загрузка...
Перескочить к меню

Притворись, что любишь (fb2)

файл не оценён - Притворись, что любишь [СИ] (а.с. Притворись, что любишь-1) 1502K, 422с. (скачать fb2) - Диана Рымарь

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Притворись, что любишь Диана Рымарь

Часть первая

Глава № 1 «Первый рабочий день»

29 сентября 2014

12:30

— Вот вляпалась! — Кира вздохнула и поплотней закуталась в безразмерный черный пиджак. Тот доставал ей почти до колен и нестерпимо пах мускусным парфюмом. Девушка поморщилась. — Это же надо было так надушиться.

Выглядела она в подобном одеянии, мягко говоря, комично. На хрупкой невысокой фигуре пиджак висел как на вешалке. Даже юбки из-под него не видно. Но лучше так, чем щеголять в разодранной кофточке с выглядывающим лифчиком.

Девушка уныло осмотрела груду черепков, еще несколько минут назад бывших керамической вазой. Сама не зная зачем, подхватила пару осколков покрупнее и медленно побрела на первый этаж.

— Надо же было этому великану вылететь на лестницу в такой неподходящий момент! Мамонт в посудной лавке, не иначе, — ругалась она себе под нос. — А как хорошо все начиналось.

Действительно день у девушки выдался на редкость удачным. Она с нетерпением ждала, когда начнет работать в «Полярисе». Ни много ни мало одной из самых крупных строительных компаний Краснодара. Офисное здание под стать фирме. Красивое, семиэтажное, в центре города. Пусть пока это работа в бухгалтерском отделе. И должность совсем невелика — младший помощник, красивое название девушки на побегушках. Все же это начало, причем для восемнадцатилетней выпускницы школы совсем неплохое. Кира верила, что в один прекрасный день двери дизайнерского отдела фирмы будут для нее открыты. Знала, это случится не через год, и даже не через два, еще предстоит получить специальное образование, но была полна решимости добиться своего.

Кира всегда стремительно шла к цели. Одна из лучших в классе, серебряная медалистка. Она обожала рисовать, много читала, для своих лет была чрезвычайно развитой. Ее даже выдвигали защищать честь школы на олимпиадах по обществознанию, истории, математике. Но сердце Киры тяготело к черчению и рисованию. Стать успешным дизайнером, придумать свой стиль — вот ее главная мечта. В «Полярисе» ей удалось бы реализовать все свои замыслы.

Теперь один большой прокол может стоить ей работы мечты. Разве возьмут ее дизайнером, если она даже не справилась с работой младшего помощника? Вот уж вряд ли.

Кира зажмурилась, отгоняя образ недавнего события. Но тот никак не хотел покидать белокурой головки.

Она носилась по огромному офису бухгалтерского отдела с восьми утра. Старательно выполняла поручения. Все было хорошо. Но вот настало время ланча. Одна из сотрудниц уходила в декрет, и в честь нее решили устроить небольшой праздник с тортом. Киру отправили за подарком на седьмой этаж.

— Но я ведь не знаю, куда идти… — робко запротестовала девушка.

Начальница отдела, Светлана Борисовна, лишь отмахнулась.

— Синичкина, не спорь, быстро найдешь. На седьмом этаже сразу идет большая приемная, пропустить сложно. Там ты встретишь Наталью Михайловну, рыжеволосую женщину в теле. Узнаешь, — усмехнулась начальница, сама не отличавшаяся стройностью. — Она у нас заведует подарками. Ей на это выдает средства сам Трубачев. Иди!

Кира очень скоро поняла, почему за презентом отправили именно ее. Лифты не работали. Ни один, хотя их красовалось в холле целых три. Пришлось искать лестницу.

Когда Наталья Михайловна показала Кире подарок, девушка совсем приуныла. Это оказалась ваза, и не просто ваза, а разрисованное в египетском стиле керамическое нечто в метр высотой. Весила килограмм пять, не меньше.

— Как же я ее дотащу на первый этаж без лифта, — пробормотала девушка. Но ответом ее не удостоили.

Зачем беременной женщине такой подарок, Кира не поняла совершенно. По ее мнению, подобное творение гончарного искусства должно стоять в музее, например, или в доме у того же гончара. Ведь практического применения сему монстру найти нереально. Разве что подгузники туда складировать.

Делать нечего. Кира подхватила вазу, и крохотными шажками направилась в сторону лестницы. Молилась, чтобы ни на что не натолкнуться. Ваза не позволяла видеть ничего дальше собственного носа.

Дойдя до четвертого этажа, девушка услышала приближающиеся шаги. Кто-то явно спешил. Она решила переждать опасность и встала на краю площадки. Шаги все приближались. Скоро поверх вазы девушка увидела голову, мускулистую шею и широкие плечи мужчины. Вскользь отметила крупные черты лица и смуглую кожу проходившего. В глаза бросился шрам, тянущийся от середины левой щеки до самой брови, частично задевавший веко. Впечатление сглаживали подстриженные под полубокс каштановые волосы, немного тронутые сединой у висков. Мужчина сосредоточенно высматривал что-то в телефоне и не обратил на нее никакого внимания. Кира вжалась в стену, чтобы ненароком не задел. Как только он шагнул на лестничную площадку, произнесла:

— Ну, с богом, — и сделала шаг вперед.

Мужчина рывком обернулся на ее слова и правым локтем ощутимо толкнул ее в затылок. Дальнейшие события Кира помнила смутно. Вот она балансирует на ступеньке, изо всех сил стараясь удержать равновесие. Вот он хватает ее за плечо, рука соскальзывает, схватив лишь ткань кофточки. Слышится треск разрываемой материи. Другая рука хватает ее под грудь, удерживая на лестнице, но одновременно выбивая злополучную вазу из рук.

Кира невольно рванулась за ускользающей вазой. Но крепкая хватка не дала ей двинуться с места. Тут девушка почувствовала, что ладонь «спасителя» обхватывает ее левую грудь. И, похоже, двигаться никуда не собирается.

На мгновение девушка онемела. Но лишь на мгновение.

— Руки убрал, медведь неуклюжий!

Мужчина возмущенно хмыкнул и отпустил ее. Кира быстро повернулась к нему. Чтобы посмотреть мужчине в лицо, ей пришлось порядком запрокинуть голову.

— Спасибо скажи! А то скатилась бы вниз и все кости переломала! — произнес он низким грудным басом и нахмурился.

— И по чьей милости? — прищурившись, съязвила Кира.

— Кто вообще тебе, безрукой, вазу доверил?! Я из-за тебя телефон уронил!

— Поспорить можно, кто здесь безрукий…

Кира глянула вниз и увидела лежащий на полу смартфон с треснувшим экраном. Но отнюдь не это заставило девушку вскрикнуть.

— Ой, — она попыталась прикрыть левую часть груди свисавшим обрывком легкой ткани. Ничего не вышло.

Мало того, что вазу разбила, так еще и кофточка в клочья. Непонятно, как теперь возвращаться. На глаза тут же навернулись слезы.

Но мужчина уже снимал с себя пиджак.

— На вот, — и протянул его Кире. — Подумаешь, кофточка. Зато цела осталась.

После его слов плечи девушки совсем поникли.

— Я тебя вроде раньше не видел. Ты из какого отдела? Как зовут? — услышала она сквозь туман грустных мыслей.

— Теперь уже, наверное, ни из какого отдела и не важно, как меня зовут.

— Так, некогда мне с тобой расшаркиваться. Из-за тебя еще телефон придется покупать. Быстро отвечай!

— Из бухгалтерского. Кира… Синичкина, — пробубнила девушка.

— Хорошо, Кира Синичкина, иди обратно. Пиджак оставишь у Светланы Борисовны, потом заберу. И прекрати тут разводить сырость, проблема твоя пустяковая. Все, — с этими словами мужчина подобрал разбитый телефон и удалился.

«Легко ему говорить, — думала Кира, возвращаясь в отдел. — Пустяковая проблема. Ага, как же! Это ведь не его пинком под мягкое место выкинут на рынок труда, где таких, как я, пруд пруди».

29 сентября 2014

12:45

Кира словно мышка проскользнула в общий офис бухгалтерского отдела. Избегая встретиться с кем-нибудь взглядом, сразу направилась в кабинет Светланы Борисовны. Ее обитель была гораздо меньше общего офиса, где трудились остальные сотрудницы. Зато начальница царствовала здесь единолично. Обжила офис по своему вкусу, расставив множество кадок с комнатными растениями на окно и развешенные по стенам полки, развесила репродукции картин.

— Светлана Борисовна, у меня тут ситуация… — забормотала девушка, положив перед начальницей черепки.

— Да в курсе я, — бросила та, осматривая остатки вазы.

— В курсе? — брови Киры невольно поползли вверх.

Начальница недовольно покосилась на Кирин наряд. Потом поднялась из-за стола, достала из недр шкафа майку с логотипом компании и протянула ей:

— Держи, с рекламной акции осталось. Для девочек-промоутеров делали.

— Спасибо, — поблагодарила девушка, продолжая удивленно таращиться на начальницу.

— Кирилл Александрович звонил, предупреждал, — наконец снизошла та до объяснений.

— А кто такой Кирилл Александрович? — нерешительно спросила Кира.

— Как кто? — всплеснула руками Светлана Борисовна. — Наш зам генерального. Сын Трубачева, владельца фирмы. Это ж он тебя случайно толкнул.

— Ого, — только и смогла вымолвить Кира, пытаясь вспомнить, сильно ли ему нагрубила.

— Темнота, — Светлана Борисовна покачала головой, — ты бы хоть на сайт компании зашла, изучила, кто есть кто. Начальство надо знать в лицо.

Глава № 2 «Личная жизнь Кирилла Трубачева»

29 сентября 2014

17:30

«Пора бы забрать пиджак», — подумал Кирилл, закрыл ноутбук и направился на первый этаж. К счастью, лифты уже починили.

Несмотря на обилие бумажной работы, выкинуть из головы новую знакомую не получалось. Такие глазищи разве забудешь. Огромные, голубые с лазурным отливом, как гладь Средиземного моря. Конечно девушка с резким язычком, но с кем не бывает в стрессовой ситуации. Да и сам виноват. Руку на груди и правда задержал нарочно. Уж очень приятно упругий холмик наполнял ладонь. Вот ноги рассмотреть не успел. Досадно. Надо исправлять положение.

Сейчас найдет девушку, отведет куда-нибудь в сторонку. Справится о самочувствии, как-никак зарядил ей локтем в затылок, пусть и без видимых последствий. Пригласит ее завтра поужинать. Где-то внутри сладко заныло, когда представил, что будет после ужина. Противиться не должна, поди уже узнала, кто он.

Обычно Кирилл интрижек на работе не заводил, хотя возможностей всегда было много, но в данном конкретном случае твердо решил сделать исключение. После напряженной командировки в Сочи, где провел последние две недели, ему просто необходимы выходные с доброй дозой качественного секса. С Синичкиной. Давно в его кровати не было такой яркой и юной блондинки.

Пару раз глубоко вздохнув для успокоения разбушевавшейся фантазии, Кирилл зашел в бухгалтерский отдел.

Работа кипела. Сотрудницы склонили головы за мониторами. По офису мерно раздавался гул стучавших клавиш. Кто-то пил кофе, кто-то разговаривал с соседом по столу. Настоящий рой. Он быстрым взглядом просканировал помещение, но светлой кудрявой головки не увидел. Жаль.

— Эх, — вздохнул он и направился в кабинет главного бухгалтера, попутно кивая на приветствия.

Светлана Борисовна Очагова сидела за столом в своей обычной царственной манере, чинно попивая кофе и рассматривая какие-то распечатки.

— Добрый вечер. Я смотрю, вы целый день головы от работы не поднимаете, — проговорил Кирилл, проходя к ее столу.

— Добрый, Кирилл Александрович. Проверяю отчет, завтра будет уже у вас. Вы за пиджаком? Я на плечики повесила, чтобы не помялся.

Главный бухгалтер тут же поднялась с места и бросилась к шкафу.

— Спасибо, Светлана Борисовна. Вы просто прелесть, — Кирилл забрал пиджак. — Кстати, а где эта ваша новенькая, Синичкина?

— Так ведь она на неполный рабочий день устроилась. До четырех здесь. Почему интересуетесь? Еще чего натворила? — навострила уши бухгалтерша.

— Нет, все нормально. У меня к вам просьба. Пусть мне отчет завтра принесет она.

— Так по почте ж обычно отправляем, — изумилась та.

— Знаете, что я крайне сильно ценю в людях, Светлана Борисовна? — спросил Кирилл, смерив женщину задумчивым взглядом. — Понятливость! И, разумеется, умение держать язык за зубами. А то ведь вот как бывает в больших компаниях: кто-то что-то сказал, кто-то недослышал, но передал. В результате увольняют главу отдела. Я понятно выражаюсь?

— Более чем.

29 сентября 2014

17:50

После визита в бухгалтерию Кирилл поднялся на шестой этаж и направился в кабинет с надписью: «Натан Карц, связи с общественностью». Зашел, и только потом постучал, чем, впрочем, не вызвал ни малейшего недовольства. Сидевший за столом мужчина широко улыбнулся и тут же поднялся Кириллу навстречу.

— Привет, командировочник! А я все жду, когда ты там со своими бумажками закончишь, да ко мне заглянешь! — Натан поприветствовал друга крепким рукопожатием.

При росте метр девяносто пять он считал себя мужчиной высоким и весьма крупным. И, что уж скромничать, привлекательным. Спортивная фигура, большие карие глаза, полные губы почти всегда гарантировали ему внимание слабого пола. Но рядом с Кириллом он смотрелся щуплым подростком. Уступал тому и в росте, и в ширине плеч, и в мышечной массе. Особенно в мышечной массе. Кирилл когда-то занимался бодибилдингом. До сих пор поддерживал форму. Что, впрочем, добавляло ему больше грозности, чем привлекательности.

— Новостей по стройке привез кучу. Обсудить бы. Поужинаем? — предложил Кирилл.

— За твой счет хоть каждый день! — усмехнулся Натан, быстро собрался и зашагал с другом в сторону лифтов. — Покажу тебе отличное новое место.

Ресторан, куда Натан привел Кирилла, славился великолепной французской кухней. Когда вошли, нос приятно защекотал запах кофе и свежевыпеченного хлеба. Друзья устроились в уютной вип-кабинке подальше от посторонних глаз. Заказали сразу по два горячих блюда, побольше закусок и бутылку коньяка.

Неспешно уничтожая сочную мраморную говядину, успели обсудить острые углы сочинского проекта, проехаться по личности самого заказчика. Через час коньяку в бутылке значительно поубавилось.

— Давай, чтобы все срослось, — предложил Натан, разливая по новой порции горячительного.

Кирилл поднял бокал и сделал добрый глоток.

На столе раздалось настойчивое жужжание. Кирилл глянул на новый смартфон и поморщился. На экране светилось фото хорошенькой девушки с пышными кудрями шоколадного цвета. Рука сама отодвинула телефон подальше.

Натан привстал, посмотрел, кто звонит, и удивленно протянул:

— Что, Ангелина тебе уже не мила?

— Надоела, — махнул рукой Кирилл. — Пока в командировке был, весь мозг мне выела. Скучаю, совсем меня забыл и далее по тексту. Как будто я развлекаться туда ездил.

— Так сильно любит? — спросил Натан, прищурившись.

— Ага, конечно… — усмехнулся Кирилл. — Как наделает долгов по кредиткам, так просто жить без меня не может.

— Да уж, — кивнул друг. — Представь такую в жены!

— Какие жены, я тебя умоляю! — Кирилл брезгливо поморщился. — Я лично после Оксаны ни на ком жениться не собираюсь! Спасибо, наелся семейного счастья по самое не балуй.

— Если одна девка душу выматывает и налево бегает, это не значит, что все такие, — возразил Натан.

— Чего это ты расфилософствовался? Сам вообще больше двух недель с одной девушкой не проводишь. Нет, второй раз на эту удочку не попадусь. Да и кому я нужен бесплодный. Потому и это не убираю, — Кирилл показал пальцем на свой шрам. — Пусть видят, что я урод.

— Никакой ты не урод! — возмутился Натан. — Я вообще не понимаю твоего маниакального упорства по поводу пластики. Зачем тебе напоминание о той ужасной аварии? Но дело твое. А по поводу бесплодия, есть же куча новомодных примочек. Искусственное оплодотворение, например. Доноры спермы нынче тоже не редкость. Разве можно в тридцатник на себе крест ставить?! В крайнем случае усыновить можно.

— Да пробовал я. Мы с Оксаной три года пытались зачать. ЭКО несколько раз делали. Помнишь, наверное, и в Швейцарию ее возил, и в Германию. Толку ноль, нервов куча. Одни скандалы от этого. А чужого ребенка я воспитывать морально не готов. Думал, так с ней и проживем без детей. Потом сам помнишь, что случилось, — Кирилл тяжело вздохнул.

— Такое забудешь… Все в толк взять не могу, как она решилась привести любовника в вашу квартиру. Бесстрашная баба. Но ты, конечно, с ней малость перестарался. Лучше бы просто выгнал. До сих пор ведь за ее попорченный нос алименты платишь, — резюмировал Натан.

— Не знаю, что на меня тогда нашло. Помню, перед глазами пелена красная. Очнулся, она уже в крови и орет на весь квартал. Кавалер-то ее не дурак. Тут же ноги сделал, только пятки сверкали. Кстати, а у меня ведь сегодня годовщина!

— Какая? — оживился Натан.

— Два года после развода!

Глава № 3 «Жертва или агрессор»

30 сентября 2014

5:00

Снова дождь хлещет по лобовому стеклу. Снова он видит мигающий зеленый и давит на газ, чтобы успеть проскочить перекресток. И снова из предрассветной мглы материализуется худая женская фигура в белом.

Как и в сотню ночей до этого, Кирилл слышит визг тормозов, задыхается от бессилия что-либо изменить, крутит руль вправо, глохнет от звука удара и… просыпается.

Кирилл провел по лицу рукой. На лбу выступила холодная испарина.

— Господи, когда это кончится! Пять лет уже прошло!

Он помнил все до мельчайших подробностей. Как друзья предлагали взять после вечеринки такси, как отмахнулся от их советов и сел за руль, разогнал машину до приличной скорости. Как пытался проскочить на мигающий зеленый, наплевав на дождь и плохую видимость. Помнил визг тормозов, застывшую на дороге тщедушную фигуру в белом. Слишком поздно крутанул руль в сторону. Молился, чтобы не зацепить. Зацепил. Надрывный, полный ужаса женский крик так и звенел в его ушах, когда машина пошла юзом. Затем боковой удар в дерево. Подушка безопасности хищно врезалась в тело, а брызги разбитого бокового стекла ворвались внутрь салона. Он помнил, как продирает кожу острие сломанной ветки. Помнил страх и боль, солоноватый привкус крови во рту, и тьму, что пришла на помощь в то проклятое апрельское утро.

Пострадал Кирилл в аварии не слишком сильно. Отделался ушибами и царапинами. Основная часть царапин, к сожалению, пришлась на лицо. Повезло, что уцелел глаз. Отец, Александр Демьянович Трубачев, позаботился, чтобы сын на какое-то время остался в больнице. Поднял на уши нужных людей. В результате из медицинской карты Кирилла пропало упоминание о количестве содержащегося в крови алкоголя, а из отчетов об аварии испарились данные о соотношении длины тормозного пути и скорости движения автомобиля.

Немалые средства перекочевали со счетов Трубачева старшего в фонд помощи больнице и служащим правопорядка. В результате получалось, что абсолютно трезвый Кирилл Трубачев спокойно ехал домой, и смягчающие обстоятельства в виде дождя и темного времени суток не позволили ему увидеть несущуюся на красный свет Марину Рыкову. Женщина не только не посмотрела на цвет светофора, но и не потрудилась глянуть, едет ли кто по дороге. Посему она и только она является виновницей произошедшей аварии, разбитой машины, травм Кирилла и… собственной смерти.

Все бы ничего, если бы не свидетель — муж сбитой женщины. Уважаемый майор полиции, хоть и в отставке по личным причинам, Артем Витальевич Рыков. Рыков яростно утверждал, что видел, с какой скоростью мчался «Мерседес» Кирилла. Он обивал пороги местного отделения полиции, требовал немедленно выдать тело жены, призывал к справедливости.

Может быть, Рыкову и удалось бы чего-то добиться. Но через пару дней в ходе следствия выяснилась преинтереснейшая деталь. Пришли результаты вскрытия потерпевшей. Оказалось, что удар об машину не привел к смерти жертвы, а лишь ускорил ее. Женщина была сильно избита. Лицо осталось нетронутым, но на руках и плечах сохранились следы оборонительных ран. Область живота и нижней части спины испещряли синяки разной степени заживления. Выяснилось, что на момент аварии женщина уже страдала от массивного внутреннего кровотечения вследствие сильнейших травм правой почки и селезенки. Непонятно, как она вообще умудрилась добежать до дороги. Женщина не просто так кинулась на красный свет. Она пыталась спастись от мучителя.

Майора Рыкова обвинили в нанесении тяжких телесных повреждений жене. И следствие пошло уже совсем в другом русле. Кириллом больше не интересовались.

Дотошный следователь опросил соседей и знакомых жертвы. Все как один твердили, что это была тихая женщина, во всем подчинявшаяся мужу. Что и слышать не слышали никакого шума из квартиры четы Рыковых. Говорили, что Артем Рыков — достойный уважения, вежливый, хотя и крайне малообщительный человек. О жене же никто толком не мог ничего рассказать. Следователь поднял документы из местной поликлиники. Выяснилось, что Марина Рыкова была на редкость неуклюжей особой. Лишь за предыдущий год она ломала правую руку два раза, ей вправляли плечо, лечили от сотрясения. Но все записи относились лишь к прошлому году. Больше она к врачам не обращалась. Однако имевшейся информации с лихвой хватило, чтобы понять, что к чему.

При обыске квартиры Рыковых следователь обратил внимание на грамотно сделанную звукоизоляцию. Впрочем, больше ничего обнаружить не удалось. Квартира сияла чистотой и нестерпимо пахла хлоркой. Неудивительно, у Артема Рыкова было предостаточно времени подготовиться к визиту полиции.

Суд над майором длился почти год. Все это время он не переставал плеваться желчью в сторону семьи Трубачевых. Обвинял Кирилла в убийстве любимой жены. Пытался давать интервью в газеты. Безрезультатно. Александр Трубачев без труда отслеживал все контакты Рыкова с прессой. Вследствие чего несколько бойких журналистов стали не в пример богаче коллег по цеху.

После изматывающего судебного процесса Рыкову дали восемь лет лишения свободы без права на досрочное освобождение.

Кирилл долго думал над тем, как бы все повернулось, будь он тогда трезв и заметь бегущую женщину. Возможно, остановился бы, спросил, что случилось. Вызвал скорую. Может быть, удалось бы спасти. Хотя нет, не стал бы. Дал бы ей пройти и поехал домой. Как ни крути, она все равно погибла бы. Кирилл не чувствовал вины за то, что поставил жирную точку в судьбе Марины Рыковой. Но его безумно злило, что Артем Рыков считает убийцей Кирилла, когда сам безнаказанно издевался над женой годами.

Со временем злость Кирилла поутихла. А о событии напоминали лишь периодические кошмары, да странные послания, что он получал на каждую годовщину аварии.

Глава № 4 «Правила съема: метод Трубачева»

30 сентября 2014

11:00

Кира робко постучала в приоткрытую дверь. Сердце ее надежно поселилось в пятках и обратно возвращаться категорически отказывалось.

Она оглядела кабинет. Просторный, отделанный в светлых тонах, но строгий. Под стать занимавшему его мужчине. Кирилл Александрович Трубачев сидел за огромным столом и что-то высматривал в мониторе, но тут же обернулся на стук.

— Входи, — проговорил он.

Кира направилась было к столу, но мужчина остановил ее жестом.

— Дверь прикрой!

— Зачем? — выпалила Кира, но быстро поняла неуместность собственного вопроса и подчинилась.

Когда снова повернулась, заметила, что начальник сосредоточил все внимание на ней, точнее не на ней, а на ее фигуре. Под его тяжелым взглядом она почувствовала себя так, словно он только что стащил с нее платье, обсмотрел, одобрил и надел обратно. Уж больно характерно заблестели его глаза.

«Так, хватит выдумывать! — принялась она мысленно себя отчитывать. — Триста лет ты ему не нужна, просто у него взгляд такой».

— Ну и что мы встали у дверей? — донеслось до ее сознания. — Не бойся, не съем.

Девушка заставила себя пересечь комнату и положила на стол документы.

— Вот отчет на подпись, — пролепетала она.

Кирилл поднялся с места, обошел стол в направлении девушки и пригласил ее сесть за один из стульев. Она подчинилась, думая, что сейчас он займется отчетом. Но Кирилл не обратил на бумаги внимания.

— Хочешь чего-нибудь? Воды, лимонада или, может быть, кофе?

— Нет, спасибо, — покачала головой Кира.

«Интересно, он со всеми такой вежливый?» — задумалась она.

— Ты ведь у нас недавно. Как работается? — проговорил Кирилл, присаживаясь на соседний стул.

— Если не считать истории с вазой, замечательно работается, — смутилась она.

— Отчего выбрала этот отдел? Собираешься стать бухгалтером? — продолжил он.

— Время покажет, — уклонилась от ответа Кира, гадая, к чему расспросы.

Он усмехнулся, немного помолчал, продолжая буравить ее тяжелым взглядом. Потом деловито поинтересовался:

— А вечера как проводить предпочитаешь? Есть планы конкретно на сегодняшний?

Девушка опешила и недоуменно уставилась на начальника.

— Понимаю, неожиданно, — продолжил наступление он. — Но я деловой человек и привык решать вопросы радикально. Поэтому на напор не обижайся. Предлагаю провести вечер вместе, послушать музыку, поужинать, пообщаться с продолжением. Я тебя не обижу в финансовом плане. При условии, что будешь со мной мила, разумеется.

«Это он мне сейчас секс за деньги предлагает?! — пронеслось у нее в голове. — Офигевшая личность!»

— Спасибо, не нуждаюсь, — ответила она твердо. — Я предпочла бы в офисе поддерживать исключительно рабочие отношения. Ничего больше.

— А я тебе и не предлагаю устраивать оргии в моем кабинете. Даже предпочтительно, чтобы все осталось в тайне. Так и тебе, и мне будет значительно проще, — ответил он с довольной полуулыбкой.

— Вы меня не так поняли! — спохватилась девушка. — Я не готова к такого рода предложениям.

Казалось, ее слова его ничуть не смутили. Он придвинул стул почти вплотную. Затем положил руку ей на плечо.

— А к каким предложениям ты готова, Кира? — спросил он, наблюдая за ее реакцией.

Девушка растерялась. Хотела было что-то ответить, но язык прилип к небу. Его глаза гипнотизировали ее, приковывая к месту и лишая способности двигаться. Лицо его все приближалось и приближалось. Нос защекотал знакомый запах мускусного парфюма. Еще секунда и Кира оказалась плотно прижатой к мужской груди. Затем он начал ее целовать.

Кира не была искушенной в любовных играх. Весь ее опыт сводился к нескольким свиданиям с одноклассниками, которые ни к чему не привели. Да, ее целовали раньше, но никогда так настойчиво и сладко. Кира словно потеряла себя в этом поцелуе. Губы загорелись огнем. Грудь стало разрывать от недостатка воздуха. Повинуясь инстинкту, она обвила шею мужчины руками. Разум Киры покинул помещение, уступив место настойчивому желанию продлить приятные ощущения.

Его поцелуй становился все более напористым и яростным. Кира не заметила, как он подхватил ее и усадил на стол. Лишь почувствовала его руки на бедрах.

— Какая же ты вкусная! — зашептал он ей на ухо.

Потом он устроился между ее ног. Стал целовать ее шею и плечи, попутно лаская руками ее спину и грудь. Кира охнула, когда он резко оторвал ее от стола. Едва не упала, когда он поставил ее на ноги. Кирилл придержал ее, потом повернул к себе спиной.

— Где эта долбаная молния… — прорычал он, ощупывая ее платье. Потом просто задрал подол чуть ли не до груди.

Он уже подобрался к содержимому ее бюстгальтера, когда где-то неподалеку раздался саундтрек из фильма «Железный человек». Кира вздрогнула.

— Папа, черт тебя дери, как же ты не вовремя! — тихо выругался Кирилл, но девушку из рук выпустил и потянулся куда-то в сторону.

Тут Кира сообразила, что звук идет от лежавшего на другом конце стола телефона.

— Присядь пока, — шепнул ей Кирилл и, легко шлепнув по попке, подтолкнул в сторону располагавшегося у окна кожаного дивана.

Кира одернула платье. Ноги совсем не слушались. Кое-как прошагав пару метров, девушка обернулась и увидела, что начальник повернулся к ней спиной и как ни в чем не бывало разговаривал по телефону:

— Я тебе вчера смету выслал, — голос его был на удивление спокоен. — Да, на мраморную плитку цены взвинтили, но оно того стоит…

Дальше Кира слушать не стала. Ей хватило несколько секунд, чтобы прийти в себя. Очень скоро чувство сладкого возбуждения заменилось жгучим стыдом.

«Что же я наделала?»

Она посмотрела на диван, и воображение услужливо нарисовало ей картины того, что может совсем скоро здесь произойти.

«Бежать!» — закричал здравый смысл.

Кира на цыпочках прокралась в коридор и бросилась к лифту.

30 сентября 2014

11:30

Все время разговора Кирилл старался не поворачиваться в сторону дивана, боясь потерять нить беседы. Хватало того, что руки подрагивали от возбуждения, а мысли путались. Прошло несколько долгих минут, прежде чем отец удовлетворился объяснениями и распрощался. Кирилл облегченно вздохнул и обернулся.

Разочарование накрыло его словно снежная лавина.

— Куда же ты делась, — прошипел он, с чувством стукнув кулаком по столу.

Первым порывом было броситься вслед за девушкой, но Кирилл удержал себя. Не бежать же за ней в бухгалтерию. Курам на смех.

Каждая клеточка тела ныла от раздражения и неудовлетворенности.

«Неужели напугал ее? Может быть, не стоило так напирать. Но как тут устоишь, — размышлял Кирилл, вспоминая, какой мягкой и приятной она оказалась на ощупь. К тому же девушка была совсем не против, хоть по началу и спорила. — Может, просто не хотела мешать разговору? Деликатная! Ну ничего, милая, вечером нам никто не помешает».

Улыбнувшись собственным мыслям, Кирилл полез в базу данных сотрудников за номером телефона Киры. Вбил ее контакт в память мобильного и нажал кнопку вызова.

30 сентября 2014

11:40

Кира нахмурилась, увидев незнакомый номер на экране старенькой «Нокиа».

Сердце по-прежнему колотилось как бешеное. Щеки горели стыдливым румянцем. Непонятно, что на нее нашло. Не иначе, как рассудок помутился.

Успокоиться не получалось. Хорошо хоть никто не окликнул ее с поручением. Можно спокойно посидеть за своим столом. Благо бумажной работы море. Есть на что отвлечься.

Может быть, ей повезет, и Кирилл Александрович про нее забудет. От болтливых коллег Кира вчера много чего о нем узнала. И в частности то, что у него есть шикарная любовница. Конечно забудет. Зачем ему Кира. Кто она, как не серая бухгалтерская мышка, которую и замечать-то не должны. Младший помощник, на которого обращают внимание только когда заканчивается кофе или нужно поручить что-нибудь мерзкое. Она будет тихонько сидеть в бухгалтерском отделе и стараться носа не казать на седьмой этаж. Ну попалась под руку этому озабоченному переростку. Случайность, мимолетное влечение, не более. Забудет. Главное больше не попадаться ему на глаза.

Телефон все не умолкал.

«Кому же там неймется», — подумала Кира, и взяла трубку.

— Привет, — проговорил хриплый мужской голос.

— Здравствуйте, — ответила Кира и с усмешкой продолжила: — Представиться не желаете?

— Это Кирилл, — девушка вздрогнула. — Ты так внезапно исчезла. Честно сказать, даже пропустил момент, когда ты вышла из кабинета.

Кира начала нервно озираться по сторонам. Отчего-то показалось, что все на нее смотрят и слышат каждое слово, хотя никто не обращал на нее внимания.

— Что молчишь, голубка? Все хорошо? — спросил Кирилл.

— Супер, всегда мечтала попасть в подобную ситуацию. Обожаю неловкости! — ответила Кира и замолчала, соображая, что только что наговорила. С ней всегда так, стоит поволноваться, и пошло-поехало. Черный юмор под ручку с неуемным сарказмом тут же просятся наружу. Остановить их — дело почти нереальное, разве что заткнуть рот ладошкой.

— В смысле? — повысил тон Кирилл и, не дождавшись ответа, продолжил: — Ты про прервавший нас звонок?

— Ну и про это тоже, конечно, — протянула Кира.

— Ладно, оставим, — сказал он и замолчал. Кира уже подумала, что он повесит трубку, но затем вновь услышала густой бас: — Не стоило мне набрасываться на тебя в кабинете. Извини, если обидел.

«Ого! — глаза Киры округлились от неожиданности. — Наверное, тоже переживает».

— Ничего страшного. Лучше про это забыть, — ответила она потеплевшим тоном.

— Забыть? — изумился он. — Нет, Кирочка, забыть не получится. У меня идея получше. Надо повторить. В более подходящей обстановке. Мое предложение все еще в силе.

— Что? — возмутилась Кира. — Я же вам ясно дала понять, что подобные предложения мне не интересны.

— Забавно слышать такое от девушки, которая только что чуть не отдалась мне в моем же офисе. Причем с удовольствием. Лучше скажи, во сколько за тобой заехать.

Кира поперхнулась. Впрочем, сама виновата. Нечего было позволять ему непонятно что. Да, ситуация. Но не спать же с ним только из-за того, что позволила себя поцеловать. Краткосрочные интимные связи не интересовали ее в принципе. Тем более с начальством. Может, конечно, здесь так принято, но она в эти игры играть не будет. Похоже, вежливо отвертеться от назойливого начальника не получится.

— Уважаемый, как вас там, забыла. Русского языка вы, похоже, не понимаете. Не знаю, что на меня нашло раньше. Но уж будьте уверены, повторения случившегося не будет. Никогда! Так что пыл свой поумерьте. Или направьте в другое русло. Уверена, подходящая кандидатура имеется, — выпалила она на одном дыхании и повесила трубку.

30 сентября 2014

11:45

Кирилл уставился на телефон.

— Это что сейчас было? — проговорил он и в сердцах ударил телефоном по столу. Экран тут же пересекла ощутимая трещина. — Черт, второй телефон из-за нее разбил. Малолетняя дурочка! То да, то нет, семь пятниц на неделе. Не хочет, не надо! Одна что ли на весь Краснодар. Лучше Ангелине позвоню.

Но Ангелине звонить совсем не хотелось.

Впрочем, она сама заглянула на огонек этим же вечером.

15 октября 2014

16:05

— Филипыч, ты какого лешего опять мое место отдал? — прикрикнул на сторожа Кирилл. Тот поежился, стоя под проливным дождем. — Где мне теперь парковаться?

— Так не бывает вас уже давно, вот ваше место и заняли. Сегодня вообще дурдом с местами. Извиняйте, — всплеснул руками тот.

— Еще раз позволишь занять мое место, вылетишь отсюда, как пробка! Понял меня?

Сторож сконфужено закивал.

Кирилл вздохнул и стал разворачивать свой «Мерседес Джи Эль 63». Перспектива поиска парковки совсем не радовала. В такой час все мало-мальски удобные места в квартале от офиса будут заняты. Хорошо если в квартале.

Погода не радовала совершенно. Дождь в Краснодаре всегда считался стихийным бедствием. Дороги здесь чинились постоянно. Но вот чтобы дорожные службы довели дело до ума, такого не было. Улица, на которой располагалось здание «Полярис», не была исключением. Кирилл доехал до перекрестка, отвлекся на зазвонивший телефон и не заметил надежно замаскированной лужей огромной выбоины. Колесо щедро зачерпнуло воды и окатило проходившую мимо фигуру в бежевой куртке. Окатило качественно, с ног до головы.

Заметив, что натворил, Кирилл притормозил и приоткрыл окно, чтобы извиниться. Девушка сняла испачканную шапку, подошла к машине и грозно на него посмотрела. Он тут же узнал ее.

— Вот так встреча! Я смотрю, ты в принципе невезучая, да? — с усмешкой сказал он Кире.

— Я невезучая? — возмутилась она. — Да рядом с вами и Эйфелева башня рухнет совершенно случайно! Так что вы на всякий случай мимо нее не ходите.

— Виноват, — Кирилл засмеялся. — Готов исправиться. Куда путь держишь?

— Домой собиралась, — ответила Кира.

— Давай подвезу, — предложил он.

— Я лучше как-нибудь сама.

— Тебя в таком виде даже в трамвай не пустят. Всех пассажиров распугаешь, — продолжал веселиться Кирилл.

Девушка оглядела себя и ахнула.

Куртка в грязных разводах, сумка заляпана, колготки теперь, пожалуй, только на выброс.

— Ого… — только и смогла она вымолвить.

— Прыгай в машину, грязнуля, — Кирилл открыл пассажирскую дверь.

— Я сидение испачкаю, — ответила девушка, заметив, что сзади куртка тоже грязная.

— Салон кожаный, переживет.

Она не стала упираться и быстро забралась внутрь.

Спросив адрес, Кирилл повернул в нужную сторону. Джип послушно катил по залитым дождем улицам. Пассажирка молчала, а Кирилл все посматривал в ее сторону.

«Моя ж ты прелесть. Где только тебя сделали, такую хорошенькую. Все при тебе: и лицо, и фигура. Интересно, почему мне отказала. Сейчас дам тебе шанс передумать», — размышлял он, лаская взглядом ее профиль.

— Ты спешишь? Может быть, заехали бы куда-нибудь, пообедали, — нарушил молчание он.

— Сами же сказали, что меня в таком виде даже в трамвай не пустят. Какие уж тут обеды, — смутилась Кира.

— Я подожду, пока переоденешься. Не проблема. До пятницы я, как говорится, совершенно свободен.

— Кирилл Александрович, мы с вами это уже проходили. Да и занята я, куртку стирать надо — вот какие шикарные планы на вечер нарисовались.

— Я тебе новую куплю. Хочешь, хоть сейчас! — усмехнулся он.

— Не надо новую, и эта сгодится. И вообще будет мне урок. Больше не буду носить бежевые куртки в дождливую погоду, — попыталась отшутиться Кира.

— Ладно, понял, что не нравлюсь, — ответил он, сосредоточив взгляд на дороге.

Кира заерзала в кресле, виновато поглядывая в его сторону.

— Дело не в этом, — сказала она и запнулась.

— А в чем? — спросил он, поворачивая в направлении ее дома.

— Как бы объяснить, вы мой начальник. Даже начальник моего начальника. Неправильно это, нехорошо.

Кирилл заметно напрягся. С лица слетела веселость. Он притормозил у пятиэтажной хрущевки, где жила девушка, и холодно произнес:

— Может, тебя уволить в таком случае? Проблема решится.

Девушка покраснела, словно обласканный августовским солнцем помидор.

Кирилл смерил ее взглядом. До чего же хороша. Даже растрепанные волосы картины не портят. Носик маленький, аккуратненький. Губки бантиком, так бы и зацеловал. Глаза огромные, испуганные.

«Зачем ляпнул про увольнение? Как же, уволишь ее, деву красную».

— Ладно, иди. Все нормально, — хриплым тоном произнес он.

Кира пулей выскочила из машины. Даже попрощаться забыла.

27 ноября 2014

18:30

— Вымотался я. Сил больше нет мотаться по краю. Хочется хоть пару недель дома провести, — жаловался Кирилл, потирая лицо руками.

— Держись, дружище. Нечего раскисать перед генеральной презентацией. Еще чего удумал. Вот как твой папашка расстарался ради инвесторов, — проговорил Натан, обведя рукой банкетный зал.

Мужчины сидели за столом у дальней стены. Оттуда все помещение было как на ладони.

Банкетный зал «Поляриса» выглядел чудно. Широкие окна красовались новыми серебристыми шторами дизайнерской работы, что визуально увеличивало и без того огромное помещение. В противоположной от входа стороне сконструировали сцену из красного дерева. Расставили по периметру столы и стулья. Декораторы сновали по залу, застилая столы белоснежными скатертями, расставляя вазы и добавляя то тут, то там разные рюши, банты и прочие атрибуты праздника.

— Взбодрись, завтра великий день! Ты уже подготовил выступление? — спросил Натан.

Кирилл кивнул.

— Вот и замечательно. Я тоже свое набросал… — Натан принялся зачитывать речь.

Кирилл слушал друга и одновременно оглядывал зал в поисках недочетов.

В этот момент дверь открылась и вошла девушка с нагруженным кофейными чашками подносом. От девушки Кирилла отделяло добрых пятьдесят метров, но он сразу же узнал обладательницу белокурой головки.

Кира продвигалась крохотными шагами, силясь удержать поднос. Ей предстояло проделать немаленькое расстояние до стола у сцены, где для декораторов приготовили закуски. Короткое светло-синее платье облегало стройную фигуру. Кудри заплетены в косу.

Кирилл залюбовался силуэтом девушки и совсем забыл про друга.

— Юпитер прием, вызывает Земля. Как слышно, — проговорил Натан. — Куда это мы засмотрелись? О, отлично, кофе принесли. Только у меня стойкое ощущение, что до стола эта малышка поднос не донесет.

— Пойду, помогу, — коротко бросил Кирилл и направился в сторону вошедшей.

— Мне чашку захвати! — усмехнулся Натан.

Кирилл даже не пытался понять, какая сила заставила его броситься к девушке. Ведь и думать о ней забыл. Давно не попадалась на глаза, хотя раньше частенько видел ее в холле. Обычно ограничивался наблюдением с расстояния, а сегодня как магнитом потянуло. Не смог устоять. В душе шевельнулось до боли знакомое желание стиснуть ее в руках.

Увидев его, Кира тут же остановилась.

— Лучше не подходите, а то опять что-нибудь случится, — предостерегла она.

— И тебе привет! Не знал, что даже бухгалтерию подрядили готовиться к банкету. Давай, помогу, — он забрал поднос из рук Киры и двинулся в направлении сцены.

Девушка послушно зашагала рядом.

Поставив поднос на стол, Кирилл обернулся к ней:

— Скучала?

— Очень! Особенно моя куртка по вам скучала. Так скучала, что аж отстирываться отказалась. Наотрез, представляете? Я ее и порошками разными уговаривала, и отбеливателем, а она ни в какую! Оставлю, говорит, пятна в память о Кирилле Александровиче…

— Ну хватит, — перебил он ее. — Пойдем.

— Куда? — спросила девушка.

Кирилл не ответил, подхватил ее под руку и повел к выходу. Остановился только когда привел Киру в маленьких пустой кабинет по соседству. В кабинете не было ничего, кроме одинокого стола, пары стульев и пустого шкафа.

Кирилл плотно прикрыл дверь и скомандовал:

— Садись.

Кира осторожно присела на один из стульев. Он подхватил другой и сел рядом. Взял руки девушки в свои, легко сжал ее ладони, заставляя посмотреть в глаза.

— Кира, хватит от меня бегать и придумывать отговорки. Ты мне нужна, понимаешь?

— Зачем? У вас нездоровая тяга к неуклюжим работницам бухгалтерии? С ходу могу назвать три кандидатуры получше, — протараторила она с улыбкой.

— Сейчас не надо шутить. Давай поговорим, как взрослые люди. Что ты хочешь? Я все готов сделать.

— Кирилл Александрович…

— Заканчивай меня по отчеству звать, и на «ты» можно, — перебил он ее.

— Хорошо, Кирилл. Простите, на «ты» не могу, — ответила девушка, и после некоторой паузы продолжила: — Мы уже говорили на эту тему. Дело совсем не в том, что вы готовы для меня сделать или не сделать. Должна быть в коллективе субординация, и…

— Забудь ненадолго про свои принципы, — снова перебил он ее. — Повторяю, ты мне нужна! Один вечер, лучше выходные. И все. Что, я много прошу?

— Да, вы много просите! — воскликнула девушка.

— Назови хоть одну адекватную причину, почему так проблемно провести со мной время. Посмотри на себя! Девчонки с такой внешностью обычно нарасхват. Небось лет с пятнадцати по койкам скачешь?

— Почему вы так говорите? Вы ведь совсем меня не знаете! — громко возмутилась она.

— Сделал вывод по тому, как ты у меня в кабинете извивалась. Это, кстати, доказывает, что я тебе отнюдь не противен. Так в чем дело, девочка?

— У меня есть жених! — бросила Кира, строго на него посмотрев. — Я ему не изменяю.

Кирилл сжал ладони девушки гораздо сильнее, чем следовало. Но она не вскрикнула, лишь поморщилась.

— С этого и надо было начинать, Кира, — проговорил он ледяным тоном, отпустил ее и вышел, с треском хлопнув дверью.

Часть вторая

Глава № 5 «Дела семейные»

13 января 2015

16:30

«Как же мне надоело тебя слушать», — думала Кира, стоя в гостиной и наблюдая за раскрасневшимся отчимом. Тот всегда приобретал бордовый окрас, когда выпивал немного «беленькой».

Отчима Киры, Аркадия Семеновича Бронского, нельзя было назвать запойным алкоголиком. Выпивал редко. Но относился к тому типу людей, которые, даже нюхнув спиртного, теряют человеческий облик. Не то, что отец Киры. Тот погиб девять лет назад, но Кира навсегда сохранила в сердце образ красивого, статного, а главное доброго родителя.

Аркадий никогда не отличался привлекательностью. Среднего роста, с увесистым брюшком, по-жабьи тонкими губами и въедливыми близко посажеными глазами. Когда Кира увидела его в первый раз, выбор матери ей показался на редкость неудачным. О чем она не замедлила сообщить при первой же встрече. Кира до сих пор помнила выражение лица Аркадия, когда он услышал критику от одиннадцатилетней худенькой девчушки.

Впрочем, когда мама была жива, Кира неплохо ладила с отчимом. Первый год после ее смерти, а умерла она, когда Кире исполнилось шестнадцать, Аркадий тоже вел себя вполне сносно. Даже покупал продукты и оплачивал коммунальные услуги. Это позволяло Кире не прикасаться к оставленным матерью деньгам. Та несколько лет понемножку откладывала Кире на учебу, о чем скупой по своей натуре Аркадий не подозревал. Унаследованные триста тысяч рублей Кира тратила очень экономно. Лишь изредка позволяя себе покупать недорогую одежду и обувь. Старалась сохранить хоть небольшую часть денег на черный день. В семнадцать лет она пошла работать официанткой в кафе недалеко от дома. Трудилась там до того времени, пока не устроилась на должность младшего помощника в «Полярис».

Год назад в жизни Аркадия появилась Эльвира. Кире она также сразу не понравилась. Эльвира оказалась женщиной жадной, властной и вспыльчивой. К тому же мастерски умела держать Аркадия под каблуком. Мечтала лишь об одном — женить на себе Кириного отчима и получить в безграничное владение трехкомнатную квартиру, которую тот унаследовал после смерти жены. Падчерица ей не нужна была совершенно. Особенно если она в этой квартире прописана.

К счастью, Аркадий не спешил вести Эльвиру в ЗАГС. Но Кира понимала, что это не за горами. Чем крепче становились их отношения, тем сложнее ей приходилось. Спокойно в собственном доме Кира чувствовала себя только тогда, когда Аркадий отправлялся в очередной рейс. Он работал дальнобойщиком и часто отсутствовал по нескольку дней или даже недель.

Последние же пару недель заказов на доставку Аркадий не получал. Бесился и старательно вымещал злость на Кире:

— Опять йогуртов накупила! Лучше бы денег сэкономила, да на хозяйство Эльвире дала! — бушевал он.

— Вообще-то мы давно питаемся раздельно, — попыталась она урезонить отчима.

— Ты бы лучше вспомнила, сколько я тебя кормил, поил, одевал! Отдачи никакой, — продолжал орать Аркадий.

— Я уже давно сама себя кормлю и одеваю, — парировала Кира.

— Девки в твоем возрасте уже родителям помогают во всю, зарплату домой приносят. А ты, пигалица, устроилась непонятно куда, еще и доходы скрываешь! Лучше бы оставалась официанткой, хоть продукты домой приносила!

— Спасибо, с подносом уже набегалась. Кормить вас не обязана. Не инвалиды, — зло прошипела Кира.

— Ты мне тут не хами, а то живо из дома вылетишь! — продолжал наступать Аркадий.

— Эту квартиру купил мой отец! Я имею полное право здесь жить!

Когда отчим находился в таком состоянии, лучше было просто уйти. Но девушке страшно надоело глотать обиды и прятаться по углам.

Кира мечтала о том времени, когда сможет снять квартиру и избавится от ненавистного общества. К сожалению, в обозримом будущем такой возможности не предвиделось. Зарплаты, которую она сейчас получала, едва хватало на еду и предметы первой необходимости. В будущем еще придется покупать кучу разных принадлежностей для учебы, но это потом.

В прошлое полугодие Кира не смогла поступить на вожделенные курсы дизайна интерьеров в КИИД (Колледж Изобразительного Искусства и Дизайна). Колледж был очень дорогим, но славился хорошим преподавательским составом. Там давали фундаментальные знания, а также имелась возможность вечерней формы обучения. Что как нельзя лучше подходило девушке.

Кира понимала, что очную форму обучения в университете ей не потянуть. Тогда она не сможет работать. А ведь она должна что-то есть, одеваться, как-то жить. Помочь ей было некому. Заочное же обучение ценилось в разы меньше.

Конкурс на бюджетные места в КИИД был невероятно огромен, хотя они и проводили набор студентов 2 раза в год: в июле и декабре. Кира пыталась поступить в КИИД уже два раза, оба раза неудачно. В приемной комиссии ей посоветовали попытать счастья в следующем полугодии, что она и собиралась сделать. В крайнем случае, поступит куда-нибудь еще.

— Нет у тебя никаких прав! — в конец разошелся Аркадий. — Только посмей мне пикнуть что-то против!

— Я на тебя в суд подам! Посмотрим тогда, у кого есть права, а у кого нет! — прошипела Кира, и, не дожидаясь ответа, бросилась в свою комнату.

Девушка быстро покидала в сумку вещи и ноутбук и ретировалась. Вслед ей неслись злобные проклятия.

Ушла она недалеко. В том же подъезде пролетом выше жила любимая Кирина подруга, Александра Ковалева. Саша жила в такой же трехкомнатной квартире вдвоем с мамой. Кира частенько забегала на огонек.

— Как же я рада, что ты дома, — проговорила она, обняв подругу.

Сколько Кира себя помнила, Саша всегда была рядом. Они дружили еще с детского сада. Саша на подругу была совсем не похожа. Всегда стригла свои каштановые волосы под каре, носила очки и не отличалась стройной фигурой. Больше всего Саша интересовалась визажем и… экономикой. Кира до сих пор не могла понять, как эти два предмета могут сосуществовать вместе. Но обожала, когда Саша делала ей макияж.

— Я смотрю, ты с сумкой. Отчим опять бушует? — заметила Саша, впуская подругу в квартиру.

— Не то слово. По всем любимым темам проехался, — ответила Кира и зашагала на кухню. — Можно, я сегодня у тебя останусь?

— Не вопрос, кудряшка! — так Саша называла Киру. — Мама как раз перед отъездом спекла пирог. Чай пить будем.

— Тетя Аня опять уехала? — спросила Кира.

— Ее в последнее время чаще нет, чем есть. Сама знаешь.

Саша включила электрический чайник и стала резать румяный яблочный пирог.

— Кстати, ты собираешься на корпоратив? — поинтересовалась Саша. — Вроде говорила, он сегодня.

— Ага, — устало вздохнула Кира.

— Чего загрустила? Это же здорово. Развлечешься, с людьми пообщаешься, — ободряла подругу Саша, сноровисто раскладывая угощенье по тарелкам. — Не все же тебе работать и бесконечно готовиться к поступлению. Платье взяла?

— Взяла, — Кира улыбнулась. — То самое, красное.

Глава № 6 «Желтенький коктейль»

13 января 2015

20:00

Кирилл потягивал кофе в кабинете отца и рассматривал распечатки.

— В принципе, выглядит многообещающе. Только вот опять в Сочи придется мотаться, — заметил он.

— Не без этого. Зато, какой проект! Какие прибыли! Любая строительная фирма за такое просто удавится! Натан, умница, такого жирного заказчика откопал, — потирал руки Александр Демьянович. Отцу Кирилла в этом году исполнилось пятьдесят пять, но выглядел он лет на десять моложе. Седовласый мужчина сохранил былую статность, хотя и обзавелся солидным брюшком. Он был такого же, как и сын, двухметрового роста. Черты лица у них тоже были схожи.

— Из Омана что-нибудь слышно? — спросил Кирилл, откладывая бумаги.

— Поедешь туда ближе к лету, как и договаривались.

Лицо Александра Демьяновича лучилось широкой улыбкой.

— Как представлю, что придется провести четыре месяца в одной из самых жарких стран мира, да еще и летом, так сразу никуда ехать не хочется — скорчил кислую мину Кирилл.

Отец проигнорировал недовольство сына и проговорил:

— Что-то мы с тобой засиделись, Кирюша, пора в ресторан. Как-никак десять лет фирме! Юбилей!

Юбилей решено было отметить в «Цезаре», одном из самых модных ресторанов города. Двухъярусный зал в европейском стиле с легкостью вместил больше двухсот гостей. На первом этаже рассадили сотрудников рангом пониже. На втором с комфортом разместился директорский состав, инвесторы и именитые гости.

Когда Трубачевы вошли внутрь, их приветствовали аплодисментами. Ведущий проводил Александра Демьяновича на сцену для произнесения речи.

Кирилл поднялся наверх и увидел Натана. Тот выбрал стол у самой лестницы. Отсюда первый этаж был как на ладони. Даже барная стойка у входа просматривалась. За столом уже сидели две незнакомые девушки, а также Сергей Брянцев и Андрей Кравцов, самые молодые дарования из дизайнерского отдела.

— Даже не вздумай садиться к инвесторам. Им и Александра Демьяновича хватит. Лучше к нам давай. Отдохнем! — сказал Натан.

— Пойду, поздороваюсь, и вернусь, — он пожал руки присутствующим и направился за самый большой столик.

Выбраться обратно Кириллу удалось лишь через час. Гости подвыпили, каждого тянуло на разговоры. Спас Кирилла все тот же Натан. Просто увел друга за свой стол.

— Думал, придется тебя тягачом оттуда вытаскивать. Знакомься! Снежана, — представил Натан кареглазую брюнетку в розовом, а затем указал на рыженькую девушку в черном платье, — и Вероника. Труженицы юридического. Еле уговорил подняться наверх, стеснялись.

— Кирилл, — коротко кивнул он дамам.

— Мы вас знаем, Кирилл Александрович! Конечно в основном по документации, — протянули они в унисон.

Девушки оказались на редкость миловидными и веселыми. Натан заполнил беседу шутками и смешными рассказами. А Кирилл наконец получил возможность насладиться вечером. Как же иногда бывает хорошо просто посидеть, ни о чем не думая, насладиться вкуснейшим стейком, послушать приятную музыку.

Кирилл быстро утолил голод и принялся за коньяк.

Флиртовать с девушками не было никакого желания. Впрочем, Натан с этим справлялся за двоих. Кирилл лениво осматривал зал, и вскоре заметил Светлану Борисовну из бухгалтерского. Та сидела, окруженная неизменной свитой.

«Кира скорее всего неподалеку», — промелькнуло в его голове.

Девушка не заставила себя долго ждать. Через несколько минут он увидел, как Кира выходит из дамской комнаты.

«Издевается она надо мной, что ли?!» — прорычал он про себя, разглядывая ее откровенное платье. Там было на что посмотреть. Красный шелк туго обтягивал фигуру. Платье с длинными рукавами доходило девушке почти до колен, зато открывало верхнюю часть дерзко торчащей груди. Высокая прическа открывала шею. Кокетливый разрез сзади позволял без зазрения совести любоваться ногами девушки.

Неужели все это великолепие достанется сегодня какому-то прыщавому юнцу, каким Кирилл представил себе ее жениха. Вряд ли она нашла кого-то достойного. Иначе не работала бы младшим помощником. Надо проверить ее на крепость моральных устоев.

Он вскользь заметил, что за столом Киры все пьют коктейли. Идея пришла в голову сразу. Он отозвал в сторону официанта, показал на девушку и, шепнув пару слов, вложил в его карман пару розовых банкнот.

Через несколько минут к компании Киры подошел бармен со столиком на колесах и стал лично готовить для каждой коктейли. Старался изо всех сил. Что-то размешивал, поджигал, подбрасывал в воздух бутылки. Девушки повставали со своих мест и стайкой окружили бармена. Вскоре к ним присоединились другие гости.

— Пойду, посмотрю, что творится внизу, — проговорил Кирилл и встал из-за стола.

— Что ты там не видел? — попытался остановить друга Натан. Но Кирилл уже спускался по лестнице.

Он остановился немного в стороне и стал наблюдать за действом.

Бармен продолжал творить. Каждый раз в бокале оказывалась масса разного цвета. Он что-то смешивал, что-то наливал слоями, добавлял лед или фрукты и раздавал бокалы гостям. Сделав уже с дюжину коктейлей, бармен достал из-под полы бутылку с зеленой жидкостью без этикетки.

— А теперь божественный напиток для прекрасной дамы в красном! — проговорил он, указывая на Киру.

Плеснул чересчур щедрую порцию в пузатый бокал, добавил ликер. Вскоре жидкость из ярко-зеленой превратилась желтую. Он долил немного сока, чуточку колотого льда, и протянул напиток девушке.

— Не пейте залпом, насладитесь, — напутствовал он Киру.

Впрочем, она при всем желании не смогла бы выпить коктейль залпом. Бокал вмещал как минимум миллилитров триста. Кира пригубила напиток.

— Горьковато, — проговорила она, сморщив носик.

— Это терпкий коктейль. Через пару глотков вы поймете, в чем его прелесть, — ответил бармен, широко улыбнулся и продолжил развлекать гостей.

Девушка пригубила еще и вошла во вкус.

Кирилл продолжал наблюдать за ней со стороны. Ее щеки раскраснелись. В глазах появились игривые искорки. Бокал с коктейлем опустел.

«Пора», — решил он и направился ее сторону.

— Кирилл Александрович, какой вы смешной сегодня! — проговорила Кира при его появлении.

Кирилл оглядел свой классический темно-синий костюм и нахмурился.

— Что во мне смешного? — спросил он.

— Не знаю, — честно призналась Кира.

— Пойдем-ка на свежий воздух — проговорил он, и подхватил девушку под руку.

Та благодарно кивнула и нетвердыми шагами последовала за Кириллом.

На улице было холодно, поэтому Кирилл тут же закутал девушку в свой пиджак.

— Давай лучше схожу за верхней одеждой. Где твой номерок из гардеробной? — спросил он.

— Здесь, — проговорила Кира и сунула ему в руки крохотный черный клатч.

— Достать, как я понимаю, не хочешь.

— Пальцы не слушаются, представляете? — ответила девушка и засмеялась.

— Ладно, — ответил он с ухмылкой. — Жди меня тут.

Кирилл выудил из сумочки деревянный номерок и двинулся внутрь.

Гардеробщица выдала его черное кашемировое пальто и невзрачную короткую коричневую куртку.

— Да, одежка по сезону, ничего не скажешь, — пробормотал Кирилл и вышел на крыльцо.

Девушка ждала его на ступеньках, сосредоточенно изучая содержимое клатча.

— Нашла что-то интересное? — улыбнулся он и протянул ей куртку. — Твое?

— Мое, — ответила Кира и стала снимать пиджак.

Кирилл помог ей переодеться, накинул пальто и предложил:

— Пойдем, прогуляемся.

— Не хочу гулять, — покачала головой она.

— А что хочешь?

— Танцевать! — весело проговорила она.

Кирилл присмотрелся к ней повнимательней и понял — ее разум покинул тело, вернется завтра вместе с головной болью. Впрочем, после доброй дозы абсента это совсем не удивительно.

«Не умеешь ты пить, рыбка моя», — усмехнулся он про себя. В слух предложил:

— В квартале отсюда есть диско-бар с отличной музыкой.

— Так чего же мы здесь стоим? — спросила Кира.

— Действительно, чего это мы.

Он взял девушку под руку и повел по улице.

Через несколько минут они остановились у яркой нейлоновой вывески «Пьяный койот». Баром заведовал бывший однокурсник Кирилла, Руслан Шу. Раньше Кирилл был здесь завсегдатаем.

Когда они зашли внутрь, Кира огляделась и широко улыбнулась.

— Какое интересное место!

Сравнительно небольшое помещение выделялось ярким интерьером в стиле модерн. В центре располагалась танцплощадка, которую уже заполнили желающие потанцевать. Здесь же на высоком пьедестале с шестом извивалась под музыку одетая в крохотный купальник танцовщица гоу-гоу. Площадку окружало множество разноцветных столиков, мимо которых сновали официанты.

Их отвели за столик возле барной стойки справа от выхода.

Он помог Кире снять куртку и усадил. Услужливая официантка тут же принесла меню, которое здесь напоминало книжку комиксов.

— Чего желаем, уважаемая?

Кира с интересом заглянула в меню и ничего не ответила.

— Хочешь попробовать фирменный коктейль? — спросил Кирилл. Не дожидаясь ответа, сделал жест бармену.

Через минуту на столике появились две рюмки иссиня-черной жидкости.

— Что это? — с любопытством спросила Кира.

— Секрет фирмы! — усмехнулся Кирилл и вручил девушке рюмку.

Кира недоверчиво посмотрела на напиток. Немного посомневалась, но все же выпила.

— А теперь танцевать! — воскликнула она.

Кирилл даже моргнуть не успел, как девушки и след простыл. Прогулка на свежем воздухе явно придала ей бодрости. Наблюдать за девушкой было приятно. Двигалась она отменно. Игривая, раскрепощенная. Обидно только, что на него совсем не смотрит.

Вдруг он почувствовал на плече чью-то увесистую руку:

— Привет, дружище! Что не позвонил заранее? — широко улыбаясь, приветствовал его Руслан Шу.

— О, рад тебя видеть! Да вот, зашел на огонек, — ответил Кирилл и пожал руку приятеля.

— Вижу, девушка твоя занята, — заметил Руслан. — Пойдем свежим воздухом подышим, легкие попортим.

Руслан достал из кармана пачку «Парламент лайт».

— Ты же знаешь, я давно бросил, — поморщился Кирилл.

— Значит, поддержи друга. Да и дело к тебе есть, — продолжал настаивать Руслан.

— Пойдем, только недолго.

Кирилл вернулся через пятнадцать минут. На столе уже стояли коньяк и салаты с морепродуктами. Он оглядел танцпол в поисках Киры, но не увидел ее. Зато услышал голос:

— Нет, вы же совсем не так сделали. Вкус другой!

Кира сидела за барной стойкой и старательно что-то объясняла угрюмому бармену.

— Девушка, скажите название коктейля или ингредиенты, — устало ответил тот.

Кирилл понял, что пора вмешаться, и двинулся к барной стойке.

— Что тут непонятного? — тем временем продолжала Кира. — Коктейль должен стать желтым. Всего-то нужно смешать зеленую и синюю жидкость!

— Издеваетесь, да? — вскрикнул бармен, явно теряя терпение.

— Американо ей сделай, — проговорил Кирилл, давясь от хохота. — Двойной!

Бармен кивнул и отвернулся к кофе-машине.

— Пойдем, милая, посидим немножко, — Кирилл обнял девушку за плечи и увел за столик.

Когда она устроилась, Кирилл пододвинул стул поближе и сел рядом.

— Девочка, ты сегодня вообще что-нибудь ела? — спросил он, всматриваясь в ее остекленевшие глаза.

— Конечно, пирог… яблочный, — закивала Кира.

— Пирог в ресторане не подавали!

— Я его днем ела, — ответила она.

— А вечером?

— Вечером не хотела, — она пожала плечами, недоуменно уставившись на Кирилла.

— Так, понятно. Давай салатик покушаем.

Кирилл пододвинул к ней тарелку. Но Кира отодвинула ее в сторону.

— Что-то не хочется.

— Ты попробуй, — Кирилл зацепил вилкой пухлую креветку, обмакнул ее в соус и поднес ей ко рту. — Давай за тебя одну. Теперь за меня, и за Светлану Борисовну.

Девушка послушно жевала, а Кирилл продолжал развлекаться:

— За вице-президента, и за президента, конечно, надо!

Вскоре принесли кофе.

— Теперь кофейку глотни, — заботливо произнес Кирилл. — А то глазки у нас совсем пьяные.

— Не хочу кофейку, хочу коктейль, желтый! — вскликнула она.

Кирилл засмеялся.

— Выпьешь кофе, получишь коктейль!

— Лучше коньяк! — проговорила девушка. Не успел он спохватиться, как Кира схватила его рюмку и залпом выпила содержимое. — Кирилл Александрович, вы такой скучный!

— Я скучный? — Кирилл подхватил ее под руку и потащил на танцпол. — Сейчас посмотрим, кто тут у нас скучный.

Кира выдохлась через полчаса. Включили старую добрую композицию Скорпионс «Ветер перемен». Девушка обняла Кирилла за шею и положила голову ему на грудь.

Он наклонился и проговорил ей на ухо:

— Устала?

— Очень, — сонным голосом ответила Кира.

— Значит, поехали домой.

— Мне сегодня домой совсем не надо, — воскликнула девушка.

— Не вопрос, золотая! — Кирилл не поверил собственным ушам. — Пошли к такси.

14 января 2015

01:30

— Приехали, милая.

Кира продолжала мирно посапывать на его плече и на слова не реагировала.

Он подхватил ее на руки и понес к подъезду.

Кирилл жил в новом двадцатиэтажном доме в центре. Переехал сюда после развода. Его просторная четырехкомнатная квартира располагалась на пятнадцатом этаже. Как только купил ее, дизайнеры «Поляриса» взялись за работу. Отделали квартиру в теплых пастельных тонах. Украсили паркетные полы пушистыми коврами. Развесили шторы в цвет. Кириллу особенно нравилась обстановка: мягкие диваны, кресла, резная деревянная мебель.

Ключ бесшумно повернулся в замке, и вот он уже дома.

— Кирочка, ты меня слышишь? — спросил он, чмокнув девушку в щеку.

Она не ответила, лишь поплотнее прижалась к нему во сне.

— Ну, за что боролся, на то и напоролся, — проговорил он, мысленно смирившись с тем, что плотских забав ему сегодня не видать.

Кирилл положил девушку в кресло гостиной, снял с нее куртку и обувь. Сам избавился от верхней одежды и снова подхватил ее на руки. Отнес в комнату для гостей, уложил на кровать, накрыл одеялом и направился к выходу. В дверном проеме все же остановился.

«Надо бы ее раздеть», — промелькнула мысль.

Кирилл включил ночник и откинул одеяло. Девушка позволила снять с себя платье и колготки, затем потянулась и улеглась на спину. Бюстгальтера под это платье она не одела. Взору Кирилла открылись молочно-белые груди, увенчанные розовыми сосками, тут же сморщившимися от холода.

Кирилл нервно сглотнул. Положил ладонь на мягкую грудку, немного сжал, услышал протяжный стон.

— Да пошло все к черту, — бросил он.

Быстро стащил с себя одежду и нырнул к ней под одеяло. Кира тут же потянулась к нему, доверчиво положила голову на его руку. Он заурчал от удовольствия, прижав ее к себе. Заколка Киры слетела, высвобождая копну пышных волос. Кирилл запустил в них руку, почувствовал их мягкость и нежность. Затем поцеловал ее шею, ощутил легкий аромат духов.

— Просыпайся, милая, — проговорил он и накрыл ее губы своими.

Через несколько секунд почувствовал, что девушка отвечает на поцелуй.

— Как же я тебя хочу! — шептал он, лаская ее губами.

Он стащил с Киры трусики. Девушка даже не заметила этого, опьяненная его ласками. Продолжая поцелуй, он раздвинул ее ноги и дотронулся до нежного треугольника. Кира выгнулась навстречу новым ощущениям. Больше сдерживаться он не стал. Кирилл подмял ее под себя и проник в нее резким толчком. Стоило ему почувствовать, как тугое девичье лоно обхватывает его член, как он совсем потерял голову. Двигался стремительно и напористо. Сжимал ее бедра и ягодицы, совсем не заботясь о силе хватки. С каждым новым ударом вдавливал ее в кровать все сильнее и резче. Словно стремился заклеймить своим телом. Рычал от удовольствия и кусал ее шею.

Он не слышал криков и стонов Киры. Не чувствовал, как ее кулаки упирались в его грудь. Снова и снова входил в нее, пока не достиг развязки. Лишь отодвинувшись в сторону, он заметил, что девушка всхлипывает. Щеки ее блестели от слез.

— Я сделал тебе больно? — хрипло проговорил он. — Кира, что такое?

— Зачем ты это сделал? — воскликнула девушка, кутаясь в одеяло и отодвигаясь подальше.

— Двадцать минут назад ты была совсем не против.

Она смутилась.

— Ну хватит, — проговорил Кирилл, привлекая ее к себе. — Все уже случилось. Прости, я не хотел тебя обидеть. Ну? Поцелуй меня.

Кира отпихнула его.

— Не хочу!

— Что ж ты за девка такая! Хочу, не хочу! Иди сюда, я сказал, — и, не слушая протестов, заключил ее в кокон объятий.

Тело ее продолжало вздрагивать от всхлипов. Он пытался успокоить Киру как мог. Покрывал ее лицо поцелуями, шептал на ушко нежности. Через некоторое время почувствовал, как девушка успокаивается. Она замерла в его руках, и, кажется, заснула. Он же еще долго боялся пошевелиться, чтобы ненароком не разбудить. Вся радость от обладания Кирой была стерта ее слезами.

