загрузка...
Перескочить к меню

Сказки народов Востока (fb2)

- Сказки народов Востока 1.75 Мб, 111с. (скачать fb2) - Дмитрий Дмитриевич Нагишкин - Автор неизвестен - Народные сказки - Михаил Александрович Булатов - Сергей Федорович Ольденбург - Б. Бейко

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



СКАЗКИ НАРОДОВ ВОСТОКА

Предисловие

В этот сборник вошли сказки народностей, населяющих советский Дальний Восток: нивхов, удэгейцев, нанайцев, ульчей, — а также китайские, корейские, индийские, вьетнамские, индонезийские, бирманские и японские сказки.

По своему укладу жизни, нравам, обычаям, роду занятий народы различны, различна и окружающая их природа. И сказки у них не одинаковы. Но есть в то же время в них много общего…

Еще в ту пору, когда народы России, Китая, Кореи, Индии и других стран были порабощены богатеями или иноземными завоевателями, люди мечтали о лучшей доле, о том времени, когда они будут равны и свободны, и эти свои чаяния они вкладывали в сказки, легенды, поверья, которые передавались из деревни в деревню, из стойбища в стойбище, из поколения в поколение. Так дошли они и до наших дней.

Многое изменилось с той поры в жизни народов. Нивхи, удэгейцы, буряты и другие народности Дальнего Востока стали полноправными членами многонациональной Советской страны, в Китае образовалась народная республика, созданы демократические республики в Северной Корее, Вьетнаме и других странах.

Но сказки продолжают жить. В них содержатся народная мудрость, остроумие, юмор.

Вот ульчские, нанайские, нивхские сказки. Жизнь народностей, живущих в Приамурье, на побережье Камчатку Чукотки, Колымы, издавна была связана с охотой, рыбной ловлей. Умение добыть зверя, взять хороший улов рыбы было своего рода мерилом, определяющим достоинства человека. Смелых, сильных, ловких людей прославляли в сказках. Нивхи, например, рассказывали о храбром Азмуне. Силы он был такой, что «ударил ногой в землю — от своей силы по пояс в землю ушел. Ударил в скалу кулаком — скала трещину дала, из той трещины родник полился». Был он к тому же умен и ловок.

Силу и сноровку Азмун употребил на то, чтобы спасти свой народ от голода. Через множество препятствий добрался он до дна морского, к Хозяину моря. Просил у него для нивхов много рыбы.

«Другому бы не простил, что в дела мои мешается, — сказал Старик Морской, — а тебе прощу; вижу, не о себе думаешь, о других. Будь по-твоему!».

Нанайцы в сказке «Киле Бамба и Лоча-богатырь» воспевали своего богатыря Киле Бамбу и русского (Лоча), который помог нанайцам проникнуть в тайны природы. Поняли нанайцы, что кругом их нет никаких чертей, в которых они, одурманенные шаманами так долго верили. Кругом все понятно: в лесу деревья растут, в тайге звери живут, в реке рыба плавает.

«Значит, теперь и сказки наши пропали, — говорит Бамба. — Про таежных людей, про водяных людей, про горных людей сказки пропали.

— Ничего, — говорит Лоча, — теперь другие сказки пойдут! Разве не сильный ты? Разве не храбрый ты? Своей земли разве не хозяин ты? Разве тебе не друг я? Разве про нас не сложат сказки?

Отсюда и сказки новые начинаются. Про любовь и дружбу сказки. Про силу и храбрость сказки, Про ловкость и верность сказки. Про твердое сердце, крепкие руки, верный глаз новые сказки начинаются».

В своих сказках народы Дальнего Востока славили мудрость много проживших и много повидавших людей, доброту, чуткость, отзывчивость, уважение к человеку.

Некий старец, повествует сказка «Золотая чаша», по жестокому ханскому приказу должен был быть убит, но случайно спасся. Его житейский опыт очень пригодился людям: старец спас свой народ от гибели.

Загордилась нанайская девочка Айога, перестала уважать окружающих ее людей, себя считает лучше всех, обленилась, ничего делать не хочет, только лицо свое рассматривает, красотой своей любуется. Была Айога за это наказана. Превратилась она в гуся. Плавает и кричит:

— Ах, какая я красивая! Го-го-го!

Занимательные события, описанные в сказках, развиваются на фоне красивой природы Дальнего Востока, на фоне морей, рек и лесов. В лесах — кедр с пышной кроной; лиственница, стрелой уходящая в небо; береза, которую и топор не берет, и множество других деревьев и много-много соболей, лисиц, медведей и всякого другого зверя с мягким мехом и вкусным мясом. В Амуре около 100 пород рыб живет. И в море не меньше. Плавают тут огромные киты, резвятся дельфины, косяками идет кета, снуют хищные косатки, покачиваются на воде нерпы, тюлени.

Неисчислимые богатства привлекали заморских предпринимателей. Они стекались сюда ради наживы и подвергали население жестокой эксплуатации. И местные богачи не прочь были поживиться за счет бедняков. С этим люди не хотели мириться. Они упорно искали правду, верили, что найдут ее, и это нашло отражение в сказках: народные герои побеждают в них жадных пришельцев (людей царя никанского в ульчской сказке «Сирота Мамбу») или хитрых шаманов (в удэгейской сказке «Большая беда») и т. д.

В сказках Китая чувствуется большая симпатия творцов сказок к простым людям. Они восторгаются их остроумием, мудростью. В сказках обязательно присутствует юмор. Таковы сказки «Пять крутых яиц», «Ребенок и мудрец», «Тигр и лиса». Даже в сказке «Невеста бога Желтой реки», где рассказывается печальная история о том, как красивых девушек из бедных семей монахи приносили в жертву хозяину Желтой реки — дракону Хэбо, есть забавные сцены. По решению мудрого судьи Си Ен-нао на дно реки, прежде чем послать невесту, послали гонцов — жадных и злых монахов.

Поэтична сказка «Орел и пустыню». Орел посвятил свою жизнь благородной цели: по веточке, по капле, по горсточке переносил он в свою родную пустыню воду, землю, растения, чтобы со временем зажурчали здесь ручьи, зашумели леса.

О чудо-свирели, что служит своему народу, и славном юноше, храбро сражавшемся в битве с пришельцами из-за моря, рассказывает корейская сказка «Чудесная свирель».

Самобытная культура вьетнамского народа насчитывает тысячелетия. До наших дней дошли сказки, предания, легенды, сложенные в давние времена. В этот сборник вошла сказка о могущественном короле Вьетнама Туке, владевшем луком необыкновенной силы, и китайском императоре, проникшем в тайну короля Тука («Незримый предатель»), сказка о любви молодого тигролова к юной Ныо Тхи Маи, разрушившей чары дракона и другие.

Большое место в книге занимают сказки Индии. Много их создал мудрый индийский народ. В них воспеваются добро, разум, красота. Добро торжествует над злом, разум над глупостью, невежеством. Сказки «Раджа и лодочник», «Купец и носильщик», «Слишком много заботиться о себе хуже, чем совсем не заботиться» мало фантастичны. Короткие, поучительные, точно высмеивающие пороки людей, они напоминают басни в прозе.

Под экваториальным небом, на островах Ява, Суматра, Целебес, Борнео расположена Индонезия. Чудесна природа этой страны: коралловые рифы, дымящиеся вулканы, непроходимые джунгли…

Еще и поныне живут здесь легенды и поверья, сохранившиеся со времен глубокой древности. Такова включенная в сборник яванская легенда «Тисна Вати».

Из японских сказок в сборник вошли маленькие шуточные сказки, сказки-новеллы — один из любимых в народе жанров. От души смеешься над забавными ситуациями, в которые попадают незадачливые персонажи сказок «Родник молодости», «Флейта и забор», «Необычный суд», «Кто на кого похож».

Людям свойственно жить большими, светлыми надеждами, мечтами о будущем, которое будет еще прекраснее. Люди хотят мира на земле, счастья для всех народов. Они варят в осуществление своей мечты, борются за претворение ее в жизнь.

И поэтому сказки, в которые вложены все помыслы, чаяния народов, так жизнерадостны. Они как бы говорят: все люди будут счастливы, будет мир на земле.

Т. Киреева.


ХРАБРЫЙ АЗМУН Нивхская сказка

Смелому никакая беда не помеха. Смелый сквозь огонь и воду пройдет — только крепче станет. О смелом да храбром долго люди помнят. Отец сыну о смелом да храбром сказки сказывает.

Давно это было. Тогда нивхи[1] еще каменные наконечники к стрелам делали. Тогда нивхи еще деревянным крючком рыбу ловили. Тогда амурский лиман Малым морем звали — Ля-ери.

Тогда на самом берегу Амура одна деревня стояла. Жили в ней нивхи — не хорошо и не худо. Много рыбы идет — нивхи веселые, песни поют, сыты по горло. Мало рыбы идет, плохой улов — молчат нивхи, мох курят да потуже пояса на животах затягивают.

Одной весной вот что случилось.

Сидят как-то парни и мужчины на берегу, на воду смотрят, трубки курят, сетки чинят. Глядят — по Амуру что-то плывет. Пять-шесть, а может и весь десяток деревьев. Видно, где-то буревалом деревья повалило, полая вода их друг с другом сплотила и так сбила, что и силой не растащишь. Земли на деревья навалило. Трава на них выросла. Целый остров — ховых плывет. Видят нивхи: на том ховыхе заструженный шест стоит. В несколько рядов на том шесте стружки вьются, на ветру шумят. Красная тряпочка, на том шесте привязанная, в воздухе полощется.

Говорит старый нивх Плетун:

— Кто-то плывет на ховыхе. Заструженный шест поставил — от злого глаза защита. Значит, помощи просит.

Слышат нивхи — плач ребенка доносится. Плачет ребенок, так и заливается. Говорит Плетун:

— Ребенок на ховыхе плывет. Видно, нет у него никого. Злые люди всех его родичей убили или черная смерть всех унесла. Зря не бросит ребенка мать. На ховых посадила — добрых людей искать послала.

Подплывает ховых. Слышен плач все сильнее.

— Нивху как не помочь! — говорит Плетун. — Помочь надо.

Кинули парни веревку с деревянным крючком, зацепили ховых, подтянули к берегу. Глядят — лежит ребенок: сам беленький, кругленький, глазки черные, как звездочки блестят, лицо широкое — как полная луна. В руках у ребенка — стрела да весло.

Посмотрел Плетун, говорит:

— Ребенок богатырем будет, коли с колыбели за стрелу да за весло схватился: ни врага, ни работы не боится. — Говорит:

— Сыном своим назову. Имя новое дам. Пусть Азмуном называться будет.

Взяли нивхи Азмуна на руки, к дому Плетуна понесли. Только что такое?.. С каждым шагом ребенок все тяжелей становится! Говорят старику:

— Эй, Плетун, сын-то твой на руках растет! Гляди!

— На родной земле да на родных руках как не расти! — отвечает Плетун. — Родная земля силу человеку дает.

Видно, правду Плетун сказал, что родная земля силу дает: пока до дома старика дошли, вырос Азмун; до порога его парни донесли, а у порога он с рук на землю сошел, на свои ноги встал, посторонился — старшим дорогу уступил, только тогда сам в дом вошел.

«Э-э! — думает Плетун, на нового сына глядя, — мальчик-то хорошие дела делать будет: наперед о людях думает, а потом о себе».

А Азмун названого отца на нары посадил, поклонился ему и говорит:

— Посиди, отец. За долгую жизнь устал ты. Отдохни.

Сетки взял, весло взял. На берег вышел — лодки сами собой в воду соскочили. А Азмун, в лодку ставши, на корму свое весло бросил — стало весло работать, на середину реки выгребать. Пошла лодка. Азмун сетку бросил в воду. Сетку вынул — много рыбы поймал. Домой пришел — женщинам рыбу отдал. В деревне все в этот день рыбу ели. А Азмун названому отцу говорит:

— Мало рыбы в этом месте, отец.

Отвечает ему Плетун:

— Не пришла рыба. Амур рыбу не дает.

— Просить надо, отец. Как нивхам без рыбы жить?

Раньше всегда рыбы просили — Амур кормили, чтобы рыбу давал.

Вот поехали Амур кормить.

На многих лодках поехали. Лучшие одежды надели из пестрых тюленей, собачьи дохи черные надели. Плывут, песни хорошие поют. На середину Амура выехали.

Взял Плетун кашу, юколу — сушеную рыбу, сохачьего мяса взял. Все в Амур бросил:

— Простые люди просят тебя — рыбу пошли, много хорошей рыбы пошли, разную рыбу пошли! Вот юколу тебе собачью бросаем — больше у нас нечего есть. Голодаем! Животы к спине прилипли у нас. Помоги нам, а мы тебя не забудем!

Кинул Азмун сетку в воду — много рыбы взял. Радуются нивхи. А Азмун хмурится.

— Один раз — это просто удача, — говорит.

Кинул сетку второй раз — меньше рыбы взял. Хмурится Азмун. Кинул сетку в третий раз — последнюю рыбу взял. Кто из нивхов потом сетки ни бросал — ничего не поймал. Даже корюшка в сетку нейдет. В четвертый раз кинул свою сетку Азмун — пустую вытащил.

Приуныли нивхи. Трубки закурили.

— Помирать теперь будем! — говорят.

Велел Азмун всю рыбу в один амбар сложить — понемногу всех людей кормить.

Заплакал Плетун, говорит Азмуну:

— Сыном тебя назвал, думал — новую жизнь тебе дам! Рыбы нет — что есть будем? Все помрем с голоду. Уходи, сын мой! Тебе другая дорога. От нас уйди — наше несчастье на нашем пороге оставь!

Стал Азмун думать. Отцовскую трубку закурил. Три амбара дыму накурил. Долго думал. Потом говорит:

— К Морскому Старику — Тайрнадзу — пойду. Оттого рыбы в Амуре нет, что Хозяин о нивхах забыл.

Испугался Плетун: никто из нивхов к Морскому Хозяину не ходил. Никогда этого не было. Может ли простой человек на морское дно к Тайрнадзу — Старику — спуститься?

— По силе ли тебе дорога эта? — спрашивает отец.

Ударил Азмун ногой в землю — от своей силы по пояс в землю ушел. Ударил в скалу кулаком — скала трещину дала, из той трещины родник полился. Глаз прищурил — на дальнюю сопку посмотрел, говорит:

— У подножия сопки белка сидит, орех в зубах держит, разгрызть не может. Помогу ей!

Взял Азмун лук, стрелу наложил, тетиву натянул, стрелу послал. Полетела стрела, ударила тот орех, что белка в зубах держала, расколола пополам, белку не задела.

— По силе! — говорит Азмун.

Собрался Азмун в дорогу. В мешочек за пазуху амурской земли положил, нож, лук со стрелами взял, веревку с крючком, костяную пластинку взял — играть, коли в дороге скучно станет.

Обещал отцу в скором времени весть о себе подать. Наказал — той рыбой, что он наловил, всех кормить, пока не вернется.

Вот пошел он.

К берегу моря пошел. До Малого моря дошел. Видит: нерпа на него глаза из воды таращит, с голоду подыхает.

Кричит ей Азмун:

— Эй, соседка, далеко ли до Хозяина идти?

— Какого тебе хозяина надо?

— Тайрнадза, Морского Старика!

— Коли морского — так в море и ищи, — отвечает нерпа.

Пошел Азмун дальше. До Охотского моря дошел, до Пиля-керха, — так его тогда называли. Лежит перед ним море — конца-краю морю не видать. Чайки над ним летают, бакланы кричат. Волны одна за другой катятся. Серое небо над морем висит, облаками закрыто. Где тут Хозяина искать? Как к нему дойти? И спросить некого. Глядит Азмун вокруг… Что делать? Чайкам закричал:

— Эй, соседки, хороша ли добыча? Простые-то люди с голоду помирают!

— Какая там добыча! — чайки отвечают. — Сам видишь, еле крыльями машем. Рыбы давно не видим. Скоро конец нам придет. Видно, заснул Морской Старик, про свое дело забыл.

Говорит Азмун:

— Я к нему иду. Да не знаю, как к нему попасть.

Говорят чайки:

— Далеко В море остров стоит. Из того острова дым идет. Не остров то, а крыша юрты Тайрнадза, из трубы дым идет. Мы там не бывали, наши отцы туда не залетали — от перелетных птиц слыхали! Как попасть туда — не знаем, у косаток спроси.

— Ладно, — говорит Азмун.

— Коли к Старику попадешь — о нас, Азмун, вспомни!

Вышел на морской берег Азмун. Долго шел. Устал. Сел среди камней на песке, голову на руки положил, стал думать. Думал, думал — уснул. Вдруг во сне слышит — шумят какие-то люди на берегу. Азмун глаза приоткрыл…

Видит — по берегу молодые парни взапуски бегают, на поясках тянутся, друг через друга прыгают, с саблями кривыми играют. Тут тюлени на берег вышли. Парни тюленей саблями бьют. Как ударят — так тюлень набок! «Э-э, — думает Азмун, — мне бы такую саблю!» Смотрит Азмун — стоят на берегу лодки худые…

Стали тут парни бороться. Сабли на песок побросали. Задрались между собой — ничего вокруг не видят, кричат, ссорятся. Тут Азмун изловчился, веревку с крючком забросил, одну саблю зацепил, к себе подтянул. Тронул пальцем — хороша! Пригодится.

Кончили парни бороться. Все за сабли взялись, а одному не хватает. Заплакал тут парень, говорит:

— Ой-я-ха! Задаст мне теперь Хозяин! Что теперь Старику скажу, как к нему попаду?

«Э-э, — думает Азмун, — парни-то со Стариком знаются. Видно, из морской деревни парни».

Сам лежит, не шевелится.

Стали парни саблю искать — нету сабли! Тот, кто саблю потерял, в лес побежал — смотреть, не там ли обронил.

Остальные лодки в море столкнули, сели. Только одна осталась на берегу.

Азмун за теми парнями бежать! Пустую лодку в море столкнул — смотрит, куда парни поедут. А парни в открытое море выгребают. Прыгнул и Азмун в лодку, тоже стал в море выгребать. Вдруг смотрит — что такое? Нет впереди ни лодок, ни парней! Только косатки по морю плывут, волну рассекают, спинные плавники, как сабли, выставили, на плавниках тех куски тюленьего мяса торчат.

Тут и под Азмуном лодка зашевелилась. Хватился Азмун, огляделся — не на лодке он, а на спине косатки! Догадался тут парень, что не лодки на берегу лежали, а шкуры косаток. Что не парни на берегу с саблями играли, а косатки. И не сабли то, а косаток спинные плавники, «Ну, что ж, — думает Азмун, — всё к Старику ближе!»

Долго ли плыл так Азмун — не знаю, не рассказывал. Пока плыл, у него усы отросли.

Вот увидел Азмун, что впереди остров лежит, на крышу шалаша похожий. На вершине острова — дыра, из дыры дымок курится. «Видно, там Старик живет!» — себе Азмун говорит. Тут Азмун стрелу на лук положил, отцу стрелу послал…

К острову косатки подплыли, на берег кинулись, через спину перекатились — парнями стали, тюленье мясо в руках держат.

А та косатка, что под Азмуном была, назад в море повернула. Без своей сабли, видно, домой ходу нет! Свалился Азмун с косатки в воду — чуть не утонул.

Увидели парни, что Азмун барахтается в море, кинулись к нему. Выбрался Азмун на берег, парни его рассматривают, хмурятся. Говорят:

— Эй, ты кто такой? Как сюда попал?

— Да вы что — своего не узнали? — говорит Азмун. — Я от вас отстал, пока саблю свою искал. Вот она, сабля моя!

— Это верно, сабля твоя. А почему ты на себя не похож?

— Изменился я от страха, что саблю свою потерял, — говорит Азмун. — До сих пор в себя прийти не могу. К Старику пойду — пусть мне прежний вид вернет!

— Спит Старик, — говорят парни. — Видишь, дымок чуть курится.

В свои юрты парни пошли. Азмуна одного оставили.

Стал Азмун на сопку взбираться. До половины взошел — видит — тут стойбище стоит. Одни девушки в стойбище том. Загородили Азмуну дорогу, не пускают.

— Спит Старик, не велел мешать!

Пристают к Азмуну, ластятся:

— Не ходи к Тайрнадзу! Оставайся с нами. Жену возьмешь — хорошо жить будешь.

А девушки — красавицы, одна другой краше! Глаза ясные, лицом прекрасные, телом гибкие, руками ловкие. Такие красивые девушки, что, подумал Азмун, не худо бы ему и верно из этих девушек жену себе взять.

Зашевелилась тут за пазухой у него амурская земля в мешочке. Вспомнил Азмун, что не за невестой сюда пришел, а вырваться от девушек не может. Догадался он тут — из-за пазухи бусы вынул, на землю бросил.

Кинулись девушки бусы подбирать — тут и увидел Азмун. что не ноги у тех девушек, а ласты. Не девушки то, а тюлени!

Пока девушки бусы собирали, добрался Азмун до вершины горы. В ту дыру, что на вершине была, свою веревку с крючком бросил. Зацепил крючок за гребень горы и по той веревке вниз полез. На дно моря спустился — в дом Морского Старика попал.

На пол упал — чуть не расшибся. Огляделся: все в доме, как у нивха, — нары, очаг, стены, столбы, только все в рыбьей чешуе. Да за окном не небо, а вода.

Плещется за окном вода, зеленые волны за окном ходят, водоросли морские в тех волнах качаются, будто деревья невиданные. Мимо окон рыбы проплывают, да такие, каких ни один нивх в рот не возьмет: зубатые да костлявые, сами смотрят — кого бы сглотнуть!..

Лежит на нарах Старик, спит. Седые волосы по подушке рассыпались. Во рту трубка торчит, почти совсем погасла, едва дымок из нее идет, в трубу тянется. Храпит Тайрнадз, ничего не слышит. Тронул его Азмун рукой — нет, не просыпается Старик да и только…

Вспомнил Азмун про свою костяную пластинку кунгахкеи, из-за пазухи вытащил, зубами зажал, за язычок дергать стал, загудела, заиграла кунгахкеи: то будто птица щебечет, то словно ручей журчит, то как пчела жужжит.

Тайрнадз никогда такого не слышал. Что такое? Зашевелился, поднялся, глаза протер, сел, под себя ноги поджавши. Большой, как скала подводная; лицо доброе, усы, как у сома, висят. На коже чешуя перламутром переливается. Из морских водорослей одежда сшита… Увидел он, что против него маленький парень стоит, как корюшка против осетра, во рту что-то держит да так хорошо играет, что у Тайрнадза сердце запрыгало. Мигом сон с Тайрнадза слетел. Доброе лицо свое он к Азмуну обратил, глаза прищурил, спрашивает:

— Ты какого народа человек?

— Я — Азмун, нивхского народа человек.

— Нивхи на Тро-мифе[2] да на Ля-ери живут. Ты зачем так далеко в наши воды-земли зашел?

Рассказал Азмун, какое горе у нивхов стало, поклонился:

— Отец, нивхам помоги — нивхам рыбу пошли! Отец, нивхи с голоду умирают. Вот меня послали тебя о помощи просить.

Стыдно стало Тайрнадзу. Покраснел он, говорит:

— Плохо это получилось: лег только отдохнуть, да и заснул! Спасибо тебе, что разбудил меня!

Сунул руку Тайрнадз под нары. Глядит Азмун — там большой чан стоит; в том чане горбуша, калуги, осетры, кета, лососи, форели плавают. Видимо-невидимо рыбы!

Рядом с чаном шкура лежит. Ухватил ее Старик, четверть шкуры рыбой наполнил. Дверь открыл, рыбу в море бросил, говорит:

— К нивхам на Тро-миф, на Амур плывите! Быстро плывите, плывите! Хорошо весной ловитесь!

— Отец, — говорит Азмун, — нивхам рыбы не жалей!

Нахмурился Тайрнадз.

Испугался тут Азмун. «Ну, пропал я теперь! — думает. — Рассердил Старика. Плохо будет!» Отца вспомнил, ноги выпрямил, прямо на Тайрнадза смотрит.

Улыбнулся тот:

— Другому бы не простил, что в дела мои мешается, а тебе прощу: вижу, не о себе думаешь, о других. Будь по-твоему!

Бросил Тайрнадз в море еще полшкуры рыбы всякой:

— На Тро-миф, на Амур плывите, плывите! Хорошо осенью ловитесь!

Поклонился ему Азмун.

— Отец! Я бедный — нечем мне отплатить тебе за добро. Вот возьми кунгахкеи в подарок.

Дал он Тайрнадзу пластинку свою, как играть на ней показал.

А у старого давно руки чешутся, хочется ее взять, глаз от нее отвести не может! Больно понравилась игрушка.

Обрадовался Тайрнадз, в рот пластинку взял, зубами зажал…

Загудела, зажужжала кунгахкеи: то будто ветер морской, то словно прибой, то как шум деревьев, то будто птичка на заре, то как суслик свистит. Играет Тайрнадз. Совсем развеселился. По дому пошел, приплясывать стал. Зашатался дом, за окнами волны взбесились, водоросли морские рвутся — буря в море поднялась.

Видит Азмун, что не до него теперь Тайрнадзу. К трубе подошел, за веревку свою взялся, наверх полез. Пока лез, все руки себе в кровь изодрал: пока гостил у Старика, веревка ракушками морскими обросла.

Вылез, огляделся.

Тюленьи девушки все еще бусы ищут, ссорятся, делят — и про дома свои забыли, двери в те дома мохом заросли!

На нижнюю деревню Азмун посмотрел — пустая стоит, а далеко в море плавники косаток видны: гонят косатки рыбу к берегам Пиля-керкха, к берегам Ля-ери, на Амур рыбу гонят!

Как теперь домой попасть? Видит Азмун — радуга висит. Одним концом на остров, другим — на Большую землю опирается. А в море волны бушуют — пляшет Тайрнадз в своей юрте. Белые барашки по морю ходят.

Полез Азмун на радугу. Едва вскарабкался. Весь перепачкался: лицо зеленое, руки желтые, живот красный, ноги голубые. Кое-как влез, по радуге на Большую землю побежал. Бежит, проваливается, чуть не падает. Вниз взглянул, видит — от рыбы черно в море стало.

Кончилась радуга.

Спрыгнул Азмун на землю. Глядит — на берегу морском, возле лодки, тот парень-косатка, чью саблю Азмун утащил. Узнал его Азмун, саблю отдал. Схватил парень саблю.

— Спасибо! — говорит. — Я уж думал, век мне дома не видать… Твоего добра не забуду: к самому Амуру рыбу подгонять буду. Зла на тебя не храню: знаю теперь — не для себя ты старался, для людей.

Через спину перекатился — косаткой стал, свою саблю — спинной плавник — вверх поднял и поплыл в море.

Пошел Азмун к Пиля-керкху, к Большому морю вышел. Чаек, бакланов встретил. Кричат те парню:

— Эй, сосед! У Старика был ли?

— Был! — кричит им Азмун. — Не на меня — на море смотрите!

А рыба по морю идет, вода пенится. Кинулись чайки, стали рыбу ловить, на глазах жиреть стали.

А Азмун дальше идет. Ля-ери прошел, к Амуру подходит. Видит — нерпа совсем издыхает. Спрашивает нерпа парня:

— У Старика был ли?

— Был! — говорит Азмун. — Не на меня — на Ля-ери смотри!

А рыба вверх по лиману идет, вода от рыбы пенится. Бросилась нерпа рыбу ловить. Стала рыбу есть, на глазах жиреет.

А Азмун дальше пошел. К родной деревне подошел. Нивхи едва живые на берегу сидят, мох весь искурили, рыбу всю приели.

Выходит Плетун на порог дома, сына встречает, в обе щеки целует.

— У Старика, сын мой, был ли? — спрашивает.

— Не на меня, а на Амур, отец, смотри! — отвечает Азмун.

А на Амуре вода кипит — столько рыбы привалило. Кинул Азмун свое копье в косяк. Стало копье торчком, вместе с рыбой идет. Говорит Азмун:

— Хватит ли рыбы, отец мой названый?

— Хватит!

Стали нивхи жить хорошо. Весной и осенью рыба идет!

Про многих людей с тех пор забыли… А про Азмуна и его кунгахкеи помнят до сих пор.

