загрузка...
Перескочить к меню

Право на жизнь-2. Дела житейские (fb2)

файл не оценён - Право на жизнь-2. Дела житейские 1060K, 324с. (скачать fb2) - Ярослав Иванович Кузьминов

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Вацлав тен Аори


  Наш визит в королевский дворец закончился весьма неожиданно. Ныне покойный граф ден Вайо пожелал отомстить за смерть папеньки непосредственно королю, его величеству Терилану Альпину, для чего воспользовался услугами аж шестнадцати магов—смертников. Разгневанный граф выбрал для этой цели малый зал королевских приёмов с полутысячей гостей. Бабка решила спасти нас, её любимое семейство и бросилась наперерез проклятию. Своё семейство и королевскую фамилию она спасла, но едва не поплатилась жизнью.

Сам дворец изрядно пострадал из-за магии отката, чего нельзя сказать о короле, на нём пара ссадин, а супруга его отделалась всего лишь переломами рук. Наследнику повезло больше всех, он получил несколько ушибов мягких тканей.

  Из частично разрушенного королевского дворца мы ушли телепортом в лабораторию Тарина, точнее, в лабораторию ушёл только я с бесчувственной бабулей на руках. Позже дядь Слава уверял, что я бесцеремонно сдвинул в сторону его величество, как досадную помеху, подхватил бабку и просто шагнул в открывшийся телепорт. Тарин и дядь Слава шагнули в него мгновением позже и оказались в подвале Таринова дома. И наш глав-эльф до сих пор не может объяснить феномена, когда телепорт размещает объекты одного переноса в разные места, да ещё и в пределах действия одного заклинания! Чудеса.

  После посещения дворца открылась такая картина мироздания — бабка в отключке, я в побитом состоянии пытаюсь сообразить куда и к кому бежать за помощью. Все окружающие звенят нервами, дядь Слава торопливо переодевается в чистое, а Тарин ещё и суетится так, что хочется дать ему в морду, чтобы просто сел на задницу и замер!

  Дядь Слава молодец, рявкнул на Тарина, велев ему отслеживать бабкино состояние, затем мухой слетал в академию, приволок ректора, Берга и ещё какого-то эльфа. Вдобавок они притащили непонятные устройства и всей командой принялись суетиться вокруг бабки, а я сидел рядом и держал её за руку. По здешним меркам медик из меня никакой, так что бабулей занимались специалисты. Вот и вышло мне рядом стоять, смотреть и пытаться понять смысл творящегося колдовства. Уж настолько моей тямы хватило понять — работают истинные профи, куда уж мне, недоучке!

  Пока бабка не открыла глаза, я думал, что с ума сойду от тревоги и отчаяния, а глаза она открыла только через шесть часов. И первый её вопрос «почему ты не в школе?» едва не заставил меня прослезиться, а Белма с Джейл и сдерживаться не стали, обе заревели в голос от облегчения.

  После известных событий прошло уже три дня, бабка всё время спит, отказывается от еды и только пьёт. А сейчас Беата выставила всех вон, кроме меня, дежурного целителя и Сэнны. Умывание, умеренно жесткий массаж, чтобы избежать атрофии мышц. Всё время массажа бабка спала, время от времени пытаясь свернуться клубочком. Я растянул её на массажном столе и едва не взвыл от зрелища худенького старческого тельца с выпирающими тазовыми костями. Крепко же её приложило, боюсь даже подумать сколько процентов веса потеряно. Она и раньше-то в толстухах не была замечена, однако, женские формы выглядели пристойно, по крайней мере, в одежде, а теперь это просто скелет, обтянутый кожей.

  Эласта ден Вайди прислала родового целителя, старого полуорка, господина Зоура тен Лестай, который присоединился к прочим лекарям и даже умудрился напоить госпожу тен Аори каким-то эликсиром. Целитель, он же шаман из рода Вайди, как и прочие, констатировал отсутствие внутренних повреждений и наличие сильного истощения.

  Сейчас Сэнна и Беата перевернули мадам на спину и придерживают бабкины руки-ноги, а я разогреваю мышцы под наблюдением старого полуорка. Этот сучий король и его сволочные маги! Как же остогрызла мне вся эта магия и её проклятые адепты благородного происхождения. На фоне едва не случившегося несчастья меня утешает тот факт, что его сиятельство молодой граф благополучно склеил ласты, рассыпавшись на мелкие фрагменты. Есть бог на свете!

  Васо обстоятельно запечатлел всё происходящее в малом зале, и мы не по одному разу ознакомились с моментальными снимками. После всестороннего просмотра и неоднократных обсуждений увиденного Тарин отправился на тайную аудиенцию к его величеству, где в обществе королевской фамилии ещё раз просмотрел всё «отснятое». Я и не сомневался, что в процессе просмотра королевское семейство будет блевать точь-в-точь, как мы.

  Под шумок Тарин внушил королю мысль вернуть нам Орона и убрать шпиона королевы Малори из нашего дома. Телохранитель из него, как из дерьма пуля. Гвардеец есть гвардеец, из оружия — прямой меч, засапожник и много гонору. И теперь к нашему облегчению в библиотеке снова отмечено присутствие Орона, по сто раз на дню справляющегося «как состояние госпожи Яны». В первый же день наш ниндзя вызвал к бабуле целителя рода ден Освал, и теперь оба старика из некогда враждовавших кланов наблюдают за состоянием бабкиного здоровья.

  Весь дом ходит на цыпочках, повар без устали готовит укрепляющее питье для госпожи тен Аори и ту самую странную кашу розового цвета, единственную еду, которую бабуля может есть. Кроме сильного истощения у мадам отмечается обильное выпадение волос, я даже запсиховал слегка, едва не уверовав в здешнюю радиацию. Меня в два голоса разубедили Тарин и Серый Бык, вполне научно объяснив выпадение волос общим истощением. Сейчас оба пришлых целителя на примере мадам изучают странную реакцию организма, вызванную тем проклятым болидом. На месте выпавших волос уже стремительно отрастают новые, такие же обильно седые, как и раньше. Неведомое никому заклинание, материализовавшее в малой зале приснопамятный болид, удалось остановить только благодаря бабкиной странной способности.

  ...Сегодня пошёл шестой день, и мадам наконец-то пришла в себя окончательно. Сейчас сидит, обложенная подушками и выглядит точь-в-точь, как маленькое сердитое привидение из мультфильма про Каспера. Но, слава богине Шонге, она устойчиво сохраняет равновесие, ворчит на всех подряд и просит кушать.

  А уж Бенгуст расстарался, даже нежирное мороженое подал. Мадам изволили откушать кашку гнусного розового цвета, выпросили кусочек хлеба, заполировали всё это мороженым и теперь спят, утонув в подушках. Горбоносое лицо хранит суровое и непреклонное выражение. Как говорят моряки, мадам «держит фасон» даже во сне. В отличие от большинства женщин она не требовала зеркал, дабы осмотреть повреждения, нанесённые магией, всего лишь недоуменно ощупала густой ёжик на месте некогда длинных волос и задала единственный вопрос «что за фигня?».

  Я ей так прямо и сказал, что эта фигня называется выпадением волос, а вовсе не тифом, и не последствиями ядерной бомбардировки, как можно с перепугу подумать. И что мы все очень рады, видеть её на этом свете, и что мадам может и далее выступать в своём любимом амплуа «в каждой почке заточка», что дядь Слава в порядке, что в школу я не ходил. Пришлось также поклясться, что ректор в курсе моих прогулов и он же беспрекословно дал мне отпуск на две недели. Битый час я вещал, как московское радио, докладывая болящей о распределении лиц на территории её благословенного дома.

  Отдельно бабка порадовалась изъятию королевского гвардейца, доставшего фривольностями наших горничных. Воспользовавшись всеобщей занятостью, этот дебил сначала приставал с намёками к горничным, а потом обнаглел настолько, что попытался задрать юбку Саналере. Озверевшая от суеты, забот и страха за бабулю, сестра четырёх братьев одним тычком вырубила засранца, затем добавила ему ногами по рёбрам и спустила с лестницы. Собравшиеся на шум домочадцы едва удержались, чтобы не добавить скоту ещё и каждый от себя.

  Королевский гвардеец отделался переломом трёх рёбер и позорным падением с лестницы, а господин ден Сиутэни доложил его величеству о недостойном поведении посланца его супруги. Терилан Альпин, по слухам, долго не думал и законопатил любимца королевы комендантом крепости в какую-то здешнюю Тмутаракань, куда даже торговые караваны приходят раз в пару лет.

  Как обмолвился Тарин, его величество всегда смотрел на шашни королевы Малори сквозь пальцы, но, видимо, состоянию «сквозь пальцы» наступил предел, когда её личный телохранитель взялся пакостить в доме госпожи тен Аори, славноизвестной спасительницы короны. Впрочем, причина может быть насквозь другой, скажем, своевременный доклад Тарина просто пришёлся поверх других подвигов господина гвардейца, и король решил врезать придурку по совокупности.

  После моего подробного доклада госпожу тен Аори посетили все до единого домочадцы, слуги и целители, так что теперь бабка купается во всеобщем внимании. Мадам через своих верных слуг и эльфу с Белмой благосклонно принимает подарки и благодарности от всех, кого спасла её дурацкая эскапада на королевском приёме, а таковых оказалось более трёхсот особей обоего пола. Зачем ей подарки? А деньги на больничку забыли, господин тен Аори? Зачем тратить свои кровные, когда вон лежат на серебряном подносе дарёные побрякушки и пойдут они на хорошее дело! И вообще какие проблемы, мой мальчик? Да никаких проблем, мадам, главное, выздоровей, а я обещаю, что буду слушаться, кушать кашку по утрам и вообще...


Яна тен Аори


  Не стоит думать, что пробуждение моё было обычным. Что может быть обычного в немыслимой слабости, когда нет сил даже веки приподнять, дабы удостовериться, что я всё ещё на этом свете. Состояние вполне себе медитативное, ничего не болит, сознание присутствует, однако всё прочее решительно отказывает. Нет ощущения пространства, времени, не говоря о тактильных ощущениях. Словом, нет ничего, есть только моё сознание и память о происшедшем. Трудно сказать, сколько это длилось, но я всеми силами старалась продлить ощущение тишины, покоя и отстранённости, справедливо полагая, что стоит вынырнуть из этого странного небытия, как вернётся всё то, чем судьбе было угодно наградить мадам тен Аори на королевском приёме. На краю сознания то тише, то громче зудели какие-то голоса, иногда мерещились женские крики и какие-то странные звуки вроде пения синих китов.

  Очнулась я, как и ожидалось, в собственной спальне. Голова трещит от боли так, что темнеет в глазах! Надо мной склонились какие-то люди, но взгляд выхватил только одно родное лицо. Мальчик не то смахнул слезы, не то просто мотнул головой и уткнулся лбом в моё плечо. Слабость и боль утихают, и я просто засыпаю, стараясь не шевелиться и не разбудить тупую, выматывающую боль, с которой пришлось вернуться в этот странный мир.

  ...Всё последующее слилось в нескончаемую череду приятных сюрпризов. Болящую посетили все до единого домочадцы, слуги и телохранитель, господин Орон ден Освал, что меня особенно порадовало. Ура, Орон вернулся вместо того мармеладного офицерика в раззолоченном кафтане. И что особенно приятно, Саналера отделала засранца, как бог черепаху, совершенно не привлекая к этому занятию мужчин.

  Молодец девчонка! Меня приятно согрела собственная правота, ибо Сана оказалась неплохим бойцом, и теперь часто спаррингует с Васькой. Ректор академии особым указом разрешил Вацлаву тен Аори не присутствовать на боёвках. Сам господин ректор во время посещения болящей мадам Яны любезно сообщил, что нет смысла в обучении господина тен Аори азам мечного боя, поздновато ему начинать. Однако с разрешения его величества Ваське дозволено обучаться в школе горных егерей какому-то местному единоборству без оружия, благо, некоторая база у пацана в наличии.

  Имрой как-то обмолвился, что их теоретическое обучение сочеталось с обработкой организмов магией, да и сама магия использовалась в процессе обучения тому стилю боя, которым славятся егеря во всей ойкумене. Но Тарин тут же уточнил, что стиль этот имеет целью не только рукоприкладство, но и сочетает оное с магией. Наведённая магия, понимаешь, Яна?

  Я только плечами пожала, в этом бульоне моя ложка не главная, тут Васька сам решает. Я заранее одобряю всё, что идёт на пользу господину тен Аори, как и всё, что позволит ему и нам сохранить собственные жизни. И заодно позволит просто жить, не опасаясь за существование в качестве граждан Эрин, виновата, подданных короля Терилана, чтоб его оса за ухо укусила.

  Кстати о подданных. Все спасённые госпожой тен Аори на том гнуснопрославленном приёме тоже отметились в посетителях болящей, но до моей персоны их никто не допустил (а как же, госпожа болеют и не принимают), однако спасённые в долгу не остались и надарили кучу местной ювелирки, очень кстати. Я подкинула домашним мысль продать всю бижутерию с аукциона и потратить денежки на больничку для бедных и не очень бедных подданных столицы. Домашние прониклись и тут же озадачили гаврошей на предмет распространения слухов об аукционе, так что вскоре по столице поползли разговоры о благотворительной распродаже и благородной инициативе госпожи тен Аори.

  Саналера тоже загорелась. Ещё бы, поневоле загоришься, ведь лечение четырёх братьев-вояк вставало семейству в большую копеечку. И было это лечение весьма неорганизованным, в смысле какого лекаря найдут в спешке, тот и лечит. Жаль, что король не додумался до организации госфонда на создание медицинского обслуживания, затраты окупились бы в течение года. Но тут уж Терилану Альпину своя рубашка к телу ближе. Он не дурак, поэтому сразу смекнул, что медицина штука затратная, однако не подумал, что хорошая медицина – она ещё и платная. Правда, как показывает мой опыт, всем королям, пусть они и Альпины, со времён первых Тюдоров самим на водку не хватает.

  Я поспешно вернулась мыслями к аукциону. В распорядителях у нас подвизается господин тен Ферри, он же главный аукционист, а материальное обеспечение на Тарине. Подходящее помещение уже нашли, оснастили стульями для господ покупателей и озадачились прочими хлопотами. Белмины сокланы бесплатно вложиться не пожелали и за долю от продаж предоставили на аукцион несколько редких компонентов. Зато родич Джейл из рода ден Фаль любезно преподнёс десяток довольно редких амулетов, пожелав профинансировать благое дело лечения ближних.

  Васька говорил, что Белма злобно обшипела меркантильных сокланов, сноровисто задействовала артефакт связи с главой клана. Разгневанный Денеди тен Файр отозвал меркантильных родичей из столицы и по слухам, озвученным злорадствующей Белмой, услал на границу Великой степи сроком на два года.

  Саналера пожелала сопутствовать господину тен Ферри в его деятельности, на что тот охотно согласился, учтя возможности девушки, как исконного жителя Эрин. Цепкая девица уже почти прибрала к рукам аукционный бизнес и теперь некоторые считают, что у нас нет экономки, а есть госпожа Саналера тен Ости, распорядительница финансов торгового дома тен Ферри. Идею торгового дома я зарубила на корню, аукцион понятие единовременное, а наше святое дело — медицина и незачем разбазаривать ресурсы.

  Моё выздоровление не затянулось, слава богу. Залёживаться некогда, а то скоро окажется, что я и в своём доме не хозяйка, торговые дома растут, как грибы после дождя, телохранители меняются, как перчатки, остаётся только ждать конца света. Наслушавшись ворчания мадам тен Аори, выползшей к ужину впервые за две недели, домочадцы, работники и телохранитель вздохнули с облегчением и дружно озаботили меня нуждами благополучно отремонтированной больнички.

  Славка и Тариновы маги всё же изыскали возможность построить конструкт, заменяющий слив и уничтожение загрязнённых жидкостей и благополучно его запатентовали не далее, как на прошлой неделе. Теперь каждая комната больнички будет снабжена не только ёмкостью для мытья рук, но и сливом. Осталось выложить плиткой пол и стены нужных помещений, это ещё две недели. Кстати, по Васькиному проекту переделали ограду и упростили доступ тележного транспорта к нашей больничке, что немаловажно при погрузке-разгрузке, ну и для удобства пациентов, прибывающих в телегах, колясках и пешком. А вот я об этом не удосужилась подумать...

  — Короче, бабуль, больница тебя ждёт, мастера уже раз десять справлялись о твоём здоровье.

  — Мебельщики тоже доставили образцы мебели, всё пока стопнулось в ожидании твоего милостивого одобрения, — Славка передал зажжённую сигарету.

  Орон осторожно помог мне опуститься в кресло, придвинул пепельницу и пересел к огню. Я очень люблю это «костровое» время после ужина, когда домочадцы и гости собираются в холле у камина. Молодёжь валяется на ковре, а старшее поколение степенно откушивает вкусное вино, коньячок, пресловутый ром и блаженно попыхивает кто сигаретой, кто кальяном.

  Сейчас Тарин и Славка вполголоса беседуют о какой-то научной работе неведомого мне господина ден Стару. Оба вытянули ноги к огню, и я впервые замечаю, что они обуты в мягкие домашние туфли, наполовину утонувшие в ворсе ковра. Сознание фиксирует подробную картину вечерних посиделок...

  Орон и Джейл сосредоточенно восседают на низких пуфиках в позе мыслителей по обе стороны низенького стола. Господа перворождённые играют в сложнейшее эльфийское домино и, если судить по выражению лица нашего ниндзяка, выигрывает младшее эльфийское поколение.

  Беата утонула в кресле и бездумно созерцает огонь, сцепив тонкие пальцы в замок. Рядом с ней переливается в здоровенном бокале странного вида субстанция, хранящая огненного элементаля и дополнительно освещающая картину мирного вечера. Беатина тёмно-каштановая коса свесилась с подлокотника кресла.

  Васо дразнит малышку Сэнну, и девочка безуспешно пытается поймать шустрое порождение магии. Её домашний наряд напоминает детское японское кимоно, из-под которого выглядывают узенькие штанишки до середины икры, русоволосая головка украшена алмазной бабочкой из арсенала эльфийских иллюзий Джейл.

  Белма и Васька лежат на ковре в обнимку с конспектами, голова к голове, и в две руки пытаются построить какой-то целительский конструкт. Я заворожённо разглядываю разноцветный объёмный рисунок, медленно вращающийся в отблесках каминного пламени.

  Краем сознания успеваю заметить движение слева, в кухню направляются близнецы-охранники за подносами с едой, у них своё костровое время. Там уже и традиции образовались. Коллектив явно сработался и даже гавроши на удивление достойно вписались в их банду. Мальцы не торопятся домой, предпочитая домашнему досугу общество суровых наставников-близнецов. Оба наших егеря, как выяснилось, бездетные вдовцы, и дома их ждут разве что огненные элементали и старухи-домоправительницы, они же кухарки. Так что два старых егеря состоят при деле и усердно гоняют мальчишек в хвост и гриву.

  Наши садовники самовольно переселились в строящуюся больничку и пытаются привести в порядок тамошнее подобие патио. Славка задним числом одобрил их стремления и, невзирая на середину зимы, распорядился высадить с внешней стороны ограды то самое магическое держи-дерево, что благополучно произрастает внутри нашего двора. Пока нет достойной охраны и не установлены соответствующие магические устройства, этот ужасный кустарник будет нести охранные функции.

  ...Я незаметно задремала, а вечер всё длился и длился. Сквозь дрёму слышала, как первыми ушли почивать девчонки, спустя минут двадцать Васька унёс заснувшую Сэнну. Оставшиеся примолкли и стянулись поближе к огню. Славка осторожно прикоснулся к моей руке.

  — Тань, может, тебя наверх проводить?

  — Спасибо, дружище, но я уже на месяц вперёд належалась. Посидим ещё, ладно?

  — Не вопрос. Я вот тут последние пару дней обобщил статистику твоих приключений. Интересно?

  Дрёма мгновенно улетучилась. Ага! Наш гений решил, что давно не потрясал мироздание собственной гениальностью. Благородные господа эльфы тоже оживились.  Славка внимательнейшим образом оглядел присутствующих, хмыкнул и затянулся турецким табачком.

  — Начинаю дозволенные речи...

  Шахерезада нашлась, тоже мне.

  — Первыми на твою особу нацелились двое сыночков эльфийского графа, как его там звали, Тарин?

  — Граф Син.

  — Именно. Загибай пальчик, нумер раз! Сыночки и сам граф как-то подозрительно быстро свели счёты с жизнью, не так ли? Затем, вспомни второго аристократа и загибай второй пальчик.

  Точно. Похититель наших детей закончил свою жизнь не самым весёлым образом, ибо после стремительного освобождения Васьки и Сэнны жил он весьма бурно, но недолго. Славка неторопливо отхлебнул из своего бокала.

  — Затем на горизонте появился ещё один граф, ты третий пальчик-то загни! Ему также посчастливилось наступить тебе на хвост. Присутствующим напомнить, чем это закончилось?

  Эльфы заинтересованно переглянулись и уставились на меня с каким-то странным интересом.

  Меня передёрнуло.

  — То есть, ты хочешь сказать...

  — Именно это я и хочу сказать! Точнее, высказать фантастическое предположение.

  — Да иди ты! Совпадение, не более того.

  — Сама знаешь, один случай совпадение, а как насчёт двух и трёх?

  — Яна, а ведь в этом что-то есть! Смотри сама, — Тарин сложил ладони домиком, — граф Син злоумышлял против убийцы сыновей и получил отпущение всех грехов путём магического уничтожения известного тебе домика.

  — Тарин, если я правильно помню, ты говорил о некоей цепи случайностей, погубившей графа Син, — не выдержала Беата.

  — Я и сейчас это говорю, дорогая. Но вряд ли я должен тебе напоминать, кому принадлежала идея, цитирую «устроить маленькую Хиросиму».

  Беата уставилась на меня такими же круглыми глазами, как и оба эльфа. Орон задумчиво потёр раздвоенный подбородок.

  — И в самом деле, идея интересная.

  — Орон, не заставляй меня усомниться в твоих умственных способностях!

  — Тань, да чего ты сразу иголки выставляешь? Я же только в порядке научного бреда.

  — Слав, прости уж на грубом слове. Ты псих, я с этим уже давно смирилась, а теперь посмотри на этих эльфийских фанатиков. Магия магией, но зачем же ударяться в дурную мистику?

  — Отчего же фанатиков, госпожа? — Орон протянул руки к огню.

  — Так! Всем стоп! — я сжала всё ещё слабыми пальцами подлокотники, — заявляю со всей ответственностью: я и только я несу ответственность за гибель Солнечной системы родного мира. И я же, обратившись во змея, искусила Еву яблоком, а в вашем мире решила извести эльфийскую расу путём создания антимагического отката заклинаний. Вы это хотели сказать?

  — Тань, да не кипятись ты! Что, уже и пошутить нельзя?

  — Слав, ты вроде не шутом подрабатываешь в этой академии, чтоб её ректору икалось! Что за шутки?

  — А ректор тебе чем не угодил? — Славка весело сморщился.

  Весело ему, заразе! Угадывая моё раздражение, на колени вспрыгнул Васо и совсем, как кот, ткнулся лобастой башкой в ладонь, погладь меня. Орон аккуратно поставил на столик пузатый бокал с вином, а вот это новость — наш эльфяка начал пить! Может, мир перевернулся?

  — Вы, господа, зубы мне не заговаривайте, а извольте обосновать свои догадки, и тебя, — я обернулась к Славке — это касается в первую очередь.

  Он невозмутимо затянулся наргиле, выпустил дым к потолку.

  — Да я, собственно, и не шутил, Тань.

  — Точнее!

  — Можно и точнее. Сама подумай, твои предполагаемые плюшки от синей ипостаси вроде как отсутствуют. В обычном состоянии хрупкого равновесия ты человек. Но стоит тебе перейти эту грань в состояние раздражения, как тут же прорываются странные возможности.

  — Вспомни, Яна, как ты переместилась по следу похитителей, — подхватил Тарин, — что такое этот «запах мыслей»?

  — И, как ты думаешь, кто умертвил лошадей тех нелюдей, что напали на нас с Сэнной? — вставила Беата.

  — А разве не ты?!

  — Нет, Яна, начисто обескровить трёх магически созданных существ мне не под силу.

  Ну да, зато монстру вроде меня оно в самый раз. Я не стала вспоминать, как препарировала коготками остроухих сволочей. Зато впала в странный транс, вспоминая похищение наших детей, и как задрожал воздух в немаленькой комнате... как медленно втянулся обеими ноздрями раскалённый ветер и снова услышала шорох опавших листьев, скользящих по каменному полу и гнусный запах чуждой магии. Вот и сейчас воздух стал горячим, а затем проступили белые стены того самого охотничьего замка Ориэлов. Иллюзия или гнусная явь? Я моргнула и стены пропали, чудеса!

  Справа ахнул Орон, напротив меня оскалился Тарин, а Славка меланхолично затянулся кальяном.

  — Ну и какие доказательства нужны, подруга? Магией ты владеешь, только какой-то странной её разновидностью.

  — И вспомни разваленный стол в библиотеке, Яна, — Тарин выглядел весьма озадаченным.

  — А уж всё то, что произошло во дворце и вовсе ни в какие рамки не укладывается, — Славка протянул мне бокал, — выпей, на тебе лица нет. Это укрепляющее.

  Я поблагодарила старого друга кивком. Да, есть о чем подумать. Значит, начнём с самого начала.

  — Люди и нелюди, я буду думать вслух, а вы следите за ходом мыслей, хорошо?

  Собеседники переглянулись.

  — Значит так. Этот чёртов Эрик Большая Задница непонятным образом перенёс меня из собственного дома в тот драный лес в графстве Син с непонятной до сих пор целью. Тарин, это расследовалось?

  — Разумеется, в соответствии с приказом короля.

  — Но не раньше, чем я появилась в твоём доме, да ещё и в компании старой подруги, верно?

  — Да, Яна, — это уже Беата кивнула, — так и было! Спустя почти сорок дней граф Син погиб.

  — Какого рода стечение обстоятельств этому способствовало, Тарин? Не поделишься?

  — Охотно, — кивнул эльф, — Беата установила внутри домика ловушку на первого же перворождённого с толикой крови графа Син. Нечто вроде смертельной магической очистки.

  — И дальше?

  — Дальше очень интересно. Магическая ловушка сработала на второго перворождённого, вошедшего в домик, после чего взрывом снесло крышу. Отлетевшая черепица срикошетила от панциря стражника, затем почему-то от магического щита сопровождающих и воткнулась графу Син в переносицу. После чего от вошедшего в дом эльфа не осталось даже пепла, а граф Син скончался на месте от кровоизлияния в мозг.

  — Очаровательно. И как отнёсся к этому его величество?

  Тарин оскалился.

  — Повелел начать расследование обстоятельств смерти, разумеется. И вот тут открылись столь интересные факты, что по окончании следствия имение сожгли дотла.

  Орон задумчиво покивал.

  — Так и было, после чего все выводы и обнаруженные в процессе расследования сведения объявлены тайной короны.

  Тоже понятно, гриф «совершенно секретно» на вечные времена.

  — Однако, кое-что стало доступным для посторонних лиц, — Тарин пригубил вино.

  — Технология создания телепортов, например, — Славка подал мне салфетку, — и если я всё правильно понял, то переброс сработал один раз туда и один раз назад. Повторный телепорт не активировался даже с маячком. Я прав, Тарин?

  — Прав, дорогой друг.

  — Значит, телепорт в наш мир может сработать только с кем-то из нас троих.

  Тарин хмыкнул:

  — А вот это кроме меня никто не проверял.

  — Но ведь кровь у меня ты брал, — протянул Славка.

  — Брал, — Тарин покивал лысой головой и дёрнул ушами, — но склянка с раствором твоей крови не сработала на открытие телепорта. Ты же помнишь наш недавний уговор: никто не попадёт в ваш с Яной мир без твоего разрешения.

  — А не боишься подслушки? — я хмыкнула.

  — Я её снял, — Орон меланхолично полировал сверкающий клинок. вынутый неведомо откуда, — точнее, заглушил.

  — А она была?

  — Была. Но работала очень избирательно.

  — Ещё бы, — хмыкнул Славка, — некая неоднородность защиты, перекрытая на приём сигнала и открытая на передачу.

  — Вернёмся к нашим баранам, господа, — я остановила начавшуюся было перепалку, — вторым номером в списке моих жертв числится граф Ориэл-младший.

  — Этот сам виноват, — Орон подышал на поверхность клинка и полюбовался собственным отражением в нём, — безнаказанность единственного наследника богатого клана, огромный магический потенциал земли и воздуха, и нежелание овладеть собственной силой.

  — И, наконец, молодой ден Вайо, — Беата отложила вышивание в сторону, — и его отец. Заметь, Яна, едва в конфликт ден Вайо и Джейл вмешалась ты, погиб отец молодого графа.

  Она резким жестом остановила мой протест и продолжила.

  — Процесс, затеянный старшим ден Вайо против юной эльфы, тянулся почти шесть лет, а стоило вмешаться тебе, как старого графа не стало. Да, его убил глава рода Говорящих С Предками, и что это меняет?

  — Дорогу-то он осмелился перейти тебе. По незнанию, конечно, — хмыкнул Славка.

  — А затем в конфликт с королём ввязался и молодой ден Вайо, — Орон кивнул своим мыслям, — меня до сих пор интересует, как могли просмотреть угрозу королевские маги? Чем именно было скрыто огненное заклинание небесталанного покойника? Ведь был же какой-то артефакт на этом графе. Твоё мнение, Тарин?

  — Ты первый интересуешься моим мнением, — эльф потянулся за графином с «коньяком».

  — А король? — встрял Славка.

  — Ему сейчас недосуг. Разбирается с магами, проморгавшими угрозу короне, — хмыкнул Орон.

  — И как, разобрался? — поинтересовалась я.

  — Очередная коронная тайна, — констатировал Славка, — я прав?

  — Прав, дорогой друг, — Тарин покивал своему отражению в бокале, — но могу сказать с вероятностью четыре пятых от единицы, что артефакта на молодом ден Вайо не было. Структуру нёс какой-то из шестнадцати магов, и это явно был смертник. Высказывались предположения, что смертниками были все шестнадцать.

  Славка откинулся на спинку кресла и прикрыл глаза.

  — Слав, ты что?

  — Нормально всё. Просто припомнил тот клятый торнадо из огня и металла, и Васькин целительский щит надо мной. Честно, думал, всё, полный шандец наступил.

  — Тебе проще, ты там чего-то ещё и думал, а я только видела.

  — Что видела, Яна? — осторожно спросил Тарин.

  А что именно я там видела?

  ... Вот падает навзничь стоящий передо мной придворный в эльфийском шёлке...

  ... Вот меня хватает Славка, а мгновенье назад я пытаюсь закрыться руками от летящей в лицо чёрной крови...

  ...я медленно валюсь на спину, сметённая морозным ветром, а потом в потоке горячей стали, льющейся почему-то сверху, вспыхивают ослепительные обручи, и я ползу по обугленному паркету к моим мужчинам.

  Фух, хватит этих воспоминаний, выжили и слава богу. А то, что при этом выжил этот драный король, ну что поделаешь, бывают в нашем деле и накладки. Остаётся только порадоваться, что сами остались живы и относительно здоровы. С моими странными свойствами разберёмся по мере накопления этих странностей. У нас аукцион на носу и стройка века, а со странностями пусть разбираются шаманы и маги, их тут, как у дурака махорки.

  Думаю, через пару-тройку дней силы мои восстановятся, ну пусть через недельку, главное, чтобы у детей учёба шла, как по маслу. До чего Ваське повезло с нелюдскими девчонками, учат его в четыре руки, всё же парню многое надо узнать из того, чем они с детства дышат. Сэнна тоже прилагает свои немаленькие способности к обучению обожаемого Вацлава тен Аори.

  Эльфа с орчанкой все пытаются выяснить у малышки намерена ли она выйти замуж за их друга Вацлава. Девочка смотрит серьёзными умненькими глазками и ответствует, мол, поживём-увидим. Назойливой Белме обтекаемо ответила, что жизнь и случай всё расставят по местам, после чего наша орка с полминуты воздух откусывала. Вот бьюсь об заклад, все эти перлы ей Васька надиктовывает.

И кстати, она же серому шаману выдала на вечерних посиделках цитату из древних греков. Едва он поднёс к губам рюмку с ромом, девочка процитировала Пифагора — пьянство есть упражнение в безумстве. Можете себе представить, в какое именно горло пошёл ром господину Серому Быку! Я думала, клятого орка не откачают.

  Так вот весело мы и живём: Славка работает, Тарин мается магией, Орон охраняет, дети учатся, я выздоравливаю, лепота! Кстати, обе Васькины подруги попросились пожить у нас до конца учебного года, на здоровье. Мне веселее и Ваське с Сэнной есть на ком магию практиковать, обратное утверждение тоже справедливо.

***

     ... Сегодня уже миновала третья неделя после визита во дворец, слабость прошла, и я уже малость округлилась. Наш Бенгуст из сил выбивается, всякую вкусноту готовит, и выбора у меня нет, приходится всё честно съедать. Высказанную идею с кафе-мороженым Бенгуст сам зарубил на корню и не далее, как вчера. Есть тут такая фишка, препятствующая развитию малого бизнеса для неблагородных сословий — король выступает главным акционером и забирает примерно сорок процентов прибыли. Не вложив ни копейки, его величество пытается откусить кусок побольше. Нормально! То есть, господа дворяне, торгуй-не хочу, а малый бизнес гнобим на корню. Кто сказал, что козлы в Эрин и на планете Земля — это разные животные? Уверяю вас, они и здесь козлы.

  — Не огорчайтесь, Бенгуст, — заметил Славка, — это будет ваш фамильный рецепт. Передадите детям, они внукам и всё в глубокой тайне. Чем не магия?

  — Есть ещё идея, продайте рецепт королевскому повару за большие деньги, — вставил Васька, — а что? Пущай король платит, не всё же ему бабло стричь!

  Тарин хмыкнул:

  — Да есть тут, как ты говоришь, оттенок нюанса, дорогой Вацлав. Его величеству исправно доложат о новом лакомстве, он распорядится изъять рецепт и всё!

  — Ишь ты, так просто? А морда не треснет по диагонали? — обозлилась я.

  — У Терилана Альпина, как ты заметила, Яна, морда многое выдержит, — Тарин скептически хмыкнул, — когда его величество просит о чем-либо подданных, они понимают просьбу, как приказ. Такова действительность. Лучшее в этой стране принадлежит королю.

  Я в голос позвала повара, он в тот же миг выглянул из кухни:

  — Да, госпожа!

  — Рецепт мороженого никому не давать! Если что, ссылайтесь на госпожу тен Аори, договорились?

  Бенгуст широко ухмыльнулся, качнул белым колпаком и сгинул в облаке пара. Вот и ладно, мне этот король никуда не упёрся, перебьётся без мороженого. Сам его величество далеко на мармелад, а его сыночек и вовсе показал себя отпетым засранцем на том клятом приёме, словом, яблоко от яблони...

  Вот шкурой чую, это царственное семейство ещё попьёт моей крови, очень уж странно смотрел на меня их наследный выползок. А если ему стервозности от матушки всё же перепало, пусть и в гомеопатической дозе, то помогай нам господь. Тёмные эльфы славились мстительностью и вероломством даже в Васькиных книжках. Ну их к черту, нашла о чем думать!

Сегодня я благосклонно навещу больничку и, если смогу, то лично пощупаю каждый шов на штукатурке.

  Мы выехали сразу после завтрака. Турион в простоте душевной даже поклониться забыл, что на него совсем не похоже. Он с полминуты всматривался в моё лицо, затем так же молча подсадил в экипаж. Честно, я была очень тронута таким отношением, понятно сразу — он за меня тоже волновался, именно ему довелось помотаться по столице с целителями в поисках ингредиентов для моего выздоровления.

  Джет радостно выбежал навстречу, торопясь доложить о состоянии дел и сэкономленных финансах вперемежку с выражениями соболезнования по поводу моих приключений. Мастера спешат навстречу, пересекая обширный двор, уже выстеленный новыми матовыми плитками и тщательно очищенный от строительного мусора.

  — Рада видеть вас, господа.

  — И мы рады встретить вас в добром здравии. От всего сердца надеюсь, госпожа, что вы чувствуете себя неплохо.

  — Спасибо, мастера! Дорогой Джет, ведите и всё показывайте, — полуотвернувшись, я подмигнула мастерам, — мастеров мы тоже приглашаем.

  Понимающе осклабившись, Добжин склонил красивую голову в поклоне. Джет с важностью мажордома аристократичного семейства сделал приглашающий жест рукой, одновременно склонившись в низком поклоне.

  И мы вступили в холл. Стоя у самого порога, я обозревала результаты ремонта. Ну что сказать, выполнено безупречно. Помещение длинного холла выложено моющейся плиткой на высоту человеческого роста, пол покрывает пёстрая шершавая плитка в жёлтых тонах, слева от входа раковина мойки, над мойкой магическая сушилка, справа полочка для моющих средств. По периметру холла справа тянется ряд лёгких деревянных кресел, слева кушетки, обтянутые чем-то вроде кожзаменителя.

  — Где посетители могут оставлять одежду и грязную обувь?

  — На веранде, госпожа Яна, справа пристроена веранда, из неё предусмотрен выход в холл. Вот, эта дверь, прошу взглянуть.

  Остроумно придумано, ничего не скажешь, значит, холл предназначен только для ждущих своей очереди на приём. Осматриваем первый этаж, три кладовки теперь работают ваннами, совмещёнными с туалетами. Не совсем совмещёнными, как оказалось, ибо присутствует раздвижная стена, надёжно отделяющая собственно туалет от помещения ванной.

  — Оригинальная идея, мастера, замечательное решение.

  Фредин польщённо кланяется, а я делаю в поминальнике отметку о премии инициативному мастеру. Большую гостиную разделили на три палаты — приемный покой, ординаторская и сестринская комната. Три помещения уже обставлены мебелью, всё есть и ничего лишнего. Прекрасно! Идём далее, ещё три комнаты, ранее бывшие детскими. Теперь это три палаты на четырёх взрослых с детьми, то есть присутствуют четыре узких кровати для мам и четыре маленьких для детишек. И даже пеленальный столик есть! Ух ты, и стулья тут же приткнулись, и две мойки напротив широченного окна слева-справа от двери, просто роскошно!

  И наконец, процедурный кабинет с полагающимся высоким столом, даже с двумя столами! Шкафы с застеклёнными дверцами, столы вдоль левой стены, опять две мойки, отлично! Две комнаты чердака превратились в одну лабораторию, туда я даже не входила, только сунула нос. Мне пояснили — там все автоклавы, охлаждающие установки, разный инструментарий и стекло. Моек аж четыре, так господин Вацлав пожелал. А мебель привезут скоро, краснодеревщик обещал даже передвижные столики сделать.

  — А что во дворе?

  — Там кухня, несколько жилых помещений, кладовая для продуктов и лекарственных трав, есть маленькая лаборатория для экстренных случаев.

  — Это каких же?

  — А господин Слав не объяснял, для каких именно случаев это предназначено. Но эта лаборатория точно повторяет ту, что наверху, то есть магический слив, вытяжка и обеззараживание. Мебелью пока оснащена только кухня и там две печи, столы, табуреты, полки и шкафы. Показать?

  — Не надо, что-то я устала, давайте посидим немного.

  — Прошу сюда, — Джет гостеприимно открыл передо мной дверь бывшего сарайчика.

  О как, теперь это комната для отдыха персонала, две кушетки, удобные мягкие кресла, низкий столик, ну и слив, куда же без него. Шкаф, полки по периметру комнатушки.

  — Вы прекрасно поработали, мастера, Джет. Мне особенно понравилась плитка во дворе, кто автор?

  — Всё тот же Эрик, госпожа. Он сделал её вам бесплатно из бросового материала. Господин Слав показал ему какой-то метод создания камня из подручных материалов.

  — А из каких материалов?

  — Точной рецептуры я, разумеется, не знаю, но, если вы заметили, там попадаются сосновые шишки и опилки.

  Вот шишек не заметила, как и опилок, но вежливо сделала круглые восхищённые глаза.

  — Деньги нужны, мастера?

  — Господин Слав привёз весьма крупную сумму два десятидневья назад, а учёт по вашему желанию ведёт уважаемый мастер Джет. Кстати, он прекрасный портной и его усилиями выполнены все до единой шторы вашего нового строения.

  — Какая неожиданная и приятная новость! Мастер Джет, а одежду вы шьёте?

  Старик поклонился. Ни фига себе, собственный кутюрье в пределах досягаемости! Везёт нам.

  — Не согласитесь поработать на моё семейство в качестве портного? Не сейчас, но когда случится такая нужда?

  — Почту за честь, госпожа.

  — Вот и славно. Из оставшихся денег закупите всё необходимое для работы, на ваше усмотрение. И можете творить руками всё, что сочтёте полезным для этого дома, как и для нашего. Кстати, как у вас со зрением?

  — Уже хорошо, госпожа тен Аори, ваш внук с госпожой Белмой меня не только обследовали, но и подлечили. Так что вижу я не в пример прежнему.

  — В случае необходимости не стесняйтесь беспокоить наших целителей, им нужна практика.

  — Так они втроём тут всю нашу артель лечат с момента начала работ, госпожа. И маленькая Сэнна с бабушкой тоже.

  Умнички, что тут скажешь, используют любую возможность для учёбы. Ведь на стройке всегда травмы приключаются, никто не застрахован от удара сорвавшейся с опоры железки или деревяшки, ожоги опять же, ссадины, да и молотком стучать по пальцам строители тоже хорошо умеют.

  Спустя пару часиков возвращаемся домой под впечатлением от больнички, как же хорошо, что здесь мастера-строители не халтурят. Что значит магия! Ею каждый шов проверяют и едва ли не каждый камень, уложенный в основание стен домов. Нет, не подумайте, что Эрин — это воплощение земного представления о рае, какое там! Воруют, грабят на дорогах, обворовывают дома. Кстати, борделей тут тоже хватает, не без этого, но вот строят надёжно и не только бордели, шьют одежду на совесть, еду не травят всякими заменителями и усилителями вкуса. Куда ещё усиливать фирменные блюда нашего повара? На такой кормёжке я скоро в дверь не пролезу.

  Уговорились мы рассчитаться за работу на следующей неделе после предоставления сметы Джетом, так что осталось подыскать лекарей, средний и младший медицинский персонал. А пока...

  — Турион, покатайте меня по городу, пожалуйста.

  Наш водитель кобылы обернулся со своей верхотуры.

  — А куда вам хочется поехать?

  — Есть тут златокузнецы и ювелиры?

  — Ювелиры есть, целый квартал.

  Ювелирами тут в основном подвизаются эльфы, иногда люди и редко орки, есть этому какие-то причины. Попробуем сделать моим мальчикам дорогие подарки, ведь через две недели у Васьки день рождения, через месяц у Славки. По моим наблюдениям мужчины тут не брезгуют ювелиркой, так что выполним мою давнюю мечту — дорогие подарки дорогим мужчинам.

  В старой-то жизни моя фантазия не распространялась далее бритвы с механическим заводом и крема после бритья. Зато сейчас я развернусь! Правду молвить, Славка побрякушки не уважает, считая, что «серьги-кольцы» носят только голубые. Не сказать, что это было бесповоротным предубеждением, но не любит мой друг обременять конечности металлом. Значит, придумаем что-то другое. И я уже знаю, что именно, не зря же он второй год причёску под Гэндальфа отращивает. Ну, а Ваське состроим то же самое — хайратник или шейное украшение, ибо медикам кольца носить нежелательно, а серёг мой мальчик сроду не носил, хотя под сигнальный амулет ухо проколол.

  Пришлось завернуть на минутку домой, я пригласила в экипаж Орона, и мы отправились в ювелирный квартал. Кому ещё, как не нашему ниндзяку знать, кто тут считается самым продвинутым ювелиром среди лиц эльфийской национальности.

  И оказывается, такие есть. Господин Зилвалерт, ударение на «а», из клана Сапфировой чаши. Его лавка (термин «лавка» тут так же неуместен, как и термин «лабаз») расположена в центре столицы, а значит, цены у него заоблачные. Но Орон отметил, что его изделия безупречны, их нельзя украсть, продать, уничтожить. По сути они являются артефактами, настроенными на хозяина, что конечно же радует.

  Должна отметить, что с того момента, как мы шагнули в просторное помещение магазина, нас будто окружило облако теплоты и уюта, умеют же эти эльфы поднять самооценку покупателям. Хозяин магазина, ничем не примечательный эльф, расположился по другую сторону рабочего стола с эскизами изделий и поинтересовался чему он обязан честью принимать у себя спасительницу короны.

  Я еле сдержала брезгливую гримасу.

  — Господин Зилвалерт, вы меня крайне обяжете, если будете звать меня по имени. Яна!

  Эльф согласно склонил голову:

  — Тогда прошу вас о том же, Валерт.

  — Договорились. Если позволите, я расскажу о цели визита.

  Эльф дотошно выспросил всё, что касается внешности, возраста и предпочтений предполагаемых владельцев его изделий и даже попросил Орона создать иллюзию внешности мужчин. Славку он почему-то разглядывал дольше, чем внука.

  — Значит, вашему другу вы предназначили головную повязку, а внуку нашейное украшение?

  — Да, мальчику желательно что-то невесомое и плотно прилегающее к коже.

  Эльф кивнул.

  — Вы утверждаете, что ваш друг не выносит украшений. Не станет ли этот подарок ненужной вещью? Признаюсь, не хотелось бы работать в шкаф, есть у нас такое выражение.

  — Мы говорим «в стол». Не думайте плохого, господин Валерт. Вы же маг?

  — Разумеется.

  — Стало быть, вас не затруднит зачаровать изделие соответствующим образом.

  — Это каким же образом?

  — Вам лучше знать каким, господин Валерт. В конце концов кто тут магом работает?

  — И всё же, госпожа тен Аори.

  — Хорошо, — я тяжело вздохнула, — мне надо, чтобы предполагаемый хозяин охотно носил это изделие и не считал его украшением для женщин. То есть оно должно быть в должной степени брутальным, то есть мужественным. Оно должно защёлкиваться на затылке магическим образом, едва будут сведены вместе концы самой повязки. Никаких завитушек, бантиков и прочей чепухи. Грубые, не огранённые камни тёмно-серого цвета или цвета воронёного серебра. Оправа камней, как и сама повязка, лунное серебро. Ширина повязки два пальца. Будучи надетой, она должна плотно держать волосы субъекта. Вот и всё.

  Эльф согласно наклонил голову.

  — А второе украшение?

  — Вот со вторым надо подумать. Пума с жёлтыми глазами у него есть. Хотелось бы достаточно нарядную вещь, но не чрезмерно нарядную. Знаете, чтобы и в пир, и в мир, и в добрые люди.

  — Благодарю вас, я понял. Мне понадобится некоторое время для создания эскизов.

  — Если не возражаете, мы навестим вас завтра в это же время.

  — В таком случае до завтра, господа.

  Первым из магазина вышел Орон, охрана бдит, а как же! Все мы уже привыкли к присутствию господина Орона ден Освал, а я так особенно. Кто ещё ненавязчиво подаст руку при входе и выходе из коляски или придвинет кресло поближе к огню. Иногда и просить не надо, рука моего телохрана протягивается в нужное время и в нужном месте. Турион кивнул головой на мой возглас, и мы покатили к дому, скоро обед и Бенгуст обещал нечто новое. От всей души надеюсь, что это новое не очередной эльфийский деликатес, который хочется срочно запить полулитром водки.

  К моему удивлению дома оказался и Славка. С работы его выгнали, что ли? На мой удивлённый взгляд он махнул рукой «потом поговорим» и отправился переодеваться в домашний наряд. Вскоре явился в растянутой до колен футболке и любимых шёлковых брюках, пошитых мною лет сто назад из широченных штанов его покойного деда. Обычно господин тен Ферри дома так не одеваются, разве что настроение у них резко испортилось. В последний раз он натягивал этот сакральный наряд после смерти матери, а что сейчас стряслось в датском королевстве?

  Беата с Сэнной неделю назад уехали. Наши девочки решили навестить главу семьи покойного Беатиного мужа. Из этого рода её изгнали вместе с супругом много лет тому. Затосковала отчего-то наша Беата, может, ей на старости лет захотелось обзавестись именем рода? Как жена изгнанника она не имеет права на родовое имя, как и сам изгнанник. Дурацкие у них тут законы, но из песни слов не выкинешь. И зовётся она просто Беатой, даже у Сэнны есть родовое им, тен Вейр, а тут нате вам, такая бледнота с уважаемой волшебницей.

***

  Да, а Бенгуст сегодня расстарался, мясо так, мясо этак, а госпоже тен Аори рыбка. Спасибо Славке, отучил он наших кормильцев торчать за спинами, теперь никто не пытается сменить тарелку, выхватывая её из-под рук, что меня несказанно нервировало поначалу. Наши горничные тоже отучились подавать тазики для омовения господских конечностей, мы и сами не хворые их помыть. А мыть руки можно до бесконечности, ибо до счётчиков на воду в благословенном королевстве Эрин пока не додумались.

  И самое приятное состоит в том, что наши работнички, упорно именующие себя слугами госпожи тен Аори, сосуществуют мирно. Если какие конфликты и случаются, то я не встреваю, ибо там вершит правый суд Саналера. А поскольку нареканий на строгую судию нету, то и конфликты можно назвать микрособытиями, а стало быть, решаются они без привлечения моих громов и молний.

  Я покончила со своей рыбой раньше всех, налила себе соку, мужчинам вина, и перебралась в холл. И пусть пока не вечер, но у камина сидеть всяко приятнее, чем за разорённым столом. И кстати, эльф и человек отсутствием аппетита не страдают, куда в них только влезает! Оба худые, тонкие-звонкие, иной раз смотреть страшно на этого эльфяку, особенно в профиль. И это ещё не каждое лыко в строку относительно эльфов. Тонкие-то они тонкие, а вот силища в руках у нашего телохрана, мама не горюй! Нет, не буду врать, что он подковы разгибает. А вот застрявший в переулке воз с гончарными изделиями сдвинул в сторону одним рывком, и это я своими глазами видела, причём, сдвинул без всякой магии и даже не запыхался. Кстати, Тарин тоже силушкой не обижен. Однажды, пребывая в задумчивости, спокойненько согнул пополам монетку, российские пять рубликов. И это только то, чему я сама была свидетелем.

  Наш эльф обожает зажигать огонь в камине, полешки уже сложены вигвамом, щепы я настрогала ещё вчера. А как только огонь разгорится, Славка сунет в костёр можжевеловое полено, запах пойдёт умопомрачительный. И тогда можно высвистать своего воздушного малыша, утонуть в кресле поглубже и закурить роскошную турецкую сигарету.

   Я курю, созерцая огонь, в нём танцует на редкость любопытное существо, наш огненный элементаль, сбежавший из духовки. Я не препятствую, малыш не шалит, не пакостит и вообще не оставляет следов. Славка курит тоже и молчит. Орон листает очередную книжку с образцами холодного оружия, выкованного нашими земными умельцами и сосредоточенно потирает висок, поглядывая на господина тен Ферри.

  — Слав, случилось что?

  — Да не сказал бы.

  — А тогда в чем высокий смысл нынешнего домашнего наряда?

  Славка вытаращил глаза.

  — Ты о чём это?

  — Проехали и для особо одарённых повторяю вопрос. Что случилось?

  — Предложение интересное получил и ушёл домой думать.

  — Да? Ну думай.

  — Хочешь сказать, что тебе не интересно узнать?

  — Да я и так знаю.

  — Не поделишься?

  — Ну, думаю, что это не предложение руки. И тем более не предложение сердца. И не терилановская премия мира, мать его.

  — Да уж, не премия, это точно. Поступило предложение к главе семьи, догадываешься кто именно тут глава?

  — Господин тен Ферри, ясный перец, так что я тут ни причём.

  — Ну да, мелкие проблемы, вроде «как красиво угробить аристократа» ты и сама решишь. Васькин номер тут тоже последний, ему до титула главы рода, как до Китая пешком, а вот я...

  — ... по мнению его величества?

  — Истинно речёшь, дочь моя. Я, глава семьи тен Аори и тен Ферри, получил предложение направить госпожу тен Аори в качестве объекта исследований в распоряжение магов небезызвестной тебе академии.

  Я медленно выдохнула воздух.

  — А его величество не боится, что неучтённый фактор устроит его драному семейству закат солнца вручную и даже не слишком вспотеет?

  Славку перекосило.

  — Эта сука, ректор, передавал мне предложение короля и даже не смотрел в глаза. Правда, вскользь уточнил, что таково пожелание его величества.

  Сижу в кресле, ставшем вдруг очень неудобным и сосредоточенно разглядываю синюю чешую кулака. Интересно, кому первому пришла в голову эта мысль? Неужели ректору?

  — Когда нужно дать ответ?

  — А я его уже дал.

  — О как, послал ректора в задницу и уволил сам себя с занимаемой должности?

  — Не так резко, но от ответа ушёл. Ты ведь понимаешь, что в случае отказа никто нас за глотку брать не будет, но начнутся всякие... случайности. Король и его семейство мне глубоко до поясницы, но их, как и прочих заинтересованных, плющит наша непохожесть на верноподданных этой драной короны. А это чревато не только мне и тебе.

  — Согласна, мне уже некоторые орки втолковывали, что наша независимость граничит с дерзостью.

  Орон, как подобает телохранителю, в разговор не вмешивался, но очень уж отсутствующее у него лицо и вдруг резко встал.

  — Я нанесу визиты своим знакомым по академии и загляну во дворец. Завтра к вечеру я, возможно, буду знать, что именно означает это щедрое предложение.

  Меня распирает изнутри даже не гнев, а слепое раздражение. Что этот король вообразил себе? Нашёл игрушку для мальчика-сына? Впрочем, горячку пороть не стоит, ведь от меня именно этого ждут или нет? Обдумаем королевский каприз, обкашляем, как говорит Васька, глядишь, что и получится. Не спеша, аккуратно прикуриваю сигарету и задираю ноги на пуфик. Принц, видимо пожелал приключений на собственный антифейс? Поможем ребёнку обрести желаемую погремушку. Ну что ж, ваше высочество, вы хочете песен? Их есть у меня.

  — Никуда идти не надо, сядьте Орон. Слав, ты можешь донести до господина ректора моё согласие?

  Славка постучал пальцем по лбу:

  — Думай, что говоришь!

  — Думать это твоя работа, а я знаю, что говорю.

  — Поясни.

  — Я даю принципиальное согласие на плодотворное сотрудничество с магами и выставляю одно условие: заключение магического договора с каждым из участников эксперимента или со всеми магами разом. В договоре предусматриваем наличие пунктов «права и обязанности», а также «несёт материальную ответственность». Мы даём предварительное согласие, требуем время на обдумывание и составление договора о сотрудничестве.

  — И назначаем крайних! — Славка просто засветился от облегчения.

  — Именно. Вначале определим мою зону ответственности, а потом то же самое для каждого из участников. В договоре предусмотреть пункт, по которому лица, не заключившие договор, к магическому общению с госпожой тен Аори не допускаются. Нарушившие договор, как и лица, допустившие проникновение таковых на территорию полигона, несут вполне ощутимую материальную ответственность, не зависящую от социального статуса и принадлежности к правящим домам. И желательно такую ответственность, чтоб в случае нарушений эти лица остались даже без исподнего.

  — Орон, как думаешь, заключённый и подписанный договор будет оспариваться заинтересованными лицами?

  — Никоим образом, заключение договоров и контроль их неукоснительного соблюдения составляет отдельную статью доходов сильнейших орочьих кланов.

  — О как! Слав, а тут и юристы есть!

  — Ты историю плохо читала и пропустила мимо ушей политические расклады королевства. Впрочем, мне тоже непростительно так забыться! Отчасти меня оправдывает неожиданность предложения. Но вообще-то я давно так не сатанел. Веришь, думал зашибу господина ректора до полного отказа жизнеобеспечивающих систем.

  — Пустяки, справимся, — пробурчала я.

  — Надо всё хорошо продумать, посоветуемся с Тарином, пригласи-ка его к ужину. Или мы сами можем напроситься в гости, давно Анс этот ужасный десерт из каракатиц не готовил, — Славка вопросительно взглянул в сторону эльфа.

  Орон кивнул, вытянул ноги к огню и впал в нирвану.

  Я последовала его примеру. Но каков затейник его величество! Впрочем, и сынок его не умнее. Правду говаривала моя соседка-грузинка: если посадил крапиву, не жди, что вырастет персик. А касаемо договора, запретим нанесение ран холодным оружием, а вот магией бога ради. Будем готовить договор (это пару недель), а потом господа оппоненты его обсудят, внесут изменения и дополнения (ещё пару недель) и у меня появится много свободного времени. Вполне достаточно для того, чтобы Тарин с нашим ниндзей попробовали на мне свой арсенал под прикрытием мощнейших щитов Белминых сокланов. Эти орки как раз специализируются на создании сильных защитных заклинаний. Опять же протестируем творения орочьего клана тен Файр, они мне ещё и спасибо скажут... А может, нам и орки не понадобятся, эльфами обойдёмся.

  Разумеется, молодёжь поставим в известность о неожиданном предложении, а также напряжём на предмет поиска блох в договорах, заклинаниях и щитах. Эльфочка и орчанка отличаются нестандартным отношением к жизни и наукам, да и мыслят в отличие от многих соплеменников гораздо шире, а уж Васька не доверяет авторитетам просто патологически. Вот и славно, выслушаем молодёжь, тогда и старшим будет на ком решения проверять. А если Славка прав относительно моей способности воздавать по заслугам, то вскорости всем причастным мало не покажется.

  Стоп! Богиня Шонга! Я вскочила, как подорванная.

  — Орон! Если моя мысль идиотская, так сразу и скажи, хорошо?

  — Вы что-то вспомнили?

  — Ну да! Я же выбрала в покровительницы богиню Шонгу!

  Эльф резко сел в кресле. Привычно потянулся рукой потереть подбородок.

  — То есть, вы думаете, что всё происшедшее с вашими врагами ранее, это защита богини?

  — А как люди относятся к здешним богам? То есть как именно боги влияют на людей? Хорошо бы узнать, вмешиваются ли божественные сущности в дела людей.

  — Я где-то читал, что вмешиваются. Или нет, — эльф помотал головой, — быть не может. Прошу прощения, я скоро вернусь.

  Наш эльф торопливо поклонился и растаял в телепорте.

  — Тань, ты серьёзно считаешь, что это влияние Богини?! — Славка скептически обозрел пустую рюмку из-под коньяка.

  — А почему нет? Раз уж в сказку с магией попали, то отчего бы и не допустить такую вероятность.

  Славка с сомнением покачал головой.

  — Ладно, пусть и выходной у меня, но отправлюсь-ка я в академию и пороюсь в тамошней библиотеке на предмет установления божественного влияния на здешний мир. Вот не было печали!

  — Угу, только не стоит множить сущности сверх необходимого, — я с удовольствием запустила в Славку его любимым афоризмом.

  Он понимающе оскалился уже с галереи и вскоре дом окончательно опустел. До вечера времени навалом, и чем заняться? Пустыми размышлениями и бессильным бешенством? Ага, сейчас разгон возьму! Я, ваше величество, не стандартный мужик, чтобы с вашим сыночком долго и нудно выяснять чей метр длиннее.

Так что вместо исходить яростью и плеваться ядом в королевский портрет отправлюсь-ка вздремнуть, слабость изредка всё же накатывает, о чем меня целители честно предупреждали. Поэтому теперь, не в пример ранешним привычкам, прихватываю пару-тройку часов безмятежного сна среди бела дня. Забираюсь с книгой на диванчик в библиотеке, там у меня личный плед и тёплые носки. Улёгшись, наконец понимаю, вот оно, счастье! Всё тихо, спокойно и никуда не надо бежать, никого не надо спасать. Как отрадно, что никто не требует внимания и не дёргает мадам тен Аори за подол несуществующего платья.

Вацлав тен Аори


  Итак, середина зимы наступила, через пару десятидневий зачёты, экзамены (числом пять) и почти полугодовая целительская практика. Весьма разумно. В старом мире месяц практики ничего не значил в мировоззрении врача, и почти ничего не добавлял его навыкам. Мне всегда казалось, что даже трёх месяцев практики маловато, зато в Эрин целительская практика — это без трёх дней полгода. Больничка почти готова, бабуля выздоровела, и нынче нам светит эта самая практика на благо жителей столицы.

  Не помню, кто сказал «если хочешь насмешить богов, расскажи им о своих желаниях». Так оно и случилось. За ужином нас оглоушили королевским предложением, и я мгновенно осатанел! Белма сжала крепкие челюсти, Джейл испуганно охнула, а господа старшие даже не поморщились. Наш главный эльф сцепил руки в замок, благодушно дожидаясь смены тарелок.

  — Не всё так плохо, Вацлав.

  — Погоди надуваться, внучек, — бабка многообещающе прищурилась, — отужинаем, перейдём в холл и уж тогда обстоятельно обсудим создавшееся положение. Кстати, прошу вас сразу осознать тот факт, что предложение я охотно принимаю.

  Бабка до того мечтательно ухмыльнулась, что я заранее пожалел магов. Не исключено, что это теперь и не маги вовсе, а расходный материал. Видел я, как от бабки разлетались те самые ослепительно белые круги на королевском приёме, вот же недоумки!

  Старшее поколение перебазировалось к камину, а мы, молодёжь, перетащили грязную посуду на кухню, облегчая служанкам работу, надо иногда и помочь девчонкам-горничным. Они с момента появления в нашем доме стараются, как каторжные.

«Неблагородные» сословия воспитывают деток правильно, поэтому белоручек среди них просто не бывает. Я выдал служанкам целый ящик резиновых перчаток, ибо незачем юным барышням гробить руки в начале жизни. Хотя, честно сказать, моя жаба вначале не подписывала такой расход дефицитного сырья, но дядь Слава шепнул, что на Земле остался маячок в нужном месте. А поскольку телепорт настроен, скорее всего, на бабулю, то господа тен Аори, как и тен Ферри, сумеют-таки при необходимости разжиться этим самым необходимым.

  Старшее поколение расселось на привычных местах и принюхивается к стаканам. Эльфу с орчанкой тут же озадачили выяснением юридических каверз, связанных с королевской фамилией, причём, любого типа, пусть и не связанного с магией. Джейлин приёмный отец подвизается при дворе в роли «старшего помощника главного лекаря», как злобно выразилась Белма и прозвучало сказанное как «младший помощник старшего подметалы».

Сам господин Эверин ден Фаль целитель не из последних, однако при дворе считается чем-то вроде чудака-учёного, помешанного на рунной магии, да ещё и обязанного служить королю по гроб жизни. Он и служит, правда, в весьма незначительной должности, над которой иные господа придворные охотно потешаются. И не все из них понимают, отчего вдруг самые ярые насмешники становятся шёлковыми. Станешь тут вежливым, если тебя с утра до ночи сопровождают призраки собственных предков и пилят с утра до ночи, обучая хорошим манерам. Мало кто знает, что господин ден Фаль единственный член ныне несуществующего клана Говорящих С Призраками. Последний потомок получает все возможности предков, так устроен мир, в котором нам повезло поселиться и это справедливо не только для данного случая. Во и получается, что господину Эверину вызвать любого призрака раз плюнуть.

  В холле уже пылает камин, два маленьких воздушных духа крутятся возле наших курильщиков, а бабкин элементаль ещё и колечки к потолку запускает.

  — ... знаешь, Слав, мои пресловутые способности возникают внезапно. Думаю, едва адреналин выплеснется в кровь, так сразу эта странная «магия» появляется. Из ниоткуда.

  — Кррооофффь, — почти шипит дядь Слава, — а может, дело именно в крови? Как думаешь, Тарин?

  — Исследовал я кровь, тебе ли не знать. Ни единой искры магии в синей субстанции не обнаружено.

  — А может, синяя кровь как раз и есть катализатор магии и включается она при выбросе адреналина из надпочечников? — это я тут такой умный.

  — Из мозгового вещества надпочечников, — скрупулёзно уточняет бабка.

  Дядь Слава опять лениво покатал на языке слово «катализатор».

  — Недоказуемо, сын мой. Разве что попробовать угробить мадам для выяснения истины?

  — А медикаментозно повысить уровень?

  Бабка хмыкнула:

  — Тренируйся на кошечках, детка. Мне только аритмии не хватало или барорецепторного депрессорного рефлекса.

  Ой, какие слова мадам тен Аори знает! Свою кардиологическую болячку она лучше меня изучила и в своё время выедала из кардиологов последние мозги длинными медтерминами, произносимыми без малейшей запинки.

  Молодое поколение волшебников в нашем лице озадачено. Не в смысле «пребываем в ступоре», а озабочены решением задачи. Умеет же мадам тен Аори влипать в неприятности. Думаем, господин тен Аори, думаем. Мои подруги растянулись на ковре за спинами старших, восседающих в креслах, я уселся по-турецки напротив мадам, поближе к огню.

  — А почему бы нам не восстановить картину происшедшего на приёме? — я решил танцевать от начала.

  — А что там неясного? — наш глав-эльф аристократично поднял бровь.

  — Не знаю, как вы, а я за мадам всё время следил. Васо, кстати, тоже. И кое-какие картинки я категорически запретил показывать посторонним.

  Дядь Слава подобрался в кресле.

  — А точнее?

  Зову Васо, наш горностай лениво спрыгивает с бабкиных колен, потягивается и занимает привычное место у меня на плечах.

  — Давай, показывай мадам поэтапно.

  Все присутствующие расселись, как в кинотеатре.

  — Смотрите в левую часть экрана, вон бабуля дает нам отмашку приблизиться к королю. Видите?

  — Вижу синий контур вокруг фигуры, — дядь Слава прищурился.

  — Давай серию! — командую Васо.

  Вот оно, теперь видно, как расширяется и растягивается в нашу сторону пресловутый синий контур.

  — Бабуль, думаю, это щит.

  — Возможно, — говорит Тарин.

  — Не обязательно, — возражает мадам.

  — Поддерживаю предыдущего оратора, — дядь Слава хмыкает.

  Обе нелюдские девчонки заворожённо таращатся на синее пламя, охватившее наше семейство.

  — Это не щит, — бормочет эльфа, — всё что угодно, только не щит. Это какая-то другая энергия, могу предположить, что это энергетика синей крови.

  Тарин недоверчиво покачивает головой, но видно, что слова соплеменницы его как-то задели.

  — Васо, следующую серию.

  Теперь бабуля стоит в профиль, а за ней просматривается шеренга магов покойного графа ден Вайо, вот лиловый туман расползается по залу, огибая мадам тен Аори, дядь Слава заслоняет обзор. А вот то самое замечательное фото — ослепительно-белые круги, расходящиеся от мадам по залу.

  — Вот и всё, господа.

  Васо соскальзывает с моей спины и карабкается по бабкиному креслу к ней на колени. Высокое собрание как в рот воды набрало. Я тоже помалкиваю.

  — Орон видел это? — мадам меланхолична и рассеянна.

  — Нет, вы первые.

  — Полагаю, в той суматохе, никто ничего не понял, — мадам затягивается сигаретой, — а вот, кстати, Тарин, когда я развалила стол, ты что-нибудь видел?

  Глав-эльф отрицательно качает головой. Я тоже качаю, но укоризненно. Бабка у нас и столы разваливает, талантам её несть числа.

  Тарин решительно разрубает ладонью воздух.

  — Яна, завтра отправляемся в моё дальнее поместье и вплотную занимаемся твоими способностями.

  — Согласна.

  Джейл отпросилась к приёмному отцу обсудить увиденное и поинтересоваться юридическими прецедентами. Тарин быстренько отправил девочку телепортом в дом господина Эверина ден Фаль, а после вновь возник на пороге нашего холла в сопровождении бабкиного бодигарда.

  — Чем порадуете, господин ден Освал?

  — Вопрос об участии божественной сущности в ваших странностях отрицательный. Боги Эрин нематериальны.

  — Боги, может и нематериальны, а вот божественное вдохновение или присутствие ощущаться должно? — дядь Слава дотошен, как всегда.

  О чём это они? Углядели в бабуле божественную сущность? Или та змеюка тоже здешнее божество?

  — Все древние летописи в один голос утверждают, что боги не вмешиваются в дела своих творений.

  Дядь Слава хмыкнул:

  — Ну, это понятно. Создав мир, Творцы наградили свои творения свободой воли.

  — Не только. Создатели сотворили живых, законы, небо и твердь и подарили детям своим жизнь и свободу, — Орон возражает как-то уж слишком взволнованно.

  — Разница невелика, — бабка решительно прекратила споры двух умников, — вы, как хотите, а я пошла спать. Слав, на тебе великая миссия донести ответ госпожи тен Аори до заинтересованных лиц. Прочим присутствующим здесь лицам до завтра.

  — Ответ донесу послезавтра, выходные у нас, если помнишь, — дядь Слава покивал с умным видом.

  Бабка подхватила Васо и отравилась наверх, а я уставился на «прочих присутствующих лиц», которые хором отказались рассказывать предысторию божественной сущности госпожи тени Аори, мотивировав отказ, мол проверили тупую версию и выяснили, что она в самом деле тупая.

  Я поплёлся в свою спальню, голова просто распухла от новостей, предположений и мотивов королевских поступков, а также от множества идей на тему «как избежать лестного королевского внимания».

Но принц-то какой тварью оказался! Ему желательно изучить феномен тен Аори, и вот зуб даю, вся эта лабуда оправдывается безопасностью короны. Хотя минувшее приключение как нельзя лучше показало, насколько весело обстоит дело с коронной безопасностью. Супер-пупер маги короля расписались в собственном непрофессионализме, допустив теракт в исполнении шестнадцати враждебных магов, причём, не сделали даже вялой попытки задержать подозрительных волшебников. Зато ден Вайо отличился! Достаточно вспомнить, как мило рассыпались на ломтики пресловутые королевские маги-невидимки! Ни фига себе нарезка получилась, до сих пор тошнит как вспомню. Вот готов забиться на что угодно, это после провального выступления королевских невидимок, и принц, и его драгоценные родители возжелали создать из бабки универсальный щит. Лучшее принадлежит королю, так почему бы и не поставить этот щит на службу короне?

  Вот же твари! Завтра выходные, так что отпросимся-ка мы с девчонками в гости к Белминым сокланам. И там, в тишине и покое подумаем, что мы, магическая молодёжь, можем сделать для разруливания ситуации. Маги мы в конце концов или погулять вышли? Правда, маги из нас...

Яна тен Аори


  Утро началось с визита господина Серого Быка. Я-то считала, что имечко ему придумали родители. Но, как выяснилось, папа с мамой тут права голоса не имеют и могут осчастливить дитятко разве что «домашним» именем. Официальные имена шаманам дают родовые духи племени.

  Этот самый Бык возник на пороге, то есть в холле в семь утра по земному времени. Имрой исправно доложил госпоже тен Аори о неожиданном госте. Я обозлилась, что за визиты ни свет, ни заря! У меня коровы не доены, свиньи не кормлены, помидоры не политы, сама я вообще умываться по утрам не люблю! А тут эти визитёры, ради которых надо натягивать приличный наряд, а не шляться по дому в старом Васькином кимоно. Хотя кто сказал, что я должна переодеваться?

  Вообще-то престарелый красавчик, принятый в моем доме по настоятельной просьбе Орона, не заслуживает суеты ради его шаманской персоны. Я ещё не забыла, как он меня запугивал по приказу его величества. После инцидента в малом зале приёмов Серый Бык долго и многословно извинялся за неподобающие манеры. Мы его типа простили, но ядовитый осадочек никуда не делся, так что придётся ему с утра наслаждается видом злобной госпожи тен Аори. Я плетусь в холл нога за ногу, запахивая некогда белое, а нынче серое кимоно. На ходу туго затягиваю на талии бывший чёрный пояс. Никогда не пробовали затянуть такой пояс? И не надо. Широченные кимоновые портки оглушительно хлопают при каждом шаге и это придаёт моему раздражению какой-то инквизиторский оттенок — если мне хреново, то пусть и гость насладится этим гнусным звуком.

  — Чему обязана неожиданным визитом? — это я ему вместо «здрасьте» и в качестве ответа на приветственный поклон.

  — Его величество желает видеть вас?

  — В семь утра?

  — Простите?

  — Я спрашиваю, его величество желает видеть меня прямо сейчас?

  — Немедленно, госпожа тен Аори.

  — И вас снабдили телепортом на такой случай?

  — Вы проницательны, как всегда.

  Я сгребла со столика сигареты, повела рукой в сторону кресла:

  — Располагайтесь.

  — Простите, но их величества...

  — Господин Серый Бык, вторично предлагаю вам занять это удобное кресло. Я только что проснулась и как раз собиралась выкурить утреннюю сигарету под чашечку кофе. Вы присоединитесь ко мне? Или предпочитаете ждать с таким же недовольным лицом пока я совершу утренний туалет, пошлю служанку за придворным платьем, перемеряю десяток присланных нарядов, подберу платье, к нему туфли, макияж, причёску, драгоценности и поглажу шнурки. Итак?

  — Разумеется, я выпью этот странный напиток с удовольствием.

  Я заорала так, что оба повара вылетели из кухни, как ошпаренные:

  — Бенгуст! Талком!

  Обозрев перепуганные лица через плечо, я развернулась к ним всем телом:

  — Господа, я и мой гость желаем выпить кофе и откушать что-нибудь лёгкое. Это можно устроить?

  Бенгуст понимающе сморщился.

  — Сделаем, госпожа. Подать сюда?

