Кодовое имя «Морозко». Книга 1 (fb2)

- Кодовое имя «Морозко». Книга 1 0.99 Мб, 297с. (скачать fb2) - Юлия Шкутова

Настройки текста:



Кодовое имя «Морозко»

Пролог

Странную комнату без окон и дверей наполнял призрачный свет, исходящий от небольшого стеклянного шара, что был установлен на каменном постаменте. Двое людей внимательно вглядывались в его глубину. Высокий смуглокожий черноволосый мужчина с азартным блеском в глазах аквамаринового цвета следил за сменяющимися лицами женщин разных рас и возрастов.

— А вот эта тоже очень даже ничего, — ткнув пальцем в поверхность шара, сказал он, внимательно вглядываясь в лицо молоденькой златокудрой эльфийки.

— Да ты с ума сошел, если хочешь перетянуть ее в наш мир, — хмыкнула миниатюрная блондинка, что стояла подле него. — Представляю, какой фурор она произведет у нас.

— Да уж, ты права, — задумчиво потерев подбородок, мужчина с сожалением отпустил изображение. — Тогда может быть эта? Уж о-о-очень хороша собой! — глядя на полуобнаженную полногрудую красотку, спросил он.

— Не сомневалась, что ты оценишь, — хохотнула блондинка, поправив съехавшую с плеча накидку. — Вот только он ее попросту загоняет. И не в том смысле, что ты подумал! Сам ведь знаешь, как ему надоели все эти… — неопределенно махнула она рукой.

— Да он просто идиот! — возмутился черноволосый, презрительно фыркнув. — Я ведь надеялся, что сделаю как лучше, когда…

— А вышло, как всегда, — щелкнув собеседника по носу, осадила его женщина.

— Ну… Есть такое, — немного смущенно улыбнулся мужчина, заправив за ухо единственную ярко-синюю прядь волос в брюнетистой шевелюре. — Но тогда я даже не знаю, кого ему подсунуть!

— Ее, — лаконично ответила блондинка, остановив картинку еще на одной девушке.

— Эм… Она, конечно, ничего так… — рассматривая высокую стройную девушку с гривой блестящих каштановых волос и озорными светло—карими глазами, ответил мужчина. — Но и не яркая красавица. Вполне себе обычная, у нас много таких.

— Ух, разжирел ты, друг мой, — покачала головой женщина, так и удерживая изображение на месте. — Да, у нее красота не очень яркая, зато есть свое очарование, которое напрочь отсутствует у многих красоток, с которыми ты обычно имеешь дело.

— Мы сейчас говорим не обо мне! — раздраженно отмахнулся мужчина.

— Он тоже имеет дело с такими, — припечатала блондинка, смешливо фыркнув. — Так что эта девушка просто идеальна!

— Ты точно уверена? — скептически выгнул бровь ее собеседник.

— Сомневаешься в моих способностях Оракула? – в свою очередь поинтересовалась женщина, внимательно посмотрев на мужчину своими странными белыми глазами, полностью лишенными цветной радужки.

— Нет-нет, даже и думать не смел, — приподняв руки в примирительном жесте, поспешил успокоить ее черноволосый.

— Вот и правильно! А теперь иди, не мешай мне заниматься делом. Не волнуйся, вскоре они встретятся.

Задумчиво посмотрев на миниатюрную блондинку, мужчина все же решил не спорить. Ухватив ее маленькую ладошку в свою руку, галантно поцеловал. А через секунду о нем в этой комнате напоминал лишь легкий аромат соленого морского воздуха.

— Мальчишка, — усмехнулась Оракул, вновь переводя взгляд на застывшую картинку. — Хм, это будет довольно интересно!


Глава 1

Утро еще только недавно наступило, а летняя жара уже начинала править свой бал. Июль вступил в свои права, радуя жителей небольшого города ясной солнечной погодой. Гудение машин и веселые голоса наполняли улицы беспрерывным гулом.

Многие спешили выехать за город на природу, чтобы в полной мере насладиться погожим деньком. Летние отпуска давали людям такую возможность.

В одном из домов спального района, в двухкомнатной квартире еще только просыпалась темноволосая девушка. Медленно, словно с неохотой открыв светло-карие глаза, она хмуро посмотрела в окно. Смех и голоса детей, что доносились с улицы, стали причиной ее раннего пробуждения. Широко зевнув и сладко потянувшись, она недовольно пробурчала:

— И чего им не спится в такую рань? Каникулы же.

Лениво перевернувшись на живот, девушка закрыла глаза и глубоко вздохнула. Обняв руками подушку, она приготовилась вновь уйти в объятия Морфея, вот только… Как это часто бывает, сон, ехидно махнув пушистым хвостом, окончательно пропал.

Пролежав с закрытыми глазами еще некоторое время в надежде на чудо, девушка протяжно застонала, раздраженно хлопнув ладошкой по подушке. Спать хотелось неимоверно, но заснуть вновь уже не было никакой возможности. От чего шатенка почувствовала глухое раздражение.

Вчера она допоздна гуляла с друзьями, лелея надежду на то, что сможет сегодня выспаться, но, кажется, мечтам не суждено было сбыться.

— Алиса, вставай, — раздался женский голос из-за двери спальни.

— Ма-а-ам, не хочу-у, — недовольно отозвалась девушка, закрыв глаза.

— Алиса! — возмутилась невысокая темноволосая женщина, входя в комнату. — У тебя сегодня курсы. Ты забыла?

«Курсы…»

— Курсы! — Алиса, как ошпаренная, подскочила, но тут же протяжно застонала.

В глазах от резкого движения потемнело, а в висках начали стучать невидимые молоточки, принося с собой тупую ноющую боль. Размеренно и глубоко дыша, девушка переждала неприятный приступ и посмотрела на мать.

— Вот же неугомонная! — неодобрительно покачала головой та. — Иди, умывайся, и завтракать. Скоро должен вернуться отец. Он тебя отвезет.

Словно в ответ на ее слова, входная дверь открылась и послышался бодрый мужской голос:

— Наталья, я дома!

— Егор, иди на кухню, я сейчас подойду, — откликнулась она, а затем погрозила пальцем дочери. — Быстро умываться!

Шутливо козырнув и крикнув: «Есть, мэм!», Алиса спустила ноги с кровати. Накинув тонкий халатик, она прошлепала босыми ступнями по полу до ванной комнаты.

Встав перед зеркалом, ухватила с полки черную резинку и, собрав волосы в немного кривую гульку, завязала ее. Увидев в зеркальной глади полученный кавардак на голове, тихо хмыкнула себе под нос:

— Кого я тут любила? Потом расчешусь.

Стоя под прохладными струями воды, Алиса тихо млела от удовольствия. Все же даже в восемь часов утра жара уже ощущалась, обещая, что днем будет настоящее пекло. Вот девушка и оттягивала как могла тот момент, когда придется выйти на улицу. Да только как не крути, а поспешить придется. Эти курсы были для нее очень важны, если она хотела поступить в медицинский. А она хотела!

Алиса с самого детства мечтала стать врачом. Спасать жизни, лечить от болезней, облегчать, а то и вовсе убирать боль… Могло ли быть хоть что-то важнее этого? Она считала, что нет.

Да еще и эта ее странная особенность, о которой знала только бабушка.

Алиса сколько себя помнила, могла через прикосновение унять боль. Девушка словно вытягивала ее из человека, забирая себе. Только, правда, страдала после этого некоторое время. Поэтому бабушка Тася (как звала ее Алиса) и запретила внучке стараться помочь этим способом, если вдруг будет что—то серьезнее головной, зубной или же боли от разбитых коленок.

Когда маленькая Алиса совершенно случайно помогла своей бабушке унять мигрень, женщина поначалу безумно обрадовалась. Но затем отчего-то страшно перепугалась, заставив девочку рассказать, как и когда малышка обрела эту способность.

Маленькая Алиса, глотая слезы от боли, которую она испытывала, призналась, что это первый раз. Тогда-то бабушка Тася и взяла с нее клятву, что об этом никто не должен знать. И малышка честно выполнила ее, хотя много раз хотелось похвастаться перед друзьями своей, как она считала, «волшебной силой».

Нет, девушка не прекратила помогать, просто стала поступать хитрее. В процессе «лечения», Алиса старательно болтала без умолку. Вот люди и считали, что настолько отвлекались на разговоры, попросту забывая о боли. Кто-то бы сказал, что это глупо — забирать чужую боль и страдать при этом самой. Но Алиса не могла прекратить заниматься этим, ощущая какую—то внутреннюю потребность в таком «лечении».

Поэтому для нее был естественен выбор профессии. Девушка уверенно двигалась в этом направлении, посвящая учебе много времени и сил. Лишь изредка позволяя себе отвлекаться на встречу с друзьями, Алиса старательно «грызла гранит» науки.

И только вчера она поддалась на уговоры своей лучшей подруги отправиться отдохнуть на природу. Как итог, забыла о курсах, которые родители оплатили, чтобы их дочь могла еще раз все повторить.

Пройдя на кухню, Алиса радостно поприветствовала отца. Он у нее был заядлым рыбаком и старался как можно чаще предаваться любимому занятию, используя на это практически все свое свободное время.

— Как улов? — присаживаясь за стол напротив мужчины, поинтересовалась Алиса.

— Не очень, — недовольно нахмурился тот. — Что—то мне сегодня не везло.

— И слава всем богам! — подбоченившись, ответила мать Алисы. — Я уже не знаю, куда ее девать. Постоянно приходится кого—то угощать, а то кроме рыбы в холодильник бы ничего больше не влезло!

Девушка тихонько хихикнула на возмущение матери. Как это часто бывало у рыбаков, ее отец практически не ел рыбу. Зато сам процесс безумно любил. Вот его жене и приходилось выкручиваться, чтобы избавиться от плодов «страсти» своего благоверного.

Уплетая еще горячие оладьи и запивая их чаем, Алиса, посмеиваясь, наблюдала за еще одной пикировкой родителей. Отец, как и всегда, принялся доказывать, какое это блаженство — посидеть в тишине на берегу реки. Мать же, в свою очередь, упрямо твердила, что кому-то и блаженство, а кому—то приходится потом чистить и потрошить. Девушке даже иногда казалось, что не люби родители так сильно друг друга, и не старайся они найти компромиссы по этому поводу, могли бы уже давно развестись только из-за этого.

Тряхнув головой и отогнав неприятные мысли, Алиса сообщила, что пойдет одеваться. А то точно опоздает в свой первый день!

Уже у себя в комнате надела достающий до середины бедра белый сарафан. Подойдя к зеркалу, висящему на стене, наконец—то расчесалась. Завязав волосы в высокий хвост, затем еще и косу заплела, здраво рассудив, что на улице уж слишком жарко.

Девушка уже давно бы обрезала покороче свои достающие до талии кудри, но бабушка была категорически против этого. Привыкшая прислушиваться к мнению мудрой женщины, Алиса оставила все как есть.

Выскочив в коридор и обув на ноги легкие босоножки, девушка быстро попрощалась с матерью и вышла из квартиры в след за отцом.

До института было минут сорок ходьбы, но по такой жаре это могло стать сущим наказанием. Поэтому Алиса с радостью воспользовалась возможностью доехать с комфортом.

«Кондиционер — наше все!» — расслабленно откинувшись на спинку сидения, весело подумала она.

— Сколько ты здесь пробудешь? — поинтересовался отец, когда они подъехали к нужному зданию.

— Пару часов, а что?

— Прости, не смогу тебя тогда забрать. Появились кое-какие дела.

— Ну что же, тогда придется прогуляться назад пешочком, — вздохнула Алиса, мысленно застонав.

Вот уж чего она точно не хотела, так это тянуться домой под палящим солнцем. Но другого выбора не было.

Попрощавшись с отцом, девушка бодро зашагала в сторону института. В холле первого этажа заметив администратора, вежливо поинтересовалась, где ей найти нужную аудиторию. Но даже с вполне подробными объяснениями Алиса чуть не заблудилась во всех этих переходах и поворотах.

«Ничего, как только начну здесь учиться, быстро все запомню и пообвыкнусь!» — успокаивала саму себя, наконец, найдя нужную аудиторию.

Около нее уже толпилось человек двадцать, ожидая, когда им можно будет войти. Осмотрев собравшихся, Алиса вычленила взглядом двух девушек о чем—то тихо беседующих около высокого окна. Подойдя к ним, Алиса осторожно поинтересовалась:

— Извините, вы не подскажите, это здесь будут…

— Ага, — стремительно обернувшись, перебила ее невысокая рыжеволосая девушка с необычными темно—фиолетовыми глазами. — Я Карина. А тебя как зовут? Тоже поступать сюда хочешь? На кого именно плани…

— Кари—ина, — обреченно протянула ее подруга, голубоглазая блондинка. — Ну нельзя же так на людей набрасываться! Это дома к тебе все привыкли и уже не обращают внимания. Ты прости ее, она любопытна сверх меры, — посмотрев на обескураженную таким приемом Алису, извинилась она. — Меня Марина зовут. Мы тоже записались на эти курсы, специально приехав пораньше.

— Алиса, — еле заметно улыбнувшись, представилась темноволосая. — Вы из другого города?

— Поселок городского типа, — ответила Марина, пристально посмотрев в глаза собеседницы.

— Понятно, — открыто улыбнулась Алиса, давая понять, что точно не станет задаваться по этому поводу. — А что там за столпотворение? — кивнула головой по направлению самой большой толпе молодых людей.

— Да там какой-то парень тоже поступать будет, — ответила Карина, бросив мимолетный взгляд в ту сторону. — Вроде как он тут имеет какие-то связи, вот все и стараются примкнуть к нему.

Когда толпа немного расступилась, Алиса, наконец, смогла рассмотреть того, о ком говорила Карина.

«Руслан!» — мелькнула мысль, а девушка уже стремительно поворачивалась к нему спиной.

— Поздно, подруга, — усмехнулась Марина, наблюдая за парнем. — Тебя заметили. Знакомы?

— Встречались раньше, — недовольно ответила Алиса.

Вот этого человека она бы точно не хотела видеть рядом с собой.

«Такого самовлюбленного… павлина еще поискать надо!» — раздражение от нежданной встречи начало накрывать с головой.

— Судя по тому наглому взгляду, которым тебя осмотрели, могу только посочувствовать, — покачала головой Марина, немного брезгливо скривившись.

— Знала бы ты, как я сама себе сейчас сочувствую! — обреченно вздохнула Алиса. — Я так надеялась, что он уедет поступать в столицу…

— Не судьба, — философски заметила Карина. — О, а вот и преподаватель.

Повернув голову, Алиса заметила высокого седовласого мужчину одетого в светлую рубашку с коротким рукавом и в черные брюки.

«Пижон», — непонятно почему подумала девушка, посмотрев на до блеска начищенные ботинки.

— Заходим и рассаживаемся, — тем временем сказал преподаватель, открыв дверь аудитории.

— Пойдем, — потянула Алису за собой Карина. — Не будем заставлять себя ждать.

Зайдя внутрь вместе с новыми знакомыми, девушка немного растерянно осмотрела ровные ряды парт. Аудитория была в форме амфитеатра и могла вместить в себя много студентов. Просторное и светлое помещение просто блистало чистотой.

Через приоткрытые форточки дул легкий ветерок, принося хоть какое-то облегчение. На стенах были развешаны портреты светил медицинской науки, а рядом с доской был прикреплен анатомический атлас.

Пока Алиса решала, куда бы присесть, в ее сторону двинулся радостно чему-то улыбающийся Руслан. И когда девушка решила, что неприятного разговора не избежать, Карина юркнула за первую парту, прямо напротив преподавательского стола. Марина же, не растерявшись, подпихнула в ту же сторону и Алису, быстро заняв место подле нее. Вот так и вышло, что она оказалась между девушками и Руслану теперь было к ней не подступиться.

Недовольно фыркнув, парень ушел к заднему ряду, где его тут же окружили юноши и несколько девушек, в желании оказаться поближе к человеку со связями.

«Прихлебатели! — презрительно подумала Алиса и перевела взгляд на стоящего напротив них преподавателя. — Да уж, не планировала я оказаться так близко к нему. Но лучше здесь, чем рядом с этим…»

— Здравствуйте, молодые люди, — перебив поток немного сумбурных мыслей, заговорил мужчина. — Меня зовут Алексей Никифорович Стриженов. Я буду вести у вас подготовительные курсы, и надеюсь освежить уже имеющиеся знания, или же впихнуть в ваши головы все, что успею. Ну а дальше все будет зависеть только от вас!

«Ничего себе прием!» — немного обескуражено подумала Алиса, покосившись на рядом сидящих девушек.

А вот дальше ей уже было просто некогда отвлекаться на посторонние мысли. Алексей Никифорович буквально засыпал их вопросами, взяв в оборот с первых же минут. Выслушивая неуверенные, прерывистые ответы волнующихся ребят, он мог прервать на полу слове, внеся комментарий в немного ехидной манере.

Преподаватель то засыпал их терминами, которые присутствующие старательно конспектировали, то рассказывал какие-то случаи из практики, тем самым показывая, в чем был не прав отвечающий. На протяжении двух часов он вытягивал из своих подопечных знания, которые были у них заложены, или же восполнял пробелы.

Алисе даже стало казаться, что за это время она узнала больше, чем за весь школьный курс биологии. Но девушке все очень понравилось. Она настолько увлеклась, что даже сначала не поняла, когда преподаватель объявил об окончании их встречи на сегодня.

Непонимающе осмотревшись по сторонам, Алиса увидела, как все начали собираться. И только тогда ощутила, насколько же она устала за это время. Голова немного гудела от запихнутой в нее новой информации, а правая рука неприятно ныла, устав конспектировать.

Тяжело вздохнув, девушка поспешила собрать свои вещи, чтобы не задерживать Алексея Никифоровича, ожидающего, пока все покинут аудиторию.

«Да и про Руслана не стоит забывать!» — промелькнула неприятная мысль.

Алиса понимала, что не сможет вечно бегать от него, особенно если они оба поступят. Но и прямо сейчас разговаривать с ним не желала. Скомкано попрощавшись с преподавателем, она выскочила в коридор.

Быстро осмотревшись по сторонам, заприметила дверь со значком, указывающим, что за ней находится женский туалет. Решив, что сейчас это вполне приемлемое убежище, уже хотела пойти в ту сторону, когда ее окликнула Карина.

— Алиса, может погуляем немного? Мне так хочется город посмотреть!

Заметив, как к ней упрямо пробирается Руслан, сунула в руки рыжеволосой девушки свою сумочку, пообещав вскоре вернуться. Быстро забежав в туалет и закрыв дверь, успела заметить, что парень, широко улыбнувшись, медленно направился в ее сторону.

«Поговорить все же придется», — обреченно вздохнула она.

Открыв кран с холодной водой, пристально посмотрела на себя в зеркало. В нем отражалась немного встрепанная девушка, с легким румянцем на щеках и гневным блеском в карих глазах.

Заправив выбившуюся прядь волос за ухо и наблюдая за своими движениями в зеркальной глади, Алиса подумала, что Руслан уже одним своим присутствием выводит ее из равновесия.

Недовольно поджав губы, она сунула руки под холодную воду, желая хоть немного успокоиться. Да только прячься не прячься, а выходить все равно придется!

— И что я как маленькая, в самом-то деле?! Бегаю от него… А он наоборот только посмеется из-за этого! Ну уж нет. Выхожу отсюда, посылаю его куда подальше и иду с девчонками гулять!

Приняв это решение, Алиса закрутила кран и вытерла руки бумажным полотенцем. Глубоко вдохнув, подошла к двери и повернула ручку.

А в следующий миг…

У девушки перехватило дыхание, когда порыв ледяного ветра бросил в нее горсть снежинок. Широко раскрытыми от шока глазами Алиса смотрела на простиравшееся вокруг нее поле укрытое снегом. От резкого перепада температуры девичье тело непроизвольно содрогнулось, покрывшись ледяными мурашками.

Обхватив себя руками, что ни в коей мере не спасало от холода, Алиса молча закрывала и открывала рот, силясь хоть что-нибудь сказать. Да только пар от теплого дыхания окончательно спутал все мысли в голове. Почувствовав, как ноги словно обожгло чем-то, девушка перевела взгляд в низ.

Заметив, что провалилась по самую щиколотку босыми ступнями в снег (босоножки тут были не в счет), буквально затряслась от ужаса. Резко подняв голову, Алиса оглядывала пустое пространство. Обернувшись вокруг своей оси, она, наконец, сообразила поискать спасительную дверь, через которую попала сюда. Но кругом был все тот же холодный и пустынный пейзаж. Заприметив невдалеке кромку леса, Алиса решительно двинулась в его сторону.

— Что это?.. Как я… Это все сон! Безумный кошмар, из которого надо вырваться! — бормотала она, быстро идя по снегу.

Чувствуя, как начинает мелко подрагивать, а нежную девичью кожу все сильнее пощипывает от мороза, Алиса упрямо двигалась вперед, надеясь, что среди деревьев ей хоть немного удастся скрыться от ветра. О том, что зверский холод и так ее убьет, старалась не думать, загоняя пугающие мысли вглубь сознания.

Сейчас девушку перестали беспокоить мысли даже о том, как она могла оказаться посреди зимнего поля, когда всего мгновение назад стояла в институтском туалете, а на дворе в самом разгаре был июль месяц. Все силы уходили на то, чтобы заставить себя идти вперед, все сильнее углубляясь в лес.

Чувствуя, что холод начинает вымораживать ее изнутри, судорожно вздохнула. Если бы ее впоследствии спросила, как она смогла так далеко продвинуться, когда практически не ощущала ни рук, ни ног, а сознание начало заволакивать белесым туманом, Алиса точно не дала бы вразумительного ответа.

Ничего не соображая, еле переставляя онемевшие ноги, девушка думала лишь о том, как бы не споткнуться.

«Только бы не упасть… Только бы не упасть… Иначе смерть!»

Осознание того, что она вряд ли выживет, словно обдало кипятком, вызвав на глазах злые слезы бессилия. Жить хотелось неимоверно! А вот верить в то, что это, хоть и невероятный, выходящий за грань разумного, конец… не хотелось.

С трудом вдыхая холодный воздух, больно обжигавший горло и легкие, Алиса остановилась, не имея сил двигаться дальше. И именно тогда, сквозь застилавший глаза туман, она смогла рассмотреть, что буквально уперлась в шикарную разлапистую ель.

Если бы девушка посмотрела по сторонам, то поняла бы, что эта красавица какая-то необычная. Взять хотя бы уже то, что в отличии от других деревьев, на ней не было даже самой маленькой снежинки, словно кто-то укрыл эту ель невидимым пологом.

Но у Алисы не было ни сил, ни желания любоваться окружающими ее красотами. В голове мелькнула какая—то совсем уж ленивая мысль о том, что можно наломать лапок, чтобы попытаться укрыться ими от холода.

С трудом разогнув руки, она протянула их к зеленой красавице, но не устояв, упала на снег. Вот только ничего не почувствовала. Онемевшее тело потеряло малейшие остатки чувствительности.

Понимая, что на этом все, и она уже просто не сможет подняться, Алиса начала медленно закрывать глаза, когда какая—то яркая вспышка привлекла ее внимание. Немного приподняв голову, девушка увидела, что перед ней кто-то стоит.

С трудом присмотревшись, поняла, что это пожилой мужчина с длинной окладистой белой бородой, в меховой шапке и длинной шубе. В правой руке незнакомец держал резной деревянный посох, на самой вершине которого был прикреплен крупный прозрачный кристалл.

Удивленно посмотрев на лежащую под его ногами девушку, незнакомец нехорошо прищурился.

— Тепло ли тебе девица? Тепло ли тебе… синяя? — ехидно поинтересовался он, подбоченившись.

Неожиданная волна злости на издевающегося старика придала Алисе сил, и она сумела прошептать:

— С… с… сдурел де… дуля?

Присев на корточки рядом с потерявшей сознание девушкой, незнакомец проговорил неожиданно молодым голосом:

— Сумасшествие какое-то!

А в следующий миг его окутала голубоватая дымка, и вот уже рядом с бессознательной Алисой сидит молодой красивый мужчина с темными волосами, кое-где разбавленными снежно—белыми прядями.

— Я, ларр Максимилиан, герцог Ортанский, боевой маг в пятом поколении, должен спасать каких—то полоумных девиц, разгуливающих по зимнему лесу… — подхватив девушку на руки, мужчина критическим взглядом осмотрел ее и недоверчиво закончил: — В ночной сорочке?.. Идиотизм!

Подавив желание сбросить свою нежданную ношу на землю, маг открыл портал, шагнув в светящееся марево. Оказавшись в мгновении ока в своей гостиной, он бодро зашагал в сторону лестницы ведущей на второй этаж.

— Господин, вы уже… — начала говорить вышедшая на встречу невысокая полноватая женщина. Но заметив лежащую на руках у мага полуголую девушку, округлила глаза. — Батюшки святы, вы где ее нашли?

— Под елкой! — раздраженно рыкнул Макс, обходя экономку.

— Ох ты ж! Совсем девицы ополоумели, если на такое решаются, — покачала головой женщина, желая направится вслед за своим господином.

— Гарта, принеси побольше одеял в восточную спальню, — распорядился мужчина, легко взбегая по лестнице вверх. — Она совсем замерзла. А я сейчас Мириан вызову, пусть осмотрит мою находку.

— Сейчас, сейчас все принесу, — согласно кивнула экономка, заворачивая в противоположную сторону движения мага.

Занеся девушку в просторную комнату и положив на кровать, прямо поверх золотистого покрывала, Макс некоторое время рассматривал ее босоножки. Наконец поняв, как они расстегиваются, осторожно снял их, поставив рядом с кроватью.

Подойдя к комоду, достал из него теплый плед, которым и укрыл спасенную. Присев рядом с ней на край кровати, Макс задумчиво вглядывался в обветренное лицо, на котором уже начал подтаивать иней, образовавшийся от теплого дыхания.

— Ну и что мне теперь с тобой делать? — недовольно поинтересовался маг у бессознательной девушки.

Но ответа, как и следовало ожидать, не получил.


Глава 2

Удобно расположившись в кресле, Максимилиан задумчиво смотрел на спокойно спавшую девушку. Свет, отбрасываемый огнем из камина, играл причудливыми бликами на ее лице, а в волосах зажигал красные искорки. Прошло уже три дня с того момента, как маг нашел ее полумертвую под заветной елью.

С тех пор она еще ни единого раза не приходила в себя. В принципе, это было не удивительно. Как сказала Мириан, вообще чудо, что незнакомка смогла продержаться так долго. Судя по той степени обморожения, что у нее было, она бродила по лесу не пять минут. И даже не час. Целительнице пришлось хорошо потрудиться, чтобы вылечить обмороженные участки. Правда, поначалу никто из них еще не подозревал, что это будет практически невыполнимо.

Тогда, три дня назад, для них стало неприятным сюрпризом, когда сила главной целительницы империи не возымела практически никакого действия на незнакомку. Тогда-то они и выяснили, что Максу попалась необученная и с практически полностью запечатанным даром Забирающая.

«Практически исчезнувшие маги, целители экстра-класса… Не в силах вылечить разве что только мертвых. Кто же ты такая, девочка?»

Во всем мире осталось всего пять таких искусников. И у Мириан недавно появилась еще одна девушка, которая после обучения станет шестой. А тут Максимилиану на голову «свалилась» седьмая. Причем это было и удивительно и одновременно подозрительно.

Всех детей женского пола (а Забирающими могли стать только они), у которых просыпался целительский дар, тщательно проверяли в надежде на то, что кто-то из них окажется Забирающей. Но в течении двухсот лет было найдено только двое таких искусников.

«Неужели ее прятали от всех? Но зачем? Для какой цели? — мужчина задумчиво потер подбородок. — Почему сейчас она оказалась здесь? Неужели кто—то пытается подобраться ко мне через нее? Но, что может сделать необученная Забирающая? Да и пришла она не к ларру Максимилиану, а чудаковатому доброму волшебнику Морозко. Или кто—то все же прознал, что я и он одно лицо? Не может этого быть. О нем, кроме меня, знают только двое, которым нет смысла выдавать кому—либо мою тайну».

Мужчине было о чем поразмыслить. Сильнейший ледяной маг империи Роз, один из самых доверенных и преданных людей императора Кириана, был как кость в горле некоторым охочим до власти личностям. Его уважали, боялись и ненавидели. К его мнению прислушивались и старались не вызывать неудовольствия.

Красивый, богатый, сильный…

Многие мечтали породниться с герцогом, но Максимилиан старательно избегал всех расставленных ловушек. Постоянно окруженный женским вниманием, ледяной маг в скором времени, пресытился им, начав с презрением смотреть на увертки и хитрости, на которые шли его любовницы, чтобы занять свободное место герцогини Ортанской.

Но даже это не охладило пыл пронырливых особ. Кто же в здравом уме откажется от попыток заполучить брачные татуировки герцогского рода, взлетев невероятно высоко по социальной лестнице? Да еще и выйти замуж за столь загадочную личность…

До сих пор не прекращались пересуды, как у четы огненных магов старший сын обрел ледяную силу, а средний овладел стихией воды. И лишь младший пошел по стопам родителей, если можно так сказать.

Мало кому было известно, что сто шестьдесят четыре года назад двоих старших сыновей герцога Ортанского похитили. Выкрав шестилетнего Максимилиана и пятилетнего Александра из летней резиденции, куда родители отправили их на время каникул, похитители скрылись через порталы.

Когда безутешные родители отследили траекторию выхода из портального туннеля, то были просто в ужасе. Как оказалось, похитители разделились. Один след уводил высоко в Драконьи горы, а второй — на остров Забвения, находящийся около самого Сумеречного Заслона, разделивший мир Эдеи на две части. Никому из людей не было хода на вторую половину, а остров считался одним из опаснейших мест. В принципе, как и Драконьи горы.

Когда спустя три дня беспрерывных поисков сначала нашли мертвых похитителей, а затем вполне живых и здоровых детей, счастью родителей не было предела. Вот только ни один из их сыновей так и не признался, что же с ними случилось за это время.

Мальчишки упрямо твердили, что ничего не помнят и очнулись после похищения незадолго до того, как их нашли. Герцогская чета, конечно же, не поверила им, но даже самые сильные менталисты империи так ничего и не смогли обнаружить. Пришлось смириться и отстать с расспросами.

Возможно, со временем эта история если не забылась, то точно потускнела бы в памяти, но спустя год после выше означенных событий, у Максимилиана и Александра проснулся магический дар. И вновь начались бесконечные походы к менталистам и целителям.

Ведь у остальных одаренных детей сила начинала просыпаться только в десять лет. И обязательно такая, которая была у кого—то из родителей. А тут совершенно непостижимым образом у четы огненных магов один сын стал повелителем льда, а второй подчинил себе воду.

Встав и тихо подойдя к высокому окну, Макс хмыкнул, вспоминая, что им с братом тогда пришлось пережить. Иногда, вспоминая то время, мужчина вновь начинал ощущать себя какой—то подопытной зверушкой. Его и Алекса тогда только что на изнанку не вывернули, стремясь понять, как такое вообще возможно.

«Ну и пусть, — расслаблено подумал мужчина, прислонившись лбом к оконному стеклу. — Это того стоило!»

Как всегда, при воспоминании о своем спасителе, впоследствии ставшим наставником, на губах ледяного мага расцвела немного грустная улыбка. Перед его мысленным взором вновь предстало сильное, могучее и невероятно прекрасное существо с бесконечно мудрыми глазами цвета летнего неба. Тот, кто, как все считали, уже несколько тысячелетий назад покинул эту часть Эдеи, уйдя за Сумеречный Заслон вместе с себе подобными.

Тогда, много лет назад, нынешний герцог Ортанский был окончательно покорен красотой и грацией этого невероятного существа. Впоследствии, изучая все источники знаний, до которых он только мог добраться, Максимилиан множество раз задавал себе один и тот же вопрос. Как люди могли допустить разделения мира на две части? Как они вообще позволили случиться такому кощунству?

«Жадность. Все поглощающая безумная человеческая жадность! — мужчина почувствовал, что в его груди, в принципе, как и всегда, начинает зарождаться глухое раздражение и презрение практически ко всей человеческой расе. — Устроить беспощадную кровопролитную резню, вынудив остальные расы покинуть эту часть Эдеи… Ну и чего они добились? Эльфийская столица была разграблена и сожжена. А ведь она считалась одним из самых красивых мест Эдеи. Шахты Варии, где гномы добывали самые чистые драгоценные камни, из—за людской жажды наживы теперь потеряны. Чтобы расчистить те обвалы и попробовать укрепить своды, понадобиться не один год. А уж о территориях других рас даже вспоминать не хочу!»

Тряхнув головой, Максимилиан постарался отогнать так злившие его мысли. Прошло уже более трех тысяч лет после ужасающей войны, которую поначалу ликующие люди прозвали Освободительной. Но с течением времени, хоть в учебниках истории она до сих пор так и значится, все больше людей начали называть ее Позорной.

«Наконец-то до этих идиотов стало доходить, что они натворили! Хоть и не до всех».

Глубоко вздохнув и сжав кулаки от бессилия, понимая, что уже ничего изменить нельзя, ледяной маг направился к выходу из спальни. Все слуги, как это часто бывало, когда к «Морозко» попадала очередная девушка, покинули дом. Поэтому сейчас Максимилиану приходилось готовить самому.

«Ну, ничего, ничего, вот очнется эта спящая красавица, тогда уж я развлекусь!» — на губах мага расцвела предвкушающая улыбка.

Вот только до кухни он так и не успел дойти. Появившийся из воздуха магический вестник нарушил все его планы. Просмотрев послание, Максимилиан тяжко вздохнул, бросив полный тоски взгляд в ту сторону, где находилась заветная комната.

«Там еще оставалось жаркое, что приготовила Нарика…»

Зайдя к себе в комнату, маг быстро переоделся в более подобающую для императорского дворца одежду. Еще раз с тоской подумав о том, что сегодня только позавтракал, герцог Ортанский скрылся в портале.

Как обычно, оказавшись в маленькой узкой комнате без окон, Максимилиан замер, чутко прислушиваясь. По раздавшимся приглушенным голосам он понял, что сейчас с императором кто-то разговаривает.

Подойдя практически вплотную к одной из стен, дернул за еле приметный выступ. Открывшееся маленькое отверстие дало возможность не только лучше услышать, но и увидеть происходящее.

— Ваше Императорское Величество, вы же знаете, что ваш отец… — опершись на высокий резной посох, перед троном стоял высокий седовласый мужчина в просторной хламиде красного цвета.

— Я не мой отец, — раздался какой—то немного тягучий голос.

— Конечно же, — тут же поклонился маг. — Но все же… Никто не знает, что от них можно ожидать! Они…

— Действовали согласно моей воле, — вновь перебил невидимый пока собеседник.

Седовласому магу нечего было возразить на это, но по промелькнувшему неудовольствию в блекло-голубых глазах, становилось понятно, что он не оставит своих попыток.

— У вас есть еще какие-нибудь дела ко мне, советник?

—Нет, Ваше Императорское Величество, я не смею больше утомлять вас сегодня, — маг почтительно поклонился и, дождавшись позволения, стремительно покинул кабинет.

— Ты все слышал? — поинтересовался император, так и оставшись сидеть на месте.

Выйдя из потайной комнаты, Максимилиан учтиво поклонился.

— Почти все, Ваше Императорское Ве… — начал он, но заметив, что сидящий перед ним мужчина рассматривает его с каким-то гастрономическим интересом, проглотил окончание.

— В каменоломни отправлю, — скучающим тоном заявил император, смахнув с лица ярко—красную прядь волос.

— Наконец-то отпуск! — приложив левую руку к сердцу, пафосно возвестил герцог Ортанский.

— Обнаглел, — констатировал Кириан. — Может советник прав, и вас с братом пора приструнить?

Фыркнув, Максимилиан слеветировал к себе стул и бросил вопросительный взгляд на своего императора. Тот небрежно махнул рукой, дозволяя ледяному магу присесть. С максимальным удобством устроившись на это своеобразное орудие пытки, Макс поинтересовался:

— Что на этот раз, по мнению советника Алистана, мы сделали не так?

— Арестовали всю гильдию ткачей в Наризе, — ответил император. — Кстати, зачем вы туда вдвоем отправились? Неужели у моего начальника тайной стражи не хватает агентов для такого незначительного дела? И вообще, что там случилось?

— Нас с Алексом пожелала видеть бабушка, вот и поехали, — вздохнул Макс, вспоминая, сколько им пришлось вытерпеть нравоучений от вредной старухи. — Заодно и проверили, почему гильдия ткачей, ранее еле сводившая концы с концами, так резко взлетела в гору. Они опрыскивали ткань раствором с соком листьев буревеля.

— Ну и что? — не понял сути проблемы Кириан. — Насколько я помню, капля этого сока разведенная в воде, позволяла ткани дольше сохранять яркость красок. Это используется повсеместно.

— Это если пользоваться традиционным способом, — хмыкнул Максимилиан. — А вот если добавить эту каплю в некоторые реактивы и обрызгать ими полотно, то люди отдадут последние деньги за простую половую тряпку. Испаряясь, такой состав действовал на людей, как наркотик. Несчастным было просто необходимо приобрести предложенную вещь.

— Ишь ты, какие у нас есть умельцы, — недобро прищурился император, облокотившись о поверхность стола. — И кто до такого додумался?

— Не поверишь, — усмехнулся герцог Ортанский. — Один доморощенный алхимик, внук одной из ткачих.

— Не понял… — Кириан недоуменно приподнял бровь. — Что значит, доморощенный? Он разве не обучался в специализированном заведении?

— У его семьи попросту не было таких денег, которые требуют в уплату за обучение, — ледяной маг укоризненно посмотрел на императора. — А ведь я тебе уже не раз говорил об этом! Столько талантливых ребят пропадает. Или же становятся такими же, как и этот паренек. Ты разбрасываешься ценными кадрами.

Недовольно нахмурившись, Кириан посмотрел на своего друга. Вот только возразить ему было нечего. Император сам прекрасно понимал, что это только его вина. Большей части аристократии уж точно не было никакого дела до простого люда. Каждый думал лишь о том, как бы отхватить «кусок пирога» побольше.

— Не волнуйся, больше этот вопрос я откладывать не буду, — пообещал император, откинувшись на высокую спинку стула. — Уже со следующего учебного года появятся места для малоимущих.

— Надеюсь на это! — довольно улыбнулся начальник тайной стражи. — Ректоры некоторых академий тоже заинтересованы в такой реконструкции. Неделю назад я встречался с ними. Они просили посодействовать в продвижении закона о бюджетных местах.

— Взяточки берем? — ехидно усмехнулся император.

— Конечно! — серьезно согласился Максимилиан, хоть в глазах и проскакивали искры смеха. — Надо же поддерживать имидж герцогов Ортанских, а это такие расходы. Одежду пять раз за день поменяй, сапоги у самого модного сапожника закажи, запонки только с бриллиантами носи. Причем, желательно, к каждой рубашке разные!

— Да-да, — наиграно посочувствовал Кириан. — Может тебе зарплату поднять?

— Было бы не плохо! — тут же согласился ледяной маг, смешливо фыркнув.

— Обнаглел, — повторился император, а в следующий миг пристально посмотрел на своего друга. — Кстати, ко мне недавно заходила ларра Мириан. Что-нибудь уже стало известно?

— Нет, — откинув былую веселость, ответил Максимилиан. — Она проспит до завтрашнего утра. Удивительно, как вообще смогла так долго продержаться.

— Не забывай, хоть и не обученная, но она Забирающая, — напомнил император. — Есть какие-нибудь мысли на этот счет?

— Судя по всему, девушка не из нашего мира, — осторожно сказал Макс, наблюдая за императором.

— С чего вдруг такие мысли? – удивленно приподнял бровь Кириан.

— Как ни крути, не возможно бы было столько лет прятать Забирающую. Слухи бы все равно просочились. Да и выкинуть ее на холод в непонятной одежде… Я таких вещей в жизни не видел!

— Думаешь, она потомок одного из тех, кто предпочел покинуть Эдею, а не уйти с другими расами за Сумеречный Заслон?

— Скорее всего, так и есть, — согласно кивнул головой маг. — Но не факт, что она появилась в нашем мире именно тогда, когда я ее нашел.

— И что ты планируешь предпринять? — заинтересовано приподнял бровь Кириан.

— Сейчас с ней будет чудак Морозко. Послужит у меня несколько недель и, если подозрения не оправдаются, отправим ее учиться. В нашем мире она точно не пропадет, с таким-то даром.

— Ну вот, а ты еще сопротивлялся, когда Алекс предложил эту роль, — хохотнул император, моментально расслабившись.

— Вообще-то я всегда думал, что работа начальника тайной стражи — перебирать бумажки и указывать своим повелительным перстом, куда и в каком темпе необходимо отправиться подчиненному, — буркнул Максимилиан, вспоминая, при каких обстоятельствах ему довелось примерить роль доброго волшебника.

«Если бы только кто—нибудь знал, как иногда принимаются важнейшие решения в империи Роз, давно бы уже войну объявили, в надежде, наконец, подмять под себя сильнейшую державу этой части Эдеи, — мысленно усмехнулся маг. — Ну, или наоборот, сидели бы тише воды ниже травы, чтобы не связываться с такими психами!»

— Да уж, Нирейское вино действительно самое крепкое в нашей части мира, — рассмеялся император, догадавшись, о чем подумал его друг. — Кстати, а что мы тогда хоть отмечали?

— Избавление Алекса от липучей, как миритка, и сверх болтливой ларры Кассии, — напомнил Максимилиан вставая. — Вот уж кто действительно является счастливой находкой для шпиона.

— Не факт, — хмыкнул Кириан, насмешливо глядя на то, как ледяной маг чуть ли не покряхтывая, расхаживает по кабинету, разминая затекшее тело. Он специально повелел поставить у себя в кабинете такие неудобные стулья, чтобы пришедшие к нему не могли расслабиться ни на секунду. Хотя, с другой стороны, какой идиот додумается попробовать расслабиться перед ликом своего императора? — Дай ей волю, и она кого хочешь заболтает до смерти! Ее бы в стан врага заслать, выигрывали бы сражения без кровопролития.

— Ты слишком жесток, — укоризненно покачал головой Макс. — Недаром во всех королевствах о тебе ходят такие ужасающие слухи!

— Вот пусть и дальше ходят, — благосклонно кивнул головой император. — Ты сейчас к себе, или еще побудешь во дворце?

— Наведаюсь к своим оболтусам, подгоню с готовностью докладов, — ответил маг, присев на подоконник. — А то совсем распоясались! Доклад по гильдии ткачей должен был быть у тебя на столе еще два дня назад. Ну а затем вернусь к нашей незнакомке. Надо же ей хозяйство показать, да к работе приставить, — ехидно усмехнувшись, закончил Максимилиан.

— И правда женоненавистник, — сокрушенно покачал головой Кириан, старательно сдерживая улыбку. — Эх, женить бы тебя на какой-нибудь феечке!

Ледяной маг даже воздухом подавился от такого заявления. На мгновение нахмурившись, Макс постарался отогнать неприятную мысль о том, что Кириан действительно может прийти в голову мысль осчастливить его таким способом. Хоть они и друзья, но не стоило забывать, что перед ним император. А границы дозволенного герцог Ортанский всегда знал и соблюдал.

— Кто бы говорил, — фыркнул Макс, постаравшись скрыть за улыбкой свое беспокойство.

— Я еще слишком молод для столь ответственного шага, — парировал император, самодовольно скрестив руки на груди.

— Моложе меня всего-то на пять лет, — не остался в долгу маг.

— Не нашел еще достойной на роль императрицы, — выкрутился Кириан, победно глянув на друга.

Но чтобы там ни было, а все же Максимилиан успел заметить мелькнувшую грусть в глазах черного цвета. Слишком хорошо успел изучить своего друга за годы их общения.

«Ну да, кому бы понравилось, если бы в нем видели только самую выгодную партию, при этом боясь до дрожи в коленках, — недовольно подумал маг, как всегда испытав обиду за друга. — И ведь ни одна из этих вертихвосток даже не попробовала узнать его настоящего! Только и знают, что прыгать к нему в постель, как только им покажется, что сумели заинтересовать Кириана. А потом по секрету всему свету рассказывая, какой он страшный и ужасный. Неужели действительно думают, что он ничего не знает об этом?»

Мотнув головой, отгоняя неприятные мысли и глубоко вздохнув, стараясь унять поднявшееся раздражение, Максимилиан пристально посмотрел на своего друга.

«И ведь не урод, — констатировал он, стараясь увидеть Кириана женским взглядом. — Высокий, широкоплечий, с мощной накачанной фигурой. С правильными чертами лица, словно их вылепил искусный скульптор. Иссиня-черные волосы и вишневые глаза… Так, стоп, почему вишневые?»

— Вашество, ты бы осторожнее был, — вкрадчиво сказал Макс, подавшись вперед. Заметив непонимающий взгляд императора, лаконично пояснил: — Иллюзия.

Ухватившись двумя пальцами за длинную прядь волос и поднеся ее к глазам, Кириан тихо выругался:

— Вот же шерховы дети!

Выпрямив спину и положив руки на подлокотники, император прикрыл глаза, приступив к накладыванию на самого себя сложной пятиуровневой иллюзии. Она требовала не только огромной концентрации, но и значительной магической силы. Точность и буквально ювелирная работа — вот те составляющие, которые требовались в таком сложном деле.

Не все маги пятой ступени могли наложить ее, хоть и обладали хорошим резервом. Но в тоже время эту иллюзию было практически невозможно обнаружить. Настолько плотно она переплеталась с магическими потоками в теле человека. Вот именно этот факт и заставил императора в совершенстве овладеть таким сложным заклинанием.

А в это время, глядя на то, как его друг медленно возвращает себе былой облик, Максимилиан думал о том, что вот она ирония жизни во всей красе.

«Прежнему императору приходилось накладывать эту иллюзию, чтобы скрыть признаки нестабильности силы. А его сыну приходится скрывать тот факт, что он уже давно и в полной мере подчинил свой внутренний огонь».

Когда в детях просыпалась сила, это сказывалось на их внешности. Волосы юных магов приобретали цвет той стихии, к которой они были предрасположены. Так у огневиков они становились красными, словно пламя. У водников и воздушников они были синими и голубыми, немного отличаясь оттенками. У земляных — коричневые. У некромантов черные, а у целителей — золотые, вперемешку с серебристыми прядями. У ледяных же магов они были белыми.

И чем лучше маг овладевал своей силой и мог контролировать ее, тем меньше цветных прядей становилось. И чем лучше человек владел силой, тем выше была его ступень. Архимагами могли считаться те, у кого осталось максимум пять цветных прядей. Но уже очень давно у людей не появлялось тех, кто мог полностью убрать из своих волос цвета стихий.

«Или хорошо скрывали это, — хмыкнул Макс, заметив, что император заканчивает с наложением иллюзии. — В принципе мы с братом точно такие же, как и Кириан. Тоже скрываем от всех, что у нас осталось только по одной цветной пряди, тогда как окружающие видят минимум двенадцать. В чем-то император прав. Лучше пусть нас считают не настолько сильными, чем мы есть на самом деле».

— Так лучше? — отвлек его от размышлений Кириан, посмотрев на друга уже ставшими привычными черными глазами.

Оттолкнувшись от подоконника, Макс подошел ближе к столу и с самым серьезным видом принялся пересчитывать красные пряди.

— Тебе заняться больше нечем? — недобро прищурился император.

— Если ты не знал, то я тебе открою одну маленькую тайну, — прекратив считать и скрестив руки на груди, ответил маг. — Во дворце есть специальные люди, которые по три раза на дню пересчитывают эти несчастные прядки, а затем докладывают своим хозяевам! Не дай боги их стало больше, чем обычно! Ты сам прекрасно знаешь, как все этого боятся.

— Да ладно! — Кириан недоверчиво приподнял бровь. — Нет, я замечал, как некоторые слуги и даже аристократы занимаются этим, но не думал, что это происходит столь часто.

— Чаще уже некуда, — вздохнул герцог, вновь принявшись за прерванное занятие. — Одиннадцать, двенадцать… Повернись. Ага, пятнадцать. Все на месте!

— Этот гадюшник меня скоро с ума сведет, — буркнул император, откидываясь на высокую спинку и устало потерев лицо. — Ладно, иди, занимайся своими делами и пришли мне, наконец, те отчеты. А в следующий раз постарайся, чтобы таких накладок не было! Я предпочитаю заранее знать, из-за чего я вас выгораживаю перед этим пронырливым советником.

Учтиво поклонившись, начальник тайной стражи заверил, что такое больше не повторится. Покинув рабочий кабинет императора, Максимилиан был решительно настроен на показательную порку обленившихся подчиненных и успеть вернуться домой до того, как незнакомка очнется.

«Еще не хватало, чтобы она по дому без присмотра бродила!»


Глава 3

Проснувшись, но так и не открыв глаза, Алиса нежилась в постели, ощущая тепло и уют. Вставать совершенно не хотелось. Наоборот было желание, как можно дольше продлить эту сладкую негу.

«Как же хорошо, когда никуда не надо спешить, — лениво подумала она, зарываясь с головой в пуховое одеяло. — Не поняла…»

Замерев на некоторое время, но так и не открыв глаз, девушка принялась ощупывать слишком жаркое для летнего времени одеяло.

Поначалу Алиса решила, что ей просто почудилось спросонья, но, чем больше она водила руками по мягкой поверхности, тем сильнее убеждалась, что тут что-то не так. Открыв глаза, девушка хмуро уставилась на одеяло, понимая, что не ошиблась.

Приподнявшись в постели, Алиса с недоумением обозрела совершенно не знакомую ей комнату. Но как бы ни силилась вспомнить, почему она здесь оказалась, память совершенно отказывалась восстанавливать предшествующие этому события. Почувствовав легкое беспокойство, девушка повернула голову в сторону окна, за которым бушевала метель.

И словно только этого и ожидая, воспоминания обрушились на несчастную одним сплошным бурным потоком. Тело, вспомнив обжигающий холод, непроизвольно начало мелко подрагивать, а дыхание перехватило.

Резко откинувшись на подушку, Алиса повыше натянула теплое одеяло, пережидая, пока пройдет дрожь. Вот только панические мысли, метавшиеся в голове со сверхзвуковой скоростью, не способствовали быстрому успокоению. Девушка четко вспомнила, как была в институте, а затем, в мгновение ока, оказалась посреди заснеженного поля.

Вновь ощутила пронизывающий и, казалось, вымораживающий саму ее суть холод. Почувствовала беспросветную безысходность от понимания того, что ей не выжить в легком летнем сарафане и босоножках в зимнем лесу.

«Значит не сон… Не кошмар… Все наяву!»

Смотря в потолок бессмысленным взглядом, Алиса пыталась понять, что ей теперь делать. Крамольные мысли, что она попала в другой мир, девушка старательно отгоняла от себя. Ей совершенно не хотелось думать о том, что она на самом деле могла оказаться в такой ситуации, как и героини ее любимых фэнтези романов.

Нет, как любая девушка (или почти любая), Алиса иногда любила помечтать о том, как могла бы оказаться в другом мире. Ее бы там ждали какие-то приключения, хорошенько сдобренные магией. А еще обязательно в том мире девушка встретила бы любовь всей ее жизни. И в ее мечтах это был постоянно новый персонаж, не похожий на предыдущего.

То ей виделся красавец дракон, с необычными янтарными глазами и узким змеиным зрачком. А то и брутальный демон, с огромными кожистыми крыльями и мощными рогами на лбу. Или же высокий прекрасный эльф. Весь такой высокомерный и холодный с остальными, а с ней неизменно нежный и добрый.

Еще Алиса любила представлять хищного красавца оборотня, который во второй ипостаси был бы белым тигром. С мощным телосложением, но с грациозными мягкими движениями. Да много кого она представляла в своих мечтах!

Но… Сейчас, когда перед девушкой действительно замаячила такая перспектива, Алиса поняла, что безумно не хочет этого. Сильнейшим ее желанием было проснуться дома, в своей постели, и вспомнить все произошедшее, как дурной сон, ночной кошмар, которому никогда не суждено сбыться.

Неизвестно сколько бы она еще так и предавалась горьким мыслям, но тихий щелчок возвестил о том, что кто—то вошел в спальню. Приподнявшись, Алиса настороженно посмотрела на незваного гостя. Спустя секунду, она признала в нем того вредного дедка, что издевался над ней в зимнем лесу.

«Значит это он спас меня, — решила Алиса, пристально рассматривая незнакомца. — Ну, спасибо, что хоть не бросил там! За это можно и простить его издевательства».

— Смотрю, встала ты уже, деточка, — хмыкнул в густую бороду дед. — Как спалось-то тебе? Ничего не мешало? Мягка ли перина была?

— Все хорошо, спасибо, — осторожно ответила Алиса. — А где я?

— Так дома у меня, где ж еще-то! — усмехнулся ее спаситель, скрестив руки на груди. — Раз ты под ель заветную пришла, значит именно сюда попасть и стремилась. Вот только зачем ты в ночной сорочке по лесу бегала? Неужели другой одежонки не нашлось?

— Какой еще ночной сорочке? — удивилась Алиса и, приподняв край одеяла, осмотрела себя.

Сейчас на ней, вместо ее сарафана, была надета длинная фланелевая рубашка.

«Явно мужская!»

— Да в той, что мне пришлось с тебя снимать, — поведал дедушка. — Странная она какая-то. Впервые такую вещицу видел.

— Эм… Я… — Алиса принялась судорожно соображать, чтобы такого сказать в свое оправдание.

— Ты? — насмешливо приподняв бровь, дедок слеветировал к кровати большое удобное кресло.

Присев, он уже хотел продолжить допрос, когда заметил, что девушка смотрит на него широко открытыми глазами.

В первое мгновение Максимилиан подумал, что с него слетела иллюзия, но осмотрев себя, убедился, что все в порядке. Вот только это не могло объяснить ошарашенного взгляда незнакомки. Заметив, что она смотрит то на него, то на кресло, в котором он сидел, маг слегка нахмурился.

«Неужели и правда мои предположения были верны?»

— Что-то не так? — поинтересовался Макс, пристально глядя на незнакомку.

— Я точно в другом мире, — убито прошептала Алиса, но тут же встрепенулась. — А может быть?.. Дедушка, а, дедушка, как вы кресло летать заставили? За ниточки подергали? — поинтересовалась с безумной надеждой во взгляде.

— Слеветировал! — оскорбился ледяной маг. — Это же самое прос… Ты никогда такого не видела? — перебив сам себя, поинтересовался у нее. — Откуда же ко мне такая несведущая попала?

— Из леса?.. — продолжая настороженно смотреть на незнакомца, Алиса пыталась придумать, как выкрутиться из этой ситуации.

«Мало ли, вдруг он меня за умалишенную примет, если скажу, что из другого мира»

— Зачем врешь дедушке? — неодобрительно покачал головой Максимилиан, старательно сдерживая желание хищно улыбнуться. — Откуда ты, милая? Расскажи мне все, вдруг помочь смогу.

И Алиса, чувствуя, как непрошенные слезы начинают пощипывать глаза, решила сознаться. Глубоко вздохнув и зажмурившись, чтобы не расплакаться, как малому ребенку, она тихим безэмоциональным голосом рассказала все, что с ней приключилось.

По мере того, как ее рассказ подходил к концу, в сердце все больше укреплялась надежда на то, что этот странный дедок сможет ей помочь.

— Вы можете вернуть меня домой? — Алиса даже немного подалась вперед, желая услышать положительный ответ.

— Нет, — твердо ответил ледяной маг, немного слукавив.

Шанс всегда был. Можно было попробовать узнать, где находится мир девушки. И даже отправить ее назад, проведя нужные расчеты, но… Ее дар все предрешил.

«Прости, милая, но я не могу тебя отпустить, — глядя на то, как по бледной щеке девушки скатилась одинокая слезинка, подумал Макс. — Слишком ценна та способность, которой ты обладаешь. Я не имею права лишить Эдею еще одной Забирающей!»

— Но как же… Я ведь… — чувствуя, как горло сдавливает от подступивших рыданий, Алиса сжала руки в кулаки, принявшись глубоко и размеренно дышать.

Такие простые, но столь категоричные слова просто повергли ее в шоковое состояние. Сейчас она ненавидела себя за эту слабость, которую выказывала перед совершенно незнакомым человеком. Вот только ничего не могла с собой поделать.

Алиса чувствовала себя маленьким испуганным ребенком, который оказался совершенно один в незнакомом месте, без возможности вернуться к родным людям. В полной мере ощутив ужас ситуации, в которой оказалась, она просто не представляла, что теперь делать.

Все ее надежды и чаяния были перечеркнуты в один момент.

— Как тебя зовут? — поинтересовался маг, стараясь отвлечь девушку.

«Вот только женской истерики мне тут не хватало!» — раздраженно подумал Максимилиан, еле заметно скривившись.

— Алиса, — выдохнула девушка, держась из последних сил, чтобы позорно не разреветься.

— А меня Морозко, будем знакомы!

Алиса настолько опешила от услышанного, что даже как-то позабыла о своих переживаниях. Широко открыв глаза и приоткрыв рот от удивления, она уставилась на того, кто назвался именем довольно известного в ее мире сказочного персонажа. Пару раз моргнув, девушка честно попыталась хоть что-нибудь сказать, но от шока не смогла произнести ничего, кроме нечленораздельного мычания.

— Что-то не так? — подозрительно посмотрев на потрясенное лицо девушки, поинтересовался маг.

— Да вы издеваетесь! — возмутилась Алиса, стукнув сжатой в кулак рукой по одеялу. — Какой еще Морозко?!

— Добрый волшебник! – рявкнул в ответ Макс, раздраженный непонятным поведением девушки.

— Еще скажите, что мне надо у вас прислугой побыть, да всячески угождать, чтобы меня потом дарами богатыми облагодетельствовали, — фыркнула Алиса, все больше начиная злиться.

— А ты откуда знаешь? — подавшись вперед, Максимилиан впился взглядом в возмущенное лицо девушки.

— Да у нас эту сказку каждый ребенок знает! — ехидно ответила Алиса. — По крайней мере в моей стране точно. Не-е-ет, теперь-то я все поняла, вы псих! — вскочив, она принялась расхаживать по кровати. Благо ее размеры позволяли вполне спокойно это делать. — И сообщники ваши тоже психи. Вы мне что-то вкололи, вызвав галлюцинации, а теперь развлекаетесь за мой счет, — казалось бы, умершая надежда вновь расправила крылья, и девушка «уцепилась» за эту возможность все объяснить. Она тут же решила, что пусть лучше это окажется похищение какими-то неадекватными личностями, чем другой мир. — Где тут скрытые камеры, а? Да я на вас в… — резко развернувшись, Алиса зацепилась ногой за одеяло. Не сумев удержать равновесие, сгруппировалась, приготовившись встретиться с полом, но зависла над ним в пару сантиметрах.

Удивленно повертев головой и поняв, что ей это не показалось, Алиса судорожно сглотнула. Вися вниз головой, она принялась суматошно болтать руками и ногами в воздухе, пытаясь за что—нибудь уцепиться, чтобы принять нормальное положение. Почувствовав, как неведомая сила приподнимает ее выше и, перевернув, отпускает, придушенно пискнула, упав на кровать.

— Не части, тараторка! — грозно приказал ледяной маг, пытаясь не расхохотаться.

Уж слишком забавно выглядела девушка, вися попой к верху. Он получил истинное удовольствие, разглядывая ее.

«А посмотреть там было на что», — хмыкнул Макс, оценив открывшийся ему вид.

Алиса же, широко раскинув руки и тяжело дыша, уставилась бессмысленным взглядом в потолок. Чувство полета, которое она испытала, потрясло девушку до глубины души. А та безумная надежда на, пусть и жестокий, розыгрыш, окончательно оставила ее.

Теперь она не смогла бы сказать, что ей все привиделось. Уж слишком реальными были те ощущения парения над кроватью. Из этого следовало, что Алиса действительно каким-то непостижимым образом оказалась в совершенно другом мире, а дороги назад, по словам ее спасителя, просто нет.

«Я одна… Совершенно одна в незнакомом и чуждом мне месте», — чувствуя подступающую истерику, девушка до боли прикусила внутреннюю сторону щеки.

— Не стоит расстраиваться попусту, — прервал затянувшееся молчание Максимилиан. — Назад уже ничего не вернешь. Теперь тебе надо думать, как жить дальше. Поживешь тут несколько недель, пообвыкнешься, о мире нашем узнаешь немного, а там уж и решим, как дальше быть с тобой. В беде тебя не оставлю, хорошо вознагражу, если уважишь старика. Я все же добрый волшебник, как-никак!

И вроде бы все правильно он говорил, но Алиса испытала такую злость на его слова, что еле сдержалась от обидных слов в ответ. Как это часто бывает, когда люди испытывают боль и разочарование, а кто-то пытается их поучать, появляется сильное желание сделать так же больно и этому человеку. И все доводы разума о том, что он ни в чем не виноват, отходят куда-то вглубь сознания.

«Волше-э-эбник, — передразнила Алиса, чувствуя глухое раздражение в груди. — Дать бы ему чем-нибудь тяжелым в лоб, посмотрела бы я тогда на его доброту!»

— Долго еще себя жалеть будешь? — поинтересовался скучающим тоном Максимилиан. — С таким настроем ты в нашем мире долго не протянешь. Лучше уж сразу со скалы спрыгнуть, так хоть долго мучиться не будешь.

Приподнявшись, Алиса уже приготовилась высказать все, что думает, но натолкнувшись на внимательный взгляд голубых глаз, резко успокоилась. Практически сразу на смену злости, пришло чувство стыда, а затем и раздражение на саму себя.

«Он ведь действительно не виноват ни в чем… Наоборот, еще и помочь пытается, а я… — девушка потерянным взглядом уставилась прямо перед собой. – И вообще, не может быть такого! Где есть вход, обязательно должен быть и выход! По-другому просто не бывает. Только дайте мне время попробовать найти его! А пока…»

— Что мне нужно делать? — немного обреченно поинтересовалась.

— Вот это уже совсем другой разговор! — довольно улыбнулся Макс, испытав колоссальное чувство облегчения от того, что намечающаяся истерика закончилась, так толком и не начавшись. — Значит так, ты должна будешь прибираться в доме, стирать пыль, мыть полы, перестилать постели. Так же на тебе лежит готовка. Покушать я люблю много и вкусно! Запасы в кладовых есть, а что закончится, надо будет заказать. То есть тебе еще надо будет провести ревизию на…

Чем больше Алиса слушала этого «доброго» дедушку, тем больше ее глаза стремились сменить место дислокации с лица на лоб. По всему выходило, что ей придется трудиться с раннего утра до позднего вечера, как Золушке, чтобы все успеть сделать. Ведь судя по перечислениям всех ее обязанностей, дом Морозко должен был быть минимум дворцом!

«Стирка, уборка, готовка, еще и на ночь ему почитай, — начала мысленно «закипать» девушка, сжимая в руках одеяло, чтобы не наброситься на этого горе волшебника. — Да это же рабский труд какой—то! А где контракт? Где оглашение заработной платы? Где гарантии, что меня не обманут, в конце концов?!»

— А в баньке вас не попарить? — перебив неугомонного дедка, ехидно поинтересовалась девушка.

— А ты и это умеешь? — с живейшим интересом во взгляде поинтересовался Максимилиан, мысленно хохоча с выражения лица своей будущей работницы.

— Обойдетесь! — рявкнула Алиса, начав оглядываться в поисках какого—нибудь тяжелого предмета.

— Ну, нет, так нет, — приподняв руки в примирительном жесте, пошел на попятную маг. — Ну что, справишься? Или непосильная для тебя задача эта?

Внимательно посмотрев в лицо Морозко и подумав, что в чем—то ее дурят, хоть и непонятно, в чем именно, девушка молча кивнула головой. Как ни крути, а обживаться в этом новом мире ей все равно надо, раз уж пока возможности вернуться назад нет. А прислуживать старику не такой уж и плохой вариант.

«Так почему бы не начать с этого? Чай не прынцесска, как любила говорить бабушка Тася»

Воспоминание о дорогом для нее человеке, отозвалось болью в сердце. Сразу же захотелось увидеть бабушку, поговорить с ней, рассказав о своих переживаниях. Упрямо тряхнув головой, Алиса отогнала вглубь сознания болезненные для нее мысли, решив подумать обо всем позже.

— Только мне надеть нечего, — потеребив край рубашки, смущенно сказала девушка.

— С этой бедой я тебе помогу, — по доброму улыбнулся Макс. — Видишь, с левой стороны от кровати дверь в стене? Там гардеробная, где ты сможешь выбрать себе что-нибудь по размеру. А позади меня еще одна дверь, — неопределенно мотнул головой. — Это ванная. Приводи себя в порядок и через полтора часа я хочу увидеть в столовой обед!

Больше ни слова не говоря, мужчина стремительно покинул комнату, оставив Алису одну. Недоверчиво посмотрев на ту дверь, за которой только что скрылся хозяин дома, девушка возмущенно крикнула:

— А кухню и столовую мне как найти прикажете? Методом научного тыка?

Вот только ответ она, конечно же, не получила. Раздраженно тряхнув головой, Алиса отправилась сначала в ванную, решив самой попробовать во всем разобраться. Осторожно приоткрыв дверь и заглянув внутрь, она облегченно выдохнула.

Комната оказалась светлой и просторной, с большим окном, сейчас занавешенным легкой полупрозрачной тканью. Прямо в центре стояла большая ванна, с красивыми медными ручками. Тут даже дождик имелся! На тонкой длинной ножке, с навершием в форме ромашки, правда, с чуть загнутыми вовнутрь лепестками.

— Красота какая! — непроизвольно выдохнула Алиса, рассматривая это, вне всяких сомнений, произведение искусства.

Обернувшись, девушка заметила около входной двери низкую, но широкую деревянную лавочку, над которой на вешалке висели несколько банных халатов и полотенец. Довольно улыбнувшись, Алиса решила, что еще успеет понежиться в горячей воде потом. А сейчас вполне сойдет и дождик.

Приведя себя в порядок и надев халат, который, кстати говоря, был в точности ее размера, прошлепала босыми ступнями по полу, возвращаясь в спальню. Но, не задерживаясь в ней, так как времени было очень мало, сразу же подошла к двери ведущей в гардероб. А там…

У Алисы даже дыхание перехватило, когда она увидела размеры комнаты. Девушка всегда мечтала именно о такой гардеробной. С полками до самого потолка, с несколькими рядами вешалок для одежды, да еще и с низенькими подставками для обуви, идущие по кругу комнаты.

Правда сейчас гардеробная была практически пустой. На вешалках сиротливо висели пять длинных платьев и две шубки. На подставках стояла пара зимних сапог, две пары туфелек на невысоком каблучке и пара балеток на плоской подошве.

— Не густо, — констатировала Алиса, заглянув в несколько выдвижных ящиков и найдя в одном из них несколько комплектов нижнего белья. — Хотя не в моем положении нос воротить. Спасибо, что хоть столько, но есть!

Выбрав темно-зеленое платье, девушка принялась пристально его рассматривать. Заметив, что вырез лифа у него слишком низкий, сделала верный вывод и подобрала себе сорочку из плотной белой ткани. Быстро переодевшись и застегнув все крючки, которые крепились спереди, облегчая работу, Алиса удивилась тому, как идеально село платье.

«Словно по мне шито…», — вертясь перед высоким зеркалом, размышляла она.

Вскоре, опомнившись, что у нее остается совсем мало времени на готовку, а еще надо кухню найти, Алиса поспешила покинуть спальню. Выйдя в коридор, настороженно осмотрелась по сторонам, но кроме ряда дверей и висящих на стенах картин, ничего подозрительного не увидела. Постояв несколько секунд, решая, что делать дальше, Алиса, наконец, повернула налево. Заприметив в конце коридора лестницу, она довольно улыбнулась тому, что правильно выбрала направление. Правда, когда спускалась вниз, увидела еще одну лестницу с правой стороны.

«Да уж, куда бы ни пошла, все равно бы нашла ее», — хмыкнула девушка.

Спустившись в просторный холл, Алиса сразу же наткнулась взглядом на высокие двустворчатые двери, с красивой резьбой, шедшей по краю дверного полотна. Здраво рассудив, что это, скорее всего и есть столовая, потянула на себя одну из створок.

Убедившись, что ее предположения верны, решила продолжить искать кухню. Оглянувшись, увидела за лестницей, по которой спускалась, еще один длинный коридор.

— Ну и какая из этих дверей ведет на кухню? — устало вздохнув, спросила Алиса тишину. — Неужели так сложно было показать мне здесь все?

Потянув наугад одну из дверных ручек, тут же тихо вскрикнула, когда из темной комнатки, находящейся за этой дверью, выпала деревянная палка, больно стукнув ее по голове. Потирая ушибленное место ладошкой и смаргивая выступившие от боли слезы, Алиса на чем свет костерила хозяина дома, не соизволившего показать ей, что здесь и как расположено.

— Алиса, ты что делаешь? — раздался позади нее голос Морозко.

— Кухню ищу! — ответила та, хмуро посмотрев на говорившего.

— В кладовке? — удивился маг и махнув рукой, слеветировал швабру, так нелюбезно поступившую с девушкой, на ее законное место. — Пойдем, покажу тебе, где она находится, пока ты мне что-нибудь тут не сломала.

«Вредный стар-рикашка», — прожигая недобрым взглядом спину мага, подумала Алиса.

— Вот, смотри, это кухня, — открыв дверь в самом конце коридора, Максимилиан подождал, пока девушка подойдет к нему.

Пройдя внутрь, Алиса принялась рассматривать свое будущее место работы.

«Вернее одно из них», — тоскливо подумала она.

Прямо посреди комнаты стоял большой разделочный стол, а рядом с ним еще один, поменьше, на котором стояло множество маленьких баночек. Напротив него, у стены примостились широкие полки, заставленные разнообразной посудой. В другом конце комнаты в одном углу, прямо около окна, стоял умывальник, а в другом миниатюрная печурка с гладким черным покрытием.

