бился в истерике, на его губах выступила пена. Его удерживало четыре очень крепких парня, из которых лишь один был похож на лакея, а трое других были сынками дворян. В зубы истерику, чтобы он не кричал, был вставлен чей-то свернутый берет из плотней дорогой ткани. Но непонятный юноша все время пытался вырваться, чтобы защитить принца.

— Это Буж. — Оказывается, Кола проследил взгляд Трола. — Мой оберег. Он волнуется, когда мне угрожает серьезная опасность… Собственно, для того он и живет. Не понимаю, почему он так волнуется на это раз?

— Полагаешь, он зря ест свой хлеб? — чуть насмешливо спросил Трол.

— Кола, не затевай ссоры, с которой не сумеешь совладать.

— Кто сказал? А, это ты, Арбогаст, твоя склонность сторожить Зимногорье, где ничего не происходит, всем известна.

В толпе юношей вспыхнули и тут же угасли смешки. Арбогаст не был бы воином, если бы не умел владеть собой. Но он замолчал. В дело вступил Перес:

— Этот юноша, Кола, разрубил Визоя, как слишком тонкую разделочную доску.

— Вот поэтому я и хочу ему доказать, что он ошибается, если думает, что тут нет настоящих мастеров. Как мне сказали, он обманом…

— Бой был честный, — ответил Трол. — Бели честным можно назвать бой тридцати дружинников против одного.

— Вот поэтому я и не верю тебе, — вскричал Кола. — Такой бой никто не мог бы выиграть, а на тебе не осталось ни царапины.

— Он ранен, — осторожно проговорил Приам, — я сам видел его раны.

— До его ран мне пока нет дела, — хмыкнул Кола, — их нанес не я. — Он тут же нахмурился. — Ну, довольно болтовни! Защищайся, бродяга, либо я все равно проткну тебя.

— Ты немного не в себе, принц, — проговорил Трол, отходя от своих спутников, чтобы они не помещали ему. — Вероятно, тебя подзадорили на эту драку, вполне бессмысленную и, осмелюсь сказать, неравную.

С Бужем сделалось что-то невероятное. Он завыл, заорал, захрюкал одновременно. Теперь даже четверых человек было мало, к ним вынуждены были присоединиться еще трое, которые уже попытались поднять Бужа в воздух, чтобы было легче удерживать его.

— Ну, ты достанешь свой меч, мальчишка?! — заорал Кола.

— Бей, — очень спокойно ответил Трол. Он уже знал, что нужно делать.

Кола ударил, меч прошел в воздухе, потом принц ударил уже смелее, в грудь Трола. Но там, куда пришло острие, Возрожденного уже не было. Он мог бы поймать противника на этом выпаде, но решил подождать и действовать более уверенно.

Тогда Кола разозлился, он нанес несколько ударов, как ему казалось, совершенно неотразимых, но ни один из них не приблизился к Тролу ближе чем на треть фута. И тогда Кола прыгнул вперед, нанося самый короткий, как его учили, колющий выпад… Этот же выпад, только более быстрый и сильный, нанес Тролу и Визой. Его-то Трол и ждал.

Он увернулся, оказался сбоку от принца, перехватил его вооруженную руку, поддернул ее вбок и назад, чтобы противник довернулся и стал к нему спиной, перехватил ее левой, чтобы он не очень вырывался, вывернул кисть, и роскошный меч принца зазвенел по булыжникам замкового двора. Не давая принцу времени обрести опору, Трол поддернул его назад, окончательно лишая равновесия, а когда голова принца затылком уперлась ему в грудь, правым локтевым сгибом пережал яремные вены и шейный выступ трахеи, лишая противника крови, поступающей в мозг, и дыхания. Кола дернулся, раз-другой… Трол сделал еще один шаг назад, чтобы нога принца проволочились по земле. И тогда Кола стал обмякать.

Трол посмотрел на Бужа. Тот успокоился, причем настолько, что державшие его юноши ослабили хватку, или они все засмотрелись на то, что происходило с принцем. Буж неуклюже бухнулся на землю, поднялся, все еще покрякивая, но уже не с негодованием, не со страхом и угрозой, а вполне раздраженно, поднялся и пошел куда-то назад, откуда вся эта толпа и выкатилась.

Принц обмяк совершенно, ноги его уже вытянулись без малейшего признака напряжения. Тогда Трол аккуратно положил его на камни, чтобы он не ударился при падении… Кто-то хлопнул в ладоши, кто-то сердито выкрикнул какие-то угрозы… Но это уже была не враждебная толпа, пожалуй, теперь она была склонна обсудить увиденное, как редкостный спектакль или выступление искусных жонглеров.

— И как мы теперь приведем его в чувство? — спросил Приам.

— Я позову Ибраила, — сказал Арбогаст и направился прямо на толпу благородных зевак.

— Арбогаст, останься, — приказал Перес. И пояснил: — Найдется кому сбегать за ним.

Арбогаст вернулся без малейших признаков недовольства. Посмотрел на Трола и, чуть улыбнувшись, попросил:

— Трол, будет время, покажешь, как ты привял его к себе?

Трол кивнул, потому что ничего другого ему не оставалось. Перес на миг склонился над принцем, потом выпрямился и объявил во всеуслышание:

— Через пару минут придет в себя. Но голова скорее всего будет болеть до заката.

Трал подумал, что голова болеть у принца будет не от приема, а от нетренированности. Учитель после таких трюков требовал полного восстановления безо всяких там болей в голове уже через четверть часа, до следующей тренировки… Трол тряхнул головой, потянул мага за рукав.

— Перес, нам не следует терять время. — Он подумал и добавил: — Мне хотелось бы последить за Гифрулом, а он уже скоро выйдет от короля.

Они отошли от людей, окруживших принца, пытающихся на свой лад привести его в чувство. Кто-то из девушек расстегивал ему рубашку, кто-то осторожно похлопывал по щекам, кто-то предлагал с поцелуем вдуть в грудь юноши как можно больше воздуха… У этих молодых людей было много времени на забавы, и они во всем видели лишь развлечения.

— Хорошо, идем а башню, — согласился Перес. После стычки с принцем он испытывал странное доверие ко всем действиям Трола.

— И еще, — добавил Трол, — в «Голосистом петухе» остались мои пожитки, конь, деньги.

— Ты оставил там деньги? — удивился Приам.

— Я же не знал, где ты живешь, а использовать магию не хотел. К тому же их никто не заметит, они под тюфяком.

— Под тюфяком? — удивился Перес, словно никогда не слышал о таком тайнике. Доверие к юноше у него явно убывало, хотя и непонятно почему.

— Ну не таскать же такую тяжесть? — Трол понял, что оправдывается. — А-а, в общем, ладно… Я потом сам схожу туда.

— Все правильно, — прогудел Арбогаст. — Он же воин, а не купец. Был бы купцом, считал бы «тяжестью» меч с кинжалом.

— Сделаем так, — проговорил Перес, непонятно от чего вздохнув полной грудью. — Трол, после магической слежки, несмотря на тренировки, твое состояние скорее всего будет далеко от идеала. Поэтому, Приам, пришли ко мне какого-нибудь юношу, я наложу на него маскирующее заклятие, он сходит в «Петух» и принесет все, что принадлежит Тролу.

— Да, — решил Приам, — так будет лучше всего.

Он тут же повернулся и пошел к выходу из Сеньории. Когда-то он был солдатом и не привык терять время.

— А ты, Арбогаст, сходи-ка в кордегардию, найди ключ от башни. Да поторопись, Гифрул действительно скоро выйдет от короля.

Глава 5

Трол решил, что Перес, наверное, был прав, когда не пригласил его, собирающегося заняться слежкой за Гифрулом, к себе. Чужие магические следы и наводки, без сомнения, ослабили бы его способность следить из лаборатории за магическими всплесками в Кадоте. Что и было, кажется, главным делом придворного мага — ощущать, где и по какой причине в городе используется магия.

К тому же, как Тролу стало ясно после своего неудачного, как он полагал, вторжения в сознание Переса, ему было бы не под силу нейтрализовать любые нежелательные следы магии. У него просто не хватило бы квалификации на такую операцию.

И на башню Перес отказался подниматься — ему это было не нужно, да и неинтересно. Трола довел до места Арбогаст. Он так пристально посматривал на стены, в которые были вмурованы широкие каменные ступени, что возникало подозрение — достойный командор побаивается высоты или ветхости кладки. Сам же Трол спешил так, что даже не огляделся, когда они пришли на самый верх. Он лишь выискал место почище, среди непонятных коробов и сундуков, половина из которых сгнила, вытащил старый, изъеденный молью и пропитанный пылью гобелен, сложил его в несколько слоев, постелил у проема, где воздух был свежее, с запахом водорослей, и уселся в позу глубокой медитации.

Арбогаст походил вокруг, не зная, что предпринять дальше. Наконец он решился:

— Голубей нет, лишь несколько воронов, но их можно не опасаться, они, кажется, ручные, живут тут испокон веку. — Он оглянулся на Трола, тот уже напал замедлять сердцебиение, чтобы войти в транс, из которого сможет контролировать внешнюю, дальнюю часть своего слуха и зрения. — Ладно, не буду мешать, пойду приведу слуг, чтобы они прибрали тут хоть немного.

Трол хотел сказать, чтобы он не торопился, а дал ему немного времени, но не сумел, терять расслабление и умственную концентрацию было жалко.

Командор ушел, и тогда Трол окончательно отключился от всего этого пыльного и старого окружения. Он уже находился в мире, который располагался рядом с обычным миром людей, но куда не каждый мог войти и где невозможно осознать себя, если не умеешь управлять духом и мышлением так же, как боец управляет своим телом.

Снова, уже в который раз, он почувствовал, насколько в Кадете чисто, спокойно и в общем-то хорошо. Этот биополевой и эфирный климат делал слежку за владетелем Высокого Бора делом простым даже тут, в городе — самой неблагоприятной для дальновидения среде. Вернее, это было, конечно, утомительно и тягомотно, потому что в эфире тела имеют иное состояние, чем в физическом измерении, а значит, время тянулось для Трола как канат на туманной, бесконечной паромной переправе… Но ничего сложного в этом не было.

Гифрула он нашел почти сразу, пробившись к нему через открытые окна какого-то небольшого кабинетика, в который после аудиенции с Тролом и его поручителями перешел король Зимногорья. К тому же владетель Высокого Бора производил резко отличное от окружающих людей поле, как иначе горит костер, чье пламя подкрашивается солью, находящийся среди обычных, нормальных костров. В какой-то момент Трол вообразил, что это следствие его надменного, если не сказать наглого, самомнения. Но всмотрелся пристальней…

Сейчас в поведении Гифрула не было и тени надменности. Он держался скромно, пожалуй, даже слишком, почти робко, словно каждое мгновение сознавал — его могут на чем-то подловить, схватить и сразу же избавиться от него. И это будет всего лишь справедливо… Иногда он кланялся невпопад, и тогда Трол подумал, что этот человек не очень хорошо понимает сложившиеся у него с королем отношения. Это было тем более странно, что сам король оказывал Гифрулу все положенное его титулу уважение.

Говорил король какую-то ерунду, без которой вполне можно было обойтись. Что-то о сборе налогов с северных земель, о каком-то слишком надоедливом откупщике, который выпотрошил несколько соседних княжеств и графств и теперь добивался, чтобы ему позволили запустить лапы в Зимногорье… Потом король довольно скучным тоном стал расспрашивать Гифрула, что тот думает о его племяннице, которой самое время выделять приданое, чтобы молодые люди начали обращать на нее внимание с целью продолжения рода. На это Гифрул ответил, что он и сам не прочь продолжить их род. Король поддержал его, уверяя, что он не только должен быть «не прочь», но и обязан это сделать.

Трол слушал все это вполуха, не очень фиксируя внимание на том, что эти люди говорят. Ему казалось, он легко читает все происходящее, правильно оценивает его… если бы не одна мелочь — пресловутое подобострастие Гифрула, для которого не было ни одной видимой причины. И тогда Трол, зная, насколько он сам не силен в этом приеме, попытался проникнуть в мысли обоих собеседников, хотя бы слегка, по касательной…

Но на Гифрула, как на Переса, был наложен какой-то очень мощный амулет, закрывающий его мысли и даже эмоциональное состояние, иногда позволяющее умному наблюдателю догадаться об этих скрытых мыслях. А король так вообще оказался прикрыт противомагической сигнализацией. Он сразу завертелся на своем стуле, потом осознал, что ему становится тяжело, жарко и душно, и тут же потребовал вызвать к нему мага.

Воспользовавшись случаем, Гифрул откланялся. А Трол, обливаясь потом, сидел ни жив ни мертв, опасаясь, что вот сейчас вместо Переса, который еще станет выслушивать какие-либо оправдания, к королю приведут другого волшебника, он по эфирному следу вычислит Трола, а тогда… И бросить нельзя, потому что Гифрул вышел из кабинета, спустился в один из боковых двориков королевского замка, где его ждали слуги с лошадьми, собираясь уезжать из Сеньории. Если сейчас его оставить, то потом найти уже не удастся.

Пока Гифрул отчитывал слуг, которые, разумеется, разбрелись по дворцу, краем сознания Трол попробовал вернуться в кабинет короля. Но теперь там был не только король, около него собрались трое магов, правда, ни один не напал на след Трола, в этом можно было быть уверенным. Потому что все трое были еще слабее Переса, а самого чужеземца тут не было, и королю докладывали, что он заперся в своей лаборатории, отдыхая от каких-то операций с пришлым мальчишкой…

Трол догадался, что Приам выполнил просьбу мага прислать ему кого-то, чтобы заняться в общем-то Троловым делом. Тогда он обострил слух, чтобы попытаться понять, насколько серьезно король расположен расследовать причины, вызвавшие его тревогу. И с облегчением услышал чуть усталый голос короля:

— Нет, поднимать его не нужно. Мне показалось, правда… Ну да скорее всего именно показалось. Это быстро прошло, так что причин волноваться не осталось.

— Но если это была попытка атаки, государь, — начал было один из троих магов, стоящих перед королем чуть не на вытяжку, — то время является тем фактором, который…

— Не время, а ваше умение не должно позволить проявляться ничему подобному, — отчеканил король. — А сейчас идите, я не нуждаюсь больше в вашей помощи.

Почти тотчас Трол почувствовал, что с Гифрулом что-то происходит. Что-то очень сложное, необычное, пожалуй, даже колдовское. Трол обострил свое видение, пытаясь понять причину этого волнения владетеля Высокого Бора, и увидел…

Две девушки. Одна из них одетая в зеленое, подчеркнуто простое платье, темноглазая, смешливая, которую Трол, кажется, видел во время нелепого поединка с принцем Колой, со странной смесью любви и зависти поглядывала на другую девушку, с длинной, почти до колена, очень толстой красивой косой. На девушку с косой также странно поглядывал и Гифрул, но у него интерес был окрашен во что-то неприятное, даже хищное и, безусловно, унизительное, прежде всего для девушки.

Трол попробовал вызвать звуковое сопровождение слежки, чтобы узнать, о чем все трое говорят, но не сумел. Способность подслушивать на расстоянии каким-то образом застряла в кабинете короля, и Трол не мог выдрать ее оттуда. Должно быть, кто-то из магов попытался закрепить следы, напустил заговоров и заклинаний, и вот теперь у Трола возникли серьезные неудобства.

Поэтому он, все-таки не выпуская Гифрула и его слуг из поля зрения, должен был сосредоточиться на том, чтобы разрядить эту неприятность. Делом это оказалось непростым, пришлось размагнитить заклинание удерживания, потом выскользнуть из захвата, оставляя как можно меньше следов, потом протянуть эту способность, которая после всех операций не подчинялась почти никаким волевым усилиям… Но наконец он справился. До дома Гифрула оставалось уже не больше полминуты скачки, когда владетель Высокоборья стал отдавать новые приказы

Он обернулся к одному из слуг и довольно внушительно что-то высказал ему, потом повернулся ко второму, добавил. Оба поклонились в седлах и тут же галопом умчались назад, в сторону Сеньории. Трол напрягся, ему хотелось услышать хоть несколько слов, хоть одно название или титул…

— …и найди мне Кочетыря, как можно быстрее и за любые деньги, — услышал он наконец слабый, не громче комариного писка, голос Гифрула. — Все, скачи.

— Господин, позволь мне довести тебя до дома.

— Ничего со мной не случится, тут уже близко, — ответил Гифрул. — Скачи, сказал.

Слуга сорвался с места, словно его ожгли раскаленным прутом. А Гифрул подъехал к своему дому, зычно потребовал, чтобы отворили ворота, въехал в них…

И все. Его способность подглядывать и слышать пропала. Весь дом, не в пример Сеньории, был под очень мощной защитой. Чтобы понять, что же все-таки тут происходит, Трол, как птица на крыльях, поднялся выше и попробовал посмотреть через стену. Но когда он поднялся, стало ясно, что с его силами смотреть через эту защиту невозможно, она создавала такие наводки, что Трол не мог понять — господина он видит около лошадей или последнего конюшего, и вообще, видит ли он лошадь или просто непонятно как залетевший в замок порыв ветра разбросал плащ Гифрула.

Нужно было прекращать слежку, он уже устал, но почти ничего так и не добился. Трол подтянул поля внимания к себе, стараясь вместить слух в зону слышания, а зрение — в глаза. А то бывали у него при первых экспериментах самые странные путаницы… И ничего забавного в них не было, это оказывалось неудобно и очень вредно для ориентации в пространстве, как говорил Учитель, особенно во время боя.

В первое время после выхода из транса Трол смог очень хорошо ощутить свое новое жилье. Да, когда-то это была башня, с которой следили одновременно за городом, видимым отсюда как на ладони, и за морем, до самых дальних, самых мористых облаков… Принимая во внимание ее значение, на башне соорудили широкую площадку, почти сорок футов на пятьдесят, сделали мощное, с хорошими балками перекрытие, настелили очень плотную и, пожалуй, слишком тяжелую черепичную крышу. На такую мог бы сесть Лотар, отрастив себе крылья, и ни одна черепичина не сдвинулась бы с места.

Сейчас почти вся площадка была захламлена, но достаточно было задвинуть эти короба в дальний от входного люка угол, уложить их плотнее, поставить старую, рассохшуюся кровать поближе к камину, пристроенному к центральному, поддерживающему всю крышу стояку, и тут можно будет жить… Кстати, в этой колонне проходило еще несколько дымоходов от трех десятков каминов, печек и обогревателей, устроенных в старом замке, расположенном под башней. Вытяжку это создавало отличную, вот только дров приходилось сжигать куда больше, чем представлялось разумным. А впрочем, это значит, что Тролу самому топить тут, может, и не придется — комната будет обогреваться остаточным теплом.

И вдруг он понял, что, помимо понимания своего обиталища, слышит чей-то топот на лестнице. Трол присмотрелся, это был один из слуг Приама. Кажется… Да, тот самый парень, который сегодня утром открыл ему дверь. Он бежал так, что даже запыхался.

И ведь не одно любопытство его вело, вернее, совсем даже не любопытство. У него были какие-то сведения, может быть, даже срочные. Трол стал стряхивать последствия транса. К тому моменту, когда Кирд стал стучаться, Трол был уже целиком и полностью в этом мире.

— Поднажми, Кирд, и подними люк, — сказал Трол. — Он не закрыт.

Юноша так и сделал. Когда крышка откинулась, Кирд поднялся еще на три ступени и оказался в помещении, с любопытством оглядываясь. Потом он наконец заметил Трола и сделал странный жест рукой, означающий одновременно и отчаяние, и спешку.

— Меня послал мой господин Приам… Велел передать, что в «Петухе» настоящая резня. Тебе лучше посмотреть на то, что там случилось.

Трол поднялся на затекшие от глубокого расслабления ноги, проверил Беставит и кинжал. Все было на месте. Он отряхнул пыль со штанов, хотя добиться чистоты теперь было нелегко.

— Идем, — сказал он и направился к лестнице. — Пожалуй, мне в самом деле лучше быть в центре событий.

Как бы быстро они ни происходили, хотел добавить он, но не добавил — уж очень долго Кирд осматривал его жилище, притворяясь, что не может привыкнуть к полумраку, царившему тут. Что-то это значило, что-то за этим скрывалось… И вовсе не обычное любопытство.

Глава 6

Перед «Голосистым петухом» стояла небольшая толпа. Тех, кто пытался пробиться слишком близко, оттесняли стражники, тех, кто пытался возмущаться, отодвигали еще дальше. Не из вредности, а чтобы эти люди всплеском своих эмоций не наводили на место преступления нежелательные помехи.

Трол постоял перед огромным, под двести фунтов, начинающим уже терять форму стражником, некогда действительно достойным бойцом, и понял, что, стоя тут, он ничего не выяснит. К тому же и Кирд, который мог бы его провести мимо оцепления, куда-то подевался. Поэтому он сказал:

— Мне кажется, у меня есть сведения, которые могут заинтересовать вашего следователя.

Богатырь окинул Трола непроницаемым взглядом. Улыбнулся, видимо, его развеселил меч, висевший за спиной мальчика.

— Тут нет следователя, все чинуши появятся только под вечер, если вообще появятся.

— А кто тут есть?

— Капитан стражи Крохан. — Стражник помолчал. — А ты не врешь, что у тебя что-то есть для него?

— Я остановился в этой гостинице и, кажется, знаю, что послужило причиной нападения.

Толстяк еще раз, на этот раз уже откровенно подозрительно, осмотрел Трола с головы до ног, а потом кивнул.

— Ладно… Эй, кто-нибудь, закройте мой пост, я отведу этого молодца к капитану.

Они пошли к гостинице. Шагов за пять-семь до того, как войти в низкий дверной проем, теперь открытый настежь, Трол почувствовал, как навстречу ему пахнуло смертью, страхом, болью, непониманием, диким разгулом массового убийства и кровью… Очень тяжелым запахом пролитой крови.

Трол на мгновение остановился. Еще сегодня утром он входил сюда, дружелюбно приглашенный хозяйкой, которая заметила его, когда вышла со своей кухни на улицу подышать свежим воздухом, и тут было мирно и покойно. А теперь… Теперь, чтобы исцелить это место, придется десятки раз накладывать защитные заклинания, и то — никогда уже люди не будут полагать этот дом совсем мирным. И через много лет то у одного, то у другого постояльца гостиницы будут возникать беспокойство и страх, видения и кошмары, и не обязательно во сне…

Вдруг Трол понял, что в следах, оставшихся в этом доме, присутствует что-то знакомое, что Трол уже видел и ощущал, что мог вполне в деталях осознать… Стражник понял заминку Трола по-своему.

— Проходи, парень, — он несильно подтолкнул мальчика в спину. — Если уж взялся помогать, то не бойся.

Они вошли в главный зал. Тут было трое убитых — посетители, которые даже не поняли, что происходит. Их прикончили прямо за столом, за которым они расположились отведать свой ранний обед или чуть припозднившийся завтрак. У входа на кухню трупы, убиты все, даже женщина, в обязанности которой входило вытирать столы, мыть пол и выносить во двор мусор. Сразу за порогом кухни лежала хозяйка гостиницы, ее убили одним очень точным ударом меча в межключичную ямку. «Чтобы так ударить, нужно владеть мечом как продолжением руки», — подумал Трол.

— Поднимусь к себе в комнату, — решил Трол. — Мне нужно понять, были ли они у меня.

Капитана Крохана нигде видно не было, поэтому стражник не возражал. Они поднялись. Дверь в комнату Трола висела на одной петле, вторая была срублена одним, невероятно сильным ударом, скорее всего нанесенным секирой. В комнате не было ни его плаща, который он повесил на колышек у двери, ни денег под тюфяком, ни его дорожной сумки. Трол выглянул из окна, которое выходило на задний двор постоялого двора. Тут были еще несколько стражников, но Трола они не интересовали. Он сконцентрировался и понял, что из стойла увели его лошадь. И, кажется, не только его…

Толстяк вдруг оттеснил Трола от окошка и сказал вниз:

— Капитан, тут один постоялец говорит, что знает, почему это произошло.

Довольно пожилой, с заметной сединой, с узкой, аккуратной бородкой стражник, ничем, кроме бороды, не отличающийся от остальных, поднял голову и сделал неопределенный жест. Трол и его сопровождающий спустились и через боковые двери вышли во двор.

Капитан Крохан вблизи казался вальяжным и очень спокойным, почти равнодушным. Но Трол сразу увидел, что на самом деле это очень сильный человек, регулярно совершенствовавший свои боевые навыки. Только он чуть-чуть перекачал мускулы, а потому производил впечатление неповоротливого и почему-то даже не очень умного человека, как это иногда бывает с теми, кто увлекается поднятием тяжестей.

Еще на подходе к нему Трол понял, что тут происходит, собственно говоря, допрос. Ребята капитана, то ли расспросив местных зевак, то ли используя магию, отыскали какого-то местного попрошайку, который видел, как происходило нападение. А потому был свидетелем.

— Давай рассказывай, — требовал капитан. — Что ты делал, когда все случилось?

— Я стоял, как всегда, у дома наискось, — ответил бедняга, внутренне ежась под ленивым, но ничего не упускающим взглядом капитана. — Когда эти… налетчики появились, я вжался в стену, и…

— Кто это были?

— Имперцы. Такие бодрые вояки, все с чудными щитами, в глухих шлемах с крылышками и в настоящих доспехах. Я таких уж лет десять не видел, с последнего налета пиратов на дальние склады.

Трол подошел бы поближе, но толстый стражник остановил его, чтобы не мешать допросу. Впрочем, Трол и отсюда все слышал.

— Что ты болтаешь, парень? — вознегодовал капитан. — Шлемы с крылышками есть только у… Сколько их было?

— Больше двух дюжин, капитан, я бы сказал, десятка три.

— Так ты считать умеешь? — Капитан подумал, указательным пальцем погладил свою узенькую бородку. — Как же они прошли по городу? Э-э, если даже тебе видно, что это имперцы, то… как же их пропустили стражники?

— Так на них были такие широкие плащи, в которых монахи иногда ходят. А когда они на эту улицу вышли, то сразу плащи откинули на спины и бросились вперед, прямо жутко смотреть было… — Попрошайка постоял, подумал. — И так ловко они управились, что никто и крикнуть не успел, только раз лошади захрапели.

— Не понимаю, — вздохнул Крохан. — Не понимаю, как, почему, для чего?.. — Он подумал. — Еще что-нибудь знаешь? Ну, например, не видел ли это нападение еще кто-нибудь?

Нищий замялся:

— Капитан, понимаешь, мне кажется… Я видел еще кого-то на другом конце улицы, кто следил за «Петухом».

Крохан, который очень хотел уже повернуться к Тролу, замер.

— Кто это был?

— Какой-то парень из Богатого города.

— Что за Богатый город? — спросил шепотом Трол у толстяка. Тот тоже не упускал ни единого слова из допроса, поэтому вполне толково пояснил:

— Богатым у нас называют район между портом и торговой площадью.

— Сможешь его узнать, если мы его найдем? — спросил Крохан нищего.

— Нет, я плохо вижу, а он стоял далеко.

— Гм… а монета в пол-алтына твою память не прояснит?

— Я не потому отказываюсь… И не отказываюсь вовсе, капитан, просто… Правда плохо вижу.

— А если так?.. — Капитан поднял руку, затянутую в перчатку из толстой кожи, и медленно сжал ее, сложив в тугой, тяжелый кулак.

— Ну зачем ты так-то, капитан, — заныл нищий. — Я же не украл, просто хотел помочь!

Это было несправедливо. Трол набрал побольше воздуха в легкие, потом медленно, чтобы все было ясно с самого начала, проговорил:

— Не нужно ему угрожать, капитан. Он ведь не из тех, кто совершил это преступление.

Крохан сразу же повернулся в сторону Трола и посмотрел на него подозрительно. Кажется, он даже не очень разозлился, видимо, чего-то подобного ожидал.

— Э-э… Знаешь, парень, мы тут не любим чужаков, которые говорят нам, что нужно и чего не нужно делать, — посоветовал он Тролу очень мягким тоном. Потом снова повернулся к нищему и добавил, обращаясь к толстяку: — Этого можно отпустить, только выясни, где он обычно ночует. Может еще понадобиться.

Толстяк увел нищего на улицу. Трол проговорил:

— Правитель признал меня подданным Зимногорья. Может, теперь я не чужак?

— Тогда ты еще не знаешь, что мы не любим тех, кто говорит стражникам, что правитель, мг-гэ…

Манера мычать, вместо того чтобы говорить точно и кратко, видимо, была отличительной особенностью этого человека.

— Понятно, — прервал его Трол, он видел, что легко этого человека из себя не вывести, а это было необходимо, чтобы понять, каков он в действительности, что будет делать, насколько он вообще пригоден к той работе, которая ему выпала. — Только я не говорю, а советую.

— Слушай, ты, юнец, я вообще-то терпелив. И довольно занят. Но для тебя выберу время и приглашу на пустырь… Нет, не для того, чтобы шкуру с тебя спустить, а просто поставить пару синяков. Знаешь, капитану стражи не положено драться в поединке.

— Думаю, Крохан, этим ты лишь спасешь свою физиономию от синяков, а может быть, и жизнь. — Во двор через ворота, которые были полуоткрыты, вошел Приам. Стражники, видимо, его знали и верили, потому что ни одного сопровождающего рядом в ним не было. — Видишь ли, этот юнец, как ты сказал, и уложил Визоя.

Глаза капитана помертвели. «Вот теперь дело дойдет до драки, — решил Трол. — Я попал в город завзятых дуэлянтов, вот только очень немногие из них в действительности знают, когда следует драться».

— Приам, я рад, что ты выбрался сюда, — ответил Крохан. — Кто из твоих людей находился и находится сейчас в твоем доме? И вообще, что ты сегодня делал?

— Чем вызваны твои вопросы? — спросил книжник. Теперь они стояли втроем посреди двора, попрошайку толстый стражник уже увел в толпу.

— Вот этим, — ответил капитан и быстро подошел к конюшне. У ее входа лежало тело паренька, которому явно сломали шею. По виду ему было чуть больше десяти лет.

Приам сразу же присел перед ним, бережно и безнадежно коснувшись его мертвого лица.

— Мальчик мой, — пробормотал он горестно.

— Мне сказали, это один из твоих слуг.

— Скорее ученик. — Приам вздохнул. — Он был очень талантлив, мой лучший оформитель заставок в скриптории.

— Так что ты можешь сказать по поводу своих людей, книжник?

Приам коротко рассказал, как он ходил в Сеньорию с Арбогастом, виделся с королем, а, вернувшись домой, послал к Пересу этого мальчишку.

— Зачем? — тяжело, даже грубовато спросил капитан.

— Чтобы… Чтобы тот поручил ему одно дело. Забрать отсюда деньги, коня и вещи вот этого молодого человека, — Приам кивнул на Трола.

Крохан подумал. Почесал или пригладил бородку. И задал следующий, совсем неплохой вопрос:

— Приам, а когда ты вернулся из Сеньории, кого из твоих слуг не было в доме? Э-э, только подумай, прежде чем ответить, это может оказаться важно.

— Мне и думать не нужно, — ответил Приам. — Не было Кирда, одного из моих охранников, которого я сначала хотел послать к Пересу. Тогда я и послал, — он кивнул на убитого паренька, — его младшего брата… — Он еще раз наклонился к мертвому мальчику и вздохнул. Потом выпрямился, его лицо стало старше, на нем мигом проступили морщины у губ и у глаз. Он оглянулся на гостиницу. — Они в самом деле всех убили? Кто это был?

Крохан вдруг поверил, что Приам невиновен в этой смерти и вообще в этих смертях. Он слишком прямодушен для следователя, решил Трол, хотя в этом случае скорее всего не ошибается.

— Судя по описаниям, это были кинозиты, — ответил капитан. — И много, почти три десятка, если бродяга не врет. — Он потупился, на миг стало видно, как он растерян, и что он не знает, что еще следует по этому поводу думать. — Что делают кинозиты в моем городе? Как они вообще тут оказались?

Трол повернулся к Приаму и спросил:

— А когда вернулся Кирд?

— Вскоре после того, как ушел его брат. — Приам посмотрел на Трола расстроено. — Я не следил, но… Очень скоро.

— Этот мальчик, — Трол указал на труп, — мог добраться до Сеньории, встретиться с Пересом, потом вернуться в город за то время, пока Кирд отсутствовал? — Он решил объяснить свою идею. — Понимаешь, Приам, похоже, единственный свидетель утверждает, что нападение было сразу после того, как твой ученик вошел в гостиницу. И кто-то еще следил за гостиницей, чтобы дать сигнал для атаки. Поэтому я хочу понять, мог ли Кирд по времени принимать в этом участие?

— Ну, если бегом… — Тогда Приам понял. — Стоп! Ты подозреваешь, что Кирд отдал своего единственного брата кинозитам? Но это же глупость!

— Э-э… да, — согласился Крохан, повернувшись к Тролу. — Как-то это не очень убедительно звучит, парень.

— Брат Кирда не был в глазах Кирда его братом. Он был мной. Это засада на меня, Приам, — пояснил Трол. И повернулся к капитану. — На мальчике была моя личина, чтобы у него не возникло сложностей с деньгами и конем.

— Что такое? Колдовство в Кадоте? — нахмурился капитан.

— Не того свойства, о каком ты думаешь, Крохан. Это заклятие наложил сам Перес, — пояснил Приам.

— Ну, тогда… Хотя, гм, местные воришки дорого дали бы за то, чтобы проведать побольше о таком вот маскирующем заклинании.

— Думаю, — медленно проговорил Трол, — нам нужно как следует обсудить все, что мы уже знаем, чтобы попытаться понять, что же здесь произошло.

Капитан Крохан посмотрел на него с удивлением, а потом с чем-то похожим на надежду. Проблема, которой ему теперь предстояло заниматься, была сложной, куда сложнее, чем он обычно привык решать. И ему нужна была помощь, любая помощь. Он и не догадывался, что ситуация пока лишь усложнялась…

Потому что на этот раз Трол уцелел по чистой случайности. А это значило, что будут новые попытки убить его. И, следовательно, очень проблематичным становилось пресловутое спокойствие Кадота, за которое он отвечал. И даже магии в этом городе могло оказаться куда больше, чем виделось вначале. Или чего-то, что могло быть даже хуже магии. Хотя что это такое, Трол пока не догадывался.

Глава 7

Ночь казалась светлой, должно быть, от обилия фонарей на улицах Кадота. Хотя город находился почти в полумиле от Сеньории, его свет отражался от низких облаков, и Трол различал не то что отдельные корабли в порту, но даже мачты кораблей и трубы на крышах.

В огромном кабинете Переса, больше похожем на логово воинствующего чиновника, чем на лабораторию мага, собрались те, с кем Трол уже виделся утром. Формально это был поздний ужин, потому что после разгрома «Петуха» Тролу все-таки следовало где-то поужинать. Фактически это было совещание, потому что поужинать можно было в десятке других мест, хоть в доме Приама, хоть в командории Арбогаста, главный отель которой тоже находился в Кадоте, кстати, неподалеку от дома Приама. Но в таком случае качество еды было бы соответствующим рыцарскому ордену, находящемуся в состоянии упадка.

— Арбогаст, — Трол повернулся к рыцарю, — как получилось, что твоя командория находится на территории, собственно говоря, независимого государства, к тому же за тридевять земель от Лотарии?

Арбогаст поставил на стол тяжелый кубок, из которого он пил слабое и кислое северное вино, к тому же разбавляя его по примеру всех орденцев водой. Говорили, обычай этот пошел от Лотара Желтоголового, но достоверных сведений на этот счет Трол в книгах не встречал.

— Белый Орден, — Арбогаст с трудом перевел взгляд на Трола, — не национальное и не государственное образование. В него набирали для обучения ребят и девушек из самых разных стран, даже с Востока, где Орден, кстати, считается очень приличным учреждением. После его окончания кто-то возвращается домой служить своим государям, кто-то становится бродячим охотником на демонов… Хотя демонов стало мало, и серьезной угрозы они не представляют. А угрозу представляют, как известно, колдуны из Черной Империи, пришедшие им на смену… — Он задумался, кивнул, должно быть, отвечая на какой-то свой, внутренний вопрос, который не давал ему покоя. — Да… Я, зимногорец, получил орденскую выучку в Лотарии, походил по свету, стал командором, а после разгрома Лотарии, учиненного Империей, мне приказали вернуться домой и организовать тут командорию.

— Малах не возражал, чтобы на его землях устроилась независимая воинская дружина?

— Не только не возражал, но даже выделил нам земли и всячески способствует, чтобы молодых недорослей посылали к нам на учебу. Так же, кстати, делает еще почти десяток государей на побережье Северного моря, Кермала и даже на Южном континенте. Что ни говори, а мы — сильная команда. И если возникнет спор с Империей, то ни у кого не возникает сомнения, на чьей стороне мы будем драться.

— Но во внутренней политике вы можете быть… слишком самостоятельными, с точки зрения этих государей.

— Мы не вмешиваемся во внутреннюю политику, — ответил Приам, он, оказывается, прислушивался к разговору. — К тому же, как известно, за три последних столетия ни один орденец не нарушил данную присягу. А мы нашли компромисс — командоры обязательно выходцы из тех мест, где мы пробуем обосноваться, и они всегда присягают…

В дверь постучали. Перес поднялся — он уже знал что-то, что ему не понравилось, — и отпер засов. В дверном проеме стоял уже знакомый Тролу толстяк. Он что-то проговорил Пересу на ухо. При желании Трол мог бы опустить порог слышимости и разобрать каждое слово, но не стал этого делать. С Пересом следовало обходиться очень аккуратно. Трол никак не мог понять, до какой степени он будет оставаться их помощником, а когда сочтет, что оказывать эту помощь уже опасно для собственного положения при дворе.

Вздохнув, Перес закрыл дверь перед толстяком, сел за большой стол, на котором были расставлены разные закуски, и сделал широкий жест.

— Прошу, мессиры, рассаживайтесь, как вам вздумается. Крохана не будет, — Перес помолчал, — что делает наше заседание очень похожим на заговор. Но обсудить последние события крайне необходимо.

Трол положил себе на тарелку немного салата, кусок козлятины и взял местного, очень душистого хлеба. Перес настолько был обеспокоен мерами безопасности, что решил обходиться без слуг. Впрочем, судя по всему, у него не было своих слуг, он пользовался людьми Сеньории, что в данном случае было в самом деле нежелательно.

— Так что же произошло? — спросил Приам, не прикоснувшись ни к одному из блюд. — Откуда взялись кинозиты?

— Может, снова летающие фламинго? — предположил Арбогаст, с удовольствием набивая рот чуть остывшим, но еще теплым рагу.

— Фиолетовые, ты хочешь сказать? — пробурчал Приам.

— Не знаю, хвала Демиургу, никогда их не видел.

— Нет, я бы их точно заметил, даже если бы они спустились с неба в город всего на пару минут. — Перес тоже не хотел есть, он взял в руки нож и принялся рассеянно водить им по скатерти. — А что касается защитной магической завесы, ее я почувствовал бы еще раньше.

— Я бы тоже, — сказал Трол.

Перес нахмурился, сосредоточился и предложил свою версию:

— Тогда — корабль? Обычный торговый неф, в трюме которого уместились три десятка вояк?

— Перес, ты славный воин, но никогда не проходил таможенный контроль при входе в порт, — ответил ему Приам. — Я хочу сказать, что на нашем корабле их провезти невозможно… А мартогенские и прочие суда досматриваются так, что там незамеченной чересчур бойкая крыса не остается, не то что три десятка кинозитов.

— И все-таки хотелось бы знать, — магических инструментов при этих досмотрах не применяется? — спросил Трол.

— Магии у нас вообще нет, запрещена законом. Это фактор выживания по соседству с Империей. Если бы мы были неразборчивы на этот счет, нас бы уже давно не просто покорили, а стерли в порошок, — пояснил Арбогаст.

— Да, эффективный способ, — усмехнулся Трол. — Кстати, мастер Перес, моя слежка за Гифрулом не слишком нарушила чистоту города?

— Не слишком. Ты, кажется, иронизируешь, а Арбогаст прав. Впрочем, мы не тем заняты. Нам нужно подумать, как кинозиты оказались в Кадоте.

— Для справки могу сказать, что за последние три дня ни один новый корабль не причаливал в Кадоте, — промямлил командор, стараясь жевать не очень громко, — я узнал сегодня в королевской канцелярии. Так что… — Он положил себе в тарелку еще немного мяса с салатом.

Молчание повисло надолго. Даже Перес намазал себе каким-то паштетом кусок хлеба, положил сверху немного травы. Трол отодвинул свою тарелку в сторону, хотя съел вчетверо меньше Арбогаста. Но такой был день, он хотел быть в форме, и для этого приходилось чуть-чуть голодать. Потом он заговорил:

— Во-первых, я не иронизирую. Во-вторых, каждому должно быть ясно, что случилось. Такна оставила в Зимногорье часть своих людей, уцелевших в драке с Учителем…

— Если атака на пещеру была подготовлена так, как ты говоришь, если кинозитов было почти две сотни, то с кем же Такна увела фламинго из Зимногорья? Сомневаюсь, что их можно было бросить за здорово живешь, это дорогие птицы, — отозвался Арбогаст.

— Дались тебе эти фламинго, Арбогаст, — отозвался Приам.

— Кинозиты не умеют обращаться с фламинго, сэр Арбогаст. В Зимногорье их привели специальные погонщики, они даже в бою не участвовали, просто высадились рядом с пещерой и ждали приказов. А что касается кинозитов, то они расположились в городе заранее. На случай, если я вдруг все-таки появлюсь тут. Или… — Трол подумал, потом тряхнул головой и сказал себе под нос: — Нет, это слишком невероятно, пока оставим эту версию в покое… — Для всех он договорил так: — Собственно, на этот случай мы и рассчитывали, когда решили ловить имперцев на меня как на живца.

— Какую версию ты хочешь оставить в покое? — спросил его Перес.

— Что Такна вернула своих людей, как только узнала, что люди Гифрула не сумели со мной справиться. Не забывайте, я добирался до Кадота очень долго, больше двух недель.

— Знаешь, какая система связи для этого нужна?

— Вот система связи и есть в этом деле камень преткновения для всех наших расчетов, — согласился Трол. Подумал и добавил: — Знать бы, где находилось их лежбище, можно было бы вычислить время. А сейчас… Да, пока мало данных.

Перес посмотрел на Трола с интересом, словно только сейчас понял, что Трол размышляет об этом деле куда продуктивнее других, и спросил:

— Но почему они атаковали «Петух», едва туда вошел этот мальчик?

— Кто-то следил, не появлюсь ли там я. Кто был этим соглядатаем, мы пока не знаем, но я подозреваю, что это был Кирд.