  — Да. И пепельницу, пожалуйста, сейчас. И гоните сюда Берку.

  — Да, госпожа.

  — Кто такой Берк? — заинтересовался гость.

  — Не Берк, а Берка. Это девочка.

  Тут же вокруг моей руки завертелся маленький прохладный смерчик, привет, малышка. Как спалось? Элементалька весело зашипела! Ага, Берка в хорошем настроении, значит, дым уберёт сразу и без возражений.

  — Вы позволите? — гость протянул руку к маленькому духу.

  — Не стоит. Берка не любит чужаков. Маленькому посланцу короля, ну... тому пажу с золотыми волосами, она едва не отморозила нос. Так что воздержитесь от необдуманных жестов.

  — А если я буду настаивать? — визитёр хитренько прищурился.

  — Вы можете проигнорировать мой совет, но не обижайтесь, когда в вас плюнет огнём элементаль из камина. Седрик, покажись гостю!

  Из камина вылетел сгусток огня, в считанные мгновения развернулся в полноценного китайского дракона размером с крупную собаку.

  — Он точно плюнет?

  — Даже не сомневайтесь.

  — Очаровательное существо. И как долго он может удерживать эту форму?

  — Без понятия, но в любой форме он способен плюнуть пламенем довольно далеко. Лучше не пытайтесь командовать моими духами, для здоровья полезнее.

  Шаман откинулся на спинку кресла, прикрыл тяжёлыми веками длинные красивые глаза. Бесшумный Талком быстро накрыл к завтраку стол меж двух кресел, разлил кофе по чашечкам.

  — Спасибо, Талком.

  Поварёнок с поклоном ретировался в кухню.

  — Вы так часто благодарите своих слуг, что это вызывает пересуды в столице.

  — Хорошее воспитание ещё никто не отменял, — я пожимаю плечами.

  — И говорите своим слугам «вы».

  Я снова пожала плечами:

  — Уважительное отношение к своим людям... это вежливость королей.

  — Согласен, — он поднёс к губам чашечку, — странный, но очень привлекательный запах. Вы знаете, что Орон ден Освал уже создал духи с этим ароматом?

  — Ещё бы. Я и название знаю.

  — «Божественное дыхание Аравии». Цена одной восьмой унции этих духов стоит пятнадцать ноблей.

  — И вы не можете себе такое позволить?

  — Это женский аромат, госпожа тен Аори.

  Мы, не сговариваясь, наполнили тарелки. Готовит наш Бенгуст божественно, кто бы спорил. Как нам повезло с ним, спасибо Саналере! Определённо у девочки талант менеджера в крови.

Ух ты, мой ранний гость, похоже, отсутствием аппетита не страдает. Интересно, у него в роду эльфов не было? Прожорлив, как Орон. И кстати, надо бы ниндзю нашего разбудить, не одной же мне отдуваться. Слава богине Шонге и Тарину ден Сиутэни, Орона нам вернули без возражений. И теперь тонкий силуэт нашего эльфийского диверсанта постоянно маячит в библиотеке. Если Орон не ест и не спит, то ищите его в храме знаний, возлежит на диване, как падишах, и читает очередной роман «про эльфов». В процессе чтения дамского фэнтези он хмыкает, бормочет ругательства по-эльфийски, но чаще всего неприлично ржёт.

  Допив очередную чашечку кофею, закуриваю снова. Присевшая было на спинке моего кресла Берка вновь с удовольствием втянула в себя ароматный дым. Может, у неё тоже привыкание к никотину развилось? Украдкой кошусь на часы, ага уже почти восемь, а вот и Саналера с утренним приветствием госпоже тен Аори и её гостю.

  Наша домоправительница считает своим долгом предложить перекусить, и это при том, что опустошённые тарелки стоят на самом виду. Девочке просто надо зацепиться языком, она желает понять, что здесь делает этот старый орк в такую рань. Меня начинает раздирать смех при мысли о том, что именно может подумать молодая женщина о старухе вроде меня, принимающей мужчину за завтраком фактически неодетой. Что на мне той одежды, затрёпанное бойцовое кимоно внука, и эти ужасные, видавшие лучшие виды штаны, босые цыплячьи ноги и торчащий во все стороны отрастающий седой ёжик волос.

  И кстати, Саналера явно не переносит господина шамана. Она может не отдать поклона, сделав вид, что не слышит приветствия. Первую чашку кофе всегда наливает хозяевам, а не гостю, если в этом статусе наличествует господин Серый Бык. Когда он попытался отблагодарить её за услугу денежкой, это надо было видеть! Не желая быть свидетелем неловкой ситуации, я спряталась под лестницей холла и мысленно аплодировала тонкой и язвительной отповеди девчонки. А уж рожу этого Быка я, помирать буду, не забуду!

  — Спасибо, Саналера, мы уже позавтракали. Вы поможете мне переодеться?

  — Ну, разумеется, госпожа тен Аори, прошу прощения, господин шаман.

  Не спеша, мы поднялись в мою спальню.

  — Сана, разбудите Орона, пожалуйста. Скажите, что меня приглашают к королю.

  — Во дворец?

  — Понятия не имею.

  — Нужен экипаж?

  — Нет, гостя снабдили телепортом. Ступайте, а я бегу умываться.

  На всё про всё мне хватило двадцати минут, а что нам собраться? Натягиваю джинсы, блузку понарядней, сверху джинсовый жилет и обозреваю себя в зеркале. Картина, я вам скажу...

Болтаюсь я в этом жилете, как горошина в кувшине, но та же джинсовая куртка будет смотреться ещё хуже. Смотрю в зеркало и думаю, что я, конечно, умею находить рекордные по глубине задницы, но это уж слишком! Не старуха, а скелет на тонких ножках.

  Ладно, это ненужная лирика. Так что артефактную серьгу-маячок в ухо, кошелёк с тремя ноблями в карман — земная ещё привычка, без денег из дому ни ногой. Носки, кроссовки, носовой платок... оружие, валюта, наркотики.

  Скатываюсь по лестнице, внизу уже дожидается Орон, одетый в тёмный зачарованный шёлк, его твёрдая рука не даёт мне навернуться с последней ступеньки. Уже в который раз он меня с этой лестницы чуть ли не за шкирку снимает.

  Я приветствую Орона.

  — Вы завтракали, Орон?

  — Да, госпожа тен Аори.

  — Отправляемся?

  Серый Бык молча шагнул в открывшийся портал, Орон крепко держит меня под руку и не даёт сойти со светлого круга. Мгновенье тошноты и наша компания стоит посреди зимнего сада неведомой усадьбы и под ногами вместо круга вымощенная красивой галькой дорожка.

  Серый Бык уверенно двинулся перед. Красивые и незнакомые растения, тепло, еле слышно гудят насекомые, даже бабочки порхают, но не поручусь, что это не иллюзия. Зелень, ползучая и не очень, синие, розовые и белые цветы... Где-то вдалеке светится дверной проем или это арка? Точно, высокая арка, и выходит она прямо на галерею, от которой по обе стороны спускаются в холл широкие лестницы.

  С галереи не видно сидящих у огня, но там, ясный перец, король. И, возможно, его выползок. Или эта королевская мадам, выполнившая долг перед страной и мужем, родив двоих детей. Этой семейке черти в аду давно прогулы ставят. Так и есть, весь гадючник в сборе, месье и мадам рядком в креслах, как воробьи на жёрдочке, и сыночка на низком табурете у ног маман.

  — Ваши величества, ваше высочество, — преклоняю колено, правое, как назло.

  Шаман просто кланяется и по мановению королевской шуйцы становится за креслом короля. Охрана, что ли? Моя личная охрана тоже ограничивается поклоном и понятно почему, Орон сам из королевского рода.

  — Встаньте, госпожа тен Аори, — королевский баритон благодушен, — я дарую вам и главе вашего рода, господину тен Ферри, право не преклонять колено перед монархами нашего королевства. Прошу вас.

  Наклоняю голову в знак благодарности и опускаюсь на невысокий табурет перед их величествами. За моей спиной шуршит шелками Орон.

  — Чем я могу вознаградить вас за спасение моей семьи, госпожа тен Аори?

  Король выглядит усталым, королева кажется нездоровой, но взглянув на её живот, понимаю, скоро столица отпразднует рождение ещё одного королевского отпрыска. Учитывая срок моей болезни, точно, за пятый месяц беременности перевалило.

  — Ваше величество, мне кажется, спасение людей не должно оплачиваться. Если можешь помочь, помоги.

  Мальчик шевельнулся у ног матери:

  — То есть королевских милостей вы не желаете?

  — Предлагаю договориться о терминах, ваше высочество. Что вы называете королевской милостью?

  — Вы снова отвечаете вопросом на вопрос наследнику престола, — мальчишка всё гнёт свою линию.

  — А это считается преступлением в Эрин, ваше высочество? Вы не задумывались над тем, что в понятие «королевские милости» разные люди вкладывают разный смысл. Вы полагаете, эта милость есть цель каждого жителя Эрин?

  — Разве нет?

  — А кто решил, что да?

  — Я первый спросил!

  — Разговор теряет смысл, принц, вы не находите?

  — Разве я лишил его смысла?

  — Предоставляю вам самому решать это, принц.

  — Элхораг, мы пригласили госпожу тен Аори, тем самым оказав ей милость, этого тебе довольно? — матушка не выдержала детского лепета сына.

  — Но вы ведь не случайно бросились спасать нас? — не унимается пацан.

  — В моем мире, ваше высочество есть поговорка «случай есть псевдоним бога, когда он не хочет подписываться своим именем».

  — Элхораг, ты можешь быть свободен от нашего общества, — прохладный голос короля заставил мальчишку заткнуться.

  Всё-таки семнадцать лет — это семнадцать лет, и дитя в пубертате способно до самоубийства доутверждаться. Стараюсь всеми силами скрыть облегчение, когда пацан убрался от греха. Не мальчишка, а петарда, невеликое удовольствие общаться с этаким взрыв-пакетом.

  — Чему вы так улыбнулись, госпожа тен Аори?

  — Я подумала, что ваш сын похож на петарду, ваше величество. Если бы он учился у меня, его бы прозвали Элхи Петарда.

  — Петарда? Точно сказано! — рассмеялся король.

  Королева откинулась на спинку кресла, вытянув ноги на подушечку.

  — Вспыльчив, талантлив, избалован, — протянула её величество.

  — Да, дорогая. Ничего не поделаешь, теперь уже поздно сожалеть. А вы как думаете, госпожа тен Аори?

  — Ваше величество, полагаю, что о свойствах сына проще всего судить его родителям.

  — Но вы же сами были свидетелем не слишком достойного поведения принца! И на приёме в том числе.

  — Мне трудно судить, что вам кажется недостойным в собственном ребёнке.

  А чего там, пусть его величество формулирует претензии к сыночку вслух, послушаем, заодно и от ответа отвертимся, пардон за неудачную рифму. Пригласили меня с некоей целью и вряд ли это касается личности наследника престола, будь он сто раз натуральным засранцем. В конце концов это их печаль и не мне решать, как именно вгонять ум в задние ворота строптивому юнцу. У этого принца, небось, от воспитателей не протолкнёшься.

   Король не постеснялся сформулировать. Абсолютно ожидаемо, полный букет мажорских добродетелей. А чего вы ждали от наследного принца, воспитанного женщинами?

  — И мне интересно, как бы вы поступили с таким юношей, госпожа тен Аори.

  — Вам может не понравиться ответ, ваше величество.

  — Обещаю не гневаться, если ответ будет честным.

  Даже так? Ну ты сам напросился, ваше величество.

  — Есть ли в вашем государстве некий дальний и по этой причине захудалый гарнизон? Я имею в виду такой, где служат простолюдины и ветераны последней войны? Скажем, королевские егеря, стоящие на страже границ Эрин.

  — Есть такой гарнизон и не один.

  — Дождитесь серьёзной провинности юного принца и отправьте его на годик в такой гарнизон под начало самому строгому наставнику из простолюдинов. И не свирепому пьянчуге-инвалиду, обиженному на весь свет, а подлинному мастеру меча. Желательно, чтобы наставник был разносторонним воином и в какой-то мере стратегом. Наследную королевскую магию заблокируйте настолько, чтобы не было возможности её применять в учебных схватках, а если уж применять, то только ради спасения собственной жизни или жизней однополчан. Поймайте сына на вопиющем нарушении вашего приказа или обычая, но не говорите ни слова. Просто окатите самым пугающим взглядом и покиньте его, оставив мальчика в разодранных чувствах. И вообще не торопитесь сразу ругать его за непотребство, когда он провинится. Заприте покрепче, приставьте к нему глухонемых и не подвластных магии слуг. Словом, выдержите юношу в неведении по поводу наказания, чтоб ссылка в дальний гарнизон показалась ему даром богов. Сыграйте на его слабостях, есть же они у него, скажем, непомерное самолюбие и сословная гордость. Поясните ему перед отъездом, как отец, что именно входит в понятие «сословная гордость царствующей фамилии». И велите не показываться на глаза, пока под его командованием не окажется хотя бы платунг. И не раньше, чем этот платунг отличится. И тем более не раньше, чем простолюдины проникнутся к вашему сыну подлинным уважением. И последнее, но очень важное. Желательно, чтобы вариантов наказания было больше единицы, но все варианты, кроме уже описанного мной, должны казаться неприемлемыми молодому человеку из правящего клана.

  — Интересная мысль, — хмыкнул король, — вы рассуждаете, как стратег.

  — Так ведь я учитель, ваше величество, мне положено быть стратегом. Господин тен Ферри не раз мне говорил, что только мужчинам можно доверить выбивать дурь из юнцов. Желательно также, чтобы новобранцы не знали о подлинной личности принца. Элхи и всё тут.

  — Элхи. Элхи Петарда, — король покатал на языке непривычное имя, — благодарю вас, госпожа тен Аори. Скорее всего, я именно так и поступлю.

  Королева попыталась возразить, но Терилан Альпин только взглянул в её сторону и мадам тут же сдулась. Известное дело, мальчик уродился слаб здоровьем, зато вырос в здорового лоботряса с убойной внешностью и теперь девок из его покоев выкидывают отнюдь не поштучно. И ещё новость не приятных — наследничек пристрастился к винцу. Хорошо, что тут не додумались спирт выгонять, дитятко спилось бы гораздо быстрее, чем принято думать. Обычное дело, богатый папа, неумная мама, много денег и ещё больше свободного времени. И магический талант. И вседозволенность с детства. Вот разве что образование мальчик получил прекрасное, да и преподаватели его хвалят. Правда, речь идёт о королевском сыне, так что дифирамбы делим на два. Или на три.

  — Но ведь можно отправить мальчика оруженосцем к...

  — Дорогая, эти речи надо было вести десять лет назад. В своё время вы решили по-своему. Теперь я вынужден исправлять ваше решение.

  Королева одарила меня таким взглядом, что я мигом прикусила язык. Теперь эта эльфа смотрит на меня, как на убийцу родного сына. И кто меня за язык тянул?

  — Я пригласил вас с другой целью.

  Уже третий раз в течение беседы его величество наполняет немаленький бокал вином. Не в него ли сынок пошёл любовью к винишку? Я даже щеку слегка прикусила, чтобы не выдать Васькино любимое выражение «не части».

Дерзаю мечтать, что королеве будет не до меня в ближайшие несколько месяцев, хотя утешение это слабенькое. У венценосной стервы едва ли не целый полк магов на подхвате, да и воинов родного клана не стоит списывать со счетов. Что ей стоит приказать отравить жизнь одной конкретной старухе и её близким? Эта дамочка родного брата не пожалела в своё время. А уж с «спасительницей короны» плебейского происхождения церемониться не станет, нет у неё такой привычки.

  По закону «для отмеченных Лазурной госпожой» я не подсудна любой власти кроме королевской. Звучит-то как! И сильно мне это поможет защититься от стрелы, посланной в спину из темноты? Метнут неопознанный дротик из неопознанного стреломёта и что будет?

  Пока король опорожнял наполовину свой бокал я терпеливо ждала продолжения, а королева рассматривала мои кроссовки, видимо, не желая одаривать мерзкую старуху августейшим вниманием. Или прикидывала, как именно врежет по мне фамильным заклинанием. Говорят, в роду темных Эуге есть убойные штуки, от которых выпадут волосы, зубы, ногти. Я передёрнулась при мысли, что подобное может коснуться моих близких.

  В продолжение всей беседы я слышала за спиной размеренное дыхание Орона, а вот сейчас оно участилось. Он что, тоже слышит гнев королевы-матери?

  — Я желаю, чтобы вы поработали с моими магами, госпожа тен Аори. Я направил распоряжение ректору академии, но затем решил поговорить с вами лично. Ваше решение?

  — Не возражаю. Особенно, если между мной и каждым участником эксперимента будет заключён магический договор. Я проработаю свой вариант договора, вторая сторона займётся тем же самым, затем мы утрясём разногласия и приступим к испытаниям.

  — Когда вы представите свой вариант?

  — Через десятидневье, ваше величество, или через пару седмиц. Договор, где ставкой служит моя жизнь и здоровье, требует от меня грамотного подхода. Всестороннего подхода, я бы сказала. В договоре должным образом прописываются права и обязанности каждой из договаривающихся сторон, и соответствующее наказание за ненадлежащее выполнение договорных обязательств и непременно обстоятельства непреодолимой силы.

  — А именно?

  — Стихийное бедствие, магический взрыв моего дома, любая бытовая травма, полученная мною или второй стороной вне зоны действия договора. Сама зона действия договора и средства защиты этой зоны также прописываются в договоре. Вряд ли господам магам понравится, если дорогостоящий полигон разлетится в щебёнку. Да мало ли что ещё!

  — Не возражаю, — кивнул король.

  — Заметьте, ваше величество, это договор не госпожи тен Аори с его величеством, а договор между каждым участником эксперимента и госпожой тен Аори. И я начну работать над договором не ранее, чем получу на руки полный список участников. Это будут маги, если я правильно вас поняла, ваше величество.

  — Совершенно верно.

  — Заключение дополнительных договоров с лицами не из списка оговариваются отдельно. И оплачиваются отдельно, ваше величество.

  — Вы настаиваете на оплате приказа короны? Это неслыханно!

  О, змеюка проснулась и зашипела.

  — Оплата будет произведена не короной, ваше величество, а магами, участвующими в эксперименте. В моей стране платит в таверне тот, кто приглашает. Разве что в Эрин дело обстоит иначе и за всех платит гость. Однако, если неосторожные маги попортят мне дорогое украшение или одежду, кто компенсирует мне потерю собственных средств? Если вы прикажете, я могу поучаствовать в испытаниях и голой. Но вы уверены, что ваши маги не умрут от смеха прямо на полигоне?

  Король ухмыльнулся, благосклонно кивнул и подал знак Орону.

  — Аудиенция окончена, — прошелестел эльф.

  Я поклонилась и Серый Бык отправил нас домой. Телепортом.

  Силы меня покинули сразу по возвращении, Орон среагировал мгновенно, подхватил меня под руку и усадил в кресло. Бенгуст тут же притащил свой эликсир, Васька растёр похолодевшие руки, Славка тоже примчался с вопросами.

  — Орон, на мне жучков нет? — пришлось говорить по-русски.

  — Чего нет?!

  Васька перехватил инициативу:

  — Подслушка на бабуле есть?

  Орон решил посмотреть магическим образом, так-так, кто бы сомневался, к брючине прицепили какую-то гадость, Серый Бык в своём амплуа, колдун патентованный! Васька аккуратно и моментально спалил подслушку каким-то странным огнём, получил небольшой откат и только крякнул, потирая затылок.

  — Чисто, бабуль!

  — Вы завтракали?

  — Нет ещё, только собираемся!

  Значит, поговорим после завтрака, отправила всех в столовую, и Орона тоже, когда тот упускал случай перекусить? Я забилась в кресло поглубже, пережидая нервную реакцию, руки-ноги трясутся так, что встать боюсь. Королева не простит совета, обрекающего любимого Элхи на ужасные лишения, это к бабке не ходи.

  Усиливать защиту дома бесполезно, тёмные лучники могут посылать стрелы из темноты, на звук, на вздох и, думаю, даже на запах! Тёмно-эльфийским профи даже зачарованные стены не помеха. Если эта коронованная эльфа решит меня прикончить, она прикончит. Чужими руками. Зачем ей сокланов беспокоить? Наймёт убийцу и пишите письма мелким почерком, госпожа тен Аори. И хорошо, если прикончат только меня, а если Ваську или Славку? Руки задрожали снова, но уже крупной дрожью, похожей на сдвоенное биение сердца, глотку свело, сжались синие пальцы, ох ты ж, смена облика сопровождается неслабыми спазмами!

  Глубоко вздохнув, я усилием воли прекратила дрожь и выдохнула горячий воздух. Слава богине Шонге, сегодня обошлось без сломанной мебели. Разжала судорожно сжатые кулаки, и через два биения сердца пришла в норму. А вот и едоки потянулись из столовой в холл.

  Славка протянул мне зажжённую сигарету.

  — Орон основное уже рассказал, так что давай подробности.

  — Если рассказал, то чего ты от меня хочешь?

  — Меня интересуют твои впечатления: король, королева, принц.

  Я приняла от Васьки большую чашку Бенгустовой вкуснятины.

  — Король. Ну что король... замотанный мужик большого роста, которому до смерти надоели взбрыки наследничка. Глава рода, которому за делами королевства недосуг настучать по заднице собственному сыну. Если навскидку о впечатлении, то оно неоднозначное. Умеет манипулировать ближними своими, спокойно перешагнёт через труп врага или друга, если такой труп поспособствует или помешает достижению цели. Однако в ближней беседе его величество вполне вменяем и способен, если не следовать совету собеседника, то хотя бы прислушаться. Это всё на уровне моих эмоций. Анализом там заниматься было некогда. Но одно могу сказать, Орон размеренно дышал за спиной, значит, больших ошибок я не допустила. Так, Орон?

  Ниндзя вежливо наклонил голову, волосы хлынули на грудь, он теперь косу отращивает.

  — Королева?

  — Королева Малори из рода ден Эуге. Вряд ли славится интеллектом на всю ойкумену, умная мать не превратила бы единственного сына в балованного мажора без тормозов. Сына любит до безумия. Как тебе известно, я высказала своё мнение относительно единственной возможности исправить ошибку матери, пока эта ошибка не стала фатальной. Тёмная эльфа, что тут можно добавить? Хорошо помнит зло и совершенно не помнит добра. Мой щедрый совет ещё аукнется и хорошо, если только мне. Вы же сами знаете, как тёмные расправляются с неугодными или обидчиками. Обидчик жив и относительно здоров, а близкие либо в могиле, либо покалечены до состояния овоща. Короче, тут полная зад... катастрофа.

  — Погоди нас отпевать, — Славка прикурил вторую сигарету от первой, — я ещё нужен короне.

— Много тебе эта корона поможет, если за дело примутся тёмные? Ты и мявкнуть не успеешь, как всех нас раскатают в блин, — возразила я.

  Нужен короне, говоришь? Значит Славке выкрутили-таки руки. И чем именно его взяли, тоже понятно. Шантаж. Сердце неприятно заныло.

  — Значит, оружие?

  — Нет, всего лишь исследования психики. И не заводись, душевно тебя прошу. Когда надо будет волноваться, я тебя предупрежу. Заранее.

  Славка не выглядит опечаленным, значит, не оружие, а психотропное воздействие? Здешние маги этим давно занимаются, и если я правильно понимаю, то без особого эффекта. А теперь получается, что без Славкиных идей и вода не освятится? Спрашивать о подробностях смысла нет. Не скажут.

  — Теперь принц, — напомнил Славка.

  — Принц. Пацан не безнадёжен, удар держать умеет. Основа личности хорошая, но избалован сверх меры, а ещё тянется к стакану, как и папенька. Если король рискнёт последовать моему совету, то всё зло, возможно, будет исправлено. Или не будет. А главное, у мальчика отсутствует Цель. Если дать ему то, ради чего стоит стараться, думаю, он справится с издержками характера.

  — Увы, — пробормотал Славка, — тёмный характер не лечится.

  Сворачивая разговор, я тороплюсь раздать всем задания:

  — Слав, от тебя требуется получить список магов, которые будут участвовать в экспериментах. Скорее всего, список окажется у ректора. Орон, на тебе вся доступная информация о каждом из списочного состава.

  Орон грациозно поклонился:

  — Список уже у меня. Одиннадцать магов, и один архимаг. Способности трёх мне известны. Остальное узнаем к концу семидневья.

  Ниндзя снова поклонился и исчез в телепорте. Ушёл. Значит и мне из дома никак не выбраться. Уговор дороже денег, Орон не ходит за мной по пятам, а я не исчезаю без его санкции. Это он рановато ушёл, мне сегодня надо к ювелиру заехать. Впрочем, время терпит.

  В поминальнике всё подчёркнуто красным — подарки, приёмка объекта, расчёт со строителями, проведение аукциона, о! Не забыть предложить Бенгусту в темпе запатентовать мороженое, чтобы его величеству Терилану Альпину с супругою тоже платить довелось. У них что? У них там денег куры не клюют. А у нас что? Правильно, а у нас на водку не хватает!

Пусть король слегка растрясёт мошну. И денежек с магов я слуплю, мама не горюй, откроем ещё больничку. Или уедем всем колхозом в отпуск. Есть же тут море и всего в двух лигах от города. Снимем какую-никакую яхту и айда открывать новые земли!

Откладываю поминальник и прикрываю глаза. Это сколько ж лет я на море не была? Лет двадцать точно. Да, Славка достал мне тогда путёвку в санаторий от военно-морских сил. ВМС, как же звали того капитана? ВМС, страна чудес!

Ладно, ностальгию в сторону, листаем поминальник дальше. Есть, первое дело — найти эльфёнка из Оронова клана, ну, того, что похож на молодого Листа, поставим его главврачом нашей больнички, и озадачим подбором среднего и младшего персонала. Да, и ещё пара целителей нужна, наши-то студенты даже медсёстрами считаться не могут. По меркам здешнего мира они примерно младшие помощники старшего санитара. Нужны фармацевты или, как они тут зовутся, знахари. Этим наша Беата займётся, и слава богине Шонге, завтра они с малышкой прибывают телепортом. Ну, и кто скажет, что я старая, выжившая из ума сова? Не забыть, нынче же берём Таринова кормильца за кислород, пусть ищет нам повара!

***

Располагаюсь в библиотеке, одевшись «на выход», сейчас появится Орон и поедем в квартал ювелиров. Я уже заранее предвкушаю эскизы подарков, выполненные со свойственной эльфам простотой и элегантностью.

  Уже в холле меня перехватывает Имрой.

  — Госпожа, к вам посыльный. От главы рода Говорящих с предками.

  О, господи, теперь ещё и эльфийский дедуля прорезался.

  — Зовите, Имрой.

  Юный посыльный склоняется в почтительном поклоне.

  — Госпожа тен Аори, глава рода Говорящих с предками просит вас принять дар для строящейся... — мальчишка замялся.

  — Больницы?

  — Да, госпожа тен Аори.

  Мальчишка снова поклонился и два здоровенных орка втащили в холл сундук. Камнями его набили, что ли?

  — Это всё? — обхожу сундук по кругу.

  — Да, госпожа, разрешите откланяться.

  — Передайте мою искреннюю признательность главе вашего славного рода.

  Хмыкаю, это и мой род теперь. А вот и Орон, надо же, едва успел посторониться, ибо посыльный пулей вылетел во двор. Орки проделали то же самое ещё быстрее.

  — Что это с юным эльфом, Орон?

  — Непонятно, госпожа. А это что такое?

  — Дедушка спасённого внука подарок прислал.

  — Где письмо?

  — Какое письмо?

  — К подарку должно прилагаться письмо.

  — Не было письма, и мальчишка почему-то вылетел, как ошпаренный.

  — Странно. Я прошу вас не пока трогать сундук, сейчас вызову Тарина. Займите это кресло и не вставайте, пока я не разрешу.

  Я невольно попятилась к выходу. Заминировано, что ли?

  Через пару минут недовольный Тарин выбрался по крутой лестнице из подвала.

  — Что случилось, Орон?

  — Друг мой, ты, в отличие от меня, владеешь наследственной магией проникновения. Посмотри и скажи, что в этом сундуке.

  Тарин присел напротив сундука на корточки.

  — Там пусто.

  — Пусто или там демон пустоты?

  Тарин снова замер на корточках.

  — Точно сказать не могу, но лучше не трогать этот ящик. Откуда он?

  — Говорящие с предками прислали, как подарок главы рода.

  — На крышке нет печати рода, — буркнул Тарин, — и в сундуке пустота.

  — Что делать будем?

  Эльфы уставились друг на друга, задумались, похоже.

  — Кто у нас якшается с демонами, не подскажешь, Тарин? — Орон вопросительно взглянул на друга.

  Наш глав-эльф мученически поморщился и завернул длинную фразу на родном языке.

  — Именно, друг мой, тёмные эльфы.

  — А растолковать для чайников можете? Что там в сундуке?

  — Скорее всего демон пустоты, Яна. Ты же читала о нём! Привет от тёмно-эльфийских братьев.

  — Ты уверен, друг мой, что именно от братьев, а не от ... сестёр? – вопросил Тарин.

  Точно, заминировано! Вспомнила! Читала же я об этом демоне в какой-то книге. Страшное создание. Невидим для всех, даже для призвавшего. Силен настолько, что, будучи выпущен, разбирает на атомы первого встречного и как правило, всех неудачников, что окажутся рядом на расстоянии вытянутой руки. Органика перестаёт существовать, а выпущенная тварь смирно возвращается в родной мир, то есть в Бездну. И теперь угадайте с трёх раз, от кого этот презент? Точно, есть такая буква в этом слове — королева Малори.

  Хорошо, что Орон велел сесть. Ноги ослабели до такой степени, что боязно вставать. Похоже, имеем первый подарок от маменьки принца. Стискиваю кулаки, пытаясь сдержать рвущееся из глотки рычание. Закрываю глаза, чтобы не взорваться от бешенства, ощущаю горячий ветер с запахом полыни, снова втягиваю обеими ноздрями кипяток вместо воздуха!

  Проклятая эльфийская тварь! Если я и правда воздаю всем по заслугам, то этой эльфе мало не покажется, обещаю! Она считает себя вправе решать кому стоит жить, а кому можно легко и ненавязчиво укоротить и так недлинный век — это уж слишком! Что за мир такой, где выхоленная королевская гадюка может делать такие милые подарочки! А эта тварь ещё и размножается!

  И тут ахнул Орон, знакомо выругался Тарин! Примерно в середине холла проступили очертания незнакомой комнаты, что за…?! Там пахнет полынью, незнакомыми... фруктами?

  — Орон, задвинь-ка сундук в эту дыру, — хриплю я, — быстрей! Сейчас закроется!

  Эльф пинком отправляет презент по указанному адресу, оглушительный взрыв, портал или что это было, схлопнулся! Орон опускается в кресло, а Тарин ворочается на полу, хорошо же его отбросило!

  — И кому мы отправили подарочек? — хрипит глав-эльф.

  — Ну, ты и спросил, — бормочу под нос еле слышно, — от всего сердца надеюсь, что автору подарка вернулся его сундук. Алаверды, мать его!

  — Яна, а если это её величество?! — вскинулся Тарин.

  — А ты предпочёл бы, чтоб сундучок мне достался? Ну, извини, надо было раньше сказать, сразу и открыли бы.

  Орон уронил лицо в ладони и затрясся. Господи помилуй, неужели его зацепило этой проклятой магией! Порываюсь встать, но тут наш ниндзя откинулся на спинку! Ржёт, зараза! Меня тоже пробирает нервный смех. Однако, мозги уже включились. Поочерёдно переглядываюсь с господами эльфами.

  — Предлагаю забыть об этом подарке. Не было его! Согласны?

  Эльфы тоже переглядываться умеют.

  — Разумеется, госпожа, мы подарка не видели, но его видел Имрой, — возразил Орон.

  — И это мне говорит маг разума?

  — Прямое вмешательство в разум людей запрещено указом короля Терилана Альпина ещё двенадцать лет назад.

От злости я едва воздухом не подавилась! Законопослушный эльф, куда мир катится?

  — Не припомните, господин ден Освал, а не содержится ли в этом указе прямого запрета на вызов демонов Бездны? Ась? Не слышу ответа! Очнись уже! Нам что, нужны визиты королевских дознавателей? А вот, кстати, как вы объясните наличие демона пустоты в доме госпожи тен Аори? А чем докажешь, дружище, что не ты его вызвал? Не сомневайся, его величество сразу изменит в свою сторону указ, а заодно и закон! Или вовсе наплюёт на него!

  Тарин поднял руку, и я захлебнулась несказанным. И тут наш глав-эльф высказался:

  — Если я правильно понял, ты считаешь, что эта тёмная подстилка может делать такие подарки верноподданным, а они ну просто обязаны свято соблюдать законы страны?! Извини, но скажу прямо: ты или эльф, или идиот! Выбирай что-нибудь одно, друг мой.

  — Согласен, зовите Имроя. Тарин, располагайся по ту сторону от камина и следи за его состоянием.

  Я стукнула по кнопке вызова охранника, магия многое облегчает в нашем доме, например, делает возможным вызов любого работника пред светлы или грозны очи хозяев.

  — Слушаю, госпожа.

  — Имрой, жду вас в холле.

  — Иду.

  — Яна, займи его вопросами, но о пришельцах ни слова. И, пожалуйста, не давай собеседнику сосредоточиться. Начали!

  Наш егерь возник на пороге, и замер, как памятник.

  — Прошу вас, садитесь, Имрой. Всё хочу спросить вас, почему вы с братом решили работать у меня? Всем задала этот вопрос, а вот о вас с Лейном позабыла.

  — Да ведь и спрашивать нечего, госпожа. Как только Саналера поговорила с моим бывшим командиром, мы с братом и решили подработать, деньги-то всяко нужны. А мы с ним вояки хоть куда, с семи лет в школе егерей. В семнадцать лет королевская служба. В пятьдесят лет отставка. Ну, жён похоронили в последнюю эпидемию, молодыми ещё в землю легли.

  — Понятно, а другие родичи есть у вас?

  — Мы с братом давно осиротели. Надо думать, вскоре после рождения. Нас случайно нашли королевские егеря, подобрали в лесу. Так что нам с братом повезло. И не разлучили нас, и всю жизнь рядом живём.

  Имрой говорит и говорит, поскольку я постоянно вставляю короткие вопросы, а Орон перемещается у него за спиной от стены к стене. Я уже устала удивлённо таращить глаза, внимая неторопливому рассказу, и вот наконец-то! Орон медленно кивает. Слава богу, справился.

  — Простите, Имрой. Мне должны сегодня прислать большую коробку с нарядами. Посыльный приходил?

  — Никого не было, госпожа. Как посыльный появится, я сразу его приведу, не сомневайтесь.

  — Благодарю вас, Имрой. Пригласите мне Саналеру, пожалуйста.

  Мы все трое облегчённо вздыхаем. Ну и денёк, ёлки-моталки!

  — Сана, скажите, девочки и Турион вернулись с рынка?

  — Нет, госпожа. Я и сама только что вернулась. Забирала белье из прачечной.

  — Ясно. Мы с господами эльфами вскоре покинем дом, поэтому скажите домочадцам, что я скоро буду.

  Саналера согласно наклоняет отягощённую косами голову и исчезает на кухне.

  — Ну что, господа эльфы, повезло нам. Такое приключение надо запить, согласны?

  Тарин слегка бледен, Орон невозмутим, а я сижу в полном изнеможении и злая, как королевская кобра из священного храма.  Глав-эльф, не особо заморачиваясь названиями напитков, набулькал всем троим фиолетового вина по полному бокалу. Я с презрением отстранила знаменитый эринский мускат из не менее знаменитых виноградников Срединных островов, этим соком пусть эльфы своих детишек поят. Ничтоже сумняшеся, наливаю Славкиного рома, поворачиваюсь к своим эльфам:

  — Господа, чтоб в этом и следующем году все наши враги сдохли!

  По-гусарски опрокидываю рюмочку, в желудок упал ледяной сгусток, в голове зашумело и наконец-то потеплели руки-ноги. Мы помолчали, то ли собираясь с мыслями, то ли пытаясь от них избавиться. Как удачно, что домочадцы от своих занятий не отвлеклись и никому в башку не стрельнуло сбежать по лестнице.

  — Орон, у нас на сегодня запланирован визит к ювелиру. Поехали?

  — Если вы уже в порядке, то можем ехать. Возьмём наёмный экипаж.

  Не утруждаясь спуском в подвал, Тарин исчезает в телепорте, вот вам здрасьте, этот эльфяка и так может. Полезная штука эта магия. Век бы её не знать!

***

     Господин Зилвалерт из клана Сапфировой чаши мгновенно возник в пределах видимости, стоило нам войти в дверь. Да уж, если эльф даёт себе труд выполнить какую-либо работу, он делает это прекрасно. Иллюзорная головная повязка в цветном исполнении выглядела изумительно, тринадцать звеньев лунного серебра соединены двойным рядом коротких цепочек. Три угольно-чёрных камня по центру, цвет камней светлеет по мере приближения к краям повязки. Тринадцать камней разных оттенков чёрного и серого будут великолепно смотреться на Славкиной седине, да ещё в обрамлении лунного серебра.

  А вот Васькин подарок меня как-то не впечатлил. Нет, штука получилась красивая, но какая-то не слишком функциональная, что ли. Разве что переделать её в брошь или сделать нечто вроде фибулы. До чего же трудно с подарками мужикам!

  — Господин Валерт, вот скажите, что именно мне не нравится во втором эскизе? Красивое украшение получилось, а вот не лежит душа.

  Эльф мягко улыбнулся.

  — Госпожа, прошу вас, попытайтесь сами сформулировать в каком именно направлении ваша душа не лежит. Поверьте, я сам ощущаю незавершённость изделия.

  — Орон, что ты скажешь?

  Наш ниндзя повертел объёмную иллюзию-рисунок.

  — Может быть, Вацлаву тоже заказать головную повязку? Зачем ему два нашейных украшения?

  — Да? Пожалуй, ты прав! Господин Валерт, выполните такую же головную повязку с жёлтыми камнями в золоте. Это возможно?

  — Разумеется, госпожа, создадим другой рисунок звеньев и соединим их подвижным креплением. Но жёлтые камни плохо сочетаются с золотом. Если не возражаете, заменим золото на серую сталь, правда, она несколько дороже золота. Согласны?

  — Спасибо, мастер. Когда нам можно будет получить готовые изделия?

  — Я пришлю вестника в ваш дом, и господин ден Освал предупредит вас.

  ... Уже покачиваясь в наёмном экипаже, решаю, что Славке надо обязательно рассказать о нашем приключении, а вот насчёт Васьки пока не знаю. Собственно, мы и сами многого не знаем и, в частности, какой сукин сын или дочь прислали нам приснопамятный сундучок. Разумеется, не исключено, что я возвожу напраслину на её ангельское величество, ибо не пойман, соответственно, не вор. Однако сказать Ваське придётся, ибо мои мужчины имеют право знать, что я опять выступила в любимой роли собирателя неприятностей на всем известную часть организма. И они должны иметь возможность приготовиться к возможным акциям, в том числе и к враждебным. И не только со стороны короны, ибо неизвестно сколько хвостов мы оттоптали только своим появлением, а ещё и вызывающей независимостью пришельцев из ниоткуда.

  Дома приходится в темпе переодеваться из зимнего в домашнее и мыть руки перед обедом. После пережитых приключений аппетита нет, но Бенгуст и прочие заинтересованные лица меня не поймут. С лёгким раздражением думаю, что Бенгуст расстроится (не угодил госпоже Яне), Васька встревожится (бабуля заболела), Славка обольёт меня иронией со всех восьми сторон света (ты никак худеть взялась, подруга). А куда мне худеть, если пупок со спины видно. В частности, из-за худобы меня и в жены-то не особенно торопились приглашать. Как вспомню, чего я только не наслушалась по этому поводу в молодости, самое приличное среди высказываний было «анаконда засушенная».

  Все домочадцы в сборе, с минуты на минуту прибудет Беата с внучкой, они уже у Тарина. Так что ещё минут десять, и наши друзья пожалуют к обеду. Бенгуст, как всегда, расстарался, три мясных блюда, одно с птицей, шесть салатиков разной степени калорийности и отдельно госпоже тен Аори морепродукт, запечённый в остром соусе, для набирания веса. Я эту непонятную каракатицу два раза в день откушивать изволю, а толку ноль целых и фиг десятых, сорок пять килограммов, получите-распишитесь!

  Вот и наши девочки в сопровождении глав-эльфа, по очереди обнимаемся. Мы скучали, малышка. И мы скучали! Васька подбросил Сэнну в воздух, она поверещала для приличия и крепко обняла своего ненаглядного Вацлава.

  Славка и нелюдские девчонки тоже пообнимались с приезжими, и мы всей толпой повалили в столовую. В честь приезда дорогих дам мужчины откупорили две бутылки шампанского из запасов Тарина с приветственными возгласами и взлётом пробок под потолок.

Я было решила, что о происшедшем будем беседовать вечером, в наше святое костровое время, когда молодёжь разбежится по комнатам, а старшее поколение с комфортом расположится погреть кости у камина и выпить рюмочку-другую. Кстати, младшее поколение явно что-то затевает, вон как шушукаются.

  А Беата не сказать, чтобы весела. Похоже, признание семьи изгнанника так и не состоялось. Я помалкиваю и не сыплю девочкам соль на рану, захотят скажут. А пока докладываем ранее отсутствующим членам семьи все наши невеликие новости. Теперь часть своих хлопот по больничке можно переложить на плечи Беаты и не забыть о Сэнне, которая всё равно не останется в стороне, запрещай-не запрещай.

  Тема перешёптывания на «молодёжном» конце стола стала достоянием гласности, вся толпа после обеда отправляется в театр на дневной спектакль. Дают очередную эльфийскую драма с историческим подтекстом, кто-то кого-то убил ради любви. По слухам, там будут магические эффекты, полномасштабные иллюзии, эффектные поединки и даже кабацкие драки. Так что включаем детям зелёный свет, насыпаем Ваське в карман серебра, гулять так гулять! После спектакля детки намерены посетить таверну «Озёрные ведьмы» и послушать заезжего музыканта. Орон сказал, что заведение приличное, драк, пьяных моряков, дам известного поведения и прочей экзотики там отродясь не водилось. Тем лучше, детвора вон со двора, а мы можем спокойно поговорить, не то я лопну от нетерпения.

  Молодёжь разбежалась наряжаться, Сэнну тоже берут с собой, ребёнку давно пора приобщаться к великому искусству лицедейства. А мы, то есть я, Славка, Тарин, Орон и Беата отправились в библиотеку. Там нас не скоро найдут, а и найдут, не страшно, там анти-шпионский полог стоит уже который день. Наши мужчины быстро соорудили нечто вроде круглого стола из диванчика и трёх кресел, после чего оба эльфа вкратце познакомили заинтересованных господ с недавними приключениями мадам тен Аори и господ эльфов.

  — Ну вы и начудили, друзья. Как это я проспал такой движняк, даже обидно, — осклабился Славка.

  — Только тебя там и не хватало, — я подманила Берку и аккуратно выпустила дым в её сторону, — меня другое волнует, как бы нам узнать, кто получил ответный удар по темечку.

  — Империя наносит ответный удар, — Славка опять криво улыбается, — что-то слишком много суеты вокруг мадам в последнее время, не находите? Месяца не прошло после достопамятного визита во дворец, и она снова в деле. К прочим радостям, на её многострадальную особу навешивают какое-то исследование. Тарин, неужели в Эрин принято добивать недобитых героинь?

  Глав-эльф досадливо отмахнулся.

  — Да вас всех и прямым заклинанием не убьёшь! Ты щиты на себе носишь, не забыл? Но если серьёзно, то мне придётся наведаться во дворец сегодня же вечером.

— Зачем это? – спрашиваю я.

— Яна, не забывай, я особа со свободным допуском в главную королевскую резиденцию. По вечерам у её величества развлекательное время и сегодня центральной фигурой приёма назначен певец из королевского театра. Я отправляюсь во дворец и постараюсь выяснить, в каком состоянии её величество, король и принц.

  — И чей дом едва не взлетел на воздух. При условии, что дом находится на территории столицы.

  — Да, и это тоже. Разрешите откланяться, дела.

  Дела у него... Беата напряжённо размышляет о чём-то, она молчалива, и мы, не сговариваясь, стараемся её не беспокоить словами. И взглядами тоже. Пока Тарин не вернётся из дворца просто сидим и тупо ждём.

  Славка с Беатой отправились в холл, видимо, им есть, о чём поговорить. Не удивлюсь, если обретение имени рода нашей знахаркой состоится в ближайшем будущем. И будет у нас вторая мадам, на этот раз тен Ферри.

  Я и Орон остались в библиотеке, у каждого из нас своё излюбленное место, у меня диванчик у окна, а у него диванчик подле шкафа с альбомами картин земных художников. Я укладываюсь поудобнее, пепельница на животе, Васо лежит в ногах, Берка дразнит моего зверика, расчёсывая ему хвост. Одно магическое существо резвится, второе спокойно наблюдает за хулиганствующей Беркой, всё равно ему не поймать шуструю малышку.

  Я курю и пытаюсь охватить разумом происшедшее за последние два месяца. Ещё семь месяцев назад мне казалось, что драйва в моей жизни явно не хватает. Теперь этого драйва хоть ложкой ешь и что? Жизнь так вертит нами, что я еле успеваю почёсывать ноющие бока, а уж стоит вспомнить недавние события в королевском дворце, так и вовсе по шкуре мороз продирает.

  А сундучок с сюрпризом? Если моя способности воздавать всем сёстрам по серьгам существует на самом деле, то королева Малори сейчас лежит при смерти, или не лежит, но вскорости тем или иным способом покинет этот мир. Хорошо бы, недаром же один умный человек сказал однажды «нет эльфы, нет проблемы».

  Орон листает очередной альбом с картинами Босха, его эльфийский разум способен положительно воспринять аллегории художника. А вот я не могу без содрогания смотреть на паукообразных женщин, синюшные лица грешников и тупые крестьянские лица.

Что самое смешное, Славке этот художник тоже нравится. Что они в этих картинах находят, понятия не имею! Особенно, эльф. Перворождённому самой природой полагается любить красоту во всей многогранности, я так и сказала нашему ниндзяку. Ответ был вполне эльфийским: эти картины делают восприятие действительности полнее, отчетливее, и я очень легко нахожу равновесие в беседе души с миром. Я едва удержалась, чтобы пальцем у виска не покрутить.

  Ненормальные у нас эльфы. Тарин, например, магией обривает голову до зеркального блеска, и это при том, что у него отрастают роскошные пепельные волосы. Тут почти у каждого клана свой цвет волос, можно сказать, фамильный признак. Орон угольно-чёрный брюнет, Тарин пепельный блондин, Говорящие С Предками серо-голубые, у Джейл волосы цвета гречишного мёда. Приёмный её папенька отливающий рыжиной шатен. У полукровок же волосы получаются немыслимых оттенков, может ещё и поэтому эльфы их не признают законными детьми рода? А вот интересно, мой бодигард женат? А дети? О своей семье он молчит. Я вопросов не задаю, ибо это не моё собачье дело. Скорее всего, у нашего диверсанта ни детей, ни плетей. А куда эльфам спешить?

***

     ... Проснулась я от щекочущего прикосновения к щеке — Васо шевелит усищами. Ох, тело слегка затекло, потяну-уться, книжка падает на пол. А за окнами уже зимняя тьма, светильник еле тлеет.

  Звук гонга! Ух ты, уже ужин, вот это я вздремнула! Есть совершенно не хочется, но домашние меня не поймут, поэтому с обречённостью смертника плетусь вниз жевать этих питательных каракатиц с зубодробительным названием. В принципе оно съедобно, но толку чуть. Что вы, госпожа, господин целитель лично приказали нашему Бенгусту готовить «этих морепродуктов», сейчас как раз сезон ловли. Должно помочь набрать вес. Может, кому и должно, а на меня морепродукт не действует. Охо-хо-хохонюшки, трудно жить Афонюшке.

  Все уже в столовой.

  — Бабуль, как себя чувствуешь?

  — Не дождётесь.

  — Понятно, — Васька скалится.

  Весело ему. Через часок Славка тебя ещё больше порадует повестью о сундучке.

  — Как вам понравился спектакль? — это господин тен Ферри светски беседует.

  — Впечатляет.

  Васька лаконичен, но выражение лица говорит само за себя.

  — А что, в кабачок не ходили? Вы же собирались менестреля послушать.

  — Менестреля! Ни дать, ни взять Витас! Как в одной форме отливали, волосёнки жиденькие, брюки в облипочку. Цепками и кольцами увешан с ног до головы. Я-то, простая душа, думал, что здесь таких идиотов не разводят, — Васька довольно обозрел стол.

  — Просто у Вацлава плохое настроение, — Белма кивком поблагодарила Талкома за чистую тарелку.

  У нашей орчанки тарелки долго не живут, её магия плохо сочетается с эринским фарфором, так что у нас ей ставят нержавеющую посуду.

  — А кто ему испортил настроение?

  — Сначала голос певца. У Тина из рода Цепин сильный и резкий голос, многие жалуются на зубную боль во время его концертов. Стоит ему издать звук в определённой тональности, как все начинают стонать от боли, — ответствовала Белма.

  — Надо же, оружие массового поражения, — хмыкнул Славка.

  Джейл мягко улыбнулась и у всех присутствующих лица засветились улыбками в ответ, прелестная у нас эльфочка, радость и нежность в чистом виде.

  — Не только голос певца испортил настроение нашему другу, дорогая Белма, но и тот навязчивый орк, что пытался оказать тебе внимание.

  — Внимание! — фыркнула орчанка, — моему младшему кузену надо бы аккуратнее проходить мимо меня и моих друзей!

  — Белма засветила кузену в глаз, когда он наступил ей на ногу. И что-то весьма невежливо квакнул, вроде ему места мало. Но между нами, бабуль, там с танком разъехаться можно было, — Васька невозмутимо отправил в рот полную ложку салата.

  Кто б его вилкой пользоваться научил? У меня не получается!

  — И что дальше?

  — Нас вежливо попросили уйти, — пропела Джейл.

  — Ага, двое орочьих громил, каждый шире меня в два раза, — Васька фыркнул.

  — Так-так, госпожа Белма, а с виду такая приличная девушка. Затевать кабацкую драку в культурном месте, ай-яй-яй! — это Славка развлекается.

  Белма мечтательно прищурилась:

  — Ничего, я на нём ещё отыграюсь! Вскорости состоится турнир орочьих родов, вот там и посмотрим, у кого руки косо растут.

  После ужина Васька со Славкой уединились в библиотеке, девочки уселись на ковёр в холле, обложились конспектами и с помощью Васо занялись конструированием целительской формы.

  ... Как мне нравится тишина, нарушаемая тихим шелестом страниц и еле слышным шёпотом девчонок. Беата ушла отдыхать вместе с внучкой, так что у камина нас двое, я и Орон, а за нашими спинами шуршат конспектами студентки.

  Я намерена дождаться Тарина, отправившегося во дворец на разведку. Ороновы сокланы обещали разузнать всё возможное о магах из королевского списка. О трёх волшебниках-эльфах Орон уже поведал, два сильных воздушника, к тому же оба маги разума. Третий в списке огневик, у него также сильно развита способность к разуму. Тут следует помнить, что за долгую жизнь эльфам удаётся прилично развить стихийные способности во всех направлениях, но какое-то одно традиционно культивируется во славу рода. В свете сказанного мне мало не покажется, магов там много. Правда, мы пару недель только маг-договоры будем сочинять, а потом господа королевские колдуны будут корректировать сочинённое нами. После чего я и Славка станем придираться к их изменениям, а они к нашим, поэтому на месяц свободы я могу спокойно рассчитывать. И уж за этот месяц я постараюсь отработать с Тарином и Ороном все подвластные эльфам стихии вплоть до Тьмы, есть тут и такие умельцы среди эльфов.

  Орон встрепенулся, замер. Ага, сообщение получил.

  — Тарин скоро будет, только заедет домой переодеться.

  Хорошая новость, вот и Васька со Славкой спускаются. Не сговариваясь, мы решаем не впутывать Белму и Джейл в наши приключения. Девочкам оно ни к чему, это дела нашего семейства. Я отправляюсь в подвал встречать Тарина, там у нас стационарный телепорт, хотя этот эльф настолько силен, что может телепортироваться из любой точки в любую.

  Кто куда, а Славка марширует к бару, сейчас набулькает господам присутствующим Таринова коньячку. Свои настойки он тестирует на наших егерях, эльфы не слишком уважают крепкие напитки, поэтому господа перворождённые незатейливо балуются винишком. Внучек проводил мою рюмку долгим взглядом и только головой покачал. Ещё один воспитатель на мою голову, теперь они со Славкой будут меня строить дуэтом, нет в жизни справедливости.

  Господин ден Сиутэни спокоен, вежлив и по нему не скажешь, что новости убойные. Впрочем, самые неприятные новости он сообщает с весьма светским видом, что значит дворянское воспитание!

  — Яна, нынче вечером ты выглядишь очень стильно.

  — Ты слишком добр ко мне, — возвращаю ему светскую фразу.

  Васька хмыкает, Славка делает вид, что не расслышал, Орон принюхивается к своему стакану. Понятно, из меня светская дама, как слесаря программист. Ничего не попишешь, начинать учиться светскости надо с колыбели, а мы всё больше с советской и российской школотой дело имели, не считая двух лет в аспирантуре.

  Господа эльфы занимают свои излюбленные места у камина, я украдкой смотрю на часы, детям пора спать, но девчонки даже не зевнули ни разу.

Наконец, Васька зевнул во весь рот:

  — Дамы, а не пора ли нам спать?

  Белма рассеянно кивнула, Джейл грациозно поднялась с ковра, сгребла конспекты и побрела в ванную, за ней потянулась Белма, замыкающим Васька. Молодёжь разбрелась по комнатам не скоро, побегали туда-сюда и угомонились где-то через час. Наконец-то, господи, спаси-помилуй! То их не добудишься, то в постели не загонишь!

  — Давай, дружище, не томи! Рассказывай.

  — Дело обстоит не то, чтобы плохо, но и не слишком хорошо. Не выходя из дворца, исчез младший родственник её величества, господин Аргун из рода Синего Пламени. Магическим взрывом неизвестной природы уничтожена гардеробная королевы, пострадали две горничные и её величество, всего лишь немногочисленные ожоги на плечах и спине.

  — Жаль, что эти ожоги не четвертой степени, — бормочу по-русски.

  Всё-таки королева!

  — Дворец полон дознавателей, магов и гвардейцев, так что особых подробностей узнать не удалось. Однако, в беседе со мной маг из рода Серебряных Ив высказал весьма здравую мысль. Он решил, что в гардеробной её величества поработал демон пустоты. Маститые маги на его выводы внимания не обратили и напрасно. Молодость не помешала ему развить аналитические способности и надо признать, чутье у него присутствует. Я взял на себя труд просветить молодого волшебника о методах поиска следов упомянутого демона. И если юноша их найдёт, то следует ждать дальнейшего развития событий.

  — На фоне которых его величество может и позабыть о твоей особе, — кивнул мне Славка.

  — Поживём-увидим.

  Орон согласно наклонил голову.

  — Мы завтра же перемещаемся в твоё поместье, друг. Не исключено, госпожа, что события не позволят нам долго заниматься испытаниями.

  Я киваю в ответ.

  — Со стройкой справятся и без меня, расчёт с мастерами произведёт Беата, на ней же подбор персонала, как и на Саналере. Орон прав, надо спешить.

  С тем и разошлись по домам и комнатам.

***

     Утром я оповестила всех заинтересованных лиц, что отбываю в имение господина ден Сиутэни поправлять пошатнувшееся здоровье в благословенном высокогорном климате — мед горных пчел, варенье из эдельвейсов, горная земляника, дикая малина, прозрачные ручьи, стремящиеся с ледников и обжигающий гортань хрустальный воздух.

  Славка только хмыкнул:

  — Не надо свистеть подруга! Отдыхай, работай и не торопись объявлять джихад королевскому роду.

  — Это инсинуации! Лично я за мирный атом.

  — Да-да, все твои недоброжелатели вполне мирно склеили ласты, я помню. Деньги есть? Может, подкинуть? Ага, вижу, ну бывай!

  Васька аккуратно приподнял меня и расцеловал в обе щеки.

  — Бабуль, веди себя прилично, я проверю!

  Бенгуст притащил большую корзину с питьём и жареными каракатицами.

  — Вы уж проследите, господин Орон, чтобы госпожа это скушала.

  — Не сомневайтесь, Бенгуст, — мой бодигард подхватил корзину и баул с одеждой.

  ... Мгновенье тошноты, и мы на площадке боевой башни Таринова дальнего поместья. Да, того самого, где наши дети учились зельеварению и откуда их так неосмотрительно похитили приспешники приснопамятного Ориэла-младшего, ныне покойного, если кто забыл.

  Резкий окрик заставил меня присесть с перепугу, но Орон поднял руку и что-то выкрикнул в ответ на незнакомом языке. Да уж, нынче Тариновы сокланы бдят безопасность очень серьёзно.

Сколько я могла понять, имение представляет собой серию полигонов для магических испытаний, то есть для испытания магических заклинаний дома ден Сиутэни. Глава дома отныне — вдовствующая матушка господина Тарина ден Сиутэни. Руководимый ею дом уже три с половиной столетия специализируется на создании боевых заклинаний.

  Пару-тройку недель все здешние умельцы будут тренироваться на мне, обвешавшись мощнейшими из своих щитов. Прискорбное событие в королевском дворце показало, что я генерирую не только откат, но и какое-то противодействие смертельному проклятию. Именно этот странный феномен непонятной природы истощил мою тонкую натуру настолько, что меня едва откачали трое целителей.

И приглашённые в поместье анонимные маги, как и Тариновы сокланы, решили заняться этой интересной загадкой по просьбе господина ден Сиутэни. Подозреваю, что свою роль сыграла не только просьба. Скорее всего, моя анти-магическая личность интересна этим фанатикам, как сладкоежке новый сорт пирожного. А, кроме прочего, грядущие испытания проводятся, если можно так выразиться, нелегально. Тарин решил, что королю незачем знать о том, что в Эрин появились знатоки по «феномену тен Аори».

  Нас встречают, надо же. Эльф, обвешанный оружием с ног до головы, вежливо склонил пепельноволосую голову, украшенную толстенной косой.

  — Гичи покажет тебе твою комнату, Яна. До обеда располагайся в своих апартаментах, горничная ждёт. После обеда я представлю тебя магам и начнём.

  — Хорошо. Наверное, мы можем слегка ослабить охранный режим, Орон. Отдохните от своих обязанностей.

  — Не возражаю, — хмыкнул Орон, — правда, жизнь и немалый опыт отучили меня безоговорочно доверять даже самым мирным пейзажам.

  В отведённых мне покоях я замерла у широкого окна, выходящего на восток. Смотрела и не могла насмотреться на величественные горные пики. В этой части страны горы казались сошедшими с картин Рериха, голые скалы, покрытые ледниками. Прекрасно видны два ущелья, набитые спрессованным снегом, а в пределах досягаемости взора открывается величавая картина — огромный снежный язык навис над четырьмя тонкими четырёхугольными башнями в нижней части замка, точь-в-точь сванские башни. Наши горцы их так и строят — тонкими четырёхугольниками, располагая башню острой гранью угла в сторону наиболее вероятного схода лавин. Утомившись стоять, я подтащила к окну кресло, расположилась со всем удобством и... легко проснулась от прикосновения к рукаву.

  — Госпожа, ваш ждут к обеду. Разрешите помочь вам переодеться. Меня зовут Иннури.

  — Благодарю вас, Иннури, переодеваться незачем. Проводите меня в столовую.

  Милая девушка вежливо поклонилась, и мы спустились на три уровня ниже. Ага, это первый этаж, широкий коридор закончился ярко освещённой аркой, поворот направо и взору открылся огромный холл, со столом, накрытым к ужину. А вот это засада! Приборы-то эльфийские, и я, как бог свят, непременно запутаюсь в чёртовой уйме вилочек, ножичков, странных лопаточек.

  Я остановилась на границе света и тьмы, дожидаясь, пока взоры собравшихся эльфов устремятся в мою сторону. Тут же выполнила лёгкий общий поклон и, как мне показалось, твёрдой поступью направилась к Тарину.

  — Дорогой хозяин, — приветственно наклонила голову, — рада вас видеть в добром здравии.

  — Госпожа, — Тарин отдал поклон, — как вы отдохнули?

  — Прекрасно. Три четверти времени любовалась горными вершинами и одну четверть проспала в кресле у окна. Здешний воздух нужно разливать в хрустальную посуду и продавать жителям столицы за полновесное золото. Я всё ещё не могу надышаться.

  — Госпожа Яна, позвольте представить вам моих гостей, разрешите мне не называть их подлинных имён, поскольку наше собрание не совсем законно.

  — Дорогой друг, ты можешь с полным основанием сказать, что оно совсем незаконно, — седой эльф выступил вперёд, — госпожа, мне очень нравится обычай вашего народа целовать дамам руку. Вы можете звать меня Первый.

  — Следующий волшебник станет Вторым?

  — Конечно. Но вы можете звать их так, как сочтёте нужным.

  — Прошу всех к столу. Госпожа, ваш прибор справа от меня.

  — Мне приятна ваша тонкая вежливость, мастер Тарин, я вижу мой собственный прибор. А где телохранитель?

  — Орон пожелал отужинать в своих апартаментах, госпожа, — седовласый приблизился к своему креслу слева от меня.

  Человеческое воспитание, в отличие от эльфийского, часто оставляет желать лучшего. Здесь даже исподтишка никто не таращится на непонятную старуху. Сотрапезники не ухмыляются, не переглядываются, никак не реагируют на единственного человека за столом. Сколько могу судить, все негромко переговариваются со всеми и над столом стоит тот приятный ровный гул, что умиротворяет получше колыбельной.

  Седовласый собеседник уделял всё своё время мне, надо полагать, господин Первый явно играет тут одноименную скрипку. О, господи! Опять эти каракатицы!

  Я умоляюще взглянула на Тарина, и он, добрая душа, велел унести «морепродукт» к чёртовой матери. Точно вам говорю, нашему эльфу памятник поставить надо.

  Особенно привлекательно в эльфийском застолье то, что порции блюд предлагаются крошечные, одна-две ложки, пища очень лёгкая. Съеденное не обременяет желудок, и рождает приятное ощущение сытости и довольства. Мне странно и непривычно видеть волшебников, левитирующих понравившееся блюдо к себе и возвращающих его на место. Некоторое время, затаив дыхание, я ждала, что вот сейчас со звоном столкнутся в воздухе тарелки, едоков-то полтора десятка!

  — Забавно выглядит эльфийский обед, не так ли, госпожа? — седой эльф налил в мой бокал серо-сизого напитка.

  — Скорее, познавательно, — буркнула я, — что это такое?

  Недоверчиво принюхалась к бокалу.

  — Укрепляющий эликсир, госпожа, можете пить без опаски.

  — Дело не в моих опасениях, господин Первый. Никому не известно, как этот напиток сочетается с моим собственным укрепляющим эликсиром.

  — Согласен, ваш эликсир с вами сейчас?

  — У моего телохранителя.

  Седой кивнул, сжал двумя пальцами причудливый медальон и негромко пропел в него какую-то фразу.

  — Сейчас мой слуга всё выяснит. Как вы находите наш мир, госпожа?

  — Господин Первый, вы позволите называть вас Ваном?

  — Разумеется. И что такое Ван?

  — На одном из языков моего мира это и значит «первый». А что касается мира под названием Эрин, он теперь и мой тоже. И нам хотелось бы жить в нём долго и счастливо. Но не всегда получается, знаете ли.

  — Да-да, я наслышан. Удовлетворите моё любопытство, госпожа, как вы объясняете свои способности?

  — Я и сама не отказалась бы узнать каковы они, эти способности. То, что срабатывает в форс-мажорном режиме, трудно назвать способностями. Скорее это неуправляемая стихия.

  — О каком режиме вы говорите?

  — О режиме, в котором организм вынужден задействовать все свои возможности для стабилизации ... э-э... устранения опасности.

  — Говоря о способностях, вы подразумеваете, что у вас их больше, чем одна?

  — Так и есть. Отмечена нечеловеческая сила во второй ипостаси. Утверждалось также, что я обескровила трёх магически созданных существ. Один нехороший эльф метнул в меня ярко-синий шарик неизвестной мне природы, и он не сработал. Магические зелья на меня не действуют. А если вспомнить странные ослепительные круги, расходящиеся от меня в малом королевском зале, то остаётся только задавать вопросы.

  — Мы постараемся вместе отыскать ответы, госпожа.

  — В идеале я бы хотела управлять этими способностями.

  — Ваш случай уникален. Все, являвшиеся ранее, были эринцами, поэтому предсказать их действия было несложно. В вашем случае мы вынуждены идти ощупью в темноте. Кроме того, времени у нас немного и на грандиозные результаты я не рассчитываю. Однако, разобраться в природе ваших отклонений от нормы мы сможем. Нас тут пятнадцать магов, практикующих разные стихии, шанс есть. Не исключено, что позже к нам присоединится глава вашего клана.

  На мой удивлённый взгляд Ван пояснил с тонкой иронией:

  — Глава рода Говорящих С Предками и его внук, так своевременно спасённый вами из рук недоброжелателей.

  — Вы преувеличиваете, мальчик все устроил своими руками, просто ему не хватило сил отбиться от гвардейцев короля.

  — Вы сделали для него то, на что не всякий человек осмелится, не выбросили вон из кареты, спасли, помогли связаться с семьёй.

  — Пустое, господин Ван. Давайте вернёмся к предмету нашей беседы.

  — Предлагаю вернуться к обеду, — седой так замечательно улыбнулся, что я невольно смутилась.

  — Извините меня, увлеклась.

  — Мне нравится ваша целеустремлённость, госпожа. Вы хорошо образованы, значит понимаете пользу и необходимость сотрудничества.

  Эльфы вежливо подождали пока мы с Ваном закончим обед и разошлись готовиться к испытаниям, а я и седой эльф уселись на согретые солнцем камни вблизи первого из полигонов и продолжили беседу. Я подозвала Берку, надо покурить, после обеда самое оно. Конечно, здесь ветрено и элементальку можно не беспокоить. Однако запах табака не всем приятен, и мне не нужно, чтобы эльф терпел неудобства в виде сигаретного дыма.

  — Меня интересуют все ваши ощущения в момент входа в состояние второго облика.

  — Тяжесть в руках, зуд вдоль позвоночника, расфокусировка зрения.

  — А обратное превращение?

  — Не поверите, ощущение льющейся на голову горячей воды. И, если это может помочь, меня тошнит при прохождении через портал. Первым порталом меня притащило из прежнего мира в Эрин. Я без содрогания вспомнить не могу, как меня полоскало.

  — Понятно. А вот наши первые испытатели.

  Оглядываюсь, восемь эльфов клана ден Сиутэни плюс Орон бодренько маршируют в нашу сторону. Отсылаю вертящуюся надо мной Берку подальше, кто этих магов знает, ещё развоплотят малышку случайно.

  — Прикажите магам окрашивать свои воздействия разными цветами, чтобы я видела, какую из стихий они запускают в мою сторону. Это для начала, а потом попробуем те же воздействия, но без красителя.

  — Сформулируйте точнее, что означает ваше предложение.

  — Если я буду видеть воздействие, то смогу точнее запомнить какое именно ощущение какому заклинанию соответствует, понимаете?

  — Здравая мысль, согласен.

  А потом началось! Маги обвешались щитами, договорились об оттенках «магического красителя», два немолодых целителя расположились неподалёку за слегка тонированным воздушным щитом.

  А потом в меня стреляли из каких-то устройств огнём, поливали водой, затем огненным дождём, бросали каменными снарядами, горящими ледяными сосульками. И после каждого воздействия дотошно выспрашивали об ощущениях, вновь повторяли эксперимент, вновь опрашивали.

  Магов, случалось, оттаскивали в сторону, некоторые честно уходили на своих ногах. Щиты рушились то беззвучно, то с оглушительным грохотом, а один из щитов лопнул с надрывным визгом, вызвавшим у меня нечто вроде обморока. В целом же моё состояние оставалось стабильным. Усталость присутствует, что и неудивительно, попрыгайте по площадке, изображая безумного кенгуру! Мне же не двадцать лет, шесть десятков как-никак. А прыгать пришлось, инстинкты штука непререкаемая и когда тебе в лоб летит огненный сгусток, поневоле шарахнешься в сторону. Под конец я взмолилась об отдыхе! На моё счастье щиты полигона нуждались в восстановлении, так что господин Ван прекратил испытания до момента установки новых щитов.

  Шестеро незнакомых сокланов Тарина встали по контуру полигона и затянули магический речитатив, а я рухнула на созданную Тарином воздушную подушку. Чёртовы фанатики!

  И, к сожалению, не удалось вызвать ощущения настоящей опасности, чтобы произошёл выброс в кровь адреналина, о чём я сообщила Тарину и тут же пожалела об этом. Наш глав-эльф пристально уставился на меня и очень уж быстро направился в сторону распоряжающегося старшего эльфа.

  Мысленно сплюнула, ну кто меня за язык тянул? Эти одержимые сейчас устроят мне выброс адреналина, мама не горюй! Но с другой стороны, пусть уж лучше эти маги, чем королевские! И должна же я выяснить свои особенности наконец! Так что терпим и улыбаемся, улыбаемся и терпим! И заряжаемся злостью, здоровой злостью ни в чем не повинного человека, вынужденного заниматься всякой хренью вместо того, чтобы просто жить и радоваться жизни!

  Оронова рука протягивает мне стакан с эликсиром, о как, моя охрана бдит. С кряхтеньем поднимаюсь на ноги, залпом выпиваю стакан и мрачно тащусь в центр круга. Сейчас я вам устрою демонстрацию возможностей. На ходу меняю облик и мельком отмечаю весьма заинтересованный взгляд целителя.

  Киваю магам — готова! Ко мне несётся сосулька, машинально вскидываю руки к лицу и меня мгновенно окутывает синее защитное сияние с картинок Васо, и сразу выясняется, что синее пламя вижу не только я.

  Ван хищно подался вперёд:

  — Стоп! Это щит?

  Сосулька повисла у щита. Протягиваю руку, она свободно проходит сквозь синее сияние, ничего себе, проницаемая с моей стороны завеса-щит?

  — Госпожа, можете удержать этот щит некоторое время?

  — Могу!

  — Ощущения от щита?

  — Никаких ощущений.

  — Тогда просто держите.

  Маг развеивает застывшую в воздухе сосульку. Старший эльф шагает к центру круга, за его спиной неслышно смыкаются щиты, сам Ван тоже окутан нестабильным сиянием. Он осторожно пытается проникнуть за синюю завесу сначала деревяшкой, а потом и собственной конечностью. С его стороны защита непроницаема для материальных предметов, зато с моей очень даже проницаема! Наши руки встречаются в рукопожатии, причём без всяких препятствий или эксцессов со стороны магии.

  — Интересно... — Ван обходит меня по кругу, разглядывая пресловутую «защиту», — это не щит, как мы это понимаем.

  — Одна из ваших соотечественниц выразилась в том смысле, что это энергетическая защита, создаваемая синей составляющей крови.

  — Вот как...— седой эльф задумался, — я склонен согласиться с выводами юной эльфы.

  — Откуда вы знаете, что она юная?

  — Только очень молодая волшебница может не знать, а, точнее, позволить себе забыть, что энергетических щитов, основанных на магии крови, не бывает.

  — Значит теперь бывает, господин Ван.

  — Я бы очень хотел разобраться в природе такого щита. Вы позволите?

  — Конечно, сколько угодно. После вас мною займутся королевские маги, и очень не хочется демонстрировать им свои возможности. Что-то придётся обнародовать, что-то я намерена скрыть. Так почему бы не этот щит? Словом, вы можете на меня рассчитывать.

  — Я чрезвычайно признателен, — седой слегка поклонился, — сейчас мы устроим перерыв, нужно обсудить план тренировок с учётом вашей новой особенности, так что продолжим или завтра, или после ужина.

  — А давайте продолжим сейчас. Зачем терять время? Да и ваши коллеги накопят экспериментальный материал по этой защите. Начнём?

  Ван выразил согласие, и мы продолжили. Синее пламя вытягивалось навстречу бросаемым заклинательским конструктам, энергия заклинания гасилась без полномасштабного отката, хотя нечто вроде отката и присутствовало, у одного эльфа даже кровь носом пошла, однако ничего смертельного не случилось. Пламя, молнии, лава, лёд, вода, тонкие воздушные лезвия и воздушные кулаки одинаково быстро гасились этим щитом. Только нестерпимо хотелось есть уже после часа работы, о чём я тут же сообщила седому.

  — Сделаем перерыв на еду, — старик распорядился подать перекус прямо на полигон.

  Выходит, не только эльфы здоровы насчёт покушать, я быстро очистила огромную тарелку и попросила ещё. Видел бы меня Бенгуст!

  — Осталось испытать вашу защиту Тьмой, — Ван осторожно опустил тончайшую чашечку на серебряный поднос, — вы готовы?

  — Всегда готова, мастер!

  Я бодренько отправилась в центр круга. Внезапно, щиты вокруг полигона потемнели, явно эта их Тьма сильнее прочих проявлений магии. Отчего-то Тьма мне кажется квинтэссенцией всех прочих стихий и не исключено, что она способна поглотить и переварить всё, как космические черные дыры.