«Это что, такой аналог газовой плиты?» — недоверчиво разглядывая рядом с печуркой мелко наколотые дрова, подумала Алиса.

— За той дверью хладник, в котором хранится мясо, — указав на низенькую дверь, пояснил маг. — А там кладовая с другими продуктами. Вот тут, на полочке в мешочке лежит солнечный камушек, — махнув головой на прикрепленную к стене дощечку, продолжил пояснения. — Когда наложишь дров, просто поднеси солнечник к ним, огонь и появится. Можешь приступать, а я пока отдохну. Умаялся что-то.

Алиса еле сдержалась, чтобы не съязвить в ответ. Пришлось прикусить губу, чтобы не наговорить чего-нибудь противному старикашке. Девушке почему-то все больше казалось, что он над ней просто издевается.

«Как-то же он живет один и справляется, — раздраженно подумала она, открывая дверь кладовой. — Или у него тут постоянно какие-то девицы ошиваются, охочие до богатых подарков?»

Вглядываясь в темноту, Алиса призадумалась о том, как ей без света найти здесь хоть что-нибудь. Пошарив рукой по стенам и не найдя ничего, хотя бы отдаленно напоминающее выключатель, развернулась в сторону кухни. Быстро пробежав взглядом помещение, пришла к неутешительному выводу, что свечей тоже нет.

«Ну и что мне делать? — скрестив руки на груди, Алиса удрученно смотрела на теряющиеся во тьме ступеньки лестницы. — А может… Раз тут есть магия, то вполне возможно, что будут и какие-то магические светильники. Вот только как они включаются?»

Постояв еще некоторое время в нерешительности, девушка хлопнула два раза в ладоши. И, о чудо! Под потолком загорелись маленькие белые шарики. Облегченно выдохнув, Алиса осторожно спустилась вниз.

Там ее ждал небольшой коридор с несколькими дверями. Открыв одну из них, уже привычно хлопнула в ладоши. Вот только вместо того, чтобы зажечь свет в комнатке, она оказалась в кромешной тьме. Еле сдержав порыв закричать от испуга, Алиса застыла на месте, боясь пошевелиться.

Сразу же пришли мысли о том, какая гадость может скрываться в этой темноте. Зажмурив от страха глаза, она вновь хлопнула в ладоши. А когда вновь открыла их, то облегченно выдохнула. Простояв некоторое время на месте, девушка раздумывала, как теперь поступить.

Обследовать комнатки все равно надо было, осталось только понять, как это сделать. Осторожно переступив порог, она вытянула перед собой руки и опять похлопала в ладоши. Довольно улыбнувшись из-за того, что на этот раз все получилось, Алиса принялась осматривать полки. Найдя в этой комнате разнообразные крупы, тут же ехидно улыбнулась.

— Может ему кашки молочной сварить? — спросила сама себя. — Старенький ведь, желудок поберечь надо!

Представив, как вытянется лицо ее нанимателя, девушка вышла в коридор вполне довольная своей задумкой. Быстро обойдя все оставшиеся помещения, Алиса нашла комнатку с колбасами, вяленым и копченым мясом. Так же обнаружила овощи и фрукты. А в самой дальней и более холодной, чем остальные комнаты, жбаны с молоком, сметаной и большие тарелки с маслом.

Девушке пришлось несколько раз ходить туда и обратно, чтобы принести все, что ей нужно. Но результатом она осталась довольна. Весело напевая себе под нос, Алиса промыла гречневую крупу и, набрав в кастрюльку воды, поставила на печурку. Открыв маленькую железную дверцу, накидала в печь дров.

— Ну что, осталось поджечь все это, — доставая из мешочка камушек, пробормотала девушка.

Но увидев ту красоту, что попала ей в руки, невольно залюбовалась. Солнечник чем-то напоминал ей янтарь. Только внутри камушка были прожилки-лучика темно-красного цвета. Повертев его в руках и рассмотрев со всех сторон, Алиса все же присела рядом с печкой.

Такой работой ей раньше еще не доводилось заниматься, но делать было нечего. Все равно на помощь никто не придет. Засунув руку внутрь, поднесла камешек к дровам. Вот только она совсем не ожидала, что пламя вспыхнет мгновенно, опалив кожу. Дернувшись, девушка больно ударила руку, выронив солнечник.

— Да что ж такое-то?! – подбежав к крану и подсунув руку под холодную воду, Алиса чуть не плакала от боли и обиды.

— Что у тебя опять случилось? — раздался позади нее недовольный голос.

— Руку обожгла, — буркнула в ответ, не поднимая взгляда.

— Вот же горе луковое, — тяжело вздохнув, Максимилиан принялся осматривать пострадавшую конечность. – Ничего там страшного нет, скоро все само пройдет.

— Простите, я камушек уронила, — повинилась Алиса, несмело заглянув в его глаза.

— Куда? — ошарашено спросил мужчина.

А в следующий миг комнату заполнил какой-то противный писк. Маг, ни слова не говоря, тут же крепко прижал девушку к себе. Алиса уже хотела возмутиться такому произволу, когда раздался грохот от взрыва. Испуганно вскрикнув, она сама, что есть сил, прижалась к мужчине.


Глава 4

Когда вокруг них установилась тишина, Алиса, наконец, сумела отстраниться от мага, осторожно выглянув из-за его плеча. Первое, что она заметила — голубоватые всполохи вокруг них. Присмотревшись, поняла, что это полупрозрачный купол.

Залюбовавшись бликами, пробегающими по стенам купола, девушка на некоторое время выпала из реальности. И если бы обнимающий ее маг не пошевелился, еще бы долго так простояла. Следующим, что она увидела — раскуроченную печь, кучу обломков, валяющихся по полу и покрытые сажей стены и потолок.

Из проема лишенного оконной рамы в комнату залетали снежинки, занесенные порывами холодного ветра, смешиваясь в воздухе с оседающей на пол пылью. Переведя недоуменный взгляд на мужчину, Алиса испуганно икнула, уставившись в яростно сверкавшие голубые глаза.

— Я все уберу! — поспешила заверить девушка, пока маг не прибил ее за раскуроченную кухню.

— Конеч-ш-шно убереш-ш-шь, — прошипел Макс, еле сдерживаясь, чтобы не прикопать где-нибудь в сугробе это ходячее несчастье.

Убрав защитный купол, ледяной маг быстро отошел от Алисы, стараясь успокоиться. Несколько раз глубоко вдохнул и тут же закашлялся от пыли. Бросив еще один злобный взгляд на девушку, от чего та чуть не запрыгнула на уцелевшую раковину, одним взмахом руки поднял в воздух то, что осталось от печи. Выкинув обломки в окно и закрыв проем тонким полупрозрачным слоем льда, рыкнул, не глядя на девушку:

— Стой здесь!

Но ему и не требовалось предупреждать. При всем желании сейчас Алиса просто не смогла бы сдвинуться с места. Ее буквально колотило от страха.

«Какой страшный дедушка», — пронеслась в голове паническая мысль при воспоминании о злобном взгляде старика.

Она теперь ни капельки не сомневалась, что такой, как он, запросто может и убить. Каким бы добрым волшебником не пытался казаться Морозко, но Алиса прекрасно осознавала, что все совсем не так. Уж слишком часто он выпадал из образа доброго дедушки.

«Чего только стоят его ехидные замечания! А уж этот взгля-а-ад…»

Правда, окончательно запугать саму себя ей времени не дали. В открытую дверь влетели швабра, ведро и стремянка. А следом за ними зашел в комнату и маг. Оставив уборочный инвентарь около стены, он еще раз осмотрел разгромленную кухню.

— Я сейчас отправлюсь по делам, а ты приступай к уборке, — грозно посмотрев на Алису, быстро спрятал руки за спину. Потому что они сами, против его воли, тянулись к девичьей шее. — Надеюсь, когда вернусь, здесь все будет сверкать! Если справишься раньше, то очень прошу, ничего не трогай. Мне бы хотелось вернуться в дом, а не на его руины!

Больше не сказав ни слова, Максимилиан исчез в портале. Несколько мгновений полной тьмы, и он уже стоит в гостиной в доме своего брата. Осмотревшись по сторонам, никого не увидел. Он уже хотел отправиться на поиски Алекса, когда вспомнил, что ввалился к нему, все еще находясь в образе Морозко.

— Я так скоро последний разум растеряю, — недовольно буркнул, убирая иллюзию и выходя в просторный холл.

Решив сначала проверить рабочий кабинет, направился дальше по коридору. У приоткрытой двери Макс на мгновение задержался, прислушиваясь к происходящему в комнате. Усмехнувшись тому, что услышал, широко открыл дверь.

— Здравствуй, брат, — насмешливо поздоровался, наблюдая за тем, как симпатичная горничная тут же отскочила от Алекса.

— Мне нужно идти, господин, — пролепетала она, разглаживая примятое платье и проведя рукой по растрепанным волосам.

Поклонившись, горничная выскочила из комнаты, прикрыв за собой дверь.

— И тебе не хворать, — недовольно пробурчал водный маг, усаживаясь в кресло.

— Принялся за прислугой ухлестывать? — присаживаясь напротив брата, поинтересовался Макс. — Ай-яй-яй… Неужели ларры стали обходить тебя своим вниманием, раз…

Недовольно цыкнув, Александр привычно накрыл комнату куполом и зло пробурчал:

— Вообще-то я работал.

— Ах, рабо-отал, — усмехнулся Максимилиан, откидываясь на спинку кресла и осматривая немного растрепанный вид брата. — Ну и кто на этот раз?

— Не успел выяснить, кое-кто так не вовремя заявился ко мне! — обиженно ответил Алекс.

Рассмеявшись над недовольством брата, Макс покачал головой. Раньше и к нему частенько присылали вот таких куколок, чтобы попробовать узнать «страшные» тайны герцога Ортанского. Но он очень быстро и в жесткой манере пресек все это.

А вот Алексу наоборот нравилась такая игра. Он с огромным удовольствием поддерживал вид беззаботного весельчака и любителя женщин. На что и клевали всякие идиоты, поверившие, что он может стать очень легкой добычей.

«Это они, конечно, зря, — потерев подбородок, Макс задумчиво осмотрел кабинет. — Начальником внешней разведки не так—то легко стать. Но ведь об этом и мало кто знает».

— Кстати, ты зачем пожаловал-то? Только не говори, что нас опять желает видеть бабуля, — вздрогнув от воспоминаний о вредной ларре Кассандре, Алекс умоляюще посмотрел на старшего брата. — Я не хочу ее видеть минимум год!

— Нет, не волнуйся, бабушка нас не побеспокоит еще пару месяцев точно, — отмахнулся Максимилиан, слегка нахмурившись.

— Тогда в чем дело? Ведь у тебя такой необычный «улов» дома, — усмехнулся водный маг, пристально посмотрев на брата.

— Вот поэтому я и здесь, иначе бы просто прибил ее! — рявкнул Макс, вновь почувствовав, как злость буквально «накрывает» его.

— Что случилось? — вмиг посерьезнев, спросил Алекс.

— Она кухню взорвала! — буквально выплюнул ответ Максимилиан.

— Зачем? — от удивления водный маг даже рот приоткрыл.

— Обед пыталась приготовить, — буркнул ледяной маг и, не имея сил сидеть на одном месте, принялся нервно расхаживать по кабинету.

— А-а-а… — глубокомысленно изрек Александр, пытаясь представить, что же такого можно было готовить, чтобы вышел такой эффект.

«Надо будет обязательно поинтересоваться у своего повара. Мало ли где это умение может пригодиться».

Понаблюдав некоторое время за мечущимся по комнате братом и слегка поежившись из-за резко снизившейся температуры воздуха, Александр как можно более спокойно сказал:

— Может, объяснишь мне все с самого начала?

Резко остановившись, Макс попытался хоть немного взять себя в руки. Затем, подойдя к книжным полкам, чуть надавил на маленькую книжицу в коричневом переплете.

Когда его взору открылся потайной мини-бар, наполнил до половины бокал янтарной жидкостью из хрустального графина, что ближе всех стоял к нему. Осушив содержимое бокала в пару глотков, вновь наполнил его и, уже полностью успокоившись, присел в кресло.

— Сегодня утром, когда Алиса, наконец, очнулась, мы с ней немного поговорили, — задумчиво вертя бокал в руках, принялся рассказывать Макс. — Она действительно из другого мира. Скорее всего, потомок одного из тех полукровок, что пытались спастись от войны в других мирах. Мне пришлось сказать ей, что вернуться назад возможности нет.

— И как она отреагировала на это? — Алекс немного подался вперед, облокотившись руками о стол.

— Знаешь… Вполне достойно, — улыбнулся ледяной маг. — Конечно, было заметно, что Алиса очень напугана. А в какой-то момент я даже решил, что мне придется иметь дело с женской истерикой, но она сумела взять себя в руки и даже согласилась на мои условия.

— Ну, думаю, что она не могла быть настолько глупа, чтобы не понимать, какие ей выгоды сулит твоя «помощь», — усмехнулся водный маг. — Все же девушка совершенно одна, да еще и без средств к существованию в полностью незнакомом мире. А дальше что было?

— Я немного проверил ее, — усмехнулся Максимилиан.

— Скорее уж развлекся за чужой счет, — хохотнул Алекс. — И не стыдно тебе?

Скептически посмотрев на брата, герцог попытался своим взглядом передать все, что думает об этом замечании. Стыд, по отношению к используемым им женщинам, уже давно прекратил мучить Максимилиана.

Да и некоторые представительницы прекрасной половины человечества были совершенно недостойны такой эмоции. Хитрые, наглые, коварные, готовые идти по головам к намеченной цели. Таких на жизненном пути ледяного мага попадалось уж слишком много.

— Алиса вполне достойно справилась с теми трудностями, что я устроил, — продолжил прерванный разговор Макс. — Правда, когда получила шваброй по лбу, пытаясь обнаружить кухню в кладовке для уборочного инвентаря, пришлось ей немного помочь.

— Ты проявил милосердие? — изобразив на лице священный ужас, Алекс старательно пытался не рассмеяться. — Видно стареешь, брат.

— Не дождешься, — рассмеялся герцог, отпив из бокала, который так и продолжал вертеть в руках. — Или тебе уже совсем невмоготу и хочется быстрее примерить герцогские регалии на себя?

— Всю жизнь мечтал! — сразу же согласился водный маг. Вот только отвращение появившееся на его лице, испортило все впечатление.

— Да—да, я помню, как ты двое суток тащил меня на себе по болотам, — усмехнулся герцог. — И так яростно приговаривал: «Не смей умирать, гархов ты выкормыш. Я еще слишком молод, чтобы становиться следующим герцогом Ортанским!».

— Ты тогда сильно меня напугал, — вмиг посерьезнев, сказал Александр. — Как вообще… А, да что уже вспоминать! Лучше вернемся к нашей Забирающей. Что дальше-то было?

— Показал кухню и объяснил, где хранятся запасы продуктов, — пожал плечами Максимилиан. — Она все же умная девочка. Быстро поняла, как обращаться с магическими светильниками. И даже принесла все необходимое, чтобы приготовить… — замолчав, он попытался вспомнить, что же принесла Алиса. А когда сообразил, возмущенно продолжил: — Кашу! Она хотела приготовить молочную кашу!

Кабинет в доме начальника внешней разведки империи Роз сотряс громкий хохот. Буквально распластавшись по поверхности стола, Алекс даже не пытался вытереть выступившие от смеха слезы. Уж очень забавно выглядел его брат, который сейчас пыхтел от негодования.

— Так ты… Де… душкой был, — кое-как прорыдал водный маг. — Она о… Ой, не могу! Грозного герцога Ортанского… ка… а-ашей накормить.

— Не успела, — фыркнул Макс, грозно глянув на не в меру развеселившегося брата. — Алиса додумалась всунуть руку внутрь плиты. Конечно же она ее обожгла. Да еще и солнечник выронила! Хорошо, что я вовремя пришел. А то от нашей будущей Забирающей мало чего осталось бы. Как вообще можно было додуматься до такого? Да каждый ребенок знает, как нужно обращаться с солнечными камнями!

— Каждый ребенок нашего мира! — напомнил ему немного успокоившийся Александр. — Но Алиса не отсюда и просто не могла знать, какой будет эффект, если такой камешек бросить в огонь.

И Максу действительно не было что на это возразить. Откинув все свое раздражение, он понял, что во всей этой ситуации только его вина. Причем огромная. Ведь если бы герцог, наблюдавший за девушкой через магическое око, тогда не пришел узнать, почему Алиса так быстро метнулась к крану с водой, могло бы случиться непоправимое.

Хоть камешек и был маленьким, но той силы, с которой он взорвался, вполне хватило бы, чтобы убить Алису. С отчетливой ясностью вспомнив те мгновения, маг понял, что попросту безумно испугался. В итоге выместил злость на не в чем не повинной Алисе.

— Понимаю, что сам виноват, — положив голову на спинку кресла, сознался Максимилиан. — Ей придется многое узнать и с еще большим свыкнуться. Конечно, уже то, что у нее такой необычный целительский дар, очень поможет. Это поможет моментально взлететь вверх по социальной лестнице. Но, к сожалению, не сможет защитить от людской подлости и расчетливости.

— Вот и научи ее если не всему, то хотя бы самому необходимому, — Алекс серьезно посмотрел на прикрывшего глаза брата. — Сам понимаешь, какая ответственность на тебе лежит. Не хотелось бы, чтобы эта Забирающая покинула империю. А охотников заполучить целителя экстра-класса будет просто не счесть.

— Да сам знаю!

Вновь встав с кресла, Макс принялся нервно расхаживать по кабинету. Нигде надолго не задерживаясь, он, то там, то тут прикасался к какому-либо предмету. Александр не мешал ему, лишь с любопытством разглядывал слишком нервничающего брата.

Раньше водный маг не замечал за ним такого бурного проявления эмоций. В любой ситуации Максимилиан старался быть максимально собранным и ответственным. Его редко когда удавалось вывести из себя.

— Почему ты так разнервничался? — не выдержал Алекс, когда герцог чуть не выронил довольно дорогую фарфоровую статуэтку. — Подумаешь, кухню разнесла. Так ведь не специально. Все вполне поправимо.

— Да не гожусь я в няньки для столь юной особы! — возмутился ледяной маг, смахнув с полки какую-то деревянную миниатюру.

— Не в няньки, а в учителя, — поправил его брат, постаравшись скрыть улыбку.

— Тем более! Может ее сразу отправить к Мириан?

— Нет! Это не выход. Макс, пойми, что если она будет жить у Мириан, на нее легко сможет повлиять любой, кто этого захочет, — раздраженно растрепав свои волосы, Александр устало откинулся на спинку кресла. — Сам знаешь, сколько при дворе всякой швали. Мы хоть и стараемся их контролировать, но тоже не всемогущи. А эта твоя Алиса слишком ценна для нас.

— Не думаю, что она настолько глупа, чтобы верить первому встречному, — возразил Максимилиан, опершись плечом об книжную полку. – Алиса вполне способна разобраться в ситуации и избежать расставленных ловушек.

— А с чего ты решил, что она захочет принять именно наше видение мира, а не другое? Кто сказал, что ей не захочется чего-то другого? Нет, ты не вправе возлагать на нее такие надежды, — водный маг насмешливо посмотрел на герцога.

От этих слов Макс еле заметно поморщился. Он прекрасно понимал правоту брата. Хоть целители всегда были немного другими, чем остальные маги, но все же оставались людьми, которым совсем не чужды человеческие слабости. Да, самым главным в их жизни было помощь людям, но…

«Еще не хватало, чтобы она стала похожей на ларру Кассиану», — герцог даже передернулся от воспоминаний о целительнице.

Эта Забирающая жила в одном небольшом, но богатом королевстве, граничащем с их империей на юге. Жители Верии почитали ее чуть ли не как земное воплощение богини Жизни, что не могло не оставить свой отпечаток на характере лары Кассианы.

Вздорная, высокомерная, она, тем не менее, оставалась одним из пяти практикующих целителей экстра-класса, с которой приходилась считаться. И в тоже время эта целительница была живым примером того, что может стать с человеком, каждый день окруженным безграничным благоговением.

— О чем задумался? – поинтересовался Алекс у замолчавшего брата.

— Да вот вспомнил о ларе Кассиане, — честно ответил тот, усмехнувшись гримасе отвращения, появившейся на лице водного мага. – До сих пор поражаюсь, как она может быть столь высокомерной и в то же время, бежать по первому зову к больным?..

— Даже вспоминать о ней не хочу! — передернул плечами Александр. — Но, в тоже время, она может стать хорошим мотиватором для тебя, — заметив удивленный взгляд брата, поспешил пояснить: — Сделать все, чтобы Алиса не стала такой и осталась верна идеалам императора.

— Ты возлагаешь на меня, да и на нее тоже, слишком большие надежды, — хмыкнул Макс, подходя к столу. — Но так уж и быть, постараюсь оправдать твои ожидания.

— Вот и замечательно, — довольно улыбнулся Алекс. — А теперь будь добр, исчезни! У меня еще есть одно незаконченно дельце.

Насмешливо посмотрев на грозное лицо младшего брата, Максимилиан наложил на себя иллюзию старика Морозко. Отвесив шутовской поклон, он скрылся в портале перехода, переносясь в тот дом, где сейчас находилась Алиса.

Оказавшись прямо около входа на кухню, Макс осторожно заглянул внутрь. Первое, что он заметил, так это Алису, стоявшую на стремянке и усиленно тершую мокрой тряпкой потолок.

Осмотрев комнату, маг понял, что девушка почему-то сначала убрала все внизу и только потом полезла наверх. Как итог, сейчас на чисто вымытый пол капала грязная вода с тряпки. А уж там, где Алиса мыла стены, вообще набежали целые лужи.

Скептически осмотрев сероватые разводы на некогда белой стене, Макс опять перевел взгляд на стоящую к нему спиной девушку. В этот момент она как раз повернулась к нему боком, и мужчина смог рассмотреть, что Алиса подоткнула длинные полы платья с боков себе за пояс. Соответственно теперь при каждом ее движении он мог рассмотреть длинные стройные ноги.

Прислонившись плечом к дверному косяку, Максимилиан принялся с интересом рассматривать открывшийся ему вид. И так увлекся этим занятием, что даже не заметил, как Алиса возмущенно фыркнула.

«Ах ты, старый сластолюбец!» — девушка была настолько возмущена откровенно раздевающим ее взглядом, что совершенно забыла где стоит.

Уперев руки в бока, она уже открыла рот для гневной отповеди, когда стремянка резко покачнулась. Не сумев удержать равновесия, девушка испуганно вскрикнула, приготовившись удариться об пол. Но, как и в прошлый раз в спальне, зависла над полом.

— Ты своей смертью точно не умрешь, — констатировал Макс, при помощи магии осторожно опуская ее на пол. — Я смотрю, тебе уже не долго осталось. Заканчивай здесь и приводи себя в порядок. Буду ждать в столовой.

Кинув взгляд на ее платье в грязных подтеках воды, ледяной маг насмешливо фыркнул и вновь ушел через портал. Ему еще надо было купить в ближайшем городе то, чем они сегодня будут обедать.

Не удержавшись, Алиса запустила ему вслед грязную тряпку, которую так и продолжала держать в руке. Да еще и расстроено вздохнула, когда та шлепнулась на пол в том месте, где мгновение назад стоял маг.

— Вот же глупая!

Заметив, наконец, на чистом полу грязные разводы, Алиса поняла, какую ошибку совершила, убрав сначала низ, а потом принявшись за стены и потолок. Пыхтя от досады на собственную несообразительность, девушка с удвоенным рвением принялась убирать кухню.

Спустя час Алиса вошла в выделенную ей комнату и, еле передвигая ноги, поплелась в ванную. Раздеваться девушка принялась еще по дороге, поэтому весь ее путь можно было отследить по валяющейся на полу одежде.

А вот в самой ванной комнате ее настигло разочарование от понимания того, что понежиться в горячей воде опять не удастся. Времени и так оставалось слишком мало!

«Каким бы этот Морозко не был вредным, а заставлять ждать все же не стоит, — рассудила Алиса, стоя под тугими струями воды. — Но все равно он очень странный! Вот пусть что хочет говорит мне, а не верю я ему, и все тут. Какой-то он не такой. Или в этом мире все старики такие? С прибабахом!»

Представив себе ораву вот таких ехидных дедков, она даже передернулась от ужаса. Алисе и одного Морозко хватало за глаза, а уж толпу таких, как он…

Выйдя из душа, девушка быстро переоделась в чистую одежду. Расчесав влажные пряди, она решила оставить волосы распущенными, чтобы те быстрее высыхали. Перед тем, как покинуть комнату, Алиса несколько раз глубоко вздохнула, настраивая себя на общение с Морозко.

Уж очень сильно он иногда выводил ее из равновесия. Они и знакомы-то были всего несколько часов, а девушке уже хотелось приложить «доброго» дедушку чем-нибудь тяжелым по голове!

«Но если быть честной, я сама ненамного лучше его! — прислонившись лбом к деревянной поверхности двери, мысленно признала она. — Чего только стоит взорванная кухня! Хорошо, что он тут же не выставил меня на улицу за это. Вот куда бы я пошла, не зная никого здесь и не имея денег? Как бы этот Морозко меня не злил, а все ж придется подчиняться. К сожалению, кто сильнее, тот и прав. А сейчас за сильную сторону играю явно не я».

Придя к такому выводу, Алиса направилась в столовую. Она быстро прошла коридор и спустилась по лестнице, как и в первый раз ни к чему особо не приглядываясь. Тогда ее больше волновал способ поскорее найти кухню и столовую.

А сейчас девушка понимала, что и так сильно задержалась. Наконец, дойдя до нужной двери, Алиса немного помедлила и все же решила постучать.

«Мало ли, какие у них тут порядки!»

Получив разрешение войти, тихо проскользнула внутрь. На этот раз девушка более внимательно осмотрела помещение и была сильно удивлена тем, что там практически ничего не было. В центре комнаты стоял обеденный стол на шесть персон, на стенах висели несколько картин, а по углам примостились красивые декоративные вазы с засушенными стеблями каких-то растений, незнакомых Алисе. На одной из стен были два высоких панорамных окна, открывающие вид на заснеженную долину и зимний лес. Вот в принципе и все. Ни ковров, укрывающих паркетный пол, ни каких-либо безделушек, радующих глаз, здесь попросту не было.

«Хотя, с другой стороны, и не стоит закрывать чем—то еще такую красоту», — подумала она, разглядывая стены приятного песочного цвета, на которых словно расцвели золотистые морозные узоры.

— Первый раз вижу, чтобы при входе в столовую, стучали в дверь, — отвлек ее насмешливый голос Морозко. — Это принято в вашем мире?

— Нет, — коротко ответила Алиса, переведя взгляд на восседающего во главе стола мага. — Но я подумала, что это может быть принято у вас.

— Тоже нет, — хмыкнул мужчина и погладил свою густую белую бороду. — Что стоишь? Присаживайся, обедать будем.

«Как странно… Такое чувство, что он хотел потереть подбородок», — мелькнула недоуменная мысль, пока девушка присаживалась на стул, по правую руку от хозяина дома.

Переведя взгляд на стол, немного недоуменно нахмурилась, глядя на расставленные тарелки. Выходило, что маг специально уходил из дома, чтобы принести еды.

«И явно не купленной в магазине, а кем-то приготовленной», — Алиса обратила внимание, что от некоторых блюд шел пар.

— Даже не надейся, — усмехнулся маг, глядя на девушку. — Как только будет установлена новая плита, готовка на твоей совести останется! Надеюсь, теперь ты ничего не взорвешь?

— Я честно не хотела этого! — хмуро посмотрев на веселящегося деда, ответила Алиса. — Сама не знаю, как так получилось. Да и не знала, что эти ваши солнечники могут взрываться. Зачем вообще хранить в доме такую опасную вещь?

— Солнечные камни совершенно безопасны, если их не нагревать, бросив в огонь, — возразил мужчина, пододвигая к себе одну из тарелок. — Но я признаю, что это была моя вина. Совершенно упустил из вида, что сейчас ты, как несмышленый ребенок. Обыденное и совершенно привычное для жителей Эдеи, для тебя ново, незнакомо и непонятно.

— Тогда, может быть, вы расскажете мне об этом мире? — осторожно поинтересовалась Алиса, стараясь не показать, как ей этого на самом деле хочется. — Научите хотя бы самому основному.

Мысленно усмехнувшись тому, с каким ожиданием и надеждой смотрела на него девушка, Максимилиан благосклонно ответил:

— Договорились. После обеда отправимся в библиотеку и начнем тебя посвящать в реалии этого мира. А сейчас попробуй вот эти блинчики, — пододвинув к ней небольшое блюдо, посоветовал маг. — Только сначала обмакни их в этот соус. Тебе должно понравиться!

Алиса поначалу хотела отказаться. Она бы с большим удовольствием прямо сейчас начала обещанный урок. Но громко забурчавший живот девушки воспротивился такому кощунству. Смутившись от такой громкой провокации своего нутра и от насмешливого взгляда хозяина дома, Алиса затолкнула подальше любопытство и принялась за еду.


Глава 5

Удовлетворенно откинувшись на спинку стула, Алиса лениво крутила в руках глиняную чашку с чаем. Поев, она ощущала приятную расслабленность и ленивое благодушие. Теперь ее собеседник не казался столь вредным и язвительным. Мысленно махнув рукой, девушка для себя решила, что просто не будет столь ярко реагировать на его слова. Главное, что он пообещал рассказать об этом мире и научить ее, как себя вести. А там уж…

«Знание — сила! Я обязательно постараюсь найти выход и вернуться домой, — пообещала она сама себе. — Главное, чтобы все получилось. Я готова даже вполне мирно поговорить с… Хотя нет, с этим павлином мне встречаться совсем не хочется».

Нахмурившись, Алиса постаралась прогнать от себя неприятные воспоминания о бывшем парне. Она до сих пор корила себя, что как последняя идиотка повелась на его внешность, поначалу совершенно не замечая высокомерия и наплевательского отношения ко всем, кроме себя любимого. Именно из-за Руслана девушка теперь предвзято относилась ко всем парням. А уж красивых внешне вообще старалась за километр обходить, уверенная, что все они одного поля ягоды.

— Ты наелась? — прервал ее размышления маг.

— Да, спасибо, — отозвалась Алиса, моментально напрягаясь в ожидании новых язвительных слов.

— Тогда пойдем в библиотеку, — встав из-за стола, мужчина бодрым шагом направился к выходу.

И девушка тут же отметила эту странность. По ее мнению, этот старик был слишком шустрым для своего возраста. Не было в нем той степенности, что она наблюдала в людях пожилого возраста в своем мире. Наоборот, этот дедок всегда ходил, насколько она успела заметить, бодро и стремительно. И даже как-то слишком легко и мягко, из-за чего его шагов практически не было слышно.

«Так бы описывали походку воина в моих любимых фэнтези романах, — следуя за хозяином дома, размышляла Алиса. — Ну, или боевого мага. Они там тоже не только магией сражаться умели. А может… — внимательно посмотрев на идущего впереди нее старика, девушка на некоторое время задумалась. — Может он и правда какой-нибудь боевой маг, отошедший от дел и занявшийся такой своеобразной благотворительностью. Интересно, кем он был раньше? Чем занимался? И вообще, есть ли у него семья? Жена там, дети, внуки…»

Ей действительно стало любопытно. Вот только спрашивать об этом Алиса точно бы не решилась. Не хотелось бы нарваться на какую-нибудь грубость с его стороны. А в том, что она обязательно будет, девушка нисколько не сомневалась.

— Проходи, — распахнув широкую резную дверь из какого—то темного дерева, маг остановился на пороге, пропуская вперед себя.

Пожав плечами, Алиса вошла и с любопытством осмотрелась по сторонам. Помещение было просторным, с высокими потолками. Вдоль стен, доставая до потолка стояли ровные ряды книжных полок, плотно забитые бесчисленными томами книг. Для удобства, к полкам были приделаны передвижные лестницы.

Высокое окно с широким подоконником сейчас было неплотно зашторено, пропуская в комнату свет зимнего солнца. Но больше всего Алису заинтересовала висящая на одной из стен карта мира.

Обойдя несколько кресел, стоящих у нее на пути, девушка с интересом уставилась на рисунок материка, изображенного на карте. Вот только ее ждало разочарование. Надписи были совершенно нечитабельны, потому что состояли из незнакомых ей знаков.

Нахмурившись, Алиса обернулась к магу, ожидая, что он переведет ей то, что было написано на карте. Но мужчина решил пойти другим путем.

— Присядь сюда, — распорядился Макс, указывая на одно из кресел.

Не видя смысла отказываться, девушка выполнила его просьбу. Присев на самый краешек, и ровно держа спину, она приготовилась слушать. Но Максимилиан усмехнувшись, отрицательно покачал головой. Подойдя к Алисе почти вплотную, он положил свои руки ей на плечи, слегка надавив.

— Откинься на спинку и закрой глаза.

Замерев на некоторое время, девушка обдумала его слова, но вновь решила подчиниться, не задавая пока никаких вопросов. Удобно устроившись, закрыла глаза и положила руки на широкие подлокотники. Чутко прислушиваясь к малейшему шороху, приготовилась к дальнейшим действиям со стороны мужчины.

— Учить тебя читать у нас нет времени, — начал объяснять ледяной маг, положив свою ладонь на лоб девушки. — Сейчас я применю к тебе одно заклинание, и эти знания придут автоматически. Правда потренироваться в чистописании все равно придется.

— А как я тогда понимаю ваш язык? — поинтересовалась Алиса, только сейчас поняв, что говорит не на русском.

За эти несколько часов столько всего случилось, что девушка даже не задумалась о такой странности. А вот если бы она прислушалась, то поняла бы, что слова звучат довольно странно для ее слуха.

— Когда ты спала… Я применил еще одно заклинание, — медленно подбирая слова, ответил Максимилиан, только сейчас поняв, как сглупил.

Ему все же стоило подождать, пока Алиса очнется, а уж потом вложить знание языка в ее голову. Так нет же, пожалел! Пусть заклинание и было безвредно, но могло вызвать неприятные ощущения, вот ледяной маг и обеспокоился тем, чтобы знания пришли к ней во сне.

— Этот язык считается всеобщим, — продолжил он пояснять удивленной девушке. — Но не все его могут знать. В некоторых королевствах люди из низких сословий не изучали имперский.

— Имперский? — тут же переспросила Алиса, отогнав мысли о том, что Морозко изначально ей в чем—то соврал.

— Мы сейчас находимся практически на самой границе империи Роз, — вздохнув, Максимилиан убрал свою руку с ее лба. — Территория империи самая обширная. Это и стало одной из причин, по которой наш язык решили сделать всеобщим. Согласись, очень удобно, когда в любом королевстве или княжестве ты сможешь объясниться с людьми. Вот я и применил заклинание. Так, на всякий случай. Мне ведь не было известно, откуда ты. Как видишь, это было своевременно. Да и неприятных ощущений смогли избежать.

— Каких еще неприятных? — подозрительно прищурившись, Алиса отклонилась от ладони мага, вновь вознамерившегося положить свою руку ей на лоб.

— Немного поболит голова! — раздраженно ответил ледяной маг. — Возможна легкая тошнота. Мне приступать, или предпочитаешь изучать все самостоятельно? Имей в виду, у меня нет времени на это.

«Хрыч старый!» — Алиса позабыла все давешние обещания, чувствуя тугой комок злости, образовывающийся в груди.

Ей пришлось плотно сжать губы, чтобы не высказать все то, что девушка о нем думает. Уж очень сильно он ее раздражал. Да только другого выхода Алиса пока не видела. Пусть и в такой ехидной манере, но маг был согласен помочь. А вот другие, если девушка их встретит, вряд ли сподобятся сделать все за бесплатно. Алиса не питала иллюзий на счет отзывчивости и бескорыстности людей.

«Даже этот «Морозко» установил за помощь свою цену. Пусть и столь своеобразную. Мало ли, вдруг он так своеобразно развлекается, заставляя отрабатывать эти подарки… Вот же женоненавистник какой-то!»

Сообразив, что начала злиться еще сильнее, Алиса прикрыла глаза и принялась глубоко и размеренно дышать. Ей нужно было хоть немного успокоиться. Все же умение читать на этом языке было совсем не лишним. Ведь перед девушкой маячил пусть и не большой, но все же шанс найти в книгах хоть какое-то упоминание о перемещениях между мирами.

Пока Алиса успокаивалась, Максимилиан с легкой улыбкой на губах наблюдал за ней. Ему доставляло непередаваемое удовольствие выводить девушку из равновесия, а затем наблюдать, как она будет справляться. И пусть прошло всего несколько часов с их первого разговора, но Макс уже успел испытать даже некоторое чувство уважения к Алисе.

Немногие его знакомые женского пола могли похвастаться такой выдержкой. В основном они либо начинали обвинять его чуть ли не во всех грехах, либо закатывали безобразнейшие истерики, с потоками слез и заламыванием рук.

«Но все же интересно, сколько она еще так выдержит», — подумал ледяной маг, сжав руку в кулак, чтобы не попытаться потереть подбородок.

— Я готова, — неожиданно в его мысли ворвался решительный девичий голос.

— Отлично. Тогда закрывай глаза и расслабься. Больно не будет.

Выполнив все его указания, Алиса действительно постаралась расслабиться. Вздрогнув лишь раз, когда почувствовала прикосновение теплой ладони, она замерла в ожидании. На удивление не было никакого нашептывания заклинаний, никаких всполохов от применения магии. Лишь абсолютная тишина, в которую погрузилась библиотека.

Алиса даже подумала, что маг решил в очередной раз поиздеваться над ней, когда, наконец, почувствовала странное покалывание на коже головы. С каждым мгновением оно становилось все сильнее, и вскоре девушка поморщилась. Нет, ей не было больно. Просто это покалывание можно было сравнить с тем, что бывает, когда замлеют ноги.

И тем неприятнее оно было из-за того, что сейчас тоненькие невидимые иголочки проникали, казалось, в мозг. Да еще и эти непонятные образы, мелькавшие перед ее мысленным взором с просто невероятной скоростью.

Вскоре пришло легкое головокружение и тошнота. Прикусив губу, Алиса старалась не шевелиться, чтобы ненароком не помешать мужчине.

— Потерпи, осталось совсем немного, — попытался приободрить ее Максимилиан, заметив, как побледнела девушка.

Ему стало даже как-то неудобно перед ней. Ведь Макс просто поставил ее перед фактом, ничего толком не объяснив. А в то же время не многие решались воспользоваться таким способом, прекрасно представляя, что их может ждать. Больно человеку, на котором применили заклинание, не было. Но ощущения были столь неприятны, что не каждый мог их вынести.

— Все, теперь посиди так, не шевелясь, — скомандовал ледяной маг, отпуская измученную девушку. — А я сейчас вернусь.

Алиса лишь слегка поморщилась на его слова. При всем желании она бы просто не смогла сейчас пошевелиться, опасаясь, что ее просто вывернет на изнанку. Медленно и размеренно дыша, девушка чувствовала, как неприятное покалывание в голове начало успокаиваться. Расходясь мягкими, щекочущими волнами по телу, оно быстро сходило на нет.

Вот только легче от этого не становилось. Голова была словно чугунная, от обилия тех знаний, что в нее вложили. Мелькавшие туманные образы выхватывали то одно, то сразу несколько правил правописания. Стараясь хоть немного прекратить этот калейдоскоп, чтобы полученные знания упорядочились, Алиса попробовала думать на отвлеченные темы.

— Выпей это, станет легче, — неожиданно раздавшийся над ухом голос мага, заставил ее испуганно дернуться.

Алиса вновь не услышала его шагов. И даже то, что ей сейчас совершенно не было дело до хозяина дома, ничего не меняло. Девушка была абсолютно уверена, даже если бы специально прислушивалась, все равно ничего не услышала бы.

— Что… это? — тяжело сглотнув и так и не открыв глаз, поинтересовалась Алиса.

— Мятная вода, — пояснил Максимилиан, приподняв немного голову девушки и поднеся к ее губам кружку. — Она поможет быстрее убрать неприятные симптомы.

Осторожно пригубив холодную жидкость, девушка уже с первого глотка почувствовала обещанное магом облегчения. Прокатившись успокаивающей волной от рта до желудка, вода немного убрала чувство тошноты.

Выпив все, что было в кружке и посидев не шевелясь еще немного, Алиса, наконец, пришла к выводу, что жить точно будет. Приоткрыв глаза, она сразу же наткнулась на внимательный и немного обеспокоенный взгляд мага.

«Красивые», — отстраненно подумала она, разглядывая льдисто—голубой цвет его глаз.

— Ну как ты себя чувствуешь? — поинтересовался Макс, отойдя от девушки.

— Как подопытная крыса, — честно ответила Алиса, недобро прищурившись.

— Вполне себе такая симпатичная крыска, — усмехнулся ледяной маг. — Правда немного бледная, но это скоро пройдет.

Отогнав вглубь сознания все нелицеприятные высказывания, которые так и крутились на языке, Алиса недовольно спросила:

— А предупредить вы не могли?

— И что бы это изменило? — выгнув сейчас полностью седую бровь, в свой черед поинтересовался Макс. — Ты бы все равно выбрала этот способ. Зато теперь доподлинно будешь знать, что тебя может ожидать, если решишься еще что-то выучить при помощи заклинания Памяти.

Алиса чуть зубами не заскрипела от досады. Потому что, в принципе, он был совершенно прав. Знай девушка заранее, что ее ожидает, согласилась бы все равно. Уж слишком был велик соблазн поскорее приступить к поискам.

— Ты не злись, а лучше попробуй что-нибудь прочесть, — примирительно улыбнулся Максимилиан. — Сейчас я найду…

Но договорить девушка ему не дала. Осторожно встав с кресла и переждав головокружение, она медленно направилась в сторону карты. Встав перед ней, с жадным любопытством всмотрелась в очертания материка и островов, нарисованных на ней. Вот только земли, разукрашенные разными цветами, чем-то неуловимо ее напрягли. Казалось бы, что такого странного в этом обозначении территорий разных государств? Ведь в ее мире тоже иногда так делали. Но все же что-то настораживало. Подойдя еще ближе к карте и чуть ли не уткнувшись в нее носом, Алиса, наконец, смогла рассмотреть то, что подсознательно привело ее в недоумение. По всем территориям людских королевств были нанесены черные пунктирные линии, создавая поверх обозначенных границ еще одни.

«Хм… Как интересно, — проведя рукой по черной линии, Алиса чуть отстранилась. — Ладно, начнем по порядку! Итак, материк по форме напоминает… — задумчиво окинув его взглядом, девушка недоверчиво замерла. Потерев глаза, она еще раз внимательно все осмотрела, но очертания остались все те же. — Вареник?.. Он действительно напоминает огромный вареник! — еле сдержавшись, чтобы не расхохотаться, Алиса прижала руку к губам. — Та-а-ак, и что же это за гребни такие? — присмотревшись, она смогла прочесть название. — Драконьи горы… Ага, многообещающе так. Большая их часть находится в империи Роз. Хм, кто бы сомневался! С юга империя граничит с небольшим королевством Верия. На западе с тремя мелкими княжествами и королевством Галория. А с востока… Ох ты ж, как много тут этих королевств! Да ну их, потом как—нибудь все рассмотрю, — решив не забивать себе голову ненужными пока, как она посчитала, сведениями, Алиса принялась беспорядочно водить взглядом по карте. — Так что же там за границы… Ого! Бывшие оркские степи? Бывшие гномьи подгорные царства? Бывшие эльфийские княжества?.. Бывшие территории оборотней… Бывшие… — чем дальше она читала, тем сильнее поражалась своему открытию. — Альвы… Виверны… Драконы… Тролли… Нэйкеры… Что это вообще такое? — отойдя на пару шагов, пока не уткнулась ногами в стоящий позади нее стол, девушка растерянно оглядывала карту. — Неужели тут на самом деле… Но тогда почему помечено, как бывшие территории? А где же они теперь?» — переведя взгляд в ту сторону, где располагались три крупных острова, Алиса, наконец-то, обратила внимание на заштрихованную серым широкую полосу со звучным названием «Сумеречный Заслон».

Обернувшись, девушка вопросительно посмотрела на внимательно следившего за ней мага. Вот только он не спешил ей ничего объяснять. Наоборот смотрел на Алису с каким—то напряжением во взгляде. Словно ждал чего-то. Какого—то ответного шага с ее стороны.

Поиграв с ним некоторое время в гляделки, Алиса, обреченно вздохнув, спросила:

— Что это все значит?

— Что именно? — словно не понимая, о чем спрашивает девушка, Максимилиан удивленно приподнял бровь.

Обрубив на корню начавшее появляться раздражение, Алиса вновь поинтересовалась:

— Все эти надписи! Бывшие владения орков, эльфов, драконов и еще множества других рас. Неужели они когда-то жили в это мире?

— Почему жили? Они и сейчас живут, — нарочито безразлично пожал плечами ледяной маг.

— И где же они теперь? — Алиса буквально впилась взглядом в лицо мужчины, желая поскорее услышать ответ.

— Ушли за Сумеречный Заслон, оставив эту часть Эдеи людям, — пояснил Максимилиан, удобно расположившись в одном из кресел.

— Мне что, все клещами из вас придется вытягивать? — не выдержала Алиса, уперев руки в бока.

Внимательно осмотрев возмущенную девушку, ледяной маг неопределенно махнул рукой.

— Присаживайся. А я кратко тебе расскажу историю нашего мира.

Не заставив себя упрашивать дважды, Алиса быстро подошла к соседнему креслу и буквально рухнула в него. Приняв удобное для себя положение, она вновь уставилась на мага, ожидая обещанный рассказ.

— Когда-то люди действительно жили бок о бок с другими расами, — тихим голосом начал свое повествование герцог Ортанский. — Тогда в небе парили драконы, в бескрайних степях кочевали орки, в подгорных городах добывали драгоценные металлы и камни гномы… Ну, как ты уже могла понять, на Эдее было много рас. А затем, более трех тысяч лет назад произошла война. Никто точно уже не знает, из-за чего все началось, но считается, что люди жили под гнетом других, более долгоживущих рас. И в какой-то момент они забыли распри и междуусобные войны, чтобы объединиться против общего врага, — при этих словах Максимилиан невольно нахмурился, сжимая руки в кулаки. — Та война была затяжной и кровопролитной. Погибло много и союзников и врагов. Пылали оркские степи, в нескольких подгорных городах были заживо похоронены целые кланы гномов и пришедшие им на помощь нэйкеры с эльфами. Леса, в которых проживали оборотни, безжалостно вырубались или сжигались. Лишь деревья на территории эльфийских княжеств старались не трогать. Слишком много магической силы они впитали в себя. Их вырубка могла быть чревата ужасающими последствиями. Зато были разрушены эльфийские города и Великая библиотека, в которой хранились знания множества поколений различных рас. Эту часть мира омыли реки крови, как старших рас, так и людей. И только драконы не вмешивались в ход мировой войны. Они всегда считались Хранителями Равновесия, но в тот раз почему-то не пожелали остановить войну. Если честно, многие до сих пор гадают, чем бы это все могло закончиться, если бы не Тириан Валхарский, основатель и первый император империи Роз.

— И что же он сделал? — словно зачарованная, Алиса не могла отвести взгляда от рассказчика.

— Как гласит легенда, Тириан убил дракона, — ответил Максимилиан. — Вернее драконицу.

— За что? — ужаснулась девушка, даже не представляя, как можно было убить такое необычное создание.

Почему-то она сразу решила, что драконы этого мира очень большие, сильные и невероятно могущественные маги.

«Ведь недаром Морозко сказал, что они были хранителями этого мира…»

— Насколько известно, какие—то идиоты украли маленького дракончика, желая то ли выкуп за него получить, то ли на ингредиенты для какого—то заклинания пустить, — ответил маг, даже не заметив, как сильно побледнела девушка на последних словах. – Правда, до сих пор не понятно, как им это удалось? Насколько известно, драконы охраняли свое потомство, словно самое ценное сокровище мира. И их можно было понять. Слишком редко драконицы откладывали яйца. Но факт остается фактом. Именно тогда обезумевшая от ярости драконица уничтожила один маленький предгорный городок, спалив там все и всех дотла. Воры действительно были глупы, считая, что смогут скрыться от нее, уйдя порталом. У матери особая связь с потомством, пока детеныши не достигнут совершеннолетия.

— Мне их ни капельки не жалко! — не сдержалась Алиса, до сих пор содрогаясь от мысли, что невинного дракончика могли убить только из-за того, что он может быть ценным ингредиентом в каких-то зельях и заклинаниях.

— Вот и драконица никого не пожалела, — усмехнулся ледяной маг, такой горячности со стороны девушки. — Но дело в том, что тогда погибли и совершенно невинные люди. Одной из них была жена Тириана, ларра Фаира, прибывшая в тот городок, чтобы поухаживать за приболевшей родственницей. Вот тогда-то обезумевший от горя муж и отправился выслеживать виновницу смерти молодой жены. И более того, не только выследил, но и убил ту драконицу.

— Но как? Он был настолько могущественным магом?

— Как раз совсем наоборот, весьма посредственный огненный маг с небольшим количеством силы. И все же Тириан убил ее, благодаря чему стал невероятно силен. А затем, когда война закончилась, создал нашу империю.

— Подождите, но как же драконы? Неужели они не отомстили за смерть сородича? — Алиса с трудом могла в такое поверить, ведь маг сам сказал, что их было очень мало.

— А в этом и состоит странность, — загадочно улыбнулся Максимилиан. — Почему-то драконы восприняли смерть огненной драконицы как должное. Но после этого они собрали всех, кто еще оставался жив, и увели в другую часть Эдеи, воздвигнув Сумеречный Заслон. Так и получилось, что теперь всеми землями в этой части владеют люди, и уже очень давно никто не видел представителей других рас. Возможно, что никогда больше и не увидим.

Замолчав, Макс принялся осторожно наблюдать за задумавшейся о чем-то девушкой. Он ей честно рассказал все, как было, утаив только некоторые моменты. Да и не было в этой истории ничего секретного. Каждый человек знал, что таило их прошлое.

Единственное отличие было в том, что Максимилиан рассказал все так, как видит и чувствует это сам. А уж поняла ли это Алиса и, что самое главное, приняла ли его точку зрения… Только время покажет.


Глава 6

Алиса никак не могла успокоить мечущиеся в голове мысли. Они с большой скоростью перескакивали с одной полученной информации на другую. Слишком много интересного и необычного узнала девушка, чтобы можно было остановиться на чем-то конкретном.

Она изначально решила, что в этом мире живут только люди. Возможно потому, что сразу при попадании сюда встретила именно человека, хоть и довольно необычного, по меркам ее мира. А возможно и потому, что все же ей было трудно поверить в существование других рас.

Да, Алиса увлекалась фэнтези, но всегда четко понимала сказочность таких сюжетов. И вот, совершенно неожиданно, ее поставили перед фактом несомненного существования других рас, отличных от людей. Легко ли поверить в сказку? Для себя девушка решила, что не очень.

Даже видя, как спокойно ее спаситель передвигает по воздуху предметы, создает лед буквально из воздуха… С этим Алиса еще как-то могла примириться, но вот с эльфами, гномами, драконами и много кем другим, было сложно. А тут еще и эта война, из-за последствий которой у нее не будет шанса увидеть воочию таких необычных существ!

— Вы меня, конечно, извините, но это все довольно мерзко и подло, — наконец прервала она затянувшееся молчание. — Эта война просто какой-то сплошной геноцид и позор людской расы. Мне довольно неприятно узнать, что даже в другом, отличном от моего, мире, бал правит людская зависть и жажда наживы. И я действительно считаю, что именно это сподвигло людской род развязать столь кровопролитную войну. Ну не могу я поверить, что другие расы угнетали вас. Да и вообще… Хотя, что я тут разоряюсь попусту? Вы ведь и сами так считаете, — неопределенно махнув рукой, Алиса откинулась на спинку кресла.

— Почему ты так решила? — немного настороженно поинтересовался ледяной маг.

— Да потому что вы во время своего рассказа больше описывали те ужасы, что сделали люди по отношению к другим расам, — усмехнулась девушка, пристально посмотрев на мужчину.

«Умна. И выводы делает правильные», — довольно подумал Максимилиан.

— Да, ты совершенно права, — согласился он. — В наших книгах по истории эта война называется Освободительной. Но многие, как и я, называют ее Позорной. Как жаль, что мы поняли это слишком поздно.

— И ничего нельзя исправить? — девушка даже подалась вперед, в надежде услышать положительный ответ. — Ну, может, поговорить с представителями других рас?

— А как ты предлагаешь это сделать? — ехидно поинтересовался Макс, скрестив руки на груди. — Сумеречный Заслон только в единственном месте проходит по суше. И поверь мне, ты не захочешь уже ничего, кроме как выжить, получись у тебя попасть на остров Забвения. Там столько разных хищных тварей, созданных безумными учеными—магами еще во время самого начала войны и успешно расплодившихся по всей территории острова.

— Но почему их не уничтожили? — Алиса передернула плечами, сразу же представив себе когтисто-зубастых монстров. К счастью или к сожалению, но на фантазию она никогда не жаловалась.

— Сначала было не до них. Люди спешно принялись делить обширные территории, которые раньше были недоступны, — Максимилиан безразлично пожал плечами, словно говорил о само собой разумеющихся вещах. — А потом было слишком поздно, твари уже во всю хозяйничали на острове. Да и не сильно он важен нам был. Ну а со стороны моря приблизиться можно было бы, но так же не рекомендуется. Когда-то давно пытались, вот только сирины быстро отбили всякую охоту.

— Сирины? — девушка вопросительно приподняла бровь. На сколько она помнила, то на обозначениях материка не было ни одного места, принадлежащего расе с таким названием.

— Они похожи на русалок, — пояснил Макс. — Только в отличии от своих собратьев могли принимать человеческий облик. Этой расе принадлежал Радужный остров. Довольно большой и с прекрасной природой. Сейчас он находится за Заслоном и людям больше нет хода к нему. А ведь раньше среди моряков считалось огромной удачей встретить в пути поющую сирину. Тогда можно было с полной уверенностью сказать, что плавание пройдет хорошо, и корабль доберется до места назначения без всяких трудностей.

— А теперь? — поинтересовалась Алиса, затаив дыхание.

— А сейчас своим пением сирины губят людей, затуманивая разум и заставляя прыгать в воду, где благополучно их топят, — ледяной маг грустно вздохнул. — Хотел бы я хоть раз увидеть их… Но Стражи Заслона, как стали их называть, больше не показываются людям. Единственная возможность увидеть сирину, так это подплыть как можно ближе к преграде разделившей наш мир на две части. А таких самоубийц среди людей нет.

— Знаете, а ведь в нашем мире тоже есть миф о таких существах, — призналась Алиса. — Только у нас их зовут сиренами, и они не просто топят моряков, но еще и питаются ими.

— Ого, какие они у вас кровожадные! — рассмеялся герцог Ортанский. — Наши таким точно не занимаются. Или, по крайней мере, никто ничего об этом никогда не слышал. Но это все равно не меняет того факта, что доступа к другим расам у нас нет. Да и не думаю я, что они захотят вести с нами конструктивную беседу. Особенно после того, как наши предки устроили это кровавое побоище. Это мы живем не так долго, а среди старших рас есть долго живущие народы. Например эльфы, драконы и альвы.

Поначалу хотевшая возразить Алиса, резко закрыла рот, приняв правоту слов мага. Во всех романах говорилось, что эти расы могут прожить не одно тысячелетие. Так почему в этом мире должно было быть иначе?

По всему выходило, что многие знают не понаслышке о той войне. Просто потому, что жили в то время. А это значило, что людям вряд ли получится выпросить прощения. Да и захотят ли они? Если некоторые и поняли огромную ошибку прошлого, то это не значило, что все остальные разделяют ту же точку зрения.

На сколько Алиса успела понять из мировой карты, за эти тысячелетия люди расселились практически по всему материку. Оставалось совсем мало ничейных территорий, которые не принадлежали никому. Такие места были выделены белым цветом.

Для себя девушка уже решила, что потом обязательно ознакомится с этим вопросом подробнее. Но все равно это могло перечеркнуть желание меньшинства помириться со старшими расами. Алиса была уверена, что многие не захотят возвращать былые времена лишь потому, что им придется потесниться.

— Значит нет ни малейшей надежды… Ни единого шанса…

— Надежда есть всегда, — качнул головой ледяной маг. — Но как сделать так, чтобы не пропустить благоприятный момент, совсем уже другой вопрос. Ну а пока не стоит забивать себе этим голову. Если захочешь, то можешь сама подробнее ознакомиться со всем из тех книг, что есть в этой библиотеке. Она, конечно, не столь обширна, как главная имперская библиотека в столице, но здесь тоже есть довольно интересные трактаты.

— Я обязательно воспользуюсь этой возможностью, — благодарно улыбнулась Алиса, уже мысленно представляя, какие книги ей нужны в первую очередь.

— Главное не забывай о своих обязанностях, — моментально спустил ее с небес на землю Макс. — Если от готовки ты пока избавлена, причем твоими же стараниями, то другую работу по дому никто не отменял!

«Вот же ж…», — в голове опять замелькали нелицеприятные мысли и образы о хозяине дома.

— Тогда, надеюсь, вы мне все подробно объясните в этот раз? — девушка специально выделила окончание своего предложения. — Не хотелось бы погибнуть в столь юном возрасте из-за того, что вытирала пыль против часовой стрелки, когда нужно это было делать слева направо.

Максимилиан коротко хохотнул, оценив слова девушки.

— Да, я еще раз повторюсь, что признаю свою вину и постараюсь этого впредь не допускать. Начнем, пожалуй, с солнечных камней. О них, кстати, есть довольно интересная легенда. Говорят, что это застывшая кровь первого дракона, принесшего себя в жертву на алтарь Судеб, чтобы защитить всех от какого-то древнего и ужасного зла. Своей жизненной энергией он запечатал угрозу, погрузив то зло в глубокий сон, а место захоронения охраняют стихийные элементали, не давая никому пройти к нему. Только не спрашивай, где оно находится. Память об этом месте давно была стерта с лица земли. Добывают же солнечники высоко в Драконьих горах, там, где лежат вечные снега. В одной из ледяных пещер, самой глубокой и холодной есть богатая жила этих удивительных камней. Они очень просты и удобны в обращении. Нужно просто поднести такой камешек к горючему материалу, как тут же появляется огонь. И для этого совсем не нужно засовывать руку чуть ли не по плечо в печь.

Благополучно пропустив шпильку мимо ушей, Алиса поинтересовалась:

— А почему же тогда мешочек, в котором находился камешек, не сгорел?

— Потому что обработан специальным составом, — пояснил маг. — Так же, как одежда и инструменты шахтеров. Его придумал один эльф, талантливый алхимик, который был среди первооткрывателей этого чуда. Хотя, на самом деле, это не так. Когда все же в ту пещеру смогли войти, то помимо сгоревших заживо товарищей того эльфа, было найдено еще пять или шесть трупов. Выходит, что кто-то нашел солнечники раньше, вот только рассказать об этом не сумели.

— Какой кошмар! — Алиса искренне пожалела тех несчастных, оказавшихся, по незнанию, в той пещере. — Лучше бы спички придумали, это было бы намного безопаснее!

— А в вашем мире что, все открытия происходят без сучка и задоринки? — полюбопытствовал Максимилиан, удивленно посмотрев на девушку.

— Ну… В общем-то, нет, — смутилась Алиса. — У нас тоже это все сопряжено с определенным риском. И все же… — но так и не договорила, еле заметно вздрогнув от пришедшей в голову мысли. — А почему моя одежда не загорелась? Или она тоже пропитана тем составом?

— Конечно же нет, — тяжело вздохнул ледяной маг, представив, что ему теперь предстоит. — Чтобы она загорелась, тебе бы нужно было поднести камешек совсем близко к ткани. Но ты же этого не делала? — дождавшись отрицательного покачивания, он одобрительно улыбнулся. — В следующий раз поднеси солнечник к дровам и быстро убери руку, спрятав камешек в мешочек, — принялся подробно объяснять Макс, даже показав в движении, как это происходит.

— Хорошо, — медленно кивнула девушка, внимательно следившая за его движениями. — Я все поняла.

«Очень надеюсь на это! — мысленно хмыкнул герцог Ортанский. — Не хочу отстраивать дом после пожара».

— Ну а больше, вроде бы, в уборке нет ничего необычного, — постаравшись припомнить, что вообще знал об этом деле, Максимилиан задумчиво уставился на карту. — Но если что-то будет непонятно, сразу обращайся ко мне.

— А если вас не будет в это время дома? — нахмурилась Алиса, желая изучить этот вопрос досконально.

— Значит дождись меня, а потом спроси. Я не люблю сюрпризы.

— Хорошо—хорошо, я действительно поняла вас, — покорно согласилась Алиса, смотря на недовольно лицо старика. — Вы, кстати, никуда не опаздываете?

— Избавиться от меня хочешь? — насмешливо спросил Макс.

— Нет, просто еще хотела вас расспросить, — усмехнулась в ответ девушка. — Например, как мне обращаться к другим людям, если в том будет необходимость? В нашем мире, конкретно в моей стране, к знакомому обращались просто по имени, к незнакомому к имени добавляли еще и отчество.

— А что это такое? — заинтересовался ледяной маг незнакомым ему понятием.

— Отчество — это имя отца. Его прибавляют к имени, когда обращаются к постороннему человеку, — пояснила Алиса.

— Хм… Я понял, что ты имеешь в виду, — кивнул Макс. — К аристократам тебе надо будет обращаться просто по имени, прибавляя перед ним ларр или ларра. Такая же приставка полагается при обращению к любому магу. И не имеет значения, были ли у него в роду аристократы. Так же при обращении к магу можно говорить «мастер» или «магистр», но при этом называя не по имени, а по фамилии.

— А как я определю, кто маг, а кто нет? — обеспокоилась Алиса, не желая нажить себе неприятности, по сути, из-за пустяка.

— У всех магов есть вот такие эмблемки, — сжив ладонь в кулак, а затем разжав пальцы, герцог показал девушке плоскую круглую брошь, в центре которой был вделан круглый же камешек белого цвета. — Для всех людских государств эта эмблема едина, а все маги обязаны их носить на видном месте. Если только специально не хотят остаться инкогнито. Но в этом случае им придется прятать волосы, или накладывать иллюзию.

— Зачем? — удивилась Алиса, не уловив связи между магией и волосами.

— Понимаешь, дело в том, что когда в ребенке просыпается магия, то его волосы окрашиваются в цвет той стихии, к которой он больше всего предрасположен, — покладисто пояснил Максимилиан. — И чем лучше человек умеет контролировать ее, тем меньше цветных прядей остается, — заметив подозрительный взгляд, коим Алиса осмотрела его шевелюру, поспешил заверить ее: — Я хорошо контролирую магию, просто волосы седые уже!

Решив не настаивать на своих подозрениях, а поверить ему, девушка задала следующий вопрос:

— Значит, если у мага полностью пропадут цветные пряди, то он будет считаться очень могущественным?

— Да, но у нас уже давно никто не слышал о таких людях, — согласился Макс, тут же подумав о Кириане. — Сейчас архимагом может считаться тот, у кого в волосах осталось не больше трех цветных прядей. Но и таких очень мало. Всего семь человек на весь материк. Боюсь, пройдет еще несколько веков и планку придется снизить.

— Но ведь это же тоже очень опасно, если человек не сможет контролировать свою магию, — нахмурилась девушка, сразу же принявшись воображать себе всякие ужасы, от пожаров до чуть ли не всемирного потопа.

— А на этот случай у нас есть браслеты-блокираторы, — усмехнулся Макс. — Прости, но показать его не могу, так как мне нет нужды носить его.

«Хвастун», — припечатала Алиса, заметив, каким самодовольством на мгновение блеснули глаза мага.

— Если маг начнет терять контроль, то браслет автоматически срабатывает, блокируя на время и посылая сигнал бедствия в ближайшую цитадель, — продолжил объяснять Макс, не заметив, как на мгновение его слушательница неприязненно поджала губы. — Когда маг достигает четвертой ступени, он имеет право больше не носить этот браслет. Но многие еще где-то около года ходят с ним, не желая рисковать понапрасну.

— Так, хорошо, я примерно поняла, чего мне стоит ожидать и как обращаться к власть имущим, — выдохнула Алиса, немного потерев виски. — А к простому люду?

— Уважительное обращение подразумевает добавление приставки сар или сара. Главное не перепутай. Если к простому жителю ты обратишься с приставкой ларр, то только польстишь ему. А вот если к аристократу или магу с приставкой сар… Маги иногда довольно вспыльчивы, — вздохнул герцог и пристально посмотрел на свою собеседницу. — Тут уж неизвестно, что лучше — если он тебя убьет, или оставит в живых, но калекой.

— И ему что, за это ничего не будет? — возмутилась Алиса на такой произвол.

— Почему не будет? — удивился Макс. — Мы же не варвары. Он, конечно же, понесет наказание. Вот только неужели ты думаешь, что тебе от этого станет легче?

Пришлось признать, что в этом он, конечно же, прав. Да и забывать не стоило, что правда всегда на стороне сильного. Ведь никто не помешает провинившемуся магу откупиться от суда. А тем более аристократу.

Простым людям всегда было сложно добиться справедливости. Если не сказать практически невозможно. Поэтому Алиса решила сама для себя, что непременно запомнит такие важные моменты. Ей не хотелось так по глупому попасть в неприятности.

Все же надежда на то, что можно найти путь назад в ее мир, продолжала теплиться внутри. Девушка даже не хотела думать о том, что у нее может ничего не выйти.

«Эх, если бы была возможность встретиться и поговорить со старшими расами! Лучше всего с драконами… Они бы точно нашли способ отправить меня домой»

— О чем задумалась? — прервал ее размышления Макс.

— Да так, ни о чем конкретном, — заверила его Алиса, не желая рассказывать о своих планах и надеждах. — Лучше расскажите мне еще что-то важное. То, что поможет не сильно выделяться из общей массы и не попасть впросак.

«Это у тебя вряд ли получится», — мысленно усмехнулся герцог Ортанский.

— Даже не знаю, что тебе рассказать, — задумчиво проговорил, внимательно осматривая девушку. — Я ведь просто не представляю, что может показаться тебе странным в нашем мире, а что схожим с твоим мировоззрением. Может ты просто будешь задавать мне вопросы, а я отвечать?

Алиса тут же с удовольствием вцепилась в такую возможность, желая вытянуть из мага как можно больше всего. Ведь неизвестно, что ей может пригодиться в будущем. Чем она и успешно занялась, засыпая своего нечаянного наставника кучей не связанных между собой вопросов. Алиса постоянно перескакивала с одной темы на другую, спеша узнать как можно больше об этом месте и его обитателях.

И даже прониклась безмерной благодарностью к Морозко, когда он терпеливо разъяснял какие-то непонятные для нее действия и традиции.

Она сама не ожидала, что маг так открыто будет отвечать. Скорее уж думала, что научив ее читать, мужчина оставит Алису саму разбираться во всем. Но как показала практика, Морозко вполне может быть хорошим наставником.

«И все же он не так уж плох», — сделала девушка вывод, выслушивая его пояснения.

Правда, спустя два часа, все благодарные мысли бесследно выветрились у нее из головы. Стоя посреди его комнаты и обозревая тот бардак, что здесь творился, Алиса на чем свет костерила вредного дедка.

И дело было не в том, что в спальне лежали горы мусора. Нет, с этим было как раз все в порядке. Но смятая и перевернутая постель, словно на ней проводились боевые действия, которую нужно было перестелить, вызывала уныние.

Таких больших кроватей девушке еще видеть не доводилось. Осмотрев ее со всех сторон, она пришла к выводу, что на этом огромном пространстве спокойно могут уместиться четыре взрослых человека. Да еще и спать не впритык друг к другу.

Провозившись с этим монстром полчаса, Алиса устало выдохнула. Ей пришлось ползать с одного края к другому, чтобы заправить постель. Самым легким в ее задании оказалось поменять наволочки на подушках. И теперь девушка чувствовала себя так, словно все это время тягала тяжести. Сердце быстро колотилось в груди, дыхание то и дело сбивалась, а руки мелко подрагивали.

Просидев так некоторое время, Алиса с тяжким вздохом принялась собирать по комнате разбросанную одежду. Складывая ее в заранее принесенную плетеную корзину, девушка мысленно молилась, чтобы среди всех этих вещей не затесалось нижнее белье старика. Она была уверена, что уж такого ее психика точно не выдержит. Перед мысленным взором так и мелькали разные кальсоны и панталоны, заставляя ее нервно хихикать.

«Главное, чтобы он не носил что-то наподобие наших подгузников», — подумала Алиса, подбирая валявшуюся на подоконнике рубашку.

Осмотрев комнату еще раз, она решила, что вернется сюда чуть позже, чтобы закончить уборку. А сейчас не мешало бы постирать то, что она здесь насобирала. Тем более, что совершенно не боялась сделать что—то не так. На этот раз Морозко подробно объяснил, где находится прачка и нужные ей принадлежности.

Захватив корзину, девушка еще раз осмотрела комнату и вышла за дверь. Спустившись на первый этаж, она завернула в тот коридор, что вел к кухне. Как оказалось, дверь в прачечную как раз была напротив кладовой с уборочным инвентарем.

Уже привычно хлопнув в ладоши, чтобы зажечь свет, Алиса спустилась вниз и с любопытством осмотрелась. Прачечная была большой и довольно светлой. Три окна, что находились под потолком и плюс магические светильники, хорошо освещали комнату. Прямо посередине помещения, на полу стояла большая деревянная бадья. С правой стороны в углу из стены торчал кран, а рядом с ним стояли несколько ведер.

В другом же углу находилась миниатюрная печурка, чем-то похожая на ту, что девушка нечаянно взорвала на кухне. В другой части комнаты одну из стен полностью занимали полки с какими—то коробочками и баночками.

