загрузка...
Перескочить к меню

Рыцарь для принцессы (СИ) (fb2)

- Рыцарь для принцессы (СИ) 936 Кб, 270с. (скачать fb2) - Екатерина Руслановна Кариди

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Часть 1. Любовь рыцаря.

Глава 1

Красивая молодая женщина наливала чай в тонкую фарфоровую чашку и протягивала ее правителю. Безупречный наряд, обольстительная улыбка, взгляд томный и призывный. Непринужденная беседа обо всем и ни о чем.

Фаворитка отца, леди Эрмина.

Глядя, как отец улыбался этой женщине, Изольде казалось, что ей никогда с ней не сравниться. Никогда не взглянут на нее глаза отца с такой любовью и вниманием.

Сейчас Изольда вместе с приставленной к ней компаньонкой сидела за столом в утренней гостиной правителя Танбора. И чувствовала себя как на иголках, все время опасаясь, что отец решит исправить недоразумение и отошлет ее обратно.

Из монастыря, в котором она воспитывалась со дня смерти матери, Изольду забрали только вчера. И за все пять лет, что она провела там, отец ни разу ею не поинтересовался. Поневоле в голову полезет разное.

Вообще-то, правители обычно вспоминают о забытых дочерях, когда появляется возможность устроить политически выгодный брак. От мысли, что ее насильно отдадут замуж, Изольду бросало в дрожь. Но, по счастью, отец тему ее замужества не поднимал. Пока.

Вот она и недоумевала, зачем? Для чего все это? Пышность, непривычная и давящая. И новая компаньонка Бейли, больше похожая на надзирательницу.

Однако время шло, чай по чашкам разливался, а ее вроде не замечали. девушка немного успокоилась и стала незаметно рассматривать людей за столом.

Кроме них с компаньонкой тут присутствовало еще несколько придворных. Но самой яркой звездой была, конечно же, леди Эрмина. Богато одетая, уверенная в себе красавица - аристократка.

Бейли, в обязанности которой, как оказалось, входило очень многое, успела просветить Изольду, чтобы та не села в лужу при случае, что леди Эрмина очень важная особа. Почетная гостья. Приехала сюда из столицы Империи и сразу снискала благосклонность правителя.

Многозначительно шевельнув бровями, Бейли посоветовала не пялиться на фаворитку отца так откровенно. Попутно намекнув, что принц Сэмред вдов, и возможно, леди Эрмина станет новой супругой правителя.

То есть ее мачехой...?

Изольда отвела глаза.

***

Юная принцесса не знала, что правитель давно решил избавиться от блистательной фаворитки, упорно желавшей сделаться его женой. Просто не мог выставить ее открыто. Столичная гостья приходилась родственницей самому императору. Не имела она понятия также и о том, что фаворитка прекрасно обо всем осведомлена.

Эта безмятежная идиллия перед ее глазами всего лишь спектакль. А на самом деле, правитель окружен врагами. В провинции давно уже зреет заговор, и отцу постоянно приходится контролировать себя, чтобы не выдать своих истинных намерений.

Будь юная Изольда немного опытнее, она смогла бы заметить, как изредка проскальзывает жестокость во взгляде у Эрмины. Особенно, когда та смотрит в ее сторону.

Девушка была молода и не искушена светским общением. Практически затворница, не избалованная вниманием отца. Откуда ей было знать, какие коварные планы могут родиться в голове у фаворитки, которой дали отставку?

И как далеко та может зайти в своей мести.

Наконец фарс под названием утреннее чаепитие закончился. Леди Эрминия поднялась из-за стола, раскланявшись с правителем. И, проходя мимо Изольды, сидевшей с другой стороны стола, проговорила, мило улыбаясь:

- Заходите ко мне, принцесса, поболтаем.

Изольда в первый момент даже растерялась. Эта блистательная молодая красавица предлагает ей дружеское общение?

И пробормотала краснея:

- Да, конечно, леди Эрмина. С удовольствием...

- Вот и славно. А потом немного прогуляемся? Да? - шепнула Эрмина, оглядываясь на ее отца.

Но правитель этого быстрого взгляда на видел, его отвлек советник. А вот советник как раз ничего не упустил, и едва заметно кивнул, обозначая согласие.

***

Пренебречь приглашением леди Эрмины было немыслимо. Изольда в сопровождении Бейли явилась в покои, отведенные почетной гостье правителя. Конечно же, она волновалась.

Однако общение с фавориткой отца оказалось сомнительным удовольствием. Отвечая на любезности леди Эрмины, Изольда постоянно чувствовала на себе странные взгляды. Такие... Словно муха ползает. Х отелось встряхнуться и стереть с себя это ощущение.

А потом они еще прогуливались по саду. Компаньонка держалась в отдалении, леди Эрминой хотелось посекретничать. И опять Изольде казалось, что на нее смотрят. И это липкое ощущение на коже.

В довершение ко всему, леди Эрмина завела речь о том, как хорошо жить при дворе императора, какой он интересный мужчина.

- Вы же не откажетесь быть моей гостьей в столице, принцесса?

Тут уж Изольда смутилась окончательно. С какой стати к ее скромной особе такой повышенный интерес?

- Э... я не знаю, позволит ли батюшка... - пробормотала едва слышно.

- Пустяки, - улыбка леди Эрмины стала еще приторнее. - Уверена, мы сможем его уговорить.

Захотелось уйти к себе. Подальше от этой прекрасной женщины с фальшивой улыбкой. А та добавила, заговорщически понизив голос:

- А я представлю вас императору.

Изольда вскинула на нее взгляд и вдруг заметила, как Эрмина подала знак кому-то за ее спиной. Но обернувшись, никого на аллее она не увидела. Однако ощущение опасности кольнула где-то внутри и растеклось тревогой в душе.

Тут в конце аллеи появилась Бейли, и вид у компаньонки был странный.

Понимая, что продолжать это светское общение просто не сил, Изольда пробормотала:

- Простите, леди Эрмина, мне что-то нехорошо, - и поспешила поскорей уйти.

***

В тот же день, как стемнело, в таверну на окраине наведался посетитель. Его не интересовала еда, выпивка или ночлег. Шепнул несколько слов человеку, стоявшему за стойкой, и поднялся наверх. Туда, где были спальные комнаты.

У входа в одну из них остановился и трижды постучал особым образом.

Дверь отворил мужчина лет тридцати на вид. Оглядел пришедшего и пропустил внутрь. Тот сразу прошел к столу и, пока хозяин закрывал дверь, набрасывая на комнату полог тишины, потянулся за кувшином.

В съемной комнате царил идеальный порядок. Спартанская обстановка, свойственные профессиональному воину. Однако детали, такие как дорогое оружие и доспехи, выдавали в обитателе рыцаря.

-  Хорошее вино, - сказал гость, откидывая капюшон плаща, и добавил без всякого перехода: - Правитель ищет людей, сопровождать караван. Я сказал, ты лучший.

Хозяин на его слова обернулся, но так и остался остался стоять у входа.

- Я давно уже не хожу с караванами, Тан.

- Берт, это не просто караван, - гость многозначительно шевельнул бровью. -  Нужно тайно переправить некую молодую особу...

- Когда? - спросил рыцарь, скрещивая руки на груди, и отделился от дверного косяка

- Ты даже не спросишь, о ком идет речь?

- О той, кого по его приказу вчера доставили ко двору в закрытой повозке, надо полагать? - проговорил тот, кого звали Берт, и присел напротив.

Голос у него был низкий, бархатный. красивый. Но хмурое лицо, кроме обычной непроницаемости, ничего не выражало.

Гость только хмыкнул, да уж, соображал господин рыцарь очень быстро. Вероятно, потому он и был в своем деле лучшим. И при его личных качествах мог бы очень многого достигнуть, если бы вздумал пойти на службу. Определенный талант и мужественная красота этому только способствовали.

Однако рыцарь вел замкнутый образ жизни. Был аскетичен и сух. Словно, несмотря на свою относительную молодость успел пережить слишком многое.

Впрочем, личная жизнь таинственного странствующего паладина по имени Берт его нисколько не касалась. Тан и сам был солдатом удачи. И если Берт желал жить без дома и семьи, довольствуясь лишь тем, что изредка приносит его меч - его право. Хотя, коль скоро речь зашла о праве, гость невольно подумал, что пожелай этот человек воспользоваться правом сильного...

- Этой ночью перед рассветом, - проговорил он.

- Хорошо, - коротко ответил Берт, отпивая глоток. - Пришлешь вестника.

- Не хочешь спросить, сколько он платит?

Рыцарь поморщился.

- Мне это безразлично.

- Знаешь, с теми деньгами, что за это дело дают, ты мог бы начать новую жизнь, - не сдержался гость. - В конце концов, столько лет прошло.

- Я сказал, мне это безразлично, Тан.

Бархатный голос обрел стальные нотки, а во взгляде темно серых с карими прожилками глаз появилось предупреждение.

- Ладно. - Тан допил вино и мягко поставил стакан на простой деревянный стол. - Я пойду. Надо собрать людей. Вестника пришлю после полуночи.

Тот, кого звали Берт, кивнул не глядя, и провожать гостя не стал. А когда засов на двери защелкнулся, откинулся на стуле, прикрывая глаза.

Не любил рыцарь, когда ему напоминали о прошлом. Это неизменно вызывало в нем неприятные воспоминания, которые не уходили сами собой.

Однако до ночи было еще далеко. Посидев немного, он решил спуститься вниз в общий зал.

***

В такой час внизу всегда бывало многолюдно, просторный общий зал почти полон. Таверна стояла у выезда из города. Можно сказать, любой караванный путь из сердца провинции Танбор в столицу Империи начинался отсюда. И народец тут обретался пестрый. Купцы, наемники, степняки. Захаживали и лихие люди из пустыни. Потому как караванный путь далек и тяжел, а еда нужна всем.

Берт устроился за столиком в углу. Спиной к стене, так, чтобы видеть весь зал. Подавальщица принесла горячий рубец и несколько ломтей свежего хлеба. Уже собрался ужинать, как его внимание привлек новый посетитель.

Только что вошедший мужчина кутался в плащ, лицо скрыто под капюшоном. Ткань дорогая, мех, серебряные нашивки. Не из простых. Берт проследил взглядом, как тот прошел к стойте, переговорил о чем-то, потом оглядел зал и направился прямо в его сторону. Похоже, поужинать спокойно не дадут.

- Вы тот , кого зовут Берт? - осведомился посетитель, подойдя к его столу вплотную. - Я могу присесть?

Рыцарь кивнул и демонстративно принялся за свой рубец.

- Вас, - посетитель брезгливо поморщился, глядя на содержимое его тарелки. - Хочет видеть одна особа.

- Пусть приходит, - равнодушно ответил рыцарь, продолжая жевать.

- Речь идет о даме, - понизил голос мужчина.

Ясно, нормально поесть точно не удастся. Берт с досадой отодвинул тарелку и вопросительно уставился на посетителя.

- Если вы закончили, следуйте за мной, - проговорил тот и встал.

***

Двигаясь по ночным улицам вслед за человеком в плаще, Берт не мог не сопоставить оба посещения. Однако с выводами не спешил.

Похоже, тот же заказ, только с другой стороны. И если Тана он знал хорошо, не раз ходили с караванами, то этих заказчиков он видел впервые. Не нравилась ему эта возня. А если интуиция что-то говорила, к ней стоило прислушаться.

Да и вообще, ситуация напоминала ему кое-что из его прошлого. Кое-что, о чем он не любил вспоминать.

- Мы пришли, - проговорил человек, остановившись у высоких окованных железом дверей какого-то дома.

Смахивало на тайный дом свиданий хорошо защищеный и богато обставленный. Внутри оказалось примерно, как Берт и предполагал. Его оставили в слабо освещенной комнате и велели ждать.

О днако долго ждать не пришлось, почти сразу в комнату вошла дама. Аристократка. Он безошибочно определил это по осанке и манере держаться. И шлюха. Это видно по глазам.

Женщина мельком взглянула на него и пригласила сесть.

Заговорила не сразу, некоторое время изучала его, давая ему в свою очередь полюбоваться. Да уж, любоваться там было чем, и похоже, дама осознавала, что ее красота это оружие. Наконец она заговорила:

- Мне нужно, чтобы вы кое-что сделали для меня.

- Я к вашим услугам, леди, - ответил Берт, галантно поклонившись.

Давненько он не играл в эти игры. Женщина едва заметно усмехнулась, и что-то хищное мелькнуло в ее взгляде.

- Я знаю, вас наняли сопровождать караван, верно?

Так вот откуда ветер дует. Значит, не показалось. Отпираться было бессмысленно, потому Берт просто промолчал.

- По пути вам надо будет встретиться кое с кем и передать э... товар в надежные руки. Я, - она чуть помедлила. - Хорошо заплачу.

- Я подумаю, леди, - уклончиво ответил он и прищурился.

Женщина смерила его оценивающим взглядом, облизала сочные губки.

- Надеюсь, у меня найдется, чем вас убедить? - спросила, выгнув бровь.

Да она клеит его. Думает, странствующий солдафон сейчас растечется лужей у ее ног и за один взгляд сделает все, что ей угодно? Ну-ну.

- Посмотрим, леди, что у вас есть

- Вы наглец! - фыркнула та.

Возмущенно, но с большой долей восхищения.

- Каков есть.

- Черт с тобой, - проговорила женщина, блеснув глазами, и начала расшнуровывать корсет.

- Леди, - бархат в его голосе стал осязаемым. - Я хочу развернуть свой подарок сам.

Не ошибся, повелась. Задышала глубже, глаза подернулись пеленой. Медленно подошел, не сразу, пусть потомится. И все это время держал ее взглядом. А когда наконец его пальцы распустили шнуровку и невесомо коснулись нежной кожи, женщину уже потряхивало от желания.

- Ты... Хорош... - прошептала она прерывисто.

- Вы еще не представляете, насколько, леди, - проговорил Берт и резким движением сдернул с плеч лиф ее платья.

Властно, грубовато. В этот момент он владел ею безраздельно.

- Да...

Она уже готова была отдаться. Но ему нужна была не женщина, а информация.

- Нет, - сказал Берт, поглаживая большим пальцем вершинку груди, а другой рукой касаясь ее губ. - Я не беру плату вперед, леди. Но запомни, после того, как дело будет сделано, ты моя.

- Катись к черту, наглец...

- Так это означает да? - мужчина чуть усилил нажим и протолкнул между ее губ два пальца.

- Да...

- Вот и хорошо. А теперь расскажите леди, что от меня требуется. И поподробнее.

***

Спустя недолгое время Берт вышел из этого дома, оставив распаленную страстью дамочку злиться. Однако красотка тоже оказалась неплохим игроком. Информации, что удалось у нее выудить, был мизер. И все-таки, этого оказалось достаточно, чтобы выстроить общую картину.

Не зря у него было стойкое ощущение, будто вся эта возня что-то напоминает. Только теперь он видел ситуацию с другой стороны, и не собирался повторять давнюю ошибку.

Надо было вернуться в таверну и дождаться вестника. До выезда, назначенного Таном, осталось еще прилично времени. Б ерт решил потратить его с пользой.

***

А во дворце правителя за несколько часов до этого произошли следующие события.

Глава 2

Стоило молодой принцессе уйти, как приторной улыбки на прекрасном лице леди Эрмины не осталось и следа.

Вчера пришла тайная почта от Императора, в которой ей прямо указали на ее неспособность выполнить простейшее поручение. Всего лишь покорить мужчину.

И теперь он отзывал ее обратно в столицу.

Как ни позорно это признавать, правитель Танбора, принц Сэмред, действительно оказался Эрмине не по зубам. Несмотря на все усилия, даже несмотря на то, что легко удалось заполучить его в постель, этот тип упорно не желал на ней жениться. А между тем, именно эту задачу ставил Император, отправляя ее в Танбор.

Таковы были условия, на которых он готов был помочь Сэмреду разобраться с заговорщиками, метившими на его место. Однако тот придумал кое-что получше. Он предложил Императору свою дочь.

После обмена посланиями было решено, что Сэмред тайно переправит девицу в распоряжение Императора. Даже Эрмина, с ее очерствевшей душой была впечатлена. Сколько цинизма нужно, чтобы обставить все так, будто он просит Императора стать опекуном девчонки, а на самом деле, просто подкладывает ее к нему в постель.

Не удивительно, что обмен устроил обе стороны. Но получилось так, что Император в ее услугах больше не нуждался. Невероятная досада терзала красавицу, непривыкшую к поражениям.

Усугублялось это еще и тем, что правитель Танбора имел наглость обратиться к ней за содействием. Просил ее, раз уж она все равно едет в столицу, взять с собой его дочь и лично проследить, чтобы та попала к Императору.

Конечно же, она обещала.

Но Эрмина готова была лопнуть от злости! Ее переполняли планы мести. Не стоит недооценивать женское коварство. И если Сэмред думает, что договорился с Императором, и теперь победа у него в кармане, то...

Она не станет его разочаровывать. Достаточно просто передать пару слов кому следует. А дальше все случится само собой.

- Леди Эрмина, - ее откликнул советник.

Тот самый, через которого к ней обратились за помощью заговорщики. Очень кстати.

- Леди, обед ждет вас. Позволите?

Оп подошел, протягивая руку, чтобы она могла опереться.

- Благодарю, - улыбнулась Эрмина.

Собственно, план мести созрел, а этот человек поможет начать приводить его в исполнение. Император с правителем Танбора договорились обо всем, а ее решили списать со счетов? Очень хорошо.

Было что-то извращенное в том, что она собиралась сделать.

Девчонка выедет отсюда, но кто сказал, что она попадет к Императору? Дороги нынче опасны, всякое может случиться... Пусть все выглядит так, будто Сэмред обманул Императора. Или может быть, Сэмреда обманули...

Не важно, кто. кого и как, главное, что на нее не падет ни тени подозрения.

- Как только все будет готово, я сообщу детали. - проговорила она на грани слышимости.

Тот едва заметно напрягся и кивнул в ответ.

- Я передам, леди.

Вот теперь ее улыбка была вполне искренней.

***

Правитель Тамбора тоже был не так-то прост, и в свою очередь подстраховался, прекрасно понимая, насколько навязанная ему фаворитка опасна. Он знал, что заговорщики уже не раз искали подходы к ней. Возможно, уже и нашли.

Нехватка времени и ограниченность выбора вынуждали его прибегнуть именно к ней. И как нельзя кстати сложилось то, что Император отзывал родственницу в столицу. Правда, Эрмина собиралась уезжать не завтра, и даже не через неделю, Но маленькое изменение планов, которое он задумал, только пойдет на пользу делу.

Ему необходима была поддержка Императора, чтобы удержать Танбор.  Тайная борьба с заговорщиками стала отнимать слишком много сил. Сэмред отчетливо понимал, что ради этого придется чем-то жертвовать.

Конечно, решение заставляло его морщиться. НО. В конце концов, не такая уж и ужасная судьба грозила Изольде. С другой стороны, если его свалят завтра, неизвестно, что вообще будет ожидать ее. А так, будет умной, сумеет прибрать к рукам самого Императора. Женщины живучи и хитры. Пробьется.

Оставалось только поставить дочь в известность.

***

Сбежав днем от леди Эрмины, Изольда надеялась спокойно отсидеться в своих покоях. Однако желанию не суждено было сбыться. Вскорости к ней пришел правитель.

- Отец, - подскочила она в смущении, опуская голову, как-то слишком часто они стали видеться.

- Садись, Изольда, - отец жестом отослал команьонку и прошел внутрь.

А потом сделал нечто, отчего у Изольды невольно глаза на лоб полезли. Вынул амулет, сжал его, и по периметру комнаты побежала узкая полоска голубоватого свечения.

- Ты маг? - прошептала она в священном ужасе.

- Нет, - ответил правитель. - Это амулет. Создает полог тишины. Нам надо поговорить, дочь.

- Да, конечно... - пролепетала та, догадываясь по виду отца, что разговор ей вряд ли понравится.

И действительно.

- Тебе придется уехать, - он взял короткую паузу, а потом заговорил снова. - Здесь опасно. Заговор... Меня могут свергнуть в любой момент. Ты отправишься под опеку Императора.

- Но отец, может быть, мне лучше вернуться в монастырь? - спросила девушка.

- Не перебивай! Ты отравишься в столицу к Императору этой же ночью. И будешь послушна ему во всем. Поняла?!

Еще долго звенело эхо его слов в комнате. Потом Изольда произнасла:

- Да, отец.

- Хорошо, - неожиданно смягчился он. - Тебе надо подготовиться. И... нельзя выходить из покоев до тех пор, пока за тобой не придут.

- Да. Я поняла, - опустила голову Изольда. - Но как я узнаю, что за мной пришли?

- Узнаешь, не беспокойся, - проговорил отец, уходя.

И запер ее.

***

Запер. Потому что ничего не должно было сорваться. Он не мог позволить себе такую роскошь. Теперь надо было еще поставить в известность фаворитку, что она отбывает этой ночью. Правитель предвидел, что та закатит сцену.

И не ошибся.

- Я никуда не поеду, тем более, ночью. На дорогах неспокойно, - решительно заявила Эрмина. - Император пришлет за мной людей...

- Дорогая, - мягко проговорил Сэмред, обнимая возмущенную красотку. - Тебя будет сопровождать отряд, и поверь, лучших бойцов нет у самого Императора. Видишь, я уже обо всем позаботился. И не надо так сердиться, у тебя будут морщины.

- А к чему такая спешка, мой принц? - капризно спросила дама.

Оставалось выдать крупицу правды.

- Потому что тут опасно, Эрмина, - непритворно вздохнул он. - Именно по этой причине я и хочу отправить вас с Изольдой раньше, чем начнется заварушка. Ты вернешься ко мне, дорогая. Но потом. Когда все закончится.

Она промолчала в ответ.

***

Она промолчала в ответ и сделала вид, что поверила и покорилась.

Но как только правитель ушел, Эрмина отправила камеристку к советнику. Оповестить, что планы меняются, и все переносится на сегодня. Гонка началась, и теперь кто раньше успеет, тот и победит в этой игре.

Уже после того, как ей доложили обо всем, что удалось узнать, Эрмина решила встретиться лично с тем загадочным паладином - наемником, о котором было столько разговоров. И переманить его на свою сторону.

Надо сказать, этот необычный наемник произвел впечатление. Да что там говорить, теперь она с нетерпением ждала, когда сможет заполучить его. Потому что рыцарь действительно был хорош.

Из тех, кто точно знает, что женщине нужно в постели.

Но помечтать о его грубоватых ласках можно было и потом, сейчас предстояло еще много чего сделать.

***

Изольду продержали взаперти до глубокой ночи. Она просидела в своих покоях совершенно одна, не было даже компаньонки Бейли. Как в заточении. Чего только не передумала.

И тут среди ночи появился отец. Велел собираться немедленно, на все не больше двадцати минут. Вместе с ним появилась и ее компаньонка. В руках она держала два тюка. Когда правитель вышел, вытащила из них одежду.

- Возьмите принцесса и надевайте, только быстрее, - и протянула ей простенькое линялое платье горничной.

Изольда не стала спорить и быстро натянула то, что ей дали. Судя по всему, приказ отца. Бейли, криво улыбаясь, проговорила:

- Вы уж простите, принцесса, но нам придется на время поменяться местами, - и влезла в ее одежду.

Потом натянула на Изольду какой-то затрапезный плащ, так, что ни лица, ни фигуры не видать. А сама накинула богатую мантилью, отороченную мехом, ту, что лежала во втором узле. Набросила на лицо капющон.

Именно в этот момент вернулся правитель.

- Готовы?

Оглядел обеих, удовлетворенно кивнул. Предупредил:

- В дороге, Изольда, во всем будешь слушаться Бейли. Сейчас для всех она принцесса, а ты ее больная служанка, поняла? Это для твоей безопасности, дочь. И лица не показывай никому ни в коем случае

- Я поняла, - проговорила Изльда, отворачиваясь.

Он еще давал компаньонке какие-то указания, Изольда не слушала. И смотреть на отца сейчас не было ни сил, ни желания.

Наконец он закончил. Помолчал немного, потом сказал:

- Все, пора. Идите, повозка готова, охрана ждет.

Не подошел. Не обнял. Ни слова на прощание. У Изольды словно что-то умерло в душе.

А после они втроем долго шли потайными коридорами, пока не оказались где-то на заднем дворе. Там их уже ждал вооруженный отряд. Отец о чем-то тихо говорил с начальником охраны , а они с Бейли быстро погрузились в наглухо закрытую повозку. Ту самую, в которой ее еще вчера привезли из монастыря.

Скрипнули колеса, Изольде показалось, что это рвется ее сердце.

Путешествие началось.

***

Наблюдая, как две закутанные в плащи женские фигурки скрылись Берт слушал последние указания, что правитель давал Тану, и вспоминал свой разговор с той дамой. Ситуация ему не нравилась, о чем он сразу оповестил товарища. Тот принял к сведению. И, понимая, что в дороге их будут ждать сюрпризы, усилил вооружение.

Наконец все приготовления были закончены, указания получены, отряд тронулся. И только сейчас правитель произнес:

- Вам предстоит взять с собой еще одну особу.

Тан вскинулся, потому что в этот момент к ним подъехало еще три повозки. И одетая в мужской наряд всадница, в которой Берт не без удивления узнал давешнюю заказчицу.

Теперь караван действительно тронулся, погнав с места в карьер по ночным улочкам. Чтобы к рассвету быть как можно дальше от города.

Глава 3

Закрытая повозка тряслась, подпрыгивая на ухабах. И Изольде, пыташейся хоть как-то приспособиться, приходилось все время цепляться за веревки, натянутые вдоль стенок того закутка, в который ее запихнули.

Что происходило снаружи, ей не было видно. Наступило ли там утро, или вообще, теперь будет вечная ночь, одному Богу известно.

Но, судя по всему, они все же удалялись от города. Потому что ухабов и камней под колесами становилось все больше.

И чем дальше увозили девушку от человека, что был ее отцом, тем больше ее охватывало странное чувство. Это шло вразрез со всем, что ей прививали с детства, но почему-то именно оно теперь казалось Изольде правильным.

Благодарность? Почтение? Да, конечно. Но это в прошлом.

Чужие друг другу. Отныне она этому человеку, так холодно и расчетливо распорядившемся ее жизнью, ничем не обязана.

А если ничем не обязана, так зачем же ей слепо исполнять его волю?

И это хорошо, что ее тут практически никто не знает. И очень кстати, что на ней эта простая одежда, а принцессой наряжена Бейли.

Надо попытаться сбежать. Улучить момент.

Будут же остановки по дороге. Не могут они вечно мчаться так вечно. И попытаться пробраться назад в монастырь. Вряд ли там ее станут искать.

Плохо, что она не знала дороги. И то, что они удалялись все дальше в сторону пустыни. Но Изольда почему-то была уверена, что сможет выбраться. Главное, суметь ускользнуть на первой же остановке.

Но бешеная скачка все продолжалась и продолжалась, и девушке стало казаться, что ей не будет конца. Однако в какой-то момент движение стало замедляться, а вскорости повозка и вовсе остановилась.

Снаружи послышалось бряцание оружия и и громкие голоса.

Пора, решила для себя Изольда.

Тот закуток, отгороженный полотнищем, куда ее поместили, находился в глубине, Зрительно сопоставив размер, девушка с самого начала пришла к выводу, что сидит у задней стенки повозки. И если аккуратно приподнять плотное полотнище...

И тут бряцание лошадиной сбруи раздалось совсем рядом. Изольда мгновенно затаилась и затихла. А потом чуть не обмерла, когда услышала:

- Не высовывайтесь принцесса.

Низкий бархатный мужской голос произнес эти слова очень тихо, а ей показалось, что гром отдается в ушах. И что вообще, этот мужчина, кто бы он ни был, видит сквозь стены. Стало страшно. Мысль о том, что сбежать будет легко, испарилась сама собой.

- А если вам что-то нужно, воспользуйтесь малыми удобствами, - также тихо, на грани слышимости.

Что? Что...???

Изольда чуть не взвилась от возмущения. А потом застыла, зажав рот ладонью. Глаза на лоб полезли. Пока ей никто не напоминал о потребностях, они и не напоминали о себе...

Неизвестно, что было бы дальше, но снаружи послышался капризный женский голос:

- Господин рыцарь! Берт, будьте любезны, помогите мне спешиться!

Рыцарь? Берт? Хммм...

Голос фаворитки отца Изольда узнала сразу. Значит, и она здесь. Неприятное чувство, будто жабы коснулась.

- Одну минуту, леди, - с ленцой ответил бархатный мужской голос.

По звуку Изольда поняла, что рыцарь спешился. Послышались удаляющиеся шаги. И стало отчего-то так досадно, что...

Как раз в этот момент дернулась полотнище, которым была перегорожена повозка, Изольда еле успела поправить все как было и метнуться в противоположный угол. Просунулась голова Бейли:

- Принцесса, - шепнула она. - Вы как, прогуляться не хотите?

- Я... а... даа... - промямлила Изольда.

И тут же ей в закуток просунули ночной горшок.

- Гуляйте, принцесса.

Да что же это такое!

- Бейли! Убери это сейчас же! Я и не подумаю...

Где там, Бейли уже исчезла. Пока «гуляла», мысли о побеге с новой силой полезли в голову. Но тут у самого задника повозки снова раздались шаги, и кто-то вскочил на лошадь. Изольда вспыхнула, как будто неведомый охранник застал тут ее голой.

Он что теперь, так и будет тут ее сторожить?

Однако додумать не удалось. Пока она пыталась прислушиваться к тому, что происходит снаружи, горшок исчез, зато снова возникла Бейли.

- А теперь руки мыть и кушать. На все про все пять минут, принцесса.

- Что?

- Рыцарь Берт сказал, выдвигаемся через пять минут.

Изольда с досадой осознала, что побег опять откладывается.

- А почему такая спешка?

- Потому что нас преследуют. Нам и так повезло, одну засаду миновали. Вы ешьте, не тратьте время, а то в дороге все кишки вытрясет.

Приняв справедливость слов компаньонки, Изольда стала торопливо жевать. Но один вопрос все же не давал покоя:

- Этот рыцарь Берт, кто он? - спросила она нейтрально.

- Тот, кто отвечает за безопасность, - буркнула Бейли.

- Начальник охраны?

- Нет. Ваш телохранитель.

Вот как. Значит, этот бархатный голос... И только хотела спросить, если это ее телохранитель, почему тогда леди Эрмина им распоряжается, как Бейли вдруг резко оглянулась, призывая к молчанию.

- Все леди, заканчиваем, - и быстро собрала остатки.

Снаружи раздался шум, громкий голос подал короткую команду, поднимая караван.

Опять бешеная скачка.

***

Он не зря погонял караван во весь опор. Тан в этих вопросах доверялся ему безоговорочно, потому что чутье Берта никогда не подводило. И благодаря тому, что выехали чуть раньше и кое-где срезали по пути, им удалось первыми чисто проскочить то небольшое ущелье, где по словам его прекрасной заказчицы, их должны были «встретить».

Зато фурией шипела на него леди Эрмина. Большую часть дороги требовавшая, чтобы он постоянно торчал рядом. Ее претензии он отмел просто. Если те, кто должен был их «встретить» не явились, не его вина. Его задача доставить товар.

Кому надо, мест в пустыне много, пусть организовывают новую встречу.

Изображая солдафонское безразличие, он внимательно наблюдал за дамой. Коварна, опасна. И уже отправила двух вестников. Явно в скором времени их будет поджидать новая засада. Все это только усиливало в нем внутренний протест, и желание сделать все по-своему.

Но дамочка слишком уж явно проявляла к нему интерес, это заставляло Берта морщиться. Видимо, все-таки придется навестить ее этой ночью и наградить парой оргазмов. Он хмыкнул, не самая неприятная работа.

Но все это после. Потому что осматриваясь во время короткого привала, Берт поднимался на ближайший холм. И по темному облачку на горизонте понял, что за ними погоня. Сказал об этом леди Эрмине, когда она в очередной раз потребовала его к себе. И та отчего-то внезапно побледнела. Похоже, новые игроки в игре?

Что же касается принцессы...

Тут Берт нутром чуял подвох.

Вся эта возня вокруг девушки ему откровенно не нравилась. И хотя судьба дочери правителя его никак не касалась, он почему-то чувствовал за нее ответственность.

Странно. Может быть, потому что кроме него до молоденькой принцессы никому не было дела? Даже родному отцу. А может...

Он не знал откуда вообще взялось странное предчувствие, что все это происходит с ним не случайно. Что, возможно, жизнь дает ему шанс расплатиться по старым счетам.

Как сказала его заказчица, товар. Товар?

Что ж, он постарается, чтобы товар остался в целости и сохранности.

Дело чести.

Дело чести? Давненько он произносил этих слов применительно к себе.

Берт мыслено усмехнулся, ощущая странный душевный подъем, и гаркнул во все горло, подгоняя караван.

***

По странному стечению обстоятельств, а может быть, то была рука судьбы, но правитель Танбора не ошибся, торопясь отправить дочь и почетную гостью. Не успел он выпроводить караван, как той же ночью ударили заговорщики.

Сэмреду повезло, что находился в сети потайных коридоров дворца, в момент, когда в его спальню ворвалась вооруженная толпа. Ближайших слуг изрубили, а покои подожгли. В начавшейся заварухе ему чудом удалось выбраться незамеченным, а потом с горсткой преданных людей уйти улицами ночного города.

Разумеется, предателей хватало, однако были у принца Сэмреда и сторонники, Едва оклемавшись, собрал силы и к утру отбил дворец назад. Но теперь ситуация обострилась настолько, что он находился на осадном положении. Не видя другого выхода, немедленно послал вестника Императору.

Но ведь и враги не сидели сложа руки.

Претендентов на место правителя провинции Танбор было несколько. Однако всерьез таковыми можно было считать троих. Генерала Хебриса, князя Неира из местных аристократов и господина Лиама. Человека  -загадку, в число занятий которого входила и торговля, и разбой, и меценатство.

И если леди Эрмина имела в сообщниках генерала Хебриса, то остальным тоже ничего не мешало орудовать в городе и одновременно интересоваться маленьким караваном, везущим в столицу Империи ценный груз - наследницу. Как, впрочем, и Императору, и любому, кто тут ходил с бандами разбойников.

Тут уж самой леди Эрмине впору было задуматься о своей безопасности. Потому что Император далеко, а бандиты близко. В свете всего этого рыцарь Берт приобрел в ее глазах еще большую ценность. Леди решила его немного задобрить.

***

Любая скачка рано или поздно должна заканчиваться, потому что людям и лошадям нужен отдых. Они и без того были в дороге с ночи и почти весь день гнали. Ближе к вечеру, убедившись что погони на горизонте пока что не видно, Берт объявил привал.

И вовремя. Люди основательно подустали, только многолетняя привычка наемников к длительным переходам позволяла им не валиться от усталости.

Место для ночлега Берт выбрал удачно. И не торчали в чистом поле, а были защищены естественными преградами, и подобраться незамеченно к лагерю сложно. Оставалось выставить посты, но этим займется Тан. Сам же он...

- Господин рыцарь! Будьте любезны, подойдите на два слова.

Все это время, пока люди Тана быстро разбивали лагерь, он просто спиной чувствовал взгляд этой дамы.

- Да, леди, одну минуту.

Его отчего-то тянуло проверить повозку, в которой ехала принцесса. Беспокоило что-то на уровне непонятного предчувствия. Он специально прошелся мимо, дождался, пока колыхнутся полотнища, закрывавшие вход. И тогда подошел вплотную.

- Принцесса? - спросил еле слышно. - Вам что-нибудь нужно?

- Н ет, спасибо.

Голос... И взгляд. Взгляд, что ему удалось разглядеть сквозь щель между полотнищами. Острый, пронизывающий, оценивающий. Слишком уж он напоминал взгляд наемника, такого же, каким был он сам. Не вязалось это с молоденькой принцессой.

- Господин рыцарь! Мне долго ждать?

Берт перекосился, не отстанет.

- Уже иду, леди.

На сей раз он был так зол, что собирался заставить эту дамочку орать на весь лагерь, как мартовскую кошку.

Леди силеда на краю повозки, свесив вниз ножки в изящных туфельках. Она успела переодеться, и теперь на ней был капот, а под ним, как подсказывал Берту опыт, ничего.

- Я к вашим услугам, леди, - тихо проговорил, подходя вплотную и становясь так, что ее колени почти касались его груди.

- Вы не могли бы... - начала она томно.

- Мог бы, - пробормотал Берт.

Быстро огляделся, не смотрит ли кто. А потом подхватил ее под колени, одновременно раздвигая. Втолкнул внутрь и влез следом, мгновенно оказавшись сверху.

- Ах...! - вскрикнула та.

- Рано, леди, рано, - шепнул он ей в ушко своим бархатным голосом, ощущая, как женщина дрожит от страсти в его руках. - Я еще не начинал. Будешь кричать, накажу.

Похоже, эти слова сдернули планку, потому что она застонала еще громче.

И тут он начал.

***

Когда они наконец остановились на ночлег, Изольда уже была в полном изнеможении. Отбила себе все, что можно, хотелось есть и спать. Но мысль о том, что ночью может появиться возможность для побега, не оставляла ее. Потому она не стала спорить, когда Бейли снова предложила сделать все свои дела прямо в повозке. Не стоило тратить силы на препирательства, тем более что ей нужно было усыпить бдительность компаньонки.

А вот неожиданно появившийся у повозки рыцарь заставил понервничать и ее, и Бейли. Та после этого почему-то выглядела напряженной, словно кошка, а у Изольды всю усталость как рукой сняло.

Бейли прилипла к щели между полотнищами, закрывавшими вход, и что-то высматривала, изредка чертыхаясь сквозь зубы. Вообще, Изольда сразу заметила и не раз поражалась некоторым странностям ее поведения. Вот как сейчас. Об этом стоило призадуматься.

Но именно сию минуту Изольду волновало совершенно другое.

Леди Эрмина, которая усиленно зазывала к себе ЕЕ телохранителя. И как тот отвечал ей своим обволакивающим бархатным голосом.

«Я к вашим услугам, леди»

Это бесило...

А потом они странно шептались, на грани слышимости, вызывая у Изольды глухое раздражение. Но тут до нее еще стали доноситься совсем другие звуки...

Что это сейчас было?

Что. Это. Было?!!!

Нет уж, когда до нее стали доноситься громкие стоны этой окаянной развратной твари, Изольда не выдержала и решительно полезла наружу. Ни секунды здесь не останется!

Бейли схватила ее в охапку, заталкивая внутрь, завязалась борьба. Изольде было уже плевать на все. Нельзя вечно терпеть и вечно бояться, однажды наступает предел. Потому она отбивалась изо всех сил, пока Бейли стискивая, заталкивала ее обратно.

И вдруг все прекратилось. Бейли отлетела куда-то в сторону, и теперь совсем другие руки держали ее, словно стальные клещи.

Он. Телохранитель. Рыцарь. И когда только успел...

- Что здесь происходит? - низкий угрожающий рык. никакого бархата в голосе, сталь.

Не получив ответа, он снова встряхнул Изольду.

- Как вы смеете! - опомнилась Бейли, зашипев: - Я принцесса!

- Помолчи, - тихо рыкнул он. - Я и сам вижу, кто здесь принцесса.

И сдернул с Изольды капюшон, закрывавший лицо.

Сдернул и странно застыл, глядя ей в глаза.

В тот момент Изольда была рассержена. И почему-то смертельно обижена тем, что он был с этой... И, собираясь высказать все, что думает об этом, с позволения сказать, рыцаре, зло на него уставилась. Но под его яростным взглядом слова забылись, и запал ругаться испарился. Она смотрела на него открыв рот. Глупо, но ничего не могла с собой поделать.

И тут рыцарь, словно опомнившись, отпустил руки и отвернулся. Резко бросил ей на ходу:

- Прикройтесь принцесса.

И выбрался из повозки.

Что это было...

Глава 4

Что это сейчас было?

Он вылетел от той девчонки как ужаленный. Кажется, его звала высунувшаяся из повозки Эрмина. Отмахнулся не оглядываясь. Ноги сами несли его дальше оттуда.

Дальше. Взобрался на холм, у подножия которого был разбит лагерь. И только там, оставшись один в темноте, выдохнул.

Что с ним только что было?

Глаза.

Глаза этой девочки. Синие, ярко светящиеся изнутри.

Они мгновенно напомнили глаза другой девушки. И это словно отбросило на двадцать лет назад, снова заставив чувствовать себя проклятым идиотом...

Однако спустя короткое время он отошел, встряхнулся. Сейчас, когда первое впечатление отпустило, Берт мог бы сказать, что глупо повелся. Ничего общего.

Та, другая была как морской ветер. Он даже на мгновение вновь ощутил ее запах, от которого когда-то давно сходил с ума. Но то воспоминание больше не имело над ним силы, только немного застарелой горечи.

А эта... Те же синие глаза. Эта похожа на ручей, тихий и незамутненный. И пахнет совсем иначе.

И все-таки. Что-то в них обоих было общее.

Берт вдруг совершенно ясно осознал, что девчушка, которую ему предстоит охранять, для него опасна. Пнул с досады пучок травы под ногой, и уставился в темноту.

Потер обеими руками лицо.

И вдруг уловил в темноте движение.

Наносной шелухи как не бывало. Все чувства, будоражившие душу, мгновенно улеглись. Осталось только холодное сознание.

Опасность. Их преследуют. И к ним подобрались гораздо ближе, чем он мог бы предполагать.

Берт поморщился. Зря он не проследил тогда, кому эта тварь Эрмина отправляла вестников. Потому что он слишком хорошо изучил местность и все вокруг, прежде чем дал добро на привал. И никаких преследователей в обозримом пространстве не было.

Значит магия. Получается, их вели, скрытые под иллюзией? Слишком сложно и энергозатратно. На такое способен только очень сильный маг, такой как... Император, кто-то из его придворных магов. Или кто-то из тех новых игроков, кого он еще не знал?

Сплюнув с досады , Берт сжал кулаки. От былой магической силы в нем  остались жалкие крохи. А ведь когда-то и он был сильным магом, Настолько сильным, что не побоялся бросить вызов дракону. Впрочем, если вспомнить, каким идиотом он был...

Сам виноват во всем. И эта потеря всего лишь расплата за ошибки прошлого.

Зато теперь у него есть его меч. И не такое уж плохое новое имя.

Еще некоторое время Берт наблюдал за движением в темноте, потом стремительно скатился с холма вниз. Надо было предупредить Тана, поднять людей и приготовиться к атаке.

***

С Изольдой тоже творилось не самое приятное. После лихорадочного возбуждения вдруг наступила апатия. Своим вмешательством телохранитель сбил ее истерику, она успокоилась, но...

Но теперь ее потряхивало мелкой дрожью. Девушка забилась в угол, не зная, что думать. Почему он так странно себя повел, когда ее увидел? Так отчужденно и зло, будто змеи коснулся или призрака? И почему она так странно на него реагировала? Что с ней вообще было? Столько вопросов и ни одного ответа...

Кстати, она заметила, что мужчина был полностью одет.

Так не примерещились же ей кошачьи вопли Эрмины?

Значит, он все-таки был с ней? От этой мысли Изольде становилось трудно дышать. Непонятная злость поднималась в душе. Если когда-нибудь доведется встретиться с отцом, он узнает все!

Впрочем, Изольда отдавала себе отчет, из-за чего злится. И это было стыднее всего принять. Ей должно быть безразлично! Безразлично, с кем спит ее телохранитель!

Но безразлично почему-то не было...

***

Когда Берт вихрем влетел в лагерь, Тан уже ждал его.

- Что?

- Поднимай людей. Нас, похоже. нагнали.

Тот только молча кивнул и уже собрался идти, как Берт схватил его за руку.

- Надо разделить отряд.

- Сколько тебе нужно?

- Я возьму треть и встану с западной стороны холма. Ты с другой третью закроешь подход с востока. Остальные у повозок. Выбери себе заместителя.

- Хорошо, - нахмурился Тан, понимая, что без причины паладин не стал бы предлагать такие меры. - Гримао возьмет остальных, я ему доверяю. Берт, чего ждать?

- Чего угодно. Постарайтесь не потерять лошадей.

С этими словами, он хлопнул старого товарища по плечу и направился к леди Эрмине, которая уже высунулась из повозки и проявляла признаки беспокойства.

- Берт, куда ты пропал? - капризно надула губки важная дама.

Вместо ответа он без предупреждения выбросил руку и схватил ее за горло, подтягивая к себе.

- Кому вы отправляли вестников, леди? - прошипел едва слышно ей в ухо.

- Да как ты смеешь..! Мужлан!

Губы мужчины чуть скривились подобием улыбки, стальные пальцы сильнее сдавили нежную шейку.

- А... а... Я... аххх...

- Яснее, я не слышу, - и немного ослабил хватку.

- Императору, - просипела та. - И генералу Хебрису.

- Молодец, умная девочка, - саркастически заметил Берт, отбрасывая ее внутрь.

И не оглядываясь пошел к той повозке, в которой везли принцессу.

- Не смей уходить от меня! Мерзавец! - кричала она ему в спину. - Ты пожалеешь об этом! Император узнает, что ты меня принуждал, и тебя четвертуют на площади!

Но Берту на вопли дамы было плевать.

Сейчас его волновало совсем другое.

Подойдя к повозке принцессы, резко отодвинул полог. Чтобы тут же наткнуться на нож в руке той, кого, как он понял, приставили к принцессе с определенной целью.

- Спрячь, - тихо шепнул ей.

Из-под капюшона на него сверкнули не совсем человеческие глаза. Впрочем, он и не сомневался, что с этой компаньонкой дело нечисто.

- Ты наемница? - спросил на грани слышимости.

Женщина промолчала в ответ. Берт понял, что молчание в данном случае обозначало согласие. Но все же спросил:

- Тебя наняли беречь и защищать ценный груз?

- Да, - неохотно прошипела наемница.

- Хорошо.

Потом, повысив голос, проговорил громко:

- Принцесса, ни при каких обстоятельствах не покидайте повозку. Вы меня слышите?

- Да, - повторила переодетая принцессой компаньонка.

Но Берту этого было недостаточно. Сколько он мог судить о настоящей принцессе, девушка импульсивна, он хотел добиться от нее твердого слова.

- Вы поняли, принцесса? - повторил свой вопрос, но уже тихо.

И только когда девушка неохотно обещала, переключил свое внимание на компаньонку.

- Как тебя зовут?

- Бейли, - ответила та.

- Бейли, у тебя есть что-нибудь, кроме этого ножа?

Та хмыкнула и утвердительно кивнула. И даже какое-то превосходство зажглось на миг в ее глазах.

- Это хорошо. Потому что я не знаю точно, с чем нам сейчас нам придется столкнуться. И.. Что бы не случилось, не выходите из повозки, пока все не закончится.

Наемница кивнула в ответ. Берт опустил полог, но он не мог уйти. Почему-то медлил. Не хотелось оставлять их одних, хоть и под защитой трети отряда.

Основного удара Берт ожидал именно с запада и собирался встретить его сам. Вдвоем с Таном они перекроют подступы с обеих сторон, и по идее, до повозок налетчикам добраться не удастся. Но...

Это беспокойное чувство. Ощущение опасности.

И боялся он не за себя.

О днако медлить дольше нельзя. Треть отряда под командованием Гримао рассыпалась вокруг повозок, его треть уже заняла оборону, Тан со своими тоже был на месте. Пора.

Берт вскочил на коня и поскакал вперед, вытаскивая на ходу меч.

***

Когда рыцарь сказал Бейли, что они не выходили, что бы ни случилось, ей стало очень страшно. Но даже не за себя, потому что она не слишком хорошо представляла, что вообще происходит и зачем.

Просто... Изольда на миг представила, что этого странного мужчину могут убить. И от этого ее словно залило холодом. Пусть она была на него зла за Эрмину, пусть он был груб и слишком резок. Но он был единственным, кто действительно о ней беспокоился.

Взволнованная Изольда высунулась из своего закутка.

- Бейли, что там? - спросила шепотом.

- Принцесса, давайте вы будете сидеть тихо. Ясно?

- Да, я поняла. Прости, я больше не стану устраивать...

- Вот и хорошо, - проговорила та, выглядывая через щели в пологе.

- Что там, Бейли? - простонала Изольда, понимая, что просто сойдет с ума от неизвестности.

Не то, чтобы Изольде было страшно. Но да ей было очень страшно!

- Пока ничего интересного, принцесса. Ждем нападения.

- А... Кто на нас нападает?

- Пока не известно. Рыцарь сказал...

- Его же не убьют? - выпалила Изольда, бледнея. - Я не прощу себе...

- Эй, он ваш телохранитель, леди, - усмехнулась Бейли. - Да и не похож он на того, кто даст себя убить в первом же бою.

- Да?

Девушка немного успокоилась. Но снаружи доносились разные звуки. Тихое металлическое позвякивание, шумное дыхание наемников, окруживших их повозку, шорохи. И она, понимая, что просто не выдержит, взмолилась:

- Бейли, я так не могу, мне надо видеть!

- Не на что тут пока смотреть, принцесса, - процедила Бейли, внимательно всматриваясь куда-то вдаль.

Потом оглянулась на нее, махнула рукой и шикнула:

- Ладно, идите сюда. Только чтоб носа не высовывала! Ясно?!

- Да! - чуть не взвизгнула Изольда, которой наконец-то дали увидеть в щелочку, что происходит снаружи.

И вся подобралась, выискивая взглядом высокую фигуру рыцаря. Вокруг повозки притаились люди из отряда. Их напряженные позы и сосредоточенные лица прямо говорили об опасности. Изольда скользнула глазами по другим повозкам, столкнулась взглядом с леди Эрминой, похолодела и отшатнулась.

Фаворитка отца смотрела прямо на нее, словно могла видеть сквозь полог, и столько жестокости и неприкрытого злорадства было в ее взгляде, что девушка опешила. За что? Что такого она ей сделала?

Собралась выглянуть снова, но в этот миг все и началось.

Глава 5

Бейли толкнула Изольду за спину, но та успела увидеть, как Эрмина отправляет еще одного магического вестника. А потом рядом с повозкой свистнула стрела и компаньонка, она же наемница, заорала:

- На пол!

А сама, же резко пригнувшись, одной рукой вскинула небольшой арбалет, а другой непонятно откуда вытащила странной формы изогнутый меч.

***

Берт ждал нападения и был готов. Правда, так и не ясно, с кем придется сражаться, и какое оружие противник применит, но он ожидал, что возможно, враг использует магию. Так и оказалось.

Первыми на них во весь опор неслись мечники, укрытые тяжелыми светящимися от магии, щитами. А за их спинами шла основная масса, вооруженная легкими луками и арбалетами. Не так уж и страшно, удержать магический щит - защиту от стрел у него вполне хватало сил. Но, к сожалению, он не мог прикрыть щитом всех. Впрочем, люди в отряде были опытные, каждый неплохо управлялся на своем месте.

Зато он узнал преследователя.

Мастер Лиам. Они даже взаимно раскланялись, поприветствовав друг друга. Как-то раз Берту приходилось перегонять для него караван. Полезное знакомство.

Рыцарь Берт был удивлен. Не знал, что Лиам настолько сильный маг, чтобы прикрывать иллюзией отряд всадников весь день. К тому же, как он понял слежка за ними велась еще раньше.

Люди его отряда пока что успешно справлялись, и Б ерт даже надеялся отбиться без потерь. Улучив момент, оглянулся посмотреть, как обстоят дела у Тана, и обомлел.

С вершины холма прямо в центр, где стояли повозки с женщинами, спускались вооруженные «тени» Императора. Откуда они тут взялись?! Это уж точно дело рук Эрмины. Злобная тварь!

Однако... Эта опасность была уже куда серьезнее!

Понимая, что счет пошел на секунды, Берт отдал приказ, чтобы его люди шли за ним. А сам рванулся в центр, благодаря Бога, что заранее приказал впрячь лошадей в повозки. Уже подскакав, крикнул Тану:

- Разделяемся! Сдавайся «теням»! Возьмешь под охрану леди Эрмину, ее не тронут люди Императора!

Сходу перепрыгнул в повозку и погнал ее в распадок между холмами.

***

Счет действительно шел на секунды. И в тот момент все смешалось, двигаясь сумбурно, но точном в соответствии с его планом.

Как только его треть отряда оставила свои позиции, воодушевленные их «бегством» люди Лиама, хлынули следом. И теперь они на полном скаку сталкивались с «тенями». Завязался бой.

Тан дураком не был. не раздумывая сдался «теням» и заявил, что сопровождает родственницу Императора. Естественно, его не тронули.

Зато Леди Эрмина истошно орала и требовала именем Императора, чтобы за беглецами была отправлена погоня, а гнусного мерзавца безземельного рыцаря, поймали и казнили. Погоню, конечно же, отправили. Но люди Лиама, не желавшие ни умирать, ни сдаваться, оттягивали на себя часть сил. В результате сумятицы стало еще больше.

Все это дало рыцарю драгоценное время, чтобы увести оттуда почти половину отряда и самое главное - девушку. За нее он боялся больше всего.

Сейчас он гнал как никогда. Еще готовясь поставить там лагерь, Берт приметил все возможные пути отступления и на всякий случай запомнил лазейку между холмами. Он как-то пользовался этой дорогой в старые времена. Узкий распадок вел к каменистому ущелью. След там не взять.

А из ущелья был ход в целую сеть пещер, где можно спрятаться.

И если они успеют...

Успели.

Успели юркнуть в ответвление, уходящее вбок и укрыться за скалами. Там быстро выпрягали лошадей из повозки, пересадили женщин верхом, а погоня тем временем пронеслась по ущелью мимо. И как только утих грохот копыт, выехали из укрытия, бросив там повозку, вернулись обратно и оттуда уже ушли коротким ходом в пещеры.

***

Оторвались! Но теперь надо было срочно уходить вглубь. И увести лошадей. Л ошади им еще пригодятся.

Берт спрыгнул с коня и подошел помочь принцессе.

Странное смятение испытывал он. Там, в ущелье, разгоряченный погоней, он, подсаживая девушку в седло, не мог отдаться ощущениям в полной мере. Слишком спешил, слишком опасно, враг рядом, все на волоске.

Но даже тогда, когда казалось, ничто не могло отвлечь его, синий взгляд девушки, полный восхищения, был для него как удар поддых. А ее тонкое тело под его руками...

Рыцарь невольно сжал пальцы, почувствовать это вновь.

И тут же обругал себя идиотом. Возможно, оттого так резко прозвучал его голос, когда он сказал, ссаживая ее с коня:

- Позвольте вам помочь, принцесса.

Она потупилась и пробормотала что-то невнятное. Наверное, потому его руки сжались чуть сильнее и не сразу выпустили девушку из объятий.

Он снова обругал себя идиотом, тут же отвернулся и отошел подальше.

- Быстрее! - рыкнул, обращаясь ни к кому конкретно и ко всем одновременно.

И первым ушел в проход.

Изольда застыла, глядя ему вслед. Глупо, что она не смогла сдержать свои чувства. Еще глупее, что ему ее восторженная благодарность ни к чему. И вообще, похоже, этот рыцарь - телохранитель ее терпеть не может. Изольда внезапно разозлилась на себя и на него.

Конечно! Она же оторвала его от приятных занятий с этой... Эрминой! А теперь развратная отцовская фаворитка грозится четвертовать его на площади! Одни проблемы вместо хорошего заработка.

И все из-за нее...

Злость сдулась, осталась досада. На себя, на жизнь, на все.

Сзади подошла Бейли и легонько подтолкнула ее.

- Не стойте, принцесса. Нам надо спешить.

Черт побери, все ей указывают, что делать. Все решают за нее. Словно она вещь. Обезличивают.

- У меня есть имя, - буркнула Изольда и пошла за компаньонкой следом.

Бейли вела в поводу двух лошадей, свою и ту, на которой ехала принцесса.

- Ну что вы, принцесса, - проговорила Бейли в ответ. - Обращаться к вам по имени, это слишком большая вольность.

- А хватать меня и тащить неизвестно куда не большая вольность? - огрызнулась Изольда.

Бейли вдруг остановилась:

- Пожалуй, вы правы, принцесса. Ну... раз вы настаиваете, то давайте знакомиться заново. Меня зовут Бейли. Я ваша компаньонка и по совместительству личная охрана.

- Угу, - пробормотала девушка. - Очень приятно. А я Изольда и по совместительству ценный трофей.

Компаньонка тихонько засмеялась:

- Да вы умеете шутить, принцесса?! То есть, Изольда. Простите, но не ожидала.

- Это почему же? - осведомилась Изольда, забирая у компаньонки повод своего коня. - Я такой же человек как и все.

Е й надоело быть бесправной вещью, хотелось хоть что-то делать самой. Бейли хмыкнула, но повод отдала. И тут до них донесся недовольный окрик рыцаря:

- Не задерживайте движение, принцесса!

Изольда даже невольно сжалась. Они действительно отстали, остальные уже успели углубиться в проход. Но не так уж и намного. А эта неприязнь в его голосе резала не хуже стали.

Однако рыцарь еще не закончил выговаривать.

- Собираетесь ехать верхом по пещерам, принцесса? Не забывайте, что своды тут местами низковаты. Да и лошади устали и не кормлены.

Разве ее вина в том, что они все здесь оказались?! Она заложница обстоятельств, в конце концов, за что он с ней так?

- Я не собираюсь ехать верхом, - проскрипела Изольда, когда смогла говорить.

Шумно выдохнула и быстро пошла вперед. Девушка не видела, как Бейли прищурилась, переводя взгляд с нее на удалявшуюся спину рыцаря, задумчиво шевельнула бровями и пошла следом.

***

Недовольно сплевывая, Берт ускорил шаг. Зря он так сорвался. Ему вовсе не хотелось обижать девушку, просто для себя сохранить дистанцию. Похоже, она обиделась. Но так даже лучше.

Рыцарь не зря торопил свой маленький отряд. Думается, не одному ему известно об этих пещерах. И раз господин Лиам, вернее, мастер Лиам, как он сам себя называл, разбойничал в этой пустыне, он, несомненно, догадается, куда они могли скрыться.

И не он один. Так что скоро здесь будут и «тени» Императора, и солдаты генерала Хебриса. И вообще, любой, кому что-то известно о том, что правитель Тенбора отправил дочь и наследницу в столицу. Ни один уважающий себя разбойник - искатель легкой наживы не пропустит столь ценный приз.

Хорошо было то, что в этом пещерном лабиринте множество ходов. Не зная точно, в какой именно беглецы направились, найти их будет непросто. Это даст небольшую фору. Передышку. Плохо, что в пещерах нельзя сидеть вечно. Выходов из пещер было несколько, главное успеть раньше, чем противники перекроют все.

Потому, дождавшись, чтобы все миновали этот коридор, Берт завалил проход.

***

Пыль осела, Берт постоял еще немного. Повезло, что у него хватило сил устроить завал. Хотя магии почти и не осталось, но... повезло.

Теперь его маленький отряд был отрезан от преследователей. Можно хоть ненадолго вздохнуть свободно. Однако предстояло скорее добраться до так называемых схронов, которых тут, в пещерном лабиринте, было довольно много. Б ерт сам в свое время, когда ходил с караванами по этой пустыне, сделал несколько. На всякий случай, думал, может пригодиться.

Вот и пригодилось, если, конечно, еще не разорили.

Он беспокоился о лошадях, которых у него сейчас было семнадцать. В пещерах были источники с хорошей водой, но лошадей надо чем-то кормить. И людей надо кормить. У него кроме двух женщин было четырнадцать мужчин. Да плюс он сам. С Бертом ушла третья часть отряда Тана и еще четверо из той трети, что охраняла повозки.

Но куда больше он переживал за женщин, точнее, за девушку, которую должен был оберегать от опасности. Мужчины - черт с ними, могут и голодать, и спать на голой земле. Бейли наемница, ей тоже не привыкать к различным тяготам походной жизни. А вот девчушка... За нее он тревожился больше всего. Не хотелось, чтобы она простудилась или поранилась. Или, не дай Бог, заболела. Этого он бы себе никогда не простил.

Но наряду с сугубо практическими мыслями в голове рыцаря вертелся большой и важный вопрос, на который у него не было ответа.

Волевым усилием Берт отбросил все к черту. Надо решать проблемы по мере поступления. Сейчас первое - обогреть и накормить. Дальше видно будет.

***

Все это, разом навалившееся, было для Изольды слишком. Она страшно устала, ее знобило. И вообще, чувствовала себя пришибленной.

А дорога по пещерным коридорам все не кончалась и не кончалась.

Наконец они добрались до одному только рыцарю ведомого условного знака, выцарапанного на скальной стенке коридора, и он скомандовал привал. Изольда чуть не повалилась в изнеможении прямо в коридоре. И честно говоря, думала уже, что они прямо тут в проходе и заночуют.

Но рыцарь и еще двое из людей его отряда стали что-то делать под знаком на стене. Ей не было видно, да и глаза закрывались, просто с какой-то момент кусок стены неожиданно выкрошился, открывая ход в просторную камеру с высоким потолком.

Схрон. Рыцарь сказал, что это схрон. Не разоренный!

И там есть запасы еды и топлива. И фураэж для лошадей.

И даже вода! Поблизости в боковых ответвлениях сальных коридоров был ход к источнику.

Вода...

При мысли о воде у Изольды прикрылись глаза от блаженства. Она сидела на полу, привалившись к стене, отдыхала, собираясь с силами, чтобы встать. И вдруг услышала голос Берта:

- Принцесса, не хотите помыться?

Мгновенно открыла глаза , уставившись на него. И засмотрелась. Ее телохранитель присел рядом с ней на корточки. Этот хмурый вид и странный взгляд темно-серых глаз. И голос, такой невероятно бархатный и низкий...

- Поторопитесь, - пояснил, разрушая ее грезы. - Потом я буду поить лошадей.

Все мгновенно рассеялось.

- Да, конечно, куда идти?

- Я провожу вас, - он уже встал и отошел в сторону, словно ему неприятно было рядом с ней находиться. - Если вам нужна помощь, возьмите с собой компаньонку.

Бейли уже была рядом. Изольда подскочила, чувствуя себя последней дурой. И. пока они вдвоем шли за телохранителем к источнику, клялась себе, что больше вообще не взглянет в его сторону.

Глава 6

Он старался держаться нейтрально, но почему-то выходило гораздо резче, чем хотелось. А девушка сразу замыкалась в себе, ее синие глаза мгновенно прятались за ресницами, лишь иногда выдавая сердитым блеском, что она обижена.

Но что он мог поделать?

Берт видел, что она устала, вода освежит ее придаст сил, хотел как лучше. Черт бы его побрал. Стоило подойти и утонуть в ее глазах, как... Чееерт.

Наверное, было бы проще, если бы там не ошивалось еще четырнадцать наемников. Люди Тана заставляли чувствовать себя напряженно. Тану Берт доверял, потому что они с ним не один пуд соли съели и не раз бывали на волосок от смерти. Но этих людей он не знал.

Просто, когда-то давно, у него уже была армия, наспех сколоченная из наемников. Армия, бросившая своего командира в первом же бою. С тех пор он всегда был один. Берту оставалось только мрачно усмехнуться. Что-то слишком часто за последнее время ему приходят воспоминания о прошлом.

Убедившись, что женщины идут, он притормозил, чтобы иметь возможность видеть их постоянно и контролировать ситуацию. Четырнадцать наемников, у которых в голове неизвестно что, это реальная опасность. Потому, когда принцесса с компаньонкой добрались до источника с небольшой выдолбленной в скале купелью, он не ушел.

А повернулся к ним спиной и встал на страже.

***

- Вы что...? Так и будете тут стоять?? - потрясенно прошипела Изольда, увидев, что телохранитель просто развернулся к ним спиной и встал у входа.

- Да, принцесса, - лениво ответил тот.

Опять этот бархатный голос вызвал в ней внутреннюю дрожь. Но сейчас Изольда была слишком сердита.

- Но как же нам мыться?!

- Прямо так и мойтесь.

- Но вы же... - совсем задохнулась она.

- Не тяните время, принцесса. Мойтесь. Во-первых, я не буду смотреть, а во-вторых, там все равно нет ничего такого, чего бы я не видел.

- Ну знаете...! Вы...!

Хотелось выпалить все, что она о нем думает, но тут вмешалась Бейли и, потянув ее за рукав, тихонько шепнула:

- Он прав, Изольда, давайте мыться. Раздевайтесь быстрее.

- Почему это он прав? - шипела шепотом Изольда, которой вовсе не хотелось раздеваться при этом грубияне. Пусть даже он стоял спиной!

- Потому что он вас охраняет.

- И что теперь, мне шагу без него не ступить?!

- Ну... - философски заметила Бейли. - Он же телохранитель. Его задача быть рядом всегда. И когда вы спите, и когда едите, и когда моетесь. И когда ходите гулять. Кстати, не хотите «прогуляться»?