Как разволнуется море, заплещутся волны в прибрежные скалы, седые гребешки на волнах зашумят — в свисте ветра морского то крик птицы слышится, то суслика свист, то деревьев шум… Это Морской Старик, чтобы не заснуть, на кунгахкеи играет, в подводном доме своем пляшет.

Д. Нагишкин.




БОЛЬШАЯ БЕДА Удэгейская сказка

У стариков — жизнь позади. Старики много знают — хороший совет всегда дать могут. Только и молодой хорошее слово сказать может: силы у него больше, глаз лучше, руки тверже, вся жизнь впереди — он вперед смотрит.

Давно удэ в теплых краях жили, на равнине, на берегу моря. Много их было, как деревьев в лесу. Тихо жили, ни с кем не воевали. Зверя били, рыбу ловили, закон соблюдали, детей растили. Давно это было.

Тогда в одном стойбище хозяином был старый шаман Кандига. Как заболеет кто-нибудь — вытащит Кандига свой бубен, на котором Агды — гром — нарисован, костер разведет, бубен на костре подогреет и начнет шаманить. Вокруг костра ходит, пляшет, разные слова говорит, поет, в бубен бьет, будто гром гремит. В бубен бьет Кандига, говорит — злых чертей пугает… Шум такой поднимет, что потом эхо два дня откликается. Иной больной и выздоровеет, глядишь. А если умрет… и тогда шаман свое дело сделает: на серой птице с красным клювом душу покойника в подземное царство — Буни— увезет. Ту птицу, правда, никто не видал, да как шаману не верить!

Боялись шамана сородичи, слушались его. Что захочет шаман взять — отдают. Что скажет шаман — сделают. Как шаману не дать! Не дашь — он злых чертей на стойбище напустит, всем худо будет… Говорили про Кандигу, что он очень большой шаман. Черти шамана любили — все у Кандиги было, даже тогда, когда все другие удэ голодали, свои унты с голода жевали.

И жил в том стойбище молодой парень Димдига. Охотник хороший: одной стрелой двух гусей убивал. Парень как парень — не хуже других, а лучше. Смотрел этот парень на Кандигу — одного в толк не мог взять: почему это так получается — двух уток он убьет, одну — себе, другую — Кандиге отдать надо; двух соболей забьет, одного— себе, другого— опять Кандиге. Кандига на охоту не ходит, Кандига в болоте не мокнет, на солнце не сохнет, на морозе не мерзнет, а добычи столько же получает, сколько и Димдига. Отчего это?

На совете мужчин Кандига говорит, разделивши добычу:

— Хорошо сделали мы, все довольны…

Говорит Димдига:

— Хозяин! Я не доволен… Почему так? Ты в юрте сидишь, ног не бьешь. Тебе все мужчины половину отдают. Почему у меня — охотника — меньше добра, чем у тебя?

— Глупый ты! — говорит Кандига. — Счастье мне духи приносят! Почему? С ними поговори… Вот сейчас всех чертей своих сюда позову.

Рогатую шапку надевает, пояс с погремушками надевает, за бубен гремящий хватается. Гремит бубен, по всей округе гром идет.

Просят старики:

— Не шамань, молодого не слушай! Он ума на охоте не добыл, только зверя на охоте добыл…

— Ладно, — говорит шаман, — только ради вас его прощаю.

И опять ходит Димдига на охоту. Зверя бьет: одного себе, одного Кандиге. А шаман все Димдигу ругает. Что бы ни сказал парень — все шаману впоперек.

…В тот год из дальнего стойбища люди прибежали. Оборванные, голодные люди прибежали. Говорят плача:

— Страшные люди на нас напали. Войной идут… Множество великое их! Сами — как тигры. На диких зверях ездят.

— Что за звери? — спрашивает на совете Димдига. — Собаки?

— Нет, не собаки.

— Олени?

— Нет, не олени. Нам ли оленей не знать — всю жизнь оленей держали! Четыре ноги у тех зверей; шерсть гладкая; морда на оленью похожа, да не совсем: хвосты у тех зверей длинные, на ногах круглые копыта да на шее тоже длинные волосы. Кричат те звери так, что далеко слышно. У тех, кто крик их услышит, сердце заячье делается. Те люди никого не щадят. Мужчин убивают, женщин с собой уводят, детей малых под копыта своим зверям бросают.

— Плохие люди, — говорит Димдига. — Уходить надо, у нас с ними драться силы не станет.

— То не люди, — говорит Кандига.

— Да мы сами видали: две руки, две ноги, одна голова у тех людей. Не по-нашему говорят. От деревень только пепел оставляют. Где они пройдут — там и трава не растет.

— То не люди, — говорит Кандига, — то злые черти! Это их Димдига накликал… Худой сон приснился вам. Не бывает таких людей. Шаманить буду — мне дары давайте, тех чертей прогоню!

Люди с дальних стойбищ дальше бегут…

Прибегают из средних стойбищ люди.

— Бегите! — кричат. — Злые люди на нас напали! Против них У нас силы нет. Юрты жгут, людей бьют!

— Уходить надо, — на совете Димдига говорит. — Злые духи юрт не жгут.

— То не люди, — на своем Кандига стоит, — то злые черти! Нет такого черта, чтобы меня испугал. Шаманить буду — всех чертей перепугаю! Несите мне дары.

Люди со средних стойбищ дальше бегут…

Из ближних стойбищ люди прибежали:

— Тех злых людей мунгалами звать. Говорят, они весь мир прошли, никого в живых не оставили. Только и есть живые, что мы с вами!

— Со своих зверей слезают ли мунгалы? — спрашивает на совете Димдига.

— Слезают, когда едят и когда убивают.

— Что едят мунгалы?

— Тех зверей, что с ними запасными идут.

— Это люди, — говорит Димдига. — Надо оружие готовить. Надо уходить с их дороги. Что едят мунгальские звери?

— Траву, — отвечают люди.

— Надо в лес уходить, надо в горы уходить, — говорит Димдига. — Те люди, верно, к лесам да горам непривычны.

— То черти! — говорит Кандига. — Злые духи, их Димдига раздразнил. Несите дары мне. Я великий шаман— все беды отгоню! Мангни — идола — сделаю, всех чертей разгоню!

Стал Кандига шаманить день и ночь. Упадет от усталости, вскочит и опять шаманит. Страшного идола сделал— Мангни — и вокруг него кружится.

Мангни на холме стоит. Три роста в нем. Живот у Мангни пустой, чтобы вечно голодный был. Руки у него змеями перевиты, чтобы гибкими в драке были.

У того Мангни на ногах ящерицы, чтобы быстро бегал. В груди у него — птица вместо сердца. На груди — медный круг начищенный, как солнце сияет, чтобы врагов слепить. В том медном круге все отражается.

Говорит Кандига:

— Подлетят мунгалы на своих зверях, в медном круге себя увидят, подумают— нет здесь никого, кроме них. Уйдут.

— Копьями и стрелами мунгалов надо отгонять! — говорит Димдига.

Жмутся люди к Кандиге — никто не защитит их больше.

Сделал Кандига еще двух идолов — Мангни на помощь, чтобы бить чертей.

Говорит тут Димдига:

— Эй, люди! Большая беда пришла — не Кандиге-старику ее отогнать. Берите луки, стрелы, копья, в леса уходите, в горы уходите. Тем мунгальским зверям трава нужна. Дойдут мунгалы до лесов, до гор, увидят— зверей нечем кормить, назад повернут!

Шум в стойбище поднялся. Молодые кричат:

— Димдига правду говорит — мужчины должны драться!

Старики вопят:

— Никто против чертей не силен!

А мунгалы уже близко. Уже крик их слышен. Уже пламя видно: жгут мунгалы юрты соплеменников Димдиги.

Шаманит Кандига. Изо рта у него пена брызжет. Бубен, как гром, гремит. Побрякушки на поясе звенят. Шапка рогатая раскачивается. Трясутся от страха старики, на него глядя.

Сородичам говорит Димдига:

— Кто со мной пойдет — перейдите ручей! Кому детей своих жалко — перейдите ручей! Кому за оружие взяться не стыдно — перейдите!..

Кто шаману не верил — перешел ручей. Остались с шаманом те, кто чертям верил больше, чем своим рукам.

Ушел Димдига.

А мунгалы словно туча идут. Как песку на берегу морском — тех мунгалов! Дрожит земля от топота. Над мунгалами шум стоит, как в половодье: кричат они, гикают, своих зверей погоняют. В руках — у них кривые сабли длинные, за плечами — колчаны со стрелами, у седла — топоры боевые. Правду Димдига сказал, что не черти мунгалы, а люди.

Стойбище увидали мунгалы, еще пуще закричали. Целую тучу стрел пустили — солнца не видно стало!

А Димдига со своими уже от леса недалеко.

Увидали мунгалы Димдигу — помчались вслед. Чуть не догнали. Да парень уже в лес вошел. Женщин и детей дальше послал Димдига. А сам с мужчинами за деревьями спрятался.

Стали в мунгалов стрелы из тугих своих луков пускать. Запели стрелы, полетели. Сквозь черта стрела пройдет, разве может человек черта убить? А мунгалы падают с седел.

От дерева-к дереву — глубже в лес уходит Димдига. От дерева к дереву — глубже в лес уходят и те, кто с ним из стойбища ушел.

Долго гнались мунгалы за Димдигой. Только звери их к лесу непривычны. Только зверям тем в лесу тесно. Только зверей тех в лесу кормить нечем. Тех зверей мунгалам пасти негде. Только мох седой вокруг на деревьях висит да папоротники стеной стоят…

Повернули мунгалы обратно.

Послал Димдига людей своих всем соплеменным сказать, как от мунгалов спасаться. Потянулись удэ в леса да в горы. Стали на горах да в лесах жить. Лесными людьми удэ стали. Так их и до сих пор зовут.

…Сколько времени прошло — не знаю. Пошел Димдига на старое стойбище. Посмотреть хотел — помог ли Кандиге Мангни со своими одноногими.

Видит Димдига; мунгалы до моря дошли, назад повернули, в свои степные равнины назад ушли.

Видит Димдига: в старом стойбище Мангни лежит поверженный… В пустом брюхе трава растет, в пустой груди ящерки бегают. Одноногие помощники обугленные лежат — мунгалы из них костер делали.

Видит Димдига: лежит шаман, ноги раскинул, в руках топор держит. Рядом с ним мунгал лежит, топором убитый. Вспомнил, видно, шаман Димдигу, да поздно было. Лежит Кандига. На нем ворон черный сидит, Хорьки да росомахи по стойбищу рыскают.

Обратно Димдига в лес пошел. Родичам сказал: «Лес да камни — нам лучшая защита!»

Стали удэ в лесах жить. На совете молодые стариков слушают. Но и старики от молодых хорошего слова ждут.

Д. Нагишкин.




ЗОЛОТАЯ ЧАША Бурятская народная сказка

В старые, давние годы жил, рассказывают, хан Санад.

Однажды со всем своим народом решил он перейти в другие земли, где и места для жизни были удобнее и пастбища обширнее. Но путь до этих земель был долгий и тяжелый.

Перед самым переходом хан Санад приказал убить всех стариков.

— Старики будут мешать нам в пути! — сказал хан. — Ни одного старика не должно быть о нами, ни одного старика не должно остаться в живых! Кто не выполнит этого моего приказа, будет жестоко наказан!

Как ни тяжело было людям, пришлось им все же выполнить жестокий ханский приказ. Все они боялись хана и ни в чем не смели его ослушаться.

Только один из подданных хана Санада, молодой Цырен, не стал убивать своего старика-отца.

Сговорился он с отцом, что спрячет его в большой кожаный мешок и так, тайно от хана и всех других, перевезет на новые места. А там — что будет, то и будет…

Поднялся хан Санад со своим народом и со своими стадами, отправился с юга на север — в далекие земли. А вместе со всеми в большом кожаном мешке, переброшенном через спину лошади, ехал и старый отец Цырена.

Тайком от всех Цырен кормил и поил отца, а на привалах, когда было совсем темно, развязывал мешок и выпускал старика, чтобы он мог отдохнуть, расправить затекшие руки и ноги.

Так они шли долго и подошли к большому морю. Здесь хан Санад приказал остановиться на ночлег.

Один из приближенных хана подошел к самому берегу моря и заметил, что на морском дне что-то блестит и светится. Пригляделся он и увидел, что это большая золотая чаша удивительной формы. Приближенный немедля отправился к хану и доложил ему, что на дне моря, возле самого берега, лежит драгоценная золотая чаша.

Хан Санад, не раздумывая, приказал сейчас же достать ему эту чашу. Но никто по своей воле не решался нырнуть на дно моря.

Тогда хан приказал нырять за чашей по жребию.

Выпал жребий одному из людей хана. Нырнул он, а обратно не вынырнул.

Выпал жребий другому. Кинулся он с высокого обрывистого берега вниз, да так навсегда и остался в морской пучине…

Так погибло на дне моря много людей хана Санада.

Но безжалостный хан и не думал отказаться от своей затеи. По его приказу ныряли в море и погибали там один за другим его покорные подданные.

Наконец выпал жребий нырять за чашей и молодому Цырену.

Пришел он к тому месту, где спрятал своего отца, и стал с ним прощаться.

— Отец, — сказал Цырен, — прощай! Погибнем мы оба — и я и ты…

— Что такое случилось? Почему ты должен погибнуть? — спросил старик.

Цырен рассказал отцу, что, по жребию, должен он нырнуть в морскую пучину за чашей.

— А оттуда еще никто не возвращался, — закончил он свой рассказ. — И вот я погибну по ханскому веленью в море, а тебя найдут здесь и убьют слуги хана…

Выслушал это старик и сказал:

— Эх, вы! Так вы все утонете в море, а золотую чашу все равно не достанете. Ведь чаша эта лежит не на дне моря! Видишь ты вон ту гору, которая высится неподалеку от моря? Вот на(вершине этой горы и стоит золотая чаша. То, что вы принимаете за чашу, — только ее отражение. Как вы все не догадались об этом?

— Что же мне делать? — спросил Цырен.

— Поднимись на гору, найди чашу и принеси ее хану. Найти ее на горе нетрудно: по блеску чашу можно заметить издалека. Но, может быть, чаша стоит на такой неприступной скале, на которую ты не можешь взобраться. Тогда сделай вот что: дождись, пока на скале появятся козули, и пугни их. Козули бросятся бежать и столкнут чашу. Не теряй тогда времени — быстрей хватай ее, не то она может упасть в глубокое темное ущелье!

Цырен сейчас же отправился к горе.

Нелегко ему было взобраться на вершину горы. Цеплялся он за кусты, за деревья, за острые камни, исцарапал в кровь лицо и руки, изодрал одежду. Наконец он поднялся почти на самую вершину и увидел, что на высокой, неприступной скале сияет красивая золотая чаша. Видит Цырен, что на скалу ему ни за что не взобраться. Тогда он, по совету отца, стал поджидать, когда на скале появятся козули.

Ждать ему пришлось недолго: на скале появилось несколько козуль. Они спокойно стояли и смотрели вниз. Цырен крикнул что было силы. Козули стали в испуге метаться по скале и столкнули золотую чашу. Чаша покатилась вниз, и Цырен ловко подхватил ее.

Веселый и довольный, с чашей в руках, спустился он с горы, пришел к хану Санаду и поставил перед ним чашу. Хан спросил его:

— Как ты достал эту чашу из моря?

— Я достал ее не из моря, — ответил Цырен. — Я принес ее с вершины вон той горы. В море было только отражение этой чаши.

— Кто же тебе сказал об этом?

— Сам догадался, — ответил Цырен.

Хан больше ни о чем не стал расспрашивать и отпустил его.

На другой день хан Санад со своим народом двинулся дальше.

Долго они шли и дошли до широкой пустынной земли. Солнце раскалило землю, выжгло всю траву, кругом не было ни реки, ни ручья. Люди и скот стали томиться от сильной жажды. Посланные ханом на поиски воды скакали во все стороны, но найти воду не могли — всюду была сухая, раскаленная земля. Ужас охватил людей. Они не знали, как им быть и что делать…

Тогда Цырен тайком пробрался к отцу и спросил его:

— Отец, скажи, что нам делать? Ведь народ и скот гибнут без воды.

Старик сказал:

— Отпустите трехгодовалую корову и проследите за ней. Где она остановится и будет нюхать землю, там копайте.

Цырен побежал и отпустил трехгодовалую корову.

Корова низко опустила голову и стала бродить с места на место. Наконец она остановилась и стала шумно нюхать горячую землю.

— Копайте здесь! — сказал Цырен.

Люди принялись копать и скоро докопались до большого подземного источника. Хлынула холодная чистая вода и потекла по земле. Напились все вволю, повеселели, ободрились.

Хан Санад призвал к себе Цырена и спросил его:

— Как ты мог найти подземный источник в этом засушливом месте?

Цырен сказал:

— Я нашел его по приметам…

Напились, отдохнули люди и. отправились дальше.

Много дней шли они и остановились на привал. Ночью неожиданно пошел сильный дождь и залил огонь. Как ни бились люди, не могли развести огонь. Продрогшие, мокрые, они не знали, что им делать.

Наконец кто-то заметил на вершине далекой горы огонек костра.

Хан Санад дал приказ сейчас же отправиться на гору и принести огонь.

Люди бросились выполнять приказ хана. И один, и другой, и третий отправлялись на гору. Все они находили костер под густой елью и охотника, который грелся у этого костра. Все они брали горящую головню, но донести ее до своей стоянки не могли — головня под дождем гасла. Разгневался хан Санад и приказал казнить всех, кто ходил за огнем и не донес его.

Пришел черед идти за огнем и Цырену. Пробрался он к своему отцу и спросил:

— Как тут быть? Как донести огонь до стоянки?

Старик сказал:

— Не бери горящие головни — они все равно погаснут по дороге, или сотлеют, или дождь их зальет. Возьми с собою большой горшок, набери в него побольше углей и принесешь огонь на стоянку!

Цырен сделал так, как научил его отец. Принес он с горы полный горшок горячих углей. Люди развели костры, обсохли, обогрелись, приготовили пищу.

Узнал хан, кто принес огонь, и приказал Цырену явиться к нему.

Когда Цырен пришел, хан Санад стал сердито кричать на него:

— Что же ты: знал, как донести огонь, и молчал? Почему ты не сразу сказал, как надо донести огонь?

— Я и сам не знал… — ответил Цырен.

— А как же ты узнал? — стал допытываться хан.

И он так долго допытывался, что Цырен наконец сознался, что все приказания хана он мог выполнить только благодаря советам своего старика-отца.

— Где же твой отец? — спросил хан.

Цырен сказал;

— Всю дорогу я вез его в большом кожаном мешке.

Тогда хан приказал привести старика и сказал ему:

— Я отменяю свой приказ. Старики — не помеха молодым. У старости — мудрость. Можешь не прятаться и ехать открыто вместе со всеми.

Пересказал М. Булатов.




АЙОГА Нанайская сказка

Жил в роду Самаров один нанаец — Ла. Была у него дочка по имени Айога. Красивая была девочка Айога. Все ее очень любили. И сказал кто-то, что красивее дочки Ла никого нету ни в этом и ни в каком другом стойбище. Загордилась Айога, стала рассматривать свое лицо. Понравилась сама себе, смотрит — и не может оторваться, глядит — не наглядится. То в медный таз начищенный смотрится, то на свое отражение в воде.

Ничего делать Айога не стала. Все любуется собой. Ленивая стала Айога. Вот один раз говорит ей мать:

— Пойди воды принеси, Айога!

Отвечает Айога:

— Я в воду упаду.

— А ты за куст держись.

— Куст оборвется, — говорит Айога.

— А ты за крепкий куст возьмись.

— Руки поцарапаю…

Говорит Айоге мать:

— Рукавицы надень.

— Изорвутся, — говорит Айога. А сама все в медный таз смотрится: ах, какая она красивая!

— Так зашей рукавицы иголкой.

— Иголка сломается.

— Толстую иголку возьми, — говорит отец.

— Палец уколю, — отвечает дочка.

— Наперсток из крепкой кожи — ровдуги — надень.

— Наперсток прорвется, — отвечает Айога, а сама ни с места.

Тут соседская девочка говорит:

— Я схожу за водой.

Пошла девочка на реку и принесла воды, сколько надо.

Замесила мать тесто. Сделала лепешки из черемухи. На раскаленном очаге испекла. Увидела Айога лепешки, кричит матери:

— Дай мне лепешку, мать!

— Горячая она — руки обожжешь, — отвечает мать.

— А я рукавицы надену, — говорит Айога.

— Рукавицы мокрые.

— Я их на солнце высушу.

— Покоробятся они, — отвечает мать.

— Я их мялкой разомну.

— Руки заболят, — говорит мать. — Зачем тебе трудиться, красоту свою портить? Лучше я лепешку той девочке отдам, которая своих рук не жалеет.

И отдала мать лепешку соседской девочке.

Рассердилась Айога. Пошла на реку. Смотрит на свое отражение в воде. А соседская девочка сидит на берегу, лепешку жует. Стала Айога на ту девочку оглядываться, и вытянулась у нее шея: длинная-длинная стала. Говорит девочка Айоге:

— Возьми лепешку, Айога. Мне не жалко.

Совсем разозлилась Айога. Замахала на девочку руками, пальцы растопырила, побелела вся от злости— как это она, красавица, надкушенную лепешку съест! — так замахала руками, что руки у нее в крылья превратились.

— Не надо мне ничего-го-го! — кричит Айога.

Не удержалась на берегу, бултыхнулась в воду Айога и превратилась в гуся. Плавает и кричит:

— Ах, какая я красивая! Го-го-го! Ах, какая я красивая!..

Плавала, плавала, пока по-нанайски говорить не разучилась. Все слова забыла.

Только имя свое не забыла, чтобы с кем-нибудь ее, красавицу, не спутали; и кричит, чуть людей завидит:

— Ай-ога-га-га! Ай-ога-га-га!

Д. Нагишкин.




КИЛЕ БАМБА И ЛОЧА-БОГАТЫРЬ Нанайская сказка

Наверно, не так давно это было. Жил на Амуре Киле Бамба — нанайского народа человек, силы богатырской человек Киле Бамба.

От простой женщины родился Киле. Только, видно, добрые черти ему помогали, что быстро он вырос. Еще соску Киле сосал, а уже со зверем схватился.

Ушла как-то мать из дому. Дверь бревешком приперла, чтобы не открылась. Сколько времени по соседкам ходила — не знаю, а только через раскрытое окно вскочил в дом Бамбы тигр.

Услыхали соседи рев тигра. Услыхали, как заплакал маленький Бамба. Кинулись родичи кто куда: как же можно не бежать, коли в деревню тигр пришел!

Поплакал Бамба и затих.

«Ну, — думают родичи, — пропал маленький Бамба, утащил его тигр в тайгу!»

Прибежала мать домой.

А Бамба на спине лежит, носом пузыри пускает, полосатым тигриным хвостом играет. А тигр рядом с его люлькой лежит: задавил его маленький Бамба и хвост оторвал. Вот так Бамба!

Увидел он мать, вытащил соску изо рта.

— Ну, беда, — говорит, — сколько зверей развелась, спать не дают, в окна прыгают. Видно, придется мне, — говорит, — за них самому взяться, коли нет в деревне мужчин!

Встал Бамба на ноги. Отцовское копье в руки взял, прикинул. «Маловато!» — говорит. Обеими руками за копье взялся, нажал, пополам сломал. «Плоховато!»— говорит. В тайгу пошел, левой рукой молодую лиственницу взял, набок свернул, с корнем вырвал, сучья ободрал, землю отряхнул, попробовал — удобно ли? «Легковато! — говорит. — Ну, да раз другого нет, ничего не поделаешь — и это пригодится».

Смотрят на него родичи, диву даются — в кого уродился! Не было еще таких нанаев. И уже не Киле Бамба его называют, а Мерген Бамба, богатырь Бамба.

А Бамба такой охотник стал, что лучше и быть не может. Бамба только из дому выходит, еще на охоту собирается, а за девятью сопками, за девятью озерами звери в норах просыпаются, с летками прощаются, знают — от Бамбы не уйти!

Бамба острый глаз имеет: один раз взглянет — сразу скажет, сколько серебристых волосков на спине у чернобурки, сколько белых у нее в хвосте. Бамба острый слух имеет, прислушивается, говорит: «За девятью реками да за девятью ручьями соболята пищат. Значит, там ставить капкан надо».

Бамба силу имеет: сто дней без отдыха зверя добывает, одну ночь проспит — и еще сто дней зверя бьет.

Бамба ест здорово: утром — косулю, на обед — сохатого, за ужином медведя съедает! По животу себя погладит: «Съел бы еще, да на завтра оставить надо!»

Бамба зверя бьет: один стреляет — десять охотников добычу собирают. С охоты ребенок идет — за ним целый поезд собачьих упряжек едет: пушнину везут.

Вот так Бамба!

Добрый Бамба был. Услышит, где-то в деревне ребенок плачет, — пойдет скажет: «Ты чего ревешь? На тебе лаха пукани. Играй». Рыбий пузырь даст ребенку, станет тот по пузырю ладонью стукать, шум поднимет, плакать перестанет. Столько Бамба медведей перебил, что каждому ребенку в деревне над люлькой мафа гарани — медвежий клык — повесил, на счастье да чтобы злые черти не пугали. Сыты все в деревне были: мяса хватает, пушнина есть, рыбы вдоволь.

Ездят нанаи за реку, в Никанское царство. Меха продают. Халаты покупают да припасы. Лица у нанаев круглые, животы толстые, глаза ясные, косы красным жгутом оплетены, унты на них красивые, шелками шитые, руки у них ловкие, ноги у нанаев быстрые.

Смотрел, смотрел с другого берега на нанаев никанскнй амбань — начальник. Завидки его взяли: живут нанаи хорошо, дружно, дани никому не платят, все у нанаев есть. А своих никанских мужиков амбань давно ободрал, как липку: себе возьмет, царю возьмет, солдату возьмет, монаху возьмет, купцу возьмет, да еще раз себе, а что там мужику остается? «Дай, — думает амбань, — я с нанаев ясак — дань — возьму. С них брать ясак буду, богатство себе наживу».

Вот послал он своих солдат и чиновников к нанаям. Едут: с саблями, с копьями, сила несметная!

К нанаям приехали. Те гостям рады, угощать стали. Да никанцы на угощение и не смотрят — в амбары полезли. Рассердился тут Бамба на никанцев.

— Невежи вы, — говорит, — вести себя в гостях не умеете!

А солдаты носатые были.

Похвалил их Бамба за длинные косы, всех вместе теми косами связал да и бросил в воду. Поболтались никанцы в воде, поболтались, да и утонули… Сильный был Бамба!

Сколько раз амбань никанский своих солдат посылал, а обратно их так и не дождался.

Понял тут амбань, что силой амурских людей не возьмешь. Думать стал, всех своих мудрецов и чиновников созвал, чтобы думали, как с амурской земли поживу взять. Думали, думали никанские мудрецы и придумали. Говорит амбаню самый старый:

— Солдат не посылай: солдат мечом, а не головой думает. Пошли купца к нанаям. Купец — что паук: присосется— не оторвется, пока всю кровь не выпьет!

Так и сделал амбань. Послал к нанаям купца Ли-чана.

Приехал Ли-чан к нанаям на Амур. Как лисица Ли-чан: слова хорошие говорит, три короба всякой всячины сулит. Язык у Ли-чана без костей— словно хвост у лисицы по ветру стелется. Приехал купец — стал нанаям товары в долг давать: «Бери, бери — потом сосчитаемся!» Кому бусы, кому котел, кому халат расписной, кому серьги, кому крупы с мукой. «Бери, бери — посчитаемся потом!» Видят нанаи — добрый купец. Видят нанаи — с Ли-чаном жить можно. Не кричит купец, не грозит, ногами не топает, все с улыбочкой делает, все посмеивается Ли-чан.

Так купец нанаев к себе и приучил. Не стали нанаи в Никанское царство ездить, не стали товары привозить, у Ли-чана все, что надо, покупают. Что ни попросят — у купца все есть.

Вот пришло время Ли-чану долги платить.

Потащили нанаи Ли-чану меха.