«Да, перестарался, — думал он, целуя ее в макушку. — Слишком жестко вышло. Но ты, милая, сама виновата. Нечего было столько дразнить. Ладно, утром заглажу впечатление. Буду любить тебя медленно, нежно и сладко».

Глава № 7 «Утренние приятности»

14 января 2015

08:00

Кирилл готов был выкинуть проклятый будильник в окно. Странно, что девушка его не услышала. Спала, как ни в чем не бывало. Будильник находился в его спальне, но звук отлично доносился до гостевой комнаты.

— Придется вставать, — сказал он с сожалением.

За окном было еще темно. Но оставленный ночник давал достаточно света.

Будильник начал звенеть по второму кругу. Кирилл нехотя откинул одеяло и заметил на белых простынях засохшие багровые пятна. Потрогал рукой.

— Кровь, что ли?

Он недоуменно посмотрел на Киру, затем встал и увидел, что на нем тоже есть следы крови.

— Так, надо в душ, — он вышел из комнаты, плотно прикрыв за собой дверь.

14 января 2015

09:00

Киру разбудил яркий утренний свет. Оглядевшись, девушка попыталась сообразить, где находится. Получалось слабо. Она помнила, как пришла на банкет, как слушала речь Александра Демьяновича, как ей вручили странный желтый коктейль. И все. Провал.

Кира попыталась встать с кровати, но странный дискомфорт внизу живота остановил ее. Бросила взгляд на пол и увидела свое платье. Рядом с ним валялся темно-синий мужской костюм и белая рубашка. Темно-синий костюм… Что-то такое она помнила.

Тут до нее дошло, что случилось. Жгучий стыд обагрил ее щеки румянцем.

Из глубины квартиры послышались звуки. Кто-то гремел посудой. Кира закуталась в одеяло и приоткрыла дверь. Ее взору предстала просторная гостиная, соседствующая с тремя другими помещениями. Звук шел из комнаты напротив. Кира решила, что это кухня.

Дверь открылась, и оттуда показался Кирилл.

— Привет! Голова болит? — выглядел он бодро. Кира в первый раз видела его в джинсах и простой белой майке.

— Да, то есть нет, то есть не знаю, — пробубнила Кира.

— Оригиналка! Хочешь в душ? — спросил он. Девушка кивнула. — Хорошо, сейчас принесу тебе полотенце и халат. Ванная комната в коридоре с правой стороны.

Через минуту он вернулся с обещанным и протянул огромный банный халат девушке.

— Это наверняка будет удобней одеяла.

Отворачиваться он явно не собирался. Девушка замялась.

— Стесняешься? — спросил он хитро. — Уже не стоит. Кстати, тампонов у меня нет. Но если надо, могу сходить.

— Тампонов? — брови Киры взлетели вверх.

— Ну у тебя же месячные начались, — ответил он.

— Месячные у меня кончились неделю назад. И раньше, чем через две недели, я их не жду! — воскликнула Кира, еще больше краснея.

— В смысле? — пришла очередь Кирилла удивиться. — А откуда кровь на простынях? Я же не слепой!

Кира не нашлась, что ответить.

— Хочешь сказать, что была девственницей? У тебя жених импотент что ли? — воскликнул он. — Ну, почему молчишь?

— У меня нет жениха, и никогда не было, — потупив глаза, ответила Кира.

— То есть как? Зачем ты мне соврала?

— Не понятно, зачем? — парировала она.

— Нет, не понятно! — пробасил Кирилл и приблизился к девушке вплотную. — Объясни, сделай милость.

— Чтобы избежать именно такой ситуации! — бросила девушка. Не обращая внимания на Кирилла, скинула одеяло, закуталась в халат и отправилась в ванную.

14 января 2015

09:10

Он нетерпеливо вышагивал по гостиной в ожидании Киры.

«Девственница, подумать только. Теперь хоть понятно, почему ревела. Конечно же ей было больно. Знал бы заранее, был бы аккуратней. Теперь уже ничего не поделаешь. Какого лешего вообще придумала сказку про жениха. Так не хотела со мной спать? Неужели действительно категорически не нравлюсь? Но ведь вчера пошла со мной в бар, пусть и под действием алкоголя. Или все дело как раз только в алкоголе? Я должен выяснить наверняка!» — Кирилл решил, что время стесняться прошло, и отправился в ванную вслед за Кирой.

Из ванной доносился звук льющейся воды. Кирилл хотел было постучать, но решил, что не стоит. Замок в ванную он сломал еще полгода назад, так и не починил. Теперь он был этому только рад.

Кира стояла под душем и не слышала, как открылась дверь.

Он резко отодвинул занавеску.

— Ой, — вскрикнула девушка.

— Нам нужно поговорить, — произнес Кирилл и застыл, завороженный ее наготой. В утреннем свете она была еще более притягательна. Капли воды ласкали точеные изгибы фигуры. Его взгляд тут же приковали выпирающие холмики грудей.

— Разве можно так врываться? — взмутилась Кира и инстинктивно прикрылась руками.

— Не надо, не закрывай, — только и смог выдавить из себя Кирилл.

Он забыл все, что хотел спросить. Руки сами потянулись к Кире. Он сгреб ее в охапку, вытащил из душа и начал целовать. Девушка пыталась протестовать, но куда там. Кирилла уже было не остановить. Вскоре и Кира была захвачена той самой страстью, что съедала его. На этот раз он принес ее в свою спальню.

Быстрым движением он откинул покрывало и бережно уложил девушку. Его губы ласкали ее шею и плечи, а руки продолжили изучать округлости. До чего же приятно было ощущать ее грудь в своих ладонях. Что за чудесная упругая попка. Кирилл распалился до крайности. Майка и джинсы полетели на пол. Он раздвинул ноги девушки и начал ласкать ее пальцем с твердым намерением скоро войти в нее.

— Ой, не надо, — вскрикнула она.

Нечеловеческим усилием Кирилл заставил себя остановиться.

— Не бойся, милая, теперь больно не будет! — проговорил он, накрывая ее своим телом.

— Но мне больно, — застонала Кира, сжимая бедра.

Кирилл отодвинулся в сторону.

— В смысле?

— Там больно! — продолжала настаивать она.

— Я же еще ничего не делал!

Девушка потупила взгляд и попыталась объяснить:

— Больно, когда касаешься внутри, понимаешь?

Лицо Кирилла посерьезнело.

— Давай, еще раз попробую, — сказал он и попытался дотронуться до ее лона.

— Не надо! — девушка быстро от него отодвинулась.

— Очень больно? — Кирилл нахмурился.

Она кивнула.

— Нет, ну это вообще непорядок. А когда я тебя не трогаю, тоже больно?

— Нет, скорее дискомфортно, — ответила девушка.

— Так, иди одевайся, сейчас отвезу тебя в одно место, — сказал Кирилл и потянулся за джинсами.

14 января 2015

10:00

По счастью, дядя Кирилла, Артур Мухамеджан, оказался на работе. Он служил главврачом в клинике «Здоровый ребенок». Именно ему Кирилл решил позвонить из-за возникшей с Кирой проблемы. Дядя лишних вопросов не задавал, сказал сразу ехать в клинику.

Кирилл мерил шагами пустую приемную и проклинал себя за вчерашнюю несдержанность. Наверняка повредил ей что-то. Раньше с ним ничего подобного не случалось, но и девственниц в его постели до этого не было. Кира единственная.

В это время Кира сидела в смотровой и отвечала на вопросы врача:

— Характер болей мне понятен. Так вы говорите, что раньше половой жизнью не жили? — спросил Артур Арсенович, записывая данные в журнал.

Кира посмотрела на добродушного армянина и тихо ответила:

— Это первый раз.

— В какой именно момент вы почувствовали боль? Во время дефлорации? — продолжил опрос врач.

— Честно говоря, я не помню сам процесс, — щеки ее пылали ярким румянцем.

— Что-что?

— Я из вчерашнего вечера мало что помню, — призналась девушка. — Понимаете, я обычно не пью, но вчера так получилось…

— Все ясно, — перебил ее врач. — Раздевайтесь, садитесь в кресло.

— Зачем? — глаза Киры округлились.

— Ах, ну да, конечно. Вы же в первый раз на приеме у гинеколога. Нужно провести осмотр. Идите за ширму и готовьтесь.

Закончив осмотр, врач нахмурился и произнес:

— В целом ничего страшного. Я вижу лишь несколько микротрещин во влагалище. Это и вызывает описанные вами ощущения. Сейчас я выпишу вам рецепт и распишу, что нужно сделать. Пару-тройку недель от половых контактов нужно воздержаться. Пусть все заживет, — напутствовал он Киру.

Пока она одевалась, врач успел заполнить бланк и выписать рецепт.

— Вот памятка и инструкции. Посидите здесь несколько минут, мне нужно переговорить с племянником.

— Я уже думал, ты никогда оттуда не выйдешь! — проговорил Кирилл при виде дяди.

— Что, совесть мучает? — хмуро проговорил Артур и направился в свой кабинет. Плотно прикрыв дверь, он продолжил отчитывать племянника: — Напоил девушку, и вперед на постельные подвиги?

— Дядя Артур, ну зачем ты так? Откуда я знал, что она девственница, — ответил Кирилл.

— Я ее осмотрел, в принципе ничего страшного. Но ты, племянничек, постарался, нечего сказать, — резким тоном проговорил Артур.

— Говорю же, не знал, — развел руками Кирилл.

— Как можно такое не знать? Ты у нее вообще кроме имени что-нибудь спросил?

— Так случилось.

— Кстати, ты думал, я не замечу синяки? — продолжал Артур.

— Какие еще синяки? — Кирилл недоуменно посмотрел на дядю.

— Фиолетовые! Четкие следы пальцев рук на ягодицах и бедрах. По размерам уж больно смахивают на твои гигантские лапищи!

— Я не заметил синяков, — Кирилл совсем растерялся.

— Был бы я твоим отцом, уши бы тебе открутил! Чтобы впредь так больше не случалось, Кирилл! Ты понимаешь, что подобное можно расценивать как изнасилование? Если бы кто-нибудь сделал такое с Каролиной, твоей кузиной, между прочим, я бы такого пристрелил! Так и знай!

— Какое изнасилование, о чем ты говоришь! Ты за кого меня принимаешь вообще? — бросил Кирилл возмущенно.

— Раньше принимал за любимого племянника, талантливого и умного. Теперь уже и не знаю! — развел руками Артур. — Ладно, поздно посыпать голову пеплом. Дело свершившееся. Но если еще раз услышу про подобное, лично буду тебя учить уму разуму! Ремнем.

Немного остыв, Артур продолжил:

— Я ей выписал рецепт. Через пару-тройку недель будет как новенькая.

— Так долго? — воскликнул Кирилл.

— Тебе еще повезло, что у нее разрывов нет! Долго ему, видите ли, — возмутился Артур.

— Хорошо, хорошо. Ты ей все нужные лекарства выписал? Может, еще витамины какие нужны? — спросил Кирилл.

— Все записал, — кивнул Артур.

— Отлично, ее уже можно забрать?

— Забирай, не вечно же ей в смотровой сидеть, — Артур пожал руку племяннику и попрощался.

Кирилл вошел в смотровую и увидел Киру, с несчастным видом изучающую брошюру с инструкциями. Он подошел к девушке и попытался обнять ее за плечи.

— Не расстраивайся, дядя Артур сказал, что все скоро заживет. Поехали, отвезу тебя домой.

Кира молча последовала за ним к машине.

Выглядела девушка подавленно, что только добавляло мучений Кириллу. Обидеть Киру он хотел в последнюю очередь. Непонятно, как теперь вину заглаживать. Он хотел поговорить с ней, но нужных слов не находилось. Да и что можно сказать в подобных случаях. Прости, что наставил тебе синяков? Прости, что напоил и набросился? Прости, что вообще появился в твоей жизни? Ну уж нет. О том, что появился в ее жизни, Кирилл не жалел совершенно. Да и о вчерашнем не жалел. Совсем. Впрочем, если бы знал, что Кира такая нежная, был бы с ней помягче. Но это единственная из его ошибок.

По дороге к дому девушки Кирилл увидел аптеку и остановился рядом.

— Рецепт давай.

— Зачем? — удивилась она.

— Давай, давай. Нечего задавать глупые вопросы.

Он забрал рецепт из ее рук и скрылся в здании. Через несколько минут вернулся с пакетом и протянул Кире.

— Здесь все, что нужно. Если что-то еще понадобится, наберешь меня.

— Я номер телефона не сохранила, — тихо ответила она.

«Вот сучка!» — выругался он про себя, делаясь мрачнее тучи.

Злобно посмотрел на девушку и протянул визитку.

Молчание длилось всю дорогу. Лишь подъехав к ее дому, Кирилл немного остыл. Отпускать ее не хотелось, но выбора нет. Надо встретиться с ней еще раз. Только теперь по нормальному, на трезвую голову.

Кирилл остановил машину, повернулся к ней, чтобы спросить, когда сможет с ней встретиться. Кира его опередила, коротко бросив:

— Пока, — и выскочила из машины.

Даже рукой на прощание не помахала, быстро скрылась в подъезде. Ему захотелось рычать от ярости.

Глава № 8 «Абонент недоступен»

14 января 2015

19:00

— Кирилл Александрович, хватит телевизор мучить. У меня от вашего клацанья каналов уже виски ломит, — проговорила тетя Маша, добротная женщина лет шестидесяти. Она приходила пару раз в неделю для уборки квартиры, а также готовила. — Шли бы вы отсюда. Мне гостиную прибрать надо.

— Утка уже готова? — спросил Кирилл. Больно аппетитный запах разносился по квартире.

— Еще полчаса. Не вздумайте духовку трогать! — строго напутствовала она.

Тетя Маша служила в семье Кирилла, сколько он себя помнил. Жила у отца и правила домом железной рукой. Ни Кирилл, ни его отец домашнего хозяйства вообще не касались. Тетя Маша решала, какие блюда готовить, какими моющими средствами пользоваться, нужны ли в доме новые ковры и шторы. Она даже следила за одеждой хозяев. Ничто не могло ускользнуть от ее зоркого взгляда. С квартирой Кирилла она справлялась сама. В особняке Александра Демьяновича ей помогали две горничные.

Тетя Маша была строгой, но справедливой и отходчивой. Это была единственная женщина, которой Кирилл разрешал помыкать собой и к чьим советам прислушивался. К ней он прибегал в детстве, расцарапав коленки. Ей хвастался успехами в учебе и спорте. Тетя Маша всегда находила для него время.

Мать Кирилла никогда не проявляла особого внимания к сыну. Гораздо больше ее интересовали магазины, бесконечные поездки за рубеж, вечеринки. Как потом выяснилось, муж ее также не слишком заботил. Александр Демьянович прознал про ее измены, когда сыну исполнилось одиннадцать. Жена была с позором изгнана из дома, и больше в жизни Кирилла не появлялась. О разводе Александр Демьянович не сокрушался, но больше ни одной женщины в дом не привел. Предпочитал заводить интрижки на стороне и быстро их заканчивал.

— Через полчаса уже Натан придет! Тогда мне от утки только кости достанутся, — пожаловался Кирилл.

— Утка большая, двум троглодитам наесться хватит, — не повелась на провокацию тетя Маша.

Кирилл тяжело вздохнул и отправился на кухню.

В гостиной раздалось жужжание пылесоса. Кирилл плотно прикрыл дверь и начал гипнотизировать телефон. Он боролся с желанием позвонить Кире целый день. Беспокойство съедало душу. Не знал, связалась бы с ним девушка, если бы почувствовала себя хуже. Злость давно улетучилась и уступила место щемящему чувству утраты чего-то важного. Хотелось услышать ее голос, взглянуть на нее, дотронуться. И не только.

Кирилл схватил трубку и, не думая, что ей скажет, набрал номер.

Телефон пел длинными гудками. Девушка совсем не спешила взять трубку. Кирилл позвонил еще раз, потом еще. Гудки сменились на сообщение: «абонент недоступен».

— Просто замечательно, — прошипел Кирилл, швырнув трубку на стол. — Еще и телефон отключила!

Позже этим же вечером он решил наведаться к Кире лично. Но и здесь неудача. Кирилл долго и безрезультатно звонил в домофон, потом прошел в дом за одним из жильцов. Зря. Дверь ему никто не открыл. Похоже, девушки не было дома.

— Еще и гулять ускакала! Значит здоровье в порядке, — зло пробурчал он. — Ладно, поговорю с ней на работе.

Кирилл чертыхнулся, вспомнив, что следующие четыре дня будет в отъезде. Ну ничего не поделаешь. Он потерпит. Наверное…

Глава № 9 «Каждому свое»

19 января 2015

8:00

— Кирочка, чудесно выглядишь! — отметила Наталья Михайловна. Она полюбила Киру за безотказность. Девушка нередко бегала за всякими разностями для Натальи Михайловны и остальных секретарей, хотя делать это была совершенно не обязана.

— Спасибо, — ответила девушка.

Сегодня она одела любимое нежно-розовое вязаное платье до колена. Платье было мягким, теплым и очень уютным. Волосы заплела в привычную косу на бок. Едва тронула лицо косметикой.

— Наталья Михайловна, нужно за чем-нибудь сходить? — привычно спросила Кира.

— Нет, нет, тебя Кирилл Александрович попросил зайти. Вот, отнеси ему кофе, — проговорила женщина, вручая Кире поднос.

А Кира-то думала, что неугомонный шеф и думать забыл о ее существовании.

— Я ему этот кофе сейчас на голову вылью, — пробубнила себе под нос она.

— Что-что? — переспросила Наталья Михайловна.

— Это я так, о своем.

Девушка храбрилась изо всех сил. Но предательское сердце слушать доводы разума не хотело и стучало так, словно готовилось к Олимпийским играм.

«Что ему еще от меня надо?» — гадала она, стучась в дверь.

— Да, — раздался знакомый бас.

Хрупкая надежда на то, что шефа на месте не окажется, тут же умерла.

Она вошла и увидела сидящего за столом Кирилла. Сегодня он выглядел сердитей обычного. Девушка даже подумала, а не убежать ли пока не заметил. Но он уже оторвал взгляд от монитора и поприветствовал ее кивком. Бежать поздно.

— Присаживайся, — проговорил он и поднялся ей навстречу.

Подошел к двери, плотно закрыл и столкнулся с недоуменным взглядом девушки. Кира не сдвинулась с места. Он забрал у нее поднос, поставил его на стол и указал на диван.

— Садись, я сказал! — повелительные нотки в его голосе заставили одеревеневшие ноги девушки подчиниться.

Он устроился рядом.

— В первую очередь я твой начальник. Ты не имеешь права игнорировать мои звонки, — проговорил он.

— Я ничего не игнорировала! — покачала головой девушка.

— Не надо из себя строить воплощение невинности. Я звонил тебе! Причем несколько раз, — признаваться в том, что и заехать успел уже два раза и все впустую, он не стал.

— Кирилл Александрович, если бы я увидела, что вы звонили, я бы обязательно перезвонила! — воскликнула Кира. Сама принялась гадать, как могла проворонить звонки шефа. Впрочем, это как раз могло случиться запросто — ее волшебный телефон обожал разряжаться, когда ему заблагорассудится.

— Мы опять на «вы» и с отчеством? — спросил Кирилл, мрачнея еще больше.

— А что изменилось? Честно говоря, я думала, вы уже забыли о произошедшем… инциденте, — Кира силилась подобрать нужное слово. — Надеюсь, мы сможем продолжать общение в сугубо профессиональном русле.

— Я думаю, этот поезд ушел! — прорычал Кирилл.

— Зачем вы меня позвали? — спросила она.

Кирилл немного помолчал и более-менее спокойным тоном произнес:

— Вообще-то я хотел узнать, как ты себя чувствуешь.

На секунду Кире стало стыдно. Ведь действительно ничего плохого он ей не сделал, если не считать досадных последствий первого сексуального опыта. Кира слабо помнила случившееся. Но он не заливал в нее спиртное силой. Наверняка был также пьян, как и она. Кроме того, очень деликатно повел себя утром. Даже лекарства купил. Как выяснилось, звонил, беспокоился. Да, то, что случилось с ней, было неприятным. Однако виноваты оба. Кирилл, по крайней мере, пытается загладить ситуацию. А она, словно еж, лишь иглы выпускает.

— Все в порядке, чувствую себя хорошо, — пристыжено произнесла она.

Кирилл немного помедлил и продолжил:

— Дядя Артур сказал, что на тебе были синяки. Мне неприятно думать, что я сделал тебе настолько больно. Поверь, я не хотел…

— Ах это, — перебила она его. — Синяки у меня дело обычное. Просто кожа очень нежная, капилляры близко расположены. Чуть тронь, и синяк. Не стоит и переживать. На пляж в ближайшее время все равно не собираюсь.

— Я понял, — Кирилл облегченно вздохнул.

— Это все, о чем вы хотели спросить? — с надеждой проговорила девушка.

— Не совсем, — продолжил он после минутного колебания. — Кира, я бы хотел встретиться с тобой еще раз.

— Зачем? — выпалила она. — Вы получили что хотели!

— Я совсем не этого хотел! — возмутился он. — Точнее этого, но по-другому. Второй раз будет лучше, обещаю!

— Сколько раз повторять, что подобного рода интрижки меня не интересуют! — воскликнула девушка.

— Тебя интрижки не интересуют или я? — напрямик спросил Кирилл.

— И вы в частности!

Без того хмурое лицо Кирилла превратилось в злобную маску.

— Тогда скажи мне, девочка, какого же черта ты так рьяно на мои поцелуи отвечаешь? — проговорил он, чеканя каждое слово.

Кира смутилась, помолчала минутку и продолжила:

— Кирилл Александрович, пожалуйста, давайте просто забудем! Ну случилось, и случилось. Вы мужчина видный. Я уверена, что отсутствием женского внимания не страдаете…

— Кира, у меня с самооценкой все в порядке, в себе уверен, — перебил он ее.

— Даже не сомневалась, — скорчила гримасу девушка. — Я просто хотела сказать, что наверняка без труда найдете кого-нибудь более подходящего.

— Но нужна мне ты, Кира! — продолжил наступление он. — Соглашайся! Не пожалеешь.

Девушка опешила. Кирилл буравил ее взглядом и ждал ответа, а она решительно исчерпала все свои аргументы.

«Он просто непробиваем», — думала она.

Тут его рука легла на ее бедро. Девушка задохнулась от возмущения и резко вскочила.

— Это уже ни в какие ворота! — выпалила она.

— Куда собралась? — прорычал он и, схватив ее за талию, увлек обратно на диван. — Встанешь, когда я скажу, что разговор окончен! Поняла?

Девушка кивнула. Ее испуг ничуть не тронул Кирилла. Она кожей почувствовала, как самообладание покинуло его. Он схватил Киру за плечи и с силой поцеловал. Поцелуй был злым и напористым. Он будто стремился раздавить ее губы своими. Ей ничего не оставалось, как позволить ему это. Девушка задыхалась в его руках. Он прижимал ее к себе все сильнее и сильнее. Казалось, еще немного, и сломает ей грудную клетку. Лишь через несколько бесконечных минут он оторвался от губ Киры и посмотрел на нее.

В ее глазах стояли слезы, а руки безвольно висели.

— Кира, прости, — проговорил он и отпустил.

— Держитесь от меня подальше, — вскрикнула девушка и выбежала из кабинета.

21 января 2015

9:00

Прошло два дня, но Кирилл так и не смог заставить себя успокоиться. Стоило закрыть глаза, и вот тебе, пожалуйста, ее образ тут как тут. Сомневался, что вообще когда-нибудь сможет забыть этот испуганный взгляд. Совсем иные чувства он стремился в ней вызвать. Другого желал всем сердцем. Но вышло то, что вышло. Винил он только себя, свою несдержанность и вспыльчивость. Впрочем, девушка и раньше не давала ему никаких надежд.

«Не моя, не хочет, не нужен я ей», — крутилось в голове.

Кирилл понимал, что нужно просто отойти в сторону, прекратить о ней думать. Но не мог. Все еще живы были воспоминания о том, как приятно было держать ее в руках. Даже звук ее голоса заставлял трепетать все его естество.

«Держитесь от меня подальше», — эхом звучало в ушах.

Ничего другого не остается. Но все-таки извиниться по-человечески он должен. Нет, не при личной встрече и не словами. Разговаривать с ней, как показала практика, у него получалось плохо. Нужен поступок. Да такой, чтобы она вспоминала о Кирилле с улыбкой. Уж это-то он может сделать.

Приняв решение, Кирилл начал прокручивать в голове варианты. Сразу отмел привычные походы в бутики и ювелирные магазины. Кира девушка более сложная. Да и не согласится.

Залез на ее страничку «В контакте». Не знал, что ищет. Стал просматривать всю информацию. Обласкал взглядом ее фотографии с черноморского побережья. Посмеялся над шуточными новогодними постами и пожеланиями. Полез дальше. Выяснил, что Кира неравнодушна к шуткам про котов и блондинок, любит мелодрамы и, похоже, всерьез увлекается дизайном интерьеров.

— Это что такое? — он открыл декабрьское фото, где девушка сидела в обнимку с учебником по рисованию и жалобно смотрела в камеру.

«Возьмите в КИИД!» — гласило название фото. Снизу шло несколько комментариев. В основном дружеских с пожеланием во что бы то ни стало поступить в колледж, не отчаиваться и так далее.

— КИИД… Что-то знакомое.

Кирилл ввел название в поисковик. Открыл первую же ссылку и сразу узнал фото. Еще бы не узнать, ведь новое крыло здания колледжа было построено именно «Полярисом». Помнится, проректор колледжа обещал Кириллу всяческое содействие по любым вопросам.

Кирилл покопался в телефонной книге и выудил нужный номер.

Через полчаса ему сообщили, что Синичкина Кира действительно пыталась поступить в КИИД уже два раза. Еще через несколько минут Кирилл выяснил почему провалилась. Все оказалось очень просто. При поступлении приоритет отдавался тем студентам, чьи родители вносили посильную спонсорскую помощь в фонд колледжа. Когда проректор озвучил цифру, Кирилл невольно присвистнул. Пятьсот тысяч и бюджетное место было бы у Киры в кармане. Эта информация естественно нигде не афишировалась, однако, бюджетные места были раскуплены на год вперед.

— Если решитесь, могу впихнуть вашу протеже в декабрьский поток. Только ради вас, Кирилл Александрович, — сообщил ему проректор.

— Действуйте, — ответил он, немного подумав. — Мой секретарь уладит финансовые вопросы.

22 января 2015

14:00

Звонок проректора КИИД застал Кирилла в офисе. Тот разбирал очередную кипу чертежей для нового сочинского проекта.

— Все готово, Кира Синичкина уже в списках студентов. Хорошо, что хватились сейчас. Занятия начались всего неделю назад, так что быстро наверстает с ее-то данными. Кстати, у нее были неплохие результаты, я посмотрел. Так что смело можете обрадовать девушку.

— Деньги получили? — уточнил Кирилл.

— Да. Если подобная ситуация случится вновь, обращайтесь смело.

— Непременно. Да, и Синичкиной не нужно знать, что я заплатил за курсы.

Кирилл завершил разговор и отложил телефон в сторону. Теперь осталась одна маленькая деталь — придумать, как сообщить Кире новость. Звонить не хотелось. Вдруг опять не ответит. Решил написать сообщение на рабочую почту.

Начал печатать:

Дорогая Кира

«Нет, так не пойдет», — Кирилл стер сообщение и начал заново.

Милая Кира — еще хуже.

Промучившись над сообщением с полчаса, Кирилл услышал стук в дверь:

— Эй, дома кто-нибудь есть? — проговорил Натан, заходя в кабинет. — Кирилл, ты что про все на свете забыл? Мы же в аэропорт опаздываем!

— Точно, забыл напрочь, — ответил он. — Вещи я с утра собрал, в машине лежат. Так что успеем.

— Я ноутбук дома забыл. Там все наметки.

— Ну ты голова два уха! Ладно, заедем к тебе. Только штрафы за превышение скорости оплачивать будешь сам!

Кирилл проглядел письмо и нажал кнопку «Отправить». Затем собрал документы, накинул пальто и направился вслед за Натаном.

22 января 2015

15:00

Девушка пятый раз внимательно перечитывала сообщение:

«Кира, добрый день.

Я узнал, что ты подавала документы на поступление в КИИД. Также знаю, что тебя не приняли. Но я уверен, девочка ты талантливая. Решил за тебя походатайствовать. В общем, тебя берут на бюджетной основе на факультет дизайна интерьеров. Так что, если все еще хочешь там учиться, теперь у тебя есть такая возможность.

Успехов в учебе.

Кирилл Трубачев».

Чем дольше девушка всматривалась в монитор, тем сильнее хмурилась.

«Нет, не может быть», — подумала она и на всякий случай перечитала сообщение еще раз. Руки сами потянулись к сумочке.

— Ну где же ты затерялась, — проговорила девушка.

Наконец ей удалось отыскать украшенную золотистыми вензелями визитку Кирилла. Пальцы слушались плохо. Набрать номер удалось лишь с третьей попытки.

— Алло, — услышала она после второго гудка.

— Кирилл Александрович? — спросила девушка робким голосом.

— Сама не знаешь, кому звонишь? — ответил он.

— Это Кира, — проигнорировала она подколку с его стороны.

— Ты у меня записана.

— Кирилл Александрович, я прочитала ваше сообщение. Это что, шутка такая?

— Кира, я сильно похож на юмориста?

— Нет, совсем не похожи, — проговорила девушка отрешенным тоном.

— Сходи в колледж, там тебе все расскажут, — продолжал он.

Девушка кивнула, потом сообразив, что по телефону ее кивка никто не увидит, ответила:

— Схожу конечно. Но ведь набор на курсы давно закончен. Мне не хватило баллов. Я не понимаю, как вам это удалось.

— Какая тебе разница. Главное результат. Надеюсь, тебе это все еще интересно?

— Конечно интересно, — воскликнула она.

— Ну и отлично. Грызи гранит науки.

— Спасибо! — ответила Кира и замерла в нерешительности.

— Пожалуйста. Ладно, я за рулем, мне некогда, — проговорил Кирилл и отключился.

Кира еще долго смотрела на замолчавшую трубку.

23 января 2015

11:00

Вот оно какое — ощущение полного счастья. С утра Кира успела побывать в деканате. Там подтвердили, что она зачислена на вечерние курсы, выдали расписание, отправили фотографироваться для студенческого и получить в библиотеке учебники. К слову, Кире еле удалось дотащить их до дома. Но ноющие от таскания тяжестей мышцы скорее радовали, чем огорчали. Уже в понедельник она сможет приступить к занятиям. Расписание ей подходит как нельзя лучше. Она будет заниматься с четырех до восьми с понедельника по пятницу. Конечно придется уходить из офиса не в четыре, как обычно, а на час раньше. Колледж находится довольно далеко от работы.

Кира надеялась, что Светлана Борисовна пойдет ей на встречу. Ведь девушка заранее предупреждала, что в случае поступления ее рабочий график нужно будет поменять.

Появившись в отделе бухгалтерии, Кира сразу направилась к Светлане Борисовне. Получила ожидаемый выговор и длинный список поручений на день. Но сосредоточиться на работе сегодня было выше ее сил. Кира честно промучилась над очередной сметой примерно час и закрыла программу.

«Хватит пока. Лучше схожу, разнесу документы».

Девушка собрала стопку бумаг и начала обход с третьего этажа. Постепенно стопка в ее руках худела. Через полчаса последний документ был отдан. Девушка зашла в лифт и, повинуясь внезапному порыву, нажала кнопку седьмого этажа. Очень хотелось поблагодарить шефа лично.

В приемной ее остановила бдительная секретарша Трубачевых.

— Кира, ты куда?

— Здравствуйте, Наталья Михайловна, — проговорила Кира как можно более приветливо. — Я хочу на минутку зайти к Кириллу Александровичу. Он на месте?

— Его не будет до понедельника, — ответила та.

Кира тяжело вздохнула и направилась обратно.

26 января 2015

13:00

Кира нервно переминалась с ноги на ногу в дверях приемной. За выходные девушка успела придумать кучу возможных сценариев разговора с Кириллом, подготовила речь. Точнее несколько. Но когда поднималась на седьмой этаж, все заученные фразы выскочили из головы.

Не может же она просто начать расхваливать его с порога. Или может?

26 января 2015

13:00

С проектом нового отеля в Сочи возникли неожиданные сложности. Кирилл погряз в дрязгах с местной администрацией. В краснодарском офисе дела тоже не стояли на месте. По приезде Кирилл сразу же ушел с головой в документацию, проверку счетов и прочее. Думать о чем-либо другом у него просто не оставалось времени. В какой-то степени он был этому даже рад.

Кирилл взял очередной файл с документами, выпрямился в кресле и приступил к чтению. Тут раздался стук в дверь.

— Да, — прогремел он.

В проеме показалась белокурая головка.

— Можно, Кирилл Александрович, — спросила Кира.

«Тебе всегда можно», — подумал он. Кивком разрешил ей зайти.

Она медленно подошла к столу.

Кирилл оглядел ее хищным взглядом. Она определенно над ним издевается. Иначе зачем надела такую облегающую блузку, да еще пуговицу верхнюю оставила расстегнутой. Черный шелк так и льнул к девичьим формам. Не слишком длинная белая юбка дразнила кокетливым разрезом до середины бедра. Кирилл сделал над собой усилие и поднял глаза выше. Но и здесь очередной капкан. Личико еще милее фигуры.

Мысли о работе разом выскочили из головы. Он как зомби направился к ней.

— С чем пожаловала? — произнес он, изо всех сил стараясь замаскировать эмоции полным равнодушием.

Девушка растерялась. Помолчала минутку, разглядывая его. Сегодня Кирилл решил отойти от традиционного дресс-кода и надел на работу простые синие джинсы с бежевым свитером. Теперь был только рад, что выглядит менее официально.

— Хотела поблагодарить вас лично. Огромное спасибо, что устроили меня на курсы, — тихо сказала она.

— Да брось. Всегда рад помочь сотрудникам, — проговорил он, чувствуя себя на редкость неловко.

— Не знаю, как вам это удалось, но я очень благодарна. Я же понимаю, что вам пришлось задействовать свои связи, даже возможно заплатить. Теперь чувствую себя обязанной…

— Кира, — перебил он ее. — Я всего лишь составил тебе рекомендацию. Ты мне совершенно ничем не обязана. Считай, я так извиняюсь.

— Это слишком.

— Была возможность, сделал. Относись к этому также, поняла меня? — произнес он.

— Кирилл Александрович, вы просто не понимаете, что вы сделали, — настаивала девушка. — Вы же мне мир подарили! Это все, о чем я мечтала!

— Вот и замечательно. Рад, что смог помочь. После нашего последнего разговора у меня остался неприятный осадок. Было мерзко думать, что обидел тебя. Хотел, чтобы ты вспоминала обо мне с улыбкой, — решил он быть откровенным.

— Я тоже хочу извиниться. Наговорила вам всякого. Честно говоря, я думала, что вы откровенный бабник, уж простите. И мне таких отношений не хотелось. Но вы благородный, — Кира осеклась, увидев перемену в его взгляде.

Напускное равнодушие как ветром сдуло. Глаза его загорелись живым интересом.

— А каких отношений тебе бы хотелось? — спросил он, зная, что не простит себя, если не спросит.

— Нормальных, человеческих. Не на раз или два, а постоянных. Как любой девушке, наверное, — ответила она тихо.

— То есть предложи я тебе встречаться в традиционном смысле этого слова, ты бы согласилась?

Взгляд ее потеплел. Еще недавно присутствовавшая в каждом ее жесте неловкость исчезла.

— Да.

— Боже, как сексуально это звучит, — проговорил он, привлекая Киру к себе.

Девушка тут же уперлась кулаками ему в грудь.

— Кирилл Александрович, но у вас уже есть девушка!

— Это очень интересная информация. Откуда ты это взяла? — спросил он удивленно.

— Как же, — смутилась Кира. — Все об этом знают. Вас не раз видели вместе со знаменитой моделью, Ангелиной Кравцовой.

— Какая удивительная осведомленность, — усмехнулся он, и, выдержав паузу, произнес: — Теперь будешь только ты. Годится?

Дождавшись робкого кивка, Кирилл прижал ее к себе. Ласково коснулся пальцем уголка ее рта. Потом поцеловал, как ему казалось, нежно. Не удержался и легонько укусил ее шею.

— Подожди, — прохрипел он и отпустил ее, затем запер дверь кабинета.

— Зачем это? — спросила она, нервно сглотнув.

— Не хочу, чтобы нам кто-нибудь помешал, — ответил он и снова потянул девушку к себе.

— Но мне ведь все равно еще нельзя. Доктор сказал, должны пройти три недели…

— Я помню, Кира, — перебил он ее. — Я всего лишь немного тебя поцелую.

Он увлек Киру на диван и следующие полчаса с упоением исследовал ее тело губами и руками, предварительно стащив с нее блузку.

— Наконец-то, — шептал он ей на ушко и одаривал очередным поцелуем.

Ласкать ее и не иметь возможности заняться с ней сексом было пыткой. Но еще большей пыткой было бы отпустить ее. Лишь вдоволь наигравшись, он помог разомлевшей девушке надеть блузку. С удовольствием гладил ее живот и грудь, параллельно застегивая пуговицу за пуговицей. Она сидела у него на коленях послушная и податливая, словно пластилин. Именно такая, какой он хотел ее видеть.

— Все, милая, мне пора работать, — сказал он, помогая ей встать.

— Кирилл Александрович…

— Давай договоримся. Когда мы среди сотрудников, ты еще можешь называть меня по отчеству. Но когда мы вдвоем, делать этого не смей. Поняла?

— Кирилл, — проговорила девушка, и запнулась.

— Так уже лучше, — ответил он и чмокнул ее в щеку. — Сладенькая моя.

В дверь кабинета громко постучали. Кира вздрогнула.

— Ну что ты, все в порядке, — Кирилл подхватил ее под локоть и проводил к двери. — Подожди минутку.

Кирилл повернул ключ в замке. Неожиданный визитер тут же зашел внутрь.

— Что это ты закрылся? — проговорил Александр Демьянович.

— Привет, пап, — ответил он.

Кира застыла, не зная, как себя вести.

— Сейчас, девушку провожу, и приду, — Кирилл снова подхватил ее под руку и повел в сторону лифта. На прощание шепнул: — Я тебе позвоню, ладно? Будешь ждать?

— Буду, — ответила Кира и зашла в лифт.

Отец с хмурым лицом ждал Кирилла в кабинете.

— Это что такое, сын?

— А что такое? — спросил тот с широкой улыбкой.

— Ты что начал крутить интрижки с младшими сотрудницами? — повышенным тоном проговорил Александр Демьянович.

— Пап, я в твою личную жизнь лезу? Нет? Вот и в мою не лезь.

— Ничего что твоя личная жизнь переплетается с профессиональной этикой? Кроме того, когда такое было, чтобы Трубачевы вились за юбками вроде этой девицы из рода принеси-подай! Я ее уволю к чертям!

— Не трогай ее. Надоест, сам уволю. Не маленький, — ответил он, мрачнея.

— Искренне надеюсь, сыночек, что это у тебя интерес чисто плотский и мимолетный. Таким только дай волю, тут же начнут строить из себя непонятно что.

Часть третья

Глава № 10 «Очень важное слияние»

26 января 2015

21:00

Кира плелась от остановки в направлении дома, когда заметила бегущую навстречу раскрасневшуюся Сашу.

— Куда спешишь? — поприветствовала она подругу.

— На вокзал, маму встречать, — ответила та. — Но минут пятнадцать поболтать могу.

Саша увлекла Киру на лавочку возле подъезда.

— Я так устала сегодня. Всего лишь первый день учебы, а мне уже надавали заданий на неделю вперед. Это если не спать, — пожаловалась Кира и села на холодную лавочку.

— Ничего, вольешься. Мне сначала тоже было сложно. Потом разобралась, что к чему, — ободрила подругу Саша. — Лучше скажи, виделась с шефом?

— Виделась, — ответила Кира тихонько.

— Ну и?

— Похоже, мы с ним теперь часто будем видеться.

— В смысле часто? — наморщила лоб Саша.

— В том самом, романтическом, — ответила Кира, мечтательно вздохнув.

— И как такое получилось?

— Сама не понимаю, как! Я начала его благодарить, потом мы стали обсуждать вопрос отношений, и я не заметила, как сказала, что хочу стабильности. Он тут же предложил мне эту самую стабильность. Потом поцеловал, жарко так. Что самое удивительное, мне это показалось таким естественным и правильным! Не знаю, как объяснить.

— Кира, ты в своем уме? — возмутилась Саша. — Он же тебе секс за деньги предлагал! По его вине ты, между прочим, оказалась у врача!

— Говорю же, не знаю, как это получилось, — попыталась оправдаться Кира. — К тому же никто не говорит, что в следующий раз все должно закончиться также. Врач сказал, что такое случается при резком разрыве девственной плевы.

— Да он же бросит тебя через пару недель. Это ты понимаешь? — настаивала Саша.

— Саш, ну а что я теряю? Даже если бросит, это не конец света, — Кира немного помолчала и, наконец, призналась: — Честно говоря, мне его хочется.

— Ого, правда?

— Сама в себе еще не разобралась. Но когда он рядом и не злой, чувствую, что меня к нему тянет. Если я ему не нужна, зачем бы он старался, на курсы устраивал, встречаться предлагал. Логично же? Почему не довериться?

— Если с этой позиции смотреть, то, конечно, да. Но вдруг он тебе опять сделает что-нибудь не так? Я имею в виду постель.

— Не надо меня пугать. Сама боюсь. Но сегодня он был такой искренний и нежный, что оттолкнуть его у меня просто не хватило бы сил.

«Причем не только моральных, но и физических», — добавила Кира про себя.

— Умеешь ты в ситуации влипать! Ладно, мне пора. До завтра, — Саша поцеловала подругу в щеку и поспешила в сторону остановки.

Кира еще немного посидела на лавочке. Затем собралась с силами и пошла домой.

Может быть, зря во все это ввязалась. Ведь Кирилл ей так до сих пор и не позвонил. Уже, наверное, не позвонит сегодня. Или даже завтра. Кира ждала и в то же время опасалась его звонка.

Примерно в пол-одиннадцатого девушка обнаружила, что телефон в очередной раз разрядился. В последний раз она доставала его перед занятиями. Кира поставила телефон на подзарядку и включила. Экран загорелся желтым светом, затем начали приходить смс-оповещения. Последним пришло сообщение от Кирилла:

«Не смог до тебя дозвониться. Сегодня улетаю в Сочи, буду через две-три недели. Перезвони»

Девушка улыбнулась. Все-таки звонил. Жаль, что перезванивать уже поздно.

27 января 2015

9:30

Кирилл силился скрыть откровенную зевоту. Поспать нормально сегодня не удалось. Нужно было явиться на встречу акционерного общества «Твердь» уже к восьми утра.

Обвел офис взглядом. Похоже, из шести собравшихся бизнесменов спать хотелось только ему. Возглавлял собрание Вячеслав Зернинский, глава акционерного общества и по совместительству местный воротила отельного бизнеса. Один из самых выгодных клиентов «Поляриса». Мужчине едва исполнилось сорок, но для своих лет он выглядел на удивление плохо. Лицо испещрили лапки морщин, волосы изрядно поредели. Худой, невысокий, зато одет с иголочки. Зернинский вещал собравшимся о том, какой отель он мечтает построить и какие блага хочет принести городу.

«С такими речами тебе бы в политики», — усмехнулся Кирилл. Ждал, когда Зернинскому надоест демонстрировать ораторские способности, и можно будет поговорить о деле. Другие выглядели заинтересованными. Еще бы, учитывая, что на их долю акций приходилось в три раза меньше.

Когда Зернинский перешел к рассуждениям на тему нововведений в отельном бизнесе, Кирилл почувствовал, как в кармане завибрировал телефон. Открыл входящее сообщение.

«Не занят?» — писала Кира.

Он коротко извинился и вышел из кабинета, провожаемый недоуменными взглядами.

— Привет, — проговорил он на ее нежное «Алло». — Рад тебя слышать.

— Правда? — спросила Кира.

— Конечно, правда! Кстати, где ты была вчера вечером?

— Дома. У меня был первый день занятий. Разгребала домашние задания.

— Ах, ну да, ты же теперь у меня школьница, — проговорил он, и продолжил более строгим тоном: — Почему была недоступна? Сразу предупреждаю, я этого очень не люблю.

— Ой, это вышло случайно, — принялась оправдываться Кира. — Мой телефон живет своей жизнью. Очень любит отключаться в самый неподходящий момент. Пару месяцев назад я купила новую батарейку, но, видимо, они с телефоном друг другу не очень нравятся. Но я буду следить, чтобы телефон был включен.

— Я понял, — усмехнулся Кирилл. Голос его сразу потеплел: — Это ничего. Как у тебя сегодня настроение?

— Хорошее, только не выспалась. Полночи пыталась объять необъятное, то есть разобраться со всеми пунктами домашнего задания. Кажется, дело сдвинулось с мертвой точки.

— Я тоже не выспался. Если честно, скучаю.

— Приятно, — промурлыкала девушка.

— Только вот застрял в Сочи. Ты получила мое сообщение?

— Да. Жаль, что тебе так неожиданно пришлось уехать.

— Вообще-то командировка была запланирована. Просто не успел тебе днем сказать. Но мы все наверстаем, обещаю.

— Я подожду, — ответила Кира.

— Будешь хорошей девочкой? Никаких ночных гулянок, желтых коктейлей и прочего? — шутливым тоном спросил он.

— С желтенькими коктейлями покончено навсегда, — засмеялась она. — Буду хорошей, обещаю.

— Ладно, мне надо идти. Вечером позвоню, ок?

— Да.

— Когда ты говоришь да, я так и представляю, как целую твой нежный ротик. Пока, — проговорил он и отключился.

Кирилл еще немного постоял в коридоре, затем снова достал телефон.

— Привет, — проговорил он, когда Натан поднял трубку.

— Привет, командировочник. Соскучился по родным пенатам? — голос друга как всегда был бодр и весел.

— Дело к тебе есть. Сходи, купи телефон, можно такой же, как у меня, — попросил он.

— Какой именно? — уточнил Натан. — Ты их постоянно меняешь, любитель разбивать гаджеты.

— Да не важно, выбери какую-нибудь модель «Сони» поновее и поудобней.

— Зачем тебе? — не унимался друг. — В Сочи магазинов нет?

— Это не мне. Отдай его Синичкиной Кире из бухгалтерии.

— Я так понимаю, спрашивать, зачем, вообще не стоит?

— Верно мыслишь, друг мой! — усмехнулся Кирилл.

— Понятно. Кстати, позволь открою тебе страшный секрет. В нашем городе давно существуют и даже успешно работают различные службы доставки. Или ты решил погонять друга из чистой вредности? — поддел его Натан.

— Некогда мне доставку организовывать! Я вообще сейчас должен быть на совещании. Так что дуй в магазин и никаких отговорок.

— Да, хозяин, все, что пожелаете, хозяин, — пошутил Натан. — Только еще один момент. Если ты сейчас должен быть на совещании, то какого лешего ты со мной беседуешь?

— Вот именно, какого лешего я с тобой беседую! Я пошел, — Кирилл положил трубку и вернулся в кабинет.

Его встретили гробовым молчанием. Кирилл обвел бизнесменов взглядом, потом вложил в улыбку все свое очарование и бодро произнес:

— Извините, курирую очень важное слияние. Но теперь я весь во внимании.

27 января 2015

21:00

Кира спряталась от отчима в своей комнате. В последние дни тот словно задался целью замучить ее придирками. Слава богу, собирался в гости к Эльвире. Угораздило же Киру вернуться домой до того, как он ушел.

Раздался звук запираемой двери, и девушка смогла покинуть свое укрытие. Направилась на кухню за дозой бодрости в виде любимого кофе. Сегодня ей это пригодится как никогда. После вчерашней бессонной ночи организм требовал своего. Но предстояло подготовиться к завтрашним парам. Если хочешь заслужить уважение преподавателей, тут уже не до сна.

Сварила порцию кофе и вернулась в спальню. Ее комната была маленькой, но очень уютной и светлой. Мебель, пусть и совсем недорогая, прекрасно гармонировала с интерьером. Удобный мягкий диван соседствовал с большим креслом, которое стояло возле учебного стола. В другой стороне возвышался шкаф с одеждой. Над столом висели полки с книгами. Кира разложила на столе новые учебники, открыла ноутбук и приготовилась впитывать знания, как вдруг в сумке раздался непривычный звонок нового телефона. Красивый и многофункциональный, он сразу пришелся Кире по сердцу, хотя ей и было немного неловко за чересчур дорогой, по ее мнению, подарок.

Кира достала мобильный и увидела имя Кирилла.

— Привет, золотая, — услышала она его низкий ласкающий тон.

С этих пор он звонил ей каждый день. Они подолгу беседовали обо всем на свете. Кира привыкла к этим телефонным свиданиям. Каждый вечер ждала их с нетерпением. В его тоне сочилась нежность и интерес. Он расспрашивал ее обо всем. Какие книги любит, куда хочет съездить, какие планы на будущее строит и прочее, прочее. Разговаривая с ним, девушка чувствовала себя на редкость уютно и комфортно. Будто так было всегда. Она и вспомнить не могла, почему так боялась его вначале.

14 февраля 2015

21:00

— Присаживайся, — проговорил Кирилл, указав девушке на противоположное место.

Для первого настоящего свидания он выбрал японский ресторан неподалеку от дома. Здесь великолепно готовили роллы. Интерьер располагал к задушевным беседам. Особенно Кириллу нравились отдельные кабинки для гостей. Можно было развалиться на удобной скамейке, насладиться вкуснейшей едой под тихую приятную музыку, вдоволь наговориться.

Едва гости сели на места, возле столика появился официант в иссиня-черной форме и забавной круглой шапочке.

— Добрый вечер, — он положил на столик два увесистых меню и тут же исчез.

Тем временем Кирилл жадно разглядывал девушку.

— Тебе очень идет белое! — проговорил он, оценив ее миниатюрное платье. Сам он надел на свидание любимые джинсы и черную рубашку.

Кира улыбнулась в ответ, и на ее щеках показались ямочки. Сегодня она не стала заплетать волосы, распустила кудри по плечам и спине.

— Но твоя ночнушка в розовый цветочек мне больше нравится, — продолжил Кирилл шутливо.

Кира зарделась, вспоминая, их первый разговор по скайпу. Тогда девушка не подумала, что Кирилл увидит в камеру ее ночное одеяние.

— Ты была такая домашняя и в то же время сексуальная в той ночной рубашке. До сих пор забыть не могу.

— Мой ночной гардероб не предназначен для любителей подглядывать, — ответила девушка.

— Это мы еще посмотрим, — усмехнулся он и пододвинул ей меню. — Какие роллы любишь?

— Круглые, — недолго думая, ответила Кира.

Брови Кирилла поползли вверх.

— Оригинально, а поточнее?

— Красненькие и зелененькие! — продолжала шутить она.

— Хм, такого я, пожалуй, еще не слышал.

— Кирилл, не мучай меня, — попросила девушка. — Японская кухня и я пока знакомы плохо. Но мы друг к другу стремимся.

— Понятно, — ответил он. — Давай сет закажу.

Девушка кивнула.

— А саке попробовать хочешь?

— С удовольствием, — ответила Кира.

Через минуту на столике появилась бутылка саке и крохотные рюмочки.

— За тебя, красавица, — Кирилл погладил девушку по руке и осушил рюмку.

В ожидании роллов он принялся с упоением рассказывать Кире об Олимпийской деревне, красотах зимнего моря. Кира слушала его затаив дыхание.

— Вот и ужин, — Кирилл уже потирал руки в ожидании, когда официант закончит накрывать на стол. — Хватаем палочки.

— Ну уж нет, — ответила Кира. — Я к этим бесчувственным пыточникам не прикоснусь. Не любят они меня.

Кирилл нахмурился и стал наблюдать за тем, как девушка с невозмутимым видом пытается наколоть ролл на вилку.

— Хватит мучить несчастный ролл! Он у тебя уже распался. Давай покажу, как нужно, — с этими словами он распечатал новый набор палочек и вложил их в руку Киры. — Смотри, как краб хватаешь и уже не уронишь.

Он проделал нехитрую манипуляцию и увесистый ролл перекочевал с общего блюда в розетку с соусом, а затем к нему в рот. Кира честно попыталась повторить маневр. С третьей попытки у нее получилось.

— Надо же, оказывается из Саши плохой учитель! Кстати, интересно, правда ли, что Японцы всё едят палочками?

— Еще как правда, мы с отцом пару лет назад летали в Осаку, кругозор расширяли. Там натренировались. В некоторых японских кафе про европейские приборы вообще слыхом не слыхивали. Пару дней помучался, а потом тоже научился всё палочками есть. И кухню их полюбил.

— Да, может быть, роллы палочками есть и удобно, но вот рис или лапшу, настоящий ужас, — проговорила Кира.

— Дело привычки.

Непринужденно болтая, они просидели в ресторане около двух часов. Бутылка саке опустела, хотя на долю Киры пришлись лишь пара рюмочек. Напиток ей не понравился. Зато сладкое сливовое вино пришлось по вкусу.

Кирилл незаметно переместился на скамейку к ней. Благо та могла вместить хоть трех человек. Вскоре его левая рука надежно поселилась на ее талии. Ощущать рядом ее теплое мягкое тело было очень приятно.

Кирилл погладил пальцами девичью щеку и спросил:

— Ты домой не спешишь?

Еще секунду назад совсем расслабленная, Кира тут же вытянулась как первоклассница за партой.

— А что, приставать будешь? — спросила она, повернувшись к нему лицом.

— Буду, — честно признался Кирилл.

— Я не думала, что так сразу…

— Три недели уже давно закончились, Кира, — проговорил он и легко коснулся губами ее шеи.

Девушка встрепенулась, но отталкивать его не стала. Лишь дотронулась ладонью до его груди. Он тут же сжал ее ладонь и, глядя в глаза, продолжил:

— Я никогда не делал секрета из того, что хочу тебя.

— Я боюсь, — призналась она.

В ее взгляде он легко прочел немую мольбу. Но разгорающееся внутри него желание тут же побороло слабые потуги совести. Он поцеловал девушку в уголок рта и мягко произнес:

— Доверься мне. Я буду нежен, обещаю.

Кира доверилась.

Через полчаса они уже были в его квартире.

Кирилл не терял времени даром. Едва они избавились от верхней одежды, он подхватил девушку на руки и отнес в спальню. Положил на кровать и стал жарко целовать в губы. Его пальцы тщетно пытались нащупать хитрую застежку платья. Та все время ускользала. Кирилл нетерпеливо прорычал:

— Да гори оно огнем, — и по комнате раздался треск разрываемой ткани.

Кира охнула, увидев, как он срывает с ее плеча платье. Но Кирилл не дал ей опомниться и придавил своим весом к кровати.

— Куплю тебе новое, — сказал он и накрыл ее рот своим.

Кира мгновенно забыла про платье. Вскоре оно бесформенной тряпкой валялось на полу. За платьем последовали рубашка и джинсы Кирилла. Затем он ловко стащил с нее трусики. Чулки не тронул. Они совсем не мешали ему ласкать девушку там, где хочется. Уже полностью обнаженный, Кирилл из последних сил заставлял себя не спешить. Он со знанием дела ласкал ее грудь и бедра. Губы следовали за руками. Девушка извивалась под его телом и тихо постанывала.

Кирилл почувствовал, что время пришло, и лег между ее ног.

— Какая же ты сладкая, — проговорил он, входя в нее. — Вот так, милая… да…

Похоже, девушка его не слушала. Глаза ее были прикрыты, руки обвили его шею. Кирилл старался двигаться медленно, хотя это и было невероятно сложно. Потом почувствовал, что она сама начинает двигать бедрами в такт его толчкам, и больше не сдерживался. Ощущать ее под собой было невероятно приятно. Еще приятней было слышать ее робкие томные вскрики. Удовольствие бурлило внутри, нарастало с каждым движением и нашло выход в сладком оргазме. Давно у него такого не было.

— А ты талантливая, — шепнул он ей на ухо, освобождая от своего веса.

— Что? — спросила Кира хрипло.

— Иди сюда, — проговорил он и стал целовать ее.

Затем лег на бок, придвинул девушку спиной к себе и начал заново изучать руками ее выпуклости и округлости. Потом снова жарко любил ее.

Сегодня Кира заснула у него на плече совершенно обессиленная и, как ему казалось, счастливая. Уж он-то точно чувствовал себя счастливым. Не зря столько ждал, добивался ее. Чувственная и искренняя, она прекрасно подошла ему в постели. Обладать ею сегодня было гораздо приятней, чем в прошлый раз. Хотя прошлый раз можно вообще не считать. Сплошное расстройство. Ну ничего, теперь все по-другому. Больше никаких слез и попыток от него сбежать. А самое главное — он теперь может брать ее сколько захочет и когда захочет.

Глава № 11 «Первое утро в новой роли»

15 февраля

10:30

Кира зевнула и открыла глаза. Оглядела огромную, залитую скудным зимним светом спальню. В комнате царил идеальный порядок. Зеркальный шкаф во всю стену поблескивал в утреннем свете. На тумбочке у кровати стоял будильник и ночник. Девушка глянула на пол, ожидая увидеть там пострадавшее платье. Его не было.

— Кирилл, — позвала она.

Он не пришел. Девушка завернулась в простыню и отправилась на поиски хозяина квартиры. Из ванной доносился звук льющейся воды. Кира отправилась обратно в спальню.

Открыла шкаф в поисках какого-нибудь халата. Халатов не было. Зато увидела вереницу костюмов примерно одинакового фасона. Все как на подбор были темными. Лишь слабо различались по оттенкам. Здесь же висела орда рубашек от бежевых до черных. Кира выбрала одну, выделяющуюся из общей массы нежно-синим цветом и одела. Рубашка была с коротким рукавом, но все равно доходила до самых локтей и прикрывала ноги до колен.

— Мило смотришься, — услышала она его голос в дверях.

Кира обернулась и обомлела. Мужчина стоял практически голый, лишь небольшое полотенце небрежно обернуто вокруг талии. Кожа его блестела капельками воды. Кира заворожено смотрела на налитые мышцы его рук и груди, на стройные, мускулистые ноги и кубики пресса. Только сейчас ей удалось рассмотреть его как следует. Сколько же силы скрывается под деловыми костюмами и рубашками, которые он все время носит.

— Нравлюсь? — спросил он с усмешкой. Кира нервно сглотнула и кивнула. — Ты мне тоже очень нравишься, девочка.

Он шагнул было к ней, но Кира остановила его жестом.

— Мне бы тоже лучше в душ.

— Иди, а я пока кофе сделаю.

Девушка вышла из душа посвежевшая, и сразу почувствовала терпкий аромат кофе с корицей. Она зашла в кухню и увидела, что Кирилл уже оделся и сидит с обнимку с ноутбуком.

Завидев девушку, Кирилл прикрыл ноутбук и предложил ей присоединиться к завтраку.

— Присаживайся, соня.

— А ты давно проснулся? — спросила она.

— Часов в девять. Никогда не умел спать долго.

— Будь моя воля, я бы в выходные вообще раньше полудня не вставала.

— Так всю жизнь проспишь, — усмехнулся он. — Планы на сегодня есть?

— Кроме учебы никаких. Воскресенье ведь, — ответила Кира и отхлебнула ароматного кофе. — Мм, сам варил?

— Нет, кофейных эльфов напряг, вот они и постарались.

Кира мелодично засмеялась.

— Если серьезно, такое дело мне доверять нельзя. Поэтому купил кофеварку.

— Понятно. Кстати, а где мое платье? Ну или хотя бы то, что от него осталось?

— В мусорке оно, Кира. Ничего от него не осталось.

— Как же я домой пойду! — воскликнула девушка.

— До торгового центра два шага, — ответил Кирилл. — Подберу тебе что-нибудь. Все равно еды в доме нет. Надо выбираться за покупками. Отдохни пока, телевизор посмотри.

15 февраля

13:00

Кирилл вернулся домой нагруженный пакетами под завязку. Кира встретила его в дверях и немало удивилась количеству свертков. Он промаршировал в зал, отобрал часть пакетов с названием незнакомого Кире ресторана и отнес их на кухню. Девушка проследовала за ним.

— Забыл спросить, какую еду ты любишь, — проговорил он, выкладывая разные контейнеры на стол.

— Вкусную, — девушка улыбнулась, и стала помогать.

— Ну с этим не поспоришь. Я взял всего по чуть-чуть. Отбивные, рыбу, салаты. Ты лучше иди, посмотри, что тебе купил, — Кирилл кивнул головой в сторону гостиной.

— Там же куча пакетов! — воскликнула девушка.

— Ага, — подтвердил он.

Ведомая неудержимым любопытством, девушка тут же пошла в гостиную. Подхватила покупки и направилась в спальню Кирилла, вспомнив, что там зеркало на весь шкаф.

— Ты, что, полмагазина скупил? — крикнула она из спальни.

— Примерно, — прокричал он в ответ.

Чего только не было в этих пакетах. Кира нашла симпатичный домашний халатик, черное платье из мягкой стретчевой ткани, очаровательные бежевые шорты, такого же цвета майку с V-образным вырезом, нежный кашемировый свитер, бежевые джинсы, еще одно платье, голубое из вязаного полотна. Кира обратила внимание на размеры. Везде S или XS. То, что нужно. Девушка остановила выбор на шортах и майке. Шорты сели на узкой талии точно в пору, и длина оказалась такой, как она любила — до середины бедра. Майка тоже подошла. Мягкая, приятная на ощупь ткань слегка облегала фигуру. Кира покрутилась у зеркала.

— Нравится? — спросил Кирилл, зайдя в спальню.

— Очень, — ответила она. — Как ты угадал с размерами?

— Просто, — сказал он. — Выбрал все самое маленькое. Ведь ты же у меня маленькая.

— Спасибо, — проговорила девушка, продолжая крутиться у зеркала.

— Пойдем обедать.

Примерно час они провели на кухне, болтая о всякой ерунде и пробуя разные блюда. Потом девушка вызвалась убрать со стола, а Кирилл наблюдал за ней, потягивая крепкий чай.

— Ты гармонично на кухне смотришься, — проговорил он.

— Это ты меня еще с пылесосом не видел, — усмехнулась Кира.

Кирилл поймал девушку за талию и усадил к себе на колени.

— Хочу тебя! — проговорил он и скользнул по ее шее губами.

Девушка чмокнула его в щеку и немного отстранилась.

— Кирилл, я хотела у тебя кое-что спросить.

— Сейчас? — с явной досадой проговорил он. Руки его уже хозяйничали под ее майкой.

— Сейчас, — ответила она, слегка отстранившись. — Честно говоря, я так и не поняла ночью. Ты пользовался защитой?

— Какой защитой? — проговорил он и попытался снова поцеловать ее в шею.

— Ну как какой! Простой! Которой люди обычно пользуются, когда занимаются тем, чем мы занимались.

— Ты про презервативы, что ли? — воскликнул он.

Щеки девушки порозовели, и Кирилл понял, что угадал.

— Это не нужно. Я взял себе за правило проверяться у венеролога раз в год. Последний раз я делал это пару месяцев назад. После этого незащищенного секса у меня не было, так что тебе беспокоиться не о чем.

— Но ведь их не только для этого используют! — настаивала Кира.

— Забеременеть тоже не бойся. Я на гормональных таблетках. Вопросы закончились?

С этими словами он посадил Киру на стол.

Глава № 12 «Две стороны одной медали»

15 февраля 2015

19:00

Родная квартира встретила Киру запахом затхлости и гулкой тишиной.

— Похоже, отчим опять в отъезде.

Кира прошла на кухню и нашла там целый ворох грязной посуды.

— Приятный подарочек, ничего не скажешь, — буркнула себе под нос она, а руки сами потянулись к раковине. Кира искренне ненавидела беспорядок, а отчим никогда не утруждал себя уборкой на кухне или в гостиной. Кира и предположить не могла, что творится в его спальне. Впрочем, туда она никогда не заглядывала.

С домашними делами удалось покончить лишь к девяти. Кира устало потянулась и пошла в спальню. Еще предстояло разобраться с очередным домашним заданием. Девушка разложила учебники на столе, поудобней уселась в кресле и уже готова была погрузиться в чтение, как ожил телефон:

«Уже скучаю. Может, забудешь про учебу, и вернешься? Могу забрать тебя через полчаса», — гласило сообщение от Кирилла.

Девушка улыбнулась, вспоминая волшебные выходные. Губы до сих пор горели, мышцы ног и пресса ныли от непривычной активности. Она даже и подумать не могла, что занятие сексом может быть так приятно. Но пришло время вернуться в реальную жизнь.

«Мы же всего пару часов как расстались. Мне правда нужно заниматься», — ответила она ему.

«Тогда завтра!» — написал он через некоторое время.

— Эх, он что забыл, что завтра понедельник? Работа, курсы, да я домой попаду к девяти в лучшем случае.

И все же Кире отчаянно хотелось поскорее увидеться с ним снова.

«Завтра», — ответила она.

22 февраля 2015

00:20

Желтоватый свет ночника падал на кровать, освящая лежавшую на ней девушку. Золотистые кудряшки разметались по подушке, белая кожа ярко контрастировала на фоне шелковых простыней цвета лесного ореха.

Кирилл поплотнее укутал ее в теплое одеяло.

«Какая же ты у меня хорошенькая», — думал он.

В последнюю неделю Кира не раз оставалась ночевать у него. Будь его воля, вообще забирал бы ее каждый вечер. Но насущные дела мешали свиданиям, да и девушка то и дело ссылалась на загруженность в учебе и работе. Кирилл очень ждал субботы, когда сможет подальше забросить дела и провести время вместе. Сегодня он водил девушку в кино. После этого они ужинали в том же японском ресторане. Кирилл жмурился от удовольствия, вспоминая, что они делали потом. Хотя было немного обидно, что девушка быстро выдохлась. Он-то был готов продолжать любовные игры еще очень долго. Кира действовала на него лучше всякого афродизиака. Достаточно было немного поласкать ее, и все внутри загоралось.

«Ну ничего, ведь есть еще воскресенье, — думал он. — Успею наверстать».

Все же была одна мысль, что грызла его не переставая. Мучила, словно средневековый инквизитор. Никакие знаки внимания со стороны Киры не помогали выгнать эту мысль из головы. Да, он не рассчитывал на то, что будет с Кирой, когда устраивал ее на курсы. Это оказалось приятным сюрпризом. Но вот почему она вдруг изменила свое мнение? Кирилл не тешил себя надеждой, что вдруг стал объектом ее обожания. Да, она к нему не равнодушна. Это видно по тому, как она откликается на его ласки. В сексе все просто прекрасно. Так, как он хочет. Но ведь раньше она его на дух не выносила. Может, она так проявляет свою благодарность. Кирилл испытывал почти физическую необходимость поговорить с ней откровенно, но боялся услышать правдивый ответ.

«В конце концов, какая мне разница, — успокаивал он себя. — Главное она здесь. И будет рядом, пока я этого хочу».

Кирилл придвинул девушку к себе, чмокнул теплую щеку и попытался заснуть.

23 февраля 2015

22:30

— Ну наконец-то ты приехал! — проговорила Кира, забираясь в такси.

— Мы с Натаном немного задержались, — ответил Кирилл. — Рад, что ты меня дождалась.

— Качественно задержались. От тебя виски за километр разит! — усмехнулась Кира.

— Праздник должен быть праздничным, — шутливо ответил Кирилл. — Кстати я нам припас бутылочку твоего любимого шампанского. Ждет дома.

Такси домчало их до дома Кирилла довольно быстро.

— Проходи, солнце, — Кирилл указал вглубь квартиры, когда они поднялись наверх.

Девушка кивнула и юркнула в коридор. Кирилл закрыл дверь и помог ей раздеться. Когда они прошли в гостиную, Кира, смущаясь, достала из сумки небольшую коробку в серебристой упаковке.

— Это тебе, — она протянула сверток Кириллу. — Моему замечательному защитнику!

Кирилл насторожился и недоверчиво посмотрел на девушку.

— Ты что решила сделать мне подарок?

— Почему ты так удивлен? — проговорила девушка, прищурившись.

— Как-то неожиданно. Давно мне подарков не дарили, тем более девушки. А что это? — он взял сверток в руки.

— Открой и узнаешь!

С оберткой пришлось повозиться. Скрупулезная упаковщица на скотче не экономила. Но вот в руках Кирилла оказался флакон «Bleu de Chanel».

— Это свежий аромат с нотками цитруса и розового перца. Когда немножко побудет на коже, приобретет легкий аромат грейпфрута и кедра. Попробуй.

— Рассуждаешь, как парфюмер, — Кирилл слегка спрыснул левую кисть и вдохнул аромат. — Приятный.

— Уверена, что подойдет тебе лучше, чем бессменный мускусный, от которого просто невозможно избавиться, — усмехнулась Кира.

— Чем тебе мускусный не угодил?

— Всем угодил кроме запаха, — весело ответила она.

— Чего раньше молчала? Ладно, спасибо, — Кирилл сгреб девушку в объятья и звонко поцеловал в губы. — Кстати, ты хочешь поужинать? В холодильнике нас дожидаются шампиньоны с ветчиной и сыром.

— Сам пек? — не удержалась от вопроса Кира.

— Ага, встал пораньше, и как начал печь! — смеясь, ответил он. — Кир, ты же знаешь, что я только на дегустации специализируюсь. Даже если бы и решился что-то приготовить, есть это было бы нельзя в принципе.

— Недооцениваете вы себя, Кирилл Александрович!

— Ну-ну, — Кирилл шлепнул девушку по попке и слегка подтолкнул в сторону кухни.

Кира вызвалась накрыть стол в гостиной. Эта комната состояла из двух секторов — один с мягкой мебелью, огромной плазмой и множеством развешенных под потолком колонок. Вторую часть комнаты, ту, что возле огромного окна с балконом, занимал круглый деревянный стол с золотистой скатертью. Скатерть чудно гармонировала с бежевыми обоями. Вокруг стола располагались мягкие удобные стулья с вычурной резьбой на спинках.

