загрузка...
Перескочить к меню

ЗНАК ВОПРОСА 2003 № 04 (fb2)

- ЗНАК ВОПРОСА 2003 № 04 (а.с. ЗНАК ВОПРОСА 2003-4) 2.12 Мб, 259с. (скачать fb2) - Станислав Николаевич Славин - Владимир Иванович Щербаков - Павел Семенович Гуревич - Валентин Алексеевич Устинов - П. П. Супруненко

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:




Подписная научно-популярная серия «ЗНАК ВОПРОСА»

*

Редактор И. М. Шевелева


Издается с 1989 года


© Издательство «Знание», 2003 г.

СОДЕРЖАНИЕ



ГЛОБУС

Станислав Славин. Убийцы прилетают из космоса?


ДОСТАТОЧНО БЕЗУМНАЯ ИДЕЯ

И. С. Данилов. Спасение от радиации — дело рук самих облучаемых?

В. А. Жуков. «Темное» пространство и «темная» энергия?

В. А. Кишкинцев. Семейство элементарных структур?


ОТКРЫТИЯ, МИФЫ, ЛЕГЕНДЫ

В. И. Щербаков. Таинственный памятник Голиафу?

М. Д. Струнина. Ходил ли Александр Македонский в Индию?

(Продолжение)


КАК ЖИВЕШЬ, HOMO?

В. Д. Ловчиков. Мой Карибский кризис, или

«Операция Анадырь»

П. П. Супруненко. Где веселее?

B. А. Жуков. Человек ритмичный?


МОДЕЛЬ ТВОРЧЕСТВА

Н. И. Коровяков. Когда начинается статика движения?

Интеллектуальное оружие?

C. П. Сальникова. Алмазная схема аномалий?

Б. А. Тарасенко. Музей чисел.

П. С. Гуревич. Откуда ты приходишь, красота? (Окончание)


НАУКА В САДАХ ЛИТЕРАТУРЫ

Валентин Устинов. Высокая женщина в черной аллее.


Читательский клуб




ГЛОБУС



Станислав СЛАВИН
УБИЙЦЫ ПРИЛЕТАЮТ ИЗ КОСМОСА?


Об авторе:

Славин Станислав Николаевич, журналист, литератору автор научно-популярных книг о Вселенной, о «белых пятнах» истории. Публикуются главы из новой книги.

…………………..
К ЧИТАТЕЛЮ

Каждому из нас приходилось хотя бы раз в жизни наблюдать в ночном небе сверкающий след от падающего метеорита. Тем не менее люди спокойно спят по ночам, а по утрам снова принимаются за повседневные хлопоты, не подозревая, что каждый день для них может стать последним. Ведь на нашу планету со всех сторон из космоса несутся убийцы — тысячи метеоритов, комет и более крупных «небесных камней». Они ежедневно пересекают орбиту Земли, а ведь падение километрового астероида равносильно термоядерной войне…

И все-таки пока еще есть время, давайте попробуем разобраться, насколько велика опасность. Есть ли у нас возможность предпринять что-либо для своего спасения или, прихватив белую простыню, надо уже немедленно отправляться на кладбище?..

НЕБЕСНЫЕ КАМНИ

Долгое время им отказывали даже в самом факте их существования. Парижская академия наук, к примеру, поначалу попросту не регистрировала «небесные камни», утверждая, что с неба не может падать ничего, кроме дождя, града и снега. И понадобилось несколько десятилетий, прежде чем «метеоры» (в переводе с греческого — «атмосферные явления») превратились в «метеориты» — падающие с неба каменные или железные тела. Тем не менее странности на этом вовсе не кончились…

СТРАННЫЕ ИСТОРИИ

Так что же падает с неба?

«Дата первого широкомасштабного исследования «небесного камня» известна — 13 сентября 1768 года», — сообщает в одной из своих работ питерский исследователь непознанного Юрий Коптев.

И далее добавляет такие подробности. Возможно, ученые мужи продолжали бы упорно отрицать, что камни могут падать с неба, но тут им не повезло. В тот день огромный булыжник рухнул во французском департаменте Мен при большом скоплении народа. Так что, волей-неволей пришлось назначить комиссию для расследования происшествия. В нее, среди прочих, вошел «и великий химик Антуан Лавуазье. Он тем не менее уже в самом начале следствия категорично заявил: «В небе нет камней, поэтому они не могут падать оттуда».

Впрочем, движимый научной добросовестностью, Лавуазье опросил свидетелей события и тщательно обследовал «артефакт». Он обратил внимание присутствующих на то, что камень был оплавлен. Однако из этого очевидного факта сделал неправильный вывод. Поскольку химический анализ показал, что данный кусок горной породы ничем не отличается от других подобных камней, Лавуазье заключил: обломок все время находился на земле, а оплавился при попадании в него молнии. Ну а что многочисленные свидетели уверяют, будто камень упал с неба и никакой молнии в то время не было, так это они «врут, как все очевидцы».

Однако камни продолжали падать, а молний опять-таки не наблюдалось. Пришлось последователям Лавуазье придумать другое объяснение — это, дескать, смерчи хулиганят. Со временем отказались и от этой теории, так как камнепад происходил и при тихой погоде…

В общем, в конце концов ничего не оставалось, как признать очевидное: камни могут прилетать к нам из космоса. И к началу XX века уже были достаточно хорошо изучены многие каменные и металлические метеориты. Однако они составляли (и составляют) лишь малую часть «небесного мусора», низвергающегося на наши головы.

НОВЫЕ СТРАННОСТИ

Тем временем камни с небес начали подкидывать человечеству новые загадки. В 1887 году один из научных журналов сообщил о метеорите, который был найден внутри спиленного бука. Причем древесина была черная, словно обгорелая. Скорее всего, говорилось в сообщении, раскаленный от прохождения атмосферы посланец небес застрял в дереве. Вроде бы все правильно.

Однако в отчете Британской ассоциации ученых отмечался и другой факт: 28 июля 1860 года в Дхурмсадле (Индия) с неба упал огромный камень, покрытый льдом. «При прикосновении к нему от холода немеют пальцы», — отметили добросовестные наблюдатели.

Еще одна загадка. Семья Сименсов — муж с женой и три их дочери — наблюдали грозу в Кестертоне (Мэриленд). Вдруг на лужайку рухнул камень, убив овцу. При этом камень довольно глубоко ушел в землю, а когда его извлекли на свет божий, оказалось, что он был круглый, словно бильярдный шар.

А вот вам еще один случай. 10 февраля 1896 года в небе над Мадридом произошел страшный взрыв. По всему городу полопались стекла, а стена здания, в котором находилось американское посольство, рухнула. Жители города в панике выскакивали из своих домов, многие в возникшей давке получили увечья. А газетчики потом отметили, что «пять с половиной часов над Мадридом висели светящиеся облака, из которых сыпались камни»…

Еще один, не менее знаменитый камнепад, как писала газета «Нью-Йорк тайме», произошел в конце зимы 1922 года в городе Чико (штат Калифорния). Многие из камней были большими и гладкими и, как казалось свидетелям, летели прямо из облаков.

ТОЧНЫЕ УДАРЫ ПО РАСПИСАНИЮ

Но и это еще не все. Оказывается, камни с небес могут падать довольно-таки целенаправленно и как бы по заранее намеченному расписанию.

Так, в 1846 году жилой одноэтажный дом в Сорбонне (Франция) каждый вечер и каждую ночь был атакован градом камней и кирпичей. Они летели с такой силой, что едва не разрушили стены, а оконные стекла были перебиты все до единого. Парижские газеты писали по этому поводу, что даже в присутствии начальника полиции и подчиненных ему чинов с собаками «камни продолжали лететь через голову наблюдавшей публики на крышу дома, по-видимому, с большой высоты и расстояния, достигая цели с математической точностью».

Причину и виновников этого явления так никто и не распознал…

Кстати, аналогичный случай отмечен и в нашем отечестве. В августе 1895 года на крышу дома, стоявшего на 6-й Солдатской улице Иркутска и принадлежавшего некоему Кузнецову, каждый вечер в 21.30 словно по расписанию начинали падать камни. Толпа любопытных с каждым днем увеличивалась и наконец достигла 10 тысяч человек. Весь квартал оцепили войска, в каждом дворе выставили караул. Все видели, как на крышу обрушивались камни, но откуда, никто не смог заметить.

Еще более странную историю поведала «Рэвд дейли мейл» от 29 мая 1922 года. В Йоханнесбурге (Южная Африка) в течение нескольких месяцев камни падали на одну из аптек. Причем не просто падали, а создавалось впечатление, что они старались угодить в работавшую там девушку-готтентотку. Полиция, чтобы удостовериться в том, что охота идет точно за ней, послала ее в магазин. По дороге вокруг нее все время падали камни. Полиция по их траектории пыталась определить, где прячутся хулиганы, но из этого ничего не вышло — камни падали отвесно с неба. Причем они падали только туда, куда направлялась девушка. Так и не поняв сути явления, полиция предпочла замять дело, объявив, что его причина скорее лежит в области церковной, нежели криминальной…

И то сказать, имелись свидетельства, что в Италии некий священнослужитель, который одновременно был и королевским врачом, еще в 530 году стал жертвой «дьявольского наваждения»: в его собственном доме на него постоянно падали неизвестно откуда взявшиеся камни. Да и вообще многие христианские святые жаловались, что дьяволы, строя свои козни, нередко бросают в них камни. А во Франции, в городке Ле Мане, в доме городского старосты Николая в 1135 году прямо на глазах у гостившего у него епископа Гюго на посетителей обрушивались целые груды камней. Огромные булыжники вылетали из стен, причем с такой силой, что сотрясался весь дом.

ПРОДЕЛКИ НЕЧИСТОГО ДУХА?

Нечто подобное фиксировалось и гораздо позднее. Так, в июле 1666 года в городе Кабсдорфе в доме приходского священника Андреаса Гюнтера объявился «дьявол». Ночью в спящих на чердаке работников неизвестно откуда стали лететь камни, известка и глина. Когда те вскочили, зажгли свечу и позвали на помощь соседей, думая, что на них напали злоумышленники, то никого не обнаружили. А броски из темноты все продолжались. Почувствовав неладное, несчастные выскочили на улицу, где и дождались утра.

А нечистая сила не успокаивалась. На следующий день все повторилось. «Раздавались страшные стуки и удары, слышался ужасный шум, — свидетельствует Гюнтер. — После вечерней молитвы стуки, шумы и бросание камней начались с такой силой, что сбежалось несколько сотен человек. Они видели и слышали все, что происходило как в доме, так и снаружи. Все были в страхе. Те, кто хотел бы попасть в дом, не смели или he могли войти из-за бросаемых неведомо как камней».

Далее события развивались по нарастающей. Большой камень с такой силой ударил во входную дверь, что она распахнулась. Когда же Гюнтер вышел во двор, чтобы увещевать дьявола, то тот швырнул камень в дверь одной из комнат. «После этого ужасы стали еще сильнее. Дьявол вырывал камни из мостовой и бросался ими. Куры, утки, гуси с криками метались по всему двору, нигде не находя покоя».

Священник призвал на помощь брата. И тот привез человека, умевшего заклинать нечистую силу. Но когда заклинатель открыл крышку погреба, откуда с особой силой вылетали камни, то тотчас получил сильный удар булыжником в грудь. Это ему не понравилось, и заклинатель «в гневе удалился», отмечает Гюнтер.

А через какое-то время все так же внезапно кончилось, как и началось.

И это не единственное свидетельство подобного рода. Говорят, аналогичные истории можно отыскать и в российских документах. Так в 1840 году в Полтавской губернии в городе Кобеля-ки обитателям одного из домов по ночам досаждали обломки кирпича. Они падали с потолка и стучали в дверь, хотя ни в доме, ни во дворе этого строительного материала не было.

В 1880 году в течение пяти дней на глазах 30 свидетелей в школе рядом с Домом правительства в Мадрасе (Индия) непонятно откуда падали кирпичи. Вызванный на место происшествия священник порекомендовал пометить один из них белым крестом и поместить его в центре класса. И что бы вы думали? Почти сразу же на него сверху свалился другой кирпич «точно такого же размера, но с черным крестом».

В доме англичанина Эндрю Мэкки также неоднократно происходили странные вещи. Но особенно поразил всех случай, когда 7 марта того же 1880 года на постель в спальне стали падать камни. Причем падали они «подозрительно мягко, будто с небольшой высоты», и были на ощупь теплыми.

Тщательные поиски хулиганов ничего не дали. Правда, и камни перестали падать. Но радость семейства Мэкки длилась недолго: через некоторое время все началось сначала. Причем теперь камни стали попадать в людей. Несколько раз отцу семейства доставалось по плечам, а один из камней угодил ему в лоб. 7 апреля пострадал и посторонний человек — камень поранил голову соседа, Уильяма Макмина.

Днем 1 мая безобразия в доме Мэкки закончились, зато ровно через год начались в одном из монастырей Неаполя. Причем происходили они только в присутствии одного из послушников с подходящим по случаю именем. Его звали Карло Вулкане. Четвертого мая в коридор, куда открывались двери спален, неизвестно откуда свалились несколько камней. На следующую ночь они завалили весь пол, а грохот от их падения не давал никому из монахов уснуть. Вскоре бомбардировке подверглись несколько комнат.

Почти год святые отцы терпели это, пока наконец не было принято решение: «Карло не подходит для монастырской жизни». Он покинул обитель. Камнепады тотчас прекратились.

КАМНИ ПРАЗДНИКОВ НЕ ПРИЗНАЮТ

В советское время в нашей печати заметки о подобных происшествиях печатать практически прекратили. Но это вовсе не значит, что прекратились и сами происшествия. Вот тому лишь несколько свидетельств XX века.

Рождественским утром 1926 года в швейцарской деревушке Ульмиц под Берном сын фермера Эберхард доил на лужайке корову. Вдруг в воздухе раздался пронзительный свист, и что-то рухнуло со снарядным грохотом, вздымая тучи пыли. Обезумевшая корова, опрокинув дояра и ведро, рванула галопом… Но когда дым рассеялся, а пыль осела, семья вздохнула с облегчением: все отделались лишь испугом, хотя лужайка перед домом и оказалась засеянной множеством метеоритных осколков.

Куда большую панику вызвал метеорит, обрушившийся на китайскую коммуну Хуа Пи Ханг аккурат 8 марта 1976 года. Пыль и дым вознеслись на 50-метровую высоту, ударная волна высадила не только двери в коммуне, но и окна в соседней деревне. А сам метеорит весом 1176 килограммов оставил в земле воронку глубиной 6 метров.

Еще один подарок получило семейство Донахью из американского штата Коннектикут 8 ноября 1982 года. Хотя они вовсе не собирались отмечать пролетарский праздник, а мирно-тихо смотрели телевизор, в гостиной вдруг что-то грохнуло. Будучи приучены в любых нештатных ситуациях вызывать полицию, супруги тут же позвонили в участок, и прибывшие «копы» вскоре отыскали нарушителя спокойствия — 3-кило-граммовый камень, лежавший под столом в гостиной.

АТАКИ НА ВАНЮ

Подобные свидетельства можно было бы еще множить и множить: ими испещрены, например, страницы многочисленных книг, посвященных полтергейсту. Но мы ведь все-таки ведем разговор не о «шумном духе», а о метеоритах. А потому позвольте закончить эти хроники лишь еще одним случаем «камне-бросания», произошедшим в Болгарии уже в наши дни.

Все началось вечером около половины десятого 18 января 1990 года. Широкоплечий, здоровый солдат Иван Христозков стоял на посту, охраняя склад. Внезапно примерно в километре от него над одним из холмов появились два светящихся желтым и светло-зеленым шара. Они, как бы играя, то приближались к нему метров на 40–45, то вновь удалялись. Когда шары подлетали к солдату, то он чувствовал тепло, исходящее от них, а голова начинала гудеть. Вдруг откуда-то ударили несколько мелких камешков, но вблизи никого не было. Гул в голове усилился, а из темноты сверху стали падать уже более увесистые камни.

Иван вызвал дежурного, и тут же на него свалился булыжник размером с гандбольный мяч. Но удар был необычайно слабым. Решив, что на пост совершено нападение, он поднял по тревоге все подразделение. Солдаты, рассыпавшись цепью, под градом камней стали прочесывать местность, но злоумышленников так и не удалось обнаружить.

На другой день караул, а с ним и Иван остались в помещении, но «обстрел» продолжался, да с такой силой, что площадка перед домом оказалась заваленной камнями. Решено было оставить их там до утра, чтобы потом отдать на экспертизу. Но на рассвете все камни исчезли.

К расследованию подключилась военная контрразведка. Группа захвата прочесала всю местность. Ивана поместили в специальное помещение, и в этот вечер возле него упал только один камень. Другой, побольше, свалился с небес на крышу автобуса, где прятались контрразведчики. Так продолжалось восемь дней.

Христозкова перевели в другую часть, но и там через три дня вокруг него снова залетали камни. По свидетельству сослуживцев, камни вроде бы даже могли менять направление полета, словно управляемые снаряды…

ОТ АРКАИМА К СТОУНХЕНДЖУ

Уже вышесказанное может навести вас на мысль, что с «небесными камнями» дело обстоит нечисто. Нижеизложенная история вообще может подвинуть нас в стан уфологов.

И все-таки, прежде чем выносить какие-то вердикты, надо, наверное, обладать всей полнотой информации. Итак…

СТРАННЫЙ ГОРОД

Когда в 1987 году археологи обнаружили в Челябинской области, там, где южная часть гор Урала входит в степь отрогами сопок, древний город со странным названием Аркаим, они не предполагали, какие сенсационные открытия их ждут впереди.

А между тем еще бы чуть-чуть, и мы, возможно, никогда не увидели бы этого странного, необычного городища.

Дело в том, что именно в этих местах советские мелиораторы задумали построить очередное водохранилище. И наверное, построили бы, если вдруг из США не пришли фотоснимки, сделанные из космоса. Американцы заметили восточнее реки Урал какие-то правильные окружности явно искусственного происхождения. На фотографиях отчетливо были видны некие «колеса» с ободами, спицами и ступицами.

В степь выехала археологическая экспедиция Челябинского университета во главе с кандидатом исторических наук, заведующим кафедрой истории и этнографии Геннадием Борисовичем Здановичем. И вскоре подтвердила: да, в 400 километрах южнее Челябинска имеет место гигантское древнее поселение уникальной постройки. По самым осторожным подсчетам археологов, оно возведено аж в XVIII веке до н. э.!

Мелиораторам под давлением общественности пришлось свою деятельность свернуть. Зато вовсю развернулись археологи. За прошедшие десятилетия они установили, что Аркаим имеет форму круга с наружным диаметром 160 м. Для своих жителей он некогда служил не только городом, но еще храмом и астрономической обсерваторией.

Внешняя стена пятиметровой ширины, высотой в 5,1 м имеет четыре входа. Самый большой и главный — юго-западный. Войдя в город, мы попадаем на единственную кольцевую улицу. Она имела бревенчатый настил, под которым по всей длине вырыта водосточная канава, выходящая во внешний обводной ров. Таким образом, у города еще в те далекие времена была своя ливневая канализация.

Продвигаясь к центру города, вскоре наталкиваешься на внутреннюю стену, еще более массивную, чем внешняя. При семиметровой высоте и трехметровой ширине эта стена имеет единственный малоприметный проход на юго-востоке. Чтобы подойти к нему, надо пройти по всей длине кольцевой улицы, то есть повторить путь, который проходит Солнце по небосводу. И наконец, в центре Аркаима расположена квадратная площадь. Судя по остаткам множества костров ее использовали для совершения неких таинств.

ВСЕЛЕННАЯ В МИНИАТЮРЕ?

«Символично, что квадрат площади вписан в круг стен, — утверждают исследователи. — Еще в древних космогонических текстах утверждается, что круг символизирует Вселенную, а квадрат — Землю. Древний архитектор как бы заново создал на Земле Вселенную в миниатюре».

Согласно исследованиям известного российского археолога К. К. Быструшкина, обсерватория Аркаима позволяет отслеживать 18 астрономических событий. Это восходы и заходы Солнца в дни равноденствия и солнцестояния, а также восходы и заходы низкой и высокой Луны.

Аркаим также является городом, полным удивительных примеров мудрости и удивительных знаний древних. Горожане занимались земледелием и скотоводством, имели канализацию, печи для плавки бронзы, «холодильники» и многое другое.

На сегодняшний день, благодаря усилиям работников Челябинского государственного университета Аркаим имеет статус государственного заповедника. По словам Г. Б. Здановича, «здесь в свое время проживала одна из древнейших индоевропейских цивилизаций».

ПО СЛЕДАМ РАЗГАДКИ

Но откуда появились пришельцы? Почему они построили город столь странной, округлой формы? Оказалось, что истоки разгадки пришлось искать далеко на западе, а именно в знаменитом Стоунхендже.

Многим ныне известна местность в английском графстве Уайтшир, где люди еще в каменном веке начали возводить весьма своеобразное сооружение.

Построили его далеко не сразу. Вначале строители ограничились возведением из земли и глины гигантского по тем временам высокого кругового земляного вала (его диаметр около 100 м) и окольцевали его рвом пятиметровой глубины. Главным инструментами в работе, видимо, служили лопатки из скелетов лосей, убитых на охоте.

Эта своеобразная арена была создана примерно за 3000 лет до н. э. Затем чуть менее тысячелетия спустя внутри земляного вала установили двумя кругами многотонные каменные глыбы. Второй этап строительства продолжался не менее столетия. Из каменоломни за 35 километров на катках подвозили каменные параллелепипеды весом до 50 тонн, ставили их вертикально, а затем попарно связывали поверху каменными же перекладинами. В перевозке и установке каждой такой колоссальной детали участвовало, по современным расчетам, до 600 человек.

Многие годы ученые пытались разгадать назначение этого мегалитического сооружения, получившего название Стоунхендж. Но так до конца и не разгадали эту загадку. Пока ясно лишь, что основной вход в храм выстроен точно по оси солнечного луча, первым озаряющего землю после ночи летнего солнцестояния. Из этого сделали вывод, что перед нами — древняя, так называемая пригоризонтная обсерватория, а точнее — храм-обсерватория.

Долгое время считалось, что Стоунхендж уникален. И вдруг сравнительно недавно выяснилось, что подобные сооружения идут, словно по цепочке, через всю Восточную и Западную Европу.

Правда, на Европейском материке такие культовые постройки более примитивны, чем Стоунхендж. Но всюду они округлые. Иной раз четыре рва, словно кольцами, окружали центральную площадку, дополнительно огороженную частоколом из толстенных древесных стволов, торчком вкопанных в землю.

Грандиозный храм под открытым небом обнаружен на территории Словакии: его диаметр — 146 м, а внутреннюю деревянную стену когда-то составляли 4000 массивных дубовых бревен.

Самые древние из таких сооружений относятся к 4800–4600 годам до н. э., то есть на 2000 лет старше Стоунхенджа.

С помощью аэрофотосъемки в Баварии обнаружены остатки пяти кольцевых храмов, один из них — овальный, его большая ось равняется 106 м. Найдены остатки аналогичных древних святилищ также на территории Польши, Венгрии, в Тюрингии и около Бранденбурга. Особенно заметны с воздуха круги, оставленные еле видимыми следами стен и рвов, которые проявляются на нынешних полях.

Недавно повезло дрезденскому археологу Инго Кампену. Экскаватор, освобождая угольный пласт от вышележащего грунтового слоя, заодно обнажил и полностью сохранившиеся земляные части храма. Наружный его ров имеет диаметр 120 м, некогда он был перекрыт четырьмя земляными мостиками. Над ними, как полагает археолог, возвышались узкие ворота, через которые люди входили в свою святыню.

ТОЛЬКО ЛИ ДЛЯ РИТУАЛА?

Для чего предназначались подобные постройки? Такой вопрос неизменно возникает, когда археологи обнаруживают очередное сооружение. Большинство исследователей склонны видеть в этих постройках место сбора членов племени, возможно, для каких-то ритуальных действий — отсюда и масштабы этих построек.

Так, археолог из Тюбингена Иорг Петраш полагает, что окрестные племена объединенными силами строили храм, в котором затем отправляли религиозные церемонии.

Но какие обряды могли здесь совершаться? Пока археологи не нашли никаких вещественных признаков, способных хоть каким-то намеком объяснить суть некогда тут происходившего. Внутренние площади, лежащие в пределах рвов и частоколов, совершенно пусты. Нет и костей животных, осколков керамики, которые бы свидетельствовали о жертвоприношениях богам.

Мюнхенский геофизик Хельмут Беккер установил, что все ворота, ведущие в ограду, имеют строго астрономическую ориентацию: ось, проходящая через противоположные ворота, совпадает с солнечным лучом в момент, когда Солнце встает из-за горизонта в день зимнего солнцеворота. Отсюда возникло предположение, что некогда древние поклонялись Солнцу и его лучу, возвещавшему движение светила к лету. По мнению современных ученых, то был главный праздник людей неолита, нашедший потом отклик в поверьях древних русичей и египтян, поклонявшихся Солнцу.

Тогда получается, что «солнечные храмы», или «лучевые указатели времени», помогали древним вычислять время наступления праздника. А также определять основные даты начала и окончания сельскохозяйственных работ.

Косвенным подтверждением этой гипотезы может послужить хотя бы тот факт, что в апреле 1999 года аналогичная находка сделана уже за пределами Европы. Группа американских и польских археологов раскопала в Нубии круг, составленный из камней (вероятно, и он мог служить солнечным календарем). Круг был построен кочевыми племенами, которые позднее пришли в долину Нила и основали первое государство в истории — Египет. А там, как известно, жрецы неукоснительно следили за солнцем, предсказывая по нему время наступления очередного разлива Нила.

Для российских археологов, как уже говорилось, полнейшей неожиданностью стало открытие кольцевого храма под открытым небом на Южном Урале.

Он был возведен почти на 2000 лет раньше, чем английский памятник древней культуры, и является пока единственным в своем роде сооружением. Это не только храм-обсерватория, но и город, в котором жили люди.

Он также построен по кольцевому плану, очевидно, заранее продуманному еще до того, как строители начали копать землю. Площадь города—20000 кв. м. Примечательны жилые дома: в каждом есть очаг, колодец, погреб для хранения продуктов. Археологи нашли при раскопках много предметов быта и древнейшего искусства.

Сравнение пригоризонтных обсерваторий Стоунхенджа и Аркаима говорит о почти полном совпадении замыслов их создателей. Во всяком случае, в кольцевом плане английской и уральской обсерваторий фигурирует одно и то же число: 43,2 м — размер внутреннего радиуса так называемого кольца Лунок Обри.

В связи с этим возникает и другой вопрос: не передавалась ли конструкция обсерватории по эстафете, идущей на запад, от одних строителей к другим? В Западной и Центральной Европе такое могло происходить в силу близких расстояний. Но как быть с огромным расстоянием в 2000 км, отделяющим Аркаим от ближайшей к нему похожей обсерватории на территории Польши?

Возможно, на российских равнинах тоже некогда были обсерватории, которые и послужили передатчиками навыков. Но чтобы их обнаружить, нужно провести тщательные аэрофотосъемки обширных территорий, как это сделано в Баварии. Но кто в наше время выделит немалые средства на это?..

Впрочем, возможен и другой вариант развития событий. Европейские исследователи недавно выдвинули гипотезу о так называемых медленных странствиях древних народов. Как великую тайну хранили жрецы способы определять по положению солнечного луча начало того или иного сезона года. Она кочевала лишь вместе с народом, постепенно двигавшимся с востока на запад. А для целого народа одолеть 4000 км за тысячи лет — вполне посильная задача.

ЧТОБЫ ИЗБЕЖАТЬ БОМБ?

Итак, получается, некогда существовала древняя бродячая цивилизация, которая постепенно перемещалась с востока на запад, неся с собой культурные навыки земледелия и скотоводства, Металлургии и архитектуры… И еще невероятную любовь к астрономии, ради которой тратились невероятные усилия для строительства городов-обсерваторий.

«К этому времени в Европе сложилась подсечно-огневая система земледелия, когда поля освобождали от леса, предварительно вырубая и сжигая деревья, — рассуждают археологи. — Люди, двигавшиеся с востока, в 4800–4600 годах до н. э. достигли Дуная и Рейна. В 4500-м они были уже в бассейне Сены, а затем высадились на берегах Англии. За 2000 лет до того, как в Месопотамии возникли первые города, народ-строитель открытых небу храмов заселил Западную Европу»…

Но почему древним аркаимцам и их последователям было так важно знать некие астрономические даты? Чтобы вовремя посеять и убрать урожай? Однако нынешние земледельцы прекрасно делают это, не заглядывая в небо или в астрономические справочники…

В общем, толком пока никто ничего не знает. И как всегда незнание породило множество предположений и догадок. Вот некоторые из них.

Кольцевые города-храмы служили крепостями, защищавшими не только от набегов наземных врагов, но и от атак сверху, из космоса. А именно: за сверхтолстыми стенами жители укрывались от бомбардировки «небесными камнями» — астероидами и метеорами. А чтобы знать, когда именно ждать подобных напастей, жители должны были хорошо знать астрономию.

Но тогда почему окрестные племена не делали этого? И тем не менее нисколько не страдали… Получается, бомбардировка была строго прицельной. И чтобы затруднить своим врагам «бомбометание», аркаимцы время от времени меняли свое местоположение.

Но такое предположение, в свою очередь, ведет нас к еще одной легенде. Дескать, некогда между Марсом и Юпитером существовала еще одна планета под названием Фаэтон. Ее жители, стоявшие на более высокой ступени развития, нежели земляне, некогда рассорились до того, что в результате термоядерного конфликта угробили свою планету, раздробив ее на куски. Именно поэтому между орбитами Марса и Юпитера ныне наблюдается астероидный пояс, состоящий из множества каменных обломков.

Те же, кто уцелел после такого катаклизма, разлетелись на своих космолетах кто куда. Часть бывших фаэтонцев обосновалась где-то в районе Юпитера или, скажем, на Марсе. А вот их противники рванули поближе к Солнцу и, в конце концов, высадились на Земле.

Однако их противники не успокоились и стали время от времени насылать на землю астероидные дожди. Спасаясь от них, аркаимцы и стали строить свои странные поселения, время от времени меняя их местоположение.

Конечно, такая версия многим покажется чересчур уж экстравагантной, притянутой на уши. Но другой, более обоснованной, повторяю, у исследователей пока нет.

Из последних новостей можно сообщить лишь вот о чем. Недавно из Исландии пришла весть, что и там обнаружена очередная мегалитическая постройка. Она сложена из крупной гальки, пригнанной с такой тщательностью, словно детали для кладки были заготовлены заранее.

По виду сооружение напоминает цилиндр более 10 м в поперечнике. В нем при кладке оставлена сквозная узкая щель-туннель. И самое главное: горизонтальная ось туннеля нацелена именно в ту точку горизонта, где появляется Солнце в день зимнего солнцеворота.

Иначе говоря, перед нами такой же храм-обсерватория-убежище, что и Стоунхендж и те, что разбросаны по огромной территории — от Англии до Южного Урала. Причем возрастом последняя находка превосходит пирамиды Египта, самая древняя из которых, пирамида Джосера, построена в 2780 году до н. э.

ПИРАМИДЫ — ОТ «ЗВЕЗДНЫХ ВОЙН»?!

На том можно было и завершить повествование, посвященное странностям Аркаима и других подобных ему построек, если бы не сообщение, пришедшее из Великобритании. Профессор математики и астрономии Кардиффского университета Чандра Викрамасингх полагает, что гигантские египетские пирамиды были воздвигнуты ценой титанических усилий вовсе не для того, чтобы ими любоваться и хоронить в их глубинах мумии фараонов. Пирамиды должны были противостоять астероидной атаке из космоса и спасти людей от «звездной напасти».

Исследователи уже давно обратили внимание на разбросанные по пустыням Северной Африки сотни красивых зеленых бриллиантов. Они испускают загадочное сияние, имеют округлую форму, похожи на стекло и отражают свет. Ничего подобного больше на Земле не встречается. На камни обратили внимание только в 1972 году, когда экспедиция привезла 24 образца из ливийской пустыни.

Нечто вроде камней может образовываться, если раскалять песок до предельно высоких температур. И тогда ученые задались вопросом: откуда могло взяться тысячеградусное пекло, которое плавило африканские пустыни?

Чандра Викрамасингх сделал заключение, что жар пришел из космоса, а драгоценные камни возникли в те мгновения, когда астероид, метеорит или обломок кометы врезался в землю.

Как раз для защиты от ударов из космоса фараоны и стали строить для себя и своих приближенных суперубежища в виде пирамид. Именно теория обороны от астероидов позволяет объяснить, почему пирамиды имели такие циклопические размеры, своеобразное расположение и форму, а также пустые внутренние пространства.

Согласно гипотезе профессора Викрамасингха, Землю регулярно раз в 1500 лет настигает бомбардировка из космоса малыми метеоритами, которые хотя и не производят вселенской катастрофы, однако способны изменить климатические условия на большой территории. И как раз Северная Африка вместе с прилегающими к ней районами и оказывалась под ударом.

Древним египтянам не повезло, и они в период расцвета своей загадочной цивилизации навлекли на себя «гнев звезд». Зеленые камни скорее всего образовались от жесткой посадки на Землю астероида весом в миллион тонн, от его взрыва расплавился песок, и бриллиантовые брызги разлетелись на сотни километров. Египтяне находили камни и, судя по всему, знали об их происхождении в результате чего-то ужасного, прилетевшего из Вселенной. Они использовали зеленые бриллианты в ритуальных драгоценностях, чтобы те предохраняли от будущих катастроф.

Пирамиды-убежища стали возводиться при фараоне Снефру — основателе четвертой династии. Они имели совершенную структуру для отражения ударных волн при взрыве в атмосфере астероидов и комет. Размещались пирамиды на достаточном расстоянии друг от друга — так, чтобы одним прямым попаданием не уничтожило их все.

Сын Снефры Кхуфу воздвиг знаменитую Великую пирамиду в пустыне Гиза. В последующие 200 лет в пустыне возникли еще две большие пирамиды. Все они имеют совершенную геометрию, а плоскости точно сориентированы по сторонам света. И они размещаются на Земле относительно друг друга точно так же, как три ярчайшие звезды из пояса Ориона.

Выявлена и еще одна связь с Орионом. Тоннель из центральной камеры Великой пирамиды указывает точно на ярчайшую звезду в поясе Ориона, когда она заметнее всего на ночном небе.

Викрамасингх полагает, что Орион и был местом, откуда, по наблюдениям с Земли, возникали и устремлялись к нам астероиды. И сейчас потоки метеоров мчатся на нас с Ориона.

В прошлом году американские ученые нашли в египетской пустыне бомбоубежище, построенное для простых людей. Оно было пробито точным попаданием, и на полу лежали останки людей, которые в последний миг пытались защититься и прикрыли руками головы. Изучение колец на срезе деревьев также указывает на катаклизмы, происходившие в то время. Они были вызваны тучами пыли, которые застилали небо. Следы найдены на срезе древнего дуба и датируются 2354–2345 годами до н. э., когда астероиды привели в упадок древнеегипетское царство.

Следующая волна метеоритов, по данным древесных колец, ориентировочно датируется VI веком н. э. Писания того времени точно запечатлели творившийся в природе хаос.

«В году 599 звезды выстреливали здесь и там и носились подобно стае саранчи», — говорится в исламских текстах. Другие источники свидетельствуют: «Солнце потемнело, и темень длилась 18 месяцев. А когда солнце появилось, то потеряло свою яркость. Фрукты не вызревали, был ужасный голод».

Именно тогда и наступил крах Римской империи. Викрамасингх предрекает, что человечество приближается к периоду очередной космической бомбардировки, которая может начаться уже в наступающем веке. Однако остается загадкой, откуда все же самые древние египтяне могли получать сведения по строительству защитных пирамид и кто им помог их возвести. Неужто все опять придется списывать на инопланетян?

…А тем временем некоторые английские эксперты пришли к заключению, что и знаменитый Стоунхендж тоже некогда служил своеобразным бомбоубежищем. Во всяком случае, такие подземные укрытия (правда, уже разрушенные) были недавно обнаружены и здесь.

ВОДА ВСЕЛЕННОЙ

Если случай с солдатом Христозковым еще худо-бедно можно отнести к одному из проявлений солдатского фольклора, случаи в монастырях и церквях, домах верующих — к описаниям чудес, которыми так богата история религии, историю Аркаима, Стоунхенджа и прочих сооружений, включая знаменитые египетские пирамиды, — всего лишь к одной версии, объясняющей одно из многочисленных «белых пятен» вселенской истории, то что делать со свидетельствами очевидцев наших дней?

ЛЕД С НЕБА

Например, в течение трех недель в январе 1999 года на небольшой испанский поселок близ Севильи свалилось 50 глыб льда каждая весом в несколько килограммов. Чудом никто из людей не пострадал.

Это необычное природное явление поставило в тупик многих исследователей. До сих пор рассказы о гигантских кусках льда, падающих на землю с ясного неба, большинство ученых воспринимали либо как сильное преувеличение, либо как просто досужую выдумку. Однако нынешняя демонстрация явления оказалась столь явной, что ее уже нельзя проигнорировать.

Ведь примерно в то же время еще несколько огромных «ледяных камней» на глазах у сотен очевидцев упали посреди поля для игры в гольф вблизи Рима. Чуть позже в городе Анкона чудом не погиб рабочий, которому ледяная глыба обрушилась почти на голову. Кроме того, сообщения о «летающем льде» поступили из Венеции, Болоньи и некоторых других городов Италии…

Скажем, в урок естествознания под открытым небом неожиданно превратились занятия в средней школе в городке Сан-Мартино ди Лупари (Северная Италия). И ученики и учителя враз выбежали из школы после того, как здание сотряс сильнейший удар. «Землетрясение!» — подумали многие. Однако на улице обнаружились осколки огромной ледяной глыбы, а в металлической кровле виднелась впечатляющая вмятина.

Тут уж газетчики опять-таки вспомнили, что в архивах хранятся десятки свидетельств, рассказывающих о подобных происшествиях. Так, в 1996 году несколько ледовых глыб упало возле школы и близлежащих домов в предместье Токио. Причем в течение примерно двух недель ледовые «гостинцы» обнаруживались настолько регулярно, что дирекция школы велела учащимся являться на занятия только в защитных шлемах и касках.

Первое, что пришло в голову экспертам, занимавшимся поисками объяснений этого явления: «А не могли ли эти глыбы быть разновидностью града?» Однако специалисты по физике атмосферы тут же отвергли подобное объяснение. Так, например, американский профессор М. Дэвис, занимавшийся изучением таинственных ледопадов, заявил журналистам: «Я могу сказать почти определенно, что известные сегодня науке атмосферные процессы не в состоянии сформировать или удержать в воздухе такие массы льда».

Тогда в ход пошла вторая версия: ледовые крыги, дескать, представляют собой либо обломки ледовой корки, покрывающей поверхность самолетов при обледенении, либо… содержимое самолетных туалетов. Вспомнили, как 6 августа 1991 года в одной из немецких ежедневных газет появилось сообщение о том, что ледяная глыба пробила крышу жилого дома. «В ясный, погожий день ледяной осколок размером с футбольный мяч врезался в крышу особняка в Аугсбурге. В результате падения образовалась дыра в один квадратный метр. Судя по зеленоватому оттенку и вонючему запаху речь скорее всего идет о замерзших фекалиях, сброшенных с самолета».

Однако неужели авиафирмы совсем не заботятся о своем имидже и сбрасывают дерьмо прямо на головы своих сограждан? Ведь это не шутка, а настоящее уголовное дело. Даже маленький обледенелый кусок легко может пробить человеческий череп.

Судя по всему «фекальная» версия не выдерживает никакой критики. Например, глыбу льда весом в шесть фунтов, упавшую 12 мая 1848 года, обнаружили недалеко от Веймара. Самолетов в ту пору еще не изобрели. И наконец, несколько образцов небесных сосулек исследовали в специальных лабораториях. Ни в одной из взятых проб специалисты не обнаружили следов кала или мочи.

Это обстоятельство, в свою очередь, позволило вступить в дискуссию… уфологам. Они говорят о том, что странные ледяные глыбы могут служить доказательством реальности… существования НЛО. Логика их рассуждений такова.

Если верить показаниям очевидцев, наблюдавших полеты НЛО, земная гравитация на них не действует. Они могут входить из космоса в атмосферу медленно, не разогреваясь от трения о воздух, как это происходит при посадке земных космических кораблей. А так как корпус «тарелочек», летавших в космосе, должен охлаждаться до температуры окружающего пространства (то есть практически до «абсолютного нуля»), то при попадании НЛО в земную атмосферу на стенки объекта тут же начнут намерзать водяные пары.

Очевидно, что на кораблях «пришельцев» должны быть и антиобледенительные системы, время от времени сбрасывающие растущую корку льда. Так и рождаются «летающие айсберги».

Такая версия выглядит, конечно, достаточно фантастично. Но в ней, по крайней мере, есть хоть какая-то логика, объясняющая феномен.

ЛЕДЯНЫЕ КОМЕТЫ?