Только все у Ли-чана сразу дорого стало. Говорит: дорога трудная товары возить, разбойники по дороге шалят; амбаню платить надо, разбойникам платить надо, царю никанскому платить надо.

Отдали нанаи всю пушнину, а долг не покрыли. Остались у Ли-чана в долгу. Ну, нанаи народ такой — долг прежде всего отдать надо! И стали нанаи за тот долг работать. Что в тайге ни добудут — Ли-чану тащат. Что в реке ни выловят — к нему же. Приехал Ли-чан к нанаям тонкий, как червяк, — стал Ли-чан толстый, как боров! Зато нанаи стали тощать. Все никак долг отработать не могут.

Думали, думали, к Киле Бамба пошли…

Вот какое дело, — вздыхают, — никак долг отдать не можем! Видно, черт в это впутался. Сначала Ли-чан одну шкурку за одну считал. Потом Ли-чан две шкурки за одну считать стал. Теперь три считает Ли-чан за одну. Как быть?

Пошел Бамба к купцу. Рассердился, стал спрашивать: как так получается? А Ли-чан ему эрэнте — книгу— показывает, все долги в той книге записаны. Смотрит Бамба — не понимает тех значков, что в книге записаны, а видит — верно, что-то есть. Если столько долгов, сколько значков, — не выбраться нанаям из долга. И не подумал Бамба, что в той книге обману больше, чем долгов. Стал Бамба нанаев спрашивать, что брали. Отвечают ему: «Халат взял, крупу взял, водку взял, а что дальше было — не помню!» Что до водки берут — помнят нанаи, что после — не помнят, всю память та водка нанаям отшибает…

Стал Бамба родичам помогать.

Родичей из беды не выручил, а сам в нее попал, сам в долгу у Ли-чана оказался. Как получилось это — не знает Бамба.

«Видно, не купец Ли-чан, а черт, — думает Бамба. — Как это у него три шкурки за одну идут, непонятно!»

К шаману Бамба пошел, про купца спросить. А шаман пьяный-препьяный сидит, едва языком ворочает. Послушал он Бамбу, послушал и говорит:

— Правда твоя! Черт Ли-чан! Вот смотри, какую мне водку дал: три дня назад я выпил и до сих пор пьяный. Разве может простой человек такое сделать? Конечно, черт этот Ли-чан.

Ну, а против черта что может охотник сделать?

Ничего!..

Говорит Бамба шаману:

— Пошамань. Прогони того черта Ли-чана! Совсем отощали нанаи, все к нему несут. Скоро помирать будут!

Отвечает шаман:

— Против Ли-чана шаманить не могу. Он такой черт, что я с ним не справлюсь, — не нанайский, а никанский черт. Амба-амбани он — чертовский черт! Ты ему больше пушнины давай.

— В заповедные леса пойду зверя бить, — говорит Бамба. — На Сихотэ-Алинские горы пойду, тигра, барса, рысь возьму!

— Нельзя туда. Охоться здесь, — говорит шаман. — На Сихотэ-Алине горные черти живут. Удэгейский Как-заму те горы сторожит, в камень людей превращает!

— К Большому морю пойду! Сивуча, тюленя, нерпу возьму, — говорит Бамба.

Замахал на него шаман обеими руками:

— Здесь охоться. На Большом море водяной черт — Ганка — живет. Человека туловище у него, рыбий хвост у него, не рука, а железный крючок у него из воды торчит. Тем крючком он людей хватает!

— На болота пойду: выпь, цаплю, утку возьму, — говорит Бамба.

Плюется шаман:

— Здесь охоться, говорю. На болоте черт Бокс живет, одноногий. Запутает тебя в болоте, в трясину утащит. Будешь потом в трясине лежать да пузыри пускать.

— На гольцы-солонцы пойду, — говорит тогда Бамба. — Сохатого, косулю добуду.

Трясется шаман:

— Здесь охоться, говорю. На гольцах-солонцах Агды — гром — живет. Каменным топором деревья рубит. Как ударит — человека в пыль обратит!

— На Мылки-озеро пойду, бобра, гусей бить буду.

У шамана пена изо рта хлещет от злости на Бамбу:

— Химу-амба, самый страшный черт, в озере том живет. Как человека увидит, из озера выползет, под ним трава и камни горят. Дохнет Химу огнем на тебя — сгоришь, и никто не узнает!

Опустил голову Киле Бамба. Задумался. Вот тебе и богатырь Бамба! Кругом черти. И все — сильнее Мергена. И сила ему ни к чему. Ой-я-ха! Совсем худо…

— Охоться, как охотился, — говорит шаман. — Ли-чану пушнину таскай. Он тебе водки даст — все горе забудешь.

Не хочет к Ли-чану Бамба идти. Пошел куда глаза глядят…

Три ручья перешел, шесть озер обошел, девять сопок перевалил. Место выбрал, шалаш построил, костер развел. В шалаше лег. Горькую думу стал думать:

«Зачем человеку сила богатырская, коли от чертей житья не стало? Мало того, что в лесу черти, в тайге черти, в горах черти, в реке черти, так и в деревне теперь Ли-чан есть. Где бы силу такую найти, чтобы всех этих чертей перебить, чтобы людям жить можно было?»

Заснул Киле Бамба. Спит, во сне слышит — кто-то идет с верховьев Амура. Тяжело ступает, тайгу под. себя подминает, из земли воду выжимает. Вскочил Бамба, на лук стрелу наложил, свой нож вытащил. Кто идет?

Тут выходит из-за деревьев человек. Не видал таких Бамба раньше: лицо белое, глаза голубые, волосы желтые, как золото, борода большая. Одет не по-амурски. В руках палка железная.

«Еще один черт пришел!» — думает Бамба.

А человек говорит ему:

— Ты почто за лук держишься? Али меня стрелять хочешь? Я тебе друг, а не враг. Да и что ты со своим луком противу меня? Давай потягаемся — кто дальше выстрелит.

Какой богатырь от спора откажется!

Приосанился Бамба: дальше его никто во всей деревне не стрелял! Видит — за тремя ручьями заяц бежит. Стрелу выпустил Бамба — к сосне зайца пригвоздил.

— Хорошо! — говорит человек с желтыми волосами.

Теперь тот человек свою палку поднял.

— За шестью ручьями, — говорит, — сейчас белка с дерева на дерево прыгнуть хочет, ее убью.

Прицелился своей палкой, глаз голубой прищурил. Ка-ак грохнет что-то, будто гром загремел, по сопкам пошел перекатываться.

Упал Киле Бамба на землю, забоялся.

— Ой, Агды — гром, — говорит, — меня не тронь!

— Не Агды это, а я, — смеется тот человек.

Глядит Бамба — та белка уже на боку лежит.

— Твой верх, — говорит Бамба. — Давай поборемся.

Вот скинули они одежду, за пояса взялись. Стали бороться. Никто верх не берет. Никто другого на землю положить не может. Изловчился Бамба, хотел того человека через спину перекинуть, а тот поднял Бамбу на воздух, да и не пускает. Держал, держал…

Потемнело в глазах у Бамбы, говорит он:

— Пусти на землю, я не птица. Без земли худо мне. Твой верх… Давай поспорим, кто лучше спляшет.

Стал Бамба плясать. С утра начал; пока солнце не закатилось — все плясал. Еще никто так на Амуре не плясал!

А тот человек крякнул, на ладони поплевал и пошел в свой черед. Ночь плясал, день плясал, вторая ночь настает, а он все пляшет… Только треск по долине идет да топот слышен, вода из реки выплескивается, земля трясется, пыль столбом стоит, звезды застит…

— Эй, друг, — кричит Бамба, — довольно! Твой верх!

А тот человек еще три дня да три ночи плясал да сам себя по пяткам ладонями прихлопывал. Потом перестал, говорит:

— Это не пляска! Вот в молодости я плясал!..

«Плохой человек разве так спляшет? — думает Бамба. — Сила у него в руках есть, глаз у него зоркий, нрав веселый — чем не друг!»

Стали они побратимами.

— Я Киле Бамба, — говорит нанай.

— Я Иван, а по-вашему — Лоча.

— Ты в своей земле богатырь? — говорит Бамба.

А Лоча рукой отмахивается:

— Какой я богатырь! — говорит. — Вот за мной богатыри идут, а я просто младший сын у моей матушки.

— Сюда пришел зачем? — спрашивает Бамба.

— Жить буду. На этой земле отцы мои давно жили.

— Худо тут, — нанай говорит.

— А что? Земля, что ли, плохая? — спрашивает Иван. Ком земли взял, в руках растер, понюхал: — Хороша земля!

— Чертей много развелось, — говорит Бамба, — жить не дают!

Рассказал Бамба о своем горе Ивану — как черти его по рукам и по ногам опутали, силы богатырской лишили.

— Ничего, — говорит Иван, — был бы свет в очах, а на чертей управу всегда найти можно.

Вот пошли они в деревню. А нанай совсем бледные ходят — есть нечего. Только Ли-чан на пороге дома своего сидит — жирный да красный, как клещ.

— Этот, что ли, черт-то? — спрашивает Иван.

— Этот, этот!

Пошли Иван да Бамба по амбарам. Стоят амбары пустые, только паутина в углах. Ту паутину собрал Иван, в комок скатал. К Ли-чану пошел.

— Давай эрэнте-книгу, — говорит. — Где тут записано, сколько мой друг Бамба тебе должен?

Достал Ли-чан эрэнте-книгу, раскрыл, толстым пальцем в книгу тычет. Взял книгу Иван, говорит:

— Если верно Бамба должен — слово его крепкое, его и огонь не возьмет! Если обманул ты Бамбу — сгорит твое слово!

Бросил книгу в костер. Сразу книга пламенем взялась, сгорела. Кричит Ли-чан, ногами на Ивана топает. Взял тут Иван паутины комок, что в амбарах нанаев собрал, да и кинул Ли-чану в рот. Похудел сразу Ли-чан, съежился, маленький стал, в паука обратился. Бросил его Иван в реку, и поплыл Ли-чан к своему амбаню, к хозяину своему.

Ходят нанаи голодные.

Вынул Иван из-за пазухи зерна малые, в землю бросил. Полезла из земли зеленая трава. Пожелтела. В колосьях у нее желтые семечки набухли. Взял те семечки Иван, между камнями размолол — белая пыль из тех семечек стала. Ту пыль с амурской водой Иван смешал — тесто сделал. Из того теста лепешек напек. Нанаям дал: «Ешьте!»

Съели нанаи. Вкусно! Тут сразу у них столько силы прибавилось, сколько никогда после пищи не прибавлялось.

На охоту нанаи пошли.

И Бамба с Иваном на охоту пошли.

— Хочу сохатого добыть, — говорит Иван. — Пойдем на гольцы-солонцы!

— Там Агды — гром — живет, — говорит Бамба.

Не испугался Иван. А от побратима как можно отстать— лицо потеряешь, пошел и Бамба. Стал Иван из своей палки палить, такой гром поднял, что Агды из тех гольцов улетел.

— Здесь охотничье место хорошее, — говорит Иван. — Где же твой Агды?

Вот пошли побратимы дальше. В болото попали. Видит Бамба: стоит на пути горбатый маленький человек на одной ноге, глаза у него синим огнем горят.

— Не ходи, Иван! — кричит Бамба. — Там горбатый Боко — черт— стоит. Заведет, погубит.

Говорит Иван:

— Этот, что ли, черт Боко? — и хвать Боко за единственную ногу — да себе под ноги, чтобы ту трясину пройти.

Видит Бамба: лежит Боко — не Боко, а сучок еловый. А Боко будто и не бывало! Через реку переходить стали— видит Бамба: чьи-то седые космы полощутся, в воде зеленые глаза блестят.

— Не ступай в реку! — говорит Бамба Ивану. — Видишь, Ганка-старик в воде лежит, нас поджидает. Видишь, руку железную выставил!

А Иван в воду нырнул, хвать того черта седого! Из реки вынырнул — в руках коряжина сосновая да щука зубастая, что под коряжиной той сидела. Съели щуку Иван да Бамба и дальше пошли. Так Бамба и не видал больше Ганка-черта.

Пошли побратимы через горы. Дрожит Бамба от страха — теми местами они идут, где Какзаму людей подстерегает. Только Бамба подумал про Какзаму, а Какзаму тут как тут. Красные глаза на людей таращит, руки к ним протягивает, вот-вот зацепит и в камни обратит.

— Иван! — кричит Бамба. — Бежим отсюда, на траву бежим, там над нами Какзаму не властен!

Оглянулся Иван да как хватит того Какзаму железной палкой! Только искры во все стороны полетели! Закрылись глаза Какзаму… Глядит Бамба — стоит камень серый, мхом поросший, никакого Какзаму нет. «Притаился», — думает Бамба, идет за Иваном, оглядывается. Нет Какзаму, и только! Пропал от удара Ивана.

— Ну, где твой Химу-черт живет? — спрашивает Иван у Бамбы.

Только сказал он это — побратимы до озера дошли, — а Химу уже ползет на них, извивается, огнем дышит. Закричал Бамба, бежать хотел, а Иван ему:

— Ты чего же это, Бамба? Пала не видал, что ли?

Обернулся Бамба — нет Химу и словно не бывало.

Верно, горит трава, огонь, будто змея, по земле ползет. Верно, камни вокруг, как чешуя, лежат. А Химу нет! Вздохнул тут Бамба свободно.

Видит: никаких чертей нет, а стоит он с Иваном на своей земле — оба сильные, оба храбрые, оба охотники, оба богатыри, только Иван постарше будет. И кругом нее понятно: в лесу деревья растут, в тайге звери живут, в реке рыба плавает, на горах камни лежат. Подумал, подумал Бамба и вдруг говорит:

— Значит, теперь и сказки наши пропали. Про таежных людей, про водяных людей, про горных людей сказки пропали.

— Ничего, — говорит Иван, — теперь другие сказки пойдут! Разве не сильный ты? Разве не храбрый ты? Своей земли разве не хозяин ты? Разве тебе не друг я? Разве про нас не сложат сказки?

Отсюда и сказки новые начинаются. Про любовь и дружбу сказки. Про силу и храбрость сказки. Про ловкость и верность сказки. Про твердое сердце, крепкие руки, верный глаз новые сказки начинаются.

Д. Нагишкин.




ХИТРЫЙ БУДАМШУ Бурят-монгольская народная сказка

Кто не знает про Будамшу?.. Все знают про Будамшу! В каждом улусе знают, о каждом кочевье знают, в каждой юрте знают. Везде знают!

А кто лучше о Будамшу знает?.. Бабаи лучше всех знают!

Только и бабаи по-разному знают. Самые старые бабаи побольше нестарых бабаев знают, нестарые бабаи тоже кое-что знают, и когда о Будамшу рассказывают, все их всегда слушают. И, пожалуй, — если правду сказать, — не было бы бабаев, не было бы и Будамшу и разговоров о нем не было бы!

А ведь люду-народу известно — бабаи всегда были! Может и Будамшу был?.. Кто знает? Кто скажет?

Только всегда так бывает: там, где люд-народ соберется, там, где бабай рассказывает, всегда бабая просят:

— Расскажи, расскажи, бабай, про хитрого Будамшу!

И бабай всегда рассказывает. Один бабай расскажет, как Будамшу жадному богачу долговое сено отработал; другой бабай расскажет, как Будамшу у купца мясо быка на «неправду» выменял; иной бабай расскажет, как Будамшу Будамшу-Да стал. Разное рассказывают.

Есть что и мне рассказать. Расскажу, как Будамшу нойонов переспорил.

Когда это было, когда жил Будамшу — никто не знает. Только все знают — ничего у Будамшу никогда не было. Был только у Будамшу маленький ковер, на котором он спал, грубошерстный тэрлик, который одевал, и много было желания кушать.

Недалеко от того улуса, где в тот раз находился Будамшу, стоял богатый дацан-монастырь. А в дацан-монастыре жил известный своей мудростью, самый главный из всех лам — Богдо-лама.

Богдо-лама всегда молчал. Богдо-лама всегда неподвижно сидел в молельне. Богдо-лама всегда в мыслях вел беседу с небожителями. Святой был человек!

Богдо-лама никогда ни перед кем не поднимался со своего маленького коврика. Богдо-лама никогда ни от кого не принимал никакой пищи. Богдо-лама никогда ни перед кем не снимал своей священной медной шапки. Строгий был человек! А Будамшу?..

Хо! Будамшу всегда находил о чем потолковать, он даже думал разговаривая. Будамшу. всегда, когда сидел, все равно что не сидел — вертелся то туда, то сюда— будто зараз тридцать блох его кусали, сидеть мешали.

Как-то Будамшу был очень голоден. Пошел Будамшу к юртам, где жили ханские советники нойоны. В тот час вечера они сидели возле своих юрт, думали, делились своими мыслями друг с другом, курили. Будамшу прошел мимо них и сказал будто сам себе:

— Захочу, Богдо-лама передо мной встанет! Захочу, Богдо-лама из моих рук молоко примет!

Нойоны услыхали слова Будамшу, курить перестали, смеяться начали.

— Хо-хо-хо! Будамшу с голодухи ум потерял! Слышите, что он бормочет? Никогда такого не было, чтобы Богдо-лама даже перед знатными нойонами поднялся! А кто видел, чтобы Богдо-лама от кого-нибудь чашу с молоком принял?

Будамшу остановился возле нойонов и сказал:

— Зачем толковать зря? Я говорю, Богдо-лама передо мной встанет!

— Не встанет! — говорят нойоны.

— Я говорю, Богдо-лама молоко от меня примет и отведает его!

— Не примет! — говорят нойоны.

— Давайте заклад делать! — предложил Будамшу. — Если проиграю, десять лет на вас работать буду. Если выиграю, десять месяцев меня кормить будете!

Нойоны обрадовались легкой наживе и согласились на заклад.

Будамшу зашел к пастуху, у которого жил, взял свой ковер и отправился в дацан-монастырь. Вошел в молельню, где толстый Богдо-лама сидел и читал ном, постоял немного и сказал:

— Пресветлый Богдо-лама! Вы так долго сидите на своем ковре, что он, наверно, от пота сырой сделался? Как бы не простудились — чихать станете, молиться не сможете. Поднимитесь, пожалуйста! Я под вас сухой ковер подложу!

А Богдо-лама так зачитался номом, что совсем позабыл про обычай: если встать перед вошедшим, надо поздороваться и принять от него чашу с молоком. Богдо-лама в то время больше думал о священных словах нома и совсем не думал о словах Будамшу, и поэтому поднялся.

А Будамшу только этого и ждал.

— Здравствуйте! — сказал он и поднес к губам Богдо-ламы чашу с молоком.

— Здравствуй! — пришлось сказать Богдо-ламе и отпить молока из чаши.

Будамшу быстро сменил под ним ковер и ушел. А нойоны возле двери молельни стояли, все видели и все слышали.

Так они проиграли Будамшу заклад и десять месяцев кормили его.

Когда Будамшу последний раз ел у нойонов жареную баранину, он сказал:

— Если захочу, Богдо-лама свою медную шапку мне отдаст!

В этот раз нойоны не засмеялись, улыбнулись только и подумали: «Сколько свет стоит, никогда Богдо-лама своей шапки никому не давал. Будамшу зазнался. Теперь наш выигрыш!» — и сказали:

— Давай заклад сделаем!

— Сделаем! Если проиграю, двадцать лет на вас работать буду. Если выиграю, двадцать месяцев кормить меня будете!

— Давай! — согласились нойоны и легли отдыхать.

А Будамшу отправился на охоту. Убил Будамшу росомаху и сделал из ее шкуры шапку. Надел шапку и пошел в дацан-монастырь.

А надо знать, что на Богдо-ламе была очень древняя медная шапка надета. Такая древняя, что гора Хамар-Дабан младше ее была. А ведь и на горе, когда часто по ней ходят, тропинка протаптывается! Поэтому и на шапке в том месте, где за нее, надевая и снимая, рукой брались, дыра протерлась.

Пришел Будамшу в молельню и остановился перед Богдо-ламой. А шапку не снял. Богдо-лама в тот раз ном не читал. Увидал он Будамшу и долго смотрел на его шапку. Никак не мог догадаться, из какого меха шапка сделана? Бобровый мех он знал — из бобра шапку носил. Соболий мех тоже знал — из соболя шапку носил. А такого красивого меха никогда не видал. А не видал потому, что никто и — никогда не дарил ему дешевой шапки. Очень Богдо-ламе шапка понравилась. Только он не сказал об этом и все молчал. И Будамшу молчал, только заметил, что его шапка понравилась.

— Пресветлый Богдо-лама! — сказал, наконец, Будамшу. — Прошлый раз я видел на вашей священной шапке большую дыру. Надо дыру заделать. А без шапки вам нельзя сидеть. Как быть?

— Ты прав, Будамшу! — сказал Богдо-лама. — Моя шапка с дырою. Когда ветер, холодно бывает. Когда думаю, мысли выдувает. Чинить шапку надо- Хочу сделать тебе милость. Возьми на время мою шапку, почини дыру, а пока чинишь, я в твоей шапке посижу.

И Богдо-лама отдал Будамшу свою шапку.

А нойоны тем временем всему люду-народу сказали, что они у Будамшу заклад выиграли. Только рассказать успели и возле своих юрт уселись, видят, по дороге Будамшу идет и на голове у — него медная шапка самого Богдо-ламы надета. Люд-народ радоваться стал:

— Ловкий Будамшу!.. Хитрый Будамшу!.. Опять заклад Будамшу выиграл!..

И пришлось нойонам все двадцать месяцев кормить Будамшу.

Когда настал вечер последнего дня двадцатого месяца, Будамшу спросил нойонов:

— Богдо-лама передо мною вставал?

— Вставал! — отвечают нойоны.

— Богдо-лама молоко, которое я принес, пил?

— Пил! — говорят нойоны.

— Богдо-лама свою медную шапку мне отдал?

— Отдал! — говорят нойоны-Все так! Все так!

— Если так, — говорит Будамшу, — то захочу — Богдо-лама по-собачьи лаять станет!

Нойоны даже на месте подскочили.

— Рехнулся совсем! Как можно думать, что святой Богдо-лама собакой лаять станет?

— Зачем шуметь? — тихо сказал Будамшу. — Заклад сделаем! Если проиграю, тридцать лет на вас работать буду. Если выиграю, тридцать месяцев меня кормить будете!

Нойоны поскорее на заклад согласились, боялись, как бы Будамшу не раздумал. А Будамшу говорит:

— Со мной пойдете! У дверей молельни слушать будете.

Нойоны быстро-быстро надели тэрлики и пошли с ним.

Когда в молельню пришли, Будамшу в дверь вошел, нойоны у дверей остались. Будамшу постоял немного, потом сказал:

— Пресветлый Богдо-лама! Вы так мудры, вы все знаете! Рассудите, пожалуйста! Я люду-народу говорю— в разных долинах собаки по-разному лают. Люд-народ со мной спорит, не верит мне. Кто прав?

— Ты, Будамшу — овечья голова! — сказал мудрый Богдо-лама. — Все собаки во всех долинах одинаково лают!

— Пресветлый Богдо-лама! В одной долине, где я был, собаки лают: «хаб-хуб!» А в другой долине, где я был, собаки лают: «хуб-хаб!»

— Твои уши, Будамшу, годны только для того, чтобы трепать их! Не глух ли ты? Ни одна собака так не лает!

— Правда, правда ваша, пресветлый Богдо-лама! — закивал головою Будамшу. — Я, действительно, глуховат! Вы, мудрый Богдо-лама, конечно, знаете, как собаки лают?

— Я все знаю!

— О пресветлый Богдо-лама! Дайте и не крупинку от вашей мудрости! Скажите, как собаки лают? Тогда я буду знать и своей глупой болтовней не стану люд-народ волновать. Только погромче полайте, чтобы я расслышал.

— Слушай, — сказал Богдо-лама и, как только мог, громко пролаял: — Вау-вау! Тяв-тяв! Вау-вау! Тяв-тяв!.. Вот как! Тяв-тяв! Слышал?

— Благодарю вас, пресветлый Богдо-лама, хорошо слышал! — сказал Будамшу и вышел из молельни.

За дверью стояли скучные нойоны.

— Слыхали? — спросил их Будамшу.

— Опять ты выиграл! — сказали нойоны и тяжело вздохнули.

Тридцать месяцев кормили нойоны Будамшу. До самого последнего дня кормили, и тогда Будамшу сказал им:

— Хочу, чтобы отыгрались вы! Давайте еще заклад делать!

— О чем спор будет? — тихо спросили нойоны.

Будамшу подумал и сказал:

— Если захочу… Богдо-лама… кизяк скушает!

— Давай, давай заклад! — закричали нойоны. — Пускай так будет: если ты выиграешь, половину твоей жизни кормить тебя будем. Если мы выиграем, обе половины своей жизни работать на нас будешь!

— Согласен! — сказал Будамшу. — Пойдете со мной в молельню! Сами увидите, как Богдо-лама кизяк съест!

Выпросил Будамшу у знакомого охотника красивый подарочный из шанхайского шелка платок, завернул в него горсть кизяка и пошел в дацан-монастырь. И нойоны с ним.

Пришли. Будамшу в молельню вошел. И нойоны с ним. Будамшу постоял немного, помолчал, потом почтительно сказал:

— Пресветлый и премудрый Богдо-лама? Помогите мне, глупому, вашей мудростью. Один лама от глухоты лекарство мне дал, велел сухим проглотить. А я не знаю, хорошее оно или плохое. Скажите мне, не вредно ли оно будет?

И Будамшу подал Богдо-ламе платок с кизяком. Богдо-лама развернул платок, щепотку кизяка взял, положил в рот и пожевал.

— Хорошее лекарство! — сказал он. — Принимай!

— Благодарю вас, мудрейший из мудрых, светлейший из светлых! — сказал Будамшу и вместе с нойонами вышел из молельни.

— Видели? — спросил их.

— Будь ты проклят! — прошептали нойоны.

— А мне все равно! — сказал весело Будамшу. Вам кормить меня, а не мне вас! Начинайте поскорее барана жарить, водку-архи варить, айрак сушить! Кушать хочу!

И, смеясь, Будамшу пошел впереди нойонов.

Литературная обработка А. Матвеенко.




СИРОТА МАМБУ Ульчская сказка

Ульчи на Амуре давно живут. С тех пор как они пришли сюда, маленькие сопки большими стали, большие речки маленькими стали.

Три рода ульчей — Сулаки, Пунади, Губату — родичами были, один огонь имели. Друг около друга жили: по берегу Амура их деревни подряд стояли.

Жили ульчи дружно. Всей деревней дома ставили: кто глину месит, кто столбы рубит, кто жерди на крышу таскает. Всей деревней рыбу ловили: кто на больший лодке, кто на оморочке, кто, на бревне сидя, рыбу в сетки гонит. С лесными людьми, с водяными людьми дружно жили — всегда и нерпа, и таймань, и кета, и соболь, и сохатый у тех ульчей были.

В роду Сулаки мальчик был один, по имени Мамбу.

Когда родился он, мать своим молоком пятнадцать дней его умывала. Отец на колыбель Мамбу топорик да нож повесил, чтобы мальчик к оружию привыкал.

Только Мамбу нож увидал, сразу за него обеими руками уцепился и из колыбели вылез.

Удивились отец и мать. «Богатырь наш Мамбу будет или несчастный человек!» — про себя подумали.

А Мамбу из дому вышел, камень бросил в ольховник— рябчика убил. Над дверью птицу повесил, чтобы все видели, что в доме охотник родился.

«Среди хороших людей лучше всех будет!» — сказали тогда про Мамбу.

Плохих людей до сих пор Сулаки не видели. Только в скором времени и с плохими людьми довелось им повстречаться.

Осенью, когда рыба шла, Сулаки полные амбары рыбой набили, юколы для собак наготовили, осетровыми да кетовыми брюшками запаслись на всю зиму, насушили, навялили рыбы. Брусники, земляники, корешков сараны да голубицы набрали, запасли.