Он что же... И «гулять» ее сопровождать будет???

Изольда замерла, открыв рот, и в ужасе уставилась на спину рыцаря.

Спина была широкая, крепкая. И какая-то... надежная.

С новой реальностью оказалось не так-то легко свыкнуться. Но она, во всяком случае, была уверена, что телохранитель не предаст и не бросит ее. Не боялась его и даже в глубине души восхищалась им.

Если не считать его неприятной привычки язвить и бурных похождений с этой противной леди Эрминой!

Зато Бейли похоже, все было нипочем. Та уже давно сидела на краешке купели в одной куцей рубашке и стирала нижнее белье.

Нет уж, снимать при нем платье Изольда не собиралась.

Но мысли о леди Эрмине окончательно вытеснили всякое замешательство и она сердито сопя стала мыть лицо и руки.

***

После помывки хмурый телохранитель с недовольным видом проводил их обратно. Изольде хотелось высказаться, но она решила мужественно придерживаться выбранной линии поведения. То есть молчать.

А он как только сбыл с рук, словно забыл о ее существовании. И тут же развил кипучую деятельность. Приказал троим из отряда поить лошадей, оборудовать места для ночлега, ужин, горячая вода и прочее и прочее. Всех нашел, чем озадачить.

Изольда искоса наблюдала за мужчиной, а ему, похоже, до нее не было никакого дела. Ни разу даже не взглянул в ее сторону. Ну и ладно, подумала девушка и вообще уставилась в землю.

- Ваш ужин, принцесса.

Вздрогнула от неожиданности, когда его голос прозвучал, казалось, у самого уха. Он опять стоял рядом и протягивал им с Бейли миски с какой-то снедью.

- Спасибо, проговорила компаньонка, забирая у него обе миски.

Изольда нашла в себе силы кивнуть и тут же отвела глаза.

Мужчина тоже сухо кивнул, скривив свою хмурую физиономию. Отошел на несколько шагов и уселся к ним спиной. Очень вежливо!

- Поешьте, Изольда, - Бейли передала ей миску, в которой было какое-то серое варево, и к нему по куску хлеба.

Вид не слишком аппетитный, но есть так хотелось, что Изольда проглотила все за минуту. От еды в желудке стало разливаться приятное тепло. И тут он снова появился, заставив ее вздрогнуть.

Принес две кружки с горячим отваром из трав. Молча поставил наземь, снова отошел и уселся спиной. Как будто их не существует.

Но сейчас Изольде уже было не до обид, зажала кружку в ладонях, вдыхая горячий пар, пахнущий травами. Стало даже хорошо. Почти. И спать так захотелось, что незаметно задремала сидя, пока Бейли расстилала на земле какие-то тряпки, из тех, что успели захватить с собой, когда бросили повозку.

И опять это его бархатный голос вторгся в ее сон.

А потом он просто подхватил ее на руки и понес куда-то.

***

Для Изольды с ее компаньонкой отгородили место в дальнем углу. В стороне от места общей ночевки. Туда Берт перенес специально нагретые камни. Если их обернуть в тряпки и положить в ногах, получается неплохая грелка.

Уставшая измученная девчушка, сначала вскинулась, пришлось даже шикнуть на нее. Но как улеглась и пригрела ножки, так мгновенно и заснула, закутавшись в плащ. А вот ее компаньонка Бейли бодрствовала, занимаясь мелкими делами. Разложила на камнях постиранное, а после уселась починять порванные во время погони вещи.

Одна только помывка стоила Берту трепаных нервов и очередного приступа дурацкого влечения к строптивой девчонке, подавлять которое приходилось, сцепив зубы. Естественно, после этого ему трудно было изображать из себя галатного кавалера.

Да, он опять был слишком резок. Девушка похоже, обиделась вконец, потому что вовсе перестала говорить с ним и смотреть в его сторону. Ему бы радоваться, ан нет, в душу словно клещами впилось. Царапало его это ее игнорирование.

Подопечная вообще доставляла Берту массу хлопот и беспокойства. он боялся упустить ее из виду даже на секунду. В лояльности компаньонки Бейли был еще как-то уверен. Пусть цели и задачи наемницы и не были ясны до конца, за девушкой она следила, зорко оберегая от возможной опасности.

Но остальные внушали подозрения.

Жизненный опыт сделал из странствующего рыцаря неплохого физиономиста. И сейчас, притворяясь расслабленно отдыхающим, он внимательно изучал наемников из отряда Тана. А те, надо думать, в свою очередь изучали его.

Для себя он выделил троих, кого можно было отнести в группу риска. По быстрым оценивающим взглядам, по поджатым губам, по затаенному блеску в глубине глаз. Обычно так выглядят люди, оценивающие свои шансы. Еще шестеро выглядели нейтральными. Но это пока. Остальные пятеро просто спали.

Рыцарь понимал, что в головах людей обязательно начнутся брожения. Ему нужно не прозевать тот момент, когда они посчитают все шансы и придут к выводу, что гораздо выгоднее прикончить его, а девушку продать людям Императора. Или любому другому, кто даст хорошую цену. Хоть мастеру Лиаму, хоть генералу Хебрису.

Он смотрел на мужчин, сидевших у костра и тихонько травивших байки. Пока что они спокойны. Ничего не наводит на мысль о предательстве.

Но ему ведь тоже нужно спать.

Бесшумно поднявшись со своего места, пошел к женщинам. Бейли,  невозмутимо занимавшаяся починкой порванной во время погони рубашки, вскинула на него быстрый взгляд. Берт бросил наземь свой плащ недалеко от них.

- Спим по очереди, - тихо проговорил, обращаясь к наемнице.

Та прищурилась, обводя оценивающим взглядом мужчин, сидевших у костра.

- Ты первый. Разбужу через два часа.

Он кивнул в знак согласия и улегся лицом к костру, перегораживая собой проход. Кто захочет добраться до женщин, обязательно его потревожит. Вот теперь можно было хоть немного расслабиться и отрешиться от мыслей, что въедались ему в мозг.

И первая из них - что делать дальше?

***

К счастью для беглецов, ночь заставила всех на время прервать поиски. Но пока те наспех обживались в пещерах, снаружи на них объявили самую настоящую охоту.

Как только подошел отряд «теней» Императора, леди Эрмина немедленно отказалась от услуг Тана и его людей. Прекрасная леди горела жаждой мести. По ее указанию было велено найти и вернуть девушку и изловить беглого безземельного рыцаря, посмевшего оказать «теням» сопротивление. Обоих переправить в столицу.

За голову Берта была назначена награда из средств самой леди Эрмины. Оповещение тут же написали и вывесили чуть ли не на каждом камне. Учитывая то, что караванные пути пролегали не так уж далеко от этого места, их обязательно увидят и прочтут. И тогда у мерзавца будет земля гореть под ногами.

Странствующего паладина по имени Берт за наглое похищение принцессы, посланной правителем Танбора в дар Императору, и за оскорбление, нанесенное ей лично, в столице ожидала смертная казнь. Но Эрмина настаивала на пытках. Ей хотелось рвать его тело клещами и жечь огнем. Никому не позволено безнаказанно оскорбить леди из рода Императора.

Разумеется , и тому, кто найдет и вернет принцессу Изольду, тоже было обещано солидное вознаграждение. Но судьба Изольды мало интересовала Эрмину. С ее точки зрения, маленькая простушка сыграла свою роль, о ней теперь можно было забыть. Найдут хорошо, а не найдут, так и наплевать.

Леди подозревала, что Император не горел желанием помогать Сэмреду в войне. А предпочел бы дождаться, пока они в Танборе перебьют друг друга, и спокойно прийти на готовое.

Конечно, у леди могло быть свое мнение, но у командира «теней», особого подразделения солдат Императора, был четкий приказ доставить девушку. Но пока что одно другому не сильно проиворечило. И он был не против привезти в столицу еще и опасного преступника, за голову которого полагались очень приличные деньги.

Глава 7

Н очь прошла, настал новый день. Поиски возобновились.

В тот момент, наблюдая друг за другом, по пустыне бродило уже пять вооруженных отрядов. И у всех была одна цель, найти беглецов.

Но ситуация осложнялась тем, что все преследователи еще и следили друг за другом, чтобы в случае чего попросту перехватить приз.

Отряд «теней» был, конечно, самой внушительной силой. Но, не единственной. Мастер Лиам, которому удалось почти без потерь отвести своих людей, затаился и вел свои поиски. Подошли и люди генерала Хебриса. Князь Ниар, тоже заинтересованный заполучить себе наследницу, выслал отряд наемников.

Однако не стоило сбрасывать со счетов и Тана и его людей.

Правда, в отличие от остальных, Тан разыскивал Берта по другой причине. Он ведь подряжался охранять принцессу. Не в его правилах было бросать дело, за которое взял деньги.

Это репутация.

А для наемника, как для девицы на выданье, нет ничего важнее репутации. Заработать ее тяжело, а вот потерять - раз плюнуть. Поэтому он и решил довести дело до конца.

Тан сразу разгадал маневр рыцаря и понял, что тот ушел в пещеры. Но он также понимал, что рано или поздно Берту придется оттуда выйти. Теперь оставалось всего-то ничего! Правильно определить место, где этому рисковому паладину придет в голову прорываться наружу. И ждать его там, чтобы оказать помощь.

Задача не из простых, потому что выходов из пещер было не меньше восьми. И разбросаны они на большой территории.

Тан знал их все. Берт тоже. И мастер Лиам. Во всяком случае, Тан это подозревал. А вот что было известно остальным, трудно сказать. Потому двигался он очень осторожно, в основном отсиживался за какими-то укрытиями и пытался вычислить, с какой же стороны может появиться Берт.

***

У Берта в его маленьком отряде утро тоже началось весело.

В пещерах было темно, тот небольшой свет, что мог проникать внутрь сквозь трещины и расселины, ночью сходил на нет. Потому единственным освещением были пара факелов и почти догоревший костер. Но по своим внутренним часам Берт мог бы сказать, что скоро наступит рассвет.

Они не так давно в последний раз сменились с Бейли, и теперь ему предстояло охранить ее и Изольду. Наемники тоже спали вокруг костра. Устроившись поутобнее Берт сел спиной к спящим женщинам. Осмотрелся еще раз и наконец сделал то, что усиленно откладывал на потом весь вчерашний вечер.

Стал анализировать. Картина получалась неоднозначная.

Девушку он отбил. Это хорошо.

У самого Императора. Есть чем гордиться.

Берт беззвучно усмехнулся, поаплодировав себе мысленно.

Хотя тут, конечно, и кроме Императора полно соискателей. Г енерал Хебрис, мастер Лиам, князь Неир и мало ли тут разных извращенцев и хищников?

Итак. Девушку-то он отбил.

НО. Как ее защитить? Что делать дальше?

И если с первым была какая-то ясность, то дальше полный мрак. Не могут же они вечно прятаться и скитаться ? В конце концов, она принцесса.

Вернуть отцу? Берт чуть не расхохотался своим мыслям. Чтобы Правитель Танбора мог еще раз выгодно продать свою дочь? НЕТ.

У него все в душе переворачивалось. А при мысли , что кто-то из этих бездушных уродов будет касаться ее тонкого девичьего тела своими грязными лапами, его мужское «Я» вставало на дыбы. Но и выхода из тупика он тоже пока не видел.

Берт не знал, почему так реагирует. Не хотел об этом думать. Раздрай в душе не способствовал поискам правильного решения.

Услышав легкий шорох сзади, обернулся. И невольно залюбовался.

Девушка завозилась во сне, вздохнула, повернув голову.

Неверный свет факела освещал ее лицо, бросая пляшущие тени. Кожа казалась почти прозрачной. Детски припухлые губы полуоткрыты во сне. Темные волосы разметались, одна прядка прилипла, шевелилась от дыхания и щекотала верхнюю губку.

Руки тянулись убрать эту прядку, коснуться нежной кожи. Почему так происходило с ним? Она ведь значительно уступала по красоте Эрмине, но от одной мысли...

Черт, с этим надо заканчивать. Придумать, как обезопасить девчушку и... Заканчивать. Иначе он вляпается по полной.

Пришлось сжать кулаки и отвернуться.

Ему нельзя на нее смотреть. Нельзя приближаться. Это вполне выполнимо.

Просто не надо подходить слишком близко и прикасаться...

- Аааааа!!!

Визг резанул по ушам, и Берт подхватил девчонку на руки раньше, чем что-то успел осмыслить. Уже потом они уставились друг на друга. Ее дико вытаращенные от ужаса глаза и его. Т оже вытаращенные. От ужаса за нее.

Он и не осознавал что все еще прижимает девушку к себе, закрывая корпусом, а во второй руке держит обнаженный меч. Но постепенно ужас в синих глазах девушки исчез, сменившись совсем другим чувством, и Берт снова провалился в омут.

Из оцепенения вывела Бейли. Она тоже мгновенно подскочила на крик Изольды и теперь мстительно добивая ножом большую сороконожку, оказавшуюся причиной переполоха.

- Кхммм... - прокашлялась Бейли, поглядывая на Берта. - Опасности нет. Уже можно отпускать,

И тут он наконец опомнился. Резко отпустил девушку и отошел со словами:

- Впредь постарайтесь не поднимать такой шум. Люди спят, принцесса.

***

Изольда готова была разрыдаться. Разбуженные ее визгом мужчины повскакивали с мест, схватившись за оружие. Пока разобрались что к чему, пока рыцарь объяснял, думала, сгорит со стыда за собственную глупость.

Ну надо же ей было так разораться...

Подумаешь, проползла сороконожка по лицу. Хотя нет, при мысли о том, что сороконожка ползала по лицу, ее аж затрясло. И девушка чуть не завизжала вновь.

Но огорчало не столько это.

Обидная до безумия холодность телохранителя. Его сухая, резкая манера язвить. Только что сжимал ее в объятиях, словно никого дороже нет на свете, и тут же это пренебрежительное:

«Впредь постарайтесь не поднимать такой шум. Люди спят, принцесса»

И взгляд такой, что ей оставалось только провалиться сквозь землю.

- Изольда, - услышала она шепот Бейли. - Пойдемте. Надо прогуляться и умыться.

И тут же прищла в ужас. Это ж опять телохранитель с хмурой и недовольной миной будет сопровождать их?

- Э... Н ет...

- Да, - с нажимом проговорила Бейли. Выгнув бровь.

А этот рыцарь... И как он только умудрился услышать, о чем они препираются?! Вскинул голову и направился к ним. Изольду тут же залило краской.

Нет, положительно, утро начиналось ужасно.

А потом они с Бейли в сопровождении телохранителя гордо прошествовали умываться и «гулять». Боже, если бы она знала, что ей когда-нибудь придется делать это под присмотрим мужчины...

Рыцарь шел за ними следом. Не так, чтобы очень близко, но Изольда слышала его дыхание. Девушку переполняли эмоции, может быть, именно поэтому она все время вертела головой и оборачивалась назад.

И, случайно задержавшись взглядом, уловила, как некоторые из наемников странно переглянулись за его спиной. Они что же, над ней насмехаются? Ну да, конечно.

Немедленно отвернулась и больше не пыталась смотреть назад, в очередной раз почувствовав себя настоящей дурой.

***

Но какой же дурой чувствовала себя леди Эрмина...

Женщина, привыкшая к тому, что мужчины ползают у ее ног, выпрашивая ласки. А тут? Какой-то занюханный странствующий рыцарь без роду, без племени. Без имени! И она опустилась до того, чтобы молить его!

Унижение было страшным.

Мерзавец поступил с ней даже хуже, чем интриган Сэмред. Тот, во всяком случае, оказывал ей должное уважение. И пусть правитель Танбора не спешил назвать ее женой, он не смел оскорбить родственницу Императора. А этот...!

Каждый раз, вспоминая о моменте, когда рыцарь держал ее шею своими стальными клешнями, а потом бросил как собачонку, Эрмина исходила ядом от злости. А вспоминала она об этом каждые пять минут. Понятно, что настроение у леди было самое кровожадное и мстительное.

Но самое унизительное заключалось в том, что она и сейчас его хотела. Слишком уж хорош оказался этот странствующий рыцарь. Но теперь она его ненавидела. Эрмине уже было мало отправить мерзавца на казнь, ей хотелось уязвить его побольнее.

Осознание включалось постепенно, принося все новые волны досады. Анализируя поступки рыцаря, Эрмина теперь понимала, что подлец пользовался ею. Нагло, бесстыдно. А сам с первых же минут неровно дышал в сторону девчонки. Память услужливо подсовывала детали. Одну за другой. Они выстраивались в цепочку.

Получалось, ее, одну из первых красавиц Империи, променяли на мелкую провинциальную простушку? У которой всего то и есть хорошего, что безмозглые синенькие глазенки?

Наверное, было бы интересно выколоть ее глазёнки прямо у него на глазах, пусть смотрит и наслаждается, подумалось вдруг леди.

Она перевела взгляд на командира отряда «теней», ехавшего рядом с повозкой. Тот внимательно осматривал складчатые скалы по сторонам ущелья, в которое они въехали, как только рассвело. Лицо воина было непроницаемо и сурово.

***

Трудно сказать, о чем думал мужчина, привыкший скрывать свои мысли, но он явно был не в восторге от ситуации. Трофей упустили, за это он уже получил порцию недовольства своего начальства. Да еще с ними родственница самого Императора.

Присутствие леди Эрмины создавало дополнительные трудности и замедляло их движение. Но и приказать ей убраться он тоже не мог. Приходилось терпеть.

- Командир Вэйн, что вы намерены делать? - раздался голос дамы.

Игнорировать родственницу его величества нельзя. Немедленно подъехал, проговорил с поклоном:

- Слушаю вас, леди Эрмина.

- Я спрашиваю, что вы собираетесь делать, командир Вэйн?

- Собираюсь разыскать похищенную принцессу, арестовать беглого преступника и доставить их Императору.

- Это очень хорошо, но вам не кажется, что следовало бы поторопиться? Потому что, если мне не изменяет зрение, я уже несколько раз видела всадников в отдалении. Надо полагать. Вы не единственный, кто тут занят поисками?

- Нет, леди.

- Не думаю, что Императору понравится, если вас опередят... - язвительно протянула женщина.

- Этого не произойдет, леди, - сухо ответил он, скрывая недовольство под непроницаемой маской.

По всей видимости, женщина собиралась сказать очередную гадость, но в этот момент один подскакал из высланных вперед «теней» и доложил:

- Командир, нашли вход в пещеры. Там свежий завал. Наш маг определил наличие следов магического всплеска. Скорее всего беглецы ушли в пещеры именно в этом месте.

Командир Вэйн мгновенно забыл о важной леди. Развернул коня и отдал приказ:

- Веди.

Но от этой дамы не так-то просто было избавиться.

- Стойте! Я иду с вами!

- Леди Эрмина, - поморщился командир «теней». - Ваши повозки там не проедут.

- Не говорите ерунды, я собираюсь ехать верхом. А если нужно, пойду пешком!

Челюсти сжались гоняя желваки, но командир Вэйн не повысил голоса. Он поклонился и сказал:

- Как вам будет угодно, леди Эрмина.

Лошадей из повозок выпрягли, но ему пришлось выделить людей из отряда, охранять имущество дамы и двух ее камеристок. Все это делалось в спешном порядке, потому что командира зацепило язвительное замечание, он не мог позволить, чтобы кто-то успел раньше него. Люди Императора должны во всем быть первыми.

В общем, так или иначе, но через четверть часа отряд «теней» вместе с леди Эрминой уже входил в пещеры.

***

Раньше леди Эрмине не приходилось бывать в подобных пещерах. Тут было откровенно темно, камни под ногами. На лошадях смогли проехать только до начала ответвлений из передней камеры. Ответвлений было много, на первый взгляд и не поймешь, где искать.

Но в отряде «теней» был боевой маг, именно он нашел свежий след магического всплеска и теперь вел их по одному ему понятным ориентирам. Воздух тут был сухой и холодный, а мрачная атмосфера и темнота только усиливали гнетущее впечатление. Рядом с Эрминой, освещая ей дорогу факелом, шел командир Вэйн.

- Уже близко, леди.

У нее от возбуждения вспотели руки, потому что теперь она и сама увидела каменный завал в конце коридора.

- Это здесь? - спросила леди Эрмина, нервно сглатывая.

- Здесь, - ответил Вэйн, сосредоточенно вглядываясь в то, что делал боевой маг. - А сейчас я вынужден буду увести вас отсюда, леди!

Увести? Нет!

- П очему?! - воспротивилась та.

- Потому что сейчас тут рванет! - рявкнул Вэйн, которому, похоже, надоело с ней цацкаться. - Извините, леди. Вас может посечь осколками. Поднимется пыль. Вы же не хотите, чтобы вас всю покрыло пылью и посекло осколками?

- Нет, - ответила та, поджав губы.

- Тогда будьте любезны проследуйте за мной.

Она уже вознамерилась высказаться, но тут раздался гул, от которого почему-то стало тяжело на сердце, и дама сочла за лучшее послушаться. Не успел Вэйн отвести ее обратно ко входу в пещеру, как оттуда раздался грохот и пронеслась воздушная волна. Эрмина даже присела от неожиданности.

- Есть! - тихо рыкнул Вэйн, оборачиваясь к ней. - Сейчас уляжется пыль и...

Но та уже сама устремилась в проход.

***

Берт в очередной раз сопровождал девушку к источнику. Сопровождать ее уже становилось для него неким ритуалом. Иррационально мучительно-приятным.

Тяжело было стоять спиной и не поворачиваться, потому что малейший шорох - и у него в голове рисовались картины. Она горячее другой.

Вот девушка расстегивает свое платье, обнажая тонкую нежную шейку...

Он знал, что она не снимет платье, стесняется. Глупая, ей нечего бояться. Бейли здесь, да и он же ни за что не обернется.

Вот вода льется. Девушка тихонько вздыхает, вода холодная. От нее мурашки по коже, он представил, как мурашки вместе с капельками воды бегут дальше, под ворот, на грудь, заставляя соски сморщиваться в тугие горошинки.

Интересно, какие у нее соски...

Резко дернулся, поменяв позу.

***

Как бы ни страдала Изольда от смущения и неудобства, но привыкать к новой жизни пришлось. И похоже, одна она тут переживала из-за таких мелочей, как постоянное присутствие постороннего мужчины рядом.

Никакой интимности. Хотя, как раз наоборот, интимность в его присутствии была. Еще какая интимность...

Стоило ему подойти чуть ближе, Изольда начинала, как будто задыхаться. Сердце трепыхалось в груди, и ей казалось, что сам воздух вокруг этого мужчины густеет, застревая в легких. Казалось, она ощущала его запах...

Впрочем, конечно, она ощущала его запах. Они все там изрядно пропахли потом и хорошая горячая ванна никому не помешала бы.

Но непонятным было другое, отчего-то Изольде казалось, что он... Короче... что он изумительно пахнет, и нет этому объяснения. А она конченная идиотка.

И еще глаза на него боится поднять. Он догадается, что творится у нее в голове, и тогда она сразу умрет от стыда. Она ведь не нужна ему, это просто работа. Обуза, из-за которой он попал в изрядную передрягу. Все они попали в передрягу из-за нее.

В такие мгновения девушке становилось тошно.

А еще он все время стоял рядом, иногда переминаясь с ноги на ногу, вот как сейчас.

И тогда она украдкой разглядывала его спину.

Девушка не готова была в этом признаться даже самой себе, но ей хотелось, чтобы эти мгновения не кончались. Чтобы он был рядом с ней вечно. Однако Изольда понимала, что чудес не бывает. И очень скоро все закончится. Значит, не следует ей так...

***

Как он ни пытался избавиться от наваждения, но на мысли о том, как девушка моется, его похоже, заклинило. Берт закрыл глаза и еле слышно застонал, сжав зубы.

Нет, все. Довольно!

Внезапный вскрик Изольды. Движение за спиной.

Немедленно очнулся.

Со стороны коридора, ответвлявшегося к месту их стоянки на него надвигались шестеро вооруженных намников и Гримао.

Берт обнажил меч.

Гримао остановился, не доходя до него примерно метров десять. Махнул рукой, вооруженные люди за ним тоже замерли. Причем глаза у всех совершенно определенно скосились куда-то за спину Берту.

Тот ругнулся про себя и только крепче сжал пальцы на рукояти. Коридор недостаточно широкий, они не смогут напасть скопом, не больше двоих зараз, и то замах неполным выйдет.Отобьется.

Но тут у Гримао резко оглянулся и сказал:

- Командир, ты конечно извини, что помешали, но оттуда подозрительный шум. С той стороны, откуда мы пришли. И я думаю...

У Берта отлегло от сердца. Все-таки неприятно было бы осознавать, что кругом измена. Он опустил меч. А Гримао продолжил:

- Я думаю, по нашим следам идут. Надо уходить, командир. И чем быстрее,тем лучше.

И снова скосился взглядом Берту за спину. Впрочем, Берт и сам догадался в чем дело, когда рядом с ним с неизвестно откуда взявшимся клинком в руке возникла полуодетая Бейли.

- Э... извините, леди, - пробормотал Гримао, отводя взгляд от ее едва прикрытого бюста.

Люди за его спиной тоже выдали что-то нестройное. Неудобно, конечно, но какие уж тут условности, когда их преследуют по пятам?

- Быстро уводите лошадей! - приказал Берт, разворачиваясь.

Мешкать действительно нельзя, минутное промедление может стоить им жизни. Гримао сосредоточенно кивнул, показывая рукой назад:

- Уже послал. Командир, тут недалеко на...

И в этот момент каменную толщу вокруг сотряс грохот, а с потолка посыпалась крошка.

Глава 8

Толчок, сопровождавшийся воздушной волной прокатился по полости пещеры, принеся с собой пыль и запах магии. Берт сразу понял, что произошло. Добрались до его завала. И это очень плохо. Значит, очень скоро будут здесь.

Пусть от былой силы остались жалкие крохи, он когда-то был сильным магом и распознать тяжелый удар сырой магии не составило труда.

- Уходим! - рявкнул Берт.

Как только все улеглось, люди рванулись обратно. Он схватил Изольду за руку и потащил за собой в проход. Бежать приходилось очень быстро, ошарашенная девушка озиралась по сторонам, пытаясь удержать ворот платья, и спотыкалась на каждом шагу и тормозила его..

После того, как она в очередной раз вскрикнула, Берт просто подхватил ее на руки и побежал еще быстрее. Рядом с ним Бейли, которую ни беспорядок в одежде, ни выразительные взгляды мужчин, казалось, нисколько не смущали. Клинок она снова спрятала, оставалось только гадать, где она его хранит.

Когда добежали до места стоянки, выяснилось, что лошадей удалось собрать не всех. Всего одиннадцать. Обезумевшие от страха животные  разбегались, на давая подступиться. Ловить не было времени.

Одиннадцать лошадей на семнадцать человек. Не самый плохой расклад, могло быть и хуже. Но кому-то придется ехать вдвоем.

Он не позволял себе никаких чувств и посторонних мыслей, просто действовал как машина, на одном опыте и инстинктах. Знал, что все это обрушится потом на него с удвоенной силой. Но это будет потом. После того, как они выберутся.

А сейчас он усадил Изольду на своего жеребца и взялся за уздечку. К нему подбежал Гримао , держа в поводу двух лошадей, на одной из которых с невозмутимым видом восседала Бейли.

- Командир, куда пойдем? - спросил он, подергивая шеей.

Соображать надо было быстро, от этого зависело их спасение. И если спасение собственной жизни для Берта мало что значило, то...

- Ты знаешь тот выход через мертвую пустыню? - резко спросил он у Гримао.

- Да, командир, знаю, - ответил тот.

Потом замялся, настороженно блеснув взглядом на Бейли и Изольду:

- Но у нас женщины.

Причина сомнений наемника была вполне понятна. Пустыня хоть и не была большой по размеру, не зря называлась мертвой. Эта местность, расположенная в самой северной части Танбора, стоявшего на границе Шалинской империи, была практически голой и безводной. Одни скалы и мертвые ущелья. Днем убийственная жара, а по ночам мороз. Дожди там бывали крайне редко. Вместе с дождями начинались обвалы, сель. И укрыться особо негде.

Но зато сразу за мертвой пустыней начинались северные леса. Достаточно было только миновать голое каменистое и добраться до реки Шил, по которой и проходила граница. За ней они будут вне опасности.

Берт видел сомнения в глазах наемника, он и сам понимал, что план авантюрный. В здравом уме он бы на него не решился, потому что с ними женщины НО. Те, кто их преследует, будут думать примерно также. И если удастся сбить со следа хоть ненадолго, это ШАНС.

- Пробьемся. Выводи людей, - сказал Берт и устремился в проход.

***

И вовремя, потому что своды пещеры уже доносили до них отдаленный грохот - шум погони. Изольде вся эта мешанина из звуков, раздавашихся отовсюду одновременно, толчеи людей и лошадей, казалась уже привычной. Как и собственное бессилие что-то предпринять.

Но вот как раз бессилие и бесполезность ее тяготили смертельно. Понимая, что люди вокруг рискуют собой из-за нее, девушке хотелось ответить им тем же. Стать сильной, помочь.

Но стоило ей обозначить свое намерение, рыцарь так гаркнул на нее и сверкнул глазами, что девушка решила вообще молчать, чтобы не попасть под горячую руку. А тот, видимо, решив, что она все-таки на что-то может сгодиться, всучил ей в руки факел и приказал:

- Хотите помочь, принцесса, держите крепче!

Потом они понеслись, петляя по каким-то коридорам и ходам. Изольда сто раз успела испугаться, что она сейчас свалится с коня и ее затопчут. Но рыцарь велел держать факел. И она делала как он велел. Хоть и еле сдерживалась, чтобы не зажмуриться от страха, совсем как в детстве.

А рыцарь неуклонно двигался вперед, словно для него не существовало преград. Не было у нее слов, описать, что чувствовала, глядя на его широкую спину. Иногда казалось, что он дракон, а иногда, что сам демон битвы. В такие моменты она приказывала себе прекратить нести чушь и встряхнуться.

Чего только не напридумают девицы в своих фантазиях... И победить потом эти фантазии невозможно.

***

Выбирались, петляя короткими переходами. Берт выбирал дорогу, отдавая короткие команды. Сам бежал впереди, ведя в поводу коня, на котором сидела Изольда. На полкорпуса сзади него, Бейли. Она каким-то образом умудрялась править и нести факел, не отставая, и не давая коню спотыкаться. Следом за ними бежали мужчины, подгоняя лошадей.

Видимо сосредоточенная уверенность людей передалась и животным, потому что кони, казалось, сами понимали, что от них требуется, а возможно помогала непобедимая животная интуиция. Но никто не сбился и не заартачился в самый неподходящий момент.

Берт вел маленький отряд кружным путем, оставляя в стороне большие подземные залы и широкие проторенные переходы. Это дало свои плоды. Кажется, оторвались.

Остановившись на короткое время, он выслал людей назад, проверить. И наконец-то позволил себе взглянуть на девушку.

Господи милосердный, что он с ней сделал...

Девчушка едва держалась в седле, и эти огромные испуганные глаза. Она за один день осунулась и стала словно прозрачной. Берт чуть не застонал от досады. Хотелось стащить ее с коня, сжать в объятиях. Успокоить, сказать, что все будет хорошо. Что он никому и никогда не позволит обидеть ее...

Осознав, какой опасный оборот приняли его мысли, поспешил отвести взгляд. Бросил резко:

- Потерпите принцесса, не так уж много осталось. Выберемся, сможете немного отдохнуть.

И отвернулся. Потому что не мог смотреть, как она от его окрика сжалась и как-то странно выпятила подбородок. Точно обиженный ребенок. Впрочем, она и есть невинное дитя по сравнению с ним.

Посмотрел на свои руки, сжимая кулаки. Хотелось крикнуть себе:

- Что ты можешь дать ей? Что?! Вот и прекрати эти дурацкие мысли!

Вернулись назад люди.

- Вроде тихо, командир.

- Будем выходить? - спросил Гримао.

Берт кивнул. Честно говоря, он не ожидал такой преданности от людей Тана, и теперь испытывал по отношению к ним благодарность и какое-то чувство близости. Что помогли, не попытались предать.

- Командир... - начал Гримао и замялся.

- Говори, что? - не выдержал Берт.

- У меня есть вестник. М ожем послать командиру Тану. Там... - он неопределенно мотнул головой. - Будет нелегко. Помощь не лишняя.

Помощь. Помощь им действительно была кстати. Он был уверен, что Тану удалось отвязаться от людей Императора. Вопрос в том, не приведет ли он с собой погоню. Берт не знал точно, кто именно их преследует, Оставалось только догадываться. Доподлинно известно лишь одно, у них есть боевой маг. Это здорово осложняло ситуацию.

- Хорошо, давай, - сказал он. - Я сам пошлю.

Гримао полез за пазуху, вытащил амулет и выложил его Берту ладонь.

- Вот, командир.

Тот взял, обдумывая, как бы сделать так, чтобы не навести на их след погоню. В итоге Тану отправилось шифрованное послание, в котором ему якобы намекали на некие, проведенные вместе операции. Для постороннего человека билиберда, но старый товарищ должен был понять.

Но отправив вестника, тут же с досадой поморщился. Был шанс, что маг сможет отследить незначительный всплеск, вызванный работой амулета.

- Прости Гримао, но это придется оставить здесь. Иначе нас по нему могут выследить, - и размахнувшись, отбросил амулет подальше в темноту.

Наемник вздохнул, потирая нос, но ничего не сказал.

- Надо будет еще попетлять. Поднимай людей, - сказал Берт, сильно надеясь, что их не выследят.

Потом повернулся к принцессе, оцепенело застывшей с факелом в руках. Заметив, что она дрожит, вытащил плащ из тюка, в спешке навьюченного на одну из лошадей. Отобрал из ее дрожащих рук факел и отдал Бейли, а ей сунул плащ.

- Вот, возьмите и завернитесь в него. Еще простудитесь.

- Не надо , я могу...

- Не надо. Со мной. Спорить. Принцесса. Я сказал, закутайтесь.

Б ерту показалось, что в синих глазах блеснули слезы. Черт, она опять обиделась.

Черт. Черт. Черт!

Отвернулся и рявкнул:

- Выступаем.

***

Тан чуть не подскочил в седле, получив вестника от Гримао. Но потом, по смыслу понял, от кого могло подобное послание. П отому что как-то давно им с Бертом уже приходилось уходить через пещеры. Только было это не здесь. И тогда он с товаром находился внутри, а Берт снаружи.

Суть трюка заключалась в том, оба знают, где надо выйти, место встречи оговорено, и его изменить нельзя. Но за тем, кто находится снаружи, следят, понимая, что рано или поздно он приведет в нужную точку. Берт тогда поступил просто.

В тех пещерах тоже были несколько выходов. Вместо того, чтобы идти к месту встречи и ждать Тана с товаром там, Берт тоже нырнул в пещеры. А пока его пытались разыскать, они с Таном успели в точку выхода почти одновременно.

И ушли чисто. Не потеряв ни людей, ни товар. Тоже самое он предлагал провернуть теперь, дав понять, что пойдет в мертвую пустыню.

В очередной раз подивившись чудовищной наглости и самонадеянности старого товарища, безземельного рыцаря, Тан покачал головой. Подумать только, решил через мертвые земли уйти за границу! Ну он хорош... Впрочем, после того, как тут на каждом камне развесили объявление о награде за его голову, у Берта выбор небольшой. За реку Шил или на плаху.

Однако его собственная задача тоже была не из простых. Судя по тому, как люди Императора устремились в ущелье, к этому входу соваться нечего. А у него самого на хвосте висел мастер Лиам, следивший одновременно за ним и за отрядом «теней». За Лиамом в свою очередь следили люди генерала Хебриса и отряд, нанятый Ниаром.

Получалось, первая задача обмануть Лиама? Пхееее...

Насколько Тан знал этого странного человека с весьма разносторонними талантами, обмануть его не удастся. Значит, стравить с другими.

Что ж, придется поработать наживкой, подумал старый солдат удачи. И резко повернул своих людей в сторону, где в последний раз видел всадников в форме с нашивками Хебрисова полка.

***

Когда «тени» Вэйна наконец добрались до места, где беглецы ночевали, их там встретил брошенный впопыхах пустой лагерь. Испуганные лошади, метавшиеся с диким ржанием. Но людей не было. Никого.

По разбросанному в спешке барахлу можно было даже определить, куда они направились. Но дальше след терялся в многочисленных ответвлениях и полостях. Получалось, беглецы как сквозь землю провалились.

Эрмина, женским чутьем распознав, в каком именно месте ночевали принцесса с компаньонкой, в первую очередь метнулась туда. Нашла на земле какие -то вещи. И дурацкую ленточку, которую раньше видела в волосах у девчонки. Но рядом с этой сиреневой шелковой змейкой валялся сорванный кожаный наруч. Его она еще вчера видела на левой руке у рыцаря Берта.

Бешенство поднялось волной. Осмотревшись, где командир Вэйн, дама направилась прямо к нему.

- Вы вообще, собираетесь их искать?

- Да, леди, - ответил тот стараясь на показывать, до какой степени она его раздражает. - А вам лучше присесть и отдохнуть. Поберечь нервы.

- Отдохнуть?! Поберечь нервы?! Я вижу, что вы ничего не делаете! - выкрикнула она. - Признайтесь, что вы их потеряли!

Мужчина выдохнул и повел шеей, посматривая на потолок.

- Леди, поверьте, мы делаем все возможное. Отдохните пока. Если хотите, можете сходить к воде. Тут недалеко мои люди обнаружили источник.

Говорил мягко, как с несмышленным ребенком или со слабоумной. Леди перекосило. Она ничего не ответила, только решительно пошла в ту сторону, куда он ей указал. Но как только скрылась из виду, вытащила артефакт для связи с Императором. И немедленно отправила вестника, в котором описала полную неспособность «теней» Вэйна найти похищенную принцессу.

Однако не успела Эрмина сделать это, буквально следом влетело несколько человек и впереди всех командир Вэйн. В этот раз он и думал проявлять почтения. Мужчина был разъярен, грубо схватил ее за руку и встряхнул:

- Что вы делали леди?! - прошипел он.

- Я... Послала вестника Императору, - гордо вскинула голову она.

- Вы... - он скрипнул зубами, не находя слов. - Вы нам все испортили! Маг засек слабый всплеск и только настроился! А тут вы со своим вестником!

- Вы забываетесь! Не смете на меня кричать!

- Это вы забываетесь, леди, - Вэйн неожиданно успокоился. - Я сообщу Императору, что вы специально сбили нас со следа. И делаете это уж неоднократно. Вы сообщница переступника.

- Что? - Эрмина оторопела от подобного обвинения.

- Взять леди под стражу и доставить наружу, туда, где находятся ее повозки. Там ей будет удобнее ждать моих дальнейших распоряжений.

Визжавшую даму увели, зато он сам и его люди наконец смогли вздохнуть с облегчением и включиться в поисковую работу.

Но тут начало происходить странное.

Глава 9

Отряд «теней» командира Вэйна двигался за беглецами по подземному лабиринту, а снаружи в это время тоже разыгрывались не менее интересные события.

Тан прикинул все шансы и начал начал приводить в исполнение свой план. Заметив, что его небольшой отряд стремительно двинулся в сторону видневшихся вдали солдат генерала Хебриса, мастер Лиам тут же развернул людей следом.

Однако момент непростой. Тут надо было разыграть все четко.

Оглядываясь назад, на постепенно догонявшего его Лиама, которого можно было довольно легко отличить по белому плащу, Тан бормотал:

- Давай, давай, поднажми, уважаемый...

Подозрительное движение привлекло внимание генерала Хебриса, и его люди двинулись наперерез. Отлично, подумал Тан, и продолжил движение. Но теперь он немного замедлился, давая возможность Лиаму подойти ближе

- Чувствую себя, как курица, убегающая от петуха, - мрачно хохотнул он. - Так и хочется сказать, не слишком ли быстро я бегу?

Убедившись, что люди Лиама пошли быстрее, резко рванулся вперед и в сторону. По его расчету они с минуты на минуту должна были поравняться с распадком в скальной гряде. А преследователи приближались и с той, и с другой стороны.

- Пора, - сказал себе Тан и, резко выбросив вправо руку, прокричал приказ уходить в распадок.

Он не зря сунулся туда. В этот распадок выходило несколько ответвлений подземного лабиринта. Они пропустили первый коридор, второй и юркнули в третью расселину, снаружи казавшуюся самой узкой. Впечатление было обманчиво, потому что узкий вход сразу расширялся в просторную камеру, от которой в свою очередь отходило несколько коридоров.

Сейчас главное было успеть уйти вглубь раньше, чем их найдет погоня.

И маневр Тана удался.

Ему уже не было видно, но отряд Лиама чуть не столкнулся у въезда в распадок с отрядом генерала Хебриса. Произошла заминка и те, и другие не смогли броситься за ним сразу по горячим следам. А когда они наконец вошли в пещеры, Тана уже и след простыл. Он ушел вглубь.

Понимая, что внезапный ход Тана не был случаен, мастер Лиам, хорошо ориентировавшийся в здешних подземных лабиринтах, попытался догнать его и пошел следом. А за ним и люди генерала Хебриса.

***

В итоге целых три отряда, проникшие в сеть подземных пещер почти одновременно, подняли там изрядный шум, окончательно дезоринтировав друг друга. Чем сорвали командиру Вэйну все поиски.

Поняв, что в такой обстановке работать дальше невозможно, мужчина решил применить военную власть и допросить с пристрастием леди Эрмину, потому что чем дальше анализировал ее слова и поступки, тем больше приходил к выводу, что дама что-то скрывает.

И потом, она столько трепала его нервы, что Вэйн считал себя достойным небольшой моральной компенсации.

***

Эти передвижения заняли практически все светлое дневное время. Наступил вечер. К этому моменту Берт, стараясь перемещаться тихо и незаметно, успел подвести отряд к выходу в сторону мертвой пустыни. Но покидать пещеры все еще опасался, хотел дождаться темноты.

Дав команду людям сделать привал, Берт позволил себе небольшой отдых.

Он видел, что люди измотаны и устали, держатся на одном возбуждении. Стоило отдать команду, люди повалились на пол прямо там, где стояли.

Бейли молча сползла с коня, неохотно приняв руку Гримао. Тот неуклюже пытался оказывать даме знаки внимания, видимо, слишком уж потрясло его зрелище ее едва прикрытого бюста вкупе с обнаженным клинком. Вряд ли у Гримао были шансы, зато остальные, кого еще не добила усталость, таращились на него с завистью.

Берт мог его понять, но его самого интересовала только одна особа.

Девушку надо было снять с коня. Она так и сидела, оцепеневшая и вздрагивающая от усталости. П одошел и замешкался. Изольда избегала смотреть в его сторону. Прятала глаза.

И черт с ней!

Быстро выдернул ее из седла. Легкая, как пушинка. И... Словно молнией прошило... Не смог выпустить, прижал к себе. Она задышала часто и затихла в его руках, а Берту показалось, сердце сейчас выскочит. Кровь забухала в висках, руки заледенели. Он не заметил, как мир вокруг исчез за ненадобностью. Остались только они вдвоем. И это рваное дыхание. И ощущения, с которыми бороться нет сил.

Когда Берт понял, что девушка так и стоит в его объятиях, а его руки поглаживают ее тоненькую спину, заставил себя отойти.

Чувство было почти такое, как если бы кусок кожи от груди оторвал.

Девушка отвернулась , и так и не подняв на него глаз. Отошла к стене, с трудом передвигая затекшие ноги. Черт... как же ему хотелось...

Неожиданно под ухом раздался голос тихий Бейли:

- Что дальше, командир? Или мне называть вас рыцарь Берт?

Очнулся, стирая ладонью с лица остатки эмоций.

- Выйдем, как стемнеет, - ответил он. - Встретимся с отрядом Тана.

- Угу, - компаньонка принцессы кивнула. - А потом?

- Если удастся оторваться от преследования...

Но тут она перебила его, произнеся едва слышно:

- Я спрашиваю, что вы намерены делать в отношении принцессы?

Берт осекся. Взглянул на женщину пристально, потому что в ее словах был подтекст. Ответил, то, что мог:

- Защищать.

- Хммм... - она вдруг пристально на него уставилась, а глаза опять как-то нечеловечески блеснули.

И вдруг спросила:

- Сколько вам лет, господин рыцарь? Если конечно не секрет.

- Сорок пять, - процедил Берт.

- Да? - выгнула бровь та. - А я почему-то подумала, что пятнадцать.

И при этом как-то странно и многозначительно зыркнула в сторону принцессы. Берт скрипнул зубами от злости, испытывая стыд и досаду. Неужели его дурацкие чувства так заметны?

А компаньонка уже отвернулась и отошла заниматься своими делами. Вокруг нее вертелся Гримао, да и не он один. Правда, безуспешно, она одинаково равнодушно смотрела на всех. Похоже, сердце дамы было закрыто покрепче императорской тюрьмы.

Однако вопрос, что задала Бейли, мучил Берта давно. Скоро они, даст Бог, оторвутся от преследования. И что делать потом?

У него все еще не было внятного ответа.

***

Как не было четкого ответа на его подозрения у командира Вэйна.

Он ведь допросил того наемника Тана, охранявшего со своим отрядом караван, с которым ехали леди Эрмина и принцесса Изольда. И, анализируя теперь его уклончивые ответы и двусмысленные взгляды, мог бы с большой долей уверенности предположить что беглый безземельный рыцарь был попросту любовником дамы.

Тогда получалось, она таким образом помогла любовнику скрыться?

Хммм... Но зачем же в этом случае назначать награду за его голову? Да еще из личных средств дамы?

Х ммммм... Протянул про себя командир «теней». Да это сильно смахивает на ревность... И бо только ревность может сподвигнуть женщину на столь масштабные действия!

Отлично. У него есть, чем на нее надавить. Теперь эта скользкая дамочка во всем ему признается.

В этом деле у Вэйна был четкий служебный интерес. Ему нужно было во что бы то ни стало, доставить принцессу Императору. Но был и некий личный. И этот самый личный интерес касался леди Эрмины. Сейчас он собирался допросить ее, и, надо сказать, это вызывало у него душевный подъем.

Снаружи уже наступил синий вечер.

Три повозки с барахлом леди так и стояли в ущелье под охраной его людей. Внешне все выглядело спокойно, однако Вэйн хотел услышать, как вела себя дама в его отсутствие. Получить дополнительные сведения, черточки к ее портрету, так сказать.

Увидев своего командира, солдаты тут же подтянулись. На вопрос, как вела себя леди Эрмина, только закатили глаза. Ибо дама устроила страшный скандал. А поскольку у нее отобрали артефакт связи с Императором, излить свое бешенство она могла только на тех, кто находился рядом. В итоге, обе ее камеристки получили по паре десятков пощечин, и теперь сидели каждая в отдельной повозке, боясь высунуться, чтобы снова не получить по физиономии.

Что же касается «теней» Импертора...

- Командир, вы не представляете, чего мы наслушались, - шепотом рассказывал ему часовой. - Эта женщина просто сравняла нас с землей. Нас, «теней» Императора! Да, а вас, командир, она назвала ничтожеством!

- Хммм, - глубокомысленно протянул командир В эйн. - А что она говорила по поводу беглого рыцаря? Может быть, упоминала что-то еще о принцессе?

- Да, она говорила о принцессе. Проклиналась, чтобы та сгинула и никогда не попала в столицу.

Вэйн вскинул бровь. А солдат продолжал вещать, округлив глаза:

- А про беглого рыцаря в пылу злобы говорила, что он проклятый двурушник.

Вот оно! Вэйн аж внутренне напрягся, в предчувствии удачи. Не зря он чуял, все-таки есть измена.

Очень хорошо, просто отлично.

- Говоришь, называла меня ничтожеством?

Часовой с готовностью закивал, видать, здорово от этой фурии натерпелся. Вэйн дернул уголком рта, ус резко шевельнулся. По опыту солдат знал, что такое выражение лица командира не сулило ничего хорошего.

- Значит так. Я намерен э... приватно побеседовать с леди Эрминой. Вам отойти на десять шагов и стоять на страже. И чтобы тут не происходило, ни в коем случае не вмешиваться. Это приказ.

- Есть, командир! - вытянулся в струнку часовой.

И остальные его солдаты, стоявшие в отдалении, тоже.

- И дай-ка мне сюда вот эти вожжи, - небрежно проговорил командир Вэйн.

Потом похлопывая кожаными полосами по затянутой в перчатку ладони, подошел к повозке и отодвинул полог.

***

Усталость и эмоциональное опустошение давали себя знать, но леди Эрмина не спала. Просто лежала, заточенная в повозке, словно в клетке. Злясь на идиота Вэйна, на ситуацию, на всех вокруг. Но больше всего на себя. Как она могла настолько опуститься, чтобы пойти на поводу своих низменных желаний? Как могла позволить этому моральному уроду, с позволения сказать, рыцарю, получить над ней такую власть?

Маленькая масляная лампа освещала внутренность ее импровизированной тюрьмы, надо сказать, весьма комфортной, потому что повозка леди была красиво убрана дорогими тканями и напоминала изнутри маленький элегантный будуар. Н о ни красота убранства, ни удобство ее ей сейчас не радовали. В голове бродили угрюмые мысли, подогреваемые жаждой мести. При полном бессилии что-то предпринять, это просто убийственный коктейль.

И вдруг полог отдернулся в сторону, а в проеме возник командир «теней». Эрмина аж подскочила от неожиданности.

- Вы?! Убирайтесь немедленно!

Но тот и не подумал убраться, вместо этого нарочито медленно и лениво взобрался в повозку.

- Что вам нужно?! Кто позволил вам вторгаться в мое личное пространство?! - возмутилась леди Эрмина.

Мужчина на ее выпад никак не отреагировал, спокойно отвернулся и задернул за собой полог. И тут она заметила вожжи в его руках. Вожжи вызвали у леди весьма странные ассоциации. Леди даже растерялась на мгновение. Но потом, поняв, что криком ничего не добьется, сменила тон.

- Что вы здесь делаете? - холодно спросила она, гордо откинув голову. - Не помню, чтобы приглашала вас.

- Для того, чтобы допросить подозреваемую в измене, мне не требуется приглашения, - проговорил командир Вэйн, поигрывая длинными кожаными ремнями в руках.

Эрмина никак не могла переварить идиотизма ситуации. Этот грубый солдафон не мог, не смел обвинять ее в измене! Не смел пользоваться ее беспомощностью и списывать на нее свои неудачи! От несправедливости обвинений утихший было гнев вскипел с ней с новой силой.

- Вы. Не смеете. Со мной так разговаривать! - надменно проговорила Эрмина, ткнув в него пальцем. - Помните, что я леди из рода самого Императора. И когда мы попадем в столицу...

Но командир Вэйн был непроницаемо спокоен. Он только пододвинулся ближе и заявил с нескрываемым сарказмом:

- Вы любовница беглого преступника, леди. И вы позволили себе интриговать против самого Императора. Саботировать его приказ. Когда мы попадем в столицу, он об этом непременно узнает.

- Да как вы смеете?! Вы... Ничтожество!!!

Ответ последовал молниеносно.

Точнее ответные действия.

Неуловимо быстрым движением Вэйн связал ее руки полоской вожжей, перебросил вельможную даму через колени отвесил звонкий шлепок по пышному заду. Это было не больно, но дико унизительно. Эрмина истошно заорала, ругаясь на чем свет стоит.

- Вы ничтожество! Кто вам позволил так обращаться с женщиной?! Да вы недостойны даже взглядом меня касаться!

- Ах я недостоин, леди? - невозмутимо спросил Вэйн и потянул вверх ее одежду.

Поскольку из всей одежды на Эрмине, которую от нервов все время бросало в жар, был один капот, очень скоро его руки добрались до голого тела. А еще он продолжал говорить, нисколько не обращая внимания на ее сопротивление:

- А ваш любовник, беглый преступник, за голову которого вы назначили награду, достоин?

Его рука нахально прохаживалась по беззащитным округлостям и потаенным местечкам.

- Отпустите меня, мерзавец!

- Или вы настолько никудышная любовница, что он предпочел сбежать? - ядовито осведомился Вэйн.

Запрещенный прием! Никогда еще леди Эрмина не чувствовала такой злости.

Впрочем, какой бы унизительной и нелепой была ситуация, она ее возбуждала. И что самое ужасное, невозможно было скрыть от мужчины свое возбуждение. Она готова была расплакаться от бессилия.

- Ненавижу! - вопила обездвиженная Эрмина. - Грязный ублюдок!

- Лорд Вэйн, к вашим услугам, леди, - процедил тот и, намотав на руку конец вожжи, шлепнул ее по голому заду.

Раз, другой, третий. Не сильно, но довольно чувствительно. И при этом посмеивался и приговаривал ужасно обидные вещи.

- Да, кричите, леди, - издевался Вэйн. - Кричите. Покажите, на что вы способны. Пусть мои солдаты услышат во всех подробностях.

Но так ли он был равнодушен, как хотел показать? Ведь эти игры подобны обоюдоострому мечу, леди не раз в них играла. И теперь уже трудно было сказать, кто и от чего получал больше удовольствия.

Солдаты Вэйна, которым довелось все это выслушивать, пришли к выводу, что у леди Эрмины талант к постельным утехам. А командиру просто несказанно повезло.

Кто знает, чем все могло закончиться, если бы в этот момент внезапно не изменилась обстановка в пещерах.

***

Кто-то отправил магического вестника, а магу из отряда «теней» удалось засечь всплеск. Об этом сразу же доложили командиру В эйну. Тот, разумеется, немедленно скомандовал отряду броситься на перехват, и сам тоже устремился следом.

Он уже был уверен в успехе, казалось, дело сделано! Но, прорвавшись сквозь коридоры подземного лабиринта, неожиданно обнаружил там людей генерала Хебриса. Надо ли говорить, как командир «теней» был раздосадован.

Мастер Лиам и Тан с людьми, услышав подозрительный шум затаились.

А в свою очередь смертельно раздосадованная леди Эрмина так и осталась одна в повозке.

В унизительной позе, с голым задом и связанными руками. Злая как сто чертей дама была уверена, что этот день худший в ее жизни.

Однако у судьбы всегда полно сюрпризов.

Узнав, что магу удалось отследить магический всплеск, командир Вэйн счел, что троих солдат будет достаточно для охраны одной связанной женщины. И забрал остальных с собой.

Но пустыня непредсказуемое и опасное место, в ней все зыбко и мгновенно меняется.

Получив вестника от своих людей, к ущелью подошел генерал Хебрис с большей частью отряда. Обнаружил три почти неохраняемые повозки. И весьма интересную картину в одной из них.

В итоге, несколько минут позора, зато леди Эрмина была вновь свободна и полна мстительных замыслов.

А маятник сил опять сместился.

***

Подозрительный шум и движение внутри лабиринта заставили Берта изменить первоначальный план. Как только сгустилась темнота, он не стал дожидаться Тана и его людей в пещерах, а вместо этого решил тихо выйти наружу.

В конце концов, мертвая пустыня изобиловала скалами, ущельями и другими местами, где можно затаиться. И ближайшее такое ущелье в одном часе езды от пещер. Берт оставил Тану условный знак, что будет ждать его там в течение суток, а после велел очень осторожно, выбираться по одному.

Несказанная удача и дело случая, что им удалось в очередной раз удалось уйти от погони. Но везение не бывает бесконечным, и Берт с тревогой ожидал, когда этот момент настанет.

Глава 10

Выбирались с величайшими предосторожностями. Копыта лошадей обмотали тряпками, чтобы те производили меньше шума. Пока остальные вывыводили животных, Берт с несколькими людьми на всякий случай обследовал ближайшие коридоры, чутко прислушиваясь. И только после этого выбрался наружу сам.

Одиннадцать лошадей на семнадцать человек. Понятное дело, что кому-то придется ехать вдвоем. Берт, которого мучили и раздирали противоречия, решил для себя, что выделит для Изольды отдельную лошадь. А сам все время будет держаться рядом. Но взглянув на девушку, на то, как она, серая от усталости, оглядывалась по сторонам, понял, что она просто не выдержит.

Когда подсаживал ее на своего жеребца, почувствовал, как девушка вздрогнула и отвернулась, пряча глаза. Мгновенная досада, словно укол в сердце.

- Подвиньтесь, принцесса, - проговорил, подтягивая стремя.

Стараясь не смотреть, вскочил в седло за ее спиной. Девушка нервно подалась вперед , чтобы не касаться его. Застыл на миг.

Выдохнул. Пусть. Так лучше.

Но он же видел, как ей неудобно в такой напряженной позе.

Держа поводья одной рукой, другой мягко притянул ее к себе, устраивая удобнее. Она тихонько ойкнула, а его от этого накрыло волной дрожи.

- Сидите спокойно, принцесса, - сказал, не повышая голоса. - Нам ехать примерно час. Придется потерпеть.

Девушка кивнула, безмолвно соглашаясь. А Берт сжал зубы, представляя, каково ему будет терпеть, если его уже трясет от ее близости.

***

Маленький отряд, соблюдая все возможные предосторожности, выехал на открытую местность. На их счастье луна еще не взошла, все факелы были потушены, и цепочка всадников, двигавшаяся шагом, почти сливалась с диковатым пустынным пейзажем.

Словно призраки в ночи. Пустынные духи.

А мрачная каменистая местность вокруг действительно выглядела какой-то призрачной, нереальной. И свет высоких голубых звезд, таких огромных в черно-синем небе. Как сон.

Но самым нереальным казалось то, что ОН был рядом. В первый момент, когда рыцарь вскочил на коня за ее спиной, Изольда даже испугалась своих ощущений. Это было так неожиданно. И так... блаженно.

Особенно, когда он своим низким голосом прошептал прямо ей на ухо:

«Сидите спокойно, принцесса. Нам ехать примерно час. Придется потерпеть»

А потом он прижал ее к себе, и вокруг них сам собой возник собственный маленький волшебный мир. Так во всяком случае, Изольда чувствовала.

Его уверенные руки, крепкое тело, тугие, поющие силой мышцы. Редкое гулкое дыхание. Каждый его вздох, движение мощной грудной клетки за спиной, отдавались в ней волнами. Приносили с собой легкую дрожь, от нее по всему телу мурашки. А в груди сладкий блаженный комок. Непонятное томление.

Если бы ей сказали, что она забыла дышать, наверное, Изольда, удивилась. Она и не почувствовала, потому все ее существо сейчас было отдано ощущениям.

Непонятная. Но близость. Пусть исчез бы вокруг весь мир, только это сейчас было важно. Невероятная интимность. Тайна.

Это...

- Обопритесь на меня, принцесса. Сможете отдохнуть.

От звуков его низкого бархатного голоса новая волна дрожи накрыла девушку, отнимая на миг ощущение реальности. Глаза закрылись. Она как во сне откинулась ему на грудь и тихонько застонала.

Странно подействовало это на рыцаря. Он сдавленно выдохнул, как будто ему больно. Рука на ее талии медленно и нежно сжалась, прижимая ее к нему так сильно, словно он хотел срастись с ней, стать единым целым.

Изольда и сама не понимала, что с ней происходит. Но то, что она чувствовала сейчас рядом с этим рыцарем, было единственно правильным. За всю ее жизнь. И что бы ни произошло в дальнейшем, ее сердце сделало свой выбор.

Но нужна ли она ему? Этому суровому, властному, резкому в общении мужчине, который, похоже, выше всего в жизни ценит свою свободу? Неожиданный холодок проник в ее сознание. Повинуясь безотчетному желанию понять, девушка подняла голову и взглянула в его лицо.

Только что взошла луна, ее свет освещал его резко выточенные черты, делая каким-то невероятно мужественным и красивым. А он, словно почувствовав, опустил на нее взгляд.

Залюбовалась, утонула в его темных глазах. Замерла, приоткрыв рот.

В его глазах застыло странное выражение. Непонятная жажда, борьба. И огонь. Огонь, которому ни он, ни она не смогли противиться. Он медленно склонился, потянувшись к ее губам...

- Командир, - тихий голос Гримао сзади. - Мы остановимся здесь, или поедем дальше?

Как мгновенно разрушился волшебный мир вокруг них...

Изольда буквально слышала звон и видела осколки.

***

Осознание пришло моментально, оставив в душе Берта жгучий пепел досады.

Вопрос Гримао, заданный так некстати, вернул его в реальность, со всего размаху приложил душой о грешную землю.

Нет, наверное, все-таки вовремя.

Потому что он не имеет права на эту девочку. Не должен ее касаться, грязнить ее собой. Она совсем молода, ее еще ждет счастливое будущее, а его жизнь... К чертям его проклятую жизнь!

- Здесь, - проговорил он, ощущая, как вздрогнула и сжалась девушка под его рукой. - Подождем Тана до утра. Лошадей не распрягать, костры не зажигать.

И направил коня к темневшему в стороне ущелью.

***

Возможно, действия рыцаря Берта выглядели несколько странными. Зачем уходить от преследования, когда, казалось бы, не проще ли, а главное, разумнее и логичнее, присоединиться к «теням» Императора, специально присланным за девушкой? Ведь его функции просто охрана. Ничего более?

Логичным и разумным все это могло казаться только на первый взгляд.

Берт сразу понял двусмысленность положения.

Девушку отправляли к Императору не как невесту или почетную гостью. Принцессе, дочери правителя целой провинции, по праву рождения и положения положен совсем другой эскорт. Со свитой придворных дам и знаками отличия. С собственной, пусть и небольшой дружиной рыцарей.

Ее отравили тайно, под охраной наемников. И главное, что наводило на нехорошие размышления - как прислугу леди Эрмины. А дополнительно расспросив похотливую фаворитку принца Сэмреда, убедился, что девчонку просто продали. Значит, ей светила участь рабыни, постельной игрушки. Та самая судьба, которую он когда-то готовил для другой девушки. И о чем сожалел многократно всю свою жизнь.

Потому Берт решил исправить положение, а заодно хоть немного успокоить свою совесть. Сделать невозможное и защитить девушку.

Чего бы это не ему стоило.

***

Немного придя в себя и осознав, что ее положение действительно изменилось в лучшую сторону, леди Эрмина могла теперь спокойно оценить ситуацию.

Весьма неприятно, но кажется, этот урод, солдафон Вэйн, ничем не лучше грязного ублюдка рыцаря. Похоже, ей вообще нравились не те мужчины.

Судя по всему, ради того, чтобы прикрыть свой зад, командир «теней» действительно сделает то, о чем говорил. Донесет Императору о ее двусмысленной роли в этом деле. Она и без того в последнее время впала в немилость. Положение надо было срочно исправлять.

Однако в ее распоряжении был генерал Хебрис и его солдаты.

А значит, при определенных условиях, она еще могла переиграть все в свою пользу.

Да, он хотел заполучить дочь и наследницу правителя Сэмреда. Потому что это существенно повышало его шансы в борьбе за трон провинции Танбор, самой большой северной провинции в обширной Шалинской Империи. Но у леди Эрмины нашлись верные средства убедить солдата.

Во-первых, против ее прелестей не так-то просто было устоять. Разумеется, генерал не устоял. Тем более что дама выглядела смущенной, беспомощной и до крайности благосклонной. В конце концов, спасителю положена награда?

Генерал решил, что положена. И словно невинный агнец, попал в коварно расставленные сети.

Следующим этапом было довести до его сознания всю сложность положения, а также возможные выгоды. Умело преподнесенные в перерывах между любовными утехами идеи осели в голове генерала так прочно, что уже через короткое время он считал все эти мудрые мысли своими.

Действительно, раз командир Вэйн упустил приз, и теперь, чтобы прикрыть себя, готов обвинить в измене даже слабую, беззащитную женщину, то его обвинят в измене в числе первых. Потому что именно на его солдат наткнулись люди Вэйна в тех проклятых пещерах. Что помешает Вэйну? Совесть, ум или образование? Ни того, ни другого, ни третьего у этого грубого солдафона нет.

А Импертор разбираться не станет. Все быстро получат приглашение на плаху.

И в этом случае его самый верный шанс - опередить Вэйна. Найти девушку первым и доставить ее в столицу. А заодно и того беглого рыцаря.

И тогда... Генерал уже представил себе все, как Вэйна разжалуют, а его ждет благосклонность Императора, повышение в звании и место в постели леди Эрмины. Поистине, игра стоила свеч! Ради такого можно было на время забыть о своих притязаниях на Танбор и приложить все силы, чтобы найти похищенную принцессу раньше, чем это сделает Вэйн со своими никчемными «тенями».

Но чтобы все эти дивные планы могли осуществиться, ему следовало не лежать в постели, а немедленно выдвигаться в поход.

Воодушевленный генерал тут же помчался готовить все к выступлению. А леди Эрмина, ненадолго оставшись одна в спальне, пришла к мысли, что если бы все военные были подобны генералу Хебрису, то управлять миром было бы намного легче.

