загрузка...

Муж подруги (fb2)

- Муж подруги 770 Кб, 220с. (скачать fb2) - Екатерина Руслановна Кариди

Настройки текста:



Муж подруги Екатерина Кариди






глава 1



Описанные события вымышлены и не имеют под собой реальной основы, все совпадения случайны, имена и фамилии также вымышлены.

Люди теряют не друг друга, а прежде всего самих себя...

(Олег Рой)

Сегодня был удачный день, половина работ отобранных Аленой для выставки ушла влет, и среди них были даже два ее собственных коллажа. Домой она неслась окрыленная, идея устроить себе маленький праздник пришла спонтанно, достаточно было мельком увидеть рекламные щиты у торгового центра.

Но мест на открытой стоянке перед входом не оказалось, а нырять в подземную парковку Алена не хотела, неприятные ассоциации. Пришлось оставить машину за полквартала в переулке. Стоило ей отойти от машины и свернуть за поворот, сразу поняла, что зря, но возвращаться и переставлять машину уже не стала.

Дождь полил внезапно, хорошо еще, у нее с собой в сумке был зонтик. Добежала до больших автоматических дверей, свернула мокрый зонт и направилась к эскалатору. На нижнем уровне по правую руку вход в «О'Кей», туда-то ей и надо было. Хотела купить себе сухого мартини, оливок и бадью мороженого. Но прямо через атриум виднелась витрина "Синнабон", и что-то внутри ее в тот момент сделало выбор.

Потом Алена не раз жалела об этом. Но это было потом.

А сейчас она вошла в кафе.

***

- Аленка? Малышева?

Резко обернулась. Кристина Надеина, одногрупница, институтская подруга. В следующий миг они уже обнимались, захлебываясь междометиями. Больше трех лет не виделись.

- Вот ты где, потеряшка! - чуть отстранившись, воскликнула подруга. - Дай-ка я на тебя посмотрю!

- Ну, вот она я, - отшутилась Алена. - Это ты какими судьбами тут?

А Кристина заозиралась, словно ище кого-то в толпе, потом показала на дальний столик у стены и предложила:

- Пошли туда! Спокойно сядем, поговорим.

Взяли по кофе и булочке с корицей, уселись и одновременно задали один и тот же вопрос:

- Ты как? - И засмеялись.

- Ты первая, - проговорила Алена.

- Ой, я... - начала Кристинка, закатывая глаза.

В этот момент вдруг завибрировал лежавший на столе ее телефон. Экран вспыхнул, входящее смс.

- Подожди минутку, я сейчас... - Кристина стала быстро набирать ответное сообщение.

Такое странное чувство, Алена все не могла прийти в себя от неожиданности. Будто ничего не менялось, они по-прежнему болтают за кофе о своем о девичьем. Кристинка сверкнула на нее своими черными очами восточной принцессы и состроила гримаску, мол, я сейчас. Гаджет блюмкнул, смс-ка отправилась.

- Ну вот, теперь можно сидеть спокойно, - пробормотала она и улыбнулась. - А я замуж вышла, еще два года назад. А недавно вот, сюда перебрались. Ты как?

- Хорошо. Я уже три года тут, - ответила Алена, обводя рукой зал кафе, как будто это был весь город. - Работаю в Художественной галерее, организовываю выставки.

- Да ты что? - рассмеялась подруга. - Ну надо же! Кто бы мог подумать... Хотя, да, тебе же никогда не нравилась перспектива стать бухгалтером! И хорошо платят?

- Не жалуюсь, у меня еще процент с продаж. Хватает.

Кристина покачала головой.

- Ты тогда так неожиданно уехала, прямо посреди семестра. Никто так и не понял, почему.

- Ага, - Алена отвела взгляд и криво улыбнулась, шевельнув пальцем чашечку кофе, вспоминать об этом ей сейчас точно не хотелось. - Расскажи лучше, как ты. Замуж, говоришь, вышла?

- А я сразу после института устроилась бухгалтером в одну фирму.

Надо же, вроде так обыденно, а прозвучало заговорщически до предела. Алена даже невольно придвинулась.

- Ну, и так уж получилось, что я вышла замуж за нашего шефа.

- Ну круто! Настоящий служебный роман, - рассмеялась Алена. - Надеюсь, он не старый, лысый и пузатый?

Ну да, немножко троллинг. Но сколько Алена знала подружку, той всегда нравились парни со старших курсов, а последним увлечением был препод по информатике.

- Пфффф! Ты что? Скажешь тоже, моему мужу нет еще и тридцати! - притворным возмущением сверкнули черные глаза подруги, она рассмеялась.

- Ладно-ладно, - примирительно вскинула ладони Алена. - А сюда-то какими судьбами?

- Муж решил перебраться, у него тут какие-то подвязки, расширять бизнес будет. Месяца нет, как переехали, у нас квартира в... - и назвала адрес.

Алена поразилась.

- Так мы соседи, получается, я там же, через дом живу.

- Да?! Ну вот и классно! - просияла та. - Аленка, это просто чудо, что я тебя сегодня встретила!

Действительно чудо, вот так случайно встретиться в миллионном городе.

Она только собралась ответить, как взгляд подруги вдруг сфокусировался на чем-то и неуловимо изменился. Алена хотела обернуться посмотреть, что взволновало подругу, но в это время за ее спиной раздался голос:

- Где ты ходишь? Я три часа тебя ищу.

Сухой, недовольный мужской голос. Чуть глуховатый, низкий и с хрипотцой.

Алена похолодела, она узнала бы этот голос из тысячи.

глава 2



Мысли заметались. Исчезнуть, испариться, что угодно, только бы избежать.

А Кристина поднялась ему навстречу и Алену за собой потянула.

- Влас.

Черт-черт-черт! Надо было хоть имя спросить, за кого Кристинка вышла...

- Я подругу встретила, в институте вместе учились. Познакомься, это Алена Малышева!

Выбора не было, Алена повернулась. Даже сумела изобразить нейтральную улыбку. И только потом подняла взгляд. Ведь оставалась еще надежда, что просто голос похож, что ошиблась.

На первый взгляд могло бы показаться и так, этого холодного мужчину в деловом костюме она не знала. Но только на первый взгляд. Глаза. Темно-серые с черным ободком по краю радужки, уголки опущены книзу. Их не узнать было невозможно. И взгляд. Тяжелый, он как будто проникал в душу, прожигал ее насквозь.

Мажчина неуловимо напрягся. В глубине его глаз мелькнуло странное выражение, какая-то зловещая искра. Уголок рта дернулся.

- Рад знакомству, - сухо проговорил он, склонив голову, и повернулся к жене. - Жду тебя в машине.

Не глядя кивнул обеим, повернулся и ушел.

Как будто ветер обдирающий до костей пронесся.

***

Алена почувствовала себя так, словно ей в легкие плеснули огня и окунули под лед. Рядом что-то говорила Кристина, она просто не слышала. Хотелось исчезнуть, оказаться как можно дальше от неожиданно настигшего ее прошлого.

Наконец голос подруги пробился в сознание:

- Аленка, ты извини, нам сейчас еще в офис. Я тут забегалась с покупками, а он в машине ждал, наверное, потому такой злой, - она состроила гримаску, вытаращила глаза и махнула рукой. - Уффф, ничего страшного, пробздится и успокоится. Давай сегодня вечером встретимся?!

- Сегодня я не могу, - машинально ответила Алена.

- Ну хорошо, тогда завтра? Созвонимся и встретимся завтра! Завтра после работы. После работы тебе же норм?

Надо было ехать мимо. Видела же, что мест нет на парковке, вот и надо было мимо ехать. А не тащиться в этот "Синнабон", будь он неладен.

- Аленка, что ты молчишь?

Алена прикрыла глаза.

- Да, созвонимся.

- Ну вот и хорошо! - обрадованно выдохнула подруга. - Мне без тебя никак! Загнусь тут от одиночества.

***

Кристина убежала, а она еще какое-то время стояла там, словно в трансе. Потом тоже ушла. Чтобы как-то стряхнуть с себя это дурацкое состояние, решила таки спуститься в «О'Кей». Да лучше б она сразу туда спустилась!

Впрочем, что теперь-то. Чему быть, говорят, того не миновать. Взяла тележку, покатила по рядам. А перед глазами все сливается. И голос его звучит в голове. И этот взгляд.

Остановилась, оперлась о тележку, замерла. Проговорила наконец про себя то, что набатом стучало в висках и глушило все остальное.

Забыл, не узнал. Забыл - и славно.

Что их могло связывать? Ничего. Особенно теперь.

***

Зрение ушло внутрь себя, назад, в глубину, куда она теперь не заглядывала, потому что там осталась другая жизнь.

Тогда была осень, начало четвертого курса, Алена бежала с пар, настроение приподнятое. Заскочила в метро, ей ехать было всего одну остановку. Спустилась вприпрыжку по эскалатору и нырнула на платформу, быстрее к дверям уходящего поезда, успеть, пока не закрылись перед носом.

А навстречу поток. Она ловко протиснулась бочком, уминая собой и без того уже плотную человеческую массу, заполнявшую вагон метро. Влезла.

- Осторожно, двери закрываются, - прозвучало как раз, когда обратным движением людской волны ее начало выталкивать наружу и мягко приплюснуло к стеклу.

Успела. Одно омрачало, пока продиралась в толпе, зацепилась то ли за чей-то рюкзак, то ли еще за что-то, толком не поняла в спешке. Но колготкам наверняка капец. А и не посмотришь, тесно так, что шевельнуться невозможно. Пришлось терпеть.

Следующая остановка была ее. Двери открылись, и Алена тут же смогла убедиться в худших своих подозрениях. Дыра на колене зияла звездой, а от нее ползли вверх и вниз петли. Ага, это только в рекламе колготки не рвутся.

Выглядело эпатажно, авангардно и... кошмарно это выглядело.

Но в следующую секунду она уже была на платформе и, стараясь не смотреть по сторонам и не думать, что все, кому не лень, будут пялиться на ее драные колготки, гордо пошла к выходу. Из стены, отделанной переливчатым серым мрамором, консольками выходили скамьи. На одной из них сидел парень. Даже скорее, молодой мужчина.

Алена еще издали его взглядом выхватила и тут же постаралась отвести глаза. Он сразу инстинктивно не понравился, от него веяло опасностью. Еще и как-то странно на нее покосился. Насмешливо. А потом скрестил руки на груди и отвернулся в другую сторону, как будто ждал кого-то.

Крепкий, спортивный, джинсы хорошо обрисовывали развитые мышцы. Черная обтягивающая футболка под джинсовой курткой, черная вязаная шапочка надвинута до бровей. А взгляд темно-серых глаз с черной каймой вокруг радужки тяжелый и слишком цепкий.

От таких типов надо держаться подальше, если не хочешь влипнуть в неприятности.

Все это пронеслось в голове за секунду, она уже почти прошла мимо. И в этот момент он неуловимым текучим движением выставил в проход ногу. Алена запнулась и чуть не полетела носом.

А в следующее мгновение она уже сидела у этого типа на коленях. От неожиданности совсем растерялась, уставившись в его глаза, оказавшиеся вдруг слишком близко. Губы парня насмешливо изогнулись, рука, которой он ее держал, дернулась, прижимая Алену к крепкому, словно стальному, телу. А вторая рука опустилась на ее драную коленку. Большая сильная мужская рука, длинные пальцы. И что самое идиотское, от его ладони на коже жар и сразу побежали мурашки.

Парень ухмыльнулся, а Алена готова была провалиться сквозь землю от стыда за свою дурацкую реакцию. Разозлилась, забарахталась.

- Отпустите меня! - зашипела она, отталкивая его и с досадой оглядывая опустевшую платформу.

Через полминуты здесь снова будет толпа, но сейчас как назло, на платформе маячило всего несколько человек, и все они усиленно смотрели в другую сторону. Парень тихонько засмеялся, с явным превосходством, как будто все ее мысли и чувства читал. Медленно провел рукой по ее коленке и только после этого выпустил.

Боже, с какой скоростью она потом мчалась вверх по эскалатору! Боялась оглянуться. А в ушах все стоял этот его смех.

Про свои драные колготки Алена не вспомнила, пока дома не оказалась.

Это и был он. Влас Подгорский.

С тех пор он регулярно подкарауливал ее в метро. И что она только ни делала, как ни путала следы, находил. Возникал, словно ниоткуда. Умудрялся перехватить ее. Как это поначалу бесило! А потом...

Был какой-то дикий, безумный, тайный роман. Ее словно выкинуло тогда из нормальной жизни, потому что это и была настоящая ЖИЗНЬ. Но все разом кончилось.

Случилось то, что случилось. А она просто порвала со всем, что ее связывало с прошлым и уехала.

Что у них было общего?

Ничего.

Кроме ребенка, который мог быть... Но не родился.


глава 3



- Девушка, вам плохо?

Парень в униформе супермаркета участливо на нее уставился.

- Нет, все в порядке, просто запах не выношу... - очнулась Алена, обнаружив себя у стеллажей со стиральными порошками.

Молодой человек оглядел ее с легким сомнением, дежурно улыбнулся и удалился, а Алена покатила тележку дальше. Вроде и настроение на ноль сползло, и злость на себя такая. Хотела же себе устроить праздник! Вот и устроит.

Зацепила универсальных моющих средств для пола, плитки, окон, посуды, новую швабру. Потом зачем-то взяла мешок картошки, лук, морковку, фасоль консервированную, всего по мелочи. В хозяйстве пригодится. И кофе. Должно же было остаться хоть что-то из того праздничного списка, который она себе составила.

Получилось два здоровых пакета. И ей пришлось теперь тащиться с ними полквартала, да еще под дождем. Злющая и подмокшая, потому что трудно держать одной рукой и тяжеленные пакеты и зонт, она уже почти добралась до машины, когда ожил и завибрировал ее телефон.

Кое-как, чертыхаясь, открыла одной рукой, забросила пакеты, влезла и наконец выдохнула. Вытащила телефон, посмотреть, что там ей пришло.

Сообщение от Кристины. Алена даже не стала читать.

И отвечать ничего не стала. Может быть, это и наивно, не замечать проблему и надеяться, что само рассосется, но именно так ей сейчас и хотелось думать. Сказать себе:

- Я в домике.

И пусть все остальное идет стороной.

А больше всего хотелось домой. Закрыться в своей квартирке, спрятаться и привести в порядок мысли.

***

Дома было тихо. Алена прошла со своими пакетами на кухню и села, как была, даже пакеты из рук не выпустила, а просто поставила на пол. Посидела, прикрыв глаза. Потом разом встряхнулась, встала, начала разбирать.

И зачем только набрала столько лука и картошки, спрашивается? Распихала все кое как, занялась моющими. Разложила по шкафчикам, выбросила старую швабру, раз уж купила новую.

Что угодно, только не думать, что теперь ей с ЭТИМ делать.

Потом плюнула на все, сварила себе кофе, присела с ногами на подоконник.

В конце концов, ну что такого случилось, откуда у нее эти панические мысли? Сбежать, бросить свой дом? Какого черта?! У нее все хорошо! Вот и надо успокоиться.

Эту небольшую уютную однушку Алена взяла в ипотеку два года назад, а до того почти год жила на съемных. Наверное, так бы и жила до сих пор, просто повезло, в наследство от бабушки досталась доля от ее квартиры и старый домик в деревне, да еще родители деньгами помогли. Хватило на первый взнос и на подержаную машинку.

Родители вообще, здорово помогли. В основном тем, что вмешиваться в ее жизнь не стали.

Первое время на новом месте было тяжело. Работала. Сначала, кстати в супермаркете. Доучиваться она так и не стала, понимая что не ее это, вместо этого занялась тем, что ее с самого начала привлекало. Еще в школе Алена занималась в художке, но тогда как-то не срослось, а тут пошло.

Теперь у нее был свой маленький бизнес в сети. Коллажи, рекламные баннеры, обложки и постеры. Платили не много, но зато она наработала себе имя, и вместе с основным доходом от продаж в галереее получалось неплохо.

Жизнь наладилась, стала четкой.

И тут этот привет из прошлого.

Нет, ну честно. Почему это должно ее так беспокоить?

Потому что!!!

Достаточно было на секунду вспомнить его лицо! И этот нехороший взгляд!

Алене было страшно на него смотреть, страшно, что не выдержит и сорвется. А тут Кристина... Если бы она с самого начала была в курсе, одно. А рассказать все как есть сейчас, значило бы испортить отношения или поставить под угрозу счастливый брак подруги.

А ей самой? Чего Алене стоило успокоиться, забыть, перестать рыдать ночами. Не просыпаться в слезах и не искать его взгляд в толпе. Потому она и уехала тогда. Слишком невыносимо, слишком свежи воспоминания.

У нее и сейчас пекло потерей сердце. Но... Это все было и прошло. Сегодня он увидел ее и не узнал. Вот и хорошо.

Так, получается, дело только в ней?

В ней самой... Неприятное открытие. Алена поправила прядь волос, сползавшую ей на нос, повертела в руке опустевшую чашку от кофе, слезла с подоконника и поставила чашку в мойку. Взглянула рассеянно в окно. Наверное, ей просто лучше уйти в тень, не отвечать на звонки и смс, глядишь, подруга сама о ней забудет? Так будет лучше? Возможно...

Но не успела она эту мысль додумать, как снова ожил телефон. Опять смс, опять от Кристины. Алена посмотрела на экран и ушла работать.

***

У нее был заказ на рекламный баннер и обложку к роману. Там героиня, судя по тому, что ей прислали в техзадании, чем-то походила на нее. Такая же светловолосая и... такая же как она тогда, малолетняя дура-брошенка. Алена искала подходяще лицо по стокам, но все не то. Не то выражение, не тот ракурс, улыбки эти идиотские. А потом вдруг пошла и наснимала себя. После обработки ее лицо на снимках неожиданно стало выглядеть каким-то до странности незнакомым и одновременно...

Еще одна смс. Уже пятая по счету.

Каждый раз Алене казалось, что эти неотвеченные сообщения вытягивают их нее жилы. Смотрела с минуту на экран гаджета, потом усилием воли заставила себя вернуться к работе.

И тут телефон снова ожил, на этот раз входящий вызов. Алена не выдержала, взяла.

- Аленка! - понеслось из трубки. - Ты чего не отвечаешь? Обиделась?

Вдруг почему-то стало стыдно.

- Нет. С чего ты взяла? - с усилием проговорила Алена.

Подруга затарахтела снова:

- А почему не отвечаешь? Я тебе уже задолбалась набирать!

- Я просто телефон в машине забыла, - пришлось соврать по-быстрому.

- А я уж думала, ты на меня из-за Власика обиделась! Он не со зла, ты же знаешь этих мужиков.

От этого домашнего «Власика» так стало больно на душе... Ну да, он же ее муж. Алена вмиг ощутила себя ущербной идиоткой. Она прокашлялась и ответила:

- Да нет, что ты. Просто не видела.

- Да? Ну вот и хорошо! Так я чего звоню, сегодня приезжает Игорь, будет проездом два дня. Я ему рассказала о тебе, - заливалась подруга. - Прикинь, мечтает с тобой увидеться!

Игорь Надеин, ее двоюродный брат. Алена знала, что он неровно к ней дышал, Кристинка в свое время все уши ей про него прожужжала.

- Есть предложение собраться вчетвером сегодня вечером! Ну так что? Ты как, а? - не унималась Кристина.

- Хорошо, - обреченно проговорила Алена, потому что иначе это никогда не закончится.

- Ага! Тогда диктуй номер дома и подъезд, в половине восьмого мы за тобой заедем!

Алена продиктовала на автопилоте и отключилась.

Минут пять рассеянно смотрела в пространство, стараясь не ощущать, как болезненно сжимается сердце. Потом взглянула на часы. Около пяти...

Может, оно и к лучшему. Увидеться с ребятами, посидеть, расслабиться. В конце концов, раз дело только в ней, она как-нибудь выдержит один вечер и не испортит общего веселья.


глава 4



Хорошо. Раз дело только в ней, значит, беспокоиться не о чем?

До времени, назначенного Кристиной, оставалось больше двух часов. Еще минут сорок Алена пыталась работать, потом пристально посмотрела на коллаж. Опять не то. Вернулась к первоначальным снимкам, ускользало что-то, но теперь уже и не поймать. В итоге свернула все и выключила ноутбук. Все равно, когда все подрагивает внутри от нарастающей тревожности, сделать что-то путное невозможно.

Залезла в ванну. Лежала в горячей воде, закрыв глаза. Потом одним махом поднялась, вымыла и высушила волосы. Надо было еще выбрать, что надеть. Ей не хотелось выглядеть как-то по-особенному, но, с другой стороны, в голове подсознательно все время вертелась мысль...

Как только Алена поняла, о чем думает, сразу прекратила бесцельно перебирать вешалки. Схватила первое попавшееся платье и закрыла шкаф.

Оглядела себя в зеркале, неброско, не вызывающе. Она и не хотела привлекать к себе внимание, ведь правда? Темное платье футляр до середины колена, туфли на невысоком широком каблуке. Привычно, она нередко так в галерею ходила в дни выставок. И все-таки, сегодня она выглядела необычно. Наверное, всему виной лихорадочный блеск глаз, выдававший ее состояние.

Черт, еще и рот от волнения не закрывался. Дурацкая привычка с детства. Немного косметики тоже не скрыло нервозность. В общем, что есть.

Зазвонил телефон. Она как раз подкрашивала губы, от неожиданности дернулась и чуть не измалась.

- Аленка! Мы уже внизу, ждем тебя, выходи, - пропела в трубку Кристина.

- Иду, - проговорила Алена.

Оглядела на всякий случай дом, выключила везде свет и вышла со странным чувством, как будто на зыбкую почву ступает.

***

Все от нервов, сопела она, пока ехала в лифте, понимая, что надо взять себя в руки и казаться равнодушной. Или, вернее, радушной. Черт, вконец запуталась.

Увидев их троих, растерялась еще больше. Честно говоря, чуть не повернула обратно, но Кристинка махнула рукой, чтобы шла к ним. Аленка помахала в ответ. В конце концов, какого черта? Гулять, так гулять!

Пока шла, невольно уставилась на обоих мужчин. Они стояли рядом и были чем-то похожи. Сложением, ростом, даже повадкой. Только Влас темноволосый, а Игорь светлый, как сама Алена, русый. И Влас чем-то напоминал волка, а Игорь...

Короче, он уступал ему во всем, так ей показалось.

Но сейчас Влас не смотрел в ее сторону. Стоило ей выйти, сразу перевел взгляд на дом, у Алены даже мелькнула дикая мысль, что он высматривает именно ее окно, от этого почему-то стало не по себе, как ошпарило. Размышлять долго на эту тему не пришлось, потому что Игорь пошел ей навстречу.

- Привет, потеряшка! Не забыла еще нас? - проговорил он, широко улыбаясь, обнял и как-то слишком по-хозяйски поцеловал.

- Привет, - пробормотала Алена, стараясь отстраниться.

Потому что была в этом какая-то показная нарочитость, что ли. И потом она прямо кожей снова ощутила это. Как тогда в кафе. Будто обдирающий до костей ветер пронесся. Недовольство Власа.

- Ну ты идешь? - спросил он, поворачиваясь к машине.

Вопрос явно адресовался Игорю. Так, словно ее здесь нет. Может, она и хотела, чтобы ее не замечали, но такое открытое пренебрежение задело.

- Сейчас, брат! - засмеялся Игорь. - Дай хоть на свою девушку посмотрю.

 Какого черта?! Алена чуть не подавилась, только этого не хватало! Спина Власа закаменела, он дернулся, порываясь обернуться. Но тут вмешалась Кристина, затарахтела:

- Ой, ребята, пошли скорее! Вы не представляете, чего мне стоило этого медведя из дому вытащить! - схватила обоих под руки и потянула в машину.

При этом они с Игорем как-то двусмысленно переглянулись и захохотали. На своей волне.

Она даже сама не поняла, почему, но в тот момент это показалось Алене странным.

***

Пока ехали, мужчины говорили о делах, вернее, говорил Игорь. Он время от времени поворачивался к ним и подмигивал, а Влас молча вел машину. Алене опять казалось, что его недовольство ощущается кожей.

Она притихла сзади, не слушая Кристинкину болтовню, и смотрела в окно, пытаясь осмыслить то, что сейчас узнала. Оказывается, Игорь и Влас давно знакомы? Странно, она этого не знала. Впрочем, она о нем вообще ничего не знала. Или знала слишком много...

Некстати нахлынули воспоминания, Алена погрузилась в них и не заметила, когда машина остановилась.

- Приехали, просыпайся, принцесса! - засмеялся Игорь, открывая ей дверь.

Кристина уже стояла снаружи, поправляя пышную юбку и стрелки на чулках.

- Я просто задумалась, - проговорила Алена, выходя из машины.

Влас презрительно хмыкнул и отвернулся, а потом, никого не дожидаясь, пошел ко входу в кафе.

глава 5



Она была уверена, что выдержит?

Прошло всего полчаса, как они сидели в кафе, а нервы у Алены уже были натянуты, как струны на арфе.

Игорь уселся рядом с ней, и все норовил положить руку ей за спину и приобнять. Она специально села, подавшись вперед, и положила локти на стол. А муж Кристины... Алена сознательно не называла этого человека по имени. По-прежнему ее игнорировал,  зато теперь он участвовал в общем разговоре. В основном, конечно, перетирал какие-то деловые вопросы и перешучивался с Игорем на том малопонятном языке, на котором умеют общаться мужчины, чтобы показать девушкам, на сколько те им не интересны.

Наверное, это было даже хорошо. Ей надо было всего лишь подождать еще немного, еще полчасика, а потом, сказавшись тем, что завтра на работу, вызвать такси и уехать домой. А они пусть хоть до утра тут сидят и обсуждают свои дела.

Но именно в этот момент Игорь тоже подался вперед и как бы случайно обнял ее и прижал к себе.

- Чего скучаешь, Аленка? Моя девушка не должна скучать!

Высвободиться из его цепких объятий стоило определенного труда, и это уже стало слегка напрягать, любая шутка имеет свои пределы. Алена отодвинулась, тряхнув волосами, и быстро ответила:

- Я не скучаю. И я не...

- Да, Игорек... Девушкам никак нельзя скучать! - раздался язвительный голос Власа. - Их вообще нельзя ни на минуту оставлять без внимания.

Как плетью хлестнул. Теперь он смотрел ей прямо в глаза. И снова этот нехороший огонь во взгляде.

Алена аж задохнулась от неожиданности, потому что сейчас он был тем Власом, которого она знала. Слетела на миг с него холодность, а изнутри поперла опасная сила, которая всегда влекла ее к нему неотвратимо. Все это разом отбросило Алену назад, туда, где они были вместе. Но...

Она уже поняла, что Влас ничего не забыл. И теперь, глядя Алене в глаза, он издевался над ней.

Давай, расскажи все, кричали его глаза.

Слабо? Признайся!

Волной поднялась дикая злость на него и обида. Вот значит, как?! Это он будет говорить ей? Он?! Ей?! Казалось, ее сейчас разорвет, слова уже дрожали на кончике языка, но в этот момент вмешалась Кристина:

- Вот именно! Девушкам нельзя скучать! А вы своими разговорами о работе достали!  Совсем совесть потеряли, как будто нас здесь нет. Думаете, не найдем без вас развлечения получше? - сверкнула черными глазами и дерзко повела плечом.

- Ну что ты, сестренка, - засмеялся Игорь. - Влас, они нас сделали!

У Власа по лицу скользнуло странное выражение, ухмылка кривоватая, как будто судорога прошлась.

- Вот именно! - выпалила Кристина и, схватив мужа руку, потянула из-за стола. - Пошли танцевать!

Алена невольно сглотнула, глядя им вслед. Запал так и не стух, она даже не обратила внимания на то, что Игорь слишком уж по-хозяйски ее к себе прижимает и шепчет на ухо:

- Пошли?

Какой-то странный кураж разлился в крови. А злость только вздернула ее изнутри.

Все это напоминало спектакль, в котором она невольная участница и зритель. Много непонятного, оно отзывалось какими-то смутными догадками из прошлого. Это задевало, оставляло неприятное чувство недосказанности. Но больше всего ей хотелось размазать, стереть ту презрительную ухмылку с физиономии Власа.

- Пошли, - сказала Алена и встала первая.

Игорька тоже, кстати, следовало поставить на место. Она ловко выскользнула из его хватки и вдруг подумала, что из руки Власа никогда не могла так легко вырваться. Он...

Он теперь танцевал со своей женой. Они чужие друг другу люди, и хватит об этом.

- Игорек, - проговорила Алена, когда он снова постарался сгрести ее в охапку. - Я очень рада тебя видеть. Но.... Я не твоя девушка, и никогда ею не была. Мы оба это знаем. К чему сейчас все это?

Парень отреагировал странно, сначала бросил непонятный взгляд в сторону своей двоюродной сестры. Алена проследила этот взгляд. Кристина закивала ей, показывая глазами на Игоря, и подняла вверх большой палец. Мол, молодец, так держать. Вот же... сводня.

И тут уже Влас, стоявший до этого спиной, резко развернулся, подталкивая Кристину. Ну и лицо у него было. Холодная ненависть, а взгляд, казалось, готов был разрезать пополам.

А Игорь засмеялся, рука на ее талии сжалась, вдавливая в себя.

- Ты же просто не пробовала, - вкрадчиво сказал он, проводя языком по губам. - Попробуй, гарантирую, тебе понравится, м?

Снова пламенем взметнулась в душе ярость. Спектакль? Кому это нужно, с какой стати? Но ничего, мы тоже умеем прикидываться!

Сейчас, когда Игорь вел себя так, Алене хотелось его послать. С другой стороны, она давно и хорошо знала его, столько же, сколько и Кристину. И однажды он здорово ей помог. В общем, послать его не получалось, но осадить надо было. А заодно получить информацию.

Как раз сменилась музыка, заиграли жгучую мелодию латино. Очень кстати, Алене давно хотелось разорвать тот вязкий клинч, в который он ее затягивал. Она завертелась вокруг Игоря и как бы невзначай спросила, взглянув в сторону Власа:

- А ты давно знаешь мужа Кристины?

Брови его шевельнулись, в глазах промелькнуло странное выражение. Он словно говорил, не волнуйся, я твою тайну не выдам.

- Давно, - ответил Игорь, откидывая голову.

Алена притворно поежилась,чего не сделаешь, ради информации.

- Просто, он мне кажется таким неприятным типом...

Игорь искренне расхохотался и снова притянул ее к себе. И в этот момент Влас, как будто услышал, напрягся, резко сбросил с себя руки Кристины и внезапно оказался прямо перед ними.

- Пойдем, покурим?

глава 6



В какой-то момент Алене показалось, что эти двое сейчас сцепятся, слишком уж веяло от Власа какой-то неуправляемой дикой силой. Но Игорь неожиданно рассмеялся, мягко отстранился от Алены и сказал:

- Пойдем.

Мужчины вышли из зала на улицу, а Алена застыла, глядя им вслед.

- Ален, - сзади неслышно подошла Кристина и взяла ее за руку. - Пойдем в туалет сходим.

- А? - оглянулась на нее Алена.

Вся показная веселость сошла с лица подруги, она выглядела какой-то подавленной и сосредоточенной.

- Да, пойдем, - проговорила Алена, понимая, что ничего не понимает.

Стоило им войти, Кристина сразу метнулась к раковине и оперлась руками о столешницу. Склонила голову, задышала часто.

- Что с тобой? - озабоченно спросила Алена.

Она решила, что той плохо. А Кристина вдруг повернулась к ней, глаза какие-то отчаянные.

- Ты видишь, он какой? Аленка, ты видишь? Он же как камень!

И слезы блеснули. Алене даже растерялась сначала, такой контраст был с тем, что подруга на людях демонстрировала. Она попыталась ее утешить, одновременно чувствуя нечто, весьма похожее на удовлетворение.

- Ну что ты, перестань. Ты же знаешь этих мужиков, им все дела да дела... - говорила, а сама словам своим не верила.

А Кристина вдруг бросилась ей на шею. Стиснула руками и зашептала:

- Нет. Он всегда такой каменный. Всегда. И не расшевелить его! - затрясла головой. - Не расшевелить!

Алене стало не по себе, как будто она во что-то страшно интимное без права вторгается. И стыдно за свое низменное побуждение обрадоваться.

- Да ладно тебе, перестань, - Алена нервно рассмеялась, и стала гладить подругу по спине. - Все хорошо. Просто с Игорем покурить вышли.

Кристина снова закивала, еще крепче ее стискивая. Алене стало жаль ее и черт... совсем неудобно своих чувств.

- Перестань, - пробормотала она. - К тебе брат приехал. Что он подумает?

- Да, брат... Игорь уезжает послезавтра. Как он тебе, Аленка?

Кристина оторвалась от нее и теперь жадно вглядывалась. Вот это было и неприятно, и лишнее.

- Я рада его видеть, ты же знаешь, - сдержанно ответила Алена.

Но не более. Этого не прозвучало, но видимо, Кристина уловила ее эмоции, потому что во взгляде мелькнуло разочарование. И сразу исчезло. Она снова обняла Алену, прижалась и повторила:

- Игорь уедет послезавтра. А я опять останусь с ним одна. Аленка, у меня же тут никого, никого, понимаешь? А он - каменный. Ты же не бросишь меня тут одну? Аленушка... Не бросишь?

Хотелось Алене спросить, какого она выходила за Власа замуж, если он такой каменный, но какой теперь в этом смысл? Тоска взяла изнутри. Стыдно, горько. И Кристину жалко. И себя. Но все в прошлом.

- Конечно не брошу, о чем ты? - вполголоса проговорила она, отстраняя подругу. - Но, знаешь, давай мы в следующий раз будем встречаться сами?

Потому что ЕГО видеть ей совсем не нужно. Ни к чему это, растравлять душу. Больно.

Кристина как-то странно на нее взглянула, кивнула и прерывисто вздохнула. А потом вдруг снова положила ей руки плечи и стала заглядывать в глаза:

- Аленушка, а ты присмотрись к Игорю. Если что... Он бы тоже сюда перебрался, мы бы все вместе рядом были?

На этом терпение Алены кончилось.

- Давай вернемся в зал, а то ребята, наверное, уже нас потеряли.

***

Мужчины в это время стояли снаружи. И что бы ни показалось в тот момент Алене, бить друг другу морды они не собиралась, не первый день знали друг друга. Игорь курил, поглядывая искоса в сторону Власа, и что-то в уме прикидывал. А Влас...

***

Он задыхался. Задыхался там в зале рядом с ней.

Когда увидел ее днем рядом с Кристиной, мгновенно узнал со спины. У него был шок, думал, сердце выскочит. Еле что-то выговорить смог, сам не слышал свой голос. Все с жадностью ждал, когда она обернется. Увидеть ее лицо.

Увидел. Она сделала вид, что не узнала его.

В тот миг показалось, почернело все. Заплыло черной ненавистью, ядом, испохабилось.

Как можно с таким невинным лицом предавать и лгать? Как можно?!!

Сидел за столом, не мог на ее смотреть.

Хотелось схватить за волосы, бросить на колени и вбиваться членом ей в горло. Трахать ее лживый рот, за то, что она сделала. Сука лживая!

И хотелось обхватить ее колени, уткнуться лицом и завыть.

Что она сделала. Как она могла. Как...

Как будто мир умер вокруг нее.

Он же как-то жил, приноровился... А теперь не было ничего, кроме нее. Ее дыхание ему слышалось, голос, смех. Запах забивался в легкие. Рядом стоял Игорь, его он готов был прибить. Но смысл?

Осыпалось пеплом все.

- Пошли в зал, - проговорил Влас сквозь зубы и вошел первым.

глава 7



Остаток вечера вышел какой-то скомканный.

Разговор с Кристиной отпечатался у Алены в сознании неприятной двойственностью. И это здорово угнетало, хотелось зажать виски руками, закрыть глаза и кричать, пока не выкричится.

Потому что уже совершенно иначе выстраивались в голове цепочки. Всплывало это проклятое «если бы». Если бы все случилось не так, если бы у них был шанс...

Нет! Нет и нет. Есть вещи, усвоенные с молоком матери. Нельзя брать чужого. Нельзя...

Желать мужа подруги.

Даже если у них не ладится. Даже если он ее не любит. Все равно. Это - чужое. Чужого брать нельзя! Да и о чем, вообще, можно было мечтать, на что надеяться, когда он смотрел на нее с такой ненавистью, как будто она насекомое?! Себя не уважать!

Забыть ту боль, что он ей принес, нельзя. Вырвать его к чертям. Вырвать из сердца с корнем. Похоронить все это!

А не получается... не получается. Потому что проклятый червяк сомнений все равно поднимает голову в душе. Ничего нет и быть не может. Но именно потому сердце снова и снова, как утопающий за соломинку, цепляется за идиотскую несбыточную надежду. Это сколько нужно обжигаться, чтобы уж окончательно сгорело все? Не осталось ничего, даже пепла.

Обожженной рядом с ним она себя и чувствовала. И все равно внутри эта проклятая дрожь, что все еще может повторится.

Кристина что-то там шутила, громко смеялась, что-то говорил Игорь. Алена сидела молча и даже не вслушивалась. Все это пошло далеким фоном, а наперед вылезла головная боль. И это было хорошо, она даже обрадовалась. Как будто организм сам принял меры, защищая ее, а боль физическая помогла отбросить наваждение, настроиться на нужный лад и привести в порядок мысли.

Посмотрела на часы, время было начало десятого. Посидела из вежливости часик, вот и довольно.

Алена извинилась и ушла в туалет. Надо было вызвать такси, при них не хотелось. А потом по-быстрому попрощаться со всеми и уехать. Вырваться из этой давящей атмосферы. Тем более что у нее действительно болит голова, а завтра рано вставать на работу. Пока шла туда, честно, мечтала только о горячей ванне, улечься в нее, закрыть глаза и забыться. Хорошо...

***

Стоило девушке уйти, за столом тяжелой ватной подушкой повисло молчание. Кристина уткнулась в свой стакан, а Игорь, проводив Алену взглядом, повернулся к Власу. У него было еще одно предложение.

Щекотливое, но ради этого, собственно, все и затевалось. Надо было подготовить почву, зная тяжелый, как говорила Кристина, каменный характер Власа, он мог и не скушать. А Игорю нужно было, чтобы Влас вписался в это дело.

И тут он увидел. Глаза. Как тот смотрел в проем коридора, в котором исчезла Алена. Игорь мысленно чертыхнулся. Вот же... Мудак конченный. Три года уже с лишним прошло, а все дурь из башки не выветрится! Но сейчас это было даже на руку, когда у мужика мозги засраты, он что угодно скушает.

Потому он сделал Кристине знак глазами, чтобы тоже свалила из-за стола, и начал аккуратно проговаривать информацию, которую хотел донести до Власа. Негромко, медленно и монотонно, гипнотизирующе давил на психику. Тот странно кривился, покачивая головой в такт, а потом вдруг резко поднялся и, не говоря ни слова, направился к коридору, в котором исчезли девушки.

Игорь мысленно ругнулся, столько слов потрачено впустую! Но ничего, у него был еще день завтрашний. И сегодня вечер.

***

Ее слишком долго не было.

Сосредотачиваться на том, что говорил Игорь, Влас не испытывал ни малейшего желания. Он сразу понял, к чему тот клонит, когда-то сам подумывал об этом, теперь ему было безразлично. Игорь все говорил и говорил, давил на психику. А у Власа натягивалась какая-то струна в душе.

Потому что ее долго не было.

Боже, какой бред. Что она ему сейчас, когда все мертво. Что?!

А ноги уже сами несли его туда.

Потому что ее слишком долго не было.

Они почти столкнулись.

***

Хорошо, что она успела вызвать такси до того, как появилась Кристина. Честно, и утомление чувствовала, и головную боль. Потому, когда подружка искренне удивилась:

- Как, хочешь уже уйти? Мы же только-только сели?

Практически даже привирать не пришлось:

- Прости, голова трещит страшно, наверное, пмс разыгрался. Да и на работу завтра с утра.

- Да? - пробормотала Кристина. - Ну мы, отвезем тебя.

Вот этого только не хватало, опять с ним в одной машине ехать. Ощущать его ненависть и недовольство... Нет.

- Да зачем? Вы сидите. Не хочу вам портить вечер.

- Нет, ну как же...

- Забей, все хорошо, - усмехнулась она, массируя виски. - Машина через пять минут будет, белый рено логан 453, вот смс-ка пришла.

Подхватила сумочку и вышла, Кристина следом. Она еще что-то говорила, Алена не вслушивалась, шла вперед.

И чуть не налетела на выходе на Власа.

Слишком внезапно. Совсем как тогда, в метро, в первый день их странного знакомства. Смятение от воспоминаний краской бросилось в лицо. Но прежде, чем Алена успела спрятать глаза, увидела, как он мгновенно подался к ней всем телом. Стало дико стыдно всего, досадно и обидно до шума в ушах.

Хотела уже пройти мимо, но сзади к нему подтянулся Игорь, а Кристина сказала

- Алена уходит.

- Что?! Ты куда? - переспросил Игорь. - Почему, Аленушка?!

Странный, какой-то режущий взгляд проскочил у Власа. А ей стало еще тяжелее.

- У меня просто голова разболелась, - проговорила она со слабой улыбкой. - И на работу завтра. А вы гуляйте, я уже такси вызвала.

- Нет.

Негромко, сухо. Влас.

Алена чуть не отшатнулась, потому что вместе с этими словами он резко вытянул руку, перегораживая ей проход. Опять, как тогда, в первый день! Это было слишком, слишком!

- Что...? - пробормотала она, невольно отступая на шаг.

- Я отвезу. Не обсуждается.

Он вернулся к столу бросил купюру и направился к выходу.

Вмиг повисло звенящее молчание. Ситуация, глупее не придумаешь, Алене хотелось провалиться сквозь землю. Или уж заплакать от бессилия что ли...

- Ну вот, я же сказала тебе, что мы отвезем! - неестественно громко и нервно засмеялась Кристина.

Игорь шагнул ближе, обнял их обеих и сказал со смехом:

- Ну что, раз так, поехали девочки!

Наверное, в тот момент он оказался единственным, кому и впрямь было весело. Впрочем, Кристина тоже неожиданно оживилась. Алене было уже наплевать на все. Ей просто хотелось домой. В одиночестве! Но и тут не дали. Она зло выдохнула и, набирая номер службы такси, чтобы отменили заказ, пошла к выходу.

***

Весь обратный путь до дома она сидела, уткнувшись в окно. Голова действительно раскалывалась. В разговоре Алена не участвовала, собственно говорили Кристина и Игорь, ей и тревожащих сознание звуков хватало. И ЕГО присутствия..

Она не хотела смотреть на Власа, но от ощущения, что он рядом, отгородиться было невозможно. Случайно посмотрела на зеркало заднего вида и столкнулась с ним взглядом. Он немедленно отвел глаза, а Алена почувствовала себя так, словно ее ошпарили.

Единственное счастье, что этот кошмар закончился быстро, ехать было недалеко. Алена уже и поблагодарила, и попрошалась со всеми, и пошла к подъезду, когда сзади вдруг хлопнула дверь и ее догнал Игорь.

- Подожди, Аленушка!

Такое чувство, будто иглы впились в затылок. Алена застыла, не поворачиваясь. А он подошел вплотную склонился к ней и интимно прошептал, глянув на дом:

- Я знаю прекрасное средство от головной боли. Пригласишь меня?

Это было слишком!

- Нет, - холодно улыбнулась Алена. - Я как-нибудь сама справлюсь.

Сзади снова хлопнула дверь, и она просто кожей почувствовала, как снова обдирающий кожу ветер пронесся. Игорь глянул ей за спину и рассмеялся:

- Но попытаться-то стоило!

Помахал рукой и крикнул:

- Уже иду! - а потом опять к ней: - Встретимся завтра?

- Завтра я работаю в галерее, - сухо проговорила Алена.

- Да? Вот и хорошо. А я к тебе на работу зайду! Ну давай, до завтра, - подмигнул и быстро пошел обратно.

А она на негнущихся ногах поковыляла к дому. Как выжатый лимон. А все потому что все время, пока говорила с Игорем, лопатками чувствовала ЕГО уничтожающий взгляд.

глава 8



Если бы она сейчас... если бы Игорь сейчас с ней пошел...

Наверное, он бы умер. Или кого-то убил. Или ничего не сделал, потому что не мог.

Просто, когда инстинктивно понял, что Игорь разводит ее на секс, его моментом вынесло из машины наружу. Закаменел весь, а сердце как паровой молот. Несколько секунд, пока длился их разговор, мучительно агонизировало в душе то, что он считал уже мертвым.

Не повелась.

Облегчение и опустошение было полным.

Он сел в машину и тут же закурил. Игорь сел рядом, бросил на него косой взгляд. Влас почувствовал его взгляд кожей.

- Влас, ты много куришь сегодня, - недовольно проговорила Кристина.

Не оборачиваясь к ней, выкинул сигарету.

- Домой или дальше? - спросил, ни к кому не обращаясь.

- Давай, домой, брат. Сядем спокойно, выпьем. Поговорим, - Игорь хлопнул его по плечу, а потом уселся удобнее и уставился в окно.

- Ну вот, всегда так, - пробубнила Кристина. - Для кого я чулки со стрелками тогда надевала?

- Как для кого, сестричка? Для мужа! - хохотнул Игорь.

- Самому не смешно? - обиделась его жена.

Жена, бл****... Моментами Кристина безумно его раздражала своей навязчивостью, и тогда он просто отгораживался от нее. Не видел и не слышал. А иногда, глядя на нее, отказывался понимать, зачем вообще на ней женился. Просто надо было как-то жить и заполнить смертельную пустоту. По большому счету, ему было все равно. Игорь привел к нему родственницу, Влас взял ее на работу. Женился на ней, наверное, тоже потому что об этом заговорил Игорь. Пусто, даже воспоминаний толком не осталось.

Игорь снова отпустил сальную шуточку, Влас не отреагировал. Единственное, чего ему сейчас хотелось, так это действительно напиться до бесчувствия. Чтобы не помнить, не чувствовать, не знать.

Но разве закроешься от этого теперь? Думал, все умерло. Он откинул голову и беззвучно рассмеялся.

Он готов был истерически смеяться над своей дурацкой судьбой. Биться головой о стену, сопротивляться, аргументы выискивать, копаться в старой ране. Зарыться в боль. Отгородиться! Но где-то в глубине души уже понял, что все. Он снова увяз в этом по самое не могу.

Так же, как и в тот день, когда впервые ее увидел.

***

Он только освободился из качалки, сидел в метро, ждал Игоря. Кое-куда собирались вместе. В жизни молодого сильного мужика может быть много разных увлечений. Когда не носил деловой костюм и не торчал в офисе, Влас еще много чем интересным занимался, помимо спортзала, стритрейсерства и подпольных боев без правил.

И в том полукриминальном на вид парне в джинсовке и черной шапочке, больше похожем на обычного отморозка, никто не признал бы молодого успешного бизнесмена. Ему нравилось это - быть свободным от стереотипов, разным. Наверное, не выветрился из башки «Бойцовский клуб»*. Сила перекатывалась и бурлила в нем.

Сила всегда кружит голову. Давая почувствовать себя бессмертным, всемогущим баловнем судьбы. Хозяином. Мир метро, люди, все это крутилось перед глазами, а он сидел, как затаившийся хищник. Именно хищником он себя и ощущал среди массы травоядным, пасшихся на перроне. Волком.

Толпа повалила из вагона. Он сразу заметил девчонку. Стройненькая, красивая, чистенькая, такая невинная. Как олененок пугливая. Но гордая.

И такая дыра здоровая на колготках. Диссонанс, непорядок. Фээээ. Просто фэ.

Видно, что не в своей тарелке, переживает из-за этого, но идет, по сторонам не смотрит. Нос дерет.

Зыркнула в его сторону опасливо и неприязненно. Ему вдруг стало весело.

Подумал, беги глупышка.

Хотел отпустить. И не смог. В последний момент не смог. Показалось, если упустит, уйдет из его жизни что-то важное. Не думал, на голых инстинктах словил, прижал к себе, Захотелось вдруг диссонанс этот исправить, закрыл дыру рукой.

А у нее сердечко от испуга заколотилось, сбилась дыхание, приоткрылся рот, а в глазах интерес этот. Настоящий, женский. И страх. Но гордая.

- Отпустите меня, - зашипела, стала вырываться.

Рассмеялся, хотелось сказать:

- Что ты трясешься? Не бойся, не съет тебя злой серый волк.

Она сама его съела. Сердце выела и бросила.

***

- Влас, завтра с утра съездить в одно место надо. Будут нужные люди. Я договорился, - послышался негромкий голос Игоря.

- Хорошо, - не поворачивая головы, ответил он.

Примечание:

* - «Бойцо́вский клуб» (англ. Fight Club) - культовый американский кинофильм 1999 года режиссёра Дэвида Финчера по мотивам одноимённого романа Чака Паланика.

глава 9



Алена еле дотащила ноги до своей квартиры. Заперла дверь, привалилась к ней спиной и затихла, в изнеможении прикрыв глаза. Раздражение на Игоря, усталость, горечь, обида, стыд все смешалось в душе.

Постояла немного, выдохнула все это, встряхнулась.

Теперь надо бы съесть что-нибудь от головной боли... Но прежде вообще что-то съесть. Она вдруг вспомнила, что дома так и не пообедала, а там в кафе кусок в горло не лез. Алена прошла в кухню, нашарить в шкафчике пузырек с таблетками, а взгляд случайно упал на мешок картошки, стоявший в пластиковом ящичке в углу за холодильником. Брови ее шевельнулись.

Картошка, лучок, должна была еще оставаться селедочка... И плевать на все.

Замкнуть все мысли, что циклятся в голове, на вкусной и здоровой пище. Наестся до отвала картошки, селедки и лука на ночь, жаль водки нет. Был бы полный джентльменский набор.

Целоваться ей все равно не с кем. Вспомнился Игорь с его «деловым» предложением. Алену ах покорежило. Вот об этом думать не надо.

И уж тем более не думать о муже подруги!

Пока она отмокала в горячей ванне, три крупные гладкие картофелины, которые она себе выбрала, сварились. Она даже не стала одеваться, так и выползла в кухню в махровом халате и с полотенцем на голове. Вытащила масло, початую баночку селедки, нарезала лучок, черный хлеб и расположилась за столиком, поджав под себя босые ноги.

Еда была вкусной. Но она не могла заслонить всех тех мыслей, что теснились в сознании. Зря только объелась, заменить одно другим невозможно.

А вот сил после еды прибавилось, даже голова болеть перестала. Алена быстро прибралась в кухне и сварила себе кофе. Спать все равно не хотелось, куда уж тут уснуть с таким грузом мыслей. Работа. Пожалуй, работа - единственное, что ей могло сейчас помочь.

Включила ноутбук, снова пересмотрела исходные снимки и коллаж, над которым работала днем. И отложила в сторонку. Не идет, не получается даже с отрисовкой. Заглянула в почту, там ей прислали три письма и несколько снимков со стоков. В письме с первым была приписка:

«Глаза парню отсюда, брови со второго, а руку с четвертого. Можно?».

И девушку, ту самую, которую она отбраковала еще днем за безмозглое выражение лица и улыбку идиотскую. В трех ракурсах.

Алена закатила глаза. Иногда ей хотелось взвыть от всяческих хотелок, которые высказывали люди, заказывавшие ей баннеры и обложки. Но в том и есть мастерство, чтобы по возможности и хотелки удовлетворить, и сделать как надо. Но это иногда так трудно...

Следом, прямо на глазах пришло еще одно письмо:

«Ален, я вижу, что все не то, но просто не могу найти подходящие исходники, понимаешь. Может, после отрисовки будет лучше? Я очень на тебя надеюсь, ты же у нас волшебница)))».

Вот так они все давят на жалость.

Волшебница Алена с минуту разглядывала снимки, из которых надо было слепить красавца на баннер и обложку. Потом скопировала их к себе на диск.

Ну как, как же из этого сляпать несчастного парня? Смесь бульдога с носорогом выйдет. С другой стороны, это была задача, трудная, почти невыполнимая. Она сама не заметила, как втянулась в работу.

Девушку сразу убрала с глаз долой, потому что при взгляде на нее хотелось вернуть аванс и отказаться от заказа вообще. Занялась парнем. Все три снимка с мужскими моделями, которых ей предстояло отрисовывать и курочить, имели разный фон. Разную подсветку. Взять и просто слепить их было просто невозможно. Но это же городское фэнтези, тут и антураж имел значение.

Она решила прежде всего подобрать фон, который пойдет основой. А потом осторожненько, буквально как реставратор или археолог, понемножечку переносить и совмещать фрагменты. Кое-то приходилось видоизменять, трансформировать.

Кропотливая работа заняла не один час. Но или кофе подействовал, или просто настрой пошел, она не ощущала усталости. Остановилась, только когда арт был практически готов. Отодвинулась, отложив в сторону мышь.

Арт вышел драматичный по цвету и эмоциональной составляющей. Молодой мужчина на затемненном фоне, контрастная цветная подсветка. Красивый, как и хотела заказчица, но не слащавый, а живой, настоящий, сильный, звенящий, злой. Какой-то стальной. Серые глаза с черной каймой по краю радужки, тяжелый пронзительный взгляд. Похожий...

С экрана на нее смотрел Влас.

Когда осознала - разрыдалась. Прорвалось слезами все сегодняшнее напряжение, горечь, обида, боль. Потому что запретное все это. Несбыточное, неправильное! А когда поняла, что взяла именно тот фон, который подсознательно напоминал ей квартиру, где они встречались те недолгие два месяца, разозлилась на себя. Нет ничего, все умерло еще три года назад!

Удалить его к чертовой матери!