Глядят однажды Сулаки — плывет по Амуру лодка. Большая, нос и корма вверх подняты. Не видали ульчи таких до сих пор. На лодке паруса желтые. На мачте значок с золотым драконом развевается. Под лодкой буруны играют. В лодке много людей сидит. В руках у людей мечи в две ладони шириной, копья в два роста высотой. Лбы у людей бритые, сзади — косы до полу висят, черной тесьмой перевязанные. Говорят старики:

— Надо по-хорошему людей встретить. Чужие люди, издалека видно. Новостей у них, поди, много.

Говорит Мамбу:

— Плохие люди это. От них в тайгу уйти надо. Зачем мечи в руках держат! Зачем копья понаставили!

Остановилась лодка у деревни Сулаки.

Вышли из лодки люди. Главного на носилках вынесли. Под его тяжестью восемь носильщиков сгибаются. На голове у него шапка с павлиньим пером да яшмовым шариком. Халат на нем всеми цветами, как радуга, переливается. Живот у приезжего такой, что из-за него и лица не видать.

Посмотрел на него Мамбу и говорит:

— Это не человек, а брюхо. Не к добру приехал!

— Что ты понимаешь! — говорят старики.

Кинулись ульчи к приезжим. Закон велит приезжего обогреть, накормить, лучший кусок отдать. Женщины на блюдах тащат рыбу, мось, кашу.

А человек-брюхо, на ульчей глядя, говорит:

— Мы никанского царя люди. Наш царь — самый великий царь на земле, больше нашего царя на свете никого нету! Повелел он дань с вас взять.

Не понимают ульчи, что такое дань. Никому никогда дани не платили. Спрашивают, что это такое. Отвечает им никанский человек-брюхо:

— Будем у вас брать по соболю с каждого человека. И так будет вечно! Обещает никанский царь за это миловать вас своею милостью и жаловать вас. Позволит вам рыбу ловить в реке, зверя бить в лесу и воздухом дышать позволит.

Удивились люди. Женщины говорят:

— Видно, бедные эти люди. Соболей, видно, у них нету. Видно, никанскому царю холодно. Пусть погреется нашими соболями.

А никанские люди уже и сами по домам пошли. По всем домам пошли, по всем амбарам полезли, благо что у ульчей никаких замков никогда не было — от кого запирать, когда все свои! Рыщут никанские воины, тащат пушнину. По соболю с человека давно взяли, а все меха — и медведя, и соболя, и рыси, и нерпы; и лисицы, и колонка — все в лодку несут. Глаза выпучили, запыхались, двое за одну шкуру хватаются.

Говорит Мамбу человеку-брюхо:

— Почтенный человек, уже давно твои воины взяли то, что ты данью называешь, а все вытаскивают наши меха… Скажи, не пора ли перестать?

Зашевелился человек-брюхо. Голову вытянул. На Мамбу смотрит. Да такими глазами, будто змея Химу: горят глаза у него зеленым огнем, так и съел бы мальчика!

— А остальное мои воины берут мне и себе за то, что мы вам милость никанского величества привезли. Устали мы и поистратились в дороге, долго до вас ехали.

Видят старики, что от милости никанского царя они всего добра лишились. Головами качают, на никанских людей обиделись. Говорит Мамбу:

— Отобрать у них надо все.

А как отберешь?

Стаскали никанские люди всю пушнину в лодку. Сверху на нее человек-брюхо сел. Оттолкнулись баграми от берега и поплыли обратно.

Вот тебе и гости! На угощение и не посмотрели, только амбары разорили. Стали женщины плакать. Стали мужчины ругаться.

Мамбу совсем рассердился. «Не нам, так и не им!»— говорит. Вышел он на берег. Стал свистеть.

Всем известно: когда у воды свистишь — ветер начинается. Надул Мамбу щеки. Столько воздуху набрал, что сам круглый стал. Долго свистел. На его свист сначала маленький ветер прибежал. Зашевелилась трава, воду на реке зарябило, на мачте никанской лодки значок заполоскался. А Мамбу свистит. Прилетел средний ветер на помощь младшему брату. Зашелестели листья на ветках, стали ветки раскачиваться. На волнах в реке барашки заплясали. На никанской лодке мачта стала гнуться. А Мамбу свистит. Видит средний ветер — у него силы тоже не хватает. Позвал на помощь старшего брата. Примчался большой ветер. Стали деревья гнуться и ломаться. На Амуре вода потемнела, волны вспенились, выше домов поднимаются. С никанской лодки паруса сорвало, на никанской лодке мачту сломало, стало лодку заливать… А ветер все сильнее да сильнее! Опрокинул лодку. Попадали в воду никанские воины. На ком оружия больше было, те сразу на дно пошли; на ком поменьше— те на волнах плавают, воду хлебают. А человек-брюхо, как пузырь, на волне качается, утонуть не может — очень жирный! Все, что у Сулаки никанцы взяли, в эту бурю потеряли, да и свое все погубили. Едва-едва на другой берег вылезли. К маньчжурскому амбаню побежали. Спрашивает тот, что с ульчей взяли. Говорит человек-брюхо, из халата воду выжимая:

— Амурскую воду взяли!

А ветер все сильнее и сильнее…

Стало ульчские дома пошатывать. Стало с крыш жерди раскидывать. Просят старики Мамбу: «Перестань дуть!» А Мамбу уже весь воздух выпустил. Уже без него ветры гуляют по Амуру. Кричит им Мамбу: «Довольно!» Разыгрались ветры, не слышат…

Схватил тогда Мумбу свой боевой лук, натянул тетиву из жилы сохатого, наложил стрелу из железной березы, поддел стрелой горящий уголь и выстрелил в большой ветер. Испугался большой ветер, домой побежал. А за ним средний и маленький ветры побежали. Тихо стало. Волны улеглись. Деревья опять ровно стоят.

Говорит Мамбу:

— Рысь всегда в одно место ходит воду пить. Опять никанские люди сюда придут. Надо с этого места уходить. Человек-брюхо, пока всех нас не сожрет, приходить будет…

Не послушались старики. Не хотели родное место оставить. «Как можно! — говорят. — Наши отцы тут похоронены».

Сколько-то времени прошло — зимой опять никанские люди к Сулаки явились. На больших нартах приехали. В нарты страшные звери запряжены: голова, как у оленя, на хвосте волосы, на четырех ногах круглые копыта, на шее волосы на одну сторону. Людей вдвое больше, чем раньше. И человек-брюхо с ними.

Опять дань требуют. Опять по амбарам пошли.

Говорит Мамбу человеку-брюхо:

— Никто еще с одного места две ветки не срезал.

Закричал никанский человек на Мамбу, ногами затопал. Подскочили воины к Мамбу, в сторону отбросили.

Пошел Мамбу домой. Медвежьего сала достал. Кусками его нарезал. К никанским нартам подобрался. Сало к нартам снизу подвязал.

Опять никанцы у Сулаки все амбары обчистили. Пушнину, вещи всякие и еду забрали. На нарты уселись. На своих зверей закричали. Поскакали никанские звери. Только полозья скрипят да снежная поземка вслед нартам вьется.

Опять плачут женщины. Ругаются старики. Говорит им Мамбу:

— Всех собак сюда давайте.

Привели всех собак, какие в деревне были. Взял Мамбу самого сильного вожака, кусок сала медвежьего дал понюхать, в никанский след носом ткнул. Учуял вожак, в какую сторону сало поехало, кинулся по следу. Остальные собаки — за ним!

…Едет человек-брюхо на нартах своих. Радуется — много с ульчей взял. Сколько царю никанскому отдаст — считает, а сколько себе оставит — про то молчит. Уже до середины Амура доехал человек-брюхо со своими людьми.

Тут собаки никанских людей догнали.

Медвежьим салом пахнет. А где сало, не поймут собаки — и давай трепать никанских людей! Половину насмерть загрызли, все по снегу раскидали, тех зверей покусали, что в упряжке у никанских людей были. Весь поезд расстроился.

Пустились никанцы бежать, а собаки на них висят, вцепились. Кое-как, уже на другом берегу, от собак человек-брюхо отбился.

Прибежали к маньчжурскому амбаню.

Спрашивает тот, сколько дани с ульчей взяли. Сам про себя считает, что никанскому царю послать, что себе оставить.

Отвечает человек-брюхо, из халата и тела собачьи зубы вытаскивая:

— Собачьи зубы вот взяли!

Разгневался амбань. Велит войско на Сулаки послать. Всех велит истребить…

Целая туча никанцев на ульчей пошла.

На беду Мамбу в деревне не было. Ушел он к таежным людям в гости да задержался. Домой только летом пришел.

Видит — все Сулаки побиты, все лома сожжены. Ни одной живой души во всей деревне. Только вороны каркают да в небе над деревней коршуны кружат. Видит Мамбу — храбро дрались Сулаки, много никанских воинов побили, да поздно за оружие взялись — и сами все полегли. Заплакал Мамбу-сирота.

Делать нечего… Надо «кости сородичей поднимать» — так закон велит; за убитых мстить надо! За каждого убитого — врага убить надо. А одному не справиться с этим…

Пошел Мамбу к Пунади помощи просить. К деревне подошел, а там уже и пепел холодный: все дома никанцы спалили, всех Пунади в плен увели.

Пошел Мамбу к Губату помощи просить, за два рода метить.

К деревне подошел. А там пустые дома стоят. Все вещи ветер пылью занес. По деревне только крысы бегают.

Ушли Губату из родной деревни, никанцев испугались. Куда ушли, кто знает? Следов не оставили.

Заплакал Мамбу-сирота. Как врагам отомстить?

Пошел Мамбу к речным людям помощи просить. Собрались те люди. Послушали Мамбу. Говорит ему старый человек-калуга:

— Хорошие люди Сулаки и Пунади были! Мы тебе рады бы помочь. Но без воды мы жить не можем. Как на суше воевать будем? По земле ходить не умеем!..

Пошел Мамбу к таежным людям. Собрались те, узнав, что простой человек к ним пришел, помощи просит.

Рассердились на никанцев таежные люди, зарычали. Говорит старый человек-медведь сироте Мамбу, что рады бы таежные люди отомстить за Сулаки, отомстить за Пунади — хорошие люди были, — только через реку переплыть таежные люди не могут…

Пошел Мамбу к лесным людям. Поклонился березе, сказал, какая у него беда случилась.

Говорит:

— Вы и реку переплывете, вы и посуху пройдете Вас прошу помочь мне. Один не могу отомстить.

Согласились лесные люди.

Взял Мамбу топор. Много березы нарубил. Ошкурил— кору с березы снял. На чурки березу порезал. Глаза на чурках сделал, чтобы видели дорогу. Нос на чурках сделал, чтобы слышали запах дыма на халатах у тех, кто Сулаки погубил, кто Пунади увел. Рукой похлопал. Зашевелили чурки глазами, на Мамбу смотрят: что скажет?

— Эй вы, древесные люди, — говорит Мамбу, — на войну ступайте. Один я не могу за всех отомстить! Вас прошу! Вас прошу- идите! Обидчиков ни одного в живых не оставляйте!

Дорогу древесным людям показал. Бултыхнулись те в воду, по той дороге поплыли, откуда никанские люди приезжали.

Сел на берегу Мамбу.

Не ел, не пил, пока древесных людей ждал…

А древесные люди реку переплыли. По земле никанской поскакали. До никанского города доскакали. В том городе человек-брюхо с амбанем во дворце сидят, богатую добычу делят, сидят — пролитой кровью похваливаются. И воины их тут же ульмские вещи делят, из-за каждой шкурки ссорятся.

Вдруг из окон стекла полетели. В окна и двери древесные люди ввалились — и давай обидчиков стукать! Мечей не боятся древесные люди. Криков не слушают — ушей нет. Подножку не дашь — ног у них нет. Пощады не попросишь — сердца у них нет!

Всех обидчиков переколотили древесные люди. Человека-брюхо так с двух сторон стукнули, что от него только жирное пятно на полу осталось. Амбаню столько шишек понаставили, что он до конца жизни узнать сам себя не мог…

…Сидит, ждет Мамбу-сирота. Черный как земля стал.

Вернулись древесные люди. На берег вылезли.

— Всех побили, — говорят, — что дальше делать?

— Спасибо, — отвечает Мамбу.

Глаза древесным людям закрыл, носы стесал. Стали они опять как простые чурки. Тальнику Мамбу нарубил. Тем тальником чурки связал, плот сделал. На тот плот сам сел. От родного берега шестом оттолкнулся, заплакал:

— Как один здесь жить буду! Не может человек жить один. Других людей искать поплыву. Имя свое позабуду, в чужой род попрошусь.

Поплыл Мамбу по Амуру.

Будет плыть по реке сколько сил станет. Мимо деревни плыть будет, кричать будет: «Эй, люди, своим меня считайте! Имя мне дайте! В свой род примите!»

Только долго Мамбу плыть не будет.

Такого молодца любая деревня возьмет. Любой старик такого молодца сыном считать будет, только крикни Мамбу…

А про Сулаки, Пунади и Губату с тех пор ничего не слышно. Только в сказках старики про них рассказывают.

Д. Нагишкин.




НЕВЕСТА БОГА ЖЕЛТОЙ РЕКИ Китайская народная сказка

На холмах Великой Желтой реки высятся древние развалины — остатки храмов и монастырей. Никто мимо этих развалин не ходит. А если и окажется запоздалый путник вечером поблизости, то, узнав это место, спешит он скорей отойти подальше. Мрачное, нехорошее место!

И рассказывают старики, что слышали они от своих родителей, а те от родителей своих родителей об этих развалинах.

Когда-то, давным-давно, стояли на берегу Великой Желтой реки мрачные храмы и монастыри. Жили в них жестокие монахи, жадные необычайно. Вся рыба в реке, вся земля вокруг принадлежали этим монахам. Тысячи крестьян работали на них день-деньской, не разгибая спины. Рыбаки и проезжие купцы уплачивали им дань и приносили в храмы богатые подарки. Но все было мало для жадных монахов.

Они ходили по деревням и городам и рассказывали простым людям, будто на самом дне Хуанхэ живет хозяин Великой Желтой реки — Хэбо. Каждый год требует он себе в жены самую красивую девушку Китая. И если не угодить ему, заволнуется Великая, река, зальет поля, смоет деревни и города. Голод и смерть обрушатся тогда на китайский народ.

Так говорили монахи, а люди слушали и верили.

Часто приходили монахи в богатый дом, где подрастала девушка-невеста. Напуганные богачи-родители отдавали им все золото и серебро, какое имели, лишь бы избавить свою любимую дочь от страшной смерти. И монахи уходили, забрав подарки. А в мутную воду Желтой реки они бросали какую-нибудь красавицу из бедной семьи. Так велось из года в год. Плакали несчастные матери над своими дочерьми, роптали простые люди. Зато жестокие монахи радовались и богатели.

Но однажды пришел этому конец. Случилось это так.

В тот самый день, когда задумали монахи принести в жертву дракону Хэбо еще одну девушку, по Великой Желтой реке плыл мудрый судья Си Ен-пао. Был он родом из простой семьи, отличался справедливостью и за всю свою жизнь не обидел бедняка. Его открытый нрав и неподкупная честность славились повсюду.

В этот раз возвращался Си Ен-пао из дальней поездки. Утомленный долгим путешествием, сидел он в своей лодке и размышлял. Вдруг слышит: с берега доносится непонятный шум. Выглянул из-за занавесок — видит: толпится у самой воды множество народу. Все разодеты в праздничные одежды, но лица у всех печальные и многие плачут. Приказал Си Ен-пао гребцам править к берегу — узнать, что случилось. Гребцы причалили, стали расспрашивать народ. А потом вернулись и рассказали Си Ен-пао о жестоких монахах и страшной судьбе девушки-красавицы. Увидел Си Ен-пао несчастную девушку, разодетую, как невеста, в красные шелка, узнал обо всем и страшно разгневался. Однако виду не подал.

Тем временем главный монах, самый злой и самый жадный, приказал начинать жертвоприношение. Прислужники в черных одеждах схватили невесту дракона и потащили ее к обрыву. Народ упал на колени, закрывая глаза руками. Плач и крики стояли в воздухе.

Вдруг толпа заволновалась. Расталкивая людей, к обрыву бежали гребцы. Послышались голоса: «Господин приехал! Господин приехал!» И сквозь расступившуюся толпу пронесли паланкин, в котором сидел Си Ен-пао. Все остановились. Си Ен-пао сошел на землю, вежливо всех приветствовал и попросил рассказать, что здесь происходит. Тогда выступил вперед старший монах и объяснил, что девушка в красных шелках — невеста бога реки и что ее нужно бросить в реку, иначе бог разгневается.

— Мудрое решение! — ответил Си Ен-пао.

Прислужники хотели столкнуть несчастную с высокого обрыва, но Си Ен-пао сказал:

— Постойте!

Народ затаил дыхание.

— Не кажется ли вам, — продолжал Си Ен-пао, — что непочтительно так вот посылать богу Великой реки жену? Сначала надо послать на дно реки гонца — пусть предупредит бога о радостном событии. Вот ты, — обернулся Си Ен-пао к старшему монаху, самому жадному и самому злому, — поди предупреди его да возвращайся поскорее.

По знаку Си Ен-пао гребцы схватили злого монаха и бросили его в реку.

Стали ждать. Время идет, а гонец не возвращается.

— Что-то он задержался в пути! — говорит Си Ен-пао. — А ну, отправляйся-ка ты вслед за ним и поторопи его — невеста заждалась.

И гребцы бросили в реку второго монаха. Тогда все остальные монахи в ужасе упали на колени перед мудрым Си Ен-пао, признались во всех своих плутнях и обманах и умоляли только оставить их в живых.

— Хорошо! — сказал Си Ен-пао. — Раздайте народу все, что вы у него награбили. И знайте впредь: услышу еще раз об этом — уже не прощу! А теперь уходите!

И перепуганные монахи разбежались кто куда.

С тех пор опустели храмы и монастыри на берегу Великой Желтой реки и превратились в развалины.

Но люди все еще помнят о жестокости жадных монахов и о мудрости справедливого Си Ен-пао.

Перевод Ф. Ярилина.




ОРЕЛ И ПУСТЫНЯ Китайская народная сказка

Далеко на западе Китая, в угрюмой, бесконечной пустыне, жил одинокий орел. Кругом лежали мертвые пески — ни кустика, ни ручейка.

Однажды взлетел орел высоко-высоко и, паря на своих мощных крыльях, окинул взором четыре стороны света. И увидел он, что на востоке плещется безбрежное синее море; на севере застыл в молчании вековой дремучий бор; на западе всеми цветами радуги переливается по небу вечерняя заря; на юге ласкает взор изумрудная зелень лугов.

И подумал орел: «Как беден и угрюм мой родной край! Я хочу, чтоб и здесь текли полноводные реки и весело шелестели сады».

Но чтобы добраться до восточного моря и зачерпнуть оттуда воды, нужно пролететь пять тысяч ли[3], а чтобы к вечеру вернуться в свое гнездо, нужно пролететь еще пять тысяч ли.

Если лететь в северный лес, чтобы принести оттуда ветвей, то опять нужно пролететь десять тысяч ли.

«Лететь ли мне на запад или на юг, все равно нужно пролететь по десять тысяч ли в день и каждый вечер возвращаться обратно».

Но, несмотря на все трудности, орел, не щадя своих сил, принялся за работу.

Каждый день орел не знал ни минуты покоя. Однажды, когда он, утомленный, долетел до моря, море сказало ему:

— Почему ты всегда так спешишь? Покружись надо мной подольше, полюбуйся моими владениями. Огромно мое царство, и много в нем разных островов, диковинных рыб и морских чудовищ. Может, ты любишь грозу и бурю? Подожди немного, ты их увидишь во всей красе. А ночью ты сможешь отдохнуть в любой из бесчисленных пещер на моем берегу.

Но орел ответил:

— До свиданья, я вернусь завтра.

И, зачерпнув воды, он взмыл в небо и отправился в обратный путь.

Северный лес сказал орлу:

— Останься здесь хоть ненадолго, приятель. Скоро наступят сумерки. Переночуй здесь. Или тебе не нравится у меня? С самых древних времен ни один человек не прошел меня насквозь. А мой народ прост и радушен. Он любит плясать и петь. Хочешь увидеть его? Я познакомлю тебя с медведем и филином. Мне так хотелось бы, чтоб ты погостил у меня несколько дней!.. Если бы ты знал, как сладко провести ночь под сенью моих ветвей! Не успеешь закрыть глаза — увидишь несказанно прекрасные сны. И что бы ни пригрезилось тебе: буйная летняя зелень или глубокие зимние снега, — любой из этих снов подарит тебе желанное забвение.

Но орел ответил теми же словами:

— До свиданья, я вернусь завтра.

И, отломив клювом ветку, сделал круг над лесом и полетел обратно.

Западная заря протянула к орлу свои нежные руки и прошептала:

— Побудь со мной! Танцуя, мы с тобой умчимся в небо, чтобы никогда больше не спускаться на землю. О, как нам было бы хорошо вместе!

Но орел, пролетая мимо западной зари, говорил:

— До свиданья. Ты действительно прекрасна!

Южные луга, красивые, как сама весна, встретили орла словами:

— Почему ты каждый раз лишь на мгновенье мелькнешь в воздухе и вновь исчезаешь? Спустись к нам. Мы хотим спросить тебя: знаешь ли ты, что жизнь — это солнце, работа и дружба?

Но орел сказал:

— Да, я тоже люблю весну. Однако до скорого свиданья, я еще вернусь к вам.

Вечером в своем песчаном гнезде орел не мог заснуть. Он думал о своей дневной работе. В такие минуты орел говорил себе:

«Да, трудное дело я начал. Работаешь, работаешь, а конца твоим трудам не видно. Я-то вижу, что запад и восток, север и юг очень красивы. Но разве можно расстаться с моей пустыней — с ее вечерней прохладой и радостью пробуждающегося утра! И мое решение твердо: я перенесу в пустыню морские воды, зелень лесов, западную зарю и южную весну. Может быть, надо мною будут смеяться, но я добьюсь своего, и когда-нибудь в моей родной пустыне будут журчать ручьи и шуметь леса. Пусть это только мечта, по лишь в труде я нахожу свое счастье!»

И каждое новое утро опять заставало орла за работой.

Перевод В. Сорокина.




ПЯТЬ КРУТЫХ ЯИЦ Китайская народная сказка

Жил в давние времена один крестьянин. Был он очень беден и бродил по деревням в поисках работы. Ходил он, ходил, долго ходил, много мест обошел, а работы так и не нашел.

И вот в один из дней, когда ноги его болели от усталости в в животе было пусто, увидел он харчевню, зашел и потребовал, чтобы сварили ему вкрутую пяток яиц. Съел он их, полез в карман за деньгами, а в кармане пусто, — неизвестно, когда вывалились из него монеты. «Как быть? — подумал он. — Остается только попросить хозяина принести еще что-нибудь и незаметно выбраться, пока он будет ходить».

Солнце восходит с востока, а заходит на западе. День сменяет другой. Моргнуть не успел бедняк, двадцать лет прошло. За это время научился он ремеслу и стал плотником. Подработал немного денег, плотничая, и шел домой. Шел он, шел и подошел опять к дверям харчевни.

Вспомнил, что случилось с ним здесь двадцать лет назад. Вошел, внутрь и опять потребовал пяток крутых яиц. Хозяин харчевни не узнал его, но про тот случай не забыл.

Съел крестьянин яйца и спрашивает хозяина:

— Сколько я должен тебе за пять крутых яиц?

— Дай мне пять связок медяков и хорошо будет, — ответил хозяин.

Крестьянин вытащил десять. Хозяин очень удивился и сказал:

— Братец, ты даешь много, дай мне пять связок. Почему ты даешь мне в два раза больше?

— Ты забыл, хозяин, — улыбаясь, сказал крестьянин, — двадцать лет назад я съел у тебя пяток вареных яиц и не заплатил, ну вот и получается, что должен я тебе за десяток. Поэтому я тебе дал десять связок!

Хозяин долго думал, опустив голову, и вдруг закричал:

— Ах вот как? Ты дал мне каких-то десять связок и думаешь этого довольно! Подумай: двадцать лет назад ты съел пять куриных яиц, а сколько за эти годы могло бы вылупиться цыплят. Сколько бы они снесли яиц! Если так считать, то ты должен мне много-много денег. Отдавай лучше, не то пойдем к уездному начальнику, пусть он нас рассудит.

Крестьянин ничуть не испугался и улыбаясь сказал:

— Хорошо! Ты иди, а я следом за тобой явлюсь.

Пришел хозяин харчевни в ямынь и подал жалобу.

Он рассказал, как обманул его крестьянин и сколько денег должны стоить теперь те пять яиц. Уездный начальник выслушал его и закивал головой. Хозяин очень обрадовался, он подумал, что наверняка выиграет дело и получит немало монет. И преподнес чиновнику дорогой подарок.

Сидит чиновник, ждет, когда в ямынь придет крестьянин; много времени прошло, прежде чем вошел он в ямынь. Отвесил уездному начальнику глубокий поклон и сказал:

— Господин, я опоздал. У меня было очень важное дело, поэтому не мог прийти раньше.

— Ты, крестьянин! Что ты еще скажешь? Какое дело может быть важнее судебного разбирательства в ямыне? — рассердился чиновник.

— Вот какое дело, господин, — спокойно ответил крестьянин. — Мой брат решил посеять немного гороха. Сварил он семена и ждал, пока они остынут, чтобы посеять как положено. Долго пришлось ждать, наконец они остыли, мы быстро посеяли их, и вот я прибежал сюда. Посмотрите, я еле на ногах держусь от усталости.

Начальник уезда, посыльные и стража, хозяин харчевни — все, кто были в комнате, — захохотали, услышав его рассказ.

— Ты слышал, чтобы в Поднебесной было такое странное дело? Как же может взойти вареный горох? — смеялся над крестьянином начальник уезда.

Но крестьянин не улыбнулся, а строго сказал:

— Почему не может взойти? Если вареный горох не может дать ростков, то как же из яиц, сваренных вкрутую, могли бы вылупиться цыплята?

После этого никто уже в комнате не смеялся. Начальник уезда поглядывал на хозяина харчевни, хозяин харчевни — на начальника уезда, но что ответить крестьянину, они не знали.

Перевод В. Рифтиной.




СОСТЯЗАНИЕ ТАЛАНТОВ Китайская народная сказка

Однажды богач пригласил к своему сыну учителя. Учитель этот не смог выдержать экзамена на сюцая[4], однако считал себя очень умным и способным. Только вот никто другой не находил этого.

Однажды за завтраком столкнулся сюцай с батраком, который работал у богача, и с каменщиком, что строил дом. Богач был необычайно скуп, он боялся, что слишком много денег уйдет на еду, и поэтому всех, кто служил у него в доме, сажал за один стол.

Учитель счел для себя унижением есть за одним столом с такими грубыми людьми и очень опечалился. Однако через некоторое время успокоился и принялся расхваливать свои таланты:

— Что говорить о туше, тушечнице, бумаге и кисти; я Четверокнижие и Пятикнижие[5] знаю назубок; если бы не такие, как мы, то господа не знали бы грамоты.

Услышал богач, как учитель расхваливает себя, и тоже стал похваляться:

— Что говорить о счетах и долговых книгах, я поля и дома скупаю без числа: если бы не господин, вы все голодали бы.

И они оба с презрением посмотрели на батрака и каменщика и засмеялись в душе: «Ведь же не могут сравниться с нами!»

А каменщик и батрак заметили эти презрительные взгляды богача и учителя и подумали: «Они воображают, что способнее нас, но могут ли они сравниться с нами?» И, как бы продолжая разговор, каменщик сказал:

— Что говорить о скребке и лопатке: сколько высоких домов и огромных залов построил и — не счесть. Если бы не было нас, каменщиков, вы бы вместе со свиньями жили.

— Что говорить о сохе и мотыге; чего только на своем веку не взрастил я на полях. Если бы не было нас, землепашцев, вы бы землю ели, — добавил батрак.

Богач и учитель ничего не могли на это ответить, они поняли, что не могут сравниться ни с каменщиком, ни с батраком. Господа опустили головы и продолжали завтрак в молчании. Они не осмеливались больше смеяться над «грубыми» людьми.

Перевод Б. Рифтиной.




РЕБЕНОК И МУДРЕЦ Китайская народная сказка

В один солнечный день мудрец ехал в своей коляске и размышлял. Вдруг коляска остановилась. Мудрец наклонился и увидел на середине дороги маленького мальчика, который играл черепками. Он строил из них город.