  Невысокий тонкий эльф остановился напротив меня, не пересекая границы круга, чёрный сгусток полётел в мою сторону, и синяя защита мгновенно стала прозрачной. Я стремительно отпрыгнула с траектории полёта непонятной субстанции. Как выяснилось, зря. Моя защита вновь стала синей, а сгусток медленно, как нефтяная клякса, стек на плиты, повторяя изгибы шита.

Как интересно! Не только щит поменял цвет, но и клякса из чёрной стала тёмно-серой. И что это значит? Я присела, разглядывая кляксу, подула на неё, поверхность заколыхалась, как вода в стакане.

  Ещё с полчаса меня обстреливали сгустками разного размера. С тем же эффектом. Так что у господ эльфов есть о чём поговорить после ужина.

  Дальнейшие испытания происходили без синей защитной субстанции и, бог ты мой, чем в меня только не запускали! Как в той поговорке «и у печки бита, и о печку бита», а в моем случае можно сказать, что и печкой бита.  Всё-таки я человек, а у нас предел выносливости изрядно ниже, чем у эльфов. После целого дня трудов господа эльфы шустрые, бодренькие, разве что несколько бледнее, чем в начале. Я же еле ноги переставляю, считая ступени лестницы, ведущей в нужный мне коридор.

Теперь понятно, отчего после аварийной остановки магического болида я почти впала в кому. Истощение — это следствие расхода материала организма на тот странный синий щит, не зря же я сегодня так оголодала после часа работы, что готова была съесть Бенгустовых жареных каракатиц. И съела почти две тарелки.

  Принимая ванну и переодеваясь к ужину, я всё размышляла о природе щита. Если на него тратится материал (или энергия) крови, как предположила наша Джейл, то напрашивается закономерный вывод: ответственность за недавнее коматозное состояние несу лично я.

Скорее всего, на адреналиновой волне я держала этот щит не только над своими мальчиками, но и над половиной зала. Тогда встречный вопрос: почему никто не видел самого щита? Уж магов там было, как собак нерезаных. Но если этого не видели даже королевские маги, то снова напрашивается вопрос: а был ли щит? Остаётся принять рабочую гипотезу — пресловутая защита есть энергетический щит крови, против которого была использована магия Тьмы. А из крови безнаказанно энергию тянуть невозможно, ибо количество её в человеке ограничено. Эльфы регенерируют быстро, у них, во-первых, метаболизм бешеный, а во-вторых, магическая составляющая крови настолько выше людской, что и сравнивать смешно. Так что моя гипотеза имеет полное право на существование.

  Ловлю себя на том, что стою напротив зеркала, сверля неподвижным взглядом собственное отражение, а за моей спиной так же неподвижно замерла миленькая девушка, назначенная мне в горничные. Ну и терпение у малышки, я б уже раза три кашлянула, чтобы вывести визави из задумчивости. Обозреваю картинку в зеркале, ну вид, старая вешалка для брючного костюма.

  — Спасибо за помощь, Иннури.

  — Всегда к вашим услугам, госпожа.

  — Проводите меня в столовую, пожалуйста, я слишком устала, чтобы плутать по здешним коридорам.

  А так непременно случится, если я попытаюсь справиться своими силами. Мы не спеша перемещаемся переходами, спускаемся по какой-то лестнице и вот он, широкий коридор со светящейся аркой в конце.

  Тарин машет мне с другого конца столовой, понятно, господа эльфы винцом балуются.

  — Госпожа, за время нашего знакомства, я ещё не видел вас в единоборстве с крепкими напитками.

  — Как вы деликатно обозначили состояние опьянения, дорогой хозяин. В единоборстве с напитками в моем случае выигрывают крепкие напитки. Я укладываюсь на первой же горизонтальной поверхности и впадаю в спячку.

  Господин Ван протягивает мне сизо-серый напиток.

  — Ваш телохранитель не возражает против моего эликсира.

  Оглядываюсь на Орона, наш ниндзя кивает, значит, пить можно. Ты скажи, как он меня вымуштровал!

  — Выпейте, госпожа, пока слуги сервируют ужин.

  Вкус приятный, в воздухе запахло не то чабрецом, не то иссопом, решительно это травяной настой. Выпиваю залпом.

  — А ещё можно?

  — Разумеется, вам его подадут к ужину. Вместо вина.

  Ужин не затянулся. Похоже, всех распирает поделиться информацией. Хозяин предлагает занять большую гостиную, ибо нас девятнадцать человек и каждому надо предложить удобное сидение, все устали. Даже эльфы. Меня усаживают возле низкого столика, на котором стоит та самая настойка, мне это надо пить до тех пор, пока организм не скажет «стоп».

  Первым разрешили высказаться самому молодому из магов. Так принято, если обсуждение носит общественный характер, дескать, устами младенцев. И к моему приятному удивлению, мальчик озвучил версию Джейл, некая (и возможно, не магическая) составляющая синей крови формирует эту самую энергетическую защиту. Мой щит нематериален, как и всякий магический щит. Скажем, стандартные защиты эльфов основаны на использовании энергии стихий, а моя явно обращается к собственной крови, именно поэтому поддержание щита в рабочем состоянии так быстро обессилило. Стало быть, моя кровь — носитель энергии. Все прочее я не слишком поняла, поскольку термины были совершенно непонятны. Закончилось тем, что под рокот приятных баритонов я самым наглым образом уснула. И как потом рассказал Тарин, в сонном состоянии и в хозяйском кресле гостью левитировали в спальню, где уже ждала Иннури.

  В последующие дни меня добросовестно старались угробить ещё шесть магов, двое из пятнадцати оказались целителями, слава богине Шонге! Господин Ван и прочие маги так и не смогли вывести меня из себя настолько, чтобы защита включилась на максимум, увы.

  В один из вечеров я и Ван задержались в гостиной дольше всех и вскоре выяснилось, что я охотно и подробно рассказываю седому эльфу историю собственного появления в мире магии. Осознав, что мастер разума едва не вывернул меня на изнанку без всякой магии, я долго смеялась. Правильно говорят североамериканские индейцы — не важно, кто едет впереди, важно кто командует стой. Фигурально выражаясь, этот Ван один из тех, кто владеет ядерным чемоданчиком в Эрин.


Вацлав тен Аори


  Снова конец учебной недели и теперь начинается то, что в старом мире назвали бы экзаменационной сессией. Зачётки, как и экзаменационные билеты, отсутствуют напрочь. Расписание экзаменов тоже никто не вывешивает у деканата, хотя дата начала испытаний уже известна. Прочие даты сообщаются после сдачи первого экзамена, такова порочная практика здешнего ВУЗа.

  Ни один из преподов не обеспокоился билетами для экзаменов, что весьма непривычно для студента планеты Земля. Интуитивно это понятно, но мой вопрос «а как насчёт экзаменационных билетов» вызвал недоумение практически у всех наставников. Все задали ответный вопрос «зачем?» И я сам себя спросил — а правда, зачем? Чтоб успеть написать шпаргалки, что ли?

  Имею все основания думать, что из двадцати трёх адептов первого курса останется едва ли половина, зато к началу второго семестра прибывают двенадцать орков из Южной академии, в рамках обмена студентами. Надеюсь, среди них не будет зама покойного ден Вайо.

  Из королевского дворца известий пока нет. Неслабая возня в дворцовом гадючнике присутствует, Белма напрягла сокланов, служащих при дворе, поделиться инфой, но до сего дня новости оттуда поступали однообразные. Работает целая комиссия, выясняющая происхождение демона пустоты, который так мило порезвился в покоях её величества. След напрямую ведёт к королеве, поэтому король законопатил супругу в дальний замок строгого режима до её разрешения от бремени. Что потом?

  Из последних новостей, озвученных Белмой буквально полчаса назад, имеем не слишком достоверные сведения о том, что его величество занят расследованием заговора князей Эуге против сюзерена. Нормально так бабулин сундучок сработал и якобы вскрыл заговор высокопоставленной родни супруги, во главе с супругой, надо полагать. Правда, Джейл выражает сомнения в справедливости сего утверждения, поскольку карательных мер супротив Эуге пока не замечено, а они должны были последовать.

  Скорее всего, в королевском дворце в полном разгаре процесс раздачи люлей, что вроде как делает невозможным бабкино участие в королевских забавах с синей анти-магией. Мадам спешно отбыла на испытательный полигон в дальнее поместье Сиутэни, где магические спецы пытаются нащупать магию тен Аори. Бабуля пока вроде не пострадала от магических атак и раз в два дня присылает коротенькие писульки типа «жив, здоров, служу, Суворов».

  Белма с Джейл зарылись с головой в свои конспекты и повторяют теорию, я тоже не сачкую, куда там! И захочешь, не откосишь от предметных испытаний, а такие будут во всей красе, а боёвка точно будет. Исвир Белый Орёл уже пообещал своё пристальное внимание каждому из нас.

  Экзамены грядут, а затем нас ждёт длительная практика. Меня немало озадачил непреклонный и какой-то яростный отказ наших согруппничков поучаствовать в лечении жителей столицы. Я только плечами пожал и не стал объяснять, что полгода пролетят быстро, и без должной практики окажутся они в глубокой попе, причём все четыре буквы будут заглавными! Да, бабка права, дураки не родом ведутся.

  Больничка наша готова, укомплектована расходниками и медперсоналом. Беата осваивает лабораторию вместе с внучкой и молодой оркой Диали из рода Белмы. Главврачом бабка заранее поставила молодого целителя из рода ден Освал — Махарги (можно обращаться целитель Харги). Мы трое, нелюдские девчонки и я, числимся помощниками целителя и по окончании экзаменов приступаем к работе в лечебнице. Две знахарки из рода наставника Исвира будут медсёстрами.

  Дядь Слава и Беата нашли санитарок в нашу больничку, двух немолодых, но крепких полукровок из какого-то захудалого орочьего рода, а уже они привели в нашу больницу своего соседа, настоящего мастера-на-все-руки по части сломать, сложить, починить, привести в порядок любой механизм. Так что нашему сторожу и завхозу Джету прибавилось хлопот, всех зачислить в штат, выдать спецодежду, инструментарий для работы, снабдить амулетами магоочистки и уничтожения. И он же теперь ведёт учёт рабочего времени и начисляет зарплату работникам.

  Все денежные поступления, а они уже есть, проходят через его руки. Больничка работает пока без нас, шустрые гавроши постарались разнести по небогатым кварталам весть о лечебнице, где любой может получить целительскую помощь за не очень большую плату. Или по бартеру, продуктами или услугами. Молодой главврач и Беата уже излечили пятерых детишек с пневмонией и какой-то странной болезнью сердца, вылечили перелом старому метельщику с улицы Гончаров, так что герой метлы и лопаты дважды в неделю бесплатно приводит в порядок территорию около больнички.

Серьёзных случаев пока не было, и стационар пустует, но работы у всех под завязку. Быт едва начал утрясаться, лаборатория только развернула деятельность и уж там-то работы хватает всем и даже гаврошам, которые с благословения наставников выполняют обязанности по охране объекта, для чего и поселились в домике для персонала, есть там и такой, перестроенный из амбара.

  Бабка отсутствует почти три недели, и вестей уже не шлёт, за неё старается Орон, он дважды нанёс нам внеплановый визит, рассказывая по вечерам, что мадам так устаёт, что иногда её левитируют с полигона в отведённые апартаменты. Но тем не менее бабка жива-здорова, по обыкновению иронична и склонна подшучивать над собой.

  С дядь Славой они дважды обсуждали какие-то энерго-сохраняющие конструкты. В природе её отката-защиты маги разобрались, но в плане противодействия бабкиному откату это ничего не даёт. Кроме того, они обнаружили в её арсенале какой-то «щит крови» и теперь бабка учится управлять своей «немагией», однако получается у мадам не очень. Как я понял, у неё проблема с дозированием расхода энергии синей составляющей крови.

Все участники её избиения сходятся во мнении, что таковой контроль на уровне мозга невозможен. Получается, что для поддержания того синего щита требуется насыщение бабкиной крови питательными веществами напрямую. Владей она хоть крупицей магии, это было бы несложно устроить простым амулетом, а так — извините, мадам. Кушайте много и регулярно, после чего и будет вам счастье.

  Я потянулся, перекатываясь по кровати. Пора вставать, скоро завтрак.

  А насчёт пресловутых свойств крови надо крепко подумать. Огонь и вода тут живые и разумные, так почему бы крови... стоп-стоп! Вот только ереси нам не надо! Кровь тоже жидкость на основе воды, кстати, так почему бы... Нет, точно, пора вставать, а то я от безделья такого нафантазирую, что Толкиен удавится от зависти, наперегонки с Айзеком Азимовым.

  Пришёл бы кто-нибудь и дал пинка, что ли, а то больно вставать неохота. Хыть! Прямо на спину обрушился Васо, а весит наш горностай примерно, как дядь Славин мейн-кун Аркаша, и давай топтаться по спине, выпуская неслабые коготки, не иначе у Аркадия научился будить непонятливых членов семьи. Да встаю, встаю уже!

  Васо отпрыгнул в сторону и показал мне картинку, большие страдающие глаза Гранки тен Фор, любовь у неё! Господи, спаси нас от влюблённых дур, а от врагов я и сам избавлюсь. Тонкая, как папиросная бумага, бледная, как фруктовая моль! А уж глупая! Пробковое дерево по сравнению с этой девчонкой просто Эйнштейн, а вот поди ж ты, талантище у неё. Лечит наложением рук, как истинная эльфа!

Кстати, татуировка полукровки присутствует во всей красе, это род ден Сирто отметился, папенька её, видимо, редкостный козёл. С одной стороны, жалко малышку, дёрнуло же втюриться в Вацлава тен Аори, а с другой — жалко уже Вацлава. Тут я сам виноват, кто просил утешать это рыдающее недоразумение? По головке гладил и убеждал, всё у тебя получится, не обращай внимания на дураков, это они от зависти, а у тебя так классно получается! И, как мне объяснил уже господин Берг, девчонке ни в коем случае нельзя корректировать память и эмоции пока юный организм талантливой волшебницы не сформируется окончательно! Да пока он сформируется, я, блин, состарюсь! Девчонка страдает и не может сосредоточиться на учёбе, а ведь её готовят в целители правящего дома, с такими-то способностями! А тут любофф и вся учёба побоку.

Ректор и господин Берг в расстройстве, я в диком озверении, поскольку мне уже попытались намекнуть «господин Вацлав, отчего бы вам просто не поговорить с юной коллегой, не прогуляться». Делать мне больше нечего! Пусть ваш милый принц полукровок выгуливает. В конце-то концов, кому нужен целитель столь редкостной направленности, мне или королевскому дому? Приносить жертвы на алтарь этого дома я не нанимался!

  Нас всех до стёртых зубов забавляет популярный здесь тезис — лучшее принадлежит королю! Да манал я этот тезис и всё королевское семейство в придачу. Им и горя мало, всего лишь заговор расследуют, ур-роды! А бабка убивается на полигоне уже четвертую неделю! Я бы охотно напомнил главному королевскому магу, что она у нас не молоденькая эльфа с их запасом жизненных сил. Мадам крепкая старуха, конечно, но вытягивание жил всеми магическими средствами явно не идёт ей на пользу.

  Скорее всего, это его высочеству загорелось потрогать бабкину анти-магию, а тут такая кислота — случился заговор супротив его королевского величества. Так что, слава богине Шонге, пока этому сволочному семейству не до мадам тен Аори. Я сам пред статуей Шонги пудовую свечу поставлю, если богиня всем воздаст по заслугам, скажем, королю королевское и его выползкам то же самое. А ведь его величеству до свербёжки желается выяснить природу бабкиного отката, сильно хочется, аж зуб крошится.

  Ладно, всё это пустопорожнее. Хорошо, что выходной сегодня, можно в больничку наведаться, практики у меня маловато. Всего-то два хирургических вмешательства без магии, зуб я выдрал мужику под синькой (сто пятьдесят граммов спирта!), на него лидокаин не подействовал. Ну, и флегмону резал почти год назад и всё!

  ...О, девчонки уже свеженькие после пробежки и тренировки, завтракают, а я как тот ленивец из мультика «Ты кто? Я ленивец... а как тебя звать? Лёня... а что ты делаешь? Ленюсь».

  — Доброе утро всем!

  — Доброе! Доброе! Доброе! — в три голоса.

  Дядь Слава ещё спит, он вчера к бабке мотался и что-то они там мутят вместе с Тарином и его родичами. Может, защиту какую бабуле сочиняют? Или очередную теорию на мышах тестируют.

  — Есть новости? — вопрошаю.

  — Госпожа Яна прибудет к ужину. Бенгуст уже готовит мороженое из сливок.

  — Вот и прекрасно! После завтрака я в больничку! А вы?

  — А мы к Джейлиному опекуну, он позволил нам разорить его персональный лекарственный погреб. И тоже в больничку. Так что Туриона мы забираем.

  — Не возражаю! Нам бы телепорт туда настроить. Попросить Тарина, что ли?

  — Госпожа вернётся, и мы ей напомним.

  Я киваю с набитым ртом, и девчонки до самого конца завтрака не проронили ни слова, поблагодарили повара и испарились.

  Пора и мне вон из дома, намеченное надо выполнять.


Яна тен Аори


  Вернусь я домой аккурат к Славкиному дню рождения, Васькин ДР мы, по согласованию, пропустили. Зато решили отпраздновать всё вместе, днюхи моих драгоценных мужчин и благополучное возвращение из Таринова поместья, где пятнадцать инквизиторов слаженно пытались превратить меня в ёжика и (или) аккуратно размазать по окружающему пейзажу. Ещё пару недель испытаний и это им вполне удалось бы.

Остаётся только восхищаться мучениками от науки поскольку именно магам приходилось солоно из-за отката. Стандартная защита и славноизвестные эльфийские щиты срабатывали не всякий раз, так что целителям хватало работы. Эльфам хорошо, они магией лечились, а я всего лишь эликсирами из трав, неравноценный размен, знаете ли. Однажды меня сутки не могли разбудить, так что Тарин и господин Ван всё это время сидели возле моей спящей особы и контролировали сердцебиение и дыхание.

  Итог трёхнедельных исследований незавиден, в природе моей немагии они как-то разобрались, но чем противостоять эффекту отката заклинаний, так и не выяснили. Не выходит у эльфов каменный цветок, вот такая печалька. Главное, я освоила работу с синим щитом, то есть могу его вызывать и убирать по своему желанию, но вот с контролем радиуса действия облом, не получается растянуть щит на желаемое расстояние силой собственного желания или чем там его положено растягивать. Примем за аксиому, что щит защищает только меня. Откуда взялись те самые странные белые кольца, которые транслировал Васо, так и осталось невыясненным.

  Господин Ван прекратил испытания, опасаясь за моё здоровье, спасибо ему великое, мы расстались с ним, как добрые друзья. Замечательный эльф. Прочие маги ко мне даже близко не подходили и подозреваю, что все они сменили облик, едва покинули поместье. Разумно, испытания в какой-то мере нелегальные, вот и незачем мне запоминать лица, дабы не выдать своё узнавание в дальнейшем. Чего не знаешь, о том не расскажешь. Сомнению не подлежит, что наш драгоценный король скоро обо мне вспомнит.

  На прощанье господин Ван дал мне пару дельных советов на тему «как поставить себя при дворе», а также написал коротенький список имён и титулов тех, с кем можно установить дружеские отношения. Отдельно он обозначил тех, кого нужно обходить по широкой дуге. А ещё седой эльф снабдил меня тремя рекомендательными письмами к придворным магам.

  В приватной беседе господин Ван высказал предположение, что мои способности похожи на шаманские. Порекомендовал попрактиковаться в вызове духов стихий и, для начала, духов воздуха. Поколебавшись, он всё же подарил мне старинный томик с простейшими шаманскими заклинаниями и описаниями ритуалов призыва, прямо-таки «Шаманизм для чайников».

Вот только для практик повыше рангом, чем простой вызов духов, нужны дорогие и редкие ингредиенты. А ещё желательны хорошие способности к призывам сущностей, и это, не упоминая о многолетнем опыте призыва. Требуется также умение применять технику безопасности при вызове, а то можно такое нашаманить, что окружающим проще неудачливого экспериментатора удавить, чем спасать.

  — Не исключено, госпожа, что подобные вам могут стать родоначальниками новой шаманской школы. Вот судите сами, вам благоволят духи воздуха и огня, эта смешная Берка обретает почти человеческий разум и как будто взрослеет на глазах! Мало того, она считает себя особой женского пола. Неслыханно! Даже старый огненный из камина нашего хозяина выполняет ваши просьбы. Вы удостоили меня своим доверием, рассказав, как увидели бесплотных врагов Серого Быка. Очень жаль, что вы не заговорили с сопровождающими его духами.

  — С тех пор Серый Бык бывал в моем доме неоднократно, но я больше не видела этих странных спутников. И вообще, разве недостаточно просто убить врага? Мне кажется, заставлять их служить убийце после смерти это уже нездоровый садизм. Впрочем, я могу и ошибаться.

  — Всё зависит от того каковы были эти враги при жизни. Иным совершенно не повредит такое служение, для некоторых смерть... это слишком легко. Миг боли и небытие. Заставить врага страдать в той же мере, в какой страдал ты сам или близкие люди вот истинная цель мщения, а вовсе не уничтожение врага!

  Я благоразумно прикусила язык.

  — Полагаюсь на ваше мнение в этом вопросе, дорогой Ван и от всего сердца благодарю за ваши советы и участие в моей жизни!

  Седой эльф наклонил голову в знак прощания и медленно истаял в воздухе, ни фига себе! Просто телепортировался из кресла, не меняя позы и сохраняя непобедимое достоинство главы рода, словно не было трёх недель мучений, общения, споров и... ха, а тут не только книжка осталась.

  Рядом с книгой приютилось тоненькое серебряное колечко — крошечная змейка, кусающая свой хвост, ишь ты... прямо эльфийский уроборос. Господин Ван оставил его для меня, это к бабке не ходи. Маленькое невзрачное колечко пришлось на мизинец. Змейка выпустила из зубов хвостик, покрутилась на пальце, принимая удобное положение, снова вцепилась в хвост и застыла. Я только плечами пожала, магия, чтоб её...

  Завтра финальное испытание, обещанное нашим глав-эльфом и к ужину домой! Орон честно смотался в столицу и выкупил оба подарка моим дорогим мужчинам. Завтра, завтра, завтра мы выпьем за их здоровье и долголетие!

  А финальное испытание Тарина состояло в том, что мы пригласили Орона, захватили здоровенную корзину с едой и телепортировались на одну из близлежащих и не слишком высоких вершин, точнее, небольшое плато. Ровно срезанная вершина высокой горы, украшенная зелёной травой и круглым, явно рукотворным озером. Прямо-таки пустыня Наска в эльфийском вариант, на окружающих скалах вырезаны непонятные изображения, да ещё и в цвете! Прямо у кромки воды оба эльфа мгновенно вырастили из травы сидения со спинками, а также помост типа стол и в четыре руки набросили мне на плечи невесомый и тёплый плащ. Со всех восьми сторон света только сверкающие на солнце вершины невысоких гор, кое-где покрытых безлистными по случаю зимы деревьями. А на этой вершине трава зеленела, как весной. Магия-с!

  Дышится очень легко, и воздух хочется откусывать большими жадными кусками! Высоко над нами закружил какой-то хищный птиц, сужая круги, стервятник, что ли? Или орёл? Судя по размаху крыльев, парящее в вышине существо достаточно велико, чтобы поднять в воздух здешнюю антилопу. Второй птиц, что поменьше размером, неторопливо заложил вираж и растворился в неистовой синеве воздуха.

  Внезапно Тарин заклекотал, запрокинув голову, и орёл или кто там исполнял обязанности орла, сделал крутой вираж и пошёл на снижение, как пикирующий бомбардировщик.

  Я просто онемела! Здоровенный птиц, снижался в крайне рискованном пике, да ещё и в горном разреженном воздухе! Ишь ты, «Юнкерс» нашёлся! Скорее, нашлась! Крупная птица в серо-серебряном оперении — это явно самка, а они всегда крупнее самцов. Птица неумолимо, как немецкий бомбёр второй мировой, неслась к земле и так стремительно просквозила над головой, что я не менее стремительно присела. Вот это полёт! Мне даже показалось, что я услышала завывание воздуха, разрезаемого крупными маховыми перьями и, чёртово птица с торжествующим клёкотом вновь набрала высоту.

  Тарин вновь что-то прокричал на птичьем языке, и орлица аккуратно приземлилась в траву в пяти шагах от нас. Такая стремительная в воздухе и такая неуклюжая на земле! Круглые ярко-жёлтые глаза с человеческим зрачком рассматривали новое для неё лицо.

  — Яна, это великая мать этой долины, старейшая из здешних обитателей и моя давняя подруга.

  Я неловко поклонилась.

  — Госпожа. Ваш полёт... так стремительно и так прекрасно это было!

  Птица переступила мощными лапами, встопорщила перья на шее и янтарные глаза одобрительно моргнули.

  Тарин коротко вскрикнул, и мощная птица легко взметнула тяжёлое тело в воздух. Бог ты мой, какая красавица! Забыв о спутниках, я следила за величавой орлицей, описывающей расширяющиеся круги в вышине и в какой-то миг её поглотила бездонная синева неба.

  — Просто невероятно...

  Господа эльфы, как по команде, опустились в кресла, а я всё стояла, до рези в глазах всматриваясь в немыслимую синеву, всем существом ощущая, как плотный воздух обнимает меня со всех сторон, как невесомо колышут меня восходящие потоки тёплого воздуха из долины, как неумолимые зоркие глаза высматривают внизу мелькнувшую тень крупной антилопы.

  Я покачнулась и села прямо в траву.

  — Вот именно, — выразился Орон на весьма энергичную фразу Тарина.

  — А? Что? — встрепенулась я.

  — Яна, Ван прав, твои способности явно шаманского толка.

  — А как же обследование, затеянное Серым Быком? Его шаманское превосходительство вынес приговор, не подлежащий обжалованию, я кто угодно, но только не шаман!

  Тарин заговорщицки ухмыльнулся, ни дать, ни взять, предводитель местечковой школоты.

  — Король не знает, но его способности, я имею в виду Серого Быка, сродни тем, коими отличаются члены твоего клана. Так что не ему судить о том, кто из нас шаман, а кто простой маг.

  Мои вытаращенные глаза подвигли его на более развёрнутое пояснение:

  — Клана Говорящих С Предками.

  — Дожили, теперь не только эльфы-некроманты есть, но и орки!

  — Жизнь штука суровая, это ваши слова, госпожа, — Орон осклабился не хуже Тарина, — и нам всем невероятно повезло, что вы лояльны в отношении разумных.

  — За некоторыми небольшими исключениями, — буркнула я.

  — Настолько небольшими, что ими вполне можно пренебречь, — добавил Орон.

  — Яна, я самовольно решил задержать тебя ещё на несколько часов, чтобы показать неистовую красоту этого мира, — Тарин обвёл рукой горизонт, — мы столько мучили тебя, что небольшой отдых души и тела вернёт тебе неиссякаемую жажду жизни.

  В ответ я только обняла невероятного эльфа, ставшего нам настоящим другом, и крепко пожала руку Орону.

  ... Мы провели на вершине почти весь день. Я предавалась ленивым размышлениям, дремала в кресле, не выпуская из рук дарёной книги, читала чеканные строки описаний простейших ритуалов, оставлявшие на языке привкус пепла и меди. И даже во сне думала о том, что жизнь не только сложная штука, она ещё и богата бесценными минутами единения души с жизнью, как утверждает Орон.

***

  Дом встретил нас запахом мёда и корицы. Ага, тортик выпекается или уже испёкся! Я и мой телохран выбрались из подвала, крадучись поднялись по лестнице в мою комнату и нас никто не заметил, слава богу! Мгновенно заперлись изнутри и облегчённо выдохнули, нас действительно никто не заметил. Орона бы и так не обнаружили, он глаза отводить умеет. Дом наполнен непривычными звуками, с удивлением узнаю звук работающего блендера! Орон уже в торжественном наряде, поэтому уселся с книгой в кресло спиной ко мне, а я метнулась в ванную, потом к шкафу.

  Гардероб мой крайне скуден платьями, но лиловое, известное мои мальчикам по старому миру, на месте. Так, расправить подплечники, одёрнуть подол, волосы зачёсываем направо, зажимаем заколкой, чтобы не лезли в глаза. На шею подаренные Ваном аметисты в лунном серебре, пять крупных камней в ажурной оправе легли чуть пониже ключиц, туфли, браслет на правую руку, левша я, куда деваться. Футляры с подарками понесёт Орон, мне нужны для объятий свободные руки.

  — Я готова, Орон. Спускаемся?

  — Ждём пока, гонг ещё не звучал, — возразил мой телохран.

  — Как всё запущено, — качаю головой, — мы что, не дома?

  — Там целый спектакль придумали, так что ждём.

  Бо-о-м-м!

  Сбегаю вниз по лестнице, ух ты! Работнички наши выстроены у подножия лестницы по обе стороны: девочки-горничные, повара, оба охранника, садовники, Саналера первая справа, как главный распорядитель. Беата! Сэнна! Ох ты, и Турион здесь! Джейл, Белма, как я рада вас видеть! Слава богу, я дома! Орон уже там, я пристраиваюсь с правого фланга, улыбаясь всем сразу и кивая на приветствия.

  Одновременно ухитряюсь шипеть:

  — Тише! Они не знают, что я здесь!

  Внезапно все замирают, на галерее слышны два баритона.

  — Ух ты, бабанька!

  Васька слетает вниз воробушком, сценарий явно сорван, меня обнимают, оглядывают со всех сторон мои мужчины, Сэнна и Беата! Затем все наши работники выражают радость от встречи. Я пожимаю руки мужчинам, расцеловываю всех девочек, не обращая внимания на ранги и обнимаю повара:

  — Ваши каракатицы меня просто на ноги поставили, дорогой Бенгуст! И вам спасибо, Талком!

  Наконец всё устаканилось, и мы вновь заняли штатные места.

  — Уважаемые наши господа, — Саналера взволнованно покосилась на меня, — мы все, сколько нас тут есть, благодарны судьбе за то, что она даровала нам радость служить вашему дому. Мы поздравляем ваших родных, госпожа Яна, и поздравляем вас с такими замечательными мужчинами! На вашей родине принято дарить подарки в день рождения и... мы решили...

  — Мы решили, поддержать эту традицию, — подхватил басом Турион, — и вот! Этот подарок от всех нас вашим родным в честь их праздника. Девочки шили эти туники, Сана кроила, а вышивала моя жена,

  Близнецы развернули две настоящие рубашки, выполненные в виде блузонов по земным выкройкам. Ваське — тёмно—серый шёлк с золотистой вышивкой по груди и по вороту. Ух ты! А угольно—чёрный шёлк, вышитый серебром, Славке. Я просто обалдела от такого совпадения. И невольно взглянула на Орона, который тут же невинно вытаращил глаза.

  Виновники торжества ахнули! И я тоже!

  — Немедленно переоденьтесь! Грех такое не надеть сразу.

  Мои мужчины быстро переоделись, бог ты мой, до чего роскошно выглядят герои праздника!

  — А теперь подарки от меня! Закрой глаза и наклонись, — Васька садится на корточки вместо «наклонись», — Слав, ты тоже глаза закрой!

  Аккуратно надеваю на черные кудри головную повязку с тринадцатью жёлтыми камнями в серо-стальной оправе, народ ахнул!

  — Глаза не открывать! Я скажу когда. Теперь ты, Слав.

  Славка тоже опускается на корточки, лунное серебро с тринадцатью серо-чёрными камнями прижимает седые волосы, народ снова взволнованно перешёптывается.

  — Подведите их к зеркалу!

  Я стою у зеркала, слева и справа от меня мои родные.

  У меня нет слов описать картину, блистательная юность справа, умудрённая старость слева, мистика картины просто потрясает душу.

  — Смотрите!

  Мои мальчики синхронно ловят челюсти у шестой пуговицы!

  — Просто нет слов! — Васька осторожно касается центрального камня.

  Славка молча меня обнимает, а затем оборачивается к присутствующим

  — Я очень тронут таким поздравлением и благодарен всем вам за драгоценные подарки. Для меня они драгоценны не стоимостью, им просто нет цены! А тем, что сделаны от чистого сердца.

  — Да, — подхватил Васька, — никогда не получал таких подарков. В прежней жизни я не имел такой роскоши, как прекрасный дом и множество окружающих нас достойных людей и нелюдей тоже. А уж таких подружек вообще поискать! Спасибо всем вам!

  Джейл выступила вперёд:

  — А это от нас с Белмой, — девочки протянули Ваське льдисто сияющий клинок на белоснежной подушке.

  Тут уж ахнули близнецы, небось какой-то суперский девайс.

  Девчонки развернулись к Славке.

  — А для вас, господин Слав, подарок передал мой опекун.

  И вот тут ахнул Орон, явно какой-то амулет ненормального воздействия и стоимости!

  Снова всё смешалось в доме Облонских, шум, гам, смех! Я шустренько пробралась на кухню и со всей дури стукнула в гонг. Осторожно выглянула в холл, все замерли, как в немом кино.

  — Значит так, господа. По праву хозяйки дома я приглашаю всех присутствующих, повторяю, ВСЕХ! отпраздновать сегодняшнее событие. Мужчины, тащите в холл все столы, какие можно, нам нужно... так... семнадцать мест! Или нет?

  — Не надо ничего тащить, госпожа, — испугался Талком, — стол раскладывается на двадцать персон!

  — Да? Во фигня какая, а я и не знала! Тем лучше! Повара, мечите на стол всё, что есть на печи!

  И тут в блеске звёздочек телепорта являются Тарин и Анс со здоровенным пирогом!

  — Ура! — крикнули мои именинники.

  И праздничная суматоха повторилась! Подарки, поздравления, суета вокруг пирога, Анса поймали уже у входа в подвал.

  — К-куда?! Ты сегодня гость! — Славка затащил упирающегося с перепугу Анса в кухню, — помогай! На двадцать человек стол соорудить, это тебе не шуточки!

  Мы в двенадцать рук быстро накрыли здоровенный стол прямо в холле, уставили посудой и готовыми блюдами, не слишком заботясь очерёдностью подачи запланированных яств, отчего оба повара только что за сердце не хватались. Но народ так смеялся и суетился, что оба шефа смирились с происходящим безобразием.

  Наконец все расселись, я и Славка с торцов немаленького стола, прямо, как граф и графиня в фамильном замке, прочие вперемежку, мужчины и дамы. Дам почти вдвое меньше, чем мужчин! Орон устроил для Сэнны воздушную подушку с перильцами, чтобы малышка могла сидеть за столом «как большая».

  Разлили по бокалам вина, коньяки и прочие напитки.

  — Бабуля, твоё слово!

  Я выпрямилась во все свои сто шестьдесят сантиметров, обхватила ладонями здоровенный бокал и внимательно оглядела присутствующих.

  — Дорогие гости. Сегодня мы празднуем дни рождения моих родных мужчин. Я не их с этим праздником поздравляю, я поздравляю себя с тем, что на исходе жизни у меня есть такие замечательные родичи и друзья. Слав, мы почти пятьдесят лет живём рядом и до сих пор не надоели друг другу. Вацлав, сегодня почти четырнадцать лет как я обрела внука, а ты двоих стариков. Мальчики, сегодня, как и всегда, я пью за то, чтобы у вас всё было. И чтобы вам за это ничего не было!

  Смех, блеск зубов, шум, замечательный праздничный тарарам! И праздник покатился своим чередом. Из Бенгуста неожиданно образовался неплохой тамада, мы пели, пили, ели и даже танцевали! До танго у нас не дошло, но тур вальса мы с внуком прошли и вот сейчас, спустя почти шесть часов я стою у окна своей спальни, усталая и счастливая, как никогда раньше и в самом деле считаю, что у нас причины нет печалиться.

  Это, если не считать его величество Терилана Альпина и его семейство причиной.

Вацлав тен Аори

   Праздники — это здорово, но экзаменов никто не отменял, так что мы с девчонками готовимся к первому зачёту (он же экзамен) по рунной медицине. Практика по ней закончилась ещё неделю назад и наши рунные конструкты заслужили скупое одобрение преподавателя, а это дорогого стоит. Применять свои конструкты для лечения нам пока запрещено. Нет, ясный перец, применение нам разрешат, но не ранее конца второго курса. Однако один мы нелегально испробовали на наших строителях, когда одному из полуорков прилетело доской по голове. Наш с Белмой шедевр избавил мужика от сильного сотрясения мозга за пару минут. И всего-то ему пришлось денёк отлежаться, и кстати, никаких побочных эффектов!

  Джейлины конструкты внешне гораздо изящнее наших с Белмой, но так и должно быть, она эльфа, а у них энергетика отличается от нашей. Её руны сочетаются очень естественно и так непринуждённо переплетаются, что нам с Белмой остаётся только завистливо вздыхать. Шестьсот сорок четыре руны первого курса мне уже снятся.

  Бабкин подарок, зачарованный Тарином, лежит в открытом футляре, и я всё не могу на него насмотреться. Шутка ли, драгоценная тёмно-серая сталь, рвано-ажурное плетение вокруг тринадцати жёлтых топазов плоской изумрудной огранки. Орон и Тарин насчитали в плетениях металла двести пятьдесят шесть рун. Простейших рун первого ранга!

  У дядь Славы и того страньше, там лунное серебро с булыжниками, похожими на обсидиан, и никаких рун. Сеточка—цепь замысловатого плетения, сужающаяся к затылку по мере уменьшения размеров камней. И ни одно звено сеточки не повторяет другое! Магия, трижды её в качель!

  А что до рунной медицины, мы решили не загоняться, ибо все руны помним назубок, назначение и названия отбарабаним среди ночи и с закрытыми глазами. Сочетание рун, основы построения рунных конструктов, запитывание конструкта энергией, осознание рун, сопряжение рун, слияние рун, разделение рун. От всего перечисленного мадам тен Аори в своё время разве что топором не отмахивалась. Всё это мы честно учили, так что Эласта ден Вайди может спокойно нам ставить «автомат». Но такого понятия в академии нет, ибо практика сия когда-то была сочтена порочной.

  Выяснилось, что бабка с духами разговаривает! Мадам где-то разжилась «Шаманизмом для чайников» и потихоньку практикует призыв элементалей. Жаль, что я их не вижу, человечьи маги элементалей чаще всего не видят, как не видят, скажем, ветер. Люди опознают наличие ветра или иной стихии по конечному результату. Как уверяет Орон, по дому шастают мелкие воздушные духи, а по стенкам камина расселись штук пять огненных. Водяного духа мадам призывать не рискует, потопа опасается, но грозится потренироваться в чистом поле и уж тогда...

  В книжках про эльфов шаманам полагаются посохи, если кто не помнит. Здесь посохами вооружены почему-то только маги. У Тарина такой посох есть, и он весьма неохотно демонстрирует его даже близким друзьям. Сколько я понял, это последний довод королей, так что незачем открывать многое даже другу с тем, чтобы позже желать ему провалиться в Бездну.

  В том же пособии для чайников мадам вычитала, что посох у шамана должен быть, поэтому озаботила всех нас поиском подходящего материала. Как она собирается создавать посох, не обладая даже искрой магии, это вопрос. Орон пожал плечами, Тарин многоречиво высказался в том смысле, что вреда не будет. По крайней мере, большого вреда.

  А мадам наставительно-ехидно произнесла ему от Писания:

  — Маловерный, зачем ты усомнился?

  Тариново высказывание, похоже, задело бабку за живое, и она отправилась за город, чтобы на просторе попробовать изобрести посох. И случилось в доме мадам великое волнение, когда её позорный провал. Бабка не стала малодушно обвинять материал в неспособности принять в качестве заклинания её шаманские завывания, стойко вынесла лёгонькие насмешки старого друга Славы, благосклонно выслушала соболезнующие речи от прочих и крепко призадумалась.

  Мы с дядь Славой только переглянулись. Если у мадам ТАКОЕ выражение лица, то можно сушить весла, она не отступит.  Ой, что будет...

Яна тен Аори


  Неудача-незадача... посох не получился и о причинах спросить некого. Тарин свой посох заклинал магией, а я её откуда возьму? Пришлось ещё раз тщательно проштудировать пособие для чайников. К сожалению, описание содержит не пошаговую инструкцию, а общие положения о материале, навершии посоха и собственно ритуальные слова. Не исключено, что я произнесла их не с тем акцентом или с неправильным ударением. Обращаться за консультацией к Быку или Бергу не выход. И тот, и другой — народ государственный, и его величество узнает обо всем прежде, чем я произнесу первое ритуальное слово из пятнадцати положенных.

  Я почесала думалку и попросила Орона сопроводить меня к тому милому ювелиру, что зовётся «просто Валерт, госпожа». Навершие посоха должно быть не только камнем, подходящим моей сущности, но ещё и кабошоном (традиционно). А кто сказал, что обязательно кабошоном? Огранённый камень создаёт дополнительное магическое пространство отражениями, так утверждают Васькины учебники. Кто как не эльф-ювелир может определить «мой» камень? Я сама себе уже определила этот камень и что? Сломан посох, непонятной силой выжжен камень, так что сам бог велел побеспокоить ювелира.

  — Доброго дня, господин Валерт!

  — Приветствую вас, госпожа, — эльф неторопливо отвесил поклон, — как понравились ваши подарки родичам?

  — Вы даже представить не можете, как они понравились мне, а о родичах даже речи нет, весь вечер не снимали. Примите мою благодарность и уважение. Вы великий мастер! И все буквы этого слова заглавные!

  Мастер польщённо поклонился ещё раз.

  — Я к вам с просьбой. Можете определить, какой именно камень подходит мне?

  — Разумеется. Но для разных целей нужны разные камни, знаете ли. Обозначьте свою цель, если это не тайна, госпожа.

  — Да какая там тайна! Камень нужен для посоха.

  — Навершие или вставите в боковые грани?

  — А можно и в боковые вставлять?!

  — Можно, если это боевой посох.

  Обалдеть, а бывают тут и не боевые посохи? Интересненько... ладно, с этим потом.

  — Нужны камни для навершия и четыре, нет, лучше шестнадцать камней для боковых граней.

  — Вы пожертвуете несколько капель крови для определения нужного камня?

  — Конечно, — моё любопытство достигло предела.

  Эльф кивнул, пригласил нас располагаться в креслах у столика, тщательно запер входные двери и уселся на низком стульчике напротив. Серебряный поднос, на котором возлежали драгоценные камни, словно возник из воздуха. Эльф требовательно протянул руку и крепко прихватил средний палец моей руки, ну точно, анализ крови брать собрался!

  Он резко уколол подушечку пальца тоненькой иголкой и аккуратно подставил под синюю капельку первый камень, потом второй, третий и на десятом он резко выдохнул:

  — Этот!

  Скептически разглядываю розово-бежевый непрозрачный камень.

  — Откуда следует такое заключение, господин Валерт?

  — Камень впитал кровь, госпожа, значит, это ваш камень.

  — И как он называется?

  — Закатный опал.

  — А огранке поддаётся?

  — Он очень лёгок в обработке, но слишком хрупок, чтобы с ним работать заклинанием огранки.

  — Они у вас ещё есть?

  — У меня богатейшая коллекция опалов, госпожа Яна.

  — Можете продать мне семнадцать штук и огранить, как я попрошу?

  — Каждый огранить? Хм, могу попробовать. Но весьма сомнительно, что камни поддадутся огранке.

  Ещё с полчаса мы выбирали эти опалы. Эльф прямо, как дяденька Рентген, просвечивал каждый камушек на предмет изъянов и нашёл-таки один крупный безупречный опал и шестнадцать маленьких. Если считать на наши караты, то большой потянет на «Шаха», а мелкие все величиной с ноготь мизинца. Идеально!

  Я крепко задумалась над горкой выбранных камушков. Поскольку опал хрупок в обработке, гранить его никому и в голову не приходило. Камень непрозрачный, это минус, свет не будет дробиться, а я так рассчитывала увеличить количество граней и, соответственно, количество духов, которые могут занять пространство камня. И тут меня, словно изнутри стрельнуло.

  — Уважаемый Валерт, а вы не пробовали закалить этот камень в огне? Или запечь в раскалённом песке? Вы же сами сказали, что он закатный, то есть огненный!

  — Н-н-ет, как-то не было в этом нужды.

  — А давайте попробуем! Вот этот, самый маленький!

  — Прямо сейчас?

  — Ну да!

  Эльф в мгновение ока левитировал откуда-то с верхних полок странный прозрачный сосуд, закрепил на дне опал, накрыл прозрачной же крышкой, установил сосуд на шершавую поверхность стола (надеюсь, столешница огнеупорная!) и через мгновение призрачное пламя охватило крошечный сосуд со всех сторон.

  Я покосилась на Орона, тот даже дыхание затаил, ну прямо, как я!

  — Если случится так, что камень обретёт прозрачность, убирайте огонь, хорошо?

  Не отрывая взгляда от сосуда, эльф кивнул. Вот оно! Есть! Интенсивность пламени уменьшилась и сквозь ставшее мутноватым стекло сосуда хорошо видна бежево-прозрачная капля, пламя погасло. Вот так, господа!

  — Господин Валерт, я попрошу вас опробовать камень в огранке прямо сейчас. Это можно?

  — Нет, для каждого камня готовится своё заклинание. Затем производится тонкая огранка. После чего камень полируют и убирают мелкие огрехи. На всё перечисленное требуется время, госпожа тен Аори.

  Я призадумалась, во-первых, такие заклинания стоят немалых денег, ибо оплачивается не только энергоёмкость заклинания и время, потраченное на сотворение конструкта, но также идёт определённая наценка в зависимости от квалификации мага плюс ещё какие-то пункты довольно обширного прейскуранта, вывешенного при входе в лавку господина Валерта. А во-вторых, смотри пункт «во-первых». И кроме прочего, спешка в таком тонком деле нежелательна. Если хочешь получить на выходе классный продукт, не торопи мастера. И вообще не стой над душой у творческой личности.

  — Господин Валерт, я прошу вас огранить полученный камень и оставляю для вас деньги, не стесняйтесь в расходах, пожалуйста. Желательно получить огранённый камень в ближайшее время. Если огранка по каким-либо причинам будет неудачной, обожгите следующий камень в песке или проделайте обжиг не магическим пламенем. Разумеется, все ваши работы будут оплачены по соответствующему тарифу. Опробуйте самые простые виды огранки, хорошо?

  Валерт ответил наклонением головы, не отрывая взгляда от полученного камушка.

  — И ещё, на маленьких камнях огранка не должна повторяться. А большой камень можно огранить и посложнее. Но особо замысловатой огранки не требуется и для него.

***

  —... и все это вы вычитали в той старой книжице?

  Я не сразу понимаю, что Орон уже минут пять о чём-то меня вопрошает, обеспокоенно заглядывая в лицо. Что это с ним?

  — Вы планируете создание боевого посоха? В надежде применять боевое воздействие в случае нужды? — голос нашего ниндзяка прямо-таки сочится иронией.

  — И в мыслях не было, — открещиваюсь я.

  Оно мне надо? В столице с применением боевых артефактов строго, такие штрафы, что во век не расплатишься. С кем именно? Да с короной, мать её гидросфера! Ситуация точь-в-точь, как в России. Оружие есть, купить, создать, украсть, подарить можно. А вот с применением в пределах городов засада. Нет, оно правильно, этим магам только разреши, быстро устроят тут последний день Помпеев, как бог свят! Так что в пределах городов оружием защиты и нападения служат холодняк или магический щит, в крайнем случае можно долбануть молнией. Однако, испепелять кого-либо лучше поостеречься, припаяют превышение пределов необходимой обороны, как всё знакомо!

Дознаватели тут землю роют в поисках преступников, как никому на благословенной Земле и не снилось. Если на твой след встали, всё — чешите затылки битыми бутылками, господам ищейкам даже отпечатки пальцев не нужны. Найдут по магическому следу. Рано или поздно, но найдут, если о стирании следов не позаботятся профи, как в случае с приснопамятным и ныне покойным графом Ориэлом. Мне наличие таких боевых артефактов плоскопараллельно, я вообще за мирный атом, тьфу ты, за мирный элементаль во всём мире! Помедлив, все эти рассуждения я кратко озвучила для нашего диверсанта, чтоб не плодил лишнего в мозгу.

  Орон только скептически хмыкнул.

  Боевой посох будет мне не по зубам и через пятьдесят лет, можно подумать, наш ниндзя этого не понимает. Понимает, но явно опасается нестандартных способностей мадам тен Аори. Да я их сама опасаюсь, знать бы наверняка в чём именно они заключаются и сколько их, этих способностей. Можно подумать, я всю жизнь мечтала жить на пороховой бочке! С другой стороны, чтобы жить со мной в мире и благолепии, всем господам магам и прочим аристократами достаточно не трогать меня и моих близких.

  А что касается новой шаманской школы, то идеализм господина Вана просто умиляет. Можно подумать, у меня есть лишняя сотня лет на овладение правильными шаманскими практиками. Или пусть неправильными, но посвятить десяток лет медитациям в каком-то чуме посреди Великой степи, оно мне надо? Я всего лишь замахнулась на создание защитного посоха, почему нет? Можно ведь загнать в кристаллы воздушных или огненных элементалей. Точнее, не загнать, а попросить их там поселиться. Элементальки освоят пространство кристаллов и будут готовы защитить в случае опасности. Не исключено, что они могут сформировать и выставить воздушный щит, пусть не очень сильный, но иногда и малость может спасти жизнь. Или огненные сумеют протянуть между мной и нападающим стену огня на пару мгновений, что тоже неплохо, можно успеть активировать ещё что-нибудь весёлое из семнадцати огранённых камней.

  Так что, покачиваясь на подушках наёмного экипажа рядом с крайне недовольным Ороном, пытаюсь продумать стратегию и тактику заселения посоха элементалями. В буке для чайников не содержится технологий задействования стихийных сущностей, а только описана методика отлова, стыдливо именуемая призывом. Призванных мною духов я не ограничивала в перемещениях, так что почти все элементали остались жить в доме. Мне они не мешают, Орон на них внимания не обращает, а наша Джейл с ними играет. Просто детсад какой-то, малыши гоняют по поверхности таза волны, устраивают бурю в прозрачном кувшине, оказывается, эльфа обожает медитировать на текучую воду. Ну и на здоровье.

***

Встретив в холле полный набор наших студентов, я неприятно поразилась, прогуливают что ли? А потом вспомнила: сессия у них и завтра сдача «Основ построения рунных конструктов». Памятуя о собственном пребывании в земном ВУЗе, а также основываясь на учительском опыте, я решительно запретила молодёжи забивать голову зубрёжкой не только после обеда, но и далее везде, вплоть до самого экзамена. Пусть мозги рассортируют инфу во сне или в процессе смены деятельности. Так что после обеда я направила их в больничку, там образовался тяжёлый и спорный случай незаразной болячки.

  Саналера прямо с порога озадачила новостями. В наше отсутствие прибыл тот самый златовласый пацанёнок, которого обидела Берка, принёс послание в официальном конверте. С тяжёлым сердцем вскрываю пакет, ожидая увидеть «сим повелеваем». Оказалось, не совсем так, госпожу тен Аори приглашают посетить осеннюю королевскую резиденцию сегодня вечером в час летучей мыши, по-нашему около восьми вечера. Подпись — распорядитель двора Орас ден Флит. И где эта резиденция? Ну да, зимняя резиденция восстанавливается после того памятного заклинания, что устроил нам по блату покойный наследник ден Вайо. Заметьте, желательно прибыть в одиночестве, Орон, видимо, не в счёт.

  Приглашение неофициальное, поэтому придворный наряд не нужен, да у меня его теперь и нет, сгорел. Ну, что ж, предложено прибыть, значит прибудем в назначенное время. До часа летучей мыши ещё много времени, можно озаботиться размышлениями о милом королевском семействе. Что могут знать об их обычаях, скажем, королевские егеря? Поговорить с Имроем, что ли? А отчего нет?

  Так, смотрим на часы, ага, работнички наши уже отобедали, у немолодых мужчин сейчас тихий час. Васька настоял, чтобы наши старики отдыхали днём часок-другой, разумно. Разговор отменяется, поэтому, мадам, ступайте в библиотеку штудировать «Шаманизм для чайников». И можно собрать всех воздушных малышей и потренироваться в этом самом шаманизме. Кстати, в этой книжке упоминался некий шаман из далёкого прошлого, с которым духи воздуха не просто разговаривали, а самым настоящим образом вели учёные беседы. Справедливости ради стоит упомянуть, что на его призыв откликались высшие духи, а они вроде как не просто разумны, а даже образованы. Удивительно!

  Откуда берутся эти самые высшие тоже никому не известно. Можно предположить, что призыв открывает дверь в некую иную реальность, где этих духов полным-полно. Уж не тот ли это свет, называемый здесь миром за Гранью? Если так, то отчего перемещённые из другого мира создания не разнесут вдребезги призвавшего их неудачника? Не оттого ли, что даже такая нежизнь им желанна гораздо больше, чем просто небытие? Может ли быть так, что высшие духи — это души взрослых людей или нелюдей, вызванные из небытия? А мои глупыши — это души умерших младенцев? Тоже версия. Правда, её невозможно подтвердить или опровергнуть.

  Или вот взять врагов нашего глубокоуважаемого Серого Быка. Души его врагов в нематериальном воплощении имеют тот же вид, что имели эти самые враги при жизни, а призванные мною воздушные духи — это некая субстанция, принимающая любую форму. Если уж в самом деле пытаться подвести псевдо-научную и фантастическую базу под здешние феномены, то Серый Бык вовсе не призывал своих духов, он их просто «не отпустил за Грань, госпожа». Так, может, ушедшие за грань призываются в нематериальном воплощении, как элементали, а «не отпущенные за Грань» сохраняют тот же вид, что человек имел при жизни?

  Загадка. Ладно, хватит фантазировать, можно просто переговорить с Тарином на эту тему или с Ороном. Они живут на свете явно дольше самого сильного шамана из ныне здравствующих, а родовые библиотеки обоих магов гораздо обширнее книгохранилищ иных академий. Призвать высшего духа мне не по силам, и оно мне нужно? Я всего лишь хочу спокойно жить со своим семейством в этой стране и не более того.

  Так-так, Орон уже на своём любимом диване в библиотеке, в руках книжка «про ельфов». Я, недолго думая, озвучиваю Орону свою версию нематериального воплощения душ в этом мире. Эльф состроил скептическую мину и высказался в смысле, что таковая теория выдвигается каждым новым поколением шаманов, то есть всегда находится такой человек или нечеловек, которого хлебом не корми¸ но дай порассуждать на тему воплощений из-за Грани. Так что вы, госпожа тен Аори, здесь и не десятая такая. Ну, спасибо, такую идею обломал!

  — Существует также ещё одна интересная теория относительно призыва, госпожа.

  — Интересно! Расскажи, если можно.

  — Можно, это не коронный секрет. Не помню уж кто из моих родичей высказал мысль, что ранг призываемого духа напрямую зависит от умений призывающего и его шаманского таланта. Или силы. Говорят же о незаурядных волшебниках «он сильный маг». Но вот что является мерилом силы шамана… тут существует огромное количество теорий. И ни одну из них невозможно проверить. Все до единого шаманы, как юные, так и немолодые, приняв свою стезю, наотрез отказываются объяснять источники силы и все, как один, отговариваются некими «умениями призыва».

  — Ещё бы, кто же даёт непосвящённым оружие против себя. Я понимаю, разговорить шамана не получится.

  — Не получится, — вздохнул Орон, — Тарин тоже не сможет сказать ничего определённого, а Серый Бык не скажет в силу тех же обстоятельств, о которых я вам уже поведал. Так что...

  Орон развёл руками, всё так же полулёжа на диване.

  — Ты ведь слышал, что нам сегодня опять ехать во дворец.

  — В осенний дворец, госпожа.

  — Да всё едино, я боюсь не сдержаться, в прошлый раз еле удалось не послать того принца по его тёмно-эльфийской родословной.

  — Не всё так плохо. Я уверен, королевские маги не откажутся от идеи разобраться с вашей анти-магией. Эльфы разобрались с природой этого эффекта, но не смогли создать противостояние вашему откату. Так что человеческим магам, скорее всего, тоже не удастся.

  — Снова беседовать с царствующей семьёй...

  — А что касается беседы, то помните, что я стою за вашей спиной и если резко выдохну носом воздух, значит внимание! Не торопитесь с ответом, возьмите паузу, задумайтесь. В частной беседе это не возбраняется. Можно также попросить время на обдумывание ответа, если вопрос не подразумевает ответов «да» или «нет».

  — Благодарю, друг мой, твоё присутствие невероятно приподнимает меня над гнусной действительностью.

Эльф недоуменно хлопнул ресницами.

  — Да это просто, ощущение силы за спиной и готовности помочь добавляет мне самоуважения. Ну и я знаю, что могу на тебя положиться, а это очень радует.

  — Я благодарен за лестный отзыв.

  Я махнула рукой, дескать, не стоит и снова уставилась в свою книжонку. Ну не объяснять же ему, что я до дрожи в коленках боюсь королевы, поэтому и посох сочинить желаю, не всегда же Орон будет под рукой. Никто, даже эльф-маг не может бдеть безопасность объекта сутками, перегореть можно. Так что меня заботит возможность отклонить стрелу, отразить удар кинжала, хорошо хоть ядов и магии можно не бояться. Но ведь можно уговорить дерево рухнуть на голову неосторожной мадам тен Аори или подсадить какую—никакую болячку из неизлечимых. И хорошо, если дело обойдётся только мною, а если что-то случится с домочадцами, гостями, друзьями или работниками? Эта тёмно-эльфийская тварь вполне может отбрехаться от содержимого достославного сундучка.

Новостей из дворца пока нет, да и откуда им взяться, менее двух суток прошло, так что расследование инцидента в самом разгаре. Меня начинает пробирать дрожь, как перед дальней дорогой, поэтому пытаюсь успокоиться, вызвав вторую ипостась. Орон косится со своего дивана на синюю лапу, протянувшуюся за сигаретами, но молчит. И правильно делает, со своими кошмарами человек должен справляться сам.

  Поскольку господин тен Ферри дома отсутствует, оставляю ему записку с указанием конечного пункта назначения типа «королевский гадючник» и переодеваюсь в брючный костюм, на ноги мокасины, на плечи палантин. Васо сажаем на сгиб локтя, всё, я готова. Орон с домочадцами уже отужинал, а у меня аппетита нет. Поклевала чуток какого-то салатику и быстренько умотала переодеваться.

  Имрой уже пригнал наёмный экипаж и, подсаживая меня в карету, сунул мне в ладонь непонятную штуковину. Прямо тайная любовная записка. Точно, писулька на тонком куске... металла? Читаем... какой-то дикий набор символов.

  — Орон, что это за клинопись?

  Ниндзя разглядывает писульку, сдвинув брови.

  — Однако... рунное заклинание удачи, принятое у северян.

  — А в чем фишка?

  — Придаёт уверенности в себе.

  — О! И это надо носить на себе или в кармане?

  — Просто держите поблизости.

  — Хорошо. Пока едем, ответь на вопрос, пожалуйста.

  — Конечно, госпожа.

  — Если судить по слухам, которые Васька приносит из академии, при дворе расследуется не только взрыв в гардеробной её величества.

  — Если судить по слухам, да, — Орон не утруждается куртуазной придворной речью.

  — А на самом деле?

  — Если верить сведениям из того же источника, то расследуется заговор дома Эуге против правящего монарха.

  — А этим сведениям можно верить?

  — Я бы не стал верить откровенной чепухе. Надеюсь, вы понимаете, госпожа, что, как ваш телохранитель, я не вправе задавать соответствующие вопросы сослуживцам.

  — Профессиональная этика, — хмыкаю я, — но собственное мнение у тебя есть?

  — Думаю, дело только в том, что на территории дворца выпустили демона пустоты и расследование определило в качестве виновного её величество. Род Эуге ошибочно решил, что родственные связи с королевой позволят им затевать шашни с демонами Бездны. Вы же учили историю Эрин и помните отношение правящих особ к таким прецедентам.

  — Ещё бы, дедушка нынешнего монарха разорвал лошадьми собственного сына. Младшего, правда.

  — Нынешний монарх точная копия своего деда, можете мне поверить. И её величество явно заигралась, считая себя неприкосновенной особой. Наш король и раньше не славился милосердием, а теперь, если вина королевы будет доказана, он раздавит её, как паука. Его величество никому не позволит преступать законы, им установленные.

  — Он так блюдёт законы?

  Орон ухмыльнулся.

  — Вы сами мне цитировали поговорку вашего мира о ворах.

  — Не за то бьют вора, что украл?

  — Нет. Не пойман, не вор.

  — А разве её поймали?

  — Конечно! Тарин удивительно вовремя просветил насчёт методов поиска демонов того милого юношу, что первым высказал предположение о пустотном жителе Бездны. Кроме прочего, есть ещё некая тонкость в этом непростом деле.

  — Думаю, там таких тонкостей больше единицы, дорогой Орон.

  Ниндзя по обыкновению улыбается и делает изящный жест, вот умеют же эти эльфы единственной улыбкой выразить своё отношение к предмету беседы.

  — Для особ, приближенных к королю, давно не тайна, что непростой характер её величества доставляет монарху множество неприятностей, как личного характера, так и на поприще дипломатии. Так что клан Эуге, точнее, его маги принимают самое активное участие в расследовании известного события.

  — И королеву действительно поместили в комфортабельную тюрьму?

  — Какая чепуха! Она находится под домашним арестом. Король поместил супругу в анти-магическую комнату одного из королевских домов столицы. И, кстати, по вашему совету, ей прислуживают глухонемые слуги, не имеющие способностей к магии.

  — Злые языки утверждают, что зачатое дитя не королевской крови.

  — Это досужие сплетни, госпожа тен Аори. Королева не слишком умна, однако, ей известно, что каждое рождённое ею дитя обследуют маги на предмет установления законного отцовства, таков закон. Попытка осквернения трона ненадлежащим зачатием карается таким страшным образом, что...

  — Каким это?

  — Это известно только правящей паре. Перед церемонией заключения брака претендентка долго молится в уединении, постится более сорока дней, а затем ей демонстрируется та самая казнь, которой будет подвергнута неосторожная, если она забудется настолько, что понесёт дитя не от монарха.

  — Но вернёмся к королю, пока ещё есть время.

  — Я имею подлинные сведения, что король последние десять лет тяготится супругой, слишком много хлопот доставляет её наследственный характер. Она слишком любвеобильна даже на взгляд её родичей. Постоянные скандалы с фаворитами, стали почти привычными событиями при дворе, о них даже говорят, когда нет другой темы для беседы.

  — Можно подумать за многие годы брака король так и не нашёл на чем её прихватить.

  — Не сомневаюсь, существует немало доказательств недостойного поведения супруги его величества. Но король вынужден считаться с сильнейшим кланом Эуге. Тёмные родичи не считают смертельными грехами неразборчивость в связях и сами погрязли в интригах, скандалах, а также в локальных войнах с соседями. Пусть и не слишком многочисленный, но это клан воинов и магов, за много лет обросший связями и возможностями, имеющий целую армию волшебников и чёрных шаманов. Словом, реальная сила. Предок нынешнего короля принял вассальную клятву этого рода с единственным условием, что клан Эуге никогда не будет замечен в сношениях с тварями Бездны на территории Эрин. Условие касается всех здравствующих и не родившихся членов клана. За нарушение условия клан понесёт тяжёлые потери, поскольку клятва была магической. На самом деле наказание носит отсроченный характер и запустит проклятие сам король, принародно и в присутствии большинства членов рода Эуге. Понимаете теперь, что именно творится во дворце?

  — Ещё бы! Но отчего бы королю не устроить супруге смертельный несчастный случай? Разве это трудно?

  — Это не так просто, как вы полагаете. Тёмно-эльфийская магия многое может из того, что не доступно магам короля. Кроме того, личная охрана монархини состоит только из эльфов клана Эуге, как и предписано брачным договором, — Орон помолчал и добавил, — должен сказать вам, мне не нравится это приглашение, подписанное, заметьте, не членами монаршего семейства, а простым распорядителем. Поверьте искушённому в придворных интригах, королю сейчас не до вас.

  — Мне тоже не нравится приглашение, но пока мы не знаем, что или кто за ним стоит. Приедем, разберёмся.

  Орон покивал, а я снова задумалась. Королева Малори. Бог ты мой, как всё запущено. То ли служба безопасности у короля отсутствует в принципе, то ли маги, исполняющие обязанности эсбешников, вообще мышей не ловят. Что за государство, спрашиваю я вас? Подслушка есть, магов в стране завались, есть регулярные войска, егеря, гвардия наконец! А одну королевскую щучку на горячем прихватить не могут! И я не имею в виду горизонтальную поверхность королевского ложа. Сами посудите, если эта дамочка ввязывается в политические скандалы, так неужели же за много лет не наскребли вещдоков хотя бы лет на десять строго режима?

  Сии мысли я благоразумно держу при себе и, кстати, мы уже приехали! Сумрачный осенний дворец, как и зимний, поражал полным отсутствием симметрии — башенки, переходы, православные луковки куполов, балкончики. В левом крыле второй этаж пропадает под третьим, а четвёртый выдаётся над крышей, образуя обширную каменную галерею, просто глаза разбегаются. В первый момент хочется спросить в каком безумии был архитектор? Но затем впечатление странно сглаживается, и дворец кажется непривычным, но чрезвычайно привлекательным. О таком шедевре искусства Славка сказал бы «дикой силы авангард».

  Ага, нас встречают. Очередной расшитый золотишком кафтан провожает нас из холла прямо в обширное помещение, по высоте занимающее примерно два этажа. Там уже расположились в креслах и примостили седалища на диваны одиннадцать человек. То есть человек и нелюдей. Четыре орка, три эльфа, четыре человека. Никак, те самые маги?

  Точно, старший этой футбольной команды отрывает задницу от кресла, делает шаг вперёд и кланяется. Отвечая на поклон вежливым кивком, обвожу внимательным взглядом высокое собрание, остальные так и остались сидеть. Как всё это понимать, я не собираюсь угадывать. Просто оборачиваюсь к своему телохрану, жестом приглашаю его и себя занять сидячие места в противоположном углу. Одновременно подмигиваю Орону, чтобы он подыграл. Наш эльф, как всегда, на высоте, он предлагает мне руку, свёрнутую калачиком, и мы медленно следуем в избранном направлении.

  За спиной раздаются смешки, покашливания, чей-то красивый баритон сердито и неразборчиво бубнит мне в спину. Я сажусь в кресло, расчётливо оставляя всю гоп-компанию за спиной, а Орон садится к ним анфас и накрывает нас пологом безмолвия.

  — Орон, как думаешь, эти клоуны точно те самые маги?

  — Вряд ли, скорее придворные под личинами.

  — Не думаю, что это развлекалово придумал король. Вот спорим на твой боевой посох, что это принц веселится.

  Орон хмыкнул:

  — Зашевелились. А вот и его высочество!

  — А король?

  — Короля нет.

  — Как выбираться будем?

  — Телепортом, постарайтесь держаться как можно ближе ко мне.

  Юный принц останавливается за моей спиной. Орон кланяется. Медленно вытаскиваю себя из кресла, оборачиваюсь. Так и есть, юный принц пытается загипнотизировать нас обоих.

  Мысленно даю Васо команду писать разговор и делать снимки почаще, после чего отвешиваю неторопливый поклон. Принц внимательно смотрит на старуху, не желающую преклонить колено, открывает было рот... и закрывает. О, не совсем дурак, соображает, что папаня мог и даровать потешной бабульке нужную привилегию. Впрочем, не исключено, что этот королевский выкидыш всего лишь примеряется, с какого боку запустить заклинанием в наглую старуху и её телохранителя.

  Я молчу в соответствии с этикетом. Ибо он, то есть этикет, в этом смысле напоминает наш земной, то есть не спрашивают, не вякай.

  Мановением руки принц отсылает своих ряженых вон, и те покорно просачиваются в неприметную дверь. Я чувствую, как Васо медленно перемешается, видимо, пытается найти нужный ракурс для съёмки, выглядывая из-за моей спины. Истинный папараццо, ему только вспышки не хватает. Я невольно ухмыляюсь, вот же беспокойное существо!

  Принц изо всех сил держит паузу, а Орон за моей спиной, похоже, пытается сдержать зевок. Очень уж характерный звук доносится.  Наконец юноша вежливо предлагает мне расположиться в кресле, садится сам. Должно быть, прозвучал невидимый и неслышный вызов, поскольку в зале материализовалась цепочка из трёх слуг. Понятно, винишко, два сосуда для пития, корзинка печенья, осталось обрести бочку варенья, а кто тут плохиш, мы и так знаем. Старший из служащих разлил красное вино по бокалам и с поклоном исчез за дверью.

  — Прошу вас, — принц цепко ухватил свой бокал за ножку.

  — Благодарю вас, ваше высочество. Пить мне нельзя.

  — Это совсем слабое вино, госпожа тен Аори.

  — Как говорят на моей родине, я свою бочку уже выпила.

  Именно бочку, про цистерну этот юный пьянчужка не поймёт. Глазки у него нехорошо блестят, ясно и ёжику, что мальчишка синячит с самого утра. Движения нетвёрдые, правая рука слегка промахнулась мимо корзинки с постряпушками. И что делать? Сидеть, смотреть и выслушивать пьяный бред королевского сопляка? Ну и ситуация.

  Я щелкаю языком. Это сигнал Орону «провокация». И в тот же миг с потолка срывается ветвистая молния! Из положения сидя отпрыгнуть не получится, я не спецназовец, но непроизвольно отшатываюсь вправо! Орон каким-то чудом отдёргивает меня вместе с креслом влево. Оп-па! Мальчишку и столик с закусками сносит отдачей к чёртовой матери! Непонятным порывом ветра его высочество сметает к противоположной стене и со всей дури припечатывает к настенному гобелену. Получите—распишитесь!

  Стискивая синие кулаки, медленно направляюсь к пребывающему в беспамятстве принцу, но меня стремительно опережает Орон. Он подхватывает мальчишку с пола и аккуратно опускает в ближайшее кресло.

  — Он всего лишь пьян, госпожа.

  Высказаться попроще, дабы отвести душу в словесах, не получится. Неизвестно, кто ещё наблюдает эту картину, кроме нашего дуэта. И неведомо, кто нас слушает, упиваясь эпическим зрелищем. Несмотря на понятную злость, меня как-то странно забавляет этот детский театр абсурда.

  — Он спит или в отключке?

  — Сейчас выясним, скоро прибудут новые участники представления.

  И точно, дверь распахивается, как от пинка! Гвардия, поднятая на ноги неизвестным доброжелателем, ощетинивается лезвиями, а маги швыряют в нашу сторону непонятные артефакты, вот дебилы!

  Магов и половину гвардии сносит с ног, я просто в шоке от происходящего! Откатом повредились какие-то настенные украшения. Я заворожённо смотрю, как из-под высоченного потолка величаво и как-то лениво отделяется здоровенный кусок лепнины и приземляется аккурат на голову рослого красавца из орочьей гвардии, чем-то напоминающего поручика Ржевского из известного фильма. Гвардеец, получивший презент по башке, покачнулся, его повело вправо, и он так же величаво описал вокруг своей оси почти полную окружность и рухнул столбиком на паркет. Его сосед, устоявший на ногах, шарахнулся в сторону, зацепился шпорой за край рваного гобелена, и с ругательством сел на задницу со всего маха, могу только посочувствовать мужику — так приземлиться копчиком, ё-моё!

  Ещё двое вояк прислонились к стене, придерживая руками буйны головушки и у одного хлещет кровь из разбитой головы, второй хлюпает носом, вытирая кровавые сопли раззолоченным рукавом мундира.

  Двое магов валяются на паркете в глубокой отключке, ещё один лежит ничком и уже начинает подавать признаки жизни. Остальные, хрен знает сколько их там валяется, всё ещё полёживают в разных позах, ну точь-в-точь пьянь из салуна дикого Запада, хоть вестерн снимай!

  Не в силах сдержаться, начинаю ржать, как дикая лошадь Пржевальского, бог ты мой, погостили в королевском дворце, ой, не могу! Ой, мама, держите меня трое! Ничего себе сходили за хлебушком, теперь осенний дворец ремонтировать! Не выдержав абсурдности зрелища, хохочет и Орон. И вскоре мы, захлёбываясь воздухом, вдвоём закатываемся неудержимым смехом. Бог ты мой, готовились едва ли не к боевым действиям, мысленно перебирали всевозможные варианты беседы, готовились опровергать обвинения, почти всю дорогу договаривались о тайных знаках, и получили вот это! Пьяного мальчишку, готового испепелить наследной магией неугодных подданных или кого он там видел в нашем лице.

  В самый интересный момент в дверях этого циркового манежа появляется раздраконенный король в сопровождении какого-то старика в чёрном! И здоровенный магический светильник не нашёл ничего лучшего, как рухнуть с высоты трёх этажей прямо пред его королевским величеством. Есть контакт!

  — Что здесь происходит?

  От низкого баритона меня пробрала нервная дрожь. Да уж, приходится признать — чтобы задать таким тоном вполне невинный вопрос, надо долго учиться. От тона и выражения лица его величества сердце мгновенно ушло в пятки.

  — Я задал вопрос, госпожа тен Аори! Отвечайте!

  — С вашего разрешения, государь, я вам покажу, что здесь происходит. Васо!

  Горностай выползает из-за разбитого карниза.

  — Вы настаиваете, чтобы я показала вам случившееся прямо здесь, ваше величество?