— Этот юноша предан мне до мозга костей, я могу ручаться… — начал было Приам.

— Предательство потому и существует на свете, что за предателя всегда кто-то ручается, мастер Приам. Я не хочу обвинять тебя, но Кирд — тот, кто был у нас в пещере, кого не было в твоем доме, когда ты искал его… А не было его, может быть, потому, что он торчал на углу улицы, ведущей к «Петуху».

— Трол прав, твоего парня следует проверить, — согласился Арбогаст. — Я займусь этим. Кстати, где он сейчас?

— Он почему-то исчез, когда мы с Тролом зашли ко мне в надежде, что ты ждешь нас там, — растерянно ответил Приам. — И никто не знает, куда он подевался.

— Может быть, он исчез потому, что прослышал, как стражники допрашивали того нищего?

— Нищего тоже следовало бы проверить, — отозвался Арбогаст.

— Этим заняты люди Крохана, — ответил ему Перес. — Жаль, что его нет. Он бы сообщил нам, что нового узнал за этот вечер.

— Может, он не хочет с нами делиться информацией? — спросил Трол. — Поэтому не пришел… Собственно, это веская причина, мастер Перес, чтобы, помимо Крохана, контролировать это дело. В нем слишком много непонятного, неизвестного, неясного. А главное — мы не можем даже предположить, как кинозиты и кое-кто из зимногорцев связываются с Империей.

— Ты считаешь, кинозиты получили приказ атаковать «Петух» из Империи? — удивился Приам.

— Ну, может быть, с того берега Кермала. Знаешь, с такого тихого, безлюдного берега, где может обосноваться какой-нибудь маг.

— Это исключено, магический сигнал я бы заметил, — резковато отозвался Перес.

— Сколько раз еще нужно говорить — в своих контактах с Империей они используют что-то другое, а не магию.

— Но ничего другого не существует, понимаешь? — проговорил Перес чуть не по слогам. — Не существует! Я этого никогда в жизни не видел!

— И все-таки, как ни убеждай меня, мастер Перес, что-то существует. — Трол обвел взглядом собеседников. — Гифрул получил сигнал из Империи, потому что о кинозитах ничего не знал. Иначе он напал бы на меня по дороге, используя и их тоже. Мне показалось, он взял в ту поездку всех своих верных людей. К тому же следует признать, он побаивался того, что ему предстояло… Но, тем не менее, вынужден был исполнять приказ. Это доказывает — если бы он знал о кинозитах, он бы их тоже захватил.

— Ты считаешь, что случайная стычка с тобой является частью заговора? — скептически спросил Арбогаст. Он наконец наелся и говорил без пищи во рту.

— Да, я считаю, он ехал выискать и добить меня. Или проверить и убедиться, мертв ли я. Такой у него был приказ.

— Доказательства? — потребовал Приам.

— Одна странная фраза, сказанная Визоем.

— Всего лишь одна фраза, которую ты мог не так понять или интерпретировать… — подхватил Приам. — И на этом основании утверждаешь, что у имперцев есть невиданный способ связи? По-моему, это слишком, магистр Трол. Нет такого сигнала, как сказал тебе Перес, который бы в считанные мгновения преодолевал такие расстояния!

Трол вдруг задумался и не стал спорить. Тогда подал голос Перес.

— Что-то слишком сложно получается. Не один, а целых два заговора — и местный, во главе с Гифрулом, и от имперцев. Но и тот и другой контролируются из Империи. А атака на «Петух» вообще шедевр тактики — кто-то следит за гостиницей, когда туда входит мальчишка, магически замаскированный под Трола, дает сигнал в Империю или на противоположный пустынный берег Кермала, передает команду сидящим неизвестно где кинозитам, те атакуют гостиницу, убивают всех, чтобы никто наверняка не ушел и прежде времени не вызвал стражников, потом исчезают неизвестно куда… — Он помолчал, потом почти с ужасом спросил: — Может быть, портал? Но какой канал выдержит три десятка воинов и в то же время не засветится от перегрузки на целую неделю, да так, что его увидит не то что маг моей квалификации, а тот же самый бродяжка?

Молчание затянулось. Тогда Приам сказал с тяжким вздохом, неожиданно для всех прояснившим его возраст и степень усталости:

— Не знаю… Я не знаю, что делать.

— Мне кажется, мы можем это решить, — осторожно проговорил Трол, — если вы объясните мне, такой Кочетырь.

Глава 8

Крохана они нашли в казарме городской стражи. Разумеется, у капитана была тут отдельная комнатуха, довольно большая, с хорошей вентиляцией и даже украшенная каким-то донельзя вытертым гобеленом. Но все-таки это была казарма. Трол вздумал быстро понять, как бывает в магии проникновение в суть вещей, чем вызвана эта странность, но сразу выяснить эту особенность жизни Крохана не удалось, а глубоко копать сейчас было не время.

Крохан подошел к небольшому комоду, плеснул воды в таз, умылся, вытерся, накинул камзол, и лишь потом, усевшись на край кровати, стал натягивать сапоги. В этом было что-то наводящее на мысль, что он так всегда делает — старается первым делом вернуть себе бодрость и сообразительность и лишь потом наводит офицерский глянец. По этой причине Перес смотрел на него с неодобрением, Арбогаст, наоборот, с пониманием. Впрочем, самому Крохану на это было наплевать, он поднял голову, уже внимательно рассмотрел людей, вломившихся к нему, и спокойно стал подготавливать чешуйчатую кирасу и мечи.

— Ты почему дома-то не спишь? — спросил его маг со сварливостью очень уставшего человека, которому кажется, что другой может отдыхать с комфортом, но не делает этого по чистой глупости.

— Не могу. — На мгновение показалось, что Крохан мог бы ответить более толково, но не стал. — Когда в городе такие дела, решил…

Так, подумал Трол, дураку ясно, что никакой Крохан не стражник. Это воин, солдат, и с отменными понятиями о дисциплине, которые не может выбить никакая прочая служба. Впервые за весь день, еще медленно, едва-едва, этот человек стал казаться Тролу настоящим. Это было так странно, что он даже головой помотал, но наваждение не проходило.

— Я готов, — наконец произнес Крохан. — В чем твое дело, мастер Перес?

— Нам нужно встретиться, и довольно срочно, точнее, еще сегодня ночью, с кем-то, кого называют Кочетырь.

— Ого! — В глазах Крохана сверкнули азартные огоньки. — А зачем?

— Во имя безопасности города и страны необходимо воспользоваться услугами этого человека.

— Даже так? Интересно. — Крохан задумался. — Наверное, я должен известить тебя, что это разбойник, бандит, поставщик самого гнусного, порочного тем, кто согласен за это заплатить. Я полагал, что он хитер, просто хитер. Но что он может знать нечто, скрытое от городской стражи, — никогда не подозревал.

— Потому что ты солдат, Крохан, — неожиданно для себя вмешался Трол. — А он — вор. И если занимает в воровской иерархии некоторое положение, тебе его не понять. Видишь ли, у вас совершенно разные принципы.

— Э-э, м-да… Понятно, — кивнул Крохан. Он застегнул все пуговицы и изобразил на лице подобие вежливой улыбки. — Ну, раз так, тогда пошли.

Они вышли из его комнаты, повернули к выходу из казармы. Тут у дверей стояли трое стражников во главе с сержантом, видимо, посты на эту ночь были усилены. Но оценить, насколько бдительно стражи несли свою службу и в какой мере притворились бодрствующими при виде начальства, Трол не успел, потому что Крохан заговорил снова:

— Как интересно ты сказал, Кочетырь занимает некоторое положение… Некоторое? — Он обернулся к Тролу, видимо, вид этого мальчика с мечом раздражал стражника, хотя он старался держать себя в руках. — Могу свидетельствовать, что он глава преступного мира! Подозреваю, ему подчиняются не только все чего-нибудь стоящие шайки города, но и те, кто орудует на дорогах. И может быть, у него даже есть доля в добыче, которую получают своим грязным промыслом пираты с Олавских островов.

Они стояли во дворе замка, где расположились городские стражники, поэтому при желании их могли слышать многие. Трол почувствовал, что их не только слышат, но и не спускают с них глаз. Он поймал себя на том, что положил руку на эфес меча, который перевесил по местной моде на бедро, но при этом хорошо понимал — это лишнее, драки тут не будет, тут идет какая-то другая игра. До оружия, разумеется, дело дойдет, но не теперь, а после того, как минует множество других опасностей.

Из сумрака плохо освещенного здания, где обычно помещался следственный приказ, вперед выступил высокий, очень худой, но жилистый паренек. В нем чувствовалась сила, только очень странного толка, определить ее сразу Трол не взялся бы. Крохан обернулся к нему, довольно почтительно, но и небрежно, вернее, по-товарищески поклонился. Снова повернулся к своим спутникам:

— Честь имею представить, господа, Сантин, наследный владетель Дабны. Старший сын нашего короля Малаха и мой подчиненный.

Значит, Кола — младший сын, подумал Трол. И посмотрел на юношу с интересом. Он был высок, у него было подвижное лицо с тонким носом, выпуклыми, слегка припухшими глазами, твердыми и в то же время большими, почти детскими губами. Общее впечатление было таким же двояким — он был тверд и ощутимо слаб, уязвим и неприступен, умен и зависим в своих размышлениях от чего-то, чего Трол не брался пока определить.

— Ты почему не спишь, принц? — спросил Крохан его с точно такой же сварливостью, с какой совсем недавно получил похожий вопрос от Переса.

— Засиделся за работой, — Сантин небрежно мотнул головой в сторону приказа. — Выяснял кое-какие бумажные дела. А куда спешите вы?

Крохан, показывая, что от этого человека у него нет секретов, быстро и толково, в две фразы объяснил ситуацию. Принц обдумал ее, потом быстро осмотрел собравшихся людей, Арбогаст чуть повыше поднял факел, чтобы ему было удобнее.

— Кажется, прав тот, кому пришла в голову мысль провести расследование нападения на «Петуха», используя уличных воришек. Они могут помочь, только нужно будет заплатить.

— Я принес деньги, — негромко сказал Перес и тряхнул небольшим, расшитым золотыми нитями кошелем. — Надеюсь, этого хватит.

— Тогда пойдемте, — решил принц. — Думаю, я смогу вам помочь.

Да он же следователь, понял Трол. И, по всей видимости, достаточно толковый, чтобы Крохан, этот несгибаемый гордец и вояка, именно тут остановился и принялся орать на всю округу в надежде, что принц еще не завершил свою работу и выйдет к ним. Совершенно очевидно, что он гораздо лучше Крохана знает, с кем и как нужно разговаривать, чтобы добиться своего, и чтобы их все-таки отвели к Кочетырю.

Все было ясно, все именно так и выглядело. И вдруг Крохан проговорил:

— Нет, Сантин, ты останешься. Это приказ. С ними пойду я.

— Но, капитан…

— Нет. — Чтобы подчеркнуть свое решение, он счел нужным пояснить: — Ты служишь тут, под моим началом, принц. А потому… подчиняйся. — Капитан повернулся к тем, кто его разбудил: — Господа, прошу.

Перес вздохнул. Он устал, у него было слишком много сегодня работы, пожалуй, не по годам. А потому он проговорил с полным правом:

— Пожалуй, я тоже останусь, капитан. Вместо меня перепоручаю свою роль сэру Арбогасту. — Он передал орденцу свой кошель. — Дойду с принцем до Сеньории, залягу спать. Но если будет нужна моя помощь…

— Разумеется.

Это лишило принца возможности спорить. А может быть, он и не стал бы спорить, просто высказался бы в том смысле, что решение принимать ему, и сделал бы по-своему. Но… поступок мага убедил его в необходимости подчиняться куда лучше, чем напоминание о чинах и иерархии.

Перед тем как направиться к воротам, ведущим из обиталища стражников в город, которые полдесятка латных копьеносцев уже широко распахнули, словно пропускали обоз, а не несколько людей, Крохан принялся о чем-то шептаться с Сантином.

— Бьюсь об заклад, он спрашивает, как разыскать этого Кочетыря, — заметил простодушный Арбогаст.

Перес, который стоял так, что мог слышать и перешептывания стражников, и Арбогаста, бросил в сторону орденца мрачный, но подтверждающий взгляд. Потом они окончательно расстались. Принц пошел в кордегардию взять нескольких сопровождающих, которые могли бы довести его и мага до Сеньории, а Крохан, Арбогаст и Трол вышли в город.

Они прошли относительно спокойные кварталы, где размещались арматоры и обеспеченные моряки. Миновали край торговой площади, откуда начинались особнячки разбогатевших купцов и обнищавших аристократов. Проскочили очень плотные и уже какие-то не вполне чистые ряды домов, в которых обитали ремесленники. И, наконец, оказались в том месте, которое есть во всех портовых городах, где, как многие считают, и начинается сам порт, хотя это еще не порт. Это припортовые районы для тех, кто не может или не хочет от него отходить, чтобы потратить свои денежки. И тут уже обитали те, кто был основной клиентурой Крохана — попрошайки, воришки, аферисты, игроки в зернь и кости, шлюшки всех мастей, статей и цен, владельцы дешевых кабачков, гостиниц, бань и прачечных, и, наконец, вербовщики, усылающие других за тридевять морей от Кадота, но сами всегда обретающиеся тут, на своем месте, у порта.

— Теперь держитесь ближе, если не хотите, чтобы у вас срезали каблуки с сапог, — вполголоса проговорил Крохан.

Они вошли в один кабачок, по странной прихоти владельца еще не закрытый на ночь, потом перешли в какую-то гостиницу… А потом все получилось довольно легко, хотя и не так быстро, как хотелось бы. Они просто ходили из одного заведения в другое, и Крохан произносил разные клички, узнавал некоторые, порой причудливые адреса. Арбогаст опять высказался, что если бы проводником с ними пошел Сантин, они добрались до цели в два раза быстрее и в три раза дешевле. Дешевле — потому что буквально за каждое слово приходилось «отстегивать» по серебряному грошу, а то и по пол-алтына.

— Дело не в том, кто с вами пошел бы проводником, — нехотя проговорил Крохан, выделив последнее слово. — Они нас «водят», как это у них называется. Проверяют, сколько им нужно охраны, чтобы мы не могли от них вырваться. Смотрят, нет ли за нами другой слежки… Или моих дружинников. В общем, обдумывают предложение.

— Не знал, что у них такая конспирация, — признался Арбогаст. — Могли бы легко встретиться где-нибудь на улице, в переулке…

— Они затаились, — ответил Трол. — А это плохой признак. — Он помолчал, еще раз проверил внутреннее впечатление и подтвердил: — Не знаю, в чем тут дело, но они определенно напуганы.

Словно в ответ на эти слова кто-то стоящий у покосившегося уличного фонаря негромко свистнул. Это был оборвыш, каких много в большом городе, особенно у порта. Трое воинов подошли к нему.

Мальчик молча кивнул им и пошел вперед. Он открыл какую-то узкую, кованую, довольно представительную дверь, ведущую в узкую улочку, потом отодвинул решетку, сделанную в середине улочки, между высокими стенами домов, провел свой караван дальше, впустил их внутрь мрачного дома, стеной которого оканчивался этот тупик, попетлял по запутанным коридорам, миновав облака самых разных запахов… И они оказались в странной каморке, освещенной десятком ярких морских фонарей. Трол попробовал магическим способом определить их местонахождение, и обнаружил, что они находились под громадами тяжелых, доходных многоэтажных зданий. Он сказал об это Крохану.

— Самое их гнездовье, — ответил стражник. — Дюжина домов, которые простонародье называет почему-то «утюгами». Сколько раз мы тут облавы проводили, сколько арестов — ни разу серьезная рыбка не попалась. А ведь всему городу известно, что они тут, тут прячутся… Шаэтан меня побери!

— Это потому, страж, что у тебя руки коротки.

Дверь в противоположном углу комнаты вдруг раскрылась, и из нее вышли трое. Всего лишь трое. Два грубоватых, очень похожих друг на друга амбала, должно быть, братья или близкие родственники. Но они-то как раз помалкивали, а речь из-за их спин вел вертлявый, чем-то серьезно больной или привыкший к тяжелым наркотикам крикливый субъект в килте. Клетка на килте была самая что ни на есть благородная, эти цвета даже Трол знал, как знак Даулов, едва ли не самого известного рода горцев Зимногорья.

И, несмотря на напряженность момента и на обостренное магическое чутье, Трол едва не поверил, что этот парень может быть из боковой ветви клана. Должно быть, потому, что очень уж странно было видеть такой килт на уличном воришке. Если он напялил его на себя без права — за одно это могли «загасить»…

И все-таки не поверил. Потому что тут же с удручающей ясностью заметил шейный платок другой расцветки. И даже не родственной. Трол не знал, какому из местных родов принадлежит этот платок, но теперь ему стало ясно — разносортица, которой он не переставал удивляться в Кадоте с самого прибытия, подвела и этого парня. А тот тем временем повел себя странно, вернее, он заговорил. Но как!

— Вы, бла-ародные господа, раздрай меня через перекладину, чего тут делаете ночью-то? А? Или забыли, что город поделен нами на две части — одна ваша, там и сидите в тряпочку. И вторая наша… наша всегда. А по ночам и весь город — наш. Захочем, будем тут карнавал устраивать, и никто из вас нам не помеха. Захочем — вас, тараканов недодавленных, будем грызть, как бабка Лукья на базаре крыс давит…

— Кто такая бабка Лукья? — спросил Трол, обращаясь к Крохану.

— На рынке есть местная знаменитость, за имперский сестерций одними зубами загрызает крысу, со связанными сзади руками, — ответил капитан.

— Понятно. — Трол выступил чуть вперед и спокойно ответил вертлявому: — Значит, так. Или ты кончаешь свое выступление и спокойно отводишь нас к Кочетырю, или мы вас тут вяжем, и тогда мы с ним встречаемся, но уже на наших условиях. И только в том случае, если он захочет вызволить вас.

— И если на каждом из вас нет чего-то непростительного, — добавил Крохан тяжело. — Крови, например.

Трое бандитов отскочили, выкинули вперед сырые, дешевые клинки.

— Ну, ну, бла-ародные, — ответил вертлявый. — Привести вас я могу, мне и Кочетырь сказал, чтобы привел.

— Тогда в чем же дело? — спросил Арбогаст.

— А ему поизгаляться захотелось, — вздохнул с сожалением Крохан. — Идиот. Понимает, что никогда даже не приблизится к нормальным людям, вот и решил потешить свою гнилую суть.

— Каковы условия встречи? — спокойно, словно ничего опасного не происходило, спросил Трол.

Вертлявый бандит объяснил. Основной упор в своих пояснениях он делал на то, что идти должен один Трол. И разумеется, без оружия и с прочими мерами безопасности… самого Кочетыря.

— Глупо все это, — признал, выслушав их, Арбогаст. — Водят кругами, хамят, словно у них расплавленное олово под языком… — Он подумал и добавил уже шепотом, чтобы его не услышали бандиты: — И, в конце концов, выбирают самого опасного для себя бойца.

Но оказалось, что говорить тихо он не умел. Потому что вертлявый, изрядно помрачнев, проговорил:

— Я бы не выбрал его. Если бы Кочетырь не приказал, что нужен именно он.

Крохан вздохнул:

— Э-э… Ну ладно, идите. — Ему и в голову не приходило, что Трол может отказаться. — Ночь скоро кончится, а встречи все нет как нет.

Трол передал свой меч Арбогасту, отстегнул кинжал. После этого позволил повязать себе на глаза какую-то вонючую тряпку.

Когда стражник и рыцарь уже выходили, направляемые все тем же пареньком, который обнаружился за дверью каморки, словно никуда отсюда и не уходил, Крохан, уже шагнув к двери, вдруг обернулся к вертлявому. И как-то торжественно проговорил:

— Кстати, дурачок, хочешь прожить дольше, не носи платок одной расцветки с килтом другой. Тем более в компании тех, кто умеет их читать.

Должно быть, предыдущего урока вертлявому было мало. Он взъерепенился.

— Ты, что ли, умеешь? — Он думал, что по-своему все еще должен держать марку. — Да я имею права на оба этих цвета! Моя подружка…

— Дело в том, оболтус, что клан Даулов с кланом Шибанов сохраняет кровную вражду вот уже более трехсот лет, — лениво проговорил Арбогаст.

Ушедшие даже не хлопали дверью, просто вышли, и все.

— Идите, идите, может, еще когда свидимся… — проворчал вертлявый. Потом подошел к своим амбалистым дружкам.

— А ты и вправду дурак, Пень, — вдруг пророкотал один из них. — Я-то думал, ты соображаешь, когда наряжаешься в эти… юбки. А ты…

— Так и погореть недолго, — добавил другой.

Они пошли по коридорам. Трол с удивлением обнаружил, что понимает ситуацию гораздо лучше, чем ему казалось еще за четверть часа до того. В голове прояснилось, настроение улучшилось, усталость куда-то ушла.

— Ладно вам, — продолжал ворчать вертлявый Пень. — Чего тут-то гореть? Всего делов — одного мальчонку до гранда довести.

Но чувствовалось, что он и сам смущен последними замечаниями приятелей. От этого Трол едва не засмеялся. Он снова был один, вернее, находился среди врагов или почти врагов. И у него была цель и были средства выяснить сразу очень многое, хотя никто, даже скорее всего и Кочетырь, этого не подозревал.

Должно быть, этот смех все-таки прорвался через его сжатые губы, потому что его конвоиры вдруг замерли и все трое, как один, вытащили свои клинки. Но Трол даже не обернулся на них, он знал, что встреча непременно произойдет, ведь неизвестный Кочетырь приказал привести его. И это пока можно было рассматривать как гарантию.

Глава 9

Кочетырь вошел в комнату стремительно, засунув руки за пояс, поэтому вперевалку. Это странно контрастировало — деланная, совсем необязательная спешка и желание изображать из себя эдакого начальника, которому даже жестикулировать лень. Потом он подошел к большому, широкому — раза в три шире, чем нужно, — креслу, опустил в него свой тощий зад и поднял голову.

Трол сидел в узеньком, неудобном креслице, больше похожем на пыточный станок, поставленном шагах в трех от Кочетыря. Он уже проверил, когда его сюда привели, — оно было надежно прикреплено к полу. И еще: в подлокотниках, спинках и передних ножках были просверлены дырки толщиной с палец, в них можно было пропустить сыромятные ремешки либо просто пеньковую веревку, чтобы связать жертву, находящуюся в этом кресле. По всему видать, это было место для Кочетыря надежное, своего рода лежбище, которое он не захотел бы слишком легко оставить.

Вот это Трола и удивило. Зачем, спрашивается, приводить его сюда? Чтобы показать, что Кочетырь его не боится, или чтобы самому не ходить далеко? По всем законам конспирации, ему следовало встретить Трола где-нибудь в укромном уголке, как и говорил Арбогаст, в темном переулке, может быть, даже без света… Хотя Трол бы его все равно увидел, но так было бы умнее и надежнее, по крайней мере, при встрече с обычным, нетренированным человеком. А теперь эта встреча была ошибкой Кочетыря. Только он пока об этом не догадывался.

Трол присмотрелся к этому человеку. Почти так же, как и сам Кочетырь рассматривал Трола. Только мальчик, ученик Султунара, умел прятать свой интерес, а вот разбойник… Впрочем, он тоже был непрост, очень даже непрост.

Трол попытался определить, что же он в действительности чувствует, когда видит этого местного ночного главаря, воровского предводителя… Пожалуй, даже слишком известного. И вынужден был признать, что с этим человеком что-то обстояло не так, как следовало. Он был тут не на месте. А вот в гостиной хорошего дома, одетый по-другому, с другими манерами, он был бы в самый раз.

Тогда Трол изменил оценивающую установку и попробовал рассмотреть Кочетыря как бойца. Нет, на бойца он тоже не тянул, тем более на тренированного. Для этого он не был по-настоящему и привычно вежлив, не был внутренне спокоен, как полагается воину. И конечно, не был стоек. Скорее наоборот: слишком много он привык выносить наружу, демонстрировать, чтобы поддерживать, как он полагал, свой авторитет… То, что настоящий авторитет не может быть внешним, уличная шпана никогда понять не способна.

Хотя на фоне неумных, плохо обустроенных, даже слегка истеричных бандитов он смотрелся чуть более… цивилизованно. По крайней мере понятно, почему его иногда называли «грандом».

— Мне передали, ты хочешь со мной встретиться. Зачем? — Он спросил и прикрыл глаза, видимо, насмотрелся на Трола или сделал вид, что пришел к какому-то выводу.

— Сегодня напали на «Голосистый петух». Нападающие были кинозитами. Знаешь, кто это такие?

Кочетырь только кивнул, чуть скривив губы, чтобы показать, что знал это задолго до Трола.

— Тогда помоги мне определить, где они скрывались. — Трол подумал и решил пояснить: — Где была их база, пока они ждали возможности напасть на меня.

— И все? Только ради этого ты пришел ко мне?

— Ну, я надеюсь, если все получится нормально, ты будешь помогать мне и дальше.

Кочетырь рассмеялся. Его смех прозвучал довольно неуклюже, или глуховатая, какая-то задавленная акустика этой комнаты искажала его. Зато вполне холуйски его поддержал вертлявый. Амбалы смеяться не хотели или не понимали, что смешного может быть в этом разговоре. Они лишь переглянулись.

— Ты считаешь меня так называемым членом общества, верно? Думаешь, если попросишь меня, то я…

Трол плохо, очень плохо представлял себе, как следует вести диалог с такими вот типами. Это его слегка раздражало, впрочем, никто не смог бы это понять, разумеется, кроме Учителя.

— Да ладно тебе, Кочетырь. Одно дело — уголовщина, другое — Империя. Если они придут, тебе тоже будет несладко.

А вот это была ошибка. Едва Трол произнес эти слова, он уже понял, что ошибся. На эту приманку преступник не клевал и не мог клевать. Он был слишком эгоистичен либо… Либо у него была другая побудительная причина действовать, нежели страх перед Империей.

— А я пока не вижу никакой Империи, — сказал Кочетырь довольно проникновенно. — Ну, разгромили эти ребята один кабак, так, может быть, им знающие люди рассказали, что там пиво несвежее?

На этот раз вертлявый и сам знал, что следует смеяться.

— Прошу тебя, перестань паясничать, день был долгим, я устал, а нужно еще…

Трол хотел сказать, что нужно попытаться найти Кирда, но договорить не успел.

— Так со мной не разговаривают! — заорал Кочетырь. — Ты вообще здорово рискуешь, парень, что пришел сюда. Стоит мне мигнуть…

Трол посмотрел в потолок. Потом подумал, а может, в самом деле стоит попробовать жесткий вариант? Вертлявый, амбалы, да и сам Кочетырь — не в счет, они и понять ничего не успеют… Тогда Трол мельком осмотрел якобы вентиляционную щель у потолка, нашел полускрытый глазок для подсматривания, потом увидел, что за небольшой картинкой, изображающей святого Идохия, спрятан арбалет, который может быть спущен одним движением пальцев Кочетыря — ему стоило лишь нажать на планку, устроенную на внутренней стороне подлокотника его необъятного кресла. Арбалет, разумеется, был нацелен прямо в грудь тому, кто сидел на этом прибитом к полу креслице.

Все это по-прежнему было несерьезно. Значит, атака была все-таки возможна. Да, решил Трол, интересный вариант, нужно будет его не забыть. Но пока в ход пускать его не стоило, потому что сам Трол плохо представляет себе, что из этого может получиться, и не исключено, что Кочетырь на свободе будет полезнее, чем Кочетырь в подвалах Сеньории… Или куда там его спрячет Крохан.

— Ладно, хватит орать и слюной брызгать. Ты знаешь, что я ничем не рискую. И знаешь почему.

И вдруг Кочетырь насторожился. Он стал просто как охотничья собака, которая почуяла запах дичи, на которую была натаскана.

— Ничего я не знаю.

Это определенно был какой-то сигнал. Только Трол его не понимал. Он-то думал, что всегда может взять Кочетыря пусть даже голыми руками, а сам вор имел в виду что-то другое. Что-то непонятное, еще даже не обозначенное ни этим разговором, ни тем, что Трол знал об этом воришке. А жаль, что непонятное — этим путем можно было сразу добиться того, чего Трол хотел. И даже больше, гораздо больше.

— Не знаешь, значит, узнаешь после. А пока прошу, помоги. Если надо, назови сумму, но сделай быстро, лучше всего — к утру.

Вертлявый опять засмеялся, но быстро заглох, понял, что не вовремя.

— К утру будет дороже, — вдруг сказал Кочетырь. Но даже его амбалам было ясно, что он торгуется только из принципа.

— Знаешь, ты очень-то цену не ломи, — решил Трол. — Все-таки вспоминай, что речь идет о деле благородном.

И тут же осекся, сразу понял, что это не так. И Кочетырь повел себя странно, усмехнулся, словно бы хорошей шутке.

— Я не отсюда, не из Зимногорья. А вот откуда я, ты сейчас сам скажешь, или…

— Что «или»? — спросил Трол, но не потому, что хотел услышать ответ.

Просто его сознание раздвоилось. Он видел, как Кочетырь медленно, словно бы в насмешку, достает крохотный рукавный арбалетик, который стоил бешеных денег, и который способен был лишить человека жизни почти так же верно, как и большой, боевой его собрат. И одновременно он думал, пытаясь выяснить по построению фраз, по легкому, но временами отчетливому акценту, по облику, по другим едва понятным признакам, откуда взялся этот человек.

Если начинать противодействие его оружию и угрозе, то следовало приниматься за дело уже сейчас. Но тогда — прощай сотрудничество. Что-то подсказывало, что сознание этого человека заблокировано настолько плотно, что никакими пытками или посулами желательную информацию из него не добудешь. Просто от этого он хорошо защищен, даже слишком хорошо для мелкого, в общем-то, бандита. И не только сейчас, но и в будущем, где весьма интересной могла стать эта неизвестная, глубинная, так и не понятая пока Тралом часть.

А можно было все-таки положиться на то, что удастся убедить их не стрелять, уйти от угроз, уйти отсюда, но для этого следовало все-таки… Все-таки отыскать ключевое слово, которое хотел теперь услышать этот странный Кочетырь, бандит и почти наверняка кто-то еще. Итак, кто он и откуда?..

Или все-таки сломать ему руку, вырвать арбалетик, отбиться от амбалов, взять его в заложники и вне этих стен, спокойно, неторопливо решить все загадки?..

Империя? Нет, согласные не горловые. На восточника, пусть даже и полукровку, не похож, это точно… Значит, гурхорец или западник. Потому что не северянин, не белокурый аманит, не слав, не рыжий дасс… Стоп, западник, но рыжеватый. Может, Зарема или Мирам? А может, Сиркус? Нет, эти все чернявые и темноглазые… Наверное, все-таки Гурхор. Или…

— Ну, так скажи слово, которое я хочу услышать? — прошептал Кочетырь. Только сейчас Трол понял, что его держат руки амбалов, а к горлу приставлена наваха вертлявого. Ну и дела, да он мог раз сорок от них увернуться, а они только сейчас успели его зафиксировать в кресле.

— Ты — лунгмиец, Кочетырь, — проговорил Трол и медленно, спокойно вздохнул.

Потому что еще до того, как исчез арбалетик, как его отпустили руки амбалов, и перестало удушать чрезмерно близкое дыхание разгоряченного вертлявого лжегорца, понял, что угадал.

Зато теперь Кочетырь стал думать. Вернее, гадать, и суть этого гадания была проста как на рынке.

— Это будет стоит тебе сорок сестерциев. Не торгуйся!.. — заорал он, словно Трол собирался торговаться. — Так будет. Я сказал. Послание принесут в Сеньорию, в башенку, тебя, кажется, в ней поместили? Или у меня скверные информаторы?

Он опять рисовался перед подчиненными больше, чем перед Тролом, которого пробить такими трюками было мудрено. В конце концов, информаторы, конечно, у него были и в Сеньории. Кто-нибудь из мелких слуг болтал подружке, у которой брат был «пристегнут» к банде наводчиков, или бандитам удалось купить одного из выпивох-солдат.

— Лучше не мне, а Крохану, ему расследовать это дело до конца.

— Этому солдатику, нашему охраннику-чурбанчику?

Кочетырь никак не мог успокоиться, поэтому ему и требовалось посмеяться над капитаном стражников. Кроме того, это была удобная, привычная поза вора, издевающегося над тем, кто должен его ловить.

— А за деньгами пошлешь к Пересу, — добавил Трол. — Я передам ему, что придет посыльный за сорока сестерциями.

— Вот и славно, — решил Кочетырь и зевнул.

И снова в этом зевке, в этой позе вдруг мелькнул провинциальный, но от этого лишь еще более искренний и гостеприимный мелкий сквайр или богатый арендатор, обозначающий припозднившемуся гостю, что пора на боковую. Трол усмехнулся про себя и встал.

— Один вопрос, последний, Кочетырь. Скажи, что тебя связывает с Гифрулом Высокоборским?

Кочетырь вздрогнул. И решил это замаскировать. Он вдруг принялся оглядываться по сторонам, словно не представлял, где находится, или искал поддержки у своих подручных, изображая шутовское изумление.

— Что связывает? — переспросил он, хотя в этом не было ни малейшей необходимости. — Ну, ты даешь, парень! Да если бы ты узнал, я должен был бы тебя сразу прикончить, понимаешь?

— Да ладно тебе. Я спросил вежливо, и ты попробуй ответить из вежливости.

— Из вежливости? — Определенно этот человек не умел вести разговор, ему все время приходилось переспрашивать и что-то да демонстрировать — удивление, гнев, может быть, даже ярость, хотя Трол рассчитывал, что этим блюдом его потчевать не будут. — Ну ладно, слушай, — вор улыбнулся. — Гифрул, наш всеобщий друг, покупает драгоценности, которые мы во время бессонных ночей находим в местных канавах.

И визгливо, совсем неискренне рассмеялся. Амбалы тоже заржали, на этот раз они решили, что им тоже можно. Или их действительно позабавила шутка, которую отмочил их предводитель.

Еще прежде, чем Кочетырь договорил, Трол уже понял, что это — ложь. Гифрул не мог заниматься скупкой краденого. Вернее, мог, конечно, для этого его мораль жадного и беззастенчивого высокородного — по местным меркам — негодяя вполне подходила. Но в таком случае, если бы это было серьезно, ему не следовало «светиться» самому. По всем законам такого рода способа обогащения он обязан был прикрыться двумя-тремя мелкими лавочниками, которых в случае необходимости можно было легко убрать.

— Да, не хочешь ты быть со мной откровенным, Кочетырь. Жаль. Ну что же, раз так, давай расходиться, — решил Трол. И на всякий случай пояснил, чтобы ни у кого, включая вертлявого Пня, не было сомнений: — У вас же так много работы.

Глава 10

Трола вывели на улицу, потом одним движением сдернули повязку, и прежде, чем он решил открыть глаза, где-то сзади раздался топот убегающих ног. Это были молодые и беспокойные ноги, в них чувствовалось мальчишеское умение бегать лучше, чем ходить.

По дороге к свободе Трола передавали из рук в руки, и вели его как минимум пять разных провожатых, если их можно так назвать. Сначала это был уже знакомый ему вертлявый Пень с амбалами, потом какие-то жутко пахнущие головорезы с сиплыми голосами, пьяные, а потому, кажется, и самые опасные. Потом явно городской бандит с массой скрытого в одежде оружия, которое почти на каждом шагу звякало и бренчало, потом старуха, которая вела Трола за руку по длинным коридорам и галереям, потом этот вот мальчишка.

Разумеется, его глаза были все время завязаны. Он мог бы в некий момент развязать их, но это было не нужно. Просто потому, что, как заметил Арбогаст, глупо. При желании Трол мог восстановить чуть не каждый шаг из этой дороги, каждый поворот, каждый запах из тех, что время от времени накатывали на него, и знал, что будет способен припомнить ее еще несколько дней. По крайней мере, без использования магии. С магической помощью, впрочем, не очень глубинной, он был бы способен вспомнить этот путь и через пару месяцев, а то и через полгода.

Так что главное тут было не найти дорогу к каморке без окон, в которой его принимал Кочетырь, главное было — осознание, насколько это нужно или в какой момент станет нужным. А то, что они считали его отход для себя безопасным — ведь по их ущербной логике он не раскрыл глаза, не нарушил обещание, — было как раз на руку Тролу, потому что усыпляло осторожность бандитов и делало их в случае необходимости уязвимыми.

Они вообще были довольно легкой жертвой, по мнению Трола, даже не очень понятно было, почему Крохан так долго с ними возится. И нужно было подумать, не велась ли тут более сложная игра, даже не двойная, а тройная или еще сложнее. Как раз второй план действий Кочетыря Трол, скорее всего, уже осознал, еще до того, как его отпустили…

Трол оглянулся, он стоял в очень узком, не шире плеч хорошо тренированного мужчины, проходе между домом и занозистым забором. Откуда-то с неба лился слабый, но уже определенно предрассветный туман. Одновременно с сыростью он нес в себе и мельчайшие, как капельки воды, частицы света. Трол вдохнул его с удовольствием, попытался еще раз, для верности, стряхнуть напряжение с плеч, рук и ног. Оказалось, он, несмотря ни на что, накопил в себе достаточно почти незаметных, но ощутимо замедляющих движения зажимов.

Он еще раз перепроверил стороны света, с каким-то странным облегчением убедился, что ничего не перепутал, когда находился в подвалах, а затем потопал на запад, к центру города. Очень скоро на него накатил звук — мерное шипение набегающих на камни волн, значит, он находился неподалеку от волноломов, защищающих гавань от бьющих из Кермальского моря валов. Удивительно, решил Трол, неосознанно радуясь тому, что снова совершенно свободен, ветра почти нет, а волны бродят по морю… Море в этой предрассветной темноте и пахло как-то особенно сильно, или Тролу так казалось после затхлых, вонючих казематов, из которых он вышел?

Оказавшись наконец на настоящей улице, он быстро определился, подняв свое темновое видение до предела. С такой мобилизацией зрения он видел отдельные травинки под ногами, полет ночных бабочек, трещины в прокопченных стенах домов. И как почти всегда бывает, зрение передало часть своей силы слуху. Тогда стал слышен ночной обход в паре кварталов от того места, где он находился. Обыкновенные стражники, пытающиеся соблюдать невидимую пресловутую границу между частью города, где царили бандиты Кочетыря — и, наверное, не его одного, — и миром относительного спокойствия и безопасности.

Трол поспешил навстречу патрулю. Как он и предполагал, все караульные этой ночью знали, что они могут встретить нового паренька, и что с ним следует обращаться вежливо, ибо он находится на странном положении чуть не личного гостя короля. Поэтому разговор с сержантом, который командовал обходом, был не очень длительным. Уже через четверть часа Трол сидел в местной кордегардии, а измотанный сержант поднимал в темном углу трех служивых, чтобы те проводили Трола до Сеньории,

Потом они шли в Сеньорию, и Трол побаивался, что ему и его провожатым могут не открыть ворота в королевский замок, хотя, как скоро выяснилось, опасался он зря. Стоило ему только выйти под надвратные факелы Сеньории, чтобы показать себя невидимым наблюдателям со стены, как ворота тут же были подняты на высоту двух футов. Трол прокатился под ними и оказался уже в главном королевском замке Зимногорья.

Провожатые, негромко переговариваясь между собой, очевидно, жалуясь на слишком беспокойную в последние дни службу, пошли назад, в город. А в самой Сеньории его ждали. Как оказалось, Перес и Арбогаст заранее приказали, чтобы Трола, как только он вернется, провели в лабораторию мага, что и было исполнено с незамедлительностью хорошо отлаженной охранной службы.

Оказавшись в лаборатории колдуна, Трол рассказал, что и как с ним происходило, почти слово в слово передал происшедший разговор, но все-таки те мелочи, которые наводили на очень интересные мысли и которые он пока не сумел интерпретировать, оставил для себя. Ему нужно было над ними либо очень сосредоточенно подумать, либо раздобыть дополнительную информацию, чтобы не ошибиться в их понимании.

И вот, наконец, когда над Зимногорьем уже стала подниматься еще ранняя, но все более заметная утренняя заря, Трола отпустили. С радостью, обхватив свой меч, кинжал и кое-какую прочую амуницию, он потащился в свою башню. Тут все было нормально, даже пара очень мелких сигнальных устройств, которые Трол установил на предмет обозначения несанкционированного проникновения в башню, остались на месте. Это значило, что пока никто не покушался на его территорию, и никто не стремился устроить ловушку в его спальне.

Едва раздевшись, он свалился на кровать и лишь тогда понял, как у него весь день ныли раны. Разумеется, их следовало бы долечить, но как-то было не до них или он — что бы там ни полагали о нем Перес, рыцарь Арбогаст и даже Приам — очень неорганизованный человек, которого не зря в этом упрекал когда-то Учитель…

Оказалось, что он спал. Но он так замотался, что даже во сне хотел спать. И сожалел, что не может совсем остановить свои дурацкие мысли и уснуть, как полагалось бы спать воину — без сновидений, без включенности в этот мир, без переживаний всего, что с ним произошло за день. Он сожалел, что ему снится… А вот то, что ему снилось, Трол, как ни старался, так и не осознал. Одно он мог утверждать с уверенностью, — это было что-то гадкое, липкое, белесое, бесформенное. Он пытался рассмотреть, что же это такое, но видел перед собой лишь лицо вертлявого подручного Кочетыря, которое непонятным образом перетекало, как студень, в лицо самого Кочетыря, и… ничего больше. Он знал, что за этим должно было последовать что-то еще, что-то важное, может быть, очень важное, но уловить это в своем сознании, остановить это подозрение и выразить его внятно не сумел.

Разбудил его настойчивый стук в люк. Ого, подумал Трол, хорош воин, всегда находящийся настороже, — кто-то прошел по всем ступеням его башни, а он даже не трепыхнулся, проспал, как крестьянин… Он сосредоточился, стараясь понять, кто находится на последних ступенях его башни, и лишь тогда разобрал, что это Кола и кто-то еще. Трол поднялся, дошел до люка, медленно отомкнул его, поднял и вернулся к кровати, потому что именно там находилось его оружие.

Младший сын короля Малаха поднялся, заметно стараясь усмирить свое дыхание, вероятно, подъем он проделал довольно… решительно. За ним топал Буж с огромным подносом разнообразной еды. Было довольно интересно наблюдать, что упитанный слуга с лицом, в котором не было ни одного лучика обычного человеческого понимания мира и интереса к нему, дышал гораздо легче, чем его тренированный и самоуверенный хозяин. Из этого следовало, что Буж, несмотря на свою внешность идиота, был куда крепче физически, чем казался.