Стерла все, вычистила корзину. Потом судорожно восстанавливала, потому что у нее было такое чувство, что она только что его убила. А от мысли, что Влас может умереть, ей стало так дурно, что свет померк перед глазами.

Восстановила. Сложила в отдельную папочку, продублировала. Все из-за странного дурацкого чувства.

Бред... У нее просто бред. а от пережитого смятения в голове звенящая пустота.

Вот сейчас Алена действительно почувствовала себя усталой. Такой усталой, что забилась в постель и сразу уснула. Вымотала ее эта эмоциональная встряска, она даже снов не видела.

***

Чуть не проспала. Не сказать, что отдохнула, зато мысли обрели некоторую стройность. Алену не отпускало то странное вчерашнее ощущение, отложившееся в сознании. Почему такие ассоциации? Они же не на пустом месте возникли? Ответа не было.

Ей хотелось еще раз взглянуть на арт, убедиться. Однако делать этого она не стала, отложила до вечера. А с утра надо было распечатать и оформить еще несколько коллажей для выставки. Арт бюро, где она обычно заказывала распечатку, было на другом конце города. Шеф просил приобрести кое-что по мелочи, в общем, на беготню ушел весь день до обеда. Потом поехала в галерею, готовить экспозицию.

Она была занята, показывала двум подсобным рабочим, куда что перевесить. Отреагировала только когда парни уставились на что-то за ее спиной.

глава 10



- Аленушка, привет, - к ней не спеша подошел Игорь.

В руке букет роз. Алена совсем забыла о нем, да и вообще, его появление сейчас было некстати. Еле сдержалась, чтобы не состроить кислую физиономию. А розы пришлось взять.

Подсобные рабочие с любопытством уставились на нее, это только добавило нелепости и разозлило Алену еще больше.

- Привет, - проговорила она. - Ты извини, не могу сейчас уделить тебе внимание. Надо срочно закончить.

И отвернулась, не зная, куда девать букет.

- А я тут подожду. Ты не против? Заодно пройдусь, посмотрю, что у вас тут выставлено.

- Ага, пройдись по залам. Тут у нас все равно пока закрыто. Кстати, как ты меня нашел, если этот зал закрыт для посетителей?

- Обижаешь, Аленушка, - проговорил тот и криво улыбнулся.

А потом, видимо уловил досаду, мелькнувшую у нее на лице, добавил:

- Не буду мешать, - и ушел.

Алена оглянулась по сторонам, положила букет на обшарпанную белую тумбу, стоявшую у стены в углу. Кроваво красные головки цветов свесились, тень от софитов на белой стене, преломление на прозрачной упаковочной пленке дало неожиданный эффект. Повинуясь какому-то наитию, Алена вытащила смартфон и сделал несколько снимков. На всякий случай.

И забыла о нем. Работы было немерено, а к вечеру хотелось закончить.

Она снова увлеклась. Снимки, векторную графику и коллажи надо было разместить так, чтобы получалась цельная композиция. Единая по смысловому звучанию, как мелодия. По цветам, по эмоциональной окраске. И чтобы по нарастающей от начала экспозиции к ее кульминации. А потом рассыпалась, как брызги шампанского, как лепестки роз.

Присматривалась, отходила, снова присматривалась. Так и эдак. Перевешивала. Понимала, что ее помощники выдохлись таскать стремянки, но надо было дожать.

Дожала. До того специфического трепета в душе, который появлялся, когда ей что-то действительно нравилось.

Еще раз внимательно оглядывала, желая правильно оценить впечатление.

- Алена Владимировна, - вполголоса проговорил один из подсобных рабочих, тот, что помоложе. - Кажется, к вам пришли.

Бросила через плечо:

- Я сейчас, Игорь.

Обернулась и обомлела.


глава 11



Они хорошо выпили с Игорем. Поговорили, он больше молчал. Мало ли о чем могут говорить мужчины, у которых совместный бизнес. О делах, о политике и спорте, о прошлых рисковых похождениях. О том, чего Власу не хотелось вспоминать, потому чуть не стоило жизни во всех смыслах.

Еще пару дней назад он бы пожалел, что выжил тогда, три года назад. А теперь просто не знал. Все смешалось в душе. Слушал Игоря, а на границе сознания совсем другое.

В конце концов, разговор сам собой иссяк. Игорь ушел спать, а Влас один остался в гостиной. Водка на низеньком журнальном столике и воспоминания, которые он уже не в силах был от себя гнать.

Это как мучительное возвращение из небытия.

Мужчина не знал, для чего судьба вытащила его душу оттуда, где он укрывался эти три года, но готов был снова жадно глотать ядовитый воздух. Потому что где-то рядом жила и дышала ОНА.

Найти ее снова - как ожог.

Хотелось послать к чертям прошлое, вернуть все, нагнать ускользающее, окунуться с головой. Хотелось пойти к ней, снова забыться, как когда-то в этом отравленном блаженстве. Верить...

Пойти к ней и спросить, как она могла, зачем это сделала. Друга хотелось взять за горло и посильнее сдавить. Спросить, какого х*** он вокруг нее трется!

Но теперь у него даже на это нет права.

Давно пора понять и смириться. Она не его олененок, она просто чистенькая лживая сука с невинными глазами. Но стоило закрыть глаза, он снова видел ЕЕ сегодняшнюю. Помнил каждый жест, дыхание. Движение, взгляд. До мелочей. Каждую ресничку.

- Влас, иди спать, - голос тихий, жалобный, руки поползли по его бедрам.

Влас не шелохнулся, так и сидел откинувшись на диване, даже глаз открывать не стал.

- Вла-аас, - руки наконец добрались, стали поглаживать, расстегивать джинсы.

Что, не боится, что братец выйдет в гостиную и увидит? Ему было плевать. Плевать, что у него стояк, что Кристина, уже забралась к нему на колени. Стряхнул ее одним движением и вышел.

***

С утра ездили с Игорем по его делам. Он сразу сказал, что дело тухлое, похоже на развод. Выгодные или не выгодные будут вложения, Влас мог определить интуитивно даже в полубессознательном состоянии. Потому Игорь и просил его присутствовать на особо важных переговорах и сделках. Но, судя по тому, как Игорь в этот раз был настроен, Влас понял, что друг упрется рогом. Пусть, каждый волен поступать, как ему вздумается.

Примерно в обед они вернулись в офис, где их ждала необычно оживленная и заинтересованная Кристина. Она не дулась на него после вчерашнего, а как-то даже слишком ластилась. И снова ему хотелось от нее отгородиться. Мучительно, до зубной боли. А после обеда Игорь сказал, что у него еще одна встреча, и что он дальше по своему плану сам. Попрощался до вечера и ушел.

Влас сразу понял, куда тот сейчас пойдет, безошибочное чутье ревнивца просто кричало об этом. Сказал себе, что это его не касается, он уже заплатил мертвым сердцем за все.

Насилуя себя, высидел почти два часа. Потом все же не выдержал. Сорвался.

***

В первый момент, когда нашел Алену в этих залах и не увидел Игоря рядом, отпустило. Стоял в дверях, смотрел, пока она работала. Такая чистенькая, кажется невинной, такой, как...

Один из ее помощников что-то ей тихонько сказал, и она бросила через плечо:

- Я сейчас, Игорь.

И обернулась.

Сразу померкло все, в душе взметнулась ярость. Успел таки, добрался. Взгляд мгновенно выцепил и красные цветы, небрежно брошенные на тумбе у входа, и то, как узнавание, от которого в первое мгновение затрепыхалось его сердце, сменяется на ее лице чистым страхом.

Влас на секунду закрыл глаза.

***

Влас стоял у входа. Алена в первый миг страшно растерялась, сердце неконтролируемо потянулось к нему. А потом вдруг вернулось все. Вся горечь. И память. И невольный страх, что она погрязнет в этом снова. И за него внезапный.

Потому что странное мрачное пламя горело в его взгляде. Она не знала, что Влас в тот момент в ней увидел, но он вдруг зажмурился, а когда открыл глаза, там не было ничего кроме мертвого презрения.

- Немного ошиблись, - протянул Влас язвительно и словно выплюнул: - Принцесса.

Алена выпрямилась, все застыло внутри. А он развернулся, чтобы уйти, но только сделал несколько шагов к выходу, как в зал вошел Игорь.

- Аленка! - окликнул ее.

Увидев Власа, осклабился:

- И ты здесь, брат?

- Да, - дробно хохотнул Влас. - Пришел проводить тебя.

- Проводить? Не рановато?

- В самый раз.

Опять это ощущение какого-то дурацкого спектакля. Довольно с нее этого дерьма, подумала Алена и решительно пошла к выходу. Но только, чтобы выбраться из зала, надо было пройти между Игорем и Власом. А ей категорически не хотелось проходить так близко от этого типа, смотревшего сейчас на нее со злостью и презрением. Видеть его не хотелось!

- Погоди, Аленушка! Я же сегодня вечером уезжаю, - перехватил ее за руку Игорь. - Неужто не проводишь?

- Сегодня? - Алена нахмурилась.

- Да, у меня в девять самолет. Но чуток времени еще осталось, - усмехнулся тот, пожимая плечами. - Посидим где-нибудь?

- Конечно, - проговорила Алена, незаметно взглянув на часы.

Уже скоро шесть. Немного совестно стало, человек ждал ее больше двух часов, а теперь всего лишь хочет посидеть часик в кафе. Алена даже нашла в себе силы улыбнуться.

- Конечно, - эхом ответил Влас.

Ей показалось, глаза Власа огнем полыхнули, а потом словно присыпались золой. Он отступил на шаг и ухмыльнулся.

Потом они втроем сидели в кафе напротив галереи. Игорь шутил, норовя взять ее за руку, Алена иногда отвечала. На Власа старалась не смотреть вовсе, но почему-то замечала только, как он недовольно ворочается в кресле, и слышала только его редкие язвительные реплики.

Но рано или поздно все кончается, закончилось наконец и это мучительное для нее действо, Игорь попрощался с ней, и Влас повез его в аэропорт, а она поехала домой.

***

Опять это эмоциональное опустошение и усталость. Стояла под горячим душем, закрыв глаза и пытаясь отрешиться от всего. А под опущенные ресницы пробирались предательские слезы.

Потом включила ноутбук. К тому арту она не возвращалась, мешало суеверное чувство внутри. Попробовала отрисовать девушку с дурацкой улыбкой. В конце концов, если она нравится заказчице, то так тому и быть. Из трех ракурсов удалось что-то слепить.

Снова искала по стокам нужную картинку, подбирала новый фон, полную противоположность тому, что на арте. Работала.

Уже перед самым сном ей кто-то звонил.

Незнакомый номер. И молчание в трубке.

глава 12



Влас проводил Игоря и вернулся домой. А там пусто. Комфортабельная благоустроенная просторная могила, бл***... Он ощущал это и раньше, просто не придавал значения, потому что жизнь вообще была пустой и мертвой. Сейчас все стало только в разы хуже.

Просто прошлое ворвалось в его жизнь, ломая и выворачивая. В первый момент он еще не ощущал этого так остро, так же, как раньше после пропущенного удара сгоряча сначала не чувствовал боли. Но сейчас все это проступило с отвратительной ясностью.

Стоял у окна спальни, заложив руки в карманы джинсов, и смотрел в темноту. А Кристина вертелась рядом, потом ушла в душ. Вернулась после душа, опять вертелась, ходила туда-сюда, поднимая максимум шума и норовя задеть его или как-то еще коснуться. Наконец улеглась и сказала:

- Влас, ложись, я спать хочу.

У него дернулась щека. Спать. Как будто он не понимал, чего она от него хочет.

- Спи, - проговорил отворачиваясь.

И ушел в кухню. Курил, снова смотрел в окно.

А в голову лезет всякое.

Что ОНА сейчас делает? Спит? Ему надо было знать, что ОНА делает, как, зачем. Абсурдно. Не хотел, противился, но это все равно застревало в мозгу. Потихоньку выедало изнутри.

После второй сигареты все-таки не выдержал. Еще когда Кристина звонила при нем, запомнил ее номер. Набрал и замер, сжимая кулак в кармане. Пошел вызов.

Сердце медленно бухает, отдаваясь громом в ушах. Гудки.

Ответила. Не спит.

Он молча слушал ее дыхание пока Алена не отключилась, а потом удалил исходящий.

- Влас?

Кристина, бл***... Он только крепче сжал зубы и обернулся.

В кухне зажегся свет. Его жена набрала себе воды и приблизилась почти вплотную, глядя ему в глаза. И стала катать в руках влажный стакан, легко касаясь стеклом едва прикрытой черным шелком груди.

Смерил ее взглядом, мотнул головой в сторону двери:

- Иди, ложись спать.

- А ты? - крикнула она ему в спину.

Но Влас уже ушел в ванную.

***

Отгородившись закрытой дверью, курил, пока ванна набиралась. Потом расслабленно лежал в горячей воде, откинув голову на бортик и закрыв глаза. Уходя сознанием в прошлое.

В то, что когда-то было для него кайфом, а теперь вызывало ломку, причиняя самую настоящую физическую боль.

***

Впервые у них все случилось где-то через неделю после «знакомства». Всю неделю бегал за ней, вылавливал, выслеживал, догонял. Пряталась от него. Улыбка наползла на его губы. Как будто от него можно было спрятаться.

Специально дал ей в тот день покружить, чтобы думала, что удрала. А он просто выждал на ее станции. Знал же, хитрая девчонка, думая, что он в поезде, полезет в последний вагон и будет из крайних дверей высматривать его на перроне. И только потом на последних секундах, когда убедится, что пусто, никого нет, выйдет.

Крайняя дверь открывалась как раз недалеко от служебной двери в самом начале тоннеля. Именно там он ее и подкараулил и без слов туда затащил.

Ох, как она сверкала на него глазами и шипела...

Даже съездила по морде. А когда он наклонился к ней, положив ладони по обе стороны от ее головы, затихла, приоткрыв рот. А у самой дыхание сбивается и поволока в глазах плывет. И от этого его самого ведет, в бездну утягивает. Он тогда медленно опустил голову и застыл, так и не прикоснувшись к губам. Чтобы передумать могла или, если захочет, удрать. Она сама первая его поцеловала.

Потом они встречались каждый день в метро и бежали в ту зачуханную квартирку в старом доме, что он снимал неподалеку от станции. И там все и было, вся его ЖИЗНЬ.

В той квартирке была большая чугунная ванна на ножках. Все старое и вдруг новенькая белоснежная ванна.

Они часто забирались в нее вместе. Усаживал ее на себя и медленно-медленно трахал, долго, нежно, пока у нее не закатывались глаза, и она не заходилась криком от счастья, дрожа в его руках. И после этого еще долго баюкал и мыл. И начинал все сначала. До полного изнеможения. До растворения. До размягчения мозгов.

Она носила его ребенка.

Дальше начиналось то, о чем он запрещал себе думать.

***

Стоило Власу выйти, как Кристина кинулась искать его телефон, она же видела, что он кому-то звонил. Но телефона нигде не было. Унес с собой.

Женщина нахмурилась, постукивая ладонью по подоконнику.

Когда муж ночью торчит у окна в кухне с трубкой у уха - это наводит на разные мысли. Она зло выдохнула и скрестила руки на груди. Спрашивать бессмысленно, все равно не ответит.

Сволочь каменная! Сволочь!

Да, она вышла за него по большей части из каприза и упрямства. Но она же женщина, черт побери, думала, все получится. У них с самого начала не ладилось, что она только не делала. А последнее время он вообще ее игнорировал. Она могла бы еще понять, если бы у него не стоял. Так нет же! Все у него работает, только не с ней!

Кристина была уверена, что у Власа кто-то есть. Но кто? Из него же ничего не вытянешь, а рожа - вечный кирпич.

И тут она прищурилась, а в голову пришла одна мысль. Поставила стакан на место и пошла обратно в спальню. Походя мимо двери в ванную, услышала, как вода бежит. Не удержалась, толкнула. Заперся, гад.

Как она его в этот момент ненавидела.


глава 13



Прошло два дня. Потом еще три.

Зал Алена почти подготовила. Остался тот самый кульминационный момент композиции, который ей хотелось выделить особо. Им занималась острожно, не спешила, она специально оставила себе небольшой запас по срокам, чтобы четко отработать, не ошибиться. Не то потом все то время, пока будет идти выставка, у нее будут чесаться руки все переделать. А с таким настроением хороших продаж не жди.

Но не только это. Баннер тот и обложку Алена, в конце концов, доделала. Бывает иногда - надо, вот и делаешь, сцепив зубы. И даже получается. Но это, наверное, оттого что она всегда серьезно относилась к любой работе. Даже если не нравится.

Алена умудрилась ту улыбающуюся во все сорок три зуба девицу сделать чуть одухотвореннее, и придать ее глянцевому лицу какие-то человеческие эмоции. А парня... она поставила его спиной. Широкой мужской спиной в майке, открывающей мускулистые плечи и руки. Сильное движение, голова вполоборота, мужественный подбородок. Вышло красиво, драматично и таинственно.

Девушка - заказчица, такая же молодая, как и сама Алена, потом писала ей в личку, захлебываясь восторгом:

«Аленка! Ты... Ты настоящая волшебница! Я даже не представляла, что из этого можно слепить такую красоту!»

«Я тебя буду рекомендовать всем!»

И миллион сердечек и стикеров. Не за славу, конечно... Но было приятно. Честно говоря, она и сама не ожидала.

- Ай да Пушкин, в смысле, ай да Малышева, - подумала Алена и спрятала улыбку, уткнувшись носом в ладони.

Ну вот, можно брать следующий заказ. Что ни говори, а сам процесс творчества ей нравился.

А те, другие арты, что стали для нее слишком личными и дорогими, Алена спрятала глубоко и надежно. Иногда отрывала папку, подсмотреть одним глазком в свое такое короткое безумно-счастливое прошлое. Недолго, конечно, если долго смотреть на утерянное счастье, от этого катятся слезы.

***

В жизни наступило затишье. Только на следующий день после отъезда утром позвонил Игорь, спросил как дела, шутками перебросились, обещал приехать еще. И дальше - тишина.

Кристина больше не звонила. Только по работе да ее заказчики из сети давали о себе знать. Все.

Алене даже не верилось, что ее в покое оставили. Первое время озиралась на каждый шорох. А потом стало ужасно тоскливо. До слез.

- А чего же ты хотела? - сказала она себе. - У них семья.

Счастливо женаты, не зря же она зовет его Власиком. Им хорошо вместе. А Кристинка все просто по злобе душевной придумала. Каменный... Как же... Обиделась на него, вот и придумала. А он-то, скорее всего из-за нее тогда злился. Точно из-за нее.

Да конечно же! А она... Господи, ну кому она нужна?! Это просто Игорь приезжал, вот и вытащили ее по старой дружбе. Хотели приятное сделать.

Ей даже стало смешно. Внезапно пришла ассоциация, из слышанных когда-то от мамы стихов. Мама любила советских поэтов, но не то, что из школьной программы, а на интерес.

«...Он любит не тебя, опомнись, Бог с тобою....»*

Все так и есть. Горько смеялась. До истерики.

Влас ее презирает и ненавидит, он же ясно дал понять. Конечно, какое еще должно быть отношение, если она оказалась такой доступной. Так, попользоваться и бросить.

Алена невольно поежилась. Сейчас она для Власа нежелательное напоминание, тень из прошлого, которое тот наверняка хочет перечеркнуть и забыть.

***

В общем, после тех нервных и переполненных эмоциями дней, когда она невольно оказалась в центре внимания, Алена чувствовала себя как ребенок, которого зазвали в цирк, а цирк уехал. Один пестрый мусор и пустота осталась. И она среди этой пустоты.

И странное давящее ощущение чужого взгляда в затылок. Но это глюк, никому она не нужна, от нервов все. Обман ожиданий, обида дурацкая, и непонятно, что же там было. Алене было легче считать, что она все себе напридумывала.

Все дело в том, что нечто подобное, правда, несравнимо хуже, уже случилось однажды в ее жизни. Вроде иммунитет выработался, а все равно ужасно больно, сколько толстую кожу не отращивай. Но рецепт тут один - надо просто идти вперед, окунаясь в жизнь, потому что земной шар из-за ее глупых обид не остановится.

Работать надо, работа, кстати, очень хорошо помогает. Скоро выставка, хорошо бы к ней еще что-то из своих коллажей подготовить. Для подобных выставок она делала живые, яркие картины, такими хорошо оживлять безликое офисное единообразие. В прошлый раз неплохо продались, владелец галереи ее хвалил.

***

Она как раз сидела в кафе, которое напротив галереи, выскочила перехватить чего-нибудь в перерыв, когда ей позвонила Кристина и сказала:

- Аленка, разговор есть. Надо встретиться.

Примечание:

* - строка из стихотворения Булата Окуджава «Заезжий музыкант».

глава 14



В тот момент Алена обрадовалась. Глупо, конечно, но ужасно приятно было осознавать, что "цирк все-таки приехал". Единственное, что ее волновало, так это чтобы подругна своего мужа с собой не притаскивала.

- Давай, - ответила Алена. - Только я прямо сейчас не могу, после работы.

Кристина пробормотала что-то про себя а потом проговорила:

- Слушай, я тогда к тебе в галерею заеду. А потом в кино сходим?

Сходить в кино? Алена, наверное, сто лет уже никуда не выбиралась. Все работа - дом, работа - дом. Поистине, Кристина своим появлением внесла оживление в ее улиточную жизнь.

- Ладно, заезжай, - засмеялась она, но тут же слегка запнулась. - Ты же помнишь...

- Естественно! У нас будет встреча без галстуков, то есть, без мужиков, - выдала Кристина. - Поговорить надо.

Ну если так, у Алены отлегло от сердца.

- Ну хорошо. Когда подъедешь?

- К половине шестого.

На том разговор и закончился. Алена быстро доклевала салат, взяла бадью капучино на вынос и вернулась в галерею.

***

Однако перспектива вечернего похода в кино, оказывается, удивительно мобилизует и подстегивает... К тому моменту, когда подошел назначенный час, Алена практически все закончила. Увидев, как подруга, боясь поскользнуться, осторожно пробирается между сваленным у входа мелким инвентарем, не сдержалась, прикрыла рот рукой и расхохоталась.

- Ты чего смеешься?! Я же на каблуках. А тут у вас черт ногу сломит, - начала возмущаться Кристина, а потом огляделась, открыв рот. - А, вообще, красиво, знаешь. Это продается?

- Ну да, большинство артов продается. Только некоторые коллекционные в центре выставлены бесплатно.

- Здорово, мне нравится. Надо сказать Власу, чтобы купил чего-нибудь такое в офис.

При упоминании Власа, Алена постаралась отвернуться.

- Ты о чем-то хотела поговорить? - спросила она.

- Да, - Кристина тут же нахмурилась и стала серьезной.

- Алена Владимировна, на сегодня закончим или как? - спросил, переминаясь с ноги на ногу, один из подсобных рабочих.

Она вдруг усовестилась, и впрямь загоняла бедных работяг за эти несколько дней.

- Да, сворачивайтесь. Завтра с утра еще свежим глазом пройдусь, но я думаю, уже все.

***

Ближайший кинотеатр был здесь же, не надо далеко идти. На верхних этажах торгового центра рядом с галереей До начала фильма оставалось около сорока минут, они с Кристиной зашли в кафе, из которого просматривался вход в фойе. Только уселись за столик, Кристина быстро набрала смс, а потом полезла в сумку и вытащила еще что-то.

- Это тебе, - сказала она и положила перед Аленой упаковку магнитиков на холодильник.

- Спасибо, - удивилась Алена, увидев фото Универа и других достопримечательностей родного города. - Где ты их достала?

- А, я домой на этих днях ездила. Дела были.

Странно это прозвучало.

- Мммм, понятно, - шевельнула бровями Алена, вертя в руке сувенир.

Приятная мелочь. Столько воспоминаний, ей вдруг захотелось вернуться. Впервые с того дня как уехала.

- Слушай, Ален...

Кристина как-то напряглась, взгляд остановился на чем-то, а черты хищно заострились. Алена невольно обернулась, но ничего особенного не увидела.

А Кристину словно прорвало:

- Хреново у меня, Аленка! Хреново! Мне кажется, у Власа кто-то есть.

- Что... - обмерла Алена, нервно сглатывая.

Потом поняла, что надо брать себя в руки и спросила, прочищая горло:

- Глупости. С чего ты вообще это взяла?

А в голове панически вертится: бред-бред-бред... И тут же глубинная черная ревность женская, неистребимая начала поднимать голову. Но он же не ее муж! Не ее...

Он муж подруги.

- У тебя есть доказательства? - спросила она наконец.

- Нет, - ответила та. - Но я их найду. И тогда...

Столько злости было в ее взгляде, что Алене стало не по себе. Это их дела. Причем здесь она, ей вовсе не нужно этого знать!

- Может быть, ты просто ошибаешься? - спросила она отстраненно.

Но та словно не слышала.

- Нет, не ошибаюсь! У этого гада стоит, а со мной он не хочет. Значит, у него кто-то есть!

- Да что за глупости! - рассердилась вдруг Алена, потому что ее это уже откровенно достало. - Ты просто поссорилась с ним, вот всякая дурь в голову и лезет.

Потом устало добавила:

- Послушай, я не хочу этого знать.

- Аленушка! - подруга опомнилась. - Ты обиделась? Ну не обижайся, прости! Помоги, мне же плохо, трудно... Аленка...

Глаза ее заблестели слезами.

- Мне же, кроме тебя, даже рассказать некому... Аленка, прости...! Я ему проверку на вшивость хочу устроить. Знаешь, что я собираюсь сделать? - заговорила она снова. - Я развод ему предложу, и посмотрю, к кому он побежит!

 Алене показалось, что ее что-то душит.

- Ты хочешь развестись? - прошептала она, хватаясь рукой за горло.

- Нет, конечно! Хрен я с ним разведусь и брошу бизнес! Я не для того столько нервов потратила.

Абсурд какой-то. Почему она должна все это выслушивать?!

- Хорошо, от меня ты чего хочешь? - наконец спросила Алена.

- Понимаешь, мне одной трудно, я могу ошибиться. Одна голова хорошо, а две головы лучше...

- Нет.

- Что?

- Нет, - повторила Алена. - Не вмешивай меня. Это ваши с ним дела.

- Ален! - умоляюще сложила руки подруга. - Ну хоть поговори со мной! Хоть выговориться...

В этот момент дернулся и как-то зло завибрировал телефон Кристины. Входящая смс.

- Твою мать! - вызверилась она.

Она стала, ругаясь сквозь зубы, быстро набирать ответную смс.

Но не успела.


глава 15



Следующий момент напомнил ей нарезку из быстрых кадров. Злое лицо подруги мгновенно разгладилось, она спрятала гаджет, так и не отправив сообщение. Локти на стол, улыбка, с которой подружка уставилась ей за спину, и напряженный шепот сквозь зубы:

- Ну так что, Аленка, поможешь мне?

Но только она собралась ответить отказом и уйти, как за спиной раздалось:

- Где тебя носит весь день? Почему не поднимаешь трубку?

Снова это обдирающее до костей ощущение злого ветра. Не надо было оборачиваться, чтобы понять. Влас. И опять от него волна пренебрежения, как будто ее здесь нет. Алена на секунду закрыла глаза.

- Ой, прости, совсем заболталась с Аленкой, не заметила, как прошло время.

- Весь день? - саркастически хмыкнул Влас.

И наконец снизошел кивком с ней поздороваться. Алена через силу ответила таким же сухим кивком.

- Да, весь, - капризно пропела Кристина. - А сейчас в кино собираемся.

Алена обомлела, ну и актриса...

Весь день?! Они встретились меньше получаса назад! А до того где ее носило???

- В кино? - переспросил Влас. - Ну что ж, тогда я с вами.

Он хрипловато усмехнулся, опускаясь слитным движением напротив своей жены. Именно на тот диванчик, на котором у стены сидела Алена. Она была совершенно уверена, что он сделал это специально. Отрезал ей выход.

От него будто лавой плеснуло, так явственно ощущалось горячее тело мужчины. Он был слишком близко, это слишком сильно на нее действовало, выбивало воздух из легких.

Подружка сидела напротив с таким невинным выражением лица и улыбалась мужу, словно несколько минут на него грязь не лила. Алена просто поразилась. А сама она чувствовала себя так, будто очутилась между молотом и наковальней.

Что за странная игра? Что затеяла Кристина? И кому она все время смс-ки шлет, если муж весь день не может до нее дозвониться?

После тех слезных просьб о помощи это выглядело более чем странно.

Лажа какая-то. Но что бы та ни затеяла, это явно направлено против Власа.

...Предложу ему развод, и посмотрю, к кому он побежит...

Алена с трудом сдержалась, чтобы не передернуться.

Можно не считать портретистом и художником коллажиста-фотошопера, работающего в выставочной галерее, а на досуге клепающего на заказ баннеры и обложки к женским романам. Она и не претендовала на это громкое звание. Но умение считывать и воспроизводить нужные эмоции - это у Алены получалось лучше всего. Чувство композиции, строй...

Ломалось что-то в подружкиных словах, фальшивило.

Но сейчас главным было даже не это.

Ей какую в этом фарсе отвели роль? Наблюдателя? Живца? Высшего судии? Черт...

Сейчас, невольно считывая эмоции обоих, Алена внезапно почувствовала холод опасности, грозившей этому самоуверенному непробиваемому мужчине, сидевшему рядом. Как если бы Кристина была подстерегавшей его змеей. Это чувство опасности вызвало вспышку ассоциаций из прошлого.

Что-то ускользающее, на грани.

Тем временем Кристина о чем-то стала спрашивать своего мужа, тот отвечал. У Алены в ушах звенело от нахлынувшей тревожности. А он в какой-то момент поерзал на месте и вдруг придвинулся к ней.

Неуловимо, но его бедро оказалось чуть ближе, чем надо. Алене показалось, сердце выскочит горлом. Напротив его ревнивая жена, ее подруга. Нельзя было показать ни взглядом, ни вздохом.

Она улыбнулась Кристине и спросила:

- Кого-нибудь из наших видела?

Боже, какой проскочил у Власа взгляд...

- Я отойду возьму билет, - хрипло проговорил он, резко встал и пошел в ту сторону, где были кассы.

***

Это был самый подходящий момент, чтобы встать и уйти. Придумать любой предлог - и бегом отсюда.

- Я совсем забыла, у меня же срочный заказ, - проговорила она поднимаясь.

- Ален, ну ты что?! - зашептала, вытаращивая свои восточные глаза, Кристина. - Не бросай меня сейчас!

- Прости, когда ты позвонила, у меня просто из головы вылетело, - и вытащила из сумочки планшет. - Вот смотри. Сегодня днем пришло, а завтра дедлайн.

Ей действительно сбросили в личку материалы для гугл-баннера и слезное письмо, мол, надо в край еще вчера.

- Но ты же поможешь мне? - спросила Кристина, заглядывая ей в глаза.

- Знаешь, давай поговорим об этом завтра, - отмахнулась Алена, натягивая на лицо глупенькую улыбку. - Объяснишь мне все как следует, а то я что-то ничего не поняла.

Досадливое выражение промелькнуло у Кристины, она качнула головой:

- Ну ладно, давай тогда завтра... Сейчас все равно нормально поговорить не получится.

- Ну пока, я побежала, - проговорила Алена. - Извинишься за меня перед мужем, хорошо?

- Хорошо, - прищурилась та и снова стрельнула глазами куда-то ей за спину.

А Алене снова почудилось давящее ощущение чужого взгляда.

Уже на улице, повинуясь внезапному порыву, вытащила сувенир, подаренный подружкой и прилепила магнитики к внутренней стороне металлических конструкций соседнего крыльца. пусть кто-нибудь найдет - порадуется. И сразу резко нахлынуло облегчение.

***

Завела машину, отъехала с парковки, а по дороге все думала. И дома тоже. Стала возиться с баннером, а мысли лезут в голову. Не нравилась ей возня, затеянная Кристиной, было в этом что-то нечистоплотное. Но может, все так и есть, кто его знает? Мог же он тогда бросить ее и исчезнуть без следа, что мешает ему теперь обманывать жену?

Хотя... Не состыковывалось. Из них двоих сейчас врала и хитрила именно Кристина.

Этот окаянный голос совести...

По-хорошему, надо было бы предупредить Власа.

Но тут же взвивалось самолюбие. И все же, чувство справедливости...

Наконец она отбросила мышку и сердито выдохнула. Но как это сделать, черт побери?! Что, позвонить и сказать:

- Знаешь, Влас, подчищай хвосты, потому тебе грозит подстава от жены?

Как?! Алена даже номера его телефона не знала.

П***дец... Абсурд какой-то. Если даже отбросить самолюбие и переступить через себя, она вообще не представляла себе, что сможет с ним заговорить!

***

Но все неожиданно случилось иначе.


глава 16



Когда он вернулся, ЕЕ за столиком не было. Разом нахлынуло беспокойство и острое разочарование. Взгляд невольно заскользил вокруг, ища. Сердце судорожно потянулось следом нащупывая нить как луч радара.

Однако там была Кристина. Влас подошел и сел напротив. Мельком бросил взгляд на то место на диванчике, где сидела Алена. Сумки нет. Повернулся к жене и посмотрел ей в глаза и в который раз убедился в своем первом впечатлении - врет.

Врет и что-то задумала.

Демонстративно перевел взгляд на часы, до начала сеанса оставалось меньше десяти минут. Спросил, опустив локти на стол:

- Значит, так заболталась с подружкой, что не слышала, как я звонил?

Глаза женщины метнулись влево, а губы дернулись в улыбке.

- Да, у меня на бесшумном. В сумке лежал, не слышно.

Ложь Влас слышал даже в бессознательном состоянии.

- Ну, и где твоя подружка? - спросил, снова взглянув на часы. - Сейчас начнется сеанс.

- А... - Кристина сделала неопределенный жест, пожала плечами и странно улыбнулась. - Ушла. Представляешь, вдруг вспомнила, что у нее срочная работа и ушла.

- Понятно, - протянул Влас, отворачиваясь.

И поднялся из-за стола.

- Влас! - тут же взвилась она. - Ты куда?

- В зал. Ты не идешь?

Легкая растерянность мелькнула в лице, но Кристина тут же встала и вцепилась в его руку.

***

Влас не показывал вида, но его все это время сжирало беспокойство. А сегодня оно обострилось еще больше, потому что несколько дня назад позвонил Игорь и сообщил между прочим:

- Белый тебя снова ищет.

На него тогда словно затхлой вонью подвала пахнуло.

- Никак не успокоится, все хочет поквитаться? Два раза не хватило?

- Не знаю, брат. Но ты же помнишь, что он сказал тогда на последок?

Влад помнил. Такое не забывается.

...Ни за что не догадаешься, кто тебя сдал...

Как раз это он понял сразу. И лучше бы в тот же день сдох.

И все же, он не стал бы придавать словам Игоря такое значение, если бы сразу после этого Кристина не сорвалась внезапно на два дня проведать родных. А сегодня целый день не брала трубку.

Поганое ощущение, что заквашивается дерьмо.

Влас не знал, что. Просто чувствовал.

И что эта возня вокруг Алены неспроста. Ему не нравилось то как в нее вцепилась Кристина. Для него вообще был шоком сам факт их знакомства, Пытался припомнить, но его жена имени подруги за три года не вспомнила ни разу. Откуда вдруг такая любовь и интерес?

Кристина врала ему в глаза сегодня, он понял это сразу. Но ведь врала и ОНА. Прятала глаза и врала! А потом просто сбежала.

От этого сердце переворачивалось в груди. Влас пережил эту моральную смерть уже однажды. Второй раз просто невозможно было это перенести.

И все же странная двойственность постоянно присутствовала в восприятии. Мужчина отказывал понимать. Отказывался верить своим глазам. Просто знал, что она  предала и уничтожила его однажды. Но он смотрел на нее сейчас и...

Не верил в это.

Нельзя предавать и лгать с таким невинным лицом. И даже не видя ее лица, об этом кричала интуиция. Но он же знал!

И от этого знания его медленно раздирало на части.

А сейчас, когда не увидел ее за столом, и сердце чуть не выскочило от дикой смеси чувств, понял - или она скажет, что они вдвоем с его женой темнят, или он вытрясет из нее ПРАВДУ.

***

Но прежде надо было высидеть фильм, который он пришел смотреть с женщиной, которая была его женой.

- Влас, давай сюда, а то я на каблуках, в темноте ничего не вижу, - и сразу юркнула на задний ряд

Мужчина молча пошел следом. Как и ожидал, стоило им там усесться, Кристина стала виснуть на нем, полезла гладить его ногу, подбираясь каждый раз все ближе к ширинке. Убрал ее руку только когда чересчур обнаглела.

Она разозлилась. Зашипела как кошка, а потом встала посреди сеанса:

- Пошли домой. Я спать хочу!

***

Дома было то же, что и всегда. Тяжелое молчание.

Влас прошел на кухню курить, она в спальню переодеваться. И вдруг вышла в кухню одном белье. Только взглянул на нее искоса и понял, что сейчас будет.

- Влас... - позвала она вкрадчиво и на стул присела.

Ногу на ногу закинула, поерзала, разводя колени. А у него предел наступил, подкатило к горлу. И сигареты кончились, как назло.

- Иди спать, Кристина, - проговорил он, комкая в кулаке пустую пачку, и стремительно вышел.

- Ты куда! - крикнула она вслед.

- За сигаретами, - ответил Влас и захлопнул за собой дверь.


глава 17



Выдохнуть это все из легких, скорее выдохнуть. Он даже лифтом пользоваться не стал, не было сил ждать, пока эта консервная банка, застрявшая где-то на верхнем этаже, сползет. Сбежал вниз по лестнице и застыл на крыльце, засунув руки в карманы.

Несколько секунд втягивал в себя ночной воздух. Глаза закрыты, легкий ветерок по лицу - словно гладит. Волосы шевелятся нежно, как под руками... Хватит!

Резко открыл глаза, молодой месяц посверкивал рожками над темной массой соседних домов, бросавших густую тень. Круглосуточный минимаркет был как раз в той тени между домами, казавшейся отсюда непроглядной. Но Влас туда не пошел.

Завел машину и отъехал, вливаясь в поток. Как будто сев в машину и уехав, можно избавиться от ощущений или воспоминаний. Не получится, так же, как и убежать от самого себя.

Как можно спать с бабой, которая тебе в глаза врет?

Нагло лезет к тебе и врет. Он готов был терпеть Кристину, потому что женившись, взял на себя ответственность. Из жалости. Ради бизнеса, которым через Игоря был плотно с ней завязан.

Что Кристина врет, Влас понял через несколько месяцев после свадьбы. Ему и до этого было практически безразлично, а теперь его воротило от мысли. Если ей удавалось после сильной пьянки затащить его в постель, потом тоже воротило, только уже от самого себя.

Он и так на многое закрывал глаза, но травоядного из него нах*** делать? Думает, показала пилотку, и поведет его в стойло как вола?

Зачем жил с ней? Хороший вопрос.

Вытащил из заднего кармана джинсов смартфон и набрал Игоря.

- Да, брат, - откликнулся тот.

- Что ты говорил про Белого?

- Погоди, я сейчас перезвоню.

Вызов прервался, Влас отложил смартфон и поднес кулак ко рту. Примерно через минуту перезвонил Игорь.

- Влас, я бы на твоем месте озаботился. Ты же знаешь, он непрошибаемый черт, если до чего-то до*бется, не отстанет.

- Я понял. - Как раз это-то Влас хорошо знал.

Белым Пашу Медведева прозвали за цвет очень светлый волос, белые брови, белесые, почти бесцветные глаза и мертвый холодный взгляд. Сынок депутата, привыкший к вседозволенности. Три года назад Влас случайно его чуть не покалечил.

Нах*** ему надо было цепляться с этим отморозком... Денег не хватало, или приключений, бл***? Все у него было, всего хватало, но проклятый кураж! Гордость. Ощущение всесилия.

Подпольные бои. На стройке, ночью, хороший куш. Белый тогда натравливал на него своих псов. Влас разбросал их, а его всего лишь слегка приласкал слева. Но тот неудачно отлетел и ударился затылком о бетонный блок, задергался в конвульсиях, глаза стал закатывать и обоссался.

Все это при свидетелях. Белый тогда поклялся, что зароет Власа. Его сбросили со второго этажа и затоптали бы на месте, если не Игорь. Он умудрился вытащить его полуживого оттуда и потом прятал. Но Паша Белый все равно до него добрался.

Влас стиснул руль так, что костяшки побелели. Что друг ему недоговаривал? Что нужно Паше Белому опять? Что у него еще осталось, чтобы снова его об колено ломать?

Ничего, кроме горечи и мертвой пустоты!

Нет. Теперь у него были еще и сомнения. Ядовитые сомнения, от которых его раздирало на части.

Рука потянулась к бардачку, там у него всегда лежала дежурная пачка сигарет, на случай, если уж совсем приспичит в край. Одна единственная сигарета завалялась. Он действительно слишком много курит. Засветился огонек сигареты, дым потек в легкие.

- Кристина зачем домой ездила? - спросил наконец.

Те дни, что жены не было, Влас держался от Алены на расстоянии. Отдельный разговор, чего ему стоило знать, что она в соседнем доме спит одна. Когда вернулась Кристина, даже обрадовался, думал пытка прекратится. Видеть ее хоть иногда понемногу, как капельку яда глотать, ему хватит.

Но теперь он уже и не знал, потому что она лгала.

- Брат, - хохотнул в ответ Игорь. - Она твоя жена, ты у меня спрашиваешь? Зачем к отцу-матери ездят?

Потом посерьезнел и проговорил:

- Осторожнее там, - и добавил перед тем как отключиться. - Аленку увидишь, привет передавай.

Как кислотой в душу плеснула ревность.

Привет ей?

Он передаст.


глава 18



Только что звонила Кристина. После разговора с ней, Алена так и сидела с трубкой в руке и беспомощно уставившись куда-то в сторону окна, а губы потихоньку кривились. И ведь не пошлешь, подружка натурально рыдала.

Вообще, когда увидела, чей высвечивается номер, не хотела брать трубку. Время уже около десяти, можно было бы выдумать потом, что спала, купалась, да мало ли. Наврать, как Кристина наврала мужу. Но именно потому Алена этого и не сделала - врать было противно. Взяла трубку осторожно, а оттуда понеслось:

- Аленка, я не знаю что делать?!

- Что делать? - спросила Алена, выдохнув. - Успокойся, Кристин, я ничего не понимаю, ты можешь выражаться яснее?

- Да, да... - забормотала та. - Да, могу.

- Вот и хорошо, а теперь давай по порядку. Что у тебя случилось?

- Ален! - снова запричитала она. - Я не знаю, что делать!

Снова пришлось отодвинуть трубку и выдохнуть.

- Что случилось, просто расскажи. Может, ты напрасно нервничаешь, или неправильно оцениваешь. Спокойно перескажи мне, и сама поймешь.

Какое-то время на том конце слышалось тихое невнятное бормотание, потом Кристина устало проговорила:

- Хорошо.

- Ну вот и ладно. А теперь давай.

Алене никогда не приходилось примерять на себя роль психолога или психоаналитика, но как представила, что вот такая ситуация, даже вроде в каком-то кино это было. Пришла жена жаловаться психологу, а психолог бывшая любовница ее мужа... Дурно стало.

- Ну... Когда ты ушла, мы с Власом пошли смотреть тот фильм, - начала Кристина. - И...

Последовал взрыв ругательств, а потом тихое:

- Не могу... - и всхлипывания.

Ладно, подумала Алена, хорошо, хоть от подробностей избавили.

- Ален, я не могу... Что я ни делаю, он не хочет меня.

Алена невольно схватилась рукой за сердце.

Господи милосердный, за какие грехи ей приходится опять это выслушивать...

Какое-то время молчали обе.

- Послушай, может быть, вам взять пузу, как советуют семейные психологи в таких случаях? Говорят, это помогает возродить чувства, - наконец проговорила она, чувствуя, как ее охватывает холод.

Комедия абсурда. Алена не могла поверить, что говорит ЭТО. Что печется о том, чтобы сохранить брак человека, которого сама... Просто в какой-то момент все эмоции выключились, осталось сухое пустое и безжизненное сознание. Влас муж Кристины. Она не имеет права чего-то желать.

- Какую паузу?! - взвилась та. - Он же к ней пошел!

А вот это был шок.

- К кому... к ней? - еле смогла выдавить Алена.

- Я же говорю, у него кто-то есть! Ты понимаешь! А?! И он пошел сейчас к ней, я уверена!

Это было слишком. Разговор и так вымотал Алену эмоционально, визги подруги молотом били по нервам.

- Послушай, - твердо сказала Алена. - Сейчас мне надо работать. Давай, ты позвонишь завтра и спокойно, без нервов, все расскажешь.

- Ален. Ну ты же мне поможешь? Ален...

- Я выслушаю тебя. Завтра. Все завтра, Кристин, - проговорила она и отключилась.

И теперь сидела с трубкой в руке, чувствуя, как разъедает душу ядовитый осадок. Как будто над ее растоптанной, но так и не умершей любовью надругались снова и снова.

Надо отстраниться, отвести от себя чужую проблему. Алена закрыла глаза. Не чувствовать! Не плакать...

Она подскочила с места и быстрыми шагами ушла в кухню. И шагов-то всего пять вышло, маловата квартирка. Ей бы сейчас уйти, куда глаза глядят, в степь куда-нибудь, в поля. Далеко, подальше отсюда.

Включила свет и замерла у окна, скрестив руки. Уставилась в ночь.

***

Пока Влас ехал с трассы, припадок ревности от слов Игоря выветрился, осталась только сердечная боль и холодная злость. А когда тихонько подъехал к ее подъезду и поднял глаза на окно, которое он тогда запомнил, к этому всему добавилась еще и странная внутренняя дрожь.

Бл*****...!!!

Совсем как в тот первый раз. Мужчина дернул шеей, отгоняя проклятые воспоминания. Снова взглянул на окно, оно было темным. Только изнутри бледно подсвечивалось, как будто издалека. И не поймешь толком, спит, не спит.

Он уже вытащил смартфон, собираясь по памяти набрать ее номер, но тут окно зажглось. Девушка появилась в окне. ОНА.

Ноги вынесли его из машины раньше, чем сам успел об этом подумать. Эти метров тридцать до ее подъезда, прошел как сквозь воду. В ушах звенит, а в висках где-то пульсирует кровь. Выдохнул у двери, встряхнул рукой и нажал комбинацию цифр. Открылась.

Теперь наверх. Лифт очень медленно полз. Так медленно, что мужчина успел умереть и воскреснуть десять раз. Наконец он остановился.

Влас специально нажал этаж выше. Потому что это было слишком, сразу подойти к ее двери. Ему надо было время, чтобы собраться.

Остановился на балкончике перед незадымляемой лестничной клеткой, замер, опустив голову, одной рукой держась за перила. Надо было выгнать из груди этот дурацкий трепет влюбленности, не на свидание к ней он шел. Прошла та пора.

Закрыть глаза, воскресить в памяти все, что сделало мертвой его душу.

Теперь он был готов.


глава 19



Кристина осталась одна. Совсем одна со своей проблемой.

Она застыла перед зеркалом, глядя себе в глаза.

Злость и бессилие. Вот что ощущает женщина, когда перед ней вырастает непреодолимая стена. С этим очень трудно смириться.

Поворот головы, стройная шея, грудь, у нее красивая фигура. Грудь большая. Может быть, немного низко подвешенная, но еще никто не браковал. Кроме ее мужа.

Чтоб он сдох, проклятый.

Влас принадлежал ей. И не принадлежал! Вернее, ей по праву принадлежало все, чем этот мужчина владел, кроме его тела. Он попросту ее к себе не подпускал. Бл***! Это было оскорбительно и обидно! Она же его жена.

Не важно, любила она его, не любила, она и только она имела право на его член! Ладно, допустим, теоретически она еще могла бы примириться с тем, что у него что-то там на стороне. Все мужики страшные кобели, им бы только присунуть кому-нибудь. Уважающая себя жена не должна об этом знать. Но мужчина тоже должен исполнять свои обязанности!

Если ты не трахаешь свою жену, ее трахает другой. Это закон природы.

Что она только не делала, чтобы затащить его в постель, она что, ущербная, что ли? Кристина даже любовников завела, чтобы доказать себе, что она может вызывать у мужика желание. А этот?! Тьфу!

Ей хотелось сплюнуть. Нормальный мужик, если бы узнал, что жена его рогатит, избил бы до полусмерти, а потом оттрахал так, чтобы неделю ноги вместе не сходились. А этот?! Кристина была уверена, что догадывался и молчал, как будто так и надо. Урод, тряпка несчастная...

Но он же ее муж, будь он неладен!

То, что он заставлял ее сейчас испытывать, было оскорбительно. Грудь ее дернулась от резкого вдоха, женщина сверкнула глазами. Проклятый сукин сын.

Влас ей нравился, когда она еще была девчонкой-первокурсницей. Друг страшего брата. Красивый, строгий, мужественный. Даром, что в те редкие разы, когда им случалось пересекаться, он не замечал ее, Кристина знала, что рано или поздно этот мужчина будет принадлежать ей.

И каково же было узнать, что этот мудак завел себе какую-то тайную кралю. Ей показалось в тот день, что мир перевернулся. Если бы она знала, кто это, выцарапала бы твари глаза.

Жаль, она ТОГДА ей не попалась...

А Игорь молчал, говорил, сам не знает, мол, Влас шифруется. И все переводил стрелки, чтобы она Аленку пригласила. Игорю нравилась ее подружка Алена. Тоже, та еще скрытная сучка, никогда не поймешь, что у нее на уме. Знала, что нравится Игорю, и хвостом крутила. То у нее дела, то ей срочно домой надо, то голова болит, то задница. А потом и вовсе уехала посреди семестра и ни слуху, ни духу о ней. Совсем из общения выпала.

Сейчас, когда Кристина снова ее нашла, была рада до смерти, Игорю сразу дала знать, думала, может, сладится у них. Игорь вроде загорелся, а она такая же - скрытная холодная сучка, что и была раньше. Ничуть не изменилась, разве что стала красивее.

Но. Но. Но!

Не нравилось ей, как Влас на ее подругу реагировал. С ее появлением изменилось его поведение, бл***! Изменилось!

Какие демоны могут гнездиться в сердце женщины, одержимой ревностью?! Даже если там нет любви, одно желание обладать?

Кристина уже и сама не знала, чего хочет, но чем дальше, чем больше Власа ненавидела. Желание размазать его крепло с каждым его отказом. Ей хотелось плакать от злости и обиды и вырвать его сердце голыми руками.

Она же женщина, черт побери, нельзя же с ней так!!! Что ему жалко?! Почему она должна выпрашивать подачку, как голодная шавка?!

Но оставалась еще Алена, с ней она могла все это проговорить. Алена оставалась ее подругой. Несмотря на терзавшие Кристину сомнения, а может, именно потому.

Женщина снова перевела взгляд на телефон, лежавший на ночном столике. Завтра? Хорошо.

А пока Кристина разделась и ушла в душ. С этой смесью ревности, ненависти и возбуждения надо было что-то делать. Она подождет до завтра.

Но если это то, что она думает...

***

Он был готов. Еще несколько секунд назад, когда открывал дверь межквартирного коридора. Но каждый шаг, приближавший его к цели, давался тяжелее предыдущего, а в душе взвивалось какое-то снежное крошево вперемешку с полыхавшим в глубине огнем.

И сколько угодно закрывай глаза, доступ к памяти блокирован!

Ему оставался тот самый идиотский трепет.

Влас остановился перед дверью и сжал кулаки. Отрешиться! Взять себя в руки. Чего бы это не стоило. Он пришел не за этим, он пришел за правдой.

Получилось.

А непросто оказалось прикоснуться к кнопке звонка... Потому что назад дороги уже не будет. Нужна ему эта правда? В какой-то момент Влас даже готов был повернуть назад. Но именно потому сделал это.

В тишине звонок прозвучал особенно пронзительно и резко.

глава 20



В тишине звонок прозвучал особенно резко и пронзительно.

Алена чуть не подскочила от неожиданности. Дернулась, разворачиваясь всем корпусом назад. В какой-то момент стало не по себе. Кто это мог быть?

И ведь ничего хорошего в голову не полезет.

Очень осторожно выскользнула из кухни, стараясь ступать бесшумно. Медленно... Подошла к двери замерла, сжимая кулаки. Ладони мгновенно повлажнели.

Кто это может быть?

Затихла, затаилась, пытаясь внутренним чутьем уловить дыхание того, кто сейчас стоит за этой дверью. Опасностью веяло от того, кто там сейчас находился. Как будто это хищник.

Может, если не производить шума и не двигаться, этот кто-то подумает, никого нет дома и просто уйдет? Трусливая мысль, очень правильная мысль. Может быть, кто-то вообще ошибся дверью и не туда позвонил...

Что угодно, кроме того, о чем сейчас вопила ее интуиция.

Что угодно! Закрыть глаза и уши, не слышать, не знать! Она затаится и сейчас потихонечку...

Звонок раздался снова.

Как взрыв!

Алена вздрогнула, вскинув руки. Сердце заколотилось в горле.

Не уйдет. Не уйдет...

Осторожно приблизилась к глазку.

Она и так знала, кто там будет. Но все равно это было шоком. Как будто из кипятка вытащили и в снег швырнули. А в ушах грохот.

- Кто? - спросила она прерывающимся голосом.

- Открой, Алена. Это я.

Ну вот она, судьба, как ни старайся избежать...

Влас. Голос холодный, злой. Наверное, именно это помогло ей собраться и задвинуть вглубь себя все эмоции. Одно сухое сознание.

- Что тебе нужно, Влас? - спросила, как можно спокойнее.

- Открой, есть разговор.

Есть разговор... Так холодно, что ее дрожь пробрала.

