загрузка...
Перескочить к меню

Сказки старого Сюня (fb2)

файл не оценён - Сказки старого Сюня (пер. Борис Львович Рифтин, ...) 16844K, 157с. (скачать fb2) - Борис Львович Рифтин - Зоя Моисеевна Задунайская

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Сказки старого Сюня



Сказка о первом сказочнике



Однажды вечером Ли-хуа — Цветок сливы — спросила:

— Дедушка Сюнь, откуда ты знаешь так много сказок?

Дедушка задумался.

— Многие истории, которые ты уже слышала и которые еще услышишь, рассказывал мой дед Лао Бань, когда мне было не больше лет, чем тебе сейчас. А он считался лучшим сказочником во всём уезде.

— Ну, а твой дедушка откуда знал эти сказки? — снова спросила Ли-хуа.

— Наверно, у него тоже был дедушка, или он слышал их от шошуды-сказочников. Они и сейчас бродят по городам и деревням, играют на лютне, поют песни и рассказывают сказки о хороших и плохих людях, о животных и птицах, говорящих по-человечьи, о добрых и злых волшебниках..

— А ты не знаешь, дедушка, — не унималась Ли-хуа, — кто первый начал рассказывать сказки?

— Знаю. Слушай. Самый первый шошуды жил очень-очень давно. Родился он в княжеском доме…

Бедняки ждут рождения сыновей, чтобы в доме появился помощник, — рядом с сыном веселее работать. Князья ждут рождения сыновей, чтобы было кому передать своё княжество.

У князя Ло Вана долго не было детей. Наконец небо послало ему сына. Но сыну Ло Вана не суждено было стать князем. И вот почему.

Едва мальчику исполнился год, он, как и все дети, которым исполнился год, научился ходить. Но всякий раз, когда ему попадалось что-нибудь на пути, он спотыкался и падал. Кормилица встревожилась и сказала об этом князю. Князь велел позвать своего лекаря. Лекарь осмотрел мальчика и только головой покачал — маленький князь был слеп.

У бедняка родится слепой сын, бедняк погорюет, погорюет и перестанет — что же поделаешь, придётся отцу одному работать. А как быть князю, если у него родился слепой сын? Не передашь ведь слепому княжество!

Большое это было горе для князя, но человек, привыкший повелевать, не умеет печалиться. Горе его превращается в гнев. Князь приказал сейчас же отрубить голову лекарю, а мальчика отнести подальше в горы и бросить на растерзание диким зверям.

Однако звери не тронули мальчика. Первым увидел его старый тигр. Он сразу понял, что перед ним человек, только совсем маленький. Тигр этот был очень умным тигром и даже умел говорить по-человечьи.

— Человек! Я съем тебя! — сказал он мальчику.

Но мальчик был мал и никакому языку еще не успел выучиться, поэтому он ничего не ответил, а только вытянул вперёд обе руки и пошёл на голос. Тигр удивился и бросился в глубь леса так быстро, словно был не старым, почтенным тигром, а резвым тигрёнком. Скоро он вернулся. С ним пришёл и весь лесной народ. Каждому хотелось поглядеть на маленького храбреца.

Так сын князя Ло Вана стал лесным жителем.

Чтобы мальчик не умер с голоду, тигрицы и лани поили его своим молоком, и он рос здоровым и сильным.

Чтобы мальчик был похож на всех звериных детёнышей и не ходил раздетым, лиса сшила меховой халат, и ему было тепло.

Павлин подарил красивую шапку из павлиньих перьев. А когда горный козёл джара увидел, что у мальчика нет на ногах копытцев, он сделал ему мягкие туфли.

Не было в лесу ни одного зверя, ни одной птицы, которые хоть чем-нибудь да не помогли мальчику. Старый тигр учил его звериному языку. Ведь звериный язык проще человечьего, и такому маленькому мальчику легче его выучить. Как только он подрос, тигр научил его человечьим словам. Знал их тигр довольно много, но, конечно, меньше, чем знают люди.

По вечерам, когда учитель уставал учить и ученик уставал учиться, тигр рассказывал всякие лесные истории, случившиеся давным-давно. Часто в своих рассказах вспоминал тигр и о людях, а такие истории нравились мальчику больше других.

По утрам и перед сном мальчику пели свои песни птицы. С песнями иволги он вставал, под песни соловья засыпал. И так хороши были эти песни, что мальчик слушал, слушал и иногда сам начинал петь.

Но, как он ни старался, его голос звенел не так чисто, как звенит в жаркий полдень песня жаворонка. И, наверно, зависть закралась бы в сердце мальчика, если бы он рос в княжеском доме. Но мальчик рос в лесу и не умел завидовать. Вместо этого он стал думать. Недаром он родился человеком. Человеческая голова придумала, а человеческие руки сделали.

Мальчик попросил своих друзей помочь ему. Дикий кабан принёс крепкого бамбука, иволга не пожалела немного конского волоса, который она давно припасла, чтобы устлать своё гнездо, — ведь её птенцы должны были вот-вот вылупиться.

Мальчик принялся за дело. Он выгнул бамбук, скрутил волос, долго натягивал то туже, то слабее, пока струны не зазвучали под его пальцами. «Пи», — сказала тонким голосом самая тонкая струна; «ба», — отозвалась самая толстая… — «пи-ба»… «пи-ба…» И мальчик назвал то, что он сделал, «пиба». В Китае пиба и сейчас называется так, а в других краях её называют лютней.

Когда мальчик в первый раз заиграл на лютне, тигр, который в это время дремал неподалёку, поднял свою большую голову и сказал:

— Это совсем не похоже на птичьи песни, но мне твоя игра нравится больше.

Шли годы. Мальчик рос, как все звериные детёныши. Ему казалось, что он во всём похож на них. Тревожило его только одно. Звери говорили: «я слышу», и мальчик понимал, что это значит, — он тоже слышал. Звери говорили: «твёрдое» или «мягкое», «вкусное» или «невкусное», «большое» или «маленькое», мальчик понимал и это. Но когда звери говорили: «я вижу», этого мальчик уже не понимал. Всходило солнце — он чувствовал, что становилось теплее, а птицы пели, что стало светло. Заходило солнце — он чувствовал, что становилось холоднее, а птицы пели, что стало темно.

Однажды мальчик спросил у тигра, почему это так, и тигр ответил:

— Потому что ты слеп.

— А ты можешь сделать, чтобы я не был слепым? Ведь ты самый мудрый из всех зверей.

— Нет, — сказал тигр.

— А люди? — спросил мальчик.

— Не знаю, — ответил тигр, — но люди могут сделать больше, чем самый мудрый зверь.

— Тогда я пойду к людям, — сказал мальчик.

— Иди, — сказал тигр.

И мальчик ушёл к людям.

Многое казалось ему странным в первые дни жизни среди людей: и то, что живут они в домах и спят на твёрдом кане, хотя проще вырыть в земле нору и спать на мягкой траве; и то, что пищу сперва долго-долго варят, а потом также долго едят какими-то длинными палочками, хотя есть руками гораздо удобнее… Да мало ли ещё удивительного пришлось узнать юноше о людях в эти первые дни! Но люди должны жить с людьми. И скоро человеческая жизнь понравилась юноше.

Трудно приходится бедняку, когда в семье прибавится лишний рот; но какой же бедняк откажет в помощи другому, да еще если тот слеп!

Домов в деревне было много; юноша жил то в одной фанзе, то в другой.

Однажды он попал в дом бедной вдовы. Вдова с утра до вечера сматывала шёлк с коконов, чтобы прокормить себя и своего маленького сына. Это нелёгкая работа — чуть засмотришься, тонкие шелковинки спутаются, начнёшь распутывать — порвутся. В этот день прибавилась ещё одна беда. У вдовы заболел сын. Он лежал на кане и плакал. Мать тоже готова была заплакать, потому что она не могла оторваться от работы и подойти утешить сына.

И вдруг мальчик перестал плакать. Мать подняла голову и увидела, что рядом с её сыном сидит слепой юноша и что-то ему рассказывает. Женщина прислушалась — это была удивительная история о том, как маленькая жаба напугала свирепого тигра и перехитрила хитрую обезьяну. Рассказывая, юноша проводил пальцами по натянутым на изогнутый бамбук волоскам, и они рычали, как тигр, квакали, как жаба, и пищали, как обезьяна. Больной мальчик весело смеялся. Улыбалась и мать. Юноша кончил одну историю и начал другую…

Недаром говорится: приходят смех и веселье — уходят печаль и болезнь. К вечеру мальчик был почти здоров, а вдова смотала в этот день вдвое больше шёлка, чем всегда.

Вдова рассказала соседям, как слепой юноша вылечил её сына. Соседям тоже захотелось послушать забавные истории о лесных жителях. С тех пор крестьяне каждый вечер собирались послушать юношу. Рассказы его разгоняли тяжёлые думы, а тяжёлых дум и забот у бедняка всегда хватает.

Когда юноша умолкал и откладывал в сторону свою лютню, кто-нибудь из крестьян принимался рассказывать о том, что случилось с ним самим или его соседом.

Не успел молодой месяц стать луной на ущербе, как весть о слепом юноше разнеслась по всему уезду. Скоро за ним пришли пастухи из дальнего селения за горным перевалом, и юноша ушёл с ними.

В этой новой деревне он уже рассказывал не только про зверей, а и про то, что слышал от крестьян. Но эти рассказы были так же похожи на то, что он слышал, как драгоценная яшмовая шкатулка, вышедшая из рук искусного мастера, похожа на кусок яшмы, найденный в горах.

Из деревни в горной долине его увели рыбаки в своё селение на берегу большого озера. Так юноша переходил из одного места в другое, повсюду рассказывал, повсюду слушал.

Река становится рекой, когда в неё впадает тысяча маленьких ручейков. Слепой юноша стал сказочником-шошуды, когда тысяча людей рассказали ему тысячу историй. Среди его сказок были сказки и о давних временах и о том, что случилось только вчера; были сказки о делах Срединного царства и о заморских краях, были печальные и весёлые сказки. А были и такие: слушаешь — смеёшься, а кончится сказка, — задумаешься.

Вот зашёл как-то шошуды в одну деревню. Была это обыкновенная бедная деревня, каких в Поднебесной великое множество. Только в других деревнях люди не лили попусту слёз — они боролись с нуждой, как могли. А в этой деревне жаловались и плакали все от мала до велика. Соберут хороший урожай, тут бы радоваться, а они плачут — ведь за урожайным годом может прийти неурожайный. Продадут женщины на базаре домотканное полотно за хорошую цену, а по дороге домой раздумаются и заплачут — вдруг к следующему базару цены упадут.

И столько слёз проливали здесь каждый день, что брать воду из реки приходилось выше селения, потому что, когда река добегала до деревни, она становилась горько-соленой, как воды Жёлтого моря.

День прожил слепой шошуды среди этих людей, рассказал им весёлую сказку про тигра, думал — они будут смеяться, а они плачут: вдруг к ним тигр придёт!

На второй день шошуды молчал, а на третий позвал всех жителей на деревенскую площадь и рассказал им такую сказку.


У одной женщины было два сына. Оба обучились ремеслу и поселились в городе неподалёку от деревни, где жила мать.

Старший красил в яркие цвета шёлковые материи, младший делал из этих материй красивые зонтики.

Мать так любила сыновей, что только о них и думала. Никогда её сердце не знало покоя.

Зачастит дождь, она печалится:

— Ай-я, не высохнут у старшего крашеные шелка! Как станет жить, что будет есть!

Прояснится небо, выглянет солнце, мать опять горюет:

— Кто же в такую погоду думает о дожде? Не продать младшему ни одного зонтика. Верно, не на что и горсти рису купить. Сидит, бедняга, голодный!

Так вот и лила она каждый день слёзы с утра до вечера.



Однажды сидела она на пороге своего дома и по обыкновению горько плакала. Шла мимо старая-престарая старушка. Вся седая, на палочку опирается. Посмотрела старушка на женщину и спросила:

— О чём плачешь?

Мать принялась ей жаловаться. Старушка выслушала её, покачала головой и сказала:

— Бедная ты, бедная! Не знаешь, что горе и радость рядом живут. Ты сквозь слёзы одно только горе видишь. Вытри глаза, улыбнись, тогда и радость тебе улыбнётся, горе в тень уйдёт.

Сказала это старушка и пошла своей дорогой.

А мать и вправду отёрла слёзы, посмотрела кругом. Видит — солнце сияет.

«Хороший сегодня день! — подумала она. — Быстро высохнут крашеные шелка у старшего. Много денег он заработает!»

К вечеру собрался дождь. Смотрит мать, как пузыри по лужам прыгают, и думает:

«Вот и младшему моему повезло. Все зонтики распродаст!»

С тех пор так и пошло. Обложат небо тёмные тучи, а старая мать за ними солнце видит. Палит зноем летний день, мать наперёд угадывает — скоро быть дождю.

Теперь у неё всегда на сердце весело.

Так-то правильней! Верно ведь?

Подождал шошуды ответа, но никто ему не ответил. Люди задумались — сколько же в их жизни горя и сколько радости? Может, и вправду, не стоит так много плакать? Но смеяться они еще не научились. Поэтому шошуды услышал только шаги расходившихся людей.

Тогда горько заплакал сам юноша. Что толку в его сказках, если они никому не помогают! Плача пошёл он в фанзу, плача лёг и заснул лишь под утро.

Разбудил его шум и громкие голоса.

— Вы что же это, смеётесь над нами! — кричали какие-то люди.

— Смеёмся, — отвечали другие люди. Их голоса шошуды знал: это был хозяин фанзы и два его соседа с востока и запада. — Смеёмся! Теперь от нас и слезинки не дождётесь. Всей деревней решили больше не плакать.

— Так что же, нам суп есть несолёный, что ли? Ведь столько лет вода в реке добегала до нашего селения крепко посолённой вашими слезами. Ну да ладно! Раз уж вы перестали плакать, так одолжите хоть мешок соли, пока мы сами соберёмся в город на базар.

Шошуды понял, что этой ночью во всей деревне лил слёзы только он один. И так легко стало у него на сердце, что он громко засмеялся. А с ним вместе засмеялись и все жители деревни.

Много ещё селений обошёл шошуды, пока не встретился ему на пути главный город княжества. Такого многолюдного базара не найти было ни в каком другом городе. На этом-то базаре и начал рассказывать свои сказки слепой шошуды. Народ заслушался, люди даже продавать и покупать перестали. Совсем тихо стало на базарной площади; так тихо на ней бывало только ночью.

Шошуды рассказал уже три сказки и начал четвёртую — о бедном пастухе и прекрасной Хуан-э. Юноша говорил, а струны лютни звонко пели под его пальцами.

Вдруг сквозь толпу протолкался толстый человек в богатой одежде. Это был владелец большого табуна лошадей. Он подошёл к слепому и закричал:

— Плохой ты продавец, если бесплатно раздаёшь свой товар зевакам. Я покупаю твои сказки вместе с этим поющим бамбуком, хотя толку от него мало. Идём со мной.

И он потянул шошуды за рукав.

— Куда ты лезешь, старая черепаха! — завопил другой человек, тоже толстый и тоже богато одетый. Это был владелец большого стада баранов. Он схватил шошуды за второй рукав. — Когда этот слепой еще и рта не раскрыл, я уже пересчитывал деньги, чтобы купить все его слова и весь звон его бамбуковой палки.

— Отойди прочь, бараний начальник! Я уже сторговался! — крикнул первый богач и потащил шошуды к себе.

— Верно, одна из твоих лошадей зашибла тебя копытом, — отвечал второй богач. — Разве ты не видишь, что я уже купил его? — И он потянул шошуды к себе.

Так они препирались, угощая друг друга пинками. При этом оба крепко держали растерявшегося шошуды.

Когда богачи увидели, что ни один из них не может перекричать другого, они подхватили шошуды под локти и потащили к князю, чтобы тот рассудил их.

Старый князь долго не мог понять, о чём идёт спор.

Богачи так кричали, что если бы разом ржали все лошади владельца табуна лошадей и блеяли все бараны владельца стада баранов, и то, наверно, было бы тише.

Наконец, князю надоел их крик и он приказал слугам прогнать обоих богачей. А юношу подозвал к себе и спросил:

— Почему эти люди спорят из-за тебя?

— Не знаю, — ответил шошуды, — я рассказывал на базаре сказки, а они схватили меня, долго кричали, потом привели к тебе.

— Расскажи и мне сказку, — повелел князь.

Шошуды провёл пальцами по струнам и начал рассказывать. Слушая, князь то смеялся, то печалился. Он думал о том, что все длинные трактаты его придворных учёных не стоят одной коротенькой сказки слепого юноши, — столько мудрости в каждой.

— Кто научил тебя этому? — спросил князь.

— Все понемногу, — ответил слепой, — и люди, и звери, и птицы.

Тут юноша рассказал удивительную сказку о своей жизни в лесу.

Князь Ло Ван, — потому что это был князь Ло Ван, — бросился к юноше. Он понял, что перед ним стоит его сын. Князь взял юношу за руки, усадил рядом с собой и заговорил:

— Небо второй раз подарило мне сына, и на этот раз я не отрекусь от него. Ты слеп, но видишь лучше зрячего, где добро и где зло. Мои глаза еще зорки, я вижу на сто шагов, а ты своим сердцем можешь разглядеть, что происходит на другом конце Поднебесной. Теперь я могу спокойно умереть, — мне есть кому оставить княжество.

Но шошуды ответил:

— Когда-то я ушёл от зверей, чтобы люди научили меня видеть солнечный свет. Солнца я так и не увидел. Но ты сам сказал, что я вижу лучше тебя, зрячего. Я брожу среди людей, слушаю, что они говорят, потом из этого складывается сказка, от которой и мне, и людям становится светлее. Если я останусь в твоем доме, я снова сделаюсь незрячим. Не удерживай меня.

Старый князь Ло Ван опустил голову.


Шошуды ушёл. До самой смерти он бродил по дорогам Срединного царства, играя на лютне и рассказывая сказки.

________

Дедушка Лао Сюнь помолчал и добавил:

— Вот, Ли-хуа, теперь ты знаешь, как появился первый сказочник.


Дай-Фу — Приносящий счастье



Совсем недалеко от нашей деревни начинаются горы. Самую высокую из них называют Горой целебных трав. С неё сбегает шумный водопад; в долине он разливается спокойной рекой, дающей воду нашему селению. Склоны горы круты и обрывисты, подняться по ним нелегко. А добраться до вершины и совсем невозможно. Путь туда преграждают неприступные скалы. И все же один человек побывал там. Гору тогда называли иначе, а как, — теперь уже все позабыли, потому что случилось всё это очень давно. Но о человеке, который поднялся на вершину, до сих пор вспоминают у нас. Да он и родом был из нашей деревни.

Но лучше рассказать обо всём по порядку.

Человек тот родился в самой бедной фанзе. А когда у бедняка появляется ребёнок, он приносит с собою и радость, и печаль. Едва раздался первый крик новорождённого, отец склонился над ним и сказал:

— Дитя, дитя, ты родился себе на горе; всю жизнь тебе придётся биться с нуждой.

Но мать улыбнулась и ответила:

— Зачем ты так говоришь! Посмотри, какая у него высокая переносица, какие большие глаза. Уже сейчас видно, что он будет умён и красив. Наверно, он принесёт в наш дом счастье. Давай назовём его Дай-фу — Приносящий счастье.

И вправду, Дай-фу, когда вырос, принёс счастье многим людям. А пока он был маленьким мальчиком, отцу и матери приходилось трудиться ещё больше, чем раньше. Ведь в семье прибавился лишний рот. Часто по лицу отца стекал пот, а по лицу матери катились слёзы; но оба они трудились, не разгибая спины. И хотя нередко сами они оставались голодными, для Дай-фу всегда находилась в доме горсть непросеянной муки или немного овощей. Отец и мать с любовью растили сына и ждали, что скоро он окрепнет и станет им помощником. Наконец они дождались — Дай-фу исполнилось пятнадцать лет.

В ту осень вся семья Дай-фу отправилась в дальнюю горную долину, чтобы заготовить на зиму съедобных кореньев и насушить ягод. Там их застал холодный осенний ливень. Маленькие горные ручьи набухли, заревели и заперли все выходы из долины. Только через три дня семья вернулась домой.

Дай-фу был молод; холодный дождь не повредил ему, но отец с матерью заболели. Они метались в горячке на истёртой циновке и говорили в бреду слова, которых сами не понимали. Мальчик испугался и побежал на восточный конец деревни, где жил лекарь.

Лекарь сидел за высоким прилавком. Он еле взглянул на Дай-фу, словно тот был муравьём или букашкой, и отвернулся. А когда мальчик попросил лекарства для отца и матери, он ответил:

— Вся жизнь твоих родителей стоит дешевле, чем лекарство, которое может их вылечить.

Заплакав, Дай-фу бросился к другому лекарю, к тому, что жил на западном краю деревни. Но второй лекарь оказался не добрее первого. Он сказал:

— Когда болен бедняк, его незачем лечить — он поправится сам. Или умрёт.

Дай-фу побрёл в свою фанзу с пустыми руками. Вместо лекарства он подавал больным воду, укрывал их рваным одеялом, поправлял жёсткую подушку, набитую опилками. Что ещё мог сделать мальчик!

Через несколько дней умерла мать, а за ней и отец.

Сердце Дай-фу было полно горечью и гневом. Он говорил себе: «Вырасту большим, сам стану лекарем и буду лечить бедняков во всей Поднебесной».

Говорил он об этом и своим соседям, которые были немногим побогаче его родителей. Соседи давали сироте то лепёшку, то чашку супа и вздыхая отвечали:

— Если в реке нет воды, в ней нет и рыбы. Если у бедняка нет денег, ему не выучиться грамоте. А из неграмотного не выйдет лекаря.

— Когда хлынут потоки с гор — и сухая канава превращается в реку. Я непременно стану врачом.

Видя упорство мальчика, соседи посоветовались между собой, и каждый дал для сироты, сколько мог. Самый старший из них отвёл Дай-фу в город. Там он купил хорошие подарки и поднёс их врачу, который держал лавку с лекарствами неподалёку от базарной площади. Врачу понравились подарки, и он согласился взять Дай-фу в обучение.

Как же учил старый лекарь своего ученика?

А вот как. Еще до зари он кричал ему:

— Вставай поживее, раздуй огонь в очаге, приготовь мне поесть!

После завтрака учитель опять кричал, не дожидаясь, пока Дай-фу доест его объедки:

— Вымой котёл! Подмети пол! Наруби хворосту! Свари рис! Вскипяти чай! Да не забудь наполнить чаны водой!..

Дай-фу трудился с раннего утра, когда на востоке только начинало светлеть, и до позднего вечера, когда в тёмном небе загорались звёзды. В этот час учитель расстилал мягкий войлок, поверх войлока — несколько одеял и кряхтя ложился спать, не забыв приказать своему ученику, чтобы тот зорко охранял лавку.

Жизнь Дай-фу была нелегка, но мальчик не жаловался. Он убирал в доме, подметал пол, а его уши слушали, какие советы даёт лекарь своим больным; он рубил хворост, разжигал огонь, а глаза его смотрели, из каких трав варит лекарь снадобья. Он сторожил лавку и при лунном свете выводил пальцем на земляном полу иероглифы, что были написаны на маленьких выдвижных яшичках шкафа с лекарствами, а в безлунные тёмные ночи, когда названия лекарств нельзя было ни прочесть, ни написать, он тихонько твердил их наизусть.

Так прошёл год, второй и третий. Дай-фу узнал всё, что знал сам старый врач. Он умел теперь разгадать с первого взгляда, какая болезнь мучит больного и какое лекарство может ему помочь. Он помнил, как пахнет каждая травка из ста сортов целебных трав, и знал, из какого растения готовят отвар, из какого — настой, из какого — мазь.

И вот однажды он сказал врачу:

— Травы, произрастающие на земле, должны лечить всех людей, живущих на земле. Вы, врачи, лечите только богатых, а я буду лечить бедных. Завтра я ухожу от тебя.

Старый врач презрительно усмехнулся и ответил:

— Если бы каждый нищий, которому вздумается, мог стать врачом и открыть лекарственную лавку, небо давно бы рухнуло. Но пока оно прочно высится над нами и крепко держит небесные светила.

Больше он не сказал своему ученику ни слова.

На следующий день Дай-фу навсегда покинул лавку врача. Сборы его были недолги, ведь всё, что юноша накопил за три года, хранилось в его памяти.

Он весело зашагал по дороге и к закату пришёл в родную деревню. Фанза его почти развалилась, циновки истлели; только и было у него теперь имущества, что треснувший котёл. Однако Дай-фу не печалился, потому что приветливое слово дороже серебра и золота, а соседи встретили его радостно. Они приняли юношу, словно родного, накормили и стали расспрашивать. Но когда они услышали, что Дай-фу вернулся таким же бедным, каким ушёл, радость на морщинистых лицах соседей потухла, и они опустили головы. Потом самый старый из них, тот, что когда-то отвёл Дай-фу в город, сказал:

— Сынок, сынок, даже самая искусная хозяйка не сварит кашу, не имея рису. Как же ты без лекарств думаешь излечивать болезни?..

Дай-фу ответил:

— Я думаю так: если хочешь сварить кашу, нужно достать рису.

Наутро, еще не успели и петухи пропеть, Дай-фу уже шёл на северо-запад, по тропинке, ведущей в горы. В руке он нёс плетёную корзинку.

Долго бродил он в горах, поднимался на высокие перевалы, спускался в глубокие долины. В одних местах он видел только голые камни, в других — пышно росли травы, но целебных среди них он не находил, сколько ни искал. Тогда Дай-фу решил взобраться на самую высокую гору, поросшую лесом, где никогда никто не бывал. По едва заметным тропам, протоптанным дикими зверями, он поднимался всё выше и выше.

Тем временем закатилось солнце, вокруг быстро стемнело и рад вершинами деревьев выплыла луна. Дай-фу огляделся по сторонам: на востоке — горы, на западе — горы, на юге — горы, на севере — тоже горы.

«Не ночевать же здесь! — подумал Дай-фу. — Вернусь домой. А завтра приду опять».

И Дай-фу повернул назад. Но всё кругом теперь казалось ему другим. Серые камни под лунным светом стали белыми, красные стволы сосен — чёрными, а по земле протянулись длинные тени. Дай-фу пошёл прямо, потом налево, потом направо, но тех тропок, по которым он добрался сюда, нигде не было видно.

В ночной тишине запел соловей. И сейчас же лес словно ожил. Зарычал тигр, завыли волки, залаяли лисицы, испуганно вскрикнул фазан и взлетел с уступа скалы.

А Дай-фу всё не мог найти дороги вниз, и на сердце у него стало тревожно.

Вдруг мимо него лёгкой поступью, почти не касаясь земли, быстро прошла девушка в зелёной одежде. Дай-фу очень удивился — час поздний, глухой, место дикое; что делать здесь женщине! Всякий зверь может её обидеть, всякая ночная птица испугать.

«Верно, она тоже заблудилась. Нельзя бросить её одну, — сказал сам себе юноша. — Я пойду тихонько за ней и, если понадобится, помогу».



Так он и сделал. Скоро девушка вышла на лесную поляну, освещённую луной. Тут она обернулась к Дай-фу и спросила:

— Зачем ты идёшь за мной, человек?

— Я боюсь оставить тебя одну в этот глухой час среди дикого леса.

Девушка улыбнулась.

— Мне знаком тут каждый куст, каждая былинка, каждая птица и каждый зверь. Никто меня не обидит. А что делаешь здесь ты?

— Я ищу целебные травы, — ответил Дай-фу.

— У тебя, верно, больна мать или, может быть, жена?

Дай-фу покачал головой.

— У меня нет родных, я один на свете.

— Тогда, значит, ты хочешь набрать редких трав, чтобы продать их и разбогатеть?

— Нет, — сказал Дай-фу. — Мне нужны травы, чтобы лечить бедняков, которым нечем платить за лекарства.

— И что же, нашёл ты травы?

— Корзинка моя пуста, — печально ответил Дай-фу.

Девушка в зелёной одежде засмеялась.

— А мне казалось, что сегодня луна светит достаточно ярко. Посмотри себе под ноги.

Дай-фу опустил глаза и вскрикнул от радости. Он увидел то, что искал. Горная арника, останавливающая кровь, поднимала свои оранжевые соцветия, похожие на маленькие плетёные корзинки; наперстянка, та, что излечивает болезни сердца, качала своими красными и тёмно-жёлтыми колокольчиками; выглядывали из листьев бледно-лиловые цветы красавки — она успокаивает самую сильную боль и спасает людей, съевших ядовитый гриб; с ползучего стебля свешивались белые, будто вылепленные из воска, цветы и красные ягоды лимонника. Его называют увейцзы — плод с пятью вкусами. Горсть ягод лимонника возвращает силы усталому, бодрость — ослабевшему. Росли тут и другие травы, помогающие от разных болезней.

Дай-фу с благодарностью взглянул на девушку, взглянул и не смог отвести от неё глаз, так она была прекрасна.

А девушка лукаво спросила его:

— Ну, разве не ярко светит луна?

Дай-фу ответил:

— Твоё лицо сияет ярче, чем луна. Кто ты, девушка, и где живёшь?

— Я живу здесь, на этой горе, и повелеваю всеми деревьями, кустами и цветами. Самое большое моё богатство — целебные травы. Я прячу их от злых людей и открываю добрым. Ты самый лучший юноша в Поднебесной, и я позволяю тебе нарвать столько трав, сколько тебе нужно. Почему же ты их не рвёшь?

Дай-фу с трудом отвёл глаза от лица девушки и стал рвать цветы, листья и ягоды, выкапывать корни. Скоро корзинка его наполнилась.

Когда он разогнул спину, девушки в зелёной одежде уже не было. Невдалеке быстро бежал водопад, разбиваясь о камни на тысячу маленьких потоков, и каждый поток пел свою песенку — «хуа-ла-ла, хуа-ла-ла». Прямо перед ним вздымались голые скалы, и луна будто катилась по краешку этих скал.

«Скоро луна совсем скроется за вершиной, — подумал Дай-фу, — как же я найду дорогу домой?»

И вдруг он увидел, что стоит на тропинке, такой ровной и гладкой, будто её утоптали тысячи ног. Дай-фу удивился, — почему он раньше не приметил её? Но долго думать не стал и пошёл по тропинке. Вверх взбирался он много часов, а обратный путь показался ему совсем коротким и лёгким. Едва начало всходить солнце, Дай-фу был уже дома.

С этого дня дверь в фанзу Дай-фу никогда не закрывалась. Бедняки шли к нему со своими болезнями и горестями. Одному он помогал лекарством, другому — добрым словом, разумным советом. Часто его будили по ночам, и Дай-фу, забыв о сне, спешил к больному. Когда он приходил в самую тёмную лачугу, в ней будто становилось светлее. Люди говорили:

— Недаром родители назвали его Дай-фу, он и вправду приносит счастье!

Не проходило и дня, чтобы Дай-фу за всеми заботами не вспоминал девушку в зелёной одежде. Ложась спать, он говорил себе: «Завтра утром я поднимусь на гору и, может, снова увижу её».

Но наступало утро, и кто-нибудь приходил звать его к больному ребёнку или умирающему старику. Так протекали дни за днями.

Однажды к молодому лекарю прибежал мальчик лет десяти и плача сказал, что отец его умирает. Дай-фу сейчас же пошёл за мальчиком. В бедной фанзе, на холодном кане, лежал худой, ослабевший от болезни человек. У него болело горло, он тяжело дышал и почти не мог говорить.

Дай-фу осмотрел его и понял, что жить бедняге осталось не больше недели. Чтобы утешить больного, он сказал ему несколько ласковых, ободряющих слов. Больной облегчённо вздохнул, прикрыл глаза и задремал. А Дай-фу с жалостью поглядел на него и грустно покачал головой. В это время в углу фанзы послышалось всхлипывание. Это заплакал мальчик; он понял по опечаленному лицу молодого врача, что скоро останется сиротой. У Дай-фу сжалось сердце — вот так и он сам плакал, когда умирали его отец и мать. Юноша принялся перебирать в памяти самые мудрёные лекарства и вдруг вспомнил: есть такая редкая трава — горный чай! Только она и может вылечить больного.

«Я должен найти горный чай, — подумал Дай-фу. — Надо сейчас же идти в горы!»

Мальчику он сказал:

— Жди меня. Через несколько дней я вернусь с лекарством.

Дай-фу никогда не видел горного чая. Но у его учителя была старая книга с рисунками, которую тот всегда держал под замком. Всё же один раз Дай-фу удалось быстро перелистать её.

Там-то и были нарисованы листики горного чая. Эта трава растёт на голом камне, на самых высоких горах.

Три дня и две ночи Дай-фу бродил по горе, где росли целебные травы. В этот раз гора не таила от него своего богатства — целебные травы и кустарники будто протягивали к нему цветы и ветви. Но Дай-фу проходил мимо, — ему нужен был только горный чай, а его-то он нигде не находил.

К вечеру третьего дня он вышел на поляну у подножия скал, стороживших подступы к вершине. Дай-фу подумал: «На вершине никто никогда не бывал. Может, там и растёт горный чай».

Он поднял голову и с тоской посмотрел на остроконечную вершину, окутанную белыми облаками. Но она казалась недоступной: каменные утёсы отвесно вздымались к небу; на них не было ни расщелины, чтобы поставить ногу, ни выступа, чтобы ухватиться руками. Дай-фу огорчился. Тут он услышал знакомый шум — «хуа-ла-ла, хуа-ла-ла». Это шумел водопад, падающий с самой вершины. Молодой лекарь вспомнил — на этой поляне он уже был раньше. Здесь говорила с ним девушка в зелёной одежде. Ведь она шэньсянь — волшебница. Если бы девушка захотела, она помогла бы ему сейчас.

Не успел Дай-фу подумать об этом, как закачались сосны, заревел водопад, покатились сверху камни и на поляну выскочил огромный полосатый тигр. Шерсть у него стояла дыбом, глаза светились точно раскалённые угли, пасть широко разинута. Тигр был очень страшен, но Дай-фу поклонился ему и сказал:

— Старший брат, тигр! Ты пришёл, чтобы съесть меня. Но видишь ли, я должен вылечить одного человека, иначе его маленький сын останется сиротой. Если ты меня растерзаешь, кто же поможет больному?

И вдруг Дай-фу увидел, что тигр три раза кивнул головой и приник к земле, словно подставляя спину. Дай-фу сел на спину тигра и крепко ухватился за его шерсть. Тигр разбежался и взвился вверх — только ветер засвистел в ушах Дай-фу. Не прошло и мгновения, как они оба оказались на вершине горы. Юноша спрыгнул на землю, и тигр ушёл прочь.

Дай-фу огляделся. Кругом цвели неведомые растения; на одних цветы были красные, как кораллы, на других — жёлтые, как золото, на третьих — голубые, как бирюза. Их листья, казалось, были вырезаны из зелёного нефрита. А среди высоких стеблей и пышной листвы Дай-фу приметил маленькие кустики горного чая.

Он уже нагнулся, чтобы нарвать его, но сейчас же поднял голову, потому что услышал за спиной смех, такой звонкий, будто ударяли в крошечный серебряный гонг.

Дай-фу обернулся.

Перед ним стояла та самая девушка, которую он повстречал в лунную ночь на горе и которая столько раз снилась ему потом. Лицо её было нежно, как цветок вьюнка с капельками росы, а зелёная одежда яркой, словно листья после дождя. В руках девушка держала маленькую корзинку.

— Вот ты и пришёл ко мне в гости, Дай-фу, — сказала девушка. — Ни один человек еше не поднимался так высоко, но я увидела, что ты смотрел на вершину, и попросила царя зверей, тигра, принести тебя сюда. Скажи, Дай-фу, зачем ты смотрел на вершину? Не потому ли, что хотел увидеть меня?

— С тех пор, как мы встретились в первый раз, не было и минуты, когда бы я не хотел видеть тебя, — ответил юноша. — Но не стану обманывать. Когда я смотрел на вершину, я думал о другом. Мне нужен горный чай, чтобы вылечить больного человека.

Девушка тяжело вздохнула.

— Что ж, Дай-фу, вот горный чай, нарви его.

Дай-фу нарвал целую охапку горного чая и сложил его в свою соломенную шляпу. Теперь ему оставалось только попрощаться с девушкой, но вместо этого он стоял и, как зачарованный, смотрел на неё.

— Почему же ты не идёшь к людям? — спросила девушка.

— Мне трудно расстаться с тобой, — тихо сказал Дай-фу.

— И я не хочу расставаться с тобой, самый лучший юноша в Поднебесной. Оставайся здесь навсегда. Разве есть на земле место чудеснее этого?!

Дай-фу уже готов был согласиться, но потом покачал головой:

— Кто же будет тогда лечить бедняков?

Девушка снова заговорила:

— Шэньсянь может попросить человека только один раз. Подумай, Дай-фу, если ты скажешь — «нет», ты больше никогда не увидишь меня. Ты останешься?

«Останусь!» — хотел крикнуть Дай-фу, но в ушах его прозвучал жалобный плач мальчика, и он сказал:

— Я должен идти.

Девушка посмотрела на него долгим взглядом.

— Вот как бывает! Я полюбила тебя, потому что в сердце твоём нет корысти и ты думаешь о других больше, чем о себе. Но теперь то, за что я тебя полюбила, разлучает нас навсегда. Мы больше не увидим друг друга. Возьми же от меня на прощанье эту корзинку. Когда тебе понадобится какая-нибудь целебная трава, ты найдёшь её на дне корзинки. Вспомни тогда обо мне.

Она взяла Дай-фу за руку, подвела к водопаду и сказала:

— Иди!

«Как же я пойду по бурным потокам?» — подумал Дай-фу, но увидел, что перед ним не водопад, а блестящая ровная дорога вниз.

— Прощай, Повелительница ста трав! — воскликнул Дай-фу.

— Прощай! — как звонкое эхо, откликнулась девушка.

Дай-фу спустился в долину, и застывший водопад снова стал быстрым потоком, зашумел и запенился.

Молодой лекарь поспешил к бедной фанзе, где его ждали больной крестьянин и мальчик. Он пришёл вовремя — силы уже покидали больного.

Дай-фу быстро заварил горный чай и дал выпить умирающему. Тому сразу стало легче.

Через неделю крестьянин смог уже подняться, и маленький сын его больше не плакал.

Дай-фу жил в нашей деревне до глубокой старости. К нему приходили больные из близких и далёких селений, и Дай-фу ни одному бедняку не отказывал в помощи. Но он не мог забыть девушку в зелёной одежде и был всегда печален. Только когда он видел, как счастливо смеётся мать над выздоравливающим от тяжкой болезни ребёнком, на сердце у него становилось тепло, и он улыбался.

А гору с тех пор называют Горою целебных трав.


Как земля превратилась в серебро



Ван Да любил хорошо поесть, любил поговорить с соседями, любил поспать, но не очень-то любил работать.