Трол тряхнул головой, стараясь выгнать из нее последние клочья сна, посмотрел на солнце, заглядывающее в дыры, которые некогда были наблюдательными окнами. Оно ощутимо перевалило за полдень, Трол проспал почти половину дня. Никогда с ним такого не случалось, если он не был ослаблен серьезной раной.

Он хладнокровно снял повязку, которую вчера ему сделал Приам, и посмотрел на раны. Они выглядели лучше, чем вчера, значит, мазь книжника помогала. Трол поднял голову и присмотрелся к принцу. Тот тоже разглядывал его раны с несомненным интересом. Потом он улыбнулся, обернулся к слуге.

— Буж, поставь поднос хотя бы на этот комод.

Только теперь Трол заметил, что в углу, между двумя заложенными окнами, стоял настоящий комод со столешницей из местного мрамора. На нем сверху, как в будуаре какой-нибудь придворной дамы, стояли фаянсовый таз для умывания и кувшин, полный свежей водой.

— Еду лучше поставить куда-нибудь еще, — предложил Трол. — Хотя бы на тот сундук. Там пыльно.

Он указал на сундук довольно внушительных размеров, который вполне мог заменить ему стол, и стал перевязываться заново. Все-таки ему еще нужно было дойти до Приама с его мазями.

— Стоянку кинозитов обнаружили, — неожиданно начал Кола, прохаживаясь по всему помещению башни, с интересом осматривая ее, словно он никогда тут прежде не был.

— Где? — Трол замер, хотя эти сведения были не из самых важных.

— В помещении одного из портовых складов. И даже стало известно, как его сняли. — Кола подумал и решительно добавил: — И даже известно, кто это сделал.

— Кто?

Трол застелил кровать покрывалом как мог и принялся одеваться. Буж, который стоял рядом, не сделал ни единого движения, чтобы помочь ему, хотя видел, не мог не видеть, что Тролу с его ранами довольно неудобно вдеваться в узкий камзол. А впрочем, это было не важно.

Потом он доковылял до фаянсового таза, мельком, с сожалением подумал, что не может ополоснуться под водопадом, как делал дома, в пещере, и постукал по нему пальцем. Вода была налита под край кувшина, а рядом, на краю комода, лежала стопка душистых полотенец. Оказывается, он пропустил-таки вторжение свою спальню. И даже не подумал об этом во сне, — хорош солдат, нечего сказать! Но теперь оставалось только этим всем воспользоваться.

— Кстати, если хочешь искупаться, — предложил Кола, — можешь спуститься в наши бани. Они, говорят, лучшие на всем Кермале. К нам специально купцы приезжают, и с такими дарами, что иногда неудобно делается… Только бы их пустили на омовения.

— Баня? — Трол никогда не бывал в настоящей бане, но читал, что такое бывает. — Потом как-нибудь. Кстати, — он кивнул на комод, на застеленную отменным бельем кровать, на полотенца. — Твоя забота?

— Моя с Пересом.

Стало понятно, почему немудреные сигнальные приспособления Трола, в которых он старался не применять очень уж сложной магии, показались ему нетронутыми. «Ладно, — решил он, — в следующий раз буду внимательнее. Или сигналки поставлю хитрее».

Он умылся, вытерся и повернулся к принцу, который стал свидетелем этого туалета. Принц улыбался чуть напряженно, но искренне. Он очень хотел сказать какую-то обычную фразу, какую говорят в таких случаях, чтобы разрядить свое же смущение, но не говорил. Должно быть, просто не очень еще представлял, как вести себя с Тролом.

— Спасибо за воду и… за заботу. А сейчас давай выясним, что стало известно за то время, пока я спал.

— Так тебе все сам Перес расскажет, он меня и послал, — признался принц.

Трол прицепил к поясу меч, хотя на поясе таскать его было не очень удобно, кинжал, потом сдернул с подноса, который принес Буж, кусок вяленой оленины и пук фиолетовой травы, которую Учитель когда-то называл черемисой. Это можно было съесть на ходу.

— Тогда пошли.

А вот питьевую воду ему придется попросить у мага. Но Трол был уверен, что тот не откажет.

Глава 11

Переса в его лаборатории не было, но нашелся слуга, который объяснил, что Тролу лучше всего идти прямо на место, и по распоряжению принца повел его в порт. Трол шел за унылым, пожилым, склонным к неумеренным возлиянием стариком, и думал о том, что ему, видимо, придется как следует выучить город, если он хочет тут и дальше работать. Зависимость от людей, к нему никакого отношения не имеющих, раздражала. Кроме того, это могло послужить причиной искажения информации.

А информация во всей этой катавасии была делом первейшим. Но вот как раз по этому пункту Трол чувствовал свою… необученность.

В то же время тормозить себя потому, что рядом нет Учителя, нельзя. Его не было, над этим можно горевать, но с этим необходимо смириться. Или даже так: чем быстрее Трол сумеет с этим смириться, чем полноценнее разгрузит себя от всех негативных мыслей и эмоций, тем лучше у него все получится, тем удачнее будет его ответ противнику.

Пока он так размышлял, слуга довел его до порта, а потом, обойдя по широкой улице наиболее непривлекательные кварталы, углубился в район доков, складов и даже, как Тролу показалось, небольших местных верфей. Тут они, так и не покидая города, как заметил Трол, пошли вдоль полосы прибоя, увязая в крупном светлом песке.

— Уже немного осталось, — сказал слуга, обернувшись. — До корабельного кладбища не больше четверти мили.

«Итак, тут есть корабельное кладбище, — подумал Трол, — в черте города. Важно это или не очень? Имеет какое-то значение для устроенной на него засады или нет?»

Снова пошли склады, и местность стала совсем пустынной. Даже собак и свалок тут уже не было, только какие-то заборы, узкие улочки и полоса прибоя, не защищенная волноломами. А потом они свернули на довольно широкую улицу, на которую выходили двери сразу нескольких десятков складов. Одни ворота в самом дальнем и неприметном углу были широко распахнуты. Около них стояло с десяток стражников. И среди них Трол сразу заметил сильную фигуру Крохана.

— Ого, — сказал он, не без неудовольствия рассматривая подходящего Трола, — сам Трол с северных гор к нам пожаловал. — Потом морщинки в уголках его глаз исчезли, и он, сдвинув облегченный шлем стражника на лоб, почесал затылок. — Сразу рассказывать или сначала смотреть будешь?

Трол бегло поклонился ему вместо рукопожатий и прочей официальщины. Оглянулся, стражников было много, но офицер среди них был лишь один. Значит, все самое главное тут уже осмотрено.

— Лучше, если ты расскажешь.

Крохан вполне серьезно кивнул:

— Э-э, значит, так. Единственное, что мы сейчас имеем, это стопроцентную уверенность, что они стояли тут, в этом складе. И не один день, может быть, дольше недели. — Крохан подумал. — Склад принадлежит одному торговцу, который сейчас отходит от дел, ничем не интересуется и потому сдает свою собственность за гроши любому, кто ни пожелает. Этот склад был снят вполне официально и давно, почти три недели назад.

— Неужели они еще тогда все спланировали? — удивился Трол. — Извини, продолжай.

— Грамоты на аренду заключены вполне обыденно. По ним ничего не видно, кроме того, что пресловутый торговец ничего о кинозитах не знал.

— С кем он заключал договор?

— Грамоты оформил от имени своего господина… Кирд. — Крохан внимательно посмотрел на Трола. — Как тебе это нравится?

Они вошли в склад. Тут было пустынно, довольно просторно и прохладно. Толстые стены вполне могли гасить звуки, которые поневоле издают почти три десятка людей, даже если эти люди не особенно стараются вести себя потише. Обычные корабельные бочки с солониной и водой небольшим для этого помещения штабелем покоились в углу. Их доставка сюда не могла вызвать ни грана любопытства, особенно если это проделать заранее, когда тут и в помине не было никаких кинозитов. Прочие надобности имперцы справляли в крохотном дворике позади склада, где к тому же проходила вполне вместительная канава, забитая грязью, остатками каких-то гнилых фруктов и истлевшим тряпьем.

— Это мне совсем не нравится, — признался Трол.

— Мне тоже, — согласился Крохан и продолжил: — Чиновник, который подтвердил договор, говорит, что сам он Приама при составлении грамоты не видел, но подпись его признал. — Крохан помолчал. — Очевидно, Кирд подделал подпись господина, понимая, что, если бы он снял склад от своего имени, его бы стали проверять — откуда у него деньги и чем он собирается заниматься… Мне кажется, ничего этот след нам не даст.

— Да, — согласился Трол, — чинуша не человек Империи.

Крохан уставился на собеседника с откровенным желанием проникнуть в его мысли, понять, как они работают.

— Ну ладно, я-то видел этого парня. Но почему ты так думаешь?

— Я полагаю, они тут очень ловко обрубают концы, иначе бы их уже давно раскрыли. А это значит — если есть кто-то, кто сделает свое дело, ни о чем не догадываясь, — значит, его следует использовать, не поставив в известность о действительном положении дел.

— Обмануть можно каждого, — согласился Крохан. — У нас тут среди торговцев такие аферы прокручиваются и такие киты на них ловятся — не знал бы, никогда бы не подумал, что это возможно. Арматоров со стажем в пятьдесят лет и то подставляют.

— Я полагаю, что обмануть можно только того, кто хочет, чтобы его обманули. Или такого, кого что-то ослепило, например, жадность.

Крохан подумал, снова почесал в затылке.

— Э-э, ладно, предположим… В общем, я вынужден признаться, что сейчас мы взяли в оборот и Приама.

— Да ну? — удивился Трол. — Это вы зря.

— Почему?

— Во-первых, он уже несколько лет снабжал нас всем необходимым и, следовательно, был под наблюдением. Если бы появилось хоть одно сомнение, его бы сразу отставили от этой роли. И не так, как делаете вы, полицейские, а… покруче, с применением магии, по-орденски. Во-вторых, он знал, что в «Петух» иду не я, а брат Кирда. И все-таки сигнал атаковать гостиницу от того, кто руководит всем этим из Империи, поступил.

Крохан раздраженно хлопнул себя по бедру.

— Ну, может быть, у него не было возможности послать им доклад или, как ты говоришь, — сигнал?

— Не думаю, — ответил Трол. — Они вообще посылают этот сигнал, похоже, из любой точки и в любом состоянии, даже в окружении свидетелей.

— Это невозможно, эти магические штучки у нас…

— Сколько раз нужно повторять, тут действует что-то еще, не магия.

— Что же?

— Это мы и выясняем.

Крохан погладил пальцем свою бородку.

— Э-э, ага… Все равно допросить Приама следует. — Крохан и Трол вышли из склада. Смотреть там в самом деле было не на что, если не считать объедков и обычной человеческой грязи. — Есть за ним еще один грешок.

— А именно?

— Кинозиты попали в город, потому что их провели из Вишаса, есть у нас такой северный городок… Привели как пленных. Сделал это наш офицер из дальних гарнизонов. И все у него в сопроводительных документах было в порядке. И папирус с приказанием из королевской канцелярии, и печать из синего воска… Даже почерк главного из писцов Сеньории подделан до тошноты точно.

— За писцом послали?

— Разумеется. — Крохан помолчал. — Сделали это первым делом… Он проверил, удивился. Сказал, подпись правителя почти настоящая, только один-единственный нажим в последнем росчерке выдает подделку. Ну, разумеется, на воротах сидят не такие специалисты, там сержанты вообще едва грамотные, вот и пропустили.

— Стоп, как эта грамота попала к тебе в руки?

— А мы ее тут нашли, в куче всякого тряпья.

— Значит, и этот человек — вне подозрений, — сказал Трол. — Можно его даже не проверять. — Он подумал. — Следовательно, грамоты украдены?

— Да, — Крохан вздохнул. — Этот наш спец по канцелярщине тоже говорит, что все украдено или подделано — и папирус, и печати, и даже сепия южных каракатиц, которыми пишут приказы от имени короля его личные канцеляристы.

— Так, это ясно. Но тогда при чем тут Приам?

— Так у него же писцы в скриптории! — воскликнул Крохан. — Пять душ. И есть такие мастера, что подделать королевский папирус смогут за час-полтора. В крайнем случае, прежние распоряжения как образцы удосужатся получить в архиве э-э… для ознакомления, так сказать.

Стражники, которые были расставлены вокруг склада, стали потихоньку к ним подтягиваться. Стоять на часах, охраняя по всем признакам ту самую клетку, из которой уже все птички улетели, было нелепо.

— Приам тут ни при чем, — повторил Трол. — Уж скорее следует разрабатывать стражников, которые вели фальшивых бандитов. По ним что-либо имеется?

— За ними послали, к завтрашнему полудню должны быть в городе. Они не очень далеко расквартированы, милях в тридцати от Кадота, — пояснил Крохан.

— И все-таки ключ к ситуации не они, — задумчиво проговорил Трол.

— Понимаю, все дело в офицере. — Крохан чуть заметно помрачнел. — За ним тоже послали. Только он будет скорее всего дня через два или даже еще позже. Как я говорил, он из далекого, едва ли не самого северного нашего гарнизона. У альпийских лугов, откуда уже и до вековечного тайга рукой подать.

— Как его зовут?

— Гевит, он из славов, служит у нас уже лет десять, был с Визоем во время последнего похода на Мартоген.

— Понятно. — Трол тряхнул головой, выгоняя какие-то непрошеные мысли. — Пойдем дальше. Как кинозиты ушли из города?

— Скорее всего, — Крохан оглянулся и строгими глазами посмотрел на самых любопытных стражников, некоторые из них вернулись на свое место, но нашлись и такие, которые понимали, капитан их не видит, весь уйдя в этот разговор, — сразу после резни в «Петухе» они погрузились на один из самых быстрых кораблей Зимногорья «Косоклин». И…

— Что это за название такое? — удивился Трол.

— Не знаю, говорят, какая-то жутко новая деталь в корпусе, позволяющая ему плавать быстрее других. — Крохан наконец увидел, что их подслушивают, и сделал один жест рукой. Стражники нехотя потянулись к постам. — В общем, дело вырисовалось такое: они сидели-сидели на этом складе, снятом заблаговременно, потом выскочили, разгромили «Петух», погрузились на корабль и тут же вышли в море. Все заняло менее часа. Никто ни из городской, ни из портовой стражи ничего и понять не успел.

— Погоня?

— В общем, послали, конечно, но… Бесполезно, я же говорю, это был самый быстрый наш корабль, и ушел он практически порожним. Только с грузом пищи и запасом воды для всей имперской шайки на пару недель плавания. Это проверено, таможенные контролеры в один голос подтверждают.

— Ох, сомневаюсь я что-то, что они окончательно ушли после того, как опять ошиблись, — проговорил Трол. — Имперцам случается промахнуться, не доделать чего-то до конца, но они всегда подстраховываются, оставляют людей для довершения. Тут, наверное, такой же случай.

— Они думали, что избавились от тебя, — твердо, почти жестко проговорил Крохан. Как-то уж слишком жестко, наверное, ему очень хотелось, чтобы так и было.

Поэтому Трол проговорил:

— Они так уже три раза думали, если считать ту драку с людьми Гифрула.

На площадь выбежал какой-то паренек с сумкой на боку и декоративным, просто игрушечным кинжальчиком. Он подлетел к Крохану и с поклоном вручил ему записку, выхваченную заученным жестом из сумки. Капитан стражи прочитал ее, сунул во внутренний карман. Обратился к курьеру:

— Иди, я сам доложу о получении.

Курьер убежал в другой конец улицы. Крохан отошел от Трола и принялся снимать бессмысленную стражу, лишь требуя, чтобы оставшийся тут сержант опечатал склад и оставил троих людей у ворот. На всякий случай. Остальным следовало возвращаться в казарму. Не прошло и четверти часа, как Трол и Крохан шагали в сторону Сеньории, на этот раз не через весь город, а вдоль стен, которые тут образовали несколько ярусов, разделяя дома на районы. Без надежного провожатого Трол и тут не сразу нашел бы верный путь.

Протопав пару минут в молчании, Крохан наконец высказал свою сокровенную идею:

— Кирда бы найти! Сколько неясностей сразу можно было бы устранить… Э-э, может, снова попросить Кочетыря поучаствовать?

Трол чуть насмешливо посмотрел на капитана стражи:

— Не стоит. Вообще с этим… Кочетырем следует разбираться особо.

— Что ты имеешь в виду? — спросил Крохан. — И почему, собственно, так думаешь?

Они прошли мимо первых жилых домов, склады кончились. Но людей тут еще не было. А были пресловутые четырех — и даже пятиэтажные «утюги», которые занимали до четверти улицы, мрачные, с темными невыразительными окнами. Они выглядели так, словно были предназначены не совсем для людей, а для каких-то других существ. Может быть, для гигантских крыс?

— Что могут делать тут, в Зимногорье, лунгмийцы? — вместо ответа на заданные вопросы спросил Трол.

— Новолунгмийцы давно хотят поссорить Зимногорье с Империей, — мрачно ответил Крохан. — Чтобы Империя ударила тут, а их оставила в покое. — Они зашагали вдоль домов, более похожих на обычные городские особнячки. — Они такие же независимые, как и мы, вот только сопротивляться пока не научились.

— Или уже не имеют сил достойно сражаться,

— Что?

— Когда-то кипты были очень сильными воинами и, как ты сам сказал, сумели противостоять Империи. Но сейчас это уже под вопросом, видимо… Если они действительно пытаются отвлечь внимание имперцев на своих естественных союзников, вместо того чтобы встать с ними в один ряд.

— Что твой вопрос означает? — От внутреннего напряжения Крохан даже остановился и повернулся к Тролу. Пришлось останавливаться и юноше.

Улицы по-прежнему были пустынны. Хотя Трол не поручился бы, что за ними не наблюдают несколько пар любопытных глаз. Впрочем, проверять это магическими средствами не следовало, это было просто не нужно.

— Кочетырь, кажется, лунгмийский шпион, его хорошо бы прихватить и допросить как следует. — Трол подумал и добавил: — Кроме того, атака на него — наш естественный следующий ход. Может быть, единственный, который нам еще остался. Все остальное или уже отрублено, или будет отрублено очень быстро… Если не считать, разумеется, Гифрула.

— Высокоборский уехал из города, — мрачно ответил Крохан, снова шагая рядом с Тролом. Они подходили к каким-то боковым воротам из города. — Кроме того, за Кочетырем столько прочих грехов, что его и без шпионажа хорошо бы прихватить. — Он помолчал еще немного. — Э-хм, вот только возникает один немаловажный вопрос… А именно, как?

И тогда Трол легко и спокойно рассказал ему, как это можно сделать.

Глава 12

Развертывание этой операции потребовало времени, хотя внешне все выглядело довольно просто. Около Трола собрались рыцари под командованием Арбогаста, в полном вооружении, сзади пристроились почти три десятка стражников поопытнее, а еще почти сотню стражников под командованием Крохана расставили между теми домами, которые указал Трол, и морем. Чтобы те, кто попробует убегать, не вырвались из ловушки.

Разумеется, на всякий случай пригласили Переса, — если у Кочетыря окажется какой-нибудь захудалый колдун. Ну и где-то неподалеку поставили Ибраила на случай ранений и вообще травм как у стражников, так и у задержанных. Время выбрали ближе к утру следующего дня, когда закрылись последние кабаки и таверны, когда даже самые предприимчивые из девушек определенного сорта уходили домой, когда даже самые отпетые из уличных грабителей заканчивали промысел.

Выдвигались на выбранную Тролом позицию молча, как во время похода по вражеской территории, обвязав сапоги, мечи и доспехи тряпками, чтобы не звякали и не звенели. Когда стало чуть-чуть светать, от Крохана прибежал посыльный, который доложил, что у них все готово, и операция началась.

Трол вошел в улочку, по которой сутки назад убегал его последний провожатый, и нашел ту ямку, которую сделал между плитками мостовой острием своего жала, спрятанного в мыске сапога. Потом повернулся на месте, проверился еще раз и пошел вперед, считая про себя не только шаги, но и такт сердцебиения, ощущая все запахи, которые на него накатывали, пытаясь услышать все звуки, которые до него доносились. Иногда он закрывал глаза и останавливался, чтобы точнее определиться в пространстве, как это было вчера, когда у него были завязаны глаза.

Наконец он остановился перед дверью ничем не примечательного двухэтажного подразрушенного особняка. Дверь в особняк, впрочем, оказалась довольно прочной, дубовой, и держалась на четырех петлях.

— Здесь, — сказал он.

Тут же Арбогаст махнул кому-то, четверо воинов в орденских плащах вышли вперед и вынесли небольшой таран, размахнулись… и вломились в указанную дверь. Грохот от этих ударов, казалось, перебудит полгорода, но у Трола появилась уверенность, что сегодня они все сделают правильно, что все выйдет в лучшем виде.

Пошли дальше, перешагнув через груду щепок, в которые превратилась дверь. Откуда-то сзади Перес доложил:

— Магической сигнализации тут не было.

Где-то далеко часы отмерили четыре удара. Им откликнулись другие часы на других башнях. Трол спустился вниз, подвал у особняка оказался куда как внушительным. Свернули по коридору, нашли комнату, где Трола передала мальчику старуха. Вломились в хорошо замаскированную старыми досками потайную дверь. Снова пошли по коридорам. Тут уже появились какие-то люди. Их сразу прихватывали стражники, чтобы весть об облаве не распространилась дальше.

Так и пошло. Трол выходил в точку, проверял ее, найдя след своего жала, и уверенно вел рыцарей дальше. Незадолго до комнаты, где стояли напротив друг друга два кресла, вспыхнула первая стычка. Вчерашние вонючие громилы, которые вели Трола, вдруг выскочили откуда-то сверху, из низеньких клетушек, расположенных под сводами, и попытались остановить рыцарей. Те расправились с дурачками, как свора хороших терьеров душит крыс. Трол даже меч доставать не стал, все закончилось и без него.

Наконец вошли в пресловутую комнату. Тут было тихо и пусто. Трол провел рыцарей к двери в противоположной стороне и замер. Эта дверь была защищена. Вызвали Переса, который в этих переходах немного отстал, он прочитал заклинание и обезвредил охранную систему. Тогда ее высадили… И оказались в каком-трактире, где в каждый переход выходило по три-пять закрытых комнат. Но Арбогаста это не смутило, он только что-то гаркнул, и воины в орденских плащах, разбившись на группы по три-четыре человека, стали выламывать все двери подряд. За каждой из этих групп обязательно шел хотя бы один стражник — на случай, если Кочетырь попадется на глаза.

Кое-где возникали стычки, где-то подранили рыцарей, хотя быстро выяснилось, что раны оказались не очень тяжелыми. Скорее наоборот: не привыкшие к полицейским операциям, где главное — взять нарушителя живым, орденцы действовали слишком свирепо, как в настоящем бою. И трупы тех, кто пытался взяться за оружие, быстро доказали бессмысленность сопротивления. Уже через четверть часа стало известно, что Кочетыря выгнали из здания и его взяли люди Крохана, которые не зря сидели снаружи.

Тогда Трол объявил конец операции и в сопровождении все тех же лиц, лишь за отсутствием Ибраила, который оказался серьезно загружен работой, вышел на улицу. Тут, как и вчера, шумело близкое море, пахло солью. А на широкой и, днем, без сомнения, весьма оживленной улице, стояли около сотни потревоженных обитателей трактира, который облюбовал себе под обиталище Кочетырь, и большая часть кроханских стражей. Часть из них сдерживала небольшую толпу, двое людей, одетых, как зажиточные ремесленники, всматривались в эту толпу, чтобы узнать известных им кадотских грабителей, а совсем в стороне находилось человек десять. Трое из них держали человека, который стоял почти спокойно… Но иногда дергался так, словно его начинал бить истерический припадок или что-то столь же болезненное и дикое.

Трол оглянулся, Арбогаст отдал последние приказы, разрешая своим подчиненным отправиться в казарму командории. Потом догнал Трола, вытер пот.

— Здорово мы их. — Арбогаст зашагал в ногу с Тролом. — Нет, в самом деле неплохая тренировка. И не такая уж опасная, как я ожидал. Эти разбойники…

— Они не держат настоящего удара, — поддержал его Крохан, который в тихом воздухе просыпающегося города расслышал густой, как деготь, голос командора. — Привыкли атаковать штатских либо совсем не вооруженных людей… Все правильно, я всегда это знал.

Трол вдруг увидел тело, к которому никто не подходил, оно лежало в подворотне, утонув в собственной крови. На стене дома с брызгами крови остался след от чудовищного, убойного удара мечом. Даже в рассветных сумерках Трол узнал труп — это был вертлявый Пень.

— Э-э, вспомнил его? — спросил Крохан. — Его убил мой сержант… Его ты тоже должен помнить.

Он сделал подзывающий жест. К ним подбежал тот самый толстяк, с которым Трол разговаривал в «Петухе». Лишь теперь Трол заметил, что у него на мече висит ленточка с цветами Даулов.

— Ладно, — решил Трол, — посмотрим, тот ли это Кочетырь, который… со мной разговаривал.

Кочетырь, заметив, что на него обратили внимание, вскинул подбородок. Набрал воздух, потом с силой выдохнул между зубов. И заговорил, почти спокойно. Обращался он, конечно, к Тролу.

— Говорили мне, что с тобой связываться не нужно, но я… А еще предлагал сотрудничество!

— Лучше вспомни, сколько ты людям горя принес. Вот и плати… Знаешь ли, за человеческое горе нужно платить.

Внезапно Кочетырь разозлился, на его губах показалась пена, как на морде бешеной собаки.

— Хитрый урод! Недомерок, недоносок!.. Я еще берусь до тебя! Думаешь, если тебя кто-то сдуру посчитал Воином Провидения, тебе все с рук сойдет? Да мы знали о тебе заранее, но не испугались… Еще посмотрим!

Стражник, который держал бандита за заломленную руку, замахнулся на него кулаком, забранным в перчатку из толстой кожи. Трол вскинул руку.

— Нет!

Он ожидал, что в этом приступе бешенства Кочетырь проговорится, но… Не успел. Стражник, конечно, не ударил, но и Кочетырь понял, чего ждет Трол. А потому заговорил совсем по-другому.

— Не дождешься, гаденыш… Я скорее себе язык откушу, чем еще слово скажу.

Его увели. Трол посмотрел ему в спину.

— Жаль, что он такой злобный. Его бы как-нибудь использовать…

— Использовать? — удивился Арбогаст. — Ну, Трол, либо ты святой, либо… специалист.

Крохан тоже посмотрел на Кочетыря, потом перевел взгляд на Трола. Снова на бандита. В этот момент из-за края моря, которое поднималось за домами, появился тоненький, еще очень робкий лучик солнца. Но он разом осветил чуть не весь этот мир, все эти дома и людей, какими бы они ни были.

— Мастер Трол, — вдруг спросил сержант из Даулов, — знаешь, что он назвал тебя Возрожденным, когда его поймали тут? Он, то есть Возрожденный, когда придет час, заплатит…

— Ничего удивительного, это мое прозвище

— А почему он назвал тебя Предназначенным? — спросил Арбогаст.

— Нет, не так, — решил поправить командора Крохан. — Он сказал, что у них была о тебе информация, якобы тут будет Воин Провидения. Да, именно так. Ты понимаешь, что это значит?

— Понятия не имею. Но спрошу у Переса, если не забуду.

— Он только что попросил у меня двух рыцарей и отправился в Сеньорию, — прогудел Арбогаст. — Если его искать, то только там.

Внезапно по улице где-то за пару домов от той площади, где они сейчас находились, затопали очень быстрые шаги. Трол поймал себя на том, что положил руку на эфес меча, уж очень много нетерпения, даже отчаяния было в этих шагах. Так бегут к горящему дому, так торопятся, когда знают, что умирает кто-то близкий… И так спасаются после проигранной битвы.

Из-за угла вылетел принц Сантин. Он был в расстегнутом камзоле, без шляпы, хотя у него на бедре, конечно, висел меч. Он увидел все, что тут происходило, и сбавил шаг. Затопал почти нормально, только дыхание его выдавало недавнюю торопливость. Он приблизился шагов на пятьдесят, когда его наконец заметили Арбогаст с Кроханом.

— Ага, принц, — протянул капитан стражников. — Хотел позже рассказать тебе о том, что мы тут устроили… А ты, оказывается, не спишь?

— Что тут произошло? — спросил принц Сантин. Деланно, чуть нервически улыбнулся. — От солдат, которые мне повстречались, почти ничего не удалось добиться, а Перес слишком устал, чтобы тратить на меня силы.

— Ты так поздно шел… в Сеньорию? — медленно спросил Трол. — Вернее, так рано?

Сантин посмотрел на Трола чуть внимательнее, чем прежде.

— Да, засиделся за работой. Немного раньше, чем мы ожидали, прибыли те солдаты, которые вели в город кинозитов… Если я правильно понимаю ситуацию.

Должность есть должность, но Крохан не забывал, что у него в подчинении находится наследник престола, поэтому бегло, но толково объяснил, как они провели операцию по поимке Кочетыря и какую роль в этом сыграл Трол.

Слушать это было необязательно. Поэтому Трол приблизился к Арбогасту как можно теснее и, едва шевеля губами, спросил его:

— Ты знаешь принца лучше, чем я… Что с ним?

— Ничего, — добродушно ухмыльнулся командор. — Просто злится, что его не взяли на операцию. Он всегда так… догоняет, когда что-то происходит без него. Ему бы не принцем, а полицейским следователем быть — цены бы парню не было.

Крохан закончил свой доклад и напустил на себя начальственный вид.

— Ну, принц, теперь твоя очередь. Если ты полночи разговаривал с солдатами, что же существенного там выяснилось?

Сантин усмехнулся бледными сухими губами и заговорил:

— Оказалось, кинозитов гнали как захваченных разбойников. Без доспехов и без оружия. И никто из наших не знал ни слова на гвампи, чтобы догадаться, что это имперцы, а не обычный пограничный сброд.

— Как они попали-то к нашим? — спросил Крохан.

— На этот вопрос ответить просто. Как-то вечером в гарнизон на перевале Ветров явился на загнанной лошади Гевит, приказал выделить дополнительную охрану для сопровождения пленных на следующее утро. Показал грамоту… К тому же его хорошо знают, и подозрений его просьба не вызвала. Он указал место встречи и ускакал, якобы не желая оставлять пленных только со своими солдатами на ночь. А когда на следующее утро выделенные стражники подошли к указанному месту, Гевит сторожил связанных псевдобандитов в одиночестве. Объяснил тем, что отпустил солдат, потому что заметил подходящее сопровождение с соседнего холма. То есть, по его словам, менее чем за четверть часа до подхода тех солдат, которых я допрашивал.

— Из тех солдат, что подошли якобы на помощь Гевиту, кто-нибудь видел прежний конвой? — спросил Трол.

— То-то и оно, что нет, — сказал Сантин. — Среди ребят, что подошли на помощь Гевиту, были очень опытные сержанты, они специально поднялись на холмы, чтобы проверить слова офицера… Но ничего не увидели. Скорее всего это ложь… Со стороны Гевита, конечно.

Трол посмотрел на Крохана, тот погладил бородку и перевел взгляд на Арбогаста. А Сантин медленно провел рукой по лицу, словно умывался или пытался стереть усталость и отчаяние.

— Потом пошло обычным порядком. Марш до Кадота, вошли в городские темницы, сдали, приняли, солдат отпустили, они вернулись в свой гарнизон. Все как положено. Гевит тоже уехал на север, выполнив, так сказать, свой долг.

— Ловко, — вздохнул Арбогаст.

— Э-э, я тоже так думаю, — сказал Крохан. — Сантин, нужно выяснить, как они на склад, снятый от имени Приама, доставили доспехи и оружие.

— Кирда бы взять, он бы все выложил, — произнес Сантин.

— Теперь можно и на Кочетыря нажать, — медленно проговорил Трол, стараясь не смотреть на принца.

— Вряд ли он что-то знает. Был бы с этим делом хоть каким боком связан, ни за какие деньги не выдал бы стоянку кинозитов на складе…

— Он мог выдать ее, если знал — там уже никого нет, — проговорил Крохан.

— Может быть, — легко согласился Сантин. — Что-то я плохо соображаю сегодня. Какие вообще у нас есть идеи?

Трол подумал и спросил:

— Кто из известных нам персонажей занимается извозом?

— Извозом чего? — спросил Арбогаст.

— Чего угодно, пусть даже и внаем, только бы было большое количество телег, которые часто проходят через городские ворота.

— Ну, предположим, Гифруловы крестьяне часто подвозят то одно, то другое, — пробурчал Крохан.

— Вот он и провез доспехи, оружие и все такое, — решил Трол.

— Проверим… — сквозь стиснутые зубы прокаркал, а не проговорил принц. — Что еще?

— Нужно разузнать, как пленные, которых сдали в городские темницы, попали в склад.

— Уже проверил… Вчера весь день возился, — признался Сантин Крохану, — еще не успел тебе доложить. Их приняли как заключенных для галер или строительства волноломов. В темницах их держали недолго, не больше двух дней, потом появился капитан «Косоклина», якобы он берет этих людей в работу, и перегнал весь отряд в порт. От тюремных охранников отказался, сказал, мол, там есть своя стража.

— То есть просто пришел, взял кучу заключенных и увел. И все?

— Ну, не все, конечно. Оставил расписку, какое-то письменное распоряжение…

— Какое распоряжение, чье? — рявкнул Крохан.

— Одного из помощников короля.

— Его проверили? — спросил Трол, разумеется, уже догадываясь об ответе.

— Та же история, что с приказом правителя относительно пленных вообще. Печать скорее всего срезана с какой-нибудь старой грамоты из архива, подписи поддельные, папирус и сепия настоящие.

— Ох, погубит нас когда-нибудь бюрократия, — вздохнул Арбогаст.

— А как же без нее? — удивился Сантин. От усталости он начал терять чувство юмора. — Нет, в самом деле, что же без нее-то делать?

— М-да, ладно, — прервал его Крохан. — Понятно. Кинозитов капитан «Косоклина» запер на складе, выставил обычное внешнее охранение, потом им подкинули оружие, и вот в центре столицы независимого Зимногорья сидит засада отменно подготовленных имперцев, которые ждут только сигнала.

— И никто не виноват, никого нельзя привлечь, хотя бы допросить… — с тихим отчаянием пробормотал Сантин.

— Почему же никого. Мы знаем почти всех, — произнес Трол. — Гифрул Высокоборский, Визой…

— Ну-ну, полегче, — прорычал Крохан.

Но Трол посмотрел на него и твердо повторил:

— Визой Честный, Кирд, Гевит из дальних северных гарнизонов, может быть, начальник канцелярии короля, капитан «Косоклина», разумеется, Кочетырь, который вообще во многом замешан… Вполне может быть, что кто-то еще.

— Так что же, никому нельзя верить? — спросил наследный принц Сантин. — Никому вообще? И главное — почему?

— Сами они не скажут, — спокойно, даже как-то равнодушно проговорил Трол. — Поэтому нужно искать, что у этих людей есть общего, чтобы понять, что, зачем и почему?

Все четверо постояли, помолчали. Неожиданно Арбогаст произнес:

— А знаете, у некоторых из перечисленных в самом деле есть кое-что общее — многие из них были в Мартогенском походе.

— Правильно, м-да… И я был в том походе, — признался Крохан. — Может, и мне нельзя доверять?

— И я тоже, — добавил Сантин, — был там.

— А я там сержантские нашивки получил, — чуть слышно прошептал сержант из Даулов.

Молчание было таким долгим, что даже Трол решил — все они хватили слегка через край.

— Пусть так. Но для нас важно другое — что делать? Что делать сейчас? — спросил Арбогаст.

— Как что? Остановить их, всех разом, — сказал Трол. Все остальные посмотрели на него, словно он вырос из мостовой прямо у них на глазах.

— В самом деле, — ответил принц устало. — Чего проще-то?

— Ну, я и не говорю, что это просто, — ответил Трол. — Но это и не очень трудно. Я уверен. Хотя для этого нужно знать еще кое-что, чего мы пока не знаем. Но, может быть, узнаем, и скоро.

— Что? — спросил немного непоследовательный, хотя и прямолинейный Арбогаст.

— Как скоро? — задал свой вопрос более конкретный Крохан. Ему отказала даже его привычная ироническая усмешка.

— Скоро, — уверенно ответил Трол. — Когда мы поставим их в тяжелую ситуацию и они вынуждены будут нанести еще один удар.

— А разве то, что мы взяли Кочетыря, — не есть для них по-настоящему тяжелая ситуация? — спросил принц Сантин. — Я думал…

Он умолк. Тогда Трол проговорил, посматривая на встающее над Кадотом солнце.

— Возможно… Но, принц, насколько это справедливо, предстоит выяснить тебе у Кочетыря, разумеется, с помощью Крохана. А может быть, и с помощью Переса.

Принц зевнул и торопливо кивнул.

— Да, пока это — наш самый естественный ход. — Подумал и добавил: — Вот и попробуем.

Глава 13

Что-то на миг сместилось в сознании, а потом уже не пришло в норму. Трол насторожился, медленным движением протянул руку к Беставиту, который стоял у изголовья кровати, опираясь гардой на край подушки. В башне кто-то был и поднимался наверх. Трол прислушался.

— Если ты его разбудишь, Буж, я прикажу оставить тебя без малины.

— Хоз-ин, не-а… Не.

— Ладно, не хнычь, может, и обойдется.

Так, снова Кола с Бужем. Но это было не самое главное. Что-то в Коле было не то, и потому Трол все-таки решился, сел и даже спустил ноги со своего ложа. Обостренный слух улавливал слова незваных гостей.

— Все, ставь поднос на ступени, и пошли вниз.

— Нет, — попросил Трол и вдруг понял, что его голос звучит едва слышно. Тогда он повысил порог слышимости до приемлемого предела и закричал: — Кола, Буж, входите!

Они вошли. Буж смотрел на Колу с опаской, он действительно опасался, что ему не дадут вечером малины. Кола выглядел бодреньким, словно только что искупался в горном ручье.

Трол провел рукой по лицу, пытаясь привести себя в норму.

— Принц, я прошу тебя, или ты не входишь в башню вообще, или поднимаешься наверх, как сейчас, и говоришь, что тебя мучает.

— Ты знаешь? — удивился Кола. — Но ведь это случилось всего-то час назад.

— Ничего я не знаю, — ответил Трол и решил, что больше спать не будет.

Он поднялся, доплелся до фаянсового тазика и принялся за утреннее… вернее, уже послеполуденное умывание. После слишком ранней операции по захвату Кочетыря, после напряженной работы ночью, он прилег, когда основная часть горожан уже стала появляться из своих домов, радуясь предстоящему дню.

— Визой прихватил Кочетыря и скрылся с ним, — выпалил Кола.

— Что? — Трол повернулся к нему, но шуткой это, конечно, не было. Это была неожиданная, совершенно неестественная правда от первого слова до последнего. — Та-ак, — протянул Трол и вернулся к кровати.

Рассеянно стал одеваться. На одежде были следы чьей-то крови, а он не дрался утром ни во время облавы, ни потом. Значит, перепачкался, когда вытаскивал под плечо какого-то из рыцарей Арбогаста к Ибраилу. Он поднял голову:

— Кто еще знает?

— Да весь двор, — ответил Кола. — Даже посудомойки на заднем дворе.

Что-то это значило. Но вот что?

Трол оделся как можно быстрее, пристегнул меч и кинжал. Потом пошел к лестнице, остановился, когда Буж замычал ему в спину. Вернулся, выпил кружку отличного молока, которое стояло на подносе среди других разносолов, взял мягкую, как пух, булку и, жуя на ходу, решительно направился к люку.

— Слишком вы меня здорово кормите, — буркнул на ходу, — боюсь, растолстею.

— Ты сейчас куда? — Кола припустил следом, Буж, грохнув поднос на давешний комод, бросился за принцем.

— Нужно найти Арбогаста, если он не спит.

— Я видел его у лаборатории Переса, — быстро ответил Кола.

Трол остановился, посмотрел на принца. Это был хороший, честный и дружелюбный человек. Юноша, почти подросток. Он очень хотел быть полезным. Но он мешал, здорово мешал. Просто потому, что занимался самым привычным для двора делом — разносил сведения. И они могли попасть не в те уши… А вот это уже следовало взять под контроль и управлять этим процессом, если невозможно было от него совсем отделаться.

— Кола, я сейчас немного поговорю кое с кем, а потом мы будем тренироваться. Твоя задача — найти такое место, где бы за нами не подглядывали и не мешали.

— Да я всех из фехтовального зала выгоню…

— Лучше где-нибудь на травке, под деревьями, — попросил Трол.

— Тогда на моей площадке для игр… — Кола чуть смутился. — Ну, она считалась моей, когда я еще маленьким был.

— Отлично. Через час приходи туда.

И Трол помчался в лабораторию мага. Там, как ни странно, оказался не только Арбогаст, сиреневый от усталости, но и Ибраил, королевский медик. Он выглядел вяловатым, но еще вполне способным соображать. Если принять во внимание, что он работал во время облавы на Кочетыря не меньше иных воинов, это вызывало некоторые мысли, но Трол не стал тратить на них время. Он просто подошел к Пересу, сидящему за небольшим столом, за которым все трое завтракали нехитрой снедью, и поклонился в своей почти воинской манере.

— А, Трол… — Перес вздохнул. — Не успел Арбогаст отчитаться перед королевскими чиновниками за облаву, не успел Крохан уйти домой, как все снова изменилось.

Трол посмотрел на Ибраила. Тот чуть не поперхнулся куском холодной утки с зеленью.

— Я сейчас… ухожу. — Дожевав, добавил: — Я понимаю, у вас свои секреты.

Поднялся, распрощался со всеми общим поклоном и пошел к двери. Он был какой-то слишком чуткий для врача, они обычно держатся более напористо, подумал Трол… Но пока было не до Ибраила. Трол сел на его место и рассеяно сделал себе бутерброд с каким-то рыбным паштетом и огурцами.

— Тебя в этой истории ничего не смущает, Перес?

— Визой, гордость зимногорского служивого сословия, а оказался… — горячо начал Арбогаст, но… умолк, встретившись взглядом с магом.

— Мне это не нравится, — сдержанно ответил Перес. — Но, как ты сам говорил, предательство возможно. Если Визой когда-нибудь попадет к нам в руки, мы спросим, почему он так поступил.

— Нет, — мотнул головой Трол. Прожевал и начал говорить: — Фокус не в том, что он оказался предателем. Я его с самого начала подозревал, хотя он и заступился за меня перед королем Малахом… Просто потому, что он был в дружине Гифрула во время той, первой схватки. Фокус в том, что он мог бы не выдавать себя. Ему следовало тайком пробраться к камерам, где содержали Кочетыря, убить его, например, из самострела и… никому не показывая, что он играет за другую сторону, вернуться к себе в кровать. Он же еще в кровати должен находиться, верно?

