загрузка...
Перескочить к меню

По ту сторону отражения (fb2)

файл не оценён - По ту сторону отражения 522K, 21с. (скачать fb2) - Влад Снегирев

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Судьба бытия

Я буду исследовать строго
вопрос о судьбе бытия.
Об этом все знают немного,
не знаю об этом и я.
И даже философ убогий,
решая глобальный вопрос,
всё бродит в лесу тавтологий,
растя депрессивный невроз.
Что делать - предмет очень сложный
и явно сквозит дуализм.
Здесь надо подход осторожный:
привлечь, например, плюрализм.
Как много здесь вкусов и мнений!
Не надо хихикать до слёз.
Судьба же, вне всяких сомнений,
весьма любопытный курьёз.
Она, как старуха седая,
в затылок мне смотрит всегда.
А жизнь – это штука простая:
враждебная, в общем, среда.
2012

Жизнь впотьмах

Гадание

Мне ни к чему гаданье слепой жрицы,
свой гороскоп я знаю наперёд.
Здесь Водолей чернила льёт и льёт
на белизну нетронутой страницы.
Подбитых птиц разрозненные перья,
засаленных монет немая горсть,
овцы худой лопаточная кость, — 
всё создаёт народные поверья.
Присутствовать должны неповторимо
в моменте каждом смысл или мотив.
Так почему же строг и молчалив
Тот, перед кем мы все проходим мимо?
Страдания – дорога к искупленью.
Гадать же – грех! Так завещал Господь.
И только в них возможно возрожденье
души моей. Мертва без духа плоть.
2012

Судьба

Ты что, судьба, совсем ослепла?
Не торопи своих коней!
Осталась только горстка пепла
от прошлых дней, счастливых дней.
Там впереди, за поворотом,
лишь мрак пустыни ледяной.
По топким, илистым болотам
в тумане бродит водяной.
Ищу огней – огней попутных
в закат негаснущего дня.
В беззвучных снах - тревожных, смутных
ответ неясен для меня.
Не суждено огню быть вечным,
и он погаснет всё равно.
Ведь ветром яростным и встречным
моё лицо опалено.
Заплачет горькими слезами
опять пришедшая весна…
Судьба обидными словами,
смеясь, хлестала скакуна.
2018

Грядущий день

Грядущий день имеет много лиц,
их выбирать приходится предвзято.
Пред мудрецом склонился бы я ниц,
который мне расставит верно даты.
Гадалку встретил в нынешнем году
на людном, оживлённом перекрёстке.
И холодок, предчувствуя беду,
пронзил затылок холодно и жёстко.
Но вещи были выше, чем слова,
и только с ними вёл я перекличку,
хоть иногда кружилась голова
не в силу грусти — просто по привычке.
Грядущий день для сердца мёртв и пуст,
он колыбель для будущих рождений
твоей мечты и в этом явно плюс.
Хотя возможна и полярность мнений.
Но есть и минус, как же без него.
Здесь бродит дьявол, путая все карты,
взамен не обещая ничего.
Он обожает явные фальстарты.
Вся жизнь – игра, и в этом её соль.
На туз бубновый ставим автоматом.
Прошу, судьба, ну хоть разок позволь
за грань взглянуть, за стрелки циферблата.
2016

Сивиллы

Со временем возраст бывает опасен,
как голос Сивиллы, что часто неясен.
Они жили в Греции, – мудрые жрицы,
левее Стамбула, но справа от Ниццы.
О них написал ещё древний Вергилий
в своей Энеиде без всяких усилий.
Хороший поэт, из языческой лавки.
Увы, не закончил сей эпос. (Для справки).
Свои предсказания делали в виде
бессвязных стихов. Неизбежность предвидя,
могли рассказать о печалях грядущих
и предупредить о друзьях ваших лгущих.
Прошло много лет, нету больше пророчиц,
и мир летит к чёрту, слегка скособочась;
летит обречённо, летит неуклонно.
Я это постиг после ночи бессонной.
Чтоб это узнать, быть не нужно пророком.
Я просто внимаю чуть слышным намёкам.
Не видят, увы, современные люди
как шансы малы и не знают, что будет.
Не те времена и не те величины,
забыты слова и неясны причины.
А всё потому, что пропали Сивиллы.
Никто не расскажет – что будет и было.
2016

Книга жизни

В засаленной от старости тетрадке,
среди потёртых, выцветших страниц
есть и моя, и там судьба украдкой
плетёт узоры вещих небылиц.
И с каждым днем узоры всё короче,
всё непонятней, как же мне идти?
Бредёшь вслепую – шаг, еще шажочек,
пугаясь незнакомого пути.
А жизнь, – она всегда проходит мимо,
слегка затронув облачным крылом.
Куда судьба ведёт неумолимо,
как ослика с цыганским бубенцом?
2009

Время мерно идёт

Я такой же, как все, но совсем непохожий
на других, что встречаю на длинном пути.
Может, кровь там течёт голубая под кожей,
или ключик от детства держу я в горсти?
Я иду не спеша, озираясь тревожно,
в каждом встречном предчувствуя горечь обид.
Жить, любить, умирать – это всё безнадёжно.
(Так сказал ещё древний мудрец Гераклит).
Время мерно идёт в этом мире подлунном,
есть гармония в скрипе всемирных осей.
Но планировать жизнь, – надо быть полоумным,
лучше следовать просто тихонько за ней.
2016

Аравийская пустыня

Священный закон Аравийской пустыни
пока запрещает пролить яркий свет.
Тут тайны заветные спят и доныне
под толщей барханов, под тяжестью лет.
Лежат фараоны в богатых гробницах,
проникшие в мудрость вчерашних основ.
А время неспешно листает страницы
пергаментной книги минувших веков.
Застыл молча Сфинкс, не спеша зарывая
тяжёлые когти в хрустящий песок.
На тайны загадочно нам намекая,
он пристально смотрит на Нил, - на Восток.
Под ним существуют подземные залы:
хранилище знаний пришельцев со звёзд.
А их охраняет дракон одичалый,
считая, что каждый - непрошеный гость.
Лежат там останки царей Атлантиды,
и тени живые ведут давний спор.
Ещё есть проход в самый центр пирамиды,
где сердце вселенной живёт до сих пор.
Клянусь я богами, что ныне забыты:
Осирисом, Гором и солнечным Ра, -
где древняя тайна надёжно зарыта
никто не узнает. Ещё не пора.
2017

"Эх, был бы я сейчас моложе..."