Тетя Маша оставила в холодильнике все, что нужно для праздника. Пару легких салатов, шампиньоны, канапе с икрой, фрукты. Девушка уже отлично ориентировалась на кухне Кирилла. Тому очень нравилось наблюдать, как она порхает между комнатами и накрывает на стол.

Вскоре они уже наслаждались разогретыми в микроволновке деликатесами и ледяным сладковато-терпким шампанским. Кира с любовью смотрела на резвившиеся в бокале пузырьки.

— До чего же вкусно, — сказала она, сделав очередной глоток. — Как вы, мужчины, можете пить виски литрами, когда есть такой замечательный напиток!

— А женщины его, по-твоему, не пьют? — усмехнулся Кирилл.

— Кстати, а ты служил в армии?

— Где, ты думаешь, мы с Натаном познакомились? Протрубили год после универа под Питером. С тех пор и дружим.

— Почему так далеко? — удивилась Кира. — Я слышала, что большинство призывников в Краснодарском крае и служат.

— Отец настоял, чтоб подальше от дома. Меня туда определили по его ходатайству, — ответил Кирилл и продолжил методично уничтожать канапе.

Кира же совершенно забыла про еду и продолжила расспросы.

— Как это по ходатайству? Он же у тебя не военный.

— Не военный, — усмехнулся Кирилл. — Зато нужный. Причем очень многим людям. Друзей у него навалом. Тоже нужных. Других в окружении не держит.

— Раз у него такие связи, зачем же ты служил? Разве он не мог тебя, — Кира немного замялась, но все же продолжила, — отмазать, что ли?

— Мог конечно.

— Тогда почему он этого не сделал? Он же твой отец!

Кирилл криво усмехнулся и ответил:

— Кира, ты его не знаешь. Он не только не отмазал, но еще и настоял. Мой отец — человек жесткий и упертый до крайности. В его защиту могу сказать, я бы на его месте поступил также.

Кира широко раскрыла глаза и замерла в надежде услышать продолжение истории.

— Я тогда был, скажем, малость несерьезным. Понимаешь, мне всегда все доставалось легко. В школе никогда не было проблем с учебой. Я бы и на золотую медаль мог выйти. Но не хотел, незачем было. В университете та же ситуация. Те предметы, что мне нравились, я посещал. Ну как, посещал, иногда наведывался в родные пенаты Политехнического. Даже что-то учил. Остальное мне просто ставили. Даже не за деньги, а за возможность когда-нибудь воспользоваться помощью отца. Как сама понимаешь, на пользу моему характеру это не пошло. Потом клубы, дискотеки, студенческая жизнь во всей красе. Приходил домой под утро. Хорошо если приходил. Отец тогда занят был очень, разъезжал по всей стране. А когда осел в краснодарском офисе, активно занялся мной. Смешно вспомнить, каким я тогда был разгильдяем. Один раз мы с друзьями на середине сессии свалили в Египет на неделю. Отцу пришлось отстегнуть кругленькую сумму, чтобы не отчислили. В общем, армию он использовал как крайнюю меру по моему воспитанию. Натана кстати его папаша сослал под Питер по той же причине.

— Вот это да! — воскликнула Кира. — Я бы никогда не подумала, что ты таким был. Ты всегда такой серьезный и ответственный! Очень много работаешь.

— Мне пришлось таким стать, Кира. Я люблю отца, да и он меня тоже. Но мой отец относится ко мне как к вложению. Кормил, растил, пора получать дивиденды. Сколько себя помню, он всегда говорил, что я должен продолжить бизнес, стать его правой рукой. Он бы меня просто выжил за негодностью, если бы я не начал оправдывать его ожидания.

— То есть, будь твоя воля, ты бы не работал в «Полярисе»? — спросила девушка.

— Еще как работал бы. Я люблю эту фирму, и сделаю все от меня зависящее, чтобы она росла и процветала. Но это сейчас. Тогда я был другим.

— Ясно, — вздохнула она.

— Откровенность за откровенность, милая. Когда про свою семью расскажешь?

— Здесь рассказывать особо нечего, — Кира попыталась уйти от ответа.

— Ну брось, конечно же есть, — настаивал он.

— Родители как родители, — девушка стала сосредоточенно рассматривать собственный маникюр.

— Кира, я знаю, что ты сирота и живешь с отчимом.

Девушка встрепенулась.

— Интересно откуда?

— Ты думала, мне будет сложно копнуть в твою биографию? — усмехнулся он.

Кира посмотрела на него подозрительно:

— Зачем тебе это понадобилось?

— Ты открытая девушка, и мне это нравится. Но как только заходил разговор о семье, ты всегда переводила тему. Так быть не должно. Давай договоримся: если я у тебя что-то спрашиваю, ты мне сразу и честно отвечаешь. Пусть это войдет у тебя в привычку.

4 марта 2015

12:00

Время летело, словно реактивный самолет. Кира с головой погрузилась в учебу. Свободной минуты на что-либо еще почти не оставалось. Хорошо, что Кирилл уехал в командировку, и ей удалось посвятить зубрежке несколько вечеров. На работе ей тоже не давали спуска. Светлана Борисовна словно задалась целью выжать из Киры все соки за то время, что девушка проводит в офисе. Но Кира все равно наслаждалась каждым прожитым днем. Она идет к своей цели. Стала своей в бухгалтерском отделе. Ее ценили, давали все более сложные задания. И с учебой все складывалось. А самое главное — у нее есть Кирилл.

Она уже и представить не могла, как это — жить без его крепких объятий, властных губ, нежного баса. Как наркоманка с нетерпением ждала новых встреч, без оглядки отдавалась ему. Мечтала лишь о том, чтобы Кирилл всегда был рядом.

«Дорогая, да ты влюбилась!» — вдруг всплыло в сознании Киры.

Девушка улыбнулась собственным мыслям, и попыталась сосредоточиться на очередном отчете. На столе нетерпеливо завибрировал телефон. Кира глянула на экран и сразу взяла трубку.

— Привет! — радостно проговорила она.

— Здравствуй, милая, — ответил теплый голос. — Пойдем обедать!

— Как, ты уже в Краснодаре? — удивилась девушка.

— Не только в Краснодаре, но и в офисе. Одевайся, встретимся у выхода.

— Прости, не могу. Я сегодня отпросилась пораньше. Мне нужно в колледж к трем. До этого времени мне еще нужно доделать отчет. Так что никак.

— Понятно, — голос на другом конце помрачнел. — Тогда вечером?

— Прости, но вечером тоже не выйдет, — оправдывалась Кира. — Я же думала, ты вернешься только в пятницу. Мне нужно подготовить проект по дизайну кухни. Завтра буду сдавать. Мне еще много чего нужно доделать.

— Вот у меня и доделаешь, — настаивал он.

— Кирилл, не обижайся. Не могу, правда! У тебя мне толком не удается сосредоточиться, а мне нужно все подготовить до завтра.

— Завтра, так завтра, — Кирилл бросил трубку.

Девушка горько вздохнула. Обиделся. Ей было приятно, что Кирилл хотел с ней видеться как можно чаще. Но его настойчивость и требовательность немного пугали.

5 марта 2015

19:30

Кирилл гипнотизировал телефон грозным взглядом. Он звонил Кире уже три раза и все безуспешно. Звонки уходили в голосовую почту.

— Не играй со мной девочка, — проговорил он злобно и набрал ее номер в четвертый раз.

— Привет, извини, не слышала звонков, — запыхавшимся тоном ответила Кира. — Только пришла домой.

— Часа тебе хватит, чтобы собраться? — Кирилл решил начать с главного.

— Ой, милый, у меня сегодня тоже не получится, — жалобно проговорила Кира. — Препод раскритиковал наши проекты в пух и прах. Всю ночь придется переделывать. Но на выходных я буду свободна.

Кирилл хмыкнул, помолчал немного и продолжил:

— Кира, что за глобальная занятость. Я этого не понимаю. Я тебя пять дней не видел, а ты продолжаешь кормить меня завтраками! Меня это напрягает, — проговорил он с нажимом на последнее слово.

— Я понимаю, милый. Но что я могу поделать? На выходных обещаю…

— Хорошо, Кира.

Он медленно положил телефон на стол.

— Значит, занята, — проговорил он сам себе. — Проект у тебя, работа. Прям пчелка Майя! Ладно, я тебя разгружу. Проверим, в занятости ли дело!

Недолго думая он набрал номер главного бухгалтера.

6 марта 2015

08:15

Кира спешила в офис как могла. Противный трамвай сломался на середине дороги. Пришлось спешно менять маршрут. Опаздывать на работу в «Полярисе» было строго запрещено и каралось приличными штрафами. Поэтому Кира буквально вбежала в кабинет, чуть не сбив при этом сотрудницу с чашкой кофе.

— Синичкина, ты куда так летишь? — одернула ее та.

— Извини, Ир, я не хотела.

— Тебя кстати Светлана Борисовна на ковер требует.

— О боже, — Кира горько вздохнула, сложила вещи у своего рабочего стола и пошла сдаваться начальству.

Светлана Борисовна как обычно сидела в своем кабинете, чинно потягивая кофе. Когда Кира вошла, та одарила ее таким взглядом, словно девушка совершила кражу в особо крупных размерах.

Кира вжала голову в плечи, готовясь к очередному разносу:

— Здравствуйте, Светлана Борисовна. Извините, что опоздала. Трамвай сломался, и я…

— Синичкина, оставь объяснения при себе. Я тебя не за этим вызвала.

Кира еще больше испугалась.

— Что-то не так со вчерашним отчетом?

— Да нет, с отчетом все так, — женщина продолжала буравить Киру взглядом.

Услышав последнее, девушка приободрилась.

— Тогда я могу возвращаться к работе?

— Нет, не можешь! — Светлана Борисовна ехидно улыбнулась.

— То есть как?

Женщина выдержала паузу и продолжила:

— Ты у нас теперь в отпуске до особого распоряжения!

— Вы что увольняете меня из-за опоздания? Но я ведь обычно прихожу вовремя! Этого больше не повторится! — начала оправдываться Кира.

— Успокойся, Синичкина! Ты в от-пус-ке — та произнесла последнее слово по слогам.

— Но я еще даже полгода не проработала, — воскликнула девушка. — И я хотела взять отпуск в конце мая, на сессию.

Глаза Светланы Борисовны превратились в две щелки.

— Повторяю, с этого дня ты в отпуске до особого распоряжения. С сохранением зарплаты, так что поздравляю. Ты теперь у нас на особом положении!

— Разве так можно? — удивилась Кира.

— До вчерашнего дня было нельзя, — отчеканила бухгалтерша. — Теперь видимо можно. Так что гуляй, пока гуляется. И больше меня не беспокой. Некоторым тут за зарплату нужно работать. Не всем же с замом генерального крутить романы!

Последнее высказывание женщины заставило Киру покраснеть от макушки до пят.

— Так это Кирилл распорядился отправить меня в отпуск? — задохнулась девушка.

— Для кого Кирилл, а для кого и Кирилл Александрович, — отрезала та. — Ты свободна.

Кира не помнила, как вышла из кабинета Светланы Борисовны.

«Зачем же он? Как же он так мог? Что обо мне теперь здесь будут думать? И что делать дальше?» — захотелось расплакаться прямо посреди офиса, но Кира удержалась. Она не позволит сделать из себя посмешище. Хватит и того, что теперь о ее отношениях с Кириллом будут судачить все, кому не лень.

Трясущимися руками Кира собрала нехитрые пожитки, покидала все в объемистую сумку и, не поднимая глаз, вышла из офиса.

«Что теперь делать? Ехать домой? — думала она понуро. — Ну уж нет!»

Девушка достала телефон, и уже почти было набрала номер Кирилла, затем резко кинула аппарат обратно в сумку.

— Нет, объясняться будем лично! — проговорила она твердо и стала ловить маршрутку.

До дома Кирилла она добралась быстро. Лишь по приезде подумала, что его вполне может и не быть. Удача ей улыбнулась. В коридоре почти сразу послышались шаги.

Но удача ли… Еще минуту назад готовая к яростному спору, Кира вдруг оробела.

«Что я ему скажу? Зачем оставил без работы? Зачем выставил наши отношения на всеобщее обозрение? Зачем лишил меня возможности строить карьеру?»

Слишком много «зачем». Времени на размышления не осталось.

— Привет! — Кирилл открыл дверь с довольной улыбкой.

Девушка прошла в коридор и вскользь заметила, что одет он в джинсы и майку. Значит, на работу не собирался.

В квартире вкусно пахло кофе и свежими булочками. Кира невольно сглотнула слюну. Только сейчас поняла, что в последний раз ела вчера днем.

Кирилл помог ей снять куртку и с видимым удовольствием оглядел девушку. Сегодня ей было некогда прихорашиваться. Утром Кира натянула первое, что попалось под руку — белую блузу с небольшим вырезом и классическую черную юбку. Волосы оставила распущенными, накраситься толком не успела. Но все эти огрехи его, похоже, нисколько не смущали.

— Завтракать будешь, молчунья? — продолжил он все с той же веселостью.

Его задорная улыбка ужасно разозлила девушку.

«Стоишь тут, ухмыляешься! А меня по твоей милости из офиса выгнали и в проститутки записали!» — кричал внутренний голос.

— Зачем ты это сделал? — выпалила Кира без предыстории. Лицо ее сделалось мрачнее тучи.

— Что сделал? — с деланной настороженностью спросил Кирилл.

— Не прикидывайся! Не проще было меня сразу уволить?

— Я не хотел тебя увольнять, Кира, — губы его снова растянулись в улыбке.

— Ты практически это сделал! — продолжала бушевать она.

— Девочка, я не пойму суть твоих претензий. Ты жаловалась, что у тебя мало времени. Ты говорила, что не успеваешь по учебе. Я решил твою проблему!

— Оставив меня без работы? Замечательное решение, ничего не скажешь!

Кирилл пожал плечами.

— Я не оставил тебя без работы, всего лишь отправил в отпуск. Ты сможешь вернуться летом, когда сдашь сессию. Даже сможешь пройти стажировку в дизайнерском.

— И буду получать зарплату за то, что с тобой сплю? Мне так не надо! — Кира почти кричала.

— А что такого важного ты делала в своем отделе? — Кирилл посерьезнел. — Училась разносить кофе, крапала никому не нужные отчеты? Ты вполне обойдешься без такого опыта работы.

— Я сживалась с коллективом, начинала строить карьеру, и…

— Кира, не смеши меня, — отмахнулся он. — Какая карьера?! Я тебе услугу сделал, считай подарок.

— Ничего себе, подарочек! Врагу не пожелаешь!

— Остынь, — голос Кирилла сделался резким. — Ты работаешь в моей фирме, а значит на меня. Я нашел более подходящее применение тебе и твоему времени. Что тут непонятного?

— Ты сделал меня содержанкой!

Дальше слушать Кирилл не стал. Он схватил ее за плечо и почти насильно повел в зал.

— Что тебя смущает? — он придвинул ее спиной к столу и уперся двумя руками в столешницу. Девушка оказалась между его рук. Теперь ей было не вырваться, но поняла она это не сразу. — У тебя будет больше времени, мы сможем чаще видеться. Или ты этого не хочешь?

— Так это все из-за того, что я не смогла вчера с тобой встретиться? — горько проговорила она.

— Вчера, позавчера, и на прошлой неделе была пара вечеров. Мне нужно, чтобы ты была со мной столько, сколько я хочу!

— А ты подумал, какие сплетни теперь будут ходить обо мне в офисе? Как я смогу туда вернуться? — Кира почувствовала, что сейчас расплачется.

— Не говори глупостей. Светлана Борисовна умная женщина. Ни слова никому не скажет. Я тебя уверяю, — он наклонился к ней и поцеловал в щеку.

— Кирилл, прекрати!

Два маленьких кулачка уперлись ему в грудь. Это его лишь раззадорило. Он схватил Киру за талию и усадил на стол. Девушка попыталась вырваться, но Кирилл перехватил ее руки.

— Ты мог хотя бы предупредить меня! — жалобно воскликнула она.

— Чтобы ты начала просить меня этого не делать? Вот уж не стоило. Все, хватит разговоров, — проговорил он хрипло и стал целовать ее в губы. Целовал грубо, с нажимом, пока не почувствовал, что ее руки ослабли. Потом обнял ее, с силой прижимая к себе. Кира тут же обвила его шею руками. — Так-то лучше, милая.

Жаркие поцелуи выгнали из головы девушки все до единой мысли. Не прошло и полминуты, как он расстегнул пуговицы ее блузки и стал губами ласкать ее шею и верхнюю часть груди. Распаленная его прикосновениями, Кира зарылась пальцами в его волосы и привычно отдалась на милость его напористых ласк. Она знала, что последует дальше.

Кирилл рывком опустил ее на пол, повернул к себе спиной, снял блузку и зашвырнул лифчик вглубь квартиры. За лифчиком последовала и его футболка. Он чересчур сильно дернул за молнию юбки. Та поддалась, но собачка от молнии осталась у него в пальцах. Кира этого даже не заметила.

— Молодец, что чулки надела, — проговорил он ей на ухо и поцеловал шею.

Кира услышала, как он расстегивает ремень и стаскивает джинсы. Затем его руки снова оказались на ее талии. Он стащил с нее трусики и усадил обратно на стол. И снова девушка оказалась плотно прижатой к его груди. Кира обхватила его торс ногами, готовая к вторжению.

— Сразу бы так! — он обхватил ее бедра руками и со сдавленным стоном вошел в нее. — Милая моя девочка, как же я по тебе соскучился.

Она сладко застонала, почувствовав его внутри себя. Он снова завладел ее губами и продолжил двигаться. Его резкие и напористые движения рождали в ней яркие вспышки наслаждения. Длилось это не слишком долго, от силы минут десять, но Кире хватило.

— Вот так, милая, вот так, — услышала она, ощущая, как он изливается в нее.

Он с минуту прижимал ее к груди, давая возможность прийти в себя. Нежно гладил ее спину, покрывал поцелуями лицо и шею. Затем подхватил на руки и отнес в ванную. Здесь он поставил ее на ноги, повернул к себе спиной и критически осмотрел. На нежной коже ее бедер отчетливо выделялись красные следы его пальцев.

— Черт, похоже, опять синяки будут. Больно?

— Нет, — ответила Кира. Она все еще не могла унять прерывистое дыхание. Ноги подкашивались. — Все хорошо.

— Прости, буду нежнее.

— Помнится, когда-то ты мне это уже обещал, — улыбнулась она.

Кирилл тоже забрался в ванную и пустил душ.

Они вдоволь понежились под струями теплой воды. Переоделись в халаты и отправились на кухню завтракать. Все это время грустные мысли продолжали терзать сознание Киры. Но высказать их она не решалась. Все ее аргументы были разбиты о его циничную логику.

Кира дождалась, когда он поставит перед ней кружку с дымящимся кофе и наконец решилась спросить:

— Может быть, ты передумаешь по поводу работы? Пожалуйста!

Кирилл усмехнулся.

— Не сдаешься, да? Кир, я когда-нибудь менял свои решения? — девушка покачала головой. — И сейчас не буду. Тема закрыта.

8 марта 2015

23:50

За окном мерцали звезды. В спальне царил приятный полумрак. Кирилл с удовольствием вдыхал сладкий цитрусовый аромат волос спящей девушки. Ее обнаженное тело покоилось в кольце его рук.

— Я с тобой скоро сексоголиком стану, — шепнул он ей на ушко.

Он любил эти моменты абсолютного покоя. Когда Кира засыпала в его руках, он чувствовал себя так, словно целый мир принадлежит ему одному.

Кира безотлучно находилась в его квартире три дня подряд. Завтра она тоже останется здесь. Такое положение вещей его очень даже устраивало. Когда девушка была в его доме, он чувствовал себя счастливым, уверенным. Теперь он сможет видеть ее каждый вечер. Больше никаких отговорок.

Надо было сразу отправить ее в бессрочный отпуск. Пока он ее хочет, Кира должна быть полностью в его распоряжении.

На ум пришли его прошлые увлечения. Раньше он никогда не чувствовал настолько огромного желания безраздельно обладать кем-то. Даже бывшую жену он никогда не хотел так сильно. Он любил ее, по крайней мере первые полгода. Потом жил с ней по привычке. Да и женился только потому, что была дочерью одного из партнеров фирмы. Отец настаивал. Тогда Кирилл подумал — а почему бы и нет. Красивая, умная, с приданым. Подходящая партия. Может быть, и жил бы с ней до сих пор, но не сложилось.

Кира же совершенно другое дело. Слишком молодая, хотя и достаточно умная, забавная. Да, очень красива, но на Кубани это никогда не считалось редкостью. Кирилл не мог понять, почему она стала для него так важна.

Важна, и все тут. Впрочем, такая сильная страсть имеет свойство быстро перегорать. Кирилл мысленно дал себе месяц. В крайнем случае два. Да, два месяца — более чем достаточный срок, чтобы ею пресытиться.

Глава № 13 «Движение вперед»

8 Июня 2015

11:30

— Ну что, сдала? — спросил Кирилл, встречая девушку с последнего экзамена.

— Сдала! — воскликнула та абсолютно счастливым тоном. — Я так рада, что мы наконец едем на море!

— Прыгай в машину, — пригласил он ее и тронулся в путь.

Последние три недели дались Кире нелегко. Первая в жизни сессия вытянула из нее все силы. Девушка ночи напролет сидела за учебниками. Переживала, почти ничего не ела. И наотрез отказалась от предложения Кирилла помочь со сдачей экзаменов. Впрочем, тот не настаивал. Он сам почти сутками пропадал в офисе. Близилось начало работы по проекту отеля в Омане. Кирилл пытался наладить дела таким образом, чтобы самому никуда ехать не пришлось. Даже если придется, то максимум на месяц.

Не потащит же он Киру в крохотный исламский Мирбат, где и заняться-то нечем, кроме как мозолить глаза аборигенам на пляже. Учитывая специфику местных нравов, этого Кирилл ей точно не позволит. Пусть она лучше ждет его в Краснодаре. Слишком долгой разлуки не хотел.

Кирилл привык, что девушка всегда рядом. Официально она к нему так и не переехала, но почти все время проводила у него. В его квартиру плавно перекочевали все ее учебники, косметика, сумочки и остальные вещи. А одежды он ей накупил столько, что теперь она занимала добрую половину огромного шкафа в гостевой комнате.

Он с нетерпением ждал окончания экзаменов Киры. В последние дни на девушку было попросту жалко смотреть. Она похудела, под глазами залегли темные круги. Приходилось силой заставлять ее ложиться спать.

Кирилл решил, что несколько дней на Черном море пойдут ей на пользу. Он бы предпочел Испанию или на худой конец Турцию. Но у Киры не было загранпаспорта. Эх, не подумал заранее.

15 Июня 2015

13:00

— Ты чего такой хмурый? Еще вчера рассказывал, как замечательно отдохнул со своей златовлаской, — удивился Натан, зайдя в кабинет Кирилла.

Тот напряженно зыркнул в сторону друга и снова опустил взгляд на стол.

— Что это за натюрморт? — Натан указал на разбросанные по столу Кирилла бумаги и конверты.

— Да вот полки разбираю. Решил почистить рабочее место на свою голову. Все настроение в трубу.

— Брось ты всю эту лабуду! Попросил бы секретаршу. Зачем свое время тратить? — простодушно отметил Натан.

Кирилл бросил на стол простенький белый конверт без обратного адреса.

— Что это? — Натан потянулся за конвертом.

— Затесалось среди рекламных проспектов. Привет от знакомца, — мрачно сообщил Кирилл. — В этот раз запоздалый.

Натан открыл конверт и достал свернутый в несколько раз обычный белый лист формата А4. На листе черными печатными буквами было написано:

«Отсчет продолжается, осталось три года».

Коротко и содержательно.

— Звездец, — прошипел Натан.

— Он самый, — подтвердил Кирилл. — Уже думать забыл про этого упыря.

— Все-таки думаешь, он?

— А кто? Карлсон, который живет на крыше? — горько усмехнулся Кирилл. — Рыков это, больше некому. Не сидится майору на нарах спокойно.

— Но он же всегда отправлял тебе послания в апреле!

— Дату на конверте глянь! Пусть только попадется мне на глаза, как выйдет из тюряги. Собственными руками придушу.

Натан глянул на дату. Так и есть, двадцать первое апреля. День в день.

— Топчет же такая мразь землю. Как призрак убитой жены его в могилу еще не свел…

17 июня 2015

10:00

Кира тихонько постучала в дверь с надписью: Игнат Валерьевич Шилов — руководитель дизайнерского отдела ЗАО «Полярис». Ответом ей была тишина.

«Может быть, его нет?» — она постучала еще, в этот раз посильней.

Вскоре из-за двери донеслось грозное:

— Войдите!

Кира вошла и робко прикрыла дверь.

За объемистым столом восседал лысый мужчина в белоснежной рубашке и черных брюках. На вид лет тридцать пять. Определить его рост в сидячем положении Кира не могла, но новый начальник показался ей огромным. Всему виной молодецкий торс, бычья шея и огромные мускулистые руки мужчины. Такими ручищами не по клавишам стучать следовало, а дровосеком стать или охотиться на медведей.

— Добрый день, — вежливо поздоровалась девушка и подошла к столу.

Мужчина смерил ее взглядом:

— Я смотрю, все лакомое достается только начальству, — пробурчал он себе под нос.

— Что, простите? — девушка невольно поежилась от его взгляда.

— Кира Ивановна, я полагаю? — проговорил мужчина официальным тоном.

— Можно просто Кира, — девушка смутилась еще больше.

— Хорошо, просто Кира. Думаю, Кирилл Александрович рассказал вам о вакансии? — он дождался кивка и продолжил: — Замечательно. Предупреждаю сразу, не думайте, что вы здесь на особом положении. Я люблю, когда сотрудники четко выполняют возложенные на них обязанности. Нянчиться с вами никто не будет. Это ясно?

Кира снова кивнула.

— Вот и хорошо, — мужчина поднялся с места и позвал Киру с собой: — Пойдемте, представлю вас коллективу, освоитесь и приступайте к работе.

Сердце девушки сжалось в предвкушении.

Еще минута и она оказалась в святая святых: огромном офисе дизайнерского отдела. Здесь располагалось человек двадцать, не меньше. Каждый за объемистым чертежным столом с приставленными рядом мониторами. Кто-то стучал по клавишам, кто-то рылся в разбросанных на общем столе пробниках тканей и обоев, кто-то рисовал замысловатый график на белой доске.

— Здравствуйте, Игнат Валерьевич, — раздавалось то тут, то там.

Шилов отвечал на приветствия кивками, но нигде не задерживался, пока не привел Киру к щуплого вида рыжеволосому пареньку лет двадцати пяти. Едва он оторвал взгляд от монитора, как Игнат произнес:

— Сережа, вот твоя новая ассистентка. Покажи ей тут все, — с этими словами Шилов покинул кабинет, оставив Киру на попечение скромного и вежливого Сергея Брянцева, чьим помощником ей теперь надлежало трудиться.

Часть четвертая

Глава № 14 «Лес рубят — ананасы летят»

22 июня 2015

12:30

В окно офиса било яркое солнце. Кирилл передернул плечами, представляя, как жарко должно быть сейчас в Омане. К счастью, ему все же не придется испытать всю прелесть местного климата. Как хорошо, что Антон Фаворцев сразу согласился занять место Кирилла в зарубежном проекте.

На мониторе плавно сменяли друг друга изображения эскизов. Кирилл никак не мог сосредоточиться. Мысли то и дело возвращались к Кире. Он щурился от удовольствия, вспоминая, что делал с девушкой этим утром. С тех пор, как Кира получила вожделенное место в дизайнерском отделе, ее отношение к нему стало еще более трепетным.

В прошлом в постели Кирилла перебывало немалое количество женщин. Гораздо более опытных, чем его молодая студентка. Но все они блекли в сравнении с его ласковой и пылкой милашкой. Кира умела показать, как нуждается в нем. Отдавалась ему страстно и по первому требованию. Кирилл чувствовал себя единственным собственником ее нежного тела. И что ему нравилось больше всего, девушка понимала и принимала его власть.

Кирилл признавал, что намеренно взял контроль за всеми сферами жизни девушки. Он всегда знал, где она, что делает, с кем проводит время. Он был с ней строг, но не груб. Впрочем, грубости не требовалось. Кира сама покорно следовала его желаниям и воспринимала это как само собой разумеющееся. Послушно докладывала ему обо всех событиях дня. Принадлежала ему. Именно принадлежала. Это ужасно его заводило.

Кирилл с улыбкой вспоминал то время, когда девушка отвергала его ухаживания. Как же сильно она изменилась потом. Куда только делись ее своенравность и острый язычок. Кирилл с наслаждением перекроил ее поведение на свой вкус. Если ему что-то не нравилось, он говорил ей сразу и ожидал в ответ немедленного согласия. Приручил ее словно щенка, используя тактику команд и поощрений.

Очередная попытка сосредоточить внимание на эскизах с треском провалилась, как только он вспомнил легкомысленное персиковое платье, в котором Кира выпорхнула сегодня из его квартиры. Не совсем годится для работы, но в дизайнерском дресс-кода не было и в помине. Народ ходил кто в чем горазд.

Кирилл глянул на циферблат. До обеда с клиентами еще больше часа. Встречаются они в ресторане напротив. Так что у него еще куча времени. Воображение быстро нарисовало томную картину того, как продуктивно он может это время использовать.

Рука сама потянулась к телефону.

— Привет, труженица, — промурлыкал он. — Заскочи на огонек, я соскучился.

— Кирюш, я не в офисе, — нежным тоном ответила Кира. До его слуха донеслись уличные звуки.

— А где ты?

— Меня отправили за образцами тканей для натяжных занавесок квартиры Измайловых. Помнишь тот проект, над которым Брянцев разрешил мне поработать?

— Ну да, ну да, — согласился Кирилл. Про проект он не помнил, потому что никогда не слушал рассказов Киры про работу. Но ей это знать было не обязательно. — Что им, послать больше некого было? Нашли бы какого-нибудь ассистента…

Кира засмеялась.

— Вот они и нашли. Меня!

Кирилл хмыкнул, сообразив, что сморозил глупость, и продолжил:

— Хорошо. Когда вернешься?

— Думаю, меня тут продержат часа два, не меньше. Какая-то новенькая сотрудница потеряла наш заказ. Сейчас ищут. Если не найдут, будут заново составлять. Освобожусь, могу зайти к тебе.

— Потом меня уже не будет, — вздохнул Кирилл. — Ладно, трудись, пчелка.

22 июня 2015

13:30

Кира больше часа промаялась в ожидании заказа. Наконец вожделенная папка оказалась у нее в руках. Можно ехать обратно. Новенькие босоножки больно натерли ногу. Кира плюнула на экономию и поймала такси. Теперь она спокойно могла себе это позволить. Недостатка в финансах у нее больше не было.

Кирилл не давал ей денег, но и не позволял тратить свои. Всегда все оплачивал сам. Частенько забрасывал подарками. Поначалу Кира смущалась и недоумевала, зачем ей столько новых нарядов и прочего. Кирилл коротко ответил, что хочет, чтобы девушка выглядела достойно. Кира повиновалась, разумеется, не без удовольствия. В первый месяц девушка дивилась, когда же Кирилл успевает выбирать ей подарки. Потом смекнула, что за него это делают консультанты женского магазина. Кира быстро привыкла к тому, что в квартире то и дело появлялся курьер с новенькими хрустящими пакетами удивительного содержания. Плюс, в дизайнерском ей пообещали на редкость приличный оклад.

Доехав до офиса, Кира расплатилась и уже было направилась ко входу в здание, как ее окликнули:

— Синичкина, ты что ли?

Голос показался ей знакомым. Кира обернулась и непонимающе уставилась на спешившего к ней долговязого юношу. Одет он был в белую футболку и простецкие джинсы. Мелкие кудри волос закрывали уши и лоб. Кира силилась разглядеть что-то знакомое в лице приближающегося парня, подметила покрытый веснушками нос и смеющиеся карие глаза. Тут радость узнавания отразилась на ее лице.

— Карсунов, Вадик! — воскликнула девушка. — Ты как здесь очутился?

Парень подошел, схватил Киру за талию, приподнял и звонко чмокнул в щечку.

— Здорово, бывшая соседка, — проговорил он счастливым тоном.

— Опусти, дурной! — девушка вцепилась в злополучную папку, боясь уронить.

Парень послушно опустил девушку. Отошел на пашу шагов и начал самозабвенно разглядывать.

— Вот это ты изменилась, Киренок-лисенок. Вырасти не выросла, но оформилась! Совсем уже взрослая! Я тебя по кудряшкам узнал.

— Хватит меня рассматривать! — смутилась девушка. — Сам-то тоже вот как изменился! Вырос на две головы! Если бы не окликнул, ни за что бы не узнала! Сколько мы не виделись? С вашего переезда в Питер четыре года вроде прошло.

— Ага, четыре. Я уже универ заканчиваю. Но нашу ватажку любителей волейбола не забыл! Вот было времечко! — парень мечтательно закатил глаза.

— Помню, — Кира грустно улыбнулась.

— Как ты тут? Рассказывай! — потребовал он. — Пойдем, прогуляемся?

Едва Кира сделала шаг, как свежая мозоль тут же напомнила о себе. Девушка поморщилась.

— Пройдем лучше в ресторанчике посидим. Здесь через дорогу есть очень приличный.

Вадик закивал и галантно предложил Кире взять его под руку.

Несмотря на обеденный час в ресторане оказалось почти пусто. Главный прямоугольный зал был довольно большим. Столики здесь располагались в шахматном порядке. Белые и нарядные, как и остальная обстановка итальянского ресторана. Парочка уютно устроилась в крайнем от входа углу у окна. Вскоре им принесли кофе с мороженым. Кира с головой погрузилась в рассказы Влада о питерской жизни.

22 июня 2015

14:00

Кирилл прищурил глаза, привыкая к скудному освещению ресторана после яркого уличного солнца. К нему тут же подошел метрдотель.

— Добрый день, Кирилл Александрович! Александр Демьянович заказал Вип кабинку. Проследуйте за мной.

Он повел Кирилла в нужном направлении. Вип кабинка оказалась недалеко от входа. Едва глаза привыкли к скудному свету зала, как он уже очутился в ярко освященной уютной комнате. Здесь уже накрыли большой стол, пестреющий разными закусками, салатами и прочей снедью.

— Александр Демьянович еще не пришел? — спросил Кирилл у норовившего улизнуть служащего.

— Нет, вы первый, — сообщил тот и был таков.

— А я-то думал, это я опаздываю, — Кирилл вздохнул и сел во главе стола.

Ждать ему пришлось всего несколько минут. Вскоре в дверях появился отец.

— Ты уже здесь? Хорошо, — проговорил он деловито. — Документы взял?

Кирилл похлопал по пухлой черной папке, что совсем недавно положил на стол.

Отец одобрительно кивнул и сел рядом.

— Кстати, Кирилл, ты наконец образумился?

— Ты о чем, пап?

— Я имею ввиду твои амурные дела с этой молоденькой ассистенткой. Как же ее, — Трубачев старший щелкнул пальцами, силясь вспомнить имя. — Кажется, Кира?

— Причем тут она? — удивился Кирилл.

— Так ты с ней расстался? — продолжал отец.

— Нет, а к чему вопрос? — голос сына заметно напрягся.

— Тогда какого рожна она милуется с каким-то долговязым недорослем в главном зале?

Кирилл тут же вскочил с места.

— Сиди, куда пошел? — рявкнул Александр Демьянович. — Сейчас клиенты придут!

Но тот его уже не слушал. В три прыжка преодолел расстояние до двери, вышел в главный зал и огляделся. Он не сразу приметил парочку, что устроилась в дальнем углу у окна. А когда приметил, руки сжались в кулаки.

В это время Кира над чем-то смеялась, а сидевший рядом парень поглаживал ее по руке.

— Так вот за какими образцами ты поехала, милая, — прошипел он тихо. — Я и не знал, что ты так складно врать умеешь.

На память тут же пришли события трехлетней давности, когда его бывшая жена норовила уйти из дома под любым предлогом.

«Милый, мне надо к зубному! Милый, мне срочно нужно на маникюр!» — и так далее, и тому подобное. Дома Оксана сидела редко. Кирилл не раз ловил ее на лжи. Спускал ей все, потому что ему было глубоко безразлично, как жена проводит свободное время. Результат получился соответствующий.

Но Кира — совсем другое дело. Послушная и открытая.

«Или я все это себе придумал? Неужели угораздило встретить молодую копию бывшей? Что врет по три раза на дню и бегает к любовникам».

Мужчина заскрипел зубами. Первым желанием было подойти к столику Киры и вырвать руку назойливому парнишке, а лучше ей. Но Кирилл сдержался. Не будет он устраивать сцены посреди ресторана. К тому же краем глаза он заметил, как входная дверь открылись, впуская внутрь тех самых клиентов, с которыми у Трубачевых была назначена встреча. Он выудил из кармана телефон и нажал кнопку вызова.

Девушка тут же подхватила лежащий на столе телефон.

— Привет, — звонким голосом ответила она. — Я уже почти освободилась.

«Врет и не краснеет!»

— Повернись направо, — он дождался, пока девушка повернется. Через пару секунд их взгляды встретились. Расстояние между ними было достаточно велико, но Кирилл не сомневался, что она разглядела его выражение лица. Улыбка ее угасла. — Через полчаса в офисе!

С этими словами он положил трубку, навесил на лицо приветливую улыбку и повернулся навстречу клиентам.

Сосредоточиться на разговоре Кириллу удалость с трудом. Видя состояние сына, отец сразу взял инициативу в свои руки и через пятнадцать минут контракт был подписан. Кирилл еле высидел положенное для приличия время, затем сослался на срочные дела и отправился в офис.

За обедом он успел махнуть пару приличных порций коньяка, но хмельной напиток ничуть не подействовал. Гнев по-прежнему душил Кирилла в полную силу. Поднявшись на свой этаж, он проигнорировал оклик секретарши и вошел в свой кабинет. Киры здесь не было. Зато на столе красовалась увесистая корзина с фруктами. Кирилл недоуменно посмотрел на корзину и вышел в приемную.

— Наталья Михайловна, а что это за Эверест из цитрусов у меня на столе? — спросил он.

— Я же вам пыталась сказать, — ответила та, улыбаясь. — Артур Арсенович привез вам из Таиланда, сказал, вы любите. И мне вот тоже принес.

Она указала рукой на стоявшую в приемной корзину поскромнее.

Кирилл проигнорировал радость секретарши и строго спросил:

— Синичкина появлялась?

— Да. Я сказала, что вы на встрече и будете нескоро.

Кирилл сощурил глаза и резко произнес:

— Пусть явится немедленно!

22 июня 2015

14:45

Сердце Киры гулко стучало, а ноги живо несли ее на седьмой этаж. Противного лифта девушка дожидаться не стала. Даже мозоль была забыта. В голове ее роились мысли одна краше другой:

«Неужели ревнует? Но разве можно ревновать к Вадику! Это же друг детства! Впрочем, откуда Кириллу знать, что это друг детства. Наверняка представил себе что-нибудь отвратительное. Нет, он же не глупый! Сейчас объясню ему ситуацию, и он сразу все поймет».

Эта мысль приободрила Киру, и та смело вошла в кабинет Кирилла.

— Дверь закрой, — рявкнул он.

Кира выполнила просьбу, слегка обидевшись на грубой тон. Она обернулась и встретилась с ним взглядом. О сколько же ярости плескалось в этих карих глазах. Девушка невольно попятилась обратно к двери.

— Кирилл, я… — начала лепетать она и осеклась.

Мужчина стоял возле стола, скрестив руки на груди. Губы его были плотно сжаты, а глаза превратились в щелки. Из груди вырывалось частое гневное дыхание.

— Ну продолжай, раз начала, — произнес он после паузы.

Девушка нервно сглотнула и двинулась в сторону Кирилла.

— Милый, я так и знала, что ты все неправильно поймешь! — она попыталась протянуть к нему руки, но остановилась, услышав ехидный смешок.

— Ага, конечно, — в его взгляде скользнуло презрение. — Ты когда так врать научилась? За образцами она поехала. Хорош образец. Лет на десять меня моложе?

— Все совсем не так, — всплеснула руками Кира. — Это мой хороший знакомый, я встретилась с ним у офиса! Я действительно ездила за образцами. Могу их показать!

— Как у тебя все складно получается! — Кирилл по-прежнему не двигался с места и буравил девушку жестким взглядом. — Только вот нестыковочка. Ты сказала, что будешь занята два часа. Забыла уточнить, чем именно?

— Ты меня не дослушал! Я освободилась раньше, и совершенно случайно встретила Вадика…

— Ах, значит, Вадика, — Кирилл начал наступать на девушку.

— Не передергивай! — воскликнула она.

— Что я тут передергиваю, Кира?

— Кирилл, успокойся, — девушка старалась говорить ровным тоном. — Я возвращалась в офис, встретила старого знакомого. Выпила с ним кофе. Что тут страшного? Я тебе не врала, просто освободилась раньше! И я обязательно рассказала бы тебе вечером. Ну подумай, зачем бы я устроила свидание у тебя под носом? Я ведь знаю, что половина сотрудников периодически ходит обедать в тот ресторан!

Кирилл смерил ее долгим взглядом.

— Ну что ты молчишь? — Кира посмотрела на него вопросительно.

Он взял из корзины с фруктами увесистый ананас и начал им поигрывать.

— Допустим, все так, как ты говоришь, — его тон был обманчиво спокоен. — Только вот я нутром чую, что ты мне и половины не рассказала!

Робкая улыбка моментально сбежала с лица девушки. Кирилл медленно двинулся в ее сторону. Кира начала пятиться пока не уперлась спиной в стену. Он остановился на расстоянии вытянутой руки.

— Ты мне не веришь? — голос ее дрогнул.

Кирилл проигнорировал ее вопрос и грубо продолжил:

— Ты забылась, девочка. И глубоко ошибаешься, если думаешь, что можешь проводить время с каким-то мальцом за моей спиной. Я в принципе не верю в дружбу между мужчиной и женщиной. И ни за что не поверю, что этот юнец не пускал на тебя слюни. А ты, милая, сидела там и позволяла себя гладить, смеялась, флиртовала. Ты думала, я спущу тебе это с рук? Ты больше никогда не пойдешь никуда ни с одним мужчиной, которого я не знаю. Кто бы он ни был. Друг, брат, сват, не важно. Пока ты со мной, ты будешь делать, как я скажу. Это ясно?

Девушка онемела, пригвожденная к месту его резким тоном.

— Если у тебя появится даже мысль меня одурачить, прощенья не жди! — продолжил он.

— Но я не… — попыталась ответить Кира.

— Молчать! Думаю, ты не поняла. Представь, что это твоя голова, — он показал ей зажатый в правой руке ананас. — Если ты мне хоть раз изменишь, и я об этом узнаю, случится вот что!

С этими словами он с размаху впечатал безвинный фрукт в стену всего в двадцати сантиметрах от лица Киры. Девушка вздрогнула от удара. Ее левое плечо и шею оросили сладкие брызги сока и мякоти, но она, похоже, этого не заметила. Вжала голову в плечи и испуганно на него смотрела.

Он отбросил остатки ананаса и попытался схватить девушку за плечо. Кира дернулась в сторону, но убежать не смогла.

Он прижал ее к стене, взял подбородок в руку, наклонился и прошипел в губы:

— Ты все поняла?

Девушка кивнула. Кирилл впился глазами в ее лицо, высматривая что-то лишь одному ему ведомое. Словно просвечивал через рентген. Тут Кира почувствовала его руку у себя под платьем. Он поднял подол, схватил ее за ягодицы и с силой придавил к себе. Кира слабо охнула и попыталась его оттолкнуть.

— Не надо! — взмолилась она.

— Хватит реветь, — произнес Кирилл.

Только сейчас Кира почувствовала, что по щекам струятся слезы.

— Я с тобой пока еще ничего не сделал, — он отпустил ее и отступил на шаг.

Кира смахнула слезы рукой и уставилась на пол не в силах поднять взгляда. Кирилл молча ждал, когда она прекратит плакать. Но девушка не могла унять слез.

— Если ты сейчас же не успокоишься, я продолжу то, что начал. И уже не остановлюсь!

Неожиданно дверь кабинета открылась. Кирилл оглянулся и увидел в дверях Натана.

Кира затравленно посмотрела сначала на Кирилла, потом на его друга и рванулась к выходу. Натан отскочил в сторону, пропуская девушку, и недоуменно уставился на Кирилла.

— Чего это она? — спросил он ошалевшим тоном.

Глава № 15 «Главные слова»

22 июня 2015

15:20

— Ты выбрал самое неудачное время, чтобы ввалиться без стука, — Кирилл буравил друга взглядом.

— Ну прости, я ж не знал, что у вас кипят такие страсти! Я с новой презентацией на проверку, — Натан прикрыл за Кирой дверь и прошел внутрь. — Это ты ее довел?

— Сама виновата, — буркнул тот в ответ и выругался, чуть не наступив на остатки ананаса.

— У вас тут был бой фруктами? — усмехнулся пиарщик, кивнув на пятно на стене. — Кто победил?

— Натан, не до твоих шуточек.

Кирилл обошел стол и сел на свое место. Друг последовал за ним и, ничуть не стесняясь, достал из бара бутылку коллекционного коньяка. Кирилл скосил на него взгляд.

— Ты что сюда бухать пришел? Не до этого мне.

— Очень даже до этого. Вот сейчас налью тебе бокальчик, ты мне и расскажешь, как докатился до такой жизни, — с этими словами Натан плюхнулся в кресло напротив и стал разливать напиток. — Держи!

Кирилл взял предложенный бокал и осушил залпом, не чувствуя вкуса.

— Ну? — Натан посмотрел на друга вопросительно.

— Что ну? Повоспитывал ее немного. Дела житейские.

— Часто она от таких житейских дел ревет у тебя в три ручья?

Кирилл забрал у друга бутылку и снова плеснул коричневой жидкости в бокалы.

— А что бы ты сделал на моем месте? Сказала, что уехала по работе, а сама сидела в ресторане с каким-то студентом. Я их увидел. Понятное дело меня это взбесило.

— Серьезно? — из голоса друга исчезли веселые нотки. — Ничего себе. Шустрая девка. Везет тебе на слабых передком!

— Да не спала она с ним. Говорит, какой-то друг детства.

— Как понял, что не спала? Справку взял? — усмехнулся Натан.

— Ну не в гостинице же я ее застал. Думаю, ничего у них не было.

— Подожди, подожди. Она соврала тебе, что едет по делам. Вместо этого пошла встречаться с каким-то парнем, и ты поверишь ее россказням?

— Сказала, что встретилась с ним случайно, когда возвращалась в офис. Думаю, правда. Действительно, зачем бы она потащила любовника в ресторан напротив нашего офиса. Ведь не дура.

— Так, друг сердечный, — проговорил Натан, пригубив коньяк. — Теперь я совсем запутался. Значит она возвращалась в офис, встретила какого-то знакомого, посидела с ним в ресторане, и ты их застукал. Правильно?

— Получается так, — криво улыбнулся Кирилл.

— А где драма? Ну посидела она с кем-то, пообщалась. В чем криминал?

Кирилл наградил друга злобным взглядом.

— Натан, не лезь, куда не просят! Я сам с ней разберусь.

— А тебе не приходило в голову, что после одной из таких вот разборок твоя златовласка решит, что ты ревнивый баран, коим кстати ты и являешься, и сбежит на все четыре стороны? И сердечку твоему маленькому, как у Гринча, потом будет бо-бо?

Кириллу удалось выпроводить назойливого друга лишь через час. Натан не успокоился, пока не высказал все, что думал. За это время Кирилл успел остыть окончательно. Неприглядные события сегодняшнего обеда предстали перед его мысленным взором во всей красе.

Теперь Кирилл уже не мог объяснить себе, почему так сильно разозлился. Не мог он объяснить и своего агрессивного поведения.

«Поймет, что ты ревнивый баран, и сбежит на все четыре стороны, — слова друга прочно засели в голове. — Ну нет, милая! Я тебя с таким трудом добивался. Не сбежишь ты от меня!»

Кирилл никогда не задумывался о том, что девушка может от него уйти. Он давно и глубоко похоронил идею с ней расстаться. Желание быть с ней не проходило, а только усиливалось. Кирилл вообще сомневался, что когда-нибудь захочет ее отпустить, потому что любит. Да, черт побери, он ее любит. Именно поэтому так психанул.

Кирилл нередко изменял прошлым подругам. Был уверен, что и ему изменяли, хотя никого кроме бывшей жены за руку не ловил. До сих пор помнил, как его взбесил адюльтер Оксаны. Но это был случай особый. Жена все-таки. Тогда разозлиться он имел полное право. Верность же других женщин ему была абсолютно безразлична. Но Кира… Эта девушка должна принадлежать ему одному. Может быть, именно поэтому он окутал ее такими плотными путами контроля. Подсознательно опасался, что она может уйти. Как только эта мысль возникла в голове, Кирилл почувствовал, что сердце пропустило пару ударов.

Так и есть. Он изначально боялся, что не нужен ей. Не удивительно, если вспомнить сколько раз она его отвергала. Потому и сделал так, чтобы она везде от него зависела. Давил, пока не получил от нее все, что хотел. Взамен дал тоже немало. Вожделенные курсы, работу, подарки. Но достаточно ли, чтобы она с ним осталась и мирилась с его властностью — вопрос. До сих пор Кирилл об этом не задумывался.

Может быть не стоило избегать разговоров о чувствах. До сознания Кирилла только сейчас дошло, что он ни разу не спросил девушку о том, как она к нему относится. Справедливо полагал, что раз все идет как по маслу, заморачиваться на сентиментальном трепе не нужно. Теперь получается, что он понятия не имеет, что Кира к нему испытывает и почему остается с ним.

Девушка всегда была с ним мила и нежна. И благодарна. Очень благодарна. Может быть, именно это чувство и диктовало ее хорошее к нему отношение. От этой мысли Кириллу стало трудно дышать. Что еще может испытывать к нему, тридцатилетнему мордовороту с искалеченным лицом, проступающей сединой и вредным характером, восемнадцатилетняя прехорошенькая девушка. Умная и обаятельная. Зачем он ей сдался кроме финансового благополучия. Впрочем, последнее само по себе сильный аргумент в его пользу.

Кирилл глянул на часы. Почти пять вечера.

— Черт, уже, наверное, домой уехала. И не позвонила, — проговорил он себе под нос.

Он было схватился за телефон. Но передумал, решив дать ей время успокоиться. Тут телефон ожил сам:

— Алло.

— Сын, ты еще в офисе? Гости разошлись, нужно поговорить.

— Пап, сейчас не лучшее время, я занят.

Но куда там, если Александр Демьянович чего-то хотел, он пер как танк, бронебойный, весом в несколько тонн.

— Сказал надо, значит надо. Бросай свои бумажки и иди в мой кабинет. Дело есть.

22 июня 2015

19:05

Такси резво довезло Кирилла до дома.

Решил отложить разговор с девушкой до завтра. Вряд ли сегодня она поехала к нему. От этой мысли на душе заскребли кошки. Он уже и не помнил, когда в последний раз Кира оставалась ночевать у себя. Точно не в этом месяце.

Завтра он заберет ее с утра пораньше и все с ней обсудит где-нибудь в уютном местечке. Вечером сводит в ресторан, подарит что-нибудь ювелирное для закрепления мира. И все вернется на круги своя. В этом Кирилл почти не сомневался.

Голова гудела от выпитого коньяка и событий насыщенного дня. Еще и отец подкинул тем для размышлений. Трубачев старший жил только работой и полагал, что все вокруг должны следовать его славному примеру. Поэтому расслабляться Кириллу было некогда. Сегодня в его ноутбук перекочевали новые дары любимого папочки — несколько проектов на рассмотрение.

Кирилл закрыл дверь в квартиру, поставил ноутбук на пол и направился было в гостиную, как почувствовал, что в квартире кто-то есть. Из ванной слышался звук льющейся воды. Кирилл оглядел коридор и заметил босоножки. Мысленно похвалил себя, что так и не отремонтировал замок в ванную, и отправился прямиком туда.

Дверь открылась бесшумно. Кирилл несколько секунд просто наблюдал сквозь штору за любимым силуэтом, что нежился под сильными струями воды. Кира мыла голову и не подозревала, что в ванной уже не одна.

«Какая же ты у меня ладная. Так бы и съел», — мысленно произнес он. Сердце его застучало с удвоенной силой. Захотелось сжать девушку в объятьях, прижать к стене и без остатка погрузиться в ее нежное, шелковое лоно. Это желание моментально вытеснило из головы все остальные мысли.

Кирилл воспользовался временной беспомощностью девушки, быстро разделся и шагнул к ней под душ. В это время она как раз открыла глаза, прополоскав волосы.

Увидев его, девушка закричала и чуть не упала в неловкой попытке шагнуть назад. Кирилл вовремя подхватил ее:

— Тише ты, разобьешься!

— Или так, или заработаю инфаркт! Почему ты все время врываешься, когда я в душе?

Он пропустил ее негодование мимо ушей, как всегда завороженный ее нагим телом.

— Кира, давай пошалим, — жарко прошептал он ей на ухо. Потом стал целовать ее шею.

— Что ты делаешь? — девушка попыталась юлой вывернуться из цепких объятий.

— А ты догадайся, — ответил он хрипло.

Кира размахнулась и что есть силы ударила его в плечо. Сама испугалась того, что сделала и замерла в ожидании.

Он едва почувствовал удар, но сам факт того, что девушка на него замахнулась, не на шутку его раззадорил. Он схватил Киру за волосы и слегка потянул, заставив посмотреть в глаза.

— Сегодня хочешь жестко?

Девушка испуганно покачала головой. Что значит «жестко» в понятии Кирилла, она еще не знала. И, видимо, выяснять это не хотела.

— Значит, расслабься и получай удовольствие.

— Кирилл, ну пожалуйста, — просила она, пока он нес ее, мокрую и беззащитную, в спальню. — Давай сначала поговорим!

— Потом, Кира, все потом.

Он положил ее на кровать и тут же накрыл своим телом. За то время, что они провели вместе, Кирилл изучил все ее чувствительные местечки. Завести ее было для него минутным делом. Вскоре она уже послушно постанывала ему в такт, выгибалась навстречу его могучему естеству, а он с рычанием входил в нее, вдавливая в матрац все сильнее и сильнее. Развязка получилась очень сладкой для обоих. Кирилл излился в нее с довольным стоном и отодвинулся, чтобы девушка могла отдышаться.

Освободившись от его веса, Кира тут же откатилась в сторону и стыдливо закуталась в одеяло. Щеки ее розовели румянцем, а глаза метали в Кирилла нешуточных размеров молнии.

— Я не за этим вернулась! — возмутилась она.

Кирилл никогда не стеснялся своей наготы. Поэтому и сейчас не подумал накрыться. Лишь приподнялся на локте и посмотрел на девушку.

— А зачем ты вернулась, Кира?

— Я хотела поговорить. Ты просто похотливое животное! — выпалила она.

— Знаешь, девочка, я этого никогда не скрывал, — усмехнулся он в ответ.

— Ты просто невозможен!

С этими словами девушка вскочила, завернулась в одеяло и бросилась из комнаты. Мужчина перехватил ее у двери, сгреб в охапку и понес обратно. Сев на кровать, он устроил добычу у себя на коленях.

— Никуда ты не пойдешь. Хотела говорить, давай говорить.

— Ты бесчувственный мужлан! — услышал он сквозь возмущенные вздохи строптивицы.

— Это мы уже выяснили. Я животное, мужлан и все такое. Со всем согласен. Что еще скажешь?

— Ты… ты, — девушка задохнулась, не зная, что еще сказать.

— Эпитеты закончились? Давай помогу. Ревнивый баран, собственник, сексуальный маньяк. Хватит?

По мере того, как Кирилл говорил, глаза девушки делались все больше и больше.

— Ну что ты на меня так смотришь? — спросил он. — Я все это знаю. Ну давай, не робей. Говори, что хотела. Обещаю, ничего тебе за это не будет.

— Сейчас не будет или вообще? — уточнила Кира.

— Девочка, ты что из меня Дракулу делаешь? Я тебя хоть раз пальцем тронул?

— Сегодня чуть не тронул! Может быть, тронул бы, если бы не Натан.

Кирилл хмыкнул и пересадил девушку на кровать.

— Если бы я даже захотел тебя ударить, я бы сдержался. На то есть вполне объективная причина. Даже две: правая и левая, — он развел перед ней руками. — Если я тебя хоть раз ударю, последствия для твоего здоровья будут самые плачевные. У меня на твой организм совершенно другие планы.

— А с ананасом было так, демонстрация силы?

— А с ананасом это было: нечего сидеть по ресторанам с разными смазливыми юнцами. Очень это меня нервирует! — с этими словами Кирилл попытался обнять ее. Но девушка вывернулась.

— Значит, ты мне не доверяешь! — покачала она головой.

— Я просто не умею делиться тем, что мне дорого, — Кирилл по-хозяйски похлопал девушку по бедру.

Кира посмотрела на него выразительно.

— Кто говорил про дележку? Я тебе верна!

— Лучше перебдеть, чем недобдеть, — ответил он философски.

— То есть по-твоему это нормально, да? Диктовать что могу делать, а что нет. Обвинять, даже не выслушав толком.

— Зачем терпишь, если все так ужасно? — проговорил он сквозь ироничную ухмылку.

Девушка окинула его долгим взглядом и наконец произнесла:

— Разве ответ не очевиден?

— К сожалению, очевиден, — Кирилл поднялся с кровати, вытащил из шкафа джинсы с футболкой и стал одеваться.

Девушка осталась сидеть на месте, немного ошалевшая от услышанного.

— Почему к сожалению? — наконец решилась она спросить.

Кирилл повернулся к ней и ответил:

— По-твоему я должен радоваться, что ты со мной из-за тряпок и продвижения по службе?

— Ты дурной? — голос ее дрогнул.

— Кир, я все понимаю. Не надо стараться.

Девушка пару раз моргнула, затем сбросила одеяло и выскочила из комнаты. На этот раз останавливать ее Кирилл не стал. Краем глаза заметил, что она юркнула в гостевую комнату, что негласно считалась ее убежищем. Там она занималась и проводила время, если Кирилла не было дома.

— Ну вот все и выяснили, — проговорил он тихо и направился на кухню за порцией кофе.

Пора садиться за разбор проектов. Хотя Кирилл глубоко сомневался, что сможет сосредоточиться на работе. Главные слова были сказаны. И что-то девушка не стремилась его разубеждать. Могла бы для приличия хоть слезу пустить и броситься на шею с поцелуями. На душе стало горько и противно.

В ее комнате слышалось подозрительное шуршание. Кирилл не обращал на это внимания, сосредоточившись на дозировке воды, сахара, ароматного темно-коричневого порошка и собственных грустных мыслях. Включил кофеварку и отправился в коридор за сумкой с ноутбуком. Когда положил сумку на стол в гостиной, дверь в комнату Киры открылась. Одетая в простенькие шорты и майку без рукавов, Кира вышла вместе с розовой объемистой сумкой. Кирилл знал эту сумку. Именно с ней Кира сначала путешествовала из своего дома сюда, держа там вещи первой необходимости. Лицо девушки закрывали черные очки в пол-лица.

— Куда собралась? — пробасил он грозно.

— Кирилл, пожалуйста, не говори больше ничего. Можно я просто уйду? — голос ее был подозрительно хриплым.

— Нельзя, — сказал он твердо и подошел к девушке.

Он медленно снял с ее плеча сумку. Затем также медленно убрал с ее лица очки и бросил на диван. Глаза девушки были красными. Нос припух и порозовел. Губы сжались в две ниточки. Но Кира не всхлипывала, держалась.

— Это что за концерт? Долго репетировала?

— Кирилл, пожалуйста, ничего не говори, — почти шепотом произнесла она.

— Нет уж, милая, решила устроить спектакль, доигрывай до конца!

Девушка несколько раз глубоко вздохнула и медленно произнесла:

— Не нужны мне твои подарки. В «Полярис» я больше не вернусь. И тебя я больше видеть не хочу.

Кирилл смерил девушку недоуменным взглядом. Затем смысл сказанного окончательно уместился в его голове. Что-что, а это он ожидал услышать от нее в последнюю очередь. Похоже, не шутит. Взгляд его стал мрачным, а лицо хмурым.

— С чего такие решения, Кира?

— С того, что ты думаешь, что я продажная сволочь. Я никогда не думала, что ты меня видишь такой! — голос Киры дрогнул, и сдерживаемые слезы все же вырвались наружу. — Разве так любят?

— Кир, какая любовь, ты о чем?! — воскликнул он.

— Действительно, о чем это я, — сквозь всхлипывания продолжила она. — Ты ведь никогда не говорил об этом. Но я думала, что ты видишь, как сильно я тебя люблю, и хоть чуточку отвечаешь на мои чувства! А ты, оказывается, ничего дальше собственного носа не видишь! Я только сейчас поняла, насколько тебе безразлична.

— Кир, если бы ты была мне безразлична, я бы развлекся с тобой немного и давно отправил в отставку. Но я же этого не сделал!

Девушка прекратила всхлипывать, а в глазах ее появилась решимость.

— Спасибо, господин хороший. Век не забуду твоей доброты! Только ничего мне больше от тебя не нужно.

— Ты хорошо подумай, — Кирилл цедил каждое слово. — Дороги назад не будет. Уйдешь сейчас, обратно не позову.

— Ты не понимаешь, да? Я не хочу от тебя уходить, но у меня нет выбора! — воскликнула девушка.

Он снова иронично ухмыльнулся:

— Хочешь, чтобы я поверил, что ты вдруг воспылала ко мне любовью?

— Почему вдруг? Это произошло постепенно!

— Кир, ты меня на дух не переносила, пока я тебя на курсы не устроил. И дальше бегала бы от меня. Или скажешь нет? — девушка в смущении потупила глаза, и Кирилл продолжил: — Так к чему этот цирк?

— Это не цирк.

— Посмотри мне в глаза и скажи, почему согласилась со мной встречаться, — потребовал он.

— Потому что я тебя хотела! — воскликнула девушка после короткой паузы.

— Ты меня что? — спросил он возмущенно.

— Хотела, — еле слышно повторила она.

— Если ты меня хотела, милая, что ж так рьяно от свиданий отказывалась?

Кирилл буравил девушку взглядом, подмечая каждую деталь, каждое малейшее мимическое движение. Анализировал словно прокурор на допросе.

— Потому что не хотела быть очередной зарубкой на твоей кровати! А потом ты сказал, что хочешь отношений, — голос Киры сбивался, слабел. Но девушка продолжала: — Все у нас стало складываться. Я подумала, раз мы так хорошо ладим, значит есть будущее. А ты оказывается все это время думал, что я… Таких отношений мне не надо. Лучше бы ты ничего для меня не делал, но относился ко мне по-другому.

Кирилл шагнул к девушке, взял ее за руку и спросил:

— Значит, любишь? — получив кивок в ответ, он поцеловал ее руку. Затем обнял за плечи и прикоснулся губами к уголку ее рта. — Отлично.

— Почему? — почти шепотом спросила она.

— Потому что я тоже тебя люблю. Очень-очень!

Глава № 16 «Трудное решение»

22 июня 2015

22:20

«Может быть, мне на тебе жениться, милая?» — думал Кирилл, разглядывая точеный профиль лежавшей на диване девушки.

Сам он устроился с ноутбуком в кресле неподалеку. Кира смотрела очередную мелодраму. Она с комфортом разместилась на диване под летним одеялом. Вечерний наряд девушки состоял лишь из огромной белой футболки с надписью: «Сочи». Кирилл до сих пор удивлялся тому, что ночным сорочкам девушка предпочитала его майки.

В крови Кирилла все еще гуляла изрядная доля адреналина после тяжелой беседы. Она его любит. Чертовски приятно об этом думать. Циничный разум Кирилла отказывался принять на веру утверждение девушки. Но вот сердце, оно верило. И любило в ответ. А во всем, что касалось Киры, его сердце неизменно побеждало разум. Вот и сейчас он с глупой улыбкой любовался припухшим от обилья пролитых слез личиком и представлял, как оденет ей на палец заветное кольцо.

Скайп запиликал сообщением: «Сынок, просмотрел презентации? Отчет мне нужен завтра к одиннадцати. Не задерживай».

— Эх, пап, не до презентаций мне сегодня, — пробормотал он. Но все же отстучал отцу в ответ, что сделает все вовремя и вернулся к рабочему файлу.

Диалог знойных героев мелодрамы звучал привычным фоном. Кира всегда ставила звук на очень тихий режим, когда Кирилл работал. Конечно, он мог переместиться в кабинет. Но находиться рядом с девушкой было в разы приятней.

Кирилл уже дочитывал первый документ, как вдруг услышал восклицание:

— Вот это скот!

— Кир, я работаю, — напомнил он.

— Ой, извини. Тут просто такое… Я буду смотреть тихо, как мышка.

Обычно Кирилл вполне удовлетворился бы ее ответом. Но Кира крайне редко использовала ругательства. Ему стало любопытно:

— Что тебя так возмутило?

— Представляешь, этот с позволения сказать представитель мужского пола женился и словом не обмолвился, что бесплодный! — Кира начала эмоционально жестикулировать руками. — Молчал в тряпочку, а жена думала, что это с ней что-то не так! Ну вот ничего странного, что она его выгнала с треском.

Лицо Кирилла вытянулось. Оправившись от первичного шока, он спросил:

— Что же, по-твоему, он должен был сделать?

— Такое нужно обсуждать еще в самом начале отношений, не то, что брака!

— Что ему надо было всю жизнь быть одному? — голос Кирилла сделался горьким.

Кира не заметила его интонации и продолжила как ни в чем не бывало:

— Если бесплоден, то нужно выбирать спутницу, которая детей не хочет. Или ту, у которой дети уже есть. Ну разве не глупость скрывать такое? Я бы от такого мужа тоже ушла.

Услышав последнее, Кирилл поперхнулся. Руки его похолодели, а мысли пришли в полный бардак. Даже не успев толком подумать, быстро спросил:

— Ты хочешь детей, Кир?

— Конечно. С бесплодным мужчиной жизнь бы не стала связывать. Да и вообще строить отношения. Понятно же, что они будут закончены.

— Ясно, — ответил он тихо.

Девушка снова повернулась к телевизору и погрузилась в просмотр.

Кирилл закрыл ноутбук и отправился в кабинет.

— Если тебе мешает фильм, я могу выключить, — предложила Кира, когда он поднялся с кресла.

— Мне нужен большой монитор, — бросил он и вышел.

23 июня 2015

08:00

Кирилл пил кофе на кухне и задумчиво смотрел в окно.

Этой ночью он не смог заставить себя даже войти в спальню к девушке, не говоря уже о сне. Ее вчерашние комментарии попали в самое больное место.

«Размечтался. Жениться на ней… Как же, так она за меня и пойдет. Товар-то хорош, а купец с изъяном вышел», — думал он, в очередной раз прокручивая в голове последний разговор с Кирой.

«Об этом нужно говорить в самом начале», — этот поезд уже давно ушел. В любом случае Кирилл скорее руку бы себе отгрыз, чем признался девушке, что бесплоден. Даже представить, как бы Кира отреагировала на новость, было больно. Стопроцентно развернулась бы и ушла. Лучше уж действовать превентивно.

— Вот это да, ты уже и одеться успел! — заметила Кира, зайдя на кухню. Сама она была все в той же футболке, что и накануне вечером.

Он вздрогнул от ее голоса и обернулся:

— Ты что-то рано.

— Доброе утро, — девушка подошла и чмокнула Кирилла в свежевыбритую щеку. — Ты что, спать не ложился? Я просыпалась в три, тебя еще не было.

Мужчина отстранил ее рукой, и ответил:

— Нужно было закончить кое-какие дела. Сама на работу доберешься? Мне пора уезжать.

— Конечно.

Девушка достала из холодильника апельсиновый сок и фрукты.

— Ты завтракал? — спросила она автоматически.

— Некогда мне. Дела. И еще, Кир, сегодня у меня будут гости. По работе, — уточнил он после некоторой паузы. — Переночуй у себя.

Девушка встрепенулась и внимательней посмотрела Кирилла.

— Что-то случилось? — спросила она робко.

— Ничего. Пока.

С этими словами он ушел.

24 июня 2015

16:00

— Ну наконец-то! — воскликнула девушка.

На экране телефона высветилось сообщение от Кирилла:

«Освободишься, зайди ко мне в кабинет».

Последние сутки он хранил радиомолчание. Девушку это беспокоило, но она оправдала его молчание занятостью. Не зря же попросил ее переночевать у себя. Видимо, на носу очередная сделка. Он не любил рассказывать о делах. Кира давно приучилась довольствоваться лишь той информаций, которую он хотел сообщить.

Рабочий день закончился. Девушка не мешкая подхватила сумку и отправилась на седьмой этаж. Как же сильно она соскучилась. Прошел всего день, а губы ныли от желания прикоснуться к жаркой коже любимого. Хотелось его обнять и не отпускать как минимум весь вечер. Даже по его раскатистому басу истосковалась.

В приемной ее встретила недовольная Наталья Михайловна. Как только секретарша смекнула, что Кира встречается с шефом, отношение к ней изменила радикально.

Кира поведение секретарши игнорировала.

— Добрый день! — приветствовала она властительницу приемной генерального.

Та ответила ей надменным кивком и отвернулась, словно Киры не существовало. Девушка усмехнулась и отправилась в кабинет Кирилла.

— Тук-тук, — весело произнесла она, зайдя в кабинет.

Кирилл приветствовал ее кивком и остался сидеть на месте.

Девушка надеялась, что Кирилл оценит ее новенькое бежевое платье-футляр. Она немного поиграла плечами, демонстрируя декольте. Кудряшки весело запрыгали по плечам. Но желанного комплимента не последовало. Вместо этого Кира наткнулась на безразличный взгляд карих глаз.

— Не понравилось? — спросила она разочарованно.

Кирилл хмыкнул и указал на место возле стола:

— Присядь, нам надо поговорить.