- Или тебе теперь больше нравится перекрикиваться вот так через дверь, чтобы больше народу услышало?

Короткий дробный издевательский смешок.

Взметнулась изнутри злость. Она открыла.

- Сейчас ночь. Это не могло подождать до завтра?

- Если бы могло, я бы подождал, - бросил он сквозь зубы. - Не хочешь пригласить меня в дом?

Глаза волчьи. Силой давит. Лицо застывшее, будто каменное, и только в глубине зрачков огонь. Опасностью веяло от него, презрением, злостью. Запахом сигарет. Запретным желанием, что он в ней будил. Взрывная смесь, страшная.

- Не находишь, что это не прилично приходить ночью к одинокой девушке в дом? - проговорила Алена, пряча свой страх за холодом обиды.

- Да что ты? Ну мы же не совсем чужие друг другу? - протянул мужчина и шагнул через порог.

Ей пришлось попятиться, потому что он надвигался как скала. Взгляд уперся в широкую грудную клетку Власа. И мысль эта дурацкая... Что он не изменился ни на йоту, такой же красивый и сильный, только... Теперь он стал жестоким. Раньше он никогда не был с ней жестоким.

Раньше она его просто не знала.

Грудь мужчины оказалась как-то слишком близко перед глазами, он глубоко вдохнул, крепкие, стальные (она знала, что именно стальные) пластины мышц пришли в движение. Раньше бы она накрыла его сердце рукой.

Нет.

Алена отступила на шаг и подняла на него глаза.

- Что тебе нужно Влас?

- Я же сказал, есть разговор.


глава 21



Состояние, черт бы его побрал... Нервное напряжение так вздернуло ее, что казалось, будто в позвоночнике ледяной штырь. Только недавно она испытывала смятение, не знала, как с ним заговорить, как предупредить, потому что ее мучила совесть. А вот он сам, своими ногами пришел, а у нее внутренний протест такой, что слова не идут.

Не хотелось ей говорить ему ничего, потому что от его надменной презрительной холодности, взвивалось бешенство. Выставить за дверь его хотелось.

Но не бороться же с ним. Это было ниже ее собственного достоинства.

Алена плавно повернулась и шагнула в сторону кухни. Раз уж она вынуждена терпеть его присутствие, так уж лучше чаю заварить. Во всяком случае, будет, чем от него отгородиться.

Коридорчик узкий, маленький, всего в два шага. Но он как-то слишком быстро и слишком близко оказался за ее спиной, и время как будто замерло. Не стало вдруг дыхания, все сфокусировалось на ощущении его большого сильного тела рядом. Ей даже показалось,что он склонился лицом к ее волосам...

И вдруг он так же резко отшатнулся, а два шага до кухни закончились.

Состояние! Когда в ушах шумит, а руки трясутся.

- Присаживайся, Влас.

Повернуться к нему спиной, проговорить так, чтобы голос не дрожал, включить чайник.

Но он не шелохнулся, Алена поняла по звуку. Обернулась, Влас так и стоял в дверях, прислонившись плечом к косяку. На миг заболели глаза, потому что он был слишком красивый и родной. Чушь.

Ей показалось, что в его глазах полыхнуло ответное зарево, он отвернул лицо, прокашливаясь и скрестил на груди руки. Сердце сжалось, от собственной глупости и ощущения потери.

- Тебе какой чай, черный, зеленый?

- Мне все равно. Любой, - ответил он, отряхивая одной рукой джинсы.

Чайник щелкнул, Алена опустила пакетики в две кружки, залила кипятком. Одну поставила на столик, другую, свою любимую, взяла в руки и отошла к подоконнику. Быть от него подальше, так надежнее. И сделала наконец это - отгородилась от него кружкой, скрыла за ней лицо.

Состояние... Хуже не придумаешь. Холод, смятение. Он был чужеродным телом, которое хотелось вытолкнуть. И одновременно был безумно притягателен и красив.

И он был чужой!

И он ее ненавидел.

Это ощущалось кожей.

Хорошо, пусть быстрее говорит. Зачем пришел и уходит.

- Что ты хотел Влас?

До этого он так и стоял не шелохнувшись. Смотрел куда-то в угол на сложенную в пластиковую посудину картошку. А тут будто отмер, бросил на нее взгляд, от которого ей показалось, холодная волна прошлась по телу, поднимая коротенькие волоски и осела затылке. Алена невольно потерла шею под волосами, он проследил ее жест и сглотнул.

И тут же проговорил, опуская руки:

- Я хочу знать, что вы мутите напару с моей женой. Подружки.

Подружки? Мутите? Столько презрения, казалось, он эти слова выплюнул. Алена сразу почувствовала себя запачканной. Какого черта?

- Да, мы подруги, что в этом плохого? И почему ты решил, что я должна что-то мутить с твоей женой? - спросила она, преодолевая желание вспылить.

- Потому что вы обе врете..

Боже, сколько яда... Вот это был предел.

- Да? А ты, значит, говоришь только правду? - хмыкнула она.

Он резко подался вперед, глаза сделались какие-то яростные, страшные. Снова скрестил руки.

- Я, во всяком случае, никого не предавал, как...!

Сердце сдавило обидой, так, что даже злость потухла.

- Да, - проговорила Алена, глядя мимо него. - Ты просто бросил меня и исчез. Ну да, действительно, что тут такого, попользовался и выбросил на помойку.

Не было больше сил держать это в себе.

Колючей волной рванулась в душу память, как ей убитой, опустошенной потерей ребенка, пришлось еще услышать от Игоря торопливое:

- Ты что, его вечно ждать собралась?

Жалостливое:

- Аленушка, уехал этот твой парень давно, за квартиру с хозяином рассчитался еще неделю назад. Теперь я ее снимаю. А ты, глупая, все сидела, ждала? Господи ты Боже мой, это что же делается-то... Ну пойдем-пойдем-пойдем...

И снова жалость, калечащая душу, страшная в своей правдивости.

- Хорошо, что я зашел, а то попалась бы какому-нибудь уроду. Как будто мало ли их тут шастает.

А у нее перед мысленным взором опять та банда мотоциклистов, и больно, и трясет от страха, и все плывет перед глазами.

Но то была память, а здесь и сейчас...

- Я?!! - ощерился он, яростно сжимая кулаки. - Я никогда не бросал тебя! Никогда! И ты это прекрасно знаешь. Я просто не...

Предел наступил, переполнилась чаша!

В этот миг Влас словно провалился в прошлое. Он снова видел перед собой ту захолустную больничку, где отлеживался тогда. Облупленные серые стены, серое, застиранное, в дырах белье, отдающее фармалином. Судно под койкой. Домой было нельзя, никуда нельзя, Игорь помог, упрятал его сюда. Потому что Влас не мог допустить, чтобы дома узнали. Но самое главное - он не мог подставить под удар ЕЕ - олененка. Он же просил Игоря, как только пришел в себя.



Там-то, в той больничке и нашел его Белый. А почему бы не найти, если Власа ему просто сдали. Тепленького, в постели. С потрохами.

Снова крутилось в памяти, как его били и калечили еще раз, ломали по живому. Наказывали побольнее, но не насмерть, а чтобы запомнил.

Куда больнее было осознавать, что его предали, кто-то его Белому сдал.

Но что было с Власом, когда он узнал, что сделала ОНА. Он как будто в мрачную бездну ухнул, темнота вокруг беспросветная настала. Три года прошло, а слова Игоря по-прежнему звенели в ушах:

- Ты только не раскисай, брат, в жизни всякое бывает. Нашел я твою девчушку, она сказала, что ей пох***, заложила тебя Паше, сделала аборт и уехала. Я ничего не мог поделать.

Ей было пох*** на него. Сделала аборт и уехала.

А он так и остался живым трупом, медленно сходить с ума в этой темной яме.

Довольно об этом.

***

Влас пошел к двери. а ей хотелось заорать:

- Что хватит?! - но судорогой свело горло.

Алена сама не заметила, как быстро поставила чашку на подоконник и метнулась за ним следом. А он вдруг обернулся, чуть не столкнувшись с ней и с горечью проговорил:

- Я бы все понял, если бы ты просто сказала. И я давно простил, что ты сдала меня Белому. Но аборт! Аборт, бл*****... Алена, зачем ты это сделала?! Ты же говорила, что так хочешь этого ребенка! Обещала ждать, что бы не случилось...

Он осекся, отворачиваясь. Алена стояла, как громом пораженная, потом бросилась, хватая его за рукав.

- Я никогда аборт не делала! И не сделала бы! Слышишь ты!? Никогда! Никогда... Если бы меня не столкнула тогда банда отморозков на мотоциклах... - слезы брызнули у нее. - Я... Я неделю каждый день до поздней ночи торчала на коврике перед дверью той проклятой квартиры! А тебя не было! Не было! И на звонки ты не отвечал! Я...

Она совсем задохнулась, потому что рыданиями прорвалась боль прошлого.

- Я... не мог прийти, не мог, понимаешь? Я... - забормотал он, осторожно забирая ее в объятия. - Я сдыхал тогда, понимаешь?

- У меня был выкидыш, - с трудом проговорила Алена. - И я не знаю, что было бы со мной, если бы меня не нашел тогда Игорь. Он меня в больницу отвез. И... он сказал, чтобы не ждала тебя, что ты уехал.

Звенящая тишина воцарилась.

Так страшно...

Один и тот же человек. Он спас их от смерти, каждого по отдельности. Но он же разлучил их, развел, лишил самого дорого, главного! Заставил поверить в предательство.

Жестоко. Непонятно.

Влас резко со всего размаху засадил кулаком в стену. Еще и еще раз. Кровь осталась на стене Алена вскрикнула, а он снова притянул ее к себе, закрыл ее лицо ладонью. Ей стало страшно этого приступа гнева, особенно, когда он мертвым голосом спросил:

- Игорь?

- Да, он мне тогда здорово помог.

Это была правда, Игорь прикрыл ее тогда от всех, даже от родителей. Никто не узнал, что с ней было.

- Я не знаю, кто такой Белый, Влас, правда, - сказала она, и робко обхватила его за талию.

Они так и стояли, затихнув в объятиях друг друга, наконец Алена проговорила:

- Влас, тебе пора уходить. Кристина подозревает, что у тебя кто-то есть, она просила меня помочь. И...

- Молчи, - прошептал он, находя ее губы.

Горький поцелуй, со слезами, с болью обмана и предательства. И безумно сладкий. Наконец Алена опомнилась и стала говорить то, что ее с самого начала беспокоило:

- Она сказала, что хочет предложить тебе развестись. Но это она затевает, чтобы выследить потом, к кому ты как она сказала, «побежишь». Она так говорила, Влас... Я не знаю, что она задумала, но мне стало страшно. Кристина может навредить тебе?

Влас несколько раз изменился в лице и помрачнел, жестокое выражение проскользнуло у него.

- Может.

- Влас...

И она снова утонула в его объятиях. Господи... это было так хорошо. Как будто выжила после страшного шторма, и снова солнце. Солнце...

- Влас, - всхлипнула она отодвигаясь. - Я не могу. Ты муж моей подруги. Это бесчестно.

- Ничего не бойся, - проговорил Влас. - Мы с этим разберемся. Поняла меня?

Он снова был рядом, надежный как скала. Но это уже было однажды.

- И как ты могла поверить ему и усомниться во мне? - спросил он, словно услышал ее мысли.

- Ты... обещал быть рядом, что бы ни случилось. Но тебя не было. А я чуть не умерла от горя.

Мужчина горько покривился, глубоко вздохнул, так что грудная клетка пошла ходуном, а руки на мгновение сжались вокруг нее.

- Больше такого не случится.

Теперь его тон снова был уверенным. Поднял ее лицо рукой, всматриваясь в глаза:

- Сейчас мне надо уйти, а ты будь осторожна. Лучше, если вообще не будешь выходить из дома. Поняла?

- Я не могу не выходить, у меня выставка, - быстро сказала Алена.

Влас нахмурился, что-то в глазах промелькнуло. Ругнулся про себя.

- Будь осторожна. Поняла?

- Я поняла, хорошо.

Он еще раз сжал ее плечи и шагнул к двери.

- Влас, подожди!

Она сама поцеловала его, обняла, прижалась крепко, до дрожи.

Ах, как горят губы. Вот оно какое, ворованное счастье... Он муж ее подруги. Нельзя.

- А теперь иди. Она звонила. Тебе домой надо скорей.

"Ну вот и всё - их время вышло,


И проводить пора его...


Она лишь тихо, еле слышно,


Прошепчет: "Буду ждать ещё"...



Он так же тихо, молча выйдет


И растворится в тишине.


В машину сядет и поедет


Он ночевать к своей жене..."


(Автор неизвестен.

Источник: https://millionstatusov.ru/statusy/lubovnik.html)

Наверное, он бы так и не ушел, но Алена сама вытолкала его за дверь. А потом присела на пол, глупо улыбаясь, и закрыла глаза.


глава 22



Было около двенадцати, когда Влас вернулся домой. Открыл дверь своим ключом и, тяжело ступая, прошел в кухню. Бросил пачку сигарет на подоконник, вытащил одну и закурил, глядя в темный провал окна. Тихо, Кристина спала или делала вид, что спит.

Несколько затяжек, потом бычок отправился в мусорку. Он действительно слишком много курит, с этим пора кончать. Воля, которой он все это время себя сдерживал, отпустила всего на один короткий миг, и он внезапно, резким движением оперся обеими руками о подоконник, опустил голову и глухо зарычал.

Сегодня мир рухнул, как три года назад. И как три года назад, истина навалилась, погребая его под обломками. И та же истина его воскресила. Но сначала Игорь.

Влас жестко усмехнулся, согнул и распрямил пальцы, глядя на разбитые костяшки. Запекшаяся кровь - напоминание. Он давно уже не был легковерным и экзальтированным мальчишкой, знал, что человеческая душа в разрезе - поганая помойка. И все равно, удивил друг. Смог, мать его, смог.

Сжались кулаки, натягивая содранную кожу. Говорить с Игорем сейчас нельзя. Нужно время, чтобы улеглась кипевшая в нем ярость. Разбираться, выставлять счет, все это надо делать с холодной головой, иначе он просто сорвется.

Вспомнились слова Игоря:

Осторожнее там, Аленку увидишь, привет передавай.

Влас беззвучно расхохотался, запрокидывая голову. Заботливый, просто п*дец! Но больше всего потряс Власа его неприкрытый цинизм. Неужели Игорек думал, что он никогда не узнает? И не боялся? Две головы у него, что ли? Потому что одну он ему точно оторвет.

Но прежде вытрясет из него правду, чего бы это ему не стоило.

Белый тебя снова ищет.

Ты же помнишь, что он сказал тогда на последок?

Я бы на твоем месте озаботился. Ты же знаешь, он непрошибаемый черт, если до чего-то до*бется, не отстанет.

Снова всплыло в памяти, как Игорь тискал Алену и приставал к ней в кафе у него на глазах.

 Моя девушка не должна скучать!

Бл******! За это Влас готов был порвать друга на части. Демоны лезли из темного угла души, зудели в мозгу. Неспроста Игорь тогда подсунул ему свою сестрицу, повязал его со всех сторон бизнесом.

Сказанное воспринималось теперь совсем иначе. Так, бл****, лицемерно, что зубы сводило. Но Паша Белый от этого не стал меньшим злом, скорее наоборот. Потому что теперь под удар могла попасть Алена.

Все завязывалось в тугой скользкий узел. Какой конец не потяни - лезет опасное дерьмо. Влас понимал, что он один против всех. А вокруг словно свернувшиеся клубком спаривающиеся змеи. Одна из них сейчас спит в его спальне.

Понимал он и другое. Что бы ни случилось, нельзя про*бать на этот раз свое счастье. Он должен уберечь свою женщину, защитить, выйти победителем из этой грязной игры.

И сразу выгорело, вымерзло из души все лишнее. Все, что мешало достижению этой цели. Холод проник в сознание, усмиряя гнев, приводя в порядок мысли.

Сегодня он узнал слишком много. Нужно переварить, затаиться. Пусть лучше считают его трупом, не будут ждать ответных действий.

***

Как был, в туфлях, Влас прошел в спальню. Он даже не старался производить меньше шума, однако Кристина, против ожидания, не проснулась. Даже на звук ключей, небрежно брошенных на прикроватную тумбочку, не отреагировала.

Влас ненадолго замер у кровати, рассматривая ее. Кристина спала, разметав по подушке темные волосы. Спала? Слишком уж напряженной показалась ему поза. Мужчина нахмурился, уйти от нее он пока не мог, для этого еще надо было подготовить почву.

Мелькнула мысль, возможно, это даже хорошо, что Белый ищет его.

Влас медленно скинул туфли, разделся, сходил в туалет, чтобы потом лечь рядом. Противно было это признавать, но Алена была права, Кристина ничего не должна заподозрить.

***

Чего стоило ей не высовывать носа из спальни! А Влас как назло торчал в кухне, опять курил. Провонял весь дом!

Когда он вошел в спальню и стал у кровати, Кристине казалось, от нервного напряжения сердце выскочит. Бешенство, обида, жгучий ком душил ее. Урод! Шлялся где-то, с кем-то, а теперь завалится в ее постель?!

Стоило ему уйти в туалет, она беззвучно подскочила и схватила его одежду, жадно принюхиваясь. Ища запах другой женщины. Но от одежды Власа пахло сигаретами, его собственным запахом и немного парфюмом. Ничего такого, за что бы зацепиться...

Сработал слив, она тут же бросила все как было и нырнула в постель.

***

А он медленно подошел и лег рядом. Закинул руку за голову и, сделав вид, что ничего не заметил, отвернул лицо к противоположной стене.

Семейная идиллия.

Главное, продержаться.


глава 23



С утра Алене надо было бежать в галерею, последний проход, так сказать, а завтра откроется экспозиция. Это всегда было особо волнительно, в такие дни Алена обычно бегала нервная и возбужденная, но переполненная предвкушением. Потому что это как выступление на сцене.

Арты, коллажи, снимки, Алена руасценивала их как своих питомцев, ккак живых котяток, что ли. Пфоказывала их с лучшей стороны, чтобы пристроить, кэак она говорила: в хорошие руки. Глупость, конечно и суеверие, но ей хотелось, чтобы картины и дальше продолжали жить своей особой жизнью где-нибудь на стенке офиса, или в кафе, или в спальне. Каждая выставка, сколько бы она не требовала сил на подготовку, была радостным событием.

В этот раз она была напряжена настолько, что с трудом заставила себя вылезти из дома. Места себе не находила. Тревога... И это грешное счастье с горечью пополам.

Алена всю ночь переживала, думала над тем, что сказал ей перед уходом Влас. Утром, пока собиралась, и пока ехала тоже. Тысячи мрачных мыслей теснились в голове.

Во-первых, кто такой этот Белый? Почему Влас вообще заговорил о нем? Почему считал, что она «сдала» его? Странная словесная форма, характерная.

Алена с самого начала понимала, видела, что парень, с которым у нее закрутился такой безумный тайный роман, не белый и пушистый домашний мальчик. Но и предположить не могла, что он как-то связан с криминалом. Получалось, был связан, а она ничего не знала?

Не верилось в это. Вот хоть убей, не верилось. Насколько она знала, у него инвестиционная компания и вроде какие-то вложения. Алена не углублялась в то, что ей рассказывала Кристина.

Но теперь все обретало новый смысл!

И то, что он говорил о какой-то опасности. И то, что Кристина может навредить ему. От всего этого холодок пробегал внутри. Вспомнилась «Калина красная», стало не по себе. Все эти темные моменты из прошлого... Невольно нахмурилась.

Те отморозки на мотоциклах, Игорь. Он ведь нашел ее тогда у дверей той самой квартиры. Не будь ей тогда так плохо, следовало бы озаботиться, как он вообще там оказался. Просто в тот момент она не способна была ни о чем думать. А потом уже стало не до того.

И все же самым гнетущим моментом был предстоящий разговор с подругой. Ай, ее прямо выкручивало от этого. Алене казалось, что не выдержит, спалится немедленно. Но отказаться от Власа теперь, когда они наконец узнали правду, снова нашли друг друга? Потерять его во второй раз? Нет!

Но. Но. Но!

Как же она будет делать вид, что ничего не просходит, чтобы подруга успокоилась и поверила? Черт, сомневалась Алена в своих актерских талантах.

Хотелось закрыть голову руками, спрятаться, зарыться под землю...

Но женское сердце не знает стыда. Что бы там ни говорила совесть, Влас теперь занимал все ее мысли. И эта грешная радость, что она его снова увидит.

Короче, раздрай в душе полный.

***

Наверное, потому она и набросилась на работу с таким остервенением. Опять гоняла подсобников со стремянками, чтобы отвлечься от постепенно нагнетавшегося внутри напряжения. Перевешивала туда-обратно, нет же предела совершенству.

А время текло. Ожидание, как отсроченная казнь

Часам к десяти Алена уже вконец измоталась. Встала у окна, подперев лоб ладонью, и уставилась на телефон. Вот кто б ей сказал, что она будет так ждать, когда позвонит Кристина?! Но телефон молчал, и это только продлевало пытку ожиданием. Спрятала гаджет в карман легкой кожаной курточки, сердито выдохнула и застыла, сжимая кулаки.

- Алена Владимировна, - позвал ее один из помощников, - Там отделочную ленту принесли.

- А, да, я иду, - ответила она и только повернулась, собираясь вернуться к работе...

Звонок.

Похолодела и вздрогнула, замирая на месте. Вытащила трубку - Кристина.

- Ребята, положите там, я сейчас подойду!

Сразу в горле пересохло от волнения, а ноги сами понесли ее к выходу, искать укромный уголок, где ее никто не услышит. А рингтон идет, и как кувалдой бьет по нервам. Да что с ней творится-то...

- Да! - крикнула в трубку, принимая вызов на последних секундах.

- Привет, - проговорила Кристина. - Ты чего трубку не поднимаешь?

- А, да... Тут... - наконец справилась с собой и смогла говорить внятно. - Заработалась, прости.

- Да ладно, ничего, я понимаю.

Вроде так спокойна была Кристина, и вдруг как-то без подготовки сразу перешла в наступление:

- Ну что, Ален? Что ты решила?! Не томи уже!

- Э... - Алена беспомощно повернулась в сторону зала. - Ну да, давай встретимся, наверное...

Алене вдруг показалось, что какой-то энергетический вал давит на нее из трубки. Какой-то осязаемый поток, как будто ее сканировали.

- Ален! Поможешь, да? Поможешь?!

- Ну да, конечно... я же обещала.

Кристина забормотала что-то про себя, потом выдала:

- Так! Давай, я сейчас подъеду, встретимся и выйдем куда-нибудь... Мне тебе столько рассказать надо! Ален, мне твоя помощь нужна!

Щеки мгновенно загорелись от стыда. Выслушивать откровения подруги о семейной жизни?! Кошмар какой-то. Разговор-то пойдет о Власе. И как теперь ей это выдержать?

- Хорошо, подъезжай, - проговорила Алена.

И потом еще долго стояла уставившись невидящим взглядом в стену.

Кристина собиралась навредить Власу, остальное сейчас не имело значения.


глава 24



Все то время, пока ждала Кристину, Алена морально готовилась. Чего только не передумала! И что дура и идиотка, и что не выйдет у нее ничего, спалится сразу. И что влезает не в свое дело.

И незачем на себя чужие проблемы взваливать, как будто мало ей было тогда. С содроганием вспоминалось ей то, трехгодичной давности.

- Что захотелось опять подыхать от беспросветности в слезах и соплях? - твердила она себе, понимая, что это все ее дурацкое ответственное Супер Эго.

А, в глубине души, внутри непрошибаемая уверенность. Должна. Надо. Это касается ее жизни и счастья.

И тут же выплескивался стыд. Это же ей придется видеться с Власом в присутствии Кристины! Всяческие посиделки станут неизбежны, сидеть за одним столом и делать вид, что между ними ничего нет. Кошмар. Алена закрыла глаза, понимая, насколько это двулично, ей просто не перенести.

***

Наконец, снова заставляя ее вздрагивать, зазвучал рингтон, который она поставила на звонки Кристины.

- Ален, я подъехала, - сообщила та. - Выходи, жду тебя на парковке.

- Да, да, я сейчас. Только предупрежу, - пробормотала Алена, чувствуя, как ее начинает заливать позорным липким страхом.

Кристина сегодня выглядела задумчивой. Алена еще издалека заметила хмурое выражение лица подруги. Помахала ей рукой, силясь улыбнуться. Та, увидев ее, перегнулась через пассажирское сидение и открыла дверь.

- Садись скорее и поехали.

И стоило ей сесть рядом, тронула машину и отъехала. Настроение Кристины казалось странным. Молчаливая, сосредоточенный взгляд направлен на дорогу.

Алена искоса взглянула на Кристину и спросила:

- Кристин, ты сегодня не в духе?

- Та... - она фыркнула и отмахнулась, а потом резко повернулась в ее сторону. - Слушай, я ничего не могу с него понять! Чувствую, что гад дурит меня! Но не пойму, на чем?!

Этот накал надо было сбить, отгородиться. Пока предательский румянец не начал расползаться по щекам.

- Подожди, откуда такие мысли? - спросила Алена. - Может, тебе просто кажется. И вообще, не знаю как ты, а я есть хочу.

Кристина уставилась на нее, заморгала и усмехнулась, закрывая лицо ладонью:

- Блин, прости, ты же голодная. Я совсем забыла. Сейчас.

Скоро они уже сидели в сабвее при первого же попавшегося по пути супермаркете. Есть Алене не хотелось, но ей нужно было чем-то себя занять, чтобы не трястись от нервности. Потому она набрала себе разной еды. Кристина взяла один салат.

- Не могу, не лезет ничего, нет аппетита, - недовольно буркнула, откладывая вилку.

Как ни хотелось оттянуть начало разговора, однако в этом не было смысла. Раньше начнут, раньше закончат.

- Слушай, что такого случилось, что ты сама не своя?

- Ален, - вдруг резко склонилась к ней Кристина и зашептала: - Я на сто процентов уверена, что он вчера ночью не просто так шлялся где-то два часа!

- Ну да, я помню, ты что-то такое говорила вчера, но я ничего не поняла, - проговорила Алена, опуская взгляд в тарелку, и стала усиленно набирать на вилку салат.

А та закатила глаза и сдавленно простонала:

- Ален! Ну как ты не поймешь?! Я вчера и так к нему, и этак. А этот урод смотрит, как будто меня не существует. И заявляет: «Я за сигаретами»!

- Может, у него и правда сигареты закончились? - начала Алена, незаметно скрещивая пальцы.

- Да щас! Так я и поверю! Шлялся он два часа где-то, а потом притащился. Но, бл***, не пахло от него бабой, понимаешь, не пахло.

Чуть дурно не стало. Алена так и замерла, не донеся вилку до рта. Потом прокашлялась.

- И что?

- А то! Что утром он вел себя не так как всегда.

От этих слов неожиданно кольнуло сердце.

- Как это, не так? - спросила она осторожно.

Кристина повела плечом, нахмурилась и поджала губы:

- Понимаешь, он всегда сечет, если я его вещи трогаю или в телефоне копаюсь. А тут как будто не заметил. Сказал, чтобы я купила себе что-нибудь, предложил сходить куда-то вместе. Сам предложил! То его силой не вытащишь. А тут сам. С какой стати?

Алене захотелось зажмуриться, заткнуть уши и заорать:

- Влас, кого же ты на самом деле обманываешь, жену или меня?

От этого стало дико неуютно и стыдно самой себя. Понимая, что надо как-то собраться, Алена проговорила:

- Слушай, ну это несерьезно. Может, он просто хотел сделать тебе приятное?

- Не верю я ему. НЕ ВЕРЮ, - вызверилась Кристина. - Но ничего, я позвонила Игорю, чтобы приехал. Хочу, чтобы поговорил с ним по-мужски.

По-мужски?! Вот сейчас Алене точно дурно стало. Сразу вспомнилось все, о чем они с Власом вчера говорили. И странная, страшная роль Игоря в том, что они так ужасно расстались. Ведь если бы не случай, не встреться они случайно с Кристиной в кафе...

Она нахмурилась, не желая даже додумывать.

Зато Кристина вдруг повеселела:

- Игорь скоро приедет, вот вместе и сходим. Аленка, ты же пойдешь с нами? Игорь будет ужасно рад!

Дэжа вю какое-то... Но только Алена собралась с силами, чтобы возразить, как Кристина сказала:

- Знаешь, Игорь недавно Пашу Медведева видел. Вот это шикарный мужик, я понимаю, не то что некоторые.

- Кого видел? - переспросила Алена, цепляя вилкой колечко болгарского перца.

- Пашу Белого. Игорь сказал, тот вроде в наши края собирался.

Алена замерла, чувствуя, как сердце проваливается куда-то.


глава 25



Услышать вот так, неожиданно и запросто, это пугавшее ее имя? У Алены был шок.

- Белого? - переспросила она, невольно похолодев. - А... Кто это?

Кристина уставилась на нее, поднимая брови:

- Ну ты даешь. Что, никогда о нем не слышала? Не может быть!

Сразу полезло в голову все, о чем говорил Влас.

... я давно простил, что ты сдала меня Белому...

...Я сдыхал тогда, понимаешь...

Это было выше ее понимания, на нее немедленно дохнуло страхом, как тогда, когда на нее неслись те мотоциклисты.

- Нет, - покачала головой Алена, главное не показать сейчас, в какой она сейчас панике.

А подруга хмыкнула, закатывая свои восточные глаза:

- Это мажор! Крутой мужик.

- Откуда ты его знаешь? - осторожно спросила Алена, спустя какое-то время.

- Я? Игорь про него много рассказывал. И кстати, - Кристина наклонилась и доверительно зашептала. - Игорь обещал с ним познакомить.

Игорь обещал познакомить?

Игорь с ним общается, на дружеской ноге... С тем типом, который чуть не убил Власа? В голове не укладывался такое расклад, слишком противоречиво, слишком, цинично. Слишком потребительски.

Алена поверить не могла, потому что помнила его другим. Игорь повел тогда себя по отношению к ней как настоящий друг. Помог, ничего не требуя взамен...

Надо было что-то говорить. Реагировать как-то, чтобы не показать, насколько это ей неприятно и ошеломительно. Алена снова уткнулась в тарелку, ковыряя вилкой свою порцию, и только собралась спросить, откуда Игорь его знает, потому что надо было как-то построить в мозгу цепочку событий, как телефон Кристины снова затрещал смс-ками.

Та ругнулась и заполошно стала набирать ответ. Странно это показалось Алене.

- Кто тебе все время пишет? - спросила она.

У Кристины проскочил нечитаемый взгляд, какой-то напряженный.

- Я потом объясню, - быстро бросила она и стала набирать дальше.

Алена смотрела на нее искоса. На фоне «безграничного» доверия, что подруга демонстрировала несколькими минутами раньше, это выглядело, как минимум, непонятно. То есть, здесь и сейчас, в этой переписке, происходят вещи куда более значимые, чем вся ее семейная жизнь с Власом, о которой та столько причитала? Какая-то двойная игра.

Кристина наконец закончила набирать сообщение, отправила и откинулась на спинку стула.

- Ну вот, теперь можем сидеть спокойно.

А до этого, выходит, не могли? И почему отвечать надо немедленно? Алена вдруг вспомнила, что Кристина резко сбросила сообщение, когда неожиданно появился Влас. Вот интересно, он вообще знает, что жена за его спиной ведет такую активную переписку? Вопросы, возникавшие в мозгу, начисто прогнали нервозность и лишние эмоции, осталось одно сухое сознание.

- Кристин, ты просила помочь. В чем эта помощь будет заключаться? - спросила Алена. - Ты же понимаешь, днем я работаю в галерее, и еще по вечерам у меня заказы. Мне надо знать заранее, чтобы распределить время. Чего именно ты хотела от меня?

Снова этот нечитаемый взгляд. Холодный, расчетливый, ничего общего с ее обычной истеричностью. Кристина поставила локти на стол и сцепила между собой пальцы.

- Влас. Мне нужно трезвый взгляд, потому что я могу что-то упустить, могу ошибаться. Кто-то, кто не вызовет у него подозрений. Ты моя подруга - идеально.

Знала бы она, кому это предлагает, мелькнула мысль.

- Это ты про развод? - спросила Алена, изобразив пальцами кавычки. - Он же может и не клюнуть.

- Клюнет обязательно!

Алена почувствовала себя, как под колпаком у гестапо, настолько все звучало подозрительно. Невольно захотелось поежиться, вместо этого она спросила:

- Откуда ты знаешь?

- Не важно, знаю и все.

Опять эта скупо дозированная информация. Подружка явно готовила какую-то подлянку, иначе зачем ей вот так извращенно следить за мужем? Когда ревнивые жены сомневаются в верности супруга, они нанимают частного детектива, а не вешают лапшу на уши подруге. Цель неясна, но что ее собирались использовать в темную, в этом Алена не сомневалась.

Но так ведь и она собиралась. И ей нужна эта информация.

- Хорошо, но как это сделать, как ты себе это представляешь? - спросила Алена.

- Это уже другой разговор!

Странное выражение хищной радости промелькнуло на ее лице, она откинулась на стуле с видимым облегчением. Как будто только что выгодную сделку провернула. Сделку?

Почему такая ассоциация?

- Погоди минутку... - Кристина взглянула на вновь оживший телефон, там опять пришло сообщение.

Алене было очень жаль, что ей с ее места не видно номер, а тянуть шею и подглядывать не хотелось - вызовет лишние подозрения.

- Мне сейчас надо бежать, я к тебе заскочу ближе к концу дня, обговорим. Ладно? - проговорила подружка, закончив возиться с телефоном.

- Ладно, - нехотя ответила Алена, ей тоже требовалось время, чтобы осмыслить все услышанное.

- Давай, я тебя сейчас подвезу, а вечером...

Ну уж нет.

- Вечером я сама тебе позвоню, как освобожусь. У нас накануне выставки окончательный проход будет, а завтра открытие.

- Хорошо, - проговорила та. - Все время забываю, ты же работаешь.

Сама Кристина, кстати, рассказывала, что уже около года в не работает. Хотелось бы знать, чем она занимается, когда не следит за мужем, подумалось Алене.

***

Обратная дорога до галереи получилась значительно короче, Возможно, потому что мозги были заняты тем, как теперь передать Власу все, что она сейчас выяснила. У нее же ни номера его, ни каких-то других контактов. Спрашивать у Кристины не решилась.

Незаметно подъехали. Кристина не стала заезжать на парковку, там было слишком много машин, а высадила ее на тротуаре у торгового центра, попрощалась до вечера и укатила.

До галереи идти было метров двести по улице, всего пара минут. Но как-то резко подул ветер, забрасывая пряди распущенных волос прямо в лицо. Алена запахнула курточку и быстро пошла вперед, наклоняя голову.

Она уже взбежала на крылечко и толкнула дверь, чтобы войти. И вдруг ее словно вихрем затянуло внутрь. Алена опомниться не успела, как оказалась в небольшом не просматривавшемся со стороны входа пространстве за лестницей.

Держали ее крепко, а сзади прижималось мужское тело.


глава 26



В первый момент она даже не успела испугаться, а потом нахлынул ужас. Забилась, пытаясь вырваться, крик застыл в горле. Потому что мужская рука мгновенно закрыла ей рот. И когда уже показалось, что все, конец, услышала:

- Алененок, ну... Ну что ж ты вырываешься... Тихо. Это я.

Она чуть не заплакала.

- Влас... Влас... Я... я...

- Тихо, Алененок, тихо, - он мягко развернул ее лицом к себе и прижал к груди. - Тихо.

Алена, уткнулась носом в его рубашку и затихла, всхлипывая как ребенок, пока он гладил ее по спине и по волосам. Однако, стоило ему настороженно оглянуться в сторону двери, и замешательства как не бывало.

- Как ты сюда попал? - зашептала она.

- Со двора.

Он мотнул головой в сторону технического помещения, видневшегося на пол этажа ниже. Алена плохо представляла, как можно проникать через закрытые окна и двери. Ей такое приходилось видеть только в кино. И вдруг заметила содранную кожу на тыльной стороне его ладони, как будто самой больно стало. Накрыла его руку своей.

- Влас, ты следил за мной, да?

Мужчина кивнул, с жаждой вглядываясь в нее, как будто хотел поглотить всю.

- Что нужно от тебя Кристине?

И тут Алена словно очнулась, начала захлебываясь рассказывать все, что показалось ей необычным и важным:

- Она хочет, чтобы я следила за тобой и ей докладывала! Представляешь? Нет, ты представляешь?! По-моему, она хочет на чем-то подловить тебя! Правда, ума не приложу, с какой целью, зачем ей это надо?! И не могу понять, Кристина знает о нас или нет? Мне так странно... Получается, Игорь ей ничего не сказал?

- Он и мне ничего не сказал, - мрачно проговорил Влас, снова оглянувшись в сторону входной двери. - Но это я еще выясню.

- Влас! Кристина сказала, что она вызвала Игоря, он приедет. Сказала, хочет, чтобы Игорь поговорил с тобой по-мужски...

- Отличная новость, - оскалился волчьей улыбкой Влас. - Пусть Игорек едет, я как раз сам хотел его видеть.

Сейчас он казался злым и опасным, и впрямь напоминал затаившегося хищника, сдерживающего до поры свою ярость. Алена засмотрелась, и вдруг вспомнила о главном, что больше всего потрясло и испугало ее:

- Кристина в разговоре упомянула еще кое-что. Якобы Игорь сказал, что видел недавно Пашу Белого. И тот вроде в наши края собирался.

Влас неожиданно напрягся, его крепкое тело сделалось стальным, от этого как будто зазвенел воздух. Однако он усилием воли расслабился, закрыл ее лицо ладонью и нежно погладил по щеке, спускаясь большим пальцем к губам.

- Это хорошо.

А ей стало страшно. Снова всплыло в памяти:

...сдала меня Белому...

...Я сдыхал тогда, понимаешь...

- Я боюсь, Влас... Это же он тебя тогда? Белый?

Он нахмурился, качнул головой и с горечью сказал:

- Нет, это моя глупость. Не будь я таким идиотом...

И застыл, глядя куда-то в себя. Алена услышала все, что так и не прозвучало сейчас. Они могли бы быть вместе, и их ребенок... Слезы навернулись на глаза.

- Не плачь, - прошептал он, находя ее губы. - Я сделаю все как надо в этот раз.

И снова горько-сладкий поцелуй со слезами пополам. Безумно нежный. Жадный. Исполненный тоски.

Потому что краденный.

Но не было сил оторваться, не было аргументов, чтобы заставить сердце молчать. У него своя правда. И все же...

Алена отстранилась, привычным жестом положив ему руки на грудь. Под ее ладонью билось его сердце, как раньше, как тогда. Но он несвободен, какой бы стервой ни была ее подруга, его жена.

Он муж ее подруги. То, что они делают сейчас, неправильно.

И именно поэтому:

- Я вот еще что хотела сказать, Влас. Кристина постоянно с кем-то переписывается. Номера я не видела, но кто-то шлет ей смс-ки, и она тут же подкидывается отвечать. А сегодня ее при мне сорвали куда-то. Что происходит, Влас? Мне это совсем не нравится!

- Не бойся, я разберусь, - он снова прижал ее к своей груди.

Вот вроде пока стоят вот так рядом, ничего не страшно. А стоит чуточку отстраниться - все.

- Влас, у нее такие амбиции... Знаешь, она мечтает познакомиться с Белым. Слышал бы ты, как она о нем говорила! Мол, Игорь обещал.

- Игорь обещал? - Влас прищурился, какие-то мысли скользнули в глубине глаз и скрылись за холодом усмешки. - Хорошо!

И снова стал стальным, словно у него враз закаменели все мышцы, потом тряхнул головой.

- Ты умница, сегодня много узнала. Продолжай общаться с Кристиной. Но, - тут он заглянул ей в глаза. - Будь очень осторожна, поняла?

- Да, я поняла. Мы с ней встречаемся вечером.

Она не успела договорить, с лестницы послышался шум. Влас мгновенно притянул ее к себе, впился жадным поцелуем, как будто хотел выпить душу. И так же мгновенно исчез за дверью технического помещения.

Алена осталась с диким ощущением, что ее выдернули куда-то в другой мир, наполнили счастьем и вернули обратно. Растерянно поднесла руку к губам, провела по лбу, силясь вернуться на грешную землю. А шаги-то на лестнице приближались! По звуку тяжелых рокерских ботинок с подковками Алена поняла, что это один из ее подсобных рабочих, и заметалась.

Что делать? Прятаться дальше было бессмысленно. Еще чего доброго решит дверь в техпомещение проверить. Только этого не хватало! Быстро стащила с руки браслет, бросила на пол и сделал вид, что ищет.

- Алена Владимировна, а что вы там делаете? - пробубнил парень.

- Я? - вылезла она из закутка. - Вот, обронила когда поднималась.

- Уммм, понятно.

Поверил он или не поверил, некогда было выяснять, Алена и без того была занята тем, что пыталась скрыть свое смущение.

- Так. Что там с отделочными лентами? Переклеили? - спросила она, прокашливаясь и поправляя волосы.

Парень замялся.

- Ну, мы начали, Алена Владимировна.

Начали они. Ага. По глазам видно.

- Ясно, - сказала Алена и быстро пошла вперед, а парень поплелся за ней, бубня что-то типа «на хрена».

- Ты что-то сказал?- обернулась она резко.

- Я? - глаза у парня испуганно вытаращились и забегали.

А ей смешно стало. И вообще, этот короткий ворованный поцелуй - словно живой воды напилась. Хотелось работать и работать, смеяться. Все страхи отдалились, как будто все в жизни безоблачно.

Правда, был один момент, звучавший фальшивой нотой.  Вечером ей еще предстояло увидеться с Кристиной, и тут уж Алена понимала, что понадобятся все ее силы.


глава 27



Неприятно как-то вдруг осознать, что спишь в одной постели с врагом. И этот враг - женщина, твоя жена. Влас и раньше был уверен, что Кристина обманывает его, но ее супружеская неверность была ему по одно место. Он не любил ее, не хотел ее, и он с ней не спал, особенно после того, как его подозрения переросли в уверенность. Это не делало ее опасной в его глазах.

Сейчас все было по-другому. Из того, что Влас вчера и сегодня узнал от Алены... Каждый раз, как он думал об этом, благодарил Бога, что вложил в его башку зайти к ней. Сам бы точно не надумал. Так и ходил до сих пор слепым раненым зверем и не узнал бы правды.

Случившее подняло его над тем дерьмом, в которое превратилась его жизнь. Если теперь надо будет драться со всем миром за свое право на счастье, он был готов порвать всех. Дружище Игорек, Белый со всей его сворой, да пусть хоть всем скопом!

Возвращение чувств, возвращение надежды стоило того.

Не важно, разбираться силой, договариваться, откупаться, ему нужно было выгрызть свой шанс. Прошли времена юношеского максимализма, когда «все или ничего», сейчас Власу было почти тридцать, он знал, что главное - достигнуть цели, даже если ради этого придется «дружить» с врагами. И да, кто бы что ни говорил, средства тоже имеют значение, потому что за все в этой жизни приходится платить. Он уже испытал это на своей шкуре.

Но, мать его. Но.

Влас никогда не сражался с женщинами. Это как у волков, есть такой закон - на самку нападать нельзя. Даже если она враг.

Кристина враг. Непредсказуемый и опасный, потому что может навредить не только ему. На себя Власу было плевать. Алена.

Ей сейчас идти на встречу с его женой, а у Власа все тряслось внутри при мысли, что та может как-то навредить Аленке. Вряд ли станет действовать открыто, но. Вот это самое НО не давало ему покоя. Потому и наблюдал издали за Аленой с самого утра.

У него с ночи пухла голова от мыслей, как уберечь и обезопасить Аленку. Знал же свою жену, Кристина если во что вцепилась, не выпустит. Она теперь от Алены не отстанет. Единственный выход, это найти способ как-то притупить ее бдительность и выжидать удобного момента.

Значит, бл*****, ему придется изображать внимательного и предупредительного мужа. Власа корежило от этой мысли. Разумеется, он не собирался начинать сюсюкать с женой. Сразу допрет. Кристина хоть и не обладала высоким интеллектом, тем не менее, не дура. Очень цепкая, хитрая и практичная. Деловая хватка, смекалка, чутье - все при ней.

Если бы не ее коварство и беспардонный истеричный характер, из нее вышел бы отличный деловой партнер. Потому он и перевел в свое время на жену львиную долю своего бизнеса. Ей это нравилось, а ему было пох*** на все.

Влас не мог без оскомины вспоминать, что и тогда Игорь подсуетился. Противно было осознавать, насколько он оказался ведомым. Впрочем, чего удивляться, если его тогда добивала депрессия, любой тупик казался выходом. Потому и женился, потому и жил потом с ней по инерции.

И переписал на нее большую часть своего бизнеса, чтобы иметь, как говорил Игорь, свободные руки. В общем, дело сделано, что теперь после драки кулаками махать.

***

Когда Алена особо отметила, что у его жены с кем-то активная переписка, Влас подумал не про ее любовников. Была б она сыта сексом, не лезла бы ему в штаны при каждом удобном и неудобном случае. Тут другое, он и раньше подозревал, а теперь это потихоньку перерастало в уверенность. Она крутит его деньги.

Вообще, весь инвестиционный бизнес Власа состоял из вложений. Он занимался тем, что выгодно вкладывал свои деньги и деньги инвесторов. Помимо своих доходов, его выгода тут была - посреднические проценты.

Хорошо, если она крутит его деньги, максимум, что произойдет в случае провала, он потеряет свое. Гораздо хуже, если деньги инвесторов. Тогда он рискует попасть по полной. Шкуру с него сдерут, потому что финансовая ответственность на нем.

По всему выходило, что ему есть, чем заняться. Но прежде Влас хотел пересчитать зубы Игорю за все дерьмо, случившееся с ним по его милости. Белый волновал его как неизбежное зло - расплата за глупость совершенную однажды. И хоть он расплачивался за это уже дважды, но видать, не выгорел его «долг» за Пашкино публичное унижение. Мало ему было переломать его всего и искалечить ему жизнь. Не угомонится, пока не добьется его публичного унижения. Хрен с ним, все это теперь было уже не важно, главное было оградить от него Алену.

Но! Оставалась еще Кристина, и с ней следовало быть особо осторожным, чтобы не спровоцировать прежде времени. Самое неприятное, что ему теперь придется притворяться дома и на людях строить из себя примерного мужа. Наедине он готов был разве что отсыпать ей денег. Но одному черту известно, как далеко зайдет в своих притязаниях его жена. Он был просто уверен, что Кристина станет с удвоенной силой липнуть к нему и тащить в постель. Хотелось послать ее, а нельзя. Пока нельзя.

Предстоит изворачиваться, лавировать, прикидываться и терпеть заскоки ревнивой взбалмошной бабы, ради того, чтобы на Аленку не пала даже тень подозрения. Им, хочешь не хочешь, придется видеться и на людях, и в узком кругу, а ему нельзя даже лишний раз взглянуть на нее.

Пытка. Зато она будет на глазах, она будет с ним рядом.

Влас выждал время и позвонил Кристине.


глава 28



Первый вызов остался без ответа. Через короткое время набрал снова, и снова гудки без ответа. Как он и ожидал, Влас усмехнулся и позвонил ровно через пять минут.

На сей раз она ответила.

- Да! - а голос нервный, и как будто дыхание сбивается.

- Почему не берешь трубку? - спросил бесстрастно.

- А? Ой... Власик, извини, ты же знаешь, у меня на бесшумном. В сумке лежит. Не слышу.

- А ты не ставь на бесшумный и не клади его в сумку. Чтобы когда муж звонит, слышала.

Сказано это было как бы шутливо, а на самом деле холодно и язвительно. Влас по опыту знал, когда он говорил таким тоном, у Кристины начинали бегать глазки. Нечто подобное он ощутил в ее ответе и сейчас.

- Влас... Я... Хорошо, я так и сделаю, - но тут она видимо взяла себе в руки, потому что из трубки послышался смешок. - Но ты же знаешь, я бываю такая забывчивая.

- Да? - деланно удивился Влас, это походило на дуэль двух обманщиков. - Надеюсь, ты не забыла сходить в бутик и купить себе шмоток?

Секундное замешательство, потом она сказала приторно сладким голоском:

- Влас, меня Алена просила с ней вместе пойти на шопинг. А она может только после шести, понимаешь? Ну я не могла не пойти ей навстречу, она так просила.

Врет, поганая сучка. Как всегда врет. Но сейчас это было ему на руку.

- Да? - проговорил недовольным тоном. - Я собирался с тобой сегодня пойти в...

И назвал один из самых популярных клубов в городе.

Звенящая тишина в трубке. Влас беззвучно рассмеялся, сейчас спросит, с чего бы это он. Хоть в чем-то он мог безошибочно предвидеть реакцию жены.

- С чего ты вдруг решил идти в клуб? - с плохо скрытым подозрением спросила Кристина.

- Надо для бизнеса, - сухо отрезал Влас. - Ты что, в клуб со мной не хочешь? Как знаешь, пойду без тебя.

- Конечно хочу! - с вызовом ответила та. - Просто ты так сказал!

- Кристина, нах*** мне твои обидки. Идешь ты или не идешь?

- Да! Можешь не сомневаться.

- Вот и хорошо. Телефон на беззвучный не ставь и не торчи там долго на шопинге.

- Влас... - голосок опять сделался липким и сладким. - А можно я подругу с собой возьму?

Вот этого он и ждал.

- Какую подругу? - буркнул Влас.

- Алену! Влас, давай возьмем Аленку с собой?

Да! Теперь надо было выждать немного и успокоить дыхание.

- Это обязательно? - спросил он сухо.

Сердце гулко стучало в ушах, пока ждал ответа. Впрочем, долго ждать не пришлось.

- Влас, ну ты понимаешь, она такая одинокая и замкнутая, никуда не выходит. Работа - дом, работа - дом. Пусть сходит с нами, проветрится. И потом Игорь просил меня присмотреть за Аленкой, не могла же я отказать ему и бросить ее тут одну?

Игорь просил?! Бл****!!!

Влас скрипнул зубами, а ведь это тоже могло оказаться правдой! Сколько еще поганых сюрпризов его ожидает?

- Ладно, как хочешь. Только не опаздывайте, - проговорил он и отключился.

Осадок отвратительный, словно дерьма нажрался. Но получилось.

Теперь надо было предупредить Алену.

***

Дешевый телефон и новую симку Влас приобрел еще днем. Набрал по памяти Аленкин номер и замер в ожидании. Пошли гудки, долгие, громкие, каждый молотом отдается в ушах.

Незнакомый номер. Возьмет трубку, не возьмет...

Взяла.

- Але? - неуверенный голос, слегка встревоженный. - Слушаю вас.

- Это я.

- Влас... - она сразу перешла на шепот. - Погоди минуту, я перезвоню тебе.

И отключилась. Через полминуты позвонила сама.

- Это твой номер?

- Да. Запомни. Сегодня ты с Кристиной идешь сначала на шопинг, а потом в клуб.

- С какой стати?! - зашипела она, потом недоумение сменилось пониманием. - Влас, что происходит?

- Я ей немного подыграл. - мрачно усмехнулся он. - Просто, чтобы ты знала.

- А... - голос немного погрустнел.

- Алененок, что бы там ни происходило, не удивляйся и не верь. Поняла?

- Поняла, - ответила она после короткого молчания.

У него сердце перевернулось.

- Потерпи немного, ладно, я разберусь во всем, обещаю.

- Я верь тебе, Влас.

Верю тебе - сердце расширилось и гулко стукнуло о ребра. После всего что с ними было - верит. Снова. Опять!

- Спасибо. До вечера. Пока.

***

Алена так и осталась стоять с трубкой в руке в том самом залестничном пространстве, где он целовал ее сегодня. Наверное, теперь это их место, потому что она и сама не заметила, как сюда прибежала.

До вечера...

Выдохнула горькую радость. Вечером она снова его увидит.

Но прежде придется сходить на шопинг с Кристиной. На шопинг? Бреееед.

Вернулась в зал, пряча блеск глаз и глупую улыбку.

И что бы Алена теперь не делала, все ей думалось, что надо купить себе что-нибудь этакое... Что могло бы Власу понравиться.


глава 29



Подруге Алена позвонила уже около шести. Конечно, можно было оттягивать этот момент дальше, но какой смысл? Если оно неизбежно, в смысле, изнасилование. Значит, надо попробовать увидеть в этом что-то приятное.

Алена старалась. И все равно пришлось несколько минут собираться с духом, прежде, чем это сделать.

Потому что не укладывалось в голове. Все вызывало внутренний раздрай, противоречие. И дело даже не в том, что подружка Кристина теперь замужем за человеком, которого Алена любила. Это больно, тяжело перенести, но это жизнь. Люди встречаются, люди влюбляются, женятся*, такое бывает, ей просто не повезло.

Чудовищным казались перемены.

Кристинка, чернявая, большеглазая, яркая, шумная... С ее рассказами о том, что происходит у них в семье, с приколами от родственников. С домашней выпечкой, которую та таскала с собой на завтрак, а они потом вдвоем ели потихоньку прямо во время лекций, забившись в самый задний ряд. С ее вечными мечтами удачно выйти замуж.

Что стало с той девчонкой, которую Алена знала? Веселой, пусть прилипчивой и экспансивной, но... нормальной, безвредной, черт побери. Откуда взялась эта сухая расчетливость и желание подавлять во что бы то ни стало, ложь, затаенное коварство?

Неужели все это всегда в ней было? Трудно поверить, понять.

Еще она никак не могла понять, что заставляет Кристину так цепляться за Власа. Просто не доходило. Как можно изводить человека ревностью и одновременно лгать ему? Навязываться, зная, что тебя не хотят... Алену пробрала дрожь. Да будь она на ее месте, сразу ушла бы от него, только почувствовав первые признаки охлаждения. Потому что тот кто любит, уходит первым, чтобы дать любимому свободу.