Эх, был бы я сейчас моложе,
какие б рвал весной цветы!
Но время тягостней и строже
стирает светлые черты.
Жизнь пронеслась как птица мимо,
взмахнув безжалостно крылом.
Она смела остатки грима,
морщин добавив мне тайком.
Пусть снова прошлое погибнет
в пустыне лунной без следа.
Дрожит рука, и дверь не скрипнет,
и не откроется туда.
Что до того! Придут другие
и будет небо голубеть.
А соловьи в саду весеннем
всё так же звонко будут петь.
И я уйду никем незваный.
Земля да будет мне легка!
Не стоит в жизни строить планы,
когда она так коротка.
2018

Иллюзия реальности

Матрица

Звенят на ветру обнажённые нервы,
и мысли мои превращаются в пепел.
Я в Матрице вырос, иллюзиям верный,
где верить глазам — это просто нелепо.
Я просто отдельный, разрозненный пиксель
в картине, что создал искусный художник.
Дышать всё труднее, но я как-то свыкся
жить в мире, где люди среди всех ничтожней.
Грешны мы, безумны, убоги и слепы, -
герои смешные никчемных трагедий.
Нужны нам подпорки, инструкции, скрепы
и свет слепой веры во мраке столетий.
Фантазии вдруг заменили реальность,
как омут - бездонная плоскость экрана.
Здесь Матрица нам создаёт виртуальность,
и я в ней давно на правах ветерана.
2017

Звёзды гаснут

Звёзды гаснут, закаты умрут,
бесконечность есть в каждой дороге.
Настоящим же только живут
дети, звери, поэты и боги.
Грек Платон лишь слегка намекнул:
«Где-то в море лежит Атлантида».
Посейдон рассердился и сдул
остров древний – он скрылся из вида.
Сразу прошлое стало чужим,
а о будущем стоит ли плакать?
Я спокоен, сижу недвижим,
пусть на улице дождик и слякоть.
Мудра, бандха, весь комплекс асан
помогает освоить мне йогу.
Вот приму я монашеский сан,
стану ближе к религии, Богу.
Буду жить настоящим, как он,
постигая всю мудрость пророков.
Эта жизнь – всё равно только сон
и незнание горьких уроков.
2012

Астрал

Жизнь усердно грызёт беззащитное тело,
сокращая до точки в зрачке горизонт.
Если снова я снова я путаю чёрное с белым,
значит время внутри делать срочный ремонт.
И тогда вспоминаю про древнюю Йогу,
и меняю реальность на полный покой,
ухожу от нестройного гула людского
в мир незримый дышать неземной пустотой.
Развернётся тогда в тишине бесконечность,
прекратит время свой межпланетный полёт,
и откроет священные тайны мне вечность:
о рождении, смерти, о том - что нас ждёт.
А когда, наконец, выхожу из астрала
с закалённой душой, как Дамасский клинок,
ясно знаю теперь в чём же суть идеала,
и куда мне идти, хоть тот путь и далёк.
2017

Нирвана

А мысли бродят в голове и снова
там никого врасплох не застают.
Не признавал всегда бездушность слова,
люблю в ночи безмолвия уют.
И этот дом заброшенный и старый,
где вместо стен – сплошное решето,
я бы сравнил с песчаною Сахарой, -
там, где царит безмолвное Ничто.
«Остановись, мгновенье, ты прекрасно».
(Возникла мысль внезапно и неясно).
К чему бы это – долго думал я.
Прошла та мысль, чернея безучастно,
как сирота, как вдовушка ничья.
Всё это есть лишь результат нирваны,
покоя дхармы, сон души моей.
Ты тут не встретишь мыслей караваны,
здесь нет врагов, союзников, друзей.
Застыл поток сознания в покое,
не шарь напрасно в бледной пустоте.
Не рассуждай – а испытай такое…
Наступит срок, и вы уже не те.
2016

Тишина

Уже звёзды бледные в небе застыли
на чёрном ковре утомлённого неба.
Все звуки затихли, как парусник в штиле
на море прекрасном, где я так и не был.
Идёт тишина к нам походкою верной,
ночная подруга моих одиночеств,
лечить раскалённые временем нервы,
со мной коротать эти долгие ночи.
Я в ней растворяюсь, как в космосе дальнем,
где время застыло, теряясь в пространстве.
Уходят минуты в молчаньи печальном,
безумно прекрасны в своём постоянстве.
Она очищает от мусора мысли, -
теперь в голове хорошо и просторно.
Ушли и проблемы, лишённые смысла,
ночной тишине подчинившись покорно.
2017

Сегодня я хандрю

Сегодня я хандрю. Бывает
такой расклад, хоть редок он.
И жизнь в квартире замирает,
впадая тут же в полусон.
Молчит, как рыба, зомбояшик,
экраном чёрным заслонясь.
От новостей громокипящих
я над собой теряю власть.
Тихонько солнце, поднимаясь,
как прежде слов не говорит,
а целый день, вокруг вращаясь,
молчит и всё кругом молчит.
Не плачут даже на ночь дети,
не просят сказок перед сном,
благословляя жизнь на свете,
а смех оставив на потом.
И даже муха, ненароком
попав под руку сгоряча,
осталась лишь пятном – намёком
на тень пропавшего мяча.
Здесь тишина крадётся робко,
боясь вздохнуть, боясь дышать.
Как же легка твоя походка!
Какой покой и благодать...
2014