Тем не менее самой логичной на сегодняшний день является версия о космическом происхождении ледяных глыб. Впервые ее высказал еще в 1912 году австрийский инженер Ганс Гербигер. По его теории, весь космос состоит из частичек льда. В том числе Луна и Млечный Путь, который представляет собой дорожку, «выложенную» такими кристаллами.

Доктрину Гебригера в свое время поддержал Гитлер, что и позволило ей продержаться некоторое время в пределах третьего рейха. Однако зарубежные ученые не раз критиковали ее и в конце концов разгромили до основания.

Но вот недавно, как ни странно, сходную позицию заняли некоторые современные американские ученые. По их мнению, ледяные кристаллы — это остатки больших комет, которые сгорают в атмосфере Земли, не достигая ее поверхности.

Каждые несколько секунд Землю бомбардируют ледяные кометы, содержащие десятки тонн воды, полагает профессор университета штата Айова (США) Луис Фрэнк на основании снимков, сделанных со спутников в ультрафиолетовом диапазоне. Все это может показаться невероятным, однако у Фрэнка и его коллег имеются определенные доказательства в пользу того, что наша планета является мишенью для множества глыб льда из космоса.

В каноны классической астрономии такие мини-кометы не вписываются. В ледяную смесь обычных комет заключены песочная пыль, крупные камни и куски металла, короче говоря, весь строительный мусор межзвездного облака, оставшийся бесхозным после образования Солнца и планет.

Ничего подобного в «кометах Фрэнка» не наблюдается — лед в данном случае кристально чистый. Поэтому у «снежков» из космоса имеется немало противников, которые полагают, что природа их образования пока представляется эфемерной.

Однако есть у этой гипотезы и немало сторонников. Так на представительной астрономической конференции, проходившей еще в 1998 году в Париже, некоторыми докладчиками было отмечено, что воды во Вселенной немногим меньше, чем на нашей планете. В любой части космоса отмечается ее наличие.

А если это так, то вполне логичным представляется и тот факт, что вода эта в условиях низких космических температур существует прежде всего в виде льда. Так почему же эти глыбы не могут являться родоначальниками «ледяных комет»?

В истории астрономии были и другие события, которые по сей день считаются невероятными. Британской ассоциацией астрономов отмечен факт падения с неба в 1860 году в индийском городе Джурмсалле огромного камня, покрытого льдом.

Еще одни переполох со «снежками» из космоса устроил в 1982 году студент-дипломник Джон Сигварс. Анализируя телеметрическую информацию, поступающую со спутников, он обратил внимание на загадочное ультрафиолетовое свечение в верхних слоях атмосферы, обращенных к Солнцу. По его мнению, источниками свечения могли быть какие-то призрачные образования поперечником от нескольких десятков до сотен метров.

Исследование поглощающих характеристик привело ученых к мысли о том, что «призраки» скорее всего состояли из сплошного льда. В 90-х годах результаты этих наблюдений удалось подтвердить с помощью спутника «Полар», имевшего на борту более совершенную ультрафиолетовую камеру.

ДОЖДЬ ИЗ КОСМОСА?

Судя по полученным данным, ледяные глыбы вторгаются в верхние слои атмосферы ежеминутно. Размером они иногда бывают с электровоз. На высоте 10–15 тысяч километров летящие с ошеломляющей скоростью ледяные монстры испаряются от сильного перегрева, оставляя вместо себя облака пара. Фрэнк утверждает, что эти кометы, несмотря на мгновенные яркие вспышки в момент их появления на самых верхних «этажах» земной атмосферы, можно увидеть через телескоп только незадолго до восхода и после заката Солнца.

В поддержку гипотезы Фрэнка выступил австралийский астроном Дункан Стил. По его мнению, за последние полтораста лет наблюдатели неоднократно отмечали пересечение Солнца таинственными объектами, но не находили им подходящего объяснения. Стил считает, что телеметрия со спутника «Полар» вряд ли давала сбои и поэтому ей можно верить.

А что касается ряда спорных вопросов, то, по его мнению, они не могут быть отнесены к категории однозначно «провальных». К примеру, куда девается космическая вода (около миллиона тонн в сутки), образующаяся после расплавления «ледяных комет»? Ведь большая часть их так и не долетает до поверхности Земли. Иначе нам на головы ежедневно падали бы ледовые крыги…

По расчетам авторов гипотезы, водяной пар частично выпадает на Землю в виде осадков. Однако такие осадки являются ничтожно малыми по сравнению с обычными дождями, если рассматривать эту проблему глобально — в масштабах всей планеты.

Очевидно, какая-то часть мини-комет должна была бы достигать поверхности Луны, поскольку на ней отсутствует атмосфера. Зафиксировать попадание относительно небольших космических тел можно только с помощью сверхчувствительных сейсмографов. Возможно, что в ходе очередных лунных экспедиций заявка астрономов и астрофизиков будет учтена. Фрэнк считает, что установленные американскими астронавтами на Луне сейсмографы недостаточно чувствительны. Противники гипотезы о «ледяных кометах» с этим не согласны. Споры продолжаются…

Впрочем, пока эта публикация готовилась к печати, пришло еще одно сообщение, способное пролить свет на корни этой таинственной истории. Специалисты Института астрофизики, расположенного на Канарских островах, попытались связать сообщения о падении ледовых глыб с наблюдающими периодически в небе нашей планеты «звездными ливнями». Как ныне хорошо известно, подобные «звездопады» происходят в те моменты времени, когда наша планета в своем движении по орбите вокруг Солнца пересекается с трассой движения скоплений мелких комет и метеоритов. Ну а коли так, то почему не предположить, что среди них не попадаются и достаточно крупные ледовые глыбы, которые падают на нашу планету, не успев растаять по дороге?

Грохнулось же в тунгусскую тайгу в начале века некое небесное тело. Судя по нанесенным разрушениям было оно весьма больших размеров, однако никаких осколков Тунгусского «метеорита» не найдено и по сей день. Да и как их найдешь, если они давным-давно растаяли?..

ВОДА ИЗ РОДНИКОВ ВСЕЛЕННОЙ

А совсем недавно такое предположение было подтверждено строгими научными исследованиями вот при каких обстоятельствах.

Весной 1988 года 11-летний житель городка Монахане, что расположен посреди пустыни на западе штата Техас, Альваро Лайлс играл во дворе со своим младшим братом и пятью друзьями в баскетбол, когда мальчики услышали три громких хлопка. Они подумали, что кто-то с улицы бросается камнями, но вдруг заметили на соседнем пустыре черный камень размером с грейпфрут, которого вроде бы только что здесь не было.

Когда братья отнесли камень весом около килограмма своему отцу, Орландо Лайлсу, он был еще теплым. И Орландо тут же понял, что это метеорит. Он отнес находку в горсовет, а администрация переправила ее в Хьюстон, где расположен одни из исследовательских центров НАСА.

Ученые обследовали находку, и оказалось, что внутри упавшего с неба камня заключено настоящее сокровище для науки — капелька воды возрастом 4,6 миллиарда лет, возникшая тогда, когда рождалась Солнечная система. Капля заключена в кристаллик поваренной соли. Астрономы давно пытаются найти воду в метеоритах, этих образцах допланетной материи, но это не удавалось; возможно, она успевала испариться. Данный метеорит попал в руки ученых достаточно быстро. Как считают исследовавшие метеорит сотрудники НАСА и других американских научных центров, это образец вещества, из которого состояло облако, сконденсировавшееся в те времена вокруг Солнца и позднее распавшееся на зачатки планет Солнечной системы.

Когда под микроскопом в лаборатории ученые увидели внутри метеорита кристаллы соли, а в одном миллиметровом кристаллике нашли капельку жидкости, да еще и с пузырьком газа в ней, встал вопрос о том, что это за жидкость и газ. Кристаллик охладили, Жидкость замерзла при минус 21 °C, что характерно для концентрированного раствора поваренной соли. Спектрометрия тоже показала, что это соленая вода. Газ — скорее всего двуокись углерода. Радиоактивное датирование показало возраст кристаллов соли — 4,6 миллиарда лет. Вода попала в них явно тогда же, при их образовании.

КОСМИЧЕСКИЕ ВОДОНОСЫ

Метеорит, упавший в Монахансе, относится к простым хондритам, то есть к космическим камням, которые, в свою очередь, могут быть осколками еще более крупных глыб — астероидов. На хондритах почти никогда нет воды. Но поваренная соль с капелькой воды внутри говорит о том, что в месте образования этого метеорита было достаточно много воды, чтобы там существовал концентрированный раствор соли, из которого позже выпал кристалл с остатком воды внутри. Значит, либо астероид когда-то столкнулся с ядром кометы (эти ядра состоят изо льда), либо наши знания о происхождении астероидов в их составе неточны.

«В любом случае находка сильно изменит представления не только о происхождении Солнечной системы, но и о зарождении жизни и ее распространенности во Вселенной, — говорят теперь ученые. — Возможно, в Солнечной системе было много воды, то есть много мест, где условия позволяли зародиться жизни»…

Загадка происхождения земной воды давно занимает исследователей. Астрономы предполагали, что воду могли принести к нам кометы, бомбардируя Землю в первые несколько сотен миллионов лет ее существования. Тогда комет было гораздо больше, чем сейчас. Но благодаря космическим зондам мы теперь знаем, что в кометной воде гораздо выше доля дейтерия по сравнению с земной водой. Пока содержание дейтерия в воде из Монахансского метеорита не измерено. Если оно ближе к земному, чем к кометному, это означает, что метеориты тоже могли принести нам воду. Смешиваясь с кометной, метеоритная вода и наполнила земные океаны. Правда, некоторые специалисты указывают, что для метеоритов характерно высокое содержание ксенона. Если в древности приток метеоритов на Землю был так велик, что своей водой они помогли наполнить океаны, то в нашей атмосфере должно быть гораздо больше ксенона.

Важно было бы определить содержание дейтерия в метеоритной воде. Но для этого придется раздавить весь миллиметровый кристаллик соли, в котором она обнаружена, чтобы не пропала ни одна молекула. Анализ будет проводиться в Англии, в лаборатории, имеющей большой опыт подобных анализов.

…Тем временем семьи мальчиков, игравших в баскетбол, продали остальной метеорит некоему коллекционеру за 23 000 долларов. Однако и городу Монахане кое-что досталось: на другое утро после первой находки заместитель шерифа обнаружил на соседней улице яму, в которой лежал еще один фрагмент метеорита. Оказалось, что воды в нем нет, и стало быть, особого интереса для науки он не представляет.

А поскольку находка сделана представителем власти и не на частном участке, то этот камень выставлен теперь в стеклянном ящике в зале горсовета. И некоторые туристы даже делают крюк, чтобы заехать в городок и увидеть кусок того самого метеорита, в котором впервые нашли воду.

НАШЕСТВИЕ СУПЕРБОЛИДОВ

История небесных камней на этом вовсе не заканчивается. Самые крупные из них называют теперь болидами. «По пути движения болида на небе остается след в виде дымной полосы, который из прямолинейного под влиянием воздушных течений принимает зигзагообразную форму», — сухо констатирует энциклопедия. А потом все-таки сообщает, что ночью болид освещает местность на сотни километров вокруг. Когда же он упадет на землю, раздаются похожие на взрывы удары, вызываемые ударными волнами, которые иногда вызывают «значительное сотрясение грунта и зданий».

ЗВЕЗДА ЗВЕЗДЕ — РОЗНЬ

Обычный метеор на ночном небе возникает внезапно, быстро движется и выглядит как звезда, поэтому раньше метеоры называли «падающими звездами». Очень яркие метеоры, блеск которых превосходит блеск звезд, называются болидами, а очень яркие (и более редкие) болиды — суперболидами. Остатки метеорных тел, порождающих суперболиды, могут выпадать на поверхность Земли в виде метеоритов. Падение очень крупных тел приводит к образованию кратеров.

Так пишут в своей статье о суперболидах доктор физико-математических наук, профессор, заведующий лабораторией Института динамики геосфер РАН Иван Васильевич Немчинов и кандидат физико-математических наук, научный сотрудник того же института Ольга Петровна Попова.

Далее они указывают, что после падения таких небесных тел на поверхности Земли, как правило, образуются кратеры. Хорошо известны кратеры на Луне. А вот на нашей планете они заметны куда меньше. Во-первых, атмосфера защищает поверхность Земли от падения не слишком крупных тел, во-вторых, большая часть Земли покрыта морями и океанами, которые скрывают следы падения на своем дне. Наконец, в третьих, на суше кратеры, особенно мелкие, быстро разрушаются из-за эрозии, а также зарастают деревьями и кустарниками.

Тем не менее на сегодняшний день обнаружено около 120 крупных кратеров диаметром от 1 до 100 км. Большинство из них расположено в геологически стабильных районах Северной Америки, Европы и Австралии.

Кратер Метеор в Аризоне диаметром 1,2 км и глубиной 120 м стал первым, про который ученые точно сказали, что он образовался в результате падения железного метеорита. А в 1920 году были найдены и его осколки.

Два крупных события такого рода произошли в XX веке на территории России, оба, к счастью, в малонаселенных районах.

Тунгусский метеорит, упавший в 1908 году, широко известен у нас в стране и за ее пределами. О его природе спорят до сих пор: комета или каменный астероид, который разрушился на множество мелких осколков, полностью испарившихся в атмосфере?

В 1947 году в отрогах Сихотэ-Алиня упал железный метеороид (т. е. крупный метеорит) в виде «железного дождя».

Он еще в атмосфере раскололся на тысячи частей, которые при ударе о землю образовали многочисленные кратеры. Так, исследователями было обнаружено свыше 200 кратеров диаметром от 20 см до 26 м, собрано более 23 т осколков и подсчитано, что всего железа в том метеорите было не менее 70 т.

Самый же крупный цельный метеорит был найден в 1920 году в Юго-Западной Африке. Его назвали Гоба по имени ближайшего к месту находки населенного пункта. А когда до него докопались и обмерили, то оказалось, что в нем около 60 т почти чистого железа!

Атмосфера мягка, пока об нее не ударишься. При полете через атмосферу метеорные тела, как правило, разрушаются. Так, на редкой видеозаписи болида Пикскилл можно увидеть до 70 фрагментов, одновременно.

Разрушение происходит из-за того, что летящий на большой скорости метеорит (а она составляет десятки километров секунду), словно бы натыкается грудью на довольно плотную преграду, какой является наша атмосфера. При торможении о воздух космическое тело сильно нагревается и может разрушиться на несколько крупных фрагментов, которые летят затем по отдельности. А может и раздробиться на облако мелких осколков, объединенных ударной волной и летящих как одно целое. Это облако затем быстро расширяется и тормозится во время полета, вызывая яркую вспышку излучения.

Интересно, что разрушение крупных метеорных тел происходит легче, чем мелких. Чем больше тело, тем больше в нем дефектов, возникших еще при образовании самого метеороида (так называется метеор, еще летящий в космосе) из родительского тела (астероида, планеты, Луны). Лишь некоторые осколки могут достичь Земли, большая же их часть сгорает в атмосфере.

Следует, однако, иметь в виду, что достигать поверхности могут иной раз и огромные метеорные тела (например, комета радиусом 100 м при вертикальном вхождении в атмосферу).

Традиционный научный подход к описанию метеорных явлений сводится к решению системы уравнений, в которой учитывают торможение небесного тела, его разрушение и интенсивность излучения в зависимости от высоты. Так в Институте динамики геосфер РАН была разработана модель разрушения и свечения метеорного тела, в которой учитывается как излучение паров вещества, так и ударной волны возникающей перед телом. С помощью таких теоретических моделей и методик удалось, в частности, воспроизвести общую картину полета и разрушения Сихотэ-Алиньского метеороида.

И вот что в итоге выяснилось…

ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА

Утром, в 10.40, 12 февраля 1947 года по небу над отрогами Сихотэ-Алиня пронесся очень яркий болид. Вызвавший его метеороид разрушился во время полета и упал в тайге в виде железного дождя.

Три дня спустя летчики, облетая тайгу, увидели место падения, и им показалось, что это место подверглось бомбардировке. Через месяц сюда добралась группа геологов, которые описали более 30 кратеров диаметром от 7 до 28 м и глубиной до 6 м. Комитет по метеоритам отправил на место события полноценную экспедицию под руководством академика В. Г. Фесенкова всего два месяца спустя. Эта экспедиция и несколько последующих собрали около 27 т метеоритного вещества и опросили более 200 очевидцев.

Собранный уникальный научный материал используется до сих пор, в том числе и для оценки осознанной лишь недавно астероидной опасности. Показания очевидцев позволили астроному Н. Б. Дивари сделать ряд очень интересных выводов. Так, удалось определить направление и угол наклона траектории метеорита, оценить вероятные высоты, на которых произошло разрушение, а также размеры болида и следа.

Метеороид вошел в атмосферу с северо-востока (азимут -14°) под углом примерно 43° к поверхности Земли. По ело-вам очевидцев, он был очень ярким, «ярче Солнца», «резал глаза». Словом, выглядел так, «как будто кусок Солнца отломился и падал на Землю». Большинство свидетелей также показали, что он разрушался после одной-двух взрывных вспышек. Какое-то время все фрагменты летели как одно целое («один большой кусок… и возле него много маленьких, сверкающих, как звездочки»). Но в конце траектории падающий метеороид состоял из отдельных фрагментов и за каждым из них тянулся дымный след («казалось, будто из чего-то поливают», «по форме напоминал метлу»).

Информация, собранная по рассказам очевидцев, и анализ кратерного поля позволили оценить скорость исходного метеороида, определить его орбиту и высказать суждение о его происхождении, а также подсчитать его энергию разрушения. Исследователи оценили ее (12–42) 10 в мДж, что вполне сравнимо с энергией ядерного заряда. Болид был довольно прочным телом, имел начальную скорость 12–15 км/с, массу 200–400 т, а его разрушение, вероятно, происходило в два этапа: на высотах 22–28 и 10–16 км. Эти оценки удовлетворительно согласуются с числом и диаметрами наибольших из образовавшихся кратеров, а также с размером поля рассеяния.

Падение метеороида произошло ясным зимним днем. Однако в некоторых местах, по свидетельству очевидцев, в процессе падения перемещались тени. Это свидетельствует о большей интенсивности света от болида, нежели от Солнца. Это свидетельствует, в частности, и о том, что лишь около 1–3 % начальной энергии метеороида выделилось при ударе о Землю — основная часть была передана атмосфере.

«Таким образом, атмосфера защищает Землю даже от таких крупных тел, как Сихотэ-Алиньский метеороид, — пишут И. В. Немчинов и О. П. Попова. — Но сумеет ли она уменьшить разрушительное действие еще более крупных тел, которые могут представить опасность, даже если не долетят до поверхности Земли? Метеорное тело, вызвавшее тунгусское событие, разрушилось в воздухе, но ударная волна от взрыва вызвала полегание леса на большой территории. Если бы падение произошло над крупным городом, например над Москвой, Нью-Йорком или Лондоном, оно с неизбежностью вызвало бы разрушения и человеческие жертвы»…

БОЛИДНЫЕ СЕТИ

Чтобы понять, откуда нам может грозить наибольшая опасность, а также для сбора информации о притоке метеорного вещества на Землю был создан ряд специальных станций наблюдения или болидных сетей в США, Канаде и Европе.

Однако в настоящее время болидная сеть осталась только в Европе, поскольку американцы посчитали эту затею практически бесполезной. И вот почему. Первоначально предполагалось, что оптическая регистрация болидов поможет в поиске упавших тел. Однако, по данным, поступившим с этих сетей, были найдены лишь три небольших метеорита (Пршибрам в Чехии в 1959 г., Л ост-Сити в США в 1971 г. и Иннисфри и Канаде в 1978 г.). Позже наблюдались еще два болида, после которых также были найдены метеориты: Пикскилл, пролет которого был заснят на любительские видеокамеры (1992 г.), и Сент-Роберт (1994 г.).

Вот, собственно, и весь урожай. А потому большинство исследователей ныне в основном полагается на добровольную помощь Случайных свидетелей падения небесных тел (подробности см. ниже), а также на наблюдения с помощью искусственных спутников Земли.

КАК СПУТНИКИ-ШПИОНЫ
АСТРОНОМАМ ПОМОГЛИ…

В особенности полезными в таких случаях оказались бывшие спутники-шпионы, первоначально предназначавшиеся для того, чтобы отслеживать по вспышкам запуски баллистических ракет. Установленная на них инфракрасная и оптическая аппаратура неоднократно регистрировала яркие вспышки в атмосфере Земли, вызванные суперболидами. Относительно большое число таких высокоорбитальных спутников позволяет контролировать большую часть земной поверхности и вести непрерывное наблюдение, независимо от погодных условий, наблюдение за всей Землей. (Для сравнения следует отметить, что европейская болидная сеть охватывает только 0,3 % земной поверхности.)

Инфракрасные датчики спутников регистрируют около 30 ярких вспышек в год. Поначалу, правда, не обходилось без путаницы: какие вспышки вызываются болидами, а какие испытаниями в атмосферы ядерного оружия и ракет. Но вскоре эксперты научились хорошо отличать одно от другого и лишней тревоги никто не поднимает.

ВИЗУАЛЬНЫЕ НАБЛЮДЕНИЯ

И все же неоценимую помощь в сборе информации о болидах играют очевидцы. Рассказ человека, своими глазами видевшего нечто, дает много больше, чем сухой отчет со спутника. Так, скажем, большую часть данных о болиде, упавшем 9 октября 1997 года в районе г. Эль-Пасо (штат Техас, США), дали все-таки многочисленные очевидцы, а не спутники. Полет болида был также заснят любительскими видеокамерами и позволил по свежим следам отыскать несколько осколков этого небесного тела.

Еще одно событие, вызвавшее большой интерес астрономов, произошло 9 декабря 1997 года. Над огромной ледяной пустыней — Гренландией — ночью (05 ч 50 мин местного времени) пронесся довольно яркий болид. Однако поскольку Гренландия, особенно зимней ночью, почти безлюдна, то очевидцев оказалось немного — капитаны и матросы рыболовецких траулеров и люди, живущие на побережье. А потому и узнать удалось куда меньше.

Информация о таких крупных событиях имеет большую научную ценность, поэтому ее начинают сейчас собирать по всему миру. Существуют планы по организации сети наблюдений за суперболидами, главная цель которой состоит в том, чтобы с помощью добровольцев обеспечить тщательное изучение больших событий, происходящих во всех районах земного шара.

В организации сети наблюдений за суперболидами участвуют:

Международная метеорная организация, которую представляет П. Браун (Р. Brown); Чешская Ондржейовская обсерватория, ее представляет 3. Сеплеха (Z. Ceplecha); Национальные Лаборатории Санди, их представляет Р. Спелдинг (R. Spalding). Добровольцы из России могут сообщить о своем желании участвовать в сборе информации для Глобальной сети через Ивана Васильевича Немчинова, Институт динамики геосфер РАН. Тел. (095) 939-79-05.

E-mail iwan@idg.chph.ras.ru.

КАК ПОДВИНУТЬ НАУКУ?

Закончить же главу, посвященную метеоритам и болидам, позвольте практическими рекомендациями, что делать в том случае, если вы стали свидетелем подобного события?

Прежде всего стоит немного возгордиться собой. Оказывается, несмотря на то что ежедневно в атмосфере Земли пролетает около сотни ярких болидов, увидеть его падение вблизи — очень редкая удача. Так как никому не известно, когда и где пролети? яркий болид или упадет метеорит, то не существует никакой специальной службы по их наблюдению. И главная надежда специалистов, занимающихся изучением метеоритов, на получение информации от населения.

Вот почему Комитет по метеоритам Российской академии наук просит каждого, кто увидит летящий яркий болид, станет свидетелем падения метеорита или найдет ранее упавший метеорит, сообщить об этом по адресу: 117975, г. Москва, ул. Косыгина, д. 19, Комитет по метеоритам РАН.

Причем специалисты предупреждают: не надо специально наблюдать яркие болиды, не надо стараться искать метеориты. Вероятность успеха и в том и в другом случае очень близка к нулю. Надо просто знать, что сведения, полученные от вас, могут оказаться очень важными, ценными для науки.

Особенно большое научное значение имеют исследования только что упавших метеоритов. Так что, без добровольной и бескорыстной помощи любителей астрономии и случайных наблюдателей метеоритная наука может попросту остановиться.

Итак, что и как сообщать об увиденных вами метеоритах и ярких болидах.

1. Прежде всего, укажите свою фамилию, имя, отчество и точный адрес (с почтовым индексом), чтобы с вами можно было связаться на предмет получения дополнительной информации, если в этом возникнет необходимость.

2. Место наблюдения: область, город, район, поселок или деревня.

3. Дата (год, месяц, число) и время наблюдения — местное (или московское), час, минута (или хотя бы: утро, вечер, ночь).

4. Положение болида на небосводе. Укажите, где (в какой стороне горизонта) вы видели начало и конец полета болида. Например: «Начало полета на северо-востоке, конец полета на юго-востоке».

Обязательно напишите, как летел болид — справа налево или слева направо. Хорошо, если вы сможете указать, на какой угловой высоте были начало и конец полета болида, или хотя бы указать приблизительно: низко над горизонтом, в средней части неба или высоко над головой (высоко над горизонтом). Любители астрономии могут с помощью компаса дать более точные сведения: азимуты (геодезические от севера через восток) и угловые высоты начала и конца полета болида.

5. Как вам показалось, болид летел — быстро, средне или медленно? Укажите (приблизительно), сколько секунд продолжался его полет. Обычно полет болида длится не более 15–20 сек, чаще 5— 10 сек или еще меньше.

6. Укажите блеск болида в сравнении с яркими звездами, Луной или Солнцем. Слепил ли болид глаза или на него было легко смотреть?

7. Был дымный или светлый след после полета болида?

8. Укажите размер диска болида в сравнении с диском Луны или Солнца. Равен им, несколько меньше или больше (больше почти никогда не бывает).

КУДА И ЧТО СООБЩАТЬ?

Найти каменный или железный метеорит и особенно стать свидетелем его совсем близкого падения — это очень редкое событие для каждого человека. Но если вам в руки попал необычный камень и вы предполагаете, что это метеорит, отколите от него (или отпилите ножовкой) кусочек весом 50—500 граммов и пришлите в Комитет по метеоритам простой бандеролью, остальное сохраните.

Многолетний опыт показывает, что из ста присланных образцов настоящими метеоритами оказываются один или два. Но проверять обязательно надо. Только специалисты могут точно определить природу образца.

Сообщите основные данные о себе (адрес, фамилия, имя, отчество), когда и где найден образец, его общий вес и сколько таких образцов найдено.

ЧТО ГОВОРИТ СТАТИСТИКА?

И заключение — ободряющая информация. Хотя случаи падения небесных тел можно перечислять тысячами, ученые с удивлением отмечают, что достоверных случаев смерти людей от удара метеоритом не отмечено за все время цивилизации.

Подобная статистика, конечно, должна ободрить агентов страховых компаний — значит, они смело могут выписывать полисы на возмещение ущерба хозяйству или компенсацию в случае смерти или ранения его владельца — подобные инциденты исключительно редки.

Однако астрономы выяснили, что наша сравнительно небольшая планета непрерывно вздрагивает от обрушивающихся на нее космических ударов. Ежегодно на Землю падает около 30 тонн метеоритов. Если учесть, что процесс этот начался сразу после образования Солнечной системы — 6–8 млрд лет тому назад, то старушка Земля должна была не только изрядно потяжелеть с возрастом, но и сплошь покрыться шрамами кратеров, как это произошло, например, с нашей ближайшей соседкой — Луной.

Большая часть «небесных камней», правда, относится к космическим объектам I класса. То есть таким, которые имеют размеры не более 10 м в диаметре. Невзирая на то что они влетают в атмосферу ежечасно, большая часть их без следа сгорает, а остатки самых крупных метеоритов достигают поверхности планеты лишь раз в несколько лет, не причиняя заметного вреда.

Объекты II класса — диаметром от 10 до 100 м — посещают нашу планету значительно реже: самые мелкие — раз в десятилетие, самые крупные — однажды в несколько столетий. К этому классу относился, по всей вероятности, и тунгусский метеорит. Несмотря на все разговоры об «ужасной катастрофе», последствия его падения довольно скромны — даже кратера не осталось.

Класс III — это 300 тыс. малых тел от 100 до 1000 м в поперечнике, которые падают на Землю примерно раз в 5000 лет. Как правило, они достигают поверхности в целости и взрываются с силой, эквивалентной энергии сотен, а то и тысяч ядерных бомб, образуя обширные кратеры диаметром 1–2 км и более.

И наконец, объектов IV класса (диаметром более 1 км) зарегистрировано более 2000 штук. Это полноценные астероиды. Приблизительно раз в 0,5–1 млн лет такая громадина плюхается на нашу планету с такой силой, что может уничтожить большинство живой материи на Земле.

Так говорит теория. Однако для того чтобы получить подтверждение, что время от времени на нашу Землю падают не только мелкие метеориты, но и огромные астероиды, надо было найти хотя бы одну астроблему — «звездную рану»; именно так называют исследователи кратеры, остающиеся после падения небесного тела на поверхности той или иной планеты.

И вот что дали такие поиски.

АСТРОБЛЕМЫ СОЗДАЮТ ПРОБЛЕМЫ

ИСПАРИВШЕЕСЯ ЖЕЛЕЗО

Начнем мы этот рассказ опять-таки несколько издалека.

Побываем в Аризоне, где некогда был обнаружен один из первых на Земле астероидных кратеров. С ним связана вот какая любопытная история…

Переселенцы из Европы, попавшие на Дикий Запад в конце прошлого века, были поражены, обнаружив у местных индейцев большое количество чистого железа. Откуда оно у племен, не знавших металлургии? «С неба», — последовал лаконичный ответ.

Ученые, к которым попали образцы «небесного железа», подтвердили первоначальную догадку: металл оказался метеоритного происхождения. Вскоре была обнаружена и достаточно обширная впадина, в окрестностях которой находили обломки метеорита. Она находилась неподалеку от ущелья с соответствующим названием — Каньон-Дьябло, или Каньон Дьявола.

В 1905 году кратером диаметром в 1200 м и глубиной в 180 м заинтересовался инженер и предприниматель Даниэль Барринджер. Он решил, что после удара гигантский метеорит зарылся в землю, да так там и лежит. Мысль о нескольких миллионах тонн чистого железа с включениями мелких алмазов и платины, выявленных при анализе осколков, не давала покоя инженеру-дельцу. Наконец, он принял чисто американское решение: купил участок земли с кратером и организовал компанию по добыче из него полезных ископаемых.

Однако, несмотря на многочисленные шурфы, скважины, даже шахты, никакого железа обнаружить не удалось. Вы, наверное, уж догадались почему. Аризонский астероид от удара о нашу твердую планету попросту испарился. Сохранилось лишь небольшое количество вещества с тыльной стороны. Его-то и обнаружили индейцы…

ЗАЧЕМ ИСКАТЬ «ЗВЕЗДНЫЕ РАНЫ»?

«Как показывают расчеты, — рассказал сотрудник Института физики Земли Борис Иванов, — тело при ударе начинает испаряться, если его скорость достигает 5 километров в секунду. Наблюдения астрономов показывают, что скорости метеоритов в окрестностях Земли составляют от 10 до 70 километров в секунду. Мелкие метеориты, конечно, сгорают в атмосфере. Более крупные сгореть не успевают, но тормозятся о воздух, поэтому их находят на поверхности планеты. Только самые крупные небесные тела типа Аризонского астероида могут прорваться к поверхности, не потеряв своей космической скорости. И… испаряются, ударившись о нее.

Железа, таким образом, в метеоритном кратере не найдешь. Так, быть может, тогда и вообще не стоит искать метеоритные следы? Ведь произошедшие некогда катастрофы нам уже не страшны. Зачем же тогда ежегодно для поисков и обследования астроблем снаряжаются специальные экспедиции?

Попробую ответить на этот вопрос на примере одной из экспедиций, в которой мне самому довелось принимать участие, — продолжал Иванов. — Янис Ярви — в переводе «Заячье озеро» расположено в Карелии, неподалеку от поселка Вяртсиля. По данным геологов, на месте этого озера примерно 700 млн лет назад упал гигантский метеорит, образовав кратер диаметром около 120 км. Затем, 40 млн лет назад, ледник, двигавшийся из Скандинавии на юго-восток, прошел через кратер и, словно исполинский бульдозер, снял слой горных пород толщиной в полкилометра. Конечно, при этом был стерт и кратер. Теперь здесь только озеро с островами посредине.

Однако даже неискушенному взгляду очевидна разница между горными породами, слагающими берега озера, и его островами. На берегах — светло-серые сланцевые скалы, а на островах — темно-коричневая порода, будто обожженная в гигантской печи. Это тот же сланец, что и на берегу, только подвергшийся обработке мощной ударной волной, которая прокатилась по земной коре в момент соударения. Интересно, какое при этом развилось давление? Чтобы получить нужные сведения, я беру геологический молоток и откалываю кусок породы. Дома, в лаборатории института, мы воспроизведем в маленьком образце при помощи взрывчатки ударную волну заданной интенсивности и сравним полученные результаты»…

В свою очередь, это нужно вот для чего. Поверхностные слои на территории бывшего СССР разведаны геологами достаточно хорошо. Теперь их интересует, что лежит в глубинах планеты? Какое-то представление и могут дать метеоритные кратеры. Во-первых, при соударении они выбрасывают из глубины на поверхность любопытные образцы. Во-вторых, давления при этом развиваются примерно такие же, как и в недрах планеты, а значит, можно получить какое-то представление о происходящих внутри процессах.

Кроме того, метеоритные кратеры представляют интерес и для планетологов. Ученые предполагают, что метеориты могли сыграть решающую роль в истории Солнечной системы, как нагреватели планетарных тел. Ведь почти вся энергия при соударении переводится в тепло. И когда примерно около 4 млрд лет назад на поверхность только что родившихся планет в изобилии сыпался метеоритный «мусор», оставшийся после окончания строительства планетарной системы, интенсивность бомбардировки могла оказаться достаточной, чтобы этот источник тепла мог конкурировать с разогревом планет за счет радиоактивного распада элементов внутри них.


ДОСТАТОЧНО БЕЗУМНАЯ ИДЕЯ


И. С. Данилов
СПАСЕНИЕ ОТ РАДИАЦИИ — ДЕЛО РУК САМИХ ОБЛУЧАЕМЫХ?

Радиация, согласно определению, — это потоки частиц и квантов электромагнитных излучений, прохождение которых через вещество приводит к ионизации и возбуждению его атомов.

Излучение частиц энергии Солнца, в необходимых пределах, нашей наукой до сих пор не изучено. Поэтому до сих пор не было и нет достаточно эффективных методов лечения заболеваний, связанных с перенасыщением человеческого организма солнечной энергией, другими радиоактивными излучениями.

В современных условиях, в нашей повседневной жизни, когда все человечество находится в постоянном напряжении перед угрозой международного терроризма, глобальных природных катаклизмов и началом третьей мировой войны, вопрос защиты и лечения населения от поражения радиацией выходит на первый план.

Сейчас мы уже не можем изменить ход надвигающихся событий и предотвратить грядущие катастрофы. Остается один, вполне реальный выход — подготовить свой организм к прохождению через него любых потоков излучений и тем самым обезопасить себя от радиации.

Энергетический «кокон», или, можно назвать, аура, человека не находится в спокойном состоянии Силовые потоки энергий движутся от верхнего центра к нижнему, образуя плотный слой энергий.

Этот слой энергий состоит из энергий семи цветов, исходящих из семи точек (чакр) человека. Изначально аура человека принимает на себя белый (солнечный) цвет, и организм впитывает только необходимое количество энергии.

Здоровый человеческий организм способен всю лишнюю энергию концентрировать и синтезировать на поверхности тела в виде солнечного загара. Зимой, при недостатке энергии, она расходуется, и наш загар исчезает. Весной накопление энергии начинается заново.

Излучение солнца и энергия ядерно-го взрыва боевого оружия имеет в своей основе много общего — это одна и та же цепная ядерная реакция. Разница только в том, что энергия Солнца на своем пути к нам проходит через атмосферу (энергетический кокон), или ауру, Земли Состояние атмосферы, биосферы и природы в целом с каждым годом ухудшается.

При ядерном ударе, в условиях ядерной войны, взрывы будут происходить в воздухе или на поверхности земли. Единственная защита человека в таком положении только собственный энергетический кокон. Никакие противогазы и марлевые повязки тут существенной роли сыграть просто не смогут.

Сейчас основная задача любого здравомыслящего человека — подготовить свой энергетический кокон (ауру) к воздействию мощного потока радиации.

Весь смысл защиты организма заключается в скорости движения силовых потоков энергии в ауре человека.

Нормальная скорость силовых потоков в ауре не позволяет лучам солнца нагреть или даже прожечь этот «щит» человека.

Белый, сверкающий цвет ауры отразит любой луч, в том числе, как принято называть, радиацию. Плотность «кокона» и нормальная скорость энергетических потоков вокруг тела человека обеспечат безопасность.

Понять, как можно усилить свою собственную защиту, не трудно. Размеренный, спокойный образ жизни всегда был гарантом здоровья.

Нужно успокоить свое сознание и понять: каждый сам себе судья. Солнце, воздух и вода — три составляющие, регулирующие наше здоровье.

Злоба и отрицательные эмоции приводят к хаосу, энергопотенциал человека и движение силовых потоков нарушаются, аура темнеет и выгорает — человек становится «голым» и беззащитным.

Главный энергоинформационный центр, который находится в мозге, в таких условиях не успевает внести необходимые изменения по обеспечению нормальной жизнедеятельности организма. Соответственно нарушаются энергообмен, водообмен, газообмен, теплообмен и другие процессы, что ведет к необратимым последствиям.

Все хорошо в меру! Гармония определяет здоровый образ жизни. Мышление, сама мысль, определяет меру всех обменов и взаимосвязей между энергиями.

Никакая радиация человеку не страшна, если он правильно примет и использует возможности своего организма.

Для того чтобы противостоять радиации, у нормального, здорового человека все есть — это заложено самой природой.

Иммунная система разделит энергию на цвета, энергоинформационный центр определит количество и качество необходимой энергии, аура отразит лишнюю энергию.

Человеку остается лишь упорядочить потоки энергий, придав им нормальную скорость обращения вокруг «кокона». Эта способность также заложена при рождении, сохранить и развить ее — личное дело каждого.

Каждый человек индивидуален, но главное все-таки заключается в разумном жизненном ритме и правильном, сбалансированном питании.

Опыт Чернобыля показал, что жить и работать в условиях повышенной радиации человек может, нужно только правильно себя к этому подготовить. Растения и животные прекрасно адаптировались к новым условиям — они не утратили связи с природой и космосом.

Недаром писал Федор Достоевский: «Красота спасет мир!»

Гармония, красота, любовь, правда, справедливость — в этом наша сила и спасение!

Каждый, если захочет, сможет выжить и встретить Золотой век Новой эры человечества.

Дело за вами. Желаю успеха!

В. А. Жуков
«ТЕМНОЕ» ПРОСТРАНСТВО И «ТЕМНАЯ» ЭНЕРГИЯ?

Последние исследования астрофизиков показали, что видимое пространством выявленная энергия являются небольшой частью от общего количества космического пространства. А основная масса приходится на «темную» энергию и «темное» пространство. Солнечная система в этом не является исключением. По отношению к центру нашей Галактики Солнечная система должна иметь «массу» в семь раз больше известной. Хотя физики пока не могут дать объяснение понятию «масса» вещества.

Центром Солнечной системы является объект диаметром 4,8 км. До Солнца — около 5 млн км.

Двигаясь по орбите с таким радиусом, Солнце совершает оборот вокруг «центра» почти синхронно с Землей. То есть Земля многие тысячелетия движется как бы «в луче света». Солнце прикрывает Землю от воздействия этого объекта. Но до определенного момента. Вполне понятно — этот объект является «черной дырой». Но он совершает оборот вокруг оси за 486 дней, а основная пульсация через 730 дней. Два земных года. Общий диаметр этого объекта с окружающими его веществом ядерной плотности, магнитным полем и плазменным потоком — около 30 км. Мифология многих народов мира утверждает наличие тысячелетнего периода ночи, или сумерек, на Земле. Но светимость Солнца никогда не уменьшалась. Значит, был период, когда между Землей и Солнцем находился объект, отклоняющий солнечные лучи на пути к Земле. Еще не доказано, что в сильном гравитационном поле луч света, огибая объект, продолжает путь по прямой. Но об этом ниже.

Скорость движения планет Солнечной системы по своим орбитам, умноженная на скорость вращения планет, деленная на их магнитное поле, подчинена одной величине, одной константе. Это — 0,0003.

Скорость — в км/с. Средняя напряженность магнитного поля планеты — в гаммах.

Произведение двух скоростей планеты, деленное на среднюю величину магнитного поля планеты, всегда равно -0,0003. Необходимо сказать, что скорость вращения планет вокруг оси берется средняя. Тем более уверен, что Юпитер, Сатурн, Уран, Нептун покрыты такой плотной атмосферой, что их истинные размеры и скорости вращения вокруг оси не соответствуют общеизвестным параметрам.