  Короля передёрнуло. Он сделал повелительный жест старику в чёрном, тот каркнул какие-то команды и тут же с разных сторон в помещение ворвались мужики в сером. Резвые спецназовцы подхватили пьяного принца и уволокли побитых. Мы же, повинуясь властному жесту короля, переместились в другое помещение.

  — Что вы здесь делаете, госпожа тен Аори? И кто дал вам допуск во дворец?

  Молча протягиваю королю приглашение. Терилан Альпин не стал читать писульку, просто взглянул на текст и отложил в сторону. Видимо, почерк автора записки ему хорошо знаком.

  Мысленно прошу Васо показать изображения. Король и чёрный старик внимательно просмотрели слайды, все до единого. Король и слова не проронил, но его уже немолодое лицо тяжело осунулось. Я невольно пожалела мужика, мало ему демона пустоты, расследования действий беременной жены, фокусов её тёмно-магической родни, так ещё и сыночек добавляет сладкого до слёз.

Дурак ты будешь, твоё величество, если спустишь сопливому наследнику этакую эскападу. Написать записку от имени неизвестного распорядителя, запечатать малой королевской печатью матери и притащить во дворец весьма странных гостей, да ещё во время нелёгкого расследования! Затем напиться, как свинья, а потом попытаться убить приглашённых наследственной магией. Не многовато ли, для одного сопляка? Самое время посадить принца под замок в гордом одиночестве и выдержать подольше, как дорогое вино.

Но кому я всё это говорю? Правда, говорю мысленно. Сам король какой-никакой, но маг разума (по слухам), так что не исключено, что он припомнит недавний разговор и благосклонно избавит меня ещё и от этого головняка. И заодно избавит себя от проблем в будущем. Мальчишку надо срочно приводить в чувство, иначе королевство твоё, дорогой Терилан Альпин, только ленивый не станет воевать.

  Впрочем, кому я это говорю.

  — Вы свободны, господа.

  Король, тяжело ступая, пересёк длинный зал и скрылся за гобеленом. Ни тебе здрасьте, ни до свидания, ни спасибо сказать, ни пером описать. Скотина? Да не особенно, воспитание, ничего не попишешь! Ты можешь по три раза в неделю спасать его величество и его припудренного отпрыска от всех напастей, но спасибо не дождёшься. За что? Защищать монаршее семейство — это твой святой долг. И до кучи следует помнить, что монарх никому не позволит забыть знаменитый афоризм «лучшее в этой стране принадлежит королю».

  Честно? Мне его нисколько не жаль. И плевала бы я на проблемы его величества с пятнадцатого этажа, если бы не маленькое «но»: мы имеем честь проживать в этой стране! И пусть я не доживу до воцарения Элхорага Альпина, хотя и сомнительно, но доживёт Васька. И очень долго будут жить наши друзья эльфы и орки. А оно им надо, вляпаться в правление вечно пьяного короля? Нисколько не сомневаюсь, кому-то очень подлому выгодно так воспитать наследника, чтобы для него гражданская война была всего лишь поводом отогреть замёрзшие руки над костром. Значит, явно существует какой-то сговор.

  Что же делать? Мне и в голову не приходит попробовать ступить в эту зловонную лужу соляной кислоты с благородным названием «придворная жизнь». Чтобы не раствориться в этой жидкости, надо учиться плавать с младых ногтей, поэтому остаётся надеяться, что в стране всё же существует оппозиция тайному сговору. Ещё можно заняться медитацией и отстранённо ждать развязки и не исключено, что вскорости развязка наступит. Как достала эта клятая семейка!

  Приехали... теперь спать. О наших приключениях Орон расскажет Тарину и Славке завтра, а пока спать.

***

   Утро началось холодным зимним дождём, бывает тут и такая погода. Студенты отбыли вскоре после завтрака, который я благополучно проспала. Девчонки-горничные, наученные опытом, будить меня и не пытались. Кому с утра приятно увидеть синюю рожу и вертикальные зрачки неподвижных глаз? Вот и я о том же.

  На часах почти десять часов по нашему времени, разумеется, а я всё ещё дремлю, находясь в приятном состоянии меж сном и бодрствованием и прислушиваюсь к шелесту капель за окном. В моей комнате окно полукруглое, с весьма затейливой рамой — вытянутый вертикально лист дерева, от которого отходят лучи к дуге полукруга. В самой высокой точке окно ростом с меня и вот по нему уже часа три то дождь барабанит, то мелкая крупа. Именно в такую погоду хорошо лежать в постели с коробкой шоколада и хорошей книгой.

  Помнится, в прошлой жизни меня угнетало как относительное спокойствие существования, так и ежедневная привычная рутина — работа, дом, приготовить завтрак-ужин-обед, стирка-уборка-поход-в-магазин. Это обыкновенное заклинание, хорошо знакомое любой женщине. Не то, чтобы мне так уж неистово хотелось перемен, но случались в моей тягостной жизни дни, когда собственное существование казалось бессмысленным бегом крысы в колесе. Не белки, а крысы, то есть загнанной в угол зубастой скотинки, которую может раздавить башмаком любой желающий.

  И что мы видим теперь? Да примерно то же самое, только клетка у крысы побольше, посветлее, и бегает она вроде как по своему хотению. Но где-то на краешке мозга сидит заноза, и она не даёт дышать, и не позволяет расслабиться. Правда, существование стало менее скучным. Как говорят на просторах великой и могучей, видимо, я догавкалась. То есть допросилась у судьбы перемен.

  Я лежу, вытянув руки вдоль тела, выражая позой покорность судьбе и начинаю хохотать. С ума я сошла, что ли? Ещё бы калачиком свернулась в попытках стать незаметнее. Хотела стать незаметнее? Так и сидела бы в том лесу, колотила сосновые шишки наперегонки с белками!

  Встаю, натягиваю домашнюю одежду и быстренько ссыпаюсь вниз по лестнице, Беата с Сэнной что-то пытаются приготовить в кухне под чутким руководством Талкома.

  — Доброе утро всем!

  — Госпожа! — Талком салютует поварёшкой.

  Сэнна тащит мне сосуд с молотым кофе, чашку, ложку, а огненный начинает свистеть под конфоркой. Ставим чайник, ложечку меду в чашку, теперь можно и затянуться сигаретой.

  — Спасибо, малышка! А что вы готовите?

  — Пирог с ягодами. Сейчас в духовку его поставим, потом отведаем.

  — Приятно слышать! А где Орон? На него не похоже. Как можно пропустить опробование нового рецепта?

  — Обещал вскоре явиться.

  О, помяни черта! Господин ден Освал прямо с тренировки, весь в мыле, румянец во всю щеку.

  — Я пришёл на запах, дамы. Доброе утро!

  — Мы не начнём без вас, Орон, — заулыбалась Сэнна.

  Эльф сотворил придворный поклон.

  — Вы одна меня понимаете, юная госпожа! Пока я привожу себя в порядок, надеюсь, пирог поспеет?

  — Вы можете на меня положиться, — серьёзно ответила наша малявка.

  Бог ты мой, как тут деток воспитывают, просто зависть берет! Дитя настолько положительное, что просто оторопь берет. Или это потому, что оно девочка? С Васькой-то у меня разгорались и позиционные бои, и мелкие скандальчики на тему «скока можно руки мыть» или «а почему я крайний, если пакостили вместе» После бурных ссор мы всегда мирились, сцепив мизинцы.

  Ну вот, пирог съеден, можно и в больничку наведаться. Или...

  — Орон, а не съездить ли нам к ювелиру? Мне очень интересно посмотреть на результат. Да и девочкам полезно прикупить себе что-нибудь красивое.

  — Отчего же нет? Я готов сопровождать всех присутствующих дам.

  — Тебе понравится ювелир, Беата. Это тот самый господин Зилвалерт, который создал подарки нашим именинникам.

  Девочки легко соглашаются, в больничку можно поспеть и позже.

  Поскольку наша каретка с относительным комфортом вмешала четырёх, наша компания разместилась на подушках вполне свободно. Господин Зилвалерт встретил нас с большим энтузиазмом, тут же закрыл лавку для прочих посетителей и пригласил дам и соотечественника занять места вокруг небольшого круглого столика.

  Эльф-хозяин тут же занял Сэнну небольшим лоточком с яркими камушками, судя по виду, полудрагоценными. А со мной, Беатой и Ороном пожелал обсудить огранку камней. Оказывается, пробное заклинание отработало не бог весть как, камень треснул ровно посередине, но огранка всё же получилась.

  — Взгляните, госпожа тен Аори.

  Да уж, самый большой опал разделён ровно на две части и присутствует интересная огранка. А если камень склеить? То есть не склеить, конечно, а восстановить магией?

  — Восстановить? — у эльфа едва глаза на лоб не вылезли.

  — Ну да, а почему нет? Я оплачу все ваши эксперименты, можете быть спокойны на этот счёт.

  — Дело вовсе не в оплате, госпожа, просто я не уверен... — Валерт потёр подбородок совсем, как Орон, — но попробовать можно!

  Эльф аккуратно соединил обе половинки камня и пробормотал:

  — Вот только каким заклинанием это сделать?

  — А если воспользоваться способом «двойное подобие»? — встрял Орон.

  — А как вы потом поместите туда заклинание? Тоже воспользуетесь «подобием»? – возразил ювелир.

  — Господин Валерт, я не собираюсь вкладывать в камень заклинание. И никто не собирается! Я поселю там элементаля, — вмешалась я.

  Эльфы переглянулись.

  — Госпожа тен Аори, но это невозможно!

  — Дорогой господин Валерт, на моей родине есть поговорка: невозможное требует чуть больше времени.

  Странный народ эти эльфы, я уговорила Берку спрятаться в свой ещё земной аметист, огранка в кольце ерундовая, и элементалька втянулась в камень аж бегом.

  — Но как?

  — Я поделюсь с вами ещё одной поговоркой: женщины способны на всё, мужчины на всё остальное!

  Приятно смотреть, как смеются эльфы и люди. И кто бы сказал, что ещё полсотни столетий назад они резали друг друга с переменным успехом.

  — Хорошо, я попробую срастить камень, а вы прямо здесь покажете мне свой способ. Договорились?

  — Ну как вам сказать, договориться-то мы договорились, но где я прямо сейчас возьму вам элементаль?

  Валерт щёлкнул пальцами и прямо у меня перед носом материализовался огненный красавец!

  — Какая прелесть! Договорились! Сварите мне обе половинки вместе!

  Старший эльф зажал камни между большим и указательным пальцем, пошептал, голубое облачко окутало камень.

  — Прошу вас.

  Я придирчиво оглядела опал, хороший размер, сверху огранка напоминает звезду Давида, сбоку грани дробятся светом и кажется, что граней гораздо больше, чем в реальности. Интересная огранка. Незамысловатая, но и не простая до изумления. Я посмотрела в сторону элементаля, огненный завис в воздухе на уровне моих глаз.

  Протягиваю к нему руку с камнем и мысленно прошу заглянуть в камень, повертеться среди граней и сообщить, как оно там? Удобно? Неудобно? Можно ли туда вселить воздушного? Рыженький сгусток огня как-то нерешительно помаячил перед лицом и медленно втянулся в камень.

  И тут закатный опал сначала вспыхнул мягким светом, засиял всеми оттенками огня и погас. Ух ты, какая цветомузыка! Я зачем-то потрясла камень, поднесла глазам поближе, затем попыталась что-нибудь разглядеть сверху и все трое — я, Беата и Валерт — столкнулись лбами! Спасибо, Орон не вписался!

  Мы сидели и молча ждали, когда элементаль выползет наружу. Но огневичок что-то не торопится. Застрял он там что ли?

  — Эй, выходи давай! Ты там не застрял, маленький?

  Камень быстро запульсировал светом, я с перепугу едва выронила его, не хватало ещё разбить такую красоту! Ничего себе, огневичок не хочет выходить!

  — Он не хочет? — ювелир своим ушам не поверил, — вы с ним разговариваете?

  — Конечно, нет, господин Валерт? Я просто чувствую, что ему там нравится и выходить он не хочет.

  Орон обречённо прикрыл глаза. Как я тебя понимаю, дружище, опять фигня с мадам тен Аори! Да ещё и в присутствии чужого человека. Тьфу ты — эльфа!

  — Извините, мастер Валерт, но он и вправду не хочет выходить.

  Я просто в растерянности. Какими посулами выудить из камня шустрого вселенца не имею понятия.

  — Скажите, господин Валерт, а что он любит, этот ваш малыш?

  У эльфа едва нижняя челюсть не отвалилась, Орон снова прикрыл глаза, мне даже показалось, что он в голос простонал.

  — Видите ли, уважаемый мастер, госпожа тен Аори видит элементалей и может с ними общаться, — решила вмешаться Беата.

  — И не только Яна, — Сэнна внесла свои пять копеек в общую копилку.

  — И ты тоже? — Беата покачала головой.

  Малышка смутилась.

  — Я долго с Васо тренировалась, мне Яна показала, как нужно.

  Орон и Валертом переглянулись.

  — А мне покажете, госпожа? — первым встрял ювелир.

  — Хорошо, это не сложно.

  — И мне, — очнулся Орон

  — Сделаю. Только как теперь огневичка достать?

  — Не надо его доставать, госпожа, пусть живёт в кристалле. Теперь мы знаем, что это возможно, — Валерт замахал руками, — а если возможно прямое, то возможно и обратное. Вам останется только потренироваться и всё.

  Я с сомнением посмотрела на камень, затем на собеседников. Не сочтут ли они меня дурой после того, как я озвучу свой, с позволения сказать, способ? Мысленно же простонала и, торопясь выложить всё и сразу, разразилась речью на пару-тройку минут. Одновременно я наблюдала, как эльфы переглядываются с регулярностью в пять-десять секунд, как Валерт сглатывает комок в горле и таращит на меня глаза, как на идиотку. Орон, похоже, изо всех сдерживается, чтобы не сказать ругательство.

  Тишина наступила как-то сразу, едва я закончила тараторить. Оба эльфа разглядывали меня, прищурившись и неторопливо, словно выбирали то место на горле, за которое лучше всего придушить, Орон даже скептически вытянул губы.

  — Господа, — детский голосок отрезвил обоих эльфов, — вы можете попробовать прямо сейчас и у вас всё получится. У меня же получилось! Я тоже сначала не видела его, а потом получилось!

  Эльфы снова переглянулись с видом «а что мы теряем» и синхронно притянули по одному воздушному малышу, затем я имела удовольствие видеть, как оба сосредоточились на позитивных чувствах, послав малышкам волну доброжелательности и теплоты. Оба воздушных закружились в танце и приземлились прямо в ладони создателей.

  — Он отвечает, — изумлённо прошептал Валерт.

  Орон кивнул, и его сорванец закружился перед лицом, вспыхивая искрами.

  — Вот так, — я ехидно усмехнулась.

  Почему-то даже детям в этой стране не пришло в голову отнестись к духам, как к живым друзьям. А зря. Тех воздушных, что в своё время призвала Сэнна для графа ден Вайо, наша малышка многому научила, всего лишь пообщавшись с ними полдня. Но потом девочке это наскучило, а я заинтересовалась, попросила Тарина призвать мне Берку и начала экспериментировать. Не каждый день, конечно, но результат налицо!

  — Со временем они будут расти и умнеть, совсем, как дети, — заметила Беата.

  — Или, как внуки, — добавила малышка.

  Беата кивнула, скрывая улыбку.

  Вскоре мы откланялись, мастер отказался брать деньги за огранку большого камня, пообещал зачаровать остальные шестнадцать как можно скорее и пригласил бывать у него почаще. Его явно окрылила возможность создавать камни с огневиками внутри. Красиво же! Сияющий перстень на пальце или пылающая диадема в волосах — да у него отбоя от клиентов не будет! А можно создавать ожерелья из горного хрусталя и сажать в кристаллы элементалек! А если ещё и попросить огневиков вспыхивать разными оттенками красно-жёлто-оранжевого, а воздушных уговорить переливаться оттенками голубого и синего? Целое поле возможностей открывается! А если камни будут синего цвета, то огненный даст оттенки зелёного при смешении двух цветов, короче, эксперимент — это наше всё!

***

  К дому мы подъехали одновременно со студентами, наш возница Турион приветственно взмахнул кнутом, победно вскинул руку над головой, понятно — экзамен сдан! И впереди ещё четыре. Почин сделан. Не то, чтобы я так уж волновалась, но элемент случайности всегда присутствует.

  А вот и новости, молодёжь пришлось выволакивать из каретки, сдали организмы после потери всего маго-резерва, а я-то думала, что детвора, радостно галдя, устремится по ступенькам, а тут такой облом! Орон понимающе хмыкнул, пропуская меня в холл.

  — Ничего страшного, госпожа, так всегда бывает после экзамена по рунной медицине.

  — Обед через два часа! — крикнула я торопливо удаляющейся процессии со студентами.

Орчанка вообще повисла на плечах близнецов, Славка втащил эльфу на руках. Пытали их там, что ли? Орон выразил уверенность в том, что через час дети будут в полном порядке. Скушают нужные эликсиры, слегка вздремнут и к ужину придут в норму. Сейчас им есть нельзя, только эликсиры, не волнуйтесь, госпожа, я прослежу.

  Проследит он! Ваську я транспортировала под ручку, как нежную барышню, пацан слопал какой-то порошок, запил слабо фосфоресцирующей жидкостью и рухнул на постель, как мешок.

  Спускаясь в холл, смекаю, что надо бы к ужину пригласить опекуна Джей и того орка, которому Белмин отец делегировал свои права в столице, но тут не принято приглашать «на сегодня», этикет, чтоб его! Так что обойдёмся торжественным ужином в кругу семьи.

  — Сана, пошлите, пожалуйста, приглашение к ужину мастеру Тарину.

  — Да, госпожа.

  Наша экономка успешно справилась с организацией аукциона, жаль, что я не видела. Я как раз в горах «отдыхала», но мне всё честно рассказали: с каким достоинством Саналера тен Ости в строгом наряде приветствовала представителей аристократических родов. Особо описали, как внушительно она произнесла первое слово, а затем достойно поведала о цели аукциона. Наша умница властно и твёрдо управляла аудиторией и с помощью Серого Быка не позволила разгореться безобразному скандалу. Шаман оказывал девушке почтительное внимание в продолжении всего аукциона и спеленал воздухом пьяного аристократишку, посмевшего вянуть что-то оскорбительное в адрес распорядительницы аукциона, когда лот уплыл в другие руки. Именно Бык передал связанного невежу королевским егерям для доставки в отчий дом, сопроводив посылаемое тело ещё и разъяснительной запиской в адрес главы рода. После чего аукцион продолжился, но уже без эксцессов. Но происшедшее несколько охладило Саналерино стремление создать торговый дом, да и известный афоризм не стоит забывать. Всё лучшее в этой стране принадлежит королю, если помните.

  Орон отправился в библиотеку, часть собственной книготеки он сюда уже перетащил, пришлось мастеру Джею строить ещё три шкафа, которые расположились вдоль западной стены. Славка и детвора тоже книги покупают, есть в столице и книжная барахолка, как же без этого?


Вацлав тен Аори


  Экзамен совсем не похож на экзамен. Всех развели по разные стороны огромного подземного зала, я и знать не знал об этом полигоне. Создание такого пространства оправдано, ибо мы тут все недоучки, а у некоторых такой маго-потенциал, что впору архидемону, лучше подстраховаться. В помещении наличествуют максимальная защита и переливающиеся защитами преподаватели. А их сегодня аж шестеро — главшам, мадам Дани, Эласта ден Вайди и ещё трое неизвестных эльфей.

  Комиссия разбрелась по полигону. Преподы удобно устроились с шести сторон зала в креслах, а мы, дураки дураками, так и остались стоять у входа. Забыли о нас что ли? На двенадцать экзаменующихся шестеро экзаменаторов, видали?

  Голос возник из неоткуда и поселился прямо в черепушке:

  — Ты неуч, бездарь, отродье Бездны...

  Что за фигня? Мои сокурсники оглядываются, как и я, пытаясь понять, откуда же звучит настойчивый шёпот, проникающий неприятными вибрациями прямо до самых печёнок. Мешающий фактор придумали, что ли? Похоже.

  Плюнув на приличия, сажусь прямо на пол и открываю разум, отгораживаясь от надоедливого бормотания на грани сознания, как бабка давно научила, стеной воды. Вот сижу под большим зонтом, а по нему лупят весёлые плети летнего ливня, высоко в небесах ворочается басовитый гром и трещат разряды молний, ливень сменяется сильным дождём, и шелест падающей воды отсекает посторонние звуки. Дождь колышется сплошной стеной, а я мирно созерцаю непроницаемый полог воды. Из-под которого меня вскоре выдёргивают нехорошие экзаменаторы, а так приятно было сидеть и ни о чём не думать.

  Рядом со мной Белма, Стихин и Джейл, а остальные сидят в кружок и зажимают уши в попытках избавиться от гнусного шёпота, что-то они явно противопоставляют этому воздействию, но пока безуспешно. Подмигиваю девчонкам, они молча стукаются ладошками в мои поднятые ладони.

  Вскоре один за другим возникают остальные участники экзамена и последней наша фруктовая моль. Она косится на зажавших меня с двух сторон подружек, которых я ещё и за плечи обнимаю.

  Затем с нас снимают все щиты, горка артефактов на столе постепенно становится горой. Я просто в шоке, моя воздыхательница щитов не имеет! Вообще! С другой стороны, а зачем ей щиты, если она и так под фамильной защитой дома Альпинов. Причём, с момента рождения. А вот почему из неё не сделали ф-мага — непонятно! Разве что целитель нужен не только королю и наследнику. Или девчонка имеет неустойчивую психику, плаксивая, сентиментальная, влюбчивая полуэльфа. Лучше бы принца осчастливила привязанностью, ей и так светит роль королевского целителя с перспективой стать главным целителем короны.

  Без своих щитов чувствую себя голым, как ковбой без родного кольта. Нас разводят по разные стороны и подвешивают перед каждым рунный конструкт. И что? Ага, определить количество рун в конструкте, перечислить названия и доделать конструкт до состояния лечебного, то есть работающего. Ничего себе. И кем они нас считают? Легендарными лекарями столетия? Что тут можно понять в переплетении силовых линий, я вас спрашиваю!

  Усилием воли подавил эмоции, подтащил к себе конструкт и снова уселся на пол. И что мы видим? Так, сопряжения рун окрашены в синий цвет, места соединения сопряжений в красный. А что за лиловый цвет? И какие цвета присутствуют ещё? Верчу конструкт так и сяк, цветов всего четыре, синий, красный, лиловый, белый цвет рунных линий. Краем глаза отмечаю внимание преподов и аккуратно выстраиваю вокруг себя колодец из туманной пелены, чтоб не стояли над душой. Аккуратнейшим образом разъединяю руны конструкта по местам соединений, разбирая места сопряжений по имеющимся меткам.

  Нехило, однако, семнадцать рун! Все хорошо опознаются. Кроме одной, то ли незаконченной, то ли имеющей лишние силовые линии. Отделяю её от остальных и подвешиваю повыше на границе зрения. Пущай повисит, а пока сложим из оставшихся рун предварительный пазл. Хорошо, что рунный конструкт не начнёт работать без закачки энергии, так что можно не опасаться внепланового срабатывания. А то ведь случались прецеденты.

  Ни фига этот пазл не складывается! Да и кто сказал, что он должен сложиться сразу и вдруг? Углубившись в работу, перестаю обращать внимание на окружающее. Изготовил четыре конструкта из шестнадцати рун и теперь пытаюсь понять, каким боком можно вставить в имеющееся тот самый ущербный кусок руны, что так напоминает «безар». По всему выходит, что никаким! Нам разрешили удалять «лишние» грани дефектной части, но добавлять нельзя! А жаль.

  Ладно, а если так? Элементы конструкта встают на свои места с тихим щелчком, весьма неожиданно! Значит, так и надо? Щёлк, щёлк! Опять не то!

  А вот так? О, собрал по предыдущему варианту, светится красный, вон и синий цвет проявился, засиял лиловый оттенок, теперь убираем среднюю грань в руне «безар», получаем красивый оттенок красного, соединение тут, что ли?

  Осталось понять, что это сооружение может творить в плане целительства. Ампутированный «безар» явно служит для перемещения, а вот прочее весьма напоминает тот освежитель воздуха, которым Белма обрадовала нашего повара. Точно, это не целительский конструкт, «безара» там быть не может по определению. А что оно такое?

  И тут вокруг меня светлеет, ага, преподы терпёжку потеряли. Ну ничего себе, вся группа уже собралась у выхода. А я выходит, рыжий!

  — Господин тен Аори, доложите, что у вас там получилось.

  Что-то мне нехорошо, неужели я лажанулся? Но беру себя в руки и докладываю. Дескать вот этот вариант — это сращивание бедренной кости, если в недостроенный «безар» добавить вот эту линию. Этот вариант погружает в сон страдальца, если добавить здесь и здесь. Этот просто замедляет дыхание без дефектного куска, а этот вариант не доделан, так что рассмотрим последний, который и вовсе не лечебный конструкт.

  Мадам Дани кивает. А старая мартышка, мадам Эласта, страдальчески морщится, этой что не нравится? Прочие эльфы демонстрируют невозмутимость, умеют же гады. Мне бы так научиться.

  Нас выставляют вот из зала и приступают к совещанию. Оглядываю однокашников, все расселись, где стояли, игнорируя табуреты и стулья, рожи перепуганные, думаю, и у меня фейс не лучше. А спустя пару часов выясняется, что экзаменовали не на правильность составления конструкта, а на нестандартность мышления целителя. И у многих с этим всё в порядке. И у меня тоже. Вот ведь... нехорошие преподы! И то сказать, какие такие конструкты мы можем применять после полугода обучения, всего полугода?! Глядя на ехидную физиономию мадам Эласты, можно было сразу сообразить, что подвох тут есть и не один!

  После практики осталась теория, которую мы сдаём тут же, в форме беседы с полным составом комиссии. Дотошные преподы выпотрошили всех! Отмолчаться не получилось даже у трогательно-печальной полуэльфы, будущей целительницы короны.

  Бабка моя частенько говорит, что Екклесиаст всегда прав, вот и я говорю, что он прав, стоит только взглянуть на моих согруппничков. Ничего нет нового под небесами и что тутошние мажоры, что земные, все одним миром мазаны. Полюбуйтесь, стоят перед входом в зал, откуда только что выпала наша дюжина сдавших экзамен. Надо же, господа аристократы ждут своей очереди, как простые смертные, и весьма неласково и где-то даже пренебрежительно оглядывают окружающее пространство.

Как и всегда, их мозгов не хватает на корректное поведение, я вообще в толк взять не могу, что им так дались стати нашей Белмы. Завидуют, что ли? По мне так крепкая, рослая, пропорционально сложённая девчонка. Да ещё и красавица, каких поискать: волосы чёрный шёлк, ресницы сантиметра два длиной, бабка измеряла линейкой, глаза неистовой синевы, вдёрнутый носик, короче, прелесть! Ну, ясный фонарь, не субтильная эльфа, но красавица. И умница.

Вот понять не могу, чем она им не угодила, нашим мажорам! Стоят засранцы весьма грамотно, контролируют вшестером пространство, как диверсанты из поганого штатовского боевика и гавкают, как моськи на слона. А самый рослый из эльфо-недомерков едва достаёт Белме макушкой до плеча, вот же долбодятлы. Магией расчертили весь видимый эфир, но лучше бы воздух над головой сканировали, добрая Белма как раз наколдовала фирменное лекарство от спеси — красящий порошок из серии её последних шедевров под общим названием «хрен отмоешься».

  Наша троица направилась к выходу и тут за спиной ойкнули голосом нашей целительницы короны. Сделав пару шагов, оборачиваюсь... ой, мама... шестеро разнополых эльфей в сине—оранжевую крапинку. Ничего себе наша орка порезвилась! Морды синие, а руки и недешёвые наряды загажены оранжево-синим фейерверком. Я фыркнул, роскошные причёски окрасились и вовсе в немыслимые оттенки синевы, а самое весёлое — их фамильные артефакты и не мявкнули! То есть в миленькой покраске нет агрессии, а, стало быть, нет и тех узловых компонентов заклинаний, на которые так рьяно реагирует всяческая защита! Оригинально, я мысленно аплодирую нашей орчанке и ведь не придерёшься! Белма пасов не делала, магических считалок под нос не бормотала, даже угрожающих жестов не было. Пойди докажи, что она приложила ручонку к данному событию.

  Все сдавшие экзамен захохотали, заухали, заулюлюкали! А наших мажоров надо было видеть, я быстренько дал команду Васо снимать всё подряд, малыш тут же выцарапался из рюкзачка. Наш горностай посмотрел на это диво круглыми глазами и застрекотал, и будь я проклят, если он тоже не смеялся! Синие и оранжевые рожи, а теперь в ход пошли платки, ё-моё! Лучше бы в зеркало посмотрели! Белма зашлась смехом и прислонилась к стене, Джейл смеялась, как колокольчик, я вообще дышать не мог от впечатлений! Это надо видеть!

  И в завершение приятного дня на шум вышла комиссия в составе главшама и мадам Эласты. Старая мартышка сдавленно хрюкнула, а на постной роже господина Берга была написана скука и обречённость педагога, вынужденного сеять доброе и вечное в каменистую почву! Непререкаемым жестом он пригласил оставшихся одиннадцать студентов войти, строго проконтролировал выполнение распоряжения, придержал дверь перед мадам Мартышкой и, обернувшись к нам, покачал многомудрой головой. Мы прыснули к выходу, как тараканы от дихлофоса!

  Домой, домой, домой! Прыгаем в каретку, экипаж тоже прыгает под нашими ногами, как и положено при хороших рессорах, укреплённых магией, а с водительского места скалится Турион.

  — Давить тапок в пол, господин Вацлав?

  — Йес, сэр!

  Он уже по нашим рожам видит, что экзамен сдан успешно, поэтому взмахнул кнутом и от всей души завыл, как степняки-орки. Лошадки так рванули с места, что мы с девчонками попадали друг на друга, как кегли! Хорошо с магами, убиться не дадут, меня мягко приняла воздушная подушка от Белмы.

  Теперь, когда волнения первого экзамена миновали, мы вполне осознали, что такое вычерпать резерв почти до донышка, устали мы. Сильно устали. Вон у эльфы носик заострился, Белма едва справляется с дрожью, ибо тот порошочек она явно наколдовала на остатках силёнок. Ничего, сейчас стрескает свой фирменный эликсир, отлежится и будет, как новенькая копеечка. Сам я пытаюсь сдержать дрожь в коленях, но они предательски подпрыгивают.

  Из каретки нас извлекают разве что не волоком, эльфу потащили на руках, Белму с двух сторон подхватили егеря, меня под руку довели до холла, где я и уснул в кресле. Сэнна хлопотала вокруг моего спящего организма, притащила какой-то эликсир, в полусне я его и схарчил. Но вот кто и как меня довёл до собственной спальни, не помню!


Яна тен Аори


  Деточки отлёживаются, как боксёры после драки. Беата с Сэнной на пару контролируют состояние студенческих организмов, эльфу поили ещё дважды какой-то бякой, орка тоже выпила что-то, почти не просыпаясь. Проще всего обошлось с Васькой, он просто спал. С ним меньше всего будет возни после пробуждения, так что за человеческое дитя можно не волноваться. Но девочки что-то долго отходят от экзамена.

  — Да разве это долго, — хмыкнул Орон, — к ужину будут вполне готовы, правда, ещё сутки запрещено колдовать. Я, например, после такого экзамена трое суток лежал, как мёртвый.

  — Так ты тоже учился в этой академии?

  — Целых десять лет, госпожа, но прошу вас, это между нами.

  — Можешь быть спокоен, службу знаем. Значит, я могу не волноваться, это хорошо.

  Орон согласно наклонил голову. Оно и правда хорошо. А то я едва в панику не ударилась при виде трёх осунувшихся физиономий, у эльфы даже синяки под глазами появились. Да и тревожно мне видеть своего внука спотыкающимся через шаг. Я уж было собралась ректору морду рихтовать, типа, я вручила вам крепкого юношу и двух не менее крепких девчонок, а тут нате вам — с экзамена еле ноги тащат и мордахи такие, что краше в гроб кладут. Тяжела ты, целительская доля.

  А кому сейчас легко? Мне что ли? Или Славке с его «исследованиями психики»? Не нравится мне эта обтекаемая формулировка, но пока Славка молчит, значит что? Значит или время не пришло, или говорить не о чем. Так что давим червячка сомнений и топаем на кухню, надо уточнить меню на ужин, что-то мне сердце вещает, что гостей будет явно больше единицы. И через пару часов хладнокровно констатирую, чуйка меня не подвела, к ужину пожалуют мадам Эласта ден Вайди и господин Берг. И Тарин. Я напрочь забыла, что они приглашены на сегодня.

  Чего-то там наш Талком уже состряпал, он вообще широко пользуется заклинанием стазиса, которое ему великодушно презентовал Тарин. Зато вот Бенгуст, старый ретроград, категорически против магии на кухне. По этому великому поводу он может часами пререкаться со своим помощником, но надо отдать им должное, спорщики не выходят за рамки «учитель-ученик».

  Итак, меню согласовано. Студенты будут отдыхать до утра, в каждого Орон и Сэнна влили восстанавливающий эликсир, соответствующий расе пациента, так что ужин состоится без молодняка. Зато явится та самая морщинистая старуха, которой Славка расцеловывал ручонки. Они, кстати, общаются незатейливо, по именам. И, если не путаю, мне предложено «ты» и Эласта.

Васька называет её мадам Мартышкой, но отзывается о ней с явным уважением, и я бы сказала, даже с некоторой опаской. Шутка ли, дама преподаёт двенадцать предметов в этой их академии и до сих пор жива. Об этой старушке ходят самые невероятные легенды от выпуска до выпуска. И каждый студент первого курса обучения даёт себе честное пионерское слово вырасти в магическом плане до нужных кондиций и порвать старуху на мелкие тряпочки. Но вот уже лет пятьдесят мадам Эласта жива, здорова и не собирается отказываться от преподавательской карьеры. А каждое поколение целителей и боевых магов считает своим долгом преподнести этой даме плод своих магических трудов. Этими подарками набит музей артефактов академии Эрин и ректор уже подумывает об отдельном здании для коллекций музея.

  Всё это интересно, конечно, но смотаюсь-ка я до ужина в больничку и предупрежу нашего главврача, что молодёжь отлёживается после экзамена. И сейчас, посиживая в нашей каретке напротив Орона, пытаюсь выяснить отчего ребята так обессилели. Как я понимаю, колдовать на экзамене им запретили, Васька пробормотал, что зелий они не варили, так какого же икса детвора спит, накачанная эликсирами по самую маковку? Орон тяжко вздыхает и наконец-то развязывает язык.

  — Там не все просто, госпожа. Вначале их экзаменовали одним из боевых заклинаний, имеющим говорящее название «зов Бездны». Оно не разрушает то, что в вашем мире зовётся органикой, но зато высасывает магический резерв из любого мага. Не сразу, но по капле сила мага убывает. Обычно с зова Бездны и начинают экзамен для первокурсников, чтобы выяснить на сколько увеличился резерв ученика по сравнению с начальным значением, а затем идут все прочие испытания.

  Опускаю глаза на синие лапы, разглядывая узор чешуек на костяшках пальцев, пытаясь сдержать полную трансформацию, вот ведь сволочи!

  — Вы хотите сказать, что в продолжении всего экзамена дети теряли силы?

  — Да, госпожа.

  — Орон, тебе не кажется, что это немного чересчур?

  — Целителям всегда приходилось труднее, чем прочим магам, госпожа. Они обязаны противостоять зову Бездны, иначе целителю придётся умереть раньше, чем он закончит обучение. И должен сказать, что дети справились первыми. Ваш внук вообще отличился, выстроил водяную защиту не больше, не меньше!

  — А девочки?

  — Белма воспользовалась помощью семейных духов, так что пострадала тоже не сильно. А вот эльфочка спохватилась поздно, не сразу поставила щит, так что она проведёт в постели не менее двух суток.

  — А насколько дети раскачали резерв?

  — Никто не должен знать объём резерва целителя, иначе с ним легко справится даже слабый маг.

  — Господи спаси, помилуй! — бормотнула я, — нет в жизни покоя!

  — Целители призываются в строй, когда идёт война. И, если я правильно понял, на вашей родине всё обстоит точно так же.

  — Это да.

  Итак, дети должны уметь противостоять некоему «зову Бездны». Чем дальше, тем смешнее. В старом мире врач должен уметь противостоять максимум заведующему отделением или главврачу. И родителям болящих деточек. Нет, кто сказал, что на Земле всё обстояло шоколадно? Достаточно вспомнить, как двое цыган избили заведующего кардиологией моей больницы до полусмерти. Но зов Бездны, вражеские маги, только этого не хватало!

  Ага, вот и Джет! Шустрый старикан радостно осклабился, распахивая ворота нашей больнички. А народу-то прилично. Человек пять переминается, поёживаюсь от небольшого морозца. Снег сегодня так и не выпал. Что это за зима, я вас спрашиваю?

  — Джет, — придерживаю нашего распорядителя за рукав, — почему народ на улице мёрзнет? У нас достаточно поместительный холл.

  — Предлагал, госпожа, но они не хотят. Это же гимайцы.

  — Кто-кто?

  — Кочевники приморских степей, госпожа. Привезли полумёртвого мальчишку, единственного наследника рода. Охрана это, госпожа. Прошу вас в целительские покои, правда, там прохладнее, чем в основном доме.

  — А почему так?

  — Целитель Харги распорядился, он не любит чрезмерного тепла.

  — Не буду отвлекать нашего главврача, просто шепните ему, что помощников не будет, они сегодня сдали экзамен и восстанавливают силы. А как тут вообще дела?

  Неспешно беседуя, удаляемся в «целительские покои». Один из домиков, ранее бывших сараюшками, переделали в коттедж для нашего Харги и наняли ему прислугу. И теперь молодой целитель лечит, исследует что-то в лаборатории и вообще наслаждается любимым делом.

  И тут же узнаю, что «дела идут превосходно, госпожа», больничка потихоньку начинает себя окупать. Особенно после удачного излечения малолетней дочери главы рода Глядящих Из Глубины. Не слишком знатный орочий род, но его шаманы почитаются в Эрин едва ли не единственными, кто может с успехом использовать в своих целях морских чудовищ, это род мореплавателей, торговцев и, надо думать, флибустьеров.

  — Деньги нужны?

  — Деньги есть, госпожа, нам часть продуктов поставляют бесплатно.

  — Да? А за какие заслуги?

  — Госпожи, подруги вашего внука, вылечили торговца мясом с улицы Убойных Ям и хлебопёка с улицы Большой Калач, так что... вот.

  — Калачи едите?

  Джет смутился, понятно, каждый день едят. Ну и прекрасно, значит, едем домой и отпускаем Туриона до вечера, пусть на себя поработает.

  Орон привычно молчалив и неудивительно. Тайная ... даже не знаю, как и назвать эту его службу, не подразумевает многословия. Кстати сказать, подлинного наименования этой, с позволения сказать службы, никто не знает. Даже Тарин руками разводит на прямой вопрос. Открыв передо мной входную дверь, наш ниндзя слегка замешкался войти, ага, явно куда-то собрался. Куда это он?

  — Госпожа, я должен отлучиться до ужина. Вы не собираетесь покидать дом?

  — Нет, можете отправляться по своим делам.

  — Это скорее ваши дела, — улыбается мой телохран, — я во дворец, нужно кое с кем переговорить.

  — Постарайтесь узнать все новости. Ну и сплетни, хорошо?

  Орон слегка кланяется и исчезает среди золотых звёздочек телепорта. Силен, эльфяка! Все мы знаем, что этот не совсем прямой родственник Терилана Альпина вхож во дворец, только в отличие от Тарина предпочитает входить с заднего крыльца. Не удивлюсь, если там и табличка повешена, на которой вместо «велкам» написано «только для Орона». Дважды наши гавроши с целью отработки задания наставников-егерей отслеживали перемещения Орона по столице и оба раза он исчезал в одной и той же калитке. Незаметная дверца подозрительно быстро распахивалась после некоего условного знака, который юные следопыты так и не смогли отследить.

  Сейчас мальчики по очереди дежурят в больничке, служат гонцами, а также помощниками при врачевании кровавых ран. На этом настояли их учителя, будущие егеря обязаны привыкнуть к виду развороченной плоти и уж тем более не должны бояться крови. Все трое гаврошей честно отдали дань слабости при виде даже не особенно кровавых повреждений, то есть распростились с обедами и ужинами, как и положено в таких случаях. Но целитель Харги не устаёт нахваливать мальчишек, один из которых имеет неплохой магический резерв и вполне смог бы учиться на целителя. Но увы, его приёмные родители вовсе не богаты, скорее бедны. И он старший ребёнок в многодетной, но очень дружной семье. Посмотрим, что можно будет сделать для мальчика, если он хорошо усвоит науку Имроя и Лейна.

Оба егеря многому обучают мальчишек в том числе чтению и письму, за что получают дополнительные два нобля ежемесячно. К сожалению, двое гаврошей из трёх плохо питались, так что теперь наставники выравнивают баланс между возрастом и мышечной массой. Потенциального целителя Белме пришлось даже подлечить, устранив какие-то неполадки с печенью. Нынче все трое здоровы, и вполне довольны жизнью. В отличие от меня.

  Нет, бога гневить не стоит, пока все мои домочадцы живы и относительно здоровы, но присутствует в нашей жизни такой фактор как королевское семейство и его внутрисемейные разборки. А разборки эти, пусть и краем, но мою семью задевают.

Отсутствие достоверной информации о событиях в осеннем дворце держит меня в лёгком напряжении. Ясно, как божий день, никто не станет ежедневно докладывать госпоже тен Аори о её неприятностях, так что агент в осеннем дворце мне нужен, как воздух. И не только в осеннем. Вот зуб даю, Орона также угнетает отсутствие информации, вот он и сорвался в дворец.

  Вместе с Сэнной и Беатой заглядываю в комнату, где восстанавливают силы наши студенты. Все трое отдыхают в Васькиной спальне, их поместили в одно место, чтобы не бегать туда-сюда в случае осложнений. Васька спит на диване, обняв подушку и из одеяла выглядывает только черноволосая макушка. Мы постояли над каждым из детей, прислушиваясь к дыханию, Беата ещё и выслушала пульс, жестом показала «всё в порядке», и я побрела вниз.

  Талком почти закончил приготовления к ужину. Теперь он в сопровождении Саны и Аты священнодействует над обедом, который я буду жевать в обществе Беаты и Сэнны, если из академии не явится Славка. И заодно готовит обед для прочих работничков, который они предпочитают откушивать на закрытой веранде своей резиденции, где Орон уже наладил им обогрев.

  Забиваюсь в свой угол с пепельницей, сигаретой и Беркой, поглядывая на привычную суету и вспоминаю, сколько сил пришлось затратить мне и Ваське, чтобы на меня или господина тен Ферри перестали обращать внимание, когда нам стрельнёт в голову выкурить сигарету на кухне.

  Прикрываю глаза и отстранённо размышляю о том, что за почти восемь месяцев мне ни разу не представилась возможность затосковать по прежней жизни. Даже по ночам, вертясь в попытках уснуть и вспоминая прежнюю жизнь, не испытываю тоски по минувшему. Интересно, что у Славки то же самое. Ну с ним всё ясно, здесь он востребован. Его разработки находят мгновенное применение, к тому же никто не требует взять в соавторы и отстегнуть капусты с нобелевской премии. С Тарином его связывает самая искренняя симпатия, и наши со Славкой ощущения одинаковые — этот эльф нам всю жизнь знаком.

Но всё же странно, бывали у нас и счастливые моменты в прежнем мире, так отчего же отсутствует тоска по минувшему? Отвечать на риторические вопросы нет нужды, так я говорила своим бывшим ученикам и то же самое говорю себе сейчас.

  Пойду-ка я вздремну до ужина, время ещё есть. Годы суровая штука, господа, если их несколько больше сорока.

***

   ... К ужину моё семейство встречает гостей в сокращённом варианте, поскольку дети по-прежнему спят сном праведников. Господин Берг явился в сопровождении мадам Эласты, доставившей его в собственном экипаже. Думаю, что дорогие гости могли нарисоваться и телепортом, прямо перед входной дверью. Они старые друзья, а кроме того, маги такой силы и опыта, что ни одна защита нашего дома даже не мявкнула бы, пожелай эти господа осуществить несанкционированное проникновение, хотя Орон и утверждает обратное.

  Тарин сегодня весь в чёрном, в правом ухе сияют лунным серебром одиннадцать колечек, на запястье боевой браслет. Изысканно извинившись, он поднялся в спальню к спящим студентам, пожелав лично удостовериться, что они в порядке.

  Мадам Эласта украсила седовласую голову головной повязкой, это целая река прозрачных камней, как две капли воды похожих на бриллианты. Удачное решение — сияние брюликов подсвечивает радужными брызгами морщинистое лицо, от чего резкие черты смягчаются до вполне приятных. Платье тёмно-серое, украшенное серебряной вышивкой по подолу. Стильная старуха и очень доброжелательная, её приветствие звучит коротко и сердечно.

  Господин глава шаманского факультета облачен в строгое серое одеяние и выглядит точь-в-точь, как кардинал Ришелье из известного французского фильма. Стройная фигура перетянута широким поясом с шаманскими побрякушками, подвешенными на металлических цепочках.

  Славка тоже принарядился, видно Беатину руку, светлая рубашка, тёмные брюки, шейный платок из Васькиных запасов, серебряная седина украшена головной повязкой, а палец — артефактным кольцом рода ден Фаль, подарком Джейлиного опекуна.

  Орон, как всегда в тёмно-шоколадном зачарованном шёлке. От чего зачарованном? Да от всего, что может изобрести больная фантазия неудачника, рискнувшего напасть на представителя клана ден Освал.

  Беата в светло-синем шёлке, так хорошо оттеняющем каштановую косу нашей знахарки и подсвечивающем снизу тонкое смуглое лицо. Никто не даст ей шестидесяти трёх лет, знахарки тоже живут дольше простых смертных. Ненамного, но всё же...

  Сэнне наш кутюрье пошил длинное «взрослое» платье оливкового цвета, а бабушка и я подарили жемчуг, и сейчас тоненькую детскую шейку украшают розовые перлы.

  Восемь вечера, под потолком медленно зажигаются магические светильники, освещая накрытый стол. Наш поварёнок явно решил превзойти учителя. Ужин катится, как по маслу, ни одно блюдо из восьми не запоздало, не остыло, не испортилось. Девчонки-горничные нигде не сбились, не споткнулись, ничего не уронили и меняли тарелки со сноровкой королевских мажордомов. Лёгкий гул довольных голосов звучал вполне дружелюбно и напряжение последних часов медленно сходило на нет.

  После ужина все переместились в холл, где нам уже обеспечили костровое время у камина с кофием, коньяком, ромом и сигаретами. Беата кивнула внучке, и малышка с похвальным послушанием попрощалась с гостями, пожелала всем приятного вечера и отправилась почивать. Беата попросила её посмотреть, как там наши спящие красавцы. За ними присматривает Саналера, но ей тоже надо поужинать и отдохнуть. Тарин пожелал сопровождать юную знахарку во время осмотра и оба выдающихся целителя степенно поднялись по лестнице на второй этаж, неслышно обмениваясь словами.

  Гости с удовольствием расположились в креслах подле камина, Саналера и Талком распорядились превосходно, каждой паре присутствующих досталось по низенькому столику. Очень удобно, есть куда поставить бокал или чашечку и салфетку можно положить. Нам со Славкой, как единственным курящим, достался столик с двумя пепельницами, кальяном, сигаретами и двумя элементалями, смирно сидящими в здоровенных коньячных бокалах. Из моего выглядывает Берка, а у Славки на дне бокала притаился его собственный озорник.

  — Я отпустила слуг отдыхать, господа, так что обслуживайте себя самостоятельно. Напитки и посуда на каминной полке.

  — Я слыхала, что у твоих слуг есть отдельный дом. Это правда, Яна?

  — Ну конечно! При покупке дома я оговорила постройку небольшого домика о двух этажах.

  — По столице ходят упорные слухи о том, что ваши слуги имеют также два свободных дня в десятидневье, — вставил главшам.

  — Слухи вполне достоверны. А не говорят ли в столице также о том, что мои слуги один раз в год отдыхают от своих хозяев, а я ещё и оплачиваю этот отдых?

  Господин Берг вскинул брови.

  — Более глупой шутки не слыхал, госпожа тен Аори. И ваши слуги гордятся тем, что даже господин тен Ферри обращается к ним на «вы».

  — И не только господин тен Ферри. Мой внук, я, Беата и даже малышка Сэнна говорят нашим людям «вы». Вот не думала, что жителей столицы удивляет простая человеческая вежливость. Полагаю, за вашими вопросами скрывается нечто большее, чем знание обычаев моего дома.

  Славка хмыкает, мол, сильна мать, сразу берёшь быка за рога со свойственной тебе бесцеремон... то есть изяществом. Хмыкаю в ответ: кто, если не я? С этими придворными интриганами так и надо, иначе будут весь вечер ходить кругами и делать тонкие намёки на толстые обстоятельства.

  — Считайте, господин Берг, что я оценила вашу тонкую вежливость, выслушала все полагающиеся мне комплименты и подобающим образом ответила на них. Говорите.

  Вместо ответа господин Берг промаршировал к камину и набулькал себе в бокал рома. Заодно доставил такую же посудину мадам Эласте.

  — Если не возражаешь, Яна, говорить буду я, — мадам Мартышка принюхалась к напитку.

  Кто бы сомневался, что главшам предпочтёт тявкать из твоей замечательно резкой и очень густой тени, дорогая Эласта. Ему по должности положено взирать на происходящее издалека и желательно чужими глазами. Серый кардинал, мать его.

  — Я буду откровенна, если не возражаешь.

  Игнорируя риторический опрос оглядываю собрание. Тарин внимательно разглядывает дно своего бокала, Славка заряжает табаком любимый наргиле, Орон принюхивается к кофе, создатель духОв, надо же. Беата в упор разглядывает господина Берга, не иначе обнаружила на нём невероятную защиту или что они там на себя навешивают в припадках профессиональной паранойи.

  Можно подумать, оба волшебника почтили наш дом своим присутствием исключительно из дружеского расположения к хозяевам. Ага, сразу верю, и вряд ли сей визит инициирован его величеством. Но с другой стороны, не играют же эти визитёры только в свои ворота, так почему бы не предположить, что именно король пожелал пощупать мадам тен Аори с другого конца. За недосугом у его величества не получилось прояснить намерения непредсказуемого фактора лично, то королева дурит, то наследничек. Зато на странных иномирян можно напустить шаманов разной степени стервозности и пристегнуть сбоку мадам Эласту, душевно расположенную к госпоже тен Аори. С какого бодуна, спрашивается в задаче, она прониклась ко мне расположением?

  Мадам Эласта что-то говорит, включаю слух.

  —... не так ли? Юный принц уже несколько дней изолирован от друзей и придворных в башне Строптивого короля. И весь двор уверен, что именно твои мудрые советы...

  До чего же горазда эта дама кружева выплетать, закуриваю и не мешаю ей шуршать языком, мне есть о чём подумать. Орон вернулся из дворца и пока молчит, значит особо важных новостей нет, остальное подождёт. Не вслушиваясь в болтовню госпожи ден Вайди, без особого успеха пытаюсь рассмотреть затенённое лицо господина Берга. Вы пытались прочесть выражение лица у булыжника? Нет? И не надо.

  Не дождавшись моей реакции на словесный поток мадам Эласты, Славка вступает в беседу, вежливо возражает и втягивает в разговор шамана. Я забавляюсь в попытках угадать, на какой именно минуте им надоест языками лязгать, засекаю время. Есть! Две минуты восемнадцать секунд.

  — Твоё мнение, Яна? — не дождавшись моей реакции, мадам задаёт прямой вопрос.

  — Без комментариев, — любезно отзываюсь я.

  — В каком смысле?

  — Дорогая Эласта, а много ли смысла в том, что ты так любезно поведала нашему собранию? Уж прости старуху за откровенность, это разговор ни о чём. Господин Берг, я вновь предлагаю вам изложить цель вашего посещения.

  Орон хрюкнул из глубины кресла, Тарин неодобрительно поджал губы. Берг неожиданно закатился мелким, пришепётывающим смехом, а Эласта с тяжёлым вздохом выложила на столик тяжело звякнувший кошелёк, который её визави незамедлительно прибрал.

  Опускаю взгляд на синие суставчатые пальцы, скромно сцепившиеся на животе. Вот же драные аристократы! Я довольно бесцеремонная старуха, но мне и в голову не стукнет разыгрывать такие мизансцены для посторонних! Даже с лучшим другом в качестве партнёра! Очаровательные, но ни разу не званые весельчаки, начинают меня всерьёз раздражать.

Мало того, что дорогие гости потратили моё костровое время на пустой трёп…

Мало того, что я согласилась принять этих клоунов в своём доме, да ещё и вкусно накормить… и это вместо того, чтобы сидеть у постелей спящих детей!

Мало того, что я вежливо не послала их на хрен сразу после ужина!

Мало того, что слушала это бла-бла-бла, не высказывая собственного отношения к таким гостям...

И теперь эти драные аристократы позволяют себе затевать некое пари по поводу моей особы, да ещё и имеют наглость демонстрировать наличие такого пари?! Да что они себе позволяют, эти хорошо воспитанные и крайне благородные господа, мать их?!

Взглянув на мою раздраконенную синюю морду, гости мгновенно оборвали непринуждённое веселье. Полагаю, этому особенно поспособствовали и другие факторы, например, недобрый прищур господина тен Ферри, крайне недовольное выражение лица Тарина и слегка подавшийся вперёд Орон с таким выражением на смазливой эльфийской морде, что меня передёрнуло.

  — Я прошу прощения за неудачную шутку, госпожа тен Аори, — главный шаман вскочил, отвешивая придворный поклон, — уверяю вас, мы не зашли бы так далеко, если бы знали, что такое не принято в вашем кругу.

  Он считает это извинением?! В каком это НАШЕМ кругу? От ярости в глотке заклокотало!

  — Я отвечу вам, дорогие гости!

  Славка аккуратно водрузил на столик коньячный бокал.

  — Не сомневайтесь, господин Берг, мы способны правильно оценить вашу шутку. В своём стремлении повеселиться за наш счёт вы не просто зашли слишком далеко. Разрешите напомнить, вы явились пошутить в дом спасительницы короны. Вы и ваша спутница были приняты здесь, как уважаемые гости. Хозяйка дома рассчитывала, что вам известны рамки, которые не дозволено преступать вежливым визитёрам.

  — Но, дорогой Слав, — мадам Эласта попыталась возразить.

  — Дорогая Эласта, пару мгновений назад ты сотрясала воздух нашего холла достаточно долго, разве я перебивал тебя? Господин Берг, или вы сейчас излагаете подробно затруднение, приведшее вас в наш дом, или мы вызываем для вас наёмный экипаж. Не трудитесь извиняться, в НАШЕМ кругу, как вы изволили выразиться, удостаивают обидой только очень близких друзей. Итак?

  Главшам дёрнул щекой, переваривая отповедь. Что, не нравится? Я негромко выругалась по-русски, не в силах сдержаться. Ведь просто сил нет видеть эту рожу, напустившую на меня Серого Быка в соавторстве с Териланом Альпином. Мадам Эласта заткнулась и сидит с непроницаемым видом, как истинная дочь своего знатного рода. Похоже, господа аристократы впервые огребли плюху от простолюдина, да ещё и пришельца из иного мира. И наверняка пытаются понять, получил ли господин тен Ферри аристократическое воспитание в своём мире или всё же выполз с городской помойки. Не исключено, что оба аристократа старательно обдумывают возможность стереть с лица Эрин обоих строптивых подданных Терилана Альпина.

  Хмыкаю про себя, заканчивая фразу, Славка забыл взглянуть на часы и сказать, что время пошло. Не сомневаюсь, главшаму есть что сказать, но если он не дурак, то оба гостя сейчас откланяются без извинений.

  — Мы благодарны за приём и прекрасный ужин. Разрешите откланяться.

  Славка в сопровождении Беаты проводил дорогих гостей.

  Тарин молча обнял меня, видимо, благодаря за сказанное, а, точнее, за несказанное. Орон сподобился поцеловать мне руку, очень трогательно! И тут же, повинуясь молчаливой просьбе, запустил заклинание проверки. Так и есть — два «умных уха» в холле и одно у входа. Ну да, искренне сожалею, госпожа тен Аори, а вот подслушку поставлю, не обессудьте. Вот ведь твари!

  Не думает же этот умник, что я прямо так и поверила в искреннее раскаяние обоих гостей? Главный шаман прекрасно знает, что дом будет просканирован на предмет выявления подслушек и всё же позволяет себе такие вольности. Проверка на вшивость?

  — Орон, я прошу тебя обойти весь дом на тот же предмет. Сделаешь?

 Орон кивнул и в сопровождении Тарина начал обход со второго этажа, а я поплелась на кухню следом за Славкой и Беатой, стаскивающими посуду из холла.

  — Проверим как там ребята?

  — Не беспокойся, — Беата усадила меня в кресло, — отдохни, дети в порядке, я уже посмотрела. Думаю, к завтрашнему вечеру будут вполне здоровы.

  Славка сунул мне пепельницу и прикуренную сигарету.

  — Сейчас явятся наши эльфы и поговорим, — он хмыкнул, — в СВОЁМ кругу. Эти хорошо воспитанные аристократы меня и в академии задолбали. Как можно, господин тен Ферри, в нашем кругу это не принято. Это невозможно, господин тен Ферри, для этого есть прислуга. Я вынужден отказаться, господин тен Ферри, это несовместимо с моими представлениями о допустимом в нашем кругу.

  Заканчивая прочувствованную речь, мой старый друг явно проглотил непечатное выражение. Мы смеёмся втроём, и это самое приятное событие за весь вечер, не считая эффекта от Славкиного выступления. Достойно, вполне аристократично, изысканная вежливость простолюдина, доведённая до той черты, за которой она становится снисходительным выговором зарвавшемуся аристократу, молодец, старик!

  — Беата, ты отдаёшь себе отчёт, как тебе с ним повезло?

  Моя молчаливая подруга и глазом не моргнула.

  — Разумеется, я это знала с момента нашего знакомства.

  Славка смотрит на нас почти с ужасом.

  — Женщины!

  — Да полно тебе, друг мой. Когда свадьба?

  — Какая свадьба?!

  Беата жалостливо посмотрела на него.

  — Наша свадьба, дорогой Слав, а ты о чём подумал?

  Наглец перестал демонстрировать ужас и развалился в кресле с сигаретой.

  — Я почти согласен, но предпочту, если меня ещё поуговаривают.

  На наш смех отозвались два голоса из холла. Дом чист, поэтому мы снова рассаживаемся в любимые кресла, дабы запить неприятное впечатление от покинувших нас гостей.

  — Ты явился к ужину прямиком из дворца, Орон?

  — Нет, прямиком от ювелира. Вот ваши семнадцать камней.

  В центре плоской шкатулки, выложенной изнутри белоснежным шёлком, возлежит большой закатный опал, окружённый шестнадцатью собратьями.

  — Ты оплатил заказ? Сколько?

  — Ювелир отказался брать плату, госпожа тен Аори.

  — Добрые тут ювелиры. С чего бы это? Если судить по тамошнему прейскуранту, за каждый камень надо выложить по десятку ноблей, и это, не считая большого опала.

  — Господин Валерт решил, что так будет справедливо, вы же подсказали ему идею создания сияющих украшений. И он желает заключить договор.

  — Советуешь заключить?

  — Конечно, пригласим его в гости, отчего бы нам не обзавестись ещё одним другом. Валерт умеет быть благодарным, я давно с ним знаком.

  — Согласна, друзей у нас маловато, а вот недоброжелателей хватает. Пригласишь его к нам на ужин, скажем, завтра. Хорошо?

  Тарин хмыкнул:

  — На ужинах разоришься, Яна.

  — Ты лучше взгляни, какой интересный опал.

  Тарин аккуратно вытащил большой камень из гнезда, и элементаль тут же среагировал вспышкой, эльф едва не выронил камень.

  — Эт-то что такое?!

  — Там сидит огневичок и выходить не желает!

  Тарин с некоторой опаской оглядел камень.

  — Я уже ничему не удивляюсь, если речь идёт о госпоже тен Аори, но месторождений прозрачных закатных опалов в Эрин нет. Откуда такой камень?

  — Это нагретый в магическом пламени опал, то есть нагретый до прозрачности.

  Тарин покачал головой.

  — Всё это интересно, но какие новости ты принёс из дворца, друг мой?

  Наш ниндзя поудобнее уселся в кресле, подхватил со стола бокал с вином.

  — Вам сообщить подлинные новости или вначале только слухи?

  — Начнём со слухов, пожалуй.

  Орон покивал и набрал в грудь воздуха.

  — Итак. Наш славный король пожелал обзавестись экзотической синей зверушкой, я прошу прощения за цитирование близко к оригиналу. Околдованный этой неведомо откуда взявшейся спасительницей короны, его величество изгнал собственную супругу в дальнее поместье всего лишь за неосторожные слова, сказанные в адрес спасительницы. Его высочество, вступившийся за честь матушки, был избит не то батюшкой, не то госпожой тен Аори и помещён его величеством в соответствующую башню. Причём, прислуживающие ему лица все, как один, глухонемые и совершенно не поддаются наследной магии Альпинов. И в довершение сказанного повторим ещё раз, что принц посажен на хлеб и воду только из-за неосторожных слов, сказанных «против воли короля». И так далее, одно и то же, но разными словами и со все более красочными подробностями. Таковы кухонные слухи.

  — А не кухонные?

  — Там всё ещё грязнее. Домыслы варьируются от сумасшествия монарха на почве запретной магии, применённой госпожой тен Аори, до желания упомянутой госпожи уничтожить династию Альпинов посредством физического устранения оклеветанного наследника и его матушки, кроткой, как голубица.

  Славка хмыкнул невесело.

  — С такими голубицами и коршунов не надо.

  — А если говорить о достоверных новостях, то вот они: виновность королевы доказана. Клан Эуге полностью признал её вину, согласен со смертным приговором и обязан выплатить немалую виру в казну. Кровной мести не будет, поскольку призвание демона пустоты родственником королевы доказано со всей очевидностью и немедленно признано всеми Эуге. Вина королевы в подстрекательстве к вызову демона доказана двенадцатью магами, шестеро из которых тёмные эльфы. Итог расследования таков: её величество виновна и приговорена к смертной казни, как только разрешится от бремени. С принцем и того проще, король внял вашему совету, госпожа, и с помощью господина Берга готовит «побег» принца в сторону северной границы в один из самых захолустных городов. Юный принц будет служить в гарнизоне горных егерей под началом старого друга короля, отказавшегося ради принца от заслуженного пенсиона и тихой жизни. И зовут теперь нашего принца, какое совпадение, Элхи Петарда.

  — Уж не Браг ли это из рода Тихой Реки?

  — Именно. Не завидую я принцу, Браг из него все жилы вытянет.

  — Зато не даст глупо погибнуть.

  — И это тоже. Браг и теперь считается магом не из последних. Так что он первым делом заблокирует мальчишке наследственную магию, оставив ему память и физические возможности.

  Я выпала из беседы. Подведём итоги. Королева отсутствует, тёмно-эльфийская родня нейтрализована. Насовсем ли? Неведомо. Принц, считай, тоже попал, как кур в ощип, остаётся король, главный шаман академии и господин Серый Бык. Мадам Эласту записываем в недоброжелатели превентивно. Меня она больше не интересует, предрассудки и странности высокорождённых господ мне не интересны от слова «совсем», как выражается мой внук.

  Мы сидим у камина впятером и уже в который раз убеждаюсь, что мне просто незаслуженно повезло встретить таких замечательных людей, то есть эльфей, всё время забываю, что они не люди. Только и было друзей, что Славка, исчезающий с некоей регулярностью из поля зрения и возникающий из небытия примерно пару раз в полугодие. И только в старости мне повезло обрести внука, затем подругу и её внучку, ну и обоих эльфов.

И самое главное, теперь у меня есть настоящий дом, которого не было и не могло быть в старом мире. Странно, не правда ли? Родной мир делал всё возможное, чтобы угробить и разорить до трусов нашу маленькую семью. В памятные времена мы со Славкой и на рынке торговали, и бутылки собирали. Однажды даже на плантациях работали в Испании, виноград собирали, чтобы Ваську от болячек избавить. О смешных пенсиях даже вспоминать неохота. Правда, здесь тоже не мармелад, как выясняется, но зато есть друзья, есть моя немагия, могущая служить в какой-то степени и оружием. И есть Васькина целительская душа, способная поддержать жизнь. Много чего у нас тут есть, в том числе и работники наши, упорно именующие себя слугами. Словом, есть на кого опереться, и с кем воевать за правое дело.

  Беата дремлет в своём кресле, Орон и Тарин вполголоса беседуют, Славка гоняет своего элементаля по холлу, и малыш весело вздувает тяжёлые шторы, не забывая вытягивать ароматный дым. Моя Берка, похоже, просто дремлет в своём бокале. А Седрик-огневичок весело шуршит в камине, создавая мой любимый звук — шёлковый шелест пламени, пожирающего дрова ...

***

   ... Утром я первым делом метнулась к нашим студентам. Тарин с Беатой уже разрешили вставать Ваське и Белме и только эльфочке придётся отлёживаться до вечера. Ребята в полном порядке, это радует. Меня нынче всё радует, даже эти ужасные каракатицы в сладком соусе для наших эльфов, Бенгуст в своём репертуаре! Он и сам с удовольствием трескает этот ужас. Бог ты мой, меня от одного вида лилового соуса ощутимо потряхивает, а им хоть бы хны! Завтракаем мы на кухне, а эльфочке подали питательных каракатиц в постель. С ней вызвалась посидеть Сэнна, так что обе девочки сейчас откушают и начнут практиковаться в простейших эльфийских заклинаниях иллюзий, очень уж малышке нравятся алмазные бабочки.

  Через два дня дети сдают ещё одну дисциплину, именуемую «Анатомия рас королевства Эрин», затем два собеседования типа зачёты, которые ничем не отличаются от экзаменов по предметам «Классификация стихийных сущностей» и «Природные лечебные растения». И последнее – «Магические лечебные растения». А затем полугодичная практика в нашей больничке, а там наступит годовщина нашего пребывания здесь.

  За столом собралась почти вся наша семья — Славка, Беата, Белма, Орон... Васька подкладывает орчанке кусочек мяса, ей полагается съедать почти килограмм мяса в день, как любому воину в Эрин, а ещё и массу овощей, как целителю. Все наши студенты безропотно трескают овощи, куда деваться? Шаманам есть мясо необязательно, целителям тоже, но попробуйте не накормить мясом нашего эльфа, про моих мужчин я и вовсе молчу.

  После завтрака выздоровевшие убывают в больничку в распоряжение целителя Харги, Славка наконец-то выбил телепорт из Тарина. Так что из лаборатории на втором этаже можно переместиться в наш подвал. Вот и хорошо, теперь Турион не будет завязан на наших целителей, и мы с Ороном можем пользоваться экипажем в своё удовольствие.

  — Заедем в больничку?

  Орон согласно кивает, разглядывая светлое дерево моего будущего посоха, это брус пять на пять сантиметров, осталось выточить навершие для камня и шестнадцать гнёзд для прочих граней. Но как именно расположить камни? В моем пособии для чайников никаких указаний нет, рассчитывать на консультации наших знакомых шаманов явно не стоит.

Все ранее виденные Ороном посохи, а в их семейном хранилище таковые есть, содержали самое большее восемь камней, не считая навершия, да и располагались они на гранях в произвольном порядке. Видимо, каждый говорящий с духами, создавал посох под себя. Кстати, камлание, как таковое, тут тоже присутствует и называется медитацией. Некоторые шаманы поют, есть танцующие, есть такие, что стелются над землёй словно колеблемые ветром травы. Орон видел своими глазами плачущего шамана, а Тарин вспоминал о каком-то говорящем с духами, что мог камлать только в подвешенном над землёй состоянии. Я решила, что буду камлать, кружась, как дервиш, по часовой стрелке. Так что тренируем вестибулярный аппарат, и камлание я начну осваивать на хорошо знакомом мне полигоне, но не раньше, чем освою создание посоха.

  Больничка наша встречает меня шумом, что там такое происходит? Мать моя! Наш главврач висит на спине здоровенного мужика, как маленький бульдог, и пытается взять в захват его шею! А магией долбануть не пытался? Огромный орчина вертится, как юла по двору, пытаясь сбросить нашего Айболита! Обалдеть! Оборачиваюсь. Орон выпускает в полёт ловчую сеть! Это что-то вроде боло, которое валит с ног здоровяка, и доктор Харги в изнеможении сползает со здоровенной спины. Наш целитель с ног до головы выпачкан в какой-то мерзости, а уж запашок от него!

  В мгновение ока ниндзя пеленает гиганта магией и коротким ударом успокаивает надолго.

  — Целитель Харги, он что напал на вас?

  — Сам не пойму, госпожа, — наш лекарь тяжело дышит.

  — А где остальные?

  — Держат у порога Грани его дочь, я пошёл за эликсиром, а этот...— Харги явно проглатывает непристойность, — бросился спасать девочку от злых целителей, пришлось прыгать в окно и сбивать этого недоумка с лестницы. Я уж думал, мне конец!

  — А что с девочкой?

  — Говорю же вам, эликсир уже действует, но малышку требуется держать силой, вот ваши дети её и держат. Мы выводим яд песчаной гадюки из её организма, а это страшное зрелище, девочка бьётся, кричит и рвёт путы. Словом, отец, случайно увидел эту картину в окно и попытался убить Вацлава.

  — Убить?! Вот сволочь!

  — Он выстрелил из лука, и стрела прошла рядом с шеей, а это срезень, мы бы не сумели его спасти.

  — Вот козлина!

  — Извините, но мне надо к ребёнку!

  Я присела на корточки у бесчувственного тела.

  — Орон, можешь избавиться от зрителей?

  — Не до них, сами разойдутся. Этого левитируем в лекарский домик и там разберёмся.

  На потеху собравшимся эльф аккуратно приподнял магией бесчувственное тело и медленно отбуксировал к крыльцу.

  — Затащить эту тушу в домик не получится, отволоки его в сарай, хорошо? И хорошенько скрути магией, чтоб чего не натворил.

  Мы поспешно вернулись в больничку, где посеревший от волнения Джет шёпотом рассказал происшедшее. Девочку принесли часа три назад. Обезумевший от горя отец получил отказ от трёх магов, заметался по городу и случайно увидел надпись на воротах «Принимает целитель Махарги» и втащил малышку в дом. Тут же пал на колени с криком «спасите мою девочку» и «жизни не пожалею».

Целитель Харги принял ребёнка, отмахнулся от обещаний отца и установив причину, бегом понёсся в лабораторию с девочкой на плече. А он, то есть Джет, усадил безутешного отца в кухне, налил ему то ужасное пойло, что господин Вацлав использует для дезинфекции инструментов. Но пойло не подействовало, этот проклятый богами орк начал метаться по кухне и Джет выставил его во двор, там метаться гораздо удобнее. Этот сын сожжённого демонами Бездны отца притащил лестницу из нашего сарая и едва не упал с неё, когда малышка начала кричать, а затем из положения почти лёжа на лестнице, выстрелил в господина Вацлава из арбалета.

  — Целитель сказал, что из лука.

  — Нет госпожа, у него зарукавный арбалет с магическим болтом, ну, знаете, из тех, что разворачивают наконечник в подобие цветка перед препятствием.

  — Твою мать! — с чувством выразилась я.

  — Да, повезло, что девочка метнулась в сторону, и господин Вацлав наклонился и еле успел её перехватить, а то бы... Я и подумать боюсь!

  — Я этого орчину живого в землю закопаю!

  Старик испуганно шарахнулся, ну ещё бы! Синяя морда с оскаленной пастью любого напугает до мокрых штанов. Пытаюсь взять себя в руки, открываю уже человеческие глаза и нахожу взглядом Джета. Старик вытирает пот и прикрывает лицо трясущимися руками, ну всё, старикана сейчас кондрашка стукнет.

  — И-и-извините, госпожа, — бормочет Джет.

  — Я не хотела вас пугать, Джет. Это вы меня извините, не сдержалась.

  Орон аккуратно придержал старика, попытавшегося встать и что-то такое сделал, от чего тот обмяк на стуле. Мы пересадили его в кресло.

  — Пусть поспит, для него это слишком много.

  — А тут ещё и я со своей синей мордой, любого можно до потери пульса напугать. Пойдём-ка посмотрим, как там ребёнок.

  Стоп, а ну давайте-ка разберёмся, чем наш распорядитель поил этого орка. Если это то, что я думаю, тогда понятно, отчего папаша одурел настолько, чтобы схватиться за оружие.

  — Орон, сворачиваем на кухню!

  Так и есть, на столе ёмкость со спиртом и здоровенная кружка. Наш дорогой Джет решил помочь отцу ребёнка пережить горе. Чистым спиртом! Почти пятьсот граммов свалят с ног и орка. А уж что там померещилось этому орчине под синькой, я и подумать боюсь. Вот же старый осёл, кто ему разрешил спирт трогать, а? И кто позволили поить всяких орочьих засранцев на моей, тьфу ты, нашей кухне?!

  Орон хмыкнул, ему тоже всё понятно.