Приоткрытая дверь

«Благодарю тебя, – мой дом…»

Благодарю тебя, мой дом,
за то, что ты один на свете
нас покрывал своим крылом
среди всех бурь. Сказали дети,
что рано утром, выйдя в сад,
там фею встретили внезапно.
Роняя фразы невпопад,         
я им подыгрывал невнятно.
Потом влетела к нам пчела,
косясь на нас безумным взглядом.
И отражали зеркала,
что счастье было где-то рядом.
2013

Легкокрылые созданья

Легкокрылые созданья
прилетели в старый сад.
Я хожу к ним на свиданья
третий день уже подряд.
Говорят, их нет на свете,
только в сказочной стране.
Говорят, что только дети
видят их, и то во сне.
Только нет нежнее в мире
этих глаз - как изумруд.
И в туманности эфира,
для себя они живут.
Только дарят им фиалки
аромат и много снов.
А они на звёздной прялке
шьют узор для поясков.
«Полюби» - сказала фея -
«этот светлый, летний день».
«Это глупая идея» -
проскрипел трухлявый пень.
Феи громко рассмеялись
и сказали: «Это вздор!»
Пчёлы сонные боялись
прерывать их разговор.
Вот, уже шалуньи ближе,
миг – и спрятались в траву.
Почему же я их вижу
ясно, чётко, наяву?
2017

 «Растёт подорожник у входа…»

Растёт подорожник у входа
в мой тёплый, приветливый дом.
Согревшись лучами восхода,
там феи живут под листом.
Они извлекают из лютни
тебе непонятную грусть.
У них под дождём так уютно,
как в храме изящных искусств.
Ведут там свои хороводы,
тоскуя в цветной полутьме.
И в шуме ночной непогоды
играют, смеясь, в буриме.
Когда мне слова неподвластны,
на сердце ложится печаль,
у них я ищу рифмы ясность:
прозрачней, чем горный хрусталь.
И ставлю волшебное слово
в строку, вспоминая о них.
Вот так и рождается снова
мой светлый, задумчивый стих.
2017

Русалки

Ночь на Троицу – время русалок
странно-бледных, холодных, как лёд;
плеск волны, запах нежный фиалок,
поцелуи всю ночь напролёт. 
Ты приди на затопленный берег,
где берёзка поникла в тени.
Здесь расцвёл по-над берегом вереск,
и сбываются чудные сны. 
Тут услышишь неясные всплески,
шёпот тихий и радостный смех.
И в сияющем, призрачном блеске
чьи-то тени всплывают наверх. 
Заласкают, себя не жалея,
истязая, невольно губя,
и от сладости сами хмелея,
ночь подарят, тебя не любя. 
А потом, вмиг забыв, отвернутся,
равнодушием мрачным полны.
Шаловливо-беспечно сомкнутся
волны в свете печальной Луны. 
Я там был, – не жалею нисколько,
окунулся в безумие глаз.
Я дышал их бессилием горьким,
но всего лишь один только раз.
И теперь, огорчений не зная,
отойдя от привычной среды,
безразлично Луну созерцаю
через толщу холодной воды.
2009

Домовой

Я стар душой, но молод телом,
пока в порядке с головой,
но чую сердцем огрубелым,
что в дом прокрался домовой.
Когда бессонница шальная
минуты прячет в никуда,
вдруг заскрипит петля дверная,
и в кране зашумит вода.
Промчится тень чернее ночи,
шурша, как нить в веретене.
А холодильник забормочет,
как будто жалуется мне.
И так всю ночь: то где-то стукнет,
то знак присутствия иной…
Я сплю, прикиньте, рядом с кухней,
поближе к выпивке с едой.
В любимом баре вновь потери,
бокалы прыгали, звеня.
Хозяйка в домовых не верит
и наорала на меня.
А я бы мог с ним подружиться,
подвластны мы одним страстям.
Когда все спят, то мне не спится,
и эта ночь желанна нам.
2018

Золушка

Спеша, принцесса потеряла
со стройной ножки башмачок.
Как на балу она плясала…
Но длиться вечно день не мог.
Теперь шалунья безутешна, –
грозы опять не избежать.
И будь хоть ты всегда безгрешна,
но злая мачеха опять
тебе припомнит всё на свете,
и снова с тряпкой допоздна.
Но вдруг шепнул бездомный ветер:
«Уже седлают скакуна.
Уже все ищут, кто случайно
мог потерять свой башмачок?
Кто нам откроет эту тайну?
Принц так печален, одинок…»
И вот, вдали, за поворотом,
коней ты слышишь быстрый бег.
Конец бесчисленным заботам,
покорности своей судьбе.
И сердце робкое трепещет
пугливым птенчиком в груди,
и снова слышишь голос вещий:
«Всё хорошо и позади
та жизнь, что жизнью лишь зовётся,
всегда заплаканный платок…
Беги скорей, – сейчас придётся
на ножку мерить башмачок».
2010

Вначале было слово

Совершенная речь

Совершенная речь устраняет слова,
но ребенок лепечет, родившись едва;
тот, кто знает – молчит, говорящий не знает,
а глупец без нужды остальных поправляет.
Есть ли смысл в тех словах, что звучат как попало;
может смысл тот пропал, или смысла не стало?
И живут все слова где-то жизнью отдельной.
Правят миром они, а не мы, безраздельно.
Ну а мы им нужны только лишь для того,
чтоб всю жизнь говорить, не сказав ничего.
2009

«О чём сказать…»

