ЗНАК ВОПРОСА 2005 № 02 (fb2)

- ЗНАК ВОПРОСА 2005 № 02 (а.с. ЗНАК ВОПРОСА 2005-2) 1.97 Мб, 256с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Станислав Николаевич Славин - Владимир Викторович Бацалев - Валентин Сергеевич Новиков - Генрих Иосифович Анохин - Ю. П. Супруненко

Настройки текста:




Подписная научно-популярная серия «ЗНАК ВОПРОСА»

*

Редактор И. М. Шевелева


Издается с 1989 года


© Издательство «Знание», 2005 г.

СОДЕРЖАНИЕ



ГЛОБУС

Е. А. Бельшесов. Как и куда движутся континенты?

Маркиан Попов. Что стоит за прецессией равноденствий?

Ю. П. Супруненко. Тахат — ориентир Ахаггара

Г. И. Анохин. Самая южная точка России

А. И. Войцеховский. «Вторые» тунгусские метеориты?

P.S. К публикации «Кто внутри Земли?..»


ДОСТАТОЧНО БЕЗУМНАЯ ИДЕЯ

И. Ф. Попов. Нормальные «аномальные явления»?


ОТКРЫТИЯ, МИФЫ, ЛЕГЕНДЫ

А. Д. Гаретовский. По следам первооткрывателя Индии

Станислав Славин. Инженер Гарин на марше?

М. Д. Струнина. Где ты был, Адам, или Все о Еве?

Валентин Новиков. Путем открытий (к 75-летию Ильи Глазунова)


КАК ЖИВЕШЬ, HOMO?

К 60-летию Победы

А. А. Шерстюк. Воевали Семены…

О. Г. Свердлова. Большая семья. Миф или реальность?


МОДЕЛЬ ТВОРЧЕСТВА

К. И. Куштанин. Математики организуют общество?

А. В. Кирдин. Введение в «новую арифметику»


НАУКА В САДАХ ЛИТЕРАТУРЫ

Владимир Бацалев. Когда взойдут Гиады (Продолжение)


Читательский клуб


На первой странице обложки:

Адам и Ева. Фреска Рафаэля.

1508. Ватикан. Станца делла Сентьятура.

К материалу М. Д. Струниной


60 ЛЕТ ВЕЛИКОЙ ПОБЕДЫ!

Уважаемые читатели, друзья!

Весь мир, так или иначе, отмечает в мае 2005 года 60-летие со дня окончания одной из страшнейших воин второй мировой!

Для нас, жителей России, наших соотечественников за рубежом — это 60-я годовщина завершения Великой Отечественной войны! И сегодня в России нет семьи, не опаленной этой войной. Поэтому мы шлем всем вам поздравления с этим замечательным юбилеем, и вместе с вами скорбим об ушедших, но нас защитивших! Особое слово ныне здравствующим участникам Великой Отечественной…

Дорогие ветераны фронта и тыла! Примите самые сердечные поздравления с 60-й годовщиной освобождения нашей Родины от фашистских захватчиков! С каждым годом мы все дальше от событий Великой Отечественной войны, но слава о подвигах народа будет жить вечно. В эти дни мы вспоминаем о славном героическом прошлом нашей страны, преклоняемся перед соотечественниками, которые выстояли в пекле самой жестокой войны и подарили нам жизнь. Благодарность Вам и низкий поклон от живущих! От всего сердца желаем Вам крепкого здоровья и долголетия, бодрости духа и оптимизма, семейного благополучия и побольше радости! Пусть успехи детей, внуков и правнуков вселяют в Вас веру в будущее нашей Родины!

С праздником Победы!

От имени коллектива

Издательства «Знание»,

с глубоким уважением,

Директор-Главный редактор Издательства,

профессор

О. Н. Нифонтов


ГЛОБУС


Е. А. Бельшесов
КАК И КУДА ДВИЖУТСЯ КОНТИНЕНТЫ?


Об авторе:

Бельшесов Евгений Алексеевич — горный инженер, работает в системе Газпрома, публикуется по вопросам космической геологии


…………………..

Еще в 1912 году Альфред Вегенер выдвинул гипотезу о движении материков. Немецкий ученый считал, что современные континенты образовались в результате раскола единого праматерика Пангеи и что они медленно перемещаются по пластичному подкоровому субстрату под действием конвекционных потоков магмы, рассредотачиваясь по земному шару, размеры которого остаются неизменными.

Теперь, 90 с лишним лет спустя, накопились новые знания о Земле, позволяющие иначе толковать причины движения материков. Относительно молодой возраст базальтов океанической коры (не более 200 млн лет в сравнении с миллиардами лет гранитоидов кристаллической коры континентов) дает основание предполагать, что земной шар расширяется с увеличением площади океанского дна. А Пангея не что иное, как сплошная гранитная оболочка древней Земли (что как раз и означает в переводе слово «пангея»), которая раскололась на материки после оголения слоя базальтовой магмы и образования коры океанического типа. Импульсы расширения земного шара приурочены к редко повторяющимся периодам, которые в геологии называются эпохами горообразования и складчатости.

Вегенер пришел к мысли о расколе земной коры и движении континентов от географии, обратив внимание на сходство очертаний впадины западного побережья Африки и бразильского выступа Южной Америки. Однако на земном шаре есть места, где линии разделения материков дают значительно больше информации для выводов о причинах перемещений блоков литосферы. Это побережье Антарктиды вблизи Антарктического полуострова.

Если посмотреть на перевернутый глобус (или на карту Антарктики), то нетрудно увидеть, что линии отрыва от Антарктиды Африки и Австралии до настоящего времени сохранили свои очертания. Южная кромка Африки точно вписывается в антарктическое море Уэдцела, а южное побережье Австралии хорошо совпадает с береговой линией моря Росса (см. рис. 1). Особенно убедительно выглядят детали. Обратите внимание на южную точку Африки — мыс Игольный. Клиновидному выступу шельфа у этого мыса легко отыскивается ответная бухта на берегу антарктического моря Уэддела, врезающаяся углом в материк недалеко от аргентинской полярной станции Бельграно II. С помощью несложных геологических исследований можно было бы убедиться, что эти участки материков, ныне отстоящие друг от друга на 6 тыс. километров, когда-то составляли единое геологическое тело. Можно также определить время разделения материков (по возрасту последних идентичных пластов осадочного покрова континентов). Четкое совпадение контуров свидетельствует о хрупком (холодном) разломе коры при отделении африканской и австралийской континентальных плит.



Рис. 1. Иллюстрация совпадения контуров раскола континентов в южном полушарии

Совсем по-другому происходило разделение Антарктиды и Южной Америки. Вытянутые конфигурации Антарктического полуострова и патагонского сужения Южной Америки говорят о пластической деформации этих участков гранитной коры. Более того, разрыва континентальной коры так и не произошло. Антарктический полуостров соединен с мысом Горн длинной петлей подводного Южно-Антильского хребта, вершины которого, выступающие над водой, образуют цепь островов в южной части Атлантического океана. Это в географии контуры материков очерчиваются береговой линией на уровне моря. А в геологии границы континентов определяются линией контакта гранитной и базальтовой составляющих земной коры. Поэтому блоки материков продолжаются под водой в виде континентальной отмели (шельфа) и континентального склона, к которому примыкает континентальное подножие, переходящее в базальтовое ложе океана.

Но почему при явных признаках проплавления и растяжения континентальной коры узкая перемычка, соединяющая под водой Антарктиду и Америку, так причудливо изогнулась, а не вытянулась струной? Несомненно, Южно-Антильская гряда сначала была растянутой. Ситуация, зафиксированная на современной географической карте, позволяет следующим образом реконструировать геотектонические события двухсотмиллионнолетней давности. После «холодного» растрескивания гранитной коры в южной приполярной области планеты по береговым линиям морей Росса и Уэддела началось расширение полей извергающейся базальтовой магмы — будущего дна зарождающихся Индийского и Тихого океанов. Сначала отделилась только Австралия. А Афро-Американский блок гранитной коры, прогреваемый с двух сторон теплом оголившегося базальтового расплава, оттеснялся от Антарктиды с образованием перешейка. По мере проплавления коры хорошо разогретая перемычка длительное время растягивалась (длина Южно-Антильской гряды составляет около 5 тыс. км). Когда же наконец Африка откололась, хлынувшие в прорыв магматические массы дна образующейся Атлантики отклонили Южную Америку на юго-запад. При этом узкая полоска континентальной коры, связывающая Америку с Антарктидой, сложилась в петлю (см. рис. 2).



Рис. 2. Образование перемычки между Антарктидой и Американской континентальной корой в результате проплавления и растяжения

В последующие эпохи высокой тектонической активности планеты образовался Великий океан и увеличились размеры других океанов. Расширение земного шара происходит за счет океанского дна. Материки в это время взаимно раздвигаются прорывающимися на поверхность земного шара массами базальтовой магмы. Они перемещаются, растрескиваются и деформируются, однако суммарная площадь гранитной коры практически остается неизменной. Многочисленные обломки континентальной коры, плавающие в более плотном базальтовом магматическом слое, теперь превратились в разбросанные по океанам острова и архипелаги, вкрапленные в базальтовую кору океанического типа.

НАСКОЛЬКО УВЕЛИЧИЛИСЬ РАЗМЕРЫ ЗЕМЛИ?

Чтобы вычислить, какой была площадь земной поверхности примерно 200 млн лет назад, надо сложить площади континентальной коры (т. е. материков с учетом шельфа и континентальных склонов в океанах, а также островов), имея в виду, что они представляют собой фрагменты сплошной гранитной оболочки планеты рубежа палеозоя и мезозоя. В настоящее время площадь поверхности земного шара, равная 510 млн км2, по альтиметрическому признаку дифференцируется следующим образом:


СУША:

горы — 10 млн км2

плато — 30 млн км2

равнины — 100 млн км2


ОКЕАН:

материковая отмель (шельф) — 30 млн км2

континентальный склон — 35 млн км2

ложе Мирового океана — 300 млн км2

океанические впадины — 5 млн км2


Тогда площадь поверхности первичной гранитной коры (поверхности земного шара палеозоя) составит (10 + 30 + +100 + 30 + 35) = 205 млн км2.

Значит, с пермо-триасового времени площадь земной сферы увеличилась примерно в 2,5 раза (510 млн км2: 205 млн км2 = 2,5);

радиус (а также длина экватора и меридианов) — в 1,6 раза (2,50,5 ≈ 1,6);

объем — в 4 раза (1,63 ≈ 4).

Из условия сохранения момента импульса следует, что продолжительность суток на Земле в период, предшествовавший расколу гранитной и появлению базальтовой коры, была менее 10 часов (в соответствии с квадратно пропорциональной зависимостью периода вращения от радиуса вращающегося по инерции шарообразного тела 24 ч: 1,62 = 9,4 часа). Ускорение силы тяжести на поверхности земного шара тогда равнялось 25 м/с2. (Согласно закону всемирного тяготения, ускорение силы тяжести на любом расстоянии от небесного тела обратно пропорционально квадрату расстояния от центра масс этого тела. Масса расширяющейся Земли не изменяется. Следовательно 9,8 м/с2 × 1,62 = 25 м/с2).

Атмосферное давление на поверхности Земли тогда составляло 6,5 атмосферы. (Атмосферное давление определяется отношением веса газов, распределенных над поверхностью планеты, к площади этой поверхности. Вес выражается произведением массы па ускорение силы тяжести. Массу атмосферы принимаем неизменной. Тогда в формуле Р = mg/F знаменатель будет прямо пропорционален, а числитель обратно пропорционален квадрату радиуса планеты. Следовательно, изменение атмосферного давления на расширяющейся планете обратно пропорционально четвертой степени изменения длины ее радиуса, т. е. уменьшается в 1,64= 6,5 раза).

Плотность воздуха у поверхности Земли можно считать пропорциональной атмосферному давлению. В тот период она была примерно в 6 раз больше, чем теперь (около 8 кг/м3). Поэтому довольно тяжелые крылатые ящеры могли летать на перепончатых крыльях в воздухе мезозойского времени. В наше время ни эти ящеры, ни зубатая первоптица юрского периода не смогли бы оторваться от земли. Аэродинамические расчеты с использованием параметров современной атмосферы не оставляют им такой возможности. А уплотненный воздух мезозоя не только обеспечивал подъемную силу крыльям, но и позволял живым существам развивать значительно большую мощность за счет увеличения массы кислорода во вдохе. В барических условиях того времени сложились благоприятные предпосылки для гигантизма, так как достаточно высокое насыщение организма кислородом способствовало повышенному обмену веществ.

А у раннемезозойских рептилий (прямых предков современных черепах, ящериц и крокодилов) искривленные в плечах и вынесенные в стороны от туловища ноги позволяли телу время от времени припадать к земле, так как 200–250 млн лет назад планета в 2,5 раза сильнее притягивала к своей поверхности все на ней сущее, заставляя животных пресмыкаться.

Таким образом, наряду с геологией и географией о расширении планеты свидетельствует и палеонтология.

ЖИВЫЕ ДОКАЗАТЕЛЬСТВА ПЕРЕМЕЩЕНИЯ МАТЕРИКОВ

Оказывается, на Земле еще живут представители фауны, подтверждающие фактом своего существования предположение о расколе земной коры и удалении Америки от Азии. Это древние ящерицы — игуаны. В одном из телефильмов «Национального географического общества», демонстрировавшемся по телевидению в начале 1995 года, сообщалось об эндемичных видах игуан, живущих всего на четырех полинезийских островах в западной части Тихого океана, в то время как родиной и основным местом обитания игуан считается побережье Перу и Эквадора на континенте. Каким образом немногочисленные популяции островных игуан могли оказаться на таком отдалении от своих южноамериканских сородичей? Авторы фильма на этот вопрос отвечают так: игуаны были занесены на острова тихоокеанского бассейна с берегов Перу пассатами на ветвях и стволах деревьев, сброшенных тайфунами в океан. Трудно поверить в вероятность такого экзотического путешествия достаточно крупных растительноядных животных через Великий океан по воле волн и морских течений. Ведь расстояние между островами и прародиной игуан около 9 тыс. километров.

С позиций гипотезы ступенчатого расширения Земли правомерна другая версия. На ранней стадии образования Тихого океана теплолюбивые игуаны жили в области экватора на его восточном берегу. Расширяющийся океан раздвинул материки и обломки южноамериканской континентальной плиты вместе с их обитателями оказались почти посередине океана. По той же линии экватора еще два подвида игуан живут на Галапагосских островах в тысяче километров от Эквадора. Вероятно, первоначально и в местах постоянного обитания на материке, и на островах жил один и тот же вид игуаны. Но после катаклизмов, связанных с импульсами расширения Земли, произошли мутации и образовались новые породы островных игуан. По крайней мере, с позиций генетики ограниченное сроком жизни особи трансокеанское путешествие рептилий не могло привести к видовым изменениям.

ГЕОЛОГИЧЕСКИЕ КАТАКЛИЗМЫ И ПРОИСХОЖДЕНИЕ ВИДОВ

Здесь, пожалуй, будет уместно высказать предположение о возможной связи развития жизни с импульсами расширения Земли. Ведь именно после эпох горообразования происходили радикальные изменения в мире живой природы. С каждым этапом активизации тектогенеза начинается новый виток усложнения и разветвления биологических таксонов. Ни эволюционная теория, ни генетика не объясняют этого явления. Палеонтологи знают, что развитие жизни шло в направлении усложнения организмов и расширения видового состава фауны и флоры, но не могут обнаружить в ископаемых останках промежуточные формы. Значит, есть веские основания считать, что в какие-то периоды на планете происходили скачкообразные генетические изменения. «Кембрийский взрыв» жизни произошел после байкальской (или гуронской, по-западному) эпохи горообразования. Он считается первым только потому, что в кембрийских осадочных отложениях впервые и сразу в большом количестве появляются отпечатки твердого покрова трилобитов.

В печати все чаще встречаются публикации с предположением о том, что жизнь является фундаментальным свойством материи, что возникновение сложных организмов на Земле происходило в области разломов тектонических плит. Приводятся примеры аномального разнообразия форм жизни в рифтовых зонах Красного моря и восточной Африки. В свое время еще Чижевский высказывал гипотезу об излучении «Z», инициирующем в соответствующих условиях зарождение жизни. Вероятно, эти лучи (ионные потоки или неизвестные науке поля) как-то связаны с импульсами расширения Земли.

По крайней мере, геология позволяет предполагать, что в периоды высокой тектонической активности физико-химические процессы осуществляются с усложнением молекулярной структуры вещества. В магматических массах образуются сложные молекулярные соединения минералов. Кристаллизация сопровождается группировкой минеральных агрегатов в горные породы. Из ограниченного набора химических элементов глубинного вещества мантии формируется бесчисленное минеральное и рудное разнообразие земной коры.

Нельзя исключать возможности распространения этих или подобных закономерностей на биологические системы. Правомерно предположить, что радикальные генетические изменения приурочены к так называемым эпохам горообразования, когда происходило массовое сквозное растрескивание земной коры с извержением на поверхность вместе с магмой ионизированных флюидов и еще чего-то пока не известного науке, о чем задумывался Чижевский.

А в длительные периоды тектонического спокойствия жизнь развивается эволюционно. Происходит естественный отбор по Дарвину — полезные свойства закрепляются, нежизнеспособные биологические конструкции вымирают. В эти продолжающиеся десятки миллионов лет интервалы времени действуют известные сегодня законы генетики, определяющие невероятную видовую устойчивость организмов.



Маркиан Попов
ЧТО СТОИТ ЗА ПРЕЦЕССИЕЙ РАВНОДЕНСТВИЙ?

В начале 90-х гг. один из ведущих инженеров Газпрома Е. А. Бельшесов попытался определить длительность цикла осадконакопления в меловом периоде мезозойской эры.

Практически каждый образованный человек знает, что смена сезонных фаз на полушарии Земли всегда происходила за один оборот планеты вокруг Солнца с одной той же периодичностью, равной приблизительно 365,24 суток. Если первые исследователи палеопроцессов и имели основания подозревать, что в прошедшие эпохи течение времени отличалось от современного, то они располагают возможностями на сегодняшний день обосновать свои догадки. Абсолютное большинство ученых не подвергают сомнениям установившееся представление о неизменяемости длительности года.

Но год, как период цикла обращения Земли по орбите вокруг Солнца, и год, как период цикла сезонных фаз на планете, являются хронологически самостоятельными понятиями, так как обуславливаются разными параметрами движения земного шара (на самом деле эллипсоида) в пространстве.

Фазы орбитального года определяются взаимным положением Земли — Солнца относительно т. н. «неподвижных» звезд (зодиакальных созвездий). Фазы сезонного года связаны с наклоном земной оси к плоскости орбиты, когда она наклонена к Солнцу, на полушарии лето, от Солнца — зима. Следовательно, флора и фауна воспринимают год как продолжительность смены сезонов или цикла движений вокруг земной оси.

И в силу этого осадочный покров земной коры имеет систематический характер, т. е. в горных разрезах число основных пластов из обломочного материала должно соответствовать числу прошедших на Земле циклов сегментации, иначе говоря, накопления осадочных пород.

Евгений Алексеевич Бельшесов высказал гипотезу, что строение осадочного покрова планеты связано с механикой ее движения в околосолнечном пространстве. Земле присуще астрономическое явление прецессии, угловая скорость которой весьма мала и составляет 50,2″ Иначе говоря, ось планеты поворачивается в пространстве на угол 50,2″ за год вокруг другой оси, проходящей через центр земного шара и перпендикулярной к плоскости движения Земли вокруг Солнца.

Евгений Бельшесов считает, что в минувшие геологические эпохи скорость прецессии была иной, нежели теперь. Если на протяжении геологической истории Земли она постепенно замедлялась, то в ретроспективе длительность сезонного года должна увеличиваться.

Расчеты показали, что накопление осадочных пород в границах 20 млн лет происходило в среднем с 40-тысячелетним интервалом. Безусловно, эти данные могут быть уточнены, но порядок величин бесспорен. Таким образом, есть научные основания говорить, что в интервале непрерывных отложений нижнего мела образование пачки пластов от подошвы одного до подошвы следующего происходило примерно за 40 тыс. лет.

Для того чтобы осадки отложились такими ровными слоями на обширных территориях, акватории обогащенных взвесями вод должны быть прочными, т. е. нести мощные водные потоки. Поэтому в настоящее время наблюдаются процессы наращивания осадочных пород толщи земной коры новыми пластами. Отчего же на протяжении более чем 1,5 млрд лет предыдущей геологической истории планеты эти условия существовали?

Но средства современной астрономии пока не позволяют установить, какой была скорость прецессии в прошлые эпохи и как она изменялась во времени. Данная возможность имеется у палеогеологов, например, на основе анализа осадочных разрезов разного возраста.

Исследователь Бельшесов в своих расчетах исходит из того, что сегодняшнее значение угловой скорости близко к 0. Математическая формула, введенная в научный оборот российским специалистом (Горный вестник. 1997, 3), дает возможность вычислить скорость прецессии в мезозое миллионы лет назад). Она — 359°59′27″.

Правомерно предположить, что в начальный период возникновения формирования планеты Земля частота прецессии равнялась X оборотов и со временем уменьшалась. Тогда должен был наступить момент, когда частота снизилась до одного оборота в год (годичное смещение азимута, разумеется, в данном случае = 0). Следовательно, в начальный период существования Земли мгновенное значение продолжительности сезонного года на ней равнялось бесконечности.

В этом случае нетрудно сделать вывод, что возможность образования слоев осадочных пород возникла после того, как период сезонного года приобрел ощутимые конечные значения и на полушариях Земли стала наблюдаться смена времен года. Начался процесс циклического перераспределения между полушариями потенциальной энергии связанных водных масс в виде ледникового покрытия многотысячелетней зимы и последующего преобразования ее в кинетическую энергию весенних водных потоков. Во время гипертрофированных весенних половодий, имевших хотя не ярко выраженный характер потопа, осуществлялся перенос продуктов разрушения горных пород, происходила дифференциация осадков и образование пластов.

По существу, в осадочных горных породах стратисферы материально зафиксирована информация о сезонной хронологии Земли за 1,65 млрд лет, т. к. возраст наиболее древних на планете пластов рифейского периода протерозейской эры составляет 1,65 × 109 лет.

Уже сейчас, проанализировав известные скудные данные, можно изучить некоторые интересные выводы. На данный момент имеется три интервала возраста Земли, для которых известны значения скорости прецессий:

1) начало протерозойской эры (до образования первых пластов осадочного покрова земной коры);

2) начало мелового периода мезозойской эры;

3) христианская эра (период от введения юлианского календаря до настоящего времени).

Имеющиеся данные свидетельствуют, что за 1,5 млрд лет снижение скорости прецессии составило менее 32,4″/год. Средний темп падения скорости за эти годы равнялся 0,02″/год за 1 млн лет. А за последние 110 млн лет скорость вращения земной оси снизилась более чем на 359°/год.

Результаты этого грубого анализа показывают, что падение скорости прецессии проходило нелинейно с нарастанием интенсивности торможения к четвертичному периоду, сокращением продолжительности сезонного года и, соответственно, длительности ледниковых периодов. Что в конечном счете привело к локализации процессов седиментации и прекращению наращивания осадочного чехла континентов.

За сотни сезонных и миллионы орбитальных лет сезонные пачки складывались в километровые толщи осадочных отложений. Стратифицированный осадочный покров земной коры не мог бы образоваться, если бы скорость прецессии Земли не была близка к 360°/год. Если бы сезонный год изначально совпадал с орбитальным, как сегодня, в природе не существовало бы месторождений углеводородного сырья, поскольку погибшие деревья, другие органические остатки завершившихся биологических процессов окислялись бы, гнили и разлагались в атмосферной среде. Не было бы родниковой воды, верховых болот, а следовательно, и равнинных рек.

Условия существования флоры и фауны в прошедшие эпохи коренным образом отличались от современных. Сезонное время тогда тянулось медленно. Времена года растягивались на тысячелетия. Каждое существо проживало свою жизнь в условиях практически неизменяющейся сезонной фазы. Климатический год становился ведущим в рамках существования обитателей фауны. В орбитальном измерении их хронология выдерживает даже десять столетий.

Каковы же итоги?

Современный наклон земной оси к плоскости орбиты, определяющий смену времен года на планете и длительность существования живых организмов, не что иное, как реликт колебательно-вращательного движения Земли в прошедшие эпохи.

Эволюция Земли как небесного тела сопровождалась затуханием прецессии и сокращением длительности сезонного (тропического) года от миллионов орбитальных (сидерических) лет до одного года.

С окончанием каждого ледникового периода происходило наращивание осадочного покрова континентальной коры очередной пачкой осадочных слоев.

Возрастные границы обитателей фауны резко сократились, приблизившись к современным. Причина вымирания ряда видов и особей древнего мира может быть обоснована этим фактором как одним из ведущих.



Ю. П. Супруненко
ТАХАТ — ОРИЕНТИР АХАГГАРА

Для того чтобы добраться до этой вершины, нужно одолеть Сахару, ее пески, жару и… холод.

Сахара — это пустыня в Северной Африке, самая большая на земном шаре, ее площадь более 7 млн км2. Для большей наглядности в географических словарях упоминается размещение на ее территории полностью или частично таких государств: Алжир, Египет, Марокко, Тунис, Ливия, Мавритания, Мали, Нигер, Чад, Судан. Учитывая ее обширнейшее пространство, она и воспринималась не как одна, а как множество пустынь. Впервые ее поджаренную поверхность приметил арабский путешественник Ибн-аль-Хакам во II в. Он и назвал ее этим словом сахра — «пустыня» (в исходном значении — «рыжеватая»).

По широкой известности многие представляют, что в сахарских песках можно яичницу жарить и на ходу сухари сушить. Да и самому изрядно поджариться. Но мало кто знает, что в Сахаре существует вероятность если не замерзнуть совсем, то переохладиться наверняка. Более конкретно эта картина выглядит так.

В восточной части пустыни находится песчаное раздолье, над которым солнце сияет 354 дня в году. Здесь отмечено самое безоблачное небо на планете. Воздух настолько сухой, что бумага, газета за день морщится, ломается и рассыпается на куски. В районе столицы Ливии Триполи в лето 1922 г. температура достигла в тени +58 °C.

Здесь отмечен полюс жары. В подобных местах песок, камни, металлические предметы накаляются до 70 °C и обжигают кожу до пузырей. Но жара это еще не весь «ад». Когда поднимается ветер и случается песчаная буря — самум, то «сахарная пудра» проникает под любую одежду, ею приходится дышать. Массы песка переносятся на неимоверные расстояния. Около 140 млн тонн песчаной пыли оседает на дне Атлантического океана, а около 50 млн тонн достигает Американского континента.

А что будет, если «взбунтовавшегося» песка станет больше? Ведь сейчас он покрывает всего около 20 % Сахары. Подавляющая ее часть — это каменистая пустыня. Слава Богу, в великой пустыне есть низменности, даже болота и немало довольно высоких гор. Главенствующая вершина — Эмикуси, 3415 м. Здесь в нагорье Тибести, в республике Чад, на склонах зимой можно видеть не только снег, но и попасть в 18-градусный мороз. Резкие скачки температуры воздуха происходят и на равнине — ночью там она падает до 0 °C. Про запас нужна телогрейка и дрова для костра, иначе… Неунывающие жители пустыни туареги по этому поводу шутят: «Сахара — холодная страна, где временами бывает жара…»

Резкие колебания температуры воздуха сопровождаются здесь и «звуковым оформлением». По ночам нередко слышна канонада: это от резкого похолодания растрескиваются скалы.

Далее надо проникнуть в Ахаггар.

Ахаггар (Хоггар) — нагорье в Центральной Сахаре, в Алжире. Это горная пустыня с плосковершинными ступенчатыми хребтами, с отдельными вулканическими конусами высотой до 3003 м — как вершина Тахат, богатая месторождениями алмазов, платины, урана. Известна она и своей примечательной историей. До последнего времени это «белое пятно» на теле Африки проявляло присущую ему легендарность. Предполагается, что именно здесь обитала Антинея — королева ни много ни мало самой Атлантиды. Считается, что она послужила прообразом древнегреческой богини Афины, правда, со своим легендарным шлейфом. У нее, мол, было изрядное количество поклонников, и проводили их к ней по тайной тропе через цепь скал в горный замок. А здесь после утех некоторое время спустя королева от них избавлялась. Да как! Не так примитивно, как это делали затем ее любвеобильные последовательницы — сбрасыванием отслуживших ночь любовников в пропасть. Нет, Антинея отличалась по этой части оригинальностью. Ее поклонников убивали, а тела покрывали тонким слоем золота и выставляли как статуи в главном зале замка.

Легенда перебивает легенду. Антинею отождествляли с другой высокопоставленной берберской матроной Тин-Хинан. У нее тоже не меньшая интрига. Она тайно покинула страну на высоком белом верблюде и никто не ведал, куда и зачем она направилась. Сопровождала ее служанка Такамат, общего нрава со своей госпожой. Оказались они в тех же краях у горы Тахат. История не сохранила подробностей сексуальных заслуг Тин-Хинан, но явно не без помощи многочисленных ее поклонников она стала царицей. Поступала она с ними так же, как Антинея, — душила в объятьях. Только вот тел их не золотила и статуй не выставляла ни в залах, ни на склонах горы. Зато оставался заметный след. Тин-Хинан и ее служанка так плодотворно и часто рожали детей, что это положило начало великому африканскому племени туарегов. По имени этого племени и само славное нагорье было наименовано Ахаггар. А к нему в древности, как оказалось, вели все дороги. Оно было главной провинцией Атлантиды. Да, той самой архилегендарной. И одним из маяков ее стала эта вершина Тахат.

Тауреги — древнейшие обитатели Сахары и довольно необычны среди других племен. У них светлая кожа, они голубоглазы, у многих белокурые волосы. У женщин особая привлекательность. Самые свободные среди женщин мира, они не только не скрывают своего лица, но и обрели полную власть над мужчинами. Причем до такой степени, что в племени появились проблемы выяснения личности отца родившегося ребенка. По внешним признакам такого отца определял собираемый совет. Красивые женщины не скрывали своих лиц, а вот мужья это делали обязательно. С повязками под самые глаза, они походили на разбойников. Да по сути таковыми и были: грабили проходившие караваны. Потомки тех, кто совершал «сексуальное восхождение» и уцелел, они были по языку и обычаям очень близки к племени берберов. А те родственны с гуанчи — загадочным народом на Канарских островах. Гуанчи причисляют к потомкам обитателей Атлантиды, которую ищут и по островам, и под водой уже не один век и никак не могут найти. Теперь переключились на поиски не главного государства-метрополии, а его провинций. Вот таким провинциальным центром Атлантиды и пытаются признать Ахаггар с его высоким ориентиром Та-хат. Об этих поисках написаны сотни книг. В одной из них авторитетный автор писал: «Может быть, не пройдет и столетия, как драгоценности, статуи, оружие, утварь из Атлантиды украсят лучшие музеи мира, а в библиотеках появятся переводы текстов атлантов, которые прольют новый свет на прошлое человечества».

Остается надеяться…



Г. И. Анохин
САМАЯ ЮЖНАЯ ТОЧКА РОССИИ


Об авторе:

Генрих Иосифович Анохин — действительный член русского Географического общества Российской АН, мастер спорта СССР


…………………..

«Как же, Кушка!» — поспешит сказать каждый.

Ан нет — другие времена! Уже нет ни царской России, ни СССР. И точка эта на юге нашей страны совсем в другой части границы.

Уточним тотчас понятие «точка». Не как знак препинания в нашем же тексте, а как географический ориентир на карте, в данном случае все-таки на мелкомасштабной карте всей РФ или даже полушарий планеты.

Ведь когда мы говорили «Кушка», то знали, что река Кушка, берущая исток на северном склоне хребта Сафедкох, или Ферозкох, в северо-западном Афганистане, имеет протяженность до ее впадения в реку Муургаб в Туркменистане 277 км, причем первые 150 км — собственно в Афганистане, где у левого берега этой реки последовательно возвышаются города Кушка-Кухна и Кушк, а затем, после 151-го километра течения реки, уже вдоль правого, восточного берега, на полтора десятка километров параллельно железной и шоссейной дорогам тянется поселок городского типа Кушка, та самая точка на карте, в действительности занимающая на местности полосу длиной 15 километров!

Да что там 15 км в этой точке! Если сейчас назвать самую юго-западную точку РФ, а ею является город Сочи, то эта «точка» в ее как раз «центральном районе города Сочи», протянулась вдоль пляжей Черного моря на… 145 км!

А самая южная точка России, или Российской Федерации (РФ), расположена на водораздельном отвесе восточной трети Главного Кавказского хребта, в той его части, где вздымается самая высокая из вершин ныне суверенного Азербайджана и республики в составе РФ, Дагестана — гора Базардюзю.

Базардюзю в переводе топонима с тюркских языков означает «рыночная площадь», или, более широко, как заложенное на местности понятие, конкретный ориентир, — «поворот к рынку, к базару». В наименовании же ближайшего от вершины лезгинского народа, в прошлые века именуемого кюринцами, гора имела название Кичевнедаг, «гора ужасов»…

В нашу эпоху возрождения рыночных отношений тюркское название «поворот к рынку» звучит весьма современно, хотя возникло оно в Средневековье, возможно еще в древности, когда в высокогорном Азербайджане в долине Шахнабада, что восточнее Базардюзю, проходили ежегодные большие многонациональные ярмарки. На них собирались торговцы и покупатели не только ближайших народов «одного селения» — хыналыкцы, крызы, будухцы, но и более многочисленные из соседних — лезгины, рутульцы, цахуры, аварцы, лакцы, даргинцы, тюркоязычные кумыки, ногайцы и азербайджанцы, и с ближнего и Среднего Востока — грузины, армяне, арабы, евреи, персы, индийцы. И так как среди товаров были не только кони, мелкий и крупный рогатый скот, продукция ремесленных центров знаменитого Лагича, дагестанских ковроделов и декораторов по дереву и металлу, творцов оружия Дамаска, вяленая сельскохозяйственная продукция как всего Кавказа, так и Средней и Южной Азии, товары с Великого шелкового пути, то в ареал ярмарки, возможно, была вовлечена даже Восточная Азия…

На пути к ярмарке с севера, из горного Дагестана, неизбежно прежде всего бросался в глаза главный ориентир близости цели — «рыночной площади», «поворота к базару» — Базардюзю. Перед этим могучим массивом тянулось влево, полого вверх короткое ущелье Каранлыг к одноименному перевалу Каранлыг, или, с другим его названием, Курушский, высотой 3129 м, за которым открывалось уютное сочно-травянистое межгорье Шахнабада с многообещающей этимологией этого топонима — «шахская услада».

Межгорье как раз было местом интернациональных ярмарок. Его окаймляют со всех сторон шесть горных массивов до или выше четырех тысяч метров над уровнем моря, каждый с романтическим названием. Это, помимо Базардюзю с юго-запада, с юга — сланцево-ледовый Базаръюрт (4126 м), тюркское «базарная юрта», тоже как название-ориентир на пути к ярмарке, но уже из равнинного Азербайджана через перевалы на Главном Кавказском хребте — Ятух (3100 м) или Базаръюртский (3360 м); с юго-востока — сланцевый массив из трех вершин Тфан (главная — 4205 м), с этимологией с тюркского «снежный ураган, буран»; с востока — известняковый стол Кизилкая (3739 м), с этимологией с тюркского «розовая скала», ибо массив сложен из пород ярко-розового цвета; с севера — Шахдаг (4243 м), с этимологией с тюркских «гора шаха»; с северо-запада — известняковый стол Ярудаг (4110 м), со смешанной этимологией с лезгинского и тюркских «срезанная гора».

Представление о том, что вершине Шахдаг «название дано за высоту вершины и ее величественность по сравнению с окружающими горами», как утверждал заслуженный мастер спорта СССР П. С. Рототаев (см. его статью «Опыт топонимического словаря горных названий Кавказа» в ежегоднике «Побежденные вершины 1968–1969». М., 1972, с. 192), сам мало восходивший на вершины, а в этом регионе вовсе не бывавший и не видевший здесь вершин, совершенно несостоятельно. Вид этой вершины — затрапезный со всех сторон. Да и по высоте господствует над всем регионом Шахнабады ледово-сланцевая плоская гора Базардюзю.

Название Шахдаг дали много веков назад те первые восходители из числа охотников или удальцов с шахнабадских ярмарок, ходивших с целью охоты или честолюбивого желания оказаться над известняковым забором — порисоваться перед посетителями ярмарки. Ибо куполок самой снежной вершинки не виден из Шахнабады, его можно рассмотреть лишь с упомянутых окружающих пяти массивов или с перевала Каранлыг.

А маршрут на вершину Шахдаг как раз такой, будто идешь через посты контроля к шаху на аудиенцию. Сначала — по ковру сухого травянистого лога под отвес стены. Из-под нее вдруг видишь слева крутую осыпь, и путь по ней неожиданно приводит как бы к потайной двери, которая видна издали — одноцветная розовая стена «накладывается» на такую же по другую сторону «двери». Войдя в «дверь», долго идешь по каньону, который простреливается камнями со стен сверху. Да и дно каньона — острый угол меж двух крутых осыпей. Затем — многочисленные переходы через бурный ручей в обход прижимов, потом — бараньи лбы и снежный склон. За ним — новый снежный взлет, а далее — еще один. Каждый из них кажется выходом уже на вершину, хотя в действительности это лишь очередной «пост проверки охраной шаха на пути к его приемной». Наконец небольшое понижение после снежного взлета, а после следующего такого же открывается вид на несколько густо стоящих известняковых перьев, как бы корона владыки, впрочем, невидимая с других вершин. И хотя в целом маршрут выглядит технически совсем не сложным, суть его — как бы пройти на прием к шаху через посты примитивных для альпинистов проверок.

Кстати, толкование упомянутым П. С. Рототаевым этимологии «Базар-дюзю» отличается еще большей нелепостью: «Базар — плоскость, дюзи — ровный (татар.)». Гора с плоской вершиной. Называют ее и Тикисар. Тики — высокий (татар.), cap — голова (арм.) (см. его же «Опыт топонимического словаря «горных» названий Кавказа» в ежегоднике «Побежденные вершины 1961–1964». М., 1966, с. 205).

Итак, самая южная точка России находится на ГКХ, у его ответвления на северо-восток в Ярудагско-Шахдагский отрог. Массив ниспадает крутыми иссиня-черными сланцевыми стенами и осыпями на юг и на восток, то есть в Азербайджан, а на север и на запад, то есть в Россию, в Дагестан — ледовыми стенами.

Массив имеет четыре вершины. Главная (4466 м) — на развилке от ГКХ и его северо-восточного отрога. Южная (3800 м) — целиком в Азербайджане. Центральная (4301) и Восточная (3952 м) — в северо-восточном отроге, причем, как и Главная, — точно на самой оси границы России с Азербайджаном.

По всей северной стене массива свисают в сторону России самые могучие на Восточном Кавказе, то есть восточнее горы Казбек, ледники. Так, висячий между Главной и Центральной вершинами Базардюзю ледник Тихицар (лезгинское «страшный холод», фиксирующее редкое попадание прямых солнечных лучей здесь под стену) имеет длину 1 км, ширину 150–200 м и толщину предположительно от 25 до 60 м. А ледник Муркар (лезгинское «лед под землей», что характеризует обильный обломочный со сланцевых отрогов материал поверх языка ледника) свисает на северной стене между Центральной и Восточной вершинами Базардюзю, имеет длину 2 км, ширину 300–400 м и толщину до 60 м.

Массив технически несложен, если иметь в виду путь к его высшим точкам, например, с перевала Каранлыг. Поэтому наверняка на Базардюзю бывали по крайней мере местные охотники из селения Куруш, может, даже много сотен лет назад. А полтора столетия назад документально зафиксированные первовосходители — русские топографы во главе с С. Г. Александровым — взошли в октябре, то есть в условиях горной зимы, на Главную Базардюзю.

Впервые по этому же маршруту специально запланированное НОЧНОЕ восхождение довелось совершить с 8 на 9 августа 1952 года автору этих строк, взявшему «для чистоты эксперимента» в качестве своих спутников трех чистейших новичков альпинизма, никогда не участвовавших в покорении вершин, Б. Н. Пономареву, Л. А. Власенко и А. А. Понятовского.

Именно мне же посчастливилось руководить первым ПОЛНЫМ ТРАВЕРСОМ в Базардюзю от перевала Каранлыг на перевал Вахчаг (3680 м) в попытке 7–9 сентября 1952 года полного прохождения Чехычайской Подковы — через все четырехтысячники над верховьями бассейна реки Усухчай.

Всего через три дня после этого, 12–13 сентября 1952 года, мною же было совершено первовосхождение ПО СЕВЕРНОЙ ЛЕДОВОЙ СТЕНЕ, и поныне никем не повторенное! — от восточного сланцевого «пальца», на котором мы вшестером ночевали, привязавшись к забитым в мелкослоистый сланец ледорубам, по стыку ледников Муркар и Тихицар на вершину Центральная Базардюзю, оттуда по ледовому плато на Главную Базардюзю и далее со спуском по северо-западной ЛЕДОВОЙ СТЕНЕ. Там случилось, на мучнистом снегу поверх натечного льда я сорвался, соскользнув на… 200 м вниз, и задержался ледорубом лишь в семи метрах над лезвием сланцевого гребня.

Впрочем, отделалчя я «пластической шлифовкой» охлажденных снегом кожи лица и кистей рук, а также отрывом хрящевого окончания правого локтя, и уже на следующий день, 15 сентября, во второй раз за сезон, взошел на Шахдад. 15 сентября прошел за день сплошным траверсом три вершины Тфана, а 16 сентября и ночью на 17 сентября взошел по южной стене на Кизилкаю и спустился в кромешной тьме по крупнокаменистой осыпи на перевал Кизилкая Восточная (3600 м). Результатом же «пластической шлифовки» кожи стало то, что и 52 года спустя, в мои 79 лет, она не допускает… старческих морщин!

А семнадцатью годами после 1952 года сборной командой Центрального Совета по туризму и экскурсиям ВЦСПС под моим руководством поставлена последняя веха первопрохождений на Базардюзю. Так, во второй моей попытке полного прохождения всех вершин вокруг бассейна реки Самур совершен первый ПОЛНЫЙ НОЧНОЙ ТРАВЕРС Базардюзю: с 10 на 11 августа 1969 года, с 50-килограммовыми рюкзаками, от перевала Каранлыг на перевал Вахчаг, то есть все тринадцать километров по водоразделу, являющемуся теперь границей между суверенными государствами Россией и Азербайджаном.

И затем, как и в сентябре 1952 года, повторили полное дневное похождение еще более юго-западных — западных вершин на ГКХ — Несендаг, Цал (лезгинское — «стена, отвес») и Рагдан (арабское — «послеобеденная молитва»), но уже со спуском на перевал Чарын (3710 м) — на самую-самую южную точку России в ее так называемой Чехычайской Подкове, а с нее — ПОЛНЫМ прохождением каньона Чарын на север вернулись в долину реки Усухчай!..



А. И. Войцеховский
«ВТОРЫЕ» ТУНГУССКИЕ МЕТЕОРИТЫ?

Космос продолжает испытывать многострадальную Сибирь на прочность. Еще не совсем забыт Тунгусский метеорит, превративший в «мертвую» зону огромную территорию в Восточной Сибири, а совсем недавно в этих же местах зарегистрированы падения новых космических объектов. Чтобы не быть голословным, в качестве примера ниже мы поведем разговор о двух таких падениях…

О первом из них рассказано в статье И. Яловца, опубликованной в газете «На грани невозможного» № 22 (301) за 2002 г. под названием «Легенда омского «дива». Суть этой статьи заключается в том, что местные исследователи природы небесного объекта, упавшего возле одной из омских деревень, пришли к выводу, что, возможно, она одинакова с загадкой Тунгусского феномена…

Это событие произошло в июне 1990 г. над деревней Чукреевка, когда в небе вспыхнул ярко светящийся шар. Пролетев по низкой траектории и едва не задев крыши домов, он попал в копну сена и поджег ее. Вспыхнуло яростное пламя. Кратера на месте падения не было обнаружено. Слабый след, рытвина и бесформенные обломки «шлака», густо усеявшего землю на расстоянии до 30 метров вокруг, вот и все, что удалось обнаружить.

Странное дело, но Чукреевский метеорит при падении на землю должен был быть теплым, в крайнем случае горячим, но не раскаленным шаром. Однако наблюдатели утверждают, что видели именно огненный шар. Если предположить, что скорость полета у объекта была такой, что он раскалился, то вызывает удивление, что никто из очевидцев не слышал гула полета и грохота при падении…

Уфологи, ссылаясь впоследствии на поразительные аномалии, наблюдаемые на месте катастрофы, сразу же заявили, что здесь потерпел аварию НЛО. Другие же, более материалистически настроенные исследователи, такие, как, например, члены кружка «Аномальные явления на Земле и в Космосе» и их руководитель — директор Омского планетария В. Н. Крупко, с высказанными экстравагантными гипотезами соглашаться не спешили, хотя сами убедились в существовании аномальных явлений.

Кстати, ознакомимся с двумя странностями, обнаруженными, например, на месте падения метеорита… Первая из них — это биологическая: на следующий год трава на этом месте выросла высотой до 2,5 метра, а ее стебли достигали толщины 7 сантиметров. Вторая — временная: за три часа пребывания в эпицентре падения часы отстали на целых… две минуты.

Словом, загадок упавший объект принес немало. Но нужно отдать должное местным исследователям, которые, оставив экзотику в стороне, занялись более прозаическими вещами…

Во-первых, они определили границы и конфигурацию участка, по которому были разбросаны обломки объекта. Оказалось, что конфигурация по своей форме вполне соответствует типичной картине разрушений при падении низколетящего небесного тела. «Эта форма напоминает крыло бабочки. Так что у нас получился классический вариант», — рассказывали некоторые члены исследовательской группы.

Во-вторых, собранные с места падения образцы «шлака» были переданы в технический университет, где на лазерном анализаторе ЭМАГ-2 провели их масс-спектральный анализ.

Результаты были необычными и поразили всех. Оказалось, что наряду с большим содержанием оксидов Al, Mg и Si в образцах обнаружено необыкновенно много Са и К. Особенно много было К, что говорило о том, что в такой большой концентрации он нигде не встречается на Земле. Отсюда следовал вывод: АНАЛИЗИРУЕМЫЙ МАТЕРИАЛ ИМЕЕТ ВНЕЗЕМНОЕ ПРОИСХОЖДЕНИЕ, НО НИ ПО СТРУКТУРЕ, НИ ПО СОСТАВУ ОН НЕ ПОХОЖ НА МЕТЕОРИТНОЕ ВЕЩЕСТВО…

Далее приводим отрывок из статьи И. Яловца:

«Исследователи пошли дальше… В 2000 г. образцы из Чукреевки были отправлены известному авторитету в области планетарной геологии профессору П. В. Флоренскому в Москву. Он хорошо знаком с уфологами из Омска и даже руководил одной из экспедиций.

Исследования по его просьбе проводил Е. В. Дмитриев из конструкторского бюро «Салют», которое принадлежит Государственному космическому научно-исследовательскому центру им. М. В. Хруничева. Через несколько месяцев пришел ответ: «ТО, ЧТО УПАЛО У ЧУКРЕЕВКИ, — СУБТЕКТИТ, УНИКАЛЬНОЕ С НАУЧНОЙ ТОЧКИ ЗРЕНИЯ ВЕЩЕСТВО, — ОСКОЛОК КОМЕТЫ. Точнее сказать, вещество, доставленное к Земле кометой. Здесь от нее оторвался кусок, он был притянут гравитацией и упал, подобно метеориту».

Конечно, это был потрясающий результат анализа чукреевских образцов, в частности еще и потому, что он наглядно подтверждал мнение некоторых ученых-исследователей о загадочной природе Тунгусского метеорита.

Приведем еще один отрывок из обсуждаемой статьи, который излагает гипотезу упомянутых выше ученых:

«…Это было ядро старой кометы. Она много раз пролетала мимо Солнца и растеряла весь лед. Остались лишь твердые куски, слипшиеся воедино, но не очень прочно сцепившиеся между собой. В атмосфере ядро разрушилось, а отделившаяся ударная волна сокрушила все, учинив на огромной площади лесоповал в виде «бабочки».

Предполагалось, что остатки космического гиганта ушли в болота. Л. А. Кулик, который в 1927 г. возглавил экспедицию Академии наук СССР, увидел здесь несколько десятков воронок, чрезвычайно похожих на лунные кратеры, и начал раскопки. НО НАШЕЛ ЛИШЬ ОБЛОМКИ ПОРОДЫ ДА КАКИЕ-ТО КУСОЧКИ, ПОХОЖИЕ НА СТЕКЛО. ОН УПОМЯНУЛ ОБ ЭТОМ В ДОКУМЕНТАХ, НО ФАКТИЧЕСКИ НЕ ОБРАТИЛ НА НАХОДКУ ВНИМАНИЯ, НЕ ИССЛЕДОВАЛ И НЕ ПРОКОММЕНТИРОВАЛ. Ведь и он, и те, кто приходил после, искали остатки железного или каменного метеорита…

Стоит допустить кометную доставку тектитов и субтектитов на Землю, утверждают приверженцы рассмотренной выше гипотезы, и все становится на свои места: «ФРАГМЕНТЫ ТУНГУССКОГО МЕТЕОРИТА ДАВНО ОБНАРУЖЕНЫ!..»

Теперь расскажем о втором падении…

Еще один таинственный космический объект достиг земной поверхности в районе реки Витим. Это произошло в ночь с 24 на 25 сентября 2002 г., когда жители Бодайбинского района Иркутской области стали свидетелями необычного небесного явления. По словам очевидцев, над их головами стремительно пронесся и упал в тайгу возле поселка Балахнинский странный светящийся объект. Падение сопровождалось мощным подземным толчком и сильным грохотом. После этого в зоне «приземления» небесного феномена наблюдались свечения.

Бодайбинский район труднодоступен. Тайга раскинулась во все стороны на сотни километров. Проехать туда на автомашине или даже на вездеходе практически невозможно. Особенно осенью и зимой, когда в этих местах выпадает снег. Однако на поиск новой небесной «посылки» или так называемого Витимского метеорита были снаряжены специальные научные экспедиции, но об этом несколько позже…

Жители окрестных поселков Бодайбинского района рассказывают, что пронесшаяся над ними «светящаяся глыба» не успела их даже напугать, так быстро и неожиданно все это произошло. Например, вот что рассказывал спустя некоторое время житель Бодайбо Петр Иванович Марков:

«Как будто огненный камень просвистел. Был слышен сильный грохот, на несколько километров валил черный дым. В сопках, куда он упал, до сих пор время от времени что-то вспыхивает. Страха не было, только ноги как-то онемели, и состояние оцепенения нашло. В тайгу, куда все улетело, не ходили и никому не советуем. Чего там делать?»

Причина такой осторожности местных жителей вполне понятна. Но объясняется она отнюдь не труднопроходимостью осенне-зимней тайги, а совершенно другими причинами…

Вспомним, что примерно 100 лет тому назад именно в этих диких краях упал и взорвался Тунгусский метеорит. Мощность его взрыва, как известно, вполне сопоставима с хиросимским ядерным. Ученые многие годы искали вещество и осколки метеорита, но, к сожалению, ничего не нашли. Местные шаманы наложили на всякий случай запрет на посещение «нехорошего» места. Этот негласный закон многие чтят и по сей день.

Наиболее распространенной и одновременно бездоказательной остается версия о том, что в 1908 г. Землю посетили «пришельцы» из иных галактик, а сейчас, в 2002 г., они вернулись снова… Недаром в том районе уже почти 100 лет наблюдают какие-то светящиеся объекты или другие странные явления. Именно поэтому среди местных жителей все явления, связанные с новым падением небесного пришельца, стали именоваться «вторым» Тунгусским метеоритом…

Вначале зону происшествия посетили представители местного управления гражданской обороны и чрезвычайных ситуаций. Они зафиксировали повышение радиационного фона до 30 микрорентген, в то время как установленная безопасная норма составляет 15–16 микрорентген. Как сообщали медицинские работники, в то время в ближайших Мамско-Чуйском и Бодайбинском районах возросло число различных заболеваний.

Например, уже на второй день после взрыва к ним начали обращаться местные жители по поводу ломоты в суставах. Через три дня появились больные с высоким давлением, а неделю спустя — с почечной недостаточностью. В течение трех месяцев пик заболеваемости пошел на спад, самочувствие у большинства пациентов улучшилось. Однако с началом таяния снега жалобы на здоровье снова возобновились. Люди уверяли, что стали жертвами падения Витимского метеорита, рассеявшего вокруг радиацию, и даже стали покидать обжитые места.

Как стало известно, первоначальное сообщение о падении метеорита в октябре оказалось ошибочным. Об этом свидетельствует рукописное письмо бодайбинской мэрии, отправленное 3 октября 2002 г. в Иркутск:

«Не зная, куда обратиться, мы, жители г. Бодайбо и поселка Балахнинский Бодайбинского района, в большом телефонном справочнике нашли ваш номер телефона-факса. Просим сообщить информацию о явлении, которое мы наблюдали…

В ночь с 24 на 25 сентября 2002 г. в 1 час 50 минут жители г. Бодайбо и пос. Балахнинский наблюдали падение неопознанного тела. Скорость огромная, тело горящее. Вся местность была освещена очень ярко. При соприкосновении тела с поверхностью земли ощущался сильный удар. Земля дрожала, как при землетрясении…

Из опасения радиоактивных излучений жители не очень любопытны. И вот вечером 1 октября 2002 г. в месте падения этого неизвестного тела многие жители наблюдали цветное свечение атмосферы».

Если бы к северу от Бодайбо не наблюдалось полярное сияние, никакого послания от местных жителей не было бы и ученые еще долго бы ни о чем не узнали. Правда, в здешних краях иногда наблюдаются полярные сияния, но это происходит, во-первых, только иногда, а во-вторых, это происходит, как правило, не раньше декабря. После приведенного письма постоянные звонки и запросы из всех концов света начали поступать в Институт солнечной и земной физики Сибирского отделения РАН (ИСЗФ СО РАН).

Директор этого института Гелий Жеребцов не стал ни подтверждать, ни опровергать распространенные среди местных жителей гипотезы о «пришествии инопланетян». По его словам, упавший в тайгу небесный объект может оказаться, например, крупным метеоритом или представителем авиационно-космической техники. Пока, как считал Г. Жеребцов, рано было делать какие-то выводы…

И здесь в газете «На грани невозможного» № 3 (308) за 2003 год появляется статья-интервью Наталии Лесковой под названием «Ночь болида», в которой говорилось о том, что недавно из тайги вернулась экспедиция, которую возглавлял Сергей Язев, старший научный сотрудник ИСЗФ СО РАН и директор обсерватории Иркутского государственного университета. Он рассказал много интересного об этом событии…

Следует отметить, что уже в то время вся информация о падении метеорита стала концентрироваться в руках зам. директора института, член-корреспондента РАН В. М. Григорьева. Кстати, в его кабинете и было принято решение об организации в конце октября 2002 г. разведывательной экспедиции под руководством С. Язева.

К этому времени стали поступать первые объективные свидетельства. Например, на английском сайте в Интернете было обнаружено сообщение о том, что искусственным спутником ВВС США был зафиксирован яркий болид над ночной Сибирью. Там же были указаны координаты двух точек его траектории. Одна из них была промежуточной, а вторая — конечной. Последняя находилась, примерно, в 56 километрах к северо-западу от Бодайбо. Мощность взрыва, по оценке американцев. составляла 200 тонн тротила, и произошел он на высоте около 30 километров.

Почти через месяц после описываемых событий, то есть 22 октября, экспедиция С. Язева, в которую кроме него входил сотрудник астрономической обсерватории ИГУ Дмитрий Семенов, самолетом добралась до таежного поселка Мама, где было взято интервью у первого очевидца падения метеорита Сергея Хамидулина:

«Мы с женой в ту ночь ловили рыбу на Кудимских островах (5–6 километров ниже Мамы по реке Витим). Была сплошная облачность, накрапывал дождь. Вдруг стало совсем светло, как днем. Затем из облаков «вышел» объект, казалось, что он летит низко.

Свет от него был, как от сварки, но смотреть было можно, глаза не резало. Угловые размеры диска — меньше полной Луны. Шар крошился (сыпались искры). Во время полета слышался звук — шуршание. Объект перелетел через Витим и ушел за гору на северо-востоке (азимут точки «ухода» — 30–40 градусов). Свет исчез после того, как объект скрылся за горами. Через 1–1,5 минуты раздался раскатистый грохот. Ударной волны и сотрясений не было».

После этого в мэрии Мамы побывало еще несколько свидетелей. Вот что они рассказывали…

Второй очевидец В. И. Ведешин, дежурный на лодочной станции:

«Дунул сильный ветер, одновременно возникло сильное свечение в небе. Цвет белый, и как будто иззелена. Было больно смотреть. Тут же появился летящий светящийся шар, он улетел за гору в сторону Максимихи».

Третий очевидец Е. Д. Чечиков в ту ночь тоже ловил рыбу на реке Витим:

«Когда возникло свечение, было так страшно, что мы упали на землю. Потом, когда свечение прекратилось, пришли звуки от взрыва. Был слышен взрыв, потом еще два небольших, тихих, почти без промежутка».

После этого появились трое девятиклассников, которые в «ночь болида» оказались на горе, находящейся в двух километрах от поселка Мамы. Ребята вместе с собакой собирали шишки по кедровому стланику и остались ночевать в находившейся здесь избе. Первым из ребят рассказывал Толя Никишин:

«В 22 часа пошел снег. Мы сидели втроем в избе, я дежурил у печки. Вдруг собака заскулила — мы выпустили ее на улицу. Все проснулись, взяли палки — думали, медведь. На улицу не выходили.