Магнитное поле планет Солнечной системы (в эрстэдах — 100000 гамм):

Меркурий — 476 гаммы,

Венера — 220 гамм,

Земля — 0,4 Эрстэды,

Марс — 0,193 Эр,

Юпитер — 5 Эр,

Сатурн — 3,15 Эр,

Уран — 0,9 Эр,

Нептун — 0,488 Эр,

Плутон — 220 гамм.


МАССА ПЛАНЕТ

Масса — это не количество вещества в данной точке пространства.

Масса — это квадрат радиуса искривленного пространства, с внешним магнитным полем и периодом пульсации той сферы, в котором находится это пространство.

Период пульсации Солнца, по данным академика Северского, 2 ч 50 мин. Это 10 000 сек.

М = Н × (2nR)2 × 10 000 сек. О соразмерности здесь не может идти речи. Это другая физика. Это Физика ПУЛЬСИРУЮЩЕГО ВАКУУМА. Это он создает внешнее пульсирующее магнитное поле вокруг планет. Это он своей пульсацией заставляет планеты вращаться.

Очевидно, что в центре основных планет Солнечной системы нет твердых ядер.

Есть вакуум, который своей пульсацией обеспечивает вращение планет, который только при наличии ПЕРЕПАДА ПЛОТНОСТЕЙ в структуре планеты создает внешнее магнитное поле.



«Темное» пространство и «темная» энергия — это функции ВРЕМЕНИ. Потому что время материально. И академик Козырев был прав. Пространство формируется, организуется, искривляется, движется только под воздействием ВРЕМЕНИ. Время не имеет массы, но «содержит» плотность. Почему содержит? Материальность времени в его информации. Чем больше информации, тем больше его в единице времени (НО НЕ В СЕКУНДЕ! — это не время, это период движения пространства во времени).

Единица времени равна периоду в 23 секунды! Чем больше информации пройдет за этот период, тем больше будет плотность единицы времени. Скорость временного потока намного больше скорости света. Она при пульсации вакуума равна 1,5 млрд км/с. Чем больше плотность информации во времени, тем больше плотность времени в вакууме, тем сильнее гравитационные силы этого вакуума. За гравитационное взаимодействие отвечает пульсирующий вакуум, а не количество «массы вещества». Он же отвечает и за вращение вокруг «оси» Галактик, звезд, планет. Венера «потеряла» свое вращение, даже медленно движется в обратную от всех планет сторону. Величина магнитного поля ее очень мала. Почему? Кто ответил на этот вопрос? Скорей всего в структуре слоев Венеры нарушились перепады плотностей, без чего возникновение магнитного поля невозможно.

Зато плотность атмосферы этой планеты удивительно большая по сравнению с Земной. По-видимому, перепады плотностей переместились в атмосферу, где постоянно бушуют грозы, хотя и отсутствует вода. Кроме того, плазменный поток внутри планеты, имеющий обратное вращение к наружным слоям и центру планеты, подошел близко к поверхности плане ты, расширяя ее и тормозя вращение, вплоть до полной остановки. Поэтому поверхность Венеры так раскалена.

Итак, центром Солнечной системы является объект диаметром около 4,8 км/с, плазменным «почти металлическим каркасом» около 30 км и магнитным полем около 5 млн км, в котором «светит» наше Солнце. Период вращения — 486 дней, пульсация (всегда — через 1,5 периода) — через 730 дней. Два земных года. У Солнца зафиксирован такой период активности.

Кстати, этому периоду пульсации подчинена определенная клеточная структура организма человека, определяющая наш жизненный период.

Вполне вероятно, что этот объект — «черная дыра». Считается, что «черная дыра» поглощает rice пространство, которое «падает» в нее, и даже луч света не может покинуть ее. Но пространство разрушается еще на подходе к «черной* дыре», и в нее «падают» не атомы и протоны. В нее поступают потоки информации, из которых состояло это пространство. Как сказал однажды академик Зельдович: «…все мы вышли из «черной дыры», все и уйдем в нее». «Черная дыра» — это сгусток информации, а информация определяет материальность времени. Значит, «черная дыра» это не концентрация пространства, а концентрация времени. Все правильно. Вначале было Слово. А слово — это информация, это время. Время первично, пространство вторично.

Долго считалось, что Марс не имеет магнитного поля. Года два назад американцы «радостно» сообщили, что обнаружили у Марса магнитное поле. Величину магнитного поля всех планет я вывел 15 лет назад, сидя за столом, «на кончике пера».


В. А. Кишкинцев
СЕМЕЙСТВО ЭЛЕМЕНТАРНЫХ СТРУКТУР?


Об авторе:

Владимир Александрович Кишкинцев — радиоинженер, имеет ряд публикаций в отечественных и зарубежных специальных изданиях по физической природе «энергетических гирек» из масс газов. Им выведены температурно-гравитационные поправки для газовых сред и проведены эксперименты, подтверждающие существование зависимости веса постоянных масс газов от их температуры.


…………………..

В физике твердо установлено, что самый элементарный атом — одиночного водорода — имеет три состояния: протонное, водородное и нейтронное. В протонном состоянии атом обладает электрическим зарядом.

Два состояния открыты и в семействе электрона — основного переносчика электрического тока. Состояние самого электрона, с проявлением заряда, назовем его протонным, и состояние электронного нейтрино. Будем называть его нейтронным. (Зачем нужна такая некорректность в наименованиях, выяснится ниже.)

Водородное состояние в семействе электрона, видимо, тоже существует, но оно, до написания настоящей статьи, похоже, никого из физиков просто не интересовало.

Следовательно, можно говорить о существовании трех состояний и в семействе электрона.

Если через призму известных свойств частиц, составляющих протонное и электронное семейства, и шести их античастиц посмотреть на физические свойства электростатических магнитных, гравитационных полей, на радиоволны, фотоны и гамма-излучение, то можно сделать следующие выводы.

Электростатические поля сохраняют полярные свойства, приобретенные у протонов и электронов. Скопление протонов порождает положительное электростатическое поле, заряд из электронов — отрицательное.

Фотоны электромагнитных полей и световые фотоны формируются движущимися зарядами или в результате каких-то внутренних процессов в элементарных частицах. Причем фотоны, подобно одноатомному водороду, могут существовать в основном только в состоянии непрерывного движения.

Следовательно, элементарные структуры, составляющие фотоны и радиоволны, можно рассматривать как структуры электрических полей в водородном состоянии.

Гамма-излучение свободно проходит сквозь стенки пустой железнодорожной цистерны, но поглощается залитой в нее нефтью или водой. Такими же свойствами обладают нейтроны.

Можно сделать вывод, что у электрических полей тоже существует свое семейство из трех структур, подобное семейству атома водорода, а за счет наличия поляризации электростатических полей и семейство из трех антиструктур.

Для создания постоянных магнитных полей требуется наличие магнитных полюсов, которые, как известно, бывают северными и южными. Другими словами, постоянные магнитные поля также являются полярными, т. е. состоят из магнитных и антимагнитных структур. Данные структуры можно считать магнитными и антимагнитными протонами.

По изложенной выше логике, свободно распространяющиеся в мировом пространстве магнитные поля должны состоять из магнитных структур в водородном и антиводородном состояниях.

На роль таких полей могут претендовать и торсионные поля, часто называемые полями вращения.

Сведений о существовании магнитных частиц в нейтронном состоянии пока нет, поэтому состав магнитного и антимагнитного семейства ограничивается всего четырьмя структурами.

Гравитационные поля отклоняют электромагнитные поля и световые, фотоны, причем весьма плавно, изменяют частоту всех видов электромагнитных излучений, т. е. гравитационные структуры обязаны быть более мелкими, чем электрические и магнитные.

С другой стороны, известно, что между любыми массами налаживается гравитационный обмен, возникают силы притяжения, похожие на электростатические силы и силы, создаваемые постоянными магнитами. По протон-ной-водородной-нейтронной логике, изложенной выше, гравитационные поля должны состоять из гравитационных протонов.

Фактов, подтверждающих проявление поляризационных свойств у гравитационных полей, нет, т. е. антигравитационные структуры, видимо, не существуют.

Гравитационные поля распространяются в мировом пространстве на огромные расстояния. Данный факт требует допустить существование гравитационных структур в водородном состоянии. А раз так, должна существовать и частица мирового эфира (гравитационный электрон), приводящая в движение гравитационные структуры.

В результате на основании протон-ной-водородной-нейтронной логики и гравитационно-эфирной гипотезы можно составить таблицу.



И какой от таблицы прок?

Физики для объяснения динамики тех или иных явлений на уровне микроструктур часто вводят надуманные структуры, которые называются квазичастицами. (Самый известный пример — дырки в полупроводниковой физике.) Структуры, включенные в разделы 0-III таблицы, по сути, представляют квазичастицы, но претендующие на реальное существование в природе. На нескольких примерах рассмотрим достоинства структур, заложенных в таблицу.

Фотоны и электромагнитные волны должны состоять из атомов электроводорода, т. е. структур и их антиструктур, и, возможно, из более сложных электроатомов.

Таблица допускает существование более сложных структур, с определением их номенклатуры дополнительными таблицами, подобными таблице Менделеева.

Роль электронов у водородоподобных структур, наполняющих фотоны и радиоволны, согласно таблице, обязаны выполнять магнитные и антимагнитные протоны. Последние, для выполнения функций спутников, у структур, способных двигаться со скоростью света, обязаны перемещаться в пространстве со скоростью, большей скорости света. Ведь если основная частица движется прямолинейно и со скоростью света, то ее спутник обязан выписывать спираль, причем в некоторых случаях даже обгонять «матку».

Как видим, протон-водородная-нейтронная логика, положенная в фундамент таблицы, сразу вступила в противоречие с постулатом: «Скорость света в вакууме является предельной скоростью». А данный постулат положен в фундамент общей теории относительности.

Однако таблица не пасует даже перед таким авторитетом, как общая теория относительности.

Ведь с ее позиций наглядно видно, что магнитные поля, по крайней мере при протекании электрического тока по проводнику, выполняют роль служебных полей, т. е. роль слуг, а слуга обязан бегать быстрее своего хозяина.

Хозяином же, с позиций таблицы, являются отнюдь не электроны, а структуры электрического поля. (Электропротоны и антиэлектропротоны, способные приводить в движение электроны.)

Другими словами, таблица с первого шага указывает на необходимость совершенствования фундаментальных постулатов современной физики. Магнитный и антимагнитные протоны и магнитный и антимагнитный водород в соответствии с таблицей образуют самостоятельный вид материи. А как в реальной природе?

Современная физика как вид материи признает только электромагнитные поля. Электростатические поля и заодно поля постоянных магнитов считаются крайними проявлениями, которые соответственно обязаны распространяться в вакууме со скоростью света. Хотя физические свойства электростатических полей и полей постоянных магнитов принципиально различны.

Большинство космологов признают существование свободно распространяющихся в пространстве магнитных полей, а связисты пытаются организовать связь, используя поля вращения, называемые торсионными, поэтому в таблицу включен магнитный и антимагнитный водород.

Роль электрона в структурах магнитного и антимагнитного водорода должны выполнять более мелкие структуры, коими могут быть только структуры гравитационных полей, а последние, будучи спутниками, обязаны перемещаться в пространстве быстрее сверхсветовых магнитных структур.

Более того, для двух разновидностей магнитного водорода, по нашей логике, требуется существование антигравитационною поля. Однако в таблицу включен просто гравитон, полагая, что структура слишком простая и поэтому не обладает гироскопическим моментом. Да и в природе эффектов, требующих введения антигравитона, не обнаружено.

Итак, согласно таблице, должны существовать не один, а два вида полевых форм материи, структуры которых движутся со скоростями, большими скорости света.

Кто прав, таблица или постулат, положенный в фундамент общей теории относительности, рассудить может только эксперимент.

И как ни странно, эксперименты, подтверждающие достоверность таблицы, уже поставлены, и их результаты опубликованы, в том числе в журнале «Доклады Российской Академии наук».

Это нетривиальные результаты экспериментов проф. Н. А. Козырева и группы ученых из Новосибирска во главе с академиком М. М. Лаврентьевым, согласно которым у Солнца и звезд существуют два вида излучений со скоростями несущих структур, значительно превышающими скорость света.

Причем один вид излучения имеет скорость перемещения несущих структур, в несколько десятков раз большую скорости света, а второй в сотни или даже тысячи раз. Именно такие скорости и факт отражения излучений от фокусирующего зеркала телескопа, свойственный водородоподобным структурам типа фотонов, прогнозируются таблицей для гравитационных и магнитных полей.

Другими словами, достоверность моей таблицы, созданной на основе протон-водородной-нейтронной закономерности, явно прослеживающейся у самых элементарных структур микромира, уже имеет экспериментальное подтверждение, результатами двух независимых групп исследователей. С другой стороны, появление таблицы позволяет снять пелену недоверия с экспериментальных результатов Козырева — Лаврентьева.

Земля миллионы лет вращается вокруг Солнца, это факт, благодаря которому мы живем и благодаря которому я решил пока не распространять свою таблицу на макромир.

По аналогии в начале XX века полагали, что и электроны в атомах миллионами лет вращаются вокруг атомных ядер. Однако многие, включая и автора, в этом сомневаются. Ведь электрон и протон, в отличие от Земли, обладают дополнительно разноименными, электрическими зарядами, да и расстояния между ними значительно меньше.

Но электрон согласно общепризнанной модели Бора — Резерфорда не падает на протон не только периодически, но и даже при различных катаклизмах, как, например, излучение фотона с энергией, почти равной энергомассе электрона. Этот момент, правда, объяснен Н. Бором, но сомнения остаются.

Таких казусов набралось достаточно много, и для спасения планетарной модели атома придумали:

— принцип запрета на излучение. (Движение электрона по орбите эквивалентно колебанию электрона, а колеблющийся электрон обязан излучать фотоны, но он не излучает!);

— принцип неопределенности, согласно которому определить положение электрона в атоме, в конкретный момент времени, невозможно;

— кварковое строение протона и т. д.

В то же время наглядную теорию Ферми, согласно которой в атомном ядре протоны и нейтроны периодически обмениваются электронами, физики завалили на корню, и как: «Простым математическим расчетом, из которого следует, что для свершения такого акта у протона и нейтрона просто не хватает энергии».

А ведь теория Ферми позволяла решить казусы без отмеченных выше постулатов. Однако если повторно рассмотреть всю историю с теорией Ферми с учетом предлагаемой таблицы и последних наиболее достоверных экспериментальных данных о строении ядра, то получается, что теорию Ферми целесообразно реанимировать или придумать что-то похожее. Ведь иначе все нагромождение постулатов и принципов, разработанных для спасения планетарной модели атомов, придется «примерять» к электронным, электрическим и магнитным и даже гравитационным атомам.

Такую примерку вынужден был начать автор, и именно с ее позиций оказалось: если всего-навсего допустить, что протон и нейтрон в атомном ядре могут накапливать энергию, временно заимствованную извне или взятую взаймы у других частиц, то от большинства постулатов и неопределенностей, опутавших теорию атома и протона, можно освободиться.

Другими словами, предложенная таблица вновь требует проведения анализа достоверности целого ряда общепризнанных физических закономерностей с целью их упрощения и обеспечения соответствия новым экспериментальным данным.

Взамен «таблица заведомо элементарных структур» предлагает простое, логически и философски обоснованное строение для элементарных объектов микромира. С помощью ее можно выявить реальные структуры микромира, обеспечивающие движение тел по инерции, объяснить природу всех видов зарядов и начать строительство внутренней динамики объектов микромира.

Тот факт, что таблица конфликтует с существующими физическими законами по общепринятым положениям, как говорят, «не смертельно». Вот еще подходящий пример.

Всем известно, что заряд электрона по модулю равен заряду протона.

Таблица утверждает: «Ничего подобного. Заряд протона равен структуре, ведь именно такая структура способна превратить позитрон в атом антиэлектронного водорода. И не секрет, что в известных нам актах электрического взаимодействия протон проявляет заряд одного позитрона. (А иногда и двух, о чем это свидетельствует: «о примитивности современных физических понятий о внутренней структуре протона и природе электрических зарядов.)»

Кто прав, рассудит время.

Взаимное «притирание», у автомобилистов обкатка, процесс необходимый. Однако не заметить достоинства таблицы, отбросить ее, на правах не заслуживающей внимания гипотезы, это грех. Ведь таблица предлагает полную номенклатуру и принцип строения квазичастиц, основываясь на самых достоверных фактах о природе микромира.


ОТКРЫТИЯ, МИФЫ, ЛЕГЕНДЫ


В. И. Щербаков
ТАИНСТВЕННЫМ ПАМЯТНИК — ГОЛИАФУ?[1]


Об авторе:

Щербаков Владимир Иванович — историк, доктор философии, академик Международной академии информатизации, автор сенсационных открытий, писатель.


…………………..

Стела с острова Лемнос в Эгейском море — тайна трех столетий — была обнаружена французскими археологами в XIX веке. Попытки перевода надписей на этой стеле с неизвестного языка оказывались изначально ошибочными, так как в силу инерции предполагалось, что стела посвящена, по меньшей мере, двум людям, если не трем или более (включая и предполагаемых предков погребенных — см. П. Кречмер. «Тирренские надписи Лемносской стелы»). Это не так. Ошибочным оказался и сам ключ к переводу, использовавший этрусскую и хеттскую лексику. У лемносского с этрусским языком лишь минимальные схождения, а с хеттским их нет вообще.

Автору этих строк довелось впервые выполнить полный перевод всех надписей на стеле. И все они оказались посвященными лишь одному человеку.

Язык текстов (надписей) на ее лицевой и боковой сторонах, на наш взгляд, допускает сближение прежде всего с фракийским Стела датируется VII–VI вв до и. э и посвящена памяти Холайеса, который возглавил отряд греков-ионийцев и отплыл с ними из города Фокея на помощь жителям острова Лемнос. Согласно нашему переводу, Холайес охарактеризован в тексте на боковой стороне стелы как сильный, храбрый воин, погибший в 35 лет; текст стелы свидетельствует о его мощном вооружении. Он изображен на стеле в профиль с большим копьем; намечена линия массивных доспехов Общим планом расположения надписи и изображения Лемносская стела напоминает | погребальную стелу Авла Фелуска из этрусского города Ветулония, которая датируется более поздним временем (V в. до н. э).

Причины и характер лемносского военного столкновения можно истолковать, исходя из общей обстановки в Эгеиде и Средиземноморье.

После нашествий народов моря, разрушения филистимлянами Сидона, крушения микенского господства возникли предпосылки для успешного продолжения финикийских морских походов. Торговлю и обмен товарами сменял постепенно этап основания финикийских факторий и городов-колоний. Товары финикийских купцов высоко ценились и пользовались спросом во многих заморских землях, включая самые дальние районы Средиземноморья. С запада вывозились олово, серебро, золото. Из античного предания известно о трех попытках финикийцев освоить гавани Испании, богатой металлами. Но для этого нужно было преодолеть сопротивление тартессиев, населявших ее южное побережье.

Ввиду явной неудачи финикийцы вынуждены были основать крепость (Гадир — в переводе «крепость») на небольшом острове, но уже в океане, за Гибралтарским проливом.

Северная Африка, Сицилия, Сардиния, Мальта, Кипр — всюду возникают колонии финикийцев. Процессы колонизации набирают темпы в начале I тысячелетия до н. э. Нередко колонисты выбирают для своих поселений небольшие острова близ побережий.

Позднее им пришлось испытать давление со стороны греков. Как колонисты греки проявляли наивысшую активность начиная с периода VIII–VI вв. до н. э.

Скорее всего, попытки колонизации новых территорий и были причиной столкновения греков-ионийцев и финикийцев на острове Лемнос, который, согласно Фукидиду, был населен некогда пеласгами и тирренами. Лемносский инцидент (который можно назвать и Лемносской войной) завершился, судя по тексту стелы, поражением финикийцев. Главную роль в победе ионийцев над финикийцами сыграли организаторские и полководческие качества Холайеса, а также его личные качества — сила, храбрость, решительность, самоотверженность. В тексте стелы прямо сказано, что он лично отрядил и возглавил ионийцев в морском походе на Лемнос.

Можно найти и другие подтверждения победы греков-ионийцев в Лемносской войне. Рассказывая о войне афинян с Сиракузами, Фукидид отождествляет афинян с ионийцами: «Афиняне, сами будучи ионянами, по собственной воле выступили в поход на сиракузян-дорийцев…» И далее он сообщает, что вместе с афинянами в этом походе участвовали и лемносцы, говорившие с ними к тому времени уже на одном языке (VII 57, 2). Эту общность языка нетрудно объяснять тем, что жители Лемноса разделили судьбу других пеласгов Эгеиды (включая и пеласгов Аттики), и с V в. до н. э. Лемнос числился среди эгейских клерухий (колоний) Афин. Таким образом, Холайес сыграл со своим морским десантом решающую роль в определении судьбы одного из самых значительных островов Эгеиды.

Вполне естественен поэтому поиск других свидетельств и косвенных данных, касающихся лемносских событий. Этрусколог А. И. Немировский упоминает о попытках сблизить личность Холайеса с библейским Голиафом. Гипотеза, основанная на созвучии имен, интересна, но сама по себе малоубедительна: события, в которых участвовали Голиаф и Холайес, происходили в удаленных друг от друга регионах и в разные эпохи. Но анализ противоречивых библейских данных дал нам, однако, некоторые основания для продолжения поиска в этом направлении с учетом лемносского текста.



Погребальная стела из Лемноса. Афины. Национальный музей

Хорошо известно, что исследователи Библии не раз отмечали разночтения имени противника Голиафа в поединке: назван будущий царь Израиля и Иудеи Давид (I Царств 17, 32–51) и воин по имени Элханан (2 Царств 21, 19), сын Ягаре-Оргила Вифлеемского. В обоих случаях Голиаф назван гефянином, т. е. жителем города Геф. Возможность случайного совпадения имен у противников Давида и Элханана отпадает. Был один Голиаф из города Геф, у которого «древко копья было, как навой у ткачей» (все, что сказано о вооружении Голиафа в поединке с Элхананом). Согласно описанию поединка с Давидом, у Голиафа — медный шлем, чешуйчатая броня (весом в пять тысяч сиклей меди), медные наколенники, медный щит, копье в шестьсот сиклей железа с таким же древком, как навой у ткачей, приведен и рост Голиафа — шесть локтей и пядь (более трех метров) В обоих описаниях Голиаф — филистимлянин, что является прямым указанием на его пеласгийское происхождение.

Тождество пеласгов, пелешет, филистимлян принято большинством исследователей и возражений не вызывает.

Три израильских царя — Саул (1040–1012 гг. до н. э.), Давид (1012-972 гг. до н. э.) и Соломон (972–932 гг. до н. э.) — правили в период объединенного государства, но в 932 г. до н. э. отделились десять северных племен и возникли два враждующих царства — Израиль и Иудея. Четыре книги Царств и две книги Паралипоменон рассказывают о едином царстве этого периода, причем, согласно Талмуду, автором Книг Царств был пророк Иеремия. Современные библеисты не подвергают сомнению важное обстоятельство: авторов окончательного текста, дошедшего до наших дней, нужно искать и среди жрецов, переписывавших многие фрагменты с внесением в них изменений и дополнений в связи с религиозными реформами царя Иосии (640–609 гг. до н. э.). Эти реформы определили теократический дух названных книг, которым пронизано освещение исторических событий.

Царь Давид был фигурой, весьма близкой жрецам (если не самой близкой). Им было якобы получено указание свыше, от самого Яхве, уничтожить семерых потомков Саула. Согласно библейскому тексту, юноша-пастух Давид выступает против Голиафа, уповая на божественное покровительство. Он заявляет Голиафу: «Ты идешь против меня с мечом, и копьем, и щитом, а я иду против тебя во имя господа Саваофа, Бога воинств израильских, которые ты поносил» (I Царств 17, 45). Здесь, во избежание недоразумений, нужно иметь в виду, что Саваоф — в христианской Библии одно из имен Бога, произошло от «цебаот» (воинство); двойное имя Яхве Саваоф (Господь Саваоф) характеризует Яхве как предводителя воинств.

Дилемма, связанная с противниками Голиафа, разрешается иногда таким образом, что Элханан объявляется реальной личностью, действовавшей в схватке с филистимлянином, Давид же — лишь прозвище, данное ему позднее. Подобные заключения, несмотря на их кажущееся правдоподобие, вряд ли могут быть приняты. Более естественной представляется контаминация (своеобразное наложение) двух версий, первая из которых относится к лемносским событиям (по времени примерно соответствующим религиозным реформам и периоду после них, а также и пророческой деятельности Иеремии).

Вторая версия соотносится с событиями войн с филистимлянами.

В отличие от царя Саула, для которого составители и редакторы библейских текстов не пожалели черной краски из-за его негативных отношений со жрецами, платившими ему той же монетой, царь Давид пользовался неувядающей популярностью и славой в тех же кругах. Хорошо известно, что для создания его образа привлекались сказания и фольклор. Нельзя отрицать того, что этот библейский царь был поэтом и музыкантом, но традиция, согласно которой Давид сочинил большинство псалмов, признана легендой, более поздним вымыслом.

Давид был выдающейся личностью Золотого века Израиля. Именно в его честь могло произойти объединение двух указанных выше версий. И здесь необходимо привлечь важное обстоятельство, касающееся использования фольклорного материала в древности. На Руси за столом князя Владимира Красное Солнышко пировали главные герои русских былин. Так сообщалось в фольклорных материалах. И даже победу известнейшего русского князя Владимира Мономаха над половецким князем Тугорканом (Тугорканом Змеевичем) народная молва отнесла все же к периоду княжения Владимира I, он же Красное Солнышко (Б. А. Рыбаков. «Киевская Русь»). Он дал Руси веру и был ее опорой. Царь Давид более всего сделал для веры в свое время в своей стране. Эта аналогия помогает понять, как фигура Голиафа могла быть вписана в историю Израиля периода царствования Давида — подобно тому, как перенесен и вписан был образ Тугоркана-Тугарина, — из времени Владимира Моно-маха в более раннее время княжеской власти его тезки Владимира I Киевского.

Иеремия, согласно его собственным свидетельствам, выступил в роли пророка в 626 или 625 г. до н. э. В одном из своих ранних выступлений он заявил, что призван возвестить волю свыше в отношении Израиля и соседних с ним народов. Он был самым ярким и активным приверженцем веры. Примечательно, что сама Книга Иеремии состоит в заметной своей части из позднейших добавлений. Пророк вовсе не стремился точно воспроизвести «слова Яхве», отмечает библеист М. И. Рижский.

К тому же периоду можно отнести отмеченные большинством библеистов даже из среды богословов загадки Второзакония. Французский библеист А. Лоде заметил, что Второзаконие «имеет лексику не древнюю, стиль не старых текстов, но язык плавный, периоды пространные, ораторские, характерные для VII века, периода Иеремии (?)»

Сказанное выше позволяет сделать вывод лишь о возможности контаминации различных версий. Но есть и другие аргументы социально-исторического характера, которые предопределяют такую контаминацию как весьма вероятную.

Из анализа Книги притч явствует, что в Библии наряду с материалами древних сборников ассирийцев, халдеев отражены также финикийские материалы. В Израиле работало множество финикийцев, которых перевел сюда Соломон, заботившийся о ремеслах и торговле. Шестьсот шестьдесят шесть талантов — такова цифра годового дохода этого царя, в немалой степени складывавшаяся из торговых прибылей. Царицу Иезавель окружали четыреста финикийских пророков, которых она содержала (III Царств 18, 19).

Древние всесторонние связи с Финикией должны были сказаться и на особенностях некоторых библейских сюжетов, к которым, на наш взгляд, следует отнести историю с Давидом, Элхананом и Голиафом. Предпринятые финикийцами попытки колонизации Лемноса могли служить непосредственной причиной рождения финикийской версии событий. Как уже отмечено выше, Холайес представлял противоборствующую этой колонизации силу. Поэтому убийство Голиафа-Холайеса должно было занимать центральное место в финикийской версии — это было событие, которое финикийцами и особенно их жрецами и пророками выдавалось за успех на фоне общей неудачи в деле колонизации. Именно через финикийское посредство история битвы на Лемносе, приобретшая, надо полагать, широкую известность в то время, и была донесена до авторов и составителей Библии.

Имя противника Голиафа Элханана приобретает в связи с этим новый смысл. Оно представляется скорее символическим, чем личным, и само его происхождение может быть связано с самоназванием финикийцев. Как известно, они называли себя ханаанеями (как и их южные соседи, жители страны Ханаан). Кем бы ни был этот воин по своему происхождению — финикийцем или ханаанеем, — его имя могло быть не выяснено после жаркой схватки и потом забыто, если он сам был убит в числе многих воинов с той и другой стороны. До нас дошло лишь его символическое имя, записанное в Библии. Это нельзя рассматривать как исключение, по мнению библеистов, вся Библия — это, по С. Гордону, «кладезь сведений о ханаанейской мифологии и религии». На это есть указания и отечественных исследователей. Так, Н. В. Румянцев писал: «Илия — историзованное, превращенное в мнимоисторическую личность ханаанское божество грозы, водной стихии и сельского хозяйства». При некоторой заданности эта формулировка все же отражает связь личности Илии с образами ханаанской мифологии.

Таким образом, Лемносская стела — это надгробие Голиафа-Холайеса. Такая точка зрения не только объясняет противоречия в древних текстах, но и дает ключ к их пониманию.

Список литературы

Кречмер П. Тирренские надписи Лемносской стелы // Тайны древних письмен. Проблемы дешифровки. — М.: Прогресс, 1976. — С. 336.

Щербаков В. И. Лемносская стела. Этнические соответствия и текст // Ученые записки МГСУ. — М., 2002. -№ 6. — С. 93–96.

Рыбаков Б. А. Киевская Русь и русские княжества ХII-ХIII вв. — М.: Наука, 1982.-С. 451.

Рижский М. И. Библейские пророки и библейские пророчества. — М.: Политиздат, 1987. — С. 192, 194.

Гордон С. Ханаанейская мифология // Мифологии древнего мира. — М.: Наука, 1977. — С. 199.

М. Д. Струнина
ХОДИЛ ЛИ АЛЕКСАНДР МАКЕДОНСКИЙ В ИНДИЮ?


Об авторе:

Струнина Мария Давыдовна — историк, около двух десятилетий разрабатывает гипотезу о полярной прародине бореальных народов. Публикации в журналах «Земля и Вселенная», «Техника — молодежи», «Химия и жизнь», «Наука и религия», «Чудеса и приключения».


…………………..
(Продолжение. Начало в № 3)

Такая вот бурная жизнь проходила в Дербенте-Драбсаке, куда на отдых привел Александр Македонский свои войска. Античный Дербент называли Кавказскими, или Албанскими, воротами. Но в верховьях Верх. Таймыры Каспийского моря нет. По-видимому, на Таймыре было два Дербента, два значительных прохода в ущельях. Тот, о котором мы сейчас говорим, по-видимому, назывался Албанскими воротами. Ведь alba (лат.) значит «белый». На иврите же «белый» — «лаван-ливан». Как раз в этом районе, вдоль правого берега р. Тарея, протянулась гряда Белый Камень. Значит, эта часть Бырранги одними народами называлась Белыми горами, другими — Албанией, третьими — Лаваном-Ливаном. Логично было бы предположить, что Албанскими воротами называлось ущелье, по которому протекала Тарея. Но судя по всему оно называлось гораздо страшнее — Тартар. Имя реки происходит от эвенкийского слова «тар» — «мешок». Удвоение этого термина говорит о том, что этот мешок был или очень большим или о наличии нескольких «мешков». Предки якутов мешком называли ущелья:

В такой стране-мешке,
Глухой и темной
Подобно чугуну, что перевернут,
Богатыри внезапно оказались,
Спускались вниз, проваливаясь будто

И сторожил этот «проход-провал»

Зверь-чародей, чудовищный и дикий,
С хвостом, что трехразвилист и громаден,
Урод шестиголовый-восьмипалый…

Это портрет якутского Кербера.

Пробирался по этому проходу якутский Геракл по имени Дьягарыма, имя которого по-эвенкийски означает «(Человек, на котором) голова убитого медведя», т. е. греческого льва.

Установив местонахождение Албанских ворот в ущелье Верх. Таймыры, а заодно и Тартара — в ущелье Тареи, мы теперь должны определить, где же проходили Каспийские ворота, связанные с Каспийским морем.

Развитие представлений о Каспийском море настолько интересно, что требует комментариев. Гекатей Милетский, живший в конце VI в. до н. э., утверждал, что Каспийское море распространяется далеко на север и соединяется с «замерзшим» океаном. Много позднее Страбон (I в. до н. э.) изображал его вытянутым по параллели с запада на восток и соединял его с Северным Ледовитым океаном через Волгу. Век спустя Плиний Старший подтверждал, что Каспийское море — залив Океана и что вода в нем пресная. Совершенно ясно, что древние ученые имели сведения не только о таймырских гипербореях и аримаспах, но и об огромном водном бассейне, имеющем широтную протяженность и узким горлом впадающем в Ледовитый океан. Речь, конечно же, идет об озере Таймыр, соединяющемся с Океаном рекой Ниж. Таймыра. Отсюда следует, что Каспийскими воротами называлось то место, где Ниж. Таймыра, вытекая из оз. Таймыр, из залива Нестора Кулика, прорывается сквозь горы Бырранга в стремлении к Океану.

Пока мы разбирались с ущельями и воротами, войско Александра отдохнуло в Драбсаке-Дербенте-Аримах-Ираме-Риме и снова двинулось в поход. На этот раз к реке Оке. Поскольку эта река впадает «в большое море в Гиркании», мы можем с уверенностью сказать, что таймырский Оке — это Верх. Таймыра, большое море — оз. Таймыр, а Гиркания — устье Верх. Таймыры. По словам Арриана, «Окс — самая большая река в Азии, из тех, до которых доходил Александр со своим войском, кроме индийских…». Переправиться через реку оказалось невозможным, так как она была не только широка, но и очень глубока. Построить мост не удалось — сильное течение выворачивало колья, которые загоняли в песчаное дно, да и лес приходилось возить издалека. И правда, откуда в тундре взяться лесу? Александр нашел выход из положения: он велел собрать шкуры, которыми были покрыты палатки (т. е. чумы), набить их сухой травой и накрепко зашить. Эти плавсредства помогли войску переправиться на правый берег Верх. Таймыры, простите, Окса. Далее путь македонян лежал к столице Согда, Мараканде.

Думаю, что Согд располагался на правом берегу р. Пясица в районе хр. Согра, с севера ограниченного р. Янгода. В этом месте Пясина делает большую излучину, которая и дала название столице — Мараканда. Ведь «мэрэкэндэ» и означает «большая излучина» (эвенк.). Между прочим, как раз напротив этой излучины в Пясину впадает река Шава. Именно здесь, когда Авраам, победив коалицию царей и освободив Лота, возвращался с поля битвы, навстречу ему вышли в долину Шаве царь Содомский и царь Салимский Мелхиседек. И можете мне поверить, для этой встречи они проделали немалый путь: владения Мелхиседека, сопка Мялхаседа, находится далеко на юге — восточнее села Караул в устье Енисея, а содомский царь прибыл от истока Пясины. Почему я так уверена, что Лот жил именно там? Все очень просто. Имя Лот на иврите означает «ладан», т. е. душистая смола. У северной оконечности оз. Пясино, к юго-западу от оз. Половинка притулилось оз. Ладаннах и впадающие в него речки Верх, и Ниж. Ладаннах. Где же жить Лоту, как не здесь. После того как Авраам вызволил его из плена, Лот продолжал жить на старом месте, в Содоме. Когда грехи жителей Содома и Гоморры достигли предела, Господь затопил эти города, и стала долина Сиддим, на которой они находились, дном моря, Мертвого моря. Язык эвенков прекрасно помнит эти события. Глагол «содом» означает «бушевать (о море)», а, «содоми» — «кричать, орать, шуметь».

Во время этой трагедии Господь спас Лота и двух его дочерей, но возникла другая проблема — дочери-невесты остались без женихов. Поскольку нет ничего хуже для женщины, чем не выполнить своего главного назначения стать матерью, отчаявшиеся дочери Лота составили нетрадиционный план: подпоив отца, они по очереди к нему вошли, в результате чего родили ребятишек, Бен-Амми и Моава! Когда детишки подросли, они продолжали жить в этом районе: севернее речки Половинки — племя Бен-Амми, аммонитяне, южнее — племя Моава, моавитяне. Поскольку на р. Половинка разводили мелкий рогатый скот (об этом — ниже), то река эта называлась Арнон «(Река) Баранов». Естественно, аммонитяне поклонялись своему богу Аммону, изображая его с бараньей головой. Но ведь Аммон — бог египтян. Внимание: мы присутствуем при зарождении Египта, точнее, Верхнего Египта. Вы, наверное, решили, что я сейчас Пясину назову Нилом. Ничего подобного. Раньше Нил назывался Кеме, а Енисей — Кем. Значит, Енисей и был Нилом.

Ужасная гибель Содома и Гоморры произвела огромное впечатление на окрестных жителей. И когда часть их прибыла на Пелопоннес и поселилась в северной его части, Ахайе, они продолжали и там рассказывать эту историю, но в своей аранжировке. Раньше (читай: на Таймыре) Ахайя называлась Эгиалеей, т. е. Прибрежной страной. На длинной прибрежной полосе, один близ другого стояли пять городов, в том числе Эгион, Гелика и Бура.

Город Эгион носил имя сына Посейдона, сторукого великана, «коему имя в богах Бриарей, Эгион — в человеках» (Гомер). Имел там владения и сам Посейдон: в Эге, «в заливе глубоком обитель, дом золотой…» (Гомер). В Эге находилось и святилище Посейдона. Во время Троянской войны Гера потребовала от Посейдона поддержки ахейцев-данаев:

Бог многомощный, колеблющий
землю! Ужели нисколько
Сердце твое не страдает
о гибнущих храбрых данаях!
Тех, что и в Эге тебе, и в Гелике
столько приятных
Жертв и даров посвящают?
Гомер

По-видимому, Посейдон возглавлял девятку местных богов. По-эвенкийски, «еги, египты» — «девятый, девятая часть». По девятой доле Посейдона, вероятно, Египет и получил свое имя.

На восток от Эгиона располагалась священная роща Гомарион, посвященная Зевсу Гомарию, или Гомагиру (у эвенков до сих пор существует род Говагир). Похоже, что составители Библии город Эгион со священной рощей Гомарион назвали Гоморрой.

Что же касается третьего названного мною города — Бура, очень похоже, что он и был Содомом. Ведь содомского царя звали Бера. Кстати, на р. Бурайкос, в пещере, находился оракул Геракла. Возможно, там и был египетский город Геракла — Гераклеополь. Но главным городом, столицей Эгиалеи была Гелика.

Теперь о самом удивительном: в 373 г. до н. э. Бура и Гелика при страшном ночном землетрясении были поглощены морем и исчезли с лица земли. Сообщившие этот факт очень достойные ученые жили несколькими веками позднее, и я подозреваю, что к ним попали источники, относящиеся к таймырским Содому и Гоморре.

Не оставили без внимания бывшие жители Таймыра и скандальную историю о Лоте и его дочерях. Только они перенесли ее на о. Кипр. Жена тамошнего царя Кинира похвасталась, что ее дочь красивее самой Афродиты. Возмущенная богиня вселила в девушку преступную страсть к отцу. И вот Мирра, или Смирна (оба имени — название душистой смолы, как и имя Лота), подговорила кормилицу, которая допьяна напоила несчастного царя, после чего родная дочь пришла к нему в спальню. Результатом этой преступной связи явился прекрасный Адонис, из-за любви к которому перессорились Афрбдита и Персефона. Мы не знаем, как закончил свои дни Лот, но несчастный Кинир, в ужасе от содеянного, покончил жизнь самоубийством.

Вот какую цепь воспоминаний вызвала во мне речка Шава, находящаяся напротив Мараканды, в которой мы оставили Александра. А молодой царь между тем уже собрался в новый поход. Он двинулся к Танаису, который, «по словам местных варваров», стекает с Кавказских гор и впадает в Гирканское море (попытка дать Верх. Таймыре очередное имя). Правда, Арриан оговаривается, что есть еще другой Танаис, описанный Геродотом. А у меня есть третий Танаис: в Енисейский залив северо-западнее устья Енисея впадает р. Танама, а северо-восточнее — Танер. Часто маленькие речки, находящиеся в бассейне больших, в своей основе несут название реки-матери. Например, Дон — Донец. Так и с Енисеем. Местные жители называют его Кем, и впадают в него Кемь, Кемчуг и др. По-видимому, реки Танама и Танер содержат в своем имени старое название Енисея — Танаис, Танай.

Вот и отправились воины Александра от Пясины к Енисею, к его устью. Сюда к нему прибыло посольство от абиев, которых Геродот назвал справедливейшими людьми. Китайцы в VI в. знали реки Абию и Киям. Если Киям — это Кем-Танаис-Енисей, то Абия — это Обь, откуда послы абиев и прибыли к македонскому царю.