Эта мысль заставила Алену смешаться, она выдавала ее собственные сокровенные желания. Она и так чувствовала себя ужасно, вспоминая, как целовалась сегодня с мужем подруги. Нельзя, на чужом несчастье счастья не построишь. Но...

Какая-то внутренняя уверенность, что нет там любви, не давала ей окончательно согнуться под чувством вины. И снова НО.

Зачем это Кристине? Утвердить свое эго, выросшее до абсурда из-за неуверенности в себе, в своей женской привлекательности? Или просто побороть свои сомнения в состоятельности личности? Но ведь это никому не надо доказывать, это у человека внутри.

Получалось, дело в другом. И это другое, тайное, до чего еще предстояло докопаться, делало Кристину опасной. И снова поднимало голову противоречие, терзавшее Алену изнутри. Как же это могло произойти?

Неужели же все упирается в проклятые деньги и амбиции?

Господи Боже, как теперь говорить с ней по душам, если она ни одному ее слову не верит? Хотелось просто отмести всю эту мерзость в сторону, встряхнуть Кристинку, чтобы пришла в себя, а потом обнять и заплакать, потому что и сама уже не была прежней. И так жаль, что нельзя вернуть ушедшую чистую юность.

Но тайная война началась, и сейчас Алена просто не видела выхода. События катились снежным комом, куда их только вынесет...

- Влас, я надеюсь, ты знаешь, что делаешь... - пробормотала она.

И набрала наконец номер Кристины.

Пошли гудки, но ответила она почти сразу.

- Аленка? Освободилась? Я сейчас подъеду, жди!

- Хорошо, - только и успела ответить Алена, прежде, чем та успела отключиться.

Уставилась в окно, постукивая трубкой по бедру. Обернулась, еще раз оглядела зал. Помощников своих Алена уже отпустила, перед выставкой она всегда уходила последней.

Еще раз хозяйским глазом отметить все достоинства и недостатки. И заставить себя прекратить, ибо нет предела совершенству.

***

Дожидаться Кристину она решила на парковке. Раз уж Влас сказал, что у них будет такая обширная программа, ей лучше иметь свой транспорт. Чтобы просто уехать, если станет совсем невмоготу. Но постепенно тревожность уступила место предвкушению, ибо, какая женщина не любит шопинг. Да и предстоящий поход в клуб тоже волновал и будоражил воображение, потому что там будет Влас.

Вырулила ближе к выезду и остановилась, уйдя в свои мысли. И так замечталась, что чуть не прозевала Кристину. Хотя ту прозевать было в принципе невозможно. Она одновременно и позвонила Алене и засигналила фарами, подъезжая борту к борту.

Мотнула головой:

- Пересаживайся ко мне! У меня гениальное предложение.

Теперь надо было не спалиться.

- Какое? - спросила Алена, опуская стекло.

- Сейчас мы идем в бутик, а потом в клуб.

Когда та сказала, куда им предстоит идти, Алена непритворно смутилась.

- Ну здрасьте, ты бы хоть заранее предупредила...

Она и была предупреждена, а все равно вышло неожиданно.

- Да я сама только про клуб узнала, - проговорила Кристина, - Влас позвонил. Ну, поехали, пересаживайся!

- Слушай, Кристин... Я на своей поеду, пить все равно не собираюсь. Завтра рано вставать, у меня выставка.

- Уфффф! Какая ты скучная, - вскинула руки Кристина.

Но вдруг успокоилась и выдала:

- А знаешь, это даже хорошо, если ты не будешь пить. Мы сделаем вот что...

Примечание:

* - строка из песни ВИА "Веселые ребята"

глава 30



Кристина прищурилась, и в этот момент стала похожа на античную фурию или таинственную колдунью с иллюстраций фэнтези. Сама ее яркая, жгучая восточная красота, доставшаяся от армянки матери, казалась какой-то пугающей. Алена нервно сглотнула.

- Что сделаем? - пробормотала она.

- Увидишь. Поехали, давай за мной! - и отъехала со стоянки.

Отлично! Алена медленно выдохнула и поехала следом.

Но в бутике, куда ее притащила Кристина, Алене, конечно, понравилось. Это, наверное, какая-то женская эпидемия. Стоит попасть в магазин с красивыми тряпками, и проблемы разом уходят на задний план, зато глаза разбегаются... И все хочется перемерить.

Алена сначала крепилась, а потом подумала, черт с ним! Пусть здесь все не очень-то ей по карману, но раз в жизни можно себе позволить. Настроение выправилось, стало даже весело. Глаза от предвкушения горят.

Они с Кристиной набрали кучу платьев из тех, что им посоветовала девушка-консультант, знакомая Кристины. И еще тех, на которые упал глаз. И тех, которые хотелось захватить просто от жабы. И к ним еще белье, туфли и аксессуары. А потом со всеми этими кучами барахла забились в примерочную.

Там были такие кабинки, отгороженные синими драпировками из какой-то непонятной шелестящей ткани, а в конце прохода - зеркало во всю стену. Примеряли, выскакивали, смеясь, раздевались и переодевались снова. Чувствуя себя в этот момент беззаботными как раньше.

Наверное, потому Алена и спросила:

- Слушай, а как вы с Власом поженились?

- Хмммм, - мотнула головой Кристина и пожала плечами. - Нуууу, пришлось соблазнить его, конечно. Ты же видишь, какой он каменный. Но я тогда нашла к нему подход.

Она подмигнула, стаскивая платье, и осталась в одном кружевном белье. Тело у Кристины было суховатое, без особых изгибов, но зато большая грудь, которая сейчас так аппетитно смотрелась в кружевах, приподнятая бюстгальтером.

- Минет, дорогая моя. Нет мужика, который устоит против этого. И еще...

Она взяла руками обе груди, чуть стиснула и поиграла ими.

- Головку вот сюда, - проговорила, глядя на ложбинку. - Несколько движений, и он улетает.

Почему-то стало так больно, Алена аж зажмурилась. Казалось, сердце разорвется. Она скользнула взглядом по фигуре Кристины, которая уже успела отвернуться и сейчас натягивала на себя очередное платье. Потом посмотрела в зеркало на себя. Они же совершенно разные. У нее волосы светлые, серые глаза. И фигура другая. Спортивная, длинные ноги, талия. Но нет у нее таких сисек, как у Кристины, у нее грудь маленькая.

Но хуже всего была дикая ревность...

- И что? - спросила она, сглатывая. - В чем проблема-то, если он улетает?

Кристина резко обернулась, у нее проскочил злой взгляд, она поджала губы и обронила:

- В том, что он меня вообще не трахает, урод каменный. Ни так, ни этак. Никак.

Пусть это было трижды бесстыдство, но Алену затопило радостью. Она выдохнула от облегчения, только сейчас поняв, что все это время не могла дышать. И отвернулась, чтобы скрыть дурацкую улыбку и румянец.

Вроде кучу платьев нагребла, а протянула вдруг руку и выбрала из этой кучи простенькое на вид бежевое платье. Оно было сшито по фигуре, вырез лодочкой открывал шею, рукав три четверти. Сидело на ней идеально.

Девушка продавщица даже восхитилась и тут же принесла ей бежевые лаковые туфельки в цвет, и такой же клатч. А светлые колготки и рябенький полупрозрачный шарф Алена выбрала сама. Накинула - действительно хорошо.

- У нас, конечно, не самая-самая обувь, в обувных бутиках круче, но это подходит как нельзя лучше.

- Да мне и не нужно самую-самую, - улыбнулась Алена, с удовольствием оглядывая себя и надела сверху свою маленькую черную кожаную курточку.

Как раз на открытие выставки завтра.

- Знаете, стильно вышло, мы на витрину такой же комплект поставим.

- Что? - сверкнули черные глаза Кристины. - Ах это. Ну ты хоть раз могла бы выбрать что-то понаряднее.

Сама она выбрала черное обтягивающее платье, в котором была просто... королева вампиров. Черные чулки со стрелками и бантиками, черные туфли и кроваво-красный плащ.

- Кристина, ты неотразима как всегда, - подняла руки девушка - консультант. - Идешь покорять?

- А то, - ответила, вздергивая подбородок.

Настроение у Алены снова сдулось, потому что против такой женщины действительно трудно было устоять. Сама он на фоне подруги показалась себе пресной. Зато выглядела моложе, какое-никакое утешение. Когда они закончили со всеми приготовлениями и переодеваниями, было уже почти девять.

- В клуб пора, - сказала Кристина, набирая что-то в своем телефоне.

Оказалось, звонила Власу, чтобы встречал.

***

Пока ехали, сомнения начали забираться в душу. Поставили машины на парковке и пошли к дверям. Опять... Однако надо было собраться. Как за якорь зацепиться за то, что ей сказал сегодня Влас. За то чувство, что охватывало ее, когда он рядом.

...Алененок, что бы там ни происходило, не удивляйся и не верь. Поняла?

...Потерпи немного, ладно, я разберусь во всем, обещаю.

Ей хотелось спросить:

- Что ты задумал, Влас? Что будет происходить? Чему верить и не верить?

Вместо этого Алена спросила:

- Кристин, ты просила помочь, - она даже сумела побороть внутреннее беспокойство и рассмеялась. - И в чем помощь будет заключаться? Судя по тому, как мы готовились, развозить вас потом по домам, что ли?

Опять этот нечитаемый взгляд сверкнул.

- Ты просто будь рядом со мной. Я потом скажу.

Надоело.

- Нет уж, говори сейчас.

- Уффф! - фыркнула та. - Ты что думаешь, я для для Власа так вырядилась? Этот козел не заслуживает!

- А для кого? - у Алены чуть не отвисла челюсть.

- Увидишь.

Не укладывалась у нее в голове такая семейная жизнь. Чем так жить, лучше и вправду развестись.

- Моя какая задача? - спросила она сухо.

- А ты не спускай с него глаз, куда пойдет, с кем будет говорить, все. Лучше, если сможешь на диктофон записать. Влас сказал, что тут у него встреча для бизнеса, вот и посмотрим, что за встреча. Не верю я ему, понимаешь! Врет он мне. У него кто-то есть.

Алена промолчала, отворачиваясь.

- Вот он, - процедила Кристина.

В дверях действительно появился Влас, он показался таким мужественно - красивым, что у Алены сердце запрыгало, а потом замерло и вообще ухнуло куда-то вниз. И сразу радость и тысяча сомнений. И страх, и ощущение нереальности и неправильности происходящего.

- Ты, - начала Кристина и резко осеклась.

Она побледнела и на кого-то уставилась, Алена проследила взгляд.

- А это кто?


глава 31



Казалось бы, простой вопрос, но Кристина на него не ответила. Только прошипела что-то нечленораздельное.

Вслед за Власом из дверей показался мужчина, которого Алена за наметившийся пивной живот сразу мысленно окрестила про себя папиком. Этот тип никак не был ей интересен, вероятно какой-то деловой дядечка, сказано же, встреча ради бизнеса. А вот Кристина почему-то на него смотрела, как на восставшего мертвеца.

Алена застыла на месте и невольно напряглась, не зная, куда девать глаза. Правда, замешательство длилось не больше секунды, потому что произошло и еще кое-что. Пока они пялились на Власа и его спутника, с другой стороны парковки подошел еще один мужчина, а с ним две шикарные блондинки. Высокие, стройные, настоящие модели. Подошли, мужчин обнялся с Власом, как будто они хорошие приятели.

А потом Влас обнимал и целовал в щечку каждую из этих красавиц. У Алены свело горло.

...что бы там ни происходило, не удивляйся и не верь...

Только это и помогло свободно выдохнуть. Доверяла она ему или нет? Доверяла. Но, выходит, не зря предупреждал.

Наконец и на них обратили внимание, Влас помахал им с Кристиной рукой, мол, идите. А вся эта компания дружно на них уставилась. Алена заметила, что девушки рассматривают их с легким любопытством и оценивающе. Как конкуренток, что ли? Бреееед... Невольно передернула плечами.

А вот мужчины в первый момент, когда их увидели, даже как-то напряглись. Один Влас казался довольным и безмятежно улыбался.

Стоять дальше столбом не имело смысла. Кристина грязно выругалась сквозь зубы, но уже через мгновение на ее лице появилась улыбка победительницы. Она обернулась к Алене.

- Ну что, готова?

- Я? Да, - пробормотала Алена, теперь уже вообще не понимая, к чему ей готовиться.

- Ты видела? Нет, ты видела? - прошипела Кристина, пока шли.

- Что? - спросила Алена, стараясь не смотреть на Власа.

Она тут и минуты не была, а уже столько всего увидела! Прямо детектив какой-то. Хотелось бы еще знать, ее роль в этом какая? Тошновато как-то от всего этого стало.

Но вообще, Алена даже порадовалась, что не стала выряжаться как бал, а взяла себе обычное, почти повседневное платье. Выглядела бы сейчас так же глупо, как... Она прокашлялась, стараясь не смотреть уже в сторону Кристины. Потому что тем двум девицам модельной внешности, с одной из которых сейчас о чем-то говорил Влас, они с Кристиной все равно бы проиграли, что ни надевай.

...не удивляйся и не верь...

Только это и помогало держаться, иначе Алена повернулась бы и ушла сразу.

- Если это то, что я думаю, я ему матку наизнанку выверну, - приглушенно рыкнула Кристина. - Сукин сын, повелся, бл***.

Однако смотрела она при этом не на своего мужа, а на папика, маслеными глазками смотревшего на блондинок.

В этот момент Влас, словно почувствовал, повернулся к ним лицом. Короткий обжигающий взгляд, Алене показалось, что ее слегка током ударило, дыхание сбилось... Но он уже перевел взгляд. Теперь он смотрел на свою жену и криво улыбался.

У Алены звенело в ушах, рядом цокали по фигурной глазированной плитке каблучки Кристины. Ее злое сопение.

- Аленка, смотри, я надеюсь на тебя.

Ей дико хотелось закатить глаза. Какого черта, она должна в этом участвовать?

...потерпи немного, ладно, я разберусь во всем, обещаю...

- Не бойся, я поняла, - ответила она чуть слышно и выпрямила спину.

Несколько шагов до крыльца, а как сквозь невидимое препятствие продирались. Не надо дергаться. Надо отнестись к этому как представлению или очередной презентации. Как к выставке, которая откроется завтра.

Мысли помогли собраться и даже удержать на лице улыбку, потому что в этот момент они подошли вплотную.

- Знакомьтесь, это моя жена Кристина, - проговорил Влас, продолжая криво улыбаться. - А это ее подруга...

- Меня зовут Алена, - кивнула всем Алена, не желая затягивать этот фарс.

Девушек звали Оксана и Света. Того мужчину, с кем они пришли, Рудик. Этот Рудик бросил на нее оценивающий взгляд, и изобразил улыбку Кристине. Папика, как Алена его окрестила про себя, Геннадий.

А еще Алене показалось, обоих мужиков Кристина знала, но не подала вида. И вот это уже было интересно и странно, и невольно наталкивало на размышления.

Кристина тут же протиснулась к Власу и вцепилась в него, всем своим видом демонстрируя тем двум девицам, что место занято. Однако и мужчины не остались без внимания, она умудрилась многообещающе улыбнуться каждому. А папику так и вовсе, сверкнула глазками. Алена поразилась, думая про себя, что ей никогда до такого не дорасти. К этому нужен особый талант.

Влас мотнул головой в сторону входа и произнес с улыбкой, напоминавшей оскал:

- Ну что, все в сборе?

И двинулся первым, мягко и незаметно отцепляя от себя руку жены. Но прежде чем войти, обернулся.

Снова мимолетный взгляд. Он задержал его на Алене наверное, долю секунды. И снова коротенький электрический разряд. Потому что этот взгляд напомнил ей поцелуй под лестницей. Алена отвела глаза, чтобы не задохнуться эмоциями. Вечер даже еще и не начинался, а ее уже ведет. Но надо виду не подать и как-то продержаться.

Все пошли внутрь, Влас впереди, рядом с ним вновь вцепившаяся в него Кристина, а за ними две блондинки со своим Рудиком. Алена шла последней, но ее галантно пропустил вперед папик. Уже в дверях Кристина обернулась, папику достался нечитаемый взгляд и сведенные брови. Он слегка стушевался, однако и ей улыбнуться не забыл, и на мерно покачивающиеся попки блондинок глаза пялить не перестал.

Что за игры, кругом одно притворство. Самыми честными тут выглядели эти две модели блондинки со скучающими взглядами, им во всяком случае, все пофик, подумалось Алене.

Шагнула в дверь, а у самой ощущение, будто не в клуб идет веселиться, а лезет в клетку со скользкими тварями.

Но там был Влас.


глава 32



В то, что это случайность, Кристина ни на секунду не поверила.

Увидеть здесь разом и любовника, и того, кто помогал ей вести дела на стороне? Шок. В первый момент она даже растерялась. И только то, что эти белобрысые сучки стали отираться вокруг Власа, помогло ей собраться и не расползтись от волнения.

Бесполезное каменное чучело - муж решил устроить ей проверку на вшивость?! Разум отказывался воспринимать. Это что, ревность?! Вот прямо сейчас напала? Да неужели! Она столько времени рогатила его, а ему было плевать.

И вдруг очнулся?

С чего бы?!

Это было более, чем странно. Откуда он вообще узнал? В телефоне ее лазил, пока она спала? Но она бы заметила, Кристина никогда ту трубку без присмотра не оставляла. Значит, отпадает...

Поневоле полезло в голову всякое. Неужели Игорь ему что-то сболтнул? Нельзя, бл***, пьяных мужиков ни на минуту одних оставить! Что Игорь мог выболтать по пьяни???

Но куда больше ее беспокоил Рудик. Неужели он где-то прокололся?

Рудика Кристина знала через Игоря, он их когда-то и познакомил. С тех пор так и вела с ним дела. Начинала понемногу, потом набрали обороты. Просто она не ожидала его здесь увидеть. Не ожидала, что Влас мог быть знаком с ним.

Неприятное открытие. Хотелось бы знать, что ей еще неизвестно о муже? Честно говоря, это вызывало холодок где-то в позвоночнике. Какой бы Влас не был тюлень, а за такие дела по головке не погладит.

Ей надо делать ход конем первой.

И времени на осмысление не оставалось! Вести приятную беседу, пить и улыбаться, строить планы, как выкарабкаться, все это приходилось делать одновременно. И еще белобрысых шалав отгонять от мужа. Только этого ей не хватало!

Кристина была в бешенстве.

Влас явно что-то затевает. Что думает, она поведется на эту лажу и поверит, что у него что-то есть с той Оксаной или Наташей?

Он прав, черт бы его побрал! Она уже повелась!

Отдельно бесил Гена, боров несчастный. Всегда знала, что мужики слюнявые похотливые скоты, он только это подтвердил. Вот и с кого тут теперь не спускать глаз? С любовника или с мужа, который на ее глазах к этим блондинкам подкатывал?

На Алену надежды мало, с ней самой надо глаз да глаз.

Прикидывается скромницей, простенько одевается, а сама скрытная и хитрая. Не нравилось Кристине, как все эти мужики искоса поглядывали на ее подругу, как будто примеривались, как бы к ней подкатиться. Было бы на что смотреть.

Вот нутром чуяла Кристина, что та ее обманывает. Только в чем, не могла понять.

Срочно нужен Игорь...

Тем временем Влас пригласил танцевать Оксану, стал ее вертеть во все стороны и обжимать. И ей пришлось смотреть, как он наклонялся к ней, шептал ей что на ухо, а та смеялась.

Урод проклятый!

Все, наступил предел, точка невозврата, после которой Кристине стало на все начхать. Хочет развлекаться, козел, рогоносец проклятый? Она устроит развлечение. Прямо на глазах!

- Геннадий, не хотите пригласить меня танцевать? - протянула Кристина, допивая свой бокал.

Любовник, все это время старавшийся как можно меньше смотреть на откровенное платье Кристины, в первый момент онемел и слегка подавился. Но она не оставила ему шанса отбрыкаться.

А ее муж пусть смотрит и ловит кайф.

Дорогие мои :)))

Огромное спасибо вам за комментарии, сейчас я не всегда успеваю отвечить, но все читаю :))) Заранее благодарю вас за понимание :)))

глава 33



Власу было безразлично, он в этот миг смотрел на Алену.

Но секунда, и уже снова надо было отводить глаза. С самой первой минуты, как только она появилась вместе с его женой, разряженной как вампирша на хелоуин, он кроме нее никого не замечал.

Здесь и сейчас Алена была не самой красивой, не самой яркой. Две знакомые девушки-модели, которых он пригласил вместе с Рудиком, были гораздо красивее. Даже жена, которая сейчас казалась стервой и смертельно ядовитой гадиной, и та была красивее.

А он видел только ее.

И ведь никогда не задавался мыслью, почему тогда в метро обратил на нее внимание.

Колготки ее драные?

Нет. Чистота, к которой никакая грязь не липнет.

Потому что, даже когда был уверен, что она предала его, вырвала сердце и растоптала душу, все равно, стоило увидеть ее снова, он искал в ней грязь, но ощущал только чистоту. Бесился от проклятой двойственности чувств, от противоречия рвавшего его на части.

Пока не понял, что этот ее свет и есть правда.

Влас ни хрена не был романтичным, но Шекспира когда-то в юности читал. Из-под палки, конечно. В десятом классе ставили «Ромео и Джульетту», классная заставила выучить. Он тогда играл Тибальта, Ромео вызывал в нем презрение своей беспросветной тупостью. Таким свихнувшимся на своей любви дебилам, думал он, незачем жить, все равно прое*ут все, что можно и нельзя. Сама пьеса казалась ему нагромождением нелепых ситуаций, когда каждый следующий шаг - абсурдная ошибка. Закономерный итог - трагический финал, за ошибки приходится платить.

Сейчас он ощущал себя именно так, как тот самый без ума влюбленный юнец Ромео. С одной лишь разницей, нелепые ошибки он уже совершил однажды, а судьба, неизвестно из какой щедрости, решила дать ему второй шанс. Все снова как тогда.

И сами собой пришли на память слова:

Она, подобно яркому бериллу


В ушах арапки, чересчур светла


Для мира безобразия и зла.


Как голубя среди вороньей стаи,


Её в толпе я сразу отличаю.


Я к ней пробьюсь и посмотрю в упор.


(перевод Б. Пастернака)

Бл****... Как это глупо, чувствовать так...

До предела, до идиотизма! Бл****!!!

И как это выматывало душу.

Не мог подойти, не мог открыто заявить на нее права. Вынужден был терпеть и отстраненно наблюдать, как смотрят на Алену другие мужчины. Рычание зверя вызывали в нем эти взгляды. Влас невольно подмечал каждый.

У него кулаки чесались, стоило кому-то из сидевших за столом мужиков посмотреть в ее сторону, а вместо этого приходилось изворачиваться и хитрить, чтобы не выдать себя. Лишь изредка короткий взгляд, мазнуть по ней глазами, словно урвать глоточек живой воды. А потом снова возвращаться к той игре, что ему приходилось плести, чтобы выкарабкаться из дерьма и защитить ЕЕ.

Он специально этот поход в клуб устроил, решил встряхнуть Кристину, чтобы немного ослабила хватку, оставила Алену в покое. Власу не особо трудно было достать распечатки ее звонков и сообщений. Имелись еще кое-какие полезные связи, не все в своей прострации растерял. Даже в телефон к ней не лазил, западло было касаться.

Любовничка ее нашел и неплохое дело с ним замутил, прибыльное. Просто бизнес, ничего личного. А также и того нашел, с кем она работает в паре. От Рудика, конечно, не ожидал, впрочем, там где крутятся бабки, там нет ни друзей, ни приятелей. Надо было окунуться по уши в дерьмо, чтобы понять. Но сейчас Рудик играл свою роль в его игре, остальное уже не имело значения.

Плохо, что ему самому приходилось делать вид, будто заинтересован разговорами о делах, этими девушками, Оксаной и Светой, чем угодно. Вместо того, чтобы подойти и забрать ЕЕ. Увести отсюда, спрятать.

Вроде держался, но когда Рудик начал подкатывать к Алене, Влас не выдержал. Стало невыносимо тоскливо. На танцполе Кристина обжималась со своим любовничком, отвернулся и сказал Оксане:

- Я покурить.

А потом проводил ее на место и не спеша, чтобы его все видели, прошел через весь зал к выходу на улицу.

***

Трудно было все это переносить, тяжко.

Алена чувствовала, что ведется какая-то непонятная игра, а она опять зритель и невольный участник. Она готова была терпеть, вслушиваясь в разговоры, в надежде уловить крупицы информации.

Но то что Влас любезничал с этими девушками, Светой и Оксаной, добивало окончательно. Как будто из сердца медленно и мучительно вытягивались нити. Да, она помнила его слова.

...что бы там ни происходило, не удивляйся и не верь...

А чем дальше, тем становилось труднее. Она отвлеклась на Рудика, тот, оказывается, знал Игоря. Поговорили немного, потом он позвал ее танцевать. Алена старалась не смотреть на Власа, не видеть, как он улыбается другой, чтобы не сгорать от горечи изнутри.

Танец закончился, Рудик проводил ее на место и пригласил Свету.

Алена осталась за столом совсем одна. Она видела, как Влас вышел, без него тут вообще все теряло смысл. Стало тоскливо до крайности.

И вдруг зазвонил ее телефон. Как-то резко и неожиданно, Алена невольно вздрогнула. Вытащила гаджет из сумочки, посмотрела...

Влас. Тот самый номер, с которого он звонил ей сегодня!

Быстро ответила:

- Да.

- Иди к перегородке за барной стойкой.

В горле сразу пересохло. Он ее там будет ждать? Как днем в галерее за лестницей? Невольно вырвалось дрожащее предвкушением:

- Влас...

- Быстрее, Алененок.

Осторожно огляделась по сторонам, взяла клатч и пошла, куда он сказал.

Когда уже подходила, боковым зрением заметила движение. Отметила про себя, что в зале появилась новая группа гостей.

Но разглядеть, кто это, Алена так и успела.

Примечание:

* - фрагмент из трагедии В. Шекспира "Ромео и Джульетта".

глава 34



Стайка девушек и молодых парней, все веселые, дерганные, подвыпившие, на эмоциях. Они почти одновременно с Аленой подошли к стойке и на короткое время отрезали ее, скрыли своими спинами от зала. И это мгновения хватило, чтобы ее втянули за перегородочку. А потом было просто...

Другой мир.

И никого кругом.

За узкой тоненькой преградой, отделявшей их от зала, грохотала музыка, дрожал от непрерывно двигавшей толпы воздух, заполошно метались лазерные лучи. Кто-то смеялся совсем рядом, что-то говорил, перекрикивая музыку, какие-то девушки, парни.

Но здесь они были одни.

Застыло время, пока они застыли в объятиях. Иная музыка звучала шумом крови в ушах, грохотом сердец, пока целовались как безумные.

- Алененок мой, - пробормотал он, полностью закрывая ее собой в этом маленьком закутке прямо за краем стойки бара. - Я думал не выдержу.

- Влас... - Алена уткнулась носом в его грудь, пряча глупую улыбку, неумещавшееся в душе счастье. - Я думала... Что происходит?

- Ничего особенного, - он чуть отстранился, выглядывая в зал. - Пару вводных подбросил Кристине, чтобы прикрутила фитиль.

- Влас, а кто эти люди? Этот Геннадий, он...

- Любовник Кристины, - спокойно проговорил он, продолжая смотреть в зал.

- Что? Что?!

- Чшшшш.

И снова жадный глоток счастья.

- Рудик... - На лице Власа было не так много эмоций, но сейчас Алена поняла, что ему не хочется об этом говорить. - Я давно его знаю.

- Да, он рассказывал. И говорил, что с Игорем хорошо знаком. Он рассказывал...

Такой взгляд проскочил у Власа, а руки как-то странно сжались вокруг нее.

- Слушай, что он говорит, но не слишком верь.

Да она уже поняла, что тут вообще никому нельзя верить. Но тут Влас качнул головой и произнес, хмуря брови:

- Девушки тоже старые знакомые.

И добавил, как будто оправдывался:

- Тебе они не опасны.

- Влас, а нас не хватятся? - спросила Алена через некоторое время. - Мне так все не нравится тут.

Алена невольно вздрогнула, а он мягко притянул ее к себе, погладил лицо ладонью. Ей хотелось вжаться в него, срастись, стать еще ближе. Хотя куда уж ближе.

Тревожно ей было. Потому что из этого другого мира, где они они были в безопасности, придется возвращаться в ТОТ мир, враждебный, опасный. Страх, что несчастье потерять друг друга может повториться. Эти тени из прошлого...

Все зыбко, а вокруг как будто змеи клубком.

Там, в том мире, Влас муж ее подруги. Но теперь Алена уже не знала, что чувствует к той, что называла себя ее подругой. Опутана ложью, как колпаком. Зачем? Что Кристине от нее нужно, что за странные просьбы? Следить за мужем, пока та будет крутить с любовником? Не верила Алена этому ни на йоту. Бред! Что-то ей надо, понять бы еще, что.

Не стало доверия. Тепла почти не осталось у нее к Кристине, вместо него злость. Только то, что слово дала, и то на ниточке держалось.

- Потерпи, Аленка, мало осталось.

Конечно она потерпит. Прижалась к его груди лицом, закивала. Вот где можно порадоваться, что она практически не употребляла косметики, сейчас бы всю красоту стерла и его перемазала.

Он поднял ее лицо, сжал ладонями и волосы пригладил. Осмотрел придирчиво.

- Выходи сейчас, чуть-чуть повертись у стойки, а потом сразу за стол.

- Хорошо, - кивнула, глядя в его глаза.

Свет лазеров отражался в темной глубине зрачков, как сполохи безумного внутреннего огня. Завораживающее зрелище, Алена замерла, приоткрыв губы.

Снова жадный глоток, выпивающий душу, быстрый, жаркий.

- Я приду к тебе сегодня, когда все это закончится.

Он смотрел в ее глаза, сжимал ладонями плечи. Не было сил не думать о том, от чего начинают подкашиваться колени.

Кивнула как каком-то в трансе.

- Да.

Чтобы снова оказаться у его груди.

- Иди. И долго тут не оставайся. Я сделаю так, что Кристина сама от тебя отстанет.

Еще один быстрый поцелуй, и он буквально вытолкнул ее наружу.


глава 35



Кристина чуть не прозевала момент, когда Влас вышел из зала. Успела заметить, как он отвел на место белобрысую, а потом видела только его удаляющуюся спину. Почему-то стало и обидно, и зло взяло. Такое зло... Он не смел уходить, она его не отпускала!

Но рядом сопел Генаша, слегка сомлевший у ее груди. Вот уж кому и вправду хватало нескольких движений, чтобы улететь на небеса. Благодарный потребитель, правда, малость жмотоват.

Влас был щедрее, он вообще денег не считал.

А еще Влас был слишком красив. И несмотря его дерьмовый каменный характер, Кристина хотела получить его. Подмять. Его идеально сложенное, крепкое, словно отлитое из стали тело притягивало ее. Даже шрамы, и те казались сексуальными.

Она кружила вокруг него, подобно хищному зверю вокруг добычи. А он, словно чуял, гад. К себе не подпускал! И это заводило ее до сумасшествия.

Наверное, все дело было в том, что Кристина никогда и ни в чем не знала отказа. Ее баловали в семье. Единственный ребенок у родителей, поздний. Любой каприз, все, что ни пожелает, исполнялось. К тому же созрела рано. Она еще в школе привыкла вертеть парнями, четко зная, что им нравится, и что она от них может взять, не теряя при этом ни девственности, ни репутации. А потом и девственность перестала быть преградой, когда стала старше и поняла, что все слишком условно, чтобы заморачиваться. Кристина твердо усвоила простую истину - имеют значение только ее желания.

Почему она хотела получить именно Власа? Сама бы не сказала, зачем ей это надо, потому что секс с ним оказался посредственным. Все равно что секс со статуей, бл***. Но Кристине тогда казалось, что достаточно его расшевелить, и все получится.

Со временем, когда попыток стало слишком много, а он, чем больше ей хотелось приблизиться, тем дальше отдалялся, пришло понимание. НЕ будет, не получится. Его расшевелить невозможно, этот гад никогда не даст ей того, что ей нужно, потому что... просто НЕ хочет. И вот тогда пришла дикая досада, обида, разочарование упущенной возможности. Месть.

Она не была легковерной, а главное, не была наивной. Если у мужика стояк, значит, он должен где-то стравливать давление, если уж принципиально не делает этого с ней. Ревность застилала глаза каждый раз, когда она думала, что кто-то имеет его член. Моментами мелькали мысли, может, он из тех, которым бабы не нужны? Но нет, эту мысль она отмела.

Просто хорошо маскируется. Но как бы он не маскировался, она его поймает на факте. О, какие чудовищные планы мести зрели в ее мозгу, однако она выбрала самый действенный.

Кристина где-то слышала, что обиженная женщина страшнее фурии в аду. Кто это выдумал, не ошибался. Но ей все еще хотелось получить его. С этим неистребимым остаточным желанием, делавшим из нее идиотку, Кристина ничего не могла поделать. Теперь она ненавидела Власа, ей хотелось размазать его, увидеть, как он будет корчиться от боли. Как приползет к ней.

Чтобы потом пнуть. Чтобы знал, каково это, когда тобой пренебрегают.

А пока он мнит себя хозяином положения, надо помочь ему раскрыться, создать условия, спровоцировать. Интуиция подсказывала, что ответ где-то близко.

Потому и вцепилась так в эту тихоню Алену. Влас стал вести себя чуточку иначе после ее появления.  Сразу тысячи подозрений возникли в голове, одно хуже другого. И если это то, что она подозревает, тогда Власу Подгорскому п**дец.

Она проводила взглядом спину мужа, исчезнувшую в толпе, и переключилась на их столик, за которым сейчас сидели Рудик со своими шалавами и Алена. Потом Оксану кто-то там пригласил танцевать, а следом и Рудик со Светой тоже ушли на танцпол.

Теперь Алена скучала за столиком одна.

Вот именно, пусть поскучает, мелькнула мстительная мысль. Подружка хоть и не сделала сегодня ничего предосудительного, наоборот, весь вечер скромно молчала, а все равно Кристине во всем виделся подвох.

В следующее мгновение, когда она туда взглянула, Алены за столом не было.

***

Интуиция буквально взревела. Кристина стала озираться кругом, выглядывая ее в зале. Но та исчезла.

Где она???

Ей чуть дурно не стало. Его нет в зале, ее нет, значит, они где-то есть вместе? Вместе!!! Кристина готова была метаться по залу и разыскивать их. Но где?!

И вдруг пришла догадка. Бл***! Куда все ходят торчать и обжиматься? Туалет! Метнулась туда - в женском пусто, Алены там не было. Не постеснялась влезть в мужской. Даже толкнулась в кабинки. Плевать на то, что там были мужики. Пусто!

Но не могла же просто взять и исчезнуть?!

Злая как черт, Кристина выскочила оттуда. Она уже готова была плюнуть на все и звонить Алене, и вдруг увидела ее у барной стойки. Рядом с ней вертелись какие-то парни, а та улыбалась одному из них. Тихоня? Да неужели!

Кристина быстро пошла к ней навстречу и неожиданно столкнулась с мужчиной.

Она бы растянулась, не удержав равновесие, но тот резко выбросил руку, чтобы ее удержать, а потом медленно поставил на ноги.


глава 36



Мужчина показался ей опасным. Судя по тому, что сейчас Кристина видела, а скорее даже просто своим женским нутром чувствовала - плейбой. Из тех, кому наплевать на всех и вся, кроме собственных желаний. Мгновенно оценив взглядом во что этот самый плейбой был одет, Кристина пришла к выводу, что у него денег не просто много, а СЛИШКОМ много.

Это не могло не вызвать интерес.

Мужчина немного отстранил ее от себя, смерив взглядом. Циничная усмешка тронула губы. Эта самая усмешка зацепила Кристину как крючком, у нее даже рот приоткрылся. Однако мужчина не собирался задерживаться, помог ей встать ровно и убрал руку.

- Благодарю, - Кристина выдавила нейтральную улыбку, стараясь не показать, насколько заинтересована.

Он коротко кивнул и пошел дальше, судя по всему, куда-то в VIP зону, Кристина застыла, глядя ему вслед.

Не то, что он был красив. Нет, Назвать его красивым было трудно. Слишком светлые волосы, белесые ресницы и брови как у альбиноса, перебитый у переносицы нос, тонкие бледные губы, водянистые, почти бесцветные глаза. Но хорошо сложенный и подтянутый. И главное, что было в нем самого привлекательного, так это ощущавшаяся даже со спины аура хозяина жизни, привыкшего брать, не заботясь о последствиях. Такой раздавит и не заметит.

Вот это был мужииииик!

Кристина залипла восхищенным взглядом на его ладной фигуре, невольно отмечая про себя, что он неуловимо похож со спины на Власа, только кряжистее. И тут же сплюнула. Нашла кого с кем сравнивать! Влас ему даже в подметки не годился.

- Везет же некоторым... - пробормотала сквозь зубы с завистью.

И пошла в сторону бара.

***

Алена еще издали заметила подругу, но не спешила выбираться со своего места и отходить от барной стойки. Тут она чувствовала себя увереннее. Все поведение Власа говорило об опасности, и пусть она не знала, откуда эта опасность может прийти, решила максимально соблюсти легенду.

Тем более что она уже взяла себе коктейль, и совершенно случайно встретилась у стойки с одним из своих подсобных рабочих, парней, помогавших ей в галерее. И это там она была вроде как начальницей, а здесь в клубе они были просто молодые люди, выбравшиеся отдохнуть, почти ровесники. Естественно, разговор пошел не о работе.

- Ты куда запропастилась?! - накинулась на нее подошедшая Кристина.

Парень, Аленин собеседник, тут же вскинул бровь и уставился на нее с нескрываемым интересом. Но стоило ему открыть рот, чтобы предложить ей выпить, как Кристина скривилась:

- Молодой человек, вы что, не видите? Мы заняты.

Молодой человек слегка оторопел. Алена, понимая, что надо как-то разрядить обстановку, улыбнулась ему и сказала:

- Ладно, пока, Денис. Увидимся завтра перед выставкой.

Парень отошел, а Кристина спросила прищурившись:

- Ты его знаешь?

- Да, это мой помощник. Работаем вместе в галерее.

Хватило объяснений или нет, неизвестно, но Кристина вернулась к тому, с чего начала:

- Ты где? Я тебя везде ищу!

- Здесь я, - показала на бар Алена. - Просто, вы все пошли танцевать, а мне что делать было? Сидеть за столом одной? Ну вот я пришла сюда, не думала, что вы вообще мое отсутствие заметите.

Она специально подпустила обиды в голос, для большей достоверности.

- Ой, да, прости, - наконец «усовестилась» Кристина. - Прости... Бросили тебя одну, хороши мы...

- Да ладно, - Алена пожала плечами, отпивая из своего бокала. - Я тут вроде и не скучала.

- Слушай, ты сердишься? Сердишься, да? Ну прости, Аленушка, прости!

В тот момент Кристина вдруг стала похожа на себя прежнюю. Кристину, которую Алена помнила. И от этого невольно защемило сердце. Но та сказала:

- Ничего, погоди, приедет Игорь, он не даст тебе скучать!

И ей стало неприятно. Щиты с лязгом вернулись на свои места.

- Поверь, все хорошо, - поднялась с места Алена, высматривая в зале Власа. - Ну что, пойдем к столу?

***

Все развивалось немного не так. И вообще, совсем не так, как она планировала. Как-то все сбилось этим вечером. Власа потеряла из вида, Алена в баре одна, немного неловко с ней вышло. А главное, у нее все не шел из головы тот мужчина, с которым она столкнулась случайно. Это делало ее рассеянной.

- А? Ну да, пойдем, - проговорила Кристина и уже было отошла, но спохватилась: - Погоди, я себе тоже коктейль возьму.

Странно было.

Даже мысли о том, куда запропастился Влас, отошли на второй план. Ну запропастился - и хрен с ним. Тут, в этом зале, прямо здесь и сейчас был объект в разы интереснее. Какая жалость, что она не знала, как до него добраться.

Они с Аленой возвращались за столик, Кристина шла чуть впереди и сканировала взглядом зал. Надежды мало, ну а вдруг? Вдруг удастся высмотреть его в толпе.

Второй раз одна и та же случайность, это было бы слишком.

Но Алена вовремя ее окликнула.


глава 37



Кристина шла впереди, смотрела по сторонам и чуть не столкнулась с каким-то мужчиной. Алена вовремя ее окликнула. Иначе коктейль, который та держала в руке, сейчас был бы весь на костюме этого типа, почему-то уставившегося на них прищуренными глазами.

Под взглядом его белесых глаз ей вдруг захотелось съежиться и стать маленькой и незаметной. Он чем-то напоминал Драко Малфоя, такой же беловолосый, только рот был шире, а вот тонкие губы кривились такой же циничной ухмылкой. Дорогущий костюм и перебитый нос. И эти белесые глаза, как у снулой рыбы... Брррр... Она невольно поежилась.

А вот Кристина уставилась на него с нескрываемым интересом. Алена прямо почувствовала идущие от нее энергетические флюиды. И вдруг подумала, что между этими двумя много общего. Странная мысль, она ее тут же отогнала.

- Осторожнее, красавицы, - проговорил мужчина.

Протянул руку и взял Кристину под локоть. Но смотрел он при этом на Алену.

Кристина проследила его взгляд и нехорошо прищурилась. Но тут же немедленно переключилась на плейбоя, который продолжал поддерживать ее под локоток, и томно улыбнулась.

- Простите, я не хотела.

- Вижу, - проговорил он, наконец-то переведя на нее взгляд и демонстративно провел ладонью по груди, которую она чуть не облила своим коктейлем. - Смотрите, куда идете, красавицы.

Снова скривил уголок рта в подобии улыбки, чуть подтолкнул Кристину с дороги и пошел дальше. Но последний взгляд бросил все-таки на Алену. Как будто липкий ледяной след оставил.

Алена еле подавила желание броситься бежать в противоположную сторону. Кристина смотрела ему вслед нечитаемым взглядом, потом повернулась всем корпусом и уже совсем иначе посмотрела на нее. Так ревниво и подозрительно, как будто она покусилась на что-то, принадлежащее ей.

Только этого не хватало.

- Пошли? - проговорила Алена, прочистив горло, и показала на их столик.

Там и правда собрались уже все, кроме Власа. Рудик махнул им рукой, мол, идите. Две шикарные блондинки, Оксана и Света, смотрели на них странным взглядом, как будто знали гораздо больше, чем можно было предположить.

Алене вспомнились слова Власа.

... Девушки тоже старые знакомые. Тебе они не опасны.

Это нисколько не помогло понять, что происходит, но если Влас им доверял... Алена улыбнулась девушкам и отсалютовала бокалом коктейля. Не ожидала. Обе улыбнулись в ответ. Кристина скривилась. Снова окинула ее странным взглядом, и потом они таки вернулись к остальным и сели за столик.

Вроде как ничего страшного, а у Алены дрожь между лопаток. И почему до сих пор нет Власа? Куда он запропал? И спросить нельзя...

Между Кристиной и Рудиком завязался разговор, и пока на нее не обращали внимания, Алена переключилась на свой безалкогольный коктейль и стала незаметно оглядывать зал, высматривала Власа. Поэтому непринужденный вопрос:

- Чем вы занимаетесь, Алена? - Озадачил.

Прозвучало нейтрально, даже скорее доброжелательно. Спрашивала та самая Оксана. Алена чуть не поперхнулась, но девушка смотрела на нее открыто и вроде бы без подвоха.

- Я работаю в выставочной галерее. Организовываю выставки, подбираю экспонаты, собираю экспозицию.

Девушки переглянулись.

- Мы тоже примерно тем же занимаемся. Только в модельном бизнесе.

- О, круто, - пробормотала Алена, уткнувшись в свой бокал.

- А, работа как работа, - сказала та, которую звали Света. - Хочешь, можем достать приглашение на показ.

- Да? Спасибо... - и тут Алене пришло в голову. - Завтра открытие выставки. Там... - не удержалась она. - Будут и мои коллажи.

- Твои?! - переспросили они. - Так ты художник?

- Художник слишком громко сказано, - засмущалась Алена. - Я коллажист. Но еще делаю на заказ обложки и рекламные баннеры. Приходите завтра на открытие, приглашения я вам обеспечу.

- Здорово, - заулыбались девушки. - Придем обязательно.

Получился нормальный человеческий разговор, Алена даже не ожидала. Она немного расслабилась, откинулась на спинку и стала оглядывать зал.

И неожиданно столкнулась взглядом с тем самым «белесым». Он смотрел на нее, как будто что-то в уме прикидывал. Жутковатый тип, жутковатый взгляд. Алена сейчас же отвернулась, чтобы уткнуться прямо в подозрительные глаза Кристины, у которой на лице снова возникло то самое ревнивое выражение.

- Аленка, ты на этого мужика свой глаз не клади, он мой, - проговорила та, стрельнув в того мужчину глазками, и состроила улыбку, под которой прятались острые зубы.

- Что? - ошарашенно открыла рот Алена. - Я не...

- Ты меня поняла, подруга, - она вдруг неуловимо изменилась, как будто лампочки внутри включились, и подмигнула.

Так, будто это обычная шалость. Дежа вю. Она сказала это совсем как когда-то, когда они были еще первокурсницами, и Кристине все казалось, что Алена строит глазки их молодому преподу по информатике.

Эта двойственность... Яркий образ из прошлого, ассоциации, все это ударило, ломая защиту, которую Алена вокруг себя выстроила. Но всего лишь на миг. Сейчас, когда пришло осмысление, это было пошло, подло и грязно.

- Слушай, Кристин, - проговорила Алена, подавляя отвращение. - Если я тебе сейчас не нужна, я пойду домой. Мне на работу завтра рано.

Глаза у той вспыхнули чем-то, весьма похожим на радость.

- Да? Ага, иди, да, - проговорила Кристина, внимание которой теперь было приковано к тому «белесому». - Иди, да.

Еще и для верности кивнула.

Алене самой хотелось поскорее вырваться отсюда, сейчас она могла думать только о словах Власа. И о том, что уже не знает, что хорошо, а что плохо. Упала моральная преграда. Не чувствовала она больше вины перед подругой.

- Девушки, приходите завтра на открытие, жду вас. - проговорила Алена вставая с места. - И вас тоже, - обратилась ко всем остальным, потому что не пригласить их было бы невежливо.

Проклятое воспитание.

Кристина будто опомнилась, подскочила тоже.

- Давай, я провожу тебя.

Переживала за нее? Черта с два. Просто хотела убедиться, что она действительно уходит.

Злость кипела внутри.

Алена не могла понять, как она может так поступать с Власом? Зачем она это делает? Развелась бы, если уж так его ненавидит! Хотелось вывалить на подружку все, что скопилось внутри. Но Алена пока еще держалась, ей просто надо было уйти.

Просто уйти.

А потом, когда все это тут закончится, к ней придет Влас.

И больше ни о чем не думать.

***

До выхода оставалось уже немного. Кажется, вырвалась.

- Ты можешь идти обратно, - проговорила Алена оборачиваясь. - Дальше я сама.

- Да ладно, я провожу тебя, - усмехнулась и пожала плечами Кристина.

- Хорошо, - Алена заставила себя улыбнуться в ответ.

Боковым зрением она засекла, что тот беловолосый мужчина неожиданно встал и направился в их сторону. Застыла на миг, а потом пошла быстрее.

И в этот момент, когда они уже подходили к выходу, навстречу им в зал вошел Влас.

глава 38



Стоило войти, взгляд сразу метнулся к женщинам, одна из которых была его женой, а другая - дороже жизни. Алена явно собиралась уйти, а вот Кристина... Какого ей тут надо?

Влас быстро пошел навстречу. Еле заметно кивнул Алене, и сухо обратился к жене:

- Далеко собралась?

- Я? - ответила та с вызовом. - Проводить Алену, она уже уходит.

Влас сделал вид, что его это не интересует. А сам сканировал взглядом зал. Бл****...! Будь оно все неладно! Он так торопился, и все-таки опоздал.

К ним размашистым шагом приближался Паша Белый.

Влас знал о том, что Белый уже в городе. Игорь позвонил, он потому и задержался, говорил с ним. И все же это было неожиданностью, увидеть его здесь и сейчас. А хуже всего, что белесые глазки Паши Медведева смотрели на Алену.

Но. Но... Но!!!

Именно в тот момент, когда уловил его взгляд, как бы ощупывавший Алену, Влас понял, что тот собирается сделать. Как будто ком перевернулся в груди, догадка была внезапной. А вместе с ней пришло решение.

Несколько шагов оставалось Паше, чтобы дойти до них. Поганая циничная улыбочка скользнула по его губам, он заложил руки в карманы и проговорил, растягивая слова:

- Ну, здравствуй, Влас.

Наверное, так смотрят псы на подраненную лису перед тем, как растерзать. Или акулы. Акулы верней, у псов кровь горячая. Все это мгновенно пронеслось у Власа в мозгу, вместе с мыслью, что нельзя недооценивать даже поверженного врага. А Паша снова поторопился его списать.

- Здравствуй, Паша, - холодно проговорил он и не спеша сделал два шага ему навстречу.

Женщины остались за его спиной, но Влас понимал, что Паша уже успел оценить все, что увидел. От этого ублюдка ничего не скрылось, значит, постарается ударить по больному.

Белый наконец приблизился вплотную и насмешливо спросил, посматривая на Алену:

- Не познакомишь меня с дамами?

- Отчего же? - Влас вскинул бровь и встал к женщинам вполоборота, показывая рукой на Кристину. - Знакомьтесь, это Павел Медведев. А это моя жена Кристина.

Странное выражение проскочило у Белого. Недоверие. Его взгляд сначала метнулся к Алене, брови недоуменно шевельнулись, сходясь к переносице, а потом с не меньшим недоумением плавно перетек на Кристину.

Влас правильно расценил его удивление, он и сам не понимал, как мог на Кристине жениться. А ведь этот сукин сын угадал... Безошибочно угадал, кто из них может быть его женщиной! Ему вдруг нестерпимо захотелось расхохотаться Паше в лицо:

- Что, Паша, обломался, бл***? Пошел разрыв шаблона?

Но он спрятал все чувства.

Напряжение не отпускало, надо было срочно убрать отсюда Алену. А Паша Белый теперь с все возрастающим интересом ощупывал взглядом его жену, которая разве что из платья не выпрыгивала. Удовлетворение было написано у Белого на лице. Удовлетворение и предвкушение хорошей забавы. Его тонкие губы хищно растянулись, он склонил голову и проговорил, обращаясь к Кристине с покровительственной улыбкой:

- Третий раз? Наверное, это судьба. Кристина.

Власа чуть не вывернула, когда она блеснула на Пашу глазками и промурлыкала:

- Возможно.

Это должно было бы его трогать, бесить, заставить кидаться зверем от ревности. Власу было наплевать, что Кристина уже мысленно расставила перед Пашей ноги. Но об этом не должен был узнать Белый, иначе он дороется до правды. Влас насупился, сунул одну руку в карман и сжал кулак до хруста. От Белого пошла волна жестокой радости.

Отлично. Пусть думает, что достал его. Шумно выдохнул и начал, косо взглядывая на Алену:

- А это...

- Это моя институтская подруга Алена, - скороговоркой протарахтела Кристина. - И...

Влас не знал, что еще сейчас выкинет его жена. Любое слово могло стать лишним! От напряжения зазвенело в ушах. И вдруг сквозь этот звон он услышал спокойный Аленкин голос:

- Было приятно познакомиться, Павел, но мне пора и я сейчас ухожу. Всего вам доброго, желаю приятно повеселиться.

Молодец. Удержала лицо. Влас сильно нервничал из-за этого момента, внутри все сжималось, хотелось шикнуть на нее:

- Быстрее, Аленка, быстрее!

Но вместо этого он не спеша обернулся к ней и сухо произнес:

- Всего доброго.

А потом отвернулся с полным безразличием, чтобы ни Кристина, ни Паша Белый ничего не заподозрили.

- Ну ты давай. Не теряйся Аленушка. Созвонимся! Насчет завтрашнего переговорим, когда Игорек на месте будет, хорошо? - возбужденно тарахтела Кристина, Власу был противен ее голос.

- Хорошо, - проговорила Алена. Потом они еще что-то шептались прощаясь.

У него снова звенело в ушах. И только когда по полу зацокали ЕЕ каблучки, понял, что может выдохнуть, и разжал кулак. Не стал оглядываться, хотя безумно тянуло удостовериться, что ОНА наконец покинула зал. И ей ничего не угрожает. Но он не стал. Влас просто взглянул на Белого, который нарочито наглым взглядом оценивал бюст его жены.

- Каким судьбами в наших краях? - спросил он бесстрастно. - Развлечения или бизнес?

- Скорее развлечения, - ответил Паша, наклоняя голову вбок, глаза нехорошо блеснули, а рот приоткрылся в кривой ухмылке. - Но и бизнес тоже.

В том, что развлекаться Паша Белый будет не его счет, Влас нисколько не сомневался. Он пережил эти «развлечения» уже дважды. Паша в свое время неудачно нарвался на его кулак, а потом задергался как припадочный и обмочил штаны при куче свидетелей да еще про*бал за тот бой немалые бабки. Теперь он не отстанет, пока за свой старый позор не макнет его многократно в дерьмо головой, не насытится его болью и унижением.

- Вы знакомы? - удивленно спросила Кристина, морща брови, она все это время переваривала информацию.

- Да, знакомы, - проговорил Паша. - Имели когда-то дела в прошлом.

Он дробно рассмеялся.

- Но Влас мне немножко проиграл.