  — Не волнуйтесь так, госпожа Яна, старик же хотел, как лучше.

   А если бы этот сучий орк пристрелил Ваську? Или целителя? Или Белму? Вот натравлю на него Белмин клан, чтоб знал, гад, с какого конца репку есть! У орков с кровной враждой всё в порядке, устроят ему геноцид в отдельно взятой столице! Или даже стране, что вероятнее.

  О, вот и Белма! Ну и видок у неё, с ног до головы в кровище, ё-моё! Остальные двое целителей тоже не в шоколаде валялись. Кошмар!

  — Ну что там, девочка моя?

  — Всё в порядке, госпожа тен Аори, малышка выживет, а где этот... — Белма явно проглотила грязное ругательство.

  — Спит, зараза такая, его наш Джет почти шестью унциями спирта угостил!

  Белма вытаращила глаза.

  — А откуда он спирт взял?

  — Вот и мне интересно, откуда бы?

  Белма потёрла ручонки:

  — Ну, теперь этот орчина мне ответит!

  — И не только тебе, дорогая Белма, — отозвался со второго этажа Васька.

  — И мне тоже, — буркнул целитель Харги.

  — Обойдётесь, — решительно встряла я, — он мне ответит. И никому более. Я тут тоже не погулять вышла, спасительница короны, как-никак. Орон, протрезви-ка этого клятого папашу.

  Наш ниндзя слегка поклонился и исчез в сторону коттеджа, а далее все заинтересованные лица насладились спектаклем двух актёров. Ничего не помнящий орк, поставленный напротив сидящей в удобном кресле госпожи тен Аори, бледнел, краснел, зеленел. Внимая неторопливой речи, орчина хватался то за сердце, то за несуществующее оружие. После моего выступления, целитель Харги вставил свои пять копеек в обвинительную речь, а когда эту речь завершила Белма, первый клинок рода Файр, несчастный орк едва дышал. Я покосилась на целителя, не переиграли мы? А то сейчас этого папашу кондрашка стукнет и привет!

  — Орон, а откуда зимой могла взяться в доме у этого неудачника песчаная гадюка? Змеи же вроде спят зимой или я путаю?

  Орк посерел.

  — Посадите его, а то этот гадский папа свалится в обморок. Вспоминай, отрыжка Бездны, кого обидел настолько, что тебе змеюку подкинули?

  Папаша молчал, согнувшись и обхватив голову руками.

  — Я готов ответить перед любым судом, госпожа. Но что будет с моей девочкой?

  Я всмотрелась в отрешённое серое лицо, похоже, мужик уже простился с жизнью, и теперь его душа сокрушается только о дочери. Странно, вся моя злость куда-то делась! Я покосилась на прочих зрителей. О, то же самое, Васька уже и глаза опустил, Белма прищурилась, целитель теребит рукав своей спецовки. Да и не так уж виноват сей папаша, это спирт сыграл с ним дурную шутку, спасибо Джету.

  — Девочка твоя задержится в нашей лечебнице, — сказал Васька, — яд гадюки выведен не полностью, будем отпаивать малышку ещё семь дней. Бабуль, что ты решила? Сдадим папашу королевскому правосудию или как?

  — Скорее «или как». Отработает свою дурость на благо вашей лечебницы. Целитель Харги, Белма, побеспокойтесь, чтобы у него была работа. Верните ему оружие.

  Целитель Харги встал.

  — Ты поступаешь в моё распоряжение, орк. Как твоё имя?

  — Локир из рода Тсанг.

  Тсанг! Прямо китаец какой-то.

  — Где живёшь?

  — У меня нет жилья в столице, я прибыл с караваном своих товаров.

  — Понятно. Распродавай что привёз и сразу сюда, будешь служителем работать где и сколько скажу. Ясно?

  Орк угрюмо поклонился.

  — А можно...

  — Можно. Девочка спит, тебя проводят к ней, — Белма заставила встать незадачливого папашу.

  Ссутулившаяся широченная спина скрылась в левом проходе, ну да, там у нас палаты.

  — Тебе знаком этот род, Орон?

  — Тсанги известный род. Они большей частью купцы. И есть среди них неслабые шаманы.

  — А этот Хо Ши Мин тебе знаком?

  — Кто-кто?

  — Этот Локир, я хочу сказать.

  — Впервые вижу.

  — Не сбежит, как думаешь? Выкрадет девочку и ищи ветра в поле!

  — Ни в коем случае, госпожа, он принял такую тяжкую ношу, что его остаётся только пожалеть, — Харги качнул головой, — представьте, что орк, второй сын главы рода, будет на побегушках у целителя. Этому Тсангу хватит позора до конца жизни. Если он сбежит, члены клана доставят его мне живым или мёртвым. Скорее даже мёртвым.

  Теперь уже я вытаращила глаза. Сурово тут у них с должниками разбираются.

  — Вам виднее, целитель. Ну что, едем домой, Орон? Господ лекарей и тут накормят, а нас Бенгуст ждёт.

  Орон кивнул, и нам, и Туриону скоро пора обедать.

  А клизму из керосина с патефонными иголками нашему дорогому смотрителю вставят без меня. Тоже мне, лекарь нашёлся! Хорошо же он облегчил страдания безутешному папаше. Я злорадно оскалилась, сидя в экипаже, Орон понимающе хмыкнул. Да уж, попал Хо Ши Мин по полной программе, Белма девочка с фантазией и излишней добротой не мается в отличие от своей подружки Джейл. Одна надежда на Ваську и мужскую солидарность. Разумеется, больше всех виноват Джет, однако этот орчина тоже не цветочек полевой, стрелок по мишеням, холера! Прицелься он поточнее, последствия могли бы аукнуться всем, так что пусть отрабатывает свою дурость в полном объёме.

  А любимому внуку Васеньке я лично обеспечу втык за то, что выехал из дома без амулетов! Зачем ему побрякушки заговаривали, просто так, для красоты что ли? Сейчас найду всю эту бижутерию, отправлю Саналеру в больничку телепортом, и пусть этот раздолбай попробует не надеть браслет и головную повязку! С потрохами сожру!

***

   Имрой распахивает ворота, и мы торжественно въезжаем в наш двор. А всё же замечательные у нас охранники, оба близнеца из разряда тех мужиков, у которых руки вставлены нужным концом и в нужное место. Вот только оба они бездетные вдовцы. И подозреваю, что не просто бездетные, а стерильные. Имею также подозрение, что всё дело в той самой «наведённой магии госпожа», но спрашивать о таких вещах не стоит. Я и Ваське запретила, едва он высказался в том смысле, что можно исследовать природу такого бесплодия. Во-первых, оно неделикатно, во-вторых, это не наше дело в принципе. Наверняка, оба егеря и без ушлых иномирян знают о природе своих особенностей. И вообще не фиг наступать людям на больные мозоли. У них три гавроша в сыновьях теперь ходят, вот пусть и реализовывают нерастраченные родительские инстинкты.

  Через минуту Сана и Васькина бижутерия исчезают в телепорте, и возвращается она довольно быстро. Наша управляющая взволнована, расстроена и понятно почему.

  — Как там девочка? — Орон поторопился с вопросом.

  — Спит, состояние стабильное, господин Орон. Госпожа, Вацлав надел свои амулеты и просил сильно не бить по возвращении.

  Мы с ниндзяком синхронно ухмыляемся, там видно будет.

  — Они к обеду явятся?

  — Нет, госпожа, тамошняя кухарка их покормила. Даже этого орка накормили.

  — Уже знаете?

  — Джет сидит в кухне и переживает. Уходить собрался, нет от меня пользы, говорит, один вред! Еле остановили старика.

  — И куда он пойдёт? Ни одной знакомой души в столице, тоже мне, страдалец! И пусть переживает, научится не протягивать руки куда не следует. Что наша Джейл? Каково её здоровье.

  — Уже встала, господин ден Сиутэни осмотрел её и позволил покинуть ложе, правда, магия пока запрещена.

  — Да, наша эльфочка очень уж хрупкое дитя.

  — Юные эльфы почти все такие, госпожа, их девушки растут и развиваются долго, гораздо дольше второго совершеннолетия.

  Орон многозначительно хмыкнул и выразился в том смысле, чтобы госпожа не обольщалась хрупким видом эльфийской молодёжи. Конкретно Джейл, приёмная дочь рода Фаль, может бежать сутки по болоту с грузом, почти равным собственному весу и при этом сплетать заклятия, оставляемые вдоль своего следа. Такие способности юная Джейл и продемонстрировала во время бегства из герцогства Тоэль. Заметьте, госпожа Яна, удачного бегства!

  — Или вот взгляните на меня, — Орон даже покрутился перед слушательницами, — вы же сами при встрече решили, что я подросток.

  — Это да, — согласилась я, — так сразу и не скажешь, что перед тобой эльфийский диверсант. Можно очень удивиться. Я бы сказала, смертельно удивиться.

  Орон снова хмыкнул и исчез в сторону библиотеки. Снова картинки будет рассматривать, эстет ушастый! Васька ему как-то эротический журнальчик подсунул для просмотра и составления мнения о критериях женской красоты на планете Земля. Эльф выразил недоумение о поводу здоровья предположительно красивых девиц, запечатлённых в соблазнительных позах. По его мнению, у них несколько прогрессирующих заболеваний — искривление позвоночника (это по поводу сладострастного прогиба в пояснице), болезненный спазм лицевых мышц (комментарий относительно эротично приоткрытых ртов), дистрофия в начальной стадии (выпирающие коленные и тазобедренные суставы). Этот отзыв полностью согласуется с моими собственными понятиями о красоте, как высшей целесообразности. Ах, да, девицам вменялось в вину ещё и злоупотребление косметикой.

  Одним словом, пожелай наши элитные модельки подвизаться здесь в роли первых красавиц королевства, единственное чувство, которые они могли вызвать — брезгливая жалость, это если судить по выражению лица нашего эльфа. Славка высказывался менее эмоционально, но гораздо ближе к истине: это результат деятельности кутюрье с нетрадиционной гендерной ориентацией. Славка имеет собственные определения типов моделей: «вешалки» и «канадские лесорубы» и не видит смысла дискутировать по этому поводу. Васька морщится и, как правило, кивает на Белму едва речь заходит о женской красоте.

  Слава богу, в Эрин таких критериев отбора красивых женщин просто не существует, здешние орчанки и люди красивы так, как это понимают здоровые мужчины: крепкая высокая грудь, тонкая талия и крутые бедра. Эльфы красивы иначе — тонкие, но пропорциональные фигуры, неимоверная сила, словом, это другая ветвь эволюции, но тоже весьма гармоничная.

  Тарин наконец-то связал наш дом с территорией академии, теперь студенты и господин тен Ферри спокойно шастают телепортом к месту учёбы и работы. Выходная точка, с разрешения ректора, находится в малозаметной нише северного крыла академии. Это еле заметная пентаграмма, привязанная на крови пользователей. Я тоже капнула кровью на этот рисунок, пусть будет. Мало ли, вдруг понадобится срочно найти ребят или Славку.

  Ага, все домочадцы собрались к обеду. За столом Орон докладывает присутствующим о событиях в больничке. Сэнна и Беата требуют развёрнутого рассказа. Славка, кстати, даже ухом не повёл, вот психика у человека, просто железобетон в элитном исполнении.

  — Ты почему молчишь, Слав? — интересуется Беата.

  — А что говорить, дорогая? Вы уже всё распланировали, что сказать незадачливому папаше, чем отлупить, какую клятву взять. Моё дело сторона, так получается.

  — То есть ты хочешь сказать...

  — Вот видишь, ты уже вместо меня и сказать пытаешься.

  — Извини.

  — Пустое! Обычная женская тактика. Но если хотите услышать моё мнение... — он выжидающе замолчал.

  Все дамы дисциплинированно заткнулись. Теперь вам ясно, кто тут глава рода? Ай да господин Слав! Игнорируя мою издевательскую ухмылку, он продолжил:

  — Если хотите уязвить мужчину, лучше вообще не обсуждайте его вину... особенно, если она очевидна ему самому. Эффект от такого воздействия куда круче. В случае, если дама подробно рассказывает мужчине, что он редкостный сукин сын, да ещё и правильно расставляет акценты, признания вины вы не добьётесь ни при каких обстоятельствах. Каждый мужик от рождения знает, что он сукин сын и непременно редкой разновидности. Выслушав пару-тройку минут обличительные дамские речи, мужчина уже не переживает свою вину, а думает на тему «когда она заткнётся». А спустя полчаса начинает примериваться к тонкой дамской шейке.

  Он посмотрел на наши обалдевшие лица и выдал под занавес:

  — Хау! Я всё сказал!

  Как эти гадские мужики ржали! Орон разве что под стол не полез! Даже повара, присутствующие в столовой, смеялись над нами, вот заразы! Они же первыми отсмеялись и под шумок исчезли с грязными тарелками, а мы перебрались с сигаретами в холл.

  — Ты сегодня возвращаешься в академию? — я уставилась на Славку.

  — Там без меня сегодня дураков хватает, а что?

  — Да неувязочка выходит с моим посохом.

  — Ага, так ты не уймёшься, ведьма?! — прорычал Славка голосом киношного царя Ивана Васильевича, — а в чём, собственно, затык?

  — Орон утверждает, что я сама должна вытачивать посох под себя.

  — Да, это нехорошо, ты же со стамеской не дружишь.

  — Зато ты дружишь.

  — А сложная у него форма?

  — Да как тебе сказать, вот смотри.

  Славка вертит в руках деревянный брусок.

  — Да, толстоват посошок-то. По длине этот брус тебя устраивает?

  — Если отмерить сантиметров пятнадцать на рукоять, то да, устраивает. Мне нужен четырёхгранник, в идеале квадрат. На гранях будут располагаться по четыре камня и один камень, самый большой, вставляется в навершие.

  — Так тебе нужно, чтобы я обточил дерево и вырезал гнезда под камни?

  — Гнезда в полный рост не вытачиваются. Орон говорит, достаточно наметить неглубокие ниши для камней, они сами вплавляются в дерево по мере привязки посоха к шаману.

  — О как. Размер грани?

  — Три сантиметра. Квадрат. Ошкуривать буду сама. И, думаю, нужна рубчатая рукоять, чтобы в руке не скользила.

  — Знаешь что, я выточу выпуклый узор, как на сванской шапочке, он будет аккуратно огибать гнезда для камней. Согласна?

  — Конечно!

  — Ладно, сделаю. Да вот после перекура и займусь. Станка по дереву у нас нет, как и по металлу, так что придётся ручками. Ладно, щас докурю и ищите меня в подвале.

  Я забрала шкатулку с камешками, а также вазу с печеньем и потопала в библиотеку поваляться на диване с книжкой.

  Итак, семнадцать камней, прямо мусульманские чётки получаются. Семнадцать мудрых советников, как сказал бы Фирдоуси. О, Славка явился.

  — Тань, я забыл спросить, как будешь делить камни по граням? По четыре на грань или несимметрично?

  — А как посоветуешь?

  — Ну ты спросила, кто тут в шаманы набивается, не подскажешь?

  — А если с точки зрения распределения энергии?

  Славка присел рядом.

  — Тут надо подумать. И каких таких энергий, подруга? Это боевой посох, что ли?

  — С чего бы? Мне такое не под силу.

  — Не поверишь, я уже и сам не знаю, что ты можешь, а чего не можешь.

  — Ну давай подумаем вдвоём. Посох мне нужен для защиты, думаю подселить в камни воздушных и огненных элементалей. Огневики будут работать свето-шумовыми гранатами и не более того, а воздушные обеспечат сильный порыв ветра, чтоб хватило времени смыться. Ну или вызвать огневичка, пока вражина кувыркается. Вот как-то так.

  — Угу, я понял. А какую роль выполняет старший камень?

  — Вот тут я пока не определилась. Может, попросить Тарина вставить туда заклинание молнии?

  — А ты уверена, что плетение и элементали не будут конфликтовать? Я бы не советовал.

  — Да? А что предлагаешь?

  — Призовёшь водяного элементаля, тоже прикольная штука.

  — Ладно, подумаю. А вот насчёт граней пока не уверена.

  — С точки зрения удобства их лучше расположить по четыре на каждую грань. В природе всё симметрично. И целесообразно.

  — Равновесие есть основа порядка. Тогда по четыре в шахматном порядке.

  — А почему в шахматном?

  — Узор будет смотреться красивей.

  — Думаешь? Ладно, так и поступим. Всё, я ушёл.

  И что тут у нас в шкатулке? Семнадцать выпуклых капель, все отражают верхний свет, а как насчёт бокового освещения? Покрутила фонарик в разных направлениях, интересно. Два крайних камня справа свет не отражают. Поглощают, что ли? Непонятно, но пусть. Надо сказать, камушки выглядят не больно презентабельно, как прозрачное слегка подкрашенное розовым стекло, и огранка странная, словно камни огранили, а потом долго гоняли в бочке с металлическими шариками. То есть получается, что грани не заострены, а сглажены. Учитывая, что заклинание огранки само обрабатывает камень, сомневаюсь я, чтобы мастер Валерт сглаживал грани вручную. И в любом случае он предупредил бы о такой тонкости обработки. Итак, центральный камень. С элементалем внутри.

  — Выходи, дружище, надо поговорить.

  Камень мигнул и что дальше?

  — Выходи, осмотрись, ты здесь никогда не бывал.

  — Вы с кем беседуете, госпожа? — Орон отвлёкся от своего альбома.

  — Да с незваным гостем из старшего камня. Выходить не хочет. Даже не отзывается.

  — Не исключено, что он уже вышел.

  — Нет, камень только что мигнул светом.

  Тоже мне проблесковый маячок нашёлся. Упрямец мне достался, не зря же мастер Валерт не стал настаивать на возвращении беглеца.

  — Хочешь сидеть, сиди, но вот сейчас к тебе в гости придёт собрат и посмотрим кто кого! Седрик!

  Спустя пару секунд огненный дракончик материализовался перед диванчиком.

  — А покажи-ка ты невежливому огневичку, кто в доме хозяин!

  Дракоша стремительно втянулся в камень, я торопливо положила камушек на подлокотник. Ух ты, вот это иллюминация! Ко мне торопливо присоединился Орон, и мы минут пять созерцали битву экстрасенсов! Во дают ребята! В итоге первым вылетел пришелец, а за ним и Седрик.

  Орон смотрел во все глаза, как и я. Два огневичка затанцевали, раскрашивая воздух искрами, упс! Не наделали бы пожару!

  — Седрик, не балуй!

  Оба огневичка ещё некоторое время помаячили перед глазами и медленно, как караван гусей, потянулись на первый этаж. Я и Орон следили за ними, перегнувшись через перила галереи. Оба элементаля втянулись в камин.

  — И что это было?

  Я оглянулась на Орона, что-то наш ниндзя детские вопросы задавать начал, не иначе, здешняя молодёжь на него плохо влияет.

  — Ты же сам видел, что тут было!

  — Видел, потому и спрашиваю.

  — Орон, ну что за вопросы? По-твоему, эти два сгустка пламени мне на ухо пошептали, объясняя, что именно тут такое было? Могу только предположить, что состоялось знакомство.

  Орон с сомнением покачал головой, вернулся на диван и уткнулся в свою книжку с картинками. Вот только страницы переворачивать перестал.

  Я улеглась поудобнее, прикрыла глаза и мысленно стала повторять последовательность действий по созданию посоха так, как это мне вдалбливали сначала Тарин, а потом и Орон. Итак, посох создаётся вдали от шума, можно даже на лоне природы. Пятнадцать слов, произнесённых так, чтобы каждое последующее «звучало, как эхо предыдущего». И это всё. Информативно, куда уж больше. Но спросить некого, господин Ван так любезно преподнёсший учебник, вне зоны доступа, а Тарин понятия не имеет, что означают сии словеса.

  Так что будем ждать ужина, детей с рассказом о житье-бытье больнички, а также ждём Славку и очередные неприятности.

  Если судить о событиях, в которых я принимаю участие с регулярностью метронома, остаётся окраситься в зелёный цвет и грустно вопрошать «что у нас плохого?». Грустный период ожидания завершился возвращением беглеца, огненный элементаль завис перед камушком.

  — Давай-ка заселяйся в свою квартиру, если так уж понравилось.

  Малыш втянулся в камень и порадовал нас с Ороном красивыми и медленными переливами цветов от розового до лилового. Тут же на периферии зрения замаячил Седрик в облике дракончика.

  — Полезай и ты. Не подерётесь?

  Огневичок мигнул и исчез в камне. Иллюминация повторилась с переливами светло-жёлтого и рыжего колера. А вот интересно, при зачаровании посоха элементалей надо будет выгонять из камня или оно не обязательно? С одной стороны, элементальки призываются шаманскими методами, какими создаётся и посох. С другой стороны, если что-то пойдёт не так, то Седрик с другом могут развоплотиться навсегда. Жалко!

  Размышления прервались явлением Саналеры.

  — Госпожа, в холле дожидается посыльный из дворца.

  Я сцепила зубы. Опять?!

  Орон поднялся вслед за мной, взял меня под руку, и мы торжественно (не хватало только марша Мендельсона) спустились по лестнице в холл. В качестве посыльного сегодня выступает тот самый златовласый пажонок, которому Берка едва не отморозила всё на свете. Борясь с желанием спросить «ну чего тебе, малец» я предельно вежливо ответила на витиеватое приветствие.

  — Слушаю вас, юноша.

  Мальчишка с поклоном протянул писульку. Небось опять «мы повелеваем». Читаю. Госпожу тен Аори (можно в сопровождении двух спутников) приглашают во дворец для заключения магических договоров с магами его величества с целью... бла-бла-бла. В общем понятно с какой целью. А когда прибыть-то? О, на обороте приписка... «о времени прибытия вам сообщат не позднее завтрашнего вечера».

  Ну и то хлеб, всё же не с королём общаться и не с его сыночком, чтоб ему на ёжика сесть после бани. Вечером найду ту странную записку господина Вана, где он сообщает своё мнение о магах, назначенных королём для исследования феномена тен Аори. Двое из них, как он сообщал, редкостные твари. Их следует опасаться более всего, особенно разной казуистики при составлении договоров. Ну, на этот счёт у меня есть Вячеслав Игоревич и его второе юридическое образование. Кстати, здешние УК и ГК он давно изучил в отличие от меня. Итак, как выражался мой бывший сосед, начинается нагретый движняк в чужую пользу.

   Мы с Ороном понимающе переглянулись, всё же Терилан Альпин редкостный сукин сын. Его не остановила даже опала жены, неприятности с её родичами и эскапады принца! Вынь ему и положь анти-магию госпожи тен Аори. Король он и в Африке король. А своё королевское седалище всегда ближе к телу, чем чужая рубашка. Откуда следует простой вывод, что угроза короне в моем лице должна быть нейтрализована. А если в процессе нейтрализации на свете станет на одну госпожу тен Аори меньше, то ничего не поделаешь, кисмет у неё такой.

  Ладно, поживём — увидим. В конце концов мы пережили развитой социализм в отдельно взятой стране, перестройку, мутные времена девяностых, и капитализм с социалистическим лицом. Моя анти-магия при мне, старый Ван кое-чему научить успел. Обойдётся.

  — Орон, а не испить ли нам кофею?

  — Спасибо, я лучше почитаю.

  Ладно, я и сама могу выпить, в кухне опять кипит работа, подготовка к ужину идёт полным ходом. Наши повара снуют от плиты к столам и сосредоточенно переговариваются, так что я шмыгнула в свой угол, чтоб не путаться под ногами и не успела охнуть, как мне под нос сунули сигареты и пепельницу. Я слегка оторопела, когда на крошечном подносике материализовалась рюмочка с коньяком.

  — Вы же сами говорили, что визиты королевских гонцов лучше всего запивать сразу и коньяком, — Талком сама серьёзность.

  — Ну тогда замешайте мне и кофейку, в комплект к напитку. Ух ты! Уже готово?

  — Бенгуст сразу сварил, как только гонец ушёл.

  — Вот спасибо вам, очень кстати.

  Талком слегка поклонился и убежал к плите. До чего же мне везёт на хороших людей, даже слеза едва не прошибла. Бывают такие друзья и подчинённые, что лучше любой родни. И это как раз такой случай! А всё наша Саналера!

  Я докурила, выпила весь кофейничек и обняла сразу обоих оторопевших поваров.

  — Люди, скажите всем вашим коллегам... если случится, страшное или тяжёлое... вам достаточно просто сказать мне об этом. И моя семья сделает всё, что в наших силах!

  Стремительно вышла вон, сама смущённая неожиданным порывом! Но сказала я чистую правду. Любому на моем месте повод показался бы незначительным, но только не мне. Я-то помню, как они переживали во время моей болезни, как старались накормить повкуснее, притаскивали разные народные средства для излечения госпожи тен Аори, а когда мне полегчало, сидели рядом и рассказывали разные истории, чтобы мне не было одиноко. Воспоминания близнецов о героической королевской службе заставляли меня забывать о времени и болезненных ощущениях. Я засыпала и просыпалась под рассказы Орона о его собственных приключениях. Саналера поведала мне всю жизнь своей семьи и особенно, как им пришлось хватить лиха, когда все пятеро мужчин слегли от неведомой болячки. И как вовремя подвернулась ей работа у госпожи тен Аори. И они смогли-таки нанять дорогих целителей, а ведь ей пришлось взять на себя долг за лечение под заклад собственной жизни. Каждый из наших слуг отметился у моей постели, даже садовник! Так что мне остаётся признать — нам несказанно повезло со слугами.

Вацлав тен Аори


  Уже спустя пару часов после дурацкой разборки с орочьим папашей стало ясно, что малышка всё же выживет. Натерпелись мы пока целитель Харги вытягивал из её крови яд. Девочка порвала крепкие кожаные ремни, так что нам с Белмой пришлось держать её за плечи и за ноги. Да и этот папаша малохольный добавил хлопот!

  У меня чуть сердце не остановилось, когда мимо шеи скользнул болт, ещё пару сантимов и всё — пеките пирожки, стало бы у бабки одним внуком меньше. Передав малышку под опеку знахарки Амиты, мы пошли, нет, не бить морду этому крезанутому орчине. Отмываться мы пошли всем коллективом, не особо различая половые признаки коллег. Как-то не до стеснения, когда залит с головы до ног рвотными массами, мочой и желчью. Ну и кровью для комплекта. Тяжела ты, целительская доля. И сегодня мы многому научились, правду говорю. Сразу по горячим следам и специально для нас целитель Харги разобрал по пунктам происходящее, симптомы, анализ состояния, план лечения, средства лечения, средства магического воздействия на определённые органы маленькой орчанки. Мы всё тут же законспектировали, а я сам себя чуть не сожрал — надо было брать Васо! Уж он бы происходящее записал, как бог свят! Решено, просим наших эльфов сделать девчонкам и бабке своих хранителей информации. Или мне пущай сделают другого приятеля вместо Васо!

  Отмывшись и отучившись, пригласили для беседы Джета и выяснили всю предысторию орочьего помешательства. Да уж, я бы тоже в рукопашную пошёл после пол-литра спирта. Наш целитель сделал управителю корректный и страшный своей корректностью разнос, после чего наш проштрафившийся старикан серьёзно засобирался уйти в ночь, полагая себя бесполезным ничтожеством. Просто Санта-Барбара какая-то.

  Принудительно отрезвлённый орочий папаша тоже всерьёз засобирался на каторгу. Дурдом. Теперь он пашет санитаром, выхаживая свою девочку, а также ожесточённо трёт, моет и чистит помещение, где спасали бедняжку трое злых целителей. И порывается осыпать целителя Харги золотом. Небедным оказался папаша.

  Апофеозом дня было явление Саналеры с моими щитами. Точно, бабка на мне сегодня качественно отоспится, если не случится ещё что-нибудь весёленькое. А с бабулей всегда что-нибудь происходит. Самое главное, не спорить с мадам, не критиковать и не взывать к справедливости и вообще не звучать, а то ещё договорюсь до нехорошего. Словом, будем каяться во всех грехах поэтапно, то есть спросим покаянно в чём виноват и после озвучки греха покаемся целевым образом.

  После раздачи люлей и плюшек домой мы ушли телепортом, оставив на попечение смурного Джета дежурного знахаря, орочьего папашу и всё хозяйство. Я уж было предоставил шею для срочного намыливания, как бабуля огорошила. Чёрт бы его побрал, нашего дорогого короля с его магами! Чтоб его с любимого вина несло болтами и гайками, как и весь их магический коллектив. Я злился ещё и оттого, что бабка ничуть не расстроена.

Настроение у неё, как у боевого ёжика, потревоженного посреди зимней спячки, все иглы торчат и кончики смазаны ядом. Одно радует, Джейл в порядке, наша эльфочка порозовела, сегодня вечером даже со своими иголками тренировалась, её смешные клинки зовутся «иглами заката». Хрупкая эльфа ими работает, как робокоп, а ещё эти иголочки хорошо летают и пробивают толстую доску почти насквозь. Словом, любой неформатный чел хорошо подумает прежде, чем наезжать на нашу лапочку. Лапочка лапочкой, а на физподготовке она меня спокойно на спине носит, то есть на плечах, как бабка свой палантин.

  Совет собрался в гостиной. Пока судили-рядили, я помалкивал, пытаясь слиться с обоями. А что я могу сказать умного? Да и мнения моего не спрашивают, у нас с девчонками один совещательный голос на троих. Мы срочно сослались на усталость после лечения и откланялись, собравшись на собственный совет. Джейл внимательно вчиталась в список магов, желающих пощупать бабкину анти-магию.

  — Двоих я знаю, эти эльфы бывали у отца почётными гостями. Сильные, жёсткие боевые маги. Отец говорил, что вот этот, первый в списке, очень умён, самоуверен, изобретателен. И специализируется на создании огненных заклинаний.

  — А второй?

  — Второй, старинный недруг нашей семьи, великий мастер скрытного перемещения, — пояснила эльфа, — становится невидимым. Остальные его способности никому не известны. Но матушка как-то сказала, что ему можно доверить кувшин с водой.

  — Чего доверить?

  Белма тут же вставила:

  — Это означает, что он не предатель и не действует исподтишка. И не способен отравить врага.

  Белма отложила список.

  — Никого не знаю. У меня больше знакомых среди шаманов, как ты понимаешь.

  — Понятно, что с нашими возможностями нечего и соваться к большим дядям и тётям с советами, но хоть что-то мы можем сделать?

  Девчонки задумались.

  — А госпожа тен Аори берет с собой Васо?

  — И чем он поможет, дорогая Белма?

  — А почему он не может помочь, дорогая Джейл? — передразнила её орка, — он же магическое существо или уже нет?

  Эльфочка сузила глаза.

  — А кто причастен к его созданию?

  — Бабуля говорила, что наш ректор.

  — Пошли в гостиную, нужно посоветоваться. Сами мы не справимся, но старшие эльфы смогут оценить наше предложение.

  — Стоп, стоп! О чём вообще речь, Джейл?

  Нашу крошку заносит, но я точно знаю, что у неё в голове по меньшей мере пятиядерный процессор, однако не худо бы ей озвучить своё предложение.

  — А разве я не сказала? Предлагаю навесить на Васо дополнительную защиту против магии разума, у него же приличный резерв, разве нет? Понимаешь, госпожа откатывает боевую магию, а вот с разумом там не очень всё гладко. Ты же помнишь её рассказы о господине Ване?

  — Точно! Пошли!

  Наше предложение выслушали внимательно, причём Орон стукнул себя по лбу:

  — Как я мог забыть, что госпожа не откатывает магию разума?! Исключить её в договоре невозможно. Надо думать. Тарин, тебе не кажется, что нам необходимо присутствие Вана?

  Бабка как-то странно задумалась, повертела на мизинце не снимаемое простенькое кольцо.

  — Не надо думать. Вот смотри!

  Наши эльфы уставились на колечко лунного серебра.

  — Снять можешь, Яна?

  — Нет, как село на палец, так и живёт там. Ван подарил вместе с томом для чайников.

  Орон с облегчением откинулся на спинку кресла.

  — А я всё гадал, зачем он эту змейку с прочими разумниками полночи зачаровывал! Вы молодцы! — Орон энергично покивал нам, — утёрли нос великим магам.

  — Обычное дело, — буркнула бабка, — великие маги сосредоточены на великих идеях, в отличие от невеликих. У вас всё, дети?

  — Всё!

  Мановением десницы мадам отправила нас на фиг, и мы поплелись на кухню выяснять, что сегодня к ужину.


Яна тен Аори


  С сожалением и стыдом я вспомнила, что так и не удосужилась поблагодарить старого Вана за необычное колечко. Поздновато спохватились, мадам тен Аори, но надо бы отдариться чем-то необычным. На просьбу подумать о подарке для господина Вана Славка обещал что-нибудь придумать.

  — Хорошо бы подарок был из нашего мира. Чем ты можешь удивить сильного эльфийского мага?

  — Ты говорила, что он очень заинтересовался кельтскими узорами, полагая их чем-то вроде рун?

  — Ну да, я ему по памяти воспроизвела парочку угловатых спиралей. И что?

  — Так давай подарим ему ту здоровенную монографию Макгрегора.

  — Он же русского не знает!

  — Тань, наши эльфы его тоже не знали. И что?

  — Ну да, действительно, а почему нет?

  — Вот! Напиши в письме, что текст представляет собой просто описательные сведения и предположения откуда к кельтам пришёл тот или иной рисунок. Что мол, это не магический трактат, а добросовестное описание учёным того, что он видит.

  — Так и сделаю. Только напишу, что как маг разума, он сможет обучиться языку в любой момент, при желании. Тарин, ты сможешь передать мастеру Вану наш подарок с глубокой, но несколько опоздавшей благодарностью за щит против разумников?

  — Разумеется. В любое время.

  Я быстренько накропала письмо на этом ужасном иврите, прочитала вслух эльфам, красиво сложила писульку, надписав «Дорогому господину Вану от Яны тен Аори», Тарин быстренько притащил подходящую коробочку и тут же отправил подарок по адресу.

  Ответное послание не заставило себя ждать. Через полчаса прибыл пакет с письмом и крошечным паучком из незнакомого камня, напоминающего обсидиан. В письме значилось, что этого паучка надлежит приложить к запястью.

  Оба эльфа покивали на мои вытаращенные глаза.

  — Делай, Яна. Будет немного больно.

  — Да зачем мне это? Я же откатываю магию.

  Орон повертел паучка, ловя его гранями свет.

  — Это сильная защита и маячок. Мы всегда сможем вас найти, госпожа. Редкая вещь, фамильная магия господина Вана. Нечто родственное Тариновой магии проникновения.

  Я посмотрела на Славку.

  — Давай, делай, что говорят. Кто знает, как там во дворце дела обернутся.

  Ладно, пробуем. Ух ты! Больно, конечно, но не так, чтоб прямо сердце заходилось, скорее, саднит, как ожог. Но картинка, скажу я вам, просто фильм ужасов. Паучок сначала неподвижно сидел на руке.

  — Чего это он?

  — Сканирует! — огрызнулся Славка, — терпи!

  Ишь ты, переживает. Он всегда слегка хамит, если душа не на месте. Затем я заворожённо наблюдала, как паучок слегка увеличился в размерах и пошевелил шестью лапками. А потом — бац! Все шесть вонзились в кожу, я подпрыгнула на месте. Больно! Паучок втягивался под кожу и видеть, как это непонятное шевелится у меня под кожей... это выше моих сил! Орон мгновенно перехватил мою руку.

  — Нельзя! Ни в коем случае!

  — Вытащи его!

  Славка ухватил меня за другую руку.

  — Не дёргайся, хуже будет!

  Они отпустили меня через полминуты, рука в порядке, под кожей ничего не видно. Господи Иисусе Христе, сыне божий, у меня чуть сердце не выскочило с перепугу!

  — Надо было ей глаза завязать, — буркнул Славка.

  — Тебе бы так!

  Славка с сожалением посмотрел в мою сторону.

  — Мне не надо, а тебе подарили ещё одну защиту. Думаю, что и у короля такой нет!

  — Да ладно! — не поверила я, — лучшее в этой стране принадлежит королю.

  — При условии, дорогая Яна, что король осведомлён об этом «лучшем».

  О как. Хитрые эльфы умудряются обходить закон? Электорат, даже если он называется подданными, всегда найдёт возможность плюнуть в тарелку властям предержащим. Значит, не всё так плохо, как кажется? Пока ждём вечера и обещанного уточнения времени визита во дворец. И не испить ли нам кофею? Присутствующие отказались, ну и ладно, я и сама на кухню могу спуститься.

  Оу, и что мы видим? Молодёжь трескает ягодный пирог. Растущие организмы восполняют потерянные калории или заедают стресс?

  — Второе, — кивнул Васька, — зрелище незабываемое. Как девчушку эту корёжило, бабуль, ты себе и представить не можешь.

  — Дитя уже идёт на поправку, госпожа тен Аори, не беспокойтесь, — Белма отвалилась от стола с довольным вздохом, — спасибо, Бенгуст, Талком, очень вкусно!

  — А вам, госпожа, кофе? — Талком уже тащит пепельницу.

  — Если можно.

  — Конечно. Сейчас сделаю.

  Молодёжь задвигала стульями, намереваясь исчезнуть.

  — А вас, Штирлиц, я попрошу остаться.

  Васька зажмурился, но куда деваться, попытка смыться, пусть и неудачная, всё же засчитана. Мальчик со вздохом присел на корточки, подставляя уши, и я в который раз поразилась насколько длинные у него ресницы. Раньше они ему всё время мешали, и я каждый месяц их укорачивала, поскольку верхние росли чуть ли не вертикально вниз.

  — Ладно уж, ступай, сын мой, и больше не греши. И без щитов никуда. Договорились?

  — Добулькались, мадам.

  — А что с тем папашей?

  — Жить будет, — засмеялся Васька, — но его поведение под спиртиком типичная Delirium tremens сиречь белая горячка. Надо бы поспрошать его на предмет составления полной картины возможного заболевания. Или ну его на фиг?

  — Второе, — ответила я, — свободен.


***


  ...Утро началось c визита очередного дворцового попугая с депешей. Меня выдернули прямо из перекура с чашкой кофею, сигаретой и с хорошо скрытым, как я надеюсь, недовольством.

  Вскрываем эпистолу «трам-там-там... госпоже тен Аори прибыть в зимний дворец... двух спутников». Подпись — распорядитель господин Как-его-там-нахрен.

  — Время? — интересуюсь я у посланца.

  Тот растерянно хлопает глазами:

  — Госпожа?

  — Я спрашиваю — в какое время мне должно прибыть во дворец?

  — Я не знаю, госпожа тен Аори.

  Возвращаю ему писульку:

  — Как узнаете, приходите.

  — Но, госпожа, там приказано прибыть!

  Очень кстати вспоминаю, что все указанные в Ороновом списке маги, аристократы. Это они мне так приказывают? Через распорядителя чего-то там?

  — Я непонятно выражаюсь, уважаемый посланник? — синяя змеиная голова поворачивается в сторону попугая, — мне повторить ещё раз и правильно расставить ударения в каждом слове?

  Присутствующий в холле Орон одобрительно кивает. Посланец кланяется, как деревянный и почти вываливается из входной двери. Оборачиваюсь к Орону, у него рот до ушей. Прямо дрожь пробирает от такой улыбочки.

  — Детская выходка, не находишь, Орон?

  — Но способная разозлить подданного его величества.

  — Ну, так я же не стандартный подданный, мне тонкостей обращения господ засранцев не понять. Туповата-с!

  Орон слегка морщится и демонстрирует сомнение на смазливой физиономии.

  — Что не так, друг мой?

  — Не должны королевские маги так себя вести.

  — Так я и не говорю, чту писульку состряпали маги. Доброжелатель остался неизвестным. Ты знаешь распорядителя с таким погонялом?

  — С чем?

  — С такой фамилией, то есть именем рода ден Таор?

  — Не слышал, госпожа. Странно.

  — Не ломай голову, было бы странно, если бы писулька осталась у меня, а так нет бумажки и говорить не о чём.

  Неохота мне выяснять как именно себя ведут королевские маги. Ну прислали тупого посланца, твердящего, как птица-говорун «вас приглашают», подумаешь. Забыли сообщить госпоже тен Аори время прибытия во дворец? Бывает, у королевских распорядителей так много работы, что просто в гору глянуть некогда. Спорим, ещё явится какое-нибудь чудо в перьях и сообщит очередную новость из разряда «мы повелеваем». И, кстати, в предыдущем послании так и грозились — уточнить время к вечеру.

  — Орон, как смотришь на такую идею — посетить сегодня вечером театр всем коллективом?

  — Хм, в ложе у Тарина всего-то пять мест.

  — Славка точно не пойдёт.

  — А если мы попросим его и Вацлава быть непременно, да ещё и в сопровождении Тарина?

  — Демонстрация намерений? Согласна. Наденем побольше драгоценностей, мужчинам головные повязки, эльфам колец в ушах побольше, и камзолы, усыпанные камнями! Это можно?

  Орон хмыкнул:

  — Существуют такие заклинания иллюзий, что можно не только камзолы камнями украсить, но собственную кожу.

  — Я сижу в центре, по бокам родные, слева-справа красавцы эльфы, сияющие, как солнце в зените. Лепота! А писульку из дворца примут девчонки!

  — Так и сделаем, — кивает Орон, — я к Тарину, скоро вернусь.

  Непонятная эскапада с «приглашением» забылась сразу по возвращении Орона, так что я пошла радовать своих мужчин новостью, что сегодня они выступают в роли завзятых театралов. Оба благоразумно воздержались от комментариев и выразили милостивое согласие сопровождать госпожу тен Аори в театр. Поскольку мои мужики будут одеты в серо-чёрно-жёлтое, надо купить платье в той лавке со смешным названием и запредельными ценами и побеспокоить нашего ювелира.

  — Орон, поехали за платьем, а потом за украшениями.

  ... С нарядом утряслось быстро, тот самый малец, что создал вместе с сестрой печально сгоревшее платье, охотно повторил то же самое из тёмно-серой ткани. А чтобы тазобедренные кости не выступали поперёд живота, придумал какой-то странный девайс, надеваемый на талию и создающий плавные линии.

  С мастером Валертом пришлось долго советоваться, поскольку все изделия из лунного серебра были с цветными камнями, а мне нужны либо черные, либо серые. Жёлтые, на худой конец. Ювелир глубоко задумался, вращая меж ладоней какой-то странный шарик.

  — Есть у меня воротник из чёрного жемчуга в серой стали.

  — Покажите, пожалуйста.

  Мастер Валерт, не вставая, протянул руку к витрине, и прямо в ладонь ему прыгнул футляр. Ага, шейное украшение, чокер по-нашему, но вряд ли подойдёт, шея у меня средней длины, а тут ширина этого воротничка сантимов десять, не меньше. А вот серьги хороши, две здоровенные, сияющие чернотой жемчужины. Да ещё и неправильной формы! Красота!

  — Разрешите?

  Валерт помогает надеть воротник, украшение невесомо охватывает шею. Очень мило, голову невозможно наклонить!

  — Слишком высокий воротник, меня словно за глотку держат! Жаль.

  — Подождите, пожалуйста. Ширина регулируется. А так?

  — Так гораздо лучше!

  — Я просто избавился от зазоров между горизонтальными элементами узора.

  — Спасибо вам огромное, Валерт. Покупаю! Сколько я вам должна?

  Он озвученной суммы у меня чуть челюсть не упала. Семьдесят ноблей?!

  — Госпожа, — вступает Орон, — покупайте, это очень редкое украшение! Таких жемчугов во всей Эрин не найдёте! И если вы наденете ещё и вашу лису...

  Ты смотри, торговый агент! Он что, за комиссию старается? Судорожно выдыхаю, а в самом деле, чего это я? На счету у меня уже тысяч пять точно есть. Привычное жлобство ни разу не богатого человека взыграло? Хмыкаю злорадно, это будет мне подарок от моих мужчин на днюху.

  Отчаянно машу рукой:

  — Покупаю! Сколько той жизни!

***

  ... После обеда мои мужчины отправились кто учиться, кто работать, а мы с Ороном — в больничку. Надо же справиться, как там дела и не надо ли подкинуть деньжат. Орон прихватил коробочку с серебряными монетами, и мы, аки тати, шмыгнули в подвал и вот лаборатория, точнее закуток лаборатории, отгороженный ширмою. Осторожно выглядываем...

  Серьёзная у наших лекарей лаборатория, два фармацевта что-то растирают в чашках, похожих на тигли. Вокруг колбы, реторты, горелка сипит бесцветным пламенем, а целитель Харги стоит в дверях лаборатории, одетый по земной медицинской моде в просторные штаны, тунику с рукавами до локтей и в шапочке, всё синего цвета. Знахарки одеты примерно так же, но в зелёное, санитарки в костюмах цвета бордо.

  — Добрый день всем!

   Орон сразу интересуется здоровьем девочки.

  — Состояние хорошее, идёт на поправку. Присутствует слабость, тошнота, но так и должно быть. Отец вовремя успел, ещё полдня и внутренние органы начали бы разрушаться один за другим.

  — Вот ужас! Да откуда та змеюка взялась среди зимы?

  — Неизвестно, но отец малышки имеет немалый вес в своём клане, так что маги разберутся. Если уже не разобрались. Он что-то очень уж злорадно скалится.

  — Кто?

  — Отец девочки.

  — Он оплатил лечение?

  — Оплатил! Да он меня золотом осыпал в прямом смысле!

  — Поливал золотым песком из ведра, что ли?

  — Золотыми монетами из мешка.

  — Ну и ладно, каждый по-своему с ума сходит. А где золото?

  — Джет из банка охрану вызвал, и они телепортом доставили деньги в банк «Статус» и положили две тысячи королл на наш счета!

  Однако богатенький папаша оказался! Вот и ладно, теперь можно закупать дорогие ингредиенты, амулеты и привлекать хороших специалистов для консультаций.

  — Один вопрос, уважаемый Харги, и мы не будем вам больше мешать. Надо помочь ещё чем-нибудь?

  — Спасибо. Всё есть, а чего не будет, купим.

  — У кого доступ к счёту?

  — У меня и у вашего внука.

  — Отлично. Мелочёвкой пусть командует старик. До встречи!

  Целитель поклонился, мы с Ороном нырнули за ширму и вернулись домой.

***

     ... Вооружившись театральным биноклем, принадлежащим ещё моей бабке, я рассматривала не столько сцену, сколько публику. Этот бинокль, обложенный пластинками слоновой кости, всегда мне нравился. Длинную палочку, на которую крепился сам бинокль, я оторвала ещё в детстве, за что была порота полотенцем. Зато после экзекуции бабка подарила мне бинокль на память.

  Сегодня я разглядываю ложи, партер, и всё прочее гораздо тщательнее чем в прошлый раз. Сейчас нет необходимости держать нервы на боевом взводе, так что я наслаждаюсь ярким зрелищем, ибо на сцене проговаривают реплики действующие лица очередной не то драмы, не то трагедии. Судя по тому, как завывает главный злодей, действо может считаться и оперой при небольшом напряге фантазии. Васька спит с открытыми глазами за полчаса ни разу не сменил позу, даже слегка всхрапывает! Слева всё время возится Славка, этот себе место нагреть не может! Скорее всего, ему просто хочется курить. Как и мне. Может, тихонько сгонять за сигаретами и Беркой? Кошусь на Орона, тот отрицательно качает головой на моё телодвижение, я показываю двумя пальцами затяжку сигаретой. Тоска.

  Орон и Тарин сидят в своих креслах с такими непроницаемыми рожами, что обоих хочется банально придушить. Но к концу третьего акта действо овладевает вниманием моих спутников, Славка уже не хмыкает в особо патетичных местах, да и Васька перестал зевать.

  Мои мужчины упакованы в дарёные вышитые рубашки. В качестве парадных брюк выступают черные слаксы, матово и благородно сияют черные туфли, все повально в головных повязках, а Васька ещё и с браслетом. К моменту отправления в театр он отжал у меня одну жемчужную серьгу, и теперь мы носим по одной. На мне убытка всё равно не видно, волосами прикрыла ухо — и адье! А у Васьки в левом ухе качается здоровенная чёрная жемчужина и временами мне кажется, что она отбрасывает вокруг чёрный отблеск! Весьма пикантно, оказывается такой разобранный комплект серёг туточки носят официальные любовники, о чём меня поставили в известность не далее, как десять минут назад.

  Славка хмыкнул, а Васька высказался в том смысле, что я не должна расстраиваться, а в случае насмешек смогу сама отстоять свою честь примерно так же, как в зимнем дворце, где мухи до сих пор опасаются громко жужжать.

  — Я всегда знала, что мои мужчины трогательно обо мне заботятся и всегда готовы переложить на мои плечи заботу о собственной чести, — хмуро заявила я.

  — Бабуль, ты сама знаешь, что ни один серьёзный кирпич своего адресата не миновал, — мявкнул внучек, — так что я за тебя спокоен, достаточно вспомнить тот милый зал малых приёмов королевы.

  — Ныне опальной королевы твоими стараниями, Яна, — вставил Тарин.

  Интересно, они тоже тут практикуют пресловутую мужскую солидарность? Очень похоже!

  — А вот что ты запоёшь, когда тебя поздравят с престарелой любовницей? — тут уж я хмыкнула.

  — Приму поздравления, — осклабился Васька, — и приглашу присоединиться третьим.

  — Очень мило!

  — Да что ты волнуешься, мать? Уж мы-то найдём что сказать и куда послать любого придурка.

  Славка слегка оживился, этому тоже тихо не живётся! Сегодня после театра будет заново штудировать здешний гражданский уголовный кодекс, завтра как-никак договор с магами пишем.

  — Тарин, ты говорил, что у одного из наших гаврошей приличный маго-потенциал, помнишь?

  — Конечно, может вырасти неплохой целитель, что совершенно не помешает карьере королевского горного егеря.

  — Как бы нам мальчика пристроить, чтобы добро не пропадало? Он из очень бедной семьи, как ты знаешь. Я смогу оплатить его учёбу.

  Тарин совсем не аристократично почесал в затылке.

  — Я подумаю над этим. Помнится, один из моих родичей содержал школу младших целителей, там служат сильные маги и преподают целители из академии. Я пошлю к нему вестника завтра.

  — Спасибо, дружище.

  С последнего акта мы позорно сбежали, достала эта эринская Санта-Барбара по самое не могу. Саналера с девочками тут же организовала нам холодные закуски и в процессе организации сообщила, что нас приглашают в осенний дворец завтра, в час белой цапли, для встречи с магами и составления договора. В час цапли — это около двух часов дня, приемлемо. Поедем втроём: мой штатный юрист господин тен Ферри, штатный ниндзя господин ден Освал, и я.

  ... Вечер у камина удался. Трое эльфов играют в своё непонятное домино, Славка и Беата в шахматы, Васька, Сэнна и Белма заняты странной игрой с не менее странным названием «три камешка», а я и Берка созерцаем тихий домашний мирок. Я по совместительству ещё и разглядываю готовый и уже ошкуренный посох. Ровный четырёхгранник с закруглёнными гранями, незатейливый узор вьётся вокруг всей поверхности. Небольшие углубления для камней в шахматном порядке, как и заказывала госпожа тен Аори. Не подумавши, я озвучила предполагаемый способ камлания, и Васька едва удержался, чтоб пальчиком у виска не покрутить, а Славка и сдерживаться не стал!

  — А что, лучше качаться из стороны в сторону, как Серый Бык, что ли?

  — Ну не крутиться же волчком, пожалей свой вестибулярный аппарат, бабуль!

  Я обещала подумать, с тем и ушла почивать.

***

     ... После завтрака все разбежались кто куда, а я и Орон отправились к ювелиру. Объяснить процесс создания посоха никто не может. Я объяснила ситуацию господину Валерту и тот глубоко задумался. Пообещав сделать всё возможное, он сообщил, что есть у него знакомый шаман, но он вернётся из поездки в Пограничье через пару дней. Мастер Валерт обещал прислать вестника в случае положительного ответа. Везёт мне на хороших людей и нелюдей! А теперь домой, скоро этот час белой цапли, чтоб её. Надо собраться, взять бумагу, ручки, карандаши. Писанины будет много.

  В час белой цапли мадам тен Аори, Орон и господин тен Ферри пожаловали к восточному входу в указанный дворец, где доложили служителю о своём присутствии и показали приглашение. Скромно одетый служка проводил перечисленных господ в большую комнату, обставленную тоже весьма скромно. Я демонстративно держала в руке список, в котором перечислялись имена одиннадцати волшебников государства Эрин и указывалась их принадлежность к определённым родам.

  Я осмотрелась, пятнадцать кресел, одиннадцать магов.

  — Приветствуем вас и ваших спутников, госпожа тен Аори, — вежливо произнёс ближайший ко мне субъект, — можем приступать к первому обсуждению.

  — Назовите ваше имя и род, — не менее вежливо ответила я, — или до конца нашей беседы мне придётся называть вас «эй ты, старик в белой накидке».

  Старый чудила встал и с поклоном представился. Сверяемся со списком. Есть такая буква в этом слове, ставим галочку в соответствующей строке. За моей спиной давится кашлем Славка и подозрительно затих Орон.

  — Представьте остальных, будьте добры.

  Тэк-с, звучат ещё десять фамилий из списка, прекрасно.

  — Кто этот господин? — указываю подбородком на оставшегося неназванным молодого человека.

  — Он присутствует вне списка, так сказать. Это своего рода наблюдатель.

  — Чьего рода наблюдатель, вы говорите?

  — Мне это кажется несущественным.

  — Мне тоже. Именно поэтому молодой человек нас покидает.

  — Но вы не можете выгнать представителя Ковена магов!

  — Кто сказал, что я должна его выгонять? Его выставите за дверь лично вы! Есть список лиц, утверждённый его величеством. Вы отказываетесь выполнять приказ короны?

  Старик прищурился. Я подчёркнуто медленно оборачиваюсь к своим спутникам.

  — Господа, я сожалею, что оторвала вас от ваших, без сомнения, важных дел. Нас здесь не понимают, так что прошу на выход. Вы со мной?

  Господа слегка обозначают поклоны, уступая мне дорогу. Мы шествуем к двери, которые отказываются распахиваться перед нами. Оборачиваюсь, ну точно дебилы! Тот самый неназванный валяется в отключке. Схлопотал откат? Подмигиваю Орону, он с силой толкает дверь и замки не выдерживают эльфийского напора, створки отлетают в стороны, а за дверью — здрасьте, девочки! — стоит в вольной позе его величество Терилан Альпин и сурово смотрит в сторону госпожи тен Аори.

  — Ваше величество, — наша троица кланяется.

  — Вы опять ломаете мой дворец, госпожа тен Аори?

  — Ну что поделать, ваше величество, если меня не понимают с первого раза?

  — Кто из присутствующих отличается этим свойством?

  — Полагаю, начальствующий здесь маг с удовольствием расскажет, в чём, собственно, дело.

  И ближайшие минут десять вместе с королём и моими спутниками выслушиваю старшего мага. Если его послушать, то я и мои предки появились на свет только затем, чтобы противодействовать прогрессу человечества. Ну, может, и не прогрессу, и не совсем человечества, но близкое моё родство с демонами Бездны у него сомнения не вызывало. Что-то старикан разошёлся, как бы его кондратий не хватил. Когда королю надоело внимать энергичной речи, он обратил свой взор ко мне.

  — А что скажете вы?

  — В моем мире есть великолепная поговорка, отображающая суть моего ответа, «ты не можешь разбудить человека, который притворяется, что спит».

  Король хохотнул и мановением руки удалил спорную личность из, как выяснилось, большого королевского кабинета, уселся на своё место и велел приступать. Приступать довелось Вячеславу Игоревичу, так что я с удовольствием, ничуть не уступавшему королевскому, внимала торгу, который продолжался полтора часа. Итогом заседания явился один на всех магический договор, скреплённый кровью всех присутствующих и моей в том числе, а также заверенный большой королевской печатью, что свело на нет все возражения господ магов, если к моменту подписания договора они у них ещё имелись. Фу-у-х, я устала просто сидя, а каково Славке?

  После подписания договора нас милостиво отпустили, назначив испытания на завтрашнее утро. Меня могут сопровождать трое субъектов, личности конкретно не оговаривались. Поэтому, оказавшись в холле родного дома, Орон сразу попытался связаться с господином Ваном. Итогом переговоров стало согласие упомянутого господина присутствовать на испытаниях всё с той же целью — пощупать анти-магию. Затем я отослала приглашение на испытание главе рода Говорящих С Предками, представитель которого не замедлил явиться в дом к Тарину, где получил полную информацию по имеющимся у него вопросам и отбыл для консультаций с главой рода. Собственно, пригласить Говорящих — это была моя идея, которую Орон, по размышлении, одобрил. Представители двух не самых захудалых эльфийских рода сумеют повлиять на поведение королевских волшебников и постараются вправить мозги зарвавшимся магам, если случится нужда.

  Мысленно я согласилась с его доводами и вслух добавила свои

   — Пусть Ковен увидит, кто стоит за спиной тен Аори и на чью кровную месть они могут нарваться в случае нечестной игры. Одно дело знать, что нам оказывает покровительство сильнейший некромантский род, а вот увидеть голубоволосых магов непосредственно рядом с собственным многорешным телом, да ещё и вспомнить, как их клан-лидер повеселился в герцогстве Тоэль... Короче, я надеюсь, что предстоящее испытание в обществе сильнейших магов навсегда избавит придворных от дурной привычки нападать на нашу семью. Ну, и много ещё есть не сказанного мною.

  Когда меня попросили пояснить несказанное, разразилась целой речью.

  — Только для вас троих, джентльмены.

  Причисленные к лику джентльменов Орон, Тарин и Славка кивнули.

  — Если бы я была нестарым мужиком и хоть самую малость магом, я бы всех недоброжелателей уделала поодиночке, добравшись нестандартными и очень магическими методами не только до них, но и до старших наследников. Думаю, такое положение дел отбило бы охоту связываться с домом тен Аори. Знаете, мне до хреновой мамы остогрызли здешние аристократы, как и его величество со всеми его отпрысками. Если меня вынудят, я объявлю вендетту. И не стану резать дураков на кусочки, я просто вернусь на свою далёкую родину, куплю самую лучшую и навороченную снайперскую винтовку, потренируюсь в стрельбе и скрыте, а потом устрою господам магам охоту на лис до победного конца. Слав, ты же дашь мне нужный телефончик? Можно поступить ещё умнее, нанять за хорошие деньги пару-тройку крепких спецов, снабдить их нужными приспособлениями, и вот они-то и устроят тут локальный звездец. Как думаешь, Слав, твой пресловутый «канал» не откажется повеселиться в мире меча и магии?

  Собеседники отнеслись к моему предложению с полным пониманием, а Славка многозначительно оскалился.

***

     ...Сегодня экзамен у нашей молодёжи. И у меня. К завтраку пожаловал представитель Говорящих С Предками господин Бетлан, голубоволосый, изящный эльф. Не менее приятным сюрпризом стало присутствие господина Вана, облачённого в серую мантию. Оба эльфа с большим пониманием отдали должное стряпне Бенгуста, одобрили сваренный в песке кофе, а Ван что-то благосклонно прочирикал на родной мове в сторону Джейл. Смущённая эльфочка залилась краской по самые кончики ушей, но достойно и благородно склонилась в надлежащем поклоне. Ван не менее благосклонно покивал и молодёжь удалилась, сопровождаемая пожеланиями «ни пуха, ни пера». Васька дисциплинированно чертыхнулся по-русски и плотно прикрыл дверь за своими подругами. Ознакомившись с текстом договора, прибывшие мэтры задумались. Я и прочие хранили молчание, дожидаясь, пока маги не поделятся итогами своих размышлений. Тарин сидел как-то особняком и, похоже, дремал в удобном кресле, поглаживая Васо.

  — Что требуется от нас? — Ван переменил позу.

  Славка затянулся сигаретой.

  — Проследить, чтобы королевские маги следовали букве и духу договора, господин Ван. Представитель рода Говорящих С Предками присутствует по той же причине, а также потому, что Яна тен Аори принята в его клан на правах близкого родича. Если с нею случится что-то непредвиденное или ущерб здоровью будет нанесён умышленно, на род возлагается обязанность защитить её интересы. И если случится, не дай бог, что-то непоправимое, вы поможете нам покарать виновных. Не сомневаюсь в том, что вы оба, — Славка обвёл взглядом обоих эльфов, — сумеете противостоять недоброжелателям и сумеете предотвратить нежелательное или просто опасное воздействие ещё на этапе его создания. Вам, господин Ван, предоставляется возможность проследить и изучить в боевых условиях как создание, так и принцип действия щитов, творимых анти-магией тен Аори. Её безопасность нас беспокоит прежде всего, ибо в своё время вы не использовали очень уж убойных заклинаний. У меня нет уверенности в том, что королевские маги будут столь же деликатны.

  Эльфы понятливо покивали. Славка взглянул на часы, да, нам пора во дворец. Орон открыл телепорт, в него тут же шагнули оба пришельца и я, последним появился Орон, и звёздочки перехода осыпались на драгоценный ковёр приёмной королевского дворца.

  На сей раз нас встретили трое гвардейцев в темных камзолах и странный мужик в меховой жилетке, надетой на голый торс. Памятуя о духах врагов Серого Быка, я и ухом не повела, когда полуодетый персонаж, оказавшийся ещё и босым, пристроился в кильватер нашей колонне. Посмотрим, что оно такое: то ли это незапланированный тринадцатый участник событий, то ли просто пугалочка для мадам тен Аори.

  Пока мы спускались на нижние уровни дворца, я шёпотом поинтересовалась у Вана, видит ли он эту чуду-юду в меховой жилетке. Ван прикрыл большие эльфийские глаза. Значит, видит. Хорошо, делегируем ему права заявить о недопустимости присутствия личности из-за Грани в предстоящих исследованиях, если оно призрак. А ежели владелец этого чудилы откажется удалить своего духа, я поимею полное право послать господ исследователей по всем известному адресу и благополучно покинуть этот одвестичертевший королевский дворец.

  Васо, чьё присутствие было специально оговорено, дисциплинированно притих в рюкзачке и, судя по негромко звучащей и смутно знакомой музыке, воспроизводил какую-то мелодию, подслушанную в Васькином плеере. Одновременно он по моей просьбе пытался достучаться до разума персонажа в жилетке, но явно без особого успеха.

  Дальнейшее действо в защищённых магией казематах Большой королевской тюрьмы вовсе не напоминало испытания, проводимые в поместье ден Сэутени. Пришлось заявить о недопустимости присутствия существа из-за Грани в запланированных исследованиях. Господин Ван, поддержанный немногословным представителем рода Говорящих, нехотя принял извинения королевских магов, и тут же оговорил немалую компенсацию золотом в мою пользу за недопустимое нарушение договора. Господин Ван особо подчеркнул, что он и его собрат из некромантского клана оставляют за собой право остановить любого мага и любыми средствами, если он или они осмелятся послать более двух разноплановых заклинаний одновременно. Подтверждая сказанное своим собратом, Говорящий кивнул голубой причёской и так сверкнул непримиримыми серыми очами, что все маги слегка изменились в лице, а иные громко сглотнули.

  Васо незаметно покинул лежащий в кресле рюкзачок и разместился на поперечной балке, как и было оговорено. Его задача — снимать всё происходящее сверху, делая снимки как можно. Тарин на всякий случай надел на Васо два дополнительных накопителя, и теперь наш зверь щеголяет двумя браслетами на задних лапах. Меня поместили в торце огромного зала в метрах пяти от стены, укрытой какими-то циновками в три слоя. Маги установили защитные сферы, переливающиеся в свете ярких светильников и уже маячат у противоположного конца зала, терпеливо дожидаясь сигнала. Недолго думая, я дала отмашку. А чего тянуть? Раньше начнём, раньше справимся.

  И началось! Огненная волна справа, я невольно пригибаюсь и прыгаю вперёд, а маг садится на задницу, отброшенный откатом в сторону. Один пока выбыл, жив-здоров, но явно ушибся. Один есть!

  Второй запускает какое-то странное заклинание и оно, отразившись от каменной кладки за моей спиной, откатывается через мою голову автору. Обвешанный щитами маг всего лишь покачнулся. Годится.

  Третий маг, самый молодой из присутствующих, полуорк с шаманским посохом, что-то пошептал в мою сторону и с трёх сторон стремительно понеслись какие-то непонятные штуки, вопящие, как пожарная сирена! Эти странные снаряды более всего напоминали гротескные птичьи головы, созданные из сизо-чёрного тумана. Должно быть, шаманские духи. Все три птички были остановлены непонятной силой на расстоянии вытянутой руки и, размазавшись по невидимому стеклу, сползли на каменные плиты, откуда медленно и весьма зрелищно испарились без следа. А шаман даже не покачнулся, зараза!

  Четвёртый и пятый швырнули в мою сторону нечто вроде ярко-голубого свёртка, который развернулся в полёте и ощетинился ледяными стрелами. Вот это да! Понятия не имею, что оно такое, но на всякий случай падаю на колени, пригибаясь, а чёртовы ледышки замирают почти у моих глаз! Ничего себе, самонаводящееся заклинание? В изумлении сажусь на пол, вытянув ноги. И что с этим делать?! Осторожно протягиваю синюю лапу и ледышки с шипением испаряются! Я едва не обварилась горячим паром, неслабо тут колдуют!

  Шестой, явно оказавшийся разумником, приблизился на расстояние трёх-четырёх метров. Тут же нагрелось кольцо на мизинце, и маг благоразумно отступил, потирая затылок. При попытке развернуться в сторону выхода, его повело вправо, и бедняга рухнул на пол столбом, как и стоял. Двое служителей незамедлительно утащили неудачника в неизвестном направлении, а Ван внимательно проследил их путь до самого выхода из зала. Мне даже на таком расстоянии удалось заметить весьма кровожадную ухмылку на гладком эльфийском лице.

  И тут же трое магов мощным строенным броском запускают в меня зеленоватым туманом, который мгновенно атаковал щупальцами синий прозрачный пузырь защиты, но пока без особого успеха, слава богу! Я отшатываюсь в нешуточном испуге и замечаю, как тот же туман сочится сквозь щели в каменном полу внутри моего защитного купола. Отпрыгиваю назад, вновь окутываясь синим покрывалом и тут срабатывает то самое, виденное Васькой странное ослепительно-белое кольцо. Оно разворачивается со звоном, начинаясь на уровне моего солнечного сплетения и с воем несётся во все стороны.

  Ба-бах! Взрывной волной, откатившейся от стен, меня сносит с ног, Орон валится на пол, вжимаясь всем телом в каменные плиты, Говорящий и Ван покачнулись, и как-то аккуратно осели на плиты огромного помещения. Я валяюсь на спине у разбитой, медленно остывающей стены, отрешённо наблюдая как светятся неоновым светом края пробитой дыры. Вдыхая горячий воздух с противным запахом озона, отстранённо созерцаю пепел, медленно кружащийся в свете магических светильников. Тлеющие клочки неведомо чего медленно вращаются над развороченным залом и так же медленно падают, покрывая всё пространство угольно-серым прахом...

  Спина слегка ноет, ноги-руки шевелятся... кажется без боли. А что там прочие? С кряхтеньем встаю на четвереньки. Ё-моё! Орон и наши маги уже на ногах, Говорящий и Ван щупают пульс у старшего банды горе-испытателей, вроде живой? Я в порядке, стою, почти не шатаясь, но чувствую, что слабость уже подсекает ноги, Орон подхватывает меня и сажает у стены, положив на горячие камни свой камзол. Оглядываю окружающее. Когда лежишь на полу, мало что можно понять в мельтешении рук и ног, суетящихся вокруг. Орон вновь подхватывает меня и уходит телепортом наверх. Разумеется, мой недешёвый наряд в клочья, вместо блузки рваные ленточки, джинсы по-модному зияют дырами, кроссовки почему-то лишись шнурков. Вот сволочи эти маги, любимые кроссы угробили! Злобно разглядываю правый кроссовок, трогательно просящий каши, ну и где я вам такие найду в этой долбанной стране?!

  Меня прошибает такая жалость к изуродованной обуви, что начинаю рыдать в голос, как последняя идиотка. Тут же затряслись руки, и пошёл гулять адреналин! Зубы стучат, ноги подпрыгивают, руки трясутся. Чтоб я с этими магами ещё раз связалась! Хорошо, что в договоре предусмотрено только одно единственное исследование, причём, Славка настоял на формулировке «независимо от его исхода»! И как же мне хочется есть, кто бы знал!

  Орон садится на корточки, с силой поднимает моё лицо.

  — Что, Яна?!

  Я пытаюсь взять себя в руки, но меня снова накрывает! И на этот раз смехом!   Орон с силой встряхивает меня, как мешок. Зубы — клац! Так и голова оторвётся!

  — Да нормально всё, обычная истерика! Отправь меня домой, быстро!

Вацлав тен Аори


  Сдали мы этот экзамен, сдали! Чтоб им всем пусто было, господам преподавателям! Меня мучила лично мадам Эласта ден Вайди, так мило выставленная дядь Славой из нашего дома. Я грешным-то делом подумал, ну всё, эта монстра сейчас устроит мне половецкие пляски с бубнами. Однако, мадам оказалась вполне адекватной старухой, что не помешало ей выжать досуха сначала меня, а затем и остальных из нашей троицы. Напоследок она пожелала дать мне дружеский совет. Я его честно выслушал и ознакомил мадам с земной мудростью, подслушанной когда-то у дядь Славы — лучше всего творить добро добрыми же советами, особенно, если это не грозит вам финансовыми расходами. Старая гадюка хрюкнула, изображая смешок и отпустила меня, не забыв озвучить результат экзамена — хорошо.

  Дома мы застали всех господ, вернувшихся с испытаний мадам на прочность. Сама мадам глядела зло и весело, два незнакомых эльфа (примерно с тем же выражением холеных морд) обсуждали процесс испытаний, сидя перед камином в компании Тарина и дядь Славы. Ныне кресла хозяина и нашего ниндзяка занимали оба гостя, а Орон валялся на ковре за их спинами и поглаживал Васо, возлежащего на его пузе.

  Мановением руки мадам направила нас на кухню, как только уяснила, что экзамен мы сдали. Васо немедленно оттранслировал мне её пожелание исчезнуть из пределов видимости. Беата с Сэнной, как я понял, убыли в нашу больничку. Мы дисциплинированно потянулись на кухню, где в облаке вкусных запахов сновали наши работники ножа и поварёшки.

Мы вольготно расположились за угловым столиком и начали подводить итоги экзамена. Справились мы хорошо, но ведь совершенству предела нет. И если имеешь возможность сделать хорошо, незачем делать плохо. Поэтому сейчас откушиваем, чем бог послал и перемещаемся в больничку. Целитель и два знахаря — это, конечно, много на одну больницу, но практику нам нарабатывать нужно. Да и любопытно, что там поделывает орочий папаша, чтоб ему кошка в рот плюнула!

  Любопытно мне чем именно закончились испытания бабкиной анти-магии и сколько трупов осталось за её широкой спиной, но сейчас нам дали понять, что наше присутствие нежелательно. Да и ладно, вечером всё узнаем, бабуля не откажется просветить любимого внука, как оно там всё прошло. И главное, мадам притопала своими ногами, вроде не похудела, горбоносое лицо перекошено боевой гримасой, волосы дыбом, ибо статика, она и в Эрин статика. Так что ждём вечера. Перекусив нарезкой и бульоном, мы побросали конспекты в мой рюкзак и ушли телепортом в больничку, где первым делом споткнулись о нашего управляющего.

  Джет руководил работой двух санитарок, держа наготове белоснежный платок, я слегка офигел, это он платочком чистоту полов проверяет что ли? У него аллергия на земной антисептик «Дезактин» и, как следствие, сопли до колен. И чего он стоит над этой хлоркой, спрашивается? Я тихонько отозвал его в сторону и попросил заняться чем-нибудь ещё и поберечь здоровье. Аллергия пройдёт, как только он выйдет на свежий воздух. А вообще, нам интересно, как тут дела.

  Обрадованный старикан пригласил нас в кухню-столовую, где и вывалил на наши головы новости. Девочка уже делает попытки встать и даже сделала шесть шагов к двери и назад к кровати. Её папаша сейчас занят ремонтом ограды, укрепляет магией верхушки столбов забора.

  — Он ещё и маг? — удивилась Джейл.

  — Нет, госпожа, его работники принесли нужные амулеты. Они назвали их как-то странно.

  — Крепители? — осведомилась Белма.

  — Да, именно, госпожа!

  — Хорошая магия, пусть работает, — кивнула наша орка, — столбы не будут перекашиваться от времени, очень удобно.

  — А ещё он подрастил на локоть ваше держи-дерево по всей окружности забора, — старикан осуждающе поджал губы.

  — Тоже хорошо, магия магией, а колючки надёжнее.

  — Ну что вы, господин Вацлав, это очень опасно!

  — А нечего соваться к нашему забору, — возразил я, — спасибо вам, Джет, мы пошли искать целителя Харги.

  — Искать его не надо, он отдыхает после ночной работы.

  — Что-то случилось?

  — Поножовщина на окраине Гончарной слободы, принесли пятерых тяжелораненых.

  — Ясно, мы присоединяемся!

Нас перехватывает Беата, девчонок направляет в одну палату, меня в другую, там случайная жертва, молодая женщина, обычная горожанка, неосторожно попавшая под раздачу. Моя задача вливать в исцеляющий амулет энергию. Подруги заняты тем же и на каждую повесили по два пациента, что и неудивительно. У коренных эринцев маго-потенциал больше моего, как у всех здешних магов, они-то раскачиваются с отрочества. Ну, ничего, я тоже кое-что могу.