Пока были живы отец с матерью, Ван Да ничего не делал, а если и работал, так разве что палочками для еды. Но отец и мать умерли. Некому стало кормить Ван Да.

И всё-таки за работу Ван Да так и не принимался. Он ходил в гости из фанзы в фанзу, и хозяевам приходилось из вежливости хоть чем-нибудь да угощать его.

Пришла весна. Фанзы опустели. С раннего утра до позднего вечера все трудились на своих полях.

Один Ван Да бродил по деревне. То пойдёт на восточный конец селения и выпросит у сторожа кумирни кусок чёрствой лепёшки, то на западный край — к хозяину винной лавки, который иногда давал ему остатки вина, недопитого другими. А пока Ван Да шагал с востока от кумирни — на запад к винной лавке или-с запада от винной лавки — на восток к кумирне, он разговаривал сам с собой.

— Ван Да, хорошо бы вкусно поесть, — бормотал он. — Но, чтобы поесть, нужны деньги. А чтобы были деньги, надо разбогатеть. Вот если бы кто-нибудь сказал тебе, Ван Да, как это сделать!

В один прекрасный день, когда Ван Да брёл, как обычно, из кумирни в винную лавку, на дороге ему повстречался старый крестьянин Чжао.

Чжао остановился и спросил:

— Ван Да, о чём это ты сам с собой разговариваешь?

— О важных вещах, — ответил Ван Да. — О том, что хорошо бы вкусно поесть. Но, чтобы поесть, нужны деньги. А чтобы были деньги, надо разбогатеть. Старина Чжао, не знаешь ли ты, как это сделать?

— Знаю, — сказал Чжао. — Видишь эту горсть земли с моего поля? Хочешь, я научу тебя, как превратить землю в чистое серебро?

Услышав это, Ван Да очень обрадовался и стал просить:

— Будь другом, научи меня поскорее!

— Ну, нет, не так-то это просто, — покачал головой старый крестьянин. — Каждый комок земли на поле надо не один раз перебрать руками, прежде чем он станет серебром. Хочешь научиться — иди жить ко мне в фанзу. Только с условием: что я тебе скажу, то и будешь делать. И на полдороге не останавливаться! Учиться — так учиться до конца. Согласен?

— Согласен, — ответил Ван Да.

В тот же вечер он перебрался к Чжао. А ночью ему приснилось столько серебряных монет, что и сосчитать было невозможно.

Как только большой белый петух взлетел на загнутый кверху конец крыши и громко закричал, старина Чжао разбудил Ван Да.

Ван Да послушно встал, хотя вовсе не привык вставать так рано.

Чжао даже не позволил ему как следует потянуться. Он принёс две мотыги, одну взял себе, другую дал Ван Да и повёл его в поле.

В поле Чжао принялся взрыхлять землю, и Ван Да тоже стал взрыхлять землю. Так они поднимали и опускали мотыги до тех пор, пока Ван Да не натёр мозолей.

— Старина Чжао, — сказал он, — я не хочу больше учиться превращать землю в серебро. Лучше научи меня, как превратить её в медь. Это, наверно, легче.

— Хорошо, — ответил Чжао, — с этой минуты ты будешь превращать землю не в серебро, а в медь.

И он опять взмахнул мотыгой. Со вздохом поднял свою мотыгу и Ван Да.

На второй день и на третий Чжао таскал удобрения, и Ван Да приходилось не отставать от него.

Уже целую неделю Чжао учил бездельника Ван Да. У того от усталости ныла поясница, болели ноги, горели ладони.

Но старина Чжао прикрикивал на него:

— Ван Да, вспомни наш уговор: на полдороге не останавливаться! Учиться — так учиться до конца.

И Ван Да ничего не оставалось, как продолжать учиться.

Прошло два месяца. Поясница у Ван Да уже не ныла, ноги перестали болеть. Как-то, пропалывая рис, он сказал:

— Знаешь, Чжао, я, пожалуй, готов поучиться ещё немного, чтобы превратить землю всё-таки не в медь, а в серебро.

Старина Чжао согласился с Ван Да.

— Конечно, серебро лучше меди.

Наступила осень. В поле созрел рис. Чжао вместе с Ван Да собрали хороший урожай. Урожай продали и получили за него мешочек серебряных монет. Половину Чжао взял себе, половину отдал Ван Да. При этом он сказал:

— Теперь ты знаешь, что весь секрет в одном слове: «лаодун!» — «трудись!»

Получив деньги, Ван Да пошёл на западный край селения к хозяину винной лавки. Хозяин увидел его и поморщился — опять явился этот бездельник за даровым угощением! Однако Ван Да швырнул монету на прилавок и важно потребовал чашку самого лучшего вина.

Хозяин подал ему вино и почтительно спросил:

— Уважаемый Ван Да, откуда у вас завелись деньги?

И Ван Да ответил:

— Это старина Чжао открыл мне секрет, как превращать землю в серебро.

Потом Ван Да купил у мальчишки-разносчика десять лепёшек и отправился на восточный конец селения к сторожу кумирни. Увидев его, сторож сказал:

— В плохой день ты пришёл. Сегодня нечем тебя угостить.

— Ну, так я тебя угощу, — весело ответил Ван Да и положил перед сторожем десять свежих лепёшек.

— Ты, я вижу, разбогател, — удивился сторож, — уж не нашёл ли ты клад на поле, доставшемся от отца?

— Нет, этот клад я нашёл на поле старины Чжао. В будущем году постараюсь найти клад и на своём поле. Для этого надо лишь помнить волшебное слово — «лаодун!»


Чиновник и мальчик



Состарился важный чиновник и решил стать помещиком, чтобы дожить остаток дней на покое. Он купил себе землю и построил большой дом на краю деревни. От нечего делать чиновник каждый день объезжал поля крестьян и то и дело давал им непрошенные советы.

Вот едет он однажды, видит — крестьянин прореживает на своём маленьком поле рис, а выдернутые ростки бросает на межу.

Чиновник остановил коня и начал смотреть. Смотрел, смотрел и сказал:

— Неправильно ты делаешь. Рвёшь да бросаешь, рвёшь да бросаешь. Нет того, чтобы сосчитать толком, что у тебя за день наработано. Вот скажи, — сколько ты вырвал ростков с утра до полудня?

Крестьянин разогнулся, утёр рукавом пот с лица и ответил усмехаясь:

— А ты, господин, можешь ли сосчитать, сколько твоя лошадь сделала сегодня шагов?

Чиновник рассердился и уехал домой.

И надо же так случиться, что через неделю поросёнок того самого крестьянина забежал в сад чиновника. Чиновник схватил поросёнка за задние ноги и, как тот ни визжал, потащил в амбар и запер.

Вечером крестьянин пришёл за своим поросенком. Узнав крестьянина, чиновник решил отомстить ему за дерзкий ответ. Он принялся кричать:

— Твой поросёнок перепортил мне в саду больше деревьев, чем ты выдернул ростков на своём поле. Ты должен возместить мне убытки. Бери поросёнка и выкорми для меня, чтобы он был весом вон с ту гору. Да смотри, поскорее, а не то тебе худо придётся.

Крестьянин взял поросёнка под мышку и, опечаленный, вернулся домой. Его маленький сын узнал о беде и говорит:

— Не горюй, отец. Я сам пойду к господину чиновнику и поговорю с ним.

И он отправился в дом чиновника.

— Что тебе нужно? — спросил его чиновник.

Мальчик с поклоном вынул из рукава маленькие весы и сказал:

— Почтенный господин, ты приказал моему отцу выкормить свинью весом вон с ту гору. Но мы не знаем, сколько весит гора. Давай сначала взвесим её.

Чиновник покраснел и ничего не мог ответить. Ему стало очень стыдно, что даже маленький деревенский мальчик оказался умнее его. Поэтому он поскорее продал свой дом и переехал обратно в город.


Десять чайников вина



Эта история старая-престарая. Да и рассказывается в ней о глубоких старцах. Однако и молодым послушать не мешает.

Сошлись как-то на рыночной площади десять старцев. У одного борода белая, у другого чёрная, у третьего полубелая, у четвёртого получёрная, у пятого ни белая ни чёрная, у шестого-старца борода как борода, у седьмого борода, как пакля, у восьмого — как сена клочок, у девятого — как соломы пучок, а десятый совсем без бороды.

Сошлись они и завели беседу. А дело было незадолго до Нового года. Вот старец с белой бородой и говорит:

— Давайте, почтенные друзья мои, встретим Новый год вместе.

Остальные девять в знак согласия кивнули головами.

Новый год — большой праздник. Без вина его встречать не годится. И они решили так: в канун Нового года все придут к старцу с белой бородой и каждый принесёт с собой чайник вина.

— Это мы хорошо придумали. У нас будет настоящий праздник! — сказали друзья и, очень довольные, разошлись по своим фанзам.

Миновал день, другой. Вот и канун Нового года.

С утра пораньше старец с белой бородой принялся готовиться к встрече гостей. Чисто прибрал фанзу, постелил новые циновки, потом достал с полки большой фарфоровый чайник, чтобы наполнить его вином. Чайник был красивый, весь разрисованный пёстрыми цветами. Старец с белой бородой вымыл его, вытер и задумался: «Десять чайников вина — это много вина. Но и в девяти чайниках тоже много вина. Если слить всё вино в котёл, кто догадается, что в десятом чайнике вина не было?»

Подумал так и наполнил свой чайник водой.

Пока старец с белой бородой прибирал фанзу, старец с чёрной бородой примерял новый праздничный халат и раздумывал: «Если к девяти чайникам крепкого вина прибавить чайник воды, вино станет не намного слабее. Зачем же мне тратить несколько лишних чохов?»

И, сняв праздничный халат, он налил в свой чайник воды.

В тот же час и в ту же минуту старец с полубелой бородой сказал сам себе: «Вино приятнее пить, когда тебя угощают. Неужели девять друзей не могут угостить десятого! Если я налью в свой чайник воды, — этим десятым буду я».

Так он и сделал.



Готовились к празднику и старец с получёрной бородой и тот, у кого борода была ни белая ни чёрная.

Один перебрал все чайники в доме, но все они показались ему слишком большими.

«Не налить ли мне вина только наполовину? Нет, нельзя, могут заметить. Но кто догадается, если я наполню чайник до краёв не вином, а водой? Никто».

И он налил в чайник воды по самую крышку.

Другой рассудил так: «Каждый из нас прожил на свете немало лет. О многом мы можем сегодня вспомнить, о многом поговорить. Но если вино будет слишком крепким, наши языки скоро начнут заплетаться. Придётся мне позаботиться обо всех и налить в свой чайник воды, чтобы разбавить девять чайников вина».

То, что пришло в голову старцу с бородой ни белой ни чёрной, пришло в голову и старцу, у которого борода как борода, и тому, у кого борода, как пакля, и тому, у кого, как сена клочок, и тому, у кого, как соломы пучок. Да и тот, у которого совсем не было бороды, оказался таким же догадливым.

Как только первая звезда засияла на небе, друзья собрались в фанзе старца с белой бородой.

«Гу-уу-гу-ду», — слышалось бульканье, когда содержимое всех чайников выливали в большой глиняный котёл. Потом котёл поставили на огонь, и все с нетерпением стали ждать, пока вино подогреется.

Но вот старец с белой бородой снял с котла крышку и наполнил чашки друзей. Друзья весело подняли чашки и поднесли их к губам.

С первым же глотком лица их вытянулись. Ешё бы! Ведь в чашках был чистый кипяток и ни капли вина.

Старцы поглядели друг на друга, и каждый подумал: «Оказывается, не я перехитрил всех, а все перехитрили меня!»

Не проронив ни слова, все десять снова подняли чашки. Так пили они всю ночь, пока котёл не опустел.

Старая это история, да и старцев тех давно уже нет на свете. Зачем же вспоминать о ней? А затем, чтобы все знали: не хочешь быть обманутым, — не обманывай сам!


Два брата



В одной деревне жил крестьянин с двумя сыновьями. Была у него хорошая фанза, была рыжая корова с одним рогом, была и своя земля.

Но вот заболел крестьянин и умер. Тогда старший сын, сказал младшему:

— Давай делить то, что осталось от отца.

— Как же мы будем делить? — спрашивает младший. — Фанза у нас одна, корова одна. Станем лучше вместе жить, вместе работать, как при отце.

Старший твердит своё:

— Фанзу делить не к чему. Амбар у нас не хуже фанзы. Почему бы тебе там не жить? Землю за нас речка разделила. Поле по правую сторону речки я возьму, по левую, так и быть, пусть твоё будет. Оно поменьше — тебе с ним справиться легче. А вот корова действительно одна. Давай так сделаем: я ухвачу за рог, ты за хвост и будем тянуть. Кто перетянет, — тому и корова.

Стали тянуть. Старший крепко за рог ухватился, тянет что есть силы. У младшего в руках скользкий хвост — как его удержать! Вот и досталась старшему корова, а младшему — блоха с коровьего хвоста.

Зажал бедняга блоху в кулаке и от огорчения ушёл со двора Дошёл до конца деревни, — тут увидела его сестра отца и позвала попробовать свежеиспечённой лепёшки. Сел младший брат на кан, забыл про блоху и разжал кулак. Блоха выскочила и запрыгала по кану. Подбежала пёстрая курица, клюнула — и нет блохи.

Совсем огорчился младший брат, даже лепёшку не стал есть.

— Несчастливый я, — говорит тётке. — Делили мы с братом отцово наследство. Ему корова досталась, мне — блоха с коровьего хвоста. А теперь и ту курица склевала.

Пожалела его тётка и дала ему курицу. Пошёл младший брат домой, курицу прутиком подгоняет. Дошёл почти до самого дома, — вдруг из соседнего двора выбежала собака, схватила курицу и откусила ей голову.

Рассердился младший брат, погнался за собакой. Сосед увидел и спрашивает:

— Что она тебе сделала?

— Да вот, видишь ли, делили мы с братом отцово наследство. Ему корова досталась, мне — блоха с коровьего хвоста. Блоху тёткина курица склевала, тётка и отдала мне курицу. А курице твоя собака голову откусила.

Пожалел его сосед и дал ему собаку. Младший брат поманил собаку и вошёл к себе во двор.

Видит — старший брат задаёт корм рыжей корове. Младший думает: «Чем моя скотина хуже братниной? Надо и её покормить».

Сбегал он на базар, продал свой последний халат и купил корзину мяса. Принёс домой, а старший брат как раз соху налаживает. Взялся за дело и младший брат — смастерил себе маленькую лёгкую соху.

На другой день старший запряг в соху корову и поехал поле пахать. И младший брат от него не отстаёт. Запряг собаку и тоже поехал в поле. Старший для коровы сено захватил, младший — мясо.

Через реку, что делила поле братьев, шла проезжая дорога в город. По этой дороге ехал богатый купец с товарами. Увидел он, как младший брат собирается пахать на собаке, и принялся над ним смеяться.

— Где это видано, чтобы на собаке землю пахали?! Ничего у тебя не выйдет.

Младший брат и отвечать не стал. Прилаживает упряжь, соху осматривает.

А купец всё не унимается.

— Давай побьёмся об заклад: если ты к закату вспашешь поле, я отдам тебе мои товары, а если не вспашешь, — целый год на меня даром будешь работать.

— Хорошо, — ответил младший брат.

Купец сел у края поля, а младший брат взялся за дело. Вынет из корзины кусок мяса и швырнёт его вперёд. Собака за мясом бежит, младший брат только на соху нажимает, чтобы борозда поглубже и поровнее шла. Проглотит собака мясо, а впереди уже другой кусок лежит. Так от куска к куску и бежит собака.

К закату солнца опустела корзина, зато и поле было вспахано. Нечего делать, пришлось купцу отдавать свои товары. Младший брат взвалил их на плечи и пошёл домой. И собака за ним побежала.

Увидел старший брат, что младший тащит два больших мешка, и спрашивает:

— Что у тебя в мешках?

— Да вот побился я сегодня об заклад с одним купцом, что вспашу на собаке поле, и вспахал. Пришлось купцу отдать мне свои товары.

Старший брат позавидовал и стал просить у младшего:

— Дай мне хоть на денёк собаку.

Младший дал собаку и сказал:

— Только не забудь взять с собой мясо.

«Это наверно, чтобы не проголодаться», — подумал старший.

На следующее утро он запряг собаку, положил в корзину жареного мяса и отправился в поле.

«Теперь надо ждать проезжего купца», — сказал он сам себе.

Ждать ему долго не пришлось, — купец показался на дороге. Но что толку! Купец на старшего брата с собакой даже не взглянул, проехал мимо, только пылью им глаза запорошило.

Решил старший брат ждать второго купца, а пока от скуки принялся есть мясо кусок за куском. Собака и хвостом виляла, и в глаза ему заглядывал, но он ей даже косточки не бросил, всё сам съел. А тут как раз показался второй купец. Хотел он, как и первый, проехать мимо, да старший брат окликнул его.

— Слушай, купец, почему ты со мной об заклад не бьёшься. Разве ты не видишь, что я на собаке собираюсь поле пахать?

Купец только плечами пожал.

— Паши хоть на черепахе, одним дураком на свете больше будет!

А старший ему опять:

— Ну, раз ты не хочешь со мной об заклад биться, я сам с тобой побьюсь. Если я до заката вспашу поле, ты мне отдашь свои товары, а если не вспашу, я отдам тебе свою рыжую корову.

Удивился купец, что нашёлся такой глупый человек, который сам своё добро проезжему навязывает, и согласился.

Начал Старший брат погонять собаку. Та прошла полборозды и стала. Старший прикрикнул на неё — собака ни с места. Тогда старший брат рассердился, схватил палку и ударил собаку. Собака тоже рассердилась, бросилась на него и укусила за ногу. А потом и совсем домой убежала.

Так и пришлось старшему отдать купцу свою рыжую корову.


О Великой Китайской стене и верной Мын Цзян-нюй



Много веков стоит Великая Китайская стена. Она так широка, что десять человек могут выстроиться на ней в ряд, и так длинна, что за сорок дней и ночей, если даже отдыхать не больше трёх часов в ночь, по ней не пройти от начала до конца. Камни в этой стене пригнаны так плотно, что ни один из них и на волос не выдвинулся вперёд.

И только в одном месте Великая Китайская стена обвалилась. О том, как обрушилась в этом месте стена и почему её не достроили, в народе рассказывают так.

В те далёкие времена, когда Великую стену только начали строить, в деревне Сюйцзячжуан жили две семьи — Мын и Цзян. Их дома стояли рядом, и обе семьи часто ходили друг к другу в гости.

Однажды летом в огороде семьи Мын из земли выглянул росток тыквы. Скоро росток пустил побеги, и самый длинный из них дотянулся до плетня, разделявшего огороды семей Мын и Цзян, поднялся по плетню и опустился на земле семьи Цзян. Через месяц на этом побеге расцвёл большой жёлтый цветок. Прошло ещё немного времени, лепестки опали и завязался маленький плод. А к осени выросла болыиая-пребольшая тыква. В Сюйцзячжуане такой тыквы никто никогда не видывал.

Когда тыква совсем созрела, между старухами Мын и Цзян возник спор. Старуха Мын говорила, что если росток появился у них на огороде, то и тыква должна принадлежать семье Мын. Старуха Цзян доказывала, что без цветка не может быть плода, а цветок расцвёл в огороде Цзянов. Значит, тыква принадлежит семье Цзян.

Спорили они, спорили и, наконец, решили так: чтобы никому не было обидно, лучше всего разделить тыкву пополам. Разрезали они её — глядь! — а в тыкве сидит маленькая девочка и улыбается им.

Снова стали думать соседки — в чей дом должна войти девочка и какое ей дать имя. Думали они, думали и назвали девочку Мын Цзян-нюй, что значит «девочка из семей Мын и Цзян». А растить её решили вместе.

Так и жила девочка то в одном доме, то в другом. И через несколько лет Мын Цзян-нюй преэратилась в прекрасную девушку, умную и добрую.

В тот день и час, когда старухи Мын и Цзян разрезали тыкву и увидели маленькую девочку, далеко на юге, в местности Гусу родился мальчик. Отец и мать назвали его Фан Хун-лян.

Фан Хун-лян рос, на радость своим родителям, здоровым и сильным мальчиком. Но, когда он превратился из мальчика в юношу, его постигло большое несчастье.

В те времена Поднебесной правил император Цинь Ши-хуанди. Тот самый император, который приказал построить Великую Китайскую стену. Стена должна была быть очень длинной и очень высокой — недаром она называлась Великой. Цинь Ши-хуанди, который прожил уже немало лет, непременно хотел своими глазами увидеть, как будет уложен последний камень. Поэтому император торопил чиновников, приставленных следить за постройкой стены, а чиновники бамбуковыми палками торопили несчастных каменщиков.

Толпами сгоняли народ из ближних и дальних провинций. А тех, кто пытался бежать, стражники ловили, приводили обратно и на глазах у всех замуровывали в стену.

Чиновники императора добрались и до дальней местности Гусу. Они схватили Фан Хун-ляна и вместе с другими юношами погнали на север.

Целый год работал Фан Хун-лян над постройкой одной из башен Великой стены. От зари до зари, в жару и холод, под окрики и понукания стражников он носил и укладывал тяжёлые камни. Но тяжелее камней, голода и жажды была тоска по родному краю.

И вот Фан Хун-лян решил бежать. Он звал с собой товарищей, работавших с ним бок о бок. Но подневольный труд сделал их души пугливыми и покорными.

Тогда Фан Хун-лян убежал один. В дождливую тёмную ночь, никем не замеченный, он перелез через недостроенную стену и пошёл на юг.

Всю ночь шёл Фан Хун-лян и к утру увидел какую-то деревню. Войти в деревню юноша побоялся. Он остановился у пруда, на берегу которого росли старые ивы. Выбрав дерево с самой густой листвой, Фан Хун-лян влез на него и, примостившись на ветке, задремал.

Деревня, в которую побоялся войти Фан Хун-лян, была той самой деревней, где жила Мын Цзян-нюй. И надо же было, чтобы как раз в это утро Мын Цзян-нюй понадобилось выполоскать сотканное ею полотно. С плетёной корзиной на плече она подошла к пруду.

Как ни легки были шаги девушки, они разбудили Фан Хун-ляна. Он осторожно раздвинул ветки, и его лицо отразилось в гладкой воде. Мын Цзян-нюй, увидев, что из воды на неё глядят чьи-то глаза, испуганно вскрикнула, оступилась и упала в пруд. Фан Хуан-лян спрыгнул с дерева и вытащил девушку из воды.

Когда Мын Цзян-нюй пришла в себя, она спросила своего спасителя:

— Как зовут тебя, юноша, и что привело тебя в наши края? Почему ты прячешься в ветках ивы?

Она спросила это так ласково и участливо, что Фан Хун-лян решился доверить ей свою тайну.

Много страданий и лишений перенёс он за этот год. Мын Цзян-нюй слушала его рассказ, и каждое слово отзывалось в её сердце.

Но хорошо воспитанной девушке не полагается слишком долго оставаться с глазу на глаз с чужим юношей. Как только Фан Хун-лян умолк, Мын Цзян-нюй встала, подняла на плечо корзину с невыполосканным полотном и пошла в деревню, а Фан Хун-ляну велела снова спрятаться на дереве и не выглядывать из ветвей, пока она не вернётся.

Придя домой, Мын Цзян-нюй созвала всех Мынов и всех Цзянов и рассказала им, как она упала в пруд и как её спас Фан Хун-лян.

— Где же твой спаситель? — спросили её.

— Он ждёт у пруда. Если вы позволите мне привести его, я пойду за ним, — ответила Мын Цзян-нюй.

Ей позволили. И скоро Фан Хун-лян сидел на пёстрой циновке перед маленьким столиком и ел сразу из двух чашек, потому что обеим семьям хотелось угостить его, а он боялся кого-нибудь обидеть.

Если юноша и девушка полюбили, — а Фан Хун-лян и Мын Цзян-нюй с первого взгляда понравились друг другу, — как утаить это от внимательных глаз родных? Мыны и Цзяны сразу это увидели. К тому же юноша спас их общую дочь. И вот обе семьи стали готовиться к свадебному пиршеству. Сыграли весёлую свадьбу.

Мын Цзян-нюй и Фан Хун-лян были очень счастливы. Но счастье их длилось не дольше, чем жизнь бабочки-однодневки.



Чиновники, приставленные следить за постройкой Великой стены, наутро после тёмной дождливой ночи недосчитались одного каменщика. Когда они не нашли Фан Хун-ляна и среди умерших за эту ночь, они велели стражникам во что бы то ни стало разыскать беглеца.

Легко спрятать рисовое зерно в мешке с рисом, но как скрыть человека даже в далёкой деревне? Стражники отыскали Фан Хун-ляна, связали ему руки и погнали назад, к Великой Китайской стене.

Мын Цзян-нюй долго бежала за стражниками и молила отпустить Фан Хун-ляна.

— Это мой муж! Он принадлежит мне, — кричала она.

Один из стражников ей ответил:

— Хоть это и твой муж, но он принадлежит не тебе, а Великой Китайской стене. Так повелел император Поднебесной.

А Фан Хун-лян повернулся к жене и сказал:

— Иди домой, Мын Цзян-нюй. Ты слышала, что они сказали? Верно, так оно и есть. Но, может быть, мне опять удастся убежать.

Мын Цзян-нюй вернулась домой и стала ждать мужа.

Лето приближалось к концу. Мын Цзян-нюй принялась шить мужу зимнюю одежду.

Утихли холодные дожди, земля снова зазеленела. Мын Цзян-нюй спрятала в сундук ненадёванную зимнюю одежду мужа и начала шить ему летнюю одежду.

Фан Хун-лян всё не возвращался.

И вот однажды ночью Мын Цзян-нюй приснился её муж. Она хотела подойти к нему и взять его за руку, но рука её коснулась камня. Между ней и Фан Хун-ляном выросла высокая стена.

Мын Цзян-нюй проснулась и сказала родным:

— Они убили моего мужа. Я должна пойти к Великой стене и свершить обряд погребения.

День и ночь шла Мын Цзян-нюй и на утро второго дня подошла к Великой Китайской стене. Стена была уже так высока, что, стоя у её подножия, приходилось закидывать голову, чтобы разглядеть каменные зубцы на её башнях. В длину она тянулась на сотни ли. А люди всё продолжали тесать камни и складывать их один на другой.

Мын Цзян-нюй спросила каменщиков, не знают ли они, что сделали стражники с её мужем. И ей рассказали, что год тому назад Фан Хун-ляна по приказу императора живым замуровали в стену.

Мын Цзян-нюй попросила отвести её к этому месту. Она поднялась на стену и заплакала. Слёзы её были так горячи, что камни, на которые они падали, раскалывались на куски и скатывались вниз. Так, камень за камнем, разрушалась стена. И, наконец, глазам несчастной женщины открылись останки её мужа.

Мын Цзян-нюй предала их земле, надела траурные белые туфли и медленно пошла назад по дороге.

К вечеру прибыли императорские чиновники, чтобы измерить, на сколько в длину и высоту выросла за день стена. Увидев обрушившиеся камни, они страшно разгневались и велели тотчас заложить это место.

Люди принесли новые камни и стали возводить стену. Но камни падали вниз, как только их ставили один на другой. Как ни бились каменщики, как ни кричали чиновники, достроить стену в этом месте не удавалось.

Чиновники доложили императору о женщине, разрушившей своими слезами каменную стену.

Цинь Ши-хуанди, император Поднебесной, приказал привести к нему эту женщину. Когда Мын Цзян-нюй ввели во дворец, он сидел на троне и размышлял, какую казнь выбрать для неё. Но вот он поднял глаза и взглянул на Мын Цзян-нюй.

У Цинь Ши-хуанди, как полагалось китайскому императору, было много красивых жён, и всё-таки Мын Цзян-нюй была прекрасней самой красивой из них. Цинь Ши-хуанди, увидев её, забыл обо всём на свете, даже о Великой стене.

Чиновники, ожидавшие приказа императора, чтобы схватить и бросить Мын Цзян-нюй в темницу, к своему удивлению, услышали совсем другие слова. Цинь Ши-хуанди сказал:

— Приготовьте всё к свадебному пиршеству. Завтра эта женщина станет моей женой.

Что было делать бедной Мын Цзян-нюй? Разве будешь спорить с императором? Но как войти в дом того, кто причинил ей столько горя! Мын Цзян-нюй немного подумала и сказала:

— Пусть будет так. Но раньше выполни три моих условия. Выстрой гробницу моему мужу, Фан Хун-ляну, воздвигни храм в его честь и своими руками соверши у его могилы жертвоприношения.

И Цинь Ши-хуанди, император Поднебесной, согласился на всё, о чем просила его прекрасная Мын Цзян-нюй.

Он велел построить гробницу для Фан Хун-ляна, воздвиг храм в его честь. И вот настал день выполнить третье условие.

У могилы Фан Хун-ляна развели большой костёр. В паланкине, обтянутом жёлтым шёлком, прибыл император. В другом паланкине принесли Мын Цзян-нюй.

В храме зазвонили колокольчики, император сошёл с паланкина, и ему подали на лакированном подносе жертвенные бумажные деньги, чтобы он сжёг их, как велит обычай Китая.

В это время Мын Цзян-нюй раздвинула занавески носилок, спрыгнула на землю и бросилась в огонь.

Никто не успел и вскрикнуть, как пламя охватило её одежды и она сгорела.

Так Мын Цзян-нюй сохранила верность своему мужу Фан Хун-ляну.

С тех пор прошло много веков. Крепко стоит Великая Китайская стена. Так же крепка в народе память о Мын Цзян-нюй. И когда кто-нибудь хочет рассказать другому о преданном и твёрдом человеке, он говорит — сердце у него верное, как у Мын Цзян-нюй.


Змея Шань-е



В давние времена жила вдова с единственным сыном. Звали его Сяо Лю. Мать очень любила сына, и, как ни тяжело ей было, она на последние гроши послала его в школу.

В школе, где учился Сяо Лю, был строгий учитель. Каждое утро учитель открывал книгу, которая называлась «Троесловие», потому что каждая её строка состояла из трёх слов. Но зато это были очень трудные слова. Ведь их написал поэт, что жил многие столетия тому назад.

Учитель нараспев читал из этой книги стихи и заставлял детей повторять их за ним. Он всегда держал наготове длинную бамбуковую палку. Если кто-нибудь из мальчиков запинался, бамбуковая палка его подгоняла. Дети так боялись палки, что твердили стихи по дороге домой, дома и на следующее утро по дороге в школу.

Вот и Сяо Лю, возвращаясь однажды из школы, повторял в десятый раз только что заданное учителем мудрое изречение.

Вдруг он увидел в траве на обочине дороги змеиное яйцо.

Из головы Сяо Лю сразу же улетучились трудные стихи. Он бережно поднял яйцо, сунул его за пазуху и понес домой. Дома он сколотил ящик из сосновых дощечек и положил в него свою находку.

Через несколько дней из яйца вывелась змейка. Она была такая маленькая и красивая, что Сяо Лю решил никогда не расставаться с ней. Он назвал змейку Шань-е и, возвращаясь из школы, первым делом бежал к ящику, чтобы покормить свою любимицу.

Скоро змейка немного подросла и научилась выползать из ящика. Каждое утро она провожала Сяо Лю до порога и потом долго глядела ему вслед. А когда Сяо Лю возвращался, он еще издали начинал посвистывать, и, в какой бы дальний уголок ни забралась Шань-е, она всегда выползала на свист.

Но вот однажды в деревню приехал императорский чиновник собирать налоги. Пришёл он и в дом бедной вдовы, матери Сяо Лю. Этот чиновник всегда хвалился, что ни из одного дома не выйдет, не взыскав хоть какого-нибудь налога в пользу казны императора. Но тут и он призадумался. У вдовы не было ни тутовых, ни плодовых деревьев, ни осла, ни коровы, не было даже кошки или собаки.

Чиновник уже собирался уходить, как в дом весело вбежал Сяо Лю. Навстречу ему выползла Шань-е и принялась тереться о его ногу.

Чиновник сперва удивился, а потом обрадовался.

— Женщина, — важно сказал он. — Всякое животное, живущее в доме или во дворе и приносящее его хозяину пользу, является скотиной и облагается податью.

— Но змея не приносит мне никакой пользы, — возразила вдова.

— Ты лжёшь, женщина, — сказал чиновник. — Если бы она не приносила пользы, ты не держала бы её в доме. Завтра утром ты должна уплатить мне за неё большую серебряную монету.

— О господин чиновник, — воскликнула несчастная женщина, заливаясь слезами, — с тех пор, как умер мой муж, у меня ни разу не бывало в руках серебряной монеты.

— Император милостив к своим подданным, — сказал чиновник. — Если у тебя нет серебряной монеты, ты можешь уплатить ту же сумму мелкими медными монетами.

С этими словами чиновник ушёл.

Что было делать матери Сяо Лю! Она побежала к помещику и попросила у него денег. За это она обещалась будущим летом работать на его полях целых два месяца.

Вернувшись домой, она сказала сыну:

— Я и сама привязалась к Шань-е, но, видно, придётся с ней расстаться.

Сяо Лю тяжело вздохнул, положил змейку в соломенную, шляпу и пошёл по Западной дороге. Дойдя до того места, где дорога огибала большую гору, мальчик остановился. Здесь, у подножия горы, он выкопал глубокую нору и пустил в неё Шань-е.

Змея Шань-е жила теперь на воле, но Сяо Лю не забывал её. Каждый день он прибегал к подножию горы, кормил змею гаоляновыми лепёшками и подолгу играл с ней.

Дни шли за днями. Сяо Лю выучил наизусть «Троесловие» и принялся за «Четверокнижие», вмещавшее столько премудрости, что у бедных школьников трещали затылки.

Однако Сяо Лю одолел и «Четверокнижие» и много других, не менее мудрых, книг. За это время мальчик превратился в юношу, а змейка Шань-е — в большую змею.

И вот настал день, когда учитель сказал Сяо Лю:

— Больше учить мне тебя нечему. Теперь ты можешь отправиться в город и сдать экзамен на степень младшего чиновника.

Сяо Лю так и сделал. Он ушёл в город, унося с собой маленькую котомку и большие надежды.

Шань-е долго ждала своего хозяина. Но никто не приходил к ней и не приносил гаоляновых лепёшек. Тогда голодная змея выползла на дорогу и проглотила толстого торговца, который как раз в это время шёл на базар. Через несколько дней она опять почувствовала голод и опять проглотила прохожего.

Скоро все узнали, что по Западной дороге лучше не ходить, потому что там появилось чудовище, пожирающее путников.

Прошёл месяц, другой и третий. Сяо Лю так ничего и не добился в городе. У него было много знаний в голове, но пусто в мешочке для денег. А кому не известно, что без денег не так-то просто получить и самое маленькое звание! Опечаленный Сяо Лю вернулся в родную деревню. Котомка его стала ещё легче, а надежд не было совсем.

На деревенской площади он увидел большую толпу. Сяо Лю приблизился и услышал, что староста читает императорский указ. Вот что говорилось в этом указе:

«До высоких ушей владыки Поднебесной дошло известие, что на Западной дороге появилось чудовище, пожирающее людей. Тому, кто уничтожит его, император пожалует быстроногого коня из собственных конюшен и должность при своём дворе».

Три месяца Сяо Лю гонялся за счастьем, как за птицей фениксом, и всё никак не мог ухватиться хоть за одно пёрышко. А тут счастье само шло к нему в руки. Сяо Лю сразу понял, что надо делать. Он протолкался сквозь толпу к старосте и сказал:

— Посмотри на меня и запомни моё имя. Меня зовут Сяо Лю. С завтрашнего дня слух о чудовище никогда больше не потревожит императора.

Юноша не стал терять времени даром. Он взял с собой три гаоляновых лепёшки и зашагал по Западной дороге. Дошёл до подножия горы и посмотрел по сторонам. Вдруг огромная змея выползла из придорожного кустарника и, разинув пасть, бросилась на него.

Но Сяо Лю ничуть не испугался. Он протянул змее гаоляновую лепёшку и сказал:

— Шань-е, неужели ты не узнаёшь меня?

Как только змея услышала голос хозяина, она легла у его ног и, словно в былые времена, потёрлась головой о его колени.

Покормив и приласкав Шань-е, юноша велел ей ползти за собой. Они перевалили одну гору, потом другую, потом третью. За третьей горой была долина, поросшая густым лесом В эти места редко заглядывали люди, зато зверей тут водилось великое множество.

— Живи здесь, Шань-е, — сказал Сяо Лю. — В долине ты найдёшь много дичи и тебе незачем будет нападать на людей.

Сяо Лю выполнил своё обещание — путники без страха могли ходить по Западной дороге в любое время дня и ночи.

Сдержал своё обещание и император. Сяо Лю жил теперь во дворце, носил расшитый шёлком халат с кистями и совсем не ходил пешком. Он занимался очень важным делом — следил за правильным исполнением китайских церемоний при дворе китайского императора.

Немного времени понадобилось, чтобы Сяо Лю позабыл о недавней бедности, о тесной фанзе, где он провёл детство и юность, и даже о матери, вырастившей его. Сердце его черствело с каждым днём.

Однажды земляки Сяо Лю осмелились прийти к нему просить защиты от сборщика налогов. Но Сяо Лю велел прогнать их. Ведь сам он не платил налогов, как и все чиновники в Поднебесной. Не платила больше податей и его мать, — она умерла с горя, потому что единственный сын совсем позабыл её.



У Сяо Лю было всё, о чём он когда-то мечтал. Но одно желание оставалось не исполненным. Сяо Лю хотел взять в свой дом жену. Жена такого важного чиновника, думал Сяо, должна, конечно, происходить из знатной семьи. Но если сам Сяо Лю забыл, что мать его была простой крестьянкой, об этом помнили другие и не очень спешили с ним породниться. А уж меньше всего хотел этого первый министр императора, который никогда не упускал случая лишний раз сказать собеседнику, что род его много древнее Китайской стены.

Однако, как иногда бывает, несчастье одного приносит счастье другому. У первого министра была нежно любимая им красавица-дочь. И вот она заболела. Придворные лекари кололи её длинной серебряной иглой, поили настоем корня жень-шень, но девушке с каждым днём становилось всё хуже.

Глядя на дочь, худел и бледнел сам первый министр. Однажды он сидел у постели девушки и, чтобы утешить её, рассказывал ей о том, как тяжело он болел в юности и как быстро вылечил его старый седобородый лекарь по имени… по имени…

Три дня после этого дела в Срединном царстве вершились без первого министра. Он вспоминал имя лекаря и, наконец, вспомнил.

Старого лекаря разыскали и привели к первому министру. Мудрый врачеватель долго смотрел на больную девушку, потом в раздумье провёл рукой по седой бороде и сказал её отцу:

— Вашу дочь может вылечить только лекарство, изготовленное из правого глаза живой змеи.