Влас не отреагировал, пусть говорит, что хочет. Ему было плевать и на, что Кристина взглянула на него презрительно оттопырив верхнюю губу, и тут же уставилась на Белого с восхищением. Но Кристина была его женой. Ответственность диктовала и ее защищать.

Поэтому он кивнул Паше и повернулся к жене:

- Игорь позвонил. Прилетает ночью, просил встретить. Я сейчас ухожу. Ты со мной?

Кристина сверкнула глазами на Пашу и улыбнулась ему уголком сочно накрашенного рта:

- Нет. Я остаюсь.

- Уверена? - спросил Влас хмуро.

- Да, - ответила та.

Она вздернула подбородок и взглянула него с вызовом.

Это была точка невозврата. Нельзя нести ответственность вечно.

- Твой выбор, - проговорил он.

Паша Белый аж светился от злорадства. Если бы Влас мог быть уверен, он на этом и остановится. Если бы! Но он же знал, что этому отмороженному ублюдку простого унижения будет недостаточно.

Влас развернулся и ушел. В спину ему несся презрительный смех Пашкин. Плевать.

Он слышал сейчас совсем другое.

***

Он слышал: «Да», - которое ему сказала Алена. Снова видел ее глаза, ощущал ладонями теплоту ее тела. Образы мелькали в мозгу, от которых начинало плыть перед глазами.

Я приду к тебе. Сегодня.

Но прежде ему надо было убедиться, что ЕЙ ничего не угрожает.


глава 39



Прежде надо было где-то остановиться и остудить голову.

Влас буквально разрывался сейчас. Потому что его непредолимо тянуло к Алене, но надо было еще встретить Игоря. Его-то он ждал с нетерпением, пару вопросов задать дорогому другу и посмотреть, как тот будет выкручиваться. А потом зубы пересчитать.

Он же понимал, что «дружеская» встреча может затянуться, и вообще, неизвестно, что останется после этого от их дружбы. Но Влас не спешил выносить окончательный приговор, не выслушав, что Игорь скажет в свое оправдание.

Хреновое состояние. Тошно. Все балансирует на грани и кипит, и только рассудком удерживается в зыбком равновесии. Нет равновесия! Твою мать, доверия больше нет! Бешенство огнем ревет в крови, и холод, что выжигает все внутри. Игорек, брат...

Он запретил себе эмоции. Прежде надо его выслушать.

И снова сердце рвалось на части. Ни хрена не хотел он сейчас в том дерьме трехлетней давности копаться, нырять снова с головой в ту дикую боль и разочарование. И знать, что макнул его туда человек, которого считал братом.

Он мучительно хотел к Алене.

Это как ломка. Забрать ее объятия, ослепнуть и оглохнуть, зарыться, утонуть. Забыть. Обо всем забыть. Жить заново.

Достаточно было коснуться в первый раз. Потом его начинало выкручивать, пока не получит дозу. Один поцелуй, хотя бы. Глоточек кайфа. Но дозу с каждым разом надо было увеличивать. Потому что его ломало как самого настоящего наркомана.

И разум упрямо твердил, что надо сначала завершить все дела, сколько бы это не потребовало времени, и только потом он может себе этот кайф позволить. Но то, что было им изнутри, не признавало ничего. Оно требовало дозу, иначе он просто развалится, разлетится на куски. Ни хрена не останется от его разума. Странный парадокс, чтобы обрести способность нормально мыслить и жить, ему необходимо было хотя бы на миг прикоснуться, снова это почувствовать.

Все решилось в одно мгновение.

Он просто притер машину к тротуару, вытащил маленький пластиковый телефон и позвонил. Гудки пошли, набатом отдаваясь в ушах. Под закрытыми веками запекло, а в горле пересохло от ожидания. Как же долго... Почему не берет?

Взяла.

- Влас? - осторожный голосок.

Дрогнуло в груди, немного расслабилось, как будто доза действовать начала.

- Ты... - не сразу вышло, пришлось прочистить горло. - Ты нормально доехала?

- Да. А ты?

И сразу посыпалалось:

- Влас, как ты? Откуда звонишь?! Влас... Это же был Белый, да?! Влаааас! Я боюсь за тебя... Влас!

- Тихо, Алененок. Все хорошо.

- Ты приедешь?

Эхо. Гром в ушах.

...Ты приедешь... Ты приедешь... Ты приедешь...

Сами собой прикрылись глаза от ощущения, что это его начинает накрывать предчувствием кайфа.

- Я приеду. Сейчас.

- Я буду ждать.

****

Отключилась. Он еще с минуту сидел, не открывая глаз, не хотелось отпускать этот яд из легких. Потом потянулся за другим телефоном, набрал Рудика.

Тот ответил не сразу, да и голос у него был датый и веселый. А фоном орала клубная музыка.

- Это ты, Влас? Ты где, брат?

- Где надо, - ответил Влас, прошел момент слабости, разум снова держал его в жестких руках. - Скажи лучше, как там моя жена?

- Э... Кхммм, - замялся Рудик. - Ну, она это... Веселится она.

- Рудик, я знаю, с кем она там, - Влас подпустил холодного спокойствия в голос и негромко усмехнулся. - Просто проследи, чтобы она веселилась до утра. У меня тут дела, не хочу, чтобы пьяная баба мешалась под ногами.

Срать ему было на то, что затеял Белый. Хочет его публичного позора? Х** с ним, пусть порадуется. Главное, чтобы эта гиена нажралась наконец и отстала. Влас мысленно расхохотался, да если Паша  еще и от Кристины его избавит...

- Э... Что? - встревоженно промямлил Рудик.

- Ты понимаешь, о чем я. А за это я не вспомню, что на ты пару с моей женой за моей спиной крутил мои бабки.

Тот как будто мгновенно протрезвел:

- Влас... Я...

- Ладно, закрыли тему.

- Влас, я сделаю все, что смогу. А ты где?

Влас усмехнулся про себя. Подстраховаться хочет?

- В аэропорт еду, Игоря встречать.

- А, ну ладно, брат...

Брат, бл***! Влас отключился, но его еще долго тянуло отплеваться. Потом вытащил другой телефон и набрал еще один номер. Ответила одна из девушек, Оксана. Шепотом спросила:

- Влас?

- Угу, - промычал тот.

- Подожди, я отойду.

Некоторое время слышались посторонние шумы, потом она спросила:

- Ты чего звонишь?

- Ксюш, у меня просьба.

- Да, слушаю тебя.

- Когда моя жена соберется уходить, перезвони мне, ладно?

Та фыркнула:

- Не вопрос. Но твоя жена тут так отжигает, можешь не волноваться, еще не скоро соберется.

- Хорошо, Ксюша, спасибо, - проговорил Влас, отключаясь.

Подстраховался дважды, теперь разум был ненадолго успокоен. По плану надо ехать в аэропорт за Игорем. Влас взглянул на часы, время еще оставалось.

Пока хотя бы глоток. Один маленький глоток. Ему хватит.

И, подавляя дрожь, рождавшуюся в груди, он рванул машину в противоположную сторону. К НЕЙ.


глава 40



Как добралась домой, Алена еще помнила, но с трудом. Нет, она вообще не пила в клубе ничего, кроме безалкогольных коктейлей. Просто напряжение вечера отняло слишком много сил, навалилась усталость, да еще этот страшный «Драко Малфой». Этот Белый, с которым они столкнулись перед тем как уйти.

Алена просто изнывала от беспокойства, потому что видела, как напрягся Влас. Она не могла знать доподлинно, на что тот белесый отморок с рыбьими глазами способен, но предположения одно хуже другого рождались в мозгу. И ведь ничего не сделаешь, не позвонишь, не спросишь...

Так и слонялась потом по квартире, не зная, чем себя занять. Потом включила ноутбук, решила немного поработать. Работа всегда спасала. Влезла в почту.

Ох, что называется, рука-лицо... Очередные бездарные снимки - исходники. Очередная слезная просьба, мол, вчера надо баннер. Но сейчас это было даже хорошо. Чем беспонтовее снимки, тем лучше. Это возмущало ее душу художника (сколько бы Алена ни называла себя коллажистом, все равно каждый коллажист считает, что он художник) и вызывало протест.

А протест выдергивал ее из мутного омута тревожности.

Но только не сейчас. Не получалось работать, ерунда. Бестолочь. Не нравилось ей то, что она делала. В конце концов, свернула все, шумно выдохнула и застыла, глядя на экран. А потом потянула курсор к той папке, где у нее бережно хранились тайные арты. Осторожно кликнула, как будто это ящик пандоры.

С арта смотрел на нее Влас. Коснулась кончиками пальцев изображения на экране, склонила на бок голову...

Зазвонил телефон.

Мгновенно заколотилось сердце, как будто буря в крови поднялась. Посмотрела номер - Влас. Поговорили...

Вот странная штука организм. Неужели все это проделывают с человеком гормоны? Алена просто не верила в это. Может быть и есть гормоны, и они вырабатываются мозгом, а потом впрыскиваются куда-то там в кровь. Но это же как кнопочки в механизме нажимать, чтобы вызвать заранее известную реакцию.

Не то все это. Не то. А душу куда девать?

Потому что это душа и сердце.

И сердце просто лопнет сейчас.

Замрет, остановится, пока она будет ЕГО ждать.

Вот с этого момента все мысли вообще выветрились из головы, и включился внутренний счетчик. Он отсчитывал секунды, в те падали тяжелыми каплями в неизвестность. В какой-то вязкий вакуум. И так будет, пока не придет Влас.

...Я приеду. Сейчас.

Она и до этого-то ни о чем не способна была думать.

А теперь просто сидела в прострации, уставившись вглубь себя. чувствуя, как медленно заливает сладким ядом все в груди. Потом нахмурилась. Что же это она? Он же наверняка хочет есть...

 Нет, ну и это было бы просто стыдно и неудобно, наброситься на него голодной волчицей прямо с порога. Закрыла рот ладонью, жар пополз по щекам. Встряхнулась и побежала в кухню.

Далеко бежать-то не пришлось, всего пять шагов. Постояла несколько секунд, прижав пальцы ко лбу, и снова метнулась в комнату, огляделась, быстренько прибрать лишнее с глаз долой. Так, теперь надо бы что-нибудь приготовить... Опять в кухню!

Но что готовить? У Алены все из головы повылетело, кроме того, как она один раз на той задрипанной квартирке, где они встречались, пожарила картошку. И они с Власом потом ели ее стоя, прямо из сковородки.

Слезы навернулись на глаза. Горькие и счастливые слезы.

Ну да, конечно, у нее же полно картошки!

Схватила пластиковую посудину, пакет, картофелечистку, набрала картофелин покрупнее и стала торопливо чистить, приговаривая как Горлум:

- Какие картохи, моя прелесть?


глава 41



За этим занятием и застал ее звонок в дверь.

Вздрогнула, подкинулась, разом пропало дыхание и пересохло во рту. А сердце сначала заколотилось, а потом будто затаилось и вовсе исчезло куда-то. Пошла к дверям, не замечая от волнения, что в одной руке наполовину очищенная картофелина, в другой картофельный нож.

Замерла перед дверью, неуклюже отодвигая одной рукой волосы с лица, заглянула в глазок. ОН. Влас.

Сердце нашлось, заколотилось, понеслось вскачь. На автопилоте открыла дверь, впуская его.

***

Как сносит крыши домов, сминает, словно карточные домики?

Доли секунды на все.

Смяло ее мгновенно, снесло, и вот уже они снова в другом мире. Там вокруг бушует тайфун, а она в центре, и тут с ней ОН. И руки его по обе стороны ее головы, губы замерли у самых губ, обжигают дыханием. Глаза в глаза.

Зависли во времени, залипли, словно мухи в меду.

Алена вдруг почувствовала себя добычей, а он как... огромный волк. Должно быть страшно, а ей сказочно хорошо. Потому что это ее волк. Не обидит. Никогда. Она просто знала это.

И потянулась к нему губами первая.

Миг. А потом будто тысячи иголочек, разносящих блаженство, разлетелись в крови. Замелькало все смазанными кадрами, сполохи света под закрытыми веками... Шум, которого она не слышала.

Кое-как пришла в себя уже сидя на кухонном столе. В одной руке по-прежнему наполовину очищенная картофелина, а в другой картофельный нож.

Очнулась, только потому что между ее разведенных ног замер, весь дрожа и обнимая ее, Влас. Затих, прижимаясь лбом к ее груди. Губы приоткрыты, шумное дыхание вырывается с трудом. И стон, тягучий, как будто ему больно.

Губы шепчут, сбиваясь:

- Я сейчас. Подожди. Не мог...

Наконец он поднял голову, взглянул на все ее приготовления, на картофелину в руке и тихонько засмеялся. От его хрипловатого смеха дрожь по позвоночнику. Поцеловал и сказал:

- Я сейчас отъеду, а ты запрись и никому не открывай. Надо встретить Игоря. Переговорить.

Но после этих слов лицо Власа сразу посуровело. А ей стало не по себе. Не понравилось Алене выражение мрачной решимости на его лице.

- Влас... - прошептала она встревоженно.

- Ничего, Алененок мой. Все будет очень хорошо.

А потом неожиданно улыбнулся и замер, вглядываясь в нее с какой-то жаждой.

- Я вернусь поздно. Впустишь меня?

Она застыла, утонув в его глазах. Он ведь неспроста разрешения просит...

Если она впустит его в эту ночь, это ведь навсегда. Теперь уже навсегда.

- Да, - сказали губы раньше, чем она додумала эту мысль.

Он резко выдохнул, будто не дышал до этих пор, прижался быстрым поцелуем к ее губам, опять будто душу всю выпил, а свою в нее влил. И пошел к дверям. Алена наконец бросила на стол, то, что у нее было в руках и побежала за ним.

- Влас! Это же не опасно?

У самых дверей мужчина обернулся. Глаза, прямо как волчьи, горят угольками изнутри. Или может, это просто свет так падает, Алена не успела понять. Он поднял руку, погладил костяшками пальцев ее по щеке и проговорил:

- Нет. Ничего не бойся.

А потом мотнул головой в сторону кухни:

- Картошку к моему приходу пожарь.

И вышел.

А у Алены на глазах глупые сладкие слезы. Прислонилась к стене спиной, отерла их тыльной стороной руки, засмеялась, всхлипывая и закрывая ладонью рот.

Грешно, наверное, но она была бесконечно и просто безумно счастлива.


глава 42



Чего ждать от разговора с другом, если ты нечего хорошего от этого разговора не ждешь? Но сердце все равно болезненно сжимается, а разум ищет лазейку, чтобы оправдать. И тут же скатывается ядовитый пепел осознания. Ложь. Предательство.

Терять друзей тяжело. Легче снова сто раз получить по ребрам. Не так больно.

Влас понимал, что его просто душат и рвут эмоции. В таком состоянии он не сможет мыслить и оценивать правильно. Поэтому все чувства и эмоции были нещадно загнаны вглубь себя. На поверхности разве что каменное равнодушие и немного холодной злости. Злость отрезвляет.

Он оставил машину на стоянке и пошел встречать друга.

Игоря он еще издали заметил в толпе. Сердце привычно трепыхнулось радостью при виде друга, с которым они, кажется, прошли огонь и воду и медные трубы. С которым они не раз прикрывали друг другу спину.

И этот друг нанес ему в спину удар.

Радость сменилась ядом. Игорек предатель. Влас подавил смешок, готовый сорваться с его губ, и помахал ему рукой.

Знакомая стройная фигура, походка стелющая, неутомимая, легкая, но за внешней легкостью скрывалась сила. Они ведь с Игорьком чем-то похожи, оба суховатые, хорошо развитые, мускулистые. Годы занятий спортом не прошли рядом. Оба бойцы, волки, как они когда-то давно себя называли. Влас темно-бурый, Игорек светловолосый, песочный. Ловкие, сильные, умные, отчаянные.

Только брат Игорек оказался слишком хитрым, с горечью подумал Влас, глядя, как приближается друг. Кроме одного единственного раза, когда они еще детьми подрались в песочнице, они никогда не дрались. Теперь вот предстояло.

Игорь подошел вплотную.

- Привет, брат, - обнял его, хлопнув по спине.

- Привет, - ответил на объятие Влас.

Не здесь и не так состоится разговор, не стоит раньше времени смущать брата.

***

Багажа у Игоря не было, потому и задерживаться не было никакой необходимости. Некоторое время спустя они уже ехали обратно в город. После нескольких дежурных фраз сказать пока было нечего. Повисло молчание.

Казалось, каждый звук, шуршание одежды, даже еле различимый шум от дыхания, все отдается в ушах. Давит. По салону поползла закручиваясь спиралями энергетика обоих. Адреналин, который уже начал скапливаться в венах.

Игорь потянулся и включил радио. Тень улыбки тронула окаменевшие губы Власа, из динамиков понеслось почти забытая незабвенная песня Натальи Орейро:

Cambio dolor por libertad

Cambio heridas por un sueño

Que me ayude a continuar

Cambio dolor, felicidad

Que la suerte sea suerte

Y no algo que no he de alcanzar

Когда они были пацанами, «бедная» Наталья круглосуточно надрывалась чуть не из каждого ларька. Но даже ностальгическое воспоминание, дохнувшее на него теплом из детства, не тронула сердце. Каменным он себя ощущал сейчас. Лава, что бурлила внутри, была до поры до времени заперта.

Влас знал, что именно так прозывала его за глаза Кристина. Уголок рта презрительно дернулся, хотелось бы ему знать, что сейчас делает его жена. Впрочем, он знал. Оксана позвонила.

Песня в динамиках сменилась, но, похоже, радио не разбавляло сгущавшегося напряжения. Игорек молча щурился на огни фар машин, проносившихся мимо. Влас знал, что он ждет, но бл***, черта с два он первым прервет эту паузу. Нервничай, брат.

У него всегда очко было покрепче, чем у Игоря. Наверное, потому он всегда стоял впереди, а тот за ним, сзади. Прикрывал спину. Влас прикрыл глаза, чтобы не расхохотаться.

Он не ошибался, Игорь не выдержал тяжести молчания первым.

- Что у тебя с Кристиной? - спросил, глядя в окно.

Влас только крепче стиснул руль и ничего не ответил.

- Она волнуется... - начал Игорь

- Она сейчас с Белым, - перебил его Влас.

И наконец посмотрел в глаза Игорю. Странное выражение промелькнуло в светло-голубых глазах друга, он хмыкнул в усы, откидываясь в кресле, и нервно дернулся. Имя Белого прозвучало резко и тревожно, словно лопнувшая струна.

- В каком смысле? Влас, она моя сестра, - предупреждающе понизил голос Игорь, видя, что Влас на его вопрос только беззвучно рассмеялся.

- В смысле ноги перед ним раздвигает, - с циничной ухмылкой проговорил Влас, скользнув по нему взглядом. - Твоя сестра шлюха, брат.

Казалось, Игорь подавился словами, замер, сжимая кулаки и отвернулся. Звенящая тишина повисла между ними.

- А до сих пор тебя это не волновало, или ты ничего не замечал? - произнес он, резким движением отряхивая джинсы.

До города не доехали совсем немного, редкие огни многоэтажек, зубьями торчавших на окраине, светились всего в паре километров, город переливался люрексом чуть дальше. А здесь отрытое пустынное место. Трасса. И тишина.

- Ты потому спихнул мне свою сестру, брат? - Влас резко крутнул руль, притирая машину к обочине, и развернулся к нему всем корпусом.

- Я видел, что, разрушаешь себя! Тебе нужна была жена, чтобы вытащила из того пьяного болота, в которое ты скатывался. А Кристина хотела тебя. Так что, если она стала шлюхой, это только твоя вина, - припечатал Игорь, ткнув в него пальцем.

Он мог бы спросить, кого Кристина хотела, его или его деньги, но этот вопрос он еще успеет Игорьку задать. Вместо этого он цыкнул сквозь зубы и лениво поинтересовался:

- Заботился обо мне, брат?

- Да, бл***, заботился!

Игорь зло выдохнул и отвернулся, нервным жестом запустив пятерню в светлую шевелюру. А ведь он сейчас выглядел всерьез расстроенным, подумалось Власу. В этот момент друг обернулся, с обидой на него глядя и явно желая высказаться.

Но Влас успел раньше.

- Зачем ты сказал мне тогда, что Алена сделала аборт? Зачем тебе это нужно было, брат?


глава 43



Игорь секунду смотрел на него, потом глаза его сощурились. Он открыл дверь и вышел из машины. Наверное, Влас тоже только это ждал, потому что он вышел следом.

- А ты так и не понял?

Игорь так остался стоять спиной, руки в карманах, только чуть отвернул нему лицо. Кулаки у Власа сами собой сжались до хруста, он невольно подался вперед.

- Нет, не понял. Может быть объяснишь?

Тогда Игорь повернулся к нему и подошел ближе. Лицо какое-то нервное и перекошенное.

- Потому что, если бы я сказал, что у Аленки случился выкидыш, ты же, мудак, больной на голову, сразу пополз бы к ней! И притащил бы на хвосте Белого! Мало, бл***, тебя ломали?! Думаешь, мне легко было тогда тебя от этого урода прятать?!

- Беспокоился, значит?! - рыкнул Влас.

- Беспокоился, да! За нее я беспокоился! И за тебя! - выкрикнул Игорь.

И первым засадил Власу под ребра. Тот тоже в долгу не остался. Дрались зло, молча. Потом, когда намахались и Влас слез с него, Игорь отошел на пару шагов, вытирая губы, и его как прорвало.

- Да если бы ты, идиот, не играл в разведчиков, а сразу сказал, с кем встречаешься! Если бы познакомил, бл***! Я бы хоть подстраховать мог...

Он неожиданно стух, отвернувшись и уйдя в себя, как будто окунулся в давнее горе. Странные, чудовищные догадки забродили в голове у Власа. а Игорь снова словно взорвался:

- Знаешь, что со мной было, когда я отыскал ту твою е*аную квартиру и нашел ее там под дверью?! Одну, испуганную, в кровище... Знаешь, дурья твоя башка?! Что со мной было, когда я понял, кто на самом деле эта твоя таинственная девушка? Знаешь?!!

Слова врезались в сердце не хуже ножей. Правильно бил Игорь, правильно. Влас и сам понимал, что должен был вести себя иначе. Нормально встречаться, как все нормальные люди, а не делать из этого... Он понимал это теперь, а тогда от одного только предвкушения их тайных встреч крышу сносило нах***. Теперь Влас понимал, в том, что случилось, в большой степени его вина.

- Ты мог бы хотя бы потом сказать, когда... - он осекся.

- Ага!   И   чтобы  ты   тут   же   помчался   к  ней?  Да?!   Думаешь,   просто  было   ее  от   Белого  отмазать?  Он  же  тогда  как  с   цепи сорванный охотился на тебя и девчонку твою искал. Ему пох*** было, кого ломать. Понятия не имею, как он узнал, но узнал, где эта твоя блатхата. Пашка тогда не поленился, сам приехал со своей бандой отморозков. Крутился там. Аленке просто повезло, что она в тот день на полчаса позже пришла. Они уже уезжали, ее не заметили, иначе от нее бы клочков не осталось, - Игорь согнулся, закрывая лицо ладонями, а потом просто махнул рукой. - Короче. Я сказал ему тогда, что девчонка... в общем, что Алена моя девушка. А с кем ты встречался, моя сестра. Мол, тайно, потому что семейный скандал.

Новая порция информации, от которой Власу дурно стало.

- И? - выдавил он, понимая, что это вовсе не конец истории.

- Откупился я от него тогда за сестру. За Кристинку.

Влас был подавлен. Какой отвратительный клубок свился из-за одной его дурацкой... Слов не было описать, обозначить для себя хоть как-то степень собственного идиотизма. Нах*** ему надо было вообще цепляться с Пашей? Бои эти ему нах***были??? Скучно жилось, бл***? Развлечений не хватало, хотелось адреналина?

Он же знал, что отцом станет, что Аленка у него. Жениться собрался. Думал, потянуть еще чуть-чуть. Поиграть в эту тайну, которая так заводила его. Проклятие...

- Если бы ты тогда не приперся на стрелку в метро на пять минут раньше, Аленка давно была бы моей женой, - отстраненно проговорил Игорь. - Я за ней с того самого дня, как увидел... А, что говорить теперь.

Горечью отдавали его слова, Власа аж по сердцу царапнуло. А мозги-то складывали пазлики, складывали...

- Это ты меня сдал? - спросил он угрюмо.

- Да, я, - так же угрюмо и просто ответил Игорь. - Видишь ли, Белый лютовал, ему хотелось крови. А мне пришлось выбирать. Я знал, что ты выкарабкаешься, да я и не дал бы ему расправиться с тобой. Поэтому извини, друг... Но я прикрыл Аленку. А тебя сдал. И тебе сказал, что это она тебя сдала, чтоб ты уж точно не рыпнулся.

Повисло молчание. Нет, Влас не обвинял его, возможно, он сам поступил так же, если бы пришлось выбирать. В конце концов, Паша Белый жаждал его крови, получил и угомонился тогда. Но видать не успокоился. Почти три года прошло, а это дерьмо снова всплыло.

Дерьмо всегда всплывает.

- А ей почему сказал, что я уехал и ее бросил? - спросил, уже зная ответ.

- Чтоб не кинулась тебя искать. Вы же больные на голову оба! - сердито буркнул Игорь. - Ромео и Джульетта, бл***.

Потом тряхнул головой и попросил:

- Закурить дай.

Влас механически вытащил пачку сигарет и зажигалку, закурил сам и протянул ему. Он догадывался, что все слова Игоря надо делить на два, а то и на три.

- Ты знал, что она все эти годы жила здесь?

- Нет, - ответил Игорь, затягиваясь дымом. - Иначе давно бы уже... А ты знал?!

Да, Влас знал. Уже почти год как знал. И переехал сюда, и квартиру купил рядом с ее домом вовсе не случайно. Вот только приблизиться, подойти, да просто посмотреть на нее, не хватало силы. Зло дикое брало, думал, сорвется и придушит. Или... В общем, не было у него слов, чтобы понять себя.

Игорь выпустил струю дыма, стряхивая столбик пепла с сигареты, и проговорил:

- Пока Белый здесь, лучше ему считать, что Алена моя девушка.

Влас кивнул, в этом Игорь прав. Важно было другое, дорисовать картинку, понять до конца, во что же он попал.

- Кристина знает? - спросил он.

- Нет. Кристина не знает. Я ей не сказал.

- Спасибо, - спустя какое-то время ответил Влас.

И добавил мрачно:

- К Аленке на подкатывай, понял? Голову оторву.

Игорь досадливо поморщился:

- Я уже понял,что ты опять подсуетился раньше меня.

Последняя затяжка, Влас глянул на недокуренную сигарету и выбросил, а потом пошел к машине.

- Поехали.

***

Копнули только верхушечку, а сколько дерьма поперло. Сколько еще предстояло узнать, чтобы восстановить истину. В чем-то, конечно, Игорек конкретно врет, но что прикрыл Аленку, Влас был ему благодарен. А еще Власа так и подмывало расспросить Пашу Медведева, чтобы уж до конца...

Вопросов нерешенных море. Они даже не касались бабок, Влас мысленно выругался. Его, мать его, кровных бабок! Хотелось бы знать, какое участие Игорь принимал в махинациях Кристины, давно ли запустил лапу в его карман? Но это он оставил на потом. Не первостепенной важности.

Зыбкое равновесие. Зыбкое! Жалкие ощипанные остатки доверия.

И все же они были. Это уже не дружба, но сейчас они снова вместе в игре. Влас понимал, что может не справиться один, значит, придется подставить спину. Но он готов был рискнуть своей спиной.

Главное сейчас было уберечь Аленку и разобраться уже наконец с его женой.


глава 44



- Кто вызвал сюда Белого? - спросил Влас, когда они отъехали в сторону города.

Огоньки приближались, словно город стремился поглотить их, утопить в своем непрерывном жадном метаболизме, как мифическая река Стикс*. Странное чувство, что сейчас они на переправе. И  договариваться надо «на берегу», пока Игорь еще «теплый». Потом могло быть поздно.

Ответил тот не сразу, поерзал на сидении и дернул шеей. Потом неохотно выдавил:

- Подозреваю, что Рудик.

- Угу, - кивнул Влас в такт своим мыслям, спросил быстро. - Не знаешь, зачем это ему было нужно?

И тут же обернулся, пристально взглянуть в глаза. Игорь не выдержал, отвел взгляд. Хотелось сказать, ну что же ты, говори. Озвучь, что твоя сестра не просто бл*дь, она еще и крыса.

- Та... - Игорь передернул плечами и опустил голову, отряхивая штанину, потом резко выпрямился. - Закурить дай.

Влас молча кинул ему пачку и зажигалку. Тот прикурил, открыл окно и проговорил сквозь зубы:

- Думаю, зассал он.

- Да? - качнул головой Влас. - С чего бы вдруг?

Да. Давай, скажи это, брат.

Игорь поморщился, сплевывая в окно:

- Кристина.

- Что, Кристина?

- Влас, она моя сестра! - вскинулся тот.

- Я помню, - усмехнулся Влас. - А еще она моя жена. Но ты же знаешь, я с бабой воевать не стану.

Игорь шумно выдохнул, глядя на него в упор.

- Ты знал, что она с ним на пару мои бабки крутит? - быстро спросил Влас.

- До последнего времени не знал, - ответил Игроь отворачиваясь.

- И почему я тебе не верю, брат?

- Хочешь верь, хочешь не верь. Я не знал, что она налево...

- А сам? - спросил в лоб Влас. - Ты же по локоть запустил руку в мой карман. Нет? Или ты попросту там поселился?

Но тут Игорь неожиданно развернулся к нему всем корпусом и с нескрываемым сарказмом проговорил:

- Думаешь, почему тебя Белый не трогал? А? Пошевели мозгами, братец!

Он только усмехнулся. Нравилась Власу манера Игоря... Уйти от ответа и напасть первым. Ударить по больному, быстро, ловко, безжалостно. Проверенный метод, бабский. Однако нехорошие подозрения возникли у Власа, ох, нехорошие. А уж когда Игорек продолжил, подозрения перешли в уверенность.

- Я отстегивал ему. Сам понимаешь, с твоей части. Все проходило через Кристину. Тебе же было все пох***, ты тогда водкой заливался. Вот мне и пришлось позаботиться.

Сплюнуть от такой заботы хотелось, а в груди дрожал смех. И Влас расхохотался, понимая, что его спеленали как младенца и поимели, и так и имеют до сих пор. А он, такой умный, бл***, допустил это.

Как он еще по миру не пошел, как вообще дожил до сих пор? Без головы-то?!

Бл****... как это было смешно... Если б не было так печально! П*здец...

- Ты для этого настаивал, что надо по максимуму перевести все на Кристину, мол, тогда Паша не тронет? - кивнул он.

- Я что? Был не прав тогда? - вскинул руку Игорь.

Да, Паша это время его не трогал. Усмехнулся, качая головой.

- Допустим. Сейчас что изменилось?

- Изменилось то, что Кристина начала крутить эти деньги, - буркнул Игорь, насупившись. - Вот Рудик и зассал, что лишнее выплывет, сыграл на опережение. Думаю, слить тебя решил, чтобы уж наверняка.

Повисло неприятное молчание. Наконец Влас спросил:

- Брат, ты понимаешь, что обворовал меня?

Игорь дернулся и зашипел, вскидывая кулак ко рту, потом проговорил:

- У меня не было такого плана.

- А какой у тебя был план?

Странный взгляд проскочил у Игоря, очень странный, как будто горело что-то у него внутри и этот огонь прорывался в глаза.

- Поверь, у меня в мыслях не было разорить тебя.

Только навариться. Влас промолчал. Лезть в то дерьмо, копаться в нем? Смысл сейчас ворошить старое? Он был бойцом и умел биться, даже когда его загоняли в угол.

- Хорошо, - сказал наконец принимая все как данность.

Холодом повеяло от его слов, оба понимали, что означает этот холод.

- Влас... - пробормотал Игорь.

Поздно, страница жизни перевернулась безвозвратно, не будет того, что прежде. Те мальчишки, темно-бурый и песочный волк, братья, они остались в прошлом. И осознавать это оказалось неожиданно больно. Но ведь не все уйдет в прошлое? Что-то всегда будет неизменным.

- Поможешь мне? - спросил Влас.

- Все, что от меня потребуется, - мрачно ответил Игорь, глядя вперед.

Они уже давно ехали по городу, до дома оставалось минут десять.

- Я сейчас завезу тебя, но сам подниматься не стану. Придумаешь, что говорить своей сестре, - сказал Влас и бросил ключи в бокс у рычага переключения скоростей.

Игорь, сидевший до того молча, взглянул на него и вдруг схватил за руку.

- К ней пойдешь? К Аленке?!!

Впился в глаза дышащими зрачками, как будто хотел влезть ему в мозг. Влас промолчал в ответ, но не отвел взгляда. Понимание постепенно обозначилось на лице Игоря. Брови хмуро сошлись на переносице, усы дернулись в горькой усмешке. Он медленно разжал пальцы и отодвинулся.

- Удачи тебе, - проговорил на грани слышимости и больше уже не поворачивался в его сторону.

***

У подъезда они молча попрощались. Игорь пошел в дом, исчезнув за дверями подъезда. А Влас смотрел вслед, мысленно прикидывая, останется ли у него дом, после того, как он провернет все, что затеял. Не имело значения.

То, что он получал, значило для него несоизмеримо больше.

Значило для него жизнь.

Сердце давно уже гулко стучалось в ребра. А в груди зарождались вихри искр, жадно требуя глоток, дозу. Их пришлось загнать вглубь себя, пока уточнял обстоятельства и размер своего попадалова, пока разбирался с Игорьком.

Но надолго заглушить в себе эту сжиравшую его потребность было невозможно.

В полукилометре оттуда многоуровневая платная парковка. Машину Влас оставил там, а к НЕЙ пошел пешком.

Примечание:

* - в древнегреческой мифологии Стикс - река мертвых, являлась связующим звеном между миром живых и потусторонним царством Аида.

глава 45



Уличное освещение было достаточно ярким, но Влас старался держаться в тени. Одинокая фигура ночью всегда привлекает внимание, кто знает, чьи глаза могут за ним сейчас наблюдать. Он вовсе не хотел светить, к кому и зачем направлялся.

От той парковки, где Влас оставил машину до Аленкиного дома было минут пятнадцать неспешной ходьбы. Как раз время подумать. Перетряхнуть и выложить цепочками все воспоминания, свои и чужие.

Хитрые ниточки. Их было много, они свивались в сознании в запутанный клубок, попробуй найти правильный конец, чтобы его распутать.

Вроде стройно все, четко, красиво. Бл****!

Влас катал в уме все это месиво, понимая, что упускает важное. И вдруг зацепился за один момент. Маленький, вроде незначительный и незаметный кусок из недавнего прошлого. То, что ему еще тогда показалось странным.

Непохоже на Игорька, но мозги были другим заняты. А сейчас понял.

Ах-ха-ха! Ай да Игорек...

Тот момент. Они ездили с утра по его делам. Игорь хотел, чтобы Влас непременно присутствовал при его переговорах. Мнение. Ему тогда сразу показалось, что развод. Партнеры мутные, хрен его знает, во что может вылиться. Об этом прямо и сказал Игорю, а тот уперся.

- Зачем тогда хотел, чтобы я присутствовал, если тебе мое мнение нах*** не надо, и ты все равно уже все решил? - спросил он тогда.

Игорек странно глянул на него, хлопнул по плечу и проговорил:

- Надо, брат. Хороший навар будет.

А потом еще незначительный фрагмент, но важный.

Через несколько дней после этого Игорь позвонил и как бы между прочим сообщил кое-что.

...Белый тебя снова ищет.

Влас вспомнил свои тогдашние ощущения, и на него снова удушающей волной навалилась затхлая вонь предательства. Особенно, после того как на ум пришла и последующая фраза.

...Но ты же помнишь, что он сказал тогда на последок?

Да, он помнил, что Белый бросил ему напоследок. Точно рассчитал друг. Он ведь был не в себе, смертельно зол, взбешен, почти невменяем.

Аленка перед глазами, ежесекундное напоминание о том, что она его предала - шок!

Чувства, которые ни хрена не умерли, и нечем было их задавить - шок!

Игорь, который нагло клеился к ней - шок!

Ему же тогда от боли просто душу рвало на части. В тот момент он мог проглотить что угодно. Получается, проглотил и не заметил.

Значит, Рудик Белого сюда по его душу вызвал?

Влас зашелся беззвучным смехом. Хотелось бы знать, во что такое Игорек влез...

Потому что молнией проскочила догадка. Вся эта возня, эти танцы Игорька вокруг Белого и Аленки только для того, чтобы отвлечь его от чего-то главного, что умело пряталось в тени?

И ведь не только, даже не столько его! П*здец... Совсем уж сумасшедшая мысль пришла, что главной мишенью Игоря тот был даже не он. Нет! Бл****!!! Нет!

Друг затеял его руками под шумок уделать Пашу Белого и развести его на бабки?

Круто. Распухнуть можно от гордости, какого высокого мнения Игорь был о нем. Ну а что, собственно? Влас снова беззвучно расхохотался, тряся головой. Почему бы и нет, уделал же он Белого однажды? Так уделал, что тот до сих пор отмыться не может.

Никогда не сможет, скривились в саркастической усмешке губы Власа, такое не забывается. Сам он прекрасно понимал Пашино желание поквитаться за позор. И все б хорошо, если бы он не был главным действующим лицом в этом фарсе.

И тут рефреном всплыли слова Игорька, сказанные совсем недавно. Как точно отразилась в них его рассчетливая сучноть, бл***.

...Я знал, что ты выкарабкаешься, да я и не дал бы ему расправиться с тобой. Поэтому извини, друг... Но я прикрыл Аленку. А тебя сдал. И тебе сказал, что это она тебя сдала, чтоб ты уж точно не рыпнулся

Все так же, как и тогда. Его снова пытались использовать втемную?

Но ведь в игре, когда она заканчивается, как в той итальянской пословице. Король и пешка падают в одну и ту же коробку. Не так ли, брат?

Еще посмотрим, кто кого.


глава 46



Приятно осознавать, что за тебя все решили, и роли распределили, мать его...

Это самое «знал, что ты выкарабкаешься, да я и не дал бы ему расправиться с тобой», звучало так уверенно и цинично. И так похоже на Игорька. Неожиданной болью сдавило сердце.

Нельзя так, брат, нельзя. Люди не кегли. Хотелось спросить:

- Неужели оно того стоило, брат? - но Влас знал себя.

Нет смысла спрашивать, когда знаешь ответ.

После этого их пути разойдутся. Ну а пока что они в игре и даже вроде как вместе. В одной коробке. Влас усмехнулся, почти как в старые времена. Только хрена с два он Игорьку станет доверять.

И надо еще выяснить, какое участие в планах братца принимает его жена, чтобы выстроить по отношению к ней правильную позицию. Действовала Кристина самостоятельно, или все опять-таки по указке брата? Не зря же она по малейшему пуку и чиху бежала к нему советоваться. Хотя...

Влас поморщился, подавляя приступ отвращения, его жена такая штучка, что могла бы проявить инициативу самостоятельно. Она что угодно могла сделать, лишь бы ему нагадить. Даже под Пашу Медведева лечь. Впрочем, тут он был уверен, что она сделала это с удовольствием.

Невеселая картина. Друзей у него нет, особые ресурсы он мог бы задействовать, но без крайней необходимости не станет. Меньше о нем знают, крепче спят.

Вот и выходило, что единственная, на чью помощь он мог рассчитывать, это Аленка. Маленькая слабая девчушка, его пугливый олененок. Ради того, чтобы быть с ней, он готов был трижды из шкуры вылезти.

Но ведь не в силе сила, а в правде.

В правде... А что есть правда, знал ли он ее вообще? Может, потому Игорек изо всех сил старался их развести?

Влас уже совсем иначе смотрел на ситуацию в прошлом. Да, Игорь тогда прикрыл Аленку, но зачем это ему было нужно? Любил?! Как ни странно, Влас видел чувство в его глазах, это заставляло его внутреннего зверя глухо рычать от ревности. Но, бл***, три года? И не искал? Не знал, где она?

Странная любовь, однако. Сам-то Влас быстро ее отыскал, когда стало невмоготу топить себя в водке. Сразу и люди нужные нашлись, и связи старые перетряхнул тайно, чтобы хоть краем глаза увидеть, просто узнать, где она.

А найдя, не смог долго оставаться вдалеке. Приполз как пес...

Как он тогда ругал себя последними словами, что не может вырвать суку, предавшую его, из сердца. В какой поганой темной бездне он бродил, как исходясь тоскливой злобой, торчал ночам у ее дома и потом забирался в постылую постель к Кристине, чтобы уставиться в потолок и ждать, пока сон наконец не закроет ему глаза.

Зато сейчас его ждал глоток личной дозы счастья. И он готов был все за это отдать. ВСЕ, без балды.

Готов был смеяться в лицо всем своим страхам, прошлым и будущим. Рядом с этим все казалось мелким, ничего не стоящим. Это поднимало мужчину над бездной проблем, над опасностью, делало безумно, просто бесстыдно богатым, всемогущим, всесильным, значимым!

Влас никогда нах*** не был романтичным. Но, бл***...

Его распирало от предчувствия чего-то неизведанного. Плевать на все игры мира. Говорят, правда не тонет? Вот и не утонула она, правда.

А то, что время подумать у него было, это даже хорошо. Прикинул расклад сил и примерно мотивы каждого.

***

Однако время размышлений кончилось, незаметно для себя Влас подошел к подъезду Аленкиного дома. Но он не стал соваться сразу, на всякий случай остановился в тени.

Вытащил телефон. набрал ее номер и стал ждать.


глава 47



Господи милосердный... как трудно было ждать...

Она опять его ждала. Тупо сидела, пялясь в экран, и сходила с ума от беспокойства.

Молиться... Если бы еще она умела молиться, знала как правильно. Но все равно, Господь услышит.

Ах, а стыдно-то было как, что берет себе чужого мужа... Мужа подруги! Это же грех. Но, пусть простят ее, если можно. Ведь, наверное же, можно?! Они же вынесли уже все мыслимые и немыслимые наказания за все, что совершали и не совершали.

Пусть не отнимут его у нее. Пусть не отнимут. Господи...

Говорят, любовь покрывает множество грехов, пусть она покроет этот грех. Потому что им нельзя порознь, только вместе. А той другой, его жене... Он ведь не нужен Кристине. Был бы нужен, разве променяла бы его на какого-то Пашу Белого? Никогда бы не променяла!

Господи милосердный... как уязвимы и беззащитны бывают сильные, уверенные в себе мужчины. Она же, как никто другой, это знала. И отпустила его одного.

***

Когда ждешь, время тянется так медленно.

Алена измучилась сомнениями, они выгрызли ей душу. Беспокойство за Власа, страх неизвестности. Хотелось то ли бежать искать его, то ли зарыться головой в подушку.

Сначала пыталась работать, и не смогла. Дрожит все внутри, не смогла. Потом просто сидела сцепив руки на коленях, уйдя в себя.

Уже и на кухню сто раз сходила. Смотрела в окно, его высматривала. Картошку почистила и положила в воду, аэропорт не ближний свет, пожарить заранее - она остынет. Вкус не тот... Все вертелась вокруг стола, вытаскивала всяко-разное из холодильника, и так сервировала, и этак.

Потом все-таки пожарила. Чем-то же надо было занять себя, чтобы не думать о нем постоянно. Ну вот, все готово, остыло даже, а его...

Телефон зазвонил.

Подскочила, как будто ее током ударило. Посмотрела номер - Влас.

Сразу и облегчение, и снова тысяча разных мыслей. Приняла вызов.

- Влас?

- Алененок, ты как?

У нее дыхание зашлось от его голоса. Еле сглотнула огромный ком, образовавшийся в пересохшем горле, и с трудом прошептала:

- Я хорошо, а ты где, Влас?

- Я здесь. Сейчас поднимусь. Впустишь?

- Да. Конечно. Да.

Ей показалось, теплая волна пришла от него из трубки, когда он он шепнул:

- Иду, открывай.

Бросилась к дверям, замерла, забыв, что надо дышать, ей бы надо в глазок глянуть, а перед глазами будто пелена. И сил нет ждать. Чего он не идет...

Внезапно звонок раздался.

Сердце где-то в горле запрыгало, в ладонях, в висках. Сейчас... Сейчас...

Отперла трясущимися руками дверь. ОН. Влас. Смотрит на нее пристально, и словно угольки в глубине его глаз.

Пришел. Слава тебе, Господи, дождалась.

Алена чуть на пол не осела, колени вдруг подкосились от слабости, слезы полезли на глаза от невыразимого счастья, в которое поверить страшно.

- Что ты, Аленка? - шагнул внутрь, захлопывая за собой дверь, а она мгновенно оказалась у него на руках. - Что с тобой, тебе плохо? Не молчи!

А ей было просто хорошо у его груди. Так хорошо...

Обняла его за шею, покачала головой, а у самой слезы. Ладонью по его щеке провела, шершавая...

***

Она его так ждала, что сейчас просто не было времени сил терпеть, руки сами потянулись расстегивать пуговицы на рубашке, скорей до его тела добраться. А в ушах такой шум, что собственного рваного дыхания не слышно, только бешеный стук его сердца под ладонями.

Боже, как она нуждалась в нем... Отчаянно, до сумасшествия. Все три впустую прожитых мертвых года нуждалась.

Он перехватил ее под бедра, еще крепче к себе прижал и подался чуть назад, прислоняясь к стене. Стащил одной рукой домашнюю майку и застонал уткнувшись лицом ей между грудей. Потерся носом, втягивая запах, как волк, прикусил кожу зубами, потянул на себя. От этого как ее как молнией прошило. Маленький взрыв, во всем теле будто тысячи сладких игл, и нет сил крик удержать...

- Тшшш, Аленеок, мой, тише, маленькая, - встревожился. - Тебе больно? Прости.  Прости...

- Мне... хорошо...

И это как сигнал. Жадный рот до груди добрался. Обжигая дыханием, вылизывая, выпивая то одну, то другую, прикусывая кожу, перекатывая зубами. Так осторожно, нежно, нежно, нежно, что ей оставалось только в голос стонать, прижимаясь к его стальному телу, дрожащему как в лихорадке.

Кажется, не может быть лучше...

Может. Потому что его руки теперь были везде, гладили, нежили, растирали влагу, готовили для того, чтобы дать больше. Больше. Больше счастья.

Гладил собой, ласкал вход, дразнил так, что ей хотелось заплакать.

- Влас... - она стала вертеться, стараясь поймать ускользающее блаженство. - Влас...

- . Сейчас... Алененок мой... Сейчас... - простонал он. - Черт... Я не сдержусь! Ммммм...!!!

И толкнулся сразу на всю длину, а потом еще и еще.

Сдавленно прошипел сквозь зубы, прикусывая кожу на плече, стискивая ее стальной хваткой. Сдерживая себя, пока не выровнял темп. Медленно, медленно, нежно, мучительно сладко. Но ненадолго выдержки хватило, слишком сильно изголодался. Сорвался, понеся ураганом, бешеными толчками. А ее накрывало от этого волнами, поднимало выше и выше, пока не закатились глаза от острого наслаждения, а мир не взорвался тысячей солнц. оседая яркими искрами под ресницы.

А потом они, подрагивающие от изнеможения, переполненные блаженством, наконец сползли на пол.

- Ну здравствуй, - пробормотал он, прижимая ее к себе и усаживая на колени.

- Ну здравствуй...

Алену, наверное, не отлепить было бы от него, но Влас шумно вдохнул ее запах, провел языком по ложбинке между грудей, слизывая пот. И закатил глаза:

- Мммм...! Я так проголодался. Картошку пожарила?

Поднялся с ней на руках - и прямо в ванную. Мыться.

***

Как наступает эта точка невозврата, после которой переворачивается жизнь, и двое уже не двое, а одно целое на всю жизнь?

Просто и незаметно наступает.


глава 48



В санузле однокомнатной квартиры не так уж много места, но его точно хватит на двоих. Правда, ванна тут тоже была не такая великая. И все равно, увидев ее, они переглянулись и синхронно заулыбались воспоминаниям о той большой ванне, что осталась в задрипанной квартирке, где они были счастливы.

- Тесновато будет, - шепнул ей Влас, прихватывая зубами ушко.

- Да, тут никак... - смущенно пробормотала Алена.

- Мммм? - промычал он, выгибая бровь.

Включил воду и стал быстро избавлять ее от остатков одежды. Потом разделся сам, уселся на бортик и потянул ее на себя.

- Иди ко мне, - в голосе жар.

А у нее дыхание остановилось. Она не видела его без одежды с того самого дня, как они расстались. Когда он сказал ей, что не смог прийти, потому что сдыхал, она не представляла себе. Не могла поверить...

У Власа было по-мужски красивое, крепкое тело, с упругой гладкой кожей, без волос. Раньше ей даже приходило в голову, может, он их специально удаляет. К черту волосы! Его спина... Спину теперь покрывали шрамы, широкие, неровные. И такие же же на груди и на боках. А один на бедре... Совсем огромный! И свежие синяки.

- Влас? Что это? - заплакала она, касаясь кривого шрама на боку, заканчивавшегося где-то под левым соском.

Он мягко отвел ее руку.

- Ничего. Это просто зарубки, которые оставила на мне глупость.

- Влас...

- Тшшш, не надо. Лучше иди сюда, - притянул к себе и шепнул на ушко. - Обхвати меня ногами. Вот так...

И влез вместе с ней в ванну. Да. Тесновато, конечно, но приноровились как-то. А потом опять исчезло все, осталась одна лишь горячечная жажда и сладость...

Правда, вода, которой в ванне осталось маловато, остыла. Но ей еще не хотелось отрываться от него. Так и лежала на его груди, закрыв глаза, а он перебирал пальцами ее влажные волосы..

- Я скучал. Наверное, умер бы без тебя, - проговорил, глядя в потолок.

Так просто он это сказал, и так серьезно, что у нее сдавило горло. Взметнулся страх.

- Влас. Они точно не навредят тебе? Игорь, Кристина. И этот... Белый...?

Белого она особенно боялась теперь, когда увидела, что он сотворил с ее Власом.

Он выбрался из ванны, быстро протер то. что они наплескали. Вытащил ее и стал растирать большим махровым полотенцем, потому что у нее зуб на зуб не попадал. Скорее от нервов, конечно, чем от холода.

- Не бойся, не навредят, - проговорил, хмуря брови и прижимая ее к груди, и вдруг выдал: - Знаешь, я б поел чего-нибудь.

- Ну хорошо, - улыбнулась она. У его груди было настолько спокойно, что все остальные чувства выветрились. - Надевайте ваш фрак, сударь, и прошу к столу.

Вот только одежда оказалась перепачкана. Сначала впопыхах Алена не заметила, а теперь вертела в руках его джинсы, все колени стерты, куртка местами поцарапана, на рубашке странные бурые пятна.

Посмотрела на него подозрительно.

- Это мы с Игорьком, - он повел кистью, пряча сбитые костяшки. - Поговорили.

- Стирать это все надо, а куртку завтра с утра почищу, - протянула она задумчиво. - Придется тебе завернуться в простыню, будешь как древний римлялин. Вот только высохнет ли...

Он кивнул:

- Не бери в голову, одежду я себе достану.

Грязные вещи отправились в машинку, а потом Алена все-таки спросила:

- Игорь... Он враг, да? Теперь я понимаю, это он тогда подставил тебя? - взяла она его руку и прижалась губами, заглядывая в глаза. - Он может навредить тебе?

Серые с черной каймой глаза смотрели серьезно. Влас как будто раздумывал, стоит ли посвящать ее во все это.

- Сложно все, Алененок. И неоднозначно. Думаю, у него опять какая-то крупная игра. И я ему в этой игре нужен, значит, вредить он мне не станет, во всяком случае, пока. А там я разберусь что к чему. Обещаю.

Он отвернул лицо в сторону, прижал ее голову к своей груди, закрыл ладонью, как будто хотел спрятать от мира. И негромко проговорил:

- Тогда... Тоже была большая игра. А мы с тобой сыграли в ней какие-то роли. Я и с этим разберусь тоже.

- Ох, Влас... - только и смогла она выдохнуть. - А Белый?

- Белый? Пока не знаю точно, чего он хочет, но догадываюсь. Не бойся, все будет хорошо, маленькая. На этот раз тебя не коснется.

- А тебя?! Тебя, Влас! - вскричала она. - Ты же один!

- Не один, ты же со мной, - сказал он многозначительно и вдруг светло улыбнулся. - Значит, все будет хорошо.

Улыбка делала его молодым и беззаботным, таким, каким он был раньше, Алена невольно залюбовалась. А он неожиданно добавил:

- Кстати, для Белого, пока он здесь, ты будешь считаться девушкой Игоря. Так... безопаснее.

Она застыла, не зная, сердиться ей или как, но тут Влас снова потянул ее на себя и попросил:

- Покормишь меня? Есть хочу, умираю.

Ахнула, ну да, он же голодный! Куда только злость испарилась. Тут же побежала суетиться на кухню, пока Влас, завернутый в махровую простыню, сидел у ноутбука и раглядывал ее последние работы.

- Знаешь, здорово у тебя получается, - проговорил он. - Я еще тогда хотел сказать, когда на выставку пришел.

Но там был Игорь. Он не договорил, но Алена все поняла.

- Влас, а Кристина? Она тоже может быть опасна, - спросила она.

- Кристина? - Влас поморщился, будто съел лимон. - Не забивай голову, я разберусь с ней.

И чмокнул ее в нос.

***

Влас принялся уписывать то, что было выставлено на столе. Алена смотрела на его ловкие красивые руки и губы, на то, как он жует, как движется кадык, когда он глотает. И невольно подумала. что ведь и Кристина любовалась им так же, как она сейчас...