Мальчик посмотрел на коляску, но не двинулся с места, чтобы уйти с дороги. Мудрец обратился к нему:

— Ты что, малыш, не собираешься дать моей коляске проехать?

Маленький мальчик посмотрел на него снизу вверх и ответил:

— Дело не во мне, господин. Вы видите, я строю город. Не городская стена уступает дорогу коляске, а коляска объезжает городскую стену.

Такой ответ удивил мудреца. Он сошел с коляски, приблизился к мальчику и сказал:

— Послушай, малыш: ты мне кажешься необычайно умным для своих лет!

Мальчик ответил:

— Почему так? Заяц на третий день своей жизни может бегать и прыгать по полям. Неужели мне в семь лет нельзя уже знать две-три вещи?

Мудрец улыбнулся, потом спросил:

— Можно, я задам тебе несколько вопросов? Если ты ответишь мне на них, то я поверю, что ты действительно кое-что знаешь.

— Я готов, — сказал мальчик.

— Тогда, — сказал мудрец, — скажи мне: от какого огня нет дыма? В какой воде не водится рыбы? На какой горе нет камней? У какого дерева не растут ветки?

Мальчик подумал и ответил:

— Огонь светлячка не дает дыма. В родниковой воде не водится рыба. На песчаной насыпи нет камней. У сгнившего дерева не растут ветки.

Мудрец с восхищением слушал ответы ребенка. Но не успел он и слово вымолвить, как глаза мальчика лукаво заблестели и он сказал;

— А могу ли я спросить вас кое о чем?

— Спрашивай! — ответил мудрец.

— Но с одним условием: если вы не ответите, то придется вам объехать мой черепичный город.

— Я готов! — сказал, улыбаясь, мудрец.

— Скажите: сколько звезд на небе?

— Милое дитя, — сказал мудрец, — почему ты спрашиваешь о вещах, которые так далеко от нас? Спроси меня о том, что поближе, и я отвечу тебе.

— Тогда, — продолжал мальчик, — скажите мне, пожалуйста, сколько волос в ваших бровях?

Мудрец рассмеялся. Вот так история! Маленький ребенок перехитрил его!

Улыбаясь, взобрался он в свою коляску и приказал вознице объехать черепичный город, который строил этот мальчик.

Перевод Р. Черновой.




ТИГР И ЛИСА Китайская народная сказка

Однажды в камышах лиса натолкнулась на голодного тигра. Тигр зарычал — лиса обмерла со страха. Подумала: «Пришел мой последний час, если не обману полосатого». Но что делать? Тигр вот-вот прыгнет! Тогда лиса сделала вид, что трясется не от страха, а от смеха: «Ха-ха-ха!»

Удивленный тигр сел, ничего не понимая, спросил:

— Ты над чем смеешься?

— Над тобой, несчастный! — ответила лиса, заливаясь притворным смехом.

— Что? Надо мной? — зарычал тигр.

— Конечно! — сказала лиса- Ты, бедный, думаешь, что сейчас съешь меня, а я не могу удержаться от смеха. Ха-ха-ха!.. Ведь тебя уже никто не боится! Зато меня боятся все, даже человек!

Тигр задумался: «А вдруг правда? Тогда лису трогать опасно!» Но все еще сомневался.

— Я вижу, ты не веришь, — сказала лиса. — Иди за мной. Если люди меня не испугаются, тогда можешь съесть меня вместе с хвостом.

Тигр согласился, и они отправились. Пришли к дороге, по которой возвращались из города крестьяне.

— Не отставай! — крикнула лиса и побежала вперед.

Тигр — огромными скачками — за нею. Люди увидели — страшный тигр несется к дороге! Закричали, побросали все и пустились бежать.

Тогда лиса высунулась из высокой травы, где ее совсем не было видно, и закричала тигру:

— Ну что, видел? Один кончик моего хвоста обратил их в бегство! А на тебя никто и не посмотрел!

Глупый тигр опустил от стыда морду и уныло поплелся обратно в свои камыши.

Теперь уж лиса смеялась по-настоящему!

Перевод Р. Черновой.




ЧУДЕСНАЯ СВИРЕЛЬ Корейская сказка

На острове Черепахи, в княжестве Синла, рос загадочный бамбук. Днем он раздваивался, а ночью срастался…

Многие об этом знали, но объяснить, почему так происходит, не могли.

Жил на побережье, неподалеку от острова, старый рыбак. Никто не мог точно сказать, сколько ему лет, да он и сам этого не знал.

По всей Стране Утренней Свежести шла молва, что один лишь тот старый рыбак посвящен в тайну бамбука. Вызвал царь Корё рыбака к себе во дворец и повелел ему раскрыть секрет.

На атласных расшитых подушках, посреди огромного ковра из леопардовых шкур, сидел царь Корё, а перед ним на самом краю ковра стоял старый рыбак и медленно рассказывал:

— Кому нужен бамбук раздвоенный? Никому.

А целый, да если еще и тонкий — на палочки нужен; толстый, окрепший — на шест для лодочника надобен. Бамбук раздваивается днем, а ночью срастается, чтобы скорее подняться, окрепнуть…

Говорят еще и так:

…Вырос бамбук там, где похоронен был храбрый юноша. Было то в древние времена. В битве с пришельцами из-за моря остался юноша один. Враги обещали ему сохранить жизнь, если он покорится. Но юноша отверг все посулы и продолжал храбро сражаться. И вот у врагов тоже остался только один воин; он изловчился и ударил мечом юношу и надвое рассек его… Падая, успел юноша бросить в пришельца свое копье, и враг рухнул на землю мертвым. Сердце юноши еще билось, когда пришли девушки и женщины нашей страны… Они в благодарность за спасение похоронили юношу на откосе острова Черепахи, рассчитывая на следующий день позвать каменотесов, чтобы те высекли достойный памятник герою.

Но каково же было их удивление, когда на следующий день они не нашли могилы юноши, а увидели на том месте стройный бамбук, издававший при каждом дуновении ветра звуки, подобные песне свирели.

Бамбук этот вырос там, где сердце юноши в последний раз билось…

И если срезать этот бамбук лунной ночью, в то время, когда он срастается, и сделать свирель, то будет обладать она чудесной силой: и тысячи волн усмирит она, упрятав их в пучину, и в туман корабль мореплавателя и лодку рыбака к берегу приведет, и жестокого врага, напавшего на родину, поможет бить; с нею любая цель достигнута будет! Но стоит лишь ввезти свирель в чужую страну, на чужую землю, или замыслить недоброе, несправедливое, как тотчас она потеряет свою силу.

Еще сказал старый рыбак, что лишь у того она заиграет, кто ни в помыслах, ни в делах не имеет ничего плохого для людей…

Многих царь посылал в полнолунные ночи к острову Черепахи, но всякий раз поднималась такая буря, вздымались на море такие волны-громадины, что посланцы возвращались ни с чем.

Шли годы, а бамбук на откосе все рос, поднимался все выше и выше. И лишь однажды один отважный юный рыбак смог преодолеть волны и достичь скалы. Только срезал он бамбук, как поблекла луна и взошло солнце- Мгновение длилось это, и вновь разыгрался тайфун, и черные тучи закрыли солнце, и опять наступила ночь.

Несколько раз пытался юноша на своей лодчонке выйти в пролив, отделяющий остров от материка, но ветер разрывал в клочья паруса. Однажды он выбрался уже на середину пролива, но ветер разорвал в клочья паруса, и юноша едва спасся, выброшенный на остров Черепахи.

Тогда догадался он вырезать из бамбука свирель. И как только заиграл, волны усмирились, упрятались а пучине: море задымилось, засинело, стихло, и он благополучно пересек пролив.

Юноша-рыбак вручил свою свирель царю Коре. Положили ее в ларец, сделанный из черепахового панциря и перламутровых раковин искусными мастерами; для охраны поставили лучших стрелков.

В первые дни хотел было царь поиграть на свирели, но не решался, потому что, как и у всех царей, у него далеко не все дела были чисты. Со временем Коре и вовсе забыл о ней…

Прошло много лет. И вот однажды из-за моря приплыли люди, чтобы завоевать Страну Утренней Свежести, разграбить ее сокровища, а народ поработить. Враг уже подходил к столице.

Но тут рыбак, что достал бамбук и сделал свирель — был он теперь уже старый-старый, — вспомнил о ней и поспешил во дворец. Нашел он там свирель в забытом ларце, достал ее, заиграл на ней и бросился впереди своих воинов на врага. Вражеские солдаты, услыхав звуки свирели, оторопело остановились, затем обратились в бегство…

Узнав о чудо-свирели, заморский царь решил хитростью завладеть ею. Послал он переодетого своего молодого воина — хитрого и коварного. Прибыв в Страну Утренней Свежести, воин начал ходить из дома в дом, выбивать пыль из ковров и расспрашивать о ларце, о свирели, о том, где она хранится. Наконец добрался и до дворца. Заметив ларец, он украдкой вытащил свирель, завернул ее в огромный ковер и якобы для чистки предложил вынести ковер в сад. Тут он принялся выколачивать пыль из ковра, а слугам предложил отдохнуть, угостил их табаком, в которой подсыпано было снотворное зелье.

Слуги закурили и вскоре уснули. Тогда чужеземец вытащил из ковра свирель, спрятал ее под одежду и крадучись выбрался из дворцового сада. Вскоре он приплыл в свою страну.

Царь заморский устроил великий пир в честь хитрого воина. Много шума было в заморской стране, со стороны можно было подумать, что кто-то там совершил великое открытие, а не подлое воровство, как было в действительности. Произносились пышные славословия. Воина царь сделал приближенным своим, а свирель приказал оберегать пуще глаза. «Вот теперь я всех сильнее, всех завоюю!» — злорадно ликовал он.

Но удивительно: как ни старался царь поиграть, свирель издавала только стон… Не ведал царь, что на чужбине она теряла свою чудесную силу.

Нахмурил брови царь, закричал:

— Обманщик! Привез поддельную!

И повелел с высокой скалы сбросить воина в море вместе со свирелью.

Воин разбился, утонул. Свирель же много-много лет носилась по волнам. Утеряла она свой янтарно-золотистый цвет, побелела на солнце, стала похожа на обычный прутик плавника.

Однажды один рыбак из Страны Утренней Свежести, занесенный с дочерью далеко в море, увидел этот прутик, подобрал.

— Да это же свирель!

Подул в нее рыбак, и она заиграла, да так, что дочь рыбака заслушалась.

Долго она в раздумье смотрела на нее, а затем, вздохнув, сказала:

— Была бы это золотая свирель, о которой рассказывают старики, пожелали бы мы сейчас попутного ветра, пожелали бы мы иметь парус, и все появилось бы у нас. Как жаль, что это простая…

И, говоря так, девушка тоже подула в свирель. Напевные звуки наполнили тишину, и девушка заметила, что лодка вдруг быстро понеслась к берегам, точно и впрямь на ней были паруса из шелка.

Задумалась девушка: «А не волшебная ли это свирель? И не ей ли мы с отцом обязаны своим спасением и возвращением? О! Если это и вправду чудо-свирель, то пусть я стану самой видной, богатой и красивой девушкой в нашем поселке и пусть все подруги завидуют мне».

Но как она ни пробовала сыграть еще раз, ничего не получилось, свирель уже не имела силы, не играла, и девушка со злостью забросила ее в заросли азалий и мусунхва.

Так люди опять утеряли чудесную свирель. Многие с тех пор искали, но не находили ее.

Шло время, и вот, говорят, нашел ее в наши дни Ким Ир Сен, и в его руках свирель вновь обрела чудесную силу свою, ибо он тот человек, который для народа живет!

Кто знает, что в этой сказке — правда, что — вымысел. Но мы так думаем, что чудо-свирель в самом деле есть на свете и до сих пор служит она своему родному народу…

В. Кучерявенко.




МАТЕРИНСКАЯ ЛЮБОВЬ Корейская сказка

Давным-давно в деревне, неподалеку от порода Кэсона, жила бедная крестьянская семья. Муж работал на поле у богатого соседа, а жена пекла на продажу рисовые хлебцы. Так и жили они, сводя кое-как концы с концами.

И был у них сын Хан Сек Бон, которого они любили больше жизни. Дружно жила семья бедняка, пока не нагрянула на них непоправимая беда: заболел отец тяжелой болезнью и умер. Умирая же, сказал он своей жене:

— Пусть наш сын будет ученый, и тогда все его станут, уважать.

И жена пообещала умирающему мужу выполнить его последнюю волю.

Когда Хан Сек Бону исполнилось семь лет, мать сказала:

— Пора выполнить волю отца. Десять лет предстоит тебе провести в учении. Ты познаешь за это время тысячу иероглифов, выучишь лучшие стихи, научишься медицине и прочтешь книги философов. После этого ты сможешь выдержать экзамен в Сеуле и станешь ученым, как хотел, отец.

Хан Сек Бон ушел учиться в Кэсон, и мать осталась одна в своем маленьком домике. Никто в деревне лучше ее не пек рисовых хлебцев. Они были и вкусны и красивы, всегда одинаковые, ровные, пышные. И поэтому все соседи покупали хлебцы только у нее.

Не было такого вечера, чтобы мать не думала о своем мальчике. Она скучала без него, горевала и плакала. По ночам мать высчитывала, сколько лет, месяцев и дней пройдет, прежде чем она увидит дорогого сына.

Но дней до встречи оставалось еще много.

И вот как-то вечером мать услышала близ чиби чьи-то шаги. Она открыла дверь и узнала своего сына.

Мать видела, что Хан Сек Бон измучен дальней дорогой, ей хотелось броситься к мальчику, прижать его к своей груди.

Но она не сделала этого. Она даже не улыбнулась своему сыну, только спросила:

— Почему ты вернулся раньше времени? Разве ты уже постиг все науки и можешь держать экзамен?

Хан Сек Бон не ожидал такого сурового приема от матери. Он заплакал и сказал:

— Я очень устал. Много десятков ли прошел я пешком и не ел со вчерашнего утра. Накормите меня, а утром я все Вам расскажу.

Ах, как хотелось матери обнять своего сына, поцеловать его, накормить лучшим, что было в доме, и уложить на циновку! Но она этого не сделала, а спросила снова:

— Разве ты уже постиг все науки, которые должен был познать за десять лет?

Сын ответил:

— Я изучил все науки, которые полагается пройти за десять лет, и потому вернулся к Вам раньше времени.

— Тогда возьми кисточку, тушь, бумагу и напиши первые десять иероглифов, — сказала мать.

Когда сын вынул из мешочка, что висел у него на поясе, тушь и кисточку, мать задула огонек светильника и оказала:

— Ты будешь рисовать в темноте иероглифы, а я — печь хлебцы.

Через некоторое время мать воскликнула:

— Хлебцы готовы!

И с этими словами она вновь зажгла светильник. Хан Сек Бон показал матери свою работу. В темноте иероглифы вышли некрасивые, неровные, а в нескольких местах были даже кляксы.

Тогда мать сказала:

— Посмотри на мои хлебцы.

Хан Сек Бон посмотрел на хлебцы. Они были ровные, красивые, одинаковые, аккуратные, точно мать их пекла при ярком свете.

А мать положила на плечо сына руку и промолвила:

— Возвращайся в Кэсон и приходи домой, когда минует срок и ты будешь знать в совершенстве все, что полагается тебе знать.

Взмолился Хан Сек Бон:

— О, позвольте мне остаться в доме до утра. Я шел к Вам, не останавливаясь, много дней и ночей, и нет у меня силы снова идти в такой далекий путь.

— Нет у тебя времени для отдыха, — ответила сурово мать. — Вот тебе на дорогу хлебцы — и прощай!

Пошел Хан Сек Бон в темноте по горным тропам. Тяжела была дорога в древний город Кэсон. Не раз преграждали ему путь горные потоки и завывали поблизости дикие звери.

Хан Сек Бон шел и горько плакал. Ему казалось, что мать несправедлива и жестока к нему, что она разлюбила его за те годы, что прожил он в Кэсоне.

Утром Хан Сек Бон развязал платок, в котором лежали хлебцы, и снова увидел, что хлебцы, испеченные в темноте, были прекрасны — один к одному, один к одному!

И тогда Хан Сек Бон впервые подумал: «Мать смогла в темноте выполнить хорошо свою работу, а я не смог. Значит, она делает свое дело лучше, чем я!»

Подумав так, Хан Сек Бон поспешил в Кэсон.

Прошло еще пять лет — и вновь мать услышала вечером шаги у своего домика. Она открыла дверь и снова увидела сына.

Хан Сек Бон протянул к матери руки, но мать сказала:

— Все ли науки ты постиг, что пришел домой?

— Все, — ответил сын.

И, вынув из мешочка бумагу, тушь и кисточку, он задул светильник.

Через десять минут Хан Сек Бон сказал:

— Можете зажечь светильник!

Мать осветила комнату и подошла к сыну. Перед ней лежал лист бумаги, заполненный иероглифами. Иероглифы были все четкие, ровные, красивые, один к одному, один к одному.

И тогда мать воскликнула:

— Как я ждала тебя! Как я соскучилась! Дай мне насмотреться на тебя, дай мне прижать тебя к своей груди!

…Прошли годы, и Хан Сек Бон стал знаменитым ученым. Когда уже ученики спрашивали его, как он стал таким ученым, Хан Сек Бон отвечал:

— Материнская любовь научила меня не щадить себя, делать все хорошо и честно. А кто делает все хорошо и честно, тот может стать всем, кем захочет.

Н. Ходза.




НЕЗРИМЫЙ ПРЕДАТЕЛЬ Вьетнамская сказка

Много веков назад властвовал во Вьетнаме могущественный король Тук. До сих пор в глубине джунглей сохранились руины древних крепостей; они громоздятся по склонам гор. Изумление охватывает человека, когда он смотрит на эти развалины: какая нужна была сила, чтобы втащить сюда эти гигантские камни с высеченными изображениями пляшущих рыцарей с мечами в руках! В те времена вьетнамцы были рослыми, могучими людьми. Осталось мало таких богатырей. Это богачи, веками отбиравшие у бедного народа рис, постоянно держали его в голоде и нужде и тем довели людей до изнеможения.

Тук был грозным королем. Соседние страны боялись одного его имени, и никто не осмеливался напасть на королевство Тука. Даже могущественный, хитрый и алчный император Китая, что жил за Великой Китайской стеной, которую народ называл «непреодолимой горной преградой», стремился сохранить с Туком видимую дружбу. Дважды тайно посылал он своих полководцев против Тука, дважды войска китайского императора были разбиты (наголову и многие воины пали в битве.

Едва прибывал юнец с вестью о поражении китайских войск, как хитрый император немедленно посылал Туку письмо, в котором жаловался на самоуправство своих полководцев, просил простить его и обещал наказать обидчиков «брата моего и соседа». В доказательство своей дружбы император посылал Туку в ларце китайского лака, голову своего неудачливого полководца. Так он умерял справедливый гнев вьетнамского короля Тука.

Долгие бессонные ночи провел китайский император, раздумывая над тем, почему его более многочисленные и лучше вооруженные войска не выдерживают схватки с войсками Тука и, охваченные ужасом, бегут с поля боя. Не раз выслушивал он своих военачальников и старых воинов, но так и не мог найти источник своих поражений.

Наконец император послал ко двору вьетнамского короля своего сына Чан Ту-эя, надеясь, что сын женится на дочери короля Тука и от нее узнает тайну побед ее отца.

— Слушай меня! — шептал император сыну. — Ты молод и смел. Я верю, что дочь Тука, королевна Ми Чау, понравится тебе, а ты ей. Помни: ты должен узнать от нее, чем Тук сумел одолеть моих полководцев. Не думай, что я готовлю какую-нибудь измену. Между нами не может быть спора и тайн, раз я решил, что ты женишься на Ми Чау. Я буду гордиться тобой, если ты сможешь узнать от нее правду.

Чан Ту-эй захватил с собой богатые дары и отправился ко двору короля Тука. Проезжая через Великие Южные ворота, он увидел в долинах бесчисленные могилы воинов отца. Высокая трава росла на этих могилах, ветер колыхал тонкие стволы бамбука. Страх охватил Чан Ту-эя, и он страстно пожелал проникнуть в тайну короля Тука.

Король принял его радушно, с нескрываемым удовольствием. Днем время проходило в охоте на зверей, а по вечерам устраивались пиры. Танцовщицы при свете огромных светильников показывали свое искусство, а музыканты — умение извлекать из своих инструментов сладостные мелодии. Китайскому гостю очень понравилась юная Ми Чау, и он искренне радовался встрече с нею. Она тоже полюбила Чан Ту-эя.

Только одно удивило Чан Ту-эя, сына китайского императора: каждый раз на охоте король Тук одной стрелой поражал сразу сто зверей, а он — только одного, хотя был отважным и ловким юношей.

Скоро с большой пышностью было отпраздновано обручение. Как-то вечером Чан Ту-эй гулял в саду среди цветущих деревьев и кустов роз. В зеркальной глади озера отражался золотистый серп месяца. Увидев, как задумчиво глядит ее жених на это отражение, Ми Чау сказала с улыбкой:

— Ты думаешь, что это месяц? Нет, это брат золотой черепахи Ким Куэй, которая вызывает в море приливы и отливы. Она стара, как сам мир, и очень мудрая. Когда-то она занозила себе лапу иглой терновника и не могла вынуть ее. Мой отец помог ей, и с тех пор они стали большими друзьями.

Чан Ту-эй подумал, что как раз теперь наступил момент, когда можно узнать от невесты всю правду. Тихо ступая среди цветущих деревьев, он шепотом спросил Ми Чау:

— Это она помогает твоему отцу побеждать врагов?

— Нет, — доверчиво ответила королевна, — это только ее коготь. Она подарила отцу свой огромный золотой коготь. Из него сделали лук, который обладает такой силой, что стрела, пущенная из него, пробивает сразу сто сердец и сама возвращается в колчан отца.

— О, покажи мне его! — начал просить Чан Ту-эй. — Я хочу прикоснуться к нему. Позволь мне сделать это!

— Хорошо, — тотчас согласилась Ми Чау. — Ведь ты скоро будешь моим мужем, зачем же мне скрывать от тебя тайну!

Она привела Чан Ту-эя к пагоде, где между изваяниями богов висел золотой лук. Потом приподнялась на носках, сняла лук со стены и с низким поклоном подала своему нареченному. Чан Ту-эй жадно схватил лук, затем оттянул тетиву и снова отпустил ее. Лук загудел так, словно могучий ветер пронесся в чаще бамбука.

— Ты получишь его после смерти моего отца, когда займешь вьетнамский трон, — сказала королевна.

Чан Ту-эй жаждал овладеть этим луком теперь же, но он ничего не сказал невесте, отдал ей лук, а она осторожно повесила его на место. Потом они незаметно выбрались из пагоды. Светил месяц, веял легкий теплый ветерок; тихо и тонко звенели колокольчики, подвешенные на углах многоярусной крыши пагоды.

«Отец назвал меня незрелым юнцом, — подумал Чан Ту-эй. — Теперь я докажу ему, что тоже могу быть хитрым и рассудительным. Я добуду этот лук!»

Чан Ту-эй приказал своим приближенным выковать точную копию волшебного лука. Глубокой ночью он проник в пагоду, взял лук из когтя золотой черепахи, а вместо него повесил поддельный. На следующий день Чан Ту-эй попрощался с королем Туком и отправился в обратный путь. Он возвращался домой, чтобы приготовить свадебные подарки.

Перед выездом юноша зашел к невесте. Он подарил ей прекрасную накидку из перьев райских птиц и поклялся Ми Чау в вечной любви.

Когда Чан Ту-эй появился во дворце китайского императора, отец выпроводил всех приближенных, запер двери, завесил окна тяжелыми шторами и только тогда приступил к разговору с сыном. Чан Ту-эй вынул из-под халата волшебный лук, сделанный из когтя Ким Куэй, и все рассказал отцу. Император, расцеловал сына и тотчас повелел собирать войска для третьего похода. Чаи Ту-эй долго не соглашался с отцом: трудно ему было выступать против вьетнамского короля, который так радушно и сердечно принимал его. К тому же он любил Ми Чау. Однако император хитрыми и коварными словами вызвал в сыне непомерную гордость и чувство обиды. Он сказал:

— Отомсти за бесчисленные могилы наших погибших воинов! — Потом добавил: — Ты только смири вьетнамского короля, а потом даруй ему жизнь и возьми в жены его дочь. Если ты хочешь, чтобы они уважали тебя, то ты должен показать им наше могущество. Иначе они сочтут, что делают китайскому императору одолжение, вступая в родство с ним.

Чан Ту-эй возглавил третий поход против короля Тука. Он теперь хорошо знал дорогу. Войска императора храбро шли вперед — с ними был смертоносный лук.

Во дворце Тука не верили донесениям гонцов. Заплаканная Ми Чау уверяла отца, что Чан Ту-эй любит ее и что гонцы говорят неправду.

Долгое время набег врага принимали за свадебный поход, а гонцов казнили, как лжецов и трусов. Но вот на горизонте запылали осажденные крепости, и король Тук своими ушами расслышал далекий грохот военных барабанов противника.

Тогда короля охватил гнев. Он созвал свои дружины, взял золотой лук и сел на боевого коня.

— Я покараю обманщика и хвастуна! — сказал он народу. — Вместо свадьбы он найдет тут свою могилу, как и его предшественники. Он несет народу горе, но сам найдет здесь гибель!

Ми Чау залилась слезами, дрожа за судьбу своего нареченного, и умоляла отца взять ее с собой. Тук пожалел ее и согласился.

Издалека было видно огромное войско китайского императора. Пылали костры, перекликалась стража. Стаи стервятников носились над разоренной крепостью.

Король Тук ударил на врага внезапно. Но напрасно он сеял стрелами: ни одна из них не поражала врагов, ни одна не возвращалась в колчан. Тогда Тук сильнее натянул тетиву, но лук с треском сломался.

— О золотая черепаха! О друг мой, Ким Куэй! — в отчаянии закричал Тук. — Зачем ты отняла волшебную силу у своего подарка? Почему ты отдаешь меня в руки врагов?

Тем временем стрелы, летевшие из стана врагов, пробивали смелые сердца вьетнамцев. Дружины редели. Напрасно воины своими телами прикрывали короля — гибель была близка.

— Беги, повелитель! — кричали воины Тука. — Спасайся! Пока ты жив, еще может сохраниться надежда на победу. Проси помощи у золотой черепахи!

Король обнял дочь и на прощание крепко поцеловал ее. Но она цеплялась за него и не отпускала.

— Возьми меня с собой! — Молила она. — Не оставляй меня тут! Мне страшно!

— Ты боишься своего нареченного? — с горечью сказал Тук. — Тогда садись позади меня и держись крепче.

Они помчались по крутым горным тропинкам. За ними в погоню бросился Чан Ту-эй. Напрасно Тук пробирался в глубь гор и джунглей, напрасно кружил по одному ему известным ущельям и долинам — топот погони не затихал. Враг все время шел по его следу.

Наконец взмыленный конь вынес беглецов на прибрежный песок. Разбитые копыта коня омывала тихая морская волна. Видно было, как мерно дышит дремлющая в глубинах моря золотая черепаха.

— Ким Куэй, проснись! — в отчаянии закричал король. — Подними свою волну, о Ким Куэй.

Море забурлило. Как гигантский золотой щит, вынырнула огромная черепаха. Упираясь золотыми лапами в песок, она посмотрела на Тука неподвижными, полными вечной мудрости глазами.

— Я не обманула тебя! — глухо ответила черепаха. — Тебя предали, король Тук. Твой враг за тобой…

Король стремительно обернулся, но врага, не было видно. Только издалека долетали крики и топот коней.

— Знаю, — сказал Тук. — Они сейчас будут здесь.

— Твой враг сидит за тобой! — снова глухо повторила золотая черепаха.

— Знаю, — опять сказал король. — Я слышу топот.

— Твой враг держит руки на твоем сердце! — прошептала черепаха.

Тогда король опустил взор и увидел тонкие руки Ми Чау, обнимающей его. В дрожащих ее пальцах трепетало перышко, вырванное из накидки, подаренной нареченным. Этими перьями Ми Чау обозначала путь бегства и тем помогала погоне.