— К тем камерам легко не проберешься, — прогудел Арбогаст.

— Иногда надежный человек, которому верят, может подкупить охрану, может отвлечь ее… А можно вообще нанять убийцу, который исчез бы из Сеньории с куда меньшим шумом, чем это вышло у Визоя.

— Да, это было бы разумно, — согласился Перес.

— И вместо этого он самолично идет в королевские темницы, выводит Кочетыря… Под каким предлогом он его получил?

— Под тем, что первый допрос следует проводить как можно быстрее после ареста, а Крохан и принц Сантин слишком устали. Вот ему якобы и поручили…

— Ему поверили на слово? — спросил Трол, хотя уже знал ответ.

— Конечно, — кивнул Арбогаст. — Ведь это же Визой Честный, герой Мартогенской войны, образец для каждого из нас.

— А где-то в укромном месте за стеной их ждали свежие лошади, они уселись на них и… — Трол невесело хмыкнул. — Да, придется в Сеньории искать какое-то очень непривычное определение слову «Честный».

— Ума не приложу, почему он так поступил, — пробурчал Арбогаст.

— Потому что ему приказали, — резковато ответил Перес. Потом перевел взгляд голубых глаз на Трола. — Что дальше?

— А вот что. — Трол дожевал свой бутерброд и решил, что следующий делать не стоит. — Арбогаст, бери четырех самых доверенных слуг, десяток рыцарей и… Крохана, на всякий случай, как свидетеля. — Трол подумал мгновение и решительно добавил: — Только ничего ему не говори, ни о чем не предупреждай, как бы и что бы он ни спрашивал. Потом скачите к тому месту, где у меня была стычка с людьми Гифрула. Там ты вскроешь могилы, где лежат трупы, и… Внимательно присмотрись к тому, что в них есть необычного. Нет, будет лучше, если их осмотрит кто-то из врачей. Есть у Ибраила какой-нибудь толковый заместитель?

— Что я… мы должны искать на трупах? — Задание Арбогасту не нравилось, даже очень.

— Не знаю, — честно признался Трол. — Что-то необычное.

— Ты думаешь, — начал Перес, — Визой не мог убить Кочетыря, потому что…

— Потому что нельзя было оставлять в нашем распоряжении его труп, — кивнул Трол. — Кажется, это единственное разумное объяснение. Потому он и решил окончательно демаскировать себя, но этого ночного разбойника из Сеньории удалить.

— Но почему? — почти застонал Арбогаст.

— Чтобы это выяснить, ты и едешь на север, — отчеканил Перес. Потом проговорил, не поднимая головы: — Да, у нас есть и хорошая новость, Трол, — Приама отпустили. Правда, приговорили к уплате штрафа за то, что от его имени действовал Кирд и помог явному врагу, но это уже пустяки.

Впервые Тролу показалось, что бюрократическая и иногда откровенно торгашеская система, взявшая в Кадоте верх над приказной, полувоенной организацией, свойственной иным другим государствам, может иметь свои положительные стороны.

Арбогаст поднялся, подхватил свой меч на перевязи, поправил кинжал на поясе, осмотрел лицо Трола, словно искал там что-то, и чуть тише, чем обычно, спросил:

— Тогда последний вопрос. Если Визой с самого начала был на их стороне, почему он поручился за тебя у короля Малаха?

— Чтобы хоть на время обелить себя, — ответил Трол сразу. — Чтобы, если мне удастся оправдаться, не выходить из доверия и сохранить прежний авторитет и влияние.

— Да, — вздохнул Арбогаст, — это у него получилось.

Потом Трол пошел искать детскую площадку для игр в одном из садов неподалеку от Сеньории. Она находилась у заводи небольшой, очень чистенькой речки, протекающей в очень приятном месте с красивыми деревьями и мягкой травой. Он разделся до пояса, помедитировал, насколько это было возможно в такой близости от столичного и портового города. Достал Беставит и кинжал, принялся работать, все вернее отвлекаясь от всех трудностей, с которыми столкнулся в последние дни, все жестче входя в привычную работу оружием и телом.

Через полчаса он понял, что меч с кинжалом — не лучшее сочетание, и решил при первой же возможности купить чуть более тяжелые мечи для тренировок, и обязательно в паре, чтобы не терять время на разработку одних и тех же приемов одной рукой, а потом то же самое другой… Но если уж обзаводиться амуницией, то хорошей, решил он. Тогда надо прикупить и бо, короткие и длинные, нагинату, пару булав, цепь…

Его отвлек Буж, который невольно вскрикнул. Трол оглянулся. Оказалось, рядом с ним Кола пытался повторять те же упражнения, которые только что делал Трол. Заметив, что Трол смотрит на него, Кола смущенно улыбнулся.

— Мастер Трол, я пришел, потому что ты обещал и потому что королева официально приглашает тебя на ужин сегодня вечером в покоях короля.

— Принц Кола… — начал было Трол, — я простой солдат, не придворный. Мне тяжело будет. — Вдруг одна мысль пришла ему в голову. Он смещался и проговорил совсем не то, что хотел сказать сначала: — Да у меня и… наряда подходящего нет.

— Я тебе одолжу, — — великодушно и даже с каким-то облегчением ответил принц. — Мы примерно одинаково сложены.

На взгляд Трола сложены они были совсем по-разному, но уточнять он не стал. После этого тренировка пошла не совсем так, как любил Трол, — ему пришлось отвлекаться. Тем более что он не только принял приглашение на ужин, но и действительно обещал Коле заняться с ним.

Когда Трол осознал, насколько у Колы ничего не выходит, он не выдержал. Подошел к нему и положил руку на плечо. Принц сразу замер, повернулся к Возрожденному.

— Ты ошибаешься, принц, — сказал Трол, — потому что думаешь о сложном. А начинать нужно с простых движений.

— Понимаю, от простого к сложному. И думать о простом…

— Нет, нужно не думать. Просто — не думать. — Хотя это совсем не просто, решил Трол про себя, но вслух ничего не сказал. — А упражнения… для начала делай так.

Он показал простые движения, с которых начинается боевое искусство, смысл которых даже не в их простоте, а в стойках, из которых они должны проистекать. И в естественности, без которой не бывает ни прицельности ударов, ни силы, ни скорости.

Потом он отошел от принца и стал заниматься сам. Прошел час, второй, третий… Принц уже давно искупался в заводи и уселся смотреть, как тренируется Трол, а он все никак не мог доработаться до чего-то стоящего. Все время ему казалось, что он еще очень слаб после ранений, что ему не удается правильно сгруппировать мускулы во время ударов, что оружие не продолжает его тело, а летает в воздухе само по себе.

И вдруг к исходу пятого часа наконец наступило… Он почувствовал тот миг расслабленности и мгновенной способности концентрироваться, который говорит — силы на исходе, но возможность развиваться еще не исчерпана. Если ее правильно использовать, то можно завоевать чуть-чуть мастерства, которое еще вчера оставалось чужим, можно одолеть еще вершок в познании неизвестного, сделать хоть маленький, но ощутимый шаг к совершенству.

Внезапно он осознал, что за ним смотрит кто-то еще, помимо Колы. Он обернулся, это был принц Сантин. Он сидел рядом с братом на обрубке толстого дерева, устроенного тут вместо лавочки, и усмехался, поглядывая на него. Но когда переводил взгляд на Трола, в его глазах улыбку заменяло что-то еще… Хотя скорее всего откровенной враждебностью это не было. Трол вытер пот и попытался подслушать, о чем говорят братья.

— Визой и Кочетырь покинули город, — проговорил Сантин. — Еще стало известно, что Визой предъявил такой же фальшивый вердикт короля, как это сделал и Гевит. Только на этот раз удалось достоверно выяснить, что начальник канцелярии действительно не виноват, с него сняты все подозрения.

Трол подошел ближе, поклонился наследнику престола. Тот тоже кивнул головой, скорее по-дружески, чем официально.

— Ты кланяешься, как на Востоке вызывают на рукопашный поединок, — усмехнулся Сантин.

— Совсем не плохая идея, — проговорил Трол.

— Я не гожусь тебе для спарринга, — ответил Сантин медленно. Покосился на Бужа, тот сидел сиднем, не проявляя ни малейшей обеспокоенности. — Стал образцовой канцелярской крысой.

— Не слушай его, Трол, — пылко проговорил Кола. — Когда-то он был не намного хуже Визоя, они постоянно работали друг с другом.

— Когда это было, — вздохнул Сантин. — Перед Мартогенским походом, я был моложе на шесть лет. Нет, сейчас, как уже сказано, я никуда не годный партнер по оружейным забавам.

Он поднялся и потащился к Сеньории, даже в походке у него было что-то, заставляющее к нему приглядеться… А впрочем, да, так настоящие бойцы не ходят, не могут ходить, решил Трол.

Он быстро искупался, переоделся в свежую py6aшку и шаровары и вместе с Колой пошел в Сеньорию.

— Скажи, Трол, — начал принц, — ты теперь всегда будешь так работать?

— Конечно. — Трол помедлил, потом все-таки добавил: — Хочу как следует подготовиться к новой атаке

— Думаешь, она последует?

— Обязательно. И будет гораздо сильнее, чем все предыдущие.

— А какая она будет? — Наивность принца была бы забавной, если бы Трол мог хоть кому-то доверять тут, в Сеньории.

— Думаю, они заготовят нечто неожиданное.

— А ты устоишь? — серьезно спросил Кола.

Этот вопрос тоже занимал Трола, но признаваться в этом не стоило. Он лишь усмехнулся.

— Если я действительно Воин Провидения, то устою.

Глава 14

Баня, которую Кола устроил Тролу после тренировки и легкого — только для подзарядки — ужина, оказалась действительно великолепной. Она настолько расслабила узлы мускулов, перетруженных и почти не поддающихся осмысленному воздействию, что Трол, пораженный ее действием больше, чем всеми другими изобретениями и особенностями Кадота, вернувшись в свою башню, тут же сел медитировать. К тому же это было и вовремя — помедитировать после сильной, изматывающей тренировки.

Но как следует поработать с духом ему не пришлось. Едва стало темнеть, на его башню поднялся Кола, разумеется, в сопровождении Бужа. На этот раз слуга нес какой-то тюфяк, который при ближайшем рассмотрении оказался праздничным нарядом самого Колы. Пришлось приниматься за светские обязанности, хотя цель этого занятия казалось теперь Тролу весьма сомнительной, едва ли допустимой даже в качестве гипотезы.

Пока он стряхивал остатки своего расслабления и неучастия в мире, одна мысль пришла ему в голову, и он ее сразу же озвучил:

— Принц, не найдется ли в дворцовой библиотеке книги о походе зимногорцев на Мартоген?

— Ты имеешь в виду последний поход? — спросил Кола, обрадовавшись, что Трол наконец отходит от своего непонятного состояния. — Я видел такую у Приама. Только… — Он был полон смущения, но успешно его преодолел. — В общем, ты не думай, я люблю книги, особенно такие, как эта; весьма полезное чтение. Но она… — наконец он решился: — Ты читаешь на койне?

— Конечно, на нем — обязательно, — проговорил Трол, принимаясь разбираться с принесенными нарядами. — Это же язык врагов… Если она у Приама, тебе затрудняться не следует, я сам у него спрошу.

Кола кивнул, подошел к одежде и помог разложить ее, чтобы Тролу было легче понять, что как одевается.

— Знаешь, теперь ты не можешь отказаться от приглашения. Тебя просит отец… я хотел сказать, государь. В знак утешения могу сказать, что будут только свои, исключительно тесный круг.

— Я полагал, что не вхож. — Трол принялся одеваться, делом это оказалось непростым. Если бы не Буж, у него, может, и не вышло бы. — Как ты этого добился?

— Почему сразу я?.. Ну, поговорил о тебе с матушкой, она попросила отца… Да и он сам, как оказалось, хотел к тебе присмотреться. Знаешь, мне все больше кажется, что мы похожи… — Он задумался на миг. — Правда, по-разному сражаемся, но это — дело наживное.

Да, парень очень хотел быть с Тролом, так сказать, заодно. Это следовало если не пресечь, то по крайней мере прояснить.

— Кола, если ты думаешь, что я буду тебя опекать или, наоборот, стану терпеть опеку над собой, ты ошибаешься.

— Я ни о чем таком не думал. Просто… Понимаешь, ты умеешь то, чего не умею я. И очень хочу научиться. Учеба — не опека?

Трол подумал. Быть учителем — тем более Учителем — ему было рановато, хотя в какой-нибудь не очень воинственной армии вроде здешней он вполне мог бы получить лейтенантский патент. Вот только кормиться гарнизонной рутиной ему было некогда. Даже обучать принца было не с руки — когда за ним охотились и пружина закручивалась все более туго.

— Могу я отказаться?

— Если хочешь не пойти туда из-за скромности, то сразу признаюсь — это опасно. Отказов отец не терпит с тех самых пор, как стал королем, а тому прошло уже лет пятнадцать. — Кола сделал вид, что вполне понимает, что Трол высказался об ужине. Подлинный смысл его вопроса он предпочел «не заметить» в лукавой придворной манере. И Трол вынужден был признать, что иногда она бывает эффективной, вот и он не решился переспрашивать. Тем временем, опасаясь уточнений, принц Кола продолжил: — К тому же спешу предупредить — в то, что ты струсил, я не верю,

Трол вздохнул, ему стало понятно, что, если он собирается жить в Сеньории, ему придется тренироваться на глазах принца, хотя бы время от времени. И, может быть, иногда ходить в его одежде. Как будто он не мог купить собственную!

— Я не умею вести себя за столом. И если там будет твоя сестра…

— Ну, Лорна тебя простит, ты ей, кажется, нравишься. А вот ее подружка, Джанин, — та еще заноза.

— Кто она? — спросил Трол, справившись со штанами и принимаясь за рубашку.

— Племянница Гифрула… Чего ты так на меня смотришь? Она — дочь его старшей сестры, бывшей владетельницы Высокого Бора. Говорили, что он убил ее, чтобы стать Высокоборским владетелем, но есть немало других людей, которые утверждают, что он ее очень любил, с детства. Правда, все признают, что Гифрул вернулся из похода изрядно изменившимся… Они все изменились, даже Визой.

Буж наконец застегнул на Троле какие-то хитрые пуговки сбоку, и рубашка сразу стала более узкой, настолько, что затрещала в плечах.

— А отец… этой Джанин?

— Он погиб при осаде Мартогена, и Гифрул пытался его спасти. Действительно пытался, тому был свидетелем чуть не весь наш лагерь. Поэтому никто особенно и не поверил, что он убил сестру.

Теперь Тролу предстояло справиться с камзолом, особенно с его внутренними завязками. Он справился, хотя не совсем правильно пристегнул легкий кружевной воротник. Получив и в этой проблеме необходимую помощь от Бужа, он затянул на себе красивый, расшитый серебром и медью пояс, потом вспомнил и попытался отцепить от своего ножны с кинжалом. Но оказалось, что его аляповатый и к тому же слишком массивный по местным меркам кинжал не годится для такого дела, как ужин у короля Малаха. Вот принц и позаботился, уступив Тролу легонький, простой, но отлично заточенный кинжальчик. Трол взвесил его на руке, он был похож на южные метательные ножи, но Трол сомневался, что это лезвие отведало когда-либо что-то более кровавое, чем непрожаренная говядина.

— Принц, мне смутно помнится, что мечи на такие обеды брать не полагается? — поинтересовался Трол.

— Вот, я приготовил… Вендийская сталь, лучше у меня нет.

Короткий, не длиннее леворучного вакизаши, меч, который он принес, был неплох. Трол покрутил клинок в воздухе, при желании таким можно было удержать и двуручный меч, он бы все равно не сломался, хотя руку наверняка после первого же парирования пришлось бы показывать врачу.

— Слишком много украшений.

— Тут королевский двор — без украшений не обойтись, — философски заметил Кола. Он поправил что-то в одежде, Трол даже не понял, что именно, а потом обошел его кругом. — Сидит вполне прилично. Думаю, ты не сразу рассмешишь девчонок, а лишь позже, за столом… Пошли.

Они пошли. Верный Буж топал следом, причем так, что Трол удивился, как такой грохот вообще можно терпеть, но успокоил себя тем, что это была не его проблема.

Ужин был именно семейным ужином, а не светским приемом, чего Трол слегка опасался. Разумеется, раньше Трол никогда не видал ничего подобного. Одной свинины было три сорта — жаркое из дикой вепрятины, домашняя ветчина, копченная на можжевеловом дыму, и горячая, жаренная на сковороде в собственном сале. Кроме того, было еще очень много птицы и даже рыбы. Овощей и зелени было меньше, но тоже в изобилии. А что касается фруктов, разных десертов и вин, то тут Трол даже не сумел бы всего сосчитать.

Ели молча, но до поры до времени. Стоило королю откинуться на спинку кресла и, улыбаясь, посмотреть на королеву, как все стали сначала шепотом, потом все смелее переговариваться.

— Ты доволен, мой государь? — спросила Аллия, посматривая на мужа с улыбкой.

Правитель не ответил, вернее, отреагировал, наложив себе сладкого манного пудинга. Показал винному мальчику на свой бокал и осмотрел стол. Тут были те, кто, вероятно, обычно за этим столом и присутствовали. Его сыновья, его дочь, пара ближайших заместителей и, вероятно, друзей из его канцелярии, подруга дочери и этот мальчишка, которого пригласил Кола. Правитель нахмурился, вспоминая имя этого мальчика, наряженного в сыновний кафтан. Вспомнил… Трол мог бы заранее сказать, что он скажет.

— Наш юный гость не пьет вино?

— Очень редко, государь, — ответил Трол. — И всегда — только разбавленное.

— Осмелюсь спросить, почему? — подала голос Джанин, племянница Гифрула. Трол вспомнил ее, эта черноволосая и темноглазая девушка присутствовала на его дурацком, нелепом поединке с Колой.

— Вино ослабляет мышечную память — основу мастерства воина.

— Уф, какой плоский ответ.

— Зато честный, — улыбнулась Лорна, дочь правителя, которая оказалась ясноглазой и очень светлой, почти белой, как ее воротник.

Кола посмотрел на Трола и вдруг довольно отчетливо отодвинул свой кубок. Аллия, которая внимательно следила за всем, что тут происходило, попыталась спрятать улыбку. Осознав, что это ей не удается, она посмотрела на Сантина, который угрюмо и излишне громко ел, думая о чем-то своем, разглядывая стену напротив себя.

— Ешь потише, Сантин.

— Что? Ах да… Конечно.

— Сангин, ты ешь, как крестьянин, — вдруг сказала Джанин, — уже третий раз просишь наполнить тебе тарелку.

— У меня было много работы, я устал… И проголодался.

— Есть что-нибудь новое? — спросил государь.

Сантин, не переставая жевать, правда, аккуратнее, рассказал новости, которые Трол уже знал. Может быть, именно поэтому он смотрел на то, как Сантин ест. А ел он левой рукой. При том, что смещение ауры совершенно определенно указывало на то, что он праворукий, а вовсе не амбидекстер. Когда доклад сына и расспросы были закончены, а Сантин наконец насытился и попросил слугу подать виноград, Трол спросил его:

— Сантин, ты всегда ешь так странно?

— Как? А, — он понял, — левой? Да, всегда. Мне было тринадцать, когда во время детского турнира мне сломали правую руку, и в двух местах одновременно — у локтя и в плече. И хотя потом я ходил с армией в Мартоген… пришлось оставить воинскую карьеру и заняться внутренними делами.

— Он там приносит пользу. И даже куда больше, чем иные вояки с немалыми чинами, — пророкотал король Малах, словно его сын нуждался в помощи.

— Согласен, — кивнул Трол. И лишь тогда осознал, что такой ответ человеку настолько старше его по годам и по чину был чуть ли не прямой невежливостью. — Прости, государь, я хотел сказать… что Сантин в самом деле очень эффективен.

Малах, улыбнувшись от смущения Трола, кивнул:

— Согласен, молодой человек. Кстати, оказалось, инцидент у вашей пещеры расследовался нашими сыщиками. Я полагаю, в то время, когда ты еще только ехал в Кадот. Я затребовал их отчеты и выяснил, что все было так, как ты рассказал мне. А я, признаться, надеялся поймать тебя на каких-нибудь несоответствиях.

— Все было так, как я рассказал, — тяжело проговорил Трол. — В Кадоте отменный следственный приказ, настолько быстро провести расследование — это не везде встретишь.

— Ну, положим, появление такого количества имперцев на моей территории не могло остаться незамеченным… — улыбнулся Малах. Подумал, посмотрел на жену и вдруг спросил: — Кстати, давно хотел спросить, моя королева, ты знаешь, что такое Воин Провидения?

— Я знаток не только рыцарских правил, но и легенд, — улыбнувшись в ответ, пояснила Аллия, ни к кому специально не обращаясь. — А с Воином Провидения все просто. Это одна из самых старых легенд и, кстати, самая неизвестная в наше время. Воином Провидения называют того, кто не может погибнуть и даже не может проиграть бой, пока не выполнит свое предназначение. Считается, что время от времени, выпуская в мир таких воинов, боги меняют правила, по которым живут люди. Разумеется, в нужную им сторону. Иногда их называют еще Воинами Предназначения, но в наших краях это определение считается устаревшим.

— И больше ничего?

— Всякие мелочи, государь. Воин делает только то, что должен, никогда не выступит на чьей-либо стороне, если не уверен, что это соответствует его предназначению, и не умеет лгать. — Теперь она мельком посмотрела на Трола.

— А в твоих легендах не сказано, что он может сражаться на стороне Империи?

— Нет, этого не сказано. Но так как Империя — воплощенное зло, то вряд ли нам стоит бояться, что кто-то из подобных солдат окажется на ее стороне.

— Может быть, — согласился Малах и поднялся. Он устал, это было видно. — Это звучит невежливо, но теперь тебе, Трол, можно больше доверять. Заведомый враг Империи почти наверняка сумеет найти себе службу в Зимногорье.

— Особенно такой ее враг, — добавил Сантин.

— Что? — переспросил сына король Малах.

— Я хотел сказать — такой враг, убить которого посылают чуть не две сотни кинозитов.

— Да. — Малах повернулся к жене. — Пойдем, радость моя, почитаешь мне перед сном.

Ужин завершался чуть менее официально, чем начался. Девчонки, как Кола назвал Лорну и Джанин, пытались поддеть то Трола, то Сантина, и, когда последнему это надоело, он предложил подняться к себе.

На долгий-долгий миг, как в бою, Трол вдруг ощутил волну холодного воздуха, возникшего словно бы из ниоткуда и раздувающего его волосы. Но потом справился с приступом подозрительности, тем более что только ради проверки этой своей гипотезы и согласился на ужин. Поднял глаза на наследного принца и улыбнулся:

— Конечно, принц, я буду рад потолковать перед сном о том деле, которое нас в последнее время занимает.

Глава 15

Они шли по коридорам, в которых только дважды им встретились стражники. Идти было далеко. Трол выглянул в окно — как он и подозревал, они поднялись довольно высоко, чуть не под самую крышу донжона. Это и в самом деле по законам фортификации был донжон. Только тут, в Сеньории, он был очень широким. Как и в обычных замках, здесь в верхних покоях помещались не очень нужные слуги — из тех, кто не должен бежать по первому зову своих господ.

Высыпали звезды, где-то за стеной Сеньории в темном небе то и дело вспыхивало отдаленное, но сильное зарево. Трол не сразу догадался, что это был тот самый маяк, который он уже видел со своей башни, но к которому пока не присматривался. Ночь была спокойной, как дыхание спящего младенца, как падение снежинки в зимнем саду.

При мысли об этом спокойствии Трол, может быть, впервые в жизни, не нашел рукоять декоративного меча, принесенного ему принцем. Осознав это, он даже не улыбнулся. Кажется, эта жизнь убаюкивала его, хотя он и понимал, что она его убаюкивает. Слишком тут было… нормально, несмотря на Кочетыря, предательство Визоя и непонятную роль Гифрула Высокоборского. Ведь, по сути, все неприятности касались только его, Трола, а остальных людей все происходящее даже не задевало… До поры до времени, конечно, но это еще нужно было осознать. А осознавали не многие. Вот король Малах скорее всего не очень понимал, хотя был опытным правителем и совсем не глупым человеком. Да и принцы, кажется, рассматривали все как игру, хотя игрой скорее всего это уже не было.

Это был заговор, какой-то очень сложный и тонкий план, который вел свое происхождение из Империи. А если так, то целью его могло быть только одно — покорение Зимногорья и обращение его жителей, всех этих людей, в рабов и в любом случае приведение их в подчиненное положение, может быть, такое, которому никакие рабы не позавидовали бы. А следовательно, нужно было сражаться. И обязательно победить…

— Сантин, — спросил Трол, прерывая затянувшееся молчание, — а каков твой владетельный титул?

— Мой? Ну, я первенец, мужского пола и потому наследую Дабну, семейное владение короля. Да, собственно, меня и зовут наследным владетелем Дабны. Кроме того, как тебе известно, я еще и принц.

— А ты, Кола?

— У меня нет никакого особенного титула. При желании, когда со мной хотят подраться, меня называют младшим сыном короля, но сейчас я даже на это не реагирую.

— Почему?

— Почему не реагирую?

— Почему нет титула?

— Второй родилась Лорна, она на год старше меня и унаследовала Сирд. Это ее приданое… Кстати, как раз владетелем Сирда был государь, а Дабной владела матушка. Но после их свадьбы это стало, конечно, не важно. Просто большее владение отошло первенцу, меньше сестре, а мне ничего не досталось. Но я не в обиде. — Он хмыкнул, и разлетевшееся эхо вдруг показало, что говорит он не вполне искренне. — Я надеюсь, если искусно владеешь мечом, то и владение приобретешь. Или женюсь на какой-нибудь богатой вдове.

Они пришли. Покои Сантина располагались в самом дальнем от замка крыле, под самой крышей, даже выше той галереи, из которой Трол увидел маяк. Отсюда маяк был виден очень хорошо, А поскольку стемнело уже основательно, маяк прорезал воздух длинным и широким, как сноп, лучом света.

А вот стены этого коридора выглядели мрачновато даже на вкус Трола. Правда, на всех колоннах тут горело по два факела, да еще устроенное в торце большое окно добавляло немного отраженного света от города и порта. Но все равно — коридор, казалось, вел не к жилому помещению, а едва ли не в так называемые свинцовые камеры, в которых заключенных должно было пытать своим жаром и сухостью солнце, раскаляя над ними свинцовую кровлю.

Чтобы не ошибиться, Трол спросил:

— Ты тут живешь?

— Конечно.

— Один?

— А зачем мне кто-то? Слуга, чтобы подавать тарелку, мне не нужен, а все остальное делают люди матери.

Принц Сантин вставил тяжелый медный ключ в прорезь своей двери, уверенно повернул его, за дверью щелкнула щеколда. Дверь отворилась, они вошли. Комнат в покое было несколько, но все были пустынны, тихи и очень чисты. Даже мебели было мало, лишь самое необходимое — кровать под старинным вышитым балдахином, многоярусный комод для белья, шкаф для тяжелой зимней одежды. У окна стоял стол, в углу висело большое зеркало с невысокой тумбочкой сбоку от него, на ней виднелись бритвенные принадлежности.

Сантин подошел к широкому креслу, придвинутому к камину, который едва-едва горел, скинул башмаки, вытянул ноги и пошевелил пальцами в тонких, из беленого льна чулках.

— Ух, если что меня и раздражает в полиции, так это необходимость весь день ходить.

— А ты попробуй помаши мечом, да еще в таком темпе, в каком вот он работает, — Кола кивнул в сторону Трола, — мигом твоя ходьба бездельем покажется.

Сантин улыбнулся чуть свысока и поднял руки в извечном жесте подчинения.

— Сдаюсь, ты прав, брат.

А Трол тем временем смотрел на волоски, прилипшие к бритве. И на то, где она лежит. Потом еще раз на Сантина. Тот поймал этот взгляд, нахмурился. Поднялся, подошел, отодвинул тазик с грязной водой, улыбнулся.

— Видишь, житье в одиночестве имеет свои негативные стороны. Например, убирать покои придут только завтра, с утра, а бриться иногда приходится к ужину… Впрочем, я позвал тебя не для того, чтобы говорить банальности. — Он помолчал, собираясь с духом, но, видимо, на это ему нужно было больше времени. — Вина?

Трол отрицательно мотнул головой.

— Ну а я выпью.

Сантин босиком направился к погребцу, стоящему у дальней стены, и налил два кубка. Каково же было его удивление, когда Кола, мельком глянув на Трола, от своего вина тоже отказался. Тогда, удобно расположившись в своем, видимо, излюбленном кресле, Сантин начал:

— Так уж получилось, что ты знаешь это дело с самого начала, и лучше многих. Поэтому я хочу посоветоваться.

Трол удивился, но не очень.

— Именно… И вот по какому поводу. Сегодня днем в порт пришла шхуна, капитан которой доложил, что у берега, милях в восьмидесяти к западу от устья Аттельгира, нашел множество обломков. Моряки подобрали несколько кусков и нашли выжженную надпись. Из нее следует, что потерпевший крушение корабль был «Косоклином».

— Вот эта да! — воскликнул Кола.

— Да, я об этом правителю не доложил, думаю, еще рано.

— Кусок большой? — спросил Трол.

— Не очень.

— Тогда я бы вообще ничего не докладывал. Пока проверка не подтвердит, что «Косоклин» не пришел ни в один из известных тебе портов, — сказал Трол.

— Думаешь, это может быть хитрость?

— Думаю, да.

— Но зачем? — спросил Кола. Он переводил взгляд своих круглых, еще мальчишеских глаз с одного собеседника на другого.

— Не знаю. Может быть, они хотят, чтобы мы подумали, что три десятка кинозитов попросту утонули. А может быть, хотят переделать «Косоклин» и представить его под другим названием. Для этого и кусок обшивки с надписью выдрать не жаль. Тем более что хороший плотник этот кусок за день-другой без труда восстановит

— Думаешь, не докладывать? — еще раз спросил Сантин, печально поглядывая на огонь. Он действительно был очень чисто выбрит.

— Ну, если и доложить, то добавить эти сомнения.

Вино в кубке Сантина кончилось, он лениво поднялся, чтобы поставить кубок на стол. Трол тоже поднялся из креслица, увидел себя в зеркале, подправил кончик воротника, повертел головой, прихорашиваясь. Подошел ближе к блестящей поверхности, снова повертелся, усмехнулся, а затем медленно, как в трансе, провел над ним ладонью. И застыл, глядя на себя, будто только что увидел.

— Камзол можешь оставить себе, — быстро проговорил Кола. — Девушки ведь не смеялись.

— Что? — очнулся Трол. — А, да, девушки. Спасибо, но я почему-то думаю, он мне теперь не скоро понадобится. Что-то мне подсказывает, я оказался никудышным сотрапезником.

— Вот уж не сказал бы, — горячо начал было Кола, но Трол с ним даже не спорил. Он еще раз с улыбкой поклонился Сантину, который наблюдал за своим гостем с непонятной сосредоточенностью, и пошел к двери.

— Кстати, — внезапно он обернулся, чтобы посмотреть на принца Сантина жестковатым и в то же время уклончивым, как в поединке, взглядом. — Не мог бы ты ответить на простой вопрос — у кого, кроме тебя, есть ключ от этой комнаты?

— Я думаю, — начал Сантин, чуть нахмурившись, — у слуг. Они же ходят сюда убирать, а я иногда ночую в городе, прямо в сыскном приказе, у меня там есть кровать… Ну, может быть, его можно раздобыть еще у мажордома, но где он его хранит, я не знаю.

— А твой распорядок дня известен всем?

— Да, многим… К чему эти вопросы, Трол? — спросил Сантин в упор.

— Я еще не знаю, принц. — Трол попробовал как можно легче и беззаботней улыбнуться, но Сантин был не тот человек, который не умел видимость отличать от действительности.

— Полагаю, это невежливо — не ответить на мой вопрос, — сказал он. — Ты что-то подозреваешь? Или кого-то… Меня, например?

— Принц, я не могу ответить тебе на этот вопрос, хотя… — Трол подумал и все-таки уверенно закончил: — Готов признать, что некоторые подозрения у меня имеются. Но высказывать их я смогу позже.

— Позже? — с затаенной тревогой спросил Кола. Он переводил взгляды с одного своего собеседника на другого. Он ничего не понимал, или если понимал, то долеко не все. И нервничал, даже очень — Трол явственно ощущал волну нервной энергии, возникающую в людях, когда они испытывают приступ страха или подозрительности.

— Принц Сантин, мне лучше откланяться, — Трол действительно поклонился, словно только что закончил поединок.

— Я с тобой, — поднялся и Кола. — Провожу, чтобы ты не плутал.

Они пошли к двери. Трол уже взялся за ручку засова, чтобы отодвинуть его, когда прозвучал голос Сантина:

— Трол, если мы не будем друг другу высказывать то, что думаем, мы не продвинемся вперед в этом следовании. А может быть, — он вздохнул, — наш общий враг только того и хочет.

— В то же время, принц, если мы будем всем подряд высказывать свои идеи, даже самые нелепые из них, нашим противникам, — а они не выдумка, вполне реальные люди — будет куда легче с нами справиться.

Он и Кола вышли от наследника. У Трола осталась неколебимая уверенность, что Сантин, несмотря на последнюю реплику, позвал его к себе зачем-то еще, а не для того, чтобы сообщить не очень срочную весть о реальной или мнимой гибели «Косоклина». Но и Трол, как легко заметил принц Сантин, не сказал всего, что мог бы.

Трол не собирался этого делать. Потому что у него вдруг появились действительно странные мысли. А уж отражение, которое он заметил в зеркале, пытаясь воссоздать его с помощью магии, и вовсе породило массу вопросов. Но задавать их было еще не время… Да и неизвестно было, кому именно их следовало задать.

Глава 16

Коридоры, по которым Трол шел с Колой, по-прежнему навевали уныние. И даже еще больше, потому что Трол был задумчив, если не сказать — угрюм. Ему не нравилось то, что здесь происходило, не очень нравилось дело, за которое он взялся. И совсем не нравились шаги по коридору где-то впереди, этажом ниже. Это были торопливые шаги, почти бег.

— Несколько человек, может быть, даже трое… Нет, — решил Трол наконец, — двое. И я знаю, кто это.

Свернув на лестницу, которая вела во двор замка, они столкнулись с Пересом и Приамом. Оба торопились, у Приама даже испарина выступила на лбу, а в руке он сжимал небольшой, не очень тяжелый, но хорошо сбалансированный меч. Старческий меч, подумал Трол, хотя, если придется, он может одолеть местных стражников, особенно если они будут нападать на книжника по одному.

— Трол, принц… — От облегчения у Переса даже ноги на миг ослабели. Он вынужден был схватиться за перила лестницы, по которой спускались юноши.

— Значит, это был ты? — полуутвердительно спросил Приам, пряча меч в ножны на бедре.

— Я, — признался Трол и мельком посмотрел принца, тот крутил головой от одного собеседника к другому, пытаясь понять, в чем дело. — В покоях принца Сантина обнаружены волоски на бритвенном лезвии, которые не могут принадлежать ему. Я подобрал несколько штук. Но я и так знаю, что это был Кирд. Наконец-то мы можем…

— Кирд? Ты уверен?

Этот вопрос люди задают не потому, что сомневаются в словах собеседника, а просто чтобы сбить напряжение от предыдущего сообщения, берут своеобразную паузу для осмысления происходящего. Трол передал Пересу несколько крохотных, не длиннее четверти дюйма, темных волосков.

— Мастер Перес, можешь ли ты по волоскам определить, не только кто это был, но и более важную информацию, — где этот Кирд сейчас находится?

— Мне нужно попробовать… — Перес сомневался в своих словах, рассматривая волоски на сухонькой ладони. — Я попробую.

— Тогда попробуй быстрее, — попросил Трол. — Если Кирд ушел еще не очень далеко, можно будет организовать погоню. К тому же чем меньше расстояние от этих… — он указал на волоски, — следов до искомого объекта, тем легче установить направление поиска или укрытие.

— Да, я понимаю, — согласился королевский маг, кивнул, повернулся и быстро ушел.

Приам шагнул было за ним, потом покашлял, словно у него запершило в горле, и подошел к Тролу с таким видом, словно решил больше не отходить.

Трол посмотрел вслед магу, вздохнул. Ему не очень понравилась нерешительность Переса в согласии найти по волоскам Кирда. Она свидетельствовала или о недостатке квалификации, или о нежелании ее проявить.

Все трое спустились по не очень широким лестницам и наконец вышли в замковый двор. Тут, несмотря на поздний час, царило какое-то оживление. Трол видел мелькание света в комнатах для слуг, да и в дворянской части горело куда больше факелов, чем обычно. И везде было очень много стражи.

— Так, — проворчал Трол не очень уверенно, — это не обычная ночь, верно?

— Ты сейчас куда? — Кола, потрясенный подозрениями Трола по поводу соучастия его брата в укрывании Кирда, почти и не скрывал желания скорее уйти. Может быть, к брату, чтобы задать ему прямые, честные вопросы, надеясь получить такие же честные ответы.

А впрочем, обо всем происшедшем сегодня после ужина, как и на самом ужине, следовало подумать, решил Трол. Что-то тут было не так. Как говорил Учитель, тут были варианты. Причем много.

Трол так и не ответил на вопрос принца, он лишь посмотрел на своих спутников напряженным, сосредоточенным взглядом. Они пошли в сторону ворот из Сеньории. Как обычно бывало в этом замке, с наступлением вечера посты были удвоены, а сегодня на воротах стражников стало еще больше. Может быть, потому, что в самом замке царила эта непонятная суматоха.

— Сегодня не обычная ночь, — наконец заговорил Кола. — Сегодня ночь госпожи Фре.

— Какой Фре? — переспросил Трол. Ему показалась забавной черта людей полагать, что приезжие должны знать все местные особенности и даже словечки.

— Фре — покровительница женской ночи, — пояснил Приам. — Вот уже триста лет, или около того, в Зимногорье празднуется ночь, когда женщины собираются у какого-то дерева в королевской роще на берегу Аттельгира, где находится часовня этой самой Фре. Считается, что это дарует материнство. А тем, у кого есть дочери, поможет обзавестись сыном.

— Женская ночь… — протянул Трол. — А посты по дороге их следования расставлены?

— Нет, конечно, — ответил Приам. — Сегодня же женская ночь… Мужчины, даже стражники, не имеют права подсматривать за ними или находиться поблизости. Собственно, все, кто не имеет своего определенного поста или дела, должны сидеть дома.

— Раздолье для грабителей, — мягко, насколько возможно, проговорил Трол. Или он чего-то не понимал. — И ведь, насколько я понимаю ситуацию, в городе с этим не слишком благополучно? Один Кочетырь чего стоит…

— Во-первых, женщин много, и почти половина из них вооружена, — в тон ему ответил принц. — А во-вторых, сегодня их ночь, они чувствуют себя под покровительством своей Фре. Они убеждены, что одержат победу над любым противником.

— Пусть так — убеждены, — согласился Трол. — А как выходит на практике?

— Последняя попытка ограбить кого-то в ночь Фре случилась, если не ошибаюсь, лет семьдесят назад… — ответил принц. — Покойники после своей попытки очень плохо выглядели. Их просто располосовали на кусочки.

— Там никому из мужчин появляться не рекомендуется, — добавил Приам. — Были случаи, когда чересчур предприимчивые стражники из молодняка пытались подсматривать, чем занимаются их подружки… В общем, не все даже вылечились до конца, так и продолжают тратиться на лекарства и процедуры.

— А если переодевшись? — спросил вдруг Кола.

— Ну, если вести себя естественно, тогда можно… попробовать, — нехотя согласился Перес. — Но если по походке, по путанице в юбках или еще как-нибудь догадаются, что ты не из их… стаи, могут быть неприятности. — Он подумал и добавил: — И авторитет короля не защитит.

— Да я и не собирался, — едва слышно проговорил Кола. — Я так… просто.

Они оказались у ворот. Тут было почти полтора десятка людей. Увеличенная дюжина, как это иногда называется на Западном континенте.

— Кто тут за старшего? — спросил Трол негромко. Вперед вышел тот самый сержант из Даулов, которого Трол уже знал: он убил вертлявого Пня. — Открой, пожалуйста, ворота. Я хочу взглянуть на дорогу из города.

— Мне не хотелось бы… — заговорил сержант, — чтобы у меня были неприятности.

— Их не будет, — чуть устало проговорил принц. — Под мою ответственность.

— Если взглянуть, тогда можно и со стены, — упорствовал сержант. — Или из смотрового окошка.

— Согласен на окошко, — быстро проговорил Трол.

С бокового окошка, проделанного в воротах, но способного, кажется, выдержать удары тарана не хуже основных створок, неторопливо была скинута запорная планка, и Трол подошел к нему. Поднял крышку, выглянул наружу. Тьма, конечно, была вполне проницаема, тем более что на дороге там и сям двигались фигуры в платьях и накидках, неся в поднятых руках яркие факелы. Чуть в стороне, у рощи, где Трол тренировался с Колой, виднелся роскошный паланкин, который неторопливо, почти торжественно несли человек десять женщин. Определенно это был не праздник для простолюдинок, это было священное действо для всех… Кроме мужчин.

— Сержант, — Трол повернулся к толстяку из Даулов. — А женщины из Сеньории тоже принимают участие в этой… ночи?

— Конечно, чужезем… Я хотел сказать — молодой мастер из чужих краев.

— Вы их уже выпустили?

— И не один раз. — Сержант вздохнул: — Сегодня у этих ворот предстоит беспокойная ночка. То открой, чтобы выпустить, под утро будет — открой, чтобы впустить… Но это хороший праздник, безобразий на нем не бывает, а жены потом добрее, готовят лучше, и вообще — стараются быть щедрее

— Сколько всего женщин вы выпустили?

— Так я не очень-то считал. Иногда выходили по двое-трое, иногда компании девиц по пятнадцать… Сеньория — она ведь большая. Тут много людей живет.

— И все сегодня пойдут поклониться этой самой Фре?

— Обязательно, — твердо, как-то даже решительно ответил другой стражник, который тоже, впрочем, имел сержантские нашивки на рукаве и на перевязи меча. — Многие из них уже за неделю только об этой ночи и говорили.

Трол повернулся к Приаму.

— Мастер Приам, нельзя ли мне последовать за женщинами? А ты, когда Перес установит, где находится Кирд, ментально передашь мне его местоположение.

— Передать, где Кирд, я, конечно, смогу. Но следовать — не советую. — Приам внимательно смотрел на Трола.

— Но он же не последует к священному дереву, он наверняка побежит в другую сторону, — пояснил Трол. — К тому же это государственная необходимость.