Убить змею и вынуть её глаз не так уж трудно, но как добыть глаз живой змеи?!

Долго думал первый министр и, наконец, решил сделать то, что в таких случаях делают отцы красивых девушек знатного рода. Он объявил, что тот, кто добудет глаз живой змеи, станет его зятем.

Когда об этом услышал Сяо Лю, он понял: несчастье в доме первого министра может обернуться счастьем для него.

В тот же день он сел в паланкин и велел нести себя по Западной дороге. Неподалёку от родной деревни, у подножия большой горы, Сяо Лю приказал слугам остановиться и ждать его на этом месте. Сам он направился в ту долину за третьей горой, где когда-то оставил вскормленную им змею.

Путь в горах был нелёгким, особенно для того, кто отвык ходить пешком даже по ровной земле. И всё же Сяо Лю шёл не останавливаясь. Каждый раз, когда сквозь тонкую мягкую подошву в его ноги впивались острые камни, он вспоминал о награде, которая ждёт его в Пекине, и камни будто становились мягче.

Наконец он дошёл до поросшей лесом долины за третьей горой и громко засвистел. Тотчас же зашевелился густой кустарник, и Шань-е легла у ног Сяо Лю.

— Шань-е, я выкормил тебя, теперь ты должна помочь мне. Я очень хочу стать зятем первого министра. И я стану им, если ты позволишь вырвать свой правый глаз.

Змея подняла голову и подставила ему правый глаз.

Обратный путь показался Сяо Лю совсем лёгким; ведь в нефритовой шкатулке, которую он бережно нёс в рукаве халата, лежал глаз живой змеи.

Старый лекарь взял из рук Сяо Лю нефритовую шкатулку и сказал:

— Люди боятся змей. Их яд убивает. Но есть у змеи чудесные свойства, о которых знают немногие. Правый её глаз исцеляет от тяжелых болезней, левый — делает человека тем, кем он хочет стать.

Лекарь приготовил лекарство, дал выпить дочери первого министра, и она сейчас же выздоровела.

Вскоре была отпразднована пышная свадьба.

Так исполнилось ещё одно желание Сяо Лю.

В течение трёх лет он чувствовал себя счастливым. А через три года умер его тесть — первый министр, и император закрылся в своих покоях, чтобы в одиночестве решить, кого из приближённых назначить на его место. Тогда в сердце Сяо Лю запало новое желание и начало точить его, как жучок-древоточец. Ему хотелось стать первым министром. Тут он вспомнил слова старого врачевателя — левый глаз живой змеи делает человека тем, кем он хочет стать.

Не медля ни часа, Сяо Лю отправился в горы и выпросил у Шань-е её второй глаз.

Старый лекарь говорил правду. В ту минуту, когда Сяо Лю выпил чудесный напиток, император принял решение и назначил Сяо Лю первым министром.

Сяо Лю стал самым важным человеком в Поднебесной, если, конечно, не считать императора. Ни одно дело в государстве, ни большое, ни маленькое, не решалось без первого министра.

Прошло ещё три года. И вот однажды в Поднебесную прибыли послы из дальних стран. Один из послов рассказал императору, что в их государстве существует такое поверье, — кто съест сердце живой змеи, тот проживёт ровно сто лет. А надо сказать, что Сын Неба уже прожил на свете столько лет, что если бы он был не императором, а простым человеком, его бы называли стариком.

Император призвал своих министров и велел им достать сердце живой змеи. Тому, кто исполнит его волю, он обещал после своей смерти оставить половину царства. Дать такое обещание императору ничего не стоило — он ведь собирался жить до ста лет и времени впереди было еще много.

Если жучок-древоточец поселился в дереве, изгнать его невозможно. Он неустанно точит всё новые ходы, добираясь до сердцевины ствола. Так вот и желание власти всё глубже проникало в сердце Сяо Лю. Он подумал: «Я молод и здоров. Если даже Сын Неба действительно доживёт до ста лет, я еще успею, кроме своей половины, завоевать и вторую половину царства и надеть жёлтый императорский халат с шитыми золотом драконами».

В тот же день Сяо Лю снова пустился в путь. Пройдя по Западной дороге и перевалив через горы, он очутился в знакомой долине.

Ему пришлось трижды громко просвистеть, прежде чем на его зов медленно приползла слепая змея.

— Шань-е, — сказал Сяо Лю, — мне нужно твоё живое сердце, чтобы стать повелителем Поднебесной.

Шань-е чуть-чуть приоткрыла рот, и Сяо Лю показалось, что слепая змея беззвучно засмеялась. Ему стало страшно, и он отступил назад. Но Шань-е широко разинула огромную пасть, будто для того, чтобы Сяо Лю мог вырвать её живое сердце.

Не раздумывая больше, Сяо Лю полез в глотку змеи. И вдруг Шань-е крепко сомкнула челюсти.

С тех пор никто никогда не слышал больше о первом министре. Но в народе и до сегодняшнего дня ходит поговорка. Её говорят человеку, готовому погубить других, чтобы возвыситься самому: «Смотри, как бы змея, съевшая первого министра с его ненасытным сердцем, не проглотила и тебя!»


Юй-гун раздвигает горы



В одном селении жили два старика.

Одного звали Чжи-соу — «мудрый старец». У него была маленькая фанза на берегу реки. Чжи-соу не сеял и не собирал урожая, а все свои часы проводил в размышлениях. Никто не знал, о чём он размышляет, но всем казалось, что мысли его полны мудрости. Поэтому крестьяне, которые так много работали, что им некогда было думать, питали глубочайшее почтение к Чжи-соу. И как знак этого почтения каждое утро старец находил у порога своей фанзы чашку с рисом и круглую лепёшку.

Второй старик звался Юй-гун. Конечно, такое имя он получил не от своих родителей, потому что какие же отец и мать назовут ребёнка «вздорный старик», а Юй-гун как раз и значит — «вздорный старик». Люди забыли, кто первый прозвал его так, но прозвище пристало к нему, как смола к руке, когда рубят сосну. Может быть, Юй-гун получил это прозвище из-за того, что ему до всего было дело. Ему надо было знать, не обидел ли старший брат из семьи Ян младшего брата, когда делили отцовское наследство, вовремя ли соседка-вдова удобрила своё поле, почему захромала корова у старухи с другого конца деревни. Даже если он видел, что кто-нибудь криво вбивал гвоздь в доску, он непременно останавливался, чтобы показать, как держать молоток.

Юй-гун вмешивался в чужие дела вовсе не потому, что у него не было своих дел. Он и минуты не сидел без работы. Просто он не мог видеть, когда что-нибудь делалось не так, как нужно.

И до того дошло, что Юй-гун решил… Но это такая замечательная история, которую надо рассказать по порядку.

Селение, где жили оба старика, стояло у подножья двух высоких гор — Тайханшань и Ванушань. А по другую сторону этих гор раскинулся город. Тайханшань и Ванушань были так высоки и так тесно прижались друг к другу, что пройти прямиком через горный перевал могли только дикие козы. Людям же, чтобы попасть из деревни в город, надо было обогнуть или Тайханшань или Ванушань, а для этого требовалось прошагать не больше и не меньше, как триста ли. Значит, если крестьянин хотел продать на городском базаре быка, он должен был гнать его перед собой целых четыре дня. Идти четыре дня очень утомительно. Ещё хуже, что бык за такой долгий путь худел, а ведь всякому понятно — тощий бык стоит дешевле.

Вот однажды возвращался Юй-гун из города домой. Еще и десятой доли пути не прошёл, а очень устал. И немудрено, ведь он был уже стар. Юй-гун сел на камень, посмотрел на горы и задумался.

«Скоро мне будет девяносто лет, — думал он. — В первый раз я пошёл в город с отцом, когда мне исполнилось десять. С тех пор за тем или другим, а самое малое раза три в год приходилось шагать этим путём туда и назад. Сколько же это дней за свою жизнь я провёл в дороге?»

И он принялся подсчитывать: «Четыре дня туда да четыре обратно будет восемь дней — это за один раз. Три раза в год по восемь дней — двадцать четыре дня. А за все восемьдесят лет..»

Такое большое число Юй-гуну было не под силу сосчитать в уме. Он подгрёб к себе побольше камушков и стал считать по камушкам. Сбивался, снова считал и опять сбивался. Целая куча камушков набралась у его ног, и всё. — таки их не хватало, чтобы узнать, сколько дней жизни он потерял без всякой пользы. И не он один, но и сыновья его, и внуки. И еще соседи и сыновья соседей..

Вот тут-то Юй-гуну и запала в сердце та самая мысль. Если бы Тайханшань и Ванушань хоть чуточку расступились, можно было бы пройти из деревни в город и из города в деревню напрямик. Тогда бы и путь сократился в четыре раза.

Когда Юй-гун пришёл домой, он созвал своих сыновей и внуков и рассказал им, о чём думал, сидя на камне.

Сыновья и внуки тоже принялись считать потерянные дни и тоже сбились, не досчитав до конца.

Тогда Юй-гун спросил:

— Согласны ли вы помочь мне раздвинуть горы?

— Согласны, — ответили сыновья и внуки, — только скажи нам, как это сделать.

— Очень просто, — сказал Юй-гун. — Мы возьмём кирки и лопаты и начнём разбивать камни и рыть землю в том месте, где горы сходятся друг с другом. Земля в горах тверда, камней много. Но говорят так: никогда не придёшь, если не будешь идти, ничего не добьёшься, если не возьмёшься за дело.

Назавтра. Юй-гун со всей своей семьёй поднялся в горы и принялся за работу. Кирками они разбивали камни, лопатами копали землю и накладывали её в большие корзины. Те, кто помоложе, подхватывали корзины и с обрыва сбрасывали землю и камни вниз.

Так работали они день, другой и третий.

Слухи о затее Юй-гуна дошли и до Чжи-соу. И вот мудрый старец прервал свои размышления и отправился в горы. Он долго смотрел, как трудится Юй-гун с сыновьями и внуками, потом сказал:

— Глупец, глупец! Ты стар, а затеял такое, на что и десяти жизней не хватит. Куда тебе бороться с горами! Оставь их в покое, спускайся вниз и подумай о том, что ждёт тебя со дня на день. Не хлопочи о невозможном, готовься к смерти, старик!

Юй-гун глубоко вздохнул и ответил Чжи-соу:

— Меня называют вздорным, тебя — мудрым. Но в твоих речах не больше смысла, чем в лепете ребёнка. Зачем мне готовиться к смерти? Она и сама придёт, когда наступит время. А пока в руках человека есть хоть немного сил, они должны работать. Я стар. Ничего! Пусть я умру, но останутся дети и внуки. У внуков тоже родятся дети и внуки, и семья наша будет расти всё больше и больше. А разве горы увеличатся хоть на пядь? Ведь они не растут.

И Юй-гун снова принялся выворачивать камни.

Вот и рассудите сами, кто из двух стариков был по-настоящему мудрым.


Продавец масла и военачальник



Стрелял однажды военачальник в цель из лука. А надо сказать, что слыл он отличным стрелком. Он нарисовал на дереве кружок и приготовил десять стрел. «Сао!» — пропела первая стрела и воткнулась в самую середину круга. Выпустил военачальник вторую стрелу, и та вонзилась рядом с первой. Одна за другой летят стрелы в цель. Вот уже восьмая, вот девятая. Одна, последняя, стрела осталась у военачальника, а круг на дереве ощетинился девятью стрелами, словно спина дикобраза.

Наложил военачальник на лук последнюю стрелу, натянул и спустил тетиву. Но в круге торчат все те же девять стрел — десятая пролетела мимо и упала где-то в стороне.

— Девять из десяти! — воскликнул военачальник. — Можно ли желать лучшего!

Вдруг он услышал, что кто-то за спиной у него засмеялся Оглянулся военачальник, видит — это старик, продавец масла. Верно, давно он здесь — опустил с плеч коромысло, поставил на землю кувшины, полные кунжутного и конопляного масла, стоит и посмеивается.

Обидным показалось это военачальнику. Он сказал:

— Над чем ты смеёшься? Неужели ты стреляешь лучше меня!?

— Нет, — ответил старый продавец масла, — я стрелять совсем не умею. Не моего ремесла это дело. Но посмотри, начальник…

Тут продавец взял пустую бутылку, положил на горлышко медную монету с квадратным отверстием посередине, потом зачерпнул из кувшина полную ложку масла, поднял высоко над головой и начал лить масло в бутылку. Тонкая струйка конопляного масла не колеблясь висела в воздухе, словно струна натянулась между ложкой и бутылкой.

Продавец вылил одну ложку и зачерпнул другую. Десять ложек влил он так в бутылку, не расплескав ни капли. Потом снял с горлышка монету и поднёс к глазам военачальника. Монета была суха, струя масла не коснулась даже краёв отверстия.

Тогда военачальник сказал:

— Спасибо, старик, за то, что научил меня отличать совершенное от несовершенного. Теперь я не успокоюсь, пока не достигну истинного мастерства. Приходи на это место через год.

— Я приду, — ответил продавец масла, поднял на плечи коромысло с тяжёлыми кувшинами и пошёл своим путём.

А военачальник разыскал десятую стрелу, вытащил из дерева девять остальных и принялся снова стрелять в цель.


Лисица и пчёлы



Эту правдивую историю я слышал от старого Тан Лин-цая, что живёт в маленькой деревушке у самого подножья гор. Мне она показалась поучительной, поэтому я перескажу её вам.

Далеко-далеко в горах, в густом лесу, в дупле старого дерева устроили себе гнездо дикие пчёлы. Всё лето они летали от цветка к цветку, собирая сладкий сок и пушистую жёлтую пыльцу. Труды их не пропали даром, и к осени соты были доверху полны прозрачным душистым мёдом. Теперь пчёлы могли не бояться холодной зимы, запасов хватит до следующего лета.

И всё-таки большая пчелиная семья не знала покоя. Слишком много любителей дарового угощения ходило вокруг да около. Мёд любили все — от лохматого лакомки медведя до крохотной серой мышки.

Но отведать пчелиных запасов еше никому не удавалось. Пчёлы-сторожа зорко несли охрану, и каждый непрошенный гость встречал дружный отпор.

Три мышки, подобравшиеся к пчелиному гнезду, так и остались лежать под деревом, насмерть зажаленные пчёлами. Сам медведь махнул лапой на дупло с его вкусными запасами и маленьким свирепым народцем, после того как ему пришлось с утра до вечера обмакивать распухший нос в холодную воду ручья.

Не оставила своих затей только рыжая лисица. Сначала она делала широкие круги, потом все уже и уже; запах мёда, будто веревочкой, притягивал её к дереву. А когда лиса приблизилась к дуплу на расстояние десяти лисьих шагов, она остановилась и потянула носом. Тут запахло мёдом так сильно, что лиса больше не могла вытерпеть и прямиком побежала к дереву.

В тот же миг сторожевые пчёлы подняли тревогу, в дупле всё загудело, и тысячи маленьких бойцов напали на грабителя. Плохо пришлось лисице. Если бы не густой мех да не лисья хитрость, тут бы ей и пропасть.

Но лисица всегда остаётся лисицей — хитрости её хватило бы на всех лесных жителей.

Лиса повалилась на спину, лапы вверх, хвост в сторону, лежит, не шелохнется.

Покружились над ней пчёлы, пожужжали — сдохла лиса, да и только. Пчёлы спели победную песню и вернулись в своё дупло. Вернулись домой даже сторожевые пчёлы.

— Сегодня можно и отдохнуть, — говорили пчёлы друг другу. — Такого врага одолели! Сильнее нашего племени и на свете нет.

Порадовались и легли спать.

А лисица выждала, когда в дупле всё утихнет, и подкралась к самому гнезду. Просунула в дупло хвост, повертела им и вытащила назад. Теперь её пушистый хвост было и не узнать, он стал тонкий и некрасивый, но зато сладкий-пресладкий, липкий-прелипкий. Да еще вместе с мёдом пристало десятка три сонных пчёл. Лиса слизала с хвоста мёд и съела пчёл. Потом снова просунула хвост в дупло, опять облизала мёд и опять сунула хвост.

Так потихоньку-полегоньку хитрая лиса съела весь мёд, а заодно и всех, кто его собирал.

Старый Тан Лин-цай рассказал мне всё это, помолчал и добавил:

— Жалко пчёл, такой дружный, работящий народец, а вот позволили съесть себя хитрой лисице. Ты расскажи про то, что слышал, другим, пусть побольше людей узнают эту историю и подумают над ней. Такое ведь и с людьми может случиться.


Цзао-хэ — финиковая косточка



В давние годы в маленькой деревушке Уцзянчжуан жил крестьянин Лао Ли со своей женой. Жили они не очень богато, однако, когда садились за стол, палочкам для еды всегда находилась работа. А ведь это уже хорошо. Но если бы кто-нибудь спросил Лао Ли и его жену: довольны ли они? — они бы ответили: нет, не довольны. И всё потому, что у них не было детей. А им очень хотелось сына или дочку.

Однажды пошёл Лао Ли в город на базар, продавать рисовую солому. Он выбрал место поудобней, поставил свою тележку и стал ждать покупателей. Рядом расположился со своим товаром продавец фруктов. Были у него и груши, и яблоки, и сливы, а в одной корзине — жёлтые, будто покрытые лаком, финики.

Скоро нашёлся покупатель на солому. Лао Ли быстро сторговался, получил деньги и уже собирался уходить. Но в это время мимо проезжал на осле тощий, длинноногий монах. Осёл заупрямился, и монах больно стегнул его хворостиной. Осёл громко закричал от обиды, лягнул задними копытами и задел корзину с финиками. Корзина опрокинулась, и финики рассыпались во все стороны.

Продавец фруктов бросился подбирать товар. Лао Ли стал ему помогать. Когда все финики до единого были собраны, продавец сказал:

— Спасибо тебе, добрый человек. Возьми этот финик, и пусть исполнится то, чего ты хочешь.

Лао Ли не стал есть ягоду. Он подумал: «Отнесу-ка её жене», — и понёс ягоду домой.

Жена финик съела, а косточку выплюнула на ладонь. Потом посмотрела на неё и тяжело вздохнула.

— Мне бы дочку, хоть с эту косточку величиной!

— Нет, уж лучше сына, — заспорил Лао Ли.

— Ну, хорошо, пусть будет сын, — согласилась жена.

В это время косточка скатилась с её ладони, упала на пол и раскололась пополам. И что бы вы думали! Из косточки вышелмаленький мальчик. Лао Ли с женой очень обрадовались. Вот у них и появился сын! Назвали они его Цзао-хэ, что значит «финиковая косточка». Если бы у них теперь спросили: довольны ли они, — они бы непременно ответили да, довольны.

Но радость их была недолгой. Прошёл год, потом ещё год и ещё год, а Цзао-хэ ничуть не подрос, так и остался величиной с финиковую косточку.

Как-то вернулся Лао Ли усталый с поля, посмотрел на сына и покачал головой.

— Цзао-хэ! Цзао-хэ! Видно, помощника из тебя не выйдет. Напрасно я обрадовался, когда ты вылез из финиковой косточки.

— Ничего, отец, — весело ответил Цзао-хэ. — Возьми меня завтра с собой, может, я тебе пригожусь.

Лао Ли послушался сына и на другой же день взял его с собой в поле. Принёс его на плече, а что делать с ним, не знает, — еще потеряется в борозде или осёл раздавит копытом!

«Посажу его в шляпу, — думает, — а шляпу повешу на куст.

Так Лао Ли и сделал. Посадил Цзао-хэ в свою большую соломенную шляпу, сам запряг осла в плуг и принялся пахать. Ведёт борозду, вдруг слышит тоненький голосок:

— Косо! Криво!

Оглянулся Лао Ли, а это сын выбрался на широкие поля шляпы, кричит и рукой размахивает. Потом как прыгнет, словно, кузнечик, прямо ослу на голову, схватил его за уши и стал править.

Хорошо пошло у отца с сыном дело — осёл не упрямится, быстро шагает, борозды получаются ровные, глубокие. К вечеру вспахали они вдвоём, если, конечно, не считать осла, большой кусок поля.

С этого дня Цзао-хэ во всём стал помогать отцу и матери. Надо крышу починить — одним прыжком вскочит на гребень. Надо рис вышелушить — зёрнышко за зёрнышком мигом переберёт, только сухие кожурки по ветру во все стороны летят. Придёт время коконы разматывать, Цзао-хэ так шелковинки смотает, что ни одна не оборвётся, ни одна не запутается.

Соседи раньше посмеивались над Лао Ли и его женой — такого сына веником выметешь и не заметишь! А теперь стали завидовать, — вон у них дети рослые, а что толку! Кроме проказ, ничего от них не дождёшься.



Цзао-хэ и впрямь был всем хорош. И прилежный, и проворный, а уж умён, будто первый советник императора. Не верите? Напрасно. Вот послушайте, как Цзао-хэ всё село спас от беды.

В тот год была сильная засуха, и крестьяне собрали с полей лишь по горсточке зерна. А тут еще явился уездный начальник со своими стражниками — плати ему подати!

Говорят: из фарфорового петуха не выдернешь пёрышка. Только поговорка эта не про чиновников, верно, сложена. Увидел уездный начальник, что зерна в амбарах не наскребёшь, так он другое придумал. Велел стражникам со всех дворов вывести скот и угнал его в город.

Сразу будто осиротела деревня. У крестьян лица от горя почернели; стоят они и смотрят на дорогу, где еще не улеглась пыль, поднятая копытами.

Тут вдруг Цзао-хэ выбежал вперёд и сказал:

— Не горюйте! Завтра же все ваши быки, коровы и ослы будут стоять в своих стойлах и жевать сено.

Крестьяне только головой покачали, — что к уездному начальнику попало, того не вернёшь!

А один старик сказал:

— Не терзай ты нам сердце. Такой маленький человечек, а такие большие слова говоришь!

Цзао-хэ не стал спорить. Он тотчас же отправился в город.

Уже стемнело, когда он подошёл к двору уездного начальника.

Двор был обнесён высокой глиняной стеной, ворота на крепком запоре. Но что для Цзао-хэ стены и замки! Он разбежался, подпрыгнул и очутился во дворе, где топтались на привязи коровы и ослы, угнанные из его родной деревни.

Только стражники улеглись спать, Цзао-хэ залез в ухо самого большого осла и принялся его щекотать.

«И-хо… И-хо-о…» — громко закричал осёл и затопал копытами.

Стражники выскочили из дому, — не вор ли забрался? Но, конечно, никого не увидели. Один из них с досады пнул ногой кричавшего осла и повернул к дому. Остальные пошли за ним.

Цзао-хэ подождал, пока они снова не улеглись, и опять защекотал осла. Осёл заревел ещё громче.

Во второй раз выбежали стражники и во второй раз никого не увидели.

Когда же осёл закричал и отчаянно забил копытами в третий раз, стражники выругались, повернулись на другой бок и крепко заснули.

А Цзао-хэ только того и надо было. Он открыл ворота и погнал весь скот обратно в деревню.

Утром проснулись крестьяне и обрадовались, — весь скот стоял по своим стойлам.

Зато уездный начальник, проснувшись, чуть не взбесился от злости. Двор изрыт копытами, а ослов и быков словно и не сызало.

«Не иначе, как это дело людей из Уцзячжуана», — догадался он и, собрав своих стражников, двинулся к деревне, чтобы проучить крестьян.

Но Цзао-хэ был так же предусмотрителен, как и проворен. Он забрался на тутовое дерево, что росло у деревенских ворот, и принялся спокойно ждать начальства. Только стражники вошли в ворота, он спрыгнул с ветки на землю. Стал перед уездным начальником и важно ему поклонился.

— Десять тысяч лет жизни, господин начальник! Вы, верно, привели ваших ослов проведать наших ослов. Но вам не стоило себя утруждать. Наши ослы спокойно жуют сено в своих стойлах, а вот ваши не заслужили и просяной лепёшки. Они слишком крепко спят по ночам!

Уездный начальник побагровел от гнева и закричал стражникам:

— Он еще смеет издеваться! Заковать его в цепи!

Стражники, грохоча цепями, накинулись на Цзао-хэ. Но тот был так мал, что проскочил через колечко цепи, которую пытались набросить на него. При этом он хохотал во всё горло.

Услышав шум, из домов выбежали крестьяне. Они издали глядели на проделки малыша, но громко смеяться не смели и лишь улыбались, прикрывая рот рукавом.

— Бейте его палками! — завопил начальник.

Стражники схватились за палки. Тут-то и началась потеха. Палки так и мелькали в воздухе. А Цзао-хэ только прыгал взад и вперёд. Ни один удар не достался ему, зато самим стражникам пришлось плохо. Вместо Цзао-хэ они то и дело попадали друг в друга. Кончилось тем, что они передрались между собой.

Тогда Цзао-хэ выкинул новую штуку. Он подпрыгнул, уцепился за ус уездного начальника и принялся раскачиваться, будто на качелях.

— Эй, черепашьи дети! — закричал диким голосом начальник. — Бейте маленького негодяя. Разве вы не видите, где он?!

Стражники с поднятыми палками бросились к начальнику. Первый же удар разбил начальнику нос, второй выбил три зуба, третий посадил огромную шишку на его лоб.

А Цзао-хэ уже сидел на ветке тутового дерева и потешался от всей души. Вместе с ним потешалась вся деревня.

Стражники так увлеклись, исполняя приказание начальника, что избили его чуть не до смерти. Когда они, наконец, опомнились, начальник лежал на земле и громко стонал. Пришлось стражникам тащить его в город на руках.

С тех самых пор уездный начальник никогда не заглядывал в деревню Уцзячжуан. Если ему и приходилось бывать в тех краях, он объезжал её стороной.


Как Сюцай Гао оказался первым в списке



В давние времена в Китае жил юноша из рода Гао. Однако никто в городе не осмеливался называть его просто Гао, потому что он был не какой-нибудь обыкновенный юноша, а очень умный. Несмотря на молодые годы, он уже успел сдать экзамены на первую учёную степень. А тот, кто сдаёт экзамен на первую учёную степень, получает звание сюцая. С тех пор все кругом, даже отец с матерью, именовали юношу не иначе, как господин сюцай Гао.

Когда господин сюцай Гао проходил по улице, ему низко кланялись и почтительно уступали дорогу. И он вполне этого заслужил. Вот посудите сами.

Сюцай Гао прочёл столько книг, что если б их собрать вместе, они не поместились бы и на большой телеге. Он исписал столько бумаги, что если б сложить все листы, на которых Гао выводил кисточкой иероглифы, они заняли бы половину просторной комнаты.

О чём бы ни зашёл разговор, сюцай Гао к месту и не к месту приводил пять-шесть изречений из древних книг. При этом всякому было ясно, что он выказал лишь тысячную долю своих познаний.

Словом, сюцай Гао достиг такого совершенства, что умел длинно и скучно рассуждать о любом предмете. Вдобавок ко всему Гао обладал великим поэтическим даром, и стоило ему пройти семь шагов по комнате, как в голове его складывались звучные стихи, словно две капли воды похожие на стихи старинных поэтов.

С такой учёностью сюцаю Гао, конечно, ничего не стоило бы сдать экзамен и на следующую учёную степень. Поэтому, как только Гао узнал, что в главном городе провинции скоро будут экзаменовать на учёное звание цзюйжэня, Гао стал собираться в путь.

Проводить его пришли все родные. В один голос они говорили:

— Господин сюцай Гао! Ваше учёное имя наверняка будет стоять первым в списке. Как говорится в одном из ваших изречений: «Одним шагом вы подниметесь на небо, и тогда остальным будет далеко до вас!»

Соблюдая скромность, Гао только утвердительно кивал в ответ. Про себя же он думал: «С моими-то талантами да не получить степень цзюйжэня! Есть ли что-нибудь, чего я не вычитал в книгах!? Недаром гласит пословица: «Еще не вышел сюцай за ворота, а уже знает все дела Поднебесной». Право, пословица будто про меня сложена».

И вот сюцай Гао прибыл в главный город провинции. Он сразу же отправился к большому зданию на площади, где уже толпились соискатели высокого звания цзюйжэня. Стражник обыскивал каждого входившего, чтобы тот не пронёс с собой книг иди заранее написанных сочинений. Когда дошла очередь до Гао и рука стражника коснулась его плеча, сюцай презрительно усмехнулся. Пусть обыскивают его, как хотят, он всё равно пронесёт с собой тысячи мудрых книг и сотни учёных сочинений. Никакому стражнику их не обнаружить, потому что все они хранится в голове Гао.

В маленькой комнате, где уже были приготовлены все принадлежности для письма, экзаминатор объявил сюцаю Гао тему сочинения. Ученый юноша рассмеялся. Но так как вслух смеяться было невежливо, он смеялся про себя — на такую лёгкую тему он мог написать сочинение еще десять лет тому назад. Правда, тогда ему пришлось бы смотреть, как рука выводит на бумаге иероглифы. А сейчас он может это сделать и с закрытыми глазами.

Гао и в самом деле закрыл глаза и принялся размышлять.

«Если император выбрал такую тему, — значит, она трудна для других экзаменующихся. А если она трудна для других экзаменующихся, то он, Гао, напишет лучше всех. Экзаминатор прочтёт его сочинение и удивится его талантам и познаниям. Он приколет к его халату знак отличия и поздравит с новым званием. Гао станет господином цзюйжэнем Гао. А это звучит значительно лучше, чем господин сюцай Гао. Но господин цзюйжэнь Гао звучит много хуже, чем господин цзиньши Гао. Чтобы достичь звания цзиньши, надо лишь сдать третий экзамен на третью учёную степень. Гао без труда сдаст и его. А если так, то почему бы ему не сдать и главные экзамены в императорской академии? После этого слава о нём, несомненно, дойдёт до ушей императора, и сам император, дивясь его мудрости, внесёт своей кисточкой имя Гао в список лучших учёных Поднебесной. Тогда Гао получит право носить красный халат с зелёной оторочкой и гулять в императорских парках. А потом император выдаст за него замуж свою дочь. Гао и тут нисколько не возгордится — истинному учёному подобает быть скромным. Пусть за него гордятся жители города, в котором он родился и который он осчастливит своим возвращением. Он не станет обставлять слишком пышно это событие. Восемь носильщиков понесут его паланкин и десять скороходов побегут перед паланкином, держа разноцветные фонарики. На каждом фонарике будет начертан его полный титул, чтобы Гао самому не пришлось его повторять. Впрочем, невежественным горожанам и не выговорить его полного титула. Но Гао не обидится; достаточно и того, что они станут называть его: «Господин императорский зять». Гао украсит свой родной город великолепным дворцом, а над воротами повесит большой гонг. Народ станет толпиться на площади перед дворцом, надеясь хоть одним глазком поглядеть на прославленного земляка. И когда Гао захочется сказать какое-нибудь изречение или прочесть сложенные им прекрасные стихи, он выйдет к народу. Чтобы возвестить, что первый ученый Китая сейчас будет говорить, слуги ударят в гонг. Гонг загудит, призывая толпу к вниманию… Данн! Данн…»

Тут и в самом деле загудело — «данн! данн! данн!» — только не у ворот дворца императорского зятя, а в здании, где шёл экзамен.

Это означало, что время, отведённое для сочинения, истекло.

На следующий день господин сюцай Гао прочёл своё имя в списке экзаменовавшихся. Оно, и вправду, стояло первым, но только… под красной чертой — в списке тех, кто не выдержал экзамена.


Лепёшка и хворост



Послал как-то помещик батрака в горы за хворостом. Поднял его на рассвете и сказал:

— Завтрака дожидаться не стоит, вот тебе лепёшка, чтоб не проголодался.

И дал батраку туань — маленькую сухую лепёшку.

— Этой лепёшкой и воробья не накормишь, — сказал батрак. — ведь пока до гор дошагаешь да обратно доберёшься, целый день пройдёт.

— Дорога — не работа, — ответил помещик, — а хворост собрать — недолгое дело. А что лепёшка маленькая, так ведь она сухая. Размочишь её в воде, — она разбухнет и станет большой. Вот ты и наешься.

Батрак еще половины пути не прошёл, — ему уже до смерти есть захотелось. Положил он лепёшку в рот и сам даже не заметил, как её проглотил.

Вот пришёл он в горы, отдохнул немного, затянул пояс потуже, чтоб не так сосало под ложечкой, потом подобрал три хворостины, сунул их под мышку и пустился в обратный путь.

К закату вернулся батрак домой.

Увидел помещик три хворостины и давай браниться:

— Ах ты, бездельник, лепёшку съел, а хворосту принёс столько, что и очага не растопишь.

— Так ведь он сухой, — ответил батрак, — ты размочи era в воде, хворосту и станет много.

Что мог ответить на это помещик?!


Как птицы учились строить гнёзда



Однажды феникс созвал птиц, чтобы научить их строить гнёзда. К нему явились ласточка, воробей, ворона, ястреб, рогатая сова и курица.

Феникс сказал:

— У каждой птицы должно быть гнездо. Но выучиться строить гнездо — нелёгкое дело. Для этого нужно много терпения, иначе ничего не получится.

Не успел он договорить эти слова, как курица стала клевать носом и тут же уснула.

Не слушала феникса и рогатая сова. Она таращила на него круглые жёлтые глаза и с досадой думала: «У феникса слишком пёстрые перья и слишком нежный голос. Разве такой красавец может чему-нибудь научить? Напрасно я притащилась сюда».

Тут сова громко захохотала — ведь совы всегда хохочут, если чем-нибудь недовольны — и улетела прочь.

Феникс между тем продолжал:

— Прежде чем строить гнездо, надо подумать, где его строить. Лучше всего выбрать на дереве ветку с тремя развилками..

Услышав это, ястреб сказал сам себе: «Оказывается, это совсем просто. Веток с тремя развилками сколько угодно. Я уже понял, что такое гнездо!»

Ястреб взмахнул крыльями и улетел.

А феникс — царь птиц — всё говорил:

— Потом надо собрать прутья и, помогая себе клювом и лапами, согнуть их и положить друг на друга…

Дослушав до этого места, ворона каркнула:

— Ка-гуа! Если всё дело в крепком клюве и цепких лапах, то у меня будет отличное гнездо. Больше мне и знать ничего не надо.

И, каркнув ещё раз, она улетела.

Феникс объяснял дальше:

— Но гнездо не обязательно строить на развилке ветвей, — ещё лучше свить его под крышей дома, где будут не страшны ни дождь, ни снег…

Воробей встрепенулся:

— Вот и хорошо! Полечу скорее в город, пока другие птицы не заняли все лучшие места под крышами.

Он так заторопился, что даже забыл чирикнуть на прощание.

Но феникс еще не кончил:

— После того, как выбрано место и прутья свиты, надо принести в клюве глины и хорошенько замазать все щели. Потом следует настелить внутри сухой травы и мягкого пуха. Вот тогда и получится прекрасное жилище.

Феникс замолчал. Маленькая ласточка, дослушавшая его до конца, вежливо поблагодарила царя птиц и улетела. Улетел и феникс, осталась только мирно спавшая курица.

Через некоторое время курица проснулась, увидела, что рядом с ней никого нет, и сказала:

— Я, кажется, немножко вздремнула. Но, право же, это лучше, чем слушать пустые речи. Недаром говорится в пословицe: когда феникс садится на насест, он делает это хуже, чем курица. Чему же он меня может научить?!

И, кудахтая, она отправилась восвояси.

Так курица и до сих пор не умеет вить гнезда. Она живёт в курятнике, который строят для неё люди.

Не научилась строить гнездо и сова. Днём она спит в дупле, ночью сидит на ветке и хохочет. А хохочет она, потому что всем на свете недовольна.

Ястреб нашёл толстую развилку на большом дереве и кое-как устроился там.

Ворона вьет себе гнездо. Но какое это гнездо! Толстые прутья торчат из него в разные стороны, ветер продувает его насквозь, дождь поливает сверху!

Воробей живёт в щелях под крышами домов.

Только одна ласточка, которая внимательно и терпеливо выслушала всё, что сказал феникс, умеет вить настоящее гнездо. Гнездо ласточки снаружи облеплено глиной, внутри выстлано сухой травой и мягким пухом. Ей не страшны ни дождь, ни ветер, и птенцам её всегда тепло и уютно.


Слитки серебра



Богач Ли Лань никогда не нанимал батраков. Зачем их нанимать, если в семье двадцать человек и каждого можно кормить вдвое меньше, чем батрака, а заставить работать вдвое больше. Ну и доставалось же его дочерям, сыновьям и невесткам, племянникам и племянницам, внукам и внучкам! Все работали с утра до ночи, даже самые маленькие внучата. А поздно вечером, когда семья садилась за ужин, старик и тут не давал никому спокойно поесть. Еще в чашки и лапшу не положили, — Ли Лань уже кричал, что все его объедают. Глотая вместо лапши слёзы, домашние клали палочки для еды рядом с чашками и ложились спать голодными. Поэтому и дети его, и внуки были худы, как бамбуковые палки. А лица у них… Если кто-нибудь в округе хотел похвастать натопленным в этом году воском, то говорил: «Воск у меня жёлтый, как лица у домашних Ли Ланя».

О жадности Ли Ланя можно было бы рассказывать весь долгий зимний вечер. Вот, например, как-то Ли Лань тяжело заболел. Пять дней он лежал на кане и корчился от боли, но не звал врача, потому что ему было жалко денег. Наконец он не выдержал и сказал старшему сыну:

— Ничего не поделаешь, — сходи за лекарем. Да не вздумай тратить на него деньги. Выздоровлю — сам с ним расплачусь, а умру, так и платить не за что.

Пошёл сын к лекарю. Однако тот хорошо знал Ли Ланя и наотрез отказался идти. Отказались и лекари из соседних деревень. С трудом удалось сыну Ли Ланя привести врача из дальнего селения.

Когда сын вернулся с врачом, старик был уже совсем плох. Врач уколол его длинной серебряной иглой, дал выпить лекарства, и старику сразу стало легче. Он очнулся и подумал: «Какая неприятность! Я, кажется, выздоравливаю, — придётся платить за лечение».

Подумав так, он, вместо того чтобы открыть глаза, закрыл их ещё плотнее, оскалил зубы и притворился мёртвым.

Домашние решили, что это лекарь своим лечением отправил его на тот свет. Они с бранью накинулись на лекаря и пинками выгнали за ворота.

Тут старый Ли Лань мигом ожил и сказал:

— Сегодня вы заработали хороший обед. Так и быть, купим голубя и сварим из него суп.

Можете себе представить, как были сыты двадцать человек, съев одного голубя!

Так вот Ли Лань хитрил и обманывал всех, пока собственная жадность не обманула его самого. Вот как это случилось.

В одну осень после долгих дождей реки вышли из берегов и затопили много деревень. Подобралась вода и к деревне, где жил Ли Лань. Невестки поспешно напекли из кукурузной муки лепёшек, выволокли из погреба две глиняные корчаги с солёными овощами и втащили всё это на крышу дома. Тем временем вода уже стала затоплять комнаты, и старик со всей семьёй тоже перебрался на крышу.