В это время Александру доложили, что восстали многие покоренные племена. Пришлось ему быстрым марш-броском идти к Газе. Думаю, что таймырской Газой был город на р. Хосебигай, впадающей в Посой, приток Агапы. А совсем рядом протекает р. Дана (очередной осколок Танаиса-Дона), приток Янгоды, впадающей в Агапу. Здесь конец того подвига, который совершил Авраам, освобождая Лота: ведь он гнал неприятеля, «до Дана».

По следам праотца Александр Великий провел быструю победоносную операцию. За два дня он подавил восстание в пяти городах и захватил прекрасно укрепленный город Кира. Возможно, этот город располагался там, где Дудыпта впадает в Пясину. Почти у устья Дудыпта с юга принимает р. Быхы, притоком которой является Кирилик.

На помощь восставшим прибыли из-за реки (Дудыпты?) скифы. Македонянам пришлось отступить к р. Политимет, так как там находился лес, защищавший их от вражеских стрел. Значит, они перешли на р. Сигиктях, выше устья Дудыпты с востока впадающую в Пясину. Ведь «сиги» это «лесная чаща» (эвенк.). Значит р. Сигиктях быть Политиметом.

А в это время восставшие, соединившись со скифами, собрали в Габы — неприступное место на границе между Согдийской землей и скифами-массагетами. Место это находилось севернее Согдийской Скалы, т. е. хр. Согра и называется хр. Кобуна-Тас. Рядом протекает р. Кабыкатас и располагается одноименное урочище. Восточнее этих гор протекает р. Массонов, с севера впадающая в р. Новую. Здесь же есть и оз. Мазсанов. Ивритское слово «маса» означает «поход, переход», так что оно и дало имя скифам-кочевникам — массагеты. Кстати, мы можем определить и местонахождение таймырской Фессалии: она с севера была ограничена Комбунийскими горами, т. е. хр. Кобуна-Тас.

Разгромив врага, Александр направился к Согдийской Скале, где восставшие нашли свое последнее убежище. Они хорошо укрепились на хр. Согра и запаслись продуктами. Помог им и обильно выпавший снег, дававший воду и затруднявший македонянам подступы к Скале. Пришлось Александру отдать приказ вбивать в слежавшийся снег костыли. Воины овладели Скалой и принудили врага к сдаче.

В честолюбивые планы молодого царя входило покорение всей Индии, и он направился на паретаков. Ему сообщили, что на скале Хориена множество варваров держат в своей власти это неприступное место. Идти македонянам было недалеко. Восточнее хр. Согра, между реками Горбита и Дудыпта, протянулись горы Гербей-Хербей. Они-то и были скалой Хориена. Естественно, эту преграду Александр тоже захватил, но сделать это оказалось нелегко, так как войско страдало от зимней непогоды: начались обильные снегопады (в Индии!) и мучительно ощущался недостаток съестных припасов. Между прочим, скала Хориена — это та самая гора Хорив, у которой Моисей впервые беседовал с Богом.

Отдохнув до конца зимы в Бактрии, на р. Агапа, в конце весны Александр направился к индам. За десять дней он переправился через Кавказ-Быррангу и оказался в земле парапамисадов, т. е. жителей горы Парапамис, все того же Кавказа-Бырранги. Местные жители защищали каждую пядь своей земли, а, покидая города, их поджигали. Особенно жестокой была борьба за Аорнскую Скалу. Думаю, что речь идет о хр. Камень Коде-Тоннага-Нее, омываемом с северо-запада Верх. Таймы-рой, а с юго-востока — рекой Логата. Вероятно, эта Скала была священной. Во всяком случае, греки рассказывают, что в Феспротии, близ Аорнума находился оракул, где Орфей вызывал душу Эвридики. А часть оронима «коде» напоминает еврейское слово «кадош» — «священный». Правда, называли эту гору евреи Синай, т. е. Крепость Нее. Эвенки запомнили это место как владения вождя: «сэнэ» — «богатырь, вождь». Именно здесь Господь дал Моисею свои десять заповедей, и здесь Моисей поставил первый храм — Скинию Завета, куда являлся сам Господь.

В горах Камень Коде-Тоннага-Нее было и еще одно. святилище. Здесь Дионис построил город Нису, от которой и стал называться Дионисом, Нисским богом. Местные жители рассказали Александру, что Дионис назвал свой город в честь своей кормилицы Нисы. Думаю, они просто прикрывали женолюбие своего любимого бога. Ведь его постоянно окружали служительницы оргиастического культа и было их много. Так вот, на арабском языке «нисо» значит «женщины». Думаю, что на Таймыре была и другая Ниса. Восточнее Ниж. Таймыры у ее устья есть речка Наша.

Это тоже Ниса, только названная на иврите «нашим», т. е. «женщины».

Побежденные нисейцы пришли к Александру с просьбой оставить их город свободным, так как со времен Диониса они никому не подчинялись. Они рассказали македонскому царю, что гора вблизи города названа Мером, т. е. Бедром, потому что Зевс именно в бедре выносил своего сына. Конечно же, Александр не мог не взойти на эту знаменитую гору. Вот где нам довелось встретиться со священной горой индийцев Меру! Это все та же Бырранга, которая, кстати, в своем названии содержит корень слова «бедро»: быр — берцовая кость, бедро.

О чем только ни наслышался в этих местах Александр. И о том, что именно здесь страдал в пещере Прометей и сюда для его спасения приходил Геракл; и о муравьях, добывающих для индов золото; и о грифах, это золото стерегущих; и о странствиях Диониса и о многом другом.

В частности, ему рассказали, что в этих местах живут амазонки (нисо? нашим?). Но ведь известно, что их родина — река Термодонт, т. е. Теплая река. А, впрочем, в «Махабхарате» говорится, что священная река Ганга сначала была горячей. Ганга очень похожа на Таймыру. Обе они текут «тремя путями»: сначала в небе (в горах), потом по равнине, в конце пути исчезая в море Сагара (оз. Таймыр) и, появляясь снова на земле, стремятся к Океану. Похоже Верх, и Ниж. Таймыре нам придется дать еще одно прекрасное имя — Ганга. Что же касается горячей воды Ганги-Таймыры, то она не остыла до сих пор. Изучавший устье Ниж. Таймыры Н. Н. Урванцев, пишет: «На выходе из залива теплые пресные вода Таймыры отогнали льды…»

Пс. Каллиофен в «Александрии» рассказывает, что у Александра Великого произошли две встречи с марсидонскими царицами. Одна из них, Клитеврия со своим девичьим войском напала на македонян и после тяжелейшего боя вынуждена была подчиниться власти молодого царя. По всему видно, что эта Клитеврия была амазонкой. Я даже подозреваю, что этих женщин назвали амазонками после их поражения и позорного бегства: «амасикла», значит «попятиться», а «амасикласин» «обратиться в бегство, броситься назад» (эвенк.). Поскольку амазонки жили на р. Термодонт, значит первоначально селились они по Ниж. Таймыре. Вероятно, в этих местах действительно бытовал топоним Марсидон. Возможно, он означал, что эта река — владения бога войны Марса. Но скорее речь идет об обширнейшем Мурсианском озере на п-ве Скандза, о которых упоминает Иордан. И под п-вом Скандза следует видеть п-в Таймыр, а под Мурсианским оз. — оз. Таймыр. Последний гидроним не чужд здешним местам: в междуречье Хатанги и Анабара есть оз. Мярсийин.

Что же касается второй марсидонской царицы, по-видимому, она к Марсидону не имела никакого отношения. Царица Клеопила Кандакия, судя по второму имени, правила в Мараканде, спутанной с Марсидоном. У Кандакии с Александром после завоевания им этих земель сложились самые доверительные отношения.

Пока Александр Великий завоевывал Аорнскую Скалу-Синай-Нисухр. Камень Коде-Тоннага-Нее и узнавал от местных жителей всякие удивительные истории, к нему прибыло посольство от царя Таксила, который владел самым большим городом между Индом — Верх. Таймырой и Гидаспом-Хетой. Таксил заявлял, что сдает; свой город без боя. Найти этот город на карте нам чрезвычайно легко. Верх. Таймыра уже от истока берет как бы в петлю хр. Такса-Гер-Бей, так что он находится к северо-западу от Аорнской Скалы. Название этого хребта и рассказывает, нам, что Таксилы расположены именно там. Жители города приняли македонского царя дружелюбно, а тот, в свою очередь, устроил для индов конные и гимнастические состязания.

Но долго расслабляться не пришлось. Александру сообщили, что по ту сторону Гидаспа со всем своим войском стал индийский царь Пор, полный решимости не пустить македонян через реку. Молодой царь быстро направился туда.

Вот мы с вами и оказались на том самом месте, с которого я начала свое повествование: на левом берегу Хеты, на противоположном высоком берегу которой, между речками Маймеча и Абылаах археолог Д. П. Хлобыстин раскопал несколько интересных стоянок.

Уже сами названия этих речек весьма многообещающи. Начнем с Маймечи. Одно из значений слова «май» — «святой, покровитель» (тюрк.). Особым почитанием у тюркских народов пользуется богиня Май-Омай-Умай-Хумай — покровительница рожениц и детей. Вторая же часть гидронима близка турецкому тесе — «дуб» или селькупскому «мачи» — «густой лес, тайга». Значит Маймеча — река, на берегу которой в густом лесу было святилище богини Май.

Еще более интересно название речки Абылаах. Имя ей дали индийцы» так как на санскрите abala — «женщина», а ah — «говорить, призывать, называть кого-либо или что-либо». В общем, речь идет о женщине-шаманке. В мифах многих народов Севера прославляют могучих шаманок, определяющих судьбы людей, вроде Морганы, жившей на загадочном о-ве Аваллон. Исследователи точно определили, что этот остров носит имя мифического предка кельтских племен по имени Аваллон, точнее Аваллах. Но впоследствии произошло переосмысление этого имени, благодаря его сходству с валлийским названием яблока — afal. И стали переводить название Аваллон как Остров Яблок. Позднее с этим именем произошла еще одна метаморфоза — его стали воспринимать как гиперборейский Счастливый остров. Вот как об этом пишет Гальфрид Монмутский в «Жизни Мерлина»:

Остров Плодов, который еще
именуют Счастливым,
Назван так, ибо все само собой
там родится —
Сами собою растут и обильные
злаки, и гроздья,
Сами родятся плоды в лесах
на раскидистых ветках,
Все в изобилье земля,
как траву, сама производит.
Сто и более лет
продолжается жизнь человека.

Только, пожалуйста, не спешите плыть на Аваллон за длинной жизнью. Уж не так-то долго они и жили, просто считали по-другому. Одна ненка уже в наше время рассказывала: «Еще четыре года не было у меня детей: две зимы и два лета». Так же считают и нганасаны: «Осень-зима кончились — год прошел; весна, лето кончились — другой год прошел». Так что, когда библейские Авраам и Сарра родили Исаака, когда ему было сто, а ей девяносто лет, в нашем пересчете, ребенок у них появился действительно поздно: ведь родителям Исаака было пятьдесят и сорок пять лет. В этой связи, пожалуй, следует пересмотреть всю хронологию после Потопа.

Но вернемся на Аваллон. Правили этим островом девять могучих шаманок-сестер. Они не только мудро управляли, но были и прекрасными целительницами:

Старшая из девяти всех мудрее
в искусстве целенья
И красотой своей сестер
превосходит намного,
Имя Моргана, ей.
Знает искусство она изменять
обличье и может
В воздух на новых крылах взлететь,
подобно Дедалу.
Той же волшбе, говорят,
и другие обучены сестры…

Так вот и творится миф: пока от маленького стойбища с женщиной-шаман-кой на р. Абылаах потомки дошли до Северной Европы, название речки стало именем предка кельтов Аваллаха, превратившегося в Аваллона, владельца Острова Яблок, затем Плодов, и, наконец, Счастливого острова. Да и количество шаманок все время увеличивалось. На р. Абылаах — одна, в якутском эпосе — уже шесть, а на Аваллоне — девять.

Не могу хотя бы вкратце не упомянуть об якутских шаманках-удаганках. Их изображения в олонхо необычайно красочны и полны первобытной силы и экспрессии. Во главе них — Айыы Умсуур — старшая сестра героя Нюргуна Боотура Стремительного. Она была его пестуньей, покровительницей и помощницей в боях. Кстати, старшая сестра-шаманка на Аваллоне тоже была родственницей короля Артура. Но насколько якутские удаганки ближе к первоначальному видению мира древним человеком! Узнав о беде, приключившейся с героем, небесные удаганки, «с шумом слетев на крутой перевал дороги бед», начали камлать:

Доом-эни-доом!!!
Доом-эни-доом!!!

В олонхо этот призыв оставлен без перевода, т. к не знают, что он на эвенкийском языке и означает: «Спускайся, матушка, спускайся».

Громко о бубен стучи,
Грозно вещай,
Колотушка моя!
Громче, бубен тугой, взывай,
Неистово грохочи!
Наши речи
Излечивали от ран!
Мы властны
Разрубленное срастить,
Мы властны
Разрушенное обновить.
Убитых в бою
Подымали мы,
Умерших давно
Оживляли мы!

В мире этих представлений и жили обитатели рассматриваемых нами стоянок. Что же там обнаружили археологи? Во-первых, эти стоянки расположены очень удобно. Ежегодно в осенние месяцы в этом месте переплывают на правый берег стада оленей, возвращающиеся с севера. В это время на них легче всего охотиться. А в долгие зимние вечера обитатели стоянок занимались обработкой шкур и изготовлением орудий труда. И так здесь жили люди со времен неолита, с III тыс. до н. э.

На стоянке Маймеча I обнаружен котлован жилища типа голомо: выкопанный котлован обкладывался вертикальными лесинами, образующими конус. Часто основу конуса образовывали четыре лесины, создававшие для жилища форму пирамиды. Долганы еще недавно жили зимой в землянках, имевших эту форму. Я думаю, что такие жилища и явились прообразом египетских пирамид. Кстати, само слово «пирамида» греческое, а египетское равнозначное слово содержит корень mr как воспоминание о горе Мер-Меру-Бырранге, на которой мы недавно побывали вместе с Александром Македонским. А помните, как, сняв шкуры с палаток, македоняне сделали из них плоты? Вот такими же шкурами были покрыты и жилища на стоянках.

Внутри жилища на стоянке Маймеча I находился камень-голыш. На нем и вокруг него валялись многочисленные отщепы кремнистого сланца. Видно, в этом доме изготовляли много орудий труда. Среди многочисленных скребел, проколок и вкладышей ножей археологи обнаружили настоящий шедевр: полулунный нож, прекрасно отшлифованный, сделанный из серо-зеленого сланца. Нож имеет одностороннюю заточку, удобную, как считают археологи, для чистки рыбы и строгания дерева. Подобными ножами до сих пор пользуются нганасаны и долганы. Представляю, в какой священный ужас пришли бы обитатели стоянки, узнав о таком кощунственном использовании этого ножа-серпа, ведь им было отделено небо от земли, им были кастрированы греческие боги Уран и Крон, а Тифон этим ножом вырезал сухожилия у Зевса. Таким ножом жена Моисея Сепфора, чтобы спасти мужа от гнева Господа, сделала обрезание сыну…

В этом жилище были найдены и другие удивительные вещи. Там обнаружена лабретка — украшение, вставлявшееся в отверстие, которое протыкали около рта. Иногда отверстие делали одно — под губой. Но в данном случае лабретка имеет асимметричную форму, и значит, к ней был парный экземпляр. Сделано это украшение из стеатита светло-коричневого цвета и тщательно заполировано. Найдено еще одно украшение в виде кнопки. Честно говоря, я бы эти изделия считала не украшениями, а элементами шаманского наряда.

Обитатели соседней стоянки, Маймеча IV по своему образу жизни практически не отличались от соседей. Только они были более воинственны: здесь найдены большей частью сломанные наконечники стрел и, кажется, наконечник дротика. Так что, возможно, эпохальное сражение между индийским царем Пором и македонским Александром произошло именно здесь. Как и на первой стоянке, здесь встретились украшения из золотистого стеатита: пуговица с ушком и лабретка, на сей раз медиального типа, вставлявшаяся через рот в отверстие под нижней губой. Здесь же найдены обломок стеатитового кольца и грибовидная подвеска.

Но самые интересные открытия ждали археологов на стоянке женщины-шаманки Абылаах I. Поселение это многослойное. Древнейшая его часть относится к раннему неолиту (IV тыс. до н. э.). Кроме обычного каменного инвентаря и керамики, там стали появляться кусочки бронзы, обломки льячек, обломок глиняной литейной формы кельта (это вид топора). Найдено много кусков пережженного керамического шлака с отпечатками сетки, которая, вероятно, входила в какое-то сооружение, служившее для улучшения процесса плавки бронзы. Я думаю, эти сетки плелись недалеко от стоянки в пос. Катырык. Древние индийцы словосочетанием kata-karana обозначали плетение циновок.

Самой потрясающей находкой является песчаниковая форма, предназначенная для отливки антропоморфной фигурки, вырезанной прямолинейными желобками: одной линией — голова и туловище, внизу расходящееся надвое — ноги; другой, горизонтальной — плечи, от концов которых опускаются линии рук. Сразу же отмечу, что раздвинутые ноги — символ женщины-роженицы. Археологи датировали эту форму для отливки фигурки XII в. до н. э.

Прекрасным дополнением к этой форме является найденный там же предмет из рога северного оленя. Рог был обрезан с двух концов, и получилось изделие, напоминающее колотушку, служившую древнему шаману для ударов по бубну.

Инвентарь этой стоянки позволяет нам сделать вывод, что к IV тыс. до н. э. берега Хеты были уже заселены, а к концу П тыс. до н э. на Таймыре уже появилось бронзолитейное производство. И главное — это первобытное население уже имело свое мировоззрение, разделяя окружающий мир на высших существ, людей и медиаторов-шаманов, осуществляющих связь «между миром высшим и земным» при помощи религиозных обрядов.

Вот в таком удивительном мире жили обитатели стоянок на Хете. И самое интересное, что главным объектом их веры и надежд была маленькая фигурка (6,5 см), которую отливали в форме, обнаруженной на стоянке Абылаах I. Возможно, она была той самой матерью рода, к которой обращались за помощью и поддержкой. Возможно, она была самой богиней Май — защитницей материнства и младенчества.

Не знаю, обратили ли вы внимание, что на стоянках, описанных выше, почти не встречается целых изделий ни из камня, ни из бронзы. Видимо, обитатели стоянок покидали их навсегда и забрали с собой все ценное. Дело в том, что в конце II тыс. до н. э. многие из них стали перебираться в более теплые, южные края. В этот период, как доказывают исследования, на Севере началось постепенное похолодание, лесотундра стала замещаться тундрой, резко увеличилась ледовитость полярного бассейна. В результате развития вечной мерзлоты началась гибель древесной растительности. В общем, климат Заполярья стал приближаться к современному. Таймыр стал экстремальной зоной с длительной суровой зимой, коротким жарким летом, частыми и сильными ветрами. Изменение растительности повлекло за собой изменение поведения животных. Пути сезонных миграций северного оленя удлинились: весной они стали уходить далеко на север, а осенью возвращаться в тайгу и лесотундру. Это вызвало и отток большой части населения в более приемлемые для жизни места. Оставшиеся же пережили длительный и трудный процесс адаптации к новым условиям. В результате изменения физиологических механизмов человеческого организма стали формироваться особые антропологические типы.

Эти изменения климата очень точно отразили предки иранцев в своем древнейшем памятнике «Авесте». Рассказав, как их добрый бог Ахура Мазда создал одну из лучших местностей Арйана Вэджа, они сетуют, что злокозненный Ангра Манью, во-первых, поселил там «рыжеватых змей» (они имели в виду евреев во главе с Моисеем, имевшим знамя с медным змеем), а, во-вторых, утвердил ниспосланную дэвами зиму. «Там — десять зимних месяцев и два летних месяца, и они холодны — для воды, холодны — для земли, холодны — для растений».

Вот в каком месте произошла встреча Александра с Пором. Македонский царь расположился на левом берегу Хеты-Гидаспа, индийский — на правом. Зная об огромной силе, сосредоточенной под рукой Пора, Александр послал одного из своих талантливых полководцев, Кена с конницей в тыл врага. Царь правильно сделал, что в тыл послал именно Кена. Думаю, что Кен — это кенит Рагуил, владения которого находились как раз в тылу Пора. Между верхним течением Хеты и пр. Дудыпты Авамом протекает речка Тагенарка. Тагенар — это искаженное эвенкийское слово «тэгэмэр» — «царь». Здесь и находилась столица кенита Рагуила, у которого, бежав из Египта, служил пастухом Моисей (оз. Моисея — немного севернее).

Перейдя Хету и одержав блистательную победу, Александр, развивая успех, пошел завоевывать соседей Пора, то ли главгаников, то ли главсов. Искать этих главсов мы будем у оз. Таймыр — Каспийского моря, которое Марко Поло называл Глевешелан.

(Продолжение следует)


КАК ЖИВЕШЬ, HOMO?


В. Д. Ловчиков
МОЙ КАРИБСКИЙ КРИЗИС, ИЛИ «ОПЕРАЦИЯ АНАДЫРЬ»


Об авторе:

Ловчиков Василий Дмитриевич — кандидат военных наук, доцент, академик Международной академии духовного единства народов мира, писатель, автор пятнадцати книг стихов. Материалы публикуются впервые.


…………………..

С момента окончания Высшего Военно-Морского инженерного радиотехнического училища (ВВМИРТУ) легких дней не было. Выпустившись инженером, вынужден был начать службу простым техником по самолетным радиотехническим средствам на морских стратегических бомбардировщиках Ту-16, хотя было предложение стать сразу начальником группы обслуживания на летающих противолодочных самолетах (лодках). Выбор сделал сам, поскольку в то время Ту-16 был самым современным самолетом в мире и был оснащен самым современным радио- и радиотехническим оборудованием. Две инженерные должности в полку были заняты, и пришлось за два года пройти все ступени должностного роста: техник, старший техник, начальник группы обслуживания и наконец через два года — инженер полка по радио. За эти два года пришлось изрядно попотеть, осваивая всю имевшуюся на вооружении Ту-16 электронную технику. Особенно трудно было осваивать радиолокационное оборудование системы защиты хвоста. Это оборудование было только разработано и плохо освоено техническим составом полка. Да и отказность сначала была велика. Приходилось искать свои методы диагностики и подготовки этой техники. Кое-что об этой службе мною изложено в цикле стихов о наземных тружениках авиации, хотя это и сделано с определенным юмором, но все взято из реальной жизни. И авиаторы меня поймут.

Венцом моей заключительной службы в авиации была должность инженера по радиотехническому оборудованию Авиационной базы дальней авиации на Чукотке в Анадыре Здесь в ноябре 1962 года пришлось пережить пик служебного риска, связанного с событиями Карибского кризиса, проходящего теперь в литературе как «Операция Анадырь». То есть я оказался в эпицентре этой операции — в Анадыре.

В период самого пика напряжения, когда две сверхдержавы были на грани начала ядерного столкновения, поступил приказ дивизии стратегических бомбардировщиков «Мясищев» М-3 и дозаправщиков М-4 занять исходную позицию для ответного удара по США на аэродроме нашей авиабазы в Анадыре. И так случилось, что в момент прилета дивизии ни командира авиабазы, ни старшего инженера Инженерно-авиационной службы (НАС) в Анадыре не было. Они улетели инспектировать запасной грунтовой аэродром. Старшим по ИАС был назначен я. И хотя я был самым молодым инженером базы, но единственный из инженеров имел высшее образование и к тому же был парторгом ИАС. В этот день, хотя в это время понятие «день» было уже относительным, большую часть суток царствовала полярная ночь, мне пришлось с избытком испытать важность и трудность принятия решений в экстремальных условиях, когда как непринятие, так и принятие вынужденных решений могут быть расценены отрицательно и иметь для человека роковые последствия.

Приземление стратегических гигантов (вес более ста с лишнем тонн) началось с того, что у первого же самолета не выпустилось колесо в конце правого крыла. В результате самолет, практически снеся крылом все правые фонари, обозначающие в темноте правую границу взлетно-посадочной полосы (ВПП), глубоко влез в тундру в конце ВПП и закупорил в конце ВПП дальнюю рулежку на стоянку самолетов. То есть создал аварийные условия для посадки последующих самолетов. По докладу мне начальника группы обслуживания самолетов и двигателей, отвечающей за прием самолетов, на извлечение гиганта из тундры потребуется время. Поскольку о посадке таких самолетов на грунтовый запасной аэродром перед возможным вылетом на боевую операцию не могло идти и речи, возник вопрос: что делать? А в это время остальные самолеты подходили и кружились над аэродромом, ожидая своей очереди на посадку. Время их нахождения в воздухе было лимитировано из-за ограниченного количества оставшегося горючего.

Поскольку в конце полосы имелась, кроме дальней рулежки, закупоренной застрявшим самолетом, еще и ближняя рулежка, пришлось позвонить на командный пункт управления полетами и выяснить: смогут ли самолеты М-3, используя тормозные парашюты, остановиться до ближней рулежки, чтобы сойти с ВПП на стоянку? Последовал ответ, что другого выхода нет. Будут садиться.

Даю команду начальнику группы обслуживания по самолетам быстро отправляться со своими специалистами на ВПП собирать тормозные парашюты, а после посадки заниматься вытаскиванием застрявшего в конце полосы самолета. Сам сажусь в газик и еду проверить состояние ближней рулежки. Подъезжаю к ней, а она перегорожена службой специзделий. Они никого, в том числе и меня, через свои посты не пропускают. Прошу вызвать старшего этой группы. Показываю на застрявший в конце ВПП самолет и на самолеты, кружащиеся над аэродромом и говорю: «Чтобы они не начали падать по вине вашей службы из-за невозможности приземлиться, даю десять минут на очистку рулежки. После приземления последнего самолета можете действовать по своему плану». Подполковник оперативно отреагировал на информацию. Через семь минут второй самолет уже катился по этой рулежке на стоянку. Посадка остальных самолетов прошла благополучно. После посадки всех самолетов и сбора всех тормозных парашютов был извлечен из тундры застрявший самолет, и служба ИАС вместе с подоспевшей бригадой технарей дивизии приступила к подготовке самолетов к боевому вылету.

Не успел я прийти в себя после первой стрессовой ситуации, как последовала следующая. Примчался капитан — начальник горюче-смазочной службы (ГСМ) и заявил, что он не может имеющимися автомобильными заправщиками своевременно заправить такое количество огромных самолетов, потребуются не одни сутки, а стоит задача сделать это быстро. Спрашиваю, какое он имеет предложение. Отвечает: «Есть выход, но он пахнет трибуналом». Буквально накануне были завершены работы по прокладке и сварке заправочного трубопровода, имеющего подводы к каждому самолету, но трубопровод не сдан в эксплуатацию. Не дай Бог, он не герметичен и в него может попасть грунтовая вода. Наличие воды в топливе может привести к гибели самолетов. На высоте замерзшая вода может привести к остановке двигателей, и самолет обречен на гибель. Чем это грозит тем, кто заправлял самолеты топливом с водой, — ясно без лишних разъяснений.

Посоветовавшись, принимаем с ним решение о срочной проверке трубопровода путем закачки через него двух топливозаправщиков с взятием через каждые пять тонн проб на наличие воды. Безусловно, это вело к потере определенного времени, но при удачном исходе позволяло гораздо быстрее решить проблему заправки прибывших самолетов. В первом заправщике была обнаружена вода в отстое, а затем пошло топливо, отвечающее требованиям.

Снова, посовещавшись, принимаем решение заправлять самолеты по трубопроводу, пропуская горючее в каждый самолет через два фильтра со взятием многочисленных проб на отстой воды.

Пока шла заправка самолетов, вся служба ИАС авиабазы подключилась к ограниченной группе специалистов дивизии по осмотру авиатехники, устранению замечаний летных экипажей по работе техники и к предполетной подготовке самолетов.

Вся эта работа потребовала от меня и всей службы ИАС, которой пришлось руководить мне, несколько суток. Когда я, переживший две нестандартные стрeccoвые ситуации и обеспечивший предполетную подготовку прилетевших самолетов, вышел из цеха радиостендов, на которых устранялись отказы радиооборудования, неведомо откуда появился майор — начальник штаба авиабазы (второе лицо после командира) и начал давать мне запоздалые и не имеющие практического значения указания. Это меня просто поразило и возмутило. Хотя я был в то время всего старшим лейтенантом, я не удержался и спросил его о том, где он прятался, когда требовалось его руководство и помощь мне в принятии ответственных решений. Поскольку в нужный момент его в нужном месте не было, а теперь его распоряжения не имеют значения, я послал его туда, куда посылают в таких случаях показушников. Заявив, что все нужные указания службе ИАС без его подсказок я уже дал.

Боевой вылет, как известно, не состоялся. Но и когда вся армада улетела на свой аэродром, я смог успокоиться лишь после того, как старший инженер сообщил, что все самолеты благополучно приземлились. Расслабившись, я выпил целый стакан спирта и впервые за несколько суток спокойно заснул. В эти напряженные сутки я потерял восемь килограммов веса.

За успешное выполнение задания в чрезвычайных условиях руководство авиабазы было отмечено командованием корпус са. Меня среди поощренных не оказалось. Не исключаю, что майор, готовивший списки на поощрение, припомнил мой разговор с ним. Не знаю, был ли поощрен начальник ГСМ, с которым мы, рискуя, запустили заправочный трубопровод, нарушив все инструкции, которые имеются по этому вопросу. Но и сейчас я доволен своими действиями в тех условиях, хотя мне пришлось выполнять функции, далеко выходящие за пределы обязанностей инженера авиации по радиотехническим средствам.

П. П. Супруненко
ГДЕ ВЕСЕЛЕЕ?

Обживать землю человек начал, вероятно, с того времени, когда начал слезать с деревьев и поселяться в пещерах. Хотя это вопрос еще не совсем выясненный, где ему было безопасней и комфортней. Теплее, очевидно, было в пещере, а обозримость — больше на деревьях. Впрочем, пещеру можно было выбрать на склоне горы или утеса Дальше пошли стоянки, стойбища, селения, хутора, зимовники, села, станицы, деревни, остроги, крепости, местечки, города, центры, столицы, мегаполисы… Причем, чем гуще, тем пуще, «веселей». В городе рубили, по деревням щепки летели. Деревенский ребенок что городской теленок. Мышь в коробе, как воевода в городе. И совсем с иронией, с насмешкой: иди в город, там с колокольным звоном встречают! Или — что за город: и калача купить не на что!

Склонность к шуткам — немаловажная часть национальной общенародной культуры.

ЭЛЛАДСКИЕ ШУТКИ

Произошел невероятный случай в древней Сицилии. Высоко в лазурном небе парил орел. В когтях хищника находилась пойманная им черепаха. Он выискивал, обо что бы ему расколоть твердый панцирь добычи. И вот своим зорким взглядом заметил какой-то блестевший на солнце предмет.

Цель показалась подходящей и удар был безошибочным. Но только после выяснилось, что выпущенная из клюва черепаха попала в лысый оголенный череп. Да еще какой приметный — древнегреческого поэта Эсхила. Так неожиданно оборвалась жизнь прославленного «отца трагедий».

Не случайность ли это? Не замешана ли нечистая сила? Впрочем, разберись, где она чистая, а где нечистая. А дело вроде обстояло так. Великий древнегреческий драматург был ярым противником тирании. Он осуждал в своих творениях не только деспотов на земле, но и бросил вызов кровожадным богам на небе. В одной из его трагедий «Прикованный Прометей» был развенчан культ жестокого мелочного верховного повелителя на Олимпе. От критики струхнул даже всемогущий громовержец.

Он и отомстил смельчаку поэту таким коварным путем. Ведь орел считался священной птицей самого предводителя олимпийцев. Но торжество Зевса было преждевременным. Можно было предпринять и еще более страшную месть — заставить того же орла клевать печень или еще какой орган. Но престиж богов оказался подорван смертным поэтом. И ни жестокость, ни произвол не могли помочь олимпийскому владыке. Участь его была предопределена.

Даже не все актеры и дипломаты умели при плохой игре сохранять хорошую физиономию. А вот что приключилось с выдающимся римским полководцем, диктатором Юлием Цезарем. Высадившись в Африке, он, сходя с корабля, оступился, упал… Предзнаменование? Но, упершись руками о берег, Цезарь произнес: «Ты в моих руках, Африка!»

Судите сами, насколько древние греки не только преклонялись-поклонялись многочисленным своим богам, чтили их, поэтизировали, мифологизировали, но и иронизировали… Одну из юных и прекрасных таких небожительниц они назвали «Прекраснопопой». Чтоб не закралось подозрение, что это какая-нибудь первоапрельская хохма, укажем точно местонахождение статуи этой богини — в Национальном музее Неаполя.

Официально она называется «Афродита с прекрасными ягодицами», но если перевести с греческого «Афродита Каллипига»… Знатоки говорят, что и на греческом и на русском слово звучит ласково и красиво. Нужно отдать должное эллинам. Они умели ценить и меткое слово, и шутку, уже не говоря о ваянии.

«Каллипига» изображена скульптором в момент раздевания: правой рукой она приподнимает часть хитона, приоткрывая живот и ногу. Левой рукой она подхватывает вторую часть хитона, полностью открывая ягодицы. Вроде нечаянно спадающая с плеча бретелька обнажает грудь. Если обойти статую вокруг, то открываются все новые и новые и неожиданные прелести женской фигуры.

Ценители находят здесь изощренную комбинацию обнаженного и прикрытого тела, глубокого постижения языка эротики. Был бы социологический эротический опрос, не проиграла бы захваленная Венера?

Ну и конечно, появлению такой чувственно впечатляющей «Каллипеги» сопутствовал миф, если хотите, анекдотическая легенда. Потому как сами эллины со временем иронизировали по поводу своих мифов.

В уединенном месте купались две сестры. Как положено для резвящихся красавиц, они поспорили, кто из них милее и неотразимее. Под прикрытием густого кустарника наблюдал за ними юноша-сиракузянин. Услышав спор прелестных девушек, он не выдержал Выбежав из-за прикрытия, преклонил колено перед старшей сестрой и заявил, что именно она достойна предпочтения.

Перепуганные прелестницы убежали. Взволнованный молодой человек рассказал дома брату о случившемся. Тот предложил посвататься к сестрам, соглашаясь жениться на младшей. Отправились к их отцу. Оказалось, что младшая заболела от огорчения и обиды. Она уверяла, что юноша был невнимателен, что кусты помешали ему рассмотреть все как следует и настаивала произвести повторный осмотр.

Теперь уже оба брата, посовещавшись, прознали победительницей младшую, так как судья «в первый раз видел ее только спереди». А как прояснилось, именно вид девушки со спины и ниже оба брата признали прелестным и восхитительным. Состоялась общая свадьба. В память о том приключении и значении той части тела, что определила судьбу, и появился храм со знаменитой статуей.

В КАЖДОЙ ИЗБУШКЕ СВОИ ИГРУШКИ

На Руси для веселья причин было предостаточно. И над собой подшучивали, и других умели подкузьмить да подъегорить. И шла слава-молва с городов и весей. Рязанцы таковы, что без шутки и с лавки не свалятся. «В Рязани грибы с глазами, их едят, и они глядят». В Москве тоже за таким товаром далеко в карман не лезли. Сюда, в белокаменную столопрестольную мужик для поговорки пешком ходил, за песнями ездил. И видели ее издалека при кислятине да сквозь жидкий чай. А показать Москву в решето — значило и вовсе нагло одурачить, обмухлевать. По слухам, в ней и грязь не маралась, и звону на всю Ивановскую, и «была бы догадка, а в Москве денег кадка» и каждый день праздник. Так вот и били в доску — поминали Москву. Но дат же москвичи дивились иногда долетавшим вестям о пошехонцах. Всех, наверное, пере-дурачили, переплюнули эти самые пошехонцы. Они дым решетом из избы выносили, в трех соснах заблудились, на городскую колокольню лазили — на Москву поглядеть.

А то медведь откусил голову одному из пошехонцев, и жена его долго не могла вспомнить, была у него голова или нет. Потом-таки припоминает, что в минувшем году купил он себе шапку-малахайку к празднику, и только тогда убедилась, что голова-таки действительно у него была. Понадобилось немало времени и для того, чтобы прийти к определенному выводу: всякому свои ноги ближе к коленкам…

Что же это за край такой и за что напраслина на его обитателей? Неужели такие недотепы? «У людей дураки — загляденье каки, а свои во каки».

Вопрос о глупцах не так прост, как покат жегся на первый взгляд. Действительно они таковыми являются или только прикидываются простаками, придуриваются? И нужно ли им уступать дорогу? А глупость — что это, недостаток или болезнь? И какими путями пришла? Что за состязание — кто кого дураковатее? Попробуй ответь на все заковыки!

Народная мудрость по этому поводу не категорична. То она определяет безнадежность болванов тупоголовых (если нет в голове — в аптеке не купишь), то представляет целую классификацию дураков: добродушных, Богом обиженных, набитых, круглых, отпетых, беспросветных.

Конечно, места наибольшего скопления глупцов определить трудно. Хватало их на востоке и на западе. Там, смотри, поссорились умники на мосту из-за барана не купленного. В другом месте в полнолуние месяц скрылся за тучей и жители подумали, что его украли у них соседи. Вооружились, двинулись в поход, но луна показалась и пришло убеждение, что ее от страха возвратили враги.

Пошехонцы вроде бы и не показывали такой воинственной прыти. Они ведь только блоху миром давили, а мешком солнышко ловили…

СМЕЮЩИЕСЯ ШТАТЫ?

Тексас на юге США.

Название штата индейско-племенного происхождения. «Добрый друг» (техиа) — так будто бы индейцы ответили на вопрос, какого они племени. Штат «добрых друзей-приятелей» можно назвать и одним из самых веселых в Америке. Обычно смеются до слез, до колик, до упаду штанов, в Техасе шутки и веселые истории в салунах и барах нередко сопровождались выстрелами. В широкополых «десятигаллонных» шляпах, и с не менее широкими натурами взрывно-темпераментные, задиристые техасцы любят по-ковбойски немного прихвастнуть, похвалиться своими просторами, как и своей сообразительностью. Поэтому и пришелся им по душе Дэви Крокет с его чудесными историями и невероятными приключениями.

Нет, Дэви не мог похвалиться тем, что он, когда бывал голодным, то отгрызал носы живым медведям, как это делал его приятель старый Джим. Не приходилось ему и нырять в Ниагарском водопаде и выныривать на другом краю земли, как это делал Сэм Пэтч. Не придумал он и такое лассо, как Билл Пекос, что укротил им смерч торнадо и пришпорил, как дикого мустанга Но кое-что умел и сам Дэви. Стоило ему один раз улыбнуться еноту, когда заметил его на дереве, как тот свалился наземь к его ногам. А то случилось так, что за зверька принял сучок на дереве. Ну, и ему улыбнулся. Никакого отзвука. Улыбнулся вторично — осыпалась вся кора.

Тяжеловато приходилось Дэви во время его скитаний. То холод, то жара неимоверная. Лихорадку подцепишь, не сразу отвяжется. У одного приятеля от нее, от дрожи высыпались зубы, у другого полезли ткани одежды. А третий дрожал так, что завалилась его хижина. С Дэви обошлось: дрожать тоже, видно, надо умеючи. Неунывающим парнем был этот Дэви Крокет. Жизнь сама заставляла не вешать носа. Он и при встречах с приятелями, при состязаниях на лучшего вру… пардон, лучшего рассказчика выходил первым.

Во многих местах побывал и был известен Крокет, а навечно остался в Техасе. Одни говорили, что погиб он в 1836 году на фронтире — границе в стычке с мексиканцами. Другие утверждают, что при каком-то «веселье»: ведь нравы тогда были особенно горячие и любой спор заканчивался пальбой из пистолетов. Только вот говорят, что после гибели такого парня, как Дэви, стрелять стали меньше. Ведь глупо же так зазря терять такую мудрую прекрасную штуку, как жизнь.

Большой Каньон, глубокая и узкая долина реки Колорадо в американском штате Аризона. Открыт испанскими конкистадорами в 1540 г. (буквальный перевод с испанского «каньон» — труба). Он имеет 217 миль длины и является классическим примером подобного эрозионного образования как в системе каньонов реки Колорадо, так и в других местах. Это очень известное «чудо природы» издавна было отмечено американским юмором.

Один старожил Дальнего Запада рассказывал, как он вышел охотиться к озеру, сплошь усеянному утками. Пять миллионов уток на одном озере! Как зашло солнце, стало так неожиданно холодно, что вода враз замерзла, и утки оказались во льду. Услышав шаги охотника, они, естественно, испугались и взлетели все разом. И при этом они так рванули лед, в котором сидели, что все замерзшее до дна озеро взлетело вместе с ними и на его месте осталась огромная дыра. Люди назвали ее Большим Каньоном.