Однако дама не могла не отметить, что столь прекрасно управляемый генерал Хебрис на любовном поприще не стоил даже ногтя морального урода Вэйна. И уж тем более, того подлеца и мерзавца, беглого рыцаря Берта.

Леди пришла к выводу, что мир, увы, не совершенен.

***

Мир несовершенен. И безжалостен к ней. Изольде опять пришлось с этим столкнуться. После того, как они подъехали к тому темному ущелью, первому на их пути по мертвой пустыне, между рыцарем и Изольдой не было больше сказано ни слова. От былой близости не осталось и следа. А на развалинах того эфемерного маленького волшебного мирка, который она себе вообразила, казалось, свистел ледяной ветер.

Доехали до места, рыцарь Берт ссадил ее с коня, и тут же отошел так резко, будто под ним земля горела. Даже не взглянул в ее сторону. Бросил Бейли, чтобы та помогла принцессе устроиться на ночь. А сам ушел заниматься чем угодно. Осматривать окрестности, привязывать и кормить лошадей, следить за тем, как его люди устраивались на ночлег. А потом он выставил посты и первым сам встал на стражу.

И за все это время ни одного слова, ни взгляда.

Изольда чувствовала себя ужасно, не понимая, в чем ее вина, почему ее избегают, словно прокаженную. Верная компаньонка странно посматривала на нее, но у девушки не было сил прятать свои чувства. Она забилась под плащ на том месте, что ей выделили для сна, и тихонько лежала, пытаясь справиться с душевной болью. Ею часто пренебрегали, но никогда еще это не было так горько.

Лагерь затих, уставшие люди спали. А Изольда так и лежала с закрытыми глазами, сдерживаясь изо всех сил, чтобы не плакать. И вдруг...

Она даже не услышала. Сначала просто ощутила присутствие. А потом - шаги. Медленные. Словно нехотя. ОН.

Сердце заколотилось как бешеное. Девушка затрепетала пойманной птичкой, затихла, обратившись в слух.

Подошел. Постоял немного, будто ждал чего-то или сомневался. И тут она почувствовала, как он аккуратно, чтобы не потревожить, прилег за ее спиной, укрыв их обоих своим плащом.

А когда его рука бережно притянула ее к его груди, Изольда поняла, что безумно, по-настоящему счастлива.

Глава 11

Эти несколько часов борьбы с собой вымотали Берта вконец. Он готов был заниматься чем угодно, уйти куда угодно, но его как на привязи тянуло. Специально старался не подходить к девушке ближе, чем на десять метров, и постоянно возвращался к этой условно намеченной для себя границе. Запрещая себе. Выстраивая стены в душе.

В конце концов, не выдержал. Плюнул на все, потому что это уже стало какой-то жаждой умирающего. Но как он ни старался уничижить себя, унизить словами за неспособность сохранять дистанцию, то невероятное облегчение, что почувствовал, смирившись, окупало все.

К тому же у Берта возникли неопровержимые доводы. Ему обязательно нужно убедиться лично, что с девушкой не случится ничего дурного пока он будет спать. Значит, надо быть так близко, чтобы почувствовать малейшее изменение обстановки.

Помимо опасности, которую представляли для девушки люди, Берт помнил, что Изольда боится насекомых. И вообще, разнообразных моментов, способных напугать или как-то повредить ей, множество.

Но самое главное, он просто обязан был уберечь девушку от холода.

С этими мыслями рыцарь наконец позволил себе эти несколько шагов. Какое-то время стоял и смотрел, не решаясь приблизиться. А потом как в пропасть бросился. Сделал то, чего ему так хотелось - лег рядом и обнял девушку.

И сразу, как только укрыл их обоих плащом, будто защитный кокон отделил его с Изольдой от всего мира. Она не спала, он понял это по напряжению, по тому, как изменилось ее дыхание. Честно говоря, испытывал смятение. Прогонит, не захочет терпеть его присутствие.

А девушка, стоило ей оказаться в его объятиях, тихонько вздохнула. расслабилась и прильнула к нему так доверчиво, что у Берта душа переполнилась нежностью. Он замер, стараясь не шевелиться, чтобы не потревожить ее. Только сердце билось толчками, гоняя в крови медленно разгорающийся огонь.

Но не тот безумный огонь страсти, сжигающий все на своем пути и оставляющий после себя лишь холодный пепел. Нет, то был живой огонь, дарующий его полумертвой проклятой душе новую надежду.

Мужчина пораженно затих, боясь спугнуть это странное чудо.

Думал, так и пролежит всю ночь без сна. Но обновленный , словно рожденный заново, заснул рядом с ней сном младенца.

***

Долго наслаждаться блаженным сном Берту не пришлось.

По предутренней темноте к ним подошел отряд Тана.

Как только это довели до его сведения, Берт немедленно встал. Тщательно укрыл Изольду плащом, чтобы не уходило тепло, и направился к вновь прибывшим. Надо было расспросить Тана, узнать в подробностях все, что тот мог бы рассказать. От этого во многом зависел дальнейший план действий.

Коротко обнявшись со старым товарищем, в первую очередь осведомился:

- Потери?

- Обижаешь, - хмыкнул Тан.

- Это хорошо, - кивнул Берт. - У меня хуже. Осталось всего одиннадцать лошадей. Остальных пришлось бросить, когда уходил лабиринтом.

- Ну... - старый солдат удачи повел бровями. - Учитывая то, в какую передрягу ты попал, можно сказать, без потерь. Как женщины?

У Берта вырвался невольный жест, он оглянулся, желая лишний раз убедиться, что Изольде ничего не грозит. Опомнившись , взяв себя в руки. Медленно повернулся и проговорил нейтральным тоном:

- В порядке. Н асколько возможно в этих условиях.

Тан на секунду прищурился и как-то странно сложил губы. А потом спросил:

- А ты?

В первый момент Берт похолодел от этого простого вопроса, потом его бросило в жар. Но ответил он небрежно:

- Я в порядке, что мне сделается?

- Не знаю, - уклончиво протянул Тан, смерив его взглядом.

И тут же перевел разговор в другое русло.

- У меня мастер Лиам всю дорогу висел на хвосте. И генерал Хебрис. К стати, когда я уходил, твоя распрекрасная леди Эрмина была с Вэйном, командиром "теней". Знаешь, по-моему леди так обиделась, что готова сжить со свету за то, что ты посмел пренебречь ее прелестями.

Сказав это, Тан негромко рассмеялся, но тут же посерьезнев, добавил:

- За твою голову назначена хорошая награда, друг мой. Сам понимаешь, тебе в ближайшее время не стоит соваться обратно.

Все это мало волновало Берта. Его сейчас вообще не интересовало то, что не касалось непосредственно безопасности девушки, а уж тем более, его никчемная жизнь. Ее и отдать-то не жалко.

Потому он пропустил эти слова Тана мимо ушей и стал расспрашивать, как тому удалось оторваться от мастера Лиама. Собственно, на этом все веселье закончилось, Тан четко, по-военному доложил, как именно ему удалось тогда ускользнуть сразу от двух преследователей. Заметил сразу:

- Генерал не так быстр. И довольно неповоротлив. Но у него много людей, гораздо больше, чем у мастера Лиама. Зато этот вор-меценат Лиам пронырлив как лис. И чутье имеет невероятное. И все-таки, я бы не стал списывать генерала Хебриса со счетов. Он тоже достаточно коварный и упорный враг, если судить из того, что я о нем знаю.

На это все нечего было возразить, а Тану было, что еще добавить:

- Там, когда мы были в пещерном лабиринте... Я просто уверен, что кто-то из них имел столкновение с «тенями». Потому что сначала я отслеживал шум с трех сторон. А потом только с одной, но явно там была заварушка. Не могу сказать, кто из этих двоих нарвался на Вэйна, но что-то мне подсказывает, что не мастер Лиам. Он для этого слишком умен. К тому маг.

Тан недовольно поморщился, помял заросший щетиной подбородок:

- Расслабляться нельзя. Мне-то удалось уйти, но думаю, в ближайшее время надо ждать гостей.

Берт согласно кивнул.

- Людям надо дать хоть немного отдохнуть, - проговорил Тан, озираясь.

Словно оправдывался.

- Выдвинемся с рассветом, - ответил Берт.

До рассвета оставалось чуть больше часа. После сказанного Таном, какой уж тут сон. Берт решил самолично осмотреться, потому что помнил, как мастер Лиам двигался за ними под покровом иллюзии целый день.

Неприятные новости не заставили себя ждать.

Стоило подняться на скалу, как он понял, что им блокируют оба выхода из ущелья.

Рыцарь стоял, сжимая кулаки, вглядываясь в темноту. По смутно белевшему плащу можно было с уверенностью сказать - люди мастера Лиама.

Благословенна будь его привычка лично все проверять и перепроверять многократно. Второй раз за это дело она спасала положение.

Через секунду он уже быстро спускался со скалы вниз.

- Тан, прости, но не будет твоим людям отдыха. Нас окружают.

- Кто? - только спросил старый товарищ, взгляд которого сразу сделался острым как клинок.

- Как ты и предполагал, мастер Лиам.

Тан тихо выругался и сплюнул. А Берт уже подозвал часового:

- Поднимай людей, только чтоб без шума. Делать все очень тихо, понятно?

Оценив отточенные хищные движения рыцаря, его серьезное лицо и жесткий принизывающий взгляд, наемник мгновенно понял, что от него требуется, и побежал исполнять. А Берт обернулся к Тану, тот  тоже поднимал людей, отдавая команды негромким голосом.

- Они рассчитывают взять нас теплыми. Будут прорываться в ущелье с двух сторон. Надо разделиться. Ты с одного конца, Гримао с другого. И по три человека с той и с другой стороны на скалы сверху. Женщин я возьму на себя.

- Берт... - начал было Тан.

И замолчал, понимая, что сейчас не время говорить то, что он собирался. Вместо этого хлопнул товарища по плечу и сказал:

- Береги себя.

- Пробьемся, - ответил Берт, кивнул ему и пошел поднимать Изольду.

Потому что Бейли, похоже, уже давно проснулась и теперь сидела, внимательно прислушиваясь к их тихим разговорам.

***

Тан смотрел Берту вслед. Что старина рыцарь ведет себя как-то не совсем обычно, он заметил сразу. И вполне мог его понять, в жизни мужчины иногда такое случается. Но.

Какие бы личные мотивы ни были у Берта, Тан имел свои интересы и обязательства. И они, похоже, грозили войти в конфликт, потому что свой заказ он собирался выполнить.

Репутация, и все такое. И потом, Тан имел консервативную привычку все доводить до конца.

Но старый друг...

Ладно, сейчас впереди нешуточный бой, разобраться они успеют после.

Если доживут.

- Пхееее! - ругнулся про себя солдат удачи, уж кто-кто, а он точно собирался дожить. И потом еще долго безбедно жить на полученные за это дело деньги.

***

- Бейли, - начал было Берт.

Та, остановила его, подняв руку, тихо проговорила:

- Я все слышала. Не трать время, рыцарь, лучше займись вон, - и указала взглядом на спящую Изольду.

Судя по тому, как деловито компаньонка - наемница начала переодеваться, а точнее, раздеваться и вооружаться перед боем, вытаскивая из немыслимых мест различное колющее и режущее оружие, Берт понял, Бейли и без него знает, что делать. Можно все внимание сконцентрировать на девушке.

Не хотелось ее пугать, хотелось перенести ладеко-далеко отсюда, уберечь. И чтобы не грозила больше никакая опасность. Но... Увы, теперь он был не в силах.

- Принцесса, - легонько коснулся плеча. - Проснитесь, Изольда.

Девушка сначала вздрогнула во сне. Открыла глаза. Потом вдруг подскочила, озираясь. На лице недоумение, испуг. А потом понимание.

- Нас выследили, - с горечью прошептала она. - Да?

И вскинула на Берта полные тоски глаза. Этот ее взгляд резанул по сердцу, вызывая физическую боль. В другое время он просто проигнорировал бы всю эту эмоциональную дурь. Но не теперь. Хотелось как-то успокоить ее. Объяснить, дать надежду.

- Выследили, да, - спокойно проговорил Берт. - Но мы будем драться. Шансы не так уж плохи. Главное. Что им не удалось застать нас врасплох.

Изольда быстро закивала. Сглотнув, выговорила:

- Конечно, да. Скажите, что я должна делать? - и с детской решимостью на него уставилась.

Берт дернул шеей. Черт бы его побрал! Черт...

- Держитесь рядом со мной, принцесса. И ни на шаг. Понятно? Что бы ни происходило. И все будет хорошо.

- Да, хорошо... - девушка опустила голову.

А потом вдруг с каким-то отчаянием вскинула на него глаза и схватила за руку.

- А вы?! С вами что будет?

Он мягко улыбнулся, убирая ее руку. Задержал ладошку в своей. Сказал:

- Обо мне не беспокойтесь. Я просто буду делать свою работу. А вам нужно меня слушаться.

- Но... опасно же. Я могла бы...

- Никаких но. Держитесь за моей спиной и слушаетесь беспрекословно. Иначе накажу.

Ее губы странно шевельнулись, как у ребенка, собравшегося заплакать. А потом неожиданно растянулись в улыбке. Но из глаз все-таки потекли слезы.

Берт замер на миг, снова ощущая, как весь мир исчез куда-то, оставляя их вдвоем. Коснулся соленой капли пальцем, стер слезинку. Но мир вернулся звуками, движением вокруг.

Быстро закутал ее в свой плащ.

- За моей спиной. Поняли, принцесса? - спросил еще раз.

- Да, - проговорила она еле слышно, утонув взглядом в его глазах.

Все. Больше времени нет.

Мгновенно развернувшись, Берт затолкал ее за спину и вытащил оба клинка.

Началось.

Глава 12

Началось. С двух сторон в ущелье влетели всадники с мечами наголо. С дикими выкриками, от которых стыла кровь.

Но внезапности не вышло, вместо мирных жертв их встретило ожесточенное сопротивление. Берт с Таном еще заготовили по паре сюрпризов для нападающих. И первыми навстречу всадникам Лиама в оба конца понеслись по две сцепленные друг с другом испуганные лошади. А к ним были привязаны бревна горящего топляка, который в изобилии валялся в ущелье, принесенный черти когда прошедшими ливнями.

Найдя топляк, Б ерт сразу понял, как можно использовать высохшие бревна и коряги в дело. Темп был сбит, в сумятице кое-кого из конницы Лиама вышибло из седла. Магические щиты защищали от железа, но не от огня. У нападавших появились первые раненые, а там уже в бой вступили люди Тана и Гримао.

Берт был совершенно прав, отправив людей вверх на скалы. Потому что именно оттуда полезли лучники Лиама - удобно расстреливать сверху беззащитного противника. Не менее ожесточенный бой завязался и там.

Теснота ущелья не давала развернуться в полную силу, но все-таки людей у Лиама было намного больше. Они прорывались вглубь, по одному, по два. А там их встречали Берт и Бейли.

Компаньонка - наемница в бою оказалась на удивление хороша. Во-первых, ее едва прикрытый каким-то странным корсетом сочный бюст и голые плечи отвлекали внимание нападавших мужчин. А во-вторых, тех кто зазевался, уставившись на ее грудь, поджидали острые клинки, которыми она владела виртуозно.

Убедившись, что Бейли прекрасно справляется, Берт немного успокоился и даже стал получать от боя удовольствие. Успевая и прикрывать Изольду, и.. О, неужели он красовался перед ней?

А Изольда, в тот первый момент, когда сражение только началось, сильно испугалась. Потому что ей никогда еще не приходилось ничего подобного видеть. Кровь, смерть, дикие выкрики...

А потом, она как-то сама прониклась яростью боя. От резкого выплеска адреналина, кровь словно бурлила в жилах, переполняя ее жаждой деятельности. Однако стоило девушке высунуть нос из-за спины рыцаря, чуть не получила от него мечом по мягкому месту. Он резко прорычал:

- Я что сказал?! Не высовываться! Отшлепаю!

- Но я же хочу помочь! - взвизгнула Изольда, обидевшись до слез.

Тогда он рыкнул разъяренным зверем и приказал:

- Хочешь помочь, принцесса?! Следи за тем, что происходит наверху! И постоянно докладывай!

- Есть! - радостно выкрикнула Изольда, счастливая, что не будет обузой, что тоже может приносить хоть маленькую пользу.

Как оказалось, не такую уж и маленькую.

Потому что и у мастера Лиама был заготовлен сюрприз.

Новые силы, которые он ввел в бой только теперь. Еще один отряд проник на скалы сверху, и теперь у него там было очевидное превосходство. Сопротивление быстро сходило на нет, еще немного и защитники просто полягут.

- Сверху! Сверху! - закричала Изольда, разглядев , что там происходит.

Берт вскинул взгляд и зарычал от досады. Бросить все здесь не мог, на него постоянно напирали, а с ним Изольда.

- Беру на себя, - выкрикнула Бейли, делая специфический знак профессиональных наемников.

Он только успел проводить ее взглядом и принять на себя удары атакующих.

И тут на глазах у всех произошло удивительное превращение.

На месте полуодетой дамочки, ловко орудовавшей клинками, возникла белая тигрица. С голубоватыми полосками и ярко голубыми глазами. А также когтями и зубами, что твои клинки. Конечно, в первый момент все слегка опоропели. И нападавшие, и Берт, и Изольда, и люди Тана.

Но только на пару секунд, потом бой возобновился с новой силой, Берт теперь с удвоенной скоростью рубился с нападавшими на него. А белая тигрица, прыгая по скалам огромными скачками, понеслась на верх. И скоро оттуда с воплями полетели вниз люди Лиама. Словно перезрелые фрукты или листья в ураган.

Совсем рядом, почти у ноги Изольды валялся один из клинков Бейли. Как будто та специально его туда подбросила. Улучив момент девушка изловчилась и схватила его с земли. Ее аж распирало от какой-то невероятной радости и гордости. Подъем, вызванный выбросом адреналина словно удесятерил силы. И теперь она уже не чувствовал себя вещью. Она была... собой. Замечательное чувство!

Однако эйфория боя мгновенно сошла на нет, как только она поняла, что  видит. Один из тех лучников, кого порвала и сбросила вниз тигрица Бейли, каким-то образом умудрился уцелеть. И теперь целил рыцарю в бок. В незащищенную подмышку со стороны сердца.

Она не раздумывала, руки все сделали сами.

Клинок, что оставила ей Бейли, узкий и тонкий стилет. Легкий и невероятно острый, Изольда даже умудрилась об него несколько раз порезаться. Она со все силы метнула его в лучника. Говорят, новичкам везет? Наверное, это правда, потому она умудрилась попасть стилетом в узную щель между его кожаным панцирем и кожаными ремнями легкого шлема. Прямо в шею.

- Накажу! - рявнул Берт, обернувшись к ней и свирепо вращая глазами.

Но теперь Изольде было все равно. Пусть грозится, пусть наказывает! Главное, она смогла это сделать.

- Попала! Я попала! - взвизгнула она, захлебывась от радости.

- Ох и попадет же вам по вашему тощему заду, принцесса! - рявкнул Берт.

На самом деле, он был не так уж и зол, потому что люди Лиама поспешно отступали. Отбились!

Эту атаку отбили. Однако Берт был убежден, что будут и следующие.

***

Бой прекратился вместе с наступившим утром. Маленькая победа. Но в этот раз были и жертвы. Пять человек из отряда Тана имели той или иной степени тяжести ранения, трое убиты. Потери Лиама были гораздо больше, убитыми осталось лежать девять человек. Еще шестерых раненых, кого в спешке бросили люди Лиама, Тан сразу приказал добить. Итого пятнадцать. На войне как на войне. Жестокость, но выживает сильнейший. В мертвой пустыне свои законы.

Не успело ущелье очиститься от врагов, все собрались вокруг Берта. Последней легко прыгая по скалам, подбежала белая тигрица. И тут же на глазах у всех снова обернулась женщиной. Как ни в чем не бывало, обвела присутствующих взглядом. Мужчины сделали вид, что внимательно изучают окрестные скалы, Если кто-то и имел что-то сказать, решил лучше держать при себе. Одна Изольда восторженно сияла. Бейли неожиданно улыбнулась ей, а после повернулась к Берту и сказала:Номер заказа 1 138261, куплено на сайте LitNet

- Надо уходить. Еще один такой бой мы не выдержим.

Он кивнул. Сам об этом думал. И тут вперед вышел Тан. Слегка замешкался, глядя на Изольду, и выдал:

- Берт. Нам надо поговорить.

Рыцарь нахмурился. По напряженному виду старого товарища понял, что разговор ему не понравится.

- Берт. Я подряжался доставить девушку Импертору. И я...

Кулаки Берта сами собой сжались, он подался вперед.

- Подожди, Берт, - вскинул ладони Тан. - Подожди. Я знаю, что ты скажешь. Но давай спросим у девушки. Может быть, она другого мнения?

***

Изольда не совсем понимала, что происходит. И почему рыцарь вдруг отступил, сказав:

- Хорошо. Спрашивай.

Хотя только что готов был... И почему он так подавлен. Словно...

- Принцесса Изольда... - вежливо поклонившись начал Тан.

- Я не поеду к Императору! - воскликнула она, встав как можно ближе к Берту.

- Но там вы будете в безопасности. - уговаривал Тан. - А здесь, в этой мертвой пустыне, вас могут в любой момент убить или схватить. Это если вы не умрете от голода и жажды. К тому же за ваши головы, - он указал рукой на нее и рыцаря. - Объявлена большая награда. Сами понимаете, охотников будет много.

- Нет. - твердо проговорила она, качая головой и переступив ногами еще ближе.

***

Для Берта этот момент был крайне мучительным. Сомнения. В первый раз он наконец рискнул взглянуть своим демонам в лицо. И спросил у себя, прав ли он был, таща девушку сюда, подвергая ее такой опасности.

Может быть, он просто идиот, решивший за ее счет покрыть грехи молодости и договориться наконец со своей совестью?

Имел ли он на это право?!

Она держала его за руку. Повернулся к ней лицом, взял маленькие нежные пальчики в ладонь. Было очень больно, слова резали его изнутри.

Но, пересиливая себя, выдавил:

- Подумайте, принцесса...

- Нет!!! - выкрикнула она, вцепившись в него руками. - Я останусь с тобой!!! А если я не нужна тебе, я лучше буду одна!

Она затрясла головой и с неожиданной для такой хрупкой девчонки силой оттолкнула его и убежала в сторону.

Берт бросился за ней следом.

Нагнал, схватил, прижал к себе. Она колотила его кулачками и вырывалась:

- Отпусти меня! Отпусти, я уйду! Пусти! Пусти!

- Не пущу, - глухо проговорил Берт ей в макушку.

Наконец она затихла, всхлипывая и борясь с рыданиями. А он... словно плотина прорвалась - заговорил:

- Изольда... Ты совсем не знаешь меня. Я... Я раньше делал ужасные вещи. По-настоящему ужасные, понимаешь. Я подлец. Чудовище. И нет мне прощения.

- Я не знаю, что было в твоем прошлом, но для меня... - она всхлипнула, поднимая на него взгляд. - Ты самый лучший и благородный из всех людей, кого я знаю. И ты единственный, кто по-настоящему заботился обо мне и защищал.

Она покачала головой.

- Что бы не было в твоем прошлом когда-то, не имеет значения. Потому что я знаю тебя настоящего.

Берт слушал, не веря в то, что слышит, сердце сжималось. А она откинула голову и проговорила нахмурив брови:

- И даже прощаю тебе эту противную леди Эрмину.

Руки сами собой стиснулись, прижимая ее крепче, и Берт вдруг понял, что смеется. Потом сказал:

- У меня ничего нет, кроме моего меча, принцесса.

- Ничего страшного, - счастливо выдохнула она. - Ведь у меня тоже ничего нет.

- И у меня жесткий характер. А маленькие строптивые принцессы еще получат по тощему заду за непослушание.

- Только посмейте, господин рыцарь!

- Что?

- Н ичего, - она притихла, прижавшись к нему. - Ничего. Я просто...

А вокруг них уже соткался волшебный мир, в котором время останавливается и сладким ядом льется прямо в кровь. Не хотелось прерывать это, размыкать объятия. Берт нехотя проговорил, предвидя еще объяснение с Таном:

- Нам надо уходить. Пора.

***

- Пхеееее... - протянул Тан, скривив лицо и покачал головой, глядя как его старый товарищ бросился вслед за принцессой.

Бейли тоже проводила их взглядом, а потом спросила:

- Так ты говоришь, командир, у тебя заказ доставить девушку Императору?

- Да, - нехотя ответил Тан. - И я всегда выполняю свои заказы.

Он смотрел на рыцаря, о чем-то бурно говорившего с девушкой и испытывал непередаваемую гамму чувств.

- Отлично, - кивнула компаньонка - наемница. - Ты и доставишь.

- Что? - в этот раз не был уверен.

А Бейли проговорила:

- Включи голову, наемник. Кто-нибудь тут, кроме Эрмины видел принцессу? Знает ее в лицо?

У Тана в мозгу что-то забрезжило.

- Тебе надо доставить принцессу? Ты и доставишь принцессу. Меня.

При этом совершенно неожиданно сделала такое невинное лицо... Ни дать, ни взять, юная девственница.

- Пхееее! - развеселился Тан.

- Ну наконец-то, - закатила глаза Бейли.

И тут же скомандовала:

- Надо уходить. И нам надо разделиться. Большая часть отряда с тобой, остальные с Бертом. Пока они доберутся до границы, тоже может понадобиться помощь.

***

Понятно, что Берт ничего этого не слышал, он в тот момент был занят совершенно другим.

Здесь и сейчас решалась его судьба.

Но обсудить все детали следовало.

Глава 13

Удивительно, как может меняться жизнь человека за каких-то несколько минут.

Когда-то жизнь Берта была уничтожена за несколько минут. Он превратился в живой труп, несущий в себе наказание за свое моральное уродство. И двадцать лет потом изгоем прожил на чужбине, отрекшись от имени и от всего, связанного с прошлым.

И вот сейчас, после слов этой девочки, вдруг понял, что...

Неужто... исполнилась мера его наказания? Прощен...?

Слишком все было, слишком! Страшно поверить и обмануться. Но в душе все равно проклюнулись ростки надежды, безумные, жадные.

Берт запретил себе об этом думать. Сперва закончить это дело.

- Пора, - повторил он, мягко обхватив девушку за плечи. - Пойдем обратно.

Когда подошли к остальным, Берт, честно говоря, готовился к бою. Но только он собрался отрыть рот и объявить, что принцесса останется с ним как Тан его опередил. И высказал в двух словах все, что они тут в его отсутствие придумали.

От внезапного облегчения Берту показалось, камень с души свалился. Обидно было потерять дружбу человека, которому доверял столько лет. Наверное, у него на лице все было написано, потому что Тан ехидно ухмыльнулся и проговорил, кося глазом в сторону Бейли:

- Меня можешь не благодарить. Это все идея леди Бейли.

А леди выдала:

- Нам уходить надо побыстрее, а не разговоры разговаривать! Из этого ущелья есть боковой ход, он уводит довольно далеко в сторону. Я сверху видела. Выйдем там, а потом разделимся. Вы с принцессой к границе, а мы...

- А мы с принцессой к командиру Вэйну, - шутовски поклонился Тан.

***

И пока мужчины обсуждали детали, делили отряд и быстро собирались,  готовясь к очередному броску через скалы, женщины наконец смогли остаться одни и поговорить. Изольда бросилась Бейли на шею, обняла. Зашептала, всхлипывая, не в силах скрыть слезы:

- Я так тебе благодарна! И прости, что не любила тебя. Думала, ты тюремщица, приставленная отцом.

Наемница усмехнулась, поглаживая девушку по спине:

- Все хорошо, не надо плакать, Изольда. И не держите зла на отца. Он ведь позаботился о вас как умел. Меня вот к вам приставил. Рыцаря нанял. Лучшего...

Стоило компаньонке упомянуть рыцаря, как тут же взгляд девушки метнулся, разыскивая высокую фигуру Берта. Бейли хмыкнула, вид у нее был ужасно лукавый. А Изольда покраснела до корней волос, но кивнула:

- Он лучший. Да... Ты не представляешь себе, как я...

- Счастлива? Оооо, - закатила глаза Бейли. - Думаю, пока вы этого строптивого жеребца объездите и поставите в стойло, вам еще не раз захочется прибить его, принцесса.

- Что ты такое говоришь, Бейли! - зашипела раскрасневшаяся Изольда, сверкая глазами.

Потому что именно в этот момент Берт, словно услышал их разговор, обернулся и остановился на ней долгим взглядом. Компаньонка, наблюдавшая за этими двумя легко вздохнула и проговорила:

- Давайте прощаться, принцесса.

Изольда спохватилась, особенно остро почувствовав внезапную вину.

- Бейли, а ты как же? Вдруг узнают, что ты не принцесса...

- За меня не волнуйтесь, все будет хорошо.

- Но вдруг! Что ты будешь делать?

А Бейли склонись к ней близко-близко и прошептала, многозначительно глядя в глаза:

- Возможно, я тоже принцесса... И тоже в свое время сбежала из дома?

- А, - разинула рот Изольда, потому что это много объясняло.

Но вопросов рождало еще больше!

- А как, Бейли...

Та цыкнула на нее:

- Все. Пора прощаться, - потом добавила, прищурившись. - А ведь мы еще с вами встретимся, принцесса.

- Откуда знаешь ?

Но та не ответила, просто крепко обняла девушку, сняла с себя один из многочисленных амулетов и повесила Изольде на шею.

- На память. А это подарок, - и протянула ей узкие парные клинки. - Будете тренироваться. У вас неплохо вышло для первого раза.

А потом подмигнула, шепнула одними губами:

- Удачи вам с ним, - повернулась и ушла.

Вовремя, потому что к ним уже приближался рыцарь Берт. Настала пора выдвигаться.

И очень скоро Изольда поняла, что имела в виду Бейли, когда говорила, что ей еще не раз захочется его прибить. Потому что рыцарь опять превратился в рычащую, сыплющую командами машину. Куда только делись чудесные бархатные нотки в его голосе!

Но все сразу наладилось, когда он усадил ее на своего коня и, взобравшись в седло, устроился за ее спиной. А отряд тронулся, пробираясь сквозь узкую расселину в скалах.

Они снова были рядом. Разве что-то еще имело значение?

***

Боковой ход, что нашла тигрица, был узким и извилистым, пробираться по нему приходилось крайне осторожно и по одному, зато эта расселина уводила далеко в сторону от тех двух выходов из ущелья. Которые сторожил мастер Лиам со своими людьми.

Помня о том, что он маг, не позволили себе ничего, что могло дать возможность отследить их передвижение. Впереди отряда бесшумно шла белой тигрицей Бейли, за ней Тан с людьми и Берт с Изольдой. Замыкали колонну вьючные лошади. После нападения Лиама лошадей у них было много.

Как только выбрались из ущелья, настало время разделяться.

От бойцов Берт отказался, взял с собой только трех запасных лошадей. Тан с пеной у рта спорил, доказывал ему, что может понадобится помощь, что нападения возможны еще не раз. Но рыцарь был непреклонен. Так они смогут двигаться быстрее и будут менее заметны.

В конце концов, спор решила Бейли, рыкнув:

- Довольно. Если Берт говорит, значит, рассчитывает свои силы.

Тан грубо выругался, но сдаться пришлось. Грустный и тревожный момент расставания. Может статься, им уже никогда не придется увидеть друг друга.

- Береги себя, черт упрямый, - проговорил Тан, сжимая кулаки.

- И ты тоже, старина, - усмехнулся Берт, хлопнув его по плечу. - Еще увидимся.

- Смотри, обманешь, с того света достану!

Тан грозился и рычал, но в глазах старого солдата удачи блестели слезы.

А потом, еще раз обнявшись на прощание, они разъехались в разные стороны.

***

Тану предстояло кружными тропами вернуться к пещерам и выйти с другой стороны. Желательно прямо в объятия командира «теней» Вэйна. Правда еще предстояло нейтрализовать всем известную особу - леди Эрмину, но ее при случае обещала взять на себя Бейли.

Путь сулил немало опасностей.

Но когда это жизнь наемника была безопасной?

***

Берту нужно было как можно быстрее достичь конца скалистого плоскогорья, спуститься и пересечь реку, по которой проходила граница Шалинской Империи. Мертвая пустыня была ему хорошо знакома, потому рыцарь, меняя лошадей, гнал, петляя короткими зигзагами от одного естественно укрытия к другому, чтобы к ночи уйти как можно дальше.

Что в это время делала Изольда? Тряслась вместе с ним в седле. Отбила себе все, что могла, устала до полного одеревенения.

Зато впервые была свободна и совершенно счастлива.

***

Чего нельзя было сказать о леди Эрмине. Дама испытывала острое недовольство. Постоянное наблюдение за «тенями» Вэйна, которое устроил ее генерал, решивший, что разведка в армии превыше всего, не давало результатов. Потому леди справедливо решила, что ей самой придется заняться аналитикой и стратегией.

И устроила в походной спальне генерала импровизированный штаб. А его самого посадила рисовать карту. Ей не давали покоя слова Вэйна , что выходов из пещерного лабиринта много.

Она заставила генерала нанести их все.

А также подробно объяснить ей, что означают эти значки на его карте. Спросила, где именно находились его люди, когда их атаковали «тени» Вэйна.

И надолго задумалась.

Генерал , ожидавший за свои старания хоть какой-то награды, так и остался необласканный. Дама была нерасположена к любовным утехам. У нее резко началась головная боль, а также все остальные женские недомогания.

В итоге раздосадованный вояка ушел, оставив ее одну.

А между тем леди Эрмина все перебирала в голове возможные варианты. Судя по рассказу генерала Хебриса, там в пещерах должно быть уже слишком много народу. И чтобы этот рыцарь Берт рисковал, продолжая сидеть внутри? Она просто нутром чуяла, что его оттуда давно уже и след простыл. И надо быть полным идиотом, чтобы пытаться найти черную кошку в темной комнате, зная, что ее там нет.

Но куда мог податься этот непредсказуемый мерзавец?

Этот наглый, бесстрашный, беспардонный и смертельно опасный...

Смертельно. Опасный. Смертельно... Смерть.

Это слово вдруг особенно ярко мелькнуло в сознании, за него почему-то зацепилась интуиция. Она перевела взгляд на карту пещер, нарисованную генералом, и...

Сработала невероятная женская логика.

Против одного из выходов пещерного лабиринта было много значков, изображавших засуху, камни и скалы. И надпись - мертвая пустыня.

Но это еще не все!

Леди Эрмина расширенными глазами смотрела на карту, сразу за мертвой пустыней была река Шил. А по реке Шил шла граница Шалинской Империи!

Она даже присела, обессиленная внезапной догадкой. Конечно же, он будет искать кратчайший путь, чтобы уйти через границу! Кратчайший путь. Мертвая пустыня.

И пока они будут тут неповортливо топтаться...

В следующую секунду большой походный шатер генерала, служивший ей спальней, состряс громкий вопль леди. А еще через минуту с вытаращенными глазами примчался генерал. Застал весьма интересную картину.

Леди Эрмина в своем капоте стремительно вышагивала по шатру, заложив руки за спину. Увидев его тут же выпалила:

- Они ушли в мертвую пустыню!

- Откуда вы...

- Знаю!

Потом она вдруг замерла, нахмурившись. Генерал вообще затих, открыв рот. Образ леди - полководца как-то не укладывался в его шаблоны. Но впечатлял. Да... впечатлял. И даже возбуждал! Получалось нечто вроде ролевой игры. И если...

Но додумать ему не дали.

- Есть дорога в мертвую пустыню по поверхности? Я имею в виду, чтобы не идти через пещеры, там люди Вэйна? - резко спросила она.

- Э... есть. Я знаю такую дорогу. И между прочим, мало кто знает эту дорогу! - не преминул похвалиться генерал.

- О да, мой генерал, вы такой умный. Я восхищаюсь вами, - вот теперь леди сияла милостивой улыбкой, а ее глаза сулили...

Не важно, что сулили глаза леди, но ее сочные губки произнесли:

- Нам надо выступить немедленно. Вы же не хотите, что нас кто-нибудь опередил? Благосклонность Императора...

Дальше можно было ничего не говорить.

- Я понял, леди.

Генерал видел цель, генерал знал, что его ждет награда.

О да, а еще он такой умный и им восхищаются...

Но все меркло перед благосклонностью Императора, даже ролевые игры.  Потому он не стал дожидаться донесений разведки, а со своим отрядом и леди Эрминой отправился тайной дорогой в обход пещерного лабиринта в сторону мертвой пустыни.

А зря.

Потому что в этот раз разведка принесла очень интересные сведения.

Глава 14

Тан понимал, что чисто уйти от мастера Лиама будет нелегко. После утреннего боя тот засел в засаде, перекрыв оба выхода из ущелья. Но у него много раненых. В том числе и сам Лиам. Тигрица неплохо проредила его отряд. Да и Тан с гордостью мог бы сказать, что они с Бертом и Гримао неплохо постарались.

Будь Лиам хоть трижды маг, ему придется потратить время, чтобы залечить раны. И это их шанс исчезнуть раньше, чем тот снова сунется в ущелье. Конечно, они с Бертом оставили там несколько ловушек, но это задержит его ненадолго. Найдя западню пустой, он кинется рыскать по окрестностям.

И тут уж Тану надо сделать так, чтобы Лиам не пошел вслед за Бертом, потому что Берт один не отобьется. Значит, Тан должен был уходить, но при этом оставлять следы. Путанные, нечеткие, так, чтобы Тан, разгадывая их, все время шел по пятам, но отставал.

Ему нужно было примерно два часа зазора, чтобы успеть уйти в пещерный лабиринт. А там он уже будет недосягаем для Лиама, и спокойно выйдет прямиком на Вэйна с его «тенями».

Наверное, это было чистое везение, но Тану удалось прикрыть Берта и выиграть так необходимые ему не два, но полтора часа, как минимум. В пещерный лабиринт они влетели на полном скаку, наполнив каменные своды шумом. А дальше уже шли, соблюдая полную тишину и безмолвие.

Так что к моменту, когда мастер Лиам со своими людьми добрался до лабиринта, там уже царили тишина и спокойствие. Разумеется, видимое спокойствие его не остановило. Знаменитый вор - меценат не намерен был отказываться от охоты, это уже стало для него делом чести. Зная, что добыча ушла в пещеры, мастер Лиам со своими людьми пошел следом.

А пока и те и другие уходили пещерными лабиринтами, на землю мертвой пустыни ступил еще один участник игры. Генерал Хабрис.

Вектор сил снова сместился.

Теперь генерал мог смело готовиться к наградам и благосклонности Императора. Но мертвая пустыня только кажется застывшей, будто в ней ничего не меняется веками, на самом деле все непостоянно и зыбко. К тому же, в этой игре имелись еще и другие неучтенные участники.

Жизнь всегда полна неожиданностей.

Один неверный ход - и...

***

Берт гнал в сторону границы весь день. Короткими переходами, перебираясь от одной гряды скал к другой, менял на ходу лошадей, чтобы не сбавлять темп. Неизменным оставалось только одно - он ни на минуту не отпускал от себя девушку.

Постоянное чувство опасности, дышащей в спину, не давало расслабиться. Ему казалось, если позволит Изольде ехать одной, ее непременно убьет вражеская стрела или арбалетный болт, пущенный из засады. Или лошадь споткнется, она вылетит из седла и сломает себе шею.

Один неверный шаг - и он может ее потерять.

От этих мыслей рыцаря аж скручивало. Потому он готов был терпеть любые неудобства, лишь бы быть уверенным, что с ней ничего не случится. А неудобства были. В конце концов, он мужчина. И близость девушки заставляла его постоянно подавлять рвущиеся наружу желания. Слишком сильно она на него действовала.

Берт видел, что Изольда устала сидеть в неудобной позе, но мужественно молчала, притихнув, прижатая спиной к его груди. Ей тяжело с непривычки. Им бы остановиться где-нибудь в укромном месте, взять небольшую передышку. Но нельзя.

Нельзя. Пока они не окажутся хоть в относительной безопасности, рыцарь не мог позволить себе никаких остановок. В какой-то момент понял, что все. Она на пределе. Прижал ее к себе крепче:

- Облокотись на меня и спи. Слышишь?

- Нет, я... - задохнулась она.

Ей было не скрыть от него ни внезапно нахлынувшего румянца, ни волны мурашек, побежавших по бледной шейке. Хотелось коснуться этой тонкой кожи губами, почувствовать ее дрожь, выпить всю. и еще, и еще...

- Спи, сказал! И так клюешь носом, - проворчал у самого ее ушка.

- Я не... неправда! - тут же вскинулась, выпрямила спину, неосознанно ерзая прямо по...

Черт, черт, черт... Если так дальше продолжится, он просто не выдержит.

Его и так ведет как зеленого юнца от ее близости, а им еще ехать и ехать! И дорога не такая, чтобы отвлечься и бросить поводья на произвол судьбы. Черт...

- Кому я сказал, спите, принцесса! - рыкнул он, прижимая ее голову к своему плечу.

Засопела сердито, но уже через минуту обмякла и затихла, расслабившись во сне. Голова откинулась, от темных ресниц кружевные тени, румянец на щечках. По-детски пухлые обветренные губы приоткрыты. Какая же она...

Теплая, манящая, юная.

Опять засмотрелся, томление потекло волнами жидкого меда в кровь, заставляя все глубже и глубже вдыхать этот волшебный яд. Сладкий, непередаваемо желанный, живительный.

Чертыхнулся, одной рукой натянул поводья, выравнивая коня.

Нельзя отвлекаться!

Хотелось сжать теплое податливое тело девушки, сдавить в объятиях до стона, до... Вместо этого уставился на дорогу. А она неуловимым текучим движением повернулась, словно рыбка, и запрокинула к нему лицо.

Да что ж такое-то...

Не удержался, коснулся ее полуоткрытых губ своими. Один маленький живительный глоток. Всего один. Незаметный, маленький. Ему просто необходимо это почувствовать...

Конь оступился, подбросив их обоих, и это стало последней каплей.

Все. Дальше ехать в таком состоянии нельзя, он их так чего доброго к чертям угробит. Берт стал высматривать место для ночлега, надеясь, что от преследователей удалось оторваться. Он уже давно не видел за собой признаков погони.

День подошел к концу, наступил вечер. Скоро ночь. А там уж темнота укроет их, сделав невидимыми. На время они в безопасности.

Однако теперь на передний план вылезла совсем другая опасность.

***

Выбрав наконец подходящее укрытие на ночь, Берт погнал туда лошадей. Распадок в скальной гряде, хорошо защищенный от ветра. И вход в него окружен большими валунами.

Осторожно спустился с коня, придерживая спящую девушку. Потом завернул ее в свой плащ, снял с седла и понес на руках как ребенка. Проснулась. Смущенно ойкнула, зыркнув на него синими глазами. А у него сердце ёкнуло.

- Сидите тихо, принцесса! - шикнул, усаживая ее на камень у подножия скалы. - Мне нужно кое-чем заняться. Постарайтесь не мешать.

Закивала. А потом вдруг лицо у нее сделалось каким-то растерянным, глаза испуганно округлились. Спросила:

- А можно мне отойти? Я быстро, пять минут, - и залилась пугнцовым румянцем.

Черт, ей же «прогуляться» нужно...

- За мной, - сказал он, и не оборачиваясь пошел вперед, подыскивая, где бы ей удобнее было.

А потом стоял рядом. Не оборачиваясь, Закрыв глаза.

Это был, между прочим, очень интимный момент.

И впервые за много лет Берт не знал, как вести себя с женщиной.

То есть, он прекрасно знал, как обращаться с женщиной, и как заставить ее кричать от счастья. И будь на ее месте другая, давным давно уже орала мартовской кошкой с задранными на голову юбками. НО.

В его жизни больше двадцати лет были одни шлюхи, с которыми он никогда не церемонился. А тут... настоящая принцесса. Да еще девственница.

Изольда была слишком невинной, слишком чистой для него. Она заслуживала настоящего. Заслуживала танцев на Весеннем балу невест и цветочной арки по обычаю его родины. Брачную постель с белоснежными простынями. А не это грубое походное ложе на голых камнях где-то в мертвой пустыне.

Пугать девушку своей страстью ему хотелось меньше всего. Надо было потихоньку приучать ее к себе, держать дистанцию, чтобы сама потянулась за ласками и поцелуями. Но сколько он так вытерпит? Вот об этом Берт понятия не имел. Его уже вело и выкручивало, стоило оказаться с ней рядом.

И все-таки он не хотел вот так. Словно ворованное. Он хотел дать ей все, чего она заслуживает. Значит, хоть лопайся, а придется держаться и терпеть.

Не прикасаться лишний раз. Не смотреть в ее сторону.

Но он не мог заставить себя не смотреть. И беспрестанно думал о ней.

***

Как стемнело и они подъехали к какому-то распадку в очередной скальной гряде, Изольда не помнила. Проспала весь остаток пути на груди у Берта. Потом, умирая от стеснения справляла свои делишки. А он все это время стоял рядом, хорошо, хоть соизволил отвернуться. И от реплик воздержался. Иначе она вообще бы со стыда сгорела.

Удивительно, вот пока они ехали верхом, в одном седле, молча, словно запечатанные в собственном волшебном мирке, девушка чувствовала себя счастливой. Ей было с ним совершенно комфортно и свободно. А сейчас наоборот, почему-то повисло напряжение.

Остро ощущалось присутствие Берта, и она не знала, куда себя девать.  Все гадая, приснился ей поцелуй или не приснился? Потому что по непроницаемому виду рыцаря ничего невозможно было прочитать.

А он, молчаливый и хмурый, сосредоточенно возился, разжигая крохотный костерок, укрытый за валунами. В ее сторону ни взгляда.

Изольда вздохнула, отчего-то так обидно стало. Ну что ему стоит просто по человечески поговорить с ней, ну, может, улыбнуться...

Хотела было сама начать разговор, но вовремя вспомнила, как рыцарь сердито смотрел на нее и грозился отшлепать за непослушание, и подумала, что лучше уж не провоцировать. А то мало ли, у него слово с делом не расходится. Да и рука тяжелая...

Потупилась и стала ковырять ногтем подсохшие корочки на порезанных пальцах.

***

Девушка его дичилась и чувствовала себя напряженно. Ему вовсе не хотелось пугать ее, но кажется, все-таки напугал. Следил за Изольдой, словно коршун, и терзался издали, пытаясь проникнуть в ее мысли.

Но когда она стала ковырять ранки на руках. Берт не выдержал.

Мгновенно оказался с ней рядом.

- Покажите.

Хотел мягко, чтобы не пугать, а прозвучало низко, хрипло.

Девушка вскинула него глаза и застыла, приоткрыв рот. Какая тут к черту выдержка и дистанция! Понимая, что не совладает с собой, выругался мысленно. Из последних сил, сдерживаясь, чтобы не завалить ее тут же, рыкнул:

- Руку дайте!

Она зажмурилась и вздрогнула , сжалась.

- Там ничего нет.

Обиделась. Чувствуя себя чудовищем, резко приказал:

- Покажите, принцесса. Мне лучше знать, есть там что-то или нет.

Она протянула маленькую ручку и испуганно на него вытаращилась. При виде ее крови Берту чуть не стало дурно. И почему он не обратил внимания сразу! Вдруг нарывать начнет?

- Сейчас. Потерпите, будет немного щипать.

У него было немного крепкого самогона во фляге. Быстро принес, прижег ранки. Она взвизгнула и зашипела, выдергивая у него руку.

- Терпи! - прорычал глухо.

И чуть сильнее сжал ее пальцы. Не больно, только чтобы не дергалась. Подул, а потом взглянул наконец ей в глаза.

Какие иногда у невинных девушек бывают взгляды...

Как будто бездна, способная поглотить мужчину мгновенно и целиком.

***

В темноте глаза Берта казались Изольде почти черными. И плящущие в них отблески костра, словно жидкое пламя. Голос, такой низкий, осязаемый, словно ведет по коже. От него мурашки и трудно дышать.

Он велел ей терпеть? Так ведь она уже не чувствовала боли, ее словно затягивало куда-то.

Берт беззвучно застонал, тряхнул ее за плечи, пытаясь привести в чувство. Но вместо этого будто столкнул в пропасть. Голова у Изольды запрокинулась, с губ сорвался тихий стон.

Его глаза, почему-то оказались совсем рядом, А потом все вокруг исчезло, кроме его рук и губ. И тех ощущений, что они дарили.

Никогда еще Изольду не целовали.

Это... Словно бездна, полная живой воды...

Они падали в эту бездну вдвоем и жадно пили живую воду. Сладостью сводило тело, пронизывая трепетом и молниями неведомых желаний. Хотелось испить все до дна, а потом идти за край и дальше, куда он вел ее...

***

В угаре Берт не понял, как девушка оказалась у него на коленях. Его самого уже трясло, а руки лихорадочно тянулись расшнуровывать ее платье.

Мучительным усилием заставил себя очнуться. Прижал руки девушки к своему сердцу, пытаясь успокоить дыхание, унять огонь в крови.

Откат отдался болью, терзая его разочарованием.

А девушка не сразу пришла в себя. Но когда ее взгляд обрел ясность, и Берт увидел в нем первый восторг страсти, почувствовал такое удовлетворение... Неведомое прежде, глубокое, перекрывшее и боль, и все его душевные терзания.

Смог. Не растоптал, не смял этот цветок.

Но разбудил.

И с этой блаженной мыслью затих, закрыв глаза.

Теперь еще ночь как-то пережить надо.

***

Но у Изольды было на этот счет свое мнение.

Глава 15

Только что он подарил ей НЕЧТО. Словно отрыл дверь в неведомый новый мир, полный невероятных ощущений, полета, света.

Девушка была ошеломлена. Какие-то новые границы себя, границы возможного и дозволенного... И все это - ОН.

Но Берт почему-то оторвался от нее и отвернулся, закрыв глаза.

Остановился, когда они так тонко балансировали на краю чего-то прекрасного. Но почему? Ей хотелось заглянуть за край. Изольда потянулась сама, коснулась его щеки, мимолетно отметив, что отросшая щетина щекочет и царапает кожу, и попыталась повернуть лицо Берта к себе. Чтобы...

Он аж отдернулся, мгновенно перехватив ее кисть.

- Что ты делаешь?!

И столько во взгляде чего-то неизреченного и страшного... Глаза рыцаря вновь горели огнем, но теперь в них почти не осталось человеческого.

Все волшебство вмиг рухнуло и осыпалось колючими осколками.

Сразу стало не по себе. Невероятно досадно и стыдно. Да она же ему просто неприятна...

Открытие оказалось хуже пощечины.

- Прости... те. Больше не повторится, - скороговоркой проговорила Изольда. соскакивая с его коленей.

Отвернулась, стараясь трясущимися руками затянуть шнуровку.

Господи... Какая же она идиотка!

Ее почти раздели, а она и не заметила... Наверное, решил, что она такая же доступная тварь, как эта леди Эрмина, и ему стало противно? Может быть.

А может... Все просто. Ему не понравилось, потому что она хуже Эрмины.

Конечно, она же тощая и некрасивая. Самонадеянная дура. Сама все неправильно истолковала.

Мгновенно промелькнуло в памяти слова, что между ними когда-либо было сказаны.

Все время навязывалась ему. А он еще ни разу не сказал, что она ему хотя бы немного нравится... Руки девушки замерли и бессильно опустились.

За ее спиной, ругаясь сквозь зубы, подскочил Берт.

- Изольда! - схватил ее за плечо, пытаясь повернуть лицом к себе.

Рефлекторно вырвалась и отскочила на шаг. Он резко выбросил руку, зацепив ее за локоть:

- Изольда... постой! - рыкнул сдавленно.

Но девушка уже вполне овладела собой. Нет, ошибок больше не будет. Никогда! Повернулась, проговорила спокойно, даже нашлись силы посмотреть ему в глаза:

- Господин рыцарь, прошу прощения за доставленное беспокойство. И... я вам очень благодарна... Но больше не надо прикасаться ко мне.

В глазах Берта метались молнии. Вот только Изольде было непонятно, отчего он злился? Она же извинилась. И почему смотрел так странно, словно ему больно? И сжимал свои кулаки?

- Как скажете, принцесса.

Коротко поклонился и ушел к костру.

Повисла какая-то звенящая тишина. И напряжение как натянутая тетива. Он больше так и не обернулся в ее сторону. Постелил ей у костра, выложил на чистую тряпицу какой-то ужин. Все это молча, двигаясь так быстро, словно его что-то подгоняло.

- Принцесса, можете поужинать и ложиться спать, - бросил сухо, не оборачиваясь. И ушел куда-то, по звукам Изольда поняла, что к лошадям.

Ей хотелось спросить, а как же он? Он что же, не будет ужинать и спать? Судя по всему, не будет...

И почему он выглядел так, словно она его смертельно обидела?

Все это было слишком просто и потому слишком сложно понять. Все ответы лежали на поверхности, но Изольда не могла их видеть. Потому ужин остался нетронутым, а она теперь одиноко лежала на пустом холодном ложе, пряча под плащом смятение и душевную боль. Тревожно вслушиваясь в звуки извне и пытаясь понять, что рыцарь делает сейчас.

Но как назло, кроме редкого бряцания конской сбруи, ничего не было слышно. А Изольда не могла спать, хотелось рыдать, побежать к нему, вымолить прощение. Но гордость, обида и уязвленное чувство собственного достоинства...

Неизвестно, сколько времени так прошло, девушка впала в странное оцепенение. Ночь казалась ей сплошным нескончаемо долгим мучением. Не желая в том признаться, она ждала своего рыцаря. Без его надежного тепла рядом мир становился огромной безрадостной пустыней. Мертвой пустыней. Наверное, она все-таки молилась, чтобы он пришел.

Он пришел.

Костер к тому времени уже догорел, угли стали золой, прикрытой слоем серого пепла. Берт разметал остатки костра, бросил на нагретое место пару попон. П отом осторожно поднял ее с земли вместе с постелью и перенес туда. А сам сел на камень неподалеку и уставился куда-то в сторону.

Не лег. Не обнял ее. Но он был рядом.

Измученная Изольда наконец заснула.

***

Утро не принесло ничего нового. Изольда проснулась рано, едва брезжил рассвет. Совершенно не отдохнувшая и вся какая-то изломанная. Как побитая.

Берта рядом не было. Она так и не поняла, спал он вообще, или не спал. Только перед ней лежала новая порция еды, плюс к тому, что она с вечера не съела. Почему-то навалилась тоска, захотелось снова укрыться плащом и не открывать глаза.

Но она подумала, что лучше встать, потому что Берт скоро придет и...

А кстати, где Берт?

Ей ведь и «прогуляться» хотелось, но он так всегда строго приказывал никуда не ходить без него, что Изольда не решалась. Потом опомнившись, обругала себя идиоткой и трусихой. И вообще, с каких это пор он вдруг стал для нее непререкаемым авторитетом?!

Вылезла из-под плаща, кое-как размяла отлежанные бока. Все-таки без него ей спалось отвратительно. И жестко, и холодно, и неудобно, и не отдохнула совсем. А с ним почему-то... Довольно думать о нем!

Легко приказывать себе. Она только и делала, что приказывала себе не думать, но думала о рыцаре постоянно. Напряженно пытаясь понять, куда он мог деться. Чего уж там, ей просто было страшно без него. И одиноко. И грустно.

По счастью, обнаружился рыцарь скоро.

Стоило ей выбраться из-за валунов и свернуть за скалу, как она сразу на него наткнулась. Берт стоял к ней спиной и, приложив одну руку козырьком к глазам, сосредоточенно всматривался в какую-то мутную пелену на западе.

У девушки сердце аж чуть не выпрыгнуло от радости. Как будто мир вокруг неожиданно расцвел красками и стал казаться светлее и дружелюбнее. Но Изольда тут же опомнилась и постаралась спрятать поглубже все свои чувства. Тем более что Берт, услышав ее шаги, медленно повернулся. Скользнул по ней странным взглядом, сложил руки на груди и чуть склонился.

- Доброе утро, принцесса.

А вот голос у него был таким сухим, что казалось, царапал.

- Доброе утро, господин рыцарь. - пробормотала в ответ она, чувствуя одновременно и раскаяние и досаду. - Я...

- Пойдемте, я провожу вас, - проговорил бесстрастно.

Опустил руки и пошел вперед, не оборачиваясь. На этот раз он выискал для нее более укромное местечко между валунами. Сам встал спиной снаружи, и так и стоял там, пока она не закончила. А потом проводил ее обратно.

Как под конвоем. Изольда шла за ним, опустив голову, и все пыталась на него злиться. Но вместо этого готова была расплакаться, потому что хмурое лицо рыцаря и раньше-то было почти лишено эмоций, а теперь он как будто замкнулся. И это было ужасно. Он словно наказывал ее. Во всяком случае, чувствовала она себя наказанной.

- Покажите ваши ранки, принцесса, - услышала она.

Берт стоял спиной, а потом, когда повернулся, в его руках была та самая фляжка. Изольда это увидела, и на память как-то само собой пришло вчерашнее. Как сначала было изумительно хорошо, а потом стало все очень плохо. И она не смогла удержаться, всхлипнула, а из глаз потекли слезы.

- Что вы, не плачьте, - голос Берта как будто смягчился.

Во всяком случае в нем опять появились те чудесные бархатные нотки, и Изольда вдруг заплакала навзрыд. А он застыл с открытым ртом, потом дернул шеей и проговорил:

- Не надо плакать, это не так уж больно.

И тут она заплакала еще громче, потому что это ужасно больно! А он ничего не понимает! П отому что на сей раз Берт взял чистую тряпочку, смочил и передал ей, чтобы она сама могла обработать ранки.

После этого завтракали в полном молчании.

Ей хотелось спросить, как он спал. И спал ли вообще, но Берт был так суров, что у Изольды слова застревали в глотке. Наконец настала пора выезжать. Рыцарь торопился и был чем-то озабочен, потому что все поглядывал на то мутное марево на западе.

На сей раз он выделил для Изольды отдельную лошадь.

Это было еще одним обидным добавлением, а когда Берт вместо того, чтобы подсадить ее в седло как обычно, подставил сложенные вместе ладони, чтобы она могла поставить ногу, Изольда снова чуть не разрыдалась. Потому что все подтвердилось. Он ее избегает.

А потом снова неслись куда-то, петляя от одной скальной гряды к другой. Но рыцарь постоянно оборачивался назад, словно чувствовал опасность. Изольда тоже несколько раз оглядывалась, не понимая, что внушает ему тревогу, потому что на горизонте ничего не было видно.

Однако то, чего он опасался, не заставило себя ждать.

Неожиданный раскат грома. При ясном небе. Громкий. Аж лошади присели от страха. Берт сплюнул и выругался сквозь зубы. Резко остановил движение, обращаясь к ней:

- Принцесса, я понимаю, что вам будет неприятно. Но мне придется пересадить вас к себе.

- Да, конечно, - пролепетала она, обрадовавшись сначала.

От мысли, что его надежная грудь снова окажется за ее спиной, Изольду наполнило облегчением. Однако рыцарь был мрачен и хмур, от этого вся ее радость сошла на нет. Берт помог ей взобраться на своего коня, потом вскочил в седло сам и взялся за поводья. При этом он явно старался лишний раз не дотронуться до нее.

Девушка просто не выдержала.

- Берт! Простите меня пожалуйста... Я... Я так не могу, когда вы сердитесь, мне плохо.

- Я не сержусь на вас, с чего вы взяли, принцесса, - проговорил он сквозь зубы.

- Но вы же... Вы же избегаете меня!

Он хмыкнул:

- Вы уж определитесь, чего хотите, принцесса.

- Я... - Изольда всхлипнула и поникла, понимая, что сама не знает, чего хочет.

И тут наконец его рука обвилась вокруг ее талии, прижимая к его крепкому телу, А Изольда извернулась и расплакалась, уткнувшись ему в шею.

- Ну... перестань, перестань, что ты, - проговорил он , целуя ее в макушку. - Перестань.

- Я не могу, когда ты на меня сердишься, - всхлипывала Изольда. - Мне плохо.

- И я не могу, - тяжело вздохнул он.

- Я думала, я тебе противна...

Он тихо выругался и сплюнул куда-то за спину.

- Я по тебе с ума схожу, разве ты не видишь, глупая принцесса?

- А почему... - вскинулась она.

- Потому что! И в следующий раз я тебя все-таки отшлепаю за своеволие и непослушание.

Изольда тихонько ойкнула, улыбаясь ему в шею.

Жизнь опять была удивительно прекрасна.

Однако Берт очередной раз оглянувшись, снова выругался и погнал коня.

- А что случилось, нас опять преследуют? - подняла она к нему лицо.

Ответил не сразу.

- Кое-что похуже, девочка моя.

Кое-что похуже погони?

- Слышала гром?

Изольда кивнула, ей тогда показалось, что земля содрогнулась. Еще удивилась, гром, а на небе ни облачка.

- Скоро будет ливень, принцесса. А ливень тут - это верная смерть.

- Берт, ты шутишь... - прошептала она, невольно съежившись.

- Нет, моя принцесса. Но не бойся, я не дам тебе умереть, - он усмехнулся, целуя ее в висок, потом резко хлестнул коня. - Однако нам надо ускориться.

Глава 16

Для тех, кто никогда не видел, как надвигается ливень в пустыне, это грозное и пугающее зрелище. А в мертвой пустыне еще и смертельно опасное.

Потому что там негде спрятаться от воды, хлещущей с небес. И ничто не защитит от молний. Бессмысленно искать убежище среди скал. Разряд мгновенно распространяется по мокрой голой поверхности камня. И разит, не зная пощады.

Берту не раз приходилось бывать в мертвой пустыне, а однажды даже в дождь. Он видел собственными глазами, что это такое. Поэтому имел сейчас неплохой план, как спастись.

Только для этого надо было здорово торопиться. Но по счастью, у них были сменные лошади, это давало возможность держать хороший темп. Так что он надеялся достигнуть границы раньше, чем разразится ливень. Пересечь реку Шил и укрыться от ливня в лесу.

Но к переправе через Шил в узком месте, где брод, тоже надо было успеть до того, как с небес обрушится стена воды.

Надвигающее в спину стихийное бедствие заставляло нервничать. Берт больше не оглядывался назад, теперь он уже не путал следы, а гнал, никуда не сворачивая. Изольда, которой передалось его напряжение, время от времени оглядывалась назад, не понимая, что его так тревожит. Ведь небо-то ясное, только на западе немного мути разрослось, и все.

Но, оглянувшись в очередной раз, обомлела. Вот оно...

Закручиваясь комьями войлока и завихриваясь, с запада стремительно надвигалась густая темная стена облаков. В этой клубящейся массе то тут, то там вспыхивали огненно-голубые сполохи молний. Изольда невольно вздрогнула, не в силах отвести взгляд от величественной и жуткой картины.

- Не смотри назад! Успеем! - рыкнул Берт, быстрее погоняя лошадей.

Изольда посмотрела на него, сейчас мужчина был настолько целеустремлен и уверен, что и она поверила. Потому что, казалось, его воля придает силы и лошадям, и ей самой. И тогда, проникшись этой силой, девушка всей душой устремилась вперед, мысленно выравнивая своей волей дорогу под копытами их лошадей.

Так оно было на самом деле, или ей это просто казалось, но они неслись без единой заминки, в одном порыве, люди и животные. Потому что главное было успеть.

Но скоро с запада стали налетать первые слабые порывы ветра. Сильнее. Потянулись змейки песка по каменистой почве. Скоро ветер стал уже ощутимым.

А потом внезапно, словно небо раскололось, раскат грома.

И редкие первые капли дождя.

- Уже скоро, - разжал челюсти Берт, направляя кавалькаду в обход большой скальной гряды. - Сейчас объедем, а оттуда совсем ничего до...

И умолк, пораженный.

За скальной грядой, у самого спуска к броду через Шил, стоял отряд солдат генерала Хебриса.

Берт выругался, круто заворачивая обратно. Но поздно, их успели заметить.

От довольно большой группы всадников отделились насколько и, подгоняя коней, понеслись в их сторону. Плохо!

А дождь уже начинался. Как бы нехотя, первыми ленивыми порывами бросая по нескольку капель в лицо.

Плохо...

Плохо, что основная часть отряда чертова генерала так и осталась стоять на месте, фактически перегораживая спуск к переправе. Значит, надо было сделать так, чтобы вся эта толпа рванулась вслед за ними, открывая ему дорогу.

Лихорадочно соображая, как это сделать, он погнал свой маленький отряд за скалы. Какое-то недолгое время они будут скрыты от глаз противника. А дальше, к сожалению, выбора не было, придется идти на запредельный риск.

Счет опять пошел на секунды.

- Принцесса, - проговорил он, склоняясь к ее ушку. -Ты мне веришь?

***

Верила ли она ему? Он был единственным сейчас, кому она верила.