  Моя пациентка, совсем молоденькая женщина без кровинки в лице, тихо дышит, ей изрядно распахали лицо, плечо, задели локтевой сустав. Я уж постарался, зарядил амулет по самую шляпку. Лицо наш целитель зашил, если не будет сдирать повязку, шрамов не останется. Мы давно уразумели, если целитель Харги берётся за дело, то всё пройдёт удачно. С плечом и суставом у барышни пока явно похуже, для лечения необходимо время. Раненную нужно поить заряженными эликсирами, на столике шесть стаканчиков с разными отварами, моя задача зарядить каждый перед употреблением.

  Не знаю, как там мои подруги, но я целых шесть часов отпаивал маленькую женщину и к вечеру она открыла затуманенные глаза, а потом снова ушла в сон. Ужин мне принесли в палату, есть давно хочется, а потерю энергии желательно восполнять своевременной едой и отдыхом. Целительская практика состоит в том, чтобы вытягивать пациента из болевого шока, а девочка явно натерпелась пока её тащили в нашу больничку. Целитель Харги погрузил пациентьку в сон на десять часов, но лежать неподвижно более десяти часов не желательно, начнут слабеть мышцы. Так что скоро нам её будить, затем проследить, чтобы она немного прогулялась по палате. Да и поесть бы ей надо, бульону похлебать или жидкой кашки.

  ... За хлопотами день прошёл незаметно. Девочка после укуса змеи поправляется, за ней и прочими раненными присматривают две знахарки и трое гаврошей. Состояние всех пятерых стабильное.

  Вымотались мы до самого донышка. Устали физически, несмотря на плотную еду и отсутствие мышечных усилий. Джейл говорит, что так и должно быть, когда всего лишь заряжаешь амулеты, кто сказал, что путь целителя усыпан розовыми лепестками?


Яна тен Аори


  Как удачно, что молодёжь отправилась заниматься практикой, теперь можно спокойно и обстоятельно обсудить всё происшедшее. Оба эльфа, Ван и Говорящий, пришли к единому мнению, что синяя защита пассивна ровно до того момента, пока нет угрозы физического уничтожения носителя. Как только угроза возникает, сразу генерируется странная магия, дающая мощную взрывную волну, заодно и сжигающая всё то, что не защищено моим личным синим щитом. Вот так и объясняются испепелённые организмы нападающих в зимнем дворце, жареный паркет там же и снесённые непонятным взрывом правые и виноватые. В данном случае все целы, хоть и побиты, а причиной тому синий щит. Я слегка опешила, получается, всех присутствующих магов я сама и защитила? Ван согласно склонил седую причёску, благосклонно принял повторную благодарность за кольцо и ответно поблагодарил за приглашение для участия в столь запоминающемся эксперименте.

Оба эльфа давно и надёжно привели свои костюмы в порядок магией, а мне пришлось извиниться и сменить изгвазданный наряд на приличную одежду. Так что пока сидим в холле и ждём приглашения к еде и беседуем. Точнее, беседуют четыре эльфа и господин тен Ферри, а я тихо радуюсь, что на этот раз обошлось без жареных царедворцев, побитых стёкол и прочих безобразий. Считай, легко отделались! И повторов не будет, смотри соответствующий пункт магического договора. Договор мною выполнен от корки до корки, так что имею все основания предполагать, что никто не ушёл обиженным.

  — Яна, — Тарин отсалютовал мне бокалом, — приглашают к ужину. И прекрати так улыбаться, поваров напугаешь.

  — Их напугаешь, — фыркнула я, — сразу своими каракатицами закормят. Дети ужинали?

  — Их накормили, напоили и разогнали по спальням пока ты тут людоедскую улыбку тренировала, — пояснил Славка

  ... Ужин съели до последней крошки, чем весьма порадовали Бенгуста, который состряпал пяток эльфийских деликатесов, доверив на этот раз приготовление главного блюда Талкому. После ужина приглашённые эльфы вежливо откланялись. Я благодарно поклонилась господину Бетлану и попросила немного времени для беседы наедине у господина Вана.

  Эльф выразил согласие, и мы проследовали в библиотеку, где на приснопамятном дубовом столе возлежали семнадцать закатных опалов, заготовка для посоха и «Шаманизм для чайников». Вот нравится мне этот седовласый перворождённый! Другой бы на его месте глазки закатил и задал кучу вопросов, а этот уселся в кресло, взглядом испросил разрешения, после чего покатал в ладонях камни, погладил рукоять посоха, и, недолго думая, выгнал из старшего опала обоих квартирантов. Оба элементаля покорно отплыли в сторону, а Ван рассмеялся.

  Я вопросительно уставилась, что смешного-то?

  — Ваши элементальки имели наглость угрожать мне расправой, — хмыкнул эльф.

  — Извините их, уважаемый Ван, они ещё маленькие. Учить их ещё и учить!

  — Пустяки, Яна. Не часто угрожают расправой главе не самого последнего клана Эрин, — седовласый фыркнул совсем по-мальчишечьи, — чем я могу помочь?

  — Это, как вы поняли, заготовки для посоха.

  — Замечу, заготовки отнюдь не для боевого посоха.

  — Я прошу вас указать мне заклинание из дарованной вами книги, которым я смогу создать посох для защиты. Мне не нужно уничтожать предполагаемого врага. Скажем, если я смогу ослепить напавшего вспышкой света, совмещённой с громким звуком или выставить воздушную стенку на пару мгновений, чтобы иметь возможность сбежать, то мне этого хватит с лихвой.

  Ван не стал открывать книжку.

  — В книге такого заклинания нет, и я решительно не советую вам создавать посох. Вы не маг и не шаман. Трудно предсказать, как именно отреагирует посох в случае, если вы примените его в сочетании с собственной немагией. Это опасно в первую очередь для вас.

  — Очень признательна, — я склонила голову, — не смею более отнимать ваше время, уважаемый Ван. Вы и так уделили мне много внимания.

  — Пустое, госпожа. Я не остался в накладе. Теперь мы знаем, какие щиты могут противостоять вашей немагии, — Ван весело подмигнул.

  — Вы поделитесь вашим открытием с королевскими магами?

  — И в мыслях не было, госпожа тен Аори. Я присутствовал в качестве наблюдателя, причём, совершенно неофициально. И не обязан делиться с магами его величества сведениями. Если они не сумели разобраться с природой вашей анти-магии, то я им не помощник. Всё кончилось хорошо для вас и для нас. Прощайте.

  И исчез. Вот так, был и не стало. Склонил голову в прощальном привете и адье! Спускаюсь вниз, Орон и Славка расставляют шахматы.

  — Ну что, пойдёшь отдыхать, подруга? Время позднее.

  — Успею!

  — Ну тогда набулькай нам чего-нибудь покрепче.

  Ставлю им под правые руки по стакану, и с блаженным вздохом утопаю в своём кресле. Как же дома хорошо! Дети спят, старшие благодушествуют, а я курю, разглядывая носки любимых растоптанных тапочек. Васо благополучно убежал наверх прямо по перилам лестницы, Славка возлежит в кресле, заложив за ухо запасную сигарету, Орон потирает подбородок, небось, пытается избежать патовой ситуации на доске. Тикают в углу напольные часы, Славкино наследство, они так громко бьют каждый час, что повара вздрагивают, настоящие куранты!

  — Кстати, Тань, мне тут наши бывшие гости попеняли, что ты не ведёшь светскую жизнь, — Славка двинул ферзя.

  — А ты тут причём, если жизнь моя? — лениво отбрехиваюсь я.

  — Ну как же! Я глава рода или уже нет?

  — Глава, ну и что?

  — Так я им сказал, что я запретил тебе светские мероприятия!

  — Да? Ну так не хворый бы и предупредить, что я под домашним арестом.

  — Ещё чего, — оскалился господин тен Ферри, — с сего дня по самое послезавтра из дома ни ногой!

  — Случилось что?

  — Ничего не случилось. Просто отдыхай, на тебе лица нет. Спи весь день, читай свои детективы и вообще не отсвечивай.

  — Орон!

  — Слушаю, госпожа.

  — Завтра нам надо найти знатока столичного этикета.

  — Для кого, если не секрет?

  — Для господина тен Ферри, разумеется. Сегодня за ужином он вытирал руки о скатерть.

  — Не руки, а стекла очков!

  — Но вытирал же? И это при наличии салфеток!

  Славка оскалился в мою сторону. Если кто не знает, то второе имя господина тен Ферри Пиночет. Он, кстати, отказался рассказывать откуда у затюканного интеллигента выход на торговцев оружием — раз, какие такие каналы реализовывали на Земле ювелирку — два, откуда взялся тот самый кореец Ли, который учил Ваську — три. И почему нельзя рассказывать, где он пропадал пять месяцев из двенадцати последние десять лет — это четыре. Думать, что господин тен Ферри замешан в государственных тайнах как-то смешно, не похоже это на старого друга. С моей стороны тоже довольно невоспитанно выуживать сведения, которые мне и на фиг не сдались. Гораздо интереснее размышлять, перечислят ли все маги денежки, как обязались. Или продинамят? В договоре кое-какие слова о денежном вознаграждении присутствуют, но размер его не сказать, чтобы велик. А Ван молодец, настоял на приличной компенсации. И все маги подтвердили своё согласие перечислить оговорённую сумму в десять тысяч ноблей (по штучке с носа) на счёт нашей больнички. Ну, посмотрим. как придворные маги держат слово.

***


  ...Зима уже пошла на убыль, миновав середину, а снега как не было, так и нет. Может, у них тут тоже глобальное потепление стукнуло, а маги не заметили? Слякоть, замерзающая ночью и расквашенные дороги днём.

  Я всё ещё изволю полёживать в постели, как завещал господин тен Ферри, со мной рядышком возлежит Васо, сбежавший от тёзки. Я и Васька давно просим Тарина сделать мне собственного зверика, тот всё обещает, да что-то там идёт наперекосяк. Он слабоват в магии преобразований, зато господин Ауринь, ректор академии может создавать таких существ. Но просить его не хочу. Это примерно то же самое, как просить Билла Гейтса, сварганить пару программулек для моего обихода. Нехорошо и попахивает панибратством.

Можно бы попросить Вана, но мне язык отказывает напрочь, стоит этому эльфу взглянуть особым образом, сразу кажешься себе мелкой букашкой на белоснежной стене. Всё-таки невероятная харизма у старого эльфа! Орон только что по стойке «смирно» не становится, едва Ван остановит на нём взгляд. И не только я заметила, что в присутствии Вана наш ниндзя всегда дисциплинированно держится на пару шагов позади. Надо полагать, я не единственная на кого давит аура беспредельной и безусловной власти. При встрече с этим персонажем хочется склониться в поклоне и прошептать «как вам угодно, господин Ван». Кстати, Ван знаком с Эластой ден Вайди и называет её (не вру, сама слышала!) «госпожа Целуй-меня-в-задницу-Вайди». Я ушам не поверила! Утончённый до самой тонкой грани изысканности, с плавными, почти незаметными движениями, знающий себе цену, опасный, как гремучая змея, эльф — и такое сказануть! Вот и верь после этого в безупречность перворождённых!

  Но определение точное, как контрольный выстрел в голову. Аристократы, чтоб им соли на хвост насыпали в пять слоёв и с горкой! Общаться с аристо — это как бревна носить. Недосказанности, недомолвки, какие-то тонкие намёки, понятные им по определению и совершенно недоступные мне. Не знаю, как Славку, а меня крайне утомила та сладкая парочка преподавателей из достославной академии. Мадам Эласта и господин Берг такие утончённые собеседники, что и слова в простоте не скажут, пару минут той милой беседы я сидела с умной рожей, а потом просто ушла в астрал, было мне о чем подумать.

  К счастью для прочих господ придворных, его величеству не до них. Терилан Альпин разгребает плохо пахнущую субстанцию за очаровательной жёнушкой. По слухам, его супруга попыталась принести в жертву не рождённого младенца из собственного чрева, дабы обрести силу и вырваться из узилища. Это я от своих слуг услышала, да и то случайно, всего лишь конец фразы, но мне хватило. Вранье или нет? Кто их знает, этих тёмных эльфов. Учитывая, что опальная королева тоже сильный маг, следует ожидать любой пакости. Я попыталась прояснить вопрос, но Орон пренебрежительно махнул рукой, дескать, бабьи сказки. Ритуалов таких нет, а если и есть, то не в этом мире. Уже легче.

  Ну что, мой друг, пора вставать? Васо согласно чирикает и тянет с меня одеяло. Он исправно докладывает, что молодёжь ещё спит, поскольку Орон запретил будить их. И правильно сделал. Пусть отлёживаются, им, похоже, неслабо досталось. Я всё больше убеждаюсь, что профессия целителя невероятно опасна в Эрин, собственно целителей тут по пальцам пересчитать можно. Я имею в виду хороших целителей.

Те, что берегут силы и боятся риска, настоящими не станут никогда. Лечить волдыри смогут, зарастить сломанную кость или вскрыть гнойник — это запросто, а вот серьёзная хирургия им недоступна. Как и прочие целительские техники, а их великое множество, как и сочетаний рун! Тут есть даже диагностические руны! И что интересно, в этой академии никому ещё не удалось получить хорошую оценку случайно, об этом преподаватели беспокоятся в первую очередь. Уж они тебя наизнанку вывернут на экзамене, выложишь всё, что знал и даже то, о чём думал, что не знал! Это радует.

И Васька не сдаётся, я бы точно уже лапки сложила, как мне кажется. А он скрипит зубищами, но ломится вперёд. Да, он в старом мире так из шкуры не лез, но зато и так не отчаивался. Я же не слепая, вижу, что временами ему кого-нибудь убить хочется и тогда Орон утаскивает его на тренировочную площадку столичных стражников и гоняет, как жареного зайца. Я посмотрела однажды на эти танцы с посохами и прочую рукопашку, это не для моих нервов. Мужики точно отмороженные на всю голову — что у нас, что в Эрин! Лучше бы собственных бесов лёгкой атлетикой выгоняли, а не подобными танцами. Но я своё мнение держу строго при себе, есть у меня для подобных мнений особый потайной карман.

  Выглядываем с галереи, ага, Орон уже готов к труду и обороне, из столовой выходит, только что не облизывается. А чем тут кормят? Талком приветственно машет большой ложкой, у Бенгуста сегодня юбилей семейной жизни, десять лет! Он отбыл к родне супруги поздравляться. Так что сегодня правит и володеет кухней Талком, ура! Он каракатиц не готовит, так что эльфы перебьются!

  После завтрака я честно докладываю Орону, что мы свободны, как птицы.

  — Чем займёмся? Может, съездим в ту странную часть города, где тутошняя богема тусуется? Ну, как тебе объяснить, где все непризнанные гении искусства выставляют свои непризнанные произведения. Ну, вспомни, Орон, ты же сам Славке рассказывал!

  — Зимой там никаких гениев и близко нет, — посмеивается наш ниндзя, — холодно. Гении выползут поближе к весне и случится это не ранее, чем тот злостный памфлет забудет господин градоправитель. Его почтил вниманием никто иной, как глава непризнанных поэтов Зден из рода Тали, а рисунок «порочащий главу города» нарисовал его приятель Артен. Так что боюсь, вам не придётся их увидеть даже летом.

  — Думаешь? — я покрутила так и сяк мелькнувшую мысль, — в если мы обойдём градоправителя?

  Орон скептически покачал головой.

  — Ты головой не качай, а вот послушай и оцени идею. Мы обратимся к его величеству с просьбой позволить госпоже тен Аори принять под свою опеку этих гениев пера и кисти, с благородной целью — направить их деятельность в приемлемое русло. Создадим картинную галерею, будем выставлять там работы этих гениев, продавать их потихоньку, гениям кушать тоже ведь надо. Ну как?

  — Эта затея не принесёт прибыли.

  — Верно, сразу не принесёт. Зато создаст нам репутацию меценатов.

  — Я боюсь даже спросить о смысле этого слова.

  — А ты не бойся. Меценат – это покровитель и спонсор людей искусства. Это такой денежный мешок на тонких ножках, который помогает талантам пережить холодную зиму и вообще не отвлекаться от искусства. Понимаешь?

  — Я понимаю, — покивал эльф, — но вам это зачем?

  — Слушай, у тебя в родне не было темных эльфов? Создадим картинную галерею, люди и нелюди будут приходить, смотреть, восхищаться или критиковать. Денежки будут платить за вход! Кстати, соберём не только картины, но и гончарные изделия, резьбу по камню! И наш ювелир не откажется выставить то, что он под прилавком прячет от всех! Ты же вместе со мной рассматривал его резьбу по яичной скорлупе! Это что-то невероятное!

  — Затея интересная, но думаю, королю безразлично всякое искусство, если оно не украшает его дворец, — протянул эльф, — однако, помещение понадобится обязательно, за этим потянется персонал, рабочие. И расходы.

  — Ой, проблема великая! Сначала давай короля озадачим, а потом градоправителя. Он нам и помещение найдёт для гениев, чтоб они не смущали благонамеренных подданных его величества всякими писульками и не малевали дурацкие картинки от безделья! Пригласим на открытие галереи богатых и известных людей, путь послужат рекламой.

  — И много вы этих богатых знаете? Вы же сами отказались вливаться в придворный гадюшник. Предлагаю сначала побеседовать с градоправителем, господином Виллейном тен Лоури. Вдруг он согласится помочь и без вмешательства короля?

  — Хорошая мысль! Поехали?

  — Не сейчас, градоправитель тоже уехал, как и ваш повар.

  — В загородное имение? Нашёл время.

  Да, это облом! Но вот поискать помещение для галереи мы можем и без санкции этого толстяка. Почему нет? Значит так, нам нужно одноэтажное, но длинное здание где-нибудь недалеко от центра столицы. И не обязательно с огромными окнами, обойдёмся искусственным освещением, магические светильники никто не отменял! Орон возразил в том смысле, что длинными и одноэтажными в столице строят только конюшни и уж точно не в центре города! Вот же противный эльф, я ему точно фамилию сменю с ден Освал на Достоевского! Чтоб не доставал!

  — А ты откуда знаешь? Поехали к нашему ювелиру, надо посоветоваться. Потом побеседуем с Тарином.

  — Поехали!

***

   Господин Валерт проникся нашей идеей и снисходительно отнёсся к просьбе помочь советом и тут же слегка притушил мой энтузиазм. Оказывается, на такие мероприятия следует вначале дождаться разрешения его величества, который рассмотрит прошение, обязательно затребует смету и вполне себе может перечеркнуть все мои благие начинания из-за простого денежного расчёта. Какой смысл королю разрешать нечто, не дающее в казну прибыли?

Я слегка опамятовалась, а и правда, кому и когда искусство давало прибыль? Оно пожизненно пользуется дотациями государства или существует мимо госкассы, на меценатские денежки. Похоже, мне снова придётся поскрипеть зубами и мозгами, дабы решить проблему в свою пользу. Нет, ну какой наш драгоценный монарх меркантильный, а? Малый бизнес давит просто на корню, а сам графьям да баронам запретил свою монету чеканить хорошо, если десяток-другой лет назад.

  Благородная затея, кто бы спорил, но вот стройку с нуля я одна не потяну, это к бабке не ходи! Если уж затевать галерею с фундамента, моих средств не хватит, ибо цены на земельку в столице кусаются! Следует помнить также, что тихой сапой грабить больничные денежки мне не дадут, да и я сама не рискну. Домочадцы-лекари меня со свету сживут! Но надо же мне чем-то заниматься, а не только служить расходным материалом в экспериментах королевских магов, чтоб им до конца жизни горохом питаться! Валерт сейчас смотрит на меня сочувственно, вот нужно мне его сочувствие, как стрекозе пассатижи.

  — Господин Валерт, а если арендовать помещение?

  — Аренда обойдётся недёшево. Тут за вас примутся банки, которые всегда выступают посредниками, и вы сначала слегка разоритесь на комиссионных, а потом ещё и уплатите им процент на предполагаемую прибыль от предприятия.

  Это вообще ни в какие ворота не лезет. Я ни разу не экономист, но что такое этот самый процент ясно даже ёжику, развод чистейшей воды! Думаю, с того налога большая часть идёт королю, а прочие могут облизываться в сторонке. Решено! Никаких королей и никаких банков! Придумаем что-нибудь своё, пусть посконное, но ни копейки, то есть ни медяшки врагу не отдадим.

  — Госпожа Яна, вы так пристально смотрите сквозь меня, что делается неуютно, — Валерт улыбается.

  — Ещё бы, — фыркаю я, — мне и самой страшно, как представлю, сколько мне придётся головой стучаться в нужные двери! Ладно, вопрос пока снимаю. Надо крепко подумать!

  Орон согласно наклонил стриженую голову, мой бодигард почти всегда согласен, если мадам рассуждает здраво, а как прикажете рассуждать в моем возрасте?

  — Что у вас новенького, Валерт? В прошлый раз вы резали огромную скорлупу. Яйцо готово?

  — Пока нет, но есть новые украшения, не желаете взглянуть?

  — С удовольствием!

  На серый бархат немаленького подноса выгружаются новые серьги, кольца, даже диадема есть или как оно тут называется. Надо полагать, всё это выполнено самим хозяином. Подмастерья у него тоже есть, двое эльфов из его же рода, совсем юные.

  — Вот браслет, как раз под пару вашему воротнику чёрного жемчуга.

  Вижу, вижу! Но браслет в застёгнутом состоянии соскальзывает с руки на поднос. Небось, на орка сделано. А вот головная повязка с аметистами очень нравится. Я вообще люблю лиловый цвет. И цена подходящая, Валерт тут же подгоняет повязку под нужную длину, и мы прощаемся.

  Турион приветственно взмахивает кнутом и интересуется направлением. А давайте просто покатаемся по городу, господа, лошадки-то выдержат? Турион кивает, и трогает нашу каретку в сторону центра. На зависть всем встречным возницам он сидит на облучке, можно сказать, раздетым — тонкое сукно брюк, тёмная туника до середины бедра, перехваченная артефактным поясом и щегольские сапоги. Лепота!

Артефакт создаёт ему нужный микроклимат в радиусе пары метров, так что наш Турион не мокнет, не мёрзнет и ветром его на шатает! Главное, руки не вытягивать за указанные два метра. Наша каретка тоже не страдает из-за непогоды, спасибо Орону! И плюс серьга-маячок в правом ухе возницы, обеспечивающая двустороннюю голосовую связь с нашим домом.

  Орон дремлет на мягком сидении, а я лениво размышляю. Детям осталось ещё два экзамена, затем снова практика — примерно до середины лета, а потом свобода до конца осени, то есть почти три месяца ничем не стеснённого существования. Так, может, исполним мою мечту относительно плавания на яхте?

  Морское путешествие... я прикрываю глаза... ослепительные блики в синей воде... тишина, разрезаемая только криком чаек... нагретое дерево палубы... гудят паруса, надуваемые несильным ветром... бухты канатов в самых неожиданных местах... свистит боцманская дудка, разрывая тишину, и скрежет выбираемой якорной цепи сулит невероятные открытия, мы все стоим на корме и причал вместе с берегом тает вдали...

  Фу ты, едва не уснула под скрип рессор. И кстати, чей род тут владеет верфями в Эрин? Есть такая буква в этом слове, так что попросим у Орона парусник в аренду и поплывём вдоль побережья открывать новые бухточки и радоваться жизни! И возьмём всех правых и виноватых, в смысле всех домочадцев, пусть работнички, они же слуги, тоже отдохнут от нас!

***

  ... Дома тепло, пахнет сдобой и в холле лежит на видном месте приглашение-с, украшенное королевским росчерком. Давно не видались, ваше величество! Что им опять понадобилось? Не иначе, как королю понравилось дворцы ремонтировать! Или он желает показать кому-нибудь экзотическую зверушку тен Аори? Орон только хмыкает на мои предположения и возражает, что это не вызов на драчку с магами, а очень почётное приглашение на бал, да ещё и с семейством.

  — Семейство перебьётся, — отрезаю я, — приглашение на послезавтра, а у детей экзамен. Опять приползут на четвереньках. Никаких балов до окончания учебного года! Сами сходим, ты, я, Славка и хватит с них!

  — Можно и так, — ниндзя пожал плечами, — но вам придётся доложить королю причину, по которой часть семейства отсутствует.

  — Доложим и поясним, что не его собачье дело распоряжаться свободным временем подданных. Хватит и той простой истины, что лучшее принадлежит королю. Короче, облезет его величество.

  Умный у нас король, вот только на горшок не просится! Я уже третью неделю штудирую здешний уголовный и гражданский кодексы. И нигде не сказано, что подданные обязаны кидаться бегом на каждый королевский чих, если в тексте отсутствуют слова «сим повелеваю». Слава богине Шонге, статей что в УК, что в ГК самого содержания кот наплакал, да и поправки тут тоже отсутствуют, как класс. А ежели где и существуют неписанные законы, то знать о них я не обязана, поскольку такое знание тоже ничем не оговаривается и королевской печатью на заверено. Аминь!

  Орон хмыкнул и ретировался в сторону кухни, небось выясняет чем нынче кормят. Вот интересно, у Талкома случайно нет ли магических способностей? Как только подумаю, что, мол, покушать бы чего, так сразу мальчик возникает в пределах видимости с подносиком и своей милой улыбкой. Такой замечательный у нас поварёнок!

  — Ух ты, вот спасибо, вам, Талком! О, и сигаретки тут.

  До чего же дома хорошо, а этот король пусть даже не думает, что я побегу придворное платье покупать за дурные деньги, уже один наряд угробила пополам с новенькими туфлями и ни одна собака не побеспокоилась мне возместить материальный ущерб, не говоря уже о моральном! К счастью, тут в принципе отсутствует понятие «мода», есть какие-то стандарты внутри светского общества для церемониальных нарядов по разным серьёзным поводам. Могу согласиться, что наличие стандартов справедливо для парадных выездов на главные дворцовые празднества, но это и всё. Отсюда плавно вытекает, что Славка отметится на балу в парадном камзоле члена ихней академии, весьма щедро расшитом серебряной нитью. Это прекрасно сочетается с роскошной сединой господина тен Ферри. К старости Славка стал похож на благородного мушкетёра, графа де ля Фер в изгнании. А я надену тот наряд, что первым удачно под руку подвернётся.

  Сэнна с Беатой дома отсутствуют, обе наши девочки в больничке опыт нарабатывают. Кстати сказать, с Сэнной вскоре придётся прощаться, малышку приняли в очень престижную магическую школу для одарённых подростков из незнатных семей. Мне грустно, а Беата радуется пополам с печалью, нам всем будет не хватать умненькой малышки, но образование прежде всего. После школы дитя сможет поступить в академию на лекарский факультет и стать полноправным целителем. Васька уже обещал оставить ей свои конспекты. Немного напрягает то, что это трёхлетний пансион без права проживания дома и никаких каникул до конца обучения детям не положено. Печально, но таковы правила школы. Зато родители могут навещать детей раз в месяц и даже могут забирать их из пансиона на весь день. За школу платит Славка. Они пока не поженились официально, но в нашем понимании уже образуют семью, чему все мы рады.

  Некоторое время назад я вдруг задумалась над своим времяпрепровождением в благословенной Эрин, а, скорее, о временных этапах существования. Как бы это объяснить... Вот в старой, земной ещё жизни, временными вехами были: утро (поездка в маршрутке на работу), вечер (беготня по магазинам, ужин), суббота до обеда (затариться продуктами, стирка, уборка, готовка), вечер субботы (вытянуть ноги в кресле со стареньким нетбуком на коленях), воскресенье... ну, там присутствовали три-четыре этапа, а с новой недели снова бег по кругу.

  Иное дело в Эрин. Вначале это были завтрак, обед, ужин и связанные с этим приятные проблемы или события, потом время до похищения и время после. Но зато нынче, я живу от одного королевского мероприятия до другого, то приглашения, то приёмы! Нашему дорогому монарху, Терилану Альпину, чтоб ему гусеница залезла чуть ниже спины, непременно надо лицезреть мадам тен Аори и не важно в каком состоянии, можно в обгоревшем наряде, можно вообще по частям. И с некоторых пор мне кажется, что для монарха второе предпочтительнее.

В преддверии визита о дворец я с благодарностью вспоминаю уважаемого господина Вана. Именно он подал идею внедрить в умы придворных дам и прочих кавалеров, что веселиться за счёт семейств тен Аори и тен Ферри чревато для здоровья. И в качестве доказательств привести судьбы графов Син, Ориэл, ден Вайо с его семейством. А придворные экстремалы сами занесут в список моих боевых трофеев её величество и его высочество.

  Потягивая Славкин ром, Ван благодушно вещал, удобно откинувшись на спину Таринова кресла:

  — Сведения об анти-магии уже достаточно распространились, Яна. И я точно знаю, что те маги, что пытались тебя убить на последнем испытании, не удержали языки за зубами. А если учесть свойство придворной толпы преувеличивать степень опасности, можно смело предположить, что самоубийц не найдётся. Строго говоря, эти самые слухи я уже запустил. «Нечаянно» после хорошей пирушки проговорился мой аналитик, ты его видела в поместье ден Сиутэни.

  — Понятно, господин Ван. Хорошая мысль, я бы не додумалась. Снимает многие проблемы общения, вы же сами говорили, что я не стану упражняться в остроумии с придворными, просто примитивно раскрою чью-либо морду когтями. А это чревато. Зачем плодить кровную вражду, когда можно озадачить потенциального врага? А этот ваш аналитик тоже эльф?

  Ван не стал отвечать, вот же хитрован, тонко улыбается и топит нос в рюмке!

  — Слухи при дворе распространяются со скоростью мысли, так что через пару дней все будут уверены, что госпожа тен Аори не просто некая дама, а ужасный монстр, которому всё сходит с рук. Мои осведомители, как вы понимаете, не даром едят свой хлеб.

  — Очень вам благодарна, дорогой Ван. Вот уже трижды вы оказываете мне неоценимую помощь. Так что я ваша должница.

  — Пусть это не беспокоит вас. На том знаменитом приёме вы спасли от верной смерти не только моего наследника с беременной супругой, но и моего аналитика, так что вопрос о долге тревожит только меня.

  Ух ты! Мне и в голову такое не приходило! Спустя два глотка Ван сменил тему, и я понятливо принялась рассуждать о пустяках, поддерживая беседу.

  ... Вот и молодёжь пожаловала! Я быстренько исчезла в сторону библиотеки, чтобы не мешать им обмениваться репликами, Васо всё честно расскажет. И, возможно, покажет. Полёживая на любимом диванчике в компании Александра Дюма, уже слышу, как наш горностай шуршит когтями по перилам. Он с разбегу ткнулся головой в щеку, застрекотал, подпрыгивая на моем животе, ну вылитый кот! Рассказывай давай, что новенького? Кому на этот раз в больничке жить надоело? Неужели таких нет? Это радует.

  Новости хорошие, дочка того дурного орка здорова, счастливый папаша отбыл восвояси, чуть не оторвав на прощанье руку целителю Харги, так тряс бедолагу за конечность, что тот и не чаял уцелеть. Темпераментный орчина благополучно ушёл, одарив золотом санитарок, знахарей и даже подметальщика! Джет попытался было отжать подаренное в общую кассу, но Васька быстро угомонил старикана. Где это видано возвращать чаевые?! Заработали, получите. Да, они получают зарплату, ну и что? А кто сутками сидел у постели девочки и горшки менял? Ты, что ли? Отойди, старче, и не отсвечивай, мадам тен Аори в курсе!

  Я захихикала. Ну да, старикан удавится за полнобля, а за один, как там у классика, «вытерпит лихорадку с пятнами». Экономист, холера его тряси! И хотя польза от него проистекает несомненная, не стоит ли занять его пошивом одежды вместо монеты считать? А можно ведь и совместить приятное с полезным, меньше будет в дела больнички соваться, старый Гобсек! Могу представить, как от него настрадались наши братишки-строители! С другой стороны, в хозяйстве должно иметь такой стопорный механизм, если щедрость тен Аори вдруг начнёт уходить в красный сектор!

  На пороге вырос дорогой внук, явно из ванны выполз, волосы мокрые, любимые домашние шаровары закатаны до колен.

  — Привет, бабуль!

  — Приветливей видали, — буркнула я, — докладывай болящей родственнице как дела?

  — Да какие там дела, — Васька отмахнулся, — всех вылечили, завтра двое мужиков уйдут своими ногами, а девочка с ранениями уже доставлена под семейный кров. А чем ты на этот раз болеешь?

  — Королевским приёмом, на который приглашены все мы.

  — Когда? — скривился внучек.

  — Завтра.

  — А откосить никак?

  — Ты, считай, уже откосил. Экзамен у вас, если помнишь, а мне со Славкой и ниндзей отдуваться.

  — Ты там посматривай, чтоб опять дворец восстанавливать не пришлось. С тобой, как дядь Слава говорит, ни один серьёзный кирпич своего адресата не минует.

  — Не без того, не без того.

  — А что так смотришь, бабуль?

  — Да пытаюсь понять, куда твои щиты подевались.

  — Снял, выдохлись амулетики. Орон их как раз заряжает.

  — С чего бы они выдохлись?

  — Ну ты вопросы задаёшь, лечили мы сегодня много и многих. Три перелома из-за аварии на мосту, ребёнок с простудой, двое с сотрясением мозга, и беременная женщина с угрозой выкидыша!

  Я даже подпрыгнула, ничего себе!

  — Ну и как они?

  — Все, кроме мамочки ушли своими ногами, так что всё тип-топ.

  — Кроме щитов.

  — Кроме щитов, — согласился внук.

  И только тут я обратила внимание на несколько осунувшееся лицо.

  — А девчонки как?

  — Неплохо, у них-то резерв давно раскачан, не то, что у меня.

  — К экзамену отлежитесь?

  — Конечно, нас эликсирами уже залили по самую резьбу, не волнуйся.

  — Ну и ладно, вы ужинали?

  — Ага, в больнице. Но целитель велел ещё раз поужинать и указал рацион. Повара стараются.

  — Ну вам виднее, иди отдыхай.

  — Да я не устал, лучше с тобой посижу.

  Я подвинулась на диване, Васька устроился в ногах, подгрёб под спину подушку, и мы проболтали до ужина. Редко теперь нам приходится так сумерничать, вырос мальчишка. Раньше, мы, бывало, и телевизор не включали, полёживали валетом на старом диване, чтобы видеть друг друга, и я рассказывала пацану свою жизнь. Или прочитанные книги. Или мы вдвоём рассуждали о жизни вообще.

К нам частенько присоединялся и Славка, живший на другом конце нашей подмосковной деревни, так что он и ночевать оставался и, бывало, месяцами жил в гостиной, когда скрывался от очередной дамы, вознамерившейся его захомутать, а таковых было немало. Да что говорить, мой старый друг вообще из тех мужиков, что красотой не отличаются, зато женщины на его обаяние слетаются, как пчелы на мёд. «Как мухи та то самое», ржал господин тен Ферри, полёживая на старом диване.

  И это Славка в одно дождливое утро принёс в мой дом мальчишку с пробитой головой и ссадинами по всему правому боку.

  — Быстренько моем его, какая-то сука сбила пацана у твоего подъезда!

  Неполное среднее медицинское образование очень пригодилось, мальчишку сунули в ванну, промыли голову, ссадины. Ничего страшного там не было, стесало кусок кожи с волосами, этот кусок я аккуратно отстригла, как и волосы вокруг ранки, и пока пацан был в шоке, обработала ссадины. Затем мы уложили мальчика и укутали одеялами. Картина травматического шока никак не согласовывалась с учебниками, поэтому я не отходила от мальчишки, измеряя давление и считая пульс. Сотня ударов в минуту, просто ужас! Реакция наступила спустя час, пацана так трясло вместе с диваном, что у меня клацали зубы. Потом он рыдал, сотрясаясь всем телом, я прижала к себе его кудлатую голову, а Славка обнял нас обоих, и пацан мгновенно впал в длительный сон. Мозг отключился, видимо.

  А теперь этот мальчик сидит напротив, загораживая налитыми плечами книжный шкаф, выросло дитятко. О! Вот и гонг! Так что мадам тен Аори права, живёт она от завтрака к обеду, от обеда к ужину, как и положено матери семейства. Иногда я смотрю на себя в зеркало не только с целью проверить смыла ли остатки мыла с сонной физиономии. Смотрю и не узнаю ту старую клячу, загнанную по самое «не могу», с не отмытыми после чистки картошки ногтями, а точнее, с полным отсутствием как ногтей, так и маникюра. Вечно бегом, разбрызгивая лужи старыми кроссовками. Всегда с короткой стрижкой, руками провёл по голове, и причёска готова. Пожизненно в пайтах, джинсах, футболках и майках. Хорошо, если вспоминала смазать кремом лицо раз в неделю. А теперь-то вон какая мадам получилась, волосы отрасли, щеки даже округлились, цыпки сошли, для меня Беата выдумывает какие-то травяные мази и настойки, надеясь преобразить меня в нужном ключе.

  Ладно, идём вниз, Васо привычно улёгся на плечах, свесив головёнку на спину. Прекрасно, вся команда в сборе, детвора на месте, эльфочка что-то говорит Белме, а та широко улыбается, сверкая зубами. Орон вежливо усаживает обеих дам за стол, Славка отодвигает стул Беате, Сэнна садится, как всегда, по левую руку от обожаемого Вацлава тен Аори. А на мою долю выпадает галантность Тарина.

  Молодняк выглядит бодренько, они уже сложили конспекты в холле и намерены после ужина наскоро перечитать теоретический материал. Опять разлягутся на ковре рядком и можно выключать верхний свет, детки начнут строить светящиеся конструкты и радовать нас приглушенными пререканиями «а что я тебе говорил», «а с чего ты это взяла» и «куда ты тянешь эту линию».

  Наше святое «костровое время» уже давненько не нарушается посторонними визитёрами, слава богу. А то некоторые из здешних господ попытались было вовлечь тен Аори и тен Ферри в светскую жизнь. Желающих наносить визиты по утрам быстро отвадила Саналера, заказав фарфоровую табличку для ворот замечательного содержания, нечто подобное я видела как-то у своих друзей. Надпись гласила «Я добегаю до ворот за три секунды. А ты?» и слева от надписи красовалась здоровенная и злющая собачья морда.

  В благословенной Эрин нету собак, зато есть магические пугалки, так что на нашей вывеске красуется тварь преисподней, а справа аналогичная надпись: «Я долетаю до ворот за одно биение сердца. А ты?». Если непонятливый посетитель пытался добиться аудиенции и сообщал, что прибыл такой-то господин с визитом, то над воротами воздвигалась морда той самой твари, тщательно выполненная в лучших традициях создателей иллюзий из ныне опального семейства нашей Джейл. Трёх демонстраций оказалось достаточно, чтобы слухи о сумасшедшей мадам тен Аори разнеслись по столице и меня признали недостойной общения. Орон много смеялся, заказал такую же табличку и повесил на двери своей лаборатории в фамильном загородном особняке.

  Орон говорил, что некие неудачливые визитёры пожаловались господину градоправителю, но жалоба была оставлена без удовлетворения. Выяснилось, что на своей территории я могу вешать на любом заборе любые изображения, не имевшие в виду нанесение обиды жителям столицы, не умалявшие достоинства оных жителей и не пропагандирующие какие-либо извращения. Кроме того, господин градоправитель очень тепло отнёсся к Васькиной идее больнички для небогатых жителей столицы, самолично обошёл все отремонтированные помещения, вникая в разные мелочи и позже сделал довольно приличный денежный вклад от своего имени в банк «Статус» на счёт лечебницы. Очень мило, особенно, если учесть, что подобной данью он обложил всех своих знакомых.

  Вздрагиваю от прикосновения к плечу, о, Славка! Вопрошаю взглядом весьма неласково «чего тебе?». Нынче он в настольных играх не участвует, поскольку оба эльфа играют в своё непонятное домино, это Тарин возжелал реванша. Молодняк возлежит на пузах, вчитываясь в написанное, они шевелят пальцами, перешёптываются, тычут друг другу записи, а Васо послушно демонстрирует рисунки. Все при деле, только мы со Славкой неприкаянные, Беата с внучкой удалились отдыхать и общаться, ибо наша малышка скоро отбывает в свою школу.

  — Когда этот приём-то состоится? — Славка сует мне стаканчик с ромом.

  — В час белой цапли, — угрюмо отзываюсь я.

  — А по-русски?

  — В два пополудни.

  — Слушай, мать, ты не в курсе, а при чём тут цапля?

  — Ну, если верить легенде, в этот час какой-то из предков нашего короля получил то, что японцы зовут «сатори», то есть «озарение». Так что теперь все королевские приёмы планируются на этот час, типа, традиция.

  — Да? А в чего там выражалось сатори? И с какого тут боку цапля?

  — Понятия не имею. Дальше читать лениво было.

  — Сыграем?

  — Только не в шахматы.

  — Вот что ты за человек, а? Сразу «не в шахматы», — передразнил Славка.

  — Женщина — не человек, сам говорил.

  — Тань, давай начистоту. Что-то случилось?

  — Ничего ровным счётом, просто сердце давит перед этим приёмом. Сколько я помню, все подобные встречи лично мне выходили боком. Да и снова тряпки эти церемониальные натягивать, на каблук становиться.

  — Типа, на каблуках не побегаешь?

  — Хорошо, что старухам танцевать не обязательно, бал же...

  — Ваську берём?

  — Не, у них же экзамен завтра, не успеет. Да ему и не охота.

  — Весь в свою бабушку, — хмыкает Славка.

  — Ты лучше расскажи, чем сейчас занят в академии.

  — Не поверишь, рассказал магам нашу байку о вечном двигателе, так они сейчас ищут возможность получать дармовую магическую энергию.

  — О! И как, успешно?

  — Законы мироздания одинаковы во всех вселенных, — осклабился Славка, — как и закон сохранения энергии. Пущай ищут, меньше собачиться будут.

  — А что, ругаются?

  — Бывает.

  — Всё спросить забываю, что ты магам преподаёшь?

  — Хотел читать теорию вероятностей и начертательную геометрию в рамках курса «Рунная медицина».

  — Не получилось?

  — Да как-то не пришлось, — ехидно щурится Славка, — им надо всю математику преподавать, начиная с пятого класса. Довелось мне ознакомиться со здешней математикой, ну их к лешему.

  — Думаю, магия заменяет многое.

  — Они всю свою писаную историю изучают законы магии и пытаются подогнать их под физические.

  — Думаешь, порочный путь?

  — Понятия не имею, слишком много неизвестных в этой системе уравнений. И самое интересное, никакими бесконечно малыми величинами в маго-науке пренебрегать не рекомендуется. Скажем, некоторые заклинания следует произносить только в такой тональности, и ни в какой больше. В лучшем случае не сработает. В худшем лучше не проверять.

  — Да, Васька говорил, чуть больше подашь энергии в эликсир, он меняет свойства! Правда, интересно?

  — Очень, — Славку перекосило, — маго-наука тут движется шажками именно по этой причине! С одной стороны хорошо, меньше трупов и радиации на квадратный сантим. С другой же, ждать результатов годами напрягает!

  — Но лучше уж так, чем Хиросиму с Нагасакой разгребать.

  — Или Чернобыль.

  — Это да. Особенно, если какой-нибудь прапор под синькой не ту кнопочку нажмёт.

  Васо покинул учащихся и перебрался ко мне на колени, прелестное существо. Что, маленький, совсем тебя наши студенты замучили? Горностай застрекотал и подпрыгнул. Что-то в сон меня клонит. Старею, в этом всё дело.

  — Мы с Васо пошли спать. Всем до завтра.

  Получив в ответ нестройный хор голосов, мы с Васо убываем на второй этаж. Если смотреть вниз с галереи, то дети напоминают трёхлучевую звезду, Тарин с Ороном прячутся в тени под галереей, и только Славка стоит, задрав голову и провожая меня взглядом. За те сто лет, что мы знакомы, он ни разу не ошибся в оценке моего состояния и сейчас тоже не ошибся. Спать, спать, завтра тот ещё денёк.

           ***

   С утра Славка засел в библиотеке, там у него отгорожен рабочий кабинет с удобным креслом, ноутбуком и, представьте себе, баром. Вчера они с Васькой оттащили туда же стационарный комп и теперь господин тен Ферри работают в любимой позе. Ноги он задрал на стол, клавиатура на коленях, под рукой пепельница и старая зипповская зажигалка.

  Мне по-прежнему как-то неспокойно, брожу по дому, как кошка, не в силах нагреть себе место. Сана заглядывает в гостиную и видит печальную картину — госпожа Яна вскрывает потайной сейф, о котором прекрасно осведомлены все обитатели дома. Не получив никаких указаний, Саналера исчезает, а я вынимаю из оружейного ящика дедов «риверс-бульдог».

Попасть из такого пистолета с большого расстояния проблематично, прицельных приспособлений нет и не было, ах, пардон, это же револьвер! Но с трёх-четырёх метров даже я не промахнусь. Из меня стрелок, правда. Патронов в барабане шесть, и дед говорил, что это изящная дамская игрушка, носимая за подвязкой. Как он себе это представлял технически, ума не приложу, разве что дамы этот девайс гвоздями приколачивали. Подвязка, ха! Можно и в носок затолкать, если будет такое желание. Я поступлю проще, на этот гадский приём надену брючный костюм, есть у меня такой из плотной шерсти. Юбка-брюки, понятно.

  Быстро кликнула Имроя, и мы отправились в холл мастерить крепёж для «бульдога», чтобы надеть игрушечку на щиколотку. Мы провозились два часа, но итог никого не устроил. При ходьбе девайс мотается в крепеже, сползает до самой ступни, пребольно колотит по косточке на щиколотке и, кроме того, норовит выскользнуть из петель. В своё время Славка раздобыл мне специальную кобуру скрытого ношения, но я её честно забыла дома, а здесь мне изготовили нечто носимое подмышкой стволом назад.

  Вызванный из кабинета господин тен Ферри быстро решил проблему — выдал кожаный пояс из своих запасов, быстро приклепал к нему кобуру. На все ушло тоже два часа — подгон ремня, кобуры и тренировка. Пояс надеваем поверх брюк под просторный блузон, сдвигаем кобуру вместе с поясом влево и порядок! Сверху расстёгнутый пиджак, так что никто ничего не заметит.

Этот револьверчик быстро не зарядишь, поэтому Славка честно его разобрал, собрал, набил барабан и отдал госпоже тен Аори. Я отстреляла три патрона в нашем подвале, работает! Снова отдала Славке, он что-то там доделал и вернул мне устройство в собранном виде. Из кобуры торчит рукоять, а поскольку прицела нету, то и выходит оружие без задержки.

  Господи, спаси-помилуй, сколько же с этим крошкой-пистолетиком возни! Магией долбануть гораздо проще. Кстати, Славка так и не спросил, а зачем мне это устройство на королевском приёме. Но могу прозакладывать последний нобль, он и сам что-то такое захватит. Они с Васькой никогда не демонстрировали мне свой арсенал, но, думаю, там хватает смертоубийственных игрушек. И, похоже, не только у меня жмёт сердце. Не думаю, что до автомата дойдёт, но вот какой-никакой пистоль господин тен Ферри прихватит, это к бабке не ходи.

В последнее время он безоговорочно доверяет моему психозу, объясняя иные предвидения «феноменом тен Аори». Говорила же я ему взять оружие на тот злосчастный приём! В тот день оба моих мужика ни в какую не соглашались. Что стоило пристрелить шустрого господина ден Вайо до того, как он сказал своим магам «фас»? Поздно теперь уж кулаками махать, но меня до сих пор зло берет как подумаю, сколько бы народу в живых осталось.

  Дети давно отбыли на экзамен и освободятся они не скоро. Я спускаюсь на кухню покурить у окна. Повара отдыхают за угловым столом, явно только присели. Машу им «сидите, отдыхайте» и забираю из буфета сигареты. Кроме завтрака им ничего пока готовить не надо, обед для работников уже давно готов, так что наши повара имеют полное право отдохнуть с чашкой травяного чаю. После второй сигареты мысли приходят в относительный порядок, душа кое-как примиряется с необходимостью отсвечивать своей физиономией перед дворцовым гадюшником.

  Знаете, что самое неприятное в этих приёмах? Не поверите, отсутствие туалета в прямом доступе. Комната для дамского «попудрить носик» есть, а соответствующее помещение со скромной маркировкой «М» и «Ж» отсутствует. Наверное, дамы справляются с естеством посредством магии, а мне каково? Про мужиков и речи нет, стану я о них беспокоиться. Но в целом такой недочёт королевскому распорядителю можно поставить на вид. Могу представить, как встречающий гостей раззолоченный павлин вытаращит глаза на невинный вопрос «скажи, братишка, а где тут можно отлить», произнесённый нежным женским голосом.

Славка, с которым я только что поделилась мыслью, чуть кофием не поперхнулся. Нет, честно, давайте поговорим за жизнь попаданцев в российской литературе. Магию, способности, оружие, амулеты, друзей — всё это стандартным попадунам выдают прямо на старте, ну или спустя пару-тройку страниц. И нигде, оцените пафос, НИГДЕ не затрагивается столь животрепещущая тема, как организация утилизации продуктов их собственной жизнедеятельности. Можно подумать, что герои книжонок не имеют кишечника и прочей предлагающейся к нему требухи. Смех один!

  — Тань, не пора тебе одеваться к приёму? — Славка чуть мундштук от смеха не проглотил, — и вообще, если ты выступишь с таким вопросом во дворце, тебя просто вышлют из столицы!

  — Что бы ты понимал в этикете.

  — Да я хотя бы о нём читал, а ты?

  — А что я?

  — Но ведь не я на прошлом приёме сунул бокал с вином не лакею, а графу ден Стару.

  — Ну извини, их там двое стояло, все в золоте и морды одинаковые. Да что прошлое ворошить, там скоро стало не до этикета.

  — Но ты уж сегодня нас не позорь, ладно? Я от тебя ни на шаг. И Орона предупредил, чтоб комментировал для нас ху есть кто. Я могу на тебя положиться?

  — Можешь, можешь, пошли уже наряды примерять, скоро отправляемся.

  — Встречаемся в холле через полчаса. Орон тебе щиты зачаровал от холодняка. Возьмёшь?

  — Обязательно.

  Щитами тут называется браслет из литого серебра с фигурными золотыми накладками. Орон готов. Славка готов. Все при щитах и при параде. У нашего нидзяка прибавилось колец в ушах, коса отягощена тремя странными наконечниками и струится по спине ниже лопаток. Опять волосы магией отрастил. Славка весь в чёрном, поверх белоснежной рубашки длинный камзол типа пиджак, волосы тоже сплетены в косу, браслет на левой руке. Ну и я в чёрном пиджаке поверх серой блузы и в широченных брюках.

  Наш экипаж уже подогнали к крыльцу и Турион весело машет нам с козел, мы раскланиваемся с возницей и катим ко дворцу. Мимолётно жалею, что среди здешних знакомцев нет ни одного лётчика-истребителя, шарахнуть бы прицельно по этому дворцу из-под самолётного брюха соответствующей ракетой и никаких проблем, кроме как разгрести щебёнку. Да и та работёнка магам на один зуб.

***

   ... Бальный зал, скажем так, впечатляет. Стульев, как обычно, три и все три именуются тронамии предназначены королю, супруге, сыночку-наследнику. С супругой и сыночком вроде ясно, одна грехи замаливает в анти-магическом узилище, второй теоретически держит границу на замке. Но стульчиков всё же три и это напрягает! Да ещё и какое-то посольство сегодня прибывает.

Есть тут местное Монако, недавно возникшее при распаде герцогства Тоэль. Наш государь не пожелал взять под свою руку осиротевших жителей, поскольку в процессе «наведения порядка» выяснилось, что золотоносные рудники уже лет пять как прекратили своё существование по причине выработки жил. Такой расклад Терилана Альпина решительно не устраивал, и он любезно вывел своих гвардейцев из соседнего герцогства, не забыв оттяпать напоследок кусочек земли с деревеньками для любимой фаворитки Оссы ден Таль. Красивая девушка, кто бы спорил.

  Славка крепко взял меня под руку, увлекая прочь из центра зала к дальнему левому окну. Витражное стекло красиво отбрасывало цветные тени на светлое дерево пола.

  — Интересуешься королевскими креслами?

  — Да подумала, что там всё на свете можно отсидеть, на этом троне. Ты сидения видел?

  — Видел, видел, — прошипел Славка, — ты тихо разговаривать можешь?

  — Нас никто не слышит, — встрял Орон, — я щит поставил, разговоры отсекаются с расстояния в полтора локтя.

  — Хороший бонус, — буркнул Славка по-русски, — госпожа тен Аори тихо разговаривать не умеет.

  Орон коснулся моего локтя.

  — К нам приближается Эласта ден Вайди и её внук.

  Доворачиваю корпус влево, чтобы надеть на физиономию нейтральное выражение.

  — Дорогая Яна!

  — Уважаемая госпожа ден Вайди, — наклоняю голову.

  Госпожа чётко улавливает мой настрой и тоже изображает официальное приветствие.

  — Вы разрешите представить вам моего внука?

  — Конечно.

  — Знаете, я подумала, что вашему внуку будет полезно познакомиться с представителями аристократии, — любезно улыбается мадам.

  Боже мой, передо мной сама доброта и отзывчивость. Она решает, что моему внуку будет полезно! Может, твой внук, дорогая Эласта, и не состоянии решить какой именно рукой удобнее держать ложку, зато мой такие глобальные проблемы решает сам.

  — Вам нет нужды думать о моем внуке и изобретать это «полезное», госпожа ден Вайди. Вы удивитесь, но он научился самостоятельно заводить знакомства десять лет назад. Полагаю, такой большой мальчик справится со своими игрушками сам, — любезно улыбаюсь в ответ.

  Мадам прекрасно владеет лицом, мягко улыбается и тараторит титул и прочие позывные мальчишки. Сказанное осмыслению не поддаётся в силу загруженности приставками «ден», титул её родича напоминает идентификацию испанских грандов «Гутьеррес да Силва и Мендоса и Куэва, герцог Баррионуэва», что-то в этом роде. Увы, я совсем не поняла, как мальчика зовут на самом деле.

  — Могу я просить вас назваться, юноша?

  Мальчишке лет восемнадцать, не больше. Он мимолётно улыбается краешком рта и явно доволен, что бабку окоротили. Могу представить каково ему с такой бабулей.

  — Неренг ден Вайди, госпожа ден Аори. Господин эльф, — мальчишка и вправду вежлив, как аристократ.

  — Орон ден Освал, — наш ниндзя слегка кивнул.

  Глаза мальчика округлились.

  — Я читал о ваших приключениях, господин ден Освал.

  — Читали? — эльф озадачен, — ах, я понял! Это не мои приключения, это книга о первом из рода ден Освал. Он носил то же имя, что и я.

  — Как жаль, — мальчик кланяется, — ваш предок был великим учёным.

  Парочка спокойно фланирует дальше, а я таращусь на Орона.

  — Твой предок великий учёный?

  Эльф поморщился и на мгновенье мне показалось, что сейчас этот отпрыск королей простонародно сплюнет на паркет.

  — Великий негодяй, это ближе к истине. Он такое проделывал с телами и разумом людей, что его именем пугали детей спустя три века после казни. И сейчас ещё пугают. Это не тот предок, который делает честь потомкам.

  — Но мальчишка его вспомнил, наверняка зная, что тебе неприятно, — раздражённо добавил Славка, — похоже, пацан весь в свою бабушку.

  — Да плевать, — отмахнулась я, — Орону не пять лет. Он прекрасно умеет отсекать такие разговоры. Чего ты завёлся?

  — Да у меня одна идея появилась как раз, когда мы сюда ехали, проверить бы надо! А я тут главу семейства изображаю.

  Славка выплёвывает слова, не меняя скучающего выражения лица, а я исподволь разглядываю его сухощавую фигуру и пытаюсь понять, куда господин тен Ферри сподобился спрятать свой огнестрел. Мой друг уставился на меня неподвижным взглядом, ни дать, ни взять Великий Змей из эринских сказок.

Ох ты, Славкина рука дёрнулась под пиджак. Приехали, ещё один псих! Стало быть, не одну меня тут колбасит не по-детски. Мимо нас проходят два гвардейца, затянутые в синие с золотом кафтаны. Орки. За редкими исключениями в гвардии короля служат только орки и не обязательно из знатных семейств. К счастью, разнообразие красивых мужских лиц уже не выбивает меня из колеи, а ведь ещё полгода назад я впадала в натуральный столбняк.

  Пока короля нет можно пройтись по залу, разглядывая убранство. И по этому случаю Орон охотно подставляет локоть, намереваясь меня сопровождать, но благое намерение пришлось отложить. Мажордом громогласно возвестил:

  — Его величество Терилан Альпин, его высочество Элхораг Альпин.

  Присутствующие, включая и нас, опустились на колено. Мы со Славкой переглядываемся, вот тебе, бабушка, и Юрьев день, принц здесь! Интересно. Вижу, как Орон стискивает зубы. Он всего лишь склонился в поклоне, ещё бы, сам того же корня, что и нынешний монарх.

Но что тут делает его высочество? Неужели папенька повёлся на что-нибудь вроде слезливых воззваний единственного наследника? Или решил простить сыночка, заменив ему ссылку с условием на режим условного освобождения? Да-с, жидковат король оказался! А я уж решила, что пора слегка зауважать досточтимого Терилана Альпина, короля вся Эрин!

Славка дёргает щекой, он тоже озадачен. Итак, принц здесь, осталось только простить его матушку и опять за рыбу деньги, ждите посылочек от темных эльфов.

  Тяжело смотрю на его величество через весь зал, что бы всё это значило? Толпа приглашённых колышется вокруг тронов. Король уже пристроил седалище на свой стульчик, а принц всё ещё любезничает с дамами, отвечает на поклоны и дежурные вопросы мужчин. Мальчишка загорел, обветрился, волосы свиты в толстый жгут, украшенный пером цапли. Чем дольше я смотрю на него, тем страннее кажется окружающее. От цветного водоворота меня начинает ощутимо подташнивать. Блеск украшений, приглушенный гул голосов, волнение толпы, окружившей трон, они все говорят, говорят и кружатся, кружатся... Славка перехватил меня, не дав осесть на пол.

  — Что такое, Тань?

  — Не пойму, тошнит, голова кругом идёт...

  Орон подхватывает меня под руку слева.

  — Слав, сюда!

  Они быстро утаскивают меня в угловую нишу меж двух окон.

  — Так, мать, быстро меняй облик. Должно помочь!

  Славка прижал меня к стене собственным боком, а Орон загородил от толпы каким-то заклинанием, я вижу слегка туманную завесу перед собой. Фу-у-—х, отпустило.

  — Ты как?

  — Нормально!

  Орон снял завесу и меня снова скрутило! Стискиваю зубы, прижимая к груди синие ладони. Сейчас меня стошнит... Орон снова ставит завесу и утаскивает меня в нишу. Он шипит сквозь зубы что-то эльфийско-матерное.

  — Яна, стой здесь! Ни шагу из ниши, я сейчас вернусь. Слав, держи её!

  С минуту я борюсь с тошнотой и ощущаю, что сознание уплывает, мне мерещится, что я лежу на дне лодки, и мелкая речная волна тихо покачивает судёнышко. Шум в ушах медленно усиливается, скоро тихий шелест волны сменится рёвом водопада и меня понесёт, как щепку. Тяжестью наливаются ноги, мне трудно держать голову, ещё пара минут и шея переломится... Что-то толкает меня в спину, упс! Рядом Тарин, Славка, Орон и дымовая завеса, за которой смутно движутся тени. Состояние резко меняется, словно подали двести двадцать вольт прямо в мозг! Меня словно ледяной водой облили! Ноги не держат, правое колено дрожит мелкой дрожью, руки немеют, но голова ясная. Орон и Славка держат меня с двух сторон, пытаюсь что-то мявкнуть, но Тарин бесцеремонно зажимает мне нос. Рефлекторно раскрываю рот, мне суют какую-то штуку в рот и Тарин шипит:

  — Кусай!

  Раскусываю это непонятное, оно прохладным питьём проливается в глотку и ощущение сжавшейся на горле руки постепенно исчезает. Меня задвигают в угол, прислонив к стене, а мужчины образуют мило беседующую группу приглашённых, маскируя моё странное состояние. Я же стою за спиной Тарина и держусь обеими руками за стену, приходя в себя.

  — Что с ней такое? — Славка поворачивается лицом к толпе.

  — Магия темной направленности, — сквозь зубы поясняет Орон, — Яну едва не усыпили навсегда.

  — А откат?

  — Он работает только со светлой магией.

  Орон обращается в Тарину:

  — Амулет уже на ней?

  — Да, осталось немного подождать и можно покидать этот угол.

  — Кто? — стиснув зубы, интересуется Славка.

  — Да кто угодно, тут ползала в родстве с темными эльфами. Любой мог запустить воздействие. Это я не сообразил, — Тарин скрипнул зубами, — к счастью, ничего страшного не случилось. Яна просто вдохнула пыльцу. Амулет уже работает, больше подобного не произойдёт. Кто к вам подходил?

  Славка прищурился, и бормотнул что-то вроде «вот же старая сука».

  — Эласта ден Вайди с внуком, — ответил Орон.

  — И всё? — Тарин невозмутимо раскланялся с каким-то мужиком в белоснежном наряде.

  — Только эти двое, — Орон с улыбкой кивнул проходящей парочке эльфов.

  Тарин взглядом отыскал в толпе мадам Эласту. Она и её внучок стояли не слишком далеко, в пределах видимости. Мимолётный взгляд в нашу сторону и Эласта что-то говорит мальчику, мягко улыбаясь. Она остаётся на месте, а внук направляется к нам, издали широко улыбаясь Тарину.

  — Господин ден Сиутэни, ваша матушка пригласила меня погостить в вашем загородном имении.

  Тарин едва поворачивает голову в его сторону и голос нашего эльфа напоминает зимний ветер:

  — Госпожа моя матушка только что аннулировала своё приглашение, равно как и заказ вашему клану.

  — Вы сказали «только что», — юноша растерян, — но почему?

  — Поинтересуйтесь о причине у госпожи ден Вайди, — холодно роняет Тарин.

  Орон мягко добавляет ещё пару фраз и у меня от этой мягкости тут же покрылись чешуёй руки.

  — А если она не сумеет объяснить причину, то обратитесь ко мне.

  Тарин невыносимо аристократичен, каждое движение подчёркивает не только благородство происхождения, но и всё то, что аристократы всасывают с молоком матери — невероятную магическую силу, осознание себя членом высокого рода и, самое главное, предназначение ПОВЕЛЕВАТЬ. То есть всё то, что позволяет им идти в толпе людей, орков и чудовищ Бездны, не глядя по сторонам. Все уступят дорогу и не просто уступят, а поторопятся исчезнуть с пути следования прежде, чем на них падёт рассеянный взгляд, а в отдельных случаях побеспокоятся устелить путь драгоценными коврами.

Аура власти, огромная магическая сила и опыт поколений заставляет неподготовленного человека втягивать голову в плечи, ему нестерпимо хочется склониться в поклоне перед истинным СТАРШИМ.

Впервые вижу, как Тарин включил всю мощь рода, и чётко понимаю, простым смертным весьма далеко до господ перворождённых — во всех смыслах. Тарин всего лишь шевельнул ресницами, а мальчишка уже неловко кланяется и пятится в сторону. Старуха нервно вскидывает голову, и парочка начинает пробиваться к выходу.

  — Мужчины, кажется, они уходят,

  — Не беспокойся, Яна, — Тарин взял меня под руку — их встретят у входа в их собственный особняк. Глава рода Говорящих С Предками позаботится об Эласте.

  — В каком смысле позаботится?

  — Он уже отправил своих людей к дому госпожи ден Вайди. Их тихо возьмут и подержат в спокойном месте до нашего возвращения. Думаю, его величество с интересом выслушает рассказ о научных интересах Эласты.

  Пресекая мои вопросы и возражения, Тарин поднял руку.

  — Дело не только в тебе, здесь использована запрещённая магия. Применение такой магии карается смертью на месте.

  — Эласта всегда служила интересам клана Эуге, — мрачно буркнул Орон, — но доказать причастность королевы не удастся. Как всегда.

  — А почему на мне это тёмное воздействие не сработало? Я рядом с мадам стоял, зацепило бы обоих! Орона зацепило бы тоже! — Славка сразу берет быка за рога.

  — Заклинанием достало бы не только вас обоих, но и всех присутствующих, — возразил Тарин, — к тому же, у Орона наследственная защита присутствует, в виде малой толики тёмной крови. Как и у меня. А вот с тобой надо бы разобраться. Сам понимаешь, тёмное воздействие к вам обоим не применялось. Это могут себе позволить только королевские маги и то с дозволения его величества. Или злоумышленники, как в данном случае. Яна, ты уже в порядке?

  — Всё нормально, спасибо дружище. Словно заново на свет народилась. Когда нам можно будет исчезнуть из дворца?

  — Не раньше, чем его величество покинет зал. Чтобы покинуть приём по собственной воле и без должного объяснения причин королевскому распорядителю, нужен серьёзный предлог

  Лучше бы нам уйти сейчас, не дожидаясь других сюрпризов. Ладно, будет вам серьёзный и заодно королевский предлог! Если уж досточтимый господин Ван решил, что способности мои близки к шаманским, то попробуем использовать эти способности. Не думаю, что его слова были всего лишь замысловатым комплиментом в адрес госпожи ден Аори. Смею напомнить заинтересованным лицам, что призванных духов у меня уже штук двадцать, десяток из них просто шляется по дому, гоняют сквозняки и озонируют воздух, что не есть хорошо. Пусть порезвятся в королевских покоях вместо того, чтобы нервировать наших девочек-горничных.

  — Орон, на два слова.

  Мы с ниндзяком деловито уединились в сторонке у окна, пошептались под подозрительными и недоумевающими взглядами спутников и радостно покивали друг другу. Духи откликнулись мгновенно. Проникать в королевский дворец как воздушным, так и огненным пришлось подвалами и далее напрямик сквозь паркеты и прочие напольные мозаики прямо в королевские покои. Огневички попрятались куда-то, зато четверо воздушных проникли в замочную скважину потайного хода в королевской опочивальне и, благодаря какому-то воздействию Орона, ненадолго материализовались, включив тем самым тревожную сигнализацию.

Воздушные честно передали Васо картинки суетящихся магов пред высокими дверями королевских покоев и грозных гвардейцев, встретивших магов едва ли не в штыки, то есть в алебарды. Король дёрнулся на троне, принц выронил свиток, вручённый наследнику каким-то придворным в белоснежном наряде, и обе правящие персоны стремительно удалились.

  Мы всей командой поспешили к выходу и благополучно отбыли телепортом прямо из каретки, слегка напугав Туриона напоследок, наш эльф прошептал ему прямо в ухо «вы свободны на сегодня».

***

     В любимой всеми гостиной нас уже ждал представитель Говорящих и неприятная новость. К сожалению, мадам Эласта скончалась на пороге собственного дома, сердце, знаете ли, не выдержало! Очень мило, королева опять выкрутилась? Или это не она? Изгнанный в дальний гарнизон королевский выползок благополучно вернулся из ссылки! И могу представить, кого именно его высочество благодарит за опалу. Не сомневаюсь, что матушка из своего заточения сумела донести до его высочества гнусную правду, приправленную толикой лжи. Об этом мы подумаем чуть погодя, сейчас важно, чтобы наша молодёжь ни на что не нарвалась. Конечно, щитов на них достаточно, но кто сказал, что опять не используют это тёмное колдовство?

  — Слав, надо, чтобы детей доставили сюда сразу после экзаменов. Займитесь вместе с Тарином, а мы подождём вас дома. Все новости потом, главное, доставить ребят сюда.

  Господин Бетлан ден Саур, представитель не самого слабого клана Эрин, всего лишь улыбнулся, но меня просто молнией пробило от макушки до ступней, увидишь такое во сне, не проснёшься, это точно!

  — Охотно помогу вам, госпожа тен Аори. У меня давно руки чешутся укоротить кое-кому слишком длинный хвост. Вместе с головой.

  Мгновение и все исчезают в подвале, как привидения. Втроём лучше всего использовать стационарные телепорты, дешевле обойдётся по расходу энергии на перемещение. Или тут кто-то считает, что телепорт работает на батарейках?

  — Орон, как думаешь, наш целитель Харги и больничка в безопасности? Что-то мне тревожно!

  — Не волнуйтесь. Там установлена такая охранная система, что королю впору позавидовать. Я, Тарин и глава Говорящих поколдовали после нападения на нашего Харги. И против темных там защита есть. Не волнуйтесь, я пошлю сообщение нашему целителю. Прямо сейчас.

  Орон сосредоточенно прикрыл глаза.

  — Вот и всё. Махарги меня услышал и принял к сведению. Как выражается Слав, вся лечебница включила режим паранойи. Болящих там почти нет.

  Вот и прекрасно. Осталось дождаться детей. Как же меня напрягает отсутствие мобильной связи! Мысленно обещаю себе, что если я на самом деле тут работаю аватарой богини Шонги, то эта любимая демонами семейка получит своё. Не сказать, что эта монархия так уж абсолютна, как в средневековой Франции, но определённо королевские выползки именно это и воображают.

  Думаю, пришла пора посетить свой прежний мир и запастись разными весёлыми игрушками из арсенала российской армии и устроить королевскому гадючнику дистанционное управление бойней, имея в итоге возможность смены династии. Правда, такие события всегда чреваты попытками левых и правых претендентов узурпировать такую сладкую власть, а ещё эти попытки могут закончиться кровавой бойней для всех непричастных. И не стоит забывать этих сволочей Эуге, обеспечивших Эрин королевой! Стоп, а кто помешает нам заняться этими гадскими темными напрямую, минуя королевское семейство? Зачем нам кровавые драчки за трон, тут моя семья живёт, дети учатся, эльфы, орки и прочие разумные живут и благоденствуют. Вот пусть и живут себе дальше! А мы конкретно потревожим клан господ тёмных эльфов. Были такие князья Эуге и сплыли в известную реку, незатейливо именуемую Летой в иных мирах.

  Я останавливаюсь посреди холла, наткнувшись на Орона, выставившего перед собой руки. Хм, оказывается, я шагаю по периметру холла, сметая пуфики. Эту идею стоит перекурить. И обдумать. Чьими руками будем воевать клан Эуге? Не воевать, конечно, а партизанить со снайперской винтовкой в рамках одного конкретного клана на его же земле. Из меня стрелок и вояка примерно такой, как и маг. Есть идея заполучить парочку эльфов из клана Говорящих или из Таринова рода, обучить упомянутых эльфов нашему оружию и спокойненько перестрелять самых одиозных персонажей. Каких именно? Господин Бетлан ден Саур укажет на них пальчиком, а эльфийские стрелки сделают остальное. Хотя российский спецназ справится не в пример качественнее. Видит бог, я незлобивая старуха, но последние события заставляют пересмотреть собственное мировоззрение насчёт «не убий».

  Нужны деньги, то есть надо запастись ювелиркой, которая легко конвертируются в зелёные спинки. И на этот счёт имеем источник зелёных, это никто иной, как господин ювелир Валерт. Закупимся камушками по максимуму, отправим Славку домой, грозились же господа путешественники, что где-то там оставлен маячок. Вот и славненько! Черновая идея, конечно, но кто мешает её проработать на общем собрании трудящихся эльфов и человеков? Собственно, мы можем отправиться и вдвоем, я и господин тен Ферри. Приятельниц у меня мало, но есть одна, которая запросто поселит на своей родимой дачке любого моего знакомого и даже фамилию не спросит.

  Я потираю руки в предвкушении делового разговора как раз в тот момент, когда из нашего подвала вываливаются господа студенты в сопровождении эльфов. Тарин издали кивает, мол, всё в порядке. Дети, сдавшие сложный экзамен, радостно галдят и топают на кухню заправляться калориями. Я же приглашаю господ эльфов и Славку в библиотеку — поговорить.

  Трое эльфов и Славка расставляют кресла по кругу. Тарин без просьб и объяснений ставит защиту, Бетлан ден Саур (можно Саур, госпожа тен Аори) добавляет что-то и от себя. Щедрый эльф уже пообещал укоротить хвост здешним мулатам, так напоминающих нравом весьма гордых земных джигитов. Кровная месть в полный рост, захват заложников и даже тёмно—эльфийские тюрьмы — это реплика зинданов. О патологической жестокости рядовых членов клана не стоит даже упоминать. Ну и всё прочее вполне вписывается в знакомый образ, гонор, вспыльчивость, мстительность, разве что коронной фразы не достает... скажем, эринского варианта «мамой клянусь».

  Жадное, злобное племя горлохватов, привыкших к отсутствию организованного сопротивления. Получается, что в Эрин действительно некому дать укорот зарвавшимся ден Эуге. Здешний люд полагает, что связываться с темными выродками выходит себе дороже, и есть в этом своя сермяжная правда. Кому же захочется обнаружить вырезанной всю семью, причём злодеи так и останутся неизвестными. Опять же никому не пожелаешь медленной смерти от темного проклятия или от медленно действующего яда. Не сомневайтесь, каждый миг такой жизни вы проклянете тысячу раз, а тёмные эльфы вновь останутся ни причём. Тёмные не оставляют следов, их способность растворяться во тьме легендарна. На самом-то деле они не растворяются, просто их сущность позволяет становиться почти незаметными в темноте, и цвет кожи здесь роли не играет. Здесь танцует сущность темных, их природа и способность колдовать иначе, чем это делают другие эльфы.