От этого ей как-то сразу не по себе стало, будто холодом потянуло. Не стоит недооценивать обиженную женщину. Вспомнились и мстительные планы Кристины, и речи, казавшиеся тогда Алене бессвязными.

А потом вдруг пришла в голову дикая мысль.

- Влас, - спросила она. - Что получит Кристина в случае... Ну. при разводе?


глава 49



Влас пристально на нее взглянул и отложил вилку.

- Она получит ровно столько, сколько ей причитается. Не больше и не меньше.

Сказал как отрезал. А Алена под его пристальным взглядом смешалась. Вскинула руку, отходя на шаг и отворачиваясь:

- Ради Бога, не подумай, я не потому спрашиваю. Мне ничего не нужно.

- Иди сюда сейчас же, - строго сказал он.

Пришла, села ему на колени, а неловкость не отпускает. Алена аж покраснела, с досады слезы навернулись. Он теперь будет думать, что у нее корыстный интерес.

- Посмотри на меня. Ну же, Алененок, - начал он, мягко касаясь ее волос, и поцеловал в макушку.

А она чуть не разревелась от его ласки.

- Влас, я.. Ты же знаешь, мне ничего не нужно...

- Тшшш, тише маленькая. Все хорошо, не надо, - притянул ее к себе, стал баюкать.

Хотелось так и сидеть, прижавшись к нему. Он такой большой, сильный. Вот она его грудь, крепкая, как стальные пластины, широкая, спрятаться на ней, уткнуться лицом, вдохнуть запах.

Голова кружится от него. Господи... Как она без него жила?

- Просто, понимаешь, - ей все-таки надо было объяснить. - Она же тогда...

Разнежившись в его руках, Алена уселась поудобнее и стала выводить пальцем на его груди узоры.

- Я хочу сказать, - говорила она. - Что Кристина затевала нечто странное тогда. Помнишь, мы сидели, в кино собирались, и ты пришел? И потом еще ко мне ночью? Сказал, вы обе врете. Помнишь? Знаешь, мне тогда очень не понравилось, что она хочет предложить тебе развод, но все это только для того, чтобы выследить потом, к кому ты  «побежишь». Влас, я испугалась тогда, что она может навредить тебе. Ты и сам подтвердил, что может.

Влас слушал молча, и ей непонятно было, что за мысли скрываются за непроницаемым взглядом его волчьих глаз. А ей вдруг так ярко вспомнилось все, и собственное состояние, когда она это услышала, и злорадный огонь в глазах Кристины. Нервно передернула плечами, отгоняя тревогу.

- И еще. Она тогда сказала, что все равно не даст тебе развод.

Алена выдохнула. Ну вот, озвучила это. То, что ей покоя не давало. Она рада была быть с ним и так, и встречаться тайно, если уж не смогут пожениться. Прятать всю жизнь свои чувства от Кристины. Лишь бы вырвать у судьбы этот кусочек счастья. Правда, очень хотелось заплакать...

Он неожиданно расхохотался.

- Не даст мне развод? Она еще умолять меня будет.

Это было так странно, Алена взглянула на него с недоверием.

- Влас, но ты же сам сказал...

- С тех пор кое-что изменилось, Алененок. Но ей об этом незачем знать. Пока.

Он усмехнулся так жестко, что Алене невольно сделалось страшно, но теперь уже по другой причине. Она никогда не видела Власа жестоким по-настоящему, даже когда ненавидел ее, когда считал, что она его предала, он не казался таким. Хладнокровным, пугающим. И взгляд как стальной клинок, о который можно порезаться насмерть.

- Думает, держит меня за яйца? Ну-ну, - снова усмехнулся Влас.

А потом встал, ссадив Алену на стул, споро прибрал со стола и стал мыть посуду. Алена подкинулась:

- Давай я!

- Сиди. Ты готовила, я мою посуду.

Ой, как здорово, приятно это прозвучало, у нее прямо медовое тепло в груди разлилось. И сразу рот до ушей. Смотрела на него, любовалась. А он быстро закончил все. Вытер руки той самой простыней, в которую был замотан до пояса.

Подхватил ее со стула:

- Спать?

- Спать, - кивнула она и потянулась к нему губами.

***

Когда она наконец заснула, заласканная и убаюканная в его объятиях, Влас встал. Некоторое время любовался, потом осторожно погладил костяшками пальцев по щеке и укутал плотнее покрывалом. А сам, беззвучно ступая, вышел в кухню и замер у окна.

За все то время, что был здесь, он не выкурил ни одной сигареты.

И не станет. Пора кончать с прошлым со всеми его ошибками и все, что растерял, отыграть обратно.


глава 50



Черноволосая женщина, усердно старалась сделать ему приятно, а он смотрел на ее грудь. С лица она, конечно, была хороша, но чересчур накрашена. Сама худосочная, задница плоская. И ноги могла бы иметь подлиннее. Но груди большие, Но не стоячие. Белому нравились стоячие.

Еще несколько лет, подумал он, и превратятся в уши спаниеля. Потом только силиконом накачивать, а силикон ему не нравился в принципе. Суррогат, бл***, сполошное на*балово.

Но груди мерно покачивались, а мужчина смотрел на них и мысленно перебирал факты.

***

Белому сообщили, что Подгорский, возможно, крутит его бабки. Рудик по старой дружбе предупредил. Рудик еще много чего интересного говорил, а также указал точное место, где этим вечером будет Влас.

Был бы это кто другой, он бы не стал срываться, а спокойно вызвал чересчур умного к себе. Но ради такого случая Белый приехал сам.

Чтобы гробить вечер в каком-то провинциальном клубе. Пасущееся на танцполе быдло раздражало. Павел Анатольевич Медведев, известный больше как Паша Белый, вообще терпеть не мог тесного общения с народом.

Светлые, почти бесцветные глаза оглядывали тупо декорированное пространство. Рудик мамой клялся, что Влас здесь, а он его в упор не видел.

Где? В том трясущемся стаде его не было, и у барной стойки тоже. В сортире? Он решил подождать VIP зоне, раз уж вынужден тут торчать, хотя и там тоже все раздражало.

Зато на него налетела дважды какая-то наглая телка. Как будто охотилась за ним специально. Один раз чуть не облила липкой дрянью, которую в том клубе выдавали за коктейль. Облила бы, он бы заставил ее прямо там же языком вылизывать все, от костюма до подошв туфель.

Она явно клеила его и напрашивалась на трах. Но в тот момент Белый бы не обратил внимания, не окажись она так удачно женой Власа Подгорского. Его гораздо больше заинтересовала ее беленькая подружка, Паше тогда показалось, что он где-то ее видел.

А вот публично поиметь жену Подгорского - это уже было интересно.

Когда понял, что к чему, даже решил отложить все разговоры с ним на потом.

***

Он все-таки заставил ее вылизать ему все, но уже в номере. А потом отодрал во все дыры, да еще на телефон снял. А ей понравилось, орала как резаная, если, конечно, не притворялась. Ненасытная сучка, жадная. Знает, чего хочет, усмехнулся про себя Паша, когда она снова потянула к нему ручонки.

- Тебя твой мужик совсем не трахает, что ли? А, Кристина? - спросил скривив губы саркастической улыбкой.

А та сразу ощетинилась и разве что не зашипела. Какой темперамент, бл***, его поперло от смеха.

- Не отвлекайся, - снова пригнул ее голову вниз, - Глубже бери, глубже. Даааа.

Злой выдох, и она действительно кое-что сделала, от чего белесые глаза Паши прикрылись от удовольствия. Умелая.

Потом он потрепал ее по волосам.

- Молодец.

И, глядя, как она довольно облизывается, спросил:

- Так Игорь Надеин твой брат, да?

- Да, - кивнула она, устраиваясь рядом. - Игорь мой брат.

- Вы совершенно не похожи.

Он думал, что сестра Надеина будет такой же как и он, голубоглазой блондинкой. Вероятно потому и пошел разрыв шаблона.

- Мы двоюродные.

- Угу, - протянул Белый в такт своим мыслям.

Значит, сестра... Это немного меняло дело, все-таки Игорь Надеин был не тем человеком, с которым стоило портить отношения. Ушлый пронырливый гад. И неплохой партнер, они давно вели кое-какие дела.

Зашарил рукой по тумбочке, взял телефон, а потом резко встал и натянул брюки. Кристина завозилась, встать следом, но он бросил ей не оборачиваясь:

- Сиди спокойно, - и вышел из номера.


глава 51



В предбаннике топтался один из его телохранителей.

- Павел Анатольевич, - обратился к нему, склоняя голову. - Он действительно ездил в аэропорт, Надеина встречал.

- А потом? - спросил Белый, прикуривая от зажигалки, которую услужливо поднес телохранитель.

Тот повел шеей.

- Потом они с Надеиным вместе вернулись домой. Правда... по дороге был инцидент.

- Ты можешь выражаться яснее?

- Подрались они.

Медведев рассмеялся, выпуская густое облако дыма.

- Все?

- Ну... в общем да. Ничего заслуживающего вашего внимания.

Прозвучало не совсем уверенно, но Паше надоело. Он услышал главное.

- Не беспокоить меня до утра, - выбросил сигарету, повернулся и ушел спать.

***

Белый не мог понять, что такого важного и интересного мог обнаружить тут Надеин пару недель назад, что плешь ему проел?

Кроме того, что выяснилось про Власа.

Он бы не обратил внимания, если бы в том, что сообщил ему Рудик, не фигурировал Подгорский. Этого упертого придурка Белый хорошо знал еще с института. Вечно с ним задирался. Тогда, три года назад, вроде додавил. Но, как оказалось, не до конца.

Мужчина повел шеей и мысленно расхохотался, злорадно кривя тонкие губы.

С Белым шутить нельзя.

Ему нравилось так себя называть. Это было стильно и делало его особенным в собственных глазах, а на всех остальных, кто готов был ему зад лизать, было наплевать. Интересовали только те, кого он мог в той или иной степени составить конкуренцию. Так учил его отец, и это было правильно.

Но таких в его окружении оказывалось мало, и Паша Белый регулярно заботился, чтобы их не было вовсе. И не только потому что широкая папина спина и деньги давали ему эту возможность. Паша попросту был крут. Настолько крут, что мог сломать любого, своими собственными руками.

Ему это доставляло особое, ни с чем не сравнимое удовольствие. Чувствовать себя сильным альфой. Самцом. Слышать, как хрустят позвонки того сученка, который осмелится выйти против него на ринг. Хорошая драка, бабки, победа, ощущение собственного всесилия. Кайф.

Этого отец не поощрял, но это заводило куда круче любой дури. Потом Белый драл телок всю ночь без передышки.

И в какой-то момент его этого удовольствия лишили.

Тупой случай, совпадение? Можно сказать и так. Но Влас Подгорский тогда не просто его побил, что само по себе было вызывало дикую досаду и жажду мести, ублюдок выставил его на посмешище. После этого нога Пашина не ступала на подпольный ринг.

За страшное унижение, он готов был зарыть Власа на месте. Наверное, сгоряча так бы и сделал, попросту закатал бы в бетон. Вмешался Игорь Надеин, убедил, что убивать не надо, мол, есть другие, более действенные методы отомстить.

Ну да, медоды были. Повелся, сыграло роль и то, что Влас не самый беспризорный в городе, и то, что отцу бы это не понравилось. Ему накануне выборов лишние проблемы нах*** не были нужны. К тому же Игорь Надеин, принес долю Власа за тот бой, и убедил забыть все по-хорошему. Сказал, что тот больше ему дорогу не перейдет.

Деньги Паша взял, но внутри все равно точил червь. Хотелось удовлетворения, но в тот момент вроде не к чему было придраться. Опять же Игорь убедил не трогать Власа Подгорского, потому что у них совместный бизнес. Естественно, не даром! Они оба ему регулярно отстегивали.

И так было до последнего времени, пока Белому не намекнули, что и как.

***

Но вообще, конечно, Белый удивился, узнав, что Кристина жена Власа. Никогда бы не подумал. И потом все не шла из головы та блондинка с Кристиной рядом. Наверное, из-за контраста. Такая чистенькая, светленькая, какая-то светящаяся. Про таких говорят - домашняя.

Пытался вспомнить, с чем она у него ассоциируется. Видел где-то. Но, убей Бог, не мог вспомнить, где. Впрочем, нах*** все.

Кристина сидела в постели с бокалом виски, его ждала. Голая, глазки плотоядно мерцают. Он мысленно усмехнулся, суккуб, бл***. Забрался в постель, и только она потянулась к нему, перехватил ее руки и спросил:

- Скажи-ка, милая, ты знала, что твой муж крутит мои бабки?


глава 52



В первый момент Кристине показалось, что она ослышалась. Потом сознание заметалось, а душу стал заливать липкий страх.

Что??? Какие бабки???

Смотрит в его глаза - и такое чувство, будто стоит на рассыпающейся куче песка, а этот красивый белобрысый гад затягивает ей петлю на шее. Сейчас не удержится, сползет, петля затянется и... П*здец ей будет...

Она много какие бабки крутила, откуда ей было знать, какие из них ЕГО???

Но она же всегда была предельно аккуратна... Незначительные движения средствах на счетах, мелочь, которую никому не придет в голову отслеживать, а они пройдя несколько кругов потом складывались во вполне приличные суммы. И эти суммы уже приносили аховую прибыль!

Но это же было неощутимо для вкладчиков!

Игорь... Все-таки надо было ставить его в известность... Бл***!!! Но он всегда был против этого! Бл***...

Кристина инстинктивно улыбнулась, глядя в светлые, почти бесцветные ледяные глаза Белого.. Он ни в коем случае не должен понять, что творится сейчас с ней. Не должен заметить, почувствовать ее страх...

Впрочем, страх в адской смеси с восхищением его грубой властностью и жестокостью вызывал в ней просто дикое вожделение. Чувствуя, как течет горячей влагой все внутри, она откровенно потерлась телом о простыню и села. Пожалуй, лучше будет отвлечь его сексом, а заодно и себя порадовать...

И тут Кристине в голову истерическая мысль, неужели Влас имел какие-то дела с Белым, а она об этом не знала??? У нее невольно рот открылся. Разрыв шаблона, это было мягко сказано!

Но все же самой главной мыслью было: откуда он знает?!!!

Кто мог заложить ее? Кто?! Игорь? Рудик? Влас?!?

А Белый не сводил с нее глаз, и очень нехорошее что-то клубилось в его зрачках.

- Я? - переспросила Кристина, пожимая плечами, и хрипловато усмехнулась. - Откуда мне знать, что делает Влас? Мне это не интересно, я его деньги только трачу.

Он дробно расхохотался, презрительно кривя губы:

- Какая послушная жена, не интересуется, что делает муж. Похвально! Всем бы таких жен.

Он оглядывал ее странным взглядом, она мало что могла уловить в глубине белесых глаз, кроме холодной жестокости и цинизма. Он же как удав... Такой не пощадит, сломает за малейшую провинность. А за измену... ей не хотелось даже думать, что он мог бы сотворить с ней за измену, возможно, смерть была бы не самое страшное.

И все это вместе заводило ее безумно. Женщина непроизвольно застонала от нахлынувшей волны острого желания.

***

Белый неплохо знал людей и все реакции, которые они могут выдавать. Не зря столько лет ломал, размазывал их, заставляя прогибаться. И уж страх и ложь он чуял даже не по виду и не по запаху, а по энергетике. По тому безмолвному воплю, который эти испуганные мыши выдавали.

Женщина на мгновение замерла, как заледенела, он усмехнулся, даже сбледнула с лица. Взгляд метнулся влево, приоткрылся рот, дыхание сбилось.

Врет. Она ему врет.

И тут по длинной белой шее пробежал клубок и... мурашки? Дрожь желания. Невольно проследив глазами, отметил про себя, что у нее красивая шея и белая кожа при черных волосах - необычно, ярко. А ее черные глаза уже подернулись пеленой. Поплыла сучка, потекла? Он мгновенно отреагировал на ЭТОТ ее страх. Неожиданно для самого себя член встал колом, как камень, как будто и не трахал он ее этой ночью. Ощущение, как после хорошего боя, бл***...

Женщина что-то плела, он насмехался в ответ, а потом просто взял все, что ему предлагали.

***

- Ах ты, сссука... - прошипел мужчина, мгновенно накрывая ее собой.

Это был жестокий секс, он оставлял отметины, мял и терзал. Но Кристина изнемогала от наслаждения. И да, она отдавала его сторицей! Так, что он просто в голос ревел, вдалбливаясь в ее тело.

Потом, когда все закончилось, мужчина откинулся на спину. Она устроилась у него под боком и осторожно положила руку на грудь. Не отдернулся как делал до того, не прогнал от себя. Его морил сон, она тоже уплывала в сон, утомленная и пресыщенная. И уже в полусне Белый пробормотал:

- Узнаю, что ты как-то к этому причастна, и...

Похоже, он уснул. Потому что лицо расслабилось.

А у Кристины сна как не бывало. Волосы зашевелились на голове от ужаса. Хотелось встать и бежать от него без оглядки! Но она сдержала порыв и, медленно выдыхая, успокоила дыхание. Нельзя, чтобы он понял. Нельзя!

Мысленно перебирая варианты, что делать, она притихла, стараясь не шевелиться и даже не дышать. Было безумно страшно. Но этот мужчина привлекал ее куда больше, чем...

Влас. Бл***... Ей срочно нужен был Влас!

Но с этим придется как-то дотерпеть до утра.


глава 53



Этой ночью Алене снился кощмар. Снова тот, забытый. Мотоциклисты.

Они как стая волков. Отмороженные, почему-то похожие на Власа, в черных вязаный шапках, надвинутых на глаза, в джинсе и кожаных куртках. Только в отличие от Власа, у них была какая-то злая энергетика, будто настоящие волки-оборотни, рыскающие, кого бы сожрать.

Собственный страх и отрывистый смех, который до нее доносился тогда. Все это заставляло ее передергиваться.

Картинка оживала, снова и снова прокручивая тот фрагмент. Вот он видела их, эту медленно двигавшуюся навстречу толпу на мотоциклах. Она даже не смогла сосчитать, сколько их там было, шесть, семь, может больше? Ей тогда показалось, что много, а разглядывать Алена не решилась, чтобы не вздумали к ней пристать. Наоборот. Инстинктивно сжалась, стараясь проскочить незаметно.

Вдруг один из них что-то резко выкрикнул, и как по команде взвыли моторы. Железные кони вставшие на дыбы, грохот в ушах, злое веселье, кураж. Вся банда разом рванулась с места, а двое из них заскочили на тротуар. Алена растерялась, хотела прижаться к стене дома, но ее уже взяли в коробочку. Два мотоциклиста с гоготом пронеслись мимо, а она оказалась зажатой в тесном промежутке между ними и завизжала от страха. А потом ее развернуло воздушной волной, она зацепилась носком ботинка за выбоину у края бордюра и полетела с трутуара вниз, едва не попав под колеса остальных, проезжавших мимо.

Бордюр там был высокий, но все же недостаточно, чтобы на этой тихой улочке поставили ограждение. Она тогда больно ударилась, но больше, конечно, испугалась. Очень сильно испугалась. А потом пришла боль.

Но это было в действительности.

Сейчас, в ее сне, эта банда преследовала Власа, его пытались сбить, задавить колесами, и Алене было гораздо страшнее, чем тогда. Она хотела закрыть его собой, бежала наперерез, кричала...

***

Пробуждение пришло внезапно вместе с колотящимся сердцем и облегчением, что это сон, что неправда. Она оглянулась на постель, но Власа рядом не было. В первый момент стало страшно, что все вчерашнее ей тоже приснилось. Алена схватилась за покрывало, прижимая ладонь ко рту, чтобы не...

Шум воды из ванной. Полоска света из-под двери.

Дикое, блаженное облегчение. Не сон. Он просто мылся.

Господи милосердный... Зажмурилась от счастья.

Тихонько спустила ноги на пол, слезла и на цыпочках подошла к столу. Там привычно лежал ее ноутбук, который она вчера забыла закрыть. Невольно покраснела, ну да, не до того было. А рядом с ее ноутбуком аккуратно выложенные в рядок мелкие вещи Власа.

Такие... мужские. Бумажник, ключи с брелком, пачка сигарет с зажигалкой, часы и маленький простой крестик. И на той же цепочке из белого металла жетон, вроде тех, что называют солдатскими. Она и раньше видела у него этот жетон.

Так непривычно и так глубоко затронуло душу, что Алена застыла, глупо улыбаясь и приложив руку к сердцу. Напоминание о близости. Еще более яркое, крепкое и реальное, чем постель, которую они делили этой ночью. Его вещи, его часть в ее мире. Больше нет ее мира, есть их мир, и в этом мире лежат рядом его и ее вещи. Здорово.

Не успела она домечтать, как из ванной вышел Влас, так же как и вчера замотанный в простыню. В руке смартфон. Увидел ее, хмыкнул и улыбнулся.

Оооо... Какой же он красивый...

Румянец стал наползать на щеки. Однако Алена не успела покраснеть как следует, как его телефон ожил и затрещал смс-кой. Влас взглянул на экран, быстро набрал ответ и отправил. А потом повернулся к ней:

- Извини, сейчас кое-кто придет. Ненадолго, буквально на пару минут. Но тебе лучше...

- Да, я поняла.

Она быстро накинула халатик и пошла в кухню. Раз уж к ним кто-то придет, целесообразно было бы поставить чайник.

Спустя несколько минут в дверь постучали условным стуком. Влас сразу же открыл. Алена вытянула шею прислушиваясь, но ничего толком и не услышала. Нет, она так умрет от любопытства...

Осторожненько выглянула.

В прихожей стоял взрослый мужчина, подтянутый, стройный. Виски чуть тронуты сединой. Похож на военного, успела подумать Ален. Мужчина сразу засек ее и негромко поздоровался. Передал Власу спортивную сумку, кивнул им обоим на прощание. И все.

Влас запер за ним дверь и ушел в комнату, а Алена немедленно кинулась за ним следом. У нее от этой таинственности глаза на лоб полезли. Разъяснилось довольно быстро, в сумке оказалась одежда. Она так и смотрела, разинув рот, а он ловко и почти бесшумно одевался.

Наконец прочистила горло, чтобы спросить:

- Влас...

И тут он обернулся к ней. Серьезный, но глаза теплые, угольки в них горят. Взял ее за плечи и усадил на стул:

- А теперь послушай меня, Алененок.


глава 54



Спала Кристина отвратительно, все разные кошмары вспыхивали в мозгу.

Проснулась как от толчка чуть свет и с опаской уставилась на мужчину рядом. Он спал, отвернув лицо, а у нее все, пропал сон, хоть спички в глаза вставляй.

Как будто рядом с этим холодным циничным ублюдком можно было вообще спать!? Он же пугал ее до икоты! И, вместе с тем, Кристина не могла не признать, еще ни с кем и никогда ей не было так хорошо.

Белый заворочался, и она тут же притихла, прикрыла глаза и притворилась, что спит. А он резко откинул покрывало, встал и вышел в туалет. Дверь за собой даже не закрыл, так что ей было слышно, как он отливает. Сразу всплыли картинки из ночных сцен, все, что он мог вытворять с ней этим своим... Она немедленно зажмурилась и затрясла головой, отгоняя картинки. Не до того сейчас!

Ей бы под благовидным предлогом поскорее выбраться отсюда, а не засорять голову ерундой. А потом срочно домой! Найти Власа и как-то его уговорить, надавить, обмануть, натравить на Белого или на Рудика. Она еще не знала, что предпримет. Но предпринять раньше, чем этот жуткий тип до него до**ется до него своими расспросами.

Кристина даже не смела позвонить Игорю, чтобы не вызвать у Белого лишних подозрений. Из-за этого она чувствовала себя обездвиженной и связанной. Как в гареме, знаешь, что поимеют, но не знаешь, когда. Это была не самая приятная ассоциация и к сексу точно никакого отношения не имела.

И все же, когда его темная фигура показалась в дверном проеме, возбуждение снова подняло голову. Холодный бесцветный взгляд скользнул по ней, и Кристина поняла, что попала.

Но черт побери! Как бы не зудело сейчас, думала она головой, а не тем, что было у нее между ног. Нельзя размякать.

Он медленно и размашисто подошел, устроился на кровати и закурил, заложив руки за голову. Взгляд в потолок, как будто ее не существует. Кристина завозилась, делая вид, что просыпается.

- Который час?

- Семь скоро.

- Ой, ой, - села в постели, прикрываясь простыней. - Мне домой пора!

Он презрительно и дробно рассмеялся:

- К мужу торопишься?

Вообще-то, это было оскорбительно и неприятно.

- После того, что у нас было, ты мог бы быть и поделикатнее, - буркнула она, поднимаясь с кровати.

- А что у нас было? - холодно спросил, очень холодно.

А она на какую-то долю секунды вчера поверила, что...

Глупость!

Кристина ничего не ответила и стала одеваться. Нет, ей конечно, хотелось поскорее улизнуть, но вот так? Этот урод ей что, даже слова не скажет? Воистину все мужики скоты! Все каменные сволочи, одним миром мазаны.

Громко сопя от возмущения, она наконец оделась и повернулась к нему. Белый все так же лежал на кровати и косо на нее поглядывал. Как на насекомое. В конце концов, хрен с ним. Ей надо было оставить правильное впечатление, потому, сделав усилие над собой, Кристина выдавила подобие улыбки. И только открыла рот, чтобы сказать колкость на прощание, как он резко сел и произнес:

- Мужу своему передай, что я хочу его видеть. Поняла?

- Я... я поняла, - пролепетала Кристина, невольно побледнев под его пронизывающим бесцветным взглядом.

И аккуратными шажками стала пятиться к двери:

- Ну... Я пошла?

- Стой, - рыкнул он, когда она была уже почти в дверях.

- Что...? - повернулась Кристина и замерла, как кролик перед удавом.

Мужчина подошел молча. Медленно и тяжело ступая. Он так и не оделся, и сейчас его голое тело было даже еще более пугающим. Подошел вплотную, парализуя ее волю взглядом. Он сжимал что-то в кулаке, белесые глаза слишком близко, чтобы от них можно было спрятаться.

Кристине показалось, что она сейчас описается от страха. Или это она потекла...? А он надавил на плечо, заставляя ее опуститься на колени у его ног, и совершенно недвусмысленно ткнулся в рот.

***

Уже потом, когда она разъяренной фурией вылетела из дверей и промчалась мимо его телохранителя, попиравшего стенку в коридоре, Кристина вопила про себя:

- Урод! Как будто нельзя было сделать все по-людски! Как будто сказать не мог, если хотел минет! Козел проклятый!

Ее трясло от возмущения, оскорбленной гордости и страха. Потому что под конец он просто схватил ее за волосы, намотал на кулак и долбился так, что у нее чудом уцелевшая после вчерашнего тушь потекла! А потом, как только закончил, бросил ей на пол бабки и визитку, и так и выставил из номера, растрепанную и всю в соплях. Как подзаборную шлюху, бл***!

Единственное, что ее с ним хоть как примиряло, так это то, что закрывая дверь, Белый сказал ей:

- Днем позвонишь.

Уже оказавшись в лифте, Кристина мстительно ткнула кнопку, как будто та была в чем-то виновата. Лифт поехал вниз, а она выкрикнула в потолок:

- Чтоб ты сдох! Гад! Гад!!!

И все-таки, немного отлегло от сердца, вроде поверил, что она не при чем. Значит, все-таки не зря старалась.

***

Уверенности хватило не на долго.

Пока ехала домой, Кристина несколько раз звонила Власу, он был вне зоны. Потом позвонила Игорю, в надежде, что может быть перепились, и у того телефон отключился. Игорь трубку взял, но не сообщил ничего утешительного.

Власа не было дома. Его вообще как будто нигде не было!

Когда она вся на нервах примчалась, Игорь уже встал. На вопрос, где ее муж, тот выразительно оглядел ее с ног до головы и спросил, скривив губы:

- Где ты шлялась?

- Не твое дело! - рыкнула Кристина и метнулась в ванную.

Разделась, оглядывая себя.

Ммммм! Ударила кулаками по раковине. Ну и вид был у нее! Вся в синяках и засосах. Но на это нельзя было тратить время. Быстро вымылась и привела себя в порядок, а потом вышла на кухню. Игорь сидел за столом, лениво потягивая кофе из большой синей кружки.

- Где Влас? - спросила она сходу и полезла за своей кружкой в шкаф.

Тишина в ответ. Кристина обернулась, хмуря брови, и уставилась на двоюродного брата. А тот откинулся на стуле, опершись на локоть, и склонил голову набок. Кривая улыбочка, так что ус скосился в сторону.

- Жаль тебя не видела твоя мать. Рассказать ей, что ли?

А это была реальная угроза, при матери она не посмела бы ничего подобного вытворить.

- Ай! - вспыхнула Кристина. - Ты хоть не начинай! И без того хреново.

- Что так? - спросил он.

И руки на груди сложил, а взгляд такой... Знает же все. Он всегда все знает.

- Игорь, умоляю, скажи, ГДЕ Влас? - взмолилась Кристина.

- Понятия не имею, он меня довез, а сам уехал куда-то, - пожал плечами тот.

- Бл***!!! Он мне нужен, можешь понять!

- Да что ты? Нужен, говоришь? Зачем?

- Белый знает про деньги.

Взгляд Игоря мгновенно изменился, Она всегда поражалась, как это странно происходило, глаза сразу похолодели, а зрачок как будто становился вертикальным.

- И? - протянул медленно.

- Думает на Власа. Спросил, была я курсе или нет.

- А ты что ответила?

- Что я могла ответить, а? Игорь?! Подумай сам! У меня что, две головы? Знаешь, какой этот ублюдок страшный?!

Она заметалась по кухне, хотелось взвыть. Хлопнула дверью шкафчика и выкрикнула:

- Козел! Не такие уж большие деньги, чтобы из-за этого поднимать такой хипиш!

- Убивают за меньшие деньги, дорогая моя, - холодно проговорил Игорь.

- Мне нужен Влас, - пробормотала Кристина, приложив кулак ко рту. - Позвони ему, Игорек, пожалуйста.

- Он твой муж, ты ему и звони.

- Он вне зоны, гад!

Но Игорь не ответил, он просто встал и куда-то ушел, оставив на столе недопитую кружку. А у нее миллион мыслей сразу в голове.

Дома не ночевал? Где он? Куда этот урод мог поехать?

Ей срочно было добраться до мужа. Потом вызвонить Рудика, спросить, какого х*** происходит, и вообще, встретиться с ним и все обговорить. И это тоже срочно!

Почему-то сразу столько проблем свалилось, а времени катастрофически мало. Все же было хорошо... Кто-то сдал. Но кто???

Волной накатило бессилие. Она тяжело опустилась на стул и посмотрела на часы, время больше восьми. Где Власа носит?!! Где?

И Игорь ее бросил. Кристина нахмурилась, глядя в угол, и совершенно по-детски захныкала от  острой жалости к себе. В таком состоянии ей нужно было разделить с кем-то свою тревожность. Ей и так хреново, а без поддержки брата все казалось мрачнее в разы!

Поговорить, успокоиться, прочистить мозги...

Она вытащила телефон, набрала Алену и затаила дыхание, слушая гудки.


глава 55



Когда Алена увидела, кто звонит, сердце екнуло и сразу провалилось куда-то в пятки. Зато всплыла нечистая совесть. Она смотрела на телефон, лежавший у рычага переключения скоростей, как на мину. А на дисплее высвечивался номер Кристины. Ну прямо Божье наказание...

Может, ну его, не брать, притвориться, что ее здесь нет, просто не слышит?

Но телефон звонил, а совесть начинала уже поддавливать так, что заломило в висках. Не выдержала, взяла трубку.

- Да.

Ох, а оттуда столько чего полилось...

- Аленушкаааа! Мне так плохо! Ты не представляешь себе!

Плохо? Новый укол совести.

- Что... Что с тобой? - спросила, прокашлявшись.

А та уже начала по-бабьи подвывать. Алена хорошо знала свою подругу, той устроить концерт на пустом месте всегда было раз плюнуть. Сама проорется, проплачется, сбросит свой негатив на кого-нибудь, и довольна, а тот, кому выпало счастье работать жилеткой, потом весь день переваривает. Чаще всего на Алену и проецировались все Кристинкины проблемы, потому что она умела слушать и сострадать. Вроде три года не виделись, а ситуация та же.

- Кристин, что с тобой, говори яснее. Плохо, что-то болит? Может, тебе скорую?

- Нет! - взвыла она. - Нет! Если бы! Я так влипла... И Власа дома нет. Где его носит, когда он мне так нужен! Ты представляешь, он сегодня ночью дома не ночевал! Где он был, с кем? А?! Что мне делать, Алена?! Что?!

Алена на миг онемела, не зная, что сказать. Аж самой поплохело. Ну не приучена она врать, не приучена! А взять и выдать подруге:

- Знаешь, твой муж этой ночью был у меня, - это было как-то за гранью ее понимания.

Но говорить ничего не пришлось. Кристина, похоже, в ответе и не нуждалась.

- Как тебе повезло, что ты вчера рано ушла! - снова заговорила она, нервно всхлипывая. - А я на такого урода нарвалась! Ты себе не представляешь!

Теперь уже у Алены глаза на лоб полезли. Возмущение вскипело, это что же получается?! Аж телефон чуть не выронила. Одной рукой маневрировать в пробке трудно. А Кристина снова запричитала:

- Ален, я не знаю, как быть. Мне помощь нужна! Понимаешь... Что мне делать... Что?! Давай встретимся, прошу, мне выговориться надо!

- Я сейчас не могу, - быстро ответила Алена. - Я на работу еду.

- Ну может, я тогда приеду к тебе, сходим куда-нибудь? Аленка! Мне очень-очень надо!

Ну не хватит ей сейчас артистизма смотреть Кристине в глаза. ее откровения выслушивать и врать!

- Нет, знаешь, я сейчас не могу. Никак. У меня последний проход перед выставкой. Давай, если хочешь, ты придешь на открытие, там и поговорим.

Та еще долго стонала и охала, потом все же согласилась.

- Ладно. Но ты не представляешь, как мне плохо! Мне страшно! А ты бросаешь меня, Аленка? Бросаешь... Ладно, пока.

- Пока. - пробормотала Алена и отключилась.

***

Несколько секунд переваривала. Машины стояли на светофоре, Алена прикрыла глаза. А ведь Кристина в этот раз действительно казалась испуганной и расстроенной. Алена и сама чувствовала себя не лучше, отпустив из дому Власа. Ей было страшно за него.

Таким она его еще не знала. Хотя, собственно, что она о нем знала? То, короткое время, что они встречались? И немного сейчас?

Впрочем, нет, девушка затрясла головой, она знала о своем мужчине самое главное. Теперь знала. Алена судорожно вздохнула, и полезла в карман. На ладони лежал ключ.

А ушах снова отдались его слова, их недавний разговор:

- Слушай, Алененок, внимательно. Мне сейчас надо уйти, никуда из дома не выходи без надобности. Никаких лишних перемещений, поняла?

- Да, я поняла. Но мне же надо на выставку. Сегодня открытие.

- На выставку пойдешь. Когда открытие? В половине первого? Хорошо, - кивнул он, взглянув на часы. - Я буду там.

Ей как-то сразу легче стало. Пока он не заговорил дальше.

- Что бы там ни происходило, не удивляйся и не подавай вида. Поняла?

Алене сразу вспомнилось его предупреждение, которое он ей сделал вчера перед походом в клуб. Опять какая-то игра, и ей придется притворяться.

- Ничего не бойся. Там с тобой рядом все время будет человек.

- Кто? Игорь?

- Нет. Ты видела его сегодня. Но Игорь будет тоже, - проговорил Влас быстро и бесшумно перемещаясь по комнате. - И вот тебе ключ.

Отцепил ключ от связки и передал ей.

- После всего поедешь туда, он отвезет. Домой пока не надо соваться. Это друг моего отца, я сюда к нему перебрался. И... - он сделал паузу, как будто сомневался, стоит ли это говорить. - Это он помог мне найти тебя. Если что-то пойдет не так, он переправит тебя к моим родителям.

Круто заворачивал! Она и так ничего не понимала, а тут...

- Влас?

- Я хочу, чтобы ты была в безопасности.

Это к чертям не годилось! А кто позаботится о его безопасности? Он же совсем один!

- А ты? Куда ты сейчас?!

Он нехорошо усмехнулся:

- Поговорить с женой надо.

- Но ты придешь ко мне? Туда? - она показала ключ, зажатый в ладони.

- Приду, - произнес он неожиданно мягко.

Алена не выдержала, бросилась ему на шею. Он обнял ее крепко-крепко, до дрожи, а потом приложил раскрытую пятерню к Аленкиному животу. Пальцы накрыли его весь. Поцеловал и шепнул:

- Приду, обязательно.

И пошел к двери. Но перед тем как уйти обернулся.

- С Кристиной наедине не оставаться и никуда с ней не выходить. Тем более, не выезжать. Поняла?

***

С того мгновения и пошел отсчет. Пока только утро, а она уже вся на нервах.

Сзади стали сигналить, оказывается, она задумалась и не заметила, как зажегся зеленый. Алена тронула машину. А потом все же позвонила Власу, сообщила, что его разыскивает жена.

Наверное, просто хотела услышать его голос.

Велел не волноваться.

О чем он хочет говорить с Кристиной? О разводе? Алена очень надеялась, что о разводе, и изводилась, как она отреагирует. Вспомнились ее слова, что она ему развод не даст.

А он так уверен...

Вот как тут не волноваться?!


глава 56



Это ужасно, когда некому даже рассказать о том, как тебе страшно и одиноко. Когда тебя никто не любит, бл***... Не хочет любить. Чем спрашивается, она хуже других, что ей всегда приходилось выдирать эту самую «любовь» зубами?!

Почему? Родители всегда баловали Кристину, поздний ребенок, единственный. Любой каприз. Но она же видела сожаление в глазах матери, той всегда хотелось сына. Отец... Наверное, любил ее. Как мог. Но всегда завидовал брату. Оттого и стоял у них всегда на первом месте Игорь. Она любила брата, гордилась им безумно, но давно поняла, что ждать от него любви в ответ бессмысленно. Он ценил ее, но как некий ресурс, который можно использовать в своих интересах.

Ну что ж она старалась, рвала от жизни, выгрызала. Пусть, если не любят, так хотя бы знают ей цену, дорожат. Наверное, потому и начала с юности «точить когти» на парнях, вертела ими. Но получить власть над телом... Это сомнительная власть. Глупо, но ей хотелось другого. А то самое другое никто не хотел дать. Жадные скоты. Все до одного.

Наверное, потому и вышла замуж за Власа. Он нравился ей, она его хотела, а Игорь сказал фас. Влас в тот момент сильно пил, был недоступным, замкнутым, мрачным. Он с самого начала казался ей плохим парнем, таким парням в сексе нет равных, это она по опыту знала. И это заводило тогда, потому что плохого парня всегда можно переделать под себя.

Ни хрена. Ее муж просто бесчувственный урод, от которого ей не перепало даже капельки тепла. И полный ноль в сексе. Если она нашла себе другие развлечения, то это только его вина! Его вина...

Но она заигралась. Не заметила, как это произошло. Наверное, от безнаказанности. Когда все получается, трудно остановиться, поймать ту золотую середину. Ей хотелось больше и больше, аппетит пришел во время еды.

И это тоже его вина! Как он мог на все ее выходки закрывать глаза?! Как?!

Господи... Сама она как умудрилась влезть в это дерьмо? Как?!

Визитка Белого лежала у нее в кармане красного плаща. Страшно было снова к ней прикоснуться. Это как пропуск в ад.

И вместе с ней там были его проклятые деньги. Мятые евро, которые он швырнул ей, как шлюхе. Плата за ночь. Кристина не была шлюхой, черт бы его побрал! Но она не посмела не поднять эти деньги с пола вместе с его визиткой, будь он неладен. Потому что он смотрел на нее своими страшными пустыми глазами.

А ведь ночью в какой-то момент Кристине показалось, что между ними проскочила искра. Она могла бы быть рядом с ним вечно, несмотря на его жестокость, грубость, цинизм. Но этот холодный ублюдок уничтожил все.

Остался только страх.

Влас... Ммммм, он как зубная боль... Его еще предстояло найти! Кристина все же не ошибалась на его счет, у него кто-то был с самого начала. Она готова была размазать обоих, если дознается, КТО. Но сейчас у нее даже на ненависть не было сил. И честно говоря, чем дальше, тем она хуже представляла себе, как добиться помощи от мужа. Единственная надежда на то, что ему как всегда было пох*** на все.

Она совсем одна.

Не с кем поделиться, некому все рассказать. Все отвернулись, даже брат. Была Аленка, и та вильнула хвостом, отошла в сторону. Кристина застыла, сжимая в руке телефон, ощущая, как ее медленно охватывает отчаяние.

***

Телефон ожил. Зазвонил. Засветился экран, Кристина была так раздавлена своими мыслями, что не сразу отреагировала. И только потом, взглянув на экран, и осознав, что это Влас, подкинулась. От волнения и неожиданности смартфон выскользнул из ставших вдруг неловкими пальцев. Упал на пол, она подскочила его поднять и уже на последних звуках рингтона успела ответить:

- Да!

- Здравствуй, жена.

- Здравствуй, Влас.

- Почему не берешь трубку?

В тот момент она чуть не расплакалась. Это было так обыденно. Что в конец расшатало ей нервы.

- Я... беру, - запинаясь проговорила она. - Просто телефон не удержала, выпал.

- Да что ты? После вчерашнего руки дрожат?

Он издевался. Да и хрен с ним. Пусть издевается, лишь бы помог. И все же ей пришлось прокашляться, чтобы суметь выдавить из себя следующие слова.

- Мне срочно нужна помощь. Надо поговорить, Влас...

Молчание в трубке. Секунда, другая. Кристина забыла, что надо дышать. И тут он сказал так неожиданно спокойно, как ни в чем не бывало:

- Хорошо. Приезжай в офис прямо сейчас, там и поговорим, - и отключился.

Все? Так просто? Она не могла поверить, но дальше в трубке слышались гудки. Значит...? Это что, было согласие?

В одно мгновение она сорвалась с места и побежала одеваться, а потом не глядя схватила с вешалки плащ и выскочила из дома.


глава 57



Звонок Кристине отнял не много времени. Теперь Власу оставалось только ждать.

Набрал Алену.

- Ты где?

- Еду в галерею.

- А почему шепотом?

- Э... не знаю, - она вдруг вздохнула. - Влас, у тебя там все хорошо?

- У меня все хорошо, Алененок.

Помолчали оба, потом она сказала:

- Звонила Кристина, просила встретиться. Я сказала, чтобы она пришла на выставку. Влас, она была взволнована...

- Знаю, - проговорил он. - Осторожно езжай и помни, что я тебе сказал. Поняла?

- Поняла я, поняла...

- Ну все, давай. Пока.

Отбился, хмуро глядя на телефон, прошелся по кабинету и наконец замер у окна. Время. У Власа было много беготни с утра. Последние две недели он только и делал, что приводил в порядок дела. Даже не потому что ему надо было выйти из игры чистым и по возможности не «ощипанным», а просто из чувства долга перед вкладчиками. Люди доверяли ему свои деньги. На его имя. А своим именем он дорожил.

Правда, момент такой настал... Влас понимал, что ему придется чем-то жертвовать. И тут, возможно, имя не самая большая цена за то, что хотел получить. Впрочем, он предпочел бы дать деньгами.

Прошло двадцать минут. Потом еще пять. Эти тянулись особенно медленно.

Наконец отворилась дверь и в кабинет влетела его запыхавшаяся жена. Спешила, приехала даже на десять минут раньше, чем он ожидал.

- Влас?! - и дышит тяжело, и голос срывается.

Он как стоял спиной, заложив руки в карманы, так и повернулся к ней. И ругнулся мысленно. Выглядела его мягко говоря помятой, видать хорошую ночку провела. Да у него и не было причин сомневаться.

Паша с утра пораньше прислал ему на WhatsApp несколько киношек с ней в главной роли. И с соответствующими комментариями. Ярко, красочно, грязно. Но с юморком. Где только его номер узнал. Влас не сомневался, что все это в ближайшее время станет хитом просмотров на Ютубе, если он не удовлетворит каких-то хотелок Белого. Чтоб не сказать, уже стало.

Да, своим именем Влас дорожил. Впрочем, сейчас он мог бы сказать как в свое время Генрих IV: «Париж стоит мессы»*.

Однако ему было трудно осуждать жену, он этой ночью тоже... не скучал.

Еще раз пристально взглянул на Кристину и подошел к столу. Она так и стояла в дверях, теребя рукав. Влас брезгливо оглядел красный плащ, и показал ей на стул:

- Садись.

Кристина села на краешек, продолжая теребить рукав. Секунду-две молчала, видно было, что собирается с силами, подбирает слова. Потом осторожно начала издалека. Удивительно стало, сколько разных чувств оказывается способна выдавать его жена одним только взглядом. Но вот чего-чего, а этого дикого страха и заискивающего выражения он у нее еще не видел.

Молча вытащил из ящика и протянул ей распечатки всех ее звонков и сообщений за последний месяц. А также распечатки движения всех средств на счетах. Все отчисления, даже самые незначительные.

Лицо ее менялось, бледнело и краснело несколько раз. Наконец Кристина уставилась на него и зло выдала:

- Ты знал?

Примечание:

«Париж стоит мессы»*

 По преданию, эти слова произнес вождь гугенотов и король Наварры Генрих,

Когда ему, чтобы получить французский престол, пришлось перейти из протестантства в католичество.

Цитируется как шутливое оправдание сделки или компромисса ради личной выгоды,

со ссылкой на пример французского короля.

глава 58



Влас только шевельнул бровями.

- Ты все знал! - она откинулась на стуле и отвернулась от него, тяжело дыша.

А потом выкрикнула, оборачиваясь:

- Это ты меня сдал!

- Я? - усмехнулся Влас. - Милая, ты вспомни, зачем пришла сюда. Вспомнила?

Потом вытащил еще несколько распечаток, бросил ей и проговорил:

- Твой Рудик тебя сдал, - и добавил, пока она тупо смотрела на бумаги. - Лучше бы ты с ним трахалась.

Кристина нахмурилась и сглотнула. Игнорируя его сарказм, спросила:

- Откуда у тебя это?

- Неправильно спрашиваешь, Кристина. Совсем не это должно интересовать тебя сейчас. Тебя сейчас должно интересовать, что с тобой будет, если эти бумаги окажутся у Белого.

-  Влас! Ты не сделаешь этого! Влас!

Никогда еще ему не приходилось видеть отчаяние в ее глазах, даже на мгновение жалко стало. Влас не воевал с женщинами. То, что он делал сейчас, не доставляло ни малейшего удовольствия. Но Кристина как акула, непредсказуема и опасна. Вот и приходилось обрисовывать ей реальную картину, чтобы въехала сразу.

Наклоняясь к ящику стола, он поймал ее панический взгляд. Нервный жест, которым она закрыла ладонью рот.

- Ознакомься и подпиши. - Бросил он ей пакет документов, а сам встал из-за стола и отошел к окну.

Несколько минут за его спиной царило молчание, только шелест бумаги. Наконец она проговрила с вызовом:

- Я не стану этого подписывать. У тебя нет оснований.

Все это время Влас сдерживался, но тут его прорвало. В секунду оказался рядом с ней, Кристина отдернулась и завопила:

- Ты что?!

- ЭТО что? А? Смотри сюда, бл***!!!

И сунул ей под нос замечательные кадры с ее участием.

- ЭТО что, твою мать?!

- Я... Я... Я... - она стала заикаться от страха.

- ЭТО, бл***, моя жена?! А?! Я спрашиваю тебя?!

Слезы выступили на ее глазах, а он сплюнул от отвращения:

- Хоть бы плащ сменила.

И отошел. Женщина за его спиной плакала и причитала. Не от осознания вины, от бессилия. Наконец Влас повернулся к ней лицом и начал:

- Как видишь, без средств и без квартиры я тебя не оставляю. Ты подписываешь это сейчас, а я принимаю все на себя. Поняла?

- Тт-ты? - запинаясь проговорила она сквозь слезы. - А Бб-белый? Он... он...

- Отныне не твоя забота. Или твоя, раз уж тебе так понравилось с ним трахаться.

- Влаа-а-ассс, я так боюсь его, - разревелась она, размазывая слезы по щекам.

Скорее от облегчения, конечно, он это понимал. Своя шкура всегда дороже.

А потом она пододвинула к себе заявление о разводе и документы на продажу ему ее части бизнеса, и долго и внимательно изучала, торгуясь по каждому пункту. Наконец Влас не выдержал.

- У меня мало времени, Кристина. Или ты подписываешь это сейчас, или уходишь нах***. А ЭТО, - он тряхнул в руке распечатки всех ее финансовых операций. - Попадает к прямиком Белому. И еще ко всем остальным вкладчикам, чтобы знали, какая сука на*бывала их и крутила их бабки.

***

В этот момент Влас был циничен и страшен. Почти как Белый. И Кристина его боялась. Вернее, она боялась, что он отдаст ее на растерзание Белому. НО. Он все же предлагал помощь. Правда, много хотел за свою помощь, гад!

Она еще раз пересмотрела бумаги. Хмыкнула, этот сукин сын назначил цену - ровно столько, сколько она наварилась на совместных с Рудиком махинациях, не больше и не меньше! Хотя она могла продать свою долю куда дороже.

Зло выдохнула, бросила ручку. Потом все-таки взяла и нехотя подписала.

- Молодец, - сказал Влас, забирая у нее бумаги. - Правильный выбор.

- Надеюсь, Рудик тоже свое получит?! - язвительно спросила, складывая руки на груди. Разве что яд с клыков не капал.

- Можешь не сомневаться.

- Ненавижу тебя!

Влас только усмехнулся, а в ней начала закипать ярость. Он припер ее к стенке, прогнул, заставил. Она терпеть не могла, когда ее прогибали. Кристина прищурилась:

- Кто она? А? Я ведь знаю, у тебя кто-то есть! А, Влас? Иначе ты не стал бы терять квартиру и бабки!

- Какая тебе разница, Кристина? - сухо проговорил влас. - Ты же все равно меня никогда не любила.

- Это не важно! - отмела она довод как несущественный. - Я имею право знать! Я все еще твоя жена!

А он неожиданно ей улыбнулся:

- Ну, это ненадолго, всего месяц, а потом ты будешь свободна, - и подмигнул. - Между прочим, Белый не женат. Окрутишь его, как в свое время меня.

Кристина не нашлась, что сказать. В первый момент аж задохнулась, от избытка чувств ее всю залило краской. А потом так горько стало, снова слезы полезли на глаза, вспомнилось, как Белый выставил ее из номера. Бросил ей эти проклятые евро. Как шлюхе. И все же... Он ведь сказал позвонить днем?

Рука невольно потянулась в карман плаща, пальцы прикоснулись к визитке и сжали. А сердце сжала тоска.

Влас все это время странно смотрел на нее, а потом сказал:

- Иди домой, Кристина.

Утомление накатило волной. Только что был бой. И вроде бы она не проиграла. Но все слишком быстро перевернулось в жизни, наверное, все-таки проиграла... Но ведь даже при таком раскладе Кристина могла бы сказать, что вышла сухой из воды.

Как знать, может быть, Влас и прав насчет свободы, чем черт не шутит? И даже слабая надежда откуда-то взялась, но Кристина заставила эту глупую надежду замолчать.

Что тут загадывать... Ничего она не знала.

Как во сне поехала домой, поела, переоделась и обратно в город. Прежде, чем звонить Белому, ей надо выплакаться, может быть, совета спросить.

А поговорить было не с кем, кроме Алены.


глава 59



Пока добиралась до галереи, Алена сто раз в голове прокручивала, что же такое задумал Влас. И почему он велел ей домой оттуда не ехать? К чему такая секретность, получается, они в серьезной опасности? Или что? Как понять?

Потому что это не вязалось с его железной уверенностью, которую она ощущала даже в телефонном разговоре. Ей бы его убежденность... Наверное, просто не хватает информации.

Глянула на спортивную сумку, которую Влас попросил взять с собой. На всякий случай Алена напихала туда одежду и смену белья. Даже простыню и полотенце зачем-то запихала, ну а вдруг? А еще зубную щетку и другие туалетные принадлежности. Ноутбук, куда ж без него, он лежал на заднем сидении, там же, где и сумка с фотоаппаратом.

Барахла... как будто в отпуск собралась. Захотелось вдруг позвонить Власу, просто, чтобы услышать его голос, но она одернула себя.

Конечно, можно было сунуть сумку в багажник, однако Алена положила ее рядом с собой на переднее сидение. Так почему-то было надежнее. Наверное, вместе с сумкой неуловимо ощущалось присутствие Власа. Хотя она и не сказала бы почему, ведь сумку принес тот таинственный мужчина.

Влас сказал, что это друг его отца. Выглядел он внушительно, но при этом неброско, подтянутый, неуловимая армейская выправка... Мысль в голову лезла дурацкая, что так выглядят разве что те, кто в спецслужбах. Алена нахмурилась, этот человек ведь будет ее вроде как оберегать, а она даже не знала его имени. Конспираторы, блин.

Информации к размышлению было много. Алена ведь никогда не задумывалась о том, какое прошлое было у Власа. Что он делал, до того как они встретились, чем жил? Он ворвался в ее жизнь тогда в метро и заслонил собой весь мир. Без прошлого, без будущего, просто и навсегда.

Влас был какой-то монолитный, для нее, целый, непререкаемый. Она ведь и не думала никогда поставить под сомнение хоть что-то из того, что ей в себе показал. И он не усомнился тоже.

Наверное, потому и было так дико больно, когда думала, что он просто использовал ее и бросил.