Вдруг через окно стало видно, что на улице возникло свечение. Цвет — белый, потом перешел в красный и белый. Все продолжалось несколько секунд. На часах был 1 час 50 минут. Прошло еще 2–3 минуты. Мишка говорит: если это метеорит, должен быть «бабах». И тут как раз толчок произошел. Нас так тряхануло, аж печка подлетела. Мишка лежал на кровати, так его от стенки откинуло малость. Через 10 минут вышли из избы — темно, ничего не видно».

Двое других ребят — Миша Серов и Амиран Василишин — рассказали почти все то же, что говорил их друг. Новым были лишь две детали: «копоть на небе» и «жужжание».

В поисках новых свидетелей члены экспедиции продвигались все ближе и ближе к месту, над которым взорвался метеорит. Очередной очевидец, глава поселка Витимский; поведал такое о болиде:

«Тряслась земля, было от 2 до 6 затухающих ударов. Говорят, что на Тахтыге сломы деревьев на большой высоте. По словам Сергея Леонова, главного инженера ДРСУ, люди видели шар с хвостом, размером с Луну…»

Экспедиции удалось с большим трудом добраться до проекции на землю второй (конечной) точки траектории полета болида, как по долготе, так и по широте. Эти параметры замерялись прибором GPS. Об итогах этого посещения сам Сергей Язев рассказывает так:

«Наш «улов» составил около десятка сломанных на большой высоте сосен и веток. Сломанные деревья располагались на расстояниях 100–150 метров друг от друга. Следов действия воздушной волны не было».

Члены состоявшейся экспедиции высказали предположение, что летом имеются шансы обнаружить следы падения крупных фрагментов болида и даже, может быть, сами фрагменты, исследуя склоны высоких гор, обращенных навстречу направлению полета болида.

Автор статьи Н. Лескова, подводя итоги рассказу С. Язева, пишет:

«…Местоположение эпицентра взрыва, по-видимому, первоначально было оценено не точно. Сделано предположение, что эпицентр зоны поражения лежит восточнее (возможно, юго-восточнее) предварительно указанной спутником точки, в районе между реками Большая Северная и Тахтыга.

После окончания охотничьего сезона (выхода из тайги охотников) район поражения будет уточняться. Уже сейчас выяснено, что минимальный диаметр такого района составляет не меньше 25 километров. Уровень радиации (по гамма-излучению) оказался в пределах природного фона…»

Так что же упало в тайгу в районе реки Витим — метеорит, входящие в земную атмосферу фрагменты ракеты-носителя или космического аппарата, а может быть и… НЛО? Получить ответы на все эти вопросы старались все последующие экспедиции, состоявшиеся в 2003 г. Постараемся кратко познакомиться с результатами и сведениями, полученными их членами…

В конце апреля 2003 г. в зоне падения побывали сотрудники КМЕТа РАН, а в третьей декаде мая 2003 г. на поиски следов Витимского метеорита отправилась 145-я экспедиция научно-исследовательского объединения «Космопоиск», руководителем которого являлся достаточно известный Вадим Чернобров.

Публикации в российских СМИ: журнал «Итоги» (С. Кривошеев), газеты «Аргументы и факты» (Д. Писаренко), «Мир Зазеркалья» (Д. Кунцева), «Награни невозможного» (рубрика «Новости космонавтики») и «Мир новостей» (редакционная статья), а также доклад В. А. Черноброва «Итоги экспедиции «Космопоиска» по поиску Витимского космического тела в Иркутской области», с которым он выступил на XXVI Зигелевских чтениях в доме культуры АЗЛК 16.11.2003 г., представили достаточное количество информации о вышеуказанных экспедициях и полученных ими основных результатах.

Средства на экспедицию КМЕТа выделило Сибирское отделение РАН. Это позволило шестерым ее участникам с большими трудностями пробраться в уже известный по осеннему походу иркутянина С. Язева район. Здесь участники экспедиции в слоях снега, лежавшего на вершинах местных гор, пытались найти осевшие на землю космические частички из дымно-пылевого следа Витимского болида.

Чтобы представить, в каких условиях это происходило, скажем, что подниматься на вершины гор без охотничьих лыж было невозможно. Слой снега достигал полутора метров, а хрупкий наст мог держать исследователей только по утрам. Одолжив у местных охотников лыжи, обитые оленьим мехом, члены экспедиции поднялись на голец — безлесую вершину одной из гор. Там они взяли из самого глубокого слоя снега, выпавшего еще до падения болида, снежные пробы, каждая из которых весила по 6–8 килограммов.

За неделю работы в тайге было взято 13 проб снега, которые затем были растоплены, а вода процежена под давлением сквозь специальные фильтры. На фильтрах были обнаружены микроскопические полые шарики неизвестного происхождения.

Анализ, проведенный в Иркутском институте геохимии РАН, показал, что в состав этил, шариков входят железо, калий и натрий — элементы, которые в данной местности обычно не встречаются. Это обстоятельство позволяет предположить, что в руках исследователей, вероятней всего, оказались частицы болида…

Что касается экспедиции «Космопоиска», в составе которой было 12 человек, то ее преследовали гораздо большие трудности…

Во-первых, она длилась вместо двух недель целых шесть, продолжительное время ее участники не выходили на связь, и, поскольку о судьбе экспедиции ничего не было известно, местные власти были вынуждены объявить о ее гибели в тайге.

Во-вторых, у экспедиции появились «недоброжелатели», которые распространяли о ней различные измышления: якобы она не имеет соответствующих документов РАН на проведение исследований, якобы ее члены нашли в тайге много золота, что требовало ее задержания органами местной милиции, а также некоторые другие похожие, но нелепые слухи.

И только 25 июля 2003 г., когда члены экспедиции после благополучного выхода из тайги вернулись в Москву, разные СМИ распространили сенсационные известия — экспедиция «Космопоиска» не только благополучно достигла пункта назначения, но и нашла центр взрыва Витимского метеорита…

Вот что рассказывает о достижении предполагавшегося (по данным, представленным американским NASA) места взрыва Витимского метеорита руководитель экспедиции В. Чернобров:

«В указанной точке лес оказался девственно чистым. Сделав собственные расчеты, мы приняли решение двигаться на юго-восток и уже через несколько дней заметили первые изломанные деревья».

Это произошло 29 мая 2003 г. в 60 километрах от поселка Мама. Как говорят члены экспедиции, именно тогда им удалось первыми обнаружить эпицентр воздушного взрыва Витимского метеорита. Как оказалось, в нем все поразительно напоминает старые кинокадры о последствиях Тунгусского взрыва 1908 г. Больше того, это место оставляло гнетущее впечатление. Это была «мертвая зона», из которой ушли животные, в ней не было даже клещей и комаров.

Эпицентр имеет форму неправильного эллипса. В нем, на территории 10 x 6 километров, наблюдается сплошной вывал леса, а площадь 3 x 2 километра поражена сильным пожаром. Но при этом непонятно, почему одни деревья оказались обожжены, а другие стоят целыми и невредимыми…

Лучевой ожог деревьев на вершинах местных гор прослеживается на расстояние до 10 километров, в то время как верхушки отдельных деревьев сбиты взрывной волной на расстоянии до 50 километров. Там же визуально было обнаружено около 20 воронок, диаметр которых тоже достигал около 20 метров. При аэроразведке, проведенной с помощью вертолета, любезно предоставленного экспедиции одной местной организацией, было выявлено еще около десятка воронок, необследованных с земли.

«Это дало нам возможность, — продолжает В. Чернобров, — предположить, что тело разорвалось в атмосфере на множество кусков. Взрыв произошел на высоте 5 километров, при этом из-за горного ландшафта возник кумулятивный эффект — эпицентр взрыва оказался над землей.

Мы считаем, что упавший в тайге болид был не метеоритом, а кометой. Об этом свидетельствует целый ряд признаков, в первую очередь — радиация. При падении метеоритов уровень радиоактивности не возрастает, а в данном случае он повысился в два раза».

Помимо сказанного, В. Чернобров считает, что взорвавшееся небесное тело или комета представляло собой ледяную глыбу с вкраплениями каменных пород и песка. Если предположение о комете подтвердится, то Витимское тело станет первой зафиксированной кометой, столкнувшейся с Землей.

Основное количество кометного вещества, упавшего в воронки, было ледяным. К моменту проведения экспедиции большая часть его уже растаяла, поэтому собрать его твердые «остатки» удалось только в одном случае. Экспедиция «Космопоиска» передала ученым Москвы, Томска и Новосибирска для проведения анализа найденные образцы вещества «кометы», в том числе и обнаруженные в ветвях деревьев инородные вкрапления, осколки и пыль.

Снег, который членам экспедиции пришлось употреблять вместо воды, имел горький вкус, что, по-видимому, связано с наличием какого-то постороннего вещества. Следует вспомнить, что после падения Тунгусского метеорита в 1908 г. местные эвенки говорили, что снег в тайге стал горьким. Однако тогда ученые не обратили никакого внимания на это обстоятельство.

Результаты первых анализов воды показали, что она содержит тритий — радиоактивный изотоп водорода. Вот как комментирует этот момент научный сотрудник Института общей физики РАН Руслан Саримов:

«Тритий встречается в природе, но его концентрация обычно в сотни раз меньше. Такое содержание вещества можно найти лишь в районах атомных электростанций. Во взятых пробах воды обнаружены кобальт и селен — вещества, которые в земных условиях очень быстро распадаются. Похоже, упавшее тело накапливало в себе радиоактивные вещества, путешествуя по космическим просторам».

В составе одного привезенного образца обнаружено аномальное количество слаборадиоактивных изотопов кобальта и цезия. Содержание этих изотопов оказалось завышенным не менее чем вдвое. Указанные вещества в таком количестве не могут присутствовать в пробах земного вещества. Так как найденные образцы могут быть привнесены на Землю только извне и они присутствуют только в районе взрыва и по траектории пролета Витимского тела, то эти образцы, видимо, и являются его частью. Но экспедиция «Космопоиска» установила, что это тело не было железосодержащим.

Кстати, поиски «Космопоиска» в эпицентре взрыва были затруднены погодными условиями, температура воздуха колебалась от -15 градусов ночью до +45 градусов днем. Члены экспедиции подвергались воздействию метелей, жары и затяжных дождей. В местной тайге бессметное количество комаров и клещей. Кроме того, там много и медведей, которые постоянно сопровождали продвижение группы…

К сожалению, некоторые «официальные ученые» из Иркутска скептически настроены по отношению к независимым коллегам из «Космопоиска». Вскоре после возвращения членов экспедиции в Москву против них поднялась контрпропагандистская волна, инициированная одним иркутским «бюрократом от науки», которая ставила под сомнение полученные экспедицией результаты.

В различных источниках СМИ утверждалось, что указанные «Космопоиском» «координаты не соответствуют данным о трассе полета, полученным от американцев», «эпицентров не может быть два и более», «повышения радиации не было, как не было и воздействия на здоровье местных жителей» и т. д. Утверждалось также, что «настоящий эпицентр найдут в месте, указанном американцами».

Чтобы ответить на все эти вопросы и проблемы, мы приведем часть публикации из «Новостей «Космопоиска» в газете «На грани невозможного» № 22 (327) за 2003 г.:

«…Однако действительность полностью доказала как раз все с точностью до наоборот: новые группы, в больших количествах хлынувшие на поиски упавшего «метеорита», ничего (кроме описанных «Космопоиском» эпицентров) не обнаружили, а в указанном американцами районе не нашли вообще ничего (кроме двух круглых озер, уже заснятых на фото- и видеопленки, по поводу которых члены нашей экспедиции вынесли вердикт: озера не метеоритного происхождения).

Даже тот самый печально прославившейся «бюрократ от науки» был вынужден в интервью заявить, что «американские данные о направлении падения скорей всего не верны», что «эпицентров было несколько» и т. д., то есть фактически повторил нашу версию (ту самую, которую «научно» критиковал за месяц до этого), но без ссылок на «Космопоиск».

Независимые исследователи подтвердили и остальные предположения, озвученные «Космопоиском»: в привезенных пробах действительно оказались слаборадиоактивные элементы, попавшие на Землю из космоса, которые просто обязаны были привести к повышению радиоактивного фона (Он держался там до двух месяцев после взрыва Витимского тела. — А. Я.), и к ухудшению здоровья местного населения (впрочем, последний документально подтвержденный факт до сих пор упорно «не замечается» по понятным причинам)…»

Нужно сказать прямо, что объективно назрела необходимость в организации повторной экспедиции в уже найденные «Космопоиском» эпицентры взрыва Витимского тела. Там необходимо не только взять пробы, но и всесторонне изучить данную местность с учетом и пожеланиями всех ученых, независимо от их научных взглядов на природу Витимского метеорита или кометы.

Поскольку карта-схема пролета Витимского тела, которая отличается от ранее принятой, а также аэро- и видеосъемка района взрыва имеется только у объединения «Космопоиск», вполне понятно, что обсуждаемая экспедиция невозможна без его членов, бывших участников состоявшейся экспедиции, которые будут выступать в качестве проводников.

Дело в том, что найденные ими воронки на месте взрыва Витимского метеорита находятся на расстоянии 10–20 километров от указанного американцами места и расположены они на совершенно новой трассе полета.

Итак, у нас имеются все шансы найти ответ на загадки и тайны воздушного взрыва Витимского тела, которое по своим свойствам, признакам очень напоминает то, что произошло на Подкаменной Тунгуске в июне 1908 г. В связи с тем, что это грандиозное по масштабам событие произошло относительно недавно, мы имели возможность попасть в его эпицентр спустя год, а не через 19 лет, как это было в случае с Тунгусским метеоритом.

Однако нужно прямо сказать, что пока что сделано недостаточно для понимания причин происшедшего на Витиме взрыва, и если нужные исследования не будут продолжены в ближайшее время, «по свежим следам», то разгадка витимской тайны, как и тайны тунгусской катастрофы, имеет все шансы затянуться на многие годы, чуть ли не на целое столетье!..


P.S. К ПУБЛИКАЦИИ «КТО ВНУТРИ ЗЕМЛИ?..»

Материалы о «полой» Земле были написаны и представлены мной в издательство «Знание». В декабре 2004 года первая часть работы «Кто внутри Земли?..» появилась в № 4 журнала «Знак вопроса», ее автору оставалось только ждать выхода в свет заключительной части…

Однако именно в это время мне удалось ознакомиться с несколькими новыми публикациями. Это статья академика РНАН Евгения Воробьева «Подземный мир» (газета «Оракул» № 3 (132) за 2005 г.); статья Геннадия Николаева «Жертвы петли времени» (газета «Мир Зазеркалья» № 24 (175) за 2004 г.) и наконец статья Антона Сторожука «Прорыв к чреву планеты» (снова газета «Оракул» № 10 (115) за 2003 г.). Содержащаяся в них информация послужила поводом для написания данного «постскриптума».

Е. Воробьев начинает с изложения нового и неизвестного для меня события, которое имеет, как оказывается, тесную связь с некоторыми другими подобными фактами, изложенными в моих книгах «Загадки Бермудского треугольника и аномальных зон» (издательство «Вече», 2000 г.) и «Загадки острова Пасхи» (издательство «Вече», 2001 г.).

В статье «Подземный мир» говорится:

«В 2003 году в Подмосковье в окрестностях Солнечногорска произошло загадочное событие: в озере Бездонное (одно название чего стоит!) водитель Верешенской сельской администрации Владимир Сайченко обнаружил спасательный жилет ВМС США с идентификационной надписью, согласно которой вещь принадлежала матросу Сэму Беловски с эсминца «Колуэлл», взорванного террористами 12 октября 2000 года в Аденском порту. Тогда погибли четыре матроса, а десять пропали без вести — в том числе и Беловски.

Как спасательный жилет из Индийского океана мог попасть в озеро, затерявшееся на просторах Центральной России, преодолев за три года четыре тысячи километров?..»

А вот событие, происшедшее на Севере летом далекого 1913 г., изложенное в моей книге о Бермудском треугольнике:

«…Небольшой русско-английский отряд кораблей совершал учебный поход между Землей Франца-Иосифа и Новой Землей. Искровой телеграф русского крейсера «Диана» внезапно стал принимать бессвязные и панические сигналы от идущего сзади, почти в кильватере, английского дредноута «Елизавета». Минуты через полторы гигантское стальное судно, бешено вращаясь, исчезло в огромном водовороте… Ни моряки на «Диане», ни корабли и экипажи других кораблей толком не успели понять, что и почему произошло.

Капитан «Дианы» по этому поводу сделал в своем судовом журнале такую запись:

«Это было нечто ужасное, не поддающееся описанию. Дредноут новой постройки, способный выдержать любую качку и успешно показавший свои ходовые качества в южных и северных морях, не однажды побывавший в штормах, ушел под воду со всей командой у нас на глазах, без малейшей надежды на спасение».

Четыре уцелевших судна, резко увеличив ход, ушли подальше от гигантского водоворота, поглотившего «Елизавету». Вернувшись спустя некоторое время на место трагедии, отряд кораблей, а также прибывшие сюда спасательные суда не обнаружили никаких следов затопления дредноута, которыми обычно сопровождаются все морские катастрофы.

Спустя немного времени первая мировая война заставила все великие державы забыть о недавней катастрофе. Но уже в 1920-е годы о событиях в Баренцевом море вспомнили и моряки, и ученые. На западном побережье Австралии экипаж торгового парохода «Джордж Каслин», высадившись на берег, нашел у жителей прибрежной деревушки спасательный круг с… английского дредноута. Местные рыбаки вспомнили, что его выбросило волной на их берег в середине 1914 года…

Но самым странным в данном случае является то, что экипаж одного из британских судов обнаружил остатки корабельного имущества «Елизаветы» еще и на… Западном побережье США. По воспоминаниям очевидцев, они попали туда примерно в то же время, что и спасательный круг с дредноута на австралийский берег…»

Приведем еще один отрывок из цитируемой книги:

«…Известно, например, что в 1788 году обломки парусного брига «Астория», потерпевшего крушение как раз вблизи тех мест, где был найден спасательный круг «Елизаветы», были подобраны русскими поморами неподалеку от места гибели этого британского дредноута. Причем останки «Астории» всплыли в тысячах миль от места ее гибели, спустя почти год…»

И, наконец, изложим еще один странный факт подобного рода, о котором говорится в моей книге об острове Пасхи… В конце 80-х годов прошлого века австралийская экспедиция, руководимая профессором Р. Майерсом и двумя его помощниками У. Роудсом и Ю. Лонгвеллом, раскапывала на острове Пасха небольшое болотце. Каково же было их удивление и изумление, когда в раскопе они наткнулись на… останки средневекового рыцаря, сидевшего на коне.

Благодаря консервирующим свойствам болотного торфа, всаднику и его коню удалось хорошо сохраниться. Судя по рыцарским доспехам, всадник являлся членом Ливонского ордена, существовавшего в XII–XVI веках. В кошельке, имевшемся у всадника, были найдены три золотых венгерских дуката чеканки 1326 года!.. Возникает законный вопрос: откуда на острове Пасха, открытом европейцами лишь в 1722 году, появился одетый в доспехи рыцарь, восседавший на коне?..

Каждому из приведенных выше фактов давалось учеными или специалистами то или иное объяснение. Так, например, члены английского адмиралтейства объясняли находки коварными океаническими течениями, которые разбросали все, что осталось от погибшего дредноута «Елизавета», по разным частям света.

Автор статьи о находке на острове Пасхи, опубликованной в альманахе «НЛО» в 1997 г., объяснял ее такими причинами:

«…Можно предположить, что… рыцарь Ливонского ордена где-то после 1326 года… в Европе попал в стрессовую ситуацию, грозившую ему смертью… Его нервное напряжение достигло кризисной величины… Вот тут и включился механизм защитной реакции организма и вынес рыцаря из опасного места. Но попал он прямо в болото, да еще за десятки тысяч километров — на остров Пасхи… Очнувшись в трясине, воин, находившийся еще в пылу боя, не мог сразу сориентироваться в новой обстановке и погиб, не осознав, что с ним случилось…

В то же время Г. Николаев считает, что этот же факт свидетельствует: между прошлым и настоящим существует материальная связь. Скорее всего, подобная связь выражается в виде особых энергетических полей. В этом случае, как пишет Г. Николаев, происходит нечто подобное:

«…Время не хоронит события, оно держит их в себе и передает из эпохи в эпоху по каким-то физическим коридорам. Что же это за коридоры?



Глобальная схема подземных тоннелей древних цивилизаций 
 (из газеты «Оракул», № 3 (132), 2005 г.)

Наиболее реальной представляется гипотеза физиков, считающих, что на Земле имеются зоны временных разломов. В этих местах прошедшее и будущее как бы смыкаются и передают друг другу информацию, что сопровождается переносом огромного количества энергии, которая порой захватывает и материальные тела.

Возможно, кроме гигантских временных разломов есть разломы помельче, с локальным полем захвата, энергия которых не может долго удерживать материальные тела и возвращает их в свое время. Данная гипотеза объясняет многие загадочные случаи…»

И только Е. Воробьев, как мне кажется, более просто и, самое главное, более правильно отмечает истинную причину всех трех приведенных нами загадочных событий. Систематизация и анализ этих и подобных им фактов, говорит только об одном: О СУЩЕСТВОВАНИИ ГЛОБАЛЬНОЙ СЕТИ ТОННЕЛЕЙ, ПРОТЯНУВШЕЙСЯ НА ТЫСЯЧИ КИЛОМЕТРОВ НЕ ТОЛЬКО ПОД ЗЕМЛЕЙ, НО И ПОД ВОДОЙ.

Именно об этом мы подробно говорили в журнале «Знак вопроса» № 4 2004 г. и № 1 2005 г. Грандиозная сеть циклопических тоннелей, имеющих совершенную конструкцию, была, видимо, сооружена в непостижимой для нашего ума древности. Подземные тоннели, как считают специалисты, пересекают все материки и континенты Земли, а также достигают как Северного, так и Южного полюсов. Кто были строители и зачем создавались указанные подземные тоннели, увы, мы сегодня не знаем…

На основе проведенных исследований ученые нашей страны, как пишет Е. Воробьев, составили глобальную схему подземных тоннелей древних цивилизаций, с которой мы, воспроизведя ее, и знакомим любопытных читателей произведения «Кто внутри Земли?..»

Наша цивилизация посылает космические аппараты к планетам Солнечной системы и даже за ее пределы. А вот в отношении изучения планеты, на которой мы живем, дела обстоят значительно хуже. Мы сделали только первые робкие шаги к центру нашего собственного мира. Почему так происходит?..

Ответ, как мне кажется, дал американский ученый-планетолог из Калифорнийского технологического института Давид Стивенсон:

«…Мы знаем о строении подземного царства до обидного мало. Чем глубже — тем меньше. Наши познания о глубинных слоях земной материи и механизмы работы планеты во многом условны. Вся информация получена из косвенных источников: сейсмологических исследований земной коры, гравитации. Земное ядро просто переполнено волнующими тайнами… Однако достоверных сведений на этот счет нет…»




ДОСТАТОЧНО БЕЗУМНАЯ ИДЕЯ


И. Ф. Попов
НОРМАЛЬНЫЕ «АНОМАЛЬНЫЕ ЯВЛЕНИЯ»?

В статье «Логика странно летающих объектов» (ж. «Изобретательство», т. 3, № 9, 2003 г.) с позиций физической концепции активного материального пространства (АМП), разработанной впервые автором, приведены обоснования возможности построения летательных аппаратов на принципе компенсации кривизны пространства гравитационного поля планеты путем его локальной деформации высокоскоростным ротором аппарата (т. е. за счет вращения). Суть «принципа компенсации» состоит в том, что момент количества движения (МКД) ротора создает область пространства, результирующая кривизна которой при определенном направлении вращения ротора оказывается меньше кривизны «материнского пространства», и по достижении определенного значения пониженной кривизны в этой области пространства аппарат обретает состояние левитации.

Возможность создания аппаратов (движителей) подобного рода, названных в статье «МКД-аппаратами», обусловлена существованием неразрывной связи между кривизной пространства и моментом количества движения: появление МКД вызывает деформацию пространства (как и деформация вызывает появление МКД). Наглядно эта связь представлена замкнутой «диаграммой обратимых эквивалентных переходов материи-энергии» из одного вида в другой (см. рисунок), впервые построенной автором на основании выявленной ранее пропорциональной связи между кривизной пространства и плотностью его ненаблюдаемой материи, т. е. ненаблюдаемой массой (а следовательно, и энергией). Существование такой связи кривизны и массы логически вытекает и из положенной в основу «Общей теории относительности» фундаментальной идеи Эйнштейна о том, что величина деформации пространства (т. е. его кривизна) тем больше, чем больше масса космического тела, деформирующего его. Совершенно очевидно, что отмеченная Эйнштейном связь наблюдаемой массы (планеты, звезды) с кривизной пространства должна быть распространена и на массу ненаблюдаемую. О наличии такой связи говорит и известная зависимость массы частицы от скорости ее движения: масса частицы возрастает с увеличением скорости, т. е. увеличение количества движения сопровождается приращением массы из-за локального увеличения кривизны пространства.

Подтверждением соответствия этой диаграммы свойствам пространства можно считать не только факт присутствия в ней ранее известных эквивалентов (энергии, массы, количества движения), но и тот факт, что существование «обратного перехода» («кривизна пространства = МКД») впервые дает единое физическое обоснование целому ряду, казалось бы, не связанных между собой явлений природы, ранее не находивших объяснения, а также предсказывает еще не известные, но обнаружимые явления. К таким явлениям относятся: вращение всех обладающих массой объектов Вселенной, существование в океанических аномальных гравитационных зонах (АГЗ) водоворотов, образование теплых течений, циркуляции магмы и повышенная температура в аномальных гравитационных зонах планет и звезд, появление «пятен» на Солнце и «пятен» — БКП и БТП — соответственно, в тропосфере и стратосфере Юпитера, «избыточного» (по балансу) тепла планет, существование «внутриплитового» вулканизма, а также образование подледниковых и открытых озер в Антарктиде. Все это нашло отражение в других статьях автора.

Наглядным примером технической реализации названного «компенсационного принципа» левитации (т. е. «МКД-левитации») является описанная в названной статье машина Джона Серла, которая при испытаниях в США (в 60-х годах прошедшего века) неожиданно оторвалась от земли и скрылась в небе, не имея каких-либо известных науке источников энергии. Позднее такая машина была построена и испытана в одном из российских НИИ. В той же статье показано, что не «опознанные» наукой летающие объекты техногенного вида представляют собой не что иное, как созданные по внеземной технологии те же «МКД-аппараты».

ЭНЕРГЕТИЧЕСКИЕ УЗЫ МАТЕРИИ

Согласно концепции АМП, основные положения которой изложены в статье «Режиссура кривизны пространства» (ж. «Инженер», № 3, 2002), все элементарные частицы, атомы, молекулы, физические поля, волны и тела сформированы или формируются из материи самого материнского пространства как физического субстрата, изначально обладающего собственной кривизной (плотностью и энергией). С этих позиций становится очевидным существование энергетической согласованности всего, что рождено в конкретном пространстве, с его кривизной (плотностью, энергией). Как следствие этого, любые объекты, рожденные в пространстве определенной кривизны, под влиянием пространства иной кривизны должны изменять свои энергетические свойства — плотность, массу, вес, резонансные свойства, звуко- и электропроводимость, и вторичные параметры, а также — при некой предельной кривизне — и свое состояние. Даже описанный в печати случай изменения цвета кактуса и камней при выносе их из аномальной зоны объясняется именно таким влиянием.

Рожденные в материнском пространстве живые организмы, попадая в область пространства измененной кривизны, могут испытывать как позитивное влияние — при небольших отклонениях результирующей кривизны породившего их материнского пространства в сторону меньших значений, так и негативное, которое может возникнуть, например, при некой большей результирующей кривизне его, приводящей к существенной энергетической несовместимости биологической материи с высоким энергетическим потенциалом пространства такой кривизны.

ПРОСТРАНСТВА ПОВЫШЕННОЙ КРИВИЗНЫ

Как уже отмечалось, появление «кругов» на полях обусловлено влиянием на растения пространства измененной кривизны, создаваемого моментом количества движения ротора «МКД-аппарата». При этом эффект увядания или пожелтения растений вызывается влиянием пространства повышенной кривизны, которое воздействует на них, подобно радиационному нагреву.

Влияние пространств различной кривизны, образуемых за счет МКД, не может, однако, ограничиваться твердотельными роторами, так как МКД создается и коллективным вихревым движением молекул газа, водяных паров, капель жидкости, частиц пыли и песка, жидкого металла и других сред. Следовательно, и все явления, вызываемые МКД, в том числе и «МКД-левитация» тел, могут проявляться, например, в ураганах и смерчах (торнадо). Влияние такого рода можно усмотреть в известном «нетипичном» воздействии смерча на попадающиеся ему на пути объекты. По сообщению новосибирских исследователей из Института гидродинамики имени М. А. Лаврентьева Сибирского отделения АН СССР (1989 г.), «…вместо подъема вверх, смерч иногда только слегка вминает в землю предметы, оставляя позади утрамбованные дорожки из примятых кустов…».

Обращает на себя внимание тот факт, что упругие кусты оказываются примятыми, подобно стеблям зерновых культур в кругах, оставленных на полях МКД-аппаратами. Такое совпадение не случайно, так как действие смерча вызвано в данном случае не аэродинамикой, а существованием указанного (и еще не осмысленного ученым сообществом) эквивалентного перехода энергии «МКД = кривизна пространства». В данном случае МКД смерча проявил себя «с обратным знаком», обусловленным противоположным (по сравнению с обычным) направлением его вращения. При таком вращении увеличивается локальная кривизна пространства, и вместо левитации возникает местное усиление гравитационных эффектов, которое и приводит к повышению плотности почвы.

Влияние кривизны пространства на биологические системы наблюдается и в АГЗ Земли, расположенных в океанах и на суше. Как отмечалось в статье «Энергия аномальных гравитационных зон» (ж. «Инженер», № 1, 2003), часть существующих АГЗ представляет собой регулярные элементы структуры гравитационного поля планет (и звезд), подобные неким воронкам на шарообразной поверхности, ассоциируемой с гравитационным полем планеты. Особенность топографии поля АГЗ состоит в том, что в них соседствуют области как повышенной кривизны (области «гипер-фазы»), так и пониженной, вплоть до кривизны, близкой нулевой (область «нуль-фазы»). Такие области располагаются на разных уровнях над поверхностью планеты (вероятно, еще и концентрически) и образуют между ними высокоградиентные переходные зоны.

Подтверждение этому находим в расположенной вблизи города Санта-Круз калифорнийской АГЗ, где периодически в определенное время в определенном месте (в центре хижины Джорджа Прейзера) люди испытывают состояние левитации (парят в воздухе), в другом месте — шар катится вверх по наклонному желобу, а компас ведет себя по-разному на разных высотах. В этой АГЗ человек своим телом ощущает область повышенной плотности (кривизны) пространства (перед хижиной Прейзера), как силу, препятствующую движению.

Физически идентичные явления (с автомобилем или водой — вместо шара) происходят и на «безымянном холме» в Китае. В обоих этих случаях наличие градиентных областей с понижающейся кривизной вызывает у любых находящихся здесь объектов появление состояния, близкого к левитации. Совпадение «точки» минимального значения кривизны с вершиной холма (или верхом наклонного желоба) и создает «подъемную силу», побуждающую объект к перемещению вверх по склону или желобу. Движению же вниз препятствует повышение плотности пространства в этом направлении. Если же желоб удлинить выше этой «точки», то подъем шара должен прекратиться, так как далее плотность (кривизна) слабо повышается.



Диаграмма эквивалентных переходов материи-энергии из одного вида в другой

В процессе непрерывного изменения кривизны пространства гравитационного поля планеты под действием гравитационных возмущений (медленных волн) от других планет и звезд, в частности, от Луны и Солнца, как отмечалось во второй названной статье, изменяется и результирующая кривизна (плотность, энергия) пространства во всех указанных областях АГЗ, и степень их влияния на биологические и другие структуры. Вариациям подвергается и положение этих областей относительно поверхности планеты: они могут приближаться к поверхности, опускаться ниже ее отметки или удаляться от нее, а также смещаться по горизонтали (потому-то важным оказывается и время суток). По сути, эти вариации обнаруживают существование медленных гравитационных волн (о таких волнах, а также о способах и средствах их регистрации говорилось в указанной статье автора).

В АГЗ, базирующихся на суше, известны случаи превращения живого человека в обугленное хрупкое тело. Происходит это, однако, не под воздействием каких-либо внешних испепеляющих «лучей» или СВЧ-излучений, а лишь под влиянием повышенной энергии (кривизны) локальной области пространства в АГЗ. Такая область пространства как бы насыщает атомы и молекулы тел избыточной энергией и заставляет их колебаться (пульсировать «до изнеможения»), подобно тому, как нагрев «заставляет» более интенсивно двигаться молекулы газа. Как следствие этого, биологическое тело (обладающее сравнительно низкой «энергетической емкостью») сжигает его «собственная» избыточная энергия.

Результат воздействия области пространства повышенной кривизны на живой организм виден и в известных фактах гибели команд морских судов, попавших в АГЗ типа «Бермудского треугольника» или «Моря дьявола». Кратковременное действие пространства в этом случае приводит к гибели организма, не вызывая обугливания трупов. Такие же последствия кратковременного воздействия АГЗ на человека обнаружены и в АГЗ на суше: в обоих случаях лица жертв оказываются искаженными ужасом мученической смерти.

Единообразие последствий в океане и на суше говорит о том, что к гибели команд морских судов не причастны ни инфразвуковые волны, ни какие-либо отравляющие вещества. Организм, погибающий в пространстве повышенной кривизны, испытывает ощущения стискивания и немыслимую боль в каждой клетке тела. Очевидно, по этой причине лица людей застывают в ужасе, а мясо животных, погибших в АГЗ, обретает ярко-красный цвет.

Существование эффекта «саморазогрева» биологических тел в областях пространства повышенной кривизны делает понятной и известную тягу диких животных в некоторые АГЗ в зимнее время, если учесть, что первое ощущение живого организма при еще слабом воздействии повышенной кривизны — это ощущение тепла…

Подобные явления, в частности, возгорания людей и исчезновения, наблюдавшиеся и в получившем широкий резонанс филадельфийском эксперименте в США с эсминцем «Элдридж», говорят о реальности происходивших в нем событий. В этом эксперименте картина оказалась несколько «смазанной» спонтанно возникавшими (из-за искусственных частотных флуктуаций кривизны пространства) областями повышенной и пониженной кривизны, приводившими к исчезновению из поля зрения даже отдельных частей тела еще живого человека. Выдумать такие физические явления, не укладывающиеся ни в одну из известных физических теорий, неподготовленные свидетели не могли.

Все эти явления статус закономерных обретают в теории АМП.

С позиций генерации тепла самим организмом становится понятной и странная, на первый взгляд, характеристика, данная дискообразному летательному аппарату бывшим военным летчиком П. И. Фрязиным, который в 2001 году, по сообщению печати, был «сбит с ног и придавлен к земле зависшим над ним объектом» на горе Кок-Тюбе (в центре Алма-Аты), когда собирал с земли яблоки: «Полежал я под этой тепловой плитой минут этак пять… Пока лежал, видел краем глаза черное плоское тело, слышал негромкий, плавно меняющий тональность свист».

Судя по этому рассказу, ротор МКД-аппарата (а это, по описанию, был именно он) работал в «реверсивном режиме», при котором кривизна пространства (т. е. его плотность-энергия) в зоне аппарата возрастает и живой организм ощущает тепло. Аппарат, стоявший, очевидно, на своих опорах, создавал эффект «прижатия» лежащего под ним человека (как и корпуса самого аппарата) к земле, аналогичный тому, который производит «нетипичный смерч» на почву и предметы. Ощущавшийся приток тепла человек принял за излучение аппарата — потому и назвал его «тепловой плитой».

Нужно заметить, что одним из последствий пребывания тел (и почвы) в области пространства повышенной кривизны (например, в результате посадки МКД-аппарата) является увеличение их радиоактивности при «возвращении кривизны» материнского пространства. Такой «эффект последействия» говорит о том, что радиоактивные вещества, встречающиеся на Земле, образовались в условиях иного пространства — пространства повышенной кривизны. Из этого же следует, что интенсивностью радиоактивного распада можно управлять, изменяя кривизну пространства. В частности, таким путем можно обезвреживать окружающую среду, радиоактивные отходы и даже атомные заряды. Не для того ли зависают над военными базами МКД-аппараты?.. Последствия этого ведь никто не проверял…

ПРОСТРАНСТВА ПОНИЖЕННОЙ КРИВИЗНЫ
И «НУЛЬ-ПЕРЕХОД»

Уменьшение кривизны материнского пространства в локальной его зоне (например, в зоне действия МКД) не только вызывает левитацию объектов, но — из-за пропорционального уменьшения энергии (плотности материи) такой области пространства — одновременно сопровождается процессами деструктуризации масс этих объектов, т. е. приведения их в соответствие с плотностью материи-энергии измененного пространства — к тем значениям плотности, которые имели бы эти тела, если бы изначально родились в пространстве такой кривизны.

Любое земное тело (или его часть), оказавшееся в области пространства уменьшенной кривизны (энергии), изменяя свою плотность, «теряет» массу, и при некотором значении кривизны пространства, приближающемся к нулевому, «переходит» в состояние информационной (низкоэнергетической) структуры, т. е. достигает значения «нуль-перехода» — исчезает для наблюдателя (вспомним рассказ охотника о постепенном исчезновении в АГЗ движущейся собаки). Именно этим можно объяснить и известные случаи бесследного исчезновения команд морских судов, оказавшихся в АГЗ в период их повышенной активности: люди попадают в область «нуль-фазы» гравитационной воронки АГЗ, в результате чего тела их переходят в состояние информационных структур («нуль-переход») и депортируются («нуль-перенос»).

В первой из названных статей переход тел в состояние информационной структуры представлен как закономерное явление в цепи физических метаморфоз «МКД-аппаратов» (вместе с их содержимым), благодаря чему они и могут «преодолевать» мгновенно (или почти мгновенно) любые расстояния по «нуль-каналам» неевклидовой Вселенной («нуль-перенос»). В связи с этим важно отметить, что, когда эта статья уже была в печати, автору стала известна незнакомая ранее информация (из Интернета) о двух, якобы имевших место, случаях пребывания россиян на борту инопланетных «МКД-аппаратов» (март, октябрь 1990 г.). Один из них — врач Филарет Яковлевич Коровкин из Костромской области (около Нерехты), сообщил: «…Кроме того, на НЛО нет «горючего», они как-то управляют гравитацией и пользуются «нуль-пространством» и «нуль-каналами»… Сказали, что со временем жители Земли сумеют понять истинное строение космоса…»

Здесь с содержанием указанной статьи совпали не только термины «нуль-каналы», «нуль-пространство» (которые автор нигде не заимствовал, если они и существовали), но, по сути, и физика переноса объектов по этим каналам, а также представления о строении космоса.

Другой экскурсант — Владимир Дмитриевич Неведров (хутор Голубинский Волгоградской области) описывает свой полет так: «…я увидел медленно удаляющуюся поверхность Земли… Скорость нарастала, при этом наблюдалась сильная вибрация корабля. Наконец, скорость так возросла, что ощущения в тот момент были, будто я на тракторе «Беларусь» еду по ухабистой степи на полной скорости. Сильные толчки следовали один за другим… Вдруг я почувствовал себя совсем легко. Посмотрев на попутчиков, я их не увидел. Была полная темнота, и в ней параллельно мне двигались 6 пучков света. Вероятно, что я был таким же пучком. Замечу, что в тот момент я мог мыслить, и довольно четко… Скорость гасла, и мы опять сформировались в экипаж. Сели мягко на незнакомой планете…»

Вне сомнения, эта информация отвергнута представителями ортодоксальной науки, как не вызывает сомнения и то, что она истинна и содержит очень важные для истинной науки сведения о принципе перемещения МКД-аппаратов во Вселенной, о строении космоса и «законности» обратимого перехода любых тел в состояние информационной структуры. Важна эта информация и тем, что получена от представителей инопланетной цивилизации, которую до сих пор ищут и «никак не могут» найти коллективы ученых многих стран мира.

Несколько отклоняясь от нити изложения, нельзя не заметить, что в факте существования в неевклидовом пространстве Вселенной «нуль-каналов» (вовсе не «червоточин»), очевидно, и заключен ответ на вопрос, почему вселенские «братья по разуму» не посылают нам сигналы в диапазоне электромагнитных волн. «Нуль-каналы» неевклидовой Вселенной, в отличие от этих волн, обеспечивают немедленную связь, которая только и имеет смысл в межзвездной коммуникации мыслящих существ. И эти цивилизации уже давно «сигналят» нам своим чуть ли не постоянным присутствием на Земле. Мы должны, однако, признать — судя по реализованным в МКД-аппаратах инопланетным технологиям (прежде всего, по построению аппарата без «чертежей», по предварительно созданной информационной структуре), что вряд ли являемся для них «братьями по разуму». Разума ли проявлением нужно считать тот факт, что воинственные поборники «науки» никак «не могут понять», что эта чудо-техника, навязчиво демонстрирующая «фигуры высшего пилотажа», не мерещится наблюдателям и не снится, как не снится им и телепортация (точнее, «нуль-перенос»), являющая собой важнейшее звено в едином механизме передачи информации и развития Вселенной. Ситуация, сложившаяся в программе поиска внеземных цивилизаций, как видим, весьма напоминает историю с бабушкиными очками, «затерявшимися» у нее на носу…

«НУЛЬ-ПЕРЕНОС» —
НЕОТЪЕМЛЕМОЕ СВОЙСТВО ПРОСТРАНСТВА

Широко известные случаи переноса различных объектов (домов, людей, камней, лягушек, рыбы, змей и т. п.) в ядре урагана или смерча (торнадо) объясняют привычными аэродинамическими эффектами. Такая наука, однако, не отвечает на вопрос, где и на основании каких известных законов унесенные смерчем тяжелые предметы, падающие с неба даже в безветренную погоду, могли долго «плавать» после окончания разгула стихии. Вопрос лишается ореола таинственности, если принять во внимание, что при МКД-левитации, возникающей в ядре смерча или урагана, результирующая кривизна пространства может достигать как угодно близких к нулю значений, при которых унесенные тела переходят в состояние информационной (низкоэнергетической) структуры («нуль-переход»). В таком состоянии они могут пребывать и долго, а затем, под действием неких возмущений снова обретая массу, соответствующую энергетике материнского неевклидова пространства, могут неожиданно выпадать на земную поверхность даже с чистого неба. В штате Сан-Паулу (г. Касалава, Бразилия) с чистого неба в 1968 году падали куски свежего мяса…

Результат влияния пространства меньшей кривизны на биологические объекты можно усмотреть и в известной истории болгарской прорицательницы Ванги, которая обрела свои исключительные способности в детстве после пребывания в ядре сильной песчаной бури (урагана), унесшей ее. Созданный ураганом МКД, очевидно, локально изменил результирующую кривизну пространства до значения «нуль-перехода» (и «нуль-переноса»), и тело перешло в состояние информационной структуры, как это происходит с МКД-аппаратами. При таком переходе информационная структура человека как бы подключается напрямую к «хранилищу информации» Вселенной, где существуют абсолютно все информационные структуры и вся ее история. Выражаясь техническим языком, Ванга таким образом получила доступ в абсолютную базу данных Вселенной. Дислоцируется эта «обитель информации», как уже отмечалось, в «нуль-структуре» неевклидовой Вселенной, т. е. в образующих единую сеть каналах и зонах «нуль-фазы», неразрывно связанных с окружающим неевклидову Вселенную квазиевклидовым пространством, т. е. с «нуль-пространством».

О физической закономерности явления «нуль-переноса» говорят и многочисленные надежно зафиксированные случаи переноса на большие расстояния отдельных людей или автомобилей с их пассажирами (например, в Мексике). В подобных случаях объект, очевидно, попадает в область локального «нуль-пространства», создаваемого ротором «МКД-аппарата, и переходит в состояние информационной структуры. Процесс завершается ее «нуль-переносом».

Надежно зафиксированы на сегодня и другие случаи неконтролируемого переноса предметов — переноса, связанного с явлением полтергейста. Как один из видов «нуль-переноса», перенос предметов при полтергейсте («полтергейст-перенос») отличается от «МКД-переноса» лишь видом побудителя (индуктора), создающего зону физического «нуль-пространства». Локальное «нуль-пространство» создается в полтергейсте невидимой и не лишенной разума «шалящей сущностью», которая управляет и процессом переноса. В остальном же проявления названных видов «нуль-переноса» совершенно одинаковы: в обоих случаях наблюдается обусловленная влиянием «нуль-пространства» («нуль-фазы») способность объектов (предметов, людей) проходить сквозь твердые препятствия (стены, оконные стекла, крыши и потолки домов) без их разрушения, а также исчезновение инерции тел. Падение с неба камней или других предметов внутрь домов (без нарушения целостности крыш и потолков) также говорит о том, что в помещения они попадают в состоянии информационной структуры, которая затем переводится в состояние массы.

К двум указанным видам «нуль-переноса» (как и «нуль-перехода») нужно добавить еще и «вариационный перенос», который возникает в результате указанных непрерывных изменений локальной кривизны материнского пространства (в частности, пространства гравитационного поля планеты) под влиянием гравитационных возмущений (медленных волн) от других космических тел. Этот вид «нуль-переноса» («нуль-перехода») характерен для АГЗ регулярных и нерегулярных и обнаруживает себя исчезновением людей и животных при случайном совпадении нескольких факторов. К таким факторам относятся: наличие областей пониженной кривизны в топографии гравитационного поля местности, пребывание человека (или иного объекта) в такой области поля при прохождении в ней гравитационного возмущения (медленной волны) определенной фазы, приводящего к снижению результирующей кривизны до значения «нуль-перехода» («нуль-переноса»), Такой вид «нуль-переноса» («нуль-перехода») является естественным и наиболее распространенным, и «подвластны» ему даже метеориты и астероиды…

Изложенное, как видим, свидетельствует об объективном существовании фундаментальных законов пространства, предопределяющих возникновение явлений, называемых сегодня «аномальными», т. е. неправильными. Таковыми они представлены лишь потому, что современная физика, давно направленная в тупик ложной парадигмой дальнодействия, вынуждена уклоняться от рассмотрения подобных явлений из-за невозможности их объяснить.

В теории АМП обретают статус законных явления, происходящие во всех «регулярных АГЗ» (расположенных как в области 30-й, так и в области 60-й параллелей) и «нерегулярных АГЗ», образованных случайными неоднородностями земной коры, в том числе и «необъяснимые» явления, зафиксированные в 11-километровой Марианской впадине при погружении в нее беспилотной платформы.

В заключение важно обратить внимание на тот факт, что замеченные многими наблюдателями влияния планет и звезд, в частности, фаз Луны и Солнца на явления, происходящие в АГЗ, а также указанное выше влияние медленных возмущений от планет и звезд на явления «нуль-перехода», говорят об исключительной важности астрометрической обстановки на планете для протекания любых вторичных физических процессов, в частности, биологических, тектонических, а также атмосферных, по которым сегодня ведутся долгосрочные прогнозы погоды. Учет астрометрической обстановки позволит повысить точность прогнозирования не только погоды, но и биофизических явлений и тектонических событий, так как локальные изменения кривизны пространства сопровождаются соответствующими изменениями плотности любых тел и, как следствие, изменением прочностных свойств материалов и горных пород.



ОТКРЫТИЯ, МИФЫ, ЛЕГЕНДЫ


А. Д. Гаретовский
ПО СЛЕДАМ ПЕРВООТКРЫВАТЕЛЯ ИНДИИ


Окончание

Начало в № 1, 2005


Февральский Дели встретил меня утренними туманами, листопадом и весенней грозой.

Центр индийской столицы все больше украшается новыми современными многоэтажными зданиями, вытесняющими уютные, окруженные садами особняки начала века. На одной из площадей я обратил внимание на стенд, на котором были, помещены схематическое изображение Индии, населенной разными народами, и надпись: «Есть только одна Индия. Она принадлежит нам всем». Подумалось: как это актуально для нашей страны!

…Часа через два полета я уже был в Бомбее (Мумбай). Нигде в Индии я не видел более страшных трущоб, чем здесь, и, кажется, более живописных городских пейзажей. Здесь сочетается мощь и красота природы: океана, тропиков — с мощью и красотой современной высотной урбанистики и романтической прелестью старой викторианской архитектуры.

Из Бомбея я отправился в Гуджарат, упоминаемый Афанасием Никитиным в «Хождении за три моря». На главных дорогах этого штата, особенно на шоссе Бомбей — Ахмадабад, связывающем главные города штатов Махараштра и Гуджарат, много автомобилей, автобусов и несущихся с бешеной скоростью огромных, сверх всякой меры высоко нагруженных и от того нередко переворачивающихся грузовиков-траков. На проселках же часто попадаются крестьянские повозки, запряженные быками-зебу или буйволами с величественными и страшными, длиной в метр и больше рогами, и управляемые одетыми в длинные рубахи и набедренные повязки-дхоти и увенчанными большими тюрбанами возницами, как будто сошедшими с индийских картин Верещагина.

Первая остановка Афанасия Никитина в Индии, возможно, была в Диу. Подплывая на парусном корабле-таве к берегам Гуджарата, он мог увидеть этот небольшой — длиной около пятнадцати километров остров, отделенный от материка узким проливом. Диу той поры был известен как один из лучших портов в этом регионе и пользовался популярностью у заморских купцов, торговавших с Индией. Однако наш путешественник о Диу не упоминает. Сейчас там не порт, а всего лишь маленькая рыбачья пристань да лодочная переправа с острова на материк и обратно. (Правда, в придачу к автодорожному мосту.) А в бывшей португальской крепости, сооруженной на острове в XVI веке, стоит большая бронзовая статуя первого португальца, высадившегося на Диу, и его первого губернатора Домнино Кунха. Ценили, однако, своих героев португальцы…

Упоминаемый в «Хождении за три моря» как крупный порт и промышленный торговый центр Кхамбат (Камбей) превратился к настоящему времени в небольшой провинциальный город. Но и сейчас он является одним из крупнейших в Индии центров по обработке полудрагоценных камней (в первую очередь, по-прежнему агатов) и в какой-то степени — драгоценных камней (рубинов, сапфиров, алмазов). Из разноцветных агатов здесь изготовляются бусы, запонки, зажимы для галстуков, фигурки животных, пепельницы, ступки с пестиками для приготовления лекарств и размельчения пряностей и т. д. И продается все это богатство (по крайней мере на внутреннем рынке) не на какие-нибудь там караты, а на полновесные килограммы. Развиты в Камбее текстильная промышленность, в том числе фабричное и ручное ткачество, появившееся здесь еще задолго до прибытия в Индию Афанасия Никитина, и соледобыча — выпаривание соли из морской воды. А вот знаменитая краска индиго уже не изготовляется. Насколько я понял, секрет ее утерян. И с портом Камбею не повезло. Со временем он пришел в упадок, а потом и вовсе исчез. Я видел «останки» порта: груду камней у самой воды и ведущую к ней полуразрушенную дорогу. Потребности города сейчас полностью удовлетворяются железной дорогой и шоссе.

В плане экономических отношений с нашей страной современный Гуджарат прежде всего ассоциируется с сотрудничеством в поисках и разведке здесь нефти и газа, в их добыче и переработке. Начиная с 50-х годов прошлого века при содействии наших специалистов в штате было открыто и обустроено несколько крупных нефтяных и газовых месторождений (на некоторых промыслах мне удалось побывать), и перспективы развития этого нефте- и газодобывающего региона Индии очень неплохие. Индийские нефтяники с большой теплотой рассказывали мне о совместной работе с коллегами из СССР и отзывались о них как о квалифицированных специалистах и хороших, душевных людях. По мнению индийцев, сотрудничество Индии с нашей страной в разведке и добыче нефти и газа имеет не только хорошее прошлое и настоящее, но и будущее.

На обратном пути в Бомбей я заехал в гуджаратский городок Кояли, где находится нефтеперерабатывающий завод — детище советско-индийского экономического и технического сотрудничества 60-х годов. С тех пор индийцы провели ряд усовершенствований и модернизаций, ввели новые мощности, и в 1991 году производственная мощность завода составляла уже 9,5 млн т сырой нефти в год. Кояли стал самым крупным нефтеперерабатывающим предприятием Индии.

…Руководители Махараштрского отделения Индийско-советского культурного общества (ИСКО) решили сделать мне приятный сюрприз и отправили меня из Бомбея в Чауль на специально арендованном катере. Так что, как и Афанасий Никитин, я добрался до бывшего одного из крупных портов государства Бахаманидов морем. Теперь Чауль — это маленькая, утопающая в тропической зелени деревушка, жители которой занимаются сельским хозяйством и рыболовством. Многие из них, как заметил наблюдательный тверич, действительно более темнокожи, чем большинство бомбейцев и гуджаратцы, но вот женщин с обнаженной грудью, как, впрочем, и беременных, я что-то не увидел. Время и цивилизация берут свое. Женщины носят здесь традиционные сари, а мужчины — брюки или длинные либо короткие набедренные повязки-дхоти и рубашки.

Отделение ИСКО Махараштры, местные власти, попечители и дирекция средней школы в Чауле провели в школе своеобразный митинг, посвященный моему путешествию по пути Афанасия Никитина. Затем мне торжественно вручили бамбуковый посох, и я, как и мой великий предшественник, отправился из Чауля в глубь Индии.

…В 2002 году на территории чаульской школы соорудили памятный обелиск в честь Афанасия Никитина.

…О русском первооткрывателе Индии в этой стране знают, к сожалению, немногие — в основном интеллигенция-гуманитарии и индийцы, учившиеся у нас или работавшие на предприятиях, построенных в сотрудничестве с СССР. Тем приятнее было мне встретить уже где-то в индийской глубинке, за Западными Гатами (горами, отделяющими индийское побережье Аравийского моря от Деканского плоскогорья), простого кондуктора местного «деревенского» автобуса, читавшего издаваемый тогда в Индии Агентством печати Новости многотиражный журнал «Страна Советов» и знавшего, кто такой Афанасий Никитин.

…Известно, что еще с очень давних времен и до сих пор в Индии почитают коров и быков. Об этом упоминается и в «Хождении за три моря». Мне рассказали, что есть даже специальный традиционный «Праздник быков» — «Байль пола», который, например в штате Махараштра, отмечается в августе или сентябре. Празднуется он, конечно, преимущественно в деревнях, но и в городах он не проходит незаметно. В праздничный день быки, волы, буйволы не используются ни на каких работах. В этот день их моют, красят им рога, а иногда и туловища, украшают цветами. Им — крестьянским кормильцам, работягам пашни и тягла — поклоняются.

Путешествуя по пути Афанасия Никитина, я побывал во многих городах и деревнях и буквально везде видел что-то интересное и примечательное. Но размеры этого журнального материала заставляют меня упомянуть только об очень немногом.

Например, в дистриктном (областном) центре Махараштры Ахмаднагаре есть завод бесшовных металлических труб, оснащенный современным, в значительной степени автоматическим оборудованием. В основном оно индийское, но есть и советское, предназначенное для холодного вытягивания труб меньшего диаметра из труб большего диаметра. Работает в Ахмаднагаре и крупнейшее предприятие фирмы «Видеокон». Эта фирма объединяет несколько заводов, сотрудничает с японским концерном «Тошиба» и выпускает цветные и черно-белые телевизоры, детали и узлы к ним, холодильники, стереофонические музыкальные системы, персональные компьютеры, стиральные машины, пылесосы, кондиционеры, видеомагнитофоны. Часть своей продукции фирма «Видеокон» экспортировала в нашу страну. Здесь же, в Ахмаднагаре, находится и крупнейшее в Индии предприятие по производству мопедов — «Кинетик Инжиниринг Лимите д». Когда я побывал на этом заводе, он выпускал одновременно шесть моделей мопедов: очень экономичных, относительно недорогих и ультрасовременных по дизайну.

Еще в Бомбее от сотрудников нашего генконсульства и от индийцев я услышал об успехах сахарной промышленности в Махараштре и особенно в районе Ахмаднагара благодаря развитию там кооперативного движения. Съездил на старейший кооперативный сахарный завод в поселке (деревне) Праваранагар километрах в семидесяти к северу от Ахмаднагара, введенный в эксплуатацию еще в середине XX века. Это крупное предприятие мощностью по переработке 4000 тонн сахарного тростника в день. Построено оно на деньги пайщиков — членов кооператива и на заемные средства центральных и местных финансовых организаций.

Членами кооператива являются крестьяне нескольких десятков близлежащих деревень, находящихся не более чем в 25 километрах от завода. Это позволяет крестьянам доставлять сахарный тростник на предприятие сразу после его рубки, всего за несколько часов, в течение которых процент содержания сахара в тростнике практически еще не успевает снизиться. Членом кооператива может быть только собственник земли. При этом весь свой тростник он обязан продавать только своему кооперативу, своему заводу. Арендатор земли не имеет права быть членом кооператива, но может продавать ему сахарный тростник. Кооператив покупает тростник у своих членов по более высокой цене, чем у посторонних продавцов. Выборный совет директоров нанимает для работы на заводе рабочих и инженерно-технический персонал, которые получают зарплату и не являются членами кооператива. Кроме своей основной продукции — белого сахара, завод в Праваранагаре производит из мелиссы — бурой жидкости, получаемой в процессе изготовления сахара, технический и пищевой, этиловый спирт. Из этого последнего здесь делают дешевый «кантри ликер», очень напоминающий наш самогон, и «благородные» спиртные напитки типа рома, бренди, джина и виски. Из так называемой багассы — отжатых и спрессованных в кипы измельченных волокон — отходов сахарного тростника на многих индийских сахарных заводах изготовляют бумагу и картон. Праваранагарский сахар продается на внутреннем рынке и экспортируется. Как правило, сахарные заводы в Индии — высокоорганизованные и прибыльные предприятия.