В первый день Ли Лань не дал никому ни крошки. Он сказал:

— Раз вы не работали, то и есть незачем.

На следующее утро у самого Ли Ланя подвело от голода живот, и он выдал всем по горсточке солёных овощей и по лепёшке.

— Кому покажется мало, тот может пить воду, — посоветовал он, — благо её хоть отбавляй!

В это время с крыши соседней фанзы закричали:

— Эй, Ли Лань, не продашь ли немного солёных овощей? Мы не успели ничего вытащить из дому.

Ли Лань подумал: «За два дня сосед еще не успел хорошенько проголодаться. Много с него не возьмёшь. Подожду ещё денёк». И ничего не продал.

Но назавтра ветер переменился, и вода начала быстро спадать. Сосед ухитрился шестом достать мешок с бобами, лежавший в его кладовой, и обошёлся без овощей Ли Ланя.

Тут старик горько пожалел, что упустил удобный случай заработать хоть немного. И чем больше Ли Лань злился на себя, тем громче он ругал своих домашних:

— Из-за вашей жадности пропали чудные солёные овощи! Ведь за каждую морковку можно было потребовать серебряную монету. Смотрите, какое несчастье — вода-то спадает! Теперь только и осталось, что самим съесть овощи без всякой прибыли.

Услышав это, изголодавшиеся сыновья и внуки сейчас же протянули свои чашки за овошами. Но Ли Лань так грозно посмотрел на домочадцев, что они тут же спрятали чашки за спину.

Скоро ветер снова переменился, вода опять поднялась. Через час откуда-то издалека приплыла богато разукрашенная лодка, в которой сидело трое бедно одетых юношей. Они причалили к крыше дома Ли Ланя и голодными глазами уставились на корзину с лепёшками и на корчагу с овощами.

— Почтенный хозяин, — сказал один из юношей, — продай нам еды, мы хорошо заплатим.

— Да есть ли у вас деньги? — подозрительно спросил Ли Лань. — Я стар, и меня не проведёшь, — у таких оборванцев денег не бывает.

— У нас и вправду никогда не водилось денег, — ответил второй юноша. — Но вчера мимо нашей крыши проплыла вот эта лодка, — видно, её сорвало с привязи где-то в верховьях реки. Мы поймали её и увидели, что на дне лежат десять слитков серебра. Но серебро не пища, — сыт не будешь, а у меня с братьями уже три дня во рту ничего не было.

Тут Ли Лань решил вознаградить себя за все убытки.

— Да знаете ли вы, что лепёшки и овощи ценятся сегодня на вес серебра!

Юноши переглянулись и кивнули головой, — очень уж они были голодны.

— Бери хоть все слитки, — сказали они.

Недаром говорит пословица: скупой позволит обстругать себе голову, лишь бы пролезть в дырку на монете! Ли Лань за десять слитков серебра продал обе корчаги с овощами и все до единой лепёшки.

Юноши повернули лодку и уплыли, а голодная семья Ли Ланя осталась сидеть на крыше. Весь день дочери, сыновья и невестки, племянники и племянницы, внуки и внучки пили воду, но толку от этого было мало. Наконец старший сын сказал:

— Крышу нашего амбара не затопило, — поплыву-ка я к ней, разберу камыш и попробую достать из воды мешок с рисом.

И не успел Ли Лань слово выговорить, как тот уже поплыл к амбару.

Ли Лань забеспокоился, — испортит всю крышу бездельник! Опять убытки!

— Вернись, вернись! — закричал он.

Но сын даже не повернул головы. Тогда Ли Лань решил поплыть за ним. Он подбежал к краю крыши и хотел уже прыгнуть, как вдруг вспомнил, что слитки серебра остаются без всякого присмотра. Он вернулся, схватил слитки в охапку и вместе с ними бросился в воду.

Слитки были тяжёлые, и Ли Лань сразу окунулся с головой. Тонуть ему очень не хотелось, но ещё больше не хотелось выпустить из рук слитки. Пришлось утонуть.


Четыре сказки о Ма Дань-би

Куриные яйца

Когда Ма Дань-би только выходил из своей деревни, в соседней деревне уже поджидали его. И это неудивительно, потому что молва о человеке движется быстрее, чем сам человек. Если конечно, этот человек чего-нибудь да стоит.

А стоил ли чего-нибудь Ма Дань-би? Вот об этом-то как раз толковали по-разному. Те, кто жил за высокими глиняными стенами, у кого амбары полны рису, считали его самым пустым человеком. А те, кто еле перебивался от одного урожая к другому, говорили, что если бы Ма Дань-би родился богатым, он мог бы сделаться первым министром.

Кто же такой этот Ма Дань-би? Да просто бедный крестьянин из провинции Чжэцзян. Такой бедный, что всё его имущество могло бы уместиться в соломенную шляпу. Зато голова его была полна всяких выдумок, а язык был острее иглы для вышивания цветов.

Много историй рассказывают в Чжэцзяне о Ма Дань-би. Но не всему можно верить. А вот об одной его проделке стоит послушать, потому что это истинная правда, без капельки лжи.

Как-то шёл Ма Дань-би по дороге, ведущей в главный город провинции Чжэцзян. Там у него было важное дело. А надо сказать, путь туда не короток, и к вечеру Ма Дань-би свернул переночевать на постоялый двор. Тут собралось уже столько народу, что люди лежали на глиняном полу, как хворостины в вязанке. Вместе с Ма Дань-би вошло ешё несколько путников. Но им не то что прилечь — ступить было некуда.

Ма Дань-би оглядел комнату и увидел, что в дальнем углу расселся толстый торговец, с красным, как стручок перца, носом. Вокруг себя, словно на рыночной площади, он расставил корзины и ящики.

— Посмотрите, — сказал Ма Дань-би, — этот толстяк приготовил нам место.

— Только тебя и дожидается, — засмеялся один из путников. — Я его знаю: он ездит с базара на базар, торгуя куриными яйцами, и повсюду славится жадностью и сварливым характером.

— Всё это очень хорошо, — ответил Ма Дань-би и стал пробираться между ногами и головами спящих к дальнему углу.

— Куда ты лезешь, черепаший сын! — закричал торговец. — Разве ты не видишь, что здесь сижу я?!

— Конечно, вижу, — ответил Ма Дань-би. — Но если немножко раздвинуть великую стену твоих корзин, тут помещусь и я, и мои товарищи. Мы идём издалека и очень устали.

— Какое мне дело до тебя и до твоих товарищей! Я заплатил за ночлег и могу занимать столько места, сколько мне вздумается.

— Мы тоже заплатили за ночлег, — спокойно сказал Ма Дань-би и протянул руку к одной из корзин.

— Что ты делаешь?! — завопил торговец. — Не смей трогать корзину!

— Ай-я, что такое в твоих корзинах, что к ним и прикоснуться нельзя? Может, ты торгуешь мыльными пузырями?

— Какие там пузыри! — проворчал торговец. — В этой корзине куриные яйца.

— Куриные яйца! — притворно обрадовался Ма Дань-би. — Чего же ты раньше не сказал? Мне как раз нужны куриные яйца. Не продашь ли их мне?

— А сколько ты даёшь? — сразу оживился толстяк.

— Товар у тебя ценный. По серебряной монете за штуку, — согласен?

У торговца от жадности заблестели маленькие глазки.

— Одну корзину возьмёшь или две? — спросил он.

— Обе возьму, — ответил Ма Дань-би. — Только прежде чем платить, надо знать, сколько платить. Давай пересчитаем яйца.

— Где же мы будем их считать?

— Да вот хоть на этом столе.

— Что ты! — забеспокоился торговец. — Стол гладкий, яйца скатятся и разобьются.

— А ты обхвати стол двумя руками, они и не скатятся.

Так и сделали. Торговец широко расставил ноги, обхватил стол руками, а Ма Дань-би вынимал из корзин одно яйцо за другим и клал на стол.

Когда обе корзины опустели и на столе выросла целая гора яиц, Ма Дань-би сказал:

— Очень много оказалось у тебя яиц. Считал, считал, даже устал. Ты подержи яйца до утра, а я посплю.

Только теперь торговец понял, как надул его этот бродяга. Но что же делать?! Чуть пошевельнёшься — раскатятся яйца, попадают на пол и разобьются.

А Ма Дань-би раздвинул ящики и корзины, подозвал путников и сказал:

— Я же говорил, что этот почтенный человек уступит нам место. Ложитесь, друзья, мы тут прекрасно выспимся.

Давясь от смеха, друзья улеглись.

Толстяк принялся неистово браниться. Но усталым путникам это ничуть не мешало. Они прикрыли головы куртками и спорно проспали до самого утра.


Кто лучше видит?

На северной дороге, ведущей в главный город провинции Чжэцзян, лежал небольшой городок. В нём и решил остановиться ночь Ма Дань-би. Тут произошла с ним вторая история, в которой, как и в первой, тоже всё до последнего слова истинная правда.

Была в этом городе винная лавка, где часто собирались друзья, чтобы побеседовать за чашкой подогретого вина. Ма Дань-би, как известно, был человек весёлый — любил послушать, любил и сам поговорить. Вот он и зашёл в винную лавку.

Как раз в это время за столиком сидели три сюцая. Ма Дань-би присел неподалёку и стал слушать, о чём говорят учёные люди. К своему удивлению, он услышал, что учёные люди попросту хвастают друг перед другом.

Старший сказал:

— Какое у меня всё-таки прекрасное зрение: когда лопается стручок, я за сто шагов вижу, куда раскатились гоцошины.

Самодовольно усмехнувшись, он отхлебнул глоток вина, хотел прикрыть чашку, чтобы вино не остывало, но промахнулся и положил крышечку рядом.

Другой сюцай сказал:

— Это что! Вот у меня глаза так глаза. За сто шагов я вижу, куда ползёт муравей и что он тащит.

И он начал лить вино из чайника мимо чашки.

Третий сюцай, верно, решил оставить за собой последнее слово.

— У вас, конечно, неплохое зрение, — снисходительно проговорил он. — Но скажу, не хвастаясь, вам далеко до меня. За сто шагов я прекрасно вижу, как машет крылышками летящая мошка.

С этими словами он потянулся к чашке, пошарил по столу и смахнул чашку рукавом халата на пол.

Ма Дань-би с удовольствием слушал этот разговор. Он немало побродил по свету и хорошо знал, что хотя начищенная медная монета блестит не хуже золотой, она не становится золотом. Он тут же, не успев и глотнуть вина, придумал, как повеселиться самому, повеселить горожан и проучить трёх учёных сюцаев.

Скрыв усмешку, он почтительно поклонился.

— Осмеливаюсь выразить вам своё восхищение. Такого зрения, как у вас троих, нет ни у кого во всей Поднебесной. Однако, если в горах растут три высоких дерева, какое-нибудь из них да окажется выше. Верно, и один из вас превосходит зоркостью двух остальных. Как раз представляется удобный случай это выяснить.

Дело в том, что я купил винную лавку, в которой мы сейчас сидим, и заказал новую вывеску. Завтра в полдень я повешу её на двери. Кто из вас сможет за сто шагов прочесть иероглифы на вывеске, тот и победит.

Сюцаи с беспокойством заёрзали на стульях. Но что им было делать? Они приняли предложение Ма Дань-би и даже попытались сделать вид, что очень обрадовались. Потом они сразу же ушли, ссылаясь на важные дела.

Ма Дань-би остался сидеть за столиком, потягивая вино. Он ждал, как рыбак, закинувший удочку, ждёт, когда рыба клюнет. И правда, рыба скоро клюнула. В лавку вернулся младший из сюцаев. Осторожно, оглядываясь по сторонам, он приблизился к Ма Дань-би.

— Почтенный торговец, — сказал он вполголоса, — у меня нет никаких сомнений, что завтра я займу первое место. Однако всякий благоразумный человек стремится исключить случайности. Поэтому я всё же хотел бы узнать, что будет написано на вывеске.

— Ах, господин сюцай, — ответил, вздыхая, Ма Дань-би, — негодяй мастер взял за вывеску целую серебряную монету, и теперь я так огорчён, что даже не помню, какие слова я велел ему написать.

Сюцай сразу понял, в чём дело, и из широкого рукава его халата прямо в ладонь Ма Дань-би выкатилась серебряная монета.

— Вспомнил! — радостно воскликнул Ма Дань-би. — На вывеске будет написано: «Что просишь, то получишь».

Довольный сюцай направился к двери. В дверях он столкнулся со вторым сюцаем, быстро входившим в лавку. Оба подозрительно посмотрели друг на друга и молча разошлись.

Второй сюцай присел на стул рядом с Ма Дань-би и заговорил:

— Выиграть завтрашний спор — сущие для меня пустяки. Но учёному человеку не пристало напрягать зрение, чтобы прочесть простую вывеску, оно ему нужно для чтения мудрых книг. Скажите мне, — что написано на вывеске?

— Господин сюцай, вам, который так много учился, известно, что знания не даются даром. Не скрою, вас опередил ваш достойнейший приятель. Но он был скуп, дал всего одну жалкую серебряную монету, и я открыл ему только треть истины.

Второй сюцай тоже оказался понятливым, и Ма Дань-би сейчас же ощутил на своей ладони две серебряные монеты. Тогда он сказал:

— На вывеске написано: «Что просишь, то получишь». А за то, что вы были так щедры, я добавлю — иероглифы эти будут позолочены.

Второй сюцай ушёл, а Ма Дань-би остался ждать третьего. И, действительно, тот не замедлил явиться.

— Настоящим учёным приличествует неторопливость, — сказал, увидев его, Ма Дань-би. — Верно, ваши приятели преуспели в науках куда меньше вас. Они оба уже побывали здесь.

У третьего сюцая вытянулось лицо. Но Ма Дань-би поспешил его успокоить:

— Я честный торговец и поэтому лучший товар продаю тому, кто платит больше. Всего за три серебряных монеты вы узнаете всё, что знают ваши друзья, а вдобавок и то, чего они не знают. Так вот, — продолжал он, опуская в карман три серебряные монеты, — во-первых, на вывеске написано: «Что просишь, то получишь», во-вторых, иероглифы позолочены, в-третьих, они обведены узкой каёмочкой красного цвета.

После беседы с третьим сюцаем ждать уже было нечего, и Ма Дань-би отправился спать.

Жители города прослышали об удивительном состязании, и задолго до полудня на площади перед винной лавкой собралась толпа. Все три сюцая в новых шёлковых халатах явились точно, в назначенный час.

Ма Дань-би отсчитал сто шагов от двери винной лавки и пальцем провёл по земле черту.

Первым на неё ступил младший сюцай. Прищурив глаза, он вгляделся вдаль и громко сказал:

— Я ясно вижу, что на вывеске написаны четыре иероглифа: «Что просишь, то получишь».

В толпе послышались смешки.

Второй сюцай, став рядом, тоже взглянул вперёд и объявил:

— Я вижу не только надпись: «Что просишь, то получишь», но и позолоту на всех четырёх иероглифах.

Смех в толпе стал громче.

Третий сюцай отошёл на двадцать шагов дальше черты и небрежно сказал:

— Я вижу всё, что увидели мои учёные собратья и вдобавок ешё кое-что. Все четыре золочёных иероглифа обведены тонкой красной каймой!

Тут в толпе грянул оглушительный хохот. Сюцаи растерянно посмотрели на Ма Дань-би. А Ма Дань-би сказал, низко кланяясь:

— Почтеннейшие, сегодняшнее состязание ничего не решило: вы все трое оказались так зорки, что увидели даже то, чего никто не видит. Я раздумал покупать винную лавку, — поэтому на ней нет никакой вывески.

С этими словами Ма Дань-би, забренчав шестью серебряными монетами, повернулся к сюцаям спиной и ушёл прочь из города.

А что Ма Дань-би сделал с шестью серебряными монетами, вы узнаете, если прочтёте следующую историю.


Тёплый кан


В старой пословице говорится: у жадного человека рот сладкий, а сердце горькое. Такой рот и такое сердце были у хозяина постоялого двора, того самого двора, что в тридцати ли от главного города провинции Чжэцзян. Дорога была проезжая, место людноe. Ночевало здесь много разного народа — и крестьяне, и монахи, и богатые купцы.

Хитрый хозяин, чтобы побольше нажиться, завёл у себя такой порядок: кто брал на ужин белую лапшу, тот спал на тёплом кане, а кто спрашивал кашу из чумизы — это, как вы сами понимаете, были бедняки, — должен был спать на холодном земляном полу.

В тот вечер, о котором идёт речь, подул северный ветер и принёс с собой снег. Хозяин рассудил, что в такую погоду путникам не захочется ночевать в дороге. Значит, надо ждать гостей. И он поставил на огонь два котла. В одном варилась каша из чумизы, в другом булькала вода, приготовленная для белой лапши.

Скоро на дворе послышался топот копыт, потом отворилась дверь и в комнату вошло четверо. Намётанный глаз хозяина сразу увидел, что это были погонщики мулов.

Не успели они отряхнуть снег, как вошёл еще один путник.

Оглядевшись, он сказал:

— Вот и я! Знаете ли вы, зачем бывает плохая погода? Да только затем, чтобы хорошие люди могли провести вечер у очага за приятной беседой.

Хозяин призадумался — новый гость был одет, словно простой крестьянин, а лицо весёлое, будто в мешочке за поясом у него всегда бренчат деньги.

На всякий случай хозяин, сладко улыбаясь, заговорил:

— Располагайтесь, как дома, дорогие гости! Здесь вас ждёт тёплый ночлег и сытный ужин. За недорогую плату каждый из вас получит миску прекрасной белой лапши и местечко на кане.

— Что ты, хозяин, — ответил старик погонщик, — откуда у бедняков деньги на лапшу! Дай нам каши из чумизы, от неё сыт будешь не меньше, а стоит она недорого.

С лица хозяина исчезла приветливая улыбка.

— Ну так вот, — сказал он, — ешьте чумизу, а спать ляжете на полу. Придётся вам немножко помёрзнуть, но таков у меня порядок.

— Да ведь кан у тебя никем не занят! — воскликнул пятый постоялец.

— Всё равно, — ответил хозяин, — порядок есть порядок. Кто ест белую лапшу, тот спит на тёплом кане, а кто заказывает чумизу, ночует на полу.

— Ну тогда дай мне миску чумизы, — сказал постоялец, — да свари побольше лапши.

— Сколько изволите заказать, почтенный гость? — засуетился хозяин.

— А сколько можно получить за шесть серебряных монет?

— Двенадцать мисок!

— Вот столько и свари, — сказал постоялец.

— Чтобы съесть двенадцать мисок прекрасной белой лапши, надо заплатить за двенадцать мисок.

Постоялец вытащил шесть серебряных монет и швырнул хозяину.

Скоро перед каждым из гостей стояло по миске чумизы, а перед пятым, кроме того, ещё и двенадцать мисок лапши.

Когда с чумизой было покончено, пятый постоялец подмигнул погонщикам, пошептался с ними и вышел во двор. Вернулся он не один. За ним, топая копытами, шёл мул. Постоялец подвёл мула к лапше, и тот, помахивая хвостом, дочиста вылизал все двенадцать мисок.

Погонщики громко хохотали, а хозяин стоял посреди комнаты и от удивления не мог выговорить ни слова. Опомнился он только тогда, когда постоялец потянул мула к тёплому кану.

— Куда ты, бездельник, тащишь скотину?! — завопил хозяин неистовым голосом.

— Мул ел белую лапшу, — значит, ему и полагается спать на кане, — спокойно ответил постоялец.

— Да после этого никто и ночевать ко мне не заглянет! — кричал растерявшийся хозяин.

— Порядок есть порядок, ты сам говорил, — возразил постоялец, продолжая втаскивать упирающегося мула на кан. При этом мул бил копытами, и куски глины сыпались на пол.

— Послушай, друг, — чуть не плакал хозяин. — На этот раз я отменяю порядок. Спите все на кане, только уведи свою скотину.

— Вот это другое дело, — проговорил постоялец и увёл мула.

Четверо погонщиков, держась от смеха за животы, забрались на тёплый кан. Влез туда, привязав мула во дворе, и пятый гость.

А кто он был, этот пятый, вам и говорить не надо. Вы, конечно, давно догадались, что это наш старый знакомый Ма Дань-би. Кто же, кроме него, сумел бы так ловко проучить жадного хозяина!


Сосед соседа

Если вы прочтёте эту сказку, вы, наконец, узнаете, куда и зачем спешил Ма Дань-би. Но для того, чтобы это узнать, вам придётся сначала выслушать другую историю — о том, как крестьянин Лю искал справедливости у важного начальника в главном городе провинции Чжэцзян.

Прадед отца Лю, живший в маленькой деревне на востоке провинции, владел небольшим клочком земли, которая хоть и скудно, но всё же кормила его с семьёй. Он засевал поле и снимал с него урожаи много лет. После его смерти земля перешла к сыну — деду отца Лю. Так земля переходила от старшего к младшему, пока владельцем её не стал Лю. Сам Лю тоже трудился на ней уже двадцать лет. А на двадцать первом году случилась беда.

Приехали из города какие-то чиновники, остановились в доме помещика, переночевали там, а наутро стали ходить по полям и обмерять землю. И так удивительно они её мерили, что добрая половина поля крестьянина Лю отошла к помещичьим землям. Напрасно Лю спорил с чиновниками, — они и слушать ничего не хотели, только обругали его. Потом почтительно попрощались с помещиком и укатили.

Лю бросился в уездный ямынь. Три дня он добивался, чтобы начальник выслушал его, а когда добился, то узнал, что решить такое запутанное дело может только главный начальник главного города провинции Чжэцзян.

Пришлось Лю отправляться в дальний путь. До главного города провинции он добрался, но не так-то легко было добраться до главного начальника. Целую неделю Лю кланялся писарю, пока не догадался сунуть ему в руку серебряную монету. Только после этого писарь пустил его в комнату, где сидел главный начальник.

Лю стал на колени и начал говорить:

— Господин начальник, у меня было небольшое поле. На этом поле трудился мой отец, мой дед, мой прадед, мой прапрадед…

— Довольно, — прервал его начальник, которому вовсе не хотелось слушать бедняка в изорванной одежде, — выкладывай своё дело живее!

— Так я же и говорю, — продолжал Лю, — всё поле издавна было моё, но чиновники, приехавшие из города, сказали, что половина поля не моя, а…

Тут чиновник перебил его снова.

— Да ты, кажется, подаёшь жалобу. А где же твои свидетели?

Лю удивился.

— Какие свидетели, господин начальник, когда все знают, что мой прапрадед, и мой прадед, и мой дед, и мой покойный отец..

Начальник рассердился.

— Ослиное ухо, да ведь ни твой отец, ни дед, ни прадед не придут сюда из страны предков. Если ты хочешь, чтобы я разбирал твоё дело, приведи ко мне твоих соседей.

Лю пустился в обратный путь. Вернулся он в родную деревню и позвал к себе четырёх соседей. Один из них жил напротив Лю, фанза второго стояла позади фанзы Лю, фанза третьего — справа, фанза четвёртого — слева. Когда соседи собрались, Лю рассказал нм обо всём.

Соседи ответили:

— Ты беден, и мы не богаче тебя, — значит, должны помогать друг другу. Мы пойдём с тобой в город.

А самый старший из соседей сказал:

— Твоё дело простое, но я уже стар и знаю — начальник может запутать его так, что и сам потом не разберётся. Не позвать ли нам на помощь…

— Ма Дань-би! — подхватил младший из соседей.

— Верно вы говорите, — обрадовался Лю. — Пошлю-ка я к нему своего сына. Пока мы дойдём до города, подоспеет туда из своей деревни и Ма Дань-би.

И вот сын Лю отправился в деревню, где жил Ма Дань-би, а сам Лю с четырьмя соседями зашагал по дороге, ведущей в главой город провинции Чжэцзян.

Однако, когда путники доплелись до ворот каменного дома начальника, Ма Дань-би там не оказалось.

— Видно, сын не застал его, — с огорчением сказал Лю. — Ма Дань-би занятой человек. Бедняков на свете много, а Ма Дань-би один…

Они подождали до полудня и пошли к начальнику. Должно быть, писарь еще не успел истратить серебряную монету, полученную от Лю. Поэтому он был милостив и пропустил крестьян к начальнику, всего только обозвав их земляными червями и оборванцами.

Увидев Лю и его земляков, начальник нахмурился.

— Почему так мало свидетелей?

— Господин начальник, — отвечал Лю, — вы велели привести моих соседей, вот они и пришли со мной.

— Для того, чтобы разбирать жалобу, мне нужны твои соседи и соседи твоих соседей. Потому что, если твои соседи подтвердят твои слова, то слова твоих соседей должны подтвердить их соседи.

— Смилуйтесь, господин начальник, — чуть не заплакал Лю. — Как же я смогу привести столько народу!

— Так и быть, — сказал начальник, — я позволяю тебе привести не всех соседей твоих соседей, а только по одному соседу каждого из твоих соседей. А так как мне надоело возиться с твоим делом, позаботься о том, чтобы все эти свидетели были здесь ровно через час и ни минутой позже.

— Но, господин начальник, — застонал Лю, — ведь до моей деревни три дня пути…

Начальник затопал ногами.

— Ты еще осмеливаешься возражать! Вон отсюда, пока я совсем не раздумал разбирать твоё дело!

Лю и его земляки так испугались, что не успели опомниться, как очутились снова у ворот дома начальника. Тут они увидели не кого иного, как самого Ма Дань-би.

— Слишком поздно! — воскликнул Лю. — Теперь даже ты не сможешь мне помочь.

И Лю рассказал ему обо всём.

Ма Дань-би засмеялся.

— Всё как нельзя лучше, а ты еще огорчаешься! Пойдём на базар, съедим по горячей лепёшке, это займёт не больше часа.

Ма Дань-би весело зашагал к базару. Лю и его землякам ничего не оставалось, как идти за ним.

Ровно через час они все уже стояли перед главным начальником.

— Сколько раз тебе нужно повторять одно и то же? — закричал начальник. — Я велел тебе привести соседей каждого из четырёх соседей, а ты привёл только одного.

Тут выступил вперёд Ма Дань-би.

— Осмелюсь сказать, господин начальник, — заговорил он, — я живу дальше самого дальнего соседа Лю, даже не в той деревне. Так что мои показания понадобятся лишь в том случае, если вы захотите опросить всех жителей провинции Чжэцзян. А что касается вашего приказания, то оно исполнено в точности. Все требуемые свидетели стоят сейчас перед вашей милостью.

— Как так? — удивился начальник.

— Очень просто, — ответил Ма Дань-би, — вы велели, чтобы пришли не только четыре соседа Лю с юга, севера, востока и засада, но и по соседу каждого из этих соседей. Так и сделано. Вот спросим хоть Вана: кто твой сосед с севера?

— Чжан, — ответил Ван кланяясь.

— А с запада?

— Чэнь.

— А с востока?

— Сюй.

— А с юга?

— Лю.

Ма Дань-би повернулся к начальнику и сказал:

— Теперь вы видите, господин начальник, что Ван пришёл не один, а привёл своего соседа с юга. Вот он перед вами. — И Ма Дань-би показал на Лю.

Начальник не знал, что сказать. С одной стороны, его как будто провели, с другой стороны — всё было правильно. Поэтому он промолчал.

Ма Дань-би заговорил снова:

— Спросим теперь Гао: кто твой сосед с севера?

— Чэнь, — ответил кланяясь Гао.

— А с запада?

— У.

— А с юга?

— Цуй.

— А с востока?

— Лю.

Ма Дань-би поклонился начальнику и сказал:

— Вы можете убедиться, господин начальник, что и второй сосед, Гао, пришёл не один, а привёл своего соседа с востока. Вот он перед вами. — И Ма Дань-би снова показал на Лю.

Начальник вконец растерялся. А Ма Дань-би продолжал:

— Скажи ты, Цзяо, кто твой сосед с юга?

Но не успел Цзяо раскрыть рта, как начальник, у которого голова пошла кругом, замахал руками и закричал:

— Хватит, хватит! Я уже разобрался в жалобе. Пусть только свидетели подтвердят, что полем просителя Лю действительно издавна владел его род.

Дальше дело пошло без заминки. Слова просителя Лю подтвердили его соседи, а слова каждого из соседей подтвердил их сосед Лю.

Пришлось начальнику продиктовать писарю решение, в котором говорилось, что земля Лю принадлежит Лю.

Вот каков был Ма Дань-би. Недаром про него говорили бедняки, что ума у него хватило бы на первого министра. Разве не так?


О Лян Шань-бо и Чжу Ин-тай



Жила когда-то в Китае девушка по имени Чжу Ин-тай. Она умела хорошо рисовать, искусно вышивала на шелку фениксов, поющих на ветке, и играла на лютне. Но это еще не всё. Чжу Ин-тай красиво выводила иероглифы тонкой кисточкой и прочла множество старинных книг. Так что учёностью она могла поспорить с любым юношей.

Старый отец недаром гордился своей дочерью. Он отказал уже трём женихам, так как они показались ему недостаточно знатными и богатыми. Ведь он считал, что дочь его достойна самого лучшего мужа во всей Поднебесной. Но Чжу Ин-тай совсем не думала о женихах.

В городе Ханьчжоу жил старый знаменитый учёный. У него было много учеников из разных провинций Китая. Одни, достигнув больших успехов в науках, с благодарностью покидали своего учителя, на их место приходили другие. К нему-то и задумала отправиться Чжу Ин-тай.

Отец сначала и слышать не хотел об этом. Где это видано, твердил он, чтобы девушки покидали родительский дом и одни отправлялись в дальний путь. Однако Ин-тай стояла на своём.

— Обычай предков, — говорила она, — запрещает девушке учиться вместе с юношами. Но я надену мужскую одежду, и никто не узнает, что я родилась девушкой.

Ласками, мольбой и слезами Ин-тай добилась согласия отца, и он отпустил её на три года.

От селения, где жила Ин-тай, до города Ханьчжоу был не близкий путь. Ин-тай вышла рано утром, к полудню дошла до развилины дорог и присела отдохнуть в тени под ивой. Скоро на другой дороге показался путник. Когда он подошёл поближе, Ин-тай увидела, что это юноша, чуть постарше её самой. Юноша, верно, тоже устал и сел под тем же деревом.

Они разговорились. Ин-тай узнала, что юношу зовут Лян Шань-бо и что он идёт учиться в тот же город и к тому же учителю. Дальше они пошли вместе и еще до того, как закатилось солнце, так подружились, что называли друг друга не иначе, как братец Шань-бо и братец Ин-тай.

Дружба их стала ещё крепче, когда они начали учиться. Слушая учителя, они всегда садились рядом, читали одни и те же книги и выбирали для своих сочинений одинаковые темы. Учитель радовался их быстрым успехам и никак не мог решить, кого из них назвать первым.

Так прошёл год, за ним второй. Но вот к учителю приехала погостить его старшая сестра. Как говорится, мужчина первый видит гору, но если надо найти на этой горе паутинку, сотканную самым маленьким паучком, лучше послать на поиски женщину.

Ни Лян Шань-бо, ни другим ученикам, ни самому учителю и в голову не приходило, что Чжу Ин-тай переодетая девушка. Но в первый же вечер сестра учителя спросила себя: почему у юноши по имени Ин-тай проколоты уши, — ведь серьги носят только девушки? Однако она ничего никому не сказала, а решила смотреть позорче и слушать повнимательнее.

Однажды она сидела в беседке и вышивала. Мимо проходили Лян Шань-бо и Чжу Ин-тай. Сестра учителя окликнула их и сказала:

— Мне хочется вышить летящего аиста. Не поможете ли вы мне подобрать шелка?

Лян Шань-бо ответил:

— Чего же проще. Всем известно, что у аиста перья белые, а на концах крыльев — чёрные. Значит, вам понадобятся только белые и чёрные нитки.

Но юноша по имени Ин-тай призадумался, а потом сказал:

— Я бы на вашем месте вышил аиста, летящего навстречу восходящему солнцу. Тогда, кроме белых и чёрных, можно выбрать и другие цвета. Грудь у него должна отливать нежно-розовым, а тени под крыльями надо положить бледно-голубые. Так будет красивее.

Поклонившись, оба друга пошли дальше. А сестра учителя подумала: «Юноша с дырочками от серёг в ушах слишком искусно подбирает цвета. Похоже, что он не раз держал в пальцах иглу для вышивания. А это не подходящее занятие для юноши».

Но и теперь она ничего никому не сказала.

Прошло ещё несколько дней. За это время ученики написали сочинение и подали учителю. Учитель прочёл, и из всех сочинений ему больше всех понравились два — те, что написали Ин-тай и Шань-бо. Учителю захотелось порадовать своих лучших учеников, и он решил сделать им маленький подарок. Он позвал их вечером к себе и преподнёс по красивому вееру. Один веер был голубой, словно вода озера, а к ручке прикреплена подвеска — цветок лотоса. Этот веер учитель выбрал для Шань-бо. Другой веер, для Ин-тай, был расписан зелёными листьями и внизу на тоненькой цепочке порхал золотистый мотылек, сделанный из прозрачного шёлка.

Юноши встали на колени, чтобы принять подарок. Шань-бо опустился сперва на левое колено, как это делают мужчины, а Ин-тай — на правое. Увидев это, сестра учителя больше ве сомневалась, — ведь с правого колена становятся только девушки.

На следующий день она позвала Ин-тай и спросила:

— Ты очень любишь Шань-бо?

— Очень, — ответила, покраснев, Ин-тай, — он мой названый брат.

Старая мудрая женщина улыбнулась и ласково сказала:

— Если ты слишком долго будешь называть Шань-бо своим братом, он когда-нибудь назовёт своей женой не тебя, а другую девушку. Подумай, не будет ли тебе это больно?

Ин-тай поняла, что её тайна раскрыта. Она заплакала и сказала:

— Уходя из дому, я поклялась отцу, — ни один человек не узнает, что я родилась девушкой. Но вы догадались об этом, и теперь я должна покинуть школу и расстаться с Шань-бо.

— Не печалься, — сказала сестра учителя, — ты поступаешь достойно. Но если хочешь, оставь что-нибудь на память для Шань-бо, я передам ему. Думается мне, он скоро пришлёт в дом твоего отца свадебные подарки.

Тогда девушка оторвала от веера бабочку-подвеску и дала её сестре учителя.

В тот же вечер Ин-тай сказала Шань-бо:

— Отец велит мне вернуться домой. Завтра утром я ухожу.

Сердце Шань-бо наполнилось печалью. Он приводил тысячи доводов и придумывал сотни уловок, чтобы удержать друга. Но всё было напрасно, — Ин-тай собрала вещи и приготовилась в путь.

Лян Шань-бо пошёл проводить Ин-тай. Они дошли до первого поворота дороги, потом до второго и всё не могли расстаться.

Через каждые пять шагов Ин-тай думала: «Сейчас я открою ему свою тайну».

Но они проходили и пять шагов, и десять, а девушка всё не решалась. Тогда она вспомнила, что старинные поэты часто говорят иносказаниями. Увидев высоко в небе двух уток, Ин-тай тронула спутника за рукав.

— Братец Шань-бо, погляди вверх. Вон над озером летит утка, а рядом с нею селезень. Как хорошо им вдвоём!

— Это мандаринские уточки из породы юаньян. Они всегда летают парами, — ответил Шань-бо.

Они пошли дальше. Теперь дорога вилась у подножия гор.

Ин-тай сказала:

— Братец Шань-бо, видишь, молодой дровосек спускается с гор? Верно, дома ждёт его жена. Он принесёт ей хворост, она растопит очаг, будет тепло в их доме.

Шань-бо обиженно ответил:

— Братец Ин-тай, у меня на сердце так тяжело, — ведь нам скоро надо расстаться, а ты даже не смотришь на своего друга, глядишь по сторонам, да только и видишь уток и дровосека.

Ин-тай опустила голову и долго молчала.

Прошли ещё немного, и им захотелось пить. При дороге стоял колодец. Они наклонились над ним, чтобы зачерпнуть воды, и Чжу Ин-тай сказала:

— Смотри, братец Шань-бо, из глубины нам улыбаются двое — девушка с румяными щеками и юноша с бледным лицом.

— Что ты, братец Ин-тай! — воскликнул Шань-бо. — Это ведь наше отражение в воде. А я совсем не похож на девушку.

Ин-тай тяжело вздохнула и даже не стала пить.

Маленькая речка преградила им путь. Девушка подумала: «Уж если я не решаюсь открыть ему правду, лучше нам поскорее расстаться. Пусть разделит нас быстрая вода». — И она сказала:

— Братец Шань-бо, вон на горе цветёт куст шиповника. Мне бы хотелось понюхать его цветы.

— Я сейчас принесу их тебе, — откликнулся юноша и побежал к горе.

Тем временем Ин-тай перешла вброд речку и, когда Шань-бо вернулся с двумя цветками, она стояла на другом берегу.

— Почему ты не подождал меня, братец Ин-тай? — крикнул-юноша.

Ин-тай ответила:

— Тебе уже давно пора вернуться в школу, а мне — домой. Простимся тут.

— Пусть будет по-твоему, — грустно сказал Шань-бо, — но ты ведь хотел понюхать, как пахнет шиповник. Лови!

И он бросил цветы через речку. Но они, не долетев до того берега, упали в воду, и быстрые струйки разделили их и понесли по течению. Ин-тай и Шань-бо поклонились друг другу и разошлись в разные стороны.

Отец ласково встретил дочь, которую не видел уже два года. Он принялся расспрашивать её об успехе в науках, а потом сказал:

— Теперь ты взрослая девушка, пора подумать о твоём будущем. Слушай внимательно то, что я скажу. Самая знатная семья в нашей провинции — это семья губернатора Ма. Породниться с ними рад был бы всякий. Недавно губернатор прислал в наш дом свадебные подарки. Я принял их, и ты скоро выйдешь замуж за сына губернатора.

Ин-тай залилась слезами.

— Я не хочу выходить замуж, отец, — отвечала она.

— Глупости ты говоришь, — рассердился отец, — девушки всегда выходят замуж. А где ты еще найдёшь такого оседлавшего дракона жениха? Я не стану позорить свою седую голову, отсылая назад подарки, которые сам принял. Как я сказал, так и будет.

Ин-тай в глубоком горе удалилась в свои комнаты. Она сидела у окна, смотрела на дорогу, ведущую в Ханьчжоу, и повторяла про себя:

— Кто мог знать, что в свадебном списке мне выпадет несчастный жребий. Неужели отец будет так жесток, что заставит меня выйти за Ма?



А Лян Шань-бо, вернувшись в школу, попробовал взяться за книги, но книги падали у него из рук. Без братца Ин-тай учение не шло ему на ум. Вечером его позвала сестра учителя и сказала:

— На твоём веере подвеска, изображающая цветок лотоса, а Ин-тай дарит тебе бабочку — подвеску со своего веера. Бабочка стремится к лотосу, сердце девушки — к сердцу юноши. Неужели ты до сих пор не догадался, что Ин-тай родилась девушкой? Возьми её подарок, и пусть, твоё сердце подскажет, как тебе поступить.