Что-то в его тоне подсказало Кире, что ничего хорошего он ей не скажет. Спина похолодела, а колени предательски задрожали. Кира заставила себя подойти к столу.

— Я тебя слушаю, — тихо проговорила она, присаживаясь.

Кирилл ее услышал и все равно медлил.

Лицо его имело обыденное выражение. Но Кира знала, что такое выражение лица означает лишь то, что он не хочет показывать своих чувств. Она не раз наблюдала это выражение у Кирилла, когда он встречался с разными людьми. Особенно с неприятными.

— Я что-то не так сделала? — не выдержала она пытки молчанием.

— Не в этом дело, — ответил он наконец.

— Тогда в чем? — не унималась девушка.

— Кира, ты еще очень молода, — начал он. — У тебя впереди еще много всего. Выучишься, построишь карьеру. Выйдешь замуж, нарожаешь детей. Но лично я будущего с тобой не вижу. Поиграли и хватит.

Ответом ему послужил непонимающий взгляд девушки.

— Поиграли? — механически переспросила она.

— Хочешь прямо? Хорошо. Нам пора расстаться.

— Кирилл, это из-за моей встречи с Вадимом? Если так, то я больше никогда… — начала было она.

— Это здесь ни при чем. Дело не в тебе. Я просто устал от этих отношений, — перебил он ее.

— То есть, как устал? — девушка по-прежнему не могла понять, что происходит. — Ты же недавно сказал, что любишь!

— После этого у меня было время подумать, — продолжил он ровным голосом. — Не нужны мне эти ванильные отношения. Далек я от романтики. Для меня главное работа. Ты больше в круг моих приоритетов не вписываешься.

— Раньше вписывалась, а сейчас не вписываюсь? — она уставилась на него ошалевшим взглядом.

— Да пойми же ты, не нужна ты мне! — рявкнул он грубо.

Разум Киры отказывался воспринимать услышанное. Она понимала, что должна как-то отреагировать, что-то ответить. Но не могла. Мозг отказывался работать.

На автопилоте она кивнула, поднялась с места и пошла к выходу.

— Кира, подожди!

Надежда робким подснежником распустилась в душе. Девушки обернулась. Но Кирилл просто указал ей на забытую сумку.

Кира не помнила, как оказалась дома. Голова шумела, руки дрожали. Девушка с третьей попытки попала ключом в замочную скважину. Как только прошла в коридор, ее приветствовали сразу два неприятных голоса.

Отчим с Эльвирой сидели в гостиной и напряженно о чем-то спорили. Завидев девушку, они замолчали. Но лишь на мгновение.

— Приперлась, гулящая. Что-то ты рано! — изрек раскрасневшийся Аркадий.

Кира его не слышала. Видела лишь обращенные к ней противные лица. Девушка также механически отвернулась и направилась к выходу.

— Даже поздороваться нормально не можешь? — неслось ей в след.

Этого Кира тоже не слышала. Она на автопилоте дошла до квартиры Саши и позвонила в дверь.

Улыбающаяся Александра застыла в дверях, пораженная видом подруги.

— Ты что такая бледная! Проходи, — она схватила сумку Киры и проводила ее в зал.

— Привет, Кира, — окликнула ее мама Саши, Анна. — Ты чего нос повесила? Что-то случилось?

Кира плюхнулась на диван и посмотрела на окруживших ее мать с дочерью таким потерянным взглядом, что у тех не осталось и тени сомнения. Случилось.

25 июня 2015

08:00

— Теть Маш, грузчики подъедут к одиннадцати, — наставлял Кирилл домработницу. — К этому времени все ее вещи должны быть собраны.

Женщина всплеснула руками:

— Как же я узнаю, какие вещи ваши, а какие вашей девушки?

— Очень просто: мои мужские, ее женские. Справитесь. Да, в гостиной на столе стоит коробка, тоже для нее. Проследите, чтобы не уронили. Все, я уехал.

Кирилл кивнул двум скромно стоящим у двери гостиной горничным, что тетя Маша взяла с собой в помощь, и вышел из квартиры. Джип радостно пикнул, встречая хозяина подмигиванием фар. Кирилл забрался в салон и достал телефон. Он несколько долгих минут гипнотизировал фото Киры в купальнике. На снимке смеющаяся девушка играла с приближающейся волной. Как же он любит каждую черточку ее нежного тела. Как же горько с ней прощаться. Как же не хочется.

Но нужно. Нужно поставить точку.

Кирилл погладил фотографию пальцем.

— Хватит, снявши голову по волосам не плачут, — сказал он сам себе и набрал любимый номер.

— Алло, — ответил незнакомый женский голос.

Кирилл удивленно проверил, верный ли номер набрал, затем спросил:

— Кто это? Почему у вас телефон Киры?

— Это Анна, мама подруги Киры, Александры. Кира еще спит, — ответила женщина.

— Понятно, разбудите, — попросил Кирилл привычным требовательным тоном.

— Вы не поняли, Кира отдыхает! — в голосе говорившей послышались возмущенные нотки.

— Нет, это вы не поняли, разбудите, мне нужно сказать ей пару слов, — более резко потребовал он. Обычно после такого тона все дружно кидались выполнять его указания. Но Анна с ним лично была незнакома, и ей было абсолютно все равно, что ему нужно.

— Молодой человек, хамить не нужно. Передайте, что хотели, через меня. Если нет, прощайте.

Ее надменный тон не возымел на Кирилла никакого действия. Отчаянно хотелось услышать нежный голос его златовласки. Хоть раскаленным железом пытайте, а поговорить с Кирой он должен. Конечно, можно было позвонить позже. Но Кирилл и так собрал в кулак все мужество, чтобы позвонить сейчас. Вытерпеть многочасовую пытку ожидания он просто не сможет. Вздрагивать от каждого звонка, молиться чтобы это была она и бояться увидеть ее номер на экране телефона. Нет, это выше его сил. Да и поводов для звонка после доставки Кириных вещей у него больше не будет.

Кирилл стал действовать привычными методами:

— Уважаемая, если не хотите, чтобы я прямо сейчас заявился к вам в гости, немедленно разбудите девушку и дайте ей трубку.

— Я вас не пущу. Дверь ломать будете?

— Если надо бульдозер подгоню и всю вашу пятиэтажку с землей сровняю. Быстро, я сказал!

— Господи, да как она с таким нахалом только встречалась, — донеслось издалека.

Затем послышались шаги и вскоре Кирилл услышал нежные слова:

— Кирочка, зайка, просыпайся. Тут тебе один настойчивый молодой человек звонит. Поговори с ним, ладно?

Затем послышались удаляющиеся шаги. Кирилл понял, что девушку оставили одну.

— Привет, маленькая, — проговорил он, услышав ее сонное «Алло», и стукнул себя по лбу. Зачем назвал ее ласково? Но было поздно.

— Кирилл, ты передумал? — в ее голосе послышалось столько надежды, что он готов был откусить себе язык за короткое и, казалось бы, обычное слово.

— Нет, Кир. И не передумаю, — сказал он как можно тверже.

— Зачем тогда звонишь?

Разрази его гром, если он знает ответ на этот вопрос. Точнее поводов было несколько. Но ничего такого, что нельзя сообщить по смс.

— Есть нерешенное дело, — ответил он после паузы. — Примерно к полудню к тебе домой доставят твои вещи. Будь на месте. На работу сегодня не ходи. Я предупредил, что ты заболела. Вроде ничего не забыл.

— Пока, — ответила она тихим, охрипшим голосом.

«Это все, что она мне скажет? Короткое пока? Собственно, чего я ожидал…»

Кирилл стиснул руль так, что на кожаном покрытии остались следы его пальцев.

— Кир, — начал он было, но остановился в нерешительности.

— Что?

— Как ты? — наконец выдавил он из себя вопрос.

— Нормально, — ответила она и отключилась.

— Нормально — это хорошо, — бурчал он себе под нос, выводя джип в ровную шеренгу машин. — Нормально — это почти здорово. Хотел бы я тоже чувствовать себя нормально.

Глава № 17 «Уходя уходи»

25 июня 2015

12:20

Кира растерянно наблюдала за тем, как грузчики вносили в квартиру остатки ее жизни с Кириллом. Наверх уже перекочевали коробки с книжками, дисками, одеждой и обувью. Вскоре в дверях появился купленный им чертежный стол.

— Куда ставить, хозяйка? — спросил вежливый лысоватый мужчина.

— Отнесите в ту комнату, — Кира указала рукой на свою спальню. — Можно вас попросить сначала вытащить старый стол?

— Конечно, — грузчик кивнул напарнику. Через минуту старый стол вытащили. — Куда его?

— Можете здесь оставить, — ответила девушка нерешительно.

— Может, его на утиль? — предположил грузчик.

— Да, так будет лучше всего, — задумчиво ответила она.

Через несколько минут последние вещи были подняты в квартиру, и Кира осталась одна. Девушка обозрела полнейший разгром в гостиной. Куда ни глянь, всюду коробки. Кира методично заглянула в каждую.

— Что же я буду со всем этим делать? — вздохнула она.

Кира стала медленно разбирать имущество. Одних пар обуви насчиталось больше пятнадцати штук. Постепенно руки девушки дошли до оставленной в прихожей белой коробки. Кира отнесла находку в спальню. Села на кровать и стала разрезать скотч.

К ее удивлению в упаковке оказался новенький серебристый «MacBook». Кира машинально погладила изображенную на крышке эмблему с надкусанным яблоком. Открыла красавца и обнаружила внутри карточку:

«Покупал к твоему дню рожденья. Пользуйся»

В груди ощутимо кольнуло. Точнее там и не переставало колоть со вчерашнего дня. Но последний толчок израненного сердца оказался непосильно тяжел. Девушка отодвинула прощальный подарок, обняла подушку и свернулась калачиком.

Соленые капли снова заструились из глаз. Она-то, наивная, думала, что после вчерашнего наплакалась на ближайшие годы вперед. Ан нет, неисчислимы запасы девичьих слез.

Проплакав минут пятнадцать, Кира задумалась.

«Значит, помнил про мой день рожденья, хотя до него еще десять дней. Или купил подарок заранее? Но раз купил заранее, значит, не собирался меня бросать? Ведь не покупают же подарки, если собираются разрывать отношения. Не могла же я ему за один день стать ненужной. Что же все-таки случилось?»

Продолжая всхлипывать, Кира отправилась искать телефон. Паршивец завалился за диванные подушки в гостиной. Пыхтя от натуги, девушка еле умудрилась достать его из недр старого дивана. Забралась на диван с ногами и стала собираться с духом.

Умом Кира понимала, что звонить не стоит. Нужно сохранить хоть какие-то остатки гордости. Только вот гордость ей сейчас без надобности. Кира просто обязана выяснить, в чем дело. Иначе просто слетит с катушек.

Несколько минут она гипнотизировала фото Кирилла в телефоне. Гладила его улыбающееся лицо. Затем быстро, не давая себе шанса передумать, нажала кнопку вызова.

Казалось, гудки звучали бесконечно.

— Да?

Девушка уже было хотела положить трубку, но отругала себя за ребячество. В конце концов, ну что похуже может с ней еще случиться. Нужно быть смелой.

— Кирилл, я хотела тебя кое о чем спросить, — тихо проговорила она.

— Спрашивай, — тон его был резок, но не слишком.

— Зачем, ты мне подарил ноутбук? Тем более такой дорогой.

Сердце ее замерло в ожидании ответа.

— Я купил его для тебя месяц назад, — ответил он быстро.

— Ты мог вернуть его в магазин!

— Кир, я подарки в магазины не возвращаю, — возмутился он.

— Он мне не нужен! — проговорила она обиженно.

— Не нужен, выброси, — отрезал он. — Это все?

— Нет, не все, — после некоторой паузы проговорила она. — Объясни, пожалуйста, что случилось?

Помимо воли голос ее прозвучал столь жалобно, что смог бы растопить любое самое черствое сердце.

Кирилл закашлялся, сглотнул и наконец ответил:

— Я вернулся к своей бывшей девушке.

— Так бы сразу и сказал, — помертвевшим голосом ответила Кира и отключилась.

Отбросила телефон подальше и снова заревела. Теперь уже в голос.

Время шло. Кира не хотела, чтобы отчим любовался на разбросанные по гостиной вещи. Лишний повод для скандала ей ни к чему. Их и без того будет достаточно. По ее прикидкам Аркадий должен вернуться около шести. Осталось всего четыре часа, а сделать нужно еще так много.

Руки сами потянулись к неразобранным коробкам. Кира действовала словно робот. Доставала, складывала, убирала. Мысли крутились вокруг последнего телефонного разговора. Чем больше она думала о нем, тем больше злилась. Через некоторое время девушка уже не складывала, а швыряла вещи на полки.

К четырем часам дня Кира достигла точки кипения.

«Каков же гад! Поди встречался со своей бывшей тайком, а мне устроил Армагеддон за невинную встречу со старинным другом. Лицемер и подонок! Нет, я просто должна ему все высказать!»

Пыхтя от досады, Кира снова полезла в диванные подушки за телефоном.

25 июня 2015

13:50

«Так бы сразу и сказал… — в голове Кирилла все еще звучали последние слова девушки. — Я бы сказал, приди мне тогда это в голову! Но, уж прости, дорогая, только сейчас придумал».

Он сунул телефон в карман брюк и вернулся на совещание. Главы отделов посмотрели на него недоуменно, но никто ничего не сказал. Отец же тем временем продолжал самозабвенно вещать о грандиозных планах на будущее.

Кирилл знал речь отца не хуже его самого. Сам помогал писать.

— Златовласка звонила? — шепнул Кириллу на ухо Натан.

Тот кивнул.

— То-то я вижу, что ты побледнел, — тут Натан схлопотал грозный взгляд со стороны Александра Демьяновича и притих.

Совещание продолжалось еще добрых два часа. Затем, ко всеобщей радости, в кабинет внесли легкие закуски и кофе. Коллеги начали с шумом обсуждать услышанное. Александр Демьянович с достоинством отвечал на вопросы и раздавал последние указания.

Кирилл забаррикадировался в углу кабинета за ноутбуком и делал вид, что чрезвычайно занят записыванием конструктивных предложений отца. Лишь бы не приставали с вопросами.

Тут из кармана снова раздалось характерное жужжание.

— Да твою ж мать! — тихо выругался он, увидев, кто звонит.

— Ты чего позеленел? — забеспокоился Натан.

Кирилл показал ему телефон. На экране прыгало имя Киры.

— Заблокируй! — посоветовал друг.

— Видно придется. Сил нет больше с ней разговаривать. И так чувствую себя последним козлом.

— Давай после совещания где-нибудь выпьем? — предложил Натан.

— Не выпьем, а напьемся в хлам!

26 июня 2015

16:15

— Кирюша, ну что мы возле твоего офиса маячим уже полчаса? Жарко же! — Ангелина откинула с плеча каштановую прядь волос и скорчила кислую мину. — Давай хоть в машину сядем.

Солнце действительно припекало нещадно. После вчерашней попойки Кирилл чувствовал себя поганей некуда. Голова гудела, во рту держался стойкий привкус вчерашнего «веселья». Жалобы бывшей любовницы настроения не добавляли. Но задуманное нужно довести до конца.

Идея пришла к нему сегодня утром. Пусть Кира увидит его с Ангелиной и дело с концом. Тогда уж девушка точно поймет, что между ними все кончено. Номер ее он заблокировал еще вчера, как и мейл со скайпом. Сделал последнее из чистой предосторожности. Сообщений она ему не писала.

Кирилл чувствовал, что держится из последних сил. Еще одна попытка Киры помириться, и он сорвется. Обязательно сорвется. Скажет ей все, что она хочет услышать. Запрется с ней в квартире на неделю и будет заниматься любовью до изнеможения.

— Стоять и ждать, я сказал.

Ангелина притихла.

Через пару минут из главного входа в «Полярис» показалась крошечная девичья фигура с золотистыми кудрями. Кирилл заметил, как жалко выглядела сегодня девушка. Старенькое черное платье висело на Кире мешком. Плечи опущены, лицо бледное.

— Теперь поцелуй меня, как ты умеешь, — сказал он Ангелине. Та прильнула к нему в порыве нежных чувств.

Больше в сторону Киры он не смотрел. Но кожей чувствовал взгляд девушки. Та увидела милующуюся парочку и тут же свернула в другую сторону.

Кирилл оторвался от Ангелины через пару минут. Глаза ее затуманились.

— Вот это да, давно ты так меня не целовал! Поедем к тебе?

Он подхватил девушку под руку и повел к машине:

— Прыгай, — сказал он, открыв для нее дверь.

Та элегантно забралась на сидение и улыбнулась.

Кирилл устроился на водительское место, завел двигатель и тронулся в путь.

— Знаешь, я скучала, — мурлыкала Ангелина.

— Спешу тебя расстроить, — ответил Кирилл, выстраиваясь в средний ряд движения. — Это был спектакль для бывшей девушки. Возобновлять с тобой встречи в мои планы не входит.

— Так это из-за той серой мыши, что прошмыгнула мимо нас? Ну ты и козел! — завизжала Ангелина.

— А то, — спокойно подтвердил он.

— Мог бы и заранее предупредить, — продолжала возмущаться девушка.

— Мог бы, но актриса ты фиговая. Мне нужна была натуральность.

Девушка демонстративно скрестила руки на груди и уставилась с окно.

— Ладно, хорош дуться. Где тебя высадить?

— У торгового центра! — надменно ответила Ангелина.

— Справедливо, — и Кирилл свернул в нужном направлении.

Девушка тут же повеселела и начала щебетать о последних светских новостях.

Кирилл оплатил ей выбранную сумочку и уже через пятнадцать минут вернулся к машине в гордом одиночестве. Все, что ему сейчас хотелось, это забраться под холодный душ, а потом в кровать.

Но не тут-то было. Ожил телефон.

— Алло, — ответил Кирилл.

— Сын, ты что удумал? А ну-ка ноги в руки и ко мне домой! Разговор будет серьезный.

Отец встретил его в гостиной. Светлая, просторная комната всегда нравилась Кириллу. Здесь они обычно ужинали, принимали немногочисленных гостей. Для пышных приемов использовался зал гораздо больших размеров. В обычные дни той комнатой почти никогда не пользовались, впрочем, как и многими другими помещениями огромного двухэтажного особняка. Предпочитали эту уютную, отделанную в желто-оранжевых тонах комнату неподалеку от кухни.

Александр Демьянович сидел за столом и потягивал из пузатого бокала ароматный коньяк. Подле него на столе стояло блюдо с канапе и тарелка нарезанного лимона.

— Присаживайся, выпьешь со мной?

Кирилл было скривился, но махнул рукой.

— Наливай, — и сел рядом.

Тот разлил коньяк, поднял бокал, выпил с сыном, характерно крякнул и закусил лимоном. Кирилл тоже отправил в рот ломтик.

— Я тут с Фаворцевым поговорил, — начал Трубачев старший. — Представляешь, он уверен, что едет в Оман вместо тебя!

— Пап, я поеду, — ответил Кирилл.

— А что мне тогда этот умник сказки рассказывает? — возмутился отец. — Дезинформирует, получается?

— Я хотел отправить его, но уже передумал. Просто еще не успел с ним переговорить.

— Думал, передумал… Кирилл, ты что забыл, какие на кону деньги? Ты прекрасно знаешь, что нужен мне там. Какие тут могут быть сомнения?

— Я же сказал, поеду! — повысил он голос.

— Ладно, успокойся, — урезонил он сына. — Когда собираешься? Нужно там быть в июле.

— Я поеду в понедельник. Натан уже заказал билеты. Осмотрюсь, переговорю со всеми.

— Кирилл, что у тебя случилось? То ехать не хочешь, то рвешься туда раньше времени.

Кирилл опрокинул в рот еще одну порцию коньяка.

— Все нормально. Кстати, хотел тебя попросить. Пока меня не будет, продашь мою квартиру?

Александр Демьянович посмотрел на сына в полнейшем недоумении.

— Что, больше не нравится? Где жить собираешься?

— Здесь, если не возражаешь.

Отец недоверчиво посмотрел на сына и поспешно ответил:

— Да хоть всю жизнь здесь живи. Мне только в радость.

— И еще, пап, мне нужна твоя помощь в одном деликатном деле. Проследи, чтобы Шилов подыскал Кире место в другой фирме. Сейчас не надо, а то поймет, что я просил. Лучше попозже, но чтобы к моему возвращению в «Полярисе» ее уже точно не было.

Часть пятая

Глава № 18 «Четыре месяца спустя»

30 октября 2015

14:00

Кирилл критически осмотрел свое отражение в зеркале. При ярком освещении чересчур темный загар особенно бросался в глаза.

— Как будто в солярии уснул, — пробурчал он и пошел одеваться.

Душ прибавил бодрости. Но долгий перелет сказывался на самочувствии. Хотелось лечь в кровать и проспать как минимум два дня. Не получится. Отец уже ждет в офисе с отчетом.

Кирилл подхватил портфель с ноутбуком и документами и вышел на улицу. Остановился на минутку и с шумом вдохнул. Прохладный воздух пасмурного октябрьского дня показался ему вкуснее любой восточной сладости. Как же упоителен и свеж аромат осеннего сада. Омытый дождем газон, опадающие листья деревьев. Еще полгода назад он и не подумал бы обратить внимание на такую мелочь, как запах. Но в Омане из-за жары вообще никаких запахов не было.

Кирилл забрался в машину и погладил кожаную обивку руля.

— Ну как ты тут без меня, железный конь?

Мотор довольно заурчал, и джип повез хозяина в город.

Едва Кирилл выехал из коттеджного поселка, где находился дом отца, как тут же попал в пробку. Про обеденные заторы он уже и забыл. Привык, что в Омане такой неприятности днем с огнем не сыщешь. Впрочем, даже это не испортило настроения. Кирилл включил радио, с упоением стал вслушиваться в родную русскую речь.

В пристроившейся рядом машине сидели две девушки. Кирилл улыбнулся, обратив внимание на их хорошенькие мордашки. Как ни старался, не мог привыкнуть ко внешности оманских представительниц прекрасного пола. Будь то арабки, филиппинки или индианки. Не по нраву ему пришлись темнокожие, завернутые в длинные рубахи и головные платки местные жительницы. Зачем носить абайю поверх одежды он вообще не понимал. При таком климате можно и свариться заживо. Мало того, что фигуру скрывают, так еще и лица далеки от привычных стандартов красоты настолько, что и представить сложно. Любая самая неказистая русская девчонка в Омане считалась бы первой красавицей.

Одним словом, соскучился. По природе, прохладе, людям. По родине.

Впрочем, были в его поездке и приятные моменты. Поскольку приехал раньше срока, принимающая сторона устроила Кириллу экскурсию по всей стране. Перед отъездом в Мирбат он провел неделю в столице Омана, Маскате. Город-крепость впечатлил Кирилла.

Вспомнил прошлое увлечение дайвингом. Дайвинг у мелких каменистых островов возле Маската был особенно хорош. Поражало многообразие кораллов всевозможных цветов и размеров (от обыкновенного кустика до громилы в дом величиной). Что мир знаменитой Пандоры в сравнении с буйством красок подводного царства оманского побережья. Глаза Кирилла долго привыкали к удивительному сочетанию оттенков.

Как богата там фауна, и говорить не стоит. Огромные каракатицы, рыбы-попугаи, мурены величиной более двух метров. Все это на сравнительно небольшой глубине. На втором погружении Кирилл наткнулся на змею. Небольшую, сантиметров в семьдесят. Где-то в голове отложилось, что змеи здесь очень опасны. Он постарался покинуть место встречи с удивительной скоростью. Позже инструктор объяснил, что змеи эти агрессивны лишь в определенное время года. Даже доказал это, намотав змею помельче себе на палец. Та полностью проигнорировала действия араба, слишком занятая поеданием чего-то с морского дна.

По достоинству оценил он и простую оманскую кухню. Полюбил жареные на камнях и углях мясо и рыбу. Даже дал себя уговорить попробовать настоящую гордость местных поваров — блюдо из мяса гиены. Потом правда долго плевался в туалете. Мясо оказалось совсем непривычным на вкус и от этого мерзким.

За проведенные вдали от дома месяцы Кирилл немного выучил арабский. Он довольно сносно мог изъясняться на английском по рабочим темам. Но лишь по рабочим. В светских беседах чувствовал себя некомфортно. Да и мирбатские партнеры знанием языка Шекспира не блистали. Поэтому Кириллу пришлось прибегнуть к помощи переводчицы Ирочки. Ирина Васнецова прибыла в Оман раньше Кирилла. Помогала в переводе документации и телефонных переговоров с Россией.

Очень скоро миниатюрная кареглазая брюнетка с медовой кожей стала оказывать ему не только переводческие услуги. Он затащил девчонку в постель на второй день знакомства. Продержал возле себя пару недель, охладел и отправил обратно в Краснодар, добавив премию к полагавшемуся ей заработку. На ее место отец прислал бойкую и любознательную Анну. Ее Кирилл уже не трогал. Не то, чтобы не понравилась. Но больше амурных приключений Кириллу не хотелось. Да и постоянный цейтнот отбивал все желание крутить романы.

После начала работы над проектом время стало для него величайшей ценностью. Арабские партнеры словно нарочно задались целью напутать все, что только можно. Под конец он уже считал дни до момента, когда сможет оставить стройку на надежные плечи помощников. Коих прибыло в Оман уже немало.

Теперь он дома. В России. Сердце его трепетало от радости.

Так в мыслях о пережитом незаметно пролетел час. Кирилл подъехал к офисному зданию. Зашел в родные пенаты с улыбкой во все тридцать два зуба. Ему улыбались в ответ, здоровались, спрашивали, как дела. Небольшое расстояние до лифта он преодолел лишь минут через пятнадцать. Вместе с ним в просторную кабину зашло еще два человека из разных отделов.

Кирилл нажал нужную кнопку. Двери лифта зашуршали, закрываясь, и вдруг снова распахнулись, впуская еще одну пассажирку. При ее виде все внутри Кирилла перевернулось. Голубые глаза уставились на него в нерешительности. Несколько секунд Кира промаялась на месте. Затем зашла в лифт, опустив глаза в пол, и повернулась к нему спиной.

Его словно окатили холодной водой. Стало трудно дышать. Время остановилось. Ноги приросли к полу. Он изо всех сил старался выкинуть ее из головы. Все эти месяцы запрещал себе даже думать о ней. Перешерстил весь Оман в поисках новых впечатлений, завел интрижку, заваливал себя работой до поздней ночи. И вот все усилия псу под хвост. Даже мимолетного взгляда робких глаз хватило, чтобы старательно задавленные чувства вернулись. Все и сразу. Захотелось сграбастать девушку в охапку и целовать, пока не заболят губы. Подхватить ее на руки и утащить в свой офис. Еще лучше в гостиницу. Где-то внутри мучительно заныло.

«Черт подери, да тебя вообще здесь быть не должно!» — мысленно прокричал он.

Кирилл без зазрения совести шарил взглядом по фигуре девушки. На ней было бежевое вязаное платье в обтяжку. Кирилл помнил это платье. Она часто носила его прошлой весной. Помнил, с каким удовольствием запускал руки под это платье. Только вот раньше оно сидело на ней как-то по-другому, свободней что ли. Кирилл посмотрел на девушку внимательней. Что-то в ней изменилось. Ноги стали чуть полнее, впрочем, как и попка.

Кирилл шагнул вперед и поравнялся с девушкой. Места для маневра в широкой кабине хватало.

Так и есть. Тонкой талии больше нет. Немного выпирает животик. Даже грудь выросла.

Кирилл удивленно поднял бровь и не смог удержаться от комментария:

— Где же твоя точеная фигура, девочка?

И натолкнулся на такой «пошел на три буквы» взгляд, что невольно отпрянул назад. Двери лифта открылись. Девушка поспешно вышла.

— Кирилл Александрович, зачем вы так! — он узнал в говорившей одну из сотрудниц бухгалтерии. — Синичкина просто беременна.

В глазах Кирилла скользнуло удивление, затем недоверие и наконец дикое бешенство. Пока лифт поднимался дальше, несчастная сотрудница успела не раз пожалеть о том, что взболтнула. Вместе со вторым пассажиром они по стеночке обошли застывшего начальника и выскочили из лифта на следующем этаже. И правильно сделали.

30 октября 2015

15:20

Кирилл вихрем пронесся в кабинет отца. Наталья Михайловна сидела возле шефа с блокнотом в руках. Быстро смекнула, что грядет буря.

— Александр Демьянович, я позже зайду, — бросила секретарша, вставая с места.

— Иди, Наташенька. Потом договорим.

Женщина резвым кабанчиком выскочила из кабинета. Трубачев старший без труда разглядел настроение сына:

— Кирилл, что случилось? — он нахмурил лоб.

Тот подошел к столу и пробасил:

— Почему Синичкина еще здесь?

— Какая Синичкина?

— Отец, лучше не прикидывайся! — он уперся руками о стол и сровнялся с отцом взглядом.

В глазах Александра Демьяновича тут же отразилось понимание происходящего.

— Ах ты про эту! Почему я должен помнить ее фамилию? Обслуга и есть обслуга.

— Почему она еще здесь? — голос Кирилла сделался еще более резким. — Я же тебя просил!

— Сынок успокойся, присядь, — Александр Демьянович похлопал по креслу рядом с собой. — Не получилось у меня просьбу твою выполнить. Забеременела она. Думал, сделает аборт, устрою куда-нибудь. Но решила рожать. Куда ее беременную возьмут, тем более почти без опыта. Решил оставить здесь, пока в декрет не выйдет. Не знаю, что у вас там вышло. Но не мог же я беременную в никуда уволить. Коллектив бы не понял.

— Уже просветили, что беременная, — он обессиленно рухнул на предложенное кресло. — Шустро она залетела. Даже живот видно. Похоже, сразу после меня с кем-то трахаться начала. А какую невинность из себя строила!

Кирилл уронил голову на руки и начал с силой тереть лицо.

— Шустрая девка, факт, — кивнул Александр Демьянович. — И наглая. Представляешь, приходила ко мне после твоего отъезда. Просила с тобой связаться.

— Зачем? — Кирилл недоуменно уставился на отца.

— Утверждала, что папаша ребенка ты! — ехидно усмехнулся он. — Хватило же нахальства. Как будто я не знаю о твоих проблемах с этим делом. Я ее тогда чуть взашей не вытолкал. Потом пожалел. Молодая еще, глупая. Не повезло ребенку с такой-то мамашей.

— Что она сказала? — Кирилл яростно сжал кулаки. — А ну дай мне телефон! Сейчас разберемся, кто чей папаша.

30 октября 2015

15:20

Кира прыснула в лицо холодной водой. Щеки горели огнем. Благо в туалетной комнате кроме нее никого не было.

Как же она надеялась, что успеет выйти в декрет до того, как Кирилл вернется в Россию. Слишком много хотела. Видеть его было больно и противно.

Ребенок внутри нее шевельнулся. Кира погладила живот и нежно проговорила:

— Спокойно, малыш. Все будет хорошо. Мама никому не позволит тебя обидеть.

Шевеление прекратилось. Девушка снова принялась умывать разгоряченные щеки.

Она великолепно помнила день, когда узнала, что беременна:

20 июля 2015

07:30

Живот снова скрутило жгутом. Кира бросилась с ванную. Проклятое отравление мучило ее все выходные. Девушка съела гору активированного угля. Два дня сидела на кефире и йогуртах. Вчера вечером чувствовала себя почти в норме. Но утром недомогание вернулось. Как и вчера, и позавчера она долго и мучительно возвращала природе съеденный завтрак. Что удивительно, именно по утрам ей было хуже всего.

Приступ тошноты наконец прекратился и Кира устало поднялась на ноги. Умылась холодной водой и вернулась в спальню.

— Так больше продолжаться не может, — проговорила она и открыла ноутбук. — Должно же быть какое-то лекарство. Некогда мне по врачам ходить.

Ввела в поиск: «Причины утренней тошноты у женщин». Когда открыла первую ссылку, руки похолодели от ужаса. Лекарства от подобной болезни еще не изобрели. Кира судорожно полезла в сумку за телефоном. Открыла календарь и ужаснулась еще больше.

— Да Ёшкин кот. Как я могла это пропустить?

Ее регулы должны были начаться еще двадцать шестого июня.

Так быстро Кира еще никогда не одевалась. Кинула в сумку телефон и кошелек и выскочила из квартиры. Благо, круглосуточная аптека была в соседнем здании. Купив пять тестов для определения беременности, Кира пулей домчалась до квартиры Саши. Разбудить подругу удалось лишь после пяти минут непрерывного трезвона.

— Ты чего? — буркнула она, впуская Киру в квартиру.

— Того! — ответила Кира и вывалила на столе в гостиной тесты.

— Ого! — присвистнула Саша. — Пять то зачем? Думаю, пары тебе бы хватило с головой! Что, все так серьезно?

— Двадцать четыре дня задержки. Вот и думай, серьезно, или нет! Четыре мне, один тебе.

— Мне-то зачем? — воскликнула Саша.

— Хочу убедиться, что тесты нормальные, — Кира принялась вскрывать упаковки. — Пошли, чего время терять.

— Но пока не хочу в туалет! — возмутилась та.

— Хочешь, не хочешь, а надо! — с этими словами девушка утащила подругу в ванную.

— Повезло тебе, что мама в командировке. А то бы сейчас послушала нотаций, — бросила Саша, подчиняясь.

Через несколько минут девушки дождались результатов. Кира бессильно плюхнулась на диван в гостиной. Саша пристроилась рядом.

— Поздравляю, мамочка, — съехидничала подруга. — Вы что вообще не предохранялись?

— Кирилл сидел на противозачаточных. Я не думала, что с оральными контрацептивами можно забеременеть! — всплеснула руками Кира.

— Он сидел на противозачаточных? Удивила! Обычно таблетки пьют женщины.

— Я честно говоря в этих делах не очень разбираюсь. Но он сказал, что беспокоиться не о чем.

Кира встала, пошла к зеркальному шкафу и стала изучать свой пока еще плоский животик.

— Неужели я и правда беременна…

— Четыре теста это подтвердили! — усмехнулась Саша. — Что делать-то будешь?

— Не знаю, — ответила девушка и невольно улыбнулась.

— Ты, похоже, рада! — Саша сморщила лоб.

Девушка не ответила и снова отвернулась к зеркалу.

— Кир, зачем тебе этот ребенок? — выдержав паузу, спросила подруга. — Может быть пока не поздно его лучше того? Его же потом растить надо, кормить. А ты учишься и работаешь. И с Кириллом вы расстались. Думаешь, он обрадуется малышу?

— Ой, не знаю, Саш. В конце концов, я же не одна его делала. Думаю, стоит с ним поговорить. Потом решу.

— Поговори, конечно! — закивала подруга.

— Ладно, пора бежать на работу.

Рабочий день у Киры не задался с самого начала. Сосредоточиться было выше ее сил. Даже чересчур вежливый Сергей Брянцев сделал Кире замечание, когда та вместо требуемой папки с образцами принесла ему кофе. Ну не расслышала она, о чем ее просили. Сегодня Кира вообще ничего кроме своих мыслей не слышала.

Она несколько часов к ряду пыталась дозвониться до Кирилла. После того злополучного дня, когда он отправил ей вещи, девушка с ним связываться не пыталась. Кира понимала, почему тогда он не брал трубку. Кому охота выслушивать гневные речи брошенного партнера. Но с того дня прошло больше трех недель. Должен был уже и остыть. Сейчас же мобильный его был отключен. На сообщение на почте он не ответил. И похоже заблокировал ее в скайпе. Чего-чего, а такого девушка не ожидала. Она же не маньячка какая-то его преследовать. Его домашний телефон тоже молчал. Впрочем, как и рабочий.

Кира только сейчас поняла, что давненько не видела его в офисе. Точнее не видела с тех пор, как застала целующимся с какой-то высокой брюнеткой. Вспоминать об этом было мерзко.

Девушка мотнула головой, отгоняя непрошенное видение. Теперь она должна думать о другом. Пусть он хоть с половиной Краснодара перецелуется и переспит. Сейчас это не имеет никакого значения. Нужно решить вопрос посерьезней.

После недолгих раздумий Кира решила спросить, куда делся шеф, у Натальи Михайловны. Сказано — сделано.

Секретарша Трубачевых встретила Киру как всегда неприветливо.

— Кирилла Александровича нет, — ехидно сообщила она.

— Когда будет? — настаивала девушка.

— Он в длительной командировке. Когда вернется, мне не докладывал. Но не раньше осени, — не без удовольствия ответила та.

— То есть как не раньше осени? — удивилась Кира.

— Синичкина, иди уже восвояси. Не звали тебя. Работать мешаешь.

Девушка смерила противную секретаршу долгим взглядом. Постояла минутку, и неожиданно выпалила:

— А Александр Демьянович на месте?

— Зачем он тебе? — удивилась Наталья Михайловна. — Тебя точно не примет.

— Я не спрашивала, примет ли он меня. Я спрашивала, на месте ли он! — настаивала девушка.

Секретарша ее ответом не удостоила. Лишь отвернулась к монитору и сделала вид, что Кира растворилась в воздухе.

— Да что с тобой говорить, как будто не женщина, — Кира махнула рукой и поспешила в сторону кабинета генерального.

— Стой, Александр Демьянович сейчас очень занят! — воскликнула секретарша.

Кира проигнорировала ее возмущенный тон и прибавила шагу.

Она всегда побаивалась отца Кирилла. Было за что. При каждой встрече он смотрел на нее так, словно она была какой-нибудь букашкой. Причем не просто букашкой, а тараканом или клопом. В общем, чем-то мелким и крайне неприятным. Эта неприязнь была взаимной.

Кира зашла внутрь и огляделась.

Александр Демьянович действительно был занят… поеданием булочки с кремом. Кабинет его был огромен. Он сидел в большом кожаном кресле за столом т-образной формы. При желании за таким столом можно было вместить человек двенадцать, не меньше. На взгляд Киры обитель генерального была чересчур мрачной. Впрочем, мрачным был не только кабинет, но и его хозяин.

При виде девушки Трубачев поперхнулся.

— Барышня, вас стучать не учили? — проговорил он, откашлявшись.

Кира вспомнила о приличиях.

— Извините, не хотела вас беспокоить, — с этими словами она подошла к столу. — Но ваша секретарша не хотела меня пускать. А мне очень нужна ваша помощь!

— И какая же помощь могла тебе понадобиться? — удивился Александр Демьянович. Сесть ей он не предложил.

— Дело в том, что я не могу связаться с Кириллом. Мне очень нужно с ним поговорить, — начала Кира.

Трубачев остановил ее речь рукой.

— Девочка, — сказал он снисходительным тоном. — Если ты не можешь связаться с моим сыном, значит он не хочет, чтобы ты с ним связывалась. Я понятно выражаюсь?

— Но мне очень нужно с ним поговорить, — продолжала настаивать она. — Не могли бы вы попросить его…

— Что же такого важного ты хочешь ему сообщить? — перебил он ее.

Кира запнулась, думая, стоит ли выдавать информацию. Потом решилась:

— Я беременна, и я думаю, ему нужно об этом знать.

Александр Демьянович хмыкнул.

— Милая барышня, а каким же образом твоя беременность связана с моим сыном? Позволь полюбопытствовать.

Кира растерялась и по-своему поняла слова мужчины.

— Вы сомневаетесь, беременна ли я? В таком случае я могу принести вам справку!

— О нет. В то, что ты беременна, я как раз готов поверить. Иначе прийти сюда не решилась бы. А вот в том, что Кирилл имеет какое-то отношение к ребенку, я сильно сомневаюсь. Точнее я точно знаю, что ты мне врешь! Не он отец!

Девушка опешила окончательно. Не знала, что еще может сказать или сделать, чтобы убедить этого упрямца ей помочь.

— Ну что глазами лупаешь! Думаешь, я не знаю, сколько Кирилл на тебя потратил? — тон Трубачева резко повысился. — Я его счета отлеживаю. Одни твои дизайнерские курсы обошлись ему в полмиллиона. Уже не говорю о том, сколько он спустил на тебя после.

Услышав последнее, Кира покраснела до корней волос. Александр Демьянович и не думал останавливаться:

— Поимела ты с моего сынка достаточно. Больше не позволю! Денег мне не жалко, но противно, что ты могла даже подумать, что мой сын будет содержать твоего ублюдка. Мой тебе совет, девочка, делай аборт! А про моего сына забудь. Если посмеешь хоть кому-нибудь ляпнуть, что беременна от Кирилла, то в Краснодаре даже в «Макдональдсе» работы не нейдешь! Понятно?

Все внутри Киры сжалось от обиды и унижения. Она неосознанно прикрыла ладошками живот и горько сглотнула:

— Понятно, — с этими словами она выскочила из кабинета.

Больше с Александром Демьяновичем она не общалась.

— Никому ты не нужен, сокровище мое! — разговаривала она со своим животом, закрывшись в туалете после визита к отцу Кирилла. — Да и плевать. Зато ты мне нужен.

Щемящее чувство любви и нежности к еще не рождённому крошечному существу росло в ней с каждой минутой. Она оставит малыша. Пусть ни отцу, ни деду нет до него никакого дела. Это не важно. Она не первая и не последняя одинокая мама. Для того, чтобы родить ребенка, всякие там Трубачевы ей совершенно без надобности.

— Полмиллиона… — она покачала головой. — Зачем решил за меня заплатить? Ведь не просила же…

Новость шокировала Киру. Если бы тогда она узнала, что Кирилл заплатил за курсы, тем более такую сумму, заставила бы его забрать деньги. Не нужны ей были такие подарки. Ни тогда, ни сейчас. Но что больше всего поразило Киру — это с какой уверенностью Александр Демьянович утверждал, что Кирилл не может быть отцом ребенка. Видел же, что Кирилл с ней встречается. Скорее всего просто не хочет, чтобы Кира каким-нибудь образом касалась его семьи. Куда уж ей со свиным-то рылом да в калашный ряд.

Она даже подумывала тут же написать заявление на увольнение. Но здравый смысл остановил ее от гордого шага. Теперь ей нужно думать о малыше. Где она сейчас найдет место на неполный рабочий день при такой зарплате, тем более в дизайнерской фирме. Уволиться она не могла. Не сейчас. Вот уйдет в декрет и больше сюда никогда не вернется. Не компания, а корпорация монстров во главе с Люцифером и его сыночком.

30 октября 2015

15:30

Кира встряхнула головой, прогоняя прилипчивые воспоминания. Тот отвратительный день принес ей немало переживаний. Но и хорошего тоже много. С тех пор, как она узнала, что беременна, жизнь ее дала оборот на сто восемьдесят градусов. Теперь она не грустила, а радовалась каждому прожитому дню. Готовилась стать мамой, откладывала деньги, много читала и занималась. Тоска разбитого сердца ушла в прошлое.

— Фигура, видите ли, у меня испортилась, — бормотала она себе под нос по дороге в отдел. — Вот же сволочь.

Кира уже открыла было дверь в отдел, когда из сумки раздался звонок. Она посмотрела на экран телефона. Звонили явно из этого здания, хотя номер и незнакомый.

— Алло, — ответила она и тут же пожалела, что взяла трубку.

— Чтоб через минуту была у отца в кабинете, — раздался громкий рев Кирилла.

30 октября 2015

15:35

Кирилл мерил шагами кабинет отца и то и дело поглядывал на дверь.

— Да не суетись ты, сынок. Сейчас придет, — попытался успокоить его Александр Демьянович. — Лучше сядь, а то несолидно.

Кирилл строго зыркнул на отца, но все же сел рядом.

Вскоре в дверь постучали.

— Войдите! — пригласил Александр Демьянович.

Кира вошла с высоко поднятой головой.

— Сядь, — скомандовал Кирилл, указав на противоположный стул.

— Зачем вызывали? — спросила Кира.

Он подождал, пока она устроится, и холодно произнес:

— В глаза тебе посмотреть!

— Посмотрел? Могу идти? — ответила она как ни в чем не бывало.

Кирилл сжал кулаки. Напускное спокойствие испарилось.

— Ты что еще и хамить мне будешь? Вообще бесстрашная? Понять не могу, как ты решилась сказать отцу, что я тебе ребенка сделал! — шипел он, буравя ее взглядом. — Хватило же наглости!

Кира тяжело вздохнула и попыталась подняться.

— Сидеть на месте, — рявкнул он зло. — Неужели ты думала, я тебе это спущу? Я что похож на осла? Я, конечно, могу понять ход твоих мыслей. Только неверную цель ты выбрала, девочка. Так кто папаша-то? Признавайся!

— Или ты, или мы имеем редкий случай непорочного зачатия! — развела она руками. — Вот тебе еще одна новость: твои гормональные таблетки полная ерунда!

— Какие таблетки, Кира, — он горько усмехнулся и наконец признался: — Я бесплоден!

Девушка уставилась на него непонимающим взглядом, помолчала немного и произнесла:

— Что ж, это многое объясняет.

— Ну, — продолжил он дерзко. — Что покраснела? Стыдно стало?

Девушка приложила ладони к лицу. Щеки действительно пылали жаром.

— Мне стыдиться нечего, я не врала, — ответила она, опустив руки. — И ты не бесплоден.

— Да ты посмотри на нее, еще и припирается! — не выдержал Александр Демьянович.

— Отец, не встревай! — осадил его Кирилл и снова впился в девушку взглядом: — То есть ты сейчас на полном серьезе пытаешься доказать, что ребенок мой?

— Ничего я тебе доказывать не собираюсь, — возмутилась она. — Не веришь, дело твое. Мне от тебя все равно ничего не нужно. Оставь меня в покое.

С этими словами девушка встала и быстро направилась к выходу.

— Ты уволена, Кира.

Услышав последнее, она обернулась и возмущенно бросила:

— Ты не можешь уволить беременную женщину!

Кирилл усмехнулся, и тоже поднялся с места. Он, не торопясь, обошел стол и присел на него, скрестив руки на груди. Кира же осталась стоять неподалеку в полнейшей растерянности.

— Завтра же пойдешь в отдел кадров и напишешь заявление по собственному, — проговорил он насмешливым тоном.

— А если не напишу? — бросила ему вызов девушка.

— Напишешь, — уверенно ответил он. — Или забыла, с кем бодаться пытаешься?

— Ну и козел же у тебя папаша! — воскликнула девушка, обращаясь к своему животу. Бросилась было к двери, но Кирилл схватил ее раньше, чем она успела сбежать.

Он с силой развернул ее к себе лицом. Кира слабо охнула.

— Не сдаешься, да? Ну что ж, хорошо, — с этими словами он повернулся к отцу: — Пап, помнится мне, дядя Артур как-то делал одному из твоих знакомых тест на отцовство?

— Было дело, — подтвердил тот.

— Вот и отлично. Туда я тебя сейчас и отвезу, милая.

— Никуда я не поеду! — уперлась Кира. — Никаких тестов я не хочу!

Он грубо схватил девушку под локоть и поволок к выходу.

— Плевал я, чего ты там хочешь, а чего не хочешь. Не пойдешь сама, потащу силой.

6 ноября 2015

14:00

Кирилл посмотрел в окно.

— Вот это ливень! — проговорил он и поежился. — Представляю, что творится на улице. Кстати, мне кажется, или у тебя в кабинете топят слабее, чем у меня?

— Тоже подметил, — кивнул Александр Демьянович. — Завтра починят. Давай, добавлю тебе горячего.

Трубачев старший схватил кофейник и плеснул добрую порцию в кружку сына. День выдался занятой, поэтому решили заказать еду в офис. Обедали у отца в кабинете.

Кирилл быстро справился со своей порцией и отодвинул тарелку.

— Что-то не нравится мне, как в Мирбате дела идут. Должны были уже к кладке приступить. А все тянут. Чует моя душа, придется опять лететь и проводить разведку боем.

— Согласен, — ответил Александ Демьянович и отправил в рот очередной сочный кусок мяса. — Но пока подождем. Там же наших больше десяти специалистов. Может, разберутся.

— Может быть, — кивнул Кирилл.

— Ты мне лучше скажи, — проговорил отец, отодвинув тарелку. — Что там по отцовству? Не звонил тебе еще Артур? Ты же говорил, что на тест нужно восемь дней.

— Да я сам ему с утра два раза звонил, — вздохнул Кирилл. — Не пришли еще результаты.

— Мог бы и поторопить лаборантов, — покачал головой Трубачев старший. — И все же удивительно, до чего наука дошла. Определить по крови матери кто отец — это тебе не дули воробьям крутить. Растет медицина.

— Сам в шоке, — усмехнулся Кирилл.

По кабинету раздалась трель телефона. Александр Демьянович глянул на экран.

— На ловца и зверь бежит, — хмыкнул он и показал Кириллу, кто звонит.

— Ставь на громкую связь, — попросил сын.

— Привет, Саша. Кирилл с тобой? Не могу ему дозвониться, — раздался из трубки голос Артура Мухамеджана.

— Тут, тут, — подтвердил он. — Ты на громкой.

— Пришли результаты, дядя Артур? — спросил Кирилл быстро.

— Пришли, конвертик у меня. Тебе отсканировать?

— Вскрывай уже, не томи душу — ответил тот нетерпеливо.

В трубке раздалось шуршание. Затем удивленное «Хммм».

— Поздравляю, Кирюш, ты станешь папой! — спустя время раздалось в трубке.

Кирилл застыл в раскрытым ртом.

— Как это? — наконец произнес он. — Это точно?

— Девяносто девять и девять десятых процента. Решай сам, — усмехнулся дядя.

— Но я же бесплодный! — воскликнул Кирилл.

— Племянничек, сколько раз я тебе повторял, не бесплодный ты! Да, у тебя олигозооспермия третьей степени. Ситуация серьезная. Вероятность беременности всего два-три процента. Но при правильном лечении шансы возрастают…

— Да не лечился я давно! — перебил дядю Кирилл. — Пробовал раньше с Оксаной. Бесполезно это!

— Значит повезло, — продолжал Артур Арсенович. — Не забывай, для зачатия нужен всего один жизнеспособный сперматозоид. И девушка тебе попалась здоровая. Тоже немаловажный фактор. В общем, поздравляю, Трубачевы, ждите пополнения рода!

Отец и сын посмотрели друг на друга удивленно, затем оба заулыбались.

— Спасибо, дядя Артур! — ответил Кирилл.

— Спасибо в бокал не нальешь! Знаете, какой коньяк я люблю.

Артур Арсенович попрощался и повесил трубку.

— Оказывается, не врала, — цокнул языком Трубачев старший.

— Ладно, пап, я пошел, — проговорил Кирилл, поднимаясь с дивана.

— Куда это ты собрался? — он тоже поднялся с дивана и встал рядом с сыном. — Надо же решить, что с ней делать!

— Что тут решать? — развел руками Кирилл. — Я на ней женюсь!

— Зачем же жениться? Пусть родит, дашь ей денег и заберешь ребенка. Заартачится, отсудим. Сами вырастим. Зачем тебе малолетняя дурочка в качестве жены?!

— Отец, я эту малолетнюю дурочку люблю! И в качестве жены она мне ой как пригодится. Все, я ушел, — с этими словами Кирилл направился к двери.

Он почти преодолел расстояние до выхода, затем обернулся и грустно посмотрел на отца.

— Что такое, Кирюш? — забеспокоился тот.

— Да просто представил, куда она меня сейчас пошлет!

Глава № 19 «Предложение, от которого невозможно отказаться»

6 ноября 2015

15:00

Доехав до дома Киры, он так и не решил, что ей скажет.

«Что вообще принято говорить в таких случаях? Милая, я осел? Люблю тебя по-прежнему? Раз умудрилась забеременеть, давай поженимся? Один вариант лучше другого, ничего не скажешь», — вертелось в его голове.

После звонка дяди Кирилл чувствовал себя как во сне. Верил и не верил услышанному. То улыбался, как школьник, то хмурился.

«Надо же было мне ее номер блокировать… Уже давно бы узнал, что беременна. Наверное, считает меня последней сволочью. Ну ничего, милая, я исправлюсь!» — с этими мыслями Кирилл вышел из машины.

Какая-то девушка шустро юркнула в подъезд, Кирилл проследовал за ней. Остановился у нужной квартиры, собираясь с духом. Хотел позвонить, но услышал доносящийся из-за двери визгливый ор какого-то мужчины:

— Ты, шалава, рот свой заткни и стой молча. Сколько лет на моей шее сидишь! Думаешь, я твоего ублюдка кормить буду?! Собирай манатки и катись туда, где нагуляла.

— Ты ничего не попутал, отчим дорогой, — раздался в ответ голос Киры. — Я вообще-то здесь прописана!

— Мне плевать, что ты тут прописана! С выблядком ты тут жить не будешь…

Услышанного Кириллу вполне хватило, чтобы сообразить, что к чему. Лицо его исказилось от бешенства. Руки потянулись к двери. Та оказалась не заперта. Кирилл прошел внутрь, пересек маленькую прихожую и оказался в гостиной. Как раз вовремя.

Слишком поглощенные гневом спорщики вторжения не заметили. Лысоватый грузный мужичонка продолжал громко орать на девушку. Рука его уже поднялась, чтобы отвесить ей оплеуху. Кира это приметила и зажмурилась, прикрыв лицо руками.

Кирилл в мгновение ока пересек разделяющее их расстояние и перехватил руку мужчины.

— Ты кто такой? — завопил тот.

Девушка боязливо открыла глаза и уставилась на Кирилла. Он обернулся к ней. Все еще крепко держа руку драчуна, достал из кармана ключи от машины и ласково сказал:

— Солнце, выйди на улочку. Нажмешь на эту кнопку, машина откроется. Подожди меня там, хорошо?

Кира кивнула в полнейшем обалдении. Схватила ключи и была такова.

— Отпусти руку, я сейчас милицию вызову! — разорялся Аркадий Бронский.

— Давай! У меня как раз есть знакомый полковник. Заодно расскажешь, как ты беременную падчерицу из дома собрался выгнать.

Кирилл с силой швырнул раскрасневшегося мужчину в сторону. Тот неловко упал на заднее место, но скоро поднялся. Впрочем, приближаться к Кириллу он не спешил. Лишь уперся руками в бока и продолжил орать:

— Так это ты папаша, что ли?

— Я, — ответил Кирилл с вызовом.

— Да как ты смеешь ко мне домой вламываться…

— Рот закрой, плешивый! — пробасил Трубачев с отвращением. — Слушай меня внимательно! Если ты еще хоть раз посмеешь поднять руку или даже голос на Киру повысишь, я тебя закопаю! В прямом смысле. Отвезу в лесок, свяжу и закопаю. Живьем! Понял?

Отчим Киры потряс головой, переваривая услышанное. И снова попытался подать голос:

— Ты что мне еще угрожать будешь? — сказал он это без особой уверенности. Скорее почву прощупывал. Противник превышал его в росте как минимум на голову. Да и в плечах был на порядок шире. Но так просто сдаться было не в его характере. — Я тебе еще покажу!

Кирилл усмехнулся и шагнул в сторону Аркадия. Тот резво отпрыгнул на пару шагов и забежал за стол.

— Непонятливый, да? — Кирилл размял костяшки пальцев. — Ну давай разъясню.

Разделявший их стол вмиг был отброшен к стене. Отчим Киры охнул и не успел спастись бегством. Вскоре под его левым глазом расплылся увесистый синяк, а сам он снова очутился сидящим на полу.

— Не по-мужски это, сироту обижать, — проговорил Кирилл, возвышаясь над деморализованным противником.

Больше попыток вставать Аркадий не делал. Говорить тоже не пытался. Лишь кивал и изображал полное согласие со словами оппонента.

— В общем, так, тварь земная, сейчас хватаешь куртку и сваливаешь отсюда дня на два.

— Куда ж я? — попытался протестовать он.

— Да мне все равно! Хоть на вокзал. Чтобы духу твоего здесь не было, когда Кира вернется. В следующий раз увидишь ее, чтоб извинился! — Кирилл для убедительности впечатал кулак в собственную ладонь. — Киваешь, значит понял. Ну, что глазами хлопаешь? Пошел собираться!

Аркадий тут же скрылся в своей комнате. Кирилл брезгливо посмотрел ему в след и вышел вон.

Кира ждала его в машине. Он забрался внутрь и посмотрел на дрожащую девушку.

— Ты бы хоть куртку накинула, что ли? — отругал он ее.

— Как-то не до этого было, — простучала зубами Кира.

— Эту беду мы поправим, — успокоил он девушку и стал снимать с себя полупальто. — На вот, держи. Сейчас печку включу.

Кира завернулась в нагретую одежду и в очередной раз смахнула с щек слезы.

— Ну что ты, маленькая, успокойся! Знаю, противно, — с этими словами Кирилл обнял девушку за плечи.

— Просто до этого он меня никогда не бил! — всхлипывая, проговорила Кира.

— Он, что, все-таки успел тебя ударить? Куда? — всполошился он.

— Не успел, — девушка шмыгнула носом и заметила в окно, как отчим выскочил из подъезда и припустил к остановке. — Ой, а куда это он?

— Тебе какая разница. Больше он тебя не тронет. Я не позволю.

Кирилл достал из бардачка упаковку салфеток. Она благодарно взяла предложенное и стала вытирать лицо. Потом резко выпрямилась и посерьезнела.

— Кирилл, а ты вообще зачем приехал?

Он не ответил, лишь посмотрел на нее ласково.

— Результаты получил, да? — догадалась она.

— Получил, — кивнул он. — Ты знала, что будет?

— Конечно знала, — возмутилась девушка. — А ты просто сволочь!

— Прости, Кира. В свое оправдание могу лишь сказать, что я правда не верил, что когда-нибудь смогу стать отцом.

— Я понимаю, — согласилась девушка.

— Давай сейчас поднимемся, ты соберешь, что тебе нужно. И переедешь ко мне.

— Не буду я у тебя жить! — отрезала она. — Ни к чему это!

— Кира, я тебя здесь не оставлю. С упырем этим, — Кирилл с отвращением хмыкнул в сторону скрывшегося Аркадия. — Так что не спорь.

— Я как раз хотела подать на размен квартиры. Поэтому и поцапались. Я смогу разменять нашу трешку на две однушки. Я узнавала. Если бы ты мне помог немножко…

— Нет, Кира. В какой-то там однушке ты моего ребенка растить не будешь.

— Не тебе решать! — огрызнулась девушка. — Не поможешь, сама сделаю.

Кирилл усмехнулся.

— Решать она собралась, — и продолжил уверенно: — Со мной будешь жить и точка.

— На каких интересно правах я буду у тебя жить? — осведомилась девушка язвительно.

— На правах жены! — Кирилл спрятал усмешку и серьезно посмотрел на девушку.

Та прыснула смехом.

— Кирилл, ты что! Какой жены, ты о чем?

— Настоящей, единственной…

— Ты это серьезно? — изумилась девушка.

— Дальше некуда! — подтвердил он.

— Да ну брось, — отмахнулась Кира. — В наше время по залету не женятся. Хочешь быть отцом, будь. Сможешь видеться с ребенком, когда захочешь. Будешь брать на выходные, и что там еще полагается. Но никаких других отношений между нами быть уже не может!

— Кир, ты не понимаешь, — покачал он головой. — Для меня этот ребенок значит очень много. Я ему могу дать все. Дом, образование, карьеру, полноценную семью, наследство. А что можешь ты?

Кира потупилась и не нашлась, что ответить.

— Что молчишь? Понимаешь ведь, что я прав.

— Я могу ему дать любовь! — воскликнула девушка.

— Это замечательно, Кир, — ответил он, выдержав паузу. — Вот и будешь давать, за мной замужем. С тебя любовь и материнская ласка, с меня все остальное. Так и вырастим человека.

— Но зачем для этого жениться? — не понимала она.

Кирилл попытался заикнуться о чувствах, но девушка лишь отмахнулась. Не стала слушать. Он тут же сменил тактику. Битый час убеждал, уговаривал, приводил различные доводы.

— Подумай о малыше! Ему в полноценной семье будет лучше.

И Кира капитулировала.

Глава № 20 «Будни невесты»

27 ноября 2015

11:00

Последние три недели Кира жила словно робот. Жизнь ее поменялась кардинально. Не осталось в ней ничего привычного. Кирилл привез ее в дом отца и торжественно поселил в выделенную ей комнату неподалеку от его спальни на втором этаже.

Комната Кире нравилась. Да и кому не понравится со вкусом меблированная спальня аж в сорок квадратных метров. Один встроенный гардероб чего стоил. Даже ванная у нее теперь своя. Поселили ее с комфортом. Но из плюсов это, пожалуй, все.

Первые дни Кира блуждала по огромному дому, боясь заблудиться. Она насчитала около двадцати комнат с самым разным назначением. Огромные и не очень, все они сияли чистотой и богатством отделки.

Чувство нереальности происходящего прочно поселилось в ее душе. Словно не она завтра выходит замуж. Словно это не у нее в шкафу висит свадебное платье. И совсем не ей предстоит прожить жизнь в этом огромном одиноком доме. Девушка чувствовала себя как мышка, стремящаяся выбраться из замкнутого лабиринта.

Даже будущий ребенок ее больше не радовал. Будто этот ребенок стал и не ее дитятей вовсе, а собственностью Трубачевых. Те ходили довольные как паровозы. Поглаживали ее по животу. Водили на осмотры. Приглашали в гости каких-то родственников и друзей и показывали ее словно экспонат в музее. Кира улыбалась, приветствовала новых знакомых и молча ждала, когда удастся сбежать в свою комнату. Трубачевы раздувались от гордости за будущего внука и планировали свадьбу.

Когда-то она очень хотела за Кирилла замуж. Но не так, не при таких обстоятельствах. Мечтала, как он встанет на одно колено и попросит ее руки. Не потому, что она умудрилась забеременеть, а потому, что любит.

За эти недели Кира не раз ловила на себе грустный взгляд будущего мужа. При людях он улыбался, казался довольным. Но Кира чувствовала, что в душе его живет тоска. Свадебные хлопоты его не волновали совершенно. Всем заведовал отец на пару с организаторшей свадеб. Кирилл и дома-то бывал редко. Пропадал в офисе (а там ли?!) в любой день недели. Избегал оставаться с ней наедине.

Предстоящая свадьба была лишь фарсом, как ей казалось. Пыль в глаза друзьям и знакомым Трубачевых. Кирилл женится не на ней, а на ее животе. Кира же выступает в роли случайного дополнения к младенцу. Эдакий аксессуар, без которого вроде как не обойдешься.

Утренний визит свекра настроения не добавил. В это время Кира сосредоточенно листала на ноутбуке руководство к одной из дизайнерских программ. Дверь в ее спальню с шумом открылась, и на пороге показался улыбающийся Александр Демьянович.

«Врываться без стука у них, похоже, семейное», — подумала она.

— Опять за компьютером сидишь, зрение портишь. Лучше бы прогуляться пошла, свежим воздухом подышала.

— И вам доброе утро, — не преминула она подколоть будущего тестя.

— Доброе, доброе, — Александр Демьянович не заметил, а может просто не захотел замечать сарказма. Он прошел в комнату и без приглашения устроился на диване рядом с Кирой. — Закрывай свою балалайку. Лучше посмотри, что я тебе принес.

С этими словами он положил на стол ярко-розовую коробочку.

— Примерь, по руке ли, — он раскрыл футлярчик.

Кира взяла в руки кольцо. Таких красивых камней, что украшали обвитый змейкой золотой обруч видеть ей до сих пор не приходилось. В центре величественно розовел крупный камень грушевидной формы, по бокам его украшали ярко сверкающие бесконечными гранями прозрачные камни поменьше.

— Розовый бриллиант, редкий. Будет тебе к лицу, — пел соловьем свекор. — Камушек из самой Австралии. Полновесный карат, чистота отличная. Видишь, как на свету играет?

Свекор повернул руку Киры к солнцу и кольцо радостно заблестело, отражая яркие блики.

— Я не знала, что бриллианты бывают розовыми, — удивилась Кира. — Вокруг тоже бриллианты?

Кольцо пришлось девушке точно в пору на безымянный палец. Красота его гипнотизировала.

— Конечно! Обрати внимание, на внутренней стороне авторский знак ювелира — символ бесконечности. Видишь? — дождавшись кивка, продолжил: — Это кольцо уникальное, второго такого нет. Я для своей невестки ничего не пожалею. Родишь внука, вообще озолочу!

— Зачем вы решили подарить мне кольцо? — Кира с трудом оторвала взгляд от украшения.

— Кирилл ведь так и не сподобился. А моей невестке негоже без кольца ходить. Еще подумают, что мы на тебя денег жалеем. Кроме того, грустная ты какая-то, жмешься по углам. Решил порадовать.

Он внимательно посмотрел на девушку. Ее робкая улыбка тут же увяла.

— Или ты на меня до сих пор обижаешься? — приподняв бровь, спросил он. — Если бы я знал, что ты действительно моего внука носишь, я бы тебя сам самолетом к Кириллу доставил. Ты на меня зла не держи. Все же хорошо получилось. Видишь, какого благородного я сына вырастил. Узнал, что беременна, и сразу замуж позвал. Чего пригорюнилась? Или кольцо не понравилось?

— Понравилось, — Кира сглотнула подбирающийся к горлу ком и натянула на лицо привычную вежливую улыбку. — Спасибо, Александр Демьянович.

— Вот и хорошо. Радуйся, девочка. Кстати, не забудь про фотосессию!

Он распрощался и вышел вон.

Девушка стукнула себя ладонью по лбу. Про фотосессию она естественно забыла. Местный журнал хотел дать статью о свадьбе в семье Трубачевых. Придется в очередной раз изображать счастливую невесту, отчего Киру уже порядком тошнило.

27 ноября 2015

13:00

Киру нарядили в белое шелковое платье с завышенной талией, что так удачно скрывало пятимесячный животик. Волосы оставили распущенными, лишь придали завиткам форму. Лицу дотошный стилист уделил особое внимание. Макияж ей делали не меньше часа. В результате девушка едва могла узнать себя в кукольной красотке, что смотрела на нее из зеркала.

Предполагалось сделать несколько снимков ее и Кирилла в гостиной. Светлая просторная стилизованная под хай-тек комната как нельзя лучше подходила для съемки. Кира очень выгодно смотрелась на темно-синем диване, окруженная вазами с алыми розами.

Жених задерживался. Шустрая фото-художница предложила поснимать Киру в одиночестве и вот уже полчаса мучила девушку придирками:

— Вы очень зажаты. Плечи расправьте и улыбнитесь мне наконец! — твердила она, делая сто пятидесятый кадр.

За каких-то тридцать минут Кира успела яростно возненавидеть и фотографа, и ее помощников. А особенно Кирилла, который так не вовремя решил бросить ее одну.

— Это же не улыбка, а злобный оскал! Ну же, постарайтесь! — настаивала женщина.

Кира в очередной раз попыталась изобразить улыбку. Тут дверь в гостиную открылась, и на пороге появился Кирилл в черном смокинге.

— Как вы тут? — спросил он добродушным тоном и сфокусировал взгляд на невесте: — Кира, тебя не узнать! Отлично выглядишь, котенок.

Ответом ему послужил обиженный взгляд. Кирилл лишь покачал головой и сел рядом.

— Невеста не хочет улыбаться, — пожаловалась фото-художница.

— А мы ее сейчас улыбнем, — с этими словами Кирилл придвинул невесту к себе, обнял за плечи и запечатлел поцелуй в нарумяненную щеку.

— То, что надо, — с восторгом взвизгнула женщина и принялась с удвоенной силой жать на кнопку фотоаппарата.

Воспользовавшись растерянностью девушки, Кирилл повернул ее лицо к себе и стал нежно целовать в губы. Взял ее одеревеневшие руки и закинул себе на шею. Сам же по-хозяйски обнял за талию, продолжая ласку.

Спустя время, он оторвался от губ Киры и обратился к фотографу:

— Так хорошо?

— Просто отлично, — закивала та. — Теперь обнимите ее за плечи и еще раз поцелуйте.

— Не стоит, — очнулась от удивления Кира. Она грозно посмотрела на жениха и воскликнула: — Зачем ты так? К чему эта показуха?

Она с силой стукнула кулачком в грудь Кирилла. Тот недобро усмехнулся и бросил удивленным фото-операторам:

— Мы ненадолго.

С этими словами он подхватил Киру под руку и увел в первую попавшуюся комнату. По иронии судьбы это оказался кабинет отца. Мужчина плотно прикрыл дверь и увлек невесту на диван. Та попыталась вырвать руку:

— Отпусти!

— Даже не подумаю, — проговорил он серьезно. — Что ты там устроила?

Лицо его помрачнело, губы плотно сжались. Девушка невольно съежилась от его жесткого взгляда.

— Зачем понадобилось меня целовать? — жалобно спросила она.

— Что в этом такого ужасного, Кира? Я же не трахнул тебя на глазах журналистов! — процедил он сквозь зубы.

Девушка притихла и тут же пожалела о своей реакции на поцелуй:

— Прости, не знаю, что на меня нашло…

— Предупреждаю раз и навсегда. Еще раз что-нибудь подобное выкинешь, не посмотрю, что беременная. Ты поняла меня? — проговорил он строго. — Ну скажи, неужели я тебе настолько противен, что ты даже минутного поцелуя выдержать не можешь?

Девушка обиженно посмотрела на него и ответила:

— Дело не в поцелуе. Просто мне неприятно, что ты играешь на публику и я…

— Неприятно ей, — резко перебил ее он. — А мне приятно, что мою невесту от меня воротит? Милая, ты лучше привыкай! Я еще не раз буду тебя целовать и на публике и наедине. Завтра ты станешь моей женой. Имей в виду, исполнение супружеского долга я от тебя буду требовать регулярно!

Где-то под слоями пудры и тонального крема щеки девушки приобрели мертвенно-бледный оттенок.

— То есть как, — запинаясь, проговорила она. — Мы же договорились, что это лишь ради ребенка! К чему это?

— Я мужчина, и у меня свои потребности, — отрезал он.

— Вот и удовлетворяй их с кем захочешь, — тут же нашлась с ответом Кира. — Я-то тут при чем?

Кирилл еще больше нахмурился и с жаром произнес:

— Притом, что я тебя все еще хочу!