— Ты недооцениваешь опасность, Трол. Ты ведь не сможешь драться с женщинами, а они… Они будут очень серьезны. И им ты не объяснишь, что твой поступок вызван государственной необходимостью.

— Так что, мы отпустим его? — проговорил Трол. — Даже не попытаемся преследовать?

— Придется, — сказал Приам. — Сегодня он переиграл нас. Тем более что ты не можешь быть уверен, что это непременно Кирд.

— Могу, — жестче, чем хотелось, произнес Трол. Он насупился. Он не понимал, как можно было в угоду условностям отказываться от преследования. Тем более когда этот неуловимый до сих пор Кирд был в пределах досягаемости… Или почти досягаем — с мастерством Трола и предполагаемым магическим умением Переса находить человека.

— Нет, я все-таки не понимаю, — проговорил Кола, — что тут происходит?

— Кирд после нападения на «Петух», когда осознал, что совершил ошибку, не удрал неизвестно куда, — объяснил ему Трол. — Он явился к кому-то в Сеньории, кто был с ним заодно. И скрывался тут, пока его разыскивали по всем дорогам. А сейчас, когда искать практически перестали, каким-то образом раздобыл ключ к покоям Сантина, побрился, иначе его никто не принял бы за женщину, переоделся и ушел. И у него теперь вся ночь в запасе, а это значит, что он может… Может сделать что угодно, если я не последую за ним.

— Мы не будем его преследовать, — твердо проговорил Приам. — Трол, мы делаем почти все, что ты требуешь от нас. Идем тебе навстречу почти во всем, что кажется разумным и необходимым. Но в этой затее ничего разумного нет, как нет и необходимости. Ты ведь даже не знаешь, в какую сторону он пошел…

Трол махнул рукой. Он вынужден был покориться.

— Хорошо, я понял, — он закрыл окошко. — Тогда остается только одно. Приам, мне сказали, у тебя есть книга о Мартогенском походе… Не ссудишь ли ты мне ее на время?

Книжник с заметным облегчением кивнул. Он боялся, что Трол его не послушает. И отлично понимал, что эти полтора десятка стражников сдержать его не сумеют. Они пошли в сторону лаборатории Переса.

— Завтра же она будет лежать у тебя на столе. Или… я передам ее Пересу.

— И я могу ее передать, — устало отозвался принц. — Мне это ничуть не трудно.

— Ладно, — покорился Трол. — Как ни медленно тут развиваются события, придется действовать еще медленнее. Видно, ничего не поделаешь.

— Медленно? — переспросил Приам. — Что ты имеешь в виду?

— Да все, — легко проговорил Трол. — Поступки, движения людей, даже приемы ваших мечников в бою.

— По-моему, события летят как на крыльях, — проговорил Кола. — А что касается людей… Просто ты, Трол, слишком быстр. Прямо-таки неуловим. Я сколько ни смотрю — не понимаю, как тебе это удается. Вот ты был тут, а уже мгновение спустя в трех шагах сбоку. Словно по воздуху переносишься, а не по земле ходишь.

Трол остановился, прямо-таки замер на месте, хотя никто не понимал, чем это вызвано.

— Ты хочешь сказать, что… Что мне только кажется, что люди тут медленные, а на самом деле — нормальные? И Визой был быстр, когда нападал на меня в лесу?

— Я не знаю, как он нападал, — ответил ему Приам, — но Визой самый известный наш боец. И хорош именно в быстрых атаках.

— А ты, Кола, — спросил Трол, — когда мы тут… устроили тот поединок — тоже считаешь, что был быстрым?

— Невероятно быстрым, — подтвердил Приам. — Принц вообще один из самых способных наших бойцов. Говорят, и я разделяю это мнение, когда-нибудь он одолеет самого Визоя.

— Но я даже не вынимал меча… — ошеломленно, по-настоящему растерянно проговорил Трол.

— Это-то и странно, Трол, — проговорил принц. — Ты не находишь?

И Трол задумался настолько, что перестал слышать спутников, почти утратив способность понимать, где находится и куда идет. Он пытался вспомнить каждое движение, каждый выпад Визоя во время битвы в лесу, движение Кочетыря с арбалетиком… И кое-что еще. Хотя Тролу не хотелось в этом признаться. Просто потому, что он был еще не уверен в выводах. Хотя мнение о том, что следует искать, у него уже сложилось.

И, несмотря на фантастичность своего предположения, он вдруг понял, что подошел очень близко к разгадке событий. Собственно, почти знает ответ. Вот только некоторые детали головоломки осталось раздобыть… А без них нельзя было говорить о решении дела. Трол очнулся, все смотрели на него с любопытством.

— Оказывается, я не допускаю, что противник может ошибаться, — сказал он со вздохом. — Рассчитываю, как в поединке, на его совершенство… В итоге это оборачивается недостатком. Знал бы раньше свою слабость, все можно было бы сделать куда проще.

Глава 17

Книга, которую Тролу передал рано поутру какой-то мальчишка, оказалась на редкость интересной. Написана она была плохо, предназначалась для чтения в Империи, а потому страдала исключительной пристрастностью. Она изображала нападение зимногорцев на беззащитный Мартоген, описывала зверства северян над миролюбивыми южанами, а потом признавалась, что потери атакующей стороны, в общем-то, оказались почти равны потерям защитников. И что ни о каком сколько-нибудь серьезном преимуществе зимногорцев и речи не было, поскольку обе стороны в какой-то момент пришли к тому, что любые действия лишь ухудшали ситуацию, не давали выигрыша и обеспечивали едва ли не полное поражение. Тогда-то якобы у Карифа Мартогенского не выдержали нервы, и он предпочел откупиться от агрессора, выплатив немалую контрибуцию. Зимногорцы удалились, и на этом война закончилась.

Портретных характеристик главных действующих лиц этой эпопеи Трол в книге почти не нашел, но упоминание наиболее активных отрядов и проведенных ими операций позволяло судить о командирах этих частей. Так вот, получалось, что дружина Гифрула в некий момент была чрезвычайно активна, а потом едва ли не откровенно стала уклоняться от стычек с противником. Утверждалось, что Визой Честный был рубакой, который всегда рвался самолично доказать превосходство своего меча, но в некий момент, получив несколько ранений, поутих. Потом вдруг, толком не выздоровев, он принялся ввязываться в каждую стычку, потерял едва ли не всех своих подчиненных, но нагнал на противника такой ужас, что якобы благодаря именно его, Визоя, заслугам, Кариф отказался от дальнейшего противостояния с армией северян. Собственно, Визой единственный тогда предпринимал хоть какие-то действия, не желая отсиживаться в лагере, разбитом под стенами главного города королевства, каким и являлся Мартоген.

Столь же непонятными были и действия Карифа. Тот укрылся за стенами столицы и ничего не делал, позволив агрессорам чуть не с половины своей территории собирать фураж и провизию. Причем северяне делали это настолько аккуратно, что к концу кампании едва ли не треть мартогенских крестьян сбывала в лагере противника свои товары — видимо, несмотря на приписываемые им зверства, северяне расплачивались за получаемые продукты не в пример щедрее мартогенцев. Таким образом, все боевые порядки зимногорцев были проницаемы не только для шпионов Карифа, но и для людей, которым вздумалось бы добраться до самых верхов атакующей армии, то есть до Визоя, Гифрула, принца Сантина и, разумеется, до офицеров помельче — Крохана, Гевита и прочих.

Трол читал этот опус почти три вечера. И с неослабевающим интересом, поражаясь тому, как глупы бывают эти самые летописцы, насколько они умеют не увязывающиеся между собой факты предложить читателю под собственным, столь же нелогичным соусом, и насколько они уверены в безмозглости читателя, готового сожрать эти сомнительные трактовки подчистую.

Читать ему приходилось вечерами, при свете факелов и сальных свечей. Все остальное время, от восхода до обеда, он занимался. Да так, что даже Коле надоело за ним наблюдать. Он, как и хотел, купил пару тренировочных равновеликих мечей, чтобы случайно не испортить Беставит, завел алебарду, настоящий бо, который утяжелил немного, попросив сделать металлические накладки в середине и по обеим оконечностям, так что добрая дубинка почти превратилась в боевой северный ослоп. По крайней мере сделалась почти столь же опасной, как то удивительное оружие, которым, по преданию, лет семьсот назад очень увлекались высшие магистры Белого Ордена. Еще он попытался купить себе кованую цепь, но те цепи, которые ему попадались, были слабыми — то ли металл был некачественный, то ли кузнецы не могли отковать действительно стоящую сталь. Было, правда, еще одно объяснение — сам Трол мог быть настолько силен, что его не в силах была сдержать никакая цепь, но об этом думать не хотелось.

Он готовился, ждал и надеялся, что его подготовки хватит, чтобы выдержать следующий удар, не погибнуть, не пропустить какой-нибудь особенно эффективный выпад противника, а выстоять и победить.

К исходу третьего дня вернулись Арбогаст и Крохан с небольшим эскортом из поездки на север. Тролу сообщили об этом, и он поспешил в лабораторию Переса. Там Арбогаст с удовольствием прихлебывал слабенькое пиво, а Крохан с довольно мрачным видом поглощал хлеб с сыром, иногда поливая его рыбным соусом. Когда Трол появился в комнате, Перес посмотрел на него с интересом, словно на совершенно новую для себя особу.

— Ты что-то знал заранее или только догадывался? — спросил он, когда Трол поклонился всем вместо приветствия.

— Я стараюсь думать о том, что тут происходит, но свои соображения догадками не назвал бы, — отозвался Трол, — это скорее гипотеза. А о чем речь?

— Трупы солдат, которых ты там зарубил, были сожжены, — как всегда громко, не заботясь об ушах собеседников, отозвался Арбогаст.

— Как это произошло?

— Через четыре дни после того, как их закопали оставленные тобой в живых солдаты и местные крестьяне, которых наняли для этой работы, кто-то ночью появился там снова, откопал тела и устроил кремацию. Быструю и очень успешную. Пока крестьяне заметили огонь, пока собрались, дошли… На выбранной поляне остались одни головешки.

— Магические средства использовались? — с интересом спросил Перес.

— Нет, кажется, просто собрали сушняк и облили его маслом, — ответил Арбогаст.

— Исполнителей, так сказать, церемонии, конечно, никто не видел? — поинтересовался Трол, зная ответ.

— Я же говорю, все проделали очень быстро. Только следы подков указали, что их было человек пять, не меньше.

— Сожгли всех павших или… некоторых? — поинтересовался Трол.

— В том-то и дело, что не всех, — отозвался Крохан. Он, кажется, насытился, по крайней мере, мог потерпеть до дома. — Сожгли только тех, кого ты в своих рассказах называешь ветеранами.

Трол кивнул. Он этого ожидал, но еще не хотел верить в правоту своих подозрений, слишком это было удачно — так запросто иметь подтверждение своим идеям. Их следовало еще проверить. В комнате повисла тишина, наконец Арбогаст поднялся.

— Пойду распущу людей, они тоже, почитай, четверо суток не вылезали из седел… Пусть передохнут.

Когда он вышел, Трол вздохнул. К тому, к чему он собирался сейчас приступить, душа у него не лежала. Но это было необходимо.

— Крохан, когда ты узнал, что вы должны делать там, на севере?

— Когда приехали на место. А что?

— Это была проверка, — отозвался Перес, — для тебя. И ты ее, кажется, прошел. — На всякий случай он бросил косой взгляд на Трола.

— А теперь так же предстоит проверить Арбогаста, — проговорил Возрожденный и скроил чуть виноватую физиономию. — Сделаем так. Завтра ты поднимешь по тревоге своих стражников, не меньше двух десятков, заедешь за Арбогастом. Его людей трогать не нужно, пусть отдыхают… А потом, ни слова ему не говоря, летите во владения Гифрула.

— Зачем? — По лицу и голосу капитана кадотских стражников нетрудно было догадаться, что он обо всем этом думает. И мысли эти выстраивались не в пользу Трола.

— Там ты расспросишь крестьян, прочих жителей и выяснишь, кто из дружинников Гифрула был с ним в Мартогенском походе, но главное — кто вернулся с войны, сделавшись настоящим мастером меча. Быстрым, неутомимым, умелым… Самый надежный признак, до которого мы пока додумались, это именно быстрота, скорость боя, понимаешь?

— Дальше, — ровным голосом проговорил Крохан.

— Арестуешь их, причем официально. — Трол помедлил и все-таки добавил: — Для того тебя и посылают. А потом приведешь сюда, на обследование Пересу и… Наверное, в этом должен участвовать Ибраил? — повернулся он к магу.

Крохан встал, повернулся к Пересу. Тот оставался совершенно непроницаемым, даже глаза прикрыл, чтобы в них ничего нельзя было прочитать.

— Это необходимо?

— Крохан, они обрубают все концы. У нас нет главного — понимания того, что мы ищем, — отозвался Перес. — Поэтому мы стараемся выявлять все подряд, что не укладывается в норму. И это… это — единственный способ действий.

— Хорошо. — Крохан подобрал свой меч, задев кресло мага и столик, на котором стоял поднос с едой. — Я сделаю это. Но мне не нравится манера, с какой он, — капитан мотнул головой в сторону Трола, — все обставляет.

— Капитан Крохан, — Трол решил, что следует некоторое время побыть совершенно официальным, потому что тема, которую давно следовало затронуть, была куда как скользкая, — еще один вопрос. Ты не задавал себе труда прислушиваться к сплетням, слухам, пересудам, которые ходят между простыми жителями города? Я имею в виду самых обычных людей — лавочников на рынке, бродячих торговцев, отставных солдат, которые день-деньской толкутся в тавернах.

— Говорят многое, — все больше каменея, отозвался Крохан. — Что конкретно тебя интересует?

— Что-то необычное, что появилось недавно… — Трол спохватился. — А может быть, давно, но чего никогда не было в давние годы, до Мартогенского похода.

— Ты… это серьезно?

— Это может оказаться единственной подсказкой, — ответил Трол.

— Тогда так. — Крохан поднял глаза к потолку лаборатории, или, вернее, кабинета Переса. — Говорят, что в Паноне начали строительство какой-то умопомрачительной крепости, но у них мало денег. Что косяки рыбы в ближайшие годы будут идти южнее, ближе к Олавам… То есть к пиратским островам, а не к нашему берегу, но рыбаки так всегда говорят, цену за риск набивают. Еще говорят, что в городе появились какие-то особые крысы, которые ночью подползают к бездомным и нищим, спящим на улице, и заползают им в рот, живут там, и такой человек становится хуже зомби… Вот и все.

— Последний слух… — Трол подумал, потряс головой. Решился: — Да, пожалуйста, попробуй прояснить его

— Этот бред может иметь какое-то отношение к нам? — с явственной насмешкой спросил Крохан.

— Я ищу подсказку, — проговорил Трол. — Эта история, несмотря на бредовый антураж, такую подсказку может дать.

Крохан кивнул Тролу, соглашаясь. Мельком, по-дружески, поклонился Пересу и ушел.

— Он хороший человек, — отозвался Перес. — Я таких давно не видел… Ну, я хотел сказать, такие нечасто встречаются. — Он повернулся к Тролу. — Ты можешь рассказать мне, до чего додумался, читая ту книгу?

Трол рассказал, о чем и как думает по поводу Мартогенской войны. Перес попытался было спорить, потом умолк. Только отдувался, словно Трол заставлял его пить какое-то отвратительное пойло. Наконец он сказал:

— Для того чтобы так думать, нужны доказательства. Иначе, все это — туман над водой.

— Поймаем кого-нибудь из Гифруловой шайки, будут нам и доказательства, — ответил Трол. Он тоже поднялся, собираясь уходить. Уже у двери остановился и спросил: — Кстати, что с волосками Кирда?

— Ничего. Он или все время перемещается, бежит куда глаза глядят, или его прикрыли такой магической завесой, которую мне не пробить.

— Но если бы его просто убили, ты бы определил его… могилу? — с надеждой спросил Трол.

— Мог бы — определил. — Перес подумал, добавил уже тверже: — Несомненно, определил бы… Я думаю, он просто бежит. И находится уже очень далеко, так что и направление не улавливается. Надеется удрать от своих… грехов.

— Или от своих хозяев, — серьезно ответил Трол и ушел.

Прошло еще несколько дней. Трол почувствовал, что он готов, что лучше для этого дела уже не подготовиться. Рана на животе почти затянулась, голова была ясной, координация и реакции стали почти так же хороши, как в прежние дни, когда его тренировал Учитель. А эти качества были очень важны, потому что он задумал слегка спровоцировать противника.

Однажды утром, при самой что ни на есть прекрасной погоде, он отправился тренироваться не в разбитый около Сеньории парк, а на один из бастионов. Это было солидное сооружение со стенами высотой около пятидесяти футов… Башня, возвышавшаяся над ними, добавляла еще футов сорок. К тому же, утратив оборонительное значение много десятилетий назад, она оказалась окружена тиковыми деревьями. Это-то и подходило Тролу больше всего.

Он взобрался на стену, поработал своим ослопом, потом мечами, потом алебардой, снова бо… А потом, оставив оружие как есть, попытался взобраться на башню, но не по внутренней лестнице, а снаружи, используя неровности кладки и уступчики между каменными блоками. Он поднялся почти до верха, когда понял, что прибыл. Это место он подобрал, разумеется, заранее, а самое главное — с него можно было почти безопасно спланировать, если, конечно, правильно сгруппироваться, на деревья, туда, где они сплелись и погасили бы скорость падения, но где почти не росли крупные ветви, встреча с которыми была почти так же опасна, как падение на землю.

Одно время Трол хотел якобы сорваться в ров, окружающий одну из старых построек Сеньории. Но это вызвало бы сомнения у того, кто за ним наблюдал, а вот о прыжках на деревья с большой высоты — Трол был уверен — тут никто не слыхал, и потому все могли принять за чистую монету. Подождав подходящего ветра, он резко оттолкнулся от стены, развернулся в воздухе и с воплем, от которого бы с большим удовольствием отказался, но который был необходим для привлечения внимания, нырнул в деревья.

Они приняли его, как всегда, с шумом, треском, но вполне удачно… Он только задохнулся, потому что, оказывается, не дышал во время полета — то ли все-таки от волнения, то ли от воспоминаний о том, как Учитель заставлял его привыкать к таким прыжкам. Задержавшись на ветках, Трол проверил высоту и, когда убедился, что теперь она не превышает двадцати футов, спрыгнул уже сам, отменно приземлившись на ноги, перекатившись через спину. И тут же огляделся — не видел ли кто-нибудь, что его приземление была безопасным, как детская игра. К счастью, никого поблизости не оказалось.

Тогда он измазался кровью, выдавленной из немного расцарапанных рук, и притворился лежащим без малейшей способности двигаться. Люди появились скоро, сначала это были стражники из бастиона, потом слуги из Сеньории. Потом прибежали принц Кола и Ибраил. Пришлось изобразить, что Трол не хочет лечения, мечтает только об одном — чтобы его отнесли на кровать и оставили в покое.

В общем, так и сделали. От Ибраила с трудом, но удалось отбиться, хотя Трол заметил, как сначала удивленно, потом с обидой и, наконец, недоверчиво врач встретил этот отказ. Все-таки Ибраил был умным человеком, а такие, если их начинаешь водить за нос, всегда опасны. Хотя бы потому, что могут догадаться о реальном положении дел.

Оказавшись в своей комнате, Трол немного успокоился. Кола и неотлучный от него Буж принесли Тролово оружие, какие-то мази, какие-то дополнительные одеяла и полотнища для перевязки якобы сломанных конечностей. Потом еще раз появился Ибраил, но Трол опять попросил его не слишком беспокоиться, правда, описал симптомы разорванных легких, сломанных ребер, отбитых суставов ног и сотрясения мозга… то и дело напирая на параноидальную боязнь отравления неизвестными лекарствами. В общем, Трол так и не понял, что про него стал думать Ибраил, но от вмешательства лекаря все-таки отказался.

А потом появился Перес. Он пришел с таким строенным лицом, что Тролу его стало немного жаль. Уж очень он переживал. Тем более что сам он Тролова полета с башни не видел, а слухи, передаваемые по всей Сеньории и даже, наверное, дальше, в город, все преувеличили. По ним получалось, что Трол трепыхался в воздухе, как подстреленная птица, что у него сломанный позвоночник пробил кожу с мускулами и торчал наружу, как окровавленный стержень, что в голове нашлась такая трещина, что в нее Ибраил и каждый, кто хотел, засовывал ладонь до половины и таким образом мог копаться в живых мозгах…

Трол объяснил, что сорвался из-за внезапного порыва ветра, переоценив свои силы. И что теперь ему придется как можно скорее выздоравливать, ведь враги не дремлют. Перес, повздыхав, ушел, предложив оставить в Троловой башне охрану. Против охраны снизу Трол не возражал, а вот в его башне это было не нужно. Он лишь попросил поставить магическую завесу, чтобы его не могли отслеживать проникающим взглядом. Объяснив еще раз Тролу, что магии в городе быть не должно, Перес согласился сделать требуемое, разумеется, ближе к вечеру, потому что дело это было непростым.

Потом Трол остался один. Наконец он получил возможность заняться собой. Он осмотрел неизбежные травмы и чуть подлечил растянутые при ударе о ветви плечи, отмассировал брюшину, которая тоже пострадала, хотя и меньше, чем Трол рассчитывал. Затем он проверил внутренние органы, они были целы, но им требовалась небольшая энергетическая помощь, чем Трол и занялся…

Но не надолго. Под вечер, когда он только-только по-настоящему нацелился медитировать и восстанавливаться, вдруг пришла… Джанин. Разумеется, с дуэньей, которая к кровати Трола близко не подходила, видимо, не любила раненых чужаков сомнительного происхождения.

Зато Джанин была само милосердие. Она предложила прислать к нему умелую патронажную сестру, спросила, не нужно ли чего-то особенного, например, какого-то редкого лекарства… Потом объяснила свой интерес к состоянию Трола следующим образом:

— Знаешь, Трол, все только о твоем несчастье и говорят. — Она тряхнула слегка вьющимися, собранными в нетугой пук волосами удивительного цвета, похожего на старое, выдержанное дерево. — Есть даже такие, кто поспорил, выживешь ли ты. Но этих сейчас уже немного, все почему-то решили, что ты выживешь, хотя инвалидом скорее всего останешься… Похоже, когда ты выйдешь из этого, — она обвела рукой башню, — заточения, тебе придется доказывать, что ты по-прежнему умеешь драться. Слишком много дураков желает сразиться на мечах с человеком, одолевшим Визоя, хотя бы и после его падения с башни.

От ее голоса почему-то начинала кружиться голова, тем более что Тролу и на самом деле было не очень-то здорово после утреннего трюка с падением. Но прогонять ее не следовало, она обязательно должна была рассказать, как Трол плох, каким больным и вялым он выглядит в своей кровати.

— Я еще долго не смогу взять в руки меч, — слабым голосом промямлил Трол.

— Мы все так думаем, — безжалостно проговорила Джанин. — Особенно Лорна волнуется… — Она прикусила язык, оглянулась на дуэнью, которая уселась на какой-то сундучок и, кажется, прикорнула. Решив, что сказанного не воротишь, Джанин решила объяснить ситуацию. — Она так рвалась сюда, так хотела подняться вместе со мной… Ее королева не пустила. В самом деле, что хорошо для нас, простых девушек, не подобает принцессе, правда?

— Передай принцессе, что я тронут ее заботой и непременно поблагодарю ее лично, как только поднимусь на ноги, — ответил Трол этой «простой» девушке, отчетливо понимая, что именно это и требовалось сказать.

Джанин осмотрела Трола слегка скептически. То, ради чего она пришла — вид страшных переломов и синяков, — отсутствовало. А значит, делать ей больше тут было нечего. И она с легким сожалением, видимо, от того, что Трол не умер у нее на руках, удалилась.

А Трол откинулся на подушки и попытался смеяться не слишком громко, чтобы спускающаяся по ступеням девушка его не услышала. А то раскрылась бы вся его провокация. Пока, хоть она и была детской и не очень-то изощренной, все получалось. Но, разумеется, в какой степени — могли дать ответ только ответные действия противника. В том, что теперь они последуют, Трол не сомневался ни на миг. Ради этого и был устроен весь цирк.

Глава 18

Трол проснулся. Это был не сон, это было что-то очень похожее на то ощущение, какое у него возникло, когда на их пещеру напали кинозиты. Отвратительное ощущение, смесь ужаса, неизбежной смерти, нерассуждающей ярости и восторга от крови и убийства. Он подошел к пролому в стене.

Кадот спал, до рассвета оставалось часа два, на разделе слабо мерцающего под ночным небом моря и темной, почти неразличимой земли, горел маяк. Его свет успокаивал, но успокаиваться Трол не собирался. Он был уверен, что дождался. Вот только было неясно, что они на этот раз придумали.

Сколько слуги ни выносили в последние дни старья из его башни, все равно около четверти ее площади оказалось заставлено всяческим хламом. Но места было достаточно, по крайней мере для малых упражнений. Трол вытащил тренировочные мечи, проверил их и принялся разогревать кисти, локти, плечи. Потом ноги, потом разогнал по жилам кровь, подкачал мускулы, особенно пресс, который действовал еще не очень правильно, и лишь потом стал упражняться с головой.

Это было самое сложное для него — выйти в поединок нерассуждающей машиной, остановить все мысли и ощущения, все проблески индивидуальности. Лишь тогда его тело начинало работать почти самостоятельно, прежде чем он успевал что-то придумать. Учитель не раз говорил, что, если Трол не сумеет думать в поединке телом, а не головой, он непременно погибнет, и довольно скоро… А этого не хотелось бы. По крайней мере, сейчас.

Постепенно он превратил дыхание в мощный, дающий огромную энергетику поток, наполнил мускулы — даже раненые — силой, освободил сознание и до предела своих возможностей обострил нервные реакции, которые стали проявляться как бы немного сами по себе. Это было хорошо, только теперь он чувствовал, что перетекает из одной стойки в другую с максимальной скоростью и уверенностью, только теперь он готов был сражаться в своем лучшем качестве, как один комок воли и оружия, как единое целое силы и точности, как… как сражался Учитель

Он и не заметил, что прошел час, почти целый час, пока он разогревался Он посмотрел на небо, оно уже стало тихо-тихо светлеть на Востоке. Вернее, светлел туман над морем, за горами, у самого края горизонта. А нападения все не было. Тогда он разложил оружие, чтобы до него всегда можно было дотянуться — тренировочные мечи у противоположных стен, ослоп у окна и алебарда у центрального столба башни. В руки он взял Беставит и проверил его лезвие. Оно было не в лучшем виде, по крайней мере, Учитель мог бы высказать недоумение по поводу такого обращения с оружием, а, следовательно, им нужно было заняться.

Он напылил на клинок полировочный порошок и довел с его помощью заточку до состояния, когда разрубить шелковый платок мог бы даже новобранец. Направил его замшей. Осмотрел, отыскал два места, где рубящая кромка выглядела несколько сомнительно, еще немного отполировал сталь, снова направил замшей… Так и просидел до первых лучей солнца, которое наконец стало подниматься из-за горизонта. «Может быть, — подумал Трол, — ничего уже и не случится…» И тогда он почувствовал.

Это была не атака кинозитов. Это была какая-то летучая тварь, и башня представлялась для нее самой подходящей целью. Она была уже близко. Она немного намахалась крыльями, пролетая последние мили, но до настоящей усталости, которая могла бы повлиять на ее боеспособность, было еще далеко. Трол вздохнул, поднял меч, вышел в центр площадки и повернулся на юг, встречая противника.

Она грохнулась на крышу так, что было ясно — она тоже чувствовала Трола, понимала, что он не спит. Трол тряхнул головой, освобождаясь от излишней, мешающей сейчас остроты мышления. Оказалось, пока он чистил оружие, голова снова начала думать, пришлось коротко, почти в режиме поединка, помедитировать и освободиться от мыслей.

Тварь не очень долго возилась на черепичной крыше, она пробила дыру и осторожно, не преуменьшая опасности, сунула внутрь голову. «Ого, — подумал Трол, — это же зулла. Кто бы мог подумать!..»

Когда Сухмет, Рубос, Мало и весь Белый Орден атаковали Хифероа в его горном замке и заплатили за Лотара Желтоголового выкуп, погибло немало кинозов. По крайней мере, со временем они исчезли с лица земли. И тогда у имперцев, тех, кто занимался мутационной магией, возникла задача — создать им замену. И они создали, используя, кстати, неудачный опыт Гханаши по превращению в дракона Лотара. Так появились зуллы. Это были не превращенные в драконов люди и не выращенные природные драконы, которые отличались слишком сильным характером и потому не поддавались дрессировке. Зуллы были средним между этими двумя состояниями. Как Трол слышал, зуллы появились как результат превращения в дракона ребенка, который должен был вот-вот родиться. Разумеется, при рождении такой монстр убивал мать, но он был еще мал, его еще можно было тренировать, и к тому же у него были весьма серьезные зачатки человека — иногда они умели даже разговаривать.

Эта зулла была женщиной, по крайней мере, грудь у нее была с большими коричневыми сосками. И кожа была очень темная — может быть, ее мать была с Южного континента? Убедившись, что пока противник не причинит ей вреда, зулла расширила отверстие и спрыгнула, приземлившись на все четыре лапы, грациозно поддержав свое тело в воздухе взмахом крыльев. И все равно от удара этой туши об пол по всей башне, как по огромному барабану, пошел гул.

Она была не очень даже крупной, фунтов под шестьсот, не больше. Тело ее было по-ящериному гибким, хвост — чуть расходящийся, как веер, похожий на хвост орлана, только не из перьев, а из кожистых складок, необходимых, конечно, для управления в воздухе. Этим хвостом она могла и ударить, но не хвост был ее главным оружием. Передние лапы — мощные, тяжелые, с массивными роговыми пластинами, выращенными, чтобы блокировать удары любого меча, как было еще у сарофатов. Четыре же пальца зуллы складывались в кулак, который оказывался одной роговой булавой, способной пробивать металлические доспехи, либо рубить, как колун, если сложить их в рубящее положение.

А вот голова зуллы была непримечательна. Конечно, она напоминала дракона — с выдвинутой вперед челюстью, тяжелыми, желтоватыми клыками, опускающимися из-под верхней губы. Но все-таки она была как-то смята, лишена настоящей законченности драконов, их выразительности и психологической ясности. Возможно, все портили круглые глаза, а возможно — высокие, как у трехрогов, уши, которые то и дело подрагивали.

Трол вышел вперед, крутанул перед собой меч. Голос его прозвучал грубовато, должно быть, от волнения:

— Кто ты, что так бесцеремонно врываешься в мое жилище?

Этот вопрос необходимо было задать хотя бы потому, что у некоторых существ считалось неправильным атаковать без объявления. Да и на тот случай, чтобы не зарубить кого-нибудь из посланников, который, может быть, и не собирался воевать, следовало придерживаться древних формальностей.

— Я зулла, — ответило чудовище. И аккуратно, тщательно уложила на спине свои крылья, сразу сделавшись горбатой. Потом она сильно оттолкнулась от пола передними лапами и поднялась на задние. — Я пришла за твоей жизнью.

Наконец Трол дождался нападения, вот только оно получилось не таким, как ему хотелось бы. Оно было малоинформативным, по нему невозможно было судить о том, что интересовало его больше всего — что же в действительности происходило в Кадоте? Впрочем, сейчас самым интересным в его жизни как раз была зулла.

— Ты уверена, что не ошиблась? — Трол усмехнулся, пытаясь психологически растормозиться, обходя противника сбоку.

— Ты враг, которого я должна убить, — разумно произнесла драконида.

Слова на гвампи звучали не очень четко, словно бы не то что кашу — целый стог сена она во рту держала. Но ее можно было понять. Это свидетельствовало об интеллекте.

— Ты уверена, что победишь?

— Мне заплатили, — почти участливо произнесла зулла. — Я должна.

— А если проиграешь? — спросил Трол. Она не поняла, тогда он пояснил: — Если я убью тебя?

Зулла мотнула головой:

— Невозможно.

— Почему?

— Я — есть твое мясо, я — побеждать.

— У меня есть меч, — произнес Трол. — У тебя его нет.

— Мне не нужен, — ответила зулла, и по ее нечеловеческой пасти пробежала какая-то судорога, может быть, это была попытка улыбки. — Я тебя равнодушно, но я должна.

— Понимаю, — согласился Трол. — Ты не имеешь ничего против меня. Просто убивать — твоя работа.

— Ты правильный. Теперь — умри…

— Стой! — Трол поднял левую руку, зулла послушно остановилась, так и не атаковав его. — Как твое имя? Я же хочу, чтобы под чучелом, которое я из тебя сделаю, была помещена табличка с твоим именем… Так вот, как тебя зовут?

— Я не делаю из врагов чучело, — пояснила зулла. — Я их сожрать. — А потом уже совсем рассудительно договорила: — Я знаю твое имя.

После этого она атаковала. И довольно решительно, сильно, яростно. Трол сначала принялся отбиваться, встречая противника чуть сильнее, чем надо, потом понял, что встречные удары не производят на зуллу никакого впечатления. Она отражала их своими закованными в роговую броню пластинами на лапах и предплечьях, а временами еще пыталась перехватить Беставит пальцами… Что бы из этого вышло, Трол не знал — возможно, он поранил бы ее, а может, она вырвала бы у него меч, и он вынужден был бы бежать до тренировочных мечей, с которыми Беставит не шел ни в какое сравнение, как северная бронза не могла сравниться с вендийской сталью.

Пока он отбивался так, как полагалось бы драться с обычным, нормальным противником, зулла подобралась к нему довольно близко и попыталась захватить его руки. Трол отступил, переместился по стене вбок. Хорошо, что башня круглая, подумал он мельком, иначе зажала бы в углу… Он приказал себе не думать и, чтобы подтвердить этот решение, попробовал атаковать.

Атака была проведена по всем правилам, он отбил лапы противника, потом врубил клинок в ноги… Но она даже не отступила. А Беставит, этот превосходный и беспорочный меч, отлетел от толстых и коротких ног зуллы, словно он попытался подрубить причальную тумбу в кадотском порту. Более того, Трол чуть не потерял равновесие, и этим воспользовалась драконида, она хлестнула его хвостом, чтобы сбить с ног… Трол едва успел перепрыгнуть через него, а потом, воспользовавшись небольшим замедлением зуллы, ударил мечом по рылу. Меч рассек ее кожу, которая казалась чуть влажной и, безусловно, пробиваемой… не больше чем на четверть дюйма в глубину. Такого зверя, как зулла, эта рана могла лишь разозлить.

Трол отскочил от своей противницы, с удивлением заметив, что он обходит всю площадку башни уже третий раз. Значит, он так ничего до сих пор и не придумал, просто пятился и отступал… Может, если она так сильна, следует вообще удрать, подумал он. И тут же понял, что это не выход. Она нападет на него, когда он будет еще меньше готов, и тогда…

Она снова напала, пытаясь достать его кулаками, чтобы сломать кости, лишить дыхания, задеть сердце или печень — органы, любая травма которых тут же приведет к потере реакции и силы. Снова его Беставит зазвенел по роговым пластинам, снова искры, иногда отлетающие от стали, показали, насколько бессмысленным был этот бой, насколько он безнадежен для человека. Поняла это и зулла, она бросилась вперед, пытаясь припечатать человека к стенке… Трол увернулся, она попыталась сделать то же самое еще раз.

«Попробуем по-другому!» — подумал Трол, быстро отпрыгнул в сторону, перекатился, сунул Беставит в ножны на спине и подхватил алебарду. Когда зулла атаковала, она непроизвольно открывала пасть, словно бы готова была его не только размазать по стене, но и проглотить. А может, зубы зуллы тоже были оружием, только Трол этого не понял.

Осознав, что у человека есть новое оружие, зулла ни миг ослабила атаку, попытавшись вырвать его. Трол рубанул пару раз, снова достал ее ноги, с тем же результатом, а потом сделал вид, что уперся спиной в стену. Зулла, уже потерявшая терпение, бросилась вперед, открыв пасть, даже вытянув шею… Трол ударил острием алебарды между зубов. Удар почти получился, во все стороны брызнула коричневая кровь, зулла впервые заревела, да еще как!

Вот только алебарда сломалась словно соломинка. Тряся головой, зулла вырвала обломок из горла, отшвырнула в сторону.

— Ну, человек, — едва понятно просипела она, — сдохни!

И бросилась вперед, словно не имела представления о защите. Трол, пока она ревела и выла, подхватил свой ослоп. Это была, конечно, не алебарда, как колющее оружие он не годился, но у него была одна отличительная особенность: его удары всей длиной резко увеличивали возможную дистанцию поражения противника. И Трол решил, что сейчас это может быть важно.

Пока зулла неслась на него, Трол успел размахнуться и ударил ее по ногам, бегущим, лишенным постоянной опоры и потому уязвимым. И ему удалось то, что задумал, — он заплел зуллу, и она рухнула прямо перед Тролом, да так, что доски площадки ощутимо треснули. Трол не стал медлить, он выхватил Беставит и дважды очень сильно, вкладывая всю силу, рубанул зуллу по загривку… Кожу он пробил, но существенно повредить эти мускулы не сумел. Они были слишком тугие и толстые.

Он едва успел отпрыгнуть, потому что зулла уже вытянула вперед лапу, чтобы схватить его за ногу. И тут на краткий миг вдруг увидел то, что давно искал. Крохотное, почти незаметное место в районе паха, там, где кончалась брюшина и расходились задние лапы и хвост. Размером эта цель была не больше двух ладоней, но она была и отливала желтизной, подрагивая, как нормальная кожа, а не висела неподвижно, как броневая чешуя или пластины, в которые было забрано остальное тело зуллы.

Драконида поднялась. Теперь Трол не выпускал из поля зрения ее свод между лап. Он находился довольно высоко, почти в ярде над полом, и был обращен строго вниз. Достать его в нормальной позиции было невозможно… Разумеется, если не опрокинуть ее.

Зулла снова бросилась вперед, но уже без прежнего пыла. Трол легко ушел в сторону, тогда зулла остановилась, согнулась в поясе, как борец во время отдыха, уперлась руками в колени, стала сильно двигать грудными пластинами, вывалив вперед окровавленный раздвоенный язык, восстанавливая дыхание. Тогда и Трол понял, насколько он устал. Рана в брюшине разошлась и стала кровоточить, правда, пока не сильно. К тому же оказалось, что зулла достала его своими когтями. От этого на левом предплечье была глубокая царапина, к счастью, кровь тут тоже текла вполне умеренно.

Трол нашел глазами ослоп, от которого, как от алебарды, остались только щепки. Определенно, зулла была слишком тяжелой, чтобы он мог удержать ее. Может быть, не будь на дубинке металлических накладок, он даже не опрокинул бы ее… Что же делать, думал Трол, что?.. И вдруг понял, как именно может выйти на ударную позицию. Только это было очень рискованно. Очень. Но ничего другого не приходило в голову.

Зулла снова бросилась вперед, на этот раз надеясь достать Трола ударом кулака. Удар пришелся в воздух, отмашка была столь же мощной, задела довольно тонкую кладку на заложенном наблюдательном окне, и старые кирпичи посыпались вниз с башни, как игрушечные кубики. В стене образовалась дыра шириной в два фута, Трол еще раз поразился силе чудовища.

— Все, человек, — проговорила зулла. — Я устала и убиваю тебя… Теперь я тебя не люблю!

Трол серьезно кивнул:

— Принято к сведению.

Опять зулла кидалась вперед, словно в воду, собираясь захватить и смять его. От одного из ее ударов, под который Трол едва успел присесть, треснула основная центральная стойка, зато левая лапа зуллы повисла почти бессильно. Потом она обрушила еще один заложенный кирпичами оконный проем. А потом… бросилась, когда Трол был у окошка, выходящего в сторону маяка.

Этого он ждал, этот трюк он и готовил. Старательно, с опаской, нежеланием и даже страхом, понимая, что, если ему не удастся его сделать, зулла наконец сумеет схватить его, и тогда — конец. Отбиться от ее захватов он не сумеет…

Она пролетела над ним, потому что он сжался почти в комочек, присев под окно, откатившись чуть вбок. Зулла, желая придавить его всей массой, попала прямиком в окно и чуть наклонилась вперед, потому что лишь в последний момент сумела схватиться за какой-то штырь, торчащий из боковины окна. На крохотное мгновение она потеряла равновесие, и Трол понял, что это его мгновение. Он подхватил лапу зуллы плечом и, скрипя зубами от напряжения, попытался выпрямиться. Он и выпрямился… почти.

А зулла оказалась задрана вверх на подоконнике, как преступник на козлах для порки. Длилось это не очень долго, она уже схватилась за крошащиеся кирпичи другой, поврежденной лапой, сумела сгруппироваться и ударила по спине Трола свободной лапой. От этого удара у Трола потемнело в глазах, и он не улетел к противоположной стене башни только потому, что был нагружен зуллой, придавлен к полу ее тяжестью. Но внутри его что-то определенно сломалось, звук был такой, словно лопнула толстая пружина…

Плохо соображая от боли, Трол сдвинул с плеча лапу зуллы, тут же повернулся на месте и вогнал Беставит, который не выпускал из руки, в незащищенный пах зуллы. Снизу вверх, как этого нельзя было делать, потому что при таком выпаде, промахнись он, меч ушел бы вбок, он «провалился» бы, и зулла тут же схватила бы его лапой… Но он попал.

И Беставит, славный клинок, вошел почти до гарды в мягкую, трепещущую плоть. Трол даже удивился, насколько это было легко… Он попытался, как и собирался, повернуть клинок в ране, раздирая ее, потом отскочить… Не успел. Зулла снова отпихнула его, а потом встала на пол, выпрямилась.

Беставит все еще торчал у нее между ног, кровь хлестала так, что пол гудел от давления этой струи, как будто его поливали из корабельной помпы… А зулла шла к Тролу, вытянув правую, здоровую лапу, потому что снова хотела схватить его, задушить, сломать кости… Трол отступил, попытался скакнуть вбок, и тут-то стало ясно, что он не может. У него была сломана рука, из бока вперед, пробив кожу, как странно крупная гребенка, торчали обломки ребер.

Его крови было на полу башни не намного меньше, чем крови зуллы. И все-таки он доковылял до одного из тренировочных мечей, подхватил его. Рукоять его имела накладку из моржового клыка, которая сразу стала скользкой от пота и крови. В тренировке это было даже неплохо, учило более точной постановке пальцев и ладони во время ударов, а вот сейчас… К тому же и клинок вдруг сделался очень тяжелым — чтобы его поднять, Трол захрипел от натуги. И все-таки поднял, повернулся к зулле и рассмотрел ее сквозь затягивающий сознание кровавый туман.