Аризона, штат на юго-западе США Наг зван от индейского словосочетания «ари» — малый, небольшой, «зон» — источник, вода. Жители этой «страны с малым источником» суровых горно-пустынных маловодных мест заверяют, что они всегда рады заезжему чело веку, гостям. А пошло это еще от легендарного знаменитого техасского ковбоя Пекоса Билла. После многих приключений забрел он в Аризону и решил здесь обосноваться. Всю Аризо ну он обнес забором, устроил огромное ранчо. Такое обширное, что от въездных ворот до дверей дома не один день езды. Вдоль пути Билл поставил станции с перекладными лошадьми для гостей. Как настоящий истый техасец и аризонец он любил веселую компанию. У него было так много приятелей ковбоев, что его пекарям приходилось запружать ручьи и замешивать тесто прямо в лощинах Они ссыпали в них фургоны муки, ведерки дрожжей и тонны соли. Затем запрягали коней и месили тесто плугами и скреперами. По сей день кое-где в лощинах осталась соль. Люди назвали такие места солонцами.

ХОДЖА НАСРЕДДИН — ПОБОРНИК ЛАКОНИЗМА

Бухара, один из древнейших городов Средней Азии, известный с I века н. э. находящийся в долине реки Зеравшан. Был он столицей и Бухарского ханства, и Бухарского эмирата, и Бухарской ССР, после размежевания которой образовались Узбекская ССР, Туркменская ССР, Таджикская ССР. Нынешний центр Бухарской области славится своим богатым прошлым, мавзолеями Самани и Улугбека и поэтому неслучайно его нередко называют городом-музеем.

А еще, говорят, на широко известных бухарских восточно-колоритных базарах витает дух архипопулярного самого Ходжи Насреддина… Слава Аллаху, забыть его невозможно, поскольку связан он с такими историями и приключениями, которые вселяют веру, что восторжествуют не глупость и зло, а добро, мудрость и шутка…

Рассказывают, как Насреддин, увидев, как дорого продают говорящего попугая, продал думающего индюка. Как доказал, что бедность лучше богатства — богатых грабят, а бедных нет. Как готов был взять, если в одной не могут совместиться несколько качеств, трех жен. Доказал, что жена — зло, но необходимое. Спешил женить сына, пока тот не поумнел. Просил заранее деньги, причитающиеся ему на похороны. Хотел умереть, чтобы не платить за лечение.

Читая медицинскую книгу, находил у себя признаки беременности. Выздоровев, благодарил лекаря, который отказался его лечить. Сам излечивал больных, пригрозив сжечь одного из них на лекарство. Искал утонувшую тещу вверх по течению. Плакал во время молитвы, так как борода муллы напомнила ему о пропавшем козле.

Надев чужую папаху, принимал себя за другого. Кукарекал, чтобы день наступил раньше. Чтобы ослу было легче, ехал на нем с мешком на плечах. Надевал ослу зеленые очки, чтоб тот принял щепки за траву. Засыпал заново, чтобы вернуть приснившиеся деньги.

Как известно, за право называться родиной Гомера спорили семь городов. Вдвое-втрое больше городов и народов называют своим Ходжу Насреддина. В турецком Акшехире показывают даже его могилу, в Хорто знают место, где зарыт его пуп… Знатоки доподлинно выяснили, что бывал он в Багдаде, Тегеране, Тифлисе, Эчмиадзине, Дамаске, Трапезунде и многих других городах.

Но авторитетный его «биограф» Леонид Соловьев доказал в двух томах, что «возмутитель спокойствия» — сын седельщика из Бухары, одного из самых базарно-говорливых веселых городов Востока. Народная молва утверждает, что именно здесь некогда встречались собратья Насредцина таджик Мушфики, араб Джоха, уйгур Молла Зайдин, Туркмен Кемине, русский Балакирь, индус Бирбал, еврей Гершеле Острополер, немец Эйленшпигель, армянин Пулу-Пути и многие другие весельчаки, хитрецы, шуты, остроумцы. Ученые мужи и до сих пор спорят, в каком они родстве с Ходжой Насреддином и кто у кого какие шутки, хохмы и анекдоты заимствовал.

В ОДЕССЕ СВОЕ МНЕНИЕ

Существует мнение, что самая лучшая девушка не может дать больше того, что у нее есть. В лучшем случае она может повторить: «Что такое секс по-одесски?» — «Это смех не только до и после, но и во время…»

* * *

По поводу обилия памятников архиоснователю (а были уже, говорят, и такие: он в кепке, а вторую кепку держит в кулаке и все призывает) в Одессе спрашивали: «Почему нет памятника Ленину на Коне?» Так знатоки-историки объясняли: потому что Ленин не мог ездить верхом. «Но тетя Роза тоже не может, но ей памятники не ставят».

* * *

Говорят, в Одессе по-еврейски любят отвечать вопросом на вопрос. Но это не всегда так. «Что б я так жил, как я это знаю». А потом вынуждают обстоятельства. «Чего вы испугались? — удивляются хозяева. — Разве вы не знаете, что если собака лает, то она никогда не кусает?» — «Я-то знаю. А вот знает ли собака?»

* * *

Встретились две давних знакомые. «Вы не знаете, где теперь живет Борис Григорьевич?» — «Как же, он давно в Париже!» — «Это далеко от Причепиловки?» — «Пять тысяч км, не меньше». — «Хме, такой умный одессит и заехал в такую глушь!»

ЗАПОРОЖЦЫ — ТУРЕЦКОМУ СУЛТАНУ?

Когда речь заходит о запорожском казачестве, даже со случайным собеседником, почти всегда поминается «Письмо турецкому султану». Оно вошло в присловье, известно как выверенный временем, «хрестоматийный» анекдот. Такой славе поспособствовали и Н. В. Гоголь со своей знаменитой повестью, и И. Е. Репин с его немеркнущей картиной, излучающей, пожалуй, как ни одно полотно, животворящий смех. И кто хоть раз присмотрелся даже не к оригиналу в Эрмитаже, а к репродукции, тот надолго запоминал этих колоритных весельчаков, «хохмачей», собранных Репиным в такую нескучную компанию.

Подбор прототипов для нее оказался непростым делом. Ездил он для этого по местам бывших Запорожских Сечей, выискивал натуру среди потомков. Но случались и непредвиденные находки. Прямо-таки детективной выглядит охота художника за понравившимся неповторимым затылком екатеринославского генерал-губернатора. Возможно, Репин и не предполагал изображать Тараса Бульбу в этой компании. Но его богатырь-сечевик в белой папахе и красном жупане крепко смахивает на гоголевского героя. Именно таким и представляется многим Бульба — хохочущим от того, что предоставилась возможность приперчить самонадеянного султана. В этом простодушном казарлюге, как и в его сотоварищах, смех взрывается от души. Между прочим, прообразом его послужил не потомок сечевиков, а профессор Петербургской консерватории. Нужно полагать, профессор понимал толк в «науке гоготания»…

Но вернемся к письму запорожцев, которое произвело такое неотразимое впечатление не только на Репина, ходило в списках, переписывалось простыми сельскими грамотеями. Отдельные строчки из текста становились крылатыми присловьями от него доносились отголоски свободолюбивой запорожской вольницы. Письмо писалось как бы в ответ на султанские угрозы, в которых не было недостатка в исторической действительности. Как всякий спесивый тиран, стамбульский деспот обладал при этом, конечно, целым набором званий и титулов. Ну, казаки и подчеркнули его «могущество»:

«Вавилонский ты кухар, македонский колесник, ерусалимский броварник, александрийский козолуп, Великогол и Малого Египта свинарь, армянская свиня, татарский сагайдак, каменецкий кат, подолян-ский злодюга, самого гаспида внук и всего свету и под свету блазень (шут), а нашего Бога дурень, свинячка морда, кобыляча с…а, резницкая собака, некрещеный лоб, хай бы взял тебя черт!

Ты — шайтан турецкий, проклятого черта брат и товарищ, а самого люциперя секретарь!»

И деликатное пожелание в заключение: «Числа не знаем, бо календаря не маем, месяцу небе, год у кнызи, аденьтакийу нас як и у вас, поцилуй за те ось куда нас!..»

Словесность, конечно, не самая изящная, но и без излишней грубости, без матерщины. Дипломатический этикет обязывал!

Письмо запорожцев к турецкому султану переводилось на различные языки. Один из первых вариантов был помещен в своеобразной писаной русской газете «Куранты» еще в 1621 г. В последующее время публиковались многочисленные списки и варианты с различными деталями. Но был ли оригинал, первооснова этой дипломатической переписи? Историки не могли сказать точно.

Один из современных исследователей Г. Нудьга собрал интересный материал на эту тему: его книжка «Переписка запорожцев с турецким султаном» была издана еще Академией Наук Украинской ССР. Автор использовал печатные источники, а также найденные им неизвестные ранее рукописи в архивах Киева, Вильнюса и других городов. На их основании исследователь доказывал, что известное письмо запорожцев нельзя считать настоящим историческим документом времен Запорожской Сечи.

Из публикаций «Письма…» нетрудно убедиться, что речь идет не о дипломатическом документе, а о вольном творчестве казацких писарей. Их пародии на тогдашнюю дипломатическую переписку, в частности, на письма турецких султанов и крымских ханов, были подхвачены народом.

Многие из вариантов письма подписаны: «Кошевой атаман Иван Сирко со всем коштом запорожским». Это одна из наиболее ярких фигур сечевого казачества. Он провел более 50 походов и ни разу не потерпел поражения. Восемь раз избирали его кошевым атаманом Войска Запорожского. И как уж повелось для талантливых людей, отведал «милости» и от царского правительства: в 1672 году был схвачен и сослан в Сибирь. Но вскоре для отражения татаро-турецкой агрессии понадобился его полководческий опыт и его вернули из ссылки.

Могила Сирко находится на берегу Днепра недалеко от Никополя, и к ней ныне совершаются паломничества. Кое-кто был склонен считать, что там, на картине Репина красножупаный казарлюга не Тарас Бульба, а именно Сирко.

В. А. Жуков
ЧЕЛОВЕК РИТМИЧНЫЙ?

ЦИКЛИЧНОСТЬ
РАЗВИТИЯ ЦИВИЛИЗАЦИИ

Человеческий организм несет в себе ритмы как Земли, так и Солнца, и Космоса. С момента зарождения организм проходит определенные циклы развития. Эти циклы, или периоды развития, через 1,5 периода, через 15 периодов, через 150 периодов — всегда должны заканчиваться пульсацией. Луна вокруг Земли — за 27,3 дня. Биологический, месячный цикл человека (у женщин) также равен 27,3 дня. Правда, народонаселение на Земле давно перемешалось и можно сказать, что я не совсем точен. Но в прошлом веке было выявлено, что у женщин северных широт месячный цикл составлял 28–30 дней, а у женщин из племен, живущих в районе экватора, месячный цикл — 25 дней. Поэтому средняя величина этого цикла составляет 27, 3 дня. Такая разница в длительностях циклов северных и южных широт, может объясняться только одним — величина магнитного поля в северных широтах почти в два раза превышает величину магнитного поля на экваторе. То есть люди на экваторе жили меньше, чем архангельские поморы, за месяц на пять дней. Но на Земле есть места с геомагнитной аномалией и повышенным геомагнитным полем. В этих местах продолжительность жизни, без влияния других факторов, должна быть повышенной. Кстати, количество долгожителей раньше приходилось не на жителей Кавказа, а на жителей Якутии, где величина индукции магнитного поля Земли (вплоть до Енисея) выше, чем на Северном магнитном полюсе (на Севере Канады). Может быть, Тунгусский метеорит «знал, куда падать». Но месячный цикл в 27,3 дня заканчивается пульсацией. Поэтому это не период развития. Пульсация означает ломку старого и даже гибель чего-либо, но и зарождение нового, или обновление организма. Десятикратность пульсации в 27,3 дня — это 273 дня — это 9 месяцев — заканчивается другой пульсацией — рождением ребенка. Но если для женского организма это пульсация, то для новорожденного девять месяцев внутриутробной жизни это период развития, который красной нитью проходит через всю жизнь человека. Десятикратность этого периода развития — 90 месяцев — 7,5 года, это переход ребенка из одного возраста в другой. Это плавное формирование новой формации. Но 15 таких периодов развития заканчиваются пульсацией — это 11,2 года. В жизни эти годы, а сама пульсация длится около 0,1 от периода пульсации, для организма ребенка очень трудные. Ломка идет страшная. По статистике, в эти годы у детей наибольшее возникновение таких заболеваний, как опухоли головного мозга, лейкозы, пневмонии, тяжелые формы ангин, вирусных и инфекционных заболеваний. Сто девятимесячных периодов развития — это 75 лет, средняя величина жизни человека. Сто пятьдесят таких периодов, или 1,5 от 75 лет — 112,5 лет. Граница человеческой жизни. Это последняя большая пульсация организма. В жизни человек имеется несколько второстепенных пульсаций: в 22–23 года, в 33–34 года, в 44–45 лет и т. д., но пульсации в 11,5 лет и в 112,5 лет самые радикальные. Заслуживают внимания пульсации в 44 год и в 55 лет. Физиологическая перестройка, ломка, в эти годы происходит достаточно сильная, хотя не радикальная. Но это возмещается повышением умственных способностей. Хотя, к сожалению, не у всех людей.


НЕОБХОДИМОСТЬ ОБОСТРЯЕТ РАЗУМ. Кстати, если девятимесячный внутриутробный период ребенка принять условно за один день и умножить на 364 дня (в году), то год жизни человек будет равен 273 годам. Может быть, нам и положено столько жить? Вполне возможно когда-то люди жили и дольше. Но ретикулярная клетка человека делится, пульсирует ровно 50–52 раз. Это зависимость от пульсации «Центра» Солнечной системы, который пульсирует через 24 месяца, +2,4 месяца самой пульсации. 26 месяцев по 51 разу = 112,5 лет. Если у ретикулярной клетки какими-то внешними факторами приостановить деление на неопределенное время, то после устранения этих факторов, клетка разделится ровно до 50 плюс-минус 1–2 раза. Такая же клетка у морских черепах, живущих около 300 лет, делится 150 раз. Магнитное поле мозга человека пульсирует 16 раз в сутки. Как это отражено в организме? Два полуэллипса во рту человека имеют по 16 зубов, позвоночный столб — 16 по 2 = 32 позвонка и т. д. Но у всех млекопитающих на земле шейных позвонков ровно 7. Это «отражение» внутреннего строения Земли. Кстати, первая большая пульсация в 11,25 года приходится на 16-й цикл 9-месячного развития. И первая у крупного цикла развития в 7,5 года. После окончания пульсации — следующий цикл в 7,5 года. Это 18–19 лет. Период раннего расцвета, стремление организма укрепиться физически и духовно. Но усиление половой возбудимости, особенно у мужчин, как генетическое предупреждение: впереди в 22–23 года — следующая большая пульсация. Она не радикальная, как в 11,25 года. Но все-таки. Усиление половой возбудимости — это генетическое стремление к продолжению рода, перед гибелью или большой физической ломкой организма. Например, больные туберкулезом, чахоткой отличаются повышенной половой возбудимостью. Или, после нескольких дней (а не месяцев) алкогольного запоя у мужчин резко возрастает половая потребность. После пульсации в 22–23 года следующий период «развития» в 7,5 года (это 30-летний возраст) — период полного расцвета организма. Но в отличии от мужчин в эти годы резко возрастает половая возбудимость у женщин. Это — преддверие пульсации в 33–34 года. Почему такое возрастное расхождение с мужчинами? А почему функция работы некоторых отделов мозга у женщин отличается от мужских? Скорей всего потому, что в женщинах больше «космического начала». Мужчина — более земной. Поэтому мужчины часто говорят о «загадочности женщин», не понимая, что эта «загадочность» и есть отголосок Космоса. Помните, у Шекспира: «…что выше пояса — божественно творение, что ниже — чертово создание». У мужчины и выше пояса и ниже — все земное. Все качества мужчин можно найти в разнообразии животного мира. (По нумерологии Жукова В. А., слово «мужчина» соответствует слову зверь, а слово «женщина» — цветы.) Вдумайтесь, какое разнообразие видов, окрасок, запахов и красоты присущи цветам. На клеточном уровне, на уровне кровяных телец, человеческий организм, вместе со своим «багажом» — вирусами и бактериями, подчинен информационной пульсации из Космоса. Это отражено в работах академика Чижевского. Он же первый обратил внимание на то, что активность бактерий начинает проявляться до начала вспышки на Солнце. Значит, информация, влияющая на агрессивность бактерий, доходит до Земли с большей скоростью, чем скорость света, и имеет свою фундаментальную основу. Это основание может дать объяснение тому, что в периоды повышенной солнечной активности, по статистике, происходит увеличение рождения детей с болезнью Дауна. В этом случае развитие мозга у плода отвечает на ту информацию, которую получает из Космоса. Земля также пульсирует, как и все объекты Космоса. Но если Солнце пульсирует через каждые 2 ч 50 мин и высота пульсации на поверхности составляет около 10 км, то пульсацию Земли заметить трудно. Даже 40-дневная пульсация Земли может быть обнаружена только по колебаниям орбиты Луны. Более значимы глобальные, вековые пульсации Земли. Конечно, то, что происходит в Бермудском треугольнике и в других точках нашей планеты, по моему мнению, связано с пульсацией Земли, но это другая, как говорят, «загадочная» тема. Глобальные пульсации Земли связаны с глубинными процессами внутри ее. А так же под влиянием «Центра» Солнечной системы, под которое Земля попадает в тысячелетнем своем движении. Глубинные процессы связаны с определенным строением «ядра» Земли., Перераспределение «вещества» в центре Земли из Северного полушария в Южное и наоборот вызывает инверсию магнитного поля Земли. Смена знака на полюсах. У Солнца смена знака на полюсах происходит каждые 11 лет. И это сопровождается повышенной солнечной активностью. Некоторые ученые считают, что смена знаков на полюсах Земли происходит каждые 9-10 тыс. лет. Известно, что ледниковый период закончился около 10 тыс. лет назад. Гренландия была покрыта зеленой травой, а не льдами. В районе Пскова и Новгорода водились крокодилы. А угорь точно не поплыл бы из Саргассова моря в Прибалтику, если бы там были льды. Но при смене знаков на полюсах Земли должна происходить кратковременная потеря магнитного поля Земли, что приводит к нарушению озонового слоя Земли и усиленному проникновению все сжигающего ультрафиолетового солнечного излучения. Было ли это, трудно сказать, но то, что последний мамонт погиб 10 тыс. лет назад в результате каких-то геокатаклизмов — определенно. Но что совершенно ясно — это глобальные геокатаклизмы, потрясшие Землю 13–14 тыс. лет назад. Об этом еще тридцать лет назад писал советский ученый А. Горбовский. И действительно, для современных ученых развитие человека и животного мира до этого периода покрыто мраком.(Обращаю внимание: этот период отмечен в каменном сооружении — Стоунхендже — в камне номер 93.) Это была сильнейшая пульсация Земли. В этой точке тысячелетий происходит пересечение древних календарей. ДРЕВНЕАССИРИЙСКИЙ календарный цикл составлял 1805 лет, конец одного из них приходился на 712 г. до н. э. Отложить шесть циклов назад, получается — 11 542 г. до н. э. ДРЕВНЕЕГИПЕТСКИЙ календарный цикл равнялся 1460 лет. Один из циклов завершился в 1322 г. до н. э. Отложить семь циклов назад, получится -11 541 г. до н. э. ДРЕВНЕИНДИЙСКИЙ календарный цикл состоял из 2850 лет (железный век Калиюга). Календарная эра началась в 3102 г. до н. э. Три цикла назад приходится на 11 652 г. до н. э. У ДРЕВНИХ МАЙЯ календарный цикл составляет 2760 лет (разница с древнеиндийским — 90 лет!) Начало календарной эры приходится на 3373 г. до н. э. Три цикла назад приходится на 11 653 г. до н. э. Некоторые ученые считают, что то, что произошло 13 650 лет назад (с учетом нашей эры), связано с очень близким подходом к Земле в тот период кометы Галлея. Может быть. Но едва ли. Почему такие большие календарные циклы у майя и древнеиндийский? Почему начало календарной эры у этих народов почти совпадают? Разница в 271 ± 2 года = 273 года. Начало или конец какой эпохи они хотели подчеркнуть этими цифрами? А ведь 273 год — это определенный период вращения, период «развития» центра Земли. Считается, что период прецессии земной оси равен примерно 26 500 лет. Но она должна составлять 27 300 лет. Во время больших геокатаклизмов, пульсации Земли изменялась и скорость вращения Земли, как в сторону резкого уменьшения, вплоть до полной остановки, так и в сторону резкого ускорения вращения. Соответственно изменялось и движение земной оси. Луна вращается вокруг Земли за 27,3 дня, подчиняясь не всей массе Земли, а ее центру. Не случайно на орбите Луны, по ходу ее и сзади находятся «скопления вещества», своеобразные туманности, но на таком расстоянии от Луны, что вместе с центром Земли образуют равносторонний треугольник. (О влиянии полнолуний на жизнь животных и растений — отдельная статья.) Сто оборотов Луны по 27,3 дня — это 7,5 года. Как это отражается на Земле? Через такие периоды в Южном полушарии появляется грандиозное теплое течение — Эль-Ниньо, ломающее температурный режим материков как в Южном, так и в Северном полушариях. Периоды развития Земли и всего на ней живущего подчинены — 27,3 года, 273 года, 2730 лет, 27 300 лет. Но пульсация — через 1,5 периода. Естественно, не каждая сопровождается большой геофизической ломкой. Например, пульсация от 273 года = 409 лет. Неизвестно, что происходило около четырехсот лет тому назад по всему земному шару, но в одно из этих лет замерзло Черное море. И от Крыма до Турции можно было дойти по льду. Пульсация от 27 300 лет — около 40 000 лет — это нутация (колебание) земной оси. Если эти годы накладываются или резонируют с Большой космической пульсацией, геофизические катаклизмы на Земле неизбежны. Еще раз, не каждая пульсация ведет к геологическим катаклизмам, даже крупногодичная, но каждая пульсация выбрасывает определенный поток времени — информации, подчиняясь которой, формируется развитие (или гибель) цивилизации. Поток времени в основе своей несет ИНФОРМАЦИЮ РАЗВИТИЯ. Например, подчиняясь этой информации, ОДИН человек написал о гибели Титаника, а сотни других, независимо от него, построили копию того, что он написал. Все сошлось, вплоть до крушения. Посмотрите, как отображена в древнеармянских рукописях пульсация, произошедшая около 900 лет назад. (В этом году вновь было знамение в северной части неба: в четвертом часу ночи небо было объято пламенем более, чем в первый раз, и было оно темно-красного цвета в начале вечера до четвертого часа ночи, так что никто никогда не видел подобного страшного знамения: подымаясь, будто древо с ветвями, покрыло северную сторону до верхушки неба. Все звезды стали цвета огня, и это было знамением гнева и избиения. Мудрецы, узнав об этом, говорили, что это есть знамение кровопролития: действительно, было столько бессердечных избиений и бедствий…)

Понятно? Войны и различные бедствия происходят не в результате действий политиков и экономистов, а подчиняясь той информации, которую Земля выбрасывает на поверхность в результате пульсации. Период развития в 273 года. Тридцать три цикла его или 22 пульсации по 409–410 лет — это около 9000 лет, одна треть прецессии земной оси в 27 000 лет. Что могло произойти 9000 лет назад? Может быть, гибель Атлантиды. Но лет двадцать назад в прессе проскочило — и забылось! — сообщение о том, что в грунте на Украине, на определенной глубине, обнаружен тонкий слой уплотненного пепла. Возраст этого пепла оказался около 9000 лет. В дальнейшем обнаружилось, что таким же слоем, только на разных глубинах, покрыта почти вся Европа. А разрыв земной коры произошел в районе Апеннинского полуострова. Какая же это была дыра? И сколько надо было выбросить пепла, чтобы покрыть такую площадь? Что еще происходило 9000 лет назад? От южной части Австралии, от о. Тасмания до Индокитайского полуострова, по дну океана тянется своеобразное поднятие океана. Почему своеобразное? Ученые установили, что это поднятие образовалось около 9000 лет назад в результате разрыва дна океана. Если в те годы это было дно океана, а не суша. Но ширина разрыв составляла около 400 км. Кто может зрительно представить такую впадину? (Человек многие тысячелетия живет в уничтожении природы и погружается в моральную безнравственность. ПОРА БЫ ПРИРОДЕ И ВЛАСТЬ УПОТРЕБИТЬ.)

Периоды «развития» Земли: 27 300 лет, 2730 лет, 273 года, 27,3 года. Каждый период состоит из трех частей — «зима», «лето», «осень-весна». На примере периода в 27,3 года можно проследить развитие общества (пока в России, СССР). «Зима» и «лето» — по 9,1 года, «весна» и «осень» по 4,55 года В чем смысл последующей таблицы. Те «зерна» настроений в обществе, те действия социального порядка, происходящие в период «весна» и начало «лета», какой социальный урожай посеет общество в этот период, такой «хлеб» и будет оно поедать «осенью и зимой». Отсчет — назад. Точка отсчета — 1997 г. Почему 1997 год? Эта точка указана в известном сооружении — Стоунхендж.

— зима — 1997 г. — осень — 1992,45 г. — лето — 1983,35 г. — весна — 1978,8 г. — зима — 1969,7 г. — осень — 1965,15 г. — лето — 1956,05 г. — весна — 1951,5 г. — зима — 1942.4 г. — осень — 1937,85 г. — лето —1928,75 г. — весна — 1924,2 г. — зима — 1915.1 г. — осень — 1910,55 г. — лето -1901,45 г. — весна — 1896,9 г. — зима — 1887.8 г. — осень — 1883,25 г. — лето -1874,15 г. — весна — 1869,6 г. — зима — 1860.5 г. — осень — 1855,95 г. — лето — 1846,85 г. — весна — 1842,3 г. — зима — 1833.2 г. — осень — 1828,65 г. — лето — 1819,55 г. — весна — 1815 г. — зима — 1805.9 г. и т. д.

Кто хорошо знает историю Государства Российского, может проследить, что «сеялось в весенние годы», и какой «урожай» снимало общество, и что «ело» в начале «зимы». Почему в начале? Если общество не сломается, если общество «не подавится тем урожаем, который вырастило», то во вторую половину «зимы» оно войдет закаленным, более окрепшим и с новыми идеями по обустройству жизни. Но эти идеи еще нужно «посеять весной». Смотрите: идеи у большевиков появились до 1897 г. — различные народовольцы, иногда с террористическим уклоном, партийные кружки и т. д. Свои идеи они сеяли с 1897 по 1902 гг. Причем в самих идеях уже был заложен смысл не созидания, а разрушения. Первый урожай большевики «сняли» в 1905 г. Продолжая разлагать общество и армию своими идеями, они получили для себя то, что хотели: поражение России в первой мировой войне и революцию. «Урожай», который собрала страна, был страшен. И ела она этот урожай, захлебываясь кровью, с «осени» и всю «зиму», с 1914 по 1924 гг. Разруха, миллионы погибших, дикий голод и людоедство в 1922 г. В этот период были заложены идеи, посеянные с 1924 по 1930 гг. Диктаторство, поиск врагов своих ошибок, уничтожение и высылка из страны цвета нации, уничтожение христианства. «Урожай» начали собирать с конца «лета» — начало 30-х годов и ели до войны и всю ВОВ. «Весна» 1951–1956 гг. Умер Сталин. Оттепель. Но мы не знаем точно, какие идеи самодержавия и «сталинизма» бродили в этот период в умах наших политиков. В 1956 г. подавили восстание в Венгрии. Собрали урожай «осенью» 1968 г. — вошли в Чехословакию. «Оттепель» закончилась в 1965 г. — «осень» — пришел Брежнев. Начался «застой», но экономический, а не политический. В этот период партийная элита и руководство армии получили негласное одобрение на экономическое воровство. «Посеяно» это было «весной» 1979 г., когда вошли в Афганистан и начали войну с МУСУЛЬМАНСКИМ МИРОМ. Из Афганистана шли гробы не только с трупами, везли гробы с дубленками, гробы с золотом и наркотиками. Урожай мы начали снимать в Чечне и Таджикистане. И снимаем до сих пор.

Но распад СССР не укладывается в 27-летний цикл. Такие события не могут зависеть от такого короткого периода. Здесь участвует цикл «развития» в 273 года. Идеи увеличения могущества России и «посев» этих идей приходятся на период Петр I — Екатерина II. Конец периода в 273 года — собирание урожая с конца 80-х годов до 1991-92 гг. Своего рода «социальная пульсация».

Теперь необходимо небольшое отступление. Все знают, что если в Северном полушарии зима, то в Южном — лето, и наоборот. Но в социальном развитии «сезонные» распределения идут не в широтном, а в меридиальном направлении. Например: если с 1992 по 1997 гг. у нас в России была «осень», то на Американском континенте — «весна». Мы снимали урожай в Чечне, а Америка вынашивала идеи развала России, «посеяла» — «Бурю в пустыне», раздробила Югославию. Сейчас у нас середина «зимы», мы почти съели старый урожай, мы перешагнули через тяжелый период. У Америки — середина «лета». В ближайшие годы Америка должна собрать то, что посеяла в начале 90-х годов. Возможен экономический «развал» США. И война с мусульманским миром. Итак, в меридиальном направлении — точка отсчета нулевая, от Гринвича. 120 градусов к Востоку — «зима», далее 60 градусов — «осень», далее 120 градусов — «лето» и 60 градусов «весна». Почему отсчет от Гринвича? Большевики в свое время сеяли семена по всей Европе. По Лондонам, Парижам и Швейцариям. Думаю, интуитивно я прав. Нам бы спокойно, с хорошими социальными идеями дотянуть до 2006 года и затем «посеять» хорошие семена. Почему я написал: война с мусульманским миром? В Афганистане мы приоткрыли ящик Пандоры. Америка открыла его, вооружила талибов, натравливая их против СССР, а затем против России, в Чечне, фактически создав радикальный исламизм. В Косово, на святой для сербов земле, встала на сторону мусульман, т. е. посеяв семена вражды между религиями. «Урожай» «Бури в пустыне» и войны в Ираке скоро созреет, но, думаю, есть его придется не одной Америке.

Конечно, может быть, кому-то грустно сознавать, что его жизнь — это материализация какой-то информации, которая, судя по количеству биологических видов на Земле, возможно, приходит из различных Галактик. Но что поделать.

Небольшое отступление. Еще в начале прошлого века сибирские охотники-аборигены замечали: чем больше белка заготавливает кормов, тем суровее будет зима. Откуда белка узнала об этом? То есть следствие первично — причина вторична. Нарушен основной закон философии. Но «…есть многое на Свете, друг Горацио, что неизвестно нашим мудрецам».

Теперь хочу предложить читателю характеристику людей, родившихся в разные периоды 27,3 цикла.

«Весенний» тип людей. Годы рождения: 1924,2 — 1928,75 гг.; 1951,5 — 1956,05 гг., 1978, 8 — 1983,35 гг. Необходимо уточнение. Например — 1924, 2 г. Это значит, окончание 24 год и начало — 0,2 — 1925 года. Кроме того, девятимесячную, внутриутробную жизнь никуда не выкинешь. Если человек фактически родился в начале, например, 1930 года, то зачат он был в 1929 году, что укладывается в 1928, 75 года — конец «весны». «Весенний» тип людей. Фаза 4,55 года. Привержены идее, которую выбирают однажды. Отличаются большой энергией в достижении цели. Сомнения редко посещают их, но не потому, что они «имеют опыт за плечами». Они первые. Они начало цикла и, как пахарь в поле, уверены, что их «семена» лучшие и урожай будет таким, какой они хотят. Как следствие — догматизм. Склонны к постоянству в привычках, в людях, в работе. Но только в том случае, если окружающие их люди и характер работы не противостоят выполнению их идей. Категоричны в суждениях. Советы могут выслушивать, но стараются поступать так, как они считают нужным. К чужим идеям и мыслям в душе относятся с недоверием. Внешне это незаметно, т. к. с людьми сходятся легко, особенно с теми, в ком находят сходство со своими идеями. С другими — для соизмерения чужих мыслей со своими. Стараются быть расчетливыми в действиях. Любознательны, старательны, трудолюбивы, но не изобретательны. Жадность на власть. Стремятся и любят руководить. Если не удается на работе, то дома. Болезненно переживают, если это не удается Могут рисковать, но не в одиночестве. Жизнь их часто трагична. Болезненно переживают крушение своих догм. Стратегическое мышление развито недостаточно. Тактическое — хорошо. В глубине души имеют росток мстительной зависти к тем, кто умнее их и логически разрушает их догмы. Внешне это не проявляется, так же как и глубинная скрытность, которую сами они считают хитростью. В душе эмоционально подвижны. Это обусловливает периодическую эйфоричность их поведения и перепады настроения. Но в критические моменты способны быстро собираться. Генетически в них заложены хорошее здоровье и выносливость К половой жизни относятся как к природной необходимости. Фетиша из нее не делают, но могут использовать для достижения цели. В любви последовательны, но эгоистичны, придерживаются штампов и с большим трудом переступают через них. Поэтому в любви часто малоразнообразны. По своему характеру «весенние» часто похожи на людей, родившихся в первый год «лета».

Кого еще охарактеризовать?

Давайте «осенних». Тип «осенних» людей. Годы рождения: 1937, 8 (это конец 1938 г.) — 1942,2 гг (это начало 1943 г.); 1965, 15 — 1969, 7 гг.; 1992–1997 гг. Более старые годы не беру по известному смыслу. Самые разнообразные из всех типов. Ум пытливый, с аналитическим мышлением. Умеют анализировать прошлое, но о прошедшем жалеют редко. Будущее часто просчитывают разумом, но больше интуицией. Самокритичны в душе, на людях меньше. Любят бороться за справедливость. Других хвалят редко, да и то по делу, и не в глаза. Похвалу себе воспринимают как должное. И в душе гордятся собой, что дает им ощущение некоторого превосходств над другими. Материальному благополучию предпочитают духовное. Проявляют некоторую растерянность и боязливость в преддверии только личных духовных потрясений. Смелы, решительны в общественных делах, в которых любят принимать активное участие. Душевно раздвоены! «Правдолюбцы», что часто для них в жизни оборачивается трагедией. Сильно закодированы на ощущение опасности, на самосохранение. Поэтому душевно мнительны. (Мнительность разума имеет точку отсчета, факта, душевная мнительность — генетическая, безотчетная: разная информационная база). Общительны, но внутренне — осторожны. Жизнь их часто проходит «залпом», на одном дыхании. Все зависит от того, будет ли это залп чувств или разума. Редкое совмещение и того и другого дает яркие личности. Если решение принято, то отказываются от него с трудом. Цену жизни знают больше других, а к своей часто относятся наплевательски. Поэтому в мыслях и поступках иногда непредсказуемы. В личных делах, опираясь на других, до конца не доверяют им, и надеются только на себя. Под влиянием генетического самосохранения рискованных мероприятий не боятся, но предварительно, в силу ума, несколько просчитывают ходы. Глубина ума может быть незначительна, если он направлен по нескольким сферам познания. Это стремление познать жизнь через информацию от множества ее сторон приводит к раздробленности сначала интересов, а затем и личности. А в компаниях такие люди незаменимы. Поэтому среди «осенних» много «усредненных» личностей. Но если познание жизни идет в одной, однажды выбранной плоскости, — глубина ума значительна. Несут в себе «разумный эгоизм»: способны отдать последнюю рубашку, но со временем требуют и к себе такого же отношения. Природный животный эгоизм: себе — все, окружению — ничего. Человеческий эгоизм: прежде чем дать, я должен получить. Здоровьем выносливы, но часто имеют букет хронических заболеваний. Это своеобразное послание им от «весенних» и «летних». В любви, как и в жизни, на удовольствие жадные. Разнообразны во всем. Они не голодные. Они гурманы. Стремясь в количестве отыскать качество, часто живут так, будто завтра наступит конец света, и они не успеют познать что-то.


МОДЕЛЬ ТВОРЧЕСТВА



Н. И. Коровяков
КОГДА НАЧИНАЕТСЯ СТАТИКА ДВИЖЕНИЯ?


Об авторе:

Коровяков Николай Иванович — директор НИИ несубъективной физики (2001); изобретатель СССР, «Лучший изобретатель Министерства оборонной промышленности СССР», профессор, академик 12 российских и зарубежных академий, в т. ч. Академии проблем безопасности, обороны и правопорядка; доктор философии (физика) Монреальского отделения Международной академии информатизации; родился 9 мая 1937 г в пос. Каменка (Воронежская обл), с 1959 г — конструктор огнестрельного оружия, начальник конструкторского бюро перспективных разработок Тульского оружейного завода, главный конструктор специального КБ; с 1989 г — старший научный сотрудник Центра инженерных разработок «Волна» (г. Москва), начальник лаборатории нетрадиционных физико-химических проблем СП «Инжиниринг» ГКНТ СССР, 1991–1996 — конструктор-консультант по вопросам конверсии в Республике Болгария, основные научные интересы связаны с физико-техническими дисциплинами и мирозданием, награжден 6 медалями Федерации космонавтики СССР/РФ, награжден орденом «Знак Почета», почетным знаком «За заслуги в развитии науки и экономики» (РАЕН), лауреат премии им оружейника С. И. Мосина (1965, 1974), им П. Л. Капицы, им А. С. Попова, им Петра I, удостоен почетного звания и знака «Рыцарь науки и искусства» — «Разум Доблесть Честь»; почетный член Российской академии космонавтики им К Э Циолковского, автор альтернативы реактивному движению, автор структурной физики (1975); кавалер и командор международных орденов «Наука Образование Культура» (2000), президент Академии несубъективных знаний (2002).


…………………..

В 1960 году автор САФ (конструктор огнестрельного оружия на Тульском оружейном заводе) анализирует процессы зарождения движения снаряда в канале ствола, в среде пространства и в поражаемой цели В конечном результате были выявлены закономерности распределения силовых нагрузок в деталях и узлах машин и механизмах по принципу «силового кольца» — где сила зарождается, туда она и возвращается. Попытки автора передать найденную методику оптимальных технических решений инженерам-конструкторам вызвала негативную реакцию, хотя его изделия завоевали три золотые медали на международных ярмарках.

Но великий Леонардо да Винчи говорил: «Истолкователь ухищрений природы опыт, он никогда не обманывает. Нужно руководствоваться показаниями опыта и разнообразить условия до тех пор, пока мы не извлечем из опыта общих законов, ибо лишь опыт открывает нам общие законы».

Лозанна, Швейцария, 1994 год. Профессор А. Шателен: «Везде в мире физика и физики поставлены под вопрос. Как вы наверно знаете, физика и физики являются объектом нарастающе острейших вопросов со стороны масс-медий и, следовательно, правительств. Финансовые средства уменьшаются Следовательно, необходимо реагировать.


Докторскую диссертацию по СТРУКТУРНОМУ АНАЛИЗУ ФИЗИКИ автор подготовил в 1975 году с целью оформления «Акта экспертизы». Компетентные ученые того времени высказали мысль:

«Защиты быть не может, вы разрушили научные школы. Ждите признания без общепринятой защиты!»

Автор исследований, конструктор-оружейник, берет на вооружение, методику составления спецификаций и перебрасывает ее не только на состав оружия, но и на физический процесс, протекающий в канале ракетоствольного оружия. Специфика оружейного дела не всегда доступна пониманию даже специалисту, что показал СТРУКТУРНЫЙ АНАЛИЗ ФИЗИКИ: снаряд, по-кинувший канал ствола, находится в статике движения. Параллельно был проанализирован ряд других физических процессов на базе реализации движения. Так, например, закон Архимеда рассматривался в состоянии всплытия или затопления тела.

В настоящее время физика не имеет строгого определения понятия силы, по этой причине в СТРУКТУРНЫЙ АНАЛИЗ ФИЗИКИ автор исследований ввел понятия «предшествующего» и «последующего» физического процесса.

Трехчленное деление машины впервые разработал Леонард Эйлер. В общем виде все физические процессы соответствуют, подчиняются этому правилу: СИЛА — ПРЕОБРАЗОВАНИЕ — РАБОТА (по Эйлеру), ИСТОЧНИК — ПРОСТРАНСТВО — ПОТРЕБИТЕЛЬ (по Коровякову).

Вспышка света при выстреле и звуковая волна по современным представлениям относятся к понятию информации, свет — это вибрация первичной среды, а звук выстрела распространяется во вторичной среде — воздухе, который является «пленником» первичной среды. Масса планеты поглощает первичную среду (физический вакуум), и этот процесс поглощения создает явление, именуемое гравитацией или еще проще — притяжением Земли.



«Невыездного» М. КАЛАШНИКОВА (со стажем 50 лет) встречает второй «невыездной» Н. КОРОВЯКОВ (со стажем 30 лет) в Софии — 1995 г.

Принудительное перемещение снаряда в канале ствола следует рассматривать как динамику, при которой реализуется проникновение материального тела (снаряда) через физический вакуум пространства. Этот процесс именуется в науке преодолением инерции покоя. Преодолев инерцию покоя и покинув канал ствола, снаряд приобрел инерцию движения, и таким путем возникла СТАТИКА ДВИЖЕНИЯ (рассматриваем выстрел в космосе, чтобы нас не смущала вторичная среда — воздух).