Вздохнув, Алиса поставила корзину на пол и приоткрыла неприметную дверцу, что находилась рядом с полками. Достав лежащие в чулане дрова, девушка закинула их в грубку.

— Ну что, приступим? — поинтересовалась она сама у себя, доставая из мешочка солнечник.


Глава 7

Неспешно расхаживая по комнате, Алиса старательно смахивала невидимую глазу пыль со стоящих тут предметов интерьера. Маленькая метелочка легко порхала с места на место, послушная воле очередной хозяйки уборочного инвентаря.

Сосредоточившись на своем занятии, она так погрузилась в него, что оставалось только удивляться, как Алиса еще не наткнулась на стоящую здесь мебель. Но вот девушке показалось, что где-то хлопнула дверь, и она в тот же миг замерла на месте. Настороженно прислушиваясь, не слышны ли звуки шагов, Алиса даже боялась пошевелиться.

Простояв так некоторое время и поняв, что все спокойно, она облегченно выдохнула. Вот уже два дня, прошедших с той стирки, девушка старалась как можно реже попадаться на глаза Морозко. Да и тот придерживался того же мнения, видно опасаясь, что не сдержится и точно придушит ходячее бедствие в лице одной конкретной девушки.

— Ну, вот ты мне скажи, разве же я виновата, что так вышло? — подойдя к гипсовому бюсту и рассеянно принявшись стирать с него пыль, спросила Алиса. — Кто же знал, что эти яркие шарики и есть тот аналог порошка из нашего мира? Вернее, он-то мне сказал про них и даже рассказал, где их найти, но… Юлий, да они же цвета «вырви глаз»! — возмутилась она, жалуясь высокомерному лицу бюста, чем-то напомнившего ей Гай Юлия Цезаря. — Видите ли, они специально делаются такими, чтобы раскрасить серую обыденность будней простой прачки, — кривляясь, передразнила слова разгневанного мага. — Но они же все настолько ядовитого цвета, что я просто побоялась испортить вещи. А он мне не сказал, что тот состав, использующийся в шариках, совершенно не красит одежду. И вот представь, — забыв о том, чем она совсем недавно занималась, Алиса вдохновенно вещала своему молчаливому слушателю. — Беру я коробочку с мыльными шариками в руку и, конечно же, ужасаюсь их видом! Мне сразу же в голову приходит мысль, что Морозко просто запамятовал и перепутал. И вот я, горя желанием сделать все в лучшем виде, принялась искать что-то другое! — чуть ли не тыкая указательным пальцем в гипсовый нос, Алиса преисполнилась праведного гнева. Правда, вспомнив, что из всего этого вышло, тут же пристыжено продолжила: — Ну, собственно, нашла. Полупрозрачные, с блесточками внутри. И вот…

Присев на диван, девушка грустно принялась помахивать метелочкой, вспоминая, что с ней приключилось два дня назад. Припомнилось и то, как она радовалась, что постельное белье стало, казалось, еще белее прежнего. И нет бы ей еще тогда задуматься над этим фактом, но Алиса, преисполненная радости, что справилась, ничего не сломав, спокойненько сменила воду и закинула отмокать одежду мага. А когда спустя час вернулась…

— Знаешь, Юлий, оказывается ткань одежды была окрашена краской, сделанной по старинный эльфийским рецептам, — продолжила жаловаться девушка. — Но дело в том, что и этот несчастный отбеливатель делался по старинному оркскому рецепту! Так что, можно сказать, у нас в прачечной случилась эпическая битва между двумя старшими расами… В принципе эльфы победили, понеся незначительные потери. На рубашках пострадали только рукава в областях локтей, практически полностью лишившись краски. А вот на брюках отбелились колени и… хм… попа. Как думаешь, к чему бы это? — она вопросительно посмотрела на молчаливого слушателя, но не дождавшись ответа, продолжила: — И как раз в тот момент, когда я рассматривала то, что случилось, пришел Морозко. Ух, и страшное же у него лицо стало! Вот честное слово, я думала он меня и притопит в той бадье. Но зато теперь я точно знаю, что инициатива наказуема, — и так Алиса расстроилась, что чуть не расплакалась от жалости к самой себе. — Как думаешь, он меня точно не выставит на улицу в том, в чем я к нему попала? Не то чтобы мне сильно хотелось здесь остаться, но все же зима, холодно… А с него станется так отомстить за все, что я натворила в первый же день!

И вновь тишина была ей ответом. Да Алиса и не сильно-то ждала его. Скорее уж ей просто нужно было выговориться. Хоть кому-нибудь, пусть даже это будет гипсовая фигурка.

За эти три дня, что она провела в доме мага, девушка сумела почерпнуть из книг много интересного о том мире, в котором оказалась. Но так и не смогла найти хоть какой-нибудь зацепки, благодаря которой она сумеет вернуться домой.

Хотя, с другой стороны, девушка узнала, что люди появились на Эдее так же, как и она, придя из другого мира. По обрывочной информации выходило, что их мир погиб из-за какой-то ужасной катастрофы.

Тем, кто пришел на Эдею, каким-то образом удалось открыть проход между мирами, но если люди в древности и умели это делать, то теперь, судя по всему, это знание было утеряно. Вот только Алиса не желала сдаваться.

Уже одно то, что люди когда-то знали способ перемещения, вселял в нее маленькую надежду. Осталось понять, как и где найти это утерянное знание?

— Чем ты тут занимаешься? — тихо подошедший Макс, подозрительно осмотрел гостиную.

— Пыль протирала, — подскочив с дивана, Алиса сделала маленький шажок назад, настороженно следя за магом.

Максимилиан еще пристальнее осмотрел комнату, но сломанных вещей видно не было. А если они и были, то их хорошо спрятали. Удовлетворившись поверхностным осмотром, герцог перевел взгляд на не пятившуюся от него девушку. Вопросительно приподняв бровь и скрестив руки на груди, Макс с интересом наблюдал за сменой эмоций на лице Алисы.

Вот она испуганно вздрогнула, но поняв, что он это видит, постаралась принять независимый вид. И все равно в глубине ее светло-карих глаз застыла настороженность.

«Кажется, я переборщил, — с сожалением решил Максимилиан. — Будет плохо, если она продолжит меня бояться. Но и кардинально изменить линию поведения я не могу. Уверен, Алиса еще больше насторожится. А ведь я говорил, что не гожусь на роль няньки!»

— Вы что-то хотели? — прервала затянувшееся молчание Алиса.

— На кухне установлена новая плита и готова к использованию, — спокойно ответил ледяной маг, но не смог удержаться от подколки: — Надеюсь, эту ты не взорвешь?

— Постараюсь, — фыркнула девушка в ответ, немного расслабившись, когда заметила уже ставшие привычными ехидные огоньки в глубине глаз хозяина дома.

— Тогда приготовишь себе что-нибудь на ужин, — распорядился Максимилиан. — Я вернусь поздно, так что можешь меня не ждать.

— Как скажете, — согласно кивнула головой девушка, постаравшись скрыть облегченный выдох.

Дождавшись, пока маг уйдет, Алиса уже вполне весело принялась за уборку. В принципе ей было это не трудно. Кроме некоторых мест в доме, где лежали просто таки огромные слои пыли, чистота была вполне приемлемой. Алисе только и оставалось поддерживать ее. А это не отнимало много времени.

Да и спокойнее она себя чувствовала, когда Морозко не было дома. Уж очень неприятно становилось, когда она не слышала его шагов и совершенно неожиданно натыкалась на мужчину. И нет бы он просто мимо шел!

«Вот зачем он на меня так пристально смотрит? — рассуждала Алиса, прибираясь в одной из спален. — Словно изучает. Или ждет, что я опять что—нибудь сделаю не так? Наверное, тогда бы он точно выкинул меня из дома с превеликим удовольствием!»

Но следующая мысль заставила ее замереть на месте и непонимающе нахмуриться. Ведь если так разобраться, магу ничего не мешало сделать это еще в первый день. Пусть ему и нравилось, как считала девушка, так развлекаться, заставляя следить за довольно большим домом, но и терпеть, когда этот дом разносят, тоже не стал бы.

У Алисы тут же закрались подозрения, что Морозко от нее что—то нужно. Но что это могло бы быть, она просто не представляла. Да и нечего было взять с простой попаданки, оказавшейся в совершенно другом мире в летнем сарафане и босоножках. У нее на тот момент попросту ничего не было с собой.

«Да и сейчас нет».

Автоматом продолжив стирать пыль, девушка все старалась понять его мотивы. Задумавшись о странном поведении мага, Алиса чуть не разбила фарфоровую статуэтку, что стояла на одной из полочек. Она буквально в последний момент успела ее подхватить и испуганно прижать к груди.

«Не зря Морозко так подозрительно следит за мной. Ой, не зря!»

Отложив метелку, Алиса осторожно поставила статуэтку на место, залюбовавшись изящной работой мастера, создавшего эту красоту. Перед ней стояла маленькая эльфийка, в развевающемся на невидимом ветру легком платьице.

Распущенные волосы мягкими волнами обрамляли ее лицо, а несколько прядей трепал все тот же шаловник ветер. Эльфийка же, разведя в стороны руки и прикрыв глаза, словно наслаждалась этим, впитывая в себя окружающий мир. И столько радости и умиротворения было на ее неживом лице, что Алиса даже позавидовала фарфоровой куколке.

Мастер, создавший эту фигурку, был настоящим волшебником, по мнению девушки. Не многим бы удалось передать столько чувств и эмоций в своей работе.

«Как бы и я хотела хоть ненадолго почувствовать себя такой же беззаботной и счастливой», — с грустью подумала Алиса, отводя взгляд от фарфоровой куколки.

Она прекрасно понимала, что долго жить с таким чувством напряжения, какое испытывала сейчас, просто не сможет. Неизбежно последует срыв. Слишком страшно для нее оказалось в одночасье оказаться без поддержки родных и близких.

А ведь Алисе так хотелось побыть хоть немного слабой. Чтобы рядом был тот, кто возьмет на себя хоть малую часть ее проблем и переживаний. Но это были лишь несбыточные мечты, вот девушке и приходилось постоянно держать свои эмоции хоть под каким-то подобием контроля. И упрямая надежда все же найти дорогу назад, сильно помогала ей в этом.

Так за размышлениями да подозрениями всякими Алиса и провозилась с уборкой до самого вечера. И только когда на ночном небе уже вовсю сияли звезды, она вспомнила, что так и не пообедала. Вернее живот напомнил, громко и требовательно забурчав, когда девушка проходила мимо кухни.

Решив, что раз Морозко не будет, можно ничего особого и не выготавливать, она приготовила себе овсяную кашу и заварила чай. Найдя в кладовой творожный сыр, который так полюбился Алисе, нарезала на тарелку несколько ломтиков. Обозрев свой предстоящий ужин, усмехнулась, представив, как бы возмутился маг скудности того, что стояло на столе.

Морозко действительно ел, по мнению Алисы, очень много. И, если честно, девушка ему немного завидовала, потому что никаких признаков жировых отложений на теле мага не наблюдалось. Наоборот он выглядел стройным и поджарым. Что, опять-таки, приводило ее в немалое недоумение.

«Или это одежда все так хорошо скрывает? — подумала Алиса, зачерпнув ложкой кашу. — Скорее всего, так и есть, немолодой ведь! Но вот животика у него точно нет…»

Нагнувшись, девушка осмотрела критическим взглядом свой плоский живот, прикрытый тканью платья. Уже в который раз она позавидовала магу, которому не приходилось считать лишние килограммы.

Нет, она не была полной, тщательно следя за фигурой. Остановившись на одном весе, Алиса постоянно поддерживала его. И в тоже время никогда не старалась изнурять себя диетами, не видя смысла в том, чтоб выглядеть «сушеной воблой».

Именно так ее отец называл некоторых подруг дочери, маниакально сбрасывающих лишний вес.

Поужинав, Алиса сполоснула тарелку и вышла из кухни, направляясь в библиотеку. Попутно гася магические светильники, она погружала дом в ночную тьму. Зайдя в библиотеку, плотно прикрыла за собой дверь.

Не то чтобы Алиса была трусихой, но от того, что в большом доме она осталась совершенно одна, становились как-то неуютно. Тут же в голову постарались пробраться какие-то пугающие мысли, а девушка неосознанно стала прислушиваться к тишине.

Упрямо тряхнув головой и усмехнувшись своим глупым страхам, Алиса целенаправленно пошла к одной из полок, где стаяли книги с мифами и легендами этого мира. В них она желала найти не только еще какое-нибудь упоминание о путешествиях между мирами, но и просто отвлечься на интересные истории.

Все же Алисе было любопытно, какие легенды могут быть в магическом мире, где каждый день, по ее убеждению, происходили чудеса. Для человека из мира, в котором магия считалась вымыслом, всякое ее проявление уже было чем-то невероятным. Вот девушка и решила узнать, что для людей Эдеи может казаться удивительным.

Выбрав первую попавшуюся книгу, она с удобством устроилась в глубоком кресле, углубившись в чтение. Вскоре Алиса поняла, что это не легенды и мифы, а скорее уж сказки, в которых добро обязательно побеждает зло, а в конце все счастливы. И более того, она стала подозревать, что все эти истории написаны женщиной, мечтающей о невероятной любви с одним из представителей старших рас.

Заложив страницу пальцем, Алиса прочла то, что было написано на обложке, и улыбнулась своей верной догадке. Покачав головой и решив — раз уж взяла, нужно ознакомиться и с этой стороной жизни, она продолжила читать. Вот только все чаще тишину библиотеки стал нарушать не только шелест переворачиваемых страниц, но и смешки, и недоуменные возгласы.

А где-то с середины книги Алиса и вовсе покраснела до корней волос. Создавалось впечатление, что чем дальше, тем смелее становилась автор этих историй, подробно и чересчур откровенно описывая все свои бурные фантазии. Наконец, не выдержав, девушка захлопнула книгу, уставившись прямо перед собой ничего не видящим ошарашенным взглядом.

«Искренне надеюсь, что несчастные эльфы, оборотни и альвы никогда не прочтут эту книгу, — смущенно подумала она. — А уж гномы и нейкеры тем более!» — вспомнив последнюю прочитанную ей историю, Алисе стало стыдно за весь людской род Эдеи и за некоторых женщин в частности.

Быстро вернув книгу на место, она принялась уже более внимательно выбирать следующую. Взяв с виду неприметную книжицу в простом коричневом переплете, аккуратно открыла ее и осторожно прочла несколько строк.

Но к огромному удивлению девушки, то оказалась простая поваренная книга. Недоуменно пожав плечами, она отнесла ее к остальной специальной литературе. А заметив среди ровных рядов книгу со стихами, тяжело вздохнула, поняв, что ей предстоит огромная работа по сортировке.

Подтянув повыше рукава, Алиса принялась перебирать и переставлять книги на свои места. Для начала достав все то, что стояло не в своих разделах, она аккуратно сложила их на пол и принялась раскладывать в стопки. Рассортировав таким образом все книги похожей тематики, девушка начала расставлять их по полкам, попутно отложив себе то, что хотела бы почитать.

Правда перед этим, Алиса обязательно заглядывала в книги, не желая опять попасть на неуемные женские фантазии. Вскоре на столе образовалась внушительная стопка, чему девушка была несказанно рада. Читать она любила всегда, а тут еще и истории написанные людьми из совершенно другого мира. В таком удовольствии девушка просто не могла себе отказать.

Спустя несколько часов ползания по полу и лазания по лестнице Алиса уже еле передвигалась. Она даже не предполагала, что расстановка книг окажется такой трудоемкой задачей. Руки и спина неприятно ныли, ступни ног начали гореть от постоянной ходьбы туда назад, а перед глазами буквы просто расплывались.

Но работу свою она сделала, чем весьма была довольна. Поставив последнюю книгу, девушка устало плюхнулась на диван и, откинувшись на высокую спинку, перевела взгляд на стол.

— Ну уж нет, сегодня точно никакого чтения, — жалобно простонала, смотря на внушительную стопку. – Надеюсь этот вреднючий старикашка не часто посещает библиотеку и берет книги. Еще одного такого раза я просто не переживу!

Прикрыв глаза, Алиса постаралась расслабиться, чтобы хоть немного унять головную боль. Этот день, в принципе, как и предыдущие, выдался тяжелым. И не только из-за физических нагрузок, но и благодаря постоянным переживаниям девушки об ее дальнейшей судьбе.

С одной стороны ей хотелось быстрее покинуть дом мага, чтобы попытаться найти путь домой, а с другой… Ей было банально страшно оказаться в новом мире совершенно одной. Только это и удерживало Алису здесь.

Желание как можно лучше подготовиться к самостоятельной жизни в совершенно незнакомом месте, сдерживало ее порыв отправиться на поиски выхода прямо сейчас. И пусть девушка надеялась, что ей не придется долго жить в этом мире, но и совсем расслабляться не стоило. Все же, неизвестно, сколько времени займут поиски выхода из создавшегося положения.

Устало потерев лицо и встав с дивана, Алиса уже хотела отправиться к себе в комнату, когда брошенный мимолетный взгляд в окно заставил ее замереть. Сейчас, из-за света в библиотеке, казалось, что на улице просто чернильная темнота. Вот только воспоминания о том, что целый день стояла солнечная погода, подтолкнули ее в сторону окна.

Приникнув к холодному стеклу, она до рези в глазах всматривалась в темноту, смутно различая очертания припорошенной снегом лавочки, ровного ряда кустов, так же прикрытых сейчас белым покрывалом и, самое главное, мириады ярчайших звезд, что горели на ночном небе.

Решительно запрыгнув на широкий подоконник, Алиса задернула тяжелые плотные шторы, уставив лишь узкую полоску света. С удобством устроившись на своеобразном сидении и приложив ладонь к стеклу, девушка любовалась бриллиантовой россыпью неизвестных ей созвездий.

Глядя на все это великолепие, она поражалась тому, насколько же ярко они горели на ночном небе. В ее мире, девушка была просто уверена, такого точно не было. Алисе безумно хотелось сфотографировать всю эту красоту, но, к сожалению, ее телефон остался в сумочке в том, другом и далеком, но таком родном мире.

Она бы с удовольствием показала эти фотографии своей бабушке и рассказала бы удивительную историю, что с ней произошла. Девушка была почему—то уверена, что баба Тая обязательно бы ей поверила, не посчитав за душевнобольную.

Вспомнив о родных для себя людях, Алиса тут же почувствовала безмерную тоску по дому, знакомым и дорогим ее сердцу местам. Смахнув набежавшие на глаза слезы, она глубоко вздохнула, задержав на некоторое время дыхание. Жалеть саму себя девушка не хотела.

Подтянув колени к груди и обхватив ноги руками, вновь перевела взгляд в окно, стараясь отвлечься от грустных мыслей при помощи окружающей ее красоты. И ей это начало удаваться, когда послышались тихие шаги.

Переведя взгляд в сторону комнаты и посмотрев в оставленную ею щель, принялась ждать, зайдет ли Морозко в библиотеку, или же пройдет мимо. В том, что это был именно он, Алиса нисколько не сомневалась, поэтому и не беспокоилась.

Вот только когда через открывшуюся дверь сначала прошел незнакомый ей темноволосый мужчина с ярко-синими прядями, а следом за ним еще одни, только с белыми прядями, девушка почувствовала не только беспокойство, но и страх. Она совсем не ожидала, что в дом могут проникнуть незнакомцы.

— Ну вот, свет не выключила, — заговорил смутно знакомым голосом один из мужчин.

— Да ладно тебе, закрутилась и забыла, — усмехнулся второй. – С кем не бывает?

— Главное, чтобы она мне опять что—нибудь не разнесла, — внимательным взглядом осматривая библиотеку, пробормотал мужчина.

— Макс, да успокойся ты. Сколько можно уже?

— Столько, сколько буду помнить!

— А на память ты никогда не жаловался… — хмыкнул собеседник, вольготно устраиваясь в кресле.

— Вот именно.

Не понимая, что здесь происходит, но желая рассмотреть незнакомцев поближе, Алиса приникла к щели. Но от резкого движения покачнулась и, не удержавшись, с громким вскриком полетела на пол, попутно оторвав тяжелую ткань. На мгновение в библиотеке установилась оглушающая тишина.

Полностью укрытая оторванной шторой, Алиса не могла видеть, что сейчас происходит в комнате, поэтому постаралась быстрее выбраться из своего укрытия.

— Алиса, ты почему не спишь? – возмутился мужчина со смутно знакомым голосом, направляясь в ее сторону.

— Не подходи ко мне! – воинственно выдала девушка и судорожно принялась озираться по сторонам.

Заприметив рядом с собой небольшую ажурную металлическую вазу, она схватила ее в руки и перевела испуганный взгляд на мужчину.

— Ты что собралась делать? – настороженно покосившись на предмет в ее руке, поинтересовался незнакомец, но попыток приблизиться больше не предпринимал.

— Защищаться! – грозно ответила Алиса, попутно выпутываясь из плотной ткани.

— От кого? – непонимающе спросил второй незнакомец, с интересом наблюдая за ней.

— От вас, — призналась девушка, вставая на ноги.

— Зачем?

— А что это вы без спроса в чужой дом пролезли?

— В чужой? – переспросил мужчина, а потом посмотрел на своего спутника. – О-о-о…

— Вот же шерховы дети! – ругнулся тот, кого ранее называли Максом, оглядывая себя. – Совершенно забыл! Да и думал, что ты уже спишь.

— И значит можно спокойно обворовывать чужое жилище? – приподняв повыше вазу, усмехнулась Алиса.

— Это мой дом! — возмутился Макс такому предположению.

— Ага, так я тебе и поверила! – фыркнула девушка. – Это дом одного вредного старикашки.

— Кого? – сдавленно переспросил молчавший до этого второй мужчина и, не удержавшись, расхохотался.

— Алекс, прекрати, лучше помоги мне! – рявкнул на брата Максимилиан, стараясь не выпускать из поля зрения Алису.

— Не отвлекайтесь, — напомнила о себе Алиса, помахивая довольно легкой, как оказалось, вазой. – Так кто вы и что здесь делаете?

— Опусти, пожалуйста, вазу, и мы спокойно все обсудим, — вытянув перед собой руки, Максимилиан отступил на шаг назад, так пытаясь показать, что угрозы от него не исходит.

— Ну уж нет! – возмутилась такому предложению девушка. – Я вас послушаю, а вы стукнете меня по голове, и поминай, как звали.

Внимательно наблюдая за незнакомцами, Алиса пыталась придумать, что делать дальше. Как бы она не старалась показать, что ей не страшно, на самом деле все было очень даже наоборот. Девушка прекрасно понимала, что не сможет справиться с двумя мужчинами сразу. Да даже с одним у нее ничего бы не вышло.

Вот уж чем-чем, а никакими видами единоборств Алиса никогда не увлекалась, о чем сейчас искренне пожалела.

«Интересно, почему они еще не напали на меня? – перекинув вазу из руки в руку, подумала она. – Может, боятся, что я подниму шум? Так в доме кроме меня никого нет. Или они не знают об этом?»

— Пожалуйста, прекрати размахивать вазой, пока что-нибудь не разбила, — как можно спокойнее попросил Макс. – Хватит и того, что ты в первый день чуть не разгромила дом.

— Я не нарочно! – тут же принялась оправдываться девушка, на мгновение забыв, что, вроде как, перед ней стоят два незнакомца, проникнувшие в чужие владения.

— Конечно не нарочно, — согласился Макс, надеясь хоть так отвлечь ее. – У тебя всегда все случайно получается.

— Да как вы смеете?! – Алису буквально затрясло от злости.

Она успела забыть, что перед ней стоят два совершенно незнакомых ей мужчины. Взмахнув той рукой, в которой она держала вазу, желая доказать, как мужчина был не прав, девушка приготовилась отстаивать свою правоту. Но выскользнувшая из пальцев ваза перечеркнула все ее планы. Раздавшийся звук разбитого стекла и последовавший за ним порыв холодного воздуха, заставил Алису боязливо поежиться.

«Лучше бы она мне на ногу свалилась», — успела подумать раздосадованная девушка, а в следующий миг уже оказалась перед разгневанным мужчиной.

— Я не хотела! – испуганно пискнула Алиса, почувствовав, как руки Максимилиана сжимают ее, казалось, в стальных тисках.

— Ты…

— Макс, успокойся! – прикрикнул Александр, выдергивая девушку из объятий брата. – Я тоже думаю, что это просто случайность. Тем более, мы знатно напугали твою гостью. Хотя и не могу понять, как такая довольно легкая ваза смогла пробить стекло? – загородив собой Алису, он задумчиво посмотрел в сторону разбитого окна.

Проследив за поворотом головы своего нечаянного защитника, Алиса посмотрела на задуваемые порывами холодного ветра снежинки. Не долетая до пола, они таяли в пока еще теплом воздухе комнаты.

«Не красиво-то как получилось», — девушка поморщилась и опасливо покосилась в сторону Максимилиана.

Приподняв руку, ледяной маг, как и в прошлый раз на кухне, затянул оконный проем плотным слоем льда. Обреченно вздохнув, он прошел к одному из кресел. Подозрительно осмотрев мягкое сидение, и не найдя ничего, что могло бы ему помешать, присел.

— Думаю, нам стоит поговорить и все обсудить, — успокоившись, мягко предложил он.


Глава 8

Сидя на низком диванчике и стараясь не слишком явно вжиматься в его спинку, Алиса пристально рассматривала незнакомцев, оккупировавших два кресла. Высокие, атлетически сложенные, что не скрывала даже одежда, красивые. В ее мире они определенно могли бы работать моделями и имели бы огромный успех у противоположного пола.

«Хотя и тут, думаю, не страдают от недостатка внимания», — мысленно фыркнула девушка, разглядывая лица своих собеседников.

Гордая посадка головы, что у одного, что у второго. Глубоко посаженные глаза, синие у Алекса и голубые у Макса. Аккуратные дуги бровей, прямые тонкие носы, четко очерченные рты, с чуть полноватой нижней губой, волевые подбородки.

Рассматривая их лица, Алиса поймала себя на мысли о том, что они чем-то неуловимо похожи друг на друга.

— Вы братья? – нарушив тишину библиотеки, поинтересовалась девушка.

— Мы так похожи? – улыбнувшись, ответил вопросом на вопрос Александр.

— Есть немного, — согласилась она. – И все же?

— Да, ты права, мы братья, — не стал отпираться Алекс.

— И что же вас привело в этот дом? – желая как можно быстрее разобраться во всей этой непонятной ситуации, задала следующий вопрос Алиса.

Переведя взгляд на брата и вопросительно приподняв бровь, водный маг выжидающе замолчал. Он рассчитывал, что Максимилиан захочет сам все объяснить, но мужчина лишь слегка нахмурился, продолжая молчать. Герцог Ортанский не считал хорошей идеей рассказывать Алисе правду, но и выхода из этой ситуации не видел.

— Думаю, ей стоит знать, раз уж мы так неосторожно поступили, — мягко проговорил Александр, продолжая пристально смотреть на старшего брата.

— Что рассказать? – подозрительно прищурившись, Алиса переводила взгляд с одного мужчины на второго.

Водный маг лишь ободряюще улыбнулся ей, что нисколько не успокоило девушку. В груди начало разрастаться какое-то непонятное чувство тревоги. Словно сейчас она должна была узнать что-то неимоверно важное. То, что изменит ее взгляд на некоторые вещи.

«Но ведь этого просто не может быть, — Алиса постаралась отогнать нервирующие ее мысли. – Что такого важного могут они мне рассказать? Я не настолько глупа, чтобы поверить ночным посетителям. Особенно тогда, когда они вломились в дом без позволения хозяина».

Максимилиан, глядя на то, как девушка тревожно разглядывает их и нервно сжимает руки в кулаки, раздумывал о том, есть ли способ выкрутиться из этой неприятной ситуации. Он сам не мог понять, почему так не хочет рассказывать Алисе правду. Но, определенно, дело было не в том, что она может узнать то, о чем знают всего несколько человек.

Хотя и в этом были свои сложности. Пришлось бы долго и как можно убедительнее уговаривать оставить все в секрете. Вариант со стиранием памяти он отмел сразу же. На Забирающих, с их способностью к восстановлению, такие заклинания действовали не долго. Следовательно, когда Алиса все вспомнит, они заимеют еще больше проблем.

— Алиса, прежде чем я начну говорить, мне нужно твое слово, закрепленное магической печатью, что ты никому не расскажешь о том, что здесь узнаешь, — наконец решился герцог, испытывающее посмотрев на девушку.

— Как я могу вам пообещать такое, если не уверена, что захочу выполнить это? – скептически выгнув бровь, поинтересовалась в свою очередь Алиса.

Проанализировав сказанное ею, Макс пришел к выводу, что это действительно не выход. Но и другого варианта не было. Чем меньше людей знают о его второй жизни, тем лучше для империи. Как бы он не сопротивлялся, но приходилось признать, что благодаря Морозко они сумели предотвратить немало заговоров.

— Тогда мы можем поступить по другому, — осторожно произнес он. – Пообещай мне, что после моего рассказа ты согласишься принять магическую клятву о неразглашении.

Алиса еле сдержалась, чтобы не рассмеяться Максимилиану в лицо. Весь этот разговор напоминал ей какой-то театр абсурда. Она прекрасно понимала, что им не составит труда насильно заставить ее замолчать.

«Тогда почему они не сделали этого сразу же? – мелькнула мысль, заставив Алису крепко задуматься. – Что им мешало… Стереть мне память? Они же маги, и, наверное, могут с легкостью сделать это. Или вообще убить меня. Неужели… — пристально всмотревшись в сосредоточенное лицо мужчины, она продолжила размышлять. – Он дает мне право выбора, тем самым показывая, что мне не стоит их опасаться? Похоже на правду, хоть и верится в это с трудом. Может рискнуть? Все равно выбора у меня нет».

— Хорошо, я согласна на ваши условия.

— Отлично! – Макс сразу же расслабился и немного насмешливо посмотрел на девушку. – Тогда, думаю, стоит начать с этого.

Не успела Алиса ничего понять, как перед ней в кресле уже сидел знакомый ей старик Морозко. Приоткрыв рот от удивления, она силилась сказать хоть что—нибудь, но ни единого звука так и не сорвалось с ее губ.

Широко открыв глаза, девушка смотрела на мага, судорожно пытаясь понять, что же это все значит. Мысли со скоростью света проносились в ее голове, а предположения, одно бредовее другого, возникали в мгновение ока. Наконец справившись с собой, решила поинтересоваться:

— Зачем вы приняли облик Морозко? Надеялись, что так я буду доверять вам больше?

— Алиса, Алиса, — укоризненно покачал седой головой Максимилиан. – Не разочаровывай меня. Неужели ты так ничего и не поняла?

«Ну почему же, не поняла? – промелькнула мысль. — Вот только верить в это не желаю!»

— Зачем все это? – не ответив на его вопрос, поинтересовалась Алиса.

— Хм… Как бы это правильно сказать? – задумчиво потерев подбородок, пробормотал Макс.

Алиса же, проследив за его жестом, вспомнила, сколько раз за эти несколько дней видела, как старик Морозко пытался проделать то же самое, но постоянно останавливал себя. Тогда она еще удивлялась нетипичному поведению для человека, носящего длинную бороду. И теперь ей представился шанс понять, в чем было дело.

— Это мое прикрытие, — тем временем поведал герцог Ортанский.

— Прикрытие? – насторожилась девушка, немного подавшись вперед. – От кого или от чего?

— Я состою на службе у императора, — ответил Макс. – И в моей работе личина Морозко очень важна.

— Зачем? – попыталась добиться вразумительного ответа Алиса.

— Для тебя это не имеет значения, — не пошел ей на встречу начальник тайной стражи. – Но поверь, ты в безопасности. Тем более, что являешься носителем редкого в наши времена дара.

— Какого еще дара? – обреченно поинтересовалась девушка, окончательно запутавшись в туманных объяснениях Максимилиана.

«Вот только не надо говорить, что я избранная их богами для великой миссии по спасению мира, или еще что-то в этом роде, — подумала она, откинувшись на спинку дивана и пристально посмотрев на говорившего. – Это был бы уже реальный перебор. Остается вручить мне меч, коня и компанию таких же невезучих, как и я. И вперед, Алиса Егоровна, навстречу приключениям и спасению всех желающих! Кошма-а-ар…»

— В тебе запечатана особая магия целительства, — заговорил молчавший до этого Александр. – Ты Забирающая, та, кому по силам многое из целительского дара.

— Целительский дар? Забирающая… — пробормотала Алиса. – А это что еще за зверь?

— Забирающие — особая каста целителей, — ответил Макс, пристально наблюдая за реакцией девушки. – Даже мы не знаем о них всего, но обо всем подробнее тебе сможет поведать твоя наставница.

— У меня и наставница есть? – поразилась девушка. – Шустрые вы! А поинтересоваться не судьба, хочу ли я этого?

— А разве нет? – выгнув бровь, спросил Максимилиан.

Как бы Алисе не хотелось ответить отрицательно, но обмануть саму себя невозможно. Ей действительно было интересно узнать об этих необычных целителях. Да и что уж греха таить, приятно осознавать, что в ней есть магия. Всю сущность Алисы в одно мгновение наполнило чувство чего—то волшебного и необычного. Ожидания чуда?..

— Хорошо, вы правы, мне это действительно интересно, — созналась девушка, не видя смысла отпираться. – Но как вы узнали об этом и почему не сказали мне раньше?

— Когда я нашел тебя в лесу, ты была очень плоха, — начал рассказывать Максимилиан. – Конечно же я вызвал свою знакомую целительницу, чтобы она помогла тебе. Тогда-то мы и узнали обо всем. Дело в том, что хоть Забирающие и очень сильные целители, сами они плохо поддаются лечебным заклинаниям. Почему-то их организм противится такому вмешательству. Мириан пришлось долго провозиться с тобой, чтобы помочь хоть немного. Думаю, в этой ситуации помогло то, что она сама Забирающая. В противном случае я не знаю, смогли бы мы тебя спасти.

Замолчав, Макс дал Алисе время, чтобы осмыслить то, что она только что от него услышала. Увидев, как она еле заметно вздрогнула, мужчина даже посочувствовал ей. Он мог представить, насколько это страшно – узнать, что ты мог быть в шаге от смерти. Сам несколько раз оказывался в подобной ситуации. Не спасало даже то, что все уже позади.

Но он боевой маг, которых перво наперво готовят к тому, что с их профессией жизнь может быть непозволительно коротка. А сейчас перед Максом сидела юная девушка, настолько далекая от реалий их мира, что даже ему, с богатым жизненным опытом, вряд ли удалось бы понять все ее страхи и переживания.

— Наверное вы сильно удивились, когда узнали, что я из другого мира? — еле слышно спросила Алиса, уставившись прямо перед собой ничего не видящим взглядом.

— Не совсем. Я предполагал это, но полностью уверен не был. — Заметив, как моментально ее взгляд стал осмысленным, Максимилиан поспешил объяснить. — Дело в том, что в доступной людям части Эдеи осталось меньше десятка таких целителей, как и ты. Еще в раннем детстве, те, у кого проснулся целительский дар, проходят специальные тесты, чтобы выявить среди них Забирающих. Поэтому тут было всего два варианта. Или тебя по какой—то причине прятали от проверяющих, или ты из другого мира.

— Вы так легко говорите об этом, словно я не первая попаданка, — немного горько усмехнулась Алиса.

— Попаданка? — вклинился в их беседу Алекс, удивленно изогнув бровь.

— Не обращайте внимания, — смутилась девушка. — Просто в моем мире очень любят писать про то, как герои переносятся в другие миры. Вот их-то и называют попаданцами. И все же вы не ответили на мой вопрос.

— Да, такое случалось несколько раз, — ответил Макс. — Но это было очень давно, еще до того, как Эдею поделили на две части. Поэтому, сколь бы этот факт не был удивительным, но отметать его совсем не стоило.

— А…

— Нет, Алиса, никто не возвращался назад, — перебил ее ледяной маг, по заинтересованному блеску в глазах догадавшийся, что она хотела спросить. — Они все оседали в нашем мире, создавая свою семью.

— Но у меня тоже есть семья! Там, в другом мире, — не желала сдаваться девушка.

— Муж и дети? — немного напрягся герцог.

— Родители и бабушка. Я еще слишком молода для замужества.

— Но со временем ты все равно бы ушла из дома, создав собственную семью, — мгновенно расслабился Максимилиан. — Так почему не сейчас?

— Потому что там смогла бы их навещать, живи я даже на другом континенте! — Алису начало раздражать его нежелание понять ее.

«Ну, конечно же, не он ведь лишился семьи и близких, по непонятной причине перенесшись в другой мир!»

— Это пустой разговор, — холодно ответил герцог. — Ты сама должна прекрасно все понимать, так зачем продолжаешь надеяться на то, что не осуществимо?

— Вам не понять, — грустно покачала головой Алиса.

— Возможно. Все же я в своем мире, но… Ты собираешься и дальше жалеть себя, или же воспользуешься возможностью обустроиться здесь и научиться владеть своим даром?

«Вредный ста… мужлан! Хотя нет, на мужлана он не тянет, но все равно вредный»

— А у меня есть выбор? — недоуменно посмотрев на мага, поинтересовалась Алиса.

Ничего не ответив на этот своеобразный выпад, Макс перевел взгляд на своего брата.

— Нам понадобится минимум несколько дней, чтобы подготовиться к переезду в мой дом в столице. Не думаю, что сейчас стоит представлять Алису ко двору императора.

— Я полностью с тобой согласен, — кивнул головой Александр. — Для начала нужно распечатать ее дар и ввести в курс дела. Должен пройти минимум месяц, чтобы она стабилизировалась и научилась закрываться. Не дело, если…

— Эй, а мне ничего не хотите объяснить? — возмутилась Алиса, когда не смогла понять, о чем они говорят.

Все, что удалось уловить девушке из этого непонятного разговора, так это необходимость пока держаться от остальных имперцев подальше. В голове тут же начали крутиться нехорошие мысли о том, что ей угрожает какая-то опасность, поэтому братья и хотят до поры до времени сохранить тайну ее существования.

— Выучиться тебе надо для начала, — тяжело вздохнув, ответил Макс. — Да и с даром твоим есть определенные сложности. У всех целителей по началу просыпаются слишком сильные эмпатические способности. Со временем они немного утихают, да и ментальные щиты помогают, но этому еще нужно научиться. Поверь, я не хочу видеть, как ты сходишь с ума из-за той лавины эмоций, что будешь ощущать.

Немного безразлично пожав плечами, Алиса приняла его ответ. Все же, никогда не сталкиваясь с таким, девушке было трудно представить, что ее ожидает. Поэтому она решила полностью положиться в этом вопросе на опыт ледяного мага. Правда, заметив, как в его глазах мелькнуло недовольство, испытала легкий прилив беспокойства.

— Алиса, вам не стоит так беспечно относиться к тому, что сказал мой брат, — пожурил ее Алекс. — Поверьте, это действительно довольно неприятно — чувствовать разнообразные эмоции и переживания других людей. Я видел многих, кто готов был собственными руками оторвать себе голову, только бы прекратить «слышать» все это. И тем страшнее, когда этими несчастными оказываются дети. Ведь магия у нас просыпается в довольно раннем возрасте.

— И как же они справляются?

— Сначала таких детей укрывают своими щитами взрослые маги, постепенно обучая их отгораживаться самим.

— Тогда почему…

— Потому что иногда магия выходит из—под контроля, многократно усиливаясь, — перебил ее Максимилиан. — Редко, но, к сожалению, такое случается. Причем именно тогда, когда, казалось бы, ребенок уже вполне уверенно удерживает ментальные щиты. Вот из-за этого-то очень трудно предугадать, с кем из одаренных детей может произойти такое несчастье.

— Я поняла вас, — непроизвольно поежившись, пробормотала Алиса.

— Вам не стоит бояться, — тут же попробовал успокоить ее Александр. — Конечно, забывать об осторожности не нужно, поэтому мы и рассказали вам о неприятных инцидентах. Но, в то же время, вы уже довольно взрослая и самостоятельная девушка. Не думаю, что могут возникнуть какие-либо осложнения.

Как бы Алисе не хотелось поверить его словам, но сказанное ранее крепко укоренилось в ее мыслях. Маленькие крупицы страха попали на благодатную почву, готовясь прорасти и зацвести буйным цветом в ее душе. Девушка никогда не жаловалась на воображение, поэтому картины одна страшнее другой то и дело мелькали перед мысленным взором.

— Перестань, все хорошо, — осторожно сжав ее ладони, убежденно проговорил Максимилиан, заставив девушку испуганно выдохнуть.

Она настолько погрузилась в свои мысли, что даже не заметила, как маг приблизился к ней и, присев на корточки, немного обеспокоенно заглядывал в ее глаза.

— Не стоит настраивать себя на плохой исход, — тем временем продолжил тихо увещевать ее герцог Ортанский. — В таком деле очень многое зависит от душевного спокойствия и уверенности в своих силах.

Макс все говорил и говорил, успокаивая и убеждая, а Алиса, словно завороженная, смотрела в спокойное голубое море его глаз. Этому взгляду, наполненному уверенностью в своей правоте, хотелось верить, даже если в последствии все выйдет с точностью до наоборот.

Но именно эти глаза, тихий размеренный голос и тепло, идущее от мужских ладоней, помогли Алисе справиться с собой и уже без всепоглощающего страха смотреть вперед.

— Благодарю вас, — пожав в ответ его руку, Алиса немного отстранилась.

Правильно истолковав ее движение, Максимилиан вернулся назад, вновь с удобством устраиваясь в кресле. Самого главного он добился, Алиса полностью успокоилась. Ну а дальше… Время покажет, загадывать и спешить не стоит.

— Сейчас уже слишком поздно, думаю, тебе нужно отдохнуть и хорошенько обо всем подумать.

Заметив облегчение во взгляде Алисы, ледяной маг понял, что принял правильное решение. Да и ему нужно было о многом подумать. Сейчас они все ступали на довольно скользкую дорожку.

За тот срок, что Максимилиан сам установил, им нужно перетянуть Алису на свою сторону. Ибо во дворце императора, в котором девушке придется часто находиться по долгу службы ее наставницы, слишком много тайных и явных недоброжелателей и шпионов.

Для них сделать все, чтобы неожиданно появившаяся юная Забирающая выбрала другую страну и покинула империю, станет делом чести. И так многие не довольны политикой империи, а тут еще участившиеся случаи дисбаланса в магии.

«И конечно же во всем опять виноваты мы!» — Макс непроизвольно сжал руки в кулаки, вспомнив те абсурдные слухи, что начали потихоньку набирать обороты во всех частях доступного людям мира.

— Так… я могу идти? — Алиса настороженно покосилась на чем—то сильно недовольного мага.

— Да—да, конечно, — поспешил ее заверить герцог. — Встретимся утром, ведь твои обязанности еще никто не отменял!

Проследив за тем, как девушка, недовольно поджав губы, покинула библиотеку, Макс еле заметно улыбнулся.

— А ты совсем неплохо изучил ее, — лениво протянул Алекс. — И как только успел за эти пару дней?

— О чем ты говоришь?

— Да о том, как всего парой фраз заставил Алису забыть о всех переживаниях и сосредоточиться на мысленном расчленении тебя любимого.

— Какая, однако, у тебя богатая фантазия, брат, — усмехнулся Максимилиан, впрочем, не собираясь опровергать его слов.

— Да уж не жалуюсь, — подмигнул водный маг. — И все же, не слишком ли маленький срок ты установил? Боюсь, месяца может и не хватить. И тем более я не понимаю, зачем переезжать в столицу?

— Затем, чтобы пошли слухи, — откинувшись на спинку кресла и устало прикрыв глаза, ответил герцог. — И не имеет значения, что будут говорить. Невеста, любовница, жена, которую я прятал все это время. Да пусть хоть внебрачный ребенок! Самое главное — поумерить пыл самых ретивых, когда они узнают правду о ее даре.

— Так ты хочешь, чтобы они считали, что Алиса уже полностью поддерживает нас? — догадался Александр.

— Ну, как бы они не считали, а попыток перетянуть ее будет множество, — вздохнул Макс. — По крайней мере это хоть немного даст нам форы. Уж очень удобная Алиса пешка на политической арене. Нам и так в последнее время приходится иногда балансировать на самом краю. Представь, какая «буря» разразится, если чудесным образом появившаяся на территории империи Забирающая, вдруг покинет ее, предпочтя другую страну. Как ни прискорбно это признавать, но в наше неспокойное время, любая, казалось бы, мелочь, может перетянуть чашу весов в другую сторону.

— Мне этого мог бы и не объяснять. Я, как никто другой, понимаю, что поставлено на карту. И именно из—за этого знания, становится искренне жаль Алису. Не думаю, что она в своем мире была такой значимой политической фигурой, какой станет здесь. Придется выдерживать слишком большое давление. Да еще при условии того, что она захочет…

— А мы на что? — перебил брата Макс. — Стараться будет не только она, но и нам придется потрудиться. Не думаю, что Алисе будет тяжело сделать выбор и придерживаться определенной линии поведения, если в империи у нее появятся друзья и близкие люди.

— А если среди них будет и любимый человек… — многозначительно подмигнул Алекс.

— Ты что, предлагаешь мне еще и парня ей найти? — возмутился Макс. — Это уж она пусть как—нибудь сама, без моего участия!

Если бы герцог Ортанский удосужился посмотреть в это время на младшего брата, то определенно увидел бы в синих глазах только одно слово «болван». Но он настолько устал, за этот длинный день, что сил на то, чтобы открыть глаза и повернуть голову, просто не осталось.

Поэтому нелестная характеристика его умственных способностей так и осталась не замеченной. А вскоре сменившая ее хитрая улыбка и многообещающий взгляд, тем паче остались тайной за семью печатями.

— Хорошо, будем придерживаться твоего плана, — вернув своему лицу сосредоточенное выражение, сказал Алекс. – Но… Макс, зря ты ей соврал про перемещения между мирами. Возможно сейчас тебе это и кажется пустяком, вот только последствия от этого пустяка могут быть катастрофическими! – заметив, что ледяной маг готов ему возразить, Александр предупреждающе поднял руку. — А теперь я откланяюсь, время действительно позднее. Да и тебе не помешает выспаться.

Не дожидаясь, пока брат что—нибудь ответит ему, водный маг покинул его дом, скрывшись в портале. С трудом открыв отяжелевшие веки, Макс посмотрел на то место, где совсем недавно стоял Алекс и сладко зевнув, решил, что ему не помешает воспользоваться дельным советом.


Глава 9

Зимняя ночь, освещенная светом далеких звезд и редкими шарами магических фонарей. То тут, то там этот немного призрачный серебристый свет выхватывал из тьмы очертание занесенных снегом лавочек, укрытых пушистым покрывалом деревьев и кустов. И везде этот покров был девственно чистым. Ни одного следа не было видно на нем. Ни человеческого, ни звериного. По крайней мере в той части, что была видна Максимилиану из окна его спальни.

Опершись руками о подоконник, он до рези в глазах вглядывался в ночную тьму, желая рассмотреть… Что? Ледяной маг и сам не знал. Но тревожные мысли, мечущиеся в его голове потревоженным роем пчел, окончательно отогнали сон.

Поэтому Макс и смотрел на красивую и таинственную сказку, которую показывала ему зима, в надежде хоть так обрести душевное спокойствие.

Слова, сказанные его братом, гулким набатом отдавались в ушах, проникая, казалось, в саму его суть, спеленывая прочными, нет, не нитями, но цепями. Правильно ли он поступил, соврав Алисе?

«Это уже не имеет значения. Мне нужно было время. Да и не знал я…»

«Вот уж не думал, что будешь так трусливо искать себе оправдание», — неожиданно раздался в голове Макса громкий рокочущий голос.

«Подслушиваешь?» — устало поинтересовался Максимилиан.

Отойдя от окна, он зажег магический светильник, заставив хоть немного отступить ночные тени. Упав на широкую кровать прямо поверх покрывала, потер пальцами воспаленные от недосыпания глаза.

«Мне уйти?»

«Нет. Ты же знаешь, я всегда рад тебя видеть и слышать»

«И ты выслушаешь меня?»

Максу не нужно было видеть своего собеседника, чтобы знать, что сейчас тот наигранно недоверчиво усмехается.

«Да, наставник»

«Тогда скажи, зачем ты обманул ее?»

«Чтобы она не стремилась домой, а спокойно принялась обживаться в новом мире», — честно ответил ледяной маг, старательно отгоняя раздражение.

Макс действительно не понимал, почему и брат, и наставник так зациклились на этой лжи. Ведь сами понимали, как важна Забирающая для их мира. А скажи он Алисе правду, девушка не смогла бы думать ни о чем, кроме возвращения домой.

«Не глупи! Неужели еще не понял, что это только раззадорило ее? — недовольно возвысил голос невидимый наставник. — Благо у тебя хватило ума сознаться, что путешествия в другие миры когда-то были возможны»

«Но другие не стремились покинуть Эдею, хоть и знали о порталах», — попробовал отстоять свою позицию Максимилиан.

«Потому что тех, других, ничего не держало в их мире. А у Алисы осталась там семья»

«Все равно уже ничего не изменить, — недовольно поморщился ледяной маг. — Если я сознаюсь ей, то только потеряю доверие девушки»

«А ты надеешься, что она никогда не узнает? — удивился такой наивности голос. — Это просто вопрос времени»

«К тому времени, она, надеюсь, уже не захочет возвращаться»

«Глупец! — рявкнул наставник, заставив Макса поморщиться от боли. — Может и захочет, но ее доверие ты потеряешь навсегда»

«Думаешь, это может повлиять на принятие Алисой нужного нам решения?» — настороженно поинтересовался Максимилиан.

«Не знаю, — вздохнул наставник. — Я наблюдал за ней всего лишь несколько дней, поэтому не могу ничего с уверенностью сказать. Алиса, конечно, не похожа на ту, которая ради мести пойдет наперекор своим убеждениям, но кто может знать, что может быть на душе у обиженной женщины».

— Переживу, — буркнул Макс, перекатываясь со спины на живот.

«Мальчиш-шка, — прошипел наставник, и Максимилиан как на яву увидел неодобрительное покачивание головы. — Нельзя постоянно быть одному, отгораживаясь от всех».

«Я не один!»

«Три мальчишки, — фыркнул наставник. — Три детеныша с покореженными жизнями. Слишком большую ответственность мы возложили на ваши плечи».

«Мы не против»

«И все же это неправильно — отгораживаться стеной отчуждения. «Холодный циник», «беспечный бабник» и презирающее всех и вся «чудовище». Вы хорошо играете выбранные роли, но это не выход. Дети, неужели вы не видите, что это прямой путь к гибели?»

«Нам никто не нужен! — запальчиво подумал Макс, но вспомнив тоску в глазах друга, запнулся. — По крайней мере мне».

«Ложь. Зачем ты обманываешь меня? Но, самое главное, зачем ты врешь сам себе?»

«Прости»

Как всегда, при общении со своим наставником, все стены, которые Максимилиан возвел вокруг себя, бесследно исчезали, тая, как утренний туман. Наставник умел не только сам заглядывать в душу собеседника, но и открывать ее для самого человека.

И каждый раз Макс с бесстрашием глупца бросался в омут чувств, переживаний и страхов, в которых боялся признаться самому себе. Вновь и вновь он делал это, возвращаясь жалким и раздавленным. Вновь и вновь наставник утешал и помогал примириться с его истинными желаниями. Вновь и вновь Максимилиан упрямо старался забыть и отгородиться. Ведь так легче. Так проще…

«Сказать, в чем была твоя ошибка?»

«Скажи»

«Ты изначально поставил Алису на одну ступень с теми женщинами, которыми был окружен каждый день. Посчитал, что слава и почет, которыми она будет окружена, затмят разум девушки, и просто нужно постараться, чтобы сначала она приняла ваши убеждения»

«Думаешь, нужно было отнести ее к тому небольшому числу женщин, которых я уважаю за…»

«Нет же! — вновь перебил наставник. — Ее нельзя причислять ни к одной из женщин Эдеи. Просто потому, что Алиса родилась под другими звездами, росла в другом мире, со своими правилами и законами. Она другая, запомни это. Узнай ее лучше, и я уверен, тебе понравится то, что ты обнаружишь».

«А нужно ли мне это?»

«Нужно», — убежденно ответил наставник.

«Значит, она неслучайно оказалась в нашем мире, раз ты так радеешь за нее»

«Случайно?»

И столько недоуменного удивления было в голосе, что Максимилиан тут же устыдился своего предположения.

«Запомни, малыш, случайностей не бывает. Или же они столь редки, что их не стоит учитывать»

«Расскажешь?»

«Нет, еще не время. Да и не нужно тебе это. Отдыхай, тебе предстоит тяжелый день»

Как это часто бывало раньше, наставник ушел без предупреждения. Вот только он был, а тут его уже нет. И лишь ворох мыслей, заполненных вопросами, напоминает о его пребывании здесь.

Прав ли он? Наставник никогда не ошибался.

Говорят, что признание своей ошибки — это уже полпути к ее исправлению. Но тот, кто уверен, что вторая половина пути будет легкой и безоблачной, попросту глуп. А Максимилиан точно не считал себя таковым.

«И все же, почему он так настаивал? Что в ней такого особенного? Ну, кроме почти исчезнувшего дара целительства»

И вновь уйма вопросов без ответов. Те, которые не решить за один присест.

Поняв, что так мучиться он может еще очень долго, а голова уже просто пухнет, Макс решительно отложил все размышления на потом. И только когда он находился на грани сна и яви, вспомнил, что Алиса так и не дала магическую клятву.

*****

Стоя на каком—то широком выступе, Алиса недоверчиво оглядывалась. Все пространство, на сколько хватало взгляда, было укрыто снегом. Горные вершины ярко сверкали на солнце белыми покровами. Да так, что становилось больно глазам. И даже сами горы, казалось, состояли изо льда.

Но самым страшным для девушки оказалось то, что нигде не было видно человеческого жилья. Ни единой постройки, ни единого намека на дым из трубы. Лишь одна ледяная пустошь кругом.

Посмотрев на себя, девушка увидела, что одета в длинную ночную сорочку. Прижав руку к груди в том месте, где бешено колотилось ее сердце, Алиса пыталась понять, что же с ней приключилось. Она точно помнила, как ложилась спать в своей комнате в доме Морозко.

«Неужели опять куда-то перенеслась? Но зачем? — размышляла девушка, до рези в глазах всматриваясь в даль. — А самое главное, как отсюда выбраться? Я же погибну от холода в этой ледяной пустоши».

И только тогда она поняла, что ее так насторожило и показалось неправильным. В спину Алисы дул теплый ветер, то опадая, то становясь сильней. Именно он не давал девушке почувствовать ледяной воздух гор. Но от этого страх овладел ей еще сильнее. Слишком неправильным и ненормальным казался этот ветер.

Когда, наконец, Алиса нашла в себе силы, чтобы повернуться, в ее голове раздался громкий рокочущий голос:

«Не оглядывайся!»

От неожиданности она уставилась ничего не видящим взором прямо перед собой, чувствуя, как все ее тело буквально сковал первобытный ужас.

«Не бойся меня», — уже много тише проговорил голос.

С трудом разжав помертвевшие от страха губы, Алиса посипела:

— Кто ты?

«Я просто хотел поговорить с тобой, поэтому и перенес в свой дом»

— В т… вой дом? — рассматривая ледяные горы, неуверенно переспросила Алиса.

«Да, я здесь жил когда-то очень давно»

— Ты призрак?

«Почему ты так решила?» — удивился голос.

— Ну, ты же сам сказал, что когда-то давно жил в этих горах, — понемногу успокаиваясь, попыталась объяснить свои выводы Алиса. — Вот я и решила, что ты умер.

«Нет, — рассмеялся голос в ее голове, и девушке показалось, что от этого смеха все вокруг затряслось. — Просто мне пришлось покинуть это место, и лишь недавно я вернулся назад. Да и разве бывает у призраков такое теплое дыхание?»

И словно в подтверждение неправильности сделанного предположения, девушку вновь окружила теплая волна воздуха.

— Так это твое дыхание согревает меня? — Алиса боялась представить, каким же огромным должен быть ее собеседник, чтобы создавать такой ветер.

«Да, я не хочу, чтобы ты замерзла».

— А зачем ты меня принес сюда? — задала еще один вопрос, старательно гася в себе желание обернуться.

«Просто хотел поговорить. Да не бойся ты так, я же сказал, что ничего тебе не сделаю!»

— Извини, я неуютно себя чувствую, когда позади меня находится что-то, чего я не знаю. Мало ли, вдруг ты так всегда успокаиваешь своих жертв.

«Если бы я хотел тебя съесть, то давно бы уже это сделал»

По раздавшемуся за спиной скрипу снега, Алиса поняла, что существо пошевелилось. Она с трудом сдержала порыв отшатнуться. Если бы не близкий край выступа, на котором она стояла, и невообразимая высота, то сдержать себя девушка вряд ли бы смогла.

— О чем ты хотел поговорить? — стараясь отвлечься от пугающих ощущений, поинтересовалась Алиса.

«Почему ты так стремишься вернуться в свой мир?»

От неожиданности заданного вопроса, Алиса сначала застыла, но вскоре тихо зашипела, чувствуя разгорающуюся злость.

— Это… ларр Максимилиан тебя подослал?

«Нет, он не знает о нашей встрече»

— Слабо верится, — буркнула Алиса, обхватывая себя руками и зябко поежившись.

«Не буду скрывать, мы знакомы, но мальчик действительно тут ни при чем»

— Тогда ответ будет тот же, что и для него. У меня там семья, друзья… Там моя жизнь!

«Но и здесь жизнь может быть не хуже, а, возможно, намного лучше. У тебя появятся новые друзья, муж, дети… Ты будешь жить в достатке и почете, с таким—то редким, по нашим временам, даром. Неужели тебе не хочется попробовать получить все это?»

— Я не желала такой судьбы, — упрямо тряхнула головой Алиса. — И вообще оказалась здесь совершенно случайно.

«Ой, ли? — и в этом странном голосе ей послышалась насмешка. — Как я уже недавно говорил одному упрямому мальчишке, случайностей не бывает. Все давным давно предопределено. Хоть и есть бесчисленное множество вариантов развития событий, но они все равно прописаны не нами. Все, что мы можем, так это идти дорогой судьбы. Даже те, кто видит эти нити—дороги, редко могут что-то изменить, если не желают страшной кары».

— Значит… Но это не мыслимо! Такого просто не может быть.

«О чем ты?»

— О том, что если сделать выводы из твоих слов, кто—то намеренно перенес меня сюда.

«Чему ты так удивляешься? Неужели в это сложно поверить?»

— Но я… обычный человек, — принялась отстаивать свою позицию Алиса, но услышав смешок, немного растерялась. — Ладно, не совсем обычный.

«Ты думаешь этого мало? Я, наоборот, считаю, что наличие такого дара более чем достойная причина. И все же могут быть другие обстоятельства и планы»

— Вот только не надо говорить, что меня ждет великая миссия по спасению мира, — обреченно пробурчала Алиса.

«А если это правда, что тогда?»

— Ну и где мой меч-кладенец, с помощью которого я должна спасти мир? — сыронизировала девушка.

Раздавшийся в ее голове хохот буквально оглушил, заставив болезненно поморщиться.

«Зачем же так радикально? — отсмеявшись, поинтересовался собеседник. — Поверь, иногда для спасения мира может быть нужно просто посадить дерево».

— Где? Прямо здесь?

«Алиса, Алиса, не воспринимай все так буквально. Я просто привел пример. Эх, люди, люди, вечно вы думаете о масштабном, не желая замечать малейших нюансов, приводящих к этой масштабности»

— Ну, уж простите, какие есть, — смущенно потупилась девушка, забыв, что странный хозяин этого места не может увидеть ее лица.

«И все же, я хочу попросить тебя попробовать. Всего лишь попробовать»

— А если я все равно не захочу остаться здесь, заставишь меня?

«Нет, — решительно произнес ее таинственный собеседник. — Нашему миру и так хватает проблем».

— Ну, хоть за это спасибо, — облегченно выдохнула Алиса.

Она просто не могла себе представить, чтобы тогда делала, если бы столь могучее существо воспротивилось ее желанию вернуться домой. А в том, что с ней беседует явно не человек, да еще и не обделенный силой и властью, Алиса нисколько не сомневалась.

— Можно задать тебе вопрос?

«Можно»

— Скажи, хоть и не ты перенес меня в этот мир, но ведь мог бы вернуть меня назад?

«Да, легко!»

Против воли сердце девушки забилось как сумасшедшее, от безумной надежды. Алиса с трудом подавила желание обернуться и начать умолять об этой милости.

— Но не вернешь, — безэмоционально констатировала она.

«Скажем так, — после непродолжительного молчания, ответил собеседник, — я могу пообещать тебе это, но только при условии того, что ты действительно постараешься прижиться в этом мире».

Не веря в такую удачу, Алиса на миг замерла, а затем осторожно поинтересовалась:

— И какой же срок ты установишь?

«Полгода, — тут же ответил голос. — Согласись, это небольшой срок».

— Мне можно подумать над этим предложением?

«Суток на раздумья, думаю, хватит»

— Зачем такая спешка? — удивилась Алиса.

«А зачем затягивать? Или ты боишься, что я обману?»

И хоть Алиса подумала именно об этом, но вслух предпочла заверить в обратном. Как бы там ни было, а сила и власть сейчас на его стороне.

«Тогда до скорой встречи, дитя»

— До свидания.

Сон покинул ее в одно мгновение, словно его и не было. Но Алиса все так же лежала с закрытыми глазами, обдумывая ночной разговор. Эта встреча была воистину неожиданной и удивительной. Девушку, помимо других вопросов, гложело любопытство, к какой же расе принадлежал ее таинственный собеседник? А еще ее немного мучило разочарование от того, что она так и не увидела его. Все же это было бы здорово, посмотреть на того, кого в ее мире никогда не существовало.

«Да и эта сделка… Приходится признать, что мне ничего не остается, как только довериться его словам. Но ведь я не обещала, что не буду сама пытаться найти дорогу домой».

Успокоив себя этой мыслью, Алиса, наконец, открыла глаза. Правда, в следующий миг они раскрылись еще шире от потрясения. И тому была одна очень веская причина. Около ее кровати стоял Максимилиан, пристально разглядывая девушку. А в его правой руке был зажат длинный и, даже на вид, очень острый кинжал.


Глава 10

Осторожно подтянув одеяло до самого подбородка, Алиса тихо спросила:

— Ларр Максимилиан, вы собрались меня убить?

— Что? — Макс недоуменно нахмурился и перевел взгляд с испуганного лица девушки на свою правую руку. — Нет, что ты такое говоришь. Я просто вспомнил, что ты так и не принесла магической клятвы.

— Поэтому вы и решили меня заколоть? — полюбопытствовала успокоенная Алиса, глядя на то, как мужчина быстро завел руку за спину.

— Алиса! — возмутился ледяной маг.

— А что сразу Алиса? — не менее возмущенно отозвалась та. — Что я еще могла подумать, увидев вас?

Глубоко вздохнув, Максимилиан отошел от кровати и присел в кресло. Повертев кинжал в руках, он положил его на подлокотник.

— Я приношу свои извинения за то, что напугал тебя. Совершенно не желал этого. Просто думал, что ты уже проснулась.

— И поэтому, когда вы обнаружили обратное, решили подождать, борясь с желанием прикопать меня где-нибудь по-тихому? — еле сдерживая смех, спросила Алиса.

— Какая ты догадливая, — ехидно усмехнулся ледяной маг. — Но можешь не беспокоиться, тебе это не грозит. По крайней мере от меня. Слишком многих людей, знающих о тебе, пришлось бы убрать, как ненужных свидетелей.

— И сколько же человек обо мне знает? — недовольно нахмурилась Алиса.

Она бы не хотела, чтобы о ее необычном появлении в этом мире знали многие. Девушка никогда не любила слишком много лишнего внимания. А при таком раскладе, оно бы было обеспечено независимо от желаний Алисы.

— Не волнуйся, не так уж и много, но среди них мой родной брат и император.

— Ну что же, вы меня определенно успокоили. А теперь мне хотелось бы знать, сможет ли клятва подождать до тех пор, пока я оденусь и приведу себя в порядок?

— Я подожду тебя в библиотеке, — ответил Макс, вставая.

Дождавшись, когда он покинет комнату, Алиса героическим усилием подавила в себе желание спросить, не подождет ли клятва до тех пор, пока она не позавтракает и вообще морально не подготовится. Месяца так три, четыре… шесть. А там, возможно, она вернется домой.

Не то чтобы Алиса чего—то опасалась, но мало ли что может случиться. А доказать, что она действительно не собирается никому ничего рассказывать, определенно не получится. Да и не станут ее слушать. Поэтому спустя полчаса она и стояла перед дверями, ведущими в библиотеку.

«Алиска, хватит трусить, ну не убьет же он тебя, в самом-то деле!» — уговаривала она саму себя, не решаясь прикоснуться к ручке.

«Ага, а кинжал ему тогда зачем понадобился?» — забил тревогу молчавший до этого внутренний голос.

Пришедшая в голову мысль, чуть не заставила ее повернуть назад. И только представив, как она будет глупо выглядеть, если попытается забаррикадироваться в своей спальне, помогло устоять на месте. Наконец, решив, что хуже уже не будет, прошла в библиотеку.

— Я уж думал, ты там до вечера простоишь, — раздался насмешливый голос мага. — Не ожидал, что ты такая трусиха.

Посмотрев в сторону стеллажей, откуда донесся голос, Алиса увидела Максимилиана, вновь вертевшего в руках кинжал. Проигнорировав его замечание, она повыше задрала подбородок и немедленно подошла к нему.

— Что мне нужно делать?

— Дай мне свою руку, — немного наклонив голову в бок и с интересом следя за девушкой, попросил Макс.

— А сердце вам не отдать? — окончательно расслабившись, фыркнула Алиса.

— Не стоит. Я, пожалуй, удовлетворюсь только… телом, — с серьезным выражением лица заявил герцог, и лишь в голубых глазах мелькали смешливые искорки, выдавая мужчину с головой.

«Вот куда ты лезешь, дурында?! — почувствовав, как румянец опалил щеки, укорила себя Алиса. — Он ведь намного старше и определенно «собаку съел» в таких словесных баталиях. Да я по сравнению с ним просто несмышленый младенец!»

Отведя взгляд от смеющихся глаз мага, она протянула руку, не удержавшись от вопроса:

— И что дальше?

— Придется немножко потерпеть, — ответил Макс, обхватив ее ладошку своей рукой и сделав небольшой надрез.

— Ай! — возмутилась на такой произвол Алиса.

— Ну все, все, — успокаивающе произнес Макс, отложив кинжал на одну из полок и накрыв ее ладонь второй рукой. — Клянешься ли ты ни словом, ни делом, ни взглядом, ни писменно, ни мысленно, ни как бы то ни было еще выдать кому-либо то, что вчера узнала?

В процессе того, как Максимилиан говорил, Алиса почувствовала сначала легкое неприятное пощипывание в ранке, которое под конец превратилось в сильное жжение.

— Да-да, клянусь, — выдохнула девушка, в подтверждение еще и головой покивав.

— Клятва принята!

— Вы что, смочили кинжал в луковом соке? — прошипела сквозь сжатые зубы Алиса, почувствовав, что неприятное жжение даже не думает исчезать.

— Прости, сейчас все пройдет, — пообещал маг, создав маленький кусочек льда и принявшись осторожно водить по девичьей ладошке. — Так всегда бывает при магической клятве.

— Могли бы и предупредить, — недовольно буркнула Алиса, почувствовав легкое смущение от того, как нежно и осторожно прикасался к ее ладони мужчина.

— А это что-нибудь изменило бы? — поинтересовался Макс, убрав лед и поднеся руку девушки к своему лицу.

Алиса сразу же напряглась, решив, что он собирается поцеловать ладонь, уж слишком близко его губы оказались около нежной кожи. Но герцог, слегка подув, тут же выпустил ее руку.

— Все.

Пытаясь скрыть смущение, Алиса с показным интересом посмотрела на свою руку. А в следующий миг удивленно приоткрыла рот. От небольшого пореза не осталось и следа, словно ничего и не происходило.

— А где… М-м-м, доказательства того, что я дала клятву, — не удержавшись, поинтересовалась девушка.

— Видимые доказательства и не нужны, — усмехнулся маг. — Но если ты хочешь, что бы все знали…

— Нет, не нужно, — перебив мужчину, заверила Алиса и для верности спрятала руки за спиной.

— Какой же ты еще ребенок! — рассмеялся Максимилиан над детской выходкой девушки.

— Не такая уж я и маленькая, — гордо задрав нос, заверила его Алиса, но поняв, какую глупость опять сморозила, резко отошла от мага, поинтересовавшись:

— Вы хотели еще о чем—то со мной поговорить?

— Да, давай присядем и обсудим то, что нам нужно решить в первую очередь.

Подойдя к дивану, Алиса присела на самый краешек, чинно сложив руки на коленях. Но заметив, что Максимилиан направился к столу, облегченно выдохнула и устроилась удобнее. Ей было немного неуютно, когда ледяной маг оказывался слишком близко.

— Так как все пошло не совсем так, как я планировал, нам нужно придумать легенду для тебя, которая бы объясняла твое проживание в моем доме, — начал говорить Макс, устроившись за широким столом. — Определенно самый лучший вариант, сказать, что я твой опекун. Скажем, что ты моя дальняя родственница, которая приехала из глубинки, чтобы стать ученицей ларры Мирианы.

— А как же мой дар… Забирающей? — поинтересовалась Алиса. — Ведь вы сами говорили, что…

— Я думал об этом и нашел вполне приемлемый выход, — не дав ей договорить, перебил Макс. — Иногда, очень редко, так бывает, что магия просыпается значительно позже, лет в пятнадцать или шестнадцать. Вот и ты будешь из таких поздних. Добавим, что дар был так слаб, поэтому о тебе и не было известно.

— А что, и такое раньше бывало?