При осмотре здешних тростниковых плантаций и сахарных заводов мне не раз приходила в голову мысль: а не стоит ли и у нас в стране, в районах выращивания сахарной свеклы, организовать подобные кооперативные общества крестьян-свекловодов и построить при них побольше малых и средних кооперативных сахарных заводов прямо в окружении, в гуще свекольных полей, чтобы не успевала портиться созревшая свекла, не снижалась бы ее сахаристость от долгого хранения в буртах и при транспортировке на сахарный завод. В случае создания таких кооперативных обществ и предприятий при них непосредственные производители свеклы получили бы дополнительный стимул к ее выращиванию, быстрейшей доставке на завод и к увеличению производства сахара для получения дополнительной и, вероятно, немалой прибыли, а горожане, да и вообще все потребители, имели бы больше сахара. Вполне возможно, что в результате работы таких сахарных кооперативов и заводов наша страна через какое-то время могла бы превратиться из импортера в экспортера сахара, или, по крайней мере, намного сократить его импорт.

Кстати, за счет средств из фондов Праваранагарского кооперативного общества были основаны и успешно функционируют находящиеся в нескольких километрах от завода Институт технологии и инженерного дела (по нашим стандартам — политехникум), готовящий специалистов по электронике и компьютерной технологии, программистов, химиков-технологов, техников-строителей, техников-инструментальщиков, специалистов по контрольно-измерительным приборам и автоматике и т. д., и так называемый Деревенский медицинский колледж, выпускающий бакалавров медицины и хирургии, с учебной больницей при нем на 700 (!) коек.

По дороге из Ахмаднагара в Бидар я останавливался в деревне (даже, пожалуй, уже в маленьком городке) Джамкхеде. Наибольший интерес здесь представляет так называемый Комплексный проект деревенского здравоохранения, основанный доктором Р. С. Ароле и его женой Мейбл Ароле в 70-х годах и с тех пор руководимый ими.

Этот проект состоит из трех основных элементов или звеньев: больницы и поликлиники при ней, находящихся под Джамкхедом, с филиалом в другой деревне, мобильных медицинских групп, базирующихся на больнице, и так называемых работников деревенского здравоохранения. Комплексный проект занимается собственно медицинскими вопросами, а также социальными и экономическими проблемами, решение которых может способствовать совершенствованию местного здравоохранения и улучшению состояния здоровья местного населения.

Когда я побывал в Джамкхедском центре докторов Ароле, в его больнице было 40 коек, а поликлинику при ней ежедневно посещали до 150 больных. В больнице и поликлинике работали б врачей, 6 фельдшеров и 11 медицинских сестер. Лечение в больнице платное, но относительно недорогое. В поликлинике есть рентгеновский, зубоврачебный, хирургический кабинеты, операционная, лаборатория, комната отдыха пациентов, где медсестры могут присмотреть за ними (в частности, после осмотра врачом перед помещением больных на лечение в стационар), аптека, регистратура.

У центра есть еще и филиал, состоящий из больницы на 20 коек и трех маленьких медпунктов с двумя врачами, двумя фельдшерами и четырьмя медсестрами. Мобильные медицинские группы, в которые входят врач, медсестра и социальный работник или фельдшер и социальный работник, еженедельно приезжают из Джамкхедской больницы в «подшефные» деревни (а их в 1991 году было 175), делают прививки, решают срочные и насущные медицинские и вообще деревенские проблемы, в том числе социальные и экономические, увозят в больницу на лечение тяжелобольных, если они есть, и т. д.

Помимо еженедельных выездов мобильных групп, каждые полгода или, в крайнем случае, раз в год работники Джамкхедовской больницы проводят тщательное обследование подшефных деревень. Они ходят из дома в дом, изучают состояние здоровья деревенских жителей, динамику различных заболеваний и в зависимости от полученных результатов принимают соответствующие меры, изменяют практику организации деревенского здравоохранения, направление проведения необходимых профилактических и лечебных мероприятий.

Нижней ступенью, опорой комплексного проекта Ароле являются работники деревенского здравоохранения. Это — женщины (по одной в каждой деревне), избираемые самими деревенскими жителями. Обученная в Джамкхедской больнице и регулярно совершенствующая там свои знания, такая женщина живет в своей деревне и постоянно, ежедневно работает с людьми. Она своеобразный «агент» по изменению отсталой психологии односельчан, и в первую очередь — крестьянок, в отношении здравоохранения, особенно профилактической медицины, и в отношении их взглядов на здоровье человека вообще. Женщинам — работникам деревенского здравоохранения — помогают так называемые «крестьянские клубы» и «женские клубы», существующие в их деревнях.

По маршруту моего путешествия мне попадались самые разные медицинские учреждения: от крупных, в том числе государственных, больниц, платных и бесплатных, нередко оснащенных самым современным оборудованием, до мелких, в основном частных клиник и медпунктов, оказывающих и бесплатные услуги. За обучение в медицинских учебных заведениях взимается самая различная плата: от очень высокой, доступной только выходцам из самых состоятельных слоев населения, до сравнительно низкой или просто низкой. Студенты государственных мединститутов и колледжей, принадлежащие к беднейшим слоям населения, вообще ничего не платят (например, в колледже города Амбазогай), а отличники получают совсем не маленькую так называемую «национальную (государственную) стипендию». Нужно сказать, что в Индии заметную роль играют государственные социальные институты. Развита здесь и частная благотворительность.

Среди врачей и медицинских научных работников мне не так уж редко встречались выпускники советских медвузов и медицинского факультета Университета дружбы народов. Все они хорошо говорили по-русски и тепло отзывались о жизни в нашей стране.

Активисты Индийско-советского культурного общества из города Латура организовали мне интереснейшую поездку в старую-престарую деревню Тер. Там есть небольшой, но запоминающийся музей древностей, собранных в основном в этом районе. В музее представлены статуи, барельефы, монеты, украшения, посуда, оружие, возраст которых насчитывает тысячу, полторы, две и более тысяч лет. Особое внимание привлекают здесь образцы древних высокопрочных и необычайно легких — не тонущих в воде, пористых кирпичей и древней местной терракоты. Мне рассказали, что образец точно такой же терракоты хранится в Ватиканском музее в Риме. Оказывается, еще до нашей эры и примерно до VI–VII веков нашей эры в этих местах существовало большое и развитое государство Шатвахана со столицей в Тагаре — теперешней деревне Тер. Тагар был тогда крупным торговым центром, который через нынешний Латур (тогда Ратнапур), нынешний Аурангабад (тогдашний Пайтхан) и морской порт на западном побережье Индии Сурат вел торговлю с Древним Римом. Торговали терракотой, которой славился Тагар, сари, которыми славился Пайтхан. Поэтому и неудивительно, что знаменитая тагарская терракота есть и в музее Тера, и в Ватиканском музее Рима. Конечно, и у тагарской терракоты, и у тагарских сверхпрочных и сверхлегких кирпичей были свои «секреты». Наверное, это и особая глина, и особые способы изготовления. У кирпичей, может быть, это был тщательный замес глины вместе с соломой или какими-то древесными частицами или древесным углем, тщательное просушивание и основательное «прожаривание» на огне, в результате чего древесные частицы в кирпичах выгорали и они становились такими легкими, что не тонули в воде, и такими прочными, что постройки из них не тронули не то что века, а даже тысячелетия. В Тере мне показали более чем двухтысячелетний храм бога Вишну — Тривикрам мандир, сооруженный из таких кирпичей. Около храма, недавно, правда, отреставрированного Департаментом археологии правительства Индии, валялись кирпичные обломки. При мне их бросали в воду, и они плавали на ее поверхности! Древняя дорога через Тер или вблизи Тера проходила и в средние века, так что, возможно, здесь побывал и Афанасий Никитин. Правда, в «Хождении за три моря» он Тер не упоминает.

…А вот и Бидар — главный город самого северного дистрикта (области) штата Карнатака, бывшая столица государства Бахаманидов. Расположенный на высоком плато, Бидар господствовал над всей окружающей его равниной. Его городские стены во времена тверского купца опоясывали территорию значительно больше той, которую занимает сейчас Московский Кремль. Неприступной была его внутренняя (султанская) крепость, окруженная глубокими рвами, наполненными водой, и высокими и толстыми каменными стенами с могучими башнями-бастионами. Великолепными были дворцы султанов и их знати, украшенные изысканной резьбой по камню, цветной росписью, мозаикой, позолотой. Утопали в роскоши правители Бидара и их приближенные — выходцы из стран Ближнего и Среднего Востока, и в нищете и бедности жили простые люди Бидара…

Величественное и… грустное зрелище являет собой нынешний Старый Бидар. Во многих местах обрушились и развалились протянувшиеся на несколько километров краснокаменные и темно-серые стены его внешней крепости. Время и войны не пощадили и стены внутренней цитадели, где когда-то жили султаны. Но и сейчас этот кремль поражает своей мощью и былой красотой. Местами серые стены султанской крепости не ниже наших кремлевских, а круглые башни с зубцами, выступами и бойницами по-прежнему выглядят грозно. Вдоль стен с их наружной стороны тянутся остатки земляных валов и глубоких рвов. Внутри цитадели сохранилась большая «Солахкхамб масджид», длинный фасад которой украшен шестнадцатью массивными прямоугольными колоннами. Перед мечетью обширная прямоугольная площадь, где когда-то были бассейны, били красивые фонтаны, струились потоки воды. Сейчас здесь лужайки и деревья. Слева от «Шестнадцатиколонной мечети» — развалины когда-то высокого ажурного здания «Небесного дворца» «Гаган махаль» — места отдыха жен султанов. Дальше, слева от дороги к султанскому дворцу, был роскошный «Диван-э-ам» — зал для собраний знати, для приема султанами посетителей. Здесь когда-то стоял и драгоценный султанский трон. Сейчас не осталось «ни злата, ни серебра», ни позолоты, ни мозаики. Ничего не сохранилось, одни развалины. А еще дальше виднеются гигантские руины когда-то огромного и красивого дворца бидарских султанов Бахамани, не раз воспетого поэтами того времени. Местами стоят высокие полуразрушенные облупленные стены. Кое-где сохранились изящные контуры арок дворца, единичные красивые резные орнаменты, резные колонны из полированного темно-серого гранита, цветкообразные ванны бассейнов. Рядом с дворцом — развалины зданий для охраны, остатки подземных комнат для нее, подземные ходы. Сохранились развалины султанской кухни.

Перед величественными главными воротами кремля, справа от дороги, ведущей в цитадель, есть небольшой треугольный участок пустующей государственной (муниципальной) земли, откуда открывается прекрасный вид на эти ворота, на саму крепость и на лежащую внизу, у подножия бидарского плато, окрестную равнину. В беседах с руководством Бидара я от себя лично, разумеется, неофициально предложил поставить здесь памятник Афанасию Никитину, который мог бы быть сооружен на добровольно собранные народные средства россиян как дар нашей страны Индии. Это предложение было в предварительном порядке принято.

Бидар славится старинным художественным промыслом, получившим от города свое название — «бидри», что значит «бидарский». Этот промысел связан с особым методом инкрустации металла. Исторически техника бидри зародилась в Иране и Сирии, по данным индийских искусствоведов, более 500 лет назад. Изделия бидри начали пользоваться популярностью и в Индии, особенно у мусульманских правителей и знати Бидара. Вскоре здесь появились и свои, местные, мастера бидри. Так этот художественный промысел обосновался в Бидаре и получил свое нынешнее название в Индии.

Изделия бидри (кувшины, вазы, курительные трубки-хукки, блюда, шкатулки, браслеты и т. д.) изготовляются из сплава цинка и меди. На поверхность изделия наносится рисунок, который затем вырезается резцом. В образовавшиеся канавки по контуру рисунка легкими ударами маленького молоточка запрессовывается серебряная или золотая проволока. Инкрустированный орнамент гладко шлифуется вровень с поверхностью бидри. Изделия чернятся особым способом, причем в этом процессе определенную роль играет и земля, имеющаяся только в крепости Бидара, и инкрустация очень красиво смотрится на этом черненом фоне. Изделия бидри, изготовленные мастерами своего дела, — это настоящие произведения искусства, которые ценятся очень высоко.

Бидри — потомственное семейное художественное ремесло мусульманских семей. Индийские власти, правительство штата Карнатака оказывают мастерам бидри помощь в снабжении их серебром и золотом на условиях займов, которые погашаются только после продажи изделий, в сбыте изделий бидри через сеть государственных магазинов-импориумов художественных промыслов. Кроме того, мастера бидри могут, конечно, продавать свои изделия либо непосредственно сами, либо через частных оптовых торговцев-скупщиков.

Современный Бидар строится, обустраивается (как, впрочем, и другие города да, пожалуй, и деревни, где мне довелось побывать). Особенно это заметно в его новых районах, где выросли целые кварталы одно- и двухэтажных частных жилых домов. Некоторые из них привлекают внимание своей оригинальной современной архитектурой, нарядной окраской. В основном более чем стотысячный Бидар — одно- и двухэтажный город, а его «небоскребы» не поднимались выше пяти этажей.

Развивается и промышленность Бидара. С помощью государства, которое выделило средства на покупку земли у частных владельцев, на создание инфраструктуры: строительства дорог, прокладки водопровода и канализации, проводки электричества и средств связи, — под городом появились три промышленных зоны с примерно четырьмя сотнями главным образом частных предприятий различных масштабов и отраслей. Большинство их используют современные технологии и оборудование. Следует отметить, что подобная помощь государства в развитии промышленности является характерной не только для Бидара.

Как и Афанасий Никитин, из Бидара я отправился к святым местам — в Парвату (теперешний Шрисайлам). По дороге не мог миновать огромного пятимиллионного Хайдарабада — столицы штата Андхра Прадеш, бывшего главного города крупнейшего индийского княжества и резиденции его феодального владыки — низама Хайдарабадского. Город был основан примерно лет через сто после того, как здесь побывал русский путешественник, но легендарная алмазоносная Голконда тогда уже существовала. Многими достопримечательностями славен Хайдерабад: и своими дворцами и музеями, и старинными воротами «Чарминар», и голкондской крепостью, и викторианскими правительственными зданиями, и красивыми современными гостиницами, и живописными парками, обширным озером-водохранилищем… Да мало ли чем еще! Развита здесь и промышленность, но меня особенно заинтересовали два предприятия — плоды сотрудничества нашей страны и Индии. Я имею в виду крупнейший в Индии государственный завод синтетических химико-фармацевтических препаратов и завод государственной фирмы «Хиндустан Эйренотикс Лимитед» («Эйч-Эй-Эл»). Первый из них был построен в 60-х годах прошлого века по советскому проекту, в значительной степени оснащен советским оборудованием и работал по нашей технологии. В его строительстве и эксплуатации принимали участие советские специалисты. Однако к моменту моего посещения предприятия наши специалисты там уже давно не работали, оборудование постепенно ржавело, выходило из строя и заменялось на индийское и зарубежное, технология и отдельные виды продукции также заменялись на новые, более современные и совершенные, но не наши. Хайдарабадский завод «Эйч-Эй-Эл» является одним из подразделений этой государственной фирмы по производству бортовой аппаратуры для самолетов. Со времени его основания в 1964 году на нем работали советские специалисты. С некоторыми из них я встречался там, когда останавливался в Хайдарабаде. Оборудование, изготовленное на этом заводе, установлено на большинстве самолетов военно-воздушных сил Индии.

Хайдарабад является одним из главных центров страны по изучению русского языка. Здесь есть отделение и кафедра русского языка в колледже искусств университета «Османия», отделение русского языка и литературы с кафедрой русского языка в Центральном институте английского и иностранных языков. Ведущие сотрудники и преподаватели этих учреждений изучали русский язык и защищали кандидатские диссертации в СССР. Поддерживались тесные научные и методические контакты с нашими авторитетными лингвистическими учебными и научными заведениями. К началу 90-х годов русскому языку были обучены сотни индийцев.

…В заповедных горных джунглях, на высоком берегу живописной долины-ущелья священной реки Кришны, названной по имени одной из аватар — перевоплощений бога Вишну, расположился один из главных религиозных центров Южной Индии Шрисайлам, называемый Афанасием Никитиным Парватой. Кстати, «парват» на санскрите и хинди — «гора», а «Парвати» — имя жены бога Шивы. Вот этим божественным супругам и посвящен здешний древний храмовый комплекс — два храма, окруженные одной общей каменной стеной с барельефами богов и богинь, со сценами из их жизни. Правда, Шива и Парвати носят здесь теперь другие — местные имена — Малликарджуна Свами и Бхрамарамба Деви.

Разумеется, за пять веков, прошедших после пребывания в этих местах русского путешественника, многое изменилось и во внешнем облике храмового комплекса — он не раз реставрировался, и в обычаях и поведении верующих, паломников, но кое-что узнаваемо по «Хождению за три моря». Например, наиболее рьяные, наиболее истые богомольцы — и мужчины и женщины — до сих пор сбривают волосы на голове, соблюдая обряд очищения от грехов. Этому я сам был свидетелем.

Обходя храмовую стену и рассматривая резьбу на ней, я встретил брахманов — священнослужителей комплекса. Между прочим, они рассказали, что и по сей день разные касты, особенно высшие — типа брахманов, несмотря на официальный запрет (кастовая система отменена Конституцией Индии), предпочитают у себя дома есть отдельно от представителей других каст, например, от прислуги и т. д., что отмечается в «Хождении за три моря». Хотя, конечно, в городе, во время поездок и путешествий приходится делать скидку на настоящее время, «на развивающуюся жизнь» и питаться уже вместе с другими кастами (например, в ресторане, самолете).

Но нынешний Шрисайлам это не только религиозный центр. Это еще и центр энергетики. Здесь построена и успешно работает одна из крупнейших гидроэлектростанций Индии. В 1991 году ее установленная мощность составляла 770 мегаватт. Семь турбин ГЭС были изготовлены на Хардварском заводе тяжелого электрооборудования (тоже, кстати, в крупном религиозном центре Индии, но на севере страны — на священном Ганге), построенном при содействии СССР. Шрисайламская ГЭС вырабатывает 18 миллионов киловатт-часов в сутки. Этого количества электроэнергии достаточно для удовлетворения нужд двух таких больших городов, как Хайдарабад. За счет воды Шрисайламского водохранилища орошаются примерно 120 тысяч гектаров земли.

…О деревнях, в которых я побывал, следуя по пути Афанасия Никитина.

Довелось видеть самые разные: и более богатые, и более бедные, с каменными и глинобитными домами, крытыми металлом, шифером и черепицей, а то и соломой или пальмовыми листьями. Некоторые деревни с оштукатуренными и побеленными домами на фоне полей подсолнухов смотрелись как наши южнорусские или украинские. Деревни в большей или меньшей степени электрифицированы. Степень орошения полей тоже самая разная. Механизация сельскохозяйственных работ была развита слабо. По крайней мере, тракторов на полях я видел считанные единицы. Везде трудятся волы и буйволы. В целом уровень благосостояния деревенских жителей и уровень их грамотности ниже, чем в городах.

К сожалению, сельчане, принадлежащие к так называемым «низшим» кастам и «примитивным» племенам (или к так называемым «списочным» кастам и племенам, перечисленным в Конституции Индии), жили в деревнях, как правило, отдельно от остальных крестьян, в особых кварталах — «хариджан басти». Правда, беднякам-хариджанам — «неприкасаемым», формально уже давно равноправным гражданам, оказывается первоочередная разносторонняя государственная помощь и поддержка. Например, им предоставляются очень льготные кредиты на строительство более благоустроенных домов.

Все большее распространение приобретают различные новшества, облегчающие быт деревенских жителей. Так, уже не редкостью является использование для приготовления пищи так называемого биогаза, получаемого на несложных установках из навоза. Видел я в деревнях и солнечные батареи — источники относительно дешевой электроэнергии.

Очень широко, так сказать, в массовом масштабе, распространено в индийских деревнях кооперативное движение, существующее и развивающееся, в частности, при содействии государства. Наибольшее распространение получили кредитные кооперативные общества, предоставляющие своим членам кредиты на покупку семян, удобрений, домашнего скота, оборудования для ирригации и даже тракторов. Много так называемых «молочных кооперативов, на довольно выгодных условиях скупающих у крестьян молоко. О «сахарных» кооперативах я уже упоминал.

На повсеместно распространенных в Индии городских оптовых рынках сельскохозяйственной продукции благодаря фактическому контролю государства крестьяне продают свои товары скупщикам по максимально возможным благоприятным для себя ценам (с помощью аукционов, тендеров и т. д.).

…«Не счесть алмазов в каменных пещерах…» Под Раичуром посчастливилось мне увидеть «гору каменную», о которой пишет Афанасий Никитин в «Хождении за три моря». Она смотрится теперь как заметный издалека среди окружающей равнины массивный пологий каменистый холм. Таких камней и скал, как на этом холме, в окрестностях Раичура больше нигде нет. А скалы здесь действительно редкостные, красивые, состоящие из различных пород. Они — розоватые, бледно-фиолетовые, белые, желтые, серо-голубоватые, черные с белыми — «молочными» натеками-прожилками. Феерическое зрелище! До наших дней сохранились в «горе каменной» пещеры-копи, где когда-то добывались драгоценные алмазы. К самой крупной из них ведут ступени. Здесь теперь индусский храм. Однако говорят, что после муссонных дождей местные крестьяне и сейчас изредка находят вокруг холма алмазы. По индийским поверьям, сокровища бдительно охраняются змеями (помните «Книгу джунглей» Р. Киплинга?). И это правда! Спускаясь со мной с «горы каменной», мой спутник-индиец наткнулся на сухую кожу-чешую кобры, оставшуюся здесь среди камней после линьки змеи…

Очень живописны холмистые, поросшие джунглями окрестности Раичура. Между холмами здесь прячутся маленькие священные озера, заросшие красавцами-лотосами. По их берегам, на склонах холмов много ритуальных камней с вырезанными на них барельефами женщин-змей с мечом и щитом в руках, кобр в разных позах, слонов и т. д. Изредка встречаются барельефы сосудов с кокосовыми орехами на них. Это так называемые «пурн кхумбх».

Они имеют свою историю. В здешних местах несколько веков тому назад, особенно веке в шестнадцатом, велись частые войны между феодальными правителями. Поэтому тут по холмам разбросаны остатки когда-то довольно мощных каменных крепостей. Солдаты феодальных дружин грабили местное население, собирали сокровища. Награбленные богатства они складывали в большие медные сосуды «кхумбх», и когда те наполнялись золотом, серебром, драгоценными камнями («пурн кхумбх» — «полный сосуд»), воины закрывали их, клали на них сверху — на счастье — кокосовый орех и зарывали в землю или прятали их в скалах, в пещерах. При этом воины молились богиням-змеям, чтобы те охраняли их сокровища. Мне рассказывали, что сейчас в эти места наведывается довольно много искателей сокровищ, но находят ли они их, сказать трудно.

Здесь, на одном из каменистых гребней стоит храм бога Шивы, построенный в XVI веке, а рядом с ним — чуть ниже находится очень маленький овальный прудик. У этого священного храмового водоема вырезан в камне след правой ноги мифического царя обезьян и одного из сыновей Шивы Ханумана. По легенде, Хануман, будучи союзником царя Рамы во время его поисков жены Ситы, похищенной демоном Раваной и увезенной им на Ланку — в свое царство, прямо отсюда, — с этого холма, прыгнул на остров Ланку, где есть след его второй ноги. Сразу за водоемом-прудиком находится крутой обрыв в широкую, просторную долину с рисовыми чеками и камнями внизу, с маячащими на горизонте холмами. С гребня видно далеко-далеко, и, действительно, народное воображение могло представить себе гигантский прыжок героя «Рамаяны» эпического Ханумана с кручи обрыва прямо на Ланку. Тем более что обрыв на самом деле обращен на юг — в сторону Шри-Ланки.

А внизу, по дороге в Раичур, среди поля подсолнухов я увидел настоящее произведение искусства: две великолепные, вырезанные из огромных глыб светло-серого гранита статуи слонов почти в натуральную величину, с резными украшениями и «амуницией»: с цепями, бусами, попонами т. д. Резьба на скульптурах настолько тонкая и артистичная, а сами слоны, выглядящие как живые, настолько величественны и красивы, что они могли бы стать ценнейшим экспонатом, подлинным украшением любого музея с мировым именем. Говорят, в свое время англичане хотели вывезти их отсюда, но не смогли. Так и осталось на родине это творение безвестных индийских мастеров XVI столетия.

В самом Раичуре я оказался случайным свидетелем такой сценки. В образовавшемся от муссонных дождей маленьком озерке купалось стадо буйволов. Из воды были видны только их довольные морды. Некоторых из них мыли мальчишки-подростки. Конечно, я и раньше видел в Индии купающихся волов и буйволов, но на сей раз уж очень хороши были их умильные «физиономии»!

…А Дабхоль, бывший при Афанасии Никитине «вельми великим градом» и «вельми великим пристанищем» — крупнейшим портом государства Бахаманидов, откуда наш великий земляк отплыл на родину, сейчас — всего лишь рыбацкая деревня. Как и Чауль, где он высадился на берег Индии, чтобы продолжить свое путешествие уже по сухопутью. Как и в Чауле, в Дабхоле — настоящее буйство тропиков: кокосовые и араковые пальмы, огромные деревья манго, заросли черного перца, орехов кешью… Окруженный зелеными лесистыми холмами Дабхоль расположен на берегу примерно полукилометровой ширины эстуария реки Джагбури, стекающей со склонов Западных Гат. По этой реке, вероятнее всего, и прибыл сюда тверской купец. Пристань Дабхоля находится в километре от впадения реки в океан, в глубине эстуария. Тут местному рыбацкому и прочему «флоту» поспокойнее.

Труд здешних рыбаков, выходящих в море на моторных лодках и небольших мотоботах, гордо именуемых траулерами за использование при лове тралов, тяжел и небезопасен. Борта у траулеров очень низкие, а палуба скользкая от рыбьей чешуи и слизи. Зато для новичков-любителей, вроде меня, которого любезно пригласили «на рыбалку», это занятие захватывающе интересное и азартное…

Итак, с февраля по декабрь переломного для нашей страны 1991 года я путешествовал по пути Афанасия Никитина в Индии. Прошел и проехал за это время тысячи три километров, Довелось побывать в четырех штатах: Гуджарате, Махараштре, Карнатаке и Андхра-Прадеш и в одной так называемой «союзной территории» Диу (Даман и Диу), во многих городах и деревнях, посетить десятки предприятий, учреждений, школ, колледжей, несколько университетов, множество старинных крепостей, храмов и мечетей, музеев и выставок, встречаться и беседовать с сотнями людей.

По свежим на 1991 год впечатлениям от моих странствий хотелось бы прежде всего заметить, что за прошедшую после «Хождения за три моря» Афанасия Никитина половину тысячелетия в Индии, конечно, многое изменилось. Исчезли феодальные государства, бывшая колониальная «жемчужина Британской короны» стала независимой республикой, когда-то процветавшие большие и богатые города уменьшились до деревень, крупные порты исчезли с лица земли или превратились в маленькие пристани, буквально на пустом месте или на месте захудалых деревушек родились и развились многолюдные города, промышленные и культурные центры. Но многое и в обычаях, и в религиозных обрядах, и в образе жизни, и в национальном характере индийцев сохранилось до наших дней практически в неизменном или в почти неизменном, узнаваемом по знаменитым запискам Афанасия Никитина виде. И сталкиваясь со всем этим, нельзя не воздать должного любознательности и наблюдательности русского землепроходца XV века, объективности и точности его описаний и оценок, его доброжелательности по отношению к простым людям Индии.

Далее, на мой взгляд, нельзя не сказать о постепенном, но явно заметном движении Индии в направлении превращения ее из развивающейся страны в развитую. Даже в сравнительно отсталых ее районах — в настоящей индийской глубинке, где мне довелось в том числе побывать, я видел промышленные предприятия: крупные, средние и даже мелкие, оснащенные современными машинами и оборудованием, использующие современную технологию и экспортирующие часть своей продукции, удовлетворяющей, стало быть, высоким требованиям мирового рынка. Такие передовые предприятия пока не составляют большинства предприятий страны, но они есть и число их растет. Движение по пути превращения Индии в развитую страну сопряжено с преодолением немалых трудностей, в значительной степени обусловленных все еще не ликвидированной до конца общей социально-экономической отсталостью страны, корни которой уходят в ее колониальное прошлое. Тормозом на этом пути является и огромное население Индии.

Налицо активное участие государства в социально-экономической жизни страны и положительное влияние этого участия на поступательное развитие Индии. Государство создает смешанные, совместные государственно-частные и государственно-кооперативные предприятия в промышленности, сельском хозяйстве, торговле, чтобы поддержать слабые предприятия и кооперативы, уберечь их от банкротства, закрытия, а их работников — от безработицы, чтобы способствовать формированию сравнительно высоких закупочных цен, скажем, в интересах крестьян, продающих сахарный тростник на сахарные заводы или продающих свои товары скупщикам на оптовых рынках сельскохозяйственной продукции, или в интересах ручных ткачей, продающих свои изделия через систему государственно-кооперативных магазинов. Государство предоставляет финансовую и другую помощь частному сектору, частным предприятиям в создании промышленных зон, оказывает широкую поддержку развитию кооперативного движения. Государство определяет, причем подчас довольно жестко, экспортно-импортную политику в интересах страны в целом. Заметна положительная роль и деятельность государства в развитии науки, образования, культуры, здравоохранения, причем не только в государственном, но и в частном секторе, которому оно оказывает финансовую, научную, учебно-методическую помощь. Очевидно положительное воздействие государства на смягчение проблемы нищеты, а также проблемы кастеизма в Индии, на определенное улучшение положения так называемых низших каст и примитивных племен. Решению этих вопросов способствует, в частности, оказание беднейшим слоям населения страны государственной финансовой помощи, установление государством определенных квот на прием представителей «списочных» каст и племен в учебные заведения и на работу. Разумеется, положительное воздействие государства на социально-экономическую ситуацию в Индии ограничивается рядом факторов, и не в последнюю очередь — нехваткой финансовых ресурсов.

Имеет место заметное развитие кооперативного движения в Индии: в промышленности, сельском хозяйстве, торговле, финансах. Главным образом, это кредитные и снабженческо-сбытовые кооперативы. Их положительная роль в росте сельскохозяйственного, да и промышленного производства несомненна. А вот производственных кооперативов типа наших колхозов или товариществ по совместной обработке земли (ТОЗ) в индийском сельском хозяйстве мне встречать не приходилось.

Представляет интерес деятельность частных благотворительных обществ. Они получили в Индии довольно широкое распространение, особенно в сфере просвещения и образования, культуры, в здравоохранении, в женском движении, в среде «низших каст» и «примитивных племен» и т. д. Деятельность этих благотворительных обществ приносит положительные результаты, хотя определенная ограниченность их возможностей имеет следствием и ограниченность результатов их деятельности.

Обращает на себя внимание большая роль религии в жизни индийцев, будь то индусы-индуисты, сикхи, джайны, буддисты, мусульмане и др. Религия в Индии — это не просто вера, а важный фактор, определяющий характер мышления, норму поведения, образ жизни людей. С этим здесь нельзя не считаться.

Так как мне довелось путешествовать в значительной мере по отсталым районам Индии, то наряду с относительно передовыми промышленными предприятиями я видел и немало предприятий, оснащенных уже старым, физически и морально устаревшим, изношенным оборудованием, посещал убыточные предприятия, испытывающие трудности с получением сырья и сбытом готовой продукции, финансовые затруднения и т. д., бывал в местах, где промышленность развита еще слабо. То же можно сказать и о сельском хозяйстве, которое в большинстве виденных мной деревень испытывает нехватку сельскохозяйственных машин, в частности тракторов, недостаток в постоянно и регулярно орошаемых площадях, в результате чего урожайность сельскохозяйственных культур часто бывает довольно низкой. Что касается торговли, то в пройденных мной районах она в основном была представлена так называемым мелким бизнесом, причем следует отметить, что часть мелких торговцев — владельцев палаток, лотков и т. п. — нередко едва сводит концы с концами. Вследствие общей слабой развитости большинства районов моего путешествия там высок процент людей, живущих ниже официально зафиксированного в Индии уровня бедности: по моему мнению, в среднем примерно до одной трети общей численности населения. Высок там и процент фактически неграмотных — в среднем, наверное, половина всего населения, особенно женщин. Да и уровень образования там, как мне кажется, недостаточен. Небогата в своих проявлениях, на мой взгляд, культурная жизнь в увиденных мной районах Индии. Например, там практически нигде, даже в крупных городах, нет трупп профессиональных актеров, нет театров в общепринятом смысле этого слова. Театральные спектакли и т. д. устраиваются только немногочисленными самодеятельными труппами-группами энтузиастов. В местах, изобилующих памятниками старины, неоправданно мало музеев и довольно слабо ведется музейная работа, причем в основном опять-таки силами местных энтузиастов.

Наконец, немного о главном. О связях нашей страны с Индией и об отношении индийцев к нашей стране, исходя из многочисленных бесед с ними и на основе собственных размышлений об увиденном и услышанном в ходе путешествия. Если, например, посещение хайдарабадского завода государственной фирмы «Хиндустан Эйренотикс Лимитед», выпускающего аэронавигационную аппаратуру, оставило у меня чувство удовлетворения слаженной и результативной деятельностью наших и индийских специалистов, эффективностью советского оборудования и хорошими перспективами дальнейшей работы предприятия, то поездка на хайдарабадский завод синтетических химико-фармацевтических препаратов, также являвшийся объектом советско-индийского экономического и технического сотрудничества, произвело удручающее впечатление. Ослабевали и утрачивались здесь позиции нашей страны в фармацевтической промышленности Индии, падал авторитет когда-то передовой советской фармакологии. Еще на некоторых предприятиях, находившихся на моем пути, также установлено советское оборудование, но таких заводов было немного. С другой стороны, целый ряд индийских предприятий в 1991 году поддерживал тесные связи с СССР, экспортируя туда значительную, а подчас и большую часть своей продукции. Некоторые другие предприятия выражали желание установить связи с нашей страной.

Довольно значительным был в Индии интерес к изучению русского языка. На моем маршруте он преподавался, в частности, на отделениях и кафедрах русского языка и литературы Османского университета и Центрального института английского и иностранных языков в Хайдарабаде, в колледже имени Раджарши Шаху в Латуре, а также в Центре русского языка Университета имени Шиваджи в Кольхапуре.

Во время своего путешествия я много раз оказывался свидетелем проявления дружеских чувств, симпатий, большого интереса индийцев к нашей стране, нашему народу, их сочувствия по отношению к нашим людям из-за переживаемых страной трудностей, их озабоченности некоторыми процессами, происходящими у нас. Разумеется, этот интерес к нашей стране имеет различные причины, базируется на различных основах и преследует различные цели у разных классов, слоев и групп индийского общества, но он, этот интерес, является массовым. Индия и индийцы заинтересованы в том, чтобы наша страна была сильным и влиятельным государством, великой державой, могущей оказывать решающее воздействие на международные отношения. Индия по объективным причинам имеет свои государственные интересы по отношению к нашей стране, а многие индийцы, широкие круги индийской общественности, в частности, благодаря длительной соответствующей политике правительств обоих государств и деятельности ряда общественных организаций, еще, действительно, питали во время моего путешествия чувства симпатии и дружбы к нашей стране и нашему народу, чувства искренней благодарности за всестороннюю поддержку в становлении и развитии независимой Индии, выражали пожелания продолжать и развивать дружественные отношения и взаимовыгодные торгово-экономические связи между Индией и нашей страной. В Индии у нас пока еще есть много друзей, и мы им должны быть благодарны за это, ценить их дружбу и не терять ее. Не следует забывать и о наших многолетних, можно даже сказать, многовековых государственных интересах по отношению к Индии. Ведь не только Западная Европа искала пути в Индию, но и Русь, доказательством чего служит, в частности, «хождение за три моря» Афанасия Никитина.

Я убежден, что в Индии, в Бидаре, должен быть сооружен памятник нашему замечательному соотечественнику — самоотверженному патриоту земли Русской и другу индийского народа — бронзовая статуя в полный рост. А обелиск-стела в ознаменование высадки тверского купца в Чауле станет органичным дополнением к этому монументу. Пусть памятник Афанасию Никитину — художественное, зримое воплощение образа нашего национального героя будет символом непреходящих взаимных интересов России и Индии.

…Со времени моего путешествия по следам русского первооткрывателя Индии прошло около четырнадцати лет. Это были годы дальнейшего уверенного движения Индии по пути прогресса. Страна все успешнее наращивает свою экономику, отдавая при этом предпочтение развитию наиболее передовых — инновационных отраслей. Так, Индия уже стала мировым лидером в области программного обеспечения, то есть в информатике, информатизации, что в нынешний век информатизации является знаковым фактором. Страна древней цивилизации выходит на передовые позиции цивилизации современной!

Поэтому сейчас я еще и еще раз хочу подчеркнуть важность для России сохранения и развития дружественных отношений и разностороннего взаимовыгодного сотрудничества с Индией. При нынешней международной обстановке нам нужно четко осознать, что Россия и Индия являются геостратегическими, геополитическими партнерами и что мы — евразийская страна — должны всемерно укреплять и углублять наше партнерство с Индией — великой азиатской державой, второй в мире страной по численности населения. Исходя из национально-государственных интересов России, в настоящее время следует активизировать азиатское направление нашей внешней политики и в первую очередь пойти на стратегический союз с такими азиатскими и мировыми гигантами, как Индия и Китай. Это будет способствовать и возрождению нашего великого государства, и появлению многополюсного мира — мира сдержек и противовесов.

После спада в отношениях между нашей страной и Индией, происшедшего в 90-х годах прошлого века, особенно в их первой половине, из-за крушения Советского Союза, кризисных явлений в нашей экономике и по ряду других причин, в последнее время российско-индийские отношения снова развиваются позитивно. Расширяется политическое, экономическое, военное, культурное, научное сотрудничество двух стран — стратегических партнеров. Регулярно проводятся российско-индийские встречи и переговоры на высшем уровне, в ходе которых обсуждаются и решаются важнейшие вопросы отношений между двумя странами и актуальные международные проблемы. Значит, руководство России и Индии постоянно уделяет внимание российско-индийскому сотрудничеству, что несомненно должно стимулировать дальнейшее развитие этого сотрудничества.

Стало быть, недаром совершил свое подвижническое «хождение за три моря» великий Афанасий Никитин!



Станислав Славин
ИНЖЕНЕР ГАРИН НА МАРШЕ?

ТАЙНА ПРОФЕССОРА ФИЛИППОВА

Историю эту нам придется, пожалуй, начать издалека. А именно, со странного случая, имевшего место более ста лет назад.

Ранним утром 12 июня 1903 года дежурный жандармский офицер получил донесение о скоропостижной смерти при довольно-таки загадочных обстоятельствах профессора химии Филиппова Михаила Михайловича, проживавшего по адресу: г. Санкт-Петербург, ул. Жуковского, 37.

Труп был найден лежащим на полу, в рабочем кабинете, находившемся при квартире профессора, его женой, о чем тут же было сообщено полиции.

Поскольку профессор, будучи по своим взглядам социалистом, состоял под тайным надзором полиции, то о его смерти тут же было поставлено в известность и жандармское управление. Впрочем, ни полиция, ни жандармские сыщики особого криминала в кончине ученого не нашли, поскольку медицинский эксперт констатировал скоропостижную смерть от «разрыва сердца».

Тем не менее, жандармы на всякий случай вывезли весь архив профессора, поскольку ходили слухи, что Филиппов занимается какими-то таинственными исследованиями.

Кое-что, как ни странно, разъяснил сам профессор, поскольку уже после его смерти в редакцию газеты «Русские ведомости» пришло письмо за его подписью, в котором говорилось, что ученый работает над проблемой передачи энергии взрыва на большие расстояния и уже близок к практическому осуществлению своей идеи. И тогда война, как полагал профессор, станет невозможной. Потому как, осуществив взрыв, скажем, в Москве, можно будет мгновенно передать его энергию куда угодно, хоть в Константинополь. А какой же правитель станет рисковать, развязывая военные действия, зная, что теперь он и сам может в любой момент подвергнуться опасности подрыва?

Так рассуждал профессор. И что за его идеями стояли конкретные дела, говорят хотя бы такие факты. Незадолго до смерти профессор Филиппов ездил в Ригу, где на глазах узкого круга посвященных лиц произвел дистанционные подрывы патронов и артиллерийских боеприпасов.

Однако больше узнать никому толком не удалось, поскольку жандармы не приветствовали подобного любопытства. А профессорский архив вместе с другими бумагами вскорости сгорел во время беспорядков 1905 года.

И остались лишь сожаления, что отчет о своей работе профессор Филиппов не успел опубликовать хотя бы на страницах издававшегося им же первого в России научно-популярного журнала «Научное обозрение», среди авторов которого, между прочим, состоял и некто Н. Ленин. Под этим псевдонимом, как известно, тогда скрывался человек, ставший затем первым руководителем советского государства.

ЭЛЕКТРИЧЕСКИЙ ПРОМЕТЕЙ

О том, что исследования профессора Филиппова были вовсе не пустой затеей, мы можем ныне судить по косвенным фактам. Например, известно, что подобные опыты примерно в это же время стал проделывать в Колорадо-Спрингс и известный всем сербский электротехник-изобретатель Никола Тесла.

Теоретические разработки и опытные данные изобретателя, описанные впоследствии в книге Дж. О Нейла «Электрический Прометей», легли в основу заявления о том, что он может осветить Всемирную выставку, которая должна была состояться в 1893 году в Париже, энергией Ниагары, переданной через океан без помощи проводов. Причем смелому заявлению предшествовали эксперименты, правда, несколько меньших масштабов, чем те, которыми Тесла намеревался удивить мир. Ему, например, удавалось питать током 200 электрических лампочек мощностью по 50 Вт каждая на расстоянии 42 км.

Однако идею передачи энергии через океан Тесле осуществить так и не удалось. Не оставил он в наследство потомкам и никаких объяснений, как именно это можно сделать. В сохранившихся дневниках остались лишь отрывочные сведения, из которых, скажем, следует, что КПД передатчика, по мнению Теслы, достигал 95 %. Таких показателей, кстати, не имеют и современные ЛЭП.

Каким же образом Тесла намеревался метать искусственные молнии на столь большие расстояния, да еще со столь малыми потерями?


Известно, что устройство для передачи энергии, применявшееся изобретателем, состояло из специального вибратора, главной деталью которого был трансформатор собственной конструкции. Состоял он из первичной и вторичной обмоток. Первичная обмотка имела несколько витков толстого провода и была размещена на ограде диаметром 24,4 м. Вторичная размещалась внутри нее с большим воздушным зазором и представляла многовитковую однослойную катушку, изготовленную из диэлектрика. Над трансформатором возвышалась 60-метровая деревянная башня, удерживавшая большой медный шар. Один конец внутренней обмотки трансформатора соединялся с этим шаром, а другой заземлялся.

Устройство питалось электрическим током от динамо-машины. В нем возбуждались электромагнитные колебания частотой 150 кГц. При этом рабочее напряжение в высоковольтной цепи достигало 30 тыс. вольт, а резонирующий потенциал в шаре был и того больше — порядка 100 млн вольт!

В общем, говоря попросту, Тесла поначалу собирался передать энергию примерно так же, как это делает обычная природная молния. И эксперименты в своей лаборатории он начал с создания искусственных гроз. Он понимал, что передача электрического тока осуществляется по ионизированному воздушному каналу. Тесла скорее всего заметил, что пробой между облаком и землей состоит из нескольких перемежающихся разрядов, вслед за которыми следует разряд между землей и облаком (то есть снизу вверх, а не наоборот, как принято считать) в виде всем известной линейной молнии.

Полный разряд молнии длится сотни миллисекунд и называется вспышкой. Вспышка состоит из множества элементарных разрядов или импульсов, которые продолжаются десятки миллисекунд и следуют друг за другом с интервалом примерно 40–50 мс. В свою очередь, эти импульсы инициируются разрядами еще меньшего масштаба — так называемыми ступенчатыми лидерами. Последние распространяются вниз со скоростью 100 км/с в виде последовательных коротких разрядов, следующих друг за другом. Ступенчатый лидер, вызывая на своем пути увеличение локальной степени ионизации, тем самым создает канал для прохождения обратного импульса.

Не мог Тесла не обратить внимания и на такую существенную деталь: в ионизированном токопроводящем воздухе разряды не растекаются. За короткие промежутки времени, через которые следуют друг за другим разряды, центральный ионизированный канал не успевает нарушить свою проводимость. И следующий разряд не только «освежает» старый, еще не совсем разрушенный канал, но и имеет возможность проложить новый участок длиной в сотни метров.

Природа ступенчатости лидера не совсем понятна и современной науке. Почему пробой происходит не одним махом, как это делает искусственная молния в лабораторных условиях? Тут есть над чем задуматься…

Судя по конструктивным особенностям установки, Тесла предположил, что электрический заряд нижней части грозового облака состоит не из сплошной массы отрицательно заряженных частиц, а из каких-то отдельных объемов, возможно, сферической формы типа больших шаровых молний. Предположение не лишено смысла. Большинство ионизированных сгустков стремится — по непонятным нам пока причинам — облечься в определенные геометрические формы; чаще всего именно в шарообразную, как, видимо, наиболее устойчивую.

С позиций такого представления становится понятной ступенчатость лидера: разрядился один объем, его место занимает другой и т. д.

Однако, как именно рассуждал Тесла, каким образом он хотел воплотить в явь идею «мирового телеграфа», так и осталось непонятным. Причем хотя сам изобретатель в своей знаменитой статье «Передача электрической энергии без проводов как средство достижения мира» говорит именно о гражданском применении своих идей, сильных мира сего искусственная молния интересовала прежде всего как принципиально новое оружие. Не случайно в 1934 году авторитетная газета «Нью-Йорк Таймс» писала, что установка Теслы способна сбить «10 000 самолетов на расстоянии в 250 миль…»

ВОЗНЯ ВОКРУГ ГИПЕРБОЛОИДА

Доктор физико-математических наук Рунар Кузьмин полагает, что хотя многие посчитали Теслу просто сумасшедшим, здравое зерно в его опытах все-таки было. Однако поскольку установка не была готова к началу первой мировой войны, то военные потеряли к ней интерес. Финансирование проекта прекратилось, и на несколько лет весь мир забыл даже о самой идее передачи энергии на расстояние без проводов.

И она была реставрирована лишь в 20-е годы XX столетия. Наиболее известный пример такой реставрации — роман А. Н. Толстого «Гиперболоид инженера Гарина», вышедший из печати в 1927 году. Однако справедливости ради укажем, что на два года раньше, в 1925 году, был снят фильм В. Пудовкина и Л. Кулешова «Лучи смерти».

Техническая суть изобретения в обоих произведениях практически одна и та же. Только в фильме вместо инженера Гарина фигурирует профессор Подобед, которому помогают пролетарии молодой Страны Советов. И совместными усилиями, с помощью «лучей смерти» они устраивают мировую революцию.

Известно, откуда ноги растут у этой идеи. Еще в «Войне миров» Герберта Уэллса марсиане имели на вооружении некий смертоносный «тепловой луч». Правда, о его сущности писатель бросает лишь несколько скупых слов. И все же из них можно понять, что источником лучей является вовсе не лазер. Судя по расчетам, то был источник тепла температурой около 300 000 градусов, помещенный в непроницаемый для тепла ящик.

ЛУЧИ МЕТТЬЮЗА

Впрочем, Алексей Толстой мог и не копать столь глубоко. В 20-е же годы XX века в Великобритании был снят на ту же тему фильм «Волшебный луч». В нем в занимательной форме пропагандировались идеи некоего английского профессора Гринделла Меттьюза. О его работах подробно писал журнал «Радио» в январском номере 1924 года.

В публикации рассказывалось, что, дескать, профессор изобрел некую установку, испускающую лучи, которые способны взрывать пороховые заряды на расстоянии, останавливать моторы автомобилей и самолетов, а также убивать людей. Если поставить на границе в ряд несколько «прожекторов Меттьюза», то можно быть уверенным, что через данный рубеж и мышь не проскочит.

Несмотря на некоторое ехидство публикации журнала «Радио», она произвела должное впечатление на многих. Советские, а за ними и немецкие эксперты заинтересовались этой разработкой и стали наводить справки.

Выяснилось, что еще в 1911 году профессор Меттьюз смог установить беспроволочную связь на расстоянии в 3 км. Он же затем запатентовал одну из разновидностей беспроволочного телеграфа. Занимался Г. Меттьюз и проблемой прерывания полетов аэропланов путем нанесения удара с земли по аппарату и пилоту.

Однако и эти работы также не были доведены до конца, поскольку в 1941 году профессор неожиданно умер. Но, говорят, перед смертью он продемонстрировал интригующий опыт по убийству мыши невидимым пучком волн на расстоянии в несколько метров.

Впрочем, поскольку малая дальность действия аппарата никак не устраивала военных, денег на совершенствование своей аппаратуры Меттьюз так и не получил. А присутствие людей, искушенных в физике, на демонстрациях аппарата помогло проникнуть в тайну его устройства.

Скорее всего, в основе его был сильный источник ультрафиолетовых лучей, закрытый прозрачным, но не проницаемым для обычных световых лучей фильтром. Ультрафиолетовые лучи ионизируют воздух, делают его способным проводить электрический ток. Это и было главным в изобретении. Столб воздуха, проводящего ток, играл роль проводника, до которому можно подавать электричество в нужное место. Напряжением в несколько тысяч вольт он пробивал метровые слои ионизированного воздуха, создавая в них искры, похожие на тропическую молнию. Они и делали свое дело: зажигали порох, выводили из строя обмотку электромотора, магнето бензинового двигателя… Во время одной из таких демонстраций был даже убит кролик.

Причем, если обычно для пробивания каждого метра обычного воздуха требуется напряжение в миллион вольт, то Меттьюз, видимо, сумел уменьшить это напряжение во много раз — до технически приемлемой величины. Кроме того, место удара обычного искрового разряда — в значительной мере загадка. Меттьюз же научился направлять его точно.

Таким образом, задачу по передаче электроэнергии по воздуху он все-таки решил. Только отсутствие источников ультрафиолетовых лучей достаточной мощности ограничило применение его аппарата на большие расстояния, а значит, и применение его в военных целях.

Об этом, в частности, пишут О. Карpelmayer и А. В. Henninger в немецком журнале «Die Woche» за 1992 год. Авторы предложили свой усовершенствованный вариант лучевого оружия Меттьюза. Он заключается в сочетании ионизирующего луча с очень короткими радиоволнами. Как можно себе представить, область ионизированного воздуха служит волноводом, где радиоволны распространяются с меньшими потерями на рассеяние.

Однако сведений о том, что подобные рассуждения ныне переведены в практическую плоскость, пока нет.

И МАРКОНИ ТУДА ЖЕ?..

Кстати, Меттьюз был не единственным, кто работал над данной проблемой. В 1932 году нью-йоркская эмигрантская газета «Новое русское слово» опубликовала статью об опытах некоего Лестера Барлоу из Стэнфорда. Он, дескать, разработал установку, способную на большом расстоянии уничтожать броненосцы противника, разрезая их на части.

Однако ни Барлоу, ни его многочисленные последователи так и не смогли продемонстрировать действие своих изобретений на практике. По свидетельству британских спецслужб, в это время более дюжины мошенников разных мастей и калибра пытались вытянуть деньги из своих правительств и концернов на продолжение подобных опытов.

Впрочем, известного всем изобретателя радио, итальянского инженера Гуильемо Маркони вряд ли кто рискнет зачислить в разряд откровенных аферистов. Между тем известно, что, став ближайшим другом Муссолини, в 1936 году он продемонстрировал впечатляющий опыт, остановив на загородном шоссе автомобиль, в котором ехала жена Муссолини, вместе с десятками других машин. У всех попросту заглохли моторы и все попытки завести их оказались безуспешными до тех пор, пока Маркони не выключил свою установку.

Что она собой представляла, так и осталось неизвестным, поскольку Маркони вскоре сам уничтожил свой аппарат. Говорят, он сделал это по настоянию Папы римского, опасавшегося, что применение этого изобретения приведет к самой кровопролитной войне в истории человечества.

В 1937 году Маркони скоропостижно скончался при довольно-таки загадочных обстоятельствах. Впрочем, некоторые историки полагают, что он лишь инсценировал свою смерть, а сам сбежал куда-то в Южную Америку, разочаровавшись в идеалах нацизма и не желая больше помогать дуче в осуществлении его кровожадных планов.

АФЕРА С «ДВОЙНЫМИ Х-ЛУЧАМИ»

Война, тем не менее, вскорости разразилась. И действительно оказалась самой кровопролитной в истории человечества. Ведущую роль в ее развязывании, как известно, сыграла нацистская Германия, во главе которой встал Адольф Гитлер. Фюрер оказывал большое внимание разного рода новинкам. Но, будучи малообразованным, технически неграмотным человеком, сплошь и рядом отдавал предпочтение не тем изобретениям и разработкам, которым следовало бы. Так, он не понял значения работ по расщеплению урана, не оказал должного внимания и строительству ракет, первым разработкам вычислительной техники… Зато при нацистском режиме в большом почете были разного рода маги, астрологи, деятели оккультных наук.

Некоторые из них откровенно использовали малограмотность фашистской верхушки в своих целях. Например, известно, что у немцев были свои «шарашки», в которых за колючей проволокой, в обстановке строжайшей секретности создавалось «чудо-оружие», способное, по мнению фюрера, повернуть ход войны и мировой истории.

Так, на территории концлагеря Бухенвальд в одном из бараков 100 заключенных специалистов под руководством некоего доктора Блау работали над установкой «двойных Х-лучей».

По ее поводу комендант лагеря сказал электротехнику Армину Вальтеру — одному из немногих выживших: «Ты, конечно, изрядный болван, но запомни, что Блау изобрел лучи, которыми остановил трамвай…»

Поговаривали, что в начале войны Блау был важной шишкой среди военных чиновников третьего рейха, но проштрафился, был уличен в финансовых махинациях и теперь старался восстановить свое реноме.

Однако по свидетельству Райнгольда Лохмана и некоторых других специалистов, переживших фашистский ад, «Блау, как мы установили, не обладал даже самыми элементарными сведениями по части физики». Ему не был известен даже закон Ома.

Впрочем, курировавшие Блау нацистские бонзы были не умнее своего подопечного. А потому все его требования, даже самые экстравагантные, выполнялись без промедления. Помещение барака-лаборатории было завалено трансформаторами, радиолампами, измерительной аппаратурой и т. д. Однажды сюда доставили спешно изготовленную концерном Сименса по спецзаказу огромную рентгеновскую лампу, в другой раз — кабель из чистого серебра. Но Блау, по свидетельству того же Вальтера, даже толком не знал, как обращаться с затребованным оборудованием. Тем не менее он старательно имитировал кипучую деятельность, втайне надеясь, что война кончится раньше, чем его призовут к ответу.

Однако его ожидания не оправдались. Города Германии стала систематически бомбить авиация союзников, и Гитлер лично вспомнил о «двойных X-лучах». В Бухенвальд должна была прибыть высокая комиссия, чтобы ознакомиться с ходом дел.

Блау велел спешно соорудить некую диковинную конструкцию, которую венчала обычная электрическая лампочка с жестяным патроном.

Как только прибыла высокая комиссия, горе-изобретатель стал включать многочисленные пульты и приборы. Все вокруг заполнилось гулом, грохотом и треском, посыпались фейерверки искр. Блау с умным видом «взял один из проводов на выходе из передатчика и притронулся его концом к патрону. Лампочка ослепительно вспыхнула, высокопоставленные гости зааплодировали. И после банкета, устроенного руководством лагеря, благополучно отбыли, благословив продолжение работ.

Интересно, какова была бы их реакция, если бы они знали секрет «фокуса». Незадолго перед демонстраций Блау велел подвести к патрону электролампочки второй провод, искусно замаскировав его фальшивыми накладками.

В другой раз Блау продемонстрировал свое искусство фокусника, незаметно сунув в одну из индукционных катушек железный стержень. Принимавшаяся радиопередача, естественно, прервалась. Этот трюк Блау опять-таки замаскировал демонстративными действиями своих «чудо-приборов».

Так, говорят, он и продержался в своей лагерной лаборатории до заключительной фазы войны. А потом под шумок тихо и незаметно исчез… Больше никто не слышал ни о самом профессоре, ни о его «двойных Х-лучах».

МИФЫ
ОБ «АБСОЛЮТНОМ ОРУЖИИ»

И это был не единственный трюк подобного рода. Известно, например, что немецкий профессор К. Заултер под прикрытием подобной «дымовой завесы» просто занимался в своей лаборатории проблемами рентгеновского анализа, не имевшего никакого отношения к «чудо-оружию».

А в белорусских лесах наши войска после отступления немцев обнаружили взорванные остатки какой-то диковинной установки, главным элементом которой, судя по всему, было параболическое зеркало, подобное прожекторному.

Неужто гитлеровцы хотели повторить эксперимент Архимеда, некогда, согласно легенде, сжегшего корабли римлян, атаковавших его родные Сиракузы?.. Однако что-то никто из непосредственных участников второй мировой войны, ее историков не припоминает случая, чтобы какой-то самолет или танк были подбиты сильным лучом типа прожекторного…

Да и гиперболоид инженера Гарина, как мы теперь знаем, мог сработать лишь на страницах фантастического романа. Реальные лазеры работают совсем на ином принципе…

Тем не менее, последователи Гарина все не переводятся и в наши дни. В начале 90-х годов XX века, в разгар шумихи по поводу программы СОИ, мне довелось познакомиться с неким инженером Э. Б. Шабадиным, научным сотрудником ВНИИ авиационных технологий. Он утверждал, что им создано «абсолютное оружие», функционирующее на основе «холодного термояда» и способное резать на расстоянии камень, броню, сбивать ракеты с курса. Более того, при создании установки надлежащей мощности он обещал пропустить энергетический луч сквозь толщу самой планеты, чтобы он произвел свою разрушительную работу на той стороне Земли. То есть аккурат в США…

Однако с той поры прошло уж сколько лет, а о подобных атаках что-то ни слуху, ни духу… Зато был шум по поводу операции «TRUST» («Доверие»), которую предлагал осуществить тогдашнему руководителю нашего государства М. С. Горбачеву небезызвестный изобретатель R Авраменко. Насколько я помню, он брался создать установку, способную изменить определенную область пространства таким образом, что попавшая туда ракета или иной летательный аппарат, тут же меняли свой курс или вообще уничтожались. Несколько таких систем могли создать на определенном направлении непреодолимую «завесу» для баллистических межконтинентальных ракет потенциального противника, утверждал Авраменко.