Изольда и сама была потрясена, увидев вновь эту толпу преследователей. И это было обидно и досадно вдвойне, потому что неожиданно. Им перекрыли путь к спасению, когда казалось, что вот оно...

Честно говоря, никаких шансов она не видела. Но Берт спросил, верит ли она ему. Верила. И как будто кто-то другой ответил за нее странными словами, возможно, услышанными во сне:

- Как в то, что завтра взойдет солнце.

- Это хорошо, - коротко ответил тот, на полном скаку останавливая коней. - Нам придется разделиться.

- Берт... - тревожно простонала она, когда он резко соскочил на землю.

Рыцарь оглянулся на небо, грозившее вот-вот прорваться дождем, бросил взгляд куда-то за спину и быстро заговорил, держа ее за плечи:

- Девочка моя, мне надо обмануть их. Согнать с дороги, понимаешь ? Спрячешься тут. А я уведу их, И ничего не бойся, все будет хорошо. Я скоро вернусь...

Но девушка вдруг отчетливо поняла, что если отпустит его сейчас, больше уже никогда не увидит. Его убьют.

- Нет. Или вместе, или никак, - тихо, но твердо проговорила она, качая головой. - Я пойду с тобой!

Берт резко выдохнул, крепко прижимая ее к себе. На долгую секунду они застыли одни во всем мире. А потом резко приказал:

- На моего коня, быстро!

И тут же усадил ее в седло. При этом он что-то сказал коню, а тот дернул гривой, как будто согласился. Сам вскочил на одну из сменных кобыл, перебросив весь закрепленный на ней груз на остальных двух сменных лошадей. Их-то, подгоняя криками и плетью Берт погнал навстречу преследователям.

А они с Изольдой рванулись в другую сторону и, лавируя между скалами, снова вышли на основной отряд Хебриса. Она не совсем точно представляла, что задумал рыцарь, но, кажется, хитрость удалась, потому что оставшаяся часть людей генерала тронулись с места и пошла им наперерез.

***

Дождь между тем , усилился. Тяжелые капли срывались часто, на каменистой почве скального плоскогорья появились первые лужицы, Берт знал, что скоро он должен был полить как из ведра. И это было хорошо, потому что снижало видимость. Кажется, в первый раз он был рад этому, потому что буйство стихии могло дать им шанс.

А генерал Хебрис полный идиот, раз вздумал преследовать их во время дождя. И странно было уже то, что генерал знал об этой дороге. Наводило на мысли, что вояка, как и мастер Лиам, не брезговал промышлять контрабандой.

Но, очевидно, генерал сам никогда не видел, что такое ливень в мертвой пустыне. Ничего, увидев однажды, запомнит на всю жизнь. Если выживет, конечно.

Мрачно усмехаясь Берт гнал, петляя в узких проходах скальной гряды, затягивая в эти ходы преследователей. Сейчас все зависело силы и выносливости их лошадей. И от Божье милости, конечно.

Сто раз успев пожалеть, что давно уже не владеет былой магической силой, Берт мог теперь только молиться. Не за себя. Менее всего Берта волновала собственная судьба. Девушка. Как спасти ее, вот единственное о чем думал он в этот момент.

Он потому и усадил Изольду на своего коня, его не надо было подгонять, сам следовал за хозяином. Невзрачный и не слишком крупный, степной жеребец Берта был адски вынослив. Мог не сбавляя скорости нестись как ветер хоть весь день. Неприхотливый, преданный, умный, хитрый. Настоящий друг для одинокого рыцаря.

К сожалению, вторая лошадь такой выносливостью не обладала, и Берт понимал, что нужно пошевеливаться, пока у нее еще есть силы.

А ливень набирал силу, как-то резко стемнело, струи с небес хлестали не хуже плетей, молнии били вокруг. В скальных распадках уже потекли первые ручьи, скоро они превратятся в ревущие потоки, сметающие все на своем пути.

Они все еще петляли клак зайцы, уводя преследователей деальше и дальше. Однако, когда молния в овчередной раз ударила совсем рядом. Бтерт решил - пора. Что-то выкрикнул на гортанном языке степняков, перекрикивая шум бури, конь мгновенно вильнул к нему и пошел рядом. Бросив поводья, Берт на полном скаку перескочил на круп своего жеребца, за спину Изольде. А потом, заложив длинную дугу, понесся к тому месту, с которого начинался спуск к переправе.

Люди Хебриса наконец разгадали его маневр. И теперь во всю прыть гнали следом, растянувшись длинной цепочкой по каменистой пустыне, по которой уже начинали течь дождевые реки.

Но у них не было таких коней.

***

А стихия уже разошлась в полную силу, ливень стоял почти непроглядной стеной. И когда они подскакали таки к узкому проходу, ведущему вниз, к переправе , Берт увидел, что дороги нет. Точнее, она превратилась в несущийся по склону бурлящий на перекатах ручей. Верхом им не пройти. Конь сломает ноги о скрытые под водой камни.

На принятие решения были даже не секунды, времени не было вовсе. Осознание кольнуло болью в сердце.

- Я найду тебя! Слышишь! - крикнул он коню на том языке, на котором они понимали друг друга.

Бросил поводья и спрыгнул наземь, во мгновение ока стащив с седла Изольду. Хлопнул коня по крупу, отгоняя в сторону. А потом, обхватил девушку и прыгнул в ручей.

***

Боже, как ей было страшно все это время...

Но все же Изольда ни на минуту не теряла веру в своего рыцаря. Потому что он сказал ей верить. Словно ее вера придаст ему силы.

В первый момент, когда Берт потащил ее в воду, у девушки был шок. Думала, пришел их смертный час, но, потом страх как-то прошел, уступая место сумасшедшей надежде. Не может быть все так плохо, надо просто выдержать. Выдержать!

Сейчас их несло бурлящим потоком вниз по склону, словно в гигантский изломанный водосточный желоб. Точнее, несло Берта, а ее он старался держать над водой. Вообще-то, над водой понятие растяжимое, потому что вода была везде. Лилась на них тугими струями сверху, и ревела перекатами внизу. И все же, он держал ее на вытянутых руках, принимая на себя все удары.

Спуск казался бесконечным, а позади погоня. Но если они успеют пересечь реку... Если...

Последний перекат - и их наконец выбросило на скользкий от дождя каменистый берег.

***

В обычное время неширокая горная река Шил напоминает наполовину пересохший ручей. Перекаты, заводи, стремнины, пороги, водопады - все это выше и ниже по течению. А тут в это время года ее можно перейти в брод по камешкам и не замочить ноги. Но добраться до этого брода со стороны мертвой пустыни сложно - отвесные скалы. Только в одном месте крутой спуск.

И дожди в мертвой пустыне бывают редко, Берт слышал, что примерно раз в двадцать - тридцать лет. А на этот раз с последнего дождя не больше пятнадцати лет прошло. Природа как специально для них расстаралась.

Вода в реке быстро поднималась, стремительно неслась по руслу, таща за собой бревна и камни. Самоубийство лезть в этот поток. Но оставаться на берегу верная смерть - скоро тут все захлестнет к чертовой матери.

Берт глянул назад, наверху скалы толпились фигурки, вроде не пытались последовать за ним, но кто знает, что у них на уме. Смерил взглядом расстояние, до другого берега было метров десять. Вода все прибывала и на стрежне уже закручивалась бурунами.

Подхватил Изольду на руки. Он сможет.

И шагнул в поток.

Глава 17

Когда Берт снова подхватил ее на руки и ступил в стремительно несущуюся реку, Изольде стало страшно по-настоящему. Воды оказалась ему выше колен, и каждый шаг давался с трудом. Она чувствовала, как дрожат его ноги. Вслепую нащупывать дорогу по каменистому руслу нелегко, а река все поднималась, таща по дну крупные голыши.

- Берт, опусти меня, тебе же тяжело, - взмолилась она, видя, что ему трудно.

Он только мотнул головой, упрямо продвигаясь дальше. Казалось, другой берег совсем близко. Однако поток становился все многоводнее, теперь вода поднялась ему до бедер, и уже довольно долгое время не удавалось продвинуть ни на шаг.

- Берт! Опусти меня! - крикнула Изольда.

- Нет.

И все. Как отрезал. Непреклонная решимость, написанная на его лице, заставила ее умолкнуть. Вместо того, чтобы отпустить, он наоборот, поднял ее выше.

Этот путь сквозь стремительную горную реку казался Изольде сплошным адом. Но в этом аду, ревущем вокруг, существовала только воля мужчины, что держал ее на весу над водой.

Десять метров пришлось преодолевать колоссально долго, потому что вода все прибывала и прибывала. Каждый шаг давался с огромным трудом. В какой-то момент Берт надолго застрял на самой стремнине, там, где вода была ему по грудь. Но даже тогда он не опустил рук, а поднял ее над головой.

Изольда и сама не понимала, что кричит что-то и рыдает. Вот теперь страшно! Теперь!

Все-таки, наверное, это было чудо, потому что их не унесло потоком. Вокруг пенились волны, неся крутящиеся бревна, но он стоял в самом центре потока, словно врос в дно. А потом медленно переставляя ноги, шаг за шагом стал выбираться наружу.

На самом деле, возможно, прошло всего несколько минут, а Изольде показалось, прошла целая жизнь.

Все также продолжая держать ее на руках, Берт выкарабкался на берег. Короткий, буквально в несколько секунд отдых. А потом, несколько раз натужно выдохнув, побежал ускоряясь с каменистой отмели, залитой сейчас широко разлившмся потоком, к краю леса.

В том месте прибрежная галька выходила к стенке русла, довольно высокому, метра три, овражистому берегу, с которого свисали переплетенные корни деревьев. Полоски выше человеческого роста на стенках русла как раз и показывали, какого уровня достигали прошлые половодья.

Цепляясь одной рукой за корни, а другой продолжая прижимать ее к груди, рыцарь из последних сил взобрался на скользкий, размытый дождем глинистый берег. А там дерн. Скользкий мокрый, но более надежный. Дыхание давно уже вырывалось у него с рычанием и хрипом, но Берт продолжал бежать дальше вглубь леса. Как будто знал, что будет дальше.

И не ошибся.

Внезапно сзади послышался шум и грохот, а потом громкий всплеск. Он на миг остановился, оглянувшись назад. И тут Изольда увидела, как огромный кусок скального берега в том самом месте, где они спустились сполз, осыпаясь обломками скал в реку.

Вода мгновенно поднялась и перехлестнула за пределы русла. И что за месиво там сейчас творилось, подумать страшно. Изольда невольно ужаснулась, на скале же люди, солдаты, бандиты, не важно.

Но главное, что они по счастью они уже были вне досягаемости.

Развернувшись к страшной картине спиной, ее рыцарь упрямо побрел дальше вглубь леса. И только найдя более или менее приличное укрытие от дождя, позволил себе остановиться.

Выбрались.

***

Он давно уже вышел за переделы всех своих возможностей. И только воля, сознание того, что на нем ответственность, не давала сдаться. И почему-то мысль, что совсем не здесь и не сейчас им с Изольдой предстоит умереть, а наоборот.

Жить.

Он стоял по грудь в бешено несущейся горной реке, а вместо воды вокруг видел сады Илтирии. Парящие в воздухе бело - розовые лепестки цветущих деревьев. Чувствовал одуряющие ароматы весны, теплый ветер своей родины.

Показать все это Изольде. Обязательно показать. И еще многое другое, о чем он на двадцать лет забыл.

Но сначала надо было выбраться.

И даже, когда не осталось никаких сил, это давало силы двигаться дальше.

Выбраться. В безопасное место.

А потом на минутку закрыть глаза.

Только на минутку. Передохнуть...

***

Ливень уже прекратился, на короткое время небо расчистилось и, кажется, даже выглянуло солнце, но очень ненадолго, потому что сразу наступил вечер. Который вот-вот грозил перетечь в ночь.

А Берт все лежал неподвижно. Не открывал глаз и не подавал никаких признаков жизни. Холодный.

Только тихое дыхание давало понять, что он не...

Изольда давно уже выплакала все слезы, проклиная себя за беспомощность. В мокрой одежде было холодно, ее бил озноб, но она не чувствовала в тот момент холода. Потому что...

Господи... КАК ей было страшно, что он умрет!

Господи...

А в быстро сгущавшихся вечерних сумерках шевелились какие-то тени, ей мерещились звуки, движение. Кругом ведь лес, а в лесу звери. И как тут не  подумаешь, что мертвая пустыня может быть лучше всего...

Когда поняла, что шорохи и глаза ей в темноте не мерещатся, попробовала растолкать Берта, но тот ни на что не реагировал. Но вроде бы стал дышать глубже. А еще, боялась, что у него начнется жар. Потому что теперь кожа его стала теплей.

Костер, нужно развести костер!

Но только нечем. Хотя бы раздеть его, снять мокрую одежду и завернуть в сухое. Но тоже не во что...

Девушка снова тихонько заплакала.

Но тут шорох и царапанье когтей раздались совсем рядом, и недалеко от их убежища раздался вой. Изольда аж взвилась. Выхватив из ножен на поясе те парные клинки, что подарила ей Бейли (вот надо же, в таких предрягах побывали, а не потерялись, это же просто чудо какое-то!), громко закричала в темноту и встала, закрывая бесчувственного Берта собой.

***

Из глубокого сонного небытия его вытащил крик.

Кричала Изольда, ей было страшно, и это заставило его проснуться.

И вовремя. Потому что его маленькая храбрая девочка, кажется, собиралась сразиться с волками за его бранное тело.

И оказывается, уже ночь? А он-то думал, что только закрыл глаза на минутку.

Но сон вернул какие-то силы. Во всяком случае, их хватило, чтобы вытащить меч и отогнать хищника. Жалобно скуливший зверь исчез где-то в темноте.

Зато ему на шею бросилась Изольда.

Плакала. Кричала, что если он еще хоть раз посмеет так ее пугать, она сама его прикончит. А потом снова плакала. И шептала, всхлипывая, что умерла бы вместе с ним, потому что...

- Не плачь, видишь, я жив. Со мной все хорошо, - говорил он, прижимая к себе тонкое вздрагивающее тело. - Не плачь...

На минуту забыв обо всем, блаженно прикрыв глаза и безумно радуясь что жив, что она рядом. Потом вскинулся, понимая, что девчонка вся трясется от холода. Надо разжечь костер и как-то отогреть. Простудится!

Полез проверить внутренние карманы. Огниво оказалось на месте, да и остальное содержимое карманов не пострадало. В который раз Берт подумал, что их спасение было чудом. Гораздо труднее оказалось найти трут. То есть, его попросту не было. Только что прошел сильный ливень, что тут можно найти сухого?

С досады ударил кулаком о торчавший сверху корень, и неожиданно ощутил, как с кончиков пальцев сорвались ошметки сырой магии. Значит, он сможет?! Сможет зажечь огонь!

Значит, они не замерзнут.

То убежище от дождя, что он нашел, была большая промоина под корнями старого засохшего дерева, стоявшего на склоне. Фактически, приличная нора, или даже маленькая пещерка, где вполне можно поместиться двоим.

Надо было только натаскать хворост, но далеко за ним ходить не пришлось. И какой бы там тот валежник не был, сырой - не сырой, но магия есть магия. Очень скоро перед их убежищем заполыхал пусть ужасно дымный, так что глаза резало, но костер.

Огонь - это тепло, жизнь. И можно наконец снять с себя мокрую одежду. Вот поесть бы еще...

- Вот если бы ты своими криками не распугала всех зверей в округе, сейчас у нас был бы ужин, - пробормотал Берт, слегка толкнув девчонку в бок.

- Вот если бы я не кричала, кое-кто сам пошел бы зверью на ужин! - обиделась та.

- Ну, что ты, что ты, - поцеловал ее в макушку, - Я же шучу.

Она притихла в его руках, счастливо выдохнув.

***

И тут услышала:

- А теперь раздевайтесь, принцесса.

Она потрясенно воззрилась на мужчину, сразу почему-то отступив на шаг и пряча руки за спину.

- За...зачем?

А Берт но как-то слишком быстро шагнул к ней, обхватил за плечи и нахмурился, заглядывая в глаза.

- Почему ты испугалась? - спросил, а в голосе надлом какой-то, и боль во взгляде, и жажда. - Я никогда не обижу тебя. Тебе нечего бояться, клянусь...

Изольда несколько мгновений смотрела на него, осмысливая, а потом выдохнула, закатывая глаза от облегчения:

- Так ты не будешь шлепать меня, как обещал?

- Что...??? - застыл тот с разинутым от изумления ртом.

И вдруг разразился хохотом. А потом, качая головой, добавил:

- Только в порядке поощрения. Если будешь хорошей девочкой и заслужишь. Или очень-очень меня попросишь...

- Я?! Никогда в жизни! - быстро ответила Изольда.

- Зря, ты просто не знаешь, от чего отказываешься, - теперь в его голосе сквозило затаенное лукавство. - Впрочем, тебе все равно рано об этом думать.

Вот стоило ему так сказать, как в голове у Изольды тут же возникло множество мыслей на эту тему.

Но Берт мягко подтолкнув ее проговорил:

- Девочка моя, раздевайся, потому что одежда на тебе мокрая. Ее надо просушить у огня. И тебя отогреть. Это чудо, что ты еще не простыла, - огляделся вокруг, словно впервые увидел. - На самом деле, все, что с нами было сегодня, чудо.

А потом глянул как-то по-особенному, тряхнул головой и сказал фразу, показавшуюся ей страной:

- Раздевайся. И не бойся, ничего с тобой особенного сегодня не будет.

Э... Чего это особенного? И почему не будет?

Но тут он повернулся спиной и стал стягивать с себя одежду. Изольда сначала обомлела. А потом засмотрелась на его мощную спину и мускулистые руки. Берт вдруг замер, все так же стоя спиной и глухо проговорил:

- Снимай все мокрое, Изольда. Я же сказал...

- Да... да... - пролепетала она и стала быстро развязывать шнуровку на платье.

Обрывки мысли заметались в голове.

Пялилась на мужчину как...

Опустила глаза, чтобы не смотреть, потому что стало вдруг как-то неудобно и даже стыдно за свое поведение. Но смысл? Даже закрывая глаза она все равно видела его.

Он сказал, снимать все мокрое?

Но у нее мокрое ВСЕ...

Впервые раздеться перед мужчиной... Вот так, один на один?

Но это же Берт. Он самый лучший. Он никогда не причинит ей зла.

Они будут только вдвоем, раздетые, вместе?

Изольда густо покраснела и задохнулась. Она имела представление, что бывает между мужчиной и женщиной. Но очень смутное. Вся ситуация вызывала у девушки, воспитанной в монастыре, великое множество вопросов, которых она стыдилась, но гораздо больше неосознанных тайных желаний, от которых вскипала кровь.

Интересно, он поцелует ее...?

Как в тот раз, когда он словно вел ее за собой в прекрасный тайный мир? Может быть это и было ужасно стыдно признать, но Изольде больше всего хотелось, чтобы он снова поцеловал ее.

Н о в прошлый раз они поссорились. А вот ссориться ей совсем не хотелось.

Тут еще некстати вспомнилось, как Б ерт с противной леди Эрминой... Иглой кольнула ревность. Страх, что она может проиграть в его глазах сравнение с этой яркой красавицей. Невольно уставилась на свои худенькие руки и скромные грудки. Совсем не то «богатство», что у Эрмины... К ревности и сомнениям прибавилось еще и разочарование.

Чувства и мысли совсем взбаламутились.

Изольда замерла, неловкие от волнения пальцы, запутались, теребя шнурки.

- Дай я, - услышала она и вздрогнула от неожиданности.

- А...

От его низкого глуховатого голоса в груди будто бархатные молнии. А все тело сковало невидимой сетью. Не выдохнуть, не пошевелиться...

И сладко до безумия, и почему-то страшно. И ожидание чуда.

***

Словно густой кисель, повисло между ними напряжение. И нити в этом киселе. Притягивают друг к другу. Невидимые, властные, им невозможно противиться.

Невозможно заставить себя отвести глаза.

- Все, - еле слышно проговорил Берт, опуская руки.

Но продолжал стоять вплотную, словно прикованный цепью.

- Спасибо... - еле слышно прошептала девушка и затихла пойманной птичкой.

Мужчине казалось, неизбежное накрывает его с головой.

Он проговорил себе сотню раз, что не тронет ее. Что сегодня ничего не будет. Пока ничего не будет.

Но девушка ждала. И это ее неосознанное желание ласки... Оно как приказ, которого невозможно ослушаться. Он просто не мог не подчиниться. Сколько бы не боролся с собой, все равно поражение неизбежно. И тогда решил дать ей это.

Первое наслаждение. Только для нее.

Думал, что сможет удержаться.

***

Разве можно удержаться, когда горишь в огне?

Разве мог знать заранее, что это будет так? Берт привык быть хозяином положения, а сейчас его самого несло волной. Нечто подобное он испытывал когда-то после весенних танцев. К той, другой девушке. В тот раз была страсть, голая жажда обладания, желание подчинить, утвердить свою власть, сломать.

А теперь все иначе.

Даже сгорая, ради нее пытался отказаться от себя.

Но маленькая строптивая девчонка все решила сама.

***

И уже не глухой лес, и не сырая земля у дымного костра. Остался лишь волшебный мир. И в нем двое. Голые и счастливые.

Глупо и бессмысленно бороться с судьбой.

Уж тем более, не когда после долгих лет мрачной и безнадежной темноты она хочет наградить тебя светом.

Глава 18

Вот и все.

И пути назад просто нет. Теперь только вперед.

Ночь текла, словно темная река. Или огромная птица, укрывающая крыльями небо. Еще несколько взмахов, и ночь отлетит, сменившись синеватой предрассветной мглой.

Изольда давно уснула, убаюканная ласками. Устала, переутомилась. А ему сон не шел. Ни в одном глазу. Обнимал ее, укрывая собой, пряча от ночного холода. Боясь разжать руки и выпустить даже на минуту. Теперь он ее муж.

Но кто он?

Безземельный странствующий рыцарь, которого тут знали знали под именем Берт? Да. И нет.

Он Филберт, герцог Танрийский. По праву рождения племянник Владыки Ансельма, короля Илтирии. Первый рыцарь, один из сильнейших магов королевства. Наследник престола. Мужчина, избравший на Весеннем балу в невесты принцессу Вильгельмину Ванлерт, ставшую женой другого.

Предатель. Насильник. Подлый и бесчестный узурпатор.

Развязавший бессмысленную войну.

Посмевший бросить вызов дракону.

Проигравший на поединке все.

Проигравший свою жизнь, честь, магию , родину, имя.

Двадцать лет скитавшийся изгоем.

Но ради девушки, что сейчас спала в его объятиях, он был готов пройти весь этот путь обратно.

Настала пора вернуться.

И стоило осознать и проговорить все это про себя, как странное чувство охватило. Словно влилось, наполняя его до краев, нечто великое, а с души слетели мучительные оковы.

Магия. Он снова ощущал ее в себе. Столько силы... как никогда...

Чувство всесилия... свободы.

Смятение затопило с головой, заставляя задыхаться. Еще сильнее стиснул девушку в объятиях, уткнулся носом в ее макушку и зажмурился, потому что из глаз потекли слезы. Но когда первый миг осознания прошел, мужчина понял, что случилось это не сейчас.

Разве мог бы обычный человек противостоять стихии? Его же просто снесло бы в той бушующей реке в первую же секунду! Значит, уже тогда к нему вернулась былая магия и сила? Он просто еще не мог осознать этого.

Точнее, Берт (теперь уже он мог назвать себя именем Филберт) мог бы сказать, что сила возвращалась к нему постепенно. С того самого момента, как Тан вошел в его жилище и сказал, что правитель ищет паладина сопровождать караван.

И это чудо с ним сотворила одна маленькая строптивая принцесса?

Она и правда его чудо.

Мужчина улыбнулся, закрывая глаза.

Нужно немного поспать, и тогда наступит завтра.

***

Возможно, это действительно было чудо, а может быть, Филберт просто выполнил наконец ту ментальную установку, что дал ему когда-то один странный дракон, умевший читать мысли и души людей?

Это уже не важно.

Важно, что вектор его судьбы теперь указывал новое направление.

***

Счастливые влюбленные, наконец обретшие себя, спали обнявшись. укрытые в своем волшебном мирке на краю света. По всем законам утро должно было наступить еще нескоро. ибо, время для них ненадолго замедлило свой бег.

Счастливые часов не наблюдают, это их священное право.

А в остальном мире уже вступил в свои права новый день.

Вся эта возня вокруг каравана, сопровождавшего некую молодую особу к Императору, имела много участников. И разные векторы в ней сменялись постоянно. «Тени» Императора, охрана каравана, солдаты, наемники, разбойники. Почти все они сталкивались и перемещались, менялись ролями, но были и некие пассивные наблюдатели.

Небольшой отряд, который отправил князь Ниар, не принимал деятельного участия во всех перепетиях. По очень простой причине. У наемников хватило ума трезво оценить свои силы не вступать в противоборство с людьми Императора, а также разбойниками мастера Лиама или солдатами генерала Хебриса.

А наблюдения показали много интересного.

Например, что после странных гонок в пещерном лабиринте, караван, сопровождавший некую молодую особу, неожиданно сдался под покровительство командира «теней» лорда Вэйна. И тут же спешным порядком отправился в столицу.

Выскочивший им в догонку мастер Лиам со своими разбойниками , только клацнул зубами с досады. Этому вору-меценату ничего не оставалось, как признать поражение и заняться другими насущными делами.

Но из значительных игроков оставался еще генерал Хебрис, который со своими людьми зачем-то отправился в мертвую пустыню Замечено было также, что с отрядом генерала Хебриса следовала некая важная дама.

И поскольку дождь в пустыне прошел, а генерал нгазад так и не появился, наблюдатели сделали вывод, что время охоты настало и для них. Такое серьезное событие никогда не остается без внимания. Потому что после дождя в мертвой пустыне можно обнаружить много интересного.

Особенно, если перед этим туда с разнообразными целями отправилась целая толпа людей.

***

Каким бы управляемым генерал Хебрис не был, все же у него хватило ума не тащить с собой столичную даму, да еще родственницу Императора. И даже хватило красноречия и упорства, доказать леди Эрмине, что женщине, пусть ей и принадлежат весь план военной операции, в этом адском месте делать нечего.

Война удел мужчин.

Заверив ее в своей скорой победе, незадачливый вояка оставил даму в ее комфортабельной повозке с небольшим эскортом на границе того самого адского места, а сам, как уже известно, отправился преследовать беглецов. Но тут в пустыне разразился ливень, стоивший жизни и ему , и его людям.

И так уж вышло, что рано утром наемники, решившие поживиться добычей, оставшейся после ливня , в первую очередь обнаружили основательно подмокшую и смертельно злую леди Эрмину.

Сюрприз для оголодавших мужчин был крайне приятный. Леди мгновенно получила много неутомимых и изобретательных любовников, массу впечатлений и новую пищу для своей мстительности.

Неизвестно, чем бы для леди это все закончилось, если бы мастеру Лиаму не пришло в голову тоже проинспектировать мертвые земли на предмет добычи, оставшейся после дождя.

У судьбы, вообще, неоднозначное чувство юмора. А уж чего стоит ее способность неожиданно менять вектор на противоположный...

Глава 19

Интересно, как должно начинаться утро молоденькой принцессы в волшебном мире?

Если весь день накануне был полон совсем не простых испытаний и драматических событий, а спать пришлось улечься на голодный желудок.

Но при этом... перед сном произошли некие события...

Такие умопомрачительные события...

Что просто нет слов.

О, конечно же, волшебно!

Изольда, на долю которой выпало вчера столько переживаний и, в конце концов, неизреченное счастье, проснулась от дразнящего запаха жареного мяса. И даже не открывая глаз, знала, что ее лучший в мире рыцарь (а теперь уже лучший в мире муж) позаботился о завтраке.

Блаженно потянулась, ощущая приятную ломоту, разливающуюся по всему телу тайной сладостью. И этого он собирался ее вчера лишить? Кхммм! И вообще, что он там говорил...

- Соня, - ласково позвали ее, не забыв строго добавить: - Вставайте, принцесса.

- Ммммм... - продолжала жмуриться она.

Пусть подойдет. Ей хотелось еще его поцелуев и объятий.

Конечно же, подошел. И поцеловал, и обнял, и... мммм...

И вытащил ее из нагретой теплой норки!

На возмущенный вопль, строго нахмурив брови. сказал:

- Умывайся. А потом кушать.

Кушать. Изольда сразу сменила гнев на милость. Пожалуй, еда - это единственное, что сейчас способно было ее отвлечь от мгновенной мести.

Вытащив из кучи кошмарно пропахшей дымом одежды свое платье, хотела уже надеть. Но Берт подхватил на руки и ее, и платье, и на руках понес к реке. И даже вымыл сам, согревая холодную воду своими большими теплыми ладонями.

Но быстро, по-солдатски, с сожалением заявив своим невероятно бархатным голосом, от которого у Изольды немедленно побежали мурашки:

- Одевайся и пошли. А то мясо сгорит, останемся без завтрака.

Потом он собственноручно скормил ей что-то жареное, кажется ежа, а может, водяную крысу. Но было невероятно вкусно.

Это ведь был первый семейный завтрак в жизни Изольды, и ей казалось, что все просто замечательно. И даже если они с ним всю жизнь проживут в этой норе, питаясь одними кореньями и жареными ежами, будет также прекрасно.

Но когда они доели, Берт серьезно сказал:

- А теперь милая, мы отправимся ко мне домой.

Изольда уставилась на него, не понимая, о чем речь, а ее рыцарь улыбнулся.

Сделал какой-то непонятный жест, словно что-то стряхивал с кисти левой руки. И тут она увидела, как с кончиков его пальцев сорвался странно светящийся и пульсирующий сгусток. А потом еще что-то сделал, и ЭТО разрослось в... Портал.

Изумленная девушка застыла с открытым ртом, потом наконец сглонула и прошептала:

- Ты маг???

- Да, - просто ответил рыцарь, передернув плечами. - Был когда-то. И теперь вот...

- Но как же... Ты же... Кто ты?

- Пойдем, - мягко сказал он, протягивая ей руку. - Я тебе все объясню, но позже.

Девушка несколько мгновений переваривала невероятное новое, что открылось ей так внезапно. Нет, конечно, она ни секунды не думала колебаться и сразу же вцепилась в его большую, теплую и такую надежную ладонь!

Просто... Изольда обвела взглядом дикий лес вокруг и чудесную норку под корягами, приютившую их этой ночью. Даже жаль покидать... Увы, похоже, маленький рай на краю света стал прошлым.

Но впереди ждало еще более невероятное будущее. И она шагнула в это будущее вместе с ним.

***

Конечно, он как-то просчитывал этот шаг. И предвидел, что за двадцать лет многое могло измениться. Потому следовало проявить осторожность и прежде всего обезопасить Изольду. Поэтому он не стал выходить прямо в главном зале своего замка, а выбрал для этого небольшой лесочек напротив.

Филберт прекрасно помнил, насколько изобретательны бывают маги его величества, если им нужно...

Так и есть.

Все его родовое имение окружено защитным периметром. На каждом углу светятся метки, призывающие сдать властям беглого преступника, если он покажется в пределах досягаемости. И его портреты.

- Отлично, - подумал он. - Узнаю родную Илтирию. За двадцать лет ничего не изменилось.

Однако, имение не выглядело нежилым или заброшенным. Как раз наоборот, все вполне нормально функционировало, люди сновали по двору, суетились. И что самое уж неприятное - вместо его родового герба там красовался совсем другой герб. И Флаг не главной башне.

В котором он без труда узнал цвета графа Вержес. Мрачно хохотнул про себя.

Ирония судьбы. Когда-то он собирался выбрать на Весеннем балу себе в невесты леди Флориль, дочь Вержеса. Он так и не женился на Флориль, но Вержесы все равно прибрали к рукам его имущество.

Дочь Вержеса была хороша. Очень красивая пышнотелая блондинка. Очень богатый папенька и многочисленный сильный клан Вержесов тоже выглядели привлекательно. Тем более что они готовы были оказать ему поддержку в борьбе за престол.

Каким глупым амбициозным мальчишкой он был тогда. Если бы мог знать, что готовит ему судьба... На том Весеннем балу он, повинуясь какому-то спонтанному толчку изнутри, вместо богатой графини Флориль Вержес выбрал нищую опальную островную принцессу Вильгельмину Ванлерт.

За титул принца, которого ему не хватало? За ее право на престол? Возможно, именно так ему и мнилось, когда строил планы, как использовать, а потом устранить девчонку. Но все оказалось совсем не так, и он вляпался тогда по полной.

В жизни всегда все не так.

И вернуться в свой дом будет не так-то просто.

Но какого черта в его доме хозяйничают Вержесы? Ведь оставалась еще леди Аннелия, герцогиня Аннелия. Его мать. И сестра Тильда.

Прежде, чем соваться сюда и что-то предпринимать, нужно было иметь информацию. Четко понимать, что происходит, каков расклад сил.

Филберт решил сначала навестить сестру.

***

Заросший лесом склон. Под корнями засохшего дерева промоина, размером с небольшую пещерку. А на полянке перед ним костер.

Разжигали не позднее утра. Догоревшие угли маленького костра покрылись белым пеплом, но земля под костром совсем теплая.

И в воздухе все еще витал запах этих двоих. Запах любви. И... магии?

Затянутый в черную кожу мужчина слегка немного поворошил пепел, впитывая ладонью последнее тепло, потом отнял руку и сжал в кулак. Поморщился. Досадно, он опоздал разве что на пару часов.

Однако достаточно, чтобы магический шлейф рассеялся. Увы, куда ведет портал, теперь не отследить. Это значительно осложняло поиски. Растягивало их во времени Бог знает, как надолго.

Плохо! Придется начинать все сначала.

Мужчина недовольно зарычал, ладонь его взметнулась, поднимая в воздух горсть пепла. Он исчез, а вокруг еще долго висело белесое облако. Странное, чем-то похожее на снег.

***

К сестре Филберт тоже не стал соваться открыто. Не исключено, что и там его могут ждать сюрпризы.

К тому же следовало подумать об Изольде. В том виде, в каком они выбрались из лесу, вообще никуда нельзя было соваться. Грязные, пропахшие дымом, нечесанные. Хороши, нечего сказать.

Особенно, его маленькая строптивая принцесса. Филберт умилился. Платье на ней выглядело линялой тряпкой, на голове непонятного цвета мятое полупрозрачное покрывало. В котором он с удивлением узнал ее нижнюю юбку.

Ни дать, ни взять фата. А из под этой самой «фаты» настороженно выглядывал любопытный носик и блестящие синие глаза, круглые, как у ребенка. Его чудо.

- Кхммм... - кашлянул в кулак, чтобы не рассмеяться. - Решили прикрыть от нескромных взоров свою незабываемую внешность, принцесса?

- Что? - носик сморщился, а губки принцессы возмущенно приоткрылись.

Потом она прищурилась и выдала:

- Посмотрели бы на себя, господин рыцарь!

- А что со мной не так? - удивился он.

- А все! - и сердито высунула язык.

- Отшлепаю, - тихо рыкнул Филберт, у которого сразу... э... множество разных горячих картин промелькнуло в мозгу.

- Что, правда? - хитрая девчонка тут же на него заинтересованно уставилась.

- Нет, - буркнул. - Пока не заслужила.

И такое разочарование на мордочке... Его чудо.

- Изольда, - на сей раз Филберт был серьезен. - Нам надо...

Он огляделся кругом. Конечно же, им надо было в какую-нибудь гостиницу, раз уж домой не попасть. Привести себя в порядок, купить одежду для Изольды, чтобы можно было из дому выйти. И лучше бы искать место где-то на окраинах столицы, потому что там куда легче затеряться в толпе.

В кармане штанов случайно завалялась пара-тройка монет, но этого было мало. Однако имелось еще кольцо, которое он много лет не снимая носил на пальце. Должно хватить. А дальше видно будет.

- Девочка, надо будет сделать еще один небольшой переход, - сказал Филберт, протягивая ей руку.

***

Вышли они на какой-то замызганной улочке, а потом Берт повел ее куда-то, таща за руку как няня ребенка. И зольда держалась за него, возбужденно глазея по сторонам. Наверное, городские окраины везде одинаковы, хотя, конечно, страна, куда ее перенес Берт, была очень красива. И климат тут явно теплее, чем у них в Танборе.

Впрочем, долго глазеть по сторонам не пришлось, они подошли к дверям какой-то таверны. Берт огляделся по сторонам, не отпуская ее руки, заглянул внутрь и только после этого они вошли.

- Берт, а мы теперь тут жить будем? - решилась она спросить шепотом, уже после того, как он переговорив на незнакомом языке с человеком, стоявшим за стойкой, повел ее по лестнице на верхний этаж.

- Нет, девочка, - тихо ответил Берт. - Мы здесь просто побудем какое-то время. Точнее, я тебя тут устрою, а сам отлучусь на минутку...

- Что?! Нет! - тут же выпалила Изольда. - Я пойду с тобой!

Он погладил ее ладонью по лицу, прижимая к себе, проговорил в макушку:

- Это может быть опасно.

Опасно для него? То есть ему будет грозить опасность?!

- Берт, - тихо, но решительно сказала Изольда, утыкаясь носом в его грудь. - Куда бы ты ни шел, мы пойдем туда вместе. Только так.

Хмыкнул, потом сказал, не выпуская ее из объятий:

- Наверное, ты права. Хорошо, пойдем вместе. Но сперва хотя бы примем ванну? М?

Вот это другое дело! Перспектива вместе принимать ванну была... очень вдохновляющей.

***

Все это время Филберт не переставая думал, анализировал. Получалось, дела его, мягко говоря, неважные. И чем дальше, тем больше больше убеждался, что родина не встретит его с распростертыми объятиями.

Но жизнь давала маленькую передышку.

Простые человеческие радости. Несколько часов счастья. В том волшебном мирке, что влюбленные всегда носят с собой. В котором рай может находиться в любом месте, где бы они не оказались. Главное, попасть туда вместе.

Вот... как в этой огромной лохани, полной горячей воды.

Или на колючем соломенном тюфяке. Или... Да мало ли где.

***

А с тайным визитом к сестре Филберта они отправились уже с наступлением темноты.

Глава 20

Леди Тильда, герцогиня Зайлес возвращалась домой с очередного светского приема, как всегда, исходясь желчью. Старая дрянь - Вержес посмел при ней смачно расписывать, как он отремонтировал замок Танри. ЕЕ отцовский замок!

Проклятые алчные скоты!

Проклятый идиот Филберт! Это из-за него они уже столько лет в немилости у Владыки Ансельма, будь он трижды неладен!

Впрочем, герцогиня приказала себе успокоиться. Сейчас изменить уже ничего нельзя, остается только ждать, когда ветер сменится. То есть, либо, когда король сменится, либо настроение у короля. Она, конечно, питала некоторые теплые чувства к дяде Ансельму. Она ведь была в настоящий момент его единственной племянницей, как ни крути. Но эта постоянная бдительная опека тайной стражи короля и нависшая над ними угроза за двадцать лет у кого угодно уничтожит добрые чувства. Даже если эти чувства были. А если их никогда особо не было?

Герцогиня Тильда фыркнула и уставилась в темное окно своей повозки.

Она была одна. Муж... Отношения с мужем разладились сразу же, как они они впали в немилость из-за безумных дел брата.

- Филберт, Филберт, - покачала головой она. - Бестолковый мальчишка... Что тебе стоило просто подождать два года? Просто подождать?

Молодой герцог Танри, ее младший брат, по сути был единственным, к кому эта эгоистичная дама испытывала какие-то чувства. Но прошло уже двадцать лет, двадцать лет немилости по его вине. А от него ни слуху, ни духу. Только какая-то внутренняя уверенность подсказывала, что брат жив.

Но видеть его совершенно не хотелось.

Никого видеть не хотелось.

Герцогиня устала.

Весь сегодняшний прием ей приходилось улыбаться любовнице мужа. Она поражалась. Как? Почему с ними так вышло? Ведь не должно было наступить взаимного охлаждения до самой смерти. Весенние танцы, магия...

Наверное, все-таки нельзя во всем полагаться на магию. Выбор должен делаться не рассудочно, как у них. Ради выгоды или богатства. Пропала выгода - и все, интерес утрачен. А от души. Вот как ее бестолковый братец... Хотя все помнили, чем окончился его выбор.

Сам виноват.

В этими мыслями Тильда Зайлес вошла в свою спальню. Камеристка раздела ее, подготовив ко сну. И герцогиня осталась одна, остановившимся взглядом глядя на огонь, пылавший в камине даже летом, и отхлебывая понемногу вино их высокого стеклянного кубка.

И вдгуг...

- Тильда, - знакомый низкий бархатный голос брата.

Волосы зашевелились на затылке. Застыла на миг, а потом резко обернулась, едва на расплескав вино. Из темноты навстречу ей выступила фигура. Филберт?

- Фил? Какого черта?! - только и смогла выговорить она.

***

Какого черта?

- Я тоже рад тебя видеть Тильда, - негромко проговорил Филберт, делая еще один шаг.

За руку держал Изольду, девушка пряталась за его спиной. Но сейчас, услышав слова его сестры, вышла вперед и встала рядом. Увидев ее Тильда Зайлес презрительно хмыкнула:

- У тебя всегда была тяга к немытым замухрышкам, братец.

Его аж покорежило.

- Сестра, познакомься с Изольдой, принцессой Танбора, а ныне герцогиней Танри, - проговорил он, нарочито медленно и внятно.

Та в ответ расхохоталась.

- Я знаю только одну герцогиню Танри! Леди Аннелию! Нашу мать!

А потом внезапно сникла и прошептала:

- И та сошла с ума в тот день, когда ты...

- Что... - у Филберта сжалось сердце. - Что ты говоришь?!

- Я говорю, что наша мать сошла с ума из-за тебя, - герцогиня уже вполне овладела собой, сделавшись холодной и циничной. - И тебе тут нечего делать, если не хочешь на плаху.

Филберт молчал, раздавленный новостью, а герцогиня продолжала выплевывать слова:

- Задерживаться здесь тебе незачем. Довольно того, что из-за тебя мы столько лет в немилости. И оборванку свою с собой прихватывай.

***

Изольда не понимала, что говорит эта дама, напоминавшая ей противную леди Эрмину. Но явное пренебрежение, сквозившее в голосе, во взглядах, взбесило ее окончательно. Так и хотелось сказать этой лощеной ведьме какую-нибудь гадость... Однако Изольда сдержалась, просто сжала руку Берта и сказала негромко:

- Если ты узнал, что хотел, нам пора уходить.

- Ты права, - ответил мужчина, выходя из раздумья.

И открыл портал, которым они ушли так же тихо, как и пришли. Изольда шагнула туда не оглядываясь, потому не видела, как скривилось, словно от боли, холеное лицо надменной дамы, а по щекам потекли слезы.

***

Вышли они на пустыре, недалеко от того места, где была их гостиница. Берт какое-то время стоял молча, погруженный в себя. Изольда наконец не выдержала и дернула его за руку.

- Берт?

Вздрогнул, словно от холода. Обнял ее.

- Берт, что случилось? - ей было тревожно.

- Ничего. Ничего такого, с чем я не смогу справиться. Я просто...

- Что, Берт?

- Просто еще раз выяснил, по каким должен платить счетам, - проговорил он, потом качнул головой. - Пойдем спать.

***

Однако на подходе к гостинице Берт остановился. Просто нутром почувствовал опасность. И хорошо, что не пошел туда сразу. Там уже было полно солдат. Ясное дело, по его душу. Будь он один, наплевал бы на все. Но с ним Изольда.

Взглянув на жавшуюся к нему девушку, нахмурился. Напугал ее опять. Плохо. Но что бы там ни было, какой бы расклад ему не выпал сейчас, Филберт в любом случае собирался ради своей маленькой принцессы отыграть все назад.

Все. Честь. Положение. Славу, будь она неладна.

Ради нее. Чтобы его маленькая принцесса могла им гордиться.

Но прежде ее нужно обезопасить, чтобы развязать себе руки.

Пока он размышлял, в конце переулка неожиданно материализовалась темная фигура. Мужчина. Маг. Постоял секунду, словно оглядывался, и повернулся в их сторону.

Берт мгновенно затолкал за спину Изольду и уже через секунду ушел порталом. Несколько бешеных скачков, запутать следы. Уходили и уходили без передышки.

А потом Берт внезапно остановился, четко осознавая неожиданную истину, что на свете есть только одно место, где он мог бы не опасаться за безопасность Изольды.

И это место Джагарт.

И с этой мыслью все вдруг упорядочилось. Усмехнулся, так уж вышло, что ему не от кого ожидать помощи, кроме прежнего врага. Но почему-то был уверен, что ему не откажут, ни король, ни королева.

Однако Филберт плохо представлял, как туда попасть. Двадцать лет назад, когда сам стоял с войском у границ Джагарта, горную страну защищала непробиваемая магическая завеса. И маги - наблюдатели. Вряд ли с тех пор что-то изменилось.

Разыскать бы наблюдателей... Вот только где?

Но была ночь, да и Изольда валилась от усталости. Потому он решил пойти напролом. Раньше, чем их найдет тот, кто идет буквально по пятам.

- Девочка моя, - мягко потряс за плечи.

- Мммм... - промычала, не открывая глаз.

- Тебе придется проснуться, нам предстоит кое-куда пойти.

- Да, конечно. А куда мы пойдем?

- В гости, - саркастически пробормотал он, открывая портал.

***

Честно говоря, с трепетом Филберт ступал на то поле у подножия горных отрогов, за которыми начинался Джагарт.

Вот они, высокие скальные отроги, не скрытые завесой, резко очерченные в прозрачном свете луны. А перед ними поле, ровное как стол, поросшее как и тогда пожухлой травой. За двадцать лет тут ничего не изменилось.

- Что это за место? - прошептала Изольда, сжав его ладонь.

Филберт молчал несколько секунд, потом ответил:

- Место, где меня не стало, - проговорил еле слышно.

Однако настало время делать последний рывок. Глядя на серебрившее в лунном свете плато, которым оканчивалась стена отрогов, сбросил с руки еще один сгусток сырой магии и трансформировал его в портал. Ему нужно попасть туда, очень нужно...

Разумеется, никакой портал в Джагарт не прошел. Зато немедленно сработала защитная завеса, отсекая предгорья. А перед ними возникла тройка магов - наблюдателей. Этих он не знал.

На них свирепо уставились. Филберт быстро задвинул за спину Изольду и вскинул руки в знак того, что он не враг. Да и, говоря по правде, какой теперь из него враг?

- Кто ты и что тебе нужно? - спросил один трех наблюдателей, стоявший в центре.

- Я Филберт Танри, - проговорил он. - Прошу убежища у короля и королевы Джагарта. Не для себя... для моей невесты. Принцессы Изольды.

Маг ничего не сказал в ответ, только смерил его взглядом, и как будто погрузился в размышления. А через полминуты сказал:

- Входи, Филберт Танри, - галантно поклонился. - Прошу вас, принцесса Изольда. Будьте почетными гостями.

Филберт выдохнул от облегчения. Но маг не закончил:

- Сейчас вас доставят к королю по воздуху. Но на земле Джагарта вам до особого разрешения его величества запрещено пользоваться магией.

Ограничение показывало, что ему не очень-то верят, но Филберт был так благодарен, что в тот момент готов был на все. Хоть по воздуху, хоть ползком. Лишь бы наконец его девочка была в безопасности.

***

Испуганная Изольда смотрела во все глаза.

Они собрались в гости? В таком виде? Девушка поежилась, понимая, что оба с Бертом являют жалостное зрелище. Прекрасно помнила, как на них презрительно смотрела та дама.

И что означала та фраза, что сказал Берт:

«Место, где меня не стало»?

Он ведь вполне живой. Непонятно.

И эти маги. Такие странные суровые стражи. Куда это их забрали? И вдруг...

Она чуть не взвизгнула от восторга, увидев на скальной площадке маленький кораблик с поблескивавшим в темноте золотистым значком на огромном белом парусе. Но пока гадала, как он туда мог попасть, все выяснилось.

Воздушный корабль. Магия...!!!

Прислали специально, чтобы доставить их. Куда? Ах во дворец...

Что-то ей стало страшно. Опять же, вид у них с Бертом...

Маг пригласил их на корабль, однако сам с ними не пошел, только проследил, чтобы они поднялись. Только Изольда хотела спросить, а как они будут этим чудом пользоваться. Но и спрашивать ничего не пришлось.

Стоило ступить на палубу, кораблик моментально взвился, и уже не осталось места ни мыслям, ни сомнениям. Изольда взвизгнула от неожиданности и зажмурилась. А когда решилась открыть глаза, они уже были далеко в горах. Молочно - серебристые заснеженные пики впереди, казалось, утыкались в небо. Их кораблик плавно подходил к широкой площадке в основании мерцавшего в свете луны белого дворца, похожего скорее на высоченную башню, построенную на краю скального обрыва.

На верхушке башни тоже была большая площадка, нависавшая над обрывом. Потрясающе красиво. Правда, чтобы охватить взглядом всю эту красоту, ей пришлось так откинуть назад голову, аж шея заболела.

А на площадке, перед башней появились две фигуры. Изольда разглядела  мужчину и женщину. Берт молча стоял рядом и тоже вглядывался. По тому, как напряжена была его фигура, поняла - нервничает. И крепко сжала руку своего рыцаря.

***

Завеса, защищавшая горное королевство Джагарт от любых внешних вторжений, вновь стала невидимой. Однако тройка наблюдателей не спешила уходить. Приказ, полученный от короля. Дождаться.

И действительно, спустя короткое время на поле перед предгорьями материализовался маг в черной одежде. На груди поблескивал крохотный золотой значок. Маг оглянулся по сторонам, разыскивая кого-то.

Вот его-то тут и ждали.

- Милорд, одну минутку внимания... - позвал мага один из трех наблюдателей.

А потом, строя длинные и витиеватые фразы, еще какое-то время старательно отвлекал его внимание. Наконец маг не выдержал:

- Хватит, говорите по существу. А если вам нечего сказать...

- Отчего же, милорд, - поклонился тот.

Дальше можно было не тянуть, ментальное разрешение получено.

- У нас гости. И они уже... э... благополучно достигли...

М аг сплюнул с досады и выругался, хлопнув себя по бедрам.

Через секунду на его месте уже был черный дракон. А еще через секунду дракон взмахнул огромными крыльями и полетел, набирая скорость, прямо через завесу к скальным отрогам в сторону Джагарта.

Глава 21

Кораблик мягко подошел к краю широкой террасы, окаймленной каменной балюстрадой. И встал у самого борта, словно привязанный. Берт выдохнул, Изольда видела, как сжались его кулаки, а потом он первым ступил на площадку и подал ей руку.

Все-таки девушку здорово пугала неизвестность. И эта могучая монументальность. И какая-то ощущавшаяся во всем чужеродность. Но, заглянув в лицо своего рыцаря, казавшееся непроницаемым, она вдруг так остро ощутила столько разных чувств его обуревает. Ему сейчас очень нелегко. А значит, к черту страхи, ему нужна ее поддержка.

Гордо расправила плечи и шагнула на каменную террасу. А потом они с ним вместе прошли пару лестничных маршей и оказались наконец напротив той пары, что вышла им навстречу. А пара была интересная.

Вокруг царила ночь, но несколько магических светильников ярко освещало террасу, позволяя разглядеть все в мельчайших подробностях. В первый момент внимание Изольды приковал к себе мужчина.

Потрясающе, сказочно красивый. Она даже думала, что таких красивых людей просто не бывает. Но какой-то... замороженный, что ли.

Именно такая ассоциация мелькнула у Изольды. Высокий и стройный мужчина, с золотыми волосами, собранными в косу, казался ледяной статуей. И только яркие голубые глаза оживляли его застывшее лицо.

Но впечатление изменилось, стоило ему улыбнуться. Улыбка вмиг сделала его юным и каким-то бесконечно теплым. Изольда осознала, что пялится на мужчину, разинув рот, взяла себя в руки и улыбнулась в ответ. Мелькнула мысль, если это и есть король, то он очень... и очень... и очень... да...

И тут вперед выступила женщина. Поняв, что довольно неприлично себя ведет, Изольда перевела взгляд на нее. Женщина рядом с застывшим золотоволосым красавцем казалась полной его противоположностью. Как штормовой ветер. Порывистая, дышащая силой, стремительная. В синих глазах ее, казалось, плещется море, даже темные косы как будто двигались сами по себе. И тоже очень красивая. И юная. Изольде показалось, ей не больше восемнадцати - двадцати лет.

Она уже поняла, что скорее всего это и есть король и королева, и приготовилась их приветствовать, как вдруг почувствовала, что Берт неосознанно крепко сжал ее ладонь, и подался вперед. Изольда оглянулась на него и вдруг увидела, что...

Что??? Он что, смотрел на эту женщину?! А она на него?!

Изольда немедленно стиснула его руку и шагнула вперед, закрывая его собой.

Тут уж странное выражение скользнуло по лицу «замороженного» красавца, он качнул головой и сказал:

- Ты просил убежища, Филберт Танри. Будьте гостями в моем доме.

- Благодарю... Благодарю, Хаториан... Король... - судорожно выдохнул Филбрет.

Приложил руку к сердцу и поклонился. А потом обняв Изольду за плечи:

- А это моя невеста, принцесса Изольда из Танбора.

- Мы рады привествовать твою невесту, - галантно кивнул его золотоволосое величество. - Леди Изольда.

А дальше Изольда опомниться не успела, как синеглазая королева уже подошла к ним, и взяв ее за руку, сказала:

- Привет, Изольда. Я Вильгельмина. Пошли, я покажу тебе ваши покои. А мужчины пусть поговорят.

И потянула ошарашенную Изольду за собой. Как-то не укладывались в обычные шаблоны эти король с королевой. Такие простые. И странные. И...

Но перед тем как уйти королева Вильгельмина обернулась к Берту со словами:

- Никогда не думала, что скажу это, но я рада тебя видеть, Филберт.

Это снова заставило Изольду вспыхнуть. Однако в словах женщины не ощущалось никакой тайной подоплеки. Скорее , неожиданные дружеские чувства. И потому Изольда успокоилась. Да и рассмотреть все вокруг хотелось, и расспросить.

Но больше всего - есть и спать. И чтобы Берт был рядом.

Собственно, он и пришел почти сразу. Его сам король Хаториан привел, оказывается, шли за ними следом. Берт вошел в комнату, а их странные величества удалились, пожелав спокойной ночи. Мол, все завтра с утра.

***

Наконец остались только вдвоем, а эти бесконечные перемещения и бега закончились. Берт подошел, обнял ее, и они застыли, стоя посреди комнаты.

Непривычно. Неожиданно.

Покои, что им выделили, светлые, с огромными окнами, чуть не во всю стену. Обставленные роскошно, но очень аскетично. Невероятное сочетание. И все же.

И столик с изысканным ужином. И еще эта королева Вильгельмина сказала, там ванная. Невероятно.

Прижавшись к нему, Изольда все оглядывалась.

- Берт, а этот король Хаториан... - шепнула, обнимая его еще крепче.

- Мой смертельный враг, - отетил тот.

А когда она на него удивленно воззрилась, погладил ладонью по волосам и добавил:

- Был когда-то. В жизни все меняется.

- Хммм... А он очень красивый, но... - Изольда запнулась. - Знаешь, он кажется таким странным...

- Это потому что он дракон, - проговорил Берт, целуя ее в макушку.

Настоящий дракон?

- Что правда?! А королева В ильгельмина? Мне показалось, вы с ней знакомы.

- Когда-то была моей невестой, - просто ответил Берт.

И прежде, чем Изольда осознала, что в ней взвивается ревность, строго сказал:

- Мыться, ужинать, спать. Все остальное завтра!

И жадно поцеловал. А когда нес ее, разомлевшую от поцелуев, в ванную,  прошептал:

- Я просил Хаториана. Завтра он поженит нас.

Завтра...

Она уткнулась в его грудь, совершенно счастливая и бесконечно довольная жизнью. И не увидела той странной решимости, что загорается иногда в глазах мужчин и вечно толкает их на подвиги.

***

Черный дракон Хатор, опоздал всего на чуть-чуть.

Зато имел возможность издали наблюдать, как его братец принимал гостей. Но стоило всем уйти внутрь, как он тут же приземлился на террасе, обернувшись темноволосым мужчиной средних лет. И теперь нервно прохаживался, заложив руки за спину.

Хаториан не мог не заметить его, значит выйдет. Самому заходить внутрь не хотелось. Мало ли...

Вообще, если судить по тому, что он тут видел и слышал, опасности никакой не было. НО. М ало ли! С этими женщинами всегда надо держать ухо востро. С тех пор, как обе королевы Джагарта вознамерились во что бы то ни стало женить его, Хатор во всем видел подвох.

А накануне его приемная матушка Феодора, великая магесса и королева Джагарта зазвала Хатора к себе. Поговорить.

Одно уже это внушало тревогу. Шел с опаской.

- Мой мальчик, - начала она сладким голосом, который не сулил ничего хорошего. - Мне привиделось, что ты скоро наконец-то обзаведешься своей единственной...

- Э... Я как-нибудь обойдусь, мама, - занервничал Хатор. - Мне и моего гарема хватает! У меня там уже есть больше тысячи единственных. Так что не надо мне все время подсовывать разных принцесс.

- Нет, мальчик мой, - невинные глаза Феодоры блеснули молодым лукавством. - На сей раз, я совершенно не причем. Это все судьба...

- Мама, вот только не надо про судьбу!

Но она увлеченно рассказывала дальше, вроде и не слышала:

- Ее приведет... Ты не поверишь! - воскликнула она, всплеснув руками. - Ты помнишь Филберта Танри? Ну этого, первого рыцаря? Ему еще Виль тогда съездила по морде, помнишь? Так вот, твою принцессу приведет к нам Филберт Танри.

Конечно же, после таких заявлений он как ужаленный помчался разыскивать Филберта Танри по всем мирам! И ведь нашел! И с ним действительно была какая -то девушка. Но он же все время шел на шаг позади! Вот когда дракон пожалел, что теперь не может пользоваться ментальной силой брата. Хотя, конечно, свобода стоила того.

Увы. Не успел перехватить их. Опоздал!

Однако то, что он сейчас видел, успокаивало. Судя по тому, как она обеими руками держалась за своего рыцаря, эта принцесса явно тут не по его душу. И все-таки дракон был неспокоен.

Надо было удостовериться, спросить Хаториана. Тот не заставил себя ждать. Появился на террасе, изображая радостное удивление.

- Хатор? Зайдешь? Ты не поверишь, какие у нас гости...

- Нет! - выпалил Хатор.

Потом опомнился, сообразил, что надо соблюдать невозмутимость , и начал осторожно:

- Э... Привет, брат. Извини, зайти не могу. Так кто, говоришь, у тебя?

- Филберт Танри. Просил у меня убежища. Помнишь, я говорил, что он обязательно вернется? Ну и вот.

- Да... - промямлил Хатор. - И что?

- А с ним невеста, принцесса Изольда из Танбора, - Хаториан доверительно понизив голос. - Просил завтра поженить их.

Хаториан еще что-то говорил, но Хатор уже не слушал. Сердце черного дракона затопило волной бесконечного облегчения.

Его свободе и независимости ничего не грозит! Все замечательно, жизнь снова прекрасна! А Феодоре просто приснился страшный сон.

- Все, я пошел. Виль передай привет. И детям тоже.

- Подожди, может ты сам...

- Нет! Мне пора!

И тут же скрылся.

Пока то самое, которое свадьба, не свершится, на всякий случай надо держаться подальше.

***

Доставившие столько неприятных минут хозяевам захолустной таверны, а также их мутным и не всегда законопослушным постояльцам, военные появились там неспроста. Дело в том, что еще днем некий перстень был отнесен ростовщику,  совершенно случайно оказавшемуся человеком знающим. Ему не составило труда понять, что перед ним фамильная драгоценность. Не артефакт, конечно, но очень интересный экземпляр.

О чем и было доложено начальнику тайной стражи. А тот, в свою очередь, довел это до сведения графа Вержеса, как до лица заинтересованного.

Граф Вержес, в последние годы играл немалую роль при дворе, постепенно подминая под себя все большую часть знати Илтирии. Поняв, что, возможно, после двадцати лет отсутствия в столице объявился беглый герцог Танри, граф решил подстраховаться. А то ведь неизвестно, вдруг его величество Ансельм смилостивится, да и простит племянника? Тем более что «нормального» наследника престола так и нет.

Вернет ему прежние владения? Вот этого никак нельзя было допустить.

К тому же граф Вержес считал, что пора уже навести порядок в престолонаследовании. А точнее, поменять кое-что. В общем. планы у него были обширные, и появление на горизонте Филберта Танри в них не входило.

И потому в той гостинице, где днем был предъявлен в уплату услуг этот самый перстень, принадлежавший когда-то герцогу Филберту Танри, двух постояльцев поджидала засада. До самой глубокой ночи там толпились вооруженные люди. И только к утру, когда стало ясно, что птички, упорхнули, основные силы оттянули, оставив несколько человек для постоянного скрытого наблюдения.

В надежде, что может быть, беглый герцог все-таки явится.

***

Сам беглый герцог и бывший наследник в это время был уже очень далеко, недосягаемый для преследователей. И наконец мог спокойно выдохнуть, отныне его принцессе не грозила никакая опасность. У него получилось.

Вот только спать не получалось. Вроде бы, достиг какого-то момента равновесия. Но не было успокоения, наоборот. Ему самому было кристально ясно, что это отправная точка.

Изольда шевельнулась в его объятиях, потерлась носом о его грудь и тихонько засопела. Прижал к себе, рука запуталась в ее волосах. Только сейчас, когда нормально помылись, стало видно, какие они у нее пушистые и пышные. Блестящие, волнистые, сладко пахнущие травами. Вернее, этот сладкий запах принадлежит ей самой.

Его принцесса. Его чудо. Прижался подбородком к ее макушке.

Скоро наступит рассвет. Днем их обвенчают.

Глава 22

За окном еще темно.

Теплые губы. Настойчивые, бережные, мягкие, такие сладкие... Теплое дыхание щекочет тоненькие волоски на затылке. В сон постепенно просачивается жидкий мед желания. Влажные дорожки по шее, за ушком. По позвоночнику. Аххххх...

Уже не сон. Берт.

И уже нет ни слов, ни мыслей, только он. Только то, что он творит здесь и сейчас. ЭТО растет, растекается влагой, поглощает изнутри. Словно спираль огромная скручивается, чтобы взлететь и взорваться безумным фейерверком, а потом тихо-тихо опуститься блаженными сверкающими искрами.

Зачем Изольде просыпаться, когда он дарит ей такие невероятно сладкие волшебные сны... Зачем? Ахххх...

Затем, что сегодня их свадьба.

- Вставай, соня. Проспишь свою свадьбу.

Свадьба?!

Она бы еще долго нежилась в его объятиях, согретая лаской, сытая блаженством. Благо, никто их уже не преследует, они в чудесных покоях, широкая, пахнущая свежестью, удобная постель. И никуда не нужно мчаться сломя голову. Но стоило Берту произнести эти несколько слов, глядя ей в глаза и целуя в нос, Изольда тут же подскочила, как ужаленная.

Сон? Какой сон?! Свадьба!

Кошмар...

А Б ерт улыбнулся. И как-то сразу посерьезнел.

- Я пойду, надо обговорить с нашими хозяевами... Это важно.

Он уже встал, быстро умылся, и теперь стоял, склонившись над ней.

- Будь умницей, маленькая. Я скоро вернусь.

Чмокнул в нос и вышел. А она помчалась приводить себя в порядок. И пока судорожно мылась в королевской ванной их покоев, вся нервами изошла.

Наверное, все невесты ужасно переживают перед свадьбой. А уж когда в чужом доме, да вокруг не знаешь никого, так совсем волнительно. Но рядом Берт. Он якорь. С ним ничего не страшно. Даже не так страшно думать, как все пройдет и как они с Бертом будут выглядеть.

Ей же совершенно нечего надеть. Это, конечно, неважно, но...

Но все ее тревоги касательного извечного женского «нечего надеть» решились сами собой. Изольда уже успела выбраться из ванной и сидела у туалетного столика, как снаружи раздался негромкий стук в дверь.

- Войдите, - крикнула Изольда, пытаясь понять, кто бы это мог быть.

Вошла женщина средних лет. Приятная на вид.

- Здравствуйте, принцесса, я Олеир.

Поклонилась.

- А я И-изольда, - промямлила она в ответ, разглядывая какой-то сверток у женщины в руках.

- Мне несказанно приятно, принцесса Изольда. Я помогу вам одеться к свадьбе.

- Но... - Изольда невольно оглянулась на свою одежду, лежавшую на кресле.

- Не беспокойтесь, у меня все с собой, принцесса.