— Нет, никогда. Но в нашем мире и так хватало необъяснимого. Думаю и эту историю все с легкостью проглотят. Главное правильно распустить слухи.

— Судя по вашему довольному лицу, вы просто обожаете интриги, — усмехнулась Алиса, глядя в весело блестевшие глаза мага.

— Не сказал бы, но иногда определенная прелесть в этом есть.

Приподняв бровь и скептически посмотрев на серьезное выражение лица мага, девушке пришлось поверить ему на слово.

— Хорошо, но почему вы отвели всего один месяц на… мою подготовку? — задала она вопрос, который, на данный момент, беспокоил ее больше всего.

Алиса с большим бы удовольствием растянула подготовку минимум на полгода. Спокойно бы занималась, учась контролировать свой дар. И хоть понимала, что в ее мире, лишенном магии, он будет действовать совсем не так, как здесь, узнать свои возможности очень хотелось. А так ей придется посещать ненужные общественные мероприятия, да еще выучиться правильно вести себя в этом самом обществе.

— Мы не можем слишком долго скрывать тебя, — пояснил Макс. — Все же это значительное событие для нашего мира — еще одна Забирающая. А за этот месяц ты должна вполне сносно научиться владеть щитами, да и всплеск силы поутихнет.

— Какой еще всплеск? — сразу же насторожилась Алиса.

— Ты что, забыла, о чем я тебе вчера говорил? Как только мы распечатаем твой дар, ты, на некоторое время, станешь довольно сильным эмпатом.

— Ах да, точно… — пробормотала Алиса, но заметив укоризненный взгляд герцога, смущенно потупилась.

— Будь внимательней к тому, что я тебе говорю, — укорил ее Макс.

— Простите, просто столько информации за один раз, что я просто растерялась.

— Я понимаю, просто постарайся не забывать столь важные моменты. Ну а я пока немного расскажу, что тебе предстоит.

Алиса тут же вся обратилась в слух, не желая пропустить что—нибудь важное из этого рассказа. Ведь никогда нельзя быть уверенным, что может понадобиться.

— Сегодня Алекс подготовит мой дом в столице к нашему прибытию. А я в это время переговорю с твоей будущей наставницей. Нужно уладить некоторые дела, и тогда завтра мы сможем переселиться. Уже там Мириан осмотрит тебя еще раз, чтобы решить, готова ли ты к распечатыванию дара.

— А это больно? — не удержалась от вопроса Алиса, непроизвольно сжав руки в кулаки.

— Не волнуйся, ты ведь не преступница, чтобы твоя магия была запечатана… — задумчиво потерев подбородок и видно решив не пугать девушку еще больше, Макс ободряюще улыбнулся. — Тебе не будет больно. Мы больше волнуемся о том, как сильно будет бунтовать твоя магия и какого уровня щиты придется на тебя повесить.

— А если эти щиты не выдержат? — нахмурилась Алиса. Ей совсем не хотелось сойти с ума от того океана эмоций, которых, как ее уже предупредили, она будет ощущать.

— Выдержат, — непререкаемо заявил герцог, но заметив скептический взгляд собеседницы, решил пояснить. — Я сам буду первое время держать их, а потом и обучать тебя. Поверь, в этом деле я профессионал.

Алиса с трудом подавила желание недовольно поджать губы. Ей совершенно не нравилось то, как сильно придется зависеть от этого мужчины. Алиса сама не могла понять, в чем дело, но ее что—то беспокоило. Какое-то неприятное чувство, несформировавшаяся до конца мысль, зудевшая на краю сознания. Что-то, что не давало покоя и заставляло девушку настороженно относиться к ледяному магу.

«Может все дело в том, что он выдавал себя за другого человека, а еще я окажусь полностью в его власти?..»

— Кстати, нам придется изменить твое имя, — прерывая поток ее мыслей, сказал Максимилиан.

— Это еще почему? — недовольно спросила Алиса.

— Потому что в нашем мире нет такого имени, — спокойно ответил маг. — И опять же, тебе не стоит сильно беспокоиться. Хоть такого имени нет, зато есть очень приближенное по звучанию. Алаиса. Как тебе?

— Отлично! — облегченно выдохнула девушка, обрадованная тем, что не придется привыкать к совершенно новому имени.

— А еще ты можешь выбрать себе фамилию, какую только захочешь, — огорошил ее новым известием Макс.

— В чем подвох? — спустя непродолжительное время молчания, поинтересовалась Алиса.

— Какая недоверчивая, — усмехнулся Максимилиан, откидываясь на спинку стула. — У нас, магов, есть право выбрать себе новую фамилию, если мы хотим начать жизнь с чистого листа. Чаще всего так делают еще на первом курсе академии, если не желают по какой—либо причине иметь хоть какую-то связь со своей семьей. Реже так сделать могут уже давно отучившиеся маги. Поэтому никто не удивиться твоей фамилии, как бы абсурдно она не звучала. Иногда адепты такое придумывали, что остальные просто диву давались, как такое вообще могло прийти в голову.

— Тогда зачем говорить, что я ваша дальняя родственница? Ведь с неизвестной никому фамилией…

— Алиса, я мужчина, — тяжело вздохнул Макс. — Взрослый мужчина с определенными потребностями.

— И что?

— А ты довольно привлекательная девушка, а это налагает некоторые ограничения на наше совместное проживание. И хотя нравы среди магов довольно свободные, но редко кто из женщин рискнет так в открытую жить с мужчиной, не являющимся родственником или мужем.

Наконец, поняв, что пытался донести до нее Макс и почувствовав, как щеки вновь опалило жаром румянца, Алиса немного взволнованно спросила:

— А вы что, собираетесь… планировали… То есть…

— А ты хочешь предложить? — еле сдерживая смех, удивленно спросил Макс.

— Нет, конечно, нет! — с жаром заявила девушка, еще и покачав головой.

— Вот поэтому и нужна эта легенда, а еще с тобой постоянно будет компаньонка, — посмеиваясь, пояснил маг, умолчав о том, что о родственных связях между ними все узнают только после того, как Алису представят ко двору. — А как ты относишься к рисункам на своем теле? — без перехода поинтересовался он у смущенной девушки.

— А что такое?

— Есть еще одна традиция. Каждому магу делают татуировку, которая в некоторой мере отображает его магические способности. У меня, например, на плече серебристый вихрь.

И конечно же Алиса тут же уставилась любопытным взглядом на правое плечо мага, прикрытое сейчас темно-синей тканью рубашки.

— Она на левом плече. Показать? — участливо поинтересовался Макс, поднеся руки к вороту.

— Обойдусь, — Алиса тут же отвела взгляд. — А какая у целителей?

— У Забирающих это всегда была лилия, так как, по легенде именно эти цветы больше всего любила первая Забирающая.

— Винтер! — неожиданно воскликнула Алиса.

— Прости, что? — немного ошарашено переспросил Максимилиан.

— Я придумала себе фамилию, — довольно улыбаясь, пояснила девушка. — Винтер.

— Хм… Ларра Алаиса Винтер, — медленно протянул Макс, словно пробуя имя на вкус. — Интересно звучит. Это фамилия из твоего мира?

— Да, — не стала отпираться Алиса, попутно отгоняя трусливую мыслишку о том, что леди с такой же фамилией, не очень хорошо окончила свой жизненный путь. Но когда маг сказал о татуировке лилии, почему-то именно эта фамилия пришла ей в голову.

— Ну что же, раз ты так хочешь, я не вижу смысла препятствовать, — согласился Макс, подумав, что от иномирской фамилии беды не будет. — Только тебе нужно запомнить и ту, которая, по легенде, была у тебя раньше. Гелхар довольно большой род. Мне иногда кажется, что даже они сами не знают всех своих родственников, носящих одну с ними фамилию. Так что с этой стороны бояться разоблачения нам нечего.

— Алаиса Гелхар, — покладисто повторила Алиса, запоминая. — И все же Винтер мне нравится больше!

— Не сомневаюсь, — усмехнулся Максимилиан. — Я и не собирался тебя отговаривать. Ну да ладно, у меня сейчас не так много времени. Предстоит переделать еще кучу дел, поэтому хочу тебе сказать, что твоя учеба не ограничится только специальностью.

— А чем еще?

— Придворный этикет, история, чистописание, хореография, геральдика…

— Стоп, стоп, стоп! — выставив перед собой руки, словно защищаясь, зачастила Алиса. — Зачем это мне? Я еще понимаю этикет, историю и чистописание, но зачем мне все остальное?

— Представь себе, в императорском дворце даются балы, так что научиться танцевать нужно. На одеждах аристократов присутствуют броши с гербом рода, поэтому тебе нужно знать их, чтобы…

— Да не нужно мне это, — вновь запротестовала девушка. — Не собираюсь я посещать никакие балы, кроме того единственного раза, когда меня нужно будет представить во дворце. Да и то, я бы с удовольствием отказалась от такой чести.

— Алаиса! — резко встав, воскликнул Макс, хлестнув чужим именем по сознанию девушки. — К сожалению так не выйдет, ты будешь слишком приметной фигурой из-за своего дара. У тебя просто нет пути назад.

Спустя всего одно мгновение, Максимилиан уже пожалел о резкости своих слов. Заметив, как Алиса застыла, словно заледенев, он тяжело вздохнул. Выйдя из-за стола, герцог хотел подойти к своей подопечной, чтобы попробовать хоть немного сгладить ситуацию, но легкое свербящее чувство в висках перечеркнуло все его планы.

— Меня вызывают, поэтому пока ты останешься одна. Позже поговорим, — открывая портал перехода, пообещал он, но девушка так и не пошевелилась.

И даже когда осталась в библиотеке совершенно одна, продолжала изображать из себя статую. А в голове набатом бились слова ледяного мага: «У тебя просто нет пути назад… нет пути назад».

Именно сейчас Алиса поняла, что ее так беспокоило все то время, пока они разговаривали. Ведь если вспомнить слова ее ночного собеседника, они с магом были знакомы. А значит мужчина просто не мог не знать о возможности вернуть Алису домой.

Чувствуя разрастающуюся злость, Алиса сжала кулаки, яростно прошипев:

— Ларр Максимилиан, вы наглым образом обманули меня!


Глава 11

Клокотавший внутри гнев, буквально разрывал сознание Алисы на части. Одновременно хотелось разбить все, что попадется под руку, дождаться прихода мага и высказать все те нелицеприятные мысли, что сейчас крутились в ее голове, а еще лучше поскорее исчезнуть из этого дома.

Выскочив из библиотеки, девушка бегом отправилась на второй этаж в свою комнату. Распахнув дверь, да так сильно, что та ударилась о стену, забежала в гардеробную. Осмотрев свой небогатый выбор, Алиса переоделась в теплое шерстяное платье, под которое надела утепленные легинсы, рассудив, что на улице явно не лето, а идти ей придется далеко.

Куда именно она пойдет, Алиса даже не думала, желая как можно быстрее покинуть дом Максимилиана. Прихватив шубку, шапку и варежки, осмотрелась по сторонам. Взгляд зацепился за короткий сарафан, в котором она оказалась в этом мире.

«Придется оставить его здесь, — проведя пальцами по ткани, расстроено подумала Алиса. — Сейчас для него явно не сезон, да и мода здесь совершенно другая. Недаром Максимилиан принял его за ночнушку».

Воспоминания о ледяном маге всколыхнули волну злости. Тряхнув головой и недовольно поджав губы, Алиса вышла из гардеробной, стремясь как можно быстрее оказаться на улице. Спускаясь в холл, она на ходу натянула шапку и шубку, посетовав на то, что совершенно забыла о широком шарфе. Но возвращаться назад не захотела, решив, что это не столь важно.

Уже у самой двери, обхватив пальцами металлическую ручку, Алиса обернулась и окинула прощальным взглядом холл. Чувство потери и легкой грусти кольнуло сердце, заставив его болезненно сжаться.

Можно ли привыкнуть всего за пару дней к чужому дому? Как оказалось, да. За этот непродолжительный срок он стал для Алисы надежным убежищем, привнеся много интересного и нового в ее жизнь.

И все же, упрямо поджав губы, девушка решительно распахнула дверь, впуская в нагретое помещение порывы морозного воздуха. Сделав всего несколько стремительных шагов, она неожиданно глубоко провалилась в снег и, не сумев удержать равновесие, упала назад, засыпав себя колючими и холодными снежинками.

От неожиданности Алиса некоторое время даже не думала двигаться, бездумно смотря на низко нависающие свинцовые тучи.

«Скоро снег пойдет», — отстраненно подумала девушка, а затем резво подскочила.

Выкарабкавшись на относительно ровную поверхность, девушка принялась похлопывать рукавицами, сбивая налипший снег. Руки неприятно заныли от холода, но Алиса упрямо не обращала на них внимания, сосредоточившись на отряхивании. Выколотив забившийся под рукава снег, она, наконец, соизволила осмотреться, да так и обмерла. Вокруг, на сколько хватала взгляда, дом окружали огромные сугробы. А самым удивительным было то, что снежный покров был девственно чист. Нигде не было видно ни одной тропки. Даже следов, оставленных птицами или каким-нибудь зверьем, тоже не наблюдалось. Создавалось впечатление, что в эти места никто уже очень давно не заглядывал.

«Так вот почему и Максимилиан и Александр появлялись или отбывали только порталами, — непроизвольно сжимая руки в кулаки, подумала Алиса. — Интересно, здесь есть хоть где-нибудь жилье и как мне до него добраться по таким снежным завалам?»

Спрятав рукавицы в карманах, а руки в рукава шубки, стараясь хоть немного отогреть заледеневшие ладони, девушка обводила задумчивым взглядом местность. Кругом ничего, кроме редких около дома, и более густо посаженных в отдалении деревьев, больше ничего видно не было. Ни малейшего намека на человеческое жилье или какую—нибудь дорогу! Идти по столь глубокому снегу не вариант. Во-первых, Алиса прекрасно понимала, что очень быстро выбьется из сил, а во-вторых, останутся следы, по которым ее быстро найдут.

«Значит, сейчас мне отсюда никак не выбраться, — размышляла девушка, осторожно прохаживаясь по небольшому пятачку около входной двери, опасаясь вновь провалиться. — Тогда придется ждать, когда он перенесет меня в другой дом. Как раз в столице легче затеряться и… Вот я дура! — замерев на месте, Алиса принялась лихорадочно думать. — Ну и куда я собралась без денег и еды? Что за идиотизм вообще? Всегда считала себя довольно рассудительным человеком, а тут… Начиталась фэнтези и даже не удосужилась подумать, что в реальности все будет совершенно по-другому! Никто не поможет и принц не прискачет. Хватит с меня и одного доброхота обманщика!»

— Ларра Алиса, почему вы на улице, а дверь открыта нараспашку? — раздался позади нее удивленный мужской голос.

Испуганно оглянувшись, Алиса с облегчением узнала ларра Александра. Но тут же растерянно отпрянула от него, когда мужчина резко шагнул в ее сторону. Вот только маг оказался проворнее. Ухватив девушку за рукав шубы, он удержал ее на месте.

— Что-то случилось? — Алекс проникновенно посмотрел в светло—карие глаза нежданной гостьи брата.

«Конечно! Ваш брат оказался тем еще лгуном!» — мысленно возмутилась Алиса, но в слух сказала совершенно другое.

— Я просто хотела прогуляться.

— И как? Прогулялись? — насмешливо поинтересовался водный маг, заметив внушительную вмятину в снегу в том месте, где девушка упала.

Переведя взгляд в ту сторону, куда смотрел мужчина, Алиса не смогла удержать смешка. Яма получилась довольно глубокой и широкой.

— Кто же знал, что у вас не принято чистить крыльцо от снега. Да и, как оказалось, ступенек здесь тоже нет.

— Почему это нет? — деланно возмутился Александр. — Просто они расположены с правой стороны от вас.

— Тогда не мешало бы поставить хоть какое—то ограждение, чтобы такие же несчастные, как и я, не проваливались в снег, — фыркнула Алиса, с вызовом смотря в ярко-синие глаза.

— Ну, во-первых, чужие здесь не ходят, — принялся объяснять маг, ненавязчиво подталкивая девушку в сторону открытой двери. — А во-вторых, ограждение здесь было. Просто по некоторым причинам сейчас оно отсутствует, а новое не успели поставить. Вот потеплеет, и мой брат исправит эту оплошность.

— Так здесь не вечная зима? — заинтересованно покосилась на него Алиса, входя в выстуженное помещение.

— С чего вы это взяли?

И столько удивления было во взгляде мага, что Алиса невольно смутилась.

— Ну… Ведь ларр Максимилиан ледяной маг… Вот я…

— Подумали, что ему по статусу положено жить в вечной мерзлоте? Нет, поверьте, Максу не нужно идти на такие жертвы. Хотя да, в этой местности климат суровый, а лето непродолжительно. Но оно все же есть!

— И что же, он живет здесь совсем один? — продолжила выпытывать информацию Алиса, позволив магу снять с себя шубу.

— Можно сказать и так. Этот дом используется, когда он в образе Морозко.

— И неужели никто не догадался? Просто согласитесь, довольно странно, что люди верят в доброго дедушку волшебника, когда в этом мире полно магов. Да и другие расы есть, как оказалось.

— Знаете, это довольно долгий разговор, а вам бы не мешало переодеться, — Александр кивнул головой в сторону лестницы. — Давайте встретимся с вами через полчаса и я вам все объясню.

Конечно же Алиса согласилась! Что ей каких—то полчаса, когда есть возможность узнать о человеке, приютившем ее, да еще и немного лучше понять этот мир. Тем более, как оказалось, Максимилиан не гнушался нагло врать ей.

И чтобы больше не попасться в такую ловушку, Алиса решила, что ей нужно как можно лучше узнать этого загадочного мужчину и его мотивы. А потом она обязательно придумает, как выпутаться из сложившейся ситуации.

Когда по прошествии оговоренного времени девушка спустилась в гостиную, ее ждал ароматный чай и пирожные.

«Ну ладно чай, а пирожные откуда? Неужели с собой принес? Что-то не припомню такого», — размышляла Алиса, присаживаясь рядом с магом на тахту.

— Из лучшей кондитерской столицы нашей империи, — словно прочитав ее мысли, сказал Александр, пододвигая ближе к девушке тарелку с аппетитно выглядевшим лакомством.

— Вы обещали объяснить, — не давая ему возможности увести разговор от интересующей ее темы, напомнила Алиса.

— А вы настойчивы, — усмехнулся Александр. — На самом деле все просто и никакой тайны в этом нет. Магов не так уж и много, как вам могло показаться. И в основном они живут в крупных городах, занимая высокие должности. Ну, кроме боевых, которым приходится выезжать на задания, и еще целителей. Так что ларра Алиса, поверьте, в некоторых глухих местах и маленьких деревеньках, где с трудом можно найти квалифицированную знахарку, магов воспринимают почти как сказочных существ. Даже когда мы жили бок о бок с другими расами, некоторые люди за всю жизнь могли ни разу так и не увидеть их.

— Но как такое может быть? — удивилась девушка, почему—то считая, что все должно было быть совершенно по—другому.

— Ларра Алиса, людям в повседневной жизни хватает и других забот, кроме как глазеть на магов, — усмехнулся Алекс. — Да и мы совсем не добрые волшебники, готовые творить чудеса на потеху толпе.

— Поэтому все поверили в Морозко?

— Да, как оказалось, это было совсем не трудно, хоть и была проведена огромная работа по подготовке.

— Но зачем это вашему брату? Как я понимаю, и он, и вы близкие друзья императора. Неужели ларру Максимилиану больше нечем заняться, кроме как одаривать приданым всяких девиц, поработавших в его доме прислугой.

— Мы не только близкие друзья, но и должности у нас очень ответственные. И поверьте, по роду нашей деятельности старик Морозко играет немаловажную роль.

Поняв, что честно рассказывать ей ничего не будут, а лишь отделываясь общими фразами, Алиса отступила. В принципе, того, что она сейчас узнала, было пока достаточно. Девушка не собиралась спешить, благодарная уже за то, что Алекс не смолчал, а хоть что-то рассказал. Ну а она обязательно постарается как можно лучше узнать Макса, чтобы суметь противопоставить ему хоть что-нибудь.

— Лучше расскажите мне, объяснил ли мой брат, что вас ожидает и какую легенду он придумал? — поинтересовался Алекс, отставляя пустую чашку.

— Объяснил. Кстати, он сказал, что мое имя не совсем подходит для вашего мира и предложил другой вариант. Алаиса.

По слегка расширившимся глазам и удивлению, промелькнувшему на лице мага, Алиса поняла, что с этим именем что-то не так. О чем сразу же и поинтересовалась.

— Нет, что вы, все хорошо, — заверил ее Алекс, во что Алиса не слишком-то и поверила. — У вас будет замечательная наставница, которая сначала поможет распечатать дар, а затем научит ставить ментальный щит. Первое время, конечно же, она будет держать его сама…

— Ларр Максимилиан сказал, что сам займется этим вопросом, — перебила его Алиса.

И вновь заметила, как Александр слегка нахмурился, но спустя всего лишь одно мгновение лучезарно улыбнулся.

— Это просто прекрасно! Макс отличный наставник. Правда, если берет на себя труд кого—то обучать. Вам не стоит беспокоиться, он прекрасно справится с поставленной задачей.

На счет способностей ледяного мага Алиса и не сомневалась, здраво рассудив, что ничего не умеющих идиотов на ответственных постах держать не будут.

«Хотя ведь он друг императора… И все же, не думаю, что император поставил бы на… Интересно, кто же такой ларр Максимилиан?»

— Скажите… а кто вы? — осторожно поинтересовалась Алиса.

— В смысле? — удивленно приподнял бровь Алекс.

— Ну… Кем вы работаете? Вернее не так. Какие должности вы занимаете с братом?

Алиса даже не удивилась, когда гостиная на продолжительное время погрузилась в тишину. Единственное, что смущало девушку, так это пристальный изучающий взгляд собеседника. Алекс, слегка нахмурив брови, словно раздумывал, стоит ли ей говорить.

А с другой стороны не видел для этого никаких особых препятствий. Пусть и не многие знали истинное положение вещей, но и эту информацию можно будет использовать против братьев, если правильно ее преподнести.

— Максимилиан начальник тайной стражи, — наконец решился Алекс. — Я начальник внешней разведки.

Далее водный маг наблюдал широко открытые глаза Алисы, промелькнувшее в них удивление, а затем и осознание того, с кем же ее столкнула судьба. Но что действительно понравилось Алексу, так это то, что страха не было. Любопытство, настороженность, но только не страх, который очень часто проскальзывал на лицах людей в подобной ситуации.

В такие моменты он буквально кожей ощущал, как собеседник начинал быстро припоминать все свои прегрешения, из-за коих мог удостоиться сомнительной чести поближе познакомиться с братьями.

«А с другой стороны Алисе и незачем бояться нас. Пока…» — подумал маг, наблюдая за тем, как девушка потихоньку расслабляется.

— Действительно, очень значимые должности, — пробормотала Алиса, старательно скрывая волнение от открывшейся правды.

Понимание того, что ей вряд ли удастся провести начальника такого ведомства, неприятно кольнуло сознание. То, что за ней будут следить и очень пристально, сомневаться не приходилось. Следовательно, нужно вести себя очень тихо и как можно более смирно, чтобы успокоить наблюдателей. А дальше… Все будет зависеть от того, что Алиса сумеет найти. На своего таинственного собеседника надеяться не хотелось. Да и стоит ли верить ему? Один уже в наглую обманул.

— Вас это беспокоит? — отвлек от рассуждений Алекс.

— Нет, — как можно беспечнее улыбнулась Алиса. — Просто теперь вдвойне удивительно, что ларр Максимилиан примерил на себя столь необычную роль. Неужели никто из его подчиненных не смог бы справиться?

— Просто за это мне стоит поблагодарить брата и друга, — раздался насмешливый голос ледяного мага.

Не ожидавшая такого скорого появления мужчины, Алиса еле удержалась, чтобы не поморщиться. На данный момент она меньше всего желала бы видеть его здесь. Казалось, утихнувшая ранее злость и обида на обман, вновь скрутились тугим комом в груди, не давая возможности спокойно поприветствовать Макса.

— Ты что здесь так рано делаешь? — удивился Алекс, заметивший, как моментально напряглась девушка.

— Забыл кое-что, — лаконично ответил старший брат. — А вот что здесь делаешь ты?

— Решил навестить ларру Алаису.

Алекс почти незаметно выделил интонацией новое имя Алисы, но даже этого было достаточно, чтобы девушка вновь убедилась в своих подозрениях, что с этим именем что—то не так. Но спрашивать сейчас не было ни сил, ни желания. Всей ее выдержки хватало только на то, чтобы не накинуться с обвинениями на мага.

«Успокойся, Алиса, все хорошо, — постаралась уговорить саму себя. — Как любила говорить бабушка, меньше знают, крепче спят. Не нужно ему пока знать, что я догадалась об обмане»

— Тебя что—то не устраивает? — моментально нахмурившись, поинтересовался Макс.

— Самое главное, чтобы это устраивало тебя, — усмехнулся Александр, вот только Алиса успела заметить мелькнувшее в синих глазах неодобрение.

Максимилиан ничего не сказал на выпад брата, но по недовольно поджавшимся губам стало понятно, что он не в восторге от вмешательства в его дела. Алиса же, наблюдая за этой молчаливой борьбой, поклялась сама себе, что обязательно узнает тайну имени. Ей очень не хотелось вляпаться в какую-нибудь историю, из-за непонятных тайн и недомолвок.

— Алаиса, я вернусь поздно вечером, поэтому не жди меня, — все же решив не развивать неприятный для него разговор, сказал Макс. — Завтра мы переберемся в мой столичный особняк, где ты сможешь познакомиться со своей будущей наставницей и задать интересующие тебя вопросы.

— А не слишком ли панибратски ты разговариваешь с девушкой? — лениво поинтересовался Александр, насмешливо глядя на брата.

— По легенде она наша дальняя родственница и моя подопечная, так что все вполне приемлемо, — отмахнулся от него ледяной маг. — А вот ты со своим слишком официальным отношением, наоборот можешь вызвать подозрение.

— А мнением самой ларры ты поинтересоваться не хочешь? — ехидно спросил Алекс. — Ты ведь прекрасно знаешь, что многие семьи придерживаются официоза. Тем более, как было сказано ранее, ларра Алаиса наша дальняя родственница.

«Ну, хоть кому—то интересно мое мнение! — насмешливо подумала Алиса, переводя взгляд с одного брата на другого. — Хотя, по большей части, у меня создается впечатление, что ларр Александр просто развлекается. Ему что, так нравится спорить с Максом?»

— И все же я считаю это довольно глупым, как, кстати, и ты сам, — усмехнулся Макс. — Алаиса еще слишком молода, поэтому будет вполне естественно отринуть глупые приставки. Тем самым мы покажем, что она нам близка и дорога. Не у всех, но у большинства это поумерит пыл, и они не будут так рьяно навязывать свое знакомство. Все же, когда многие тебя опасаются — это несомненный плюс. Но так уж и быть, чтобы ты не обвинял меня в излишней тирании, я поинтересуюсь мнением своей подопечной. Алаиса?

«Я оказалась между молотом и наковальней», — тут же проскочила паническая мысль.

— Если это поможет мне избежать ненужного внимания, то я, конечно же, согласна на менее официально обращение с вашей стороны, — осторожно ответила Алиса, но не смогла удержаться, чтобы не уколоть в ответ. — Но, так как вы с братом намного старше, мне как раз следует обращаться к вам в более почтительной форме.

По сузившимся глазам мужчины, она поняла, что попала. По заплясавшим румбу чертенятам на ярко голубой глади, сообразила, что попала очень сильно. Растянувшиеся в предвкушающей улыбке четко очерченные губы, заставили Алису напрячься и взмолиться о том, чтобы не покраснеть после той отповеди, которую, судя по всему, собрался устроить Макс.

— Ну что же, так тогда и сделаем, — согласился Александр, сам того не ведая, спасший будущую Забирающую от расправы. — Тебе, кстати, возвращаться не пора?

— А тебе? — с неохотой отведя взгляд от напряженного лица Алисы, ответил вопросом на вопрос герцог Ортанский.

— Нет, я сегодня совершенно свободен и могу составить Алаисе компанию. Думаю у нее еще много вопросов, на которые бы хотелось получить ответы.

— Тогда оставляю ее на тебя, а сам откланиваюсь. Дела действительно не ждут!

Не успела Алиса ничего сказать, как ледяной маг уже исчез в портале. Что, впрочем, заставило ее выдохнуть с облегчением.

Дальнейшее общение с Александром не принесло никаких потрясений и неприятных минут. Водный маг оказался довольно приятным и веселым собеседником. Он действительно с удовольствием отвечал на вопросы Алисы, добавляя какие—нибудь забавные комментарии при случае.

Из всего их разговора, девушка поняла, что ларр Александр довольно негативно относится к излишним расшаркиваниям, принятым среди аристократов и любит их безжалостно высмеивать. И в тоже время Алиса нисколько не сомневалась, что при случае он может дать по напыщенности сто очков форы всем снобам вместе взятым.

«Довольно любопытная личность этот ларр Александр, — уже много позже, когда осталась одна, размышляла Алиса. — Вот только какой он настоящий? Да и Максимилиан… Такие разные, казалось бы, братья, но почему—то мне кажется, что нить, связывающая их вместе, прочнее стали».

Сидя на уже полюбившемся ей подоконнике в своей спальне и глядя, как медленно, словно нехотя, на зимнем небе загораются звезды, Алиса размышляла о том, что ей уготовили те неизвестные, выдернувшие из родного мира. Лишь в одном девушка ни сколько не сомневалась. Легко точно не будет!


Глава 12

Хоть Алиса и была готова, когда ложилась спать, что вновь встретится со своим таинственным собеседником, но все равно не смогла сдержать потрясенного вздоха, когда очнулась на уже знакомом выступе. Дыхание от головокружительной высоты, на которой она оказалась, перехватило, а сердце суматошно застучало, готовясь или остановиться от испуга, или выпрыгнуть из груди. Открывшийся вид поражал воображение какой-то первозданной красотой и непоколебимым спокойствием. Взгляд светло-карих глаз помимо воли метнулся в ту сторону, где Алиса в прошлый раз заприметила голубую гладь горного озера. К сожалению даже сейчас девушка не смогла понять, покрыта ли водная гладь прочной коркой льда, или же сия участь ее миновала. Слишком далеко был расположен так заинтересовавший ее объект. Зато горы, как и раньше, продолжали радовать своими снежно-ледяными панцирями, расцвечиваясь разноцветными бликами на ярком зимнем солнце.

«Налюбовалась?» — раздался немного насмешливый голос в ее голове.

— Мне кажется, что я никогда не устану смотреть на это великолепие! — честно ответила Алиса. — Здесь просто потрясающе красиво.

«Рад, что ты оценила этот вид, — довольно произнес ее собеседник. — Это одно из моих самых любимых мест».

— Неудивительно, в такую красоту просто невозможно не влюбиться!

Любуясь окружающим ее миром, вдыхая морозный воздух, Алиса буквально ощущала, как все ее естество наполняется радостью и покоем. Казалось, она бы смогла так простоять целую вечность. Вот только ее собеседник придерживался другого мнения на этот счет.

«Ты подумала над моим предложением?», — поинтересовался он.

— Скорее уж над констатацией факта, — спокойно парировала Алиса. — Ведь если я откажусь, это ничего не изменит. Ты все равно не отправишь меня домой.

«Ты немного не права. Если откажешься, то я вообще не стану тебе помогать»

— Даже так?

«Да, к сожалению именно так, — с грустью ответил собеседник. — Пойми, как бы я не сочувствовал тебе, помогать вернуться домой прямо сейчас не стану».

— Будешь мешать мне искать самой дорогу домой? — насторожено спросила Алиса.

«Нет, мне это не нужно. Без меня и подобных мне, ты ее просто не найдешь»

— Ну, спасибо, что хоть сразу сказал правду, а не нагло врал, как некоторые.

Секундная заминка, которая для Алисы растянулась, казалось бы, на целую вечность, и рокочущий голос с любопытством спросил:

«Как ты узнала?»

— Сегодня, после разговора с ним, вдруг вспомнила о вашем знакомстве, — не видя причины умалчивать, честно ответила Алиса. – Следовательно, он не мог не знать, что у меня есть возможность вернуться в свой мир.

«Ты злишься на него?»

— А ты как думаешь? — возмутилась девушка. — Он специально соврал, преследуя какие-то свои цели, совершенно не заботясь о моих чувствах и желаниях!

«А должен был?»

Этот вопрос прозвучал словно гром среди ясного неба, заставив Алису задохнуться от негодования и возмущения. В первые мгновения она словно окаменела от недоверия к услышанным словам.

«Не спеши обвинять меня во всех смертных грехах, — примирительно сказал ее таинственный собеседник. — Просто хорошенько подумай и ответь, кто ты для него?»

— Я… — порывисто выдохнула Алиса и замолчала, не зная, что ответить.

«А ведь действительно, кто я для него?»

«Никто, — словно вторя ее мыслям, пророкотал незнакомец. — Пришлая незнакомая девица, которую он спас в зимнем лесу. А затем оказалось, что у этой незнакомки есть чудесный дар, такой нужный и такой важный для его мира. Скажи, если бы на твоем жизненном пути попался человек, который бы мог если не спасти, то хотя бы отсрочить гибель твоего мира, разве бы ты не сделала все, что только возможно, чтобы удержать его?»

Хлесткие слова будто впивались под кожу, причиняя боль и страдание. Алисе хотелось заткнуть уши, чтобы не слышать их. Но разве можно отгородиться от голоса в своей голове?

«Хорошо подумай и ответь, волновало бы тебя, что он хочет домой?»

Как бы не было неприятно, но… Алиса прекрасно осознавала, что ее собеседник прав. Она бы посочувствовала, но… не отпустила! И тем горше было осознавать себя на этом месте.

— Нет… — еле слышно прошептала девушка, чувствуя, как по щекам струятся слезы.

«Вот и его не волновало, — вздохнул собеседник. — Я понимаю, как это больно и неприятно — быть использованной. И ни в коей мере не оправдываю его ложь, но так же знаю, ради чего это делалось. Он не плохой и не жестокий, и если бы вы встретились при других обстоятельствах… Хотя о чем это я? Этот балбес просто бы не обратил на тебя внимания и даже не взял себе за труд узнать тебя получше!»

— Что?.. — переспросила Алиса, ошарашенная такой сменой темы.

«Дурак он, говорю», — хмыкнул голос.

— Это ты так пытаешься меня запутать и отвлечь? — подозрительно поинтересовалась девушка, вытирая мокрые дорожки от слез.

«Нет. Просто накипело»

— Накипело? — повысив голос, переспросила Алиса, чувствуя себя полной дурой, которую просто водят за нос. — А у меня, значит, не накипело? Да вы у меня уже в печенках сидите! И ты, и он, и…

Резко обернувшись, девушка, горя праведным гневом, приготовилась высказать все, что думает об этом мире и конкретных людях в частности. Но увидев того, кто находился за ее спиной, подавилась заготовленной обличительной речью, а из горла вырвался истошный визг.

Глядя широко открытыми глазами на огромное существо, вольготно расположившееся на заснеженном плато, Алиса кричала и кричала, не в силах остановиться из-за охватившего ее ужаса.

«Прекрати! Я сейчас оглохну!»

Эти слова, раздавшиеся у нее в голове, послужили спусковым крючком. Не помня себя от страха, девушка резво принялась отступать назад, не смея отвести взгляда от гиганта.

«Стой, глупая, упадешь ведь!»

Еще один стремительный шаг, и Алиса упирается спиной во что—то холодное. Бросив быстрый взгляд назад, понимает, что по краю выступа, отгораживая ее от падения с невообразимой высоты, выросла ледяная стена.

Ощупав ее и убедившись, что это не мираж, она буквально распласталась по ней, желая оказаться как можно дальше, от столь поразившего ее открытия. А огромное существо приоткрыло пасть, продемонстрировав внушительные клыки.

— Мама… — охрипшим от крика голосом, прошептала Алиса.

«Ну что ты такое говоришь? — раздался укоризненный голос в ее голове. — Я не могу быть твоей мамой, слишком разные видовые отличия. А если бы и мог, то определенно был бы отцом!»

«Издевается», — мелькнула и тут же пропала шальная мысль.

«Вот поэтому я и не хотел, чтобы ты меня видела, — грустно проговорил все тот же голос. — Подозревал, что это станет большим испытанием для тебя. Зачем оборачивалась?»

— Да кто ж знал, что ты… Вы… дракон? — помертвевшим от страха голосом, спросила Алиса.

«Ишь ты, какая вежливая стала, — ехидно усмехнулся собеседник, вновь продемонстрировав свои клыки. — Ну да, дракон».

— Но вы же все… там, за Заслоном.

«Кто такое сказал?» — деланно удивился дракон, тряхнув огромной головой.

Чувствуя, как от этого движения, ноги совсем ослабели, Алиса еле слышно прошептала:

— Люди.

«Люди много чего говорят, нельзя же верить всему, — развеселился гигант. — Кстати, отошла бы ты от стены, а то замерзнешь, заболеешь еще».

— Н… нет, мне и так не плохо, — яростно затрясла головой девушка, что есть сил прижавшись к ледяной преграде.

«Алиса, прекращай, — устало вздохнул дракон, а она еле сдержалась, чтобы не вскрикнуть, увидев, как расширяется его грудная клетка. — Я еще в первый раз сказал, что не собираюсь причинять тебе вреда. Людей, кстати, я не ем! Неужели ты такая трусиха?»

— Кажется, да, — честно созналась Алиса, заставляя себя чуть-чуть отступить от стены.

«Знаешь, я все же не рассчитывал, что произведу на тебя столь неизгладимое впечатление. Неужели совсем не нравлюсь?»

Только сейчас Алиса заставила себя хоть немного отринуть страх, застилавший глаза и внимательно посмотреть на дракона. Огромный, где—то с двухэтажный дом, могучий, с двумя большими костяными наростами на широком лбу. Внимательные, чуть насмешливые глаза ярко—голубого, как летнее небо, цвета с вытянутыми узкими зрачками.

Но больше всего Алису поразила чешуя дракона. Снежно—белого цвета, по которой, казалось, проходили серебристые волны. И только когда девушка напрягла зрение, стараясь понять, в чем же там дело, заметила, что каждая чешуйка по краю окрашена в серебристый цвет, что и давало столь невероятный эффект.

А уж когда он медленно распахнул свои кожистые крылья, девушка буквально задохнулась от восторга, глядя на это серебристо—белое великолепие!

— Красивый, — ответила она, наблюдая, как дракон горделиво выпячивает грудь. — И страшный!

«Алиса!» — возмутился дракон.

И столько укора было в его взгляде, что девушка не выдержала и смущенно потупилась.

— А как вас зовут? — попробовала сгладить неприятный момент Алиса.

«Лаетан, — склонив голову, представился дракон. — Только давай договоримся, что ты будешь обращаться ко мне на «ты». Не находишь, что менять стиль общения уже поздно?»

— Как скаже… шь.

«Ну вот, так намного лучше! — обрадовался ледяной дракон. — Тогда, может быть, ты отойдешь от края, и мы спокойно продолжим прерванную беседу?»

Алисе понадобилось сделать усилие над собой, чтобы выполнить просьбу хозяина этих гор. Все же приближаться к такой громадине было страшно. А когда она вспоминала, что он находился за ее спиной во время разговора, коленки сразу же начинали предательски дрожать.

Но и выказывать неуважение своим отказом и страхом тоже не хотелось. Как ни крути, а Лаетан ничего плохого ей не сделал. Пока…

«Вот так-то лучше! А то жмешься у этой стеночки, того и гляди, сквозь нее просочишься»

— Очень смешно, — буркнула Алиса, настороженно наблюдая за веселящимся драконом.

«На самом деле это действительно выглядело довольно забавно, — фыркнул Лаетан. — Видела бы ты себя со стороны!»

— Скажи, почему ты здесь? — постаралась уйти от скользкой темы Алиса. — Ведь все расы из-за войны ушли за Сумеречный Заслон.

«Не совсем так. Раньше Заслона не было, его воздвигли уже после того, как мы всех увели. Но, в тоже время мы, драконы, не прекратили быть Хранителями. Чтобы не случилось, мы продолжаем наблюдать и, если нужно, направлять. Хотя сейчас делаем это все тайно».

— Зачем? Я честно этого не понимаю. Ведь люди так жестоко поступили с другими расами, развязав кровопролитную войну. А вы все равно помогаете им.

«Потому что они стали частью этого мира. Пусть по большей части они жестоки, злы и завистливы, но и среди них есть достойные представители человеческой расы. Не стоит судить обо всех одинаково. Как бы там ни было, но для нас они просто неразумные дети. А ты бы смогла отказаться от ребенка лишь потому, что он поступает не всегда правильно?»

— Нет, не смогла бы, — задумчиво глядя на своего собеседника, ответила Алиса.

«Вот и мы не можем, продолжая помогать им в нужные моменты. Поэтому я и хочу, чтобы ты попробовала полюбить этот мир так же, как любим его мы»

— Но почему именно я? Неужели этот целительский дар так важен?

«Да, важен. Но это не только из-за него. Самое важное это ты, такая, какая есть»

— Чем важна? — с любопытством посмотрев на дракона, спросила Алиса.

«Я и так уже сказал слишком много, — усмехнулся Лаетан. — Старый совсем стал, скучно мне, вот и болтаю что ни попадя».

— Значит, не расскажешь, — недовольно поджала губы Алиса.

«Со временем ты узнаешь все сама, — попытался приободрить ее дракон. — Если, конечно, согласишься на мое условие».

— А у меня есть выбор? — грустно улыбнувшись, вновь спросила девушка. — Я согласна.

«Вот и прекрасно! — обрадовался Лаетан, словно до этого сомневался в ее решении. — И еще одно. Пожалуйста, дай мальчику шанс. Он не так уж и плох, и, думаю, больше не совершит такой ошибки».

Не успела Алиса подобрать достойный ответ, как проснулась у себя в комнате.

— Вот же зараза чешуйчатая! — возмущенно фыркнула, оглядывая спальню. — А оно мне надо, давать ему какие-то шансы? И уж тем более сомневаюсь, что это надо Максимилиану.

Откинувшись на подушку, Алиса попробовала систематизировать все, что сегодня узнала от дракона. Но как бы это не было печально, пришлось прийти к выводу, что она только еще больше запуталась. Слишком много тайн и недосказанностей окружало ее. Взять хотя бы эти непонятные разговоры между Максимилианом и его братом.

«Стоп, — одернула она саму себя, нахмурившись. — Лаетан же еще в первый раз сказал, что знаком с Максом. Следовательно мой нежданный опекун довольно плотно общается с драконом, который, по идее, должен находиться за Сумеречным Заслоном. Значит ли это, что он поддерживает связь и с представителями других рас? А если это так и есть, то… Кто же ты такой, ларр Максимилиан? Да, пусть он занимает высокую должность при императоре, но…»

Почувствовав, как начала болеть голова, Алиса зажмурилась, потерев виски кончиками пальцев. Она прекрасно понимала, что это пустое занятие — строить предположения, когда практически ничего не знаешь. Но и остановиться не могла, уж слишком интересно было докопаться до правды. И даже тот факт, что любопытство не всегда доводит до добра, не могло стать непреодолимой преградой.

«А вообще, если так разобраться, не слишком ли много тайн вокруг одной маленькой меня?»

Звук открываемой двери хоть немного разогнал суматошные мысли, нескончаемым роем мечущиеся в ее голове. И все бы хорошо, вот только вместо ледяного мага в спальню вошла высокая светловолосая женщина, в темном строгом платье и повязанном поверх него белом переднике. Ее появление стало настолько неожиданным, что несколько мгновений Алиса находилась в прострации, решая, не привиделось ли ей все это.

— Доброго дня, ларра Алаиса, — присев в книксене, поздоровалась незнакомка. — Хорошо, что вы уже проснулись. Через час в столовую будет подан обед, но ларр Максимилиан желал переговорить с вами. Он ожидает в библиотеке.

— А… Кто вы? — наконец смогла произнести Алиса, натягивая одеяло до самого подбородка.

— Меня зовут Герта, — вновь приседая, представилась женщина. — Я и еще несколько человек, присматриваем за этим домом, когда ларр Максимилиан здесь не живет.

— Понятно, — пробормотала Алиса, оглядываясь в поисках халата.

— Вам помочь одеться, ларра?

— Нет, не стоит! Я справлюсь сама. Лучше передайте ларру Максимилиану, что я скоро спущусь.

Как только женщина вышла из комнаты, Алиса кубарем скатилась с кровати. Подхватив халат, тут же закуталась в него и в нерешительности застыла посреди комнаты. Неожиданное появление посторонних немного выбило ее из колеи. За то время, что она прожила в этом доме, Алиса настолько привыкла видеть здесь только Максимилиана, что теперь новые люди вызывали в ней какое-то чувство отторжения.

«А привыкнуть бы стоило, — укорила она себя. — В том, другом доме, думаю, будет намного больше посторонних. Совсем ты тут одичала, Алиса!»

Больше не задерживаясь, девушка принялась приводить себя в порядок. Ей хотелось поскорее встретиться с Максом и узнать, что же ее ожидает.

Спустя двадцать минут, Алиса вошла в библиотеку. Заметив около стеллажей ледяного мага, учтиво поздоровалась:

— Доброго дня, ларр Максимилиан.

— И тебе доброго, Алаиса, — отозвался мужчина. — Хм, в твоем приветствии не хватало только книксена.

— Но я не умею! — немного растеряно воскликнула она.

— Не беспокойся, научат, — довольно улыбнувшись, пообещал Макс.

«Только этого мне еще не хватало!»

Представив, сколько всего предстоит выучить, Алиса еле сдержала мученический стон. Ей совсем не улыбалось заниматься совершенно бесполезными, по ее сугубо личному мнению, вещами. Но и отказаться возможности не было. Раз уж она согласилась на условие ледяного дракона, то собиралась честно исполнять свою часть сделки.

— Проходи и садись, — отвлек ее Макс. — Надеюсь, появление в твоей спальне Герты не слишком испугало тебя?

— Хм, это было довольно неожиданно, — присаживаясь в кресло, ответила Алиса. — Я думала, что об этом месте знаете только вы, ваш брат, ну и, конечно же, те… девушки, что побывали здесь.

— Все верно, все те, кто работает здесь, когда-то попали ко мне практически так же, как и ты.

— Но почему они остались служить вам? Ведь по идее вы должны были одарить их хорошим приданным.

— У каждой из них на то были свои причины, — криво улыбнулся Макс. — Например Герта. Ты обратила внимание на тонкий, еле заметный шрам, пересекающий ее левую щеку?

Задумавшись, Алиса действительно припомнила этот факт. Шрам белел тонкой полосочкой на чуть смуглой коже, при этом ни сколько не портя внешнего вида женщины. Утвердительно кивнув, Алиса приготовилась услышать объяснения этому факту.

— Когда она попала ко мне, ее жених был обвинен в растрате городской казны и вымогательстве. Причем все было сделано так тихо и ловко, что никто ничего не знал. Герте было предложено выплатить означенную суму наместнику в течение месяца, или это дело придадут огласке, а жениха казнят. Но так как и она, и он были довольно бедны, то таких денег им взять было просто неоткуда.

— Но я не понимаю…

— Все очень просто. Наместник с подельниками рассчитывали, что Герта придет умолять их об отсрочке. Тогда бы они ей и предложили заработать эту сумму, продав свою невинность тому, кто больше заплатит.

Ахнув от неожиданности, Алиса непроизвольно сжала руки в кулаки, чувствуя, как внутри разгорается гнев. Но высказаться по этому поводу не успела. Макс, остановив ее взмахом руки, продолжил рассказ.

— Мы давно знали, что в империи занимаются этой мерзостью, вот только никак не могли найти, кто за всем этим стоит. Нам стоило больших трудов узнать приблизительное место их деятельности. Именно тогда одному из моих людей посчастливилось наткнуться на Герту. Ну а дальше… Если коротко и по существу, она попала в этот дом и честно отработала две недели, за время которых нам очень помог ее рассказ. Вот только пока мы разбирались с наместником и его шайкой, случилась беда. Жених Герты оказался мало того, что гордецом, так еще и глупцом. Когда она рассказала ему правду, откуда взяла деньги на выкуп, он не поверил ей. А вечером того же дня, вернувшись вусмерть пьяным, решил проучить гулящую невесту. Когда ее нашли, она была чуть жива. Тогда—то я и предложил ей это место, потому что в ее несчастье была и доля моей вины.

— Но при чем здесь вы? – искренне удивилась девушка.

— Дело в том, что Морозко — это миф, в который многие не верят, — улыбнулся Макс. — Ко мне могут попасть только те, кто проживает на данный момент в сфере интересов моего ведомства. Ведь по сути, женщины просто кладезь всякой полезной информации. Знала бы ты, сколько преступлений и заговоров было раскрыто благодаря деятельности Морозко! И, конечно же, я прекрасно понимал, что если вдруг у ранее бедной девушки появятся деньги, это вызовет массу ненужных вопросов и предположений. Поэтому всегда тщательно продумывал легенду для своих помощниц. А вот с Гертой не успел. С тех пор прошло уже пятнадцать лет, но она говорит, что ни о чем не жалеет.

Возможно, Максимилиан ждал каких-нибудь слов в ответ на свой рассказ, но Алиса честно не знала, что можно сказать. На данный момент она пребывала в некоем подобии прострации из-за того, что ледяной маг открылся ей немного с другой стороны.

Девушка привыкла считать его немного надменным, ехидным и не считающимся ни с чьими интересами, кроме своих. А сейчас перед ней стоял тот, кто умеет сопереживать, обвиняет себя в бедах постороннего человека, хотя, по сути, совершенно не виноват. Просто так сложились обстоятельства. И Алиса не понимала, что ей теперь делать с этим знанием.

— Значит и остальные такие же… необычные? — наконец нарушила тягостное молчание Алиса.

— В той или иной степени, — подтвердил Максимилиан. — Но это совсем не то, о чем я хотел с тобой поговорить.

— О чем же тогда?

— Сегодня, ближе к вечеру, мы переберемся в столицу.

— Так скоро? — не удержалась Алиса.

— А зачем откладывать? У нас очень насыщенный график, и чем раньше ты начнешь, тем лучше!

«А кто в этом виноват?» — промелькнула недовольная мысль, но Алиса не стала ее озвучивать.

— Может было бы лучше, если бы мое обучение проходило здесь, где не так много людей? — сделала она еще одну попытку повернуть неприятную ей ситуацию в свою сторону.

— А ты оказывается трусиха, — рассмеялся Макс, подходя к креслу. — Прости, дорогая, но возражения не принимаются. А сейчас нам пора обедать.

Посмотрев на протянутую мужскую руку, как на ядовитую змею, Алиса еще некоторое время размышляла, но все же приняла помощь. Вложив свою ладошку в широкую ладонь мага, она еле слышно вздохнула, напоминая самой себе, что пути назад нет.


Глава 13

— Ты готова? – поинтересовался Максимилиан.

«Нет!» — панически завопило сознание, но вслух Алиса сказала совершенно противоположное.

— Да.

Скептически выгнув бровь, Макс внимательно всмотрелся в немного взволнованное лицо своей подопечной, хмыкнул, но комментировать не стал. Обняв одной рукой Алису за талию и притянув ее практически вплотную к себе, маг предложил:

— Может, закроешь глаза?

— Зачем? — искренне удивилась девушка.

Посмотрев на стоящих около лестницы четырех женщин в строгих темных платьях, Максимилиан нагнулся к уху Алисы и прошептал, обдавая нежную кожу горячим дыханием:

— Для тех, кто никогда не путешествовал порталами, переход может быть довольно неприятным. Особенно на такое большое расстояние. Я просто не хочу, чтобы ты испугалась.

Поежившись из-за толпы мурашек, рождаемых дыханием мага, Алиса отрицательно покачала головой:

— Все хорошо. Мне интересно посмотреть.

— Ну, смотри сама, я предупредил, — хмыкнул Макс и вновь посмотрел на провожающих их женщин. — Я навещу вас через несколько дней.

— Мы будем ждать вас, ларр, — откликнулась одна из них, выполняющая здесь роль экономки.

А в следующий миг они пропали из вида, отгороженные белесой стеной. Замаячившие вокруг Алисы всполохи, заставили ее немного задохнуться от неожиданности и спрятать лицо на груди мага.

Как Максимилиан и предупреждал, переход действительно немного пугал. Слишком резким и неожиданным было это мелькание. Но почувствовав, как маг сильнее прижимает ее, Алиса не смогла удержаться и чуть повернула голову.

Чувствуя сильные руки мужчины, обнимающие ее, девушка уверилась, что все будет хорошо, и она нигде не потеряется по дороге. Поэтому уже более спокойно принялась любоваться порталом. Зрелище действительно было необычным и захватывающим дух. Быстро мелькающие сквозь белесую дымку цветные пятна словно растекались, плавно соединяясь друг с другом.

Вот только с непривычки глаза разболелись, а голова немного закружилась. Поэтому в свой новый дом Алиса прибыла плотно прижавшись к Максу и уткнувшись лицом ему в грудь.

— Уже все, можешь открывать глаза, — осторожно проведя рукой по волосам, сказал маг.

Немного отодвинувшись, Алиса настороженно осмотрелась и, не заметив никаких бликов, довольно улыбнулась. Определенно это был немного пугающий опыт, который она решится повторить еще не скоро.

— Ларр Максимилиан, мы рады приветствовать вас и вашу подопечную, — раздался позади нее немного хриплый мужской голос.

Смутившись, девушка резко отпрянула от мага, оборачиваясь, чтобы посмотреть на говорившего. А рассмотрев, тихо ойкнула и отступила назад, впечатываясь спиной в грудь Макса.

Стоящий перед ней мужчина больше всего своей внешностью напоминал бандита. Крупный, широкоплечий, с резкими чертами лица и, судя по горбинке, сломанным когда-то носом. А уж пронзительные черные глаза и некрасивый шрам, пересекавший правую бровь и спускающийся к скуле, вообще заставили поежиться и непроизвольно ухватиться за руку мага.

— Здравствуй, Сэт, — хмыкнул Макс, перехватывая левой рукой талию Алисы. — Не обращай внимания, Алаиса впервые совершает столь длинный переход, вот еще и не пришла в себя.

— Я так и понял, — почтительно поклонился тот, кого назвали Сэтом.

«А то, что он выглядит, как бандит, при обычных обстоятельствах, значит, меня не должно было испугать?» — мысленно возмутилась Алиса, подумывая, не наступить ли на ногу вредному магу. Решив, что все же это немного детский поступок с ее стороны, воздержалась. Хотя очень сильно хотелось!

— Комнаты вашей подопечной уже готовы, — отчитался Сэт. — Проводить?

— Нет, я сам, — качнул головой Макс, а Алиса еле сдержала облегченный выдох. — Кто-нибудь приходил?

— Только слуга ларры Мириан. Она передала, что прибудет завтра часам к десяти.

— Отлично!

Больше не задерживаясь, Макс повел девушку наверх, спеша показать новые покои. По пути им постоянно кто-то попадался из обитателей дома. То женщины в таких же строгих темных платьях, что и в доме Морозко, то мужчины в форменных ливреях, а один раз попался мальчик, важно вышагивающий за довольно молодой женщиной.

— Здравствуй, Тассир, — присаживаясь рядом с ним на корточки, поздоровался ледяной маг. — Снова маме пришел помочь?

— Здравствуйте, ларр Максимилиан, — немного неуклюже, но со всем старанием, поклонился малыш и гордо выставил перед собой небольшую корзину, в которой лежали какие-то салфетки. — Конечно!

— А не тяжело?

— Нет, я уже совсем большой!

Потрепав малыша по волосам, Макс, наконец, встал и, ухватив за руку немного ошарашенную Алису, продолжил свой путь.

Идя вслед за магом, девушка честно пыталась понять, что это такое было? Слишком разительные перемены. Из ехидного вредного старикашки, проверяющего каждый закуток на предмет пыли, до надменного мага, считающегося только со своим мнением. И вот теперь эта доброта и участие.

Алиса была уверена, что не многие люди, обладающие властью, будут вот так запросто общаться с сыном служанки. Более того, они могли справедливо возмутиться его присутствию в своем доме! А Макс даже не обратил на это внимания, из чего следовало, что мальчик обитает здесь очень часто и к этому уже давно все привыкли.

— Проходи, — открыв одну из дверей, пропустил ее Максимилиан. — Это твои покои. Надеюсь, угодил?

Пройдя внутрь, Алиса с любопытством осмотрелась. Большая и светлая комната, выполненная в золотисто-песочных тонах радовала глаз. Никакой вычурности и роскоши, которой так опасалась девушка, не было. Все просто и лаконично.

У высокого окна стоял небольшой столик с несколькими стульями. В противоположной стороне комнаты разместилась невысокая тахта, а рядом книжный стеллаж. Несколько высоких расписных ваз и картин на стенах, вот в принципе и все.

Но больше всего Алисе понравился большой ковер, лежащий по середине комнаты. Ей сразу же захотелось разуться и пройтись по нему босиком, утопая в таком мягком на вид ворсе.

— Здесь красиво, спасибо, — искренне улыбнулась она.

— Тогда пойдем смотреть дальше, — подходя к двери, расположенной с правой стороны от входа.

Спальня, выполненная в светло-бежевых тонах, огромная кровать с балдахином, комод, встроенный в стену шкаф, два глубоких кресла и журнальный столик. Ванная, облицованная лазурного цвета то ли плиткой, толи чем-то похожим.

Мини бассейн с четырьмя ступеньками, шкафчик с лежащими там полотенцами и висящими в другом отделении банными халатами. Приделанная над бассейном полка, полностью заставленная разными баночками.

Туалет с обычным унитазом. Алиса еле сдержала смех, вспоминая, как поначалу переживала, что увидит просто дырку в полу. Тем приятнее стали для нее привычные удобства.

«И это все мне одной? — поразилась девушка, вернувшись в спальню и сняв, наконец, шубку. — Была бы здесь еще кухня и все, у меня отдельная квартира!»

— Мне все нравится! — обернувшись к магу, сказала Алиса.

— Рад, что угодил, — улыбнулся Максимилиан, присаживаясь в кресло. — Чуть позже я покажу тебе весь дом, заодно познакомив с его обитателями. Если меня вдруг не будет, то со всеми вопросами ты смело можешь обращаться к моей экономке саре Анике, или же к Сэту. Он…

— Обойдусь как-нибудь сама, — не удержалась девушка. — Не думаю, что мне может понадобиться что-то столь важное, чтобы не дождаться вашего возвращения.

— Алаиса, ты его боишься? — проницательно поинтересовался маг.

— А как его можно не бояться, если у него просто бандитская внешность? — возмущенно ответила девушка. — Такое чувство, что по нему виселица плачет!

— Ну-у-у… Он действительно, в некотором роде висельник, — честно сознался Макс, пристально наблюдая за реакцией своей подопечной. — Теперь ты и из комнаты не выйдешь из-за этого?

Отойдя от удивления, Алиса несколько мгновений раздумывала, а затем, присев на прикроватный пуфик, сказала:

— Сейчас меня больше интересует его история. Не думаю, что вы взяли бы на работу такого человека, если бы тут не было какой—то заковырки.

— Ты совершенно права, — усмехнулся Макс и замолчал.

Выждав некоторое время, но так и не дождавшись ответа, Алиса поинтересовалась:

— Это какая—то тайна?

— Нет, просто… Довольно неприятная история получилась. С твоего позволения, я не буду вдаваться в подробности. Дело в том, что Сэт выбрался из самых низов. Рос в неблагополучной семье, попал в довольно неприятную компанию и мог бы окончить жизнь на плахе еще в довольно юном возрасте, если бы не отставной военный, у которого он попытался украсть кошелек. Тот не стал отдавать воришку страже, а предложил стать солдатом, с перспективой карьерного роста. И Сэт со временем действительно многого добился, что довольно удивительно для человека из того окружения, в котором он рос.

При этих словах Алиса даже не удивилась. Такое можно было встретить и в ее родном мире. Очень редко те, кто вырос в неблагополучных семьях, добивались хоть какого-нибудь успеха в жизни. По большей части они или спивались, или попадали в тюрьму.

— А потом он влюбился в достойную, как ему казалось, девушку, — криво усмехнулся ледяной маг. — Вот только эта девушка была замешана в довольно темных делишках, на пару еще с несколькими военными. Когда он узнал правду, было уже слишком поздно, все улики указывали именно на него, а невеста оказалась очень хорошей актрисой. Причем начальник того форта, где служил Сэт, оказался еще тем… – Макс еле сдержал порыв нецензурно выругаться. — Захотел выслужиться перед более высоким начальством и повесить преступника без суда и следствия. Сэту повезло, что в него была влюблена одна селянка. Она не побоялась отправиться в столицу порталом, отдав при этом все свои сбережения, чтобы встретиться с «главным начальником». А дальше сама судьба свела нас с ней. Я как раз выходил из дворца, когда стража уже собиралась отвести ее в тюрьму. Мы тогда успели в последний момент, и я действительно буквально выдернул Сэта из петли. Моим людям понадобилось совсем немного времени, чтобы доказать сфабрикованность улик и найти настоящих виновных.

— А та девушка, которая селянка… Что с ней стало? Надеюсь, Сэт понял, какое сокровище ему досталось.

— Ее убили.

Охнув, Алиса непроизвольно прижала руку к груди. Ей совершенно не хотелось верить, что та история так печально закончилась.

— Невеста Сэта и убила, — добил ее Максимилиан. — Заставила выпить яд норты. Страшная вещь. Если в течении пятнадцати минут не выпить противоядие, жертве уже ничто не поможет и она будет умирать в страшных муках. А я, как и много раз до этого, не успел. Мы нашли ее только утром.

— А что же Сэт? — осторожно поинтересовалась девушка.

— Очень долго винил себя в том, что не замечал странностей раньше, — пожал плечами ледяной маг. — Он собирался бросить армию и стать наемником. Я предложил ему более выгодный вариант. Он уже тринадцать лет служит у меня.

— Какая печальная история, — глухо произнесла Алиса, рассеянно посмотрев в окно.

— И в тоже время пусть она послужит тебе уроком, — резко сказал Макс. — Никогда не суди по внешнему виду. Внешность очень часто бывает обманчива. Многие люди носят маски, под которыми может оказаться все, что угодно.

Немного поморщившись, Алиса кивнула. Все же Макс был прав, она довольно глупо повела себя, повесив ярлык бандита на совершенно незнакомого человека.

— Тогда, если ты все поняла, думаю, тебе стоит переодеться, и я покажу тебе дом, — встав с кресла, предложил герцог.

— Во что? — удивленно спросила Алиса.

Усмехнувшись, Максимилиан подошел к шкафу и открыл дверцы. С любопытством проследовав за ним, Алиса пораженно застыла, глядя на открывшуюся ее взору довольно большую комнату.

«Он больше внутри, чем снаружи», — вспомнилась девушке высказывание из одной книги.

Несмело переступив порог, она осмотрела полупустые полки и вешалки. Пройдя вдоль стен, легонько провела рукой по висящим ровными рядами платьям, с удовольствием погладила серебристый мех полушубка и, обернувшись к стоящему у порога мужчине, удивленно спросила:

— Это все мне?

— Тебе, — с улыбкой ответил Макс. — Правда это еще не все, а только самое необходимое на первое время. Потом нужно будет дозаказать то, что нужно. Думаю, Мириан не откажется тебе помочь с выбором. Заодно ознакомишься с нашей модой. Переодевайся, я подожду тебя в гостиной.

Как только мужчина вышел, Алиса, вздохнув, принялась исполнять его наказ. Сняв, наконец, надоевшие уже сапоги и шерстяное платье, выбрала себе легкую кремового цвета блузку и светло—коричневого цвета юбку.

Переодевшись, переплела волосы, уложив их короной вокруг головы. Образ довершили удобные туфельки на невысоком каблучке. Покрутившись перед зеркалом и придя к выводу, что выглядит очень даже не плохо, Алиса вернулась в гостиную.

— Раз ты уже готова, можем начинать экскурсию, — осмотрев ее с ног до головы, сказал Макс, подходя к двери. — Сейчас спустимся на первый этаж, и я познакомлю тебя с прислугой.

Покладисто кивнув головой и немного нервно сжав ткань юбки, Алиса отправилась вслед за магом. Она очень надеялась, что понравится всем этим людям. Здраво рассудив, что если будет по-другому, у нее может появиться много проблем, еле заметно поежилась. Ей с ними жить под одной крышей еще неизвестно сколько, и лишних неприятностей не хотелось бы.

Чуть не налетев на неожиданно остановившегося мага, Алиса недоуменно посмотрела на его спину. А Макс, обернувшись и ободряюще сжав ее ладонь, тихо проговорил:

— Не стоит их бояться, они не кусаются. Что с тобой случилось? Ведь ты совсем недавно была такой смелой.

— Мне с ними жить в одном доме неизвестно сколько, — честно ответила Алиса, стараясь как можно более естественно отнять свою руку у мага. — Неужели вы думаете, что если я им чем-то не понравлюсь, они не найдут способа мне насолить?

— Умная девочка и дальновидная, — одобрительно улыбнулся Макс, выпуская ее ладонь. — Просто постарайся ничего не взорвать и не сломать! Я не всегда смогу быть рядом.

— Вы мне это до конца жизни припоминать будете? — тут же насупилась Алиса.

— А ты хочешь прожить со мной всю жизнь? — еле сдерживая смех, поинтересовался герцог.

— Вот еще! Это просто выражение такое.

— Как скажешь.

Еще немного посверлив ее насмешливым взглядом, Максимилиан начал спускаться по широкой лестнице. Алисе ничего не оставалось, как последовать вслед за ним. Спустившись в просторный холл, она заметила, что их уже ждут.

Ровные ряды прислуги заставили девушку немного понервничать. А уж когда они слаженно поклонились, приветствуя хозяина и его спутницу, вообще еле удержалась от того, чтобы не сбежать в свою комнату.

— Это моя подопечная, ларра Алаиса Винтер, — нисколько не заботясь о переживаниях девушки, Максимилиан подтолкнул ее вперед. Еще и руки на плечи положил.

«Наверное, чтобы не сбежала», — решила Алиса, стараясь скрыть нервозность под всеми этими любопытными и изучающими взглядами.

— С Сэтом ты уже знакома, — тем временем продолжил представлять своих людей Макс. — А это моя экономка сара Аника.

Невысокая и худая женщина присела в книксене и вновь уставилась на Алису цепким изучающим взглядом карих глаз. От столь пристального внимания, девушка, уже в который раз, почувствовала себя довольно неуютно. Экономка словно решала для себя, как относиться к нежданной гостье этого дома. Ведь Алиса не новая прислуга, попадающая под ее ответственность, а наоборот подопечная хозяина, имеющая право отдавать приказы.

— Наш повар, сар Ален, — будто не замечая довольно пристального внимания к девушке, представил Макс высокого мускулистого мужчину, с посеребренными сединой темно-русыми волосами.

«Да какой из него повар? — мысленно взвыла Алиса, рассматривая мужчину. — Ему бы войсками командовать, а не поварешкой махать! Это не дом, а не пойми что».

Благо остальные люди не сильно выбивались из представлений девушки об обычных слугах. Конечно были некоторые странности, но не столь явно бросающиеся в глаза.

А вот что очень сильно удивило, так это то, что Максимилиан совершенно без запинки представил всех по именам, указав их место работы. Даже посудомоек! Это совершенно не вязалось с образом аристократа.

Алиса действительно не могла представить, чтобы люди из высшего света поименно знали всех своих слуг. Она настолько задумалась об этом несоответствии, что даже не заметила, как все разошлись, а Макс уже какое-то время что-то ей объясняет.

— Алаиса, ты меня вообще слушаешь? — наконец не выдержал ледяной маг и немного повысил голос.

— Простите, немного задумалась, — виновато ответила она на недовольную реплику Макса.

— Пойдем, я покажу тебе дом, чтобы ты смогла спокойно в нем ориентироваться, — тяжело вздохнув, Максимилиан направился в какой—то коридор.

И началось, как мысленно сама для себя назвала Алиса, паломничество. Малая столовая, большая столовая, гостиная, кухня, складские помещения, гостевые комнаты, кабинет, отведенный Алисе для занятий. Здесь даже бальный зал имелся! Просторный, светлый, с выходом в сад. Он казался девушке просто громадный.

Но больше всего ее поразила библиотека. Двухэтажная, с широкой винтовой лестницей, ведущей на верхние этажи, со стеллажами заставленными книгами и фолиантами. Тяжелые плотные шторы на окнах создавали таинственный полумрак в этом царстве книг.

— Нравится? — с улыбкой поинтересовался Макс, глядя на то, с каким восхищением Алиса осматривается по сторонам.

— Очень! — призналась она, осторожно притрагиваясь подушечками пальцев к корешкам книг.

— Ты сможешь здесь найти много полезного из того, что тебе может понадобиться в обучении, ну а пока давай продолжим знакомиться с домом.

И вновь коридоры, комнаты, залы, кабинеты. Картинная галерея, с полотнами на которых были изображены предки братьев. Они, словно живые, взирали на Алису кто с презрением, кто с равнодушием, а кто и с веселым любопытством. Такие разные внешне, но все с печатью силы во взгляде.

— Кто это? — с любопытством глядя на красивую пару изображенную кистью талантливого художника на лоне природы, спросила девушка

— Мои родители, — коротко отозвался ледяной маг.

— Красивые, — пробормотала Алиса, а затем, осмотревшись по сторонам, поинтересовалась: — А почему здесь нет ваших с братом портретов?

— Потому что мы все еще живы, — так и не отведя взгляда от портрета родителей, ответил Макс. — Так же, как и наша бабушка, и наш младший брат.

— Я… Простите, — смутилась Алиса.

— Ничего страшного, ты не могла знать об этой традиции, — резко повернувшись к выходу, холодно сказал Максимилиан. — Пойдем.