Протянула руку, коснуться этой спортивной сумки и еще раз удостовериться, что все произошедшее с ней в эту ночь правда, и они снова вместе. Алена пожала плечами, глупо улыбаясь своему отражению в зеркале заднего вида. Все потому что в голову лезло разное, от чего ей приходилось краснеть. И очень хотелось верить, что теперь точно навсегда.

Потом нахмурилась, вспомнив о важном. Интересно, а кто родители у Власа? Он так странно сказал...

Если что-то пойдет не так, он переправит тебя к моим родителям.

Что имел в виду? Что может пойти не так? От этого ей не по себе становилось.

А мысли перепрыгивали с одного на другое как зайцы.

Вот конкретно сейчас Алену волновал странный факт, если у Власа был такой человек, зачем вообще надо с Игорем связываться, просить у него помощи? После того, что они о нем узнали. После ЭТОГО ему доверять?

Для чего ему было делать из них идиотов, неужели нельзя было сказать правду, хотя бы намекнуть? Три года! Какая-то игра? Слишком жестокая игра, он тогда сломал им обоим жизнь.

И честно говоря, видеть Игоря, а тем более притворяться, что она его девушка не было ни малейшего желания. А она еще наприглашала целую толпу вчера в клубе. Значит, придется.

Потом стала мысленно представлять вчерашних гостей из клуба. Невольно вспомнился тот блондин с белесыми глазами, наверное, слишком сильное впечатление он оставил. Неприятное. Дрожь пробежала по плечам, как будто на нее снова неслись те мотоциклисты, а сердце стиснул страх.

Алена заставила себя встряхнуться. Из глубины души поднялся протест. Нет, она не будет бояться этого человека. И он не причинит им больше вреда. Она еще не знала как, но не позволит ему этого. Просто не позволит.

Она сказала, гостей? Иттого шестеро, Влас, этот Геннадий, Рудик, девушки Света и Оксана. Понятное дело, будет Кристина.

Ох, это было отдельной темой для переживаний... О чем ей говорить с ней, куда прятать глаза. Алене казалось, что та сразу догадается. А потом махнула рукой, незачем понапрасну накручивать себя.

Открытие выставки на носу, а она никакая. Напродает с таким настроением...

И вдруг, закрыла ладонью лицо и рассмеялась. Кто о чем, а вшивый о бане, в смысле, она о продажах. Ну, может, это и правильно. В конце концов, о работе нельзя забывать. И сделать несколько фотографий для своих запасов. На выставке они у нее обычно неплохо получались.

Подумала о работе и сразу легче стало.

глава 60



Еще один перекресток, и Алена добралась до выставочной галереи. Припарковала машину и быстро забежала внутрь, ощущая, как потихоньку начинает наступать правильное состояние души. Боевой настрой и все такое. Даже пару раз щеки растянула - улыбочку потестировала. В конце концов, она тут как бы хозяйка, раз гостей позвала.

Быстро сбегала заготовить приглашения для «своих», потом в зал, пройтись свежим глазом еще раз. Она была просто уверена, что сейчас ей все будет не нравиться, и возникнет бешеное желание быстренько все перевесить. Так и есть...

Закатила глаза, нет предела совершенству. Зато это заняло все ее мысли, и на беспокойство просто времени не осталось. И действительно, так увлеклась, что начисто о своих страхах забыла.

И конечно, они опять бегали со стремянками, подправляли уголочки, ей вдруг показалось, что несколько артов висит криво. Ее помощники, подсобные рабочие уже в голос выли:

- Алена Владимировна, ну давайте уже оставим все в покое, у нас час до выставки, а вы опять! Все же хорошо было, красиво!

- А будет еще красивее, - твердо проговорила она, а потом решив взбодрить унылую команду, добавила. - У меня сегодня, между прочим, будут в гостях девушки из модельного агентства. Сами понимаете, мы должны быть на уровне.

- Э... Эт-то те, что вчера были в клубе? Да?! - запинаясь выдал Денис и с восторгом вытаращил глаза, тот самый, с которым она вчера болтала в клубе. - О, Алена Владимировна... А сфоткаться с ними можно будет?

- Ну... думаю, да, я смогу это устроить.

- Есссс!!! Есссс!!! Вау!!! Я в инсту выложу!

- Да, - она обвела взглядом всех. - Но сначала мы тут все закончим.

Разговоры тут же стихли.

***

Наконец, когда совершенство усовершенствовали еще и еще раз, было около половины двенадцатого. До открытия ровно час. Время как раз на поесть и быстро привести себя в порядок.

Парни побежали переодеваться, ибо не каждый день выпадает шанс устроить фотосессию с настоящими моделями. А сама Алена выскочила в кафе напротив, перехватить чего-нибудь и взять на вынос бадью кофе и кулек крохотных безешек, которые там пекли. Хотелось себя порадовать.

Уже переходя обратно, вспомнила, что она так и не видела того дядечку, а Влас сказал, что он все время будет рядом. Нахмурилась. И в этот момент, прямо как по заказу, заметила движение на другой стороне улицы. Мужчина показался из дверей галереи, незаметно кивнул ей и снова исчез.

Значит, здесь. Рядом. Это было...

Странно чувство залило ее, вдруг захотелось вдохнуть полной грудью и... петь? Глупости! Алена спрятала улыбку за бадьей кофе и побежала в зал.

И вот кто бы сказал, почему? Наверное, внезапно нахлынувшее хорошее настроение было виновато. Но она отпила глоточек, стоя в дверях, и вдруг подумала и перевесила таки один из своих артов в центральную часть композиции. Дениса попросила. Алена изначально планировала разместить здесь то, что не пойдет в продажу, а станет общественным достоянием. И пусть он не продастся, зато так целостнее, как будто последний штрих.

Вот теперь она действительно была довольна. Обернулась на своего помощника и вскинула бровь:

- Ну?

Тот почесал затылок и признал:

- Знаете, Алена Владимировна, так пожалуй, лучше, - а потом попросил. - А вы мне арт сделаете? Ну с этими...?

Она усмехнулась, и только собралась ответить, как зазвонил телефон.

***

Звонила Кристина.

Алене показалось, что тонкая хрустальная сфера хорошего настроения, окутывавшая ее, вмиг разрушилась. Разлетелась в пыль.

- Ага, сделаю, - кивнула Денису, силясь улыбнуться. - Ты иди, иди пока.

Дождалась, пока парень отойдет, и только потом приняла вызов.

- Да, - проговорила осторожно.

- Ален, я приехала. Прости, я знаю, что рано, но мне очень нужно поговорить, правда.

Голос у Кристины был убитый, у Алены просто язык не повернулся отказать.

- Хорошо, проходи в зал, - сказала она.

глава 61



Выглядела Кристина откровенно неважно, Алена даже поразилась. Вся какая-то потухшая, глаза запавшие, лихорадочные, ее темные волосы, обычно блестящие, и те потускнели и как будто свалялись. Без макияжа. Совсем.

Видимо, это отразилось на ее лице, потому что Кристина взглянула не нее, открыла рот, что-то сказать, а потом скривилась и слабо махнула рукой. Это было так НЕ похоже на Кристину. Из нее обычно перла энергия, а рот не закрывался.

- Слушай... - неуверенно начала Алена.

- Ай, сама знаю, что херово выгляжу. Ален, мне бы покурить... - и оглянулась. - Где  тут у вас можно?

Влас велел с Кристиной наедине не общаться и никуда с ней не выходить. Но... черт побери, той действительно было плохо, она не притворялась, Алена это видела.

- Пойдем в туалет, - сказала. - Только недолго, ладно? А то у меня открытие, ты же понимаешь.

Та только молча кивнула в ответ. Пока шли по коридорам, Алена невольно шарила взглядом по сторонам и, только увидев мельком того мужчину, успокоилась. Все-таки он рядом, не так тревожно.

Правда, он может передать Власу, что она его не послушалась... Алена вздохнула. Ей нужно поступить как правильно, иначе душа будет неспокойна. Она же себя знала.

***

Когда вошли, и Алена прикрыла за ними дверь, Кристина в первый момент судорожно обняла ее а потом отстранилась и вытащила сигареты. Прикурила, крепко затянулась, а на глазах выступили слезы.

- Кристин... ты же не куришь... или куришь? - пробормотала Алена. - Что с тобой?

Та кивнула, снова крепко затянулась, выпуская клуб сизого дыма. По щекам потекли слезы, она размазала их ладонью и хрипло проговорила:

- Влипла я, Аленка, по самое не хочу. По уши влипла. П*здец мне.

Зная ее страсть к преувеличениям, Алена вскинула руку и спросила:

- Подожди, говори яснее, что с тобой случилось? Может, не так все плохо?

- Все очень и очень плохо, Аленушка...

Пепел с сигареты просыпался ей на рукав, в другой момент она бы уже чертыхалась и подпрыгивала, а сейчас просто отряхнула и ссыпала остатки в раковину. А потом хрипловато выдохнула, то ли смеясь, то ли подавляя рыдание. Подставила бычок под воду, а взгляд замер.

- Помнишь, того мужика, ну... того, с белыми волосами, что подошел, когда ты уходила? Белого?

- Да, - почему-то от одного упоминания этого имени Алене стало холодно, она обхватила себя руками.

- Вчера я... - опять то ли смех, то ли рыдание. - В общем, вчера я с ним была.

И уставилась на нее дышащими зрачками. Неизвестно, что Кристина хотела увидеть в ее глазах, может, осуждение, но Алене в ответ сказать было нечего. Она сама вчера была с ее мужем. Потому она только повела рукой по шее к затылку, прокашлялась и отвела взгляд.

А Кристина застыла, кивая своим мыслям.

- Ну и...? - Алена все-таки не выдержала.

- Все так сложно Аленка, мне даже трудно тебе объяснить, ты же в этих делах ни хрена не понимаешь. А Белый... Он жуткий, страшный! Он жестокий ублюдок, сукин сын! Он подловил меня и напугал до усрачки!

Глаза Кристины были полны ужаса и еще каких-то, неведомых Алене чувств. Наконец та мотнула головой и сказала:

- А еще он снял на видео как мы трахались и отослал Власу.

Не зная, что сказать, Алена затихла. Не зря ей мотоциклисты снились, опять тот мерзкий темный мир настигал. Но на этот раз не ее лично.

А Кристина вдруг словно очнулась, взорвалась возмущением:

- Ты понимаешь?! Ты понимаешь, бл***?! Он снял все на телефон и отправил Власу! Дешевка! На телефон!!! Влас мне показал, я даже не отреагировала сначала, так мне было страшно! А теперь... Я...!!! - она задохнулась от избытка чувств и застыла, растопырив пальцы.

А потом со всей силы ткнула себя в висок, сверкая глазами, совсем как разъяренная итальянка. Эти скачки состояния, когда она сначала выглядела заторможенной, а теперь дикое возбуждение, и доходило все как-то медленно. Истерика была у Кристины, самая настоящая истерика. Ей успокоительного надо.

Алена только открыла рот, как та снова взорвалась:

- Ты понимаешь! Я представить не могла, что этот мерзавец способен на такое! Он показался мне шикарным мужиком, стоящим, бл***! А он тварь! Мелочный гад! Страшный... Стра-а-а-ашный! Я думала он... А он меня как шлюху подзаборную! - она все-таки разрыдалась. - Все ради того, чтобы достать Власа! Еще и деньги бросил, сука! Вот! Вот!

Она вытащила из кармана мятые евро и со злостью швырнула на пол. Вместе в ними на пол полетела и визитка. Некоторое время стояла звенящая тишина, как будто с этим порывом Кристина выдохлась. Она застыла как в ступоре.

То, что она сейчас на Алену вывалила, в голове не укладывалось. Какое-то видео, какие-то темные делишки, сам факт того, она в такое дерьмо влезла, все это смешивалось в дикий коктейль. И жалко стало дурную Кристинку, сама во всем виновата. И что тут скажешь...

Свое беспокойство как-то отошло на второй план, вместе с мыслью, что надо срочно расспросить Власа. А пока она решила действовать по обстоятельствам.


глава 62



Очень не хотелось до всего этого касаться, но Алена осторожно подняла с пола деньги и визитку Белого и протянула Кристине со словами:

- Да, неприятно... А ты верни ему деньги.

- А как? - прошептала та. - Я боюсь его до усрачки.

- Да хоть по почте, хоть на телефон, вот его визитка, тут же есть адрес.

Кристина подавленно кивнула, словно и не слышала ее слов вовсе, но деньги и визитку взяла и снова сунула в карман. Потом вдруг нахмурилась.

- Этот мерзавец велел позвонить ему днем... Ненавижу... Он хотел встретиться с Власом, а я забыла Власу сказать... - она снова запричитала, схватившись рукой за голову. - Что теперь будет...

Из ее слов Алена уловила главное. Это прямо касается Власа. Она прокашлялась.

- Слушай, ты говорила. Влас...

Кристина шевельнула бровями, глядя в пространство, потом взгляд ее сфокусировался на Алене.

- Помнишь, я говорила, что хочу предложить ему развод и посмотрю, к кому он побежит?

У Алены рот захлопнулся сам собой, потому что попросту не знала, что отвечать. Но той ответ и не был нужен. Она усмехнулась, прикуривая новую сигарету.

- Влас утром заставил меня подписать развод и еще кучу разных бумаг и выпер из бизнеса! Прям как ждал, бл***! Все они пользуются моментом. Все! Хорошо хоть немножко денег отсыпал и квартиру оставил, - и зло добавила. - А ведь у него точно кто-то есть, иначе не подсуетился бы заранее. Узнаю кто, патлы сссуке выдеру.

Алена невольно сглотнула и еле сдержалась, чтобы не отшатнуться. Дикий шквал эмоций вызвал у нее этот разговор, хорошо, Кристина сейчас была занята собой и не смотрела в ее сторону. А та задумчиво выпустила клуб дыма, потом задавила бычок в раковине, оперлась на края и произнесла:

- Вот так-то, Аленка...

И вдруг захохотала, держась за лоб рукой.

- Представляешь?! Буду через месяц разведенкой! Свободной женщиной! А что? Квартира есть, денег раскрутить бизнес хватит. Буду жить одна. Пошли все мужики нах***!

Но сквозь смех-то пробивались слезы.

- А Игорь, - не выдержала Алена, переводя разговор на другую тему.

- Пошел он в ж*пу. Брат называется! Как услышал про Белого, тут же открестился от меня. Знаешь, какое бы говно не был Влас, он, во всяком случае, обещал меня прикрыть. Взял все на себя.

...Взял все на себя.

Грохотом, ревом моторов, гоготом тех отморозков отдалось это в ушах. Алена растерянно уставилась на Кристину, а та вдруг заплакала по-настоящему. Тихо, по-бабьи. Проговорила, тряся головой и запинаясь, зажимая рот рукой:

- Ты понимаешь... Я же думала он... Мне хорошо было с ним. Как никогда. Я думала... А он... - снова вытащила из кармана деньги и визитку Белого. - Как мне теперь... Что делать? Как?!

Густая тишина. Хоть ножом режь. Алена думала о той опасности, что теперь будет грозить Власу. Мысли метались, чем помочь, что она может сделать? Наконец Кристина, сказала:

- Ладно, Аленка, спасибо... Ты иди, у тебя скоро начало. А я тут побуду еще.

- Ладно, - пробормотала та и ушла.

***

Как дерево расколотое грозой.

Именно такой Кристина ощущала себя сейчас, когда от обиды горело и подрагивало все внутри. Первое в жизни настоящее потрясение обрушилось на нее. Жестокое открытие, мать его...

Ее достоинство размазали, вываляли саму в грязи. Изранили гордость.

Но будто этого было ей мало! Чудовищная боль в сердце терзала ее. Как умудряются эти проклятые мужики пролезть под кожу одной только ночью секса, как?!! Он выжег из нее всех. Проклятый белобрысый гад... Она теперь и не понимала, как могла чего-то хотеть от Власа. Бегать за ним, злиться. унижаться.

Унижение было сейчас!

Кристина вытащила руку из кармана и разжала ладонь. Уставилась на визитку. Потом долго смотрела в глаза своему отражению, и все-таки набрала номер.

***

Алена чуть не бегом бежала по коридору, а мысли судорожно метались в голове.

Взял все на себя? Так это и был его план, взять все на себя?!

Хотелось вернуться и заорать в лицо Кристине:

- Ты шрамы на нем видела? Знаешь, кто их ему оставил?!

Но смысл? Та была как невменяемая. Что-то предпринять самой? Но что???

- Алена Владимировна, - она и не заметила, как подошел Денис. - Вы такая бледная, все в порядке?

- А? - опешила та. - Я? Все нормально, да.

Парень мотнул головой и пошел дальше, а Алена невольно отметила про себя, что на нем сегодня какая-то щегольская водолазка, точно на фотосессию намылился. И остановилась, понимая, что надо взять себя в руки. Успокоиться.

Выдохнула, набрала Власа. Тот откликнулся резковатый, будто она оторвала его от чего-то важного.

- Белый ищет тебя.

- Знаю.

- Влас... Кристина тут, она все рассказала.

- Не бери в голову, Алененок.

- Влас!

Слыша ее волнение, он прошептал в трубку:

- Ну что ты разволновалась, все будет хорошо. Потерпи, я скоро буду там.

И отключился.

У нее слезы полезли из глаз и злость. Самоуверенный придурок! Робин Гуд, Айвенго хренов! Все он возьмет на себя?! Черта с два она теперь отпустит на самотек эту ситуацию!

Выпрямила спину и пошла в зал.


глава 63



А вот и первые гости. Алена подобралась, видимо сам собой включился механизм, выискивающий в организме нужные резервы. Потом что на лице возникла уверенная улыбка, глаза зажглись радушием.

Это же выставка, праздник, черт побери!

Потом пойдет откат. Уже после, когда все закончится, она станет думать о том, чего ей будет стоить теперешнее веселье. Алена прошла ко входу, украшенному затейливо и со вкусом, и остановилась там. Бочком бочком к ней притерся Денис, вроде бы отвлеченно поглядывая по сторонам, но явно было, что парень изнывает от желания поучаствовать.

Алена хмыкнула про себя, приглядываясь к нему. Стильный, молодой, симпатичный, своеобразный прикид. И как это она раньше не догадалась взять его в помощники? А то, бывало, в день открытия мозоли вырастали на языке всех приветствовать и каждому все разъяснять.

Она прокашлялась:

- Э... Денис. Раз уж ты здесь, поможешь с приглашениями и рекламкой?

Парень расплылся в улыбке, блестя глазами в сторону входа:

- Конечно, конечно, Алена Владимировна.. Я, э... Да. С удовольствием. Да. Кхммм.

Вот и хорошо. Сегодня ей точно понадобится помощь. По опыту Алена знала, что самые лучшие продажи у нее бывают в первый же день, когда особенно большой наплыв посетителей. Потом реже и реже. Иногда на открытии ей помогал сам владелец галереи, но теперь, видя, что Алена справляется, он делал это все реже. А в этот раз и вовсе неделю назад укатил в отпуск. Вот и...

Да, помощь будет очень кстати.

Пошли посетители, Алена оставила своего добровольного помощника рядом с рекламным столиком у входа, а сама отошла вглубь зала. Сложив руки на груди, как хозяйка этого праздника осматривала его в стопятьсопоследний раз. Естественно, умудрилась обнаружить ляп.

Рука-лицо мысленно. А так, пошире улыбку и сделать вид, что ничего не происходит. Тем более что она заметила на входе первые знакомые лица.

***

Оставшись одна, Кристина долго боролась с собой, но что-то внутри словно распирало, подталкивало. Как будто воля, нагнувшая ее тогда в страхе и унижении подбирать с пола смятые деньги и визитку, теперь выкручивала ее волю, заставляла подчиниться.

Его холодный голос звучал в ушах отвратительной насмешкой, от которой она, казалось, мерзла изнутри.

Днем позвонишь.

Протест поднимался в душе. И страх. Она, словно заарканенное животное, пыталась противиться. А потом-все таки сдалась. Вытащила визитку и набрала эти проклятые цифры. Пошел сигнал. Каждый гудок как тупой ножовкой по нервам.

- Да.

Опять этот голос. Все! Унижение, обида, стыд, ненависть, все взвилось разом. Она нажала отбой и показала зеркалу фак.

Пошшшел он! Гад.

Потом набрала мужа, теперь уже практически бывшего. Дождалась, пока он ответит.

- Да.

Чужой голос Власа звучал, тем не менее, успокаивающе. Она вытерла нос сафеткой и проговорила, хрипловато:

- Влас, тебя Белый искал.

Тишина в ответ.

- Я должна была передать, чтобы ты ему позвонил еще утром. Но я забыла, - шмыгнула носом, прокашливаясь.

Кристина ждала, что он будет орать как тогда, готовилась оправдываться, но Влас только промычал что-то типа:

- Угу.

И она отключилась, потому что больше говорить было нечего.

Потом вгляделась в себя в зеркало, вздохнула и вытащила косметичку.

Через полчаса она была прежней Кристиной Надеиной. Почти.

Поправила платье, осмотрела себя со всех сторон и пошла по коридору в сторону зала, где открывалась Аленкина выставка.

Голова гордо откинута назад, плечи ровно, улыбка. Под тонной косметики никто не увидит, что она недавно плакала, только стервозный блеск остался во взгляде.

Она еще всех поимеет, и в первую очередь Белого козла.

***

Со вчерашнего дня Рудик все вертелся вокруг него, особенно, с того момента, как он решил снять эту сучку, жену Власа Подгорского, и они вроде как стали гулять одной компанией. Девушки-модельки, что были с ним, показались Белому чересчур напряженными, его это веселило. Так и хотелось сказать, чтобы не тряслись, сегодня их никто не тронет, у него другая в программе.

Тот плюгавый, с пузцом, Геннадий, как Белый понял, виды имел на Кристину, но почуяв, что ему нех*** ловить, вскорости слился. Не понравился Паше его косой взгляд напоследок, но не до него было тогда. Решил потом. Будет еще время разобраться.

Рудик достал. Отирался рядом, хохмил, что-то плел, мозолил глаза, пока Белый его не послал. А сегодня Рудик нарисовался опять. Опять грузил что-то.

А Паша с утра был злой, болела голова. И просто отвратное настроение. Вывела шалава, бл***.

Слушал его вполуха, а сам ждал звонка от Подгорского. Он же велел сучке передать, уверен был, что та немедленно побежит к своему драгоценному Власу. Мрачный хохот просился из души, хотелось увидеть, как вытянется ее смазливая мордашка, когда Влас увидит запоминающиеся кадры.

Он ждал звонка, предвкушая реакцию. Смакуя, заранее, как Подгорский взбесится и изойдется на говно. А еще Паша был уверен, что Кристина не посмеет ослушаться и позвонит днем. Была у него для нее заготовлена пара ласковых. Просились на языке, бл***.

Но никто не звонил, удовольствие откладывалось, и Белого стала крыть досада. А Рудик не затыкался. В таком состоянии Паша Белый был способен на многое, но ему не хотелось срываться на ком-то раньше времени. Веселье он берег для Власа.

Чтобы отвлечься сейчас, он решил вслушаться. Тот нес много разного. Нервозность и наигранное веселье, а еще затаенный страх, вот что уловил Паша. А еще Рудик что-то говорил про какую-то выставку артов, куда пригласила вчера та девица. Блондинка?

- Как ее? - спросил Паша, силясь вспомнить, где же он все-таки ее видел.

- Малышева... - Рудик начал, но не договорил.

Звонок отвлек его. Паша ждал этого звонка, думал, Влас, уже приготовился к веселью, но номер был незнаком. Он нахмурился, однако вызов принял.

Давно, бл***, ему в трубку не молчали. Со школы, когда малолетние сучки звонили ему и влажно дышали. Только хотел спросить, что за х*йня? Но тут вызов прервался.

Них*** не понял, но здорово. Подозвал своего волкодава, показал номер:

- Разберись.

А сам повернулся к Рудику:

- Что ты сказал?

- Я говорю, Малышева Алена, подруга Кристины, жены Власа Подгорского.

- Мммм, - протянул Белый.

Алена. Алена...

И тут неожиданно вспомнил, где он видел ту чистенькую блондинку. Мысли приняли совсем иное направление, он спросил:

- На выставку, говоришь?

А сам потянулся за смартфоном и набрал Игоря Надеина.


глава 64



Игорь Надеин трубку взял, но голос словно из бочки с песком, какой-то глухой и далекий.

- Ты где? - спросил Паша, прикуривая, пока Рудик пялился на него, не понимая причин внезапной активности.

- Та... Тут немного дела вылезли. Уже заканчиваю.

- Ты подходи, а то совсем поговорить не с кем, - лениво выдал Паша.

Рудик обиженно поджал губы, а его поперло от смеха, смотреть, как тот нахохлился.

- Сочувствую, - усмешка Игоря донеслась как сквозь вату.

- Да, никого рядом, кроме Рудика. Даже твой Влас Подгорский не соизволил поздороваться, хотя я его поздравил с утра.

- С чем поздравил? - спросил Игорь.

- С праздником, - цинично хохотнул Паша, а потом перешел на деловой тон. - Подъезжай, давай, на выставку сходим.

- Что? - не понял тот.

- Рудик тут на выставку собрался. А я тоже решил.

- На выставку?

- Да, приобщусь к искусству, может, меценатом стану. - Паша Белый дробно рассмеялся. - Не хочешь составить компанию? Не все же на шлюх деньги тратить?

В его словах был грязный намек. Игорь не мог не понять, что тот имел в виду его сестру Кристину. Чего у Паши Белого было не отнять, так это удовольствия повеселиться за счет испорченного настроения других.

- Не против, - после непродолжительной паузы проговорил Игорь, но уже другим тоном.

- Да, и друга своего Власа прихвати. А то скучно как-то без хорошей компании.

И отключился.

- А я чё, не хорошая компания? - обиделся Рудик.

- Ты? Конечно хорошая. Но ты один, - Паша развел руками. - А мне общества хочется. Возражаешь?

- Да нет, что ты, Белый, у меня и в мыслях не было.

Он заерзал на стуле. И вдруг подкинулся:

- Да! Эта Алена еще и Оксану со Светкой приглашала. Будет тебе компания!

- Ну вот и отлично, - лениво прикрыл глаза Паша. - Это те две модельки, с которыми ты был вчера?

- Ага. Они самые.

- Нах*** они тебе? Где ты этих шлюх подобрал? - спросил не открывая глаз.

- Не, девчонки хорошие, целки, бля***! - заржал тот. - Ни капли в рот, ни миллиметра в ж****.

А потом добавил уже серьезно:

- Для бизнеса надо. Реклама.

Паша поморщился, Рудик его уже достал.

- А еще вроде должны быть Гена и Кристина Надеина, Власа жена.

Он хотел было ругнуться, что тот не заткнется никак, но, услышав имя Кристины, сразу оживился. Стоило представить, какое веселье начнется, когда они все соберутся в одном месте, Пашу Медведева аж пробрал мурашек. Он беззвучно засмеялся, откидывая голову на спинку кресла. Все может быть даже гораздо лучше, чем он рассчитывал.

- Вот видишь, развеселил я тебя? А?

Все еще смеясь своим мыслям, Паша проговорил:

- Заткнись, Рудик. Пошел нах***. Там увидимся.

- Ладно, - не обиделся тот. - Бывай.

Белый не ответил, только вяло махнул рукой, продолжая смотреть в потолок.

***

Надоедливый Рудик наконец убрался, а Паша еще минуту посидел, прикрыв глаза и вспоминая ту девчушку в смешной шапочке с помпоном. Дурешка, завизжала, чуть под колеса его мотоцикла не сиганула. Хорошо он вовремя довернул руль.

Попугать ее снова, что ли? Затянулся покрепче. Мысль доставила удовольствие.

Паша вспомнил ее вытаращенные от испуга глаза и приоткрывшийся рот. Забавная. Он тогда хотел вернуться, найти ее, девочка ему понравилась. Ножки стройные, длинные светлые волосы, видно, что мягкие на ощупь, детский рот. Такая... чистенькая.

Но Игорь что-то такое мямлил, мол, оставь, нах*** она тебе нужна? Времени мало. Отвлек его тогда разговорами, плешь проел, чтобы он не сильно калечил Власа. Жених его сестры, бл***.

Его сестра. Шалава! Не позвонила до сих пор, хотя он ясно ей сказал.

Рука, лежавшая на подлокотнике сжалась в кулак, сминая тлеющую сигарету.

Он резко поднялся из кресла, выбросил окурок в пепельницу и пошел в ванную.


глава 65



На входе показались две красавицы - блондинки Оксана и Света, Алена помахала рукой и сразу же к ним направилась.

- Девушки, проходите! Ваши пригласительные здесь у меня.

И, смущенно усмехнувшись в ладони, добавила:

- Привет!

Все-таки отголоски нервозности здорово сказывались. Те переглянулись, заулыбались и одновременно сказали:

- Привет, спасибо!

Как близнецы или двое из ларца. Они прошли мимо вручившего обеим блондинкам рекламные проспекты Дениса. А дальше Алена, игнорируя его умоляющий взгляд, сурово свела брови, мол, потом. И повела их вдоль экспозиции.

- Ну как?

- У тебя тут красиво! Твои покажешь?

- Да, конечно, вот эти два и тот в центральной части второй справа.

- Который повыше? - вопросительно прищурилась Оксана.

- Угадала.

- Знаешь, очень стильно и профессионально, - проговорила та. - Не возражаешь, мы немного поснимаем тут для журнала? И тебе рекламка будет?

Показывая свои арты, Алена уже смущалась, а тут для журнала...

- Конечно! - выпалила она, невольно краснея.

И тут сбоку послышалось вежливое покашливание. Рядом с ними как бы невзначай вырос молодой человек. Денис. Галантно кивнул девушкам и со значением произнес:

- Алена Владимировна, там к вам пришли.

Алена оглянулась, у входа стояла Кристина.

- Девушки, я на минутку. Кстати, познакомьтесь, это мой помощник, Денис. Он э... он поможет вам все тут поснимать. И все расскажет и покажет.

Ей показалось, что Денис сейчас распухнет от гордости, во всяком случае, фигура его, обычно немного сутулая, неожиданно распрямилась и приобрела стать, плечи расправились. Она отвернулась, скрывая улыбку, и пошла к Кристине. Та вроде и выглядела нормально, но это только на первый взгляд. Алена хорошо представляла себе, чего ей это стоит.

Пока шла, навстречу попался тот дядечка, ее тут вроде как личная охрана на сегодня. Алена даже слегка зависла, сейчас он не казался невзрачным и незаметным. Мужчина был в деловом костюме, представительный, элегантный, привлекательный, несмотря на возраст. Видя ее замешательство, коротко кивнул с легкой полуулыбкой и отвернулся.

Надо обо всем расспросить Власа, мелькнула мысль.

Но Кристина уже обернулась к ней, и Алена поспешила подойти.

- Ты как?

- Как видишь, неплохо, - проговорила та, вскидывая на нее взгляд.

- Зайдешь? Или как? - спросила Алена. - Слушай, я не обижусь, если...

- Пфффф! Где тут самый красивый и дорогой арт? - спросила та, сверкая глазами. - Покажи, я его куплю.

Пока Алена оглядывалась, приложив ладонь ко рту, Кристина увидела вчерашних спутниц Рудика, девушек - блондинок. Хлопнула Алену по руке и сказала:

- Ну выбирай, пока, а тут... пройдусь.

И деловито направилась в их сторону. А через минуту она уже оживленно переговаривалась с девушками и позировала. Алена закатила глаза, поражаясь, как у той хватает сил изображать это оживление перед сотней глаз. Она бы так не смогла, забилась бы куда-то в нору и варила в себе свое горе.

Однако ей пришлось отвлечься, потому что работу никто не отменял. Посетители задавали вопросы, интересовались, появились первые покупатели. Алена как раз закончила оформлять заказ и собиралась уже вернуться к девушкам, но тут позвонил Влас.

Атмосфера выставки, праздничное открытие, яркие краски, все это на время притупило тревожное чувство, глодавшее ее с утра. С этим звонком все немедленно вернулось обратно. Как будто горло сдавило клещами. Ей казалось, все смотрят только на нее, все будут слышать. Невозможно! Надо было срочно уйти в безопасное место.

Алена приняла вызов и быстро проговорила в трубку:

- Я сейчас. Только выйду и сразу перезвоню.

Поискала взглядом Дениса, подошла, шепнула ему:

- Мне надо на минутку отойти, подмени меня.

А девушкам улыбнулась:

- Это ненадолго, - мол, извините, но своего помощника я временно похищаю.

- Алена Владимировна, что же вы сразу не сказали, что я вам нужен, - пробубнил тот, когда оно отошли.

- Ты так э... впечатляюще рядом с ними смотрелся, не хотела мешать, - отшутилась Алена, а у самой внутри все вибрирует как натянутая струна.

- Ой, ну что вы... - провел пятерней по волосам, взъерошивая прическу, и обернулся. - Но девушки... Они тааакие... да.

- Денис, - остановилась она, ткнув в него пальцем. - У тебя хорошо получается. Ты молодец. А мне сейчас надо на минуту выскочить, по телефону переговорить. Подмени меня, ладно? Если вдруг за это время покупать что-то будут, ты сможешь оформить? Если нет, тогда дождись...

- Обижаете, Алена Владимировна. Я между прочим, по вечерам еще в трех местах подрабатываю, так что уж покупки оформлять умею как-нибудь.

- Ага, Вот и хорошо, я на минутку. Одна нога здесь, другая там... - проговорила Алена, автоматически отмечая про себя, что...

***

Мысль она так и не додумала. Потому что стоило выйти из зала, все мгновенно выветрилось из головы, а ноги сами уже несли ее в тот закуток под лестницей. Забилась туда, прижалась к стене, чтобы ее не было видно, как в другой мир нырнула.

И набрала заветный номер.

- Что ты хотел, Влас? - шепотом спросила она.

- У тебя все в порядке? - Строго так, стальные нотки в голосе.

- У меня все хорошо, Влас.

- Кристина еще там?

- Да.

Не очень приятно было услышать, что он звонит из-за Кристины.

- Игорь ищет ее, не может дозвониться, передай, пусть она ему перезвонит, а еще лучше пусть побыстрее уходит, - и добавил: - Белый едет к вам, будь осторожна.

Новой волной взметнулась тревожность.

- Хорошо, я передам. А ты? Ты...? - проговорила она, чувствуя, как сердце начинает колотиться где-то в горле.

- Я уже еду, Алененок. Буду через пару минут.

А у нее в ушах стучит это самое:

...Влас взял все на себя.

- Поклянись, что для тебя это не опасно. Влас!

- Клянусь, - проговорил он.

Но пауза, пауза!

- Алененок, потерпи еще немного, - его голос стал теплым и бархатным. - Все будет хорошо. Клянусь.

От этого тепла волнение не пропало, но ушло вглубь и поутихло, как будто угли в костре подернулись слоем пепла.

- Хорошо... - эхом пробормотала Алена,

- Ну все. Беги, Алененок, - скороговоркой сказал Влас и отключился.

А она затихла в этом закутке. Замерла, прижав телефон к груди, успокаивая дыхание. Осмысливая услышанное. Белый едет сюда? Не то, чтобы Алена боялась этого беловолосого «Драко Малфоя», он ей был просто категорически неприятен. Как какое-то холодное земноводное.

Алена подумала, что Игорь прав, после того, что Кристина недавно про Белого рассказала, ей точно не стоит с ним сейчас видеться, только хуже будет. Надо срочно предупредить.

Вышла из своего укрытия, и бегом в зал.

Но опоздала.


глава 66



Когда она уже поднялась и устремилась в холл, сзади на лестнице послышались шаги. Казалось бы, обычные шаги, шуршание ног по ступеням. А у нее аж волоски на затылке зашевелились. То самое чувство, как будто крупный хищник позади. Хочется сжаться в комочек, а еще лучше броситься бежать без оглядки.

Голос, который услышала, только подтвердил подозрения. Она запомнила этот неспешный голос с ленцой, чуть гнусавый (ну да, у него же перебит нос), резкий и одновременно глуховатый. Презрение в интонациях, которое ничем не скроешь, потому что он все вообще презирает, кроме хотелок своего раздутого эго. Голос властелина мира.

И второго тоже узнала. Из вчерашних гостей Власа. Рудик. Неприятный тип, скользкий. Бегающие глазки.

Они переговаривались. Смешок царапнул по нервам. Страх...

Протест. Алена выпрямилась и замедлила шаг.

Ко входу в зал, где сейчас проходило открытие ее выставки, она подошла уже готовая к встрече. И обернулась с доброжелательной улыбкой.

В первый момент взгляд метнулся, конечно, на Белого, от его тяжелой энергетики хотелось передернуться. Сразу вспомнилась Кристина, рыдавшая в туалете. Какая бы ее подруга не была рассчетливая и беспардонная дура, это еще не повод издеваться над женщиной. То, что сделал Белый было мелко и подло. Дешевка, как Кристина его назвала.

Волной поднялось негодование. Но Алена подавила порыв и перевела взгляд на Рудика.

- Добро пожаловать, очень рада вас видеть, Рудик.

- Здравствуйте, Аленушка, - проговорил тот в ответ.

- Ваш пригласительный у меня. И ваш тоже, - кивнула она Белому. - Пойдемте, я проведу вас по экспозиции.

Ей показалось, что Белый удивлен и, как бы это сказать... сделал стойку. Тяжело было выдержать заинтересованный взгляд его бесцветных глазок, и не поменяться в лице. А вот хрен тебе, подумала она и проговорила:

- Прошу. - Вежливо, доброжелательно, прохладно. Идеально.

Мысленно гаркнула на себя:

- Прекрати позировать, дура, просто веди его по выставке и все!

Повернулась вполоборота и сделала пригласительный жест рукой.

***

Он действительно был удивлен.

Ей что, совсем не страшно? Думает, ему интересно тут среди этого сброда шататься?

Да, ему было интересно. И именно потому, что девица его персоной нисколько не интересовалась. То есть, она была отменно вежлива и предупредительна. И только.

А где алчный сучий блеск глаз? Он привык, чтобы его ели глазами. Где страх?

Он всего этого Паша как-то сразу настроился, и даже внутренне рассмеялся. Неизвестно, что там почуял Рудик, но видимо понял, что его сейчас пошлют нах***, засуетился:

- А вот и девочки! Ну я к девочкам, Павел Анатольевич.

- Иди, Рудик, иди, - негромко проговорил Паша, ближе подступая к блондиночке и вглядываясь.

А ведь и правда не боится. Неужто она его не вспомнила? Не может быть! Просто хорошо прикидывается. Напомнить бы надо, и посмотреть, как вытянется ее смазливая мордашка.

Но пока он решил обождать.

***

Алена сразу заметила, как человек, которого она про себя называла «моя личная охрана», стыдясь, что так и не спросила его имени, проводил ее взглядом, а потом как-то незаметно но очень быстро оказался рядом. Всего в нескольких шагах.

Так было намного легче держать спину ровно, это как надежная подушка безопасности. А скоро приедет Влас.

Ох, лучше бы, пока этот Драко Малфой здесь, он не приезжал, мелькнула мысль и угасла.

Но все это время она не отвлекалась, а внимание Белого было сосредоточено на ней и ее словах. Это было так противоестественно и странно, как если бы она рассказывала что-то об этих артах удаву. Однако удав слушал и даже иногда кивал.

Он вдруг остановился напротив одной из довольно мрачных работ, все черно-белое и несколько ярких, как капли крови, клякс красного. Алена остановилась рядом, честно говоря, она здорово надеялась, что Кристина уже увидела его и успела по-тихому смотаться. Не зря же она выгуливает этого типа по залу.

- Вот это. Я беру.

Потом обернулся назад и махнул рукой:

- И вон те два.

- Из этой же серии?

- Да.

- Прекрасный выбор, - улыбнулась Алена.

И хотела уже подозвать Дениса, чтобы не отпускать от себя этого упыря. Как он сказал:

- А я тебя узнал.

Неспешно так процедил, с каким-то затаенным кайфом. Алене показалось, щеткой из стальной проволоки по позвоночнику продрали. Она изобразила улыбку:

- Я тоже вас узнала. Павел Анатольевич. Мы ведь, кажется, вчера в клубе познакомились?

Мужчина засмеялся. Тихо, дробно, чуть хрипловато. Издевательски. И проговорил так, чтобы было слышно только ей:

- Нет. Ты та девчушка в смешной шапочке, что чуть не угодила под колеса моего мотоцикла. Помнишь, как ты визжала тогда от страха?

У Алены на мгновение язык отнялся, а потом она с самой доброжелательной улыбкой проговорила, пожимая плечами:

- Простите, ничего такого не помню. Наверное, вы обознались.

Белый нахмурился, а Алена повторила показывая на арты:

- Прекрасный выбор, Павел Анатольевич. С вашего позволения, я отойду, скажу, чтобы ваш заказ оформили и упаковали?

У него вырвался резковатый жест, означавший согласие.

Алена еще раз кивнула ему, развернулась и отошла, понимая, что больше просто не выдержит. Несколько шагов, и у нее зазвонил телефон. Механически ответила:

- Да.

- Быстро спускайся под лестницу.

Влас. Сердитый. Это заставило ее очнуться.

- Се...сейчас... Я сейчас.

Подошла к Денису:

- Те три черных этому Белому упаковать. Оформишь заказ, хорошо? Я на минуточку.

Парень мгновенно сориентировался:

- Да. Алена Владимировна, сейчас все в лучшем виде оформим, - и не удержался от возгласа: - У нас сегодня бешеные продажи!

- Вот и хорошо, ага... - пробормотала она, уже направляясь к выходу.

И не заметила, что за ней следом вроде бы неспешно, но тоже так же быстро выходит ее «личная охрана».

***

Под лестницу она спускалась, в ушах гудело, ноги ватные. Только завернула в закуток, ее немедленно втянул Влас. Прижал к себе и замер. И она застыла прижавшись к нему, чувствуя, как ее начинает колотить нервная дрожь. Откат.

- Дуреха! Я кому сказал, тихо сидеть и не высовываться?! - тихо рычал он, все сильнее прижимая ее к себе. - Дуреха маленькая!

И вдруг он слегка отстранился,

- Дядя Митя, вещи ее взял?

- Что? - Алена попыталась вывернуться, но он мягко прижал ее снова.

- Все взял.

И тут Алену, ничего не понимающую, просто как ребенка быстро взяли понесли через техпомещение к двери, выходящей во внутренний хозяйственный двор. У самого выхода Влас остановился, поставил ее на пол и быстро поцеловал.

- Я чуть с ума не сошел! Еле дождался, пока ты от него отойдешь.

- Да, ладно, он бы не ничего не посмел при таком скоплении народа, и я был рядом, - проговорил этот дядя Митя.

- Время! Сумку захватил, дядя Митя?

- Да, все у меня.

- Тогда вези ее. Ты знаешь куда.

- Что происходит? Куда вези? - очнулась наконец Алена. - У меня выставка!

- Все, отвыставлялась, хватит! - проговорил Влас, мягко разворачивая и подталкивая ее к двери.

- Влас, что ты делаешь??!

- Я, - хитро улыбнулся он. - Похищаю невесту.

Абсурд. В это невозможно было поверить. Он вот так, похищал ее среди бела дня?! Невесту...? Брееееед! Непроизвольно хихикнула от нервности, а рот сам собой растянулся до ушей.

- А выставка? - пролепетала Алена.

- Твой Денис присмотрит.

- Быстрее, - проговорил тот, который дядя Митя, и протянул ей руку.

- Влас...

Он быстро прижался к ее губам и вытолкнул наружу, успев шепнуть на ухо:

- Я скоро, Алененок. Управлюсь тут и сразу к тебе!

И захлопнул за ними дверь.


глава 67



Дверь за ними захлопнулась. Секунда себе, чтобы успокоиться. Только после этого Влас мог подняться в зал и, не опасаясь за Аленку, сделать то, что собирался.

Раньше он бы просто доверился Игорю, и они вдвоем отыграли перед Пашей все как надо, но теперь доверия не было. Тем более, здесь Кристина. Влас не мог рисковать.

Ненадолго задержался у стола с рекламными проспектами, незаметно окидывая цепким взглядом зал. Надо было взять у парня, которого он вместо Алены оставил «на хозяйстве», пригласительный. А у того, похоже, работа кипела. Влас дождался, пока парень закончит оформлять заказ и повернется к нему.

- Привет, - проговорил, поднимая на него глаза.

- Здрасьте, - ответил тот и доброжелательно улыбнулся.

Парень видел его тут с Игорем и узнал. Это было кстати.

- Денис, Алена Владимировна просила передать, что ей надо срочно отъехать, - тихо сказал Влас, рассматривая рекламу. - У нее внезапно возникли семейные обстоятельства, понимаешь?

Какая-то работа мысли отразилась в глазах парня, он даже сделал пару пассов руками, как будто перекладывал что-то из одной в другую. И кивнул.

- Просила, чтобы ты взял все это на себя, - Влас обвел коротким жестом зал.

Взгляд парня метнулся в сторону Светы и Оксаны, а потом он завопил шепотом:

- Согласен! Есссссс...!!! И передайте Алене Владимировне...

- Тише, парень. Она просила незаметно прикрыть ее, а не орать на весь зал.

Тот тут же смутился, может, он и хотел что-то сказать, но на входе уже появились новые посетители. Парень занялся ими, а Влас отложил рекламку и отошел, делая вид, что внимательно рассматривает коллажи и арты, развешенные на стенах. Некоторые из них были отменно хороши, он с невольным удовольствием отметил Аленкин вкус.

Но не арты интересовали Власа. На самом деле, пока стоял перед очередным коллажем, глаза его незаметно сканировали зал, выделяя группки людей, которые он идентифицировал как скопления сил. То есть, просто позицию размечал.

Вот Белый, рядом парочка его горилл, чуть дальше еще двое. Хмыкнул про себя, Паша никогда на людях в одиночку не появлялся. Чуть дальше Рудик о чем-то говорил с девушками. Тут же с ними Кристина, но в общем разговоре она не участвовала. Ее горящий ненавистью взгляд прожигал спину Белого, потом она зло выдохнула и отвернулась.

В какой-то момент стало Власу ее жалко. Но Кристина сама влезла в грязные мужские игры. Единственное, что он мог сделать для своей бывшей жены сейчас, он уже делал. Но Игорю хоть как-то поддержать сестру не мешало бы.

А между тем, его не было в этом зале. Влас криво усмехнулся, хорошо, что он ему Алену доверять не стал. И пробормотал про себя:

- Ну и падла же ты, брат.

Но как-то все же не хотелось в это верить, не укладывалось в голове, отдавалось иглой в сердце. Не мог он смириться, что вот так...

В этот момент позвонил Игорь.

- Я на месте, брат.

- Ну подходи. - проговорил Влас, испытывая неожиданное облегчение, и отключился.

А потом направился прямиком в сторону Паши Белого.

***

Неожиданная досада, мелкая, но, бл***... Какой-то доли удовольствия он лишился.

Он или действительно ошибся, и это не та девчонка, просто очень похожа. Или эта чистенькая блондиночка настолько хорошо притворялась? Врешь.

У Белого не притворяются. У Белого воют не своим голосом от страха и захлебываются соплями.

Впрочем, свое удовольствие он получал. Как только вошел в этот идиотский зал и увидел в дальнем конце жену Власа Подгорского, которую этой ночью с таким остервенением трахал, внутри зашевелилось злорадное удовлетворение. Особенно, когда заметил, что она боится его до уср*ра. Вот ее сучий взгляд, был как раз тем, что ему настроение поправляло.

Все потому что она взбесила его утром. Обычно Паша не оставлял шалав в своей постели, а этой позволил с НИМ спать. За то, что хорошо поработала вчера и сослужила неплохую службу. Его до сих пор перло, стоило представить рожу Власа, когда тот увидит подарочек. Но, бл***!

Эта тварь так завозилась утром и засобиралась к своему Власу, как будто он тут жиголо какой-то. Как будто не визжала от кайфа вчера ночью, когда он ее драл. Он и сам толком, что именно так задело, до самого настоящего бешенства. Сучья суетливость, или внезапный холодок, который он в ней почувствовал. Это было неожиданно неприятно и это опускало его в своих собственных глазах. И потому он показал ей ее место.

Вроде поняла, он же по глазам видел. Как и то, что эта тварь течет от одного только его взгляда. Сказал ей, чтобы позвонила. Потому что, пока он здесь, других шлюх не собирался искать, эта его устроила. Но тварь не позвонила. И этим взбесила его окончательно.

Потому, как только он вошел сюда и засек на себе жадный сучий взгляд, увидел, как она сглотнула и дернулась от страха, и понял - потекла, Белый к ней повернулся спиной. То ли еще будет, Кристина. Да, бл***. Он запомнил ее имя. Давить и размазывать по полу ее гордость доставляло неслабое удовольствие, а скоро станет еще веселее, потому что Белый ждал появления главного героя - «обманутого» муженька.

А пока у Белого тут было кем заняться. Время от времени коротко взглядывая в ее сторону, только посмеивался в душе. Смутно тревожил Игорь Надеин, не понравилась его интонация. Но Белый был спокоен, Надеин с ним ссориться не посмеет. Он нужен Игорю, не зря тот начал говорить о делах. Паша ценил в мужиках это качество, думать прежде всего о делах.

Что до мудака Подгоского, то с ним можно ставить точку, дальше он Белому уже был не интересен. Разве что трахнет напоследок его жену еще пару раз, а потом вернет хозяину. Но прежде она у него поползает. От этой мысли возбуждение бархатом скользнуло по хребту, вызывая беззвучный хохот где-то под ребрами. Надо хорошенько проучить сучку. Чтоб навсегда его запомнила.

Сейчас Белый на какое-то время остался один.

Блондиночка отошла оформлять заказ. Эта непонятная мазня нах*** не была ему нужна, но она так старалась, к тому же мазня стоила дешево. Паша подумал, что изредка все-таки стоит заниматься благотворительностью. Приюты там. Бездомные собаки. Искусство, другая хрень... Самооценку поднимает.

Подозвал своего человека.

- Павел Анатольевич? - вытянулся тот с прогибом.

- Скупите это, - он вяло махнул рукой.

- Хорошо, Павел Анатольевич.

- За свои, - добавил Паша. - Скиньтесь и скупите.

Человек на мгновение замялся, оглядываясь по залу, потом проговорил уже другим тоном:

- Как прикажете.

От него так фонило скрытым недовольством и нежеланием расставаться с деньгами, что Паше стало просто смешно. Не сдохнут, он им достаточно платит, подумал и отвернулся.

И в этот момент увидел в зале Власа Подгорского.


глава 68



Ну наконец-то.

Как будто воздуху в груди больше стало. Белый глубже вдохнул и беззвучно рассмеялся, разом забыв обо всем, что мусолил в голове до сих пор. Настоящее веселье только начиналось. Пашу так и подмывало спросить, как оно тебе, нигде не пригорает? Кино с его женой в главной роли понравилось?

И увидеть как тот взбесится. Потому что не может мужик не взбеситься, если практически на глазах у всех поиметь его бабу. Хотя, еще вчера Паша заметил, что у Власа с женой отношения прохладные. Но даже если она ему безразлична, все равно на говно изойдется, потому это позор. Такого ему не забудут никогда.

Здесь каждый из присутствующих... Белый огляделся и поправил себя, из тех, кто мог мало мальски интересовать, знал, что вчера жена Власа обслуживала его в номере, как заправская шлюха. А когда она вышла оттуда, выглядела не лучше вокзальной проститутки. И самое приятное, что сейчас она тоже присутствовала в этом зале.

Однако Подгорский медленно фланировал по залу. Делал вид, что мазню на стенах рассматривает, и похоже, подходить к нему не торопился. Белый готов был поиграть в эту игру и растянуть удовольствие.

Тоже сделал вид, что его ничего не волнует, и стал оглядываться по залу, как будто его интересовала мазня. Которую он уже купил. Вернее, купила его охрана, но это не важно. Благотворительность Паше понравилась.

Его еще другое заинтересовало, каким местом плебс чувствует, что сейчас станет жарко? Потому что лишние посетители, очевидно почуяв что-то неладное, стали потихоньку сваливать из зала. Одними из первых те две блондинистые модельки. Рудик, пошел их проводить, но до дверей так и не дошел, остановился где-то посередине, помахав им рукой.

- Пока, девочки! - прозвучало в тишине.

Как сигнал. Влас рассеянно скользнул по ним глазами и неспешно пошел навстречу.

Белый засек его взгляд в сторону жены и обернулся, взглянуть в лицо Кристине. Но та и не думала на мужа смотреть. Она смотрела на него! Да так, будто собиралась дыру в нем прожечь.

Смех завибрировал где-то под ложечкой. Осмелела сучка? И ведь не уходит, руки на груди скрестила. Ждет? Это ему неожиданно понравилось. Паша смерил ее раздевающим взглядом и отвернулся.

Дойдет и до нее очередь.

А вот и Игорь Надеин наконец-то пожаловал. Теперь все в сборе.

***

Что на уме у ублюдка Белого, Влас примерно мог понять, но какого черта не ушла с девочками Кристина, вот это для него осталось тайной. Она что, не понимает, что сейчас тут начнется?

Несмотря ни на что, Власу не хотелось лишнего унижения для нее. Но. Это опять ее выбор. А он уже был просто не в состоянии нести за Кристину ответственность. Защитить он ее сейчас защитит, а дальше пусть поступает как знает.

Впрочем, Влас не так уж плохо знал свою бывшую жену. В отличие от Паши.

А тот, судя по животной жажде веселья, зажегшейся в его белесом взгляде, уже настроился. Азарт охотника будет подхлестывать его, подпитывать желание рвать жертву зубами.

Только кто здесь жертва? Влас мысленно рассмеялся. Интересно, Белый догадывается, что за цветочек его бывшая жена?

Шаги сзади заставили отвлечься. Влас узнал знакомую стелющую походку.