Тук соскочил с коня, выхватил меч и казнил дочь. Потом прыгнул в расступившиеся перед ним волны и опустился во дворец своего друга, мудрой Ким Куэй.

Когда погоня добралась до берега моря, Чан Ту-эй увидел тело своей невесты. И только теперь он понял, что был лишь орудием в руках своего хитрого отца. Страшное отчаяние охватило Чан Ту-эя. Чан Ту-эй приказал построить над могилой своей любимой прекрасный памятник. Слезы неустанно катились по его лицу и падали на землю. Так образовался глубокий колодец.

В. Жукровский.

Авторизованный перевод с польского Я. Немчинского.




ВОЛШЕБНАЯ ТЫКВА Вьетнамская сказка

Жила в одном селении сиротка, по имени Нью Тхи Маи. У нее были черные пушистые волосы, черные блестящие глаза, красные губы и очень ловкие пальчики. Богач, которому принадлежала вся земля в этом селении, взял Маи к себе. Сиротка работала с утра до поздней ночи — нарезала траву для буйволов, кормила кур, убирала двор, стирала в горном потоке белье и искусно плела циновки. Она умело подбирала окрашенные волокна трав, и под ее пальцами на циновках возникали силуэты птиц и буйволов.

Но богач всегда был недоволен маленькой работницей. Он называл ее лентяйкой, дармоедкой, требовал все новых услуг, подгонял Маи криком, а то и толкал в спину.

Не лучше богача относились к девочке жена хозяина и ее дочь. Когда Нью Тхи Маи жаловалась на свою судьбу и горько плакала, жена богача говорила ей:

— Ты должна радоваться, что мы распоряжаемся тобою. Ведь ты живешь не для себя. Ты не имеешь своей воли и почти не существуешь. Только тогда, когда мы пользуемся твоими услугами, ты становишься собой. Мне даже приходится иной раз побить тебя, чтобы ты знала, что имеешь тело. Сама ты просто не можешь это проверить. Голод и жажда говорят тебе, что желудок просит еды, а язык — влаги. Не будь этого, ты бы думала, что ты просто колода, жаба или собака, как, впрочем, мы и зовем тебя. Да, такую, как ты, никто не может любить.

Но это была неправда. По соседству с богачом жила старая женщина, которая часто ласково улыбалась измученной девушке, но ни разу не отважилась защитить ее, боясь вызвать гнев богача. Маи сразу заметила доброту соседки, и сердце ее раскрылось, как пурпурный цветок хибискуса.

Девушке очень хотелось сделать старушке что-нибудь приятное: сплести красивую циновку, вскопать грядки, помочь принести бамбук для топлива, но у нее не было ни одной свободной минутки. Сдерживая слезы, Нью Тхи Маи только так низко кланялась доброй женщине, как можно кланяться самому почтенному, седоволосому человеку, а затем бежала выполнять работу для богача.

Но вот однажды, когда Маи ехала на буйволе, ее заметил молодой тигролов. Девушка очень понравилась ему. Она пела грустную песенку и ласково подгоняла стадо буйволов, не переставая плести из травы легкую накидку, которая должна была защитить ее от дождя. Спрятавшись за ствол пальмы, тигролов проследил, куда повернули буйволы, потом пошел к богачу и стал просить отдать ему Нью Тхи Маи в жены.

— Хорошо, — сказал богач, — но ты должен даром отработать у меня три года. Маи — моя любимица, она съела очень много риса — и я подарил ей два платья моей жены. Ты должен оплатить все эти расходы.

Юноша оставил дома ружье, взял мотыгу, нож и пошел на поле богача. Работал он не жалея сил, но богач давал ему работу вдалеке от Маи и не позволял им разговаривать. И все же любовь соединила их. Маи плела широкополую шляпу и не раз дарила ему орехи, завернутые в листья так искусно, что стебельки их сплетались в первые, буквы его имени.

Юноша не оставался в долгу: он поймал скворца и научил его произносить одно лишь слово: «люблю». Он выпускал своего питомца, и птица летела на пастбище, садилась на спину одному из буйволов, которых пасла Маи, и, поглядывая на девушку быстрыми черными глазками, повторяла признание.

Тем временем богач внимательно присматривался к юноше. Ему понравилось, как тот работает, но злоба не позволяла похвалить работника.

Дни труда летели быстро. Прошел год, второй… Тигролов был старательным, ловким и умным. И дочь богача полюбила его.

Узнал об этом хозяин и задумался: «Скоро придет назначенный срок, и я сразу потеряю двух работников. Если мне удастся переманить тигролова на свою сторону и соблазнить тем, что он может получить руку моей дочери, у меня на долгие годы останется даровой работник. Но соблазнит ли его мое богатство?»

Богач стал намекать тигролову: можно породниться. Но юноша любил только Маи. Каждую отработанную неделю отмечал он зарубкой на столбе у ворот. До условленного дня оставалось не так уж много времени.

Тогда богач решил посоветоваться с женой.

— Если Нью Тхи Маи исчезнет с его глаз, тигролов забудет ее, и тогда наша дочь полюбится ему, — сказал богач.

— Что же ты хочешь сделать? — спросила жена.

— Я думаю, что лучше, всего бросить девчонку в реку.

Так они и решили. Когда девушка пошла стирать хозяйское белье, жена богача крадучись подошла к ней и столкнула ее в глубокий водоворот.

Вода заклокотала вокруг девушки. Зеленый дракон — властитель потока — схватил Маи. Девушка поняла, что сейчас погибнет. Сердце ее забилось. Сквозь голубизну воды она в последний раз увидела склонившееся над рекой дерево, на котором висела, обвившись молодыми побегами вокруг ствола, тыква.

— О, как я завидую тебе! — в последний раз вздохнула Нью Тхи Маи.

— Кому ты завидуешь? — изумился дракон. — Ты, человек, мечтаешь жить так, как тыква?

Девушка кивнула головой.

— Да! Ведь у меня не было своей жизни, я никогда не могла делать то, что мне хотелось, — сказала она. — Насколько же эта тыква счастливее меня: она греется под солнцем, листья ласкают ее, ветерок обвевает… А если ей придет охота упасть на землю, то она сделает это сама, и люди превратят ее в сосуд. А сколько милых улыбок появляется на лицах людей, когда им подают миску из тыквы, наполненную вкусным рисом!

— Хорошо, проворчал дракон, — я превращу тебя в тыкву!

Он вынырнул из реки, подбросил Нью Тхи Маи вверх, и она, превратившись в тыкву, повисла на прибрежном дереве.

Теперь девушка в первый раз свободно могла подумать о своей прошлой жизни. Она была бы совсем счастлива, если бы не тоска о любимом.

Тем временем богач позвал тигролова и сказал, что Нью Тхи Маи убежала со странствующими фокусниками. Но тигролов был хорошим следопытом, а след Маи привел его к реке и там пропал. Длинным бамбуком тигролов стал шарить по дну. Потревоженный зеленый дракон вырвал шест и гневно фыркнул на гоношу.

Нью Тхи Маи все это видела и радовалась. Она так плясала в сердцевине тыквы, что скворец тигролова подозрительно посмотрел на неожиданно закачавшуюся тыкву.

Но юноша отошел, ничего не заметив.

По-прежнему несла река свои голубые воды, плескался в глубине зеленый дракон, а иногда по глади вод скользила рыбачья лодка, преодолевая сильное течение Красной реки. Тишина и покой царили вокруг.

Однажды на берег пришла соседка-старушка, полюбившая Нью Тхи Маи. Возле дерева, где висела тыква, она остановилась и, приложив руку к глазам, посмотрела вверх.

— О, какая хорошая тыква! Жаль только, что я мала ростом и не дотянусь до нее, — вздохнула старушка. — Сделала бы я из нее красивую мисочку и черпачок…

Тогда Нью Тхи Маи тихонько попросила дрозда, и тот клювом столкнул тыкву. Она покатилась по веткам я скользнула в руки изумленной старушки.

— Какая красивая! — пробормотала старушка. — Какая гладкая! Ну, сейчас я тебя разрежу.

И тут старушке показалось, что тыква качнулась, словно говоря: «Не надо!»

— А, пожалуй, верно: оставлю тебя такой, какая есть, — решила старушка. — Уж больно ты хороша, просто жаль резать.

И тыква снова качнулась, как бы подтверждая; «Да!»

Старушка пришла домой и положила тыкву на полку возле очага.

С того дня начались для старушки счастливые дни. Вечером она приносила в хижину охапку разных трав, а утром находила в углу готовые красивые циновки. Если кто-нибудь дарил старушке рыбу, то к утру рыба была приготовлена и сдобрена кореньями, а на столе лежало несколько пучков бетеля[6]. Красиво завернутые в листочки, они быстро находили себе покупателей на базаре. Старушка не знала, кто помогает ей, и хотя не раз клялась, что будет бодрствовать ночью и выследит неведомого покровителя, каждый раз засыпала, едва опустив голову на мягкую циновку.

Однажды, когда старушка снова пришла на базар, ее товары заметил юный тигролов. Он сразу же узнал искусно сделанные пучки бетеля с буквами своего имени. и сердце его бешено забилось от радости.

— Откуда у тебя это? Кто это сделал? — нетерпеливо спросил он старушку. — Я знал одну девушку, которая умела делать такой бетель, но она исчезла. Умоляю тебя, окажи мне всю правду!

Старушка честно призналась, что циновки и бетель она каждое утро находит в своей хижине, но сама не знает, кто их приносит. Тогда тигролов попросил ее показать свой дом.

Вечером он притаился возле плетеной стены хижины и стал следить. Старушка выпила кружку чая и вскоре уснула. Огонь в очаге постепенно угасал, только полная луна, словно повисшая на вершине пальмы, заливала землю голубовато-зеленым светом.

Внезапно лежавшая на полке тыква слегка качнулась, затем с сухим треском распалась надвое, и из сердцевины выскочила маленькая-маленькая девушка. Она прикоснулась к полу руками и стала расти на глазах, пока не превратилась в Нью Тхи Маи. Тихонько напевая песенку, Маи неслышно ступала по хижине и готовила пучки бетеля. Потом заботливо укрыла спавшую старушку.

Приближался рассвет, пала роса, начали пробуждаться птицы. «Что мне делать? — в отчаянии думал тигролов. — Как освободить Маи от волшебных чар?»

Тут он вспомнил о скворце. Тигролов свистнул, и птица подлетела к нему. Долго шептал ей тигролов о чем-то, пока птица не поняла, чего он хочет. Слегка ударив крылом, скворец впорхнул в хижину и, прежде чем девушка заметила его, схватил сухую тыкву и попытался улететь с нею. Но сил у птицы было мало, тыква выпала из клюва и… свалилась прямо в огонь очага. Взвилось пламя. Волшебное убежище Нью Тхи Маи свернулось, обуглилось и превратилось в пепел.

Чары дракона были разрушены, и девушке незачем уже было скрываться, а сильные руки юного тигролова стали ее надежной защитой.

С тех пор тигролов и Нью Тхи Маи не расставались, жили долго и были счастливы.

В. Жукровский.

Авторизованный перевод с польского Я. Немчинского.




НАКАЗАННЫЙ РОСТОВЩИК Вьетнамская сказка

В одном из селений Северного Вьетнама жил хитрый и коварный человек по имени Ле Ван Кан. Жил он тем, что давал крестьянам деньги под заклад их земельных наделов. Когда бывала засуха или дожди заливали ноля, жадный ростовщик требовал немедленно возвратить долг. Крестьяне не могли в это время вернуть деньги, и тогда Ле Ван Кан отбирал у них землю. Так ростовщик нажил богатство, но не приобрел себе уважения. При встрече с ним люди поворачивались спиной, делая вид, что не замечают его, лишь бы не приветствовать ненавистного ростовщика. Неуважение соседей и знакомых приводило Ле Ван Кана в ярость. От злости он грыз пальцы и в душе грозил людям самой страшной местью.

«Жалкие, гнусные черви! — мысленно осыпал он бранью честных людей. — Когда наступает голод и брюхо у них прилипает к хребту, тогда они приходят к порогу моего дома и часами умоляют дать им хоть немного денег, чтобы не подохнуть на поле. Но стоит им достать полную миску риса, как ни один из них не желает поклониться мне. А ведь я самый богатый человек! Здесь вся округа зависит от меня. Все они у меня в кулаке!»

В том селении, где был дом Ле Ван Кана, на большой площади стояло огромное дерево Кей-да, которое живет тысячи лет и служит народу примером почетного долголетия. Под этим деревом часто сидел один мудрый старец, охранявший святилище — дин. По всей стране о нем шла слава, как о справедливом и мудром человеке. Ле Ван Кан решил обратиться к нему за советом. Когда ростовщик пришел на площадь, старец сидел в тени огромных ветвей Кей-да и размышлял о жизни: об алчности богачей и притеснениях, которые они чинят бедному люду, о богах, которые благоволят к богатым и сильным мира сего, но презирают бедных и слабых. Погруженный в горестное раздумье, старец не замечал ни муравьев, что ползали по его коленям, ни больших бабочек, которые садились на его широкополую шляпу. Только когда на него пала тень ростовщика, старец вздрогнул и очнулся. Перед его взором предстала пыльная дорога, по которой со скрипом тащились повозки, запряженные тощими буйволами, и босые ребятишки, гнавшие стайки жалких, полуголодных кур.

— Ты спишь, старик? Разве ты не видишь, кто почтил тебя своим посещением?

— Не сплю. Задумался. Вижу тебя, Ле Ван Кан.

— Ха! Как ты можешь видеть сквозь опущенные веки?

— С закрытыми глазами я лучше понимаю мысль. Назойливый свет мешает мне постигать ее глубину…

— Ха! Этому трудно поверить. По-моему, ты проста спишь. Вот в это я верю, так как знаю, что ты целыми днями бездельничаешь под этим деревом. Я не люблю бездельников, но к тебе отношусь снисходительно. В доказательство своей доброты я принес тебе рису. Но за мою щедрость ты должен дать мне совет: что нужно сделать, чтобы при встрече все уступали мне дорогу, снимали шляпы и громко повторяли мое имя?

Тут ростовщик положил к ногам старца сверточек из молодого пальмового листа, в который было положено две горсти самого плохого риса.

Но старец не протянул к нему рук. Несколько минут он молчал. Потом, не открывая глаз, сказал:

— Купи себе зонт с самой короткой ручкой и две большие корзины. Когда пойдешь на базар, держи этот зонт над самой головой, а корзины повесь на бамбуковый шест и неси его на плече. И то, чего ты добиваешься, исполнится.

— А что я должен положить в эти корзины?

— Они могут остаться пустыми. Но если ты хочешь удивить своих односельчан, положи в одну корзину змею, а в другую — клык тигра.

Больше старец не произнес ни слова, сколько ни спрашивал его жадный ростовщик.

Ле Ван Кан послушался совета старца: купил себе широкий зонт с короткой ручкой и две самые большие корзины. Батрак помог ему достать клык тигра и змею. Ростовщик нетерпеливо стал ждать, базарного дня.

Наконец желанное утро наступило. Скоро со стороны базара послышался разноголосый шум: выкрики продавцов, голоса покупателей, пение петухов, мычанье буйволов. Ле Ван Кан поспешно облачился в самые лучшие одежды и вышел из дому.

Мудрец не обманул: мечты жадного богача исполнились. При виде огромных корзин люди расступались и давали ростовщику дорогу. Зонт с короткой ручкой цеплялся за шляпы прохожих, и потому все встречные заранее снимали и придерживали их у груди, что походило на жест приветствия. От удовольствия ростовщик расцвел. Но вдруг он услышал громкие крики:

— Что это он тащит в корзинах?

— Посмотрите, посмотрите, люди! Ростовщик несет исчадие своей души — ядовитую змею!

— А во второй корзине — клык тигра!

— О! Даже тигр не смог разгрызть сердце бессовестного ростовщика!

— Еще бы! У Ле Ван Кана сердце из камня.

— Ле Ван Кан — наш мучитель!

— Смотрите, люди, вот идет Ле Ван Кан, который забрал наши поля, ограбил нас!

Во всех уголках базара на разные лады громко повторяли имя ростовщика. Ле Ван Кан швырнул корзины и вне себя от бешенства бросился к дереву Кей-да, чтобы избить старца, осмеявшего его в глазах всех людей.

За ростовщиком последовала толпа крестьян, продолжавших осыпать богача самыми обидными прозвищами.

Ле Ван Кан ругался, стоя перед мудрецом, и яростно плевал в его сторону. Но старец невозмутимо сидел, не открывая глаз, и молчал. Ростовщик заорал:

— Отвечай, не то я пожалуюсь мандарину!

— Чего ты хочешь от меня? — наконец отозвался старец. — Уступили тебе дорогу, как ты просил?

— Не мне, не мне, а этим дурацким корзинам! — завопил Ле Ван Кан.

— Но кого бранили они? Корзины или тебя? — все так же тихо возразил старец. — Тебя! Значит, тебе уступали дорогу. И твое имя было на устах у всех.

— Но они поносили меня, а я хотел, чтобы мое имя произносилось с уважением! — простонал ростовщик. — Я хочу, чтобы мне был оказан почет!

— Но какие добрые дела совершил ты? Что ты сделал такого, за что имя твое могут произносить с уважением? Кому из бедных помог ты? Укажи мне хоть одну семью, которой ты облегчил жизнь, или ребенка, которому ты подарил плод банана! Вот, взгляни: здесь собрались жители окрестных селений, но ни одного голоса я не слышу в твою защиту!

Ле Ван Кан озирался, как затравленный волк, но всюду встречал лишь гневные лица и сжатые кулаки.

— Теперь ты понял? Никакое богатство не может принести почет и уважение. На твоих деньгах, Ле Ван Кан, слезы и кровь бедного люда! Ты не заслуживаешь уважения. Ступай отсюда и не оскверняй моего слуха своим змеиным шипеньем!

И ростовщик бросился бежать, провожаемый насмешками и проклятиями. А девушки сплели большой венок из красных цветов хибискуса и возложили его на голову мудрого старца.

Да, тигр более учтив, чем богач: он по крайней мере не требует от своих жертв поклонов и благодарностей и не напоминает им об уважении.

В. Жукровский.

Авторизованный перевод с польского Я. Немчинского.




ТИСНА BATИ Индонезийская легенда

Тисна Вати — это имя богини, дочери Батара Гуру, Вместе со своим отцом она жила на небе- Она была очень хороша собою, но не в меру шаловлива, и ей очень не хотелось жить с отцом на небе. Глядя вниз на людей, снующих по земле, она то и дело вздыхала:

— Ах, как бы я хотела стать простой смертной!

А когда отец уходил воевать с Духом Ветров, она часто просила его взять ее с собой, но Батара Гуру никогда не соглашался. Тисна Вати была очень недовольна тем, что отец не считается с ее просьбами. Когда же он возвращался после битвы домой, она с ним не разговаривала, а только дулась. В конце концов Батара Гуру надоело видеть вечно недовольное лицо своей дочери. Он не на шутку рассердился, подозвал ее к себе и сказал;

— Вот что, Тисна Вати, я уже устал от твоих капризов и охотно отправил бы тебя на землю, чтобы ты жила там как простая смертная. Но это, к сожалению, невозможно — ведь ты уже выпила эликсир вечной жизни. Поэтому я решил выдать тебя замуж за одного из богов и пусть уж он сам заботится о твоей судьбе.

— Отец! — воскликнула Тисна Вати. — Я уже нашла себе мужа.

— Кто он? — спросил Батара Гуру. — Надеюсь, что не сын Духа Ветров? Я не потерплю, чтобы ты была женой сына моего врага.

— Да нет же, отец. Это вовсе не он. Мой муж живет не на небе, а на земле. Вот посмотри вниз, сейчас ты его можешь увидеть. Он как раз обрабатывает свое рисовое поле на склоне вон той горы.

— Но ведь это человек! — воскликнул Батара Гуру в страшном гневе. — Это же простой смертный! Ты — дочь бога не можешь выйти за него замуж.

— Но я хочу быть его женой! — закричала Тисна Вати и затопала ногами. — Я не желаю выходить замуж за другого. Он будет моим мужем даже если мне для этого придется навсегда покинуть небо и стать простой смертной.

— А я повторяю, что тебе нельзя выходить замуж за человека, — произнес со злобой Батара Гуру. — Да я лучше превращу тебя в кустик риса понятно?

Тисна Вати испугалась — до того ее отец был страшен в гневе. Он еще никогда так не сердился на нее. Обычно он выполнял все ее прихоти.

Ей стало не по себе при мысли о том, что ее постигнет та же участь, что и Деви Шри, жену бога Вишну, которую муж превратил в кустик риса за то, что она его ослушалась. Но Тисна Вати была не так робка, как Деви Шри. Она не хотела стать кустиком риса и не желала выходить замуж за бога. Она твердо решила быть женой человека, который обрабатывал свое рисовое поле на склоне горы.

На следующий день, когда Батара Гуру собрался было отправиться подыскивать мужа для Тисна Вати, пришло известие, что Дух Ветров снова затеял недоброе на небесах. Пришлось Батара Гуру готовиться сначала к битве с Духом Ветров. Перед уходом он сказал Тисна Вати:

— Когда я вернусь, то приведу к тебе твоего будущего мужа.

Тисна Вати почтительно ответила:

— Хорошо, отец!

Но она не стала дожидаться его возвращения. Не успел Батара Гуру уйти, как она полетела вниз, на землю. Ветер рад был помочь юной богине и проводил Тисна Вати до самого склона горы, где трудился крестьянин.

«Теперь я смогу разглядеть его вблизи», — подумала Тисна Вати. Она спустилась немного ниже по склону и стала терпеливо ждать, пока юноша обратит на нее внимание.

Увидев Тисна Вати, крестьянин тотчас же подошел к ней. Он, конечно, не знал, что эта девушка — дочь бога.

— Что ты ищешь здесь, прекрасная девушка? — спросил юноша.

— Я ищу мужа, — улыбаясь, сказала Тисна Вати.

Услышав этот странный ответ, крестьянин тоже улыбнулся, и оба принялись радостно смеяться. Смех этот и навлек беду на Тисна Вати. Ее веселый, звонкий голос донесся до отца, который в это время сражался с Духом Ветров. И хотя битва шла ожесточенная, Батара Гуру все же услышал голос Тисна Вати. Он увидел, что его дочь уже спустилась на землю и весело шутит с простым смертным. И смеются оба все громче и громче.

Батара Гуру был очень рассержен поведением своей дочери. Он тотчас же прекратил сражение и полетел на землю.

Спустившись на рисовое поле, где его дочь сидела вместе с молодым крестьянином, он закричал:

— А ну-ка, возвращайся на небо, да поживее!

Но Тисна Ваги вовсе не хотела возвращаться на небо. Ей было очень хорошо с юношей, и любовь ее была сильнее, чем воля Батара Гуру.

— Нет, — сказала она, — не хочу я лететь на небо. Я лучше стану простой смертной и буду жить со своим мужем на земле…

— Хорошо, ты останешься на земле, — сказал Батара Гуру. — Но не быть тебе ни богиней, ни женщиной Ты превратишься в рисовый кустик, и душа твоя всегда будет жить здесь, на склоне этой горы.

Не успел Батара Гуру произнести эти слова, как Тисна Вати превратилась в тонкий и стройный рисовый кустик.

— Меня постигла та же участь, что и Деви Шри, — сказала Тисна Вати с глубоким вздохом. Она стояла на залитом водой рисовом поле, грустно покачиваясь и склоняя перед юношей свои колосья. А он, не произнося ни слова, нежно поглаживал рисовый кустик. Он не мог работать и только смотрел, не отрываясь, на свою возлюбленную.

Батара Гуру сжалился над крестьянином.

— Почему бы мне не разрешить им быть вместе? — проворчал он. — Теперь-то уж, правда, трудно что-нибудь сделать. Тисна Вати навсегда останется рисовым кустиком, потому что душа ее поселилась в этой горе. Но зато я могу превратить юношу тоже в рисовый кустик…

Как только юноша стал рисовым кустиком, Батара Гуру увидел, что оба кустика склонились друг к другу, словно желая показать, как сильна их взаимная любовь. Батара Гуру покачал головой и полетел на небо.

Перевод В. Островского.




ПОМНЯТ ЛИ НА СВЕТЕ ДОБРО? Индийская народная сказка

Жили однажды в глухом лесу тигр и тигрица, и было у них трое детенышей.

Стал тигр стареть и слабеть и почувствовал близость кончины. Перед самой смертью собрал он своих трех детенышей, чтобы передать им свой прощальный завет.

— Дети мои, — сказал умирающий тигр, — помните, что тигр — царь лесов. Он странствует, где хочет, и охотится за всеми зверями, и не смеют они ему перечить. Только от одного зверя хочу я вас предостеречь, один он сильней и хитрей тигра. Зовут этого зверя Человек. И вот я перед смертью предостерегаю вас: берегитесь, не охотьтесь за ним и не убивайте его.

Тут старый тигр лег набок и умер.

Из трех детенышей тигра двое старших были благоразумны и следовали совету отца: охотились они за сернами, кабанами и другими зверями, а людей избегали. Но младший был нрава строптивого и начал ворчать:

— Что за существо этот Человек? Почему я не смею убить его, если захочу? Слышно, что сила него невелика, нет у него настоящих клыков и когтей, а есть только зубы да ногти. Мне ничего не стоит одним ударом опрокинуть оленя или кабана, неужели же мне не убить и не съесть Человека?

И пошел он искать Человека, как ни отговаривали его мать-тигрица и братья, сколько ни напоминали про завет отца-тигра. Вышел он однажды чуть свет, и на дороге ему попался старый буйвол. Тигр никогда не видел буйволов и потому, когда встретил старого буйвола, спросил:

— Ты кто будешь? Не Человек ли?

— Нет, я только бедный старый буйвол, — ответил тот.

— Вот как, — сказал тигр. — Тогда, может быть, ты расскажешь, что за существо Человек? Ведь я собираюсь найти его и убить.

— Берегись Человека, молодой тигр, — сказал старый буйвол, — он опасное существо. В юности своей я был слугой Человека — носил ноши его на спине, и они стерли мне бока. Много лет служил я ему верой и правдой. Пока я был молод и силен, он ходил за мной, ценил меня и кормил, а теперь, когда я стал стар и слаб и не могу больше работать, мне самому приходится искать пропитание.

Берегись, берегись, не трогай его и не пытайся убить: хитер он и опасен.

Молодой тигр на это только рассмеялся и пошел своей дорогой. Вскоре навстречу ему попался старый слон. Он пасся на опушке леса; кожа у него была вся в морщинах и складках, глаза помутнели от старости.

— Ты что за зверь? — спросил тигр. — Не Человек ли, а?

— Нет, я только старый-старый слои, — ответил тот.

— Вот как? Ну, если ты такой старый, то, может, ты скажешь мне, что за зверь Человек? Хочу я за ним поохотиться, убить его и съесть.

— Берегись, молодой тигр, — сказал слон, — не охоться за Человеком, он опасный зверь. Взгляни на меня. Я царь лесов — и что же? Человек покорил и обучил меня и сделал меня своим слугой на много лет.

Он оседлал меня. Пока я был молод, есть мне давали, сколько захочу; особый прислужник чистил меня каждый день и присматривал за мной. Но когда я стал стар и не смог больше работать, обо мне перестали заботиться. Послушайся меня, не трогай Человека, а то попадешь в беду.

Но молодой титр только засмеялся и пошел своей дорогой, вскоре он услышал, что кто-то рубит дрова, подобрался к тому месту и увидел дровосека. Посмотрел-посмотрел, подошел к нему и спросил его, что он за зверь.

Дровосек ответил:

— Ну и глупый же ты, тигр. Неужели ты не видишь, что я Человек?

— Так, — сказал тигр, — наконец-то мне повезло: ведь я искал Человека, чтобы убить его и съесть, и ты мне как раз пригодишься.

Услышал это дровосек и засмеялся:

— Убить и съесть меня? Да что с тобой? Ты, видно, не знаешь, что Человек слишком хитер, чтобы его мог съесть тигр! Пойдем ко мне, и я тебе покажу то, что только Человек знает и тебе полезно будет знать.