Однако, похоже, и ему не очень поверили, поскольку система «TRUST», насколько мне известно, так и не была создана.

СБИТЬ РАКЕТУ, СЛОВНО МОТЫЛЕК…

«Ну а как же наш «асимметричный ответ», о котором столько говорил Горбачев? — спросите вы. — Ведь именно эта загадочная система привела к тому, что программа СОИ так и не была развернута американцами? Неужто все это блеф?..»

Нет, почему же…

Представьте себе картину: в вечерних сумерках к краю поля подъезжает «Газель» с оборудованием. Сначала включается прожектор со специально подобранным ультрафиолетовым светофильтром. На свет, как известно, очень любит собираться всякая мошкара, насекомые, даже птицы прилетают. Так вот, светофильтры нужны для того, чтобы в данном случае особо привлекать хлопковую или табачную совку — бич плантаций. А когда та поднимется на крыло, тут же ударят по ней лучом лазера.

О столь оригинальном способе борьбы с сельскохозяйственными вредителями, разработанном сотрудниками Троицкого института инновационных и термоядерных исследований (ГНЦ РФ ТРИНИТИ) совместно со специалистами НПО «Биотехнология», мне рассказал один из разработчиков, заместитель директора отделения, кандидат физико-математических наук Александр Григорьевич Красюков.

Бороться с вредителями сельского хозяйства с помощью лазера мощностью в 2 КВт оказалось намного эффективней, чем с помощью ядохимикатов. Да и экология полей, и так уж основательно загаженных химией, не страдает.

И это лишь одно из применений системы, созданной на базе бывшего боевого лазера.

Вспомните, одной из ключевых позиций знаменитой в свое время стратегической оборонной инициативы или программы СОИ, разработанной в США, был проект создания лазерного оружия, способного поражать технику противника не только и не столько на Земле, в атмосфере, но и в космическом пространстве, где обычное оружие малоэффективно.

Однако в скором времени, как известно, программа «звездных войн» была свернута. Одной из причин тому стало «сверхсекретное русское чудо» — СО2-лазер мощностью в 1 миллион ватт. Говорят, то и был наш знаменитый «асимметричный ответ», обещанный М. С. Горбачевым американцам.

И когда сенаторы США, побывавшие на одном из наших полигонов, своими глазами увидели действенность этого лазера, финансирование программы СОИ тут же было свернуто. Зачем гробить кучу денег на космическую технику, которая довольно просто нейтрализуется с земли?

Когда же выяснилось, что этот чудо-лазер в качестве оружия, скорее всего, не понадобится, команда специалистов, в которую, помимо сотрудников ТРИНИТИ, вошли представители НПО «Алмаз», а также НИИ электрофизической аппаратуры им. Д. В. Ефремова и Государственного внедренческого малого предприятия «Конверсия», разработала на его основе мобильный лазерный технологический комплекс МЛТК-50.

На испытаниях он показал, что может использоваться, например, при ликвидации пожаров на газовых скважинах, срезая сквозь дым и гарь мешающие пожарным стальные конструкции. Испробовали его и при резке корабельной стали, разделке скального массива в каменоломнях, при дезактивации поверхности бетона на АЭС методом шелушения поверхностного слоя и т. д.

Базируется такой комплекс, создатели которого недавно были удостоены премии правительства России, на двух модулях-платформах, сконструированных на основе серийных автоприцепов Челябинского завода. На первой платформе размещается генератор лазерного излучения, включающий в себя блок оптического резонатора и газоразрядную камеру. Здесь же устанавливается система формирования и наведения луча. Радом располагается кабина управления, откуда ведется программное или ручное его наведение и фокусировка. На второй платформе находятся элементы газодинамического тракта: авиационный турбореактивный двигатель Р29-300, выработавший свой летный ресурс, но еще способный послужить в качестве источника энергии; эжекторы, устройство выхлопа и шумоглушения, баллон с сжиженной углекислотой, топливный бак с авиационным керосином.

Каждая платформа оснащена своим тягачом марки «КрАЗ» и транспортируется практически в любое место, куда он пройдет. Так что, как видите, российский «гиперболоид» с одинаковым успехом может применяться как для военных, так и для гражданских целей.

Интересная деталь: в разговоре со мной А. Г. Красюков сказал, что гражданский вариант создать оказалось труднее, чем военный. Дело в том, что военная техника чаще всего эксплуатируется в экстремальном режиме. И конструкторов мало заботят такие параметры, как экономичность, долговечность, простота изготовления и обслуживания… Главное для них — выполнить поставленную боевую задачу. А вот на «гражданке» критерии несколько иные. Тут техника должна работать долго, не капризничать, не требовать для своего обслуживания особо высококлассных специалистов. И стоить как можно дешевле, поскольку денег в нашем народном хозяйстве вечно не хватает.

Кстати, несмотря на высокую награду, сами создатели комплекса уже не очень довольны своим детищем. Они полагают, что за прошедшее с 90-х годов прошлого века время, когда создавалась эта техника, появились новые возможности, которые позволяют значительно улучшить комплекс. Например, базировать его не на автоприцепах, а в стандартных грузовых контейнерах.

Контейнеры без особых хлопот можно переправлять водным или железнодорожным транспортом. Или даже подвесить такой контейнер к вертолету.

А поскольку пожары на российских скважинах случаются далеко не каждый день, специалисты ТРИНИТИ начали претворять в жизнь еще одну оригинальную задумку. На основе МЛТК-50 они теперь создают целую гамму подобных комплексов различной мощности. Особенно хвалил А. Г. Красюков МЛТК-5, то есть комплекс с мощностью в 10 раз меньшей, чем его старший собрат.

Тем не менее, и такой силы вполне достаточно, чтобы решить, например, задачу ремонта прямо на месте забарахлившей турбины большой ГЭС. Весит такая махина 150–200 т, да и габариты ее соответствующие. Так что транспортировать агрегат для ремонта в заводской цех замаешься.

Между тем выясняется, что турбина могла бы еще поработать, да вот поверхности особо интенсивного трения — там, где подшипники — начали стираться. Вот тогда прямо в машинный зал ГЭС доставляют МЛТК-5 и с его помощью проводят лазерное напыление, восстановление истертых поверхностей. Турбина после такого ремонта способна проработать еще почти столько же, сколько и новая… В общем, не перевелись еще умельцы на Руси.

НА ЧТО СПОСОБЕН HAARP?

Впрочем, не только наша демонстрация силы привела к свертыванию программы «звездных войн». Говорят, сама программа СОИ изначально была своего рода блефом. Американцы просто хотели, чтобы мы втянулись в безумно дорогую гонку космических вооружений. И тут, надо сказать, они преуспели. Создание ныне никому не нужного «Бурана», тех же сверхмощных лазерных установок (троицкая, кстати, была не единственной — еще одна была смонтирована на сухогрузе «Диксон», при дележе Черноморского флота доставшегося Украине), сделали то, чего не смогла сделать вторая мировая война: экономика СССР рухнула, и страна развалилась на ряд отдельных государств.

А ныне, кстати, поговаривают о новом «сверхоружии». Так в центре Аляски, в одном из самых безлюдных районов этого и без того не очень густо населенного американского штата, ВМФ и ВВС США вот уже добрый десяток лет продолжают совместное осуществление проекта HAARP. Загадочная аббревиатура после расшифровки и перевода звучит так: «Программа высокочастотного активного изучения полярных сияний».

Однако пусть вас не путает столь миролюбивое, чисто научное название. Возводимый в снегах Аляски объект представляет собой огромное антенное поле общей площадью более 13 га. Из предусмотренных планом 180 антенн большинство уже функционирует.

Формально действительно проект носит не столько военный, сколько научный характер. Его цель — изучение физических и электрических свойств земной ионосферы.

Ионосфера, как известно, — самый верхний слой атмосферы. Она начинается на высоте около 50 км и простирается до границы магнитосферы Земли. Этот слой содержит большое количество ионизированных молекул и свободных электронов; он является своеобразным щитом, прикрывающим поверхность планеты от смертоносного потока солнечной радиации.

Собственно, и самим своим возникновением ионосфера в значительной мере обязана Солнцу. Ядерные процессы, происходящие на поверхности светила, сопровождаются истечением плазмы в межпланетное пространство. Этот так называемый «солнечный ветер» мог бы истребить все живое на нашей планете, если бы не защитный барьер — магнитное поле Земли, отражающее большую часть заряженных частиц.

Однако для ультрафиолетового и рентгеновского излучения магнитное поле Земли — не преграда. Впрочем, оно проникает лишь в верхние слои атмосферы, сталкивается там с молекулами воздуха и вызывает их ионизацию. Вокруг планеты образуется плазменная оболочка, препятствующая дальнейшему проникновению радиации.

Ионосфера издавна привлекала внимание ученых уже хотя бы потому, что обеспечивала возможности дальней радиосвязи. Правда, способность ионосферы поглощать, отражать или пропускать радиосигналы той или иной длины радиоволны, зависит не только от высоты данного ионосферного слоя, но и от времени года и даже времени суток.

После возникновения сети геостационарных спутников, которые позволили наладить надежную связь в диапазоне дециметровых и сантиметровых волн, свободно проникающих сквозь ионосферу, интерес к ее изучению несколько угас. Однако сравнительно недавно у военных возникла новая идея.

Дело в том, что атомные подводные лодки — один их самых эффективных видов вооружения — могут месяцами не подниматься на поверхность океана. Но при этом они практически отрезаны от внешнего мира, поскольку обычные радиоволны не проникают сквозь толщу воды.

Поэтому для связи с ними используют волны очень низкой частоты и соответственно очень большой длины. Но для такого излучения нужно иметь антенны протяженностью в тысячи километров. И тогда возникла идея использовать ионосферу в качестве такой переизлучающей антенны.

Между тем находящаяся в постоянном движении плазма ионосферы имеет более-менее упорядоченную структуру только у полюсов Земли — там, где сходятся силовые линии магнитного поля. Так нельзя ли воздействовать на ионосферу с Земли каким-либо излучением, чтобы стабилизировать ионосферу, изменять ее кривизну и другие параметры по своему усмотрению?

Попыткой ответа на этот вопрос и стал проект HAARP на Аляске.

Впрочем, многие эксперты ныне полагают, что проводимые там вдали от посторонних глаз эксперименты выходят далеко за рамки военно-навигационных задач и уж тем более за рамки сугубо научных гражданских исследований. Не исключено, что на Аляске ставятся эксперименты по направленному воздействию на погоду путем посылки в атмосферу мощных пучков ионизированного излучения.

О том, какими возможностями обладает антенное поле HAARP, говорит доктор Бернард Ислунд, физик, выдвинувший идею проекта и стоявший у истоков его воплощения.

— Установка способна обеспечить мощность излучения до 3 млн ватт. Причем антенное поле столь огромно, что позволяет, не прибегая к помощи подвижных платформ, прицельно посылать пучки высоких энергий в любую заданную область ионосферы, осуществляя таким образом локальный нагрев определенных ее участков.

Однако зачем выстреливать столь мощным энергетическим зарядом в небо? Дело в том, что «солнечный ветер» создает в ионосфере гигантский электрический потенциал. А поскольку плазма электропроводна, то над планетой циркулируют токи силой до миллиона ампер.

Кстати, полярное сияние как раз и является зримым свидетельством существования этих гигантских электрических цепей над полюсами нашей планеты. По мнению ряда специалистов, струи электричества в ионосфере способны влиять на многие атмосферные процессы. Здесь-то и кроется возможность манипулировать погодой.

По словам Бернарда Ислунда, одна из нынешних целей проекта — воздействовать на электрические струи в ионосфере. Есть данные, что таким образом можно изменить, например, розу ветров на больших высотах. А значит, HAARP способен в определенной степени влиять на погоду в том или ином регионе планеты.

Аналогичные антенные поля используются исследователями и по другую сторону Атлантики. Научная ассоциация ALSCAD, объединяющая норвежских, финских, японских, французских, британских и немецких исследователей, располагает рядом объектов на севере Скандинавии. Сокращение ALSCAD при расшифровке и переводе означает «Европейское некогерентное рассеивание».

Правда, в отличие от своих американских коллег, сотрудники ассоциации довольно скептически относятся к возможностям человека радикально влиять на погоду.

— Мы еще не знаем толком, насколько тесна связь между ионосферой и нижними слоями атмосферы. Если такая связь и имеется, то она способна проявляться лишь в медленных процессах, вроде изменения климата. Но к оперативному управлению погодой это не имеет никакого отношения, считает профессор Кристиан Шпигель.

Что же касается военного аспекта исследований, то, по мнению ученого, такие работы в США действительно ведутся. Европейцы во всяком случае решительно отказались предоставить янки свою установку для проведения экспериментов.

И тогда американские военные всерьез занялись строительством антенного поля на Аляске.

Сам изобретатель HAARP Бернард Ислунд сегодня работает над реализацией новой идеи. Его цель — борьба со смерчем. Это стихийное бедствие, от которого страдают южные штаты США, уносит из года в год сотни жизней и причиняет огромный материальный ущерб, исчисляемый миллиардами долларов.

Кстати, то, что тайфуны, ураганы и смерчи связаны с электрическим полем вокруг Земли, подтверждает и новый способ их прогнозирования. Вместо общепринятого ныне измерения скорости ветра специалисты НАСА намерены наблюдать со спутников за частотой молний — чем чаще вспышки разрядов, тем выше вероятность возникновения торнадо.

Бернард Ислунд собирается уничтожать смерчи буквально в зародыше, используя для этого мощное микроволновое излучение. Ученый планирует создать новую спутниковую систему, которая будет атаковать зарождающиеся смерчи.

— Торнадо возникают там, где теплый сухой воздух поднимается вверх, а холодный влажный опускается вниз. Эти два встречных потока — восходящий и нисходящий — закручиваются друг вокруг друга, создавая всасывающую воронку. Спутники, которые я намерен использовать для укрощения торнадо, устроены так, что будут распознавать процесс возникновения воронки в зародыше. Если в этот момент микроволновый излучатель, расположенный на спутнике, направляет пучок микроволновой энергии на поток холодного воздуха, тот быстро нагревается и в результате никакого закручивания потока не происходит. На том же принципе может быть создано и устройство, ограничивающее мощность ураганов и тайфунов.

Как считает Бернард Ислунд, по мере того, как развивается глобальное потепление, погода на планете становится все хуже. Между тем огромная часть населения Земли живет в регионах, предрасположенных к стихийным бедствиям. Для этих людей недостаточно обычных мер по сокращению выброса углекислого газа в атмосферу, нужно предпринимать специальные меры по борьбе со смерчами и ураганами.

Техническая база для осуществления проекта Бернарда Ислунда уже имеется. Американо-японские спутники, предназначенные для измерения силы тропических дождей, оборудованы специальными радарами, способными справиться с распознаванием зарождающихся торнадо. Уже сегодня они следят за погодой как раз в тех районах, где обычно возникают и смерчи. Реализация проекта упирается лишь в необходимость установить на спутниках нового поколения излучатели нужной мощности.

— Правда, у этого способа есть и оборотная сторона, — полагает изобретатель. — Ведь тот же способ, что годится для предотвращения смерчей, может быть использован и для их искусственного создания.

Так что возникает проблема, как уберечь найденную технологию от использования в военных целях. Впрочем, военные уже в состоянии создать подобные установки самостоятельно. И простым запретом работ в данном направлении ничего сделать не удастся. Надо просто ставить исследования по укрощению торнадо под международный контроль. Тогда меньше риска, что методика воздействия на погоду будет использована лишь в военных целях.

Но это уж тема для другого разговора…



М. Д. Струнина
ГДЕ ТЫ БЫЛ, АДАМ, или Все о Еве

Каких только историй не оставили нам древние народы! У фульбе/фула, живущих в Западной Африке, сохранился миф об их первопредке питоне Тяянабе. Когда этот змей был совсем маленьким, верховный бог Гено дал ему двадцать две коровы и отправил в самостоятельную жизнь. Мужественный малыш переплыл соленую реку, преодолел гряду камней, загораживающих вход в устье реки Сенегал, поднялся вверх по течению и добрался до истоков Нигера. Здесь он вступил в брак с водами реки и стал называться Нинкинанка.

Юный Нинкинанка был не единственным обитателем новых мест. Там он встретил семью Ило/Эло, имя матери которого никто не помнит, а отца звали Ялади. Это доброе семейство усыновило беззащитного малыша, и стали Ило и Нинкинанка братьями-близнецами.

ОТКУДА БЫЛ ИЗГНАН НИНКИНАНКА?

Чтобы ответить на этот вопрос, нам надо выяснить, кто такой его отец Гено. Имя его означает Вечный (иногда его имя переводят как Творец). Значит, Гено был богом, сотворившим мир за «соленой рекой», т. е. за морем. По своим функциям он очень похож на создавшего мир библейского Бога. Возможно, что мифы и о Гено, и о Яхве говорят об одном и том же событии. А где еврейский Бог создал землю? Библия на этот счет дает совершенно однозначный ответ. Один из древнейших философов, Иов, прославляя Господа, восклицает: «Он распростер север (выделено мною. — М. С.) над пустотою, повесил землю ни на чем… Он поставил престол Свой, распростер над ним облако Свое». Видите, как все просто:

Господь сначала создал Север, затем подвесил там землю, поставил на ней Свой престол, а сверху распростер облако — на Севере часты тяжелые тучи и облака.

Важную деталь к Божьему мироустройству добавил Иоанн Богослов: «Он держал в деснице Своей семь звезд». Конечно же, речь идет о находящейся прямо над Северным полюсом Большой Медведице.

Удивляет, насколько детально Господь знаком с реалиями Севера. Укоряя Иова за недостаточно стойкую веру, Он говорит: «Обозрел ли ты широту земли? Объясни, если знаешь, все это. Где путь к жилищу света, и где место тьмы?.. Входил ли ты в хранилище снега… Из чьего чрева выходит лед, и иней небесный, — кто рождает его? Воды, как камень, крепнут, и поверхность бездны замерзает». Только живя на Севере, можно уделить столько внимания снегу, льду и тьме.

Один из праведников, Енох, побывал на небе и сообщил много подробностей о тамошней жизни. Оказывается, каждое явление природы имело там своего духа: «И дух моря есть мужеский, сильный… И дух инея есть его (собственный, особенный) ангел, и дух града есть добрый ангел. И духа снега Он назначил ради его силы, и он (снег) имеет особенного духа; и то, что поднимается из него, есть как бы дым и его имя мороз. Но дух облака не соединен с ними…»

О «северной прописке» Господа знает и пророк Исайя. Насмехаясь над претензиями врага Израиля — правителя Вавилона на мировое господство, он восклицает: «А говорил в сердце своем: «Взойду на небо, выше звезд Божиих вознесу престол мой, и сяду на горе в сонме богов, на краю севера» (выделено мною. — М. С.). Оказывается, не очень-то высоким было небо наших предков — размещалось оно на горе, где, к тому же, восседал не только еврейский Бог, но и целый сонм других богов.

В тех же местах обосновался и западносемитский бог Балу/Баал, т. е. Владыка. Его местопребывание — гора Цапаиу (на иврите — Цафон), что значит Северная. Некоторые ученые имя бога Баал-Цапани переводят как «Тот, чья резиденция расположена на горе богов на Крайнем Севере».

Где же располагалась эта божественная гора? До нее доведет нас пророк Иезекииль. Угрожая царю Тирскому, он говорил: «Я Бог, восседаю на седалище Божием в сердце морей… Я наведу на тебя иноземцев…» Получается, что земля была создана Господом не просто на краю Севера, но в открытом водном пространстве, в «сердце морей».

Поскольку «на краю севера» расположен Северный Ледовитый океан, значит, именно в его «сердце», в центре, располагалась земля, созданная Богом. Значит, именно эту землю изобразил известнейший немецкий картограф XVI в. Г. Меркатор, опубликовавший в 1569 г. карту Арктики, на которой в центре океана поместил большой материк, разрезанный четырьмя потоками (райскими реками) на отдельные острова. Вот она — земля, созданная еврейским Яхве, Гено народа фульбе, вавилонским Мардуком, западносемитским Баалом-Цапани и др.

Эта арктическая земля и была той Темной страной, в которую ходил шумерский царь Гильгамеш за бессмертием. Из этой Темной страны прибыло к хеттам в Малую Азию их «место трона». Отсюда злые демоны похищали невест у якутских богатырей.

В самом центре этого архипелага, прямо под Полярной звездой (подвешенной Мардуком), на карте Меркатора изображена священная гора, которую древние индийцы называли Золотой Меру, иранцы — Харой Березайти, а русские — Золотой или Белой горой. Кстати, само слово «полюс», по-видимому, зародилось здесь же, на Севере.

Есть в удорском диалекте коми языка такие слова, как «пол» — «старик, дед» и «полок — «северное сияние». Вот и получается, что полюс — это земля отцов, над которой полыхали северные сияния и на которой народ жил до переселения.

Вот с этой-то полярной прародины и был изгнан питон Тяянаба. «А «соленая река», через которую он переправился, это — «река-Океан» древних греков, омывавшая «круг земной». В таком случае, рекой Сенегал для Тяянабы оказалась таймырская Пясина. Сравните их названия: Сене-гал, Пя-сина. А когда после потопа сюда пришли потомки Ноя, они назвали эти места долиной Сеннаар, т. е. долиной реки Сен/Син. Русские в своих преданиях называют эти места Синарь, поле Сенарско, Северское поле. А в Атласе известного путешественника Миддендорфа в районе плато Путораиа показаны Северские горы (Sywerma Gebirge). И когда этот топоним добрался до Вологодской области, он превратился в Шиньяр. А еще страну Сеннаар называли Вавилонией.

Чтобы двигаться по Пясине-Сенегалу, нашему юному герою пришлось преодолеть «гряду камней». Ею, несомненно, являются горы Бырранга, проходящие через весь север Таймыра. Само название Быр-раи-га — плод творчества предков нганасан, назвавших эти горы «бэрэ», т. е. «гора», и семитов, прибавивших к этому непонятному для них названию свое — «рай», т. е. «высота». Русские же до сих пор северные горы называют «варка».

Упорно двигаясь вверх по течению, Тяянаба добрался до истоков Нигера. В Африке у Нигера и Сенегала истоки действительно расположены близко друг к другу. Но на Таймыре, чтобы добраться до истоков Нигера, надо было сначала войти в устье реки Черной, правого притока Пясины. Ведь Нигер — это и значит Черный. Получается, что Тяянаба со своими коровами попал на плато Путораиа, откуда стекает река Черная.

Плато Путорана, Путорана — высота Пута/Фута, третьего сына Хама. А у японцев есть бог Футодама, имя которого означает «Переполненный сокровищами». Еще бы! Ведь в недрах Норильска и Талнаха — вся таблица Менделеева. Здесь-то и находилась страна Пунт. Ведь в оригинале Библии она называется Рй. Название плато Путорана фульбе принесли и в Африку. Группы возвышенных плато на новой родине они назвали Фута-Джаллон, Фута-Торо.

Вот здесь-то, в истоках Нигера-Черной, Тяянаба «вступил в брак» с водами реки и, начиная от Бафулабе, стал называться Нинкинанка. «Вступил в брак» — значит, стал хозяином здешних мест, о чем и поведало нам его новое имя Нин-кинан-ка, где «нин» — «господин, владыка» (у шумеров) или «старший брат» («нины» у нганасан), а «ки-нан» — это Кнаан/Кынаан/Ханаан (у семитов). Именно здесь, на плато Путорана, Нинкинанка и стал родоначальником народа фула/фульбе. Ведь в мифе говорится, что он стал хозяином «от Бафулабе», Ба-фула-бе. В переводе с языков местных жителей это значит: «ба» — «ребенок» (эвенк.), «фула» — Пул (ивритское название Палестины), а «бэе» — «человек» (эвенк.). В общем, малыш-питон стал владыкой места, называвшегося Палестинцы (под властью) Ребенка.

И еще, когда известный путешественник IV в. до н. э. Пифей из Массилии/Марселя доплыл на Севере до «Крайней Фулы», значит, побывал он в местах, откуда был изгнан питон Тяянаба — на Арктическом архипелаге или его остатках. Значит, одним из названий этого архипелага было — Фула, и Тяянаба перенес это название на Таймыр.

НОВАЯ СЕМЬЯ НИНКИНАНКИ

Если вы еще не забыли, юного питона приняли в свою семью Ил о, его безымянная мать и ее муж Ялади. Как только я узнала имена мужчин в новой семье Тяянабы, у меня сразу же возникли очень интересные ассоциации. Ведь имя нового брата-близнеца пришельца — Ило означает «бог». Но это же имя как часть входит в имя сына Адама и Евы: Авель. Еще более важное имя носит его отец: Ялади значит Красноухий. Как тут не вспомнить, что отца Авеля звали Адам, т. е. Красный? Похоже, что семейство, приютившее Тяянабу, — это Адам, Ева и Авель. Правда, мать Ило называется просто «хозяйка», но по-эвенкийски «хозяйка» звучит как «эден». Если вспомнить, что райский сад в Библии называется Ган эден/эдем, где «ган» значит «сад»), значит, жили они в Саду хозяйки (или хозяина, так как «эден» — это и «хозяин» тоже). Ниже я попытаюсь вам доказать, что эти места были таймырским Шумером, Вавилонией. Видимо, отсюда в исторический Шумер его жители принесли название его плодородной части Гуэден, Гу-эден. Поскольку по-шумерски «гу» значит «бык», именно здесь паслось стадо Тяянабы. Я даже предполагаю, что на плато Путорана Гуэден находился в районе озера Гудке и горы Гуд-чиха, недалеко от Норильска.

А теперь я задам вопрос для первоклассников: если Ялади — Адам, хозяйка — Ева, Ило — Авель, то какая же роль достается Тяянабе? Ну конечно же, этот юный змей был сыном Сатаны — Каином, изгнанным Гено-Яхве с созданной ими земли. Об этом, кстати, говорит и его имя, которое пишется Caanaba, т. е. включает в себя имя Каина.

Значит, и создатели Библии, и творцы мифа о Нинкинанке были участниками и свидетелями одной и той же истории, разыгравшейся на прародине. А еще значит, что Хозяйка и Ялади с Ило, т. е. Ева с Адамом и Авелем, прежде чем оказаться на плато Путорана, прошли тот же путь, что и Тяянаба-Каин, а следовательно, питон не прокладывал новых дорог, а шел хорошо известным маршрутом, переплыв реку-Океан, отделявшую Таймыр от Полярного архипелага. В этом случае понятны слова, приписываемые в одном из апокрифов Каину:

Возьму ли крылья утренней зари,
Переселюсь на край ли Океана…

А теперь мне надо вам доказать, что Адам-Ялади со своим семейством двигался тем же путем, что Тяянаба-Каин. Если наши герои, как и Тяянаба, поднимались вверх по Пясине, они непременно в ее низовьях достигли места, где раскинулся целый куст однокоренных топонимов: сопка Красная, река Красносопочная и остров Красносопочный. У нас даже есть описание сопки Красной, сделанное известным полярным исследователем XX в. Н. Н. Урванцевым, изучавшим Пясину. Вот оно: «На левом, более отмелом берегу, в полутора километрах видна сопка странного кирпично-красного цвета. Она оказалась сложенной из гранита. При выветривании его отдельные минералы приобрели характерный кирпично-красный цвет, благодаря которому сопка бросается в глаза издали. Мы ее так и назвали — Красная сопка». Уважаемый исследователь не знал, что за несколько тысяч лет до него эту же сопку заметил египетский царедворец Синухе, сообщив нам, что проходил мимо «каменоломни Владычицы Красной горы». «Береговой краснеющий песок» и «красный берег» отмечают в своих олонхо и предки якутов.

Вот и получается, что Адам-Ялади стал Красным, Красноухим от Красной сопки. А это, в свою очередь, значит, что он не просто прошел по этим местам, а стал хозяином этих земель в западной части Бырранги и прожил там значительное время, прежде чем перебрался дальше на юг.

Должна сознаться, что между мифом о Нинкинанке и Ило, с одной стороны, и о Каине и Авеле, с другой, есть одно существенное расхождение: фульбе утверждают, что владельцем коров, т. е. скотоводом, был Нинкинанка, т. е. Каин. Следовательно, Ило-Авель был земледельцем. Библия же утверждает обратное. Я склонна поверить фульбе. Ведь на иврите Авель звучит как Гевел, Гевел. Но Геб — имя египетского бога Земли (у индийцев его имя звучит как Кев). Получается, что Авель — бог Земли. Правда, до того, как обозначать бога слова «ил, эл, ал, ило, эло, илэ» у тунгусских и тюркских народов значили «человек, народ». Так что первоначально имя Авель могло означать «человек земли», т. е. земледелец. Возможно, что скотоводами стали потомки Авеля после того, как Тяянаба-Каин отдал им в возмещение убийства свои стада.

Так вот и стала большая семья жить и трудиться в юго-западной части Таймыра, на плато Путорана. Библия эту землю называет страной Нод: «И ушел Каин от Яхве и поселился в стране Нод супротив Эдена». Значит, здесь и образовался Ханаан, хозяином которого стал Нинкинанка-Каин.

ХАНААН

По-видимому, первоначально название земли Ханаан /Кнаан/Кынаан/Кенаан относилось к Арктическому архипелагу. Во всяком случае, у очень многих народов их древнейшая прародина носила название, включающее частицу ка/ке/ки/ку. Ка назывался остров Бородатого змея, погибший в природном катаклизме, о чем рассказали древние египтяне. Думаю, что Ка звался и сам змей. Кстати, Каин — тоже потомок Змия, Сатаны, как, впрочем, и Тяянаба, Caanaba.

Шумеры страну предков называли Кеенга, а селькупы (язык которых содержит много общего с языком шумеров) — Киенга. Почти таким же словом называют свою прародину и жители острова Пасхи — Каинга-Нуинун. А гавайские мифы донесли память об огромном континенте, уничтоженном потопом, который назывался «Солнечное сплетение бога Кане». Похожий топоним есть и в греческой мифологии: дочь Зевса и Кармы (видимо, возлюбленная Громовержца принадлежала к индийскому племени), родилась в городе Кане. Почти так же называлась одна из двух фратрий у кетов — кан, — тан или кан, — деан. Даже герой бантуя-зычного народа Уганды, заблудившись, попал в страну Кинту, а мифы народа ганда именем Кинту называют своего первопредка. На языке древних индийцев земля обозначалась словом ку, а народ коми называет свою землю Кудской. Даже в русских народных сказках остров Буян иногда называют Кидань.

Похоже, что в основе названия Арктического архипелага лежало слово «земля» и тесно связанное с ним — «змея». Естественно, что от названия земли происходило и название родного очага. У евреев «кен» и значит — «дом, очаг, гнездо».

Переселившись на Таймыр, Каин-Тяянаба назвал новую землю, как и покинутую им, — Ханаан. А его соплеменники и потомки стали называться кенитами, кенеями, кенезеями.

Под ногами новых владельцев находились все сокровища Таймыра. Грех было этим не воспользоваться. Неслучайно с именем Каина связано развитие кузнечного дела. От его имени получил название сам процесс ковки: на арабском и арамейском языках корень kjn значит «ковать», т. е. делать, как Каин. «Кузнец» по-арабски назывется «кайн», а на арамейском — Кинаа». Потомки же Каина, кениты, на иврите называются «ха-кайни». Интересно отметить, что и в русских заклинаниях Каин связывается с кузнечным делом и называли его Кавель, т. е. коваль:

Погляжу на месяц, светел месяц.
В том младу месяцу
два брата родные:
Кавель да Авель.

Вот тут-то, в условиях развития металлургического производства, и появилось название страны — Нод. На иврите это слово означает «кузнечный мех». Где же располагался этот кузнечный мех? Думаю, что на северо-западе плато Путорана, откуда в реку Дудыпта стекает горная речка Кыстыктах. «Кыстык» — по-якутски значит «наковальня» (по-эвенкийски она называется «кистык»). Эта кузница произвела неизгладимое впечатление на предков якутов. Особенно их поразил кузнечный мех (нод):

Из широких ворсистых шкур
Сорока четырех жеребцов —
Шумно, не умолкая, гудит
Огромный кузнечный мех.

Но особенно поражал современников сам кузнец, который свои заклинания «бормотал на неведомом языке» (арамейском?). Соседи дали этому мастеру много имен, причем были среди них такие, которые включают название «Ханаан»: Таканаан, Кэкэнээн, Кэнэгэ. А были и такие, которые включали имя Тяянабы: Баалтааны (господин Тааны), Куэттээна. Все позднейшие кузнецы с уважением относились к основателям кузнечного дела — потомкам змеев. Поэтому покровителями и защитниками кузни всегда считались змеи.

Если страна Нод действительно находилась на реке Кыстыктах, значит где-то здесь следует искать и могилу нашего праотца — Адама. Арабский историк VII в. Ибн аль-Кальби сообщил, что, когда умер Адам, сыны Шета/Сифа похоронили его в пещере на горе Нод.

Начало обработки металлов произвело переворот в жизни древних народов. Ассирийцы железо даже назвали по стране изготовления — «кина». Наследники Каина совершенствовали производство, и его потомок Тувал-Каин считается отцом всех кузнецов. Но в то же время изобретателями обработки руды считаются халибы. Уж не они ли дали название речке, впадающей в Верхнюю Таймыру — Халибала? Позднее халибов стали называть халдеями. Значит, они переселились (вместе с Каином?) на плато Путорана, где немного севернее озера Лама высится гора Халдая.

О распространении кенитов по плато Путорана говорит одно из апокрифических сказаний, в котором сообщается, что Каин жил недалеко от Дамаска, в городе Канейна. Дамаск ближневосточный расположен на реке Барада. Но исследователи уверяют, что раньше эта река называлась Амана или Авана, что значит «Каменистая». Из этого следует, что кениты расселились и на притоке Дудыпты, реке Авам. А от таймырского Авама до таймырского «Дамаска» рукой подать, так как немного юго-западнее истоков Авама в озеро Лама впадает речка Дэмэ, вытекающая из одноименных гор. Здесь, вероятно, и находился Дамаск. И название этого города совсем не безобидное. Ведь на иврите «дам» — «кровь», а по-нганасански «дяма» — «кровь вместе с плазмой». Тут-то Каин, вероятно, и совершил свое ужасное преступление.

Если Тувал-Каин был отцом всех кузнецов, то его брат Иувал считался предком играющих на гуслях и свирелях. Своим музыкальным талантом он напоминает Тяянабу: последний любил играть грусные мелодии на флейте, вырезанной из стебля сорго и имевшей семь отверстий. На иврите флейта называется «халиль». Это название сохранила речка в бассейне озера Хантайское.

О том, что на Таймыре действительно находился Ханаан, говорят тамошние названия. В центральной части Северо-Сибирской низменности приютилось небольшое озеро Кенту, память о котором переселенцы донесли до Африки. В Дудыпту впадают реки Хамакан, Хонгомакит и Хегдихонгомакит. Правый приток Верхней Таймыры называется Кингкатари. В бассейне реки и озера Аян (что на иврите значит «источник, родник») струят свои воды реки Большая и Малая Ханамакит. Озера на плато Путорана носят названия Ко-налах, Конон, Ханавунбивкан, а реки — Кеназ, Кончи, Койнончи и др. В восточной части Таймыра разбросаны озера Киенг-кюель и Джие-киенг.

Вообще, северные народы хорошо помнят название Ханаан. Для героев якутских сказаний страна Хамаан-Имэ-эн — это Гибель-Страна. А по-ненецки «хананами» значит «унесенное мое». Выходит, что и для них это название связано с гибелью Арктического архипелага.

Прошумели над Таймыром века, изменился климат, и большая часть народов, населявших до- и послепотопный Таймыр, расселились по миру в поисках благоприятных условий жизни. Но часть этих народов до сих пор населяет этот северный полустров. Остались ненцы, которые слово «море, озеро» называют, как и евреи, — «ям». Остались эвенки, этноним которых на иврите означает «живущие в камне», т. е. горцы. Ведь на иврите «эвен» значит «камень». Остались нганасаны, для которых семитское слово «бен» — «сын» произносится как «бен» — «жизненная сила». Осталась, наконец, часть потомков питона Тяянабы, имя которого сохранилось в редко употребляемом самоназвании норильских долган — тяяге. Ученые объясняют, что этноним этот имеет тунгусское происхождение и означает «племя, народ». Но у нганасан «таа» — это «домашний олень». Так что, возможно, тяяге, потомки Тяянабы — оленеводы и что малыш-питон получил в наследство от Гено не коров, а оленей.

СКАНДАЛ НА НЕБЕСАХ

Мы с вами так хорошо расселили по Таймыру потомков Каина, как будто до него там никого и не было. Но ведь питон Тяянаба пришел на уже обжитые земли, где хозяйничали Ило и его родители, т. е. Авель и Адам с Евой. Давайте вспомним, как там оказались они.

Господь с любовью обустраивал созданную им землю «в сердце морей». Он развел всяких животных, насадил райский сад и, как венец творения, создал Адама и Еву. Очень не хочется верить, что Господь плохо продумал свое самое главное творение и, чтобы создать женщину, вынужден был произвести хирургическую операцию и вынуть ребро из первого человека. Попробую реабилитировать Творца. Вспомните, что говорил Лаван своему зятю Иакову: «Ты же кость моя и плоть моя». И никому не приходит в голову утверждать, что для создания Иакова Лавана лишили кости с частью плоти. Народ Израиля состоял из двенадцати колен, хотя у Иакова-Израиля были лишь две коленки. А буряты свои племена называли «кости». Вот и получается, что выражения типа «это наша косточка» говорят лишь о родственных связях между людьми. Получается, что быть чьим-то ребром или косточкой — значит происходить из этого рода. Значит, Ева — просто из рода Адама.

Господь поселил своих питомцев в раю, оговорив их пребывание там лишь одним условием: они не должны были есть плодов с древа познания добра и зла. Но Бог не один хозяйничал на новой земле. Там же обитал его могучий сначала союзник, а потом — непримиримый враг — Змий, Сатана, дьявол. Последнему удалось соблазнить нашу прародительницу. Не знаю, как вы, а я не могу осуждать Еву. Ведь соблазнитель был настолько прекрасен, что им был очарован и сам Господь. Почитайте Иезекииля, передавшего нам слова Яхве: «Ты печать совершенства, полнота мудрости и венец красоты. Ты находился в Эдеме, в саду Божием; твои одежды были украшены всякими драгоценными камнями… Ты был помазанным херувимом, чтобы осенять, и Я поставил тебя на то… Ты совершен был в путях твоих со дня сотворения твоего, доколе не нашлось в тебе беззакония…» И это все о нем — о Сатане. Как тут было устоять бедной женщине?!

Думаю, что их сближению способствовало и их родство. Ведь Змием был не только дьявол. Имя Евы/Хаввы намекает на ее змеиные корни, так как «хевъа» по-арамейски означает «змея». Змеей была и мать Тяянабы. Даже египетский бог Земли Геб, носящий общее с Авелем/Гевелом имя, часто изображался с головой змеи.

А сейчас я попытаюсь совершить почти невозможное и показать вам, где и как произошла ссора между Богом и дьяволом. Известный греческий писатель Флавий Филострат (III в.) написал книгу о путешествиях, встречах с мудрецами и деяниях чудотворца Аполлония Тианского. Жизнь героя показана вполне фантастично и включает встречи с разными чудесными явлениями природы и необычными людьми. Конечно, автор в своем сочинении использовал широко распространенные источники, повествующие о чудесах мира. 1ерой Филострата, будучи мудрецом, решил познакомиться с собратьями из других стран.

Сначала он посетил царя Вардана в Вавилонии. Поскольку речь идет о древних временах, то Вавилонией-Сеннааром нам следует считать район таймырской реки Пясины. Возможно, сам Вавилон находился на холмах Ньяпан, с севера окаймляющих озеро Пясино, откуда и вытекает одноименная река. Затем наш философ добрался до огромного города Таксила, где правил царь Фраот. В центральной части гор Бырранга есть хребет Такса Тер-Бей, обтекаемый верховьями Верхней Таймыры. Похоже, что название хребта Такса и дало название городу — Таксила. Как ни странно, эту гору помнят и древние майя. Они рассказывают, что у племени киче был бог-громовник Тохиль (Таксиль?), которого они скрывали на горе Па-Тохиль, в лесу с большим количеством змей, ягуаров и ехидн. На этой же горе скрывался и индийский царь змей Такшака, тоже получивший свое имя от названия горы Такса-Гер-Бей.

После Фраота путешественники направились к главной цели своего пути — встрече с индийскими мудрецами-брахманами. Для этого от Таксилы долго пробирались горами, потом форсировали индийскую реку Ганг (роль которой на Таймыре играла Верхняя Таймыра). Судя по тому, что далее путешественники стали опасаться волков, приблизились они к озеру Таймыр. Дело в том, что все сведения об этом озере переселенцы с Севера перенесли впоследствии на Каспийское море, сообщая, что оно имеет широтное расположение (как оз. Таймыр) и узким горлом впадает в Северный океан (как озеро Таймыр через реку Нижняя Таймыра). А это значит, что Гиркания, расположенная в южной части Каспийского моря, на Таймыре находилась в южной части озеро Таймыр. Поскольку по-эвенкийски «гирку» значит «волк», получается, что, форсировав Верхнюю Таймыру, путники далее двигались на восток вдоль южного берега озера, по Волчьей стране. А волки там знатные! Один из участников экспедиции конца XX века на Таймыр так рассказал о встрече с одним из этих хищников: «Я сперва ничего не понял: сбоку стремительно мелькнуло что-то серое, огромное… Я даже подумал: показалось, потом подбежали мы к той лощине, где эти движение видели, смотрим: огромные следы в мшанике…»

Двигаясь по плоской равнине (Северо-Сибирская низменность), путники встретили пастуха со стадом белых оленей. Это удивительно! Человек пас не коров, не овец, а оленей. Впрочем, чему я удивляюсь? Кого же пасти на Таймыре, как не оленей? А то, что животные были белыми, говорит о том, что Аполлоний приближался к священному месту. Ведь белые олени — священные. Английские христиане в средние века уверяли, что в виде белого оленя людям являлся сам Бог. Например, один из святых старцев рассказывал: «Господь наш нередко являлся святым мужам и добрым рыцарям в образе оленя». Вскоре наши путники достигли Священного холма, на котором и жили индийские мудрецы.

Само место, где обитали брахманы, произвело на Аполлония неизгладимое впечатление. «Холм, на коем обитают мудрецы, — сообщает он, — высотою примерно с афинский Акрополь, стоит посреди равнины и одинаково хорошо укреплен со всех сторон, будучи окружен скалистым обрывом…» А еще путешественников поразило облако вокруг холма, на котором сидели индусы, «по желанию становясь то видимыми, то невидимыми».

На Священном холме было много чудес: колодец с заповедной водой, которая служила залогом клятвы; огнедышащее жерло, исторгавшее свинцовое пламя без дыма и запаха; сосуды дождей и ветра. Было там изображение Пупа земли, рядом с которым мудрецы возжигали священный огонь, получая его от лучей солнца, которому каждый день возносили песнопения. Может быть, этот холм стал священным потому, что именно здесь научились добывать огонь? Во всяком случае, индейцы-киче были уверены в том, что первым, кто добыл огонь, был их громовержец — Тохиль. Причем случилось это до того, как киче спрятали его на горе Па-Тохиль. Интересно отметить, что на языке волжских финно-угров, марийцев «кече» значит «солнце».

Мне кажется, что я могу показать вам этот Священный холм. Но сделаю это глазами оного из участников геологической экспедиции, направлявшейся из устья Хатанги на Таймыр. Он пишет: «Через час полета посреди совершенно ровной, как стол, тундры вдруг откуда ни возьмись вырос огромный и совершенно круглый торт. Вначале, издалека, он показался нам абсолютно правильным и не таким уж и большим. Но по мере приближения торт все рос и рос, пока не превратился в довольно высокую и обширную страну, обильно изрезанную долинами, которые проложили в горной толще ручьи, речушки и речки». Называется этот «торт» Тулай-Киряка-Тас.

Этот ороним требует особого исследования и даже поклонения. Первая его часть, Тулай, на многих сибирских языках означает и зайца, и куницу. Но, думаю, что слово это в ходе веков было искажено. Я больше доверяю древним майя, которые сообщают, что, желая получить себе бога-защитника, они пришли в город Тулан. А это название очень подходит к месту, к которому прибыл Аполлоний. На финно-угорских языках оно означает «огненный»: «тулан» (марийск.), «tulinen» (фин.). Причем, город этот, по уверению майя, носил три названия: «Тулан-Суйва, Byкуб-Пек, Вукуб-Сиван. Таково было имя города, куда они отправились, чтобы получить своих богов». Второе и третье имя города означают Семь Пещер и Семь Ущелий. По-моему, эти названия очень подходят к Священному холму индийских мудрецов. Первое название города, Тулан-Суйва, ученые оставили без расшифровки.

Вторую часть названия этого «торта», Киряка, я бы разделила на две части: кир-яка. «Кир, кыр, кур» — термин очень распространенный, как пишет крупнейший ученый Э. М. Мурзаев, «от Северного Ледовитого океана до Средиземноморья» и обозначает гору, гребень горы, возвышенность, увал, высокий берег и т. д.

Обратимся к окончанию «яка». Это слово самое значимое в названии. В удорском диалекте коми-языка «йак» значит «мужчина». Эвенки этим словом в форме «яко» называли якутов. Это же слово в форме «яху», т. е. Яхве, входит во многие библейские теофорные имена (напр. Элияху).

Последняя часть этого оронима, «тас», — широко распространенный тюркский термин для обозначения горы. Он «приставлен» позже появления названия людьми, не знавшими, что «кир» это и есть «гора».

Что же мы получили в результате анализа этого названия? Оказывается, что Священный холм, на котором получают огонь от солнечных лучей и ныне, называется Человек (владыка?) Огненной горы. Да, недаром народ киче говорил, что их бог Тохиль дал им огонь. И недаром это племя народа майя носит имя Солнца.

Когда Аполлоний прибыл к этому холму, его сразу же поразила удивительная защита этого места: вокруг холма было огромное облако, благодаря которому брахманы становились то видимыми, то невидимыми. Таким образом они оказывались «без стен обороненными» — туманом. О Крайнем Севере говорит и огонь, который путешественники видели «парящим и вьющимся в воздухе» — северное сияние.

И вот, наконец, произошла долгожданная встреча. Гостя проводили к хозяину, который возглавлял многочисленных мудрецов. Звали его Иарх. Брахманы под его руководством молились Солнцу, выполняя религиозные обряды, вели праведный образ жизни, много времени уделяли философским беседам. Хозяин и гость очень понравились друг другу. Они вели нескончаемые беседы, из которых Аполлоний узнал много интересного. На их основе он позднее написал четыре книги.

Меня особенно заинтересовал один их разговор. «Кем почитают себя брахманы?» — спросил гость. Ответ Иарха был удивительным: «Богами», — и уточнил: «Потому что мы добрые люди». Перед греческим философом оказался Живой Бог. Но ведь Живым Богом является Яхве. Да и имена у них схожи: Иа(р)х, Иахве…

Я думаю, что после вышесказанного мы можем перевести название Тулай-Киряка, как «Огненный Холм Яхве». Наверное, сюда приходил Моисей, увидевший несгораемый куст.

Уж не в этом ли «сонме богов» мечтал восседать царь Вавилона, которого высмеял пророк Исайя? Помните?: «А говорил в сердце своем: «Взойду на небо, и сяду на горе в сонме богов на краю Севера».

Иарх так доверился Аполлонию, что поведал ему о своей трагедии. Он рассказал, что в прошлом эфиопы были индийским племенем, и их владыкой был Ганг, мудрый и справедливый правитель. Он построил шестьдесят городов и мужественно отражал врагов. Земля обильно кормила своих детей, боги о них пеклись. Но эфиопы убили своего царя, и сразу все переменилось: земля перестала родить, женщины выкидывали плод, города стала рушиться. Наконец, явился признак Ганга, возглавил толпу и, преступники, пролившие кровь, были принесены в жертву земле.

Так вот, этот Ганг заключил союз с правителем, владевшим соседней страной. Это та страна, которой во времена Иарха правил Фраот. Но, как мы знаем, Фраот правил Таксилой, где его и посещал Аполлоний. Значит, союзником Ганга был правитель, обитавший в районе хребта Такса-Гер-Бей. И этот союзник оказался предателем! Он «беззаконно и бесстыдно» отнял у Ганга жену. Но Ганг оказался настолько благородным, что не расторг договора, объявив, что его клятва нерушима. Для полноты картины мне следует добавить, что в индийском мифе бог Огня, Агни, с помощью могучих героев пытался сжечь царя змей (сатану?) Такшаку, судя по имени, обитавшего, скорее прятавшегося, на хребта Такса-Гер-Бей, но мудрый змей сумел спастись. И, чтобы окончательно добить греческого философа, Иарх сообщил ему, что этим Гангом в прошлом воплощении был он сам!

Давайте подведем итог посещению Аполлонием индийских мудрецов. На краю Севера, на священном холме обитают брахманы, считающие себя богами. Во главе их — Иарх, имя которого напоминает имя Господа Яхве. В тех же местах проживает и его могучий союзник, которому Бог доверяет. Этот союзник (Сатана) изменяет Богу и соблазняет его жену (Еву). Но даже после этого ужасного поступка Господь не уничтожает своего бывшего друга, а остается верным своей клятве. Сатана продолжает жить. Правда, наказаны — изгнаны из рая Адам и Ева.

Это чрезвычайное событие настолько потрясло современников, что нашло отражение в мифах разных народов. Греки эту историю рассказали даже в нескольких вариантах: Зевс подвесил свою царственную супругу между небом и землей; она, в свою очередь, сбросила с Олимпа родного сына, бога-кузнеца Гефеста/Каина; возлюбленная Громовержца Латона вынуждена была бежать от гнева его жены Геры и в дороге родила на каком-то плавучем островке (неужели на льдине?) чудных двойняшек, Аполлона и Артемиду; другая возлюбленная главы Олимпа, аргосская царевна Ио, гонимая все той же Герой, добежала до самого Египта (разумеется, таймырского), где разродилась сыном Эпафом. В Египте она стала тамошней богиней Исидой, мужа и сына которой преследовал ее страшный брат-враг Сет (сатана?). Свой Гефест есть и у мордовского народа. Это Пурьгине-паз, сын Высшего бога. Он родился хромым и был сброшен на землю.

Аналогичные события произошли и в Индии. Один из трех великих богов, Вишну, в одном из своих воплощений явился на землю в облике царя Рамы. И была у него красавица-жена Сита, которую похитил враг. Рама с трудом отыскал и отбил свою нежную супругу. Но среди обывателей, как всегда, стали распространяться сплетни о неверности царской жены. И Рама был вынужден отослать Ситу от себя подальше. Поселившись в глухом лесу, несчастная царица родила и воспитала двух прекрасных сыновей-близнецов с почти библейскими именами: Куша и Лава. Да и сам Рама имеет тезку в Библии: Рамой звали сына Куша. Хочу добавить от себя, что я бы тоже не доверяла жене, имя которой напоминает имя сатаны.

Самым важным для нас является тот факт, что эта трагическая история осталась в памяти народов, не просто живущих на Севере, но никогда его не покидавших. Например, верховный бог кетов, Есть, прогнал с неба свою божественную половину, старуху Хоседэм, так как эта дама осмелилась изменить ему с молодым Месяцем. Правда, про детей ее ничего не известно, но есть у кетов два героя, Дох и Альбе, являющиеся их культурными героями, которые постоянно боролись и друг с другом, и с самой старухой Хоседэм. Доха исследователи отождествляют с иранским трехголовым змеем Дахакой. И похоже, что он вырос из того же прообраза, что и Тяянаба и Каин. Кстати, связь Доха с Каином подтверждает эвенкийский глагол «дяха» — «ковать» и эвенский «таваттай» — «ковать», который напоминает нам об отце всех кузнецов Тувал-Каине. Что же касается Альбэ, то ему остается роль брата-врага Каина — Авеля.

Подобную же историю рассказывают о своих богах манси. Их главный бог Нуми-Торум изгнал с неба свою сварливую супругу Калташ-Экву, которая в полете, между небом и землей, родила сына по имени Мир-Суснэ-Хум. Этот прекрасный юноша стал культурным героем обских угров и очень напоминает греческого Аполлона, также рожденного в дорогЬ.

У народов коми есть своя изгнанная с неба «Ева». На небе коми, как и на нашем, было два бога: положительный — Ен и его брат-враг — Омоль. Людей они создавали вдвоем: Ен — мужчину, Омоль — женщину. По наущению Омоля эта женщина убила своих двенадцать дочерей. Изгнав свою ужасную жену под землю, Ен породил двух сыновей, Войпеля и Иому. Имя последнего очень напоминает имя первого иранского царя — Иима, которого, между прочим, перепилил деревянной пилой его собственный брат.

Очень своеобразно интерпретировали этот миф предки якутов. Их верховный бог с супругой породил целое племя «солнечных айыы», которых спустили с неба в Средний мир. Среди прочих, на землю был препровожден богами великий кузнец, который поселился на западе (естественно, речь идет о Таймыре), в том месте, где в горе находилось огненное жерло. Здесь (на реке Кыстыктах) кузнец оборудовал кузницу, и ее горнило полыхало «огнем подземных глубин». Другая семья солнечных айыы была поселена на востоке. Молодожены породили двух чудных детей-двойняшек, мальчика и девочку. Судьба девочки-красавицы была ужасна: ее похитил и унес в свою страшную подземную пропасть дракон Тимир Дьигистай. Хорошо, что на землю был послан и суженый этой красавицы, племянник Верховного бога, который, вместе со своим великим братом по имени Нюргун Боотур Стремительный, спас бедняжку.

Сравнивая между собой эти (а можно и другие) мифы, хочется задать вопрос: уж не была ли библейская Ева одновременно Латоной, старухой Хоседэм, Ситой и т. д., женой верховного бога Яхве, Зевса, Рамы, Еся и т. д., изгнанной с неба и в дороге родившей Каина с Авелем, Аполлона с Артемидой, Кушу с Лавой, Доха с Альбэ и т. д.? Если на этот вопрос ответить положительно, то следует подчеркнуть, что не только потоп заставил людей покинуть Арктическую прародину. Переселения происходили и до потопа и связаны были с внутри- и внеплеменными конфликтами. Среди первых переселенцев — жена Верховного бога, в результате измены изгнанная с неба и по дороге на новое местожительство родившая двойняшек.

СКАНДАЛ НА ЗЕМЛЕ

Но пора нам вернуться к главным героям — Нинкинанке-Каину и Ило-Авелю. Став братьями-близнецами, они дружно пасли коров Тяянабы. Поскольку они со своим скотом ходили вдоль всей реки Черной, подозреваю, что у них были не коровы, а олени. Дружная работа братьев продолжалась до тех пор, пока Ил о не женился на девушке из Самы, заставившей Тяянабу нарушить его табу, а попросту говоря, пока она не соблазнила брата своего мужа, что и привело к гибели питона.

Неужели эти яркие события остались незамеченными другими народами, соседями наших героев? Этого просто не может быть. Давайте попробуем выяснить, из какого рода была эта безымянная жена Ило. Для начала отмечу, что Сама на языке Авесты значит «черный». Поэтому неудивительно, что этот город находился на реке Нигер-Черной. Вообще слова с корнем «сам, шам, хам, кам» у многих народов связаны с солнцем, небом и жрецами, осуществляющими связь между людьми и богами. У жителей Аккада Шамаш — бог солнца, а «шамеш» означает «прислуживать», т. е. быть слугой Бога, жрецом. На иврите «шамаим» — «небеса», а «хама» — «солнце», у хеттов «шаму» — «небо», а у татар «шам» — «свеча», можно сказать, маленькое солнышко. Евреи имя Хам переводят как «горячий, жаркий», что является эпитетом солнца. Недаром в древнем Египте жрец бога Солнца назывался «хам».

Похоже, сын Ноя Хам был жрецом Солнца. И не верьте мне, когда я вам буду рассказывать, что целый народ был проклят из-за того, что сын Ноя посмеялся над подвыпившим отцом. Разногласия их были принципиальными: в то время, как Ной заключил договор с богом Яхве, сын его продолжал поклоняться Солнцу. Потомки таймырских солнцепоклонников до сих пор носят «солнечные» имена. К ним, в частности, относятся эвенкийские роды Шамагир, Шаман, Саман, Самагир; остяцкий и нанайский роды Самар, орочские Самадинги, негидальцы Хамадил, индейцы Северной Америки — Шамар. Эвенки ненцев называют «хамай», юкагиры энцев — «самату».

Обратите внимание, солнечный термин «сам» входит в самые разные языки: индоевропейские, семитские, тунгусские, тюркские и даже индейские. Значит, это слово настолько древнее, что относится к периоду бореального единства народов и языков.

После этой преамбулы я вам хочу сказать, что история Ил о, Тяянабы и жены Ило отражена в мифологии древнего Шумера. Глиняные таблички рассказали нам, что у бога Луны, Нанны, родилось двое младенцев: бог Солнца Уту (которого аккадцы называют Шамаш) и его сестра, красавица Инанна (аккадская Иштар, хурритская Шавушка), очень похожая на греческую Афродиту, изменившую с богом войны Аресом своему мужу-кузнецу Гефесту, которого в юности родная мать сбросила с неба, как Яхве — кузнеца Каина, а Гено — Тяянабу.