И тогда ему стало ясно, что биться он не может, зато по ступеням сюда, наверх, бегут чьи-то быстрые, свежие ноги. Должно быть, это топали стражники, наконец они услышали, что тут что-то происходит. Трол облизнул пересохшие губы и шагнул к зулле.

— Ухожу, — прохрипела она и вдруг изменила направление, чтобы идти к окну.

Она и в самом деле могла улететь А потом вернулась бы, когда снова будет здорова. В планы Трола это не входило. Он прошептал:

— Не пущу.

И пошел к ней, намереваясь удержать ее хотя бы немного, пару минут… Хотя нет, две минуты для такого поединка — огромный промежуток времени, целая эпоха. Он покрепче подхватил меч, попытался поднять его повыше… И вдруг уронил на пол. Он глухо зазвенел, покатался с боку на бок по круглой гарде и затих у ног Трола.

А зулла подняла лапу, чтобы перелезть через подоконник, уже раскрыла одно крыло, другое… И вдруг рухнула на спину, подняв странную смесь из крошечных капель своей крови и пыли. Она была еще жива, когда Трол подошел к ней. Но у нее уже стали дергаться губы… Вернее, это была не судорога, она пыталась что-то сказать.

Трол кивнул, давая понять, что понимает.

— Я… слушаю, зулла, — произнес он и проглотил комок боли, вдруг поднявшийся из груди после этих слов.

— Зулла Бага-Ро. Ты спрашивал, как зовут… Бага-Ро. Только не чучело — похорони.

Глаза зуллы, которыми она пыталась рассмотреть Трола, закатились и уперлись в крышу башни. А потом помутнели, и из них ушла жизнь.

Трол дошел до своей кровати и тут обнаружил, что она превратилась в груду щепок и разорванного тряпья, а он этого и не заметил. Он доковылял до стены, сел на пол, оперся об нее спиной, подумал, что хорошо бы перевязаться или добраться до меча, чтобы сопротивляться, если к нему в башню поднимаются не вполне друзья и если они попытаются добить его…

Но так ничего и не сделал. Потому что ни перевязаться, ни дотянуться до меча был неспособен, как не мог бы больше сопротивляться. К счастью, это были друзья, и они не хотели добить его. Они собирались спасти его, собирались вернуть его к жизни. Но это он понял уже из колодца беспамятства, в который медленно падал все глубже и глубже, пока совсем не перестал ощущать этот мир.

Глава 19

Трол открыл глаза. Над ним нависал низкий потолок. Он чувствовал себя почти хорошо, даже ничего не болело. Ну почти ничего. Но его смущала слабость. И уныние. Он вдруг перестал радоваться жизни, не мог торжествовать, хотя выжил после второго удара, который нанесла Империя, стремясь избавиться от него.

С нестойкостью, свойственной слабым и раненым, он стал думать, что теперь, чтобы отразить следующую атаку, ему следует прятаться, ведь ему придется выигрывать время, много времени, может быть, больше месяца, чтобы поправиться. Но он был уверен, что столько времени ему не дадут. Что-нибудь еще придумают… Потом он уснул. А когда проснулся, то первое время очень отчетливо помнил свой сон. В этом сне он ощущал себя кем-то другим — сильным, закаленным, неунывающим, нацеленным на победу и побеждающим всегда, в каждом бою или поединке… Насколько Трол помнил историю, таким человеком был только Лотар Желтоголовый. Но ощущать себя Лотаром было кощунственно, хотя его так и назвала… Да, его так назвала Такна, имперский офицер по специальным заданиям. Плохо, когда в голову приходят такие глупые мысли, решил Трол и попробовал осмотреться.

Он определенно находился в подземелье, потому что тут ощущался тот же стерильный, разреженный биополевой фон, который он прекрасно помнил по пещере, где его замуровал Учитель. Он устал и снова поспал немного, но на этот раз чувствуя радость, потому что понимал — таким образом он быстрее выздоравливает.

Когда он проснулся следующий раз, на небольшом столике рядом с топчаном, где он лежал, стояла миска с наваристой ухой, петрушкой и драгоценным перцем. Уха так пахла, что у Трола потекли слюнки, он сумел высвободить одну руку, дотянулся до миски и принялся пить из нее, прямо через край, как пьют воду. Это было блаженство, он прямо чувствовал, как силы, растворенные в супе, переливаются в его изможденное тело. А потом дверь тихонько скрипнула, и между косяком и створкой показалось чье-то суровое, не очень даже любопытное лицо. Это был, кажется, один из рыцарей Арбогаста. Трол помнил его, вот только имя не мог к нему подобрать. А может быть, их и не представляли.

Потом дверь закрылась, но уже через четверть часа она распахнулась вновь, и теперь ее придерживал один из мажордомов короля, он низко кланялся. Трол нахмурился, он ждал в лучшем случае Ибраила, Переса или Приама, на короля он не рассчитывал. Но появился именно Малах в сопровождении каких-то вельмож и принца Колы.

Трол попытался подняться, но король жестковато положил руку ему на плечо.

— Лежи, мальчик, сегодня тебе не следует заботиться о субординации, — и он покосился на придворных.

— Я не ожидал, — слабым голосом проговорил Трол. — Если бы меня предупредили…

— Я все равно не позволил бы тебе вставать, — пророкотал король. Под этими сводами его голос звучал почти так же звучно, как у Арбогаста. Он помолчал, потом задал вопрос, ради которого, кажется, пришел сюда. — Как тебе это удалось? Одному, без помощи стражников?

Он не закончил вопрос, не мог придумать слова. Трол с трудом, но все-таки разлепил губы:

— Я дрался, государь. Использовал все, чему меня учили. Скорее всего, это заслуга моего Учителя, он неплохо справился со своим делом.

— Думаю, ты все-таки слишком скромен. — Король оглянулся на свиту, на миг стало видно, что он жалеет, что пришел сюда со всеми этими людьми, ему хотелось поговорить с Тролом о подробностях, но в присутствии свитских это было… затруднительно. — Хорошо, у нас еще будет время, и ты все расскажешь. — Он покачал головой, не спуская с Трола внимательных и удивленных глаз. — Ума не приложу, как тебе, такому… мальчишке, удалось? Мне сказали, это что-то особенное, и называлось… зулла.

Трол кивнул. Он чуть приподнялся и сел, опершись на подушку плечами.

— Я прикажу сделать из нее самый устрашающий экземпляр для моей кунсткамеры, а из внутренностей наделать амулетов… Разумеется, тебе, как ее фактическому владельцу, будет выплачена некоторая сумма. Ты продашь мне ее, мастер Трол?

— Государь, — попросил Трол, решившись, — не нужно мне платить за эту победу, я спасал свою жизнь. Я прошу другую награду. — Он подумал еще раз и твердо, насколько мог, произнес: — Я прошу вас похоронить зуллу Бага-Ро пусть на неосвященной земле, но с соблюдением воинских формальностей. И установить небольшой камень с ее именем.

По толпе придворных, которых было слишком много для этого подвала, прошел шорох неудовольствия. То ли они возмущались возражениями Трола, то ли считали, что их лишают возможности похвастаться перед соседними королевствами и княжествами предполагаемым чучелом.

— Но почему? Она же враг? — спросил король.

— Она меня попросила перед смертью, — вздохнул Трол.

По толпе прошел уже настоящий ропот. Пришлось объяснить.

— Она не рассчитывала, конечно, что я буду просить за нее, но… Она назвала свое имя. Могла бы не называть, но все-таки назвала. И я думаю…

— Государь, — вперед выступил Перес. — Как ни странно, на самом деле это очень серьезная просьба. Настолько серьезная, что, я думаю, в ней нельзя отказать. Некоторые воины считают, что будут побеждать лишь до тех пор, пока сумеют соблюдать некие законы чести по отношению к своим врагам… К своим побежденным врагам.

— Перес, как придворный маг ты бы первый выиграл по сравнению с другими… гм, коллегами, будь у тебя такой магимат, как зулла, — ответил король.

— Верно, государь, но… — Перес поклонился, поднял голову и очень твердо посмотрел в глаза королю. — Я от него отказываюсь, если Трол высказал такую просьбу.

— А что скажет другое заинтересованное лицо? — Король Малах обернулся назад: — Где Ибраил?

— Я тут, государь. — Из задних рядов придворных вперед быстренько протолкался Ибраил. Светло-каштановый цвет его кожи стал в этом подземелье еще заметнее. — Я думаю, что просьбу Трола следует уважить. Я вскрыл чудовище, поразился его дивному устройству и готов отдать назад. А если тебе хочется заполучить что-то для кунсткамеры, то сойдет и правая рука зуллы либо даже одна ее кисть…

Это предложение заставило короля кивнуть.

— Да, это может быть выходом. — Он посмотрел на Трола: — Тебя это устраивает?

— Вполне. — Трол попробовал поклониться, но боль в брюшине заставила его побледнеть и закашляться.

Свита и сам король заторопились к выходу. Спустя пару минут в комнате остались только Перес, Ибраил, который тут же принялся приготавливать для Трола какую-то пахучую смесь, а у самой стеночки — Приам. Он улыбался, он был очень доволен, что видит Трола. Он подошел, положил руку ему на плечо и радостно прошептал, причем по углам пустого помещения разнеслось гулкое эхо:

— Ты оказался первым человеком, кто справился с зуллой в одиночку. — Он хмыкнул. — А я-то еще пару месяцев назад пытался проверить тебя на стойкость…

Трол кивнул ему и посмотрел на Переса

— Как я оказался тут?

— Тебя перенесли, — сказал Перес. — Я приказал.

— Зачем?

— Мы решили, раз они способны нападать зуллами, то будет лучше, если ты станешь для них… ну, почти недосягаем, — объяснил вместо него Приам.

— Сомнительная недостижимость, — прошептал Трол, выпил лекарство и улегся поудобнее, подчиняясь умелым рукам Ибраила. — У Империи есть земные акулы, потомки, как его, да — Цвана.

Перес и Приам переглянулись, эта идея не приходила им в голову.

— Что же делать? — резковато спросил Перес. Внезапно он показался заботливым, добрым и совсем не суровым. А может, просто волнения последних дней проступили на его лице.

— Надеяться, что я поднимусь раньше, чем они подготовят новый удар. И конечно, нужно сканировать не только город, но и все окрестности. Это предупредит нас, если…

— Это непросто, — отозвался Перес. — Как маг я и так нахожусь в постоянном изнурении…

— Ты не маг, — твердо произнес Трол.

— Не маг? — удивился Перес. — А кто же?

— Не знаю. Но как маг ты не вытягиваешь. Пропустил целую стаю фламинго, потом не заметил кинозитов тут, в городе. А теперь еще эта зулла…

— Я слежу только за магическими трюками, — осторожно, словно он шел по тонкому льду над бездонным озером, произнес Перес.

— Вот я и говорю — этого мало, — отозвался Трол.

— А что думаешь ты? — спросил его Ибраил.

— Я? — Трола удивил этот вопрос. В лекаре обнаружилась какая-то дружественность или почти детская уверенность, что задавать можно любые вопросы. — Совсем о другом… Не о Пересе, в отношении его магических способностей у меня давно возникли сомнения… Я думаю о противнике.

— А именно? — поинтересовался Приам.

— У меня сложилось впечатление, что атаки сменили стиль, словно бы решение задачи, как отправить меня на тот свет, поручено другому офицеру, оказалось в других руках.

— Ничего себе… — удивился Приам. — Почему? Можешь объяснить?

— Понимаешь, кинозитов заменили на что-то, чего не было раньше в распоряжении Такны, которая спланировала и провела атаку на пещеру. Иначе мы бы познакомились с зуллой гораздо раньше, я в этом уверен.

— Может быть, они просто подтягивают резервы? — предположил Перес. — Раньше не было, а сейчас есть?

Трол посмотрел на него, вздохнул.

— Не знаю. Может, кинозиты и вправду куда-то подевались. Но логика подсказывает, что атаковать всеми силами следовало тогда, когда они были рядом и смогли бы добить меня… А не насторожить и, по сути, провалить дело.

— Это непросто — атаковать тебя в Сеньории, — отозвался Приам.

— Они должны были рассчитывать на то, что зулла со мной не справится. Что она будет ранена, что она…

— Они думали, что зулла справится, ведь ты упал с башни, — проговорил Ибраил.

— Ах да, я же был ранен, — проворчал Трол и закрыл глаза.

Лекарь внезапно собрал свои склянки, уложил их в кожаную сумку и ушел, не попрощавшись. Перес и Приам уходить не торопились, Трол устал, ему хотелось спать, но он терпеливо следил за обоими гостями сквозь полузакрытые веки. Внезапно Перес решился:

— Знаешь, Трол, ты прав. Я не совсем маг. Я… не должен был бы тебе этого говорить, но твои подозрения… небеспочвенны. И учитывая, что ты тут всех подозреваешь, будет лучше, если узнаешь, что я… — Он подошел ближе. — Видишь ли, Трол, я проконсул Белого Ордена.

Трол раскрыл глаза. Сел. Поморщился от боли, но не лег.

— Тот самый проконсул, который устроил все это дело с Учителем, моими тренировками, прикрытием?

— Не совсем. Я тот самый проконсул, который возражал, чтобы мастер Султунар получил полную свободу действий. Нет, я вполне доверял ему, мне просто хотелось, чтобы он обучал тебя в стенах Академии, в Лотарии. И чтобы он пришел нам на помощь, когда нас атаковали полки имперцев. — Он опустил голову, помолчал. — А вышло наоборот. Он уехал с тобой — и оказался прав. Нас разбили, его присутствие ничего не решило бы. Мы потеряли Лотарию, зато он выковал тебя. В одиночку.

— Я был в Лотарии? — удивился Трол. — Ничего не помню.

— Это было до твоего воскрешения на горячем камне, — объяснил Приам.

Трол кивнул. Посмотрел на проконсула Переса:

— Как твое настоящее имя?

— Перес из Мирама, — псевдомаг вздохнул. — Мирама теперь тоже нет. Имперцы превратили его в мертвые руины.

— Ничего, — уверенно отозвался Приам. — Были бы руины, а город мы отстроим.

— Что ты тут делал, Перес? — снова спросил Трол.

— Искал мага Катампхали, — сразу ответил Перес. — Как известно, Империя — государство черных магов, самых жестоких и проклятых, вероятно, всеми народами на всех языках. Но Катампхали сделал что-то очень плохое, что-то такое, от чего даже Черная Империя отказалась.

— Что именно? — спросил Трол.

— Неизвестно, — отозвался Перес. Подумал и добавил: — Есть гипотеза, правда, всего лишь гипотеза, что он нашел какую-то возможность противодействовать магической силе имперцев. Но как, каким образом, какими средствами?.. Я хотел бы задать ему эти вопросы, чтобы защитить если уж не Лотарию, то хотя бы Зимногорье.

— Ты нашел его?

— Нет.

Перес еще что-то стал говорить, и хотя это было важно, Трол не мог его слушать. Его сознание скользнуло в тишину и покой сна, и он оказался не в силах ему противодействовать.

На этот раз он спал очень долго, может быть, сутки. К сожалению, в подвале время трудно было определить, а тратить энергию, чтобы подсмотреть, что творится на поверхности, Трол еще не мог. Зато когда он проснулся, около него стояли Арбогаст, Крохан и Ибраил.

— Я же говорил вам, что он спит, — немного нервно и возбужденно вещал лекарь. Трол поднял голову, Ибраил тут же разозлился: — Ну вот, разбудили!

Арбогаст с Кроханом не обращали на него внимания.

— Нам уже все рассказали про зуллу, — заговорил Арбогаст. — Поздравляю, это серьезная победа. Ты оказался крепким парнем, Трол… Поэтому, я думаю, маленький разговор ты выдержишь.

— Да, — хмуро, явно устало добавил Крохан. — Думаю, нам следует отчитаться перед тобой, ведь это была твоя догадка — искать «быструнчиков» во владениях Гифрула.

— Нашли? — спросил Трол.

— Нет там ни одного из тех, про кого местные стали говорить, что они могут все делать очень быстро, — отозвался Арбогаст. — Их забрали как раз перед нашим появлением.

— Насколько «перед»?

— Да всего-то за день, — ответил Крохан.

— Много их там было?

— Не очень. — Крохан поднял глаза к потолку, быстро стал загибать пальцы: — Пятеро. Остальных Гифрул забрал с собой, когда собирался на север проверить, как с вами расправились кинозиты.

— Верно, — Трол кивнул. — И с ними я повстречался в лесу. А потом неизвестно, кто сжег их тела, чтобы… — Он вздохнул. — Неизвестно, почему.

Крохан так сжал кулаки, что заскрипели суставы.

— Да поможет нам Кросс, но… Что же теперь будет? — Он помолчал, посмотрел какими-то запыленными, усталыми глазами на Трола, на Ибраила. — Никого нигде не осталось. «Косоклин» исчез, кинозиты исчезли, Гифрула нет, Визой, Кирд, Кочетырь… Как мы дальше поведем расследование?

— И все-таки кто-то тут остался, — спокойно, даже слишком уверенно проговорил Трол. — Иначе они бы так легко не удирали.

— Что? — удивился Арбогаст. — То есть… Что ты имеешь в виду?

— Кто? — спросил Крохан. — Ты знаешь — кто?

— Догадываюсь, — ответил Трол. — Хотя как это проверить, пока не придумал.

— И давно уже ты… догадываешься?

— Дня два, сразу после того, как меня зулла… потрепала,

Оба воина чуть отступили от топчана Трола. В этом было больше признания его верховенства и руководства, чем в салюте.

— Хорошо, — очень четко проговорил Крохан. — Что же мы теперь будем делать?

— Ну, — проговорил Трол, собираясь с мыслями и выискивая на боковом столике миску с едой. На этот раз это был говяжий бульон с размоченными сухариками. — Теперь мы попробуем выяснить, что же мы, собственно, ищем.

— Как? — спросил Арбогаст.

— Очень просто, — ответил Трол, поднимая миску и, не расплескав ее, дотаскивая до своего подбородка. — Спросим у того, кто знает ответ на этот вопрос.

Глава 20

Крохан от удивления поднял бровь, Арбогаст положил руку на рукоять меча и нахмурился, а Ибраил опустил голову. После длительной паузы он спросил довольно невнятно:

— У кого ты спросишь о том, чего никто не знает?

— У тебя, — ответил Трол и улыбнулся так доверчиво, что сразу стало понятно, как он улыбался Учителю, когда хотел у него что-то выпросить, например, новый, особенно головоломный прием боя.

— Не понимаю, — буркнул Арбогаст.

— Я тоже, — добавил Крохан.

— Давайте я изложу свои соображения, и если в чем-то ошибусь, вы меня поправите, — предложил Трол. Простосердечный Арбогаст кивнул.

— Итак, — начал Трол, — Перес не настоящий маг. Конечно, как воин самой высокой квалификации и проконсул Белого Ордена, он изрядно тренирован в магии, настолько, что может сойти за него в небольшом захол… окраинном королевстве. — Трол убедился, что ни Крохан, ни Арбогаст не обиделись на сорвавшееся нелестное определение их родины. — И может даже выполнять… взятые на себя обязанности. До некоторой степени… Верно? — Трол дождался вежливого кивка Крохана.

— Кстати, — спросил Арбогаст, — я не понял, как ты догадался, что он не маг.

— Во-первых, он не отследил налет кинозитов.

— В них не было ничего магического, — осторожно сказал Ибраил. — Ну, почти.

— С ними была Такна, а в ней-то уж магии столько, сколько не в каждом демоне сыщется, — ответил ему Трол. Он вообще не спускал с врача глаз. — Во-вторых, он проворонил налет зуллы. В-третьих, что определило мое к нему отношение, он поддержал мою просьбу похоронить ее, а не использовать труп для каких-нибудь опытов. Хочу еще раз сказать, что от нее мог отказаться только маг очень высокой квалификации. И ни за что не отказался бы маг весьма посредственный, каким Перес выглядит по всем параметрам. — Трол подождал, потом веско добавил: — Зато вполне мог отказаться воин, потому что не похоронить поверженного врага — действительно скверный поступок.

— Дальше, — брякнул Арбогаст, как гвоздь забил.

— Идем дальше, — продолжил Трол. — Хотя Зимногорье всегда было довольно закрытым, клановым государством, в нем со временем накопилось немалое количество слабых магов, предсказателей, колдунов, иначе тут не возникло бы госпожи Фре. Как известно, признаваемая всеми святая не может возникнуть, если она не обставит огромного количества конкурентов… И тем не менее за последние десять лет их всех очень эффективно подавили. Пересу это не под силу

— Почему? — спросил Крохан

— Я не очень знаю магию, — признался Трол, — Учитель не успел меня обучить, но даже мне ясно, что только административными мерами и наблюдением за городом, какое ведет Перес, с ними не справиться. Нужно оказывать активное противодействие. — Трол подумал. — Это как в поединке: если не атакуешь, никогда не выиграешь, в крайнем случае соперник просто убежит. Но бегство соперника — не победа.

— Понятно, — кивнул Арбогаст.

— И тем не менее, как я уже сказал, за короткое время все маги в Кадоте были нейтрализованы. Это значит, что рядом с Пересом, пусть даже неявно, находился кто-то, кто и осуществил активное подавление всяческой магии. И если Перес этого сделать не мог в силу низкой квалификации, значит, где-то поблизости есть маг очень значительной, можно сказать, колоссальной силы, который проделал эту работу за него. Разумеется, маскируя под него свои действия.

— Но зачем? — спросил Крохан

— Об этом чуть позже. — Трол обвел своих собеседников внимательным взглядом. — В Зимногорье очень мало иностранцев, чужаков. И всего несколько человек, кто пробился в силу личных заслуг ко двору Малаха. Их можно пересчитать по пальцам — Перес, Ибраил, в некоторой степени Приам. Теперь вот я, пожалуй. С очень значительными оговорками к этому списку можно прибавить моего Учителя, по крайней мере, король о нем знал… И все. Есть такие, разумеется, кто учился вне Зимногорья, например, весь орденский состав во главе с тобой, Арбогаст. Но до магов они вряд ли способны подняться, просто потому, что почти всегда находились под пристальным вниманием. Значит, искать того мага, который сделал за Переса его работу, следует все-таки среди чужаков…

— Неправильно, — резковато прокаркал Ибраил. — Еще во времена Лотара Желтоголового иные демоны умели внедряться в общество людей, притворяясь их соотечественниками. Например, Жалын обосновался на Шонморе.

— Во-первых, он все равно остался там чужаком, кажется, — ответил Трол. — А во-вторых, он умел работать со временем. Умение это утеряно примерно полторы тысячи лет назад, и будем считать, как бы ни был силен искомый нами неведомый маг, он не умеет делать такие штуки, как Жалын. Это очень важно. Итак, я перечислил всех, так сказать, подозреваемых.

— Не всех, — проговорил Крохан. — Есть еще купцы, ведь Кадот — торговый город.

— Купцов к воротам Сеньории не подпускают, чтобы в бани сходить, они огромные взятки вынуждены давать… Нет, о том, чтобы пробиться в ряды местной знати из купцов, и говорить нечего. А такой человек — или существо, называйте как хотите — не мог бы остаться незамеченным длительное время, то есть не мог сидеть в подполье, занимаясь своей работой.

— Кочетырь ведь сидел, — высказался Арбогаст.

— В том-то и дело, что не усидел, — ответил Трол. — Даже Кочетырь, чьим долгом было только следить за тем, что тут происходит, не выдержал, сделался участником игры, так сказать, и погорел… Ну, я подозреваю, что погорел, — Трол помолчал миг, — непонятным нам образом. Именно потому, что Кадот невелик, тут действительно немного народу, не Архенах какой-нибудь с миллионом жителей и не Лондиний с его полумиллионом лишь тех, кто живет в стенах города.

— Стоп, — сказал Ибраил. — Ты хочешь сказать, что я не тот, за кого себя выдаю?

— Именно, — кивнул Трол. — Я проверил всех: Переса, Приама, Арбогаста во время их похода на быстрых вояк во владениях Гифрула, Крохана на сожженных телах после моей драки с дружиной Гифрула… Непроверенным остался только ты, Ибраил. Как видишь, все очень просто.

— Э-ге, а ты не просто тут выздоравливал, — чуть удовлетворенно пробормотал Крохан и посмотрел на Ибраила. При этом он как-то сам собой переместился к двери. — Ну, лекарь, что ты на это скажешь?

— Что это чушь, — спокойно, чуть печально отозвался Ибраил.

— Ибраил, — вздохнул Трол, — ты не понял. Я не обвиняю тебя в том, что ты связной Империи. Я не обвиняю тебя даже в том, что ты выдал себя за кого-то другого. Я прошу сотрудничества… Понимаешь? — Трол вытянул руку, словно милостыню просил. — Ты можешь знать что-то такое, чего не знаем мы, и разом разрешишь наши проблемы… Ну по крайней мере разрешишь некоторую их часть.

— Я ничего не знаю.

— Знаешь, — уверенно проговорил Трол. — Иначе ты бы не появился тут задолго до того, как начались главные события… Я имею в виду, пока Учитель не привел меня сюда, начал обучение, а Империя принялась засылать сюда своих агентов и вербовать местную знать,

— Они всегда так делали. И будут делать, если…

— Если мы их не остановим, — сказал Трол быстро. — Согласен. Но я сейчас о том, что активность Империи тут все-таки превосходит некий средний показатель по границам Империи с другими странами… Кроме, может быть, Дорании.

— Там война не утихает уже лет тридцать, — буркнул Крохан.

Трол кивнул. И тут же спросил:

— Итак?

— Я ничего не знаю, — повторил Ибраил.

— Тебе никто ничего не сделает, — ответил Крохан. — Ты уедешь, свободно и спокойно, со своим имуществом, если захочешь.

— Да, если не вздумаешь нам и дальше помогать, — ответил Трол. — Понимаешь, Ибраил, твоя помощь была бы нам очень кстати. Магов даже среднего качества очень мало. А таких, как ты…

— Я ничего не могу на это ответить.

— Ибраил, — снова начал Трол. — Ну посмотри на себя. Какой ты доранец? У тебя же кожа оливковая, черные глаза, прямые волосы, ты же вылитый вендиец. А имя Катампхали… чисто вендийское.

При упоминании этого имени Арбогаст схватился за меч. И на всякий случай даже вытащил его из ножен и положил плоской стороной на сгиб левого локтя.

— Будь ты даже сам Катампхали, я все равно успею зарубить тебя, маг. Ты не сможешь справиться с нами тремя, если не приготовил какого-нибудь заклинания заранее!

— Может, он как раз сейчас его и готовит? — предположил Крохан, разом помрачнев.

— Теперь я говорю — стоп, — произнес Трол. — Ибраил, будь ты даже самим Катампхали, за которым охотился Перес, тебе никто ничего не сделает. Это только байки болтунов из Империи, что этот маг сделал что-то в такой степени зловещее, что его изгнали даже черные колдуны. Скорее всего, он отказался сделать что-то такое, к чему у него не лежала душа, и его попытались уничтожить… Это значит, что я не буду рассматривать Катампхали как врага. Скорее как потенциального союзника. — Трол выждал, испытующе вглядываясь в темное лицо врача. — Ну так как, Ибраил? — Он молчал. Трол добавил еще один аргумент: — Ибраил, я даже разговаривать с тобой стал не при всех, а при людях, которым доверяю и которые сделают все так, как мы тут решим. Если ты захочешь уехать — уезжай. Если останешься с нами — будем рады… Ну так что?

— Будь я Катампхали, — проговорил лекарь, — неужели мне сложно было бы изменить внешность? С моей-то предполагаемой квалификацией?

— На пару месяцев — несложно. Но ты предполагал заняться очищением города от магии, — ответил Трол. — Помимо прочего, еще и потому, чтобы сразу почувствовать, если кто-то попробует подобраться к тебе с опасными намерениями. Поэтому тебе пришлось остаться, так сказать, самим собой — чтобы не создавать магических наводок.

Ибраил походил из угла в угол помещения. Вздохнул, повернулся к Тролу.

— Ты обещал, что я могу в любой момент уехать и никто не будет меня удерживать?

— Договор дороже жизни, — с усмешкой подтвердил Трол.

— Да, — Ибраил снова вздохнул и сел на край Тролова топчана. — Когда-то мое прозвище в самом деле звучало как Катампхали…

Арбогаст сдержанно вздохнул, а Крохан скрипнул зубами. Но оба сдержались.

— Я прибыл сюда, потому что предполагал, что именно тут мне будет проще всего добиться относительной магической чистоты и таким образом обезопаситься от внезапного нападения. Лишь потом я понял, что эта чистота привлекает других… пользователей. И осознал, что скорее всего именно тут начнется следующая страница битвы… обычных людей с магической Империей. Как ты сообразил, Трол, сначала я хотел оставаться в тени, но потом каким-то образом оказался приближен ко двору. А вскоре появились Перес, Арбогаст и вы с Султунаром. — Он вздохнул, задумчиво потер руки мягким, успокаивающим лекарским жестом. — И все-таки я не уходил, рассчитывал, что всегда сумею остаться незаметным. Видишь ли, я никогда не предполагал, что аналитическим путем можно вычислить мою… так сказать, не вполне обычную сущность.

— Хорошо, — кивнул Трол. — Ты поможешь нам? Ты расскажешь, что же нам следует искать? — Он мельком кивнул на рыцаря и капитана стражников. Они даже шеи вытянули от любопытства.

— Беда в том, что я тоже этого не знаю… Не забывайте, я почти шестьсот лет как оставил Империю, а магия за это время не стояла на месте.

— Как получилось, что они тебя выгнали? — задал вопрос Крохан.

— Они меня не выгнали. Трол опять-таки прав, так твердят их идеологи, потому что не могут добраться до меня и казнить за измену. На самом деле я удрал, бежал, исчез, чтобы не стать проклятьем рода человеческого.

— Каким образом? — спросил Арбогаст.

— Я работал над ульевыми насекомыми и растениями, которые в любой момент времени на любом расстоянии находятся в едином интеллектуальном поле.

— Э-э, лекарь, ты не мог бы объяснить проще? — попросил Крохан.

— Ну, они могут общаться между собой всегда, как я сказал, и на любых расстояниях. Так, например, большие стаи стрижей делают поворот в один миг и строго в избранном направлении. Так угри всех океанов идут на нерест в один не всегда предсказуемый день. Так общаются между собой пчелы, муравьи, некоторые черви… Вот с червями я и пытался работать. Я имею в виду — с червями-паразитами.

— Конкретней, пожалуйста, — попросил Трол.

— Я вывел среднюю породу между растением, накапливающим информацию, и червями, которые этим растением выращивались. Черви оставались в постоянной связи с нервной системой растения, но могли покидать его и внедряться, например, в волка, орла или дельфина. Таким образом я начинал получать информацию, как бы пребывая в теле этого волка, орла или дельфина… При определенном навыке, конечно.

— А также узнавать то, что знает человек, в которого внедрен этот червь, — медленно, едва ли не по слогам проговорил Трол. — Ловко… Я бы сказал, с технической стороны проблема решена довольно изящно.

— Может быть, — вздохнул Ибраил. — Когда я понял, что эти черви не только живут в дельфинах и людях, но посредством головного растения способны управлять этим существом, когда стало известно, что высшее руководство Империи, которое субсидировало мои работы, намерено все, поголовно все население мира сделать управляемыми рабами, я вынужден был удрать.

— Они не могли повторить твои исследования? — спросил Арбогаст.

— Они их знали, — признался Ибраил. — Им не нужно было их повторять.

— Но они не пошли дальше твоих исследований? — спросил Крохан.

— Пошли, естественно, — ответил Ибраил. — Сделали людей и зверей, которые управляются этим червем, если это червь, а не измененная часть мозга или позвоночника, например, более быстрыми, выносливыми к боли, решительными, бесстрашными… Но поголовного обращения человечества в рабство, хвала Кроссу, не произошло.

— Ты молишься Кроссу? — удивился Арбогаст.

— Тут, в Зимногорье, Кросс — верховный бог, и я тут, что ни говори, живу уже довольно долго. Привык.

— Все-таки, — взял слово Крохан, — я должен спросить еще раз. Ты отказался от своей работы на Империю по моральным соображениям? Ведь подумать только — тебе все пришло бы в руки. И богатство, и власть…

— Нет, не только по моральным соображениям, — ответил Ибраил. — Они заподозрили, что я не очень доволен тем, какое направление принимают исследования, которые, по сути, навязываются мне императором. И чтобы я не сорвался, так сказать, с крючка, решили внедрить в меня… одного из червей. Он ведь может жить в человеке, не проявляя себя активно, позволяя человеку как бы самому решать свои задачи, в том числе интеллектуальные и чисто исследовательские… Но в нужный момент червь может стать фактором принуждения, и такого, с которым не поспоришь.

— Понятно, — кивнул Крохан, — страховка. Ну, мне сразу стало легче, я начинаю тебе больше доверять, маг.

Трол поднял руку, потом уронил ее на покрывало, под которым лежал.

— Черви… Давайте предполагать, что это черви, а не осы или крысы… Это плохо. Но наконец хоть что-то определенное. — Он осмотрел всех серьезными, светло-серыми, на удивление яркими глазами. — Ибраил, ты с нами или теперь уедешь?

— Я еще не решил.

— Ибраил, ты нам нужен, — проговорил Трол. — Каким бы я ни был Воином Провидения, без тебя у меня нет шансов.

— Я знаю.

— Так, может быть, ты пойдешь со мной? — спросил Трол. И почти спокойно добавил: — Хотя бы частично исправишь зло, которое впустил в мир? — Он помолчал и договорил: — Заодно восстановишь свое настоящее имя?

— Мое настоящее имя уже не восстановить, — отозвался Ибраил. — Я и пытаться не стану. Лучше останусь Ибраилом.

— Пусть так, — отозвался Арбогаст. — Но ты с нами?

— Не знаю, — угрюмо, даже как-то желчно отозвался Ибраил.

— М-да, может, пусть лучше уезжает? — высказался Крохан. — Я представить не могу, чтобы этот человек, который еще полтыщи лет назад стал едва ли не главным злодеем Империи, вдруг принялся честно служить нашей стороне.

— Ибраил, — проговорил Трол решительно, — у тебя есть шанс доказать, что ты не тот, о ком рассказывают легенды эти полтыщи лет, как выразился Крохан. — Он помолчал, потом резко, в лоб спросил: — Где они находятся?

— Где-то близко, — не задумываясь отозвался Ибраил. — Но я их не вижу. Придется тебе, Трол, искать какой-то другой способ определить их укрытие. Без моей помощи.

— Хорошо, — Трол поднатужился и попытался подняться. — Ладно, попробуем придумать другой способ. — Он сел в кровати и, покачиваясь, стал оглядываться. — Где мой Беставит?

— Вот он, — отозвался Ибраил. — Перес первым делом приказал вычистить его и принести сюда. Как и другие два меча.

Другие мечи Трола волновали куда меньше. А вот Беставит он погладил, как поглаживают, например, боевого коня.

— Куда ты собираешься? — спросил Арбогаст. — Да, еще с мечом. Ты же едва можешь сидеть.

— Ничего не поделаешь, — проговорил Трол, неловко пытаясь натянуть на себя штаны. — Теперь мы не можем продвинуться ни на шаг вперед в этом расследовании, если не поговорим с королем. А к нему, сам понимаешь, негоже являться не по форме. То есть в моем случае — без меча.

— Давай, я его понесу, — предложил Крохан, — а перед аудиенцией ты его подвесишь к поясу.

— Хорошо бы еще знать, будет ли аудиенция? — отозвался Арбогаст. — А то только зря Трола измучаем.

— Аудиенция будет, — уверенно ответил Трол. — Кажется, я знаю, кто из королевских приближенных заражен… червем. А это, что ни говори, самая срочная информация. Иначе опять удерет, и ищи его потом.

Глава 21

Прежде всего Трол зашел к Пересу, у которого, разумеется, оказался и Приам. Они выслушали предложение Трола отправиться к Малаху несколько сдержанно, а Приам так даже языком поцокал, показывая, что он вовсе не одобряет чрезмерную активность Трола в таком состоянии.

— Что мы ему скажем? — спросил Приам.

— Да, интересно, что Трол ему скажет? — поправил его Перес.

Но Трол сделал вид, что не заметил шпильки, хотя, конечно, совсем ее не заслужил. То, что он видел положение дел немного в другом, более резком свете и понимал людей, даже если они маскировались под кого-то, кем не являлись, не должно было сейчас создавать ему дополнительные препятствия.

Король принял их не сразу, но, когда принял, тут же сообщил, что времени на этот разговор у него масса.

— Нам никто не помешает, — сказал он с улыбкой. — Вот только… Я полагаю, тебе еще не следовало вставать. Лучше бы я пришел, чтобы выслушать…

— Государь, — начал Трол, — дело не терпит отлагательства. А ждать — неоправданная потеря времени.

— Хорошо, я слушаю, — вздохнул Малах. Но его упрек Тролу, выраженный этим вздохом, был не слишком страшным порицанием.

Трол начал докладывать, не упоминая ни о роли Переса в этом деле, ни о маскировке Ибраила. По мере того как он докладывал, лоб короля Зимногорья прорезали все более глубокие морщины. Но слушать он умел — не прерывал, не выражал свое отношение преждевременно, не возмущался неудачными выражениями Трола. Перес и Приам проявили больше эмоций, чем. Малах. Они тоже слушали этот доклад Трола впервые, и их лица были куда выразительнее королевского.

Когда все основные факты оказались один раз изложены, король, как очень хороший администратор, решил уточнить свое первое, может быть, не вполне ясное понимание ситуации.

— Давай сначала, Трол, только теперь я буду задавать вопросы, а ты на них отвечай, хорошо? — Трол наполовину поклонился, наполовину кивнул. — Самое главное, ты подозреваешь разветвленный и до недавних пор крайне успешный заговор против… меня и моего королевства.

— Именно так, государь.

Малах окинул присутствующих людей взглядом.

— Ты вполне доверяешь присутствующим? Ведь, насколько я тебя понял, ты проверяешь людей, прежде чем посвятить их в свои планы и соображения?

— Государь, дело обстоит так. Если бы Перес и Приам были предателями, не было бы нападения на «Петуха», следовательно, они оба — твои преданные слуги. Крохан вне подозрения, потому что он не знал, что я посылаю их отряд за трупами людей Гифрула, но трупы сожгли, значит, информация о наших действиях шла помимо него. И скорее всего он не предатель. Та же история с Арбогастом, только он, в свою очередь, не знал, что едет ловить Гифруловых «ветеранов». А раз они исчезли, можно с большой долей вероятности утверждать, что и он — вне подозрений.

Арбогаст не выдержал и чуть слышно фыркнул, король посмотрел на него. Его глаза выражали задумчивую и спокойную холодность. Неуместная реакция заставила рыцаря покраснеть.

— Я тоже вне подозрений — просто потому, что являюсь тем объектом, на который имперцы вздумали поохотиться даже ценой раскрытия некоторых наводящих на подозрения о заговоре фактов. А Ибраил, я думаю, докажет свою преданность довольно скоро, если ты позволишь, государь. И таким образом, что никаких сомнений ни у кого не останется. — Трол на всякий случай посмотрел на лекаря, а тот поклонился. — Вот поэтому мы здесь.

— А меня ты не подозреваешь в заговоре? — спросил король совершенно спокойно.

— Нет. Иначе все предыдущие конструкции заговорщиков были бы бессмысленны. Они бы действовали в лоб, напрямую. Например, ты бы приказал схватить меня и казнить, как вора или как предполагаемого участника заговора с целью убить Гифрула. Но если этого не произошло, я тебе верю, государь.

Король сверкнул в бешенстве глазами, но тут же стало ясно, что не слова Трола, мало обученного придворным обрекаемым фигурам речи, тому виной, а Империя.

— Благодарю, — кивнул король. — И кто же глава заговора?

— Гифрул.

— Почему?

Трол поднял глаза к потолку, потому что следующее объяснение требовало довольно длинного отступления, но деваться было некуда.

— В последнее время, государь, я читал летописи, касающиеся совсем недавних событий: Мартогенской войны, похода Визоя со своим не очень большим отрядом на юг, некоторые твои распоряжения по этому поводу… И вот что я узнал. Всю войну придумали, чтобы выманить на ту сторону Кермала твоих наиболее значительных дворян и офицеров. Именно там, в условиях, когда следить за каждым было, мягко говоря, затруднительно, ведь каждый из сколько-нибудь активных офицеров был окружен только самыми доверенными своими людьми, и началась эта странная эпидемия… изменений личности высокородных зимногорцев. Первым, похоже, заразили Гифрула. То ли он оказался самым слабым звеном цепи твоих офицеров, то ли… просто пал жертвой случая. Ведь запустить червя в человека можно не обязательно в тот момент, когда он находится в здравом уме. Возможно, он был ранен или обездвижен…

— Как-то он попал там в засаду, государь, — вдруг проговорил Крохан. — Он вернулся из плена, сказал, что бежал, но… был какой-то странный. Мы решили, что он просто чувствует себя униженным, хотя попасть в такой переплет на войне — дело немудреное. С каждым может случиться.

— Плен, — задумчиво проговорил король. — Да, понимаю.

— Подозреваю, — продолжил Трол, — что плен этот Гифрул просто подстроил. Я понимаю, вы думаете, что я питаю враждебность к нему, но… Моя враждебность к нему сейчас не важна. Полагаю, он боялся смерти больше, чем другие. Или хотел первенствовать в бою, и вот ему сказали, что он станет непобедимым, если согласится… на небольшую и безболезненную операцию. И он согласился. О подчинении его воли врагам, скорее всего, ему не сообщили. А потом было уже поздно.

— Гифрул, — вздохнул король. — Но после возвращения он вел себя достойно.

— Это было нетрудно сделать для маскировки. Кроме того, червь — еще раз оговорюсь: если это червь — может не довлеть над волей человека… На первых порах это даже входит в планы заморских повелителей зараженного. — Трол оглянулся на Крохана, тот был спокоен. — Потом они с помощью или без помощи Гифрула заразили Визоя. Почему-то мне кажется, это должно было произойти с его участием, ведь не зря же Визоя прозвали Честным, такое прозвище нелегко заслужить… Должно быть, Гифрул доказал Визою во время поединка, что он стал быстрее и сильнее его. И тот тоже согласился… Разумеется, с тем же результатом.

— Зачем? — с мукой в голосе проговорил король. — Разве не понятно, что это не просто так, что…

— Все дело в новизне этого метода подчинения людей, — проговорил Перес негромко. — К тому же на войне, когда вокруг смерть, болезни и гибель, отношение к себе немного отлично от того, как мы сейчас его понимаем. Возможность вовсе не вернуться домой делает воинов рисковыми и… предприимчивыми, если так можно сказать.