О чём сказать, когда нет мыслей,
и как солгать, когда ты глуп.
Так мало в этой жизни смысла,
а мир вокруг безвкусен, груб.
Не слушай то, что есть снаружи.
Внимай всему, что есть внутри.
Мне шум земли уже не нужен,
иные грезятся миры.
И я спокоен, безмятежен,
хоть к совершенству далеко.
Ребёнок, – кроток и безгрешен,
а жить так просто и легко...
2009

Мысли

«Мне мысль подвластна!» Это ложь.
Её возьми, отдай, помножь,
займи кому-то напрокат,
а будет тот же результат.
Она блуждает в голове,
в округлом сером веществе,
внутри тончайших капилляр,
как наказанье - или дар;
томится тайно в темноте,
кружась, как будто конь в узде.
За ней встаёт другая вдруг,
сплетаясь в цепь, неровный круг.
И их всё больше... Их полёт
то что-то шепчет, то поёт;
то понеслись куда-то вскачь,
то вдруг исчезли – хоть заплачь.
От них остался только след,
косноязычный, смутный бред.
И ты не знаешь, что сказать,
вдруг потеряв над ними власть.
Тогда загадочно молчи,
не подбирай к словам ключи.
«А вдруг сказать хочу я?» Что ж,
пусть прозвучит седая ложь.
2017

Ложь

О, как приятен сладостный обман:
любви двойник и вечности ровесник,
такой же зыбкий, мутный, бестелесный,
как над полями пасмурный туман.
Кругом все лгут, и я давно привык,
что краски дня мне ложь бесследно стёрла.
Слова пустые извергать из горла
устал изрядно грубый мой язык.
Ведь ложь и правда, в сущности одно
для тех, кто в этом свете заплутали,
а верить и надеяться устали.
Они уже обмануты давно.
2017

Судьба бытия

«Я видел в жизни…»

Я видел в жизни множество чудес,
всё потому, что жизнь неповторима.
Уже тот факт, что я родился здесь,
постичь рассудком мне непостижимо.
Я мог родиться и в других веках,
махал бы шпагой где-нибудь в Париже,
топтал песок на дальних берегах,
где до экватора заметно ближе.
Но мы бессильны выбирать судьбу.
Вот, день промчался, и за то спасибо.
Я с жизнью каждый день веду борьбу
за быт простой и за его изгибы.
Мне лень моя всех ближе и родней,
но скачет сердце по векам бесплодно.
И проплывает тень ушедших дней
таинственно, как дух, и неуклонно.
2018

Соломон

«Всё проходит всегда, да и это пройдёт».
Эта надпись была на кольце Соломона.
Я утратил ошибкам бесчисленным счёт,
и молиться устал в пустоту небосклона.
Хорошо ему было: он царь и поэт,
правил суд над судьбой беспристрастный и правый.
А я верю пророкам, и всякий ответ
принимает мой ум своенравно-лукавый.
Мудрецов уже нет, век мучительно пуст.
Погрузившись в туман, словно в сон непробудный,
мы забыли свободы изысканный вкус,
брешь не в силах пробить в дамбе пасмурных будней.
Полосу неудач пережду как-нибудь.
Достижения жизни... Они иллюзорны.
Будет долог извилистый жизненный путь,
если мысли тебе подчинятся покорно.
2018

«Мы пришли в этот храм…»

Мы пришли в этот храм не венчаться,
а душой бесконечно страдать.
Мы вернулись сюда попрощаться
перед тем, как в тоске умирать.
Скорбно смотрят знакомые лица
с потускневших от старости стен.
Этот мир - что вокруг, только снится,
он бурлит лишь в объятиях вен.
Нам лишь кажутся дальние страны
на сетчатке обманутых глаз.
Пусть бушуют вдали ураганы,
не затронув вниманием нас.
Кто соткал эту жизнь, - остановку
на дороге из сплетен и лжи
прямо к свету, под чью же диктовку
пишут ангелы нам миражи?
Телевизор спокойно бормочет,
формируя сознанье моё.
Понимаю, чего же он хочет
и в какое ведет забытьё.
И спокойно смотрю на картинки,
что мелькают сквозь пыль на стекле.
За окном мелкий дождь, - как слезинки,
исчезающие в полумгле.
2010

Засилье идей

Я живу в странном веке. Засилье идей
переполнило склады, ума, Колизей.
То бишь, время Фейсбука – от слова прогресс.
Но за новым айфоном не виден мне лес.
Я в трёх соснах брожу, не заметив пейзаж,
и мотает на ус время длинный мой стаж,
вжился очень легко, изучив эту роль.
Но в душе пустота, - жирный с дырочкой ноль.
И трагедия вдруг превращается в фарс.
Бесконечность видна теперь только анфас.
Этот век, этот мир, эта масса людей
устремляется в пропасть быстрей и быстрей…
Я найду доски, гвозди – построю забор,
не замечу прогресс, даже глядя в упор,
буду только следить за движением дней
вдалеке от безумия новых идей.
2017

И было, и будет

Меня обвиняют за гаерский тон.
Под звуки воды неисправного крана
читателям разным моральный урон
привык наносить без труда филигранно.
Не лучшая тема – депрессии дно.
Но это всего лишь немое пространство
кусочка души, где всегда так темно...
И нету для сердца спасенья, лекарства.
Теория Дарвина просто смешна.
Тоска, беспокойство – друзья человека.
И было, и будет: проходят века,
но те же - ночь, улица, дождь и аптека...
2016

«Я позабыл, о чём хотел сказать...»