Что касается Инанны, то она была настолько же красивой, насколько и вздорной. Эта красотка ухитрялась постоянно менять мужей, предавать их и при этом еще воевать с богами и героями. В общем, как вы уже поняли, она была богиней плодородия, плотской любви и распри. Этой ветренице поклонялись в Уруке и его пригородах, Кулабе в Забаламе. На последний топоним прошу вас обратить особое внимание. В разных говорах легко меняются местами звуки «с» и «з», а также «б» и «м». Так что Забалам вполне может произноситься как Сама-лам, т. е. быть солнечным городом Самой. Вскользь замечу, что библейская солнцепоклонница звалась царица Савская, у Куша сыновей звали Сева, Савта и Савтеха, а якутская героиня, родоначальница солнечных айыы, носила имя Сабыйа. Остается добавить, что столица Инанны Урук имела и другое название — Шуба. Получается, что один и тот же топоним произносился как Сама, Саба, Сава, Заба и даже Шуба. А правительницу этого города разные народы называли и как царица Савская, и как Сабыйа, и как Шавушка. И все эти имена относились к жене Ило из Самы, т. е. к Инанне.

Я не буду развлекать вас рассказами обо всех любовных приключениях этой дамы. Но один эпизод из ее богатой приключениями жизни необходимо осветить. Посватался как-то к Инанне очень приличный молодой человек, бог-земледелец Энкимду. Этого труженика уважал сам владыка подземного океана пресных вод, бог мудрости Энки. От его имени Энкимду и получил свое, означающее «Энки создал». По-видимому, Энки и был отцом бога-зем-ледельца. Мудрый бог поручил Энкимду заботу обо всех рвах и каналах. Понравился Энкимду и Инанне. Но тут на горизонте появился другой претендент, бог-пастух Думузи. Пастуха Энки тоже не обидел: поручил ему все овчарни и стойла, снабдив их предварительно в изобилии молоком и маслом. Вообще-то поговаривали, что Энки «создал» не только Энкимду, но был отцом и Думузи. Я думаю, что это так и было. Ведь имя Думузи означает «Истинный сын». Поскольку они оба были сыновьями Энки, значит, Энкимду и Думузи были братьями. Причем братьями неравноправными: Думузи, как и Тяянабе, приходилось доказывать, что он — истинный сын. В соревновании женихов победил Думузи.

На богатой свадьбе Инанны и Думузи, им, как и положено, желали всяческих благ. Некоторые пожелания меня очень удивили:

С рассвета до заката,
От юга до севера,
От Верхнего моря до Нижнего моря,
От (мест, где растет) дерево хулуппу
До (мест, где растет) кедр…

Удивительное видение Шумера: где это в историческом Шумере, в Междуречье, вы найдете Верхнее и Нижнее море? Вот на Таймыре — пожалуйста: Верхнее море — это озеро Пясино или Хантайское (местные жители морями называют большие озера), а Нижнее море — Карское, в которое река Пясина впадает. Далее, о каких кедрах идет речь? Ведь в Междуречье они не растут (в отличие от Сибири). Дерево хулуппу исследователь считает родом тополя. Я бы предположила, что речь идет, скорее, о березе, так как по-эвенкийски «хулу» — это наплыв на березе, а манси поселок Березов называют Хальп-Уш — Березовый город.

Среди пожеланий молодоженам встречаются такие, которые имеют смысл в оленеводческих хозяйствах: «пусть олени в лесах множатся». А чего стоит пожелание: «пусть высокий прилив поднимется в Тигре и Евфрате»! Ведь оно прямо относится к Северу: высокими приливами известны берега Северного Ледовитого океана. Так что я думаю, что свадьба Инанны и Думузи происходила еще в таймырском «Шумере».

Мне кажется, что ситуация Инанны и двух ее женихов удивительно напоминает ту, которая в мифе фульбе сложилась между Ило, девушкой из Самы и Тяянабой, когда героиня сначала выбрала одного мужа, Ило, а потом соблазнила его брата. И вот уже из одного прообраза у разных народов возникают три героя: Тяянабе у фульбе соответствует библейский Каин и Думузи шумеров; Ило, герою фульбе, соответствует библейский Авель и Энкимиду шумеров, а невесте из Самы у фульбе соответствует шумерская Инанна. А вот библейскую героиню, причину ссоры двух братьев, нам предстоит вычислить. Вскользь хочу добавить, что, наверное, с тех давних времен, когда два брата претендовали на одну жену, у юкагиров появилось слово «саабийе» или «сабия», которым они называют мужчину, делящего жену с другим.

Интересно отметить, что в любой своей ипостаси, будь то Каин, Тяянаба или Думузи, герой имеет змеиную породу. Каин — порождение Сатаны. Говорят, что Сатана до своего падения назывался Саманаил и, лишь изменив Господу, стал Сатанаилом. Тяянаба был откровенным змеем-питоном. Да и имя его чрезвычайно красноречиво- Са-аnа-bа: Ка — имя змея, «ана» — эвенкийский глагол, среди значений которого — «сталкивать», а эвенкийское «ба» — «маленький ребенок». Получается, что Тяянаба это «маленький ребенок-Змей», (которого) спихнули (с родной земли)». Что же касается Думузи, имя его происходит от шумерского слова «даму» — «ребенок, сын». Но ведь миф фульбе постоянно подчеркивает, что Тяянаба был малышом, пригретым семьей Ило. Да и матери их были змеиной породы. В частности, питон Себау ряда африканских народов был символом хтонической матери. Мать Думузи была Великим Драконом, а имя Ева/Хавва происходит от арамейского «хевъа» — «змея».

Не лучше дела обстоят и у жены главного героя. Вспомним внешность девушки из Самы: она была красноглаза, с кожей цвета охры и не имела груди. Все эти признаки выдают в ней представительницу змеиной породы. Красные глаза — характерный признак дракона. Герой иранского эпоса с «солнечным» именем Сам при встрече с драконом отметил, что у того «глаз каждый кровавым прудом багровел». В древнейшем иранском сказании Авесте рассказывается о «рыжеватых змеях», мешавших древним иранцам счастливо жить. А Аполлоний Тианский в своем путешествии к индийским мудрецам описал горных змей с золотой чешуей. Так что кожа цвета охры у жены Ило также выдает в ней змеиную породу. Что же касается отсутствия у героини груди, то я грудастых змей никогда не видела.

А как со змеиной сущностью дела обстоят у Инанны? «Анна» у шумеров значит «небеса». В основе же первой части ее имени лежит термин из эвенкийского языка. Среди значений слова «ин» есть такие, как «веревка» и «слепая кишка». Оба эти слова являются у многих народов табуированным названием змеи. Причем змеи — подательницы плодородия, так как «ин» — это не просто веревка, а та, на которую натягивают рыболовную сеть. Значит, эта веревка должна была способствовать изобилию рыбы. Что же касается слепой кишки животных, она использовалась как сосуд для масла, способствуя его накоплению.

Другие значения слова «ин» — «жизнь», «ноша», «яма для хранения продуктов», т. е. все, что способствует сытой жизни человека. Вот и получается, что Инанна — Змея Небес, источник благополучия. Все, что я только что рассказала про слово «ин» по отношению к Инанне, полностью относится и к Каину, Каину, имя которого сообщает нам, что он — Змей Ка — источник благополучия.

А теперь, наконец, займемся вычислением библейской героини, аналога девушки из Самы и Инанны. Для этого я вам должна открыть одну тайну. Как говорят апокрифы, у Каина и Авеля была одна или даже две сестры, на которых Каин женился. Причем сначала он взял в жены старшую сестру, которую звали… Сава! Вот вам и разгадка. Видимо, эта Сава и была девушкой из Самы, а следовательно, женой сначала Авеля, а потом Каина. Вот вам настоящая причина ссоры между братьями. Каин убил Авеля из-за женщины.

Не удивляйтесь, что Каин и Авель женились на родной сестре. В древности внутридинастические браки были нормой. Вспомните, как Авраам, придя в Египет, объявил фараону, что Сарра ему сестра. Кстати, египетские понятия «сестра» и «возлюбленная», равно как и «брат» и «возлюбленный», назывались одним словом. В Шумере было так же. Инанна, оплакивая Думузи, причитала: «Мой сладкий супруг, мой брат-супруг ушел». Между прочим, у Думузи тоже была сестра, называвшая его «мой любимый». Звали ее Гештинанна. Поскольку у эвенков «гэши» значит «горький», возможно, имя ее означало Горькая Инанна, что, как мы увидим ниже, оправдано ее судьбой.

КОНЕЦ КАИНА

После убийства своего брата Каин жил еще довольно долго. Он женился на своей второй сестре Аван, с которой породил сына и построил город, которому дал имя сына — Енох. По иронии судьбы, погиб Каин в собственном доме: «Его дом упал на него, и он умер посреди своего дома, и погиб под его камнями». Это было возмездием за убийство брата, «ибо камнем он убил Авеля, и камнем был убит по праведному суду».

В этой апокрифической версии судьба Каина аналогична судьбе Тяянабы, которого после нарушения им табу так раздуло, что разлетелась на части его хижина. Тяянаба долго метался от одного места к другому, пока не заключил союз «с матерью всего живого» по имени Гаа. Поскольку женой Каина была Аван, видимо, бродил Каин-Тяянаба в районе реки Авам, левого притока Дудыпты. В этом случае «мать всего живого» Гаа, по-видимому, обитала в населенном поселок Гайново, расположенном немного восточнее реки Авам. Но и здесь мятежная душа питона не успокоилась. Переплывая из озера в озеро, он умер в озере Оро. Думаю, это произошло в районе реки Орокан, с востока впадающей в озеро Кета/Хита. Как тут не вспомнить, что в граде Китор правила царица Савская. Может быть, это была вдова Каина?

Но самая великая и несчастная судьба постигла Каина-Думузи. Казалось бы, он добился всего: был богат, его женой стала прекраснейшая из женщин, в его руках была огромная власть. Но счастья не было. Против него почему-то ополчились силы подземного царства. Его постоянно спасали от смерти то мать, то сестра. Но темные силы, как в страшном сне, его вновь и вновь находили и губили. Но есть у этой истории еще более ужасный конец. В подземное царство попадает сама Инанна, и, чтобы оттуда выбраться, она должна дать вместо себя замену. И она бестрепетной рукой указывает на Думузи, которого и утаскивают в подземное царство. Правда, обожавшая Думузи сестра Гештинанна добивается того, что на полгода брата в подземелье будет заменять она сама. Воистину, Горькая Инанна!

Вообще-то вся эта история чрезвычайно странная. Дело в том, что владычицей подземного царства была родная сестра Инанны, Эрешкигаль, и сестры совсем не дружили. Инанна знала, что у сестры ее ждет гибель, но все-таки идет туда, правда, предварительно договорившись с богами, что они помогут ей выбраться оттуда. Зачем же эта безрассудная богиня идет навстречу своей смерти? Оказывается, у Эрешкигаль недавно умер муж, и она собиралась устроить траурные церемонии и даже открыть памятник покойному супругу.

Я уверена, что Инанна вынуждена была идти в подземное царство лишь в одном случае — если она причастна к смерти мужа Эрешкигаль. Я подозреваю, что мужем сестры Инанны стал отвергнутый ею Энкимду-Авель и что убит он был рукой Думузи-Каина. Вот почему Инанна отдала сестре любимого супруга:

Она взглянула на него — это был взгляд смерти,
Заговорила с ним — это было слово гнева,
Крикнула им (гонцам Эрешкигаль. — М. С.)
Это был возглас: «Виновен! Возьмите его!»

Из стройной картины, изображающей двух братьев-соперников, когда один из них становится убийцей другого, резко выпадает история Ило и Тяянабы, когда нарушивший табу питон, убегая из дому, оставляет брату не только жизнь, но и скот. Чтобы не удивляться этому, надо вспомнить, кто нам поведал эту историю. А рассказали нам о своем любимом малыше-питоне, о своем родоначальнике фульбе. Ну кто будет плохо говорить о своем пращуре?

Но, как известно, у лжи короткие ноги. Обычаи других народов помогут нам восстановить истинную картину поступков Тяянабы. У юго-восточной оконечности Новой Гвинеи приютился островок Догу. Жители его на убийцу кровного родственника налагают чрезвычайно строгие табу, при нарушении которых кровь убитого отравляет его собственную кровь: тело убийцы разбухает, и он умирает мучительной смертью. У многих народов убийца изгоняется из рода. В племени нунума в Верхнем Сенегале убийца подвергается изгнанию на три года и платит крупный штраф раковинами и скотом. Эти примеры дают нам ключ к пониманию действий Тяянабы. Тело его раздулось именно потому, что он убил родного брата и, искупая убийств во, он оставил свой скот роду брата. И бегство его — расплата за убийство.

Прошли века. Изгнанники из рая широко расселились по Таймыру. Среди них были и потомки Евы — евеи, одно из древнейших племен Ханаана; каиниты — потомки Каина, распространившиеся на восток Таймыра вплоть до междуречья Дудыпты-Авама и Хеты; нельзя забывать и об автохтонном населении — будущих ненцах, якутах, эвенках, эвенах, долган, нганасан и др. Все эти племена размножались, развивали свое хозяйство, обменивались друг с другом невестами и женихами, молились своим богам и духам, воевали друг с другом за земли, скот и женщин. И вдруг все перевернулось. Начался Всемирный Потоп, Арктический архипелаг погиб, и на Таймыр хлынули огромные потоки беженцев, спасавшихся от наводнения. Начался совсем новый этап истории, изменивший весь уклад жизни населения.



Валентин Новиков
ПУТЕМ ОТКРЫТИЙ (К 75-летию Ильи Глазунова)


Об авторе:

Новиков Валентин Сергеевич — писатель, автор телевизионных программ о творчестве виднейших деятелей русской культуры, книг о работе И. С. Глазунова, ученый секретарь Государственной картинной галереи народного художника России И. С. Глазунова.


…………………..

Перечислять деяния Ильи Глазунова можно до бесконечности. И естественно, о них немало будет сказано в связи с 75-летним юбилеем, празднование которого, само собой разумеется, не ограничится лишь датой рождения Ильи Сергеевича — 10 июня 1930 года. Наглядное представление о духовном и творческом вкладе Ильи Сергеевича Глазунова в мировую и отечественную культуру теперь можно получить в недавно открывшейся на Волхонке его картинной галерее, ставшей украшением столицы.

* * *

На рубеже веков, и тем более тысячелетий, принято осмысливать итоги пройденного пути, задумываться о перспективах на будущее. К примеру, в одних случаях художник добросовестно, в меру таланта фиксирует определенные моменты и явления и его произведения становятся художественными документами современной ему действительности. В других, более редких — он не просто запечатлевает приметы текущего бытия, но и стремится осмыслить мир с позиций высшей духовности, выразить новые потребности времени, активно способствовать изменению содержания общественной жизни. Тогда его искусство, сохраняющее дух эпохи, образы и мироощущения современников, но не подверженное моде, преодолевает временные барьеры, становясь неким феноменом, для одних вполне объяснимым, для других несколько загадочным. Таким феноменом на протяжении второй половины прошлого и начала нынешнего столетия было и остается искусство художника Ильи Глазунова, снискавшего славу самого «скандального» и самого выдающегося художника XX века. Примечательно, что безоговорочное и, можно сказать, официальное подтверждение титула «самого выдающегося художника XX века» он получил под занавес уходящего и в канун наступающего столетия, причем не только у себя на родине — по результатам опроса россиян, но и в международном масштабе: его именем названа одна из малых планет, а ЮНЕСКО удостоило его высшей награды — Золотой медали, присуждаемой за особо выдающийся вклад в мировую культуру.

И действительно, начиная с 1957 года, когда резонанс от его первой персональной выставки в ЦДРИ разошелся во всем мире, интерес к творчеству Глазунова не иссякает; каждая новая выставка становится значительным событием культурной, но всей общественной жизни.

На этом фоне парадоксальными могут показаться собственные утверждения Глазунова о том, что он не меняется и не отказывается ни от одного своего поступка, картины или напечатанного слова. Почему же тогда при всех поворотах общественной жизни каждое новое монументальное полотно художника, не говоря уже о выставках, воспринимается зрителями как некое откровение?

Именно из-за того к разряду «потрясателей основ» стремятся отнести Глазунова его яростные критики, специализирующиеся на очернении творчества художника, навешивании на него убийственных политических ярлыков, на чем многие из них сделали себе имя и карьеру. При том, что абсолютное большинство посетителей выставок его безоговорочно или с некоторыми нюансами почти сразу же увидели и признали в нем гения, открывающего подлинный исторический и современный образ России, указывающего путь к ее духовному возрождению и былому величию. Особенно примечательно, что выражение зрительского восторга сопровождалось непременным требованием к властям открыть даже не просто музей, а «храм искусства Глазунова». О сказанном выше неопровержимо свидетельствуют бесчисленные записи в неподъемных томах книг отзывов с каждой выставки. Такие книги справедливо считаются единственной формой выражения истинного общественного мнения. Но к ним хулители Глазунова не обращаются.

А между тем это удивительный материал для исследования мыслей, чувств, чаяний, наполняющих народную душу. И пример его добросовестного использования подал ученый Владислав Краснов, представитель русского зарубежья, проживающий в США, который тщательно проанализировал все записи в книгах отзывов после одной из выставок Глазунова, состоявшейся сначала в Московском, а потом в Ленинградском Манеже. И получил оглушительный результат: из 10 посетителей 8 — за Глазунова!

Книги отзывов, а затем и исследование ученого были опубликованы за рубежом.

Если на концерте или выставке присутствуют два-три человека — это провал, а отнюдь не свидетельство избранности того или иного творца, почему-то не получающего признания, как справедливо считает сам Глазунов, ибо непризнанных гениев не бывает. Кто из читателей или телезрителей слышал об оформлении Ильей Глазуновым интерьеров современного (ныне российского) посольства в Мадриде и состоявшейся в испанской столице его выставки? Тогда мэр Мадрида Терно Гальван, ознакомившись с проектом оформления здания, заявил, что оно будет лучшим украшением столицы. А в своем предисловии к каталогу выставки, которую открывал в самом престижном зале, назвал Глазунова гениальным художником. В таких же тонах об этих событиях отзывалась и испанская пресса. И даже мне, так или иначе соприкасающемуся с творчеством Глазунова в течение трех десятков лет, ничего об этих событиях из наших средств информации почерпнуть не удалось, тогда как мимолетные и ничтожные по своему значению наскоки за рубеж каких-либо приверженцев авангарда со своим «вторсырьем», реанимирующим «искания» коминтерновских погромщиков искусства 20-х годов, выдавались и пропагандировались как убедительные победы современного искусства. Но зато стало широко известно, что, находясь в Испании, Илья Глазунов дал испанскому корреспонденту интервью, в котором проявил себя как махровый антисоветчик. Эта история была высвечена и послужила поводом для очередного витка травли художника, должного стать, по мысли организаторов этой кампании, завершающим актом в деле его бесконечных, но никак не удающихся «похорон».

Увы, и в этот раз он оказался ретивым похоронщикам не по зубам. А совершить «похороны» не дали все те же поклонники таланта Глазунова, число которых со временем не только не убывало, а наоборот, прибывало. История мирового искусства не знает подобных примеров, чтобы выставку художника за месяц с небольшим успели, как, например, в том же Дворце молодежи, посетить около двух миллионов человек! Для Запада ошеломляющим успехом считается, если она соберет несколько десятков тысяч посетителей. Но для Глазунова его сверхрекорды посещаемости были и остаются обычным явлением. И что же притягивало и по сей день влечет людей на его выставки?

В годы коммунистической идеологии Илья Глазунов с удивительным бесстрашием и целеустремленностью воссоздавал в своих произведениях исторический облик великой державной России — олицетворение Святой Руси, Дома Пресвятой Богородицы, воскрешая национальные представления о православном духовном идеале, смысле бытия, постоянно обращаясь к обычаям, традициям русского народа, нашедшего выражение в государственном и общественном устройстве, быте, костюме, национальной психологии и морали.

Создавая художественную летопись исторического пути России, он неустанно и упорно возвращал в общественное сознание образы великих русских монархов, подвижников православной веры, полководцев, строителей государственности, деятелей литературы и искусства, составлявших могущество и славу Отечества, имена которых были преданы лукавому забвению. Ну кто, например, кроме Глазунова, дерзнул бы в качестве идеального государственного деятеля публично превозносить выдающегося реформатора Петра Аркадьевича Столыпина, запечатленного им в своих главнейших картинах? Преданного анафеме Столыпина можно было только чернить как «вешателя», за высказывания другого мнения полагался срок. И обнажаемая художником историческая правда с жадностью впитывалась «строителями светлого будущего», насильственно оторванными от национальных корней.

Для Запада Глазунов, по многочисленным отзывам зарубежной прессы, явился «одним из самых великих современных художников, нашедших путь к синтезу наследия классической русской и современной мировой культуры» (Испания); «гениальным и мужественным, до конца преданным России — стране с безграничной готовностью к вере и страданию» (ФРГ); творцом, пред которым «русский народ действительно преклоняется» (США). В столь же превосходных степенях отзывались о творчестве Глазунова многие знаменитые деятели мировой культуры, виднейшие государственные и общественные лидеры разных стран.

И я сам, оказавшись несколько лет назад с группой молодых российских художников в мастерской выдающегося испанского скульптора Хуана де Аваоса, классика XX века, одного из авторов решения и создания скульптур грандиозного мемориала, сооруженного в память о жертвах гражданской войны в Испании неподалеку от Мадрида, с радостью и гордостью за наше отечественное искусство, о котором беседовали с маэстро, воспринял от него очень емкое, на мой взгляд, определение личности Глазунова: «Он показывает, каким должен быть художник. Горе и страдания своего народа, исторические проблемы, которые он воплощает в своих картинах, отделяют его от сиеминутности, от политических интриг. Он идет своим путем. Он выделяется среди общества, которое имеет еще не вполне ясные представления о своих устремлениях, как гениальная личность. Его успех объясняется огромным талантом, искренностью, полной отдачей своей жизни искусству». В этих словах высвечена некая промыслительная, провидческая сущность его таланта, возвышающая над другими и определяющая особое место в историческом процессе. Причем талант, который реализуется не только в среде искусства, но и в общественной жизни.

Бесспорно, что Илья Глазунов воспринимается не просто как великий художник, но и как общественный деятель, и, что совершенно очевидно, — деятель особого склада. Историю творят личности, утверждает он. И сам был и остается, такой творящей историю личностью, внося свой неоценимый вклад в формирование национального сознания, в тот процесс подъема патриотических сил, который ныне нередко определяется как русское возрождение. Этому делу служили его искусство и вся необъятная организаторская и просветительская деятельность. Какой шок и растерянность у властей вызывали официальные печатные и публичные выступления Глазунова в многолюдных аудиториях, развенчивающие клеветнические пропагандистские мифы о «беспросветном проклятом прошлом» дореволюционной России, бывшей якобы тюрьмой народов! Он, практически единственный, открыто утверждал, что Россия была самой сильной и свободной страной, не имевшей колоний, не торговавшей, как другие, рабами. Не случайно под крыльями российского орла искали убежище многие племена и народы, спасаясь от неминуемого истребления жестокими и хищными соседями. И не было страны, равной России, по уровню духовного и экономического потенциала.

Могучее духовно-преобразующее воздействие испытали на себе представители не одного поколения отечественной интеллигенции, ставшие впоследствии известными писателями, художниками, государственными и общественными деятелями.

Выдающуюся роль в консолидации патриотических сил России и русского зарубежья сыграл созданный в Германии Глазуновым совместно с виднейшим деятелем второй волны русской эмиграции Олегом Красовским монархический независимый альманах «Вече», ставший школой русского национального самосознания, расходящийся и до сих пор по разным странам мира. А чего стоят примеры непосредственной созидательной деятельности Глазунова, например, основание Российской академии живописи, ваяния и зодчества, выпустившей уже не одно поколение первоклассных художников, признанной ныне лучшим в мире учебно-художественным заведением!

Вот почему, окидывая даже беглым взглядом совокупную деятельность Ильи Глазунова от начала и доныне, невольно вспоминаешь слова, сказанные в 1921 году немецким романистом Я. Вассерманом в адрес наиболее любимого художником писателя и мыслителя Ф. Достоевского: «Редко так случалось, чтобы один-единственный человек, не будучи основоположником религии или покорителем мира, произвел столь значительные изменения в психологической ситуации нескольких поколений».

Эти слова можно с полным основанием отнести и к самому Глазунову. Да, он поднимал Россию с колен, открывал новые перспективы, давал соотечественникам пример высокого патриотического служения. Таких свидетельств о нем немало. Но значение его личности не ограничивается лишь пределами России. Признанный во всем мире, Илья Глазунов, с его талантом, высочайшим профессиональным мастерством, основанным на лучших традициях русской и мировой культуры, с огромной эрудицией историка и мыслителя, гражданственной устремленностью и невероятной трудоспособностью стал могучим столпом всей христианской цивилизации. И теперь уже от него самого и его единомышленников, объединившихся вокруг созданной им Российской академии, может поступать та живительная гуманитарная помощь Западу, в которой тот стал остро нуждаться.

* * *

Свой взгляд на Россию, протяженность ее исторического бытия Илья Глазунов выразил в четырех циклах работ, ныне признанных классикой мирового искусства: «Образы вечной России», «Достоевский и русская классика», «Город» и «Портрет». Продолжением его творческих раздумий и свершений стала серия историко-философских полотен — «Мистерия XX века», «Вечная Россия», «Великий эксперимент», «Рынок нашей демократии», «Разгром храма в пасхальную ночь» и другие. Сколько тем и пищи для ума и души открывает каждое из этих полотен! И, опять-таки в каждом из них обнаруживается новый аспект восприятия, казалось бы, известных исторических событий. Каждое полотно — художественное и, можно сказать, научное открытие.

Существовала и до сих пор имеет хождение норманистская концепция, согласно которой славяне, и особенно русские, не принадлежат к «историческим народам», а составляют навоз истории, поскольку не смогли создать даже собственную государственность, чем якобы они обязаны неким варягам и иным западным «благотворителям», одарившим также их прочими благами цивилизации. Основателями этой клеветнической догмы были приглашенные в Россию для создания исторической науки немцы Байер, Миллер и Шлецер, не знавшие русского языка и русских летописей, и, естественно, не заинтересованные объективно истолковывать исторические факты в ущерб Германии. Но именно они, в силу определенных причин, приводивших в Россию иностранцев, были провозглашены отцами российской истории, а их взгляды, получившие официальный статус, стали господствующими и непререкаемыми. Против этих взглядов яростно восставал Илья Глазунов, опираясь на свои собственные исторические изыскания и труды великих предшественников.

Мир древней истории и мир современный, открываемый им в его произведениях, — это единый мир народного бытия, насыщенный тем высоким духовным зарядом, которым проникнута русская классическая мысль, достигающая необозримых вершин в лице Хомякова и Киреевского, Данилевского и Леонтьева, Федорова и Булгакова, Ильина и целой плеяды мыслителей, сопричастных к развитию таких основополагающих для национальной жизни понятий, как «соборность» и «русская идея» (по мнению большинства, идентичных). Потому его художественные образы масштабны, а картины по полифоничности звучания вызывают ассоциации с музыкальными произведениями высокого трагического накала.

Все это относится к живописному антинорманнскому триптиху «Остров Рюген. Жрец», «Внуки Гостомысла. Рюрик, Трувор, Синеус», «Умила Нижегородская. Мать Рюрика».

Об острове Рюген, бывшем месте обитания славянского племени, И. Глазунов кратко повествует в книге «Россия распятая». И о результатах раскопок, проводимых на нем немецкими археологами, один из которых, по словам Ильи Сергеевича, произнес фразу, врезавшуюся в память на всю жизнь: «Здесь все до магмы славянское!»

Естественно, что жрец у художника представлен с характерными для славян чертами внешности и атрибутикой, украшающей его одеяние. А о Рюрике, его братьях и матери Умиле говорить не приходится.

* * *

Одна из картин на эту тему — «Заратустра», на которой изображен великий религиозный подвижник, получивший откровение от Бога. Чем-то напоминающий Христа, он запечатлен в момент духовного созерцания на фоне поднебесных гор, льдам которых противопоставлено пламя могучей веры.

Христос и духовный мир древних ариев… На первый взгляд многим покажется, что свой творческий поиск Глазунов ведет в двух противоположных, как бы отрицающих друг друга направлениях.

Что же ищет он в дохристианских далях, у прародителей славян? Уж не страдает ли раздвоением души? Нет, движение в эту сторону есть процесс познания своих корней, почвы, из которой выросла та часть человечества, которую Достоевский определил как народ-Богоносец. Откуда явился и почерпнул вдохновение Заратустра, провозгласивший основные постулаты, легшие позже в основу веры Христовой, в первую очередь — представление о мире как борьбе добра и зла и свободе воли, о грядущем пришествии в мир Спасителя.

Художественное открытие столь глубинных пластов человеческого бытия, которые считаются сферой интересов высокоученых мужей, не является, еще раз подчеркнем, стремлением к экзотике, которой любят поразить зрителей иные художники. И не поверхностным притязанием на «ученость». Коллекция произведений искусства, собранная Глазуновым, редкостные издания книг в огромной, тщательно подбираемой в течение всей жизни библиотеке, испещренные пометками и замечаниями по тексту, свидетельствуют о постоянной исследовательской работе художника прежде всего в области истории и философии, о неохватности и системности его знаний, приводящих в изумление маститых специалистов.

И в самое ближайшее время мы получим возможность ознакомиться с новым трудом Ильи Глазунова, дающим целостную концепцию исторического пути славянства от его арийских корней и России в контексте мировой истории. Речь идет о новой редакции книги Ильи Глазунова «Россия распятая». Но пока новое издание готовится к выходу, было бы не лишним напомнить о том, какие проблемы были уже подняты в предварительном начальном издании, вышедшем в «Роман-газете» несколько лет назад. В этой книге открывается еще одна ипостась творческой личности Глазунова — писательская. Эта книга — откровение, покоряющая прежде всего высшей мерой доверительности, обращенная к сердцу читателя, написанная блестящим языком, когда кажется, что писались не слова и предложения, а изливалась сама душа. Да, дар слова у Ильи Сергеевича не откуда-то приобретенный, а дар от Бога. (Кстати, Глазунов является членом Союза писателей России.)

Главная цель создания книги, как объясняет Глазунов в кратком вступлении, вернуть народу многое из того, что было ранее оболгано и оклеветано, ибо «история славянства, как и русского племени, в большинстве своем писалась врагами». И свою задачу он последовательно осуществляет, очищая от прямой лжи, вольных и невольных искажений события давних и недавних лет, образы и творчество подвижников русского национального духа, среди которых особое место занимают Пушкин и Достоевский, коим посвящены удивительные по глубине анализа и обобщений главы. Естественно, что Глазунов не только как мыслитель, но и глубочайший знаток отечественной и мировой истории, которой он занимается в течение всей жизни, обращается, в соответствии с замыслом книги, к сугубо историческим проблемам, дает оценку бытующим концепциям, делится своими размышлениями и открытиями. Сколько интересной информации и пищи для ума дается, например, в кратком, но емком рассмотрении проблемы Хазарин — «одной из таинственных мировых загадок»! Останавливаясь по ходу повествования на таких «провальных» исторических явлениях, соединяя и сращивая их с другими в единое целое, будто окропив мертвой водой, автор дает этому целому современную трактовку, будто окропляя водой живой. И таким образом, воскрешая для нас, делает чрезвычайно актуальными «преданья старины глубокой».

Важнейшим открытием другого рода стало возвращение нам наглухо замурованного советскими идеологами имени и главного труда («Первобытные славяне в памятниках их доисторической жизни. Опыт славянской археологии») великого русского ученого-энциклопедиста — основателя Томского университета Василия Марковича Флоринского. Упоминание его имени, равно как и имени другого выдающегося специалиста по истории славян Егора Классена, грозило такому просвещенному смельчаку страшным обвинением в панславизме с последующим физическим уничтожением, Достаточно сказать, что даже в 1988 году, в пору так называемой гласности, на торжественном праздновании столетия основания Томского университета имени Флоринского вообще не было упомянуто. А один из его научных подвигов заключался в разгадке тайны принадлежности тысяч древних курганов, разбросанных по всей Сибири: оказывается, они принадлежат племенам арийской расы, позднее известным под названием славян. Проделав гигантскую археологическую работу по сравнению находок в этих курганах с находками в раскопанной Шлиманом Трое, в прибалтийских, северорусских и южнорусских землях, Флоринский доказал, что они относятся к бытию разных ветвей единого могучего арийского народа — протославян.

Поразительны его выводы о причинах обезличения и ассимиляции тех или иных славянских племен, знание коих чрезвычайно важно для понимания сути и перспектив современных исторических процессов в славянском мире.

Книга И. Глазунова представляет собой качественно новое и ни с чем не сравнимое явление не просто потому, что включает в себя бездну новых материалов, открывает с неизвестной многим стороны разные явления отечественной и мировой истории. Самое главное ее значение состоит в том, что она создается на основе совершенно нового взгляда на историю, с позиции которого освещаются и отдельные факты, и исторические процессы в целом. Этот новый взгляд, составляющий важнейшую часть мировоззрения, сформирован постоянной работой души и ума над осмыслением Божьего мира, десятилетиями упорного труда по разрушению тупиков, в которые загонялась общественная мысль, и историческая наука в частности, отсчитывавшая, например, начало славянского бытия с V века нашей эры. Как уже говорилось, в первой части книги читатель еще только вводится в круг исторических интересов автора. И недаром не только в ней, но и во многих выступлениях, и даже в картинах, содержатся отсылки к источникам, на которые он, видимо, будет опираться при опровержении разных нагнетавшихся концепций, например, указания на древнейшие арийские книги — Ригведу и Авесту. А первым выражением целостного взгляда на историю славянских и русских племен может служить монументальное полотно «Вечная Россия», где исток их многовекового пути обозначен образом священной горы древних арийцев — Хараити.

Книга И. Глазунова чрезвычайно интересна и тем, что в ней, помимо всего сказанного, воссоздается процесс духовного развития великой личности. Читатель, проходя с автором путем познания добра и зла, становится сопричастным к поиску истины. Примечательной с этой точки зрения и особенно важной для молодого поколения является глава «Поиски», а также другие главы, относящиеся к периоду формирования мировоззрения и обретения мастерства художника в студенческие годы. Поэтому книга может и должна стать необходимым пособием и источником знаний не только в творческих учебных заведениях, но и в школах, для которых еще не созданы учебники, позволяющие изучать историю и вести воспитание молодежи в соответствии с национальными интересами Отечества.

* * *

Неудивительно, что произведения художника, обладающего таким неистощимым духовным потенциалом, оказывают особое воздействие на зрителей, которое многими определяется как «мистическое». О таком воздействии его картины «Вечная Росиия» рассказывал мне известный тележурналист А. Невзоров, для которого в свое время эта картина оказалась опорой в труднейший момент жизни. «Эта картина — великая, духовная, мистическое бесценное произведение, которое, действительно будет во все века живо. Мне Глазунов, повторяю, подарил надежду. Он из страшной темнейшей депрессии меня вывел и дал возможность верить в то, что мы победим. И второй раз я столкнулся с той же картиной Глазунова (это уже сплошная мистика) в Приднестровье, в окопе на Кошнинском разъезде. Там я увидел, как двумя расплющенными гильзами к деревянной крышке от снарядного ящика была приколочена репродукция «Вечной России»… Такие картины приходят в великие минуты жизни человеку на помощь».

И еще одно мнение на ту же тему, высказанное писателем Александром Прохановым в связи с уже другой картиной И. Глазунова — «Россия, проснись!»: «Русский спецназ, воюющий в Чечне, берет репродукцию этой картины с собой. Эта мистическая картина, в которой всякий любящий Россию человек увидит себя. У Ильи Глазунова любовь к России уникальна. Да, мы все любим Россию. Патриотов у нас много. Но глазуновская любовь не просто генетическая, она даже не религиозная, не культурно-историческая, — это какая-то мистическая любовь…»

Удивительно, что работу И. Глазунова видели и в Югославии, когда она подверглась агрессии со стороны НАТО… Так что мистика мистике рознь.

* * *

Илья Глазунов всегда проявляет себя не только как художник и мыслитель, но и как творец практических деяний. И вот какого масштаба они были. Особой вехой в биографии Глазунова стала возглавленная им и выигранная битва за спасение исторической Москвы — вернее, того, что от нее осталось к началу 70-х годов. Перепланировки и перестройки в хрущевские времена и продолжившиеся в брежневские, довели Москву до того состояния, что она была вычеркнута из международного реестра исторических городов. А по новому генеральному плану реконструкции столицы, разработанному главным архитектурно-планировочным управлением (ГлавАПУ), к началу 70-х годов намечалось уничтожение последних остатков ее старины. А сама Москва должна была быть рассечена шестью лучами проспектов, подобных Калининскому (ныне Новоарбатскому).

Помню, как однажды, глубокой ночью, замученный дневными заботами, но как всегда сверхдеятельный, Илья Сергеевич монтировал с друзьями в своей мастерской огромнейший альбом, показывающий былую Москву — несравненный образец мирового градостроительного искусства — и отражающий невосполнимые утраты, нанесенные столице, которой грозило превращение в безликий населенный пункт. Этот фундаментальный труд стал веским аргументом в руках Глазунова, неустанно бомбардировавшего высшие органы власти. Но решающий удар по Генплану он нанес, когда ему вместе с известным композитором Вячеславом Овчинниковым удалось собрать подписи самых выдающихся деятелей науки и культуры под письмом, бурно обсуждавшимся на заседании Политбюро ЦК, в конце концов «зарубившем» предполагавшуюся злодейскую акцию по окончательному уничтожению исторической Москвы, в которой мы теперь живем. Благодаря кому? Тому же Глазунову.

И кто, как не он, стал одним из вдохновителей и организаторов создания Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры, а затем основателем Всесоюзного музея народного и декоративно-прикладного искусства в подмосковном Царицыне, Российской академии живописи, ваяния и зодчества, автором проекта реставрации его здания, художественным руководителем проектов реставрации зданий Московского Кремля, в том числе известного Большого Кремлевского дворца…




КАК ЖИВЕШЬ, HOMO?



К 60-летию Победы
А. А. Шерстюк
ВОЕВАЛИ СЕМЕНЫ…

1. ЧЕЛОВЕК ИЗ КРЕМАТОРИЯ


Повествование Семена Митрофановича Рассказчикова

о пережитом в немецком плену


Мне в руки попала толстая тетрадь, 87 страниц которой плотно исписаны фиолетовыми чернилами. Записи сделаны около 50 лет назад, когда автор их был еще сравнительно молод. Чудом выйдя живым из ада фашистских лагерей, он решил оставить описание пережитого потомкам.

Этот очерк — как бы краткий конспект тетради.

«ТРАКТОРНЫЙ ФЮРЕР» ВОЮЕТ С ФАШИСТСКИМ ФЮРЕРОМ.
ТАРАН. ПЛЕН. ПОБЕГ. ЕЩЕ ПОБЕГ

«Traktorfbhrer» — так записана профессия Семена в учетной карточке узника немецкого лагеря.

Да, он был до войны «тракторным фюрером» — сибирским сельским трактористом. Родился в 1918 году. В 12 лет стал круглым сиротой. В 1939 году пошел на кадровую службу в Красную Армию. Под городом Ярцево получил приказ привезти из Починка (родина автора «Василия Теркина») автоцистерну бензина. Его машина уже миновала бомбардируемый и горящий Смоленск и вдруг выскочила на идущие в лоб немецкие танки. Чтобы не попасть в плен, пошел на таран. Но остался жив, очнулся в плену. Вскоре с товарищем сделали подкоп под проволочное заграждение и бежали. В одной из деревенек остановились у стариков, с голоду наелись досыта, заболели дизентерией, несколько недель ютились в баньке. Затем переоделись в крестьянскую одежду и двинулись на восток. Шли лесом вдоль шоссе от Смоленска на Рославль. Товарищ едва волочил раненую ногу, отставал и подорвался на мине. Пока Семен его хоронил, наскочили проезжавшие по шоссе немцы, услышавшие взрыв. Погрузили русского в машину и долго везли. Ночью остановились в деревне, устроили пьянку. Удалось снова бежать. Добрался до городка Кричев.

Сделаем небольшое отступление. Мне, читавшему эту тетрадь, подумалось: а ведь как ни жестока была судьба русского солдата Семена, все ж что-то и берегло его от еще худшего. Я бывал в описываемых местах. Немцы провезли Семена через Рославль тогда, когда там уже действовал их лагерь для русских военнопленных. И это был настоящий лагерь смерти. Все наши солдаты, около 250 000 человек, погибли в нем от голода. Их совершенно не кормили. Они выгрызли с корнями сырую траву, ели дождевых червей, но этим лишь сделали мучительней свою смерть.

А вот что пишет автор: «В Кричеве военнопленные в лагере умирали с голода и холода. Из сотен людей оставались в живых единицы, их не хоронили, а складывали в штабеля на цементном заводе…».

Впрочем, в Кричеве Семен не был пленным. Он нанялся в работники, за еду и кров, к одному жителю, служившему у немцев в пожарниках. Познакомился также с радиомонтерами, стал с ними ставить радиоточки в домах. В одном из домов жили немцы и был склад продовольствия. Родилась мысль поджечь его. Когда проводил заземление для радио, проложил фитиль — ватную бечевку, а на конце ее, у стены — коробок спичек. Стену облил бензином. Поджег бечевку с дальнего конца и оставил ее тлеть. Немцы включили радио, обрадовались голосу любимого фюрера, устроили попойку, Семену дали пол-литра спирта, он ушел. Ночью дом сгорел дотла. Немцы выскочили в одном исподнем. Но его не заподозрили — были весьма нетрезвы и ведь сами раскочегарили печку.

Но в марте 1942 года Семена захомутали на работу в Германию. В Данциге на рынке рабов его в числе 36 русских парней выбрал «баур» по имени Ганс и повез за сотню километров в свое имение. Работали в поле. Огромная норма, еда — баланда, ненависть к рабовладельцу, стычки. Однажды Семен не выдержал, вспылил, дерзко рубанул хозяина мотыгой в висок и сбежал. С ним еще трое. Шли на восток, ночами. Подошли к Висле. Наткнулись на двоих полицаев. Убили их ножами, но потеряли и одного своего товарища. Нашли лодку, переправились через реку, пошли дальше. Убили еще одного полицая и на его мотоцикле (здесь пригодилось Семеново умение водить технику) ехали, пока не закончился бензин. Шли и шли дальше. Но, ночуя возле одного из хуторков в кустиках посреди поля, сонные были схвачены. Привезли их в местную тюрьму. Ввели в камеру, стены которой были забрызганы кровью, всыпали по 50 розог и — на допрос. Их версии, что отстали от транспорта, шедшего из Минской области, немцы не поверили.

«Нас подвесили за руки в вывернутом положении за спину… От боли я искусал себе язык и губы… Висели, пока не потеряли сознание… Очнувшись, я увидел, что лежу на полу весь мокрый… Товарищи лежали рядом, они были без сознания и глухо стонали».

Затем их голыми кинули в бетонную камеру-мешок. Стояли они в ней обнявшись, держа друг друга. Сколько времени прошло, узнали лишь потом (двое с половиной суток).

Это было в Риппинской тюрьме.

А затем их повезли в Грауденцское гестапо. Еще 9 дней избиений («кожа висела клочьями»), вши и клопы в камерах, кружка баланды в обед. И вот их везут дальше.

КАРНЫЙ КОНЦЕНТРАЦИОННЫЙ ЛАГЕРЬ ШТУТТГОФ.
ПОВОЗКИ С ТРУПАМИ.
ОСЛАБ — НА ВИСЕЛИЦУ!
ГОСПОДА БРОСАЮТ ПАЛКИ. ИСПЫТАНИЕ КОРЫТОМ

Вообще-то у автора записей этот лагерь называется Штутов. Наш не шибко грамотный герой немецкие слова пишет, как запомнил их на слух. Возможно, мы иногда не совсем точно передаем применяемые им немецкие названия и термины, но да простит нас читатель. Не это главное. Последуем за героем дальше в его трагической судьбе.

Итак, сентябрь 1942 года, карный лагерь Штуттгоф. Карный, то есть для особо провинившихся. Сюда кидали узников всего на 3 месяца, но этого срока было достаточно, чтобы остаться здесь навсегда почти любому.

Первое, что увидел Семен, выходя из «воронка», — это как на повозке везут человеческие трупы. Их везли к отдельному домику, стоящему в стороне от зоны. Это был крематорий.

Затем десятки трупов он видел каждый день.

Семен получил полосатую одежду с личным номером — 15945 R. «R» означало «русский».

Началась обычная лагерная жизнь: работы — транспортные и строительные; построения; «аппель антретен» — поверки; баланда, проглатываемая на ходу; избиение палками за малейшее промедление или слабость; никакой обуви, в том числе в морозы; вши, блохи, клопы; трупы, трупы, трупы — утром в ушраме (уборной) и в штубе (барачном блоке), днем — везде.

«Некоторые падали без сознания где-нибудь на рабочей площадке, или в канаве, или в стройматериалах. Если при построении в конце рабочего дня не досчитывались человека, заставляли стоять всех до тех пор, пока не найдут потерянного. А этого бедолагу, еле движимого, приводили и казнили через повешение, как за побег».

«Много было охотников за человеческой смертью со стороны охраны СС, которые бросали палки в запретную зону и, выбирая из заключенных жертву, посылали за ней, а сами расстреливали из автоматов».

«В ночное время поднимали человек 10–12, запирали в ушрам, напускали в большие бетонные корыта глубиной с полметра холодную воду и заставляли нырять в нее головой, пока не задохнешься. Кто вперед вытаскивал голову из воды, тех оставляли, а остальных снова загоняли в штубу. Наутро можно было видеть тех оставшихся мертвыми, раздетыми догола».

Через месяц пребывания в карном лагере Семен, имевший рост 180, стал весить 42 кг.

ПОЛЗКОМ С ТОГО СВЕТА

«У меня начала опухать правая нога. Это было для меня очень странно: из статуи-скелета я стал поправляться одной частицей своего тела — правой ногой. Я уже не мог передвигаться. Меня взяли под руки товарищи, которые были посильней, и повели на рабочую площадку. Я знал, что уже отживаю последние минуты. Еле-еле взял лопату в руки и стал подкапывать пень. Но вскоре не выдержал и сел. Подошел капа (бригадир-надсмотрщик) и стал бить меня палкой. Я потерял сознание…».

«Когда сознание вернулось, я увидел себя раздетым догола, лежащим среди трупов. И было тепло, будто я лежал на русской печке. Я подполз к открытому окну и увидел зону лагеря. Тут-то я понял, что нахожусь в крематории. Я вывалился из окна на землю, полежал, затем пополз в зону лагеря. Полз, пока была ночь, и затем стало светать. А я все понемножечку полз и полз, временами проваливаясь куда-то, в бессознание…».

«Меня заметил часовой. Два эсэсовца принесли носилки и доставили меня в лагерь. Много собралось «СС»-охраны, в том числе и лагерьфюрер, все смотрели на меня с большим удивлением — на скелет на носилках, обтянутый кожей, — и ржали, как жеребцы… Показывали пальцем и говорили: «Ман аус крематорий! Ман аус крематорий! (Человек из крематория!)». Затем лагерьфюрер что-то скомандовал, и меня понесли в ревир — лагерную больницу».

По-видимому, даже эсэсовцы были поражены стойкостью ползущего с того света узника.

В ревире Семен пролежал около месяца. Ему подлечили ногу и привезли вместе с другими заключенными к железной дороге. Погрузили в товарные вагоны, закрыли наглухо дверь, состав тронулся. Через щели можно было прочитать названия станций: Данциг, Берлин… В Берлине, впервые за трое суток, двери отворились и дали горячую пищу — женщина с красным крестом на белой шапочке разлила суп в бумажные стаканчики. Затем везли еще трое суток.

«Наконец поезд остановился. В вагон вошел немецкий солдат, показал рукой на выход. Но людей, которые могли бы выйти сами, было мало…».

Из 300 узников, отправленных из карного лагеря Штуттгоф, в концентрационный лагерь Дахау живыми прибыли 96.

ДАХАУ.
ТАКАЯ ВОТ В ЖИЗНИ ПОЛОСА — И НА ОДЕЖДЕ, И НА ГОЛОВЕ. ЭКСПЕРИМЕНТЫ С ПАЛОЧКОЙ КОХА

Дахау поразил Семена прежде всего размерами: и лагерь огромный, и стена, которой он обнесен, 8-10 м высотой. А еще — полным «интернационалом всей Европы»: здесь были сербы, хорваты, чехи, испанцы, голландцы, немцы, французы, австрийцы, бельгийцы, поляки, шведы, финны…

Прибыли 20 ноября 1942 года, шел снег. «После бани одежду нам не вернули, а посадили на тележки на резиновом ходу и голышом повезли. Снег падал на наши скелеты-тела, таял и стекал холодными струйками, а люди в полосатой одежде везли нас вглубь лагеря».

«Нас разместили в 21-м блоке, в 3-й штубе. Я получил личный номер заключенного -40440. На груди под номером был красный треугольник с буквой R. А еще у всех русских, в отличие от других наций, были выстрижены волосы полосой со лба до затылка…».

«Наш блок был экспериментальный. Из него брали людей на ревир, заражали их малярией и другими болезнями и потом наблюдали...»

«Несмотря на голод, люди меняли последний кусок хлеба на табак, чтобы хоть немного успокоить свои нервы, а курили гродненскую крепкую махорку, от которой и без того слабый человек становился пьяным…».

«От всего этого, да притом и оттого, что нас выгоняли на улицу, обливая холодной водой, я серьезно заболел… В марте 1943 года меня с высокой температурой поместили в 13-й туберкулезный блок…»

И хотя из этого блока со зловещим номером почти никто не выходил живым, здесь Семену, второй раз после крематория, крупно повезло.

ЧЕШСКИЙ ВРАЧ ПЛАЧЕК:
ТЕПЛОЕ ЧУВСТВО К ХОЛОДНОЙ СИБИРИ

Трудно сказать, за что полюбил Семена этот врач. Может, за то, что его пациент оказался чуть ли не с другой планеты — из далекой Сибири. Или за то, что тот был из страны Сталинграда, весть о котором, печальная для фашистов и воодушевлявшая весь «интернационал», уже дошла до узников. А может, за то, что, когда этот врач, после первого укола, не дал Семену баланды, тот «обругал его всякими скверными словами». Врач спокойно выслушал дерзкого русского, затем пошел и принес больному кусочек домашнего хлеба, намазанного сливочным маслом, а сверху лежали тоненькие пластинки вареного яйца.

Когда анализы показали, что у Семена туберкулез легких, врач Плачек не только не бросил его как безнадежного, а стал еще внимательнее к нему. «Еще больше приносил мне съестного, делал мне вливания. Я никогда не забуду этого человека, он спас мне жизнь, делясь со мной всем, что ему присылали из дому…»

Окрепнув, Семен стал помогать Плачеку чем мог и так продержался целых 9 месяцев. В декабре 1943 года он после эсэсовской проверки был возвращен в 21-й блок. «При расставании Плачек дал мне котомочку с продуктами и пригласил регулярно приходить к нему за помощью в питании, что я и делал потом».

В марте 1944 года Семена направили в филиал Дахау — лагерь Оттобрун, находившийся недалеко от Мюнхена по дороге к альпийским горам.

ОТТОБРУН.
ЗОЛОТО НЕМЕЦКИХ РУИН.
«РУССКИЕ БАНДИТЫ» СЪЕЛИ ЛЮБИМУЮ СОБАЧКУ ФРАУ

Лагерь в Оттобруне был небольшой — около 350 заключенных, из них треть — русские. Заключенные разгружали упакованное оборудование, рыли карьеры в 12–14 м глубиной — по слухам, здесь должны были построить экспериментальный завод.

Между тем, конец нацистского эксперимента над миром уже приближался. Пошел 1944 год, самолеты союзников начали бомбить логово врага. Заключенных стали посылать на раскопки руин.

«Однажды при раскопке одного разрушенного дома я нашел золотой браслет. Он вскоре пригодился. Из лагеря на работу мы ходили мимо столовой, в которой питались гражданские немцы. Иногда нас посылали сюда в качестве грузчиков. И вот мы сумели договориться с владелицей этой столовой. Отдали ей золотой браслет, а она давала нам продукты. А чтобы конвоир не мешал, лучшая часть шла ему».

К марту 1945 года бомбежки и вой сирен стали очень частыми, а немцы — злыми. Урезали вдвое лагерный паек. Заключенные быстро слабели. Однажды поймали и съели собаку хозяйки столовой. Она доложила лагерьфюреру.

«Лагерьфюрер закричал на нас: ах, вы, русские бандиты, съели собаку? Наш бригадир Леонид Тизенгаузен, инженер из Одессы, ответил: да!»

Им дали по 50 розог и посадили в стоячий карцер, который узники называли «собачьим ящиком».

«Открыли каждому дверцы, поставили и закрыли. Спина прижималась к стене, а грудь — к двери. Ни повернуться, ни присесть было невозможно. Так мы стояли 6 суток, двери ни разу не открылись. Избитое тело ныло от боли. Холод, голод. Первые сутки мы еще перекликались, а затем только изредка доносились слабые голоса… Когда лязгнули запоры и открылись двери, мы из ящиков вывалились на пол… На носилках нас перенесли в кантину (лагерную столовую), дали жиденькой баланды. Две недели мы не ходили на работу. Мой товарищ из Киева Дмитрий Слиян и другие отдавали нам свои пайки хлеба, помогали, чем могли…»

ПОСЛЕДНИЙ ПОБЕГ.
РУССКИЕ ЛАГЕРЯ В МЮНХЕНЕ. НЕЖНАЯ ЛЮБОВЬ ФАШИСТОВ К ЖИВОТНЫМ. ДЕЛОВАЯ ЛЮБОВЬ АМЕРИКАНЦЕВ К РУССКИМ.
ВАГОНЫ ПОЮТ

До капитуляции Германии оставался месяц, а эсэсовец, у которого зэки-грузчики попросили сигарету, им ответил: «Нет для русских собак сигарет. Все равно вы скоро пойдете на удобрение нашей земли».

Заключенные не ожидали ничего хорошего от врага. В последней агонии они могли уничтожить всех узников. Выход был один — бежать.

Один из их конвоиров как-то рассказал, что его родные места заняли американцы. «Мы посоветовали ему бежать домой, пока не поздно, переодевшись в гражданскую одежду. Но он ответил, что нужно подождать еще с неделю».

Эта неделя оказалась роковой для несговорчивого немца. Напряжение нарастало с каждым днем, фронт был рядом. 16 апреля 1945 года, находясь в поле, заключенные предлагают конвоиру бежать вместе с ними. Однако тот направил на них автомат. Тогда, сделав вид, что покорились, они пошли в лагерь. Но по пути сумели обхитрить врага. «Я, подброшенный руками товарищей, свалился прямо на немца. Сбитый моим телом, конвоир упал. Его выстрелы просвистели мимо. Мы вырвали из его рук автомат и ударом приклада прикончили его…»

Уходить сразу же, днем, в полосатой одежде, среди полей было опасно. Засели в воронку от бомбы, обложили друг друга землей. Искавшие их немцы прошли близко, но их не обнаружили.

Зная, что в 7 километрах лес, ночью двинулись к нему. Дошли, день просидели в зарослях, а следующей ночью двинулись дальше. Вышли на поместье бауэра. Убили из автомата двух огромных сторожевых собак. Припугнули хозяина и остальных, взяли кое-что из одежды, продукты и снова в путь. Через несколько ночей вышли к большой реке — как потом оказалось, Дунаю. Добрались до парковой зоны Мюнхена. Прятались под деревом, сваленным бомбежкой.

Товарищи ушли разведать, что и как. Семен их не дождался, решил тоже идти. В парке находиться было опасно, тем более, что его, прячущегося, уже кто-то проходивший заметил (и дал деру). Чтобы попасть в город, надо было пройти охраняемый мост. Увидев идущую к мосту женщину с чемоданом и сумкой, Семен пошел с ней рядом, предложил помощь. Она испугалась, но согласилась. Прошли часового. За мостом женщина поблагодарила и дала деньги — марку.

Семен сел в первый попавшийся трамвай, и здесь ему повезло — он услышал среди пассажиров русскую речь. Это оказались соотечественники из гражданского, то есть неохраняемого, лагеря. Таких лагерей в Мюнхене было много. Их обитателей, в основном молодежь, принудительно вывезли в Германию и заставили работать на предприятиях. Некоторые здесь поженились и даже имели детей.

Семен несколько дней скрывался в бараках русского лагеря № 9.

Американцы сбрасывали с самолетов листовки — сообщали, когда будут бомбить, призывали уходить в укрытия. 29 апреля в Мюнхен вошли их танки. Наладилось питание: американцы давали продукты.

Но поведение союзников порой было странным. Когда заключенные лагерей стали мстить своим мучителям, убивать их, то американцы брали фашистских лакеев под защиту. И фашисты почувствовали себя свободней. Были случаи, когда по ночам они делали налеты на гражданские лагеря, вырезая по нескольку десятков человек. Американцы охрану не дали, а расклеили призыв: «Русские, объединяйтесь и сами себя охраняйте». Пришлось нашим ночью ставить своих часовых.

Однажды Семен встретил в городе знакомого по Оттобруну узника. Тот рассказал, что после их побега остальных заключенных заставили сутки стоять у ворот лагеря без пищи и воды. А еще через несколько дней их погнали пешком в Тироль, к горам. Ослабших в пути пристреливали, а ему удалось бежать.