Король кивнул. Ему ли, участнику почти дюжины кампаний, было не знать, каково приходится на войне?

— Значит, ты полагаешь, вся Мартогенская война была выдумана для того, чтобы победители заразились?

— Именно так. — Трол помедлил, потом стал объяснять. — Уж очень неудачно и глупо действовал Кариф Мартогенский. Словно бы подставлялся, чтобы проиграть серию малозначительных битв, а потом начать разговоры о возможности откупа

— Чтобы победители вернулись… с червями, — проговорил король. — И их никто не заподозрил.

— Да, так я думаю

— Откуда вообще эта информация о червях?

Трол мельком посмотрел на Ибраила, который стоял чуть сбоку от короля, у стены.

— Как выяснилось, у твоего лекаря тоже были свои подозрения. Просто он не решался их высказать, не имея серьезных фактов на руках.

Король мельком взглянул на Ибраила. Его глаза чуть потеплели. Участие в этом деле смуглого медика, видимо, внушало ему доверие к выводам Трола.

— Эта война… Она была не нужна ни Карифу, ни нам. — Он снова долго молчал, думал, рассматривая гобелен на противоположной стене, но, совершенно очевидно, не воспринимал ни одного образа из сцены охоты на снежных волков, изображенной на нем. Наконец он проговорил: — Странно, что никому раньше не приходили в голову эти соображения. Сейчас, после твоей догадки, Трол, чем дольше о ней думаешь, тем вернее все это представляется в свете… твоих утверждений. Ну хорошо, допустим. Как, по-твоему, это практически развивалось после их возвращения?

— Итак, Гифрул получил задачу устроить заговор. После возвращения, я думаю, он попытался заразить сестру. Ведь серьезный заговор без денег не построишь. И деньги ему были очень нужны. Но сестра, сильная и решительная женщина, когда поняла, что он с ней сделал… видимо, она сумела покончить с собой.

Крохан скрипнул зубами.

— Практически он убил ее, — сказал король, мельком посмотрев на капитана столичной стражи.

— Да, практически убил.

— Значит, слухи были небеспочвенны? — чуть слышно поинтересовался Арбогаст.

— Слухи очень редко бывают совсем уж беспочвенны. В данном случае они все преувеличили, но, к сожалению, не переврали. Получив земли Высокоборья… Кстати, почему оно не перешло к Джанин? — спросил, ни к кому не обращаясь, Трол.

— Перейдет после совершеннолетия либо после замужества, — ответил король, приняв вопрос на свой счет. — Дальше.

— Ее жизнь висела на волоске… Вернее, еще висит, если я не ошибаюсь.

— Жаль, что нельзя захватить этого висельника и допросить его как следует, — проговорил Крохан. Его лицо было страшно, оно даже налилось какой-то темной кровью.

Король посмотрел на капитана пристально и с сожалением. Потом заметил, что Трол не все понимает, пояснил.

— Капитан Крохан на самом деле из очень хорошей семьи — обедневшей в результате междуусобиц, но… одной из самых знатных. В свое время он ухаживал за… наследницей Высокого Бора. К сожалению, она, предпочла другого.

— Она была так молода? — слегка удивился Трол.

— Когда она выходила замуж, она была моложе, чем Джанин сейчас. — Король вздохнул. — Трол, предположим, я согласен со всем, что ты тут рассказал. Что ты предлагаешь?

— Остановить заговор, схватить заговорщиков.

— Отомстить, — проговорил Крохан через силу, — отомстить всем «червивым».

— Жаль, они все удрали, — раздельно проговорил Арбогаст.

— Не все, — медленно проговорил Трол. — Я просто убежден, что тут, в Сеньории, есть еще один, кто служит Империи.

— Могу я предложить поголовный осмотр, государь? — мягко проговорил Ибраил.

— Нет, они же просто разбегутся по своим имениям, — выпалил Перес. — Это же придворные, спесивые и неумные дворяне…

— Верные не разбегутся, — проговорил Малах — По крайней мере, можно на это надеяться. Ибраил, какие признаки у тех, кто… служит Империи?

— Я подозреваю, — Ибраил почесал кончик носа, — припухлость позвоночника, быстрота реакции, как справедливо заметил Трол, и какая-нибудь ранка — головка червя, которая не должна зарасти. Но она может быть такой плотной или маленькой, что, пока кожу распаришь, не увидишь.

— В баню, почитай, все ходят — куда уж более… распаренный осмотр, — проворчал Арбогаст. — А до сих пор никого по этой ранке не обнаружили.

— Трол, — сказал король, — кого ты имел в виду, когда сказал, что как минимум один подозреваемый у нас все-таки есть?

— Я, кажется, знаю человека, который с большой вероятностью является носителем червя и служит Империи. И мы можем обойтись без поголовного осмотра, к тому же, как справедливо заметил сэр Арбогаст, это может ничего не дать, если зараженный успеет подготовиться.

— Кто же это? — спросил Перес.

Трол ответил. Король застонал. Посмотрел на Трола, раздувая ноздри.

— Доказательства?

— Государь, если я ошибся, я перед ним извинюсь. А если мы все правильно обставим и захватим его врасплох, он не понесет никакого ущерба.

— Кроме ущерба своей чести, — добавил Крохан.

— Вынужден напомнить, речь идет о существовании Зимногорья, не меньше, — проговорил Трол.

— Почему ты решил, что он? — спросил Арбогаст.

— Его обязательно нужно проверить, — проговорил Трол. — Главная причина в том, что он очень хорошо тренирован… очень быстр, как мне сказали.

— Его учил Визой, — проговорил Крохан.

— Вот именно, — подхватил Перес.

Король хлопнул по подлокотнику своего кресла.

— Только учти, необходимо, чтобы он не был ранен.

— Думаю, Ибраил знает какие-нибудь эффективные средства, чтобы усыпить его.

Глава 22

Трол одевался аккуратно, тщательней не придумаешь. Со стороны казалось, что он просто не способен двигаться с обычной легкостью и быстротой. Но он тянул время, давал возможность слугам донести до принца Колы, что он собирается на тренировку. В самом деле, слуги пришли в ужас, когда узнали, что человек, который еще несколько дней назад чуть было не умер, а вчера едва дошел до короля, испросив аудиенцию, вдруг собрался работать с оружием.

Наконец все было готово, и Трол отправился. Прежде чем открыть дверь помещения, где его держали, он попробовал помахать обоими тренировочными мечами и подумал на миг, что для полноты картины ему следовало выбрать не мечи, а комплект ликваев — парных боевых топоров, но шутка вышла не самая веселая.

Едва он прошел по коридору, стараясь, чтобы у него не кружилась голова, по крайней мере, чтобы со стороны это было не видно, как откуда-то сбоку вынырнул Кола. Разумеется, с неизбежным Бужем. Посмотрев на Трола чуть внимательней, чем обычно, Кола поздоровался, подняв правую руку. Потом зашагал рядом:

— Я думал, ты еще недели две будешь лежать.

— Тренировки могут быть таким же лекарством, как и напитки Ибраила. Кстати, он не очень-то умелый целитель.

— Судя по тебе, он прямо кудесник, — отозвался Кола.

Трол усмехнулся. Они подходили к необходимому коридору, вернее, тамбуру, короткому переходу между двумя дверями.

— Зачем сюда? — спросил Кола. — Пойдем по солнышку.

— Так короче, — твердо ответил Трол и шагнул между дверей.

Кола, а за ним и Буж шагнули следом. Трол аккуратно закрыл за собой заднюю дверь, пошел к следующей, с силой вентилируя легкие… И все-таки не успел. Свист газа он услышал, едва сделал второй выдох. Третий вдох оказался уже с резким мятным запахом.

— Что это? — спросил Кола.

А Буж рванулся вперед, пытаясь отворить переднюю дверь. Он рванул ручку, замычал дико и пронзительно, снова рванул, и дверь, к удивлению Трола, едва не подалась. Видимо, люди Крохана не рассчитывали на такие рывки.

— Что-то не открывается, — пробормотал Кола, пытаясь помочь своему слуге.

Но эти слова Трол расслышал уже как бы сквозь толстый слой ваты. Он прислонился к стене, стараясь не потерять сознания, но это было трудно — перед глазами вспыхнул яркий, ослепительный свет, от которого почему-то заболело в затылке и в легких.

Лишь краем зрения он увидел, что Кола что-то бормочет, а Буж шипит, плюется… Тогда свет стал гаснуть окончательно. Уже не зрением, а тренированным чутьем воина Трол понял, что Кола выхватил свой меч, и тогда Трол сделал самый толковый поступок за несколько дней — он прыгнул вперед, вернее, ему так показалось. На самом деле он шагнул на подгибающихся ногах и повис на принце, чтобы тот не сопротивлялся. Разумеется, он оставил без внимания Бужа, и тот воспользовался этой ошибкой. По тени на стене, отбрасываемой довольно ярким факелом, Трол понял, что Буж размахивается и бьет его по голове со всего размаху… Трол едва успел двинуть голову в сторону, чтобы удар прошел по касательной, но все равно ему стало трудно шевелиться. Уже отключаясь, он осознал, что они все вместе падают на каменные плиты под ногами…

Трол очухался, когда понял, что его руки странно и бессмысленно скребут по одеялу. Оказывается, он лежал в своем каземате, на застеленном одеялом топчане, во всей одежде. А над ним стояли Перес, Приам и Арбогаст. Все трое смотрели на него тревожно, словно он учинил что-то странное и пугающее, не укладывающееся в сознание… Тогда он вспомнил все.

— Как принц?

От Трола не укрылось, что Перес вздохнул с облегчением. Королевский маг ответил:

— Все хорошо. Если ты можешь подняться, то пошли. Там сейчас происходит самое главное.

С трудом, чуть не застонав в голос, Трол сел на своем топчане, потрогал голову. На голове, чуть сбоку от затылка, ощущалась огромная, с гусиное яйцо, шишка. Да, плохо он стал двигаться, решил Трол, если даже Буж может вот так достать его.

Потом он поднялся, отказавшись от помощи Арбогаста, который с довольно неуверенным видом пытался поддержать его под плечо. Они пошли в противоположную от выхода из подземелий сторону, где оказались еще более глубокие подвалы. В одном из них было светло, как на солнцепеке в полдень. И тут оказались трое — король, Сантин и Крохан.

Король Малах с бледным, осунувшимся лицом сидел на высоком резном кресле, очевидно, принесенном сюда специально для него. Наследный принц и капитан столичной стражи стояли перед ним, вернее, неуверенно мялись, очевидно, пытаясь ответить на не совсем ясный для них вопрос. Услышав приближающихся орденцев, Крохан от облегчения кивнул и погладил бородку. Сантин оглянулся встревожено и сурово. В этот момент он стал очень похож на отца, короля Малаха.

— Как ты, Трол? — спросил король. Здесь, безусловно, ему принадлежало право задавать вопросы.

— Он довольно быстро пришел в себя, государь, — ответил за Трола Перес.

— Я знал, что должно произойти, — добавил Трол слабым голосом, — вот и задержал дыхание. К тому же Буж был слишком активен…

— Мне доложили, — король посмотрел на свои руки, они были сжаты так, что побелели костяшки. Он силой воли разжал их и спокойно уложил на подлокотники. — Он чуть не раскроил тебе голову.

— Как он позволил, чтобы ты завел туда принца? — хмуро спросил Сантин. — Ведь он должен был понять, что это ловушка?

— Он, кажется, чувствовал ловушку, но не думал, что на принца. Ведь что ни говори, тут, в Сеньории, полно и ловушек, и вооруженных людей. Если бы он каждый раз беспокоился из-за таких причин, он бы давно умер от истощения, — ответил Перес.

— К тому же он знал, что все это — не смертельно, — добавил Трол. — Ведь мы же не хотели принцу худого.

Внезапно дверь в углу помещения открылась, и из нее вышел Ибраил. Он был задумчив и очень печален. Перед тем как заговорить, он раскрыл рот, подвигал губами, вероятно, чтобы избавиться от судороги, сводившей его лицо.

— Король, лучше тебе на это посмотреть.

Они вошли в комнату, где находился принц Кола и какая-то довольно пожилая женщина с завидной мускулатурой. Очевидно, это была операционная сестра королевского лекаря. Сейчас она удерживала руки принца Колы, который, прикрытый лишь простыней, лежал на животе на жестковатом высоком диване. Руки принца странно шевелились, сестра пыталась прихватить их в дополнительные кожаные застежки у локтей. Увидев их, король чуть вздрогнул и побледнел еще больше.

— Это необходимо? — спросил Сантин, но потом понял бессмысленность вопроса и опустил голову.

— Куда смотреть? — поинтересовался король.

Ибраил стал указывать чисто вымытым пальцем.

— Сюда, король. Вот, позвоночник принца не такой, как обычно, не костистый, с позвонками лесенкой. Вот тут и тут прощупывается какой-то валик. Просто удивительно, как раньше никто не заметил. — Потом лекарь обошел стол, вынул левую руку принца из захвата и поднял ее вверх. — Кроме того, тут, в левой подмышке странная ранка. Она треугольная и раскрыта.

— След червя? — спросил Перес.

— Скорее всего да. Именно тут принцу в тело запустили червя… Если мы правильно догадались о причине этого немагического средства связи с Империей.

Трол посмотрел на ранку принца. Она была не больше мелкой монетки, треугольная, как иные цветы. Еще она была раскрыта, в ее темно-кровавом зеве Тролу привиделось что-то отвратительное и болезненное, как глубокий гнойный свищ. Кроме того, ему показалось — если бы он обострил слух, то услышал, — что червь тихо шипит.

Король на ранку не смотрел. Он спросил:

— Зачем ты мне это показываешь, Ибраил?

— Нужно решать, оперируем мы его или…

— Значит, он и есть тот предатель, которого мы искали? — спросил Сантин.

— Нет, — ответил Крохан. — Не предатель. Принц всего лишь информатор. Впрочем, не знаю. — Он мельком бросил взгляд на Трола, молчаливо признавая, что только тот может представлять все детали этого необычного дела.

Но Трол остался молчаливым наблюдателем. Выяснять статус принца сейчас было не время.

— Твой совет, лекарь? — потребовал король.

— Нужно удалять… это, государь.

— Да. Я хочу спасти моего сына, — решил король. И пошел к выходу.

За посетителями даже еще не закрылась дверь, а Ибраил и его помощница принялись позвякивать инструментами, которые, разумеется, были готовы заранее. От этих звуков даже у Трола по спине пробежал холодок.

Дверь закрыли как можно плотнее, потом все расположились в уже знакомом подвальчике. Король опустился в свое кресло почти без сил. Никто не уходил, все решили остаться и подождать результатов операции. Молчание затянулось, и оно было плохим признаком, очень плохим. «Еще немного, и тут начнут происходить странные вещи», — решил Трол. Он заговорил:

— Почему его решили оперировать тут, в подземелье?

— Почти по той же причине, по какой сюда спрятали и тебя, Трол, — ответил Перес. — Отсюда, из подземелья, труднее что-то передать… тем, кто принимает эти сигналы в Империи.

— Понимаю, — кивнул король. — Червь, потеряв связь, становится более безопасным.

Снова время потянулось медленно и как-то обреченно, но в нем уже не было того напряжения, что в начале. Все как-то осознали это и пытались ему противостоять.

Внезапно дверь в операционную раскрылась. Из нее, в окровавленном фартуке, с руками, залитыми кровью выше локтей, выглянул Ибраил.

— Король, — он нашел глазами Трола, — и ты, идите-ка сюда, только быстро.

Король бросился вперед, едва ли не обогнав Трола.

Теперь тело принца было раскроено, как туша зверя, которого не до конца выпотрошили. Вся спина, от шеи до крестца, была развернута, сахарно-белый позвоночник был явлен свету бесчисленного множества не очень больших, но ярких факелов во всей своей сложности. Но не взирая на эту сложность уступов и нервных отростков, каждому было бы ясно, что обвившая позвонки довольно толстая, расслабленная веревка гнойно-серого цвета, спускающаяся до поясницы, а потом уходящая к голове, была тут лишней.

— Это… червь? — спросил король.

— Я не затем вас позвал, — проговорил Ибраил. — Слушайте.

Они прислушались. Принц что-то лихорадочно шептал, почти без звука, одними губами… Это было что-то очень странное.

— Что это? — спросил король. — Я такого не слышал ни разу в жизни.

— Это диалект квантума, — ответил Трол. — Из центральных областей Империи.

— Что он говорит? — спросил король.

— Вам не взять… — начал переводить Трол. — Не захватить того… кто ждет удобной возможности, чтобы… Нет, дальше просто ругань. Солдатская ругань с большим количеством слов из фойского.

— Переводи, — приказал король.

Трол снова прислушался. Но этого уже не потребовалось. Кола вдруг заговорил громким и очень измененным, почти чужим голосом, который отозвался в углу операционной:

— Я Убла, маг Империи. Если я не смогу использовать этого раба… то убью его. — Дальше послышалось что-то похожее на злобный, жестокий смех. — Как со временем убью всех вас… — Снова смех.

Но этот смех легкие и голосовые связки принца отразить уже не смогли. Принц закашлялся, на белой простыне, залитой его кровью и слюной, вдруг появились темные разводы какой-то очень странной жидкости.

— Так, уходите, — приказал Ибраил. — У меня мало времени.

Трол, ступая чуть сзади, последовал за королем, который вышел в соседний каземат. Там он объяснил, что принц попал под полный контроль какого-то Ублы, который обещал их всех убить. После этого молчание стало почти невыносимым. Король понял это не хуже других. Он посмотрел на Трола.

— Как ты додумался, — он помолчал, — догадался, что он… не тот, кем кажется?

Трол вздохнул, ему не хотелось говорить на эту тему. Но его спрашивал король, и он пояснил:

— Дружеские чувства принца. Они возникли довольно неожиданно, я бы даже сказал — необъяснимо. И мне пришлось над ними поразмыслить. Я пришел к выводу, что… Ведь это самый старый способ убийства — несчастный случай во время тренировки.

— Тебя насторожила его дружба к тебе? — спросил Арбогаст. — Ну и ну!

Трол знал, что это объяснение покажется странным некоторым людям вроде Арбогаста, хотя он и проходил подготовку в орденской Академии. Поэтому он перешел к более ясному доказательству.

— А окончательно мне стало ясно, что Кола… информатор, когда он помог бежать Кирду.

— А он помог? — спросил король.

Трол рассказал о том, что произошло после того ужина, на который он был приглашен. Свой рассказ Трол закончил так:

— Кирд, когда понял, что его теперь быстро выловят, бросился в единственное место, где мог получить помощь, — к принцу. Я этого не понял сразу, вернее, не знал, что они способны совершать такие ошибки.

— Но ведь темные волосы, ты сказал, нашли у меня? — спросил Сантин. — А заподозрил ты… его.

— Это просто. У Колы еще нет бритвенных принадлежностей, а за пару дней, что у него отсиживался Кирд, у того отросла небольшая бородка, весьма заметная и темная, как и волосы на голове. Тогда, зная твой распорядок, догадываясь, что перед ужином ты побреешься и скорее всего не уберешь бритву, он добыл ключ…

— У него был свой ключ, — угрюмо отозвался Сантин. — Я не запирал от него свои покои.

— Тем более, — принял поправку Трол. — Он приказал Кирду во время ужина подняться к тебе, побриться и переодеться в женское платье. Его он подготовил у себя. Может, тем и была вызвана эта задержка, что принцу приходилось незаметно даже для служанок обзаводиться странными для его туалета женскими вещами, и Кирд засиделся в Сеньории… В общем, это не важно. Потом он вышел, притворившись погруженной в моления служанкой, и… куда направился дальше, я пока не знаю. Но надеюсь, мы узнаем со временем и это.

— Так что же, ты не подозревал меня ни одной минуты? — спросил Сантин.

— Подозревал. Но лишь до того момента, когда понял, что все, что ты узнаешь на службе, ты очень легко, запросто пересказываешь Коле. И конечно, все сомнения отпали, когда я увидел неубранные бритвенные приборы.

— Но почему?

— Ты опытный следователь, Сантин, если бы ты устраивал побег Кирду, ты бы позаботился, чтобы таких явных следов не осталось. А они были, значит, их оставили специально.

— Опытный, а что волосы принадлежат другому человек, не заметил, — пробормотал король. Оказалось, он прислушивался к разговору.

— Просто устал и голова была занята другим, — ответил Сантин. — У меня такое бывает.

— Я думаю, — добавил Трол, — Сантин был, так сказать, на своей территории, это снижает уровень наблюдательности. Тем более когда дело касается мелочей. А я был в положении охотника и потому не упустил… — Трол замолк.

— Сложно, — вздохнул Арбогаст, когда стало ясно, что продолжать юноша не собирается.

— Знаешь, Трол, было время, я подозревал, что ты не к добру появился в нашем королевстве, — тяжко, как-то очень неловко проговорил Крохан. — Теперь я благодарен богам, что они привели тебя к нам. Без этого…

Дверь в импровизированную операционную открылась, появился Ибраил. Он был бледным, усталым и мокрым от пота. Видимо, обилие факелов в относительно небольшом помещении оказалось непросто даже для южанина.

— Я полагаю, — он обвел глазами всех собравшихся, и тогда стало заметно, что он очень доволен, — принц будет жить. Я успел.

Все бросились к Ибраилу. Крохан пожимал его руки, Перес пытался потрепать по плечу, а король — даже король — несколько раз поклонился в чуть замедленном, торжественном королевском поклоне. Когда суматоха чуть улеглась, Ибраил пояснил:

— К счастью, червь был маленький, наверное, чтобы принц был способен действовать как бы от себя, по своей воле… А не как зомби, запрограммированный на выполнение приказов, что быстро бы раскрылось.

Король сказал:

— На вид этот червяк был совсем не маленьким…

— На него теперь можно взглянуть, — почти беспечно махнул рукой Ибраил. — Он лежит там, на разделочной доске.

Вдруг король всхлипнул. Сразу стало очень тихо. Тогда Малах заговорил очень низким, взволнованным и негромким голосом:

— Ты, мастер Ибраил, получишь все, что пожелаешь, за эту операцию. Вот только… Принц будет самим собой? Нашим… Будет моим сыном, а не?..

— Думаю, да, — уверенно и даже как-то слегка легкомысленно ответил лекарь. — Конечно, частички нервных тканей червя в нем еще остались, но со временем его тело их или использует, или выбросит… Думаю, сепсиса не будет. Если бы Убла не поторопился убить червя, а приказал ему сначала убить носителя, то есть Колу, тогда надежды, конечно, не было бы никакой. Эти черви выделяют такую субстанцию…

— Убла не поторопился, — отозвался Трол. — Он просто испугался, что мы сможем узнать то место, где находится его замок, где находится «матка» всех этих червей.

— Пожалуй, — кивнул Ибраил. — Да, я думаю, Трол прав. Если бы у Ублы было больше времени, мы бы… Могли провернуть и эту операцию, магически допросив принца, находящегося в относительной безопасности, без сознания. А сейчас… Да, сейчас у нас почти нет шансов, чтобы узнать, где и как он получил этого червя. И куда слал свои доклады.

— Думаю, такой шанс у нас все-таки есть, — отозвался Трол. — У него останется память, и Кола сможет много вспомнить. Разумеется, когда начнет поправляться. — Трол подумал и уверенно добавил: — Да, возможно, он сможет даже связываться с ними, разумеется, по своей воле, а не как марионетка… Это будет очень интересный трюк.

— Зачем ему это нужно? — спросил Сантин.

— И что тогда? — спросил король. Он был не просто королем в этой группе, он умел задавать самые правильные вопросы.

— Тогда Ибраил попробует перехватить этот сигнал, и мы узнаем, где расположена их берлога… Ну, то место, где находится матка этих червей.

— Это возможно? — спросил король и повернулся к Пересу. А потом посмотрел на Ибраила.

— Если не будет другой возможности, придется попробовать и этот способ, — ответил Ибраил. — Я мог бы попробовать.

— Но почему Ибраил, а не Перес?.. — удивился Малах.

— Думаю, государь, тебе нужно в действительности узнать, кто такой Ибраил, — проговорил Трол.

— Я сам, — твердо отозвался псевдодоранец, снял окровавленный фартук и отошел в дальний угол, где стоял большой тазик с водой, и принялся отмывать руки от операционной крови.

— Как угодно, — согласился Трол.

Это в самом деле теперь не имело никакого значения — от кого король Малах узнает, кто тут настоящий маг и почему он свил в его королевстве гнездо.

Глава 23

Принц Кола выздоравливал очень трудно. Уже и Трол стал тренироваться, хотя еще не в полную силу, уже и лето стало потихоньку переходить в свою самую жаркую даже тут, на севере, пору, а Ибраил все не давал Тролу разрешение поговорить с принцем.

— Сам посуди, — хмуро говорил темнолицый лекарь, — ты же не о красотках с ним речь поведешь. А волнение в его состоянии…

— Ибраил, — довольно напористо, как он бы не сделал, если бы речь не шла практически об успехе всего дела, отвечал Трол, — он должен что-то сказать. Он, может быть, последний, кто еще помнит хоть кое-что, хоть что-нибудь!

— Вот и хорошо, что последний, — отозвался Перес.

Но даже ему, в последнее время все более отходящему от действительно сложных случаев использования магии, все чаще перепоручающему заказы как бы доранцу, было ясно — пока об окончании этой схватки говорить рано. Они не знали, где возникнет новый «червивый» осведомитель Империи, кто будет заражен при следующей попытке черных сил проникнуть в Зимногорье.

Но вот наступил день, когда король прислал за Тролом, ведущем бой с тенью на выбранной им парковой поляне, и тот быстренько отправился купаться. Хотя он сегодня не очень серьезно выкладывался, что-то ему подсказало, что к тренировке он больше не вернется — не до того будет.

В покои младшего принца, где тот выздоравливал, он вошел свеженький, бодрый, с ощутимым кипением в жилах силы и огня, которые не успел расплескать долговременной нагрузкой. Должно быть, поэтому сразу понял, что с принцем, около которого стояли король, королева, неизбежный Буж, Перес, Ибраил и Крохан, а также три немолодые сиделки с привычно спрятанными под медицинскими фартучками руками, все обстоит лучше, чем в прежние дни. Трол, довольно бесцеремонно поклонившись всем разом, подошел к кровати как можно ближе.

Кола узнал его. Его сухие и бледные, словно бы испачканные сметаной губы расползлись в улыбке.

— Мне сказали, если бы не ты, меня бы не освободили от… Ну, ты понимаешь.

Он вытащил руку из-под одеяла и довольно слабо протянул ее вперед. Вероятно, для того, чтобы Трол мог хотя бы пальцы его пожать, чтобы стало ясно — принц благодарит его, Трола, он считает его… Да, в самом деле, кем принц его считает? — подумал Трол. Своим спасителем? Другом? Но они не были друзьями, он, по крайней мере, не был привязан к этому бледному, разом потухшему после операции юноше. Он просто работал, стараясь решить естественным образом возникшую тут задачу…

— Принц, я счастлив, что все обернулось хорошо, — сказал Трол.

Это была необходимая фраза. Он должен был ее произнести, хотя толку от нее было чуть — в глазах королевы, которая не спускала с него пристального взгляда, по-прежнему билась тревога. Король покусывал ус, и даже Перес как-то слишком уж нервически оглядывался на Бужа. Только слуга-оберег был спокоен, он сидел в удобном, глубоком кресле, в котором, вероятно, привык находиться в этих покоях, и посапывал, чуть не откровенно подремывая. Это позволило Тролу задать первый вопрос:

— Принц, я прошу о помощи. Можешь ты ее оказать?

— Ты? — удивился Кола. — Какую же помощь я, в этом состоянии, могу тебе оказать?

— Именно в этом, — подтвердил Трол. — Принц, что ты помнишь из своих сеансов связи с теми, кто… кто впустил в тебя червя?

— Кстати, — негромко, для сведения Трола, проговорил Крохан, — ты оказался прав, это был Визой. Он привез червя в специальном, оплетенном серебряной проволокой фарфоровом кувшине.

Трол кивнул, подтверждая, что принял это к сведению.

— Так что же, принц?

Кола смотрел на чуть пыльный балдахин его необычайно тяжелой, широкой и громоздкой кровати. Наконец он заговорил неуверенным голосом:

— Я понимаю, Трол, что для тебя это важно…

— Это важно для всего королевства, — быстро проговорил Трол, впрочем, стараясь, чтобы его слова прозвучали не очень напряженно.

— Я понимаю. — Принц умолк, перевел взгляд своих северных, темно-серых, как поздний лед на весенней реке, глаз на Трола. — Но сказать ничего не могу… Мне объяснили, что это почти всегда случается, если… пересадка червя произошла не из червоцвета, а посредством колбы. Я был с ним как-то очень мало связан и почти ничего не понимал. Они, естественно, узнавали почти все, что узнавал я, но… Контакт был не очень тесным.

— Трол, — негромко проговорил Ибраил, — он очень волнуется.

Трол не обратил на его слова внимания.

— Принц, для успеха всего расследования нам необходимо хоть что-нибудь. И желательно из твоих последних дней, когда… когда остальные информаторы Империи уже удрали из Кадота.

— Но я же ответил… — чуть деланно удивился принц.

— Сын, — вдруг негромко, но очень властно проговорила королева Аллия, — если ты хоть что-то знаешь, твой долг рассказать ему это.

Принц еще раз посмотрел на Трола.

— Ну хорошо. — Он пожевал губами, одна из сиделок тут же поднесла ложку с каким-то темным настоем. — Когда я разговаривал с Визоем, — проговорил принц, когда напился, — то… Иногда я чувствовал его гораздо лучше, чем других. Мы ведь похожи. — Он мельком взглянул на отца, словно пытался найти там подтверждение этой сентенции. — Так вот, когда мы последнее время перед… перед операцией разговаривали, то я иногда видел то, что видели его глаза.

И вдруг в сознание Трола мощной волной вплыло наведенное, похожее на гипнотическое видение. Поток этой энергии исходил от Ибраила, а он в свою очередь довольно бесцеремонно снимал этот сигнал прямо из сознания принца. И Трол тоже теперь видел… Далекий, слегка красноватый закат и маяк, который только-только зажгли для входящих в гавань кораблей. Море, скорее всего Кермальское, раскинулось до горизонта, но на воде отчетливо проступало что-то вроде широкой, длинной волны, которая катится от берега.

Видение погасло почти так же внезапно, как и началось. Трол оглянулся на Ибраила — такой чистоты и точности ментального приема он не ожидал. Чтобы его исполнить, нужен был колоссальный опыт и искусство, сравнимое с искусством магов Империи. «Если тут что-то не так, — подумал Трол, — мое дело плохо, я никогда не смогу справиться с магом такой квалификации, он обведет меня вокруг пальца, как деревенского дурачка».

Внезапно принц откинулся на подушки, его глаза закрылись, он сжал их с такой силой, словно испытывал приступ боли, его руки поверх одеяла напряглись, спина выгнулась.

— Остатки червя дают себя знать, — хладнокровно проговорил Ибраил.

— Трол, — твердо, почти командным тоном произнес король, — он больше ничего не может сказать.

Трол отступил и поклонился. Он не знал, дало ли ему что-то это видение, но рассчитывал, что дало.

— Мастер Перес, — проговорил он шепотом, стараясь не потревожить никого, особенно королеву и сиделок, которые тут же бросились к принцу, — я бы хотел переговорить.

Перес, Крохан, а следом за ними и Ибраил вышли из покоев принца. Перес был хмур больше обычного, он даже смотрел с каким-то раздражением, но Трол без труда понял, что причиной этого раздражения были не его вопросы. Наконец мирамец проговорил:

— Да, я слушаю, Трол.

— Мастер Перес, у тебя найдется карта берега у Кадота? Только очень хорошая, с точными угловыми замерами?

— Разумеется, — Перес посмотрел на дверь, за которой остался принц. — Сейчас?

— Да.

Они пошли в сторону кабинета-лаборатории Переса. Следом за ними, с молчаливой решимостью ничего не упускать, затопал тяжеловатый Крохан, и уже за ним заскользил бесшумной походкой Ибраил. Трол напряг слух, но не услышал ни единого звука, позволяющего определить, что маг действительно ступает по половицам Сеньории, а не летит в нескольких дюймах над ними.

Они молча дошли до лаборатории королевского мага, и тут выяснилось, что их поджидает Арбогаст. Более того, едва они стали заходить в помещение, зажигать свечи и располагаться перед большим низким столом, в комнату вошел и Сантин. «Да, с магией в Кадоте за последние дни стало свободнее, — решил Трол. — Но если Арбогаста, без сомнения, вызвал Перес, то зачем он дал знать наследнику? А впрочем, — подумал Трол, — может, это и не он. Вполне могло оказаться, что у принца свои возможности определить, что происходит во дворце». Появление наследника никого из присутствующих не насторожило, наоборот, Арбогаст даже подвинулся у края стола, застеленного картой, чтобы принцу было удобнее следить за пальцами Трола.

А тот, словно слепой, очень аккуратно и точно, «ощупывал» побережье. Закат, который он помнил по видению Ибраила, становился самым надежным ориентиром, а вот маяк… Это мог быть тот самый маяк, который Трол видел с верха своей башни. Но тогда Визой, судя по связи с принцем, должен быть очень близко от города, едва ли не на другом берегу залива, на котором стоит Кадот. И тем не менее они оставались невидимыми?

Трол посмотрел на Ибраила, тот, не стесняясь, читал мысли Возрожденного. Может, это и неплохо, решил Трол. Если он ошибется, маг его поправит… Разумеется, если он на его стороне. Могло ведь оказаться, что маг, этот лжедоранец, решил спасти Коле жизнь лишь для того, чтобы вернее справиться с ним, с Тролом… Или все-таки не могло?

— Нам нужен корабль, — наконец проговорил Трол. — И как можно скорее.

— Корабль есть, — признался Крохан. — Когда стало ясно, что «Косоклин» якобы разбился, я попросил выделить мне некоторые средства из казны и нанял Трапеза.

— Кого? — не понял Арбогаст.

— Капитана «Мокрого клыка», — ответил за него принц Сантин. — Только он и может хоть как-то соревноваться с «Косоклином».

— Что у них за названия такие — «Мокрый клык», «Косоклин»?.. — проворчал Перес.

— А есть еще «Скользкий вал» и «Ветродуй», — ответил Сантин. Пожал плечами: — Морские традиции.

— Перес, — Трол повернулся к магу, — мне потребуются люди. Может быть, все орденцы.

— Думаешь, «червивые» сидят в одном месте и ждут, пока мы их обнаружим? — спросил Арбогаст.

— Что обнаружим, наверное, не ждут, — ответил Трол. — А вот в одном месте они вполне могут оказаться. Не так уж много у них потайных бухт, где бы они собрали почти полсотни душ, которых никто не заметил.

— Так близко от города это вообще невозможно, — сказал Крохан решительно.

Но Арбогаст хмыкнул.

— Они у тебя в самом городе сидели больше недели, а ты и твои стражники только чаек считали.

— То было совсем другое дело, — заговорил Крохан. — Они прятались…

— Они всегда прячутся, — отозвался принц Сантин.

— Трол, — медленно проговорил Перес, — бери людей, сажай их на корабль, отправляйся на разведку. Если найдешь, атакуй.

— Обязательно, — согласился Трол.

— Так что? — спросил Сантин. — Расходимся готовить амуницию? Через пару часов встречаемся в порту?

— А вот ты, принц, никуда не уходишь, — проговорил Перес. — Хватит нам того, что Кола…

Трол уже их не слушал. Он проговорил, обращаясь к Арбогасту и Крохану:

— Двух часов вам должно хватить. Все-таки, как ни мало надежды, что мы их отыщем, следует торопиться.

Капитан стражников и командор Белого Ордена только кивнули, соглашаясь.

Они поторопились. Едва Трол, вычистив оружие и прихватив флягу с водой, появился в порту, его сразу встретил тот самый сержант городской стражи из Даулов. Он объяснил:

— Тут больше полусотни кораблей и корабликов, чтобы ты не блуждал, меня послали встретить тебя.

Они прошли в дальний угол порта, где стояли не самые большие корабли, и на одном из выступающих в море каменных молов нашли пришвартованный двухмачтовик, больше похожий на пиратскую шхуну, каких немало ходило по Кермалу, чем на честного торговца. Сходство усиливалось тем, что на палубе корабля собралось едва ли не три десятка полностью вооруженных людей.

Капитаном «Клыка» оказался кряжистый, седой до кончиков усов мужчина, который был чем-то похож на свой корабль. Особого дружелюбия он при знакомстве не проявил, зорко осматривая каждого из прибывающих на борт.

— Мне сказали, ты хочешь что-то найти на том берегу? — полувопросом обратился он к Тролу.

Трол объяснил, как это должно выглядеть. Угловые представления он для наглядности изобразил прямо на карте, которая сыскалась в каюте капитана. Впрочем, тот на карту почти не смотрел. Он так много ходил под этими берегами, что знал их наизусть. Наконец он вынес свой вердикт:

— Это, парень, безнадега. Я так понимаю, ты хочешь, чтобы мы с ребятами вывели вас всех на место, откуда видно и главный маяк Кадота, и закат под углом румба в три, а то и в три с половиной… И как бы сверху.

— Ну, не очень сверху, — согласился Трол.

— Сверху — это значит с горы или, может быть, со скалы — вот отсюда, — заскорузлый, с обломанным грязным ногтем палец капитана Трапеза воткнулся в выступающий в море мыс, закрывающий с северо-востока устье Аттельгира. Рядом с ней на карте стояла надпись «Тестан».

— Что это такое? — спросил Трол.

— Монолит… Скалы, которые поглотили больше кораблей, чем все другие мысы на нашем побережье.

— Почему? — добродушно спросил Арбогаст. Разумеется, он стоял рядом с Тролом и Кроханом, выслушивая капитана.

— Видишь, рыцарь, тут река, — терпеливо объяснил Трапез. — А это значит, что ее течение, разбиваясь об эти скалы, создает завихрения, иногда, в паводок, даже воронки. И если входить в наш порт не умеючи, то можно попасть на эту стремнину, и тогда…

— Да, — твердо проговорил Трол. — Течение Аттельгира там тоже было.

И он объяснил, как увидел странную, словно бы прочерченную широкую дорогу из волн на морской поверхности, идущую вдаль, от света маяка.

— Ну, тогда точно — склоны Тестана, — сказал капитан. — Гиблые места, со стороны моря там даже деревень нет.

— Вот это нам и нужно, мастер Трапез, — сказал, входя в крошечную капитанскую каюту, Ибраил. — Люди, которых мы ищем, не могут прятаться там, где бы их увидели крестьяне или рыбаки.

— Я предупреждаю, это опасно, — еще раз пробормотал Трапез. — И ничего там нет.

— Как только увидим буруны, сразу повернем, — произнес Крохан и ободряюще хлопнул капитана по плечу.

— Нет, — возразил Трол. — Придется смотреть, что за буруны, какие там скалы… Ведь мы для этого и плывем.

— Я не намерен терять свой корабль, — вскипел капитан Трапез.

— Дело таково, — сказал Трол, — что рисковать придется не только твоим кораблем, но и жизнями многих достойных людей.

— Подожди, — сказал Арбогаст. — Я не понимаю… Ведь Визой во время этих расписанных тобой сеансов контакта с принцем мог находиться на берегу, разве нет? Сидел себе на камешках, а нам теперь на скалы идти?

— Ты забываешь, Арбогаст, им нужно где-то держать не только имперцев, но и «Косоклин», — сказал Трол. — А значит, там есть бухта.

— Так, может, вход в нее — не шире горлышка винного кувшина? — спросил Трапез.

— Насколько я понимаю, — мягко, увещевательно, но веско проговорил капитан стражи Крохан, — потому и наняли тебя, а не послали какого-то хлыща с королевской галерой.

Капитан Трапез долго-долго смотрел на Крохана, потом чуть раздвинул губы, обнажив желтоватые, прокуренные зубы.

— На меня лесть не действует, стражник. — И тут же добавил: — Ну так что, с якоря снимаемся? Чего ждем?

— Ждали меня, — объяснил Ибраил. — Но раз я тут, значит, можно… сниматься.

Капитан Трапез вышел из своей каюты, не закрыв дверь. При этом он зычно, создавая звуковое давление, словно небольшой оркестр, закричал, обращаясь, вероятно, к команде:

— Просыпайтесь, бездельники! Все наверх! С якоря сниматься, паруса ставить! — И заключил чуть тише: — Хотя одним морским бесам известно, что из этого выйдет.

Глава 24

Скалы в этом месте казались всесильными великанами, которым лень было даже замечать людей в деревянной скорлупке у своих ног. Море билось о них, словно эти великаны устроили тут, именно в этом месте, невероятно шумную и веселую постирушку. Пена и брызги вздымались чуть не до середины мачт «Мокрого клыка». Капитан Трапез, который внутренним чутьем много пожившего человека сразу выделил Трола, подошел к нему.

— Как видишь, юноша, тут лишь буруны и скалы.

Трол и сам это видел. Он оглянулся в сторону кормы, все было правильно, маяк из этой точки выглядел именно так, как он считал его в сознании принца. И поток Аттельгира уходил на юг точно так же. Вот только день еще даже не начинал клониться к вечеру и трудно было определить, как будет падать свет на воду.

— А наверху, где-нибудь за этими скалами, нет никакой пещеры?

— На горы эти я никогда не взбирался, — чуть раздраженно ответил Трапез.

— А из матросов? — Казалось, эмоции капитана на Трола не действовали.

— Не знаю, о таких забавах я с матросами не разговариваю.

Трол еще раз посмотрел на бешено кипящую воду.

— Почему она так бьется в скалы? — спросил он капитана, который тоже смотрел вперед,

— Тут река отбрасывает один из своих боковых потоков, да еще ветер, да еще рельеф дна, или… — капитан не закончил. Наконец он понял вопрос и стал чуть внимательнее осматриваться, сравнивая это место со скалами в четверти мили севернее и восточнее.

— Ну? — спросил его Трол, желая хоть что-то услышать из уст бывалого моряка.

— Может быть, ты и прав, — неуверенно сказал капитан. — Не должно море тут так биться… Но ведь бьется!

Трол кивнул, соглашаясь, и отправился к Ибраилу, Приаму и Крохану, которые к скалам пока не присматривались. Потому что на шканцах Арбогаст пытался проверить готовность своих людей, выстроив их вдоль наветренного левого борта. Подветренный борт по традиции оставался в распоряжении капитана.

— Все это выглядит очень странно, — сказал Трол.

— Что именно? — подал голос Крохан.

— Все. Слишком близко от города они устроились, если устроились… Слишком легко дали нам возможность их выследить, слишком просто оказалось их отыскать… К тому же они отчетливо обозначают место входа в свое логово. — И Трол заключил: — Слишком похоже на ловушку.