Я позабыл, о чём хотел сказать.
Стучит в окошко утро веткой клена.
А тучи скрыли солнца благодать,
украв его с родного небосклона.
Вчера опять читал какой-то вздор,
пытаясь смысл найти в скучнейшей книге.
От гаджетов теснеет кругозор,
как у колибри где-то в Коста-Рике.
Прогресс хорош, но доза велика.
Свой ноутбук люблю и ненавижу.
А вот и дождь пошел уже слегка,
и тучи вниз спускаются всё ниже.
2016

Конспирология

Схоластика нам затрудняет победу,
когда мы плутаем по ложному следу.
Мыслителю свойственна ясность ума,
хотя измельчали все люди весьма.
Нам ставят корыстные, ложные цели,
чтоб каждый был явственно виден в прицеле.
И в этом лукавство и точный расчёт.
Раб будет безвольным, когда час придёт.
В глобальных проектах участвуют страны,
в которых имеются тайные планы.
Правительство там заседает в тени —
одно на весь мир. Честолюбцы они.
А людям простым дали зрелищ и хлеба.
Зомбируют всех, кто поверил им слепо.
Пусть будет счастливым любой человек,
живущий послушно в безжалостный век.
И в этом вся суть и нюансы прогресса
с побочным явлением жёсткого стресса.
Хоть будет и долгим извилистый путь,
но к цели конечной дойдёт кто-нибудь.
2017

«Мы стоим на пороге…»

Мы стоим на пороге, где вечность
приоткрыла нам дверь вдалеке.
В пирамидах видна безупречность.
Сфинкс под ними зарылся в песке.
Не старайся узнать его тайны,
время правды ещё не пришло.
Может быть, мы здесь просто случайно,
или мало воды утекло.
Через бури, и счастье, и горе
мы идём к нашей давней мечте,
где сплетаются в чётком узоре
звёзды на густо‑чёрном холсте.
Подожди, не протягивай руки.
Эти звёзды умчались давно.
Может наши далёкие внуки
их коснутся, что нам не дано.
Осыпаются с розы устало
лепестки на простую тетрадь.
Слишком время прошло ещё мало
для того, чтобы тайны все знать.
2009

Забывается всё

Забывается всё... Даже лучших имён
исчезают напевы созвучий.
И в музеях запущенных складки знамён
покрываются пылью летучей.
Время быстро течёт и смывает легко
память прошлого, лица и даты.
И уносятся вдаль, далеко-далеко
города, где был счастлив когда-то.
Что нас ждёт впереди – не понять, не узнать.
Голос вещий так слаб и невнятен.
Вечно небо, и моря зеркальная гладь,
вся в мерцании солнечных пятен.
2010

«Нет, ни у жизни, ни у книг…»

«Нет, ни у жизни, ни у книг
не жди последнего ответа».
- Людьми забытый, шепчет где‑то
давно ушедших дней родник.
«Послушай мудрого совета:
всё это сказка, мир чудес;
живём по прихоти случайной,
а мир вокруг такой бескрайний,
похожий на дремучий лес,
покрытый непонятной тайной.
А жизнь – всего лишь только миг,
день вереницы поколений,
души безмолвной превращений,
куда и разум не проник».
2009

Шелест крови

Шелест крови, шёпот тайны
ночью долгой говорят:
«Ты пришел сюда случайно
и живешь на свете зря.
Ты тревожишься, не спится?
Не волнуйся – это бред;
что задумано – свершится.
В этой жизни счастья нет.
Царству смерти нет границы.
Мир бездушный далеко.
Посмотри – мелькают лица
нескончаемых веков.
И над нами два проклятья:
навсегда и никогда…»
- Шепчет вещие заклятья
за окошком шум дождя.
2009

«Кто сказал, что конец неизбежен…»

Кто сказал, что конец неизбежен?
Нет начала, как нет и конца.
Небосклон на рассвете безбрежен,
как любое созданье Творца.
Миллионы планет, миллионы
обитаемы – в этом секрет.
И везде существуют законы.
И пределов у времени нет.
Незаметно проходят границы
параллельности этих миров.
Мы единого только частицы, 
дух движения бездны веков.
Беспокойство идёт от незнанья,
но опасна беспечность ума.
Беспредельно в пространстве блужданье.
Безгранична невежества тьма.
2010

Совесть

Нет никак покоя, мы идём вперёд.
В поисках забвенья время нас зовёт.
Жаждой развлечений до краёв полны,
за собой не знаем никакой вины.
А душа пустая хочет одного:
сладостных блужданий, новых берегов.
И на этом долгом, вьющемся пути,
прежде, чем ты сможешь что-нибудь найти,
вдруг среди ошибок, холода, теней,
встретишь бледный призрак совести своей?
Что ты сможешь внятно ей, родной, сказать?
Иногда о прошлом лучше и не знать.
Пусть лишь повздыхает да слезу прольёт.
Некогда с ней спорить, мы идем вперёд...
2009

О Горбунове и Горчакове

Ночей бессонных бесконечен ряд,
как волн седых в провинции у моря.
Опять читаю строчки все подряд
о Горбунове, с ним безмолвно споря.
Там Горчаков – основа всех основ,
их унисон от скуки только средство.
Но диалоги не заменят снов:
простак и циник – грустное соседство.
Их голоса звучат из темноты,
всегда со мной – захочешь, только свистни:
«Находчивость – источник суеты».
"Я не уверен в этом афоризме".
«Душа не ощущает тесноты».
"Ты думаешь? А в мертвом организме?"
Но обойдёмся, впрочем, без имён,
ведь в сумраке неразличимы лица.
Живут в больнице. Впрочем, это фон
того, что утром явно растворится.
В бессоннице моей незримый знак,
хоть и порой бывает с нею тесно.
А их люблю всегда за просто так
и потому, что с ними интересно.
Мой трезвый быт расширился весьма,
вот голоса ко мне взывают снова.
Согласен с ними, - мир сошёл с ума.
И этот факт возьмём мы за основу.
2015