В Мюнхене Семена поразил зоопарк. Здесь были звери со всего света — тоже «интернационал», и они тоже были узниками. Но, в отличие от узников-людей, к ним отношение фашистов было не зверское.

В конце июня 1945 года людей из гражданского лагеря, в котором находился Семен, отправили сначала в советскую оккупационную зону, а еще через несколько недель — на Родину. Радость была так велика, что в товарняке, которым они ехали, не прекращались песни и танцы под музыку колес. Проехали немецкие города Линксе (здесь была устроена баня), Мельке, затем — Вена, Будапешт, Яссы, Унгены. В Унгенах простояли 3 недели. И наконец привезли в Одессу.

Фильтрационная комиссия в Одессе признала Семена негодным к дальнейшей службе. Он поехал на родину, в Сибирь, залечивать туберкулез испытанным народным средством — барсучьим салом.

ПОЛВЕКА СПУСТЯ,
ИЛИ ЕЩЕ ОДНА СУДЬБА ЧЕЛОВЕКА

Барсучье сало помогло, Семен подлечился. Но навсегда остался дистрофиком.

В 1953 году Семен переехал в подмосковное Крюково, которое в войну было последним огненным рубежом, где был опрокинут враг и откуда затем прах Неизвестного солдата лег у Кремлевской стены. Позже на этом месте был построен красивый город Зеленоград, ставший районом столицы. Семен Митрофанович участвовал в строительстве нового города, до пенсии работал на автодормехбазе. До 60-летия Победы не дожил года с небольшим.

Тетрадку воспоминаний написал в начале 50-х. Тогда ему казалось невероятным, что жизнь его будет длиться еще долго, и надо было успеть оставить о себе память.

Встречался ли, переписывался ли с теми, с кем свела война? Нет. И не до того было, и адресов точных не знал. Да и большинство ведь — и с кем бежал от «баура» и попал в карный Штуттгоф, и с кем сидел в Дахау — погибли уже тогда.

Пенсию получал по инвалидности II группы — но по общей, не военной. И это было обидно — здоровье ведь потеряно тогда, на войне.

Узнав из газет, что Германия выплатила компенсацию России за узников концлагерей, Семен Митрофанович написал письмо с просьбой подтвердить его пребывание в концлагерях и что над ним проводились медицинские эксперименты. Получил в ответ копию учетной арестантской карточки с обоими своими номерами — 15945 и 40440. Правда, Семен Митрофанович тогда записался под чужой фамилией — ведь как бежавшему из плена ему пришлось, еще начиная с Кричева, скрывать свои данные. Но это противоречие удалось обойти — к счастью, в Москве нашелся узник Дахау, подтвердивший подлинность, так сказать, своего со-каторжанина. И Семен Митрофанович получил личную долю компенсации.

Дело, конечно, не только в доле денежной, не в германской компенсации. Есть еще доля — судьба. Дело — в признании. В признании того простого факта, что рядовой русский солдат Семен Рассказчиков, попав в мясорубку мировой бойни, сделал все, что от него зависело, для своего Отечества и перенес столько, что и собирательному герою шолоховской «Судьбы человека» не довелось пережить. И не его вина, что в наших отечественных архивах — и в Одессе, где Семен Митрофанович проходил фильтрацию, и в Красноярске, где он жил сразу после воины, — почему-то в отличие от немецких, не сохранилось о нем данных.

Данные-то сохранились. Вот эта тетрадка — тоже документ, из неровных строчек которого прорывается удивление, теперь уже и наше:

— Ман аус крематорий!..

2. «ПИСАЛ ПОТОМУ, ЧТО ЖДАЛ СМЕРТИ»


Окопные дневники линейного связиста

Семена Исаевича Гликина


Бывают такие люди — очень смахивающие на литературных героев. Семен Исаевич Гликин, прошедший войну от Сталинграда до Берлина рядовым солдатом, напоминает одновременно и чеха Швейка, и англичанина Питкина, и русского Чонкина. Тип простака, вроде бы все делающего как все, но то и дело попадающего впросак.

Вот в мае 1945-го Гликин участвует в штурме Берлина, он линейный связист на передовой, служит успешно. Командование объявило: наград за Берлин не жалеть. И награждены были сотни тысяч солдат. Медаль «За взятие Берлина» получили даже те, кто до немецкой столицы десятки километров не дошел. Дали ее и Гликину, но ведь он-то тянул провод под разрывами снарядов по столичным «штрассе» и написал на рейхстаге: «Немцы гады — я в Берлине» (сохранилась открытка, отправленная им из фашистского логова домой в Москву). Ему вытанцовывался орден, но все сорвалось. Расскажем словами из фронтового дневника Гликина (запись сделана 3 мая 1945 г.):

«1 мая наши славяне наткнулись на винные склады. Я весь день держался правильно. Но под вечер напился. Напился как следует. И даже не все помню, что делал. Кричал и валялся. Таким нарвался на полковника. Это явилось поводом, чтобы перевести меня в дивизион, а одну девчонку (любовницу) — на мое место. Это все не важно».

О переводе солдат не жалеет — жалеет о потерянной награде, которую ему теперь, конечно, к предыдущим уже не добавить: «Больнее всего на душе оттого, что упустил так тяжко заработанную награду за Берлин. Ну выпил, все пьют. И даже большие проступки делают, и то ничего».

Беседуем с ним аккурат перед Новым годом. Задаю ему дежурный вопрос: «Запомнилась ли встреча какого-либо Нового года в войну?» — «А как же! 1942-й Новый год, например». Стоял Гликин тогда на посту в военном училище, где он был курсантом, — и вдруг винтовка выстрелила от толчка прикладом о пол (польские винтовки были без предохранителей). Последовала немедленная «награда» — 5 нарядов вне очереди.

Опять же вопрос: почему был рядовым, если до того учился в военном училище? Да исключили его. То из увольнения опоздал (пошел на лыжах и заблудился), то дневники личные у него нашли (а вести их не разрешалось).

ДНЕВНИКИ ГЛИКИНА

Скажите, читатель, вы много знаете солдатских дневников? Написанных на передовой? Я такое встретил впервые.

Уже само то, что им, этим истрепанным и ветхим полуразвалившимся блокнотам, перевалило за полсотни лет, и прошли они столько дорог стольких стран, и впитали в бумагу столько пылинок и дыма — это ли не чудо?

Один из блокнотов попал к Гликину от убитого немца. В нем есть типографские пометки, календарь 1941 г. Читаем: «Mai 1. Mittwoch. Nat. Feiertag des deutschen Volkes* (1 мая, среда. Национальный праздник немецкого народа); Mai 2. Donnerstag. Christi Himmelfahrt (2 мая, четверг. Вознесение Христа)». Вот так-то! И Первомай у них не хуже нашего, и у Христа они за пазухой.

Символично, что как раз поверх этой даты в дневнике Гликиным написана стихотворная строка: «Прогнать врага от нас уж навсегда».

Пометок, сделанных рукой убитого немца, немного. Против некоторых дат стоят аккуратные буковки, например, «September 16. Lotta» (16 сентября. Лотта). По-видимому, это дни рождения его подруг и друзей.

А поверх всего этого — размашистый почерк Гликина.

О чем же пишет солдат?

«ЭХ, ТЫ! ИЛИ РАССЧИТЫВАЕШЬ, ЧТО КТО-ТО ПРОЧТЕТ?..»

Прежде всего, солдат описывает, конечно, свои будни. Где он уже находится и чем интересным отмечено это место: «25. 08. 44. Кишинев остался позади, проходили его вчера (вчера же и освобождали). Малость попил там вина. Русскую речь среди гражданского населения слышишь все реже и реже». «Перешли на другое НП (опять провод мотать!). Дежурил сутки в полку. Вчера устранил порыв под сильным артиллерийским обстрелом».

Начинается этот, «немецкий» дневник 22.05.1944 г., уже пройден большой путь, но и до победы еще год. Читаем на первой странице:

«Сейчас ты находишься в Бессарабии, в какой-то излучине Днестра. Идут бои «местного значения». Эту общую фразу приходится переживать немного глубже, нежели привычную уху газетную сводку».

«Ты» — это такая форма у него диалога с самим собой. Описаний военных будней, их атрибутов в дневнике мало. Больше — рассуждения о тех или иных ситуациях с попыткой дать им оценку, понять свое место, определить стиль поведения.

«Когда близко рвутся снаряды, кажется, что к тебе это никакого отношения не имеет. Но когда где-нибудь поблизости свистит снаряд, то ты больше пригибаешься, прижимаешься к окопу. Ты смотри, не проявляй излишнего героизма, лихачества, рисовки».

Последнее слово — одно из очень характерных в мироощущении героя. В диалоге с самим собой он то и дело употребляет такие фразы: «Ведь ты не рисуешься, верно?», «Ведь ты не для красного словца говоришь, верно?»

«На нерадивых мне и самому тошно смотреть. Правда, я еще малость неряшливый и не очень поворотливый. В трусости меня еще никто никогда не попрекал (ты пишешь это, наверно, из-за того, что тебя кое-кто подхваливал, и говоришь, что трусости у тебя нет. Эх, ты! Или рассчитываешь, что кто-либо прочтет эту писанину и похвалит тебя?). Хороший солдат должен быть хитроватым, уметь жить с начальством и обязательно добросовестно и умело (а можно иногда и умно) выполнять свои обязанности».

Автор дневника хоть и ведет «эту писанину» вроде бы сугубо для себя, но однажды в нем, обиженном тем, что товарищи не одолжили ему обмоток, прорывается: «Обмотки! Только подумать! А вы и не знаете, наверно, что такое обмотки?». «Вы» — это уже не «ты», не обращение к самому себе. И в этом, пожалуй, впервые обнажается главная тайна дневника, его смысл: оставить, на случай внезапной гибели, свой след на земле, свой «нерукотворный памятник».

И надо сказать, что наша догадка подтвердилась прямым признанием солдата в самом конце дневника: «Писал потому, что ждал смерти…». Здесь же следует очень мудрое, на мой взгляд, продолжение: «…а когда ждешь ее, то возможны героические поступки». То есть, надо полагать, — и отчаянные, вплоть до безрассудства, тоже. Чему свидетельство — сам факт ведения дневника, за который Гликину однажды уже не поздоровилось, но это не остановило его.

«НЕ ЭТО ГЛАВНОЕ!..»

Солдат уже прошел немалый путь, а наград все нет. Но не думать о них он не может:

«Эх, если б все учитывалось точней и справедливей, то, возможно, и у меня на груди была бы какая-нибудь медалишка, ибо я чувствую, что многие, кто их имеет, меньше меня пережилиМногие в разговорах об этом безразлично махают рукой, мол, на кой черт они мне сдались, остаться б целым самому. Так-то оно так, но на фронте ты давно, а эти побрякушки имеются у многих поблядушек и холуев, хотя большинство носит их заслуженно».

Через несколько листков, после описания боя с отступлением, когда он последним оставил передовую, чтобы спасти, смотать 200 м кабеля («пожалел бросить, и хорошо, что хорошо кончилось») и затем краткого описания похорон солдата Потапова из 6-й батареи («со всеми почестями, т. е. закопали, говорили и дали салют ~ но ботинки с ног у него уже были сняты», — отмечает наблюдательный глаз), — опять та же, не до конца высказанная обида:

«Раз даже у офицеров не все ладно насчет наград, то можете представить себе, что ниже творится. Посмотришь, посмотришь и плюнешь. Обойдусь и без ихних наград. Не это глазное!».

Фраза «Не это главное/» заключает рассуждения солдата так часто, что создается впечатление, будто все, о чем он пишет, — не главное. Но должно же все-таки быть что-то, о чем так снисходительно нельзя говорить?! Да, оно есть:

«Я, как и все, боюсь смерти, но просто не показываю виду. Когда иду по линии (а часто за углем или картошкой, туда вперед, где еще больше стреляют), — я иду просто, без расчетов и рассуждений, не так прячусь, не так бегу, как другие (может, из-за рисовки?). Ибо не знаешь, где это тебя может прихлопнуть. Идешь, потому что надо идти, а убить всюду может, и где именно, тебе не известно. И потом, в эти моменты у тебя какое-то безразличное состояние или презрение к смерти. Нет, вот хорошо: «безразличное состояние», а «презрение к смерти» — это уж слишком». (27.03.1945 г.)

«ЧЕЛОВЕК СЛОЖНЫЙ САМ ПО СЕБЕ»

Очень интересна запись, сделанная Гликиным в Бессарабии 23.08.1944 г.:

«Вечером наши расстреляли одного пойманного (полицая? — А.Ш.). К чему это пишешь? Потому что он занимает какое-то место в мыслях. Такие сволочи много насолили нам, их и не стоит жалеть. Но чуть-чуть подумаешь, что он все-таки немного человек, сложный сам по себе, полный всяких забот, и вот раз-два — нету него никаких забот, убит без суда и следствия, оставлен валяться без документов, забот и дум».

Ощущение сложности человека, его бытия проявляется у солдата тогда, когда он пытается понять поведение различных людей. Сначала он вроде бы осуждает их, но затем прорываются и иные нотки.

Вот из Германии им разрешили отправлять домой посылки: «Выбирались давно, собирали, паковали, зашивали, перешивали. Положишь одну вещь, потом заменишь другой. Каждому хочется помочь своим домашним, так как знаешь, что там живется трудновато, тем более, что очень большая доля немецкого богатства состоит из российского награбленного добра». (Казалось бы, что может отправить солдат, не имеющий на фронте ничего, кроме снарядов да котелка? Но ответ на этот вопрос нами уже получен.)

«В этом отношении ты не был таким жадным, как другие. Или тебе это только кажется? Пожалуй, нет. А много я наблюдал жадных. Офицеры тоже, даже больше, жадничают. У них ведь больше возможностей и условий. А знаешь, что ведь легче всего критиковать, чем самому быть правильным во всяких условиях». (4.02.1945 г.)

Эти же нотки есть и в теме отношений подчиненного и начальника на войне, рядового и офицера. Говоря о посылках, автор отмечает, что солдатам разрешено отправлять не до 10 кг, как офицерам, а вдвое меньше. И еще:

«Я не раз писал о том, что основную тяжесть войны переносят на своих плечах рядовые солдаты. А первый почет и первые привилегии — офицерам, ибо они командуют, хотя намного меньше работают физически, больше спят и лучше живут».

Но заключение все в том же духе: «Ну, так это нужно на пользу дела, на пользу победы. Значит, надо, и приходится переносить и терпеть еще и это дело». (5.03.1945 г.)

Такому же смиренному осмыслению подчинен и следующий эпизод:

«Больно смотреть на некоторых привилегированных офицеров. Ну взять, например, «политиков», хотя бы майора по политчасти. Пускай он делает какую-либо работу. И сам перед собой оправдывает себя. Он ведь должен быть чистым и кристальным, как слеза. Зачем он возит за собой не только денщика (положен ли он ему?), но и даже блядь, мягче, боевую подругу. И ее отрывает от несложных ее обязанностей, дежурств и т. п. Все это отражается на нас, рядовых солдатах, ибо больше положенного штата в полк людей не дают. Солдат — это такое существо, который все может перенести, только на небо не влезть. Больно это переносить не только мне, но большинству простых солдат. По-моему, у всех такая большая сознательность долга, что принимают это как необходимое, которое приходится пережить сверхурочно. Ну, перенесем с честью, что поделаешь». (24.11.1944 г.)

«ТЫ ЕЩЕ ЖИВ»

Иногда в датах между записями, словно зияющие воронки, появляются большие перерывы (и затем становится ясно, чем это было вызвано — подготовкой к наступлению, наступлением, перемещением на новые позиции). А иногда в характере записей видна пунктирная торопливость, напряжение боев.

Вот записи, сделанные на Вислинском плацдарме, приводим без купюр:

«6.01.1945. Заваривается что-то грандиозное, жуткое дело.

9.01.1945. Каждую минуту может убить. Ты сейчас под обстрелом или пулями, часто на виду у немцев, должен бегать по линии и исправлять ее.

14.01.1945. Вот она началась, самая заваруха. Что-то будет.

24.01.1945. Ты еще жив».

Но вот бои закончились, освобождена Западная Польша, с 1939 года колонизированная немцами.

«Немцы, на которых работали поляки, убежали. Кое-кто остался. Один такой, типичный ариец, жирный, здорово волновался, падал на колени. Некоторые жители приходили ему бить морду. Мы не дали: приедут власти, они займутся».

«Поляки встречают нас радушно, хлебом-солью, даже называют освободителями. В одно местечко мы въехали первыми. Поляк встречал всевозможной выпивкой. Бедные эти поляки!»

«Питаться стали хорошо, примерно как немцы у нас в 1941-42 гг. Едим свинину, курятину, жиры, мед. Я себя во всем удерживаю».

«А в Кутно было такое дело: ночь там переночевали (между прочим, я там заигрывал с одной полячкой, Зосей, но дальше дело не пошло), утром ребята где-то достали литр спирту — выпили его всем отделением, мне поднесли тоже. Меня здорово развезло, но обошлось».

«ЭХ ТЫ, О ЧЕМ ЗАГОВОРИЛ.
ИЛИ ТЫ НЕ НА ВОЙНЕ?..»

Эта фраза у Гликина заканчивает заметку об ужасах войны: как приходится тащить связь не только по открытой местности, по еще неразминированным местам, но и по окопам, по солдатам пехоты — спящим, убитым. Иногда убитый казался спящим, связист пытался его будить, и ужас охватывал его, когда в руках обнаруживался холодный оскал смерти. А еще ужасней были стоны умирающих от ран.

Но она же, эта фраза, может быть отнесена и к такой, весьма внезапной для сурового духа тех дней записи, как только что процитированные нами слова о Зосе, а еще — к сделанной в праздничный день 23 февраля 1945 г.:

«Мечтаем о девушках. Как они сейчас нам не хватают! (так у автора. — А.Ш.) Хотя бы ласкающий женский голос, предназначенный тебе. Нету этого… А как часто можно услышать: «Когда все это, наконец, кончится?». Война то есть. А сколько девушек там томится без нас!»

Итак, девушки… Кроме этих двух скупых вздохов, мы об этом в дневнике ничего не находим. Но в другом блокноте Гликина, отведенном специально под стихи, встречаем более развернутый лирический прилив.

Вот стихотворение «Девушка в шинели», написанное Гликиным в апреле 1944 г.:

Взгляд мой невольно смутила
Солдатка, с улыбкой в глазах.
В ней женственность всюду сквозила —
 В шинели, ремнях, сапогах.

Женственность, сквозящая в ремнях, видать, не часто попадалась на глаза молодому солдату, но иногда она могла попасться ему на слух:

Мой грубый слух, что различает

Полеты пуль, снарядов, мин,

Не безразлично отмечает

Твой нежный голос, как жасмин.

(Стих. «Телефонистке», авг. 1944 г., Дубоссары)

Эти изысканные строки мастерством своим выделяются из остальных — в основном непоэтичных, риторических, неумелых. Отнесем это к чудесам, которые способно творить глубокое ощущение переживаемого момента.

«НЕ ТОЙ ТЫ ДОРОГОЙ ПОШЛА»

Гликин как поэт представляет собой стихийное явление, существующее вне поэтической культуры. Да, он пишет самые разные стихотворные тексты — то это посвящение повару; то эпиграммы; то стихи о пути полка; то тиражируемые для друзей послания типа «Моя дорогая, ты мне не хватаешь», — но все это не только без владения стихотворной техникой, но и без образного мышления.

Но все же иногда что-то в этих текстах трогает и поражает. Вот запись, сделанная на листке, помеченном в трофейном блокноте Juni 1941, 22 Samstag (22 июня 1941 г., суббота): «Не той ты дорогой пошла».

Причем это вовсе не критический упрек Германии, начавшей в этот день сгубившую ее войну, — нет, это строка из все того же стихотворения «Моя дорогая…», упрек любимой от солдата, которому она изменила. Такой вот мистический перекресток, совпадение судеб одного человека и империи.

Он посылает стихи в газету «Красная звезда», но получает негативный отзыв. Несмотря на успех у товарищей в сочинении любовных посланий, все же 1.07.1944 г. в дневнике появляется запись: «Много и складно написалось стихов, но насчет этого поддержка в батарее никудышняя».

Но некоторые его стихотворные опыты пользуются успехом. Это в основном переложения популярных песен. «Раскинулся фронт наш широко», отпочковавшийся от «Раскинулось море широко», мы приводить не будем — он длинноват, но вот два парафраза на другие шлягеры тех лет.


На посту

(на мотив «Землянки» )


Вот завернут в шинели солдат,
Как и я, на посту ты стоишь,
А в землянках товарищи спят,
Лишь один ты сейчас здесь не спишь.
Ты проходишь туда и сюда,
Не согреешь озябшей ноги.
Роковые четыре часа,
Станут так велики, велики.
Как бы ни был хорош ты собой,
Упомянешь и Бога, и Мать,
И с винтовкой своей, как с женой,
Станешь бегать, плясать, танцевать.
Но четыре часа пустяки,
Приходилось и больше стоять.
Ну когда ж, наконец, эти дни
Ты пройденными будешь считать?

Мой «Огонек»

На позицию Родина
Снова шлет паренька.
По дороге на станции
Он подвыпил винца.
И пока беспрепятственно
Выпить мог паренек,
Заиграл так отрадостно
На душе огонек.
На минуту забылся он
Про войну и солдат.
Близко вспомнил он милую
И родных, и ребят.
На «губе» отсидит теперь
Свой положенный срок
За веселую выпивку,
За хмельной огонек.
Но приятно и радостно
На душе у бойца
От такого хорошего,
Дорогого винца.
Впереди еще много нам
И боев, и дорог.
Где ж ты, радость далекая?
Где ж ты, мой огонек?
Чтоб врага ненавистного
Крепче бить мы могли,
Можно выпить при случае
Той «целебной воды».
Если случай представится,
Выпьем вместе, дружок,
За великую Родину,
За родной огонек.

Конечно, охотно веришь Гликину, что эти его песни распевались солдатами, и что сам он был поражен, когда однажды на случайном полустанке услышал одну из них в исполнении совершенно незнакомых ему бойцов. Человеческой теплотой и юморком западают в душу они.

НАЦИОНАЛЬНЫЙ ВОПРОС

Можно было бы стыдливо не касаться его, но теперь, после горькой предсмертной исповеди Юрия Нагибина «Тьма в конце тоннеля», было бы грехом и трусостью обойти столь щекотливую тему.

У Семена Исаевича Гликина, потомка местечковых евреев, записей на национальную тему кот наплакал. Но все же кое-что находим. Они связаны с его лечениями. Солдату то ранило ногу, то он проваливался в ледяную воду Одера, то на него накатывались приступы малярии.

«Была возможность остаться при санчасти учиться на санинструктора. Я наотрез отказался. И знаете, из каких соображений? Стали бы обязательно говорить: мол, видите, жид жида куда устраивает? Евреям бы кривое ружье, и вообще их нет на фронте». (17.06.1944 г.)

А вот запись, сделанная после лечения в другой санчасти: «Врач хотел отправить в тыл. Но почему-то спросил моего согласия. Я отказался. Еще зло брало на дармоеда-доктора (между прочим, еврей), которому просто лень было у себя полечить. И вместо тыла ты опять поехал на фронт». (23.08.1944 г.)

Ну вот и все, что удалось найти. Можно здесь обойтись традиционным заключением «Умному-достаточно», а можно добавить и то, что из всей совокупности дневниковых записей следует лишь тот вывод, что если и недолюбливают однополчане Гликина, то не за то, что он еврей, а за его зуд видеть в людях недостатки. Правда, поразмыслив, он им их прощает, а сам если обижается на людей, то как-то совсем по-детски: «Обмоток пожалели! А Гликин проявлял находчивость. И бимбру (польский самогон. — А.Ш.) доставал, да. А вы все говорите!» (24.01.1945 г.)

«НЕ ХВАТАЕТ ЖИЗНИ»

В ратном труде рядового Гликина, помимо огорчений, в основном психологического характера (например, командиром взвода прислали капитана, моложе по возрасту, не шибко образованного, Гликин готов его побить по всем статьям, но тот не идет на равные отношения, «генералится»), есть и отрадные моменты:

«А вчера я отвел душу, капнул на сердце. Достал водки за мыло, был пьяным. Хорошо. 6 часов стоял ночью на посту. Сегодня приступ малярии. И как раз выезжаем на передовую». (22.11.1944 г.)

Чтоб у читателя не создалось представления, что Гликин только и знает, что достает вино, водку, спирт, бимбру и чувствует себя «хорошо», скажем, что в дневнике его немало записей более героического характера: сколько им устранено прорывов линии связи, зачастую под огнем противника, о переправах, о перетасканных тоннах дерна и т. д. Ему дают медаль «За боевые заслуги», а за храбрые действия на плацдарме у Одера — орден Красной Звезды (а мать ему пишет, что награждена медалью «За оборону Москвы»).

Но как бы «хорошо» ни чувствовал себя подвыпивший связист, какие бы хорошие вести его ни бодрили, однако: «Главного не хватает — чувства удовлетворенности, свободы, жизни своих близких людей. Не хватает жизни». (29.01.1945 г.)

Эта фраза остается нерасшифрованной. И нам только остается догадываться, что же конкретно имел в виду ее автор.

«ЧТО НАПИСАЛОСЬ,
ТО НАПИСАЛОСЬ»

О Победе уже есть песня: «Этот праздник со слезами на глазах».

У солдата Гликина про «слезы» ничего мы не находим, но концентрация всех прежних обид и разочарований насыщает последние записи его дневника:

«9.05.1945 г. Сегодня праздник Победы. Хорошо. Победа. Неужели кончилась война? Там какой стол готовят, но только не для тебя. Для офицеров. Всегда найдутся люди, которые будут праздновать. А ты будто и не воевал».

«24.05.1945 г. Как я работал, как воевал — никто в плохую сторону не скажет. А те, кто в большей безопасности, те, выходит, «больше воевали» (судя по наградам). И выпивали больше меня. Подумаешь, преступление ~ выпил на 1 Мая (уже не воевали). Не можешь выпивать… А то, что за меня офицеры думают, это ерунда. Они в первую очередь думают о себе. И, я бы сказал, мелочно думают о себе».

На последнем развороте записной книжки читаем последнюю запись:

«Что написалось, то написалось. Закрой и до поры до времени не заглядывай сюда».

И не заглядывал в свои дневники солдат Гликин многие-многие годы. Объясняет: то некогда было (напряженные послевоенные годы, завершение учебы в институте, работа, семья, в общем — обычная суета сует), то сил уже нет расшифровывать расплывшиеся (чернила и химический карандаш) и полустертые (простой карандаш) свои фронтовые записи.

«Всегда найдутся люди, которые будут праздновать». Мы те люди, которые будут праздновать великую Победу вместе с рядовым солдатом Великой Отечественной войны Семеном Исаевичем Гликиным. И спасибо ему за то, что он сохранил для нас свои дневники — устранил свой последний «порыв» — в линии связи между героической эпохой его юности и нашими днями.



О. Г. Свердлова
БОЛЬШАЯ СЕМЬЯ. МИФ ИЛИ РЕАЛЬНОСТЬ?

Церковь учит, что ребенок с одной стороны — это дар Божий, а с другой — шанс на спасение.

За дары мы благодарим судьбу и Бога и распоряжаемся ими как наша душа дозволяет.

Первая улыбка, первые шаги ребенка, первые произнесенные слова — все вызывает наш восторг и умиление. И мы говорим, глядя на своего малыша, — подарок судьбы. А что означает на светском языке «шанс на спасение». От кого и чего?

Спасение от наших пороков, эгоизма и лени, нетерпения и нетерпимости, когда мы пытаемся облегчить свой жизненный крест, уйти от проблем и сложностей, связанных с воспитанием трудного ребенка в трудных житейских ситуациях, когда занимаемся самооправданием, сваливая свои ошибки, свое нежелание помогать решать проблемы на генетику или самого ребенка, на его характер, унаследованный от кого-то из родителей.

В последнее время слово «шанс» приобрело какое-то магическое звучание. Нас все время призывают не упустить его. Ждем, что удача сама придет в руки, а может, следует ее создавать?

Кризис семьи, нежелание рожать детей и хоть чем-то поступиться, оторвать что-то от себя, любимого, даже ради близкого человека, может быть, одно из самых страшных явлений последнего времени.

Мы всегда в таких случаях склонны думать, что всему виной материальные трудности. Тем не менее статистика рождаемости в странах, где очень низкий прожиточный уровень, говорит об обратном. Чем выше уровень жизни, тем меньше женщины склонны рожать.

Протоиерей Дмитрий Смирнов рассказал, что его приходом был проведен эксперимент — нашелся спонсор, который дал деньги, договорились с одним родильным домом и открыли там пункт для собеседования с беременными. Беседовали с женщинами, которые пришли избавиться от ребенка. Им удалось уговорить не делать аборт только каждую десятую. Несмотря на то что женщинам предлагали буквально все.

Если у тебя нет приданого для ребенка — мы тебе все купим, если нет квартиры — обеспечим жильем, если тебе не на что жить — будешь жить за наш счет, если хочешь, чтобы твой ребенок поступил в хорошую школу — мы его устроим. Но ничто не действовало. Никакая материальная помощь не могла изменить решения этих женщин.

Они не хотели, не желали испытывать какие-либо трудности, связанные с рождением и воспитанием ребенка. Они хотели жить только для себя.

А что думают по этому поводу мужчины? Когда один из героев телепередачи «Моя семья» сказал, что следует женщину чуть ли не стерилизовать, если она не может обеспечить ребенку достойную жизнь, к примеру, устроить в хорошую школу или дать соответствующее образование, то с ним согласился кое-кто из участников передачи.

Но это крайняя точка зрения. Большинство же участников передачи говорили, что женщина должна реализовать себя не только в материнстве. Сегодня так много возможностей стать независимой, утвердиться в профессии, стать бизнесменом! А семья, дети — это путы, которые связывают и мешают свободному полету.

Значит, дело, как часто считается, — и мы убедились в этом еще раз на эксперименте, проведенном протоиереем Д. Смирновым, — не в материальных трудностях, когда женщина принимает решение освободиться от ребенка.

Брак без деторождения представлялся Л. Н. Толстому явлением уродливым и порочным. И когда Софья Андреевна после рождения пятого ребенка попыталась избежать новой беременности, так как последние роды были очень тяжелые, такое решение жены было совершенно неприемлемо для Льва Николаевича. На карту было поставлено все прошлое и будущее. У него даже возникла мысль о разрыве.

Это сыграло роковую роль в дальнейших отношениях, послужило основанием к последующему охлаждению. Семейный разлад так повлиял на Льва Николаевича, что он физически заболел и уехал лечиться на кумыс.

Вернувшись, он все говорил: «Какое счастье быть дома, какое счастье дети, как я ими наслаждаюсь».

«Большие же радости — это семья страшно благополучная — все дети живы, здоровы, и почти умны, и не испорчены…»


О том, что материальные условия не являются настолько значимыми для воспитания, как мы часто это подчеркиваем, писал еще Макаренко в своей «Книге для родителей». Он рассказал о двух семьях. В одной, богатой, рос единственный ребенок, у которого были все условия для воспитания: он был обут, одет, прекрасно питался, — но он одинок, у него нет настоящего общества, и вырастает эгоист, не знающий границ в своих желаниях.

В большой семье можно воспитать только среднюю личность, утверждал отец этого семейства Петр Александрович Кетов. Воспитать большого человека, считал он, можно, только подарив ему всю любовь, весь разум, все способности отца и матери. Филигранная работа над сыном — это не будет стандарт, это будет умница, украшение жизни.

А что получилось, когда сын вырос? «Сын давно перестал быть ласковым, теперь не бывает у него приветливых слов, у него два новых костюма, в то время когда у отца один поношенный, мать готовит для него ванну и убирает за ним, и никогда сын не говорит «спасибо». Они вглядываются в лицо сына, и в их душах восхищение и преданность перемешиваются с тревогой. Когда у отца случился тяжелый приступ болезни и надо было пойти в аптеку — получить заказанное лекарство, сын — любимый сын! — отказывается это сделать: «Нет, я не могу. Меня ждут…»

И тут же, изображая семью Веткиных, большую семью, переживающую всякие лишения, радости и горести, где было 13 детей, педагог рассказывает о ней как о замечательном явлении. Люди там вырастают хорошие.

Люди наслаждаются тем, что они могут быть все вместе. В большой семье бывает шумно, трудно. И огорчения десятикратно увеличены, болезни и непрерывный труд родителей, но зато и радости умножены.

«У нас каждый месяц праздник — справляем чей-нибудь день рождения. Ну и, соответственно, готовимся, что-то придумываем. Каждому хочется не повториться и в подарке и поздравлении», — рассказывает мать, у которой семеро детей от 5 до 16 лет.

Отношения в семье — это узы, которые объединяют всех членов семьи в одно целое.

Макаренко пишет, что большую семью он изобразил не с целью, чтобы сказать: вот как Веткин воспитал, учитесь у него, — а только для того, чтобы кое-кого увлечь, может быть, желанием иметь большую семью. Не скрою, что и у меня та же цель.

Если раньше рожали много детей, чтобы обеспечить семье, по словам социолога Харчева, запас прочности в физическом смысле — детская смертность была очень высока, то сегодня благодаря успехам медицины детская смертность уменьшилась в разы. Запас прочности родители должны обеспечить себе в другом смысле.

Если мы покончили со многими детскими болезнями, то с болезнями, которые убивают духовно, нравственно, нам справиться не удалось. И опасности, которые подстерегают детей, увеличились стократно. Наркомания, катастрофы, убийства, теракты.

Отцовство и материнство становится для каждого из родителей прекрасной возможностью дальнейшего развития своей личности. Воспитывая детей, вы обретете для себя очень многое, как и ребенок, о котором вы заботитесь.

Известная американская актриса Брук Шилдс не раз говорила, что готова пожертвовать ради появления на свет ребенка карьерой, звездной внешностью и даже своим здоровьем. И когда она наконец в 38 лет родила дочку, то ее счастью не было предела. Она уверена, что дети — ее истинное призвание. «Я словно заново родилась — вместе с дочкой. Стала наконец сама собой. По-настоящему полюбила жизнь, с удовольствием думаю о будущем, не так болезненно воспринимаю свое прошлое. Мне вообще стало гораздо легче верить во все хорошее — не только для дочки, но и для себя».

«…Мы ни на минуту не забываем, что для нас этот ребенок — настоящее Божье Благословение», — дружно восклицают счастливые супруги.

«ЧЕРЕЗ ГОДА СЛЫШУ МАМИН Я ГОЛОС»
(из современной песни)

Мне хочется рассказать о юности моих родителей, о городке, где они жили и где в каждом доме было много детей. Все старались обзавестись солидным потомством, потому что, считалось, «веселее жить в доме, где полно детей».

Край, который вдохнул в них с первых дней их жизни все запахи травы, смолы, грибницы. Все мы идем по следам прошлого. Детей своих учим идти такой же дорогой, и они будут этому учить своих детей, чтобы продолжалось человеческое движение по родной земле.

Воспоминания родителей были связаны не с магией и волшебниками, а с героями, оставившими после себя множество легенд и преданий. Так, в роду был кузнец, который мог подковать, как Левша, блоху, математик, который в уме оперировал десятизначными цифрами, дед, который был двухметрового роста и обладал недюжинной силой. В 70 лет поднимал пудовые мешки, а во время гражданской войны, рискуя жизнью, прятал в сарае раненых красноармейцев, а потом, когда пришли красные, спасал в сарае белых офицеров.

Дом родителей предстает передо мной как символ корней, без которых человек чувствует себя, словно в безвоздушном пространстве, потерянным, одиноким. И крепнет ощущение, что не на пустом месте ты вырос, есть, что продолжать, есть, на кого равняться.

Этот дом стоял почти на самом берегу реки, и сад спускался к самой воде, и жили в нем люди, рано узнавшие, что такое горе, голод и трагедия потери своих близких. Война не просто коснулась их, а выдернула пятерых сыновей из дома навсегда. Погибли где-то в чужом краю, защищая страну от немецкой чумы. С фронта вернулся один-единственный сын, и тот инвалид.

Бывают семьи, к которым, как говорится, прилипают деньги, а бывают семьи, к которым прилипают трагедии. Так случилось и с семьей моей матери. Пришла первая похоронка — старший сын погиб на Курской дуге, потом вторая — разбился самолет, на котором другой сын делал аэрофотосъемку оккупированной немцами местности, потом третья — еще один сын погиб во время обороны Севастополя, потом четвертая — пропал без вести четвертый, и вот уже пятая — скончался в госпитале от ранения младший.

Я впервые видела, как плачут мужчины. Когда пришла пятая похоронка — погиб сын, талантливый химик, надежда и гордость семьи, дед метался по дому как раненый зверь. Из груди его вырывались стоны и плач, скупые слезы были так страшны, что я, совсем еще маленький ребенок, запомнила этот ужас на всю жизнь.

Остались невестки, у каждой было по двое детей, десять внуков от пяти погибших сыновей. Закончилась война, прошли годы, и невестки повыходили замуж, но что самое удивительное, из дома не уходили. Бабка с дедом умоляли их остаться, жить с ними, не хотели расставаться с внуками, да и жены погибших сыновей стали им как родные дети.

Шумно справлялись свадьбы, рождались дети, входили в дом новые мужчины, старики принимали их радушно как своих сыновей. А по ночам в своей комнате давали волю слезам и горю своему безысходному.

Дом достраивался, разрастался сад около дома, увеличивалось количество удобств, а вместе с ними и количество людей, в нем проживающих.

И не было здесь разрушительной зависти или изнуряющего душу раздражения, а была любовь и труд ежедневный, и терпимость, и радость от общения старых и молодых, мужчин и женщин, детей и взрослых. Дом жил своей наполненной ежедневными заботами и трудом жизнью.

Мне даже кажется, что провинциальная семья гораздо реже распадается, потому что живет в собственном доме. Если бы существовала такая статистика, то оказалось бы, что семья крепче, когда люди живут не в квартире, кондоминиуме, как сегодня принято называть современные благоустроенные дома, а в своем доме, в котором родились и жили еще твои деды и прадеды, когда можно услышать еще из живых уст историю твоего рода.

Такое естественное желание человека — иметь свой дом — обрело сегодня для многих реальное воплощение. Вы скажете, а где взять деньги? Продают квартиры в городе, покупают землю в необжитых местах и начинают строиться. Несколько лет мучаются, скитаются и все же идут фанатично к цели — строят дом и не просто как жилище, но дом как крепость в океане, где среди житейских бурь можно обрести покой и защиту, где тебя любят и ценят просто за то, что ты член большой семьи, родной человек.

Правда, что греха таить, строительство домов вызывает не однозначные чувства у россиян сегодня.

Смею утверждать, что я видела, как на моих глазах рождалась зависть. В дачном поселке «новый русский», врач по профессии, строил дом. Врач заведовал в больнице отделением почки, и от него зависело, кому подключить искусственную почку, а кого оставить умирать. И вот на свалившееся на него неожиданное богатство решил построить не дом, а настоящую крепость — дворец с бассейном, зимним садом, со скульптурами и ротондами. У всех остальных в садовом кооперативе были обычные деревянные домики, а тут на твоих глазах возводился дом, в котором жить могли бы небожители. И каждый, включая и меня, теперь думал о том, что вот его собственное жилище — просто убогая хижина и что на свои кровно заработанные никогда не построить подобного.

А так как все были в одном кооперативе, то доходы соседей были известны досконально. Дом, который построил Том, Джек или, вернее, наш врач, был предназначен не для большой семьи, а был просто вложением капитала.

Когда думают, что зависть — это ископаемое, отживающее чувство и место ему, по крайней мере, в музее, то люди глубоко ошибаются. Это природное чувство. От него никуда не уйти, но поджигается оно несправедливостью. Конечно, хотелось бы, чтоб оно стало экспонатом, но, к сожалению, жизнь так устроена, что разжигает эти чувства.

Но говорят, с этим надо смириться как с данностью — есть богатые и бедные, здоровые и больные, красивые и уродливые, талантливые и бездарные.

И тут же жила многодетная семья, в обычном доме, где было три комнаты, в которых обитало 10 человек, семь детей, мама, папа и бабушка. Но до чего симпатичные люди жили в этом доме!

Бабушка, бывшая когда-то театральным художником и на всю жизнь полюбившая театр, не расставалась с ним и сегодня. Собрала всю малышню и поставила с ними «Ромео и Джульетту». Дети бегали к ним в дом на репетиции, шили костюмы, мастерили декорации. Такое было ощущение, что там собирается ребятня со всего дачного поселка.

К матери семейства дачники ходили советоваться — где и какие цветы посадить, чем лучше землю удобрять, как избавиться от вредителей. А с отцом, профессором университета, советовались по строительной части. Он умел абсолютно все — сам построил баню, беседку, соорудил печку, провел электричество не только в доме, но и во дворе. Так что уютные фонарики освещали двор и ночью.

Профессорской зарплаты едва хватало лишь на скромное пропитание этой большой семьи, но он не хотел подрабатывать еще в 10 местах, как делают сегодня очень многие ученые, считал, что времени должно хватать и на общение и занятия с детьми. Ведь им нужен не только хлеб насущный и отец-кормилец, но веселый и добрый, не замученный и замотанный всевозможными работами товарищ по играм и советник по самим разным вопросам их жизни.

И никакой зависти к соседу напротив, построившему свой дворец вопреки всем нашим прежним представлениям о том, что такое хорошо и что такое плохо. И не мучили его мысли о том, что неужели люди-трудились, страдали, жертвовали жизнью в поисках смысла существования, в поисках справедливости, добра, правды только для того, чтобы отдать свою судьбу, своих детей, свое прошлое и будущее в руки нуворишей.

А еще живет в сторожке и зимой и летом с многодетной семьей бывший учитель, а нынче сторож, русский человек, беженец из Грозного, потерявший в одночасье и дом, и все свое имущество, и всю прошлую благополучную жизнь. А каково их настоящее? И есть ли у них будущее?

Дети должны учиться, а школа так далеко, что невозможно их пускать одних — и боязно и просто трудно маленьким детям добираться — 5 км туда и 5 обратно по снежному полю. Жилье — временное и мало приспособленное для проживания такой большой семьи, а перспективы получить или купить квартиру — никакой.

Дети маленькие, но следы кошмара, который они испытали при бомбежках Грозного, остались в их душах навсегда.

«Я решил сам их учить грамоте и арифметике, физике и истории. Конечно, кое в чем знаний моих не хватает, приходится самому учиться. Дети заставляют меня искать ответы на многие вопросы, над которыми я раньше не задумывался. Так что мы учимся вместе. А сторожку решили на собрании кооператива утеплить и пристроить большую веранду», — рассказывает он.

Отец не унывает, человек он глубоко верующий, над сторожкой повесил российский флаг, из дома доносятся звонкие детские голоса, и не устает повторять: «Главное, что мы все живы, и мое богатство — дети, и они мой шанс на спасение». «Когда-то я мечтал стать монахом, ведь самый близкий путь к Богу через одиночество, отшельничество, — говорит он. — Но потом встретил свою жену, полюбил ее, и мы решили иметь много детей».

Вот он настоящий экстрим — не выдуманный, искусственный, а рожденный самой жизнью.

Экстрим — такое модное слово сегодня. Едешь по Москве или по Кольцевой дороге и всюду реклама сплошь забита предложениями от магазина «Экстрим» — все для того, чтобы свернуть себе шею или разбиться насмерть. И то же самое на ТВ. Дуют, как говорится, в одну дуду. Экстрим — это игра для тех, кто хочет получить или затратить большие деньги и рискует жизнью не ради спасения человечества, а ради своего имиджа — суперкрасавицы или супермена. Вот он, последний герой нашей отнюдь не героической жизни.

Какое-то обесценивание даже таких понятий как смелость, жертвенность, бескорыстие, и все ради своего ненасытного «Я», а где они, экстремалы, во время пожаров, наводнений, таранов?

ПЕСОЧНИЦА
КАК ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНАЯ ЛАБОРАТОРИЯ ДЕТСТВА

Выхожу из магазина. Сумка достаточно тяжелая, а пройти надо через огромный двор. Двор как парк, а посредине песочница. Молоденькие мамы и старенькие бабушки сидят на скамейках, болтают и порой усмиряют малышей, не поделивших в песочнице какую-то игрушку. Воробьи купаются в солнце, тишина и покой разлиты в природе. Одним словом, благодать. Я сажусь на скамейку и наблюдаю нравы обитателей песочницы.

Бурная кипящая деятельность ребят на спортивной площадке контрастирует со спокойной игрой малышей в песочнице. 5-летний Володя, слишком полный для своего возраста малыш, медлительный и спокойный, опрокидывая одну формочку за другой, выстроил целый ряд пирогов.

Тут же хорошенькая Яна, одетая по последнему слову современной моды в одежки, которыми еще так недавно я любовалась в витринах дорогих магазинов Парижа, а теперь доступные и кое-кому из наших «новых русских». Такая живая Барби лепит свои куличики из каких-то немыслимо красивых формочек.

Здесь же возится со старым грузовиком и какой-то ржавой посудинкой, очевидно, сохранившейся от старых времен, белобрысый мальчик Юра, одетый совсем по-летнему — в трусах и маечке, хотя погода еще не совсем теплая. Поздняя весна. Когда грузовик исчерпал свои возможности и был загружен полностью песком, Юрка спокойно протянул руку сначала к формочкам соседнего Володи, но тот тут же вырвал свое добро из его рук, а потом попытался кое-что взять у Яны. Но та тоже сразу же загородила руками свое богатство. И тогда недоумевающий от такой непонятной жадности своих соседей по песочнице Юрка стряхивает ногой все заготовки малышни.

Раздается громкий вопль и крик, на который сбегаются все мамаши и бабушки и даже молодой мужчина, сидящий на одной из скамеек, очевидно отец кого-то из малышей. Считая себя опытным психологом, пытаюсь угадать, кто чей ребенок. Очевидно, пожилая женщина — бабушка толстенького мальчика. Оказалось, нет, совсем не бабушка, а няня. Молодая женщина, подбежавшая к Яне, гувернантка, а молодой мужчина — охранник. Вот они, реалии сегодняшнего дня. И вовсе не бабушки и мамы окружают сегодня ребенка. Чужие няньки стараются успокоить чужих малышей и готовы разорвать маленького озорника. Не дай бог, работодатели что-нибудь услышат или узнают о случившемся.

Юрка больше удивленный, чем испуганный, вот-вот готов был расплакаться. Но по-мужски сдерживал слезы. К песочнице подъехал на велосипеде еще один мальчишка, лет 10, брат Юрки, и, схватив малыша на руки, начал его утешать, прижимая крепко к груди головку ребенка. Потом снял куртку, завернул в него теперь уже заревевшего малыша и медленно пошел к подъезду. А уже из подъезда бежала ему навстречу девочка лет восьми. Эти дети из многодетной семьи, как потом я узнала.

«Рожают беспризорников, — послышался голос со скамейки. — Плодят нищету и голытьбу».

И я почувствовала в этом голосе столько ненависти и злобы к чужому ребенку, что стало просто не по себе. А ведь это не одиночное мнение.

Не любят у нас многодетные семьи, считают это каким-то пороком или легкомыслием. И непонятно, откуда рождается эта злость. Причем с этим я встречалась на разных уровнях, в разных слоях общества. Как-то на передаче «Основной инстинкт» Мария Арбатова, такая во всех отношениях «продвинутая», как сегодня модно говорить, женщина, обратившись к многодетной семье, в которой было 15 детей, а таких семей в Москве всего четыре, заявила: «Плодите алкоголиков и наркоманов».

Сошлемся на опыт западных стран, на который у нас к месту и не к месту принято ссылаться.

Еще как-то понять можно логику французского обывателя, который с ненавистью говорит об эмигрантских семьях, где за счет детей родителям удается не работать и жить безбедно, а это ложится бременем на налогоплательщиков. Но в нашем-то государстве пособие настолько мизерно, что оно воспринимается чисто символически. Да еще во многих регионах и такое пособие не выплачивается годами. Тогда что же? Ведь родителям больших семей в наше трудное время надо памятник ставить за их труд, лишения, за их любовь и терпение. Это действительно подвиг и величайшая мудрость и шанс на спасение души.

У маленьких детей до определенного периода доминирует инстинкт собственности. И я вовсе не хочу обвинить детей в жадности, а их родителей в том, что они плохо воспитывают своих чад. Как говорится, «поживем — увидим». Дело не в детях, а в нас самих. Тревожит другое — тот порог ненависти, о который каждый раз спотыкаешься и который наблюдается в обществе. И все-таки каждый раз надеешься, что лоб не разобьется, а страна выживет.

Материальный достаток на процесс воспитания не влияет, считают ученые-педагоги, а вот на количество рождаемых детей — да.

Известно, что около 20–30 % женщин хотели бы родить и воспитывать семь и больше детей. И это законное желание должно быть удовлетворено.

Но эти цифры были обнародованы в 1988 году. Сегодня никто этого не просчитывал. Думаю, что эти цифры сильно изменились. И сегодня они на порядок ниже.

Мечтающие о большей семье боятся оказаться в сегодняшней России на грани нищеты. По свидетельству представителя ООН, в России за чертой бедности оказались 50 млн работающих семей с детьми, т. е. 33 % населения. Но вот те, кто сумел сколотить состояние, праведным путем или неправедным, могут себе позволить иметь большие семьи — 5 человек детей и даже больше. Они очень хорошо поняли, что счастье семьи не только в богатстве материальном, но и в богатстве человеческом. Есть кому доверить свое дело и оставить наследство, ну как дорогая машина — свидетельство богатства и престижности, успеха. И еще это для них показатель стабильности, благополучия. И за примером далеко ходить не надо. Наши чиновники — и думцы, и олигархи — тем более порой удивляют обывателя. У них не редкость трое и четверо детей. Когда они говорят об этом с гордостью, ловишь себя на мысли: зарплата позволяет иметь детей, а у народа нет выбора. Кто-то может позволить себе не только купить «Челси», самолет за миллиард долларов или престижный курорт, но и родить пять человек детей. Все будут обеспечены до пятого колена.

Вот такие мысли приходят в голову, когда говорят о демографической катастрофе, которая ожидает Россию в ближайшем будущем.

ШКОЛА ЛЮБВИ

Когда я задавала вопрос, зачем вы хотите иметь много детей, женщины и мужчины отвечали по-разному: «Чтобы в доме было весело…», «Чтобы дом был полон детских голосов…», «Чтобы дети росли и у них были близкие люди».

Как-то я задала этот же вопрос многодетной матери. «В мире так одиноко и страшно, если у тебя нет близких людей», — сказала она, показывая мне фотографии своей огромной семьи.

В большой семье даже такой страшный удар, как смерть одного из родителей или ребенка, не становится катастрофой, которая ломает судьбы и личности, как это нередко происходит в семьях, где один ребенок.

Когда умер родоначальник известной многодетной семьи Борис Павлович Никитин, дети и внуки, а их тогда в доме жило 20, окружили маму и бабушку — Лену Алексеевну таким вниманием и заботой, столько душевного тепла отдали, что горе не сломило, не разорвало душу, а еще больше объединило всех.

«Мы купаемся в любви», — повторяет Лена Алексеевна слова мужа, и собирается в очередную поездку в Архангельск для встречи с родителями, учителями и читателями. Хотя здоровье и возраст, ей 75 лет, не совсем позволяют совершать столь дальние поездки по России, она ни от одного приглашения не отказывается. И несет свое мудрое слово людям.

А современный рок-певец Сергей Галанин утверждает, что единственное спасение от депрессии — в детях.

Написала эти строчки и тут же жизнь опровергла мои рассуждения. В Беслане, как это ни трагично, наиболее уязвимыми оказались многодетные семьи, для которых 1 сентября был праздником всех поколений. В школу шли всей большой семьей, а вышли оттуда живыми совсем немногие.

Современная семья с единственным ребенком лишает детей прекрасного чувства братской любви.

Нет опыта заботы, опыта игры, любви и помощи, опыта уважения, разделения общей радости и общего напряжения.

А между тем, находя в другом человеке качества, которые нас дополняют и восполняют, мы полнее ощущаем окружающий мир и самих себя.

Вот слова из интервью актрисы Алены Бондарчук, дочери известного режиссера: «Мы с Федей очень близки.

Такое между братом и сестрой случается нечасто. Наша семья такова, что мы держимся друг за друга. Это благодаря страстным отношениям, которые были всегда у нас в семье. Мы все горячо любили друг друга и были готовы друг за друга драться. У нас была очень большая семья: бабушки, прабабушки, куча каких-то родственников. И дом всегда был очень открытым. Сегодня я наблюдаю за тем, как распадаются семьи, и мне очень грустно».

Взаимная терпимость вырабатывается в течение многих лет жизни. Несхожесть характеров и темпераментов привносит в жизнь много нового, интересного, удивительного.

Я наблюдаю, как растут и меняются две сестренки от общения друг с другом. Они учатся друг у друга, хотя очень разные. И как это ни обидно, соперничают, и завидуют, и раздражаются, и ругаются друг с другом. Ни одна не хочет ни в чем другой уступить.

Но одна, далекая от бытовых забот, сосредоточена была только на учебе и книгах. Может вокруг делаться бог знает что — беспорядок, мусор, грязь, а она сидит и читает. Другая совершенно не выносит, когда вещи разбросаны, нет порядка. У нее все аккуратно сложено, время рассчитано. Каждое действие распределено. Знает, что модно, следит за волосами, кожей, весом. Современная девочка, что и говорить. Но не было жажды учиться, интереса к книге. Телевизор, подруги, часовые разговоры по телефону.

Было удивительно наблюдать, как менялись привычки, пристрастия от общения сестер друг с другом.

Книжница постепенно, под давлением, привыкала к порядку, научилась складывать книги и вещи класть на место, стирать, и убирать, и рассчитывать время, а аккуратистка пристрастилась к книгам, появился интерес к учебе. И теперь уже отыскивает нужные факты в энциклопедиях, зачитывается Достоевским, полюбила сам процесс получения знаний. День загружен до предела. Теперь нет времени ни на телевизор, ни на бесцельное шатание по улицам. И спорт, и танцы, и музыка, и уроки.

Но большая семья — это ведь не только родители и дети, это еще и старшее поколение — бабушки и дедушки, живущие под одной крышей. А те, которые живут отдельно? Чем дальше расстояние, отделяющее стариков от молодых, тем слабее родственные связи. Отношение к ним — это часть жизни семьи, ее духовное богатство или нищета духа. Взаимоотношения в семье откладываются в подкорку.

Старики пробуждают в душах тепло благодарности, не дают угаснуть таким чувствам, как жалость, терпимость, сострадание, любовь к слабому и незащищенному.

Традиции нашей классики в показе именно древних старух, хранительниц семейных преданий, поэзии и морали.

Марина Цветаева признавалась, что хотела бы быть для Поэта не матерью, не возлюбленной, не женой, а именно няней-подругой.

«Пушкин из всех женщин на свете больше всего любил свою няню, которая была не женщина, — пишет Марина Цветаева в книге «Мой Пушкин». — Из «К няне» Пушкина я на всю жизнь узнала, что старую женщину — потому что родная — можно любить больше, чем молодую — потому что молодая и даже потому что — любимая. Такой нежности слов у Пушкина не нашлось ни к одной.

Такой нежности слова к старухе нашлись только у недавно умчавшегося от нас гения — Марселя Пруста.

Пушкин. Пруст. Два памятника сыновности».


Современный кинематограф, пытаясь отражать жизнь, какая она есть на самом деле, показывает старость зачастую несчастной и отталкивающей. Недавно на экран вышел фильм Бобровой «Бабуся», который получил в Италии на международном кинофестивале премию за лучший документальный фильм. Уже название этого фильма приковывает внимание зрителя своей человечностью — «Бабуся».

Значит, наконец-то не будет убийств, стрельбы, секса, рекламы «красивой жизни».

И все-таки создателям фильма не удалось уйти от схемы — никому не нужная старость, хотя все отдано близким.

Горький фильм о горькой судьбе. Но вот как замечает один из рецензентов, когда показывали фильм, то в тех местах, где по идее автора зритель должен был плакать, он, увы, смеялся.

А я сидела в другом ряду и видела, как плакали люди, да и я сама не удержалась. И лились слезы жалости, и такая тоска охватила вдруг. Нищая, никому не нужная старость — ни близким, ни чужим. И пришла мысль о том, что в последнее время все мы еще больше ожесточились в погоне за хлебом насущным. И равнодушнее и эгоистичнее стали. Словно мы пребываем в каком-то извращенном мире, где жалости и доброте отказано от дома.

Но вот почему-то бабушку жалко, а каких-то угрызений совести, чувства вины не испытываешь, вспоминая своих стариков.

Конечно, показать старость в величественно-трагической фигуре, как увековечила ее Анна Голубкина в своей скульптуре в камне, не каждому творцу дано. Несчастная бабушка — обобранная родственниками, которые готовы хоть куда-нибудь ее пристроить, только не жить вместе, рядом, — героиня не только наших фильмов, но повседневный образ нашей реальной жизни. И в этом, скажет читатель, правда жизни. Но есть другая правда. В показе доброй, отзывчивой души, для которой делание добра так же естественно, как сама жизнь. И такую женщину, совсем еще девочку, мы встречаем в романе «Казус Кукоцкого» талантливой современной писательницы Л. Улицкой.

Мы ничего не знаем о ней, но сколько доброты в ее единственном появлении на страницах романа.

«Между ними необъяснимая близость. Женю растил дедушка. Бабушка всегда молчаливо присутствовала, ласково наблюдая за ней. Сколько Женя себя помнит, бабушка всегда была больной. И всегда они любили друг друга, если вообще может существовать бессловесная, бездеятельная, воздушная, ни на что практически не опирающаяся любовь.

Женя гладит ее по голове:

— Здравствуй, бабуля… Сейчас ванну принимать будем. Головку помоем, ты глаза зажмурь, чтоб мыло не попало.