И Алиса беспрекословно последовала за ним. Вот только до конца их прогулки маг был слишком задумчив, хоть исправно и отвечал на вопросы любопытной девушки. Было заметно, что его что—то гложет, но Алиса просто ее осмелилась поинтересоваться причиной. Решив для себя, что ледяной маг вспомнил своих родителей, она весь вечер старательно поддерживала легкую беседу.

Но и на следующее утро, когда они встретились за завтраком, Макс не блистал радушием. Алиса уже окончательно решила поскорее уйти к себе, чтобы не попасть под горячую руку, если настроение мага ухудшится еще сильнее, когда в столовую, без предварительного предупреждения, вошла она. Главный целитель империи и будущая наставница Алисы ларра Мириан.


Глава 14

Осторожно положив вилку на тарелку, Алиса заворожено посмотрела на миниатюрную и, на первый взгляд, такую хрупкую черноволосую женщину, несколько мгновений назад стремительно вошедшую в столовую. Откинув с лица золотистую прядь волос, незнакомка пристально осмотрела присутствующих.

А девушка еле сдержала восхищенный вздох, глядя на то, как солнечные лучи заиграли бликами на спрятавшихся среди густой копны цвета воронового крыла, золотистых локонах. Нежданная посетительница была потрясающе красива.

С тонкими, точеными чертами лица, зелеными колдовскими глазами, стройной фигурой, что угадывалась через складки свободного платья, и поистине королевской осанкой.

— Мириан, я безумно рад, что ты так быстро прибыла, — встав из—за стола и стремительно подойдя к красивой незнакомке, Максимилиан поднес ее руку к своим губам.

Наблюдая за тем, с каким почтением ледяной маг целует ладошку женщины, Алиса испытала легкий укол недовольства, тут же позабытый, как только она вспомнила, где слышала это имя.

«Так это моя наставница?» — пронеслась паническая мысль.

Она уже не была уверена, что это хорошая идея — обучаться у ларры Мириан. Алиса подозревала, что будет чувствовать себя рядом с ней, как сорная трава рядом с королевской лилией. Неуютно.

— Ай-яй-яй, ларр Максимилиан, как не стыдно, — тем временем заговорила целительница приятным грудным контральто. — Хотел сбежать, так и не дождавшись меня?

— Ты же понимаешь, что моя работа…

— Никуда не сбежит! — усмехнулась Мириан, но заметив скептический взгляд мага, пробормотала: — А может и сбежит.

— Мне действительно надо уходить, — примирительно сказал Макс. — Давай я вас познакомлю…

Влетевший через закрытое окно магический сгусток огня прервал герцога, не дав тому закончить предложение. Покрутившись в воздухе перед лицом мужчины, он, наконец, опустился на его ладонь. Всего одно мгновение, и заинтересованная этим необычным зрелищем Алиса видит, как огонек рассыпается искорками.

— Иди уж, — понимающе улыбнулась Мириан. — Мы сами познакомимся.

Благодарно улыбнувшись целительнице и пожелав хорошего дня, Макс исчез в портале, спеша на встречу с тем, кто отправил ему вестника.

«Это он что, так рад избавиться от меня, что даже забыл попрощаться?» — раздраженно подумала Алиса, глядя на то место, где мгновение назад стоял мужчина.

— Не обижайся на него, — присев за стол, улыбнулась Мириан. — Наш император не очень любит ждать. Давай лучше знакомиться. А то в первую нашу встречу, ты была… не совсем в форме.

— Ал… аиса… Винтер, — неуверенно отозвалась Алиса, все еще привыкая к новому имени.

— Мириан Килар, — тут же представилась целительница, внимательно рассматривая свою будущую ученицу. — Вот и познакомились. А сейчас…

— Ларра Мириан, чай? — раздался голос незаметно подошедшего Сэта.

— Не откажусь, но принеси нам его… — задумавшись, она перевела взгляд на Алису. — Ты знаешь, какую комнату нам выделил ларр Максимилиан?

Дождавшись утвердительного кивка, целительница встала из-за стола и выжидающе замерла. Алисе ничего не оставалось, как только последовать примеру ларры Мириан. В принципе она нисколько не расстроилась этому факту. Уж слишком ее снедало любопытство. Хотелось поскорее узнать, кто же такие эти Забирающие и что ее ждет. И даже чарующая красота ее наставницы не казалась больше помехой.

Быстро проведя гостью к кабинету, она в нерешительности остановилась, не зная с чего начать разговор.

— Ой, да ладно! — немного удивленно рассматривая уютно обставленную комнату, воскликнула Мириан. — Макс действительно выделил ее?

— Что-то не так? — недоуменно осматриваясь по сторонам, спросила Алиса.

На ее взгляд здесь было очень хорошо. Широкий рабочий стол, стоящий около окна. В центре комнаты небольшой диванчик, а перед ним журнальный столик. Большую часть стен занимали книжные шкафы. А на одной из них висела такая же карта Эдеи, как и в доме Морозко. Ничего лишнего, только самое необходимое.

— Ты, наверное, просто не знаешь, что это… М-м-м… Бывшая классная комната Максимилиана и его братьев, — ответила Мириан, чему-то довольно улыбаясь. — Здесь, кстати, есть и маленькая лаборатория. Если я все правильно помню, то дверь, ведущая в нее, вот за этим шкафом.

Пройдя в указанном направлении, Алиса действительно обнаружила неприметную дверь, практически сливающуюся со стеной. Но как только она захотела посмотреть, что же это за лаборатория такая, как целительница предостерегающе подняла руку.

— Не стоит. Обычно на таких дверях навешены охранные заклинания. Лучше потом поинтересуйся у Макса, пусть он сам тебе ее покажет.

— А разве она нам не понадобится? — немного разочарованно спросила Алиса.

— Нет, — качнула головой Мириан. — Когда твой дар распечатают, и ты хорошо сможешь держать щиты, то будешь обучаться в другом месте. Раньше Забирающие, как и другие целители, обучались в академиях, просто на отдельном факультете. А сейчас нас слишком мало, поэтому я буду учить тебя всему сама, как и еще одну девушку. Солара старше тебя и уже скоро заканчивает обучение, но, думаю, вы обязательно подружитесь!

Не став ничего говорить на этот счет, Алиса подошла к дивану. Тем более пришла служанка с подносом, на котором стояли маленький фарфоровый чайник, чашки и блюдца с пирожными. Ловко все расставив и присев в книксене, девушка удалилась, так и не произнеся ни слова.

— Ну что же, думаю, у тебя накопилось уйма вопросов, — разливая ароматный чай, предположила Мириан.

— Конечно же! — не смогла сдержаться Алиса. — Я хочу знать, кто же такие эти Забирающие? Чем отличаются от обычных целителей и почему их теперь так мало?

— Сколько вопросов за один раз, — рассмеялась целительница, присаживаясь рядом с девушкой. — Тогда начнем с одной красивой легенды, которая объясняет, как появились такие, как мы с тобой.

Алиса моментально позабыла и про чай и про все остальное. Уж слишком загадочно смотрела на нее эта красивая женщина.

— Очень давно, когда прошло всего несколько веков с того дня, как люди попали на Эдею, межрасовые браки были не то чтобы под запретом, скорее не приветствовались, — улыбнувшись светившейся любопытством Алисе, начала свое повествование Мириан. — И тем более они не приветствовались с людьми. Хоть другие расы и приняли, во многом благодаря драконам, факт того, что теперь в их мире живут переселенцы, но… Как бы это правильнее сказать? — на мгновение задумавшись, целительница побарабанила пальцами по столу. – Наверное, скажу, как есть! Людей считали слабыми и никчемными. Мало живут, жадные и завистливые. Нет, конечно же, были и другие, но на общем фоне они как—то терялись. А уж то, что наши маги могли только брать, ничего не отдавая взамен, вообще считалось неполноценностью.

— Это как? — не удержалась Алиса от вопроса. — Что значит брать, не отдавая.

— Я не знаю, как обстояли дела на нашей прародине, но здесь расы были неразрывно связаны с миром в магическом плане. То есть они не только могли пользоваться магией окружающей их, но так же вырабатывая ее, по сути сами являясь магическими источниками. Кто-то в большей степени, кто-то в меньшей, но это есть во всех без исключения коренных расах Эдеи. Они использовали свою внутреннюю силу, насыщая окружающую среду магией. Вот такой магический круговорот. Люди же были другими. Они не могли генерировать магию, заполняя свои резервы извне. Соответственно ничего не отдавая взамен. Конечно же другие считали их неполноценными. Это сейчас многие маги, что есть у нас, тоже являются источниками, хоть и более слабыми. А все потому, что во многих имеется хоть и капля, но кровь других рас.

— Как необычно, — пробормотала Алиса. — Получается, у других рас симбиотические отношения с этим миром.

— Да, именно так, — согласно кивнула головой целительница. — Именно из-за этого брак между Старшими расами и людьми считался чуть ли не позором. Кому захочется породниться с ущербным существом? Поэтому, когда один из наследников клана черных волков влюбился в простую человеческую девушку, это стало просто ударом для всей расы оборотней. Правда Лиэтта была сильной целительницей, но это все равно не отменяла того факта, что она человек.

— Ого! — вновь не сдержалась Алиса, подавшись вперед и с любопытством посмотрев на целительницу. — Как это произошло?

Как всякой обычной девушке, ей нравились романтичные истории любви. А тут, по всему выходило, что история будет не только романтичной, но и довольно необычной.

— История, к сожалению, умалчивает о том, как она познакомилась с Брантом, — Мириан не смогла сдержать улыбки, услышав разочарованный вздох своей собеседницы. — Нам известно лишь то, что он ради нее ушел из клана. Конечно же, как ты можешь догадаться и сама, это не вызвало восторга у его сородичей. Сильный маг и воин потерян для них, и все из—за какой—то человечки! Все решили, что она его просто околдовала. Глава клана не хотел мириться с потерей сына и отправил по их следу элитный отряд, во главе со старшим братом Бранта Иргатом. Наша влюбленная парочка довольно долго и успешно скрывалась от преследователей, но это не могло продолжаться вечно. Спустя где-то около полугода их настигли в Драконьих горах и предложили отпустить Лиэтту, если оборотень вернется домой и женится на представительнице их расы. Но Брант отказался покидать любимую, зная, что ее все равно не оставят в живых. Тогда Иргат пошел на хитрость. Он предложил младшему брату сделку, закрепленную магически. Ее суть была в том, что если Брант сумеет одолеть Иргата, тогда их отпустят, да еще и признают этот возмутительный союз.

— Неужели правду сказал? — Алиса недоверчиво нахмурилась.

— Иргат был самоуверен, ведь он являлся одним из сильнейших оборотней, и рассчитывал на скорую победу, — качнув головой, ответила Мириан. — Но то ли любовь к Лиэтте помогла, то ли за месяцы странствий оборотень существенно повысил свои умения, только Брант сопротивлялся столь яростно, что даже начал выигрывать. По слухам, дошедших до наших дней, то был страшный и кровавый бой. И если бы не случайность, из-за которой братья упали со скалы, он бы точно выиграл! А так в той битве оказались две проигравшие стороны.

Охнув, Алиса непроизвольно сжала руки в кулаки, уже не уверенная, что хочет слышать окончание этой истории. Больше всего девушка боялась, что ей сейчас поведают печальный конец, сродни Шекспировским Ромео и Джульетте. А такие окончания в историях она на дух не переносила!

— И что же случилось дальше? — осторожно поинтересовалась она, мысленно настраивая себя на самый печальный исход.

— Братья настолько сильно пострадали, что им не могла помочь ни их бешеная регенерация, ни целительское искусство Лиэтты, — ответила Мириан, польщенная такой заинтересованностью девушки к своему рассказу. — Их нити жизни уже практически оборвались, когда целительница решилась на немыслимое. Постоянно взывая к богам, девушка по капле отдавала свою жизнь любимому и его брату, твердя, что лучше она умрет, чем станет причиной гибели дорогого для нее существа и его родственника.

Последовавшая за этим недолгая пауза заставила Алису подобраться и затаить дыхание, словно перед прыжком в воду. Она и боялась, и буквально сгорала от любопытства. Так и не решив для себя, чего же хочет больше, Алиса еле заметно кивнула, будто показывая, что готова услышать продолжение.

— В те древние временя боги еще отзывались на мольбы своих созданий, — тяжело вздохнув, продолжила рассказывать Мириан. — Говорят, что сам бог Смерти Таос отступил перед силой и решимостью человеческой девушки, не дав своим посланникам оборвать нити жизни. Иргат и Брант выжили, а Лиэтту, за ее самопожертвование и бескорыстие вознаградили чудесным даром. Богиня Жизни оставила на ней свой знак, даровав великую силу. Эта отважная девушка стала первой Забирающей, а мы… Мы все являемся ее потомками, ибо как было сказано, только потомки Лиэтты унаследуют этот дар. И я уверена, что эта история стала одним из решающих факторов, после чего другие расы пересмотрели свое отношение к людям. Если и не ко всем, то ко многим точно.

Облегченно выдохнув от того, что эта история все же оказалась со счастливым концом, Алиса недоуменно поинтересовалась:

— Но… Не понимаю, при чем здесь я? Как так могло произойти, что этот дар проснулся во мне? Ведь я из совершенно другого мира!

— Но это не мешает тебе быть одним из потомков Лиэтты, — похлопав девушку по руке, усмехнулась Мириан. — Дело в том, что три тысячи лет назад многие сбежали от войны в другие миры, а не только на другую часть Эдеи. Почему не может оказаться так, что твои предки были из этого мира? А судя по твоему дару, это так и было.

Ошеломляющее откровение целительницы заставило Алиса крепко задуматься. С одной стороны в это слабо верилось. Слишком уж невероятно звучало! А с другой… Почему бы и нет? Раз существуют другие миры, и она смогла попасть в один из них, то вполне может быть и так, как сказала Мириан. И сейчас, спустя годы, вспоминая реакцию бабушки Таи, Алиса поняла, что та что-то знала. Просто не могла не знать.

«Тогда чего же она так боялась? Почему не рассказала мне правды, когда я подросла. Наоборот, эта тема была под запретом и бабушка с большой неохотой отвечала на мои вопросы, стараясь быстрее закончить разговор»

— Тебе так сложно в это поверить? — поинтересовалась Мириан, заметив, как девушка хмурит брови.

— Нет, просто… — помолчав в нерешительности, Алиса все же рискнула рассказать о своих сомнениях. И о том, что в их мире магия считается выдумкой, и о переживаниях бабушки, и о своих мыслях на этот счет.

— Знаешь, я не думаю, что в вашем мире нет магии вообще, — осторожно сказала целительница. — Была давно одна история, когда эльф попал в полностью не магический мир и еле сумел вернуться назад. Его тогда еле спасли, ведь тот мир практически досуха «выпил» его. Все дело в том, что такие миры вытягивают магию из существ. А раз у тебя есть дар, хоть и запечатанный, ваш мир не из таких. Ну а почему твоя бабушка чего—то опасалась, сказать не могу. Видимо на то были свои причины, поэтому не забивай себе ими голову.

Решив, что в словах женщины есть зерно истины, Алиса задала еще один интересующий ее вопрос.

— Так чем же Забирающие отличаются от простых целителей?

— Ну, насколько ты уже могла понять из названия, мы забираем, — сложив руки на коленях, как примерная ученица, серьезно ответила Мириан. — Мы можем забрать все болезни, что мучают человека. Оттянуть на себя действие яда, отравляющего организм. Моментально залечить колотую рану, хоть это и не рекомендуется. На нашем теле она не появится, но все «прелести» связанные с ней, отразятся полностью. Понимаешь, наш организм сам по себе мощное лекарство, поэтому Забирающие не поддаются лечению других целителей. В случае с тобой, мне пришлось изрядно потрудиться, чтобы помочь. Не будь твой дар запечатан, организм справился бы сам. А так и справиться не мог, и мне лишние проблемы чинил. В общем, если так рассудить, то мы универсальное лекарство практически от всего. Только воскрешать умерших не можем.

— Но… Это же невероятно! — Алиса никак не могла поверить в правдивость ответа ларры Мириан. — Получается, мы можем спасать уйму людей, не прилагая к этому практически никаких усилий!

— Можно и так сказать, — спокойно ответила целительница, никак не отреагировав на восторженный взгляд девушки. — Но в каждой монете есть и обратная сторона. Алаиса, хоть наш организм и очень силен, но даже для него это просто невообразимая встряска. Легче, когда он сталкивается с чем-то знакомым, от чего у него уже заготовлено «лекарство». Но когда мы забираем что-то новое… Это очень тяжело, ведь нужно время на выработку защиты. Всегда, после применения дара, ты должна дать себе время отдохнуть и восстановиться. А еще, хоть наши возможности и огромны, но не безграничны! — ухватив ладонь Алисы и крепко сжав, Мириан строго проговорила: — Будь осторожна, ты можешь погибнуть. Конечно, те, у кого ты забрала, будут спасены, но твой организм может не справиться. Всегда рассчитывай свои силы и возможности. К сожалению, даже мы не можем спасти всех.

Боялась ли Алиса смерти? Да, боялась, как всякий нормальный человек. И знание того, что твой дар в некотором роде не безопасен, страшило неимоверно. Но в тоже время девушка прекрасно понимала, что это не заставит ее отступить и воспользоваться шансом познать свой дар. Ведь если так разобраться, даже в профессии дворника есть свой риск.

— Я поняла вас и буду осторожна, — склонив голову, заверила ее Алиса. — Не хотелось бы так рано умереть, но… Скажите, это только у меня так, или же какая-то особенная черта всех целителей в потребности лечить?

— Нет, это у всех так, — заверила ее Мириан. — Не знаю, с чем это связано, но многие исследователи нашего феномена склонялись к мысли, что будущие целители, еще до получения дара, уже были подсознательно настроены на это. То есть если ребенок еще в детстве грезит только битвами, или, например, созданием чего-то нового (артефактами), то у него никогда не проснется дар целительства. Все же это очень большая ответственность — лечить людей. Мы психологически настроены на то, что всякая жизнь священна. И на протяжении всего обучения, преподаватели неустанно напоминают об этом студентам.

— Но зачем? — удивилась Алиса. — Ведь это само собой разумеется.

— Дело в том, что мы очень часто лечим людей не только порошками и настоями, но и работая с энергетическими и магическими потоками. А когда ты их прекрасно видишь и знаешь, очень легко поддаться искушению убить.

— Как убить? — ахнула девушка.

— А вот представь такую ситуацию, — встав с дивана, Мириан принялась расхаживать по комнате, собираясь с мыслями. — Нужно вылечить того, кто принес много зла и боли. И не имеет значения, лично тебе или кому-либо еще. Возможно, тебя захватили в плен, заставив лечить. А может быть этот человек находится под стражей, но до допроса вряд ли доживет. Неужели у тебя не возникнет желания лишить его жизни, когда есть и средства, и возможности?

Первым порывом Алисы было ответить категоричным «нет», но сдержав себя и поразмыслив, пришла к выводу, что солгала бы. В первую очередь солгала бы себе. Как ни дико это звучало и как бы не противно было, но жизнь слишком длинная, со своими поворотами и виражами. И быть полностью уверенной в чем-то нельзя.

— Мне еще многому нужно научиться и многое понять, — посмотрев прямо перед собой ничего не видящим взглядом, созналась Алиса.

— Ты права, — вновь присаживаясь рядом с ней, согласилась Мириан. — Многое приходит с опытом. Жаль, что этот опыт не всегда безболезненный.

Они еще долго разговаривали, не замечая прошедшего времени. Алиса старалась как можно больше узнать, что ей предстоит. Больше всего ее беспокоил момент с распечатыванием дара. Мириан честно предупредила, что не знает, как отреагирует магия девушки на столь долгое подавление. Все же у них такого раньше никогда не происходило.

— Могу сказать только одно, — ободряюще похлопав по руке Алисы, сказала целительница. — Судя по всему, дар у тебя сильный. Не будь ты даже Забирающей, очень высоко ценилась бы, как специалист. Такие маги у нас на вес золота. Но работы предстоит немеряно. Надеюсь, ты ответственно подойдешь к учебе?

— Не беспокойтесь, в своем мире я собиралась учиться по этой же профессии, — заверила ее девушка. — Там тоже нужно потрудиться, чтобы все запомнить и стать достойным специалистом в своей области.

— Что значит «в своей области»? — поинтересовалась Мириан.

— У нас все студенты определенное время учатся на общем курсе, — принялась объяснять девушка. — А уже потом выбирают какое-нибудь одно направление. Хирурги, терапевты, невропатологи, травматологи, гинекологи, отоларингологи. Это малая часть того, что есть в моем мире. Но не волнуйтесь, я уже поняла, что ваши целители совмещают все эти направления.

— Что же, хорошо, раз ты это все понимаешь, — улыбнулась целительница. — А сейчас нам пора прощаться, уже довольно поздно. Я навещу тебя завтра.

Оглянувшись, Алиса с удивлением заметила, что за окном темно.

«Неужели мы проговорили целый день?» — поразилась она, ощутив, как ноет тело, от долгого сидения на одном месте.

— Я и не заметила, как быстро пролетело время, — созналась она, немного смущенно глядя на ларру Милиан. — Может быть, вы останетесь на ужин?

— К сожалению, не могу, — отказалась целительница. — Мой муж не очень любит, когда я надолго задерживаюсь без объяснения причин. А ты сама понимаешь, сейчас сказать правду я просто не имею права. Гранту я доверяю безоговорочно, но Максимилиан иногда может быть очень настойчивым и убедительным.

Распрощавшись со своей будущей ученицей, ларра Мириан исчезла в портале, оставив после себя легкий флер цветочного аромата. Алиса, некоторое время простояв на одном месте, все же решила наведаться на кухню, чтобы попросить чего—нибудь перекусить.

Как она смутно припоминала, к ним заходил Сэт, чтобы доложить об ужине. Но увлеченная беседой девушка просто не обратила внимание на него. Благо на кухне никто не стал ворчать, а несколько женщин еще и расстроено поохали над ней, твердя, что Алисе надо лучше питаться.

Прекрасно зная, что люди этой профессии готовы откармливать всех до отвала, девушка не стала ничего говорить, лишь поблагодарив за еду.

Быстро перекусив и осторожно отказавшись попробовать еще немножко «этого» и чуток «того», ушла к себе. Ей предстояло о многом подумать, попытавшись хоть немножко привести в порядок ту уйму информации, которой с ней так щедро делились.

Благо Максимилиан, вернувшись домой чуть позже, не стал настаивать на общении, заметив задумчивое лицо своей подопечной. Пожелав ей спокойной ночи, он покинул комнату Алисы. А утром… Утром он обрадовал ее известием о приготовленном персональном аде!


Глава 15

Алиса с удовольствием пила ароматный чай, неуловимо пахнущий малиной. Этот знакомый аромат помогал расслабиться и хоть немного отринуть носящиеся в голове нескончаемым бурным потоком мысли. Слишком много нового и интересного она узнала.

А еще хотелось побыстрее распечатать свой дар, чтобы не томиться неизвестностью. Конечно же Алиса опасалась, что магия может выйти из под контроля, но и мучиться, гадая, как все может выйти на самом деле, не желала. Поэтому и сидела сейчас за столом с гудящей головой и рассеянным взглядом.

— Алаиса, ты себя плохо чувствуешь? Заболела? — поинтересовался Макс, когда ему надоело наблюдать за вялыми движениями своей подопечной.

— Нет, все хорошо, — качнула головой Алиса. — Просто… Слишком много всего я вчера узнала.

— Тебя это напугало? — замерев с чашкой в руках, осторожно поинтересовался маг.

— Что-то напугало, что-то разожгло любопытство, — подняв на него немного уставший взгляд светло-карих глаз, честно призналась девушка. — Но определенно отступать я не намерена!

— Что же, это радует, — расслабленно улыбнулся Максимилиан. — Тогда спешу тебя порадовать, что сегодня ты встретишься с ларрой Фирэн. Она всегда считалась безупречным примером этикета, коему и будет тебя обучать, помимо всего прочего.

Порадовавшись, что не успела отпить из чашки, Алиса как—то затравленно посмотрела на довольного герцога, жалобно пробормотав:

— А может…

— Нет, не может, — немного хищно улыбнувшись, перебил ее Максимилиан. — Она уже скоро прибудет.

«Да ему просто доставляет удовольствие издеваться надо мной! — обожгла неприятная мысль. — Вот же пень старый! Хотя какой он старый? Очень даже ничего так, — окинув быстрым взглядом сидящего перед ней мужчину, вынесла вердикт Алиса. — Но все равно пень! Только бесчувственный».

— Перестань так сильно сопеть, а то пурша напоминаешь, — еле сдерживаясь, чтоб не расхохотаться, поддел ее Макс.

— Кого? — тут же нахмурилась Алиса.

— Есть у нас такой маленький пушной зверек с большими лопоухими ушами, — с готовностью поведал ледяной маг, наблюдая за медленно вытягивающимся лицом девушки. — Пуршей держат как домашних питомцев. Так вот, когда эти зверьки чем-то недовольны, они точно так же забавно сопят.

— У меня нормальные уши! — горя праведным гневом, возмутилась Алиса.

— Значит, тебя только это сравнение возмутило? — не сумев сдержать смех, поддел Макс.

Не придумав достойного ответа, Алиса протянула руку к сочному яблоку, горя желанием запустить им во вредного мага. Но от скорой расправы его спас Сэт, пришедший доложить о прибытии ларры Фирэн.

— Проводи ее в малую гостиную, мы сейчас подойдем, — распорядился Макс.

Бросив жалобный взгляд на дверь, за которым скрылся дворецкий?.. мажордом?.. Алиса так и не поняла, кем является Сэт, но искренне ему позавидовала. Потому что мужчине явно не нужно разучивать этикет, разбираться в титулах и запоминать геральдику.

«Конечно же нет, он ведь и так все это знает!» — решил напомнить о себе внутренний голос, и Алисе пришлось с ним согласиться.

— Алаиса, прекрати волноваться, она тебя не съест, — укорил ее Макс. — Там нет ничего страшного.

— Это вам так кажется, — буркнула девушка в ответ, но послушно отправилась вслед за магом.

Поначалу она решила, что действительно зря беспокоилась. В малой гостиной их встретила довольно приятная внешне дама, с каштановыми, чуть посеребренными на висках волосами, собранными в высокую прическу.

Она изящно присела в реверансе перед Максимилианом, поздоровавшись немного хриплым голосом. Алиса тогда еще удивилась, зачем ларре Фирэн трость, если двигалась она легко и непринужденно.

— Насколько я понимаю, это и есть та ларра, которой мне предстоит привить хорошие манеры? — наконец обратила она внимание на молчавшую Алису.

— Вы совершенно правы, ларра Фирэн, — отступив к стене, отозвался Макс. — Мою подопечную зовут ларра Алаиса Винтер, и ее манеры и познания в некоторых областях действительно нуждаются в шлифовке.

— Ну что же, на первый взгляд не все так плохо, — медленно обходя по кругу застывшую девушку, сказала «икона этикета». — Немного горбится, во взгляде никакого чувства собственного достоинства, а вот фигура и цвет лица совсем не плохи.

— Простите?.. — ошарашено пробормотала Алиса.

Стремительно переместившись и оказавшись прямо перед лицом ошалевшей девушки, ларра Фирэн практически ткнула тростью в нос Алисы, надменно заявив:

— Урок первый, милочка. Не смейте открывать рот, пока к вам не обратились.

— Ларра Фирэн, — раздался тихий рычащий голос Максимилиана, пробравший присутствующих до мозга костей.

Обернувшись в его сторону, Алиса непроизвольно отступила, хоть взгляд ледяных глаз был обращен совсем не на нее. Но и удержаться от этого движения просто не могла, слишком… жутко выглядел герцог в тот момент. Макс чем-то напомнил девушке хищника, готового броситься на свою жертву.

— Ларр Максимилиан? — неуверенно и немного испуганно отозвалась женщина.

— Трость, — плавно и стремительно скользнув в ее сторону, маг буквально вырвал означенную вещь из ослабевших пальцев ларры. — Насколько я помню, ваша нога уже не болит, поэтому и трость вам более не нужна.

— Да-да, конечно, — шустро согласилась аристократка, не сумев полностью скрыть охватившую ее нервозность.

— Алаиса, прости, я вынужден покинуть вас, — перехватив девичью ладонь и легко коснувшись пальцев поцелуем, с сожалением сказал Макс. — К сожалению дела не ждут.

И пусть его взгляд, обращенный на девушку, заметно потеплел, Алиса просто не осмелилась перечить ему. Она впервые видела, чтобы маг был так зол. И конечно же опасалась испытать эту злость на себе.

После ухода Максимилиана, Алиса опасалась, что ларра Фирэн попытается ей как-то отомстить за этот случай и приготовилась дать отпор. Все же терпеть такое поведение от совершенно незнакомого человека, она была не намерена!

Но, видимо, наставница настолько прониклась ситуацией, что просто не посмела сделать что-нибудь в отместку. Все, на что хватало достопочтимую ларру, так это неприязненно поджимать губы, когда она что—либо объясняла.

А объясняла ларра Фирэн, как ни странно, очень хорошо и доходчиво. И пусть Алиса не всегда понимала, зачем нужно столько условностей, но старательно запоминала.

Промучив девушку несколько часов всякими правилами и предписаниями, наставница, наконец, вспомнила о книксенах и реверансах. Вот тогда Алиса чуть не взбунтовалась! Она даже в самом страшном сне не могла представить, какой это адский труд — правильно присесть. Корпус почему-то все время норовил наклониться вперед сильнее, чем то было нужно. Ноги предательски дрожали, не желая терпеть такие издевательства. Локти оттопыривались, напоминая, по словам все той же ларры Фирэн, куриные крылышки. Казалось бы, что может быть проще, слегка приподнять подол платья, приседая? Но нет, руки упрямо занимали более удобное для них положение!

— Ларра Алаиса, ну как же вы не поймете, что первое впечатление о вас составят именно по умению правильно сделать реверанс! — возводя очи горе, патетично вещала мучительница, стараясь не слишком явно кривить губы в презрительной усмешке. — А вы не только не можете присесть, но даже десяти секунд не выдерживаете в такой позе. Интересно, что вы будете делать, когда вам придется простоять так целую минуту?

— Зачем? — искренне удивилась Алиса.

— А это такое своеобразное наказание, — охотно ответила ларра Фирэн. — Никто не имеет права встать, пока император не позволит. А теперь представьте, если какая-нибудь ларра не угодила особе королевских кровей. Не так сильно, чтобы отправиться в тюрьму или на плаху, а просто вызвала легкое неудовольствие. Тут уж или та несчастная выдержит продолжительное время позу смирения, или же будет отправлена восвояси, с наказом поднатореть в манерах.

— Но это же просто… низко! — справедливо возмутилась Алиса.

— Милочка, ну нельзя же быть столь наивной! — укоризненно покачала головой аристократка. — Запомните раз и навсегда, у кого больше власти, тот и прав!

«Это везде так, — недовольно подумала Алиса, в очередной раз пытаясь правильно присесть. — Но все равно же варвары какие—то!»

— Думаю, на сегодня достаточно, — смилостивилась, наконец, ларра Фирэн. — Но это не значит, что вы должны расслабляться! Тренироваться, тренироваться и еще раз тренироваться! Каждый день не менее часа вы обязаны учиться правильно приседать. Правда я сомневаюсь, что получится что-то стоящее, но, по крайней мере, вы не опозорите ларра Максимилиана отсутствием хоть каких—то манер.

Вспыхнув от этих слов, Алиса с трудом заставила себя не отвечать на явный выпад. Ей не хотелось опускаться до уровня этой самовлюбленной дамы. Но для себя девушка решила, что во чтобы то ни стало, она научиться всем этим реверансам. И не только для того, чтобы утереть нос ларре Фирэн!

Пришедший доложить о прибытии ларры Мириан Сэт, был встречен радостной улыбкой Алисы. Выказав удивление столь теплым приемом слегка приподнятой бровью, дворецкий—мажордом—неизвестноктоеще с поклоном пропустил целительницу в гостиную.

— Ларра Фирэн, — удивленно поздоровалась Мириан.

— Ларра Мириан, для меня большая радость видеть вас, — расплылась в счастливой улыбке аристократка, приседая в глубоком реверансе, немало удивив этим Алису. — Но, к сожалению, я уже ухожу. А вам, ларра Алаиса, — посмотрев строгим взглядом на измученную девушку, сказала ларра Фирэн, — предстоит к следующей нашей встрече выучить не менее пяти знатных родов империи, включая, конечно же, род императора! Через два дня вы обязаны сносно знать их родовой герб, от кого они ведут свой род и их заслуги перед империей. И не забывайте тренироваться! Я желаю увидеть существенный прогресс.

На этой неутешительной для Алисы ноте, ларра Фирэн величественно выплыла из комнаты.

— Алаиса, признайся честно, чем ты насолила Максимилиану, раз он назначил тебе в наставницы эту… — так и не закончив предложение, подозрительно поинтересовалась целительница.

— А вам не приходила в голову простая мысль, что ларр Максимилиан просто садист по жизни? — со стоном опускаясь на софу, пожаловалась Алиса. — Кстати, а почему ларра Фирэн приседала перед вами в столь глубоком реверансе, светясь при этом не хуже елочной игрушки?

— Наверное потому что, во—первых, мой муж маркиз и я выше ее по положению на социальной лестнице. А во—вторых, я Забирающая и главный целитель империи. Поэтому, выйди я замуж за простого крестьянина, все равно бы была выше по статусу. Кстати, ты тоже будешь выше многих, стоит тебе только закончить обучение.

— Пра-авда? — блаженно улыбнувшись, протянула Алиса. — М-м, только ради этого стоит потерпеть весь этот фарс с обучением!

— Почему же фарс, — недоуменно спросила Мириан.

— Да потому что ларра Фирэн совершенно не горит желанием меня обучать! — фыркнула девушка, с трудом приняв более пристойную позу. — Видели бы вы, как она кривилась. Я вообще думала, что ее инфаркт хватит от неудовольствия.

— Знаешь, будь осторожнее, — обеспокоенно сказала Мириан. — Ларра Фирэн в некоторых вопросах довольно… несдержанна.

— Она уже попробовала проявить характер, — тяжело вздохнула Алиса. — Но ларр Максимилиан… Вот честно, я не думала, что он умеет так рычать!

— О-о-о, тогда тебе незачем беспокоиться, — довольно улыбнулась Мириан. — Она не посмеет перечить, а недовольные взгляды ты, думаю, переживешь. Сколько их еще таких будет, не перечесть! А пока мы с тобой займемся кое-чем другим.

— Чем же? — сразу же заинтересовалась Алиса.

Целительница ей очень нравилась за доброту и простоту в общении. Девушка была просто уверена, что та не станет требовать от нее невыполнимого.

— Сейчас ты удобно расположишься, а я тебя обследую, — улыбнувшись, ответила Мириан. — Мне нужно понять, как снять блокирующую печать с твоего дара.

— А что там не так? — замерла Алиса.

— Понимаешь, она, насколько я помню, поставлена очень хитро, — мягко нажав на плечи девушки, заставляя ее лечь, принялась объяснять целительница. — Печать плотно переплетена с потоками твоей магии, в то же время не полностью заблокировав ее. Я впервые видела такое! На самом деле этим должны заниматься специально обученные маги, но, как ты сама должна понимать, посторонним не желательно знать о то, что кто—то заблокировал дар Забирающей. Нам не мешает перестраховаться, ведь даже стирание памяти может вызвать вопросы.

— Стирание памяти… — задумчиво пробормотала Алиса, наблюдая за действиями женщины. — Скажите, ларра Мириан, а как действует стирание памяти на нас?

— Никак, — не отвлекаясь от своего занятия, ответила целительница. — Вернее действует, но на непродолжительное время. Затем мы просто все восстанавливаем, как было. Наш организм не любит посторонних вмешательств. А теперь помолчи, мне нужно сосредоточиться.

«Так вот почему Максимилиан предпочел все мне рассказать, взяв магическую клятву, а не просто убрать ненужные воспоминания, — догадалась Алиса, но послушно замолчала.

Ей и самой было любопытно понаблюдать за работой мага. Но вскоре девушка поняла, что просто засыпает. В действиях Мириан не было чего—то необычного. Она просто пристально смотрела в одну точку на груди девушки, изредка поводя руками, словно что—то отодвигая. И все это совершенно ничем не сопровождалось. Не было никаких всполохов или же свечения, которое ожидала увидеть Алиса.

Единственным необычным за все это время, что она здесь провела, были порталы. Даже когда Максимилиан заделывал оконный проем ледяной преградой, никакими спецэффектами эти действия не сопровождались.

«Обидно, — лениво подумала Алиса, стараясь не начать зевать. — Мне бы хотелось на это посмотреть».

— Все, я закончила, — устало выдохнула Мириан, вырывая девушку из ленивой дремы.

Алиса поспешила освободить место, чтобы целительница могла присесть.

— И что там? — осторожно поинтересовалась она.

— Все одновременно и сложно, и до безобразия просто! — смахнув с лица выбившуюся из прически прядь волос, ответила Мириан. — Сама печать выглядит как яблочное зернышко, от которого отходят нити, переплетенные и завязанные узелками на потоках магии. Тут главное разобраться, где конец этих нитей, а дальше уже проще.

— И… Вы сможете снять печать?

— Конечно смогу! И даже сделаю лучше. Все же мы до сих пор не знаем, как поведет себя освобожденная магия, поэтому я буду развязывать узелки постепенно. Думаю, за неделю управлюсь, а уж потом вплотную займусь твоим образованием!

Почувствовав, как быстро стучит ее сердце, Алиса прижала руки к груди и прикусила губу. Сейчас в ее голове царил невообразимый кавардак из мыслей и образов, а душу то переполняла радость, то сгнетала тревога и легкий страх.

То, что казалось таким манящим и далеким, начало приобретать четкие очертания, приближая момент… Истины?.. Возможно и так, но это определенно было очень волнительно!

— Ты боишься? — тихо поинтересовалась Мириан, глядя на взволнованное лицо девушки.

На мгновение задумавшись, Алиса кивнула:

— Да.

— Это хорошо, — довольно улыбнулась целительница. — Бояться неизвестного естественно и правильно. Поможет уберечься от многих ошибок, заставив быть осторожнее.

— А когда мы начнем? — глубоко вздохнув, полюбопытствовала Алиса.

— Завтра, — пообещала Мириан. — А сегодня тебе стоит отдохнуть после всех пережитых испытаний.

Смешливо фыркнув, девушка согласилась с ней. Ноги до сих пор неприятно гудели после испытанных нагрузок. Да и начать изучать рода империи не помешало бы. Что-то подсказывало ей, что ларра Фирэн с превеликим удовольствием пройдется по ее умственным способностям, если Алиса не сумеет худо-бедно ответить на ее вопросы.

«Ну уж нет, я потерплю до тех пор, пока эта мымра не узнает истинное положение вещей!» — злорадно подумала она. И пусть такие мысли были мелочны, зато приносили громадное чувство удовлетворения.

— Тогда давай отправимся в библиотеку и я помогу выбрать тебе нужные книги, заодно указав на те знатные рода, где тебе не придется слишком много запоминать, — словно прочитав ее мысли, предложила Мириан.

Посмотрев на нее, как на спасительницу, Алиса сразу же согласилась. Вот только резво встав с софы, тут же об этом пожалела. Ноги и спина не преминули напомнить нерадивой хозяйке, что они напрочь отказываются совершать столь резкие движения. И вообще объявляют забастовку против такого издевательства! Пришлось поумерить свой пыл и передвигаться более осторожно.

В библиотеке ларра Мириан быстро нашла нужную литературу, тем самым показав, что прекрасно ориентируется здесь. Алисе сразу же захотелось узнать, какие отношения связывают ее наставницу и ледяного мага.

Романтические чувства она отмела, как несостоявшиеся. Мириан не была похожа на ту, кто будет изменять, будучи замужем. Да и мужа, судя по ее взгляду, когда она о нем говорила, целительница любила.

«Значит дружба, — пришла к выводу Алиса, все же постеснявшись озвучить свой вопрос. — Довольно удивительно для такого циничного человека, как Максимилиан. Но я его прекрасно понимаю, ларра Мириан замечательный человек. Ей просто не возможно не восхищаться».

— Смотри, вот здесь ты найдешь все гербы, которые есть в нашей империи и у ближайших соседей, — положив на стол книгу в плотном черном переплете, с крупными золотистыми буквами, сказала Мириан. — Ознакомишься пока только с пятью из них.

Открыв ящик стола, она достала небольшую продолговатую шкатулку. С любопытством заглянув в нее, Алиса обнаружила, что там лежит аккуратная стопочка разноцветных закладок. Пока Мириан помечала нужные страницы, Алиса вертела одну закладку в руках, проводя пальцами по немного шероховатой поверхности.

— А вот здесь будет описание родов империи, конечно начиная с императорской семьи, — указав на толстый том, просветила целительница.

— Их так много? — спросила девушка, с ужасом представляя, что ей все это придется выучить.

— Не слишком, но там попадаются семьи с поистине огромной историей, — успокоила ее Мириан. — Дело в том, что основателем рода считается именно тот, кто первым получил титул. Будь то простой баронет, в потомках у которого не было ни одной примечательной личности. Есть у нас несколько таких родов. Влияния у них никакого, зато самомнение просто огромно.

— И мне это все нужно будет выучить? — скорее даже не спрашивая, а констатируя факт, убито пробормотала Алиса.

— Да. Будь ты хоть трижды Забирающей, но элементарные правила поведения в высшем свете знать просто обязана.

Девушке на это сказать было нечего. Не будет же она говорить, что с удовольствием бы не видела этот высший свет до конца жизни. Тем более, когда Мириан так ей помогла. Но как бы не удивительно это звучало, чтение затянуло Алису.

Начав разбираться со знатными родами после ухода целительницы, она сама не заметила, как увлеклась. Одни рисунки на гербах чего стоили! С каждым из них обязательно была связана какая-то интересная история. Например герб императорской семьи. На нем была изображена алая роза, оплетенная колючим вьюнком с каплями крови на длинных и острых шипах.

Довольно страшный герб, если не знать, что это в память о той, кого так беззаветно любил первый император. И даже свою империю он назвал в честь любимейших цветов своей погибшей жены. Красивая и печальная история любви, замешанная на крови и горе многих рас этого мира.

Углубившись в чтение, Алиса не заметила, как совсем стемнело. Она помнила, как заходила служанка, принеся ей поднос с легким ужином, но так к нему и не притронулась. Глаза уже начали побаливать, а голова гудеть от количества запихиваемых в нее знаний, но девушка упрямо продолжала читать, увлеченная хитросплетениями чужих судеб.

«А все не так уж и страшно, — переворачивая очередную страницу, повествующую о маркизах Бивенских, подумала Алиса. — Думаю, ларру Фирэн ждет неприятный сюрприз!»


Глава 16

Утро традиционно началось с совместного завтрака. Причем Алиса настолько привыкла к этому за пару дней, что уже вполне естественно и беззаботно разговаривала с Максимилианом, рассказывая о том, как прошел ее день. Она сама не заметила того, как ей стало легко в обществе мага. Он уже не воспринимался кем—то посторонним и чужим. Скорее как хороший сосед, с которым они часто виделись.

«Вот если бы он еще не старался меня завалить учебой, для каких-то ему одному известных целей…»

Создавалось впечатление, что как только Алису представят ко двору, она не учиться владеть своим даром будет, а постоянно посещать светские мероприятия. И девушка была с этим в корне не согласна.

Как бы ей не нравились некоторые люди в этом мире, домой вернуться по прежнему хотелось. Именно там ее жизнь, родственники и друзья. Да, магический дар — это просто чудесно, волшебно, прекрасно и еще много каких слов, но когда рядом нет близких людей, все это теряло большую часть своей прелести.

Поэтому заводить какие—то знакомства и обрастать друзьями Алиса была не намерена. Лишь договор с Лаетаном останавливал от поисков в библиотеке ледяного мага возможной информации по порталам.

«Да и не думаю, что дракон соврал, утверждая, что без его помощи я не смогу вернуться, — намазывая на еще теплую булочку масло, размышляла Алиса. — Это у нас только Максимилиан любитель нагло врать, глядя прямо в глаза».

Бросив быстрый взгляд на сидящего напротив нее мужчину, девушка вновь вернулась к прерванному занятию. Она все еще немного злилась на него, хотя и понимала, что скажи он правду, это бы ничего не изменило. Маг не намерен был ее отпускать. И тут их взгляды радикально расходились.

Сейчас Алиса собиралась полностью посвятить себя познанию своих магических способностей. Благо это только приветствовалось и никаких препятствий ей чинить не собирались. Со слугами она не сказать чтобы сдружилась, но общалась вполне спокойно, не боясь обнаружить какую—нибудь неприятность подстроенную ими. Хотя странности все же оставались.

Например сейчас Алиса исподтишка наблюдала за одной девушкой, прислуживающей им за столом. Все казалось довольно обыденным, если бы она постоянно не смущалась. И ладно бы девушка краснела как маков цвет, когда смотрела на Максимилиана. Алиса бы просто решила, что бедняжка влюблена в своего хозяина. Но нет! Тоже самое происходило, когда служанка смотрела на нее.

Дождавшись, когда она в очередной раз покинет столовую, Алиса, не вытерпев, поинтересовалась:

— Вы не знаете, что происходит с… Ташей?

— Знаю, — хмыкнул маг, на мгновение оторвав взгляд от каких-то документов, которые просматривал за завтраком.

Выждав некоторое время и поняв, что продолжать мужчина не собирается, Алиса, недовольно нахмурившись, спросила:

— А мне рассказать не хотите?

Посмотрев на подопечную так, словно она надоедливая муха, отвлекающая от важных дел, Макс соизволил ответить:

— Все с ней будет хорошо. Просто постарайся больше не засыпать в непредназначенных для этого местах.

Алиса моментально насторожилась. Вчера до поздней ночи она зачиталась в библиотеке и там же уснула. А вот проснулась уже у себя в спальне, совершенно не помня, как там оказалась.

— И что из этого? — осторожно поинтересовалась она.

— Да ничего особенного, — поняв, что документы ему просмотреть не удастся, Макс отложил их в сторону. — Просто Таша видела, как я переносил тебя спящую, а ты так доверчиво обнимала меня за шею и тихо сопела… А она девушка молодая, впечатлительная, вот и смущается немного.

— А просто разбудить меня нельзя было? — чувствуя, как вспыхнули от смущения щеки, возмутилась Алиса.

— Думаешь я не пробовал? — спокойно ответил Максимилиан. — Но ты, пробормотав «отвали, старый пень», наотрез отказалась просыпаться. Не бросать же мне тебя там. Кстати, что тебе снилось?

— Не помню, — быстро ответила она, надеясь не сгореть со стыда. — Я благодарна вам… — стараясь поскорее замять опасную тему, сказала Алиса, но кое что вспомнив, внимательно посмотрела на мужчину. — А раздевал меня кто?

— Да что я там не видел! — фыркнул маг, но тут же понял свою ошибку, натолкнувшись на прищуренный взгляд светло—карих глаз. — То есть я не смотрел, мне было не интересно. Женские тела везде одинаковы… Алаиса, положи нож, а то еще поранишься!

Переведя взгляд на свою руку, Алиса действительно увидела зажатый в ней, до побелевших костяшек пальцев, столовый прибор. Медленно, словно нехотя, она положила его на стол, попутно размышляя, что же больше всего ее задело в словах Макса. То, что он действительно осмелился раздеть ее, или то, что даже не попытался рассмотреть, сознавшись, что ему было просто не интересно.

По всему выходило, что оба варианта были обидны по своему. Нет, ей вовсе не хотелось, чтобы маг разглядывал ее полуголую фигуру. Но если учитывать подсознательное желание женщин нравиться абсолютно всему противоположному полу, отсутствие интереса со стороны Максимилиана было довольно неприятно!

— Вам не пора… куда-нибудь по делам? — холодно спросила Алиса, принявшись как можно более безразлично намазывать еще одну булочку маслом.

— Сегодня нет, — настороженно наблюдая за девушкой, чтобы понять, что от нее ожидать, ответил Макс. — Я останусь, чтобы помочь Мириан.

— Что-то не так? — сразу же позабыв об обиде, обеспокоенно поинтересовалась Алиса.

— Нет, не волнуйся, — ободряюще улыбнулся маг. — Я скорее буду наблюдателем, чем участником. Ларра Мириан заверила меня, что отлично справится сама, но мне бы хотелось остаться.

Алиса честно призналась самой себе, что сразу же почувствовала облегчение от его слов. Не то чтобы она не доверяла целительнице, но именно глядя в спокойные глаза мага, ей верилось, что все будет хорошо. Он не допустит ничего плохого и обязательно поможет. Девушка сама не могла ответить, откуда взялась эта уверенность, просто знала, что все будет именно так.

К приходу ларры Мириан, они уже вполне мирно разговаривали, обсуждая прочитанное Алисой накануне вечером. Причем девушка с живейшим интересом слушала то, что рассказывал ей Максимилиан, стараясь как можно лучше понять, что ей предстоит. Пока выходило, что она будет окружена толпой льстецов, желающих как можно ближе познакомиться с юной Забирающей.

От мысли об этой, Алиса недовольно поморщилась, в который раз подумав, что полгода — это довольно длинный срок. Но благоразумно промолчала на этот счет. Что—то ей подсказывало, что ледяной маг не знает о ее договоре с драконом.

«Пусть и дальше ничего не знает! — решила она, догадываясь, что ее опекуну это совсем не понравится.

— Какая мирная картина, — воскликнула целительница, входя в библиотеку, где они и расположились. — Прямо отрада для моих глаз!

— У тебя что-то случилось? — склоняясь над ее рукой для поцелуя, спросил Макс.

— Студенты — катастрофа мирового масштаба, — тяжело вздохнув, ответила Мириан. — Стихийники решили подшутить над травницами, а те шутки не оценили, позвав на помощь боевиков. Как итог, одно крыло мужского общежития выжжено, женское полностью затоплено, а административная часть пропахло чем-то вонючим и плохо выветриваемым. Хорошо хоть все обошлось только ушибами и испугом. Лишь у одного сломана рука, да еще у двоих вывих ноги.

— Знатно они погуляли, — рассмеялся маг, подводя целительницу к креслу. — Но неужели там не смогли справиться без тебя?

— Декан целительского факультета отбыл по делам на неделю, а другие целители точат зубы на все тех же стихийников и боевиков еще с прошлой практики, — усмехнулась Мириан. — Нет, будь там что-то серьезное, они бы сразу помогли, а так пришлось справляться мне, не вовремя оказавшейся там. Конечно, магистр Изабель потом им устроит сладкую жизнь за отказ оказать помощь пострадавшим, но это будет потом.

— А что на все это говорит ректор? — с живейшим интересом поинтересовался Макс.

— Ларр Дарэн клянется отправиться к Заслону, заодно прихватив и тебя, облагодетельствовавшего его этой должностью.

— Ну, допустим, на должность его назначил сам император, — удовлетворенно сверкая глазами, усмехнулся Максимилиан.

— А кто его на это подговорил? — скептически выгнув бровь, спросила целительница. — Ну и мстительный же ты!

— Есть такое, — не стал отпираться герцог Ортанский.

— А что между вами произошло? — не вытерпев, спросила Алиса, буквально как губка впитывая все услышанное.

— Мы не сошлись во мнении по одному вопросу, — высокомерно ответил Макс.

— Коня они не поделили, — тут же сдала его Мириан. — Ты представляешь, всего лишь какого—то коня.

— Не какого—то, а самого лучшего! — возмутился ледяной маг. — Ты хоть знаешь, что черные ортайские жеребята очень ценятся. Эта порода и так считается самой лучшей, но в основном они все гнедой масти. Черные среди них, словно бриллианты среди полудрагоценных камней. А ларр Дарэн заупрямился, не пожелав мне его уступить, хотя я предлагал заплатить в два раза дороже, чем он его приобрел!

— Разводчик все равно через два года продал следующего черного лично тебе, даже не выставляя на торги, — укоризненно напомнила целительница.

— Ну и что? С некоторых людей полезно сбить спесь.

«Кто бы говорил», — явственно читалось во взгляде Забирающей.

И Алиса была с ней полностью согласна. Ледяной маг сейчас настолько напоминал ей обиженного мальчишку, что она еле сдерживалась, чтобы не рассмеяться в голос.

«Какой же ты еще, ларр Максимилиан?» — неожиданно для самой себя, подумала девушка, и сама же испугалась этой мысли.

Желание узнать его лучше означало для нее привыкание, которого она не желала. Понимание того, что это может повлиять на ее решимость вернуться домой, обожгло сознание словно кипятком.

— Может, приступим? — переведя тему, спросил Максимилиан.

Он успел заметить нервозность Алисы, но неправильно понял ее.

— Думаю, нам будет удобнее в ее спальне, — моментально став серьезной, ответила целительница.

А нервозность Алисы тут же сменила полярность. Теперь ее и страшило предстоящее, и, в то же время, наполняло душу радостным ожиданием чего-то необычного.

— Ты готова? — пристально всмотревшись в ее лицо, поинтересовался Макс.

— Да, — твердо ответила она, нисколько не сомневаясь.

Весь путь до комнаты Алисы они прошли в гробовом молчании. Каждый думал о своем, готовясь к тому, что им предстояло сделать. Максимилиан изредка косился в сторону девушки, словно проверяя, не передумала ли она. Но Алиса уверенно шла вперед, внешне оставаясь вполне спокойной. Пути назад не было, да и не желала она отступать.

— Ложись, — поправив подушку, сказала Мириан.

Выполнив ее наказ, Алиса удобно расположилась на кровати, неосознанно скрестив руки в области живота. Целительница, присев рядом, успокаивающе погладила ее по плечу, пообещав, что больно не будет. Максимилиан, став немного сбоку от них, чтобы не мешать, но и все видеть, продолжал молчать.

Он не волновался на счет того, справится ли Мириан, а вот странное спокойствие Алисы заставляло немного нервничать. Маг опасался, что она может не выдержать нервного напряжения и неосознанно помешать. Все же для нее это было что—то совсем новое и неизведанное. А люди, как показывала практика, больше всего боялись именно этого.

Но Алиса продолжала спокойно реагировать на все, лишь прикрыла глаза и начала глубоко и размеренно дышать. Только один раз она вздрогнула, когда Мириан сообщила, что распутала первую нить.

— Как ты себя чувствуешь? — поинтересовалась целительница, не отрываясь от своего занятия.

— Немного странно, — призналась Алиса, так и не открыв глаза. — К тому теплу, что исходит от ваших рук, прибавилось щекочущее ощущение. Словно у меня под кожей забурлили тысячи пузырьков.

— Хорошо, — улыбнулась Мириан. — Это освобожденные магические потоки гуляют по телу. Знала бы ты, как себя чувствовала я, когда мой дар проснулся. Было до ужаса щекотно, а еще мне казалось, что я легкая, как перышко. Это долго не продлится, через пару часов пройдет. Кстати, а ты не помнишь, в твоем мире у тебя такого не было? Ведь твой дар запечатали уже после его пробуждения.

— Нет, — отрицательно качнула головой Алиса. — Мне тогда пять лет всего было. Я мало что помню.

— Сколько? — воскликнули в один голос целительница и маг.

— Пять лет. А что… — девушка приоткрыла глаза и хмуро осмотрела удивленные лица. — Ах да, вы же говорили, что у ваших детей магия просыпается лет в десять.

— Вот именно, поэтому мы так и удивились, — пояснила Мириан. — Это очень рано.

— Возможно это был просто всплеск, — задумчиво потерев подбородок, сказал Максимилиан. — Вспомни, у нас есть документы, свидетельствующие об этом.

— Но это было многие столетия назад, — не согласилась целительница. — Сейчас такого и в помине нет.

— Ты забываешь, что Алаиса не из нашего мира, — хмыкнул маг. — Мы не знаем, как там у них обстоят дела. А еще мне очень интересно, кто и по какой причине заблокировал ее дар?

Алиса даже ахнула от неожиданности. Сколько раз Максимилиан уже говорил об этом, а она попросту не обращала внимания. А ведь стоило бы! В этот мир девушка попала с печатью, значит и ставили ее у них на Земле.

«Вот же я дура! — отругала саму себя девушка. — Нельзя же быть настолько не внимательной. Но кто и зачем?.. Не понимаю».

— Алаиса, ты говорила, что о твоем даре знала только бабушка, — посмотрев на нее, сказал Макс. — А не могла она…

— Не знаю, — ответила Алиса. — Я никогда ничего такого за ней не замечала. Бабушка Тая была совершенно обычным человеком. По крайней мере на первый взгляд.

— Ну, мы все равно не сможем узнать правду, так что не забивай голову, — отмахнулся ледяной маг.

«Кто и не узнает, а кто и обязательно спросит!» — мысленно усмехнулась Алиса, давая себе зарок по возвращении домой, вытянуть из бабушки все ответы.

— Тогда… Ой! — воскликнула Мириан, глядя на девушку. — А вот об этом мы не подумали.

— Как красиво, — нагнувшись над девушкой, восхищенно сказал Макс. — Давно я уже такого не видел.

— Да что там?! — требовательно спросила Алиса, немного смущенная столь пристальным вниманием.

— Сама посмотри, — широко улыбнувшись, Макс показал девушке ее косу.

Вот только если раньше она радовала Алису насыщенным каштановым цветом, то сейчас буквально светилась золотом.

— Ой-ей, я что, теперь блондинка? — недоверчиво ощупывая свои волосы, удивилась девушка.

— Ну что ты, зо-олотко, тебе очень идет, — съехидничал маг, с любопытством глядя на возмущенную девушку.

— Не смешно! — гневно посмотрев на веселящегося мужчину, припечатала Алиса.

— Действительно не смешно, — задумчиво пробормотала Мириан. — Максимилиан, ты забываешь, что ларра Фирэн видела Алаису немного с другим цветом волос.

— Ну и что? — беспечно отмахнулся маг, перехватив из рук девушки ее волосы и с каким-то благоговением погладив кончик косы. — Это все можно будет объяснить иллюзией. Мы просто не хотели, чтобы раньше времени эта новость распространилась по столице и дальше по империи. Достопочтимая ларра довольно тщеславна. Думаю, она с удовольствием поддержит эту легенду, только ради возможности быть причастной к такой сенсации.

— В принципе да, но не думаю, что ларра Фирэн сумеет удержать эту новость при себе до нужного нам часа, — продолжила беспокоиться целительница, с веселым любопытством наблюдая за тем, как Алаиса пытается отобрать свою косу из рук герцога.

— Конечно нет, — хмыкнув, покладисто согласился Макс. — Поэтому сейчас Алаиса станет такой же последовательницей иллианской моды, как и многие из нашей молодежи.

— Что еще за мода? — подозрительно спросила девушка и, не выдержав такого издевательства, возмутилась: — Да отпустите же!

— Прости, не смог удержаться, — с сожалением выпуская из рук золотистое великолепие, вздохнул герцог. — А мода довольна проста. В Иллиане женщины повязывают на голову шелковые платки, полностью скрывающие их прически. Там это считается позором, если посторонний мужчина, не являющийся близким родственником или мужем, увидит их волосы.

— А лица они, случайно не скрывают? — подозрительно прищурившись и отодвинувшись от мага, поинтересовалась Алиса.

— Нет, конечно, — фыркнул маг, с хищным интересом наблюдая за передвижениями своей подопечной. — Зачем им это делать?

— Да так… — неопределенно буркнула девушка, потерев виски. — Мне кажется, или щекотка усилилась?

Тряхнув головой, Алиса постаралась отогнать странное золотистое марево, плавающее перед глазами. А еще ей мешал какой-то шум в ушах. Или то вовсе не шум был? Создавалось впечатление, словно в голову и грудь девушки бьют мощные волны, заставляя немного задыхаться и создавая легкий дискомфортный гул в ушах.

— Алаиса, что-то не так? — присев рядом с ней, спросил герцог.

— Вот только не надо притворяться, что вы беспокоитесь, — резко отпрянув от него, немного истерично усмехнулась Алиса. — Вы же сейчас просто в полном восторге от происходящего.

Замерев на несколько мгновений, Максимилиан недоверчиво посмотрел на бледную Алису и тихо выдохнул:

— А так?

Немного наклонив голову в бок, словно к чему—то прислушиваясь, и потерев рукой лоб, девушка, слегка нахмурившись, ответила:

— Да, так определенно лучше. Что это такое?

Оттеснив мага, Мириан внимательно всмотрелась куда—то в область груди Алисы, ахнув:

— Они сами распутываются! Но почему? Что за странная печать?

— Не знаю, но, кажется, тебе придется закончить все прямо сейчас, — как-то глухо проговорил Макс, глядя туда же, куда и целительница.

Не став ничего отвечать, Мириан сосредоточилась на своем занятии. Изредка она бросала осторожные взгляды на Алису, следя за эмоциональным состоянием девушки. И вскоре даже успокоилась, не заметив ничего необычного.

Еле заметно облегченно выдохнув, целительница больше не отвлекалась, вплотную занявшись печатью. И только иногда мелькавшее в глазах недоумение да легкая складка между бровей указывали на ее удивление от происходящего.

Максимилиан, вновь заняв свой пост, так же хмурился, прекрасно видя и печать и действия Мириан. А в голове бродили беспокойные мысли о том, как бы эта блокировка не преподнесла им неприятных сюрпризов. Слишком необычной она была.

До сих пор Макс считал, что есть только два вида печатей. Первую ставили тем, кого собирались лишить магии навсегда. Вторая была временной. Ее применяли, когда по какой—либо причине маг не мог совладать со своей магией. В основном такое чаще всего бывало у детей и подростков.

Эти блокировки помогали им справиться со своим даром. И да, такую печать можно было снимать постепенно, словно развязывая бинт на заживающей ране.

А здесь было все совершенно иначе! Мало того, что дар не был запечатан наглухо, как они ожидали. Так печать еще и сама стремилась исчезнуть, стоило только начать ее распутывать.

«Словно подарочная упаковка. Потяни за нужный край, и она сама откроется», — пришла ему в голову неожиданная мысль.

Но посмотрев на Алису, маг тут же обо всем забыл.

Девушка то кусала губы, то сжимала их в тонкую линию, делая очень медленные глубокие вдохи. И при всем при этом постоянно сильно жмурилась.

— Алаиса, что с тобой? — обойдя целительницу, подскочил к ней маг. — Тебе больно?

— Щ-ш-шекотно, — сквозь плотно сжатые зубы пробормотала Алиса. — Такое чувство… что у меня… пузырится и пенится… все под кожей!

— Терпи, осталось не долго, — приказал Максимилиан, осторожно, но в то же время сильно прижав плечи девушки своими руками.

Еле сдержавшись, чтобы не огрызнуться, Алиса сосредоточилась на ладонях ледяного мага. Его прикосновения странным образом приносили хоть немного успокоения, сглаживая желание потереть кожу, чтобы унять сводящую с ума щекотку.

Откинув голову назад, Алиса глубоко и часто задышала, упрямо оставаясь в одном положении. Но «пузырьки», что волнами растекались под кожей, словно только этого и ждали, чтобы усилить свой напор. И когда, казалось, девушка больше не выдержит, Макс резко сказал:

— Алаиса, посмотри на меня!

И она не смогла не подчиниться этому голосу, открыв глаза. Наткнувшись на сосредоточенный взгляд мага, Алиса в первое мгновение задохнулась от такой яркой голубизны. Она, словно завороженная, смотрела в его глаза, не в силах оторваться и обратить внимание на что-то другое.

Эти ледяные омуты притягивали девушку, как магнитом, не давая возможности отвлечься. Неприятная щекотка тут же отошла на второй план, напоминая о себе неприятным зудом где-то там, далеко, на самом краю сознания. И Алиса не видела в этом ничего странного.

Сейчас она вообще не могла здраво рассуждать об этой странности, так как все мысли буквально вымело из головы, образовав там какую—то звенящую пустоту. Мир резко сузился до голубых озер, покрытых тонкой корочкой льда. Больше ничего не имело значения!

— Все!

Это восклицание с трудом пробилось до немного затуманенного сознания Алисы. Вот только отвести взгляд не было никакой возможности. Глаза мага все так же цепко удерживали ее. И если бы он сам не отвернулся, девушка так бы и продолжала смотреть на него.

— Алаиса, как ты? — обеспокоенно спросила целительница, устало потерев лоб.

— Все хорошо, только щекотно, — выдохнув, заверила ее девушка.

— Не уверена, — немного испуганно пробормотала целительница. — Макс, у нее глаза золотом отливают!

Эти слова послужили спусковым крючком. Алиса только открыла рот, чтобы спросить, что все это значит, когда ее будто придавили гранитной плитой. Весь воздух вмиг вышибло из легких, а глаза панически расширились. Бушующие волны окружающих ее эмоций стремились поглотить, утопить в беснующемся море. Алису охватила крупная дрожь, а тело, помимо ее воли, выгнулось дугой. Открытый в немом крике рот, не смог исторгнуть из себя ни единого звука.

Страх, боль, радость, испуг, безграничное счастье, злость, веселье…

Все это слилось в один мощный водоворот, разрывая голову несчастной девушки на части. И не было спасения, не было укрытия от них.

— Алаиса, смотри на меня! — сквозь боль послышался чей-то голос. — Маленькая, ну же, посмотри на меня!

С трудом переведя затуманенный болью взгляд на говорившего, Алиса проморгнула выступившие слезы. И вновь голубые озера манили ее. Только теперь она сама что было сил стремилась к ним, желая раствориться, отгородиться от всего. Алиса верила, что только в них ее спасение. И они не подвели, неся успокоение и защиту от враждебных сейчас эмоций.

— Тише, девочка, тише, — шептал Макс, обхватив ладонями заплаканное лицо девушки. — Я помогу, все будет хорошо.

Почувствовав, как боль отступает, а вокруг нее словно вырастает стена, Алиса жалобно всхлипнула, погружаясь во тьму.


Глава 17

Сгустившиеся за окном зимние сумерки окутывали спальню уютной полутьмой. Макс, расположившись полулежа на кровати, бережно прижимал к себе спящую девушку. Осторожно гладя ее по золотоволосой голове, маг рассеянно рассматривал комнату, ни на чем конкретном не останавливаясь. Мириан, как только убедилась, что обморок Алисы перерос в спокойный сон, отправилась домой. Ей тоже нужно было отдохнуть и восстановить силы. А Максимилиан так и не смог заставить себя покинуть спальню, чтобы оставить девушку одну. Нет, он был уверен, что его щит не спадет, защищая Алису от проявлений эмпатии. Просто герцогу хотелось лично убедиться, что все будет хорошо. Тем более девушка сама во сне вцепилась в его руку, не желая отпускать. И как только Мириан ушла, Макс сразу же притянул Алису к себе, расположившись на кровати. Сейчас так для него было спокойнее и правильнее.

Немного сменив положение тела, он придвинул девушку ближе к себе, непроизвольно потершись щекой о ее волосы, вдыхая еле заметный цветочный аромат. Максимилиану неожиданно понравилось держать ее в своих объятиях, ощущать, как она доверчиво прижимается к нему, тихо и размеренно дыша. Он сам не заметил, как успел привязаться к ней за эту неделю. Хоть и виделись они не сказать чтобы часто. Магу доставляло удовольствие дразнить Алису, подшучивая над ней. Нравилось то любопытство, светившееся в светло-карих глазах, когда она о чем—нибудь спрашивала или слушала его рассказы. А еще ему импонировала ее смелость и упрямство. Пусть Алиса не всегда настаивала на своем, предпочитая отмалчиваться, но Максимилиан прекрасно видел, как в такие моменты ее взгляд наполнялся решимостью.

«Смелая девочка», — улыбнувшись, подумал он.

Это было то качество, которое Макс больше всего ценил в людях. Ведь даже чтобы говорить правду, нужна именно смелость. Каким бы человек честным не был, без этой черты характера, он просто не осмелится высказать свое мнение. И Алиса не разочаровала его. Пусть даже поначалу маг и не стремился узнать ее лучше, видя в девушке только будущую Забирающую. Ту, что сможет приободрить людей только одним своим существованием.

— Прости, но я не отпущу тебя, — тихо прошептал Максимилиан, медленно накручивая на палец золотистый локон.

Сейчас, когда в этой части Эдеи творилось что—то непонятное с магическим фоном, а вокруг империи зрело недовольство, грозя перерасти в вооруженный конфликт, императору, как и его друзьям, катастрофически не хватало времени, чтобы придумать, как уладить опасную ситуацию. Очень многим не нравилось то влияние, которое имела империя Роз. Сильная и большая страна, имеющая не только мощную армию, но и преданных союзников, была как кость в горле любителям власти. На открытый конфликт никто бы не осмелился пойти, а вот исподволь настроить против империи остальные государства, самому оставаясь в тени, это всегда пожалуйста.

Ледяной маг знал, что если те королевства, которые сейчас придерживаются нейтралитета, изменят свое мнение, войны не избежать. Но раньше время играло против них, а сейчас…

Алиса — именно та передышка, которая нужна была им всем.

Глубоко вздохнув, от чего голова девушки, покоившаяся на его груди, качнулась, а водопад золотистых волос растекся по ее спине, Макс перевел взгляд в окно. Там, на вечернем небе, уже вовсю разгорались яркие звезды, складываясь в созвездия. Спальня окончательно погрузилась во тьму, и лишь некоторые предметы интерьера смутно проглядывались.

Неожиданно Алиса завозилась, и Макс непроизвольно сильнее сжал руки, удерживая девушку на месте. Посмотрев на свою подопечную, маг вдруг увидел перед своим внутренним взором совершенно другого человека. Маленькая девочка с черными, как смоль буйными кудрями и пронзительными серыми глазами, опушенными длинными ресницами. Она смотрела на Максимилиана, задорно улыбаясь.

«Ларр Максимилиан, вы такой красивый, — раздался у него в голове ее восхищенный звонкий голосок. — Я, когда выросту, обязательно стану вашей женой!»