Тигру это понравилось, и они пошли вместе. Наконец пришли к дому, где жил дровосек, а дом был крепко сколочен из бревен.

— Это что? — спросил тигр.

— Это называется «дом», — сказал дровосек. — Я покажу тебе, как мы им пользуемся.

Вошел в дом и запер за собою дверь.

— Вот видишь, — сказал он тигру, — как глупы тигры в сравнении с Человеком. Живете вы в яме в лесу, на ветру, на дожде, на холоде, на солнцепеке, и всей вашей силы не хватит построить дом. А вот я, хоть и слабей тебя, а выстроил себе чудесный дом, где живу в свое удовольствие и не боюсь ни холода, ни жары; и никакой дикий зверь мне ничего не сделает.

— По какому праву, — зарычал в ответ тигр, — ты, жалкое, беззащитное существо, живешь в таком доме, а я, такой сильный, с красивой полосатой шкурой, с клыками, и когтями, и длинным хвостом, стою здесь? Я должен быть в доме, а не ты. Выходи сейчас и уступи мне дом.

— Ладно, — сказал дровосек.

Впустил тигра, а сам вышел.

— Ну, смотри на меня! — закричал из дома тигр. — Как, хорош я в этом прекрасном доме?

— Очень хорош, — сказал дровосек, а сам задвинул снаружи засов и крепко запер дверь, потом вскинул топор на плечо и ушел, оставив тигра умирать с голоду.

Скоро тигру надоело сидеть в доме, и захотел он выйти на волю; но не тут-то было — запоры оказались крепкие, а стены толстые, бревенчатые. Как ни старался он, выйти не смог, и начали его мучить голод и жажда.

Прошло три дня, плохо ему стало. Смотрит тигр в щелку и видит: пришла лань напиться из речки, что протекала у самого дома. Окликнул ее тигр:

— Сестричка лань, сестричка лань, открой дверь и выпусти меня! Я погибаю от жажды и голода.

Услышала лань голос тигра, испугалась, но увидела, что он за крепкой дверью, и успокоилась.

— Дядюшка тигр, — сказала она, — прискорбно мне слышать о твоей беде. Но я боюсь, что, если я открою дверь и выпущу тебя, ты убьешь и съешь меня.

— Что ты, сестричка, положись на меня, — зарычал тигр. — Обещаю тебе, что, если ты меня выпустишь, я тебя не трону. Правду говорю!

Сжалилась лань, открыла дверь, и тигр выскочил из дома. И как только выскочил, так и схватил ее.

— Жаль мне тебя, сестричка, — сказал он, — но я так изголодался, что придется мне тебя съесть.

— Что ты делаешь? — взмолилась она. — Только что обещал, что не съешь меня, а теперь, когда я тебя спасла, ты добра не помнишь.

— Добро? Что такое добро? — спросил тигр, — Я не верю, чтобы добро помнили.

— Как не помнят? Помнят, — сказала лань. — Ну, так давай уговоримся: спросим у первых трех живых существ, какие нам встретятся, помнят ли на свете добро. Если они скажут, что не помнят, ты можешь убить меня и съесть. А если скажут, что добро помнят, ты должен будешь меня отпустить.

— Ладно, — сказал тигр, — я согласен.

Пошли они вместе дорогой. Видят, у обочины растет большое дерево.

— Здравствуй, братец дерево, — сказала лань, — рассуди ты нас, пожалуйста.

Зашелестело дерево своими ветвями и листьями и ласково ответило:

— Что у вас такое, сестрица лань?

— Вот видишь, — сказала лань, — как было дело. Нашла я этого тигра запертым в доме у дровосека. Позвал он меня и просит выпустить. Обещал, что если я его выпущу, он меня не тронет. Я и отперла дверь и выпустила его на свободу. Но как только я выпустила его, он меня схватил и хотел убить и съесть. А когда я стала его попрекать тем, что он добра не (помнит, он сказал, что добра никто не помнит. Вот мы и уговорились с ним, что спросим у первых трех живых существ, какие встретятся, помнят ли на свете добро. Если они скажут, что помнят, то он должен меня отпустить. Пожалуйста, братец дерево, скажи ты нам, помнят на свете добро или нет?

Грустно зашелестело ветвями дерево и говорит:

— Внимательно слушало я тебя, сестрица лань, и радо бы тебе помочь, если бы могло. Но должно я ответить по совести, рассказать о том, что видело на. своем веку. Суди сама. Расту я тут, у обочины, прости, раю свои ветви над пыльной дорогой и дарю свою тень и людям и зверям. Путники проходят, и каждый из них останавливается на отдых в тени моих ветвей, да и свою скотину ставит в мою тень. А потом что? А потом, как отдохнут и подкрепятся, они идут дальше и не только не благодарят меня за гостеприимство, но еще ломают мои ветви и делают из них хлысты, чтобы подгонять усталую скотину. Ну, что скажешь? Значит ли это — помнить добро? Значит ли — следовать доброму примеру? Нет, я многое видело в жизни и должно сказать: добра на свете не помнят.

Бедная лань совсем пала духом, но поплелась дальше вместе с тигром. Видят — пасутся буйволица и ее теленок. Буйволица ест сухую и низкую траву, а теленку показывает, где трава повыше и погуще. Подошли они к буйволице, и лань сказала:

— Здравствуй, тетушка буйволица! Вот дядюшка тигр и я хотим с тобой посоветоваться по одному делу.

Посмотрела на них буйволица своими большими глазами, пожевала жвачку и не спеша ответила:

— Ладно, сестрица лань, говори; отвечу тебе, как умею!

— Видишь ли, — начала лань, — этот тигр был, заперт в доме, в лесу. Не мог он отворить двери и умирал с голоду. Проходила я мимо, он позвал меня, попросил его выпустить и обещал, что если только я его выпущу, он меня не тронет. Но едва он очутился на свободе, как схватил меня и сказал, что убьет и съест. А как стала я его попрекать тем, что он добра не помнит, он мне ответил, что добра никто не помнит. Вот мы и уговорились, что пойдем и спросим у первых трех живых существ, какие встретятся, помнят добро на свете или нет. Если они скажут, что не помнят, он может меня съесть; если скажут, что помнят, тогда я свободна. Теперь мы, тетушка, ждем твоих слов — реши наш спор!

Пожевала буйволица жвачку, посмотрела на тигра, посмотрела на лань и говорит:

— С радостью помогла бы я тебе, сестрица лань, да приходится мне говорить о том, что я своими глазами видела на свете. Суди сама. Вот мой теленок, вот я. Пока теленок мал, я всячески стараюсь кормить его досыта и давать ему все, что ему надо. Сперва пою его своим молоком, потом веду на лучшее пастбище, а сама, как видишь, пасусь, где трава похуже. И я с радостью терплю лишения, чтобы ему было хорошо. А когда он подрастет и станет крепким и сильным, скажи — будет ли он помнить о старой матери и вспоминать о том, что она для него делала? Конечно, нет. Разве он будет беречь мою старость? Он столкнет меня с хорошего пастбища, чтобы самому получше наесться. И что же ты скажешь, — он помнит добро? Нет, живу я давно и скажу одно: добра на свете не помнят.

Совсем смутилась лань от речей буйволицы, а тигр обрадовался. Оставалось спросить еще одно живое существо, — и тогда конец спору. Двинулись они дальше. Видят, скачет по дороге заяц. Окликнули они его. Остановился заяц.

— Здравствуй, братец! — говорит лань. — Можешь ты рассудить тигра и меня? Дело это небольшое.

— Охотно, — оказал заяц. — Расскажите, что у вас.

— Вот как было дело, — стала рассказывать лань. — Пошла я на водопой в лес. Пью воду, вдруг замечаю, что в доме дровосека заперт тигр и не может выйти, потому что дверь заперта снаружи. Сидит он там и мучается голодом. Увидел меня и просит выпустить, обещает, что не тронет. Я его выпускаю, а он меня хватает, чтобы съесть: говорит, что очень уж проголодался и не может не съесть. Я ему напоминаю, что помогла ему, а тигр добра не помнит и отвечает, что он, мол, не знает, что такое добро, да и никто добра не помнит. Вот мы и порешили спросить у первых трех живых существ, каких встретим, помнят ли добро на свете. Если они ответят, что помнят, я свободна; если ответят, что не помнят, тигр меня убьет и съест. Мы уже двоих спросили, и оба сказали, что добра на свете не помнят. Ты — третий, и от твоих слов зависит — жить мне или нет.

— Да, сестрица, странное это дело, — сказал заяц. — Раньше, чем решить такой трудный спор, надо мне хорошенько все разузнать и понять. Посмотрим, как дело было. Ты, значит, была заперта в доме у дровосека!

— Да нет же! — зарычал тигр. — Это я был заперт.

— Так, — сказал заяц. — Тебя, значит, заперла лань?

— Вовсе не я, — прервала его лань. — Ты, кажется, ничего не понимаешь. Давай я тебе все объясню.

— Да, да, дело, я вижу, сложное, — сказал заяц, — сразу-то его и не поймешь: Надо пойти на то место, где это случилось. Там вы мне все покажете и объясните.

Согласились тигр и лань и пошли вместе с зайцем к дому дровосека.

— Ну, вот, теперь, — сказал заяц, — вы мне все покажите и толком объясните, как было на самом деле. Ты где была, сестрица лань, когда тигр тебя заметил?

— Я была вот здесь, у водопоя.

— А ты, дядюшка тигр?

— А я здесь, в доме, — сказал тигр и вошел в дом.

— Значит, дверь была заперта, да?

И заяц запер дверь и засунул засов. Потом он ушел с ланью, а тигр остался в доме и подох с голода.

Обработка С. Ольденбурга.




МУДРЫЙ ПОПУГАЙ Индийская народная сказка

У одного купца долго жил попугай.

Однажды купец решил съездить в Бенгалию по торговым делам. Перед отъездом он собрал всех своих домочадцев и сказал:

— Я уезжаю. Говорите: что вам привезти в подарок из Бенгалии?

Каждый сказал, что бы ему хотелось получить, и купец обещал исполнить все просьбы. Потом распрощался с семьей и уже собрался уходить, но раздумал и подошел к клетке попугая.

— А что привезти тебе? — спросил попугая купец.

— Я по твоей милости ни в чем не нуждаюсь, — ответил попугай, — но все-таки у меня тоже есть к тебе просьба. Если можешь ее исполнить, я скажу какая.

— Что же это за просьба? — спросил купец и улыбнулся. — Если смогу, постараюсь ее выполнить.

Тогда попугай сказал:

— В Бенгалии, недалеко от того места, куда ты едешь торговать, есть поле. На поле растет большое дерево, а на дереве гнездится множество попугаев. Прошу тебя, доберись до этого дерева и передай попугаям мой салам[7]. Потом скажи: «Мой попугай, что сидит в клетке, просит вам сказать, что вы, мол, свободно летаете по лесам и садам, а о тех, кто скорбит, и не думаете. Каменные у вас сердца! А когда вы в кои-то веки и подлетите к нам, пленникам, так только посмотрите на нас и опять улетаете есть плоды. Если вы нам не поможете, мы так и умрем в клетках!» Пусть они тебе на это ответят, а ты передан мне их ответ. Этим ты окажешь мне великую услугу.

— Ладно, исполню твою просьбу! — сказал попугаю купец и записал его слова.

Приехал купец в Бенгалию, накупил товаров, а перед отъездом отправился на то поле, про которое ему говорил попугай. Смотрит — и верно: растет на поле огромное старое дерево, а на ветках его сидит стая попугаев. Тогда купец крикнул:

— Эй, попугаи! Мой попугай шлет вам свой салам!

Потом слово в слово повторил речь своего попугая.

Но не успел он вымолвить последнее слово, как все попугаи замертво свалились с дерева на землю. Купец удивился. «Наверно, — думает, — эти дикие попугаи когда-то были закадычными друзьями моего попугая. Как услышали его салам, упали замертво».

Посмотрел он, посмотрел на мертвых попугаев, потом возвратился в город и стал собираться в дорогу.

И вот наконец он благополучно вернулся домой и оделил своих домочадцев подарками — каждому привез то, чего он просил. Только попугаю не привез ответа на его салам — побоялся огорчить его вестью о смерти друзей и ничего ему не сказал.

Тогда попугай сам спросил его:

— Разве ты, хозяин, не передал моего салама? Почему я не слышу ответа на него?

— Салам твой я попугаям передал, — ответил купец, — но ответа на него не получил.

Попугай очень огорчился и спросил:

— Ну так расскажи мне, что ты видел на поле.

Волей-неволей пришлось купцу рассказать, как дело было.

— Дошел я до того поля, о котором ты мне говорил. Вижу — на дереве сидят попугаи. Но только я успел передать им твой салам, как вдруг они все как один замертво попадали с веток на землю. Вот почему мне нечего передать.

Как только он это сказал: попугай пошатнулся и замертво свалился с жердочки на дно клетки.

Купцу было очень жаль попугая, и он подумал: «Напрасно я рассказал ему о смерти друзей!»

Взял он попугая за лапки и выбросил в окно.

А попугай вспорхнул и улетел!

Тут купец понял, что дикие попугаи не умерли — они только притворились мертвыми, чтобы научить попугая в клетке, как ему вырваться на свободу.

Перевод с урду В. Крашенинникова.




РАДЖА И ЛОДОЧНИК Индийская народная сказка

В давние времена жил в Индии богатый и могущественный раджа.

Однажды раджа сильно заболел. Со всех концов великой страны съехались во дворец знаменитые лекари, но никто не мог помочь радже. Больной с каждым днем чувствовал себя хуже и хуже.

Как-то раз пришел во дворец один мудрый старец и сказал радже.

— Я могу вылечить тебя, но за это ты должен будешь дать мне ровно столько золота, сколько весит твой самый большой слон.

Раджа поклялся дать старцу после своего выздоровления ровно столько золота, сколько весит самый большой слон.

Через несколько дней раджа был здоров. Настал день расплаты со старцем. Но тут возник вопрос: где взять такие огромные весы, на которых можно было бы взвесить самого большого слона раджи и затем отвесить столько же золота? По указу раджи со всех концов Индии были созваны во дворец все мудрецы и ученые. Большую награду обещал раджа тому, кто придумает такие весы, на которых можно взвесить большого слона и золото.

Три дня и три ночи думали мудрецы и ученые, но так ничего и не придумали.

На четвертый день ко дворцу подошел какой-то бедняк и попросил доложить радже, что он один, без весов, может взвесить любого слона и затем отвесить столько же золота.

Дворцовая стража избила бедного человека и выгнала за ворота.

«Раз уж придворные ученые и мудрецы ничего не могли придумать, то что может сделать этот грязный нищий!» — рассуждали стражники.

Раджа услыхал шум, вызвал к себе начальника дворцовой стражи и спросил, почему кричат во дворе.

— О великий раджа, — доложил начальник стражи, — только что приходил какой-то грязный безумец и заявил, что он один, без весов, сумеет взвесить вашего самого большого слона и затем ровно столько же отвесить золота. Это, конечно, обманщик. Ну, мы и прогнали его прочь со двора.

Раджа приказал немедленно вернуть и привести к нему того человека. Приказ был тут же выполнен.

Раджа приветливо встретил бедного человека, а затем спросил его, кто он и что ему надо.

— Я лодочник, — ответил незнакомец, — перевожу на своем баркасе людей с одного берега священной реки Ганг на другой и этим зарабатываю скудное пропитание моей семье. Можно легко и просто взвесить вашего большого слона, а затем отвесить ровно столько же золота.

— Как же ты это сделаешь? — спросил раджа.

— Великий раджа, — ответил лодочник, — сейчас вы сами все увидите. Прикажите только погонщику проводить вашего большого слона к берегу реки, где привязан мой баркас.

Раджа приказал погонщику слона выполнить просьбу лодочника. Сам он в сопровождении ученых и мудрецов также направился посмотреть это необычайное зрелище.

Вот привели слона на берег реки, и лодочник попросил ввести его на баркас.

Когда слон взошел на баркас, то баркас под огромной тяжестью слона погрузился почти до краев в воду. Лодочник взял мел, сошел в воду и провел мелом по наружному борту баркаса черту как раз в том месте, где вода касалась борта. Затем слона вывели из баркаса на берег, и лодочник сказал:

— Теперь прикажите погрузить в баркас золото.

Стали носить в баркас слитки золота и носили до тех пор, пока баркас снова не погрузился в воду до белой черты на борту.

— Вот теперь золота столько же, сколько весит слон, — сказал лодочник.

Все, кто видел это, были поражены сообразительностью и находчивостью бедного лодочника. А великий раджа приказал своему казначею выдать лодочнику в награду десять тысяч золотых рупий и пригласил его во дворец.

Перевод с урду Ю. Лавриненко.




СЛИШКОМ МНОГО ЗАБОТИТЬСЯ О СЕБЕ ХУЖЕ, ЧЕМ СОВСЕМ НЕ ЗАБОТИТЬСЯ Индийская народная сказка

Жил-был молодой раджа и часто болел. Однажды он спросил своего визиря:

— Почему это я так часто болею? Кажется, берегу себя: никогда не выхожу в дождь, одет в теплое платье, ем самую лучшую пищу. А все-таки постоянно простужаюсь, и постоянно меня лихорадит, несмотря на все предосторожности. Что тому причиной?

— Слишком много заботиться о себе хуже, чем совсем не заботиться, — ответил визирь. — Я это докажу.

Повел визирь раджу за город, и встретили они там в поле пастуха. Целый день он проводил в поле, еле прикрытый рваной грубой одеждой, мок под дождем и от сильных ночных рос, страдал от зноя и холода, питался крошками хлеба и ключевой водой, а ночью ютился в шалаше из пальмовых листьев.

И визирь сказал радже:

— Видишь, как живет этот пастух и какие лишения он терпит. Спроси его, часто ли он болеет и чем.

Раджа спросил пастуха: страдает ли он от лихорадки, ломоты в костях, часто ли простужается.

Рассмеялся пастух и говорит:

— Ничем этим я, государь, не страдаю. С детства привык я к холоду и к зною, и оттого, видно, они мне ничего сделать не могут.

Удивился царь и говорит визирю:

— Это, должно быть, необыкновенно здоровый в крепкий человек; ему ничто не может повредить.

— Посмотрим, — сказал визирь.

Позвал он пастуха и предложил ему жить во дворце. За пастухом ухаживали, одевали его в добротное платье, давали ему отменную пищу, не позволяли выходить на воздух в дождь или зной, смотрели за тем, чтобы он не сидел на сквозняке и не промачивал себе ног. А через несколько месяцев визирь велел провести его во внутренний двор, покрытый мрамором и спрыснутый холодной водой.

Пастух пробыл там довольно долго и промочил себе ноги. Жизнь во дворце изнежила его, и он заболел. Долго хворал пастух и едва оправился. Худой и бледный после болезни, встретился он радже, и тот был очень удивлен, когда увидел, что пастух так переменился. Радже рассказали, почему заболел пастух, но он не поверил рассказу. «Мог ли такой пустяк повредить крепкому, здоровому человеку?», — подумал он.

— Ты забываешь, государь, — сказал визирь, — что последние месяцы его холили, и он отвык от холода и сырости. То, что случилось с пастухом, показывает тебе, что за жизнь в неге приходится платить дорогой ценой. Кто изнежен такой жизнью, тот редко бывает здоров. Я думаю, что пастух после болезни захочет вернуться к себе в поле. Любое преимущество покупается ценой каких-нибудь лишений, и всего иметь нельзя. У тебя богатство и болезни, у него бедность и здоровье. Ты не решаешься расстаться с богатством. Может быть, пастух предпочтет здоровье.

И пастух предпочел здоровье.

Обработка С. Ольденбурга.




ТЕТКА ЛЕОПАРДА Индийская народная сказка

Это случилось много-много лет назад. Луна как-то сбилась со своего шути и приблизилась к солнцу. На луне стало так жарко, что все лунные животные, чтобы не сгореть, стали прыгать вниз, кто куда.

И вот тогда-то на землю с грохотом свалился леопард. От сильного толчка задрожала земля, закачались горы и леса. А леопард так страшно зарычал, что перепугались все лесные звери и птицы.

Леопард упал прямо в открытое поле. Яркий солнечный свет ослепил его; он ничего не видел вокруг и грозно рычал.

К счастью, в это время к леопарду подошла кошка.

— Перестань рычать, приятель, — сказала она. — Помни, что сюда могут прийти люди, которые не оставят тебя в живых.

— Ты кто такая? — спросил леопард.

— Я твоя тетка, хотя ты этого и не знаешь, — ответила кошка. — Я очень похожа на тебя. Правда, я немного меньше, но ничуть не хуже тебя. Послушай, так как ты сейчас ничего не видишь, то возьми мой хвост в зубы и иди за мной. Но только смотри не кусайся!

Леопард так и сделал и пошел следом за кошкой. Кошка привела его в тенистые джунгли. Там, в полумраке, леопард снова стал хорошо видеть; он взглянул на кошку и с удивлением воскликнул:

— Ого! Я и не знал, что ты такая малюсенькая!

Кошка сердито посмотрела на леопарда и стала его бранить.

И леопарду пришлось снести эти оскорбления. Ведь на земле для него все было ново, и теперь он должен всему учиться у своей тетки кошки.

Скоро кошка научила леопарда очень многому. Леопард стал охотиться без ее помощи.

Как-то кошка спокойно отдыхала в тени деревьев. Леопард подошел к ней и спросил:

— Тетушка, всему ли ты меня обучила или осталось что-нибудь еще, чего я не знаю?

— Да, — ответила кошка, — я обучила тебя всему, что умею делать сама. Чего же ты еще желаешь?

Леопард с недоверием посмотрел на кошку и сказал:

— А правду ли ты говоришь мне, тетка?

— Зачем мне тебе лгать, глупый? — ответила кошка.

«Раз теперь я все знаю, то тетка мне больше не нужна, и я могу ее съесть», — подумал леопард.

И он с яростью прыгнул на кошку. Но она мгновенно вскочила на дерево.

Когда кошка была на самой вершине, леопард задрал морду вверх и сказал:

— Тетка! А ведь лазить по деревьям ты меня не научила!

А кошка с усмешкой ответила:

— Глупец! Я тебя раскусила с самого начала. Если бы я научила тебя и по деревьям лазить, то сегодня ты съел бы меня.

Перевод с хинди А. Зубкова и Ю. Плотникова.




ЛЯГУШКИ И МУРАВЬИ Индийская народная сказка

На болоте, в чаще джунглей, жила лягушка. Однажды она вышла погулять, незаметно сбилась с пути и заблудилась. Она долго искала, но никак не могла найти дорогу в свое болото. Вдруг она наскочила на большой муравейник. Сотни муравьев тотчас окружили лягушку и облепили ее со всех сторон.

Лягушка очень испугалась.

— Дорогие мои, — сказала она муравьям, — как вам не совестно мучить бедную, старую лягушку! Ведь я не сделала вам ничего плохого. Я заблудилась и случайно попала сюда.

Тогда муравьи успокоились, пригласили лягушку в свой муравейник, накормили ее вкусным обедом и угостили сладким медом. После сытного обеда лягушка прилегла отдохнуть и сразу же заснула крепким оном.

На следующий день рано утром лягушка проснулась и ласково сказала одному из муравьев:

— Братишка, будь добр, залезь, пожалуйста, на эту акацию и посмотри, в какой стороне находится болото.

Муравей проворно вскарабкался на дерево, посмотрел в разные стороны и указал лягушке, где находится ее болото.

Лягушка поблагодарила своего друга и попросила:

— Дорогой мой братишка, а не мог бы ты проводить меня туда? Когда мы придем ко мне домой, я угощу тебя отличным обедом. Пойдем со мной вместе.

На это муравей ответил:

— Спасибо, сестрица! Но ведь вчера все муравьи пригласили тебя на обед. Если ты хочешь отблагодарить нас, то и приглашай нас всех, — мы, муравьи, живем дружно и все делаем вместе.

Пришлось лягушке пригласить к себе в гости всех муравьев.

И вот лягушка запрыгала по дороге, а за ней вереницей потянулись тысячи муравьев.

Наконец они добрались до болота.

Тогда лягушка сказала:

— Друзья, подождите меня здесь немножко, а я сейчас пойду приготовлю для вас обед и вернусь.

И лягушка прыгнула в воду. Муравьи ждали ее, ждали, но лягушки и след простыл. Так они стояли около болота день, два, три, целую неделю, но лягушка не появилась.

Наконец муравьиная царица рассердилась и сказала:

— Мы умрем с голоду, если будем тут еще стоять и ждать эту жадную лягушку.

Она потуже затянула свой пояс и отправилась назад в муравейник, домой. И все муравьи тоже подтянули покрепче свои пояса и двинулись в обратный путь.

С тех пор животы у муравьев так и остались перетянутыми.

Перевод с хинди А. Зубкова и Ю. Плотникова.




ЭТО — ЗА ТО Индийская народная сказка

Жили однажды два друга — верблюд и шакал; и вот сказал шакал верблюду:

— По ту сторону реки поле сахарного тростника. Переправимся через реку, ты поешь сладкого тростника, а я половлю себе рыбы, и будет нам хороший обед.

Верблюд взял шакала на спину, потому что шакал плавать не умел, и перебрались они через реку. Верблюд забрался на поле и принялся за сахарный тростник, а шакал побежал по берегу подбирать рыбу и кости.

Шакал зверь небольшой и потому скоро наелся, а верблюд только начал есть. Кончил шакал свой обед и давай скакать вокруг поля, где пасся верблюд. Скачет и воет во всю шакалью мочь.

Услышали люди в деревне шакалий вой, прибежали с палками гнать шакала. Видят, прыгает вокруг поля шакал и воет, а на поле пасется верблюд. Рассердились люди, кинулись на верблюда, избили его и прогнали с поля, а шакал убежал.

Побрел потихоньку побитый, еле живой верблюд к реке. Догнал его шакал и говорит:

— Вернемся домой.

— Хорошо, — сказал верблюд.

Взял шакала к себе на спину и вошел в реку. Зашли они далеко в воду, верблюд и говорит шакалу:

— Друг шакал, худо ты со мной поступил. Пообедал, потом выть принялся. С чего это ты? Как будто ты не знал, что на твой вой сбегутся люди со всей деревни? Ведь из-за тебя меня до полусмерти избили, даже поесть не дали. Зачем ты принялся выть?

— Не знаю, — сказал шакал. — Такой уж у меня обычай: люблю попеть после обеда.

Двинулись они дальше в реку. Сперва была по колено верблюду вода, потом все выше и выше, наконец поплыл верблюд. Плывет и говорит шакалу:

— Знаешь что? Хочется мне поваляться в воде.

— Пожалуйста, не валяйся, — взмолился шакал, — Зачем тебе валяться?

— Не знаю, — ответил верблюд, — такой уж у меня обычай: люблю поваляться после обеда.

И начал верблюд валяться и барахтаться в воде. Упал шакал и утонул, а верблюд доплыл до берега и пошел домой.

Обработка С. Ольденбурга.




КУПЕЦ И НОСИЛЬЩИК Индийская народная сказка

Один купец сказал носильщику:

— Возьми-ка эту корзину с бутылками и отнеси ко мне. А за работу я дам тебе три совета, да такие, что тебе великую пользу принесут.

Носильщик согласился, взвалил корзину на плечи и пошел за купцом. Вот прошли они треть пути, носильщик и говорит:

— Ну, сахиб[8], каков ваш первый совет?

Купец ответил:

— Если кто скажет тебе, что лучше голодать, чем ходить с полным животом, ты с этим никак не соглашайся!

— Хороший совет! — отозвался носильщик.

Когда они прошли вторую треть пути, носильщик снова опросил купца:

— Ну, а второй совет?

Купец проговорил:

— Если кто скажет тебе, что лучше ходить пешком, чем ездить верхом, смотри не подумай, что это правда!

— Еще того лучше! — одобрил носильщик.

Когда же они подошли к дому купца, носильщик попросил:

— Теперь дайте третий совет!

И купец сказал.

— Если кто скажет тебе, что он видел носильщика глупее тебя, ты этому отнюдь не верь!