Женя подняла бабушку со стула:

— Пошли, бабуля, все готово.

Наконец все готово. Вода чуть горячее, чем надо. Остынет, пока она бабушку разберет. Капнула напоследок шампунь в воду.

— Хорошо?

— Блаженство…

— Вода хорошая? Не остыла?

— Очень… Спасибо, деточка.

Женя направляет на нее струю воды. Бабушка стонет от удовольствия.

Замочила в самом большом тазу, отвернув нос, бабушкины тряпки, затолкала таз под ванну.

После мытья стирка. Вычистила ванну.

Такая нежная, добрая душа».

Прочитала эти строчки, и защемило сердце, и наполнилось такой тоской об ушедших близких. И чувством вины. И не потому что не выполнен долг перед родными, а потому что не хватало все-таки терпения. И вот такой бесконечной доброты и нежности, не нуждающейся ни в определении, ни в объяснении.

Как-то раз учительницу спросил ученик: «А чего на свете больше — добра или зла? — «Я думаю, что этого не знает никто», — ответила она. — Потому что как это сосчитать?..»

А когда у 11-летнего Зелима Мамсурова, раненного в Беслане, пережившего все ужасы трагедии захвата заложников, спросили: «Как ты думаешь, кого все же на свете больше, добрых или злых?» Зелим на мгновение закрыл глаза: «Добрых, наверное».

Уезжая в отпуск, моя дочь попросила меня присмотреть за кошками. Никогда прежде не имевшая с ними дело, я стала расспрашивать ее, чем их кормить, на что она ответила мне: «Им гораздо больше еды нужна ласка». Кошкам — ласка, а человеку?..

СЕМЕЙНЫЙ ПОДРЯД

Месяц очередного отпуска я провела в поселке, который отстраивался на моих глазах. Напротив моих окон возводили трехэтажный дом. Я смотрела в окно и удивлялась, как быстро растет это сооружение. А по лесам бегали или ходили совсем маленькие ребята. Отполированные солнцем загорелые тела сновали в проемах строящегося здания.

Иногда появлялся мужчина средних лет и придирчиво осматривал работу, иногда женщина звала обедать или ужинать. Конечно, меня заинтересовала эта удивительная бригада. Я разговорилась и узнала, что этот дом строит одна семья. Мужчина — отец семейства, в котором пятеро сыновей от 15 до 9 лет и одна дочь. Такой семейный подряд. Старший сын занимался расшифкой. Расшифка означает — убрать лишний цемент с кирпича, протереть его так, чтобы было красиво и ровно.

Крутится бетономешалка с 6 часов утра, отбивая тяжелый ритм, а ребята подсыпают цемент, носят воду, таскают ведра с песком, отбирают кирпичи. Старшие уже допущены к кладке, ложится кирпичик к кирпичику, лопаткой тихонько постукивают, любуются на каждый уложенный кирпич и вроде бы не спеша работают, а стенка растет на глазах. И вот уже готов второй этаж. У каждого свои обязанности.

Задаю ребятам провокационный вопрос:

— А на пляж, на море не хочется?

— В воскресенье у нас выходной, вот и пойдем, — отвечает самый младший.

А мне слышится: «Отец, слышишь, рубит, а я отвожу».

Старшему всего 15, но степенный такой, руки умные, глаз зоркий.

За каждый уложенный кирпич отец платит старшему по одному рублю, с младшими рассчитывается оптом. Деньги собирают кто на компьютер, кто на мороженое, а кто — на американские горки.

Спрашиваю у старшего, которого все подчеркнуто уважительно зовут полным именем Николай:

— А если у матери денег нет, дашь ей взаймы?

— Взаймы дают только чужим, а своим просто отдают, — поправил меня Коля.

— А читать любишь?

— Очень они все любят, особенно книжки про войну, — вступает в разговор мать. — Я им даже вслух читаю перед сном.

Ни разу за месяц не слышала, чтобы ругались или ссорились между собой ребята. Или что-то не хотели сделать. Отлынивали от работы, канючили с какими-то просьбами.

«Но такая идиллия была не всегда, — рассказывает мне мать семейства Надежда. — Беда была страшная. Отец пил, и с каждым годом все сильнее. Работал в бригаде строителей, и каждый вечер после работы приходил сильно выпивши. Однажды в пьяном виде свалился с лесов, сломал ногу и повредил позвоночник. Лежал полгода в гипсе. Вот тогда Николай и решил свою бригаду организовать. И взял слово с отца, что тот не будет пить. Отец идею одобрил, и вот уже два года работают все вместе, всем семейством, и отец держится, ни разу не выпил. Хотя собутыльников хоть отбавляй. Приходят, уговаривают идти к ним снова в бригаду, а заодно приносят бутылку, но отец держится твердо. Не пьет и детей своих не подводит. Обучает их мастерству, а заодно прививает им трудолюбие и ответственность.

Он ведь мастер высокого класса. Раньше его дома никогда не было, а теперь из дома никуда не выгонишь. Все время с детьми, и чувствую — этот интерес в радость. При детях никогда не ругается, не кричит на них. Хотя раньше бывало всякое.

Отцу нельзя поднимать ничего тяжелого из-за поврежденного позвоночника, и дети следят, чтобы он ничего ненароком не подхватил.

Дочке пришлось уйти из технологического техникума, надо было платить 10 тысяч рублей, а платить было нечем. Она училась на хлебопекарном отделении. Такие нынче времена, за все надо платить, а раньше тебе даже стипендию выдавали — только учись. Я сама кончала пищевой техникум. Конечно, стипендии не хватало, из дома присылали продукты — сало, варенье, крупу, было нелегко, но за учебу все-таки не платили. Отец не может себе простить, что из-за него дочке пришлось бросить учебу», — закончила разговор Надежда и поспешила в вагончик готовить ужин.

В полдень жизнь на стройке замирает. После обеда — сон обязателен для всех членов бригады. Как-то я заглянула к ним в вагончик в это время. Кто-то спал, кто-то читал, а старшие ребята вместе с отцом разгадывали кроссворд. Стены все обклеены самодельными грамотами, графиками, шаржами, афоризмами, фотографиями ребят. Схвачены в какие-то интересные моменты их работы на стройке.

Как-то встретилась с Петром в автобусе, он ехал в поликлинику, чтобы выписать лекарство от болей в позвоночнике. Разговорились. Он оказался общительным человеком. Любит жизнь и работу на воле, где потолком является само небо.

— Вот построим дом и заработаем на машину, и буду возить Юрку в изокружок, у него способности к лепке, скульптуре, а младшего отдам в музыкальную школу — и голос и слух абсолютные. По моим стопам, наверное, только Николай пойдет. У него явно есть к этому призвание.

— Кладку делает — не придерешься. Но не эксплуатируется ли таким образом детский труд? Детям летом вроде бы полагается отдыхать, — говорю я неуверенно. — Они ведь еще дети, рано встают, к вечеру устают сверх меры, работают под пеклом — разве это для детей?

— Мне кажется, что не игра в работу, а настоящий труд, только способен воспитать волевую сильную личность, — попытался рассеять мои сомнения Петр. — Единственное, что еще не доверяю, так это класть фасад, а вот бытовку, внутреннюю кладку делают ребята. Они у меня на глазах, в городе мальчишки пьют и наркоманят, всякие соблазны, а мои тут, со мной, делу учатся и ума набираются. Сегодня клали арматуру для сейсмического пояса. Так Федька сделал нам сообщение о землетрясениях, где и в каких районах наиболее часто бывают. Какие горы молодые, какие старые. Специально для этого ездил в городскую библиотеку.

На исходе жаркого южного дня я тихонько сидела на песке и смотрела на море и редких купальщиков. Их было уже немного. Очевидно, время ужина разогнало и самых заядлых любителей плавать и валяться на песке. И вдруг появляется знакомая бригада строителей в полном составе и во главе с отцом и матерью. Увидев меня, они поздоровались, заулыбались и сели рядом. Младшие рвались в море, а старшие присоединились к играющим в волейбол.

— Привет, Петр, — к нам подошла группа мужиков, как оказалось, коллеги Петра по старой работе. Быстро разложили полотенца, вытащили закуску и напитки и стали всех угощать. Петр отказался.

— Все. Завязал. Лучше расскажите, как дела.

И ребята стали рассказывать, что бригадир подключился к электроэнергии без счетчика напрямую, его поймали и подали на него в суд, а он забрал все деньги из кассы и смылся. Они сидят без зарплаты, а милиция ищет пропавшего. Они несколько раз повторили, что вот бессовестных людей сегодня развелось неимоверное количество, каждый старается что-то где-то урвать.

В это время вылез из воды младший сын Петра Васька, сел рядом и влез в разговор.

— Батя, а почему бессовестный? Ты и про соседа нашего говорил так же. Он лазил в наш огород ночью. Может, просто вор? Но мы тоже холодной зимой подключались к столбу напрямую.

Мне интересно было, как выкрутится из этой ситуации Петр. Что скажет? Наверное, начнет убеждать, но теперь уже не на собственном примере, что такое хорошо и что такое плохо. Он сидел красный и растерянный. И я решилась помочь ему. И рассказала случай, о котором мне поведали когда-то педагоги Юрковские из Екатеринбурга.

Жили они в коммунальной квартире. На кухне стояло множество столов соседей. И вот педагогу надо было что-то достать с верхней полки, а для этого нужно было встать на чей-то стол. В квартире и на кухне никого не было. И можно было встать в ботинках на стол соседа. Но… совесть не позволяла. Положил газету и только после этого встал на стол.

Когда сознательно человек удерживается от плохого, в этом проявляется высшая зрелость личности. Он делает так, как считает правильным, а не так как ему удобнее, — сказала я чуть назидательно в заключение.

И подумала, что, может быть, и пример не совсем удачный. Но по глазам слушающих увидела, что задумались, возможно, сделали для себя какие-то выводы.

Вот такая любопытная семейка.

А рядом от безделья и скуки изнывала другая семья. Приехавшие погостить к бабушке две внучки не знали, чем заняться, куда себя деть. Проводили целый день на море, сгорали на солнце, с родителями не очень-то считались и совсем не желали, чтобы их сопровождали или контролировали. Время впустую идет у девочек, а бабушка и дедушка целый день на огороде трудятся, поливают, обрабатывают, рвут сорняки, чтобы у внучек все свое было, с огорода и сада, экологически чистое, а девочки ни разу не выразили желание им помочь. И мать их тоже с утра до вечера в огороде трудится, ни разу даже на пляже не была, но ни трудовым энтузиазмом, ни желанием помочь близким дочек не заразила. У девочек как бы отсутствует «чувство семьи». Вот подрастут, выучатся, выйдут замуж и разбегутся в разные стороны. Одиночество поджидает родителей, если что-то кардинально не изменится в их отношениях.

«Они отдыхать приехали, — как бы оправдывается перед соседями бабушка. — Да и дети они городские. Им земля неинтересна».

Народу понаехало к старикам много, вроде бы должны быть счастливы, радостны, да только что-то особого веселья незаметно. Без конца слышатся крики и ругань, мать что-то просит, потом требует, а девочки не реагируют. Ходят скучные, понурые, оживляются только тогда, когда мальчики приходят.

Кстати, потом узнаю, что девочки совсем неплохие, отлично учатся и одна даже мечтает стать дизайнером по ландшафту, но вот помогать дедушке и бабушке в огороде не хотят.

Самое удивительное — ведь мать тоже горожанка, а трудится до седьмого пота.

Говорят, что в России люди отучились по-настоящему трудиться. Отсюда и все беды и наше нищее бытие. Но я нигде в Европе и в Америке тоже не видела, чтобы женщины столько и так работали, как работают наши представительницы слабого пола. В каких условиях и какие результаты этой деятельности, можно только поражаться. Без какой-либо техники, все вручную, не разгибаясь весь световой длинный летний день.

Горожане на своих садовых участках выращивают овощи и фрукты, которые разнообразят их скудный зимний рацион.

«Пашу как лошадь» — это не рекламный слоган, а истинная жизнь российской женщины. Но это мы отвлеклись.

Почему все-таки пример матери, бабушки и дедушки не увлекает девочек? Да потому что рабский труд — труд до седьмого пота, не вызывает желания подражать. Наоборот, появляется желание увильнуть от такого «самоутверждения».

Том Сойер, красящий забор, это хрестоматийный пример, как можно увлечь работой любого, даже самого ленивого.

Для тех, кто подзабыл, я напомню.

Ему тетка поручила красить забор, и дело это было достаточно нудное. Но он сумел заразить своих приятелей желанием поработать настолько, что они выторговывали у него эту возможность. Но для этого хитроумный Том, будучи очень тонким психологом, расставил сети для простаков. Разыграл комедию, как это трудно, каким нужно быть мастером, чтобы тебе доверили белить забор. Что обычному человеку это не по плечу. «Из тысячи… даже, пожалуй, из двух тысяч мальчиков найдется только один, кто сумел бы выполнить это как следует», — пафосно произносит Том.

Сам того не ведая, этот сорванец открыл великий закон, управляющий поступками людей, а именно: для того чтобы человек или мальчик страстно захотел обладать какой-нибудь вещью, пусть эта вещь достанется ему возможно труднее…

«…Работа есть то, что мы обязаны делать, а Игра есть то, что мы не обязаны делать. И это помогло ему уразуметь, почему изготовить бумажные цветы или, например, вертеть мельницу — работа, а сбивать кегли и восходить на Монблан — удовольствие», — заключает Марк Твен, открывая и нам закон «всемирного трудолюбия».

Я знаю маленького мальчика восьми лет, который посадил вместе с отцом в один день 80 луковиц цветов и был бесконечно доволен собой и проделанной работой. Но при этом отец и сын сажали цветы наперегонки, «кто лучше ручками разрыхлит землю, у кого быстрее прорастет луковица, чтобы не задохнулись в земле тончайшие стебельки или кто скорее напоит землю, которая погибает от жажды».

ЕСЛИ СЕМЬЯ РАСПАЛАСЬ

Неполная семья. Это чаще всего трагедия безотцовства. Но уходят из семьи и матери, хотя это бывает намного реже. Есть сегодня даже клуб отцов. Его членами становятся мужчины, воспитывающие детей без матери. Но чаще всего у брошенных матерью детей появляется мачеха, и строится новая семья, новый дом.

А. П. Чехов как-то задал вопрос писательнице Лидии Алексеевне Авиловой, женщине, с которой его связывали сложные отношения в течение 10 лет. «Справедливо ли, что ошибка в выборе мужа или жены должна испортить всю жизнь?»

И вот что она ответила: «Нельзя в этом вопросе руководствоваться одним чувством, а всегда надо знать наверное, стоит ли? Взять всю сумму неизбежного несчастья и сумму возможного счастья и решить: стоит ли?»

Я была уверена, что он скажет: «Это значит не любить» или возмутится расчетливостью, а он замолчал, думал, нахмурился и потом спросил: «Но в таком случае когда же стоит?»

Свою любовь к Чехову она скрывала как могла. У нее было трое детей, и характер у мужа был несносный, вдобавок муж не одобрял ее писательство, ревновал ее к литературе и к среде, чуждой ему, и к Чехову, который незримо вошел в их мир и занял все мысли и чувства. По ее словам, это чувство так празднично осветило и так мучительно осложнило ее жизнь. И тем не менее она ради спокойствия семьи, ее благополучия не позволила себе хотя бы на один день задержаться в Москве, когда Чехов просил ее об этом, даже лежа на больничной койке.

Мне вспоминается повесть французской писательницы Натали Саррот, в которой она рассказала о своем необычном детстве.

Героиня не пытается судить родителей, а хочет понять ноты беспокойства, страха, разлада, которые звучали в их доме. У матери другой муж, у отца — другая жена, а девочка, временно живя у отца, страдая от одиночества, несет свое отчаяние как непосильное бремя. Мать не горит желанием взять дочку к себе, и девочка почувствовала это. И чтобы отомстить матери за ее холодность, не желает ехать к ней даже на каникулы.

Отец любил дочку, а мачеха была совсем не такая уж плохая, но отношения, связывающие окружающих девочку людей, были сложны и трагичны.

Отец всячески доказывает ребенку, причем делает это радостно, что мать ее не любит, не скучает по ней и не очень хочет ее видеть. Но…

«Это не твой дом»… Трудно поверить, и, однако, именно так однажды сказала мне Вера (мачеха), когда я ее спросила, скоро ли мы вернемся домой: «Это не твой дом».

— Так могла ответить Золушке злая мачеха.

— Действительно, я боялась, что если стану воскрешать эти слова, то ненароком превращу Веру и себя в персонажи волшебной сказки…

Эти слова упали в меня всей своей тяжестью, раз и навсегда воспрепятствовали тому, чтобы это «домой» могло взойти, сформироваться во мне… И впредь, сколько я тут ни жила, уже никогда не возникало это «домой», даже когда стало совершенно ясно, что, кроме этого дома, никакого другого у меня уже не может быть».

Ненависть отца к матери разъедает такое хрупкое сожительство. И даже маленькая сестренка, родившаяся у отца, вызывает у Натали злость и раздражение, а не нежные чувства.

Ей больно самой отрезать нити, еще связывающие ее с матерью, и отец помогает порвать их, не думая, что причиняет ребенку огромные страдания, что скрытая боль и отчаяние усиливаются от его слов, и она чувствует себя несчастной.

«Я стараюсь как можно меньше говорить о маме. Всякое упоминание о ней рискует вызвать, выявить в отце… не в словах, а в том, как жмурятся его брови, как выпячиваются, морщатся губы, как сужаются в узкую щель глаза… то, чего мне не хочется видеть…

Какое-то озлобление, осуждение… скажем прямо… презрение».

«Мои вечера после того, как я укладывалась в кровать, были посвящены маме, я плакала, вытащив из-под подушки ее фотографию… целовала ее и говорила, что не могу больше жить вдали от нее, пусть она поскорее за мной приедет».

Ребенок так по-разному ведет себя в одной и той же ситуации — болеет, спит, радуется, сердится, тревожится, горюет, что только родительская любовь, такт и разум помогут понять, что с ним происходит.

Ученые обнаружили участки нервной системы, отвечающие за проявление агрессии. И если раздражать эти центры, можно даже самых кротких животных привести в ярость, но тогда и самых свирепых укротить. Значит, обуздать себя можно. Хотя, конечно, бывают обстоятельства, жизненные ситуации, которые способствуют проявлению агрессивных чувств. Но если ты человек, то хотя бы ради детей должен укротить себя и на развалинах семейного корабля построить новый.


Они все были влюблены в него. 20 учениц 10-го класса «А» обожествляли своего учителя литературы. Кто тайно, кто явно. И она была одной из них. Тогда не было еще журнала «Она» и ему подобных, в которых рассказывалось бы о всех коварствах мужчин, с помощью которых они обольщают женщин.

Они набирались опыта самостоятельно, без подсказки опытных «технологов», не оставивших на карте «науки любви» ни одного белого пятнышка. А так как это было за несколько десятилетий до «российского всеобуча» по сексу, для нее просто, как говорится, пришла пора, она влюбилась.

Давно ее воображенье,
Сгорая негой и тоской,
Алкало пищи роковой,
Давно сердечное томленье
Теснило ей младую грудь,
Душа ждала… кого-нибудь
И дождалась… открылись очи;
Она сказала: это он!

Для пушкинской Татьяны «он» — это непохожий ни на кого из соседей, друзей, знакомых Онегин, а для нашей героини-учитель, талантливый, смелый, артистичный. Он купался в этой любви и девичьем обожании, как в теплом океане, наслаждаясь этой атмосферой. И вел себя соответственно, оставляя каждой какую-то надежду.

И все-таки ее чувство было не только данью романтической школьной любви, но, очевидно, более глубокое или она оказалась более впечатлительной натурой. После окончания школы девочки расстались со своими грезами, и только она продолжала любить, и страдать, и надеяться. Когда собрались все в сентябре, уже первокурсники, в школе, она, увидев его, не могла сдержаться и призналась ему в своих чувствах. Теперь они встречались почти каждый вечер, и он решился — бросил жену и двоих взрослых дочерей и переехал к ней, благо она жила одна, в квартире у бабушки, которая в это время уехала к одной из своих сестер. Вскоре они поженились, а через пол года родился первый ребенок — мальчик. Она хотела иметь много детей, и он не противился. Только все меньше и меньше бывал дома, все трудности и заботы по уходу и воспитанию детей свалились на ее плечи. Да и материально было довольно трудно. Но она была все равно счастлива. Он так и оставался любимым учителем, которым восхищалась и недостатки которого в ее глазах оборачивались достоинствами. Его нежелание погружаться в мелочи быта она оправдывала тем, что его творческая натура для этого не создана, что ему необходима свобода для вдохновения.

У нее на руках уже был пятый ребенок, когда она узнала, что у него очередной роман с выпускницей ее школы. Потрясенная этим сообщением «доброжелателей», она выставила его вещи на лестницу. Он взял чемодан и… ушел. Без всякого сожаления. Очередная любовь поджидала его на новом повороте жизни. А он был большим любителем всего нового. И тогда она решила отлучить его полностью от своей жизни. Разорвать все связи, чтобы дети никогда не встречались с отцом. Думала таким образом его наказать. Но он с этим быстро смирился и никаких попыток встретиться с детьми не предпринимал.

Мы знаем, что от любви до ненависти один шаг. Но шаг этот может быть и длиною в жизнь. А здесь все случилось мгновенно. Была семья, отец, обожаемый и уважаемый, и вдруг драма потрясла все основы семьи.

Страстная любовь обернулась всепоглощающей ненавистью и желанием отомстить.

С этим страстным навязчивым желанием отомстить она пришла в редакцию.

Милая симпатичная женщина, а в глазах, когда она говорила про своего бывшего мужа, ненависть и злоба. Мы тогда затеяли новую рубрику «Отцы настоящие, какие они». И она принесла статью, в которой рассказывала про своего мужа, учителя, который бросил уже семь детей, пять ее и двоих от первой жены.

«Ему ни до кого нет никакого дела», — сказала она печально и безнадежно.

Статья была талантливо написана, но излучала столько ненависти, что мы не решились ее печатать, а предложили ей написать другую, как она воспитывает своих детей, чтобы они не завидовали друг другу, росли друзьями, не ссорились и не дрались. И через неделю она принесла статью и стала нашим постоянным автором.

Очевидно, причиной разыгравшейся трагедии было то, что на семейную жизнь они смотрели абсолютно по-разному. Совместить несовместимое он не мог. Ведь невозможно семейному человеку быть абсолютно свободным — от ответственности и обязанностей. Он продолжал зажигать и увлекать девчонок, вопреки обязанностям, которые на него налагала новая роль — отца и мужа.

Дома он скучал, сникал, угасал. Нужна была постоянная аудитория восхищенных влюбленных девчонок. Только это его вдохновляло. А с ней он был, как оказалось, не счастлив. Потому что разлюбил или вообще не способен был любить кого-то, кроме себя. Ну в крайнем случае мог позволить, чтобы его любили.

Быт, да еще не очень хорошо устроенный, денежные нехватки, дети, крик, шум постоянный — все это тяжело. И он не выдержал подобного испытания «счастьем».

Она никогда не говорила с детьми об отце, он напрочь был вычеркнут из их жизни.

— Убивать надо таких отцов, — сказал как-то Олег, ее старший сын, и в его голосе было столько ненависти и беспощадности, что она испугалась. Ведь это она внушила сыну эту злобу, эту ненависть против родного отца.

— Ну ты уж слишком, он просто слабый человек. Нельзя судить его строго. Он ребенок, который так и не вырос.

И тогда она поняла, что если так будет продолжаться, то дети вырастут озлобленными и агрессивными, а главное, несчастными.

Решила свести к минимуму все отрицательные моменты жизни, связанные с уходом отца. И хотя семейная драма раскаляла атмосферу вражды, теперь она старалась вспоминать какие-то приятные минуты из их прошлой жизни, не подчеркивая, что это связано с отцом. Например, как замечательно было отдыхать в Прибалтике. Дюны, сосны, пляж. А какие были чудесные грибы — маслята, такие чистенькие, крепенькие. Вспоминала, как варили уху на костре из рыбы, которую купили у местных рыбаков.

Раньше пыталась возложить на Олега отцовские обязанности, старший как бы занял место отца. Но вот эта ранняя самостоятельность и ответственность, как бы лишая Олега детства, способствовала выработке тоже какой-то жесткости в характере. И она решила, что только братские чувства способны растопить ожесточившееся сердце. И стала затевать игры брата с двухлетней Иринкой. И опять не в плане заботы и обучения каким-то навыкам, а радости от общения двух близких людей. Малышка готова была играть с братом сутками.

Ее смех, ласка и доброта могли растопить любое очерствевшее сердце. Мать чувствовала, как снималось напряжение у сына, уходила прочь серьезность и недетская ответственность. В эти минуты он становился милым и легкомысленным подростком. Смягчалось сердце, беспечность и беззаботность возвращались к нему.

Она почувствовала, что сын, целиком поглощенный семейными занятиями, проводит время исключительно в кругу своей семьи, не завязывая новых знакомств и оставаясь в стороне от интересов других детей и других людей. И тогда стала приглашать в дом одноклассников сына и старшей дочери, несмотря на то, что в доме было много народу, шум и надо было постоянно что-то убирать и готовить, и угощать.


Она понимала, что угнетенное настроение влияет и на поведение. А замкнутый, угрюмый, недовольный человек не вызывает радостных и теплых чувств у окружающих. Нельзя смотреть на жизнь взглядом неудачницы. И она поборола себя. Решилась позвонить мужу и попросить его бывать у них, хорошо понимая при этом, что должна погасить в себе и ненависть, и презрение, и вообще все негативные чувства по отношению к мужу. Иначе из такого общения ничего хорошего не получится. Это было безумно трудно, но она должна это сделать ради детей, ради их психического здоровья и сохранения семьи, да, да, именно семьи, пусть с приходящим папой, хотя бы раз в месяц. У детей появится ощущение, что их не предал самый близкий человек, что их любят, что у них есть защита.

Но как простить, как отрешиться от ненависти, сменить гнев на милость. Психологи учат, что надо вырабатывать позитивное мышление, вспоминая все хорошее, воскрешая в памяти радостные моменты из прошлой жизни. Или проиграть роль счастливого человека, а затем и на самом деле становишься более счастливым. Но в голову как назло лезли обиды, и слезы подкатывались к горлу, и нестерпимая жалость к себе, своей загубленной молодости, и страхи за будущее свое и детей, и такая тоска навалилась. Искала ответ на мучивший ее вопрос в книгах у писателей, философов и проповедников. Взяла с полки и перелистала И. А. Ильина, Сергея Булгакова, Александра Меня. И все-таки как изгонять из сердца ненависть?

В языческих кодексах кара была всегда более тяжелой, чем сам проступок. Ветхий Завет положил в основу закон справедливости — «око за око, зуб за зуб». Иисус отделяет уголовное право от нравственности, где действуют иные принципы.

Кто-то из знакомых предложил пойти в храм, посоветоваться с батюшкой, попросить его помочь простить мужа.

«Людям свойственно ненавидеть тех, кто им причинил зло, — сказал батюшка, — но дети Божии должны побеждать зло добром. Им следует бороться с мстительными чувствами. Мало того, они должны желать добра своим обидчикам. Это высший подвиг и проявление подлинной силы духа, подобное Самому Творцу. «Любите врагов ваших и молитесь за гонящих вас». Вот захватывающая дух высота, куда Христос призывает человека. При виде слабостей ближнего мы должны не выносить ему приговор, а сострадать, памятуя о собственной греховности. «Не судите, — предостерегает Иисус, — чтобы и вы не были судимы, ибо каким судом судите и какою мерою мерите, так и отмерено будет вам».

Потом все время думала над словами батюшки. «Какая-то толстовщина». «Если тебя ударили по одной щеке, подставь другую», — пронеслась в голове мысль, усвоенная и осужденная еще в школе. Эта мораль вроде бы всегда была неприемлема для советского человека. Но вот новые времена научили сомневаться в правильности прописных истин. Столько жестокости кругом, и если отвечать на нее тем же, в мире только прибавится зла.

Переломила себя, выбрала подходящий момент — день рождения дочери Вари, который как раз приходился на 30 декабря, и перед самым Новым годом попросила позвонить дочку отцу и пригласить его на день рождения. Он не очень удивился звонку и только спросил: «А мама об этом знает?» Она взяла трубку и попросила заглянуть сначала к соседям, где его хотят видеть и у них к нему какое-то дело. У соседей оставила костюм Деда Мороза и сумку с подарками для детей. Причем костюм шила ночью, в тайне от детей, а на подарки заняла деньги у всех своих подруг. Знала, что у него ни денег, ни особого желания одаривать детей нет. Но это уже не вызывало ни обиды, ни злости. Такой уж он есть. Зато хорошо знала — Дед Мороз он будет замечательный, веселый, остроумный. Расшевелит всех, и праздник будет настоящий. Вот только как старший сын на все это посмотрит?

Олег не захотел остаться, ушел к товарищу, но в 10 часов в разгар веселья пришел. Сначала стоял в сторонке, но постепенно дети затащили его в круг, и он нехотя окунулся в атмосферу всеобщего веселья. Так был сделан первый шаг, а дальше жизнь уже все расставила по своим местам.

Мы не в состоянии изменить судьбу, но делать детей заложниками наших отношений мы не имеем права.

* * *

Один французский сценограф, выступая на радио «Эхо Москвы», — не помню его фамилию, — сказал, что человек боится смерти, потому что считает, что его забудут. Если иметь в виду человечество, то забвению подлежат все, кроме гениев. Но об обычном человеке помнят его близкие. И чем их больше, тем дольше помнят.

Поэтому когда мы меняем бессмертие на комфорт и удобства жизни — это по крайней мере неразумно.

Запоздалое раскаяние и сожаление, опасение за благополучие при единственном ребенке возрастает все больше, чем старше мы становимся. Но эти мысли, к сожалению, приходят очень поздно. Когда ты уже не можешь ничего изменить.


МОДЕЛЬ ТВОРЧЕСТВА


К. И. Куштанин
МАТЕМАТИКИ ОРГАНИЗУЮТ ОБЩЕСТВО?


Об авторе:

Куштанин Кобальт Ильич — инженер-разработчик оптических приборов, автор более 30 изобретений, книги по лазерной и волоконной оптике. Печатался в журнале «Инженер».


Математика является локомотивом прогресса науки и общества. Макс Планк в 1918 г. написал работу по философии развития. В ней он высказал следующее: новое возникает в математике. Из нее переходит в физику. Из физики — в химию, из химии — в биологию, из биологии — в экономику.

Рассматривая историю развития, можно найти ученых, которые делали открытия в математике, затем проводили исследования в физике, делали в ней открытия и переходили к химии. Так работал И. Ньютон. Однако назначение его начальником монетного двора Англии оборвало его научные исследования. Черновики его химических работ не сохранились. Вслед за Ньютоном физические исследования вели другие математики. Например, К. Гаусс, Д. Гильберт. Работы математиков прошлого нашли применение во многих отраслях техники, которых не было при их жизни. Ряд современных математиков с успехом работали в нескольких науках, от физики до биологии, и разных отраслях техники.

Здесь речь пойдет об идеях математиков, которые нашли применение в организации других наук и общественном производстве.

Летом 1900 г. Д. Гильберт выступил на конференции математиков в Париже с первой в мире программой развития науки. Она известна как «23 математические проблемы Гильберта».

Эта программа оказалась плодотворной. Многие математики направили свои усилия на решение задач, записанных в ней. Значение программы для развития математики была таково, что через десятилетия некоторые ученые ценили ее выше остальных математических достижений Гильберта. Программы Д. Гильберта нашли продолжателей в других областях человеческого бытия.

Программу Д. Гильберта можно рассматривать как первое практическое воплощение идеи К. Маркса о плановом ведении общественного производства.

В десятые годы XX века в США были приняты первые государственные программы научного решения проблем в сфере здравоохранения и сельского хозяйства.

В 1915–1917 гг. В. Ратенау создал в Германии первую плановую организацию народного хозяйства. В нашей стране программы развития отраслей и всего народного хозяйства начали составлять с первых лет советской власти. В период 1918–1920 гг. в стране были опубликованы, разработаны, предложены и приняты Совнаркомом следующие программы:

— план ГОЭЛРО электрификации страны, основанный на книге. В. И. Гриневецкого «Производительные силы России»;

— программа развития семеноводства, предложенная Н. И. Вавиловым;

— создание авиационной промышленности, основанное на письме в Совнарком Н. Е. Жуковского;

— создание оптической промышленности, основанное на работе Д. С. Рождественского «Слово об оптических приборах», направленной в Совнарком.

В Госплане, созданном в 1921 г., начали разрабатывать методы планирования народного хозяйства.

В 1910-х годах Д. Гильберт выдвинул новую идею: «Физика слишком сложна для физиков». Д. Гильберт полагал, что математики владеют более мощным математическим аппаратом, чем тот, которым пользуются физики. Опираясь на него, математики способны успешнее физиков решать задачи физики. Физики с пониманием и без ревности встретили эту идею. На протяжении XX века тысячи математиков работали над решением многих сложных научных и научно-технических проблем, стоявших перед физикой.

Однако новая идея Гильберта оказалась больше ее первоначального замысла. Каждая наука формирует свои исходные понятия, методы исследования, круг знаний. Опираюсь на них, она успешно развивается. Однако со временем сложившиеся в данной науке знания становятся ее оковами. Дальнейшее развитие требует качественно новых знаний, которых у нее нет. Их надо было создавать или заимствовать готовыми из других наук. Из этого возникли два направления дальнейшего развития науки. Первое: наука для создания новых знаний стала привлекать мощные технические средства. Физики заказывали для экспериментов дорогие и сложные машины, конструирование и изготовление которых было под силу передовым заводам. Второе: заимствование знаний привело к возникновению новых наук на стыке существующих: физической химии, химической физики, биофизики, биохимии.

Создание новых наук происходило в определенной, общей для многих из них последовательности. Сначала определялись на основе знаний данной науки необходимость и потребность в новых знаниях, их место в существующих. Затем знания новой науки вносили в существующие, формировали новую науку и дальше вели ее развитие, корректируя и обогащая знания исходных наук.

Важным применением идеи Гильберта является общественное производство. Утверждение «экономика слишком сложна для экономистов» еще более справедливо, чем «физика слишком сложна для физиков». Общественное производство является полем действия двух групп сил: одни действуют по законам естественных наук, вторые — по законам экономической науки. Общественное производство применяет в своих объектах производства и технологических процессах их создания знания всех естественных наук. Совокупность естественных наук необозрима, многообразна и сложна. Сложно действия законов естественных наук в каждом конкретном виде техники, внутри каждой отрасли производства и в огромном разнообразии природных условий. Деятельность людей в общественном производстве необходимо подчинять действию законов естественных наук. Для этого необходимо создать организацию труда, отвечающую этим законам. В то же время необходимо организовывать соответствие общественного производства экономическим законам, что также требует создания управления.

Объективные свойства общественного производства превращают применение экономических законов для сознательного управления общественным производством в труднейшую проблему. Она неразрешима в рамках одной экономической науки. Но она была решена согласованным применением экономической и естественной наук при развитии многих отраслей производства.

Применение знаний экономической науки для сознательного управления общественным производством и его развития возможно только в самой начальной стадии такой работы. Экономическая наука определила цели общественного производства, структуру механизма управления им. Но дальнейшую работу по конкретизации экономических целей в каждом виде техники и развитие механизмов управления отраслями производства делают специалисты этих отраслей, согласуя свои действия с экономической теорией и существующими экономическими механизмами. Так развивались в XIX веке судостроение в Англии, химическая и оптическая промышленности в Германии. Так начиналось научное развитие производства в СССР.

Б. Рассел открыл важную особенность развития общества на современном этапе, которой дал название «научно-техническая революция» (НТР). НТР возникла в середине XX века под влиянием крупнейших научных и технических открытий, возросшего взаимодействия науки с техникой и производством. НТР резко ускорила научно-технический прогресс и оказывает воздействие на все стороны жизни общества. Она предъявляет возрастающие требования к уровню образования, квалификации, культуры, организации производства, ответственности работников.

Н. Винер в 1948 г. опубликовал книгу «Кибернетика». В ней как самостоятельная наука были изложены общие законы получения, хранения, передачи информации и годы оптимального управления. На основе идей кибернетики были созданы несколько научных направлений и методов управления общественным производством, реализация которых дала огромный полезный эффект.

В ряду этих ученых стоят и советские математики.

Л. В. Канторович с 1938 г. опубликовал цикл работ по экономико-математическим моделям оптимизации экономических и производственных процессов: раскроя материалов, работы промышленного оборудования, организации перевозок, планирования и управления народным хозяйством.

А. А. Дородницын и П. Д. Медведев с разрывом в полтора десятка лет исследовали советскую практику составления народнохозяйственных планов и пришли к выводу о ее несоответствии решаемой задаче. Первый из них показал, что в стране делается только 1/10000 часть плановых расчетов, необходимых для составления сбалансированного народнохозяйственного плана (А. Дородницын. Народное хозяйство и вычислительная техника. — М.: Правда, 1969, № 341). Второй показал, что сбалансированный народнохозяйственный план невозможно составить применяемыми балансовыми методами (Экономико-математические методы в планировании. — М.: Вопросы экономики, № 12, 1985, с. 42–51).

Н. Н. Моисеев сделал три работы, имевшие важное значение для жизни общества и организации общественного производства. Он разработал метод оптимального размещения сельскохозяйственных культур с привязкой их к потребителям. Он создал теорию «ядерной зимы». Доказательство того, что в термоядерной войне победителей не будет, устранило опасность термоядерного самоуничтожения человечества и прекратило гонку ядерных вооружений.

Он же исследовал проблемы будущего человечества. В книге «Быть или не быть человечеству» исследовано истощение минеральных ресурсов Земли. Подсчитано, что известных запасов хватит на 30–40 лет. Здесь же Моисеев констатировал, что в результате перестроечных и рыночных реформ страна откатилась в число отсталых государств. Н. Н. Моисеев утверждал, что отсталое государство остается им навсегда.

В. М. Глушков проделал огромную работу по созданию автоматизированных систем управления производством разного уровня: заводских, отраслевых и общегосударственных.

В. В. Струминский исследовал устойчивость плановой и рыночной форм организации производства. Он доказал, что плановая форма организации производства в три раза устойчивее рыночной.

Экономическая наука рассматривает указанные работы математиков как высшую форму полезного труда — «всеобщий труд». «Всеобщим трудом является всякий научный труд, всякое открытие, всякое изобретение». (К. Маркс. Капитал, т. 3 — К. Маркс и Ф. Энгельс. Сочинения. — М.: Госполитиздат, т. 25, ч. 1, с. 116.)

Однако у работ советских и частично зарубежных математиков по организации общественного производства в СССР и РФ была общая трагическая судьба: они не нашли применения в практике.

Причина неприменения работ математиков в советской экономике лежит в деградации системы советского управления общественным производством, которое произошло в ходе развития в СССР.

Общественное производство является самым большим, сложным, самым протяженным во времени и пространстве и самым мощным по действующим силам из процессов природы, с которыми взаимодействуют люди в своей практике. Естественно, что механизм управления общественным производством должен быть самым большим, точным, сложным и мощным среди механизмов управления, применяемых людьми. Он сложнее механизмов управления машинами и сложными техническими системами. Это рассуждение привело к идее научного ведения общественного производства.

Ее реализация началась еще в капиталистическом обществе. Научное ведение общественного производства требовало объективных, точных и чувствительных инструментов оценки его объектов, явлений и процессов. С такой целью создавались технические средства, прикладные технико-экономические специальности и организационные формы оценки и контроля производства. Теоретические представления политической экономии о мере труда и товароведении были развернуты в систему прикладных теорий, измерительных средств, исследовательских организаций, информационных служб, связывавших между собой все мировое хозяйство по отраслям и между отраслями. Достижения практики и теории закреплялись юридическими законами и вновь созданными механизмами управления общественным производством. Описание этих новшеств было в работах А. Н. Крылова, А. В. Чаянова. Н. Д. Кондратьева, Д. С. Рождественского, В. В. Леонтьева и других. Попали они в энциклопедии.

Научное ведение общественного производства было положено в основу общественного строя СССР. Реализация идеи началась с первых лет советской власти. Работа велась как обычная крупная научно-исследовательская разработка: поиском на широком фронте. Велись исследования, развивалась экономическая наука, заимствовался и осваивался организационный и технический опыт капитализма.

Но от идеи до ее реализации большая дистанция. На создание научной организации социалистического общественного производства требовались десятилетия. В стране на процесс создания механизма управления общественным производством наложился произвол власти. Сталин в конце 20-х годов произвел пересмотр существовавшей практики планового ведения общественного производства, марксизма, экономической науки, потребности в ученых-экономистах. Он изменил объективные цели производства в СССР. Он приспособил плановую организацию производства под свой интеллект, свои потребности, пороки и амбиции. Плановое управление общественным производством на деле стало конгломератом научных знаний, опыта капиталистического производства и произвола. Причем произвол власти был главным. Знание увеличивает силы людей и ограничивает произвол. В СССР власть противостояла науке. Власть поставила себя выше науки и ограничила применение научных знаний.

Суть новой организации производства сформулировал А. Рыбаков в «Детях Арбата»: «Техника: решает все Сталин». Свирепый критик Сталина Н. С. Хрущев оставил эту формулу, заменив фамилию. Замена фамилии стала постоянной.

Сложившаяся в стране к началу 30-х годов организация планового управления производством была объявлена идеальным воплощением социализма. Власть объявила себя непогрешимой и последовательно воплотила эту идею в юридические и политические нормы производственной деятельности. Улучшение существующей организации производства на основе накопленного опыта и научных достижений превратилось из естественного процесса развития в политическое преступление.

Новая советская плановая организация производства была построена на отказе от экономических законов стоимости и пропорциональности. В стране была заменена объективная цель производства — создание богатства. Вместо нее приняли другие. Когда признали действие в плановой экономике СССР закона стоимости, то его определение фальсифицировали (К. Куштанин. Алгебраический просчет интеллигенции. — М., Инженер, № 7, 2001, с. 10–11).

Одним из введенных Сталиным в экономические знания новшеств было отрицание представлений о полезности в общественном производстве: полезности труда и его продуктов, полезности работы отрасли и предприятия. Экономические понятия, которые описывают полезность в экономической науке, инструменты и критерии ее оценки, такие, как потребительная стоимость, полезный труд, спектр полезного труда, мера труда, в советской экономической теории отрицались и не использовались в плановой практике. Сначала потому, что эти механизмы и критерии не успели создать, а затем, потому что их отменили. Полезность в советском производстве существовала как чужеродный элемент, который вносили в нее извне. Сначала это делали сознательно и систематически, потом эпизодически и случайно.

Вместо меры труда и построенных на ней инструментов и механизмов управления производством в начале 30-х годов была введена «временная политика цен», которая сохранилась и по сей день. На ней была построена практика советской организации производства, ее экономическая идеология, правила, методики и нормативы. Нормативы советского планирования были основаны на уровне техники и производства страны, существовавшими в первую пятилетку. Развитие техники порождало новые нормативы. Но пересмотр нормативов в стране не производился.

Необъективность и неточность советских оценок нового привели к появлению двух направлений развития производства. Одно соответствовало экономической идеологии советского производства. Его реализация давала производству выполнение плана и развивалось. Второе направление вело к невыполнению плана. Здесь при внедрении нового один из плановых показателей производства или одна из пропорций, заложенных в плановых показателях, нарушались. Было известно, что любое увеличение затрат труда на обработку единицы материала ведет к невыполнению плана. Поэтому готовые конструкции машин, более совершенных, чем существующие, в серийное производство не запускали.

Новые идеи математиков, которые мы перечисляли, плановым нормам не соответствовали. Они требовали пересмотра норм, пересмотра политической и экономической идеологии, пересмотра организации производства. А это было прерогативой власти. Но власть была заражена старой экономической идеологией, нового не понимала и ничего не делала.

Кибернетика, которую в СССР отвергли сразу после появления и признали после смерти Сталина, была разрешена только в естественных науках и технике. В управление народным хозяйством ее так и не признали.

Идеи научно-технической революции и ее требования к обновлению знаний и специальностей, повышению профессиональной культуры были реализованы в естественных науках и технике. Экономической науки и советской организации производства они не коснулись. Одни и те же знания и методы работы остались неизменными при переходе к планированию на основе закона стоимости. Не тронули большинства из них при переходе к рыночной экономике.

Безотходный раскрой материала по методике Л. В. Канторовича, попытку внедрения которого сделали на вагоностроительном заводе им. Егорова, привел к невыполнению заводом плана по стоимости и к перерасходу фонда зарплаты, так как стоимость сэкономленного сырья из планового объема производства вычиталась. Реализация такого раскроя требовала пересмотра лежащего в основе планов норм метода учета объема производства и соотношения между стоимостью сырья и фондом зарплаты не только на заводе, но и в отрасли. Организация перевозок на крупном строительстве по теории Канторовича потребовала пересмотра 35 документов (инструкций, ГОСТов и нормативов). Но эти работы не делали.

Выход из тупика при составления планов, который обнаружили Дородницын и Медведев, заключался в переходе планирования на использование закона пропорциональности Д. Рикардо и организации производства на предложенную Г. Фордом систему зон сбыта. В ней можно было реализовать идею Медведева об использовании при плановых расчетах не полной информации, а только ее части — об изменениях в производстве. В 20-е годы об этой идее Г. Форда писали специалисты по научной организации труда (НОТ). Затем НОТ запретили. В начале 60-х годов по инициативе академика-химика А. Н. Фрумкина на основе зон сбыта реализовали производство и сбыт химреактивов («Союзхимреактив»). Новая организация дала большой экономический эффект: многократное сокращение объема плановых расчетов, концентрацию производства каждого вида продукции на меньшем числе предприятий, межведомственную координацию производства, упрощение снабжения и ликвидацию дефицита.

Параллельно с созданием «Союзхим-реактива» в стране восстановили НОТ как разрешенную науку. Создалась прекрасная ситуация для улучшения организации производства: прогрессивная теория и воплощение ее на практике. На опыте «Союзхимреактива» можно было модернизировать организацию производства в стране. Но дело заглохло, ограничившись одной отраслью.

Показательна судьба работ В. М. Глушкова. Его АСУ для промышленных предприятий работали на многих заводах страны и принесли большой экономический эффект. Работы по автоматическому управлению отраслями производства (АСУП) внедрялись, но не прижились. АСУ для народного хозяйства остались только на стадии теории.

Теория «ядерной зимы» Н. Н. Моисеева была принята, так как затрагивала интересы многих стран. Остальные его работы по организации производства применения не нашли.

Интересен вопрос об отношении математиков к непризнанию государством их работ в экономике и организации производства.

Судя по публикациям и мемуарам, они боролись за реализацию самих идей, но прогибались перед политической властью и ее ударным отрядом невежественных экономистов. Работа Л. В. Канторовича по безотходному раскрою материала была издана математически редакцией ЛГУ и проскочила экономическую цензуру. В 1942 г. он написал вторую книгу по экономике. В этой работе, помимо новых математических методов решения задач планирования, была выдвинуты две экономические идеи.

Математика всегда строго относится к выбору оснований своих теорий. Известно выражение Гекели: математика подобна жернову. Засыпав в жернова лебеду, нельзя получить муку. Так и при неверных посылках с помощью математики нельзя получить правильный результат. Канторович в книге предложил осуществить концентрацию производства, сосредоточив производство одного изделия на одном предприятии. Это совпало с известной формулой Г. Форда, что одна фабрика недостаточно велика, чтобы производить два продукта.

Канторович поставил под сомнение научную достоверность плановых показателей. Вместо них были предложены новые, которые он назвал объективно обоснованными оценками (ООО). ООО можно рассматривать как одну из первых попыток преодолеть противоречие между понятиями сталинской экономической теории и теорией стоимости К. Маркса.

Рукопись встретила яростное неприятие советских экономистов. Обсуждение неумолимо шло к оргвыводам против автора. Перед последним заседанием редколлегии профессор-экономист Новожилов уговорил автора не ходить на него. На заседании Новожилов принял огонь на себя. Книгу отвергли, Канторовича не тронули, а Новожилова сняли с работы. Через полтора десятилетия книгу издали. Причиной издания стало обычное в СССР явление: аналогичная работа появилась в США. На этот раз ООО снова стали объектом свирепого разноса. Теперь публичного.

Разнос шел после признания действия закона стоимости в советской экономике. Возникла абсурдная ситуация: экономисты не могли привести планирование в соответствие с законом стоимости и отвергли попытку математика сделать за них эту работу.

Многие свидетели расправы восхищалась тем, что Канторович выдержал и не сломался. Но в экономические основания советского планирования он больше не вмешивался.

Кибернетики приняли предложенные властью правила, согласно которым в управлении государством сохраняется иерархическая система управления, а система отрицательных обратных связей применению не подлежит.

В. М. Глушков строил АСУПы, зная, что советское планирование является внеэкономическим. Но он не покушался на изменение этой основы.



А. В. Кирдин
ВВЕДЕНИЕ В «НОВУЮ АРИФМЕТИКУ»

Известный русский ученый академик Е. С. Федоров проявил себя как новатор «новой геометрии». Сущность «новой геометрии» состоит в том, что понятие точки заменяется понятием образа, который может представлять многоугольник, многогранник или какое-либо другое тело. В статьях, которые были опубликованы в научно-популярной серии «Знак вопроса» № 1/2004 на стр. 107 и № 3/2004 на стр. 125, было показано, что геометрический образ представляется числом П. Вспомним, что окружность, шар, сферу определяет число П = π = 3,141592654. Через число П (фактор пи, числовое выражение формы, модуль) можно моделировать натуральный ряд чисел: 1; 2; 3; 4… ∞ до бесконечности в визуальных образах и различных видеорядах. Такой факт наводит на мысль, что наряду с «новой геометрией» может быть создана «новая арифметика», в которой число будет выражать не только количественное, но и системно-структурное понятие образа. Это может иметь определенное значение в модульной координации отношений части и целого, при проектировании, в архитектуре, строительстве, стандартизации, ресурсосбережении и унификации объектов реальной действительности. Перейдем к рассмотрению отображения и обучению рефлексии на конкретных примерах:

1. Натуральный ряд чисел начинается с единицы. Единица представляется боковой поверхностью прямого кругового конуса, у которого образующая r = 1, длина периметра основания Р = 2, длина полупериметра L = 0,5 Р = 1, площадь поверхности А = 1 и число П = L2/A = L/r = 1. Мы не будем изображать визуальный образ конуса, так как это легко может сделать каждый сам по себе, скажем лишь, что радиус его основания R = 1 /π, а высота h = √1–1 /π2. Запомним равенство: II = L = A = r = 1. Данное равенство определяет визуальный образ числа один.

2. Число два следует представить боковой поверхностью прямого кругового цилиндра, у которого образующая (высота) r = 1, суммарная длина колец верхнего и нижнего периметра Р = 4, длина полупериметра L = 0,5 Р = 2, площадь поверхности А = 2 и число П = L2/A = L/r = 2. Мы не будем изображать цилиндр, так как каждый может изобразить его сам, скажем лишь, что его радиус основания и верха R = 1 /π, а высота равна образующей, т. е. h = r. Число два может быть представлено боковой поверхностью призмы с любым количеством граней. Запомним подчеркнутое равенство (при условии r = 1): II = L = А = 2. Данное равенство определяет визуальный образ числа два.

3. Число три представляется «полукубом», у которого стороны (ребра) равны единице, т. е. r = 1, длина периметра Р = 6, длина полупериметра L = 0,5 Р = 3, площадь поверхности А = 3 и число П = L2/A = L/r = 3. Визуальный образ «полукуба» представлен на рисунке 1. Запомним подчеркнутое равенство: (при условии r=1) П = L = A=3. Данное равенство определяет визуальный образ числа три.



4. Число четыре представляет собой квадрат со стороной, равной двум и радиусом вписанной окружности r = 1.

Длиной периметра Р = 8, длиной полу-периметра L = 0,5 Р = 4, площадь поверхности А = 4 и число П = L2/A = L/r = 4. Визуальный образ квадрата представлен на нижеследующем рисунке 2. Запомним подчеркнутое равенство: (при условии r=1) П = L = A = 4. Данное равенство определяет визуальный образ числа четыре.



5. Число пять представляет собой ромб, у которого диагонали относятся как 1:2, или трапецию у которой периметр Р = 10. У обеих фигур радиус вписанной окружности г = 1, полупериметр L = 0,5 Р = 5, площадь поверхности А = 5. У ромба А = 0,5 (2 √5) (√5) = 5, у трапеции А = 0,5 (1 + 4) 2 = 5. Число П = L2/A= = L/r = 5. Визуальный образ фигур представлен на рисунках 3 и 4. Запомним подчеркнутое равенство: (при условии г = 1) П = L = А = 5. Данное равенство определяет визуальный образ числа пять.



6. Число шесть представляет собой египетский треугольник, с отношением сторон 3: 4: 5, или куб, состоящий из двух «полукубов», разделенных длиной сети — L. Длина сети или полупериметр L = 0,5 Р = 6; площадь поверхности А = 6; число П = 6. В данном случае числовое выражение объемного образа куба определяется по формуле Шварца П = А3 : 36 V2, где V — объем куба. Визуальный образ фигур представлен на рисунках 5 и 6. Запомним подчеркнутое равенство: (при условии r = 1) II = L = А = 6. Данное равенство определяет визуальный образ числа шесть.



7. Число семь представляет собой замкнутую прямоугольную полосу с отношением сторон 2,5 × 3,0 и вырезанным центром в форме прямоугольника с отношением сторон отверстия 1,0:0,5. Число семь может быть представлено двумя шестиугольниками с отношением сторон 1,25: 1,25: 1,00: 1,25: 1,25: 1,0, откуда Р = 7; L = 3,5; А = 1,5 + 2 = 3,5. Шестиугольник с таким соотношением сторон имеет единичную масштабность контура и плотности сети, т. е. г = A/L = d = L/A = 1. Шестиугольник модулируется четырьмя египетскими треугольниками с площадью А = 0,375 × 4 и двумя квадратами с площадью 1,0 × 2 = = 2,0. Визуальный образ описанных фигур представлен на рисунках 7 и 8. Запомним подчеркнутое равенство (при условии r=1) П = L = A = 7. Данное равенство определяет визуальный образ числа семь.



8. Число восемь можно представить визуально состоящим из двух квадратов каждый из которых имеет стороны 2 × 2, вписаны названные квадраты в прямоугольник с отношением сторон 1:2. Число восемь можно представить квадратом 3 × 3, у которого вырезан в центре квадрат со сторонами 1 x 1, точнее это квадратная полоса шириной r = 1 и с нейтральной зоной в центре. Кроме того, число восемь может быть представлено ромбом, у которого два угла острые и определяются величиной 30° = π l/6, и два утла тупые с величиной 150° = 5 π/6. Все названные фигуры изображены на рисунках 9, 10, 11. Они имеют единичную масштабность и плотность сети. Запомним подчеркнутое равенство (при условии r = 1) П = L = А = 8. Данное равенство определяет визуальный образ числа восемь.



9. Число девять визуально представляется двумя прямоугольниками с отношением сторон 1:2, вписанными в квадрат со сторонами 3 x 3. Такую фигуру можно отобразить тремя прямоугольниками с отношением сторон 1: 2 каждый, и вписанными в прямоугольник со сторонами 2 × 4,5. Кроме того, число девять изображается буквой «мягкий знак» с шириной полосы r = 1. Все описанные фигуры имеют следующие параметры: П = L = А = 9 при масштабности r = 1 и плотности сети d = 1, т. е. r = A/L = d = L/A = 1. Описанные фигуры видны на рисунках 12, 13, 14. Запомним подчеркнутое равенство (при условии r=l) П = L = A = 9. Данное равенство определяет визуальный образ числа девять.



10. Число десять изображено как две трапеции, вписанные в шестиугольник со сторонами 2,5; 1,0; 2,5; 2,5; 1,0; 2,5. Две трапеции, вписанные в шестиугольник, могут отображаться двумя квадратами со сторонами 1,0 × 1,0 и одним прямоугольником со сторонами 2,0 × 4,0. Названные элементы структуры вписаны в прямоугольник со сторонами 2,0 × 5,0. Кроме того, число десять изображается буквами «Р» и «О». Все названные фигуры имеют следующие параметры: П = L = А = 10 при масштабности контура r = 1 и плотности сети d = 1, т. е. r = A/L = d = L/A = 1. Описанные фигуры видны на рисунках 15, 16, 17, 18. Запомним подчеркнутое равенство (при условии г = 1) П = L = А= 10. Данное равенство определяет визуальный образ числа десять.



11. Число одиннадцать представляется несколькими структурами, однако на рисунке 19 и 20 даны две конфигурации. Первая структура из одного контура дана в форме буквы «Р», другая структура состоит из пяти контуров, вписанных в прямоугольник со сторонами 5,5 × 2,0. Площадь фигур и полупериметр равны числу П = 11 при масштабности структуры r = 1 и плотности сети d = 1, т. е. r = = A/L = d = L/A = 1. Описанные фигуры представлены на следующих рисунках:



На рисунке 19 изображен один контур (N = 1), а на рисунке 20 изображены пять контуров (N = 5). Структуры с промежуточным числом контуров, т. е. N = 2; 3, 4 предлагается читателям определить самостоятельно и направить в банк объемно-планировочных структур и брэндов. Если структуры и брэнды получают высокую качественную и эстетическую оценку, то они будут занесены в банк под именем или псевдонимом автора. Брэнд (от английского слова brand) находит в наше время очень широкое применение и включает такие понятия, как марка; символ; эмблема; клеймо; тавро; лайб; этикетка; ярлык. Закрепление брэнда в форме визуального и вербального символа укрепляет авторское право разработчика брэнда и его владельца. Запомним подчеркнутое равенство (при условии r=l): П = L = А = 11. Данное равенство определяет визуальный образ числа одиннадцать.