— Лучше бы ты меня не хотел, а любил! — выпалила девушка обижено.

— Я люблю! — ответил он тут же.

— Кирилл, — воскликнула она с горечью: — Ты и знать меня не хотел, пока не выяснил, что беременна. О какой любви ты говоришь? Кроме того, ты постоянно меня избегаешь!

Он внимательно выслушал ее и попытался объясниться:

— Золотко, ты думаешь, мне легко находиться с тобой рядом? Когда на тебя смотрю, мне сразу делается дурно от того, что не могу к тебе прикоснуться так, как хочу. А хочу я тебя всегда, когда о тебе вспоминаю. То есть раз по тридцать в день. Ты же только и делаешь, что стараешься побыстрее скрыться с глаз. Думаешь, я не замечаю, с каким недовольством ты на меня смотришь? Мне это больно! — последние слова Кирилл почти прокричал.

От его признания девушка застыла. Переварив сказанное, еще больше обиделась:

— Зачем ты мне все это говоришь? Если бы ты и правда себя так чувствовал, то никогда бы меня не бросил.

— За все это время тебе так ни разу и не приходило в голову, почему я это сделал? — воскликнул Кирилл.

— От чего же, приходило! Картина того, как ты целовал ту брюнетку на второй день после нашего расставания, мне до сих пор в кошмарах приходит.

— Да забудь ты про нее, дурочка! — рявкнул Кирилл, уже совсем не сдерживаясь. — Я тебя тогда оставил только потому, что думал, что бесплоден. Ты сама сказала, что тебе такой не нужен! Ну сложи два плюс два!

— Это когда я тебе такое говорила? — удивилась девушка.

— Помнишь тот вечер, когда мы поссорились? Ты еще смотрела какой-то фильм, где мужчина скрыл от жены, что не может иметь детей. Тогда и сказала.

— Но это же я так, несерьезно. К тому же вот, — Кира показала руками на живот. — Получается, я тогда уже была беременна.

— Ну а я это откуда должен был знать? Поэтому и решил, что будет проще уйти.

— Так ты поэтому, — и Кира запнулась. — А мне было так больно и обидно…

— Мне до сих пор больно, — Кирилл отвернулся, замялся было, но продолжил: — Знаешь, я, наверное, никогда себе не прощу, что тогда с тобой расстался. Я этого очень не хотел!

Он снова посмотрел на девушку, а та придвинулась к нему и с надеждой посмотрела в глаза.

— Правда? — проговорила она шепотом и взяла его за руку.

— Конечно правда!

Робкая улыбка коснулась лица Киры.

— Почему ты мне раньше это все не сказал? — с этими словами девушка бросилась Кириллу на шею.

Он прижал ее к себе, уткнулся носом в шею.

— Сейчас не сопротивляйся, ладно? — хрипло прошептал он ей на ушко.

Девушка не поняла, к чему это он. Впрочем, в тот момент ей было не до того.

Кирилл легко поднял ее на руки и отнес к отцовскому рабочему столу. Лежавшие там книги и бумаги тут же полетели на пол. Очистив поверхность, Кирилл бережно усадил девушку на стол и устроился между ее ног.

Кира раздвинула полы его пиджака и прижалась к груди.

— Не стесняйся, расстегивай, — произнес он, заметив, как робко девушка проводит рукой по его торсу.

Сам он уже нащупал застежку на спине Киры и с силой рванул. Девушка вскрикнула, но он завладел ее губами прежде, чем она попыталась протестовать. Голова ее шла кругом от жарких поцелуев, а пальцы уже расстегивали рубашку Кирилла. Он опустил ее платье до талии и принялся осыпать ласками шею и плечи.

Одетая в тонкое кружево лифчика грудь ее вздымалась, прося нежных прикосновений. Кирилл ненадолго остановился и отошел на шаг, любуясь. Затем бережно сжал в руках набухшие полушария.

— Как же я скучал, — он жадно впился в девушку губами. Та, легко застонав, запустила пальцы в его волосы.

Больше он медлить не стал. Властной рукой заставил девушку лечь на стол, сорвал с нее трусики и уже потянулся рукой к ремню на брюках, как до его сознания донесся подозрительный звук.

В дверях появился отец.

— Сынок, почему операторы вместо работы чаи гоняют? Ой, что это вы тут делаете, — Александр Демьянович резко отвернулся от сплетенных на его столе тел.

Кирилл резко обернулся, но девушку из рук не выпустил.

— Брачную ночь репетируем, — рявкнул он разочарованно. — Папа, блин, стучаться надо!

— В свой кабинет? Ну ладно, в следующий раз буду! — и спасся бегством.

Глава № 21 «Сладкая семейная жизнь»

28 ноября 2015

14:20

— Является ли ваше решение вступить в брак глубоко продуманным, искренним и свободным? — торжественно вещала регистраторша. — Прошу ответить жениха.

— Да, — сказал Кирилл твердо

— Прошу ответить невесту.

— Да, — проговорила Кира.

— По вашему взаимному согласию, в полном соответствии с семейным кодексом Российской Федерации, ваш брак регистрируется…

Служащая ЗАГСа все продолжала говорить, а молодая невеста слушала, но не слышала. Она не замечала ни красиво убранного зала, ни разодетых гостей. Все, что видела Кира в тот момент — его одного. Своего огромного, сильного и любящего теперь уже мужа. Счастье щедрыми струями заполнило сердце и душу.

На молодых обрушился шквал поздравлений, замелькали вспышки фотоаппаратов. Потом катались по городу, пили шампанское на берегу реки. На мосту Поцелуев оставили висеть серебристый замок среди многих подобных, ключ по традиции выбросили в реку. Затем был банкет в ресторане. Шумные застолья и пляски.

В полночь, почти совсем обессиленная Кира оказалась в номере для молодоженов наедине с мужем. Комнату украшали разбросанные без всякой меры лепестки роз, воздушные шары, на столе красовались вазы с фруктами.

Едва она оказалась в его руках, усталости как не бывало. В ту ночь Кирилл любил ее особенно сладко и долго. К утру на теле Киры не осталось ни одного не целованного местечка. Сколько нежных слов было сказано в ту волшебную ночь, сколько обещаний дано, сколько улыбок получено…

К банкету второго дня свадьбы молодые безбожно опоздали.

8 декабря 2015

14:00

— Вы же меня не слушаете, — поучала Кира вредного декоратора. — Я хочу, чтобы большая фотография была в центре, а те, что поменьше, ее окружали.

Девушка сосредоточенно расхаживала по недавно обставленной детской. А щуплый на вид паренек с козлиной бородкой все пытался гнуть свою линию:

— Ну как вы не видите, если расположить свадебные фото змейкой, будет гораздо оригинальней!

— Я хочу, чтобы малыш мог видеть фото родителей из кроватки, — настаивала девушка. — Вашей змейки он оттуда не увидит!

Тут дверь в детскую открылась и на пороге показался Кирилл:

— Воюешь? — усмехнулся он и поцеловал жену в щеку.

— Ой, ты дома? — удивилась девушка.

— А что, не должен? — ответил Кирилл, продолжая ухмыляться. — Я ненадолго. Только костюм сменю. У нас банкет с инвесторами, так что буду поздно.

— Опять? — Кира расстроенно посмотрела на мужа.

— Не обижайся, так надо, — он обнял ее и чмокнул в макушку.

— Кирилл Александрович, — обратил на себя внимание декоратор. — Может быть, пока вы здесь, посмотрите…

— Сделай все, как она просит, — ответил он декоратору. — Ладно, мне пора.

Кирилл сжал на прощание руку жены и исчез также быстро, как появился.

Девушка грустно вздохнула вслед мужу. Кирилл все также частенько пропадал в офисе. Она подозревала, что-то там у них не ладится, но спрашивать не решалась. Очень скучала, когда его не было рядом. Поэтому старательно занимала себя обустройством будущей жизни ребенка. Продолжала учебу в колледже.

Когда муж бывал дома, он с лихвой компенсировал ей все переживания. Часто возил в центр по ресторанам и кино. Дарил подарки. По-прежнему предпочитал, чтобы она была рядом, даже если он сидел за работой. Обещал после рождения ребенка отвезти ее в теплые страны. И любил. Жарко, томно, с завидной регулярностью.

Кира чувствовала себя очень счастливой и нужной.

13 декабря 2015

09:00

Когда закончили завтрак, Кира вспомнила, что ей пора собираться на зачет.

— Тебя подвезти? — предложил Кирилл.

— Было бы неплохо!

Кира уже собралась уйти, но он схватил ее за руку и притянул к себе.

— А животик поцеловать? — проговорил он, старательно изображая обиженный тон.

Обхватил ее бедра руками, чтобы не вырвалась раньше, чем он захочет ее отпустить. Вырываться Кира не собиралась. Она запустила пальцы в волосы мужа и с наслаждением вслушивалась в воркование Кирилла с еще не рожденным ребенком:

— Ну как ты там, миленький? Выспался сегодня?

Он еще несколько раз с шумом поцеловал животик.

— Кстати, забыл сказать. Со следующего полугодия выходишь в академ. Я уже договорился, — сказал он будничным тоном.

— Как в академ? Но я пока не хотела, — удивилась Кира.

— У тебя вообще-то сейчас будет задача поважнее лекций! — ответил муж твердо.

— Я не собиралась рожать в колледже. Просто думала походить на зимние лекции сколько смогу, а потом…

— Кира, все уже решено, — перебил он ее.

— Но ты мог по крайней мере сначала обсудить это со мной? — возмутилась девушка.

— Зачем? — искренне удивился он.

Кира опешила, не нашлась, что ответить.

— Золотко, я всегда действовал и буду действовать в твоих интересах, — сказал он примирительным тоном и привлек ее к себе. — Ну что губы надула?

— Мое мнение не учитывается?

— Почему? — Кирилл сморщил лоб. — Я же тебе разрешил отделать детскую, как ты хочешь.

— Это все мои полномочия?

— Можешь еще одежду ребенку сама выбрать, — усмехнулся он.

Девушка обиженно засопела, но высказать, что думает, не решилась.

— Кира, — он ласково обнял ее, — будь послушной девочкой, хорошо? Здесь спорить не о чем.

20 декабря 2015

11:00

Она крепко обнимала мужа и отказывалась отпускать:

— Уезжаешь на целых три недели! Пропустишь наш самый первый новый год! — жалобно твердила она.

Он обнимал жену за плечи и ласково гладил по волосам.

— Девочка моя, ты думаешь, я хочу уехать и бросить тебя одну? Совсем не хочу. Поверь, если бы была возможность решить вопросы дистанционно, я бы это сделал! — объяснял он ей ситуацию уже по третьему кругу.

— Отправь в Оман кого-нибудь другого. Ты же можешь найти себе замену. Ты ведь все можешь! — не успокаивалась она.

— Кир, ну хватит. Я буду звонить тебе каждый вечер, обещаю. Вернусь к Рождеству. Устроим свой собственный новогодне-рождественский праздник, нарядим елку. Хочешь, без меня наряди.

— Не хочу, — буркнула она.

— Я приеду с подарками. Возьму несколько дней выходных.

— Не нужны мне подарки, мне ты нужен! — твердила она.

— Кира, ну не рви ты мне душу! Не могу я остаться, — он взял девушку за подбородок и посмотрел ей в лицо. — Опять глаза на мокром месте.

Он поцеловал влажные от слез щеки и снова прижал ее к груди.

— Обещай не плакать, — попросил он.

— Угу, — со всхлипом ответила девушка.

— Я буду очень скучать. Пиши мне обо всем, ладно? И жди звонков. Если что, обращайся к отцу, — напомнил он. — Все, мне пора.

Кирилл в последний раз притянул девушку к себе, поцеловал в губы и разжал объятья. Ее тонкие ручки отпустили его талию. Кира посмотрела на него с такой грустью, что стало трудно дышать. Он с силой заставил себя отвернуться и зашагал к выходу. Выйдя на улицу, поймал ее прощальный взгляд из окна прихожей.

Грустное, заплаканное лицо жены преследовало его всю дорогу.

Кирилл уже не раз проклял тот день, когда пошел на поводу у отца и решился взяться за проект отеля в Омане. И чего в России не сиделось.

Часть шестая

Глава № 22 «Возвращение домой»

11 января 2016

6:00

Приехать к Рождеству Кирилл не смог. Лишь к девятому января удалось завершить последние проверки и ревизии, договориться о новых сроках сдачи.

Кирилл буквально с боем выбил билеты на родину. Дома его ждали не раньше завтрашнего обеда, но в последний момент удалось попасть на рейс пораньше. Кирилл не стал беспокоить родных поздним звонком. Поэтому никто не спешил ему навстречу по приезде.

За окном было еще темным-темно. Кирилл побоялся включать в спальне свет, чтобы не разбудить жену. Впрочем, глаза уже привыкли к скудному лунному свету, что пробивался сквозь тюль занавесок. Он ужом проскользнул в ванную.

Душ его освежил. Силуэт лежащей под одеялом Киры страшно манил его. Все так же тихо, по кошачьи Кирилл нагишом забрался в кровать к девушке. Она не проснулась, даже не пошевелилась. Кира лежала спиной к нему, засунув руки под подушку. Он осторожно провел рукой по ее бедру под ночной рубашкой. Сглотнул слюну, обнаружив, что трусики девушка не надела.

Его естество мгновенно отреагировало, тут же восстав всей своей молодецкой мощью. Долго сопротивляться жгучему желанию не было в правилах Кирилла. Тем более после нескольких недель воздержания. Он поцеловал белую шею жены, вслушался в ее ровное дыхание. Пальцы тем временем занимались изучением ее потаенного местечка.

Кира охнула, почувствовав внутри себя его палец и проснулась:

— Кирилл? — удивилась она, повернув к нему голову.

— Я, я — он навис над ней и сладко поцеловал в губы. — Чувствуешь, как соскучился?

С этими словами он обхватил бедра девушки, устроился вплотную к ее попке, чуть наклонил и со стоном вонзился в ее мягкое, податливое тело.

— Я уже и забыл, какая ты у меня узенькая, — прохрипел он в истоме, почувствовав, как плотное лоно обхватывает его член. Затем скомандовал: — Сожми ноги!

Следующие несколько минут Кирилл не замечал ничего, кроме все нарастающего удовольствия. Он впился руками в бедра девушки и продолжал входить в нее, посекундно увеличивая ритм. Волны наслаждения накатывались на него, оглушая, даря ни с чем не сравнимую радость обладания любимой женщиной. Он почувствовал приближение развязки и попытался плотнее ухватить жену, тут с удивлением обнаружил, что она старательно выворачивается из его рук. Затем до его сознания донеслось паническое:

— Кирилл, остановись!

А он-то принимал ее стоны за звуки удовольствия. Кирилл резко разжал руки, и девушка тут же откатилась от него.

— Я сделал тебе больно? — встревожился он.

— Ты что меня не слышал? — кричала Кира. — Я же просила, не надо так грубо!

Еще не очнувшийся от наслаждения и страстно жаждущий продолжения, Кирилл схватил девушку за ноги и попытался придвинуть к себе.

— Прости, солнце, я буду нежно. Иди ко мне…

— Нет, — снова закричала она и обхватила живот руками. — Не надо!

— Кира, в чем дело? — спросил он раздраженно и включил ночник.

Ярко вспыхнувший свет позволил ему разглядеть жену. Лицо ее было хмурым. Кира вцепилась руками в живот и подозрительно часто задышала.

— Тебе больно? — спросил он испуганно. — Ляг на спину.

— Все никак не пройдет, как будто изнутри ножом режет! — жалобно ответила она.

— Что ж ты молчала? — взревел он.

— Я не молчала, — Кира укоризненно на него посмотрела.

Кирилл закусил губу, придвинулся к ней и осторожно потрогал живот.

— Легче становится? — спросил он с надеждой.

— То отпустит, то опять как ножом. Кажется, я рожаю! — простонала девушка.

Он вскочил с кровати как ужаленный и заметался по комнате в поисках телефона.

— Тебе рано! — кричал он. — У тебя же даже седьмой месяц еще не закончился!

Жена ему не ответила, а лицо ее исказила новая гримаса боли. Кирилл нашел-таки телефон, и параллельно натягивая брюки, набрал номер:

— Дядя Артур, Кире плохо! — проорал он, едва тот взял трубку. — Да какая на хрен скорая, пока доедет, я тут повешусь! Сам отвезу! К тебе? Да, буду осторожно! Выезжай!

Кирилл бросил телефон на прикроватную тумбочку и натянул свитер.

— Как ты? — спросил он жену.

Та не сдвинулась с места.

— Больно!

— Так, сейчас отвезу тебя к дяде, там разберутся. Где твой халат?

— Ты что меня в халате повезешь?

— Дядя Артур сказал, что тебе нельзя лишний раз двигаться. Лежи спокойно, я тебя одену и отнесу к машине.

Когда добрались до клиники, их уже встречали с носилками. Киру погрузили и увезли так шустро, что Кирилл и опомниться не успел.

Через минуту в приемной появился дядя:

— Увезли уже? — проговорил он на ходу.

Кирилл кивнул и прогремел горько:

— Почини ее, ладно? Она мне очень нужна.

— Кирюш, она ж не робот, на нее запчасти не продают! Жди меня тут! — и исчез в лабиринте смотровых и операционных.

Кирилл ждал, бесконечно меряя шагами приемную, еще совершенно пустынную в столь ранний час. Через двадцать бесконечно долгих минут в дверях показался дядя:

— Ну что, страдалец, ничего страшного с твоей Кирой не случилось. Ложные схватки! Тоже мне паникеры, — покачал он головой.

— Ложные схватки? — удивился Кирилл. — Она же от боли корчилась! Я видел!

— Племянник, почему я нахожу на бедрах твоей жены свежие отпечатки твоих лапищ! Ты зачем ее так хватал? — ругал он понурившего голову Кирилла. — С женщиной надо обращаться нежно и ласково! Говорю же, ничего страшного. Ложные схватки бывают болезненными. С этим ничего не поделаешь. Я ей обезболивающий укол сделал и рецепт на спазмолитики выписал. Будет в порядке, рожать ей еще рано.

— Хорошо, — Кирилл облегченно вздохнул.

— Можешь забирать домой. Кстати, с половой жизнью лучше пока повремени.

— Да я вообще к ней до родов не прикоснусь! — заверил он дядю.

— Так уж горячиться не надо. В прочем, как знаешь. Но противопоказаний я не вижу. Здоровая она у тебя.

Тут на кресле-каталке вывезли улыбающуюся Киру.

— Ей можно ходить? — спросил Кирилл, бросившись к жене.

— Можно, — кивнул Артур Мухамеджан. — Только на сегодня ей прописан постельный режим.

14 января 2016

21:30

Кирилл лежал на диване в гостиной, нежно обнимая уснувшую жену. На большом экране сменяли друг друга картинки какой-то новогодней комедии. Ему было не до того. Все внимание поглощала лежавшая рядом девушка.

Он то целовал ее белокурую головку, то поглаживал выпиравший под майкой живот.

— Какая же ты у меня милая! — шептал он тихо.

Последние три дня он провел, воркуя над женой, словно нянька. Не позволял ей ничего делать. Даже приносил завтрак в постель.

Вместе нарядили елку, что стояла в гостиной, дожидаясь его приезда. По мнению Кирилла занятие глупое. Кто же наряжает елку под старый новый год. Но возиться с украшениями под счастливым взглядом молодой жены было приятно. Даже очень.

Вчерашним вечером устроили небольшой семейный праздник. В полночь открыли шампанское. Довольная как паровоз, тетя Маша, тоже приняла участие в семейном ужине. Что ни говори, добродушная женщина заслужила место за семейным столом. Едва Кира появилась в доме Трубачевых, домработница задалась целью создать для нее максимальный комфорт. Следила за меню беременной хозяйки, помогала советами, успокаивала ее страхи.

Все было хорошо. Идеально. Почти…

Плохо было лишь то, что он больше не мог спать с Кирой. То есть спать-то с ней он как раз мог, но только спать. Плотские же радости теперь были для него под запретом. Его переполняла нежность, но нежность была далеко не единственным чувством, которое он к ней испытывал.

К счастью, недомогание Киры прошло так же быстро, как и началось. Теперь ее ничего не беспокоило. Кирилла это радовало несказанно. Но страх потери единственного, чудом зародившегося ребенка раскаленными щипцами пытал его теперь практически ежедневно.

Кирилл твердо решил, что ни за что не позволит своим сексуальным аппетитам хоть как-то навредить малышу. Или не дай бог вызвать преждевременные роды. Плевать на мнение дяди Артура. В конце концов, это его ребенок. Он сделает все, чтобы тот родился здоровым.

Решить-то решил, а как следовать решению, не придумал. Жена каждую ночь жалась к нему в поисках ласки и объятий. Просила поцелуев, внимания. Получала свое сполна, даже не подозревая, какие страсти кипят в душе Кирилла. Недели воздержания накладывались постоянное пребывание желаемого объекта рядом. И Кириллу уже хотелось выть на луну.

Оральный секс как вариант Кирилл не рассматривал. Он не особенно любил этот вид ласк, хотя прошлые любовницы не раз пытались его радовать таким способом. Надо сказать, не без успеха. Но неискушенную Киру он никогда не просил ласкать его так. Начинать это сейчас Кирилл не будет. Не станет он пихать член в горло беременной жены. Вдруг ей станет плохо или еще что. К тому же ее до сих пор временами подташнивало.

Остается только рукоблудие. Эх, если бы это могло утолить его голод хоть наполовину. Но Кирилл совершенно не чувствовал удовлетворения от этого на его взгляд лузерского способа получить желанную разрядку. Кирилл любил чувствовать под собой женщину, сжимать ее в руках, слышать стоны и звуки шлепков плоти о плоть. Любил ни с чем не сравнимое чувство, когда узенькое лоно принимает его целиком и партнерша выгибается навстречу. Правая рука в сравнении с этим проигрывала всухую.

Кирилл всегда любил порезвиться с какой-нибудь хорошенькой девчонкой. Но с тех пор как начал отношения с Кирой, его сексуальные аппетиты выросли десятикратно. Как продержаться до родов и конца периода восстановления жены, Кирилл не знал. Выбор, впрочем, был невелик.

Ладно, завтра он вернется на работу и будет легче. В конце концов, жил же он как-то без секса первые шестнадцать лет своей жизни.

Глава № 23 «В полку ночных бабочек прибыло»

29 января 2016

20:00

Легче не стало. Даже наоборот.

Дошло до того, что Кириллу пришлось шустро ретироваться из собственной спальни. Сегодня его жена, заручившись разрешением дяди Артура, решила прервать затянувшееся, по ее мнению, воздержание. Придя с работы, Кирилл обнаружил ее в спальне, завернутую в кокетливый красный халатик. Под ним, как она тут же продемонстрировала, оказались лишь крохотные трусики-танго. Ничего больше.

Может быть, кого-то другого вид женщины на восьмом месяце беременности и не возбудил бы. Но, по мнению Кирилла, жена со временем становилась лишь краше. Его не смущал ее торчащий словно мячик животик, ножки и попка все равно оставались почти такими же стройными. А грудь… Об этом даже вспоминать не хотелось. Выросшие на пару размеров дерзко торчащие холмики манили его даже во сне.

Будь его воля, Кира бы этой ночью вообще не уснула. Но нельзя, нет. Он не будет. Не может.

Кирилл резко пресек попытки девушки его соблазнить. Отругал ее за легкомысленность и отмахнулся от уговоров.

Кира обиделась, хоть и постаралась не подать виду. Но халатик запахнула, и на том спасибо. Впрочем, полученных впечатлений хватило, чтобы Кирилл предпочел оставить девушку в одиночестве во избежание искушений.

Устроился в кабинете. Собрался было разобраться с накопившейся почтой, как из кармана раздалась бодрая трель телефона.

— Привет, семьянин! — поздоровался Натан. — Ты где?

— Дома, — буркнул он.

— А должен быть где? — возмутился друг.

Кирилл почесал лоб и нахмурился.

— Чую в твоем вопросе подвох!

— Правильно чуешь! Кирилл, как так можно? Еще неделю назад договаривались собраться мужской компанией у Ежова в бане. Ты, между прочим, согласился.

— Точно, — вспомнил Кирилл. — Совсем из головы вылетело. Все уже на месте?

— На месте, — укорял друга Натан. — Даже успели уже заглянуть в парилку. Приезжай.

Перед отъездом Кирилл зашел в спальню предупредить жену. Она мирно посапывала с книжкой на животе. Кира теперь вообще много спала. Он быстро нацарапал записку, что вернется поздно, чмокнул девушку в лоб и ушел.

29 января 2016

22:30

Баня у Ежова была всем на зависть. Здоровая парилка соседствовала с комнатой, где располагался крытый бассейн и окруженный лавками огромный деревянный стол, за которым при желании можно было разместить хоть тридцать человек. Антон Ежов любил собирать гостей. Делал это часто и с размахом, соответствующим нажитому на винно-водочном бизнесе богатству. Раньше Кирилл нередко проводил время в компании бывшего университетского товарища. Теперь, обремененный заботами фирмы, видел друга от силы пару раз в год.

Компания из восьми человек с комфортом разместилась за столом, вдоволь напарившись и окунувшись в холодный бассейн. Раскрасневшиеся, закутанные в простыни на римский манер мужчины методично уничтожали расставленные в больших количествах закуски и пиво. Чуть позже заботливый хозяин принес несколько бутылок виски. Его радостно приветствовали:

— Вот это дело!

Разговор потек еще более непринужденно.

Обсуждали экономический кризис, ситуацию в Сирии. Потом плавно перешли на личное.

— Как семейная жизнь? Бьет ключом и все по голове? — поддел Кирилла Антон.

— По себе не суди, — не остался тот в долгу. — У меня жена в отличии от твоей послушная. В магазинах не истерит и «Ламборджини» не требует.

Антон поморщился и продолжил атаку:

— Все они по началу милые и покладистые. Как почувствуют, что прочно на шее уселись, так сразу давай ножками активно махать. Вот моя очень так покладисто без моего разрешения свалила на Бали. Ничего, вернется, устрою ей. Смотри не сделай моей ошибки, не вручай ей кредитку с большим лимитом.

Кирилл усмехнулся, вспоминая, как неделю назад решил пополнить баланс карты жены и обнаружил, что она практически ею не пользовалась. Щедро выделенные им после свадьбы пара сотен тысяч мирно лежали на счету. Он спросил Киру, как так получилось. Та лишь удивленно взмахнула ресницами и спросила, что же ей покупать, если Кирилл и так завалил ее всем, что только может понадобиться.

— Я на жене не экономлю, — ответил он Ежову.

— Потому что женат без году неделю. Вот моя… — подхватил тему один из гостей.

— Мы для чего тут собрались, жен обсуждать? — возмутился Натан. — Давайте лучше выпьем.

И принялся открывать новую бутылку виски.

— Будем, — Ежов схватил бокал, опрокинул внутрь и крякнул от удовольствия.

Тут раздался стук в дверь. На пороге появилась домработница семейства Ежовых.

— Антон Львович, тут к вам еще гости пришли, — с некоторой укоризной проговорила она. — Проводить сюда?

— Давай, — махнул рукой тот.

— Ты что, проституток заказал? — с сомнением спросил Кирилл.

— Обижаешь, друг! — осоловело покосился на него Антон. — Девочки из модельного агентства. Но уверяю тебя, очень сговорчивые.

— То есть проституток! — резюмировал Кирилл.

Праведного гнева Трубачева никто не разделял, хотя женаты в компании были почти все.

— Собирались же посидеть мужским составом, — продолжал возмущаться он.

— Чем тебе девчонки помешают? — удивился кто-то.

В комнату тем временем впорхнули шесть красавиц в крохотных платьях а-ля покажи все, что есть, и сразу. Стройные, молоденькие. Накрашенные и причесанные по последней моде. Цокая шпильками, девушки смело направились к столу.

Кирилл не без удивления обнаружил в приближающейся стайке Ангелину. Затянутая в черное облегающее платье с огромным вырезом, бывшая любовница больше не была похожа на элегантную леди, чем когда-то его привлекла. Их взгляды встретились. Ангелина виновато улыбнулась. Кирилл же брезгливо сморщился и полностью ее проигнорировал.

Через полчаса девушек раздели и замотали в простыни для парилки. Хозяин дома щедро поил их алкоголем. Те смеялись над пошловатыми шутками собравшихся. Одна из девчонок скинула простыню. Ярко-красные лоскуты белья приковали взгляды мужчин. Девушка озорно подмигнула и нырнула в воду. Вскоре за ней последовали почти все. Благо бассейн мог вместить много больше народу.

Кирилл остался на месте, подумывая, что пора домой. Смотреть, как изрядно подвыпившие друзья поволокут мокрых девчонок по комнатам, не было никакого желания.

В памяти всплыла Кира. Точнее ее крохотные красные трусики. Где-то внутри заныло знакомой болью. Страстно захотелось тоже нырнуть в бассейн.

Кирилл задумался и не заметил, подошедшую со спины Ангелину. Лишь почувствовал, как ее ладонь скользнула по его голому плечу.

— Чего крадешься, — он резко сбросил ее руку.

Девушка надула губки, но нужного эффекта не произвела.

— Ты дуешься на меня? — спросила она тихо. — Девушкам в наше время нужно выживать.

— Да мне без разницы, чем ты сейчас занимаешься, — бросил он небрежно.

— Зачем так грубо, — протянула Ангелина.

— Все так плохо, что решила податься в эскорт?

— Чем бросаться словами, лучше бы приласкал, — она снова протянула к нему руку.

Кирилл перехватил ее ладонь.

— Прыгай в бассейн, там тебя приласкают, — выпалил он презрительно. — Мне домой пора.

Ни с кем не прощаясь, он пошел в предбанник и стал одеваться.

— Кирилл, подожди!

Ангелина подхватила сумочку и платье и бросилась за ним. Но Кирилл не обратил на нее никакого внимания, оделся и скрылся в коридоре, ведущем к выходу из дома. Ей удалось нагнать его почти у выхода.

— Подожди, что ты так убегаешь? Хочешь, я поеду с тобой?

— На черта ты мне сдалась?

Он уже потянулся к дверной ручке, как услышал ее жалобное:

— Кирилл, ну пожалуйста, не оставляй меня здесь. Я не знала, что так будет!

Он резко развернулся и двинулся к Ангелине.

— Святая простота, не знала она, зачем взрослые дяди зовут молодых девушек в баньку. Ангелина, ты что забыла, с кем разговариваешь?

— Я по тебе очень скучала! — она решила сменить тактику. — Правда!

Кирилл схватил ее за плечо и поволок в первую попавшуюся комнату. Не хотел, чтобы домработница Ежовых их случайно подслушала. За дверью оказалась одна из многочисленных гостевых спален. Он втолкнул девушку в комнату и прикрыл дверь.

— Слушай меня внимательно, — проговорил Кирилл, чеканя каждое слово. — Мне плевать по кому ты там скучаешь, и что вообще в твоей жизни происходит! Не хочешь здесь оставаться, я отвезу тебя домой, не вопрос. На этом все. Поняла меня?

Он для пущей убедительности встряхнул ее. Но девушка не сдавалась:

— Но мы же так любили друг друга…

— Не надо сочинять, Ангелина. Я с тобой просто спал! Ты это знала.

— Так спи со мной опять! — воскликнула она.

Кирилл лишь скривился в ответ.

— Слушай, я тебе секс предлагаю, а не мышьяк в кофе! — с этими словами Ангелина сбросила державшуюся на груди простыню.

Бюстгальтера на ней не было. Она стояла почти нагая, лишь в тонких, похожих на паутинку трусиках. Грудь ее томно поднималась при каждом вздохе. Ангелина расставила ноги на ширине плеч и сверлила Кирилла глазами, уверенная в своей неотразимости. У нее было на что посмотреть. Не просто так пошла в модельный бизнес.

Жаркая волна прокатилась по телу Кирилла. Взгляд его против воли заскользил по изгибам и округлостям некогда желаемой им девушки. Ангелина кокетливо повела плечами, груди подпрыгнули в такт. Кирилл нервно сглотнул.

— Так и будешь там стоять? — промурлыкала она. — Или возьмешь меня?

— Если так настаиваешь…

Кирилл сунул руку в карман и нащупал бумажник. Мысленно поблагодарил себя, что не выложил оттуда пачку презервативов и быстро достал один. Не теряя времени, он избавился от одежды.

Довольная Ангелина поманила его рукой на кровать, но он перехватил ее.

— Иди сюда, — прогремел он и поволок ее к столу.

Здесь он повернул ее к себе спиной и наклонил грудью на стол. Затем сорвал с нее белье и прошипел на ухо:

— Сейчас терпи!

Ангелина оказалась припечатанной к краю стола его крепким торсом, рука его надежно фиксировала ее в согнутом положении. Он резко входил в нее раз за разом, не заботясь о ее ощущениях. С каждым новым толчком он вонзался все глубже. Она знала, что Кирилл любит жесткий секс. Но так груб он был с ней впервые.

Она попыталась подняться из неудобного положения и жалобно попросила его быть помягче. Но он лишь сильнее придавил ее к столу:

— Терпи, я сказал! — раздалось у нее над ухом.

И Ангелина терпела.

Глава № 24 «Нежданная гостья»

12 Февраля 2016

22:00

— Тук-тук, — головка Киры показалась в дверях кабинета мужа.

— Чего скромничаешь? Заходи, — позвал он ее.

— Ты еще работаешь?

Кира подошла к столу. Мужчина отодвинул ноутбук и посмотрел на нее.

— Что-то случилось? Ты хорошо себя чувствуешь?

— Все нормально, — пробормотала она, вскользь заметив разложенные на столе документы. — Я собираюсь спать. Пойдешь со мной?

— У меня еще дела, — он нахмурил лоб. — Но ты ложись. Я позже приду.

— Опять за полночь? — не удержалась она.

Муж одарил ее укоризненным взглядом и ничего не ответил.

— Кирилл, у тебя какие-то неприятности на работе? — наконец решилась спросить она. — Ты в последнее время так изменился…

— Иди сюда! — Кирилл похлопал себя по бедру.

Девушка тут же бросилась к нему, довольная, что позвал, а не проигнорировал, как уже не раз было за последнюю пару недель.

Он устроил ее у себя на коленях, нежно обнял и чмокнул в лоб.

— Кир, с фирмой все нормально. Просто документов накопилось море. Хочу со всем разделаться по максимуму до твоих родов. Все хорошо, правда.

— До родов еще целый месяц, — она надула губки. — Ты что, все это время будешь занят?

— Золотко, я же для нашей семьи стараюсь, — привычно соврал он.

— Я понимаю, — кивнула она. — Просто ты в последнее время какой-то другой. Отрешенный…

— Прости, устал, наверное, — проговорил он сдавленно. — Но ты не волнуйся. Вот родишь, и все будет как прежде.

— Обещаешь? — спросила она с надеждой.

— Конечно, — он снова чмокнул жену в лоб, затем спустил ее с колен и подтолкнул к выходу. — Ладно, иди спать.

— Спокойной ночи, — она, посмотрела на него влюбленно и вышла.

Прощальный взгляд жены полоснул по сердцу.

«Она же все чувствует!» — пронеслось в голове.

Кирилла мучала совесть. После памятного вечера в бане он сознательно отдалился от жены. Стал проводить с ней значительно меньше времени. Все чаще приходил в спальню за полночь. Или вообще оставался спать в гостевой под предлогом, что не хотел ее будить.

Любовь и нежность к жене по-прежнему жили в нем. Но находиться с ней рядом было слишком тяжело. Не только из-за чувства вины. Стоило Кире оказаться поблизости, как ему отчаянно хотелось стиснуть в руках ее хрупкое тело, целовать до умопомрачения, сделать с ней все, что душа пожелает. Душа желала многого. Точнее не совсем душа, а нечто гораздо более низменное.

Кирилл предпочитал держаться от нее подальше. А жар плотских желаний перенес на бывшую, впрочем, теперь уже настоящую, любовницу. Ангелина только диву давалась, каким неутомимым он стал. Разумеется, принимала это на свой счет, хотя Кирилл с самого начала дал ей понять, что ждет от нее только секса.

Разоблачения Кирилл не боялся. Знал, любовница будет молчать. Учитывая, что мирок Киры ограничивался лишь домом, переписками с друзьями из колледжа и редкими походами к Саше, вероятность того, что она от кого-то узнает тщательно скрываемую интрижку, сводилась к нулю. Однако совесть ела Кирилла все усерднее с каждым полученным в квартире Ангелины оргазмом.

Экран телефона ожил, оповещая хозяина о новом сообщении:

«Приезжай! Очень жду!»

— Надо с ней заканчивать, — зло прошипел он, затем открыл прикрепленные к сообщению откровенные фото. — Но не сегодня. Определенно не сегодня.

26 Февраля 2016

19:30

Кирилл застегнул ремень на брюках, накинул пиджак и оглядел спальню любовницы.

— Где ключи? — спросил он.

Абсолютно голая девушка все еще нежилась в кровати и сверлила Кирилла взглядом.

— Спрятала, — протянула она игриво.

— Ангелина, хватит баловаться. Мне домой пора, — отрезал он.

— Возле столика на полу, — она указала пальцем на ключи. — Когда снова приедешь?

— Больше не приеду, — ответил Кирилл как можно тверже.

— Что? — Ангелина тут же подскочила с кровати. — Как не приедешь?

— Что тебя удивляет? Я изначально говорил, что у нас с тобой ненадолго. Моя жена скоро рожает. Дальше изменять ей я не планирую. На этом все.

Любовница натянула шелковый халат и нахмурилась.

— Для тебя это так просто? Попользовался и бросил? — проговорила она зло.

— Это еще вопрос, кто кем пользовался, — усмехнулся Кирилл. — Квартиру на полгода я тебе оплатил. Долги по кредиткам закрыл. Что тебе еще надо?

— Опять ты про деньги, — воскликнула Ангелина. — Тебе вообще на меня наплевать?

— Здрасьте, приехали, — удивленно ответил он. — Для тебя это новость?

— Как ты можешь? — голос девушки сорвался на крик. — У тебя, что, вообще нет сердца?

Ангелина попыталась изобразить отчаяние. Вышло не очень натурально. Впрочем, Кирилл все равно не поверил бы ей.

— Девочка, не путай, пожалуйста, мое хорошее к тебе отношение с нежными чувствами. Ты отлично трахаешься. Мне с тобой было хорошо. Но оставлять тебя на постоянку, уж прости, нет никакого желания. Будут проблемы, звони, помогу. На большее не рассчитывай, — с этими словами он направился к выходу.

— Ну ты и сволочь, — крикнула ему вдогонку она.

Кирилл обернулся и коротко бросил:

— А то! Все, я ушел.

11 марта 2016

12:30

— Ну давай, закрывайся уже!

Кирилл в очередной раз нажал на иконку с крестиком, но браузер оперы отказывался подчиняться. Впрочем, не только опера сегодня чудила. Даже диспетчер задач не отзывался.

— Ладно, не хочешь по-хорошему, будет по-плохому! — и он с силой нажал на кнопку перезагрузки.

Монитор загорелся синим светом, и компьютер завис окончательно. Кирилл оглядел офис в поисках ноутбука, но быстро вспомнил, что оставил его дома.

— Да что ж сегодня за день такой! — в сердцах прорычал он.

Тут раздался робкий стук.

— Войдите, — рявкнул он и принялся собирать со стола документы.

В дверях кабинета показалась Ангелина. Гладко причесанная, при макияже, черное платье в обтяжку. Как всегда, в полной боевой.

— Привет, — призывно улыбнулась она и прошла внутрь.

— Тебя только не хватало для полного счастья, — Кирилл недовольно вздохнул. — Зачем пришла?

— Мы не виделись две недели, неужели не соскучился? — спросила она разочаровано.

— А должен? — усмехнулся он. — Ангелина, я, по-моему, достаточно ясно дал тебе понять, что больше не хочу с тобой видеться. Ничего не изменилось.

— Нам же было хорошо… — протянула она и подошла к его столу вплотную.

— Лучше сразу скажи, что тебе нужно? — прервал ее Кирилл.

— Ты!

— Я смотрю хватка у тебя стала бульдожья! — Кирилл поднялся с кресла подошел к Ангелине. — Между нами все кончено. Прими это как данность и успокойся.

— А вот это вряд ли, — Ангелина злобно прищурилась.

— Почему же, — удивился он.

— Мне нужны деньги, Кирилл! Много денег, — проговорила она уверенно.

— Ты получила достаточно. Кормушка закрыта. Так что лучше топай отсюда, — он показал рукой себе за спину в направлении выхода. — Поняла?

— Что, выбросишь беременную женщину на улицу без содержания? — выпалила она резко. Кирилл уставился на нее недоуменно. Она продолжила: — Ребенок твой!

Уголки его рта дрогнули. Кирилл даже не попытался сдержать смех.

— Ну-ну, повеселила. Что еще придумаешь?

— Хочешь взглянуть на справку? — спросила она с издевкой.

— Не надо! — Кирилл продолжал смеяться. — Где подделала-то? У знакомой медсестры? Или на врача потратилась? Сколько нынче такая справка стоит?

Ангелина потупила взгляд. Вся ее былая уверенность испарилась. Но отступать она не хотела:

— Думаешь, я не могу от тебя забеременеть?

— От меня нет! — твердо сказал он.

— То есть твоя жена может, а я не могу? — настаивала на своем она.

— Я презервативами пользоваться умею, — решил не вдаваться в подробности Кирилл. — Так что даже если ты и беременна, то явно не я постарался! Поэтому повторяю свое заманчивое предложение. Топай отсюда!

Ангелина сощурилась и вгляделась куда-то вдаль, видимо, думая, что ответить. Затем лицо ее озарила сладкая улыбка.

— Кирилл, любимый! Поверь, ребенок твой! — проговорила она нарочито громко и бросилась к нему на шею. — Мы можем быть очень счастливы вместе. Забудь ты про свою жену!

— Да успокойся ты!

Кирилл попытался отстранить льнувшую к нему девушку, и тут до его слуха донесся звук удара чего-то тяжелого об пол.

Он резко обернулся и увидел жену. Кира стояла в коридоре приемной, в паре шагов от двери. Рядом валялась оброненная сумка. Он несколько секунд смотрел на нее, пытаясь определить, много ли она слышала. Вскоре понял, что много. Девушка несколько раз моргнула, затем развернулась и шустро зашагала к лифтам.

— Ты это специально? — взревело он, повернувшись к Ангелине.

Она невинно улыбнулась:

— А что? Это была твоя жена? Прости, не знала.

— Ты специально! — прошипел он уже утвердительно и с презрением произнес: — Лучше на глаза мне больше не попадайся!

— А то что? — с вызовом бросила Ангелина.

Кирилл резко дернулся и отвесил ей звонкую пощечину.

— А то убью!

Девушка прикрыла ладонью ушибленную щеку и замолчала. Кирилл бросился догонять жену.

Глава № 25 «Прими это и живи дальше»

11 марта 2016

12:45

Она бежала, не разбирая дороги. В ушах гудели только что услышанные слова. Кира отказывалась верить тому, что сказала напомаженная брюнетка. Нет, она определенно врет. Все, чего Кире в тот момент хотелось — оказаться на свежем воздухе. Подумать, все взвесить.

Когда Кира зашла в лифт, в животе резко и больно кольнуло. Разыгравшаяся в кабинете мужа сцена разом вылетела из головы. Кира не смогла устоять на ногах и сползла по стенке на пол. Лифт послушно привез ее на первый этаж. Но вот выйти из кабины, или хотя бы подняться она не смогла. В фойе как назло никого не оказалось. Дверь лифта закрылась, отрезав ее от внешнего мира. Девушка потянулась к сумке, но вспомнила, что обронила ее в приемной. Как же некстати. Кира принялась дышать, как учили на курсах для беременных. Затем внутренности снова опалило нестерпимой болью. Между ног заструилось что-то теплое и липкое. Кира провела рукой по брючкам. Пальцы окрасились кровью. Она закричала, но никто не откликнулся. В душе поселилась паника. Боль продолжала нарастать.

Вдруг стало легко и приятно. Лампочка лифта раздвоилась, потом свет померк. Благостная темнота обморока поглотила ее.

— Кирочка, девочка, — звал ее знакомый голос. — Что случилось? Тебе плохо?

Затем чьи-то настойчивые пальцы стали хлопать ее по щекам. Кира вынырнула из глубин забытья. Свет резанул глаза, а живот снова сковала боль.

— Посмотри на меня, — кричал Кирилл. — Что случилось?

Кира попыталась сфокусировать взгляд на муже, получалось плохо.

— Что-то не так, — прошептала она и показала испачканные в крови пальцы.

Тут муж заметил разрастающееся на ее белых брючках пятно.

— Милая, потерпи, я сейчас тебя подниму.

Она почувствовала, как сильные руки оторвали ее от пола и куда-то понесли. Куда, ее особенно не интересовало, потому что спасительная тьма вновь приняла ее в свои объятья.

12 марта 2016

01:00

Роды были тяжелыми. Двенадцать бесконечно долгих часов Кира мучилась в схватках, давая жизнь своей дочери. Последний час был самым тяжелым. Обезболивающие уже не действовали. Головка ребенка оказалась слишком крупной. Без разрывов не обошлось. Но когда ей на грудь положили крохотную, красную малышку с только что перерезанной пуповиной, Кира почувствовала, что старалась не зря. Несколько секунд она любовалась дочуркой, пока доктор не забрал ее со словами:

— Сейчас обмоем ее и дадим подержать папе!

Она и забыла, что Кирилл ждал в коридоре.

В памяти вдруг всплыло чужое: «Мы можем быть очень счастливы вместе. Забудь про жену!». Еще недавно испытанная эйфория испарилась без следа. Может быть, ей это привиделось. Не могла никакая другая женщина обнимать ее мужа. Тем более забеременеть от него. Ведь для того, чтобы забеременеть, надо сначала сексом заниматься. А Кирилл бы никогда не стал… или стал бы?

Над ухом противно запищал аппарат, что измерял сердцебиение и давление Киры.

— Врача сюда, срочно! — закричала медсестра.

Через минуту в вену воткнулась новая игла и Кира отключилась.

12 марта 2016

07:00

Яркий утренний свет озарил белоснежную палату. Кира проснулась, с непривычки прищурилась и огляделась. Видимо, ее перенесли сюда после родов. Этого Кира уже не помнила. В голове отложилось лишь то, как к груди приложили новорожденную дочь.

«Дочь! У меня же теперь есть дочь. Где мой ребенок?» — думала она.

Еще раз обшарила палату взглядом. Только сейчас заметила мужа, спавшего в кресле справа. Лицо его было хмурым и уставшим. Рубашка помята. Руки даже во сне крепко сжимали телефон.

Кира улыбнулась и подумала: «Надо же, не ушел. Сидел рядом все время! Какой же он заботливый».

Словно почувствовав ее взгляд, Кирилл проснулся и бросился к ее кровати:

— Привет, моя хорошая! Как ты себя чувствуешь?

Кира вскользь отметила, что голос его был хриплым, глаза покраснели. Кирилл улыбался ей. Но улыбка его была какая-то неправильная. Искусственная.

— Что-то не так с малышкой? — выразила Кира страшную догадку.

— Нет, что ты. Спит! Скоро принесут.

— Почему ты на меня так смотришь? Я ведь не умираю?

— Нет конечно, глупая! — покачал он головой.

— Тогда в чем дело?

Кирилл замялся. Ответил с неохотой:

— Прости, Кир. Ведь из-за меня так вышло. Поверь, если бы я знал, что этим обернется, я бы никогда…

— Ты сейчас о чем? — прервала его она.

Кирилл посмотрел на нее недоуменно.

— Ты не помнишь?

Тут память вернулась к Кире. А вместе с памятью и резкая, противная боль в сердце. Стало трудно дышать. Все время родов Кира отчаянно пыталась задавить в себе эти мысли. Гнала их прочь. Почти убедила себя в том, что ошибалась, думая о Кирилле плохо. Сознание до последнего цеплялось за надежду, что бывшая любовница в кабинете мужа ей лишь привиделась. Или Кира просто что-то не так поняла. Но почему в таком случае Кирилл смотрит на нее так виновато.

— Это твой ребенок? — Кира решила бить наверняка.

— Нет у нее никакого ребенка, — бросил муж сдавлено.

Она-то надеялась, что Кирилл сейчас начнет убеждать ее, что не спал с бывшей любовницей.

— Получается, ты с ней спал после того, как мы поженились?

«Ну давай, назови меня дурочкой! Скажи, что ты бы никогда не сделал ничего подобного! Ну же!» — молила она про себя.

Кирилл не стал отпираться. Просто кивнул и посмотрел на нее с такой болью в глазах, что последние сомнения Киры отпали. Муж изменял ей.

— Ненавижу тебя! — воскликнула она горько.

— Кира… — он попытался взять ее за руку, но девушка увернулась.

Еще недавно любимое и родное лицо мужа теперь показалось ей отвратительно мерзким.

— Уходи. Я не хочу тебя видеть! — закричала она.

— Тише ты, сейчас весь персонал больницы соберешь! — попытался он ее урезонить.

— Мне плевать! — упиралась она. — Уходи.

— Хорошо, я уйду. Понимаю, тебе нужно время.

Он грустно посмотрел на нее. Надеялся, что Кира еще что-то скажет. Но девушка отвернулась и теперь безучастно смотрела в окно.

13 марта 2016

01:20

Ей давно полагалось спать. Но Кира знала, что все равно не получится. Слишком много мыслей роилось в голове. Одна краше другой. Даже телесные страдания после родов отошли на второй план.

Она до сих пор помнила боль, что испытала несколько месяцев назад, глядя на то, как Кирилл целует ту самую брюнетку у входа в «Полярис». Помнила и душившую ее в тот момент ревность. Помнила ярость и бессилие. Но даже в самом страшном сне ей не виделось, что придется пройти через это снова. Сердце болело и кровоточило.

Как же страшно узнать, что родной человек, еще недавно клявшийся в верности, совсем тебя не любит. Не нужна ты ему по большому счету. Но еще больнее узнать это в такой ситуации. Когда она лежит беспомощная в палате, а новорожденная дочка нуждается в заботе и внимании. Когда сама Кира также нуждается в заботе. Когда ей так нужна помощь и надежное плечо мужа. Ведь она полностью и безотчетно от него зависима. Живет в его доме, находится на полном его содержании.

Обида жгла душу, не давала ни минуты покоя. К уже знакомому чувству предательства добавился страх за ребенка.

«Куда же я пойду с моей девочкой? — спрашивала Кира саму себя. — Уж точно не в родную квартиру. Не позволю отчиму издеваться над моей крохой. Может быть к Саше? Раньше меня туда звали. А деньги? Может быть, удастся найти какую-нибудь временную работу. Полагаются ли мне какие-нибудь алименты? А вдруг он их платить не захочет? Ну и пусть!»

В том, что Кирилл теперь потребует развода, она не сомневалась. Очень наивно было думать, что она будет с ним счастлива. Если эта, как ее там, Ангелина еще не беременна, все может измениться. Уж тогда Кирилл в сторону бывшей жены даже не посмотрит.

Кира бездумно перебирала нехитрое содержимое прикроватного шкафчика и наткнулась на телефон. Он лежал здесь забытый с самого утра. Кира просмотрела входящие звонки. Ни одного от Кирилла. Лишь краткое смс:

«Позвони, как захочешь поговорить».

Вот оно. Сейчас она позвонит, и он скажет ей, что больше не хочет быть вместе, что Кира ему больше не нужна, и он хочет развода. Ну что же, лучше выяснить все сейчас и начать планировать новую жизнь.

Девушка не обратила внимания на поздний час и набрала номер мужа.

— Ты не спишь? — удивился он.

Кира застыла в сомнениях. Не ожидала, что он тут же возьмет трубку.

— Нет, — коротко ответила она.

— Почему? У тебя все нормально?

Кира проигнорировала нотки заботы в его тоне и решила спросить все сразу. Нет смысла рубить кошкин хвост по кускам.

— Когда мне съезжать? — спросила она тихо. — Я сейчас не могу.

— Куда съезжать? — не понял Кирилл. — Зачем?

— Ну как же, теперь ведь разводиться надо. Не можем же мы жить в одном доме. Тебе наверняка это будет неприятно, — затараторила она.

Кирилл закашлялся. Затем из трубки раздался грозный ор:

— Девочка, ты о чем? Какой развод? Я тебе развода не дам! Не надейся! Ты что там себе надумала?

— Как же теперь мы будем жить?

— Как жили, так и будем. Одной любящей семьей, — ответил он безапелляционно.

— Ты надо мной смеешься? Какой к черту любящей! Свою любовницу ты к нам третьей возьмешь? Будем шведскую семью изображать? — возмущалась она.

— Кир, можно я к тебе сейчас приеду?

— Тебя не пустят!

— Меня пустят! — ответил он уверенно. — Сейчас приеду, ладно?

Видеть его Кире не хотелось. Одно дело сказать что-то по телефону. Другое — разговаривать лично. Она и так проревела почти целый день.

— Не надо, — попросила она.

— Кира, пожалуйста…

— Ни к чему, да и поздно.

— Девочка моя, — зачастил он ласково. — Пожалуйста, послушай меня. Не будет никакой шведской семьи. Я с ней расстался. Ты о ней больше никогда не услышишь. Я не хочу развода. Он мне не нужен. И тебе он не нужен. Я тебя люблю. Слышишь, люблю!

— Я тебе не верю! — воскликнула Кира и бросила трубку.

17 марта 2016

09:30

Кира укладывала немногочисленные пожитки в сумку. Чувствовала себя гораздо лучше. В физическом смысле. В голове по-прежнему царила сумятица. Кира ждала и одновременно боялась дня, когда муж заберет ее домой. Когда он приехал, беспокойство ее возросло многократно.

Они все еще нормально не поговорили, хотя Кирилл бывал в клинике каждый день. Приносил цветы, сюсюкал с ребенком, одаривал жену ласковыми взглядами. В общем, вел себя на редкость примерно. Но на контакт Кира не шла.

— Готова? — вдруг раздалось за ее спиной.

Девушка невольно подпрыгнула, завидев мужа.

— Почти, — промямлила она и подала ему сумку. — Сейчас дочку перепеленаю и пойдем.

Домой добрались быстро. Кроха, теперь носившая гордое имя Дарья, проснулась, когда Кирилл доставал ее из машины. Девочка довольно заулюлюкала, едва ее внесли в детскую. Видимо, новая комната пришлась ребенку по вкусу.

Кирилл неотлучно находился рядом. Наблюдал, как Кира пеленает малышку, как ее кормит, как гладит почти безволосую головку. Неуклюже пытался помочь. Сытая и довольная, девочка сразу заснула.

— Ты побудешь здесь? — спросила она мужа. — Я хочу искупаться.

— Мы возьмем видео-няню, — ответил он.

— Ты что со мной в душ собрался? — испугалась Кира.

— Я хочу поговорить.

— Сейчас не время, я устала, — отрезала она.

— Кир, я ждал почти неделю…

Он схватил ее за руку и уволок в свою спальню. Здесь он прижал Киру к себе и начал целовать ее лицо.

— Миленькая моя, я сильно соскучился.

— Кирилл, мне надо в душ, отпусти! — она старалась отпихнуть его, но оказалась еще плотнее прижатой к его торсу.

— Нет, мы сначала поговорим! — ответил он, теряя терпение.

— О чем ты хочешь поговорить? О том, что ты бабник последний? Или о том, что я дура наивная? Ни одна из этих тем мне не интересна!

Он отпустил ее и посмотрел серьезно.

— Еще не остыла?

Кира не нашлась, что ответить.

— Девочка, нам нужно как-то через это пройти.

— Как ты себе это представляешь? — воскликнула она.

— Очень просто. Ты забываешь ту неприятную историю, прощаешь меня, и мы живем счастливо.

— Не могу, Кирилл. Я уже прощала.

— Давай через не могу, а? — предложил он строго.

— То есть как? — растерялась она.

— Кир, не рви мне душу! Хватит меня мучить!

Глаза девушки округлились.

— Тебя мучить? А как же я?

— А что ты? — спросил он с вызовом. — Все у тебя будет нормально! Живешь в отличном доме. Обеспечиваю я тебе хорошо. Шкафы от шмоток трещат. Машину тебе куплю, когда права получишь. Есть за что меня любить, не находишь?

— Мне и без этого было за что тебя любить, — подавлено ответила она.

— Так продолжай любить! Что ж ты! Жизнь ведь не идеальная!

— Сволочь ты!

Девушка попыталась выбежать из спальни. Кирилл не позволил, сгреб в охапку и затащил обратно.

— Не надо от меня бегать!

— Просто скажи, зачем тебе это понадобилось? — жалобно протянула она.

Кирилл смутился.

— Что ты имеешь в виду?

— Зачем ты устроил цирк с признанием в любви и клятвами в верности, если продолжал мечтать о своей бывшей?

— Кира, я никакого цирка не устраивал! — он скрестил руки на груди и врезался в нее жестким взглядом. — Я тебе не врал про чувства.

— Ну конечно. Это же сейчас так модно любить одну, а спать с другой. Что за чушь! — продолжала Кира. — Если бы ты меня любил, то никогда не стал бы изменять. Ясно же, что женился только из-за Даши!

Кирилл несколько раз глубоко вздохнул и постарался ответить как можно сдержанней:

— Я понимаю, что тебе нужно время, чтобы успокоиться. Сейчас ты видишь все в черном свете, но все изменится. Мне нужны вы обе. И Даша, и ты. Я вас обеих люблю и всегда буду любить. Что сделано, то сделано. Я не могу это исправить. Просто прими это и живи дальше.

— Просто принять? — голос Киры сорвался на крик. — Ты в своем уме?

— Успокойся, — рявкнул Кирилл, теряя терпение.

— Гад ты последний! Ты понимаешь, что я не смогу тебе простить этого во второй раз? — продолжала кричать она.

— Ты простишь, — ответил он ледяным тоном. — Тебе придется!

С этими словами он покинул спальню. Следующие несколько дней Кира его дома не видела.

Глава № 26 «Чего ждать, когда ждешь прощенья»

11 апреля 2016

13:00

— Иди ко мне, моя прелесть! — ворковала Саша, поднимая ребенка с кроватки. — Какая же она у тебя хорошенькая!

— Есть такое дело, — улыбнулась Кира.

— Детская просто замечательная, — Саша красноречиво оглядела комнату.

Подруги вдоволь наигрались с ребенком. Даша очень любила внимание и новых людей. Появление Саши было ею воспринято как повод показать все приобретенные таланты. Малышка с упоением издавала разные звуки, пускала пузыри, махала руками. Через час утомилась. От души покушала молочка и сладко заснула. Кира положила ее в колыбель, прихватила видео-няню и позвала Сашу:

— Пойдем в гостиную чай пить.

Тетя Маша приготовила для девушек угощение и деликатно удалилась.

— Ну давай, рассказывай, — проговорила Кира, наливая из пузатого чайника ароматный напиток, — что глаза так блестят? Влюбилась?

Щеки Саши покраснели.

— Еще как! Он такой необыкновенный!

Подруга пустилась в детальный рассказ о том, как встретила во время поездки в Питер замечательного человека. Как почувствовала, что это любовь с первого взгляда. Затем подробно расписала, как они проводили время.

— Знаешь, я, наверное, поеду на лето в Питер. Мама не против. Вот сдам сессию и сразу…

— На все лето? — удивилась Кира. — Где жить будешь?

— Андрей меня к себе зовет, — объясняла Саша.

— У него своя квартира?

— Ага, — подтвердила подруга. — Красивая…

— Сколько же твоему Андрею лет? — забеспокоилась Кира. — Раз уже и своей жилплощадью обзавелся.

— Квартира ему от родителей досталась, — отмахнулась Саша. — Но зарабатывает неплохо. Он старший менеджер по закупкам в компьютерной фирме.

— Ты от темы не уходи! — Кира строго прищурилась.

— Двадцать девять, — последовал смущенный ответ.

— Ну ты даешь! Тебе же всего девятнадцать! — воскликнула подруга.

— Тебе вообще-то тоже! А мужу твоему вообще тридцать один, — не осталась в долгу Саша.

При упоминании Кирилла девушка резко сникла и стала рассматривать чашку.

— Кстати, как у вас дела? Наладилось? — спросила Саша участливо.

— Не очень-то, — вздохнула Кира.

— Он по-прежнему ходит к этой длинноногой мымре?

— Не думаю, — ответила она. — Последние пару недель вечерами он дома. С Дашей помогает. Цветы дарит.

— Тогда почему хмуришься? Видишь, заботится.

— Понимаешь, меня дико обижает, что он не чувствует себя виноватым. Знаешь, что мне недавно заявил? Сказал, не приди я тогда в офис, то никогда бы ни о чем не узнала. Мол, все равно с ней уже расстался и дальше по тексту. То есть это еще я и виновата, что не вовремя появилась!

— Нормальный ход! Мужской! — хмыкнула Саша. — Как он объяснил, зачем интрижку завел?

— Секса ему не хватало, — зло прошипела Кира. — Ну еще бы. Со мной ведь нельзя было, с другой развлекался. Природа у него, видите ли, такая.

— Все-таки будешь с ним разводиться?

Кира задумалась, помолчала немного, и ответила:

— И куда я? Кому я нужна? Отчиму? Они, наверное, там с Эльвирой до сих пор пляшут от радости, что я съехала. Да и средств у меня нет.

— Можно к нам. А насчет денег, стребуй с отчима компенсацию за квадратные метры. Или подработку найдешь. Выкрутишься, не впервой.

— Ага, ты в Питер, а я к твоей маме. Здравствуйте, примите переночевать на годик. Но даже не в этом дело. Да, Кирилл гад и сволочь. Но я-то его люблю. И очень! Как подумаю, что больше его не увижу…

— Тогда прости его! — напутствовала подругу Саша.

— Не могу. Я как представлю, как он кувыркается с этой… — лицо Киры исказила гримаса презрения. — Совсем не могу. Слишком рано.

21 апреля 2016

14:30

— Пап, ты действительно хочешь в это ввязаться? — спросил Кирилл, бесцельно разглядывая полки шкафов в кабинете отца.

— Схема простая как дважды два, — Александр Демьянович приосанился, поудобней устроился в кресле и продолжил: — Мы с тобой ее уже не раз проворачивали.

— Оманцы нам еще за первый проект не все выплатили, чтобы на второй зариться. Положим, один проигрышный проект, даже таких размеров, мы еще потянем. Но вот два… Может выйти боком, — Кирилл покачал головой.

— Сынок, ты не забыл, с кем разговариваешь? Если бы я всего на свете боялся, не было бы у нас сейчас ни «Поляриса», ни счетов в банках, ни дома. Ты новый контракт внимательно читал? Там все черным по белому.

— Читал, да что-то мне с трудом верится, что они потянут такую сумму, — Кирилл недовольно поджал губы.

— Дискуссию объявляю законченной, — строго ответил отец. — Скататься бы тебе туда еще раз. Все подготовить, новую стройплощадку посмотреть. Ну да ты сам все знаешь.

— Знаю, — ответил сын задумчиво. — Ладно. В крайнем случае, вытрясем из них все в судебном порядке и в ускоренном ритме. Только на лапу тогда придется дать немало.

— Дадим, — согласился Александр Демьянович. — Нужные знакомства я уже завел.

В дверь постучали.

— Да, да, — отозвался Трубачев старший.

В комнату чинно вплыла Наталья Михайловна с подносом в руках. Стала расставлять кофейник с чашками.

— Это что? — шеф указал на лежавшие на подносе конверты.

— Почта, — ответила секретарша и стала разливать ароматный напиток.

— Я гляну, — Кирилл взял в руки тонкую стопку конвертов и стал читать вслух: — Приглашение на банкет от Зимовских. О, тебе по Шенгену ответ прислали. А это что?

Наталья Михайловна взглянула на адресованный Кириллу белый конверт без обратного адреса и невозмутимо ответила:

— Я не в курсе, Кирилл Александрович.

Кирилл вскрыл конверт и прочитал содержимое вслух:

«Отсчет подходит к концу. Осталось два года»

— Мать твою! — Кирилл яростно скомкал листок и бросил его на пол.

— Кирюш, ты чего? От кого это? — забеспокоился отец.

— Не понятно? Рыков каждый год весточки шлет! Как только умудряется делать это из тюрьмы, засранец. Ему ведь запрещена переписка!

— Опять ты за свое, — махнул рукой Отец. — Не может он! Я лично проследил, чтобы этому козлу запретили все связи с внешним миром. Выйдет, я найду, за что его засадить обратно. Не переживай!

Кирилл не обратил внимания на слова отца и повернулся к секретарше.

— Когда вы пришли на работу? В котором часу вы увидели конверт в первый раз? Начальника охраны мне сюда быстро!

Но узнать сколь-нибудь полезную информацию о появлении конверта ему так и не удалось.

15 мая 2016

19:00

Звуки итальянской баллады струились из подсоединенных к компьютеру колонок, заполняя детскую нежными аккордами гитары. Кира сидела за столом и старательно проверяла, одинаковыми ли получились стрелки в уголках глаз. Отчего-то одна из стрелок все время норовила остаться тоньше другой. Или короче. Два месяца перерыва, и навык нанесения боевой раскраски утерян. Призвать стрелки-негодницы к порядку удалось лишь с третьей попытки. Девушка быстро прошлась тушью по густым ресницам. Нанесла на бледные щеки немного румян и осталась почти довольна отражением в маленькой пудренице.

Конечно, в спальне Кирилла все еще стоял оборудованный удобными лампами и огромным зеркалом стол для макияжа. Только вот там Кира давно не показывалась. Потихоньку перенесла все необходимое в детскую, что раньше была ее комнатой. Предлог нашла самый благовидный. Дашеньке спокойней спать с мамой, а Кирилла будить по ночам ни к чему. Хотя он и просил ее вернуться к себе, и был согласен, чтобы колыбель дочери стояла там же.

Теперь обе представительницы прекрасного пола семейства Трубачевых обитали в просторной, выкрашенной в персиковый цвет комнате с видом на сад. Кирилла это не особенно устраивало. Но решительных действий по возвращению жены в свою спальню он не предпринимал. Впрочем, он и сам нередко проводил вечера в детской.

— Агу… — лепетала Даша, лежа в кроватке неподалеку от компьютерного стола.

— Что, моя хорошая, соскучилась? — Кира повернулась в дочери и ласково потрепала ее по щеке.

Девочка улыбнулась и попыталась схватить висевшие над кроваткой игрушки. То, что игрушки висели слишком высоко, ее нисколько не смущало.

Неожиданно в звуки музыки вторглась слишком громкая трель видео-звонка скайпа. Кира вздрогнула и выронила пудреницу. Но на звонок ответила. На экране замаячило изображение подруги.

— Блин, Саша, у меня колонки на громкости стоят, — отчитала подругу Кира.

— Да ладно тебе! — отмахнулась та. — Ой, а что это ты такая красивая?

— Правда красивая? — Кира кокетливо покрутилась перед камерой.

— Очень! Слушай, две недели не виделись, а ты уже похудеть успела, — восхищалась Саша.

— Скоро вернусь к своему нормальному весу. Животик почти втянулся. Не до конца, конечно. Но в новом платье не видно.

— Это синенькое тебе очень идет! Длина хорошая, как раз до колена. В груди удачно смотрится. Куда собрались?

Кира села обратно за стол и ответила:

— В «Полярисе» завершили крупный проект. Кирилл пригласил на банкет.

— Ой, как здорово! — воскликнула подруга. — Вы, наконец, помирились?

— Ну не то чтобы. Держим вежливый нейтралитет, — усмехнулась Кира.

— Почему улыбка такая счастливая?

— Ты бы тоже была счастлива, если бы после двух месяцев заточения дома с редкими увольнительными в детскую поликлинику, тебя вдруг куда-то пригласили, да еще и без ребенка, — ответила она.

— Это да, — Саша улыбнулась в ответ. — Собственно, зачем звоню…

Тут в камеру показались два на вид почти одинаковых зеленых клатча.

— Помнишь мое изумрудное платье? Какой к нему лучше подойдет?

— Они же как близнецы! — Кира звонко рассмеялась.

— Смотри внимательнее. Один с золотой каймой, другой с серебристой!

— Оба хороши. Возьми с серебристой.

Тут в дверь постучали, и в проеме показалась озабоченная тетя Маша.

— Милочка, тебя Кирилл Александрович уже заждался, — укоризненно произнесла она. — Иди, я с Дашей управлюсь.

Домработница сразу направилась к Дашиной люльке.

— Ладно, Саш, мне пора, — Кира помахала подруге и поспешила к выходу.

Кирилл ждал ее в холле. Он стоял лицом к окну и строго отчитывал кого-то по телефону.

По спине Киры пробежал холодок. Она всегда побаивалась Кирилла, когда тот был в дурном настроении. А уж если шипел на кого-то, неважно, на кого, она вообще старалась держаться подальше. Девушка уже было подумала сбежать обратно, но муж обернулся на звук ее шагов.

Он окинул ее взглядом, широко улыбнулся и кивнул ей.

Кира приободрилась. В конце концов, не съест же он ее. После памятного разговора по прибытии из роддома, вел он себя на редкость ласково и вежливо. Поэтому она тоже будет с ним ласкова и вежлива. Кира вложила в улыбку все свое очарование и подошла к мужу.

— Ты сегодня красавица, — похвалил он ее, затем спохватился и тут же снова зашипел в трубку: — Это я не вам! Пусть сделают, как я сказал! Соскучились по неустойкам? До свиданья!

Он спрятал телефон в кармане пиджака и предложил ей руку.

— Пойдем? — взгляд его потеплел, тон снова сделался бархатным.

15 мая 2016

21:00

Чету Трубачевых усадили за столик к инвесторам, благородным мужам в дорогих костюмах и одетым с иголочки дамам постбальзаковского и не очень возраста. Никого из них девушка не помнила, хотя должна была встречаться с ними на собственной свадьбе.