- Э... спасибо, - только и осталось сказать.

Эта женщина, Олеир прошла внутрь. Разложила на постели сверток. В нем оказалось белоснежное льняное платье. Прямое, очень простое, без всяких украшений и вычурностей. На удивленный взгляд Изольды женщина пояснила:

- Вас с господином рыцарем поженят по обычаю драконов, принцесса.

О... по обычаю драконов... Однако это Изольде ничего не говорило. Видя ее недоумение Олеир пояснила:

- Это очень древний обычай. Так женились все короли Джагарта. Он... - женщина замялась. - Он магический. Соединяет две жизни в одну.

Изольда слушала открыв рот, аж мурашки по коже...

- Вы потом поймете, - улыбнулась женщина и добавила. - А сейчас надо одеваться. И волосы тщательно расчесать. А вот обуви надевать нельзя. И никаких украшений. Все украшения придется снять, принцесса.

Дальнейшее происходило как в тумане. Наверное, Изольда просто сильно нервничала. Но эта женщина, Олеир улыбалась ей. И от ее улыбки как будто прибавлялись силы. Через полчаса она была готова.

- Смотрите на себя, принцесса, - проговорила Олеир, закончив приготовления и разворачивая ее большому зеркалу, висевшему на стене.

Она даже в первый момент не узнала ту девушку в белом платье из тонкого льна. Строгая и стройная... Какая-то повзрослевшая и совсем юная.

Прямое платье было очень простым, но и торжественным одновременно. Пушистые темные волосы расчесанные до гладкости, плащом по плечам. Синие глаза совсем огромные на бледном лица.

А из-под подола босые ступни. Так надо. Обычай.

Она еще рассматривала себя, как будто знакомясь заново, но тут дверь отворилась, и в их покои вошла королева Вильгельмина. В таком же простом белом льняном платье и тоже простоволосая и босая. Видимо, и впрямь так надо... Обычай.

Королева Вильгельмина оглядела Изольду, ободряюще улыбнулась, и проговорила, обращаясь к женщине:

- Спасибо тебе, Олеир.

Потом обернулась к Изольде, протягивая руку:

- Пойдем. Уже все в сборе. Скоро начнется.

Куда пойдем? Кто все? Вопросы теснились на языке у Изольды, но спросила она о самом главном, что волновало ее в тот момент:

- А Берт? Где он?

- Он там. У же ждет тебя. Иди за мной. Ну же, - проговорила Вильгельмана и потянула ее за руку.

Все будто качнулось перед ней, а будушее на миг показалось и тревожным, и манящим.

Берт ждет.

Изольда закрыла глаза и сделала этот шаг.

***

Они с Вильгельминой вышли в кордиор, и направились куда-то наверх. Изольда была сильно взволнована, но все же ей ужасно хотелось расспросить о многом эту стремительную молодую женщину, королеву Джагарта.

Что за обычай такой? Как-то свадьба по обычаю драконов вызывала у Изольды невольный трепет. Во-первых, потому что девушка никогда не видела этих самых драконов. Да, ей приходилось слышать об огнедышащих крылатых ящерах, но она была уверена , что они существуют только в сказках. А тут... Настоящие драконы...

А во-вторых, неизвестное, которое тебя ждет, всегда ужасно волнительно.

Но не ничуть меньше Изольду интересовал вопрос давнего знакомства этой Вильгельмины с Бертом. Услышав, что она была когда-то его невестой. Изольда до сих пор не могла успокоиться, мучаясь от тайной ревности. Пусть это было ужасно давно, но тем не менее. Это ЕЕ Берт.

И еще многое другое, о чем она сейчас в силу нервозности просто не могла говорить. Но королева Вильгельмина вдруг остановила ее и начала разговор сама:

- Знаешь, это была моя идея, обвенчать вас по обычаю Джагарта. Хотя Филберт и не дракон. Ты, главное, ничего не бойся. Это... немного необычно и будет немного больно. Но в конце концов, все будет очень хорошо!

Она забавно поморщилась.

- Меня точно также венчали, только вообще предупреждать ни о чем не стали. О том, что выхожу замуж, я узнала уже внутри. Да еще торопиться надо было, проводить ритуал. Потому что твой Филберт собирался убить Хаториана, а меня...

И тут же осеклась, прикрыв рот.

- Ладно, о чем это я. Все в прошлом. Ну, пошли! Увидишь всех наших, - потянула ее дальше.

Кого наших? Вообще... ничего себе новости...

Но размышлять дальше не пришлось, они уже вышли на верхнюю террасу дворца - башни. А там уже стояла целая толпа! И все босиком. Простоволосые и в белом.

У Изольды глаза разбежались.

И только увидев Берта чуть впереди остальных, немного успокоилась. Он, ужасно сосредоточенный и немного бледный от волнения, стоял неподвижно. Но как только его глаза остановились на ней, подался вперед. Вильгельмина что-то говорила ей, Изольда не слышала. Пошла к нему на подгибающихся ногах.

Наконец-то вместе. Взялись за руки и...

Вот тут-то все и началось.

***

Ох, а каким нервным это утро было у Хатора!

Э то же не описать словами. Вчера вечером, точнее, уже ночью, вернулся домой в нагорный дворец, и только собрался немного снять напряжение в гареме, как его вызвала Феодора. Честно говоря, готов был сбежать.

Просто от королевы - матери сбежать невозможно. Ни человеком, ни драконом.

Опасаясь любой пакости, весь настороженный появился в ее покоях.

Королева Феодора, встретила Хатора, сидя в кресле. Вроде вся такая мирная, по-домашнему. Но синие глаза пожилой дамы как-то подозрительно сияли. Хатор счел, что это недобрый знак. Когда в глазах их приемной матери загорались фанатичные огоньки, жди беды, чего доброго опять эксперименты затеет.

- Мальчик мой... - вкрадчиво начала Феодора.

А он этого вступления чуть не сбежал.

- Виль только что мне все рассказала. Они с Хаторианом поговорили...

И пауза.

Хатор аж шею вытянул, вслушиваясь.

- И решили, что этих ребят...ну, бывшего первого рыцаря и его очаровательную маленькую принцессу надо поженить по нашему обычаю.

Фууууууххх...!!!. Мысленно выдохнул Хатор. А вслух сказал, изображая равнодушие:

- Ну да... э... наверное. Почему бы и нет?

- Да... И кстати. Мальчик мой. Явка обязательна.

Вот тут он чуть не подпрыгнул.

- Зачем?

- Что зачем? Ты же знаешь, милый, так положено. Собирается вся семья. Будут все твои братья с женами. Один ты пока у нас...

И уставилась на него, сверля взглядом. Поняв, что ему не отвертеться, Хатор поморщился м выдавил:

- Хорошо, я буду, мама, - и тут же бочком на выход, пока у этой великой волшебницы не возникло соблазна придумать еще какую-нибудь каверзу.

Но то было вчера, он, кстати, всю ночь из-за этого разговора плохо спал.

А сейчас все его братья-подкаблучники вместе с женами собрались в башне у Хаториана на свадьбу. Кто бы мог подумать! Того самого первого рыцаря! И толпились на верхней террасе в ожидании принцессы.

Хатор откровенно опасался, как бы это не оказалось ловушкой.

Подозрительным казалось все! Особенно то, что свадьба будет по драконьему обычаю. Потому, хоть и оделся в белый лен, но старался держаться в стороне, за спиной верзилы Наирота. Так гораздо надежнее.

А то поставят перед фактом...

Но вот появилась перепуганная девочка в белом платье и тут же кинулась к своему рыцарю. Хатор немного выдохнул напряжение.

И все равно, пока обряд не будет завершен до конца, лучше держаться подальше.

Глава 23

Много важного и неожиданного случилось для Филберта в это утро.

Первое, конечно, когда пошел к Хаториану просить присмотреть Изольдой, пока он отправится отдавать свои долги. Понимая, что кругом должен этому человеку. Но именно человеком он теперь и воспринимал его, хотя и видел громадным семиголовым чудовищем. И ненавидел когда-то.

Просто не мог он иначе.

Если не сделать этого, того, что должен, не получится открыто смотреть в глаза ни людям, ни себе, ни Изольде. Так и останется навечно изгоем. Потому что не сможет чувствовать себя правым.

Но это означало только одно, сразу после церемонии ему придется уехать. Берт хотел говорить именно об этом. Однако Хаториан удивил его, и первым начал разговор, как будто знал все тайные помыслы и сомнения.

- Ты ведь уедешь практически сразу? - спросил Хаториан.

- Да, - твердо ответил Берт

Хаториан кивнул.

- За Изольду не беспокойся. Виль позаботится за ней.

- Я... - вскинул голову Филберт.

- Кстати, мы с Виль подумали, - не дал ему договорить Хаториан. - Что вам нужно пройти ритуал.

- Какой ритуал? - недуомевающе спросил Берт.

- Ну... ты же сильный маг, рыцарь. Если не будешь растрачивать свою силу на бессмысленные войны и черные ритуалы смерти, ты проживешь гораздо, в разы дольше, чем она. И очень долго будешь оставаться молодым.

Берт аж похолодел. Он как-то до сих пор не задумывался об этом. Мысль потерять Изольду ножом резанула по сердцу. Хаториан улыбнулся.

- Вот об этом я и говорю. Виль и я... мы когда-то тоже проходили этот ритуал. Впрочем, - тут он странно хмыкнул и махнул рукой. - Не только этот. Ритуал венчания по древнему обычаю королей Джагарта. Соединяет две жизни в одну. Ты отдашь ей все, что имеешь, и тоже самое примешь от нее взамен.

- И она тогда...

- Не постареет и не умрет, пока не постареешь и не умрешь ты, - серьезно проговорил Хаториан. - А еще Изольда обретет всю силу твоей магии.

Это было так неожиданно. И так правильно. Берт качнул головой, как же сам не додумался до этого. Но откуда ему было знать, что такое возможно? Хотя, глядя на Вильгельмину, должен был бы догадаться.

- Спасибо!

- Не за что.

Голубые глаза Хаториана сузились, словно от боли. А потом он проговорил:

- Я чувствую в тебе кровь моего отца, рыцарь.

В эту секунду Берту показалось, что он сейчас провалится сквозь землю от стыда. Вспомнил, как пил кровь дракона когда-то. И ведь не задумывался ни разу, кем мог быть Хаториану тот убитый дракон...

Задохнулся и покраснел, с трудом выдавил:

- Прости... Я не знаю, как оправдаться...

Хаториан потер лоб и сказал, глядя куда-то вдаль:

- Я никогда и не держал на тебя зла, рыцарь. Ты ведь не понимал, что творишь.

Потом обернулся к нему и неожиданно добавил:

- К тому же, ты давно уже не тот, что прежде. А мне проще принять тебя как дальнего родственника, что ли, - но тут он запнулся и почесал бровь, делая большие круглые глаза. - Возможно, и я был не совсем прав, когда э... украл у тебя невесту?

И тут Берт понял, что ему хочется смеяться. Что чувствует себя странно свободным, словно впервые за много лет смог вдохнуть полной грудью. Как будто еще одни тиски, сжимавшие его душу, отпустили. Даже нашлись силы пошутить:

- Это... Как говорится, если к другому уходит невеста, то неизвестно, кому повезло.

- О чем это вы? - вмешалась в их разговор внезапно вошедшая королева Вильгельмина.

- Э... ни о чем, дорогая.

Синие глаза королевы выразительно прищурились.

- Уже время начинать, между прочим, а вы еще не одеты! Я пошла к невесте. Встречаемся на террасе.

И вышла также стремительно, как и появилась.

- Пошли. Если она сказала, лучше не спорить, - проговорил Хаториан, провожая взглядом свою жену.

***

На террасе Берта ждал еще один сюрприз. Вот уж кого не рассчитывал тут увидеть, так это кузину Амелию! Оказывается, вышла замуж за одного братьев Хаториана. Бросилась обнимать его, даже расплакалась от радости.

- Но как...? - только и пролепетал Берт.

- Познакомились на Весеннем балу. А потом весенние танцы... И вот, теперь живу здесь.

- А дядя? - потрясенно спросил Берт.

- Батюшка все ждет, когда мы родим сына. А у нас одни дочки, - смущенно хихикнула она. - Ну все, я побежала! А то Наирот ждет.

Рыцарь Наирот, высоченный и широченный улыбчивый светловолосый детина, самый крупный из всех разнокалиберных братьев Хаториана. Амелия рядом с ним совсем крошка. А вместе на удивление гармоничная пара. Собственно, все присутствовавшие тут пары выглядели счастливыми и гармоничными.

Еще одним сюрпризом оказалось встретить в числе братьев Хаториана старого знакомца лорда Хатора. Но поздоровались они издали, потому что тот вел себя как-то настороженно. Впрочем, у Берта не было времени анализировать, потому что в ту минуту почти одновременно появились Вильгельмина с его малышкой Изольдой, а вслед за ними Феодора, королева Джагарта, приемная мама Хаториана и всех его братьев.

***

В первый момент, оказавшись там на террасе, Изольда откровенно растерялась, но рядом с Бертом, немного успокоилась. И даже стала осторожно оглядываться. Короля Хаториана с королевой Вильгельминой она теперь уже знала. Даже на секунду засмотрелась на них, дольше просто не удалось.

Потому что в тот момент на террасе появилась очень интересная дама. Этакая... красивая бабушка, бодрая и бойкая. В таких же как у всех белых одеждах. Босая, черные волосы с проседью волнами по плечам.

Самая главная женщина во всем Джагарте - королева Феодора. Изольда ведь никогда не видела ни ее, ни остальных, но по тому, как мгновенно подобрались все присутствующие, и главное, по непередаваемой ауре властности, силы и какого-то удивительного душевного тепла, догадалась, что это и есть та самая королева - мать.

Женщина обвела всех взглядом, ее молодые, живые и яркие синие глаза. остановились на миг на Изольде, и той вдруг показалось, что королева - мать ей подмигнула, совсем как шкодливый мальчишка. Изольда вытаращила глаза от удивления. А эта бабушка объявила:

- Все в сборе? Отлично , все за мной. Хаториан, Виль, вы крайние, приведете наших новобрачных.

Сказала, и вся эта толпа разом смазалась и исчезла. Вот тут уж Изольда точно разинула рот от изумления. Но ей опять не дали опомниться. Король Хаториан, который все это время молча стоял рядом, словно прекрасная ледяная статуя, вдруг тепло улыбнулся. заставив Изольду в который раз поразиться, как мгновенно меняется от этого его лицо. И спросил:

- Готовы?

- Да, ответил Берт.

А она просто кивнула, вцепившись в его руку.

- Тогда пошли, - и повернулся к своей жене. - Виль, сегодня вести тебе.

Та блеснула синими глазищами и...

В следующую секунду они уже были где-то далеко в горах. Изольду даже шатнуло от неожиданности, только что там... а теперь... вот... А где? А как?

Это было какое-то плоское плато, каменистое и ровное как стол. К нему широким кольцом, насколько хватало глаз, примыкали почти отвесные скалы. И прямо перед ними пещера. Все такое дикое и древнее, просто мороз по коже...

У самого входа их уже ждали все остальные.

- Что это за место? - прошептала Изольда, оглядываясь.

- Это колыбель Джагарта. Здесь... В общем, это здесь, - проговорил Хаториан, беря за руку свою жену и пошел к пещере.

А они с Бертом следом. Эти несколько шагов предстояло сделать своими ногами. Изольда шла как во сне. Земля была усеяна мелкими камнями, но сейчас ее босые ноги ничего не чувствовали. Наверное, от волнения.

Когда подошли вплотную, королева - мать подозвала Вильгельмину и протянула ей тот старинный костяной кинжал, что держала в руке..

- Раз уж это была твоя идея, девочка, тебе и проводить церемонию.

- Мне?!

- Тебе, - лукаво сверкнула глазами Феодора. - Начинай. А я помогу, если что.

- Ну ладно... - проговорила Вильгельмина, как-то неуверенно поглядывая на кинжал в своей руке.

Однако замешательство быстро прошло. Неуловимый кивок, и молодая королева вошла внутрь, а за ней и все остальные, присутствовавшие тут родственники. Честно говоря, Изольда их всех путала и стеснялась, потому что в первый раз видела. да и в глазах от волнения рябило знатно.

Она вообще мало что воспринимала, кроме того, что все вокруг просто плыло и дрожало от магии. И был огонь, будто разом охвативший всех кольцом. Ярко светящиеся синие глаза Вильгельмины и голос, звенящий в ушах, словно большой колокол, заставляя вздрагивать, поднимая дыбом волоски на коже.

Странный и простой древний ритуал, из которого в память врезались слова:

- Нарекаю тебя, маг, мужем этой девы. А тебя, дева, нарекаю его женой. И да будет отныне все, чем владеет он, твоим, а то, чем владеешь ты, его. И да разделятся полностью ваши жизни. И да живешь ты столько, сколько живет он. Не постареешь и не умрешь , пока не постареет и не умрет он. Да будет так.

А потом Берт соединил их ладони, протянул вперед и...

Изольда аж задохнулась от шока. На какую-то короткую секунду их соединенные руки проткнули тем самым кинжалом!

Но первая резкая боль сразу прошла, сменившись эйфорией и чувством, что  магия мягко заполняет все существо, переливаясь через край приливной волной, а потом также мягко откатывается обратно, унося с собой частицу ее души.

Дальше тоже было ужасно сумбурно.

Очнулась уже снаружи у Берта на руках. Вокруг все шумели, поздравляли. Смеялись, говорили что-то. Она, кажется, и сама смялась. И что удивительно, на руке ни следа. Неужели все?!

Поверить трудно, но, кажется, да

***

Последними из пещеры выходили две королевы Джагарта, Феодора и Вильгельмина.

- Фууууххх! - выдохнула молодая, глядя на смеющуюся толпу вокруг счастливых новобрачных. - Я так переволновалась...

- Тю, было бы из-за чего, все прошло просто прекрасно, - заявила ее свекровь, лукаво блеснув глазами. - Вот ты теперь и будешь этим заниматься.

- Ну знаете!

И обе уставились друг на друга, подбоченившись. Не выдержали и расхохотались. Но потом Вильгельмина нахмурилась:

- Нам стоит поскорее вернуться обратно. Он хочет уехать сегодня. Надо дать им как можно больше времени побыть вместе.

И пошла к молодым.

***

- Ужасно романтично, - вздохнула королева - мать, делая вид, что не замечает, как к ней сзади подошел Хатор.

- Кхммм...! - нарочито прокашлялся тот, привлекая внимание.

- Ах, это ты мой мальчик? - и такое девственное удивление во взгляде.

Она-то видела, как он был напряжен с самого утра, разве что за спины братьев не прятался. Впрочем, чего уж там, прятался.

Вздохнула деланно:

- И когда уже мы тебя поженим?

- Я надеюсь, никогда, мама, - проговорил он, галантно целую ей ручку. - И кстати...

Тут Хатор сделал неопределенное движение кистью, а лицо при этом приняло этакое непростое выражение.

- Что ты там говорила про сон? Как видишь, сон сбылся. Но... не совсем так, как ты ожидала.

Женщина только шевельнула бровью, промолчав в ответ. Но Хатора уже несло, просто распирало от счастья, что участь подкаблучника в очередной раз его миновала.

- Да, все-таки бывает, что и ты ошибаешься, мама? - заметил он не без легкого ехидства.

- Ну... мой мальчик, все бывает, - миролюбиво ответила на подколку Феодора.

А Хатор, вздохнув полной грудью, огляделся и произнес:

- Да.

Как-то радостно крякнул, приосанился и пошел поздравлять новобрачных.

- Да, - проговорила королева - мать, с непередаваемой улыбкой глядя ему вслед. - Это мы еще посмотрим, кто тут ошибается, и что бывает...

Глава 24

А потом было шумное застолье. Давненько вся семья не собиралась у Хаториана, тем более по такому веселому поводу. И кушать всем хотелось жутко, потому что с утра еще не ели, перед ритуалом нельзя.

Изольду взяли в оборот женщины. Знакомиться, говорить о новостях, и вообще, о разном, о женском. Он смотрел на нее издали, зная, что должен подойти и сказать. Но все откладывал этот момент. Пусть еще побудет в неведении, пусть.

Его девочка, его чудо, смеялась, окруженная другими женщинами, а у него сердце тянулось к ней, вздрагивая тонкими нитями души.

- Ты уж сказал ей?

Тихий голос рядом. Хаториан.

- Еще нет, - ответил Берт, поворачиваясь. - Собираюсь.

- Подожди минуту. У меня есть кое-какие сведения для тебя.

- Я весь внимание, - пробормотал Берт, опуская голову и сосредотачиваясь на том, что Хаториан скажет.

- Это касается положения дел в Илтирии. Ты же понимаешь, многих там не устраивает, что возможный наследник будет... э... сыном дракона.

Берт нахмурился, конечно, в былые времена его бы взбесило его самого до крайности. Но то в былые времена. А сейчас он смотрел на Изольду.

- Дядя собирается устроить еще одну войну? - спросил, недовольно морщась.

- Нет, - ответил Хаториан. - Вержесы. Затеяли обширный заговор, собираются свергнуть Ансельма. Ну, и как ты догадываешься, конечная их цель все-таки война.

- Я этого не допущу, - спокойно проговорил Берт, продолжая смотреть на Изольду.

И не обращая внимания на то, как оценивающе оглядел его Хаториан. А тот сказал после минутного молчания :

- Но ты один.

- У меня есть верные люди. Правда за ними придется сходить в Шалин, но с этим проблем не будет. Особенно теперь, когда я снова маг. И знаю цену многим вещам , - сказал Филберт и посмотрел Хаториану в глаза.

- Хорошо, - ответил тот, помедлив секунду. - Можешь рассчитывать на помощь и поддержку наблюдателей Джагарта.

- Спасибо. Это... доверие... - дернул шеей Берт, почувствовав, как к горлу подступил ком.

- Думаю, ты его достоин, - просто сказал дракон.

Еще с минуту мужчины молчали. Потом Берт поправил на себе одежду, провел пятерней по волосам и проговорил:

- Ну... я пойду. Попрощаюсь и...

- Иди. Когда все закончишь, на нижней террасе тебя будет ждать корабль. О тнесет куда скажешь.

- Спасибо, - повторил Филберт, но занимало его уже совсем другое.

Он шел к Изольде. Плохо представляя, что будет говорить ей, как объяснять.

***

Хаториан смотрел ему вслед. Он ни минуты не сомневался в этом повзрослевшем и изменившемся рыцаре. И все же Филберт Танри заставлял его нервничать. Хаториан перевел взгляд на жену.

Она стояла чуть поодаль и, скрестив руки на груди, смотрела на тех двоих, застывших в своем мирке среди толпы.. На Филберта и Изольду. Они стояли рядом, друг против друга. Он держал ее лицо в ладонях и что-то тихонько говорил, а она...

Как прощаются влюблненные?

Как будто на век, даже если им предстоит разлука на миг.

И сердце рвется. И слезы на глазах, а в горле ком и трудно дышать.

Неслышно подошел, встал за спиной Виль, обнял ее за плечи. Почему-то Хаториану было больно видеть с каким чувством она сейчас смотрела на своего бывшего жениха. Но никогда ни в чем дракон не упрекнул бы свою жену.

- Он лучший? - тихонько спросил, глядя на Изольду и Филберта.

- Да, он лучший, - ответила Вильгельмина и утвердительно кивнула.

А у дракона словно игла вонзилась в сердце. Но тут она повернулась в его объятиях и сказала, глядя ему в глаза:

- Но он лучший для нее. А для меня никогда не было и не будет никого лучше тебя.

Хаториану показалось, что он сейчас захлебнется, так ярко нахлынуло чувство. Сжал сильнее руки и, как смог говорить, прошептал:

- Виль, давай уйдем... сейчас?

***

- Ну вот, все разбредаются, - промолвила Феодора, заев внезапную грусть засахаренной вишенкой.

- Уммм? Ты о чем, мама? Если о наших короле с королевой, то те вечно норовят удрать спальню, - весело заметил Хатор.

Он в этот момент увлеченно сметал всю еду со стола в радиусе двух метров. С той минуты, как свадебный ритуал был завершен, у черного дракона было прекрасное настроение и просто зверский аппетит. Еще бы, опасная принцесса благополучно вышла замуж за другого! Мир обогатился еще одним подкаблучником, зато ему лично теперь ничего не грозит.

- Я о том, - Феодора с явным удовольствием продолжала налегать на сладкий десерт. - Что наш новобрачный рыцарь собирается уезжать прямо сейчас.

У Хатора мгновенно пропал всякий аппетит.

- Что? Я надеюсь, его э... супруга едет вместе с ним?

- Ах, ну что такое говоришь? Он же рыцарь, он отправляется совершать подвиги. И вообще, зачем брать в собой супругу, если ты едешь на войну?

Хатор сплюнул и беззвучно выругался, поминая недобрым словом разом все подвиги и всех рыцарей вместе взятых. Как все некстати!

Только расслабился, и вот пожалуйста! Новая угроза!

Черт бы их всех побрал...

- Мальчик мой, а что это ты совсем не кушаешь? - елейным голосом спросила Феодора.

- Э... спасибо, мама, - процедил сквозь зубы Хатор. - Что не хочется. И вообще, мне пора. У меня дела.

- Да? Какая жалость, - проговорила Феодора, но уже вслед быстро удалявшейся спине Хатора.

Глава 25

По тому, как он смотрел, как шел, пробираясь между людьми, Изольда поняла, что-то неладно.

- Отойдем? - тихонько шепнул, беря ее за руку.

Улыбнулась женщинам, те кивнули понимающе. Конечно, им надо поговорить. И конечно же, наедине.

Берт отвел ее в сторонку и остановился. Пока шли, она чувствовала его напряжение. Как будто у него внутри струна звенит. От этого становилось тревожно. А как взглянул на нее, так и...

- Принцесса, девочка моя...

Ей захотелось зажмуриться и заорать. Зашептала:

- Говори. Что? Не тяни, Берт!

- Девочка моя, мне надо уехать.

Выдохнула. Не зря ей казалось.

- Когда?

Посмотрела на него. Берт молчал, но она поняла по глазам. Он уже все решил. И не говорил ей, молчал, чтобы не лишить радости. Не испортить праздник.

- Ты мне веришь? - спросил тихо.

Потому что понимал ее состояние, хоть между не было сказано ни слова. И все сомнения ее, и обиду, и доверие. Но ему важно было услышать.

Вот теперь она зажмурилась. Внезапно почувствовав себя так же как там, в мертвой пустыне, когда они остались только вдвоем, а их преследовал целый отряд. Он и тогда все решал сам, а она верила ему безоговорочно, потому что от этого зависела их жизнь. Ее жизнь. Ради ее жизни он столько раз рисковал своей.

Верила ли она ему?

Как в то, что завтра взойдет солнце.

- Когда, - повторила Изольда, глядя в его глаза. - Сегодня, завтра?

Он не ответил, только качнул головой, как бы извиняясь. Бережно взял ее лицо в ладони.

- Я вернусь через месяц. И заберу тебя, - проговорил, вглядываясь в глаза, ловя ее взгляд, стирая наплывающие слезы. - Ты мне веришь?

Он просил. Наверное, если бы она заартачилась...

Нет смысла. Сегодня или завтра, один день или два ничего не решают.

Лучше уж так, пока у нее есть силы отпустить его.

- Берт, - проговорила Изольда, впиваясь в него взглядом, словно впитывая в себя. - Если ты не появишься тут через месяц, я сама тебя найду. И тогда...

Он вдруг стиснул ее в объятиях. Зашептал горячо:

- Девочка моя, маленькая... Я буду тут ровно через месяц.

- Да, - выдохнула она, закрывая глаза.

***

Изольда не пошла провожать его. Не хотела долгих прощаний и слез, которые не смогла бы удержать. Просто, он вышел из дверей... и время замедлилось. А через месяц, когда Берт вернется, потечет снова.

Никогда не думала об этом, но... Она ощущала себя сейчас не молоденькой глупой девчонкой, а взрослой мудрой женщиной. Хранительницей. Она его очаг. И куда бы он ни шел, все дороги приведут к ней, к очагу. Как планета и спутник.

И куда бы он ни шел, с ним всегда будет ее сердце.

С любимыми не расставайтесь.

Потому что любой миг может быть последним.

А если уж расстались, то сотворите из своих душ обереги друг для друга.

***

Девушка не знала, но именно в тот момент проснулась обретенная ею магия.

Она еще стояла у окна, глядя сквозь тонкую занавесь, как отчалил и растворился, исчез в воздухе маленький воздушный кораблик. Не плакала, просто остановила время не месяц.

Сзади подошла королева Вильгельмина, взяла ее за локоть.

- Пошли к леди Феодоре?

- О... - очнулась Изольда, не сразу поняв, о чем та говорит, и смутилась. - А это удобно?

Вильгельмина хмыкнула:

- Она сама приглашала. И вообще, ты собираешься заниматься магией?

- Магией? - растерялась Изольда.

- Ну да, у тебя же она теперь прямо плещет. Ты не чувствуешь?

Изольда уставилась на свои руки, ничего такого особенного она не чувствовала.

- Пошли, - повторила Вильгельмина. - А по дороге я тебе расскажу, как мы познакомились с Хаторианом. Ой, он был таким замороженным, видела бы ты его тогда...

Молодая королева Джагарта закатила глаза, а Изольда, поймала себя на мысли, что его величество Хаториан и сейчас моментами напоминает ледяную статую. И даже, может быть, этот месяц без Берта не покажется ей таким уж длинным.

Но пусть только посмеет не появиться тут через месяц.

Пусть только попробует!

***

Вильгельмина увела Изольду от окна, и та уже не заметила, как следом за воздушным корабликом в воздухе мелькнули и исчезли огромные черные крылья.

Зато это прекрасно видела королева Феодора. С замечательной террасы в ее личных покоях был виден весь Джагарт и все его обитатели. И вообще все, что пожелала бы увидеть эта великая волшебница, будь то даже движения души или помыслы.

Сейчас она тихо улыбалась в ожидании гостей.

Сбежал. Отлично. Все идет по плану. И скоро ее мальчик Хатор своими ногами придет к своей единственной.

Королева уткнулась носом в ладони и рассмеялась. Бедный малыш, совсем не там опасность ищет... Зато присмотрит за первым рыцарем, чтобы с ним ничего не случилось.

А она пока что присмотрит за Изольдой. Из девочки должна получиться отличная королева. Феодора задумалась на миг, синие глаза загорелись внутренним огнем. Ей нравилась мысль устроить небольшой женский заговор против одного строптивого черного дракона, возмечтавшего остаться холостяком на всю жизнь.

***

Тогда, на свадьбе, первым порывом Хатора было поскорее уйти. Но потом он сообразил, что правильнее было бы остаться и незаметно послушать. Вот и услышал такое, что предпочел немедленно отправиться за первым рыцарем вслед.

А тому прямо не сиделось на месте! Неужели нельзя было спокойно пожить рядом с молодой женой лет этак... тысячу? Что мешало, спрашивается? Хаториан же принял его как родного?! Нет, надо было удирать от нее прямо со свадьбы.

Да будь он на месте той принцессы никогда бы не простил подобную выходку!

Тут Хатор опомнился, что этого понесло? На месте принцессы... брррр... Нет уж, не хотел он себя представлять на месте принцессы!

Он уж как-нибудь на своем месте.

Правда, теперь, чтобы остаться на «своем» месте, ему пришлось срываться с этого самого насиженного места и лететь непонятно куда, непонятно зачем. Бдить за этим придурком первым рыцарем. И это вместо того, чтобы наконец получить немного удовольствия и сбросить напряжение в гареме!

Хотя, по большому счету, Хатор не испытывал к Филберту Танри особой антипатии. Не мог не признать за парнем определенных талантов, как и изрядной гнильцы характера. Но то было двадцать лет назад. С тех пор много воды утекло, и внутреннее содержание, что он видел в бывшем первом рыцаре теперь, разительно отличалось от прежней начинки. Как будто все дерьмо выгорело, осталось лишь золото.

Впрочем, Хатор был уверен, что все дерьмо никогда не выгорает до конца, хоть капелька да остается. Однако все это не относилось к теме.

Потому что он делал это не из каких-то альтруистских побуждений. Он делал это вынужденно. ВЫНУЖДЕННО, черт бы их всех побрал!

Как только Хатор узнал, что Феодора решила взять в оборот ту маленькую принцессу, на которой женился Филберт Танри, у него сразу все сигнальные звонки в мозгу сработали. Немедленно пришло на память, как Феодора в свое время занялась Виль и меньше чем за месяц превратила эту строптивую островную девчонку в настоящую королеву.

Хатор очень тепло и по-особенному относился к Виль, но получить вот такую вот тираншу в жены?! Нет. Упаси Господь! Пусть ее подкованный сапог... э... каблучок покоится на голове у Хаториана, а ему корона из каблука без надобности.

А сейчас Хатор всеми потрохами чуял, что Феодора собирается готовить из этой Изольды новую королеву. Напрашивается вопрос, для кого?! Действительно, пройдитесь по базару, кто тут из ее любимых детей один остался независимым и свободным? Ответ очевиден. Заговор. Против него плетется заговор.

Чувство опасности просто взвилось, стоило услышать, что Феодора пригласила девочку в гости. Все это вот, придуманное королевой - матерью, принять Изольду в ближний круг, заниматься магией, все это неспроста. Потому что Феодора ни к кому тут кроме Вильгельмины не проявляла ТАКОГО интереса. А уже в свете ее намеков и танственных высказываний можно было предположить только одно.

От всех этих предположений старого убежденного холостяка бросало в дрожь.

Вот потому-то он и отправился следом за первым рыцарем. Проследить, чтобы его жена неожиданно не стала вдовой!

Вот и следил теперь...

Хатор готов был плеваться. Черт побери, он еще носики этим рыцарям не подтирал! Но все же, присматривая за Филбертом еще когда шел по его следу в той далекой стране, мог бы не кривя душой сказать, что парень не промах. Голова варит, быстрый, решительный. Никаких соплей. Хорош.

В итоге, смирившись с неизбежным, черный дракон счел это приключением. И даже, как бы это сказать... стал получать удовольствие от предстоящей игры.

***

Ни о чем этом еще не знал сам Филберт Танри. Быстрый, невидимый для всех воздушный корабль нес его в Шалин, а он стоял на палубе, глядя в пространство. И видел синие, наливающиеся слезами глаза Изольды. В тот момент расставания она особенно напомнила ему ручей. Тихий и спокойный, чистый, нежно звенящий. Но стоит подняться буре, и ручей превратится в ревущий поток, сносящий все на своем пути.

Его чудо. Маленькая, беззащитная и такая сильная девочка.

Неосознанно потянулся к левому запястью. Пальцы погладили повязку. Она оторвала от своего платья узкую полоску льна и повязала ему на руку. Сказала, рыцарю положен шарф от дамы сердца.

Сердце сжалось и вытолкнуло из себя волну чувств, отправляя послание.

Один месяц. И я вернусь.

Конец первой части

Часть 2. Свобода дракона.

Глава 26

На границе Джагарта Берт сделал небольшую остановку. Хаториан обещал ему помощь и поддержку наблюдателей. Это был очень серьезный акт доверия с его стороны, потому что поддержка сильнейших магов, обладавших сведениями обо всем, что творится в Илтирии - половина победы. Остальное уже зависело от того, как он распорядится полученной помощью и знаниями.

Но сначала путь Берта лежал в Шалин.

Там его ждало два неотложных дела. Найти Тана, потому что ему нужны были верные люди. А в преданности ребят, сражавшихся с ним бок о бок в мертвой пустыне Берт не сомневался. К тому же, ему что им предложить.

А второе - конь. Он обещал коню, что найдет его. Настало время выполнить обещание. Берт отчего-то был уверен, что его хитрый и выносливый степняк не даст себе помереть от какой-нибудь глупой причины.

Однако еще там, на границе Джагарта, Филберт почувствовал слежку. И это здорово удивило. С одной стороны, Хаториан полностью доверял ему, настолько, что даже практически принял в семью, а с другой приставил кого-то за ним следить? Не вязалось как-то одно с другим.

Слежку он чувствовал как чье-то постоянное присутствие за спиной, дыхание в затылок. Обострившимся чутьем пару раз попытался определить, кто это. Ясно одно - это маг, которому по силам долгое время сохранять невидимость. Но враждебности не ощутил, разве что затаенное любопытство. Это наводило на разные мысли.

Впрочем, теперь рыцарю скрывать было нечего, а время так поджимало, что всевозможный анализ непонятных моментов происходил по ходу движения. И все-таки, не очень-то приятно знать, что кто-то постоянно дышит тебе в затылок.

***

А Хатору было интересно наблюдать за Филбертом Танри. И вообще, давненько он не играл в такие игры. Совсем как в далекой молодости, посмеивался про себя дракон. Когда случалось навещать с тайными любовными визитами замужних дам. Даже стишки на память приходили:

«- Любить я не решался,

Осилить робости не мог.

Я из застенчивых людей.

- Вы потому ли на прогулках

Крадетесь в темных закоулках

Плащом закрывшись до бровей?»

Лопе дэ Вега «Собака на сене»

В Шалинской Империи Хатору пришлось до этого побывать всего один раз, недавно, когда разыскивал прыткого первого рыцаря. Но тогда он посещал провинцию Танбор. Теперь же путь Филберта Танри был в столицу.

Оказавшись в большом Императорском городе, живо напомнившем Хатору грандиозный птичий базар (такой  же шумный, тесный и загаженный), Филберт отправился в весьма задрипанную харчевню где-то на окраине, растположенной в сторону караванных путей. Над харчевней были не менее задрипанные съемные комнаты. Одну из них он снял.

Хатору показалось, что уважающая себя свинья не сунется в эту часть города, однако там было весьма оживленно, и народец толкал разношерстный. Иногда даже вполне прилично одетый.

Следуя за Филбертом, он с самого начала шел под пологом невидимости. И таким образом вел его с самой границы Джагарта, находясь все время рядом. Это было удобно. Однако Хатор не раз и не два пожалел, что теперь не может пользоваться ментальной силой Хаториана и читать мысли. Потому что передвижения рыцаря далеко не всегда имели логическое объяснение и были доступны для понимания.

Вот как сейчас.

Рыцарь очень странно перемещался. То за порог этой своей каморки, то на лестницу , то внезапно разворачивался и застревал в дверях, покачиваясь внутрь-наружу, Хатор даже стал беспокоиться, все ли у того в порядке с головой, и незаметно подобрался ближе. Чисто на всякий случай, мало ли что этому первому рыцарю взбредет в голову. Раз уж он собрался этого самого рыцаря беречь....

А произошедшее вслед за этим оказалось и очень быстрым, и совершенно неожиданным. Вроде бы рассбленно покачивавшийся Филберт мгновенно обернулся и схватил его. Хатор не успел даже переместиться.

- Кто ты и что тебе нужно? - прошипел первый рыцарь. - И какого черта ты все время торчишь за моей спиной?!

В первый момент Хатор рванулся, но поняв, что держат его крепко, не счел нужным прятаться дальше. Появился зримо и, недовольно морщась, проговорил:

- Э... может быть, отпустите меня, молодой человек?

Однако рыцарь и не подумал разжать руки. Вместо этого он нагло оглядел его и выдал:

- Лорд Хатор? Какая неожиданная встреча!

Мальчишка-то силен! Раньше дракону даже не пришлось бы прикладывать усилий, чтобы освободиться. А теперь у него и трепыхнуться особо не получилось. Рыцарь держал его магией и, похоже, не слишком напрягался.

Однако... Неужто ритуал так подействовал???

Тут еще как-то само собой вспомнилось, сколько им всем силы привалило после того как Хаториан и Виль прошли ритуал. Тут поневоле начнешь думать, что это не такое уж и бесполезное дело. Поймав себя на том, какой оборот принимают его мысли, Хатор немедленно взбодрился и ядовито заметил, глядя на рыцаря:

- Совсем не обязательно обнимать меня как девицу.

Рыцарь разжал наконец руки и, отступив назад, поклонился:

- Мое почтение, лорд Хатор.

А после этого царским жестом пригласил его войти.

- Взаимно, - процедил в ответ Хатор, брезгливо заглядывая внутрь каморки, но все-так вошел.

Не торчать же в коридоре, на них уже начали обращать внимание.

- Чрезвычайно рад, но все же, чему обязан счастьем видеть вас здесь? - спросил Филберт, обводя рукой свою каморку.

Хатор поправил одежду, отряхнул обшлага и воззрился на рыцаря, выгнув бровь. И только потом с достоинством произнес:

- Должен же кто-то позаботиться о том, чтобы ваша юная жена не сделалась вдруг вдовой.

Тот странно дернул шеей и почему-то схватился за левое запястье, замотанное белой тряпицей. Повозил по ней пальцами и сказал:

- Благодарю, Лорд Хатор. И простите за... не слишком теплый прием.

- Ничего страшного, бывает, - сделал неопределенный жест Хатор.

Теперь, когда маски сняты, он чувствовал себя немного не в своей тарелке. Вроде и надо что-то говорить, а что? Но Филберт предложил сам:

- Лорд Хатор, у меня тут намечена встреча с одним человеком. Если не возражаете, можете принять участие, раз уж вы все равно здесь. А заодно и поедим чего-нибудь.

Хатор вздохнул. Раз уж он все равно здесь...

- Считаете, здесь можно найти что-то съедобное?

- Рубец вполне съедобен во всех харчевнях Шалина.

- Рубец? - Хатор скептически скривился.

- Вы просто его еще не пробовали.

- Да? - в голосе дракона все еще звучали нотки подозрения.

- Ну так что, лорд Хатор? - спросил Филберт Танри, поднимаясь.

- Ну, раз уж я здесь... Я с вами.

- Вы не пожалеете.

Хатор незаметно закатил глаза, представляя себе, что такое рубец. Но любопытство начало брать верх, а вдруг оно и правда съедобно? К тому, он все равно уже в игре. А как сказал однажды о драконах один древний философ:

«Если Дракон, не желая вмешиваться в чужую игру, хочет за ней понаблюдать поближе, то чем сильнее он приближается к игре, тем сильнее он начинает оказывать на нее влияние. В результате, он уже наблюдает не первоначальную игру, а ту, что получается в результате его якобы постороннего «наблюдения»»

(Жданова Светлана «Алауэн. История одного клана»)

***

Внизу было шумно. Да и народу полно, почти все столики в общем зале харчевни заняты. Однако Берт углядел маленький столик, наполовину скрытый за решетчатой ширмой недалеко от стойки. И направился прямо туда.

- Вот это местечко как бы для своих, - пробормотал он на ходу, оборачиваясь к Хатору.

Хатор промычал нечто невнятное в ответ. Он был чрезвычайно сосредоточен, всячески избегая любых касаний к чему бы то ни было. Дракону вообще хотелось идти на цыпочках, высоко поднимая колени, чтобы не запачкать подошвы. Хотя может быть это и была излишняя предосторожность, потому что при ближайшем рассмотрении пол в харчевне был хоть и земляной, но не такой уж и грязный.

Наконец они уселись за столик, Хатор придирчиво оглядел поверхность и только после этого осторожно положил локти. Подошла подавальщица. Рослая мужиковатая девица в платье с белым передником. Пока Берт заказывал две большие порции рубца, он оценивающим взглядом впился в передник, вроде бы довольно свежий. У дракона слегка отлегло от сердца.

Пока то да се, им принесли блюдо с толсто нарезанными ломтями хлеба. А вскорости уже появилась и подавальщица с подносом. На нем в двух глубоких тарелках дымилось нечто, похожее на суп, молочного цвета. Выставила на стол. Берт взял ложку и, указывая на это. проговорил:

- Приступайте, лорд Хатор. Рекомендую.

И Хатор вдруг ощутил, что голоден как дракон, а еда вполне аппетитно пахнет. И глядя, как рыцарь орудует ложкой, вылавливая оттуда кусочки, весьма похожие на вареные потроха, рискнул попробовать.

- Мммм! Умммм! - и правда вкусно!

Оказалось, что рыцарь был прав. Еда вполне пристойная, да и вообще, все не так уж плохо, как показалось ему на первый взгляд. Хатор налег на это новое блюдо, оценив таперь по достоинству и потроха, и крепкий бульон. А Филберт, успевший к этому времени опустошить свою тарелку, вдруг сосредоточился взглядом на входе в харчевню.

Боковым зрением Хатор успел отследить его взгляд и обернулся.

В харчевню вошли два человека в плащах. По специфической повадке и выглядывавшему из-под плащей оружию - наемники. Направились прямо к ним. Филберт завидев их, откинулся на стуле и отодвинул тарелку.

Дракон тоже сменил позу, повернувшись вполоборота, чтобы незаметно проследить за этими двумя. И вдруг понял интересную вещь.

Один из наемников, тот, что меньше ростом, женщина.

Игра приобрела несколько иной оттенок.

***

Эти двое подошли ближе, мужчина быстро зыркнул на Хатора и сразу перевел взгляд на Берта, тот незаметно кивнул, прикрывая веки. Мол, свои. Легкая настороженность промелькнула во взгляде мужчины, однако от него последовал ответный кивок. А вот женщина осталась неподвижной, сохраняя полную невозмутимость.

Хатор решил получше к ней присмотреться.

Филберт встал и, сделав незаметный знак следовать за ним, пошел к лестнице,  недалеко от которой стоял их столик, так удачно прикрытый решетчатой ширмой. Определенно, столик для своих, подумал дракон.

Поднимаясь вверх по узкой лестнице, Филберт прошел вперед, женщина за ним, а наемник отступил на шаг, пропуская Хатора вперед. Чем дал понять, что ему может быть и доверяют, но спину показывать не будут.

Дракон усмехнулся про себя, вообще-то его все устраивало. И стал подниматься вслед за женщиной, пытаясь определить, что же там скрывается под плащом. Поймал себя на мысли, что ему нравится исходящий от наемницы аромат. Странный, вроде бы едва уловимый, а у него все рецепторы враз настроились. Захотелось завалить ее прямо тут, на этой лестнице.

Хатор невольно огляделся. Лица других мужчин были совершенно спокойны, похоже им вовсе не было дела. Тем лучше, подумал про себя дракон и сосредоточился на женщине. Когда вся эта ерунда закончится, она станет замечательным дополнением к его гарему.

Да... Давненько он не пополнял свой гарем, мечтательно подумалось дракону.

Но надо сперва хорошенько рассмотреть и обязательно опробовать товар. На вкус, на ощуть. И э... Как фантазия-то разыгралась, а ведь всего только успел и увидеть, что подошвы ее сапог.

От одной только этой мысли Хатор пришел в приподнятое настроение.

Глава 27

Пока дракон примеривался разглядеть под плащом нижние округлости дамы и рассуждал на тему, как будет пробовать товар, они успели добраться до места.

Филберт отворил дверь, заглянул внутрь и кивком пригласил войти остальных, последним вошел сам. И сразу запечатал комнату защитным кольцом по периметру, накрыв ее еще и звуконепроницаемой завесой.

Покончив с охранными мерами, пожал руку женщине и обнялся с мужчиной.

- Рад видеть тебя живым, упрямый черт! - воскликнул мужчина - наемник, хлопая его по плечу.

- Я же обещал, что не сдохну! - ответил Берт.

И предложил, глядя на Хатора:

- Давайте знакомиться, раз уж мы все здесь? Меня, думаю, представлять не надо. Начинай , друг.

Наемник неуловимо подобрался. Хатор оценил его реакцию и быстрый цепкий взгляд. А тот кивнул, представляясь по военному:

- Тан, - потом добавил. - Старый солдат.

Очень точная характеристика.

Берт шевельнул бровью и начал было, поворачиваясь к Хатору:

- А это мой...

Но дракон решил отрекомендоваться сам, что греха таить, ему хотелось произвести впечатление:

- Хатор. Черный дракон.

Обернулся к женщине, выдерживая паузу.

- А вы, леди? - спросил, галантно поклонившись.

Хатору было очень интересно пронаблюдать эффект, услышать, как дрогнет ее голос от восхищения ее голос, как собьется дыхание. Его обаяние всегда убойно действовало на всех женщин (кроме Феодоры, разумеется).

Впечатление он произвел - мужчины аж замерли, прислушиваясь, и разом уставились на женщину.

- Бейли, - холодным тоном невозмутимо ответила та.

Но добавила нечто, показавшееся Хатору смелым заявлением:

- Белая тигрица.

Филберт вдруг закашлялся. А наемник Тан издал странный булькающий звук, и сразу повернулся к Филберту:

- Я слышал, ты там все стены обвалил?

Берт вскинул на него взгляд, коротко хмыкнул, дернув шеей. Ответил уклончиво:

- Это не я, там просто слив прорвало.

- Да, не повезло некоторым...

- Увы, - шевельнул бровями и вздохнул Филберт.

Ненадолго повисло молчание.

- Присядем? - предложил он гостям.

Поскольку стульев не наблюдалось, все четверо присели кто куда. Филбьерт на подоконник, Тан облокотился о стол. Наемница спокойно села на единственную кровать в этой каморке. Больше присесть тут было некуда.

Хатор медленно прошелся и тоже опустился на кровать, только с другого конца. Еще примерно секунду царила полная тишина, потом женщина немного откинула капюшон плаща, и спросила Филберта:

- Тебя можно поздравить?

И тут рыцарь неожиданно смутился, потер пальцами повязку на левом запястье и признался:

- Да.

Вот сейчас она, кажется, проявила интерес. Даже подалась вперед, положив руки на колени. Хатор немедленно прилип взглядом. По рукам женщины можно много узнать о ней. Хорошо бы еще капюшон сняла.

Но женщина его тайных мыслей не слышала и, похоже, показывать лицо не собиралась.

- И? - спросила она, подпирая подбородок сильной рукой с красивыми пальцами.

Рыцарь замялся, набирая полную грудь воздуха, но вмешался Тан:

- Позже, Бейли. Будет время. Тем более что нам тоже есть что порассказать.

- Ладно, - откинулась назад та.

- Да, хотелось бы послушать, - многозначительно сказал Филберт. - Но не здесь.

- Да, ты прав, - проговорил Тан. - Кстати, ты в курсе, что твои портреты все еще украшают все столбы в Танборе? И здесь тоже. Даже слух о смерти не помог.

Филберт пожал плечами.

- Зависть. Издержки популярности.

Хатор оценил и чувство юмора рыцаря, и его спокойствие. А рыцарь продолжал, обращаясь к наемнику:

- Значит так. У меня на все про все один месяц. Работать придется на выезде. Ты со мной?

Наемник смерил его взглядом, потом шевельнул бровями и, вытянув губы трубочкой, кивнул.

- Ты, Бейли? - Берт перевел взгляд на женщину.

Дракону вдруг невероятно захотелось, чтобы она сказала да. Он аж задержал дыхание.

- Да, - сказала женщина. - Конечно, я в деле.

Отлично, подумалось дракону. Он даже мысленно потер руки. Почти у цели. Теперь можно расслабиться и растянуть удовольствие.

Что дракон и сделал, краем глаза поглядывая на женщину. Она сидела неподвижно, только один раз закинула ногу на ногу и снова затихла, словно каменная статуя. Однако энергетика у нее была совсем не как у каменной статуи. И это странное ощущение, как будто от женщины исходят какие-то флюиды, а он их улавливает... Кхммм...

Усилием воли Хатор заставил себя прислушаться к тому, что говорили мужчины.

***

Вообще, изначально у Берта был план.

Найти Тана и с небольшим мобильным отрядом одним перемещением вернуться в Илтирию. Надо было торопиться, потому что сведения, полученные от наблюдателей, говорили об одном, клан Вержесов готовит масштабный заговор. А уж аппетиты там запредельные.

Для этого граф Вержес, подобравшийся к трону вплотную, и насадил на всех мало-мальски значимых должностях своих людей. Знать тоже вполне естественно сплотилась вокруг сильного лидера. Поддержка армии...

Филберт знал не понаслышке, чего стоит поддержка армии. Сам был узурпатором когда-то. Сегодня армия лояльна королю, завтра тому, кто посулит больше.

Судя потому, как в последнее время активизировались заговорщики,  свержение Ансельма и смена династии не за горами. То же самое выходило и по прогнозам наблюдателей из Джагарта. Значит, быть войне.

Конечно, бороться против огромного влиятельного клана силами одного маленького отряда звучало несколько утопично, но Берта это не смущало. Он смолоду привык действовать партизанскими методами.

Однако, когда к его команде неожиданно добавились еще лорд Хатор и Бейли, баланс сил значительно изменился. Да притом, что теперь Филберт снова обладал магией...

С такими силами можно совершенно иначе строить игру.

***

Сейчас Хатор мог наблюдать, как Филберт с наемником на пальцах обсуждают некий план. Он не прилагал усилий, чтобы понять, и без того имел представление. А вот рыцарь с наемником о чем-то спорили на забавном кодированном языке.

Рыцарь предлагал по нескольку ходов, в зависимости от развития ситуации, а Тан выстраивал стройную систему возможных доводов против, указывал на недостатки. Каждый раз вносились коррективы, и таким образом они быстро просчитывали варианты, выбирая оптимальный.

Хатор не мог не признать, очень неплохое взаимодействие.

Однако дракона куда больше интересовала женщина, неподвижно сидевшая рядом. Вот, убей Бог, а хотелось ему увидеть лицо. Хатор даже пытался внушать ей снять плащ, однако без ментальной силы брата, увы, ничего не получалось.

Дракон чуть не сплюнул с досады. Придется ограничиться личным обаянием, а оно никогда не подводило. Просто это потребовало усилий, а ему хотелось сейчас.

Он так погрузился в свои наблюдения, что чуть не прозевал вопрос, который наемник задал задал женщине:

- Бейли, а ты что скажешь?

И тут воцарилась тишина.

А женщина одним текучим движением подалась вперед и спросила:

- Берт, скажи, кем ты явишься в Илтирию?

Прозвучало неожиданно, вот теперь Хатор весь превратился в слух.

***

Для Берта это был жесткий вопрос.

Он на мгновение сжался, ощущения сродни ожогу.

Кем ему явиться в Илтирию после того как двадцать лет назад покрыл себя несмываемым позором? Филбертом Танри, портреты которого до сих пор развешены с табличкой разыскивается беглый преступник?

Да, он собирался и мог оказать серьезную поддержку дяде Ансельму, более того, сейчас у него были планы, как быстро и четко действуя, навести порядок в королевстве. Однако кем он там мог появиться? Человеком без имени, благородным разбойником?

Да, именно так. Потеряв однажды доверие своего народа, герцог Танри не мог более претендовать на то, что когда-то принадлежало ему по праву. Значит, так тому и быть. Он навсегда останется в тени. И пусть имени никто не узнает, его прославят дела.

Глубоко вдохнув, Берт собирался было озвучить свою позицию, объяснить, но Бейли опередила.

- Это ужасно благородно, рыцарь, - сказала она так, словно знала наизусть все его мысли. - Но поверь, нам надо быть более прагматичными.

Берт резко опустил голову и дернул шеей. Взгляд его метнулся сначала к Хатору, застывшему в напряженной позе, потом к Тану, заинтересованно склонившему голову. Ему показалось, что его берут в кольцо.

А Бейли продолжала давить:

- В твоей родной Илтирии до сих пор нет достойного наследника престола. Ведь так? И ему неоткуда взяться. Некому сменить короля на троне. А он, судя по тому, что я тут слышала, устал править и не занимается делами королевства. Потому что давно уже должен был выдавить все эти гнойники.

- Что ты имеешь в виду, Бейли. Объяснись, - проговорил Берт, прочистив горло.

- Берт, - вздохнула она. - Хочешь ты этого или нет, а тебе придется вернуться и взять на себя ответственность за страну.

Он подскочил, нервно прошелся по комнате, приглаживая волосы, и снова вернулся к окну.

- Как пафосно! - воскликнул, вскидывая руки.

Потом уставился в угол и проговорил с горечью:

- И как ты себе это представляешь? Думаешь, достаточно беглому герцогу Танри, вернуться, и его примут с распростертыми объятиями?Я уже пробовал.

- Ну... - Бейли тоже встала. - Зато они примут принца Танбора.

В первый момент Филберт онемел от неожиданности. Но тут оживился Тан:

- Пхееее! Бейли дело говорит! Ты же теперь, как я понимаю, женился на Изольде? Значит...

- Вы оба спятили. - вырвалось у Берта.

***

Хатор с удивлением наблюдавший всю эту сцену, понял, пора вмешаться.

В последнее время события в его жизни все время неслись как-то юзом и наперекосяк, но, как ни странно, во всем этом хаосе присутствовала некая глубинная логика. Не иначе, как сработали какие-то ментальные установки Хаториана.

Но, видимо, к этому и шло. Раз уж он все равно уже по уши в игре, почему бы не начать играть по-настоящему? В конце концов, неплохое приключение. А женщина удивила его, оказавшись значительно умнее и дальновиднее, чем Хатор мог подумать.

Тем больший интерес она в нем вызывала.

Было в ней что-то... от Феодоры.

Мысль промелькнула, вызвав в мозгу слабо зазвеневший тревожный звоночек, но Хатор отмахнулся. В конец концов, пора уже перестать видеть потенциальную опасность в каждой юбке!

Кстати, интересно было бы увидеть ее в юбке. И без юбки...

Мысли потекли в несколько ином направлении.

Д овольно, сказал дракон себе и встал. Сейчас его выход.

- Думаю, они правы Филберт, - произнес Хатор, кивнув в сторону наемника и Бейли.

Все взоры разом обратились на него, а она наконец соизволила повернуться. Дракон немедленно впился взглядом, пытаясь разглядеть под капюшоном лицо женщины. Однако увидел лишь сверкнувшие в неясной тени глаза. Яркие, светло - голубые. И не совсем человеческие.

В груди будто что-то завибрировало. Сдержался.

Сейчас предстояло решать куда более прозаические дела.

Хатор отвел взгляд и обратился к незадачливому рыцарю. Стал говорить, подтверждая свои слова убедительной жестикуляцией:

- Не думал, что когда-нибудь скажу это, герцог, но... Лучшего кандидата на роль короля Илтирии Джагарту не найти. И, знаете ли, иногда, чтобы попасть на запад, следует идти на восток.

Филберт болезненно поморщился.

- Не делайте такое лицо, словно съели кислый фрукт, господин рыцарь, - съязвил Хатор. - В словах леди есть... некий смысл. Как ни странно,

- Точно, - вмешался Тан. - Сейчас в Танборе такое творится. Сэмреда к чертям прижали. Самое время действовать.

- Отлично придумано! А как быть с Императором, который жаждет четвертовать меня? - не без сарказма поинтересовался Филберт.

- Императора я беру на себя, - елейно проговорила Бейли.

Но смотрела она при этом на Хатора.

Ему показалось, что их взгляды скрестились, как мечи на поединке.

Это был вызов, и дракон его принял.

- Берт, нужны будут доказательства, подтверждающие ваш брак с Изольдой, - не унимался Тан.

- А это я беру на себя, - с усмешкой проговорил Хатор и подошел к столу, на котором пристроился наемник.

Вызов? Да, черт побери.

Он собирался сделать кое-что. Маленькую демонстрацию возможностей.

Как только стол освободился, Хатор поднял ладонь, держа ее на поверхностью. Небольшое усилие воплощения материи - и на пустом столе на глазах у всех сначала сформировался пергаментный свиток. А потом на нем постепенно возникли, сияя золотым светом, буквы.

- Что это? - ахнул наемник.

- Это брачное свидетельство, выданное Филберту Танри королем Джагарта.

И действительно. Свиток, текст, золотая печать - значок дракона, тот самый, Филберт узнал его сразу, все было подлинным. Любой маг подтвердит.

- Вы... спасибо, - только и сумел проговорить он.

- Это еще не все.

Под рукой Хатора таким же образом из ничего возникло еще несколько документов.

- Письма принцессы Изольды отцу. И рекомендательные письма от посланника Джагарта.

- Пхееее!!! Так вы любую бумагу подделать можете?! Да вам цены нет! - восхищенно воскликнул потрясенный наемник.

Потом опомнился:

- О, простите мою вольность, господин Хатор... Никогда еще не видел работу мастера такого уровня.

Хатор снисходительно кивнул на восторги наемника. Протянул бумаги Берту.

И повернулся к женщине спиной. Чтобы с глубоким удовлетворением услышать, как та фыркнула. Совсем как разозленная кошка.

Вызов?

Да, детка.

И что бы ты там из себя ни строила, дракон положит тебя на лопатки.

***

Хатор стоял спиной, улавливая малейшее движение. Все его внимание, пусть внешний вид и показывал иное, было сосредоточено на женщине. Он начал поединок, и теперь азарт подхлестывал дракона. Женщина молчала, а Мужчины оживленно обсуждали дальнейшие действия и пришли к выводу, что в Танбор надо выдвигаться прямо сейчас.

- Уходим, - сказал Берт.

Как только прозвучали эти слова, Хатор немедленно обернулся и подошел к женщине. Обозначив галантный поклон, предложил ей руку:

- Леди, - немного бархата в голос.

И замер.

Хоть и с некоторой заминкой, но наемница Бейли соизволила вложить свои пальцы в его ладонь.

- Вот ты и попалась, - подумал дракон.

***

Что при этом подумали Тан и Филберт, вышедшие за следом, осталось тайной. Но вид у обоих был двусмысленно - загадочный.

Глава 28

Дальше было несколько коротких переходов переулками и пустырями. И все это время, пока шли, пока Тан с Бертом собирали отряд, лорд Хатор торчал рядом с ней.

Бейли держалась невозмутимо, но раздражало ее абсолютно ВСЕ.

НО больше всего этот мужчина.

С первой секунды, как увидела.

Начать с того, каким взглядом он ее смерил. Как будто раздел, и разложил! Черт бы его побрал. Все эти его наглые взгляды и язвительные замечания вызывали у нее какой-то просто зверский протест и желание поставить его на место.

Черный дракон. Подумать только!

Внутренним чутьем тигрица чуяла его зверя. Огромного, черного, мощного и... насмешливого! Бейли была уверена, что все драконы потрясающе красивы. А этот? Не молодой, не красивый, даже какой-то невзрачный с лица. Правда, надо отдать должное, фигура у этого дракона что надо.

И очень опасное обаяние. Опытный сердцеед. Это понятно сразу.

В какой-то момент , когда спускались по лестнице, он оказался так близко, что почти касался грудью ее спины. Так, что Бейли отчетливо слышала стук его сердца. Грудь мужчины была широкой, мощные пластины мышц мерно поднимались в такт дыханию. Это было...

Вызывало неожиданную реакцию.

А ведь он прекрасно знал, что делает, и все эти его случайные прикосновения не случайны. Будто ненавязчиво затягивает в сети, отслеживая ее малейший вздох.

Считает себя неотразимым? Ну-ну. Просто еще не знает, на кого нарвался.

Хотелось, конечно, показать зубы и обломать его. но постепенно это уже стало игрой. Кто кого. К тому же черный дракон оказался очень сильным и необычным магом.  И потому Бейли сказала себе, что ради пользы дела готова немного потерпеть его ухаживания.

***

К ночи все люди Тана были на месте, пора заканчивать сборы и выдвигаться в Танбор. Но тут Берт преподнес сюрприз.

- Мне нужно сначала попасть в мертвую пустыню.

У Хатора глаза расширились от удивления. Какой нормальный человек добровольно полезет в это адское местечко, только что выбравшись оттуда?

- Что ты там потерял, брат? - изумился Тан. - Неужели не насмотрелся в прошлый раз?

- Коня, - коротко ответил Берт.

Старый солдат удивленно вскинул брови, но промолчал. Только насупился, понимая, что им придется разделиться. Берт снова, как это обычно и бывало в экстремальных ситуациях, взял командование на себя.

- Тан, подождешь меня в пещерах. Ты, Бейли...

- Я к Сэмреду, - проговорила наемница. - Н адо передать ему твои бумаги, рыцарь. И обрадовать, что он обзавелся ужасно перспективным зятем, а его дочь станет королевой.

Заявление прозвучало замечательно, только с точки зрения Хатора весьма самонадеянно. То есть, главную дипломатическую миссию берет на себя именно она?

Берт осмысливал ее слова секунду и кивнул, соглашаясь. А после обратился с вопросм к нему:

- А вы, лорд Хатор?

***

Хатор слушал эти речи со все возрастающим интересом. И если ему были понятны мысли мужчин, то женщина снова задала загадку. Дипломатия? Кмммм....

Дракон мысленно усмехнулся. Дипломатия ЕГО кредо.

Остальное, типа магии земли, артефакторики и воплощения материи, просто хобби в сравнении с этим. Впрочем, возможно, все немного наоборот, а игра в дипломатию и есть его истинное хобби? Потому что именно это доставляло черному дракону больше всего удовольствия.

Игры в дипломатию и свобода. Ветер в крыльях.

А еще милые, покладистые женщины, не посягающие на его независимость.