12. Число двенадцать рассмотрим в качестве последнего примера «отображения». Это объясняется тем, что оно (число 12) может быть представлено структурами из одного, двух, трех и четырех контуров, которые изображены на рисунках 21, 22, 23, 24, 25, 26.



У всех структур периметр Р = 24, площадь, полупериметр, числовое выражение формы равны числу двенадцать, т. е. П = L = А = 12. Представленные рисунки иллюстрируют сам факт произведенного отображения. Так, например, одноконтурная структура на рисунках 21 и 25 отображается в структуру из двух египетских треугольников, такое отображение называется триангуляцией. Далее на рисунке 23 представлены три квадратных контура, которые можно назвать ортогональной структурой. Все структуры, изображенные на рисунках 22, 23, 26, меняют свою форму, при отображении, но не меняют масштабности и плотности. На рисунке 24, хотя общая масштабность и плотность равны единице, но у малого квадрата г = 0,5; d = 2. Большой квадрат имеет r=0,5; d = 2/3 = 0,6 (6). Иными словами, отображение на рисунке 24 происходит не изменением форм контуров, как это было на других рисунках, а изменением плотности и масштабности части структуры и ее целого при сохранении квадратной формы элементов структуры. Рисунок 24 иллюстрирует предмет «новой арифметики», которая изучает соотношение части (три малых квадрата) и целого (один большой квадрат). Традиционная же арифметика изучает соотношение малого и большого. В первом случае, изучая часть и целое, мы имеем дело преимущественно с качественным анализом. В традиционной же арифметике мы имеем дело чаще с количественными преобразованиями.

В заключение пожелаем визуальными образами чисел натурального ряда: 13; 14; 15; 16 ∞ заняться людям интеллектуального досуга, а с другой стороны, «отображением» и «рефлексией» в «новой арифметике» и «новой геометрии» необходимо заняться профессиональным специалистам в области модульной координации части и целого: дизайнерам; архитекторам; проектировщикам; методологам системно-структурного анализа и синтеза; специалистам по вопросам унификации и ресурсосбережения параметров объектов при их конструировании. Большое значение данная работа должна иметь при межевании территорий местного самоуправления, в муниципальном, градостроительном и землеустроительном проектировании.




НАУКА В САДАХ ЛИТЕРАТУРЫ


Владимир Бацалев
КОГДА ВЗОЙДУТ ГИАДЫ


(Продолжение. Начало в № 1, 2005)


ДЕЛЬТА

Славен Пелопоннес — остров Пелопа, который на самом деле полуостров, славен областями — Арголидой, Ахайей, Аркадией, Элидой, Мессенией и Лаконикой. Славен городами — Коринфом, Аргосом, Микенами, Спартой, Пилосом, Мантинеей, Олимпией. Славен святилищами и храмами, славен людьми, населявшими его и просто отметившимися в скитаниях за подвигами. Мало кто миновал Пелопоннес по ходу жизни и мало что в древности произошло без участия его обитателей.

Но в седые и почти лысые, склонные к амнезии времена, страдавшие еще и атрофией речи за неимением письменной традиции, Пелопоннес назывался Апией. Не было тогда ни Мессении, ни Лаконики, ни героев-чудотворцев, на их месте жил-был царь Лелег — автохтон, пришедший ниоткуда, порожденный Землей в одиночку, человек природы, первый руководитель флоры и фауны.

У этого приснопамятного Лелега от наяды Клеохарии родились ненароком или по злому божественному умыслу два сына — Эврот и младший Поликаон. Царство получил Эврот, прославивший себя дренажными работами на прежде заболоченной реке его же имени, а Поликаон оставался принцем без штанов, пока не женился на Мессене, дочери Триопа, внучке Посейдона. Гордясь предками, Мессена не желала мириться с тем, что ее муж на вторых ролях в государстве и как бы приживала у брата-мелиоратора, ушла за горный хребет Тайгет и назвала ту страну вплоть до моря своим именем. Была она женщина деятельная, отовсюду собирала людей в подданные, сажала священные рощи под каждым кустом, основывала города неподалеку от рощ, в том числе и Анданию, где для нее построили дворец.

Эврот же умер, не оставив наследника, и поэтому царем стал тот, кто женился на его дочери Спарте, — Лакедемон, сын Тайгеты и Зевса. Впрочем, в те времена всех детей, непонятно от кого нагулянных, объявляли Зевсовыми, на худой конец, Аполлоновыми. Ведь половым воспитанием с девушками занимались в марте на уровне: «Посмотри, что козел с козой делают. Давай тоже попробуем». А потом гадай: от кого дети? — и вали все на Зевса перед отцом и женихом.

Вот так одна страна разделилась на две: Мессению со столицей в Андании и Лаконику со столицей в Спарте, которую также называли Лакедемон. Прежде на месте Спарты была группа сельских общин — Лимны, Питана, Месоя и Киносура. Средоточием этих сел являлось святилище Артемиды, требовавшей человеческих жертв. Чуть выше располагалось святилище Афины.

Имя возникшего поселения означало тучную и легко возделываемую почву, так как большинство греческих городов предпочитало ютиться на скалах.

Миновало три поколения, и дом Поликаона и Мессены сошел на нет. В Спарте тогда царствовал то ли правнук, то ли внук Лакедемона — Ойбал. Мессенцы пригласили к себе царем ветреного Периера, сына Эола. Другие же говорят, что Периер был младшим братом Ойбала, но ветры испускал, вполне достойные потомка Эола. Этот Периер женился на лучшей невесте того времени — Горгофоне, дочери Персея и эфиопки Андромеды, и имел от нее двух сыновей: старшего Афарея и Левкиппа. Скоро Периер умер, и беременная Горгофона перебралась в Спарту к Ойбалу, где родила Тиндарея. Когда умер и Ойбал, его старший сын Гиппокоон прогнал Тиндарея как потенциального и незаконного конкурента на престол. Тиндарей бежал в Мессению к брату Афарею и поселился в местечке Фаламы, где супруга его Леда родила братьев — близнецов Диоскуров — Кастора и Полидевка, и дочерей — Елену Прекрасную, но распутную, и Клитемнестру — просто Распутную. Молва приписала производство Елены и Полидевка любвеобильному Зевсу, сошедшемуся с женой Тиндарея в образе лебедя. Но жители-то Фалам хорошо знали, от кого из соседей несла яйца Леда, потому и сверстники издевались над юными Диоскурами богохульной песенкой:

Я — Полидевк, он — Кастор,
Мы братья-близнецы.
У нас одна мамаша,
Но разные отцы.

Немного спустя Геракл поссорился с Гиппокоонтом и его сыновьями, всех убил, как водится, и вернул в Спарту Тиндарея с потомством.

У Афарея Мессенского тоже родились близнецы, прозванные Афаретидами: силач Идас и Линкей, который первым стал добывать металлы и утверждал, что видит сквозь землю. Однажды у них произошла ссора с Диоскурами. И те, и другие были отчаянные забияки и хулиганы. По одной версии, причиной ссоры явилось то, что Афаретиды пожелали взять в жены двоюродных сестер, дочерей Левкиппа, и Диоскуры пожелали, причем прямо на свадьбе Идаса и Линкея. По другой, они вчетвером угнали из Аркадии стадо быков и поругались при дележке. Разрубив быка на четыре части, двоюродные братья договорились, что стадо получит тот, кто первым съест свою часть. Идас съел и свою, и брата, пока Диоскуры обгладывали кости. После драки в живых остался один Идас, но и его Зевс прикончил молнией, а за что? — непонятно. Идас победил честно.

Оба трона — и в Мессении, и в Лакедемоне — осиротели. Тиндарею пришлось отдать Спарту в руки Менелая, женившегося на Елене, которая была уже далеко не девочка, о чем своевременно, то есть в самом цветущем возрасте Елены, позаботился Тесей, но жениться не стал, хоть и должен был по совести. Когда ему об этом прозрачно намекнули, он сказал, что умер и идет в Аид, но как только Елену увезли в Спарту, тут же вернулся. Вот тогда и пробил звездный час жениха — простака Менелая, человека действительно безобидного и в судьбе своей глубоко несчастного, вернее, пробил час упавшей звезды, ибо с тех пор Мене лай только страдал и плакал в браке.

А Афарей поставил над Мессенией Нестора, сына Нелея, жившего в Пилосе и приходившегося правнуком Эолу, соответственно седьмой водой на киселе самому Афарею. Но хоть какой-то сродственник.

Дальше случилась Троянская война, перессорившая богов, погубившая племя героев и оставившая многие троны в Пелопоннесе свободными или занятыми самозванцами. Тогда и потомки Геракла решили вернуться в Пелопоннес, ощущая его своей исторической родиной. Дело в том, что Эврисфей, внук Персея и единоутробный брат Геракла, только недоношенный, по смерти героя выгнал из Тиринфа и Микен детей Геракла. Трижды Гераклиды во главе дорийских племен врывались в Пелопоннес и трижды получали от ворот поворот. И тем не менее они не уступали, так как ничего другого не оставалось: от голода дорийцы уже стали питаться насекомыми и земноводными, за что пифии с брезгливостью назвали их офиоборами — пожирателями змей, и презрительная кличка эта еще долго держалась за спартанцами.

Наконец, детям Аристомаха, правнука или внука Геракла, — Темену, Аристодему и Кресфонту — это удалось.

Захватив Пелопоннес, они поставили три алтаря Зевсу и сели делить области, заранее договорившись, что, если один из трех нарушит уговор, то двое других угомонят его оружием. Темен забрал себе Аргос, и ему никто не препятствовал, а за Мессению Кресфонт и Аристодем едва не подрались, даже не за саму Мессению, а за долину по берегам Памиса, которая одним именем Макария (то есть Блаженство, Счастье) показывала собственную ценность. Разница между этими областями — Мессенией и Лаконикой — была весьма существенной. Первая, со слов Еврипида, и плодоносная, и орошенная струями бесчисленных потоков, изобильная бычьими пастбищами, и прикрытая от порывов зимних бурь, и даже колесницей Феба сильно не палимая. Другое дело — Лаконика: в ней пашня для труда нелегкая и лежит среди гор, и скалиста, но и для набегов вражеских недоступна. Тем более и позариться на такое мало охотников. Итак, Кресфонт и Аристодем позвали Темена и попросили его решить дело жребием. Темен, почему-то благоволивший Кресфонту, жребий Лаконики слепил из глины, а жребий Мессении — из земли, и кинул оба в гидрию с водой. Первым тянул Аристодем и, так как жребий из земли в воде расползся, ему досталось «земли Лаконской с тощей почвой владыкой быть», а Кресфонту, соответственно, владеть Мессенией, «красу которой словом ты не выразишь».

Воцарившись в Спарте, Аристодем неизлечимо заболел и оставил на память по себе близнецов — Прокла и Эврисфена. Свидетелей тому, кто из них родился первым, а кто вторым, не нашлось, даже в Дельфах не знали, и пифия велела править обоим. Так в Лакедемоне возникли два царских дома, которые, впрочем, были названы не по именам основателей, а Эврипонтидами по Эврипонту, внуку Прокла, и Агидами — по Агису, сыну Эврисфена.

Захватив Лаконику, Прокл и Эврисфен разделили ее на шесть частей и одну из них, с центром в Амиклах, передали в управление некоему Филоному, который, по собственному почину запугав прежнего правителя, уговорил его вместе с ахейцами не испытывать судьбу в битве и переселиться в Ионию. Лас, благодаря удобной гавани, Гераклиды стали использовать как якорную стоянку, Фариэс, благодаря глубинному расположению, как сокровищницу, а Эгис, из-за соседства с окрестными племенами, как опорную крепость для военных действий. И уже сын Эврисфена Агис лишил лаконских старожилов — ахейцев — политического равноправия перед пришлыми дорийцами, а не подчинившихся граждан Гелоса сделал государственными рабами — илотами.

Кресфонту же и Темену боги не спустили обмана. Ведь жребий показывает волю богов, а братья при дележе земель присвоили себе их волю. Темена убили его же собственные сыновья, Кресфонту повезло чуть больше: он погиб вместе с двумя сыновьями от рук старой мессенской аристократии, так как, будучи человеком новым в этой стране, чрезмерно заигрывал с простым народом. И было от чего. Ведь, завладев Мессенией, Кресфонт разделил ее на пять частей. Стениклар, расположенный в центральной, он сделал своей столицей, а в остальные — Пилос, Асину, Месолу и Гиамитис — послал дорийских старейшин — архонтов. При этом всех мессенских ахейцев он уравнял в правах с дорийцами. Кресфонт рассчитывал перемешать коренное население с пришлым, создать новый народ, но его затея не пришлась по душе ни старой ахейской аристократии, ни дорийцам, которые, хоть и проигрывали количественно, требовали себе некоторых политических преимуществ. Когда же Кресфонт с сыновьями погибли, все дорийцы в страхе сбежались в Стениклар, заперлись и вспомнили, что в живых остался третий сын Кресфонта — Эпит, который воспитывался при дворе Кипсела, своего деда по матери. Когда Эпит возмужал, он пришел в Стениклар с войском аргосцев под водительством Истмия, сына Темена, и лакедемонян, возглавляемых Проклом и Эврисфеном, перебил взбунтовавшихся аристократов и вернул отцовский престол. Своей обходительностью и щедростью ему удалось замирить страну и навести порядок, и все потомки его стали называться не Геракл идами, а Эпитидами.

Эпиту наследовал Главк, а Главку — Истмий. Оба отличались благочестием и богобоязненностью, всю страну заставили алтарями, жертвенниками и святилищами. Следующий — Дотад — прославил себя строительством пристаней, а при его внуке — Финте, когда Мессения цвела и большего счастья не хотела, случилась первая стычка со спартанцами, положившая начало почти пятисотлетней вражде не на жизнь, а на естественный отбор.

Есть на границе Мессении и Лаконики в местечке Лимны святилище Артемиды Лимнатиды. Ежегодно праздник в ее честь совместно справляли и мессенцы, и спартанцы. И вот один такой праздник кончился массовым побоищем с летальным исходом.

Впоследствии оба народа сваливали вину друг на друга, признавая себя пострадавшей стороной. Удивляться различным до противоположного версиям одних и тех же событий не приходится: времена настолько седые, что память поневоле подводит к желаемому и выдает за истину.

Лакедемоняне рассказывали повсюду, что, дескать, мессенцы явились в храм не совсем трезвые и изнасиловали спартанских девушек, чтивших жертвами Артемиду, а царя Телекла из рода Агидов, пытавшегося заступиться, убили; девушки же со стыда кто закололись, а иные от позора повесились.

У мессенцев отличное предание. Будто бы жадный царь Телекл искал повод, чтобы развязать войну и завладеть плодородными мессенскими долинами. С этой целью он переодел еще безбородых спартанцев в девичьи тряпки, накрасил им физиономии, нацепил побрякушек, а под одеждой велел спрятать кинжалы и по его сигналу убить первых должностных лиц мессенского государства, появившихся на празднике. В произошедшей свалке спартанцы были перебиты, погиб и провокатор Телекл.

Спартанцы, отстаивая свое понимание события, резонно замечали: «Зачем нам было переодеваться девушками? Что бы мы выиграли, убив десяток-другой мессенцев? Стоило ли оскорблять богиню и само святилище ради повода к войне? Да и напади мы неожиданно, как бы мессенцы смогли нас победить?»

По ту сторону Тайгета возражали: «Вы сами убили негодного вам царя, а придрались к нам! Как мы могли принять Телекла, у которого борода до пуза, за девушку? Вам просто не дает покоя наш достаток и ваша жизнь впроголодь. А сказку свою вы сочинили потому, что аргивяне в случае войны между нами согласно клятве Гераклидов должны прийти на помощь правым, и когда они встанут на нашу сторону, то окажутся у вас в тылу».

Но никто не желал слушать другого и не тащил на третейский суд, хотя бы в тот же Аргос, и тогда в глубокой тайне обе страны стали готовиться к войне…

ЭПСИЛОН

Феокл был потомственным прорицателем в стольких коленах, что даже сам не мог сосчитать или напророчить их число. Род его тянулся от Иама, сына Аполлона, — очень древнего пророка. Слушая рассказы отца о деяниях заслуженного предка, о тех, с кем родоначальник общался и кому безошибочно предрекал гадости или счастье, Феокл иногда думал, что Нам родился прежде своего отца поколений эдак на пятьдесят, в эпоху, когда прародительница Гея-Земля еще ходила в девушках. Но он гнал из мыслей сомнения, понимая их ненужность самому себе. Да и обилие родственников — Иамидов — по всей Элладе убеждали его в седой древности прародителя. Особенно много потомков Иама жило в соседней с Мессенией области Элиде, где они пользовались великим почетом, потому что жречествовали в храме Зевса в Олимпии и тут же занимались гаданием по огню на жертвеннике. Собственно, Феокл и сам был бы элеец, как все Иамиды, если бы его менее древнего предка Эвмантиса не привел с собой в Мессению царь Кресфонт. С тех пор ветвь Эвмантиса «обмессенилась», но главный родовой признак сумела сохранить: волосы Феокла, как и у всех Иамидов, были черными «с фиалковым отливом», по словам одного поэта.

К двадцати пяти годам Феокл умел гадать по-всякому: мог по движениям хвоста ящерицы, мог по шелесту листьев, мог по полету священных птиц или по разрезанной пополам печени коз, овец и телят. Никакого труда для него не составляло гадание по курам, клюющим зерно; по огню — какова высота и форма пламени; по воде — как поведет себя брошенная щепка; по молнии, грому; по звону в ушах и силе чиха; даже по линиям на ладони. И только ни у кого он не мог выпытать, как гадают по внутренностям свиней, а отец его научить не успел, потому что умер. Но Феокл из-за свиней особенно не расстраивался: ведь освоить все способы гадания и предсказаний он бы все равно не смог. Не получилось бы у него служить прорицателем, тем более пифией (не женщина ж он!), во всех храмах и святилищах Эллады одновременно, к тому же прорицатели хранили собственные секреты друг от друга. Как одна знакомая ему старуха в святилище Деметры и Персефоны, которая, понюхав прядь волос беременной, говорила мужьям, кого ждать — мальчика или девочку. Жрица всегда говорила «жди девочку», и будущие отцы расстраивались, но когда на свет являлся наследник, они от радости забывали и «пророчества» старухи, и подношения, потраченные впустую. Ну а если рождалась девочка, со жрицы и взятки гладки. Конечно, Феокл понимал, что она нашла нехитрый способ прокормиться, но никому не говорил об этом, стараясь поддерживать в непосвященных уважение к священной профессии. Иной раз и он, рассматривая внутренности на алтаре, не мог понять, что советует бог, и поэтому передавал собственное мнение, внушая себе, будто его надоумило сверху…

Сам он решил стать жрецом Зевса Итомата в главном святилище Мессении и терпеливо шел к своей цели, одолев уже отрезок от прислужника до помощника. Конкурентов он не боялся благодаря происхождению, к тому же его дерзания поощряли старейшины Андании — города, с которым считались не только все города Мессении, но даже спартанцы проявляли определенную сдержанность и осторожность, не желая будить зверя как можно дольше, а иногда даже и убаюкивая мелкими поблажками…

Сегодня Феокл сделал еще один шаг к Зевсу Итомскому: архонты поручили ему отвести процессию анданцев на праздник Артемиды Лимнатиды — Артемиды Болотной. Хоть однажды в ее святилище и произошла резня с самыми печальными для Мессении последствиями, тем не менее ни к празднику, ни к самой богине никто хуже относиться не стал. Выйти предстояло через день затемно, чтобы поспеть в Лимны к жертвоприношению и посвящениям. Поэтому Феокл спешил, чтобы обежать все дома Андании и собрать представительную группу на торжество. Старейшины же в этот раз решили не ходить, считая, что из других городов соберется достаточно знатных лиц и богиня на них не обидится. В Андании есть две статуи Артемиды, возле них-то архонты и принесут в жертву кабана, оленя, козла и козу, совершат возлияния, в общем, почтят богиню как полагается.

Когда Феокл вошел в дом Никомеда, не обратив внимания на облаявшего его пса, семья полным составом трудилась во дворе — кто над чем. Пирра тоже была здесь. По смерти матери ее забрали в Анданию. Пирре пошел уже двенадцатый год, но от тягот прошлой жизни она выглядела замухрышкой и никак не могла выкормиться, хотя работой ее не мучили, работала по желанию, и кормили сколько влезет. Не то что Агнагору, проводившую большую часть дня за ткацким станком.

Феокл коротко объяснил свой приход.

— Мы собирались завтра на усадьбу, — сказал Никомед. — Праздник — дело святое, но дни-то какие! Работать надо.

— Отпусти Ксенодока, — предложил Феокл: — ему полезно будет. Все равно по дороге в Эхалию на свой надел.

— Пойдешь? — спросил Никомед.

— Сдалась мне эта Артемида в луже! — сказал Ксенодок. — Лужа весной и поближе найдется.

— Уши бы оборвать тебе за такие слова, — рявкнул Никомед. — Да вроде не мальчик уже.

— Ты, Ксенодок, своими речами плетешь веревку Окна, — сказал Феокл, — как всякий, кому от его трудов никакого прока нет, одна трата времени и сил, в твоем случае — на говорильню.

— Окн не виноват, виновата его жена, которая тратила на бирюльки все, что он зарабатывал, — сказал Аристомен.

— Нет, — сказал Феокл, — он плел веревку, которую поедала ослица, а Окн все плел и плел, не замечая этого.

— Ослица и есть жена, раз питалась веревками. Или наоборот, очень умная жена-ослица. Может, Окн хотел повесить ее на этой веревке, вот она и ела, чтоб выжить, — сказал Ксенодок. — А Окн на самом деле — это ты, Феокл, потому что Окн — такая вещая птица из породы цапель. Я только не помню, что по ней гадают. Наверное, про ослов: довезет — не довезет?

— Грамотный парень вышел, — вздохнул Никомед, — жаль, мозги набекрень. Что из тебя вырастет?

— Я буду бематистом, — объявил Ксенодок, высунув голову из погреба, — который определяет расстояние между двумя пунктами и говорит, сколько стадиев предстоит отмахать войску и за какое время. Весь подсчет упирается в то, как быстро воины передвигают ноги, плюс поправка на усталость, помноженная на количество привалов. Кроме того, я знаю, что расстояние от подбородка до конца лба составляет одну десятую роста, а до макушки — одну восьмую, стопа — одну шестую, а локоть — одну четвертую.

— Так ты пойдешь на праздник, счетовод? — вспомнил Феокл за чем пришел.

— Боюсь я за себя, — признался Ксенодок. — Место уж больно памятное. Вдруг не удержусь и повторю спартанцам мессенские криптии…

— Ответь на вопрос!

— Я лучше задам вопрос.

— Чтоб ты в три бездны провалился! — выругался Никомед, и Ксенодок послушно полез в погреб.

— Я пойду, — сказал Аристомен, — и Пирру прихвачу, если отец позволит…

На следующий день Аристомен, Пирра и Ксенодок легли спать засветло, так как процессия в Лимны выступала после полуночи. Но сомкнуть глаз Ксенодок все равно не дал, пугая названного брата ужасами Аида. Он договорился до того, что и Феокла объявил побочным отпрыском подземного мира.

— Есть в Аиде демон по имени Эврином. Он очень страшный, потому что пожирает мясо умерших, оставляя душам лишь начисто обглоданные кости. А цвета он такого же, как волосы твоего Феокла или навозной мухи. Думаешь, спроста это?..

Процессия собиралась на окраине Андании. Шли девушки с приготовленными венками и корзинами, в которых были и себе пропитание на дорогу, и жертвенные дары, чтобы умилостивить Артемиду-девственницу. Шли женщины на скорых сносях — просить у Артемиды — покровительницы рожениц — легкого разрешения от мук. Шли и молодые люди к «своей» Артемиде — покровительнице охоты, и уважаемые граждане Андании: они вели шествие в Лимны, как когда-то водили их, чтобы обычаи предков не выветрились из голов молодежи и чтобы в Спарте помнили, кто хозяин Лимн. У Гермеса Оградного, охранявшего вход в город и выглядевшего столбом, увенчанным кое-как обделанной головой, Дамис принес жертву и попросил Гермеса беречь процессию в дороге от всяких зол и неприятностей, сам же остался дома. Потом не спеша двинулись, так как процессию тормозили беременные женщины, а Ликург каким-то своим очередными заумным законом запретил женщинам прибывать в святилища на повозках. Впрочем, сам он от этого первым и пострадал и был оштрафован, потому что забыл поставить в известность собственную жену или она пропустила мужнино творчество мимо ушей. И хотя на мессенцев законы Ликурга не распространялись, все равно архонты решили идти и не провоцировать до болезни влюбленных в собственное государственное устройство людей.

Сначала шли молча, но когда появился Гелиос и проснулась природа, вместе с ней ожили и люди.

— А может, ну ее, эту Артемиду, к папе, пошли лучше по девочкам, — предложил Ксенодок. — У меня тут есть хорошие подружки в Амфее.

— Когда же ты успел? — удивился Аристомен.

— В прошлый раз ходил на усадьбу и встретил неподалеку двух пастушек.

— А на какие шиши их угощать? — спросил Аристомен.

— Какие у нас могут быть шиши! — удивился Ксенодок. — Так договоримся, по-товарищески.

— А кто будет отвечать за Пирру? — спросил Аристомен и посмотрел на названную сестру, шедшую позади со сверстницами. — Или ее с собой возьмем?

— Пирру оставим на усадьбе, а будет возражать, я ее лишу приданого.

— Но я хотел посмотреть праздник.

— Что ты там не видел? Все их мистерические тайны, обычаи и припадки сводятся к тому, что вот у этого алтаря лепешку надо класть левой рукой справа, а у соседнего виноградную гроздь — правой рукой слева. Ну, еще развлекут тебя плясками на уровне дешевых гетер, споют какой-нибудь гимн вразнобой, а к вечеру главная жрица так набьет пузо от обильных приношений, что ее придется отпаивать тошнотворным.

— Да ну тебя! Вечно все опошлишь.

— И, главное, было бы кому поклоняться! — не унимался Ксенодок. — А то Артемиде. Она же зверь! Вот увидишь, жрицу вырядят в медвежью шкуру, и она сделает какую-нибудь гадость, подражая Артемиде.

— Какую гадость? — не понял Аристомен.

— Да мало ли на совести у этой охотницы! — сказал Ксенодок. — Каких только бесчинств она не творила! Потребовала у Агамемнона Ифигению себе в жертву, а потом сражалась против нас на стороне Трои. Убила двенадцать ни в чем не повинных детей Ниобы. Бедного Актеона, который случайно вышел к озеру и увидел ее голой, превратила в оленя и с удовольствием посмотрела, как его растерзали собственные псы, хотя умные люди утверждают, что у Актеона из-за чрезмерного увлечения охотой вся жизнь пошла прахом, — вот и говорят, будто его съели собаки. Но Адмету-то в первую брачную ночь она засыпала всю комнату змеями. А свою подругу Каллисто, изнасилованную Зевсом, Артемида убила за то, что та не смогла уберечь невинность. Попробовала бы сама сопротивляться Громовержцу! Я уж не говорю об Орионе, Алфее…

— Но они-то пытались взять ее силой! — не выдержал Аристомен.

— Но они-то не виноваты, что влюбились в мужеподобную дуру, твердую, как скала! — парировал Ксенодок. — Тут Эрот виноват, его бы и прибила. Но с Эротом связываться опасно, у него тоже есть лук и стрелы, а вот беззащитных мужиков убивать — милое дело. И самое грустное во всей этой истории — что Артемида страшнее Эвринома, про которого я рассказывал ночью.

— Ну, это ты загнул.

— Посмотри сам, кто пошел с яблоком раздора к Парису спорить о красоте? Афина, Гера и Афродита, а нашей подругой там и не пахло, сама догадалась, что ей от Париса и огрызка не светит. Кстати, Актеона она убила именно за то, что он увидел, до чего же она голая противна, — урод, да и только… Или возьми случай в Кафиях, что в Аркадии. Дети случайно накинули на статую Артемиды веревку, которой играли, стали хлопать в ладоши и кричать, что Артемида удавилась. Пришли взрослые и забили детей камнями насмерть. Думаешь, Артемида за них заступилась? И не подумала. Она поразила бесплодием окрестных женщин. Хотя, как ярая девственница, должна была сделать наоборот. То есть она их наградила по-своему. Сказал бы я тебе, кто она, да боюсь обидеть твои религиозные чувства… Нет, с такими Артемидами мне не по пути, — подытожил Ксенодок. — Вон показалась Эхалия, пойду на усадьбу и посажу горох…

— Ничего ты не посадишь, спать завалишься, — решил Аристомен. — Над тобой надо с палкой стоять, чтобы ты работал.

— Да, я ненавижу рабство до такой степени, что даже сам себе не могу служить рабом.

— Ты не можешь быть рабом собственной необходимости, а это уже называется по-другому.

— Ну, я пошел, — сказал Ксенодок. — Кстати, вот возьми на всякий случай, — и вытащил из-под хитона кинжал.

— Нет, в святилище не возьму, — сказал Аристомен, и Ксенодок свернул на усадьбу.

За Стеникларом дорога была полна людей, шедших в Лимны со всех городов и деревень Мессении. Кроме желающих почтить Артемиду, шли торговцы и торговки с провизией, посудой и амфорами, готовыми венками и лентами; пастухи, тащившие коз и козлят; охотники с разной птицей, зайцами, кабанами и изредка даже с ланями.

Остаток пути Аристомен прошел рядом с Эвергетидом, своим школьным другом. Правда, в школе они не особенно-то и дружили, а вот в гимна-сии на совместных тренировках сблизились, хотя часто дрались друг с другом до крови. К этому их подзуживали владельцы палестры и гимнасия — педотрибы — с помощью палки, если видели, что кулачный бой идет не в полную силу. Поблажки они не давали никому из примерно ста сверстников Аристомена, живших в Андании. Они заставляли юношей до изнеможения бегать, прыгать с гирями, метать диск и просто камни потяжелей. Но самое интересное, что и взрослые мужчины стали гораздо чаще посещать гимнасий, и делали они это явно по принуждению, так как до Аристомена изредка доносилось их ворчание. В городе поселились два новых человека из соседней Аркадии: аконтист, учивший обращению с копьем; и гипломах, знавший, как строить войско в шеренги, колонны, каре, как наступать сомкнутым строем и выдерживать натиск противника, стоя на месте. Потом они так же внезапно исчезли из Андании и объявились в соседнем Дории, а тренировки по их программе продолжил педотриб. И все эти неожиданные перемены в тихой жизни города бросились в глаза не только Аристомену. Он слышал, как гармост Филострат, объявившийся в срок жатвы в Андании, удивленно спросил Дамиса:

— Что это столько народа не на жатве?

— Спартанец, ты приехал на экскурсию или считать урожай? — спросил Дамис.

Но из гимнасия в тот же день всех разогнали до отъезда Филострата.

Тем не менее Аристомен продолжал тренировки и на усадьбе отца, а поскольку надел отца Эвергетида и наделы других ребят были рядом, то по вечерам они собирались на общественном выгоне и устраивали потешные бои на палках. Аристомену и Эвергетиду уже не было равных среди сверстников, вдвоем они легко разгоняли пятерых, на них нападавших, иногда даже одним своим внешним видом, ибо оба были рослые и крепко сложены.

Эвергетид бегал быстрее всех в Андании. Однажды он сел в колесницу и пустил коней вскачь, а потом спрыгнул и обогнал их. Он даже думал выступить на Олимпийских или Дельфийских играх, но ему сказали, что еще два человека могут повторить такой фокус, причем обгоняют они не только своих коней, но и тех, что несутся впереди.

Аристомен же лучше всех владел мечом и копьем. Как-то он метнул копье так далеко, что убил козу, которая паслась позади гимнасия. Коза принадлежала одному из архонтов, и тот не только отказался брать деньги или другую скотину с Никомеда, но еще и похвалил за сына…

Храм в Лимнах оказался такой древний, что колонны в нем были из дерева, рядом стояла священная роща и протекал священный источник. Священную же ограду установила жрица сразу после постройки храма. Она влезла на крышу и пустила четыре стрелы во все стороны, и там, где стрелы упали, люди провели границу святилища.

Со стороны Лаконики народу прибывало ничуть не меньше, чем из Мессении. Уже объявились сыновья спартанских царей и посланные от геронтов — старейшин Спарты. Они вместе с архонтами мессенских городов и жрицами скрылись на какое-то время в храме. Стоявший у входа Аристомен слегка растерялся, он никогда не видел огромных сборищ и не понимал, как можно провести праздник в таком хаосе и не испортить. Эвергетид, бывший тут год назад, сказал:

— Не волнуйся, сейчас выйдут распорядители и все устроится. Праздник не первый раз, роли давно расписаны.

Действительно, не прошло и часа, как праздник начался. В ворота священной ограды въехала позолоченная колесница, запряженная четырьмя дрессированными ланями, которых вела одна из прислужниц храма. В руке она держала факел — атрибут богини. На колеснице лежал пеплос, вытканный специально для статуи Артемиды девушками, готовящимися замуж. За колесницей шла торжественная процессия из шестидесяти девяти двенадцатилетних девочек, изображавших дочерей Океана — спутниц Артемиды на охоте. Среди них Аристомен увидел Пирру и подмигнул, но она не ответила, напуганная важностью происходящего. Следом другая прислужница гнала тринадцать собак — тоже спутниц Артемиды. Аристомен заметил, что собаки лаконские — помесь собаки и лисицы, и решил, что эту породу выбрали за плохое умение тявкать и неумение мешать представлению.

Когда зрители притихли, а участники расположились вокруг алтаря, из храма вынесли статую Артемиды. Главная жрица протянула к ней руки, стала просить и умолять от имени присутствующих. Аристомен со своего места плохо слышал, что она там просит, но и догадаться было несложно: плодородия на этот год для земли, легких родов для женщин, удачной охоты… Потом жрицы и распорядительницы подвели к алтарю кабана, украшенного цветочными гирляндами, закололи и разрубили весьма ловко. Главная жрица сама совершила возлияния на голову кабана, бросила в огонь причитавшиеся Артемиде части туши, продолжая что-то лепетать, но теперь, видимо, заранее благодаря. От горевшего мяса вокруг разнеслись ветром копоть и сажа, но на них никто не обращал внимания, так как появился хор девушек и запел гимн в честь богини под звуки лиры.

В этом хоре Аристомен увидел девушку, с которой ему сразу захотелось познакомиться и как можно быстрей на ней жениться, хотя была она одета в спартанский пеплос и выглядела лет на пятнадцать, готовой невестой. Аристомен же в свои девятнадцать смотрелся бы рядом с ней сосунком, а не мужем. Он и не помнил, чтобы кто-нибудь из его знакомых женился раньше двадцати пяти, то есть не став полноценным мужиком, способным обеспечить семью и ответить за свои поступки перед народным собранием. Не помнил он и чтоб какая-то девушка выходила замуж после двадцати, если вообще выходила. Нет, по всем статьям была эта красавица ему не пара, да еще спартанская одежда на ней, да еще они в храме принципиальной девственницы. То-то бы Ксенодок повеселился, стой рядом. И все равно его тянуло, ноги сами к ней шли, хотя рот от смущения не открывался.

Тем временем официальная часть праздника закончилась. Зрители разделились на общины, чтобы почтить богиню в делегации родного города. По какой-то логике, в которой скорее всего угадывалась древность происхождения или особые заслуги, делегации в очередь подходили к алтарю и статуе. Прислужницы, дождавшись окончания персональных просьб и молитв, показывали, в какой угол складывать приношения.

Когда пришел черед Андании, то Аристомен, захвативший из дома только плащ, чтобы укрыться, если ночь застанет в дороге, попал впросак. Не зная, чем угодить богине, и занятый мыслями о девушке, он отрезал прядь волос жертвенным ножом, как обычно делал Феокл, и бросил на алтарь. А потом стушевался от чужого смеха и спрятался в толпе, заметив, что с волосами так поступают только беременные.

Но он быстро опомнился и стал пробираться в священную рощу, где под пронзительный голос свирели девушки уже отбивали ногами такт в танце.

— Вот так встреча! — услышал Аристомен в самый неподходящий момент и в следующую секунду его окружили пять парней. — Не узнаешь меня? Менофил! Помнишь, как мы здорово отделали друг друга в детстве?

Спартанец был настроен вполне дружелюбно в честь праздника, но Аристомену было сейчас не до его дружелюбия.

— Слушай, пропусти меня, не мешай, — попросил он.

— Ничего себе! — воскликнул кто-то из друзей Менофила. — Всякая мессенская собака будет нас гнать…

— Как собак, — досказал Аристомен.

Кулаки спартанцев сжались.

— Ребята, — сказал Аристомен с неохотой, — ну не в святилище же устраивать потасовку. Потом поговорим про собак.

— В этом святилище вы убили нашего царя и изнасиловали наших девушек, — сказал Менофил.

— Я слышал по-другому.

— Лет через десять я стану гормостом Андании… — сказал Менофил.

— Ты рассчитываешь, что твой отец Филострат дольше не протянет? — удивился Аристомен.

— И ты будешь лизать мне ноги! — рявкнул Менофил.

— Ладно, мне правда некогда, — сказал Аристомен. — Через десять лет давай встретимся. Я готов подарить тебе хитон, который тогда порвал в драке, но только того же размера, — и, раздвинув руками друзей Менофила, побежал в священную рощу.

Там творилось все сразу: в одном углу пели; в другом плясали; в третьем играли и тоже пытались петь; в четвертом какие-то бородатые мужики в медвежьих шкурах подражали звериным крикам и пенью птиц, видимо, теша Артемиду родными ей лесными звуками; а под священным дубом водили хоровод девушки. Но еще больше народа покинуло священную ограду и расположилось компаниями на траве, желая закусить и выпить во славу богини и угостить друг друга новостями. Только спартанцы держались отчужденно, сознавая свое хозяйское превосходство над всем этим покоренным сбродом из периэков и илотов.

Отыскать кого-то взглядом в такой неразберихе казалось делом нелегким и в то же время простым — по особому покрою спартанской одежды. Через некоторое время Аристомену повезло: девушка с подругами зашла в рощу, неся венок, которым она по обычаю собиралась украсить священный дуб. Потом одна из девушек села на землю, остальные обступили ее и затеяли игру «чери-черепаха», в которой сидящая должна была отвечать мелическими стихами на предлагаемые вопросы. Аристомен легко оттеснил подруг и предложил напрямик:

— Пойдем со мной на берег Недона.

— С чего вдруг?

— Я хочу нарвать тебе лилий.

— А в колеснице Гелиоса ты меня прокатить не хочешь?

Аристомен только пожал плечами.

— А знаешь, как это здорово?.. Тоже не знаешь? Так поди, сядь голым задом в костер — узнаешь.

По тому, как изменилось лицо юноши, девушка поняла, что обидела его чрезмерно, а могла бы и просто отшить.

— Когда я смотрю на небо, идет дождь, — сказал Аристомен, — поэтому солнце мне чуждо.

— Ты откуда такой взялся, любитель лилий?

— Из Андании.

— А-а-а, слышала.

— Что ты слышала?

— Просто название от отца слышала.

— Твой отец спартанец?

Она кивнула.

— Если ты скажешь, как тебя зовут, то мы пойдем на берег Недона.

— Архидамея, — она сказала.

— Пошли, Архидамея, — он позвал…

Долго же пришлось им спускаться вниз вдоль реки, сквозь кусты Кипра и заросли тростника, вполне пригодного для изготовления флейт, пока попалось тихое место — стадиев двадцать, не меньше. Аристомен разделся, залез в воду и нарвал охапку еще не раскрывшихся лилий. Архидамея взялась плести венок. Природа смотрела на юношу с девушкой ласково и шумом веток подавала сигналы к действию. Но они пока сидели смирно.

— Ты красивее этих цветов, — сказал Аристомен.

— Такие любезности можешь расточать подгулявшим флейтисткам.

— Что же мне говорить? — растерялся Аристомен. — Я лучше не умею.

— Лучше молчи и смотри на воду.

— Лучше смотреть на тебя.

— Только вслед, потому что мне лучше уйти, — сказала Архидамея, — не то хватятся, будут искать, а когда найдут, подумают, что ты услышал зов предков, заманил меня и решил изнасиловать. И мы спровоцируем новую войну.

— Ты, по-моему, слишком разумна для девушки.

— А ты, по-моему, потерял голову для мужчины.

— А ты, по-моему, много говоришь для спартанки.

— Ладно, я буду отвечать междометиями, — ответила Архидамея.

— Мне так целоваться хочется, что губы чешутся, — сказал Аристомен, хорошенько подумав.

— Угу, — приняла она к сведению.

— Пожалуй, я почешу их об твои?

— А потом я тебя убью, — решила она.

— Чем?

— Задушу руками.

— Но тогда ты спровоцируешь войну.

— Делать нечего, — смирилась она, — придется целоваться.

— А ты честно хочешь?

— Придется, — махнула она рукой, но инициативу взяла в свои руки буквально, то есть взяла Аристомена за уши, притянула его голову к себе, запечатлела на губах поцелуй, в народе называемый «горшком», потому что так же брали горшок с очага.

— …Я провожу тебя в Спарту.

— Тебя убьют на полдороге.

— Я скажу, что твой раб. Так оно почти и есть.

— Тогда тебя убьют на пол-обратной дороге за попытку к бегству.

— Не так-то легко меня убить, — похвастался Аристомен.

— Убьют сложно, — ответила она.

— Где ты научилась так вычурно говорить?

— У одного поэта, Алкмена.

— Как зовут твоего отца? Я пришлю сватов.

— Ты сумасшедший. Мой отец — гармост Андании, — призналась Архидамея. — Сам видишь, ничего у тебя не выйдет.

— А я — потомок Геракла. Я покорю Спарту и женюсь на тебе.

— Спартанцы будут драться до последней женщины и до последнего ребенка. На ком же ты женишься? Нет, ничего у нас с тобой не выйдет, и думать нечего, — решила она. — Я пойду, а ты посиди еще немного.

— Как мне найти тебя?

— Я сама тебя найду, когда захочу.

— Сама ты меня потеряешь.

— Или себя потеряю.

Архидамея встала с земли и надела на голову Аристомена венок:

— Приходи сюда в новолуние.

Аристомен провожал ее взглядом, еще плохо понимая, что его первый раз в жизни объявили победителем, а никакого подвига он не совершал…

Потом в святилище он еще раз мельком видел Архидамею. Она опять играла в «чери-черепаху», но какие вопросы задали подруги его возлюбленной и что она отвечала, Аристомен не слышал…

К следующему утру он добрался до усадьбы Ксенодока в Эхалии. Следов какой-либо деятельности на наделе не увидел и не надеялся. Пришлось Ксенодоку все рассказать, иначе никак нельзя было избавиться от его назойливости.

— Значит, — считал он, загибая пальцы: — лани, колесница, факел, нимфы… Значит, и моя сестра нимфа? А я тогда кто? Нимфей, что ли?.. А лук?! Кидонский лук? Что же это за Артемида без лука? Может, спартанцы испугались, что их перестреляют из этого лука и Артемида опять не спасет их в собственном храме?.. Кстати, нет ли у твоей Архидамеи подружки посмазливей? Хотя спартанки не в моем вкусе, слишком жесткие. Но совершенны в пропорциях, утверждаю как будущий бематист: если спартанскую девушку уложить на спину с раскинутыми руками и ногами, а в пупок вставить ножку циркуля и описать окружность, то она пройдет по всем кончикам пальцев…

До начала второй мессенской войны оставалось всего пять лет, олимпиада с хвостиком…

(Продолжение следует.)



ЧИТАТЕЛЬСКИЙ КЛУБ


Ведущий С. Н. Зигуненко


Удивительно, но факт!

ПОСЛАНИЯ НА ПОЛЕ — ШИФРОГРАММЫ ИЗ КОСМОСА?..

С приходом очередного лета на нашей планете вновь стали появляться загадочные круги. Сообщения о странных геометрически правильных рисунках, как и в прошлые годы, поступали с полей Великобритании, Италии, Словакии… Не обошел этот вызывающий брожение умов феномен и Россию.


Чаще всего в нашей стране загадочные круги фиксируют в южных регионах. «Кубань — один из излюбленных районов высадки НЛО», — утверждают уфологи.

И действительно, не проходит и года, чтобы незваные гости и их «чертежи» или, как их обычно называют, пиктограммы или кропцирклы, не появились на полях, то близ станицы Некрасовской, под Майкопом, то на плато Лагонаки, то на хлебных нивах кооператива «Победа» по соседству со станицей Тенгинской… В июне 2004 года новый космический автограф появился на хлебном поле близ поселка Знаменский под Краснодаром.

К явному неудовольствию полеводов Северокавказского НИИ животноводства, уже наливающийся спелостью ячмень тут же был вытоптан «исследователями» разных мастей и просто любопытствующим народом.

Местные жители ворчали: «Дались же вам те инопланетяне! Понавыдумывают всяких небылиц. Тут уборка на носу, а вы хлеб топчете»… Большинство из них в ту июньскую ночь спокойно спали, ничего подозрительного не видели и не слышали.

А вот Дарья Сергеевна Старова, засвидетельствовала:

— Я поздно домой возвращалась — внук в городе приболел. Видела, как над полями зарницы вспыхивали. Дождь с градом действительно пошел, но вспышки грозы были какого-то необычного, сине-красного цвета. А наутро прибегает соседка: «У нас инопланетяне высадились!»

По словам руководителя экспедиции «Космопоиск» Вадима Черноброва, побывавшей на месте очередного происшествия вместе с аппаратурой для фото-и геомагнитной съемки, многие местные жители, которых опросили поисковики, утверждают: ночью слышались сильные грозовые удары, из окна были видны всполохи, вспышки молний.

Однако по словам Прасковьи Кобыловой, когда, услышав приближение грозы, она выбежала во двор, чтобы снять с веревки белье, то с удивлением обнаружила, что небо ясное и звездное.

Ее слова подтвердили и синоптики. Как сказала исполняющая обязанности начальника Гидрометеобюро Краснодарского края Лидия Кушнир, никакого грозового фронта в ту ночь над Краснодаром не было.


Интересную подробность сообщил Семен Протасов, который не спал почти всю ночь — у него были гости, сидели за столом, но время от времени выходили покурить на крылечко. По его словам, примерно в 11 вечера он видел странные вспышки на еще светлом вечернем небе. «Но поле было еще чистым, рисунков на нем еще не было», — утверждал очевидец.

— Такие странности с погодой продолжались где-то до двух часов ночи, — продолжал Протасов, — а потом все стихло. Никаких машин или людей в поле не видели. А утром, когда рассвело, мы разглядели невесть откуда взявшиеся «иероглифы»…

Ольга Нефедова, которая около 12 ночи возвращалась с фермы, рассказывает, что видела в небе какой-то яркий летящий предмет, который потом исчез. Спутать его с самолетом или вертолетом женщина не могла: с детства она живет рядом с аэропортом и отличит привычную земную технику без труда.

«Казалось, будто что-то на нас опускается», — говорили свидетели, жаловавшиеся, что испытали в ту ночь непонятную тревогу и беспокойство, плохо спали, а наутро встали разбитые, с головной болью. Впрочем, никто из них, как выяснилось, посадки «летающей тарелки» не видел. «Потому что, по всей видимости, этой посадки и не было, — полагает Чернобров. — Как, вероятно, и самого НЛО».

— Мы приехали в поселок Знаменский, что рядом с аэропортом Краснодара, на следующую ночь после появления пиктограмм, — рассказал Вадим. — Местные жители встретили нас поначалу настороженно. Спрашивали, зачем мы приехали и не опасно ли теперь находиться по соседству с полем.

По словам Черноброва, мнения людей, которые приходят поглазеть «на чудо», резко расходятся. Одни считают, что круги на поле — проделки шутников, другие уверены, что здесь совершил посадку неопознанный летающий объект.

— Поначалу и я был склонен полагать, что мы попались на чей-то розыгрыш, — говорит Чернобров. — Близко расположенный к автотрассе угол поля к нашему приезду был сильно вытоптан людьми и машинами. Однако через пару дней, когда мы добрались до более отдаленных пиктограмм, стало понятно, что это не подделка…

Отличить фальшивку от «настоящего» рисунка не так уж сложно. Для того чтобы образовались подобные рисунки, нужно большое давление. Однако человек или трактор, приминая стебли, непременно их поломает. На настоящих же пиктограммах стебли аккуратно уложены, но не сломаны. «Более того, сорняки по каким-то причинам либо вообще не подвергаются воздействию, либо загибаются под другим углом, — говорит Чернобров, — Представьте: все колосья согнуты совершенно одинаково, будто уложены чьей-то огромной, заботливой рукой, а какие-нибудь одуванчики торчат, им все нипочем…»

По многочисленным свидетельствам, круги появляются за несколько минут или даже секунд. Поэтому предположение о том, что на поле под покровом ночи шуруют трактористы или бегают ежики, умудряясь столь быстро выполнить такую сложную работу, — выглядит нелепо.


Что же тогда произошло? Вот некоторые версии.

Колин Эндрюс из США — признанный эксперт по «кругам», автор бестселлера «Круглая улика» и многих других книг, посвященных этой загадке, — сообщил:

— Мною накоплено уже более десятка тысяч изображений «кругов» со всех концов мира, а сам я лично посетил 2500 пиктограмм. И эта «ревизия» убедила меня в том, что 80 процентов всех зарегистрированных в картотеке кропцирклов — дело человеческих рук. Однако, несмотря на огромное количество подделок, пятую часть кругов все же можно с уверенностью отнести к феномену природы. Эти кропцирклы демонстрируют аномалии, которые трудно объяснить вмешательством человека…

Известная американская исследовательница кропцирклов Нэнси Талботт утверждает, что подделки легко отличить от подлинных кругов исследованиями почвы. Оказалось, что кристаллическая структура земли в кропцирклах подверглась таким изменениям, которые могли бы быть вызваны геологическим давлением на глубине нескольких тысяч футов в течение сотен или даже тысяч лет. Однако, поскольку круги несравнимо моложе, то об этом не может быть и речи.

Но не только высокое давление может вызвать подобную кристаллизацию. Это может быть и очень высокая температура. Правда, при таком нагреве должна была бы выгореть огромная площадь посевов вокруг кропциркла. А этого, как вы знаете, не происходит. Так что речь, скорее всего, надо вести о еще неизвестном науке виде энергии, воздействующем на поля…

В связи с этим вот какую версию происхождения кругов выдвинул Вадим Чернобров. По его данным, неведомые рисунки в Знаменском появились в момент астрономической полночи — около 01.30 по местному времени. Оказывается, это не случайность. Круги на полях — будь то Англия, Америка, Нидерланды или Россия — всегда возникают в момент, когда дневное светило меньше всего освещает данную местность. По всей видимости, солнечный свет мешает таинственному «живописцу».

Еще одна особенность: с высоты птичьего полета пиктограммы выглядят не как плоский чертеж, а как проекция объемного изображения на земную поверхность. Налицо эффект, который физики называют рефракцией.

Форма таких рисунков слегка искажается, вытягивается, а если в зоне их появления находится, например, ЛЭП, рисунок сильно меняет форму или даже разделяется на несколько других. Провода будто бы мешают правильному отражению картины. Это также говорит о том, что явление имеет «космическое» происхождение. Но какое?

У Черноброва есть своя версия, которую он пока излагает с величайшей осторожностью. За годы наблюдений поисковики составили карту районов, где появлялись пиктограммы. Получилась некая сетка, в узлах которой и возникают новые узоры. В России — это Краснодарский край, Брянская, Воронежская и Курская области.

По мнению Вадима, следующие «полотна» надо ждать на реке Усе в республике Коми. Почему именно там? Да потому, что «лучи» сетки идут не параллельно: они как бы расходятся от английского местечка Стоунхэндж веером по всей планете.

Что же касается самого механизма воздействия на посевы, то, скорее всего, их полегание происходит в результате мощного электромагнитного воздействия, приходящего из космоса. Такое впечатление, будто кто-то посылает нам на Землю шифрограммы с целью сообщить какую-то важную информацию. А мы все никак не удосужимся ее прочесть…


Впрочем, академик одной из бесчисленных академий Ю. А. Бабиков уверен, что знает содержание этих посланий. Он сопоставил последние пиктограммы с наблюдениями астрономов и пришел к такому удивительному заключению. «Полагаю, что инопланетяне строят в Солнечной системе эрзац-планету — упрощенный вариант Земли», — говорит он.

И до Бабикова отдельные ученые угадывали в «кругах» схематичное изображение Солнечной системы. Но оно казалось каким-то странным: то ли планеты стояли не в том порядке, как мы привыкли видеть, то ли одна из них была лишней…

Все объяснилось, когда в 2000 году астрономами НАСА была обнаружена «лишняя» планета. Новое небесное тело диаметром свыше 700 километров находится за орбитой Сатурна — по космическим понятиям это в «двух шагах» от нас. Планету назвали Куаоар. Независимые наблюдатели из частных обсерваторий заметили, что планета не одинока, вокруг нее вращается еще множество космических тел.

Из чего состоит эта новая «планета», пока не известно. Однако астроном Майк Браун предполагает, что, скорее всего из льда и камня. «Таких планет в космосе полно, — говорит он. — Их, в некотором роде, можно считать нашим далеким будущим. Если, как предсказывают, через 6 миллиардов лет Солнце взорвется и станет красным гигантом, при повышении температуры и другом воздействии на Куаоаре появится жизнь, аналогичная земной…»

Академик Бабиков, как уже говорилось, догадался сопоставить изображение найденной планеты с пиктограммами, обнаруженными на российских полях. «Лишнее небесное тело на пиктограммах казалось неуместным из-за круга живой травы внутри нее, такого же, как на рисунках, изображающих Землю, — рассуждает он. — Живая трава символизирует наличие пригодной для жизни атмосферы…»

По мнению академика, Земля-2 будет намного меньше, чем наша планета. Ее строительство завершится в 2014 году, так что скоро можно будет переезжать. Правда, кто станет возможными переселенцами, пока не ясно. Сам Юрий Бабиков уверен: пиктограммы предсказывают путешествие «грешникам». Как сказано в библейской Книге Еноха: «Грешники будут судимы за грехи свои и будут изгнаны с лица Земли».

Запасная Земля, видимо, послужит прибежищем людям в том случае, если на нашу планету обрушится крупный астероид или вдруг почему-либо взбунтуется Солнце…

…………………..

Издательство «Знание» с прискорбием извещает, что 28 февраля 2005 года на 85-м году жизни скончался Почетный президент Общества «Знание» России академик Российской академии наук Иван Филиппович Образцов.

И. Ф. Образцов — крупный ученый в области строительной механики и теории прочности летательных аппаратов, лауреат Ленинской и Государственной премий, советник Института прикладной механики РАН. Более тридцати лет — с 1967 по 1999 г. — Иван Филиппович возглавлял одну из крупнейших общественных организаций — Общество «Знание». Память об И. Ф. Образцове навсегда сохранится в сердцах тех, для кого дороги традиции просветительства, широкого распространения научных знаний.




Оглавление

  • СОДЕРЖАНИЕ
  • 60 ЛЕТ ВЕЛИКОЙ ПОБЕДЫ!
  • ГЛОБУС
  •   Е. А. Бельшесов КАК И КУДА ДВИЖУТСЯ КОНТИНЕНТЫ?
  •   Маркиан Попов ЧТО СТОИТ ЗА ПРЕЦЕССИЕЙ РАВНОДЕНСТВИЙ?
  •   Ю. П. Супруненко ТАХАТ — ОРИЕНТИР АХАГГАРА
  •   Г. И. Анохин САМАЯ ЮЖНАЯ ТОЧКА РОССИИ
  •   А. И. Войцеховский «ВТОРЫЕ» ТУНГУССКИЕ МЕТЕОРИТЫ?
  •   P.S. К ПУБЛИКАЦИИ «КТО ВНУТРИ ЗЕМЛИ?..»
  • ДОСТАТОЧНО БЕЗУМНАЯ ИДЕЯ
  •   И. Ф. Попов НОРМАЛЬНЫЕ «АНОМАЛЬНЫЕ ЯВЛЕНИЯ»?
  • ОТКРЫТИЯ, МИФЫ, ЛЕГЕНДЫ
  •   А. Д. Гаретовский ПО СЛЕДАМ ПЕРВООТКРЫВАТЕЛЯ ИНДИИ
  •   Станислав Славин ИНЖЕНЕР ГАРИН НА МАРШЕ?
  •   М. Д. Струнина ГДЕ ТЫ БЫЛ, АДАМ, или Все о Еве
  •   Валентин Новиков ПУТЕМ ОТКРЫТИЙ (К 75-летию Ильи Глазунова)
  • КАК ЖИВЕШЬ, HOMO?
  •   К 60-летию Победы А. А. Шерстюк ВОЕВАЛИ СЕМЕНЫ…
  •     1. ЧЕЛОВЕК ИЗ КРЕМАТОРИЯ
  •     2. «ПИСАЛ ПОТОМУ, ЧТО ЖДАЛ СМЕРТИ»
  •   О. Г. Свердлова БОЛЬШАЯ СЕМЬЯ. МИФ ИЛИ РЕАЛЬНОСТЬ?
  • МОДЕЛЬ ТВОРЧЕСТВА
  •   К. И. Куштанин МАТЕМАТИКИ ОРГАНИЗУЮТ ОБЩЕСТВО?
  •   А. В. Кирдин ВВЕДЕНИЕ В «НОВУЮ АРИФМЕТИКУ»
  • НАУКА В САДАХ ЛИТЕРАТУРЫ
  •   Владимир Бацалев КОГДА ВЗОЙДУТ ГИАДЫ
  •     ДЕЛЬТА
  •     ЭПСИЛОН
  • ЧИТАТЕЛЬСКИЙ КЛУБ
  •   Удивительно, но факт!




  • MyBook - читай и слушай по одной подписке