Сердце подсказало Шань-бо, что он и дня не может прожить без Ин-тай. То, что он раньше называл дружбой, теперь стало любовью. Юноша не спал всю ночь и рано утром пустился в путь.

Лян Шань-бо шёл по той же дороге, по которой они шли недавно вдвоём, и вспоминал каждое слово Ин-тай. Здесь она взглянула на небо и показала на двух мандаринских уточек. Этих уточек называют неразлучницами. Говорят, умрёт одна — умрёт и другая. А вот и гора, где они увидели дровосека… Вот и колодец… Как он был глуп, что не понял нежных слов Ин-тай!

Шань-бо бранил себя и всё ускорял шаги.

Ин-тай недаром глядела из своего окна на дорогу. Она еще издали увидела Шань-бо и бросилась по лесенке вниз, чтобы встретить его.

Но отец остановил её.

— Куда ты спешишь, дочка? Три дня ты не выходила на мой зов из своих комнат. Что же случилось теперь?

— Отец, — отвечала Ин-тай, — к нам в дом идёт мой названый брат Шань-бо из семьи Лян.

Старый Чжу покачал головой.

— Наконец-то я понял, почему тебе не мил жених из семьи Ма. Если уж этот юноша пришёл в наш дом, я позволю тебе повидаться с ним. Ведь он был твоим названым братом два года, — нехорошо отплатить ему неблагодарностью. Но ты сама должна сказать Шань-бо, что скоро станешь женой другого.

— Я не скажу этого Шань-бо, — ответила Ин-тай, — потому что никогда не выйду замуж за Ма.

— Неужели ты хочешь принести несчастье своему названному брату? Губернатор могущественный человек и не простит такого оскорбления. Он обрушит свой гнев на Шань-бо. Обвинить человека из небогатой семьи легко. Его закуют в колодки и бросят в тюрьму.

Голова Ин-тай поникла, и она прошептала:

— Я скажу Шань-бо, что выхожу замуж за Ма.

Ин-тай ждала Шань-бо, Шань-бо спешил к Ин-тай, но встреча принесла им не радость, а горе. Оба они знали, что видят друг друга в последний раз, и всё не могли наглядеться.

— Сестрица Ин-тай, — говорил Шань-бо, — смотрю на тебя — ты словно воздушный змей с перерезанной ниткой. Всё выше поднимается змей в небо и скоро скроется за облаками!

— Братец Шань-бо, — отвечала Ин-тай, — змей с перерезанной ниткой летит, куда хочет. Твоя бедная сестра — птица, посаженная в клетку!

— Я шёл к тебе и слышал крик сороки, вещающей счастье. А когда пришёл, услышал карканье ворон, что пророчат мне смерть.

— Нет, братец Шань-бо, я хочу, чтобы ты долго жил; может быть, ты полюбишь другую девушку и будешь с ней счастлив.

— Сестрица Ин-тай, я никогда не полюблю другую. Ты скоро услышишь весть о моей смерти. Я попрошу, чтобы меня погребли у дороги, ведущей от дома Чжу к дому Ма. Пойдёшь ли ты из дома мужа в дом отца или из дома отца в дом мужа, ты навестишь и мою могилу.

— Тогда вели родным высечь на могильном камне красные и чёрные иероглифы. Красным пусть напишут — «Ин-тай», чёрным — «Шань-бо». Если нам не суждено соединиться в жизни, в могиле мы будем вместе.

С этими печальными словами они расстались.

Шань-бо с трудом дошёл до своего дома, лёг на циновку и больше не вставал. Он заболел той болезнью, что излечивается только одним лекарством — надеждой на счастье. Шань-бо не на что было надеяться. Он проболел всего несколько дней и умер.

Родители Шань-бо исполнили его последнюю просьбу — похоронили сына у дороги между домом Чжу и домом Ма.

Когда Ин-тай узнала о смерти Шань-бо, она поняла, что ждать ей больше нечего. И она уступила настояниям отца.

Свадебная процессия двинулась от дома Чжу к дому Ма. Впереди шли трубачи и барабанщики, за ними слуги, за слугами ехал на коне жених Ма, сын губернатора. За женихом несли разукрашенный паланкин с невестой.

На середине пути Ин-тай остановила носильщиков, вышла из паланкина и подбежала к могиле.

— Возьми меня к себе, братец Шань-бо, — крикнула Ин-тай, — ведь мы с тобой обещались всегда быть вместе.

В тот же миг в небе блеснула молния, грянул гром. Могила раскрылась, и Чжу Ин-тай бросилась в неё. Напрасно старались удержать её носильщики паланкина, в руках у них остался только клочок одежды.

Тучи рассеялись, засияло солнце и над землёй встала семицветная радуга. А из могилы выпорхнули две мандаринские уточки.

Таких уточек зовут неразлучницами. Они не могут жить друг без друга. Умрёт одна — умирает и вторая.


Почему птица Улинцзы осталась без перьев



Царь птиц — мудрый феникс — праздновал день рождения. Чтобы пожелать фениксу десять тысяч лет жизни, в его дворце собралось великое множество птиц. Прилетели тонконогие аисты, чёрные журавли-цангуа, серебристые фазаны, розовые пеликаны-тиху и еще много-много разных маленьких и больших птиц. Даже угрюмая сова-отшельница решила покинуть своё дупло, где и в самый солнечный день царил мрак и уютно пахло сыростью.

Во дворце было весело и шумно. Нежно щебетали иволги, заливались жаворонки, важно и громко каркали вороны.

Царь птиц — мудрый феникс — сидел на троне и благосклонно выслушивал пожелания счастья и долголетия.

Вдруг он увидел жалкую, ободранную птичку, без единого пёрышка на маленьком тельце. Птичка забилась в самый дальний уголок, словно понимая, что ей не место на этом пышном празднестве.

— Что это за птичка? — спросил феникс у двух белых павлинов, охранявших его трон. — И почему у неё нет перьев?.

Павлины плавно повернули к дальнему углу свои головы и ответили:

— О, это всего только птица улинцзы. Не знаем почему, но так уж повелось издавна — все улинцзы вылупливаются из яйца совершенно голые, да так и ходят потом всю жизнь. Ей, конечно, не следовало появляться во дворце. Птица без перьев! Да это просто неприлично. Позволь нам её прогнать.

Но феникс пожалел птичку улинцзы. Недаром он считался мудрым, — ведь мудрость и доброта всегда живут вместе. Он махнул крылом — и все вокруг замолчали. Тогда феникс сказал:

— Остроклювые! Взгляните на птицу улинцзы. Небо обидело её. Исправим несправедливость! Пусть каждый вырвет у себя по одному пёрышку и подарит ей.

И вот все птицы вырвали у себя по пёрышку и положили перед птичкой улинцзы.

Целый ворох перьев — красных, жёлтых, зелёных, синих, отливающих серебром и золотом, гладких, в полосочку, в крапинку — вырос перед голой птичкой.

— Неужели это всё мне? — пискнула улинцзы, не веря своему счастью.

— Тебе! Тебе! — защебетали птицы.

Тогда улинцзы оделась в пёрышки и побежала к бассейну, чтобы полюбоваться на своё отражение в хрустальной воде. Она закидывала головку, вертела ею вправо и влево, переступала ножками, расправляла крылышки. И чем дольше она любовалась собой, тем больше себе нравилась. Наконец она не выдержала и громко запела.

— Чжи-чжи-ча! Чжи-чжи-ча! Обратите внимание на мой хвост и на мою спинку, на мою голову и грудку! Ни у кого на свете нет таких красивых пёрышек! Чжи-чжи-ча! Чжи-чжи-ча! Кто взглянет на меня хоть раз, не захочет смотреть на павлина и попугая. Подобной мне не найдётся во всей Поднебесной!

И, презрительно вздёрнув клюв, птичка улинцзы повернулась хвостом к гостям феникса.

Птицы рассердились.

— Вы только посмотрите, как она расхвасталась! На нас и глядеть не хочет. Забыла, что пёрышки-то наши! Отберём назад свои nepья!

Птицы окружили хвастунью, и каждая вырвала свой подарок.

— Правильно! — сказал феникс, который был не только добрым, но и справедливым, как полагается мудрецу. — Пусть навсегда остаётся такой, какой пришла сюда!

Так птица Улинцзы и осталась без перьев.

Может быть вы скажете, что всё это только небылица, что птиц без перьев никто никогда не видел. Это неудивительно. Неужели, после того, что произошло в день рождения мудрого феникса, улинцзы посмеет кому-нибудь показаться на глаза!


Волшебная кисть Ма Ляна



Вот что рассказывают. Жил некогда мальчик, по имени Ма Лян. Мать и отец его умерли, когда он был еще маленьким, и мальчик кормился тем, что собирал хворост на продажу да помогал крестьянам косить траву.

Больше всего на свете Ма Лян любил рисовать. Но вот беда — у мальчика не было ни одной кисточки, — ведь кисти стоили очень дорого.

Проходил однажды Ма Лян мимо школы, заглянул в открытую дверь и увидел, как учитель водит кистью по бумаге. Учитель нарисовал двух фениксов на ветке, потом в верхнем углу написал мудрёные красивые иероглифы. Мальчик так загляделся, что и сам не заметил, как переступил порог школы.

— Что тебе надо, бездельник? — сурово спросил учитель.

— Я очень хочу научиться рисовать, — сказал Ма Лян, — но у меня нет кисти. Не можете ли вы одолжить мне на несколько дней хоть самую маленькую кисточку?

— Пэй! — удивился учитель. — Где это слыхано, чтобы сын бедняка учился рисовать?! Убирайся прочь!

Ма Лян горько заплакал от обиды. Но потом подумал: «Пусть у меня нет кисти, зато есть желание и упорство. Еще посмотрим, кто будет рисовать лучше — я или учитель!»

С этого дня мальчик стал учиться рисовать каждую свободную минуту. Высоко в горах, куда он приходил ломать хворост, он глядел на парящего в небе орла, а потом рисовал веткой на земле его широко распростёртые крылья. У реки, где Ма Лян косил траву, он вглядывался в речную глубину и, обмакнув палец в воду, выводил на гладком прибрежном камне играющих рыбок. А когда возвращался в свою лачугу, он углем из очага рисовал на стене всё, что было у него перед глазами, — глиняные горшки, циновку, плетёную корзинку.

Год проходил за годом. Ма Лян из мальчика превратился в юношу. Он научился рисовать так хорошо, что соседи выпрашивали его рисунки, чтобы украсить свои фанзы. Но кисти у Ма Ляна так и не было. Напрасно он работал с рассвета дотемна, — заработка его едва хватало лишь на лепёшку из гаоляновой муки да кусок бобового сыра.

Как-то раз Ма Лян вернулся в свою лачугу особенно поздно и, добравшись до подстилки, сразу уснул. Ему приснился старик с белой бородой. В руке старик держал кисть, сиявшую, как золото, на которое упал солнечный луч. Старик протянул кисть Ма Ляну и сказал:

— Теперь твои руки умеют рисовать, а сердце научилось отделять хорошее от плохого. Ты настоящий художник. Возьми эту волшебную кисть, но никогда не употребляй её для корысти и зла.

Ма Лян взял кисть, вскрикнул от радости и проснулся.

«Какой хороший сон мне приснился, — подумал юноша, — жаль, что это только сон!»

Он открыл глаза. Уже рассветало, и Ма Лян увидел, что на его старом дырявом одеяле лежит та самая кисть, что ему приснилась. Юноша вскочил. Он сорвал с окна бумагу, положил её перед собой, потом наскоблил со стенок очага немного сажи, развёл её водой и обмакнул кисть.

«Нарисую сороку, приносящую счастье», — решил Ма Лян.

И он стал рисовать сороку с чёрными крыльями, белыми боками и длинным хвостом. А когда он вывел последнее пёрышко, случилось то, чего он совсем не ожидал. Нарисованная сорока завертела хвостом, расправила крылья и, крикнув Ма Ляну на прощанье — ча-ча! — вылетела в раскрытую дверь.

«Вот какая это кисть! — подумал Ма Лян, — она и вправду волшебная! Попробую нарисовать цветок, он-то никуда не улетит».

Ма Лян нарисовал тонкий, длинный стебель с узорчатыми листьями и большим полураскрывшимся цветком ириса. Вдруг цветок развернул лепестки, и в лачуге чудесно запахло. Юноша побоялся, что нежный ирис увянет, и посадил его в землю перед своей лачугой. Когда Ма Лян осторожно присыпал землёй тонкие корешки растения, из соседней фанзы, горько плача, вышла старая женщина.

Ма Лян поднял голову и спросил, о чём она плачет.

— У меня разбился последний горшок, — ответила женщина, — теперь мне не в чем сварить суп.

— Это не такая большая беда, — весело сказал Ма Лян и быстро нарисовал волшебной кистью на пороге её фанзы три глиняных горшка.

Горшки вышли красивые, блестящие, и когда Ма Лян щёлкнул по ним ногтем, они звонко загудели. Женщина засмеялась от радости, подхватила горшки и скрылась за дверью своей фанзы.

С тех пор не бывало дня, чтобы к Ма Ляну не приходил кто-нибудь из бедняков. Одному надо было соху, другому — рыболовную сеть, третьему — мотыгу, четвёртому — корчагу для засолки овощей, детям хотелось игрушек, девушкам — красивый гребень в волосы. И каждый уходил от художника весёлый, унося что ему было нужно.

Однажды поздно ночью Ма Лян возвращался из соседнего явления, где помогал богатому крестьянину строить новую фанзу. До его лачуги было уже недалеко. Он шёл и думал, как хорошо будет сейчас лечь и крепко заснуть.

Вдруг из покосившейся хижины, мимо которой он как раз проходил, послышался стон. Ма Лян остановился и прислушался. Стон повторился. Юноша открыл дверь и вошёл. Он знал, кто тут живёт. Это был старый батрак Чу, всю свою жизнь гнувший хребет на помещичьих полях. Теперь, когда он стал слаб и болен, он оказался никому не нужным. В хижине ничего не было, кроме рваной циновки, на которой лежал больной.

— Что с тобой, Чу? — участливо спросил Ма Лян.

— Умираю, — слабым голосом ответил старик. — Хотелось бы только дождаться утра, чтобы ещё хоть раз увидеть зарю. Но рассвет далёк, а смерть совсем близка.

— Не горюй, — сказал Ма Лян, — поверь мне, заря придёт раньше, чем смерть.

Но старик только покачал головой.

Тогда Ма Лян вынул кисть и стал рисовать на стене хижины. Вдруг на стену лёг розовый отблеск восходящего солнца. И дедушка Чу увидел далёкие горы в утренней дымке, озеро с притихшей водой, белые лотосы у его берегов.

Старый батрак так много и тяжело работал, что у него не хватало ни сил, ни времени оглядываться по сторонам, — всегда он видел перед собой только чужую землю, которую надо рыхлить тяжёлой мотыгой, или камни, которые надо разбивать, чтобы вымостить дорогу к приезду императорского чиновника.

Чу приподнялся на локте.

— Сынок Ма Лян, как ты узнал? Это озеро и эти горы я видел, когда был ребёнком. С тех пор мне казалось, что нет места на свете красивее. Ты вернул мне детство, и смерть ушла далеко-далеко. Смотри, заря встала такая ясная, верно, день будет солнечный и погожий.

Чу улыбнулся совсем по-молодому, приподнялся ещё выше, легко вздохнул и умер. Сразу в хижине стало темно. Только тоненький фитилёк потрескивал, догорая в светильнике.

Ма Лян закрыл глаза старому батраку и тихо вышел. Пошатываясь от усталости, он побрёл в свою лачугу досыпать короткий остаток ночи.

А наутро к Ма Ляну пришла беда.

Нет изгороди, через которую не проникал бы ветер! Весть по о чудесном мастерстве Ма Ляна дошла до ушей помещика, итожил в той же деревне. Он велел слугам схватить художника и привести к нему.

— Напрасно твои слуги тащили меня, — сказал помещику Ма Лян, — я ведь всем рисую, когда меня просят. Нарисовал бы и тебе. Чего тебе не хватает? Моя кисть мигом исполнит твоё желание.

Помещик расстелил перед художником кусок шёлка и сказал:

— Первым делом нарисуй мне позолоченную плётку с семью хвостами. Правда, есть у меня, на страх слугам, старая пятихвостка, но мне она не нравится, да и бьёт она не больно.

Ма Лян с детства рос среди бедняков и сам был бедняк. Много раз он слышал, что у богачей злое сердце и чёрные мысли. Но Ма Лян был чист душой, и ему не верилось, что это правда. А теперь он будто подержал на ладони злое сердце помещика и с отвращением отшатнулся.

— Я никогда ничего тебе не нарисую! — крикнул Ма Лян. — Даже не пошевельну для тебя кистью!

Помещик очень рассердился и приказал запереть Ма Ляна в пустом амбаре. Три дня юноше не давали ни пить, ни есть. А на четвёртый день к вечеру вдруг ударил мороз, выпал снег и покрыл всё кругом толстой белой пеленой. Богач подумал: «Если за три дни голод не заставил Ма Ляна быть послушным, то уж холод наверняка сделает его сговорчивым».

Одевшись потеплее, помещик пошёл к амбару. Смотрит — сквозь щель в двери на белый снег падает красная полоска, будто от пламени, да и пахнет чем-то вкусным. Помещик приложил к щёлке глаз, видит — в амбаре ярко пылает очаг, а Ма Лян сидит перед огнём и ест горячие лепёшки. Очень удивился помещик — откуда всё это у Ма Ляна! А чему тут было удивляться? — Зндь Ма Лян не расставался со своей волшебной кистью, вот он и нарисовал себе очаг, чтобы не замёрзнуть, и лепёшки, чтобы поесть.

Пока помещик подглядывал в щёлку, Ма Лян покончил с едой, и ему захотелось пить. Недолго думая, он взял кисть и нарисовал на полу амбара чашку с чаем. Густой душистый пар поднялся от чашки, и Ма Лян начал пить маленькими глотками.

«Собачий сын! — разгневанно подумал помещик. — Себе рисует, а для меня и кисточкой шевельнуть не хочет. За это он достоин самой лютой казни!»

Помещик громко закричал, призывая слуг, а когда слуги сбежались, приказал открыть дверь и убить непокорного художника. Пока слуги возились, открывая большой замок и отодвигая ржавый засов, помещик от нетерпения топал ногами. Но вот дверь растворилась и злой богач вместе со слугами вбежал в амбар. Однако художника там уже не было, лишь у восточной стены стояла лестница, нарисованная Ма Ляном, а камышовая крыша в этом месте оказалась разобранной. Помещик бросился к лестнице и стал карабкаться вверх, но не долез и до половины, как раздался треск и толстый богач свалился. Это под его ногами рассыпалась лестница, потому что художник нарочно нарисовал очень тонкие перекладины.

А сам Ма Лян в это время уже добежал до восточного конца деревни. Он понимал, что богач не оставит его в покое. Лучше уж совсем бежать отсюда. Ма Лян стал быстро рисовать на снегу коня. Один взмах волшебной кисти, другой, третий — и перед ним топнул копытом белый скакун.

Ма Лян обернулся к деревне, помахал рукой бедным фанзам — прощайте, дорогие друзья! — потом сел на коня и помчался.

Мало ли, много ли он ехал, вдруг слышит позади: «сюаньхуа, сюаньхуа!» Обернулся, видит, — сквозь падающий снег мерцают дымные факелы, скачет богач с десятком слуг за ним в погоню.

Ма Лян, не слезая с коня, нарисовал на полах куртки большой лук и длинную оперённую стрелу.

«Сюаньхуа, сюаньхуа» — выбивают копытами кони, приближаясь к Ма Ляну. Впереди несётся богач, размахивая блестящим мечом.

Тут Ма Лян повернулся в седле и натянул тетиву. «Сао!» — пропела стрела и вонзилась в горло богача. Помещик свалился с лошади, слуги разбежались в разные стороны, а Ма Лян стегнул своего белого коня и поскакал дальше.

Остановился он в большом городе, далеко от родной деревни. Город понравился Ма Ляну, и он решил тут поселиться.

За ночлег на постоялом дворе платить надо, кормить тоже даром никто не станет, а денег у Ма Ляна не было. Конечно, он мог нарисовать себе волшебной кистью и фанзу, и вкусную еду и даже целую кучу серебряных монет, но Ма Лян помнил, что старик подарил ему кисть совсем не для этого. Он должен помогать беднякам, а не становиться самому богачом. И ещё Ма Лян подумал: «Если в деревне нашёлся жадный человек, пожелавший завладеть чудесной кистью, то и в городе такой найдётся. Не буду рисовать волшебные картины, стану рисовать простые и продавать их на базаре».

Но кисть у Ма Ляна всё же была волшебная, и юноше пришлось пуститься на хитрость. Нарисует оленя, а одно копыто не дорисует, нарисует петуха, а гребень у него без зубчиков, они и не оживают. Ма Лян рисовал хорошо, и картины его охотно покупали.



Однажды задумал Ма Лян нарисовать белого журавля. Сел он перед домом под деревом и принялся за работу. Вот на бумаге показались длинные ноги и длинный клюв, вот появились нежные пёрышки, хохолок на голове. Совсем, как живой, журавль, только глаз у него нет. Ма Лян сам залюбовался птицей.

В это время проезжал мимо в паланкине важный чиновник. Увидел издали картину и захотел её купить. Чиновник окликнул Ма Ляна, тот вздрогнул от неожиданности, и капелька туши с кисти упала как раз на то место, где у журавля должен быть глаз.

Белый журавль сразу захлопал крыльями, крикнул по-журавлиному, поджал ноги и взвился в воздух.

Чиновник долго смотрел вслед птице, задрав голову и раскрыв от изумления рот.

Когда птица скрылась, чиновник опомнился и подумал: «Вот чудо, достойное внимания Сына Неба. А если я первый сообщу ему об этом чуде, я, наверно, получу богатую награду!»

И чиновник приказал носильщикам нести паланкин в столицу, прямо к императорскому дворцу. Услышав о чудесном художнике, император тотчас послал придворных разыскать и доставить его во дворец.

Придворные нашли Ма Ляна, и самый старший из них по чину сказал:

— Властитель Поднебесной пожелал увидеть тебя. Радуйся и собирайся в дорогу.

Но Ма Лян совсем не обрадовался.

— Мне и здесь хорошо, — сказал он, — никуда я не поеду.

Однако если император приглашает к своему двору, то отказаться не так-то легко. Придворные попросту схватили Ма Ляна и, связанного, доставили во дворец.

Император повелел Ма Ляну нарисовать дракона, а кто не знает, что дракон — это знак императорской власти. Ма Лян усмехнулся и быстро нарисовал вместо знака императорской власти отвратительную жабу, покрытую бородавками. Жаба спрыгнула с бумаги и, уставившись выпученными глазами на императора, громко квакнула.

Император чуть не задохнулся от гнева. Он велел отобрать у Ма Ляна кисть и бросить его в тюрьму.

Завладев кистью, император взял лист самой лучшей рисовой бумаги и начал рисовать. Но вместо волшебных картин у него получалась только мазня. Напрасно он портил один лист за другим, чудесная кисть Ма Ляна не слушалась его.

Император от злости зашвырнул кисть за трон и, чтобы хоть немножко утешить себя, велел поколотить палками слишком усердного чиновника, принёсшего весть о необыкновенном художнике.

А Ма Лян между тем сидел в сырой и тесной темнице. Был он там не один. На рваной подстилке в углу лежал мальчик лет десяти.

— Что ты здесь делаешь, малыш? — удивился юноша.

— Жду, когда мне отрубят голову, — тихо ответил мальчик, — и ждать осталось недолго. Завтрашнего полудня я уже не увижу.

— За что же это в Поднебесной рубят головы детям?! — воскликнул Ма Лян.

Мальчик сказал:

— Я совершил тяжкое преступление. Отец мой — садовник в императорском саду. Я помогал ему полоть и поливать сад. Неделю тому назад я нёс два тяжёлых ведра с водой, поскользнулся и, упав, сломал любимый цветок императора. За это мне и отрубят голову.

У Ма Ляна сжались кулаки — так вот каков Сын Неба и каковы законы Срединного царства! Но сделать для мальчика он ничего сейчас не мог, разве что рассказать ему что-нибудь весёлое, чтобы тот хоть ненадолго забыл о завтрашнем утре. И Ма Лян принялся ему рассказывать одну историю смешнее другой. Мальчик слушал и звонко смеялся. Так незаметно прошла в темнице ночь.

Император же провёл эту ночь, как всегда, в своей пышной постели. Но на этот раз ему не спалось, он вздыхал и ворочался до самого утра. Мысль о волшебной кисти не давала ему покоя. Поэтому он встал гораздо раньше обычного и велел опять привести Ма Ляна. Он пообещал ему золота и серебра, пусть только согласится рисовать.

Ма Лян в ответ сказал:

— Золота и серебра мне на надо. Но я нарисую всё, что ты захочешь, если будет исполнена одна моя просьба: отпусти на свободу мальчика, который сломал в твоём саду цветок.

Император задумался. Как и всякий император, он не любил отменять свои повеления. Однако ему тут же пришло в голову хитроумное решение, и он сказал Ма Ляну:

— Хорошо, я отпущу мальчика. Доволен ли ты? После завтрака мы начнём рисовать.

Император завтракал в раззолоченной зале, окружённый приворными, а Ма Ляна отвели в маленькую комнатку и принесли поесть. Окно комнаты выходило в сад, и Ма Лян отодвинул раму, чтобы полюбоваться знаменитыми цветами императора. Через окно он увидел, что по дорожке с тяжёлой лейкой в руке идёт его маленький товарищ. Вот он подошёл к грядке, где росли белые лилии, и наклонил лейку. И вдруг Ма Лян разглядел, что из глаз мальчика капают слёзы. Слёзы были, верно, горькими, потому что белые лепестки лилий желтели и увядали как только на них падала горячая капля из глаз мальчика.

Ма Лян удивился и решил снова развеселить маленького садовника.

— Эй, малыш! — весело закричал он. — Никогда я не видел, чтобы человек плакал из-за того, что его голова уцелела на плечах.

Мальчик поднял к нему заплаканное лицо и печально сказал:

— Что с того, что моя голова уцелела! Час тому назад по повелению императора палач отрубил голову моему отцу.

Ма Лян тихонько задвинул раму. На этот раз ему нечем было утешить мальчика. Но про себя он поклялся отомстить за него.

Как много блюд ни подавали к императорскому столу, однако завтрак всё же подошёл к концу. Ма Ляна позвали к императору. Кисть, которую император вчера забросил в угол, теперь лежала на серебряном подносе, на другом серебряном подносе возвышалась стопка бумаги.

— Что же ты нарисуешь мне? — спросил художника император.

— Хочешь, я нарисую море? — сказал Ма Лян.

Император кивнул, и волшебная кисть Ма Ляна побежала по бумаге. Вдруг у ног императора раскинулось безбрежное море. На синей-синей глади не было ни морщинки, вода сверкала и искрилась, как огромное нефритовое зеркало.

— А почему нет рыб? — спросил император.

Ма Лян несколько раз легко коснулся кистью бумаги, и в море заплескалась стайка разноцветных рыбок. Они выпрыгивали из воды, смешно разевая рот и шевеля золотыми плавниками Таких прекрасных рыбок не было даже в большом дворцовом бассейне. Император уже протянул руку, чтобы схватить самук красивую из рыбок, как все они разом вильнули хвостами и медленно начали уплывать всё дальше и дальше.

— Скорей нарисуй корабль, — сказал император, — я поплыву за ними вдогонку.

Ма Лян нарисовал большой деревянный корабль под парусами. Император со всеми своими придворными поспешно сел на корабль. Ма Лян несколькими мазками изобразил ветер — поднялась частая зыбь, паруса надулись и корабль двинулся по морю. Но рыбки плыли быстрее, чем корабль, и император крикнул Ма Ляну:

— Побольше ветра, черепаший сын!

Ма Лян прибавил ещё несколько мазков — по морю пошли белые барашки, парус натянулся, как барабан, и корабль стремительно помчался вперёд.

Теперь император был доволен. Но кисть Ма Ляна быстро двигалась по бумаге — море заревело, закручивая, как свитки, гребни огромных волн. Корабль накренился. Император, вымокший до нитки, крепко ухватился за мачту и, вытянув шею, изо всех сил кричал Ма Ляну:

— Довольно ветра, довольно ветра!

Однако Ма Лян и слушать ничего не хотел. Он без устали рисовал ветер, ещё ветер и ещё ветер. На море поднялся ураган. Небо покрылось чёрными тучами, волны вздымались стеной и раз за разом обрушивались на корабль. Корабль скрипел и трещал под свирепыми ударами волн, пока, наконец, не развалился. Напрасно император и придворные цеплялись за сломанную мачту. Все они скоро пошли ко дну.

А куда же делся Ма Лян? Никто этого не знает. Но говорят, что он и до сих пор бродит по свету со своей кистью и рисует беднякам волшебные картины. А ещё говорят, будто с ним вместе ходит мальчик, его названый сын. Ма Лян обучил мальчика своему чудесному мастерству. А кто этот мальчик, — нам с вами не трудно догадаться.


Поющий бокал



Если ударить по серебряному бокалу деревянной палочкой, ну, хоть моей палочкой для риса, которая и сейчас лежит передо мной, бокал начнёт нежно-нежно звенеть. И чем сильнее ударить, тем дольше будет длиться этот чистый звон. Когда я слышу его, мне всегда вспоминается бабушка Фын. Может, вам случится побывать в нашей деревне, непременно зайдите к бабушке Фын, — она покажет вам старинный бокал, не похожий на все другие. Ударишь по нему палочкой — молчит, а иногда сам начинает петь, да так, словно искусный музыкант заиграл на флейте. Не могу сказать, запоёт ли этот бокал, если вы возьмёте его в руки, ведь он звенит не для каждого. А для кого и почему он поёт, — знает только бабушка Фын. Попросите ее хорошенько, может, она и расскажет. Однако не думайте, что это так просто. Надо, чтобы вы понравились бабушке Фын, а она много лет прожила на свете и сразу умеет отличить хорошего человека от злого. Но уж если вы ей понравитесь, вы услышите поистине удивительную историю.

Давно-давно жила красивая девушка, по имени Хуан-э. Родители ее были бедны и так мало собирали зерна со своей полоски земли, что его едва хватало на зиму. А весной, чтобы не умереть с голоду, они посылали свою дочь, прекрасную Хуан-э, на луга или в горы за съедобными травами и кореньями.

Однажды, собирая коренья, Хуан-э забрела на берег реки. Вдруг она услышала пение флейты. Голос флейты был таким нежным и чистым, что девушка заслушалась и совсем позабыла, зачем она пришла сюда. Она осторожно раздвинула густые ветки кустарника и увидела, что на прибрежном камне, лицом к реке, сидит бедно одетый юноша, а вокруг него пасётся стадо. Он-то и играл на маленькой серебряной флейте.

Пока юноша не отнял флейту от губ, Хуан-э, как зачарованная, стояла и слушала. Но когда кончилась песня, девушка с тревогой подумала, что ей уже пора домой, а корзина её наполовину пуста. Она отпустила ветки и, бесшумно ступая, ушла.

На следующий день быстрые ноги Хуан-э будто сами привели её к реке. Пастух сидел на том же камне и играл. Девушка снова заслушалась, да так, что не заметила, как уронила свою корзинку. Падая, корзинка задела ветки, и они зашумели. Все коровы, сколько их ни было, повернули рогатые головы и посмотрели на Хуан-э. А вслед за ними взглянул в ту сторону и пастух. Никогда он не видел такой прекрасной девушки! Юноша вскочил.

Хуан-э в смущенье бросилась бежать. Но и она успела разглядеть, что пастух высок и строен, а лицо его так же красиво, как и его песни.

Ворчливые старухи сказали бы — да они это и говорили потом, — что Хуан-э следовало бы с того дня обходить реку далеко стороной. Но Хуан-э была молода. Она снова побежала к реке. Молод был и пастух. И всё пошло так, как бывает в таких случаях. Девушка и юноша полюбили друг друга.

Каждый день незадолго до заката встречались Хуан-э и пастух. Юноша помогал девушке наполнить корзину доверху Потом они садились у берега, смотрели, как солнце опускается за горы, как последние его лучи золотят воду, как всё темнее и темнее становятся деревья на другой стороне реки.

Много песен сыграл юноша для Хуан-э на своей серебряной флейте. Все они нравились девушке, но больше всего она любила ту, что услышала в первый раз. И на прощанье пастух всегда играл ей эту песню.

Есть такая пословица: если один человек расскажет десяти, об этом узнают сто. Так случилось и на этот раз. Хуан-э и пастуха увидела одна соседка. Скоро об их встречах заговорила вся деревня. Услышали об этом и родители девушки.

Отец страшно разгневался на дочь. Её заперли дома и никуда не выпускали. Но и этим не кончились беды Хуан-э.

В соседней деревне жил богатый вдовец. Он давно хотел взять себе в дом жену, непременно молодую и непременно красивую, хотя сам был стар и уродлив. Прослышал он о красоте Хуан-э и послал к её родителям сватов с подарками.

Напрасно Хуан-э умоляла отца отослать подарки назад, он и слушать ничего не хотел. Хуан-э просила мать вступиться за неё. Мать втихомолку плакала вместе с дочкой, но не осмеливалась спорить с мужем. Подарки были приняты, и свадьба назначена на первый день следующего месяца.

Пастух по-прежнему пригонял своё стадо к берегу. Но флейта его молчала, потому что с ним теперь не было Хуан-э. Однажды он совсем не пришёл к реке, а коров стал пасти старик с длинной бородой. Юноша узнал, что Хуан-э выдают замуж за богатого вдовца, и с горя заболел. Он лежал совсем один в своей маленькой полуразвалившейся фанзе и слабел с каждым днём.

У пастуха был друг, искусный литейщик. Он работал в городе, в лавке торговца золотыми и серебряными изделиями. В деревне у него осталась мать, и он изредка навещал её. От неё он узнал о болезни молодого пастуха и поспешил к нему.

Увидев друга, юноша приподнялся на циновке и заговорил:

— Ты пришёл вовремя. Выслушай мои слова. У меня нет ничего, кроме серебряной флейты, той, что досталась мне от деда. Я хотел бы подарить ее Хуан-э. Но родители не позволят девушке взять от меня подарок. Ты искусный мастер, перелей флейту в серебряный слиток, а из слитка сделай бокал и в день свадьбы подари этот бокал прекрасной Хуан-э.

Сказав это, юноша откинулся на циновку и умер.



Литейщик исполнил его последнюю просьбу — отлил из флейты красивый бокал.

Наступил день свадьбы Хуан-э. Жители двух деревень начали собираться в дом её жениха — богатого вдовца. Пришёл и литейщик. Он поставил серебряный бокал на циновку, где была приготовлена посуда для свадебного пиршества. Скоро гостей пригласили отведать угощения. Принялись разливать вино из больших чайников…

Всем в доме было весело. Только одна Хуан-э, пока гости пировали, сидела, как велел обычай, в дальней комнате. Горько плакала она, вспоминая своего милого, которого больше никогда не увидит. Вдруг весёлый шум, доносившийся из комнаты для гостей, смолк, и в наступившей тишине послышался чистый голос флейты. Голос этот пел любимую песню Хуан-э.

Девушка вскочила — может быть, её обманули, сказав, будто молодой пастух умер! Не раздумывая, она побежала туда, откуда доносились звуки. Чуть приоткрыв дверь, Хуан-э заглянула в комнату, где собрались гости. Но юноши-пастуха там не было. Песню пел серебряный бокал, наполненный вином. Гости сидели молча, с изумленными лицами, а бокал допел песню до конца и умолк. Сколько ни наливали потом вина, бокал больше не пел.

Долгие годы прожила несчастная Хуан-э. Когда ей становилось особенно грустно, она брала бокал и подносила его к губам. Бокал тихонько напевал знакомую, милую её сердцу песню.

Умирая, Хуан-э подарила бокал своей дочери, такой же прекрасной, как она сама. Но бокал в руках молодой красавицы молчал, пока она не полюбила.

С тех пор в этом роду уже много поколений серебряный бокал передаётся от матери к дочери. Но услышать его чудесную песню может только та, чьё сердце полюбило чистой и верной любовью.


Почему сова кричит только ночью



Пошёл как-то пёстрый лесной голубь прогуляться. Шагает он по тропинке и вдруг видит — навстречу ему бредёт рогатая сова с большим узлом на спине.

— Куда это ты собралась, сестрица? — спрашивает голубь.

— Да вот, решилась переселиться, — отвечает сова. — Хорошее, просторное дупло у меня было на западе, а мышей да лягушек и не переесть! Не знаю, что ждёт меня на восточном краю леса. Боюсь, плохо там будет.

— Так зачем же ты переселяешься?

— От обиды, — сказала сова. — Людям, видишь ли, голос мой не понравился. Только запою — они браниться начинают: ну, говорят, опять заухала да заскрипела, до чего же противный голос, просто хоть уши затыкай! А мальчишки камнями швыряют, один раз чуть лапу мне не перебили. Вот и приходится на старости лет покидать насиженное место. Не лишать же себя удовольствия спеть песню, другую.

— А голос у тебя, сестрица, и вправду противный? — спросил голубь.

— Что ты! Голос у меня хороший, громкий, — ответила сова. — Да вот посуди сам.

Сова пошире разинула клюв и оглушительно закричала:

— У-гу-у, ух-у-ух!

Голубь даже подскочил.

— Да, — подтвердил он, — голос у тебя действительно громкий. Но вот, что я тебе скажу, сестрица: напрасно ты переселяешься. На востоке твоё пение понравится не больше, чем на западе. Постарайся лучше научиться петь по-другому.

Подумала сова, подумала и говорит:

— Твоя правда! Попробую изменить голос.

И она повернула назад, к старому дуплу.

Но изменить голос оказалось совсем нелегко. Сова пробовала и так и этак. Пела она громко и тихо, протяжно и коротко, тоном повыше, тоном пониже… Однако, как ни старалась сова, всё получалось на один лад. Ей самой её песни нравились, а другим — нет.

Вот сова и решила петь только по ночам, когда все крепко спят. Ничего другого ей не оставалось.

Так-то!


Яо-Мягкое ухо



В деревне Яоцзячжуан жил крестьянин Яо Эр-бао, по прозванью Мягкое ухо. И так это прозвище к нему пристало, что даже собственная жена и та, кажется, позабыла его настоящее имя. А всё потому, что Яо Эр-бао верил каждому услышанному слову. Кто бы что ни сказал, как бы над ним ни подшутил, Яо-Мягкое ухо всё принимал за чистую монету. А охотников пошутить в деревне находилось немало.

Как-то Яо-Мягкое ухо рубил перед своей фанзой хворост. В это время мимо проходил сосед Чжан. Остановился он и стал смотреть. А Яо положил хворостину поудобнее, размахнулся пошире и ударил топором изо всех сил рядом с хворостиной по камню. Топор сломался.