Зона перехода одного физического процесса в другой процесс воспринимается как понятие Энергии, которая сама по себе никогда не существует. А понятия кинетической и потенциальной энергии должны иметь смысл предшествующего и последующего физических процессов.

Энергия в 1-м типе движения связана с инерцией благодаря проникновению тела через первичную среду (физический вакуум).

Энергия во 2-м типе движения связана с вибрацией вторичной или первичной среды, и по этой причине в ней нет места инерции.

В каждом физическом процессе движения возникает характеристика преодоления пространства: в 1-м типе движения пространство преодолевается телом и это тело в своем движении несет понятие ВРЕМЕНИ. Это время управляется интенсивностью предшествующего процесса по прямой зависимости, сильнее — быстрее, слабее — медленнее.

Во 2-м типе движения пространство преодолевается по принципу вибрации (деформации) вторичной или первичной среды (вода, воздух — среда вторичная) по прямой зависимости, плотнее — быстрее; разреженнее — медленнее.

Во 2-м типе движения характеристика преодоления пространства — ВРЕМЯ — управляется только изменением плотности среды.

Принципиальная модель аппарата безынерционного движения в пространстве основана на высокочастотной вибрации первичной среды на поверхности аппарата, и тем самым прерывается действие инерции, поверхность аппарата исполняется как радиоколебательный контур (зануление гравитаций).

ИСТОЧНИК — ПРОСТРАНСТВО — ПОТРЕБИТЕЛЬ.

Ни в наших исследованиях, ни в исследованиях предшественников в этой системе не нашлось конкретного места для ЭНЕРГИИ, ради которой немалая часть машин создана. Это отображает настоящее положение дел в природе: ЭНЕРГИИ КАК ТАКОВОЙ, СУЩЕСТВУЮЩЕЙ САМОСТОЯТЕЛЬНО, В ПРИРОДЕ НЕТ. Это эффект взаимодействия одной системы с другой. Если нет взаимодействия, то какой бы массой и скоростью тело ни обладало, оно не имеет ни энергии, ни силы. Эти показатели существенны для двух систем движения при взаимодействии, и они равны как для движущегося тела, так и для стационарного, которые вступили в процессе движения во взаимодействие. По этой причине теряется смысл потенциальной и кинетической энергии.

Исследования предназначаются для формирования реального мышления у философов, физиков-теоретиков, астрономов и математиков, которые должны отвечать за качественный анализ и быть компетентными в физике только после качественного решения физической задачи. Все это позволит современной физике выйти из тупикового процесса ее развития и воспитать мыслящее поколение ученых по методу Леонардо да Винчи конца XV века.

ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЕ ОРУЖИЕ

«ЕГО ВЕЛИЧЕСТВО ОПЫТ», ПО ЛЕОНАРДО ДА ВИНЧИ, И «ЭКСПЕРИМЕНТ», ПО АЛЬБЕРТУ ЭЙНШТЕЙНУ, ПОХОРОНЕНЫ В БРАТСКОЙ МОГИЛЕ (ВЕДРЕ) УСИЛИЕМ БОЛЕЕ 50 ЗНАМЕНИТЫХ В МИРЕ НАУКИ И ТЕХНИКИ УЧЕНЫХ НИКТО НЕ ПОДДЕРЖАЛ ПРАВИЛЬНЫЕ НАБЛЮДЕНИЯ ИСААКА НЬЮТОНА ОБ ОТСУТСТВИИ В ПОТОКЕ ДЕЙСТВИЯ ЦЕНТРОБЕЖНЫХ СИЛ, БОЛЕЕ ТОГО, ВВЕЛИ В НАУКУ ЛОЖНЫЕ ЦЕНТРОСТРЕМИТЕЛЬНЫЕ СИЛЫ, БЕЗ ОБОСНОВАНИЯ ИХ МЕХАНИЗМА!

СТРУКТУРНЫЙ АНАЛИЗ ФИЗИКИ (САФ)
(Системный подход к формированию движения)

При знакомстве с историей физики можно отметить, что все явления природы исследовались эмпирическим и полуэмпирическим методом, в результате чего до настоящего времени нет четкого определения сущности физического закона и его границ действия в пространстве.

Стремление к созданию системы, объединению системным знанием разнообразных явлений окружающего мира — свойственно процессу познания действительности в ее яви или в абстрактном отображении.

Примером тому может служить организация структуры языка, отшлифованная многовековым ежедневным употреблением не избранным кругом посвященных, а всеми членами общества — следовательно, понятная каждому члену общества.

Каждое правило, воспринимается в языке как звено в единой цепочке. Трудно себе представить, что склонение существительных называлось бы законом Иванова, спряжение глаголов — законом Петрова, а образование наречий — эффектом Сидорова… Сколько бы имен нам пришлось запомнить и каким тормозом это было бы в развитии речи и языка!

Неприглядная картина. Но реально существует по сей день в физике, переливаясь калейдоскопом имен, а следовательно, отсутствует единая система, исключающая субъективизм ученых и их последователей.

Многие дисциплины к настоящему времени вооружились системными методами познания своего предмета, так, например, в химии имеется таблица элементов, геометрия использует аксиоматические правила. О необходимости аксиоматического построения физики говорилось на II Международном конгрессе математиков, который проходил в Париже в 1900 году. Эта тема вошла в историю науки как ШЕСТАЯ ПРОБЛЕМА ГИЛЬБЕРТА.

Исторические предпосылки разработки системного метода просматриваются в делении машины на три составляющие.

Леонард Эйлер выделяет: СИЛУ — ПРЕОБРАЗОВАНИЕ — РАБОТУ. В начале XIX века Ж. Ашетт и Ж. Кристиан в машине выделяют: ПРИЕМНИК — ПЕРЕДАЧУ — ОРУДИЕ. Трехчленное деление машины было обосновано Ж. В. Понселе и рядом других ученых. Оно составило классическое определение машины, сформулированное К. Марксом, — всякое развитое машинное устройство состоит из трех существенно различных частей: МАШИНА — ДВИГАТЕЛЬ, ПЕРЕДАТОЧНЫЙ МЕХАНИЗМ, МАШИНА — ОРУДИЕ. В 40-е годы XX столетия Г. Крон (США), изучая структуру электрических цепей, выделил три составляющие: ИСТОЧНИК — СЕТЬ — НАГРУЗКА.



ПРОГРАММА ЗАМЕНЫ «ЗНАНИЙ-ЗАБЛУЖДЕНИЙ» НА МЫШЛЕНИЕ

(ИЗУЧАЮТСЯ И МОДЕЛИРУЮТСЯ РАЗЛИЧНЫЕ ФОРМЫ ДВИЖЕНИЯ НА БАЗЕ СТРУКТУРНОГО АНАЛИЗА ФИЗИКИ — САФ)

Тесты замены

«ЗНАНИЙ-ЗАБЛУЖДЕНИЙ» на «МЫШЛЕНИЕ» при механической передаче каскадов информации

1 ПЕРЕПИСКА, КНИГИ, ГАЗЕТЫ, ЖУРНАЛЫ

2 ВСАДНИК ПЕРЕДАЕТ ИНФОРМАЦИЮ СКАКУНУ ШПОРАМИ И ПЛЕТКОЙ

3 ПОЧТОВЫЕ ГОЛУБИ

4 ПИСЬМО В БУТЫЛКЕ, ПЛЫВУЩЕЕ ПО МОРЯМ

5 АРХЕОЛОГИЧЕСКИЕ ЗАПИСИ НА КАМНЕ, ГЛИНЯНЫХ ТАБЛИЧКАХ И ПАПИРУСЕ

6 ПРЕДВЕСТНИКИ КАТАКЛИЗМОВ ЖИВОТНЫЕ И НАСЕКОМЫЕ

7 ВСЕ ВИДЫ ПОЧТЫ, ЛИСТОВКИ, ДОСТАВЛЯЕМЫЕ ПУШЕЧНЫМ СНАРЯДОМ, РАКЕТОЙ

8 ПИСЬМЕННОСТЬ И КНИГИ ДЛЯ СЛЕПЫХ


Тесты замены

«ЗНАНИЙ-ЗАБЛУЖДЕНИЙ» на «МЫШЛЕНИЕ» при волновой передаче каскадов информации

1 РАЗГОВОР МЕЖДУ ДВУМЯ И БОЛЕЕ СОБЕСЕДНИКАМИ

2 ВЫСТУПЛЕНИЕ ЧЕЛОВЕКА ПО РАДИО И ТЕЛЕФОНУ

3 РАЗГОВОР ЧЕЛОВЕКА С ЖИВОТНЫМИ И ИХ ОТВЕТНАЯ РЕАКЦИЯ

4 ЭКСТРАСЕНСЫ ЧЕРЕЗ ПЕРВИЧНУЮ СРЕДУ ВОЗДЕЙСТВУЮТ НА ВТОРИЧНУЮ ПАЦИЕНТОВ ИЛИ ЖИВОТНЫХ

5 ДУХОВОЙ ОРКЕСТР

6 ГОЛОСА ЖИВОТНЫХ, ПЕНИЕ ПТИЦ, ЗВУКИ НАСЕКОМЫХ

7 ЗАВОДСКОЙ ГУДОК, ЗВОНОК В КВАРТИРЕ, СИГНАЛ АВТОМОБИЛЯ

8 СИГНАЛЬНЫЕ КОСТРЫ, САЛЮТ





ВОЗДЕЙСТВИЕ ВИБРАЦИИ НА БИОМАССУ ПОРОЖДАЕТ РАЗЛИЧНЫЕ ФОРМЫ ЖИЗНИ УНИКАЛЬНЫЙ МЕХАНИЗМ ВЗАИМОДЕЙСТВИЙ ВТОРИЧНЫХ И ПЕРВИЧНЫХ СРЕД, ВЗАИМНО ВМОРОЖЕННЫХ ДРУГ В ДРУГА С НУЛЕВЫМ ПЕРЕХОДОМ В ТОЧКЕ ОБЩЕГО ПРОСТРАНСТВА

ВТОРИЧНЫЕ СРЕДЫ ВОЗБУЖДАЮТ В ПЕРВИЧНОЙ СРЕДЕ «ТОРСИОННЫЕ ПОЛЯ» «ТОРСИОННЫЕ ПОЛЯ» (ЭТО ВИБРАЦИЯ ПЕРВИЧНОЙ СРЕДЫ) ФОРМИРУЮТ СОСТОЯНИЕ ВТОРИЧНЫХ СРЕД



Наши исследования рассматривают машину как вместилище протекающих в ней физических процессов, в каждой из трех частей машины выявляются системы групп, совокупность элементов которых порождает явление движения тела (вещества) в среде пространства, или волны в веществе, в среде пространства: ИСТОЧНИК — ПРОСТРАНСТВО — ПОТРЕБИТЕЛЬ.

В ходе развития разных наук установлено — реально существующим и действующим фактором системы являются не предметы, а связи, хотя они не имеют ни массы, ни заряда, ни температуры.

В нашем представлении бесконечный, реальный мир — космическое пространство, заполненное материей в форме общепринятого в науке поля, или физического вакуума, т. е. ПЕРВИЧНАЯ СРЕДА — ПРАМАТЕРИЯ. Вихри физического вакуума образуют замкнутую энергетическую систему — вещество, — имеющее возможность при определенных условиях взаимопревращения вещества в энергию и энергии в вещество.

В ОКРУЖАЮЩЕЙ НАС ПРИРОДЕ СУЩЕСТВУЕТ ДВА ТИПА ФИЗИЧЕСКИХ ПРОЦЕССОВ:

а) инерционно-конечный процесс принудительного движения вещества (тела) в среде пространства;

б) безынерционно-бесконечное движение волны в веществе, или в среде пространства.

Любой физический процесс возникает только благодаря воздействию другого процесса и, в свою очередь, порождает ряд других процессов, образуя каскад новых физических процессов.

Зона перехода одного процесса в другой процесс воспринимается нами как ЭФФЕКТ ЭНЕРГИИ в системе каскадов возникающих физических процессов.

ВРЕМЯ БЕЗ ДВИЖЕНИЯ не существует. Соответственно двум типам физических процессов, в каждом из них проявляется свой тип ВРЕМЕНИ.

Время 1-го типа — характеристика принудительного движения тела (вещества) в среде пространства при процессах ИНЕРЦИОННО-КОНЕЧНОГО ДВИЖЕНИЯ, например, всплытие поплавка в воде, движение снаряда в канале ствола, стартовое движение ракеты.

Управление ВРЕМЕНЕМ в процессах принудительного движения тела (вещества) в среде пространства реализуется через интенсивность ВОЗДЕЙСТВИЯ ПРЕДШЕСТВУЮЩЕГО ПРОЦЕССА по прямой зависимости: сильнее — быстрее, слабее — медленнее.

Время 2-го типа — характеристика движения волны в веществе, или в среде пространства при процессах БЕЗЫНЕРЦИОННО-БЕСКОНЕЧНОГО ДВИЖЕНИЯ, например, распространение звука в воздухе, в воде; распространение света в среде космического пространства.

Управление ВРЕМЕНЕМ в волновых процессах реализуется через качество деформируемой среды по прямой зависимости: плотнее — быстрее, разреженнее — медленнее.

В основу структурного анализа физических процессов движения положен известный принцип спецификаций, практикуемый при разработке конструкторской документации.

Тело (вещество), находящееся в среде пространства, характеризуется понятием «вмороженности» и проявляется наличием инерции движения или наличием инерции покоя.

Обратим наше внимание на одинаковое число позиций в ИСТОЧНИКЕ, которые формируют два типа движения: МЕХАНИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ ДВИЖЕНИЯ и ВОЛНОВЫЕ ПРОЦЕССЫ ДВИЖЕНИЯ. Этот факт указывает нам на то, что в природе движения ДУАЛИЗМ не существует, кроме фантазии философов!

Методом структурного анализа рассмотрим известный закон Архимеда о плавании тел с инерционно-конечным движением в процессе всплытия или затопления тела (вещества):

1. Воздействие предшествующего процесса на систему: имеется воздействие гравитации.

2. Относительный покой в системе позиций 1, 3 и 5: условие, когда сосуд (опора) не имеет свободного падения.

3. Опора: сосуд.

4. Зона взаимодействия опоры с деформируемой средой: дно сосуда.

5. Деформируемая среда: вода между телом и опорой.

6. Время 1-го типа — характеристика процесса движения тела в деформируемой среде.

7. Зона взаимодействия тела с деформируемой средой: располагается на теле со стороны дна сосуда.

8. Тело: в процессе всплытия или затопления тело порождает ряд новых физических процессов.

Методом структурного анализа рассмотрим задачу спорного характера.

В настоящее время в научно-технической литературе на вопрос о наличии центробежных сил в потоке жидкости при неподвижных стенках сосуда имеется более 50 взаимоисключающих решений. Так, по И. Ньютону центробежные силы не наблюдаются, по А. Эйнштейну центробежные силы возникают, и этого мнения старается придерживаться без критического восприятия большая часть научной общественности, кроме засомневавшегося вдруг нашего современника, преподавателя физики в МГУ Г. Мякишева, который в ряде учебников дал свое толкование происходящим явлениям в потоке и ввел в стакан с чаем параболическую воронку, столб жидкости в которой усиливает эффект возникновения циркуляционных потоков.

В результате экспериментальной проверки умозрительных выводов вышеперечисленных авторов был создан на уровне изобретения «Прибор для демонстрации гидродинамических явлений», а.с. № 1327148, который в совокупности с методом структурного анализа подтвердил наблюдения И. Ньютона об отсутствии центробежных сил во вращающемся потоке жидкости при неподвижных стенках сосуда.

Метод качественных структур в физике исключает человеческий фактор — субъективизм!

В мире существует сообщество пострашнее бандитского* это сообщество ученых.

Нильс Бор

СТРУКТУРНЫЙ АНАЛИЗ ФИЗИКИ — ЭТО НЕРУКОТВОРНЫЙ ПАМЯТНИК ФИЛОСОФАМ, УЧЕНЫМ-ТЕОРЕТИКАМ, КОТОРЫЕ РАЗМИНУЛИСЬ С ФУНДАМЕНТАЛЬНОЙ ФИЗИКОЙ. ОНА ШУТИЛА С НИМИ БОЛЕЕ 300 ЛЕТ!

С. П. Сальникова
АЛМАЗНАЯ СХЕМА АНОМАЛИЙ?

АЛМАЗЫ ЗАГОВОРИЛИ: ПРИЗНАНИЯ СВИДЕТЕЛЕЙ КАТАСТРОФ

Если бы знали люди, свидетелями каких страшных событий являются алмазы! Всегда говорила, что алмаз — тяжелый камень, имея в виду вовсе не его вес. Да и не одна я. История крупных алмазов и бриллиантов подтверждает это.

В начале 90-х годов в Москве моя знакомая, геолог, принимавшая участие в поисках алмазов в Якутии, подарила мне привезенный из Архангельска кусочек кимберлита из коренного месторождения алмазов — кимберлитовой трубки: «У тебя есть образец якутского кимберлита, а теперь пусть архангельский будет». Маленький голубоватый камень — сразу видно, что с поверхности кимберлитовой трубки, на глубине кимберлиты темные, а на поверхности выветрены — на трубке «Мир» в Якутии голубоватые, а на трубке «Удачная» зеленоватые.

Кусочки кимберлита привезла с собою в Болгарию, где мы жили четыре года в связи с командировкой мужа. Там я их показала девушке с удивительным даром ясновидения — Нине Атанасовой, студентке Технологического университета, с которой нас познакомил известный в Болгарии физик, профессор Марин Маринов, работавший директором Института прикладной физики; он занимался изучением многих проблем, в том числе и аномальных явлений, разных феноменов.

Нина взяла в руки голубоватый камешек — кусочек архангельского кимберлита — и неожиданно вздрогнула:

— Там мужчина! Он кричит! Он зовет любимую. Случилось что-то ужасное!

Она с какой-то болью отложила камень в сторону и попросила его спрятать. С тех пор кимберлитовые камешки держу в коробочке, а не на виду.

Нина мало что знала об алмазах, ничего не знала об алмазных месторождениях, она родилась в Плевне, в Софию приехала на учебу.

Еще в период работы на Севере я написала небольшую книжку для детей про алмазы. Затем, уже после написания книжки, мне удалось выявить закономерность расположения на планете коренных месторождений алмазов — кимберлитовых трубок. Этому посвящена новая моя книга «Алмазы космических энергий».

В свое время в прессе была опубликована схема расположения на планете регионов аномалий американского исследователя Айрона Сандерсона. На ней отмечено десять регионов на планете, обладающих сильными магнитными аномалиями, в которых происходят всякого рода катастрофы, — пять на Северном тропике и пять на Южном тропике. Поскольку речь идет о пятиугольнике, думаю, читателю уже понятно, что один регион от другого отделяет расстояние в 72°.

К знакомству со схемой А. Сандерсона привело знакомство с исследованиями об устройстве внутреннего механизма планеты конструктора, физика Николая Ивановича Коровякова, с его совершенно отличным от традиционного взглядом на эту проблему.

Решая физическую задачу о сложном поведении чаинок в стакане чая (при размешивании ложкой они вначале разбегаются от центра в соответствии с известными законами физики, а после окончания размешивания ложкой они, вопреки законам физики, тут же собираются в центре — эту задачу по-разному решали И. Ньютон, А. Эйнштейн, Э. Мах и др.) он изготовил гидродинамический волчок с частичками разного удельного веса в воде. После раскручивания при резкой остановке частички в воде образуют пятиугольник, лучи которого располагаются один от другого на расстоянии в 72°.

Потом оказалось, что такие пятиугольники в воде получали и другие исследователи, но только Н. И. Коровяков соотнес это с внутренним устройством планеты. В книге «Алмазы космических энергий» далее об этом говорится следующее:

«МЕХАНИЗМ ВНУТРЕННЕГО УСТРОЙСТВА ПЛАНЕТЫ:

ДА, ВЕРТИТСЯ, НО ПО ЧАСТЯМ!»

Н. И. Коровяков делает вывод, что у всех событий, происходящих на планете, должен быть соответствующий механизм. И таким механизмом является взаимодействие оболочки планеты через слой жидкой магмы с подвижным ядром в гравитационном поле Солнца и с учетом гравитационного воздействия Луны.

В принципе о подвижном ядре шел разговор в среде ученых еще в 30-е годы. (Такое мнение высказала сейсмолог И. Леманн в 1936.) Но независимо от этих предположений Коровяков обосновывает это теоретически и доказывает серией запатентованных приборов.

Закономерно, что официальная традиционная наука без восторга восприняла посягательства на нее со стороны конструктора. Была даже предпринята попытка оспорить его приборы — на них подали в суд. В отсутствии Коровякова аттестационная комиссия экспертов внимательно рассмотрела «дело», признала претензии к приборам необоснованными и оставила все патенты в силе.

Именно приборы, к компетентности и доказательствам которых он обращается вполне естественно и закономерно как конструктор, преподнесли ему совершенно неожиданный сюрприз! В приборе, созданном для решения задачи о поведении чаинок в стакане с чаем… обрисовался пятиугольник!

ПЯТИУГОЛЬНИК В ГИДРОДИНАМИЧЕСКОМ ВОЛЧКЕ

Коровяков логично предположил, что гидродинамический волчок (внутри которого вода и частички с разным удельным весом) проецирует явления внутри планеты.

Волчок раскручивался сотни и тысячи раз в разное время суток, в результате чего выяснилось:

после окончания вращения волчка и его резкой остановки частицы, помещенные в волчке, образуют пятиугольник с размытыми вершинами, четкость его бывает разной в зависимости от времени суток;

пятиугольник очерчен четче, когда Солнце, Земля и Луна на одной прямой;

если от центра пятиугольника провести лучи к его вершинам, то угол, под которым каждый луч стремится к орбите вращения, будет равен 72°.

Наблюдения показали, что «события» в стакане чая выходят за рамки действия законов гидродинамики. Коровяков делает вывод: «…если пятиугольник смещается в направлении, противоположном вращению Земли, значит, он как-то ориентирован на Солнце — на него воздействуют те же силы, которые определяют характер вращения Земли вокруг Солнца, а также взаимодействие этих небесных тел».

Физик В. Атабеков в статье о работах Н. И. Коровякова «Покушаясь на основы мироздания» пишет: «Что такое Земля, как не тот же гидродинамический волчок? Снаружи — твердая замкнутая оболочка, земная кора. Внутри — жидкая магма. В магме свободно плавает плотное земное ядро… Даже за период суточного вращения Земли (довольно сложного: вокруг Солнца и с некоторым покачиванием вокруг собственной оси) ядро и кора смещаются относительно друг друга».

Подвижное ядро планеты значительно меняет сложившиеся представления о формировании полезных ископаемых, климата, различных атмосферных аномалий, землетрясений и т. д.

Движение ядра дважды в год с юга на север и с севера на юг из-за постоянного угла наклона суточной оси вращения Земли в пространстве (и это утверждение защищено Н. И. Коровяковым отдельным прибором) порождает муссоны и пассаты, изменение направления наклона водорослей дважды в год в океанах. Как показало изучение горных пород в Пакистане, муссоны — сезонные ветры, меняющие свое направление два раза в год, существуют многие миллионы лет.

Известно, что гравитационное воздействие имеет большое влияние на здоровье человека. Зная механизм внутреннего устройства планеты, можно предсказывать наиболее опасные периоды, что очень важно, особенно для оперируемых больных. Знания по геофизике нужны не только врачам, но также людям многих других профессий, например, металлургам и химикам, потому что при изменении гравитационного поля одни и те же реакции протекают по-разному и в разные периоды они могут иметь разный результат. Подтверждением тому исследования архангельских ученых, которые установили, что в течение года вода меняет свои свойства. Мнение Н. И. Коровякова относительно естественного образования озоновой дыры получило в дальнейшем подтверждение в исследованиях ученых разных стран.

К ВЕРСИИ ПРОИСХОЖДЕНИЯ АЛМАЗОВ

В книге Г. Смита «Драгоценные камни» (информацию об исследованиях, касающихся происхождения алмазов, предоставил профессор Ф. С. Фрэнк) говорится: «Если о глубинной природе алмаза и алмазоносных пород можно говорить с уверенностью, то условия образования заполненных кимберлитовых трубок остаются пока совершенно неясными». Точечный прострел с расширяющейся воронкой на поверхности (диаметр от десятка метров до полутора километров) — понятно, что ни о каком взрыве речи не может идти. Исследователи признают, что если есть версии о происхождении алмазов, то о происхождении кимберлитовых трубок нет даже версий. Ведь в традиционной науке ядро неподвижно.



Научный сувенир — Триумфальная арка: «Физика XXI века на плечах великих». Изготовлен на заводе «Импулс», г. Габрово, Болгария

Подвижное относительно оболочки ядро планеты позволяет предположить: соударение ядра через магму с оболочкой и приводит к прострелу — образованию кимберлитовых трубок. При знакомстве с гипотезой Н. Коровякова об устройстве внутреннего механизма нашей планеты тем, кто хоть в малой степени знаком с «алмазными» проблемами, эта мысль приходит сразу.

Следующим важным этапом в исследовании стало знакомство с картой А. Сандерсона — с пятью аномальными регионами вдоль Северного тропика и с пятью вдоль Южного.

АЛМАЗЫ И АНОМАЛЬНЫЕ ЗОНЫ

Эти регионы совпали с регионами алмазных месторождений Африки, Австралии на Южном тропике, Индии на Северном. Кроме того, я знала, что геологи из Мирного работали в странах Северной Африки в поисках алмазов и не без успеха. Этот регион также совпал с аномальной зоной.

Происхождение аномальных регионов по гипотезе Н. Коровякова: в ходе суточного и сезонного движения ядра (сезонное движение ядра идет по вертикали) образуются зоны, где ядро наиболее близко подходит к поверхности и именно это обстоятельство приводит к тому, что здесь происходят аномальные явления за счет завихрений потоков магмы.

Мое рассуждение было таково: логично предположить, что аномальные регионы должны совпадать с регионами алмазных месторождений, потому что именно здесь, где наиболее тонкая кора, кимберлитовому прострелу легче выйти на поверхность.

Итак, выяснили, что пятиугольник «вычерчивает» ядро внутри планеты в своем суточном и сезонном движении.

В. П. Гаврилов в своей книге «Феноменальные структуры Земли», рассуждая о «магических ромбах», отмеченных А. Сандерсоном, задает вопрос: «Что общего у «магических ромбов»?» И в ответе на этот вопрос пишет:

«… в магнитном и гравиметрическом полях существуют аномалии. Можно утверждать, что «магические ромбы» — тектонически «горячие» точки земного шара. Здесь наиболее интенсивно происходит разрядка внутренних напряжений, недра наиболее активно сообщаются с внешней средой».

Таково мнение о проблеме официальной, традиционной науки.

Рассуждая относительно частых авиакатастроф на Кольском полуострове (такой вопрос ему задали летчики), Коровяков отметил пять регионов аномалий и вдоль Северного полярного круга. Независимо от Коровякова те же аномальные регионы пятиугольника на Северном полярном круге отметила и я, обнаружив, что они совпадают с расположением алмазных месторождений Якутии, Архангельской области, между которыми расстояние в 72° Благодаря этому удалось предсказать алмазы Канады (в нашей стране об их поисках не было известно) и алмазы Чукотки (здесь отмечены редкие находки кристаллов алмазов, но коренные месторождения пока не найдены).

Важный вывод исследования Н. И. Коровякова: силы, приводившие к катаклизмам на планете, рождались при взаимодействии оболочки и ядра планеты — их соударении через магму, — что приводило к возникновению гравитационного вихря и прострелу глубинных масс на поверхность, а также к тектоническим подвижкам, землетрясениям и т. п. Это могло произойти в краткий период резкого изменения магнитного поля Земли.

Б. А. Тарасенко
МУЗЕЙ ЧИСЕЛ имени Я. И. ПЕРЕЛЬМАНА


Об авторе:

Тарасенко Борис Алексеевич — журналист с 20-летним стажем, научный сотрудник НПО «Энергия». Публиковался в журналах «Квант», «Космоград», «Вычислительная техника и ее применение», «Информатика и образование», «Изобретатель и рационализатор», несколько лет был ведущим рубрики КВИК — ВМ (занимательная математика) в газете «Вечерняя Москва», автор изобретений, достигших высоты реальных космических орбит.


…………………..

Всем известно, что число — довольно абстрактное понятие, и человечество шло к нему столетия и тысячелетия через зарубки на «счетных костях», через счет на пальцах и камушках, через абак, счеты и компьютеры, через римские и арабские цифры, через счет пятками, дюжинами, сороками, шестью десятками и десятками, через десятичную, двоичную, восьмиричную и шестнадцатиричную системы счисления. Мы все не без труда осваиваем «цифровую» премудрость с первого класса школы, а потом в стенах институтов и даже академий, но любви к числам, за исключением небольшого количества неисправимых чудаков, не испытываем. Съедая день за днем сотни булок, изнашивая десятки пар ботинок, пересчитывая тысячи денежных купюр, мы не ощущаем особого вкуса 1001-го кренделя, не замечаем несомненного удобства 13-й пары обуви, не испытываем мгновений бурного счастья от первого миллиона рублей, побывавшего в наших руках. Возможно, что чуда следовало ожидать при каких-то других числах. А существуют ли эти конкретные особенности каждого конкретного числа вообще? Прав ли был Я. И. Перельман, открывая на страницах одной из своих занимательных книг музей чисел? Действительно ли, согласно другим авторам, девятка есть число победы, а 11 — признак противоречий? Но оставим голословные утверждения, магию — колдунам и людям слишком легковерным. Нам подавай факты!

Чарлз Дарвин в порядке эксперимента играл для растений на трубе, а вот никаких заметных результатов не обнаружил. Однако уже в наши дни шведы и японцы установили, например, что под некоторые музыкальные сочинения Моцарта легче рождаются дети, под мелодии Чайковского улучшается качество и возрастает количество молока у коров, а под пассажи записей Бетховена быстрее созревает дрожжевое тесто при выпечке редких сортов хлеба. Это уже неоспоримые истины. К ним относится и то, что возникшая в недрах компьютерных программ музыка изначально представляет собой строгую числовую последовательность.

Итак, длинная цепочка чисел, с одной стороны, и неоспоримое, полезное и приятное, как правило, явление — с другой. Если хорошая музыка на слух воспринимается и запоминается легко, то соответствующая ей числовая цепь трудно поддается восприятию, человеческому запоминанию — тем более. Поэтому нас будут интересовать числа и числовые конструкции более «скромные», небольшие «по объемам». Мы с вами, уважаемые читатели, будем искать совпадения одних и тех же чисел, но разной «размерности». Например, дата, конкретное число месяца, у кого-то может быть днем рождения, у кого-то — днем свадьбы. А количество закрученных по часовой стрелке спиралек в корзинке с семенами растущего подсолнуха может чудесным образом совпасть с поголовьем семьи кроликов, предоставленных самим себе в яме с кормами, например, на восьмой месяц после начала «чисто математического эксперимента». Случайное совпадение? И да, и нет! Совпадение не обошлось без Леонардо Пизанского по прозванию Фибоначчи, а главное — без промысла Того, Кто сотворил Вселенную.

Из сказанного выше следует, что музей, который нами учреждается здесь, следовало бы назвать музеем занимательных числовых совпадений, но название МУЗЕЙ ЧИСЕЛ звучит благороднее, короче, поэтому мы остановимся на нем окончательно. Будем пользоваться также сокращением МЧИС. Идя вслед за «доктором занимательных наук» Я. И. Перельманом, надеемся в короткий срок превзойти его начинание по объему и качеству коллекций. Ожидаем и непосредственной помощи читателей, любителей математики. При пополнении музейных математических коллекций новыми экспонатами, авторство будет строго фиксироваться. Выбрав число, начнем как бы поворачивать его перед мысленным читательским взором то одной, то другой «стороной» его свойств, а любое такое свойство будем называть «гранью». С выводами спешить не будем, но и до них, несомненно, дойдет очередь. Количество, в свое время и без излишнего шума, перейдет в качество. Свойства-грани каждого числа будут индексироваться. Например, если вы обнаружите надпись ГРАНЬ 11-9, то это будет обозначать буквально следующее: для числа 11 объявлен порядковый номер 9 его грани-свойства. Это облегчит, как предполагается, поиск необходимых данных в нужный момент.

Итак, выставляем на ваше обозрение и осмысление

КОЛЛЕКЦИОННОЕ ДОСЬЕ НА ЧИСЛО 11

ГРАНЬ 11-1. Это пятое по порядку простое число в десятичной записи.

ГРАНЬ 11-2. Первое нетривиальное (в отличие от 2, 3, 5 и 7) симметричное простое в десятичной записи.

ГРАНЬ 11-3. Одиннадцать — это единственное известное нам пока простое симметричное число в десятичной системе записи с четным количеством цифр.

ГРАНЬ 11-4. Это два аддитивных разложения на простые числа по Христиану Гольдбаху:


11 = 2 + 2 + 7

11 = 3 + 3 + 5


ГРАНЬ 11-5. Число 11 имеет, например, следующие аддитивно-мультипликативные разложения на суммы трех слагаемых из «чистых» степеней простых чисел (любое простое в нулевой степени есть единица):


11 = 2 x 2 x 2 + 3

11 = 3 x 3 + 2

11 = 1 + 3 + 7

11 = 1 + 5 + 5


ГРАНЬ 11-6. Число 11 входит в число сомножителей знаменитого числа 1001 вместе с достаточно «популярными» числами 7 и 13.

ГРАНЬ 11-7. Это примерно 11-летний цикл солнечной активности по А. Л. Чижевскому, увязанный на планете Земля с всплесками роста популяций животных и растений, с социальными потрясениями, количеством природных катастроф, с ростом и снижением количества заболеваний человека. Отметим, что указанный цикл неповторимо вписался в границы близких симметричных годов 1991 и 2002.

ГРАНЬ 11-8. Это одиннадцатый простомагичный квадрат третьего порядка:

№ 11 — 1(1)



Единица в скобках в порядковом номере квадрата означает, что с фиксированным центральным параметрическим простым числом существует всего один квадрат. Для некоторых простых — ни одного, для других простых — более одного. Единица перед скобкой указывает порядковый номер квадрата в серии аналогичных простомагичных квадратов с фиксированным центральным простым числом-параметром.

ГРАНЬ 11-9. Четвертый простомагичный квадрат третьего порядка среди подобных пронумерованных квадратов, в котором впервые встречается число 11.

№ 4 — 1(1)



Обращает на себя внимание наличие второго симметричного простого числа 131.

ГРАНЬ 11–10. В этой коллекционной математической миниатюре отмечено первое конечное подмножество мощности 11, которое наблюдается в бесконечном ряде пронумерованных простомагичных квадратов третьего порядка при фиксированном центральном параметрическом простом числе 1117, начиная с № 601-1(11), до№ 611-11(11). Эти квадраты, начальный и конечный, представлены соответствующими «цепочками» простых чисел (по строкам): 1201, 13, 2137; 2053, 1117, 181; 97, 2221, 1033 и 1201, 853, 1297; 1213, 1117, 1021; 937, 1381, 1033. Центральное параметрическое простое число 1117 из рассматриваемого подмножества приходится на детские годы жизни князя Андрея Боголюбского (1111–1174).

ГРАНЬ 11–11. Классический квадрат 11-го порядка, заполненный без пропусков и повторов отрезком чисел натурального ряда от 1 до 121, взят из книги Е. Я. Гуревича «Тайна древнего талисмана» (М., «Наука», 1969, с. 116).

Начальное и конечное числа отрезка натурального ряда, 1 и 121, расположены в квадрате по срединной вертикали, а от них, по неглавной диагонали, идут числа, кратные одиннадцати. Магическая сумма такого квадрата равна 671.



ГРАНЬ 11–12. Число три, символ принципа троичности, широко распространенного в природе, умноженное на 11, дает 33, возраст земной жизни Христа. С другой стороны, 33 — наивысшая степень (градус) масонского посвящения. А. С. Пушкин, изучавший в молодости философию и обрядность масонства, своеобразно запечатлел некоторые высокие, рыцарские, градусы «фармазонов» в своих произведениях.

«Сказка о царе Салтане»:

«… Все теперь идут в палаты
У ворот блистают латы
И стоят в глазах царя
Тридцать три богатыря..»

«Руслан и Людмила»:

«Там лес и дол видений полны,
Там о заре прихлынут волны
На брег песчаный и пустой,
И тридцать витязей прекрасных
Чредой из вод выходят ясных,
И с ними дядька их морской…»

Сказка? Сказка! Масонство до сих пор кажется сказкой, игрой, очаровательной фантазией присутствия яркой, красочной, загадочной силы волшебства в серой, если честно, жизни для некоторых пресытившихся всем взрослых людей…

ГРАНЬ 11–13. 11 сентября 1941 года при массовом налете немецкой авиации на Ленинград сгорели Бадаевские продовольственные склады. Потом была долгая голодная блокада города…

ГРАНЬ 11–14. «11 сентября 1941 года был сбит и погиб любимец 1-й группы в авиадивизии «Зеленое Сердце» веселый и добродушный Хуберт Мюттерих (43 победы), охотившийся на Востоке весьма непродолжительное время. В пяти километрах южнее Ладожского озера его «мессершмитт» расстрелял в упор летчик 191-го истребительного авиационного полка старший лейтенант Новиков. Судьба сыграла с Мюттерихом злую шутку: главную в своей жизни «крысу» (советского истребителя. — Прим. сост.) он даже не увидел. Заваливаясь на правое крыло, немецкий истребитель направился в сторону озера, полого развернулся на запад и, сорвавшись в штопор, разбился».

ГРАНЬ 11–15. 11 сентября 2001 года были взорваны два здания Всемирного торгового центра в Нью-Йорке, США.

ГРАНЬ 11–16. 11 сентября 1971 года умер Н. С. Хрущев.

ГРАНЬ 11–17. 11 декабря 1946 года принципы международного права, содержащиеся в Уставе Нюрнбергского трибунала, на основании которого был вынесен приговор нацистским преступникам, были подтверждены резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН.

ГРАНЬ 11–18.11 декабря 1937 года в Бутово в возрасте 82 лет был расстрелян участник войны 1877 года России с Турцией за освобождение Болгарии от турецкого ига митрополит ленинградский Серафим (Чичагов) главным образом за принадлежность его к организации «Черная сотня». Канонизирован Русской Православной Церковью как новомученик российский.

ГРАНЬ 11–19. Учредитель ежеконцертника «Звоны» Тарасенко Б. А. появился на свет 11 декабря 1937 года в родильном отделении больницы Болшевской трудовой коммуны имени Дзержинского. В 2003 году это дом номер 11 по улице Дзержинского в королевских Подлипках Московской области (левое крыло, первый этаж здания). Ныне там находится кардиологическое отделение больницы № 2.

ГРАНЬ 11–20. 11 декабря 1996 года в Бутово был освящен храм в память новомучеников российских.

ГРАНЬ 11–21. 11 декабря 1996 года, без всякой связи с освящением храма в Бутово и при незнании этого факта учредителем «Звонов», во время концерта Московского камерного оркестра «CANTUS FIRMUS» в Болгарском культурно-информационном центре в Москве вышел пробный, нулевой, номер ежеконцертника «Звоны».

ГРАНЬ 11–22. США к моменту запуска первого спутника в СССР имели на старте «апельсин» весом всего 11 кг. Между прочим, американцы сами так назвали свой первый «национальный сателлит».

КОЛЛЕКЦИОННОЕ ДОСЬЕ НА ЧИСЛО 118

ГРАНЬ 118-1. Разложение числа 118 на суммы простых по Эйлеру — Гольдбаху дает шесть вариантов:


118 = 5 + 113

118=11 + 107

118=17+101

118 = 29 + 89

118 = 47 + 71

118 = 59 + 59


ГРАНЬ 118-2. Число 118 есть составное по умножению, т. е. 148 = 2 × 59. Два — первое простое число, 59 — центральное параметрическое число первого (и единственного для такого центрального числа) простомагичного квадрата третьего порядка в бесконечной последовательности подобных квадратов.

ГРАНЬ 118-3 На 30 июля 2002 года в Московской области официально зарегистрировано 118 очагов лесных пожаров на торфяниках.

ГРАНЬ 118-4. Число жертв в аварии военного российского вертолета Ми-26 в Ханкале (военный аэродром в предместье города Грозного) достигло 118 человек.

ГРАНЬ 118-5. 118 — число погибших членов экипажа атомной подводной лодки «Курск» 12 августа 2000 года.

ГРАНЬ 118-6. Если заглянуть в том 4 третьего издания БСЭ, то на страницах 509 и 510 в статье «Венеция» можно найти следующее:

«Венеция живописно расположена на 118 островах Венецианской лагуны… Территория, которую занимает Венеция, особенно в центре города, подвержена постепенному опусканию…».

«С конца XIII века Республика Венеция стала олигархической. Представители двух-трех сотен знатных фамилий формировали все органы власти, включая пожизненно избираемого главу государства — дожа».

ГРАНЬ 118-7. 118-й простомагичный квадрат третьего порядка выглядит так, как показано ниже. Он единственный в серии квадратов с центральным параметрическим простым числом 487. Его магическая сумма равна 1461. Более интересен такой факт. Среднее простое число верхней строчки 151 является симметричным. Менее известно, что в Псалтири (в книге псалмов, части Библии), находящейся в повседневном обиходе настоящих православных христиан, содержится ровно 151 псалом.