  Словом, планирование ответных акций магическими средствами Эрин напоминает гадание на кофейной гуще, ибо никто из посторонних не допущен к странностям господ темных. Все сведения собраны только опытным и всегда кровавым путем. Тёмные не особо стесняются подлостями и совсем не боятся пролить кровь, желательно чужую. Знакомо. Эти сведения вызвал к жизни мой единственный вопрос: кто такие эти тёмные? Каждый из трех перворожденных добавил в общую копилку свои пять копеек. Опасные ребята, уже разозленные глупым поведением королевы, нелепой гибелью сородича, неосторожно попавшего под раздачу лично демону пустоты, а теперь ещё и неудавшаяся месть руками покойной старухи ден Вайди.

  — Слав, что мы можем сделать с учетом наших земных возможностей?

  — Ну, штурмовать резиденцию главы рода Эуге вряд ли получится. Орон, можем мы подобраться к резиденции? Ну, если брать дистанцию удара нашего «Гнома», то это ваши четверть лиги.

  Правильно мыслит господин тен Ферри! Гранатомет наше всё! Это если он имеет в виду именно гранатомет.

  — Не получится, на расстоянии двух лиг там стоят такие щиты и ловушки, что... как выражается Яна, проще повеситься самому.

  — Ясно. Гранатомет отпадает. А как обстоят дела с возможностями той самой светлой магии?

  — Примерно так же, как и с вашими устройствами. И положение осложняется тем, что охрана резиденции князей Эуге практически невидима, — господин Саур откинулся на спинку кресла, — и это не отвод глаза, а надежнейшая из защит против всего живого.

  — Вот как? — я зацепилась за слово, — а против неживого?

  Эльфийский некромант уставился на меня с видом крайней озабоченности. Он задумался и снова отрицательно покачал головой.

  — Нет, гарантий никаких. Скажем, поднять всё кладбище Эуге я смогу, но, боюсь, толку не будет. Их мертвецы, впрочем, как и наши, никогда не имели дело с вашим оружием. Вы же это имели в виду?

  — Ну да, — я огорченно замолкаю, — но ведь должен быть выход!

  — Ясный перец, выходов всегда два, — скалится Славка, — ты ведь уже нашла один из них. Верно?

  — И что?

  — Ну, если брать драгуновку, то это 1200 метров или чуть больше, точно не помню.

  — Всё равно маловато.

  — Не без того. Но не обязательно сидеть в засаде у самой резиденции. Уверен, существуют места или дома, где эти орлы появляются с некоторой регулярностью.

  Звучит обнадеживающе. Тарин вмешивается в разговор двух озабоченных землян, и Славка, не спеша, информирует господ эльфов о земном огнестрельном оружии, фамильярно именуемом в некоторых кругах огнестрелом. Здесь моё дело сторона, разве что понадобится мой так называемый валютный счет в одном из банков Москвы. По совету старого друга—юриста, я часть денег положила в банк на предъявителя. Остальные средства от продажи двух проданных квартир улетели в иностранный банк со странным названием и записаны на Ваську. Так что, скорее всего, на первом этапе с ювелиркой связываться не будем. В московском банке лежит тысяч тридцать американских денег, если банк не лопнул. Несомненным плюсом является и то, что паспорта мы сохранили, на всякий случай.

  С денежными средствами проблем нет и, надеюсь, не будет. С жильем тоже утрясем, остались наши мобильники. Мой разобрали сразу, изъяв аккумулятор для экспериментов, но свой андроид Васька зажал. В моей старой косметичке прочно поселились наши сим-карты. Но брать их не будем, у Васьки есть старая симка с «Билайном». Но это дела грядущие. И пусть господин тен Ферри попробует меня не взять. Причина в виде «неконтролируемого проявления второго облика» уже не прокатит, ибо мадам тен Аори научилась железному контролю. Сложно было, не скрою, но получилось.

  — Что мы можем предпринять сейчас, кроме как обвешаться щитами и наградить тем же детей? Есть же у этих темных ребят слабое место?

  — Хороший вопрос, — Орон привычно потирает подбородок.

  — Такие персонажи должны посещать злачные места.

  — Что именно посещать? — Говорящий заинтересовался не на шутку.

  — Яна имеет в виду веселые дома для знатных господ с девушками и горячительными напитками, — со знанием дела поясняет наш глав—эльф, — кстати, в столице по-прежнему процветает тот самый клуб для избранных.

  — Вы же собирались искоренять зло, — ехидно вставляю свой комментарий.

  — Я отговорил нашего градоправителя. Заинтересованные лица могут успешнее контролировать дворянских сынков из знатных семейств Эрин, не так ли?

  — И, разумеется, там теперь трудятся твои люди?

  — Скорее, мои эльфы, — Тарин довольно щурится, — есть в моем роду парочка отщепенцев.

  — И ты им веришь? — Славка хмыкает.

  — У них нет выхода, дорогой друг. Трудятся они, как ты говоришь, не за страх, а за совесть. Точнее, за возможность учить детей у нужных наставников, да и жить им тоже хочется. Не забывай, я неслабый маг разума и в моем роду таких большинство. Эти двое точно знают, что за попытку обмануть, я уж не говорю предать, поплатятся их семьи и родня до девятого колена. Их ни в чем не замешанные дети ходят и дышат только потому, что я так хочу.

  Ничего себе. Мягкая улыбка нашего друга Тарина способна вогнать в столбняк любого, кто в самонадеянности своей решил похвастаться отсутствием нервов. Как этим эльфам удается нагнать жути одним поворотом головы? На редкость выразительная мимика, легонький прищур, косой мимолетный взгляд и меня пробивает молнией до печенок. Где такому обучают?

  Наше совещание нарушает внук, молодежь желает повеселиться после сдачи предпоследнего экзамена. Переглядываемся со Славкой. И что делать? А точнее, что говорить?

  — Воздержитесь пока от веселья, — Славка берет быка за рога, — нашу мадам едва не усыпили сегодня навсегда.

  Васька стискивает зубы:

  — Опять? Кто на этот раз? Король?

  — Скорее всего, тёмные. С какого боку тут король нам неведомо, но темное воздействие зафиксировано. Пока решаем, что с этим делать.

  Васька кивает и закрывает за собой дверь. Готова спорить, к вечеру он явится с идеей покупки земного оружия и найма солдат удачи из Войск Дяди Васи в количестве, достаточном для дела. Кто мешает нам поступить так же без его мудрого совета?

  Славка хмыкает на мою прочувствованную речь и кратко припечатывает:

  — Будем думать.

  Он явно пока не готов отвечать, что и понятно. Ещё и в старый мир не вернулись, денежек никак не отыскали, не получили, не украли, а уже планируем боевые действия. Смешно, честное слово, особенно, учитывая наш совместный опыт этих действий — слегка постреляли, слегка поранились. А тут грядет войнушка в полный рост с чёрными властелинами из мира меча и магии, и что с того, что война эта необъявленная и тайная? Из меня вояка, сами знаете какой. Понятное дело, путаться под ногами у магов и спецназа мне не светит. Моё дело сторона и это единственное моё дело, которое мне светит выполнить с блеском. Скорее всего, меня и детей упрячут поглубже и подальше, ну и сроком на подольше.


***

  ... А назавтра дети отправились в больничку, пообещав не светиться в городе. К моему удивлению, Васька не стал давать советы как исправить мир, обнял ни с того ни с сего, чмокнул в макушку и посоветовал вести себя хорошо. Может, взрослеет?

  К его чести, господин тен Ферри не отрицал очевидного факта, что телепорт в родной мир откроется только с моей помощью. Они с Тарином уже экспериментировали на эту тему, призвав в качестве независимого арбитра Орона и его великолепного дядюшку, бывшего главу рода, нынче отошедшего от дел. Оказывается, эта троица всерьез обсуждала весьма крамольную идею: если уж я умею открывать некие телепорты в Эрин, то почему бы мне не сделать того же в отношении родного мира? Тоже мне, закон подобия вывели! Это вообще не телепорты, сколько я могу судить. Открыть-то я может чего и открою, а вот вернуться из этого открытого, пардон, сами.

  Пока мужчины развлекались обсуждением умений госпожи тен Аори, мы с Ороном съездили к нашему ювелиру, попутно заскочив в банк за наличными. Накупив полную шкатулку побрякушек, прибыли как раз к обеду.

Оказывается, зря спешили закупаться, господин тен Ферри показал толстенную пачку доллариев, надо полагать, с последнего визита остались. И как не выбросил? Приятно, что каждая бумаженция номиналом не менее сотни. Допустим, хватит, а если нет? У нашего ювелира я потратила чуть более тысячи ноблей. Украшения с точки зрения эринцев недорогие, но в нашем мире такого и в глаза не видели, так что изделия продадутся быстро.

  После обеда уединились в библиотеке святой троицей — Славка, Орон и я. Обсуждать уже нечего, как выразился господин тен Ферри, валить надо.

  — В каком смысле валить? — поинтересовалась я.

  — В прямом. Наглухо, — кратко ответил старый друг.

  Орон не стал настаивать на своём визите в нашу реальность, поскольку не на экскурсию отправляемся, а по делу, вовсе не требующему массового исхода эльфов из Эрин. Отбываем завтра с рассветом, а пока я занята вычислением времени года в Подмосковье. Ежели судить по моему первому приключению, то попала я из середины осени в позднюю весну. Стало быть, в родном мире нынче август, то есть кроссовки, джинсы, легкие куртки, и даешь бандану нашему глав—эльфу.

  Одежда отглажена, рюкзачок собран. Записная книженция с телефонами, смена белья, тапочки, ювелирка в кожаном мешочке. Славкин рюкзак стоит рядом с моим в холле — тот же набор за вычетом побрякушек. Таринов заплечный мешок выглядит, как сиротская торба — бахрома, блестяшки, вкривь и вкось нашитые лоскуты. Видок у мешка соответствующий, просто хиппи—сумка. Славка тут же забраковал выбранный мешок, ибо эльфу незачем выделяться среди добропорядочных жителей земной столицы, в случае чего для неформального общения хватит одних ушей. Тарин обещал, правда, что прикроет уши иллюзией, но лучше сочетать это с банданой, поэтому Саналера выкроила и сшила для него три косынки.

  Я брожу по дому, натыкаясь на мебель. Впервые за всё время не знаю куда себя деть и чем заняться в преддверии предстоящего путешествия. Чувствую, что время наше утекает сквозь пальцы, а инстинкты просто вопят, что долее тянуть некуда.

Даже такому тормозу, как я, очевидно: вопрос с эльфийскими мулатами решать надо быстро, кроваво и радикально, дабы раз и навсегда отбить охоту у доблестных Эуге покушаться на меня или на мою семью. Скорее всего, наступит время внеплановых похорон, ритуальных плясок у тотемного дерева и несчастных случаев вроде апоплексических ударов табакеркой по умной голове.

Или это время не наступит, если Эуге поумнеют, что сомнительно. Слишком уж они самоуверенны — ну ещё бы! Восемь столетий вариться в тёмно—эльфийском мировоззрении, где прав сильный, а выживает тот, кто первым нанес удар... и какая разница как именно нанесен удар, в благородном поединке или из подворотни. Последнее гораздо выгоднее. Тёмные эльфы опасны, как чумная бактерия, вот и будем сражаться тем же оружием и теми же методами — ударами исподтишка в больное место. И желательно, чтобы они уходили в их эльфийский ад поодиночке, чтобы ненадолго выжившие меняли штаны всякий раз, как раздастся пение арбалетной стрелы или свист пули.

Благородные методы борьбы оставим для турниров доблести и для благородных соперников, подобно нам обремененных совестью. И уж если кто думает, что я буду каждому Эуге сообщать за что именно его распнут, то обломитесь, господа. С покойниками не разговариваю. И что с того, что покойники ещё дышат, вкушают вина и бегают по девкам. Недолго осталось...


***


  Орон тренируется на заднем дворе, вокруг него по неширокой площадке кружат оба наших егеря, пытаясь достать какими-то странными палками. Я стою уже почти час, уставившись на их игрища, а эти ненормальные, такое впечатление, вовсе не устают и всё ещё машут своими оглоблями. Эльф только уклоняется, он безоружен, не украшен кольчугой и, можно сказать, неодет. Трудно назвать одеждой короткие шаровары странного покроя. Голый торс вовсе не впечатляет мускулатурой, но никому не советую попробовать бодаться с нашим эльфийским ниндзей, вон Васька один раз попытался побороться, так еле живым из захвата ушёл.

  ... Перебирая мысленно всё случившееся в последнее время, не могу избавиться от тревоги. Меня предательски обессиливает животный страх, стыдно признаться, но боюсь я за себя. Довеском к негативным эмоциям меня заживо поедает беспокойство и страх потерять самых близких. Если бы не присутствие принца во дворце, я бы не волновалась так, но мальчишку вернули. Кто тому причиной? Мать? Эуге? Кто? Прислоняюсь плечом к притолоке двери, выходящей на задний двор... ага, поединщики раскланиваются друг с другом

  — Орон, вы закончили?

  — Чем могу быть полезен?

  — Мне нужно поговорить с тобой. Как освободишься, найди меня, ладно?

  Орон слегка кланяется, и троица бойцов удаляется в сторону домика для слуг, у них там не ванные комнаты, как в хозяйском доме, а целый бассейн в подвале. Ну, на самом деле это не бассейн, но и втроем не тесно будет помыться.


***


  Я без устали меряю шагами библиотеку, дожидаясь Орона и некстати вспоминаю, что чертов этот посох так и не сделан. Хотя, если здраво рассудить, такая смешная защита не сработает даже против самого завалящего мага, независимо от его окраски. Хватит смешить окружающих псевдо—шаманскими практиками, вон домочадцы только что в лицо не хихикают. От нечего делать перетряхиваю старый кошелек, ожидаемо — рублей не осталось совсем, так что первым делом придется посетить ближайший обменник,

  Вот и наш ниндзя, поднимается на галерею в обществе Саналеры и подноса с кофейными принадлежностями, это приятно, ещё бы и сигареты захватили, ага, поваренок догоняет нашу домоправительницу с пепельницей.

  — Спасибо, Сана. И вам, Талком.

  — Вы хотели поговорить? Что-то случилось?

  — Садись, Орон, кофе будешь?

  — Охотно, вы же знаете, как я люблю этот запах.

  — «Дыхание Аравии»?

  — «Божественное дыхание Аравии», госпожа, — ехидно поправляет эльф.

  — Орон, ты остаешься старшим в доме. И я хочу просить тебя и главу твоего рода приютить молодежь на время нашего отсутствия. Неизвестно насколько затянется наш визит в прежний мир. Неизвестен итог наших усилий в старом мире. Я вообще ничего не могу гарантировать, но зато приблизительно знаю, чего именно следует опасаться на Земле. Там всегда есть риск нарваться на неприятности при попытке раздобыть огнестрельное оружие и нужных специалистов. Но здесь я боюсь не только за себя. Вместе с нашей молодежью могут пострадать невиновные, целитель Харги, Беата, Сэнна, наши слуги и ты тоже не бессмертен. Я прошу твой род принять в качестве гостей моего внука и девочек. Если их не будет в доме, к нашим работникам не станут цепляться, слугам будет достаточно проговориться на рынке, что молодые господа отбыли на длительный отдых.

  Орон кивает.

  — Сделаем. Прямо с экзамена я отправлю их в родовое поместье ден Освал. Не сомневайтесь, дети не пострадают. За домом и больницей уже присматривают. Тарин ещё вчера распорядился, и его сородичи охраняют дом круглосуточно, а кроме того, мы усложнили и усовершенствовали защиту. Вы можете на нас положиться.

  Обнимаю нашего ниндзю. Везет мне на хороших людей, ну и на эльфов тоже.


***


  ... Вопреки опасениям и Васькиным невероятным предположениям жизнь в нашем старом мире ничуть не изменилась за прошедший год и это радует. Старая подружка Анна ответила на звонок со старой симки привычно хриплым со сна голосом, ибо принесло нас в предрассветную мглу дождливого сентябрьского дня. Сил не было дожидаться, и я позвонила Аннушке сразу, как только мы покинули тот странный ангар, в котором и оказался маячок, оставленный господином ден Сиутэни в прошлый раз. Тогда они с Славкой хорошо пограбили нашего бывшего соседа—бизнесмена, облегчив ему жизнь на сотню—другую блоков дорогущих турецких сигарет.

  Надо отдать должное подруге, она мигом проснулась и затребовала объяснений на тему «куда ты пропала, старая язва». Объяснения были немедленно озвучены, и она тут же разрешила воспользоваться старой подмосковной дачкой. Нет, не рублевской, а обычным пятистенком, поставленным ещё её батюшкой в середине прошлого века. Увидеться нам не придется, ибо Анька выехала из Москвы в Сибирь — нянчить первого внука.

  Итак, жилье есть, едой я затарюсь, а мужчины пусть прилагают усилия в нужном направлении, для этого им дадены навороченный планшет и некая сумма денег на приобретение модема для него. Затянутый в джинсу Тарин выглядел очень стильно, копия любимой Васькиной банданы с черепами туго стягивала лысый череп с прижатыми ушами. Если не приглядываться к его лицу, то отсутствие небритости незаметно. Впрочем, с нынешним развитием химии и, соответственно, с наличием составов для безболезненной эпиляции, это вовсе не кажется вопиющим недостатком.

  Помахав вслед умчавшему их такси, я сунулась в домик, ключ-то на обычном месте. Е—моё! Убирать и убирать! С прошлого лета Анька тут, похоже, не появлялась, так что колодец во дворе, тряпки в сарае, дрова там же. Всё, как в сказке про Кибальчиша — вода в ключах, щи в печах, а голова на плечах. Но вначале озаботиться продуктами. Магазинов тут нет, зато есть деньги, такси и любой далекий супер—маркет становится близким...

  Мужчины вернулись к вечеру, усталые, чуток злые от недокорма, но довольные прошедшим днем. Славка почти договорился о продаже побрякушек с тем же таинственным каналом, деньги привезут в какое-то выбранное каналом же место. Я засомневалась в разумности выбора места противной стороной, но Славка выразительно хмыкнул и высказался в смысле «не учите папу любить маму».

Назначенное рандеву подстрахует магией Тарин и, если объект не выполнит обещаний, то заинтересованные лица будут распылены на атомы соответствующим заклинанием, а сделка автоматически аннулируется. То есть органика испаряется, а материальные предметы иной природы достаются победителю. Не хотелось бы так светиться в благословенной столице некогда великой Родины, но деньги нужны, ибо специалисты запросили приличную сумму, а кроме прочего, именно они покупают снарягу и боеприпасы под конкретную цель. Или не покупают, но модернизируют имеющееся и опять же — за немалые денежки.

  Хороших денег стоил выход на нужных спецов и в необходимой для дела комплектации, как выразился Славка. То есть внешний облик нанятых орлов не должен выпадать за рамки эринских стандартов для человеков или эльфов. То есть наняты невысокие мужички невнятного облика, опасные, как королевские кобры и готовые рвать на куски того, на кого хозяин покажет пальчиком и скажет «фас» за очень и очень хорошие деньги. Их всего трое, больше не нужно, ибо планируемые акции подразумевают, как Славка выразился, точечное воздействие на клиента. Единственным минусом можно считать то, что спецы только-только возвернулись из жарких мест и загорели так, что делалось страшно. Но Тарин пообещал справиться и отбелить мальчиков до нужного состояния, такие возможности есть. И это вовсе не заклинания, а запатентованные в Эрин средства от загара. Мне без разницы, полагаюсь на мнение присутствующих эльфов.

  Оба приятеля едва не урчали над мясом, снятым с решетки, обильно поливая каждый кусок соусами и заедая пышным хлебом. Картошечку тоже смели на ура. Теперь всем спать, а то ноги едва ходят. Тарин ненадолго вышел устанавливать охранный контур и по возвращении рухнул полуголым на старенький диван рядом со Славкой, не удосужившись даже натянуть одеяло.


***

   На третьи сутки я уже ходила кругами вокруг дома, выметала позапрошлогодние листья, делала тысячу мелких и никому не нужных дел, одолеваемая дурными предчувствиями. Однако мужчины появились вовремя, обремененные стареньким Славкиным «доцентским» портфелем. Деньги честно привезены, пересчитаны в присутствии Тарина, эльф бесперебойно сканировал окрестности рандеву и не выявил ничего, что могло бы указать на подставу. Под конец, когда покупатель отбыл, Тарин магической очисткой прошелся по всей Славкиной одежде. Дорогой друг стоял посреди живописной природы в чем мать родила, пока эльф выжигал предполагаемых жучков в одежде господина тен Ферри и в портфеле с денежкой. После чего оба авантюриста вынули батареи из мобильников и доставили свои организмы прямо ко мне в руки. Денег при них оказалось не так уж и много. Стопроцентная предопалата, как выразился Славка, съела почти весь бюджет.

  Завтра рано утром прибывают со снарягой нанятые спецы в количестве трех штук, и мы отбываем. То есть отбываем безоговорочно, ибо спецы согласились на нежданное путешествие «за такие-то деньги», а последующую корректировку их воспоминаний магическими средствами никто не отменял. Впрочем, если они и разболтают о чужом мире, то окружающие просто пальчиком у висков повертят. Наняты они на весьма неопределенный срок, но деньги выплачены солидные и ни один не отказался. Представлялись они прозвищами: Джан, Выдра и Слон.

  ... Джан оказался невысоким тонким узбеком, вы видели кудрявых узбеков? Вот и я не видела, а они есть! Выдра белобрысый, глаза северные и настолько светлые, что кажутся прозрачными. Он сантиметров на десять выше узбека. Слон предстал в виде невысокого и кареглазого блондина. Все трое незаметны, как бледная моль на светлом покрывале — то, что надо.

  Спросить я удосужилась только одно:

  — А почему Слон?

  Выдра неторопливо ответил:

  — Он авиатехник по образованию.

  — И что?

  — Он механик, их в авиации слонами называют.

  — Не вижу связи.

  Джан охотно вступил в беседу:

  — Слонами они прозываются оттого, что их работу в Индии только слоны выполняют.

  Юмористы, блин! Да фиг с ним, Слон так Слон, хоть горшком назовите. Я накрыла на стол, последний завтрак удался, здоровенный пирог в лучших традициях нашего Бегуста получился пышным, как никогда ранее. Тарин настолько увлекся последним куском, что, вспотевши, стянул камуфляжную бандану и вытер мокрое личико. Дорогие гости офигели!

  Слон вытаращил глаза на облизывающегося эльфа, затем повернулся в Выдре.

  — Ну и? Ты же вопил, что эльфов не бывает! А это кто? — он ткнул обвиняющим перстом в сторону довольного Тарина.

  Выдра невозмутимо промокнул губы салфеткой.

  — А тебе не по фиг кто он? Ну эльф и чего, отыгрываем назад?

  Слон почесал светлый ежик на коротко стриженной голове:

  — Я против!

  — Вот и не чирикай. Он по-русски говорит, не заметил?

  Джан доел первым и благодарно склонил кудрявую голову.

  — Спасибо за угощение. Очень вкусно.

  — Не за что, друг. Чаю?

  Узбек обрадованно закивал черно—синей головой, так и слышится «ай, рахмат, ханум». Остальные испили кипяточку без особого энтузиазма и выразили готовность приступить к своим обязанностям. Мальчиков быстро обломал эльф, сообщив, что сначала нужно добраться до места, а там будет видно.

  Трое диверсантов подхватили свои объемные мешки, выволокли наружу остальной груз и под руководством Славки и с помощью Тарина перетаскали груз на веранду позади дома.

  Я проверила выключатели, заглушила котел, перекрыла газ и сунула ключ на его родное место. Уходим! Надо было видеть глаза Слона, когда ему посоветовали не дергаться во время перехода, иначе он попадет в новый мир аккуратно нарезанным на кусочки. Это брехня, но осторожность всё же соблюдать нужно. Слон и остальные без возражений надели амулеты—переводчики. Два невозмутимых диверсанта, Джан и Выдра, вытаращили глаза гораздо позже, когда поняли, что стоят в подвале нашего эринского дома. А уж, когда все трое узрели нашу Саналеру, Орона, и эльфа—некроманта то и вовсе выпали из реальности.

  Орон доложил, что молодежь благополучно сдала последний экзамен и не менее благополучно переправлена под надзор воинов ден Освал, так что не волнуйтесь. Диверсантов препроводили в домик для наших работников, перезнакомили с ними, дали пару—тройку часов на обустройство и вживание в окружающую среду.

Оба близнеца приняли появление собратьев по оружию близко к сердцу и пообещали ввести парней в курс дела относительно Эрин и правил поведения в доме госпожи тен Аори.

  Понятно и ежику, что всем троим желательно не светиться в основном доме, в «господской резиденции», как выражается Саналера. Чем меньше наш доблестный спецназ будет мелькать в окружающем пространстве, тем лучше.

В мужские дела и организационно—боевые мероприятия меня никто не посвящает, с какой бы стати? Учитывая, что в этих мероприятиях я разбираюсь, как обезьяна в логарифмах, претензий к отсутствию информации не имею, но магическим откатчиком служить готова. При попытке озвучить сию готовность мне вежливо указали, что мадам откатывает магию светлой направленности, а вот с темной, скорее всего, полный облом. Господин тен Ферри неприятно оскалился и со всей убедительностью велел сидеть на попе ровно, чем я в данный момент и занимаюсь.

Конечно, невесело вот так сидеть и ничего не делать. Но меня никто не спрашивает, а сунься я со своими идеями и паче того — претензиями, полагаю, что простой матерной отповедью дело не закончится. С них станется законопатить меня в горную резиденцию семейства господина Тарина.

  На третий день после прибытия я с удивлением обнаружила в родной библиотеке господина Вана. Странно, он и не подумал представляться мне по случаю прибытия в дом уважаемой госпожи тен Аори, с чего бы такое невнимание? Он сидит в моем кресле и вид у него (я почти ухмыльнулась во весь рот) весьма обескураженный.

  — Что случилось, уважаемый Ван? То есть я хочу сказать, что очень рада видеть вас.

  — Знаете, госпожа Яна, — Ван сложил ладони домиком, — пока не случилось ничего особенного, вот разве что...

  Я поднимаю брови в немом вопросе.

  — Ваши невоспитанные соотечественники весьма неожиданно проявили ко мне неуважение.

  — И что они сделали?

  Интересно мне, как этой троице удалось вывести из себя уважаемого волшебника. Они его каким-либо дзюдо озадачили или просто выкинули вон из комнаты? В последнем случае мы бы этих ниндзей от стен отскребали. Так что случилось-то?

  — Один из них, светлоглазый, сказал мне следующее.

  Тут Ван щелкнул пальцами, и весьма достоверная иллюзия Выдры уставилась на меня прозрачными глазами, смерила пустым взглядом с ног до головы и хрипло прокаркала:

  — Слышь, дед, я же не учу тебя за какой конец держать волшебную палочку. Вот и не встревай.

  Я едва воздухом не поперхнулась! Ничего себе господа земляне резвятся, этот умник с дурацким прозвищем, он точно договорится! Ван из него чучело сделает и даже не вспотеет.

  — Дорогой Ван, не обращайте внимания на невоспитанного юнца. Они тут не задержатся.

  — Вы думаете? У этого невоспитанного юнца весьма неплохой магический потенциал. Вы будете очень удивлены, если я скажу, что он весьма перспективный Говорящий С Предками?

  О господи, некромант с планеты Земля! Ещё один темный властелин, мать его!

  — Ван, очень вас прошу никому не сообщать о своих догадках.

  — Не сообщать я могу, но любой маг это видит.

  — Тарин знает?

  — Конечно и уже зачаровывает нужный артефакт, чтобы носитель столь редкого дара не светился издалека, как статуя последнего короля из рода Альпинов.

  — Вы очень добры, дорогой Ван, что не сердитесь на моих соотечественников. Что скажете о двух других?

  — Обычные люди, никаких способностей к магии.

  — Вы меня утешили, не хватало нам ещё и земных волшебников.

  — Согласен. Вчера и сегодня мы заговаривали эти странные...— Ван тщательно выговорил после паузы, — боеприпасы. Страшноватое оружие, знаете ли.

  — А зачем их понадобилось заговаривать? Сколько я помню, вы сами утверждали, что щитов от наших боеприпасов не существует.

  — И сейчас говорю то же самое, но нам нужно гарантированно успокоить весьма беспокойных эльфов, как вы понимаете. И не на всех тварей Бездны действует ваше оружие.

  Ничего себе, это у них там война в полный рост намечается, что ли? Вроде бы речь шла о точечных акциях, а теперь тут и твари Бездны ожидаются! С какой бы стати? Впрочем, моё дело помалкивать. Всей полнотой информации я не страдаю, кто бы мне чего докладывал, у них тут свой штаб уже третьи сутки операции разрабатывает. И не исключено, что уже и реализует потихоньку. По этой причине я сижу в доме, как чёрт на пеньке, и носа за пределы забора не высовываю.

  Близнецы—охранники напряжены, собраны и обвешаны амулетами с ног до головы, одним словом, все при деле и только мадам тен Аори скрипит металлокерамическими мостами, стирая дорогущую керамику и честно терпит вынужденное безделье.

Одна радость, сегодня к ужину прибывает наш ювелир, досточтимый господин Валерт, и поэтому поводу повара стараются, как каторжные. Господин ювелир славен на всю столицу изысканным вкусом к еде и украшениям, именно в таком порядке. Бенгуст и Талком приняли вызов и теперь намерены превратить традиционные шесть перемен блюд в двенадцать. Я вмешиваться не стала, сказано «двенадцать блюд», значит, будут двенадцать, а что эти эльфы не смогут доесть, выдам сухим пайком и пусть попробуют отказаться!

  Я очнулась от размышлений, когда Ван вежливо наклонил голову и растворился в воздухе. Надеюсь, он не запустит ледяной стрелой в незадачливого Выдру, и благородно простит юного воина. Это я знаю, что уважаемого Вана лучше не трогать за нежное, дольше проживешь, а отмороженный на всю голову спецназ считает, что он, спецназ, таких Ванов кушает на завтрак. Детский сад...

  Единственное, что Славка охотно поведал мне о дорогих гостях, была эпопея о том, как парни искали выключатель в отведенной им комнате. Свет включился на матерную тираду, в конце которой прозвучало-таки волшебное слово «свет», и он же погас на слово «тьма» после долгих экспериментов Джана с освещением.

Самым отмороженным оказался Слон, он попытался выйти за ворота в первые тридцать секунд пребывания в новом мире, интересно же — мир меча енд магии, хорошая погода, лето и девочки красивые до изумления. Но его быстро и вежливо завернул Имрой. И что характерно, едва взглянув в глаза нашему егерю и узрев точно такого же охранника за своей спиной, спецназ даже не чирикнул. К твердому «не разрешено» Имроя Выдра добавил непереводимую игру слов на тему «руссо туристо, облико морале», и Слон быстро вернулся в дом.

  Как оказалось, психика всех трех устояла против стресса перехода, ну и ничего удивительного, их тренируют на сей счет так, что эти ребятки вполне могут дышать при абсолютном нуле и мастерить самодельные взрывные устройства даже под водой.

  К вечеру собрались приглашенные на ужин и домочадцы. Беата с Сэнной второй день отсутствуют, их пригласили погостить друзья Тарина. Как только Беата дала своё согласие, за нашими девочками прибыла очень милая эльфа в сопровождении десятка вооруженных до зубов орков. Звали погостить и меня, а как же! Однако, я вежливо отказалась, ибо не фиг превращать дом в казарму. Ещё чуток и дом перейдет на осадное положение, точно вам говорю. Продукты нам доставляют телепортом, гости в ранге заговорщиков прибывают из дома господина ден Сиутэни тоже телепортом, а мой старый друг, господин тен Ферри, мягко порекомендовал мне не отсвечивать синей рожей где не надо.

  Так что на ужине я изображаю достойную и гостеприимную хозяйку дома. Двенадцать перемен блюд, к счастью, не содержали каракатиц в медовом соусе, но семь из них оказались мясными. Учитывая, что готовить я не слишком люблю, поварские умения и энтузиазм наших кормильцев просто находка. Валерт оценил их стряпню очень высоко, чем несказанно порадовал обоих.

Замечательно воспитанный эльф не поленился посетить кухню и выразил своё восхищение в немногих, но прочувствованных словах. Бенгуст и Талком поклонились с большим достоинством, и предложили мороженое к кофе, чем окончательно добили господина Валерта. Наш ювелир почтительно попросил рецепт, за которым его вежливо послали к госпоже тен Аори, так что теперь я сижу в холле, откушивая мороженое и делаю вид, что не понимаю тонких намеков гостя. Человек он хороший, то есть, эльф, разумеется, но отдавать просто так рецепт — ищите дураков в зеркале, господа. Идею с элементалями в камнях я ему уже подарила, так что рецепт мороженого останется тайной нашего дома.

  Я исподтишка оглядываю общество, пятеро мужчин разной расовой принадлежности и единственная дама. Судя по умиротворенным лицам, все сыты, довольны и намерены продлить приятный вечер у камина. Вот и хорошо, я намерена беседовать с дорогим гостем без помех. Человек он интересный, хоть и эльф. Судя по приставке «ден» к родовому имени, он тоже из аристократов, как наш ниндзя и Тарин. Похоже, что все эльфы Эрин пребывают в дворянском звании. Не так ли?

  — Это не так, — возражает ювелир, — традиционно дворяне селятся в городах, а прочие эльфы нет.

  Ничего себе заявочка! Прямо дискриминация по принадлежности к роду, да любой эльф имеет родословную длиннее, чем у любого короля, будь он три раза Альпин.

  — То есть им запрещено проживание в городах?!

  — Конечно, нет! — ювелир шокирован, — к сожалению, иначе нельзя!

  Всё-таки дискриминация. Интересно, а разрешено этим «изгнанникам» преступать городскую черту или тоже традиция не велит соваться простонародной ступней в места проживания элитных господ Вечности? Что-то не нравится мне такая фишка. Оглядываюсь на своих эльфов, Орон с Тарином насторожили уши в нашу сторону. Бетлан из рода Говорящих С Предками ехидно улыбается, вертя в руках бокал с фиолетовым напитком.

  — Просветите иномирянку, прошу вас, чем именно грозит нарушение традиций обычному эльфу.

  Валерт всплескивает руками «да ничем не грозит» и честно пытается разъяснить непонятливой старухе суть проблемы. По его словам, речь тут вовсе не о социальной разнице статусов или общественного положения. Просто в силу физических причин многие перворожденные не могут жить среди большого напряжения энергий, а любой город как раз и есть скопление всевозможных энергий. Прочие эльфы нуждаются в энергетике природы. В силу неведомых причин устойчивыми к воздействию неприродных энергетик оказались как раз дворянские роды эльфов.

  — Интересно, а существуют ещё какие-либо разграничения среди перворожденных по способу усвоения энергий, кроме как светлые и тёмные или «всеядные» и «избирательные»?

  Валерт, как и Славка, уставились на меня с разными выражениями умных личиков, первый с неким даже уважением, а второй с неподдельным интересом.

  — Конечно, госпожа! Но это вовсе не разграничения, а особенности, свойственные каждому роду эльфов. Скажем, мой род, хоть и дворянский, но уступает роду господина ден Освал в иерархии. И не потому, что его род древнее, а потому, что их маги сильнее магов моего рода.

  — Если не секрет, чем сильнее?

  — Не секрет. Должен вам сказать, что в силу особенностей преобразования доступных нам энергий, мои предки и я сам традиционно сильны в магии преобразования камней, в огранке, если уж говорить привычным вам языком. Мы не воины, хотя и владеем базовыми приемами единоборств, а также можем сражаться в любом строю, пешем или конном. Традиционно владеем стрельбой из лука. Мой род созидатели, род ден Освал воины и мореходы.

  Ага, получается, что всё опять упирается в воинские способности и, наверное, возможности эльфийского организма. Знакомо, а как же, у кого мышца толще, тот и главнее. Стоило всё это выяснять? Ну, наверное, стоило. Искусство искусством, а без меча и защиты воинов у прочих не будет ни искусства, ни жизни, и вообще ничего не будет.

  — Вы расстроены? — Валерт наклонился, чтобы увидеть моё лицо.

  — Нисколько, просто подумала, что и эльф, и человек всегда найдет чем другого убить и справедливо это для всех миров.

  Говорящий С Предками покивал, не вступая в беседу. На редкость молчаливый эльф. И самый красивый из присутствующих перворожденных. Не гламурный эльфюга из земных комиксов, а такой себе хищный клинок с глубокой проточкой желоба для стока крови. Знак принадлежности роду нестерпимо сияет на его плече, тоже традиция. Кроме некромантов никто не носит знак рода в повседневной жизни, а эти всегда готовы повернуться нужным плечом к неосторожным окружающим.

  Славка ловит мой взгляд и кивает за спину, это Саналера стоит во входном проеме и вежливо наклоняет голову. Понятно, выхожу в прихожую.

  — Что-то случилось?

  — Нет, госпожа Яна. Ваши гости просят уделить им время для беседы.

  — Где они?

  — В своей комнате.

  — Хорошо, пошли поговорим.

  К домику слуг топать далековато по морозцу-то, так что натягиваю сапожки, курточку, Сана уже готова к выходу.

  — Всё забываю спросить, Саналера, гости никого не обижают?

  — Ну что вы, госпожа, они так вежливы, как только умеют.

  — Да? А вот одному эльфу изрядно нахамили.

  — Думаю, он сам в этом виноват. Господин эльф весьма неосторожно попытался научить манерам одного из них.

  — Это Выдру?

  — Да, госпожа.

  — А в чем там суть конфликта?

  — Суть мне неизвестна, просто господин Ван позволил себе повысить голос на старшего в этой команде.

  — Ага, конфликт начальников. Ладно, сами разберутся.

  В домике тепло, весь спецназ расположился на кухне в компании Лейна, второй близнец, видимо, бдит периметр.

  — Прошу вас, госпожа.

  Это Лейн. Он усаживает меня на своё место и помещается напротив, стол рассчитан на шесть мест, так что размещаемся все. Разглядываю дорогих гостей, Выдра меланхоличен, но собран. Джан как-то нервно улыбается. Слон обиженно сопит, наверное, начальник опять ему фитиль вставил. Он самый молодой из них, лет двадцати шести, не старше. Его коллегам больше тридцати, но меньше сорока. Как меня уверял Славка — это битые—перебитые ребятишки и, самое интересное, все детдомовцы.

  Молчание прерывает старший, это Выдра.

  — Мы обращаемся к вам с просьбой, Татьяна Федоровна.

  — Излагайте.

  — Ваши работники сказали нам, что хозяйка дома вы и именно вы решаете вопросы найма на работу.

  — Дальше.

  — Мы просим вас принять нас на службу.

  О как! И этим хорошо на Земле не живется, знакомое дело.

  — Тебя как зовут на самом деле?

  — Игорь. Это Сашка, Джана Рустамом зовут.

  — Как ты видишь свою жизнь здесь? Оставим пока службу за скобками.

  Выдра нервно дернул уголком рта.

  — Пока не знаю, но на Земле нам жизни не дадут. И деньги не помогут.

  Понятно, что-то там у них неладно. Ну, это им нужно с мужчинами разговаривать, а не со мной. Задумываюсь ненадолго, ребята терпеливо ждут. Не нервничают, не беспокоятся, не барабанят пальцами по столу — просто ждут.

  — Давайте поступим так. На некоторое время оставим этот вопрос открытым. До той поры пока положение моей семьи не станет стабильным. Хорошо? Разберемся с объектами вашей деятельности, а затем вернемся к этому разговору, но уже в присутствии моих мужчин. Согласны?

  — Так точно, — кивает Выдра.

  Остальные тоже кивают.

  — Тогда до встречи. Отдыхайте.

  Три баритона вежливо прощаются, а я в сопровождении Саналеры топаю в дом.

  — Они хорошие ребята, госпожа Яна.

  — Откуда следует?

  — Я многое вижу, госпожа. Они безжалостные воины и очень хорошие люди, не сомневайтесь.

  — Тоже магия?

  — Не совсем магия, это свойство нашего рода.

  Интересно, чем дальше, тем веселее. И чего я ещё о нашей управляющей не знаю? Сколько я понимаю, в Эрин нет четкого деления на людей со стандартными магическими свойствами или с нестандартными. За столетия кровь множества разумных рас настолько перемешалась, что у людей вдруг прорываются отдельные способности, свойственные, скажем, эльфам, а орки ни с того, ни с сего становятся магами, хотя традиционно все одаренные из орков — шаманы. По зрелом размышлении следует признать, что в Эрин не существует строгого деления на магов, шаманов и прочих колдунов в зависимости от расовой принадлежности.

  Сана несколько отстала и свернула к кухне, а я проследовала прямиком в холл, где застала шахматный турнир — три доски, три фигуры в позе Роденовского мыслителя, а в качестве переходящего игрока выступает господин Тарин ден Сиутэни. Славка притих над своей доской и только шевельнул умной головой в мою сторону. Приятно смотреть как азартно потирает руки наскоро ознакомленный с правилами Валерт. Тарин оперся на каминную полку и гоняет по каминному зеву веселого Седрика, снисходительно поглядывая на противников. Огневичок весело шуршит пламенем и танцует в огненных языках, подчиняясь строгому ритму, задаваемому меланхоличным глав—эльфом. Все при деле.

  Хороший вечер, верно? Орон кивнул, соглашаясь, он тоже задумался над своей доской и вскоре положил своего ферзя на бок, мат! Расстроенно набулькал себе какого-то вина и запил поражение. Прочие не поднимают голов от досок, поэтому я и Орон пересели от них в сторонку, заняв боковой диванчик, удаленный от огня.

  — Орон, могу я поинтересоваться как там дела у вас? Расскажи, что можно рассказать. Результаты есть?

  — Только что закончили изучение обстановки, отследили маршруты передвижений главных фигур. Ваши гости явили великолепную подготовку.

  — Какую именно подготовку? Физическую?

  — И физическую тоже. Я говорю о той, что называется очень сложно... антитеррористическая.

  — Действительно, язык сломаешь. А когда начнутся основные события?

  — Послезавтра глава разведчиков клана Эуге выезжает в замок третьей дочери на праздник совершеннолетия старшего внука, его перехватят по дороге. Уже спланированы два несчастных случая для его помощников и, главное, устранение главы клана, отца её величества.

  — Что известно относительно принца?

  — О, известно многое. Например, мне донесли, что он посетил свою матушку в её уединении.

  — Они виделись?

  — Мой источник ни в чем не уверен. Но я склонен считать, что да, они встречались, — Орон отпил и критически осмотрел содержимое бокала.

  — Это плохо.

  — Это очень плохо, наверняка мать нашла убедительные слова, обвиняющие вас и вашу семью в смерти родича и прочих несчастьях опальной королевы.

  — Принц молод, горяч и поэтому легко пойдет на поводу у матери, а уж её величество сумеет расписать происшедшее в нужном цвете, — я с досадой прищелкнула пальцами.

  Цинично рассуждая, нам мешает жить королевское семейство, но всех этих Альпинов так просто не изведешь, да и не надо нам такое счастье. Смена династии всегда чревата кровавыми разборками и под замес попадают обычно невиновные. Так что этот вертолет не полётит, нам следует беречь Альпинов со всем тщанием и главное — отделить сыночка от маменьки. Королеву муженек не простит, это ясно, но вот пацана следует спасать всеми доступными средствами, так что присоединимся к спасателям елико возможно быстрее.

  — Орон, сколько королеве осталось до родов?

  — Моя тетка служит при дворе первой дамой свиты её величества, и она сообщает, что срок выходит через семьдесят дней. И самое радостное — королева тяжела близнецами.

  — Неплохой расклад для династии, особенно, если это будут мальчишки.

  — Верно.

  Орон вежливо кланяется и отправляется провожать дорогого гостя, я присоединяюсь и мне совсем по-земному целуют руку. Любезность выполнена по всем правилам — кавалер склонился к руке и запечатлел мимолетное касание на тыльной стороне ладони.

  — Мы всегда рады вас видеть, уважаемый Валерт. Заезжайте в любое время.

  Гость отбыл, а мы с Ороном вновь занимаем диванчик, Бетлан же отправился в библиотеку, образовался ещё один любитель картинок, вчера они весь вечер с Ороном разглядывали каталог автомобилей «Форд». Славка присоединяется к нам, и я честно начинаю пытать нашего ниндзю.

  — Орон, вот выбьете вы ключевые фигуры из рода Эуге, а войнушка не начнется?

  — Не думаю, Эуге отдельное и самостоятельное княжество, и все ключевые фигуры мы успокоим на их исконной территории.

  — А вот, кстати, вы опробовали оружие? Щиты пробивает?

  — Ещё бы! — Орон взмахнул рукой, словно саблей, — эти боеприпасы разносят щиты, как выразился Слав, «в мелкую дребезгу».

  — И хотите последние новости?

  — Давай, — Славка налил себе и мне прозрачного рома.

  — Наш спецназ попросился в эринские вооруженные силы.

  Славка хмыкнул.

  — Я скорее поверю, что они пожелали наняться к госпоже тен Аори, не зря же они выясняли у Имроя, кто тут главбосс.

  — И кто, как ты думаешь?

  — По вопросам найма обращаться к мадам тен Аори не раньше 10.00 и не позже 20.00, а по всем прочим вопросам к господину тен Ферри.

  — И зачем мне эти орлы? Нет, ребята хорошие, не спорю и помочь им можно, но что они тут будут делать? Гаврошей гонять наперегонки с близнецами? Несолидно как-то.

  — Гаврошей гонять тоже можно, но ты правильно выразилась про «наняться в вооруженные сил». Сама посуди, готовые инструкторы по рукопашному бою, разведка, бой на ограниченном пространстве, действия на пересеченной местности. Стрельба тут не катит, ясный перец, но они и ножами умеют и подручными средствами.

  — Да, — вмешался Орон, — работу им мы найдем. Мой клан с большим удовольствием примет их на службу.

  — А почему только твой? — вопросил Тарин, — мой клан не последний среди прочих, и нам тоже нужны инструкторы с богатым жизненным опытом.

  — Вы ещё подеритесь, — хмыкнул Славка

  — Словом, я оставила вопрос о найме открытым и дала понять, что это можно обсудить после завершения контракта.

  — Так и поступим, — Славка приподнял бокал жестом «твоё здоровье».

  Вот и славно, пошла я спать. И думать. Ребятам предстоит опасное дело, но Славка бурчит, что жить вообще опасно, ибо от этого умирают! Я бы охотно простила всех Эуге скопом и по очереди, но опять же, весь мой жизненный опыт вопит, что прощать врагов надо так, чтобы они плакали. Ничего, не пройдет и недели, как наш спецназ совместно с магами устроит им художественную резьбу по горлу!


***


  Утром Сана доложила, что спецназ, некромант и господин тен Ферри исчезли из дома ещё до рассвета. Орон отбыл в неизвестном направлении среди ночи, оставив на хозяйстве егерей с просьбой к госпоже Яне не покидать защищенную территорию. Началось? Хорошо бы оно поскорее закончилось безоговорочной победой.

  Качественно волноваться не вижу причин, но предвкушение тихой расправы со сволочами из Эуге приятно холодит позвоночник. Половину утра Имрой вводил меня в курс дела относительно принятых у темных методов расправы с неугодными. Озвученных сухим и казенным языком рассказов я наслушалась до сердечных болей, прэтому мысленнопрошу всех богов Эрин и всех духов, призванных и непризванных, помочь нашим мужчинам справиться с поставленными задачами.

  Одно меня удивляет, отчего это короли Эрин не извели темных под корень? Постоянные стычки на границе — это так же обычно, как булочка к чаю. И бодаются там не регулярные войска и не пограничники, а жители приграничных населенных пунктов. И не одно десятилетие бодаются! С завидной регулярностью маги светлые и тёмные выясняют, чей метр длиннее, и чьи девки краше.

Стычки магов происходят везде, где только встретятся двое разноцветных придурков, но всегда только за пределами Эрин. Если темняки попробуют перенести плацдарм поглубже на территорию королевства, Терилан Альпин на законном основании может сровнять с землей княжество Эуге, вырезать всё его население к чертовой матери, независимо от пола.

Имрой утверждал, что такое уже случалось шесть тысяч лет назад, когда от Эуге осталось по два младенца обоего пола и двое взрослых, но однополых эльфов из разных родов, случайно уцелевших в глобальной резне. И напросились в очередной раз именно тёмные, в тот раз им не помогли даже призванные твари Бездны.  От всей души надеюсь, что и в этот раз приговоренным персоналиям никто не поможет, да и управляться с ними будут отнюдь не магией.

После завтрака явится Тарин и обрисует мне генеральный план, разработанный генштабом, мне же интересно! Поэтому в ожидании глав—эльфа я брожу по дому, сцепив за спиной руки. По общему уговору Тарин в силовых акциях не участвует, как и господин тен Ферри, они координационный центр и палочка—выручалочка в одном флаконе. Никто из эринцев к непосредственному исполнению персоналий не привлекается принципиально, и, как проговорился Орон, Тарин придумал заклинание аннигиляции латуни вовремя стрельбы. То есть наш спецназ не получит пригоршню раскаленных гильз в физиономию или куда там они отлетают, и вообще не оставит следов, ибо то самое заклинание, ещё и удаляет запах пороховых газов.

  Васо аккуратнейшим образом подслушал беседу Выдры с соратниками, обсуждавшими фентезийную воинскую экипировку, им всем очень уж понравился эльфийский камуфляж.

  — Не, ну ты видал камуфло, а? Это же настоящий хамелеон, как в книжках про попаданцев, — резвый Слон перемежал неопределенными артиклями даже краткую речь.

  — Язык подвяжи, — командир отреагировал низким баритоном только на матерные слова, — не подчинишься приказу, потеряешь деньги. Тебе Вячеслав Игоревич именно это пообещал. И запомни, два раза не повторяю, ещё один прокол, и ты покидаешь команду.

  — Я и так её покидаю, вернуться мне надо по любому, ты же знаешь.

  — То, что примут нас двоих, это ещё бабушка надвое сказала. Не исключено, что в свою реальность мы вернемся всем геройским экипажем. Я тебе сказал, что хотел. Услышал ты или нет, отныне это твоя печаль.

  — Я тебя услышал. Моё слово тверже гороха: сказал — сделал.

  — Тебе не за «сказал» заплатили, а за «сделал». Сто процентов выплатили и пообещали сверх. Не забыл?

  — Я понял, не повторится.

  Джан покашлял.

  — Ладно, проехали, мужики.

  Командир чем-то лязгнул, клацнул, затем вжикнула молния, вдалеке хлопнула дверь. Вот и весь разговор. Значит, веселый Слон вернется в старый мир. Оно и к лучшему, несерьезный парень, бог с ним. У него единственного есть семья, сын родился недавно. А у жены, как я поняла, внезапно заболели оба ещё нестарых родителя, и деньги нужны, так что пусть карабкается вверх... но дома. Семья — это хорошо. А живые старики ещё лучше, так что подкинем парню деньжат перед уходом, пусть лечит деда с бабкой. Как говорит Славка, мне эти доллары никуда не уперлись, а им нужнее.

  Смешно вспомнить, как почти год назад Тарин удивлялся бумажным деньгам и первые десять минут отказывался верить, что за две стодолларовых бумажки можно купить хорошие вещи. Славка долго ему рассказывал про золотой эквивалент, обеспечивающий ценность раскрашенной бумаги, но как мне кажется, наш глав—эльф так и не понял зачем это понадобилось земным государствам. Половину вечера он и Славка дискутировали на экономические темы и к согласию не пришли.

  Ага, Саналера зовет к завтраку, буду жевать в одиночестве и на кухне. Бенгуст опять отличился, слоеные пирожки с мороженными ягодами, вкуснятина! Тарелка опустела на счет три! Теперь покурить и дождаться Тарина.

  Захватила корзинку с пирожками, высвистала Берку, а где сигареты? Ага, Талком уже тащит подносик с пепельницей, турочку с чашкой — вот спасибо! Нет, я сама отнесу, спасибо.

  — Сана, я в библиотеке, если кто-то меня будет искать.

  — Хорошо, госпожа.


***


  Ожидание известий затягивается, я успела почитать, вздремнуть, снова почитать, а теперь сижу у окна, и тупо созерцаю хмурый день за окном. Со второго этажа хорошо просматривается двор, так что я вижу Имроя в теплой накидке, капюшон лежит на плечах. Наш егерь, как дядька Черномор, дозором бродит по периметру, они с братишкой каждые три часа меняются в дневное время.

Сами себе установили такой режим, сами его соблюдают, не допуская посторонних и доверяют двор только гаврошам и не более, чем на полчаса—час. А те и рады стараться, уже ни одна ворона не рискует присесть на верхушку ограды, вот и сейчас один из них прицеливается в ничем не повинную птицу из рогатки, научила на свою голову!

  Резко вскакиваю на шорох за спиной — Тарин! Наконец-то!

  — Садись, друг! Кофе будешь? Рассказывай!

  Эльф трижды кивает на все три произнесенные мною предложения, а я выбегаю на галерею, надо покричать на кухню, чтобы... Ну и дают ребята, Талком уже торопится по лестнице с очередным подносом. Нет, точно вам говорю, у этого парня или подслушка стоит в библиотеке, или он настоящий маг разума!

  — Спасибо, Талком!

  Перехватываю поднос и бегом тащу в библиотеку. Тарин невозмутим и меланхоличен, по обыкновению. Я сразу беру быка за рога, и наш эльф начинает неторопливый рассказ, перемежая речь глотками кофе. Я тяну из пачки уже четвертую сигарету и только успеваю ахать, креститься и вздыхать то ли с облегчением, то ли наоборот. Всё не так однозначно, как хотелось бы многим из нас. Но надо сказать, что результат превзошел мои ожидания.

  Итак, по порядку! Наши следопыты наблюдали за логовом врага, то есть резиденцией Ауге, ровно трое суток, причём, задействовали пришельцев, магические возможности всех участников, да что там, привлекли даже гаврошей. Именно нашим мальчишкам мы обязаны информацией о местожительстве незнатной, но очень красивой дамы, принимающей главу рода Эуге с завидной регулярностью. Все попытки отследить куда именно отбывает главный темный по вечерам провалились, но ушлые ученики наших егерей обнаружили с заднего хода такого же юного и ушлого посланца и аккуратно проследовали за мальчиком на побегушках. Тот оказался достаточно беспечным и слежки не заметил, ибо торопился как можно быстрее доставить подарок метрессе старшего Эуге, да и чего мальчику опасаться на территории своего княжества?

  Вот и получилось, что глава рода Эуге два часа назад покинул этот мир аккурат на пороге дома очаровательной любовницы по причине передозировки свинца в организме. Следует сказать, что свинцовый подарок, заговоренный особым образом, доставили из снайперской винтовки, в просторечии именуемой «винторез». Сам главный темняк откинул ласты мгновенно, а его зам, он же правая рука, и трое помощничков рангом пониже последовали за своим боссом примерно через час после первого события. Они неосторожно оказались в зоне влияния сюрприза с планеты Земля. Как выразился Славка, сюрприз происходил из числа игрушек строго направленного действия и плохо совмещался с жизнью. Довеском к уже случившемуся оказалось приятное стечение обстоятельств: наследник рода Эуге, он же мозговой центр всего семейства князей, отреагировал на звук неслабого взрыва эффектным появлением в зоне боевых действий, получил бонусом отрикошетивший осколок прямо в горло и скончался на месте.

  Это было несколько больше, чем ожидали террористы, но на этом сюрпризы не закончились! В резиденции Эуге обнаружился никто иной, как наследник королевства Эрин, у которого, к сожалению, хватило ума не подставляться под непонятную магию. Принц Элхи спешно вызвал из родимого королевства нужных специалистов и теперь там роют носом землю неслабые маги и прочие дознаватели.

  — Не свяжут ли пули и осколки с некими пришельцами из другого мира, как полагаешь, Тарин?

  — Нет, магические следы на месте событий присутствуют, но по ним найдут лишь некий тайник, расположенный на границе княжества Эуге. В тайнике обнаружатся остатки магии заклинаний и пара—тройка сломанных артефактов, перемешанных с такими же осколками.

  — А если кому-нибудь стукнет в голову исследовать металл?

  — Если и придет, то пусть попробуют. Я бы охотно ознакомился с результатами такого исследования.

  — Где наши специалисты сейчас?

  — Гостят в резиденции ден Освал. Сюда прибудут завтра. Как я понял, планируется ещё одна операция. Слав будет к вечеру. Он должен появиться в академии не позднее, чем завтра.

  Я перевариваю сказанное, пытаясь успокоить свою паранойю и взглянуть на события в Эуге под нужным углом. В самом деле, нужно привести нервы и мысли в порядок. Многое ли там обнаружат маги Эрин, вызванные принцем? И кто дал разрешение на отвлечение специалистов от их святых обязанностей, главная из которых охранять короля? Сам король разрешил? Возможно, но нам достоверно известно, что принц навещал мать... и почему он оказался в резиденции Эуге? С какой стати? Гнева папаши не боится? Родню навещает?

  — Каковы придворные слухи относительно принца? Есть новости?

  — Новости есть. Принц испросил прощения у короля и принес клятву.

  — Ага, типа, я больше не буду? — хмыкнула я.

  — Что-то в этом роде. И начал вникать в дела королевства.

  — И как далеко он вник?

  — За неполные четыре дня умудрился сменить всего семь любовниц, выпил на четыре кувшина вина меньше, чем обычно и поприсутствовал на одном заседании королевского совета, — Тарин меланхолично рассматривал фамильный перстень.

  — Немного, — хмыкнула я, — но лиха беда начало. А где Орон?

  — Явится к обеду, надеюсь ты меня пригласишь?

  — Конечно, даже не сомневайся. Думаю, Орон сумеет рассказать ещё что-нибудь интересное. А в чем заключается твоя роль?

  — Это, как выражается мой друг Слав, закрытая информация.

  — Ну да, о чем не знаешь, того не разболтаешь. А что у нас в плане на сейчас? — поинтересовалась я.

  — Могу скрасить твой досуг беседой, есть возражения?

  — Никаких возражений, идем к камину?

  Удобные кресла, мягкий ковер под ногами и тишина, нарушаемая негромким голосом нашего глав—эльфа. Редко выпадают такие вечера, когда Тарин изъявляет желание побеседовать по душам. Обычно за спиной валяются по коврам наши дети, настораживая уши в сторону старших и, соответственно, глав—эльф имеет железную отмазку, дескать, мой рассказ не для множества ушей, пусть и дружеских. Но сегодня лишних ушных раковин нет, зато есть время поговорить. Я заметила, что Тарин всему отмеряет время не очень щедро, но и не слишком скупо.

  Конкретно сейчас он рассказывает историю упадка королевства эльфов, освещая события тех незапамятных времен, которые господин Тарин ден Сиутэни лично восстановил по сохранившимся летописям. Нетрудно догадаться, что этот вариант истории неизвестен народу людей и орков в силу краткого срока их жизни, к тому же многое забыто или потеряно в глобальных войнах и локальных противостояниях имеющихся в наличии рас. Слушая неторопливый рассказ, соображаю, что то же самое можно прочитать в воспоминаниях земных средневековых летописцев о войне Белой и Алой роз. Всё то же самое, господа, всё то же самое! Разве что уши у земных статистов не похожи на эльфийские, и магия отсутствует, как класс... а так всё, как под копирку. В том случае, если неохота переворачивать исторические слои на предмет исследования вопроса, то рекомендую посмотреть знаменитую киноопупею «Игра престолов». Интересная история упадка эльфийского государства полна тех же пороков — властолюбие, предательство, сладострастие, кровосмешение, супружеские измены, убийства из-за угла, перстни с ядом, отравленные стрелы, заговоренные арбалетные болты, словом, полный набор. Тарин продолжает рассказ, и описываемые им события отпечатываются на внутренней стороне моих опущенных век — все эти короли, принцы, принцессы, интриговавшие против друг друга и против всех подряд...

  Перекус до обеда нам подали в столовой, негоже кормить аристократа на кухне, Тарин, как и Орон, не страдает отсутствием аппетита и лишним весом, так что наш Бенгуст расстарался на все сто процентов, очень уж его огорчает наша непритязательность в еде. Я сама слышала, как он жаловался Саналере, что, мол, господа тен Аори и господин тен Ферри всегда всем довольны, а так не бывает! Они стесняются отругать плохую стряпню? Сана долго смеялась, ну что вы, Бенгуст, даже королевский повар так вкусно не готовит. Всем всё нравится, не сомневайтесь.

  После перекуса Тарин откланялся, желая немного отдохнуть перед предстоящим вечером. Похоже, всем диверсантам и их магической поддержке досталось по полной программе и Тарину в особенности, создать сразу три телепорта в разных местах и уничтожить следы магии, мгновенно перемещаясь между тремя удаленными точками — это, знаете ли, утомляет. То-то он вместо любимого вина одни эликсиры откушивал.

Орон тоже неслабый умелец, но следы светлой магии стирать не умеет в силу своеобразной направленности родовой магии. С этим понятием в Эрин сам Всевышний не разберется. Одни эльфы не могут создавать телепорты, у них просто не получается, хоть ты тресни! Другие могут их создавать и даже в состоянии удержать, но не дружат с воздушными элементалями или с огненными. Третьи вообще ничего из перечисленного даже уметь не пробуют, поскольку являются некромантами! Мастерами смерти, если уж называть вещи своими именами. К тому же, как ни странно, эти мастера ещё и неслабые целители. Или вот взять Джейлиного опекуна, так этот эльф претендует на звание «говорящий с призраками» и может вызвать из небытия дух любого умершего эльфа. Достойный господин ден Фаль вполне способен так построить разговор, что дух не осмелится солгать. Я читала, что вызванные из Небытия души, лгать просто не способны и вот тут важнее всего умение задать правильный вопрос. Досточтимый господин Ван вообще универсал в любой доступной магии за исключением некромантии. И он, по его собственному признанию, способен творить тёмные заклинания, в любом состоянии тела и души. Верю на слово.

  ... Конечно, дома сидеть сиднем скучно, но я не ропщу, не в моих привычках следовать голливудским стандартам. Это только в юсовских блокбастерах главгерой велит своей даме сидеть на попе ровно и дать ему благородную возможность помститься. Но дама, мучаясь тревогой за своего брата/сват/мужа/бойфренд/партнера, высовывается изо всех щелей, и главзлодею не остается ничего иного, как прикончить эту дуру ножиком, палкой или голыми руками, поскольку на такую идиотку пулю тратить жалко! Так что я слоняюсь по дому, избегая совать нос на кухню, а то сразу кормить начнут. И жду вечера.

  Девчонки—горничные вполне себе незаметны и самого процесса уборки я тоже не замечаю, а на вполне закономерный вопрос «почему» Сана ответила, мол, есть на сей случай особая бытовая магия, и существуют некие амулеты, делающие слуг как бы невидимыми для хозяев. Ничего себе — отвод глаз! У наших девчонок наличествуют заговоренные Ороном амулеты, а бывают особы, сами владеющие такой странной магией. Подозреваю, что это даже и не магия вовсе, а какой-то фокус подсознания. И бесполезно спрашивать нашу домоправительницу «почему раньше не сказали», поскольку ответ очевиден и незамысловат «а вы не спрашивали».

Я тут ещё много чего не спрашивала. Всем землянам надлежит врастать и врастать в здешнюю жизнь и, как сказал Тарин, сделать, наконец, выбор... с кем мы и против кого. Я затребовала объяснений и тупой старухе растолковали, что господин Слав и его молодой приемный внук принадлежат к научной элите, первый в силу собственной гениальности, второй — в силу текущего статуса, наш Вацлав считается адептом, по-нашему студентом. Я, как сказал господин тен Ферри, «в нашей элитной команде не котируюсь в силу нестандартной раскраски», поскольку я не человек, не орк и не эльф, а в полном смысле слова неведома зверушка.

  Получается всё, как в далекой Великой и ужасной Британии — есть свои классы и принадлежность каждого индивидуума должна быть строго обозначена. В принципе, шаг влево и шаг вправо возможны и не только теоретически, но позиционировать себя стоит сразу и надолго, дабы окружающие не путались в стилях обращения, ибо с простолюдином говорят так и этак, а с народом повыше и породовитее говорят иначе.

Сколько я помню из земной истории, в той самой Британии ихний король Генрих номер восемь, он же аналог Синей Бороды, регламентировал даже покрой и цвета нарядов для разных сословий. Коли ты горожанин среднего достатка, не моги рядиться в парчу и бархат королевских цветов! Мужикам попроще происхождением, чем лорд, даже гульфик к штанам полагался без особого наполнителя. Чудны дела твои, Господи.

  Оборачиваюсь от окна к двери, в проеме нарисовался Орон, с ног до головы затянутый в эльфийский камуфляж. Есть у господ Вечности такое одеяние — обтягивает, как родная кожа, не стесняет движений, не морщит, не полнит и растягивается, как кишка. И мимикрирует под любую поверхность. Господин ден Освал расплывается в улыбке, кивает и удаляется в сторону ванной. Понятненько! Я так стремительно возникла перед поваром, что бедолага Бенгуст отшатнулся.

  — Подадите через час, хорошо? К обеду ожидается только Орон и я. Надеюсь, сегодня нет этих странных деликатесов?

  Бенгуст отрицательно мотает головой, ну и прекрасно! Сама я есть не хочу, но за компанию придется. Не то, чтобы Орон так уж стеснялся есть в одиночку, просто присоединюсь во избежание ненужных вопросов, а после обеда — короткий разговор и отправлю эльфа отдыхать, желательно в его фамильное поместье.

  К моему удивлению, эльф откушал всё поданное и отказался отдыхать вообще. Значит не вымотался, что не может не радовать, а как там остальные?

  — Ваши родные в полном порядке, молодежь не столько отдыхает, сколько тренируется. Ваш внук в данный момент занят по специальности, как и юные дамы, они лечат окрестных жителей. Господин тен Ферри бодр, и очень рад, что все его прогнозы оправдались, ибо маги так и не нашли виновных в недавних нападениях, хотя и высказывали предположение о призванных из Бездны существах.

  — А как там непосредственные исполнители?

  — Вам досталась весьма сработанная. Всё ими установленное сработало с ювелирной точностью и выкосило именно тех, кого мы планировали отправить в Бездну раньше срока. Особенно отличился их старший, один выстрел и, как он сказал, контролить не надо.

  — То есть все целы и здоровы?

  — Кроме единственного эльфа из прикрытия, его зацепило осколком на излете, но ничего опасного.

  — Значит ждем дальнейшего развития событий.

  Орон кивнул.

  — О прочих заботах поговорим вечером, когда вернется Слав и ваши наемники.

  — До вечера, отдыхай.

  Орон улыбнулся глазами и улегся на любимый диванчик с книгой. Сейчас подтащу к нему столик и корзинку с десертом, пусть парень отдохнет. Эльф благодарно прикрыл глаза, а я тихо спустилась по лестнице и попросила Сану, чтобы эльфа не беспокоили до самого вечера. Нужна уборка? Завтра уберете! Где вы там грязь видели и зачем надо срочно затевать возню с тряпками и ведрами? Ах не с тряпками, а с амулетами?! И всё равно — ни к чему там маячить. Ежели кому охота заняться уборкой, пущай двор метет, вон опять снег пошёл!

  В который раз пересекаю гостиную вдоль и поперек, скоро начну кружить по периметру дома, как беспокойное привидение. Значит, наш спецназ работу выполнил на «пять» с плюсом, и наследник Эуге тоже приказал долго жить. Мужик, что называется, попал под раздачу, но, может, оно и к лучшему? Пока эти тёмные пауки будут сражаться за власть в пределах своей княжеской банки, им будет не нас. Правда, этот королевский выползок Элхораг Альпин всё ещё жив—здоров, прощен любимым папенькой и намерен освободить маменьку.

Терилан Альпин, если судить по его поступкам, весьма недалекий правитель. Сынок припал к отеческой груди со слезной просьбицей и его величность тут же простил недоумка! А мальчик поспешил к опальной маменьке, не откладывая в долгий ящик! Конечно, я могу и ошибаться, но на месте старшего Альпина я бы почаще оглядывалась и проверяла на яд каждый подносимый ко рту кусок.

  Что-то мне тревожно, но от всей души надеюсь, что моя пресловутая способность воздавать по заслугам, не минует его высочество. И желательно побыстрее! Может, надо замутить комплот в княжестве Эуге или грохнуть ещё парочку неудачников из этого темного семейства? Во вкус вхожу, что ли?! Ну и мысли, боже милостивый!

Но с другой стороны, ребята, я вас не ничем не обижала. Жила себе спокойно в королевстве Эрин, изредка мелькая синей рожей в тесном кругу и никого из вас не трогала. Так что получите ответный привет в пять слоев и с горкой. Я, конечно, незлобивая старуха... до определенной степени. Я и мои друзья можем нехило огрызнуться! Если понадобится, мы ваш долбанный клан выкосим под ноль. И пусть этот законный королевский опрыск запомнит — смерть никогда не опаздывает, только задерживается.

  Но ведь её можно и поторопить...

  Пока что я имею благое намерение спокойно дожить до вечера и дождаться возвращения Славки и присных его, в надежде на подробный рассказ об итогах. Отчего-то мне кажется, Тарин отбыл вовсе не на отдых, а направился прямиком в королевский гадючник за новостями и слухами, которыми, как известно, земля полнится в обоих мирах.

Тут же вспоминаю Славкины рассуждения о том, что большинство катастроф, происходящих в мире, случаются как исполнение желания коллективного бессознательного. Все мы тут коллективно и вполне сознательно желаем клану темных провалиться сквозь землю, так следует ли нам ожидать землетрясения на землях Эуге? Если бы всё было так просто...

  Орон пребывает в размышлениях о вечном, надежно заякорившись на диване в библиотеке, а я направляюсь в свой кабинет. Есть у меня в этом доме неприкосновенное помещение, где наличествуют длинный рабочий стол, стоят шеренги разноцветных банок с компаундами, лаками, растворителями и прочим расходным материалом для моих поделок. На столе дожидается своего часа незаконченное панно. По периметру потолка расположено множество магических светильников, среди них есть и плавающие в воздухе. Сколько раз я стукалась головой о такой фонарь, висящий для лучшего освещения чуть позади, это даже счету не поддается. Среди прочего имеется прямоугольное низенькое окно высотой восемьдесят сантимов, зато длиной во всю стену. На широком подоконнике мы со Славкой любим сидеть лицом к лицу и покуривать, наслаждаясь неспешной беседой и покоем.

  Из окна открывается вид на унылый зимний садик на заднем дворе, летом пейзаж повеселее, зелень радует глаз, звонко журчит фонтанчик, сотворенный магическими усилиями нашего ниндзяка. Этот эльф не иначе, как в Японии родственников имеет, половину недели возился с камнями на дне мелкого фонтана, добиваясь какого-то особого звучания не то льющейся сверху, не то бегущей воды. Славка рассказал ему о бамбуковых колокольчиках. Подходящий тростник в Эрин нашелся, но к огорчению нашего Орона, звенеть на ветру не пожелал.

  Ловлю себя на том, что уже час стою у окна, созерцая падающий легкий снег. Ну и зима, сырая промозглая слякоть, изредка прерывающаяся несильными морозами и тогда идёт сухой снежок, наметающий крошечные сугробы во дворе. Тут никто не ворочает снег лопатой и не таскает на носилках горы листвы, магия нам на что? Помню, в прошлом месяце Орон даже не понял моего вопроса о дворниках, одним движением руки убирая снег из пределов видимости. Правда, центральные городские улицы обихаживают специальные люди, но остальные улицы убирают маги, оплачиваемые горожанами.

  Зимний день незаметно перешел в зимний вечер, а новостей, как и людей, всё нет. Звучит гонг к ужину. Я плетусь в столовую, Орон уже там, и стол накрыт на четверых.

  — Все уже дома, не волнуйтесь.

  — А раньше сказать не судьба?

  — Слав только что прибыл, и сразу бросился в ванную, — Орон успокаивает меня плавным жестом.

  — Все живы?

  — Не только живы, но и пленника взяли.

  — Да?! Темного, что ли?

  — Нет, пленник из обслуги.

  — А самого пленника или его хладного тела не хватятся?

  — Как я понял, на месте непосредственных событий пришлось кое-что испарить или, как выразился Слав, привести в газообразное состояние. Так что сами понимаете, могут хватиться, а могут и списать в неизбежные потери. Второе вероятнее, ибо тёмные не особенно дорожат слугами из людей.

  — Где спецназ?

  — Я переправил их в своё поместье за городом. Они тоже в порядке. Завтра прибудут. Мои сородичи уже доставили трофеи в ваш дом.

  — Трофеи? Вы что клановую казну у темных отвоевали?

  — Не совсем казну, случайно попались маги с денежным ящиком.

  Бог ты мой, эльфы с большой дороги! Молодцы, это по-нашему. Господа аристократы тоже не дураки прибрать к рукам то, что плохо лежит! Точно вам говорю, сущность разумного организма, пусть он и зовется светлым эльфом, одинакова в любом из миров! И в Эрин можно с чистой совестью обобрать врага, дело это и хорошее, и богоугодное.

  — И знаете, я предложил Славу долю в трофеях.

  — И что?

  — Он сказал, что для Атоса это слишком много, а для графа де ля Фер слишком мало.

  А вот и Славка — бегом несется вниз по лестнице. Что, кушать хочется, диверсант престарелый? Ишь ты, рот до ушей, седая грива дыбом, слава богу, все живы—здоровы. Дети в надежном месте, спецназ отходит от боевых действий в не менее надежном укрытии.