Взял Яо в руки сломанный топор, посмотрел на него и спросил:

— Что же теперь с ним делать?

Чжан сейчас же ответил:

— Я б на твоём месте его съел.

— Да разве топоры едят? — удивился Яо-Мягкое ухо.

— Если поджарить на кунжутном масле, — ничего вкусней нет на свете! Был бы я богатый, каждый день ел бы жареное железо.

И что б вы думали? Поверил Яо-Мягкое ухо и принялся поджаривать топор. Целый час жарил на сковородке. Потом попробовал… и сломал зуб.

В другой раз послала его жена в лавку за маслом для лампы. Взял Яо-Мягкое ухо кувшин и пошёл. Не прошёл и десяти шагов, как повстречался ему сосед, по имени Ли.

— Куда идёшь, Яо-Мягкое ухо? — спрашивает Ли.

— Масло всё вышло, нечем лампы заправлять. Вот жена и дала денег, чтобы я купил масла.

У соседа Ли глаза заблестели.

— Давай лучше на эти деньги вина выпьем, — сказал он.

Яо очень хотелось выпить стакан вина, однако он с сомнением покачал головой.

— А на что я масло куплю?

— Да зачем его покупать? — сказал Ли. — Заправь лампы кипятком, ещё ярче будут гореть. Я всегда так делаю.

Услышав это, Яо-Мягкое ухо перестал сомневаться. До сумерек просидел он с соседом Ли в винной лавке и очень приятно провёл время. Перед тем как уйти домой, Яо заботливо наполнил кувшин кипятком, который выпросил у хозяина винной лавки.

Ох и досталось же Яо от жены, когда им обоим пришлось ужинать в темноте!

Так вот и смеялись над Яо шутники, до тех пор смеялись, пока сами не попались на ту же удочку.

А произошло это так.

Однажды отправился Яо — Мягкое ухо в город на базар. Часа через два прибегает назад. Лицо жёлтое, как воск, руки и ноги трясутся.

— Что с тобой? — спрашивает жена.

— Н-н-небо валится! — заикаясь, проговорил Яо-Мягкое ухо.

— Как так валится? Не может этого быть.

— Тысячу раз правда, десять тысяч раз верно! Все в городе только о том и говорят. Да разве ты сама не слышишь? Вон грохочет: «хунлун, хунлун…» Это оно и есть.

Выглянула жена из фанзы. Небо ясное и чистое. А на юго-востоке и вправду грохочет: «хунлун, хунлун».

Заплакала жена. А муж её утешает:

— Если начало валиться, ничем его не подопрёшь. Небо — не камышевая крыша. Сегодня не задавит, так завтра уж не сдо-бровать! Слезами тут не поможешь. Небо упадёт — всё погибнет. Так давай съедим и выпьем всё, что у нас есть. Ты начинай стряпать, а я побегу к брату Яо Сань-бао.

Яо Сань-бао сначала только посмеялся над Яо — Мягкое ухо. Потом прислушался: «хунлун, хунлун» — так и грохочет на юго-востоке! Схватился Яо Сань-бао за голову и помчался к своему тестю. Тесть рассказал племяннику, племянник — двоюродному брату. Родственники передавали новость родственникам, соседи — соседям. Не прошло и получаса, как страшная весть облетела уже всю деревню. Плач женщин и крики детей неслись из каждой фанзы.

Но вскоре все занялись делом. Та же счастливая мысль, что пришла на ум Яо — Мягкое ухо, осенила и других жителей деревни. Раз уж всё равно небо валится, к чему беречь добро? Надо хоть последний день поесть досыта да повеселиться вволю.

Неподалёку от деревни Яоцзячжуан, на большом холме стояла маленькая школа. В эту школу дети ходили учиться писать и читать иероглифы.

На следующее утро, как и в каждое другое утро, учитель проснулся на рассвете и стал поджидать своих учеников. Ждёт, ждёт — не идут ученики. Вот и полдень, а детей всё нет. Учитель очень удивился и решил отправиться к старосте, узнать, — не случилось ли чего-нибудь в деревне.

Пришёл он к старосте и видит — у плетня лежат свежие, только что содранные коровьи шкуры, в большом котле варится мясо. Тут же женщины пекут на пару лепёшки. Разодеты все так, будто свадьбу справляют, а лица, как на похоронах. Глаза распухли от слёз и красны, словно спелые персики.

Сам староста, тоже в новой одежде, стоял посреди двора и, задрав голову, глядел вверх.

— Что ты там увидел? — спросил учитель.

— Вот смотрю, успеем ли хоть поесть и выпить подогретого вина напоследок! — воскликнул староста. — Такая беда! Такое несчастье!

— Да что случилось?

— Как, господин учитель, вы еще ничего не слышали?! Небо валится! Не сегодня, так завтра всех нас задавит.

Учитель засмеялся.

— Небо — это воздух. Как же оно может свалиться? Кто это тебе сказал?

— Воздух или нет, — вам лучше знать, господин учитель. Только я собственными ушами слышал это от Ли Бао — И староста опять заголосил. — Последние наши часы пришли! Такая беда! Такое несчастье!

— Да замолчи же! — прикрикнул учитель. — Пойдем к Ли Бао, узнаем, кто сказал ему такую глупость.

И они пошли к Ли Бао.

— Я слышал это собственными ушами от Лю Гао-цюаня, — ответил им Ли Бао.

Они пошли к Лю Гао-цюаню.

Лю Гао-цюань послал их к Ши Дань-по, Ши Дань-по — к Фын Шао.

Так они обошли почти всю деревню, пока, наконец, не добрались до дома Яо Эр-бао, по прозванью Мягкое ухо.

— Тысячу раз правда, десять тысяч раз верно! — принялся уверять их Яо — Мягкое ухо. — На юго-востоке уже начало валиться! Вчера я был на базаре, и мальчишка, который торгует круглыми лепёшками, рассказал мне об этом.

Тогда учитель вместе с Яо — Мягкое ухо отправился в город искать мальчишку.

Долго разыскивать им не пришлось. Он сам подбежал к ним, расхваливая во всё горло свой товар.

Но учитель, вместо того, чтобы купить горячую круглую лепёшку, принялся расспрашивать маленького продавца.

— Я слышал это собственными ушами от одного почтенного учёного человека вчера на базаре, — ответил мальчишка. — Почтенный учёный человек прогуливался со своим другом, а я шёл сзади. Тут я и услышал, как этот учёный человек сказал, что небо валится.

— Кто же был этот учёный человек? — спросил учитель.

— Тысячу раз прошу прощения, — сказал, низко кланяясь, маленький разносчик лепёшек. — Это были вы, господин учитель.

— Ах ты лгун!.. — начал было разгневанный учитель, но вдруг запнулся, помолчал и расхохотался.

Вчера он и в самом деле прогуливался по базару с господином судьёй Тянем. «Хунлун-хунлун!» — донеслось до них с юго-востока. Там прокладывали новую дорогу и взрывали скалы. Ему пришло в голову весьма удачное сравнение, и он поделился с другом: «Грохот стоит такой, будто небо валится!» Вот и всё.

Пришлось учителю вернуться в деревню и объяснять всем и каждому, как плохо, когда у человека слишком мягкое ухо.


Чжан Лан



Когда Чжан Лан женился на Дин-сян, у него была только маленькая лачужка, крытая соломой. Если шёл дождь, то вода текла сквозь крышу и собиралась лужами на кане. Если дул ветер, то сквозь прорванную бумагу на окнах он проникал в комнату и перекатывал в пустых чашках деревянные палочки, на которых по нескольку дней не бывало ни крупинки гаоляна.

Жена Чжан Лана была работящей женщиной. Она трудилась с раннего утра до поздней ночи и в доме, и в саду, и в поле. Не прошло и года после их свадьбы, а дом уже был крыт черепицей, на окнах натянута новая бумага, чашки для еды всё реже и реже оставались пустыми. Ещё через несколько лет во дворе был выстроен хлев, где жевали сено три коровы и два осла.

Сам Чжан Лан тоже очень изменился. Он потолстел, а походка у него стала неторопливая и важная, словно у павлина. Он никогда не вспоминал теперь о годах нужды и совсем забыл, что это жена принесла к нему в дом счастье. Он хотел только пить вино и ходить в гости. Засевать поле или таскать тяжёлые корзины с удобрением он считал для себя унизительным. И Дин-сян работала за двоих. А Чжан Лан еще сердился, что его жена не наряжается, что пальцы её огрубели, что она разговаривает с бедняками так просто, будто и сама бедна.

Однажды перед закатом солнца он сидел у ворот своего дома. Вдруг к нему подъехал человек на верблюде и попросил воды.

Чжан напоил и человека и верблюда. Пока верблюд пил из большого деревянного ведра, Чжан спросил путника, кто он и куда едет. Тот ответил:

— Позади меня путь долог и впереди ему конца не видать Я предсказатель. От деревни к деревне шагает мой верблюд и в каждой живёт хоть один человек, желающий за три серебряные монеты узнать своё будущее.

Чжан Лан очень обрадовался. Давно ему хотелось спросить у какого-нибудь гадальщика, удастся ли ему разбогатеть ещё больше. И он дал путнику три серебряные монеты.

Предсказатель заговорил нараспев:

— Лоб широк и высок, брови сдвинуты, подбородок упрям. Лёгкая жизнь у тебя, счастье большое. Одно лишь плохо: вижу тень нищеты на твоём лице. Был ты бедным, стал богатым. Может, удержишь в руках своё счастье, а может, сам за ворота вышвырнешь. В доме у тебя мудрая жена. Всем хороша она, только судьба её тонка.

— У моей жены судьба тонка?! — удивился Чжан.

— Тонка, — сказал гадальщик. — Тонка, словно кожурка рушеного риса. Налетит северный ветер, подует южный, подхватит кожурку — и нет её.

Путник поклонился Чжану, сел на верблюда и уехал.

А Чжан с тех пор потерял покой. Только взглянет на Дин-сян, сразу вспомнит слова гадальщика.

«Муж и жена всегда вместе, — размышлял он. — Когда на Дин-сян налетит южный и северный ветер, успею ли я отскочить в сторону, чтобы и меня не унесло. Может, лучше не дожидаться несчастья, Дин-сян прогнать и жениться на другой женщине, у которой судьба не такая тонкая».

Однако прогнать жену он не решался. Зато ходил такой сердитый, словно ему предстояло отдавать долг. Целыми днями он только и делал, что придирался к Дин-сян — и то ему не так, и это не так.

Терпению Дин-сян пришёл конец, и она сказала:

— Чжан Лан! С тех пор, как я вошла в ворота этого дома, я всегда вставала с первым криком нашего петуха. На голове я таскала тяжёлые корзины, ногами ломала хворост для очага, руками теребила коноплю. У меня ни разу не пригорел обед и никогда не пропала зря горсточка муки или рису. Что же тебе от меня ещё надо?

— Работать-то ты умеешь, — ответил Чжан Лан, — я ничего не говорю. А вот судьба твоя тонка, словно кожурка рушеного риса. Налетит северный ветер, подует южный, подхватит кожурку — и нет её. Вот я и думаю: напрасно я связал свою судьбу с твоей.

Услышав это, Дин-сян сильно рассердилась и сказала:

— Раз так, я уйду из твоего дома. Только смотри, как бы ты потом не пожалел.

Чжан Лан обрадовался, что жена сама догадалась, чего он хочет. Но тут его взяла другая забота: не потребует ли Дин-сян половину хозяйства. Поэтому он сейчас же спросил:

— А что ты возьмёшь с собой?

— Дай мне старую телегу, рыжую корову да петуха, что будил меня по утрам. Больше мне ничего не надо.

Запрягла Дин-сян рыжую корову, влезла на телегу и в последний раз взглянула на дом, крытый черепицей, на копны сена, которое она сама накосила, на сложенный ею из камня забор… Потом крикнула на рыжую корову:

— Вперёд! Поедем искать нового счастья.

Корова махнула хвостом, стронула с места старую телегу и с грохотом покатила её по дороге.

Проехали деревню, другую. Переехали через речку, другую. Стемнело. Старая рыжая корова остановилась около полуразвалившейся фанзы. Из фанзы вышла старушка, и Дин-сян спросила её:

— Матушка, нельзя ли переночевать у тебя?

— Если не побрезгуешь моей бедностью, оставайся.

Дин-сян провела у старухи ночь. Утром собралась было ехать дальше, да решила немного помочь старушке прибрать в доме. Целый день работала, но всё переделать не успела. Осталась и на следующий день. Кончила работу в доме, начала огород полоть.

Прошла неделя. Дин-сян всё не уезжала. Старушка так полюбила её, что не хотела с нею расставаться.

Вот однажды поила Дин-сян у колодца корову. Смотрит, — остановился у ворот красивый юноша и разговаривает сам с собой:

— Мой это дом или не мой? Когда я месяц назад уходил в город, крыша была дырявая и я не успел её починить. Стены чуть не валились, а у матери не было сил обмазать их глиной. Корова нам даже не снилась. А уж такая красивая женщина и во двор к нам никогда не входила… Наверно, ошибся я, не мой это дом.

Тут старушка выбежала из фанзы, бросилась обнимать юношу. Это оказался её сын, который уходил на заработки.

Так и зажили они втроём: Дин-сян, старушка и её сын. Больше всего на свете старушке хотелось, чтобы её сын женился на Дин-сян. Она сказала сыну:

— Спроси-ка, сынок, — не согласится ли Дин-сян стать твоей женой?

Сын тоже только об этом и мечтал, да всё не решался заговорить с Дин-сян.

Как-то работали они в поле, и юноша, набравшись храбрости, начал:

— Дин-сян, не можешь ли ты…

Голос его дрогнул, и он замолчал.

— Принести тебе воды? Конечно могу, — ответила Дин-сян и принесла ему в тыкве воды.

В другой раз Дин-сян сидела на кане и шила старухе новую одежду. В это время юноша вошёл в комнату и, увидев, что она одна, опять расхрабрился.

— Дин-сян, не можешь ли ты…

Но тут он покраснел и смутился так, что убежал из комнаты.

А Дин-сян крикнула ему вслед:

— Конечно, могу. Вот дошью матери, тогда и тебе сошью рубашку.

Мать услышала их разговор и принялась стыдить сына. Сын вернулся в комнату и, не глядя на Дин-сян, сказал:

— Можешь ли ты, хочешь ли ты стать моей женой?

Дин-сян улыбнулась и кивнула головой. Она и сама давно полюбила юношу.

Прошло десять лет. За эти годы Дин-сян и её муж построили хороший дом, посадили тутовые деревья и развели шелковичных червей. Оба они неустанно трудились. Большого богатства не обрели, однако жили в достатке.

А тем временем Чжан Лан, который любил вкусно поесть, но ленился работать, беднел всё больше и больше, и дошло до того, что за долги у него забрали и дом и всё имущество.

Стал Чжан Лан нищим и ходил от деревни к деревне, выпрашивая гаоляновые лепёшки.

Забрёл он однажды и в то селение, где жила Дин-сян с новым мужем и его матерью, и постучался в их дом.

Дин-сян как раз хлопотала у очага. Наступали сумерки, и она торопилась до темноты приготовить ужин. Услышав стук, Дин-сян открыла дверь.

— Я голоден, добрая женщина. Не дашь ли ты мне чего-нибудь поесть? — сказал нищий.

Дин-сян вздрогнула. Она узнала голос Чжан Лана. Не зажигая огня, женщина впустила его, усадила за стол и подала чашку лапши.

Чжан Лан попробовал и сказал:

— Только Дин-сян, моя жена, умела делать такую вкусную лапшу.

Когда Чжан Лан покончил с лапшой, Дин-сян подала ему румяную круглую лепёшку и стакан подогретого вина.

Он откусил кусок лепёшки, сделал глоток вина и опять сказал:

— Вот уже десять лет, как я не ел таких вкусных лепёшек и не пил такого замечательного вина. Так жарить лепёшки и в меру подогревать вино умела только моя жена, Дин-сян.

— А где же теперь твоя жена? — спросила женщина.

— Не знаю, — ответил Чжан Лан. — Десять лет тому назад гадальщик сказал мне, что судьба её тонка, как кожурка рушеного риса. Я побоялся, что из-за неё и моя судьба будет несчастливой, и прогнал её.

— А я всегда думала, что муж берёт в свой дом жену, чтобы делить с ней и радость и горе. Разве твоя жена не делила с тобой нужду? — тихо сказала Дин-сян.

— Верно, — вздохнул Чжан Лан. — Так она и делала. Нужду со мной она делила. А вот я не пожелал делить с ней богатство и сам лишился его. Хотелось бы мне знать, где теперь Дин-сян и что с ней сталось.

— Чжан Лан, неужели ты не узнаёшь меня? — сказала женщина и повернулась лицом так, чтобы на него упал свет очага.

— Дин-сян, — вскрикнул нищий, — это ты! Ты такая же добрая и красивая. И жизнь твоя, видно, счастлива. Теперь я всё понимаю. Выгнав тебя, я вышвырнул за ворота своё счастье. Судьба наказала меня. Я получил то, чего заслужил. Прощай, Дин-сян, я больше никогда не потревожу тебя.

И раньше, чем Дин-сян успела слово сказать, Чжан Лаа ушёл из её дома.


Искусный шахматист



Жил когда-то в Китае шахматист. Он так хорошо играл в шахматы, что никто не мог его обыграть. Приезжали в его деревню игроки из других деревень, городов и даже из самого Пекина. И все проигрывали.

Ходы шахматиста были так хитры и так искусны, что никому не удавалось приблизиться к его королю. Шахматист загордился.

«Когда разбитая армия отступает, — размышлял он, — предводитель бежит с нею вместе. А когда войска побеждают, полководец спокойно стоит на холме, озирая поле боя. Так и мой король всегда стоит на своём месте. Зачем же мне, начиная партию, ставить на доску короля, а выиграв, опять снимать? Не прибить ли его раз навсегда гвоздём?»

Так он и сделал. Тут уж слава о нём пошла по всем странам. Сильнейшие игроки проводили за его доской целые часы, обдумывая, как бы пробиться к королю.

А шахматист только посмеивался. Он так привык к победам, что давно перестал обращать внимание на своих неудачливых соперников. Он видел перед собой только чёрные и белые квадраты доски да резные фигуры из слоновой кости и чёрного дерева.

Где уж ему было заметить маленького мальчика из соседнего дома, который постоянно вертелся около шахматного столика и, затаив дыхание, следил за ходами шахматиста и его противников!

Год шёл за годом. Мальчику исполнилось семь, потом восемь, потом девять лет, а шахматиста всё ещё никто не мог победить.

И вот однажды шахматист сидел перед своим домом. Он только что выиграл партию у игрока, приехавшего из дальней провинции, и теперь отдыхал. Вдруг он услышал тоненький голосок:

— Не соблаговолишь ли ты сыграть и со мною, господин великий шахматист?

В первый раз за много лет шахматист опустил глаза вниз и увидел мальчика. Он снизошёл до того, что даже ответил ему.

— Иди побегай, малыш, — сказал шахматист, — ты еще слишком мал, чтобы постичь законы этой игры.

Мальчик скромно ответил:

— Но тебе открыта вся её премудрость. Удели же мне хоть маленькую её частицу.

— Ну, садись, — разрешил польщённый шахматист.

Не глядя на доску, он двинул пешку. Мальчик немного помедлил и тоже пошёл пешкой.

— Ах ты, новорождённый телёнок, — добродушно пошучивал шахматист, — как же ты не боишься тигра!.. — и, не раздумывая, делал ход за ходом.

Вдруг мальчик сказал:

— Шах, почтенный учитель! Убери своего короля или ты проиграешь.

Шахматист взглянул на доску и вскрикнул. Король его и вправду был под угрозой. Мальчик сделал то, чего не удавалось никому из приезжих игроков.

Шахматист схватился за своего короля и хотел передвинуть его, но король остался неподвижным, — ведь он был прибит к доске гвоздём.

Партия кончилась. Шахматист проиграл. Мальчик радостно засмеялся и убежал домой.

А шахматист, оставшись один, прикрыл рукавом халата доску и вытащил гвоздь, которым был прибит король.


Удочка



Жил в давние времена важный чиновник со своим сыном.

Чиновник был умный-преумный. А сын у него, говорят, был ещё умнее. Поэтому отец никакого дела не начинал, не посоветовавшись с сыном.

Однажды захотелось чиновнику поудить рыбу. Позвал он сына и стал советоваться, какой длины сделать удочку.

— Да ведь чем длиннее, тем лучше, — сказал, подумав, сын.

Тогда чиновник приказал двум слугам:

— Сделайте мне к завтрашнему дню бамбуковую удочку длиной… — тут он перевёл дыхание и закончил — длиной в шесть жанов и шесть чи.

Слуги почтительно поклонились и, пятясь, вышли из комнаты. Но только они переступили порог и очутились во дворе, как присели на корточки и принялись хохотать. Подошла к ним служанка, стиравшая бельё, и, узнав, в чём дело, тоже захохотала. Вскоре смеялся весь дом чиновника — от дряхлого сторожа до маленького поварёнка.

Однако сделали так, как велел хозяин. К утру удочка была готова. Вот так удочка! Вдоль двора она не помещалась, — пришлось положить её наискосок.

Взял чиновник удочку, вскинул её на плечо и отправился вместе с сыном на рыбную ловлю.

Миновали одну улицу, свернули в другую и подошли к городской стене. Тут-то и начались неприятности. Чиновник прошёл в ворота, а удочка не проходит. Упёрлась в верхнюю перекладину ворот и не пускает чиновника дальше.

Чиновник растерялся. Но сын сказал:

— Ничего, отец, я что-нибудь придумаю.

Он сел на камень, чтобы удобнее было думать, а чиновник с удочкой стоял рядом и ждал.

Через некоторое время сын сказал:

— Надо повернуть удочку поперёк ворот.

И они повернули удочку поперёк. Но и так она не проходила в ворота.

Чиновник совсем огорчился. А сын опять принялся думать. На этот раз он думал ещё дольше.

Наконец хлопнул себя по лбу и сказал:

— Теперь-то я нашёл верный способ! Я влезу на стену, и ты передашь мне удочку. А потом ты пройдёшь в ворота, и я передам тебе удочку.

С этими словами он принялся карабкаться на городскую стену.

Но стена была высокая; пальцы его скользили по гладким камням, а ноги обрывались с чуть заметных выступов. Так он промаялся с полчаса или больше и затем сказал с досадой:

— Нет, без лестницы тут не обойтись!

Чиновник оглянулся по сторонам и увидел невдалеке мальчишку, с интересом смотревшего на них.

— Подойди сюда, мальчик, — с достоинством сказал чиновник и поманил его пальцем.

Когда мальчик подошёл, чиновник споосил:

— Ты знаешь, где мой дом?

— Как не знать, — бойко отозвался мальчишка.

— Ну, так беги туда и принеси большую лестницу. За это я дам тебе три медные монеты.

— О господин! Считайте ваше приказание выполненным, — ответил мальчишка и протянул руку за монетами.

— Но я еще не вижу лестницы, — сказал чиновник.

— Разберёмся в этом деле, как следует, — начал мальчишка. — Для чего нужна лестница? Для того, чтобы влезть на стену. А для чего влезать на стену? Для того, чтобы перетащить по ту сторону ворот удочку. Так вот, если я перетащу удочку без помощи лестницы, я заслужу такую же, а может, и большую награду, высокочтимый господин, как если бы я и в самом деле принёс лестницу.

Чиновник, который ничего не понял, взглянул на сына.

Сын наморщил лоб и сказал:

— Этот мальчишка на редкость туп. Дай ему вперёд три монеты, — может, он станет понятливее и всё-таки принесёт лестницу.

Мальчик засмеялся, ловко подхватил монеты, засунул их за шёку и, взяв удочку за тонкий конец, выволок её за ворота.

— А мальчишка не так глуп, как кажется с виду, — сказал чиновник.

— Это потому, что неуч всегда остаётся неучем, — с презрением процедил сын. — Подобные невежды совершенно не умеют размышлять и самые сложные веши делают слишком просто.

И, довольные друг другом, отец и сын направились к реке.

А поймали ли они что-нибудь такой удочкой, — это уже не наше дело.


Бережливая жена



У торговца кунжутным маслом, Цзяна, была очень бережливая жена. Каждый раз, когда её муж уходил на базар, она потихоньку отливала немного масла из бочонка в глиняный кувшин, а кувшин прятала в погреб.

К середине зимы Цзян продал всё масло, а к весне прожил все деньги, что выручил от продажи. И торговать нечем, и масла купить не на что. Поделился он горем с женой, а та отвечает:

— Не печалься. В погребе стоит кувшин, полный масла, — это я сберегла! Будет чем прожить до нового урожая.

Обрадовался Цзян и стал всем рассказывать о бережливости своей жены.

Услышал об этом Цай, который торговал календарями, услышала и жена Цая.

«Что ж, и я не глупее жены Цзяна», — подумала та и тоже решила помочь мужу.

Настал Новый год. Надо бы снова купить календарей, да за старые еще долг не отдан. Совсем обеднел Цай.

— Денег у нас нет, — говорит он жене, — торговать нечем, как будем жить, — не знаю!

— Зато я знаю! — весело сказала жена и притащила целую корзинку припрятанных календарей.

— Вот, продай, это я сберегла.

Ничего не сказал Цай, только руками развёл. Кто же купит прошлогодние календари?!


Чудесный зонтик



Петухи кричат не ко времени, дым стелется низко, ласточки летают у самой земли, солнце садится в сизые тучки, — значит, жди дождя. Утром трава покрыта росой, словно инеем, небо на закате жёлтое, как цветок тыквы, ночью звёзды не мерцают, светят ровно голубоватым светом, — будет завтра ясный солнечный день.

Все эти приметы и много других примет знал старый крестьянин Яо Пятый. Вы, может, удивитесь, почему его называли Пятым. Да очень просто, — в деревне было много Яо, и все они были родственниками. Вот их и называли по-разному, чтобы отличить друг от друга. Одного звали Яо Длинноносый, а почему так, — и объяснять нечего. Другого звали Яо Ворчливый, — это тоже понятно. Был там и Яо-Мягкое ухо; почему он так прозывался, мы уже рассказали в другой сказке. Если вы прочли её, вы это знаете. Если не прочли, прочтите — узнаете. Ну, а всех остальных Яо различали так: Первый, Второй, Третий, Четвёртый, Пятый.

Но всё это к делу не относится. Одно важно: что Яо Пятый хорошо знал приметы. Так же хорошо он знал, что не позже завтрашнего дня к нему явится помещик требовать арендную плату. Ведь у Яо Пятого, как и у многих крестьян этой деревни, своей земли не было. Приходилось арендовать её у помещика. Помещику всё равно: хорошо ли уродила земля или плохо, — подавай ему плату, да и только. А Яо Пятому это было совсем не всё равно. В этом году он собрал с поля мало зерна, отдать половину урожая помещику — самому есть будет нечего; не отдать — сгонит помещик с поля. А что делать крёстьянину без земли?

Вот и стал Яо Пятый думать, как бы уплатить помещику и всё-таки не платить, как бы не платить и всё-таки уплатить. И что бы вы думали? Помогли Яо Пятому приметы!

Вышел он вечером на улицу, взглянул на небо, посмотрел на запад, посмотрел на восток и понял, что завтра будет солнце, а послезавтра, пожалуй, дождя нужно ждать.

Яо Пятый вернулся в фанзу и принялся рисовать картину. Рисовал он не очень хорошо, но сразу можно было догадаться, что он нарисовал. Это был старик с длинной бородой; под мышкой старик держал большой закрытый зонтик. Кончил Яо свой рисунок, полюбовался и повесил его на стену, прямо против входа. Потом лёг спать.

Наутро явился помещик.

— Приготовил арендную плату? — спросил он у Яо Пятого.

— К сегодняшнему дню не успел, — низко кланяясь, ответа Яо, — но завтра я заплачу всё сполна. Это так же верно, как то, что сегодня ясный день и почтенные люди, отправляясь в путь, подержат зонтики под мышкой.

Говоря это, он незаметно толкнул ногой дверь фанзы. Она широко открылась, и солнечный луч упал прямо на картину.

— А это что за длиннобородая обезьяна? — спросил помещик.

— Ничего лучшего бедняк не может повесить на стену, чтобы украсить свою фанзу, — ответил Яо Пятый.

— Чем терять время на украшение фанзы, — указал помещик, — ты бы лучше позаботился о том, чтобы в срок внести арендную плату. Если завтра в этот же час я не получу своих денег, тебе придётся плохо.



Продолжая сердито ворчать, помещик отправился к другим беднякам — выколачивать из них последние гроши.

Приметы не обманули Яо. На рассвете подул ветер и зарядил долгий дождь. Но жадность не позволила помещику пересидеть дома непогоду. Он потащился по лужам к своему должнику. Пока добирался, совсем промок и очень обозлился. Поэтому, как только помещик открыл дверь фанзы Яо Пятого, он сразу начал браниться.

— Не надо портить гневом здоровье, господин помещик, — сказал Яо. — Плату я уже приготовил, сейчас только пересчитаю деньги.

Яо зажёг светильник, будто ему было темно. В фанзе стало сразу светлее, и помещик увидел ту же картину, изображавшую старика с зонтиком. Но что это!? Помещик протёр глаза и вгляделся пристальнее. Так оно и есть, — зонтик у старика раскрыт! Вчера светило солнце — и зонтик был закрыт, а сегодня на улице дождь — и зонтик раскрыт.

Да это волшебная картина! Она предсказывает погоду! И помещик сразу же решил, что не уйдёт из фанзы Яо без картины.

А Яо между тем бормотал себе под нос, будто отсчитывая монеты.

— Восемь, девять, десять…

— Уважаемый Яо Пятый, — ласковым голосом заговорил помещик, — спрячь свои деньги, — может, мы договоримся как-нибудь по-другому. — Яо повернулся к помещику, и тот продолжал: — Я знаю, что урожай у тебя в этом году невелик. Я готов пожалеть тебя и подождать с уплатой, если ты отдашь мне эту картину.

— Нет, — уклончиво ответил Яо, — с вашего позволения, я лучше оставлю картину у себя, а вам уплачу деньги.

Теперь помещику ещё больше захотелось стать хозяином старика с волшебным зонтиком. Он сказал:

— Пожалуй, я и совсем простил бы тебе долг.

— И зачем только вам понадобилась эта длиннобородая обезьяна, как вы сами вчера назвали почтенного старца на моей картине? — стоял на своём Яо.

Помещик раззадоривался всё сильнее.

— Я буду считать, что ты уплатил аренду за два года вперёд.

— Боюсь, — упирался Яо, — что мне будет скучно по вечерам без этого старика.

Помещик потерял терпение, — отцепил от пояса коробочку с тушью и кисточкой, вынул листок бумаги и стал что-то быстро писать. Потом он показал листок Яо и проговорил:

— Мне не пристало торговаться с тобой. Вот расписка, где сказано, что ты уплатил аренду вперёд за три года.

С этими словами он сунул расписку в руки Яо, сорвал со стены картину и быстро вышел из фанзы.

Яо проводил его до порога, вздыхая и охая, словно его разлучали с родным братом.

Помещик прибежал домой и повесил картину на самом видном месте.

На другой день ветер разогнал тучи, засияло солнце. Едва проснувшись, помещик бросился к картине. Поглядел и затопал ногами от злости, — проклятый старик по-прежнему прикрывался зонтиком, хотя солнце светило вовсю.

В чём же дело? Да просто в том, что Яо Пятый хорошо знал приметы и нарисовал вторую картину. Вольно же было глупому и жадному помещику поверить, что картина волшебная!

После этого случая, если какой-нибудь чужой человек спрашивал про Яо Пятого, ему отвечали:

— Такого у нас в деревне нет. Вот все наши Яо: Яо Длинноносый, Яо Ворчливый, Яо — Мягкое ухо, Яо Первый, Второй, Третий, Четвёртый. Да ещё есть у нас Яо Хитрый.


Жаба и тигр



Жил некогда в дремучем лесу в провинции Гуаньдун огромный тигр. А в болоте, под кочкой, жила жаба.

Тигру в поисках какой-нибудь добычи приходилось частенько по ночам пробираться сквозь камышовые заросли небольшого болотца, где как раз устроила себе жилище жаба.

Долго терпела она и, наконец, не выдержала. Дождалась как-то жаба ночи и, когда тигр, как обычно, проходил мимо её кочки, высунула голову и сказала:

— Бездельник, поберегись! Это говорит тебе не какая-нибудь простая жаба, а жаба, которая вот уже девяносто девять лет живёт на свете. И не очень-то надейся на свою силу, потому что она ничегошеньки не стоит по сравнению с моей мудростью. Ищи себе пищу в других местах; нечего тебе каждую ночь ходить мимо моей кочки и тревожить мой сон! А не то я выколочу пыль из твоей шкуры!

Тигр так удивился, что не мог сказать ни слова. Он был еще молод и никогда в жизни не встречался с живой жабой. Когда же повелитель лесов разглядел, какая ничтожная тварь осмеливается угрожать ему, он страшно разгневался и зарычал:

— Как ты смеешь указывать царю зверей, где ему охотиться! Я только подниму лапу — и от тебя ничего не останется!

Вы думаете, наша жаба испугалась? Ничуть не бывало! Она снова высунула голову из-под кочки. И, хотя её голос после голоса тигра был подобен писку комара после раскатов грома, в её словах не было страха:

— Не знаю, зачем я утомляю себя препирательством с тобой, когда у меня есть средство заставить тебя замолчать навсегда. Подумай об этом и не болтай больше, чем тебе подобает!

Изумлённый тигр не нашёлся, что сказать. Он подумал про себя: «Может быть, и впрямь это какой-то совсем особенный зверь!»

— Давай, давай, проваливай отсюда, бездельник! — не унималась жаба, видя, что тигр стоит в нерешительности.

— Уважаемая, — уже не так уверенно, как раньше, начал тигр, — неужели ты сильнее меня?! Я никак не могу этому поверить. Вот что я тебе скажу: поплывём наперегонки через реку. Если ты переплывёшь первая, я, может, и поверю, что ты сильнее.

А жаба? Отказалась? И не подумала. Она сказала:

— Ах, ты еще сомневаешься?! Ну-ка прыгай первым в воду. Всё равно я буду раньше тебя на том берегу.

Тигр поднял хвост, вдохнул побольше воздуха и бросился в воду. Но вдруг кончику его хвоста стало ужасно больно. Это наша хитрая жаба вцепилась в хвост царя зверей своими маленькими острыми зубами, да так крепко, что тигр не выдержал и взмахнул хвостом. Жаба взлетела в воздух и мигом очутилась на другом берегу.

Тигр еще бил лапами по воде, плывя к тому берегу, как уже услышал ненавистный голос:

— Ну что я тебе говорила, полосатый дурень?

Тигр вылез на берег и с досадой сказал:

— Плаваешь ты вправду быстрее. Но этого еще мало. Скажи-ка, — сколько ты можешь съесть?

— Сколько можешь съесть ты, что осмеливаешься задавать мне такой вопрос? — воскликнула жаба.

— Я могу съесть свинью и собаку зараз, — ответил тигр.

Жаба только заквакала, — иначе смеяться она не умела.

— Ну, а я, кроме свиньи и собаки, проглочу ещё большого тигра и буду не слишком сыта.

Услышал тигр эти слова, задрожал и бросился бежать без оглядки. Бежал он так быстро, что дважды споткнулся о камень и расшиб лапу, а потом плюхнулся в лужу и испачкал пушистый мех.

Тут-то и повстречалась ему обезьяна.

— Уважаемый тигр, — сказала льстивая обезьяна, — куда это ты бежишь? Что могло напугать царя зверей?

— И не спрашивай, дорогая обезьяна! Лишь благодаря быстроте моих ног я ушёл от смерти. Если бы я бегал помедленнее, быть бы мне у него в животе!

— У кого «у него»? Какого он вида, какой величины и где живёт? — принялась расспрашивать обезьяна.

— Дом его на болоте под кочкой, среди зарослей камыша. Ростом он невелик, но видом ужасен. Не то рыба, не то зверь и весь покрыт бородавками.

— Хм, — сказала обезьяна, — ведь это всего-навсего жаба! Её не только тебе, но и мне бояться не пристало. Пойдём покончим с ней навсегда.

Но тигр лишь помотал большой головой, — так он был перепуган. Обезьяна принялась его уговаривать.

— Если ты мне не веришь, думаешь, что я заманю тебя и брошу в беде, привяжи меня к своему хвосту, чтобы я не могла сбежать.

Тигр, наконец, поддался уговорам обезьяны. Он привязал её к хвосту, велел сесть ему на спину, и они отправились в путь.

Когда тигр и обезьяна приблизились к болоту, жаба уже сидела на своей кочке… Жаба и тут ничуть не испугалась, — ведь это была мудрая жаба, которая прожила на свете без одного года сто лет. Она вежливо поздоровалась и сказала обезьяне:

— Неужели ты думаешь, будто одного-единственного тигра достаточно, чтобы уплатить мне долг? Хэ, мне и десятка мало! К тому же этот тигр такой тощий, что его и за целого тигра считать нельзя. Ну уж ладно, так и быть, съем его на закуску. Но ты поскорее приводи остальных девять!

Услышал наш тигр такие речи, вспомнил, что еще мать учила его не доверять обезьянам, и бросился бежать быстрее прежнего.

Ох и досталось тут обезьяне! Всю её ветками исхлестало, колючками исцарапало, прежде чем она отвязала свой хвост от хвоста тигра.

Мало ли, много ли бежал тигр, — мы сказать не можем, петому что он и сам этого не знал. Известно только, что он бежал, пока не свалился от усталости. Отдышался, посмотрел на свей хвост, видит — нет обезьяны. Он подумал:

«Верно, тот страшный зверь съел обезьяну. Ну да так ей и надо, — чуть было не обманула меня! Хорошо всё-таки, что у меня такие быстрые ноги!»

Вот ведь какой глупый тигр, а еще считается царём зверей!


Длинный нос



Хорошие земли были у помещика Вана! Они занимали узкую долину между двумя высокими горами. Поля крестьян лепились направо и налево у самого подножия гор. И только на западном краю долины крохотный кусочек земли, немногим побольше одеяла, принадлежал не помещику Вану, а крестьянину Ло Фу-женю.

Каждую весну помещик Ван со злобой смотрел, как усердно трудится на своём поле Ло Фу-жень с женой Гуань-ши.

— Где же справедливость? — ворчал Ван. — Если у человека есть осёл, то разумно ли, чтобы хвост осла принадлежал другому хозяину? Раньше или позже я сгоню с земли этого земляного червя и займу всю долину.