№ 118-1(1)



Каков план работы МУЗЕЯ ЧИСЕЛ? Не исключается, что у нас будет создан отдел картин, нарисованных (буквально нарисованных пером с черной тушью на листике ватмана!) десятичными цифрами. Сюжет картины-миниатюры может быть любым, за исключением пошлого.

Сама миниатюра, в противовес определению, не должна быть очень маленькой, линии рисунка не должны быть слишком тонкими, а весь сюжет должен свободно разместиться в рамках страничного формата за счет ровно десяти цифр, от нуля до девяти. В целях достижения наибольшей художественной выразительности изображения цифр от нуля до девяти допустимо делать под разными углами к горизонтали, произвольно масштабировать и значительно деформировать их. В результате подобной работы особый интерес вызовут выдержанные в стиле дружеского шаржа портреты известных творческих людей: математиков, поэтов, изобретателей, композиторов и музыкантов. Кроме того, открыт отдел математической афористики и математического юмора. Вполне вероятно создание отдела магических квадратов, а начнется он, скорее всего, со справочного отдела ранжированных и пронумерованных простомагичных квадратов третьего порядка.

* * *

К сведению опоздавших: музею присвоено имя Якова Исидоровича Перельмана, весьма уважаемого в прошлом человека, и поэтому очень хотелось бы, чтобы при чтении строк признательности в его адрес в голове у вас звучала торжественная и светлая музыка в знак почтения к Якову Исидоровичу, в знак памяти о нем. Он много знал, добывая упорным трудом, в основном из книг, клады премудрости и щедро делясь найденными знаниями со всеми этого желающими, облекая свои находки в простую и понятную форму занимательности. Певец полезного досуга, энтузиаст наиболее оптимального способа самообразования, Перельман высоко ценил научную фантастику и пропагандировал ее классиков, чаще всего — Жюля Верна, состоял в переписке с К. Э. Циолковским. Как это часто бывало с другими «правильными» людьми в России, Яков Исидорович закончил жизнь по-русски в блокадном Ленинграде, казалось бы, всеми тогда забытый.

Умер он от голода. Но наша Родина не забывает своих настоящих сынов, о чем каждый из нас обязан, по долгу совести, напоминать в подходящий момент, что мы и делаем. Имя Я. И. Перельмана и его гуманитарные идеи отныне будут постоянно присутствовать в музейной рубрике и «без отдыха работать ради светлого будущего для всех».

В МУЗЕЕ ЧИСЕЛ много уникального, что можно отнести и на счет коллекций хранящихся и используемых в нем особых «знаков препинания», составленных комбинациями из общеизвестных математических знаков с учетом принципов гармонии и симметрии. Чуть ниже можно увидеть воочию один из них.

=====+=====

Войдя в наш музей, мы направимся с вами, уважаемые читатели-экскурсанты, в особый отдел, а именно — в мастерские по изготовлению редких математических конструкций. Они, недавно выполненные, перед вами, а мой тактический ход не без намека: при желании любой из вас может устроить «математический верстачок» дома, без вреда или помех для окружающих, с немалой пользой для себя, более того, с ощутимой пользой для многих любителей математики, если вы догадаетесь направить свои изделия и находки в журнальный музей в качестве постоянных экспонатов. Присутствие паспортных этикеток с фамилиями авторов рядом с конструкциями и находками гарантируем.





Перед вами квадратные числовые таблицы с ячейками-клеточками, заполненными единицами и нулями. Нули, для простоты картины, представлены пустыми клетками. Порядки первой пары квадратов — три и семь, иначе — это цифровые таблицы размерностей 3 x 3 и 7 × 7. По терминологии, принятой в современной комбинаторной математике, такие квадраты называются матрицами инцидентности симметричных блок-схем (СБС). Далее — просто СБС. Все строки СБС могут быть образованы из ее первой строки за счет циклического сдвига исходного ряда единиц и нулей. Для определенности, как здесь, — вправо. Операция циклического сдвига вправо описывается следующим образом: все разряды-клеточки текущей строки сдригаются на одну клетку-шаг вправо; значение крайнего правого разряда (клетки), «выпадающего» за рамки большого квадрата, присваивается левой, «пустой» после сдвига, клетке.

Итак, СБС могут быть порождены циклическим сдвигом всего лишь одной, первой, строки. Все сдвигаемые на один шаг строки по очереди помещаются в позицию второй строки, третьей и так далее.

Справедливости ради нужно отметить, что не все СБС с заданными свойствами могут быть построены вот так, циклически. Иногда приходится применять более сложный способ. В некоторых случаях СБС с заданными свойствами вообще не существуют. Нас будут интересовать количественные характеристики различимости любой пары строк, взятой из матрицы инцидентности блок-схемы. Ступенчато-треугольные диаграммы справа от соответствующих СБС показывают, что любые произвольно выбранные две строки матрицы, например третьего порядка, различаются в двух позициях (разрядах), а неодинаковость для любой пары строк матрицы седьмого порядка характеризуется числом четыре. В разделе прикладной информатики, занимающейся защитой от помех представленных в цифровой форме данных при их передаче или хранении, строки СБС называют часто двоичными векторами, двоичными числами, а показатель их различимости друг от друга — расстоянием, расстоянием в смысле Хэмминга, кодовым расстоянием. Кодовым — это потому, что приведенные выше конструкции в принципе могут служить основой для построения так называемых помехоустойчивых кодов. В хороших системах «охраны информации» величина кодового расстояния «пропорциональна мощности помех», которым эти коды могут противостоять.

Ниже каждой пары «СБС — диаграмма» даны характеристики симметричности СБС. Слева и справа от косой, наклоненной вправо черты, или «слэша» («след от косого сабельного удара», англ.) приведены параметры симметричности соответствующих СБС относительно их двух главных диагоналей, выбранных в качестве осей симметрии. Слева — для наклоненной верхним концом влево главной диагонали, справа — для наклоненной тоже верхним концом, но вправо, главной диагонали. Вне скобок указаны количества несовпадений клеточек (по их содержанию), симметрично расположенных относительно одной из двух возможных осей. Оси, как мы условились, ориентированы вдоль главных диагоналей. В скобках можно видеть суммарное число единиц по клеточкам, лежащим на конкретной главной диагонали.

Переведем дыхание и посмотрим, что за музейные диковинки у нас получились. Заодно дадим еще несколько полезных пояснений и определений. Все двоичные строки-векторы СБС в совокупности образуют систему кодовых слов, или кодовую систему, способную исправлять некоторые ошибки, иногда — только обнаруживать их, но даже эта способность на практике может оказаться очень полезной. Появление ошибок вероятно при передаче кодовых слов системы, например, по радиоканалу. Кодовые расстояния по Хэммингу для любой пары строк у СБС третьего и седьмого порядка все одинаковые. Коды, построенные на основе подобных СБС, называются эквидистантными. Количество единиц в одной двоичной строке специалисты по кодам называют весом. Можно видеть, что в любой представленной СБС вес каждой ее строки одинаков. Коды с таким свойством называют равновесными. Отметим, что из всех приведенных здесь СБС левый и правый параметры симметричности одновременно равны нулю только у СБС третьего порядка. Перестановка любой пары строк (или столбцов) свойств равновесности или эквидистантности СБС не меняет, а вот параметры симметричности изменить может. Если направленно пользоваться операцией перестановки пары строк, вслед за которой обязательно следует перестановка пары столбцов, Можно изменить параметр симметричности по «несимметричной оси», повысить или понизить его, даже свести к нулевому значению. Однако последнее не всегда возможно. СБС более высоких порядков, аналогичные рассматриваемым, успешно применялись в парольной кодовой защите данных системы управления ДОКС — долговременной орбитальной космической станции «Мир».

Теперь внимание! Для желающих испытать свои способности оглашается домашнее задание. Попробуйте за счет перестановок строк и столбцов увеличить симметричность СБС 4-го, 5-го, 6-го и 7-го порядков. Отметим, что в СБС 7-го порядка значения параметров симметричности 0/0 достичь невозможно. По крайней мере, мне этого сделать до сих пор не удалось. Нарисуйте ваши художественно-математические творения и пришлите нам, заменив единички закрашенными черным клеточками, используйте клеточные геометрические узоры в домашних поделках. В процессе выполнения упражнения через более полную внешнюю визуальную симметрию и красоту лучше обнаруживается внутренняя гармония структуры СБС. Подобная скрытая мотивация к работе, наверно, больше привлечет девочек и женщин. Мальчикам всех возрастов, по природе своего мужского естества, если оно в норме, склонным все защищать, исправлять, делить по справедливости, может оказаться более привлекательным сознание того, что они вплотную соприкасаются с приемами и методами защиты от помех представленной в двоичной записи информации. И кого из нас не привлекают маленькие тайны, которые, в конце концов, вслед за приложением умеренных творческих усилий все же раскрываются?

Вы скажете, что можно совершенствоваться, отслеживая другие, более прямые и быстрые, пути, способы. Принял таблетку — выздоровел, наложила на лицо крем — стала красивой, понюхал что-то — поумнел. Но, согласитесь, бывает и так: кто-то чуть-чуть ошибся, употребил не то, что нужно, и стал почти сразу старым, больным и некрасивым. О нем говорят: «Дурак дураком!» Вот, например, была в старых советских школах дисциплина чистописание. Отшелестела тихим шорохом стальных расщепленных перьев эпоха «рондо», «лягушек», «86-х» и властно накатилась мода свободы на авторучки, шариковые ручки, фломастеры, карандаши и прочие гелиевые щепки. Однако серьезные и честные ученые доказали, что, когда мы в детстве, высунув от усердия язык, писали с переменным нажимом постылые прописи, мы все однозначно умнели! Оказывается, центры тренировки умственных способностей тесно связаны с густо иннервированными пальцами рук. Давно замечено: когда человек размышляет, ведет непринужденную беседу, требующую умственных усилий, он, как правило, мнет комочек пластилина, мякиш хлеба, вертит невесть откуда взявшийся в руках предмет. Когда же ныне бумага покрывается каракулями с помощью «продолговатых тупых предметов», на которые нажимай, не нажимай — все одно, мы все медленно, мало заметно, но неуклонно тупеем! Так что попробуйте все же стать лучше, «вертя в руках» наши квадраты, «уминая» их до уровня все более симметричных и симпатичных изделий.

НОВЫЕ ПОСТУПЛЕНИЯ В КОЛЛЕКЦИОННОЕ ДОСЬЕ НА ЧИСЛО 11

В этом разделе максимально использовались материалы ежеконцертника «Звоны» № 107 от 24.11.2002.

11_ГРАНЬ_23. В целях лучшей оценки свойств чисел, накапливаемых в наших музейных коллекциях, будем применять своеобразные «масштабные линейки». В качестве них будем использовать:

• числа Фибоначчи: 8(6), 11, 13(7);

• простые числа: 7(4), 11, 13(6);

• квадраты: 9(3), 11, 16(4);

• кубы: 8(2), 11,27(3).

Слева и справа от исследуемого числа, выделенного жирным шрифтом, помещены вилочные числовые значения, сверенные по соответствующей «масштабной линейке». В скобках, рядом с «показаниями на линейках», даны порядковые номера чисел соответствующих масштабирующих рядов.

11_ГРАНЬ_24. Строительство общественно-жилого комплекса «Олимп» в городе Королеве Московской области на улице Калинина, дом 11 ведет… турецкая строительная компания. В наукограде, силами жителей которого сооружены только две пока в мире космические станции, в принципе не должно быть людей, не способных строить не такие уж сложные, в сравнении с космическими объектами, жилые дома и общественные здания. Не так ли? Далее. Почему на будущей строительной площадке не работали археологи, историки, медики? Если и работали, то почему мы об этом ничего не знаем? Турки, может быть, строят дешевле некоторых наших рабочих и зодчих. Но им все равно, что и где строить. Между тем, не исключено, что под землей будущего комплекса скрываются кладбища людей, животных или следы старинных битв и пожарищ этого давно обитаемого и богатого на события места, недаром названного в некоторых русских хрониках пустошью Подлипки.

11_ГРАНЬ_25. В книге Анатолия Виноградова «Осуждение Паганини», написанной в 1936 году (Госиздат «Художественная литература», М., 1953 г., всего 351 страница), на странице 322 один из персонажей романа произносит следующую фразу: «Я думаю, что достаточно десяти концертов, чтобы на одиннадцатом Паганини выронил скрипку и умер». Как известно, в конце жизни великий скрипач и композитор сильно болел и состояние его здоровья «знатоки» оценили по 11-балльной системе.

11_ГРАНЬ_26. В газете «Завтра» (№ 43/2002, октябрь, страница 6) в статье-интервью Владимира Рыбакова с заместителем генерального конструктора РКК «Энергия» имени С. П. Королева Николаем Зеленщиковым, возможно, впервые обнародован тот факт, что 11 процентов акций знаменитого на весь мир предприятия оказались в руках компании «Оппенгеймер» из США. Из других доверительных источников стало известно, что представитель этой компании Сидорович введен в состав директоров РКК «Энергия» имени С. П. Королева.

11_ГРАНЬ_27. Испытания первой в мире радиолокационной системы (ведущий конструктор — Ощепков Павел Кондратьевич) состоялись 11 июля 1934 года в Ленинграде. Обратитесь, например, к книге Льва Викторовича Жигарева «Следы в эфире», страница 127 (издательство «Знание», Москва, 1965 г.).

11_ГРАНЬ_28. Необходимо привести примеры малозначительных или ложных фактов, касающихся числа 11. Им не место в музее, в лучшем случае — лежать им долго в запаснике. Это контрпримеры, подобные которым просим нам не присылать. Вот понадобилось мне сменить книжечку платежных бланков при оплате за газ. И комната, в которой их выдают, оказалась с номером 11 на втором этаже здания, что стоит недалеко от городского рынка. Другой не лучший пример. Книга Карела Чапека «Рассказы из одного кармана», страница 80 (издательство «ЛИДОВЕ НАКЛАДАТЕЛСТВИ», Прага, 1981 г.). Герой рассказа «Поэт» сообщает номер авто-мобиля-нарушителя стихами:

О шея лебедя! О грудь!
О барабан и эти палочки —
трагедии знаменье!

Здесь зашифрован номер авто 235. Меня подвела память, подумал, что палочки — это число одиннадцать. Когда же заглянул в книгу с рассказом, выяснилось, что «барабан» — это нижняя часть цифры 5, а под «палочками» подразумеваются два штриха над нижним полукружьем пятерки, к разочарованию моему — совсем не 11. Число 111 не делится на 11 и тоже являет пример ложного пути. Быть католиком в Англии всегда требовало и требует определенного мужества, а Толкиен был католиком, что никак не связано с его 111-летием. Это странное число все же неожиданно вливается в тематическую направленность нашей публикации через адрес Мемориального музея космонавтики в Москве: улица Мира, 111.

11_ГРАНЬ_29. 11 декабря 1790 года от Рождества Христова, как говорят теперь, — по старому стилю, русские войска под командованием Александра Васильевича Суворова взяли Измаил, о чем можно прочитать на странице 293 в книге О. Н. Михайлова «Суворов» (издательство «Янтарный сказ», Калининград, 1995 г.).

11_ГРАНЬ__30. И все же 11 — единственное симметричное простое число с четным количеством цифр в десятичной записи. См. ГРАНЬ 11-3. Доказательно покажем это. Например, так:


АББА = А × 1000 + Б × 100 + Б × 10 + А = А × 1001+Б × 110 = А × 7 × 11 × 13 + Б х 11 × 10 = 11 × (91А+10Б).


Число вида 111 111 называется репьюнитой, от английского «повторяющаяся единица». Любая репьюнита с четным количеством разрядов делится на 11. Вы это легко можете проверить самостоятельно. Назовем цифровой тонкостенной трубою, или просто трубою, десятичное число, начинающееся и заканчивающееся единицей и имеющее только нули в середине. Четная, по числу разрядов, труба всегда делится на 11, так как


100 001 = 99… 90 + 11 = 90 × (111 111) + 11 = 11 x [90 × К+1],


где количество девяток — четное, репьюнита в круглых скобках — тоже с чет-ным числом единиц, К — некоторое целое число. А любое симметричное число с четным количеством разрядов вида АБ… БА представляет собой систему вложенных друг в друга труб с поправкой для каждой на некоторый арифметический множитель (степень десяти, умноженная на одноразрядную цифру). Разобрав конструкцию АБ БА на трубы-слагаемые (со «стержнем» 11 в середине, домноженным на одноразрядное целое число), легко видеть, что каждое слагаемое делится на 11, а значит, и каждое число подобного вида тоже делится на 11.

Эта «задачка» была предложена вниманию школьников трех восьмых классов одного из ведущих учебных заведений города. Ответа они сразу не получили, а потом о проблеме забыли. Оказалось, что детям нужно помогать. Это я и делаю настоящей «гранью».

НОВЫЕ ПОСТУПЛЕНИЯ В КОЛЛЕКЦИОННОЕ ДОСЬЕ НА ЧИСЛО 118

118_ГРАНЬ_8. Приложим «масштабные линейки» к числу 118:

• Фибоначчи: 89(11), 118, 144(12);

• простые: 113(30), 118, 127(31);

• квадраты: 100(10), 118, 121(11);

• кубы: 64(8), 118, 125(5).

118_ГРАНЬ_9- В газете «Советская Россия» № 121 от 24.10.2002 за четверг на 5-й странице заметка В. К. Шевченко «Чаща на пашне» с подзаголовком «На курском направлении» начинается так: «На 118-м километре от Москвы по Курской дороге есть у меня «имение» — пресловутые шесть соток…»

КОЛЛЕКЦИОННОЕ ДОСЬЕ НА ЧИСЛО 137

137_ГРАНЬ_1. За 15 лет существования долговременной орбитальной космической станции «Мир» на ее борту побывало 137 космонавтов.

137_ГРАНЬ_2. Десятый простома-гичный квадрат третьего порядка имеет в центре (главный параметр!) простое число 137.

ОТДЕЛ СПРАВОЧНЫХ ТАБЛИЦ

Такой отдел в МЧИС открыт впервые. Пока дадим только часть его экспозиции и покажем магические квадраты третьего порядка, иначе называемые простомагичными, поскольку они заполнены лишь различными простыми числами. Эти квадраты упорядочены по нарастанию центральных чисел и пронумерованы.








Число в скобках при номере квадрата указывает на длину серии, если сказать иначе — на количество квадратов с «одинаковым центром». Число, стоящее слева от скобок, сообщает о внутреннем порядковом номере квадрата в серии. Серии длины два на множестве публикуемых 20 квадратов обнаруживаются у номеров квадратов 7 и 8 при центральном простом параметре 127, у номеров квадратов 15 и 16 при центральном простом параметре 167 и у номеров квадратов 19 и 20 при центральном простом параметре 191. Просматривая этот начальный фрагмент бесконечного перечня простомагичников, можем отметить такой факт: у простых центральных чисел 2, 3, 5, 7,11,13,17,19, 23, 29, 31, 37,41,43,47 и 53 простомагичных квадратов «нет в природе». Нельзя построить их и для простых центральных чисел 61, 67, 79, 83, 97,101,107,113, 163 и 181. Все 20 девятиклеточников, с 1 по 20, как единый ранжированный и пронумерованный ряд, были впервые опубликованы в совпадающих номерах ежеконцертника «Звоны», начиная с 11 декабря 1996 года по 28 февраля 1998 года включительно.

Простомагичный квадрат, приведенный ниже, публикуется впервые и «бежит несколько впереди паровоза». Он напомнит вам о текущем простом и непростом годе (2003 — число простое), о надеждах на счастье и лучшее будущее. Это очередной памятный знак всем о необходимости присутствия гармонии во всем, к чему нам надо стремиться постоянно.

Другая магическая таблица призвана напомнить нашим читателям, что «всяк своему счастью кузнец» и что счастье за счет несчастья других — это обман. И недолговечно оно, «блаженство» такое. Прочное и долговечное счастье для всех — тема отдельная и очень сложная. Поэтому о ней обычно думают мало, переадресуют ее кому-то другому, например «ученым мужам», с самого начала объявляют ее фантастикой. Мы же заявляем: думать об этом надо всегда. И кому же еще напоминать о счастье, как ни нам, журналу науки и фантастики?

НОВОСТИ МУЗЕЯ ЧИСЕЛ

+++ С 20 по 21 мая 2003 года в Москве в Политехническом музее проводились научно-исторические чтения «Путь в космос предначертан в России», посвященные 100-летию со времени опубликования К. Э. Циолковским первой в истории научной работы по космонавтике «Исследование мировых пространств реактивными приборами». Выступали работники профильных музеев, творцы ракеты Р-7, первого спутника и последующих космических аппаратов, нынешние работники королевского предприятия, в том числе правнук К. Э. Циолковского С. Н. Самбуров, помощник и переводчик С. П. Королева В. П. Бурдаков, технические историки Ю. В. Бирюков, Б. Н. Кантемиров и другие. Напомним, что первый искусственный спутник Земли был запущен в год 100-летия со дня рождения К. Э. Циолковского.

+++ 21.5.2003 г. в Институте истории естествознания и техники прошли чтения, посвященные памяти В. И. Яздовского (1913–1999), пионера космической медицины, и первого начальника НИИ-4 А. И. Нестеренко (1908–1988), у которого М. К. Тихонравов был поначалу заместителем.

+++ В прошлом году в возрасте 70 лет умер легендарный космонавт СССР Николай Николаевич Рукавишников (18.9.1932, Томск — 19.10.2002, Москва), под началом которого работал ведущий этой рубрики.

События, дела и память многих выдающихся сынов и дочерей России в рубрике МУЗЕЙ ЧИСЕЛ предполагается освещать и отмечать особым образом. Ждем ваших откликов, предложений.

(Продолжение следует)

Гуревич П. С
ОТКУДА ТЫ ПРИХОДИШЬ, КРАСОТА?

(Окончание. Начало в №№ 1, 2, 3)

МОЖЕТ ЛИ КРАСОТА СПАСТИ МИР?

«Красота спасет мир» — эти слова произносит один из персонажей русского писателя Федора Михайловича Достоевского (1821–1881). Эта фраза стала крылатой. Ее часто цитируют, приводят в качестве аргумента, когда речь заходит о крушении мира. Мысль выражена предельно афористично, и сама по себе вызывает уважение, сочувствие.

Известно, что человек строит мир по меркам красоты. И вот возникает догадка: в мире много зла, ужасов. Но ведь человек по глубине своих внутренних побуждений тянется к красоте. Может быть, это подсознательное движение к прекрасному остановит преступление, отвергнет безнравственный поступок, предупредит об угрозе, которая нависла над жизнью. Если говорить по существу, то в этих рассуждениях есть немалый резон. Человечество возделывает сад прекрасного. Оно накопило несметные духовные богатства.

Эфир ежесекундно обрушивает на нас пленительные звуки. На экране сменяют друг друга картины чарующей красоты. А что произошло бы, если бы экраны вдруг погасли, если бы в эфире смолкли голоса, звуки, шифры? Исчез бы поток художественных образов, эмоций и созвучий. Весь этот вихрь творчества, несущийся к людям, к их воображению, миновал бы пики антенн и растворился бы, необозначенный, незафиксированный. Эфир стал бы пустыней — безгласной, необозримой, — какой он казался, наверное, изобретателю радио Александру Попову.

Более 80 лет назад такая мысль пришла в голову русскому поэту Велемиру Хлебникову. В статье «Радио будущего» он писал о том, что главное дерево сознания откроет ведение бесконечных задач и объединит человечество.

«Около главного стана Радио, этого железного замка, где тучи проводов рассыпались, словно волосы, наверное, будет начертана пара костей, череп и знакомая надпись: «Осторожно», ибо малейшая остановка работы Радио вызвала бы духовный обморок всей страны, временную утрату ею сознания.

Радио становится духовным солнцем страны, великим чародеем и чарователем. Вообразим себе главным стан Радио: в воздухе паутина путей, туча молний, то погасающих, то зажигающихся вновь, переносящихся с одного конца здания на другой. Синий шар круглой молнии, висящий в воздухе, точно пугливая птица, косо протянутые снасти. Из этой точки земного шара ежесуточно, похожие на весенний пролет птиц, разносятся стаи вестей из жизни духа… Дела художников пера и кисти…, вдруг переносящие человечество к новым берегам» (Хлебников Велемир. Радио будущего. — 1966, № 18, с. 6).

Поэтично писал Хлебников. Вот он продолжает описывать чудесный мир красоты. Мусоргский будущего дает всенародный вечер своего творчества, опираясь на приборы Радио, в пространном помещении от Владивостока до Балтики, под голубыми стенами неба… Он, художник, околдовал всю страну: дал ей пение моря и свист ветра! Каждую деревню и каждую лачугу посетят божественные свисты и вся сладкая нега звуков. А вот и вывод: так Радио скует непрерывные звенья мировой души и сольет человечество.

Мы теперь осознали, что земной шар опоясан живой пленкой красоты. Над геологической и биологической сферами надстроилась еще одна — сфера мысли и возвышенного. На ней отпечатаны ментальные знаки, культурные шифры, художественные образы. Ученые назвали эту сферу ноосферой. Слагаемые понятия — «ум» и «образ». Человек здесь осмысливается как поистине космическое звено в грандиозном процессе развития мира.

И все-таки красота не спасет мир! Грустно расставаться со столь изящным афоризмом. Но реальность свидетельстввует о другом. Когда в нацистской Германии задумали истребить евреев, они назвали ночь смерти красивым словом «хрустальная». Американскому президенту Трумэну прислали в Потсдам, где находились руководители антигитлеровской коалиции, почти бытовую телеграмму: «Роды прошли успешно». Но речь шла о том, что испытание атомной бомбы пока еще на полигоне завершилось удовлетворительным результатом. Затем над Хиросимой взметнулось облако, которому нет ни красок, ни слов, ни названия.

Теперь мы знаем, что страх — грандиозный и плодовитый архитектор. Он творит беспредельные вселенные, населенные фантастическими существами. В этом мире происходят невероятные события: оргии, убийства, совращения, безумства. Человеческая фантазия неистощима. Воображение помогает людям преодолеть чувство ужаса, который охватывает нас…

Уже говорилось о том, что романтики приковывали внимание к теневой стороне души, к ее зловещим обнаружениям. Целая эпоха тяготела к скорбным, мучительным, сатанинским образам, призванным открыть человеку запретные зоны страха. Сатана, Люцифер, Мятежник демонстрировали не только омраченность духа, химеры нечеловеческих измышлений, но и готовность прямой встречи с роком и ужасом. Романтизация страха составила примечательную черту такого сознания. Оно стремилось уловить тончайшие оттенки данного переживания, которое обретало самые причудливые формы, рождались фантасмагорические образы страха.

Утрачены ли эти традиции сегодня? Отнюдь. Литература последних столетий — готические романы, детективы, триллеры, истории ужасов — уже не просто удовлетворяет человеческую любознательность, пытливость в распознавании кошмаров. Она буквально обслуживает фантазию человека, обуреваемого страстью видеть, осязать, переживать страшное. Массовая культура наших дней немыслима без сюжетика криминальных убийств, погони и воздаяния, расправы и мертволюбия. Это ли не страсть?

Наконец, невероятную притягательность приобрели в современной культуре эсхатологические темы, мотивы вселенской катастрофы и гибели человечества. Читаем у писателя Томаса Манна: «Поистине существует апокалипсическая культура, до известной степени посвящающая исступленных в несомненные факторы и события, хотя это и наводит на мысль о странном психологическом феномене, заключающемся в повторяемости наития прошлого, в несамостоятельности, заимствованности и исступлений».

Человек со всей страстью предается страху. Что это за причуда? Какой потребностью рождено это всепроникающее влечение. Наконец, что такое свобода человека, если через нее в мир приходит ничто? Этот последний вопрос принадлежит французскому философу Ж. П. Сартру. Ужас нередко порождается конкретными причинами: боимся смерти, разорения, предательства, нападения. Все это обусловливает смятение духа. Фактор враждебности, как говорится, налицо. Но есть и другой тип страха, когда реально никакой опасности нет, но человек все равно пребывает в замешательстве. Это страх человека перед самим собой.

Есть безотчетная тревога, постоянно живущая в душе человека и взыскующая все новых и новых образов. Но есть и страх, порожденный конкретными угрозами. Комментируя это различие, Сартр приводит впечатляющие примеры. Головокружение у края пропасти можно назвать тревогой, но вовсе не потому, что я боюсь сорваться в бездну, а потому, что не могу поручиться, что сам в нее не брошусь…

Ситуация может вызывать страх, угрожая мне какими-то переменами извне, но она нагнетает тревогу, когда я начинаю опасаться в этой ситуации самого себя. Артобстрел перед наступлением противника пугает солдата, который попал в полосу огня, но тревога овладевает им, только когда он попробует понять, как вести себя под обстрелом, когда он задается вопросом: сумеет ли он «выстоять»?

К примеру, человек внезапно получил тяжелый удар судьбы. Ну, скажем, в результате финансового кризиса лишился своих доходов. Такой человек может испытывать страх перед грозящей нищетой. Это еще не тревога, способная окрасить собою все человеческое бытие. Но вот наступает день, и человек в полной мере осознает теперь, что делать. Он восклицает: «Но что мне теперь делать? Мне-то что предпринять?» Это означает, что его наполнила тревога…

Попытаемся вслед за Сартром разобраться, что такое тревога в приведенных примерах? Обратимся к головокружению у края обрыва. Оно начинается со страха: я нахожусь на узкой, без ограждения тропе, тянущейся вдоль пропасти. Бездна дана мне как то, чего надо обязательно избежать, в ней смертельная опасность. Вместе с тем я усматриваю некоторый ряд связанных всеобщей цепью причин, способных обратить опасную возможность в реальность: может статься, я сорвусь в пропасть, поскользнувшись на камне. Не исключено, что грунт под ногами окажется рыхлым и обвалится.

В русле этих опасений я дан себе как вещь. Я пассивен относительно такого, рода возможностей Они обступают меня извне, поскольку я существую, между прочим, и как объект в мире, подверженный закону тяготения. Все эти возможности мне лично не принадлежат. В этот момент является страх, он есть мое постижение себя исходя из заданной ситуации.

Как я могу поступить в приведенном случае? Прежде всего я начну действовать рефлексивно. Стану, например, внимательно следить за камнями под ногами, буду держаться по возможности дальше от обрыва. Это означает, что я осуществляю себя как индивид, который всеми силами противится опасной ситуации. Я проектирую наперед способы поведения, чтобы отвести от себя угрозу внешнего мира. Эти способы поведения есть не что иное, как мои возможности. Я избавляюсь от страха, помещая себя в план, где вместо запредельных сил, не оставляющих места человеческой активности, обнаруживаются мои собственные возможности.

Но именно, потому, что эти способы Поведения есть не что иное, как мои возможности, они являются мне как нечто беспричинное. Они ведь не определяются никакими сторонними причинами. У меня нет уверенности не только в эффективности проектируемых мной действий, я не вполне уверен и в том, что эти действия вообще состоятся, ибо сами по себе они лишены достаточного существования.

И здесь возникает некий парадокс. Необходимым условием названных возможностей оказываются другие вероятности, которые продиктованы противоречивыми действиями. Что я могу? Не обращать внимание на камни, бежать, думать о чем-то другом. Наконец, вполне допустима возможность броситься в пропасть. Не правда ли, когда человек долго смотрит в пропасть, она начинает смотреть в человека.

Да, как эти рассуждения относятся к теме красоты. Мы увидим из последующего изложения, что страх постоянно сопутствует человеческой жизни. Страх неотделим от человека, потому что без этого глубинного переживания вообще немыслимо подлинное существование.

В противном случае можно говорить лишь о бездумном, растительном пребывании в реальности. Действительное восхождение к достойному бытию обеспечивается такими феноменами, как «страх» (К. Ясперс — М. Хайдеггер), «экзистенциальная тревога», «тошнота» (Ж. П. Сартр), «скука» (А. Камю).

Слова, как видим, разные. Но предполагается нечто глубинное, сходное.

Экзистенциальный страх нельзя ни вылечить, ни изжить. Его можно лишь испить полной чашей. Ведь он порожден не физической опасностью, в нем обнаруживается не малодушие человека, не его готовность укрыться от беды. Это метафизический ужас, в основе которого неустранимое горькое откровение, своего рода прозрение.

Красота не может спасти мир, потому что влечение к прекрасному не выражает полностью человеческую природу (Генрих Гессе. Игра в бисер). Метафизический страх погружает человека в самые немыслимые состояния. Он даже заставляет пережить сладчайший миг блаженства. Здесь и возникает простор для самовластья человеческой фантазии. Образы ужаса рождаются как бы впрок, как преображение огромной психической энергии человека

ПСИХИЧЕСКОЕ ОТКЛЮЧЕНИЕ

Во время армянского землетрясения 1989 г. местные газеты опубликовали очерк об одном секретаре райкома партии. Во время бедствия погибли его жена и дети, родители и родственники. Он был на работе. А дом обрушился. Журналисты восхищались тем, что секретарь райкома, несмотря на немыслимое горе, остался на посту, руководил подчиненными, звонил в организации и при этом сохранял на лице маску невозмутимого спокойствия.

Вот это герой! Однако секретарь райкома, если говорить языком психологии, просто впал в состояние психического онемения. Внезапность кошмара не позволила ему осознать глубину бедствия и собственного горя. Он действовал автоматически, бессознательно. Было ясно, что настоящая трагедия этого человека начнется, когда он придет в себя, выйдет из состояния «психического онемения» и окажется один на один с немыслимым горем.

Американский исследователь Р. Лифтон писал о том, что при переживании глубинного страха рождаются «образы смерти». Причудливо переплетаются лики жизни и погибели. Лифтон назвал это состояние «состоянием прижизненной смерти». Этот ученый изучал психическое состояние тех людей, которые пережили атомный взрыв в Хиросиме, но остались живы. Большинство свидетелей говорили не об охватившей их панике, как можно было бы ожидать, но о наступившей после взрыва «мертвой тишине», об особом чувстве замедленности времени и нереальности происходящего. Люди приобретали движения автоматов.

Человек не способен длительное время выносить подобное погружение в смерть. Через несколько минут, а иногда и секунд наступало «психическое отключение». Это состояние своего рода психического паралича и чувства внутренней пустоты, при котором способность к восприятию сохранялась, но исчезали все эмоциональные реакции на происходящее. Нередко оно передается в таких выражениях, как «живой мертвец», «идущий за собственным трупом» и т. д.

Психическое отключение может быть кратковременным, но при более тяжелых поражениях оно способно перейти в хроническое состояние психического омертвения, или мортификации (от английского слова «застывание», «окоченение»). Психическое замыкание с последующим хроническим омертвением — самый распространенный механизм у лиц, переживших Хиросиму. Его внутреннее содержание, однако, более сложно и двойственно по своей природе.

Студенты признавались исследователю, что после лекций о Хиросиме они с трудом слушают других преподавателей, трактующих более обычные темы. После убийства президента Кеннеди массу людей нельзя было оторвать от экранов телевизоров, пока передавались все детали убийства, траурных церемоний. Через несколько дней, когда телестудии вернулись к своим рутинным программам, они испытывали чувство особой пустоты. Тот же эффект был обнаружен в нашей стране после торжественных похорон генеральных секретарей коммунистической партии, стоящей у власти.

Страх явил нам свои многочисленные лики. Перед человечеством прошли библейские образы всеобщей гибели, возвещенного страдания и спасения. Мы впустили в себя дантовские картины ада, неисчислимые муки грешников. Ощутили дыхание смерти, которая превращает в тление все, что некогда было людской красотой. Содрогнулись сердцем, представив себе оскудевшую планету без озер и лесов. Вообразили черную пустыню, для которой нет ни названий, ни красок. Так может выглядеть наша планета после ядерного всесожжения.

Но страх, мы смогли разглядеть это, — это не только то, что вне нас, что тревожит нас как внешняя, грозная и неодолимая сила. Она переполняет все наше существо, коренится в недрах психики, мнительно обнаруживая себя в самых неожиданных обликах. Мы цепенеем от собственной уникальности, от непохожести нашего внутреннего мира на иные, противостоящие нам. Мы бежим от свободы, которая сопряжена для нас с неотвратимой ответственностью. Мы ужасаемся, обнаружив в себе мертволюбие, желание отринуть мир, — дар напрасный, дар случайный…

Красота — могучая сила. Но она вряд ли спасет мир в одиночку. Спасение мира зависит от многих усилий человека — усилий его разума, воли, эмоциональной напряженности.

ДЕКАДАНС

Декаданс (от лат. decadentia — упадок) — общее название множества явлений, которые характеризуют западную и русскую культуру на рубеже XIX–XX вв. Общим признаком этого феномена стало зловещее ожидание «конца века» как эпохи крушения всех ценностей, расставаний и ожиданий. Декаданс в мире прекрасного скорее можно рассматривать как глубинный сдвиг внутри культуры, нежели как полное вырождение. Этот процесс происходил в разных странах не одновременно. Ведь у каждой культуры есть свое ощущение времени, представлений о том, как можно подстегнуть историю. Например, во Франции данное явление соотносится с завершением столетия (вторая половина 60-х — 90-е годы XIX в.) (здесь наиболее отчетливо проявилась мифологизация «конца века»). Сам процесс хронологически совпал с тем, что происходило со столетием. В Великобритании, Германии, Австро-Венгрии, России, США декаданс скорее совпал уже с началом XX в. (90-е годы XIX в. — 20-е годы XX в.)

Будучи целостным явлением в искусстве прекрасного, декаданс тем не менее развивался по-разному. В одном случае он был связан с идеализацией прошлого. Это сопровождалось обостренной истеричностью восприятия событий истории. При этом обнаруживался интеллектуальный критицизм, изощренность в выборе художественных средств. В другом случае декаданс способствовал выпадению из истории. Возникал эффект исчезновения реальности. Нередко толковали о бремени культуры, что вдруг сменялось ощущением пробуждения, поисков побега, прорыва в другое измерение истории. Разумеется, это настаивание на конце века и начале другого носит условный характер. «Конец» и «начало», по сути дела, менялись местами. Речь шла о кружении времени, а не о его последовательно хронологическом движении. Во всяком случае, родилось глубинное переживание времени. Русская поэтесса Анна Ахматова писала:

Что войны, что чума? —
конец им виден скорый,
Им приговор почти произнесен,
Но кто нас защитит от ужаса, который
Был бегом времени когда-то наречен.

Другое противоречие декаданса. В одном случае говорилось и писалось о том, что нужно отречься от жизни ради красоты, ради культуры. В другом писатели и поэты, напротив, призывали к тому, что-' бы отвергнуть культуру во имя живой трепетной жизни, не тронутой художественным насилием. Толковали о философии творчества, которая оспаривала любой артистический канон, то есть правила реализации художественного вымысла. В то же время декаденты ищут в хаосе событий, в хронологическом сбое времени, когда рождается всеобщая изменчивость, контуры классичности, неизменности.

Как уже отмечалось, главная черта классичности — целостность. Часть и общее не должны быть разъединены, это разрушает гармонию, соразмерность. Поэтому рождался страх от возможного разрыва, разбегания, конца, вообще «взрыва» истории. Декаданс характеризуется ощущением личного времени. Каждый старается жить в собственном ритме, не связывая себя в творчестве с общим устремлением времени. В личном пространстве декаденты стремились к предельному самовыражению. «Свое», «сугубо личное» должно быть уловлено и выражено. Поэтому получалось, что время просто смещалось, происходил некий хронологический отток времени.

Что характерно для декадентских представлений о красоте? Постоянная регистрация парадоксов: старое-новое, утрата-обретение, любовь-смерть, любовь-ненависть, хаос-порядок, верх-низ. Декаденты утверждали свой идеал красоты через разочарование, отрицание, новизну. Становление декаданса связано вообще с дальнейшим развитием уже исчерпавшего себя романтизма. Общее представление о том, как трактуется красота в декадансе, выразил, пожалуй, французский писатель Поль Бурже (1852–1935). В сборнике своих статей «Этюды по современной психологии» (1883–1886) он пытается объяснить характер стиля и самой эстетики декаданса. Бурже описывает такое состояние общества, где энергия отдельных частей его уже вырвалась из-под контроля, утратила управляемость. Жизнь общества больше не подчинена общей «органической цели». Он выражает эту мысль весьма своеобразно: «Целостность книги рушится, уступая место независимости каждой фразы, фраза рушится, уступая место независимости каждого слова».

Бурже оценивал свою принадлежность к декадансу как трагическую, а в нервических импульсах этого явления высокую концентрацию артистического гения.