Кира уже и забыла, каким вкусным может быть Мохито, даже если коктейль безалкогольный. Она с упоением посасывала уже вторую порцию, слушая, как соседка по столику засыпает ее бесконечными советами по воспитанию ребенка:

— Главное вовремя записаться в приличный частный садик, — продолжала она самозабвенно. — Вот мой Боречка уже в четыре года знал английский алфавит…

В подробности Кира не вдавалась. Просто улыбалась, кивала и делала вид, что слушает. Гораздо больше ее занимало предстоящее шоу поваров, что намеревались провести прямо в зале. Кира знала, что съесть ничего, кроме скучно лежавшей на ее тарелке пареной рыбы, скорее всего не сможет. В период кормления ее меню было очень ограниченным. Зато можно смотреть. Есть глазами тоже приятно. Кира безумно скучала по вкусной еде.

— Китайский сейчас тоже очень популярен, — голос подвыпившей соседки сделался еще громче. — Вот мой Боречка уже в пять лет умел писать иероглифы!

— Когда же ваш бедный сынок учил русский-то? — не выдержала Кира.

Женщина обиженно засопела и не нашлась с ответом. Кира тут же воспользовалась ситуацией:

— Извините, я на минутку, — и скрылась в направлении уборной.

Возвращаться назад ей не пришлось. Через пару минут объявили начало шоу. И Кира примкнула к гостям, наблюдавшим за умельцем-поваром. Что только не вытворял этот искусник. Жонглировал ножами, потом апельсинами и лимонами. Нарезал разные фрукты почти на лету. Даже умудрился нашинковать клубнику на собственной руке. Сочные ломтики послушно укладывались в тарелочки и тут же поливались разнообразными сладкими соусами. Официанты дружно разносили угощения гостям.

Кира с грустью отказалась от предложенной тарелки и продолжала следить за действом. Тут на ее плечи опустились чьи-то руки, а над ухом раздался знакомый грудной бас:

— Замучила тебя Любовь Михайловна?

— Кирилл, ты зачем подкрадываешься? — она повернула голову к мужу.

— Соскучился, — он встал к ней вплотную, продолжая держать за плечи. — Ого, как закрутил! Циркач!

Кира снова повернулась к повару. Тот как раз начал ловить ножом апельсины, которыми до этого жонглировал. Девушка почувствовала, как пальцы Кирилла слегка сжали плечи. По телу пробежала дрожь.

Муж уже очень давно не прикасался к ней так. Легкие объятья на ночь и при встрече в расчет не шли. Не было в них ни доли страсти. Зато теперешняя хватка и жар, что Кира чувствовала сквозь тонкую ткань платья, прижатая спиной к торсу мужа, напомнили ей о пылкой натуре супруга. Горячее дыхание опалило щеку, и девушка услышала хриплое:

— Пойдем!

— Куда? Сейчас будут десерты поджигать, — попыталась протестовать она. Но Кирилл подхватил ее руку и почти силком потащил за собой.

Вскоре они оказались в каком-то небольшом зале. Скорее всего, это была комната для вип-персон. Помещение пустовало, из мебели здесь был только стол и пара мягких диванов, над потолком мерцал слабый свет люстры. Кирилл без зазрения совести запер дверь на увесистый старомодный засов. Выглядел тот декоративным, но это не уменьшало его надежности.

— Зачем это? — удивилась Кира.

— Догадайся!

Кирилл усмехнулся, и плотно прижал жену к холодной стене.

— Ты так искренне мне сегодня улыбалась, — замурлыкал он.

Кира и моргнуть не успела, как он стянул лямку платья, прошелся губами от шеи к плечу. Внизу живота сладко заныло. Кира закусила губу, чтобы не застонать.

— Как же давно у меня этого не было, — зашептал он сквозь поцелуи.

Девушка вздрогнула.

«У меня-то дольше, чем у тебя!» — промелькнуло в ее голове. Родившееся в теле возбуждение мгновенно растаяло. В памяти тут же воскресло кукольное лицо Ангелины. Как же красива бывшая (а бывшая ли!!!) любовница мужа. Ноги такие длинные и прекрасные, что их, пожалуй, в музей можно. Желательно отдельно от тела.

«Ну и как давно? Как давно у тебя этого не было?! Сколько раз ты с ней спал?» — хотела закричать она, но не решилась. Лишь скромно попыталась натянуть лямку платья на место.

— Кирилл, не надо!

— Очень даже надо, — хрипел он, прижимая жену к себе и поглаживая ее плечи.

— Прекрати, — девушка попыталась оттолкнуть его. — Я не могу!

— Я спрашивал у дяди Артура, ты восстановилась после родов, тебе уже можно! — протянул он обвинительно.

Кира беспомощно посмотрела на него и произнесла почти беззвучно:

— Пожалуйста!

— Если не хочешь здесь, поехали домой! Дома будет даже лучше, — для пущей убедительности он запечатлел на ее губах новый поцелуй. Кира отвернулась. — Ну что такое, девочка?

— Я этого не хочу! — воскликнула она возмущенно.

— Кир, не отталкивай меня, — в голосе его послышалась обида.

Тут он увидел, как Кира вытерла рот тыльной стороной ладони. Взгляд его мгновенно стал холодным и колким.

— Ты еще сплюнь! Надо же, поцеловали королевну! — он с силой стукнул ладонью по стене чуть выше головы Киры.

Девушка сжалась и посмотрела на него испуганно. Кирилл не стал больше ничего делать и направился к двери. Отпер засов, и на выходе рявкнул:

— Жду тебя в машине.

Кира постояла некоторое время в одиночестве. Давала себе время отдышаться и собраться с духом.

«Что он хотел? Чтобы я бросилась к нему в объятья?»

Может быть, именно так ей и стоило сделать. Но что если она простит его, а тот снова побежит к Ангелине? Или заведет себе кого-то еще. Это вполне в его стиле. А страдать потом ей. Нет, она не готова.

Кирилл действительно ждал в машине. Помогать ей забраться внутрь он не стал. Лишь одарил злобным взглядом и тронулся с места, как только она захлопнула дверь.

Через несколько минут напряженного молчания, нарушаемого лишь гулом ночного города, Кира услышала холодное:

— Как долго?

— Что, как долго? — робко спросила она.

— Как долго мне терпеть?! Слушай, я к тебе за эти два месяца разве что только на кривой козе не подъехал! Вечерами я дома, с ребенком помогаю, все внимание тебе, — его голос сорвался на крик: — Я не понимаю, что еще тебе нужно!

— Думаешь, так легко забыть, что ты сделал? — парировала она.

— Что я такого сделал, Кира? Ну спустил пар вне дома. Это, блядь, не конец света!

— Кому как…

— Закрой рот! — рявкнул он.

Кира нервно сглотнула и ничего не ответила.

Глава № 27 «К чему приводит воздержание»

18 августа 2016

13:00

Облака расступились. В иллюминаторах показались почти ровные желто-зеленые прямоугольники суши. Затем стали различимы очертания городских построек.

— Снижаемся, — радостно отрапортовал сосед слева.

Самолет подлетал к Краснодару. Сердце Кирилла сжалось. Не в страхе перед приземлением. Летать-то как раз он любил и даже очень. Обожал ни с чем не сравнимое чувство парения в воздухе, когда где-то далеко внизу пробегают бескрайние моря, поля и леса. Зрелище восхитительное. Но сейчас его сердце трепетало совсем по другой причине — сегодня он наконец увидит жену и дочь.

Забрав багаж, Кирилл сел в первое попавшееся такси и назвал адрес дома.

Его не было целых два месяца. Два долгих и крайне утомительных месяца. Он провел их, работая над новым проектом и изнемогая от тоски по семье.

Он помнил, как первый раз позвонил жене из Омана. Через неделю после отъезда. Не мог больше ждать. Там восемь утра, в Краснодаре семь. Помнил, что не спал с четырех, разбуженный очередным кошмаром про аварию. Очень хотелось услышать родной голос. Кира ответила. Даже поговорила с ним ласково, не смотря на прошлые обиды. Выслушала, как дела, рассказала про Дашу. С тех пор он разговаривал с ней почти каждый день.

Последние несколько недель до командировки были не сахар. Он безумно злился на Киру за отказ спать с ним. Почти не разговаривал с ней. Даже с дочерью сидел не так часто. В очередной раз с головой ушел в работу. Может быть, был с Кирой слишком резок. Он признавал это. Но в то время ничего не мог с собой поделать. Кроме того, в ее силах было его умаслить. Он поддался бы. На первое же проявление нежности с ее стороны поддался бы тут же. Но девушка оставалась с ним холодна.

Общаться нормально, ну или почти, они стали только когда Кирилл улетел в Оман.

Он и представить не мог, что будет настолько скучать по крошке-дочке. Малышка очень выросла, если судить по фото. Не терпелось покачать ее на руках, послушать, как воркует, с головой засыпать подарками, что лежали в его багаже. Для жены он тоже кое-что припас. Отыскал серьги с маленькими, в полкарата величиной, розовыми бриллиантами в комплект к ее кольцу. Стоили серьги как трехлетнее обучение в выбранном женой колледже, если умножить цифру на три. Но для нее не жалко.

Он очень скучал по дочери. Но по жене в разы больше. Это была совершенно другая тоска. Трепетная, ранящая почти физически. Любовь к ней в разлуке только выросла. Хотелось прижать милашку к себе так, чтобы ребра ее затрещали. Потом закинуть на плечо и в спальню. Сорвать с нее одежду…

Но он не будет так делать. Не сейчас, когда почти наладил с ней нормальное общение. Он будет терпеливым. Даст заново к себе привыкнуть. Покажет, как сильно любит. Кирилл не знал, как она его встретит. Надеялся, что будет рада, что улыбнется ему как раньше, что ждала.

Воображение тут же нарисовало яркую картину того, как Кира бросается ему на шею, ведет в дом. Как снимет с него рубашку и начнет массировать затекшие мышцы плеч.

Додумать мысль Кирилл не успел:

— Приехали, — объявил таксист и бросился вытаскивать из багажника чемоданы.

Кирилл оглядел отчий дом. На встречу с порога поспешила тетя Маша. Улыбающаяся и донельзя довольная, она приветствовала хозяина бурным потоком речи:

— Ой, что-то вы рано, мы вас ближе к вечеру ждали. Знаете, Дашенька-то как подросла! Того и гляди садиться научится. Кстати, с днем рождения, Кирилл Александрович!

— Спасибо, — ответил он, заходя в дом. — Кира где?

— Кира? — домработница нахмурилась, соображая. — Наверху, наверное. Вы идите, отдыхайте. Я с вещами сама разберусь.

— Ага, — Кирилл кивнул и отправился наверх.

В гостиной Киры не оказалось. Впрочем, как и в спальне. Кирилл уже было направился в детскую, как увидел жену в коридоре.

Девушка встала как вкопанная, едва завидела мужа. Одета она была в легкий, бежевый сарафан. Явно новый и очень красивый. Волосы безжалостно стянуты в хвост. На лице ни грамма косметики.

— Ой, ты уже приехал? — в ее голосе послышались нотки сожаления. — Я думала, ты появишься только к пяти.

Непохоже, что она с нетерпением ждала его появления.

Кирилл постарался скрыть разочарование и ответил спокойно:

— Я поменял билеты.

— Почему не позвонил? — спросила она с укоризной.

Тон жены ему решительно не нравился.

— Не знал, что должен предупреждать, прежде чем появиться в собственном доме, — скрыть сарказм ему не удалось.

Девушка вспыхнула и залепетала:

— Конечно не должен! Просто…

— А где Даша? — перебил он ее.

— В гостях. Дядя Артур с тетей Вероникой забрали на полдня, — ответила девушка и как-то виновато покосилась на наручные часы.

Кирилл перехватил ее взгляд.

— Ты спешишь что ли? — спросил он, нахмурив лоб.

— Если честно очень! Ты иди отдохни, поспи немного. Я скоро буду, ладно? — девушка на мгновение сжала его руку и направилась к лестнице.

Ее легкая фигура скрылась за дверью в мгновение ока.

— Это все, чего я удостоен? — прошипел Кирилл сквозь зубы.

Он тут же направился в кабинет, достал из бара бутылку виски двенадцатилетней выдержки, устроился за столом и плеснул щедрую порцию в бокал. Первый глоток опалил совершенно пустой желудок, второй пошел значительно лучше, третий проскочил как родной.

— Какой же я все-таки наивный дебил, — разговаривал Кирилл с самим собой. — Любит она меня, как же! Хоть бы про день рожденья, сучка, вспомнила. Спешит она… Нет, ну прояви ты самое банальное уважение, посиди со мной пару минут, поговори!

За неимением компании Кирилл чокнулся с бутылкой, невесело усмехнулся и отправил в рот новую порцию алкоголя. В голове закрутились мысли, в основном недобрые. Он стал лениво перебирать скопившуюся на электронном ящике почту. Делал это чисто механически, продолжая монотонно опустошать бутылку. Чем больше пил, тем мрачнее становился.

Через пару часов с удивлением обнаружил, что бутылка опустела. В голове помутнело, но желанного анестетического эффекта добиться не удалось. Настроение стало поганее прежнего.

— Чем я заслужил подобный пофигизм?! — продолжал он увлекательную беседу с самим собой. — Я же все для нее делаю!

Тут на лестнице раздался звук каблуков. Сквозь открытую дверь кабинета Кирилл услышал голос виновницы своих мучений. Та явно общалась с кем-то по телефону:

— Капризничает? Сильно? А кормили? А сказку читали? Она так успокаивается, — тараторила в трубку Кира. — Там в боковом кармане сумки лежит ее любимая зайка. Да, пусть ее жует. У меня еще дела. Лучше если к восьми привезете.

«Это она про Дашу? — мелькнула в голове догадка. — Значит, дела у нее! Даже ребенком заняться некогда! Ну я тебе сейчас устрою, милая женушка!»

Он вскочил с места и быстрыми, почти ровными шагами направился в коридор. Все благие намерения быть с женой мягче и терпеливей были забыты.

18 августа 2016

16:30

Щеки девушки покрывал румянец, а дыхание было прерывистым. Она бежала по ступенькам, стремясь поскорее попасть наверх.

Чувство вины жгло изнутри. Все же не стоило оставлять Кирилла одного. Но он так неожиданно появился, и выглядел совсем неприветливо, а она жутко опаздывала.

— Встретила мужа во всей красе, ничего не скажешь! — ругала она себя.

Кира не заметила доносящихся из кабинета шагов и почти прошла мимо, когда муж появился в дверях.

— Что за важные дела у тебя, что ты даже с дочерью посидеть не можешь? — неожиданно громко и грозно произнес он.

Кира подпрыгнула от неожиданности:

— Ой, ты меня напугал!

Он окинул ее придирчивым взглядом. Лицо девушки сияло свежим макияжем в персиковых тонах. Стянутый на затылке хвостик волос превратился в роскошный каскад кудрей.

— Я не понял, ты что в салон ходила? — спросил он.

Кира кивнула, и слегка улыбнулась:

— Нравится?

— Издеваешься, да? — гремел он, нависая над ней. — Ты за этим ребенка спихнула? Чтобы по салонам пошляться?

Девушка почувствовала в его дыхании запах спиртного:

— Кирилл, ты что? Ты выпил?

— Это тебя вообще не касается! Иди сюда!

Он схватил ее за руку и потащил в спальню. Кира и ойкнуть не успела, как увесистая дверь захлопнулась. В замке прокрутился ключ.

— Зачем ты запер дверь? — спросила она и попыталась вырвать руку. — Кирилл, успокойся! С Дашей все хорошо. Ее привезут вечером!

— Вечером, так вечером, — проговорил он, ощупывая ее липким взглядом. — Значит у тебя есть время показать, как сильно ты ждала моего приезда. Или скажешь, занята? Может, тебе еще на маникюр надо? Или в спа?

— Ты взбесился из-за того, что я пошла в салон? Но…

— Дуру из себя не строй, — привычно перебил он ее. — Хотя может быть ты и не строишь. Дура и есть!

— Наверное действительно дура, — ответила Кира сдавленно. — Открой дверь.

— Ну нет, девочка, отбегалась!

Он сгреб ее в охапку и потащил к кровати.

— Что ты делаешь? Отпусти! — воскликнула Кира жалобно.

Муж и не подумал ослабить хватку. Дотащил до кровати, сбросил одеяло на пол и опрокинул девушку навзничь. Затем лег рядом, повернул ее к себе спиной и жарко зашипел на ухо:

— Сейчас ты расслабишься, и позволишь мне сделать все, что я захочу, — почувствовав ее сопротивление, он зашипел еще резче: — Не дергайся. У тебя есть два варианта. Либо ты подчиняешься, тогда может даже удовольствие получишь, либо терпишь. Я в любом случае сделаю все, что мне нужно.

— Кирилл, я не хочу! Не так! Пожалуйста! — молила Кира.

— Хочешь, не хочешь, придется стерпеть!

Тут она поняла, что муж гораздо пьянее, чем она думала. Или злее. Или все вместе. Доводам разума он не внимал. Все, что Кира пыталась говорить ему в тот момент, разбивалось о стену дикой решимости. Таким Кира не видела его никогда. И не чувствовала.

Он словно мстил ей за что-то ему одному известное. Несчастный сарафан он разорвал по шву за пару секунд. Затем как-то не очень ловко расстегнул ее лифчик. Стянул его зубами, укусил за плечо. Не сильно, но ощутимо.

Кира охнула, почувствовав его руку у себя в трусиках. Деликатностью он себя не утруждал. Сам раздеваться не стал вообще. Лишь приспустил брюки, перевернул ее на спину и вдавил в кровать всем своим весом.

Кира не сопротивлялась, понимала, что бесполезно. Лишь молча ждала, когда он закончит. Впрочем, нет, не молча. Иногда она все же вскрикивала, когда он особенно больно сжимал ее руку, ногу или ягодицу, когда проникал в нее слишком резко и глубоко. Сам вряд ли замечал ее стоны. Действовал словно робот, ведомый лишь одной целью.

Казалось, прошла вечность, прежде чем он наконец замер. Вдавил ее в матрац в последний раз и откатился. Как-то даже пренебрежительно. Словно она стала грязной. Молча встал, застегнул брюки и пошел в душ.

Кира посмотрела в сторону двери, но вспомнила, что ключ все еще у него в кармане. Идти за ним в душ не хотелось совершенно. Кира закуталась в простыню. Тихонько всхлипывая, откатилась на край кровати и постаралась сделаться невидимой.

Через некоторое время душ смолк. Кирилл показался в дверях в одном полотенце. Сразу двинулся к кровати:

— Ну что ты там скулишь так жалобно! — проговорил он с ноткой горечи в голосе. — Ничего суперстрашного с тобой не случилось.

Кира сделала над собой усилие и затихла. Очень не хотелось провоцировать его на что-нибудь еще. Даже голос его слышать было противно.

— Хватит, если отодвинешься еще дальше, свалишься с края кровати!

Кира почувствовала, что муж почти протрезвел. Говорил он твердо и уверенно.

— Ненавижу тебя! — прошептала она с чувством.

— Я в курсе! — ответил он насмешливо. — Я четко понял, что любви или, по крайней мере, нормального человеческого отношения от тебя ждать не стоит. Поэтому теперь все будет как я скажу. Поняла?

— У нас не рабовладельческий строй! Ты не можешь заставлять меня! — возмущенно пискнула Кира.

— Ну-ну! — поддразнил ее Кирилл. — Считай, что в этой отдельно взятой семье строй будет именно рабовладельческий.

— Если ты еще раз попытаешься со мной сделать то, что сделал, я обращусь в полицию! — не сдавалась девушка.

— Да? — удивился он. — Ну давай. Можешь прямо сейчас. Подсказать нужные номера? Есть знакомый судья, даже два. Прокуроры тоже есть. Может тебе дать телефон моего двоюродного дяди, майора полиции? Тоже нужный человек. Ну, не передумала еще звонить?

По мере того, как он говорил, глаза ее делались все больше, а слезы текли все активней. Чувствовала она себя так, словно он только что надавал ей оплеух.

— Все, хватит реветь. Иди в душ.

— Можно мне отсюда выйти? — спросила она тихо.

— Ну вот видишь? Учишься на лету. Уже начала разрешения спрашивать, — усмехнулся он. — Нельзя, сегодня ты со мной.

Тут у двери спальни замигал сигнал домофона. В свое время Кирилл провел в кабинет и спальню к себе и отцу специальные аппараты, позволяющие видеть, если кто-то звонит в ворота. Дом был слишком большим, и звонок у входной двери могли запросто не услышать.

— Ждешь кого-то? — спросил он Киру.

— Это гости, — ответила та тихо.

— Какие к черту гости? — возмутился он.

— Я пригласила. Во внутреннем дворе мы с тетей Машей организовали небольшую вечеринку, — немного помолчав, Кира все же уточнила: — В честь твоего приезда и дня рожденья.

— Не забыла таки? — удивился он.

— Не забыла.

Кирилл как-то странно, с нотой теплоты посмотрел на нее. Хотел было дотронуться, но не стал. Просто тихо позвал:

— Иди ко мне.

Кира не шелохнулась. Тогда он молча достал ее из кокона простыней, усадил к себе на колени и крепко обнял.

— Почему ты меня не любишь, Кир? — вопрос его прозвучал вполне искренне.

Если бы он спросил ее об этом раньше, Кира бы, не раздумывая, начала уверять, что любит и даже очень. Вполне возможно принялась бы доказывать это ласками. Хотя и не была уверена, что готова начать все сначала. Теперь же жуткая обида на мужа не позволила ей ответить.

Он зарылся лицом в ее волосы.

— Ты моя, Кира! — неожиданно сказал он. — Если не любишь, то хотя бы делай вид. Чем убедительней будешь, тем проще тебе будет жить. От меня тебе все равно никуда не деться. То, что произошло сегодня, все равно произошло бы рано или поздно. Я надеялся, что все будет по-другому. Но вышло так, как вышло.

Злые слезы пуще прежнего заструились по щекам. Все внутри Киры противилось его словам. Она хотела оттолкнуть его, хотела врезать кулаком ему в челюсть или в нос. Очень хотела, но смелости не хватало. К тому же теперь она была совсем не уверена, что он не ударит ее в ответ. Чувство беззащитности поглотило ее. Сделало жалкой в собственных глазах.

— Все, милая, хватит плакать. Сейчас ты умоешься, наложишь на личико немного косметики, оденешь что-нибудь красивое и выйдешь к гостям. Я пойду первым. Но учти, если через полчаса тебя не будет, я вернусь. Лучше не доводи.

Он спустил ее с колен, спокойно оделся и вышел.

Глава № 28 «Отчаянные меры»

19 августа 2016

11:00

— Он хоть прощения попросил? — возмущенный голос Саши разлетелся по детской комнате.

Кира вытерла щеки платком, отхлебнула воды и снова уставилась в монитор, где маячило озабоченное лицо подруги. Саша была в Питере, поэтому общались по скайпу. Что только Кира не отдала бы за то, чтобы очутиться в заботливых объятьях единственной в целом свете родной души. Той, что поймет и всегда поддержит.

— Саша, меня изнасиловал собственный муж! Ты думаешь, мне есть дело до его прощения? Пусть он хоть триста раз это прощение просит. Он меня даже не выслушал, понимаешь? Накинулся и все. Как сомнамбула!

— Тебе нужно написать заявление в полицию!

— Что я там скажу? Они же надо мной посмеются! Мы же женаты! Даже связываться никто не станет. Особенно, если учесть его связи. Это бесполезно, — сокрушалась Кира.

— Не может такого быть, — возмущалась Саша. — Он же тебя любит!

— Да пошел бы он знаешь куда со своей любовью? Хоть к этой своей длинноногой! Пусть ее так любит. Меня не надо!

— Значит, уходи от него! — советовала Саша. — Хочешь, приезжай к нам в Питер. Поживешь пока у нас. Освоишься, определишься.

— А Даша?

— Даша с мамой! — почти кричала подруга. — Хочешь, я тебе денег на билет вышлю? Я уже работу нашла.

Кира задумалась. Что, если правда взять, да и рвануть в Питер. И гори оно огнем это замужество. В другом городе он при всем желании ее не достанет.

— Давай! Только денег не надо. У меня на карте их пруд пруди. Карта оформлена на меня. Значит по идее могу тратить. Там кстати и лично мной заработанные деньги до сих пор хранятся, и то, что от мамы осталось. В общем, мне надо все обдумать.

— Думай! Напиши, как решишь, хорошо? — попросила Саша обрадовано.

— Обязательно.

Следующую пару часов Кира посвятила поискам приемлемых квартир или комнат в районе, где теперь жила Саша. Нашла два достойных внимания варианта. По крайней мере, выложенные на сайте фотографии выглядели сносно. Не люкс, но ей и не надо люкс.

После дневного кормления Кира порылась в интернете еще немного и нашла сайты по трудоустройству. Зарегистрировалась на форуме матерей одиночек, ищущих работу на неполный день. Вскоре уверилась, что без куска хлеба точно не останется.

Еще полчаса поисков, и подходящий рейс до Санкт Петербурга найден. Правда, свободные места были только на послезавтра. Но это ничего. До послезавтра она как-нибудь продержится. Кириллу она ничего не скажет. На развод можно подать и дистанционно.

Внезапно ожил лежавший возле ноутбука телефон. На экране высветилось фото Кирилла. Девушка вздрогнула. Трубку брать отчаянно не хотелось. Но стоило бодрой вибрации прекратиться, как все повторилось снова. На третий раз Кира решила все же взять трубку.

— Кирочка, что ты там, мать твою, делаешь? — спросил он буднично.

— В смысле? — напряглась она.

— За мои же деньги покупаешь билет в Питер, чтобы сбежать вместе с дочкой? Я говорю сбежать, потому что ехать туда, тем более с Дашей, я тебе уж точно не разрешал!

— Как ты про это узнал? — закричала в трубку Кира.

— Сообщаю чисто для общего развития, — ответил он снисходительно. — Есть такие специальные программы, которые могут отслеживать определенные виды покупок, совершенных с отслеживаемых счетов. В список покупок входят и расходы на транспорт. Как ты понимаешь, твой счет я отслеживаю.

— На этой карте и мои деньги тоже! — возмутилась девушка. — Ты не имеешь никакого права отслеживать мои расходы!

— В общем так, рыба моя, — продолжил он все тем же будничным тоном. — Твой счет я заморозил. Бронь на билеты тоже снял. Сиди дома, милая. Жди меня. Приеду, будем разговоры разговаривать.

19 августа 2016

16:00

Несмотря на жаркую погоду, сидеть дома Кира не стала из принципа. Далеко не ушла, устроилась с коляской во внутреннем дворике у бассейна. Но хоть что-то. Даша сладко посапывала, предпочитая соске большой палец.

За воротами раздался звук приближающейся машины. Кира вся внутренне сжалась.

Вскоре послышался звук открываемых ворот. Гулкий рокот джипа Кирилла разнесся по двору. Через несколько минут показался хозяин машины.

— Что-то ты быстро с работы вернулся! — проговорила Кира обиженным тоном.

— Не мог же я заставлять тебя ждать, — парировал он, улыбаясь.

— Я тебя два месяца ждала и ничего, — ни с того, ни с сего выпалила девушка.

— Если бы ты меня и правда ждала, — Кирилл сделал ударение на последнее слово, — этого разговора сейчас не было бы. Пойдем.

Он подхватил коляску с дочерью и пошел в дом. Кире ничего не оставалось, как проследовать за ним. Он отнес продолжавшую сопеть девочку в детскую. Положил ее в люльку, предусмотрительно взял видео-няню и поманил жену за собой:

— Теперь мамочку в спаленку! — сказал он приторным голосом.

Кира попятилась.

— Нет! — качала она головой.

— Как же ты плохо обо мне думаешь, девочка! Не бойся. Все свои орудия для пыток я оставил на работе. Просто поговорим.

Он взял ее под руку и повел к себе. Как только дверь спальни закрылась, вся приторность и приветливость слетели с лица Кирилла. Голос его стал твердым и деловым:

— Расскажи, как ты это себе представила. Берешь мою дочь и исчезаешь?

— И подаю на развод! — скопировала его деловой тон Кира.

— Ты ничего не спутала? Ты теперь Трубачева! Пока я не захочу дать тебе развод, ты его ни за что не получишь! А я тебе его не дам, поняла меня? — для верности он легонько постучал кулаком по ее голове.

Кира отшатнулась и врезалась спиной в шкаф.

— Тихо-тихо, — он придержал ее за плечо. — Не надо членовредительств. Если надо будет, сам наврежу.

— Даже не сомневаюсь, — ощетинилась девушка.

— Может хватит, а? — спросил он серьезно. — Ну трахнул я тебя. Согласен, жестко. Но я тебя еще не раз трахну! В твоих же интересах больше меня как вчера не бесить!

— Чем же я тебя так взбесила? — воскликнула девушка жалобно.

— Не поняла? — он устало опустился на стул возле давно забытого Кирой стола для макияжа. — Хорошо, объясню. Да, ты не забыла про мой день рожденья, как я сначала подумал. Но для тебя было важнее сходить в салон, чем побыть со мной. А я ждал этой встречи, Кира! Ты и представить себе не можешь, как я ждал, чтобы тебя увидеть!

В какой-то момент ей захотелось закричать, что она тоже ждала. Но Кира сдержалась. Не узнает он об этом. Не скажет она. Пусть думает, что ему хочется. Все же почувствовала желание как-то оправдаться.

— Если бы ты прилетел в нужное время, ничего подобного не случилось бы! Но ты явился на три часа раньше! Мне хотелось быть красивой на празднике. Красивой для тебя!

— Ничто не мешало тебе об этом сказать, правда? — усмехнулся Кирилл.

— Мы устраивали сюрприз! — воскликнула она.

— Сюрприз получился супер! — он показал девушке два больших пальца. — На всю жизнь запомнил. Иди, Кира, займись дочкой.

20 августа 2016

10:30

Девушка затравленно наблюдала за вываленным на стол содержимым ее сумочки. Кирилл быстро оглядел извлеченные предметы, затем взял в руки ее кошелек и открыл. Теперь уже абсолютно бесполезная дебетовая карта была извлечена из соответствующего отделения. За ней последовали кредитные карты.

— Я их даже не активировала, — почти шепотом произнесла она.

— Пока не научишься себя вести, карт у тебя больше не будет, — ответил он спокойно.

Затем настало время отделения с наличкой. Кирилл открыл замок и присвистнул:

— Не густо, — и извлек пару тысячных купюр.

Немного помедлил, затем вложил купюры обратно. Добавил пару пятитысячных из собственного бумажника.

— Понадобится еще, скажешь. Давай телефон!

— Тоже заберешь? — спросила она испуганно. Но упираться не стала и протянула трубку.

Кирилл подключил телефон к принесенному с собой ноутбуку. Что-то закачал, поводил немного пальцами по экрану. Телефон пропиликал какую-то незнакомую мелодию и на экране появился новый значок. Кирилл довольно кивнул и вернул телефон жене.

— Я установил тебе пеленгатор. Так я буду знать, где ты находишься. И еще, если я звоню, ты берешь трубку. Всегда! — сделал он акцент на последнее слово. — Поняла?

— А если я буду занята, или телефон разрядится?

— Следи, чтобы не разряжался! Не нужно испытывать мое терпение.

— А то что? — набравшись смелости спросила она.

— Накажу, — вполне серьезно ответил он.

— Я теперь под домашним арестом? — последний вопрос также потребовал от Киры немалой решительности.

— Нет, просто теперь шопиться не сможешь. И будешь под присмотром, — ответил он, закрывая ноутбук и убирая его в сумку.

— Если Даше что-то понадобится? — не унималась Кира.

— Позвонишь, я приеду. Вместе все купим. Или пришлешь мне список.

— Но ты же все время на работе и обычно очень занят.

Кирилл раздраженно вздохнул, но все же ответил:

— На дочь время найду.

Забыв попрощаться, он ушел.

Кира осталась стоять возле стола, разглядывая распотрошенные внутренности сумки.

— Неужели теперь так и будет? — спрашивала она саму себя.

Спокойствие Кирилла пугало девушку сильнее, чем если бы он на нее кричал. Казалось, ему ничего не стоит запереть ее где-нибудь в кладовой, а ключ выбросить в реку. Собственно, ничего не мешает ему это сделать. Отец встанет на его сторону. Это бесспорно. Впрочем, свекру она пришла бы жаловаться в последнюю очередь.

Кира зажмурилась, вспоминая, как тот изливался на нее желчью этим утром за завтраком. Угораздило же ее спуститься именно в тот момент, когда Александр Демьянович сидел там один.

«До каких пор ты будешь из моего сына душу вытаскивать? — шипел он на нее, прищурив глаза. — Почему он ходит, как в воду опущенный? Тебя в приличную семью считай с улицы взяли! Хоть немного цени. Ни ума у тебя, ни таланта. Все что с тобой хорошего в этой жизни случилось, так то, что сын тебя обрюхатил. Спасибо скажи своим глазкам невинным, да точеной фигуре. Вот и все твои достоинства».

В глазах свекра Кира постепенно снова превратилась в мелкую букашку, какой и была до брака с его сыном. Завтракать ей сразу расхотелось, и девушка привычно скрылась в детской. Затем явился с обыском Кирилл. В общем, не утро, а именины сердца. Удивительно, как еще молоко не пропало.

Кира решительно не знала, что делать дальше. Хотелось забиться в какую-нибудь норку и остаться там навсегда.

9 сентября 2016

11.00

— Давай, удачно отдохнуть! — проговорил Кирилл.

Александр Демьянович пожал руку сыну, огляделся на кучки людей, собравшихся у входа с зал аэропорта, и решительно проговорил:

— Все нужные документы и инструкции я оставил Наталье. Если что, не стесняйся звонить.

— Лети уже в свой Таиланд! — отмахнулся Кирилл. — Хоть расслабишься немного. Все будет нормально.

— Знаю я твое нормально. Ладно, звони если что.

— Даже не подумаю! — усмехнулся Кирилл.

— Поговори мне тут, — строго ответил отец. — Шутник нашелся. Да, и еще… Разберись с женой, а? Я в ваши дела стараюсь не лезть, ты знаешь. Но в последнее время она на тень похожа.

При упоминании жены Кирилл поджал губы.

— Пап, занимайся своими делами, хорошо?

Отец помолчал, кивнул и скрылся за дверью. Сын еще немного постоял на месте, всматриваясь в здание аэропорта.

— Она тень и есть, — пробормотал он, направляясь к джипу.

По дороге домой Кирилл снова и снова мысленно возвращался к сказанному отцом.

Жена действительно теперь напоминала скорее тень той жизнерадостной, открытой девушки, что он когда-то полюбил. Она больше не спорила с ним. Совсем не просила денег, на что он сначала рассчитывал. Она вообще ничего не просила. Старалась как можно меньше попадаться ему на глаза. Никогда не заговаривала первой. Если он что-то спрашивал, отвечала односложно и тихо.

Но хуже всего было то, что Кира стала его бояться. Сначала он думал, что девушка просто обижена за то, что он позволил себе лишнего в свой день рожденья. Вполне возможно, так и было, поскольку вела она себя после этого довольно дерзко. Одна выходка с билетами в Питер стоила Кириллу кучу нервов. Но когда он через пару дней попытался приласкать ее, девушка буквально затряслась в его руках. Никакие ласки не помогли ей расслабиться. Как он ни старался. Видит бог, он старался. Ласкал ее долго и с чувством, пока не возбудился настолько, что ее скованность прекратила его волновать. Ситуация повторилась и на следующую ночь, и днем позже. Дошло до того, что жена вздрагивала при каждом его появлении в детской. Она не кричала, не сопротивлялась. Послушно шла за ним в спальню. Но испуганный взгляд любимых глаз заставлял его чувствовать себя последним подонком. И он прекратил попытки доставить ей удовольствие. Лишь брал ее, как хотел и когда хотел. Не стремился сделать ей больно нарочно, но знал, что делал.

За последнюю пару недель Кирилл сам себе опротивел. Но отказать себе в доступе к телу жены не мог, да и не хотел совершенно. Хотя теперешний секс не приносил ему и доли былого удовольствия.

Жена боялась его, и это беспокоило Кирилла даже больше, чем он согласен был признать. Но почему он, собственно, должен беспокоиться о ее чувствах? Она ведь о нем не беспокоится. Останься у него хоть кроха надежды на то, что он сможет вернуть ее чувства к себе, лез бы вон из кожи, лишь бы все наладить. Теперь же он просто не видел в этом смысла.

По приезде домой он застал тетю Машу с коляской в руках.

— Мы с Дашенькой идем гулять. Погода чудная. У пруда уточек покормим, — весело отчиталась она и скрылась за воротами.

Кирилл проводил домработницу взглядом и направился наверх. Принял душ, надел шорты с майкой. Собрался на кухню перекусить. Отвлек звук льющейся воды из прилегавшей к детской ванной комнаты.

— Кира, — прошептал он. Сразу захотелось забраться к ней ванну. Он отбросил идею, представив, как ее передернет. — Нет, больше так продолжаться не может!

Есть расхотелось. Кирилл злобно уставился на отделявшую его от жены стену и с размаху грохнул об пол лежавшую на прикроватной тумбе книжку. Не помогло.

Он поднял книгу, открыл тумбу, и уже было собрался положить книгу туда, как увидел в глубине розовую коробочку. Ту самую, где хранились купленные для Киры серьги. Он так и не отдал их девушке, посчитав, что не заслужила.

Кирилл достал серьги, немного полюбовался игрой света в бриллиантовых гранях. В голове появилась идея. Он прихватил коробочку с собой и пошел в детскую.

Кира все еще была в ванной. Вопреки обыкновению, он не стал туда заходить. Присел на диван и ждал, пока девушка выйдет. Вскоре она показалась. Раскрасневшаяся, в одном полотенце на голое тело, с рассыпанными по плечам мокрыми волосами она была хороша до невозможности. Он залюбовался, забыв о цели своего визита.

Диван, где разместился Кирилл, находился в противоположном от входа в ванну углу. Она заметила мужа не сразу. Когда заметила, натянула полотенце чуть ли не до подбородка, чем вызвала невеселую улыбку.

— Я думала, ты поедешь на работу.

— Кир, давай поговорим.

— Я сделала что-то не так? — спросила она с опаской.

Кирилл прищурился, буравя девушку взглядом. Та застыла в нерешительности.

— Иди сюда, — попросил он ее.

Кира накинула халатик, завязала пояс и подошла к дивану.

— Присядь, — он похлопал по месту рядом с собой.

Девушка вздохнула и села.

— Это тебе, — он протянул ей розовую коробочку. — Купил по случаю в Маскате.

Она нерешительно открыла коробочку, и глаза ее широко раскрылись в восхищении.

— В честь чего? — спросила она, вынимая сережки.

— Просто так. Примеришь?

Она встала и направилась к зеркалу возле окна. Кирилл последовал за ней. Он понял, что серьги пришлись ей по сердцу. Девушка улыбнулась отражению в зеркале. Улыбка ее была такой яркой и солнечной, что сердце Кирилла пропустило удар или два. Он бессознательно положил руки ей на плечи и понял, что зря. Улыбка тут же исчезла.

— Нравятся? — спросил он, нехотя убирая руки.

— Очень, — девушка кивнула и повернулась к нему.

— По шопингу соскучилась? — задал он провокационный вопрос.

По глазам увидел, что соскучилась. Но промолчала, даже губы поджала. Нет, не признается.

— Хочешь, верну тебе карту, — продолжил он процесс искушения.

— И пеленгатор отключишь? — неожиданно спросила она.

— Нет, но могу разрешить тебе вернуться в колледж. Помнится, ты еще в начале августа просила, — постарался он еще больше подсластить пилюлю.

Глаза девушки загорелись живым интересом, затем по лицу скользнуло сомнение:

— Но ты же говорил, что Дашу рановато оставлять без меня и…

— Мы найдем ей хорошую няню, — продолжил он с улыбкой.

— Семестр уже начался. Заявление я не писала. Не возьмут.

— Я все устрою, если хочешь.

— Хочу, — ответила Кира, больше не раздумывая. Затем посмотрела на него как-то странно и спросила: — К чему все это?

Кирилл ждал этого вопроса. Ждал и сам не знал, как на него ответить правильно.

— Мне надоело, что ты ведешь себя в постели, как тряпичная кукла. Мне нужно больше, — ответил он гораздо резче, чем собирался.

Щеки девушки вспыхнули нездоровым румянцем.

— Ты и так делаешь со мной все, что хочешь, — проговорила она, опустив глаза в пол.

— Ты прекрасно знаешь, о чем я говорю! — он взял ее за плечи и провел губами по щеке. — Вот именно об этом! Ты можешь не вздрагивать от каждого моего прикосновения, черт тебя дери? Можешь, наконец, расслабиться и показать хоть немного желания?

Девушка задышала часто-часто, всхлипнула и подняла на него глаза:

— Мне теперь нужно следить за своей реакцией в постели, да? — просила она вполне искренне.

Кирилл издал в ответ то ли рык, то ли стон. Но руки от жены убрал.

— Я понял, Кира, — сказал он и направился к выходу.

— Значит, не отпустишь на курсы? — раздался за его спиной жалобный голос жены.

Кирилл остановился, мысленно досчитал до десяти и развернулся. С минуту он смотрел на нее изучающе. Она стояла молча, словно ждала приговора.

— Почему же, отпущу, — ответил он, поразмыслив. — И остальные обещания выполню.

— Просто так? — недоверчиво спросила она.

— При одном условии. Ты мне тоже кое-что подаришь, Кира.

— И что же?

— Воспоминания, — и, нарвавшись на непонимающий взгляд девушки, продолжил: — Хочу выходные. Ты и я. Без Даши. Поедем в Сочи. Согласна?

— Что будет в Сочи?

— Солнце, море, прогулки по пляжу, — перечислил он с усмешкой.

Девушка его веселости не разделила, и спросила серьезно:

— И секс?

— Естественно. Только такой, как я люблю. Думаю, ты помнишь, как, — проговорил он с нажимом на последнее слово. — И вести себя там ты будешь нормально. Будешь весела и довольна жизнью. Никаких взглядов затравленного оленя и прочего. Как думаешь, справишься?

В глазах жены на мгновение появился немой укор. Затем взмах густых ресниц смахнул его, словно не бывало.

«Быстро же ты с собой справляешься» — мысленно похвалил он ее. Думал, просто кивнет, и на этом дело кончится. Но нет, девушка все же не удержалась от вопроса:

— А если что-то пойдет не так, и тебе не понравится?

— Сделай так, чтоб понравилось, — снова усмехнулся он.

— Что будет после Сочи? — спросила она после паузы.

«Да, милая, ты у меня совсем не простушка», — подумал он, и в слух произнес:

— Когда вернемся, можешь переехать в соседнюю гостевую. Если хочешь, стилизуй по своему вкусу. Хватит делить с Дашей детскую. В доме достаточно комнат. Я туда наведываться не буду, можешь не беспокоиться. Больше не трону, пока сама не захочешь.

Лоб Киры прорезали морщины. Девушка покачала головой и нерешительно спросила:

— Что ты имеешь в виду?

— Ты меня слышала, Кира.

— А если я очень долго не захочу?

— Значит, я очень долго к тебе не притронусь, — нахмурился он. — По рукам?

Девушка кивнула.

Часть седьмая

Глава № 29 «Иголка в стоге сена»

22 апреля 2018

14:00

Легкий свежий ветерок заскользил по кабинету, шелестя разложенными на столе бумагами.

— Кирилл Александрович, вы бы окошко прикрыли? — попросил одетый в форму охраны пузатый бородач лет пятидесяти. Показательно поежился. Впрочем, ежился он скорее не от холода, а от пронзительного взгляда сидевшего напротив шефа.

— Боитесь заболеть, Стахов? — проговорил Кирилл, ехидно улыбнувшись. Проигнорировал просьбу подчиненного и обратился к сидевшему по соседству со Стаховым мужчине. — Вкратце я вам ситуацию обрисовал. Хотите взглянуть на записку лично?

Кирилл протянул ему белый конверт.

Тот аккуратно взял предложенное. Владелец фирмы частного сыска «Альфа», в прошлом следователь уголовного розыска с пятнадцатилетним стажем, Анатолий Валерьевич Хлебов, слыл настоящим профессионалом своего дела. Хоть по виду и не скажешь. Был он человеком среднего роста, жилистым, с виду самым обычным.

— Пальчики уже проверили? — спросил Хлебов скорее утвердительно.

— Девственно чист, как и прошлые послания.

— Как попал на стол секретарше, тоже и не выяснили, — продолжил констатировать факты сыщик.

— К вам вопрос, Стахов! — пробасил Кирилл все с той же издевкой.

— Кирилл Александрович, — принялся оправдываться бородач, — я и так в каждом углу по камере натыкал! Мои ребята отслеживали каждое движение на седьмом этаже за вчерашний день! Не было никого чужого.

— Сами вы где были? — продолжал возмущаться Кирилл. — Мне ваши россказни до одного места. На хер мне начальник охраны, который даже входящую почту отследить не может!

— Значит, постарался кто-то из сотрудников, — перевел разговор в более продуктивное русло Хлебов.

— Мы всех сотрудников под лупой проверяем… — попытался уверить остальных Стахов.

Слушать его не стали.

— Позвольте полюбопытствовать, — проговорил Хлевов и раскрыл злополучный конверт.

Как и раньше, обратного адреса нет. Впрочем, не было и других опознавательных знаков, указан лишь адресат. Хлебов открыл конверт.

«Твое время вышло. Готовься»

— Звучит как угроза, — проговорил сыщик задумчиво.

— А то я не понял! — лицо Трубачева-младшего исказила гримаса злости.

— Спокойней, Кирилл Александрович, разберемся, — и обратился уже к Стахову: — Мне нужен список всех сотрудников фирмы, отдельный список тех, кто был в здании вчера, а также уволенных за последние пять лет. Список посетителей неделю. Вы записываете?

— Да, да, — начальник охраны тут же достал блокнот и начал остервенело водить ручкой по странице.

— Экспертизу конверта я закажу сегодня. Поисками Рыкова мои ребята уже занялись. Пока удалось выяснить, что был отпущен с места отбывания заключения вчера в одиннадцать утра, — и, заметив недовольный взгляд Кирилла, поспешил продолжить: — Кирилл Александрович, он при всем желании физически не успел бы добраться из Иркутска до Краснодара за сутки! Если автором записок является он…

Кирилл возмущенно фыркнул.

— Наверняка мы этого не знаем, — на тон выше продолжил Хлебов. — Итак, повторяю. Если это все же он, мы с легкостью сможем вас защитить. Мои ребята сядут ему на хвост сразу по обнаружении. Согласно профилю, он садист каких поискать. Такие люди предпочитают вершить возмездие лично. Такой возможности мы ему не дадим. Как только он будет пойман на любом, я подчеркиваю, любом правонарушении или агрессивном действии в вашу или любую другую сторону, его тут же скрутят и передадут куда следует. Очень скоро он окажется под колпаком. За вами тоже будут наблюдать. Я также настаиваю на ведении дела в других направлениях.

— Как посчитаете нужным, — согласился Кирилл.

— Рекомендую телохранителя. Хотя бы для семьи, — посоветовал сыщик.

— Уже, — тот кивнул. — Пока приставил только к жене. Отец задержится в Москве еще на пару недель. Надеюсь, за это время успеем утрясти вопрос.

— Вам бы тоже не помешало, — покачал головой Хлевов. — Если надумаете, у меня есть контакты…

— Извините.

Кирилл достал из брюк настойчиво вибрировавший телефон, поднялся с кресла и отошел к окну.

— Да?

— Кирилл Александрович, — проговорил нанятый им накануне телохранитель Киры, Борис. — Вы просили звонить, если возникнет ситуация…

— Говорите, — резко бросил Кирилл.

— Дело в том, — сбивчивым тоном начал объяснять мужчина. — что… Глупая ситуация. В общем, вашу дочь стошнило. Я не знаю, что с ней делать. Наверное, переела тянучек…

— Какого черта вы давали двухлетнему ребенку тянучки?! — ледяным тоном спросил он.

— Она меня не спрашивала! Я оглянуться не успел, как она подбежала к корзине и давай их в рот запихивать. Я ее еле оттащил. Взял на руки, а ее тут же стошнило! Ревет теперь.

На заднем фоне действительно раздавалось недовольное хныканье.

— Почему за ребенком следите вы? Где Кира?

— Она попросила побыть с девочкой пару минут и ушла. Но теперь я не могу ей дозвониться, телефон недоступен.

— Прибью! — заорал Кирилл, потеряв терпение.

— Кого? — голос телохранителя сделался еще более нервным.

— Всех! Где вы находитесь?

— В торговом центре Галерея, первый этаж. Возле лавки со сладостями.

— Оставайтесь на месте, — Кирилл бросил трубку и обратился уже к Хлебову: — Мне понадобится новый телохранитель.

— Что случилось? — серьезным тоном спросил тот.

— Моя жена пропала!

— Я еду с вами.

22 апреля 2018

14:30

Живая, здоровая и нисколечко не потерявшаяся жена ждала Кирилла на первом этаже торгового центра. Когда он подъехал, она успела умыть Дашу, накричать на Бориса, оттереть пятно на его пиджаке и придумать вполне правдоподобное оправдание случившемуся:

— Кирилл, ты же знаешь, на нулевом этаже связь всегда пропадает. Откуда я знала, что этот дубина не сможет справиться с двухлетним ребенком? Я же ушла совсем ненадолго…

— Тебя не было больше получаса, Кира! — орал он на нее по дороге домой. — Что за дикая безответственность?

— От силы минут двадцать! Разве это причина, чтобы объявлять меня похищенной?

— Пол гребаных часа! — продолжал реветь Кирилл. — Я просил тебя все время быть с Борисом, а не использовать его в качестве няньки!

— Ты же знаешь, как Даша ведет себя в магазинах. С ней невозможно…

— Кира, лучше молчи!

Девушка замолчала, приготовившись к очередному разбору полетов в красках.

23 апреля 2018

10:00

— Дом уже Форт-Нокс напоминает. Зачем было устанавливать камеру в моей спальне? — жалобно спросила Кира у мужа за завтраком.

Тот посмотрел на нее поверх планшета и недобро хмыкнул.

— Раз установили, значит надо. Кроме того, чего тебе стесняться? Ничего интересного там все равно не происходит, — не удержался он от подколки.

Действительно, между ним и женой уже очень давно ничего интересного не происходило. Кирилл прекрасно помнил, как одним жарким сентябрьским днем дал обещание не тащить ее в постель, пока сама не попросит. Помнил причину, побудившую его дать это обещание. Помнил выторгованную за это обещание поездку. Тогда он получил свое сполна. Кира очень старалась вести себя так, как ему хотелось. Пылкой страсти не выказала, но была нежна и мила. Он очень старался отвечать ей тем же. Даже думал, что смог снова добиться ее расположения. Думал до тех пор, пока по приезде девушка не спросила, когда можно переселиться в соседнюю спальню.

Несмотря на сердечную боль и раненое самолюбие, Кирилл сдержал обещание. Не трогал жену даже пальцем, не говоря уже о том, чтобы закрыться с ней в спальне и вытворить что-нибудь из разряда того, что делал с ней раньше. Терпел. Примерно пару месяцев. Пока не почувствовал, что ее страх прошел. Стал больше проводить с ней время, приглашать в кино и на прогулки. Но к желанному итогу не приблизился.

Как-то раз, набравшись храбрости в виде полбутылки виски, он напрямик спросил ее, когда закончится это затянувшееся воздержание. За что был награжден в миг заставившим его протрезветь злобным взглядом и хлопнувшей дверью. Не стоило ей это делать.

Затем наступил период злости и обиды на весь белый свет. В течение нескольких месяцев Кирилл старательно делал жизнь жены как можно более невыносимой. Придирался по пустякам, критиковал, как она одевается, ест, воспитывает дочь. Устал. Да и ни к чему хорошему это не привело. Девушка лишь окончательно от него отдалилась.

В какой-то момент в голову пришла гениальная идея заставить жену ревновать. Завел роман с блистательной моделью нижнего белья, Софией Ноа. Длинноногая брюнетка под метр восемьдесят могла привести в бешенство любую женщину. Кирилл встречался с ней почти открыто. Лез на рожон. Приходил домой под утро, щедро надушенный ее духами, со следами яркой помады на рубашке. Держал телефон на виду. Чего только не делал, лишь бы привлечь внимание Киры. Но если та и ревновала, то скрывала это так тщательно, что умудрилась ни разу себя не выдать.

Через некоторое время Кирилл смирился с тотальным безразличием жены. Сменил бесконечные издевки на показное равнодушие. Даже стал подумывать о разводе. Но из Киры вышла отличная мать. Уже одно это делало девушку слишком ценной, чтобы с ней расстаться.

Надоевшая ему София была брошена и забыта. На ее место пришла Яна Кросова. Девушка была очень похожа на Киру внешне. Те же золотистые кудри, только крашеные. Такого же цвета глаза. Даже рост с фигурой примерно совпадали. Со спины их, пожалуй, и не отличить. Именно это Кириллу нравилось в ней особенно. Яна была на пять лет старше Киры. Опытная в постели и не только. Неудачливая бизнесвумен и профессиональная содержанка. Как раз ее Кирилл совсем не спешил афишировать. Был практически уверен, жена о ней не знает. Может быть, догадывается, что у него кто-то есть, но не более.

Яну он не любил. Лишь использовал для удовлетворения сексуальных потребностей. Но, даже имея постоянный доступ к прекрасному телу любовницы, продолжал мечтать о жене, целомудренно живущей в его доме.

Не одну тысячу раз он жалел, что дал Кире это треклятое обещание. Конечно, тогда он не рассматривал вариант того, что девушка может никогда и не захотеть разделить с ним постель. Кирилл никогда не думал, что его брак может превратиться в чистую фикцию. Да, жена все время на виду. Послушно выполняет все, или почти все, о чем он просит. Завтракает и ужинает вместе с ним. Воспитывает дочь. Но по сути теперь их разделяла такая глубокая пропасть, что края не видно. Единственным связывающим их мостиком была Даша.

Даша росла быстро и шумно. Кареглазая, с густыми кудряшками цвета молочного шоколада, активная и любознательная. Она умудрялась быть в нескольких углах комнаты одновременно. Все время пыталась что-нибудь стащить и попробовать на вкус. Обожала, когда Кирилл носил ее на плечах или подбрасывал к потолку. Он любил ее безмерно и продолжал любить подарившую ее ему женщину. Пусть и странной, какой-то сломанной любовью. Временами мучил ее, мучился сам. Но знал, что без нее не сможет.

Замаячившая над семьей угроза лишь обострила без того сильное чувство к жене.

Кирилл обещал себе, что сделает все от него зависящее, чтобы обезопасить родных. Он позаботится о своих, как делал это всегда. Ведь это самая первая из его обязанностей.

28 апреля 2018

21:00

В гостиной ярко горел свет. Огромная плазма искрилась яркими картинками любимого Дашиного мультфильма про фиксиков. Кира сделала звук на самый минимум.

Даша сидела на устланном между плазмой и диваном пушистом ковре, со счастливым видом возилась с новой пирамидкой. Кира сидела рядом, имитировала активность в игре, параллельно наблюдая то за сидевшим на диване мужем, то за устроившимся в углу комнаты новым телохранителем Яном. Присутствие Яна ее очень нервировало. Тот ходил за ней, как приклеенный. Хотя сменявший его на ночь другой телохранитель нравился ей еще меньше.

Кирилл не испытывал дискомфорта. Как всегда, уткнулся в ноутбук и то ли работал, то ли еще чем занимался. На семью внимания практически не обращал.

Кира подметила, как муж довольно улыбнулся, получив сообщение по скайпу.

«Неужели завел новую любовницу?» — хищно подумала она. Адюльтеры мужа не были для нее секретом. Слишком страстной натурой он обладал, чтобы поститься на голодном пайке. Киру его похождения бесили чрезвычайно. Она даже не знала, что хуже — когда изменяет или когда домогается ее. Но как раз ее он не домогался до обидного давно. Впрочем, что за радость тащить в постель тряпичную куклу, как он назвал ее когда-то. Воспоминания об этом и не только до сих пор ранили.

Ее вообще много что в этом браке бесило и ранило. Бесило, что приходится бесконечно строить из себя послушную девочку, что она полностью от него зависима, что его мнение всегда идет первым. Ранило, что ему ничего не стоит ее обидеть, что так и не понял насколько больно ей сделал той первой изменой, что перешагнул все мыслимые барьеры неоднократно принуждая ее спать с ним, и даже не посчитал это чем-то из ряда вон выходящим. Словно ему глубоко наплевать. Впрочем, так оно скорее всего и было. Одно Кира уяснила точно — против мужа ей не выстоять. Он всегда найдет способ настоять на своем. Выражать свое мнение равносильно бою с разъяренным быком при полном отсутствии оружия или какой-либо защиты.

Кира давно приспособилась. Приспособилась, но не смирилась. Она чувствовала, что этот брак душил ее. Хотела развода, но боялась даже предположить, что муж сделает, если она еще хоть раз об этом заикнется.

Муж снова улыбнулся в монитор и застучал по клавишам.

— Кто пишет? — решила она подпортить ему настроение.

— Да так, отец хохмит, — ответил тот, даже не посмотрев на нее.

«Ну да, конечно, отец! Так я тебе и поверила», — Кира привычно пожелала мужу ранней импотенции и снова посмотрела на Яна. Тот услышал что-то в торчавший из уха наушник и вышел вон.

— Фух, — вздохнула она с облегчением. — Долго это будет продолжаться?

— Что именно? — Кирилл оторвал взор от монитора и посмотрел на жену.

— Это, — Кира указала рукой в направлении вышедшего телохранителя.

— Он тебя напрягает?

Кирилл закрыл ноутбук, отложил его в сторону и спустился на ковер к семье.

— Я удивляюсь, как он тебя не напрягает, — примирительно ответила девушка.

— Кир, так надо. Надеюсь, скоро это все закончится.

— Неужели все так серьезно? Ты правда думаешь, он будет мстить? Может, просто хочет, чтобы ты понервничал?

Некоторое время назад Кирилл кратко рассказал жене об истории с майором Рыковым, умолчав о причинах аварии.

— Вот я и нервничаю, — усмехнулся он, переместился ближе к ней и продолжил: — Только от моих нервов плохо будет в итоге ему, а не мне. Все будет хорошо, не переживай. Как твоя учеба?

«О, это что-то новенькое!» — подумала Кира. Обычно муж совершенно не интересовался ни ее курсами, ни ее жизнью в целом.

4 Мая 2018

15:30

— Честно говоря, я ожидал от вас лучших результатов, — проговорил Кирилл в трубку и выглянул в окно кабинета, посмотреть, как Даша с Кирой играют в саду.

— Я с новостями, — поспешил заверить его Хлебов. — Думаю, наш засланный казачок — это Стахов!

— Бред, зачем ему это нужно? — удивился Кирилл.

— Я копнул вглубь биографии вашего начальника охраны и не без удивления обнаружил, что некоторое время он работал в одном отделе с Рыковым. По словам коллег, они были вполне дружны! Вот и думайте, зачем! Я практически уверен, что записки подкладывал он.

— Ну я этому хряку устрою небо в алмазах… Я его за преследование посажу! Сначала уволю с позором, потом посажу! — зашипел Кирилл злобно.

— Не торопитесь, Кирилл Александрович! — осадил его мужчина. — Невыгодно нам его увольнять! Совсем не выгодно… Кроме того, в записках прямых угроз не содержалось. При условии, что в суде нам поверят, ему смогут предъявить лишь мелкое хулиганство. Это же курам на смех!

— Что же вы предлагаете?

— Предлагаю ждать. Я уже поставил его телефон на прослушку. Думаю, Рыков с ним свяжется. Дальше найти вашего неприятеля будет делом техники.

— А если он не позвонит? — предположил Кирилл.

— Есть у меня чувство, что позвонит обязательно. Тогда Стахову уже не отвертеться. Захочет спасти шкуру, сдаст дружка. Тогда делайте с ним что хотите. Заодно с его слов получим компромат на Рыкова, будет за что прижать.

— Действуйте, — ответил Кирилл и отключился.

Голова вдруг отяжелела. Он отодвинул ноутбук, уперся локтями об стол и накрыл лицо ладонями.

— Что же это делается… Этот Стахов у меня работает уже пять лет! Получается, все это время за мной шпионил. А я ни сном, ни духом, да еще и начальником охраны его сделал!

Кирилл положил голову на стол и легонько постучал лбом по столешнице. Но уместить в сознании только что сообщенную Хлебовым новость так и не удалось. В душу закралось подозрение, что одной доставкой записок Стахов не ограничился. Вполне мог потихоньку сливать данные конкурентам. Мог вообще подложить в кабинете Кирилла бомбу и прости прощай. От такой перспективы по спине пробежал холодок. Надо теперь за ним следить в оба глаза.

— Эх, подержать бы тебя за горло, жирная твоя морда! — проговорил он с сожалением.

— Кирилл, что случилось? С кем ты разговариваешь? — в дверях кабинета стояла Кира.

— Я думал, ты в саду.

Он посмотрел на жену и, наверное, уже в сотый раз за эти две недели представил, что с ней может сотворить Рыков. Представил и тут же затряс головой, отгоняя образ.

— Кир, из дома больше ни ногой, ладно? — попросил он строго.

Девушка глянула на него испуганно и тут же кивнула.

8 мая 2018

21:00

— Ловушка сработала! — радостно сообщил Хлебов по телефону. — Он связался со Стаховым! Честно говоря, я даже слегка разочарован. До этого момента Рыков был крайне осторожен. Но с подельником разоткровенничался, даже обронил в каком городе находится. Впрочем, разговор был достаточно долгий, нам удалось отследить его точное местоположение. Я ожидал от него больше профессионализма, учитывая, сколько мои ребята пытались его засечь. Как-то подозрительно.

— Какая разница, — Кирилл возбужденно затараторил в трубку: — Где он? Немедленно выезжайте туда!

— Проблема в том, что он сейчас в Молдавии, в Кишиневе. Я смогу туда добраться самое быстрое к утру. Если повезет каким-то чудом достать билеты. Праздники на носу.

— Черт, а ведь правда. Сейчас билеты не достать! Ладно, я постараюсь вам помочь. Сколько человек вы берете с собой? — спросил он сыщика.

— Пару верных людей. Если не найдете билеты в течение получаса, мы выезжаем на машине. Но не хотелось бы терять время. Ехать туда самое малое пятнадцать часов. За это время, сами понимаете, может случиться что угодно.

— Я понял, — проговорил Кирилл и отключился.

Следующие полчаса он провел в судорожных поисках билетов на ближайшие рейсы до Кишинева. Впереди замаячила неприятная перспектива того, что Рыкову все же удастся скрыться с горизонта. Позвонит ли он Стахову еще раз, большой вопрос.

На помощь пришел отец, так кстати позвонивший из Москвы справиться о делах.

— Кирюш, что ты мучаешься? Сейчас позвоню Вадику. Он же год назад себе прикупил самолет. Не откажет в услуге! — успокоил он сына.

— Черт, я про него совершенно забыл! Звони!

От сердца немного отлегло. Но не слишком.

Нервное напряжение не отпускало Кирилла с тех пор, как он получил последнюю записку.

«Твое время вышло. Готовься»

Кирилл подготовился, как сумел. Сделал все, чтобы обезопасить семью. Но спокойствия это не прибавило. Скорее даже наоборот. Сам не мог понять, почему ситуация с Рыковым его так пугает. Но подсознательно чувствовал приближение чего-то темного и нехорошего. Плохое предчувствие с удивительным аппетитом грызло душу.

10 мая 2018

07:00

Кирилл с трудом разлепил веки, почти на ощупь нашарил телефон.

— Да, — хриплым голосом произнес он и сел в кровати.

— Это Хлебов, — послышался усталый голос сыщика. — Я вас разбудил? Могу перезвонить позднее.

— Издеваетесь, да? — сон мгновенно слетел, уступая место нервному возбуждению. — Почему так долго не звонили? Я почти всю ночь не спал! Вы его нашли?

— Нашел, — как-то вяло отозвался Хлебов. — Только не совсем в том виде, в котором рассчитывал.

— Не понял, он с вами? — спросил Кирилл.

— Со мной. Только он теперь превратился в груз 200.

— То есть как? — Кирилл нахмурил лоб и потряс головой. — Это вы его?

— Все случилось до нашего появления, — пустился в объяснения Хлебов. — Последние двенадцать часов я провел в полиции. Лучше расскажу все с самого начала. Как мне удалось выяснить, пару дней назад Рыков появился на окраине Кишинева у дальних родственников погибшей жены, Королевых Светланы и Игоря. Пожилая пара много лет не поддерживала связи с умершей племянницей. Поэтому понятия не имели, что с ней случилось. Соответственно пустили Рыкова в дом, разрешили какое-то время пожить. Поверили, что приехал по делам. Это я узнал от соседей. В ночь с восьмого на девятое Игорь Королев ушел на работу в ночную смену. Тогда Рыков решил ограбить родственников. Связал Светлану, бросил ее в подвал и собрал все, что было ценного в доме. Ценного было много, Королевы банкам не доверяли. Держали все накопленное дома в виде золота. Тут бы ему и скрыться, но видимо сволочная натура не позволила. Решил напоследок развлечься любимым способом, стал избивать связанную женщину. Пока он с ней разбирался, неожиданно вернулся Игорь. На работе у него прихватило сердце и коллеги отправили его домой. Почуяв, что в доме творится неладное, Игорь не растерялся. Выхватил из тайника сайгу двенадцатого калибра и спустился в подвал, где во всю развлекался Рыков. Не знаю, как было дело, но местные полицейские обнаружили в подвале трупы Рыкова с Королевым. Светлана находилась в глубоком обмороке. Как позже выяснилось, Королев скончался от сердечного приступа, успев выстрелами снести Рыкову полбашки. Его жена скончалась в больнице, успев подтвердить, что связывал и избивал ее именно Рыков. Появления мужа и стрельбы она не помнила. Видимо, к этому моменту была уже в отключке. Вот такая история.

— Это точно Рыков? — на всякий случай уточнил Кирилл. — Если полчерепа разворотило, как же его опознали? Только со слов умирающей?

— Точно. Пальчики совпали.

— Значит мертв, — подытожил Кирилл.

— Мертвее не бывает! — подтвердил Хлебов.

— Отлично! — не стал он скрывать радости. Затем, немного подумав, попросил: — Проследите, чтобы Королевым устроили достойные похороны. Затраты я вам компенсирую.

Глава № 30 «Ты мне гадость, я тебе тоже»

30 июня 2018

11:00

Церемония вручения дипломов проходила в актовом зале колледжа КИИД. Огромное помещение украсили с помпой. Тут и там стояли композиции из шариков и цветов. Над сценой висел плакат с надписью: «Поздравляем». В зале собрались выпускники, преподаватели, работники кафедр и гости. Каждый счастливец-выпускник под общие аплодисменты по очереди вставал с места и выходил на сцену за вожделенной книжечкой. Проректор с важным видом жал каждому руку, сыпал известными цитатами и напутствовал новое поколение.

Кира сидела рядом с мужем во втором ряду от сцены и ловила каждое слово проректора.

— Успокойся, хватит ерзать. Не пропустят тебя, — он ободряюще сжал ее ледяную руку.

Девушка глянула на него исподлобья. Мертвенно бледная, как раз под цвет платья, со счастливым и одновременно испуганным выражением лица, она напоминала скорее выпускницу средней школы, а не колледжа. Кира прекратила ерзать, и принялась вместо этого отчаянно покусывать нижнюю губу.

— Нет уж, лучше ерзай, а губы оставь в покое, — усмехнулся он.

— Кирилл, — попыталась она его урезонить.

— Молчу-молчу, — ответил он, широко улыбнувшись, и откинулся на спинку стула.

Кира кивнула и снова повернулась к сцене, гадая, зачем вообще муж решил ее сопровождать. Последние полчаса он то и дело подтрунивал над ней, откровенно забавляясь ее нервным состоянием.

Все же стоило отдать ему должное. В последнее время он относился к ней хорошо. Кира никогда не думала, что будет благодарна тому, что еще совсем недавно ее муж был объектом преследования. После того, как ситуация разрешилась, он стал не в пример добрее. Правда, как все завершилось, не рассказал. Хотя Кире было крайне любопытно. Настаивать она, как обычно, не решилась.

Измена в поведении мужа была Кире очень на руку. Мечта окончить колледж осуществилась. Пришло время для новой всячески лелеемой ее сердцем мечты. Она очень хотела поскорее претворить полученные знания в жизнь. Планировала сделать это в дизайнерском отделе фирмы мужа. Кира надеялась, что ей не придется клянчить работу, и муж сам предложит ей вожделенное место. Очень на это рассчитывала, поэтому вела себя с ним словно пионерка, разве что честь не отдавала.

— Иди, — раздался над ухом голос мужа. — Твоя очередь.

Кира тут же вскочила с места и устремилась на сцену.

— Вот и наш золотой запас, — гремел из микрофона довольный голос проректора. — Трубачева Кира Ивановна. Фото ее дипломной работы будет украшать стенд факультета дизайна интерьеров весь следующий год…

Проректор продолжал говорить, но Кира его не слышала. Она повернулась в сторону зала, показывая диплом. Фотограф щелкнул вспышкой. Девушка пошла обратно нетвердой походкой, прижимая к груди драгоценную ношу.

— Я тобой горжусь, — шепнул Кирилл, едва она села на место.

Кира улыбнулась ему абсолютно счастливой улыбкой и снова обратила взгляд на сцену. Церемония длилась еще около часа. Завершилась длинной помпезной речью ректора, пригласившего всех присутствующих отметить радостное событие в местный кафетерий.

Как только официальная часть праздника завершилась, зал заполнился гулом голосов. Студенты как по команде вскочили мест и ринулись друг к другу. Кире тоже хотелось подойти к одногруппникам.

— Пойдем на фуршет? — спросила она, когда Кирилл поднялся с места.

— Давай лучше домой, а? Даша наверняка соскучилась, — бросил он убийственный аргумент. — Да и еда здесь, скорее всего, паршивая. Лучше вечером свожу тебя в ресторан.

На качество еды в кафетерии Кире было глубоко наплевать. Ей важна была компания. Хотелось обсудить с друзьями детали торжества, вспомнить, как готовились к ГОСам, просто поболтать. Но спорить с мужем совсем не хотелось.