— Какого рода? — поинтересовался Арбогаст. Он подошел, как только осознал, что тут происходит что-то важное.

— Не знаю, — вздохнул Трол. — Может, они незаметно подогнали сюда столько сил, что стоит нам туда сунуться, и из нас сделают фарш для их фламинго. А может, они просто не хотят уступать это место, потому что там есть что-то особенное.

— Тогда было бы разумнее спрятать это место, а не выдавать его, — рассудительно предположил Крохан.

— А если они уверены в победе? Если считают, что мы с ними не справимся, то почему бы не пригласить нас для выяснения отношений? — негромко проговорил Приам.

Ибраил вздохнул:

— Ничего не чувствую. Тут все очень чисто, все очень толково устроено.

— Может быть, — ни к кому не обращаясь, поинтересовался Трол, — это и есть ответ — они рассчитывают на какого-то очень грамотного мага, который их поддерживает и с которым они не боятся нас? — Он повернулся к Ибраилу. — Как у тебя с боевой магией?

— Ты видел хоть одного мага из Империи, который не умел бы драться? — спросил его Ибраил. — А я ведь начинал там, у них.

— Я вообще ни одного мага до недавних пор не видел.

— Если не считать Султунара, — поправил Трола Приам.

— Так, что делаем? — подошел к ним капитан Трапез.

— Пытаемся пройти через эти буруны, — твердо ответил ему Трол.

— Подойдем поближе? — спросил капитан.

— Нет, я сказал — пройдем через них.

— Но я же потеряю корабль, — капитан дрогнул, в его лице появилось что-то от несправедливо приговоренного к смертной казни подсудимого.

— Тебе все будет оплачено, — не очень громко отозвался Крохан.

— Нет, я не согласен. Деньги — еще не все…

— Скорее всего, — спокойно, даже как-то лениво произнес Ибраил, — ты свой корабль не потеряешь. Так что двигай вперед.

Капитан издал что-то похожее на рычание, топнул от бессильной ярости ногой по палубе, обреченно махнул рукой и… сам стал к румпелю. Потом повел корабль как можно ближе к скалам. Конечно, он схитрил, в какой-то момент нервы его не выдержали, и он попробовал увалить в сторону, чтобы миновать страшную полосу пены, но Крохану с самого начала было ясно, что может произойти, и он поставил около капитана двоих сержантов, которые, как оказалось, вполне осмысленно оценивали обстановку. А потому они не дали капитану Трапезу слишком уж «круто» не попасть в полосу прибоя и общими усилиями вывели форштевень прямо на скалы.

Трол еще раз посмотрел назад, да, он был уверен, это то самое место. Поэтому он покрепче стиснул форштаг и стал, пошире расставив ноги. Нос их кораблика, украшенный небольшой деревяшкой, отдаленно похожей на большой собачий или волчий клык, висевший в полусажени над водой, иногда обдаваемый брызгами, был направлен прямо на камни.

Вот они прошли уже точку, из которой еще можно было, проявив недюжинное мастерство в управлении кораблем, развернуться и уйти, миновав эти скалы. Вот до берега осталось меньше полукабельтова, вот Трол почувствовал, как стоящий недалеко матрос стал что-то орать и сдергивать с себя тяжелую, сшитую из суровой дерюги куртку…

И вдруг все разом изменилось — пена пропала, брызги, только что обдававшие нос корабля, остались позади. Невероятный шум атакующих камни волн мигом утих… Перед «Мокрым клыком» расстилалась гладь едва ли не спокойнейшей воды во всем Кермале — они входили в узкую, всего-то около полутора кабельтова, протоку, соединяющую море позади и небольшую, но достаточно вместительную бухту впереди.

Трол обернулся. Капитан Трапез, который так и остался у румпеля, стоял с раскрытым ртом. Арбогаст и Крохан осматривали скалы, нависшие над их кораблем, словно это были крепостные стены, на которых вот-вот могли появиться лучники. Ибраил и подошедший к нему Приам пытались рассмотреть то, что находилось в бухте. Они были правы — сейчас это было самым важным.

На палубе корабля, на которой только что кричали люди, приготовившиеся к кораблекрушению, стало тихо. Всех вывел из ступора капитан. Своим глубоким, надсаженным, но очень ясным голосом он проговорил так, что в близких скалах отозвалось эхо:

— Хожу тут, почитай, двадцать лет, а этой бухты не знаю.

Его не совсем в том же ключе поддержал Ибраил:

— Да, тут чувствуется рука специалиста по иллюзионной магии. И куда выше среднего уровня.

— Каковы твои ощущения по этому поводу? — быстро спросил Трол.

— Все сделано очень легко, даже… да, даже небрежно, — отозвался Ибраил. — Такое впечатление, что для местного колдуна спрятать эту бухточку — все равно что для меня свинью замаскировать под козу.

«Мокрый клык» миновал четверть спокойной акватории по инерции. И тогда стала видна вся бухта, окруженная высокими, более двух сотен футов, скалами, надежно скрывающими все, что в ней происходило, даже от случайных пастухов, оказавшихся около этого берега. В небольшой заводи, подальше от выхода в море, стоял… «Косоклин». На его борту царила суматоха, но Трол решил, что не очень большая. Скорее это была имитация боевой тревоги, а не сама подготовка к бою — там было не очень много людей, да и двигались они не слишком стремительно. Создавалось впечатление, что к появлению незваных гостей тут готовы.

— Трапез, подойди к этому кораблю поближе, — попросил Крохан. — Я хотел бы оценить, не стоит ли для начала взять его на абордаж?

Ответом бравому капитану кадотской стражи был удар катапульты, прозвучавший со стороны «Косоклина», и тяжелый, в полтора стоуна, булыжник просвистел над снастями «Клыка». Он упал в воду в двух дюжинах саженей по другому борту. Трапез заорал сразу же:

— Все на весла! Если мы потеряем ход, то станем мишенью.

На весла стали орденцы, и их дружные, уверенные гребки придали «Клыку» такой ход, что утихшие было «усы», отходящие от форштевня, вновь прорезали спокойную воду бухты. Следующий удар катапульты на «Косоклине» был уже не таким точным, камень рухнул в воду чуть не в сотне ярдов, причем даже на глаз было заметно, по какой странной дуге он ушел в сторону. Трол посмотрел на Ибраила, и тот чуть заметной улыбкой подтвердил его подозрения.

— Как хотите, господа, — заговорил Трапез, не отрываясь от румпеля, — а в атаку на «Косоклин» я не пойду. Он же меня потопит прежде, чем мы до него доберемся.

— Тогда он нас атакует, — веско проговорил Крохан, но его прервал Приам.

— Все решится вон там.

Он указал на пляж, где на песке перед широкой пещерой выстраивались кинозиты. Их было десятка три, и они составляли костяк той команды, с которой теперь предстояло драться. Еще десяток бойцов составляли люди Гифрула. За ними стояли Визой и сам владетель Высокого Бора. Чуть в стороне, как не самая надежная сила, расположились люди Кочетыря. Их было меньше десятка, но в руках многих из них были арбалеты, так что с ними тоже приходилось считаться.

— Вот это и есть их ловушка, — ровно произнес Арбогаст. — Их куда больше, чем нас.

— Нет, — качнул головой Ибраил, — ловушка в том, что выхода отсюда больше нет.

Трол повернулся на месте. Так и есть, вид моря, откуда они зашли в эту бухту, затянула прозрачная, но ощутимая радужная пленка силового занавеса. Теперь, чтобы выйти из бухты, им прошлось бы ее преодолеть… Или убить колдуна, который ее установил.

— Да еще этот «Косоклин» с катапультой, — пробурчал Трапез.

— Он будет постреливать, но в атаку не пойдет, — проговорил Трол. — Они не захотят потопить твой корабль, который позднее можно взять как приз. Просто держись от них подальше, и все. Не забывай, они уверены, что сильнее нас.

— Я тоже так считаю, — отозвался Крохан.

— Ладно, — прервал дискуссию Ибраил. — Арбогаст, командуй высадку. Пора вступать в сражение.

Высадка прошла быстро и организованно. Хотя орденцы выглядели обеспокоенными, хотя они озирались, то и дело выискивая какие-нибудь другие подвохи, приказы выполняли неукоснительно и уверенно. Даже стражники, которых привел с собой Крохан, приободрились.

Спрыгнув с борта «Клыка», последним выбрался на берег промокший по пояс Арбогаст, он тут же удовлетворенно пророкотал:

— Неплохо. Одно жаль — маловато нас.

Трол уже пересчитал всех. Орденцев было чуть больше двух десятков, стражников — ровно полдюжины. Если посчитать офицеров, то общее число зимногорцев едва-едва насчитывало три десятка бойцов, потому что Трапез не отпустил от себя ни одного моряка, опасаясь атаки «Косоклина», или рассчитывал как-нибудь выскочить из бухты, действительно ставшей ловушкой для его корабля. Но никто не возражал — капитан и его матросы свое дело сделали, теперь предстояло выполнить свою работу солдатам.

— Стройся, — скомандовал Арбогаст скорее по традиции, чем по необходимости. Дисциплинированные орденцы уже занимали боевой порядок. Убедившись, что все более-менее организовалось, командор вышел перед своими рыцарями и оглядел их. — Это сражение, господа, можно определить одним словом — неизбежное. Враг сильнее и выглядит более уверенным. Он заманил нас сюда… Но в наших рядах будет биться Трол Возрожденный, которого многие считают Воином Провидения. Что это такое — знают все. А значит, мы не можем проиграть. И как бы тяжко нам ни приходилось, пусть каждый помнит в течение всей битвы — мы обречены на победу.

Рыцари отчетливо выразили свое согласие с мнением командора. Арбогаст, чуть возбужденный от своего красноречия, подошел к Ибраилу и Тролу, стоящим в стороне.

— Теперь, Трол, тебе деваться некуда — придется одолеть всех, даже Визоя.

Трол вытащил меч и крутанул его в воздухе, разогревая кисти рук.

— Я не уверен, что он — главная наша проблема.

— Как так? — не понял Крохан.

— У них есть что-то еще, — отозвался Арбогаст, встав у моря в общий строй.

— Маг, — суховато, чуть слышно проговорил Приам. — Боевой маг, способный всех нас тут изжарить прежде, чем мы поймем, что с нами случилось.

— Ну, это преувеличение, — отозвался Трол. — Все-таки у нас тоже есть Ибраил, который доказал, что он не только лекарь.

— Начинается, — негромко проговорил один из рыцарей, стоящий в первом ряду. — Они идут.

В самом деле, шеренга кинозитов, также сбитая в боевой порядок, как и орденцы, тяжело, но дружно зашагала по песку вперед.

— Да, скверные у них манеры, — проговорил вдруг Крохан. — Ни тебе ультиматумов, ни переговоров.

— Они им ни к чему, — тут же сказал Приам. — Они уверены в победе.

— Знаю, — легко согласился капитан стражников. — Это-то и удивительно.

Глава 25

До шеренги имперцев осталось около двухсот шагов, когда в дело вступил их маг. Это было неожиданно, но когда колдовские силы наполнили воздух, разлились на окрестных скалах, песке и море — стало заметно. Даже многие стражники, которые годами не ощущали никакого магического воздействия и не могли быть специалистами, приостановились. Разумеется, пока на них не заорал Крохан.

Тогда стражники подровняли ряд, чтобы не ломать линию. Она была на удивление реденькая, эта линия людей, по сравнению с шеренгой имперцев. И какая-то слишком короткая, увязающая в песке этой укромной бухточки, оказавшаяся тут в ловушке, приготовленной и исполненной каким-то очень сильным магом, который наконец ударил…

Сначала откуда-то из последних рядов приближающихся кинозитов и Гифруловых предателей дохнул горячий ветер, словно тут был не узенький северный пляж, а пески великих пустынь. Потом от шеренги имперцев отделилось что-то мощное, угадываемое на расстоянии, тем более что и песок за этим невидимым нечто, несущим смерть, взвихрился шлейфом. А потом этот вихрь пошел на зимногорцев… Но почти весь рассыпался в десятке шагов от их шеренги.

Трол оглянулся. Ибраил был потен, тяжело дышал, и на его коже проступили пятна, сделавшие ее темнее. Заметив взгляд Трола, он кивнул и попробовал усмехнуться.

— Еще пару-другую таких атак, и он выдохнется… Должен выдохнуться.

— Что это было? — спросил Крохан, стараясь, чтобы его вопрос был слышен всем бойцам шеренги.

— Так, ерунда, у него наверняка есть кое-что похлеще, — проговорил Арбогаст сквозь зубы.

Когда до имперцев оставалось шагов пятьдесят и стрелы, так сказать, дружинников Кочетыря запели в воздухе, маг ударил еще раз. На этот раз это была цепь молний, возникших в десятке саженей над шеренгой зимногорцев и разлившихся над ними, как цепная, миниатюрная гроза… Но и молнии не причинили вреда. Несколько рыцарей чуть-чуть приостановились, как в первый раз, а потом с облегчением вздохнули. А потом…

Потом оба ряда ударились друг о друга, и бой почти тотчас стал разваливаться на поединки. Слишком немного было бойцов с обеих сторон, чтобы удержать правильную шеренгу, слишком оголены были фланги зимногорцев, слишком уверены были в победе имперцы и потому рвались, рвались вперед, чтобы сломать строй противника.

Трол держался сначала сзади, потом, когда невдалеке от него появился какой-то особенно здоровый кинозит, вышел против него, сделал пару обманных движений и уже на третьем выпаде проткнул ему похожую на окорок правую руку. Когда раненый кинозит попробовал уйти за спины товарищей, кто-то из орденцев заколол его копьем, и для имперца это был конец, но… Орденец тоже не успел отступить, сбоку вырвались трое очень слаженно действующих «ветеранов» Гифрула и убили рыцаря почти десятком ударов, нанесенных за пару биений сердца.

Трол прикрикнул на рыцаря, закрывающего ему пространство справа, который рванулся было отомстить за друга, и попытался выбить из этой троицы несомненных червеносителей крайнего бойца, который чуть медленнее других работал булавой, утыканной туповатыми, способными сокрушать любой панцирь шипами. Отбиваясь от двух других размашистыми, с оттяжкой ударами, Трол сделал вид, что попадает под атаку булавы, а когда она вознеслась вверх, чтобы размозжить ему плечо или как минимум сломать Беставит, быстро скакнул вперед и воткнул клинок чуть ниже нагрудной кирасы, в живот противника. Тот сразу потерял замах и отвалился назад, мигом сделавшись небыстрым, как остальные бойцы с обеих сторон…

Но и Трол был пару мгновений открыт, потому что не успевал сразу отскочить от атаки одного из гифруловых дружинников. Он уже приготовился проскользнуть под мечом противника, как тот самый орденец, которого Трол только что пытался отогнать, бросился вперед, чтобы… Чтобы, как и Трол, опередить противника, вот только сделать этого не сумел. Меч, направленный на Трола, ударил ему по панцирю и разрубил кованую сталь почти на ладонь в глубину. Но и меч орденца вошел противнику в шею и вышел с другой стороны. Оба бойца упали, обливаясь кровью, которая теперь смешивалась под их бьющимися в агонии телами.

На третьего из гифруловых бойцов это произвело большое впечатление, наверное, он считал, что его друзья и он сам — бессмертны. Он замешкался, подставился, и Трол атаковал его раз шесть с разных позиций… На пять блоков противника хватило, а потом его нога, неверно выставленная вбок, поехала в тягучем, обманчивом песке, он потерял равновесие, и тогда Беставит догнал его руку со щитом на взмахе, которым воин пытался удержать равновесие. Рука отлетела, крутанувшись в воздухе, разбрасывая капельки крови…

Потом Трол убил троих кинозитов, тоже зараженных червем. Эти были не очень быстры — они больше рассчитывали на небольшие кулачные щиты, чем на скорость, — но их удары, которые Трол должен был принимать клинком, чуть не выбили ему обе руки из суставов. В самом деле, он даже стал беспокоиться, что Беставит может не выдержать этих бешеных, совершенно сумасшедших атак, от которых из каленой стали сыпались искры. Зато когда он стал ловить кинозитов на отмашках и одному за другим разрубил мускулы сначала на ногах, потом на руках и, наконец, стал убивать их, разрубая брюшину, в обход их щитов, стало ясно, что ему следует передохнуть.

Он вышел из сечи и огляделся. В целом зимногорцев еще теснили. Но на песке по следу их отступления было больше имперцев, и число бойцов с обеих сторон должно было вот-вот сравняться. Это значило, что… Собственно, ничего это еще не значило. Потому что орденцев все равно выбыло очень много. Почти десять человек. И половину этого числа последовательно, одного за другим, выводил из строя Визой.

Он крутился волчком, летал от одного противника к другому, атаковал так, что оба его меча едва ли не светились на солнце, как один сплошной стальной занавес… И его след оставлял на песке кровавую дорожку из тел тех людей, которые раньше считали его образцом воина, с которыми он, без сомнения, когда-то был знаком, может быть, даже дружен. Он был острием вражеской атаки, именно тут должна была решиться судьба боя.

Это было тем более видно, что имперский маг, который должен был обеспечить первичное преимущество, так ничего и не сумел сделать. Каким-то чутьем, которое, как стало ясно Тролу, появляется в таких битвах, он понял, что этим магом, или его заместителем на поле боя, был офицер из северных гарнизонов, который привел в Кадот кинозитов. Кажется, его звали Гевит.

Ибраил сумел не только блокировать все его удары, но даже сам стал давить на него… И применять магические средства атаки. Пару раз в задних рядах имперцев, чтобы не задеть своих, возникали какие-то хлопки, и один-два кинозита падали, оглушенные или убитые этими магическими кнутами, или стрелами, или гибкими арканами…

Потом над сражающимися пронесся вздох. Он был не очень ясен, потому что люди кричали беспрерывно, звон оружия отзывался в близких и далеких скалах, а магические удары и отражения ударов гремели, как настоящий гром, но Трол почувствовал этот вздох. Он бросился вперед и… все равно опоздал.

Приам, попробовав остановить Визоя, пропустил очень скверный удар в район печени, под правую руку, и опустился на одно колено, бросив щит. Визой долгое-долгое мгновение смотрел на бывшего орденского магистра, чуть заметно усмехаясь не закрытыми шлемом губами, потом не очень торопливо взмахнул своим мечом, чтобы добить раненого… Но Приам упредил его, он взмахнул рукой, и в сторону Визоя полетела горсть песка. Тот вынужден был отвернуться и рассмеялся.

— Думаешь, это спасет тебя, Приам?

— Уже спасло, — сказал Трол, выходя вперед и закрывая раненого собой.

Краем глаза он увидел, как книжника тотчас утащили назад, за спины сражающихся.

— Ваши только и могут, что утаскивать от меня своих… — Визой снова усмехнулся, — офицеров. Арбогаста тоже уволокли, не дали мне его добить… Ничего, не надолго.

Значит, Арбогаст тоже ранен… Плохо, решил Трол. Без него орденцы могут потерять присутствие духа. Если только он не справится с этой ходячей легендой, с этим закованным в сталь монстром, как один раз уже справился… Пару месяцев назад. Но тогда Визой не ожидал серьезного сопротивления, был самоуверен. А сейчас он подготовлен, очень осторожен и закован в доспехи с головы до ног.

Трол пошел по кругу на пятачке, где Визой уже ранил Приама. Противник, внимательно следя за Тролом, тоже пошел, но в противоположном направлении. На миг стало очень тихо, даже раненые, казалось, стали стонать чуть слышно. Трол осмотрел ряд орденцев, если это еще можно было назвать рядом.

Все устали и опустили мечи. Такие передышки бывают в самом напряженном бою, слишком тяжелый это труд — сражаться с врагом. К тому же, как выяснилось, все ждали этого поединка. Надеялись на него, хотя… В Трола, несмотря на его прежнюю победу, верили не все. Собственно, почти никто не верил. Слишком страшен и неуязвим был Визой, слишком многих он уже убил, может быть, даже больше, чем Трол, хотя и он, конечно, делал что мог… К тому же победа Трола над Визоем произошла где-то далеко, ее никто не видел, а сейчас и здесь превосходство зараженного червем мечника представлялось наглядным, ощутимым и необоримым.

Трол оглянулся. В ряду орденцев впереди всех стоял Крохан. Он был обрызган кровью убитых им врагов, но сейчас, когда впереди имперцев стоял Визой, держался со всеми. Было видно, что он сознает, для Визоя он — не противник.

— Он не поможет тебе, — рассмеялся Визой. — Он всегда мне уступал. Еще когда мы были едва обученными оруженосцами.

— Зато он остался честен, а ты — продался, — мягко, стараясь, чтобы его голос не звучал слишком напряженно, проговорил Трол. — Скажи, Визой, за сколько тебя купили?

— Меня купили за быстроту, мальчик, — ответил Визой. — За силу, за умение преодолевать боль, за мастерство, которому нет равных.

— Ты уже раз проиграл, — прервал его Трол. — Мне.

— Сумеешь повторить? — быстро, так что его слова слились в один звук, спросил Визой. И тогда стало ясно, что именно он убедил устроить эту ловушку, сумел настоять на том, чтобы сюда, в эту бухту, попал и Трол, и все остальные.

— Сумею, — твердо ответил Трол и перестал кружить вокруг противника. Он стал, потверже утвердив ноги в песке. И еще он перехватил Беставит двумя руками.

— Кстати, — небрежно заметил Визой, хотя теперь его губы едва разжимались, он тоже готовился к этому поединку. — Почему ты обходишься без щита? Рассчитываешь на нагрудную пластину? Она не велика…

Трол провел по пластине, захваченной в пещере, тыльной стороной левой руки. Она была пробита, отремонтирована, и не один раз, но сейчас оставалась в порядке.

— Один раз я уже пробил ее, — продолжил Визой.

— Это была ловушка, — ответил Трол. — И ты на нее попался, как новобранец. — Он подумал и расчетливо добавил: — Жаль, я не добил тебя тогда. Не знал, что «червивые» до такой степени холуйствуют перед Империей.

— Ну, ты! — вдруг завизжал кто-то из рядов имперцев, это оказался Гифрул. Он держался за сражающимися. — Посмотрим, как ты порассуждаешь об Империи, когда мы станем поджаривать тебя на медленном огне!

— И вот таким ты служишь? — спросил Трол, не спуская с Визоя взгляда. — Никакое мастерство этого не стоит.

— Сейчас проверим, — решил наконец Визой и атаковал.

Его мечи сходились с боков, потом сверху и снизу, потом наискось… Это была каноническая, едва ли не ученическая школа боя. Трол знал, что ни один по-настоящему сильный мастер не может ее придерживаться, потому что мастерство меча в том и состоит, чтобы в некий момент боя сломать канон и совершить нечто такое, чего противник не ожидает, не может ожидать. Поэтому он старался легко, как можно быстрее отражать один выпад, уходя от другого и мешая Визою атаковать прицельно.

Тот постепенно наращивал темп. Атаковал быстрее, еще быстрее… Казалось, что быстрее уже невозможно, и все-таки Визой постарался и сделал невероятное — теперь его мечи летали, как неуловимые и смертоносные порывы ветра… И все-таки Тролу удавалось удерживать этот ветер. Он даже не очень отступал, скорее раскачивался то влево, то вправо, отбиваясь даже не мечом, а всем телом, встречая выпады противника словно текучая, мгновенная волна, которая, возникая где-то у колен, прошивала тело и выходила в его руки уже с силой, перед которой даже Визой не мог устоять и вынужден был то и дело отступать…

Они поддерживали этот темп минуту, другую… А потом вдруг что-то сломалось в Визое, он стал медлить при переходах от атаки к новой атаке, выводя клинки в оборонительные позиции. И тогда Трол приготовился, он понял — сейчас и наступит самое интересное. И наступило…

Вместо встречного движения Визой ударил сначала под углом, потом сделал выпад обоими мечами разом, рискуя потерять равновесие, потом провел какой-то сложный и, на взгляд Трола, не очень красивый возврат мечей, который, правда, больше походил на атаку снизу, но… такую неправильную и неудачную атаку, что Трол даже подосадовал — он мог бы уже подловить противника и нанести ему пару ударов на поражение.

— И это все, на что ты способен? — спросил Трол, стараясь, чтобы его слова не звучали слишком быстро, потому что сам-то он сейчас жил в темпе, недоступном обычному человеку.

Визой сделал несколько почти отчаянных взмахов, стараясь заставить Трола открыться, чтобы хоть один из его мечей вышел в позицию поражения противника… При этом вдруг стало заметно, что он задыхается. Или он устал больше Трола во время битвы?

Трол запомнил эту двойную, по сути, атаку и приготовил в голове план, как он контратакует Визоя, когда тот повторит выпад. Тот вообще уже стал повторяться, видимо, исчерпал свой арсенал приемов. И теперь следовало холодно и расчетливо выучить некоторые самые явные ошибки противника, чтобы их использовать. Трол и принялся учить… И вдруг решил, что больше учить не стоит. Он даже не ловил противника на контратаке. Он сам атаковал.

Сначала Визой не поверил глазам, он даже вскрикнул, но… Поздно. Его мечи как-то неловко распороли воздух, один из мечей прошел мимо, а второй блокировал выпад Трола, хотя и с опозданием. Беставит уже вернулся назад, и из руки противника заструилась кровь. А разрубленная наплечная пластина повисла на одном ремне.

Потом Трол ударил в очень низком, почти до шпагата, присяде. Эту атаку Визой тоже пропустил, получив тугой удар в бедро. Трол почувствовал, как лезвие Беставита коснулось кости противника… Он был уверен, что от такой раны любой другой грохнулся бы на песок, обливаясь кровью, а Визой даже не посмотрел на рану. И тогда стало ясно, что это уже давно не Визой, что это берсерк, который едва ли осознает себя, который может биться, даже получив десяток таких ран, каждая из которых свалила бы и кинозита… Тогда Трол стал готовить единственную атаку, ту, которая окончится чистой победой. Или… его поражением.

Бой снова стал всеобщим, вероятно, Гифрул, осознавая, что Визой проигрывает, заставил имперцев атаковать… Но теперь они были не так уверены, и наоборот — теперь зимногорцы не уступали ни пяди, а теснили противника к пещере, из которой имперцы появились, когда «Мокрый клык» вошел в бухту.

Теперь Трол атаковал Визоя яростно, он побаивался, что у него украдут победу, что именитого противника уведут, а потом найдется какой-нибудь способ переправить его куда-нибудь подальше и он не доведет до конца начатого… Но он боялся зря. Визой вдруг сам бросился на него и получил два удара — один в шею, развернувший его почти на четверть оборота, второй в спину, неглубоко, но поперек ребер, почти до пояса…

И тогда Визой упал. Трол замахнулся, чтобы добить его, но кто-то из кинозитов встал над поверженным мечником и принял на себя атаку Трола. А когда Трол в запале убил троих кинозитов, закрывших ему путь к Визою, стало ясно, что его там уже не было.

А потом откуда-то сбоку раздался торжествующий рев Крохана, и стало ясно, что кинозиты, а за ними и все прочие, стали бросать оружие. Трол заставил себя воспринимать происходящее в нормальном темпе, чтобы не ошибиться с выводами, но увидел, что часть противников стоит с поднятыми руками, а часть катается по песку, извиваясь в судорогах. Причем сами по себе, ни один из них еще не получил сколько-нибудь серьезной раны…

Трол подскочил к одному из потерявших всяческую способность сопротивляться противнику, потом к другому… Все стонали от невыносимой боли, настолько, что они даже не ощущали песка, засыпавшего их глаза, у некоторых на губах выступила пена, они выли высокими голосами, в которых не осталось уже ничего человеческого.

Один из оставшихся на ногах кинозитов вдруг проговорил, ни к кому не обращаясь, но старательно выговаривая слова на северном койне:

— Это Убла приказал их убить.

Сражение сразу кончилось. Те кинозиты, которые остались на ногах, были потрясены смертью своих друзей не меньше, чем орденцы рады внезапной победе. Никто из них не сводил взгляда с умирающих, бьющихся в конвульсиях соратников, вероятно, одна мысль сверлила их сознание — на месте этих разом преданных несчастных могли оказаться и они.

Трол вытер Беставит обрывком какой-то ткани, убрал меч в ножны, потом вымыл в близком море руки и лицо. Восстановил дыхание. И лишь после этого пошел между стоящих в удивительной неподвижности воинов, где имперцы были безоружны, а орденцы и стражники Крохана держали их под угрозой своих мечей. Он стал осматриваться. Внезапно он увидел того самого здоровенного сержанта, который носил цвета Даулов.

— Где Крохан? — спросил Трол. И тут же поправился: — Где Ибраил?

Взглядом, в котором сквозила неимоверная усталость, возникающая после смертельной опасности, сержант указал на пещеру.

— Они уволокли Визоя туда. Туда же пошел и капитан с лекарем.

Трол чуть было не сказал, что Ибраил не лекарь, но решил, что это сейчас не важно. Он пошел по песку в сторону пещеры. Тут тоже было с полдесятка орденцев и столько же разоруженных. По виду это были люди Кочетыря. Сам глава преступного мира Кадота лежал у странного каменного алтаря, расположенного в глубине пещеры, застыв в страшной, напряженной конвульсии. Конечно, он был мертв, как и все «червивые».

Хотя нет, не все, понял Трол. На этом алтаре, сделанном в виде пятиконечной звезды, в центре лежал Визой. Около него стояли Крохан и Ибраил. Ибраил спрашивал:

— Визой, у тебя осталось мало сил, скоро магия берсерка кончится, и ты…

— Знаю, — прошептал мечник, — я умираю.

— Скажи, где тебя заразили? Этим ты вернешь доброе имя…

Визой вдруг медленно усмехнулся, попросил:

— Снимите шлем… — Шлем был снят. — Нет, ничего уже не вернешь. Трол шагнул вперед.

— Если ты скажешь, где находится Убла, мы отомстим за тебя.

— Ты?.. — Визой помолчал. — Ты сильнее меня.

— Ну, так что? — спросил Крохан. — Визой, в честь нашей дружбы, в память…

Он не договорил, он не знал, что может быть значимо для человека, который сам вот-вот станет памятью для всех.

Молчание становилось долгим. Внезапно на губах умирающего выступили пузыри крови. Он уходил. И вдруг голосом, который, казалось, мог заглушить полет комара, но который услышали все, кто находился поблизости, преодолевая непонятную, немыслимую муку, Визой вдруг произнес:

— Бонма…

И тут же кровь струйкой потекла из уголка его рта. Крохан проглотил комок и провел рукой по лицу своего старого друга, закрывая ему глаза. Потом осмотрелся. Приказал:

— Ведите этих к остальным.

Трол вышел на небольшую каменистую площадку перед пещерой. Так и есть, именно отсюда открывался вид на маяк, который он считал в сознании принца. И вдруг на палубе «Косоклина» возникла какая-то суматоха, а потом с него стали спрыгивать люди. Это была команда.

И почти тотчас из недр корабля стал подниматься черный, густой дым. Уже через пару минут корабль превратился в огромный костер. Людей, плывущих от него к берегу, деловито, даже как-то хладнокровно стала вылавливать небольшая лодка, спущенная с «Мокрого клыка». Когда Трол с Кроханом подошли к берегу, она уже выгружала пленных моряков. Капитан Трапез, руководивший операцией, еще издалека доложил:

— Они рассказывают, что капитан «Косоклина» сошел с ума, упал, стал кататься, а потом вдруг схватил фонарь и поджег бочку с маслом.

— Значит, он тоже был заражен, — прокомментировал Крохан.

Трол лишь кивнул. Он тоже чувствовал, как реакция после сечи делает его вялым и чересчур спокойным.

И вдруг, стоило ему так подумать, как над водой бухточки разлился какой-то очень звонкий щелчок. Словно где-то очень близко порвалась тугая, натянутая как струна, веревка или ударили в большой восточный колокол с необычным тембром звучания.

Так умерла маскировочная магия этого места. Некто, кто поддерживал ее, может быть, много лет, прекратил ее действие. И сразу же радужная пленка, закрывающая выход в море, исчезла.

Трол подошел к Ибраилу, который, не делая остановки на отдых, сразу после смерти Визоя стал лечить раненых. Вправив сломанную в двух местах кость на левой руке очередного орденца, он поднял голову, ожидая вопроса.

— Ибраил, я не заметил: что произошло с имперским магом?

— Это был не маг, — ответил лекарь, принимаясь за другого раненого. — Есть такой трюк: подчиняют себе какого-то человека и через него ведут магические операции… На этом поле таким посредником был Гевит, как я и ожидал. А магом оказался… — Он выдернул застрявшую в легких великана стражника стрелу и тут же остановил кровотечение введенной в канал повреждения турундой. — Думаю, что Убла… Гевит умер со всеми «червивыми», когда Убла приказал им умереть.

— Кстати, я так и не понял, — заметил Арбогаст, который, сам раненный несколько раз, ждал, наблюдая, как его подчиненных пользует Ибраил, но уже не от недоверия, скорее по привычке находиться рядом с этими людьми, если с ними что-то происходило. Он был хорошим командиром, хотя и проиграл поединок с Визоем. — Я не понял, зачем он это сделал?

— Очень просто. — Ибраил обрабатывал уже разрубленную брюшину третьего воина, на этот раз кинозита. — Связь с «червивыми», очевидно, не обходится для их матки даром. Когда ты убиваешь кого-то, кто заражен червем, то этим ты повреждаешь и ее систему. — Он помолчал, что-то вспоминая. — В моих экспериментах, по крайней мере, было так. И чем плотнее эта связь, тем сильнее возможные повреждения.

— Так что, эту матку можно убить на расстоянии? — спросил Крохан. Как оказалось, он тоже стоял поблизости и все слышал.

— Такого, конечно, не позволят те, кто за ней ухаживает, — отозвался Ибраил. — Где бы она ни находилась. — Он развел руками, отказавшись что-то сделать с кинозитом. Достал каменный пузырек с каким-то питьем и капнул на губы раненого. Тот сразу перестал биться. Ибраил вздохнул и сделал охранный жест прощания. Поднялся на ноги, посмотрел запавшими от усталости глазами на Трола. — Связь с Визоем во время поединка была очень плотной. Убла сильно хотел тебя убить… Когда это не удалось, когда ты стал брать верх, твои удары по Визою приходились практически по матке червей. И чтобы она не погибла, пришлось отдать неизбежный приказ, иначе он мог и опоздать. Но это моя гипотеза, возможно, правда выглядит совсем по-другому. Все, уходите, мне нужно еще многое сделать…

— Последнее, — спросил Трол. — Как Приам?

— Ты вовремя вмешался. Он поправится, но я его предупредил — если он со своим старческим азартом еще раз полезет в драку, я его лечить не буду.

— Он воин, — высказался Крохан.

— Он был воином, — сурово посмотрел на него Ибраил. — А сейчас он старик. Вот бы и выбирал себе противников по силам, нет, его на Визоя потянуло!

Он махнул рукой, совсем как это делали все зимногорцы, и пошел работать дальше. Трол, Арбогаст и Крохан переглянулись. Арбогаст хмыкнул ему вслед, потом еще раз окинул взглядом поле боя.

— Кажется, из Зимногорья имперцев мы изгнали.

— На этот раз — да, — согласился с ним Крохан. — А что будет потом? Когда Убла восстановится, когда он снова начнет засылать к нам своих шпионов, или, еще хуже, заражать червями зимногорцев?

Трол посмотрел на него в упор.

— Крохан, неужели ты думаешь, что я остановлюсь, разгромив банду Гифрула и убрав Визоя?

— Залив Бонма, — проговорил Крохан. — Даже я знаю, что это где-то на Олавах. Но найти это место…

— Место, скорее всего, Трапез найдет. Но люди?.. — проговорил Арбогаст. — Осталось всего-то около десятка. Остальным — прямая дорога в лазарет.

Трол попытался выдавить из себя обнадеживающую улыбку, хотя губы после перенесенного напряжения были как чужие.

— Ну, десятка орденцев вполне хватит. Для разведки, конечно.

— Для разведки, — сокрушенно покачал головой Крохан. — Как же, так я тебе и поверил.

— Ну, может, не совсем для разведки, — ответил Трол, понимая, что капитан стражников говорит чистую правду. — Это уж как получится.

Глава 26

Вечером того же дня, когда еще не похоронили убитых, Трол стал требовать, чтобы они отплыли в залив Бонма, который после некоторых поисков по карте был вполне надежно найден капиталом Трапезом в одном из самых глухих уголков Олавского архипелага.

— Да я вас туда за три дня доброшу. — Капитан опасливо посмотрел на облака, какими-то очень низкими стаями проходящие над их головами, и добавил: — Ну, если не будет никакой магии и ветер не переменится.

Ветер не менялся, только набирал силу. К счастью, та дюжина уключин и весел, которые были сделаны в планширях «Мокрого клыка», позволяла еще выйти из бухточки, где они находились.

Но чтобы все как следует обдумать и на что-то решиться, Троя пошел к морю. Он попробовал остаться в одиночестве, но к нему то и дело подходили люди, чтобы спросить разрешения похоронить мертвых кинозитов или поставить в известность, например, о том, что в дальнем конце бухты обнаружены лошади, уведенные из «Голосистого петуха», которых имперцы зачем-то взяли с собой, может быть, как резервную провизию.

Сначала Трол удивился. Он вовсе не рвался в командиры, но потом осознал, что отношение к нему Арбогаста и Крохана, а пуще того — его победа над слывущим непобедимым Визоем сделали его лидером этих людей. И ему оставалось только принимать это как должное, изменить что-либо в сложившейся ситуации он теперь не мог, даже если бы захотел.

В последовавшем разделе кое-каких пожитков, продуктов и оружия имперцев и их прихвостней на то, что следовало отправить в Кадот и что можно было использовать тут, Тролу, разумеется, вместе с его конем, который даже не сразу узнал прежнего хозяина, немного торжественно подсунули мечи Визоя. Это были парные клинки удивительной красоты. Очень светлые, беленой полированной стали, они были сработаны далеко на юге, если не вообще за океанами, куда и плавать в последние столетия, после победы Империи на всех четырех континентах, перестали. На обоих были выгравированы причудливые буквы, которые тем не менее складывались в слова на койне. Большой праворучный меч, отлично сбалансированный, с небольшим утолщением в верхней четверти клинка, назывался Клунг. Чтобы им драться, приходилось или все время здорово работать кистью, или не останавливаться ни на мгновение, а крутить меч, не давая скиснуть его динамике. Второй, леворучный, Трол определил как Синкопор. Укороченный, едва ли с локоть длиной, с очень низким центром тяжести, устроенном за счет навороченной гарды, выкованной вокруг всего кулака, с петлями и ловушками для клинка противника, он был странным по форме — у гарды трехгранный, а в середине становился нормальным, рубящим, и даже каким-то слишком уж утонченным, словно был предназначен для выпадов.

Комбинация этих двух совершенно разных мечей показалась Тролу заслуживающей внимания, и он опробовал их, будто за весь день не намахался, а потом уже остановился с большим трудом. Это было отличное оружие, остроумное, изящное, красивое. Разность центровок позволяла усиливать удары за счет волны, перекатывающейся по рукам от одного меча к другому. Это была вторая причина, почему Визой не останавливался во время боя, он словно бы на коромысле весов переносил энергию от правой руки к левой — поразительная техника, которую Тролу следовало освоить. Понял Трол и почему Синкопор был у гарды выкован трехгранником — тут он служил для парирования меча, а всем известно, что трехгранная призма наносит мечу противника при столкновении наибольший вред, раскалывая его по тому же принципу, по какому колун колет поленья.

Трол вдруг почувствовал, что не в силах будет расстаться с этими мечами, хотя они и вызывали у него какую-то настороженность. Тем более что и Визой оставил в нем облачко непонятного мрака, которое Трол никак не мог разогнать… Но мечи были выше похвал, и, к счастью, их можно было не таскать на бедре, а просто упаковать в мешок, где Трол хранил флягу и кое-какие мази, добытые еще в Кадоте, чтобы его раны побыстрее подсыхали.

Приняв это решение, он отчетливо осознал необходимость и следующего шага. Он пошел к тому месту, где к погрузке на их корабль готовили раненых орденцев, пленных и коней. Тут уже находились все офицеры, переговаривающиеся негромкими голосами, даже Приам, покряхтывая, притащился на этот импровизированный совет, хотя был бледен как мел и Ибраил смотрел на него сурово за то, что старик вообще поднялся на ноги.

— Я хочу обсудить вот что, — начал Трол, едва ему стало ясно, что его слушают. — У нас есть два варианта — отплыть в Кадот, потом готовить долгую, очень долгую экспедицию в залив Бонма, собирать силы для осады и все такое. Потому что, пока мы будем валандаться, непременно упустим время, и Убла, несомненно, подготовит нам достойную встречу. И обязательно перепрячет червоцвет. А есть другой вариант — собрать всех, кто может еще носить оружие, и попытаться атаковать Ублу в Бонма как можно скорее,

— Но раненые? — спросил Арбогаст, и сразу стало ясно, что себя к раненым он не причисляет.

— Тут есть несколько человек, которые сумеют на лодке с «Клыка» добраться до Кадета и привести помощь. Всего-то и дел — ночь погрести, ну и объяснить там, что тут произошло.

— Кинозиты могут попытаться… — начал было Крохан, но не договорил.

— Хорошо, оставим легкораненых орденцев, — ответил Трол. — Чтобы удержать две дюжины связанных пленников, много силы не потребуется.

— Как-то это все слишком стремительно, — отозвался Приам. — Но этот твой вариант мне подходит.

— Тебя я как раз планировал оставить тут за главного, — отозвался Трол и смутился — вся эта фраза звучала слишком уж безапелляционно. — Ну, то есть я собирался предложить, чтобы ты… все-таки остался.

— Э-э, я не понимаю, — отозвался Крохан. — Ты не хочешь, чтобы мы получили подкрепление в Кадоте?

— Я не хочу нарваться на подготовленную засаду в заливе Бонма, в котором к тому же не будет того, что я хочу получить — матки червей.

Один за другим все стали посматривать на Ибраила. Тот выглядел усталым — чтобы блокировать магические трюки Ублы даже на таком расстоянии, потом оказать помощь почти трем десяткам раненых, потребовалось уйма энергии. Должно быть, поэтому он спросил:

— Что вы на меня смотрите?

— Ну, ты же у нас эксперт по Империи, — не очень тактично объяснил Крохан.

Ибраил вздохнул, подумал, наконец ответил:

— В том, что говорит Трол, есть смысл.

— То есть, если мы тут начнем действовать, как обычно поступают после сражения, то… — начал было Арбогаст, но докончить не успел.

— Я за поход на Бонма теми силами, какие у нас есть, — веско проговорил Крохан. — Э-э, очень не хочется гоняться за Ублой, если