Наше сообщество никто не сможет связать с происшедшим на землях Эуге. Господин Слав тен Ферри появится на рабочем месте уже завтра, а сегодня мы ужинаем, разговариваем и по итогам беседы планируем дальнейшее. Васька прислал маго—вестника, у них всё хорошо, Беата с Сэнной тоже в порядке, можно попытаться вздохнуть свободнее. Прищучить бы этого королевского наследника, чтоб ему оса на язык села, и можно жить спокойно.

  Славка возник в столовой одновременно с Тарином, появившимся в телепорте в сопровождении своего повара и здоровенного противня со сладким пирогом. Давно надо было перетащить эльфийского кормильца на кухню благородного дома тен Аори. В последнее время Тарин почти переселился в штаб заговорщиков, и дома не показывается четвертый день. Так что присутствие Анса на кухне вполне уместно, скучно же эльфийскому повару в пустом доме, так пусть балуется поварешками в обществе Бенгуста.

  Последним к столу бодро присоединился Орон, все главные лица в сборе. За трапезой всем очень не хватает веселой молодежи. Если девчонки вернутся по домам, то мне особенно будет не хватать тонкой эльфийской вежливости нашей Джейл, неожиданных высказываний решительной Белмы и мелодичного смеха малышки Сэнны, смеющийся над словесными перлами бесцеремонной орчанки.

  Внук за столом большей частью безмолвствует, только за ушами трещит, малец всегда отличался неслабым аппетитом. Как вспомню чего мне стоило прокормить пацана, когда он резко начал тянуться вверх… Вся моя пенсия до копейки, как и половина Славкиной, уходила на сбалансированное питание для Васьки. А дистония? Обмороки, слабость и головокружение в период интенсивного роста! Тогда Славка напряг всех бывших приятелей и ему доставили-таки из Израиля то редкое лекарство с непроизносимым названием от остеопороза. Болячки цеплялись ко внуку одна за другой, веселое, видимо, было детство у мальчишки. Его мамочке за мужиками о сыне некогда было печалиться... всё замуж выходила, раз пятнадцать только на моей памяти.

  Я очнулась от размышлений, за моей спиной справа стоит Талком и пытается выяснить, что госпожа Яна будет кушать.

  — А можно мне сразу пирога?

  Талком мгновенно притаскивает изрядный кусок на огромной тарелке, вот это по-нашему! Пирог ещё горячий, пахнет одуряюще, Анс туда точно какой-то наркотик сует, в начинку, я имею в виду. Такая вкуснятина, что язык проглотишь. Начинка сладкая, горячие ягоды даже не развалились, сок брызжет во все стороны, устряпываюсь по самые уши!

  Сотрапезники работают столовыми приборами, как ковшом экскаватора, зрелище голодных мужиков впервые в жизни не умиляет, скорее бы поговорить! Утешаю себя мыслью, что всё на свете имеет конец, даже такая торжественная трапеза!

  Наконец-то все положили салфетки на стол и направились к камину, перетаскивая на стол подносики с кофием и прочими чашками. Ещё целую вечность они рассаживались по привычным местам, разбирали чашки—плошки и бокалы с пойлом, устанавливали полог молчания ... и всё это время я восседала в своём кресле с Беркой на коленях и пуфиком под ногами. И делала вид, что задремала...

  Славка кашлянул, и я нехотя приоткрыла глаза. Славка затянулся сигаретой.

  — Тебе как рассказывать? По порядку? Или только выжиму событий предоставить?

  — По порядку давай.

  — Ладно. Основная акция прошла, как и планировалось, главнюка темных сократили быстро. Думаю, он и понять не успел, что умер. Исполнитель спокойно удалился с позиции удара, даже инструмент сумел развинтить по всем правилам. Удивительно то, что главу рода никто даже не подумал искать. В течение примерно двух часов стояла благостная тишина, затем его всё же хватились. Скоренько засуетились охранники и нашли-таки единственного двухсотого на крыльце дома его же метрессы. Девку тут же взяли в оборот. Чем для неё это окончилось, никто не знает.

  — Но догадаться нетрудно, — вставил Тарин.

  Это да, тёмные давно запытали девчонку до смерти, попутно выяснив всё нужное и ненужное, кто бы сомневался.

  — Затем в зону покрытия минами попали заместитель главнюка и несколько прочих причастных, числом трое. Видишь ли, наши спецы установили соответствующие устройства на пути следования господина заместителя. Прочие как-то не учитывались, но попали они под раздачу удачно. Их выкосило не сразу и не всех, поскольку мин было четыре. После второго срабатывания во всё ещё активной зоне внезапно возник первый наследник Эуге и получил осколок в горло, как по заказу и склеил ласты прямо на месте. Оставшиеся два взрыва размололи в кашу тела погибших и тех, кто неосмотрительно попал в зону действия направленного заряда. Дистанционное управление бойней, как и планировалось.

  — А принц тут с какого боку?

  — Вот это самое интересное, пацан вовсе не рвался выяснять, что за магия творится в округе, с инстинктом самосохранения у него всё нормально. Грамотно укрылся, понаблюдал и по наступлении благостной тишины развил бурную деятельность. Наследник Терилана Альпина связался с дворцовыми магами и вытащил своих ищеек в княжество Эуге. Умный у нашего короля сынок, как ни крути! Пацан грамотно поставил задачу прибывшим и, когда мы производили плановое отступление, двор резиденции кипел, как котел с водой. Что там происходит сейчас, понятия не имеем, поскольку свернули всё оборудование и смылись в трех разных направлениях.

  — А ты что скажешь? — я адресовала вопрос глав—эльфу.

  — Да примерно то же самое, правда, приукрашенное и расцвеченное фамильными цветами Альпинов. Король в ярости от самовольных распоряжений принца! Он тут же вытребовал наследника из поместья Эуге во дворец. Наследник не пожелал подчиниться быстро, отговариваясь необходимостью возглавить расследование смерти родичей. Тогда в поместье Эуге прибыло подразделение гвардии, которое снесло магией ворота к такой матери, как выражается Яна. После чего принца взяли под стражу, а на всю резиденцию темных князей наложили блокирующий магию полог. Словом, ядовитых пауков заперли в банке с полным на то основанием, ибо они не имели права принимать у себя наследника престола Эрин до его совершеннолетия, что специально оговаривалось в брачном договоре его матери, третьей наследницы княжества Эуге. Зачем оговаривалось? Неизвестно. Но причина явно была серьезной, судя по нынешним распоряжениям правящего монарха Эрин.

  — Это всё?

  — Пока всё, принц заперт в своих покоях, с него сняли щиты и амулеты и надели антимагические браслеты. Наследника престола караулят преданные Терилану Альпину гвардейцы и четыре мага, всё же наследник престола наполовину темный эльф.

  — А с чего такие строгости? — не поняла я, — мальчик действовал правильно и расторопно! Не исключено, что очень грамотно.

  — Секрета здесь нет, в Эрин только слепоглухонемой не знает, что наш монарх спит и видит проредить темных на законных основаниях, очень уж непредсказуемо это племя.

  — А это разве очень трудно взять зарвавшихся Эуге на короткий поводок?

  — Теперь нетрудно, твари Бездны, вызванные королевой, нарушение брачных соглашений старшими Эуге, необдуманные действия наследника Эрин... темным хватит с лихвой. И ничье заступничество не поможет. Некоторых членов клана, точнее, всех, кого нашли в резиденции, уже арестовали, на имение наложена какая-то подавляющая сопротивление магия, ведется расследование не только смертей членов клана, но и их деятельности на территории Эрин. Весь магический состав академии уже трудится на землях Эуге.

  — Значит, темным уже не до нас?

  — Трудно сказать. Неизвестно, сколько магов успело исчезнуть из резиденции. Я бы не стал радоваться раньше времени и громко праздновать победу.

  — Именно, — вставил Орон, — ещё жива королева Малори и живы её молочные братья, скрывшиеся в неизвестном направлении. На вашем месте я бы не стал обманываться на их счет, выжившие братья постараются отомстить любой ценой. Эти тёмные сильнейшие маги своего поколения.

  Тарин добавил к сказанному:

  — Думаю, их главная цель сейчас королева, клановая политика обязывает сородичей её спасти. После рождения детей королеву ждет показательная казнь, а этого сбежавшие тёмные постараются не допустить, у них очень сильны родственные связи. У покойного главы клана было только двое наследников: покойный ныне сын и опальная королева Малори. Её второй сын должен наследовать Эуге, понимаете? Ректор академии, как глава расследования, считает, что тёмные попытаются спасти родственницу. Только вот когда? До или после родов? Словом, тут много суеты, политики и непонятного. Но куда они денутся с нею и младенцами на руках? У короля хватает сильных магов, способных обуздать многих несогласных.

  — У Терилана Альпина хватает и врагов, — ответил Орон, пожав плечами, — проще арестовать всех сбежавших на территории Эрин, иначе придется гоняться за ними по всему континенту.

  — Судя по тому, как сработали королевские маги на том памятном приеме, их квалификация оставляет желать лучшего, — Славка затянулся сигаретой.

  — И вряд ли она с тех пор улучшилась, — согласилась я, — поэтому отнеситесь серьезно к грядущим проблемам. Братишек её величества не стоит сбрасывать со счетов, как и сынулю с супругом.

  Тарин скептически хмыкнул.

  — Эуге не станут штурмовать замок, где содержится королева. И освобождать её не станут, магическая клятва не позволит.

  — Но могут попытаться освободить сына, им ведь, как я понимаю, прощение короля уже не светит? Крысы в безвыходном положении становятся опаснее тигра.

  — Можешь забыть об этом, — Тарин покивал с умным видом, — Серый Бык точно не допустит такого исхода.

  — Ты хочешь сказать, что шаман способен справиться с темным магом?

  — Ещё как способен! Особенно, если припомнить, что его ныне здравствующая прабабка, урожденная Эуге.

  Я просто дар речи потеряла! Так этот чертов Бык даже не орк, а на одну восьмую мулат?! Неожиданно, право слово! Но ежели хорошо подумать, то чему удивляться-то? В любой стране аристократия повязана многочисленными родственными связями со всех восьми сторон света.

Это мы, простолюдины, беспамятны и не считаемся родством, если оно простирается дальше кузенов. Нам нет нужды вычислять долю бла—а—родной кровушки в собственных жилах. Может зря? Знали бы родословную от прапрапрадедов, так меньше дебилов рождалось бы. В старинных обычаях как эльфов, так и русских много разумного.

Взять хотя бы обычай в наших дореволюционных крестьянских семьях, запрещающий молодым мужчинам пить хмельное до большой бороды, то есть до двадцати пяти лет. Это много столетий спустя наука дотумкала, что гены повреждаются алкоголем бесповоротно, если начать питие с младых ногтей, недавно наши ученые открыли ген пьяниц! То есть на генетическом уровне существует повреждение иммунитета к спиртному!

Но в Эрин господ аристократов скрещивают, как призовых жеребцов для выведения здоровой и жизнеспособной породы. Вначале узнают о предполагаемой родне всё, что возможно, бывает, годами разнюхивают прошлое предполагаемых родичей. Судят—рядят, после чего засылают свадебных гонцов. А у нас? Встретились—обнюхались, стремительно поженились часто вдогонку готовому ребеночку, а потом не сошлись характерами.

  — Меня завтра опять весь день не будет, так что...

  — Поняла. Из дома ни ногой.

  — Вот и умничка.

  Мужики всё обсуждают происшедшее, вычленяя, как им кажется, самое важное. Слушаю краем уха и размышляю, что в кои-то веки мне ничего не надо решать и никаких действий предпринимать не нужно... что вот нашлись же мужики, готовые принять на свои крепкие плечи мои беды. Пусть эти мужики хоть эльфами зовутся, хоть чертями преисподней, они ведут себя, как истинные мужчины. И чтобы таких увидеть больше единицы (это я Славку имею в виду, если кто не понял) надо было покинуть старый мир и утвердиться в новом. Вот что мне настоящим чудом кажется, а вовсе не ихняя магия!

  Славка молчит и покуривает свой наргиле, вытянув ноги к огню. Свои кальяны он чистит сам, не доверяя дамам такую сложную операцию. Иногда к процессу курения присоединяется Орон, вот как сейчас. Оба утверждают, что под табачок им хорошо думается.

  Мне тоже под него хорошо думается, я смотрю на собеседников и похоже, безрадостные мысли обременяют только меня. А чему радоваться? Живем на военном положении, одна радость — дети упрятаны далеко, да и Славкина почти законная супруга с внучкой тоже в безопасности. И что тут радостного? Пытаюсь понять, что именно меня так раздражает, из-за чего окружающий мир мгновенно окрасился в серые тона. Неужели отсутствие драйва? Или, может быть, тот факт, что госпожа тен Аори играет в этом спектакле не первую скрипку? Вот это вряд ли, мне такой драйв и даром не нужен. Может, это синяя зверюга внутри мадам комплексует? Не знаю, что именно меня так беспокоит, но присутствует сильное раздражение, которое туманит разум настолько, что я самопроизвольно меняю облик!

В этом состоянии воздух снова становится обжигающим и в ноздрях застрял тот самый сладковатый запах, который душным облаком окутывал младшего Альпина на том приснопамятном приеме. Запах не давал возможности отвлечься от собственного раздражения, звон в ушах просто раскалывает голову, в глазах, судя по ощущениям, пересыпается песок. А окружающее тонет в странной тёмно—серой пелене! Я с усилием закрыла глаза, чтобы не видеть...

  — Яна, остановись немедленно!

  Я резко вскакиваю и теряю равновесие. Ровно в сантиметре от моего носа застывает мой любимый ковер! Да, реакция у этих эльфов завидная, падающую меня перехватывает Орон, ну и рожа у него, краше сами знаете куда кладут.

  — Я тут сознание теряю, как благородная дама?

  — Думаю, что не только сознание, — это Тарин.

  Он стоит рядом и с тревогой оглядывается, Орон тоже застыл, запустив какое-то заклинание. Оба мага поводят носами, как сторожевые псы, что за дурь тут происходит? Вторжение темных властелинов, что ли? Я помотала головой, звон в ушах прекратился и тут же серая пелена качнулась и с хлопком исчезла вместе с отвратительным запахом гниющей плоти. Ну и гадость!

  — Что случилось-то?

  Оба наших эльфа меня доблестно игнорируют, зато Славка не столько обнимает старую подругу, сколько крепко держит. Чтоб не вырвалась, что ли?

  — Яна, просто сядь и молчи.

  Да пожалуйста, мне не трудно. Думаю, всё разъяснится и, не исключено, что сию минуту. Наконец, оба мага занимают свои места, Орон нервно наливает вино в стакан, я не отвожу глаз от процесса — он льет мимо стакана.

  Славка перехватывает сосуд и милосердно наполняет фарфоровые стаканы, Тарин нервным жестом жестом убирает пролитое. У обоих эльфов подрагивают руки, только не говорите, что от страха. Эти эльфийские отморозки, независимо от степени благородства происхождения, не боятся ровным счетом ничего. По их эльфийской философии смерти нет, так чего бояться?

  Тарин залпом осушил стакан, Орон отстал ровно на мгновение. Во дают господа перворожденные!

  — Яна, ты вообще способна думать, когда используешь второй облик для вторжения?!

  Тарин, мало сказать, разгневан! Его просто корежит от невозможности закатить мне оплеуху со всей эльфячьей дури. Я аристократично поднимаю бровь, не удостаивая его ответом, и наш глав—эльф усилием воли берет себя в руки. Хорошо, что он свою харизму не включил, а то я точно взвилась бы выше потолка, аристократы достали, мать их.

  — Куда это я вторглась, не подскажешь?

  — Судя по реакции наших собеседников, — тон у Славки так невероятно любезен, что хочется дать в морду, — ты попыталась открыть проход в резиденцию Эуге.

  — И в мыслях не было! — открестилась я.

  — Да? А так сразу и не скажешь...

  Улыбочка у Славки просто людоедская. Да—а, вот так живешь себе рядом с лучшим другом и думаешь, что мужик и мухи не обидит, а оно вон как!

  И тут до меня доходит! Затыкаю обеими руками собственный рот в попытке сдержать дикий вопль, но удается плохо!

  — Вот это да! Ну, мы им покажем кузькину мать! Орон! Тарин!

  Я кидаюсь обнимать обоих эльфов, причём, Орона в процессе обнимания даже не подняла из кресла! Оба мага, похоже, вообще не заметили, что их обнимает суетливая человеческая старуха. Господа эльфы милостиво не обратили внимания на несуразность моего поведения, поскольку оба впали в странный транс, не иначе — обмениваются мысленными месседжами!

  — Яна, ты сможешь это снова сделать? Нам нужно срочно пересмотреть планы и подготовить нужные...

  — ... мероприятия, — закончил Славка, — всё, мы исчезаем, ты из дома ни ногой! Договор?

  Не дожидаясь моей реакции, святая троица исчезает в телепорте. Я остаюсь в гостиной одна и состояние души таково, что хочется прыгать от радости и орать дурным голосом! Если это на самом деле не привиделось, то дому Эуге скоро настанет полный и окончательный абзац! По всему выходит, что господам тен Аори и тен Ферри тесно в одном мире с темными и их сородичами. А с другой стороны, мы их не трогали, так что всё будет справедливо. Если будет...


***


  Как доложила Саналера на следующий день, господин тен Ферри дома не ночевал. И мой незапланированный утренний визит в дом господина ден Сиутэни посредством телепорта также успеха не имел. Наш глав—эльф слуг принципиально не держит, его Анс магичит вполне удовлетворительно для человека, так что в доме свято соблюдается принцип «никаких баб», и оба женоненавистника благополучно обходятся магией.

В частной беседе я неосторожно высказала Славке свои соображения относительно гендерной ориентации обитателей дома нашего эльфа. Он так ржал, что я всерьез подумала, что мы его не откачаем. Отсмеявшись, господин тен Ферри велел засунуть эти соображения поглубже и вообще не возникать с подобными разговорами даже в шутку, ибо такие попытки повеселить окружающих плохо совмещаются с жизнью шутника.

  Очень жаль, но из Анса слова не вытянешь. «Господин Тарин отсутствует по делам рода» мысленно передразнила я дребезжащий голос повара. Таринов род, сколько мне известно, вообще избегает утруждать господина ден Сиутэни своими делами, ибо важная услуга, некогда оказанная роду, обязала клан ден Сиутэни тревожить великого волшебника своими делами как можно реже.

Я с огромным удивлением восприняла весть о том, что добрейший господин ден Сиутэни с младых ногтей славится способностью разрешать конфликты весьма радикально, с обилием трупов врагов, разнесенными в пыль родовыми поместьями и полной невозможностью доказать вину могущественного колдуна из славного семейства Сиутэни. А с виду и не скажешь! Наименование самого рода переводится со староэльфийского как Мстящие Неотвратимо.

  Не солоно хлебавши, я вернулась в родной дом, ставший крепостью и казематом для его обитателей. Сосредоточившись на текущих заботах, я и Сана проверили расходы дома за прошедший месяц, подивились астрономической сумме на защитные артефакты для спецназа, и я попыталась вникнуть в проблему сокращения неглавных расходов — без особого успеха. Ежели дом тен Ферри и тен Аори исчезнет, то смысла в сокращении расходов нет, а если наоборот, то не всё ли нам равно. Радость от исчезновения большинства темных перевесит гобсековские наклонности нашей Саналеры, она точно родственница смотрителю больнички, господину Джету, тот за серебрушку удавится.

  К обеду заговорщики вернулись в полном составе за исключением спецназа, добровольно оставшегося на «базе». Ребят подписали на очередную акцию, причём двое высказали желание поучаствовать бесплатно. Зато Слон от денег не отказался, ибо ему остаться не светит. Оба диверсанта с планеты Земля сдержанно выразили согласие с предложением Тарина поработать наставниками боевых искусств как с гвардией дома ден Сиутэни, так и с Ороновыми головорезами.

  Меня приятно удивил отказ Выдры развивать магические способности некроманта. С одной стороны, жаль, что парень наотрез отказался, мог бы стать неплохим магом. С другой стороны, ему не улыбалось потратить половину оставшейся жизни на постижение чуждой магии.

Вице—некромант с планеты Земля наотрез отказался рассматривать возможность остаться в строю не только на всю оставшуюся жизнь, но и на последующую за ней нежизнь. Выдра, то есть Игорь, довольно удачно отплевался от соблазнительных предложений обоих эльфов и остался человеком, существовать после смерти в виде немертвого мага парень не пожелал. Причём, сумел выторговать себе дополнительное условие — возможность научиться кое-каким магическим фокусам в дополнение к собственным способностям воина. Часть своей оплаты, как преподавателей, наш спецназ попросил возместить обучением навыкам здешних разведчиков.

Оказывается, оба иномирянина уже подписали магический контракт—договор, в котором владение огнестрелом вообще не упоминалось и не рассматривалось нанимателями в принципе. Выдра и Джан, рекрутированные в клан ден Сиутэни, придирались к каждому слову магического контракта и общими усилиями внесли штук двадцать дополнений в первоначальный текст.

  Тариновы «юристы» хватались то за голову, то за сердце в поисках прецедентов, но всё как-то утряслось, так что оба землянина теперь на службе Высокого дома ден Сиутэни с правом клана ден Освал присылать в дружественный дом своих собственных отморозков на обучение. Парням только осталось придумать себе эринские фамилии, с приставкой «тен» в знак того, что носитель имени не принадлежит к аристократии и дворянству вообще.

  Всё это и ещё немного сверху мне в три голоса озвучивали господа заговорщики, рассевшиеся в креслах библиотеки. Очередная операция в общих чертах уже спланирована, теперь остается только выслушать Тарина, разжившегося последними сведениями из королевского гадючника. Глав—эльф обеспокоенным не выглядит, глядишь, новости и не окажутся из числа совсем уж неприемлемых. Но что-то он долговато цедит свой коньячок. Славка тоже тянет паузу. Чего дожидаются? Моей бурной реакции на загадочное молчание?

  Закрываю глаза, натягиваю на физиономию блаженное выражение... пока эти клоуны многозначительно хранят молчание, можно воспользоваться возможностью проникнуть на те самые планы, где обитают призываемые мною элементальки. Обиталище низших духов выглядит, как маленькая долина, окруженная высокими слоистыми скалами и с единственным выходом, украшенным самой настоящей деревянной дверью, такие вот у моего подсознания выверты. Досточтимый господин Ван в одной из доверительных бесед сообщил, что каждый шаман видит обиталище духов по-своему. Некоторые вообще по пустыне скитаются в поисках нужных сущностей.

  — Яна, ты с нами?

  Сквозь толстую вату пробивается приятный баритон Тарина, так что я мгновенно выпадаю из молитвенно—шаманского транса и впервые за всё время знакомства замечаю странное розово-серое свечение вокруг его рук.

  — Что это у тебя? — обрисовываю серый контур с розовыми прожилками, не касаясь его ладоней.

  — Об этом потом. Сейчас важнее настоящее.

  — Так начинай дозволенные речи, я извелась от любопытства.

  — Сразу сообщаю важное. Принц потребовал от отца смертной казни для тебя и твоего семейства.

  Я едва не подскочила в кресле. Славка напротив, расслабился и аккуратно взял со стола крошечную рюмочку.

  — Основания? — господин тен Ферри понюхал коньячок и скривился.

  — Ты и Яна представляете угрозу короне, поскольку именно вы подняли из Бездны демона пустоты, который прикончил родича его матери и едва не отправили в небытие самое королеву Малори. К тому же вы все едва не послужили причиной гибели династии.

  — Как мило. Стало быть, это нашими интригами развалилось герцогство Тоэль и господин граф ден Вайо, науськанный старухой из-за края мира, решил расправиться с королевской фамилией? — Славка снова отпил коньячок.

  Я просто дар речи потеряла! Этот выродок королевского дурдома решил позабавиться в полный рост! Но тут же приходит в голову вполне себе здравая мысль, что бедное королевское дитя грибков не вовремя покушало, травки перекурило или чем оно там себе обеспечивает полный и окончательный кайф.

Благодаря абсурдности принцева требования, не получалось даже взбеситься. А чего удивляться, тёмные отродясь женились на кузинах и выходили замуж за кузенов, близкородственное скрещивание пауков и гадюк порождает на свет вот таких милых Элхи, которых хочется придушить. Придушить сопляка явно опоздали. Теперь нам придется исправлять такую вопиющую несправедливость. Дело хорошее. По крайней мере служанки во дворце спасибо точно скажут.

  Тарин рассматривал ногти, утонув в своём кресле.

  — Что же батюшка его высочества? Полагаю, он как-то отреагировал на выходку сына?

  — Конечно, Яна. Реакция, как ты говоришь, не заставила себя ждать. Принц отправлен под арест.

  — В который раз? Папенька его уже разок наказал. И что? Месяца не прошло, как бедное дитя нарисовалось на приеме.

  — Он заключен в крепость Назуури и наследственная магия блокирована директором академии. Для установления истинных причин необычного поведения его высочества призваны лучшие целители королевства.

  — Гены пальцем не сотрешь, — хмыкнул Славка.

  — Если душевное здоровье принца вызовет сомнения, реакцию короля я боюсь даже представить, — Орон кивнул Славке, — сейчас маги разбираются с кровью его высочества, весьма странные симптомы насторожили даже главного целителя и господина Берга.

  — И если они найдут предосудительное темное вмешательство... — Тарин покрутил головой.

  — Они найдут, — твердо сказал Орон, — ты в этом тоже уверен. Нужно покончить с этим змеиным гнездом. Время дорого.

  — Согласен, — Славка обернулся ко мне, — через час будь готова отправить магов и спецназ на тот самый запах, что тебе так не понравился. Твоя задача открыть портал или как оно называется и держать его до возвращения наших людей. Ясно тебе?

  — А наши ребята где?

  — Где-где... не заставляй меня в рифму ответить. Маги по обе стороны от тебя восседают в креслах. Парни под их прикрытием поставят нужный подарочек в ... нужное место и вернутся сюда. Сюрприз сработает в своё время и большой привет всем, ну или почти всем Эуге.

  — А с уцелевшими как? Они там поголовно маги и далеко не такие светлые, как некоторым из нас хочется.

  — Его величество давно распорядился заглушить проявления темной магии, Яна.

  — Рты темнякам завязал, что ли? Может быть, он руки отрубил всем Эуге? Или наглухо упокоил целое княжество, пусть оно и не велико?

  — Тань, с уцелевшими разберутся без тебя, не забивай себе голову лишней информацией. Ты задачу поняла или мне повторить?

  — Поняла. Ты хочешь сказать, что мой ... ну, пусть портал, не отслеживается магами?

  — Вот именно! Нам несказанно повезло, с тобой, мать. Тихо пришли извне, тихо ушли вовне.

  — Я поняла. Что от меня требуется? Обещаю вести себя смирно, если всё пойдет штатно. А если не пойдет, какова моя задача?

  — В начале акции тебя прикроет магией Орон, а затем к нему присоединится Рустам. Не обижайся, но ему даден приказ вырубить тебя при попытке встрять не в своё дело, — Славка уставился на меня с вызовом.

  Я промолчала, глубоко вдохнув ставший горячим воздух.

  — Вот—вот, — Славка кивком указал на синие руки, — не суйся в бой, закусив удила. Амулет амулетом, но силенок у тебя примерно, как у цыпленка. И столько же возможностей против темных.

  — Да, Яна, так и есть, — поддакнул глав—эльф.

  Они правы. Дамское дело вовсе не в том, чтобы стараться везде успеть и откусить от каждого куска. В данном случае моя задача проста — не осложнять мужчинам жизнь, особенно если речь идёт о драке. У мадам тен Аори уже есть важное дело — маячить за спинами и хорошо прятаться, чтобы без помех вернуть мужиков домой. И желательно невредимыми.

  — В случае угрозы твоей жизни, уноси ноги в одиночку, мы справимся. Понятно? Не кивай, как болванчик, а лучше слушай, что умные люди говорят!

  — Да понимаю я! Чего ты разорался? Моя задача исчезнуть, дабы не усложнять задачу бойцам.

  — Да с тобой всегда одна и та же фигня! Ты честно колотишь себя в грудь и вопишь, что всё понимаешь, обещаешь с три короба и в итоге получается, как всегда!

  Я внезапно успокоилась. Ну, пусть старый друг поорет, это у него реакция такая на непосредственную опасность для мадам. Славка проигнорировал мою понимающую ухмылку и заставил поклясться вслух при свидетелях, что сделаю всё, как велено. Я честно поклялась и решила, что так и поступлю. Только дуры повисают на мужчинах перед дракой или в процессе оной. Повиснуть я успею и потом, когда все человечьи и эльфийские морды явятся в мой дом в полном составе.

  — Слушайте, а парни меня не пристрелят с перепугу, когда я перекрашусь в цвет индиго? — всполошилась я.

  — Вспомнила! — фыркнул Славка, — ещё в первый день им показали картинки с твоим участием.

  — И как отреагировали? — заинтересовалась я.

  — Непечатно, — отрубил господин тен Ферри, — но медвежьей болезнью не заболеют, если ты об этом.

  — Как мне одеться?

  — В темное. Брюки, кроссовки, свой смешной пистоль возьми на всякий случай.

  Я молча встала и отправилась переодеваться. Словила на галерее Саналеру и попросила отправить девчонок—горничных куда-нибудь на пару—тройку часов, чтоб не маячили по дому. Попросила также быть наготове с перевязочным материалом и прочей медициной, свойственной Эрин. Наша управляющая молча наклонила голову и резво сбежала со ступеней вниз. Отлично.

  Одеваясь, я ощущала, как нарастает в моей душе тоскливое и обреченное возбуждение, замешанное на страхе... главным образом на страхе. Руки начали мелко трястись, сердце то и дело пропускало удар, как некстати! Заглотнула таблетку бета—адрено—блокатора, сунула в карман две таблетки персена, пригодятся. Взглянула в зеркало, ну и рожа... Бледная, носогубные морщины обозначились резче, глаза перепуганные, тьфу, смотреть противно! Раньше ничего не боялась, кидалась в драку, как драная помойная кошка, а боялась уже потом. А ставши госпожой тен Аори, сразу хвост между синих лап зажала? Я монстр или уже кто?!

  Злобно фыркая, затянула со всей дури бандану. Надо было и эту спецназовскую шапочку выпросить, ту, что с прорезями в нужных местах. Эльфы уже такие имеют — тёмные маски с дырками из прочного и зачарованного эльфийского шелка, Выдра научил. Дедов военный трофей в кобуру и на пояс, аптечку — в рюкзачок, фляга со спиртным и водой туда же. Всё вроде?

  ...В библиотеке тоже кое-что поменялось, мужиков прибавилось на три единицы, а господа маги облеклись в свои хамелеонские мешковатые наряды и у каждого по два посоха в чехлах. Наш спецназ в странном обмундировании из зачарованного шелка, восседает рядком на диванчике, на полу три вещмешка, каждый размером с меня. И два больших свертка в чехлах защитного цвета. Двое вежливо здороваются, здрасьте, Татьяна Федоровна. И только Выдра встает и произносит спокойное:

  — Госпожа тен Аори.

  — Моё почтение, господа диверсанты.

  У меня язык зачесался спросить, зачем им весь этот арсенал, если предполагается прийти тихо, а уйти ещё тише? Однако я удержала язык на привязи, не хватало мне очередной поговорки из раздела «не учите папу любить маму». Я в данном случае средство перемещения. Антимагическое и совершенно бесплатное такси, сегодня один раз и только для вас. Помотала головой, что за дурь в башку лезет?

  — Яна, все, кроме тебя свои задачи знают, — Орон оставил свою милую привычку выкать, — по команде Слава начинаешь строить этот свой переход. Как только присутствующие воины и Тарин со Славом исчезнут, я установлю полог, и ты встанешь за моей спиной под прикрытием Рустама. И стоишь там, пока прочие не вернутся. Ясно?

  — Ясно, вопрос можно? Мои действия в случае, если ты или Рустам броситесь воевать?

  — Возвращаешься одна и ждешь нас дома. Никаких действий без команды кого-либо из присутствующих. Ясно?

  Заладил одно и тоже... ясно да ясно!

  — Я всё поняла, обещаю так и поступить.

  Все помолчали, затем Орон встал, кивнул спецназу, Тарин и Славка встали вплотную к нашим парням. Иномирные диверсанты подхватили свои не то свертки, не то тубусы, а железяк на них навешано, мать моя в берцах...

  — Начинай, Яна.

  Не знаю кто это сказал. Но послушно закрываю глаза, стараясь разогреть окружающий меня воздух до состояния, когда терпеть уже тяжело. Мерзкий запах постепенно проявляется, и я открываю глаза, в двух шагах впереди нас колышется странное марево, воздух идёт волнами, как над раскаленным асфальтом. В это марево бесшумно проваливаются трое наших воинов, и Славка с Тарином. Я немедленно ухожу за спину Орона, увлекаемая Рустамом, в прорезях его маски поблескивают черные азиатские глаза. Он спокоен и расслаблен, как хищный леопард после охоты, и меня внезапно покидают все эмоции, слава богу. Надоело сдерживать дрожь в коленях, не хватало ещё и обмочиться с перепугу.

  Орон стоит ко мне спиной, Рустам — чуть позади и слева, а я стараюсь удержать рвотные позывы, воняет настолько отвратительно, что в пору заблевать роскошный ковер коридора, на котором мы и стоим, окруженные заклинанием невидимости. Никаких ниш в длинном коридоре нет и в помине, тёмные те ещё параноики, поэтому мы прижались к левой стене — это если смотреть по ходу, и меня прикрывают своими телами мужчины. Освещение коридора здесь хитрое, оно совсем не дает тени. Наши тени тоже отсутствуют, ну ещё бы! Орон не первый год боевым магом считается, как и Тарин. За моей спиной все ещё колышется то странное марево, в которое я едва не проваливаюсь, когда перед моим носом, оттолкнув в сторону Рустама, возникает стремительно вернувшаяся четверка.

  Махнув рукой «за мной», диверсанты уходят домой, меня подхватывают с двух сторон маги, и переход благополучно закрывается. Я обессиленно повисаю на плечах эльфов. И это всё?!

  — А что ты хотела видеть? — смеется Славка, — развороченное тёмно—эльфийское гнездо и финальные кадры под бодрую музычку? А весь такой красивый я стою у поверженных трупов, поставив на грудь главзлодею мокрый от крови сапог.

  Я злобно огрызаюсь:

  — Ты фэнтези писать не пробовал, соловей московский?

  Маги фыркают, спецназ смотрит на нас, как на придурков, а чего комплексовать — обычная операция, прийти, поставить сурпрайс и тихо смыться. Это вам, дети, кажется, что самое главное в жизни — это тихо смыться, а сколько маги дорогущих ингредиентов потратили, чтобы вам невидимость обеспечить, это только мой бюджет знает! И заклинание Тарин сам составил, опробовал и отточил до полного совершенства, а это вам не пулями плеваться из ваших дурацких железок.

  — И когда ваш подарок сработает?

  — Когда надо, тогда и сработает, мы уходим, Орон остается с тобой и всё прочее пока в силе.

  Я киваю Славке, ладно. Ждем.

  — Жди нас завтра к ужину.

  — Заметано.

  Господа заговорщики без лишних слов потопали в подвал, должно быть, отправятся сначала телепортом к Тарину, затем — на ту таинственную базу, о которой обмолвился господин тен Ферри. Орон отправился на кухню, не иначе пирожок будет выпрашивать.

Из меня потихоньку выходит напряжение и хорошо, что никто не видит, руки опять трясутся, сердце стучит так, что вздрагивает кожа на животе. И с чего, позвольте спросить, меня так колотит? Опасности не было, лично я вообще ничего не видела кроме затылков своих защитников. Если судить по часам, всё действо заняло не более пятнадцати минут, воистину тихо пришли и не менее тихо ушли. Так с чего меня так колбасит? Вынуждена сделать вывод, что старость никому даром не проходит, ну, или это моя нежная натура берет своё.

  В данный момент тихо сижу в библиотеке, разглядывая синюю чешую на костистых кулаках. Вокруг с тихим шелестом носится Берка, крылья тренирует, что ли? Если Сэнна права и элементальки умнеют по мере общения, то наша воздушная хулиганка — профессор среди мелких сущностей. Пакостит она со знанием дела, Ваське только что в тапки не гадит. Но тут он сам виноват, зачем обозвал малышку заразой? Скажем, стулья из-под него она выдергивает лихо, да и мелкие пакости строит весьма творчески. Васька злится, но не просит меня угомонить зарвавшуюся сущность, а по совету Орона тренирует реакцию.

  Так, полежали—попереживали, пора и делом заняться. Надо бы спуститься вниз, заварить кофейку и попытаться начать радоваться жизни вместо того, чтобы изображать нежную ромашку. Наверное, Орон как раз первый противень с пирожками приканчивает и примеривается к следующему.

  О, точно, у господина ден Освал третий по счету второй завтрак! Думаю, наш Бенгуст с тоски захирел бы с такими едоками, как я и Славка. Его творческая натура расцветает только в процессе готовки эльфийских блюд. Васька, по его мнению, ещё неприхотливее в еде, чем я и Славка. Белма ест всё, что дают, не особенно вникая в тонкости вкуса. Она как-то сказала «если еда дурно не пахнет, значит, съедобна». Джейл укоризненно покачала головой, а наш повар был весьма уязвлен такой постановкой вопроса о пище. Нашему шефу земная кухня частенько кажется слишком простой, но особенно Бенгуста поразил процесс приготовления суши. Талком лишился дара речи, а наш мастер—шеф задушено вопил, что сминать в руках еду — это едва ли не преступление против человечности.

  Оттаскиваю своё курительное кресло к окну, забиваюсь поглубже... что только в голову не лезет, когда ожидание событий выкручивает последние нервы. Понятливый Талком ставит на подоконник сигареты и пепельницу. Орон делает приглашающий жест из-за стола, но аппетита у меня нет. Да его у меня никогда нет, чему наши повара не устают огорчаться и удивляться, особенно на фоне эльфийских любителей покушать.

  Талком позволяет себе критиковать мои пристрастия в отношении еды только осуждающим молчанием, но зато не оставляет попыток приготовить что-нибудь вкусненькое по моим понятиям, чего о Бенгусте не скажешь. Он ретроград и одновременно перфекционист во всем, что касается традиций приготовления еды. То есть сочетает лучшие традиции японских поваров — готовить традиционное и добиваться совершенства в этом традиционном. А у Талкома всегда есть в заначке кусок пресного теста, которое он мгновенно раскатывает, нарезает пластинками и зажаривает в растительном масле. Вот уж этого я могу съесть много. Да ещё и с чесночным соусом! Но Васька и Славка всегда орут про холестерин и канцерогенные присадки к маслам. Их послушать, так я машинным маслом питаюсь.

  Ловлю себя на том, что думаю о сущей ерунде, стараясь задавить притаившееся на краю сознания предчувствие скорых событий. Плохо мне оттого, что из дома выбраться не позволено, во избежание неприятностей. Сказано было мне сидеть на попе ровно пока не дадут отмашку господа диверсанты, а также личности к ним примкнувшие, вот и сижу, как чёрт на пеньке. Хоть бы в гости кто пришел, я даже на Серого Быка согласна.

  Я расположилась на кухне спиной к поварам, дабы не смущать гримасами обоих кормильцев и рассеянно таращусь в окно. Мне легче думается, когда я смотрю в окно, земная ещё учительская привычка. В моем старом мире я, как часовой на посту, стояла у окна любимого кабинета информатики, а мои драгоценные бурсаки в это время листали учебники в попытках найти ответы на заковыристые вопросы очередной контрольной.

  — Госпожа, — тихий голос Саналеры за спиной, — вы можете уделить мне время для беседы?

  — Конечно, Сана, пойдемте в холл.

  Мы усаживаемся в кресла у камина. Саналера выглядит как-то странно, руки непривычно стиснуты, под тонкими рукавами платья вполне рельефно обрисовались бицепсы, ничего себе! Губы сжаты в ниточку, она совсем не похожа на ту благородно—сдержанную особу, что управляет нашим немаленьким хозяйством железной рукой. Увы, мне до неё, как до Китая ползком.

  — Случилось что-нибудь, Сана? Ваши родные в порядке? Нужна помощь?

  Сана делает длинный вдох и медленно выдыхает воздух.

  — Дома всё в порядке, госпожа, благодарю вас.

  — Ага, значит, дело в вас? Излагайте.

  — Я хочу спросить... если, конечно, я имею право...

  — Сана, говорите прямо, — хмыкаю я, разглядывая девушку с интересом, — я за дурацкие вопросы никого ещё не убила. И вообще я детей не ем, кому и знать, как не вам.

  — Этот ваш соотечественник, тот, что носит странное имя...

  — Да у них у всех имена дурацкие, — ухмыляюсь я.

  Вот вам здрасьте, наша Сана влюбилась, что ли? Я делаю большие глаза, и девчонка начинает краснеть! Обалдеть, господа и дамы, точно влюбилась!

  — Сана, я всё понимаю, не надо смущаться. Сама была молодой, и влюблялась по шесть раз в десятидневье. Кто он? Выдра?

  Она кивает. Ну и слава богу, что её избранник не Слон, очень уж крученый парень, да и женат он, плюс супруга его от бремени разрешилась недавно. Словом, всё правильно.

  — Удачный выбор, — говорю я, — славный надежный парень. Одобряю. Что от меня требуется?

  — Разрешение, госпожа.

  — Чего—о?! — я от неожиданности едва из кресла не выпала.

  С ума девчонка сошла, что ли? Может, она сейчас попросит у меня его руки и сердца?!

  — Госпожа, вы же понимаете, я не могу оказать ему благосклонность без вашего разрешения.

  — Так, стоп! Вы о ком, собственно просите, барышня?

  — О себе, госпожа.

  — Сана, да какое я имею отношение к вашим чувствам? Любите вы парня, на здоровье! Я тут с какого боку?

  — Госпожа, я служу в вашем доме!

  — И что? Я обязана блюсти вашу нравственность или придерживать за юбку, когда вы побежите на свидание?

  — По закону я не имею права претендовать на члена вашего клана, если служу вам.

  — В самом деле?

  Разговор получается отчасти даже забавным. Сана охотно просвещает меня в той части здешнего законодательства, что имеет отношение к простолюдинам. Ага, простолюдинка с приставкой «тен» к имени рода не может выйти замуж за мужчину, стоящего выше её по сословной лестнице. А сословие воинов всегда выше обычных горожан и ремесленников. Кстати сказать, в законодательной базе Эрин полностью отсутствует система проверки на предмет установления чей статус выше. И это, как мне кажется, вообще сводит на нет все потуги установить приоритеты брачующихся сторон. Нет критериев, нет проблемы. Или дело тут в магии? Ах, не в магии? И с чего, спрашивается, тут огород городить? Я сама ношу приставку «тен» и все мои родные тоже украшены ею.

  — Так, Сана, вы меня совсем запутали. Давайте договоримся сразу: кого вы там любите вообще не моя печаль. А насчет разрешения скажу сразу: разрешаю! Можете его с малом съесть, на кусочки порезать, если получится.

  Мы обе смеемся. Развлекла меня девушка не на шутку, даже тревога слегка улеглась. Саналера откланялась и удалилась на кухню. Выглядывая из-за спинки кресла, провожаю взглядом крепкую фигурку, и тут же мысленно приговариваю одного из спецназа к женитьбе, бедный Выдра отбегался, на что угодно могу спорить!


***


  ... Уснула я под утро, поэтому благополучно проспала почти до середины дня, что несколько сократило ожидание неизбежного события. Когда именно грядет событие, мне не доложили, но вскоре всё разъяснилось ко всеобщему удовольствию.

  Первым в нашей гостиной нарисовался Тарин, я как раз переоделась к обеду, точь—в-точь, как благопристойная английская леди. То есть сменила спортивный костюм на приличный наряд, в котором выгляжу добропорядочной английской вешалкой. По физиономии судя, наш глав—эльф явился с хорошими новостями.

  — Меня пригласят к обеду, госпожа тен Аори? — меланхолично осведомился Тарин.

  — Разумеется, господин ден Сиутэни. И не только вас, всех остальных господ тоже не обойдут приглашением. Остальные-то где?

  — В моем доме, приводят себя в порядок. Не тревожься. Как говорят твои соотечественники, всё прошло штатно. Подробности после обеда.

  — Славка участвовал?

  — Нет, по нашей просьбе он до сих пор пребывает в академии.

  — Понятно. Где Орон?

  — Тоже в академии. Думаю, вернется со Славом к обеду.

  — А свои впечатления от события не озвучишь?

  — Впечатления ...— эльф призадумался, — я никому не пожелаю иметь врагами твоих соотечественников. Истинно тебе говорю... это хладнокровные эльфийские стрелки! Собственно, стреляли двое, а третий корректировал расстояния до целей.

  — Понятно, эльфийские стрелки не справились бы лучше.

  Остальные появились аккурат с последними моими словами, рожи у всех довольные, слегка осунувшиеся и все поголовно с голодным блеском в глазах. Спецназ в количестве трех штук, Славка, Орон и Саналера с объявлением «кушать подано». Орава мужиков после приветствий повалила прямиком в столовую, а я притормозила Саналеру.

  — Сана, мне вас надо бы послать к ювелиру по делу, возьмете сопровождающим Игоря?

  Сана заговорщицки покивала.

  — После обеда во всеуслышание якобы напомните мне, ладно? Скажете ювелиру, что мне нужен браслет. Рассмотрите его изделия повнимательнее и выберите для меня что-нибудь интересное. Договор?

  Девчонка вспыхнула от удовольствия, поклонилась и тихо исчезла на кухне. Вот так, привет Выдре!

  А у Бенгуста нынче бенефис, ибо всё приготовленное мужчины смолотили просто бегом, Орон даже вчерашнее жаркое доел, а спецназ покусился на отварных морских тварей с дурацким названием, предназначенных нашими кормильцами к ужину. Повара всполошились, но Саналера тут же отрядила за этими осьминогами Талкома, так что всё утряслось.

  В который раз убеждаюсь, что наша управляющая вполне достойна управлять королевским дворцом, девочка отвела нам ровно час на посиделки у камина и выступила с напоминанием о браслете и нашем достойном ювелире.

  Я стукнула себя по лбу, забыла совсем! Тут же подрядила старшего спеназера в сопровождающие девчонке, строго наказала выбрать достойное украшение из предложенных господином Валертом, а также попросила заехать в больничку и передать моё пожелание видеть завтра у себя нашего Джета в роли кутюрье с ножницами, иглами и прочим портновским снаряжением. Благословила молодежь в дорогу и облегченно вздохнула, глядишь, у ребят и сладится.

  Самому Выдре уже хорошо под сорок, пора бы и осесть, не всё же ему с автоматом бегать по мелким и крупным войнушкам, давно не мальчик. Да и Рустаму, по примеру друга, если таковой пример случится, не помешает озаботиться мирной жизнью. Тут им не здесь! Надеюсь, Саналера всё сделает правильно, девушка она разумная в силу полученного неслабого образования и, как всякая дама, впитала пресловутое женское коварство с молоком матери.

  Операция, как мне снисходительно сообщили, прошла без сучка, без задоринки. Радиоуправляемый сюрприз направленного действия рванул в тот момент, когда руководство поредевшего клана собралось на срочное заседание. Понятно, что тёмные защиты совсем не рассчитаны на противостояние земным технологиями и от зала заседаний осталось мокрое пятно с надписью «бывшие тёмные властелины». Поднявшаяся паника вынесла за пределы особнячка обслуживающий персонал. Этих непричастных к верхушке, попытались остановить уцелевшие тёмные маги, но магов благополучно отстреляли Выдра и Рустам. Из недостреленных всего двое темняков успели телепортироваться в неизвестном направлении, небось, самые опытные и дальновидные особи. Слон корректировал направление стрельбы и задавал примерное расстояние до целей, которые указывал Тарин. Короче, не волнуйся, мать, никто не пострадал из своих. Интересно, откуда Славка так хорошо осведомлен? Он же всё утро и часть дня отсвечивал своей гениальной особой на рабочим месте, в этой припудренной академии.

  — Скучное мероприятие, если ты понимаешь, что я хочу сказать, подруга.

  — А при вскрытии убиенных обнаружатся пули... — протянула я, разглядывая рисунок ковра.

  — Вот тут вы очень интересно заблуждаетесь, мадам. Вскрытие производят в случае подозрений на отравление. А тут всё предельно ясно: вот труп, вот на трупе отверстие, несовместимое с жизнью. Использованные боеприпасы фонят магией так, что даже первогодку ясно, магия—с!

  — А направленность магии вы учли?

  — Чтобы я без тебя делал?! — Славка растроганно вытер набежавшие слезы, — не переживай, темная там магия! Тем—на—я!

  — Стоп—стоп! Вы же сами говорили, что на поместье наложены блокирующие заклинания! Как могла там сработать магия?

  — А она там и не ночевала, боеприпасы заговорены шаманами некоего клана. Магия и следы магии... это разные вещи.

  — А как магам удалось телепортироваться из-под пресловутой блокировки?

  Славка вздохнул:

  — Выражаясь научным языком, хрен его знает. Тарин тоже не понял, как им это удалось. Но удалось, из песни слов не выкинешь.

  — Ну что же, мне всё понятно. Остались ещё двое темных из правящей семьи. И пока они живы и царствуют, нам придется невесело.

  — Тут ты тоже не совсем права, одна особа царствует только до разрешения от бремени, а вторая без поддержки темных пусть и не совсем пустое место, но что-то близкое к этому. Сейчас темнякам не до принца, как ты понимаешь. О себе бы позаботиться.

  — Да всё я понимаю, но очень удобный случай устроить мятеж, короля снесут с престола, принца поднимут на щит и начнется такая заваруха, что господи—спаси—помилуй.

  — Тебе точно фэнтези писать надо, — Славка хмыкнул, — какой ещё мятеж при имеющейся магической клятве, которая связывает всех придворных и не придворных дворян. При нарушении клятвы, пострадают не только главы кланов, но и их первенцы. Стоит также учитывать, что и прочих особ мужеска полу магия распылит на атомы и свободные электроны. А девки тут не наследуют титул после отцов и братьев. И не в том положении господа придворные, чтобы комплоты затевать, король хорошо подстраховался. Он ведь не совсем дурак, как ты понимаешь.

  Уже легче. Потеря имени клана — самое страшное для здешних дворян. Король молодец, хоть и дурак. Подстраховался. Вот только с воспитанием сыночка он обломался по-взрослому.

  — Нам остается только следить за обстановкой и ждать, Яна, — наконец-то проснулся Тарин.

  Спецназ понятливо молчал, предоставляя старшим вести глубокомысленные беседы и потихоньку откушивал Славкин ром. Слон почти дремлет в уютном кресле, крупная рука с обломанными ногтями лежит на подлокотнике, лицо в тени. Думаю, парню пора домой. На Земле его не угробили, хорошо бы и здесь обошлось.

  — Когда мальчика отправляем домой?

  — Да хоть сейчас, — отозвался Славка, — Слон, ты как?

  — Готов.

  — Собирайся.

  — Всё при мне, Вячеслав Игоревич.

  — Тань, одевайся.

  — Да я тоже готова, у нас же лето ещё. Хотя... я сейчас!

  Я метнулась в спальню, натянула кроссовки, жилетку, сунула в карман оставшиеся доллары, там навскидку тысяч пять осталось, надела на мизинец колечко в подарок Слоновой супруге и бегом спустилась с лестницы.

  Тарин, Слон и наш ниндзя молча уставились на меня. Судя по всему, ребята уже простились.

  — Мобильный с собой?

  Слон кивнул, я сунула ему не засвеченную сим-карту на всякий случай, уж телефон-то жены он наизусть знать должен. И мы отправились. Меня попросили закрыть глаза и держаться за Орона. А когда я глазки открыла, мы стояли на заднем дворе той самой дачки.

  — Ступай, Слон, и больше не греши, удачи тебе, — сказала я.

  Он просто кивнул и пожал руки эльфам. Я сунула ему конверт на лечобу стариков супруги и колечко для неё же. Мальчишка резко шагнул вперед, облапил меня со всей дури, чмокнул в макушку. Затем, резко отвернулся, вскинул мешок на плечо и скрылся за домом.

  Вот и всё. Домой мы вернулись в тот же момент как мальчик исчез за покосившимся забором, растворившись в вечернем сумраке — был такой себе Слон. И нету.


***


  А дома нас, похоже, даже не успели хватиться. Славка всё ещё расслабленно отдыхает в компании со стаканом какого-то пойла. Слышно, как в кухне звякают посудой повара, благолепие! Тарин откланялся практически сразу. Наш глав—эльф вызвался посетить королевский гадючник на предмет ознакомления с распространившимися слухами о происшедшем в княжестве Эуге. И вообще полезно навестить крутых королевских магов, давно собирался поговорить с мастером иллюзий, господином ден Треор, о пользе совместных исследований химер Западного кряжа.

  Орон выслушал эту чушь, не меняя выражения лица, и еле заметно пожал плечами, у каждого барона своя причуда. Если господину Тарину пришла охота беседовать с полоумным иллюзором, то кто ему доктор? Тарин не стал уверять нашего ниндзю, что старый иллюзор достаточно разумен, понимающе ухмыльнулся и спустился в подвал, к телепорту. Славка откланялся и вернулся в академию, надо поддерживать имидж сдвинутого на исследованиях ученого, да и работа не ждет, господа.

  Все умотали по делам, а что остается мне и Орону? Снова валяться по диванам в ожидании очередной кормежки? В обозримом будущем положение дел не изменится, зато к вечеру вернется Тарин с новыми сплетнями и слухами — как ни крути всё же информация. Остается ждать.

Рустам ушёл вздремнуть в домик для слуг, ему там выделили койку, затем по его просьбе организовали ванну, после чего парень сориентировался на восток и совершил намаз. Девчонки—горничные недоумевали, созерцая его манипуляции и странные поклоны. Я попросила не тревожить воина, когда он беседует с Творцом и вообще не задавать личных вопросов, кроме «чего изволите». Допустимы также пожелания доброго утра, но и только.

Я не стала выяснять, как парень определил направление на Мекку, ему виднее в какую из сторон беспокоить Творца молитвенными возгласами. Верит мужик в аллаха, ну и прекрасно, я вот в богиню Шонгу почти готова поверить. И в Иисуса Христа верую, как верит большая часть моих сверстников, выросших в атеистической среде. Точнее, наша вера владеет какой-то частью сознания, и обращаемся мы к Богу за помощью в тяжелых жизненных обстоятельствах, когда в остальные возможности верить уже нельзя или бесполезно. Может, оно и печально, но это правда.

  Орон остался сидеть у камина в компании стакана, а я высвистала Берку и поднялась в библиотеку штудировать книгу для чайников. Когда-то моим окном в мир были книги, затем книги и Интернет, зато теперь мой мир состоит из достойных людей, ну, или нелюдей, не суть важно. Незаметно для себя я задремала, уронив на пол подарок господина Вана.

  Разбудила меня Саналера, осторожно, как ей казалось, открывшая дверь библиотеки.

  — Извините, госпожа, — девушка огорченно поморщилась.

  — Ничего страшного, Сана. Хорошо, что разбудили, а то опять придется полночи в кровати вертеться в попытках уснуть.

  — Я только хотела сказать, что господин Валерт просил принять его вечером.

  — Да? Очень рада. Пригласите его к ужину на сегодня. Можно кого-нибудь послать к нему?

  — Я пошлю Туриона, ему всё равно возвращаться домой в ту сторону.

  — А что с браслетом?

  — Господин ювелир вам его сам доставит.

  — Ещё лучше! Тогда закажите поварам ужин на...— мысленно подсчитала, — на семерых. И пусть Имрой достанет из подвала то странное лиловое вино, которое пьют наши эльфы.

  — Прошу прощения, госпожа Яна, а почему на семерых? Вас всего пятеро, считая уважаемого гостя.

  — А Выдра и Рустам?

  — Игорь просил, чтобы вы позволили ему и его другу столоваться со слугами. Они не желают привлекать к себе внимание до тех пор, пока не освоятся в Эрин.

  Я думала недолго.

  — Разумно. Просьбу поддерживаю.

  Я не стала выяснять, удалось ли ей заинтересовать Выдру, оно не моя печаль, поживем — увидим. Вот кого я всегда рада видеть, так это господина ювелира, он, без сомнения, самый приятный собеседник из всех возможных. Если говорить о возрасте, то Тарин ненамного старше, оба они воевали на стороне прадеда нашего короля в качестве боевых магов, а затем один ушёл в ювелирное дело, а второй занялся исследованием материи тварного мира, что бы это не значило. Самое смешное, что с месяц назад наш ювелир пел, как соловей, рассказывая мне о том, какой он белый и пушистый. Он, сирота эльфийская, творец и не более того, а тут нате вам — воевал плечом к плечу с нашим глав—эльфом!

  Ладно, до ужина ещё дожить надо. Мысли мои всё время возвращаются к принцу. Маги занимаются его психикой, не угодно ли? Лучше бы в своё время его воспитанием озаботились, чтобы не заниматься его личностью сегодня.

Как всё знакомо, богатенькие родители, балованные детки, обожравшиеся властью и безнаказанностью. Правильно русская поговорка гласит: маленькие детки спать не дают, а вырастут — сам не уснешь. Его величеству надлежало выпнуть юного наследника в степь или на границу лет этак в пять, чтобы мальчик рос в тандеме с простолюдинами и научился как командовать, так и подчиняться. Обзавелся бы преданными соратниками из низов, что весьма полезно венценосной особе, ибо преданность под магической клятвой — это, с моей точки зрения, то же самое, что объятия по пьяной лавочке.

Авторитет среди поданных — штука для господ правящих королей весьма полезная, но вместо этого юный принц мастерски овладел искусством драть юбки непотребным девкам. Доставать наставников идиотскими требованиями он тоже виртуозно умеет, а вот привлекать сердца — увы.

  Выглядываю с галереи в холл, что-то там больно весело, ага, господин тен Ферри из академии вернувшись. И с ним незнакомый мужик в лохматой шапке вроде татарского малахая, на смуглом лице ослепительно—белоснежная улыбка. Из кухни стремительно возникла Саналера и повисла у него на шее, болтая ногами. Скорее всего, этот незнакомец — один из её братишек—наемников, подозреваю, что старший. Фигура крепкая, основательная, матерый мужик, что называется, возрастом этак за сорок годочков. Спускаюсь по лестнице поздороваться и познакомиться с гостем.

  — Госпожа! — Сана сияет, как праздничный салют, — разрешите представить вам моего старшего брата.

  Мужчина неторопливо, но почтительно отвесил поклон.

  — Экрон тен Ости, госпожа тен Аори.

  — Добро пожаловать, господин тен Ости. Вы не откажетесь поужинать с нами сегодня?

  Низкий баритон прогудел благодарность за приглашение, и гость откланялся, Сана увела брата в домик для слуг, ну и правильно, они явно давно не виделись, пусть наговорятся.

  — Что-то ты рано сегодня, Слав.

  — А! Достало оно всё! Не работается сегодня, сама понимаешь.

  — Понимаю, дружище, ещё как понимаю, сама уже стопятьсотый круг нарезаю по дому.

  Мы дружно посмеялись и отправились в библиотеку — покурить перед приемом гостей.


***


  Дорогие гости в лице Тарина, Экрона тен Ости и господина Валерта не опоздали ни на секунду, пожаловав: первый — телепортом, второй — пешочком через весь первый этаж дома, третий — в собственном экипаже.

  Ужинали в столовой, как взрослые, с непременными приборами, разложенными в соответствии с расой приглашенных. То есть эльфам — эльфийское, людям — людское. Нам, человекам, проще... три вилки, три ножа, зато господа перворожденные не обошли вниманием ни один из двенадцати предметов сервировки, не считая трех видов салфеток. И тут уже ничего не поделаешь, обычай деспот меж людей. И меж эльфей, как выясняется, тоже.

  — Я должен поблагодарить вашу экономку, Яна, причём, от всего сердца, как и её спутника, — Валерт пригубил то самое сладкое южное вино от которого у меня едва аллергия не началась.

  — В самом деле? А чем достойная Саналера отличилась?

  — Эта милая девушка совершила в своём роде подвиг, разделив славу с тем приятным молодым человеком, что так любезно её сопровождал.

  Славка хмыкнул, отложив салфетку.

  — Когда только успела?

  Пока меняли тарелки, господин Валерт донес до сведения присутствующих просто невероятную историю. Очередной огненный дух отказался привязываться к кристаллу и настолько резво отверг щедрое предложение ювелира поселиться в аметисте, что своротил стеклянную витрину с бесценными гимайскими вазами, возраст которых оценивался в несколько тысячелетий, а цена относилась к разряду «запредельно дорого». Пока Валерт со свойственной эльфам гибкостью спасал две вазы из семи, остальные неумолимо рушились на пол.

  — Но тут вмешались ваши посланцы, дорогая госпожа тен Аори. Девочка и её спутник в прямо смысле распластались над полом и сумели принять собственными телами не только град осколков, но и по две вазы! Они спасли достояние моей семьи, не заботясь о сохранности собственных нарядов. Я потрясен!

  Я мысленно хмыкнула, бог ты мой, сколько пафоса. Наш ювелир слова в простоте не скажет, хорошее эльфийское воспитание не пропьешь.

  — А последняя ваза? — Тарин нешуточно заинтересовался происшествием.

  — Ах, дорогой друг, она и не думала падать, повисла в воздухе, как и следовало ожидать от твоего учебного заклинания.

  — Вот! — Тарин нравоучительно указал пальчиком в потолок, — что я тебе и говорил.

  Ювелир печально покивал.

  — Таким образом, я обрел семейные реликвии целыми и невредимыми, а заодно и долг перед вашими людьми, госпожа тен Аори.

  Экрон понимающе улыбнулся, ну как же, братишкина заслуга. Сана рассказывала, как именно старшенький родич её рефлексы тренировал, а заодно и обучал рукопашному бою, там Шаолинь отдыхает!

  — Отчего бы вам не отблагодарить их за самоотверженность? — я расплылась в любезной улыбке.

  — Я так и сделаю, госпожа, подарки со мной. Где я могу найти ваших слуг?

  Я не стала рассказывать эльфу, что у меня нет слуг, просто попросила Ату проводить господина Валерта в их дом.

  — Благодарю за ужин, госпожа тен Аори, но я вынужден проститься, меня ждут мои сослуживцы, — братишка Саналеры откланялся, не дожидаясь десерта.

  — Добрый путь, господин тен Ости.

  — Экрон, госпожа тен Аори.

  — До встречи, Экрон. Заходите к нам в любое время.

  Красивый мужик и одновременно то, что японцы называют сибуй. Сибуй — это красота мужественности, отпечаток незаурядной личности. Как гласит некий японский канон, объект, носящий прозвание «сибуй» может быть страшнее обезьяны, оно может вообще не быть человеком. Но может быть «сибуй». По википедии судя, сибуй — это первородное несовершенство и разумная сдержанность. Может, оно и так. Не помню где читала, что Ален Делон не сибуй, а Бельмондо сибуй.

  Ага, вот и наш дорогой ювелир пришедши, вовремя вернулся, сейчас его любимый десерт подадут, для Валерта повара прикупили специальную креманку для мороженного, граммов так на семьсот. После десерта распитие крепких напитков, как водится в приличных домах. И после ужина господа маги нацелились дегустировать очередную Славкину отраву.

  Мы ретировались из столовой в холл, а девчонки—горничные засновали вокруг двух столиков с кальянами и пепельницами. Привычно молчаливый Орон балуется кофием, Славка и Валерт — кофейным ликером, Тарин и я пробавляемся чинной беседой вежливого гостя с благородной хозяйкой дома. Тарин довольно щурится, значит, новости из дворца хорошие принес. Или не хорошие, но нейтральные, что тоже приятно. Но глав—эльф озвучит эти новости не раньше, чем дорогой гость покинет наш гостеприимный дом. Ну, что же, подождем.

  ... Прощаясь, Валерт вручил мне плоскую деревянную шкатулку.

  — Ваш браслет, госпожа. О возмещении его стоимости я и слышать не желаю.

  С тем и шагнул через порог. Я и маму позвать не успела, как Славка закрыл за ним дверь, а меня подтолкнул к любимому креслу. Бог ты мой, чёрный жемчуг! Лунное серебро! Я и думать боюсь сколько это стоит. Почти точное повторение плетения воротника, только жемчугов поменьше.

  — Браслет зачарован, Яна, — глав—эльф чокнулся со Славкой наполненными рюмками.

  — Толку с того, — буркнула я, — меня магия не слушается.

  — Браслет заговаривали шаманы, так что в твоем личном владении трое воздушных защитников. И оставь эти смешные потуги камлать посредством твоего пока несуществующего, но очень забавного посоха.

  — Да я о нём и думать забыла, камни отдала Орону, он их там куда-то приспособить собирался.

  ... Вечер наш закончился рано, а с утра жизнь вновь забила ключом, стараясь попасть по головам слишком умных эльфов и землян. На первый взгляд всё очень шоколадно, если упомянуть всуе царствующее семейство в полном составе. Тарин уверял, что там всё тип-топ — королева сидит в своём замке строгого режима, принц пребывает в состоянии грогги после ударных заклятий королевских магов, ибо парню очищают кровь от тёмно—эльфийской наркоты, король, как ему и положено, рвет и мечет, бойцы суетятся, маги колдуют, окаянные эльфы ищут разбежавшихся темных по лесах, полям и огородам. Короче, все при деле.


***


  ... Замок—крепость Назуури.

  Это та самая крепость, откуда сбежать невозможно и где прозябает в лапах королевских целителей наш милый Элхи, точнее, прозябал до вчерашнего дня. Теперь же юный принц прозябает где-то в другом месте. Выкрали мальчика вместе с забором, то есть с магическими браслетами прямо из ванны, до краев налитой супер—пупер—целительской химией. Королевские маги и дознаватели роют землю, то есть гранит, из которого и построен Назуури, король опять-таки рвет и мечет, а пацан пребывает неведомо где, причём, лекари за его жизнь не ручаются.

  Прервать магическое лечение на середине или в начале — это не просто убойно, тут физическое здоровье повреждается настолько, что проще самому застрелиться, чтоб не мучиться и не мучить врачей. Но надежда есть, ибо мальчишка исчез бесследно незадолго до окончания восстановительного курса.

  По такому невеселому поводу король призвал на службу всех резервистов из числа магов, так что милого Элхи «ищут пожарные, ищет милиция... ищут его и не могут найти». Печально!

  И особенно печально, что сейчас передо мной стоят в почтительных позах господин Берг, ректор академии и мутный старик в чёрном мундире, но со знаком принадлежности к роду тех самых некромантов. И отдельно застыл в той же позиции господин Ван.

  — Вы поможете нам, госпожа тен Аори?

  — Разумеется, господин в чёрном, как только вы сформулируете свою просьбу поточнее.

  — Просто отыщите его высочество, помогите пройти в нужное место, остальное мы сделаем сами.

  На господина Вана я не смотрю, продал меня королевским магам клятый эльфюга, это к бабке не ходи! Чёрт меня дернул побеседовать со старым интриганом по душам. Где у этого долгоживущего господина пребывает его треклятая душа, думаю, он и сам не знает. Но искать этого трижды драного принца придется.

  — Деваться некуда, — бормочу себе под нос на родной мове, — и всюду страсти роковые и от судеб защиты нет.

  Славка прикрыл глаза, соглашаясь. Покивав старому другу, оборачиваюсь к магам.

  — Где и когда?

  — За городскими воротами и сейчас, — старик в чёрном поклонился, — наша благодарность, как и благодарность его величества...

  И заткнулся, поймав мой ласковый взгляд. Не говоря ни слова, ректор открыл портал, и я шагнула в него, как в омут головой. Найду я вам милого Элхи, не сомневайтесь.

  Как всегда, после телепорта меня едва не стошнило, и неведомо кто поспешил поддержать меня под локоть. Открываю глаза, это Орон, слава богу. С другой стороны меня столь же крепко ухватил под руку господин Ван, и я еле успела сдержать порыв вывернуться из его неслабой хватки. Должно быть, уловив негативные эмоции, Ван поспешно отступил, стоило мне шевельнуться.

  Оглядываю окружающее нас пространство, и где здесь ворота? Чистое поле, вдали виднеется лесок, позднее зимнее утро и ровное до горизонта пространство, присыпанное снежком. Полный сюрр, посреди заснеженной равнины стоят четверо магов, одетых в легчайший, зачарованный эльфийский шелк плюс Орон в джинсах. Вся пятерка от ушей до пяток обвешана амулетами и прочими побрякушками неизвестного назначения, у всех, кроме ректора, наличествует холодное оружие. И вот вам вишенка на торте — отдельно от всех переминается с ноги на ногу тощая старуха в спортивном костюме «Найк» и в разношенных по ноге кроссовках.

  Оборачиваюсь к чужим магам, поскольку Орон, облаченный в джинсы и такой же жилет с сотней карманов, шагнул в мою сторону и встал сзади слева. Очень не к месту соображаю, что вместо жилета надо было подарить ему разгрузку вроде той, что носят окаянные ребята из земного спецназа и положила себе выпросить у Выдры его поношенный экземпляр. А что такого? Здешние умельцы такое тоже сошьют из прочнейшего шелка и зачаруют, как без этого? Господи спаси, помилуй, о чем я думаю? Снова смотрю на господ магов, вся тройка визитеров тоже уставилась на меня и не сказать, чтобы ласково.

  — Готовы? — проскрипела госпожа тен Аори.

  — Начинайте, — кивнул ректор.

  Я глубоко вздохнула, нагревая вдыхаемый воздух до состояния кипятка, даже шею вытянула в попытках услышать сладкий до тошноты запах гниющей плоти. Минута шла за минутой, но ничего не происходило. Запах мыслей, говорите? А если мальчишка пребывает в бессознательном состоянии, смогу ли я услышать его мысли? И тут же сама себе отвечаю в стиле штампованных американских боевиков — лучше бы тебе их услышать, дорогая! Эти сучьи маги не только не позволят мне отдохнуть, но станут пинками подгонять, а я и без этаких брейков уже обливаюсь потом и трясусь, как припадочная.

  — Отдохни, Яна, — Орон снова крепко уцепился за мой локоть.

  — Не мешай, — пискнула я, — вроде нащупала!

  Орон торопливо отстранился, дал отмашку магам, и вся четверка стремительно переместилась к нам.

  Я дышала медленно и размеренно, отстраненно наблюдая, как задрожал впереди воздух, как с натугой растягивается ткань пространства, являя убранство мрачноватой комнаты. Запах разложения уже не забивал ноздри, рассекаемый сотней прочих запахов. Берг и Ван стремительно исчезли в дрожащем мареве и мгновенно выдернули из него обеспамятевшего мальчишку, почему-то голого и не подающего даже признаков жизни. Бритая голова юного принца безвольно откинулась на локоть господина Вана.

  Обалдеть... Ван торопливо склонил в мою сторону седую голову, держа принца на руках и первым шагнул в их телепорт. Прочие личности покинули нас без единого слова, а могли бы и спасибо сказать, чирей им во всю задницу!

  Орон подхватил меня под локоть, ноги снова подкашиваются, но сознание терять я не собираюсь, как не собираюсь и расстраиваться по поводу исчезновения господ волшебников.

  Господи, Иисусе Христе, сыне божий, как это просто! Почему-то стало горячо глазам, оглушительный шум наполнил окружающее пространство и через два биения сердца меня уже усаживали в кресло и растирали ледяные руки. Славка держит в ладонях мои руки, Саналера тащит плед, Орон наливает какое-то пойло в стакан.

  — Давай залпом! — Славка держит стакан, — давай, за папу, за маму!

  — И за товарища Сталина!

  Я хватаю ртом воздух, справедливо полагая, что выдохнула пламя.

  — Что за гадость?!

  — Ещё налить?

Отмахиваюсь, хватаясь за грудь. Спирт, не иначе!

  — Достается тебе последнее время не по-детски, мать.

  —Я только головой мотнула, не в силах слова сказать, забористая штука!

  — Если ты в порядке, то отправляемся к Тарину, надо посоветоваться и вообще поговорить, — Славка, похоже, зол не на шутку.

  Орон с места открыл телепорт, и мы отбыли к господину ден Сиутэни, который отказался разговаривать прежде, чем состоится ужин. А поскольку его повар весьма обижен за невнимание к его стряпне, то всем придется трапезничать в полный рост и закатывать глаза под потолок. Я фыркнула, задолбали эти гении ножа и поварешки, каждый второй почитает себя, многогрешного, мастер—шефом элитного кабака, а каждый первый считает себя вторым после бога.

  После обеда мы собрались в Тариновой гостиной, оборудованной по последнему слову эльфячьей моды: резные стульчики, вычурные диваны, подушки, подголовные валики всех размеров для желающих растянуться на ковре у камина.

  — Ну что, поговорим? — Славка благодарно кивнул Ансу, разливающему Таринов коньяк в крошечные рюмки.

  — Поговорим, друг мой, обязательно поговорим. — Тарин принюхался к напитку.

  — Хотел бы я знать, госпожа, отчего вы так устали сегодня, открывая портал? — Орон свою рюмку отставил в сторону.

  Я тоже избавилась от своей рюмки и забилась поглубже в угол дивана.

  — Полагаю, есть всё-таки разница... одно дело, когда ты спасаешь ребенка по зову сердца, и совсем другое, когда делаешь то же самое под дулом пистолета... как в последнем случае. Но какая же сука этот Ван!

  — У него не было выбора, Яна, — Тарин залпом выпил коньяк, — поверь, он не так уж и виноват. Знай ты все обстоятельства...

  Эльф только рукой махнул. Самое неприятное состоит в этом, что целители все-таки вытащат принца с того света или, как тут говорят, из-за Грани. Другое дело, в каком виде вытащат. Если мы успе