Но теперь у него перед носом вертелась одна интересная дамочка, из которой предстояло сделать милую и покладистую кошечку. Как она назвалась? Белой тигрицей? Вот и хорошо, скоро будет сама ластиться к рукам и мурлыкать.

Разные приятные мысли бродили в голове дракона, когда он ответил:

- Я отправлюсь к правителю Т анбора вместе с леди Бейли. Думается, неофициальный визит посланника Джагарта поможет произвести правильное впечатление?

Хатор приосанился, выпуская немного драконьей силы, и мгновенно преобразился. Сейчас он выглядел настолько величественно, что по толпе наемников, которым столь высоких особ никогда не приходилось видеть, прошелся шепот восхищения.

Филберт, похоже расстрогался. Поклонился, прижав руку к сердцу, и искренне произнес:

- Лорд Хатор, от всей души благодарю! Не представляю себе, чем смогу с вами расплатиться.

- Пустяки, - небрежно ответил Хатор. - Я делаю это ради вашей юной супруги, принцессы Изольды.

А сам при этом думал;

«Ты, главное, выживи, чтобы твоя принцесса не стала вдовой!»

***

После того как разобрались, кому в какую сторону, и назначили место нового сбора, Берт дал команду выезжать. Маленькими группками всадников, по двое - по трое. Так они будут меньше привлекать внимание. И всем направляться в разные концы.

А потом, уже оказавшись за пределами города и в отдалении от главных караванных путей, встретиться. Именно оттуда Берт собирался открыть для всей команды портал в Танбор. Потому что подобной силы магический всплеск в черте города непременно отследят. И набежит туча императорских магов с отрядами «теней» - последнее, что им сейчас нужно.

Как только все распоряжения были отданы, Бейли направилась к лошадям. Т ак уже хотелось оказаться подальше от этого лорда Хатора, просто зудело все. Но видимо не судьба.

Стоило отвернуться, как тут же его дыхание у самого уха и низкий рокочущий голос:

- Позвольте подержать вам стремя, леди?

По шее побежали мурашки. Тигрице показалось, что шерсть на загривке дыбом встала, Бейли даже растерялась на миг. Помощь подоспела нежданно.

С другой стороны рядом к ней уже стоял Гримао, привычным жестом сложив вместе ладони, чтобы ее подсадить. С облегчением взглянув на наемника, Бейли сказала, не оборачиваясь к Хатору:

- Благодарю, но у меня уже есть стремянной, - и вскочила в седло.

Гримао расцвел улыбкой и приосанился, обозначая свои границы. И бросил на дракона победный взгляд. Хатор презрительно хмыкнул, отойдя в сторону. Вот еще с наемниками он "инструментами" не мерился. Делать нечего! Все равно наемник ему ни разу не соперник.

Кошечка показывает коготки? Ничего, пусть посопротивляется, так даже интереснее. И в голове у дракона сами собой возникли картины изящной мести, настолько сладкой, что он непроизвольно облизнулся.

***

А у Берта все это время язык чесался расспросить Бейли, как ей удалось ускользнуть из-под теплого Императорского крылышка, но он уважал желание женщины молчать об этом. Сама расскажет, если захочет.

Давно понял, что Бейли самая настоящая дикая кошка. Страшная в своей силе, умная и свободная. И по жизни идет своим путем. А то, что их пути случайно пересеклись, так ему просто невероятно повезло.

Однако невозможно было не заметить, что лорд Хатор сделал на нее стойку. О ни с Таном оценили еще в харчевне. А вот это было интересно!

И похоже, на их глазах скоро начнет разыгрываться «битва титанов».

Во всяком случае, первый раунд только что состоялся.

Берту было ужасно жаль, что он не увидит продолжения. Потому что сейчас их пути на время расходились. Ему предстояло добыть для Сэмреда безоговорочную победу над врагами, а Хатору и Бейли подготовить почву для его триумфального появления перед тестем.

Откровенно говоря, сам момент знакомства с тестем его здорово смущал. Потому что в последний раз он оказался в подобной ситуации больше двадцати лет назад. И перед Деметором Ванлертом, отцом Вильгельмины, предстал в крайне невыгодном свете. Все давно в прошлом, но осадок остался.

Однако ради Изольды он готов был пройти эту процедуру. Ради нее он готов был через многое пройти. Все, что от него потребуется.

Мысли об Изольде, его маленькой девочке с синими глазами, похожей на тихий ручей, нахлынули внезапно. Берт невольно погладил пальцами белый лен на запястье - крохотный кусочек ее свадебного платья. И вдруг унесся душой далеко отсюда. В Джагарт. Увидел ее, стоящую у окна в той спальне, где они любили друг друга.

Защемило сердце. Выдохнул:

- Один месяц.

Видение исчезло, но осталось послевкусие поцелуя на губах.

Месяц только начался, а уже казался ему бесконечным.

***

Пока ехали - петляли по городу, успело стемнеть, и взошла луна.

И всю дорогу Бейли хотелось отмахнуться от навязчивого ощущения чужого дыхания прямо за ухом. Как будто мощное мужское тело неуловимо касалось ее сзади. Опять по шее бежали мурашки.

Несколько раз оборачивалась. В лунном свете виднелись отстававшие от нее на два конских корпуса Гримао и еще один наемник из их отряда. И никого. Ну никого же.

Наваждение какое-то.

И только когда они наконец выехали за черту города, ей почудился тихий смех, а потом на мгновение мелькнула тень огромных крыльев и все исчезло.

Чертов дракон!

***

Зато дракон был доволен.

Принимал невидимый облик он абсолютно без усилий, зато наблюдать реакцию кошечки было приятно. Бедняжка, вся изъерзалась.

Дракон хохотнул, взмахнув невидимыми крыльями, вспоминая, как наемница вздрагивала и тёрла покрытую мурашками шейку. Да, он хотел, чтобы она млела, чтобы растекалась лужицей от его прикосновений.

Но это даже хорошо, что девочка сопротивляется.

Хатор знал, что будет разочарован, если все случится слишком быстро. А потому, незачем гнать коней. Пусть теперь немного потомится.

Однако драконьи крылья чересчур быстрые. Е му пришлось еще час закладывать виражи, пока к месту сбора стали подтягиваться первые всадники. Увидев их на горизонте, дракон опустился на землю и дожидался на месте уже в человеческом облике. Но невидимость снял, только когда они приблзились вплотную.

Одной из первых подскакала Бейли. Ее-то он и ждал. Чтобы увидеть, как сердито вспыхнут ее глаза из-под капюшона плаща.

И все-таки она не совсем человек. Это дракон чувствовал. Но кто?

Интересно, интересно...

А теперь, когда она впилась взглядом в его персону , дракон спокойно повернулся спиной.

***

Как только отряд собрался на месте, Берт вместе с Таном сначала сходил к пещерам на разведку, а потом он переместил всех одним большим порталом прямо внутрь подземного лабиринта. Там можно было спокойно переждать ночь.

Устроив людей, хотел хотел отправиться в мертвую пустыню искать коня. Но Тан вполне резонно посоветовал:

- Утром пойдешь. Сейчас там все равно не видно ни зги. Да и ты вымотался.

Может, он и колебался, но старый солдат был прав.

- Ты прав, - проговорил он, проводя ладонью по волосам, и чувствуя, что разом нахлынула усталость.

- Пхе , - фыркнул Тан, мотнув чубом, и добавил: - Иди, давай, спать, упрямый черт.

Филберт покачал головой, рассмеялся, но спать все-таки пошел.

Но ему хотелось уединения. Потому и ушел подальше от всех, найдя то место, где когда-то спала Изольда. Как будто так он мог стать ближе. Расстелил плащ, улегся и закрыл глаза. Пальцы сами потянулись к полоске белого льна, которым было замотано его левое запястье.

Незаметно пришел сон.

А во сне повязка на руке размоталась сама собой, и узкая полоска белого льна обвилась вокруг него, превращаясь в девушку, к которой тянулось его сердце.

И были ласки в том странном сне.

В котором он вместе с ней сгорал от страсти.

***

Какие сны снились в тот момент Изольде?

Те же. Прекрасные. В которых они были вместе.

Она и сама не знала, но, повязав Берту на руку полоску льна, создала свой самый первый артефакт.

Глава 29

Вчера весь вечер и потом ночью Хатор незаметно наблюдал за наемницей.

Спать она ушла в отдалении. С невозмутимым видом расстелила на земле попону и улеглась. Хатор обратил внимание, что наемники относились к ней с большим почтением и, как бы это сказать, руки свои к ней не тянули. Ни одной одной скабрезной шуточки в ее адрес, ни поползновения.

Воспитанные наемники? Это вряд ли. Тут дело в другом.

Но в чем? А вдруг она страшна, как смертный грех? Или у нее вместо волос змеи? Или еще какой-нибудь нежданный прикол, а ему же так до сих пор и не удалось увидеть кошечку без плаща.

Дракон решил проверить.

Это оказалось несложно. Проснувшись пораньше и накинув невидимость, стал следить, как женщина встала и пошла куда-то. А дальше было самое интересное!

Оказалось, шла к источнику. Источник находился недалеко, в одном из ответвлении пещерного лабиринта. Там, выглянув несколько раз и убедившись, что за ней никого, женщина безо всякого стеснения разделась и стала мыться.

У Хатора чуть слюни не потекли при взгляде на сочные прелести... Умммм! Руки так и потянулись примерить. Однако лица он до сих пор не видел, потому что Бейли все время стояла спиной.

Ну, теперь-то это несложно было исправить.

Прислонившись плечом к стене, вернул себе нормальный вид и лениво похлопал в ладоши. Женщина едва заметно напряглась и медленно повернулась в его сторону.

- Браво, - небрежно проговорил Хатор со скучающим выражением лица. - Я впечатлен.

На самом деле дракон готов был вопить, что она просто красотка.

Но при этом не мог не отметить про себя, что та и не подумала смутиться, а прозрачные голубые глаза смотрели на него так, словно он, насекомое, посмел потревожить покой богини.

Его слова так и остались без ответа. Повернулась и, как ни в чем не бывало, закончила свой утренний туалет. А после оделась и пошла к выходу. Опять-таки не глядя на него.

Э, нет, дракон хотел получить взгляд.

- Леди, в следующий раз можете позвать меня потереть спинку, - проговорил он , когда Бейли оказалась на расстоянии вытянутой руки.

Взгляд он получил. В глубине глаз женщины мелькнуло что-то, на миг сделавшее ее похожей на свирепую кошку. Но потом взгляд смягчился, сдавшись нарочито сладким, она проговорила:

- Могу оказать вам аналогичную услугу, лорд, - и прошла мимо.

Хатор не сразу закрыл рот.

Какая женщина! Какая стерва! Полный восторг.

Осмыслив сказанное ею до конца, дракон наконец отлепился от стены и пошел следом., Отмечая про себя, что она так и надела плащ. Это значит, лицо прятала именно от него? Хммммм... Это, черт побери, о многом говорило!

Утро прошло не зря, а сейчас им предстояло провести вместе весь день. Дракона заранее распирало от удовольствия.

***

Берт проснулся отдохнувшим, наполненным отзвуками того тайного счастья, что принес ему сон. Еще некоторое время лежал с закрытыми глазами. Продлить эти ощущения еще немного. Потом погладил белую полоску на запястье и улыбнулся.

Строптивая девчонка. Все-таки не отпустила его одного.

Чувство, что Изольда с ним, пусть даже так, придало бодрости и сил. Не зря говорят, утро вечера мудренее. Вчерашние проблемы уже не стояли стеной, в сознании ясность, надо просто начать и сделать. А уж делать-то он умел.

К тому моменту, когда Берт вернулся в общий лагерь, побудка там уже состоялась. И теперь люди собрались у большого костра, готовясь к приему пищи. Берт поздоровался со всеми и первым делом подошел к Тану. Вид у наемника был как у старого сплетника, которого сейчас разорвет от желания поделиться информацией.

Высказаться Тан не решался. Выдавали только полные значимости взгляды, которые он бросал на Бейли, и выразительное кряхтение, когда поворачивался в сторону лорда Хатора. Надо сказать, что и остальные как-то странно посматривали на этих двоих.

Берт сначала мельком глянул на невозмутимую (но уже без плаща) Бейли, потом на подозрительно довольного дракона, и все понял правильно. Сделал нейтральное лицо и повернулся к Тану:

- Отойдем.

А потом обратился как бы ко всем сразу и ни к кому по отдельности, чтобы не было недопонимания:

- Прошу прощения, надо сверить маяки на местности. Это займет не больше минуты.

Как только отошли, Берт, зная исключительные способности некоторых товарищей слышать неслышимое и видеть невидимое, накинул полог тишины.

- Что у тебя стряслось, что ты сияешь ? Говори.

Прочистив горло, Тан на всякий случай оглянулся, и только после этого спросил вполголоса:

- Брат, ты на кого ставишь?

- Что? - не понял Берт.

Тан вытаращился:

- На нашу Бейли или этого хлыща дракона?

- Э... кхмммм... - кашлянул Берт, сдавленно хохотнув в кулак. - Так что у вас тут произошло, пока я отсутствовал?

- Ну, - уклончиво повел бровями старый солдат. - Я лично не видел, мне ребята рассказали...

- Роди уже.

- Говорят, наша Бейли сегодня ходила к источнику умываться, сам понимаешь, ее никто из наших в такие моменты не посмеет беспокоить...

- И? - Берт прекрасно помнил, что раздевалась Бейли при посторонних безо всякого смущения.

- Ну вот,мылась она значится, мылась, и совершенно случайно, когда уже почти закончила, обнаружила благодарного зрителя. Думаю, ты догадываешься, кого.

Тан закатил глаза и затрясся от смеха.

- Короче, все наши ставят на Бейли.

Берт хмыкнул, почему-то сразу вспомнив, что Хатор единственный из братьев драконов был без пары на церемонии. Опять же проскочили недавние ассоциации. Ибо опасно рыцарям смотреть не купающих дев. Опасно для их свободы и независимости.

Но о своих мыслях решил умолчать. Вместо этого сменил тему.

- Тан, дождись меня здесь. Я скоро, - сказал он.

- Ладно, брат. Не вопрос, - проговорил тот.

И все-таки не удержался, сделав экспрессивный жест, воскликнул:

- Но меня же просто разрывает от любопытства!

- Успокойся, Бейли только кажется слабой и беззащитной девушкой, - многозначительно заметил Берт.

Старый солдат хохотнул в ответ:

- Ага! Таких вот слабых и беззащитных девушек лучше не злить!

***

Однако пора было возвращаться, минута уже прошла, дольше задерживаться подозрительно. Когда подошли назад, их уже ждала порция еды и горячий отвар. Быстрый завтрак, сразу после которого отряд временно разделился. Берт собирался сначала по-быстрому наведаться в мертвую пустыню, и дальше уже с Таном наводить в провинции строгий уставной порядок.

А вот Бейли с лордом Хтором предстояло вместе отправляться к отцу Изольды, налаживать дипломатические контакты.

***

Дракон все это время отстраненно наблюдал. Чуть насмешливо и не скрывая своего превосходства. А когда настала пора выбираться из лабиринта, не спеша подошел к Бейли, склонился в полушутливом поклоне, протянул руку и предложил:

- Леди, позвольте доставить вас, куда вам будет угодно?

При этом он придвинулся почти вплотную, оглядел Бейли хозяйским взглядом и облизнулся. Как будто она десерт, который он уговаривал расслабиться, перед тем как съесть.

Многие в этот момент подавились и отвернулись, желая скрыть глупые улыбки на лицах. А Бейли невозмутимо приняла руку, обратись к Филберту:

- Рыцарь, встречаемся здесь через три дня.

И только после этого перевела взгляд на мужчину, стоявшего рядом, и процедила:

- Для начала, давайте выйдем отсюда.

Порталы лорд Хатор открывал так же легко и незаметно, как и скрывался за невидимостью. Через мгновение они уже были снаружи. В пустыне где-то посреди Танбора.

- Дааа. - протянула Бейли. - И куда вы меня доставили?

Хатор огляделся, пейзаж вокруг был унылый и голый. Однако это не имело ровно никакого значения, потому что сейчас он собирался кое-что ей показать. Так сказать, товар лицом.

- Не хотите покататься на драконе, леди Бейли?

Между прочим, это была большая честь, никому из своего гарема он не предлагал прокатиться. Бейли прищурилась и неожиданно согласилась:

- А давайте. Только недолго.

- Как угодно, леди, - галантно поклонился Хатор.

Отошел на несколько шагов, и вот уже на земле вместо мужчины сидел громадный крылатый ящер. Широченный крылья, блестящая черным металлом чешуя. В драконьем облике Хатор был красив просто до неприличия. И главное, прекрасно осознавал это.

А вот и долгожданное восхищение в глазах дамы. Дракон вытянул крыло, приглашая подняться, а когда она уселась у него на шее, пророкотал:

- А теперь показывайте дорогу, леди, - и резко взмыл в воздух, взмахнув огромными крыльями.

Какие бы крепкие нервы не были у наемницы, все равно взвизгнула. Но тут же опомнилась и ворчливо фыркнула, совсем, как рассерженная кошка:

- Пфффф!!! Ну и взлет у вас, лорд Хатор!

- Это еще что! - раскатисто расхохотался дракон. - Подождите, какая будет посадка!

И заложил вираж. И снова визг. И еще.

Однако радость полета сделала свое дело, через минуту женщина уже заливисто смеялась, сжимая коленями его шею, и подгоняла:

- Быстрее! Выше! Скорее! Да!

Хатор охотно исполнял эти мелкие капризы, думая про себя, что скоро она будет кричать примерно то же самое, но только в другом месте. Но это только сначала, а потом он и сам увлекся. И в конце уже старый почтенный дракон хохотал и кувыркался в небе, совсем как зеленый недолеток.

Вообще-то, дракону пришла хорошая идея, потому что с этого момента лед между ними ощутимо подтаял. Теперь можно было приниматься за ответственную миссию.

***

Возможно Хатор и переживал, все-таки это было слишком авантюрное дело, но Бейли-то была уверена в успехе. Она просто достаточно хорошо изучила практичный характер принца Сэмреда.

В свое время правитель Танбора нанимал ее доставить дочь Императору в уплату за помощь в войне? И она доставила. Император никакой помощи не оказал? Э то конечно грустно.

Но зато!

Она устроила судьбу его дочери как нельзя лучше. Изольда станет королевой Илтирии. А его зять герцог Филберт Танри, берется навести порядок в Танборе, и в течение недели разобраться со всеми заговорщиками.

И за это ему даже не придется платить!

Всего лишь наградить дорогого зятя титулом принца.

Хатору практически не пришлось принимать участие в разговоре. Вся его роль свелась к тому, чтобы стоять рядом, подавать по требованию разные бумажки и важно надувать щеки. И подверждать ту ахинею, что несла Бейли.

Дракон закатывал глаза, думая, что ему еще не приходилось столько врать за всю свою жизнь, и что этот первый рыцарь с ним не расплатится. Но ведь подействовало.

И как бы то ни было, а миссию выполнили.

В обмен на брачное свидетельство и клятвенные заверения Хатора в вечной дружбе со стороны Джагарта, правитель Сэмред выписал Филберту патент на титул принца Танбора. И даже верительные грамоты как официальному представителю Танбора при дворах Илтирии, а заодно и Джагарта.

На этом настоял Хатор, звание посла давало дипломатический иммунитет.

Но Сэмред не был бы Сэмредом, если бы не выдвинул несколько условий.

И одно из них было - повторить все то же самое перед Императором.

Это, конечно, могло создать некоторые проблемы, но в запасе оставалось еще три дня.

Дракон собирался потратить их с пользой.

Глава 30

Три дня до назначенной встречи. Точнее, уже два с половиной.

Но так с одной, можной сказать, самой главной миссией они успешно справились. Дракон счел, что остаток дня можно спокойно посвятить приятному общению. Познакомиться поближе, наладить более тесный контакт.

И поскольку от правителя Сэмреда они вышли уже в середине дня, Хатор пригласил даму отобедать с ним в каком-нибудь более или менее приличном заведение, которое найдется поблизости.

Мужчина не признался бы себе, но он с некоторым волнением ожидал, что та скажет в ответ. Бейли шевельнула бровью, набрала в грудь воздуха...

И тут он многозначительно произнес, склонившись к ее ушку:

- А за это с вас подробный отчет о том, как вам удалось ускользнуть от Императора.

- Так это не свидание, лорд Хатор?

- О чем выговорите, леди. Просто деловое предложение.

- Да? - она лукаво выгнула бровь. - Тогда я согласна.

Ощущение, что дракон испытал в этот момент было сродни радости подростка. И эта радость неожиданно внесла в сексуальный интерес, который он к ней испытывал, другие, более сложные нотки. Анализировать, почему у него вдруг заметно улучшилось настроение, он не захотел. Просто солнце засияло немного ярче, а визгливые звуки города стали казаться мелодичнее.

Однако приличное заведение только назвалось прилично. Хатору, привыкшему к чистоте и эстетике Джагарта, или уж, на худой конец, Илтирии , все забегаловки Шалина казались жутко грязными. И место, в которое он привел Бейли, тоже немногим отличалось, разве что пол был выложен каменными плитами и присыпан соломкой.

Не говоря уже о местной кухне.

Кушать тут дракону приходилось всего раз, и все познания сводились только к одному блюду. Как сказал первый рыцарь, рубец вполне съедобен во всех харчевнях Шалина.

Поэтому не удивительно, что на обед им принесли именно рубец.

Когда подавальщик (а в этой забегаловке были подавальщики - мужчины, очевидно, именно этим и определялся статус заведения) удалился, сгрузив с подноса тарелки с дымящимся варевом, Бейли сначала вытаращила круглые глаза, а потом прыснула с хохоту.

- Что? - вскинул брови дракон. - Не мог же я накормить даму какой-нибудь непроверенной пищей? Это я, во всяком случае, уже пробовал, и как видите, жив пока.

- Э... - выдавила сквозь смех Бейли. - Не обижайтесь, лорд Хатор. Я на самом деле люблю рубец.

И первая принялась за крепкий бульон, в котором плавали кусочки потрохов. Хатор поймал себя на том, что чуть не подавился слюной, глядя на нее. После общения с папашей Изольды есть дико хотелось. А суп казался вполне съедобным и даже вкусным.

- Знаете, лорд Хатор... - начала Бейли.

- Зовите меня просто Хатор, - проговорил он, сосредоточенно работая челюстями, (ибо если дракон голоден, то он голоден как дракон).

Потом добавил, состроив брови домиком:

- К чему этот официоз, раз уж мы все равно делаем одно дело?

- Ну... хорошо, - улыбнулась женщина, положив локти на стол. - Тогда и вы зовите меня Бейли.

- Очень приятно, Бейли, - вот теперь Хатор действительно улыбнулся и даже отсалютовал ей ложкой.

Свою порцию он уже изничтожил, и теперь подумывал, а не повторить ли удовольствие.

- Вообще-то, по-настоящему рубец едят с чесночной подливой и крепким самогоном, - сказала Бейли, хитро прищурив голубые глаза. - Но это когда не надо вести деловые переговоры. Или если не собираются ни с кем целоваться.

На лице Хатора отобразилась богатая гамма чувств. Сразу же мелькнула мысль, что ничье деликатное обоняние не пострадает, если чеснок и самогон употреблять вдвоем. И вообще, много разных мыслей мелькнуло.

Он отодвинул тарелку и подался вперед, опершись на локти.

- Бейли, я думаю, вы, - тут он сделал широкий жест, как бы охватывая и внутренность этой харчевни, и весь мир, и погрозил ей пальцем. - Просто обязаны познакомить меня с жизнью Шалинской империи.

И добавил, понизив голос:

- Но это после того, как расскажете мне про Императора.

- Целых два вопроса за один обед? - она блеснула глазами, показывая в улыбке ровные белые зубы.

- Так повторим, чтобы было два? - предложил Хатор, показывая на пустые тарелки. - Я все равно не наелся.

- Кхммм... - Бейли почесала пальцем шейку за ушком. - Давайте уж лучше я начну ваше знакомство с кухней Шалина прямо сейчас, а остальное отложим на потом?

Один жест, и подавальшик, вырос рядом как будто из-под земли. Бейли шепнула ему пару слов, парень кивнул и испарился. А через минуту им принесли и ароматные мясные пирожки, и еще что-то, похожее на кролика, запеченного с какими-то овощами. На десерт - мягкие местные груши и сладкие ореховые пироженки в меду.

И к этому еще какой-то слабоалкогольный освежающий напиток.

Слов у Хатора не осталось. Один восторг и нечленораздельные звуки. Можно сказать, благодаря Бейли. знакомство дракона с Ш алином наконец-то пошло в правильном ключе. Через желудок.

Из забегаловки они выбирались сытые, довольные и в приподнятом настроении. Вечер еще даже не начинался и, учитывая общий романтический настрой, дракона потянуло на подвиги.

- Может, еще полетаем?

- Э... - замялась Бейли, глядя ему в глаза.

По лицу мужчина понял, что ей хотелось бы полетать. Но она вздохнула:

- Давайте лучше пройдемся. Не против?

- И вы наконец расскажете мне про Императора, - тихонько проговорил Хатор, близко склонившись к ее ушку.

Женщина едва заметно вздрогнула и беззвучно выдохнула, а ее шейка вмиг покрылась гусиной кожей. Когда она коснулась нежной кожи за ушком, дракон замер. В тот миг ему показалось, что он куда-то проваливается. В какие-то странные огненные ощущения, выпускающие неведомую силу изнутри.

Честно говоря, он еле сдержался. Большого труда стоило отвести глаза и не поцеловать ее. Но Хатор решил, рано.

Отвернулся, взгляд упал на вывеску. Лавка готового платья. Показал на нее пальцем и спросил:

- Зайдем?

***

Бейли постоянно ловила себя на том, что странно ощущает себя с этим мужчиной. Вроде бы все его намерения предельно ясны. Просто обольститель, просто хочет с ней переспать.

Но, не смотря ни на что, ей было приятно с ним. Легко, уютно, будто они уже много лет знают друг друга. И да, он мог быть интересным.

И конечно же, драконом он выглядел... Потрясающе.

Еще эти забавные мелкие штрихи характера. Навязчивое пристрастие к чистоте, чистоплюйство, подумала она про себя, скрывая улыбку. А переборчивость в пище? Подумать только, кормил ее рубцом, потому что опасался накормить чем-то непроверенным!

Неожиданные повороты мысли.

Вот как сейчас, когда он вдруг предложил ей зайти в одежную лавку. И ведь в его словах совершенно определенно был смысл. Им предстояло появиться при дворе Императора, значит, не мешало бы как-то разнообразить свой гардероб.

Но платить за себя она намеревалась сама. Одежда не еда.

Красочная приписка под вывеской гласила:

«Все самое лучшее у нас! Вы никогда не пожаеете, что потратили свои деньги»

Ну да, конечно.

- Зайлем, - ответила Бейли и направилась к дверям лавки.

Внутри было пестро, там и сям висели всяческие финтифлюшки и светильники. Но, оглядывая содержимое, выставленное в рядах и на многочисленных прилавках, Бейли удовлетворенно кивнула своим мыслям. Тут было разная одежда, на любой вкус, при желании можно даже выбрать что-то приличное.

Остановилась у одного из прилавков, Хатор немедленно возник за ее спиной. Он вообще, ходил рядом как приклеенный. Зто немного смущало, заставляя чувствовать себя женщиной.

И только она протянула руку к вещам, разложенным на прилавке, как раздался звон колокольчика входной двери. Новые посетители?

Бейли инстинктивно повернула голову на звук, и слегка обомлела, услышав голос леди Эрмины. И похоже, столичная дама была не одна... Судя по доносившимся голосам, с ней мастер Лиам и еще кое-кто из его людей.

Не долго думая, Бейли схватила с прилавка первое, что попалось под руку, и резко втащила Хатора в холщовую кабинку для примерок.

***

Ухххххх!

Никаких других слов и мыслей в первый миг, когда его с совсем не женской силой втащили куда-то и прижали к стенке, у дракона не было. Хатор просто не успел сообразить, что произошло.

И тут на него уставились огромные глаза Бейли, и она почти беззвучно прошептала ему на ухо:

- Тихо! Стоять смирно! Нежелательная встреча. Но надо послушать, что они говорят...

Ну... Э... Одну команду он выполнил. Как минимум.

Возможно, не совсем так, как леди ожидала. Но тут уж, что поделаешь.

А положение немного изменилось, особенно, после того, что Бейли осознала, как тесно прижимается к нему. И как э... Буквально могут исполняться некоторые команды. Теперь уже он наблюдал живое недоумение и неловкость в ее глазах.

Однако Хатор уже вполне владел собой. Ему стало даже забавно.

А потому не преминул воспользоваться случаем. Прижал Бейли к себе покрепче. Она было дернулась, голубые глаза протестующе вспыхнули, но он шепнул, касаясь губами маленького ушка:

- Тихо. Надо послушать.

Едва заметно покраснела и вздрогнула.

Он просто не ожидал. Знай Хатор заранее, что нужно незаметно пошпионить за кем-то, это можно было сделать без проблем - достаточно накинуть невидимость. Но так даже лучше. Дракон еле сдержался, чтобы не расплыться в улыбке. Однако, если она будет так ерзать...

Затихла. А ему пришлось усилием воли успокаивать дыхание.

Между тем, снаружи доносились голоса. Капризный женский и слегка насмешливый мужской. Женщина была недовольна всем. Продавец, примчавшийся по ее зову, что-то лопотал, предлагал, она отвергала, он предлагал снова. Мужчина позволял себе тонко посмеиваться.

НО. Обсуждали они при этом интересные вещи.

- Говорят, князя Н иара похитили прямо из его спальни? - спросила женщина и тут же визгливо заверещала. - Нет! Уберите это! Я никогда это не надену! Подайте вон то.

- Так и было. Ночью в дом проникли трое. Взяли его теплым, прямо из постели. А он там был не один, между прочим, его любовница подняла страшный визг, - мужчина дробно расхохотался.

- Ах, избавьте меня от подробностей. И еще вон то подайте! - приказывала дама, попутно спрашивая. - И что ?

- На шум в спальню ворвалась охрана, - спокойно поведал мужчина. - В одном из троих похитителей вроде бы опознали того рыцаря.

Хатор сразу понял, не иначе, как дела Филберта Танри, качнул головой и с удовлетворением хмыкнул:

- Наш пострел везде поспел. В от же... партизан!

Бейли шевельнулась, многозначительно на него уставившись. Нахмурилась, мол, тихо! И приложила палец к губам, надо еще послушать. Потому что в этот момент заговорила женщина:

- Что?! - тон резко изменился. - Этого не может быть! Неужели он не сдох там?! Он должен был сдохнуть!

Такая ядовитая улыбка расцвела на лице у Бейли, что Хатор понял, они с этой женщиной явно хорошо знакомы, может быть даже подруги. О, эта женская дружба, закатил глаза дракон.

- Ну, моя дорогая леди Эрмина, не все в жизни происходит так, как нам хочется, - философски выдал мужчина.

Женщина раздраженно фыркнула и бросила:

- Подождите меня здесь, мне нужно примерить несколько вещей.

И, судя по звуку шагов, направилась прямиком к их кабинке.

Глава 31

На мгновение в лавке воцарилась тишина. Продавец застыл с открытым ртом, собираясь сказать важной леди, что кабинка для переодевания занята другими посетителями, но так и не выдавил из себя ни звука. Просто не решился.

Дама была столь капризна и столь проникнута чувством собственной значимости, что могла рассердиться и закатить скандал, а хозяин потом с него шкуру спустит.

Поэтому он просто заискивающе улыбнулся скучавшему мастеру Лиаму, которого, кстати тут хорошо знали во всех лавках одежды и антиквариата. Потому что этот таинственный вор-меценат нередко поставлял им контрабандные товары. Юркнул за прилавок и исчез в недрах лавки

От греха подальше.

***

А дамочка, обладавшая визгливым голосом, направилась в сторону их кабинки. Хатор чувствовал, как напряглась Бейли, видел ее растерянные глаза и рот. приоткрытый в немом крике. Вообще-то, он подозревал, что наемница прекрасно могла бы справиться ситуацией и сама. Но.

В душе у дракона словно что-то сместилось, и в нем мгновенно включился инстинкт защитника. Шаги доносились все ближе, счет пошел на секунды...

Конечно, у него были разные возможности воспользоваться ситуацией, а вместо этого он выбрал самый рыцарский и, наверное. самый дальновидный путь. Действовать надо было очень быстро. Хатор одним движением задвинул Бейли за спину и пригнул, чтобы присела. А сам разом сдернул с себя кафтан и рубашку, и стал расстегивать пояс на брюках.

Бейли, на голову которой посыпалась его верхняя одежда, что-то возмущенно пискнула, но тут же затихла, спрятавшись за его спиной. Потому что в этот момент шторка кабинки открылась.

Весьма красивая дама с ворохом нижнего белья в руках пораженно уставилась на грудь Хатора. Но вот рот у дамы открылся, и недоумение во взгляде сменилось нескрываемым восхищением. Хатор понимающе усмехнулся, сложен он был изумительно, что ж тут удивляться, что от вида потрясающе сексуального мужского тела у дамы слегка помутилось в мозгах?

Однако, когда дама неосознанно потянула ручку, коснуться кубиков на его идеальном драконьем прессе, Хатор счел своим долгом разрушить очарование момента.

- Кх-кхмммм! - кашлянул, учтиво поклонился и вскинул брови, изображая удивление. - Чем могу быть полезен, леди?

Леди, до которой наконец-то дошло, что она совершенно неприлично пялится на незнакомого полуголого мужчину, смешалась.

- Э... П ростите... простите... Э... я не хотела вам мешать.

Она довольно быстро пришла в себя, изобразила надменый кивок и вздернула нос. После чего шторка кабинки закрылась. Потом раздались удаляющиеся шаги, а через несколько мгновений дзынькнул колокольчик на двери.

И воцарилась тишина.

Кажется пронесло. Спустя секунду из-за спины Хатора высунулась Бейли, протянула:

- Умммм...!!! - и воззрилась на нее с нескрываемым восхищением.

Хатор только шевельнул бровью.

Да, дракон знал, что заслужил это. Ибо он прекрасен, сексуален и адски притягателен. И видел восхищение в глазах женщин бесчисленное число раз.

Однако дурацкая роль рыцаря, что он на себя напялил, черт бы ее побрал, не позволяла воспользоваться шансом. Но и совсем уж упускать ситуацию не хотелось. Хатор повернулся к Бейли лицом, чтобы она могла в полной мере насладиться не только зрелищем его рельефной спины и того, что пониже, но и мощными руками, грудью, прессом. И вообще. Насладиться зрелищем.

А потому скрестил руки на голой груди, отчего мускулы только четче обозначились, и спросил:

- Так что это у вас в руках, Бейли? Давайте уж устроим примерку.

Та даже приоткрыла рот от неожиданности. Чего стоило Хатору подавить порыв, и не притиснуть ее тут же в этой кабинке...

Но он снова сдержался. Потому что зарождающееся доверие этой необычной женщины стоило гораздо дороже сиюминутного удовлетворения. В конце концов, не мальчишка, мог потерпеть сейчас, чтобы получить потом ВСЕ. А он хотел это самое ВСЕ. Только еще не совсем осознал.

Так уж вышло, что взгляд на те тряпки, что Бейли держала в руках они перевели одновременно.

- Уммм...? - протянул дракон, округляя глаза.

В руках-то у нее были кружевные дамские панталоны. Указал на них пальцем и сказал, потирая лицо ладонью:

- Мне не пойдет. Размерчик не тот. Придется вам , - и не удержался, прыснул в кулак.

Бейли сначала смотрела на него рассерженной кошкой, но все же рассмеялась. А потом с самым серьезным видом сказала:

- Спасибо.

Хатор галантно поклонился. Смех исчез из взглядов, сменившись совсем другим чувством. Что-то вспыхнуло в глубине глаз Бейли, она чуть заметно вздохнула и вышла , но обернулась еще раз взглянуть на него так странно, будто хотела запомнить.

Шторка опустилась.

- Ты идиот, - сказал себе Хатор. - Упустить такой момент...

И покачал головой.

- Неудовлетворенность и разочарование тебе в награду, наслаждайся. рыцарь хренов, - подумал, натягивая рубашку и закатил глаза.

С другой стороны, есть положительные моменты. Он сохранил в тайне одно из своих стратегических умений. И потом, доверие Бейли дорогого стоило.

Вздохнул. Застегнул кафтан и вышел.

Бейли уже стояла у прилавка, расплачиваясь с продавцом, а в руках у нее было два объемных свертка. Один она протянула ему со словами:

- Это вам. Можете не примерять, - скользнула по его фигуре оценивающим взглядом и улыбнулась. - Все придется впору.

И опять что-то такое было в ее улыбке, что Хатор почувствовал непонятный прилив хорошего настроения. Однако анализировать причины столь тонкого психоэмоционального воздействия не стал, просто выложил сумму, что назвал продавец.

- Ну что, пошли искать гостиницу, а потом гулять? - спросила Бейли, направляясь к выходу.

- Пошли, - согласился дракон и пошел следом.

Забыв на время, что она так и не рассказала ему ту мутную историю с Императором.

***

Две комнаты в приличной (хотя с точки зрения Хатора это был просто слегка облагороженный клоповник) гостинице сняли быстро. Конечно, дракон предпочел бы сразу взять одну комнату и уже не выходить никуда, а просто заниматься приятными делами до завтрашнего утра. Но... проклятая роль рыцаря!

Вообще-то, Хатор не планировал ночевать в другой комнате, просто позволил кошечке думать, что она свободная и независимая женщина. И что он уважает ее желания. О да, дракон уважал, он готов был пестовать ее желания. Но к чему спешить, пусть кошечка проявит интерес сама. А он просто немного поможет ей в этом. Но, разумеется, Бейли о его коварных планах не должна была догадаться.

Он просто поражался, как тяжко быть рыцарем, какие это вдруг накладывает рамки! Гораздо лучше оставаться драконом. Впрочем, вспомнив своего патологически благородного брата Хаториана, пришел к выводу, что даже в драконьей семье не без уро... э... без рыцаря.

А к тому времени уже почти свечерело. На улицах города стали зажигаться огоньки и появились праздношатающиеся прохожие. В том районе, где находилась их гостиница было много харчевен и увеселительных заведений, куда народ с наступлением вечера шел расслабиться. Война не война, а хлеба и зрелищ всегда требуется по распорядку.

Вот и они, сложив все покупки и установив на обеих комнатах защиту от воров, отправились на прогулку. Говорили о местной кухне, о пустяках. Дракон оглядывался на бездельников вокруг. Наконец не выдержал:

- Нуссс, так я узнаю ту историю? - интимно склонился к ушку Бейли и прошептал: - Про Императора?

Она слегка отшатнулась, неосознанно коснувшись шеи, взглянула на него, смущенно наморщив носик:

- Тут слишком много лишних ушей.

В следующее мгновение они были вдвоем посреди пустыни.

- Так пойдет? - спросил Хатор, обводя рукой пространство.

Бейли осмотрелась. В городе уже было темно, а здесь на открытом месте видно, как догорает эолотистый закат. И свежий ветер.

- Пойдет, - ответила она, пряча улыбку.

Глубоко вдохнула теплый воздух и вдруг припустилась бежать.

Нагнал в несколько шагов.

- Куда?! А обещанная мне история?

Ловко вывернулась, звонко рассмеявшись, отпрыгнула в сторону. Хатор понимал, что она его дразнит, и от этого заводился все больше.

Нагнал снова.

- Ну?

- Ну... - она спокойно пошла рядом, блеснув глазами в его сторону. - На самом деле все просто...

Одним неуловимым движением дракон приблизился, став почти вплотную. Теплый ветер усиливал в разы ее пьянящий запах. Он жадно вдыхал, и дыхание сбивалось.

Бейли пожала плечами.

- Ладно, слушайте. Все очень просто. На самом деле, его Императорское величество решил осчастливить меня и предложил обслужить его в спальне...

И пауза.

Хатор нехорошо сощурился. Вот что-то именно такое он и предполагал! Сразу стало как-то тошно и захотелось свернуть шею Императору. Поэтому он холодно процедил:

- И как, осчастливили?

Странный взгляд достался ему от Бейли. Она сделала неопределенный жест и сказала:

- Вообще-то... Нет.

Удивительное облегчение. Словно тиски сдавливавшие грудь отпустили.

- И как же вам это удалось? - спросил, когда продышался и прокашлялся.

О на замялась, облизнув губку.

- Просто... Я сказала, что охотно обслужу его в своем истинном виде.

О! А вот это уже было очень интересно! Дракон с самого начала почуял, что она не обычный человек, но так и не мог понять, что за сущность скрывается под этим милым обликом. И потому сейчас вкрадчиво спросил:

- Это как же?

- А вот так! - рыкнула она, мгновенно превратившись в белую тигрицу, и отпрыгнула.8b282d

У дракона случился спонтанный выброс непечатных ругательств. Ведь чего только не подозревал! Но что она оборотень, да еще и кошка?! Белая тигрица?! Расхохотался.

- Не удивлюсь, если Император сам просил вас убраться подобру поздорову!

- Вообще-то, мы расстались друзьями, - многозначительно заявила Бейли. - У него... как бы это сказать... аллергия на шерсть. Сразу все про...падает.

Дракон хохотал еще долго, представляя себе выражение лица Императора. когда рядом с ним вдруг возникла здоровенная дикая кошка с клыками как кинжалы. А потом сказал, вытирая слезы:

- А вот я бы не испугался свидания с такой милой кошечкой в истинном виде!

- Да?! - протянула тигрица, игриво отпрыгнув в сторону.

А на месте мужчины тут же возник черный дракон. И, конечно, дракон по сравнению с белой тигрицей был просто огромен. Этим как бы вопросы исчерпывались. И все же кошке было что сказать.

- Возможно, мне бы все таки удалось бы удивить дракона?

- Эм... размерчик... - весело пророкотал он, приблизив к ней большущую рогатую голову и в наслаждением втягивая ее запах, - Беленькая кошечка слишком уж маленькая для моего естества.

Это да. Его естество, то самое, что составляет предмет гордости любого мужчины , в драконьей форме было как раз размером с кошечку, а может и больше. Однако, если он думал смутить этим Бейли, то Хатор ошибался.

- Ну отчего же, - ответила она, снова отпрыгивая в сторону. - Есть ласки, которые кошечка вполне могла бы обеспечить даже и в этом случае...

При этом она весьма выразительно на него посмотрела и облизнулась. У дракона мгновенно сработали все нужные ассоциации. От выполнения команды стоять по стойке смирно, до понимания, чем ему это грозит. И как представил, как эти острые, что твои кинжалы, клыки и когти касаются самого дорогого... Невольно несколько оторопел.

Очевидно, на морде у дракона было все написано, потому что тигрица просто покатилась с хохоту.

- Ах ты... Дерзкая кошка! - дохнул на нее.

Отпрынула и понеслась скачками. А он за ней. Догнал, подцепил лапой. Вырвалась и. хохоча во все горло, отпрыгнула снова. На этот раз ловил надежнее.

Мягко сцапал когтистыми лапами и прижал для верности корпусом. Но легонько , чтобы не придавить даже случайно.

- Дерзкая кошечка! Уммммффффф, - драконьи когти чуть сжались, щекоча, а язык коснулся белой шелковистой шерсти.

- Ай! Ай! Сейчас же прекрати! Ай! Я боюсь щекотки! - хохотала она.

Через секунду в когтях дракона уже была женщина. Она все еще смеялась. А он замер, глядя на нее. Несколько мгновений огромный черный дракон не шевелился, а потом стал медленно меняться. И вскоре на его месте возник мужчина.

Смех затих. Они смотрели в глаза друг другу. Наконец Хатор осторожным движением отвел волосы с ее лица.

Вот он рубеж, точка невозврата.

Наверное, до этого мгновения можно было что-то изменить. Отказаться. Но не теперь. Уже не теперь.

Он медленно опустил голову и еле слышно выдохнул:

- К тебе или ко мне?

- К тебе, - ответила женщина, уже лежа на ЕГО кровати в ЕГО комнате.

Глава 32

Мужчина так и не разжал рук. Женщина удивленно огляделась, он ведь потащил ее к себе в берлогу даже раньше, чем она озвучила слова согласия. Чертов самоуверенный пират! Вот же... Дракон! Однако тигрица скрыла довольную улыбку.

А в его темных глазах светилось торжество победы, но и еще какое-то, гораздо более тонкое и беззащитное чувство, которое он сам до сих пор не осознал, и потому не успел погасить.

- Попалась? - прошептал дракон, потираясь носом о ее нос.

- Я? - удивленно спросила Бейли.

- Угу, - медленно выдохнул он и провел костяшками пальцев по ее шейке. - Умммм... Как ты пахнешь...

А потом крепко стиснул и тихонько рыкнул:

- Все. Отбегалась.

В ту же секунду он обнимал уже белую тигрицу.

- А так? - спросила она.

- У меня нет аллергии на шерсть, - пророкотал он, смеясь и попутно отращивая на руке драконьи когти.

Длинные острые когти почесали шелковый бочок, тигрица забавно взвизгнула и чуть не взвилась. Но дракон держал крепко. Запрещенный прием сработал, и большая белая смеющаяся кошка обратилась женщиной.

Они снова замерли, глядя друг другу в глаза.

Не спугнуть. Не торопиться.

У дракона было такое чувство, будто вернулась давно забытая юность. Столько нерастраченной силы, эмоций. Острота ощущений, наверное, могла бы напугать, если б он не был так разгорячен погоней. А сейчас все это разом ударило в него, словно пламя, рвущееся изнутри. Живое, прекрасное, способное сжечь и подарить новую жизнь.

И он сдерживал это пламя из последних сил. Женщина в его объятиях была призом, желанной добычей. Лакомым десертом, из которого он не хотел упустить ни одного, даже крошечного кусочка. И потому не спешил.

Подчинить ее, овладеть полностью, забрать себе, присвоить.

Чтобы знала, кому принадлежит. Свое тавро на ней ласками выжечь.

Продлить, продлить до бесконечности это удовольствие. Взять все. ВСЕ.

Но чем дальше заходили томительные ласки, тем больше он тонул в ощущениях сам. Сдерживаемые железной волей желания захлестывали, заставляя захлебываться наслаждением. Рождая осознание, что сколько бы он из этого источника не пил, никогда не напьется этим, не пресытится до конца.

Ново. Необычно. Трудно понять.

Непонятно и непривычно.

Уже потом, держа спящую женщину в объятиях, поймал себя на странной мысли, что хотел бы от нее маленькую беленькую кошечку - девочку. Осознав, куда зашли его мысли, Хатор беззвучно рассмеялся. Дети? Он НИКОГДА не хотел иметь детей. У него вполне достаточно племянников!

Но образ маленькой белой кошечки так и маячил перед глазами.

Снова усмехнулся , качнул головой, вглядываясь в черты спящей.

Потом дракон откинулся на спину, заложил руки за голову и закрыл глаза.

***

Это была настоящая охота, черт побери! А он уже и не помнил, когда в в своей жизни охотился. Наверное, очень-очень давно, когда был совсем мальчишкой. Да и зачем? Женщины всегда сами мечтали лечь в его постель.

Тогда с Виль, двадцать лет назад, охотился вовсе не он, а Хаториан. Он просто немного помог своему косноязычному братцу. А сейчас...

Конечно, он возьмет ее с собой. Никакого больше шастанья с наемниками. Это не обсуждается.

И обязательно запрет в гареме, чтобы даже носа не высовывала. Это тоже не обсуждается. Ну... пожалуй, у нее будет там привилегированное положение его любимой кошечки.

Улыбка скользнула по губам.

С этой приятной мыслью дракон заснул.

***

Как только дыхание мужчины успокоилось, и он уснул, тут же отрылись большие голубые глаза Бейли. Одним нечеловечески гибким движением женщина приподнялась и села на постели, глядя на него.

Она забавно склонила голову набок, совсем как кошка, разглядывающая пойманную добычу.

Возможно, именно так и было?

Потому что тигрица это тоже кошка. И если кошка на охоте поймала дракона, то для он просто... очень крупная птичка.

И да. Это была славная охота!

Тигрица улыбнулась. Мужчина расслабился во сне, черты немного разгладились и сделались моложе и наивнее. Невесомо чмокнула его в кончик носа. А потом тоже прикрыла глаза и прилегла рядом.

Хмммм... И кто бы сказал ей вчера, ни за что бы не поверила.

Зачем она вообще спровоцировала его на секс ?

Ну... Дракон все равно не отстал бы по-хорошему. Раз это уж было неизбежно, не проще ли взять все в свои руки?

И потом... Кошки ужасные собственницы.

Наверное, все дело в Эрмине. Может быть.

Точнее во всей ситуации, когда эта похотливая дамочка тянула руки к ЕЕ дракону. Бейли едва сдержалась, чтобы не выцарапать ей глаза. Но зато Хатор был на высоте. О, дракон показал себя с наилучшей стороны! Вспоминая, какое у него было лицо, Бейли уткнулась носом в плечо, еле сдерживаясь, чтобы не прыснуть.

Собственно, тогда-то она и решила не ждать, пока какая-нибудь бесстыжая тварь, типа Эрмины затащит к себе в постель этого очень и очень годного мужчину. Она сама сделала это. И, кажется, не ошиблась.

Кошка блаженно поежилась. Судя по тому, что он вытворял с ней, либо невероятно талантлив, либо слишком опытен. Талант это хорошо, талант - это просто прекрасно. Однако большой опыт - это прежде всего женщины. Много женщин. И если первое тигрице определенно нравилось, то со вторым она собиралась разобраться. А пока пусть ее дракон тешит себя иллюзиями и думает, что является хозяином положения.

Бейли снова улыбнулась, не открывая глаз. Зевнула и тоже погрузилась в сон.

***

Совсем не спалось леди Эрмине. Она в этот момент мерила шагами спальню, в сотый раз выспрашивая Лиама. А у того и без нее вид мрачный. И причина его недовольства была проста.

Этим вечером дерзкое похищение повторилось. На сей раз был похищен лидер другой группировки заговорщиков. И тоже с несравненной дерзостью. Нетрудно сделать вывод, что скоро доберутся и до него. Правда, мастер Лиам сам был магом, но сейчас, это почему-то казалось слабым утешением. Не привык он, черт побери, чувствовать себя дичью, за которой охотятся!

А женщина вышагивала по ковру, как будто задалась целью протопать в нем дорожку.

- Ложитесь спать, леди, - негромко процедил он, глядя на нее из-под полулопущеных век.

- Нет! Я не лягу спать!

Лиам с шумом выдохнул.

- Вы уверены, что тот человек в лавке был маг? - она остановилась на миг, жадно в него вглядываясь.

- Леди, я уже несколько раз повторил вам...

Но она не очень-то прислушивалась, уйдя в себя. На лице отобразилась озабоченность. Как во сне проговорила:

- Он... выглядел необычно. И этот, немного странный выговор... Он явно не здешний. И, судя по манере держаться, аристократ.

- Не знаю, леди! - не выдержал мастер Лиам. - Это вы его пристально рассматривали! Я всего лишь мельком видел издалека.

- Но достаточно, чтобы определить, что он маг? - не унималась Эрмина.

- Черт побери! Леди, я ведь тоже маг!

- Вот именно! - снова сорвалась на быструю ходьбу она. - А что он здесь делает? Неужели вы не пытались связать появление мага с этими событиями?

Она ткнула в него пальцем. Вид у леди Эрмины был крайне взволнованный..

- Неужели хотите чтобы и вас тоже похитили?

Лиам с минуту смотрел на нее, недоумевая, почему столь хорошенькие женщины могут иметь столь несносный характер. Но все же не не отдать должного ее уму и проницательности. Потому проговорил мягко:

- Леди, я маг. И меня не вытащат из моей спальни без моего на то желания. Успокойтесь. И давайте уже ложиться спать, а завтра...

И тут она словно взорвалась:

- Как вы не понимаете, что я боюсь?!

- Вам нечего бояться, леди Эрмина.

- Как же вы не понимаете?! - взвилась она. - Если Сэмред сейчас окончательно утвердится у власти, он же обязательно спросит меня о судьбе его девчонки! А я?! Все было в порядке, когда я думала, что она мертва. А что мне отвечать теперь? Если этот урод жив, то вполне возможно, жива и она?! Господи... как я ненавижу этого проклятого рыцаря... Неужели он не мог оставаться мертвым?!

Лиам тяжело вздохнул, закатывая глаза.

- Леди , ничего этого еще не произошло. Не надо заранее переживать. И потом, вы всегда можете оправдаться тем, вы сами жертва. Вас тоже похитили.

Но его словно не достигали ее. Взгляд женщины застыл в одной точке. Она прошептала:

- Мне надо попасть к Императору. И как можно скорее.

- Ну в чем проблема, леди? Завтра отправимся в путь...

- Нет, сегодня! Сейчас! - взвизгнула леди и притопнула ножкой.

Мужчина застыл с открытым ртом. Молчал с минуту, потом странно дернул шеей, словно воротник душил его, и с мрачным смирением проговорил:

- Хорошо.

А через полтора часа сборов они уже скакали в столицу.

***

Обычные люди делятся на две категории. Одни заняты делами весь день, чтобы потом отдыхать ночью. А для других именно ночью и начинаются главные дела. Но есть и третьи. Те, для кого в данный момент настоящая жизнь происходит во сне.

***

Дни Филберта и были сплошь заняты осуществлением его плана, но основные действия происходили ночью. И он безумно спешил, стараясь успеть расправиться со всем этим как можно скорее. Чтобы потом иметь возможность уединиться и забыться сном, в котором снова увидит Изольду.

А у Изольды дни были яркими, заполненными непривычными делами, так что некогда даже оглянуться по сторонам. И все же однообразными. Все потому что очень далеко от Джагарта было ее сердце.

Нет, на самом деле, ей было очень интересно. Столько нового. Драконы, магия, красота кругом. Его ледяное величество Хаториан появлялся редко, зато королева Виль была рядом с ней все почти время и не давала скучать. И с ней занималась сама королева Феодора.

Изольда перезнакомилась во всеми родственниками и с королевскими детьми, а их было пятеро. Две старшие дочери Виль. в точности похожие на папу, и трое разномастных оторвил сыновей.

Больше всех Изольде понравился старший из сыновей Хаториана и Виль Ярос. Яросу было пятнадцать, и он уже обращался настоящим золотым драконом с черными рожками и черными обводами гребней, тогда как остальному молодняку приходилось пока только завидовать. Ярос даже успел покатать ее, пока мать отвлеклась на минутку и не видела. Конечно, полет доставил Изольде огромное удовольствие и на время отвлек.

Но все же, чем бы ни была занята принцесса днем, мысли о Берте ни на минуту не оставляли ее, заставляя ждать ночи, когда она снова увидит своего рыцаря во сне.

***

Из обещанного месяца прошел всего только третий день.

Глава 33

Три дня. Уже два.

Благодаря тому, что они очень быстро управились с договоренностями у отца Изольды, до назначенной встречи с Филбертом оставалось целых два свободных дня. И эти дни Хатор собирался провести с полным удовольствием. Не вылезая из постели.

Но Бейли хотела сходить на разведку. И одновременно, по ходу движения, показать ему тонкости местной жизни. Пришлось смириться. Но только после того, как дракон получил свою порцию «сладкого».

Сначала позавтракали прямо в в буфете этой гостиницы. Но съедобного там нашлось мало, да и назвать едой какие-то печенюшки, орешки и разносолы можно было только с большой натяжкой. Потому они отправились во вчерашнюю харчевню, где дракон навернул... Что бы вы думали?

Конечно рубец. Но и не только.

Бейли смеялась до слез. Впрочем, ее куда больше интересовали последние сплетни. А главных сплетен оказалось три, вернее, четыре. За несколько мелких монеток их можно было услышать все.

Первая - то, что уже второго лидера заговорщиков похитили чуть ли не на виду у его же собственной охраны.

Вторая - то, что вчера ночью мастер Лиам в большой спешке покинул Танбор и направился в столицу Шалина. А с ним леди Эрмина , бывшая фаворитка принца Сэмреда и родственница Императора.

В общем и целом, народное мнение, переданное подавальщиком, склонялось к тому, что все это не сулит заговорщикам ничего хорошего. Если ряды заговорщиков непонятным образом редеют, значит, укрепляются позиции законного правителя. И пусть принца Сэмреда в свое время не поддержал Император, теперь он снова мог стать реальной силой.

Бейли осталась довольна. Новости неплохие, если не считать того, что эта змея Эрмина наверняка помчалась прямиком к Императору. Но вряд ли она могла серьезно помешать или навредить их планам. И все-таки следовало поставить Филберта в известность.

Третья новость была немного странной. В Танборе объявился очень сильный маг. По слухам, иностранец средних лет. Ходит в черном. Его видели не то в харчевне, обществе каких-то наемников, не то в одежной лавке, в обществе леди Эрмины. Говорят, это ее очередной любовник.

Но самой волнующей и таинственной новостью было то что...

Подавальщик воровато огляделся по сторонам и протянул руку. Еще пара монеток перекочевала в его ладонь, и после он свистящим шепотом поведал:

- Караванщики видели над пустыней тень дракона...

- Да? И что, - спросила Бейли, продолжая спокойно улыбаться.

- Как что, госпожа? Люди говорят, чтобы откупиться, надо готовить много скота. И много девственниц! Говорят, драконы очень любвеобильны и прожорливы... - подавальщик сделал страшные глаза и развел руками. - Или нанимать рыцаря, чтобы он мог победить дракона.

Хатор, который в это время пил отвар, чуть не подавился.

Всего два дня он в этой стране, а уже столько о себе наслушался!

И потому решил не испытывать судьбу, а сразу после этого утянул свою кошечку в гостиницу, заниматься более приятными вещами. А то еще всплывут на свет Божий истории о том, что дракону, вообще -то, по статусу положен огромный гарем. Вот это было совершенно излишне. Во всяком случае, пока.

***

Оказавшись в гостинице, они неожиданно решили заняться обустройством быта. Перетащили все свое невеликое хозяйство в одну комнату, а другую сдали обратно. И им даже вернули какую-то часть платы.

Хатор умилился. Возвращенных денег хватило аж на целую горячую ванну. Но зато в номер!

Вот ее-то он и заказал. И с большим удовольствием любовался сначала как Бейли раздевается, а потом как плещется в большой деревянной лохани. И вообще, занимался всем тем, в чем долгое время себе отказывал.

А поскольку чувствовал себя дракон счастливым юнцом, впервые вступившим в этот дивный мир для двоих, все было необычайно ново, увлекательно и значимо. И время летело незаметно.

Два дня закончились.

***

На встречу с Филбертом Бейли стала собираться с утра. Пока голый по пояс дракон лежал на кровати, заложив руки за голову и наблюдал, за ней полуприкрытыми глазами хищника, быстро упаковала все в один плотный сверток. Застыла зачем-то у обшарпанного туалетного столика, над которым было прикреплено маленькое мутное зеркало. Задумчиво провела рукой по спинке стула. Пальцы зацепились за пряжку его ремня.

На лице отразилась странная, немного грустная улыбка. А у него сжалось сердце, она будто прощалась. Стряхнув с себя это ощущение, тихо позвал:

- Бейли, иди ко мне.

Пришла. Слитным грациозным движением прилегла рядом и обняла за пояс. Хатор мягко сгреб ее в охапку и положил подбородок на макушку. Вот она, в его объятиях, а неизвестно откуда возникшее тревожное чувство почему-то не отпускало.

Пошевелилась.

- Что ты? - спросил.

- Ничего. - подняла к нему лицо.

И черт бы его побрал... Но ему надо было во что бы то ни стало прогнать грусть, которую он увидел в ее глазах.

Чтобы утонула, растворилась в поцелуях. В безумных ласках.

Сгорела в страсти. Исчезла навсегда. Чтобы осталось только то счастливое умиротворение, что он увидел в ее глазах после.

Я люблю тебя.

Это светилось во взглядах, слышалось в дыхании, отравленном сладким ядом.

Но так и не прозвучало вслух.

Вместо этого Бейли сказала:

- Пора, - и быстро оделась в привычную одежду наемницы, становясь безликой и холодной.

Хатор тоже оделся, с неудовольствием наблюдая за тем, как она преображается, и думал про себя, что это последний раз, когда он позволяет ей подобное.

Вслух он произнес:

- Я готов, - и пошел к выходу.

Бейли за ним. Но в дверях она обернулась, окинула взглядом комнату, словно хотела запомнить. Опустила голову и вышла.

Портал он открыл прямо из узкого коридора гостиницы. Все равно рядом никого не было, а оттягивать момент не хотелось. Д ракона преследовало странное ощущение, как будто страница перевернулась, и жизнь теперь никогда не будет прежней.

Но опять задумываться времени не было, их путь лежал в пещерный лабиринт.

***

В условленном месте Хатора и Бейли встречал Тан со своими людьми.

Старый солдат искренне обрадовался обоим. Наверное, потому что люди, рискующие своей жизнью, больше всего ценят дружбу тех, кто стоит с ними плечом к плечу. Поэтому его соленые шуточки в этот раз звучали приятно для слуха, и он не преминул дружески стукнуться кулаками с Бейли, а Хатору крепко пожать руку.

Но при этом как-то пристально на них поглядывал, а потом и вовсе перевел взгляд куда-то в сторону.

- Где Берт? - спросила Бейли.

- Пхе ! - Тан тут же подбоченился. - В мертвую пустыню метнулся!

- Зачем?

Х атор насторожился и придвинулся ближе. А Тан закатил глаза и начал вещать, кривя губы и разводя руками, словно кумушка:

- Ну как же! У него же там...

И пауза.

- Что? - нахмурилась Бейли.

В конце концов, старый солдат перестал интриговать и выложил все как есть. Дело в коне. Ушлый степняк оказался во всем под стать своему хозяину.

Разумеется, коняга и не подумал погибнуть во время дождя. Он не стал дожидаться обвала, умный конь, со всех своих ног двинул обратно в глубь пустыни, да еще и нескольких лошадей, оставшихся без седоков, увел за собой. И теперь у него там табун.

- Ага, - кивнул Тан. - Небольшой такой. Шесть кобылиц. Но мужику, то есть, коню, в самый раз. Так что, когда наш рыцарь явился его спасать, у того медовый месяц был в разгаре.

Бейли засмеялась, спрятав нос в ладони. Хатор взглянул на нее искоса, захотелось прижать ее к себе и выпить этот смех поцелуями. Крякнул и отвернулся.

- И что теперь? - спросил он у Тана.

- Ну как что, - важно ответил тот, поправляя оружие на поясе. - Берт его там вместе с кобылами и оставил. Не зверь же он в конце концов, лишать коня законного счастья. Теперь вот, таскается. Благоустраивает. Чтобы им там спуск к воде был. Земли натаскал. Типа пастбище. Короче, погряз наш рыцарь в коневодстве.

- А дело? - спросила Бейли.

Но на ее вопрос ответил уже сам Филберт, появившийся в тот момент в пещере.

- Дело не страдает. Это в перерывах. - проговорил он, пожимая руки ей, Тану и Хатору.

Он словно принес с собой ветер свободы, какую-то бурлящую энергию. И внутренний свет. Хатор поймал себя на мысли, что за ним действительно хотелось идти. И в очередной раз подивился.

Кто бы сказал ему, когда они стояли на поле битвы у границ Джагарта, готовясь убивать, что Филберт Танри станет таким? Кто мог подумать, что тот отморозок вдруг возьмет и превратится в настоящего короля?

Нет, конечно, не вдруг. И да, Хаториан еще тогда это предвидел. Иначе не направил его в эти края двадцать лет назад. Да и волшебная пощечина, котурую ему отвесила Виль, здорово подействовала.

Вспомнив Виль, дракон вздохнул и сосредоточился на том, что говорила Филберту Бейли.

Сам он почти не принимал участия в разговоре, только иногда, если задавали прямой вопрос. Потому что все это он и так уже слышал. Хатор смотрел НЕЕ. Как блестят глаза, сменяется выражение лица, как движется. Легко, грациозно, ловко. Кошка.

В какой-то момент сознание предательски подбросило парочку недавних жарких картинок. Хатор отвернулся, подавляя вздох. Пожалуй, если такие картинки будут маячить перед глазами, сосредоточиться на обсуждении вообще не удастся.

Снова взглянул на Бейли.

Теплое чувство зародилось в груди, но свернулось комком. Потому что за ее  видимой непринужденностью он с самого утра чувствовал какое-то напряжение. Так, будто она отгораживается от него. Скрывает что-то. А разгадать, проникнуть в ее мысли не мог.

С другой стороны, во взглядах, которые она иногда на него бросала, сквозило столько затаенного женского смущения и еще чего-то, чему он не знал названия, что дракон просто терялся. В конце концов, устав ломать голову, решил, что не будет на нее давить. Все постепенно выяснится само собой.