Древние греки

Троя

«Бессонница... Тугие паруса...»
Я этот стих прочел до середины.
Что делать мне с безлюдностью равнины,
когда звучат незримо голоса?
Спокойны мысли, плещется вода
и корабли, как статуи, застыли.
А вдалеке, за лёгкой дымкой пыли,
уходят вдаль Приамовы стада.
Елена здесь - любимая жена,
и пахнет краской, а на окнах шторы.
Но потемнели на закате горы,
обманчивы туман и тишина.
«Не так уж неприступны рубежи».
- Холодный ветер прошептал невнятно.
Ведь утром здесь, откуда – непонятно,
появятся ахейские мужи.
А город спит под призрачной луной.
Но ведь и он подвластен разрушенью.
Любовь и смерть, смыкаясь черной тенью,
его обводят траурной каймой.
2012

«Я живу как отшельник…»

Я живу как отшельник, на север от Трои,
где когда-то давно воевали герои,
не сумев поделить ни добычи, ни бабу,
что мозги мужикам выносила неслабо.
Деревянный был конь, также рота спецназа,
что сидела внутри, ожидая приказа;
задремали бойцы, башни, арки и своды...
Длилась эта война девять лет и полгода.
А вокруг было море, — огромное море.
Если плыть много дней, то в беспомощном взоре
не появится парус, дельфин или суша,
лишь одна тишина поёт радостно в уши.
Одиссей по нему путешествовал долго,
заблудился слегка, утомлённый от долга,
посещал острова по дороге к царице.
Там курорты везде. (По словам очевидцев).
Это всё, что я знаю, окончивши школу.
В голове ветер дул беспричинно-весёлый.
Пусть простит Посейдон, также древние греки,
я живу в двадцать первом, в безграмотном веке.
2016

Архимед

Мой старый друг – отважный Архимед!
Тебя сегодня вспомнил поневоле,
когда жена готовила обед
с набором слов, что не учили в школе.
Ты жил давно, под сенью Сиракуз,
в войне Второй Пунической прославлен,
дружил с числом, (какой отменный вкус),
был мудрецом торжественно объявлен.
Ты говорил, что мысли в голове
рождаются, когда сидишь ты в ванне,
к воде себя поставив во главе,
одев кольцо на палец безымянный.
«Опору дай – весь мир переверну!»
Тот, кто велик, он этим же и вечен.
Сегодня в ванне мерил глубину
для вдохновенья и созданья речи.
2016

Невозможное возможно

Инопланетянин

В бесконечно далёком просторе
затерялась родная планета.
Впереди, сочетаясь в узоре,
светят звёзды таинственным светом.
Нет границ в пустоте беспредельной,
и умолкло уснувшее время.
Сто парсеков, тоскуя смертельно,
не снимаю я тесного шлема.
В тусклом свете лишь отблеск приборов
освещает холодные стены.
На экранах моих мониторов
скачут цифры процессов системы.
Скука здесь, в одиночном полёте,
вяло тянутся долгие ночи.
Завершает компьютер подсчёты,
вывел цель, хоть планета — не очень.
Обитают там странные люди.
Бесконечно сражаясь, без смысла,
всё хотят уничтожить, повсюду.
И у всех неприятные мысли.
Я давненько за ней наблюдаю,
изучая объекты контакта.
Сеть сигналов довольно большая,
и бывают занятные факты.
Повстречал я игру, что занятна, -
там её называют стихами.
Я от скуки свой комп, вероятно,
научу, – мы попробуем сами.
Эти строчки – смекалки проверка,
первый шаг к пониманью друг друга.
Я приблизился, двигаясь сверху,
траекторией ровного круга.
2009

Комп и стихи

Лишь только искры не хватает
в стихах моих.
За рощей дальней солнце тает
и ветер стих.
Какие образы и темы
бурлят вокруг!
Я сын компьютерной системы,
железа друг.
Мне хакер дал свои программы,
и вот теперь
стихи, экспромты, эпиграммы
пишу, как зверь.
Текут проворно электроны
по проводам.
Познал я мудрости законы,
рифмую сам.
Процессор мощный мне подскажет
любой сюжет.
Я знаю жизнь, любовь и даже
что счастья нет.
Винчестер молча сохраняет
тома стихов.
Он все их помнит, твёрдо знает
нюансы слов.
Поэты, критики, цитаты,
обложки вид,
статьи, рецензии и даты:
он всё хранит.
Проходят дни, мой софт быстрее,
и без помех
я стану скоро, по идее,
покруче всех.
Раскроет тесные объятья
безумный век.
И буду лучше сочинять я
чем человек.
Сейчас пишу сонет о Боге,
да хакер мой
сказал, что глюки снова в проге.
Что ж, не впервой.
2012