И ледяной маг не может сдержать легкой грустной улыбки при этом воспоминании. А в следующий момент он вновь видит эту же девочку, но уже постарше, с потрясающе красивыми золотисто-серебристыми волосами. Девочка, счастливо хохоча, кружится на месте, весело спрашивая:

«Скажи, я ведь красавица, правда же?»

«Правда», — безмолвно отвечает Макс.

Но теперь его улыбка из грустной, превращается в горькую, ибо воспоминание меняется и он видит в белой, какой-то даже бесцветной комнате, спящую юную девушку. Такую измученную и худую…

Ее некогда яркие золотисто-серебристые волосы потускнели, и среди них, изредка, попадаются черные локоны. На бледном лице отчетливо видны темные круги под глазами. Девушка постоянно вздрагивает во сне, беспокойно ворочается, от чего привлекает внимание к своим тонким запястьям, на которые, словно каторжные кандалы, надеты два широких браслета, испещренных рунами.

От того беззаботного яркого ребенка не осталось и следа. Лишь пустая оболочка, тень ее прежней.

И Макс, натужно втянув воздух сквозь сжатые зубы, неожиданно сильно прижимает Алису к себе, будто опасаясь, что девушка исчезнет, растает, как туманная дымка. Не сдержавшись, он легонько прикасается губами к золотоволосой макушке, жарко прошептав:

— С тобой такого не случится. Слышишь, я обещаю!

Всего лишь два удара сердца, и хриплым со сна голосом Алиса требовательно спрашивает:

— Что со мной не случится? От чего вы меня собрались защищать?

На мгновение замерев, Максимилиан как можно спокойнее поинтересовался:

— Ты уже проснулась?

— Да, — коротко ответила девушка, не желая признаваться в том, что проснулась еще в тот момент, когда маг пообещал, что не отпустит ее.

В первое мгновение она даже не поняла, в чем дело. Алисе было слишком спокойно и комфортно лежать. А мерный стук сердца под ухом действовал так умиротворяюще! Но именно он прогнал сладкую дрему, заставив девушку смущенно замереть, как только она поняла, что происходит. Алисе стоило больших трудов не выдать своего бодрствования, пока она думала, как выпутаться из этой донельзя смущающей ее ситуации. И уже решила сделать вид, что просто перевернулась во сне, когда Максимилиан еще сильнее прижал ее к себе. А потом были эти непонятные слова, и Алиса просто не вытерпела!

— Ала… иса, тебе стоит еще отдохнуть, — немного запнувшись, строго сказал ледяной маг, попытавшись встать.

Быстро приподнявшись, девушка ухватилась за его рубашку, не дав Максу уйти.

— Кто такая эта Алаиса, чьим именем вы меня назвали? — прищурившись, напряженно спросила она. — Или вы думаете, я не заметила реакцию вашего брата на это имя, или ваши с ним переглядывания?

Замерев на месте, Максимилиан посмотрел в уже не золотые, а светло-карие с золотистыми крапинками глаза подопечной. Он даже на миг залюбовался этими золотистыми всполохами, но Алиса не желала ждать.

— Ларр Максимилиан, кто она такая?! — угрожающе спросила девушка, приблизившись к нему почти вплотную.

Поняв, что на этот раз Алиса не отступится, Макс обреченно вздохнул. Вновь устроившись на кровати в полулежачем положении, маг притянул девушку к себе. Алисе ничего не оставалось, как опять положить голову ему на грудь. И пусть эта поза очень сильно смущала, но она решила не противиться.

«Пусть будет так, если это поможет мне узнать правду!» — подумала Алиса, робко устроив свою руку на животе мужчины.

— Когда—то давно, рядом с нашим загородным имением жила семья барона Вилсона, — не стремясь отложить неприятный для него рассказ, начал Макс. — Нас можно было назвать добрыми соседями. Когда бабушка жила в имении, то часто встречалась с семьей барона. Ларр Наран и его жена ларра Верина были довольно милыми людьми. А еще у них были двое детей, мальчик и девочка. Старшим был Гаярд, а младшей Алаиса. Красивый и очень подвижный ребенок.

— Вы выросли вместе? — осторожно поинтересовалась девушка, непроизвольно сжимая руку в кулак.

— Нет… Алиса, я был старше ее на семьдесят лет.

Ее родное имя, прозвучавшее из уст мужчины, стало полной неожиданность. Алиса приподняла голову, желая заглянуть ему в глаза, но Макс не позволил, вернув ее на место. И вновь девушка подчинилась, затихнув в ожидании продолжения.

— Когда мы с ней впервые встретились, Алаисе было всего девять лет. Такая яркая и полная жизни… Казалось, она просто не умеет сидеть на месте! Ей было просто жизненно необходимо постоянно двигаться, что—то высматривать или выспрашивать.

— Представляю себе это, — не сдержавшись, хихикнула Алиса. — У нас соседский мальчишка был точно таким же. Словно в нем нескончаемый источник энергии припрятан.

— Да, точно так же я думал и об Алаисе, — усмехнулся Макс. — Представь, в нашу первую встречу эта заноза решила, что станет моей женой, когда вырастет! И сразу же мне об этом заявила.

— Надеюсь, вы ей нормально объяснили, почему этого не может быть, а не в своей излюбленной манере? — приподняв голову и посмотрев на мага, подозрительно поинтересовалась Алиса.

— Ты не права, — ласково взъерошив ей волосы, улыбнулся Максимилиан. — Этому ходячему очарованию просто невозможно было отказать! И я согласился… При условии того, что она не передумает, когда вырастет.

Быстро отведя взгляд, Алиса резко перевернулась, посмотрев на балдахин, висящий над кроватью. Почему-то слова мага о его согласии неприятно кольнули, а в груди заворочался тугой ком злости за имя, которое он ей дал.

— Вы… любили ее? — как можно более безразлично, но с толикой любопытства, поинтересовалась она.

— Любил, но не так, как ты подумала. Алаиса была ребенком. Очаровательным и непосредственным ребенком.

Чувство облегчения, затопившее Алису, было сродни девятому валу. Всеобъемлющее и всепоглощающее.

«Может это потому, что я не ношу имя его любимой?» — подумала она.

Все же это довольно неприятно, когда на тебя стараются спроецировать образ умершего человека.

— А что было потом?

— Я часто навещал ее, когда был в нашем имении. Она всегда так радовалась, словно мой приход был праздником. А потом, в одиннадцать лет у нее проснулась магия, окрасив ее черные кудри в золотисто-серебристый цвет.

— Целительница! — воскликнула Алиса. — Но не Забирающая.

— Да, у Забирающих нет серебристых прядей, только чистое золото, — дернув девушку за прядь, подтвердил Макс.

— И что же случилось? — так и продолжая смотреть на балдахин, спросила Алиса.

— Перед ее тринадцатилетием меня отправили в город, расположенный недалеко от нашего имения. Там поймали одного опасного преступника, который наводил ужас на все ближайшие населенные пункты несколько лет. В тот день его собирались казнить, а я, по приказу императора, должен был проследить за исполнением приговора.

— Вам часто… приходится присутствовать на таких мероприятиях? — поежившись, прошептала девушка.

— Не очень, — ответил маг, перехватив ее ладонь. — Но в тот момент это было нужно. А после казни я хотел наведаться в гости к барону, устроив сюрприз Алаисе. Вот только она сама откуда-то узнала о моем присутствии в городе и решила со мной встретиться. Глупая малышка…

— Что…

— Она сбежала в город, попав на площадь в момент казни. К тому моменту эмпатический дар уже начал успокаиваться, и Алаиса очень хорошо держала щиты. Но… То ли вид казни стал для нее таким потрясением, то ли произошел всплеск магии, но малышку буквально смяло шквалом эмоций бушующей толпы.

Представив, каково было маленькой девочке испытать такое, Алиса в испуге сама ухватилась за руку мужчины. Ее буквально трясло от ужаса понимания произошедшего. Ведь совсем недавно она сама сходила с ума, не имея сил отгородиться.

— Она сошла с ума, — даже не спрашивала, а скорее утверждала Алиса.

Сев на кровати, Макс притянул несопротивляющуюся девушку к себе, уткнувшись лбом в ее плечо.

— Да, — хрипло ответил он. — Когда ее заметили, было уже слишком поздно.

— И как же… — не сумела продолжить предложение Алиса, чувствуя, как по щекам заструились слезы.

— Для таких магов есть специальное учреждение, где они в относительном спокойствии доживают свои дни.

Представив себе это учреждение, девушка поежилась, ухватившись за руки Максимилиана. Почему-то перед ее мысленным взором появилось серое и мрачное строение с решетками на окнах.

— Но ведь магия! – удивилась Алиса. — Они же не могут контролировать ее. Или все же могут?

— Нет. Им надевают на запястья специальные браслеты, блокирующие дар, чтобы эти несчастные не смогли причинить вред ни себе, ни другим.

Представив себя на их месте, Алиса плотнее вжалась в Макса, словно так могла отгородиться от всего этого. Было страшно оказаться в таком незавидном положении. А ту, незнакомую ей девочку, до безумия жаль. Как жаль и этого сильного уверенного в себе мужчину, сейчас снедаемого чувством вины.

— Ты не виноват, — стирая со щек мокрые дорожки от слез, и так и не обернувшись, прошептала Алиса. — В этом нет ни чьей вины, просто так сложились обстоятельства!

— Я знаю, только это не приносит облегчения, — уткнувшись носом в золотоволосую макушку, пробормотал Макс. — Но могу с уверенностью сказать только одно. Когда я называл тебя этим именем, то даже не думал о ней! Просто надеялся, что так тебе будет легче. Ведь оно не слишком отличается от твоего.

— Всего лишь одной лишней буквой, — грустно улыбнувшись, ответила Алиса.

— Тебе это так неприятно?

— Терпимо.

После этих слов спальня надолго погрузилась в тишину. Каждый из них думал о чем-то своем. Но чем больше проходило времени, тем сильнее Алиса ощущала неловкость. Первое потрясение от рассказа начало проходить, и девушка четко ощутила и силу обнимающих ее рук, и жар тела, прижимающегося к ее спине. Но сам маг, казалось, ничего не замечал, так и продолжая сидеть, не разжимая объятий. Вот только Алисе было от этого не легче. Она чувствовала, как все сильнее начинают пылать ее щеки, как в груди разрастается непонятное щекочущее чувство, заставляя с трудом проталкивать воздух в легкие.

«Уж слишком он красивый, — смущенно подумала девушка, непроизвольно напрягаясь. — Надо быть просто бесчувственным бревном, чтобы не реагировать на такую близость!»

— Тебе нужно отдохнуть, — сказал Макс, потершись носом о золотистые локоны.

От этой незатейливой ласки ноги девушки вмиг ослабели, и если бы она не сидела, то точно бы упала. Застучавшее быстро-быстро сердце полностью подтвердило ее опасения.

— Почему ты так часто дышишь? — прислушавшись, просил маг. — Боишься, что это может случиться и с тобой? Я ведь пообещал, что с тобой все будет хорошо. Ты веришь мне?

Поспешно кивнув головой, Алиса мысленно взмолилась:

«Да отпусти ж ты меня! Какой кошмар, я точно опозорюсь, если он увидит мое лицо!»

— Тогда отдыхай, а завтра приступим к обучению.

К счастью, Максимилиан не стремился посмотреть на девушку. Пожелав ей спокойной ночи, он быстро покинул комнату, вырвав тем самым у Алисы вздох облегчения. Распластавшись по поверхности кровати в позе звезды, она с трудом принялась успокаивать свои расшалившиеся нервы. Столь тесное общение с ледяным магом стало для нее нешуточным испытанием!

Алиса еще долго лежала без сна, обдумывая, как вести себя с Максимилианом дальше. Ее безумно смущало произошедшее, и она не совсем была уверена, что сможет скрыть этот факт.

Но утром в столовой, несмотря на все ее опасения, девушку встретил уже привычный ей ехидный ледяной маг. Макс вообще вел себя так, словно вчерашнего разговора и в помине не было. И Алиса с облегчением приняла правила игры, лишь подумав, что, возможно, Максимилиан и сам немного смущен той ситуацией. Девушка справедливо подозревала, что он не привык изливать душу кому бы то ни было. Вот только вскоре она уже мечтала вернуть назад того мужчину, которого ей довелось увидеть ночью.

Все началось с того, что Макс обратил внимание на ее непокрытую голову.

— Алаиса, ты еще так молода, а уже страдаешь склерозом! — патетично произнес ледяной маг, скорбно поджав губы.

Ошарашенная таким необычным приветствием, девушка не знала, что ответить ему.

— Это что? — ухватив ее за кончик косы, строго спросил Максимилиан.

— Мои волосы, — осторожно ответила Алиса.

— Вижу, что не мои, — усмехнулся герцог. — А почему не прикрыты платком? Мы о чем с тобой вчера говорили?

— Простите, я забыла, — смутилась девушка.

— Алаиса, ты просто ходячее бедствие какое-то!

— Это еще почему?

— Потому!

— Нет уж, объясните нормально!

Не понимая, в чем ужас ее проступка, Алиса начала медленно заводиться.

— А ты посмотри внимательнее вокруг себя, — сложив руки на груди, ехидно улыбнулся Макс. — Посмотри, посмотри, не стесняйся.

Девушке ничего не оставалась, только как действительно оглядеться по сторона. А наткнувшись на двух женщин в форменных платьях, смотревших на нее широко открытыми глазами, в которых плескалось восхищение пополам с благоговением, она кое-что начала понимать.

— Ой!

— О-ой, — передразнил ее маг. — Ты что, совсем не обратила внимания, как смотрят на тебя окружающие? Да у меня из-за тебя вся работа по дому встала!

И Алиса не нашла, что сказать в свое оправдание. Она действительно ничего вокруг себя не замечала, слишком погруженная в мысли о ночном разговоре. Поэтому девушке ничего не оставалось, как только извиниться и, вернувшись к себе в спальню, при помощи горничной, приставленной к ней, повязать на голову шелковый платок. Благо, результат ей понравился.

В дальнейшем завтрак проходил вполне мирно. А вот само начало обучения изрядно помотало ей нервы.

Когда они пришли в кабинет, выделенный Алисе для учебы, девушка была полна решимости научиться держать щиты, чего бы ей этого не стоило. Слишком свежи были воспоминания о той боли, что она испытала. Но, бросив взгляд в сторону двери, расположившейся за шкафом, Алиса не могла не спросить:

— Ларр Максимилиан, а можно мне посмотреть лабораторию?

— Ни за что! — категорично отказался мужчина.

— Но почему? — удивилась она.

— Эта лаборатория дорога мне и моим братьям как память. Я не хочу, чтобы ты там что-нибудь сломала.

— Да как вам только не стыдно! Тогда это были просто случайности. Тем более вы сами признались, что во всем этом была доля и вашей вины.

— Вот поэтому и не хочу рисковать, чтобы в дальнейшем не чувствовать себя еще более виноватым. Все, разговор окончен! У нас есть и более важные дела.

Не успела Алиса возмутиться, как Максимилиан, подойдя практически вплотную, приложил свою ладонь к ее груди.

— Смотри, вот здесь находится средоточие твоей магии. Если ты закроешь глаза и как бы посмотришь внутрь себя, то сможешь увидеть свечение. Попробуй, это не сложно.

И Алиса честно постаралась сделать все так, как ей объяснил маг. Плотно закрыв глаза, она немного так постояла, глубоко и размеренно дыша. Девушке и самой хотелось поскорее освоиться со своей магией, в первую очередь, чтобы суметь защититься от чужих эмоций. Но как на зло, с закрытыми глазами она еще сильнее ощутила прикосновение мужчины. То место, которого касалась мужская ладонь, казалось, начало пылать, посылая волны жара по всему телу. Шумно выдохнув, Алиса попробовала отгородиться от этого чувства.

«Так, его рука. А под ней… моя грудь. Какое тут может быть свечение?!»

Промучившись еще некоторое время, девушка честно созналась, что ледяной маг ей мешает. Обиженно хмыкнув, Максимилиан отступил в сторону, а Алиса, наконец, смогла успокоиться. Теперь ей ничего не мешало, и вскоре она действительно заметила золотистое, даже не свечение, а целое пламя! Тут же открыв глаза, она с восхищением заявила об этом Максу.

— Хорошо, — довольно улыбнулся тот, вновь подходя к Алисе. — А теперь попробуй представить, как от этого пламени тянется тонкая, но прочная нить вот сюда, — ткнул он пальцем прямо в центр лба девушки.

Потерев место прикосновения, Алиса и в этот раз покладисто принялась выполнять задание. Тем более, что обучение пока не приносило никаких проблем и давалось вполне легко. А это весьма и весьма обнадеживало!

Правда «ниточка» магии первое время постоянно обрывалась и растворялась. Девушке пришлось изрядно попотеть, чтобы сделать все так, как велел ледяной маг. Благо Макс не торопил, терпеливо ожидая результата.

— О-очень хорошо, — довольно сказал Максимилиан, обходя девушку по кругу. — Теперь тебе нужно представить что-то, что будет символизировать твой щит. У некоторых это был рисунок замка, у кого-то цепь, а кто-то обходился и просто кругом в центре лба. Только не забудь оставить подпитку, а то твой щит не будет иметь силы.

Алиса не долго раздумывала, как должен выглядеть ее щит. Образ пришел сам, моментально выгравировавшись на лбу. Ободок, плотно обхватывавший лоб, в виде мелких ромбиков черного цвета и одного крупного ромба кроваво-красного цвета.

— Довольно необычно, но мне нравится, — задумчиво пробормотал Максимилиан, рассматривая получившийся щит. — А теперь держи его, я снимаю свой.

— Что?! — испуганно воскликнула Алиса.

— Держи!

Буквально окаменев от страха, Алиса представила, как к ромбикам устремляется золотистое пламя. Ожидание повторения того ужаса подхлестнуло ее, и магическая энергия полилась бурным потоком, послушная воле девушки.

— Замечательно! Только не нужно использовать столько магической энергии, вполне хватит и той нити, что ты протянула в самом начале.

— Да как вы могли со мной так поступить?! — возмутилась Алиса, даже не подумав последовать совету мага. — Вы же обещали!

— И выполню свое обещание, — холодно ответил Максимилиан. — Но тебе нужно самой научиться держать этот щит, я не смогу быть постоянно рядом.

— А если я его сейчас не удержу? — еле сдерживаясь, чтобы не зарычать, спросила Алиса.

— Попробуешь установить на место, — ухмыльнулся Макс. — Это умение очень важно для тебя. Чем быстрее ты сможешь вернуть щит на место, тем больше вероятности, что чужие эмоции не сведут с ума, пока магия не стабилизируется.

Еще до конца не веря, что мужчина действительно не будет ей помогать, Алиса испытывающе посмотрела на него. Но в ответ получила только полный безразличия взгляд голубых глаз.

«Чудовище!» — с яростью подумала она, отворачиваясь от мага.


Глава 18

Подобрав под себя ноги и удобно устроившись на диванчике, Алиса читала книгу по целительству, выданную ей ларрой Мириан.

Прошла уже неделя после того, как ее дар распечатали. Алиса полностью погрузилась в учебу, старательно постигая все, что мог дать ее дар. Правда это оказалось довольно сложно. Слишком много нюансов, которые приходилось учитывать при лечении.

А еще постоянной спутницей девушки стала неприятная ноющая головная боль. Магия, после стольких лет бывшая запечатанной, теперь постоянно стремилась выйти из-под контроля.

Алисе ее дар представлялся, как бушующий огненный океан, чьи волны то накатывали с невероятной силой, то отступали. В такие моменты девушке было очень тяжело не только пытаться сделать то, что говорила наставница, но и удержать щит.

Несколько раз она его действительно роняла, и тогда, казалось, ее разорвет, сплющит и перетрет бушующее море чужих эмоций. Если бы не помощь наставницы, Алиса не справилась бы.

А еще долгое время она боялась засыпать все по той же причине. Девушке казалось: как только она закроет глаза, как щит тут же спадет. Каждую ночь она боролась сама с собой, лежа на широкой кровати и до рези в глазах всматриваясь в густой сумрак спальни. И только когда сон сам забирал уставшее сознание, утаскивая в свои глубины, Алиса хоть немного отдыхала.

А утром просыпалась как от резкого толчка и первым делом проверяла свой щит. К ее облегчению, он всегда оказывался на месте, не спеша исчезать. Хотя и заметила маленькую странность. Рядом с ее магией присутствовала еще одна, приносящая с собой ощущение морозной свежести, но столь неуловимое и быстро исчезающее, что просто казалась играми разыгравшегося воображения.

Девушка прекрасно понимала, кто защищает ее по ночам, но не хотела сознаваться в этом даже самой себе. После того самого первого урока, она старательно избегала Максимилиана, специально выходя к завтраку как можно позже. Прислуга сразу же заметила эту особенность, поэтому Алису всегда ждала горячая еда, словно ее только принесли.

Маг, несомненно, тоже понял ее нежелание встречаться с ним, но никаких действий по этому поводу пока не предпринимал. Благо виделись они действительно очень редко. Максимилиан был занят делами империи, а Алиса своей учебой.

Вот как раз сейчас должна была прийти ларра Фирэн, чтобы проверить, выучила ли девушка то, что ей задали. Отложив книгу, Алиса потянулась, разминая немного затекшее тело. Ей совсем не улыбалось встречаться сейчас с достопочтимой ларрой, но деваться было некуда. В это время как раз пришел Сэт, чтобы доложить о прибытии ее персональной мучительницы.

— Проводите ее в малую гостиную, — со вздохом попросила Алиса. — Я сейчас подойду.

Легко соскочив с диванчика, девушка принялась приводить себя в порядок, не желая давать повода своей ведьме—наставнице уколоть ее. Надев туфельки, Алиса внимательно осмотрела свое платье на наличие неучтенных складок.

Подойдя к зеркалу, поправила шелковый платок, без которого теперь никуда не выходила из своей комнаты. Ей, конечно, нравилось, как горничная красиво повязывает его, но уж очень хотелось вновь ходить с непокрытой головой.

«Как же быстро начинаешь ценить то, на что раньше даже не обращал внимания!» — криво улыбнувшись, подумала она.

При встрече с ларрой Фирэн Алиса присела в книксене, получив одобрительный кивок.

— Не идеально, но значительно лучше! — провозгласила наставница. — А теперь, будьте любезны, поведать мне о том, что же вы узнали из истории рода графов Саласских.

В течении двух часов ларра пытала Алису, задавая той каверзные вопросы. На это девушка лишь мысленно хмыкала, отвечая четко и по существу. Ей, как ни странно, нравились эти истории, и она с удовольствием их изучала. Некоторые были похожи на волшебную сказку, некоторые на триллер с элементами ужасов, а несколько, как и предупреждала ларра Мириан, ничем интересным не выделялись.

— Кстати, дорогая моя, а почему вы никуда не выходите? — неожиданно перебила ее наставница. — Все это, конечно, хорошо, но было бы неплохо посмотреть на высший свет, так сказать, со стороны.

— О чем вы? — сразу же насторожилась Алиса.

— Для приемов и раутов несомненно все еще рано, а вот поход в кафе, ресторан или прогулка в парке, где обычно собирается знать, вам бы совсем не помешала, — пояснила женщина, с любопытством осмотрев девушку.

— Не думаю, что…

— Мы обязательно воспользуемся вашим предложением, ларра Фирэн, — неожиданно раздался голос Максимилиана. — И я, несомненно, покажу Алаисе все достопримечательности нашей столицы!

«Вот же черт из табакерки!» — вздрогнув от неожиданности, подумала Алиса.

— Ах, ларр Максимилиан, я бесконечно рада вас видеть, — мигом присев в глубоком реверансе, поприветствовала его наставница.

— Ларр Максимилиан, — в свою очередь выдавила Алиса, еле заставив себя изобразить легкий книксен.

— Мы уже заканчиваем на сегодня, — обрадовала девушку известием ларра Фирэн. — Мне еще нужно подготовиться к вечеру у ларры Аниэтты.

— Значит там мы с вами еще раз встретимся, — слегка склонив голову, сообщил ледяной маг.

— Правда? — удивленно выдохнула ларра. На непритязательный вкус Алисы, даже слишком удивленно. — Тогда я буду ждать новой встречи.

После ухода строгой наставницы, девушку так и подмывало спросить, что же такого особенного в этом приеме у незнакомой ей ларры Аниэтты. Уж как-то слишком одобрительно улыбалась наставница. А брошенный украдкой взгляд на Алису вообще сверкнул торжеством, что очень той не понравилось. Но поинтересоваться этим фактом значило для девушки первой начать разговор, чего ей категорически не хотелось! Слишком зла и обижена она была на мага за тот их урок.

— Мне нужно заниматься, — пробормотала она, даже не посмотрев в сторону мужчины.

Но покинуть гостиную ей не дали возможности.

— Ты еще долго будешь бегать от меня? — положив руку на ее плечо, поинтересовался Максимилиан. — Ты за что-то обижена на меня?

— Еще скажите, что даже не догадываетесь! — возмутилась Алиса, сердито посмотрев на него.

— Представь себе, нет!

Девушка настолько растерялась, что даже не смогла понять, что же ее злит больше. Его наплевательское отношение к ее безопасности, хоть совсем недавно и обещал защищать. Или же то, что Максимилиан даже не осознавал своей вины. И то и другое было обидно и непростительно.

— Так в чем же дело? — напомнил о себе Макс, приподняв лицо девушки за подбородок и внимательно посмотрев в светло-карие глаза.

— А в том, ларр Максимилиан, что вы обещали защитить меня, но на следующий же день преспокойно заявили, что если я потеряю щит, то мне придется самой поднапрячься, чтобы не сойти с ума и не закончить так же, как и некоторые целители! — в мгновение ока вспыхнув, словно спичка, гневно принялась выговаривать Алиса. — Вы хоть представляете, как это больно и страшно, когда твою голову рвут на части чужие эмоции?! Это же просто кошмарное чувство! Хотя кому я это все объясняю? Человеку, который сначала обещает, а затем спокойно делает все с точностью да наоборот!

— Алаиса, о чем ты? — больно сжав плечи девушку и встряхнув ее, спросил Макс. — Как тебе вообще в голову пришла мысль, что я не помогу тебе в такой момент? Я не брошу тебя, слышишь?! Но это совсем не значит, что ты не должна научиться справляться сама. Я не всегда смогу быть рядом в такой момент, поэтому хочу быть уверен, что тебе не будет ничего угрожать. Чем лучше тебе будет подчиняться магия, тем надежнее ты будешь защищена! Вот же глупая, напридумывала всякой ереси и сама же страдала от этого!

Выслушав эту отповедь, Алиса неожиданно позорно разревелась. Переполнявшие ее чувства страха, неуверенности и огромного облегчения от слов мага, заставляли слезы литься нескончаемым потоком. И как она не старалась успокоиться, ничего не выходило. Сил хватило только на то, чтобы прикрыть ладонями лицо, но это совсем не мешало оглашать комнату громкими отчаянными всхлипами.

Притянув несопротивляющуюся девушку к себе, Максимилиан принялся осторожно гладить ее по спине, нашептывая ласковые ничего не значащие слова. Сейчас, глядя на вздрагивающие девичьи плечи, он корил себя за то, что не настоял на разговоре с Алисой раньше. Просто решил, что она чувствует себя неловко после того ночного разговора.

Макс и сам не мог понять, почему ему было так важно держать ее в своих объятиях. Возможно он слишком долго держал внутри себя переживания и боль из-за той, другой Алаисы, и чувствовал на подсознательном уровне, что эта девушка поймет, не постаравшись потом использовать эту сиюминутную слабость против него.

«Вот говорил же, что не подхожу я для опекунства над столь юными особами!» — недовольно нахмурился ледяной маг

— Простите… не знаю, что… со мной, — прерывающимся от слез голосом, прошептала Алиса.

— Твой эмоциональный фон тоже скачет как бешеный, — пояснил Максимилиан. — Редко, но такое бывает. Не думал, что ты тоже будешь подвержена перепадам настроения. Ведь была всегда такой спокойной и рассудительной, а если и злилась, то умело держала себя в руках.

— Да как с вами можно быть спокойной? — вскинув голову, гневно проговорила Алиса. — Вы же вредный, циничный, язвительный… и вообще! — чувствуя, как слезы вновь покатились по щекам, быстро отвернулась, стыдясь своей слабости.

— Я этого никогда и не скрывал, — усмехнулся Макс, погладив ее по голове.

— А я… истеричка, — убито закончила девушка, уткнувшись лицом ему в грудь.

— Это пройдет, поверь, — попытался приободрить ее герцог. — Просто нужно выждать некоторое время, чтобы твоя магия хоть немного стабилизировалась. Удивительно уже то, что она ведет себя более или менее смирно, несмотря на столько лет блокировки.

— Могло быть и хуже? — глухо поинтересовалась Алиса, так и продолжая прятать свое заплаканное лицо у него на груди.

— Могло, — вздохнув, честно ответил Макс. — Но ничего не случилось, поэтому не забивай себе голову.

— А что такого особенного в этом вечере у ларры Аниэтты? — без какого—либо видимого перехода спросила девушка, для острастки шмыгнув носом.

— А тебе зачем? — удивился маг, немного отодвинув Алису от себя.

— Просто ларра Фирэн так радовалась вашему присутствию на нем… А на меня вообще посмотрела с превосходством! — сдала нелюбимую наставницу та.

— Хм… Даже так, значит? Ничего, в принципе, особенного в этом приеме нет. Просто ларра Аниэтта прославилась на всю империю, как отличная сваха. К ней на приемы в основном ходят те, кто хотят найти себе спутников жизни.

— Вы хотите найти себе жену?

И столько потрясения и неверия было в этом вопросе, что Макс еле сдержался от ехидного комментария.

— Конечно нет! Я буду там присутствовать по долгу службы. Правда и самой ларре Аниэтте, и ее гостям совсем не обязательно об этом знать.

— А… Значит, ларра Фирэн надеется найти себе… мужа?

— Ларра Фирэн, да будет тебе известно, давно и прочно замужем, — легонько щелкнув по любопытному носу, ответил Макс. — Скорее всего она туда прибудет с одной из своих многочисленных племянниц. Вроде бы прошел слух, что девушка очень красивая.

— Так вот почему она так обрадовалась, — догадалась Алиса. — Видимо надеется, что вы обратите внимания на эту красотку.

— Пусть и дальше надеется, — отойдя от нее, хмыкнул герцог. — Не родилась еще та девушка, на которой я готов жениться.

И вроде бы стоило посмеяться с такой самоуверенности, но сердце неприятно кольнуло, а по телу девушки прокатилась противная слабость.

— Мне нужно вернуться к занятиям, — напомнила Алиса, еле заметно улыбнувшись. — Да и умыться стоило бы.

Лицо неприятно стягивало от высохших слез, и девушка даже боялась представить, какой кикиморой она сейчас выглядит со стороны. Ей хотелось поскорее покинуть гостиную, чтобы скрыться от пронзительного взгляда голубых глаз.

— Сегодня, если я не ошибаюсь, Мириан не придет?

— Ну и что? Я ведь и сама могу почитать и повторить пройденное, — продолжила настаивать Алиса.

— Твое рвение похвально, только не переусердствуй, — улыбнулся Максимилиан. — И кстати, если тебе так нравится учиться, думаю, тебя порадует новость о том, что с завтрашнего дня начнутся уроки танцев.

— Нет, нет и еще раз нет! – мгновенно среагировав, ответила Алиса, непроизвольно отступая назад. — У меня на это нет ни времени, ни желания.

— А я сказал, да! — непререкаемым тоном заявил Макс, направляясь к выходу из гостиной. — И это не обсуждается.

— Деспот! — зло воскликнула Алиса, когда ледяной маг покинул ее.

— Я все слышал! — раздался веселый голос ей в ответ.


*****

Большой просторный зал, казалось, пылал от того количества магических светильников, что парили под потолком. Легкая ненавязчивая музыка, которую рождали инструменты музыкантов под руководством дирижера, служила фоном для разговоров находившихся тут людей.

Сегодня здесь собрался чуть ли не весь высший свет, от чего хозяйка этого вечера, ларра Аниэтта буквально светилась от удовольствия и гордости. Еще бы, такого фурора и наплыва знатных гостей дом никогда не видел и, скорее всего, больше не увидит.

А всему причиной послужил слух о том, что близкий друг императора, сам герцог Ортанский посетит этот прием. Множество аристократов тут же решили убедиться в этом лично. Еще бы, один из самых завидных женихов в империи посетит званый вечер самой известной свахи!

Те семьи, у кого имелись незамужние дочери, сразу же активизировались, постаравшись как можно в более выгодном свете представить своих ненаглядных чад. Вернее их матери старались, а отцы лишь недоверчиво хмыкали, не надеясь на такую удачу. Но женам перечить не посмели, прекрасно знали по опыту, чем это чревато — становиться на пути окрыленной мечтой женщины.

И вот теперь перед Максимилианом периодически порхали пестрые стайки разряженных девиц, смущенно стреляя глазками в его сторону.

«Все же не стоило говорить ларре Фирэн о своих планах, — досадливо подумал Макс. — А с другой стороны, в такой толпе легко затеряться. По крайней мере моим людям это точно удастся».

Он бы в жизни не пошел на это сборище жаждущих удачно выйти замуж девиц, если бы не работа. Его ведомству, наконец, удалось узнать откуда растут ноги у очередного заговора. Хотя Максимилиан и сомневался, что те, чьи имена были озвучены, на самом деле являлись главными зачинщиками. Скорее их просто использовал талантливый кукловод, так и оставшийся в тени.

Но место встречи они действительно выбрали грамотно. Никому бы в здравом уме не пришло в голову, что в доме известной свахи соберутся заговорщики! Тем более четверо из них не были женаты и всячески избегали этой участи. А один являлся родственником хозяйки, поэтому состряпать эту встречу им не составило труда.

В принципе Макс мог бы лично не контролировать их поимку. Люди в его ведомстве не напрасно получали жалование и дело свое прекрасно знали. Но все же… Все же ледяной маг надеялся найти хоть какую-нибудь ниточку, ведущую к тому, кто все это устроил. Поэтому и стоял сейчас с как можно более высокомерным выражением лица, изредка презрительно осматривая собравшихся.

— Ах, ларр Максимилиан, мы действительно встретились с вами, — раздался радостный голос ларры Фирэн.

Обернувшись, Макс увидел довольную женщину, приседающую в реверансе, а рядом с ней юную черноволосую девушку.

«Так вот ты какая «новое открытие сезона», — подумал он, быстро осматривая юную особу. — Действительно красавица».

Девушка, заметив его взгляд, мило покраснела, стрельнув глазками из-под густых ресниц.

— Вы мне не поверили? — деланно удивился ледяной маг. — Зря. Представите мне эту милую особу?

— Конечно же! — светясь от радости не хуже пульсара, возвестила ларра. — Это моя племянница, ларра Ирэна, младшая дочь виконта Райгена.

— Приятно познакомиться, ларра Ирэна, — склонившись над ручкой девушки, проговорил ледяной маг. — Вы действительно прекрасны, как о вас и говорят.

— Мне тоже очень приятно! — еще больше покраснев, с придыханием ответила юная ларра. — Для меня честь познакомиться с вами, Ваша Светлость.

«Переигрывает», — тоскливо подумал Макс.

Сколько раз он уже видел нечто подобное, только в разных вариациях. Были и вечно смущающиеся скромницы. Причем маг искренне поражался, как им удается так быстро краснеть по собственному желанию?

Были и те, кто смотрел на него с деланным безразличием, надеясь разбудить в герцоге инстинкт охотника. Вот только для безразличной к нему особе, они слишком часто искоса поглядывали на него, стремясь проверить результативность их стараний.

Были даже те, кто сразу пытался занять роль этакой «подружки», с которой можно совершенно спокойно поболтать обо всем и ни о чем. От таких Максимилиан вообще старался держаться подальше.

«Алиса бы точно так не поступила, — неожиданно подумал он. — Наоборот, постаралась затеряться в толпе, чтобы только не попасться на глаза завидным женихам».

Проговорив еще некоторое время с ларрой Фирэн, он покинул их, сославшись на то, что ему нужно кое с кем переговорить. А вот злое разочарование в глазах ларры Ирэны, когда она поняла, что герцог не намерен приглашать ее танцевать, сильно его позабавило. Кажется девушка не привыкла, что кто—то не падает к ее ногам, сраженный красотой юной прелестницы.

Поплутав некоторое время по залу, нигде подолгу не задерживаясь, заодно и проверив готовность своих людей, Макс прислонился к одной из колон, с ленивым безразличием рассматривая собравшихся. Ему до зубовного скрежета успели надоесть все эти перешептывания и плотоядные взгляды.

— Да ты просто произвел фурор, братец, — раздался насмешливый голос позади него.

Оглянувшись, Макс с удивлением заметил Александра. Вот уж его он точно не ожидал увидеть на этом досточтимом собрании.

— А ты тут что делаешь? — поинтересовался герцог, краем глаза заметив, как мамаши встали в боевую стойку, а ларра Аниэтта готовится упасть в обморок от свалившегося на нее счастья.

И ее можно было понять! Не только герцог, но и его брат, имевший, кстати, титул графа, почтил дом аристократки своим присутствием. Теперь, благодаря этому вечеру, ее приемы будут пользоваться просто бешеным успехом!

— Да так, скучно что-то стало, — как-то уж чересчур безразлично пожал плечами Алекс, становясь рядом со старшим братом.

— Даже так? — недоверчиво выгнув бровь, хмыкнул ледяной маг. — А если сказать правду, не дожидаясь, когда тобой займутся мои спецы?

— Да ты шутник! — рассмеялся Александр, но затем грустно поведал: — Я Кириану в шахматы проиграл на желание.

— И все? — посмел не поверить Макс. — Что бы там ни говорили, Кириан не настолько жесток. Сознавайся, что еще натворил?

— Да всего лишь пошутил, что ему не мешало бы больше двигаться, а то скоро жирком зарастет, — недовольно поджав губы, признался водный маг.

— Смертник! — посмотрев на брата, как на душевнобольного, выдохнул Максимилиан. — И что теперь?

— Ну-у-у… Ты же будешь навещать несчастного избитого меня? А то мне завтра еще и спарринг на мечах с ним предстоит.

— Больше веры в себя! А вдруг выиграешь! – хохотнул Макс, прекрасно представляя, что ожидает его младшего брата.

— У Кириана? На мечах? — со скепсисом посмотрел на него Александр. — Я не столь самоуверен!

— Да, действительно, там без вариантов, — согласился Макс. — Против первого меча империи тебе не выстоять. Особенно когда сам всего лишь четвертый, — не смог он не уколоть брата. — Как ты вообще мог проиграть этому самовлюбленному индюку?

— А что тут такого странного? — безразлично пожал плечами Алекс. — Ларр Дарэн действительно прекрасно обращается с оружием. И, кстати, коня я с ним не делил! — вернул он шпильку.

— Да вы что, сговорились все? Может мне еще у него и прощения попросить?

— Не волнуйся ты так, я с тобой согласен. Орианские черные жеребцы действительно того стоят.

— Ты собираешься участвовать в следующем аукционе? — мигом успокоившись, поинтересовался Максимилиан.

— Да что там участвовать? — фыркнул водный маг. — После случая с ларром Дарэном, другие просто побоятся связываться с нашей семьей!

Как раз в этот момент Максимилиан, все так же продолжавший следить за происходящим в бальном зале, заметил, что заговорщики по одному принялись покидать прием.

— Раз уж ты здесь, отвлеки от меня внимание, — посмотрев на брата, попросил он.

— Это я быстро, — вмиг посерьезнев и не задавая лишних вопросов, отозвался Алекс.

— Только не приглашай на танец племянницу ларры Фирэн, — попросил Макс. — Ее бы не мешало немного поставить на место!

— Будет исполнено в лучшем виде, — усмехнулся водный маг и направился как раз в ту сторону, где стояли вышеозначенные ларры.

Покидая зал, Максимилиан не смог отказать себе в удовольствии понаблюдать, как вытягивается лицо у ларры Ирэны, когда его брат, казалось, целенаправленно двигавшийся к ней, резко остановился около совершенно другой девушки, даже отдаленно не столь красивой, как дочь виконта Райгена. Это был сильнейший удар по самолюбию юной красавицы. Но дальше наблюдать развернувшуюся драму Макс не стал. Его ждало более важное дело.


Глава 19

Алиса специально встала пораньше, чтобы позавтракать с Максимилианом, заодно обсудив предстоящие ей уроки танцев. Вернее девушка не теряла надежды отговорить мага, или хотя бы перенести уроки на потом. В идеале на «никогда», но Алиса осознавала, что это пустые мечты. И когда увидела в столовой только один прибор, недовольно нахмурилась.

«Неужели ушел раньше? Или еще до сих пор не вернулся с местной вечеринки?»

И то и другое ее совершенно не устраивало. Это могло означать только одно. Отвертеться однозначно не получится!

Позавтракав без особого аппетита, Алиса отправилась в библиотеку, в надежде почитать что-нибудь интересное. На специализированную литературу у нее сегодня не было никакого желания обращать внимание. Но и роман, который она нашла, совершенно не захватил девушку.

Ее мысли постоянно крутились вокруг вредного мага. Алисе очень бы хотелось узнать, где его носит.

Промучившись с полчаса, она подошла к окну и, уткнувшись лбом в холодное стекло, с тоской посмотрела на улицу. Укрытые недавно выпавшим снегом дорожки буквально притягивали взгляд. Девушке до безумия хотелось выйти на улицу, подышать морозным воздухом, побродить по снегу, прислушиваясь к поскрипыванию под ногами.

А еще лучше было бы посмотреть столицу!

Из-за высокого забора Алисе были видны только крыши домов и шпили то ли каких—то храмов, то ли зданий городских властей. Но больше всего ее взгляд притягивал дворец. Вернее та малая его часть, что была видна из библиотечного окна.

Из окон спален, расположенных на втором этаже, обзор на него был намного лучше, но девушка не видела смысла идти туда. Да и желания особого не имелось, только любопытство еще больше раздразнить.

«А ведь Максимилиан говорил ларре Фирэн, что обязательно покажет мне столицу! — обиженно подумала Алиса, забираясь с ногами на широкий подоконник. — Хотя ему верить не стоит. Скорее всего он просто так это сказал».

В этот момент дверь в библиотеку открылась, пропуская ларру Мириан. Найдя взглядом свою ученицу, целительница стремительно направилась к ней.

— Здравствуй, Алаиса, — приветливо улыбнулась она, но заметив тоскливый взгляд девушки, нахмурилась. — Что случилось?

— Здравствуйте, — спустившись с подоконника, присела в книксене Алиса.

— Ой, я тебя умоляю, — замахала на нее руками целительница. — Когда мы одни, не надо придерживаться всего этого официоза!

— Мне все равно тренироваться нужно, — пожала плечами девушка.

— И все же, что у тебя случилось? — подойдя и обняв ее за плечи, участливо поинтересовалась Мириан.

— Я на улицу хочу, — не стала скрывать Алиса. — Устала сидеть в доме. Чувствую себя словно пленница.

— Так за чем дело стало? — удивилась Мириан. — Надо было давно сказать мне об этом! Хочешь, мы прямо сейчас отправимся с тобой в одно миленькое кафе? Там подают просто бесподобные пирожные!

— Правда? — обрадовалась Алиса. — А ларр Максимилиан…

— Не волнуйся, со мной можно, — беспечно отмахнулась целительница. — Лучше пойдем к тебе в комнату, и я помогу выбрать наряд для прогулки. Мы пойдем пешком, здесь совсем не далеко.

Еле сдержавшись, чтобы не обнять женщину из-за переполнявшей ее радости, Алиса молча кивнула. Поднимаясь по лестнице на второй этаж, она мысленно перебирала наряды, которые у нее появились за это время. Ледяной маг, как и обещал, прислал портниху еще четыре дня назад. А спустя всего два дня после этого, девушка обзавелась обширным гардеробом.

«Даже не знаю, как я буду расплачиваться с Максимилианом за все эти вещи, — усмехнулась она, еле заметно качнув головой. — Надо будет обязательно вернуть ему деньги, как только они у меня появятся. Целителям же тоже должны платить зарплату. Не за спасибо ведь…»

В следующий миг, как только Алиса поняла, о чем думает, она сбилась с шага и чуть не упала. Вовремя ухватившись за перила, девушка смогла удержаться, замерев на некоторое время и стараясь успокоить бешено стучащее сердце.

— Алаиса, с тобой все в порядке? — обеспокоенно поинтересовалась Мириан. — Не стоит так спешить, мы не опаздываем.

— Да, все хорошо, — подтвердила девушка. — Извините, я просто споткнулась.

«Нет… Нет! Не думать об этом! Никакой работы и планов на будущее. Через полгода я вернусь домой и забуду все, как страшный сон!»

Она сама не ожидала, что будет задумываться о дальнейшей жизни здесь, в этом мире. Словно это само собой разумелось. Для Алисы такая мысль казалась кощунством и предательством по отношению к родителям и бабушке. Пусть за время, проведенное здесь, она успела привыкнуть к окружающим ее людям, но это ничего не меняло.

Именно так Алиса думала, пока Мириан помогала выбрать для нее подходящую одежду. Все, на что хватило сил девушки: старательно изображать заинтересованность, чтобы не вызвать подозрений у целительницы. И если бы ее в тот момент спросили, нравится ли ей покрой и цвет платья, Алиса просто не смогла бы ответить, потому что даже не обратила внимания.

В себя смогла хоть немного прийти перед входной дверью, где их остановил Сэт.

— Не волнуйся, я все объясню ларру Максимилиану, — величественно сказала целительница, когда мужчина озаботился целесообразностью такой прогулки.

— Как скажете, ларра Мириан, — поклонившись, ответил Сэт.

Наконец, выйдя на улицу спустя довольно продолжительное время, Алиса в первую минуту даже не смогла открыть глаз. Слишком ярко светило зимнее солнце, отражаясь от снега, что приносило значительные неудобства, привыкшей к освещению в доме девушке. Но даже выступившие слезы не испортили ей вмиг подскочившего настроения.

— Сейчас помогу тебе, — весело сказала целительница, увидев, как Алиса вытирает мокрые дорожки со щек.

Приложив свою руку к закрытым глазам девушки, Мириан постояла так некоторое время. Ощутив исходящее приятное тепло и легкое покалывание вокруг глаз, Алиса поинтересовалась:

— Что вы делаете?

— Просто маленькое заклинание, который поможет уменьшить чувствительность глаз, — пояснила Мириан. — Ты уже можешь осмотреться. Правда еще несколько минут будешь чувствовать, что кожу вокруг глаз щипит, но как только заклинание полностью впитается, неприятные ощущения тут же пройдут.

И действительно глаза больше не болели и не слезились от яркого света, позволяя спокойно осмотреться вокруг. Сейчас они стояли перед широкой подъездной аллеей, полностью лишенной снежного покрова, в отличие от остального пространства, укрытого белым покрывалом.

По краю аллеи стояли гипсовые клумбы, в которых летом цвели цветы. Почти у самой каменной стены, среди голых сейчас деревьев, притаилась беседка, казавшаяся воздушной, из-за ажурных вставок, украшавших ее. В противоположной стороне, прямо в центре лужайки стояли две скамьи с высокими резными спинками.

«Должно быть здесь просто чудесно летом, — вдыхая полной грудью холодный воздух, подумала Алиса. — Под ногами сочная зеленая трава, в клумбах пышные цветы, ветер шелестит в кронах деревьев… Красота!»

Девушка словно воочию видела все это, представляя где должны быть еще клумбы с цветами, а где расположены дорожки, сейчас полностью заметенные снегом.

— Здесь очень красиво, когда все начинает цвести, — подтвердила ее догадки Мириан, медленно идя рядом со своей ученицей. — Тебе понравится!

Около больших двустворчатых кованых ворот они на некоторое время остановились. Пока Мириан звала привратника, чтобы тот открыл им небольшую калитку, Алиса залюбовалась коваными узорами.

Сначала ей показалось, что это просто какая-то непонятная мешанина из завитков. А когда присмотрелась, не смогла сдержать восхищенного вздоха. Неизвестный ей мастер, делавший эти ворота, был настоящим кудесником.

Перед ней предстали фантастические цветы с парящими между ними птицами. На первый взгляд они были похожи на павлинов, вот только к длинному хвосту прилагался столь же длинный и острый клюв, а на голове имелся густой хохолок из перьев.

— Да это же просто кощунство! — пробормотала Алиса, рассматривая мелкие детали ковки.

— Ты о чем? — не поняла целительница.

— Этим воротам место в музее или картинной галерее, — убежденно сказала девушка. — Они же просто произведение искусства!

— Согласна с тобой, они действительно великолепны, — тихонько усмехнулась Мириан. — И такую красоту делает лишь одна семья мастеров, никому не раскрывая своих секретов. Обернись!

Последовав ее совету, Алиса оглянулась и чуть не вскрикнула. С другой стороны ворот не было ни цветов, ни птиц. Теперь на нее взирали кованые хищники, затаившиеся в высоких зарослях.

— Вот это да! Интересно, как это происходит?

— Никто не знает. Я же говорю, мастера, создающие эти шедевры, хорошо хранят свои секреты. Сколько раз пытались повторить, получались только грубые копии.

— Представляю, сколько эта красота стоит!

— Поверь, не представляешь, — фыркнула Мириан. — Смотри, здесь у всех такая же красота.

Осмотревшись, Алиса действительно увидела такие же ворота, только с разными рисунками. У кого-то были изображены скалистые горы, у кого—то изящные деревья, со столь четко выкованной листвой, что не залюбоваться ими просто не было возможности. А на одних воротах вообще расположился величественный дракон.

«Лаетан! — удивилась Алиса, так похож был кованый красавец на ее знакомого дракона. — Интересно, как он там?»

После того раза они больше не виделись, и девушка поняла, что соскучилась по нему. Пусть они встречались всего два раза, но Лаетан ей нравился, и Алиса не отказалась бы увидеться с ним еще раз.

— Здесь расположены дома тех, кто приближен к императору, — тем временем принялась пояснять Мириан. — В основном советников и министров.

— А… где ваш дом? — спросила девушка.

— Мы проходили мимо него. Те ворота с драконом, помнишь? — хитро улыбнулась целительница. — В следующий раз обязательно побудешь у меня в гостях. Заодно и Максимилиан развеется, а то совсем погрузился в государственные дела.

— Сегодня я его вообще не видела, хоть и очень рано встала, — сообщила Алиса, надеясь, что это не очень смахивает на жалобу.

— Мне уже доложили, что они вчера с Алексом произвели фурор на приеме ларры Аниэтты.

— И ларр Александр там был?

— Да. И мне очень хочется узнать, каким ветром его туда занесло? Он, как и Макс, старательно избегает таких приемов.

Подумав, что ей об этом вряд ли кто-то расскажет, Алиса безразлично пожала плечами, вновь принявшись рассматривать окружающую ее обстановку. На той улице, где стояли их дома, кроме высоких каменных стен и красивейших ворот больше ничего видно не было. Видимо проживающие здесь люди весьма любили уединение.

На улице им не попалось ни одного прохожего. Создавалось впечатление, что здесь вообще никто не живет. А вот когда они вышли на другую улицу, стало чуточку оживленнее.

Здешние дома не прятались за высокими стенами, и можно было увидеть, как снуют слуги, отправляющиеся по хозяйским делам, прибывают экипажи, привозящие знатных господ. Сами дома… Алиса никогда хорошо не разбиралась в архитектуре, поэтому просто любовалась приятными для глаза цветами стен, гипсовой лепниной, если она имела место быть, высокими колоннами с красивыми изразцами.

Сама улица была вымощена каменной брусчаткой, так плотно подогнанной, что, казалось, идешь по гладкой поверхности. И так же, как и на прошлой улице, проезжая часть и тротуары были полностью лишены снежного покрова. Алиса еще подумала, что дворники здесь выполняют свою работу очень качественно.

Когда они, наконец, добрались до кафе, девушка изрядно устала. И не потому, что дорога была длинной. Нет, Мириан ее не обманула, идти было совсем не далеко. Но из-за того, что приходилось постоянно останавливаться, чтобы целительница могла ответить на приветствия встреченных ими прохожих, девушка утомилась и желала поскорее присесть, чтобы передохнуть.

Правда это не помешало ей залюбоваться самим кафе, похожим на сказочный домик, со всеми своими невысокими башенками и красивой расписной лепниной. Около входной двери их встретил молодой человек в форменной ливрее, с почтением, даже скорее подобострастием, поклонившийся при виде Мириан.

В светлом просторном холле, отделанном деревянными панелями и бархатной тканью, у них шустро приняли верхнюю одежду. Алиса даже украдкой вздохнула от облегчения. Не привыкшая к таким фасонам, она постоянно опасалась, что запутается в подоле тяжелого отороченного мехом плаща и позорно растянется на тротуаре.

А вот при входе в общий зал их ожидал сюрприз. Они столкнулись с Максимилианом, бывшим в обществе пожилого мужчины.

— Мириан, Алаиса, что вы здесь делаете? — удивился ледяной маг, преградив им дорогу.

— Я решила показать Алаисе это замечательное кафе, — с вызовом во взгляде заявила целительницы. — Ты против?

— Нет, совсем нет, — усмехнулся Макс, зная по опыту, что может означать это упрямое выражение зеленых глаз.

— Вот и замечательно, — мило улыбнулась Мириан.

— Алаиса, ты чудесно выглядишь, — прикоснувшись к руке девушки губами, почтительно проговорил Макс. — Прости, что не смог позавтракать с тобой. У меня сейчас много дел, а ты еще спала, я не хотел будить тебя.

— Ничего страшного, — ответила Алиса, про себя подумав, что раньше его это нисколько не тревожило.

— Надеюсь, ты себя хорошо чувствуешь? — спросил герцог, словно нехотя отпуская ее руку.

— Просто чудесно! Особенно после того, как прогулялась в обществе ларры Мириан, — с намеком ответила она.

— Даже не сомневаюсь, — не смог удержаться от ухмылки Максимилиан. — Дамы, простите, но нам пора. Дела не ждут!

«Вот же зараза! Его, кажется, даже совесть не мучает!» — недовольно подумала Алиса, глядя вслед удаляющемуся герцогу.

— Ларра Мириан, я счастлив приветствовать вас и вашу спутницу! — громко возвестил немного полноватый мужчина с седыми волосами, отвлекая Алису от мыслей о маге.

— Сар Корин, ваше кафе просто великолепно, — улыбнулась Мириан, подавая руку для поцелуя. — Я всегда с огромным удовольствием посещаю его!

— Вы мне просто льстите, прекрасная ларра, — смутился хозяин кафе, учтиво проводив их к одному из столиков. — Но у меня к вам будет маленькая просьба…

— Конечно же, сар Корин, — сразу же согласилась Мириан, пояснив Алисе: — У нашего приветливого хозяина старшая невестка беременна и он немного волнуется по этому поводу. Ты пока посиди здесь, а я скоро вернусь. Это не займет много времени.

— Ох, ларра Мириан, вы просто спасение для моего старого больного сердца! — довольно выдохнул мужчина после того, как Алиса ответила согласием.

— Сар Корин, не наговаривайте на себя, — шуточно возмутилась целительница, направляясь вслед за хозяином кафе. — Вы еще многих переживете!

Улыбнувшись ее словам, Алиса довольно выдохнула. Наконец—то она смогла присесть и дать отдых уставшим ногам. Прогулки — это, несомненно, хорошо, но не тогда, когда уже давно не совершал их.

Поэтому сейчас она просто блаженствовала, с любопытством осматривая убранство помещения. Вот только успела полюбоваться всего лишь на одну картину с изображенным на ней фантастически красивым пейзажем, когда у нее над головой раздался требовательный женский голос:

— Ну и кто ты такая?

С недоумением оглянувшись, Алиса увидела стоящую над ней красивую блондинку, с темно-синими глазами, сейчас немного презрительно осматривающие девушку.

— Простите, вы это мне? — на всякий случай поинтересовалась она, вопросительно выгнув бровь.

— Да—да, именно тебе, — нетерпеливо пощелкав пальцами, ответила незнакомка. — Так кто ты такая и какое отношение имеешь к ларру Максимилиану.

Почувствовав, как в груди сворачивается тугой ком недовольства, Алиса уже приготовилась поставить на место эту нахалку, когда помощь пришла с совершенно неожиданной стороны.

— Если это вас так интересует, ларра Надин, то вам стоит поинтересоваться этим фактом у самого ларра Максимилиана, — прозвучал неодобрительный голос ларры Фирэн. — А правила приличия еще никто не отменял. Стыдно не знать этого, особенно когда вы являетесь графиней!

Блондинка недовольно поджала губы, но возражать не стала. Окатив Алису напоследок недобрым взглядом, она вернулась за свой столик.

— Ларра Алаиса, рада вас видеть, — проводив вздорную графиню пристальным взглядом, поздоровалась наставница.

— Я тоже рада вас видеть, ларра Фирэн! — искренне ответила девушка, ни сколько не покривив душой.

— Позвольте вам представить мою племянницу, ларру Ирэну, — тем временем женщина обернулась к стоящей рядом с ней девушке.

— Приятно познакомиться, — доброжелательно улыбнулась Алиса. — Она у вас просто красавица!

По мелькнувшим в глазах наставницы удивлению, а в глазах ее племянницы растерянности, она решила, что сделала что-то не так. Судорожно принявшись вспоминать все, чему ее учила ларра Фирэн, девушка так и не смогла понять, в чем же была ее ошибка.

— Мы вчера как раз были на приеме у ларры Аниэтты, а сегодня решили отдохнуть от бурного и утомительного вечера, — пристально посмотрев на свою ученицу, сказала досточтимая ларра.

— Надеюсь, вы хорошо провели время? — из вежливости поинтересовалась Алиса, все больше приходя в недоумение от странного поведения женщин.

— О, просто чудесно! — не удержавшись, ответила ларра Ирэна. — Столько блестящих кавалеров и прекрасных дам. Я танцевала до упаду!

— Не сомневаюсь в этом, — мило улыбнулась Алиса, еле сдерживая смех, начав догадываться о причине их взглядов.

— Ну, милая, веди себя сдержаннее, — строго проговорила ларра Фирэн, впрочем, не сдержав довольной улыбки. — Не смеем вас больше отвлекать. Тем более я вижу, что ларра Мириан уже возвращается назад.

Еле дождавшись, когда родственницы уйдут, а целительница подойдет, девушка с жаром принялась рассказывать обо всем произошедшем. Правда старалась при этом не сильно повышать голос, чтобы не обращать на себя лишнее внимание.

— Это что получается, они решили, что я буду ревновать ларра Максимилиана? — с веселым недоумением закончила свой рассказ Алиса.

— Именно так! — не сдержавшись, рассмеялась Мириан. — А на ларру Надин не обращай внимания. Наглая особа, считающая себя во многом лучше других. Когда-то она была любовницей Макса и метила на место герцогини Ортанской. Да и сейчас, судя по всему, не оставила этой надежды. Только ей ничего не светит, как и другим честолюбивым ларрам.

В дальнейшем они вполне приятно провели время, больше не вспоминая произошедшее. Мириан развлекала Алису разнообразными слухами или смешными историями из жизни тех, кто сегодня посетил это кафе. Девушка честно пыталась громко не смеяться, но из целительницы вышла прекрасная рассказчица, поэтому это не всегда удавалось. Впервые за долгое время Алиса полностью расслабилась и просто получала удовольствие от общения, не забивая себе голову мыслями о своем будущем.

Уже много позже, когда они покинули уютное кафе, Мириан предложила показать ей Фонтанную площадь. И Алиса с удовольствием согласилась, желая еще на чуть-чуть продлить прогулку. Тем более отдохнуть она успела, а ноги перестали неприятно ныть.

Быстро пройдя вниз по улице и несколько раз повернув направо, они, наконец, вышли к площади. Алиса даже рот открыла от удивления, когда увидела уйму разнообразных фонтанов.

Маленькие, похожие на цветные клумбы, окружали площадь по периметру. Средние, самых разных форм, расположились в геометрическом беспорядке, словно здесь проходил великан, рассыпавший причудливые фигурки.

А в центре площади находился самый большой, круглой формы, в центре которого возвышалась статуя, изображающая мужчину, стоящего над поверженным драконом.

«Первый император и та драконница», — догадалась Алиса, подходя ближе к фонтану, чтобы все подробно рассмотреть.

— Удивительно, работающие зимой фонтаны, — восторженно проговорила она, вслушиваясь в хрустальные звон тоненьких водных струек. — У нас их всегда отключали, чтобы вода не замерзала.

— Магия творит чудеса, — улыбнулась целительница.

Снующие по площади люди, так же, как и они, наслаждались здешней красотой. Повсюду слышался смех и веселые голоса отдыхающих. Но Алису привлекла только одна девушка, с ярко-красной шевелюрой, среди которой мелькали белые пряди волос. Незнакомка выглядела немного бледной и какой-то потерянной. Опустив руку в воду, она зачерпнула немного и обтерла свое лицо.

— Кажется этой девушке нехорошо, — кивнув головой в ее сторону, сказала Алиса.

— Сейчас узнаем, — посмотрев в указанном направлении, слегка нахмурилась целительница. — Студентка, что с вами?

Посмотрев мутным взглядом на ларру Мириан, девушка хрипло выдохнула:

— Все хорошо, наверное приболела немного.

— Вам бы стоило обратиться к целителям, а не шастать по улице в такой холод, — неодобрительно покачала головой Мириан. — Сейчас я вам…

— Что здесь происходит?

Оглянувшись, Алиса увидела подошедшего к ним мужчину в длинном темно—синем плаще с эмблемой розы на груди. Но больше всего ее заинтересовала необычная шапка, надетая на незнакомца. С широкой металлической дугой, обхватывающей голову, наверху она заканчивалась такой же темно-синей тканью, как и плащ.

«Видимо представитель власти», — догадалась девушка, а Мириан подтвердила ее предположения.

— Уважаемый страж, эта студентка больна, а я всего лишь хочу ей немного помочь.

Пристально посмотрев на указанную девушку, мужчина неожиданно побледнел и, резко ухватив Мириан за руку, потянул ее на себя.

— Что вы себе позволяете? — возмутилась целительница таким самоуправством.

— Не приближайтесь к ней, — хрипло выдохнул страж, а затем, обведя площадь обреченным взглядом, прокричал: — Всем покинуть площадь!

Люди удивленно оглянулись на мужчину, не понимая в чем дело. А тот, на миг плотно сжав губы, гаркнул:

— Быстро, я сказал!

— Да что происходит? — попыталась прояснить ситуацию целительница.

— Она… Да чтоб тебя! — воскликнул страж и отскочил от фонтана, утягивая Мириан и Алису вслед за собой.

Ничего не понимающая девушка еще успела подумать, что люди повели себя довольно необычно. В ее родном мире они бы до сих пор стояли на месте, ожидая узнать, что же случилось. А здесь все без исключения, быстро, но без паники, начали уходить с площади. Только Алиса открыла рот, чтобы самой попробовать прояснить ситуацию, как неожиданно вокруг них засияла полупрозрачная сфера. Еще один миг и вокруг несчастной студентки, которой они недавно пытались помочь, взметнулся высокий столб пламени. Последовавший за этим взрыв, казалось, сотряс землю под ногами, утягивая Алису в темноту.


Глава 20

Максимилиан быстро шел по длинным коридорам дворца, совершенно не обращая внимания на попадавшихся ему придворных. Да и они не сильно стремились быть замеченными герцогом Ортанским. Наоборот, если предоставлялась такая возможность, сворачивали в другие коридоры, прятались в альковах или же буквально прирастали к стенам, надеясь, что ледяной маг не обратит на них внимания. Слишком уж страшным было его выражение лица.

Нет, он не хмурился, или как-то иначе выдавал свое недовольство. Сейчас его лицо было подобно гипсовой маске Верховного судьи. Такое же бесстрастное и холодное. Но глаза… Взгляд ледяного мага буквально пылал от еле сдерживаемого гнева, словно прорезая пространство перед собой. И, казалось, стоит только оказаться в поле зрения этих глаз, как несчастного сразу же перерубит пополам!

Дойдя до нужной ему двери, Макс широко ее распахнул, оказавшись в просторной приемной, заполненной жаждущими получить аудиенцию у императора. Перед дверью в рабочий кабинет Кириана стоял стол, за которым сидел секретарь.

Его обязанностью было сортировать прошения по степени важности, «перетасовывая» аристократов в очереди. Но сейчас он даже не подумал возразить, когда Макс, вновь не обратив ни на кого внимания, постучал в дверь кабинета. Прекрасно знал: это может быть чревато!

Получив разрешение войти, Максимилиан не медля прошел в помещение. Император, восседая за большим столом, просматривал документы, но как только маг закрыл за собой дверь, сразу же их отложил.

— Ну что? — приподняв бровь, поинтересовался Кириан.

— Алиса все еще спит, — присаживаясь на стул, ответил Макс. — Мириан давно пришла в себя, и мы с ней поговорили.

— Что она сказала?

— Они просто гуляли. Мириан повела Алису на Фонтанную площадь, где они и увидели ту студентку. Если бы не страж…

Прикрыв глаза, Макс попытался успокоить разбушевавшиеся эмоции. В его работе они могли быть только помехой, но… Раз за разом он прокручивал в голове тот момент, когда ему сообщили, что произошел взрыв. Раз за разом его накрывала паника из-за того, что там оказалась Алиса. Он даже боялся представить, что бы с ней было, если бы не тот страж.

— Как сказала Мириан, он точно знал, что происходит, — открыв глаза, сказал Макс.

— А что говорит сам страж? — прищурившись, обманчиво спокойно спросил император.

— Сейчас он вообще не может говорить, слишком сильно пострадал. Но я ознакомился с его личным делом. Его зовут ларр Ниран Стокс, огненный маг четвертой ступени.

— Это у нас в столице такие стражи? — удивился император. — А неплохо мы живем, если у нас простыми стражниками работают такие люди!

Мотнув головой, Макс пояснил:

— До того, как устроиться сюда на работу, он десять лет прослужил на восточной границе. А ушел после того, как его напарник погиб в одной из стычек с шалившими в тех местах разбойниками. И знаешь, что странно?

Император еле заметно качнул головой, никак более не проявив своей заинтересованности.

— Тот погибший маг, по свидетельству очевидцев, буквально вспыхнул, как факел, — встав со стула, ледяной маг принялся расхаживать по кабинету. — При разбирательстве решили, что он не смог совладать со своей магией. Тем более, что его потолком была всего третья ступень.

— Почему мы узнаем об этом случае только сейчас? — недобро нахмурился Кириан. — Кстати, когда это произошло?

— Пять лет назад. То дело проходило по военному ведомству, а ты прекрасно знаешь, как они «любят» моих спецов и меня в том числе! Они даже не стали слушать ларра Нирана, когда он пытался до них донести, что в этом деле много странностей.

— Каких именно? — откинувшись на спинку кресла, полюбопытствовал Кириан. — Хоть это меня и не радует, но такое иногда случается. В последнее время, к сожалению, слишком часто.

— Дело в том, что по словам огневика, его напарник прекрасно владел магией для своего уровня. А если и была в том надобность, спокойно пользовался ограничителями. Но в тот раз он с самого утра чувствовал себя не очень хорошо. Как написано в рапорте ларра Нирана, он решил, что его напарник слегка простыл. Предпосылок к всплеску не было никаких.

— А вот это уже плохо, — задумчиво проговорил Кириан, скрестив руки на груди. — Если он говорит правду…

При неконтролируемых всплесках магии, маг часто перед этим нервничал, чувствовал беспокойство, а иногда, в редких случаях, небывалый прилив сил. Не всегда, но во многом благодаря этим предвестникам всплеска, магов удавалось спасти.

И если теперь всплески будут происходить без всяких к тому предпосылок, очень многие могут представлять опасность не только для себя, но и для окружающих их людей. И в основную группу риска в первую очередь попадают дети с недавно проснувшейся силой.

— От той несчастной хоть что-то осталось? — спросил император.

— Как ни странно, да, — поняв, что хочет сказать друг, подтвердил Макс. — Останки уже исследуют, но по самым оптимистичным прогнозам, результат будет только завтра ближе к обеду.

— А нужно чтобы они были уже утром, — жестко приказал император.

— Прости, не выйдет, — мотнул головой Максимилиан. — Я уже говорил об этом ларру Стэрину и был тут же послан… к тебе на доклад.

— Наглый старикашка! — возмутился Кириан, впрочем не особо гневаясь. — Совсем никакого уважения нет.

— Он лучший специалист в своем деле, — усмехнулся Макс. — Да и, как сам говорит, уже слишком долго живет, чтобы опасаться вызвать чье-то неудовольствие.

— Он и столетие назад-то же самое говорил, — немного ворчливо сказал Кириан. — Ладно, придется подождать чуть дольше, чем хотелось бы. Меня кое-что еще интересует. Надеюсь, никто не заметил цвет волос ларры Алаисы?

— Нет, не успели, Мириан сама осмотрела ее. А затем один из моих людей, по приказу Забирающей, доставил ее ко мне домой.

— Хоть что-то хорошее, — побарабанив пальцами по столешнице, сказал Кириан. — Я хочу ее увидеть.

— Зачем? — опешил Макс, но заметив насмешливый взгляд друга, исправился: — Когда именно?

— Сегодня вечером, — с любопытством наблюдая за выражением лица друга, ответил император. — Она как раз должна уже немного отойти от пережитого.

— Хорошо, тогда позже я зайду к тебе, — не стал спорить Максимилиан. — Мне еще предстоит кое с чем разобраться.


*****

Медленно, словно нехотя открыв глаза, Алиса уперлась взглядом в балдахин, пытаясь понять, что с ним не так. На плотной ткани расцветали странные цветные пятна, которых там раньше определенно не было. Вскоре она поняла, что с балдахином все впорядке, а цветные пятна пляшут у нее перед глазами, как всегда бывает, если смотреть на что-то яркое.

«Интересно, на что я…» — пришедшие воспоминания не дали закончить предложение.