Вскоре переговоры и приготовления перед их отправкой в столицу Шалина закончились. Еще раз обсудив все детали, договорились встретиться в той же самой таверне, где встречались в самый первый раз, через день. А этот день и завтрашний - им  готовить почву в столице, Филберту форсировать все события тут. Утром шестого дня предстояло представить его Императору.

Короче, работы хватало всем.

Потому, не задерживаясь больше, Хатор с Бейли ушли порталом прямо в столицу.

***

Стоило дракону и тигрице исчезнуть, как к Филберту с Таном подошел Гримао. Все трое, не сговариваясь, дружным жестом опустили большие пальцы вниз. Понимающе переглянулись, и Гримао пошел к остальным бойцам их отряда.

Ставки принимал он, ему и предстояло распределять выигрыш. А поскольку все дружно ставили на Бейли, получилось, что выиграли все, то есть, никто.

Рыцарь взглянул на старого солдата, и мысли у них по этому поводу возникли одинаковые. Дракон так светился от счастья, что даже стал казаться симпатичнее. Берт мог сравнить его разве что со своим жеребцом, которому в последнее время тоже перепало много счастья.

Бейли вроде бы тоже выглядела счастливой, насколько это можно было определить по ее вечно невозмутимому виду, Но она была словно заряжена каким-то беспокойством.

- Что скажешь? - спросил Тан.

Филберт пожал плечами. У него были свои сердечные дела, а потому он готов был сочувствовать всем пострадавшим от любви мужчинам.

- Если он ее обидит, я с него шкуру спущу,- сказал наемник.

- Друг, - ответил рыцарь. - Я думаю, они сами разберутся. Ты лучше скажи, когда сам холостяковать перестанешь? 1053a2d

- Пхееее! Подожди, денег накоплю, куплю хорошую должность при дворе, потом можно и о жене подумать. Возьму себе молоденькую... - мечтательно протянул Тан, покачиваясь с пятки на носок, и заткнул большие пальцы за пояс.

- Угу, - кивнул рыцарь, смерив его взглядом. - Сам-то не рассыпься до этого. А то знаешь, как это бывает от старости... ничего не работает... и все, капец.

- Иди к черту! - оскорбился Тан, воззрившись на давящегося смехом рыцаря. - Сам. старый черт, женился на молоденькой, а мне, что ли, нельзя?

Потом притих на минутку и спросил:

- Друг, а тебе не страшно было жениться? Ну... после стольких лет свободы?

Берт удивленно вскинул брови и на несколько мгновений завис, пытаясь вспомнить, боялся ли потерять свою свободу? В первый раз, тогда, на Весеннем балу с Вильгельминой... Да, было. А сейчас он больше всего боялся, что не успеет, не сможет защитить Изольду.

Потому похлопал друга по плечу и глубокомысленно заметил:

- Это только в первый раз страшно, потом страх проходит.

Глава 34

Тема увлекательного пари, закончившегося грандиозным пшиком, еще некоторое время будоражила умы, но вскоре короткая увеселительная пауза в жизни отряда подошла к концу. Бойцы занялись приготовлениями, Тан, проговаривая вслух, отшлифовывал детали очередной операции и отдавал все необходимые распоряжения.

А Филберт ненадолго уединился, хотелось отдалиться, взглянуть на ситуацию сверху. План по наведению порядка в провинции дорогого тестя был близок к завершению. Дело продвигалось стремительно и практически без накладок.

Но именно это и вызывало у Берта безотчетную тревогу, приводя на память события двадцатилетней давности. Тогда он тоже в кратчайшие сроки сделал то, что другим казалось невозможным. Вот как сейчас.

И тогда тоже все продвигалось без сучка и задоринки.

Вот как сейчас.

Именно схожесть ситуации и не давала ему покоя, заставляя просчитывать все снова и снова. Где может вкрасться ошибка, способная стать причиной провала? Искал, и нигде прямой опасности не видел.

Может быть потому что в этот раз он делал честное дело?

А может быть, потому что теперь его сила как мага стала несоизмеримо выше?

Он отчетливо почувствовал это после посещения мертвой пустыни. Теперь Филберт мог без усилий сдвигать огромные пласты земли, менять рельеф. Да что рельеф, он мог созидать, творить новое! Подумать только, он мог растить траву, цветы...

Это оказалось настолько непривычным, всю свою осознанную жизнь Филберт знал только ремесло воина. И вдруг - этот дар.

Не потому ли, что душа Изольды с ним?

Филберт закрыл глаза, пальцы вновь потянулись к белой льняной ленточке на левом запястье. Невесомо погладили. Кусочек льна ошущался как что-то живое, драгоценное. Как нить, тянущаяся от его сердца к ней.

И воин, обретший дар творить, улыбнулся.

Его маленькая строптивая девчонка. Он вернется в срок. И ничего не встанет на его пути, потому что она верит в него и ждет.

Голос Тана заставил Филберта открыть глаза.

- Брат, мне что-то кажется, что тебе бы следовало с большим вниманием отнестись к словам Бейли?

Обернулся. Старый товарищ стоял уперши руки в бока.

- Это ты про тень дракона? - спросил Филберт. - Предлагаешь поработать рыцарем и изгнать чудовище?

Тан посмотрел на него исподлобья и расхохотался. Потом выдал, потирая нос:

- Нет, но мысль мне понравилась. Вообще-то, я о другом чудовище, о твоей бывшей пассии Эрмине. Помнится, она затаила на тебя злобу, и на твоем месте я бы не стал недооценивать мстительность брошенных баб. К тому же, с ней Лиам и его люди.

Берт поморщился, отряхивая штанину:

- Поверь, она уже не сможет навредить мне или помешать.

- Ладно, как знаешь, - ответил Тан.

На том и разошлись. Однако чувствительный орган, который нередко помогал старому солдату выкручиваться из разных передряг, говорил, что дамочка может, и не помешает, но вполне способна доставить неприятности. А впрочем, неприятности и так случаются каждый день, так стоит ли переживать заранее?

***

Проникать в столицу Империи следовало примерно также , как и они ее и покидали. То есть, незаметно, но так, чтобы их видели.

Поэтому Хатор с Бейли вышли в том самом затрапезном пригороде, откуда и начинался их путь в Танбор. Шалин опять встретил их теснотой, грязью и суетой. Но это не помешало приобрести там вполне достойных лошадей, сбрую и седла, чтобы потом верхом отправиться оттуда во дворец.

Хатор не представлял, что в такой дыре можно раздобыть настоящих кровных скакунов. Оказалось, можно. И не только. Бейли просто знала места, где искать. А также и людей, с которыми стоило иметь дело. И, похоже, ее тут знали, потому что проявляли уважение.

Все это вызывало у дракона молчаливую ревность. Но выказывать ее сейчас было неуместно и даже как-то ребячески. Потому он и молчал, поглядывая искоса на ее сосредоточенное лицо, и дожидался того часа, когда они останутся наедине.

Когда он разденет ее и разложит. А там уж и всыплет... Мммммм...!!! Дракону каждый раз приходилось выдергивать себя из необузданных фантазий. А вот женщина, казалось, ни о чем таком не думала, во всяком случае, по ее непроницаемому лицу мало что можно было понять. Даже как-то обидно становилось.

И только во взгляде нет-нет, да и проскальзывала теплота и какое-то девичье смущение. Дракона от этих взглядов словно огнем жгло. И сразу холодность. В от и попробуй, угадай, что у нее на уме!

***

Но главный сюрприз ждал дракона, когда они наконец добрались до дворца Императора.

Бейли прекрасно знали и здесь!

Распорядитель, принявший их рассыпался перед наемницей в любезностях. На него взглянул косо, но с подобающим почтением, все-таки посланник соседнего государства, правда очень дальнего. Но Бейли?

По его подсчетам получалось, что Бейли пробыла «в гостях» у Императора не больше двух-трех дней. И, вроде как, в роли постельной игрушки. Что-то такое она ему рассказывала?

«Императорское величество решил осчастливить меня и предложил обслужить его в спальне...»

«Я сказала, что охотно обслужу его в своем истинном виде»

«Вообще-то, мы расстались друзьями»

Друзьями???

Вообще-то, она ему НЕ ВСЕ рассказала!

Молчаливая ревность дракона усилилась в разы. Он сделался мрачен и с еще большим нетерпением ожидал момента, когда они останутся наедине.

А между тем процедура шла своим чередом. Ничего похожего с тем, что Хатор привык у них в Джагарте. Даже в Илтирии, где тоже любили разводить бюрократию, не наблюдалось такого чванства. И придраться вроде не к чему, отменная вежливость, неторопливая, просто до зубовного скрежета. Однако за всеми этими бюрократическими реверансами и экивоками наступил вечер.

Разумеется, в тот же день их не приняли. Аудиенция была назначена на завтра.

А сейчас им предоставили покои в разных крыльях дворца!

Хатор только открыл рот вмешаться, чтобы исправить это недоразумение, и заявить, что спать они будут вместе. Но тут Бейли посмотрела на него с таким странным выражением лица, что дракон понял. Для нее это почему-то важно.

Соблюдать пустой, бестолковый протокол для нее почему-то важно?

А вокруг стояла прислуга, пялилась на них.

Ничего другого не оставалось, он промолчал и учтиво поклонился. Чтобы теперь смотреть, как Бейли уходит в другую сторону. Правда, перед тем как выйти из дверей она обернулась и послала ему извиняющуюся благодарную улыбку.

Дракон подавился внезапным приливом нежности.

Однако это не меняло главного, этой ночью ему предстояло спать одному.

***

Утром состоялось их представление Императору. Все то время, пока происходила эта процедура, Хатор, глядя на него, вспоминал слова Бейли:

«Императорское величество решил осчастливить меня и предложил обслужить его в спальне...»

И не мог избавиться от желания съездить его величеству по морде. Но Император Шалина был стар, толст и страдал одышкой. Вот это вызывало мстительную радость и казалось несомненным достоинством в глазах дракона. Никакого сравнения с его мужественной фигурой и кубиками на идеальном драконьем прессе.

Но надо сказать, что Император тоже как-то странно на него поглядывал. Сочувственно, что ли. И это наводило на размышления.

Зато Бейли изображала каменную статую.

А потом Хатора снова ждали политические игры. Три сановника, два мага и вязкая паутина витиеватых речей. И этот поединок умов поглотил его на какое-то время. Но политическая выгода политической выгодой, а в голову постоянно лезли разные ревнивые мысли, чем сейчас занята кошка.

Спать, разумеется, опять пришлось одному.

***

На следующий день должна была состояться встреча с Филбертом и его представление Императору. Пока они в ожидании прохаживались в большом зале, служившем Императору приемной. Бейли как обычно изображала невозмутимое спокойствие. И все же полностью скрыть волнение от Хатора не удалось. Дракон выглядел сердитым и обиженным. Бейли незаметно вздохнула. Еще немного и она все сможет объяснить.

Тем временем в приемной появился Филберт. Вовремя.

Огляделся, найдя их взглядом, подошел.

- Все успел? - спросила Бейли.

Тот кивнул, обводя глазами зал, и показал ей закрепленный на поясе круглый кожаный футляр для свитков.

- Кроме Лиама присягнули все. Он один не сможет составить серьезную конкуренцию.

Бейли повернулась к нему, сказать, что...

И вдруг замерла на полуслове и нахмурилась.

В двери зала входила леди Эрмина, а за ней мастер Лиам со своими людьми.

***

Эрмина двигалась впереди, а мужчины за ней живой стеной. И судя по тому, как она стремительно шла, леди явно спешила. Прищуренные глаза цепко оглядывали толпу, ища кого-то.

Бейли выругалась про себя. Только этой мстительной похотливой дуры тут не хватало! Филберт с Хатором тоже разом обернулись. А леди Эрмина нашла наконец того, кого искала. Собственно, это было нетрудно, они втроем стояли обособленно, и своим видом отличались от остальных посетителей..

- Взять его! - выкрикнула она и вытянула руку в сторону Филберта. - Это беглый преступник!

Короткий жест мастера Лиама, и его люди мгновенно перестроились, явно намереваясь выполнить приказ. Эрмина была родственницей Императора, ее слово имело вес.

Бейли поморщилась. Кроме Императорской стражи, все были в этом зале без оружия, но такая толпа теоретически могла бы просто смять их количеством. Но это если бы они были обычными людьми.

А дракон, тигрица и маг обычными людьми не были. Разумеется, ни сам Лиам, ни его люди, ни даже дворцовые маги Императора не смогли бы справиться с ними в бою. Но сейчас совсем не время и не место являть прилюдно свои возможности. Поэтому они втроем просто встали плечом к плечу.

Наконец и стража среагировала, окружая Бейли, Хатора и Филберта кольцом. А Эрмина не унималась.

- Эта женщина воровка и самозванка, выдававшая себя за принцессу Танбора! - вопила она, показывая пальцем на Бейли. - Мой Император был обманут! Взять их!

Хатор выступил вперед, закрывая собой Бейли, сухо поклонился и проговорил, не повышая голоса:

- Леди, вы обознались. Это герцог Танри, посланник королевства Илтирия, и зять принца Сэмреда, правителя Танбора. А женщина...

Но договорить ему не дали. Незамеченный за общей суматохой и шумом, в зале появился сам Император Шалина. Как будто именно этого момента и ждал. Шум стих.

- Моя дорогая леди Эрмина, что вы здесь устроили? - строго спросил он, обведя взглядом зал, служивший ему приемной для просителей. - И кто здесь меня обманывает?

- Мой Император, - склонилась перед ним дама.

Раскрасневшаяся Эрмина была похожа на фурию, настигшую свою добычу. Отрывистые жесты, от избытка чувств голос у дамы сбивался.

- Они...!!! Этот мужчина...!

Император пристроил свои телеса на широкий диванчик и, кивнув на Филберта, произнес:

- Леди Эрмина, вы должны извиниться. Этот мужчина, как вы его назвали, посол Илтирии. Зять принца Сэмреда. От имени своего тестя привез нам бумаги, свидетельствующие, что в провинции Танбор наведен долгожданный порядок.

Филберт учтиво поклонился, подтверждая сказанное.

Слова Императора доходили до Эрмины с трудом, она качнула головой, отказываясь принять поражение, и выкрикнула:

- Но эта женщина! Она самозванка! Преступница! Она выдавала себя за принцессу! А командир Вэйн в сговоре с ней!

Досадливо вздохнув, Император сложил пухлые ручки на животе, молчал секунду, глядя поверх голов, потом процедил:

- На этот раз вы со своими оскорблениями зашли слишком далеко. Эта женщина вторая наследница клана Уйсари. Белая э... принцесса Бейлисита.

И вдруг с неожиданной для него силой рявкнул:

- Сейчас же принесите свои извинения, и чтобы я больше вас тут не видел!

Гробовая тишина в приемной. На Эрмину было жалко смотреть. Она несколько раз менялась в лице, краснела, бледнела. И. в конце концов, сползла в обморок.

Старавшийся казаться незаметным, мастер Лиам счел за благо поскорее скрыться. Подхватил бесчувственную даму на на руки и вместе со своими людьми испарился из зала.

***

Все произошло слишком быстро и совсем не так, как она планировала.

Совсем не так собиралась Бейли признаться Хатору, что она не простая наемница. А при встрече с Императором не только продемонстрировала ему себя в истинном виде, но назвала настоящее имя.

Просто... не хотелось заранее говорить дракону, что ему еще предстоит знакомство с ее мамой и бабушкой. Мужчин обычно пугает подобная перспектива. А после того, как она удрала из дому, Бейли самой не особо хотелось встречаться с этими не слишком мягкосердечными дамами.

Но раз уж все равно так вышло, наверное, происходящее к лучшему.

Она обернулась к Хатору, смущенно улыбаясь. И похолодела.

Он смотрел на нее так, словно увидел перед собой чудовище.

Глава 35

У него не было слов.

Впервые за долгую жизнь у Хатора не было слов.

Дракон ощущал себя загнанным в ловушку и обманутым. И тупая боль, словно ему в грудь вогнали занозистый кол.

Бейли смотрела него с виноватой улыбкой. Женщина, из-за которой он потерял голову настолько, что перестал замечать очевидное. Кошечка...

Какое изощренное коварство. Так играть...

А он как идиот... Повелся.

В груди все сильнее пекло, наливалось болью.

- Что-то не так? - спросила Бейли, меняясь в лице.

- Ну что вы, ваше высочество, - саркастически заметил Хатор , поправляя одежду. - Все просто замечательно!

- Я... Неужели это что-то меняет? - она странно дернулась, а в глазах уже стыл лед.

- Это меняет все, - ответил он, не глядя на нее.

- Внезапная аллергия на шерть? - понимающе хмыкнула кошка.

«Нет!» - хотелось заорать ему. - «Аллергия на принцесс! А ты обманула меня!»

Не в силах больше смотреть на нее, отвернулся.

Дракона влекло к лживой кошке по-прежнему. Даже еще сильнее. Но променять свою свободу...???

Еще больнее стало, когда ОНА, взглянув на него так холодно и презрительно, будто он был грязью под ногами, отвернулась и пошла к Императору. Хатор не стал смотреть вслед, просто его сердце из груди рванулась за лживой кошкой.

По привычке. Но с вредными привычками можно бороться.

Стараясь дышать глубоко и ровно, Хатор огляделся. Вроде и мир рухнул, и вокруг ничего не изменилось. Все те же люди в приемной, суета. Просто в один миг все стало стало серым, и только глухо стучало сердце, перекрывая остальные звуки, доносившиеся до него, словно издалека.

Но Хатор был опытным игроком, умел держать лицо. Чем окончатся переговоры с Императором дракон и так знал заранее. Стоял в стороне, сцепив руки за спиной, даже не прислушивался. Дождался, когда Филберт подойдет.

- Думаю, мое присутствие здесь уже не требуется, - сказал ему, скосив глаза в сторону Бейли.

Она любезничала с Императором, смеялась какой-то шутке. Голубые глаза кошки искрились. Ни одного взгляда а его сторону. Словно его здесь нет. Ни одного!

Кулаки судорожно сжались, а боль поглотила настолько, что стало трудно дышать. Единственное, что его сейчас тут держало, слово, данное Филберту.

- Буду ждать вас в Илтирии, - проговорил Хатор и коротко кивнул.

А после, убедившись, что за ним не наблюдают, ушел порталом прямо из приемной..

***

Никогда не думала, что ЭТО может быть настолько больно. Бейли улыбалась шуткам Императора, а у самой душа в клочья.

Вот, значит, как.

Спать с ней можно. Упиваться своей значимостью, снисходить к низшей. Он же дракон, брат короля! Высшее существо! А она всего лишь наемница... кошечка.

А как только забрезжило равенство хоть в чем-то...

«Это меняет все»

И черт с тобой! Хотелось ей крикнуть. Да лучше бы она его Эрмине уступила!

Смотреть в его сторону противно! Стоит тут, глаза мозолит.

Но когда Бейли не удержалась и все-таки тайком бросила взгляд, дракона на месте уже не было.

Чего только стоило ей не разрыдаться...

***

Спустя много часов, это притом, что придворная бюрократическая машина в этот раз сработала с неслыханной скоростью, и выписала один указ всего за день, Филберт с Бейли смогли покинуть дворец.

День был нервный. Хоть и принес желаемый результат, осадок такой, что...

Филберт невольно поежился.

Что-то непонятное творилось с Хатором. Да и тигрица, хоть и казалась невозмутимой и даже улыбалась, Берт не мог не видеть, что это ей дается с трудом. А под приклеенной, какой-то неживой улыбкой душевная боль. Он не стал расспрашивать, что у нее случилось с драконом, лезть в душу. Захочет, расскажет сама, если сочтет его достойным.

Потому рыцарь постарался проявить деликатность и сосредоточился на насущном.

- Я вернусь в Илтирию. Там будет дело. Ты как? Со мной? - спросил он, щурясь по сторонам.

Бейли выглядела рассеянной, явно обдумывала что-то.

- Да, конечно, - ответила, выходя из задумчивости. - Можешь рассчитывать на меня.

- Спасибо, - кивнул Филберт, все также глядя по сторонам. - Я даже не знаю, что делал бы без тебя.

- Оставь, - фыркнула та. - Ты бы и без меня прекрасно справился.

- Но это заняло бы гораздо больше времени, а я обещал Изольде...

Рыцарь неожиданно смутился и покраснел , совсем как подросток.

***

Кошке оставалось лишь в очередной раз подавить приступ острой тоски.

Умеют же мужчины любить.

Но не ее.

А ей надо заняться делом. Когда занимаешься делом, можно забыть, что сердце разбито и кровоточит. И кто же мог подумать, что проклятый дракон так проберется ей под кожу...

Ничего страшного, поболит и перестанет. Она кошка, а кошки всегда приземляются на лапы. Даже если ушиблись на всю голову.

И да, она хотела съездить в далекую страну и увидеться с Изольдой. Рыцарь уже успел все уши прожужжать, как там красиво. .

А дальше видно будет.

***

Из Императорского дворца предстоял путь в Танбор. Попетляли по городу, чтобы затеряться в пестрой толпе, а потом ушли порталом. Время уже было к ночи, но Филберт не хотел терять ни одного лишнего часа.

Вышли они прямо во внутреннем дворе замка Сэмреда, вызвав небольшой переполох среди прислуги. Но у Бейли было не то настороение, чтобы обращать внимание на такие мелочи. А Филберт вовсе чувствовал себя слегка напряженно - его ожидало знакомство с тестем.

Тесть оказался примерно таким, как он и представлял. Сухой, прагматичный, цепкий и хитрый. Хотелось высказать ему пару ласковых слов, за то, что отправил дочку в лапы Императора. Но тот после первого знакомства удивил Филберта. Оглядел его всего и сказал с явным удовольствием:

- Вот именно на такой подарок судьбы я и рассчитывал!

Потом деловито поинтересовался:

- Вам сколько лет, молодой человек?

- Сорок пять, - честно ответил Филберт, которому на вид нельзя было дать больше тридцати.

- Хммм, хмммм, всего на пять лет моложе меня, а так и не скажешь... Ну да, вы же маг. Могу я называть вас сыном?

- Можете, папа, - скрипнул зубами Филберт.

- Так вот, сынок...

Филберт чуть не подавился, а Бейли, присутствовавшая при семейном разговоре, выразительно прокашлялась. Сэмред расхохотался.

- Ладно, Филберт Танри, принц Танбора, не смею вас дольше задерживать.

И только рыцарь выдохнул с облегчением, как тот добавил:

- И помните, вы должны обеспечить Танбору наследника! Я, конечно, собираюсь править еще долго, но вам, надеюсь, хватит трех лет, чтобы родить двоих детей?

- Это как Б ог даст, - ответил Филберт, краснея от злости. - Я со своей стороны постараюсь.

- Отлично, - тесть потер руки. - А теперь идите, и можете начинать стараться прямо сейчас.

Неизвестно, что высказал бы нервный зять дорогому тестю, вмешалась Бейли и утащила его оттуда.

Надо было еще повидать Тана, а потом сходить в разведку на родину рыцаря.

Все-таки, чтобы протащить незаметно целый отряд, надо выбрать подходящее место дислокации.

***

Из приемной Императора дракон ушел в полном раздрае. Филберту сказал, что будет ждать в Илтирии, но... Просто не смог так сразу. Надо было хоть как-то успокоить хаос, царивший в голове. Про душевную боль он вообще предпочитал не думать.

Сейчас ему требовалось уединение. Как и все страдальцы, терзаемые сомнениями, Хатор забился в пустыню.

Огромный черный дракон лежал на спине раскинув во земле широченные крылья. Медитировал.

Глаза прикрыты. Лапы безвольно свешены в стороны. На сердце тяжело, но надо дышать.

Правильное дыхание помогает упорядочить мысли. Омммм. Омммм.

Почти упорядочил. И тут обнаружилось, что вокруг дракона скопилось целое полчище грифов. Некоторые обнаглели настолько, что стали пытаться попробовать отщипнуть от него кусочек. Подскочил с ревом:

- Чертовы птички! Ищь, чего удумали, дракона жрать!? Я вам покажу падаль!

Птичек ветром сдуло, но и спокойствия как не бывало. С трудом упорядоченные мысли снова расползлись, как вспугнутые тараканы.

Нет его мягкой маленькой белой кошечки Бейли, есть принцесса Бейлисита из клана Уйсари. Принцесса... ОПАСНОСТЬ.

Но его тянуло к ней как канатом. Но кошка улыбалась Императору.

Она даже не соизволила взглянуть в его сторону. (1d3ed)

От этого было так пусто и одиноко, и так обидно ощущать себя обманутым.

Дракон взмахнул крыльями, поднимаясь в воздух, и прямо в воздухе исчез, уходя порталом. С егодня нужно кое-что сделать, он обещал рыцарю.

А Завтра... На свежую голову. Надо все обдумать, разобраться, решить. Завтра.

Глава 36

Хатор знал, что рыцарь по возвращении в Илтирию в первую очередь отметится у наблюдателей. Поэтому и отправился оповестить магов, чтобы в ближайшее время ожидали возвращения бывшего (или будущего, это кому как удобнее считать) наследника и оказали посильную помощь.

И предупредил, что вероятнее всего, Филберт Танри появится с отрядом наемников

- Да, и кроме того, - морщась добавил черный дракон. - Возможно, с ним еще будет дама. Принцесса.

- Э... А как же... принцесса? - не совсем понял наблюдатель.

Кажется, всему Джагарту уже было известно, что рыцарь неделю назад прибыл сюда с молоденькой принцессой, на которой тут же и женился. Хатор внезапно вызверился:

- Это совсем не то, что вы сейчас подумали!

- Хорошо-хорошо, лорд Хатор. Я вообще-то, еще ничего не успел подумать, просто спросил, - миролюбиво ответил маг - наблюдатель.

Хатору стало досадно за внезапную вспышку. Но при мысли, что кошка может закрутить с кем-то другим, из него неконтролируемо перла ревность, Он прочистил горло, поправил одежду и, глядя куда-то в угол, заявил:

- Дама... э... один из наемников.

Наблюдатель ничего не понял, но проникся.

- Разумеется, мы проследим, чтобы дама была окружена заботой и вниманием...

- Да не надо никакого внимания! - взревел дракон.

Потом махнул рукой, понимая, что ни черта не владеет собой и обернулся огромным крылатым ящером. Только его мелькнувшую черную тень и видели.

***

Н икогда раньше Хатору не пришло бы в голову просить совета у Хаториана. Строго говоря, Хаториан был старше их всех. Но Хатор так привык считать себя старше и умнее, что не принимал брата в серьез. И даже не потому, что Хаториан казался рядом с ним юнцом. Просто Хатор был практичнее, что ли. А теперь вот...

Но поделиться больше не с кем. И никого другого черный дракон не готов был впустить в свою голову. Потому прежде чем вернуться к наблюдателям, ему нужно было повидаться с братом. Хотя бы коротко переговорить.

Когда он опустился на верхнюю площадку белого дворца - королевской башни, Хаториан уже был там. Вернее, на площадке сидел большой золотой дракон.

- Привет, брат, - проговорил Хаториан. - А я тут...

Вероятно, он хотел сказать, что ждал его, решил Хатор и смешался. Трудно было начать, а золотой дракон задумчиво смотрел на него, склонив голову набок. Изучал, словно впервые увидел.

И только Хатор собрался с силами задать брату сакраментальный вопрос, как быть дракону, когда и свободу потерять нельзя, и женщину, как на верхней террасе появилась королева Виль. Словно вихрь пронесся, мгновенно спутав с таким трудом подобранные слова.

Черный дракон тут же захлопнул пасть.

- А мы вот полетать собрались, - проговорил Хаториан, делая вид, что ничего не происходит. - Ты с нами?

Нет. Вот полетать с ними Хатору не хотелось.

- Не сейчас, брат.

Хаториан промолчал, как-то странно на него глядя. Зато Виль, переглянувшись с мужем, затараторила:

- Филберт сегодня возвращается из Шалина в Илтирию? И с ним люди, да? Ах-хаааа... Пусть ведет их к нам на острова. Там их никто не найдет!

Остров опальных Ванлертов, на котором прошло детство Вильгельмины, давным-давно был передан Джагарту указом Ансельма. Вроде как в приданное принцессы, на самом деле просто подарок, который захотела королева Вильгельмина от Илтирии. И сейчас она победно улыбалась, потому что здорово придумала. На острове их точно никто не достанет. К тому же, там территория Джагарта. У Вержесов и их прихвостней руки коротки.

- Хатор, проведешь их?

- Конечно проведу.

- Угу. Да, и передай привет принцессе... - хитро прищурилась королева Вильгельмина.

- Что?!! - Хатор аж поперхнулся от неожиданности.

Когда наконец прокашлялся, недовольно буркнул:

- Передам.

- Ой... Я тоже бы с удовольствие поучаствовала, но... - тут королева улыбнулась и чмокнула золотого дракона в чешуйчатую морду.

По глупому блаженному выражению братца, Хатор понял, что разговора не выйдет. Пора сматываться.

- Пока, - пробормотал он скороговоркой.

Взмахнул крыльями и ушел в невидимость, уже на ходу осмысливая, откуда Виль могла узнать, но вообще-то, не все так плохо. У него теперь появился законный повод поговорить с кошкой. И как бы не от него инициатива.

Успел он как раз вовремя. Только прилетел, и тут же Филберт Танри пришел порталом из Шалина. А с ним...

Дракон в этот момент как раз выговаривал что-то одному из магов - наблюдателей. И вдруг завис, на какое время утратив дар речи.

Рядом с Филбертом стояла Бейли.

***

Дурацкое чувство, что сердце выскакивает из груди и тянется к ней, повторились. Совсем как тогда. И совсем как тогда, она едва мазнула по нему взглядом и шагнула вслед за рыцарем.

Досада придавила как камнем. Хатор выдохнул и отвернулся.

Но через несколько секунд эти двое уже стояли напротив магов - наблюдателей Джагарта. Возникла короткая пауза. Дракон счел своим долгом представить всех друг другу. Обычная вежливость, ничего более.

Точнее, представлять всех начал Филберт. С себя, раз уж им взаимодействовать. Новоявленого принца Танбора рассматривали с любопытством, а уж принцессу Бейлиситу так и вовсе с нескрываемым интересом. За этот самый интерес Хатору хотелось прибить всех наблюдателей.

Вид у него был мрачный, да и настроение соответствующее. Повернувшись вполоборота , сумрачно взглянул на кошку. А она... словно его не существует. Д аже не шевельнулась посмотреть в его сторону. И тем не менее он произнес:

- Принцесса, позвольте представить вам магистра Элиотера, Илая и Спаркуса.

Каждый из представленных магов тут же поклонился, на физиономиях расцвели улыбки. И тут кошка...

- Зовите меня Бейли.

Нет! У него не было слов!

Она поздоровалась с каждым за руку. При этом каждому мило улыбнулась. А голос у кошки был нежный, и с хрипотцей.

Маги наблюдатели слегка поплыли, а Хатора чуть не затрясло от злости. Он просто обязан был вмешаться и прервать этот массовый припадок идиотизма. Повернулся к Филберту:

- Это весь состав? Именно такими силами ты собираешься покорить Илтирию, рыцарь?

Прозвучало резковато. Он и сам знал это. Как и то, что при желании кошка могла бы покорить кого угодно, чем она собственно и занималась. И это вызывало отдельное раздражение.

- Нет. Мы с Бейли пошли первыми, вроде как на разведку. - сказал Филберт, немного странно на него взглянув. - Надо вернуться за Таном и его людьми.

- Угу, - мрачно хмыкнул Хатор, косо поглядывая на магов, столпившихся вокруг Бейли. - Кхммм... Вам уже подготовлено место.

- Спасибо! - кивнул Филберт. - Я думаю, нам обоим нет смысла возвращаться. Бейли подождет здесь, а я туда и сразу обратно.

- Конечно, - проговорил Хатор, едва дождавшись, пока рыцарь уйдет.

***

Темная фигура дракона занимала все пространство вокруг. Бейли казалось, что она ничего и никого не слышит, кроме его негромкого резкого голоса. И каждый раз. Когда он выплевывал какую-то фразу, у нее сжималось сердце. Хорошо, хоть удавалось сдерживаться и не зажмуривать глаза, когда в его голосе прорывался сдерживаемый низкий рык.

Он ее просто терпеть не может. Мстит теперь. За обман?!

Пошел он к черту.

Ей стоило уйти с Филбертом.

Что-то говорил один магов - наблюдателей, кажется Спаркус. Или, может быть Илай. Она их почти не различала.

Черт...

Идет к ним. Бейли отвернулась, улыбаясь то ли Илаю, то ли Спаркусу. Лучше бы она ушла с Филбертом.

***

За те несколько секунд, что понадобились Хатору, чтобы медленно, не спеша подойти, он смог загнать вглубь себя бурю. Холодное спокойствие, вот что сейчас нужно. Он не станет устраивать из себя посмешище.

Соперников Хатор не боялся. Нет и не может быть соперников у дракона. А если кошка хочет поиграть у него на нервах, пусть. Игра в игнорирование хороша тем, что в нее тоже можно играть вдвоем.

Внезапной молнией пронеслись в памяти совсем другие игры. И маленькая беленькая кошечка, что пригрезилась ему однажды. Усилием воли дракон прогнал все эти видения.

Они и слишком притягивали, и вместе с тем, рвали в клочья шаблоны его устоявшейся жизни. От этого надо дистанцироваться, чтобы понять.

Когда подошел, наблюдатели расступились. Сухой поклон. Дракон уже овладел собой настолько, что теперь в его голосе не осталось эмоций:

- Леди Бейли, королева Джагарта Вильгельмина шлет вам свой привет.

Кошка едва заметно вздрогнула, но голос звучал холодно и ровно:

- Благодарю, передайте ей мой привет, когда увидите.

Хатору захотелось встряхнуть ее, напомнить, какой она становилась для него. Но игра есть игра. Хоть это и тягостно. Боковым зрением он видел невозмутимое лицо кошки. И вдруг...

Будто кто-то его в бок толкнул. А не пригласить ли  ее к Феодоре в гости? Ему почему-то пришла в голову дикая мысль показать тигрицу маме. А то, может, он ошибается, и все не так страшно?

- После того, как все тут закончится... - услышал Хатор свой не слишком уверенный голос, прежде, чем успел додумать.

По счастью в этот момент открылся портал, из которого появился Филберт, а вместе с ним Тан и отряд наемников. Дракону осталось только порадоваться, что это произошло раньше, чем он сказал несусветную глупость.

Дальше все смазалось. И хорошо. Никаких глупостей.

Просто действие, посреди которого нет места чувствам. Хатор отвлекся на вновь пришедших. короткий обмен приветствиями, после чего предстояло перевести их во временное убежище на острове.

***

Бейли подошла к Филберту. Указала взглядом в сторону предгорий, служивших границей Джагарту, и тихо спросила:

- Не собираешься уже сегодня начать отрабатывать наказ тестя?

Вопрос застал рыцаря врасплох, потому что вырвал наружу все его внутренние сомнения. Филберт опустил голову, пальцы неосознанным жестом коснулись белой тряпицы на левом запястье. Взглянул в сторону гор и с какой-то смесью безумной жажды, надежды и сожаления сказал:

- Не сейчас. Сначала я должен здесь все закончить. Понимаешь?

Потом взгляд его застыл, рыцарь выдохнул и опустил голову.

- Что будем делать? Каков твой план? - просила Бейли после недолгого молчания.

Вот за что он ценил эту женщину, умела понимать без слов. Да у него был изначальный план. Хороший, четкий. Но неправильный. Он понял это, стоило ступить на родную землю. А новый...

- Сегодня ночуем на острове, - сказал Берт, щурясь. - А завтра я иду во дворец.

- Ты спятил! - рявкнул Тан, который к этому времени успел подойти. - Тебя тут же схватят! Пхе!!!

- Не схватят. У меня дипломатический иммунитет.

Бейли молча на него уставилась. Ничего себе, ход. Открыто явиться во дворец. Да его же там попросту сожрут! Но ход был хороший. Правильный.

- Что ты задумал, рыцарь? - привлеченный шумом подошел Хатор.

- Вернуться, - просто и обыденно сказал Филберт.

Потом добавил, оглядываясь:

- Пошли, надо разместить людей. Я все объясню на месте.

Берт уже шагнул в сторону, но его остановила Бейли.

- Не будь идиотом, иди к ней, - сказала она. - А завтра вместе подумаем, как ты будешь совать голову в пасть к тиграм.

Шутка вызвала смех.

- Иди, - прошептала она одними губами и мотнула головой.

И словно горячая волна промчалась по его душе, срывая внутренние запоры. Мужчина дернулся, пробормотал неуверенно:

- Но... Надо запросить разрешение... транспорт...

- Я отвезу, - тихо сказал Хатор. - Доставим людей на остров, и...

И вздохнул.

Потому что было в любви рыцаря что-то великое. Ради этого и покатать его на шее не жалко.

Глава 37

Прошедшая неделя была нелегкой для Изольды. Но прожила, все равно что вычеркнула из жизни. Дни были сплошняком заняты какими-то занятиями. А вот ночи... Как она ждала ночи...

Ночью - сны.

В снах к ней приходил ее рыцарь.

И была нежность.

Теплые настойчивые губы. Поцелуи. Руки. Они, кажется, везде. Хотелось извиваться, течь расплавленным медом, подарить ласку ему в ответ... Но он не давал передышки, пока не сорвалась наслаждением, словно пушинка под бурным ветром.

Никогда еще во сне не было так ярко... Чтобы она стонала в голос? Стонала? Она...?

С этой мыслью Изольда наконец поняла - не сон. Берт.

-Берт! Берт! Берт... Ты пришел...!!! - подскочила, бросилась ему объятия, прижалась тесно-тесно. До дрожи.

Слезы полились.

- Ну что ты, девочка моя, что ты... - гладил ее по спине, целовал в макушку.

- А как же ты... - вскинулась. - А ты...

- А я грязный, - улыбнулся он ей в губы. - Мне сперва помыться надо.

Так в чем же дело?! Через несколько минут они уже вдвоем сидели в огромной теплой ванне. Берт молчал, весь напряженный внутренне , Изольда не стала спрашивать ни о чем. Расскажет сам. Еще три недели до обещанного срока Если он смог прийти, это еще не означает, что все позади, и трудности пройдены.

А сейчас нельзя было упустить ни секунды из того времени, что им отпущено. Пока он рядом. Ей так хотелось подарить ему радость в ответ.

И вот они уже снова горели.

И снова. Без конца. И еще, и еще, еще...

Ночь. Волшебные сны на двоих.

***

Розовый рассвет.

Проснулись они одновременно. Изольда потянулась поцеловать, а Берт виновато улыбнулся, заправив ей за ушко прядь пушистых волос.

- Мне пора идти, - проговорил чуть слышно.

Кивнула. Чуть дрогнула рука, которой она обхватила его за талию. Хотелось спросить, когда вернется, но Изольда подавила это желание. Вернется, когда сможет. Вместо этого она закрыла глаза, слушая, как стучит его сердце. Берт заговорил сам.

- Знаешь, твой отец благословил меня.

Изольда удивленно вскинула голову.

- Да, - хохотнул Филберт. - Я теперь принц Танбора. И посланник.

- Значит, мы теперь можем вернуться в Танбор? - проговорила Изольда усаживаясь на постели.

Понимая, что возвращаться в Танбор ей совсем не хочется. Берт сел рядом, взял ее руку в свои, потеребил пальчики.

- Нет. - усмехнулся. - В ближайшее время мы туда точно не будем возвращаться. У меня дела здесь. Ты... подождешь?

Изольда напряглась и сжалась, взглянув на него.

- Три недели, - дернул шеей Берт. - Еще три недели. Как я и сказал.

Он шевельнул бровями, погладил пальчики, поцеловал. Но по тому, как мужчина выдохнул, как замолчал, Изольда вдруг поняла, что именно сейчас и предстоит ему самое тяжелое испытание. А ее не будет рядом.

Рядом... Но она ведь тоже не просто так тут пробыла эту неделю.

Быстро подскочила и побежала в гардеробную. За это время Берт успел натянуть штаны и уже держал в руках рубашку.

- Постой! Надень вот это.

За неделю Изольда успела сшить ему белую льняную рубаху. Похожую на ту, что была на нем, когда они венчались. Вышила по вороту и...

- Надень ее и не снимай. Пока не вернешься.

Так она будет с ним рядом.

Рыцарь понял без слов. Изольда погладила повязку на его запястье. Тряпица почти высохла, только местами оставалась чуть влажной.

Надел. Быстро натянул верхнюю одежду. Поцеловал ее.

А потом он просто вышел в дверь. Как тогда. А она опять остановила время.

Три недели.

***

Большие черные крылья мелькнули за окном, унося ее рыцаря. Три недели. Меньше ждать, больше тревожиться. Но о своем муже она неплохо позаботилась.

Что Изольде удаются артефакты Феодора заметила в первый же день. Потому именно на этом сосредоточила свои занятия. А рубашка, что она сшила для Берта, не простая. Пока она на нем, он будет неуязвим.

***

На острове ночь прошла тихо. Просто необычно. Волны шумели, ветер свистел. Одни скалы и море кругом. Огромное, синее. Большинство наемников никогда не видело столько воды разом. Глядели во все глаза, когда появились Хатор с Филбертом, кое-кто из ребят даже пытался купаться.

- Давай, выкладывай свой план, - сходу выпалил Тан, слоило рыцарю появиться.

- Да все просто. Я должен вернуться чистым. А для этого мало прийти под другим именем. Если я хочу вернуться по-настоящему, надо, чтобы меня приняли. Придется восстановить свое родовое имя, которое я изрядно покрыл позором, - мрачно хохотнул рыцарь.

- Да уж, - понимающе протянул Хатор.

- Поэтому я намерен явиться открыто. Как наследник престола. Это смешает карты заговорщикам, все они разом переключатся на меня и забудут об Ансельме. Возможно, будет суд. Наверное. Но упечь меня за решетку или казнить не выйдет, дипломатический иммунитет. Остальное я выдержу. - пожал плечами Берт.

Вмешалась молчавшая до того Бейли:

- Хорошо. Ты посланник Танбора, мы будем твоей свитой. И раз уж все решено, не стоит терять время.

Настроение у кошки было подозрительное. И спалось плохо. Может, оттого, что на новом месте, может, море шумело. А может, оттого, что ей всю ночь мерещилось, будто в комнате кто-то есть. Заснула только под утро.

***

Торжественное явление посольства пришлось немного отложить. Надо же было прилично одеться. Для большего шика Хатор еще распорядился, чтобы им подогнали воздушный корабль. Ибо по одежке встречают, а посол далекой страны должен внушать уважение.

Различные приготовления заняли половину дня. Задействованы были все Джагартские маги - наблюдатели. Но ко второй половине дня приготовления наконец были закончены.

Все это время Ф илберт был собран и молчалив.

Бейли наблюдала за ним искоса, прекрасно понимая, что его ждет очень мало приятного. Но он был прав, наследника должен принять народ, и теперь, спустя двадцать лет, ему придется расплачиваться за свои прошлые ошибки.

Что до нее самой, то как с ночи настроение было отвратительным, так оно и осталось. Дракон вроде бы и находился рядом, но словно ее не видел. Не замечал в упор. И черт с ним.

Просто... не имело смысла дуться. Все равно не кому оценить. От этого настроение только портилось.

Однако, когда она собиралась подняться на воздушный корабль, на котором, кстати, ей еще не приходилось перемещаться, Хатор неожиданно оказался рядом. Протянул руку, все с таким же отсутствующим видом. Будто ему безразлично. Еще бы зевать начал.

С таким же отсутствующим видом, но его руку она приняла.

И странное, дурацкое чувство. Неправильное. Ее руке почему-то было так надежно в его ладони. Потом он сразу отошел, но чувство осталось.

***

После было путешествие в столицу. Воздушный корабль, оснащенный большими золотистыми парусами, перемещался очень быстро. Виды за бортом сменялись. Красивая страна, Красивый дворец Владыки.

Наверное, в другое время путешествие доставило бы огромное удовольствие, но сейчас общее напряжение смазывало все удовольствие на корню. Еще утром наблюдатели доложили, что что вся придворная камарилья соберется сегодня во дворце. Вержес собирался выступить с требованием к королю Ансельму, чтобы тот пересмотрел право наследования.

Значит, понимал Филберт, беглый герцог Танри появится в самое подходящее время, чтобы поддержать короля. Потому что плохой он или хороший, преступник или нет, он законный наследник престола.

Однако предстояло еще самое тяжелое - явиться перед всеми этими людьми. Делать это уже предстояло без поддержки Джагарта, и как уж тут дело повернется, зависело только от него самого.

Корабль наконец достиг площади перед дворцом. Таким знакомым, Филберт в нем вырос. Но сейчас трудно было приблизиться, сделать первый шаг.

Однако он пересилил себя и, словно пловец, ныряющий со скалы в бурные волны, сделал этот шаг.

***

Появление посольства из какой-то далекой страны отвлекло знать, собравшуюся в большом дворцовом зале в ожидании короля. Конечно, никто не слышал ни о каком Танборе. Однако верительные грамоты сановниками были признаны подлинными, это мог бы сказать любой маг. Потому всех теперь снедало любопытство.

Филберт ступил в зал вместе с королем, только из разных дверей. Лица в толпе мешались перед глазами. В этом людском море его маленькая делегация могла бы просто затеряться. Однако перед ними расступались. И чем ближе он подходил к трону, тем больше выкриков слышалось:

- Да это же беглый герцог Танри! Преступник!

А когда он дошел до положенного места и замер перед королем, Владыка Ансельм, смотревший на блудного племянника внимательно, не успел даже вымолвить слово, как вперед выступил граф Вержес и приказал:

- Арестовать беглого герцога. В кандалы его.

Стража дернулась было, но тут подал голос король:

- Принц Танбора посол и находится под нашей защитой, - произнес он с каменным лицом.

Филберт поклонился:

- Благодарю, ваше величество.

А из зала, между тем, понесся откровенный лай. Да, его не могли разорвать на месте, как Вержесу и хотелось, зато оскорблять могли сколько угодно. Судя по всему, слово короля еще кое-что значило. Но очень немного. И все же. Ни его, ни его людей не посмели тронуть.

Когда до Филберта донесся очередной насмешливый выкрик:

- Танри! Помнишь ту пощечину?! Которую ты получил от бабы на поединке?!

Он еще раз поклонился королю, а потом встал в полоборота к толпе и громко заявил:

- Я помню все. Как и то, что я, Филберт, герцог Танри, все еще являюсь законным наследником престола Илтирии.

Ох, что тут поднялось...

После этих слов Филберт снова поклонился королю. И увидел в погасших глазах Ансельма живую искру. Как раз то, чего не хватало, чтобы обрести уверенность.

Кажется, король не собирался отдавать его под суд за прошлые выходки?

Это хорошо.

- Требую суд Божий, - сказал Филберт и, словно вокруг не бесновалась разъяренная толпа, не спеша стащил перчатку с руки и бросил на пол.

Голос его был спокоен, но вмиг перекрыл шум толпы:

- Я Филберт, герцог Танри. Сын первого рыцаря. Наследник престола Илтирии. Готов принять на любой вызов.

Зал снова взорвался воплями. Кричали гадости. Но больше - Поединок! Поединок!

Филберт вскинул ладонь.

- Три недели я буду ожидать на поле для турниров. Каждый, кто считает меня недостойным, либо каждый, кого я обидел когда-то, может вызвать меня на поединок и попытаться убить. Со своей стороны приношу клятву, что не стану убивать или калечить никого из своих противников.

Еще не успели затихнуть его слова, Ансельм встал.

- Принято!

С руки короля слетело голубое сияние, охватившее Филберта, в знак подтверждения клятвы. Вокруг Филберта и его людей встала кольцом королевская стража.

- Ты покойник! - улыбающимися губами проговорил старый Вержес, проведя ладонью по горлу.

Но король не закончил. Ансельм заговорил дальше, озвучивая условия:

- Поединки будут проводиться каждый день, пока солнце на небе, на дворцовом поле для турниров. В присутствии свидетелей. Если в течение трех недель герцог Танри не будет убит, с него снимаются все обвинения.

Король обел взглядом притихший зал и добавил, зло усмехнувшись:

- После чего он будет коронован.

И прежде, чем толпа осмыслила сказанное, покинул зал.

- Поздравляю, ты только что подписал себе смертный приговор, - шепнул Тан, весело оглядывая орущую толпу. - Надо на тебя поставить. Здесь столько возможностей для выигрыша...

Бейли, молча стоявшая все это время рядом, наступила Тану на ногу, а потом нежно улыбнулась графу Вержесу. Тот в первый момент был ошарашен, но быстро пришел в себя и многообещающе улыбнулся в ответ. Однако тигрице уже было все равно.

Больше всего ее в этот момент нервировало ощущение чужого дыхания за правым ухом. Потому что справа от нее никого не было.

Глава 38

Да, это именно Хатор стоял рядом с ней в зале. И тогда ночью. Невидимый.

С одной стороны, дракону хотелось удрать от кошки прочь, спасая свою свободу и независимость, ибо он понимал, в какую трясину его засасывает.

Стать подкаблучником?!

Протест рвался из драконьей души, снося напрочь все другие соображения.

А с другой? С другой стороны, КАК он мог оставить СВОЮ женщину посреди такого количества голодных мужиков?! КАК?!

Кто-то мог протянуть свои лапы к тому, что он считал своей собственностью.

От этой мысли вскипало и переворачивалось все его драконье нутро.

Вот и торчал теперь рядом с ней почти постоянно.

А кошка как назло, бесила его тем, что стреляла глазками по сторонам. Когда-нибудь он запрет ее под замок, пусть потом попробует...

Однако в зале она совершенно точно определила источник главной опасности. И явно что-то задумала. Слишком уж хорошо Хатор изучил. Все эти сладкие улыбочки и взгляды, адресованные старой сволочи Вержесу, неспроста. Ох, неспроста. Это только усиливало нервозность.

А вот бывший первый рыцарь удивил. У него же просто талант к эффектной импровизации. Да если через три недели сплошных поединков этот рыцарь останется жив и не покалечен, все забудут его старый позор. О нем теперь будут слагать легенды!

Дерзко, конечно, самонадеянно. Но, черт побери...

Даже как-то завидно стало.

***

После объявления вызова делегацию Танбора, естественно, из дворца уже не выпустили. Всех поместили под стражу и заперли в тех самых покоях, что когда-то занимал в этом дворце Филберт Танри. Не зря говорят, что жизнь циклична, и все возвращается на круги своя.

Для Бейли было сделано исключение. Ее заперли в отдельной комнате, но стражи приставили не меньше. И неизвестно еще, от чего охраняли даму, от посягательств не ее честь или чтобы не сбежала.

А во дворце по приказу Владыки Ансельма начались срочные приготовления. Поскольку первый день поединков был назначен на следующее утро, трибуны на поле для турниров надстраивать начали еще с вечера. Потому что ни один турнир еще не собирал столько желающих насладиться зрелищем.

Но вот ночь прошла, утро наступило.

Теперь на поле для турниров красовались новые трибуны, достроенные и благоустроенные. А в дальнем конце поля - одинокий шатер. В котором и предстояло находиться рыцарю все эти три недели, пока половина магов Илтирии будет пытаться убить его на поединке.

Спали той ночью плохо все. Волнение.

На рассвете, до того, как первые лучи солнца появятся на небе, вся команда уже была в сборе, ожидали только Бейли. Явилась она невозмутимая как всегда, только задумчивая. Ощущение чужого присутствия рядом преследовало ее постоянно. Более того, некоторые ощущения... но об этом же не расскажешь никому.

***

Перед началом поединков король пожелал говорить с племянником. Е го свиту велено было вывести на поле, а рыцаря доставить в кабинет.

Это оказалось неожиданно для Филберта, и пожалуй, вызвало даже больше волнения, чем предстоящие поединки. Потому что стыд и чувство вины перед дядей не имели срока давности.

В королевском кабинете ничего не изменилось за двадцать лет. Все было таким, как Филберт помнил. Кроме самого короля. Он еще больше постарел за эти годы, выглядел каким-то усталыи и измученным.

Недолгая пауза.

Ансельм смотрел на племянника строго, а потом вдруг сказал:

- Я скучал по тебе, мой мальчик.

- Дядя... - пробормотал Берт, понимая, что краснеет.

- Тебе давно следовало вернуться, - король встал из-за стола и отошел к окну.

У Филберта сжалось сердце.

- Не дай убить себя как-нибудь по-глупому, - проговорил король, не оборачиваясь, и добавил: - А теперь иди. Пора.

Действительно было пора. Филберт поклонился его спине, и вышел из кабинета. Восемь гвардейцев сопровождали его, чеканя шаг по каменным плитам коридоров дворца.

Три недели. Ведь только сейчас он подумал, что через три недели, возможно...

Потом решил не загадывать. Как Бог даст. Потому что единственное чего сейчас хотел рыцарь - это не власть, не богатство, даже не доброе имя. Он хотел вернуться к Изольде.

А для этого надо было остаться в живых.

***

На поле к этому времени уже собралось, наверное, треть населения столицы. Солнце только взошло, а трибуны были уже полны. Так что нерасторопным пришлось тесниться вокруг поля. И если первые ряды еще что-то видели, то дальним приходилось довольствоваться только пересказами.

Стоило рыцарю в сопровождении гвардейцев появиться на поле, как все разговоры мгновенно стихли. Однако вскоре возобновились с новой силой. Все-таки герцог Танри был весьма неоднозначной фигурой. Многие вспоминали события двадцатилетней давности, его головокружительный взлет и не менее фееричный позор и падение. Кто-то помнил его отца, первого рыцаря Илтирии.

Но куда больше чем прошлое, людей интересовало настоящее. И потому, предстоящих поединков ждали огромным любопытством и нетерпением.

А кое-кто, между прочим, собрался делать на этом неплохие деньги.

Леди Бейли из свиты рыцаря, как весьма привлекательной даме и дипломатической особе, отвели место среди почетных гостей на королевской трибуне. Там же с краю нашлось местечко и для господина Тана, главы безопасности посла Танбора (того самого, которого сейчас должны были начать убивать на поле).

И вот, пока леди Бейли очаровывала улыбками вельмож Илтирии, господин Тан принимал ставки. Поединки еще не начались, а суммы там крутились уже весьма приличные. Хатор, присутствовавший среди гостей в незримом виде, прикинул, что если Филберт продержится положенные три недели, денег хватит покрыть дефицит бюджета Илтирии. При этом он и сам подумывал, что надо бы поставить на рыцаря, ибо азарт заразителен.

Однако куда больше дракона волновало недвусмысленное внимание, которое местные лордики оказывали Бейли. Эти задохлики вертелись вокруг нее и разве что не урчали как коты. А она точно что-то задумала, потому что сосредоточила свое внимание на старом графе Вержесе.

Но вот, наконец, герольд объявил первого поединщика.

И все мновенно стихло.

***

Всадник, закованный в латы, выехал на поле. Не спеша, красуясь перед трибунами, подъехал к шатру, перед которым был закреплен турнирный щит рыцаря (пришлось ради этого лезть в хранилища и извлекать церемонильные доспехи, принадлежавшие еще отцу Филберта). Ударил в него копьем.

Глухой металлический звук разнесся по затихшему полю.

Первый вызов.

Филберт ждал его на пороге, наблюдая за приближением. Цвета Вержесов, кто бы сомневался. Они были больше всех заинтересован в том, чтобы приблудный герцог не ушел живым с этой арены.

Всадник. В турнирных доспехах. А он был пешим. Конечно, подобной ситуации Филберт не учел в спешке. Сейчас бы ему пригодился его степняк.

Однако за те двадцать лет, что странствующий рыцарь Берт ходил с караванами по пустыням Шалина, ему столько раз приходилось драться и конным и пешим, что это не вызвало у него и тени волнения. Наоборот, в том, что его противник считал слабостью, Филберт видел свои преимущества.

Его вооружение было намного легче, он был маневреннее. Ловкость обеспечивает победу не хуже силы, а иногда и лучше. И у него еще была магия. Он обещал не убивать и не калечить, но не упоминал, что не воспользуется своей силой.

Противники заняли позиции, проиграл сигнал, данный герольдом. Трибуны затихли в ожидании. Поединок начался.

Как Филберт и ожидал, один из многочисленных племянников Вержеса понесся на него с копьем. Он же стоял, опустив меч и расслабленно ждал приближения противника. А вой на трибунах усиливался. Со стороны казалось, что мощный всадник сейчас сметет жалкую фигурку пешего рыцаря, парализованно застывшую посреди поля. Слышались вопли:

- Дави его!

- Да он спит!

- Дай ему пощечину, может проснется!

- Вы что, не видите, он он просто обср*** от страха!

На это все было плевать, Филберт их попросту не слышал. А когда между ним и острием копья осталось всего полметра, резко ушел в сторону и на мгновение слегка «сморщил» землю под ногами боевого скакуна. Конь естественно, споткнулся, вскидывая круп. Копье ткнулось острием в образовавшуюся ямку и спружинило. А тяжело вооруженный всадник перед тем как грохнуться на землю, красиво пролетел еще несколько метров, кувыркаясь в воздухе.

И так и остался лежать.

Зрители в первый момент смолкли. А потом все поле взорвалось воплями.

Противник продолжал лежать, и Филберт забеспокоился, не угробил ли он беднягу, хотя вроде и смягчил его падение магией. Но через минуту его противник зашевелился и через подбежавших оруженосцев передал, что признает свое поражение.

***

Первая победа. Да какая. Хатор был впечатлен.

Дальше следовали и другие вызовы, однако ошибку первого поединщика учли сразу, больше никто не выходил на поле в турнирной броне да с копьями. Пришлось теперь рыцарю помахать мечом. Однако двадцать лет постоянных тренировок в боях без правил делали свое дело. Все поединки пока что оканчивались чистой и бескровной победой Филберта.

Постепенно и тональность воплей болельщиков изменилась, теперь их симпатии были уже скорее на стороне дерзкого рыцаря, показавшего, что не стесняется простанародных приемов в честной драке. Это делало его в какой-то мере своим для толпы.

Да и на трибунах люди уже вели себя иначе. Турнир стал турниром по-настоящему. А любой турнир - это прежде всего развлечение, действо со своими канонами. Это герцогу Танри предстояло отдуваться на поле, остальные тут получали удовольствие от острых ощущений и просто удовольствие.

Да уж! Некоторые это удовольствие получали прямо у дракона на глазах! Граф Вержес теперь уже откровенно перебрался поближе и сидел рядом с Бейли. Он конечно, морщился, поглядывая, как Филберт Танри расправляется с очередным противником, но по нему было заметно, что это его не слишком расстраивает. Видимо, еще много карт осталось в рукаве.

И это уж точно не мешало старому мерзавцу оглядывать леди маслеными взглядами. А та...

Нет, у дракона не было слов.

Она невозмутимо сидела, всем своим видом демонстрируя, что ей нисколько не интересно. Но потом раз, один взгляд, словно удар кинжала. И каждый раз в цель. А старый граф, между тем, проявлял все большую заинтересованность.

После двадцати первых поединков герольд объявил перерыв, во время которого публике предложено было подкрепиться и заодно выбрать королеву турнира. Р азвлекаться так развлекаться. Для почетных гостей были накрыты столы прямо на трибунах, желающие могли даже прогуляться.

Бейли изящно орудовала серебряной вилочкой, поедая что-то из фарфоровой тарелки, а перед глазами у Хатора было совсем другое. Он видел сейчас, как они смеясь ели рубец в грязной харчевне Шалине.

Странное воспоминание. Щемящее. Он даже отвернулся.

А потом леди Бейли решила прогуляться. И весь хвост кавалеров, который она умудрилась тут собрать, вслед за ней. Вержес и вовсе все время вертелся рядом, норовил взять за ручку. Хатору даже пришлось пару раз толкнуть самых ретивых, а Вержесу весьма чувствительно наступить на ногу, чтобы охладить пыл, так сказать. Тот охал и стонал, подозревая, что это разыгралась падагра, однако от леди Бейли ни на шаг. Да и остальные тоже.

В общем, к концу этого перерыва нервы у Хатора были изрядно растрепаны, а леди Бейли торжественно избрали королевой турнира. Очевидно, тут сыграла свою роль прелесть новизны и некая загадочность дамы. Но дракон, испытывавший серьезное искушение свернуть шею каждому из этих лордиков, видел во всем одно лишь ее злокозненное коварство.

По счастью, перерыв закончился, это на время сбило накал страстей, потому что всем пришлось занять свои места. Поединки начались вновь.

***

Еще двадцать поединков. Еще двадцать побед. Сорок поединков за день? Это слишком по любым меркам.

Утомительный день уже склонился к закату. Солнце вот-вот сядет. Филберт, каким бы он не был тренированным воином, устал. Бейли видела это и, честно говоря, с нетерпением ожидала, когда уже солнце сядет.

И именно в этот момент на арене появился еще один всадник. Он слишком явно отличался от других. По довольному виду старого мерзавца Вержеса, которого она весь день охаживала, выуживаю по крохам информацию, Бейли поняла, это и есть его «домашняя заготовка». Козырь, который он держал в рукаве.

Выходит, настоящий бой начнется только сейчас.

Глава 39

Берт со слабой надеждой глянул на солнечный диск. Нет, не успеет закатиться.

Значит, придется драться.

Не будь он главным действующим лицом на этом поле, только поаплодировал бы ходу Вержеса. Дождаться, пока противник вымотается, и только потом выставить настоящие силы.

Он уже понял, что его будущий противник шаман из степных племен. И коня притащил сюда не напрасно. Конь его фамильяр, будет давать хозяину подпитку силой. Необычно для степняков, те больше на магию земли надеются.

Вдвоем на одного? Неплохо придумано.

Кое-что о шаманах степных племен Берту было известно, сам воевал с ними когда-то, а потом брал их в союзники. Ненадежные они союзники, бросили его в первом же бою. Понятно одно, все степняки маги земли, с шаманом тот же номер не прокатит.

Всадник приближался. Берт этого человека не знал, никогда не видел, у него была прекрасная память на лица. Шаман не мог быть его врагом, значит, просто наемник. Подрядился убить его.

У Берта мелькнула мысль, что он поклялся не убивать и не калечить людей, но ни слова не было сказано о конях и прочих фамильярах. Убить коня и уравнять силы?

Ход у коня плавный, текучий. Незаметный, но быстрый, похожий на волчий. Напомнил рыцарю его собственного коня, что остался со своими кобылами в мертвой пустыне. И из уважения к своему степняку, Берт решил коня не убивать и не калечить.

Но силы уравнять следовало.

Между тем, всадник добрался до стойки с его щитом, обозначил вызов и отступил обратно. Трибуны притихли в ожидании, пока противники займут положенные места и герольд проиграет начало поединка.

Не успели отзвучать трубы, как неподвижные до того фигуры, застывшие на поле, мгновенно пришли в движение. Всадник рванулся вперед, отклоняясь в бок и прогоняя по земле волну, в то время как конь своими копытами поднимал колебания. От этого ходуном заходило все поле, словно вода во взбаламученном бассейне.

Не владей Берт той же магией, его бы просто снесло и уволокло под землю. Но так ведь и он не стоял без дела. Как только степняк стронулся с месте и помчался на него, выбросил в него сгусток сырой магии, превращая его в путы.

Сгусток облепил все четыре ноги животного. Конь застыл на месте как вкопанный. Всадник же одним неуловимым слитным движением соскользнул с него и тенью метнулся к Берту, превращаясь на ходу в огромного змея.

Вот в чем был главный секрет и тайное оружие.

Наг. Очень редкий оборотень.

Трибуны взревели разом, народ чуть не посыпался на поле и снова замер в беззвучном вопле.

Но Берт ничего, кроме летящей к нему длинной гибкой смерти не видел. Все происходило в доли секунды, а ему казалось, длится вечность. Он вскинул руку, набрасывая сеть ему на морду, но наг успел обвить и его хвостом.

И теперь они сдавливали друг друга. Рыцарь усилием воли сетью, наг обвиваясь и сжимая его железными тисками колец. И разорвать эти тиски можно было только убив нага.

Проклятая клятва.

Время застыло.

Как тогда, когда он стоял в бушующей реке, держа над головой Изольду, и больше всего боялся разжать руки, отпустить. Потерять ее. И вместо воды вокруг видел сады Илтирии. Парящие в воздухе бело - розовые лепестки цветущих деревьев. Чувствовал одуряющие ароматы весны, теплый ветер своей родины.

Показать все это Изольде.

Танцевать с ней на Весеннем балу весенние танцы.

Пройти рука об руку под аркой из цветов.

Прожить вместе жизнь.

Жизнь.

Жизнь! Сначала медленно, медленно, но откликнулись на его призыв живые травы, покрывавшие поле. Потом быстрее и быстрее. Стали расти на глазах, свиваясь в жгуты и оплетая тело огромного змея. Прорастая сквозь его кожу внутрь и сдавливая одновременно.