«Что ж, ресторан, так ресторан» — подумала Кира и кивнула мужу.

В ресторан они вечером тоже не попали. Кирилл получил срочный звонок из Сочи и спешно выехал на объект, оставив жену праздновать получение диплома в компании дочери.

7 июля 2018

09:00

Солнечные зайчики весело резвились в изысканных гранях хрустальных бокалов, которые Кира выставила на стол к остальным приборам. Девушка придирчиво оглядела столовую, решая, не перестаралась ли с сервировкой.

Сегодня она накрывала стол к завтраку сама, желая произвести впечатление на мужа. Когда-то ему нравилось, если она что-то делала по хозяйству. Впрочем, тогда они обитали не в огромном особняке Трубачевых, а в его личной квартире в центре. Кира скучала по тому месту и царившей в нем атмосфере. Постаралась воссоздать ее здесь и сейчас. Благо свекор по выходным раньше одиннадцати из спальни не показывался.

— Соберись, — отругала она себя.

До того, как Кирилл спустится к завтраку, времени оставалось совсем немного. Девушка похлопала по голове сидевшую на коврике в углу Дашу и отправилась на кухню. Дочка самозабвенно катала по полу паровозик.

— Иди сюда, моя будущая машинистка, — услышала Кира, внося в столовую блюдо с блинчиками.

Даша взвизгнула от восторга, когда Кирилл подбросил ее к потолку, а потом посадил на плечо.

— Доброе утро, — проговорила она и поставила блины на стол, где уже красовались тарталетки с икрой, омлет с грибами, фруктовый салат, графин с апельсиновым соком и большой дымящийся кофейник.

— Я забыл про какой-то праздник? — Кирилл кивнул на стол.

— Нет, нет, — ответила девушка, спешно расправляя складки на подоле платья. — Это просто так, для хорошего настроения.

Здесь она безбожно лукавила. Но со дня вручения диплома прошла уже неделя, а Кирилл о ее будущем трудоустройстве и словом не обмолвился. Впрочем, можно было сделать скидку на его тотальную занятость. Всю неделю он уходил из дома сразу после завтрака и возвращался ближе к полуночи. Поэтому Кира решила подтолкнуть события.

— Присаживайся, — пригласила его она. Вскользь заметила, что муж одет в строгие рубашку и брюки. — Куда-то собираешься? Сегодня же суббота.

— Ммм, как вкусно пахнет, — он повел носом в сторону омлета и протянул дочь жене. — Возьми ее. Да, надо скататься по делам.

Кира взяла Дашу и усадила за детский стульчик, из которого та тут же стала выбираться как могла.

— Солнышко, а я тебе вафельки сделала, — попыталась задобрить вертлявого ребенка Кира. — Ты же любишь вафельки?

Слово-пароль сработало. Даша тут же прекратила дергаться и стала покорно ждать угощение. Кира поставила перед ней тарелку с еще теплыми маленькими вафлями, чашку-непроливайку с соком и тоже села за стол.

Пока она возилась, Кирилл успел съесть большую часть порции омлета и выпить стакан сока.

— Будешь кофе? — спросила она.

— Ага, — кивнул он и придвинул к себе блюдо с тарталетками.

Кира схватила кофейник, решая, как бы половчее начать разговор о работе. Время шло. Пока она силилась выдавить из себя хоть слово, Кирилл успел приговорить большую часть тарталеток, съесть блин и выпить кофе. Впрочем, это заняло у него от силы минут десять.

— Может еще кофе? — предложила она.

— Нет, спасибо, — ответил Кирилл и отодвинул от себя тарелку. — Ты почаще такие завтраки устраивай. Гарантирую, настроение у меня будет отличное. Ладно, мне пора.

— Подожди, я хотела с тобой переговорить, — наконец решилась она.

— Давай, только быстро.

— Кирилл, а вам в дизайнерском новые сотрудники не нужны? — выпалила она скороговоркой.

— Хочешь предложить чью-то кандидатуру? — нахмурился он.

— Да, мою…

Кирилл усмехнулся, посмотрел на нее игриво и ответил:

— Ты, что, работать надумала?

— Почему тебя это удивляет? — спросила она.

Муж посмотрел на нее более внимательно.

— Стой, ты это серьезно? — и, увидев ее кивок, продолжил: — Кир, какая работа, о чем ты? Я тебе мало денег даю?

— Зачем по-твоему я училась?

— Понятия не имею, — он прищурил глаза. — По мне так лучше бы проводила больше времени с дочкой.

— Она и так со мной почти круглосуточно, — ответила Кира погрустневшим голосом.

— Вот и отлично! Если дело в скуке, заведи себе хобби, запишись на фитнес или еще куда вы там, барышни, ходить любите. Я ж не запрещаю, — он развел руками.

— У меня есть хобби.

— В общем так, Кир, в «Полярис» тебя не возьму, извини, — покачал он головой.

— Почему? — спросила она, поджав губы.

— Нужна причина? Хорошо, — вздохнул он. — Мне на работе дизайнеры-дилетанты не нужны.

— Ты же говорил, что тебе понравилась моя дипломная работа! — заметив недовольную гримасу мужа, поспешила продолжить: — Необязательно брать меня дизайнером. Можно помощником, как и раньше. Мне без разницы, наберусь опыта…

— Жена Трубачева работает помощником дизайнера… Может еще устроишься официанткой в нашем буфете? Цирк, да и только! Меня ж коллеги засмеют! В общем так, милая, — резко посерьезнел он. — Эту идею мы хороним раз и навсегда. Все, до вечера.

Он поднялся с места, подошел к Даше, чмокнул ее в усыпанную крошками щеку и ушел. Кира осталась сидеть на месте, пригвождённая его неумолимостью.

— Что же это получается, мнение коллег ему дороже меня? — проговорила она, потихоньку начиная всхлипывать. — Собственно, чему я удивляюсь. Он же равнодушная скотина. Господи, ну почему я такая идиотка… Можно было сразу догадаться, что не возьмет.

Тут что-то увесистое грохнулось об пол. Кира оглянулась и увидела, что Даша уронила чашку-непроливайку. Девочка тут же скорчила обиженную гримасу и приготовилась разреветься.

— Что, щекастик, — обратилась к ней Кира. — День тоже не задался?

Она взяла дочку на руки и принялась вытирать салфеткой ее запачканные щеки. Та пару раз всхлипнула, но получив в руки клубнику, сразу притихла. Кира обняла крошку.

— Неудачница твоя мама, — тихо говорила она с дочкой. — Неужели ты меня такой и запомнишь, а? Скучной домохозяйкой, которую почти не замечают и совершенно не уважают? Хорош пример для ребенка, нечего сказать.

Даша слушала ее с умным видом и продолжала жевать клубнику. Скоро ее желтенький слюнявчик приобрел совершенно новый, креативный окрас. Сладкие капли клубничного сока падали на платье Киры. Но ей было решительно все равно.

— Как мне прекратить быть дилетантом, если он мне даже шанса не дал? — не могла успокоиться Кира.

Дочка посмотрела на нее внимательно, вытащила клубнику изо рта и четко произнесла:

— Да, — это было одно из нескольких слов, которые произносила четко. Даша соглашалась со всеми по поводу и без.

— Да, моя хорошая? — тут же засюсюкала Кира. Когда Даша начинала с ней общаться, ее сердце тут же заполняла такая безотчетная любовь, что на другие чувства места просто не оставалось. Вот и сейчас стоило Даше произнести два коротких звука, как девушка расплылась в широкой улыбке и начала расцеловывать ребенка в щеки. — Ты моя прелесть, моя красавица! А папа у тебя вредный и упертый! Дилетанты ему, видите ли, не нужны. Если ему не нужны, может, кому-нибудь другому пригодятся!

Кира резко выпрямилась и улыбнулась.

— А что, Даш, — проговорила она повеселевшим тоном. — Вот возьму и найду место! Наверняка в Краснодаре немало фирм, где я могу пригодиться. Не нужен мне этот «Полярис»! Только вот папаша твой, наверное, взбесится. Ну а мы ему пока ничего не скажем. Вот найду работу, тогда и скажу. Что он мне сделает? Запрет дома? Его самого тут почти не бывает. Пусть злится на здоровье. Хочу работать и буду. Хоть на что-то я имею право!

— Да, — ответила девочка и заулыбалась.

— Ты моя заечка! Все-то ты понимаешь!

15 августа 2018

17:00

— Куда прешь! — гаркнул мужик деревенского вида из жутко грязной древней «Мазды».

Кирилл приоткрыл окно джипа и крикнул в ответ:

— На светофор посмотри, придурок!

Усталость навалилась на него страшным гнетом. За последнюю пару дней он спал от силы часа три. Провел в Сочи три недели, работая на износ. Дорога домой тоже выдалась нелегкая. Городские власти отчего-то всегда считали лето лучшим временем для начала ремонта дорог у въезда в город. Конечно, когда еще чинить дороги, кроме как в сезон летних отпусков, когда только ленивый не едет на Черноморское побережье. В результате заторы у въезда в город вырастают до таких чудовищных размеров, что московские пробки начинают им завидовать. Вот и сегодня дорога из Сочи до Краснодара заняла у Кирилла добрых десять часов, из которых четыре он провел стоя практически на одном месте.

Добрался до дома голодный и злой.

— Так, сейчас поцелую Дашу, залезу в душ, потом поем и на диван. Нет, лучше сначала поем, потом в душ. Блин, почему нельзя есть в душе… — он невесело усмехнулся и выбрался из машины.

Даже не знал, чего хотелось сильнее. Поесть, подержать на руках дочку или увидеть жену. Он не ждал от встречи с Кирой ничего сверхъестественного. Но хоть парой фраз с ней перекинуться, хоть за руку подержать и то хлеб. Соскучился.

Дом встретил его тишиной, нарушаемой лишь приглушенными звуками из кухни. Кирилл поднялся наверх, заглянул в детскую. Затем проверил гостиную и спальню жены. Убедившись, что семьи нет дома, отправился в ванну.

Контрастный душ немного привел его в чувства. Живот забурлил еще усердней. Кирилл быстро вытерся, натянул майку и джинсы и направился на кухню.

Тетя Маша стояла у плиты и что-то сосредоточенно перемешивала.

— Добрый день! — поздоровался он и направился прямиком к холодильнику.

— Кирилл Александрович, скоро ужин! — пожурила его домработница.

— До ужина не доживу, — ответил он, запихивая в рот найденный в холодильнике блинчик с творогом. Немного подумав, достал весь контейнер и сел вместе с ним за стол прямо на кухне.

— Что же это такое, — возмутилась тетя Маша. — Хоть тарелку возьмите!

— Вы не отвлекайтесь по пустякам, теть Маш! Лучше чаю мне сделайте.

— Озорник, — с притворной строгостью ответила она.

Быстро отставила варево. Забрала у сопротивляющегося Кирилла блины, поставила перед ним тарелку с алым ароматным борщом, добавила сметаны и вручила ложку.

— Спасибо, — Кирилл тут же принялся за еду.

— Так сытнее будет.

— Теть Маш, а Кира не говорила, когда вернется? — спросил он с набитым ртом.

— Обычно возвращается после семи, — ответила та, снова вернувшись к плите.

— Обычно? — насторожился Кирилл.

— Ну да, — невозмутимо ответила домработница. — Садик же до семи. Дашу забирает, потом уже домой.

— Какой такой садик? — Кирилл замер с недонесенной до рта ложкой.

— «Мурзилка», здесь недалеко.

— А сама она где?

— Так она же работает до шести. Пока доберется, пробки все-таки. Иногда раньше приходит. Вы разве не знали?

— Похоже, что я в курсе? — борщ был забыт. Кирилл подскочил с места и навис над домработницей. — Где она работает?

— Кирилл Александрович, вот ей богу, вы бы меньше по командировкам разъезжали! Знали бы тогда, что в вашей семье делается, — зацокала она языком. Затем подошла к холодильнику и взяла сверху какой-то ежедневник. — Сейчас, тут у меня где-то была визитка.

Протянула ему карточку и вернулась на пост у плиты.

«Дизайн интерьеров, фирма «Хоттабыч». Не нужно рвать на себе волосы, лучше приходите к нам!» — гласила надпись на визитке. Дальше шли телефоны, адрес и название сайта.

— Хоттабыч, Хоттабыч, — бубнил Кирилл, силясь вспомнить, откуда знает это название. — Так это ж фирма Воровского. Мы им в прошлом году заказ слили по доброте душевной. Тоже мне, нашла куда устроиться. Фирма ж на ладан дышит!

— Что-что? — спросила тетя Маша.

— Это я так, — отмахнулся Кирилл и глянул на часы. — Полшестого, успею… Заберите Дашу из садика сегодня сами. Все, я ушел.

В крови забурлил адреналин, а руки непроизвольно сжались в кулаки.

«Ну держись, милая. Достанется тебе сегодня по полной программе», — думал он, забираясь в машину.

Джип взвизгнул колесами и повез хозяина обратно в город. Он, не щадя, гнал машину, чудом проскочил все мыслимые пробки. Можно было, конечно, дождаться жену и дома, но уж очень захотелось застать ее на выходе из офиса. Посмотреть в глаза и задать множество вопросов. Во время командировки Кирилл много раз звонил ей. Жена и словом про работу не обмолвилась. Откуда только смелости набралась такое устроить, ведь он ясно дал понять, что об этом думает. Теперь пусть пеняет на себя.

Кирилл подкатил к офисному зданию без пяти шесть. Припарковался в тени дерева на противоположной стороне узкой улицы и стал гипнотизировать входную дверь. Прошло пять минут. Из здания начали выходить служащие. Кира все не появлялась. Прошло еще пять минут. От скуки Кирилл начал разглядывать витрину расположенного на первом этаже здания кафе.

— Что за глупость делать витрину абсолютно прозрачной. Кому охота сидеть за столиком, когда на тебя с улицы смотрят все, кому ни лень… — проговорил он зло и стал рассматривать посетителей кафе.

Вскоре за одним из столиков заметил девушку со знакомыми золотистыми кудрями. Пригляделся. Да, она, сидит и попивает что-то из огромной чашки.

— Стоп, неужели это происходит на самом деле, — зашептал Кирилл, увидев, что за столиком девушка не одна.

Соседом Киры оказался симпатичный блондин в белой рубашке. Явно молодой. Тот активно жестикулировал, а его милая женушка восхищенно наблюдала за каждым движением. Кира поставила чашку на стол. Парень тут же схватил ее за руки и притянул их к губам.

Кирилл зажмурился. Злость растворилась в приступе резкой боли. Словно какой-то тхэквондист только что зарядил ему в солнечное сплетение. Стало трудно дышать. Пульс резко подскочил.

— Ну вот и все, — проговорил он могильным тоном и принялся на ощупь искать телефон.

Глава № 31 «Развод — дело тонкое»

15 августа 2018

18:10

— Кирочка, такие золотые пальчики нужно только целовать! — проговорил Влад, и отпустил руки девушки. — Мне очень понравилось, как ты поправила мой эскиз!

Та поспешно убрала руки под стол, все еще чувствуя на пальцах тепло его губ. Смущенно улыбнулась. Влад продолжил рассказывать про презентацию. Кира зачаровано наблюдала за коллегой. От силы на пару лет старше ее. Подтянутый и мускулистый. С яркими голубыми глазами, пушистыми волосами пшеничного цвета и легкой щетиной, что так шла еще не потерявшему юношеской свежести лицу.

Влад Кире нравился. Нравилось наблюдать, как он улыбается или смеется. Нравилось слышать его голос. Нравились его работы, коими он так любил прихвастнуть в офисе. Он был весел и, по мнению Киры, очень талантлив. Добродушен и внимателен. Наверное, она могла бы в него влюбиться где-нибудь там, в другой жизни. Здесь и сейчас все, что она могла себе позволить — лишь ничего не значившие ласковые взгляды. Еще можно было поговорить, но не больше. Больше она себе никогда не позволит. Ведь она замужем, хоть на работе об этом никому кроме отдела кадров и не рассказывала. Не хотела расспросов о муже.

Она замужем. Как же сильно ей хотелось сбросить с души груз этих слов.

Влад продолжал говорить, а Кира смотрела на него с придыханием. Все же как сильно этот солнечный, по-другому и не скажешь, человек отличается от ее мужа, который и улыбается-то только по праздникам. Да и то чаще всего не ей, а дочери.

Мысли о муже растворили ее улыбку. Интересно, как он там в Сочи. Что-то в последние пару дней совсем не звонил. Кира с ужасом думала о времени, когда он вернется домой, и ее новая трудовая деятельность вскроется. Рисовала в голове множество сценариев, как максимально мягко преподнести ему новость. Впрочем, чего гадать. Выбора у нее все равно нет. Будет как будет.

Кира снова сконцентрировала взгляд на Владе. Его глаза искрились смехом. Все же, у Кирилла глаза красивей. Да и фигура у него лучше. Вот только характер подкачал. Раньше он таким не был. Как же сильно Кира любила его когда-то. Осколки этой любви до сих пор хранились в сердце, хотя и мельчали со временем. Да, где-то глубоко в душе она, несмотря ни на что, все еще хранила свою первую яркую любовь. Но это не мешало ей отчаянно желать свободы.

— Ой, — спохватилась девушка и глянула на часы. — Уже шесть пятнадцать, надо домой.

— Опять убегаешь на самом интересном месте, — вздохнул Влад.

— Подожди, кажется, телефон жужжит, — Кира потянулась к сумке, достала трубку и тихо пробурчала: — Помяни черта…

Затем жестом попросила Влада помолчать и нажала на кнопку вызова.

— Привет, — проговорила она как можно более приветливым тоном.

— Привет, что делаешь? — спросил Кирилл.

Кира замялась. Врать не хотелось.

— Сижу в кафе, — ответила она нейтрально. — Скоро собираюсь домой.

— Нет, лучше сейчас выходи. Мне надоело за тобой через окно наблюдать, — и отключился.

Девушка быстро оглядела улицу и тут же заметила машину мужа. Кровь прилила к щекам, руки затряслись мелкой дрожью.

— Мне пора, — бросила она Владу и устремилась на улицу.

Интересно, в курсе ли он, что она устроилась на работу. Хотя конечно в курсе, иначе не стоял бы сейчас под окнами офиса. Надо было все-таки набраться смелости и рассказать ему все как есть по телефону. Сейчас бы не попала в такую глупую ситуацию. Хотя слушать его ор в трубку тоже удовольствие не из приятных.

Будь ее воля, Кира сейчас не к «Мерседесу» мужа спешила бы, а совершенно в другую сторону. Но знала, что рано или поздно этот момент настанет. Надеялась, что в запасе есть еще хотя бы неделя. Ведь муж должен был вернуться не раньше конца августа.

У машины Кира несколько раз глубоко вздохнула, набираясь храбрости для предстоящей битвы. Заставила себя открыть дверь и медленно забралась внутрь.

— Привет, — проговорила она, оглядывая Кирилла.

Выглядел он неважно. Лицо потерянное, плечи смотрят вниз.

— С тобой все в порядке? — спросила она участливо.

Резкий комментарий заставил ее забыть о беспокойстве за мужа.

— Ты где эти шмотки выдрала? На оптовом рынке, что ли?

Кира нервным движением поправила воротник простой белой блузы. Посмотрела на свои черные брючки. Да, совсем недорогие. Но ей хотелось слиться с коллективом. В «Хоттабыче» никто не носил брендовой одежды.

Ему-то какая разница.

Девушка поджала губы, но на обидную реплику не ответила.

— Скажи, пожалуйста, — начал он непривычно спокойным тоном. — Ты не слышала, когда я тебе запрещал на работу устраиваться?

Кира вспыхнула. Началось.

— Вообще-то ты не запрещал, — выдавила она из себя, и продолжила смелее: — Ты только сказал, что не возьмешь меня в «Полярис».

— Идиотку из себя не корчи, — продолжил он также спокойно. — Ты прекрасно поняла, что я имел в виду.

— Кирилл, я хотела работать. Сама нашла место. Что в этом плохого? Это нормально!

— А без разрешения отца отправлять в садик двухлетнего ребенка тоже нормально?

— Я устроила ее в ясельную группу. Это отличный частный садик, — начала она оправдываться. — Там замечательные воспитатели, и территория для прогулок будь здоров, даже бассейн есть. Ей там нравится!

— Ага. Чудно. А что это за белобрысый юнец, с которым ты сидела?

— Это просто коллега, — Кира опустила взгляд в пол.

— Просто коллега? А этот коллега знает, что ты замужем? — спросил он с издевкой. — Смотри на меня, когда я с тобой разговариваю. Чего молчишь? Вижу, обручальное кольцо ты больше не носишь.

Кира оглянулась на мужа. Где-то в глубине души заплескалось чувство вины, но гнев его быстро вытеснил. В конце концов, Кирилл сам виноват, что ей пришлось искать место в другой фирме. Ему ничего не стоило устроить ее к себе. А выпить кофе с коллегой законом не запрещается. Глаза ее наполнились опасной злостью.

— Я хочу развода! — выпалила она неожиданно для самой себя.

Кирилл молчал примерно минуту. Лицо его то краснело, то серело. Из груди вырывалось напряженное дыхание.

— Это из-за него? — спросил он наконец.

— Он тут вообще ни при чем. Я хочу развода уже очень давно, — решила она быть честной до конца.

— Почему? — поинтересовался он, сузив глаза.

— Разве причина не очевидна? — возмутилась она. — Мы уже очень давно чужие люди. Ты живешь как хочешь. Все время где-то разъезжаешь. Разговариваешь со мной раз в несколько дней. Я уже не говорю об интимной жизни.

— И чья это вина? — спросил он как-то отрешенно.

— Просто дай мне развод, а? — взмолилась она, не желая вступать в заведомо бесполезную дискуссию.

— Хорошо, — он пожал плечами. — Ты свободна.

— Так просто? — Кира уставилась на мужа округлившимися глазами.

Она ожидала чего угодно. Запретов, ядовитых упреков, ругани, криков, возможно даже оплеухи. Но не простого согласия.

— Раз ты этого хочешь, — он пожал плечами.

— Так для всех будет лучше, — затараторила она возбужденно. — Пока не найду жилье, мы с Дашей поживем в отеле. Ты не волнуйся, ты сможешь ее видеть, когда пожелаешь. Я сейчас заберу ее из садика и…

— Стоп, а Даша тут при чем? Кстати, пока ты тут рассиживалась, ее уже забрали, — прошипел он, пригвоздив ее к месту злобным взглядом. — Неужели ты думаешь, я отдам тебе ребенка?!

— То есть как? — Кира нервно сглотнула. — Я же ее мать. Ты не можешь ее у меня отнять! Я пойду в суд!

— Развлекайся как хочешь, мне без разницы, — надменно усмехнулся он. — Если думаешь, что сможешь вернуть ее через суд, то ты еще большая идиотка, чем кажешься! Дашу я тебе не отдам! Нечего ей скитаться с мамашей, у которой соображалка как у курицы и соответствующая зарплата. А если надеялась жить на мои алименты, спешу тебя расстроить. Ни рубля не получишь. Будешь настаивать, из города выживу, поняла?

— Не надо меня пугать! — закричала она звенящим от возмущения голосом. — Я больше не сопливая девятнадцатилетняя девчонка, что по глупости вышла за тебя замуж. Я хорошая мать и самостоятельная взрослая женщина! И работа у меня нормальная!

— Взрослая, говоришь? Самостоятельная? Еще и с работой? — губы его скривились в совсем не доброй ухмылке. — Посиди, помолчи, взрослая женщина.

Он достал телефон, немного покопался, нашел нужный номер и нажал кнопку вызова.

— Воровский? Привет, это Трубачев. Узнал? Отлично.

Сообразив, с кем именно разговаривает муж, Кира попыталась вырвать телефон у него из рук. За что была совсем не деликатно отброшена обратно на место.

Кирилл зажал рукой телефон и шепнул ей злобно:

— Еще раз дернешься, приложу тебя лицом о парприз, поняла? — и уже в трубку продолжил: — Помнится мне должок за тобой еще с прошлого года. В курсе, да? Да не нужны мне твои клиенты. Расслабься, вопрос кадровый. К тебе тут недавно девочка устроилась, Кира Трубачева. Жена, жена. Уволишь ее завтра? Без проблем? Ну супер, спасибо за понимание. Должок тебе прощаю, бывай.

Кира сидела на месте ни жива, ни мертва. Лицо побледнело, как полотно. Губы затряслись, а глаза подернулись дымкой готовых вырваться наружу слез.

— Откуда ты знаешь нашего директора? — тихо прошептала она.

— Кир, я в этом бизнесе всех знаю. Ну что, все еще чувствуешь себя взрослой и самостоятельной? — продолжил издеваться он.

— Зачем ты это сделал? — спросила она, еле сдерживая слезы. — Мне больше не найти такой работы.

— Конечно, не найти. Тебе вообще в дизайнерском бизнесе теперь работать не светит. Хочешь совет? Попробуй устроиться в Макдоналдс, может, возьмут. Дочку тебе не отдам.

— Кирилл, пожалуйста, не забирай ее у меня! Ты же дома бываешь раз в три дня, а о ней нужно заботиться! Кто ее будет кормить, одевать, за режимом следить, спать укладывать? Ты же ничего не знаешь! — кричала Кира в полном отчаянии.

— Как-нибудь справлюсь. Ключи давай! — рявкнул он.

Девушка застыла, вцепившись в сумочку. Муж отобрал ее у Киры, немного покопался, достал ключи, отсоединил те, что были от ее машины и бросил ей на колени вместе с сумкой.

— «Ниссан» можешь оставить себе, — смилостивился он. — Как устроишься, скинь адрес, пришлю вещи. Все, свободна.

Он не обратил ни малейшего внимания на струившиеся по ее щекам слезы, открыл дверь с ее стороны и рукой показал на выход.

— Кирилл, пожалуйста, не делай этого! — очнулась она от ступора. — Я не смогу без нее… Пожалуйста…

— Раньше надо было думать, — безапелляционно проговорил он. — Иди!

Кира не двинулась с места. Лишь смотрела в его искаженное злобой лицо и не верила, что это происходит с ней на самом деле.

— Мне, что, тебя силой выталкивать? — рявкнул он. Потом схватил ее за плечо и неслабо пихнул в сторону выхода.

Ей ничего не оставалось, как подчиниться. Дверь за ней мгновенно захлопнулась. Через пару секунд джип мужа рванул с места и исчез за поворотом.

Ноги ее подкашивались. Кира еле добрела до припаркованного за углом белого «Ниссан Жук», забралась внутрь и разрыдалась в голос.

15 августа 2018

19:15

Кирилл подъехал к некогда любимому бару, что находился неподалеку от офиса «Полярис». Бар пустовал. Лишь одинокая парочка миловалась в самом углу просторного, отделанного в черно-белые тона помещения.

Кирилл с ненавистью посмотрел на обнимающихся ребят и устроился за барной стойкой. Поймал взглядом бармена, сделал знак налить ему виски, сразу выпил и попросил еще.

В голове царил полнейший хаос.

«Как, ну как, черт возьми, я это допустил?! — ругал он себя. — Интересно, она с ним уже спит или только собирается? Господи, ну почему же так больно-то… Дочку ей, ага, как же! Чтоб у меня от семьи вообще один шиш с маслом остался?!»

Хотя, дочку ей возможно придётся отдать. Не сейчас, конечно. Пусть немного помучается. Но ребенок не должен страдать потому, что мама папу не любит. Больно признавать, но Кира права. Он действительно до обидного мало знает о своем ребенке. Как-то так изначально повелось, что Кира заботилась обо всем, что касалось Даши. На его долю доставалась лишь финансовая часть ответственности и редкие проведенные с малышкой часы.

Теперь же не будет и этого. Он не сможет целовать ребенка по утрам. Не увидит ее вечером. Можно, конечно, брать ее по выходным. Но безумный график работы не позволит делать это часто. Киру он теперь вообще практически не будет видеть. Мимолетные встречи во время передачи ребенка — вот единственное время, которое ему будет с ней отпущено. Возможно, скоро она сойдется со своим белобрысым или заведет другого. Влюбится, снова выйдет замуж, родит еще детей.

Лицо Кирилла буквально позеленело от отвращения. Думать о будущем стало невыносимо.

— Привет! — хлопнул его по плечу Натан. — Еду домой, смотрю, твоя машина. Ты что тут делаешь?

Кирилл посмотрел на друга остекленевшим взглядом и ничего не ответил.

— Эй, дружище, сколько ты выпил?

— Не знаю, — честно ответил Кирилл.

Натан нахмурился и сел рядом. Попросил у бармена стакан сока, сделал знак не мешать разговору, и повернулся к Кириллу.

— Рассказывай, — потребовал он.

— Кира хочет развода, — коротко ответил тот.

— С чего это она? — воскликнул Натан, ошалев, затем на тон тише продолжил: — Всегда ж вроде была тихая, послушная.

— Эта тихая и послушная, пока я был в Сочи, не сказав ни слова, устроилась на работу и завела себе там кренделя, — прошипел Кирилл, сжимая в руке стопку с недопитым виски.

— Что за девки пошли, — зло прошипел он в такт другу. — Что ни красавица, то блядь откровенная. Ежов вон тоже разводится. По той же причине. Хотя он, конечно, и сам не без греха. Рассказывай, как узнал.

Кирилл горько вздохнул и стал вводить друга в курс дела:

— … а он ей руки начинает целовать. Думал, так в машине и загнусь от сердечного приступа, — закончил он повествование.

— Подожди, это все? — изумленно спросил Натан. Затем покачал головой и развел руками. — Дружище, я девушкам тоже руки целую и довольно часто. Это совсем не значит, что я с ними сплю. Она это как-то объяснила? Может, все невинно!

— Ага, — фыркнул Кирилл. — Объяснила… просьбой о разводе.

— Слушай, ну это бред! Она ж его знает от силы пару недель, так? — и, дождавшись кивка, продолжил: — А с тобой она уже черти сколько. Думаешь, стала бы разрушать семью ради мимолетной интрижки? Должно быть что-то еще! Думай!

— Что тут думать? Не любит она меня. Все просто.

— Ага, раньше как мартовская кошка за тобой бегала. Дочку родила. Жила с тобой сколько, а сейчас вдруг не любит? — возмутился Натан.

— Ты всего не знаешь. У нас давно не все гладко, — ответил Кирилл нехотя.

— А у кого гладко? — развел руками друг. — Покажи мне такую пару, и я скажу, что они врут. Выясни, трахается ли она с тем блондином. Если нет, бери в оборот и возвращай в лоно семьи. Подари ей что-нибудь, свози на острова. Что мне тебя учить, что ли? Ты же ее любишь, вижу.

— Вряд ли у меня получится, после того, что я сегодня сделал, — Кирилл с отвращением покачал головой.

— Что ты сделал? — нахмурил брови Натан.

— Давай не будем об этом. Лучше расскажи, как прошла новая презентация. А то я ни сном, ни духом.

Натан заказал две порции закусок и завел длинный рассказ о том, как ему удалось очаровать совсем безнадежных клиентов.

Кирилл делал вид, что слушает, а сам мгновенно погрузился в себя.

«Все же надо было ее брать в «Полярис», — думал он, наблюдая за активно жестикулирующим другом. — Но откуда я знал, что она осмелится такой фортель выкинуть. Все бы ничего, если бы не этот крендель. Хотя может Натан и прав, и крендель совсем ни при чем. Она тоже так сказала. Но ведь раньше ее все устраивало! Может, действительно попытаться ее вернуть? Надавить как-нибудь… Нет, ну это бред. Ну сломаю ее в очередной раз, ну вернется. Дальше что? Жить как на пороховой бочке и ждать, когда снова потребует развода? Нет, я так больше не могу».

Кирилл механически впихивал в себя салат, а голова по-прежнему шла кругом.

Давно нужно было с ней как-нибудь помириться. Но ведь он пытался это сделать не один десяток раз. Все без толку. Разве что танцы с бубнами вокруг нее не устраивал.

Признаться, думал, ей и так неплохо. Живет себе тихонечко, улыбается ему миленько, вся такая послушная. И не догадывался, что она давно подумывает о разводе. Ведь заикалась об этом когда-то, но Кирилл думал, что это было сказано сгоряча. Тогда он не придал значения ее словам. Хотя, конечно, сам дурак. Мог бы и догадаться, что молодая кровь рано или поздно взыграет, и Кира посмотрит на сторону. Секс у них в последний раз был еще при царе Горохе.

Тоска все больнее сжимала сердце. Конца мучениям не предвиделось.

— Москва, вызывает Кремль! — неожиданно громко проговорил Натан. — Ты вообще хоть что-то из моего рассказа услышал?

— Знаешь, мне, наверное, лучше домой. Голова разболелась, — ответил Кирилл и потянулся в карман за ключами.

— Э, нет, друг сердечный. Ключи на базу! В таком виде ты за руль не сядешь! — пробасил Натан.

— Я трезвый, — отмахнулся Кирилл. — Не хочу оставлять здесь машину.

— Даже не думай. Давай ключи, я тебя отвезу, потом вернусь за своей тачкой.

Натан кинул на стойку пару купюр и пошел к выходу.

До дома добрались в полдесятого. Натан проводил Кирилла до второго этажа и не без удивления отметил, что тот и не думает отправляться в спальню.

— Ложился бы ты лучше баиньки, — напутствовал он друга. — Утро вечера мудренее. Я ж тебя знаю! Просидишь тут до утренних петухов. Завтра с клиентами встречаться. Или не поедешь?

— Ага, если я не поеду, отец в больницу с инфарктом ляжет. Они ж нам могут принести полугодовую выручку, — безрадостно ответил он, заходя в кабинет.

— Значит иди спать, — настаивал Натан.

— Не усну, — бросил Кирилл и направился прямиком к барному шкафу.

— Ну ее, эту машину, — пожал плечами друг. — Составлю тебе компанию.

Кирилл кивнул, схватил с полки первую попавшуюся бутылку и направился к столику возле дивана. Натан задержался у бара, разглядывая вереницу бутылок самых разных мастей.

— Вижу, коллекция пополнилась… — восхитился он. — Чего только нет. Ба, да у тебя тут «Dalmore "Ceti"» тридцатилетней выдержки! Выпьем красавицу?

— Давай, звони… — бубнил Кирилл себе под нос.

— Что ты там делаешь? — спросил Натан, заметив, что друг застыл у экрана камеры возле домофона, что располагался у двери в кабинет. — Кто-то пришел?

Подошел посмотреть сам. Изображение шло с камеры у ворот. Яркий уличный фонарь освещал застывшую у калитки худенькую фигурку девушки. Та стояла в нерешительности и гипнотизировала дверной звонок.

— Звони, черт тебя дери! — выкрикнул Кирилл и с размаху хлопнул ладонью о стену.

— Распитие «Dalmore» отменяется? — спросил Натан скорее утвердительно. — Пойду-ка я. Кирилл?

— Что? — тот нехотя повернулся к нему.

— Не веди себя с ней, как придурок, ладно?

— Постараюсь, — ответил он грустно, — лучше выйди через черный вход.

Глава № 32 «Переговоры о мире»

15 августа 2018

21:40

Украшенный бежевым лаком пальчик лишь на миг задержался на кнопке дверного звонка. Кира отдернула руку так быстро, словно ее ударило током.

— Господи, что же я делаю, — прошептала она, по-прежнему не сводя глаз с калитки.

Кира чувствовала, если войдет в эту дверь, то муж автоматически получит все бразды правления над ее никчемной жизнью. Даже больше, она лично ему эти бразды правления вручит. Мечты о работе придется забыть. Кроме того, он наверняка захочет отомстить ей за сегодняшний день. Способ, который он выберет, ей вряд ли понравится.

Но что остается, если Кирилл уже забрал у нее самое дорогое. Она не могла оставить дочь. Если, чтобы вернуть возможность ее воспитывать, Кире придется молить его, чтобы принял обратно, она это сделает. Она пойдет на все, лишь бы не разлучаться с ребенком.

Кира зажмурилась, представив, как муж будет плеваться ядом. Вполне возможно, выгонит ее, даже не выслушав. Малодушно подумала, вдруг не услышал звонка. Еще не поздно сесть в машину и укатить, куда глаза глядят. Может, все же лучше в суд?

— Ты сюда пришла постоять у калитки? — ожил динамик домофона.

15 августа 2018

21:42

— Кирилл, впусти меня, пожалуйста, — попросила она.

— Иди, открыто. Я в кабинете.

Стоило ему услышать голос жены, как в висках застучало. Сердце буквально выпрыгивало из груди. Хотелось подбежать к ней, смять в объятьях и никогда больше не отпускать. Но Кирилл сдержался, заставил себя ждать ее наверху. Плеснул в бокал виски, придал лицу невозмутимое выражение и сел на диван.

Дверь в кабинет распахнулась. Девушка медленно прошла в комнату. Кирилл пристально ее оглядел. Глаза лихорадочно блестят. Тушь размазалась по щекам. Губы искусаны. Кудри растрепаны. Впрочем, скорее всего, он и сам сейчас выглядит отвратительно.

— Садись, раз пришла, — он указал на место рядом с собой.

Кира тихонько подошла и опустилась на самый краешек диванной подушки.

— Где Даша? — спросила она.

— Я отправил ее на пару дней к дяде Артуру.

— Ты давно пьешь виски? — спросила она, покосившись на бутылку.

— Я трезвый, если ты об этом. Хочешь?

Кира кивнула, и получила в руки до половины наполненный пахучей жидкостью бокал. Отхлебнула, сморщилась, затем сразу сделала второй глоток, выпив чуть ли не две трети порции.

— Полегче, — предупредил он.

— Кирилл, — начала она. — Мы можем забыть мою выходку и продолжать жить, как жили? Я больше не буду проситься на работу. Я сделаю все, что ты скажешь. Пожалуйста…

Он захлебнулся виски и громко закашлявшись. Отставил напиток подальше, внимательно посмотрел на девушку и произнес:

— Вообще-то я думал, ты пришла поговорить о Даше.

— Разве это не связано с ней напрямую? — Кира тоже отставила бокал.

Лицо ее было несчастней некуда. Кирилл понял, что сейчас может требовать от нее чего угодно. Вот он, его шанс. Теперь он может оставить Киру себе. Все снова станет, как раньше. Только проблема в том, что как раньше ему не нужно. Кира уже очень давно не была его. Шантажировать ее ребенком не хотелось.

— Дочь — твой единственный мотив остаться со мной? — спросил он наконец.

Кира кивнула и сразу сжалась в ожидании реакции. Кивок вызвал в нем бурю самых разных далеко не приятных эмоций, но Кирилл сдержался, не стал вымещать злость на жене. Все-таки придется отдать ей ребенка. Однако прежде чем он ей об этом скажет, не мешало бы выяснить кое-что еще.

— Ты с ним спала? — резко пробасил он.

— Нет, — замотала головой девушка. — Пожалуйста, поверь, я бы никогда этого не сделала.

— Я тебе верю, — ответил он и одарил ее задумчивым взглядом.

— Так мне можно вернуться? Можно, чтобы все было как раньше? — с надеждой спросила она.

Он выдержал новую паузу и ответил нехотя:

— Нет, Кир. Как раньше продолжаться не может. Да стой ты, не реви! Хоть дослушай! — попытался он ее образумить.

Но куда там. Слезы градом заструились по ее щекам.

— Ты ужасный, жестокий, — в истерике кричала она. — Я тебя ненавижу! Как я вообще могла тебя любить. У тебя же души нет!

Она бросилась на него с кулаками. Кирилл без труда перехватил ее руки, сгреб их в свою ладонь и усадил девушку к себе на колени.

— Так! Ты сейчас успокоишься, — зашипел он ей на ухо, — или я тебя успокою! Выбирай.

— Здесь парприза нет, об стол меня лицом припечатаешь? — она заревела пуще прежнего.

Кирилл прижал к себе ее извивающееся тело, и сам не осознавая, что делает, начал гладить по голове. Девушка не затихала, продолжала крутиться ужом у него на коленях, стремясь ударить его какой-нибудь частью своего тела.

— Ненавижу! — кричала она.

Он прижал ее к себе плотнее и, повинуясь внезапному порыву, стал целовать ее макушку, зареванные щеки, лоб. Когда почувствовал, что она перестала барахтаться, осмелел. Чмокнул в уголок рта, в нижнюю губу. А потом накрыл ее рот своим в отчаянном, грубом поцелуе. Не встретил ни малейшего сопротивления. Более того, девушка застыла, словно оглушенная, и потянулась к нему.

Он отпустил ее руки, и тут же почувствовал, как они обвились вокруг его шеи.

— Да неужели, — только и смог он вымолвить и снова впился в нее губами.

Она что-то постанывала, тянулась к нему, теребила его волосы, прижималась грудью. И казалось, готова была стерпеть весь натиск его страстных желаний.

Недолго думая, Кирилл уволок ее в спальню. И там началось настоящее безумие. Разодранная в клочья одежда полетела на пол. Кирилл обрушил на жену все накопившееся возбуждение разом. Целовал до крови на губах, сжимал в руках так крепко, словно от этого зависела его жизнь. Входил в нее резко и глубоко, чуть не теряя сознание от удовольствия.

— Не будет развода, слышишь? Не будет! — рычал он, вдавливая ее в матрац.

Он не выпускал ее из рук около двух часов. Вытворял с ней все, что так давно хотелось, пока не почувствовал, что Кира буквально засыпает в его руках.

Когда все было кончено, он устроил ее головку у себя на груди и прошептал в ухо:

— Люблю тебя, девочка.

Не знал, услышала ли или уже спит. Не важно. Главное, что она рядом, такая родная и милая. Пусть не любит в ответ, но когда-то любила. Сама призналась. Раз любила, может, полюбит вновь. Уж он постарается, создаст все условия. Он должен попытаться еще раз. Тем более что теперь запрет на тело снят. В кровати он ее быстро к себе приручит. Пусть в этот раз полного удовольствия подарить ей не смог, как ни старался. Это поправимо. Сегодня эмоции, стресс, обиды. Завтра все будет по-другому.

«Ну а что, лучше было позволить ей уйти? — успокаивал он себя. — Да я в первую очередь ей сделал бы хуже. Ведь ее в жизни никто не будет любить так, как я. У нее здесь есть все, что нужно для счастливой жизни. А чего нет, появится. И почему я вообще должен отдавать жену какому-то сопливому юнцу. Она моя и мне самому нужна».

16 августа 2018

08:15

Он повернулся налево и увидел лежавшую на соседней подушке белокурую головку. Кира сжалась калачиком под одеялом и сладко посапывала. Яркий солнечный свет играл в ее кудрях, делая похожей на ангела. Кирилл придвинулся к ней. Оголил кусочек спины и прошелся губами по плечу. Девушка что-то промурлыкала.

— Спи, спи милая, — проговорил он ласково и вернул одеяло на место. Затем глянул на часы. — Черт, у меня ж клиенты в девять.

Проклиная все будильники на свете, бросился в ванную.

Быстро выкупался, побрился, и вышел в надежде, что жена уже проснулась. Спальня оказалась пуста.

— Шустрая, — проговорил он разочарованно и стал собираться в офис.

На все про все у него ушло минут двадцать. Кирилл запихнул ключи в кейс и уже было собрался на выход, но остановился.

— Пять минут роли не сыграют, — убедил он себя и направился в спальню жены.

Из ее ванной комнаты доносился звук льющейся воды. Кирилл постучался. Звук воды тут же смолк. Кира открыла дверь. Она успела завернуться в розовый шелковый халатик и держала в руках расческу.

— Ты уже оделся? — удивилась она.

— Привет, моя хорошая, — поздоровался он и наклонился поцеловать ее в щеку.

Девушка позволила себя чмокнуть и посмотрела на него исподлобья.

— Что за грозный вид? — спросил он. — Как ты себя чувствуешь?

Она мгновенно смутилась.

— Нормально.

— Кир, мне сейчас очень некогда, но я не хотел уходить, не поговорив.

— О чем? — спросила она, насторожившись.

— Я вчера не шутил, когда сказал, что как раньше продолжаться не может.

— Ты опять? — проговорила она дрогнувшим голосом, и вцепилась в расческу так, что костяшки пальцев побелели.

— Котенок, послушай, — он приблизился к ней и ласково обнял. — Я очень не хочу развода. Не хочу, чтобы ты об этом даже думала. Давай постараемся забыть прошлые обиды и наладить отношения. Пожалуйста, дай мне шанс все исправить. Ну, посмотри на меня.

Кирилл приподнял ее лицо за подбородок и на секунду прислонился к ее губам своими. Кира смотрела на него совершенно обалдевшим взглядом.

— Ты это серьезно? — спросила она вдруг.

— Еще как! — он снова поцеловал ее. — Скажи мне да. Ну?

— Да, — прошептала она одними губами.

— Вот и славно, — он еще раз крепко прижал ее к себе и отпустил. — Ты пока отдохни, поспи, хочешь на массаж сходи. А вечером…

— С моими синяками только на массаж… — протянула она, вздохнув.

— Какими синяками? Покажи! — потребовал он.

Не дождавшись разрешения, стянул с нее халат. Девушка и охнуть не успела, как оказалась в одних трусиках. Он опустился на колено и стал разглядывать ее со спины.

— Ничего себе! Это все я?

Кирилл не верящими глазами уставился на дело своих рук. Точнее пальцев. Темно-синие отпечатки виднелись и на ягодицах, и на бедрах. Даже на ребрах было несколько отметин. Хотя те и были значительно более блеклыми, чем на попке.

— Тебе больно? — спросил он, аккуратно дотронувшись до ягодиц.

— Ну как тебе сказать… Ой, Кирилл, что ты делаешь? — взвизгнула она, почувствовав его губы на собственной филейной части.

— Прости, я очень постараюсь больше не ставить тебе синяков, — он поднялся с колена и замер, наткнувшись взглядом на ее голую грудь.

Девушка тут же схватила халатик и завернулась.

Когда божественное ведение в виде белых грудок и розовых сосков скрылось, Кирилл отмер.

— Я вчера много чего наговорил и сделал, — проговорил он хрипло. — Но ты должна меня понять. Я был очень обижен. Давай оставим все в прошлом, ладно?

— Хорошо, — немного подумав, ответила она и попыталась пошутить: — Если дашь торжественную клятву, что больше не будешь угрожать расправой моему лицу. Оно знаешь ли, для ударов о всякие там парпризы не предназначено.

Получилось не смешно. Кирилл смерил ее серьезным взглядом и спросил:

— Ты же знаешь, что я никогда не подниму на тебя руку? Бояться тебе нечего и хватит об этом. Так сегодня останешься дома?

— Мне бы забрать документы из «Хоттабыча», — протянула Кира неохотно и как-то опасливо.

— Я сам заберу.

Девушка кивнула.

— Ты вроде говорил, что опаздываешь, — напомнила ему она.

Кирилл глянул на часы и чертыхнулся:

— Гадство! Ладно, милая, до вечера. Будь умницей.

Он быстро чмокнул жену в щеку, стиснул в объятьях и ушел.

«Как-то она очень быстро на все согласилась», — думал он, заводя машину.

Кирилл вырулил на улицу и увидел брошенную у ворот машину жены. Вскользь осмотрел ее белый «Ниссан», и нога сама со всей силы надавила на тормоз. Он сдал назад. Нет, не ошибся. Еще совсем недавно новенькая, сверкающая заводским лаком машина теперь представляла собой плачевное зрелище. Передний бампер улыбался вмятиной на боку. Правое крыло помято, а фара скалилась осколками разбитого стекла.

Кирилл зло прищурился. Времени на детальный осмотр не было. Стрелка часов неуклонно двигалась к девяти. Кире он позвонил уже по дороге в офис.

— Зайка моя, ты во что, мать твою, вчера врезалась? — рявкнул он на ее робкое алло. — Я у тебя к чертям отберу права и заставлю заново ходить на курсы! Шумахер блин!

Глава № 33 «Полцарства за оргазм»

16 августа 2018

16:00

Блестящая серебром продолговатая коробка чинно лежала на столе. Кира могла поклясться, что, когда уходила принимать ванну, этой коробки в спальне не было. Она осмотрела подарок с разных сторон, и заметила прикрепленную к банту карточку.

«Моей жене».

— Краткость — с.т., не иначе, — пробормотала она, заглянула под крышку и невольно охнула.

Внутренности коробки переливались разными оттенками бирюзового шелка. Кира взяла платье в руки. Полосы тончайшего и нежнейшего материала были сшиты в форме платья тюльпана с короткими рукавами и v-образным вырезом. Лиф украшала причудливая россыпь камней насыщенного синего цвета.

На дне коробки виднелось что-то еще. Кира взяла в руки глянцевую книжицу и прочитала название: «Бутик Ангел. Платье Амелетта. Паспорт».

— Зачем бы им понадобилось делать паспорт для платья?

Девушка пролистнула пару страниц с описанием модели. Потом ее взгляд наткнулся на следующее:

«Для украшения лифа использовано:

Сапфиры: Вес — 1,75 Ct. Форма — капля. Цвет — синий. Чистота — VVS1 Количество: 10 шт.

Сапфиры: Вес — 0,5 Ct. Форма — круг. Цвет — синий. Чистота — VVS1 Количество: 12 шт.

Сапфиры: Вес — 0,04 Ct. Форма — круг. Цвет — синий. Чистота — VVS1 Количество: 18 шт.»

— Ничего себе, так это не стразы!

Девушка примерила платье. Село, как влитое. Оттенок ткани и блеск камней подчеркнули голубизну ее глаз и белизну кожи. Кира сняла цепочку и серьги. Никаких дополнительных украшений наряд не требовал. В недрах гардеробной отыскались босоножки нужного цвета.

Она покрутилась у зеркала пару минут, а затем ее одолело любопытство. С чего это вдруг муж решил побаловать ее таким подарком. Конечно, Кира и сама могла купить себе все, что приглянется. Он всегда был щедрым. Но подарков в последнее время практически не делал. Никаких. Даже на ее день рожденья.

Кира схватила телефон и набрала номер мужа.

— Привет, — ответил он почти сразу.

— Кирилл, я тут у себя в спальне нашла одну коробку… — пробормотала она нерешительно. — А это точно мне?

Он закашлялся, затем озабоченным тоном произнес:

— Золотко, у меня другой жены нет. Только ты…

Тут Кира поняла, что сморозила глупость.

— А что за повод? — постаралась она сменить тему.

— Хочу, чтобы ты надела это платье вечером. Сегодня ведем в ресторан клиентов вместе с директорским составом «Поляриса». Все будут с женами. Я решил, что могу и свою прихватить. Ты как? Не против?

— Конечно, — быстро ответила она.

— Отлично. Заеду за тобой в семь, — и отключился.

Кира присела на диван и обалдело уставилась на замолчавшую трубку.

— Вот это да… — только и смогла она вымолвить.

За последний год они вместе, кроме вручения диплома, никуда дальше гостиной не ходили. А тут ужин в ресторане, еще и с коллегами.

Поди пойми этих мужчин. Сначала не замечает ее месяцами. Проводит почти все время в разъездах. При этом ведет себя как доморощенный диктатор. В сторону ее спальни даже не смотрит. Потом удивляется, чего это вдруг Кира хочет развода. Приходит от этого в ярость, грозит отнять ребенка, лишает ее любимой работы, забирает ключи от дома. Затем чуть не съедает в постели. На утро ведет себя как влюбленный кот, а уже через пять минут орет на нее из-за разбитой машины.

Может и хорошо, что у мужа временное помешательство. Иначе она так легко за вчерашнее не отделалась бы. Секс, пусть местами и очень грубый, Кира вполне в состоянии вытерпеть. Да и не так уж сильно он орал за машину. Больше о ней беспокоился.

«Может, он действительно хочет наладить отношения?» — гадала она, нервно поглаживая бархатную обивку дивана.

Признаться, сегодня утром Кира ему совершенно не поверила. В любом случае вряд ли его запала хватит надолго. Сводит ее в ресторан. Может, на выходных какую-нибудь культурную программу придумает. Переспит с ней еще пару раз. В конце концов, все вернется на круги своя. Через некоторое время он снова будет видеть в Кире лишь приложение к Даше. Что, в общем-то, Киру вполне устраивает. Главное, она сможет быть рядом с дочкой.

Ничего налаживать в этом браке Кира не хотела. Она давно поставила на муже жирный крест, как на человеке, любить которого больно и опасно. Но если он хочет побыть хорошим и попытаться что-то там наладить, она ему подыграет. Ей не сложно.

18 августа 2018

18:00

Запах жарящегося на гриле шашлыка весело летал по заднему двору, щекоча ноздри разновозрастным гостям, что собрались сегодня у Трубачевых в честь дня рождения Кирилла. Идея с пикником пришла в голову Александру Демьяновичу. Уж очень ему хотелось поразить ростовских клиентов кубанским гостеприимством.

Кирилл предпочел бы отметить свое тридцати четырёхлетие в компании жены и ребенка где-нибудь на морском побережье. Но если в этом мире и был человек упрямей его, так только отец. Александр Демьянович всегда знал на что надавить, чтобы получить желаемое.

Во дворе собралось не меньше тридцати человек. Часть из них составляли клиенты с женами. Часть друзья Кирилла, опять же с женами. Даже детей захватили. Те резвились в детской части бассейна, окруженные стайкой болтливых нянечек. Гости разбились по кучкам и потихоньку подъедали закуски с расставленных по периметру дома столов, запивая их алкоголем.

Только верный и добрый друг Натан как всегда пришел один-одинешенек.

— Ты чего опаздываешь? — Кирилл поприветствовал друга крепким рукопожатием.

— Поздравляю, именинник, — протянул тот и вручил ему хрустящий пакет с чем-то булькающим. — Это тебе пополнение в коллекцию односолодовых. Надеюсь, оценишь.

— Спасибо, — Кирилл улыбнулся и поставил пакет на стол, где уже громоздилось немало коробок и свертков. Затем повел друга к столу с закусками, вручил тарелочку канапе и бокал виски со льдом.

— Я опоздал по уважительной причине. Честно говоря, не мог оторвать взгляда от одной красавицы…

— Блондинка? Брюнетка? — усмехнулся Кирилл и прихватил второй бокал для себя.

— Не угадал! Серебристая бестия! — Натан цокнул языком.

— Ты познакомился с какой-то неформалкой? — спросил он, сделав маленький глоток горячительного. — Привел бы посмотреть, повеселил бы душу.

— Она здесь, у ворот, — ответил тот с улыбкой и, перехватив настороженный взгляд друга, уточнил: — Я вообще-то имел ввиду «Тесла модель С». Зачетный электромобильчик! Я такие, честно говоря, только на картинках видел. Стоит, наверное… Как моя зарплата за три года!

— Хватит на зарплату жаловаться, — осадил его Кирилл. — Каждому бы такую.

— Я не жалуюсь! — быстро поправился Натан. — Чья машинка, знаешь? Прокатиться бы.

— Приходи завтра и катайся. Это я заказал для Киры. Сегодня утром пригнали.

— Ничего себе! Я представляю, что она тебе устроила за такой подарок! Или еще не устроила? Ночи ждет? — Натан с усмешкой похлопал друга по плечу.

— Она в нее даже не села, — Кирилл резко погрустнел и принялся крутить бокал в руках. — Так, посмотрела вскользь и спросила, почему не хочу чинить ее «жук». Представь!

— Дался ей этот «жук», когда предлагают такую лялю! Вот бабы! — воскликнул Натан. — Она поди понятия не имеет, что за тачку ты ей купил.

Кирилл огляделся на остальных гостей. Убедившись, что никто не подслушивает, продолжил:

— Да, женушка моя разбирается в машинах как свинья в апельсинах. Прогадал я с подарком.

— Задабриваешь ее? Ну и как, действует? — полюбопытствовал Натан.

— Как тебе сказать, — Кирилл кисло усмехнулся. — В глаза улыбается, что-то там щебечет. Но вижу, что закрывается от меня.

«И в постели одно расстройство», — добавил он уже про себя.

— Ну, Москва не сразу строилась. Может, не тем задабриваешь? Свозил бы ее куда, что ли.

— Не могу сейчас, ты же знаешь, — отмахнулся Кирилл. — Ростовчане проторчат здесь еще месяц.

— Да, ситуация… Кстати, — деловито заметил Натан. — Она ж вроде у тебя на работу рвется? Отчего не возьмешь ее в «Полярис»?

— Я не хочу, чтобы она работала, — отрезал он.

— Дело хозяйское, — пожал плечами друг. — Действительно, зачем ей заниматься интересным делом под твоим присмотром. Пусть лучше скучает дома и думает, где б еще найти приключений на свою пятую точку…

— Слушай, хватит лезть не в свои дела! — возмутился Кирилл и осекся, нарвавшись на красноречивый взгляд друга.

Он проследил за взглядом Натана и увидел семенившую к ним Киру. Легкий теплый ветер шевелил подол ее желтого, словно солнце, платья.

— Натан, привет! — поздоровалась она, улыбнувшись. — Все готово, можно садиться за стол.

— Отлично! От запаха шашлыка уже с ума схожу, — Натан отставил тарелку с закусками и двинулся к собиравшимся в центре двора гостям.

Кирилл собрался за ним, но почувствовал, как в его локоть вцепились пальцы жены.

— Ты чего? Пойдем.

— Кирюш, можно тебя на секундочку, — нежно проговорила она и поманила его за собой.

Ласковый тон подействовал на него не хуже, чем флейта на дрессированную кобру. Он быстро нагнал ее по дороге в дом и взял под руку.

— Что-то случилось? — спросил он, когда они зашли внутрь.

Как только дверь закрылась, Кира прислонилась спиной к стене и зашептала, не отпуская руку мужа:

— Кирюш, я весь вечер чувствую себя идиоткой. Жены твоих друзей только и делают, что обсуждают мою новую машину и костерят своих мужей за жадность. Она, что, такая дорогая?

— Кир, может тебе еще чек показать? С каких это пор ты интересуешься ценой моих подарков? — удивился он. — Тебе нужна была машина. Я тебе ее купил. Все.

— Но ведь можно было просто починить «жук». Она намного дороже? — не унималась девушка.

— Солнце, если так интересно, погугли, — но, заметив ее укоризненный взгляд, все же ответил: — Ну, примерно, как твой «жук», помноженный раз на семь.

— Что? — глаза девушки округлились.

— Кир, я вполне могу себе это позволить, — заверил он ее.

— Я ж к ней даже прикоснуться теперь буду бояться, не то что ездить!

— Не говори ерунды. Хочешь, покатаемся вместе. Покажу, на что способна машина. Осмелеешь, попробуешь сама. Но предупреждаю, если разобьешь и эту, куплю тебе жигули. Будешь на них Дашу из садика забирать, — усмехнулся он.

— До садика недалеко и пешком, — после заминки ответила девушка. — Да и прав ты, рановато ей еще в садик. Наверное, заберу ее, пусть еще годик побудет дома.

Кирилл задумчиво провел пальцами по ее плечу, затем обхватил руками за талию и внимательно посмотрел в глаза.

— Что, работать уже передумала? — проговорил он неожиданно. Почувствовал, как тело жены напряглось, и продолжил: — Хочешь, возьму тебя в «Полярис».

Кира растеряно захлопала ресницами.

— Ты же говорил, что тебе дилетанты не нужны! — вдруг выпалила она.

— Дилетанты нет. Ты да.

Он наклонился и поцеловал ее в щеку. Тут же почувствовал, как ее руки сомкнулись на его шее.

— Кирюш, ты не пожалеешь! — зашептала она и стала осыпать поцелуями его шею и лицо. — Хороший мой, спасибо!

Пока жена прижималась к нему теплыми губами, Кирилл боялся даже пошевелиться. Длилось это недолго, от силы минуту. Но за эту минуту что-то внутри его сломалось. Словно исчез какой-то барьер.

За те годы, что они были вместе, его отношение к Кире претерпело множество разных изменений. Но он всегда знал, что любит ее, очень любит. Думал, что любить ее сильнее просто не сможет. До этого момента. То, что он испытал сейчас, иначе как щенячьим обожанием и не назовешь. Что там «Тесла», он мир готов положить к ее ногам, лишь бы так же крепко обнимала его, смотрела с восхищением, тянулась с поцелуями.

— А ты не передумаешь? — спросила она, отстранившись.

— Не передумаю.

23 августа 2018

23:40

Хлопнула дверь ванной. Клацнул выключатель. Спальня погрузилась в ночной полумрак. Через пару секунд Кира почувствовала, как соседняя половина кровати просела под тяжестью мужа, а укрывавшее ее одеяло оказалось отброшено. Еще влажные после душа руки супруга оказались на ее плечах. Он потянул ее к себе. Прижался грудью и провел губами по ее шее.

«Господи, неужели опять», — подумала она.

Еще одного любовного поединка она просто не выдержит. В последнее время Кирилл словно задался целью попробовать с ней каждую новую позу, что приходила в его развратную голову. Чуть ли не в дугу ее скручивал. Мышцы ее ныли от обилия непривычных активностей.

— Кир, хорош притворяться, что спишь. Я видел, что ты открывала глаза.

«Ох, какой зрячий!» — ругнулась она про себя и повернулась к мужу.

Он перекатился на спину, устроил ее сверху и стал легонько поглаживать.

— Золотко, можно тебя спросить? — проговорил он задумчиво.

— О чем? — уточнила она, положив голову ему на плечо.

— Когда ты уже промурлычешь мою любимую песенку? Что тебе мешает?

— Ммм, отсутствие слуха? — ответила она шутливо. — Ты про что?

— Я про то, как замечательно ты постанываешь, когда кончаешь. Я эту песенку хочу услышать!

Кира неосознанно попыталась от него отодвинуться. Но крепкие руки надежно фиксировали ее на месте.

— Даже не вздумай дергаться, не пущу, — проговорил он твердо. — Думаешь, я не заметил, что за последнее время ты так ни разу и не кончила? Я что-то делаю не так?

«Да, спишь с другими девками!» — захотелось ей закричать.

Что она могла с собой поделать, если каждый раз, как он тащил ее под себя, на себя, ставил на колени, садил на стол, зажимал у стены и так далее, она тут же представляла, как он проделывал это с другими. Возбуждение сразу улетучивалось, а сам процесс соития превращался в нечто механическое и рутинное.

Были и приятные моменты. Кирилл — умелый любовник. Он часто доставлял ей немало удовольствия, лаская ее губами и руками. Иногда ей даже казалось, что заветная развязка совсем рядом. Но даже в такие моменты в ее голову обязательно приходил какой-нибудь особенно мерзкий образ мужа с кем-то еще. И все враз исчезало.

«Я ненавижу тебя за то, что ты мне изменяешь!» — кричало ее внутреннее я.

Но не может же она сказать такое мужчине, от которого напрямую зависит все ее существование. Не дай бог еще из дома выкинет.

«Мне будет проще, если ты пообещаешь, что впредь будешь верен!»

Нет, это она ему тоже сказать не может. Вряд ли это входит в его планы.

«В конце концов, ему-то какая разница? Неужели ранила его мужское тщеславие?» — пронеслось у нее в голове.

— Кир, я долго буду ждать ответа? — спросил он раздраженно.

Она уперлась руками ему в грудь и ласково проговорила:

— Кирилл, у нас у девочек все устроено немного сложнее, чем у вас, и…

— Солнце, я прекрасно знаю, как у девочек все устроено, — перебил он ее.

— Мне просто нужно больше времени, чтобы заново к тебе привыкнуть, — постаралась она его успокоить.

— Хорошо, Кир. Я дам тебе время, — он стащил ее с себя, устроил рядом и обнял. — Все, спи.

31 августа 2018

16:00

— Кирочка, ты прямо-таки украшаешь наш скромный конференц-зал! — похвалил ее Натан.

Зардевшись от смущения, девушка положила на стол принесенные папки.

— Натан, ты такой милый, — и обратилась к мужу: — Кирилл, здесь все, что ты просил по проекту «Зертег». Электронный вариант эскизов тебе ребята скинули. Хочешь, пока клиенты не пришли, могу еще принести образцы текстур?

— Не надо, — он смерил недовольным взглядом ее короткое черное платье в стиле «Коко Шанель», и резко произнес: — Почему документы носишь ты, а не стажеры, которым за это платят?

— Они тебя боятся, — сказала она шутливо и скрылась за дверью, оставив его с Натаном вдвоем.

— Девушка-то цветет! — подметил Натан и потянулся к папкам.

— Хорош подкатывать к моей жене, — буркнул Кирилл и полез в сумку за ноутбуком.

— Прям уж и комплемент не скажи. Ты чего такой грозный? Не выспался?

Кирилл сделал вид, что не расслышал ремарку друга и стал проверять почту. Эскизы действительно были на месте. Он быстро скачал их на рабочий стол, пролистал. Потом глянул на друга поверх экрана.

— Слушай, Натан, ты ж у нас известный ходок. Тебе когда-нибудь попадалась девушка, которую ты бы не смог, так сказать, раскусить… Ну ты понимаешь, о чем я.

Тот нахмурился и спросил серьезно:

— У тебя какая-то проблема? Или ты так, в общем интересуешься?

Кирилл вздохнул, помолчал минутку, но потом все же решился:

— У меня такое чувство, что Кира в последнее время со мной не любовью занимается, а отрабатывает трудовую повинность. Ничего не могу с этим сделать.

— К каждой девушке свой подход, — пожал плечами Натан. — Неужели ты ее за столько лет так и не раскусил, как ты выражаешься?

— Раньше такой проблемы не было.

— Практика, практика и еще раз практика, друг мой! Или на худой конец напои! Здесь, конечно возможны разные варианты развития событий…

— Иди ты подальше со своими шуточками!

12 сентября 2018

11:00

Офис дизайнерского отдела гудел привычными звуками. Повсюду слышалось клацанье ноготков о клавиатуру. Кто-то разговаривал по телефону, кто-то наматывал круги возле кофеварки. Кира же забаррикадировалась в своем закутке. Разложила на столе кучу папок и эскизов, изображая страшную занятость.

Руки ее теребили какую-то смету. Глаза блуждали по строкам. Но вместо букв и цифр Кира видела лишь пустоту.

«Глупая, глупая девчонка! Неужели ты и правда поверила, что Кирилл может измениться, — ругала она себя. — Эгоистичный кобель!»

Впрочем, Кирилл еще долго продержался. Девушка думала, что примерного поведения мужа хватит максимум на неделю. Поначалу мечтала, чтобы он скорее оставил ее в покое. Но он упорно не давал ей прохода. Окутал вниманием и заботой. Позволил осуществиться ее мечте. Целовал, обнимал, каждый день говорил кучу нежностей. Его щедрость вообще превысила все мыслимые лимиты. Кире стало очень уютно с ним жить. Впервые за долгое время она чувствовала себя почти счастливой.

Но все хорошее быстро заканчивается. Муж начал потихоньку отдаляться, как делал это, когда она еще была беременна Дашей. Тогда она была еще наивна, даже мысли не могла допустить, что у него кто-то есть. Теперь же, наученная горьким опытом, девушка знала к чему все идет.

Не прошло и месяца, как ее желание исполнилось — он оставил ее в покое. Снова стал пропадать по вечерам. Куда-то исчезли ласковые слова и нежные взгляды. Он больше не звонил по несколько раз на дню. Постельные подвиги тоже закончились. Он не прикасался к ней уже почти неделю.

Сегодня Кира наплевала на все правила. Уличила момент, пока Кирилл был в душе и залезла в его телефон. В сообщениях не было ничего интересного. Тогда она заглянула в папку с фото. Там было множество снимков ее и Даши, рабочие объекты, природа. Кира даже почти успокоилась, пока не наткнулась на несколько фотографий какой-то жутко похожей на нее блондинки. Фото были весьма откровенными. И все встало на свои места.

Каких же трудов ей стоило не зашвырнуть в мужа увесистый кофейник за завтраком. Кира призвала на помощь все свое хладнокровие, чтобы вести себя сегодня как обычно.

Теперь и к гадалке ходить не нужно, чтобы представить, какая у нее будет жизнь. Кирилл снова будет от нее гулять, лишит ее ласки. Вместо приятных разговоров начнет отдавать ей лишь короткие команды. Ей придется слушаться, как дрессированной собачке в цирке. Его отец снова на нее ополчится. Ведь он свято верит, что во всех размолвках с мужем виновата лишь она. Кира все это уже проходила.

«Что мне делать? Снова просить развода? Нет уж, спасибо. Плавали, знаем, какие там акулы», — сокрушалась она. Уйти от него она не может. Но и возвращаться к жалкому существованию в его тени тоже.

Пальцы ее смяли несчастную смету. Кира отшвырнула бумажку. На глаза навернулись слезы.

— Я ничем не хуже той блондинки, — бубнила она себе под нос.

Она не отдаст Кирилла без боя.

«Соберись, тряпка! — напутствовала она себя. — Ты сейчас пойдешь в «Дикую Орхидею», накупишь белья посексуальней. Потом пойдешь в салон, приведешь себя в порядок. И вечером устроишь ему такой секс, что он о той блондинке и думать забудет!»

Кира встала, схватила сумку, и, забыв даже выключить компьютер, направилась к выходу.

12 сентября 2018

23:00

Она мерила шагами спальню, то и дело поглядывая в окно. Чересчур долгое ожидание ее изводило. Наконец она увидела, как его машина заезжает во двор. Фары его похожего на корабль внедорожника сложно спутать с чем-то еще. В глубине дома раздался звук отпираемой двери. На лестнице послышались тяжелые шаги. Затем хлопнула дверь в его спальню.

Кира подошла к зеркалу. Поправила туго затянутый красный кружевной корсет. Капнула сладкими духами в ложбинку между грудями. Критически осмотрела свою попку в тонких как паутинка трусиках. Взбила крупные волны мягких кудрей. Еще немного покрутилась у зеркала, потом все же надела шелковый халат в тон.

Она выбралась в коридор и подошла к двери в спальню мужа. Прислушалась, но ничего кроме доносившегося из ванной звука бегущей воды не услышала. Пробралась в комнату и на цыпочках подошла к ванной. Дверь оказалась открытой. В дверном проеме она увидела, как Кирилл стоит возле умывальника и чистит зубы.