Резко подскочив в кровати, Алиса испуганно заозиралась по сторонам. Но кроме нее в спальне больше никого не было. Приподняв плед, которым она была укрыта, девушка заметила, что ее кто—то раздел.

Осторожно встав и слегка пошатнувшись от слабости, Алиса прошла в гардеробную. Надев домашнее платье, в котором она ходила до прихода целительницы, и всунув ноги в балетки, стремительно вышла из спальни, желая найти хоть кого-нибудь.

— Ларра Алаиса, зачем вы встали? — из кресла, стоявшего около окна, встала светловолосая девушка в строгом форменном платье.

— Талиса, как хорошо, что ты здесь! — воскликнула Алиса, подходя к девушке. — Ты не знаешь, ларр Максимилиан сейчас дома?

— Нет, ну что вы, — покачав головой и ненавязчиво подпихнув ее в сторону дивана, ответила горничная. — Хозяин сейчас во дворце, разбирается во всей этой ситуации.

— Может, тогда ты мне расскажешь, что произошло? — попросила Алиса, умоляюще посмотрев на нее.

— Я мало что знаю, но попытаюсь ответить на ваши вопросы, — согласилась Талиса. — Только давайте я вас причешу и повяжу платок.

Пока горничная ходила за расческой, Алиса терпеливо ждала, погрузившись в воспоминания о произошедшем. Но она мало что помнила. Только болезненного вида девушку в широком плаще, склонившуюся над фонтаном. Высокого мужчину в странного вида шапке, подошедшего к ним. А затем его крик, то, как он оттаскивал их с ларрой Мириан, и яркую, болезненную вспышку. Алисе не хотелось верить, что та девушка погибла, но ее воспоминания говорили об обратном.

— Вот, сейчас я все быстро сделаю, — раздался позади нее голос Талисы.

— Что там произошло? — сразу же стала допытываться Алиса.

— Говорят, что та девушка была студенткой-второкурсницей в столичной академии, — ответила горничная, аккуратно расчесывая длинные золотистые локоны. — Вроде бы она не смогла удержать под контролем свою магию, когда произошел всплеск, из-за чего и случилось это несчастье.

— Такое часто случается? — поежившись, поинтересовалась Алиса.

— Нет, потому что за студентами в академии всегда приглядывают, а в общественных местах они обязаны носить ограничители. Вот я и думаю, куда смотрели преподаватели, позволив ей выйти в город без них? Это еще хорошо, что никто не погиб, а отделались только травмами разной степени тяжести!

— Плохо, что она погибла, — холодно сказала Алиса.

Ее покоробило такое безразличие к смерти еще совсем молодой девушки. Да, она, несомненно, поступила неправильно, выйдя в город без этих пресловутых ограничителей и тем самым подвергнув опасности окружающих ее людей, но и так небрежно относиться к чьей-то смерти…

— Да—да, конечно же! — испуганно заговорила горничная. — Простите, ларра Алаиса. Мне, конечно же, жаль ее, но когда часто сталкиваешься с таким, очень быстро привыкаешь.

— Часто? — обернувшись, девушка недоуменно посмотрела на Талису.

— Я выросла недалеко от границы, — смущенно улыбнувшись, ответила та. — Моя деревня находилась недалеко от имперского форта. А границы империи никогда не были спокойным местом.

— А как ты здесь оказалась?

— Мои родители умерли три года назад от снежной лихорадки, а тетя, мамина младшая сестра, забрала меня к себе.

— А что такое снежная лихорадка? — Алисе не доводилось еще слышать о такой болезни, хоть ларра Мириан уже многое рассказала ей.

«Многое, да видимо не все».

— Ей болеют только зимой, — начала объяснять Талиса. — У человека, подхватившего ее, резко понижается температура тела. Он буквально леденеет. Если не помочь таким заболевшим в течении суток, они умирают. Моих родителей не успели спасти.

— Мне жаль, — легонько сжав ее ладонь, тихо проговорила Алиса.

— Спасибо вам, но я уже не так сильно страдаю из-за этого, — улыбнулась горничная. — И хоть никогда не забуду их и буду грустить, жизнь ведь продолжается!

«Продолжается… — эхом пронеслась мысль. — А вот я не могу смириться, ведь мои родители живы!»

— И все же, как ты устроилась к ларру Максимилиану? — спросила Алиса, старательно отгоняя от себя грустные мысли.

Не время и не место сейчас было для них!

— Так моя тетя работает здесь экономкой, — хихикнула девушка.

— О-о-о… — только и смогла выдавить из себя Алиса, сразу вспомнив строгую женщину.

— Она на самом деле очень добрая, — поспешила заступиться за нее Талиса. — Просто должность у нее такая, ответственная очень!

— А почему ты никуда не пошла учиться? — не став ничего говорить по поводу экономки, продолжила расспрашивать Алиса.

— Да какой же из меня ученый? — фыркнула горничная, принявшись повязывать платок, старательно пряча золотые локоны. — Писать, читать и считать умею, вот и хватит с меня. Я больше мечтаю о муже и детках. А еще о своем собственном доме! Вот бы где радость была!

И тут Алиса с ней была не согласна. Нет, она бы тоже хотела завести свою семью, но в роли простой домохозяйки себя никак не представляла. Да и считала, что рано ей еще, девятнадцатый год только идет. Но и спорить по этому поводу с горничной не стала, здраво рассудив, что у каждого человека свои желания и предпочтения. А вот отказать себе в удовольствии представить, какие у нее будут дети, не смогла.

«Обязательно мальчик и девочка, — принялась представлять Алиса. — Шустрые и беззаботные… С черными волосами… У девочки они обязательно будут виться! А глаза ярко-голубые, как у папы… А… — поняв, чей образ она примеривает на придуманных детей, она быстро зажмурилась. — Ой, кошмар какой! Придет же такая блажь в голову…»

И словно в ответ на ее мысли, дверь в гостиную открылась, пропуская ледяного мага.

— Алаиса, как ты себя чувствуешь? — сразу же поинтересовался Макс, как только заметил девушку.

— Спасибо, хорошо, — спокойно ответила она, и лишь яркий румянец на щеках немного выбивал ее из образа.

— Тогда я хочу тебя кое с кем познакомить, — отступив от двери, в которую тут же шмыгнула горничная, сказал Максимилиан.

— Ой!..

Заметив, что Талиса застыла в коридоре, Алиса с любопытством уставилась на дверной проем. А когда горничная присела перед кем-то в глубоком реверансе, еле удержалась, чтобы самой не пойти посмотреть на этого таинственного гостя.

И через несколько мгновений ее любопытство было удовлетворено.

В комнату вошел высокий, широкоплечий мужчина. В его темных волосах, словно струйки огня, алели красные пряди, а черные глубоко посаженные глаза были похожи на глубокие омуты, в которых так легко утонуть.

Несколько секунд пристального разглядывания, и Алиса, медленно встав, идет к нему на встречу, не в силах отвести взгляд. Жадно осматривая незнакомца, замершего посреди комнаты и немного настороженно следящего за ее действиями, девушка остановилась практически вплотную рядом с ним.

Протянув руки, Алиса осторожно провела пальцами по его лицу, шее, плечам, медленно спустившись к груди.

— Алаиса? — раздался напряженный голос Макса, но она совершенно не обратила на него внимания.

— Эм… Ларра Алаиса, что вы делаете? — спросил незнакомец глубоким грудным голосом.

— Так плохо… — пробормотала она в ответ, продолжая лихорадочно осматривать мужчину. — Очень—очень плохо… И тоскливо. Это разъедает душу. Как помочь, не понимаю?.. Где так сильно болит?

— Макс, она, кажется, пробила…

— Понял уже! — сказал ледяной маг, обнимая Алису.

— Мне лучше уйти. Я подожду у тебя в кабинете.

— Нет… Нет, надо помочь! — возмутилась Алиса, пытаясь вырваться из крепких объятий.

Резко крутанув ее, Максимилиан приказал:

— Смотри на меня!

Подняв взгляд на мага, готовая высказать все, что думает о нем, Алиса, как и прежде, замерла, зачарованная ледяными всполохами. И уже ничего не имело значение, только эти глаза, притягивающие и завораживающие ее.

— Ты пришла в себя?

Тряхнув головой, отгоняя ледяное наваждение, Алиса непонимающе осмотрелась по сторонам.

— Что это было?

— Мало того, что твой щит слетел, так ты еще и чужой пробить умудрилась, — ласково погладив ее по щеке, объяснил Макс. — Ставь на место!

— Простите, как неудобно получилось, — прикрыв глаза и уже привычно восстанавливая рисунок щита, извинилась Алиса. — А кто это был? Мне стоит попросить прощение и у него.

— Император Кириан, собственной персоной, — усмехнулся Максимилиан, наблюдая за тем, как стремительно девушка по цвету сравнялась с помидором. — Хорошая встреча вышла. Запоминающаяся!

«Какой кошмар! Это же надо так, облапала императора!»

— А… Что теперь делать? — глядя на мужчину широко открытыми глазами, спросила Алиса.

— Ну, если ты уже восстановила щит и не собираешься его больше ронять, пойдем, познакомлю вас, — предложил Макс, кивком головы указав на выход.

— А может как-нибудь потом? — стремительно отступив от него, внесла предложение Алиса.

— Тебе все равно придется с ним встретиться во дворце на балу, — скрестив руки на груди, напомнил Максимилиан. — Ты хочешь именно там, при всем честном народе, краснеть, вспоминая, как ощупывала императора? Боюсь, все сделают не совсем верные выводы. Оно тебе надо?

— Нет, — буркнула девушка, недовольная тем, что маг прав в своих выводах. Она действительно краснела бы и не смела поднять на императора взгляд. В общем, выглядела бы как полная дура!

— Тогда нам нужно поспешить. Не стоит заставлять Кириана ждать.

Почувствовав, как у нее начинают трястись от волнения руки, Алиса скомкала легкую ткань платья. Посмотрев на дверной проем так, словно там ее поджидали ужасные твари, девушка сделала осторожный шаг вперед.

— И, кстати, не забудь про реверанс, — первым выходя из комнаты, напомнил Макс. — Не позорь меня!

Как всегда, в такие моменты, Алиса почувствовала нарастающую злость, направленную на одного конкретного вредного и самовлюбленного мага. Все время, пока они спускались вниз, она строила планы мести, рассуждая о том, что герцог Ортанский совсем бы не плохо смотрелся… с абсолютно лысой головой!

«Интересно, где можно раздобыть снотворного?» — задумалась Алиса, уже представив, с каким непередаваемым удовольствием обреет Максимилиана.

— Все, мы пришли, — предупредил ее Макс, не подозревая о коварных замыслах своей подопечной.

И Алиса вдруг поняла, что совершенно не испытывает никакого волнения перед предстоящей встречей. Оно просто бесследно исчезло, пока девушка была занята совершенно другими мыслями.

«Вот же… психолог доморощенный!» — с благодарностью посмотрев на мужчину, усмехнулась Алиса.

Пройдя вслед за магом в кабинет, девушка глубоко вздохнула, приготовившись к знакомству с императором.

— Кириан, позволь тебе представить ларру Алаису Винтер, мою подопечную, — тем временем сказал Максимилиан, посмотрев на стоящего около окна императора.

Посмотрев в том же направлении, Алиса присела в глубоком реверансе, смущенно проговорив:

— Рада познакомиться с вами, Ваше императорское Высочество!

— Алаиса! — раздался позади нее обреченный голос Макса.

— Хм… Давненько ко мне никто, как к принцу, не обращался, — рассмеялся император.

Поняв, что опять сделала что-то не так, Алиса виновато посмотрела на Кириана, но увидев его сверкающие от смеха глаза, тут же позабыла обо всем на свете.

«Какой же он, все таки, красивый!» — залюбовавшись стоящим перед ней мужчиной, восхищенно подумала она.


Глава 21

Чарующая музыка, льющаяся из небольшого записывающего кристалла, установленного на невысоком постаменте, заполняла собой все пространство бального зала. В центре комнаты, на блестящем паркете, кружились в танце две пары, старательно повторяя нужные па. Но вот одна из девушек делает неверное движение и чуть не падает, вовремя подхваченная своим партнером. Наблюдающая за ними женщина в строгом синем платье недовольно морщится, постукивая по руке указкой.

— Ларра Алаиса, прошу вас, будьте внимательнее! Вы уже в который раз спотыкаетесь именно на этом месте! — возмущается она, ткнув в направлении девушки указкой.

— Простите, сара Саветта, этого больше не повторится, — покаянно опустив голову, обещает Алиса.

«Если, конечно, ваш сынуля прекратит облизывать меня взглядом! — мысленно добавляет она, стараясь не поморщиться. — Вот же индюк самовлюбленный!»

Девушка уже четыре дня обучалась у сары Саветты и не переставала проклинать и Максимилиана, и своего партнера, и свою несчастную судьбу. Алиса, как чувствовала, не желая обучаться танцам этого мира. Но опрометчиво пообещав императору открыть вместе с ним первый зимний бал, подписала себе приговор.

И все бы было хорошо, если бы не сын сары Саветты. Сар Герон был красивым и статным молодым человеком. На непритязательный вкус Алисы, даже немного смазлив. Он прекрасно танцевал, был понимающим и терпеливым партнером и идеально подходил для обучения таких неумех, как она. Вот только все эти его самодовольные и многообещающие взгляды, которые парень бросал на Алису, неизменно выводили ее из себя. Казалось, Герон нисколько не сомневался, что юная ларра влюбится и упадет в его объятия. Судя по всему, он решил это еще в первый день, как увидел свою будущую партнершу.

«Как же он мне Руслана напоминает!» — хмыкнула Алиса, стараясь не обращать внимания на его взгляды.

— Раз, два, три… Ларра Алаиса, прогнитесь немного сильнее. Такое впечатление, что у вас спина деревянная!

«Если я прогнусь сильнее, у вашего сына глаза выпадут в мое декольте!»

— Во-от так! А теперь поворот. Ларра Алаиса, придвиньтесь ближе к партнеру!

«Не хочу, он меня опять обнюхивать начнет! Не человек, а собака какая-то! Может у него в предках оборотни были?»

Подозрительно посмотрев на Герона, вдруг у него клыки или глаза звериные, Алиса сразу же об этом пожалела. Восприняв это как знак заинтересованности с ее стороны, парень слишком сильно прижал ее к себе, расплывшись в довольной улыбке.

— Герон, мальчик мой, не так близко, — ласково проворковала сара Саветта. — Вот в следующем танце будет нужна предельная близость партнеров. Ларра Алаиса, вам он обязательно понравится! Очень чувственный танец, требующий от танцующих полной отдачи!

«Ну уж нет! Боюсь, что ваш сынуля в обморок упадет от такого счастья»

И словно в ответ на ее мысли, от двери раздался холодный голос Максимилиана:

— Алаисе еще рано разучивать этот танец.

Наткнувшись на недобро прищуренный взгляд мага, Алиса попыталась отстраниться от не в меру ретивого партнера. Но то ли Герон совсем потерял голову, решив, что юная ларра теперь целиком и полностью в его власти, то ли на бедолагу так подействовало появление герцога Ортанского, только он ни в какую не желал отпускать девушку. Только применив тяжелую артиллерию — удар острым локотком под дых, Алиса, наконец, смогла освободиться.

— Ларр-р-р Максимилиан, рада видеть вас-с, — изобразив книксен, прорычала взбешенная девушка, доведенная до кондиции всем происходящим.

В ответ получила удивленно выгнутую бровь и полный высокомерия взгляд. Кажется, ледяной маг считал, что это он должен гневаться.

— Но… Ларр Максимилиан, этому танцу учат исключительно всех, — переводя немного испуганный и недоуменный взгляд с мужчины на девушку и обратно, пробормотала сара Саветта.

— Рано ей еще, — не согласился Макс, следя за тем, как Герон старается держаться поближе к его подопечной.

— А мне даже любопытно стало, что это за танец такой? — вызывающе скрестив руки на груди, сказала Алиса. — Сара Саветта, пусть ваши ученики покажут мне его!

— Он тебе не нужен, — недовольно ответил Макс.

— Это еще почему?

— Потому что его танцуют, когда хотят признаться в чувствах друг другу, или уже женатые пары.

— О-о-о, теперь я еще больше хочу увидеть его! Сара Саветта?

— Конечно, ларра Алаиса, — подойдя к кристаллу, женщина принялась перебирать совсем мелкие кристаллики. Найдя нужный, она положила его в одну из выемок основного кристалла.

По комнате разлилась медленная, немного тягучая музыка. Юноша и девушка, постоянно присутствующие на уроках и служащие примером того, как надо танцевать, вышли в центр зала.

Миг, музыка из медленной, становится стремительной, и юноша крепко обнимает свою партнершу за талию, вплотную притянув к себе. Девушка, выставив руки перед собой, упирается ладонями ему в грудь, успевая повернуть голову до того, как губы партнера коснуться ее губ.

Алиса даже тихонько ахнула, захваченная зрелищем необычного танца с первых мгновений. Столь откровенными и чарующими были движения пары. Здесь все было на грани фола. Борьба, страсть, признание, покорение, ответ…

— И это танцуют при всех? — еле слышно прошептала Алиса, ни к кому конкретно не обращаясь.

— Да, — раздался такой же тихий ответ Макса, незаметно подошедшего к ней. — На самом деле как танцуют его другие, можно увидеть только два раза в год. В дни зимнего и летнего равноденствия. Тогда многое позволяется, а правила отходят на задний план.

— Но танцевать такое…

Алиса ни в коей мере не была ханжой, просто не могла себе представить, чтобы среди высшего света такое допускалось. Вспомнить хотя бы ларру Фирэн, с ее маниакальной приверженностью правилам и этикету. А в этом танце присутствовала неприкрытая страсть, полная отдача друг другу. Стоило только посмотреть на то, как медленно рука юноши ползет в верх по спине девушки, все сильнее и сильнее прижимая ее к мужскому телу. И девушка уже не сопротивляется, влекомая действиями своего партнера.

— Сейчас нам демонстрируют танец супружеской пары, — усмехнулся Макс.

— А что, есть еще и другие? — удивленно посмотрела на него Алиса.

— Да, здесь очень много движений, которые надо выучить. И каждая пара затем создает свой танец. Кстати, не все заканчиваются, если можно так сказать, счастливо. Например, когда мужчина приглашает понравившуюся ему женщину, а та не принимает его чувств. Соответственно рисунок этого танца будет состоять из борьбы и безоговорочного отказа.

— Какой же он сложный, — задумчиво пробормотала Алиса. — Но, тем не менее, просто прекрасен! Я хочу выучить все эти движения!

С вызовом посмотрев на герцога, девушка решила, что ни за что не отступит. Этот танец ее действительно заворожил. В нем чувствовалась безграничная свобода. Как раз то, что Алисе иногда очень не хватало.

— А ты знаешь, что в момент учебы твоим партнером может быть только родственник? — ехидно улыбнувшись, «обрадовал» ее Максимилиан. — Видимо сара Саветта забыла тебе сказать об этом.

Под пристальным взглядом ледяных глаз, несчастная женщина заметно побледнела. Алисе тут же закралась в голову мысль, что сар Герон вел себя столь вольно с прямого попустительства своей матери.

«Кажется, сара Саветта таким своеобразным образом решила пристроить своего сынулю в знатную семью!» — подумала она, даже не догадываясь, что совершенно права в своем предположении.

— Почему именно родственник? — подозрительно прищурившись, поинтересовалась Алиса.

— Потому что, как ты сама могла видеть, танец довольно своеобразный. Недопустимо, чтобы с юной ларрой занимался кто-то посторонний.

«Лучше бы это касалось вообще всех танцев», — недовольно подумала девушка, покосившись на сара Герона, сейчас усиленно изображавшего предмет интерьера.

— Отлично, тогда я попрошу ларра Александра позаниматься со мной. Он давно к нам не заглядывал, я успела соскучиться!

— Я… передам ему твое пожелание, — склонив голову, холодно ответил Макс.

«Неужели считал себя таким незаменимым? — ехидно подумала Алиса, стараясь никак внешне не проявить своего торжества. — Хоть раз я тебя уела!»

— Думаю, на сегодня хватит, — переведя взгляд на сару Саветту, Максимилиан повелительно кивнул. — Ларре Алаисе еще предстоит заняться другими, не менее важными делами.

— Это какими же? — настороженно поинтересовалась девушка.

«Если этот гад придумал еще что-то, я его пну… сковородкой по голове… пару раз!»

— Приведи себя в порядок, — даже не посмотрев на нее, сказал ледяной маг. — В малой гостиной тебя ожидает ларра Фирэн. Или ты забыла об этой встрече?

Мысленно ругнувшись, Алиса попрощалась с присутствующими, поспешив к себе в комнату. Она действительно забыла об этой встрече. И не мудрено! Сегодня ей предстояло штудировать толстый талмуд по придворному этикету под чутким руководством строгой наставницы. Вот поэтому Алиса старательно отгоняла от себя все мысли о ларре Фирэн, пока окончательно не забыла о ней.

«Она мне скоро в кошмарах сниться будет! И Максимилиан, кстати, тоже, — расстроено подумала девушка, поднимаясь по лестнице. — Ну почему меня нашел именно он, а не, к примеру, Александр? А еще лучше бы это был император!»

Алиса до сих пор была под впечатлением от их встречи. И не только из-за случившегося с ней казуса. Кириан оказался очень приятным собеседником. Чутким и обходительным. А над его шутками девушка просто не могла не смеяться! Он совершенно не походил на человека обличенного большой властью, настолько легко и просто было с ним разговаривать. Нет, Алиса допускала мысль, что при своих подданных Кириан ведет себя совершенно по—другому, может быть жестким и даже жестоким, но все равно была очарована им.

«Красивый, добрый, галантный… Просто идеальный мужчина!»

Войдя в гостиную, Алиса поздоровалась с ларрой Фирэн, внутренне приготовившись к уже ставшим привычными неприязненным взглядам и недовольно поджатым губам. Хотя искренне не понимала, чем же так не нравится своей наставнице? Понимая, что при помощи скандала, который ей уже не раз и не два хотелось закатить, ничего не решишь, девушка старательно вела себя как можно спокойнее, словно ничего необычного не замечала. Но это, кажется, только еще больше злило ларру, хоть та и не позволяла себе неприкрытой грубости.

«Кажется, та история с тростью запомнилась ей очень хорошо», — решила Алиса, поежившись от воспоминаний о злом взгляде ледяного мага.

— И так, сегодня мы начнем изучать что можно и что совершенно не допустимо для юной ларры, — присаживаясь напротив девушки и кивком головы указав на пухлый том, начала ларра Фирэн. — Вам нельзя заговаривать первой с людьми старше себя по возрасту и положению в обществе. Нельзя заговаривать с незнакомыми людьми, если на то нет веской причины. Нельзя выходить на улицу без сопровождения. Нельзя оставаться с мужчиной наедине, если только это не близкий родственник. Нельзя…

Через час всех этих «нельзя» и «не рекомендуется», Алиса была готова завыть.

«Нельзя то, нельзя это… А дышать-то мне можно?!» — раздраженно подумала она, потерев начавшие ломиться виски.

— Нельзя отвлекаться, когда вам рассказывают что-то важное, — не преминула воспользоваться этим ларра Фирэн. — Это просто некрасиво с вашей стороны!

— Я вас прекрасно слышу и стараюсь запомнить все, что вы мне говорите, — не выдержала Алиса.

— А ведь все это вы должны были уже знать! — недовольно фыркнула наставница. — Я не знаю, в какой глуши вы выросли, но это совершенно не приемлемо! Неужели родители совершенно не занимались вашим воспитанием? Позор им! Совершенно безалаберное отношение к своему ребенку.

Наверное этого было просто не избежать. Все уже давно шло к такому развитию событий. Ведь у Алисы терпение не безграничное и всему есть предел. Предел терпению, предел пониманию, предел смирению… И на данный момент ларра Фирэн стало той последней каплей, переполнившей чашу до краев.

— Пошла вон, — спокойно, даже безразлично сказала Алиса.

— Простите, что? — удивленно переспросила аристократка, не веря, что услышала в свой адрес такое хамство.

— Я. Сказала. Пошла. Вон, — раздельно, выделяя каждое слово, повторила Алиса, подняв на наставницу тяжелый взгляд.

— Да как вы смеете?! — не преминула возмутиться та. — Вы совершенно неотесанны и…

— Вон! — рявкнула взбешенная девушка, ударив рукой по столу.

Женщина, вздрогнув от звука удара, вжалась в спинку кресла. В открывшуюся дверь гостиной тут же вошел Сэт, недоуменно осмотревшись.

— Ларра Алаиса, у вас все в порядке? — решил уточнить он.

— Сэт, будьте добры проводить ларру Фирэн, — так и не отведя от наставницы взгляда, попросила Алиса. — Она уходит и больше никогда сюда не вернется.

— Я расскажу все ларру Максимилиану! — совсем не элегантно вскочив с кресла, возвестила наставница. — Вы совершенно неотесанная деревенщина, не имеющая понятия…

— Ларра Фирэн, — угрожающе произнес Сэт, делая шаг к ней на встречу, — вам пора.

Недовольно поджав губы, аристократка стремительно выскочила за дверь, горя желанием переговорить с хозяином этого дома. В своих мстительных мечтах она уже представляла, как эту нахалку выгонят из дома, отправив туда, откуда она приехала. Ларра была свято уверена, что ей не место рядом с герцогом Ортанским. Есть намного более достойные кандидатуры! Например Ирэна, ее милая племянница!

Оставшись одна, Алиса, сжав кулаки и прикрыв глаза, постаралась унять бушевавшую внутри ее ярость. Но не имея сил сидеть на одном месте, встала, принявшись расхаживать по комнате.

Ее буквально трясло от злости и на ларру Фирэн, посмевшую так пренебрежительно отозваться о родителях, и на себя, за то, что так долго терпела все выходки аристократки, когда могла уже давно поставить ее на место. Слишком сильно та зарвалась, думая, что останется безнаказанной.

— Алаиса, что здесь произошло? — раздался от двери недовольный голос Максимилиана. — Почему ларра Фирэн плакала, покидая наш дом?

«Как же ты не вовремя!» — в бессилии сжимая кулаки, подумала Алиса, почувствовав, как только-только начавшая рассеиваться злость, вновь набирает обороты.

— Алаиса, я жду! — нетерпеливо сказал ледяной маг, когда девушка так и не ответила, продолжая стоять к нему спиной.

Резко обернувшись, Алиса гневно прошипела:

— Какая я тебе еще Алаиса?! Меня зовут Алиса Корсанова. Так всегда было и так всегда будет!

— Ты опять начинаешь? Мы вроде бы уже давно договорились.

— Мы договорились? Это ты решил и постановил, не оставив мне выбора. При этом еще смел нагло врать, глядя мне прямо в глаза!

— И о чем же я врал? — удивленно приподняв бровь, поинтересовался Макс.

— О том, что пути назад в мой мир нет, — зло ответила Алиса. — Что, думал, я не узнаю об этом?

— Как ты узнала? — обманчиво спокойно спросил ледяной маг.

— Дракон твой сказал! Хоть у кого-то совесть есть.

— Лаетан? Ты видела его?

Девушка хотела высказать ему многое, но неожиданно весь запал куда—то пропал, оставив после себя громадное чувство опустошения. Теперь ей хотелось остаться одной, а еще лучше забиться в темный уголок и хорошенько выплакаться.

— Уходи, — устало опершись о подоконник, сказала Алиса.

— Вообще-то это мой дом, — напомнил Максимилиан, немного приблизившись к девушке.

— Значит уйду я! Давно уже надо было это сделать.

— И куда ты пойдешь в совершенно незнакомом тебе мире? Или ты думаешь, что тебе с радостью поможет первый встречный?

— А чем первый встречный хуже тебя? Не думаю, что он заставит меня терпеть хамское отношение всяких великосветских дур, переполненных чувством собственной значимости. И вообще, почему именно первый встречный? Меня вполне устроит император Кириан. Думаю, с ним я вполне смогу договориться! По крайней мере он не создает впечатления, как о человеке, думающем только о своих интересах, в отличие от тебя!

— Все сказала? — холодно поинтересовался Максимилиан.

— О нет, не все! — фыркнула Алиса, с вызовом посмотрев на него.

— Но достаточно, чтобы я понял твою позицию, — припечатал Макс, присаживаясь в кресло. — А теперь послушай меня. Ты заблуждаешься на счет Кириана. Да, он может быть безумно обаятельным и обходительным, но в то же время, он император, который должен думать, в первую очередь, о благе империи, а не одного конкретного человека. Пусть даже этот человек Забирающая, которая может принести много положительных моментов уже только одним своим существованием. Он, конечно же, примет тебя, но не надейся, что это освободит одну глупенькую девочку от ненужных, как ей кажется, занятий. Или ты решила всем сообщить о том, что пришла из другого мира? Поверь, многие захотят воспользоваться такой возможностью, ведь ты не знаешь ни правил, ни реалий этого мира.

— И что же из этого? — недовольно поджала губы Алиса. — Не думаю, что они придумают что—то сверх того, чего бы не сделал ты!

— Есть много способов, с помощью которых из тебя можно сделать послушную рабыню, — недобро усмехнулся Макс. — Всего лишь нужно втереться к тебе в доверие и получить согласие.

— Не делай из меня дуру! Я никогда на такое не соглашусь!

— А кто тебя спрашивать будет? — встав из кресла, Максимилиан стремительно подошел к ней, заставив Алису испуганно отступить. — Согласие можно получить разными способами. И не обязательно при этом делать больно. Стоит только подсыпать в питье или еду один интересный порошок.

— Эффект долго не продлится, — сглотнув, пробормотала Алиса, упершись спиной в стену.

— Достаточно, чтобы ты, возбужденная и изнывающая от желания, согласилась связать свою жизненную энергию с партнером, — прошептал ледяной маг, обдав нежную кожу горячим дыханием. — И тогда уже ничто не сможет помочь, если только мужчина сам не захочет прервать эту связь. А знаешь, что бывает при такой привязке? — поинтересовался Максимилиан, еле ощутимо проведя пальцем от щеки по шее, к бурно вздымающейся груди.

— Отпусти меня, — еле слышно прошептала Алиса, испуганно смотря в ярко-голубые глаза, сейчас с исследовательским интересом рассматривающие ее.

— В отличие от обоюдной привязки, в односторонней один человек становится хозяином, а второй его рабом, — словно не слыша ее, продолжил Макс, издевательски поцеловав девушку в висок.

— Неправда! — воскликнула Алиса, попытавшись оттолкнуть герцога. — Ларра Мириан говорила, что наш организм может справиться практически с любой болезнью, а такую привязку можно расценивать, как постороннее вмешательство. А значит, если я захочу…

— Нет, все дело в твоем согласии, — усмехнулся Максимилиан. — Не имеет значения, в здравом уме ты его дала, или твой разум был чем-то затуманен. Вспомни о той клятве, что ты мне дала, — поднеся ее руку к своим губам, маг нежно поцеловал то место, которое когда-то порезал кинжалом. — И все, птичка поймана! Любое твое неповиновение, и по приказу хозяина ты сделаешь все, чтобы заслужить прощение. Если, конечно, тебе не нравится испытывать адскую боль.

— Это ведь не правда, — чувствуя, как сильно ледяной маг прижимает ее к себе, сказала Алиса. — Вы ведь вновь обманываете меня!

Сейчас, плотно прижатая к сильному мужскому телу, Алиса поняла, что Максимилиан пугает ее до дрожи в коленках. Ведь он намного сильнее ее, и если захочет что-то с ней сделать… Девушка ничего не сможет противопоставить ему!

— Посмотрите-ка, какая вежливая стала, — ехидно усмехнулся герцог, практически дословно повторив слова своего наставника. Но в следующий миг его взгляд потеплел, и Макс отступил на шаг, впрочем, так и не отпустив Алису. — Прости, маленькая, я не хотел тебя пугать, но ты действительно не приспособлена к миру, в котором правят власть и сила.

Эта стремительная перемена еще больше испугала девушку. Словно перед ней были два совершенно разных человека. Только что он злился, стараясь причинить Алисе как можно больше душевных страданий, и вдруг стал добрым и отзывчивым.

Несмело заглянув в ледяные глаза, Алиса с удивлением заметила промелькнувшее в них чувство вины.

— Я не такой уж и плохой вариант, девочка, — Макс легонько погладив ее по щеке. — Да, признаю, что мне очень бы хотелось, чтобы ты осталась здесь, но обещаю не пользоваться столь грязными методами. И так же я готов признать, что мне стоит обсуждать принятие некоторых решений. Может, попробуем еще раз?

Не веря тому, что услышала, девушка пристально вглядывалась в лицо ледяного мага. Слишком сильными и разительными были перемены в нем, от чего она сразу же заподозрила подвох.

— И вы сдержите свое обещание? — недоверчиво спросила Алиса, мечтая сейчас оказаться как можно дальше от этого мужчины.

— Алаиса, я никогда не скрывал, что совсем не святой, — тяжело вздохнул и, наконец, отошел от нее Максимилиан. — Но никто и никогда не скажет, что я поступал подло, опускаясь до подобной мерзости. А ты слишком наивна, чтобы существовать в этом мире без поддержки того, кому ты можешь хоть немного доверять.

— Я не совсем уверена, что… — замявшись, Алиса все же договорила: — Могу доверять вам.

— Во—первых, давай все же перейдем на «ты», — усмехнувшись, предложил маг. — Мне твое «выкание» уже порядком надоело. По крайней мере, когда мы наедине или в кругу близких людей. А во-вторых… Хорошенько подумай, кроме того раза, я хоть раз обманул тебя? Кстати, почему ты мне сразу не сказала, что знаешь об обмане и о том, что разговаривала с Лаетаном?

— Не видела в этом смысла, — призналась Алиса.

— Хорошо, — не стал настаивать мужчина, решив позже сам переговорить с наставником. — Тогда что на счет моего предложения?

Алисе действительно хотелось оказаться как можно дальше от Максимилиана. Слишком уж много власти он имел над ней. Вернее она во многом зависела от него. А как показал их недавний разговор, кое-кто может оказаться намного хуже. И почему—то Алиса нисколько не сомневалась, что Макс сказал ей чистую правду.

«Пять с половиной месяцев… Всего пять с половиной месяцев, и я смогу вернуться домой! Так почему бы не попробовать сделать пребывание здесь более комфортным?»

— Я согласна, — выдохнула Алиса.


Глава 22

Уютно устроившись в классной комнате на диванчике и положив на колени открытый учебник, Алиса совершенно забыла про него. Раз за разом она прокручивала в голове вчерашний разговор с Максимилианом. Они проговорили до позднего вечера, решая, как быть дальше.

Первое время Алиса чувствовала себя довольно неуютно, все еще находясь под контролем злости и обиды. В том числе и на мага, подсунувшего ей такую «замечательную» наставницу.

Разговор поначалу совершенно не клеился, и Максимилиану пришлось приложить уйму усилий и терпения, чтобы разговорить свою подопечную. Что, кстати, довольно сильно удивило Алису. Она не ожидала от герцога такого терпения, в который раз поражаясь скрытым от посторонних глаз личностным качествам мужчины.

По удивлению в глазах ледяного мага, Алиса поняла, что он не то, что не знал, не ожидал от ларры Фирэн такого свинского отношения. Но от этого девушке было не легче! Пусть он и пообещал, что ноги этой аристократки здесь больше не будет, неприятный осадок все равно остался.

А самым противным было то, что Алиса прекрасно осознавала часть своей вины во всей этой ситуации. Хоть она никогда и не была скандалисткой, но и не терпела хамского отношения к себе. А тут… Она сама не могла понять, почему молча все сносила.

— Потерпи, скоро все узнают, кто ты такая на самом деле, — попытался тогда приободрить ее Максимилиан.

И Алиса действительно испытала мстительное удовольствие от предстоящего действа. Пусть это не могло перекрыть полностью ее злость и обиду, но хоть немного потешило самолюбие. В тот момент Алису немного неприятно поразило открытие, насколько же она стала мелочной в некоторых ситуациях. Там, где, как учила ее бабушка Тая, нужно быть выше некоторых людей и не опускаться до их уровня, Алиса поступала с точностью да наоборот. Но и пересилить в этом себя не могла. Слишком сильно ларра Фирэн успела нагадить в душу.

«Сама виновата, дурында, — подумалось тогда Алисе. — С Максимилианом спорить ты можешь, а какой-то мымре и слово против сказать не посмела!»

А вот с известием о поползновениях сара Герона Макс не был столь терпелив. Гневно стукнув кулаком по столу, отчего Алиса испуганно дернулась, он пообещал сгноить самовлюбленного парня на военной службе в самом отдаленном форте. И Алиса ни сколько не сомневалась, что он выполнит свою угрозу. Девушке даже стало немного жаль незадачливого кавалера. Ведь, по сути, он ей ничего плохого не сделал. Да, все его сальные взгляды были более чем неприятны, но сколько их таких самовлюбленных в мире. Не ссылать же всех за это неизвестно куда!

— Алаиса, ты не совсем верно понимаешь ситуацию, — ответил Максимилиан, выслушав ее просьбу не трогать сара Герона. — Это ты не поддалась на его смазливое личико, но сара Саветта обучает многих юных аристократок. И поверь, не все из них будут столь рассудительны. А теперь представь, если одна из таких романтичных глупышек влюбится в него.

— Ну и что? — Алиса не поняла, какая в этом может быть трагедия. — Помучается немного, зато потом умнее будет. Думаю, ее родители не допустят такого мезальянса.

— Конечно не допустят, — хмыкнул Макс. — Но я просто уверен, что этот проныра переспит с ней, надеясь таким образом добиться желаемого. Ведь это только среди магов не столь строгие взгляды на моральный облик. Причем по большей части у тех, кто не принадлежит к знатным семейным родам. Поэтому, скорее всего, несчастную девушку постараются быстрее выдать замуж за того, кто не будет против не совсем невинной невесты.

— А вот об этом я как-то не подумала, — растерянно пробормотала девушка.

— Поверь, именно так и будет, — веско заявил герцог. — И даже если, о чудо! сар Герон добьется желаемого, неужели ты думаешь, что он будет любить ее? Сильно в этом сомневаюсь!

А вот тут Алисе пришлось полностью согласиться с ним. Она по опыту знала, что такие люди любят только себя, не обращая внимания на тех, кто рядом с ними. Вернее обращают, но только как на прислугу или же на красивое приобретение, которым не стыдно похвастаться перед друзьями.

И вроде бы все хорошо, они нашли компромисс, устроивший их обоих. Максимилиан настоял на продолжении обучения Алисой придворного этикета и танцев, пообещав найти более лояльных учителей. Но все же, все же… Девушка никак не могла перестать, не то чтобы бояться мага, но опасаться точно. Слишком свежи были воспоминания о том, как он прижимал ее к себе, не давая ни малейшей возможности вырваться.

Именно тогда, наконец, Алиса четко осознала, что Максимилиан не просто опекун и выводящий ее из себя человек, но и довольно привлекательный мужчина, который, несомненно, привык получать то, что хочет. Нет, она не думала, что ледяной маг попробует соблазнить ее. Все же его слову Алиса почему—то верила. Но если бы он задался такой целью, девушка совсем не была уверена, что смогла бы устоять перед ним.

Да, в тот момент Алиса действительно была напугана и словами, и действиями Макса, но по прошествии некоторого времени, когда буря внутри нее немного унялась, пришли и другие воспоминания. О горячем дыхании, опалявшем нежную кожу. О губах, практически невесомо прикасавшихся к виску и ладони. О сильных руках, обнимавших ее… И такая реакция на мужчину безумно пугала ее!

«Это все из-за того, что кроме него я практически ни с кем не вижусь! — тряхнув головой, чтобы отогнать смущающие ее воспоминания, подумала Алиса. — Как только я смогу видеться с большим количеством людей, все обязательно пройдет!»

— Алаиса!

Вздрогнув от неожиданности, Алиса перевела недоуменный взгляд на склонившуюся над ней ларру Мириан.

— Ну, наконец-то ты соизволила выплыть из своих фантазий, — довольно улыбнулась целительница, присаживаясь рядом с ней. — Три раза звала тебя, а ты не услышала.

— Простите, я действительно задумалась, — смутившись, принялась оправдываться Алиса, попутно принимая более благопристойную позу.

Все же некоторые уроки ларры Фирэн запомнились Алисе накрепко!

— И о чем же таком интересном ты думала? — хитро улыбнувшись, поинтересовалась Мириан.

— Да так…

Говорить о том, что она думала о Максимилиане и тех чувствах, что он в ней вызывает, Алиса точно не собиралась. Ей наоборот хотелось поскорее выкинуть из головы крамольные мысли, смущающие ее разум и сердце.

— Макс рассказал мне о том, что вчера произошло, — не став настаивать, перевела тему целительница. — И, если честно, я готова была надавать ему по ушам за то, что позволил такому случиться!

«Это она о чем?» — настороженно подумала Алиса.

Искренне надеясь, что ледяной маг не посвятил ларру Мириан во все подробности произошедшего, девушка непроизвольно сжала руки в кулаки, ожидая самого худшего! Все же ей было безумно стыдно за тот инцидент. И уж точно Алисе совершенно не хотелось, чтобы о нем знал кто-то посторонний.

— Как можно было вообще додуматься связаться с ларрой Фирэн? — тем временем продолжала возмущаться Мириан. — А ведь я ему сразу сказала, чтобы он нашел кого-нибудь другого. Но нет же, Максимилиан был полностью уверен, что она не позволит себе ничего лишнего! Так еще и этот Герон подлил масла в огонь.

«Фух, значит, он рассказал ей не все», — облегченно выдохнула Алиса, что определенно порадовало ее.

— Ты сильно злилась на него? — сочувствующе посмотрев на девушку, поинтересовалась наставница.

— Да, очень, — не стала скрывать Алиса.

— И я тебя прекрасно понимаю. Макс иногда может быть слишком самоуверен. Но в то же время я рада, что именно он нашел тебя в лесу, а потом предоставил свое убежище, чтобы ты смогла немного привыкнуть к нашему миру.

— Убежище? — недоуменно нахмурилась Алиса.

— Тот дом, где ты прожила первые пять дней, — охотно пояснила Мириан. — Я вообще была там впервые, когда лечила тебя. Хотя и догадывалась, что у Максимилиана должно где-то быть такое место, чтобы отдохнуть от столичной суеты.

«Она не знает? — поразилась Алиса, догадавшись по словам целительницы, что ей не известно о Морозко. — Надо бы уточнить у Максимилиана, кто точно знает о его… Хм, второй жизни. Не хотелось бы попасть впросак».

— Да, это действительно было… мило с его стороны, — пробормотала она, вспомнив, как все начиналось.

Казалось, с того момента прошла целая вечность, а не всего лишь две недели. Слишком много всего произошло за это время. Ужас от понимания произошедшего с ней, некое подобие смирения с ситуацией и принятие решения попробовать выжить здесь, раздражение и даже иногда злость на вредного дедка, нашедшего ее, договор с драконом, раскрытая правда об обмане мага… За неполный месяц уйма событий, перевернувшие жизнь обычной земной девчонки. Думала ли она, что ее фантазии когда-нибудь обретут реальность? Определенно нет. И тем оглушительнее оказалась правда, дезориентируя и принося с собой страх и смятение. А ведь в этом мире совсем не как в доброй сказке со счастливым концом! Стоит только вспомнить первую и пока единственную прогулку по столице империи Роз.

— Скажите… Вы не знаете, что случилось с той девушкой? — поинтересовалась Алиса. — Ларр Максимилиан так ничего и не сказал.

Ей действительно было интересно, но ледяной маг наотрез отказался что-либо объяснять, отговорившись тайной следствия. Да и появлялся он дома в эти дни очень мало и редко. Вчерашний день был нонсенсом в понимании Алисы.

— Нет, не знаю, — качнула головой Мириан. — И хоть по официальной версии она не смогла совладать со своим даром, но расследование до сих пор ведется. Не все так просто в этом деле, как думают все остальные.

— Вы думаете, что кто-то поспособствовал такому развитию событий? — чувствуя, как леденеют пальцы от страха, тихо спросила Алиса.

— Я ни в чем не уверена, — с сочувствием посмотрев на испуганную девушку, сказала Мириан. — Могу лишь посоветовать не строить никаких догадок и вообще не забивать себе этим голову. Если будет что-то серьезное, угрожающее нашей жизни, тогда, я уверена, Максимилиан предупредит нас. А сейчас давай лучше продолжим твое обучение. Ты прочитала то, что я тебе говорила?

И как бы Алисе не хотелось продолжить разговор, настаивать она не стала. А вскоре новый урок действительно увлек ее. Главная целительница империи действительно очень интересно рассказывала, вовлекая в разговор и свою ученицу. Девушке было до безумия интересно узнавать про способы лечения той или иной болезни при помощи магии. Причем Мириан настоятельно рекомендовала не использовать сразу же свой особенный дар, а лечить более традиционными для этого мира способами. Как она объяснила, оттого, что Алиса будет часто восстанавливаться после такого лечения, может однажды случиться так, что девушка не сможет прийти на помощь действительно нуждающемуся больному.

— Или же успеешь, но…

Мириан не нужно было заканчивать предложение, ведь Алиса и так поняла скрытую угрозу. А умирать юная Забирающая пока не собиралась. Да и решение вернуться в свой мир осталось неизменным. А это значило, что там свой дар она должна применять еще с большей осторожностью!

— Кстати, а разве целители сами готовят все эти мази и отвары? — указав на книгу по зельеварению, спросила Алиса.

— Вообще нет, но иногда приходится. Поэтому тебе еще надо выучить название трав и цветов, для чего они нужны, время их сбора и способы сушки и приготовления нужных тебе лекарств.

— Да уж… — грустно протянула Алиса, глядя на объемные тома по травоведению.

— Алаиса, не совершай ту же ошибку, что и многие городские целители, — строго посмотрев на ученицу, предупредила Мириан.

— Это какую же?

— Не нужно считать, что тебе это умение не понадобится. Всякое может случиться, а под рукой не окажется нужного лекарства. Хотя вокруг тебя будет множество трав, из которых ты его сможешь сделать, но из-за незнания как и какие травки можно использовать, ничего не выйдет.

— Я поняла, — смутилась Алиса.

— Я прекрасно помню себя в твоем возрасте. Сама терпеть не могла все эти заучивания, как мне тогда казалось, совершенно не нужного материала, — улыбнувшись, Мириан легонько сжала ладонь девушки. — Зато теперь я очень благодарна своей наставнице за эту науку. Множество раз знание трав и способы приготовления мазей и отваров помогало мне.

Закончив на столь утверждающей ноте, целительница принялась подробно объяснять Алисе, какие травы от чего помогают и где их можно найти. Разделяя их на группы и подгруппы, Мириан бойко диктовала девушке материал, добавляя свое мнение по каждой конкретной травке. Алиса, отвыкшая так много писать, вскоре почувствовала, что рука начала неприятно ныть, требуя заслуженный отдых.

«Хорошо, что мне не пером приходится писать», — мысленно вздохнула девушка, встряхнув кисть.

Письменные приборы в этом мире напоминали ей обычные карандаши. Вот только писали они чернилами, а не грифельным стержнем.

— Смотри сюда, — протянув Алисе учебник, Мириан указала ей на травку, напоминающую своими листьями подорожник. — Это краснолистный подорожник. Встречается только в предгорьях поздней весной. Его листья являются самым сильным антисептиком, в отличии от простого зеленолистного. Помимо этого он может быть использован как один из составляющих в других мазях и отварах. А вот каких именно ты мне расскажешь через два дня. Заодно я хочу услышать способы сборки, хранения и приготовления этой замечательной травки.

— А… Я смогу найти всю нужную информацию в этих книгах? — Алиса указала на лежащие на столе тома.

— Конечно же! Я бы не стала давать тебе невыполнимых заданий. Кстати, помимо этого, найди еще четыре травы и два цветка со схожими свойствами.

— И все это за два дня?

— Да, но подробности мне пока нужны только о подорожнике. Я понимаю, что помимо моих занятий, у тебя есть множество других. Ну, или скоро будут, когда Максимилиан найдет новых учителей.

«Надеюсь, это будет не так быстро! Я еще от прежних не отошла», — недовольно подумала Алиса.

Она бы с превеликим удовольствием обучалась только у ларры Мириан, но понимала всю тщетность своих чаяний. А ведь сейчас наставница только ознакамливает ее с тем, с чем девушка столкнется впоследствии. Владению даром отводилось слишком мало, по мнению Алисы, времени. Все, что она сейчас могла, только держать щит, направляя магические потоки на его подпитку. Максимилиан, да и Мириан тоже, предупреждали ее, что должно пройти время, прежде чем они перейдут непосредственно к занятиям магией. И именно этим фактом Алиса была не совсем довольна! Когда человеку дается такая уникальная возможность, а воспользоваться ею он не может — это всегда приводит к раздражению оттого, что поделать ничего не можешь.

— Знаешь что, а давай мы с тобой прогуляемся, — отложив книгу в сторону, неожиданно предложила целительница.

— Куда? — недоуменно нахмурилась Алиса.

— В город, — усмехнулась Мириан. — Навестим кафе сара Корина. У них сегодня будут просто потрясающие блинчики с начинкой!

— Но занятия…

— Да никуда эти книги от тебя не убегут! А вот блинчики могут закончиться.

— Ну, если только ради блинчиков!

Алиса никогда не была заучкой, думающей только об учебе. Хоть и не ленилась, прогуливая занятия, но и отдыхать тоже любила. А тут такая возможность отложить уроки! Тем более предложение поступило со стороны наставницы. Таким шансом просто грех было не воспользоваться!

— Я быстро вернусь, только переоденусь, — пообещала девушка, выходя из комнаты.

Алисе понадобилось всего двадцать минут, чтобы спуститься на первый этаж полностью готовой к выходу. Талиса, ее горничная, еще и пошутила на этот счет. Она утверждала, что ни одна девушка так не спешит увидеть своего любимого, как стремится Алиса отправиться на прогулку.

— А вдруг ларра Мириан передумает? — сделав страшные глаза, проговорила девушка и, подмигнув горничной, вышла за дверь.

Нет, такую возможность она точно не намерена была терять!

— Ого, какая шустрая! — усмехнулась Мириан, заметив ученицу.

— Так блинчики же ждут! — немного пафосно ответила Алиса и сама же рассмеялась над собой.

— Тогда предлагаю поторопиться, — улыбнулась целительница. — Выбирай: отправляемся порталом или идем пешком?

— Пешком, — сразу же приняла решение Алиса. — Там ведь совсем не далеко.

Она не хотела терять ни малейшую возможность прогуляться по улицам города и еще раз полюбоваться на его архитектуру.

И вновь пьянящий морозный воздух, снующие по своим делам люди, атмосфера легкости и веселья. Алиса буквально купалась в эмоциональном фоне окружающем их. И ей для этого совсем не нужно было снимать щит, стоило только посмотреть на окружающих ее прохожих, чтобы все почувствовать.

— У вас приближается какой—то праздник? — поинтересовалась девушка, когда они подходили к кафе. — Уж слишком все… м-м-м… на подъеме!

— Можно и так сказать, — ответила Мириан, кивнув идущим невдалеке от них магам. — Завтра на Торговой площади, в квартале ремесленников, состоится ярмарка.

— И что в ней такого особенного? — спросила Алиса, на мгновение замерев и слегка поморщившись.

Она почувствовала, как чей-то взгляд прожигает спину. Довольно неприятное и мерзкое чувство. Но когда девушка резко обернулась, чтобы узнать, кто же за ней так пристально следит, не смогла заметить никого подозрительного.

— Это невозможно объяснить, — усмехнулась целительница. — Зимняя ярмарка — это целое представление! Там не только можно найти просто шикарные вещи, но так же не плохо развлечься.

— А можно…

— Нужно! Мы с тобой обязательно туда сходим. Заодно и Солару с собой возьмем. Ей, конечно, пока не стоит говорить, кто ты, но хоть познакомитесь.

Постаравшись скрыть нервозность от вновь нацеленного в ее спину взгляда, Алиса радостно согласилась.

— А почему мы застыли перед входом? — недоуменно поинтересовалась она, незаметно потерев руки. Неприятный взгляд буквально прожигал ее на сквозь, оставляя после себя липкое чувство, из-за которого захотелось вымыться.

— Прости, мне показалось, что я увидела одного знакомого. Идем!

Оказавшись в теплом помещении, девушка облегченно выдохнула. Нервозность, охватившая ее на улице, начала исчезать, но полностью проходить не желала.

— Ларра Мириан, мне нужно в дамскую комнату, — тихо сказала Алиса, когда у нее забрали плащ.

— Прямо и на лево. Как выйдешь, тебя проводят ко мне.

Согласно кивнув головой, девушка поспешила в указанном направлении. Ей безумно хотелось вымыть руки и умыть лицо. Мерзкое чувство все никак не желало отпускать.

«Стоит рассказать наставнице, — подумала она, опершись о раковину. — Воображение или нет, но рисковать не хочу. Мало ли кто за мной следил. Лучше вернемся домой порталом».

Вытерев лицо и руки белоснежным полотенцем, Алиса хоть немного почувствовала себя лучше. Она уже хотела выйти, когда дверь открылась, но в нее никто не вошел.

Испуганно замерев на месте, девушка внимательно вгляделась в дверной проем. Никого не заметив, глубоко вздохнула, делая стремительный шаг вперед. Алиса еще успела удивиться заискрившему перед лицом воздуху, прежде чем потеряла сознание.


*****

В кабинете императора была довольно тяжелая атмосфера. Стоящий у окна Максимилиан то и дело играл желваками, ожидая, когда Кириан придет. Находившийся в той же комнате платиново—волосый мужчина с голубыми прядками в густой шевелюре, выдававшими в нем мага воздуха, так же не блистал радушием. Черная мантия, в которую был облачен незнакомец, и так плотно обтягивающая его могучую фигуру, казалось, сейчас треснет по швам, если мужчина не прекратит напрягать мышцы. Каменное выражение его лица ясно указывало на то, что маг воздуха вряд ли в скором времени успокоится, слишком убийственно сверкали его зеленые глаза.

— Может уже прекратите? — не выдержал Макс, обернувшись к магу. — Еще немного и вы разнесете кабинет императора.

— Но это не я понизил в комнате температуру до такой степени, что у меня изо рта пар вырывается, — скрестив руки на могучей груди, насмешливо парировал мужчина.

— Ларр Дарэн, у меня нет настроения препираться с вами, — зло глянув на говорившего, холодно ответил герцог.

— Ларр Максимилиан, а не пошли бы вы…

Вышедший из портала император не дал ему закончить. Осмотревшись по сторонам, Кириан насмешливо сказал:

— Даже синяков нет. Вы делаете определенные успехи.

Склонившиеся в поклоне мужчины бросили друг на друга уничтожающие взгляды, но от комментариев воздержались.

— Присаживайтесь, — махнул рукой император, сев во главе стола. — Я хочу знать, есть ли какие—либо продвижения по делу об убийстве студентки?

— Мы пока в тупике, — недовольно поморщившись, ответил Макс. — Сейчас прорабатываем все версии, по этому вирусу. Я уже пришел к выводу, что он разрабатывался давно и не единожды испытан на магах.

— Даже так?

— Именно. Это всего лишь предположение, но мои спецы нашли еще восемь подобных случаев за последние семь лет, когда маги погибали из—за всплеска силы. В них не заподозрили ничего странного, так как только два раза всплеск произошел на глазах посторонних. Первый раз в случае с напарником ларра Нирана, а второй со студенткой академии.

— Что вы можете сказать по этому поводу, ларр Дарэн, — посмотрел на мага воздуха Кириан.

— Вирус делали не в стенах академии, — уверенно ответил тот. — Когда я стал ректором, то озаботился везде установить записывающие кристаллы. Особенно в лабораториях. Среди студентов хватает умельцев по вскрытию защиты, поэтому я решил, что если не в силах предотвратить их вылазки, то по крайней мере буду точно знать кто и где именно лазил.

— И что, неужели ничего странного не заметили? — удивился Кириан.

— Нет, я каждое утро просматриваю записи, — уверенно ответил ректор. — Кто бы это не сделал, но он принес его извне. Вот только как он заразил студентку, совершенно не понятно.

— Скорее всего вирус должен содержаться в капсулах, — сказал Макс. — Он полностью магического происхождения, следовательно нужна какая-то оболочка, чтобы вирус не распространялся хаотично.

— Значит что мы имеем, — недобро осмотрев мужчин, сказал Кириан. — У нас есть неизвестный сумасшедший, создавший вирус, который разрушает магические каналы, вызывая неконтролируемые всплески силы. А мы, как всегда, не знаем кто это и что он намерен делать дальше. Ваши мысли на этот счет?

— Император занят! — раздался голос за дверью. — Вам стоит…

— Пшел вон! — было ему ответом.

Макс с удивлением узнал голос Мириан. И тем более было удивительно для него видеть, как целительница разгневанной фурией влетает в кабинет.

— Простите, Ваше… — начал испуганный стражник, вбежав вслед за женщиной в комнату.

— Все хорошо, оставьте нас, — прервал его Кириан. — Ларра Мириан, что-то случилось?

— Да, мой император, — изобразив реверанс, ответила целительница и перевела виноватый взгляд на Максимилиана.

— Что случилось? — тихо спросил тот, чувствуя, как из-за подсознательного страха леденеют руки.

— Прости, я не уследила, — выдохнула Мириан. — Алаиса пропала.

— Что?! — выдохнул Макс, недоверчиво посмотрев на женщину.


Глава 23

«Кап… Кап… Кап… »

Поморщившись, Алиса, не открывая глаз, попыталась перевернуться на бок. Почувствовав, что ей что—то мешает, девушка зашарила ладонями вокруг себя. И для нее стало довольно неприятным открытием связанные руки. Резко распахнув глаза, она испуганно осмотрелась вокруг.

Темное и довольно холодное помещение, полностью заставленное каким-то хламом, было совершенно не знакомо Алисе. Приподнявшись на импровизированной лежанке, она болезненно поморщилась, пережидая, пока невидимые молоточки прекратят стучать в виски.

«Кап… Кап… Кап…»

— Где я? — хрипло спросила Алиса, сама испугавшись своего голоса.

А в ответ лишь недобрая тишина. Прищурившись, девушка попыталась рассмотреть хоть что-то в том тусклом свете, лившемся из единственного маленького оконца под потолком. Кроме сломанных предметов мебели и досок она больше ничего не смогла увидеть.

«Кап… Кап…»

Поежившись от холода, Алиса осторожно опустила ноги на пол, придерживая связанными руками свой плащ, которым была укрыта. Сделав пару неуверенных шагов, девушка, наконец, заметила дверь, которая раньше пряталась за невысоким шкафом с отломанной дверцей. Бросившись в ее сторону, Алиса зацепилась за что-то, упав на пол, больно ударив колени.

— Ай! — не смогла сдержать она вскрика.

Зашипев, девушка перевернулась на бок, подтянув ноги к груди. Принявшись раскачиваться взад-вперед, Алиса пережидала пока боль успокоится. Сморгнув выступившие слезы, она поднялась с пола и уже более осторожно продолжила свой путь.

Дойдя до двери, подергала за ручку, но, как и следовало ожидать, путь к спасению был закрыт.

— Откройте! Выпустите меня!

Алиса что есть сил стучала по деревянной поверхности, старательно не обращая внимание на руки. Страх неизвестности оказался сильнее боли.

— Ай-яй-яй, какая шумная Забирающая мне попалась.

Испуганно вскрикнув, Алиса стремительно развернулась в сторону голоса, рассмотрев в тусклом свете высокий силуэт.

— К-кто вы?

Зажегшийся магический светлячок в руке незнакомца осветил комнату мягким желтым светом. Впившись взглядом в стоящего перед ней мужчину, Алиса непроизвольно отступила назад, прижавшись спиной к двери. На одно короткое мгновение ей показалось, что глаза незнакомца полностью черные, без какого-либо намека на белок.

— Не кричи, Забирающая, здесь тебя никто не услышит и не найдет, — насмешливо сказал похититель, проигнорировав ее вопрос.

Только сейчас девушка поняла, как он ее назвал. Руки взметнулись вверх, чтобы потрогать голову, но платок оказался на месте.

— Мне не нужно видеть твои волосы, чтобы знать, кто ты такая, — усмехнулся мужчина, следя за ее действиями.

— Но как вы узнали? — беспомощно прижав связанные руки к груди, спросила Алиса.

Похититель еле заметно повел рукой, и девушку снесло потоком силы в его сторону. Испуганно пискнув, Алиса зажмурилась, ожидая самого худшего. Но услышав, как незнакомец обнюхивает ее, шокировано выдохнула.

— Легкий, сладчайший флер твоей магии подсказал мне об этом, — прошептал мужчина, обдав девичью щеку горячим дыханием. — Вкус-с-сная, сла-а-адкая Забирающая. Такая молодая, с только что освобожденной силой… Откуда ты взялась только такая? — зарывшись носом в воротник ее платья, он буквально застонал от удовольствия.

— Пустите! Пустите меня немедленно! — Алиса что было сил забилась в крепких объятиях, стремясь оказаться как можно дальше от этого сумасшедшего.

— Не дергайся! — рявкнул похититель, до хруста в костях сжимая свою пленницу. — Не зли меня, или я не сдержусь и выпью тебя досуха! А мне нельзя, госпожа будет недовольна.

— Ч… то? О чем вы? — помертвевшим от страха голосом, спросила Алиса.

— Моей госпоже, для ритуала, нужна Забирающая, — хмыкнул мужчина, с гастрономическим интересом рассматривая девушку. — И чем моложе она будет, тем лучше! Но пока я случайно не нашел тебя, мы думали схватить ученицу ларры Мириан. Какая удача, что я вчера заметил тебя!

— Вчера?

— Ты проспала практически сутки. Я слегка переборщил с сонным заклятием. Но это даже лучше, смог спокойно подготовить практически все для нашего отбытия из гостеприимной столицы империи Роз. Еще несколько дней, и можно отправляться.

— Меня ищут! Вы не сможете… Ларр Максимилиан не позволит…

— Герцог Ортанский что ли? — расхохотался мужчина. — Ну да, ну да, ищет он, не волнуйся. Его отдел шныряет по всему городу, вынюхивая твой след. Вот только найти тебя не смогут. Я хорошо защитил это гнездышко.

Страх. Всепоглощающий и всеобъемлющий страх. Вот что почувствовала Алиса, глядя в черные глаза, в которых плескался голод. Казалось, еще чуть-чуть, и этот сумасшедший набросится на нее.

Голову сдавили невидимые тиски, а в груди начал разрастаться пожар. Девушка задохнулась, почувствовав, как ее накрывает волна странной жажды.

«Выпить досуха… Насладиться каждой каплей! Вкус-сная!»

Эти страшные мысли набатом стучали в ее голове, не давая сделать вдох, заставляя все тело сотрясаться в конвульсиях первобытного ужаса перед чудовищем, готовым броситься на свою жертву и пожрать ее без остатка!

— Прекра-а-асно, — довольно протянул похититель, впиваясь пальцами в плечи Алисы. — Еще немного… Ты такая сладкая!

Увидев, как глаза похитителя полностью заволокло чернотой, а ее охватывает странная слабость, Алиса чуть слышно всхлипнула. Казалось, из нее вытягивают саму душу, с наслаждением сжирая по капле. Смакуя каждый момент, наполняясь восторгом от происходящего, не желая остановиться…

— Еще… Дай мне еще! — взвыл мужчина, притягивая ослабевшую девушку к себе.

«Не могу… дышать. Как больно и страшно, — Алиса начала медленно погружаться во тьму, не имея сил сопротивляться происходящему, когда, неожиданно, перед ее мысленным взором появилось такое сейчас родное и дорогое лицо. — Щит! Я уронила щит!»

Крепко зажмурившись, терзаемая сильной болью, разрывающей ее голову, казалось, на куски, Алиса попробовала закрыться. Раз за разом она пыталась восстановить утерянную защиту, упрямо закусывая губы, не давая своему сознанию ускользнуть в спасительную тьму. И когда ей это, наконец, удалось, Алиса даже замерла, оглушенная тем коконом спокойствия, который окружил ее.

— Хочу еще! — встряхнул ее похититель, лихорадочно оглядывая девушку безумным взглядом.

— Нет!

Извернувшись, Алиса ударила его по ноге, с облегчением почувствовав, как ослабевает хватка его рук. Оттолкнув безумца, она пошатываясь отступила назад, лихорадочно соображая, как защитить себя, если он на нее набросится.

Всего лишь миг, который растянулся для объятой ужасом девушки в целую вечность, и вместо страшной черноты, глаза мужчины приобретают темно-карий цвет, а его лицо застывает.

— Переборщил, — наклонив голову вбок, задумчиво пробормотал он. — Госпожа меня за это по голове не погладит. Ты ей нужна живая и здоровая. Но, все же, сколько в тебе магии! Чистой и бушующей, так и манящей испить ее до дна!

— Не подходите! — охрипшим от страха голосом воскликнула Алиса, выставив перед собой руки.

— Какая смелая! — восхитился безумец и подул ей прямо в лицо. — Спи.

Как бы Алиса не сопротивлялась, но сон завладел ей мгновенно, не давая ни малейших шансов избежать своих крепких объятий.

Ей ничего не снилось, наоборот, в отличии от первого раза, девушка прекрасно осознавала, что спит. Вот только это был какой-то странный сон. Она свободно парила во тьме, чутко прислушиваясь, не донесется ли откуда-нибудь хоть один звук. Но нет, все было спокойно и оглушающе тихо.

«Интересно, сколько я здесь пробуду? — лениво подумала Алиса. — Надо бы проснуться и попробовать выбраться»

Но ленивое спокойствие этого непонятного места проникало под кожу, спеленывая липкими лентами тишины всякий решительный проблеск попробовать хоть что-нибудь сделать.

«Ну и ладно, полежу так еще немного. Все равно меня ищут и скоро найдут. А не найдут, так сама сбегу»

Пошевелив руками и ногами, и на этом успокоившись, Алиса продолжила свое парение в темноте. И чем дольше она здесь находилась, тем больше забывала, что с ней случилось. Страх и боль, испытанные ею ранее, медленно отходили на задний план, пока и вовсе не затерялись в глубине сознания. И даже то, что ее разыскивают по всей столице, совершенно перестало беспокоить девушку.

«Как здесь хорошо… Так бы плыла и плыла до бесконечности»

«Алиса… Алиса, откликнись!»

«Странно, — недовольно поморщилась девушка. — Кто здесь?»

«Алиса, не смей поддаваться этому месту, иначе не проснешься!» — вновь раздался смутно знакомый голос.

«Ну и пусть, здесь так хорошо!» — недовольно ответила она, раздраженная тем, что ей мешают парить в тишине.

«А как же те, кто тебя ждут и волнуются?» — не сдавался голос.

«Кто ждет и зачем?»

«Ну, например Максимилиан…»

«А кто такой этот Максимилиан?» — в душе Алисы начало просыпаться легкое любопытство.

Она решила, что раз таинственный голос не отстает, то почему бы с ним и не поговорить. Может, когда выговорится и устанет, то, наконец, замолчит.

«Высокий такой, черноволосый и голубоглазый болван!»

«Почему болван?»

Девушке все больше и больше начинал нравится этот разговор. Он ее развлекал, возвращая хоть какое-то подобие эмоций.

«Потому что я так сказал! — непререкаемым тоном ответил голос. — Но он ищет тебя и волнуется. Вернись назад, не заставляй этого глупого мальчишку страдать»

«Мальчишку… Лаетан! — осознание того, с кем Алиса разговаривает в этой тьме, обрушилось внезапно, вернув вместе с этим и воспоминания о произошедшем. — Лаетан, это и правда ты?»

«Ну наконец-то ты очнулась! — облегченно выдохнул ледяной дракон. — Просыпайся, девочка, тебе нельзя здесь оставаться»

«Где это здесь? — начав паниковать, допытывалась Алиса. — Где я нахожусь?»

«В самой глубине своего сознания. Ты спряталась здесь, спасаясь от пережитого ужаса. Вернись назад, все будет хорошо!»

«Ты поможешь мне? Скажешь Максимилиану, где меня держат?» — от вспыхнувшей надежды на скорое спасение Алиса чуть не расплакалась.

«Мне нельзя вмешиваться, прости, — грустно ответил дракон. — Просто поверь, он найдет тебя! А теперь просыпайся!»

— Лаетан, стой!

Испугавшись собственного крика, Алиса распахнула глаза, заозиравшись по сторонам. Сейчас, не в пример прошлому разу, вокруг было светло. Подняв взгляд вверх, девушка заметила магический светлячок, который так и продолжал висеть там, где его оставил ее похититель, освещая все вокруг.

Приподнявшись, она села на своем ложе, опираясь связанными руками об край доски, торчавшей из под прохудившегося матраса. Запястья неприятно заныли, но Алиса постаралась не обращать на это внимания. Сейчас ее мысли занимали только разнообразные способы побега. Пока ее носа не достиг сногсшибательный аромат еды!

Втянув воздух, девушка мигом повернулась в ту сторону, откуда доносился умопомрачительный аромат. Рядом с ее лежанкой, на перевернутом ящике, стоял поднос, на котором были расставлены тарелки с едой и маленький запечатанный кувшин.

«Мясо, блинчики и пирожки… Интересно, что он в них подсыпал? — подозрительно косясь в сторону подноса, размышляла Алиса. — Может опять снотворное? Но этот псих и так не плохо меня усыпляет. Или какое-нибудь зелье подчинения. Интересно, а такое есть? Что-то мне не хочется проверять на себе! Хоть все и твердят, что мой организм справится с зельем, но пока это произойдет, я могу успеть дать свое согласие неизвестно на что. М-м-м, как вкусно!»

Сама не заметив, как за своими рассуждениями она начала есть, Алиса уже не могла остановиться. Все же прошло довольно много времени, как девушка завтракала и организм упрямо требовал свое.

Заедая пирожок ягодным морсом, обнаруженным в кувшине, Алиса рассеянно водила взглядом по комнате, пытаясь придумать, как ей сбежать. Лаетан, конечно, пообещал, что Максимилиан спасет ее, но когда это еще будет?