Пока он наконец не сдался, крича хриплым от дикой боли и страха голосом:

- Сдаюсь! Сдаюсь! Победа твоя, рыцарь! Только убери это от меня!!! - и расслабил кольца, выпуская Берта из тисков.

Только после этого расплелись и убрались обратно живые зеленые жгуты, оставляя на земле обессиленных рыцаря и обратившегося человеком нага. Жуткий поединок длился на больше нескольких минут, а всем, кто это видел, показалось, что прошли часы.

Но вот рыцарь с трудом поднялся на ноги, и внезапный прилив радости охватил ряды простанародья, которому не досталось места на трибунах. Люди кричали,  рвались на поле, страже с трудом удавалось сдерживать натиск.

Никто и не заметил, что солнце успело наполовину закатиться.

Король Ансельм, весь этот бой просидевший напряженной статуей, поднял руку и провозгласил:

- Первый день поединков завершен.

Глава 40

Завершен.

Пошатывавшийся от дикого напряжения Берт какое-то время на мог поверить, что этот бесконечный день завершен. Потом, с трудом передвигая дрожащие ноги, дотащился до своего шатра. Оруженосцы, приставленные королем, едва успели снять доспехи и верхнюю одежду, и рыцарь сразу уплыл в целительный сон, где его ждала Изольда.

А народ, взбудораженный невероятным зрелищем, все еще шумел, но не спеша расходиться. Сегодняшнее представление слишком многое значило. Люди заново присматривались к тому, кто, вполне вероятно, скоро станет их королем. И если честно, дерзкий рыцарь Берт им нравился намного больше, чем любой из Вержесов.

На этом фоне разговоры про знаменитую пощечину как-то забылись, зато повысились ставки в многочисленных пари.

***

Однако еще одно весьма важное, хотя и незамеченное, событие произошло чуть раньше на трибунах. Когда на поле появился последний поединщик.

Вержес, сидевший рядом с Бейли, доверительно склонился к ней и даже посмел похлопать по ручке. Хотелось прибить его, но тигрица сдержалась. А старый интриган так и лучился злобным удовлетворением. И по тому, с каким торжеством он искоса взглянул на короля, Бейли поняла, до того все были игрушки, а сейчас Берта будут убивать по-настоящему.

Узнать в шамане оборотня ей не составило труда.

К тому же еще и фамильяр... И ведь все в пределах протокола, не придерешься.

Она невольно огляделась кругом. Накатила безотчетная злость на Хатора.

ГДЕ этот чертов дракон, когда он так нужен?

Боковым зрением успела зацепить, как Тан, выкрикивая что-то, скатился с трибун и бросился к заграждению.

Начался бой.

Впервые за сегодняшний день тигрица встревожилась за жизнь рыцаря настолько, что готова была наплевать на все и броситься на поле. И даже не сразу среагировала на неожиданный вопрос:

- Леди, вы замужем?

- Что?

Вержес, нашел время, чтоб его...

Там на поле огромный змей обвился вокруг рыцаря и сдавливал его кольцами. Не помня себя от напряжения, не обращая внимания, что граф, поглаживает ее пальцы своими, тигрица рыкнула:

- Да!

***

Дракон тоже в тот момент не отрываясь следил за тем, как змей обжимает кольцами вытянувшегося в струнку рыцаря. И откровенно волновался, не понимая, почему тот не ушел с места порталом. Мог же переместиться мгновенно, бросок нага был бы в пустоту.

Это не поздно было сделать и сейчас. И Хатор неслышно цедил сквозь зубы:

- Вали оттуда, придурок! Уходи к чертям! Ну же...

Движение сбоку. В его сознание ржавым гвоздем вклинилось:

- Леди, вы замужем?

Дракон аж дернулся.

Что себе позволяет Вержес?!

Хатор и так был зол. Кошка кокетничала напропалую, а этот старый таракан нагло тянул к ней руки. Давно подмывало укоротить их ему, а кошку встряхнуть как следует. После этой фразы желание возросло в разы.

Однако внимание раздваивалось. Внизу творилось черт знает что, и Хатор не в силах был оторваться от происходившего на поле. Черт бы его побрал, почему он не уходит?!

Понял. Как только из земли первыми ростками полезли зеленые жгуты травы, понял. Изумился. Отлегло от сердца, рыцарь не так-то прост, чтобы какая-то змейка могла удавить его. Можно наконец перевести дух и заняться Вержесом. И тут...

- Да ! - хрипло рыкнула кошка.

Что???!! ЗАМУЖЕМ???!

На какую-то секунду дракон остолбенел. А потом он уже себя не контролировал.

***

Бейли ничего не успела понять. Только что она видела поединок, с трудом удерживаясь, чтобы не выпустить когти. И вот она уже на острове с Хатором! На скалистом берегу у подножия той самой башни, где они ночевали недавно.

В ту секунду Хатор, державший Бейли за руку, отбросил ее в сторону и довольно довольно чувствительно толкнул, отходя сам и отворачиваясь.

- Какого черта... - только и сумела выговорить.

Мужчина резко развернулся. Мрачный. Гневный.

- Какого черта?! Там же... - выкрикнула, вытягивая руку куда-то.

- Там все в порядке, - тихо проговорил дракон, надвигаясь. - Скажи лучше мне правду. ТЫ ЗАМУЖЕМ?!

Что? Вот из-за этого он вытащил ее сюда, когда там жизнь Берта под угрозой?!

В первый момент Бейли оторопела. Потом холодная злость разлилась в ней.

- Вас это как-то касается? - спросила она, отворачиваясь.

В одно движение мужчина оказался рядом, вцепился в нее стальными клешнями.

- Да. Еще как касается, - говорил тихо, но в человеческом голосе слышался рев дракона. - Скажи хоть раз правду! Я устал от твоей лжи.

Бейли чуть не задохнулась от возмущения:

- Устали от моей лжи? Когда это я вам лгала, лорд Хатор? - она передернула плечами, пытаясь освободиться. - Отпустите меня и катитесь к черту.

Но Хатор и не думал выпускать ее, наоборот. Нехорошие огоньки вспыхнули в глазах мужчины, он перехватил ее покрепче и спросил язвительно:

- Так я услышу правду? Вы замужем, леди Бейли?

Это уже становилось утомительно.

- Нет, - сказала она. - И отпустите, наконец.

- Нет?! - подозрительно прищурился дракон. - Тогда почему вы сказали этому старому таракану, что замужем?

Абсурдный бред.

- Не ваше дело! - рявкнула она, раздражаясь все больше.

- Еще какое мое, - прошипел он, вглядываясь в нее , словно хотел прожечь насквозь. - Потому что если замужем, готовьтесь стать вдовой!

- Вы...!!! Ты... ненормальный! Наглый идиот! Самовлюбленное чудовище! - рычала она обращаясь в тигрицу.

Когтистая лапа прошлась по физиномии Хатора, оставляя на ней глубокие борозды. Однако и дракон уже успел обернуться, и оба не удержались и кубарем скатились с тесной площадки прямо в воду.

- Ненавижу! - вопила мокрая кошка, прыгая среди волн к берегу и отплевываясь.

Но дракон уже припечатал ее своим телом. Обездвижил, переворачивая.

- Ненавижу...! Ненавижу...!

- Да...

Что уж там виновато, злость, холодная вода, нервы, но только они уже не дрались, а опять тонули в глазах друг друга. Совсем как тогда.

- Ненавижу... - пробормотала Б ейли.

Невольно оценивая затягивающиеся царапины на драконьем носу.

Здорово подрала, однако...

- Умммфффф, я вижу, как ненавидишь. Такие царапины будешь оставлять на моей спине, кошечка, - самодовольно пророкотал дракон, облизнулся и спросил с ехидцей: - Я узнаю, наконец, почему ты так сказала Вержесу? Потому что с тобой надо быть готовым к чему угодно.

Зря это он. Тигрица мгновенно вывернулась. Выбралась на берег и стала сердито отряхиваться. Только брызги в стороны полетели. Потом обратилась, поправляя подмокшую одежду и заявила, яростно жестикулируя:

- Да. Со мной надо быть готовым ко многому! В том числе и к тому, что замуж я выйду только за того, кого одобрит моя семья! Так что вам уж точно не светит, уважаемый!

Вытащила из-за пазухи один из множества амулетов, что носила не снимая, и активировала многоразовый портал.

Ушла. Дракон завалился в воде на спину и захохотал.

Ему не светит? Ему?

***

Собственно, внезапное исчезновение королевы турнира, а потом ее появление в слегка подмоченном виде и было вторым по значимости важным событием дня.

***

Вержес, потерявший даму, в первый момент заметался, кляня себя за то, что отвлекся на проклятого шарлатана нага, так и не оправдавшего вложенных в него денег. Ибо, пока он в прострации наблюдал, как наг проигрывал поединок, леди куда-то исчезла. А граф, уже много лет бывший вдовцом, как раз решил, что осчастливит красотку выбором на предстоящем же Весеннем балу невест*, может быть, даже сделает из нее королеву!

И вот пожалуйста.

Будущий счастливый любовник заметался по трибуне. Но леди исчезла, как сквозь землю провалилась. Крайне неприятно...

Однако королева турнира нашлась так же внезапно, как и пропала. Правда выглядела так, будто...

- Эээ-у...э.... - протянул граф Вержес, оглядывая даму.

- Э.... Дождь, - сказала она указывая пальцем на совершенно безоблачное небо, в котором уже начали зажигаться звезды.

И похоже, ее интересовало только то, в каком состоянии был после поединка рыцарь. Вержес даже слегка обиделся. На что леди проговорила, многозначительно шевельнув бровью:

- Лорд Филберт посол Танбора, а я в его свите, так что, сами понимаете...

Ну... если в свите, это многое объясняло, наверное.

Между прочим, согласно традиции проведения турниров, после окончания поединков должен был бал. Об этом он ей и сказал. Леди удивилась:

- А я думала, у вас в стране бал бывает только раз в году.

- Что вы, леди, - засмеялся Вержес. - Раз в году бывает Весенний бал, или бал Невест. А обычные балы у нас круглый год.

- Да?

От медовой улыбки дамы Вержес поплыл. Но старый граф был не промах, тут же сориентировался и со страстным придыханием спросил:

- Вы же подарите мне танец, леди Бейли?

- Конечно, - проговорила леди, мстительно оглядываясь по сторонам.

***

Конечно! Сегодня она будет танцевать со всеми!

А наглые драконы пусть катятся к чертовой бабушке.

Примечание

Весенний бал Невест* - Весенний бал проводится в Илтирии раз в год в день весеннего равноденствия. На Весеннем балу кроме всех прочих два весенних танца магические. Если мужчина приглашает девушку на весенний танец дважды, значит, он сделал свой выбор. После этого следует предложение руки и сердца. Бракосочетание происходит тут же. Желающие вступить в брак проходят под магической аркой из цветов. Обряд, скрепленный на Весеннем балу связывает пару на всю жизнь.

Глава 41

Как бы не была занята голова мыслями об одном невозможно раздражающем драконе, Бейли не могла не заметить, что господин Вержес вертится вокруг нее больше для вида. То есть, он возможно и имел относительно нее какие-то намерения, но это ничто в сравнении с его истинными намерениями. Слишком уж подозрительно он косил глазками по сторонам, для человека, который увлеченно волочится за дамой.

Однако предстоял еще бал, а до бала Бейли собиралась переговорить с Таном и с королем. С трудом избавившись от Вержеса, Бейли быстро направилась в свои комнаты, надо скинуть с себя сырые юбки и переодеться к балу. И вообще, у тигрицы были большие планы на вечер.

Но стоило ей захлопнуть двери и остаться одной в своих покоях, обнаружился неприятный сюрприз. На ее постели в ее спальне, заложив руки за голову, лежал Хатор. Сухой. В своей обычной темной одежде. Самодовольный, как всегда.

- Что вы здесь делаете? - спросила, совладав с первым порывом снова расцарапать ему рожу.

Одним гибким движением дракон встал, сделал шаг к ней и вкрадчиво спросил:

- Значит, на бал собираетесь, леди?

- Да, - проговорила Бейли, проходя вглубь комнаты. - Будьте любезны выйти, мне надо переодеться.

- Угу, - кивнул дракон, делая еще один неспешный шаг. - Торопитесь танцевать со старикашой Вержесом?

- Да! - фыркнула тигрица, останавливаясь у ширмы гардеробной. - Во-первых, это не ваше дело, а во-вторых, по сравнению с Вержесом вы вообще старое чудовище.

- Дааа? - со смешком протянул Хатор, неуловимо приблизившись еще.

Бейли добралась до рядов с одеждой и остервенением перебирала платья. Наконец выбрала пышное светлое с глубоко декольтированным кружевным лифом и крохотными кокетливыми рукавчиками и обернулась к дракону:

- Мне долго ждать, пока вы уберетесь? Вместо того, чтобы докучать мне, позаботились бы лучше о том, чтобы нашего рыцаря не убили ночью!

- Уже позаботился, - хмыкнул Хатор. - Шатер нашего рыцаря в силовом защитном коконе, до завтрашнего утра ни одна сволочь не проберется. А днем Тан с его парнями присмотрят.

И, подбираясь вплотную, промурлыкал, словно большой кот:

- Уммм... Вот это вы и собираетесь надеть, милая леди, чтобы окончательно добить Вержеса?

- Именно!

Бейли была зла как тигрица, наверное, потому и не обратила внимание на эти маневры. На хищную улыбочку, скользнувшую по губам дракона. Потому что в то же мгновение оказалась распластана по постели и придавлена его телом. И пока она кричала, как ненавидит его, этот злодей не спеша привязывал ее запястья и щиколотки к столбикам кровати, приговаривая:

- Конечно. Вот так не жмет? Нет? Вот и хорошо.

А потом, не обращая внимания на истошные ее вопли и попытки обратиться, так же не спеша встал, взрезал и снял влажное платье, оставив ее совершенно голой. Накрыл сверху легким теплым покрывалом, и сказал:

- Отдохните, леди. Остыньте. А я схожу на бал.

- Ненавижу тебя! Чудовище!

- Я знаю, - самодовольно улыбнулся и добавил: - Никуда не уходи, дождись меня, милая.

И ушел.

Этот гад ушел!

В очередной раз рванулась, но магические путы, недоступные ни для когтей, ни для зубов, держали прочно. Потом выдохнула и мягко потянула руку, пошевелилась. На самом деле, путы не сковывали движений и не доставляли дискомфорта. Просто не позволяли встать с постели.

Бейли откинулась на спину и закатила глаза. Тихая улыбка наползла на ее губы, она уткнулась носом в подушку и беззвучно расхохоталась.

Она все-таки поймала эту... большую птичку.

***

Естественно, как прошел бал, Бейли так и не узнала, потому что благополучно уснула в своих мягких ласковых путах. И так и проспала до утра. А проснувшись на рассвете, обнаружила себя свободной. На постели рядом примятый след.

Спрятала улыбку и в прекрасном настроении побежала умываться и одеваться. Королеве турнира негоже опаздывать.

С восходом солнца начался второй день поединков.

На сей раз атмосфера на поле была совсем иная. Охотников убивать герцога Танри больше не появлялось , зато за его шатром выстроилась галдящая толпа поклонников, провозгласившая его первым рыцарем. Воистину, жизнь циклична.

Первая половина дня так и прошла в тишине.

А к обеду народ, вынужденный в полном бездействии торчать на солнцепеке, начал тихонько роптать. Скучно. Народу хотелось хлеба и зрелищ.

Поэтому после обеда его величество Ансельм разрешил всем желающим развлечься турнирными поединками. Ту часть поля, где находился шатер Филберта Танри отгородили магическим кордоном. Теперь он, сидя у своего шатра на высоком табурете, мог наблюдать как другие машут мечами и мнут бока друг другу.

И думать, что погорячился назначив срок в три недели. Однако поздно. Клятва принесена, высидеть здесь еще двадцать дней придется.

Однако теперь нарисовалась еще и другая опасность. Первого рыцаря, ставшего внезапно очень популярным, начали брать в оборот дамы. Дамам было невдомек, отчего рыцарь просто молча ухмыляется в ответ на их заигрывания и поглаживает белую повязку на левом запястье. Интрига только придавала ему таинственности.

А между тем секрет прост.

- Не вздумай проболтаться, что женат, - велел Тан. - Всю коммерцию мне испортишь.

***

И вот так продолжалось уже больше двух недель.

Народ веселился, рыцари мерились силами, дамы строили глазки. Все получали удовольствие.

Кроме Бейли.

Лорд Хатор на второй же явился при дворе как официальный посланник Джагарта и теперь постоянно торчал неподалеку от нее. Бесил ее своим равнодушно - самодовольным видом и каким-то образом умудрялся устроить так, что вокруг нее не удавалось надолго задержаться ни одному кавалеру. Со всеми что-то случалось.

За это время было дано еще два бала. И каждый раз этот тип умудрялся запирать ее в спальне, а сам отправлялся танцевать!

Она его убить была готова. Но сидела с невозмутимым видом и делала вид, что его не существует. У нее было занятие поинтереснее, чем выслушивать сплетни о его похождениях.

Бейли наблюдала за Вержесом. А старый граф шутил, не выказывая никаких признаков враждебности по отношению к герцогу Танри. Милый дядечка, да и только.

Но только в это благодушие слабо верилось. Просто затаился, и ждет чего-то. Вот только чего?

Берт по-прежнему торчал на поле, чем дальше, тем больше изнывая от безделья. Но выбора не было, оставалось только терпеть и не спускать глаз с любого, кто мог показаться мало-мальски подозрительным. А тревожное ощущение надвигающейся опасности с каждым днем становилось все отчетливей.

***

Последний день. А завтра, вполне возможно, Филберт Танри, вернет себе все , что потерял когда-то. Титул, земли, имя, право на престол.

Более того, король Ансельм даже собрался короновать племянника.

Если, конечно, тот доживет до завтрашнего дня.

С точки зрения Ангерарда Вержеса мальчишка Филберт нисколько не изменился. Все также самонадеян и глуп. Силен. Однако одной силы мало, чтобы выжить. И это очень хорошо.

Потому что...

- Леди Бейли, - обратился он даме, сидевшей рядом. - Как по-вашему, кто выйдет победителем?

И указал на двух своих рыцарей, круживших с мечами на поле. Оба были молоды и ловки, и оба из его клана. А Бейли в тот момент смотрела на стайку девиц, крутившихся вокруг Филберта. Нехотя оторвалась, реагируя на слова Вержеса.

Рядом с ней кашлянул Хатор, он нервировал ее, оттягивая на себя внимание.

- Думаю, будет ничья. - проговорила Бейли.

- Нет, леди. - протянул Вержес. - Будет победа. Смотрите.

Нотки злорадного торжества в его голосе, хищным движением сжатые в кулак пальцы. Сейчас...

Каким-то шестым чувством она поняла, что это произойдет именно сейчас.

Взгляд ее метнулся к Филбрету.

Одновременно случились сразу две вещи.

***

Очевидцы описывали потом произошедшее по-разному. Двух одинаковых вариантов не было. Однако все сходились кое в чем.

Граф Вержес очень красиво исполнял тройное сальто.

***

На самом деле произошло вот что.

В последние дни вокруг Берта постоянно вертелась стайка совсем молоденьких девушек, лет по шестнадцать - восемнадцать. Все хорошенькие, видно, что из самых знатных семей. Хихикали, застенчиво строили глазки. И затесняли его и без того невеликое жизненное пространство.

Парни Тана торчали тут же, истекая слюнями, им-то как раз было очень интересно позубоскалить с молоденькими красотками. А Филберт вынужденно терпел, чтобы не ломать старому солдату коммерцию.8b282d

Изнывая от жары, Берт сидел перед шатром без доспехов, в одной простой белой рубахе , утирал пот со лба. Вдруг странное ощущение, будто оса за шею цапнула. Схватился за шею и невольно обернулся. И тут же получил чувствительный тычок между лопаток, его сшибли с ног, навалились сверху и уперли в траву носом.

Вообще-то, он так и не понял, что именно произошло, но в шею ему впилась вовсе не оса, а женская шпилька - наведенное жало. И лежать бы рыцарю трупом, но жало отклонилось в полете и только слегка чиркнуло по коже. А в момент касания огнем полыхнула вышивка на вороте его рубахи, и жало мгновенно исчезло в том огне. Вот ожог-то он и почувствовал.

Дальше вовсе была куча мала. Тан рухнул на него сверху, закрывая собой, парни ловили ничего не понимавшую девушку, у которой почему-то вылетела шпилька из прически. Шум, гам, беготня. Народ бросился на защиту своего кумира, сминая заграждения, повалил на поле...

***

А на другой стороне трибун как раз в это самое время разразились еще более впечатляющие и драматические события.

По виду Вержеса Бейли догадалась, что в тот момент он либо колдовал сам, используя артефакт подчинения, либо отдавал кому-то ментальный приказ. И что все произойдет прямо сейчас, у всех на глазах, а никто даже не обратит внимания. Все следят за поединком на поле...

Счет пошел на доли секунды.

Надо было любой ценой сбить заклинание, или не важно что, но прекратить ЭТО, а дальше как в бою - видно будет. Бейли не колебалась. Одно неуловимое движение цепких дамских ручек, и вот уже Вержес лежал на ней, зарывшись носом в декольте, а она истошно вопила:

- Помогите! На помощь! А-а-а-а-а-аааа!

В следующее мгновениетак и не успевший ничего понять «насильник» уже летел с трибуны, запущенный могучей рукой разъяренного Хатора. Леди была спасена (точнее, рефлекторно схвачена в охапку), а дракон орал на все поле, в деталях поясняя, что сделает с каждым, кто осмелится дотронуться до его женщины.

Когда Хатор опомнился, вокруг него уже собралась толпа.

- Чтоб я сдох, - процедил дракон сквозь зубы, понимая, что это конец, и поставил даму на место.

- Это ничего не значит!!! - сердито шипела разозленная кошка. - Какого черта вам вздумалось соваться и портить мне всю игру! Только вас тут не хватало! Спасатель чертов! И как я без вас всю жизнь обходилась?!

- Поздно, леди. Я вас уже скомпрометировал.

- Ага! Щаззз! И три тещи вам в придачу!!! Да плевать я на вас и вашу компромета...

Скандал разрастался как снежный ком, пущенный с горы. Это грозило здорово затянуться и принять непредсказуемые формы, и потому Хатор пошел на крайние меры. Улыбнулся зрителям и заткнул даме рот поцелуем.

С удовольствием наблюдая, какой оборот приняли события, его величество Ансельм не смог удержаться и тоже счел своим долгом подлить яду:

- Поздравляю с помолвкой, лорд Хатор.

Тем временем, успели донести, что рыцаря пытались убить подлостью. Ансельм и без того еще в первый день принял решение, осталось его только озвучить.

Король вскинул руки, требуя тишины. И когда тишина воцарилась на поле, объявил:

- Суд состоялся. Поединков больше не будет. А завтра на престол Илтирии взойдет новый король.

***

Народ на радостях заполонил все поле, таская на руках своего будущего короля. Жизнь причудливо циклична, и обязательно возвращается на круги своя.

И уж если человеку суждено стать королем, то он им станет, несмотря ни на что.

Что же касается подкаблучников, настоящих и будущих...

Эпилог + три тещи для дракона

К тому времени, когда толпа придворных вокруг Бейли и Хатора немного рассосалась, она уже полностью успокоилась и смогла наконец отодвинуться. С невозмутимым видом поправила платье. Дракон следил за ней пристальным хищным взглядом.

- Зачем вы это сделали, лорд Хатор? - устало спросила и поморщилась.

- Что сделал? Поступил как честный человек? - дракон чуть склонил голову набок, изучая ее.

Эта женщина умудрялась быть все время разной. Теперь она казалась расстроенной. Он не мог понять, почему.

- Я совсем не это имела в виду. Теперь вину Вержеса невозможно будет доказать, - проговорила Бейли повернувшись, чтобы взять накидку.

- И только? - хмыкнул дракон, искоса взглянув на поле, где целая толпа слуг и родственников суетилась вокруг Вержеса, а тот сидел на траве и охал. - Не беспокойтесь, я уже придумал, чем наградить графа, чтобы он больше не мог интриговать против нашего рыцаря.

- Отлично, - проговорила Бейли, пожимая плечами, и не оборачиваясь пошла к выходу.

Недалеко ушла. Хатор одним ловким движением зацепил ее за локоть и мягко сжал.1

- Куда же вы, леди? Вы теперь все-таки моя невеста. Негоже вот так сбегать от жениха!

Она обернулась, взглянула на него прищурившись:

- Вы это сейчас серьезно ? - бросила скептически.

- Да, черт побери! Я что, похож на шутника? - дракон даже оскорбился, он тут своей свободой жертвует, понимаешь...

Хатор был и зол, и ошарашен, и словно черту запретную перешел. И от этого как будто море по колено. Бейли вздохнула.

- Я думаю, надо кое-что объяснить. Вы же понимаете, что мы, - она слегка замялась. - Не совсем такие как... В общем, тигрицы нашего рода не совсем так выходят замуж.

И пауза.

Хатор не выдержал.

- Так может, просветите? - ехидно заметил он, начиная раздражаться.

Женщина кивнула и как-то сразу посерьезнела, став вдруг далекой и недоступной. Его всегда удивляло, как она ухитряется это проделывать.

- Для нас не имеют значения многие вещи, такие, как общественное мнение, условности, предрассудки и прочее. Мы свободные кошки, - она открыто взглянула на Хатора и добавила. - До тех пор, пока желаем оставаться свободными. Но когда тигрица вступает в брак, для этого требуется одобрение семьи.

- Пфффф! Это я уже слышал, - нетерпеливо фыркнул дракон, вскидывая ладони.

- Прежде, чем назвать меня невестой, вам придется получить разрешение моей семьи, лорд Хатор.

Условие ему не нравилось и казалось малозначимым. Но Бейли, похоже, еще не все сказала.

- А у меня, к вашему сведению, уже есть жених.

- Что?!

Воистину, с этой женщиной никогда не знаешь, чего еще ждать! Какой к черту жених?!!! Дракон разве что пламя не изрыгал.

- Но я не хочу выходить за него, - нахмурилась Бейли. - По этой самой причине я и сбежала в свое время из дому. Однако в глазах моей семьи он остается по-прежнему...

- Я изменю это в корне неверное мнение, - негромко, но очень убедительно заявил Хатор.

Взял ее руку, выразительно посмотрел в глаза и поцеловал в ладонь.

- Что ж, - проговорила она, выгнув бровь. - Но до тех пор, пока этого не произойдет, вы не можете назвать меня своей невестой.

- Непременно, милая. А теперь пойдемте, надо поздравить нашего будущего короля.

Хатор галантно склонился, предлагая Бейли взять его под руку. Непередаваемо самодеянная усмешка была в тот момент у дракона. Бейли руку приняла, и как бы невзначай добавила:

- Кстати, про три тещи я не шутила. И да, еще, у нас матриархат.

***

Внезапно обрушившаяся народная любовь тоже может оказаться своеобразным испытанием. А для такого, как Филберт Танри, тем более. В тот момент, когда его с криками радости несли на плечах, он чувствовал, будто сердце растет и рвется из груди.

Двадцать лет назад он поднял восстание и самозванно объявил себя королем. Бросил вызов дракону, развязал войну. И все было иначе. Какое-то злое торжество, жажда власти. Месть. Дикие амбиции.

То, что он ощущал сейчас...

Ответственность, единение...

И черт... слезы на глазах.

Но предстояла еще встреча с королем. Филберт не знал, что говорить, как держать себя. И с трепетом ожидал этой встречи.

- Брат, - услышал тихий голос Тана, неслышно возникшего рядом. - Я знаю, ты сейчас захочешь уйти к ней. Но лучше завтра после коронации. Тебе надо быть с твоим народом.

- Я знаю, - насупился Филберт.

Ему действительно невыносимо хотелось к Изольде.

Обнять ее, прижаться и закрыть глаза. Потому что опасности больше нет, трудности позади. Все закончились. У них есть дом. Но Тан был прав, он должен этим людям.

- Очень хорошо, брат! - оживился Тан. - И я прошу, ваше величество...

Тут старый прохиндей склонился в придворном поклоне.

- Эй ! Завтра будешь звать меня так! - фыркнул Филберт. - А до завтра еще надо дожить.

- Пхеее, доживешь, упрямый черт! - засмеялся старый товарищ. - Да, брат, - тут глазки Тана забегали по сторонам. - До завтрашнего дня ни слова от том, что ты женат.

Нет, это уже слишком!

- Ты...

- Брат, - Тан сделал большие умоляющие глаза. - В последний раз прошу, не порть мне коммерцию. Ты не представляешь, какие деньги люди ставят на то, кому первой повезет стать твоей любовницей. Я не говорю уже о том, кто станет королевой !

Филберт так и застыл с открытым ртом. Пользуясь его замешательством, Тан потер руки и выдал:

- Ну, мы договорились.

- И куда ты денешь ТАК много денег? - отмер Берт.

- Пхе!!! Денег никогда не бывает слишком много! Тебе в казну отдам! Ну... и десять процентов себе...

***

Король Ансельм издали смотрел на своего племянника, на губах возникла слабая улыбка.

Он подумал, что вернул таки долг Харолду Танри, покойному отцу Филберта, первому рыцарю Илтирии. Теперь парень стал истинным первым первым рыцарем. А завтра станет королем.

Кстати, его величество Ансельм тоже поставил на Филберта. Одним из первых, между прочим.

Надо бы получить свой выигрыш.

***

И все с нетерпением ожидали, когда настанет завтрашний день.

***

На следующий день был дождь.

Все три недели, пока длились поединки, пекло солнце. А тут еще с ночи заморосило. Старожилы говорили добрая примета. Ежели правление нового короля начинается с теплого ласкового дождя, значит, быть ему долгим и счастливым.

Сам будущий король всю ночь прослонялся по дворцу - не мог спать. Ждал.

По его просьбе вчера Хатор летал в Джагарт. Пригласить на коронацию Хаториана с Вильгельминой, кузину Амелию с мужем и всех братьев с семьями.

Но самое главное - Изольду.

Его мудрую и сильную маленькую принцессу - королеву.

И теперь с утра, пока процедура подготовки шла своим чередом, не находил себе места. Уже и церемония потихоньку начиналась, а он не мог оторвать глаз от дверей тронного зала. Ждал, когда же. Почти не слыша, что происходит вокруг.

Зал опять был полон. Те же лица, что еще недавно кричали ему гадости в лицо. Теперь у всех улыбки на лицах. Даже у Вержеса. Сестра Тильда, в сторонке со своим мужем, глаза отводят оба. Но это все было НЕ важно. Потому что рядом с ним были совсем другие люди. Друзья, на которых он мог положиться.

Наконец герольды объявили то, чего он так ждал.

Вот оно. Замер, впившись взглядом в проем.

В двери тронного зала шагнули король Джагарта Хаториан с супругой Вильгельминой, а между ними - Изольда

Больше его величество Филберт уже никого и ничего не видел. Сорвался с места и быстро пошел навстречу, а не дойдя пары шагов остановился. Изольда тоже замерла не дыша. Замер весь зал.

- Добро пожаловать в наш дом, - проговорил он, сбиваясь от волнения.

А потом просто подхватил на руки свою маленькую королеву и...

Так и пошел короноваться.

***

Пока изрядно ошарашенный священник вершил церемонию, народ потянулся с вопросами к господину Тану, уже назначеному министром финансов и одновременно по связям с общественностью.

- Кто эта девушка? - шептались все. - Она из Джагарта? Одна из дочерей драконов?

- Странно, ее тут никогда не видели...

- И что это за повеление? - выдали самые ярые блюстители нравственности. - Что эта девица себе позволяет? Где приличия?

Тан приосанился, прочистил горло, на всякий случай подвинувшись как можно ближе к трону.

- Пхеемммм... Минуточку внимания!

А потом важно заявил:

- Эт-та леди... Миледи Изольда, принцесса Танбора и супруга его величества Филберта.

Сначала новость вызвала ступор.

Потом, когда народ отмер, последовал прямой вопрос:

- Так что?! Король женат???

Хорошая вещь, дипломатический иммунитет, иначе намяли бы бока господину министру прямо во время коронации.

***

Не обошлось и без внезапных недоразумений.

У священника случился затык в процедурных вопросах. Вроде бы королева есть, и надо короновать. Но никогда еще короли Илтирии не всходили на трон женатыми. Древнейшие летописи не сохранили на этот счет никаких указаний.

И тут подал голос старый граф Вержес. Ему показалось, что он нашел, чем подловить ненавистного выскочку Танри:

- Так нельзя. Король Илтирии обязан жениться по старинному обычаю. Сделать свой выбор на Весеннем балу и пройти под аркой из цветов.

Шепотки побежали по залу.

- Зато принц Танбора может жениться когда угодно и как угодно, - спокойно ответил Филберт. - А король Илтирии непременно проведет свою супругу под аркой из цветов на первом же Весеннем балу.

- Вот тогда и... - начал было старый интриган, сложив ручки и умильно улыбаясь.

Однако король не дал договорить.

- А для вас граф у меня будет очень ответственное поручение. Вы направитесь послом к моему тестю в провинцию Танбор, что в Шалинской Империи. Отправитесь немедленно. Это приказ.

Вержес так и застыл с открытым ртом, глупо улыбаясь.

Шепот мгновенно стих. Мало ли куда и кого его величество решит сослать на радостях. Возможностей-то море. Неизвестно кто был первым, но дальше уже весь зал кричал:

- Виват королеве Изольде!

В итоге Изольду все-таки короновали в тот же день, но до Весеннего бала как бы авансом. Но авансом даже веселее.

А в священных летописях зато появился прецедент.

***

Церемонию коронации Бейли простояла у трона. От счастья друзей тигрица растрогалась и пришла в романтическое настроение.

Хмурый Хатор все это время прохаживался рядом.

Они так и не поговорили толком вчера вечером. Да и с утра все не было времени. Но когда официальная часть закончилась, а высокие особы стали разбредаться и обниматься с родственниками, дракон решил, пора.

- Бейли, - негромко проговорил он, подходя к ней.

Скользнул глазами по залу, остальным явно было не до них, разговору ничего не помешает. Тигрица обернулась, глядя на Хатора.

- Бейли... - начал он, прокашливаясь.

Женщина повела рукой:

- Не надо, - прошептала и улыбнулась странной, светлой и немного грустной улыбкой.

У дракона дрогнуло сердце. Он уже настроился, а сейчас разговор сползал совсем не в то русло.

- Бейли, я хочу, - он должен был сказать...

- Ты ничего не должен, - проговорила тигрица, словно слышала его мысли. - Тем более, жертвовать своей свободой из-за пары необдуманных слов.

Слова попали в точку. Но почему-то в глубине души тут же родился ответ :

- Черта с два! Я даже подумать не могу, что у тебя будет другой, считаешь, это нормально? - спросил он прищуриваясь.

- Это просто чувство собственничества, - Бейли снова улыбнулась. - Все крупные хищники отчаянные собственники, и любят играть со своей добычей. Именно поэтому я прощала тебе все твои несносные выходки.

От этих слов Хатора возникло странное ощущение, словно в груди зародился огонь и растет, растет.

- А то, что я уже давно не хочу никого, кроме тебя?! - спросил он придвигаясь ближе, а в глазах зажглись горячие угольки.

Секунду Бейли смотрела на него с удивлением, а потом произнесла:

- А это просто увлечение. На самом деле ты не меня хочешь. Ну... может быть, сильное увлечение. А если не будет меня перед глазами, оно пройдет. Встретишь еще множество других, они подарят тебе еще больше счастья...

Тигрица умолкла.

Теперь уже он всматривался в ее черты, ища в них чего? Ведь она как будто сознательно выдвигала те же доводы, что и его рассудок. Его холодный, эгоистичный и... одинокий рассудок. И все эти доводы сейчас казались такими мелкими. Незначительными на фоне того, чего он хотел в действительности.

- А как же быть с маленькой беленькой кошечкой? - тихо спросил дракон, придвигаясь вплотную, а огонь внутри все больше разрастался, согревая его душу, расплавляя какие-то оковы.

- С какой белой кошечкой? - голос у Бейли сбился, она отвела глаза.

- С той, что будет похожа на тебя, - проговорил он едва слышно и коснулся ее щеки, невесомо погладил. - Подарить мне ее можешь только ты.

- Ах! - тигрица застыла, а потом вскинулась, блеснув влажными глазами.

Фыркнула:

- Белую кошечку! Глупости...

- Посмотри на меня, - он мягко повернул ее лицо, так, чтобы видеть глаза.

Взгляд у тигрицы был немного растерянный и по-женски беспомощный. Полуоткрытые губы чуть подрагивали.

Шумный зал, полный людей, исчез, отдалившись куда-то, остались только они вдвоем. И то важное, что сейчас будет сказано. Он погладил подушечкой большого пальца пальцев нижнюю губку и проговорил, шевельнув бровями:

- После церемонии я уйду.

Страх вдруг мелькнул в ее глазах, а дракон, уловив это мимолетное движение души, улыбнулся кончиками губ:

- Должен же я получить разрешение на свадьбу от трех тещ, у которых к тому же матриархат?

Бейли еле слышно ахнула, глаза заблестели слезами.

- А ты будешь меня ждать, - низко завибрировал его голос.

Множество чувств промелькнуло во взгляде женщины, прежде чем она кивнула. Хатор вдруг понял, что не дышал все то время, с нетерпением и надеждой ожидая ее ответ. И только сейчас смог наконец свободно и легко вздохнуть.

Огонь согревавший его душу, с тихим смехом выплеснулся наружу неожиданным счастьем.

- Хорошо! - сказал он, сверкнув угольками в глазах. - А теперь пойдем, моя леди. Хочу познакомить тебя с семьей.

***

Уже потом, оставив Бейли на попечение Вильгельмины и Изольды, Хатор отвел в сторону Хаториана и Филберта на мужской разговор.

- Я планирую сегодня после завершения церемонии уйти э... улаживать свои семейные дела. Заодно прослежу, чтобы наш друг Вержес нигде не сбился с пути и попал точно в Танбор. Там Сэмред за ним присмотрит. А вас я прошу в мое отсутствие позаботиться о Бейли.

И замялся.

- Ну... Чтобы никто...

- Можешь не сомневаться, - доверительно понизил голос Филберт.

- Вообще-то, Вильгельмина уже позвала Бейли к нам в Джагарт. И обещала познакомить с Феодорой, - выразительно шевельнул бровями Хаториан.

Хатор рефлекторно дернулся оглянуться на женщин. В ушах зазвенел голос Вильгельмины:

«Попался, старое чудовище!»

А в голове заметались панические мысли.

Все пропало...

Мама. Гарем. Насмешки братьев. П***ц!

- Ты как? До Весеннего бала вернешься? - отвлек его Филберт.

- Вернусь, конечно! - вынырнул из своих страхов дракон, и от всей души расхохотался.

До Весеннего бала больше полугода.

Но три тещи?! Черт их знает...

********************************************************************

P.S.

Прошло еще полгода, а может, чуть больше.

*******************************************************************

Три тещи для дракона

(бонусная часть)

День весеннего равноденствия настал, и как обычно, со всего королевства съехались знатные семьи, привезли на смотрины дочерей. Сюда же слетелись и соискатели, а также множество гостей из разных стран, желающих выбрать себе жену из Илтирийских невест.

С олнце склонилось к закату, заливая красным золотом цветущие сады.

Летний дворец Илтирийских королей ненадолго затих в ожидании начала Весеннего бала Невест, словно в преддверии чуда. Таков уж эффект, который испокон веку производит Весенний бал на всех, кому выпадает на нем присутствовать.

А дворец был прекрасен. Живые цветы повсюду. Невероятных оттенков, пестрые, одуряюще пахнущие молодостью и весной. Стайки девушек в ярких платьях с цветами в волосах. Красиво.

В воздухе разлита магия.

Волшебно...

Невидимый Хатор стоял на террасе у дверей большого бального зала летнего дворца и смотрел внутрь. Ждал.

Скоро. Вот-вот начнется. Но время еще есть.

Пальцы невесомо прошлись по легкому шелковому лоскутку, обвязанному вокруг левого запястья. Шарф, подаренный дамой сердца. Талисман.

Дракон вздохнул и улыбнулся.

Он покинул этот дворец полгода назад. И вот, вернулся.

А за эти полгода, если вспомнить, много чего было.

***

Почти полгода назад.

***

Уйти прямо с коронации Филберта оказалось непросто. Хатор терзался, желая оттянуть отъезд хоть на пару дней, чтобы побыть еще немного с Бейли. Но так, одним махом. наверное, все же легче. А впрочем, дело сделано.

Танбор снова встретил его грязью и толчеей. Но теперь он прекрасно ориентировался в шумных, тесных и загаженных городах Шалинской Империи. Более того, теперь дракона с этими местами связывали приятные воспоминания.

К тому же в этот раз Хатор был не один, пользуясь случаем, захватил с собой графа Вержеса, которому предстояло сделаться послом Илтирии при дворе правителя Танбора принца Сэмреда. Зная тестя его величества Филберта, дракон был уверен, что скучать господину Вержесу на этой службе не придется.

Он даже решил немного помочь ошарашенному внезапными переменами в жизни графу с вхождением в новую реальность. Можно сказать, провести курс молодого бойца. Разумеется, начать это знакомство с жизнью самой большой провинции Шалинской Империи с посещения местной харчевни.

И первым пунктом программы, конечно же, был рубец.

Хатор с удовольствием уплетал густой белесый суп из потрохов и прятал усмешку, глядя, как граф подозрительно косится на содержимое своей тарелки. И вообще, с брезгливым ужасом озирается вокруг. Да, к местной эстетике надо суметь привыкнуть.

- Ешьте, граф, - многозначительно заметил Хатор, указывая на тарелку. - Чтобы понять образ мыслей жителей Шалина, вам непременно надо попробовать рубец.

- Э... кхххмм... - прокряхтел граф, опасливо поднося ко рту ложку варева.

Когда с мучительной для Вержеса процедурой было покончено, Хатор сдал его, а также письма от Филберта и Изольды на руки принцу Сэмреду. Тот сначала ознакомился с документами, а потом поднял на старину Вержеса взгляд и улыбнулся, изобразив оскал голодного тигра.

На этом Хатор счел тут свою миссию оконченной.

Его самого ожидали голодные тигры, в количестве трех штук.

Но прежде чем соваться к ним в пасть, дракон решил навестить Императора Шалина и получить необходимые сведения. Ибо, кто предупрежден, тот вооружен.

От Императора он выбирался несколько встревоженный, но по-прежнему уверенный в себе. А в памяти все вертелась странная фраза, невзначай оброненная Императором:

- Главное, не поддаваться на провокации.

Как-то это звучало... Подозрительно и многообещающе.

И да, предчувствия его не обманули.

***

Первый сюрприз ждал дракона, когда он только приблизился к границе владений клана Уйсари. Честно говоря, дракон был потрясен, увидев самую настоящую каменную стену. Высокую, толстую, с зубцами. И магическая защита так и искрит.

Конечно, ему ничего не стоило обернуться драконом и перелететь через это препятствие , но он не хотел ссориться с первого же дня. Кто знает, как эти матриархши отреагируют на несанкционированное вторжение.

И потому решил пойти легитимным путем. А легитимный путь лежал к небольшой зарешеченной дверце в той самой стене. Перед дверцей торчала неимоверной длины очередь. Множество молодых мужчин, и все красавчики, как на подбор.

Сама мысль торчать в этой очереди дракону казалась противоестественной.

Но в голове всплыли слова Императора:

«Главное, не поддаваться на провокации».

Провокации... ЭТО могло быть провокацией? А черт его знает.

Потому, проклиная все на свете, дракон таки присоединился к длинной гусенице желающих попасть на земли клана тигриц. Торчать в очереди было тошно и унизительно. А главное, он понятия не имел, за каким чертом все эти красавчики тут собрались. Ситуация Хатору не нравилась, а раздражение росло.

Кстати, хвост очереди за ним тоже все рос и рос. Да что ж им всем тут медом намазано, что ли?! Поневоле в голову полезли разные мысли. Все это еще усугублялось тем, что на него как-то странно поглядывали. Кто с неприязнью, а кто и с жалостью. Так и хотелось вызвериться.

Наконец дошла его очередь до вожделенного окошка. Дракон прокашлялся и доверительно проговорил, понижая голос:

- Я по личному вопросу.

Бородатый мужик взглянул на него косо с другой стороны:

- Тут все по личному вопросу.

- Нет, вы не понимаете...

Мужик поморщился, оглядывая его, и выдал:

- Простите, уважаемый, но с вашими внешними данными вы все равно кастинг не пройдете. Даже в своей возрастной группе. Так что...

- Что?! - оторопел Хатор.

- Впрочем, как знаете, - проворчал бородатый, пропуская его внутрь.

Хотелось высказать все что он думает, но дракон с достоинством поправил одежду и шагнул внутрь.

***

За этим впечатляющим забором начиналось царство тигриц.

К его эстетике, пожалуй, тоже надо было привыкнуть. Все ужасно вычурное, безумно дорогое, яркое и сверкающее драгоценными камнями. Хатору показалось, что у него рябит в глазах. После утонченной минималистской роскоши Джагарта, тут был просто какой-то рататуй. Он даже крякнул, озираясь.

И тут же услышал:

- Э... Проходите, не задерживайтесь.

Кругом сновали местные должностные лица и представители власти. В нелепых, вычурных и пестрых костюмах. Все увешанные драгоценностями, все в шароварах и жилеточках на голое тело. Дракона передернуло.

И главное, одни мужики кругом. В се красивые, рослые и плечистые. Бородатые или безбородые, коротко стриженные, бритоголовые, но в большинстве своем длинноволосые. И ни одной женщины. Это показалось Хатору очень странным и подозрительным. А еще матриархат.

Честно говоря, зная Бейли, он рассчитывал увидеть здесь свободных амазонок, а вместо этого...

И сплошная бюрократия.

Он еще не видел родственников Бейли, но уже прекрасно понимал, почему она сбежала. Однако пока бюрократическая машина работала, Хатор, прислушиваясь к разговорам красавчиков понял, что за кастинг, и в чем, собственно, дело. А заодно прояснил общую картину.

Королева Замира подбирает себе носителей опахала. В количестве двух штук.

Должность весьма почетная, потому такой ажиотаж.

Хатор отвернулся и закрыл лицо рукой.

Но он еще не все дослушал. Оказывается, им всем повезло, потому что в другое время пришлось бы не меньше месяца ждать, пока прошение будет доведено до королевы или одной из двух ее соправительниц, сестры Фитриссы или дочери Лимы. А уж получить тут разрешение на въезд - бывалые красавчики закатывали глаза.

То есть, ему повезло?!

Раз уж ему повезло, Хатор решил дождаться естественного развития событий. Это уже становилось игрой, а драконы в силу своего авантюрного характера обожают играть. Правда есть нюанс...

«Большинство Драконов способны так заигрываться,

что теряют контроль и над собой и над игрой»

(Жданова Светлана «Алауэн. История одного клана»)

***

Всех соискателей почетной должности ждало путешествие по землям клана. Городов здесь не было, только небольшие поселения, скорее деревни. Пару раз попадались в отдалении дворцы местной знати. И все это посреди влажного тропического леса.

Сама королева Замира с соправительницами проживала в огромном, просто гигантском дворце. Будь они тут мужчинами, Хатор непременно подумал бы, с чем связан этот «комплекс гигантомании». Но они были дамами, а дамская логика вообще не поддается определению.

Как бы то ни было, до дворца главы клана добрались. А вот дальше предстояла процедура, которую Хатор счел откровенно унизительной и потому категорически отказался. Полная дэпиляция и переодевание в облегающие полупрозрачные шароварчики!

На это ему открытым текстом сказали, что и у него и так практически не было шансов, а теперь вообще может попрощаться с мыслью еще когда-нибудь попасть сюда снова. Дракон улыбнулся, мысленно послав всех лесом.

Да на черта ему еще когда-нибудь попадать сюда?! Ему бы закончить тут свои дела и побыстрее свалить! Он еще в глаза не видел ни одну из предполагаемых тещ, а уже чешуя дыбом встопорщивалась от одной только мысли.

***

Однако за всеми процедурными вопросами, каждый раз вызывавшими у Хатора всплеск раздражительности, настала его очередь предстать пред светлые очи королевы Замиры, ее сестры Фитриссы и дочери Лимы. Распорядитель чопорно произнес:

- Лорд Хатор из Джагарта.

И его пропустили в просторный, богато изукрашенный зал, больше похожий на некие золотые соты. Именно такое впечатление создавали тускло сиявшие золотом потолок и стены этого зала. Хатор мрачно огляделся и прошел на середину.

В конце зала на возвышении, к которому вели покрытые пестрым ковром ступени, на трех золоченных диванчиках сидели женщины. Надо сказать, молодые и красивые, но стервозные женщины. И по их виду было не определить , кто тут королева, кто моложе, кто старше.

Хммммм... так вот они какие, его три тещи...

Чтобы не попасть впросак Хатор, изобразил галантный светский поклон всем одновременно и выпрямился, собираясь представиться. Выражение на лицах женщин дракону не понравилось. Дамы переглянулись и нахмурились.

- Какого черта? - спросила одна низким грудным голосом.

Все трое дружно на него уставились, одинаково выгнув бровь. Мол, испарись.

Не самая благоприятная обстановка, однако фактор внезапности мог сработать на него. Хатор решил, пора.

- Прошу прощения, миледи, я пришел просить руки принцессы Бейлиситы.

Несколько секунд стояла звенящая тишина. Потом дамы оглушительно расхохотались. Но Хатор нисколько не смутился, он просто спокойно ждал, когда красавицы наконец надорвут свои изящные полуголые животики и угомонятся. Кстати , красота старших родственниц будущей жены в его глазах выглядела приятным бонусом, чего нельзя было сказать об их стервозности

Наконец, дамы успокоились. Одна из них, сидевшая на диванчике слева, даже слезла на пол, спустилась с возвышения и подошла к нему, весьма скептически оглядела, скривила губки и спросила:

- Ну и зачем нашей девочке эта старая развалина? Пфффф...

Обошла его кругом, фыркнула и пошла обратно, махнув рукой:

- Можете быть свободны.

Как это задело Хатора!

Значит, если он не полуголый и не в прозрачных шароварчиках, его фигуру можно называть развалиной?!

- А вот х*** вам! - подумал дракон и стал невозмутимо расстегивать свою глухую темную одежду.

Делал он это нарочито медленно, не спеша обнажая идеальное, по-настоящему красивое без всяких ухищрений мужское тело. Три дамы замерли в удивлении. Когда он остался в одних брюках и мягких сапогах, та, что сидела в центре, переглянулась с остальными, потом сошла с возвышения и приблизилась.

- Х мммм... - проговорила, беря его за руку.

Отпустила. Снова хмыкнула.

- Сними обувь.

Внимательно посмотрела на его босые ступни, потом спросила:

- Ты точно не хочешь стать носителем опахала?

- Нет, - твердо ответил Хатор. - Так что с тем вопросом, по которому я обратился?

- Ответ нет. У Бейлиситы уже есть жених, - проговорила она, удаляясь.

Снова устроилась на диванчике и объявила:

- Следующий.

Однако добавила, видя, что он не собирается уходит:

- Но ты можешь погостить у нас, лорд Хатор из Джагарта. Е сли хочешь.

Больше всего это походило на провокацию. И Хатору стоило определенного труда, чтобы не сорваться. И все же, подумав пару секунд, он пришел к выводу, что в какой-то мере приблизился к достижению своей цели. Надо просто запастись терпением. Потому постарался вложить как можно больше обаяния в улыбку и галантно поклонился:

- Благодарю.

А дама (как он понял, это и была глава клана королева Замира), обратилась к той, что сидела справа:

- Лима, прикажи устроить нашего гостя, так, чтобы ему было удобно. Ну ты знаешь, куда.

Хатора мало интересовало, куда его устроят, он тут задерживаться не собирался. Понял одно, третью из тещ звали Фитрисса, и эта самая Фитрисса весьма неприязненно на него смотрела. В отличие от двух других, в глазах которых читалась некоторая заинтересованность.

Та, кого звали Лима, встала:

- Пойдемте, лорд Хатор, - и повела его за собой по коридорам этого огромного дворца.

Оказалось, в какие-то покои, тоже напоминавшие золотые соты, Хатора уже слегка мутило от этой дикой роскоши. Хотелось остаться одному поесть и поспать.

- Не желаете помыться? - спросила дама. - Тут отличная ванная с бассейном. Обед вам сейчас принесут. Чувствуйте себя как дома.

И царственно удалилась.

Уммммм! Помыться...

Черт побери, после всего, случившегося за день, он просто мечтал помыться. Сбросил с себя всю одежду и вошел в ту дверь, на которую указала его будущая теща Лима. И чуть не шарахнулся обратно.

Просторный отделанный золотистым мрамором зал, в центре которого находился довольно большой бассейн, был полон голеньких красоток. Они были везде, в воде, сидели на бортиках , рядом с подносами фруктов, лежали на диванчиках...

И все дружно встрепенулись при его появлении, заулыбались и как по команде потянули к нему руки.

Глаза у дракона мгновенно разбежались, а разум завопил ПРОВОКАЦИЯ!

***

Хатор понял, что его проверяют, еще поди и подглядывают, что он станет делать. Помнится, у них в нагорном дворце тоже был такой бассейн. Однако сбежать было бы слишком позорно.

Дракон принял игру. И, вместо того, чтобы стоять столбом, невозмутимо вошел внутрь. К нему тут же потянулись ближайшие красотки, но он вскинул руки, останавливая их на подходе.

- Леди, - улыбнулся всем сразу. - Очень рад был вас всех видеть.

Леди заулыбались в ответ и только собрались облепить его со всех сторон, как он изобразил низкий драконий рык:

- Но это моя ванная. И поэтому попрррррошу оставить меня одного!

Надо сказать, подействовало безотказно. Красотки тут же испарились, исчезнув за дверью в дальнем углу. А он, спокойно выдохнул, забрался в бассейн, и лежа в теплой воде, подумал, что в другое время он не стал бы э... сопротивляться.

Но то было бы в другое время.

***

На следующий день увидеть тигриц ему не удалось, и на следующий тоже. Ему мило улыбаясь сообщали, что королевы заняты, предлагали пока отдохнуть. Хатора мурыжили неделю, и все это время едва одетые красотки постоянно вертелись у него перед носом. Это начало всерьез надоедать.

И тут его наконец приняли. Чтобы открытым текстом заявить:

- Ты не можешь даже рассматриваться на роль жениха для Бейлиситы.

- Почему? - мрачно поинтересовался Хатор.

- Потому что ты импотент, - ехидно хихикнула третья теща, которая Фитрисса.

- Что??? - обалдел Хатор. - Я импотент?! Да у меня гарем больше тысячи наложниц! И никто еще не жаловался!

Только после того, как слова вылетели, Хатор осознал, ЧТО сказал. И застыл, глядя на примолкших тещ, с досадой думая:

"Идиот! Не мог держать язык за зубами! Чистой воды же провокация! Беспроигрышная!"

А впрочем, если бы всех переимел, сказали бы, что развратник.

Однако старшая из дам, королева Замира неожиданно повела бровью, прищурилась и сделала губы уточкой:

- Гарем, говоришь? Угуууу... Гарем, это хорошо.

Хатор даже приоткрыл рот от удивления. Однако радоваться было рано.

- И все-таки, мы ничего не будем менять. У Бейлиситы уже есть жених. Кстати, познакомься...

В зал вошел, поигрывая мускулами, рослый блондинистый красавец. Нет, даже на так. КРАСАВЕЦ.

Почти такой же красивый, как Хаториан. Но если на лице братца Хаториана всегда читалась печать глубокого интеллекта, то тут кроме спеси и самовлюбленности - ничего.

- Принц Виджай, жених Бейлиситы.

Красавец смерил его надменным взглядом и устроился рядом с одной из тигриц. Хатор кивнул, скрыв презрительную улыбку. На месте Бейли он бы тоже сбежал подальше от такого замужества.

- Виджай, дорогой, - промурлыкала тигрица. - Лорд Хатор из Джагарта претендует на руку твоей невесты Бейлиситы. Что ты скажешь?

Тот скривился, артистично выгнув бровь:

- Этот сморчок? Пусть убирается подобру поздорову, пока я не свернул ему шею.

Из этого всего Хатор понял только одно. Не важно, что они тут говорят и думают. Этот Виджай не любит Бйли. Более того, ему на нее плевать. Да и остальным теткам тоже плевать, раз они принуждают ее выйти замуж за этого пустоголового, самовлюбленного придурка.

- Это мы еще помотрим, кто кому шею свернет, - проговорил Хатор , глядя на женишка исподлобья. - Иди сюда котик, и выщипаю твои усишки. И даже не стану применять магию.

Дракон был зол как черт, кулаки так и чесались хорошенько подраться. Разумеется, дамы тут же ухватились за идею посмотреть на поединок. Виджай был крупным тигром оборотнем, выше Хатора почти на голову. Но Хатор не афишировал, кто он на самом деле, а внешность бывает обманчива. Вполне ожидаемо, что его сочли слабым противником.

Показательный поединок должен был состояться тут же на террасе дворца. Хатор действительно не стал даже магию применять. Вполне хватило его силы и скорости. Не прошло и нескольких секунд, как он уже сидел верхом на принце Виджае и выворачивая ему за спину руку, приговаривал:

- Понадобится полная дэпиляция, котик, образщайся ко мне.

Принц Виджай вращал глазами и отчаянно вопил, что бой не по правилам.

- Довольно, - проговорила королева Замира, кивая красавчику, стоявшему за ее спиной с опахалом.

Хатор слез с женишка Бейли и отошел в сторону, поправляя одежду, глядя, как оскорбленный принц Виждай уходит, оскорбленно задрав нос. С минуту царила тишина, потом тигрица Лима с извиняющейся улыбкой проговорила:

- Может быть, ты и хорош, но это ничего не меняет.

Понимая, что сейчас просто сорвется, Хатор вдохнул поглубже и мысленно сосчитал до трех, а потом еще до трех. Но злость никуда не делась.

- Я люблю Бейли, и она любит меня! - низко пророкотал он, сжимая кулаки.

- Да? А чем ты докажешь, что она тебя любит? - тут же спросила королева Замира.

Это было неожиданно, он даже слегка растерялся. И неожиданно для себя выпалил:

- Она... обещала мне маленькую беленькую кошечку.

Женщины мгновенно переглянулись, лица их сделались серьезны, королева сказала:

- Что бы она тебе не обещала, если родится девочка, она будет принадлежать нам!

И тут Хатор наконец не выдержал. Его собственническое нутро просто взорвалось от возмущения. На террасе уже не было одетого в скромное темное платье мужчины, там сидел огромный черный дракон.

И дракон проревел:

- Бейли моя! И белая кошечка моя! И вы их у меня никогда не отнимете!

Эффект был неожиданный. Тигрицы переглянулись и захихикали, а потом королева Замира сказала:

- Ну наконец-то. Давно бы так.

Дракон аж подавился словами, которые так и перли из него.

Она встала, подошла к огромной драконьей морде, шевельнула бровью и обернувшись к другим, спросила:

- Хорош? А?

- Кхммм... Определенно, - кивнули две другие.

- Вот тебе мое слово, дракон. Мы согласны.

Хатор от внезапного облегчения даже не заметил, как снова обернулся человеком.

- НО! У меня есть условие. - проговорила старшая теща Замира и подняла руку.

Конечно. Как же без условий.

- Полгода. Вы не встречаетесь с ней полгода. Через полгода, если Бейли по-прежнему будет хотеть выйти за тебя, наденешь ей на палец вот это кольцо.

Она сняла с шеи ожерелье, отделило от него центральную висюльку, и впрямь оказавшуюся кольцом и положила в раскрытую ладонь Хатора.

После чего не без ехидства добавила:

- А пока можешь показать нам дом, в который собираешься привести жену. И гарем тоже...

Вот тогда-то Хатор понял, что он попал.

Но с другой стороны, теперь беленькие кошечки ЕГО. И это даже не обсуждается.

***

Так вот оно в жизни дракона и пошло.

Три его тещи спелись с Феодорой.

Гарем? Один проход трех огромных рычащих кошек по гарему - и девочки сами помчались просить, чтобы их срочно выдали замуж.

А Бейли все это время жила то у Виль с Хаторианом, то у Филберта с Изольдой. Видеться им было нельзя, но он иногда появлялся незримый, чтобы хоть услышать ее голос. Это было тяжело.

Ну вот, полгода истекли сегодня.

А сегодня Весенний бал. И...

Тут он замер, потому что в двери большого бального зала входила его белая кошка. В переливающемся льдисто-голубом платье и с горными эдельвейсами в волосах. Рядом с ней были Изольда и Вильгельмина, и вообще, множество народу. Но сейчас он смотрел только на НЕЕ. И ведь удивительно, но невидимость так и не сбросил.

А она незаметно озиралась по сторонам. Немного грустная и задумчивая.

***

Сейчас начнут играть первый весенний танец, Бейли решила выйти на террасу, чтобы не мешать остальным. Драконы всегда танцевали эти танцы, хотя выбор был давно сделан.

А в этом году и вовсе народу было о чем судачить, король Филберт по традиции должен был приглашать на весенние танцы королеву королеву Изольду , а потом проводить под аркой из цветов. Все бы ничего, да только королева уже была на седьмом месяце беременности. Еще один прецедент, которому суждено будет попасть в летописи.

Сейчас на террасе было пусто, все в зале. Можно насладиться пестрой красотой весенних цветов и не думать, что дракон обещал вернуться к Весеннему балу. И так и не пришел.

- Леди, позволите пригласить? - услышала неожиданно у самого уха.

И резко обернулась. Он! Хатор. Ее дракон. Успел. Не соврал.

Бейли даже задохнулась. Столько чувств пронеслось в душе...

- На весенний танец? - спросила она, вкладывая свою руку в его ладонь, и скептически прищурилась.

Дракон торжественно кивнул, потом вдруг спохватился и полез за пазуху, вытаскивая кольцо.

- Подожди, надо уладить одну формальность... Вот! Кх-кхмммм...! Бейли, ты выйдешь за меня?

- О, только не говори, что тебе удалось уломать маму, бабушку и тетю?!

- Не трать время на глупые вопросы, милая, - пробормотал он, быстренько надевая ей на палец бабкино кольцо. - А теперь танцевать! Всегда было любопытно, что ж это за чудо такое, весенние танцы.

И уже ведя ее под руку в зал шепнул на ушко весьма угрожающе:

- А потом ритуал, и ты у меня месяц не из постели вылезешь!

Тигрица закатила глаза. Вряд ли у нее были возражения, но если и были, она просто не успела их высказать, потому что в этот миг заиграли тягучую и нежную мелодию весеннего танца. И все высказанное и невысказанное растворилось в музыке, осталась только древняя магия, прекрасная как сама весна.

***

Министр финансов Илтирии, господин Т ан, тоже решившийся наконец порвать с холостяцкой жизнью, стоял всматриваясь в ряды красавиц - невест. Все были хороши, как на подбор. Молоденькие, нарядные, цветы в волосах. Но как будто чего-то на его придирчивый вкус не хватало.

И тут его взгляд упал на одну из красоток, стоявших даже не во втором, в третьем ряду. Девица была хороша...

Во-первых, не молодая, как все эти легкомысленные девчонки. Во-вторых, обладала выдающимися телесами. И в-третьих, у нее были маленькие темные усики. Усики решили судьбу старого солдата.

Тан внезапно застыл, как громом пораженный, а потом решительно направился приглашать даму... практически под венец.

***

Ибо, кому суждено жениться на Весеннем балу Невест, тот судьбы своей не минует.


Оглавление

  • Часть 1. Любовь рыцаря.
  •   Глава 1
  •   Глава 2
  •   Глава 3
  •   Глава 4
  •   Глава 5
  •   Глава 6
  •   Глава 7
  •   Глава 8
  •   Глава 9
  •   Глава 10
  •   Глава 11
  •   Глава 12
  •   Глава 13
  •   Глава 14
  •   Глава 15
  •   Глава 16
  •   Глава 17
  •   Глава 18
  •   Глава 19
  •   Глава 20
  •   Глава 21
  •   Глава 22
  •   Глава 23
  •   Глава 24
  •   Глава 25
  • Часть 2. Свобода дракона.
  •   Глава 26
  •   Глава 27
  •   Глава 28
  •   Глава 29
  •   Глава 30
  •   Глава 31
  •   Глава 32
  •   Глава 33
  •   Глава 34
  •   Глава 35
  •   Глава 36
  •   Глава 37
  •   Глава 38
  •   Глава 39
  •   Глава 40
  •   Глава 41
  •   Эпилог + три тещи для дракона

    Загрузка...

    Вход в систему

    Навигация

    Поиск книг

    Последние комментарии