Хакер

Мальчик девочку любил
изо всех последних сил.
А она, змея такая,
жало тонкое вонзая,
тихо млела вся при этом.
Мальчик был в душе поэтом.
Он работал программистом.
На листе, до боли чистом,
создавал легко программы,
на соседей – эпиграммы,
был простой, любил шутить,
мучить комп и пиво пить.
Та ж была такая стерва, —
жесть тупая, вся на нервах;
помыкала всем и всеми,
не вникая в сущность темы.
Секретарша. Грозный шеф
был всего шестеркой треф.
Жили в городе–столице,
где всегда угрюмы лица.
Озабочен каждый тем,
как тащить свой воз проблем.
Всюду только зависть, ложь,
где обман – и не поймёшь.
Редкий секс и очень вяло.
Видно, злость её мешала.
Если мысли не о том,
плох процесс, нет смысла в нём.
Не вскипала в море пена,
лишь бы вырваться из плена.
Как пахал он день и ночь!
Уносились деньги прочь.
Рифмы брат и чистый гений,
раб жены и украшений,
бледный житель городской:
горд, небрит и взгляд с тоской.
Шустрый Боря был соседом,
время часто за обедом
проводил и пил немало.
Много женщин побывало
тет-а-тет в объятьях жадных.
Был он чужд инстинктов стадных.
Деньги чтил, любил их свято;
знал, как их грести лопатой.
Прям из воздуха, из сора
добывал купюры споро.
В общем, жил - как птица счастья,
без забот и без ненастья.
Вот, однажды за бутылкой,
разговор завёл он пылкий.
Пили много, ели вяло,
время за полночь стояло.
Боря вдруг затронул тему
и развил такую схему:
«Знаю я парней толковых,
прямо дойные коровы.
Вирус им какой-то нужен,
ты ж с программами так дружен...
Если сильно захотеть,
можно враз разбогатеть».
Что же, в жизни всё возможно.
Возглас сей неосторожный
в душу робкую ворвался
как петарда и взорвался.
И, теперь без лишних слов,
мой герой на всё готов.
Взял он отпуск без оплаты,
ограничил все дебаты,
и, как хакер настоящий,
стал голодный и неспящий.
Да, – слегка его задело.
Вот и взялся он за дело.
«Сотворю такого зверя,
что, глазам своим не веря,
Dr.Web и тот не сможет,
(остальные черти тоже),
перекрыть глухой забор.
Все защиты – это вздор!
Этот вирус будет бомба.
В виде крохотного тромба
он проникнет незаметно,
но взломает всё конкретно.
В нужный час откроет порт,
будет маленький аборт.
Потекут рекой широкой
в сервер мощный, но далёкий
файлы, папки, базы данных,
мусор разный, очень странный.
Всё отправятся в полёт.
Кому надо – разберёт».
Дело кончилось all right!
Растворились на просторе
много бит, а может байт.
И возник внезапно вскоре
в виртуальном, бурном море
WikiLeaks – известный сайт.
Да, теперь-то он с подарком.
Сплавились в картине ярко 
краски, звуки и мечты.
Деньги – идол красоты.
Жизнь есть жизнь, второй не будет.
Кто теперь его осудит?
«Ну, а как же эта стерва,
жесть тупая, вся на нервах, -
ходит в норковом пальто?
Парень, вроде, в шоколаде...»
Да при этом-то раскладе
для него она – никто.
Имя ей теперь: «никак».
Он был вовсе не дурак.
2012

Богатые тоже плачут

Деньги

Сменим пару поколений,
купим ворох громких мнений,
позабудем слово "честь".
Постепенно изменений
будет столько, что не счесть.
Правят нами ложь и зависть.
Что сюда еще добавить?
Деньги! Больше ничего:
Бог, которого восславить
я хочу лишь одного.
Деньги – идол, символ власти,
наслажденье, буйство страсти,
недоступная мечта.
Все мы знаем, хоть отчасти,
как сильна их красота.
Есть наличка – мир прекрасен,
беззаботен, безопасен,
вроде сказки без конца.
А пустой карман опасен,
словно девять грамм свинца.
Бедность может быть заразной,
неприличной, жуткой, грязной,
а страшней всего – навек.
Этой горечью опасной
весь отравлен человек.
На другом конце элита, -
так богата, знаменита;
не заботясь ни о чём,
реет в области зенита
ненасытным вороньём.
Так незримая граница
неразборчивые лица
делит честно пополам.
Деньги – нужная вещица.
Только где же взять их нам?
2012

Большой пистолет

«И опять замирают рассветы…»
(Только, впрочем, об этом писал).
Надоела пока тема эта,
потускнел светлый мой идеал.
Я не выдохся, просто "аллегро"
поменял на "анданте" пока.
Так в ночи замирает шум ветра,
вдаль течёт безмятежно река.
Пригласили работать в охрану,
там мне дали большой пистолет.
Банк теперь по астральному плану
охраняет какой-то поэт.
Мне теперь сочинять невозможно:
в банке тесно и полный аншлаг.
Ночью тени скользят осторожно,
замедляя бесшумный мой шаг.
Охраняю чужое богатство,
не имея совсем своего.
Умоляю, не надо злорадства.
Я стою за пределом всего.
Ведь банкиры – такие же люди;
ну, немножко богаче за нас.
Просто деньги берут отовсюду
и не прячут под грязный матрас;
у лохов отбирают изящно,
их на свете хватало всегда.
Так шакалы охотятся в чаще,
пропадая потом без следа.
Мне уже там вконец надоело,
стал таким же, – спасибо, привет!
Открываю своё бизнес-дело,
но оставлю большой пистолет.
2010

Банкир

Он был банкир, сидящий на кредитах,
крутил валюту с множеством нулей;
счета в офшорах, банков реквизиты
держал надёжно в памяти своей.
Жена наивна, молода, красива,
с прекрасным телом греческих богинь;
нежна как фея, в меру молчалива,
глаза с отливом в трепетную синь.
Он трудоголик. Пал на землю вечер,
стихает шум в кварталах городских,
спешит домой весь в предвкушеньи встречи,
в плену фантазий эротических.
А к ней мигрень пришла с хандрой и сплином,
причём, уже задолго до него.
Ей не нужны ни тряпки, ни мужчины,
ни секса, денег, в общем — ничего.
Он дверь открыл, а свет горит повсюду,
цветов увядших вонь со всех сторон,
она пьяна и снова бьёт посуду….
Кажись, сервиз на двадцать шесть персон.
2017