Он был практически обнажен, если не считать полотенца на бедрах. Когда муж был без одежды, он напоминал ей скорее римского гладиатора, нежели современного бизнесмена. Прорезавший щеку шрам лишь добавлял сходства с историческим героем. Кира любила смотреть на его широкую спину, невольно восхищалась красотой его мускулистых рук и груди. По ее мнению, идеальней мужчины не существовало в природе. Конечно, если говорить только о внешности. Характер мужа она с удовольствием удалила бы из уравнения. Именно удалила, потому что исправить его вряд ли возможно. Но, к сожалению, тело идет только в комплекте с его сущностью. Хочет она этого или нет, ей придется ладить с этой самой сущностью.

Он отложил щетку, стал умываться. Кира решила, что дальше прятаться глупо и тихонько подобралась к нему сзади. Хотела обнять и поцеловать в спину, но не успела. Видимо, он почувствовал какое-то движение сзади. Резко развернулся и врезался локтем ей в лицо.

Кира весила сорок восемь килограмм. А вес ее мужа при росте в два метра. и крепком телосложении переваливал за сто. Поэтому в общем-то не очень сильный удар локтем моментально снес ее в сторону. Девушка пребольно стукнулась ребрами о стоявший неподалеку шкафчик и скатилась на пол.

— Ой, — выкрикнула она, распластавшись на холодном кафеле.

— Кира, твою мать! Ты какого черта так подкрадываешься? — взревел он, увидев, что натворил. Потом быстро опустился к ней на пол. — Куда попал? Покажи!

Девушка неловко села и стала ощупывать лицо. Левая скула горела огнем.

— Девочка, ну как же так! — он убрал ее руки и повернул лицо к свету. — Прямо на глазах краснеет, давай под холодную воду.

Он подхватил ее под руки и потащил к ванной. Включил кран, обнял девушку пониже груди и заставил наклонить голову под струю ледяной воды.

— Кирилл, волосы! — только и успела она вымолвить.

Он собрал ее волосы в руку и чуть сильнее наклонил ее голову к крану.

— Подумаешь, намочились немножко. Держи щеку под водой, — напутствовал он ее, чуть сильнее обняв за ребра.

— Отпусти меня, — жалобно простонала она. — Больно!

— Где больно? — он сразу выпустил ее из рук.

Кира набрала в ладони воды, умыла лицо и выпрямилась.

— Я о шкафчик стукнулась.

— Покажи! — потребовал он.

Кира развязала пояс и скинула халат на пол. Потом повернулась к мужу спиной и попросила:

— Тут завязочки, поможешь?

— Что ты вообще надела, — возмутился он. — Так, завязочки вижу.

Он попытался дернуть за видневшуюся у края ленточку. В результате затянул узел еще туже.

— Придумают всякую ерунду!

С этими словами он запустил пальцы под края корсета и потянул в разные стороны. Кружево моментально треснуло.

— Кирилл, что ты делаешь? — закричала она.

— Стой, не дергайся! — пригрозил он, разорвал корсет до конца и отбросил в сторону. — Показывай!

— Вот, — Кира дотронулась рукой до правого бока, где виднелся красный ушиб.

Кирилл опустился перед ней на колени и стал ощупывать место.

— Так, сейчас повезу тебя в травмпункт, — проговорил он озабочено.

— Не надо! — запротестовала Кира.

— Сильно болит?

— Когда не давишь, не очень.

Кирилл кивнул, еще раз ощупал бок жены и встал.

— Вроде не так плохо, — и снова внимательно осмотрел ее лицо. — Давай, лед принесу?

Получив кивок, схватил с вешалки халат и отправился на кухню.

Кира подошла к зеркалу у раковины и осмотрела боевые потери. Скула уже наливалась бардовым цветом. Косметика размазалась, а тщательно уложенные волосы теперь торчали в разные стороны мокрыми прядями. Такой неземной красотой соблазнишь разве что огородное пугало. Кира оглянулась на лежавший на полу разодранный корсет.

— Почему я такая неудачница…

Ей вдруг стало себя так жалко, что на глаза навернулись слезы. Продолжая всхлипывать, она стала смывать остатки косметики. Пока она умывалась, Кирилл вернулся с наполненным льдом пакетом.

— Ты что, плачешь? — спросил он участливо. — Я просто медведь неуклюжий! Ну прости, виноват!

— Ты же не специально, — проговорила она и потянулась за полотенцем.

— Пойдем, приложу тебе лед.

Он устроил ее у себя на кровати и аккуратно поместил на скулу пакет со льдом.

— Вот это синячище наливается, — сокрушался он, наблюдая, как Кира то убирает, то опять прикладывает к ушибу лед. — Подумают, что я тебя избиваю.

— Да брось ты, — постаралась она его успокоить. — С кем не бывает! Случайность и все. Не болит уже почти. Но на работу не пойду, пока не сойдет, ладно?

— Конечно.

Через пятнадцать минут Кира решила, что с нее достаточно ледяных процедур и попыталась встать.

— Я пойду? — спросила она, убирая лед.

— Может, останешься? — предложил Кирилл и, перехватив ее удивленный взгляд, продолжил: — Просто поспим вместе.

— Хорошо.

Кирилл выключил свет и вернулся в кровать.

— Так не больно? — спросил он, поудобней устраивая ее в кольце своих рук. — Я по тебе очень соскучился.

— Правда? — удивилась Кира.

— Конечно правда! Знаю, я был не особо внимателен в последние дни. На работе сейчас такой завал… Эти ростовчане мне весь мозг съели маленькой ложечкой. Должны были подписать контракт еще на той неделе, а они все торгуются. Как на базаре, ей богу, — жаловался он.

— Так ты поэтому ходишь такой злой и отрешенный? — решилась она спросить.

— Поэтому тоже. А еще меня дико бесит, что моя красавица-жена меня не хочет, — признался он.

Кира вздрогнула и посмотрела на него испугано.

— С чего ты это взял?

— Не надо, не отнекивайся, — попросил он ее. — Мне не двадцать, и даже не тридцать. Я знаю, когда женщине со мной нравится, а когда нет. Я понимаю, ты в этом не виновата. Ты просила дать тебе время. И я дам тебе столько времени, сколько ты хочешь. Но и ты постарайся меня понять. Это меня гложет.

— Я не знала, что ты переживаешь, — виновато проговорила она.

— Конечно я переживаю. Но после всего, что было, тебе, наверное, очень сложно со мной жить. Знаешь, когда я увидел в окно, как этот блондин тебе руки целует, думал так там и загнусь от сердечного приступа. Мне было так невероятно хреново, что даже описать не могу. А когда ты попросила развода, думал, вообще с ума сойду. Я, наверное, только тогда понял, как больно тебе было узнать, что я спал с Ангелиной. Но я тебе обещаю, что больше никогда ничего подобного не сделаю!

Кира слушала его, затаив дыхание. Слушала и с трудом верила тому, что слышит. Он давно не был с ней настолько откровенен. И, сам того не подозревая, сказал именно то, что она так хотела услышать. Наверное, она была к нему слишком строга. Выдумала себе невесть что. В конце концов, фото блондинки в его телефоне могли быть и старыми. Он действительно пытается сохранить брак. Значит, она ему не безразлична. Осознание этого наполнило ее сердце теплом и нежностью. Ей нестерпимо захотелось ласки.

— Кирилл, давай займемся любовью, — попросила она его.

— Я не для того тебе все это сказал. Ты не обязана сейчас…

— Пожалуйста, возьми меня! — перебила она его.

Муж выпустил ее из объятий и лег сверху.

— Бок еще болит?

— Нет, — проговорила она, обнимая его за шею.

— Я очень нежно, — пообещал он.

Не обманул. Он долго ласкал ее, шептал на ухо всякие глупости. Когда приступил к делу, Кира была уже настолько возбуждена, что приняла его с нескрываемой радостью. Сам процесс длился не слишком долго. Но ей и не нужно было долго. Своим признанием он подарил ей надежду, склеил сердце. А с целым сердцем любить в сто раз приятней. Кира в этом очень скоро убедилась. Волны забытого удовольствия накрыли ее с головой еще до того, как он излил в нее свое семя.

— Это что только что было? — спросил он требовательно. — Я с тобой прошел за этот месяц чуть ли не пол-Камасутры, и ноль реакции. А тут всего пятнадцать минут подо мной, и запела! Так и знал, что тебя надо было хорошенько стукнуть!

Часть восьмая

Глава № 34 «В погоне за отцовством»

23 сентября 2018

19:00

— Да постой же на месте минутку! Дай хоть курточку застегну! — уговаривал дочь Кирилл.

Даша его не слушала. Она юлой выскользнула из его рук и стала наматывать круги по прихожей загородного дома семьи Мухамеджан.

— Хосю исе беситься! Хосю исе беситься! — кричала девочка сквозь смех.

— Вы что мне с ребенком сделали? — Кирилл укоризненно посмотрел на стоявшего рядом дядю.

Артур Арсенович вяло улыбнулся.

— Поиграли в догонялки, никак успокоиться не может. Ты же знаешь свою дочь, у нее моторчик в одном месте. Совсем меня загоняла. Где Кира? С чего это ты решил сам малютку забрать?

— Приболела немного, отдыхает, — ответил Кирилл и все-таки умудрился схватить убегающую дочь за капюшон. — Иди сюда, разбойница!

— Оставили бы Дашу погостить еще пару дней? Вдруг заразится? — забеспокоился мужчина.

— Подобные недомогания ей еще лет десять не светят, — усмехнулся Кирилл. — У Киры просто регулы болезненные.

Пока он объяснялся с дядей, Даша умудрилась выскользнуть из куртки и с радостным визгом убежала подальше от любимого папочки.

— Господи, егоза, как же Кира с тобой справляется?! — вздохнул он и принялся догонять дочь.

— Отлично справляется. Твоя жена прирожденная мамочка, — заметил дядя Артур. — Кстати, тебе бы не повредило проводить с дочерью больше времени.

— Я бы с удовольствием. Но ты же знаешь, в каком ритме мы с отцом живем. Кто-то должен зарабатывать деньги.

Кириллу наконец удалось поймать дочь и даже запихнуть обратно в куртку. С ботинками дело пошло проще.

— Чтобы вот этой вот милой егозе, — проговорил он, целуя дочь в щеку, — жилось сладко и вольготно.

Девочка взвизгнула от удовольствия, оказавшись у отца на плечах, и обняла его за голову. Кирилл обхватил ее маленькие ножки и поднялся.

— Пойдем, провожу, — предложил дядя Артур и отправился с ними к припаркованному во дворе «Мерседесу».

Когда они подошли к машине, Кирилл посадил дочь в детское кресло, и та тут же начала хныкать. Даша не любила, когда ограничивали ее свободу.

— Хватит кукситься. Приедем домой, и я буду весь вечер играть с тобой в индейцев, обещаю, — Кирилл захлопнул дверь пассажирского сидения и повернулся к дяде. — Кстати, как твое давление?

— Все в норме, Кирюш, не переживай, — успокоил племянника он. — Кстати, вы там не надумали пополнять семейство? Уж больно хорошо у вас это получилось в первый раз.

— Издеваешься, да? — улыбка сбежала с лица Кирилла. — Да мне вообще просто невероятно повезло, что сумел сделать жене хоть одного ребенка! Ты же знаешь, какая это для меня больная тема. Зачем сыпешь соль на рану?

— Успокойся, — постарался урезонить его дядя. — Как ты сам имел счастье убедиться, твой случай не безнадежный. Я бы даже сказал рядовой. К тому же, сейчас выпускают отличное новое средство, которое вполне может помочь увеличить шансы на зачатие. Вы предохраняетесь?

— А в этом есть смысл? — кисло усмехнулся Кирилл.

— Раз не предохраняетесь, значит, подсознательно ты хочешь ребенка, Кирюш, — убеждал его дядя.

— Да я-то не против, а очень даже за. Но ты пойми, не могу я проходить через это снова. Ну скажу я Кире, что хочу попытаться еще раз. Она будет ждать, надеяться, нервничать. А результата может и не быть.

— Племянничек, зачем вообще что-то говорить жене? Ей ведь лечения не требуется. Приходи завтра в клинику, поговорим детально. Может, через время сыночка родите. Вот будет радость! Ну, придешь?

— Сыночка, говоришь? — Кирилл задумчиво посмотрел на дядю, а затем ответил: — Знаешь, а приду!

31 декабря 2018

19:30

Телефон завибрировал пришедшим от жены смс:

«Ты мне нужен, спускайся быстрее!»

Кирилл улыбнулся. Все-таки чертовски приятно быть ей нужным.

Он положил во внутренний карман пиджака серебристую коробочку и поспешил вон из спальни. В холле слышались голоса семьи Арутюнян. Отец уже вышел к ним.

— Кирюша, с наступающим! — бросилась обнимать его тетя Вероника.

Арутюнян захватили с собой гостивших у них племянников: близнецов-разбойников одного с Дашей возраста. Позже должен был появиться Натан с новой подругой.

Пока обнимались и обменивались поздравлениями, в холл вбежала дочка, а за ней и Кира в коротком кокетливом платье с открытыми плечами. Завидев близнецов, Даша радостно взвизгнула, схватила того, что стоят ближе, за руку и потянула за собой:

— Посли елку смотлеть!

Детей как ветром сдуло. Тетя с дядей покачали головами и вместе с Александром Демьяновичем направились следом. Кирилл тоже собрался гостиную, но жена его удержала.

— Пойдем со мной! — попросила она и потянула его в сторону гостевых спален, что располагались на первом этаже.

Кирилл подчинился, снедаемый любопытством.

— Солнце, все хорошо? — спросил он, когда девушка буквально втащила его в одну из спален и заперла дверь.

— Конечно, — прочирикала она и направилась к шкафу, бросив на ходу: — Раздевайся.

Брови Кирилла поползли в верх. Похоже, его милашка соскучилась. Впрочем, не удивительно, ведь он вернулся из очередной командировки лишь вчера вечером. И вместе за эти сутки они были не больше пары часов, что Кира щедро уделила ему по приезде. Сегодня же он вообще видел ее только за завтраком. Бегала целый день по дому на пару с тетей Машей и горничными, готовясь к празднику.

Ну что же, он совсем не против утолить ее тоску по ласке. Гости подождут.

Кирилл быстро стянул пиджак и немного удивился, когда жена достала из шкафа вешалку.

— Давай, — она потянулась за пиджаком. — Уберу в шкаф, чтобы не помялся.

Кирилл усмехнулся, протянул ей пиджак и стал расстегивать пуговицы на рубашке, параллельно рассматривая платье жены на предмет наличия молнии. Некоторое время назад после очередного испорченного наряда Кира строго-настрого запретила ему рвать ее вещи. Теперь он старался быть аккуратным.

Заметив, что он делает, девушка деловито его оглядела.

— Рубашку можешь оставить, но брюки и туфли тоже снимай, — с этими словами она развернулась к шкафу.

— Тебя заводит, когда я в рубашке? — усмехнулся он, подходя ближе. — Давай, помогу избавиться от платья.

— Зачем? — удивилась она, выудив какой-то кофр из шкафа и развернувшись к нему. — Снегурочки не будет.

— Какой Снегурочки? — тут Кирилл увидел, как жена достает из кофра ярко красный костюм. — Что это?

— Как что, костюм деда Мороза! Одевай, сейчас будем поздравлять детей.

— Так ты за этим меня позвала? — спросил он разочарованно. — А секс?

— Какой секс?! — личико жены посерьезнело. — У нас же гости!

— Блин, ну хоть предупредила бы, зачем зовешь! Я уже настроился, — возмутился он, забирая у нее костюм.

— Я же тебе вчера всю программу вечера подробно рассказала, пока твои плечи массировала! — обиженно засопела она. — Ты меня не слушал? Ты же согласился!

Кирилл натянул красные штаны, посмотрел на нее снисходительно и пробасил:

— Золотко, открою тебе страшную тайну. Когда ты мне массируешь плечи, я вообще ничего не слушаю, просто киваю.

— Ясно, — Кира хитро прищурилась. — Теперь буду знать, когда к тебе с просьбами подходить. Кстати, а что за коробочка у тебя в пиджаке? Мне?

— Тебе, кому же еще, — подтвердил он. — А чего сюда костюм притащила, я мог бы у себя сразу одеться.

— Не хотела, чтобы Даша увидела, — объяснила она, доставая коробочку.

Ее ловкие пальчики быстро выудили добычу из упаковки. Девушка радостно поблагодарила мужа и подошла к зеркалу примерить обновку — длинную золотую цепочку с подвеской в форме сердца, украшенного бриллиантами. Подвеска была небольшой — размером с ноготок, и уютно легла в ложбинку между ее грудями.

Кирилл натянул кафтан и причудливые белые сапоги. Потом подошел к жене. Та все еще любовалась подвеской у зеркала. Он положил руки ей на плечи, чмокнул в макушку.

— Сердце к сердцу. Нравится?

— Очень! У меня тоже есть подарок, — с улыбкой ответила она. — Только я тебе его в полночь вручу.

Он кивнул и погладил ее по животу, мечтая лишь об одном особом подарке, что они должны были сотворить вместе, да не получилось. Регулы Киры приходили вовремя месяц за месяцем. Это изрядно мучило Кирилла, хоть дядя и успокаивал всячески. Жена о его переживаниях не догадывалась. Оставалась мила и казалась счастливой. Пусть такой и остается, ни к чему ей знать, только разволнуется.

Тем временем девушка перевернула подвеску и заметила на обратной стороне гравировку: «Любимой Кире». Развернулась к нему и недоверчиво спросила:

— Любимой?

— А что тебя удивляет? — он нахмурил брови.

Кира замялась, немного покраснела и пролепетала:

— Просто ты так давно этого не говорил. Я не знала, испытываешь ли ты еще эти чувства.

— Милая, — ласково проговорил он, притянув ее к себе. — Я знаю, со мной не так уж легко ладить. Я далеко не всегда был тебе образцовым мужем. Говорить красиво не умею. Но как бы ни было, знай, ты любима!

Он почувствовал, как руки жены сомкнулись на его торсе и услышал ее тихое:

— Ты тоже.

7 января 2019

20:00

Огромный банкетный зал ресторана украшали золотистые надувные шары, корзины с розами и лилиями. Вдоль стен были расставлены многочисленные узкие столы с белоснежными скатертями. На них теснились подносы с разнообразными угощениями, высились пирамиды бокалов с шампанским и пуншем. Сцена у дальней стены пока пустовала. Сегодня здесь устраивали ежегодный благотворительный вечер в пользу сирот Краснодарского края.

Кирилл с удовольствием наблюдал, как жена восхищается изысканным интерьером ресторана. В последние месяцы он старался побольше бывать с ней на людях. Очень хотел, чтобы она чувствовала себя частью его мира за пределами дома. Старательно наверстывал упущенное, желая показать, какой замечательной может быть жизнь рядом с ним.

Жена восхищалась интерьером, а он восхищался ею. Уж больно хороша она была в этом бежевом облегающем платье. Впрочем, Кира выглядела соблазнительно в любом наряде.

— Шампанского? — шепнул он ей на ушко и повел к столику с напитками. Протянул ей бокал.

— Спасибо, — поблагодарила Кира.

По залу сновали разодетые по последней моде гости. К ним то и дело подходили какие-то знакомые Кирилла. Чинно жали ему руку, представляли жен и подруг, а он в свою очередь представлял им Киру. Вскоре к ним присоединился Натан вместе со своей новогодней спутницей Снежаной Королевой. Кирилл даже не пытался понять, чем эта ничем не примечательная на его взгляд брюнетка так привлекла внимание друга.

— О, вот и Березовский нарисовался! Девушки, мы вас ненадолго оставим, — предупредил Натан и потянул Кирилла к похожему на Карлсона мужчине в светло-синем смокинге.

Кирилл последовал за другом с неохотой. Любезничать со старым клиентом не хотелось. К тому же Натан и без него прекрасно справлялся. Он лишь ненадолго задержался возле низкорослого пузана, извинился и отошел. Но его тут же окружили другие знакомые. Волей-неволей пришлось задержаться.

Тем временем на сцену вышел мэр города. Он выступил в проникновенной речью, призывая собравшихся проявить щедрость к его подопечным, как он называл сирот края. Гостям предлагалось приобрести редкие коллекционные вина из погребов таманских винных заводов.

Кирилл собирался сделать пожертвование в фонд от имени своей фирмы. Они с отцом всегда так делали. Заодно можно прикупить и бутылочку «Мадеры». Будет приятно распить ее с Кирой как-нибудь на днях.

Он поискал глазами Натана. Тот как сквозь землю провалился. Зато из толпы вдруг показалась другая знакомая фигура. К нему плыла медленной походкой Яна Кросова. Кирилл в который раз поразился, как непринужденно и элегантно она вышагивает на таких высоких каблуках.

— Привет, господин Трубачев! — промурлыкала она, поравнявшись с ним. — Купишь мне бутылочку «Премьер Руж»?

— Когда успела полюбить сухие вина? — проговорил он с улыбкой, приобнял девушку за плечи, чмокнул в щеку и отпустил.

Яна была, наверное, единственной из его девушек, с кем он расстался друзьями. Никаких раненных чувств или обид. Девушка была рядом, когда он в ней нуждался, и исчезла из его жизни, как только почувствовала, что его страсть к ней прошла. Она была умна и в какой-то степени благородна.

— Потихоньку приобщаюсь к прекрасному, — протянула она, томно поведя плечами.

— Я думал ты переехала в нерезиновую на ПМЖ.

— В столице скучно и холодно, — ответила она нехотя. — Нет там жгучих южных страстей. Ты один?

— С женой, — ответил он.

— Кирилл, какое прекрасное видение я вижу рядом с тобой! — друг появился словно из ниоткуда. — Позвольте представиться, Натан Карц!

Он подхватил руку девушки и прикоснулся губами к пальцам.

— Яна Кросова, рада знакомству! — ответила она, кокетливо улыбнувшись.

— Яна, какое красивое имя! Кстати, вы не поверите, но вы практически точная копия его жены! — Натан указал на Кирилла. — Ты ее еще не знакомил с Кирой? Знаете, говорят, у каждого человека есть свой двойник.

Он подхватил Яну под руку и, не дав Кириллу возможности хоть что-то сказать, повел к Кире и Снежане. Обе девушки нашлись у стола со сладостями. Кирилл заметил на лице жены какую-то странную, словно приклеенную улыбку. Она держала бокал с шампанским и пристально следила за приближением троицы. Когда они подошли, жена сменила настороженный взгляд на вежливый.

— Кирочка, ты просто обязана познакомиться с этой девушкой! — Натан буквально подтащил к ней Яну. — Кирилл, смотри, они словно двойняшки!

Яна удивленно уставилась на Киру. Та продолжала молча улыбаться. Сходство действительно было поразительным. Одинаковые фигуры, цвет глаз и волос, тот же молочный оттенок кожи, словно под копирку вылепленные овалы лиц. Даже платья их были почти одинаковыми.

— Девочки знакомьтесь, — спохватился Натан. — Яна Кросова, Кира Трубачева и Снежана Королева. Кирилл, а где ты познакомился с Яной?

— Пару раз пересекались в Москве, — обтекаемо ответил он.

— В Москве? — неожиданно громко переспросила Кира.

— Да, я всего неделю назад как вернулась в родной город, — протянула Яна мягким голосом.

Тут послышался тихий треск, а затем раздался испуганный голос Снежаны:

— Кира, что с твоим бокалом?

Все моментально повернулись к ней. Кира удивленно уставилась на остатки лопнувшего бокала, что сжимала в пальцах. По руке потекла пенящаяся золотистая жидкость, а на пол упала развалившаяся на несколько частей верхушка бокала.

— Ой, я не знаю, как это вышло, — проговорила Кира сдавленным голосом.

Снежана тут же схватила со стола пару салфеток и потянулась к ней.

— Аккуратненько разожми руку, — попросила она.

Кира подчинилась, и Снежана забрала у нее остатки бокала. Но в ладони все еще торчал осколок. Из разреза тут же начала сочиться кровь.

— Девочка, как же ты так? — воскликнул Кирилл.

— Мне не больно! — успокоила его Кира. — Все хорошо, Кирилл, правда! Наверное, просто попался надтреснутый бокал. Сейчас промою. Снежана, пойдем в дамскую комнату?

— Какой хорошо?! — не унимался он. — У тебя стекло из ладони торчит! Давай, найду аптечку?

— Не надо, у меня есть пластыри, — ответила Снежана и увела Киру прочь.

7 января 2019

23:30

— Солнышко, ну что ты сегодня такая деревянная? — пожаловался Кирилл и придавил ее к постели.

Кира чувствовала, как его руки сжимают плечи, слышала хриплое дыхание, ощущала его движение внутри себя. Но ничего приятного при этом не испытывала.

Муж в который раз попытался пробудить в ней хоть искорку страсти, и снова припал к ее губам. Долго целовал, ласкал ее шею и грудь. А Кира тем временем представляла, как он проделывал это все с Яной. Во всех мучительных подробностях.

«Мне не больно», — твердила она про себя свою новую мантру.

Она не знала, как смогла выдержать этот вечер, не подав виду, как ей плохо.

Порез на ладони оказался пустяковым. Снежана помогла ей промыть руку и выдала бактерицидный пластырь. Кира даже умудрилась не запачкать платье. К счастью, когда они вернулись к мужчинам, Яны возле них уже не было. Больше она на глаза не попадалась.

Весь остаток вечера Кира мило улыбалась, даже заставила себя участвовать в беседе. Хотя вряд ли когда-нибудь сможет вспомнить, о чем говорила. Остальные события вечера слились для нее в одно мутное пятно. Она что-то ела, пила, хоть и не чувствовала вкуса. Помнила, как они приехали домой. Верный своей натуре Кирилл тут же отвел ее в спальню и принялся раздевать. Она позволила ему овладеть собой, не сказав при этом ни слова против. Знала, если попробует увильнуть от его ласк, он непременно начнет допрос с пристрастием. Обычные женские уловки, как например головная боль или отсутствие настроения, с ним никогда не срабатывали. А терпеть его вопросы она сегодня не в силах. Да и ответить ей нечего.

«Что еще я могла сделать…» — говорила она себе.

Вообще-то в ее голове роилась масса вариантов. Можно было схватить со стола бутылку потяжелее и разбить ее о голову неверного мужа. Этот гад заслужил кару и похуже за то, что не постеснялся представить ей свою пассию. Можно было поступить и более «гуманно». Просто наорать на него при всем честном народе. Пусть бы сгорал от стыда. Но Кира хорошо знала мужа. Не позволил бы он ей сделать ничего подобного. В результате пострадала бы именно она.

Можно было просто уйти. Вернуться домой, собрать вещи и послать его куда подальше. Но тогда он точно отберет у нее Дашу. И Кира увидит дочь разве что на ее восемнадцатилетние. Это при условии, что Даша вообще о ней вспомнит.

Ни один из вариантов не подходил. Сейчас Кира как никогда ясно понимала, что сделала большую ошибку, согласившись попробовать наладить брак. Лучше бы уж он по-прежнему не замечал ее существования. Лучше бы и не пытался врать, что любит. Но она и сама хороша. Развесила уши, расставила ноги. И вперед. Вот вам мое сердце, не изволите ли вы разбить его снова. Хотя что там уже бить. Нет у нее больше сердца.

Кира знала как минимум двух любовниц мужа кроме Яны. Сколько их было еще, она могла только догадываться.

«Может быть, все невинно? Может быть, он с ней спал до того, как мы помирились? — пыталась она себя утешить. — Тогда какого черта он ее обнимал и целовал, пусть и в щеку. Не тянет на приветствие с давно брошенной пассией. И в Москве он за последние пять месяцев был четыре раза. Четыре! Работал он, как же. Поди трахался с ней неделями напролет, а потом заявлялся домой весь такой добрый и хороший».

— Кир, — раздалось у нее над ухом. — Я тут пытаюсь с тобой любовью заниматься. Можно чуточку участия?

— Извини, наверное, перепила шампанского. Что-то в сон клонит, — попыталась она оправдать свою холодность.

— Я понял.

Он поплотнее прижал ее к себе и ускорил ритм. С минуту снова и снова вонзался в нее, пока не застонал, достигнув оргазма.

Кира с облегчением почувствовала, как он слез с нее и направился в ванну. Подождала, пока включится душ и нашарила в кармане его пиджака телефон. Долго искать не пришлось. Фото были на месте. Кира без труда узнала в обнаженной, нежащейся в кровати девушке Яну Кросову. Та улыбалась в камеру точно также, как улыбалась сегодня и ей.

10 января 2019

09:00

— Кир, если ты не откроешь эту долбанную дверь, я ее вышибу! — услышала она сквозь дверь в ванной.

Последние два дня она провела в своей комнате, притворяясь больной. Это было сложно, потому что ни температуры, ни кашля у нее не было. Девушка усиленно изображала головную боль и насморк. До красноты терла нос перед тем, как показаться на глаза мужу. Использовала болезнь как повод для изоляции. Не могла сколь-нибудь долго находиться с ним рядом. Единственное, чего ей хотелось: лежать в кровати и оплакивать свою жизнь.

Она еще никогда не чувствовала себя такой жалкой и беспомощной. Даже когда узнала о его первой измене или почувствовала на себе, каково это, когда тебя тащат в постель без твоего согласия.

«Как же я тебя ненавижу!» — твердила она, представляя лицо мужа.

Прошли два дня, а она так и не придумала, что делать дальше.

На память вдруг пришли когда-то оброненные мужем гневные слова: «Если не любишь, то хотя бы делай вид. Чем убедительней будешь, тем проще тебе будет жить».

Кира чувствовала, что ровным счетом ничего не добьется, если закатит ему скандал. Ну получит она кроху удовольствия от того, что собьет с него спесь. Ну покричит, потребует вести себя прилично. А он покричит на нее в ответ. Будет все отрицать или того хуже все признает. В любом случае остатки ее самолюбия будут втоптаны в грязь либо его ложью, либо правдой. Непонятно, что хуже.

«Просто притворись, что все хорошо, — уговаривала она себя. — Через неделю он уедет в командировку и у тебя будет время решить, как жить дальше. Продержись всего семь дней».

— Кира, ты вообще меня слышишь? — он слова застучал в дверь.

— Сейчас выхожу, — будничным тоном ответила она.

Выключила кран и вышла.

— Так, хочешь или не хочешь, а я везу тебя к врачу! — проговорил он решительно. — Что это такое, уже два дня в постели лежишь! Голова еще болит?

— Кирюш, я уже хорошо себя чувствую, не надо паники. Пойдем лучше завтракать, — ответила она ласково.

24 января 2019

10:30

— Боженька, пожалуйста, не дай второй палочке появиться! — молилась Кира, нянча в руках тест для определения беременности.

Она закрылась в кабинке туалета на работе и ждала приговора судьбы. Руки ее были холодными, как лед.

— Нет, нет, нет! — закричала она, когда предательница-полоска все же проявилась. — Мать твою, Трубачев! Бесплодный, как же! Зачем нам презервативы… Дашенька у нас вообще случайно получилась… Прибила бы гада!

Тест можно было и не делать. Кира уже пару дней назад догадалась, в чем дело. Ее постоянно мутило. Шестидневная задержка говорила сама за себя. Девушка просто не хотела признавать очевидного.

«Это губит на корню все мои планы…» — Кира бессильно опустилась на сидение унитаза.

За неделю, что муж провел в очередной командировке, Кира много о чем успела подумать. Решила для себя, что больше не позволит ему использовать Дашу как способ удержать ее от развода. Она хотела серьезно поговорить с мужем сразу по приезде. Расставить все точки над “i”. Рассказать, что его измены для нее неприемлемы. И мириться с ними она больше не будет. Знала, что разговор будет трудным, и боялась даже предсказывать, каким может быть результат. Но молчать больше не могла.

Она собиралась поставить ему ультиматум. Еще одна измена, и она съезжает вместе с Дашей. Если получится, даже хотела заверить это документально. Теперь же он скорее костьми ляжет, но никуда ее от себя не отпустит при любом раскладе. Как же иначе, ведь она носит в себе нового члена славной семьи Трубачевых.

Можно было, конечно, смолчать и пустить все на самотек. Но не может же она всю жизнь притворяться, улыбаться ему, заниматься с ним сексом. Хотя, как раз спать с ней он наверняка прекратит очень скоро. Снова пустится во все тяжкие под девизом, что в ее положении секс вреден.

От такой перспективы Киру скрутил уже третий за сегодня приступ рвоты. Опустошив желудок, она вышла из кабинки, умыла лицо и посмотрела на себя в зеркало. Глаза ввалились, кожа бледная, словно лист бумаги. Волосы растрепаны.

— Ну и видок… — она вытерла лицо бумажным полотенцем и снова уставилась в зеркало. — А кто сказал, что я обязательно должна рожать этого ребенка?

Мысли ее сразу потекли в другом направлении.

«Так, сегодня у нас четверг. Кирилл вернется не раньше следующих выходных. Получается, у меня целых восемь дней на решение проблемы. Можно записаться на аборт. Но тогда он возможно узнает и прибьет меня. А если медикаментозно?»

Кира достала расческу. Как могла привела себя в порядок и пошла обратно на рабочее место. Рабочие файлы сегодня так и не открыла, зато нашла в интернете массу советов о том, как справиться со своей проблемой.

Осталась одна маленькая загвоздка. Прочитав кучу статей о том, как можно без последствий для здоровья сорвать беременность, Кира почувствовала невероятную жалость к махонькому существу, что теперь жило в ее чреве.

2 февраля 2019

08:30

— Мда, такой график работы тебя когда-нибудь угробит, — проговорил Кирилл сам себе, осматривая осунувшееся лицо в зеркале.

Он вернулся домой в третьем часу ночи. С огорчением обнаружил, что постель пуста. Жена осталась ночевать в своей комнате. Лег спать, но уснул лишь под утро. Слишком много мыслей бродило в голове.

Кирилл умылся холодной водой. Быстро натянул футболку и джинсы и отправился в столовую. Здесь уже собралось все семейство. Отец читал газету и попивал кофе. Кира воевала с Дашей.

— Привет всем, — поздоровался он и подошел к жене. — Как у тебя дела?

Слегка стиснул ее в объятьях и поцеловал в подставленную щеку.

— Вредничаем с утра, да, Даша? — Кира вытащила ребенка из детского кресла и устроила у себя на коленях. — Не хочешь кашу? Давай творожок тогда, а? Вкусно, ммм!

— Кстати о вкусном, мне вчера Баранов перед отъездом вручил несколько банок с белужьей икрой. Отец, тебе точно должно понравиться. Сейчас принесу, — он отправился на кухню и вернулся с баночкой и несколькими ложками.

— С чего это он решил сделать такой необычный презент? — удивился Александр Демьянович. Но ложку взял и с удовольствием отправил в рот горку черных икринок. — Ох, хороша. Давно в продаже не видел.

— Ему друзья привезли из Казахстана. Кир, хочешь попробовать? — спросил он и сунул банку ей под нос. — Почувствуй, как пахнет.

Кира вдохнула аромат, сморщилась, спустила Дашу с колен и пулей выскочила из столовой. В этот момент в комнату как раз зашла тетя Маша с большим исходящим паром кофейником.

— Кирилл Александрович, нечего беременным женщинам совать под нос что попало! Вы что не в курсе, какой у нее токсикоз?

Кирилл недоуменно уставился на домработницу.

— То есть как беременным? Она мне ни слова не сказала!

— Говорила я вам, меньше по командировкам разъезжайте! Будь вы дома, может и сказала бы.

— Мне не сказала, а вам сказала? — недоумевал он.

— Мне не надо говорить. Я все и так вижу, — домработница как ни в чем не бывало поставила кофейник и поманила к себе Дашу. — Иди сюда, моя рыбонька. Пойдем, я тебе приготовлю оладушки.

— Так, я не понял, — Кирилл для верности помотал головой. — Если она вам не говорила, как вы узнали?

— По лицу ж видно, — пожала плечами та.

— Интересно, что же вы в ее лице такого увидели? — вставил Александр Демьянович.

— Вам, мужчинам, этого знать не надо, — домработница подхватила Дашу на руки и ушла.

— Это что ж получается, пап? У нас будет ребенок? — на лице Кирилла появилась неуверенная полуулыбка.

— Ты бы с женой поговорил, а? — напутствовал его отец.

Кирилл бросился вслед за девушкой. Ее спальня была пуста. Но из ванной доносился шум льющейся воды. Он подошел к двери и тихо постучал.

— Кирочка, девочка моя, впусти меня, пожалуйста! Давай поговорим?

— Я не хочу сейчас разговаривать. Оставь меня одну, — услышал он сквозь дверь.

— Я все знаю! Открой!

— Что ты знаешь? — спросила она настороженно.

— Что ты носишь под сердцем нашего ребеночка. Выйди, а? Тебе совсем плохо? — спросил он нежным голосом.

— Как ты узнал? Я никому не говорила! — возмутилась она.

— Я ж не слепой, — решил он приукрасить свою прозорливость. — Объясни, почему ты мне не сказала!

— Это сложно. И вообще нам с тобой нужно очень серьезно поговорить.

— Для этого тебе придется как минимум впустить меня, — ответил он с усмешкой.

Раздался звук отпираемого замка. Кира открыла дверь, а сама снова наклонилась над ванной, умываясь.

— Подожди, по-моему, я у тебя в аптечке видел лимонные леденцы. Ты вроде их давала Даше от укачивания в машине. Может, и тебе помогут?

Кирилл открыл шкаф и достал сумку с аптечкой.

— Стой, не смотри туда, — Кира тут же бросилась к нему. — Отдай аптечку.

— А что, там что-то ужасное? — спросил Кирилл с улыбкой. Поднял аптечку повыше, чтобы жена не достала, и посмотрел внутрь. — Пауков вроде нет, змей тоже. А что это за препараты? Мифокор, Мифиан. Ты чем-то заболела?

— Дай сюда! — закричала Кира испуганно.

— Подожди, — Кирилл отстранил ее, вручил аптечку, а перечисленные препараты оставил у себя. Затем достал инструкцию к Мифокору и стал читать вслух: — По инструкции Мифокор назначают для медикаментозного прерывания беременности на очень ранних сроках.

Прочитал и застыл на месте. В голове все смешалось, а руки затряслись мелкой дрожью. Он выронил таблетки и уставился на жену.

— Кир, это что за хрень? — сдавленно прохрипел он.

— Просила же не смотреть! — воскликнула она раздосадовано.

— Немедленно объясни, что происходит! — потребовал он окрепшим голосом и резко схватил ее за руку.

— Это сложно объяснить вот так вот с бухты-барахты. В общем, я столкнулась с некоторой проблемой, и не знала, как ее решить… — начала она.

— Кира, если у тебя возникла проблема, ты могла просто обратиться ко мне, а не покупать таблетки для аборта! — закричал он, продолжая с силой сдавливать ее запястье. Казалось, его сердце выскочило из груди и стучало теперь где-то в районе горла.

— Я их не принимала! — попыталась она оправдаться.

— Ну так и в чем заключалась твоя проблема? Уж не в моем ли ребенке? — выразил он догадку.

В голове мелькнуло яркое воспоминание из новогоднего вечера, когда Кира нежно обнимала его и признавалась в любви. Любит она его, как же. Так любит, что даже от его ребенка захотела избавиться. А ведь он молился всем богам подряд, чтобы его семя в ней укрепилось. Наивный, думал, она будет счастлива.

Он смотрел в смертельно бледное лицо жены и больше не узнавал в ней той милой и нежной девушки, на которой женился. В его глазах она вдруг превратилась в жалкое мелкое существо, не достойное носить его имя.

Ярость моментально завладела каждой клеточкой его тела. Захотелось схватить жену за горло и со всей силы ударить о стену. Желание было настолько сильным, что он еле сдержался.

— Кирилл, отпусти, больно! — Кира дернула руку в попытке освободиться.

— Скажи спасибо, что не сломал! — рявкнул он, отбросив ее кисть. Потом придвинул ее к стенке и злобно зашипел: — Ты так сильно не хотела от меня ребенка, что готова была выпить эти таблетки и даже мне ничего не сказала бы? Отвечай!

— Я думала об этом, — призналась Кира. — Но я этого не сделала!

— Почему же? Не успела? Может, мне еще куда-нибудь уехать и дать тебе такую возможность? Или давай уже сразу отвезу тебя на аборт, и все!

Девушка вжала голову в плечи, опустила глаза и тихо произнесла:

— Не надо, я больше этого не хочу.

— Смотри на меня, когда с тобой разговариваю! — потребовал он. — Что изменилось, Кира? Вдруг не хотела, а потом захотела? Объясни, почему в твою тупую башку вообще закралась мысль об аборте! Я что-то плохое тебе сделал? Может быть, я на тебя денег мало тратил? Или какие желания твои не выполнил? Может я отец плохой? Я не понимаю!

Кира силилась выдавить из себя хоть слово, но не могла.

— Ты меня просто убиваешь! — рявкнул он.

Потом резко отпустил ее и вышел вон, при этом хлопнув дверью так, что та чуть не слетела с петель.

Глава № 35 «Разговор по душам»

8 февраля 2019

23:00

Кира заметила в окно, как машина мужа припарковалась во дворе. Услышала, как он вошел в дом. Выглянула из спальни и увидела, как он скрылся в кабинете.

«Наверное, сейчас неподходящее время», — малодушно убеждала она себя, решая, стоит ли постучаться к нему.

Впрочем, Кира глубоко сомневалась, что подходящее время вообще когда-нибудь наступит. Муж игнорировал ее вот уже неделю. Не сказал ей за это время ни слова, даже не смотрел в ее сторону. Кира кожей чувствовала исходящую от него злобу. Пытка молчанием действовала на нее угнетающе.

«Так больше продолжаться не может», — мысленно проговорила она и двинулась в направлении кабинета.

Дверь оказалась открытой. Кира вошла и без приглашения села за стол напротив мужа. Выглядел он неважно. Под глазами залегли темные круги. Волосы немного всклокочены. Ворот рубашки расстегнут, а пиджак он сбросил на спинку кресла.

Кирилл отвернулся от ноутбука и смерил ее надменным взглядом.

— Что, наконец соизволила побеседовать?

— Я бы и раньше соизволила, — ответила Кира ему в тон. — Только ты раньше полуночи теперь не появляешься!

— Тебя забыл спросить, когда мне домой являться, — бросил он зло.

Кира очень надеялась, что за неделю он хоть немного остынет. Но не тут-то было. Лучше ей уйти.

— Ты не в настроении, поговорим потом, — сказала она тихо и попыталась подняться.

— Сидеть! — скомандовал он, припечатав ее к месту взглядом. — Пришла говорить, значит будем говорить!

— Хорошо, — поспешно согласилась она и зачастила: — Кирилл, я хотела объяснить, почему все так вышло. Пожалуйста, выслушай…

— Мне твои рассуждения не интересны! — резко прервал он ее. — И так все понятно. После того, что ты сделала, мне на тебя смотреть противно! Ты убила во мне всякое хорошее к тебе отношение. Теперь получишь по заслугам.

Кира побледнела и невнятно произнесла:

— Не кричи на меня.

— Еще даже не начинал! В общем так, мне такая жена на хер не нужна! — ядовито отчеканил он.

Она застыла, пораженная его словами. Мысли ее смешались, горло сжалось в предчувствии чего-то ужасного.

— Ты хочешь развода? — наконец произнесла она.

— Да, черт возьми, я хочу развода! — выпалил он на одном дыхании. Подождал ее реакции, но жена тихо сидела на месте и переваривала услышанное. — А ты что думала, Кира? Что я вечно за тобой буду бегать? Кирочка то, Кирочка се. На тебе все, что у меня есть, на блюдечке с голубой каемочкой! Да я с тебя полгода пылинки сдувал! Относился как к королеве! Я дал тебе все, но ты даже не оценила!

— Не все, — трясущимися губами произнесла она.

— Таким, как ты, всегда мало!

— Таким, как я? — она несколько раз недоуменно моргнула.

— Да, таким как ты, черствым сучкам, которые и любить-то никого не умеют толком. Скажи, чем я тебе не угодил, а? Зачем ты эти проклятые таблетки купила? Ну? Что глазами хлопаешь? Ответить нечего?

Ей было что ответить, слова так и вертелись на языке. Но Кира понимала, что сделает только хуже, если сейчас начнет бросаться обвинениями в неверности. Он лишь воспримет ее слова как попытку оправдаться и рассвирепеет еще больше.

— Да если бы у тебя ко мне было хоть немножко чувства, хоть банально уважала бы меня, ты бы никогда так не сделала! Скажи, может, ты фигуру не хотела портить? — предположил он с явной издевкой.

В желтом свете люстры глаза его сверкали как раскаленные черные угли.

— Кирилл, ты вообще сейчас бред несешь! — воскликнула она.

— Бред, значит? Может ты мне сейчас еще и в любви признаешься?

— Не признаюсь, — проговорила она с обидой.

— Спасибо, что хоть сейчас не врешь. В общем так, ты беременна, и нам никуда от этого не деться. Ты родишь мне этого ребенка. А потом все. Свободна на все четыре стороны. Устраивает?

Первое оцепенение прошло, и Кира начала потихоньку соображать.

— Нет, не устраивает! — ответила она серьезно. — Я съеду сейчас и заберу Дашу!

— Никого и никуда ты не заберешь! — ответил он со злобной усмешкой. — Родишь, тогда и съедешь! Одна!

Услышав последнее слово, Кира поперхнулась от возмущения.

— Ты хочешь, чтобы я выносила ребенка, а потом тебе его отдала и исчезла? Кирилл, это даже для тебя слишком! Это же мои дети тоже!

— Считай, ты потеряла на них право, когда купила таблетки для аборта! — рявкнул он.

— Может хватит? Я их не принимала! Я понимаю, ты сейчас злишься, но…

— Я злился в первые два дня, — отрезал он. — А сейчас я просто в бешенстве! Я же любил тебя, дура! Я же ради тебя на все был готов!

— Ой, вот только не надо про любовь, а? — воскликнула она, прищурившись. — Грош цена твоим чувствам. И сейчас ты мне просто мстишь за то, что ущемила твое драгоценное эго!

— Рот закрой! И слушай меня внимательно, — рявкнул он. — Как бы ты ни пыжилась, а ничего не изменишь! Будет все, как я сказал.

— А что будет, когда я уйду, Кирилл? — закричала она. — Думаешь, Даша не спросит где ее мама? А малыш? Кто его будет растить? Чужая нянька? Кирилл, не делай этого! Ты же в первую очередь своих детей поранишь!

Кирилл несколько раз глубоко вздохнул и продолжил более спокойным тоном:

— Считаешь, я об этом не думал? Хочешь, чтобы я отдал тебе детей? Тогда ответь мне на один вопрос. Как тебе жилось с отчимом?

— Это-то тут при чем? — удивилась Кира. — Я бы никогда не завела мужчину, который стал бы обижать моих детей!

— Во-первых, ты не всегда будешь рядом, — заметил он философски. — Во-вторых, ты можешь и не узнать. Признаю, поначалу я подумывал отдать опеку тебе. А потом вспомнил при каких обстоятельствах забрал тебя из дома. Уж прости, я так рисковать не буду. Не позволю, чтобы какой-то чужой мужик воспитывал моих детей.

— Считаешь, без матери им будет нормально?

— Я вырос практически без матери, и ничего, выжил, — бросил он яростно, а затем продолжил более снисходительным тоном: — Но я дам тебе возможность их видеть. Ты сможешь проводить с ними время. Брать на прогулки или даже оставлять у себя на ночь. Но жить они будут здесь. Я даже куплю тебе дом, обеспечу необходимым.

— Какой ты благородный… — с омерзением на лице произнесла она.

— Будешь артачиться и этого не получишь. Это мое последнее предложение, Кира. Поверь, оно более чем щедрое. Явно лучше, чем ты того заслуживаешь!

Кира не нашлась, что ответить. Она молча смотрела на него и гадала, когда же он успел так ее возненавидеть. В глазах его не было ни тени сомнений, ни капли нерешительности, ни крохи жалости. Это были глаза человека, который все для себя решил.

— Кирилл, но ведь малютке нужно материнское молоко! — попыталась она его образумить. — Ты не можешь лишить его этого!

— Найму кормилицу, — не задумываясь, ответил он. — Сейчас это модно.

— Но может быть, мы могли бы пожить в одном доме по крайней мере пока малыш не окрепнет? Зачем чужая кормилица, когда есть я?

— Я тебе уже сказал, мне такая жена не нужна! — отрезал он.

— Мы можем жить не как муж и жена, а просто…

— Я не хочу, чтобы ты и лишнего дня здесь маячила! — голос его звенел негодованием. — Я ясно выражаюсь?

— Я этого так не оставлю! — закричала Кира в полном отчаянии.

Он полностью проигнорировал ее жалобный тон.

— Будешь чудить, допустим, в суд соберешься или билеты во всякие там Питеры покупать станешь, я тебя в дурку сдам! Поняла?

— Ты просто ублюдок! — крикнула она ему в лицо.

— И ты еще не раз в этом убедишься. А теперь топай отсюда! — с этими словами он отвернулся к ноутбуку и сделал вид, что Киры в комнате больше нет.

Глава № 36 «Поиски выхода»

26 февраля 2019

14:30

Огромная детская площадка то и дело оглашалась криками счастливой ребятни. Дети гонялись за шустрым аниматором в костюме белки. Даша сидела у Киры на коленях и с восхищением наблюдала за погоней. Она уже изрядно набегалась. Теперь отдыхала, попивая сок.

В помещении развлекательного центра было тепло и уютно. В последнее время Кира очень полюбила это место. На улице по февральским морозам много не погуляешь. Даше здесь было весело, а Кира в свою очередь получала возможность провести несколько часов вне дома. Кроме прогулок с дочерью ходить ей, в общем-то, теперь было некуда. Первое, что она сделала после злополучного разговора с мужем, это уволилась из «Поляриса». Смысла там оставаться она не видела. Она также забрала Дашу из садика. Подумала, лучше уж провести с дочерью как можно больше времени, пока есть такая возможность.

Кира до сих пор не могла поверить, что муж всерьез решил с ней развестись и оставить детей у себя. Но прошло почти три недели, а он по-прежнему хранил надменное молчание. Дома бывать вообще почти перестал. Не звонил ей, не интересовался ее делами.

Самым обидным для Киры было то, что муж вычеркнул из жизни не только ее, но и Дашу. Ведь с дочерью он тоже прекратил проводить время. Поначалу Даша частенько спрашивала, где папа и когда он с ней будет играть. Теперь же Кира слышала от нее слово «папа» все реже и реже.

— Мама, побегу! — предупредила Даша и сползла на пол, вручив Кире пакетик с недопитым соком. Девочка забавно подтянула штанишки и пустилась с остальным дошколятами гонять белку.

— Аккуратно там, — напутствовала ее Кира.

«Что же будет, когда я рожу?» — терзалась она одним и тем же вопросом.

Киру ужасно пугало, что рано или поздно может настать день, когда ей придется объяснять своей трехлетней дочери, почему ее мама не сможет быть с ней каждый день. О том, чтобы оставить растущую в ее животе кроху, она вообще думать не могла.

В последние недели она жила лишь искоркой надежды, что случится какое-то чудо, и Кирилл передумает. Возьмет, да и простит или пожалеет. Пусть спит хоть со всем Краснодаром разом. Ей уже глубоко безразлично все, что касается этого мужчины. Лишь бы не трогал ни ее, ни детей. Захочет спать и с ней, что же, она пойдет и на это.

Но как ни больно было это признать, чудо, похоже, не собиралось случаться. Искорки надежды таяли с каждым прожитым днем. Ей придется засунуть гордость туда, где не светит солнце, и самой попытаться каким-нибудь образом разжалобить мужа. Впрочем, гордость в браке с Трубачевым всегда была для нее невероятной роскошью. Она не может допустить развода. Не оставит детей этому надменному кобелю.

11 марта 2019

11:30

Кира поднялась на седьмой этаж «Поляриса», прошла в приемную и натолкнулась на Наталью Михайловну. Секретарша наградила ее царственным взглядом и поинтересовалась:

— К Кириллу Александровичу?

— Он здесь? — нервно спросила Кира.

Та кивнула и нехотя добавила:

— Вы не вовремя, у него скоро совещание.

— Видимо, я всегда не вовремя, — пробубнила Кира себе под нос и направилась в кабинет мужа.

Кира пыталась поговорить с ним уже около двух недель. Но застать его дома оказалось делом совсем не простым. Раза три ей все же удавалось поймать его в столовой за ранним завтраком. Но он уходил, как только она появлялась на пороге. Кира бросила попытки охотиться за ним по утрам и стала поджидать его вечерами. Как-то раз она прождала его в кабинете почти всю ночь. Муж так и не появился. Скоро Кира поняла, что он вообще почти не ночует дома. Не знала, где и с кем он проводит время. Он не отвечал на ее звонки и, казалось, полностью игнорировал ее существование. Но сегодня ему придется с ней поговорить.

Кирилл оказался на месте. Он сидел, развалившись в кресле, и почитывал какие-то документы, коих на его столе было разложено великое множество. Он отложил бумаги, когда заметил, что Кира наблюдает за ним с порога.

— Что-то с Дашей? — спросил он, нахмурившись.

Кира прикрыла за собой дверь и без приглашения устроилась напротив него.

— Отлично, ты все-таки помнишь, что у тебя есть дочь! Прогресс.

— Пришла посоревноваться в остроумии? Я не в настроении, и дел по горло.

— Кирилл, ты помнишь, какой завтра день? — она решила сразу перейти к цели визита.

— Вторник? — спросил он с усмешкой.

Кира пару раз глубоко вздохнула, мысленно убеждая себя быть милой и вежливой.

— Ты пропустил восьмое марта, но это ладно. Это еще ничего, но…

— Что, открыточку от меня ждала? — перебил он с откровенной издевкой. — Прости, что разочаровал, милая. В следующем году пришлю тебе две, годится?

Девушка проигнорировала язвительную реплику и продолжила:

— Но завтра Дашин день рожденья, о котором ты, похоже, тоже забыл!

— Кир, как ты сама сказала, день рожденья у нее завтра. Я ничего не забыл, — ответил он посерьезневшим тоном. — Ты пришла, чтобы напомнить? Могла бы отправить смс.

— На мои звонки ты не отвечаешь. Откуда мне знать, что ты прочитаешь мое смс, — воскликнула она.

— Я бы никогда про такое не забыл. Я поздравлю ее завтра. Это все? — в голосе его послышалось явное раздражение.

— Мы устраиваем праздник. Придут твои дядя с тетей, еще я пригласила несколько друзей Даши из садика. Вечеринка начнется в пять. Ты придешь? — выпалила она скороговоркой.

— Давайте как-нибудь без меня, — ответил он. — Я поздравлю ее утром. Свожу куда-нибудь на выходных.

— Кирилл, ее день рожденья не на выходных, — принялась убеждать его Кира. — Она же твоя дочь! Неужели ты для нее и одного вечера выделить не можешь?

— Кир, вот только не надо давить на жалость, а? — проговорил он с кислым выражением лица. — Я не дочь, а тебя видеть не могу и не хочу! Пойми уже наконец.

— Но ведь в результате страдает она! Может, ты на вечер забудешь о наших разногласиях и побудешь с ней? Пожалуйста! Она в наших разборках не виновата. И на дне рожденья ей нужен папа! Она же тебя так забудет скоро! Неужели, ты этого не понимаешь?

Что-то в его лице изменилось. Взгляд погрубел.

— Я подумаю, — ответил он ледяным тоном.

— Подумаешь? — возмутилась она.

— Тебе пора, Кира, — с нажимом проговорил он.

Похоже, лимит его терпения на сегодня исчерпан. Кира молча поднялась и вышла.

12 марта 2019

17:15

Кирилл услышал шум и визг, как только переступил порог дома. Он оставил пальто в прихожей и направился на звуки детских голосов. Остановился у входа в гостиную и поразился творившемуся безобразию.

Тут и там были развешены воздушные шары. Возле входа в хаотичном порядке валялись коробки с подарками. В центре комнаты на ковре два ряженых клоуна жонглировали игрушками. Шестеро ребят носились вокруг них и громко голосили. Пахло сладкой ватой и попкорном. Кирилл поискал взглядом жену и обнаружил ее в компании дяди Артура и тети Вероники. Они стояли возле сладкого стола и о чем-то тихо беседовали. Отец тоже был там. Он стоял возле клоунов и пытался поймать периодически пробегавшую мимо Дашу.

Прихода Кирилла никто не заметил. Он поставил коробку с куклой в сторонку, облокотился о дверной косяк и принялся наблюдать за семейством.

«Эх, как же я по вам соскучился», — с тоской подумал он.

Он внимательней посмотрел на жену. Сегодня она, как и дядя с тетей, была в обычных синих джинсах и майке с короткими рукавами. Волосы распущены.

Кирилл прислушался к своим ощущениям и с удивлением обнаружил, что злость на жену куда-то исчезла. Сегодня она снова казалась ему той милой забавной девчонкой, которую он так любил. Кирилл знал, что не сможет злиться на нее вечно. Знал, и боялся момента, когда ярость отступит. Ведь вместе с яростью уйдет и желание держаться от жены подальше. А значит, ему снова будет больно. Ведь по сути ничего не изменилось. Кира по-прежнему его не любит и не полюбит никогда, что бы он ни делал. Все, что он может, это лишь минимизировать общение с ней и постараться протянуть до развода. Потом она съедет. Больше Кирилл с ней вообще общаться не собирался. Детей можно и через нянек передавать. Хватит ему себя мучить. И так слишком долго изображал из себя мазохиста. На что-то надеялся, ухаживал. Верил, что все наладится. Не наладилось. С него достаточно. Но сегодня придется потерпеть.

Клоуны завершили выступление, ловко покидав игрушки в корзину, и раскланялись.

— Теперь наша именинница прочитает стишок, — объявил Александр Демьянович. Он подхватил Дашу и поставил ее на заранее приготовленный высокий стул.

Даша захихикала, поправила задравшееся платьице. Ее глаза забегали по сторонам в поисках зрителей и остановились на дверном проеме.

— Папа! — заверещала она на всю комнату и тут же попыталась слезть со стула. Дедушка помог ей спуститься, и она во всю прыть побежала к Кириллу.

Все присутствующие тут же обернулись в его сторону и одобрительно улыбнулись, когда Кирилл подхватил дочь на руки.

— Привет, моя хорошая, — он запечатлел на ее щеке звонкий поцелуй. — Пойдем читать стишок? Хочешь, посажу тебя на плечи.

— Хосю, — согласилась Даша.

Кирилл позволил девочке разместиться поудобней и направился к остальным. Поздоровался с гостями, не удержался и погладил жену по спине. Потом прошел на ковер и приободрил дочку:

— Ну давай, Даш.

Девочка разнервничалась, неуверенно закартавила. Но потом с помощью матери вспомнила стих о летающем слоне.

Гости зааплодировали. И праздник пошел своим чередом.

Дети бегали, прыгали, играли в догонялки. Через пару часов разрезали большой именинный торт. Водили хороводы, пели детские песни.

К девяти часам начали собираться родители маленьких гостей. Все стали потихоньку расходиться. В полдесятого гостиная почти опустела.

— Ох и умотался я, — вздохнул Александр Демьянович. — Тоже пойду.

И оставил Кирилла с женой. Даша еще резвилась, бегая по комнате с надувным шаром в форме пуделя. А Кира принялась собирать разбросанные подарки. Он помогал ей, искоса наблюдая, как плотные джинсы обтягивают ее попку.

— Кажется все, — объявила Кира, положив последний подарок к остальным. — Даш, хватит бегать, пошли чистить зубки и умываться.

— Нихасюююю, — заверещала та и бросилась прочь от родителей.

Кирилл быстро поймал девочку, взял на руки.

— Пойдем, разбойница, — и понес ее наверх.

Кира последовала за ними. Когда они оказались в детской, она забрала у него Дашу и повела в ванную. Кирилл оглядел спальню дочери и почувствовал острый укол ностальгии. Сколько же сладких воспоминаний у него было связано с этой комнатой. Он бездумно подхватил лежавшую возле кровати детскую книжку и стал разглядывать картинки.

— Хочешь, уложим ее вместе, — предложила Кира, выйдя из ванной с Дашей под ручку.

— Почему бы и нет, — ответил он.

Когда Даша улеглась, они оба уселись на полу рядом с детской кроваткой. Кира спросила:

— Почитать про трех поросят?

Девочка кивнула и положила голову на подушку. Кира принялась читать, забавно имитируя голоса животных. Еще недавно полная энергии Даша быстро теряла нить истории. Ее глаза начали слипаться, хотя мама не дошла еще и до половины истории.

Кирилл тихо сидел, наблюдая то за дочерью, то за женой. Голос Киры делался тише и тише. Когда Даша заснула, девушка медленно закрыла книгу.

Поводов задержаться у него больше не было. Но уходить не хотелось совершенно. Кирилл предпочел бы сидеть вот так рядом с семьей хоть всю ночь. Но вот жена поднялась с пола и поманила его за собой.

— Пойдем, она уже не проснется, — проговорила она шепотом.

Кирилл проследовал за ней.

— Спасибо за вечер, — сказала она, едва они оказались в коридоре. — Я рада, что ты пришел.

Нежные слова тронули Кирилла гораздо больше, чем хотелось бы. Он кивнул жене. Кира грустно посмотрела на него, пожелала спокойной ночи и повернулась в сторону своей спальни. Ему отчаянно не хотелось, чтобы она уходила.

«А, собственно, почему я должен ее отпускать? Ведь пока она все еще моя», — не успел додумать мысль, а рука уже легла на ее плечо.

12 марта 2019

22:30

Почувствовав его руку на плече, Кира застыла на месте. Боялась даже пошевелиться. Молилась, чтобы муж привлек ее к себе и не отпускал.

Он подошел к ней сзади, схватил за второе плечо. Она ощутила его горячее дыхание на своей щеке. Затем его губы скользнули по шее в ласковом еле ощутимом поцелуе. Он прижал ее крепче. Кира вдохнула терпкий аромат его одеколона и облокотилась на крепкую мужскую грудь.

Кирилл развернул ее к себе. Запустил руки под майку, жадно ощупывая ее пока еще совсем стройное тело. Когда он накрыл ее губы своими, Кира ответила на поцелуй со всей страстью, на которую была способна. Она почувствовала, как он поднял ее за талию, послушно обвила его торс ногами. Руки ее крепко обнимали его за шею. Она прижалась к нему так плотно, как могла.

«Господи, неужели все закончилось? — думала она, пока он нес ее в спальню. — Неужели мои молитвы услышаны, и он больше не хочет развода. Наконец можно не бояться за детей. Как же мне сейчас легко, как хорошо».

Потом было много жарких поцелуев и пылких объятий. Кира полностью расслабилась и отдалась на милость его желаниям. Позволила ему делать с собой все, что хотел. А хотел он как обычно много и по-разному. Она не сдерживала стонов удовольствия. Отбросила стеснительность и отвечала на его ласку лаской. Наслаждение все длилось и длилось, пока Кира не почувствовала, что муж прекратил ритмичные движения.

Он легонько укусил ее за нижнюю губу, довольно рыкнул и откатился в сторону. Кира осталась лежать на месте, лишь слегка прикрыла одеялом разгоряченное тело. Света он не включал. Поэтому спальня по-прежнему освещалась лишь яркими лунными отблесками. Она всматривалась в его лицо, гадая, о чем он думает. Или, может, уже засыпает.

— Кирюш, — позвала она его тихо. — Мне было очень хорошо.

— Я заметил, — ответил он и замолчал.

«И все? — кричало сознание Киры. — Он больше ничего не скажет?»

Сейчас как никогда ей захотелось услышать от него что-нибудь нежное. Пусть не признания в любви. Но хоть что-то. Хоть какое-то словесное доказательство того, что он больше не хочет развода.

«Может, спросить напрямик? А вдруг все испорчу…»

Кира увидела, как муж поднимается с постели и направляется в ванную. Послышался звук льющейся воды. Она плотнее закуталась в одеяло и приготовилась ждать. Может быть, он созреет для разговора после душа.

Прошло довольно много времени, прежде чем дверь ванной открылась. Кира успела немного задремать и резко подскочила, когда он включил в спальне свет.

— Ты еще здесь? — удивился он.

Кира оглядела его полуобнаженное тело. Черные боксеры плотно облегали его все еще набухшее мужское достоинство.

— Помочь найти трусики? — усмехнулся он и встал возле кровати, уперев руки в бока.

— Ты не хочешь, чтобы я здесь ночевала? — недоуменно спросила Кира.

— Нет, ну если хочешь повторить, я, конечно, не против, — благодушно согласился он. — Но предупреждаю сразу, ничего там себе не надумывай. Это просто секс.

— То есть как, просто секс? — она несколько раз удивленно моргнула.

— Золотко, а как еще можно понять эту фразу? — криво усмехнулся он.

Кира почувствовала, как внутри нее что-то надломилось и заныло знакомой гадкой болью. Совсем недавно обретенные спокойствие и уверенность в завтрашнем дне помахали ей ручкой и скрылись в неизвестном направлении. Душу сковал страх.

— То есть ты по-прежнему хочешь развода? — спросила она с дрожью в голосе.

— Кир, ты, конечно, хорошо трахаешься, но не настолько. Неужели ты думала, что часик с тобой в постели заставит меня изменить решение?

Девушка натянула одеяло до подбородка и тихо спросила:

— Тогда зачем ты вообще меня сюда притащил?

Брови Кирилла поползли вверх.

— А что тут непонятного? К тому же, ты была совсем не против.

— Ты уже никогда не передумаешь, да? — спросила она неожиданно. — Ты действительно хочешь расстаться?

Лицо Кирилла стало серьезным, взгляд похолодел.

— Да, хочу. Я не передумаю, что бы ты ни сделала и сколько бы раз ни легла со мной в постель.

Девушка часто-часто задышала и отвернулась.

— Ты мне омерзителен, — с обидой произнесла она.

— Я в курсе, — воскликнул он. — Это основная причина, почему мы с тобой разводимся. Иди к себе.

Щеки Киры загорелись огнем от жгучего, словно яд кобры, стыда. Сердце застучало как бешеное. Трясущимися руками она отбросила одеяло, вскочила с кровати и бросилась к выходу.

— Ты куда голая? — он схватил ее за локоть.

— Руку убрал! — рявкнула Кира и грозно посмотрела на него через плечо. — Это последний раз, когда ты меня унизил!

Она отвернулась от него, расправила плечи, схватила с кровати покрывало и замотала его на груди.

— Я не собирался тебя унижать, — раздался за спиной его голос.

Девушка направилась к выходу горделивой походкой и, не оборачиваясь, показала ему средний палец.

13 марта 2019

06:40

Предрассветная мгла потихоньку начала сдавать позиции. За окном спальни послышалось пение птиц. Но Кира этого не заметила. Она сгорбилась в кресле под тусклым ночником и продолжала всматриваться в экран ноутбука. Просидела так всю ночь. Адреналин до сих пор гулял в крови, а злые мысли жужжали в голове, словно пчелы.

Теперь, когда она, наконец, осознала, что от мужа пощады ждать нечего, нужно было решать, что делать дальше. Причем немедленно. Она и так потеряла больше месяца, пряча голову в песок. Развод состоится, и Кире предстояло выбрать, примет ли она условия мужа или будет драться за свои права. Драться было страшно. Слишком неравны были силы. Да и ставки очень высоки. При неудачном исходе дела она может вообще лишиться возможности видеть детей. Но сидеть и ничего не делать было еще хуже.

Наверняка Кирилл ожидает, что она как обычно сделает все, как он хочет. Еще бы. За годы брака она ни разу по-настоящему не пыталась себя защищать. Только и делала, что шла на поводу. Сама позволила загнать себя в угол.

Впрочем, еще не все потеряно. Да, меч над ее головой уже занесен. Но ведь пока еще не опустился. Можно покорно стоять на коленях и ждать, когда холодная сталь вонзится в шею. Или попытаться освободиться.

«Давно пора! — решила она. — Издеваться над собой я больше не позволю».

Все-таки интернет — удивительная штука. Чего там только нет.

Кира уже успела прочитать великое множество статей о разводе. Добралась до официального сайта законов Российской Федерации. Просмотрела все мало-мальски полезное и наткнулась на форум по проблемам получения опеки над детьми. Страницы сайта пестрели самыми разными историями. Все форумчане как один советовали не бояться угроз и в первую очередь найти себе хорошего адвоката. Причем тянуть с этим никак не следовало. Судебный процесс может быть очень долгим. Чем раньше сядешь, тем быстрее слезешь.

У нее были неплохие шансы получить опеку. К счастью, в России все еще предпочитали доверять детей матерям. Особенно если дело касалось совсем маленьких крох. Да, у нее нет работы и жилья. Она находится на полном содержании мужа. Но ведь именно она заботится о дочери, проводит с ней максимум времени. При желании это можно легко доказать.

Кира порылась в поисках адвокатских контор. В глазах зарябило от обилия фотографий чванливых мужей в дорогих костюмах и хвалебных рекомендаций. Прейскуранты цен за услуги разнились от совсем крохотных до заоблачных. Раздел с дешевыми адвокатами Кира закрыла сразу. Ей нужен не просто хороший адвокат, а настоящая акула, способная разорвать ненавистного мужа в клочья. Дешево тут не отделаешься.

Девушка проверила баланс карты. На счету лежало четыреста восемнадцать тысяч рублей. Похоже, муж не забыл пополнить счет. Но этих денег ей может и не хватить. К тому же, если она снимет крупную сумму сразу, это вызовет массу подозрений с его стороны. А когда он узнает, на что пошли его денежки, тут же перекроет ей доступ средств. И хорошо, если только средств, а не кислорода.

Нет, этот вариант отпадает. Но ей нужны деньги. И срочно.

«Навещу-ка я любимого родственничка, — подумала Кира. — Задолжал за квартиру».

Конечно же, он пошлет ее куда подальше. Но тут-то она имеет полное право пригрозить ему судом, даже может возбудить дело. Он наверняка не захочет лишаться удобного жилья и пойдет на попятную. Весьма вероятно, что Кире удастся выгры