- Привет, - коротко бросил Игорь, поравнявшись с ним.

- Привет, брат.

Влас невольно отметил, как резко выдохнул Игорь, увидев в зале Кристину.

- Аленка где? - спросил тот, оглядываясь.

- Все в порядке, домой едет, - ответил Влас.

Игорь молча кивнул. Влас не видел, просто знал, что это так.

Они снова шли рядом, Влас чуть впереди, Игорь на шаг сзади. Странное чувство, почти как в старые времена. И тут Игорь неожиданно коснулся его руки, вышел вперед и первым подошел к Паше.

Здоровались за руку, даже обнялись. Потом дошла очередь и до Власа.

- Ну здравствуй, - проговорил Белый, облизывая его взглядом как муха подтаявший леденец.

- И тебе не хворать, - кивнул ему Влас.

Белый прищурился, высокомерно откидывая голову назад и чуть набок. Очевидно, другой реакции от него ждал. Потому что заложил руки в карманы брюк и спросил:

- Как тебе мой подарок? Понравился?


глава 69



С того момента, когда Алену, изрядно поплывшую от неожиданно свалившейся информации, что она, оказывается, невеста, и ее... (О-о!!! Похищают!!! Совсем как в какие-то древние времена!!! Кавказская пленница! Потрясающе...) утянули за руку в машину, стоявшую на заднем дворе, и усадили на заднее сидение, прошло от силы минуты две. И того меньше.

А потом машина мягко тронулась, почти бесшумно выехала на соседнюю улицу и только после этого, резко прибавив скорость, погнала куда-то. Алена только и успевала, что хлопать глазами, пытаясь закрыть рот, расплывающийся до ушей.

Серьезный дядечка, дядя Митя, поправила она себя (Вот интересно??? Откуда в ней столько незыблемого доверия сейчас? Сама не поняла, но здорово! Наверное, это все Влас... Улыбка снова расползлась до ушей), глянул в зеркало заднего вида, подбадривающе улыбнулся ей одними глазами и сказал:

- Алена, не беспокойтесь, ваши вещи все здесь, и машину вашу мы потом перегоним.

О... Ну раз он разговаривает, надо бы спросить.

- Спасибо. А куда мы едем?

- Ко мне на дачу. Поживете там с Власом пока.

- ...?

- Не беспокойтесь, владельцу галереи, где вы работаете, мы уже сообщили.

- ...??

- Но вам самой выходить на связь пока не надо.

- ...???

Слишком необычно, чтобы сразу принять. А вопросов становилось все больше.

- Спасибо... - снова пробормотала Алена. - А это далеко?

- Часа два езды, - пожал плечами тот.

С минуту Алена молчала. Все это слишком походило на какие-то шпионские фильмы, что-то типа программы защиты свидетелей, или того хуже, про разборки 90-х.  Потом не удержалась, спросила:

- Это из-за Белого, да?

Дядечка бросил на нее быстрый взгляд и кивнул.

- А Влас?! - сразу встрепенулась она. - Для него это не опасно?!

И тут он улыбнулся ей по-настоящему, даже обернулся назад.

- Нет, милая девушка, не опасно.

Ой, ну как же тут не опасно-то! Ее бы Власа набрать, услышать его голос, убедиться, что все в порядке. Аж руки тряслись. Нельзя...

- Вот, - он протянул ей свой телефон. - Позвоните родителям, или, кому сочтете нужным.

- А Власу? - быстро спросила она, беря очень знакомую на вид маленькую пластиковую трубку.

- Власу пока не надо. У него дело, а вы будете отвлекать.

***

У Власа и впрямь было дело. Из разряда тех, от успешного исхода которых будет зависеть дальнейшая жизнь.

- Как тебе мой подарок? Понравился? - Паша Медведев стоял, заложив руки в карманы брюк, похожий на большую белую акулу.

А вокруг прилипалы. Стая. Уши навострили, кажется, языки сейчас высунут и с клыков слюни закапают. Влас скользнул взглядом по мужикам в костюмах, которые стали подтягиваться ближе, посмотрел прямо в глаза Белому и просил:

- А тебе наш?

- Что? - тот явно не понял и скосился, вскинув бровь.

- Ну как же? - Влас обвел глазами глазами всех. - Мы с Рудиком так старались. Правда, Рудик?

Рудик нервно дернулся, открывая и закрывая рот и хлопая глазами. Влас просто явственно увидел в тот момент, как вся животная энергетика Паши обратилась на задыхающегося от страха Рудика. Тот аж присел и разве что не обделался, потому что Паша Белый как акула на кровь, мгновенно реагировал на страх.

- Не понял, что за х*йня? - почти не разжимая губ проговорил Белый.

- Ну как же, - вмешался Игорь, они не зря встречались сегодня днем с Власом, кое-что обговорить успели. - Помнишь, я тебе говорил, что нашел тут неплохой вариант для инвестиций? А ты все отмахивался. Помнишь?

Презрительная маска сомнения отпечаталась у Белого на лице, бесцветные глаза, подобные холодным щупам скользили по лицам, стремясь проникнуть в мозг.

- И мы с ребятами подумали, что выманить тебя сюда способен только Влас. Ты ж из первопрестольной к нам в провинцию не особо любишь показываться. Влас и предложил этот простенький финт с деньгами, а Рудик немного подыграл. Помог. Правда, Рудик?

Рудик, которого трясло от страха, только и смог, что проблеять нечто нечленораздельное. А Влас усмехнулся, открыто гладя на Пашу:

- Знал, что ты будешь рад меня видеть.

Белый дернул головой и фыркнул, вытаскивая правую руку из кармана и непроизвольно сжимая в кулак. И вдруг громко и дробно расхохотался.

- Допустим, я рад, - и, не поворачивая головы, лениво проговорил: - Рудик, подойди поближе. Вот так, стой там, потом все расскажешь.

Он еще продолжал смеяться, но следующие слова его уже были для Игоря:

- И что же тут за такие дела? Что должно быть мне так дико интересно?

- Ну не здесь же? - Игорь обвел глазами зал. - Давай спокойно сядем и обсудим.

- Согласен, - кивнул Паша.

- И я согласен, - завозился Рудик, то ли стараясь подойти ближе, но ли наоборот, смыться.

- Стой где стоишь, - бросил ему Белый и сделал знак своим.

Рядом с беднягой тут же выросли два лба. Быстро же все переигралось, мелькнуло в голове Власу. Как будет выбираться из этого дерьма Рудик, Власа не волновало, не маленький мальчик, думал головой, когда его подставлял. Пусть похлебает кашу, которую сам же и заваривал.

Однако теперь был его выход.

- А насчет твоего подарка, Белый... - начал он, придвигаясь к Паше.

Ну вот оно и началось, главное действо, ради которого это все затевалось. Влас понимал, чтобы Белый отпустил с его горла хватку и переключился на кого-то другого, не достаточно просто перевести стрелки, как он сделал сейчас. Надо дать ему послевкусие победы, кайф.

Именно это он сделать и собирался.

Рядом немедленно возникли двое, а Паша скривил губы и перевел на него взгляд. Острый взгляд, въедливый, подозрительный. Подвох искал.

Влас пожал плечами:

- Настолько понравился, что мне теперь придется развестись с женой, продать дело и срочно уехать из города, пока на меня пальцами не начали показывать. Хороший подарок.

- Не за что, брат, - усмехнулся Белый, а в глазах прямо неподдельная детская радость.

Влас с достоинством кивнул ему и пошел к выходу из зала. Не спеша, спина расслаблена, одна рука в кармане, другая отмахивает в такт. Если его сейчас не остановят, и он выйдет отсюда, значит Паша от него отстал.

Он уже был в дверях, когда Белый его окликнул.

- Влас.

Обернуться. Не показать волнения, страха, ничего такого, чтобы приковало его внимание.

- Обращайся, всегда помогу, если что-то надо, - вскинул руку Паша.

- Спасибо, я учту, - проговорил Влас, напоследок охватывая взглядом тех, кто остался.

Потный испуганный Рудик в компании горилл, Игорь с Белым рядом. Светло-голубые глаза Игорька были похожи на узкие полоски ртути, и в этой ртути плескался азарт. Получил-таки свою игру, песочный волчара. Ну что ж, удачи, брат.

Горло он ему уже никогда не подставит, но спину иногда можно доверять.

В дальнем углу Кристина. Вся напряженная, звенящая яростью, как взведенный курок, а в руке гаджет. Смс кому-то набирала? Среди серьезных злых мужиков, одна. Влас на какой-то короткий момент даже восхитился. Вот же... деловая. Не гнется, не ломается, ни перед чем не отступает. Но теперь пусть Игорек за Кристиной присматривает.

Или тот, кому она сейчас смс набирает.

Еще раз кивнул всем на прощание и так же неспешно покинул зал.

Главное было скрыться с глаз, а юркнуть под лестницу и дальше через техпомещение на улицу к машине - на это ушло меньше, чем полминуты.

И по газам. Помчался к Аленке за дозой личного счастья.

***

А вот что было дальше...


Что было дальше - 1



Просто удивительно, как этот дядя Митя умудрялся ехать так быстро и объезжать пробки. По времени вроде немного, но они уже миновали центр и приближались к северо-западной окраине. Ну хоть направление стало понятно.

Алена молчала аж целых пять, а может, даже десять минут. Потом, наверное, чисто от нервности стала осторожно этого дядю Митю расспрашивать. Ну надо же хоть как-то себя занять, чтобы не сойти с ума от волнения и страха за Власа.

И тут телефонный звонок, она чуть не подпрыгнула.

- Алена, не отвечайте, - быстро предупредил ее дядечка.

А потом строго но доходчиво объяснил, что ей пока на звонки отвечать нельзя. И на смс тоже. А телефон лучше бы вообще выключить, а еще лучше выбросить. Но она так тяжело вздохнула, что тот махнул рукой и сказал:

- Ну ладно. Я думаю, ничего страшного, но вызов не принимайте.

Она так и застыла, не дотянувшись до телефона. Когда вызов прекратился, взяла осторожненько. Глянула - Кристина. А следом еще один вызов, и снова она.

Сразу совесть взметнулась синим пламенем. Кошмар...

Паршиво так вдруг на душе стало, и не выбросишь из головы, что это она отобрала мужа у подруги... Захотелось Власу позвонить, но нельзя. Потом, конечно, нападки совести прошли. И чем дальше они отъезжали, тем больше Алену затапливало предвкушением счастья. Все думала, а что да как...

Пока смс-ки не посыпались валом.

***

Бывает в жизни женщины день УЖАСНЫЙ. Отвратительный, кошмарный. День, в который переворачивается вся ее жизнь. Так вот, в жизни Кристины такой день наступил сегодня. Нет! Он наступил вчера, в ту минуту, когда увидела в клубе того белобрысого гада, и продолжался до сих пор!

Поговорила с Аленкой, немного отпустило, легче на душе стало. Смогла хоть немного успокоиться и прикинуть хвост к носу. В конце концов, ну что ей Влас, чтобы за него цепляться? А так...

Он ей в тот же день прямо с утра все деньги перевел. И даже еще на первое время подкинул. Вот что-то, а по части денег, Влас никогда не был мелочным. В отличие от некоторых белобрысых уродов!

В общем, она малость успокоилась, решила зайти к Аленке на выставку.

И тут - на!!! Вваливается гад, собственной персоной!

А у нее просто ступор. Ступор, бл***...

Увидел ее гад, он же видел ее! Ухмыльнулся и стал крутиться вокруг Аленки... Гад... А эта жучка ему улыбается...

Утром Кристина думала, сердце не может болеть сильнее?

Но потом, когда Аленка куда-то исчезла, а вместо нее вдруг, как из-под земли появился Влас, у Кристины в мозгах как будто щелкнуло. Слишком знакомо, слишком накладывались одни воспоминания на другие.

Странные подозрения зашевелились. Набрала Аленку, узнать, где она. Нет ответа и нет. Как же так? Растерянность мешала мыслить, мешала уловить...

Она набрала Аленкин номер снова. И снова абонент не отвечает. Кристина поневоле занервничала, решила дождаться ее. Ну не могла эта дура все здесь бросить и уйти!?

А вокруг творилось что-то странное. Все разом куда-то смылись... Игорь появился, они с Власом к Белому подошли. Разговор начался.

Ну теперь она бы точно не ушла!

О, какое у Кристины в душе вскипело дерьмо!

Эти мужики, самонадеянные, самоуверенные. Они говорили, вели себя так, как будто ее здесь нет. Пустое место, грязь под ногами. Улаживали свои дела. Плевать! Она в этих делах имела такую же долю участия. Она их всех обвела вокруг пальца, и если бы Рудик, тварь подколодная, не сдал, хрен бы кто докопался!

Кристина считала, что имеет право на уважение! А ее опустили ниже уровня городской канализации. И все с подачи этого подонка с белыми волосами, которому они тут хором задницу лижут?! А ее смеют осуждать за то, что она с ним переспала?!

Все теперь враги. Все!

Братик Игорь, Рудик, но больше всех - этот ухмыляющийся подонок, сволочь с бесцветными глазами!

Единственный, кто сейчас не вызывал в ней такой дикой ярости - это Влас. И то, потому что выполнил обещание. Но в тот момент, когда Влас ушел, Кристина вдруг с кристальной ясностью поняла КУДА, вернее, к КОМУ сейчас идет ее муж.

Быстро набрала и отправила Алене смс:

«Ты!!! Жучка бесстыжая! Я знаю, что это ты была! К тебе мой муж лазил!»

Отправила, а сердце печет обидой, Аленка... как она могла... Ответа, конечно же нет.

Но злость победила обиду, растворила, сожгла, развеяла прахом. Потому что Игорь ушел, даже не взглянув в ее сторону. Брат? Брат?!

Зато ведьминский хохот проснулся в душе, когда увидела, как Белый имеет эту потную тварь Рудика одним только взглядом. Тот трясся как суслик, готов был по полу распластаться! Наконец Белый что коротко сказал и мотнул головой. Мимо серо-зеленого от страха Рудика прошел один телохранителей и направился к тому парнишке, что стоял на входе.

***

Ох и странные дела творились у Дениса на глазах...

Как будто оживали кадры из старых ковбойских фильмов. Дуэль на площади перед салуном, позы, взгляды, все один в один, только кольтов и старых часов на башне не хватало. И главное, среди этих суровых мужчин была та женщина, Кристина, с которой он сегодня познакомился. Одна!

Прямо «Быстрый и мертвый»*, обалдеть.

Но похоже, самое интересное за кадром осталось, и увы, он этого уже не узнает.  Жаль, что все так быстро закончилось, но чсв поднялось, и все такое.

И тут к нему подошел мужик в костюме, похожий на телохранителя, и сообщил, что господин Медведев покупает все. Денис, конечно, малость завис. Однако полным дебилом выставлять себя было нельзя.

- В смысле, все, что осталось? - спросил он, нервно сглатывая. - Тут же еще часть экспозиции общественное достояние.

- Все, - выразительно вытаращившись, проговорил мужик, но видимо осознав, добавил. - Кроме общественного достояния.

Денис несколько секунд ошалело смотрел на мужика, а потом выдал:

- Очень хорошо, в таком случае, мы предоставим господину Медведеву скидку, как оптовому покупателю.

Глянул в прайс и озвучил сумму. Со скидкой и по максимуму.

- Скидку? Отлично, - сказал мужик, вытягивая губы трубочкой. - Ты вот что, парень, сделай-ка мне два чека. Один со скидкой, а другой без.

Если бы Денис не подрабатывал до этого аж в трех магазинах: запчастей, сантехники и строительных материалов, он бы, наверное, удивился. А так он подумал, что Алена Владимировна может им гордиться. Оформил все в лучшем виде и тут же отправил ей смс:

«Алена Владимировна, сегодня в галерее полный аншлаг!»

Но, похоже, он поторопился, не все тут еще закончилось.


Примечание:

«Быстрый и мертвый»* - культовый боевик, вестерн, снятый режиссером Сэмом Райми. Почти весь фильм состоит из дуэлей на площади. Среди мужчин - участников дуэльного турнира один стрелок - женщина.


Что было дальше - 2



Немного не так пошло, как он планировал, но неожиданно понравилось. Даже то, что Влас Подгорский сумел вывернуться. Его это почему-то развеселило. Там, где появлялось место смеху, личные счеты для Белого заканчивались.

Да, он был зол на этого упертого мудака, посмевшего с ним задираться. Настолько зол, когда-то хотел прикончить на месте. Потом долго не мог успокоиться, пока его всего не переломал. Зато Влас усвоил урок, и с тех пор не задирался.

- Бабки исправно отстегивал, - засмеялся про себя Белый.

Бабки. Он перевел взгляд на вспотевшего Рудика. От этого скунса разило вонью страха, можно было и не смотреть в его бегающие глазки, чтобы понять, рыло у него в пуху по самые яйца. Вот за яйца Белый и собирался его подвесить.

Только прежде он ему все-все расскажет. Мамой поклянется и еще расскажет.

Но сначала он считал, надо закончить с Власом Подгорским.

Конечно, Паша не мог отказать себе в удовольствии увидеть напоследок, как прыгнет на мгновение страх в его глаза, и тут же скроется, задавленный железной волей. В принципе, Белый мог признать, что этот тип ему нравится, есть в нем что-то достойное...

Уважения, что ли? Слово особо ничего не значило, потому что Паша никого не уважал. Люди не заслуживали уважения.

Ему не составило труда понять, что Влас если и боялся, то не за себя. Не за жену, до которой ему, похоже, не было дела. Деньги его, как он понял, Власа тоже особо не интересовали. Но какой-то маленький грязный секрет у Подгорского определенно имелся.

Имелся, Паша людей хорошо знал.

Мелькнула мысль - баба? Белому стало смешно. Этого добра у мужика может быть столько, сколько выдержит его кошелек. У него самого их было много, некоторых даже на короткое время оставлял рядом, пока устраивали. Какие-то там чувства, про которые они обожали нести, чтобы больше бабок с него высосать? Белый про это не знал, и не хотел знать.

Но. Шлюх много, а жена одна. И даже если мужику до жены нет дела, она его изнанка. Ни одна шлюха не может сделать так, чтобы изнанка мужика вывернулась напоказ и сделала его посмешищем. А жена - легко. Паша мысленно рассмеялся, тут он ей помог. Немного, самую малость.

Власа он вывернул наизнанку, потому и отпустил.  А то бы...

А вот с его женой пока не закончил. Белый знал, что чернявая сучка тут из-за него торчит. Пока говорил с людьми, решал вопросы с Игорем, все время чувствовал спиной ее взгляд. Это нравилось, возбуждало.

Понравилось и то, что Игорь про сестру словом не обмолвился, и ничем своего недовольства не выказал. Хорошо, не будет путаться между ногами.

- Павел Анатольевич, - скулил Рудик. - Белый, ну ты же знаешь, что я не мог ничего такого сделать сам!Ты же знаешь, я бы ни за что не посмел тебя обманывать...

- Что ж ты молчал тогда, как партизан? Я же тебя вчера, сегодня спрашивал?

- Так слышал же, Это Игорь с Власом все придумали! Влас же сказал, что он сам... Все сам!

- А ты, значит, у нас беленький, пушистенький, да? - медленно проговорил, не глядя на него.

- Паша, ну ты же меня знаешь! Я никогда...

- А что трясешься тогда?

Секунла звенящей тишины и безмолвный вопль страха. А потом истерический шепот:

- Паша, это все она, Кристина! Это все она, клянусь мамой...

Белого передернуло.

- Хуже бабы, - сплюнул сквозь зубы.

Та хоть не скулила. Показал на него своим парням.

- Этого ко мне.

И отвернулся, оглядываясь вокруг. А ничего так. Мазня эта на стенах.

Пора уходить. С благотворительностью закончил, теперь можно было не торопясь заняться бабой.

***

Вроде, всего несколько минут прошло, но в этом зале, где еще недавно было столько людей, внезапно остались лишь она и Белый, да еще два телохранителя. Один отошел к парню, сидевшему на входе, другой стоял рядом с хозяином.

А Кристина поняла, что все, выставка закончилась. Алена не придет. Свалила, небось давно. Какая же она дура... Чуть не расхохоталась в голос от злости, лавой плескавшейся в душе! Дрожащие пальцы с трудом в буквы попадали, но смс-ка улетела быстро.

«Если он сейчас поехал к тебе... Ты, бессовестная! Я тебе все патлы выдеру!»

Аж горло сдавило.

И вдруг вся лава, кипящая у нее внутри, замерзла. Окаменела, покрылась льдом, застыла. А по позвоночнику побежала дрожь.

Потому что один белобрысый гад наконец соизволил повернуться к ней лицом.

Кривая ухмылка, надменный взгляд бесцветных глаз как бритва. Ноги расставлены, руки в карманах брюк. Хозяин жизни, бл***.

Как Кристина ненавидела его сейчас, ненависть выжигала все, даже ползущий по спине страх. И все равно не могла оторвать от него глаз. Какое-то проклятие, паралич воли...

А он сделал ужасную вещь. Показал пальцем на место у своих ног. Как собаке.

***

Мужчины иногда забывают кое-что. Где кончается страх, там заканчивается их власть.

Кристина сказала про себя:

- Ты для меня сдох.

И пошла мимо него к выходу.


Что было дальше - 3



Дорога была открыта, теперь они двигались в общем потоке. За спиной уже остался мост, микрорайоны окраины, ботанический сад, и сельхозинститут.

А смс-ка, что прислал Денис, выглядела немного странно. Алена вгляделась снова.

«Алена Владимировна, сегодня в галерее полный аншлаг!»

Вот иди и гадай, что он имел в виду. Полный аншлаг, полный аншлаг... Вроде ничего плохого? Но если в галерее порядок, значит, одной проблемой меньше, можно немного выдохнуть, так? И она тихонько выдохнула, чувствуя облегчение, и стала смотреть по сторонам.

Теперь справа была промзона, ее-то отличить Алена могла, а с другой стороны тянулся больше километра двухметровый глухой бетонный забор и еще поверху из колючей проволоки егоза.

- Что это дядя Митя? - спросила из любопытства.

Все просто, это кладбище. Вот поразительно, каким огромным показался Алене город мертвых. Она еще подумала, зачем такой высоченный забор и егоза? Ну не сбегут же оттуда покойники. Как представила, смешно стало, прости Господи.

Следующая смс-ка была от Кристины.

«Ты!!! Жучка бесстыжая! Я знаю, что это ты была! К тебе мой муж лазил!»

Кошмар... Алена даже тихонько вскрикнула и зажала рот рукой, невольно оглядываясь на дядю Митю. А стыдно стало, покраснела как рак, завозилась, пряча лицо.

Следом еще одна смс. И тоже от Кристины.

«Если он сейчас поехал к тебе... Ты, бессовестная! Я тебе все патлы выдеру!»

А потом еще и еще.

Дальше Алена уже на экран телефона не смотрела, а только нервно вздрагивала, когда сообщение приходило в очередной раз.

- Эх... Сказал я вам, милая девушка, что телефон надо было выключать, - сочувственно пробормотал дядя Митя.

Алена упрямо нахмурилась. Не станет она выключать. Телефон сейчас был ее совесть и наказание. А наказание нельзя отвергать. И потом, она все ждала, может быть позвонит Влас. Но он почему-то не звонил.

- Ну ничего, теперь немного осталось, - утешил ее водитель.

Они уже выехали за город, с обеих сторон дороги пошли поля, рощи. Красота. Если бы еще не Кристинкины сообщения, в которых она грозилась шкуру с нее содрать, Алена была бы совершенно счастлива.

***

Дядя Митя не солгал, они довольно быстро добрались до дачного поселка, стоявшего в стороне от трассы. Туда шла проселочная дорога, примерно километра два, во всяком случае, столько было написано на указателе. Но пока добирались, трясясь по ямам и колдобинам, Алене показалось, что прошел час.

Но зато сообщений она получила еще десяток. И все от... не надо было даже на экран смотреть, чтобы догадаться. Потому смотреть лучше было по сторонам.

Оценить местную красоту Алена смогла уже выйдя из машины, правда, после того проселка ее с непривычки слегка штормило и покачивало. Все-таки одно дело за рулем, другое пассажиром. А дача...

Вот дача у этого дяди Мити была очень приличная. Небольшой, но ухоженный на вид деревянный домик, аккуратный и чистенький, сосны вокруг, красивый кустарник. Прямо как с обложки какого-нибудь скандинавского журнала. И высокий основательный забор. Антивандальный, подумала она про себя, стараясь не обращать внимания на блюмкание очередной смс.

Мужчина тем временем отпер дом и проговорил:

- Алена, вы заходите, располагайтесь. А я сейчас.

Пока она заходила, смотрела, что там в доме внутри (внутри, кстати, все было так же ухожено как и снаружи, уютно, красиво, ей понравилось), мужчина успел перетаскать в дом ее вещи, а также два огромных пакета с провизией и забил до отказа холодильник.

Снова пробормотал:

- Я сейчас, - и исчез.

Оказалось, отопление и горячую воду включал. Потом вернулся, стал рассказывать ей, про интеренет, телевидение. Где у него Роутер Wi-Fi. Она только успевала кивать, понимая, что все равно зараз ничего не осмыслит.

Все это было так необычно, непривычно, странно как...

Другой мир. И она в нем застряла.

Мужчина все рассказывал, показывал, Алена силилась улыбаться. Единственное, чего ей сейчас хотелось знать, это где Влас и почему не звонит.

И вдруг он осекся и замолчал.

А с улицы донесся звук мотора.


Что было дальше - 4



Мужчина неуловимо подобрался, движения замедлились. Как в стоп-кадре. Теперь это был уже не тот доброжелательный заботливый дядечка, все это время старавшийся щадить расшатанную Аленину психику. Это был самый настоящий волк. Сосредоточенный и собранный опытный седой волк, готовый обороняться и нападать.

- Дядя Митя, что это... - одними губами прошептала Алена.

Опять тревожность взвилась, заливая ее холодом с головы до пят. Замерла, не зная, что и думать.

Мужчина вскинул руку, приказывая молчать, и ей словно рот заклеило. А сам бесшумно двинулся к входным дверям. Перед тем как выйти, жестом показал Алена, чтобы оставалась на месте. Все это без единого звука. Алена кивнула, что поняла, и только после этого тот с едва слышным щелчком отворил дверь и выскользнул наружу.

Ох... Чего стоила ей эти минуты ожидания...

Она же молилась мысленно, но так и не смогла облечь ни одной мысли в слова, только неясный, жаркий, отчаянный комок чувств, горящий где-то в груди.

Наконец с негромким стальным лязгом стали отъезжать ворота, и во двор въехал автомобиль. Напряжение в тот момент достигло предела. Непонятно, надо бояться, или...?

Алена не чувствовала своего тела, казалось все обратилось в слух, а сердце чуть не лопается от надежды и не решается поверить. Вслушивалась, пытаясь уловить...

Даже не слова, смысл фраз, голос, интонации. В первый момент, как кипятком ошпарило радостью - ОН! Влас.

Еще сама не поняла толком, а уже, не чуя ног, бежала на крыльцо. Он как раз поднимался, пронеслась эти насколько ступеней и влетела с разбегу в его объятия. Все. Все! Вместе.

Теперь ничего не страшно.

Когда ОН держит ее в руках, прижимая к груди - ничего не страшно.

Можно не заметить, что почти сразу следом завелась другая машина, та, что привезла ее сюда. Потому что шум в ушах, наверное, это просто радость бушует, не помещается. И только краешек сознания фиксирует, что этот человек, который оберегал ее сегодня с утра, улыбается ей глазами, и моргает, словно говорит: «Все хорошо, девочка».

Улыбнуться ему в ответ и зажмуриться, чтобы не расплакаться от переполнявшей ее благодарности. А слов... Их просто нет.

Но они мужчины, у мужчин всегда есть слова.

- Влас, там на неделю вам всего хватит. А я поехал, если что, звони.

- Спасибо, дядя Митя! - крикнул Влас, разворачиваясь с ней на руках вслед отъезжающему автомобилю.

«Ты иди в дом, ворота закрою сам».

А это уже слышится отголоском, потому что нельзя унять стук сердца, нельзя остановиться, мир вокруг несется бешеным цветным вихрем, а они в центре этого яркого смерча.

***

Он так и вошел в дом с ней на руках и только оказавшись внутри и заперев дверь, осторожно спустил на пол, позволив ей соскользнуть вдоль его тела. Так горячо, просто соприкосновение само по себе ласка.

- Все? - выдохнула Алена, ища его взгляд.

- Все, - кивнул мужчина, перехватывая ее за талию и вдавливая в себя.

Стальная сила в этом движении, но и невероятная нежность, от которой Алене казалось, что она становится мягче расплавленного воска в его руках.

- Все, Алененок, - повторил он, качая головой. - Даже если захочешь удрать, я тебя уже не выпущу.

А в серых с черным ободком глазах тлеющие угольки. И эта хищная улыбка на губах. Заставляет ее чувствовать себя беспомощной добычей... Играет. Дразнит?

Совсем как тогда, в их самый первый раз.

А ее это будоражит шальным весельем, предвкушение бурлит в крови пузырьками шампанского от его горящего взгляда.

- Ах так?

Сыграть в эту игру снова, высвободиться из его рук. Они разомкнутся, чтобы тут же обвиться вокруг нее, мягко забирая в кольцо, оберегая от собственной силы, от всего на свете оберегая. Смеясь выскользнуть, чтобы опять оказаться в его объятиях снова. Он же волк, охотник.

Играть, пока он не загонит добычу туда, куда хотел, и не замрет, жарко вглядываясь в ее глаза, ловя дыхание.

Всегда Алену ЭТО в нем поражало. Перехлестывающая через край сила, когда он буквально окружал ее собой, и при этом сдерживался, передавал ей власть, выбор и право решать. Безмолвно испрашивал разрешения, каждый раз как в первый раз, признавая ее своей женщиной, госпожой. Хозяйкой.

Кристина называла его каменный? Для нее Влас был стальной, но эта сталь нежнее шелка, мягче, горячей огня, что не обжигает, а плавит. В одно целое их плавит.

Она обняла его за шею первая. Первая потянулась к губам.

А потом руки найдут все сами, дыхание будет сбиваться. Обожжет шею рваным выдохом:

- Алененок мой... Потерпи, сейчас...

И снова терзать лаской ее и себя, держать на грани, стоны ее пить. Удерживая ритм, поглаживая собой, изнутри, снаружи, всюду. Прикусывая по-волчьи и тут же зализывая, распаляя до сумасшествия. Пока у нее от острого наслаждения не сорвется голос и не закатятся глаза. Пока не переполнится и не разлетится взрывом безбрежная чаша блаженства. И не осядет на них невесомыми искрами счастье.

- Ну здравствуй...

- Ну здравствуй.

***

Потом уже, по традиции отмокали в ванне, и то не сразу, конечно.

Они разговорились, сидя в горячей воде. Конечно, Алена понимала, что Влас ей всего не рассказывал. Он вообще о том, что произошло в галерее обмолвился в двух словах. Зато довольно красочно описывал, как кружил по городу, хвост сбивал.

- А был хвост? - вытаращила глаза она.

- Нет, не было, - погладил ее по спине, а серые с черным ободком глаза дрожат искоркой лукавства изнутри, улыбаются.

Вот попробуй, пойми, сказал он правду, или просто снова ее оберегает? Прижалась к его груди, провела ладонью по крепким, словно стальным пластинам мышц и пробормотала:

- Ладно, когда-нибудь все равно проболтаешься и сам все расскажешь.

И тут вдруг блюмкнулая входящая смс. На Аленкин телефон пришло сообщение.

Влас наморщился, наполовину высунувшись из ванны.

- Алененок, кто это тебе все время смс-ки наяривает?

Потому что эти звуки он слышал и раньше, просто не до того было. Не на них фиксировалось внимание. А сейчас после прилично долгого перерыва - снова. Алена тут же зарылась лицом в его грудь и затрясла головой. Влас нахмурился, заглянул ей в глаза, мягко отодвигая от себя, и вылез из ванны.

Медленно вытер руки и только после этого взял ее телефон и стал читать, шевеля губами. Мрачнел, мрачнел...

Потом откинул назад голову и громко расхохотался.


Что было дальше - 5



Пройти мимо этого белобрысого урода, с презрением кривящего морду, словно мимо пустого места, было крайне сложно. Он как будто притягивал ее, не выпуская из своего поля. Давил. Кристине казалось, это его поле жилы рвет в груди. Прошла.

Не обернулась, хотя и чувствовала, как он провожает ее взглядом. Не обернулась, нет. Нет! Нет больше страха, нет у него над ней власти.

Бушевавшая в душе обида выжгла все. Горькое понимание, что ее использовали по максимуму. Все использовали. Каждый в своих целях, разница лишь в мелочах.

И отвернулись. Как замечательно! Смех вырвался из груди, и тут же растворился горечью обратно. Огляделась вокруг, на улице еще день вовсю, и трех часов нет. А у нее такое чувство, что...

Не важно.

Пошла к парковке, на которой оставила машину. Уже подходя к своей, увидела, как из припаркованной рядом машины вылез Игорь. Кристина чуть не повернула обратно, чтобы его рожу не видеть. Брат, называется.

- Стой, Крис, подожди, - окликнул он резко.

- Чего тебе? - Кристина замерла, не желая поворачиваться.

Шаги. Игорь приблизился.

- Ты держалась отлично. Молодец.

- Пошшшел ты нах***, - процедила она сквозь зубы, открыла дверь и уселась.

Даже завела мотор.

Теперь надо просто уехать. Просто уехать и все. А Игорь так и стоял, смотрел на нее и улыбался, гад.

Не выдержала все-таки, высунулась.

- Ты! Ты бросил меня! Ты... - она задохнулась, не находя слов.

- Неправда, Крис, я полностью контролировал ситуацию, - ответил Игорь.

Она невольно отметила, как шевельнулись светлые усы, светло-голубые глаза весело блеснули ртутью. Еще и насмехается!

- Ты... гад! Вот ты кто!

И рванула с места, слыша, как он говорит, смеясь:

- Сестренка, ты мне еще за это спасибо скажешь!

Торопилась уехать, потому что туда же, на стоянку заявился ОН! Белая сволочь. Хозяин жизни, князь, бл***, вот кого Кристина точно видеть не хотела!

***

А куда ехать? Ехать-то ей куда? Если все за один день рухнуло?

Домой? Нах***! Насидится еще в этой пустоте, бл***.

Но домой Кристина все же поехала, надо было переодеться. Хотелось все с себя содрать вместе с кожей. Собственно, она и содрала с себя все, кроме белья, и теперь расхаживала по пустой квартире в одних кружевных трусах и лифчике, все больше и больше распаляясь. Прямо как тигрица в клетке, впору на прутья кидаться. А память, как назло, подкидывала все новые детали.

Схватила телефон, набрала:

«Ты! Сучка! Я доверяла тебе!»

Отбросила. Злость клубилась в груди, переливаясь через край. Пошла рыться в шкафу, выбирать платье. Какое-нибудь поярче, самое бл*дское! Вывалила все на кровать, застыла, опустив руки. И снова побежала смс набирать.

«И давно ты с ним путаешься? А?! С первого дня? А?!»

«А я-то, дура!!! Думаю, у меня есть подруга, все ей рассказываю!»

«Тихоня, бл***! Хорошо за моей спиной устроилась!?!»

«Небось, трахалась с ним и смеялась надо мной? Да?!»

И так далее. И тому подобное. Все в таком же духе. Обида выплескивалась, а она просто не могла остановиться, ее несло и несло дальше.

Потом Кристина мылась в душе, одевалась, красилась, что-то механически жевала, а смс-ки снова сыпались как из рога изобилия.

***

А на улице уже ночь.

Наконец она застыла, глядя на себя в зеркало. Оттуда на нее смотрела какая-то малознакомая женщина. Яркая, красивая, стервозная, злая. Черные глаза пылали черным пламенем изнутри.

Вот самое время напиться. Снять какого-нибудь хорька... Нет, поправила она себя, помахав перед носом пальцем. Только мачо. Настоящего! Не то что некоторые плюгавые Белые козлы.

Осуществить задуманное было несложно. Всего лишь поехать в дорогой пафосный ресторан и... Да, для начала выпить. А потом снять какого-нибудь...

Но как назло, ни одного стоящего мачо не попадалось. Да что ж такое, не на кого положить глаз-то... А душевное дерьмо из нее так перло, что те мущщинки, что были в зале, тут же отводили глаза, стоило им столкнуться взглядом с злющей бабой.

Вот и приходилось заливаться виски, сидя в блестящем одиночестве. Закусывала она весьма символично, может, пару оливок съела из салата. Кристина не помнила. Но виски потихоньку делал свое дело - то есть, наводил прояснение в мозгах. И через час злость потихоньку испарилась, стало даже в какой-то момент по-бабьи жаль себя.

Дальше больше. Нелогичное устройство мира возникло перед мысленным взором во всей красе, и даже пути, как ту нелогичную хрень преодолеть и исправить.

А не будет она больше копаться в этой трухе. Это как в глубоком младенчестве - обкаканные ползунки стряхнуть ногами, и вперед, вперед, ползком. бочком. Деньги есть, опыт есть, его не пропьешь, нах***.

Но залить еще полста граммами можно.

Уже и четкий план выстроился. Какого ей здесь торчать? Квартиру надо сдать и вернуться домой, там возможностей больше. Если уж она тут смогла раскрутиться, то там и подавно. Нет, вот жить с родителями Кристина не собиралась, постоянно терпеть на себе жалостливо-недовольные взгляды? Хватит, достало все. Она теперь одинокая охотница и будет жить одна. Волчица, бл***...

Еще полста граммов сделали свое дело. Будущее начало рисоваться уже не в таких мрачных красках. На что там она злилась? Ха-ха... Да ей спасибо сказать надо!

Напал смех. Долго смеялась, в голос, заливисто.

Официанты, испуганные весельем дамы вообще теперь старались обойти ее столик по дуге, но Кристину это не смущало. Она вытащила смартфон и набрала:

«Трахаетесь там? Ага, ну и хрен с вами. П*дец... То есть, благословляю!»

Отправила. А потом мысль в голову пришла блестящая! После еще одной стопочки, конечно. Снова захихикала и набрала:

«А вообще, Аленка, знаешь, ты была права...»

Отправила сообщение, потом хмуря брови и вытягивая губы в ниточку, полезла в сумку, вытащила другой смартфон, визитку и сделала кое-какие манипуляции в онлайн-банке. И после этого, продолжая посмеиваться, отправила по другому адресу смс уже совершенно другого содержания.


"Если фейерверки зажигаются, значит, кому-то это было нужно". Эпилог



Влас так и хохотал в голос, а Алена смотрела на него, силясь понять, ЧТО тут могло быть смешного.

- Влас? - спросила наконец. - Ты чего?

- Алененок, не могу, - выдавил он. - Прочти сама!

И протянул ей телефон. Ну она же мокрая вся, в ванне.

- Положи пока, я сейчас.

Пришлось срочно выкарабкиваться, вытираться большим мохнатым полотенцем. А он, пока она вытиралась, пока вытащил из тумбочки чистый банный халат и накинул на себя. Обернулся, измерив ее взглядом, и вытащил еще один.

- Держи, хотя, конечно, ты в нем утонешь.

Халат и впрямь оказался до пола, а рукава пришлось подкатывать. Влас засмеялся, поднял ее на руки и унес на диван.

- Ладно, читай, я поесть что-нибудь соображу.

Телефон брала с опаской, как будто он может укусить. Честно говоря, и страшновато было открывать Кристинкины сообщения, Алена даже зажмурилась от нелицеприятной правды, прыгнувшей ей в глаза. Каждое новой сообщение, прямо как гвоздь в крышку гроба ее чести и достоинства. Однако с какого-то момента тональность сообщений изменилась. А под конец и вовсе.

У Алены слезы навернулись на глаза. Простила подруга. Нести этот груз по жизни было бы тяжело, он всегда отравлял бы ей счастье.

Кристинка... Она всхлипнула, вытирая нос ладонью. Шумная, экспансивная, вертлявая, нахрапистая, но в душе-то совсем не злая девчонка, иначе разве они были бы подругами? Ей просто проораться надо было, и все. Алена помнила, что та вечно разорялась по любому поводу, накричит на всех, а потом как ни в чем, улыбается.

Хихикнула сквозь слезы, светло на душе стало, все-таки хорошо, что Кристинка не держит на нее зла. Благословила, ппц... Хихикнула снова. Покачала головой.

Тем временем подошел Влас с большой тарелкой бутербродов. Алене стоило взглянуть, сразу слюни потекли от голода. Потянулась взять чего-нибудь пожевать, а он сказал:

- Там еще есть, читай.

Действительно, было еще два сообщения от Дениса. Она на них не обратила внимания. Читала, а у самой глаза на лоб полезли, когда увидела сумму, на которую он там наторговал без нее. Под конец громко и искренне расхохоталась.

- Дальше смотри.

- Что? - вгляделась Алена. - Господин Медведев? Влас, это то, что я думаю?

- Ага, - кивнул он, жуя бутерброд. - Белый все скупил.

- Ну, Дениска, гений маркетинга! У меня никогда так не получится. Теперь можно увольняться... - улыбнулась она с легкой грустью. - До того, как владелец галереи предложит.

- Не предложит, - проговорил Влас, сосредоточенно поедая второй.

И пока Алена удивленно на него смотрела, чмокнув в нос, добавил:

- Я выкупил половину галереи.

- Что... - растерялась она. - Когда ты только успел?

- С самого начала. За тобой присматривать. И потом, мне нужны были ключи от всех дверей.

- Ты... Ты.. О!!! Как я люблю тебя Влас!

- Ну наконец-то! - хмыкнул он, хватая ее в охапку и усаживая на колени.

И заработал пару тычков в бок. А она блаженно выдохнула и закатила глаза, затихая в кольце обнимавших ее рук. И проговорила, теребя полу его халата:

- Знаешь, я волнуюсь за Кристинку.

- Не волнуйся, все идет по плану, если что Игорек ее подстрахует, - сказал он, усаживая ее поудобнее. - Но я думаю, Кристина и сама прекрасно со всем справится.

- По плану? - недоуменно свела брови Алена. - А дальше что будет?

- Ну... Для начала у нас будет месяц отпуска. - Мужчина усмехнулся, его большая ладонь накрыла ее живот, недвусмысленно показывая, на что он собирается потратить весь этот месяц. - А дальше - будем жить.

**************************************************************************************

P.S.

Если фейерверки зажигаются, значит, кому-то это было нужно.

Музыка в ресторане орала так, что Кристине хотелось заткнуть уши и гаркнуть, чтобы не мешали ее творческой мысли. Она еще некоторое время любовалась на отправленное сообщение, растягивая в улыбке губы и удовлетворенно покачивая головой. Потом подозвала официанта, расплатилась, и вызвала такси.

И покачиваясь вышла.

Некого снять в этом ресторане? Ну и хрен с ними, с мужиками. Нет так нет.

Зато можно снять таксиста, чтобы тот возил ее по всем клубам! И вообще, гулять так гулять. Пошло все к черту, это ее ночь.

О том, что будет завтра, Кристина решила подумать завтра, когда голова с похмелья пройдет.

***

Странный осадок. Откуда?

Нормально поговорили с Игорем Надеиным, вариант, который тот предлагал, действительно мог дать хороший навар. Риск минимальный. Белый вписался в это дело. Выпили за удачное начинание.

Все же хорошо, бл***. Откуда такое чувство, будто ему недодали?

Мужчина старался отбросить, это чувство неудовлетворенности, а оно все время возвращалось осадком в душе, на языке, в мозгу! И даже то, что раз за разом доводил до полуобморочного состояния крысенка Рудика не помогало. Того трясло от страха до резкого вонючего пота, а Белый по-прежнему не испытывал ни малейшего кайфа. Никакого!

Избавиться от ощущения, что его прокинули, не получалось никак.

Вместо этого снова и снова прокручивал в уме один маленький кусочек из сегодняшнего дня. Всего один, маленький, ничего не значащий. Когда эта чернявая сука взглянула на него, а потом прошла мимо.

Белый смеялся. Хохотал в душе. Да нах*** она ему нужна? Пусть идет, куда хочет! Б**дей на свете много, не одна, так другая.

Рудика отпустил уже заполночь, надоело, тот не только кислым потом, но и мочой вонял. Велел проветрить после него. Надо бы сказать, чтобы пригнали парочку шлюх, но проклятый осадок отравил весь аппетит, бл***.

Его человек вертелся рядом, и пару раз уже пытался задать вопрос, не нужно ли ему чего-нибудь. Белый просто взглянул на него из-под бровей и процедил, не разжимая губ:

- Пшел нах***.

Тот испарился, понимая, что у хозяина плохое настроение. А если оно плохое, то лучше ему под руку не попадаться. И вот теперь Белый сидел в своем номере один. Голова откинута, плечи расправлены, руки положил на спинку. Вытянул длинные ноги, выдохнул и закрыл глаза. Успокоиться. Спать.

Отвлек звук. Сообщение. Одно, другое.

Медленно, не открывая глаз протянул руку и взял гаджет. Поморщился, делая над собой усилие, и стал смотреть, что там ему прислали.

Денежный перевод?

Белый невольно напрягся, чувствуя подвох. Посмотрел приписку.

«Спасибо за ночь»

Что за х*ня? Какая ночь, нах***?! Глянул еще раз сумму перевода, и аж посерел. Бл***!!!! Сумма была ровно вдвое больше той, что он бросил утром той чернявой. Кристине. Судорожно сжатыми пальцами открыл следующее сообщение и взвился с дивана как ужаленный.

«Было так себе»

Бл***!!! Сука! Так себе?! Так себе?!!!

Отшвырнул телефон и ураганом вылетел из номера.

*************************************************************************

P.P.S.

Восемь дней спустя Власу ранним утром был звонок. Он вида не подал, но по тому, как с постели поднялся, как стал резкими движениями накидывать на себя рубаху, Алена поняла, напрягся.

- Что? Что такое, Влас? - спросила встревоженно.

- Ничего, - обернулся он к ней, сбрасывая вызов. - Ничего, маленькая моя. Ты лежи еще, я сейчас.

Быстро натянул джинсы, куртку с вешалки взял и вышел.

Какой тут лежать?! Она тут же подскочила, влезла в его халат, потому что от халата им пахло, и осторожно ступая босыми ногами по нагретым доскам пола, подошла к окну. Выглянула, чуть отодвинув занавеску. А не видно, так жаль! Но и ослушаться Власа не хотелось. Вот и переживай теперь...

Одно утешало ее, он в домашних тапках на босу ногу вышел. Значит, недалеко, ненадолго, а все равно тревожно. Вздохнула и забралась обратно в постель, уселась, завернувшись в плед. Ждать его и думать, когда уж пройдет этот страх.

А снаружи шум мотора, как будто машина подъехала. Но ворота не открывались. Только тихонько скрипнула калитка.

***

Игорь ему звонил. Сказал только:

- Влас, выходи на минутку, разговор есть. Маленький.

Вышел, а вокруг свежо так, туманно, все как в молоке, и из этого молока вынырнул автомобиль. Подъехал Игорь, поздоровались, обнялись. А потом он полез в багажник и вытащил спортивную сумку. Среднего размера, обычная такая, чуть потертая.

- Это тебе, - протянул на вытянутой руке и поставил у его ног на землю.

Из отрытой горловины виднелись пачки купюр. Влас вопросительно посмотрел на него, на сумку.

- Кэш.

- О чем-ты, брат?

Игорь дернул шеей и усмехнулся в усы, а в светло-голубых глазах ртутью блеснула грусть:

- Твоя доля с того дела. Подарок на свадьбу.

С минуту Влас молчал, вглядываясь в эту ртуть, пытаясь понять. Потом кивнул:

- Спасибо.

А Игорь снова усмехнулся, отводя взгляд в сторону.

- Покурим?

- Я не курю больше, - ответил Влас.

- Ладно, - Игорь поморщился, засовывая руки в карманы. - С куревом было бы легче. Но я... Все равно хочу сказать. Чтобы ты знал.

Он набрал полную грудь воздуха и выдохнул.

- Я хотел себе Аленку, любил ее. А когда узнал что ты ее испортил... Молчи! - резко вскинул руку. - Дай сказать. Когда я узнал, во мне перевернулось что-то. Я уже не мог взять ее себе, но и тебе не мог оставить. Отпустил я Аленку. На совсем отпустил. И тут ты снова. А я... В общем, оно само так сложилось. Но согласись, брат, хороший же был план?

Да. Хорош был план, просто идеален. Они проговаривали его несколько часов назад. До сих пор отзвук рефреном в ушах.

- Что тебе нужно было от меня, и зачем ты сюда Белого подтягивал? Я же понимаю, что эти танцы с бубнами вокруг меня и Аленки и нагнетание психоза были неспроста. Ты хотел, что бы я вписался? Я бы сделал это и так, достаточно было сказать.

Он говорил в сторону, Влас не смотрел на друга, но знал, как сейчас болезненно кривится его лицо.

- Да, мне нужно было, чтобы ты вписался, - ответил тот, переступая ближе на шаг. - Чтобы добраться до Белого.

Влас невесело рассмеялся. Приятно осознавать, что тебя используют, что ты всего лишь ступень в чьих-то планах.

- А без меня никак? Ты ж вроде с Белым, - он помедлил, подыскивая слова. - Кусь-кусь вась-вась. Даже Кристину познакомить с ним обещал.

Теперь уже усмехнулся в усы Игорь.

- Белый мужик подозрительный, мог сразу почуять, если что не так. Мне надо было, чтобы все прошло естественно, не вызвало подозрений. Короче, чтобы он схавал.

 Схавал... Акула и впрямь проглотила наживку, теперь дружище Игорек мог спокойно водить Белого на крючке. Но это было так цинично, так потребительски по отношению ко всем. К нему, к сестре, к девушке, которую вроде бы любил. Не говоря уже о прочих мелких сошках и подельниках. По всем прошелся танком.

Влас покивал, отряхивая рукав, как будто испачкался, и взглянул на человека, которого до последнего времени считал другом. Тот пожал плечами и усмехнулся в усы, а потом переступил и встал рядом.

- Бабки, новый уровень, - негромко проговорил, пожимая плечами. - И месть. Не все же машут кулаками как ты, брат.

Влас кивнул, закрывая лицо ладонью, пряча смешок. Не все бьются в открытую, некоторые стреляют из-за угла. Нормальные герои идут в обход, ага. Именно что-то такое он и подозревал.

- А Кристина, Белый?

Тут в глазах Игоря такой хитрож*пый и хищный огонек зажегся, что Влас просто не выдержал, расхохотался:

- Ну ты и жук, братишка!

И протянул ему руку, тот хлопнул, крепко пожал и рассмеялся тоже.

- Свадьба-то хоть когда? - тихо спросил.

- Пока не знаю, пусть сперва все дерьмо уляжется, - так же тихо ответил Влас.

- Ну хорошо, хорошо, ладно, - вскинул светлые брови Игорь и улыбнулся на прощение. - Аленку поцелуй за меня.

Одним слитным движением открыл дверь и сел за руль.

- Бывай! Как надумаешь, знаешь, где меня найти.

Машина завелась, отъехала, и ее поглотил туман. Вроде и не бывало. Только сумка на земле напоминала теперь, что Игорь вообще был здесь. Но, судя по тому, как хитро блестели его глаза, не просто так Игорек приезжал. Наверняка новую каверзу затевает. Влас даже догадывался...

Огляделся по сторонам, только сейчас осознав, что начал моросить дождь, и на улице стало зябковато. Поднял сумку с земли и медленно пошел обратно.

***

И пока это все происходило, Алена сидела, уткнувшись носом в мягкий махровый халат, впитавший запах любимого мужчины. И думала, вертела мысли и так и сяк. По всему получалось, что...

Вот не зайди она тогда в "Синнабон", и всего этого не было бы?

Да нет же, совершенно категорично сказало что-то внутри. Было бы то же самое. Они все равно нашли бы друг друга, потому что половинки всегда притягиваются. И вообще, ничего в жизни не происходит случайно.

А рука, между тем, чесалась и чесалась.

- Что за странные дела? - пробормотала про себя Алена, глядя на свою ладонь. - Прямо как к деньгам...

Еще и дождик начинается, грибов будт море. Верная примета. Надо попросить Власа и в ближайший лесочек выбраться

Дверь снова скрипнула. Влас. Узнала по шагам.

Алена, конечно, не смогла усидеть в постели, выбежала его встречать. Вопросы посыпались тут же:

- Кто там был, дядя Митя?

- Нет, Игорь.

- Игорь? А как...

- Ты почему босиком? Простудишься еще! Марш в постель сейчас же, - строго так, а глаза лукавые.

- А это что? - вытянула шею.

- Подарок нам на свадьбу, - и поставил сумку на пол.

А там...!!! Алена слегка зависла. Все-таки, что ни говори, а приметы иногда так причудливо сбываются...

- И тебе поцелуй персональный.

Вот поцелуй ее отвлек, и через какое-то время она начисто забыла о лежавшей в сумке куче бабла.

Потом уже, спустя время, когда они по старой  доброй традиции отмокали в ванне, Влас шепнул ей на ухо странную притчу:

- Жили-были два волка, темно-бурый и песочный. Но прошелся между ними олененок малый - и все, дружбе конец. Но привычка вместе охотиться, прикрывать друг другу спину и делиться добычей осталась. Вот такая она волчья верность, избирательная.

И усмехнулся, глядя, как округляются ее глаза.

- Влас, признавайся, что он опять затеял?

- Не важно, Алененок, это уже без нас.

Ну... или почти без нас... Это уж как карта ляжет.

*************************************************************************

P.P.P.S.

Эта история подошла к логическому завершению для Алены и Власа. А для остальных героев - Белого. Кристины и Игоря все только начинается :))))



Оглавление

  • Муж подруги Екатерина Кариди


    Загрузка...