— Нет уж, как говорится: спасение утопающих, дело рук самих утопающих! — усмехнулась она, заметно повеселев, когда утолила голод. — Осталось понять, как это сделать? В окно я точно не пролезу, там моя голова с трудом поместится. А… Это еще что такое?

Посмотрев на выщербленные доски пола, девушка увидела нацарапанные на них закорючки, образовывающие круг. Подойдя ближе и присев возле рисунка, Алиса его внимательно осмотрела.

Как оказалось, все закорючки были нанесены очень аккуратно. Даже в щербинах имелись царапины продолжающие рисунок, словно рисовавший это опасался, что их целостность прервется.

— Если я не ошибаюсь, именно на этом месте появился мой похититель, — задумчиво пробормотала Алиса, проведя пальцем по одной из царапин. — Маяк для портала? Что-то я уже слышала об этом.

Прикусив губу, девушка попыталась вспомнить, что ей говорила ларра Мириан, про порталы.

— Так, если хочешь перенестись в помещение, там обязательно должен быть нарисован рунный круг, чтобы тебя не впечатало в мебель, а еще хуже в стену… И круг обязательно должен быть цельным, иначе… Значит, если я нарушу целостность рисунка, то он не сможет использовать маяк без опасения оказаться размазанным по помещению. Так ему и надо!

Обшарив комнату, Алиса сумела найти изогнутую металлическую палочку. Вернувшись к рунному кругу, она принялась усердно царапать рисунок, старательно его портя. Примерно час спустя девушка удовлетворенно вздохнула, испортив круг в трех местах. Правда тут же болезненно поморщилась. Грубая веревка, которой были связаны руки, знатно натерла запястья, и теперь они неприятно горели.

Попытавшись зубами развязать узел, Алиса недовольно выругалась. Узелок оказался снизу, затрудняя девушке задачу.

Пришлось еще раз пройтись по комнате, чтобы найти способ избавиться от пут. Наконец, в самом дальнем углу, с трудом пробравшись через завалы сломанной мебели, Алиса нашла осколок стекла, вывалившийся из оконной рамы, стоящей здесь.

— Зачем складировать этот хлам? — недовольно пробурчала она, присаживаясь на шаткую табуретку. — Тут же голову свернуть можно!

Зажав осколок коленями, девушка принялась усердно тереть веревку об острый край. Путы поддавались, но с большим трудом. Теперь у Алисы болели не только руки, но и несчадно ныла спина, от того напряжения, в котором все время прибывала девушка.

— В фильмах все выглядит намного проще!

Откинув опостылевшие веревки, она осмотрела свои запястья. Кожа покраснела и опухла, а в некоторых местах выступила кровь. Пришлось выбираться из своего укрытия, чтобы найти чем перевязать пострадавшие места.

Для этого вполне подошла салфетка, которой, судя по всему, укрывали ее завтрак-обед-ужин. Разорвав ткань на полосы, Алиса кое-как замотала запястья, помогая себе зубами, когда пришлось завязывать узелки.

Теперь ей оставалось только найти то, что сойдет за оружие и дождаться своего похитителя. Благо в ее «темнице» был широкий выбор всяких палок, досок и брусьев.

Выбрав себе брус, который раньше стоял в спинке кровати, Алиса подошла к единственной здесь двери. Внимательно осмотрев ее и придя к выводу, что та открывается внутрь помещения, а не наружу, заняла свой пост, в надежде, что похититель не заставит себя долго ждать.

Волнение и нервозность от того, что ей предстоит сделать, скручивались в животе тугой спиралью, готовой распрямиться в любой момент. Спокойствия не добавляли и мысли о Максе и ларре Мириан. Алиса представляла, как они волнуются и переживают, пока разыскивают ее.

Под конец своего ожидания она даже немного успокоилась, решив для себя, что сделает все от нее зависящее, чтобы встретиться со ставшими довольно близкими ей людьми.

Щелкнувший дверной замок заставил ее мигом подобраться, приготовившись вырубить своего похитителя. Медленно открывшаяся со скрипом дверь прошлась словно наждаком по натянутым нервам. Когда показался ее похититель, Алиса, не раздумывая ни секунду, замахнулась, но…

— Смелая и глупая, — расхохотался мужчина, держа Алису на весу при помощи левитации.

Девушка даже понять ничего не успела, когда похититель почувствовав опасность, ушел из под удара, а она сама оказалась в таком незавидном положении.

— Пустите меня! — прохрипела Алиса, чувствуя, как на ее горле сжимаются невидимые тиски.

— Тебя бы следовало наказать, — не обратив внимания на ее слова, укоризненно покачал головой маг. — Испортила точку выхода портала, хотела сбежать, предварительно оглушив меня и вообще ведешь себя слишком смело, когда должна трястись от страха и скулить! — под конец своей обвинительной речи он уже орал на нее, периодически встряхивая болтающуюся в воздухе пленницу. — Но мне нельзя, а жаль! Госпожа не оценит, когда узнает о тебе!

Сбросив девушку на пол, рядом с лежанкой, похититель недовольно скривился.

— Что еще за госпожа? — прохрипела Алиса, закашлявшись. — Что ей вообще от меня нужно?

— Пока ничего, — безразлично пожал плечами маг. — Но когда она узнает… О да, девочка, ты послужишь для великой цели! Поможешь открыть Заслон, чтобы моя госпожа смогла возвыситься над этим миром!

Ничего не понимая, Алиса шокировано посмотрела в горевшие безумным огнем глаза мужчины. Для себя девушка решила, что и он и его госпожа просто психи.

— Какой еще заслон? Почему именно я? — что бы она не думала, но все же решила разузнать больше о ритуале и заслонах.

Алиса не сомневалась, что спасется. Причем еще до того, как встретится с этой пресловутой госпожой. Но девушка хотела понять, что и как, чтобы потом рассказать Максимилиану.

«А уж потом пусть сам разбирается со всем этим. Начальник он тайной стражи или нет?!»

Алиса устала бояться в ожидании неизвестности. Наоборот вместо страха появилась злость на всю эту ситуацию и безумного мага в частности.

— Я же сказал, для того, чтобы открыть Заслон, — опершись плечом о шкаф, насмешливо сказал мужчина. — Предки моей госпожи уже не раз пытались это сделать, но все открывающие подыхали очень быстро. А вот ты, со своей способностью к восстановлению… Ты знала, что самые сильные Забирающие это именно те, у кого только недавно проснулся дар? Моя госпожа слишком поздно поняла вашу ценность для себя, когда детей с этим даром почти и не осталось. А тут такой подарок богов! Молодая, только недавно получившая свою силу! Госпожа меня знатно наградит, когда я приведу тебя к ней.

Чем дольше он говорил, тем сильнее злилась Алиса. Страха перед этим сумасшедшим не осталось совсем. Лишь злость и брезгливость к таким мразям, легко отбирающим жизнь у других, только бы это послужило для нужным им целям.

— Подавиться твоя госпожа! — плюнув на пол, яростно ответила она. — Не бывать этому!

— Да как ты с-с-смееш-шь?! — вновь вздергивая ее в воздух, прошипел похититель. — Ты заслужила наказание за свой язык, а я маленькую награду! — его глаза вновь заволокло чернотой, обещая девушке повторение случившегося ранее.

Тугая спираль, что все время скручивалась внутри нее, наконец достигла своей наивысшей точки. Зло улыбнувшись, Алиса впервые сознательно убрала щит, выплюнув прямо в лицо своему мучителю:

— Ну так жри!

В первое мгновение мужчина даже не понял, что произошло. В широко открытых глазах плескалось безграничное удивление, а затем он закричал. Обхватив руками голову, маг упал на колени, потеряв концентрацию.

Свалившаяся рядом с ним Алиса даже на секунду не отвела взгляда, продолжая посылать ему всю ту боль, страх и злость, что испытала за эти дни. По наитию она обернула свою эмпатию против него, ударив как можно сильнее своими эмоциями.

— Прек… рати, — прохрипел маг, подняв к ней свое побелевшее лицо.

Из ушей и носа мужчины хлынула кровь, а глаза утратили пугающую черноту. Но девушка не собиралась отвечать на его мольбы. Сейчас она была глуха и слепа к чужой боли, мстя за все то плохое, что случилось с ней.

Когда маг свалился бесформенной кучей к ее ногам, Алиса судорожно выдохнула и, закрыв глаза, восстановила свой щит. С трудом встав на ноги, она словно пьяная пошатываясь побрела к выходу. Внутри нее словно вакуум образовался. Исчезли все мысли и эмоции.

Пройдя сквозь открытую дверь, Алиса оказалась в пустом коридоре, в конце которого увидела лестницу с еще одной дверью.

— Одни двери… Кругом одни двери, — тихо пробормотала она себе под нос, устало бредя по лестнице. — Хоть бы уже выход поскорее найти.

Немного более оживленной девушка почувствовала себя только тогда, когда очутилась в светлой прихожей. Зажмурившись от яркого солнца, льющегося из окон, осмотрелась по сторонам. Заметив еще несколько дверей, хмыкнула, идя к той, которая, по ее мнению, вела на улицу. Пройдя полпути, Алиса испуганно замерла, когда с улицы донеслись голоса. Неожиданно входная дверь покрылась коркой льда, а затем просто вылетела из петель, от силы удара.

Всего несколько ударов сердца, и вот на пороге появляется тот, кого она так ждала. Всхлипнув, Алиса стремительно бросилась к нему, попав в крепкие объятия.

— Алаиса, девочка моя, прости, что так долго, — прижимая к себе девушку, шептал Максимилиан.

— Нашел, — только и успела прошептать она, прежде чем погрузиться в спасительную тьму.


Глава 24

Укрыв Алису одеялом, Мириан отозвала Макса в сторону.

— С ней все будет хорошо, — сказала она, глядя в хмурое лицо мага. — Запястья я обработала, они вскоре заживут. А так просто перенапряжение и несколько синяков. Она легко отделалась.

— Этого вообще не должно было случиться, — зло ответил Макс, переведя взгляд на спящую девушку.

— Но случилось, поэтому прекращай себя винить, — строго сказала целительница. — Ты ничего не мог поделать. Если кого и обвинять, то меня. Это я предложила Алаисе прогуляться. Лучше расскажи, что вы узнали?

— Совершенно ничего, — недовольно ответил ледяной маг. — Этот сархов выкормыш теперь пускающий слюни идиот. Менталисты попытались его прощупать, но толку не добились. Он все время думает о какой—то госпоже и награде. А еще, кажется, он вечно голоден, так как большую часть мыслей занимает именно еда.

— Тогда нам стоит подождать, когда Алаиса очнется, — пришла к выводу Мириан, разминая затекшую спину.

— Тебе бы тоже не мешало отдохнуть. Практически весь день просидела здесь.

— Этим я и собираюсь заняться, раз ты вернулся. Навещу вас завтра.

Проводив Мириан, Макс вновь вернулся в спальню Алисы. Присев на край кровати, он осторожно провел кончиками пальцев по единственной каштановой пряди волос, появившейся в золотистой шевелюре.

— Что же тебе пришлось пережить, девочка? — прошептал маг, легонько погладив немного бледное лицо.

Его до сих пор трясло от мысли, что Алиса могла исчезнуть навсегда. Эти два дня, что они потратили на поиски, буквально сводили Макса с ума от беспокойства и чувства безысходности. Его люди перевернули вверх дном практически всю столицу, но девушка словно в воду канула и отследить ее никак не удавалось.

Чем больше проходило времени, тем сильнее таяла надежда на то, что они ее вообще найдут.

Сейчас вспоминая все это, Максимилиан пришел к выводу, что никогда так ничего не боялся, как потерять Алису. И впервые за долгие годы он умолял богов помочь отыскать ее, живую и здоровую.

Поддавшись порыву, он аккуратно прилег на кровать, глядя в лицо мирно спящей девушке.

— Какие же мы, все таки, глупые. Понимаем, как нам на самом деле дорог человек только тогда, когда чуть не теряем его, — прошептал Макс, накручивая на палец золотистый локон. — И самый большой глупец среди всех это я. Прости, маленькая, за то, что не уберег. Больше этого не повторится.

Осторожно обняв девушку, он притянул ее к себе, уткнувшись носом в золотоволосую макушку. Максимилиану хотелось еще немного побыть рядом с ней, чтобы окончательно убедиться, все хорошо, и Алиса вернулась домой.

Незаметно для себя уснув, Макс постоянно вздрагивал, когда девушка ворочалась, неосознанно прижимая ее к себе все сильнее, словно опасаясь, что она вновь исчезнет.

А утром, как только забрезжил рассвет, Алиса резко проснулась, не понимая, где находится. В первые мгновения девушке показалось, что Максимилиан ей приснился, и она до сих пор находится в сырой и холодной комнате. Но, наконец, узнав свою спальню, облегченно выдохнула.

Приподнявшись, Алиса посмотрела на спящего рядом с ней мужчину, отмечая и его осунувшийся вид, и залегшие под глазами черные круги. Проведя кончиками пальцев по заросшему щетиной подбородку, словно до конца не веря, что ей это все не снится, Алиса не смогла сдержать счастливой улыбки. Положив свою голову магу на грудь, почувствовала, как мужские руки сильнее обнимают ее.

— Как ты себя чувствуешь? — хриплым голосом поинтересовался проснувшийся Максимилиан.

— Хорошо, — прошептала она в ответ. — Даже запястья не болят.

— Мириан наложила на них заживляющую мазь, — пояснил мужчина, проведя ладонью по девичьему плечу. — Да и твой дар помог очень сильно.

— Спасибо, что нашел меня, — пробормотала Алиса, закрыв глаза.

— Расскажешь, что произошло?

Поежившись, Алиса все же приподнялась, посмотрев на мага. Ей сейчас совершенно не хотелось говорить о произошедшем, но и откладывать разговор не стоило.

— Когда мы шли с ларрой Мириан к кафе, я почувствовала, что на меня кто-то пристально смотрит. Это был довольно неприятный взгляд. Такое чувство, что во мне пытаются прожечь дыру.

— Ты заметила, кто это был?

— Нет, на улице было слишком много людей. Все ждали ярмарку, которая должна была быть на следующий день. Ларра Мириан обещала, что мы сходим на нее и она познакомит меня с Соларой. А я… так и не попала на ярмарку.

Сжав ее ладонь в ободряющем жесте, Максимилиан сказал:

— Ничего страшного, через полтора месяца ее повторят. И там будут не только работы столичных мастеров, но и из других городов. А летом, за городом, будет проходить еще одна, с участием ремесленников из других королевств и княжеств. Мы обязательно посетим их!

«Зимнюю да, а вот летнюю…», — немного расстроено подумала Алиса, но все равно с благодарностью посмотрела на мага.

— Когда мы зашли в кафе, я отошла, чтобы помыть руки и умыть лицо, — продолжила свой рассказ девушка. — Но когда уже собралась вернуться к ларре Мириан, дверь открылась, но за ней никого не было. А затем воздух перед моим лицом заискрил и я потеряла сознание. Очнулась в каком-то подвале со связанными руками.

— Ты сильно испугалась?

— Очень, но не так сильно, как тогда, когда появился мой похититель. Максимилиан, с ним было что-то не так. Мало того, что он знал обо мне, как сам сказал, потому что учуял аромат моей магии, так еще и пил мою силу. Казалось, что он выпивает саму мою душу, словно…

— Магический вампир, — закончил за нее Макс, прижав девушку к себе. — Скажи, его глаза… Какими они были?

— Сначала темно-карими, но потом… — поежившись из-за неприятных воспоминаний, Алиса продолжила: — Они стали полностью черными, не было видно даже белка!

— И откуда только эта мерзость выползает? — недовольно сказал ледяной маг. — Сколько уже есть свидетельств их уничтожения, а они все равно появляются!

— А откуда они взялись? — поинтересовалась Алиса, слушая мерный стук его сердца.

— Никто не знает. Наши ученые считают, что это какое-то генетическое заболевание. Дело в том, что если такие маги не будут питаться чужой магией, то очень быстро состарятся и умрут.

— Не понимаю.

— Ты ведь знаешь, что продолжительность жизни мага зависит от его силы? Чем сильнее маг, тем дольше он сможет прожить.

— Да, и это довольно удивительно, — кивнула Алиса.

— Так вот, у некоторых магов все совсем не так. Будь они сколько угодно сильными, но проживут по продолжительности, как самые обычные люди, если не будут питаться магической силой других существ. Как только становится известно о существовании такого вампира, его стараются как можно быстрее найти и уничтожить.

— Но неужели им нельзя хоть как-то помочь? Вы не пробовали найти лекарство от этого?

— Сначала пробовали, пока не поняли, что это бесполезно. Попытаться исправить сущность магического вампира тоже самое, что попробовать вылечить человека от его человеческой сущности. Поэтому нам остается их только уничтожать, чтобы они прекратили убивать других. На сколько мы знаем, чем дольше такой вампир живет, тем сильнее становится его жажда.

— Я понимаю, — отодвинувшись от Макса, сказала Алиса. — Только боюсь, что он не один такой.

— О чем ты говоришь? Там был кто-то еще?

— Нет, но он постоянно говорил о своей госпоже, и как сильно она обрадуется, когда узнает обо мне. Дело в том, что этой таинственной госпоже нужна Забирающая для какого-то ритуала.

— Для какого еще ритуала? — насторожился Максимилиан.

— На сколько я поняла, она хочет прорвать какой-то заслон, чтобы возвысится над этим миром. Ты не знаешь, что это все может значить?

Встав с кровати, ледяной маг принялся расхаживать по комнате о чем-то думая. Алиса не мешала ему, терпеливо ожидая, когда он сам ей все расскажет.

— Очень давно в наш мир часто прорывались довольно страшные твари, которые были не прочь полакомиться представителями разных рас, — наконец заговорил Макс. — Пришлось потратить много времени и сил, чтобы запечатать места прорывов. Представители разных рас объединили свои умения, создав заслоны, не дающие тварям прорываться в наш мир. Хотя в дальнейшем изредка появлялись идиоты, пытающиеся пробить их, в надежде подчинить порождений другого мира себе. Кажется эта неизвестная нам госпожа такая же.

— И что теперь?

— Все будет хорошо. Как я понял, твой похититель хотел сделать сюрприз, поэтому она не знает о тебе. Зато мы знаем о ее планах, значит нам будет легче найти ее и обезвредить.

— Вам нужно следить за Соларой, еще одной ученицей ларры Мириан, — Алиса вспомнила о том, что ей говорил тот маг. — Они хотели похитить именно ее, но тут появилась я и планы этого вампира поменялись.

— Не волнуйся, мы защитим ее, а заодно предупредим всех Забирающих, чтобы у них не было шанса воспользоваться кем-либо из них.

— Спасибо.

— У меня остался к тебе еще один вопрос, — осторожно сказал Макс. – Скажи, как тебе удалось освободиться?

— Я… Он приходил ко мне при помощи портала, и тогда, чтобы выбраться, я испортила рунный круг. Хотела оглушить его, когда он пройдет в дверь, но у меня ничего не вышло. И тогда…

— Что случилось, девочка? – обеспокоенно поинтересовался ледяной маг, заметив, как она замялась.

— Я сознательно опустила щит, ударив его всеми теми чувствами и эмоциями, которые испытала, — тихо ответила Алиса. – И била до тех пор, пока он не потерял сознание. Я ведь… убила его?

— Нет. Конечно же нет! Просто теперь он не сможет причинить никому зла.

— Это как?

— С ним произошло тоже самое, что обычно происходит с юными целителями, если они не смогли удержать щиты, — объяснил маг и тут же строго добавил. – Только не смей его жалеть и винить себя. Он это заслужил!

— Даже не собиралась, — облегченно выдохнула Алиса. – Просто это тяжело осознавать, что могла кого—то убить.

— Понимаю, но даже если бы все было по другому… Не зацикливайся на этом. А сейчас отдыхай, а я отправлюсь во дворец. Нужно переговорить с императором.

— Нет, я лучше засяду за домашнее задание, которое мне дала ларра Мириан.

— Алаиса, я не думаю, что…

— Я просто хочу отвлечься, — перебила его Алиса. — Мне это очень нужно. Все равно не смогу уснуть, вспоминая все то, что со мной произошло.

Подумав некоторое время, Максимилиан согласился с ней. Еще раз пообещав, что надолго не задержится, он покинул ее спальню, желая принять ванну и переодеться.


*****

— Значит, вот как у нас обстоят дела, — выслушав доклад своего начальника тайной стражи, задумчиво пробормотал Кириан. — Только этого нам еще и не хватало!

— Согласен, но свой ум в чужие головы не вложишь, — усмехнулся Макс, как обычно расположившись около окна.

— Приставь охрану к ларре Соларе и ларре Мириан. Не хочу никаких неожиданных сюрпризов.

— Я уже это сделал, до прихода к тебе.

— Думаю, мне стоит прямо сейчас заняться посланиями для некоторых своих знакомых, — вклинился в беседу Александр. — Не стоит давать этой госпоже шанса использовать других Забирающих. Да и не мешало бы создать объединенные отряды по поиску магических вампиров. Настала пора вновь заняться чисткой.

— Кажется, они стали намного умнее, — отозвался император. — Прекратили выпивать магов досуха, чтобы не вызвать подозрения.

— Стоит поспрашивать у целителей, кто обращался к ним в последнее время, жалуясь на упадок сил, — предложил Макс, побарабанив пальцами по подоконнику. — Не удивлюсь, если некоторым из них подчищали память.

— Вполне может быть и так, — согласился Алекс, подходя к брату. — Я зайду сегодня вечером к тебе домой. Хочу проведать Алаису.

— Тогда буду ждать тебя к ужину, — ответил Макс. — А сейчас прошу меня извинить, еще слишком много всего нужно сделать.

— Жду вас каждое утро с докладом, — отпустил братьев император.

Оставшись один в своем кабинете, Кириан устало откинулся на спинку кресла, потерев ладонями лицо. Ему до безумия надоели все эти заговоры, неотложные дела и жалобы придворных на их «несчастную» долю. Кириан с удовольствием сбежал бы в уединенное поместье, чтобы отдохнуть от всего хотя бы пару недель. Но, кажется, мечтам не суждено было сбыться еще некоторое время.

Тяжело вздохнув и мысленно посетовав на свою иногда просто невыносимую жизнь, император углубился в изучение документов, которые совсем недавно принес его секретарь.


*****

Когда за окном окончательно стемнело, Алиса, со стоном распрямившись и потянувшись, устало откинулась на высокую спинку стула. Спина неприятно ныла от долгого сидения в одной позе, а правая рука вообще отказывалась действовать.

Разминая затекшие пальцы, Алиса прикрыла глаза, стараясь хоть немного расслабиться и упорядочить полученные знания. Только с одним этим странным красноватым подорожником выдалось столько мороки! Девушка поначалу даже решила, что эта травка чуть ли не панацея от всех болезней!

Если свежие, недавно сорванные листочки, шли для приготовления обеззараживающих и заживляющих мазей, то сушеные добавлялись и в отвары предназначенные для профилактики простудных заболеваний, и для крема от ожогов, и даже для шампуня.

А уж корешки этой травки вообще где только не применялись! И это все с учетом того, что в больших количествах краснолистный подорожник был ядовит, а сок, выделяемый им, мог вызвать зуд и жжение на коже. Поэтому собирали его только в перчатках, затем старательно протирали кожу специальным кремом.

«Я уже боюсь представить, для чего нужны другие травы», — с подозрением покосившись в сторону книг, подумала Алиса.

Встав из-за стола, она принялась прохаживаться по комнате, делая простую зарядку, чтобы быстрее привести уставшее тело в относительный порядок. Посмотрев на исписанную стопку листов, Алиса даже передернулась, представив, что теперь ей предстоит заниматься этим довольно часто и много.

«Хотя чего я ожидала? — усмехнулась девушка, подойдя к окну. — Если бы не очутилась в этом мире и смогла поступить в университет, занималась бы тем же самым. И, боюсь, даже в большем объеме. Что-то мне не верится, что земные преподаватели придерживаются взглядов ларры Мириан о «меньше, но качественней»!»

За такими рассуждениями девушка еще некоторое время бродила по комнате, но вскоре ее отвлекла странная беготня за дверью. Выглянув в коридор, Алиса заметила быстро скрывшуюся за поворотом горничную, несущую стопку постельного белья.

Решив, что та просто спешит поменять его, девушка уже хотела вернуться назад, когда услышала звук удара, а из-за поворота выскочили еще две горничные. Одна из них что-то прошептала своей подружке, и они тоже быстро ушли.

Заинтригованная таким странным поведением прислуги, Алиса все же покинула классную комнату, перед этим посмотрев на оставшийся лежать на столе шелковый платок. Она все же уговорила Максимилиана разрешить ей ходить по дому с непокрытой головой.

Домочадцы все равно знали, кто Алиса на самом деле такая, а об незнакомцах, решивших посетить дом ледяного мага, девушке докладывали.

Пройдя прямо по коридору, в ту сторону, откуда доносился шум, Алиса недоуменно нахмурилась. Все было тихо и спокойно, словно ей все почудилось. Девушка уже хотела уйти в свою комнату, когда из гостиной послышался знакомый голос.

— Макс, сам посуди, это было бы самым лучшим вариантом!

«О, ларр Александр пришел! — обрадовалась Алиса, поспешив в ту сторону. — Вот как раз и поговорю с ним на счет того пресловутого танца».

Она не забыла о своем желании изучить его. Да и теперь, после всего произошедшего с ней, Алиса в этом была просто уверена, Максимилиан просто не сможет ей отказать.

— А я не думаю, что это хорошая идея, — раздался недовольный голос ледяного мага.

«Интересно, что случилось?» — замерев перед дверью, подумала Алиса, но задерживаться не решилась. В любой момент здесь мог оказаться кто-то из прислуги и застать ее за подслушиванием.

— Макс, не дури! — тем временем продолжал уговаривать брата Алекс.

«Сейчас!» — решила Алиса и, постучав в дверь, вошла, не дожидаясь разрешения.

— Ларр Максимилиан, я… Ой!

Теперь девушка поняла свою ошибку и очень сильно пожалела о том, что не поинтересовалась у кого-нибудь, в чем дело. Помимо братьев в гостиной находилась незнакомая ей женщина с темными волосами, разбавленными кое-где алыми прядями. Она величественно восседала на софе, словно на троне во дворце императора.

— Боги пресветлые! — потрясенно ахнула незнакомка, и Алиса вспомнила, что ее волосы ни чем не прикрыты.

— Вот это сюрприз! — раздался незнакомый мужской голос.

Стремительно повернувшись, девушка увидела высокого темноволосого мужчину, так же красовавшегося с алыми прядями в густой шевелюре.

«Не император, — вынесла вердикт Алиса, поежившись от того немного жадного взгляда, с которым рассматривал ее незнакомец. — Максимилиан меня точно придушит!»

— Кажется, спор разрешился сам собой, — усмехнулся Алекс, подходя к растерянной девушке. — Алаиса, ты, как всегда, великолепна!

— Благодарю, — пробормотала Алиса, изобразив книксен и жалобно посмотрев на водного мага. — Я… наверное… пойду, — сделав шаг назад, сказала она.

— Стоять!

И столько силы и властности было в женском голосе, что ноги Алисы помимо ее воли приросли к полу. Испуганно посмотрев на женщину, она перевела взгляд на недовольное лицо ледяного мага.

— Как это все понимать? — холодно поинтересовалась незнакомка, так же посмотрев на герцога.

Словно только и ждав этого вопроса, Максимилиан расслабился и ответил:

— Бабушка, Таниар, позвольте вам представить нашу дальнюю родственницу ларру Алаису Винтер.

«Кошмар! Только его бабушки мне и не хватало!»

— Что—то не припоминаю у нас такой родственницы, — скрестив руки на груди, ехидно сказал тот, кого Максимилиан назвал Таниаром.

— А ты постарайся, — напряженно ответил Александр, становясь плечом к плечу рядом с Алисой.

Несколько секунд мужчины сверлили друг друга глазами, а затем Таниар светло улыбнулся, радостно проговорив:

— А ведь точно, была такая! Вы сильно изменились, дорогая моя.

Одно плавное стремительное движение, и он стоит перед опешившей девушкой.

«Загипнотизировали его, что ли?» — недоуменно подумала Алиса, удивляясь таким стремительным переменам.

Но темно-карие глаза мужчины не казались «стеклянными», и он вполне осознанно смотрел на нее. Хотя девушка и не разбиралась в гипнозе, все же решила, что права в своей оценке.

— Я очень рад, приветствовать свою…

— Сестру, — подсказал Алекс.

— Сестру, — покладисто повторил Таниар, целуя руку Алисы.

А ей вся эта ситуация все больше начала напоминать театр абсурда. Беспомощно посмотрев на Максимилиана, наблюдавшего за ними, девушка вложила в свой взгляд просьбу о помощи.

— Алаиса, позволь представить тебе мою бабушку, ларру Кассандру и моего младшего брата ларра Таниара.

Поприветствовав новообретенных «родственников» по всем правилам этикета, вдолбленных ларрой Фирэн в ее голову, Алиса перевела заинтересованный взгляд на Таниара.

«А ведь точно, я уже слышала о нем, — вспомнила Алиса, пристально рассматривая стоящего рядом с ней мага. — Но он, судя по алым прядям, огненный маг. А так вообще бывает, чтобы у кровных родственников был настолько отличный друг от друга магический дар?»

Вспомнив картинную галерею, она пришла к выводу, что и родители братьев, и другие их предки были огненными магами. Такое несоответствие буквально вопило о тайне, которую Алиса сразу же захотела разгадать.

— А у нее хорошие манеры, — задумчиво сказала ларра Кассандра, о которой девушка уже успела забыть.

— Да, но обучение Алаисы не закончено. Может, ты согласишься продолжить его? — поинтересовался Макс, присаживаясь в кресло стоящее около окна. — Тем более ей нужна компаньонка, а против вдовствующей герцогини Ортанской никто и слова не скажет.

— Да неужели ты, наконец, озаботился этой проблемой? — величественно приподняв бровь, поинтересовалась ларра Кассандра.

— Я не столь пропащий, как ты считаешь, — усмехнувшись, обнадежил ее ледяной маг.

Проигнорировав выпад внука, вдовствующая герцогиня перевела взгляд на Алису, проговорив:

— Присядь рядом со мной, моя дорогая. Я бы хотела с тобой познакомиться поближе.

Внутренне содрогнувшись от властных ноток, Алиса безропотно выполнила просьбу-приказ ларры Кассандры. Вот только присаживаясь с ней рядом, она мысленно прикидывала, сколь долго ей придется рыдать перед одним конкретным драконом, чтобы тот, наконец, смилостивился и отправил ее домой?

Глава 25

Алиса напряженно ожидала, когда же ларра Кассандра прекратит ее разглядывать и вынесет свой вердикт. Сейчас, когда она немного успокоилась и оказалась так близко от бабушки Максимилиана, то смогла рассмотреть и лучики морщинок вокруг темно-карих глаз, и единственную седую прядь волос с правой стороны. Но все равно ларра Кассандра выглядела максимум лет на сорок. Лишь глаза выдавали ее возраст, не давая скрыть истинное положение вещей.

«Интересно, сколько ей лет на самом деле? — с любопытством рассматривая красивую величественную женщину, размышляла Алиса. — Если Максимилиану сейчас… Ой, мамочки, целых сто семьдесят лет! До сих пор не могу привыкнуть к таким огромным датам».

Ей сразу же вспомнилось, какой шок она испытала, когда Мириан рассказала ей о продолжительности жизни людей этого мира. Получалось, что среднестатистический человек, не обладающий магией, спокойно доживал до ста восьмидесяти лет, а иногда и до двухсот. Тогда как маги, смотря от уровня их силы, жили минимум триста, максимум восемьсот—девятьсот лет.

В сравнении со старшими расами — это, конечно же, был совсем маленький срок. Орки, например, доживали минимум до тысячи трехсот лет. Но для Алисы, привыкшей к реалиям своего мира, это было невообразимо много!

— Красивая и смелая девочка, — прервав ее размышления, сказала ларра Кассандра. — Немногие осмелятся так в открытую рассматривать меня.

— Простите, — смутилась Алиса, опуская взгляд в пол.

— За что? — весело изумилась магичка. — Тебе было любопытно, так же как и мне! И твоя открытость похвальна, хоть и не всегда может быть к месту.

— Бабушка, ты…

— Манеры у тебя хорошие, — перебила Максимилиана ларра Кассандра, даже не посмотрев на него.

— Ларра Фирэн постаралась, — ответил Алекс. Судя по быстро брошенному взгляду, он просто сдал старшего брата, приготовившись развлечься за чужой счет. И реакция на его слова последовала незамедлительно.

— Что?! — задохнулась от возмущения вдовствующая герцогиня. — Да кто вообще додумался… Хотя о чем это я? — переведя о-о-очень недовольный взгляд на старшего внука, перебила она сама себя. — Максимилиан, я всегда считала тебя хоть немного разумным человеком! Как ты посмел разочаровать меня?

«Ого, да они ее боятся!» — поразилась Алиса, заметив, что даже ларр Таниар будто стал меньше.

— Она больше не вернется сюда, — попытался оправдаться ледяной маг, с опаской поглядывая на свою родственницу. — Алаиса выгнала ее.

— И правильно сделала! — одобрительно посмотрев на девушку, постановила вдовствующая герцогиня. — В тебе определенно есть наша кровь. Это только мужчины нашей семьи всегда были немного…

— Бабушка! — возмутился Танаир. — А я тут при чем?

— Хочешь прямо сейчас обсудить все свои прегрешения? — поинтересовалась та.

— Не стоит, — тут же пошел на попятную огненный маг.

Благосклонно кивнув в ответ на его слова, ларра Кассандра вновь перевела взгляд на Алису.

— Бедная девочка, совсем тебя замучил мой внук?

И столько в ее глазах было неприкрытого сочувствия, что Алиса просто не удержалась, честно ответив:

— Очень!

В ответ раздалось возмущенное фыркание Максимилиана и замаскированный под кашель смех Александра. Правда все тут же прекратилось, как только ларра Кассандра недовольно посмотрела на них.

«Великолепная женщина!» — тут же решила Алиса, посмотрев на вдовствующую герцогиню полным восхищения взглядом.

— И, кстати, Максимилиан, дорогой, что ты собираешься делать с теми неприглядными слухами, которые ходят о тебе и Алаисе? — поинтересовалась вдовствующая герцогиня.

— Какие еще слухи? — насторожилась Алиса.

Посмотрев в слишком честные глаза ледяного мага, она еще больше утвердилась во мнении, что услышанное ей определенно не понравится.

— Те, из-за которых наша бабушка выдернула меня с занятий, потребовав сопровождать ее в столицу, — усмехнувшись, просветил ее Таниар. — Говорят, что мой братец привел к себе в дом какую-то ларру… не совсем… Хм… Не то чтобы она, по слухам, совсем уж… — глядя в медленно наливающиеся гневом светло-карие глаза, огненный маг все больше терял свое красноречие. — В общем, у него живет молоденькая любовница.

— И эта любовница я? — как-то уж слишком спокойно спросила Алиса, пристально глядя в глаза ледяного мага.

— Видимо да, — не стал скрывать Таниар.

— И давно ходят эти слухи? — так и не отведя взгляда от Максимилиана, поинтересовалась девушка.

— Значительно недавно. Они появились около недели назад.

Подсчитав, что именно тогда она ходила гулять с ларрой Мириан и встретилась в кафе с ледяным магом, Алиса обратилась к среднему брату:

— Ларр Александр, а я случайно телекинезом не владею?

— Чем? — удивился тот незнакомому слову.

— Вещи на расстоянии двигать могу? — уточнила девушка, глядя на то, как все больше мрачнеет ледяной маг.

— Я обучу тебя левитации, — усмехнулся Алекс, поняв, что задумала Алиса. — Это совсем не сложно.

— Алаиса, ты не посмеешь, — решил внести свои коррективы Макс.

— Проверим? — выгнув бровь, ехидно поинтересовалась девушка, непроизвольно принявшись шарить рукой в поисках метательного снаряда.

— Алаиса, я здесь ни при чем! — возмутился герцог, приготовившись отражать нападение. — Кто-то, видимо, превратно все понял.

— А как еще вас можно было понять, после того приветствия?!

Алиса неожиданно почувствовала, что гнев начал уходить, уступая место еле сдерживаемому веселью. Уж слишком забавно выглядел ледяной маг, готовый защищаться от нападок хрупкой девушки.

— Определенно наша кровь! — довольно высказалась ларра Кассандра, наблюдая с легким любопытством за перепалкой.

Раньше она никогда не видела, чтобы ее старший внук действительно мог серьезно воспринимать такие смехотворные угрозы. Во-первых, мало кто осмеливался перечить герцогу Ортанскому, а во-вторых, если и осмеливались, то Максимилиан очень быстро ставил наглецов на место. Тем более для ларры Кассандры было удивительно видеть еле заметные искорки веселья в ледяных глазах.

«Ему определенно нравится вся эта ситуация, и он просто наслаждается ей, — рассуждала вдовствующая герцогиня, наблюдая за тем, как Максимилиан убеждает Алису, что все вскоре станет на свои места. — Да и сама Алаиса довольно необычная. Я не вижу в ней страха или подобострастия перед внуками, а ведь они все довольно известные люди не только в империи, но и за ее пределами. Хорошая жена бы получилась. Тем более Забирающая…»

— Бабушка, меня пугает твой мечтательный взгляд, — отвлек ее от мечтаний Таниар.

— Как тебе не стыдно! — возмутилась ларра Кассандра. — Делаешь из меня какое—то чудовище.

— Ну что ты такое говоришь? Я даже не думал об этом, — постарался загладить свою вину огненный маг, но немного подумав, добавил: — Надеюсь я здесь не причем?

— Пока нет, — фыркнула вдовствующая герцогиня.

— Тогда ладно, — не смог скрыть облегченного вздоха Таниар.

«Надеюсь, она думала не про меня», — нервно сглотнул Александр.

«Не нравится мне все это, — недовольно нахмурился Максимилиан, потерев занывшую шею. — Боюсь, что еще пожалею о присутствии бабули в этом доме»

«Интересно, и что это все значит?» — недоумевала тем временем Алиса, заметив встревоженные взгляды двух старших братьев.

— Может, вы хотите передохнуть? — осторожно спросил Максимилиан. — Все же время уже позднее.

— С удовольствием, — согласилась ларра Кассандра. — А завтра мы поговорим с Алаисой, чтобы я могла узнать, чему ее научила эта… И что еще стоит узнать.

Алиса могла поклясться, что вдовствующая герцогиня еле сдержала рвущуюся наружу нецензурную брань. После вчерашних событий девушка была с ней полностью согласна. Ларра Фирэн оставила после себя самое неприглядное впечатление.

— Сэт вас проводит.

Словно только этих слов и ожидая, в гостиную вошел мужчина, со статусом которого Алиса так и не определилась, решив называть его для себя дворецким. С почтением поклонившись, он сопроводил ларру Кассандру и ларра Таниара в их комнаты.

— Сочувствую тебе, — серьезно сказал Александр, после того, как они в комнате остались втроем.

— Но не настолько, чтобы принять мое приглашение пожить в этом доме? — прозорливо уточнил Макс.

— Именно! — радостно улыбнувшись, подтвердил водный маг.

— Тогда не трави душу и…

— Постойте! — воскликнула Алиса, вспомнив, о чем хотела спросить. — Ларр Александр, я хотела узнать, не согласитесь ли вы стать моим партнером в танце на время обучения?

— Алаиса, мы, кажется, решили, что тебе еще рано его изучать, — недовольно сказал Максимилиан.

— Это вы решили, а не я, — отмахнулась от него Алиса. — Я хочу и буду его изучать!

— Ах, вы об этом танце! — Алекс, наконец, понял, в чем дело. — Для меня честь стать твоим партнером, — поклонившись, дал он свое согласие.

— Она еще не выучила более простые движения, — попробовал настоять на своем Максимилиан.

— А кто в этом виноват? — скрестив руки на груди, недовольно посмотрела на него Алиса. — Вам бы следовало поторопиться с поиском нового учителя! Кстати, ларр Александр, а вы не откажете мне…

— Он слишком занят! — перебил ее Макс.

— Но всегда найду время для любимой сестренки, — быстро нашелся Алекс, весьма забавляясь сложившейся ситуацией.

— С каких это пор она стала для тебя такой? — подозрительно прищурившись, рыкнул Максимилиан.

— Да вот только что! — сознался Александр, ехидно усмехнувшись.

— А тебе домой не пора? — угрожающе спросил ледяной маг.

— К сожалению, действительно пора, — не стал настаивать Алекс. — Но я обязательно освобожу для Алаисы время, так что жду вестей!

— Буду вам очень благодарна! – довольно ответила Алиса, покосившись в сторону ледяного мага.

— Я рад, что с тобой все хорошо, неожиданно погладив ее по голове, ласково улыбнулся Алекс.

— Я тоже этому рада, — немного криво улыбнулась девушка в ответ.

Поцеловав Алисе руку и хлопнув недовольного старшего брата по плечу, водный маг исчез в портале.

Понимая, что герцог не отступится и продолжит настаивать на своем, Алиса решила его отвлечь. Как бы неприятно было признавать, но на Макса, кажется, надавить не получилось. Даже не смотря на то, что он переживал и беспокоился за Алису, слабину давать все равно не собирался.

«Ну что же, попробую задурить ему голову, — решила она, приготовившись к нелегкому испытанию. – Вдруг получится!»

— Ларр Максимилиан…

— Максимилиан, — перебил ее ледяной маг.

— А я что сказала? — удивилась Алиса.

— Я же просил обращаться ко мне без лишнего официоза, — напомнил Макс.

Словно не заметив этого, девушка продолжила:

— Почему вы так опасаитесь вашу бабушку?

— Твою бабушку, — вновь исправил ее Максимилиан.

— Мою бабушку? — ошарашено переспросила Алиса, постаравшись не рассмеяться.

— Да нет же, мою!

— Вот и я говорю про вашу бабушку!

— Твою. Бабашку! — начиная злиться, продолжил настаивать Макс.

— Да при чем тут моя бабашка? — раздраженно спросила Алиса, старательно скрывая веселье из-за этого абсурдного разговора.

— Алаиса! — повысил голос ледяной маг, но затем, резко успокоившись, продолжил: — Ты не сможешь задурить мне голову, я все равно против обучения…

— А кто-то уходит от ответа, — предприняла еще одну попытку, девушка обиженно фыркнув.

Поняв, что она не отстанет, Макс, тяжело вздохнув, ответил:

— Я не боюсь ее в том смысле, в котором ты подумала. Наоборот, как и мои братья, слишком сильно ее люблю, чем бабушка без зазрения совести и пользуется. А это значит: нам предстоят бесконечные нотации, если ей покажется, что мы что-то делаем не так.

— Поня-а-атно, — протянула Алиса, внутренне возликовав. Девушка была просто уверена: теперь у герцога останется совсем мало времени на нее.

«Ну а если и найдет его, то, по крайней мере, почувствует на собственной шкуре, какаво было мне в его обществе!»

— Не радуйся раньше времени, — заметив ее довольный вид, усмехнулся Макс. — Тебе это тоже предстоит.

— А я тут причем?

— А ты ей понравилась! Вот такая у меня своеобразная бабушка. Будет опекать тех, кто ей нравится, и плевать на всех остальных.

Внутренне содрогнувшись, Алиса недовольно нахмурилась. Только девушка обрадовалась, что избавилась от общества ларры Фирэн, как ей пообещали практически ту же самую замену. А ведь ларра Кассандра ей очень понравилась. Но раз Максимилиан так говорит, значит расслабляться еще рано.

— Не беспокойся, она не похожа на ларру Фирэн, — постарался успокоить ее Макс, догадавшись, о чем она думает. — Бабушка никогда не станет вести себя по-хамски. Да, она может и будет поучать тебя, но в то же время защищать и оберегать, обучая всему, что ты должна знать. Тебе не стоит бояться повторения истории.

Принесли ли его слова облегчение? Да, определенно.

Алиса заметно расслабилась и успокоилась, но червячок сомнения все же остался. Ведь как правильно говорят: «обжегшись на молоке, будешь дуть и на воду». Для себя девушка решила: пока лично во всем не убедится, бдительности терять не будет.

— А ваш… твой младший брат, — быстро исправилась Алиса, заметив, как полыхнули глаза мага. — Он живет вместе с ларрой Кассандрой?

— Нет, Таниар еще не сошел с ума, — усмехнулся Максимилиан, подойдя к окну и присев на подоконник. — Он преподает в столичной академии, проживая на ее территории, хотя в городе у него есть свой дом. Бабушка, скорее всего, узнав о слухах, прихватила и его, и Алекса в качестве моральной поддержки, когда собиралась разведать обстановку.

— А если бы здесь действительно жила любовница? — не смогла удержаться от вопроса Алиса.

— А тут уже одно из двух. Если бы моя любовница действительно оказалась такой, как и говорили слухи, бабуля осталась бы здесь, сделав все, чтобы недостойная по ее мнению особа, покинула этот дом.

— А если бы слухи не подтвердились?

— Она бы все равно осталась здесь, постаравшись поскорее нас поженить.

— Даже так? — поразилась Алиса.

— Алаиса, дело в том, что в этом доме никогда не жила ни одна из моих любовниц, — пояснил ледяной маг. — Конечно же бабушка не упустила бы такой возможности!

Это известие несказанно порадовало девушку, хоть она и не осознавала почему. Но ей действительно было приятно знать, что ее не поселили в дом, предназначенный для содержанок Максимилиана. Будь это иначе, Алиса точно бы не поняла и не простила.

«Пусть он преследует свои цели, старательно всех запутывая, но всему есть предел, — размышляла Алиса, рассматривая герцога. — Вот только меня беспокоит один момент».

— Скажи, а когда всем станет известно, кто я на самом деле, — старательно подбирая слова, начала она, — не будут ли они считать, что между нами что-то большее, чем отношения опекуна и подопечной?

— А тебе не все равно? — удивился Макс. — Или так важно чужое мнение? Алаиса, я скажу честно, что меня бы устроило такое развитие событий. В открытую никто и ничего сказать не посмеет, а ты будешь защищена моим именем и положением в обществе. Конечно же, если влюбишься и захочешь выйти замуж, я препятствовать не стану. Но сейчас, если ты позволишь, я бы хотел оставить все как есть.

— Мне надо подумать, — ошарашенная таким предложением, пробормотала Алиса.

Подойдя к софе, она, практически ничего не видя, уселась на нее, сложив руки на коленях, как примерная ученица. Сейчас в голове девушки царил полный кавардак из лихорадочно мечущихся мыслей. Предложение Максимилиана было неожиданным и довольно необычным. И как относится к нему, девушка просто не знала.

«Так, стоп! — тормознула сама себя Алиса. — Вот же глупая, и чего так разволновалась? Это ведь действительно выгодное предложение. Ко мне побоятся лезть, считая, что мы с Максимилианом… — покосившись на терпеливо ждущего мага, девушка быстро отвела взгляд. — А ведь мне только этого и надо! Буду спокойно учиться, дожидаясь отведенного договором срока, и ни о чем не беспокоиться. Ну что я и в самом деле, как трепетная гимназистка, готова упасть в обморок только при одном намеке на такие слухи? Алиска, соберись! Максимилиан прав, это очень удобно».

Глубоко вдохнув, словно перед прыжком в воду, Алиса сказала:

— Я согласна!

— Правда? — удивился Макс, не ожидавший такого.

— Ну да, а что здесь такого? Слухи — это всего лишь слухи. По крайней мере, ко мне не будут лезть, пытаясь очаровать. Они ведь пытались бы?

— К сожалению это тебе все равно предстоит. Но, по крайней мере, на такое решатся только отчаянно смелые. Все же я имею определенную репутацию, и многие побоятся становиться у меня на пути.

— Ну что же, надеюсь, впоследствии я об этом не пожалею!

Одно стремительное, текучее движение, и вот уже Макс сидит рядом с Алисой. Взяв ее руку в свою, он медленно поднес ее к губам, чувственно улыбнувшись.

— О, прекрасная ларра, поверьте, я сделаю все от меня зависящее, чтобы этого не произошло, — немного хрипловатым голосом проговорил маг.

— Ты что удумал? — сразу же напряглась Алиса, глядя на скачущих в голубых глазах чертенят.

— Совершенно ничего, — невинно ответил Макс, продолжая держать ее руку в своей. — Я чист перед тобой, как первый снег!

— Который неизвестно что собой прикрывает, — не смогла удержаться от подколки девушка.

— Успокойся, ребенок, все будет хорошо, — усмехнулся ледяной маг, шаловливо подергав золотистую прядь волос.

«Ну все, достал!»

— Да вы, батенька, педофил! — возмущенно фыркнула Алиса, вырывая свою руку из крепкого захвата.

— Кто? — не понял Макс.

— А это такой извращенец, которого на маленьких детей тянет, — с удовольствием ответила ему девушка, любуясь его ошарашенным лицом.

Максимилиан сначала побагровел, потом побледнел, приоткрыл рот, собираясь что-то сказать, но затем неожиданно расхохотался.

— Признаю, ты меня уела в этот раз, — сквозь смех признался герцог. — Прости, постараюсь больше не совершать таких ошибок.

— Какая прелесть, умнеешь прямо на глазах! — ехидно ответила Алиса.

— Алаиса, не перебарщивай! Все же тебе пока со мной не тягаться, слишком юна, — криво усмехнулся Макс и перевел тему. — Ты, кстати, есть хочешь?

— Не мешало бы, — прислушавшись к себе, согласилась девушка. — Я ужин пропустила.

— Мы его все пропустили, — сказал Максимилиан, вставая с дивана и утягивая Алису за собой. — Предлагаю устроить налет на кухню!

Даже не собираясь слушать возражения, имей они место быть, он утянул несопротивляющуюся девушку за собой. И все время, пока они шли к кухне, Алиса старалась не рассмеяться в голос. Уж слишком сильно Макс напоминал ей сейчас расшалившегося мальчишку.

Пробираясь к нужному им помещению, они то и дело, как два шпиона, останавливались или прятались, стоило им услышать чьи-то шаги. Изредка проходящая мимо их укрытий прислуга действительно ничего не замечала. Алиса даже удивилась такой странности, пока один раз Макс не прижал ее к стене около самой двери в кухню, приложив палец к губам. И самое странное, что проходивший мимо них Сэт действительно ничего не заметил!

— Полог невидимости, — прошептал ей на ухо ледяной маг, заметив вопросительный взгляд девушки. — Идем.

Заговорщицки ей подмигнув, он утянул Алису на кухню, в которой уже никого не было. А она, глядя сейчас на этого большого ребенка, наконец, созналась сама себе в том, что так долго и старательно отрицала.

«Я, кажется, попала!»


Глава 26

— Нет-нет, дорогая, это не так уж и важно сейчас, — вещала ларра Кассандра сидящей перед ней девушке.

— Но ларра Фирэн… — неуверенно начала Алиса.

— Да забудь ты об этой болезной! — отмахнулась вдовствующая герцогиня. — Это же помешанная на этикете маразматичка! Неудивительно, что ее несчастный муж предпочитает проводить время где угодно, но только не с ней!

Алиса еле удержалась, чтобы не рассмеяться над полным праведного гнева лицом ларры Кассандры. Они уже около часа заседали в классной комнате, разбираясь с тем, чему девушку учила ларра Фирэн. Из всех правил, которые ей втолковывала изгнанная из дома наставница, вдовствующая герцогиня забраковала больше половины.

Как оказалось, в придворной жизни было не все так печально и уныло. И данный факт определенно заставил Алису вздохнуть с облегчением. Конечно некоторые «нельзя» и «неприемлемо» так и остались неизменными, но большинство было безжалостно откинуто за ненадобностью, или же в них были внесены существенные поправки.

— Запомни раз и навсегда, — наставительно сказала ларра Кассандра. — Если нельзя, но очень хочется, то можно, с соблюдениями всех правил предосторожности!

— Я обязательно это запомню, — не удержала улыбки Алиса, подумав о том, что кое-что остается неизменным во всех мирах.

— Конечно же и благоразумие проявлять тоже стоит, — напомнила вдовствующая герцогиня. — Не все то, что хочется, может быть безопасным.

— И это я понимаю, — согласилась девушка.

Алиса вообще сейчас была готова согласиться со всем, чтобы ей не сказали, настолько легко и спокойно она себя чувствовала в обществе ларры Кассандры. Максимилиан оказался полностью прав, его бабушка совершенно не была высокомерной и не старалась задавить авторитетом. Наоборот, ободряюще улыбалась ей, а если и оказывалась недовольна, то только из-за ларры Фирэн, о которой она была совсем невысокого мнения.

Их разговор прервал ларр Таниар, зайдя в комнату без предварительного стука.

— Рад приветствовать самых красивых ларр этого мира, — громко возвестил он, целуя ларру Кассандру в щеку.

— Не льсти нам, тебе это все равно не поможет, — фыркнула вдовствующая герцогиня, с насмешкой посмотрев на младшего внука.

— Я что-то сделал не так? — сразу же насторожился огненный маг.

Алиса, глядя на то, как мужчина напряженно о чем-то задумался, не сдержалась, начав тихо посмеиваться. Сразу становилось понятно: ларр Таниар мысленно перебирает все свои прегрешения, о которых могло стать известно его горячо любимой бабушке.

— Еще не знаю, — веско заметила ларра Кассандра. — Нужно обдумать сложившуюся ситуацию и принять решение.

— Какое? — тяжело сглотнув, сипло спросил Таниар.

— Не волнуйся так, мой дорогой, о нем ты узнаешь самым первым! — «обрадовала» его вдовствующая герцогиня. — А теперь поспеши, а то на занятия опоздаешь.

Заторможено кивнув, огненный маг, словно сомнамбула, вышел из комнаты, позабыв о том, что может воспользоваться порталом. Сочувствующе посмотрев ему вслед, Алиса поинтересовалась:

— Что он натворил?

— Совершенно ничего, — светло улыбнулась ларра Кассандра. — Но пусть не расслабляется. Должны же и у меня быть какие-то радости в жизни!

Недоверчиво посмотрев на нее, Алиса подумала:

«Теперь я понимаю, в кого пошел Максимилиан! Да она же просто в восторге, когда имеет возможность поиздеваться над внуками!»

— Давай продолжим, — отвлекла ее от размышлений ларра Кассандра. — Максимилиан мне говорил, что тебя представят ко двору во время Зимнего бала.

— Это который празднуют во время зимнего солнцестояния? — спросила Алиса, подавшись вперед.

— Нет, этот бал будет спустя три недели. А что такое? Почему ты им так интересуешься?

— Я хотела посмотреть, как будут танцевать танец Признания.

Вчера вечером, пока они с Максимилианом устраивали себе ужин на кухне, Алиса, наконец, узнала название танца. Правда, ей вновь пришлось выдержать нелегкую битву с ледяным магом, который, почему-то, был категорически против ее обучения. Но тут уже Алиса настояла на своем, пригрозив, что просто откажется изучать другие танцы, и тогда именно Максу придется краснеть, когда она оттопчет императору все ноги!

Скривившись, словно съел лимон, герцог все же согласился, но при этом посмотрел на девушку так многообещающе, что она тут же заподозрила о готовящейся подлянке.

— О, как я тебя понимаю! — мечтательно улыбнулась вдовствующая герцогиня. — Он действительно великолепен! Меня когда-то очень давно много раз приглашали станцевать его. Тогда, помнится, все делали ставки, удастся ли очередному кавалеру заставить меня закончить танец согласием.

— Сколько же раз вы отказывали? — полюбопытствовала Алиса.

— Ровно сорок девять раз! — с гордостью ответила ларра Кассандра.

— Вот это да-а-а… — потрясенно пробормотала девушка, с уважением посмотрев на вдовствующую герцогиню. — А на пятидесятом вы согласились?

— Нет, мне просто не дали возможности отказать, — улыбнулась ларра Кассандра, а ее взгляд наполнился безграничной нежностью и теплом. — Мой будущий муж, поняв, что я хочу закончить танец как обычно отказом, просто взвалил меня на плечо и скрылся из дворца порталом. Ну а потом… О, как же он уговаривал меня выйти за него замуж!

По лукаво заблестевшим глазам, Алиса сразу же поняла, как именно дед Максимилиана уговаривал неприступную избранницу.

— И долго вы сопротивлялись? — тихо рассмеявшись, спросила она.

— Не очень, — хитро улыбнулась вдовствующая герцогиня. — Лиран мне безумно нравился, но за ним бегало слишком много девиц, а я не желала становиться одной из них.

— Не понимаю, — нахмурилась Алиса. — Раз он вам нравился, почему же вы хотели отказать ему?

— Понимаешь, я из очень влиятельной семьи, поэтому многие боялись переходить нам дорогу. А я ждала именно того, кто наплевав на все, сделает что-то довольно безумное ради меня. Даже из-за большой симпатии и расположения к конкретному человеку, я бы не изменила своим принципам. И Лиран доказал мне это, похитив прямо из-под носа моих братьев. Ух и скандал же тогда разразился! Нас неделю разыскивали, перевернув вверх дном практически всю империю.

— И что случилось, когда нашли? — затаив дыхание, спросила Алиса.

— Когда мои родные узнали, что Лиран не только добился моего согласия, но и успел связать нас узами брака, чтобы я не передумала и не сбежала, то буквально готовы были носить его на руках! — рассмеялась ларра Кассандра. — Мой старший брат еще долго называл его спасителем.

— Почему? — только и смогла выдавить из себя девушка, приоткрыв от удивления рот.

— Дело в том, что я всегда любила так развлекаться, как сейчас над своими внуками, — задорно подмигнула вдовствующая герцогиня. — Но мы с тобой немного отвлеклись. Сейчас у нас на повестке Зимний бал и твой танец с императором!

Немного сбитая с толку такой резкой сменой разговора, Алиса еще долго не могла сосредоточиться на том, что ей говорила ларра Кассандра. Вновь и вновь она мысленно возвращалась к рассказанной женщиной истории, понимая, что немного завидует.

Наверное, многим девушкам хотелось бы, чтобы и у них была такая красивая история любви. Полная страсти и огня, с пылким поклонником, готовым сделать для своей избранницы если не все, то очень многое. Вот и Алиса была такой же, очень часто в своих мечтах представляя, как бы это могло быть.

И сейчас, глядя на сидящий перед ней живой пример именно такой любви, девушка не могла не восхищаться и силой духа ларры Кассандры, сумевшей остаться верной себе, и смелостью ее мужа, не побоявшегося гнева влиятельной семьи, только бы быть с той, кто ему так дорог.

— Алаи-и-иса-а-а! — пощелкав пальцами перед лицом задумавшейся девушки, позвала ларра Кассандра. — Устала?

— Нет, совсем нет! — заверила ее Алиса, немного смутившись от того, что так сильно выпала из реальности. — Просто до сих пор думаю о рассказанном вами.

— О том, как правильно себя вести, когда тебя пригласит император? — приподняв бровь, удивленно спросила вдовствующая герцогиня.

— Эм… Нет, о вашей истории, — честно ответила девушка.

— Ах, ну да, конечно же, какие тут могут быть правила и предписания, когда у молоденькой девушки одна романтика на уме, — фыркнула ларра Кассандра. — Не волнуйся, я просто уверена: у тебя будет еще лучше, чем это было у меня. Просто не может не быть!

Перед мысленным взором Алисы тут же предстал тот, кто мог бы такое устроить. Испугавшись своих желаний, девушка тряхнула головой, изгоняя мужчину из своих мыслей. После вчерашнего открытия она старательно отгоняла тревожащие ее разум и сердце мысли, но они с завидным постоянством возникали вновь и вновь, не давая возможности расслабиться и забыть о том, чей образ накрепко засел в ее голове.

«Как же я могла так глупо попасться? — грустно подумала Алиса, пока ларра Кассандра отдавала прислуге распоряжение, чтобы им принесли чай и пирожные. — Когда только успел привязать меня к себе? Плохо… Это очень и очень плохо! Мне нельзя… Да и не хочу я влюбляться в него! Он наглый, вредный, циничный и думающий только о себе!»

И в тоже время Алиса понимала: она не совсем права. Тот, кто так бесцеремонно прокрался в ее мысли и теперь пытался укорениться в сердце, мог быть добрым, отзывчивым и сопереживающим. Стремился защищать и оберегать ее, пусть и не всегда приятными и понятными девушке способами. Да, у него была целая куча недостатков, но так же были и несомненные достоинства, которые просто невозможно было не заметить и не оценить. И сейчас Алиса с особой ясностью поняла утверждение бабушки Таи: любят не за что-то, а вопреки всему.

«Как же мне не хватает твоих мудрых советов, бабушка»

— Что-то ты совсем загрустила, — окликнула ее ларра Кассандра. — Может сходим прогуляемся? Развеешься хоть немного.

— Да мы уж как-то с ларрой Мириан прогулялись, — криво улыбнувшись, ответила Алиса.

— Ты это брось, — строго одернула ее вдовствующая герцогиня. — Понимаю, было страшно и неприятно, но не сидеть же теперь в четырех стенах! Дом тоже не всегда может служить надежной защитой.

— Я понимаю, просто… — неуверенно помявшись, девушка продолжила: — Мне впервые довелось наблюдать чью-то смерть. Да еще и такую ужасную!

«А совеем недавно я сама чуть не убила человека», — кольнуло неприятное воспоминание, но вслух говорить она ничего не стала.

— Вот оно как, — проговорила ларра Кассандра, ободряюще сжав руку Алисы. — Дорогая, мне действительно жаль, первый раз всегда самый запоминающийся. Но ты целитель и, к сожалению, будешь часто сталкиваться с таким. Даже Забирающие не могут спасти всех.

— Я знаю. Ларра Мириан предупреждала меня об этом.

— Не бери в голову и не зацикливайся на этом. Лучше беги одеваться. Я давно не была в столице, так что сама не прочь прогуляться и все осмотреть.

Помедлив несколько мгновений, Алиса все же ушла к себе. Страшно не страшно, а ларра Кассандра была права, всю жизнь в четырех стенах не просидишь. Да и Максимилиан обещал приставить охрану. Девушке и самой было интересно погулять в обществе вдовствующей герцогини. Тем более, что она оказалась прекрасной собеседницей.

Вызвав свою горничную, чтобы та помогла ей спрятать волосы под платок, Алиса выбрала шерстяное платье темно-бордового цвета, рассудив, что для прогулки оно вполне подходит. Пока она переодевалась и обувала черные кожаные сапожки с меховой опушкой на удобной плоской подошве, Талиса разложила на кровати шелковые платки.

— Какой вы выберете? — поинтересовалась горничная, приподнимая их и поворачивая разными сторонами.

— Предпочла бы идти вообще без него, — вздохнула Алиса. — Надоели они мне уже.

— Вы же знаете — вам пока нельзя, — сочувствующе улыбнулась горничная. — Давайте может быть вот этот бордовый с золотым орнаментом?

«Не очень-то мне и помог платок…»

Безразлично пожав плечами, Алиса присела на стул, позволяя Талисе выполнить свою работу. Сейчас ей очень хотелось, чтобы этот треклятый бал наступил поскорее. По крайней мере не придется больше скрываться и появится хоть какая-то определенность.

«А еще, возможно, эта проклятая влюбленность исчезнет»

— Все, ларра Алаиса, вы можете идти, — поправив складочку на платке, сказала Талиса.

— Благодарю, как всегда великолепно, — мельком глянув на себя в зеркало, ответила Алиса.

Надев шубку, она покинула комнату, стремясь поскорее встретиться с ларрой Кассандрой. Но когда спускалась на первый этаж, заметила помимо вдовствующей герцогини и двух ее старших внуков.

— Здравствуй, Алаиса, — широко улыбнувшись, поздоровался Алекс.

— Доброго дня, ларр Александр, — улыбнулась в ответ Алиса, изобразив книксен. — Рада вас видеть.

— А уж как я рад!

Александр буквально светился от удовольствия, глядя на девушку. Алиса даже непроизвольно отступила на шаг назад, не понимая, чем могла быть вызвана такая реакция.

— Алекс, ты, кажется, спешил, — напомнил Максимилиан, недобро посмотрев на брата.

— Да—да, дела не…

— Тассир, мальчик мой, что с тобой?! — раздался испуганный возглас из-за одной из дверей.

— Это в столовой, — напряженно сказал Максимилиан, срываясь с места.

Не медля ни секунды все отправились вслед за ним. Вбежав в столовую, они увидели склонившуюся над задыхающимся ребенком горничную, испуганно смотрящую на малыша. Тассир судорожно пытался сделать вздох, но у него это не получалась. Маленькие ручки обхватили тощую шею, а по бледному лицу градом катились слезы.

— Что случилось? — опускаясь на колени рядом с мальчиком, спросил Макс.

— Не знаю, он просто начал задыхаться, — разрыдавшись, пролепетала женщина.

— Я за Мириан! — быстро сказал Алекс, исчезая в портале.

— Тассир, потерпи, малыш, — удерживая за плечи изгибающегося мальчика, уговаривал Максимилиан.

Испуганно глядя на ребенка и не зная, чем может помочь, Алиса беспомощно обвела взглядом комнату. Ее взгляд неожиданно наткнулся на надкусанное яблоко, валявшееся под столом. Мгновенная вспышка понимания и Алиса уже спешит к ледяному магу.

— Отпусти! — вырывая ребенка из его рук, воскликнула она. — Тассир, открой рот, быстро!

Повернув мальчика в сторону окна, она внимательно всмотрелась в приоткрытый ротик и с облегчением поняла, что ее подозрения подтвердились. Резко встав и подхватив Тассира, Алиса перевернула его к себе спиной, сильно надавив руками под ребрами мальчика.

— Алаиса, что ты делаешь? — изумилась ларра Кассандра.

— Ну же, выплевывай! — не обратив никакого внимания на ее слова, пробормотала Алиса, продолжая надавливать.

И она добилась своего. Маленький кусочек яблока, которым подавился мальчик, вылетело из открытого рта, и Тассир смог вдохнуть воздух в легкие. Закашлявшись, малыш громко и испуганно разревелся.

— Все хорошо, все уже хорошо, — опускаясь с ним на пол и гладя ребенка по голове, попробовала успокоить его Алиса.

Кинувшаяся к ним мать малышка громко вторила своему сыну, заходясь безудержными рыданиями от облегчения.

— Что у вас произошло? — выходя из портала, сразу же поинтересовалась Мириан.

— Он просто подавился яблоком, — передавая плачущего ребенка матери, ответила Алиса. — Я помогла ему выплюнуть его.

— Отлично, сейчас я осмотрю мальчика, чтобы убедиться, что он ничего себе не повредил, — улыбнулась целительница, подходя к ним. — Давайте перейдем в гостиную, там нам будет более удобно.

Александр, забрав Тассира из рук всхлипывающей матери, первым покинул комнату. За ним следом ушли и все остальные, оставляя в столовой Алису и Максимилиана.

— Ты молодец, — ласково погладив девушку по щеке, улыбнулся ледяной маг.

— Я знаю, — ответила Алиса, уткнувшись лбом ему в плечо.

«Я совсем чуть—чуть так постою, — подумала она, почувствовав, что Макс обнимает ее. — Еще немножко… Ведь можно же, правда?»


*****

На одном из горных плато, занесенным пушистым снегом, возлежал белый красавец дракон. Прикрыв глаза, он нежился в лучах яркого зимнего солнца, изредка глубоко вздыхая. Кругом царили тишина, покой и умиротворение, словно сама природа затаилась, чтобы не мешать этому сказочному гиганту отдыхать. Но вот всего миг и по телу дракона проходит крупная дрожь. Открыв свои необычные глаза, он вскидывает голову, будто к чему—то прислушиваясь. И то, что он слышит и видит, ему определенно не нравится. Резко встав и расправив свои великолепные крылья, дракон настороженно осматривается по сторонам, словно выискивая одному ему видимую опасность.

«Лаетан, ты тоже это почувствовал?» — раздался у него в голове встревоженный рычащий голос.

«Да», — ответил белый дракон.

«Я не могу увидеть «дороги», они укрыты каким—то плотным туманом. Что случилось?»

Ничего не ответив, Лаетан уставился прямо перед собой остекленевшим взглядом. Простояв так некоторое время, он устало тряхнул головой.

«Это не просчитываемая вариация, Орин. Алиса спасла того, кто не должен был выжить»

«Но почему мы не видим изменений? Все вообще покрыто туманом!»

Даже на огромном расстоянии, разделявшем двух драконов, Лаетан почувствовал жар, исходящий от огненного дракона.

«Старейшины говорили, что так было и тогда, когда в нашем мире появились люди», — вмешался третий голос, напоминая своим звучанием рокот волн.

«Приветствую тебя, Тирион», — немного склонив голову, словно собеседник мог его видеть, поздоровался ледяной дракон.

«Взаимно, Лаетан и Орин», — отозвался водный дракон.

«Значит, мы теперь вообще ни чем не сможем им помочь?» — будто не слыша приветствия, спросил Орин.

«Да, — ответил Лаетан. — Нам даже неизвестно, не изменились ли те нити—дороги, что мы видели раньше»

«А ведь там все должно было пройти легко и просто, — грустно сказал Тирион. — Только одно присутствие Алисы помогло бы примирить…»

Не озвученные вслух слова повисли в воздухе гранитной плитой, готовой упасть и погрести под собой всех, кто не успеет укрыться.

«Не все еще потеряно! — не захотел отчаиваться огненный дракон. — Они сильные! Чтобы там ни было, должны справиться. Мы хорошо учили этих детей»

«Надеюсь… Когда все закончится, они простят нас», — еле слышно прошептал Тирион.

В установившейся тишине каждый думал о своем и искренне сожалел о том, что Хранителям строго настрого запрещено помогать в открытую. Могучие существа в некотором смысле были беспомощней младенцев, вынужденные наблюдать и надеяться, что все получится.

«Лишь бы выжили», — обронил Лаетан, вновь укладываясь на снег и прикрывая глаза.

Ноябрь 2015 Май 2016