Тут носильщик рассердился, в гневе грохнул корзину об землю и воскликнул:

— А если тебе кто скажет, что в этой корзине хоть одна бутылка осталась целой, ты этому тоже не верь!

Перевод с урду В. Крашенинникова.




ЕДИНОЕ МНЕНИЕ Индийская народная сказка

Как-то раз император Акбар поспорил с Бирбалом[9]. Бирбал сказал:

— О великий из великих! Я считаю, что у сотен людей может быть единое мнение.

Акбар не согласился:

— Нет, никогда не могут одинаково думать сотни разных людей.

Надо было решить спор. И вот Акбар приказал выпустить воду из бассейна перед дворцом, а бассейн покрыть тонким белым покрывалом. Затем он велел бить в барабаны и объявить приказ всем жителям города:

«Этой ночью каждый человек должен вылить в бассейн перед дворцом один кувшин молока».

И каждый человек подумал: «Раз император дал такой приказ, значит, в бассейн выльют тысячи кувшинов молока. Дай-ка я вылью туда кувшин воды — все-равно никто не заметит. Зачем зря выливать молоко?»

Настала ночь, и вереницы людей с кувшинами в руках потянулись к бассейну. Они подходили один за другим, и каждому казалось, что бассейн полон молока. Ведь ночь была темная-темная, а покрывало белело, как молоко. Каждый выливал кувшин воды и быстро отходил прочь. Каждый думал, что только он один догадался вылить воду вместо молока, и радовался своей ловкости.

На другой день утром Акбар и Бирбал подошли к бассейну. Сняли покрывало и видят — бассейн до краев наполнен чистой водой.

— Ты прав, Бирбал: и сотни людей могут иногда думать одинаково, — сказал тогда Акбар.

Перевод с хинди А. Зубкова и Ю. Гавриненко.




ТОРГОВЕЦ И ОБЕЗЬЯНЫ Индийская народная сказка

Один торговец сел отдохнуть в тени дерева, а котомку с товаром положил на землю. Котомка эта была битком набита красными шапками — он нес их в соседний город на продажу. Такая же красная шапка была у него самого на голове. Сидел он, сидел, потом прилег. Повеял прохладный ветерок, навеял на путника дремоту, и он заснул.

А над ним на ветках дерева сидели обезьяны и таращили на него глаза. Как только торговец заснул, обезьяны соскочили на землю, расхватали шапки и снова забрались на дерево. Напялили шапки на головы и ну прыгать и скакать с ветки на ветку. Шум подняли на все джунгли. Проснулся торговец от их гомона, поглядел — котомка пустая, шапок и след простыл. «Что та чудо! — думает. — Куда мои шапки подевались? Неужто их кто украл?» Поглядел вверх, видит — обезьяны в его шапках прыгают с дерева на дерево.

Что только он ни делал, как ни пугал обезьян — не смог вернуть ни одной шапки. Рассердился, в досаде сорвал с себя шапку и швырнул ее на землю с криком:

— Берите уж заодно и мою шапку! На что мне она одна-то!

Обезьяны, надо сказать, любят подражать человеку. Не успел торговец сорвать с себя шапку, как в тот же миг все обезьяны поснимали свои и покидали их вниз. Торговец подобрал шапки, увязал их в котомку и, очень довольный, пошел своей дорогой.

Перевод с урду В. Крашенинникова.




РОДНИК МОЛОДОСТИ Японская народная сказка

В давние времена в провинции Мино жили старик со старухой. Обоим перепалило уже за семьдесят.

Старик ходил в лес за дровами, а старуха дома по хозяйству хлопотала. Так они и жили изо дня в день.

Старик всегда возвращался домой к вечеру. Но однажды случилось так, что солнце давно уже село, а его все не было.

Старуха забеспокоилась. То и дело выбегала за ворота смотреть, не идет ли?

Но старик все не показывался. Только за полночь кто-то пришел. Старик не старик, на спине вязанка хвороста — будто он.

Поднесла старуха свечу к его лицу, да так и ахнула: стоит перед ней ее муж, да только не старик, а юноша лет двадцати! Черные как смоль волосы так и блестят, на щеках румянец играет.

От изумления старуха прямо рот разинула:

— Ох, что с тобой, старик?

А старик ей в ответ говорит:

— Чудное дело со мной приключилось. Вот послушай! Рублю я сегодня хворост в лесу и вдруг чувствую: откуда-то ветерок прохладный повеял. Посмотрел вверх, а над головой у меня птица крыльями машет — такой красивой я еще не видывал… Редкостная птица! Дай, думаю, поймаю. Погнался я за ней. Шел, шел и очутился в какой-то долине. Кругом цветы диковинные цветут и родник бьет. А вода в роднике веселая, прозрачная. Пока я но горам бегал, в горле у меня совсем пересохло, а тут, как увидел воду, я и про птицу забыл. Спустился к роднику, зачерпнул и стал пить. Не вода, а вино — такая вкусная, что язык проглотишь! Весело стало у меня на душе, разлился хмель по телу. А потом закружилась голова, и повалился я на траву возле того родника. Просыпаюсь — луна еле светит, ночные птицы тоскливо кричат. Испугался я и пошел поскорее домой. Вот и пришел.

Старуха, широко раскрыв глаза, слушала длинный рассказ старика. А когда он кончил, сказала:

— Старик, а старик, я тоже схожу попью той чудесной водицы.

— Ну, конечно, ступай. Не годится же мне одному молодому быть!

И старик подробно объяснил ей, как найти дорогу к чудесному роднику.

На другой день с утра пораньше отправилась старуха искать родник молодости, а старика оставила дома сторожить.

Целый день просидел старик дома, томясь от безделия. Каждый час выходил он к воротам, думал, вот-вот придет старуха, а ее все не было. Наступил вечер, потом ночь, но старуха так и не пришла.

Еле дождавшись рассвета, отправился старик на поиски. С большим трудом в густом утреннем тумане добрался он наконец до того места, где бил родник. Посмотрел кругом — нет никого.

«Ну, — думает, — съели мою старуху волки или медведи!»

Опустился старик на землю и не знает, что делать. Вдруг сквозь журчанье родника до него донесся детский плач: «Уа-а! уа!..»

«Ой, кто ж это в такой глуши ребенка бросил?» — подумал старик и поспешил на голос. Подходит он и видит: белеет что-то в густой траве. Пригляделся — одежонка какая-то, и будто знакомая.

— Ну, конечно, это же кимоно моей старухи! В нем она и ушла вчера из дому!

Наклонился старик, а в кимоно грудной младенец копошится, заливается во все горло: уа-а, уа-а!

— Вот тебе и на! Уж не моя ли это старуха?.. — вслух подумал старик.

Тут младенец сморщил личико и закивал головой: мол, это я самая и есть, бери меня!..

— Вот несчастье! Видно, хлебнула старуха лишнего из родника, пожадничала, вот и стала такой.

Но делать нечего. Сунул старик младенца за пазуху и понес домой.

А кимоно старухино тоже с собой прихватил — ей же на пеленки.

Перевод Б. Бейко.




САМЫЙ СИЛЬНЫЙ Японская народная сказка

Один богатый и завистливый человек отправился на прогулку. Стоял полдень, и солнце жгло так сильно, что даже шелковый зонтик не мог защитить от его лучей.

Обмахиваясь веером, человек взглянул на небо и сказал, глубоко вздохнув:

— Самое слабое существо на свете — это человек. Все его могут обидеть: и ветер, и мороз, и солнце. Хотел бы я быть солнцем. Сильнее солнца нет никого!

И только он так сказал, как сейчас же превратился в солнце.

Взглянув на землю, человек-солнце оказал:

— Сильнее меня нет никого! Все, что взрастили на земле люди, я могу спалить в одну минуту!

— Напрасно вы думаете, что сильнее вас никого нет! — воскликнула, проплывая мимо, огромная темная туча. — Напрасно вы так думаете!

Туча распростерлась под солнцем и заслонила собой землю.

Как ни старалось солнце, лучи его не смогли пробить огромную темную тучу.

Загрустило солнце: «Значит, туча сильнее меня! Ах, как я хочу стать тучей!»

И едва подумав так, солнце превратилось в тучу.

Обрадовалась туча: «Сильнее меня нет никого на свете! Сейчас я закрою солнце и затоплю всю землю!»

И туча, закрыв солнце, разразилась ливнем.

Сразу же с гор побежали страшные потоки воды, реки вышли из берегов и хлынули на поля и хижины людей.

А туча смотрела на все это и радовалась: сильнее меня никого нет! Никого!

Но вдруг на тучу налетел ветер и понес ее в океан.

— Значит, не я, а ветер сильнее всех на свете! — закричала туча. — Как бы я хотела стать ветром!

Сказав так, туча сразу же превратилась в ветер. Завывая страшным голосом, ветер начал гонять по небу легкие облака, потом полетел на море и поднял до самого неба огромные водяные смерчи.

— Я сильнее солнца, я сильнее тучи, я сильнее моря, я сильнее всех на свете! — ликовал ветер, — Сейчас я полечу в города и разрушу все, что сотворили там жалкие слабые людишки!

И, покинув море, ветер полетел на берег. Увидев гранитный утес, ветер закричал:

— Я сильнее всех! Сейчас я превращу тебя в прах!

И он налетел на утес. Но гранитный утес стоял непоколебимо.

— Я сильнее солнца, я сильнее тучи, я сильнее моря! Сейчас я разрушу тебя! — злобно загудел ветер и снова налетел на утес.

Но утес по-прежнему стоял гордый, высокий, могучий. И тогда ветер понял, что ему не одолеть утеса.

— Значит, не я, а утес сильнее всех, — завыл ветер. — Как бы я хотел стать утесом!

Едва он так подумал, как превратился в прибрежный гранитный утес.

Огромная волна ударила его в грудь, но он даже не почувствовал этого. Свирепый ветер в ярости налетал на его вершину, но утес и этого не заметил. Солнце направило на него свои раскаленные лучи, а утес стоял по-прежнему высокий, могучий и радовался:

— Наконец-то я сильнее всех на свете! Никто не может теперь одолеть меня — ни солнце, ни море, ни ветер!

В этот момент утес почувствовал вдруг сильный удар. Один, другой, третий. И с каждым- ударом от его подножия отламывалась огромная глыба.

— Кто смеет прикасаться ко мне? — закричал утес и посмотрел вниз. Но он никого не увидел, потому что вершину утеса окутали густые облака.

А невидимое существо продолжало наносить ему удар за ударом.

— Значит, на свете есть существо сильнее солнца, сильнее моря, сильнее ветра, сильнее тучи, сильнее меня — утеса! Кто же этот великан-богатырь?

В это время ветер разогнал облака, окутавшие вершину утеса, и утес увидел у своего подножия… обыкновенного человека. Это был каменотес. Каменотес взмахивал молотом — и от утеса отлетали большие куски гранита.

— Как?! — воскликнул изумленный утес. — Я не дрогнул перед морскими валами, не пошатнулся от свирепого ветра, не испугался раскаленных лучей солнца, а сейчас ничтожный человек наносит мне удары и я ничего не могу поделать! Неужели этот каменотес сильнее меня?

Услыхав этот возглас, каменотес сказал:

— Конечно, я сильнее тебя, потому что я умею трудиться. Знай же, что на свете нет никого сильнее человека, который умеет трудиться!

Сказав так, каменотес снова примялся за работу. И после каждого взмаха его молота утес становился все меньше и меньше.

Много дней трудился человек на берегу моря. И вскоре от огромного утеса, который думал, что он сильнее всех на свете, остался только небольшой прибрежный валун. Но недолго и этот валун пролежал на берегу. В первую же морскую бурю волны смыли его в море, и маленькие крабы устроили под ним жилище.

Обработка Н. Ходзы.




ФЛЕЙТА И ЗАБОР Японская народная сказка

Возвращался один человек с праздника домой. Вдруг захотелось ему на флейте поиграть. Зашел он в музыкальную лавку и стал подбирать себе флейту. И так приложится и этак, все кажется ему не то, что нужно. Попал у него указательный палец левой руки в одно из отверстий флейты и застрял.

Сколько он ни старался вытащить палец, ничего не получалось. Красный, как рак, от натуги, обливаясь потом, пытался он освободить руку, но от этого флейта впивалась в палец еще больнее.

Делать нечего, заплатил он хозяину, сколько тот запросил, и купил флейту.

«Ладно, — думает, — как-нибудь доберусь до дома, а там разобью флейту и выну палец».

Так и побрел он по улице с этой флейтой.

Прошел он немного и видит: стоит большой дом, а из дома дивные звуки несутся — кто-то на кото играет.

Наш малый с флейтой был человек любознательный. забыл он сразу про свой больной палец, нашел щель в бамбуковом заборе, которым был обнесен дом, и заглянул во двор. Но ничего не увидел.

Тогда он протиснул голову между бамбуковых прутьев как можно дальше. Наконец голова его очутилась по ту сторону забора. Но тут звуки кото в доме смолкли, а на веранде опустили штору.

— Вот тебе и на! Только собрался посмотреть, а они… Ну и люди!.. — недовольно бурчал человек, пытаясь вытащить голову обратно из щели. Но не тут-то было! Голова накрепко застряла в заборе.

И так и этак крутился он натер себе шею до крови, но освободиться от забора не смог. На шум прибежал хозяин дома.

— Ты что здесь делаешь? — набросился он на человека.

Тогда тот в замешательстве спросил:

— Скажите, пожалуйста, за сколько вы продадите забор?

Перевод Б. Бейко.




НЕОБЫЧНЫЙ СУД Японская народная сказка

Однажды обронил скупец кошелек. Было в нем сто золотых. Нашел этот кошелек местный человек и отдал его чиновнику. Приходит скупец в присутственное место заявить о своей потере, а чиновник показывает ему кошелек и спрашивает:

— Не твой ли это?

Обрадовался скупец, заулыбался.

— Он самый! — говорит. Протянул было к кошельку руку, но чиновник остановил его.

— Нет, погоди. Где это видано, чтобы потерянное возвращали даром? Ты должен отблагодарить того, кто нашел твои деньги.

Не хотелось скупцу отдавать кому-то деньги. Заглянул он в кошелек и говорит:

— Тут всего только сто золотых, а я потерял сто двадцать. Не иначе, как этот человек уже взял себе двадцать золотых.

— Что ты выдумываешь! — возмутился тот, кто нашел деньги. — В кошельке было ровно сто кобан.

— Нет, сто двадцать! — не унимался скупец. Спорили они, спорили, а конца спору и не видно.

Что было делать чиновнику? Повел он их к правителю. Выслушал обоих правитель, а потом и спрашивает скупца:

— Ты уверен, что у тебя в кошельке было сто двадцать золотых?

— Да, господин, я хорошо помню, было ровно сто двадцать.

— Ну, тогда этот кошелек не твои. А раз он не твой, пусть деньги возьмет тот, кто их нашел. Тебе же лучше самому пойти поискать свои сто двадцать кобанов. Ищи лучше! Может быть, и найдешь!

Перевод Б. Бейко.




КТО НА КОГО ПОХОЖ Японская сказка

Бонза[10] очень заботился о своей внешности. Позвал он однажды маленького послушника и с обидой в голосе спросил его:

— Люди кругом говорят, что я лицом похож на обезьяну. Они смеются надо мной. А как по-твоему: правда ли, что я похож на обезьяну?

От обиды бонза весь сморщился, покраснел и стал еще больше походить на обезьяну. «Ну вот, нашел о чем беспокоиться!» — подумал послушник, но вслух ответил с очень серьезным видом:

— Не беспокойтесь, все это вздор. Это совсем не вы похожи на обезьяну. Это обезьяна похожа на вас.

Сэцуко Хани.

Перевод Б. Лаврентьева.




ДВОЕ ВЕРНЫХ СЛУГ Бирманская сказка

Жила-была в одной деревне вдова, торговка сладостями. У нее был сын, причем единственный. Его прозвали Лентяем за то, что он никогда ничего не делал.

Однажды, когда мать была на базаре, а Лентяй сидел у окна, на глаза ему попался какой-то человек, ведший на веревке Собаку и Кота.

— Что ты собираешься делать с ними? — спросил его Лентяй из окошка.

— Утопить в реке; — отвечал незнакомец.

— За что же ты хочешь так жестоко поступить с ними?

— Я дворцовый повар, — пояснил тот, — а эти два мошенника забрались на кухню и слопали завтрак самого царя.

— Продай их, пожалуйста, мне, — попросил Лентяй. — Я обещаю присмотреть, чтобы они снова не забрались к тебе на кухню.

— А что ты мне за это дашь?

Старая вдова была очень бедна, и единственной ценностью в ее доме была корзина с рисом.

— Корзину риса, — ответил Лентяи.

Повар забрал рис, а Собаку и Кота оставил.

Узнав по возвращении домой о том, что сын променял корзину риса на Собаку и Кота, старая торговка сказала со слезами:

— Ах, Лентяй-Лентяй, ведь ты же палец о палец не ударишь, а теперь и есть нам будет нечего!.. Горе мне, бедной!..

Лентяю стало жаль мать, и он пообещал ей на следующий же день найти для себя какую-нибудь работу.

В эту же ночь Кот сказал Собаке:

— Друг Лентяй спас тебя и меня от смерти. И мы должны отплатить ему добром.

— Ты прав, — отвечала Собака. — Но как это сделать?

Кот объяснил, что посреди моря в золотом дворце живет принц — обладатель рубина, исполняющего все желания.

— Если бы мы только сумели раздобыть этот рубин и подарить его нашему хозяину Лентяю! — сказал он.

— Прыгай ко мне на спину, — отозвалась Собака. — Мы добудем рубин.

И вот Собака с Котом на спине приплыла к возвышающемуся посреди моря дворцу.

— Сторожи здесь, на ступеньках, — сказал Кот, когда они прокрались вверх по дворцовой лестнице, — а я отыщу спальню принца.

Кот пробрался в покои, где спал принц, и обшарил каждый уголок, но рубина нигде не было. Однако он нашел Мышь.

— Достопочтенный Кот, — взмолилась Мышь, — пощади меня и отпусти домой, а за это я тебе скажу, где здесь что лежит.

— Мне нужен рубин, исполняющий желания, — ответил Кот.

— Я раздобуду тебе рубин… — проговорила Мышь. — Принц хранит его во рту.

Тогда Кот отпустил Мышь, и она, вскарабкавшись на постель принца, пощекотала хвостиком его нос. Принц громко чихнул, и рубин выпал у него изо рта. Кот тут же схватил рубин и пустился со всех ног к поджидавшей его Собаке, и она с Котом на спине поплыла назад к берегу.

Возвратившись к своему хозяину Лентяю, Кот и Собака разбудили его и, отдав рубин, сказали:

— Хозяин, теперь тебе незачем искать работу.

А когда настало утро, Лентяй сказал своей матери:

— Не беспокойся больше ни о чем, матушка: я собираюсь жениться на дочери царя.

— Не говори глупостей, сын, — возразила та.

— Матушка, — продолжал Лентяй, — иди во дворец и посватай мне принцессу.

Мать только махнула рукой, но когда Лентяй рассказал ей о рубине и уверил, что все будет хорошо, она отправилась к царю и попросила руки принцессы для своего сына.

— А что он умеет делать? — спросил тот.

— Все умеет, — гордо отвечала вдова.

— Ну хорошо, — сказал царь, — вели своему сыну построить два моста — золотой и серебряный — от вашего дома до моего дворца. Если он это сделает, получит мою дочь, а если нет, сожгу заживо вас обоих. И помни, женщина, что мосты должны быть готовы завтра чуть свет!

Само собой разумеется, что Лентяю было легче легкого сделать это, и на рассвете он пожелал, чтобы мосты были немедленно готовы.

В это время царь выглянул из окна и увидел два сверкающих моста.

— Моей дочери повезло, — сказал он себе.

Так Лентяй женился на принцессе и стал принцем. Он и принцесса поселились в золотом доме. Мать Лентяя стала жить в другом золотом доме. А Собака и Кот, получили свой маленький золотой домик.

Маунг Тхин Аунг.

Перевод М. Юцковской.




ПЯТЕРО ДРУЗЕЙ Бирманская сказка

Сегодня, мой дорогой мальчик, я расскажу тебе о пяти добрых товарищах.

Жили-были четверо братьев и их слуга. Собственно, слуга не был слугой в полном смысле этого слова. Более опытный и сильный, чем остальные, он скорее был советчиком и предводителем. Звали его Крепыш, потому что он был приземистым, коренастым и сильным. Имя первого брата было Задира, и он тоже его оправдывал. Второй брат, Каланча, был самым высоким из всех. Третьего брата за бережливость и осмотрительность прозвали Казначеем. А имя четвертого брата, самого младшего и самого маленького ростом, было Малыш.

Пятеро друзей бродили по свету, совершая великие подвиги, пока как-то не подошли к золотому городу, которым правил могущественный царь.

— Что пользы добывать славу и честь по крохам? — сказал Крепыш. — Давайте завоюем себе царство, и наши имена будут жить вечно.

Другие согласились с ним, и они приблизились к воротам золотого города. Задира бросил вызов, и тут началась великая битва, в которой отличился Каланча. В конце концов царь был убит, и город сдался на милость победителей.

И вот встал вопрос, кому из пяти друзей быть царем. Братья в один голос заявили, что править должен Крепыш, их предводитель, но тот отказался, предложив вместо себя Задиру. Ведь это он первым ринулся в бой, смело бросив вызов. Однако Задира не согласился и предложил в цари Каланчу, прибавив, что он отличился больше других в битве. Каланча же доказывал, что править должен бережливый Казначей, потому что в городе очень много всякого добра. Но Казначей в свою очередь сказал, что царем должен стать Малыш, потому что он самый маленький и слабый, больше всех нуждается в помощи и никогда не сумеет завоевать себе царство один. А Малыш заявил, что он очень уж слаб, чтобы быть царем. Так они спорили несколько часов, пока, наконец, не решили, что будут управлять городом сообща.

А теперь взгляни-ка на свою ручонку, мой дорогой мальчик. Ведь эти пять добрых друзей всегда готовы услужить тебе. Вот твой большой палец. Это, конечно, наш знакомец Крепыш, потому что он толстый и сильный. Указательный палец — это, разумеется, Задира. Когда люди ссорятся с кем-нибудь, то всегда указывают именно этим пальцем. Каланча — это средний палец, он длиннее других. Следующий пальчик — Казначей. Когда ты вырастешь и у тебя будет кольцо, ты будешь носить его на этом пальце. А твой мизинец, такой маленький и слабый, — это и есть Малыш.

Вот видишь, мой дорогой мальчик, и у тебя есть пятеро верных помощников, готовых служить тебе.

Маунг Тхин Аунг.

Перевод М. Юцковской.




ТРОЕ ГЛУПЫХ Бирманская сказка

Однажды Мудрый Кролик, сидя под деревом, вслух размышлял о жизни.

— На каждом шагу, — говорил он, — нас поджидают всякие беды и опасности. Во-первых, это стихийные бедствия: землетрясения, обвалы, ураганы. Во-вторых, голод. И, в-третьих, воры и разбойники.

Тут Кролик вспомнил, что у него есть важное дело, и скрылся в зарослях.

Случилось так, что эти слова услышали Чибис, Земляной Червь и Обезьяна. Их охватил панический страх. Трусливого Чибиса больше всего взволновали стихийные бедствия, и он проговорил со слезами на глазах:

— А если небо упадет на меня, когда я буду спать?! Днем я по крайней мере смогу улететь. А что, если оно свалится ночью? Ой-ой!..

Земляного Червя очень взволновали слова Кролика о голоде, и он сказал, плача:

— А что если вдруг станет мало земли, которая служит мне пищей? Горе мне тогда! Я умру!..

Обезьяна же, вспомнив о ворах и разбойниках, сказала со слезами:

— Земля — это самое ценное из того, что у меня есть. Ночью я покидаю ее, потому что сплю на дереве. А что если воры и разбойники придут и украдут землю, когда я буду спать?

И с тех самых пор Чибис спит на спине, подняв обе лапки вверх, чтобы поддержать небо, если оно начнет падать. Земляной Червь, съев землю, извергает ее обратно на тот случай, если ее станет мало. А Обезьяна каждую ночь трижды спускается вниз с дерева, чтобы пощупать землю и убедиться, что ее никто не украл.

Маунг Тхин Аунг.

Перевод М. Юцковской.



Примечания

1

Нивхи и далее встречающиеся в сказках удэгейцы (удэ), нанайцы, ульчи — народности Дальнего Востока, живущие по Амуру и его притокам, в Уссурийской тайге, на северном Сахалине.

(обратно)

2

Тро-миф — так раньше называли остров Сахалин.

(обратно)

3

Ли — мера длины, равная приблизительно 0,5 километра.

(обратно)

4

Сюцай — низшая ученая степень в старом Китае.

(обратно)

5

Четверокнижие и Пятикнижие — классические книги конфуцианского канона.

(обратно)

6

Бетель — небольшой кустарник с пряными, острыми на вкус листьями,

(обратно)

7

Салам — привет.

(обратно)

8

Сахиб — господин.

(обратно)

9

Бирбал — приближенный индийского императора Акбара.

(обратно)

10

Бонза — монах в Японии.




(обратно)

Оглавление

  • Предисловие
  • ХРАБРЫЙ АЗМУН Нивхская сказка
  • БОЛЬШАЯ БЕДА Удэгейская сказка
  • ЗОЛОТАЯ ЧАША Бурятская народная сказка
  • АЙОГА Нанайская сказка
  • КИЛЕ БАМБА И ЛОЧА-БОГАТЫРЬ Нанайская сказка
  • ХИТРЫЙ БУДАМШУ Бурят-монгольская народная сказка
  • СИРОТА МАМБУ Ульчская сказка
  • НЕВЕСТА БОГА ЖЕЛТОЙ РЕКИ Китайская народная сказка
  • ОРЕЛ И ПУСТЫНЯ Китайская народная сказка
  • ПЯТЬ КРУТЫХ ЯИЦ Китайская народная сказка
  • СОСТЯЗАНИЕ ТАЛАНТОВ Китайская народная сказка
  • РЕБЕНОК И МУДРЕЦ Китайская народная сказка
  • ТИГР И ЛИСА Китайская народная сказка
  • ЧУДЕСНАЯ СВИРЕЛЬ Корейская сказка
  • МАТЕРИНСКАЯ ЛЮБОВЬ Корейская сказка
  • НЕЗРИМЫЙ ПРЕДАТЕЛЬ Вьетнамская сказка
  • ВОЛШЕБНАЯ ТЫКВА Вьетнамская сказка
  • НАКАЗАННЫЙ РОСТОВЩИК Вьетнамская сказка
  • ТИСНА BATИ Индонезийская легенда
  • ПОМНЯТ ЛИ НА СВЕТЕ ДОБРО? Индийская народная сказка
  • МУДРЫЙ ПОПУГАЙ Индийская народная сказка
  • РАДЖА И ЛОДОЧНИК Индийская народная сказка
  • СЛИШКОМ МНОГО ЗАБОТИТЬСЯ О СЕБЕ ХУЖЕ, ЧЕМ СОВСЕМ НЕ ЗАБОТИТЬСЯ Индийская народная сказка
  • ТЕТКА ЛЕОПАРДА Индийская народная сказка
  • ЛЯГУШКИ И МУРАВЬИ Индийская народная сказка
  • ЭТО — ЗА ТО Индийская народная сказка
  • КУПЕЦ И НОСИЛЬЩИК Индийская народная сказка
  • ЕДИНОЕ МНЕНИЕ Индийская народная сказка
  • ТОРГОВЕЦ И ОБЕЗЬЯНЫ Индийская народная сказка
  • РОДНИК МОЛОДОСТИ Японская народная сказка
  • САМЫЙ СИЛЬНЫЙ Японская народная сказка
  • ФЛЕЙТА И ЗАБОР Японская народная сказка
  • НЕОБЫЧНЫЙ СУД Японская народная сказка
  • КТО НА КОГО ПОХОЖ Японская сказка
  • ДВОЕ ВЕРНЫХ СЛУГ Бирманская сказка
  • ПЯТЕРО ДРУЗЕЙ Бирманская сказка
  • ТРОЕ ГЛУПЫХ Бирманская сказка


  • Загрузка...

    Вход в систему

    Навигация

    Поиск книг

    Последние комментарии