И вот настал год, когда мечты Вана чуть было не исполнились. Это был для крестьян очень тяжёлый год. За всё лето ни разу не выпал дождь, а много ли можно собрать с пересохшей до трещин земли! Ло Фу-жень и в хорошие годы снимал со своего клочка так мало зерна, что, если бы он с женой вздумали есть гаоляновую похлёбку каждый день, запасов хватило бы лишь де половины зимы. Поэтому они обедали не чаще трёх раз в неделю А в этот неурожайный год Гуань-ши варила похлёбку всего только два раза в семь дней. Но и это не помогло. Когда настало время сеять, в доме Фу-женя не нашлось ни зёрнышка гаоляна. Хотел он занять зерна у соседей, но те только горестно качали голевой, — у них и самих еле-еле хватило на посев. Пришлось Ф>-женю идти на поклон к помещику Вану.

Идёт он к Вану, а сам думает: «Не даст Ван гаоляна, ни за что не даст. У богатого просить — всё равно что выжимать воду из камня».

Думает так Фу-жень и всё-таки идёт к помещику. Пришёл, принялся кланяться Вану. Ван отвечает:

— Приходи завтра утром, дам тебе полмешка гаоляну.

Обрадовался Фу-жень, пошёл домой и сказал жене:

— Зря я считал Вана жадным. Он, оказывается, хороший человек.

Тем временем «хороший человек» Ван говорил своей жене:

— Набери-ка в амбаре полмешка гаоляну, — утром я дам его Фу-женю, а осенью заберу его землю.

— А вдруг он отдаст тебе долг? — испугалась жена.

— Не отдаст, — сказал Ван. — Гаолян-то мы поджарим, — он и не взойдёт.

Так Ван с женой и сделали. Только когда жарили гаолян, не заметили, что одно зёрнышко застряло в складке мешка.

Никогда еще Ло Фу-жень не взрыхлял так старательк: землю, как этой весной, — ведь надо было прокормить себя — жену да еще отдать долг помещику Вану.

Засеял он поле и стал ждать. Уже у соседей зазеленел всходы, а у Ло земля так и оставалась чёрной. Наконец на не показался один-единственный росток. Как ухаживали за ним Лс и его жена, даже рассказать трудно. Чуть задует с гор холодный ветер, они отогревают росток своим дыханием; чуть жарче припечёт солнце, они прикрывают его своей тенью. И стебель становился всё выше и выше. Сначала он перерос гаолян на крестьянских полях, потом перерос гаолян на землях помещика Вана и всё еще тянулся вверх. К концу лета стебель поднялся высоко-высоко — приходилось задирать голову, чтобы увидеть его верхушку. А верхушка так и гнулась под тяжестью зёрен. Ло Фу-жень прикинул — с мешок, пожалуй, наберётся. Будет чем отдать долг помещику.

Однажды утром Ло Фу-жень пошёл в поле посмотреть, не поспел ли уже гаолян, не пора ли собирать урожай. Вдруг он увидел в небе огромную птицу. Птица покружилась над его полем и камнем упала вниз. Ло Фу-жень замахал руками, но птица вцепилась когтями в стебель, вырвала его с корнями и полетела в сторону горного ущелья.

— Отдай мой гаолян, разбойница! — закричал Фу-жень и побежал за птицей.

Летит птица чуть пониже облаков, несёт в когтях гаоляновый стебель. Большая тень от её крыльев стелется по земле, а Ло Фу-жень бежит за тенью.

Много часов гнался за птицей бедняк. Вот уже и солнце зашло за верхушки гор. Устал Ло Фу-жень, но, видно, устала и птица, — всё медленнее машет крыльями, всё ниже опускается к земле. Совсем почти догнал её Фу-жень, как вдруг птица собрала последние силы, взмыла вверх и исчезла в большой пещере на уступе горы.

Ло Фу-жень и тут не пал духом, тоже стал карабкаться на гору. Пока лез, совсем стемнело. Что тут делать? И в пещере ничего теперь не увидишь, и дороги домой не найти. Осмотрелся Ло кругом — у самого входа в пещеру стоит высокая сосна, похожая на раскрытый зонтик. Решил он залезть на дерево, переночевать там, а утром попытать счастья, — может, не весь гаолян птица склевала, хоть немножко зерна да оставила.

Едва Ло Фу-жень забрался на сосну, как прибежал огромный волк и уселся прямо под деревом. Вслед за волком пришёл полосатый тигр, за тигром — бурый медведь, напоследок, откуда ни возьмись, длиннохвостая обезьяна.

Сели звери в кружок, завели разговор. Вдруг волк задрал голову, повёл носом и говорит:

— Р-р-ры! Мой нос чует человека. Р-р-ры! Содрать бы с него шкуру!

Обезьяна тонким голосом вторит ему:

— И мой, и мой нос чует человека. И я, и я хочу содрать с него шкуру!

Тут все звери стали втягивать носом воздух. В это время из пещеры вышла большая чёрная птица и заговорила:

— Полно, дорогие гости, — откуда здесь взяться человеку? Скажите лучше, сыты ли вы?

— Я бы съел чего-нибудь, — ответил тигр.

— И я сыт только наполовину, — сказал медведь.

— И я, и я бы поела ещё, — пропищала обезьяна.

Тогда птица поскребла когтями землю у корней сосны. Из земли показалось медное кольцо; птица схватила его клювом и вытащила за кольцо яшмовую шкатулку.

— Шкатулка, шкатулка, — проговорила птица, — стукну 2 разок по крышке, стукну я разок по донышку! Угости нас, шкатулка, вином и сладкими лепёшками.

Крышка шкатулки открылась, и звери принялись угощаться. Одна птица сидела чуть в стороне.

— А почему не ест почтенная хозяйка? — спросил тигр.

— Почему, почему она не ест? — засуетилась обезьяна.

— Не тревожьтесь, дорогие гости, — ответила птица. — Я сыта. Сегодня я далеко летала и увидела в горной долине хороший стебель гаоляна. Давно я такой подыскивала, — хочу себе метлу сделать, в пещере пол подмести. За триста лет, что я живу, много сору в ней накопилось. Да вот беда, — одного стебля на метлу не хватит. Зерно-то я склевала, а стебель положила сохнуть; пусть лежит, пока второй не найду.

Услышал Ло Фу-жень слова птицы и совсем огорчился, — пропал его урожай, нечем будет отдать долг Вану!

Тут откуда-то издалека послышался крик петуха. Птица схватила яшмовую шкатулку и снова закопала её под корнями сосны. Все звери разбежались в разные стороны, а птица ушла в пещеру спать.



Скоро взошло солнце. Ло Фу-жень слез с сосны, разрыл землю у корней, ухватился за медное кольцо и вытянул яшмовую шкатулку. Потом он повернулся к пещере, погрозил кулаком и сказал:

— Ты у меня весь урожай унесла, а я у тебя унесу волшебную шкатулку. Будем квиты.

Сказал так Ло Фу-жень, взял шкатулку под мышку и стал спускаться с горы.

Вернувшись домой, он поставил шкатулку перед женой и постучал два раза, приговаривая:

— Шкатулка, шкатулка, стукну я разок по крышке, стукну я разок по донышку. Угости нас, шкатулка, вином и сладкими лепёшками.

Шкатулка раскрылась, и Ло Фу-жень с женой увидели чайник, полный вина, и целую кучу сладких лепёшек. Никогда еще Фу-жень и Гуань-ши так сытно не ели.

Потом Гуань-ши сказала:

— Нельзя ли попросить у шкатулки полмешка гаоляна? Завтра ведь срок уплаты долга.

— Что ж, попробуем, — ответил Фу-жень и опять постучал по шкатулке. — Шкатулка, шкатулка, стукну я разок по крышке, стукну я разок по донышку! Насыпь мне, шкатулка, полмешка гаоляна.

Не успел он проговорить эти слова, как из шкатулки посыпались отборные крупные зёрна гаоляна — как раз полмешка.

На следующее утро Фу-жень принёс долг помещику Вану.

Помещика Вана даже скрючило от злости. Он-то уже считал своим поле Фу-женя. А Фу-жень поклонился и сказал:

— Спасибо, господин Ван, ваш гаолян принёс мне счастье.

— Я очень рад, — ответил Ван, скрипя зубами от ярости, — значит, сон мой не сбылся. А ведь мне приснилось, что гаолян не взошёл на твоём поле.

— Сон не обманул вас, господин, — сказал Фу-жень. — Из всего зерна, что я взял у вас, взошло одно-единственное зёрнышко. Оно-то и принесло мне счастье.

И Ло Фу-жень от чистого сердца рассказал помещику, как всё было. Этого уж Ван совсем не мог перенести. И днём, и ночью он только о том и думал, как бы получить такую же шкатулку.

От зависти Ван даже похудел за зиму. Своими руками он перебрал сто мешков гаоляна, чтобы выбрать самое большое, самое полное зёрнышко. А чуть настала весна, помещик посадил это зёрнышко на лучшем своём поле. Остальные поля он забросил, ничего на них не посеял. Вся деревня удивлялась, почему этим летом на помещичьей земле буйно цветёт только сорная трава.

А зёрнышко гаоляна пустило крепкий росток. К концу лета вырос стебель ещё выше, чем был у Фу-женя. Скоро Ван увидел, что гаолян созрел. Тут он совсем переселился в поле, под стеблем и спал, и ел, только бы не упустить большую чёрную птицу.

И вот однажды утром птица прилетела, вырвала гаоляновый стебель и понесла в горы.

Хоть и похудел Ван за зиму, а всё-таки жиру в нём порядочно осталось. Тяжело ему было бежать за птицей. Но жадность подгоняла его, и он добрался до пещеры на высокой горе. Тут он сразу же влез на сосну и стал ждать.

Всё пошло, как рассказывал Фу-жень. Прибежали волк и полосатый тигр, притащился вперевалку бурый медведь, а за ним вприпрыжку прискакала обезьяна. Вышла к гостям из пещеры и большая чёрная птица.

— Здравствуйте, дорогие гости, — сказала птица. — Хороший день у меня сегодня. Наконец, связала я метёлку, — можно теперь и подмести пещеру. Ведь триста лет не метено.

Тигр только разинул пасть, чтобы её поздравить, как вдруг волк поднял голову, повёл носом и закричал:

— Р-р-ры! Мой нос чует человека!

— И мой, и мой нос чует человека! — завопила обезьяна.

— Откуда тут быть человеку? — принялся успокаивать медведь.

Но птица затревожилась:

— А в прошлом-то году унёс же кто-то шкатулку. Дай-ка я всё кругом осмотрю.

Она взмахнула крыльями и поднялась вверх. Как ни прижимался к стволу сосны дрожащий от страха Ван, птица его разглядела. Она спустилась пониже, ухватила помещика за одежду и сбросила вниз как раз перед мордами зверей.

— А-а, — закричал тигр, — это ты украл нашу шкатулку!

— Это ты суёшь свой длинный нос в наши звериные дела! — рявкнул медведь.

— Так пусть же он станет у тебя ещё длинней! — завизжала обезьяна, уцепилась за нос помещика и принялась его тянуть.

Устала обезьяна — взялся за дело медведь. Устал медведь — его сменил волк. Все звери по очереди тянули нос Вана изо всех сил. Потом посмотрели на него и расхохотались, да так, что и злость у них прошла. А большая чёрная птица, насмеявшись вволю, сказала:

— Пускай убирается отсюда, — он достаточно наказан.

Помещик Ван попробовал сделать шаг и упал, потому что споткнулся о собственный нос, — до того он стал длинный. Пришлось ему перекинуть нос через плечо, обернуть три раза вокруг пояса, а остаток прихватить локтем. И всё-таки большой конец носа волочился за ним по земле.

До заката Ван и домой вернуться не посмел. Весь день просидел в кустах недалеко от деревни. Только когда совсем стемнело, он постучал в ворота своего дома. Открыла ему жена. Помещик вошёл во двор и закричал:

— Не закрывай еще, а то отдавишь мне нос воротами! Подожди, пока я весь пройду.

С тех пор помещика Вана никто не видал. Он сидел в самой дальней комнате и никуда, как говорится, носу не показывал. Да и как такой нос людям покажешь?


Рыбьи хвосты и головы



Много историй рассказывают крестьяне о жадных помещиках. Вот послушайте одну из них.

В конце зимы помещик Чжао нанял двух батраков — Датоуды и Баньлацзы. Он поднимал их с первым криком петуха» а ложились они, когда все петухи и все куры давно уже спали на насестах. Это бы еще не беда, что работы много — Датоуды и Баньлацзы были молоды и здоровы. Беда в том, что, чем больше работаешь, тем больше есть хочется. А помещик Чжао был очень скуп на еду. Кормил он работников так, что, когда те кончали есть, в животах было пусто, будто они еще и не начинали. И всё-таки помещику Чжао казалось, что работники его объедают.

В тот год весной реки широко разлились, а когда воды схлынули, на рисовых полях осталось много рыбы. Её ловили чуть ли не руками, вычерпывали соломенными шляпами, и стоила она сущие гроши. Вот помещик Чжао и вздумал кормить своих работников одной рыбой. Да и то рыбой это называл только помещик Чжао, а на самом деле в миски батраков попадали одни рыбьи хвосты и головы. Мякоть помещик съедал сам.

В первый день работники ели рыбу так: Датоуды — головы, Баньлацзы — хвосты. На следующий день они поменялись: Датоуды ел хвосты, Баньлацзы — головы. Но как ни меняйся, от хвостов и голов сыт не будешь.

Не выдержали батраки и решили проучить помещика.

Однажды Баньлацзы вернулся с поля чуть пораньше своего товарища. Помещик Чжао положил в миску рыбьи объедки и поставил на стол. В это время вошёл Датоуды, заглянул в миску и закричал:

— Ах ты, змеиное яйцо! Опять съел всю рыбу, а мне оставил только хвосты и головы! Я тебе задам!

Он схватил коромысло, размахнулся и изо всех сил ударил… Да не подумайте, что по голове Баньлацзы, — ударил он по большому глиняному чану. Чан разлетелся на десять тысяч осколков.

Тогда Баньлацзы закричал товарищу:

— Ну, если на то пошло, берегись! Кто же, кроме тебя, пять дней подряд ел рыбу, а мне оставлял одни хвосты и головы?

Он схватил мотыгу и бросился на Датоуды. Тот спрятался за шкафчик с посудой, и мотыга опустилась прямо на шкафчик. От шкафчика остались одни щепки, от посуды — только куча битых черепков.

Драка пошла не на шутку. Батраки, как тигры, бросались друг на друга, но все удары их почему-то попадали мимо и обрушивались на помещичье добро.

Помещик Чжао попробовал было успокоить расходившихся работников и сунулся между ними, но сейчас же получил два удара — коромыслом и мотыгой. Он поспешно отскочил, потирая ушибленные места, а батраки продолжали драться с ещё большей яростью, сокрушая всё вокруг. При этом они громко вопили:

— Ты съел рыбу!

— Нет, ты её съел!

Тут помещик Чжао не выдержал:

— Ай-я, ай-я, перестаньте драться! Это я съедал всю рыбью мякоть.

Датоуды и Баньлацзы разом опустили своё оружие.

— Прости, хозяин, — сказали они. — Если бы мы знали это раньше, мы не стали бы бить друг друга.

— Друг друга… — повторил помещик Чжао и горестно посмотрел кругом.

Всё в доме превратилось в груду щепок, палок, черепков и лохмотьев. На самих же драчунах не было ни синяка, ни царапины.

С тех пор помещик Чжао стал кормить своих батраков получше. Не то чтобы он подобрел, — просто он был не глуп и смекнул, что так оно будет выгоднее.


Самые короткие сказки о самых умных людях

Как крестьянин ловил зайцев



Жил в нашей деревне крестьянин. Однажды он работал в поле, вдруг смотрит — бежит заяц. Верно, за этим зайцем гналась лисица, потому что он со страху ничего не видел перед собой. Налетел заяц с разбега на дерево и разбился насмерть.

Крестьянин подобрал его и принёс жене. Мясо зайца они съели, а шкурку продали. Крестьянин сказал:

— Оказывается, ловить зайцев куда выгоднее и легче, чем пахать землю. Чтобы собрать урожай, надо трудиться с утра до ночи, а зайцы сами в руки лезут! Займусь-ка лучше добычей зайцев.

Решив это, крестьянин забросил поле и целые дни стал просиживать под деревом, поджидая зайцев. Но прошло четыре, пять дней, месяц, год, поле заросло сорняком, а второй заяц так и не прибежал.

Что же вы думаете, взялся крестьянин опять за соху? Ничуть не бывало. Он и сейчас сидит под деревом и ждёт зайца. Не верите, — приезжайте к нам в деревню, сами увидите.


Мерка

Разорвались у одного человека туфли. Так разорвались, что и надеть больше нельзя. Решил он купить себе новые туфли.

Прежде чем отправиться в лавку, он измерил верёвочкой длину своей ступни.

В лавке он выбрал пару красивых туфель.

«Теперь нужно узнать, впору ли они мне. Ну, да ведь я не какой-нибудь дурак, чтобы покупать туфли без мерки», — подумал он и стал искать верёвочку:.

Но оказалось, что верёвочку-то он забыл дома. Тогда он поскорей побежал домой, схватил мерку и пустился обратна Жил он очень далеко, и, пока бегал взад-вперёд, лавка закрылась. Так и не удалось человеку купить туфли.

Если вам когда-нибудь тоже понадобится купить туфли, не забывайте мерку дома. А ещё лучше обойтись совсем без неё. Проще ведь примерить туфли прямо на ногу.


Колокольчик

Захотелось хитрому вору украсть медный колокольчик, что висел на воротах соседнего дома. Он тихонько подобрался к воротам, протянул руку и дёрнул колокольчик. Колокольчик зазвенел, вор испугался и пустился наутёк. Опомнившись, он подумал: «Я испугался звона; заткну-ка себе уши, тогда мне не будет страшно».

Так он и сделал. Заткнул пенькой уши и снова пошел к воротам. Теперь он ничего не слышал и поднял такой трезвон, что из дому выбежал хозяин и отколотил его.

Долго потом удивлялся вор, — как же это хозяин узнал, что у него крадут колокольчик?


Утонувший меч

Один храбрый воин переправлялся через реку на лодке с двумя гребцами. Вдруг на самой середине реки меч, что висел у воина на поясе, незаметно отвязался и скользнул в воду.

Воин сейчас же сказал гребцам:

— Запомните, что меч упал в воду с левого борта.

Они поплыли дальше. Когда лодка была уже недалеко от берега, воин спросил:

— Так с какого же борта упал мой меч?

— С левого, господин, — дружно ответили гребцы.

— Остановите лодку, — приказал воин, спрыгнул с левого борта в реку и принялся нырять.

Скоро он устал и начал захлёбываться. Гребцы еле втащили его назад в лодку.

Отдышавшись, воин стал бранить гребцов.

— Бездельники, вы, верно, всё перепутали. Если бы меч и вправду упал с левого борта, я давно бы нашёл его.

— Но, господин, твой меч упал в воду не у берега, а посередине реки, — сказал один из гребцов.

— Ослиное ухо, — закричал воин, — неужели ты не понимаешь, что посередине реки слишком глубоко?


Нетерпеливый помещик

Разбогател один торговец и решил стать, помещиком. Он купил землю, нанял работников и велел им засадить большое поле риса.

Через три дня пришёл он на поле, смотрит — ничего не выросло.

Пришёл через неделю — зелёные ростки только-только выглянули из земли.

Помещик подождал немного и опять отправился на поле. Ростки будто чуть повыше, но всё-таки еще совсем маленькие.

Рассердился помещик — этак и урожая не дождёшься! И решил он помочь росткам расти. Принялся ходить по рядам и каждый росток подтягивать вверх. До самого вечера трудился.

Вечером пришёл домой и говорит жене:

— Дай-ка мне чего-нибудь посытней на ужин. Наработался я сегодня! Целый день помогал рису расти!

Поел он и лёг спать. А наутро вскочил чуть свет и говорит:

— Глупые крестьяне — дожидаются, пока рис сам вырастет. Ну, а я умнее, пойду опять на поле, помогу ему расти. Посмотрим, кто раньше урожай соберёт.

Пришёл на поле, а помогать-го нечему! Все ростки повяли.


Дух камня



Может быть, вы и не поверите тому, что сейчас услышите. Такое теперь не случается. Но ведь это было давным-давно.

Так вот, давным-давно в провинции Сычуань, в уезде Лусянь, жила дружная семья — крестьянин с женой и три сына. Старшего сына звали Лао Да, среднего — Лао Эр и младшего — Лао Сань. Выросли сыновья честными, работящими и очень любили друг друга.

Когда отец с матерью умерли, братья не захотели делиться. За старшего в семье остался Лао Да. Он сам не ленился и другим не позволял. От зари до зари грудились братья в поле. Они глубоко вспахали землю, хорошо удобрили, а урожай собрали к осени много меньше, чем при отце и матери.

— Видно, небу не угодно, чтобы я был хозяином в доме, — сказал Лао Да, — потому и урожай невелик. Будь ты, Лао Эр, за старшего.

Лао Эр был тоже работником хорошим, — всякое дело у нею в руках спорилось. Сделался он старшим в доме, ещё лучше стали работать братья. Раньше всех вспахали поле, раньше других и засеяли. А пришло время снимать урожай — урожай хуже прежнего.

Не уродился гаолян и на полях соседей. У всех одна беда — пересохла земля, никакой дождь напоить её не может.

На третий год стал старшим в доме Лао Сань — самый младший брат.

Сильнее и красивее Лао Саня не было юноши во всём селении. Лао Да и Лао Эр души в нём не чаяли. Да и он их крепко любил и уважал.

Но, кроме братьев, были у него ещё два заветных друга — горный сокол да маленькая полевая черепаха. Соколёнка Лао Сань подобрал в горах с перебитым крылом и долго выхаживал. Крыло у сокола зажило, он вырос, но улетать не захотел, — так и остался у своего хозяина. Второго друга Лао Сань тоже спас от беды. Охотилась как-то за черепахой лисица. Царапала она когтями по панцирю так и этак, катала черепаху и перекатывала. Возилась, возилась, — никак до лакомой добычи ей не добраться. Вдруг видит — бежит полевая мышка. Бросила лисица черепаху, погналась за мышкой. А черепаха осталась лежать на спине, — перевернуться не может. Тут бы ей и пропасть от жажды и голода, да, на счастье, увидел её Лао Сань. Перевернул он черепаху и пошёл своей дорогой. А черепаха за ним.

С тех пор, куда Лао Сань ни пойдёт, сокол над его головой вьётся, черепаха за ним по земле ползёт, старается не отстать. Друзья научили Лао Саня понимать птичий и звериный язык.

Лао Сань был самым метким стрелком, лучшим охотником из всей деревни. Только как подружился с соколом и черепахой, совсем перестал охотиться. Так он и братьям своим сказал:

— Для меня теперь зверь или птица — что живой человек. Услышу, как они между собой говорят, и рука не поднимается тетиву натянуть.

Но лук Лао Сань не бросал. Чтобы рука и глаз не потеряли меткости, он стрелял в цель и достиг такого искусства, что за пятнадцать шагов попадал в летящую муху. Мух ему было не жалко.

Вот стал Лао Сань хозяином в доме. Пришла весна. У братьев уже всё готово, — хоть завтра выходи в поле.

— Старший брат, — спрашивают старшие братья у младшего, — когда велишь идти пахать? Соседи уже три дня, как на своих коров ярмо надели.

— Погодите, — отвечает им Лао Сань. — Раньше чем съесть орех, надо скорлупу разгрызть.

Отправился он на поле, обошёл кругом, дошёл до ложбинки на краю участка и задумался. Еще при отце бил тут родник. Он давал воду и их земле, и землям соседей. С каждым годом родник становился всё меньше. Прошлым летом струйка была уже почти незаметной, а сейчас на этом месте так сухо, будто никогда родника и не бывало. Значит, ушла вода под почву.

Возвратился Лао Сань в деревню, обошёл все фанзы и в каждой рассказал то, что увидел. К вечеру на деревенской площади сошлись все жители. Стали сообща думать, что теперь делать.

Лао Сань сказал:

— Надо на месте пропавшего родника вырыть колодец.

— Хорошо, — сказали все, — завтра же начнём.

Наутро собралась вся деревня рыть колодец. Мужчины копают, женщины и дети отгребают в сторону землю.

Целый день рыли, глубокий выкопали колодец, а до воды так и не добрались. Земля и в глубине такая же сухая, как наверху.

Односельчане тяжело вздохнули, посмотрели друг на друга и молча разошлись.

Пошли домой и старшие братья — Лао Да и Лао Эр. А Лао Сань сел у сухого колодца, полночи думал, что дальше делать, потом сам не заметил, как задремал.

Разбудили его на рассвете друзья — сокол и черепаха.

— Вставай, братец Лао Сань. Пока ты спал, мы то место нашли, где родник прячется.

Лао Сань вскочил. Сокол и черепаха привели его на пригорок. Сокол припал к земле и очертил крылом широкий круг, а черепаха принялась лапами скрести. Нагнулся Лао Сань, потрогал землю, — она сырая.

Обрадовался юноша и побежал в деревню. Только в какую фанзу ни зайдёт, хозяева его и слушать не хотят.

— Некогда нам попусту время тратить. Если сейчас посеять, хоть что-нибудь да соберёшь. А день упустишь — земля совсем пересохнет, семена не взойдут.

Обошёл Лао Сань всё селение и вернулся, наконец, в свою фанзу. Рассказал обо всём братьям и спросил:

— Что делать станем?

А те отвечают:

— Ты у нас за старшего. Как скажешь, так и будет.

На следующее утро все трое взяли лопаты, пошли на пригорок и начали копать новый колодец.

Три лопаты — втрое больше, чем одна. Но три лопаты — в десять раз меньше, чем тридцать. Ни один мужчина деревни не пошёл с братьями, — вот и трудились они в три пары рук. Солнце встаёт — братья уже за работой, солнце садится — братья еше спины не разгибают. Чем глубже яма, тем больше влаги в земле, вот-вот и до воды доберутся. Но вдруг зазвенели лопаты о камень и сломались.

Делать нечего. Отправились братья домой. Ночь проспали, а чуть свет уже опять были на пригорке. На этот раз захватили они с собой тяжёлые молоты. Подошли к яме — и глазам своим не поверили. Ямы, что выкопали братья, как не бывало. На том месте, где они трудились, придавила землю огромная каменная глыба.

Старший брат, Лао Да, только пробормотал:

— Чудеса! — Он и всегда был неразговорчив.

Средний брат, Лао Эр, сказал:

— И правда чудеса! Никогда я не слыхал, чтобы камни росли.

А Лао Сань, младший брат, весело крикнул:

— Не будем гадать, откуда взялась эта глыба. Лучше разобьём её на куски!

Сказав так, он размахнулся молотом. Вдруг огромный камень зашевелился. Да и не камень это вовсе, а дикий разъярённый зверь. Он горбом выгнул спину, оскалил острые клыки, вытянул вперёд могучие лапы с кривыми когтями…

Братья отступили в испуге. Они не догадывались, что потревожили самого Духа камня. Он давно поселился у этого места. В те времена Дух камня был еще мал и слаб, но с каждым годом силы у него прибавлялись. Его каменное тело становилось всё больше и больше и, наконец, закрыло собой подземное русло источника. Дух камня злобно радовался: не будет вода поить поля, — они сделаются бесплодными, и люди перестанут досаждать ему суетой и шумом. Хорошо бы, думал Дух, всю землю превратить в камень, чтобы ничего живого не осталось на ней: ни птичьего щебета, ни детского смеха. Так он рос да рос, пока его покой не растревожили братья Лао.

Дух камня разгневался. Страшен был его вид, однако братья отступили только на мгновение. Первым опомнился Лао Сань. Он снова поднял молот, одним ударом разбил каменные клыки и крикнул братьям:

— Бейте смелее!

Лао Да и Лао Эр бросились на подмогу.



«Дан-лан, дан-лан!» — зазвенели их молоты о каменную спину чудовища.

Раздался скрежет — и узкая глубокая расселина прошла по глыбе. Казалось, сейчас каменное чудовище рассыплется на куски. Но справиться с самим Духом камня было не так-то просто. В глубине расселины что-то загрохотало и засвистело. Это Дух камня сзывал на помощь своих верных слуг. Откуда ни возьмись, по полю со всех сторон, шипя и извиваясь, поползли большие змеи, а за ними маленькие чёрные змейки. Было их видимо-невидимо.

Змей испугались даже храбрые братья Лао. Они бросились бежать. А змеи ползли по пятам, всё ближе и ближе. Вот-вот настигнут!

Тогда Лао Сань крикнул братьям:

— Бегите к дереву! Я задержу змей.

Лао Да и Лао Эр остановились и сказали:

— Жили мы вместе и умирать будем вместе. Как нам бросить младшего брата в беде!

— Только час назад вы меня звали старшим, — что же вы так скоро забыли об этом! — снова крикнул Лао Сань. — Я старший, и я говорю вам — бегите!

Братья побежали. А Лао Сань поднял молот и повернулся лицом к змеиному войску. И вовремя, потому что самый большой змей уже свернулся пружиной, чтобы броситься на юношу. Лао Сань взмахнул молотом — и змей лентой вытянулся у его ног. Но битва только начиналась. Убьёт юноша десять гадов, а на это место наползает сотня; убьёт сотню — наползает тысяча. Стали иссякать силы у Лао Саня. Вдруг слышит откуда-то сверху голос:

— Продержись ещё хоть минутку. Сейчас придёт к тебе подмога.

Взглянул Лао Сань вверх — это вьётся над головой его верный сокол. Взмыл сокол ввысь, крикнул призывный клич, и со всех сторон стали слетаться его сородичи — соколы да кречеты. Пока летели, — солнце закрыли крыльями, спустились к земле — мигом всех змей заклевали.

Увидев, что все верные слуги перебиты, а Лао Сань жив и невредим, Дух камня заскрежетал от злобы:

— Всё-таки я вас одолею!

И он начал вдруг расти. Ещё больше выгнулась каменная спина, с крутых боков лавиной посыпались камни, заваливая всё кругом. Каменные лапы вытянулись далеко вперёд и будто растеклись по земле. Под каменным телом исчезли и посевы, и травы, и цветы.

А из селения уже бежали с плачем крестьяне. С ужасом глядели они, как камень погребал землю, где трудились их отцы, где трудились они сами.

Отчаяние охватило даже мужественное сердце Лао Саня. Горькая слеза выкатилась из его глаз. Слеза упала на панцирь черепахи, которая, как всегда, отправилась из дому вслед за Лао Санем и только сейчас добралась до своего хозяина. Черепаха подняла голову и тоненьким голоском сказала:

— Не плачь, позволь младшей сестре дать тебе совет.

— Что можешь ты мне посоветовать? — печально ответил Лао Сань. — Ты ведь такая маленькая и беззащитная.

— А ты всё-таки выслушай. Разве ты не знаешь, что, когда я прячу голову и лапы в панцирь, я и сама становлюсь сродни камню. Потому мне и ведома тайна Духа камня. Тело его неуязвимо, но в середине каменной глыбы бьётся живое сердце Духа. Ваши молоты не напрасно поработали, — трещина глубока, мне слышно, как стучит в ней его злое сердце.

Лао Сань повеселел.

— Спасибо тебе, сестрица, — сказал он, — теперь я знаю, что делать.

Он снял со спины свой лук, вынул из колчана стрелы и, перепрыгивая через шевелящиеся камни, побежал к расселине. Изо всех сил он натянул тетиву и одну за другой послал три стрелы в чёрную трещину.

Раздался пронзительный вой, а потом камень стал раскалываться на мелкие куски и рассыпаться в прах. И сейчас же из-под земли забила освобождённая струя. Она вся сверкала и искрилась на солнце.

Женщины вытирали заплаканные глаза, мужчины расправили плечи. Дети, только что плакавшие вместе с родителями, теперь ловили воду маленькими ладошками и звонко смеялись.

Едва прозвучал их весёлый смех, послышался тяжкий вздох, похожий на стон, и каменная кора, покрывшая земли крестьян, превратилась в пыль. Пересохшие поля жадно впитывали влагу. Они снова зазеленели, кругом зацвели цветы, поднялись посевы.

Так отважные братья Лао победили злого Духа камня.


Свирепый тигр и хитрый У

Делили однажды два брата из семьи У отцово наследство. Не подумайте, что братья ссорились. Ничего подобного. Они сидели рядом на пороге маленькой фанзы и растерянно смотрели на то, что досталось им от отца. А досталось им: одна корова, одна собака и один петух, один глиняный горшок и один топор. Так что делиться им было совсем не просто.

Сидели они, сидели, потом старший брат У сказал:

— Что тут долго раздумывать! Я тебя обижать не стану, да и сам в обиде быть не хочу. Давай всё пополам делить.

— Как пополам? — удивился младший брат У.

— А так: корову пополам, собаку пополам, петуха пополам и горшок пополам. Хорошо, что отец топором обзавёлся, есть чем наследство разделить. Только вот одного не знаю, — как мы под конец топор-то с тобой поделим.

Младший засмеялся и сказал:

— Что ж, можно и пополам. Да не совсем так, как ты говоришь. Бери себе фанзу, корову, собаку, петуха, горшок и даже топор.

— А где же твоя половина? — разинул рот старший.

— У нашего старика, кроме хозяйства, была ещё умная голова на плечах. Вот эту самую половину наследства отец мне оставил. Так что ты не беспокойся, я не в обиде. Хозяйничай дома, а я пойду искать счастья.

Попрощался младший У со старшим У и пошёл.

Шагал он, шагал по дороге, уже смеркаться стало, пора о ночлеге подумать. А место кругом пустынное, ни людей, ни жилья не видно. Вдруг с южной стороны послышался крик петуха, — значит, близко селение!

У свернул на юг и скоро дошёл до ворот помещичьей усадьбы. Ворота были на крепком запоре, и У подумал, что стучаться не стоит — всё равно бедняка не пустят. Поэтому он перелез через забор и очутился в большом саду. Сквозь листву он увидел беседку, где разговаривали два почтенных с виду человека, один — в лиловом халате, другой — в зелёном. У не стал прерывать их беседу и тихонько улёгся под кустом жасмина.

Если человек пустился на поиски счастья, ему надо иметь наготове зоркие глаза и чуткие уши, потому что иначе он может упустить удачу. Вот У и начал прислушиваться к тому, что говорили в беседке.

— Жаль, что молодость нельзя догнать даже на крылатом драконе, — со вздохом проговорил тот, что был в лиловом халате.

— Молодость хороша, но сколько мне помнится, смолоду вы были бедны, — ответил человек в зелёном халате. — Неужели вам хочется лишиться этого дома и этого прекрасного сада?

— Нет, нет, — поспешно заметил хозяин дома и сада. — Но я бы желал к моему богатству прибавить почёт и милости императора. А сейчас, как вы сами сказали, представляется удобный случай. Надо лишь быть хорошим стрелком. Вот если бы у меня был сын, который бы обучился стрельбе из лука! Но небо не подарило мне сына.

— Но зато у вас есть дочь.

— Что толку! Ведь девушки не умеют стрелять из лука!

— Однако девушку можно выдать замуж и заполучить в зятья самого лучшего охотника.

— Хорошо сказано! Над этим стоит подумать. Но где его найти?

Тут У решил, что услышал достаточно, закрыл глаза и уснул.

Только начало светать, У был уже на ногах. Прежде всего он срезал гибкую ветку серебристой ивы, что росла в саду над прудом, и выгнул из неё лук, а из веток потоньше выстругал длинные стрелы.

«Одно дело сделано, — сказал У сам себе, — остались сущие пустяки». — Он огляделся вокруг.

В глубине сада за плетёной решёткой сидели на ветках разноцветные павлины, а по земле важно разгуливали золотистые фазаны. Это как раз и было то, чего не хватало У. Он подкрался к решётке, вытащил из-за пазухи кусок лепёшки и протянул птицам. Глупый фазан подбежал и только разинул клюв, как У схватил его и свернул голову. Потом он воткнул мёртвому фазану в правый глаз одну из своих стрел и положил его около пруда.

После этого У покинул сад тем же путём, каким вошёл в него, — короче говоря, перелез через забор. Подбежав к воротам с наружной стороны, У поднял отчаянный стук. Ему открыл сам помещик, заспанный и сердитый. Но У вежливо поклонился и сказал:

— Десять тысяч раз прошу извинения, что осмеливаюсь беспокоить вас так рано. Виноват не я, а птица, которую я подстрелил. Вместо того, чтобы упасть у моих ног, она свалилась в ваш сад. Не позволите ли мне поискать её?

Помещик впустил У, и они принялись вдвоём искать птицу. Для виду У обошёл половину сада и только потом приблизился к пруду. Помещик так и ахнул — на берегу лежал большой красивый фазан, а из его правого глаза торчала тонкая стрела. Хозяин усадьбы похвалил охотника за его искусство и пригласил в честь удачной охоты позавтракать вместе с ним.

У хоть и проголодался, принялся отказываться:

— Охота только началась. Я с удовольствием приму ваше приглашение, когда убью что-нибудь получше, чем жалкий фазан.

И У с низким поклоном ушёл, не забыв прихватить с собой птицу. Он направился прямо на базар.

Еще не дойдя до базарной площади, он увидел кучку людей, которые о чём-то взволнованно толковали. У подошёл к ним и прислушался.

— Куда же она делась? — спрашивал один.

Второй отвечал:

— Меняла и сам не может этого понять. Он купил жемчужину вчера вечером, конечно, за полцены, на то он и меняла. Сегодня он решил продать её с барышом и, чтобы она засияла во всей красе, вымыл её и положил сушиться на кусок шёлка. Потом он пошёл в соседнюю комнату за яшмовой шкатулкой, а когда вернулся, жемчужины уже не было…

У не стал дальше слушать, ему было достаточно и этого. Он отправился прямо к лавке менялы. Пристроившись у самых дверей лавки, У схватил за полу какого-то прохожего и стал уговаривать его купить фазана.

— Да мне вовсе не нужен фазан! — воскликнул прохожий.

— Почтенный господин, если бы я не был так беден, я ни за что не продал бы эту птицу. Со мной случилась необыкновенная история. Выслушайте её, и вы непременно купите фазана. Сегодня рано утром я охотился в горах, вдруг вижу — летит сорока и держит в клюве что-то белое и круглое. Мне захотелось узнать, что это такое, и я уже натянул тетиву…

— У меня нет времени слушать твои россказни, — сердито сказал прохожий, вырвал полу халата и ушёл.

Зато на пороге лавки показался меняла и приветливо заговорил с У:

— Я охотно дослушаю твою историю, добрый человек, и, если она действительно так интересна, как ты утверждаешь, я, может быть, и куплю твоего фазана.

— Так вот, — продолжал У с того самого места, на котором его прервали, — я уже натянул тетиву, но сорока, увидев меня, крикнула — «ча-ча» — и выронила то, что держала. Только круглое и белое коснулось земли, из куста выскочил фазан и склевал это. Тогда я всё-таки спустил тетиву и убил фазана. Я, конечно, мог бы распотрошить птицу и узнать, что она проглотила. Но потрошёного фазана никто не купит, а я человек бедный и мне нужны деньги.