Женские причуды

Снова ринулись вниз индикаторы рынка.
Доу-Джонс в понедельник рекордно просел.
Только вот у меня не жена, а блондинка.
Очень жаль, что мой разум так поздно прозрел.
Неожиданно так возвратилась с курорта,
посетив по дороге "La Grande de Paris",
накупив барахлишка вторичного сорта,
подрывая тем самым мой личный престиж.
Все её чудеса описать невозможно,
а другой в этой жизни ей явно не стать.
У меня же контейнер  завис на таможне.
Сколько стоит?  Вам лучше об этом не знать.
Бизнес мой хоть легальный, но всякого рода,
есть наличка в офшорах, немного богат.
Я же тачки меняю ей каждых полгода,
да и окна выходят на старый Арбат.
Хоть заткнулась бы что ли, трещит как сорока,
ну а деньги сосёт – пылесос отдыхай.
У меня с ней не жизнь, а сплошная морока.
Может в Вегас мотнуться, сказав ей гуд-бай?
А глаза как блестят, опустила смущённо.
Значит, шлялась по клубам опять допоздна.
Мозг выносит неслабо и так изощрённо,
но чертовски красива, хоть часто пьяна.
Гардероб поменять хочет, стиль - цвета хаки,
одеяло из шерсти овец Рамбулье…
Пристрелить бы её, эту дрянь, как собаку,
только проще купить от Версаче колье.
2017

Особняк

Глаза с поволокой туманной,
походка, что сводит с ума.
Умея быть нежно-желанной,
мужчин выбирала сама.
Она вышла замуж удачно,
когда подвернулся банкир.
Пейзаж захолустья невзрачный
сменился на сказочный мир.
Элитный посёлок у леса,
забор высоченный вокруг.
И жизнь развивалась как пьеса,
войдя в предназначенный круг.
Ступени из мрамора плавно
ведут с этажа на этаж.
А сколько их – это неважно.
Таков уж сегодня кураж.
К услугам не ванна – джакузи,
интимный, рассеянный свет.
Они там с банкиром в союзе
частенько встречали рассвет.
В быту интроверт был махровый,
своим подчинённым — гроза.
Прислуге приказ дал суровый:
не сметь попадать на глаза.
Подруги — и те под запретом,
таков уж он был нелюдим.
Безмолвием будни одеты,
и так тяжело было с ним.
Питались изысканно вкусно,
забыла, что значит страдать.
Но скучно ей бедной, и грустно,
и некому руку подать.
Не зная, что значит свобода,
врастая в привычный уклад,
потратила лучшие годы,
мечтая вернуться назад.
Сидела б сейчас у подъезда,
молола своим языком, -
привычное, тихое место:
людьми переполненный дом.
А здесь бессловесно и тихо
томишься, не зная зачем.
Малейшую папика прихоть
должна выполнять без проблем.
В шкафу чемодан был дорожный,
внутри полотняный платок.
В нём спрятаны были надёжно
верёвка и мыла кусок.
2017

Эхо воспоминаний

Ледокол

Шёл ледокол, круша форштевнем льдины,
оставив след узорный за кормой.
Вокруг безлюдность северной равнины,
лишь ветер дует буйный и немой.
Вращался винт, уставший до предела,
был слышен плач изношенных турбин.
Но капитан уверенно и смело
вёл наш корабль над пропастью глубин.
Кричали чайки, проносясь над нами,
что впереди мороз бушует злой.
Он нас скуёт торосами и льдами,
не дав вернуться никому домой.
Но мы упорно восходили к Норду,
пронзая время, достигая цель.
Не понимая нашей веры твёрдой,
рыдала скорбно белая метель.
Как памятник в нетающей пустыне
всем тем, кто сбился с курса, не дошёл,
стоит, засыпан снегом, и доныне
наш старый, в ржавых пятнах, ледокол.
2017

Стоянка

Железные кони стоят под навесом,
сквозь грусть вспоминая пыль дальних дорог.
На взмахи фасадов смотря с интересом,
они ищут к бегу малейший предлог.
Забыл их хозяин. Застыв на асфальте,
они здесь ночуют, годами живут.
А им бы лететь скоростной магистралью,
совсем не считая счастливых минут.
Что может быть лучше пустынной дороги
и ветра струи в лобовое стекло.
Но редкое счастье коснётся немногих,
а если коснётся, – считай повезло.
2017

Оглавление

  • Судьба бытия
  • Жизнь впотьмах
  •   Гадание
  •   Судьба
  •   Грядущий день
  •   Сивиллы
  •   Книга жизни
  •   Время мерно идёт
  •   Аравийская пустыня
  •   "Эх, был бы я сейчас моложе..."
  • Иллюзия реальности
  •   Матрица
  •   Звёзды гаснут
  •   Астрал
  •   Нирвана
  •   Тишина
  •   Сегодня я хандрю
  • Приоткрытая дверь
  •   «Благодарю тебя, – мой дом…»
  •   Легкокрылые созданья
  •    «Растёт подорожник у входа…»
  •   Русалки
  •   Домовой
  •   Золушка
  • Вначале было слово
  •   Совершенная речь
  •   «О чём сказать…»
  •   Мысли
  •   Ложь
  • Судьба бытия
  •   «Я видел в жизни…»
  •   Соломон
  •   «Мы пришли в этот храм…»
  •   Засилье идей
  •   И было, и будет
  •   «Я позабыл, о чём хотел сказать...»
  •   Конспирология
  •   «Мы стоим на пороге…»
  •   Забывается всё
  •   «Нет, ни у жизни, ни у книг…»
  •   Шелест крови
  •   «Кто сказал, что конец неизбежен…»
  •   Совесть
  •   О Горбунове и Горчакове
  • Древние греки
  •   Троя
  •   «Я живу как отшельник…»
  •   Архимед
  • Невозможное возможно
  •   Инопланетянин
  •   Комп и стихи
  •   Хакер
  • Богатые тоже плачут
  •   Деньги
  •   Большой пистолет
  •   Банкир
  •   Женские причуды
  •   Особняк
  • Эхо воспоминаний
  •   Ледокол
  •   Стоянка

    Вход в систему

    Навигация

    Поиск книг

    Последние комментарии

    Загрузка...