— Мне понравилась твоя история, — сказал меняла, у которого даже глаза заблестели. — Сколько ты хочешь за птицу?

Они принялись торговаться, и в конце концов У получил столько, сколько стоили двадцать фазанов. Очень довольный, он сейчас же отправился на тот край базара, где торгуют крупной дичью. За сходную цену он купил дикого кабана, взвалил его на плечи и пошёл прочь.

Невдалеке от лавки менялы ему повстречалась шумная толпа. Люди вели вора, укравшего жемчужину. У искоса посмотрел на него и ускорил шаги, чтобы не попасться на глаза меняле.

Выйдя за селение, он подождал, пока смерклось, воткнул кабану в правый глаз тонкую стрелу и потащил тушу к помещичьей усадьбе. Там он перекинул её через забор и сразу же постучал в ворота.

— Я бы не осмелился беспокоить вас вторично, — сказал он помещику, — но следы кабана, за котором я охотился, привели меня снова к вашему саду.

Хозяин открыл ворота перед У, и тот воскликнул:

— Не надо далеко и ходить, вот он лежит!

Помещик увидел, что стрела опять попала зверю прямо в глаз Он подумал: «Чего же лучше! Тот, кто мне нужен, сам стучит в ворота!»

Он рассыпался в похвалах искусному охотнику и принялся приглашать его к себе погостить хоть несколько дней.

— Благодарю вас, господин, — почтительно ответил У. — Я с удовольствием принимаю ваше приглашение, а вы примите от меня в подарок кабанью тушу.

Помещик велел слугам изжарить кабана, а сам повёл гостя в парадную комнату.

Никогда еще У не принимали с такими почестями. Помещик усадил его на лучшее место, собственными руками поднёс ему шаосинского вина в тонкой фарфоровой чашке, сел рядом и завёл беседу.

— Я давно уже мечтал иметь своим другом отважного охотника, — говорил помещик, а сам в это время думал: «Я достаточно хитёр, чтобы заставить осла, попавшегося мне на пути, везти мою кладь. Уж я сумею сделать так, чтобы стрелы пускал он, а почести достались мне».

— И я мечтал завести знакомство с человеком, подобным вам, почтенный господин, — отвечал У и тоже думал про себя: «Раз ему нужен стрелок из лука, я буду тем, кто ему нужен. Но хотелось бы мне знать, зачем ему понадобился стрелок из лука?»

А в чём же и вправду было дело? Вот в чём. День тому назад к помещику пришёл старый друг, который все новости на свете узнавал первым. Он рассказал, что в окрестностях столицы появился огромный тигр-людоед. Перепуганные купцы перестали привозить свои товары, а жители города боялись и нос высунуть за ворота. Тогда император объявил, что осыплет милостями того, кто убьёт страшного зверя. Вот помещику и захотелось быть осыпаным милостями императора или хотя бы сделаться почтенным тестем того, кто будет осыпан этими милостями.

У подслушал конец разговора, но не слышал его начала, поэтому он знал только половину. Зато и помещик далеко не всё знал о метком стрелке, которого он прочил в женихи своей дочери.

Итак, У и помещик вели приятную беседу. Помещик уже собирался закинуть словечко о том, насколько лучше быть женатым, чем неженатым. Тем временем слуги успели изжарить кабана. Чтобы польстить У, хозяин велел воткнуть стрелу в правый глаз жареного зверя да так и подать его на огромном блюде.

Вдруг под окном послышался топот конских копыт и громкие голоса. Помещик выбежал навстречу нежданным гостям. Вернулся он в комнату не один — за ним шли четыре богато одетых чиновника. Лицо у помещика было растерянное — его дом посетили проездом гонцы самого императора. В другое время помещик обрадовался бы такой чести, но сейчас!.. Ведь меткий стрелок пока еще не стал его зятем. Однако он решил, что если умело повести разговор, У не догадается, кого ищут гонцы, а гонцам не придёт в голову, кто сидит с ними рядом. Забыл он лишь об одном. И как раз то, о чём он забыл, сразу приметил старший из гонцов.

— Я вижу, нам не придётся долго искать! — воскликнул он. — Скорее назовите имя охотника, пустившего эту стрелу. — И он вытащил тонкое древко из глаза кабана.

Помещик побледнел — императорские милости улетали из его дома! Он ответил дрожащим голосом:

— Кабан куплен на базаре. А стрелу воткнули ему в глаз просто так, для красоты.

Помещик хотел обмануть гонцов и, сам того не зная, сказал сущую правду.

Теперь побледнел У, — неужели помещик обо всём догадался и только насмехается над ним? Но хитрец решил не сдаваться. Он закричал:

— Как на базаре! Это я поразил кабана прямо в глаз. Мои стрелы так и называются: «сян яньчуань» — «разящие в глаз». Да знаете ли вы, — если мне вздумается пустить стрелу в глубины Жёлтого моря, я убью самого Лунвана — повелителя морских вод! Мне не страшны самые свирепые тигры и леопарды! Ни одна моя стрела не пролетит мимо цели, сто раз выстрелю — сто раз попаду!

Помещик опустил голову — всё пропало! А гонцы императора обрадовались. Они схватили У вместе с его луком и стрелами и потащили во двор, громко крича:

— Удача! Удача! Мы нашли храбреца, которого искали.

Старший из гонцов посадил перед собой на коня ничего не понимающего У, и все поскакали по дороге в столицу.

Через три дня У стоял во дворце перед троном императора.

— Храбрый стрелок, — милостиво сказал ему император. — Я не буду спрашивать, как ты убьёшь тигра — это твоё дело, но я хочу знать, когда ты избавишь Поднебесную от этой напасти.

Теперь У всё понял, и от страха колени его задрожали. Но делать было нечего, — кто развёл шелковичных червей, тот должен и разматывать коконы. Поэтому У сказал:

— Я отправлюсь в горы завтра утром.

— Сколько же тебе надо помощников? — спросил император.

У подумал: «Одному сбежать легче. А если всё-таки придётся встретиться с тигром, пусть лучше никто не увидит моего позора». Но вслух он сказал:

— Сын Неба! Мои стрелы не знают промаха. Я уж как-нибудь справлюсь с тигром сам.

На следующий день У с луком за плечами и стрелами за поясом вышел из дворца. Сто придворных провожали его до ворот города, за придворными шёл толпами простой народ. Люди напутствовали храбреца добрыми пожеланиями, а храбрец снисходительно кивал им головой, хотя колени его так и не переставали дрожать со вчерашнего дня.

Вот перед У распахнулись городские ворота, и он ступил на дорогу, ведущую в горы. Отойдя немного, он оглянулся — жители столицы взобрались на городскую стену и оттуда махали руками вслед отважному охотнику. Убежать было невозможно! И он зашагал дальше.

Дорога становилась уже и круче, высокие скалы вздымались направо и налево. Потом они будто расступились и перед У открылось небольшое горное озеро с одинокой сосной на берегу.

Вдруг что-то оглушительно загремело, и эхо раскатилось далеко кругом. У глянул вверх, но небо было чисто. Посмотрел на обрывистые склоны, но с них не катилась лавина. Тогда он с ужасом понял, — это рычит тигр!

Бедняга У не имел ни цепкого хвоста, ни четырёх рук, как обезьяны, но любая обезьяна позавидовала бы ловкости, с которой он вскарабкался по высокому гладкому стволу сосны. И только он влез, из-за скалы выскочил голодный тигр. Увидев человека, тигр разинул пасть, похожую на таз из красной меди, и зарычал ещё громче. От страшного рыка задрожал не только У, затряслась и вся сосна от корней до верхушки, каждой своей веточкой. У так и свалился прямо в озеро. Утонуть он не утонул — озеро было неглубокое, но вылезти на берег он тоже не мог — на берегу поджидал тигр.

У боялся тигра, тигр боялся воды. Поэтому У стоял посреди озера по шею в воде, а тигр метался на берегу, в ярости скаля острые зубы.

Так шло время. Наконец зверю надоело, он заворчал, словно хотел сказать человеку — всё равно от меня не уйдёшь, потом зевнул и улёгся под сосной. Скоро он захрапел во всю тигриную глотку. Тогда У тихонько поплыл к противоположному берегу, бесшумно выбрался на песок и побежал.

Однако убежать далеко ему не удалось — прямо у его ног скалы отвесно обрывались вниз. У заглянул в пропасть и отшатнулся: на дне, глубоко внизу торчали острые камни, такие же страшные, как клыки тигра.

— Что же, У, — сказал он сам себе, — не так велико отцовское наследство. Вот куда завела тебя твоя хитрость — впереди пропасть, позади тигр! Теперь мне терять нечего, попробую схитрить в последний раз!

У отошёл от края пропасти на два шага, повернулся лицом к тигру и громко закричал:

— Довольно спать, старое беззубое чучело!

Тигр вскочил. Глаза его налились кровью от гнева. Но У продолжал кричать:

— Не понимаю, почему люди боятся тебя. Ведь, если говорить правду, ты просто-напросто облезлая кошка. И твоя мать была кошкой, и твоя бабушка была кошкой, и твоя тётка — кошка!

Тигр взревел. От злости и обиды он совсем забыл, что все тигры боятся воды, как огня. Он бросился в озеро, переплыл его, выскочил на берег, разбежался и прыгнул прямо на У. В тот же миг У упал ничком на землю, а тигр, стремительно перелетев через него, свалился в пропасть и разбился насмерть.

Не будем рассказывать, как У далеко в обход, цепляясь за кусты и камни, спускался в пропасть, — это заняло бы слишком много времени. Так или иначе он спустился и воткнул свою стрелу сян яньчуань в правый глаз зверя.



Солнце садилось за горы, когда У вошёл в ворота города. Толпы народа встречали его, женщины поднимали детей повыше, чтобы те увидели и навсегда запомнили самого храброго из храбрых. Так, провожаемый толпой, У дошёл до дворца и предстал перед императором. Упав на колени, он заговорил:

— Сын Неба! Твоё повеление исполнено. Нелёгкая это была охота! Увидев меня, тигр бросился наутёк, и мне пришлось гнаться за ним по крутым склонам и высоким скалам. Это трусливое животное пыталось спастись от меня вплавь, и я плыл за ним по бездонному озеру. Наконец я настиг тигра, и моя стрела, разящая без промаха, поразила его. Смертельно раненный зверь сделал последний прыжок и угодил в пропасть. Там он и валяется. Если хочешь, вели за ним послать.

Император так и сделал. Тигра принесли на бамбуковых шестах, и все увидели одну-единственную стрелу, торчавшую в правом глазу тигра.

Император богато наградил У. Он возвёл его в чин Главного охотника Поднебесной, подарил ему дом и назначил большое жалованье.

У зажил отлично. Он скоро растолстел, потому что ел вкусно и много, спал, сколько вздумается, и ничего не делал. Время от времени его приглашали на охоту, но он только пожимал плечами и отвечал:

— Покажите мне ещё одного тигра, и я наложу на тетиву свою стрелу сян яньчуань. А за всякой мелочью Главному охотнику гоняться не пристало!


Жадный Цуй



Спросите любого человека, — для чего бывают праздники? Всякий вам ответит: для того, чтобы люди повеселились, отдохнули, сытно поели. А спросили бы вы помещика Цуя, он бы сказал так:

— Праздники… Понадобилось же кому-то выдумать эти глупые праздники! Ну посудите сами, нанял я работника, да не одного, сразу десять, — хозяйство-то большое! Взял их в дом, чтоб работали. Но вот приходит праздник; десять бездельников сидят, сложа двадцать здоровых рук, а двадцать челюстей жуют с утра до вечера. И не какие-нибудь чёрствые лепёшки, — подавай им самую лучшую еду. Каково это бедному хозяину! А уж как часты эти праздники! Только отпраздновали, не прошло и полу-года, глядишь, — опять праздник..

Чтобы хоть как-нибудь покрыть убытки, понесённые в праздничные дни, Цуй почти не кормил работников в промежутки между ними. Немудрено, что батраки не задерживались подолгу у такого хозяина. Вот и в эту зиму старые работники потребовали расчёта и ушли, проклиная жадного Цуя. Пришлось помещику нанимать батраков перед самым Новым годом. Работники были крепкие молодые парни, которых из дальней провинции пригнал сюда неурожай.

— Ну, хозяин, — весело сказал старший из батраков, — как угостишь нас на Новый год, так мы и работать будем.

Делать нечего. Цуй велел сварить целый котёл жиденького супа и большую миску пельменей с редькой.

Сперва работникам подали суп. Они принялись за еду, а Цуй сидел в углу и с грустью смотрел, как пустеет котёл. Когда Цую показалось, что супа убыло наполовину, он не выдержал. Подойдя к работникам, он заговорил:

— Вы еще молоды, родители ваши далеко, некому о вас позаботиться. А я уже прожил немало лет на свете, я и заменю вам отца. Послушайте, что я вам скажу: из всех зол самое страшное зло — это жадность. Жадный человек сам себя наказывает. Вот хоть вы — набросились на суп, а о том, что для вкусных пельменей с редькой в животах не останется места, вы и не подумали.

Работники так растерялись, что даже перестали есть. А Цую только того и надо было. Не успели батраки опомниться, как Цуй подхватил котёл с супом и поскорее унёс.

Подали пельмени. Голодные батраки накинулись на вкусное блюдо. Но только они съели по два пельменя, Цуй заговорил опять:

— Я сказал вам, что жадность — великое зло, а теперь скажу вам, в чём заключается счастье. Неверно, что счастье в богатстве. Богатство ничего не приносит человеку, кроме забот. Уж я-то знаю. Небо наказало меня этими заботами. Счастье человека в здоровье. А здоровьем обладает лишь тот, кто воздержан в еде. Ничего нет хуже, как обременять желудок. Вот хоть вы — наелись супу, а теперь, не думая о своём здоровье, объедаетесь пельменями.

Такие речи совсем отбили у работников охоту к еде. Так, полуголодные, они и встали из-за стола.

Цуй был очень доволен. Тем, что осталось, он кормил работников ещё целую неделю.

Наступило время сева. Батраки вспахали и засеяли поле. Скоро оно покрылось зелёными всходами. Тут налетел суховей и все хозяева начали поливать поля, чтобы не повяли не окрепшие еще ростки.

Цуй тоже велел работникам полить посевы. Работники поставили бочки для воды на повозки и поехали в поле.

Солнце еще стояло высоко в небе, когда батраки вернулись.

— Почему вы, бездельники, так скоро приехали! Неужели вы успели полить все мои поля?

— Успели, — ответил усмехаясь один из работников.

Но Цуй не успокоился. Он сам поехал на свои земли. Как же он разозлился, когда увидел, что на каждом участке полита только половина.

С ругательствами набросился он на старшего батрака, но тот спокойно сказал:

— Ты, хозяин, заменил нам отца, вот мы и запомнили твои поучения. Из всех зол самое страшное зло — это жадность. Обопьётся земля водой — не останется места для удобрений! Поэтому мы, желая твоим полям добра, полили их только наполовину.

Цуй прикусил язык.

Вскоре пришла пора удобрять поля. Помещик купил несколько повозок бобового жмыха, приказал работникам размельчить его и разбросать по полям.

Но на этот раз он не стал дожидаться, пока батраки вернутся домой. Он поехал следом за ними. И что же он увидел! Из каждого мешка работники брали две горсти и рассыпали по земле, а остальное вываливали в реку.

— Что вы делаете, негодяи! — завопил Цуй.

— Чего ты сердишься, хозяин? Как ты советовал, так мы и делаем, — ответили работники. — Счастье в здоровье, а здоровьем обладает лишь тот, кто воздержан в еде. Вот мы и не позволяем земле объедаться.

Сказав это, они вывалили остатки жмыха в реку.

У всех в этом году урожай выдался хороший, — только Цуй собрал со своих полей лишь немного тощего зерна.

Правильно говорил Цуй работникам: из всех зол самое страшное зло — жадность. Только одно неправильно, — другим-то он говорил, а самому себе так и не догадался сказать.


Волшебная картина



Это было так давно, что никто и сказать не может, какой император правил тогда Поднебесной. В те давние времена жил на свете юноша по имени Чжу-цзы. От отца ему досталось маленькое поле, такое маленькое, что, как Чжу-цзы ни трудился, оно еле-еле кормило самого юношу и его мать.

Жили они очень бедно. И всё-таки накануне Нового года мать достала с трудом скопленные десять серебряных монеток и сказала сыну:

— Пусть и у нас будет праздник, как у других людей. Пойди на базар и купи немного муки и овощей. Я сделаю пельмени.

Чжу-цзы отправился на базар. Не успел он дойти до того места, где торгуют овощами, как повстречал старика, продававшего картины. Чжу-цзы хотел пройти мимо, но увидел портрет красивой девушки и остановился. Чем дольше Чжу-цзы смотрел на неё, тем больше она ему нравилась. Не раздумывая, он отдал все десять монет, взял картину и поспешил домой.

Узнала мать, что сын вместо муки и овощей принёс какую-то картину, и тяжело вздохнула, — так им и не придётся сегодня поесть вкусных пельменей. Но сыну она ничего не сказала.

Чжу-цзы повесил картину в своей комнате, а сам пошёл поискать какой-нибудь работы, чтобы заработать к празднику хоть несколько медных чохов. Но работы он нигде не нашёл, так и вернулся с пустыми руками.

— Когда бедняки хотят есть, — сказала мать, — им лучше всего лечь спать.

Она начала стелить постель, а юноша вошёл в свою комнату.

Только он зажёг свечу и её колеблющийся свет озарил стены, Чжу-цзы увидел, что девушка на картине шевельнула рукой и повернула к нему голову. Юноша закрыл глаза и подумал: «Это мне показалось. Пламя свечи такое неверное!»

Но в тот же миг что-то тихонько зашелестело: «Хуа-ла-ла, хуа-ла-ла…» Юноша открыл глаза — это шелестела шёлковая одежда красавицы. Вот заколыхался её веер, блеснула в волосах драгоценная булавка. Ещё мгновение — и вышитые туфельки легко ступили на глиняный пол.

— С Новым годом, Чжу-цзы, — сказала, ласково улыбаясь, девушка и села рядом с ним.

Чжу-цзы так обрадовался, что даже не удивился. Он ответил ей вежливым приветствием, и они разговорились.

Новогодняя ночь пролетела совсем незаметно. Но вот прокричал петух, и красавица снова стала картиной.

Весь день Чжу-цзы только и ждал вечера. Когда стемнело, он вошёл в свою комнату, со страхом думая: «А вдруг она оживает раз в году — в новогоднюю ночь!»

Но напрасно он боялся. Опять зашелестел шёлк «хуа-ла-ла, хуа-ла-ла» — и девушка сошла с картины. В эту ночь она рассказала Чжу-цзы всё, что с ней случилось.

Девушка была единственной дочерью у отца с матерью. Она без забот проводила свои дни, выращивала цветы в саду или расшивала шёлковые ткани пёстрыми узорами.

Однажды в их небольшой город в южной провинции приехал купец, познакомился с её родителями и стал часто ходить к ним в дом. Он так искусно вёл беседу, рассказывая о своём большом доме, о своём богатстве и удаче в делах, что отец, не раздумывая, согласился выдать за него замуж единственную дочь.

Как-то девушка гуляла в саду и вдруг услышала, что в ворота кто-то вошёл. Девушка спряталась за куст, — нельзя же было показаться на глаза чужому. Она и не увидела вошедшего, но — удивительное дело! — все птицы, так любившие их маленький сад, с криком снялись с веток и улетели прочь.

— Кто приходил к нам? — спросила потом девушка у матери. — Верно, это был недобрый человек.

— Не говори глупостей, — ответила мать, — это приходил твой будущий муж. Он богат, красив и еще не стар, ты заживёшь с ним счастливо.

Но с этого дня девушка загрустила. Наконец она решилась украдкой посмотреть на того, кто ей назначен в мужья.

Скоро купец опять пришёл к ним в гости. Девушка весь вечер просидела в своей комнате, прислушиваясь к голосам за стеной. Только стукнула за гостем дверь, девушка на цыпочках выскользнула в сад, глянула жениху вслед — и что же: по дорожке бежит огромный лис, а купца нигде не видно. Так бедная девушка узнала, что её жених оборотень.

Она пыталась рассказать об этом отцу, но тот и слушать её не хотел. Он говорил, что всё это девичьи выдумки, что она наслушалась от старой няньки волшебных историй, — вот ей и снятся сны наяву.

Тогда девушка попробовала хотя бы отдалить день свадьбы. Она сказала родителям:

— Муж увезёт меня далеко, вы станете скучать. Говорят, в Пекине живёт искусный художник. Пошлите за ним, — пусть он нарисует на шелку мой портрет, и вы сможете смотреть на моё лицо, когда меня не будет с вами.

Родители согласились, и отец послал верного слугу в столицу.

Через месяц слуга вернулся. С ним приехал художник. Он был очень стар, борода и волосы его совсем поседели. Отец заплатил ему много денег и отвёл в светлую просторную комнату. Там ждала его девушка, одетая в лучшие одежды, с красиво убранными волосами.

Художник разложил кисти и краски и повернулся к девушке. Вдруг он увидел, что она горько плачет. Он покачал головой и сказал:

— Девушки плачут, а через минуту смеются. Но если я нарисую тебя печальной, то на картине ты навсегда такой и останешься. Лучше улыбнись.

— Учитель, — ответила девушка, — разве я могу улыбаться, когда на сердце у меня тяжело?

И она поведала старику своё горе.

— Я мог бы помочь тебе, — заговорил художник, — но не знаю, согласишься ли ты сама ценою одной беды избавиться от другой. Мои кисти обладают такой силой, что, если я им велю, они переселят тебя в картину. Ты сможешь покидать её по ночам, а днём будешь недвижной и немой. Только когда ты захочешь выйти замуж за того, кого полюбишь, ты снова превратишься в живую девушку.

— Рисуй скорее! — воскликнула девушка. — Теперь я буду улыбаться всё время, пока ты водишь кистью.

Художник начал рисовать. С каждой линией, проведённой по шёлку, девушка будто таяла, а портрет её становился всё прекраснее.

Окончив картину, художник тихонько покинул дом.

Когда через некоторое время родители вошли в комнату, там никого не было. Только с картины им улыбалась девушка, похожая на их дочь, как одна капля росы похожа на другую каплю. Отец с матерью обыскали дом и сад и нигде не нашли дочери.

Вечером пришёл купец и застал родителей в безутешном горе. Они рассказали ему, что дочь их пропала, а на память о ней осталось только её изображение. Купец посмотрел на картину и злобно усмехнулся. Он сразу всё понял, — на то ведь он и был оборотень.

— Ты хитро спряталась от меня, — прошептал он, — но это тебе не поможет. Я дождусь своего часа, — рано или поздно ты выйдешь из картины и станешь моей женой. — Потом, повернувшись к родителям, он громко сказал: — Вы обещали отдать за меня вашу дочь, а уследить за ней не сумели. Раз уж так случилось, я увезу с собой её портрет.

Он свернул картину свитком, как старинную рукопись, взял её под мышку и ушёл.

Злой оборотень решил увезти картину в свой дом. Ехать ему надо было долго, и он останавливался на ночь на постоялых дворах. На одном из ночлегов картину украли ловкие воры. Она переходила из рук в руки, пока не попала к старому продавцу картин.

— А потом ты купил её, — сказала девушка, кончая свой рассказ. — Я полюбила тебя и хотела бы навеки остаться с тобой. Но оборотень злой и сильный, — я боюсь покинуть картину, чтобы не навлечь беду на нас обоих. Будь терпелив, и счастье со временем придёт к нам.

С тех пор жизнь Чжу-цзы потекла, как два ручейка, которые бегут рядом и не сливаются вместе. Днём он работал ещё больше, чем раньше, но не мог прогнать нужды из дома. Однако юноша не горевал, — ведь он знал, что вечером снова увидит приветливую улыбку и услышит нежные речи девушки с картины.

А девушка становилась всё грустнее. Однажды она сказала Чжу-цзы:

— Мне горько видеть, что ты с матерью беден. Я хочу, чтобы у вас была новая одежда и сытная еда. — Тут она вынула из причёски драгоценную булавку и отдала юноше. — Продай её завтра и на эти деньги купи шёлковую ткань и цветных ниток.

Чжу-цзы так и сделал. Вечером он отдал девушке всё, что она просила, и она сказала ему:

— Ляг, поспи, а я пока поработаю. То, что увидишь утром, снеси на базар.

Чжу-цзы, утомившийся за день, уснул так крепко, что проснулся только утром. В комнате было тихо. Картина недвижно висела на стене, а под ней лежал шёлковый пояс. На нём были вышиты цветы, лепестки которых переливались нежными и яркими красками, как перламутровая раковина.

Чжу-цзы взял пояс и пошёл на базар. Три богача долго спорили между собой, кому он достанется, и всё набавляли цену.

Но тут подошёл четвёртый купец, красивый и еще не старый. Как только купец увидел пояс, он злобно усмехнулся, бросил Чжу-цзы мешочек с золотыми монетами и, вырвав пояс из рук юноши, быстро скрылся в толпе.

Чжу-цзы обрадовался, а надо бы ему горько заплакать, — ведь пояс попал в руки злого оборотня.

Юноша купил хорошей еды, одежду для матери, а то, что осталось, истратил на шёлковую ткань и яркие нитки.

Когда он принёс матери еду и одежду, она удивилась и спросила, откуда он всё это взял.

— Я продал пояс, что вышила девушка с картины, — ответил ей сын.

Мать удивилась ещё больше.

— Как может вышивать нарисованная девушка, ведь она не живая!

— Она живая, — ответил Чжу-цзы. — Только ты никому не говори об этом, не то накличешь беду. Придёт время, — девушка совсем покинет картину и станет моей женой.

Мать и обрадовалась, и испугалась. Девушка с картины, конечно, красивая и, видно, искусная мастерица. Но лучше бы взять в невестки простую девушку, с которой и поговорить, и посмеяться, и поплакать можно, а если она что не так сделает, то и прикрикнуть. Однако такой невестки на примете не было, а на деньги, заработанные волшебной красавицей, сын уже купил и рис, и муку, и новую одежду. Поэтому мать промолчала.

Наутро, когда Чжу-цзы ушёл работать на поле, в дом кто-то постучал. Мать открыла дверь. Перед порогом стоял богато одетый купец, красивый и еще не старый. Взглянув на неё, купец быстро прикрыл ладонью глаза и сказал:

— Ай-я! Ай-я! У тебя на лице печать волшебства.

Вспомнила мать, — что рассказывал ей сын о девушке с картины, и от страха у неё даже руки задрожали.

А купец продолжал:

— Ты думаешь, что картина принесла в твой дом счастье. Ты слепа, — беда уже живёт с тобой рядом, скоро она приведёт болезни и смерть. Но я могу спасти тебя. Отдай мне картину, вместе с ней из дома уйдут все несчастья.

Испуганная женщина бросилась в комнату сына и сняла со стены портрет. Вдруг она услышала нежный голос:

— Скажи Чжу-цзы: если он любит меня, пусть ищет в доме за чёрной рекой. Я буду ждать.

Мать остановилась в раздумье. Но в комнату быстро вошёл купец и вырвал из её рук картину. Не успела женщина и слова сказать, как купца уже не было.

Вечером вернулся с поля Чжу-цзы и сразу увидел, что картина исчезла. Мать рассказала ему о купце и его недобрых предсказаниях. А о словах девушки она промолчала — лучше, если сын навсегда забудет о волшебной красавице.

Чжу-цзы бросился искать купца, но поиски его были напрасны. Возвратился он только к утру и лёг на кан, а подняться уже не смог, — тяжёлая болезнь вошла в его тело.

С каждым днём юноше становилось всё хуже и хуже. Мать увидела, что смерть подбирается к её сыну. Она села рядом с ним и заплакала:

— Чжу-цзы, Чжу-цзы, сыночек мой единственный, я всегда хотела того же, чего и ты хотел. Отдай мне свою болезнь; пусть меня, а не тебя возьмёт смерть.

— Если бы я хоть разок взглянул на ту картину, что унёс купец, я, может, и остался бы жить, — печально ответил юноша.

— Ай, Чжу-цзы, теперь я и сама вижу, что наделала. Но послушай, сынок, я скажу тебе то, о чём раньше молчала. Когда я сняла со стены картину, девушка шепнула: «Если он любит меня, пусть ищет в доме за чёрной рекой».

Глаза у Чжу-цзы сразу заблестели, как у здорового, и впервые за много дней он приподнялся на постели. А через неделю юноша уже собирался в путь.

Мать сшила сыну полотняный мешочек и положила в него все деньги, которые только у неё нашлись. Чжу-цзы сел на мула и уехал.

Много или мало дней прошло, — кто знает. Серебряные и медные монеты, что мать положила в мешочек, ушли на еду и на плату за ночлег. Но сколько Чжу-цзы ни расспрашивал, о чёрной реке никто не слыхал. Потом юноша продал мула и пошёл дальше пешком. Когда кончились и эти деньги, он начал наниматься в деревнях на подённую работу. Однако деревни стали попадаться все реже и реже, и часто у Чжу-цзы по три дня не бывало ни крупинки риса во рту.

Однажды Чжу-цзы брёл по пустынной местности под палящим солнцем. В горле у него пересохло от жажды, ноги подкашивались от усталости. Вдруг он заметил невдалеке ложбинку. Чжу-цзы подбежал к ней, — может, там течёт ручеёк! Но ручеёк, видно, давно пересох, лишь на самом дне в небольшой ямке осталось немного воды. Чжу-цзы только присел на корточки и собрался напиться, как увидел маленькую чёрную рыбку. Тогда он сказал:

— Рыбка, рыбка! Если я выпью эту каплю воды, ты не проживёшь и часа, а если не выпью, я сам умру от жажды. Да и ты всё равно умрёшь, потому что лужица скоро совсем пересохнет.

Долго стоял юноша и думал, как быть. Наконец вынул свой полотняный мешочек, смочил водой и завернул рыбку. Оставшуюся воду он выпил и, освежённый, отправился дальше, положив рыбку за пазуху.

Шёл он долго. Солнце уже клонилось к западу, когда большая река преградила ему путь. Чжу-цзы подошёл к самому берегу, нагнулся и пустил рыбку в воду.

— Что будет со мной, — неизвестно, — сказал он, — а ты, рыбка, плыви, куда хочешь.

Рыбка забила хвостом, вверх полетели брызги, и тут Чжу-цзы увидел, что вода в реке совсем чёрная. Река была такой широкой, что другой берег казался узкой полоской, и такой глубокой, что дна нигде нельзя было разглядеть.

— Не та ли это река, что я так долго ищу? — сказал сам себе Чжу-цзы. — Но как мне, бедному, перебраться через неё?

Он посмотрел направо, потом налево — река словно уходила в небо, и не было ей конца.

А рыбка тем временем поплескалась в волнах, потом высунула из воды голову и проговорила:

— Чжу-цзы, ты спас меня, когда нам обоим было плохо. Теперь мне хорошо, а ты печален, как раньше. Скажи, что тебя огорчает, — может, я сумею тебе помочь.

— Мне надо перебраться на тот берег, а как это сделать, я не знаю.

— Чего же проще, — сказала рыбка, — садись ко мне на спину — я тебя перевезу.

— Как я сяду тебе на спину? — спросил Чжу-цзы. — Ты ведь маленькая.

— Не такая уж я маленькая, — ответила рыбка с важностью.

Она открыла рот, глотнула воздух, надулась и будто немножко выросла. Потом ещё глотнула воздух и ещё подросла. И вот перед Чжу-цзы заблестела чёрной чешуёй огромная рыба. Чжу-цзы сел ей на спину, и рыба перевезла его на другой берег.

— Спасибо тебе, рыбка, — сказал Чжу-цзы.

— Рано говоришь спасибо, — ответила та, — только по дороге, ведущей к предкам, не возвращаются обратно. Когда пойдёшь назад, я тебе еще пригожусь.

Проговорив эти слова, чёрная рыба нырнула в чёрные волны.

Чжу-цзы огляделся. Невдалеке он увидел цветущий сад, а в саду — дом. Туда и направился юноша. Дом показался ему большим, но, когда он вошёл в него, он очутился в маленькой пустой комнате. Ни одной двери не было в ней, кроме той, которую он только что открыл.

«Я шёл столько дней, и всё напрасно. Дом за чёрной речкой пуст», — подумал Чжу-цзы и хотел было повернуть обратно.

Но вдруг он увидел на одной стене тонкую красную шелковинку. Таким шёлком девушка с картины вышивала лепестки красных роз. У юноши радостно забилось сердце. Теперь он знал, — девушка где-то здесь и ждёт его. Чжу-цзы потянул шелковинку — и перед ним бесшумно раскрылась потайная дверь.

Следующая комната была так же пуста, и дверей в ней тоже не было. Но Чжу-цзы не отчаивался. Он принялся внимательно осматривать стены и скоро нашёл шелковинку, жёлтую, как тычинки лотоса, что вышивала девушка с картины.

Опять потянув за ниточку, он попал в третью комнату. Здесь ему указала путь зелёная шелковинка. Чжу-цзы хорошо помнил, как прекрасны были узорчатые листья, вышитые этим шелком.

Много комнат прошёл юноша. И, когда он подошёл к последней, за поясом у него висел большой пучок длинных разноцветных нитей. Здесь на стене он увидел золотую нитку, а за открывшейся дверью — ту, которую так долго искал.

Чжу-цзы с радостным криком бросился к картине.

— Не приближайся ко мне! — воскликнула девушка. — Меня стережёт волшебный меч оборотня!



И правда, в тот же миг перед лицом Чжу-цзы засверкал меч, со свистом рассекая воздух.

— Постарайся схватить его за рукоять, — опять сказала девушка.

Чжу-цзы протянул к мечу руку и еле успел её отдёрнуть. Меч скользнул по руке, оставив глубокую царапину. Тогда юноша выхватил из-за пояса пучок разноцветных шелковинок и бросил перед собой. Меч запутался в тонких нитях, и на одно мгновенье взмах его замедлился. Этого было достаточно для ловкого юноши, — он крепко ухватился за рукоять, и меч покорно опустился.

Девушка спрыгнула с картины и сказала:

— Бежим скорей, пока не вернулся оборотень.

И они побежали. Не успели они достичь берега реки, как девушка оглянулась и сказала Чжу-цзы:

— Видишь в небе чёрного ворона? Это оборотень. Давай спрячемся вон под тем густым деревом.

Но было уже поздно, — оборотень заметил беглецов. Он сложил крылья, камнем упал вниз, и по земле зазмеился огонь. Языки пламени вытягивались вперёд, будто лапы чудовища. Вот-вот огонь настигнет и сожжёт.

Вдруг из реки поднялись тучи брызг и через головы Чжу-цзы и девушки обрушились на пламя. Огонь злобно шипел и трещал, но ничего не мог поделать. Пришлось ему потухнуть.

Брызги улеглись, и на взбаламученной воде показалась чёрная рыба.

— Садитесь скорее мне на спину, — сказала она, — пока оборотень не успел опомниться.

Но едва юноша и девушка отплыли от берега, как над рекой взлетел страшный зелёноголовый дракон. Растопырив когтистые лапы, он устремился прямо на беглецов.

Чжу-цзы взмахнул мечом и первым же ударом отсёк дракону левую лапу. Дракон засвистел, перевернулся в воздухе и снова бросился на Чжу-цзы. Вторым ударом юноша глубоко поранил хвост дракона.

— А-а, — закричал оборотень, — ты завладел моим волшебным мечом, но я отниму его у тебя!

Дракон ударился о воду и взлетел вверх маленькой жёлтой осой без одной лапки. Оса ужалила Чжу-цзы в правую руку. Юноша вскрикнул и уронил меч в волны.

Оса радостно зажужжала:

— З-з-з, теперь вы в моей власти!

Оборотень снова устремился вниз, чтобы удариться о воду. Неизвестно, какой образ принял бы он теперь, но не успела оса коснуться воды, как рыба разинула рот и проглотила её. Так бесславно погиб злой оборотень из-за собственных козней.

Скоро Чжу-цзы и девушка достигли берега. Они спрыгнули на песок, а рыба сказала:

— Надоело мне быть большой! Уф-ф, — она выдохнула воздух и снова стала маленькой чёрной рыбкой.

— Чем же отблагодарить тебя, рыбка? — спросил её Чжу-цзы. — Ведь ты спасла нам жизнь.

— Мне ничего не надо, — ответила рыбка, — но, если тебе не жаль, подари мне золотую нить, что висит у тебя за поясом.

Чжу-цзы опустил глаза и увидел, что с пояса свешивается золотая нитка, которая привела его в последнюю комнату в доме оборотня. Он с радостью протянул её рыбке. Та схватила кончик нити ртом и вдруг завертелась в воде, как веретено. Нить обвилась вокруг неё, чешуя засверкала на солнце, и чёрная рыбка превратилась в золотую рыбку.

Чжу-цзы и девушка попрощались с ней и пустились в дальний путь. Они добрались до родной деревни Чжу-цзы и счастливо прожили вместе долгие годы.






Оглавление

  • Сказки старого Сюня
  •   Сказка о первом сказочнике
  •   Дай-Фу — Приносящий счастье
  •   Как земля превратилась в серебро
  •   Чиновник и мальчик
  •   Десять чайников вина
  •   Два брата
  •   О Великой Китайской стене и верной Мын Цзян-нюй
  •   Змея Шань-е
  •   Юй-гун раздвигает горы
  •   Продавец масла и военачальник
  •   Лисица и пчёлы
  •   Цзао-хэ — финиковая косточка
  •   Как Сюцай Гао оказался первым в списке
  •   Лепёшка и хворост
  •   Как птицы учились строить гнёзда
  •   Слитки серебра
  •   Четыре сказки о Ма Дань-би
  •     Куриные яйца
  •     Кто лучше видит?
  •     Тёплый кан
  •     Сосед соседа
  •   О Лян Шань-бо и Чжу Ин-тай
  •   Почему птица Улинцзы осталась без перьев
  •   Волшебная кисть Ма Ляна
  •   Поющий бокал
  •   Почему сова кричит только ночью
  •   Яо-Мягкое ухо
  •   Чжан Лан
  •   Искусный шахматист
  •   Удочка
  •   Бережливая жена
  •   Чудесный зонтик
  •   Жаба и тигр
  •   Длинный нос
  •   Рыбьи хвосты и головы
  •   Самые короткие сказки о самых умных людях
  •     Как крестьянин ловил зайцев
  •     Мерка
  •     Колокольчик
  •     Утонувший меч
  •     Нетерпеливый помещик
  •   Дух камня
  •   Свирепый тигр и хитрый У
  •   Жадный Цуй
  •   Волшебная картина

    Вход в систему

    Навигация

    Поиск книг

    Последние комментарии

    Последние публикации

    Загрузка...