Декаденты радикально отвергали ценности современного им общества и особое преклонение перед электрической лампочкой и паровым двигателем. Тем самым они выражали опасливое отношение к технике, которая в то время символизировалась с прогрессом. Переход декаданса из «духа времени» в «литературный факт» совпал с началом выхода журнала «Декадент» (1886–1889). Под влиянием таких представителей этого явления, как французский поэт Поль Верлен (1884–1896), французский поэт Артюр Рембо (1854–1891), английский писатель Оскар Уайльд (1854–1900), австрийский писатель Леопольд Захер-Мазоха (1836–1895), русская поэтесса Зинаида Гиппиус (1869–1945) — сложилось то, что, собственно говоря, и получило название декаданса. Возникла мода на дендизм (от английского слова «денди» — щеголь), эстетство, магию, необычные ощущения и все противоестественное. Родились популярные эмблемы — демон, сфинкс, Прометей. Творческая личность воспринималась как демоническая, а женщина описывалась лишь как «роковая».

ЭКСПРЕССИОНИЗМ

Человеческий дух всегда был озабочен проблемой создания искусственного двойника, обладающего интеллектом или хотя бы разумом. Наиболее подробно эта тема стала разрабатываться в прошлом веке. Более того, искусственные существа были названы. Слово придумал чешский писатель Карел Чапек и впервые употребил его в собственной драме «Россумские Уникальные Роботы». В этом произведении искусственные люди — современные машины — в конце концов ополчаются на своих создателей.

Однажды в Прагу явился недоучившийся студент. Крохи своих знаний он собирал в Гейдельберге и Париже, но нигде не доводил дела до конца. Он мечтал проникнуть в тайны Каббалы и овладеть властью над Големом. Это желание заставило его вновь засесть за рукописи. Расставшись с пивной кружкой, «вечный студент» принялся изучать греческие и латинские манускрипты, добрался и до древнееврейских. Наконец, ему показалось, будто он нашел то, что нужно. Поужинав на последние гроши в трактире, студент в полночь пробрался на чердак Староновой синагоги. Воображение уже рисовало ему картину будущей славы и богатства, обретаемых благодаря механическому слуге. Под грудой столетнего тряпья и изодранных книг взору авантюриста открылось глиняное тело, местами протканное трещинами.

Студент быстро сунул в рот свой шем и стал ждать, что произойдет… Трещины и раны на теле Голема стали срастаться, кожа стала натягиваться, грудь медленно приподнялась и опустилась и еще раз поднялась. Глиняный человек поднялся; по фигуре его волнами пробежала дрожь. И с каждым ее приступом массивное тело Голема стало расти, медленно пядь за пядью поднимаясь к потолку чердака. Глиняное тело набухало, и ничто не могло его остановить. Чудовищная, бесформенная масса заполняла чердак. В ужасе студент подскочил к Голему и вырвал у него изо рта шем. В тот же миг Голем перестал расти, жизнь — или ее подобие — покинула его, на гигантском теле появились трещины, как в высохшей глине. Рухнув с высоты своего роста, Голем задавил несчастного студента, а затем рассыпался, обратившись в прах…

Зачем нам понадобилась эта легенда? Мы начинаем знакомить читателей с новым направлением в австро-немецком искусстве первых десятилетий прошлого века, с одним из классических направлений европейского модернизма — экспрессионизмом. Экспрессионизм (от лат. expressio — выражение) — течение внутри авангарда. Борясь против натурализма и импрессионизма, экспрессионизм считал, что искусство должно не изображать современную действительность, а «выражать» ее суть.

И вот для характеристики эстетики экспрессионизма весьма характерен роман пражского писателя Густава Мейринка «Голем» (1915). В основе действия лежат фантастические события, которые разыгрались в еврейском квартале Праги. Молодому герою, талантливому художнику Атанасиусу Пернату то ли во сне, то ли наяву (в романе сон и явь постоянно меняются местами) является Голем и приносит священную книгу Иббур. Голем — мы помним — это искусственный человек, которого когда-то сделал из глины раввин, чтобы тот ему прислуживал. Голем оживал, когда раввин вставлял ему в рот свиток Торы. На ночь раввин вынимал свиток изо рта Голема, и тот превращался в безжизненную куклу. Но однажды раввин забыл вынуть свиток, Голем бежал и до сих пор гуляет по свету и каждые 33 года появляется в еврейском квартале, после чего следуют грабежи и убийства.

По мнению исследователя В. П. Руднева, главной особенностью поэтики романа является нарушение принципа идентичности (самоподобия) у главного героя. То он сам себе кажется Големом, то превращается в кого-то другого. Смерть или угасание сознания здесь равнозначны появлению в другом сознании. В качестве неомифологического подтекста в романе выступают эзотерические тайны Каббалы, пронизывающие все сюжеты повествования. События, таким образом, одновременно развиваются в нескольких сознаниях, большую роль играют наблюдатели-медиумы. (Руднев В. П. Словарь культуры XX века. — М., 1999, с. 374).

Экспрессионизм, по сути дела, отразил процесс деформации искусства, особенно его ценностных ориентаций. Когда художник или композитор задумывал какое-либо произведение о чем-то, то преимущественное внимание он уделял самому объекту, то есть тому, о чем он хотел писать. Но при этом исчезала социальное окружение предмета или героя. Самое важное в объекте предельно заострялось, итогом чего был эффект своеобразного экспрессионистского искажения. В музыке экспрессионизма можно отметить имена таких композиторов, как австрийский композитор и теоретик Арнольд Шенберг (1874–1951), Альбан Берг (1885–1935) или Рихард Штраус (1864–1949).

Немецкий музыковед Ульрих Дибелиус в книге «Новая музыка» (1945–1965) поставил перед читателями целый ряд полемически острых вопросов. Один из них формулируется так: из звуков или идей слагается музыка? Автор критикует философов и эстетиков, которые, обращаясь к музыке, пытаются услышать в ней отзвук социальных конфликтов, политических манифестов, современных настроений и иллюзий. Книга была написана в середине 60-х годов, когда подозрительное отношение к идеологии было широко распространенным. Но полвека спустя в эстетике нередко возникают отголоски этой концепции. Звуки чужды идеям, умозаключает немецкий ученый, они служат стенограммой вечности. Тщетно и бесплодно, по его мнению, искать в музыкальном искусстве то, что воплощает каскад сегодняшних тенденциозных идей. Музыка говорит с вечностью.

Наивно было бы оспаривать вполне тривиальную мысль Дибелиуса о том, что музыка — искусство звуков. Разумеется, в музыке далеко не всегда можно найти четкую связь с актуальными политическими и социальными идеями, наглядное изображение реальности. Вспомним знакомые пушкинские строки:

Представь себе. кого бы?
Ну, хоть меня — немного помоложе,
Влюбленного, не слишком, а слегка —
С красоткой или другом — хоть с тобой,
Я весел… Вдруг: виденье гробовое,
Внезапный мрак или что-нибудь такое,
Ну, слушай же

Моцарт пытается передать Сальери содержание своего сочинения. Но слова воссоздают лишь приблизительное впечатление, получаемое от музыкального произведения. Только воображение помогает войти в строй музыки. Не давая зримой картины реальности, это искусство развертывает присущий ему дар глубокого эмоционального постижения жизни.

Музыка — это поэзия звука. Но она вовсе не враждебна, не чужеродна идеям, как это утверждает Дибелиус. Музыкальное искусство фиксирует в общественном сознании определенные ценности и идеалы, теснейшим образом связанные с мировоззрением той или иной эпохи. Пытаясь оспорить очевидную связь музыки с социальными конфликтами, конкретными идейными манифестами, многие исследователи предлагают следующую теоретическую схему: музыка не принадлежит отдельной эпохе, давно отошли в историю те или иные политические, идеологические течения, а искусство гармонии продолжает восхищать все новые и новые поколения людей. Стало быть, именно общечеловеческое содержание составляет смысл музыки. Поэтому в ней самой надлежит искать существо этого вида художественного творчества.

Но общечеловеческие ценности рождаются не за пределами истории. Они возникают в социальных противоборствах конкретной эпохи, в коллизиях определенной исторической ситуации. Например, Героическая симфония Бетховена, воспринимаемая нами и сегодня как эталон высокого, гражданского искусства, отнюдь не утрачивает изначальной связи с революционными событиями 1789 года во Франции и антифеодальным движением в Рейнской области.

Вполне понятно, что зависимость музыки от эпохи, породившей ее, может оказаться переосмысленной в новой социальной ситуации. Здесь не должно быть упрощений. Мы помним, что творчество Вагнера и Бетховена фашисты пытались использовать в собственных антигуманных целях. Но именно это убеждает нас: музыка, ее место и роль в обществе це могут быть идейно нейтральными, безразличными к реальной социальной динамике, к расстановке противоборствующих общественных сил.

Что касается экспрессионизма, то он провозглашает отход от изображения объективной реальности. Присущий экспрессионистам крайний субъективизм проявляется в склонности к иррациональным, мистическим, патологи-чески-пессимистическим мотивам. Эстетика экспрессионизма представлена творчеством композиторов нововенской школы, прежде всего А. Шенберга и А. Берга. Их искусство приковывало внимание к таким аспектам психологической жизни человека, которые не претендовали на статус общезначимости. Воссоздание своеобразной музыкальной «психостенограммы» было главной задачей композиторов-экспрессионистов.

Внутренний мир художника служил источником вдохновения для экспрессионистов. Особое внимание приобретали неуловимые, уникальные эмоции, извлеченные из скрытых пластов бессознательного. Все высказывания экспрессионистов пронизывает своего рода вопль отчаяния, вызванный паническими представлениями о резко сместившемся соотношении действительности и личного сознания.

Экспрессионизм стал одной из форм индивидуалистического бунта против абсурдности современного мира, позитивного выхода из которой художник не видел. Отсюда резко критическое отношение экспрессионистов к идеалам классического и романтического искусства, которые перед лицом реального социального зла воспринимались как благодушные иллюзии. В центре внимания искусства экспрессионизма оказывались болезненные состояния души, порожденные страхом и отчаянием. Беспощадный анализ негативных явлений реальности, идея сострадания к «униженным и оскорбленным» внесли в искусство экспрессионизма остро обличительную струю. Экспрессионистским музыкальным сочинениям свойственны разорванность мелодики. Крайняя напряженность эмоционального строя обнаруживается в предельно заостренных контрастах настроений — от сгущенно-мрачных, бредовых до инфантильно-просветленных. Лирика предстает в музыке либо в огрубленно-гротесковом виде, либо связывается со смутными видениями нервно-взвинченной психики.

Экспрессионисты применили в своем творчестве своеобразный метод музыкального мышления, который получил название додекафония. Додекафония — это двенадцатизвучие, или композиция на основе 12 соотнесенных между собой тонов, или серийная музыка — метод музыкальной композиции, разработанный представителями так называемой нововенской школы (Арнольд Шенберг, Антон Веберн, Альбан Берг в начале 20-х годов прошлого столетия).

История развития музыкального языка конца XIX в. — «путь к новой музыке», как охарактеризовал его сам Вебер, — был драматичен и тернист. Как всегда в искусстве, какие-то системы устаревают и на их место приходят новые. В случае с экспрессионизмом на протяжении второй половины XIX в. постепенно устаревала привычная нам по музыке Моцарта, Бетховена и Шуберта так называемая диатоническая система, то есть система противопоставления мажора и минора. Суть этой системы заключается в том, что из 12 звуков, которые различает европейское ухо (так называемый темперированный строй), можно брать только 7 и на их основе строить композицию.

Например, простейшая тональность до мажор использует известную всем гамму: До, ре, ми, фа, соль, ля, си. Наглядно эта тональность использует только белые клавиши на рояле. Тональность до минор отличается тем, что вместо ми появляется ми бемоль. То есть в тональности до минор уже нельзя употреблять простое ми, за исключением так называемых модуляций, то есть переходов в родственную тональность, отличающуюся от исходной понижением или повышением на полтона. Постепенно к концу XIX в. модуляции стали все более смелыми, композиторы, по выражению Веберна, «стали позволять себе слишком много» И вот контраст между мажором и минором постепенно стал сходить на нет. Это начинается у Шопена, уже отчетливо видно у Брамса, на этом построена музыка Густава Малера и композиторов-импрессионистов — Дебюсси, Равеля, Дюка.

Обычно требовательный, даже деспотичный, Мейерхольд казался в студии несобранным, рассеянным. Он часто отвлекался, зыбывая о репетиции, и… любезно соглашался со всеми предложениями техников. Вероятно, радио — это театр с телефонными проводами. А может быть, прав тот критик, который писал в журнале: «Мейерхольд не сказал своего слова на радио. Микрофон юн. Микрофон ищет. Мейерхольд должен помочь ему в его исканиях».

И вот он сидит в студии, пытаясь приостановить коловорот зрительных образов. Поставить «Каменного гостя» без любовных свиданий, фехтования, неумолимого приближения статуи и погружения в бездну! Не будет видимых мизансцен. А звук проживает один миг… Радио еще не может закреплять слово в его первородном звучании.

Секунды будут творить спектакль и навсегда стирать то, что отзвучало. Чувства, воплощенные в слове, унесутся в эфир и станут жить в околоземном пространстве. Что воскресит их? Фантазия слушателя! Она остановит мгновение, выткет чуткий мостик доверия, рассыплет краски.

Слушатель — маг. Он сам перевоплотит себя в зрителя. Он соберет впечатления жизни и отправится с ними в искусство. И сам насладится плодами своего творчества.

Всеволод Эмильевич отложил карандаш и задумался. Застыл в характерной позе, подперев ладонью подбородок. Насыщенные картинностью миниатюры Пушкина показались ему вдруг образцами радиодрам. Парадоксальная мысль, будто невоплощенный импульс, искала исхода.

Могучая динамика сюжета. Точный расчет на легковоспламеняемую фантазию. Сотворчество слушателя. Выпуклость, рельефность звука. Вот они, искомые атрибуты высокой культуры радиотеатра. В них нет комплекса сценических средств, но есть предельное внимание к слову. Нет зримых кулис, но есть музыкальные «декорации». Нет пиршества красок, но есть игра безбрежного воображения, стимулированного слуховыми образами. А звучность паузы на радио…

Пушкин великолепно слышит тишину. Не пустую и мертвую, а живую, насыщенную, полнозвучную:

Приди — открой балкон. Как небо тихо,
Недвижим теплый воздух,
ночь лимоном
И лавром пахнет, яркая луна
Блестит на синеве густой и темной…

Как выразительны и органичны в звуковой партитуре тихие любовные вздохи, страстный шепот исповеди, жуткое угасание стона! Звуки словно воскресают, обретают объемность, освобождают музыку пушкинского стиха. Они воссоздают поэтическую атмосферу звучания.

Лязгнули чугунные ворота монастыря. Слышны мрачные церковные хоралы. Какой убедительный контраст солнечного жизнелюбия и аскетизма средневековья! Контраст, продиктованный режиссерской мыслью и поддержанный музыкой Виссариона Шебалдина. Вдохновение вступало в свои права. Мейерхольд торопливо притянул к себе наушники.

Отчего так пресно звучат слова Донны Анны: «Где я?… Где я?.. Мне дурно, дурно» Всеволод Эмильевич приблизил к себе рабочий микрофон и постучал по мембране. «Стоп, Зина, утрачена музыка… Каждое произнесенное тобою слово должно падать, как падает с цветка чистая капля росы. Или как падает душистый лепесток розы, роняемый на дивный ковер, по которому ты ведешь нас!»

Аккомпанемент кастаньет сопровождает плясовой испанский мотив. Чуть-чуть выстукивая ритм, Всеволод Эмильевич размышляет о том, как добиться от Зинаиды Райх богатства тембровых красок. Она создает в спектакле два образа — Лауры и Донны Анны… Он слушает, как приближается вдова к могиле Командора, и мысленно требует «музыкального» звучания ее шагов по каменным плитам.

Дон Гуан испуган… Командор выслушал его и кивнул головой. Об этом скажет ведущий. Необходимое пояснение. Но оно разрушит оцепенелость минуты, разорвет художественную ткань. Нет, комментатор не нужен здесь… Если слушатель не «увидит», как Командор принял приглашение к ужину, стало быть, в дерзновении Дон Гуана не было вызова. Это должно быть ясно без ведущего. Крик ужаса даст времени обратное течение. Ощутить миг, который предшествовал…

А традиционный ведущий-пояснитель? Он не нужен. Ремарки надлежит раскрывать в действии, в психологическом состоянии. Эмоционально-звуковые краски раскроют зримость тех картин, которые, точно половодье образов, хлынули в самом начале репетиции…

Мейерхольд представил себе, как на премьеру радиоспектакля придут его друзья — Ю. Олеша, Д. Шостакович, М. Гнесин. Придет Сергей Прокофьев, увлеченный замыслом радиооперы… Они будут обсуждать постановку трагедии Пушкина «Пир во время чумы», спорить о музыке, о радиообразе, о выразительных средствах эфира…

Нет, радио — не только техника… Оно объединилось с театром, раскрыло новые сферы художественного творчества. А кино и радио? Они тоже сомкнутся, несомненно. Родится новый вид театра. Радиоэкран? Телетеатр? Всеволод Эмильевич высвободил руки, нагнулся над написанным, задумался. Таким его и запечатлел глазок фотокамеры.

СОВМЕСТИМА ЛИ КРАСОТА С АБСУРДОМ?

Французского писателя и философа Альбера Камю называли «певцом абсурда». И вот что он писал* «Чувство абсурдности поджидает нас на каждом углу. Это чувство неуловимо в своей скорбной наготе, в тусклом свете своей атмосферы. Заслуживает внимания сама эта неуловимость. Судя по всему, другой человек всегда остается для нас непознанным, в нем всегда есть нечто не сводимое к нашему познанию, ускользающее от него…

Начало всех великих действий и мыслей ничтожно. Великие деяния часто рождаются на уличном перекрестке или у входа в ресторан. Так и с абсурдом… О смерти все уже сказано, и приличия требуют сохранять здесь патетический тон. Но что удивительно: все живут так, словно «ничего не знают». Дело в том, что у нас нет опыта смерти, испытанным, в полном смысле слова, является лишь то, что пережито, осознано. Но у нас есть опыт смерти других, но всего лишь суррогат, он поверхностен и не слишком нас убеждает. Меланхолические условности неубедительны. Ужасает математика происходящего» (Камю Альбер. Бунтующий человек. — М., 1990, с. 28–31).

Однако красота и абсурд — разве они стоят рядом? Между тем в 20-х годах прошлого века во Франции в рамках авангардного искусства родилось новое направление — сюрреализм. (Сюрреализм от франц. surrealisme — букв, «надреализм», «сверхреализм».) Датой рождения этого направления считается 1924 г., когда появился «Манифест сюрреализма» основателя и бессменного лидера движения Андре Бретона (1896–1966). В этом документе автор очерчивает круг интересов нового движения: автоматическое письмо, случай, сновидение, подсознательное и чудесное, нечто несуразное, но реальное… Культ случая, сна и бессознательного, открытие чудесного в самой жизни, отказ от разума, поиск новых источников вдохновения, способных изменить наше восприятие окружающего мира, а затем и преобразовать сам мир…

Сюрреализм настаивал на невменяемости художника в акте творчества. Автор соотносится только со своими фантазиями. Отбрасывалась всякая художеств венная традиция. Подлинным источником образов объявляется бессознательное. Поэт создает бессмыслицу, чтобы вырваться из-под оков стандарта, логических норм и раствориться в абсурде. Ошеломительность ассоциаций, буквальность истолкования слова возвращают читателей произведений сюрреалистов к детству. Язык сновидений и грез ближе к жизни. Творчество сюрреалистов — это поток сознания… Здесь правит не логика, а случайные ассоциации, оборванность мысли, непрограммированность мысли.

Однако творчество сюрреалистов весьма впечатляет. Прочитаем отрывок из «Магнитных полей» Андре Бретона и Филиппа Супо:

«Мы — пленники капель воды, бесконечно простейшие механизмы. Бесшумно мы кружим по городам, завораживающие афиши больше не трогают нас. К чему эти великие и хрупкие всплески энтузиазма, высохшие подскоки радости? Мы не ведаем ничего, кроме мертвых звезд, мы заглядываем в лица людей и вздыхаем от удовольствия. У нас во рту сухо, как в затерянной пустыне; наши глаза блуждают без цели, без надежды…

Временами ветер обнимает нас холодными ладонями и привязывает к деревьям, чтобы вырезало солнце… Мы смеемся стройным хором, распеваем песни, и никто в отдельности уже не знает, как бьется его сердце. Лихорадка отпускает нас».

Не правда ли — это ли не абсурд: «смеемся стройным хором». Вообще о чем это?

Реальность и связанный с ней реализм в искусстве были для сюрреалистов ругательным словом. Да и само понятие литературы оценивалось как нечто принципиально враждебное. «Писанина есть сплошное свинство», — говорил Антонен Арто в книге «Нервометр». Сюрреалисты утверждали, что занимаются не литературой или по крайней мере новой литературой. Сюрреализм — не очередная литературная или художественная школа, но образ жизни, который нужно принять раз и навсегда.

С точки зрения сюрреализма призванием литературы должно быть не рабское описание обыденности. Вот почему Бретон критиковал традиционные методы психологии. Он имел на это право, поскольку сам был по образованию психиатром. Сюрреалисты критиковали и психологизм традиционного романа, мотивированность поступков героев и распространенное в литературе правило правдоподобия. Но чему же тогда следовать? Непосредственному переживанию («Я хочу, чтоб человек молчал, — писал Бретон, — если он перестает чувствовать»). Переживание должно быть свободным, мгновенным и ни в коем случае не зависимым от разума.

Поиск такого вдохновения привел Бретона к открытию приемов автоматического письма — внутреннего монолога, о котором критическое сознание не успевает вынести никакого суждения. Такая техника использована Бретоном и Супо в уже цитированных «Магнитных полях» (1919), внешне совершенно абсурдных, алогичных, но заряженных мощной поэтической энергией. Почитаем еще один отрывок из «Магнитных полей», чтобы оценить своеобразие художественного мышления и представление о красоте сюрреалистов:

«Я всегда сострадал растениям, растущим высоко на стенах. Самый красивый из проходящих мимо — тех, кто поскальзывался на мне, — оставил, прежде чем исчезнуть, эту прядь волос — левкои; иначе я был бы навсегда потерян для Вас. Он должен был обязательно вернуться той же дорогой. Мне жаль его до слез, любящие меня подыщут неуловимые оправдания. Ибо они не понимают, что я бесславно исчезаю в вечности малых разрывов, а они напутствуют меня наилучшими пожеланиями. Мне угрожают (почему они об этом не говорят?) — яркорозовый куст, нескончаемый дождь или чей-нибудь неверный шаг по моим бортам. По ночам они смотрят в мои глаза, как светящиеся червячки, или же наступают на меня несколько раз с теневой стороны. Я достиг пределов ароматического познания, и я мог бы врачевать, если мне заблагорассудится. Решено: я придумаю рекламу для неба и вернется порядок. Что мне надо? Стершиеся квадратики звезд? Самые предприимчивые приподнимут небольшие пластины пены: трагическая смерть. Есть на свете ничтожные колдуны, которые только и делают, что кипятят облака в котлах, и так без конца».

Читатель может рассудить так: возможно, этот отрывок вырван из какого-то контекста. Стоит вернуть его туда, и все загадочные фразы обретут ясность. Станет понятным, кто кипятит облака в котлах? Что такое стершиеся квадратики звезд. Почему автор исчезает в вечности малых разрывов. Но надежды на такую прозрачность смысла нет, ибо сюрреалисты сознательно затемняют смысл. Автоматизм письма, то есть пишу то, что выносится на поверхность психики — это прием. Сам Бретон определяет этот прием как «чистый психический автоматизм».

Но сюрреалисты знали и другие способы, как сбросить иго диктата и обрести свободу. Поэтому в их творчестве рассказы о том, что они видели во сне. Они пытались добиться группового гипнотического транса, то есть кратковременного помрачения сознания с потерей самоконтроля и достижения состояния отрешенности. Сюрреалисты предлагали, например, такой прием письма. (Он назывался «изысканный труп».) Участник игры продолжает фразу, которую он услышал от предыдущего игрока, но смысла всей рождающейся громады фраз он не ведает. Получается нечто, что не имеет автора. Какой-то стихийно рожденный текст, но никто сознательно не участвовал в его рождении. Он просто сказал нечто, только что пришедшее ему в голову. В понимании сюрреалистов это означало расширить границы творчества и упразднить фигуру автора, которые ограничивают возможности создания произведения.

Сюрреалисты почти никогда не стремились к рифме или определенному размеру стиха, ритму. Основой их устремлений становится «ошеломляющий образ», необычное сближение далеких объектов, по существу не связанных друг с другом. Приведем стихи, которые называются «Изречения рака-отшельника». Они написаны А. Бретоном, который утверждает свое полное безразличие к стихотворной форме, в которой написаны эти строчки: его цель «говорить без всякой интонации, сказать нечто»:

Свисают бесцветные газы

Щепетильностей три тысячи триста

Источников снега

Улыбки разрешаются

Не обещайте как матросы

Львы полюсов

Море море песок натурально

Бедных родителей серый попугай

Океана курорты

7 часов вечера

Ночь страны гнева

Финансы морская соль

Осталась прекрасная лета ладонь

Сигареты умирающих.

В целом сюрреалистическая революция представляла собой праздник абсурда. Вот один из текстов представителей этого направления:

«По утрам в каждой семье мужчины, женщины и дети, если им в голову не придет ничего лучшего, рассказывают друг другу сны. Мы все зависим от милости грез, мы обязаны грезам, ощущая их власть, когда бодрствуем. Это страшный тиран, обряженный зеркалами и вспышками. Что такое бумага и перо, что такое письмо, что такое поэзия перед этим гигантом, который держит своими мышцами мускулы облаков? Вы бормочете что-то заплетающимся языком при виде змеи, не ведая о мертвых листках и ловушках из стекла, вы боитесь за свое состояние, за свое сердце и свои удовольствия, и вы ищете в тени грез математические знаки, которые сделают вашу Смерть более естественной. Сюрреализм открывает двери всем тем, для кого ночь слишком скупа. Сюрреализм — это перекресток чарующих сновидений, алкоголя, табака, кокаина, морфина; но он еще и разрушитель цепей; мы не спим, мы не пьем, мы не курим, мы не нюхаем, мы не колемся — мы грезим; и быстрота ламповых игл вводит в наши мозги чудесную губку, очищенную от золота».

Красота не может быть бессмысленной. Однако эстетическое ощущение оказывается разнообразным и неожиданным. Вот почему сюрреализм отстаивал собственный идеал красоты. Он продолжал творческие поиски не только в литературе, но и в живописи и кино. Формулируя требования к живописи, Бретон называл три фундаментальных принципа: 1. Автоматизм, то есть рождение образа без всякого умысла, в процессе игры или бессознательного наития. 2. Непременное выставление обманок, то есть таких образов, которые зритель может принять за нечто иное. 3. Сновидческие образы.

Обратимся к творчеству французского художника Андре Массона. С 1924 г. он делал автоматические рисунки. Он брал ручки и индийскую тушь, а затем его рука быстро гуляла по чистому листу. При этом, естественно, рождались случайные линии и пятна. Они сливались в образы. Иногда художник дорисовывал их, а порою оставлял как есть. И тем не менее в лучших из этих созданий можно обнаружить удивительную связь. Можно спросить: каким образом? Разумеется, методом случайных ассоциаций. Образы преображались, меняли свои очертания и замещали друг друга. Так, голова лошади или рыбы могла превратиться в некий эротический образ.

Оценивая живопись ранних сюрреалистов, Бретон использовал выражение «химия интеллекта». Он имел в виду таинственную галлюцинаторную власть образов, мощь бессознательного. По мнению специалистов, сюрреализм оказался явным и непосредственным детищем психоанализа. Пытаясь дать обобщенный образ сюрреализма во «Втором манифесте сюрреализма» (1930), Бретон писал: «Ужас смерти, потусторонние кабаре, погружение в сон даже самого здорового рассудка, обрушивающаяся на нас стена будущего, Вавилонские башни, зеркала неосновательности, непреодолимая стена грязноватого серебра мозгов — эти слишком увлекательные образы человеческой катастрофы остаются, возможно, всего лишь образами. Все заставляет нас видеть, что существует некая точка духа, в которой жизнь и смерть, реальное и воображаемое, прошлое и будущее, передаваемое и непередаваемое, высокое и низкое уже не воспринимаются как противоречия. И напрасно было бы искать для сюрреалистической деятельности иной побудительный мотив, помимо надежды определить такую точку».

В 1926 и 1928 гг. испанские сюрреалисты — будущий великий художник Сальвадор Дали (1904–1989) и будущий великий режиссер Луис Бунюэль выпустили в прокат два знаменитых скандальных киношедевра «Андалузская собака» и «Золотой век». Разумеется, в этих фильмах использована психоаналитическая техника свободных ассоциаций. Но фильмы создали особую традицию сюрреалистического киноязыка. Зрители помнят знаменитые кадры, которые предваряют картины Дали: режиссер, разрезающий бритвой глаз героини; рояль, к которому привязана туша быка и два монаха; корова в шикарной спальне; женская волосатая подмышка на губах у мужчины…

ТВОРЧЕСТВО САЛЬВАДОРА ДАЛИ

Что можно сказать о картинах художника? Они трудно поддаются пересказу, потому что мышление Дали — это соединение невозможного, немыслимого. Он, к примеру, может вспомнить себя еще в материнской утробе и попытаться выразить это. «Внутриутробное существование связывается у Дали с образами двух поджаренных яиц: иногда он видит их на сковородке — без всякой внешней опоры; огромные фосфоресцирующие желтки и белоснежные до голубизны, представляются ему необыкновенно ясно и отчетливо, так что видна каждая линия. Возникающие перед его мысленным взором два поджаренных яйца то удаляются, то приближаются, перемещаясь из стороны в сторону, вверх и вниз; они начинают сверкать и переливаться, как перламутр жемчужной раковины, а потом постепенно видение затуманивается и через несколько секунд исчезает» (Рохас Карлос. Мифический и магический мир Дали. — М., 1998, с. 55).

Картины Дали всегда загадочны, трудно понять, откуда возникает тот или иной образ. Почему художник выражает свой замысел в таинственной системе знаков. Ну, вот, скажем, картина «Яйца на блюде без блюда» (1932). На ней изображены два яйца на блюде и одно — подвешенным на ниточке в воздухе. Общий фон картины — желто-оранжевый, и две малюсенькие фигурки высовываются в проем окна, прорубленного в массивном каменном блоке. В этих фигурках, как считают специалисты, угадывается намек на отца. Но зритель вправе спросить, какая тут связь — фигурки и отец. Однако художническую логику Дали трудно выстроить…

В 1935 г. Дали публикует работу «Победа над иррациональным», в которой он выражает мысль, ставшую потом предметом многочисленных нападок: «Тот факт, что смысл моих картин, когда я пишу их, для меня неясен, еще не означает, что его там нет. Напротив, смысл их глубок и сложен, но поскольку он коренится в бессознательном, то его невозможно проанализировать при помощи логической интуиции». Самому-то Дали кажется странным, что его друзья и враги не могут понять смысл его работ. Ведь стремился неосознанно отразить впечатления внутриутробной жизни.

Современная так называемая трансперсональная психология показывает, что рождение ребенка имеет для эмбриона значительные психологические последствия. Вот как описывает американский психолог Станислав Гроф рождение ребенка: «После того как мы достигли самого дна, нас внезапно поражают видения ослепительно белого или золотого света сверхъестественной яркости и красоты. Мы ощущаем, — что пространство вокруг нас расширяется и нас затопляют чувства освобождения, избавления, спасения и прощения. Мы чувствуем очищение, словцо только что избавились от всех тягот своей жизни» (Гроф С. Холотропное дыхание. — М., 2002, с. 96).

Но и Дали показывает вслед за Грофом, что изгнание из первоначального рая (материнской утробы) в бренный мир сопровождается ужасными потрясениями: удушьем, физическим неудобством, мгновенной слепотой, вызванной ярким светом, а также острым восприятием всех шероховатостей и неровностей реального мира после обволакивающей мягкости материнского лона, — ощущения эти запечатлеваются в сознании как состояние тревоги, дискомфорта и изумления. Воспоминания об утерянном рае пробуждаются в сознании человека только на грани сна; поэтому, готовясь заснуть, Дали старается принять позу зародыша: простыня плотно облегает спину, как пациента плод, мизинцы на ногах чуть отогнуты в сторону, верхняя губа соприкасается с подушкой; художник представляет, что тело его парит в воздухе, пока совсем не исчезнет.

В картинах Дали мы часто встречаемся с одними и теми же образами. Это фрейдистский след детства. К примеру, ребенок-кузнечик. Вот он изображен в матросском костюмчике. И мы снова видим Дали — мальчика в матроске — на картинах «Призрак зова плоти» (1934) и «Галлюцинация тореро» (1969–1970). На картине «Призрак зова плоти» в роли символического чудовища, вызывающего у мальчика не столько ужас, сколько любопытство, выступает призрак зова плоти — деформированный и окаменелый женский остов на берегу моря в Кадакесе, остов, где смешаны мягкие и твердые формы, ступни ног и одна рука ампутированы, а вторую руку подпирает костыль. На картине «Размышление об арфе» ребенок-кузнечик одет не в матроску, а в потрепанные штаны и пиджак с заплатой. Его левая ступня, удлиненная и заостренная, напоминает носорожий рог и одновременно ногу скелета с картины «Призрак зова плоти», словно наспех и небрежно вылепленную из воска. Теперь ребенок-кузнечик превратился в подростка; его голова похожа на мяч для игры в регби, один из локтей — неимоверно длинный и не обросший плотью — опирается на торчащий из земли костыль.

На картине, написанной Дали в разгар Второй мировой войны, «Геополитик, наблюдающий за рождением нового человека» (1943), художник дарует жизнь «сыну будущего». Из яйца, символизирующего Землю, появляются часть человеческого торса и рука; нога тем временем пытается разбить скорлупу, собирающуюся складками, как простыня. С таким усилием мертвецы в стихотворении Р. Альберти возвращаются на землю:

Слышно, как вы прорастаете,
слышно ваше страданье,
Слышно, как вы ворочаетесь
под оболочкою почвы,
Земля из вас лепит колос
и в таинстве воссозданья
Чувствует, как молодеет,
как наливается сочно.

Рука и торс на картине принадлежат Дали, трещина в скорлупе вызывает в памяти уходящие к горизонту ступени «Первых дней весны». Из треснувшей скорлупы вытекает лишь одна капля крови; очевидно, что рождение нового человека — процесс болезненный и долгий.

Бредовые, параноидальные образы у Дали порою принимают форму ужасных существ, которые пожирают друг друга. В 1939 г. к фотографии, на которой изображен ангелоподобный и несколько слащавый ребенок, Дали тушью пририсовал акварелью дохлую, сочащуюся кровью крысу с длинным хвостом, которую ребенок держит в зубах.

В 1925 г. Дали заканчивает одну из наиболее известных работ раннего периода «Девушка, сидящая к нам спиной». Хаотичный мир художника, беспорядочные и неудачные поиски сменились здесь спокойной уверенностью. Тщательно написаны волосы, спускающиеся тремя крупными локонами на спину девушки. Но эта работа — исключение. Между 1936 и 1937 г. Дали пишет одну из наиболее известных своих картин «Метаморфоза Нарцисса». Если какое-то время пристально смотреть на фигуру Нарцисса на картине, то она исчезает и превращается в руку, возникающую из собственного отражения. Так начинает Дали вступление к своей поэме, которая одновременно является комментарием к картине и ее переложением на другой выразительный язык. Между большим и указательным пальцами — яйцо, росток, орех или луковица, их которых возникнет новый Нарцисс — цветок, проросший сквозь яйцо.

Значительное место в творчестве Дали занимает Вильгельм Телль, герой швейцарской народной легенды, отразившей борьбу швейцарцев против Габсбургов в XIV в. Миф о Вильгельме Телле входит в творчество Дали в 1930 г., сразу в живописи и в поэзии, причем трактует его Дали весьма необычно. Поэма «Великий Мастурбатор» написана в сентябре 1930 г. Описывая огромную картину, которая лежит между двух Великих Мастурбаторов на перьевой подушке, он говорит, что на картине бесконечное количество маленьких ярко раскрашенных скульптурных изображений Вильгельма Телля. На заднем плане картины, которую описывает Дали в поэме, друг против друга стоят две большие скульптуры Вильгельма Телля: одна — из шоколада, другая — из экскрементов. За ними — уходящая вдаль аллея с фонтанами; в одном из них среди грибов видна медаль.

На картине «Старость Вильгельма Телля» туго натянутая простыня скрывает разыгравшуюся за ней эротическую драму. Около Вильгельма Телля — две молодые женщины. Фигуры, изображенные в правой части картины, навеяны Библией: в слезах покидает молодая пара рай, откуда они изгнаны. Ту же пару мы видим и в левой части картины, но теперь поза женщины, привязанной к простыне, напоминает страдающую Андромеду. (Андромеда — дочь эфиопского царя Кефея и Кассиопеи. За то, что она кичилась своей красотой, Посейдон устроил в стране эфиопов наводнение. По предсказанию оракула, чтобы спасти страну, Андромеду следовало приковать к скале и ее должно было растерзать морское чудовище, но Андромеда была спасена Персеем.) У основания подпорки, поддерживающей другой край простыни, — профиль Наполеона, как на медали в поэме «Великий Мастурбатор». И наконец посередине простыни — тень огромного африканского льва; само животное находится в какой-то точке вне картины, возможно, рядом со зрителем, и именно оттуда рассматривает — не то с любопытством, не то с изумлением — фигуры на полотне.

Специалисты говорят, что силуэт на простыне может быть истолкован как метафора Вильгельма Телля. Ведь, в конце концов, тень, отбрасываемая львиной мордой, приходится как раз на то место, где расположена нижняя часть тела обнаженного старика. Однако действительно ли это можно принять за некую трактовку? Скорее это попытка угадать направление фантазий Дали.

Вот картина Дали «Частичная галлюцинация. Шесть явлений Ленина на фортепьяно» (1931). Седовласый юноша несколько фантасмагорического вида в накидке, закрепленной английскими булавками, смотрит прямо перед собой — на стоящее перед ним фортепьяно, на клавишах которого вспыхивают шесть последовательно увеличивающихся в размерах изображений В. И. Ленина. На откинутой крышке — нотная тетрадь, но нотных знаков на ее страницах нет, вместо них по тетради ползают муравьи; в проеме полуоткрытой двери видны зыбкие очертания скал.

Специалисты толкуют, что расшифровать эту картину в целом довольно просто: фантасмагорический юноша — это сам Дали, и родной для него пейзаж за дверью подтверждает это. На обломках отжившей свое западной культуры — символом ее является фортепьяно и нотная тетрадь, годная лишь на пищу муравьям, — возникает Ленин, голова которого окружена сиянием, напоминающим нимб святого. Критики говорят, что труднее всего объяснить горсть черешен на плетеном стуле с деревянной спинкой, на которую положил руку седовласый юноша. Однако неужели только черешни оказываются загадкой? Скорее всего, это просто беспредельная и глубоко индивидуальная игра фантазии Дали.

АВАНГАРДНАЯ МУЗЫКА

После Второй мировой войны много говорилось внутри авангарда о непригодности старой художественной культуры для «нового человека». Предлагалось развитие музыки начать с нуля. Это означало создание нового звукового мира, резко противоположного природным основам музыкального творчества. Среди музыкантов авангарда была провозглашена «спиритуальная» (сугубо духовная) революция. Трудно назвать более характерную фигуру из числа композиторов старшего поколения, чем Дэн Рудьяр (1895–1984). Сначала он был известен как астролог, а затем как композитор.

Для Рудьяра музыка — это передача особых состояний сознания, интенсификация чувств. В книге «Магия звуков» он излагает музыкальную теорию, которая восходит к учению древнегреческого философа Пифагора. Тот утверждал, что слышит музыку сфер универсума. Свои взгляды Редьяр подкрепляет данными восточной философии, шаманистики, европейской средневековой мистики и традиционной индийской музыки. Что нужно, чтобы музыка зазвучала иначе? Прежде всего, считал Редьяр, необходимо тесное соприкосновение европейской музыки с другими, инородными музыкальными культурами.

Новое слушание и переживание музыки иногда постигается благодаря применению психоделических средств, но тот же результат достигается практическим усвоением учений Востока о дыхании, об отношении к собственному телу. Композиторы позднего авангарда и поставангарда в Европе и Америке, как отмечает Рудьяр, вступали в контакт с азиатскими учителями-гуру и от них получали новую трактовку звуков. Познание восточной музыки послужило стимулом для замены европейских традиций музыкального воспитания новыми представлениями о музыке как медитации (глубинном духовном сосредоточении).

Рудьяр считал, что скоро музыка вообще станет медитацией. Архаическая магия, писал он, когда-то применяла ритмическое повторение, приобщаясь таким образом к ритмам космоса. «Приходится много раз ударять молотом для того, чтобы изготовить металлический гонг высокой степени резонанса. Ну а если нужно изменить привычки разума или чувства, прервать, Прекратить психическое влияние своего Я, источающего неуверенность, страх и разочарование, на это потребуется значительно больше усилий.

Эти высказывания Рудьяра призваны служить обоснованием музыкальной медитации. Рудьяр писал свою итоговую книгу, когда в США и Западной Европе уже существовала развитая форма медитативной «минимальной» музыки. По словам Рудьяра, она привлекает людей, страдающих от психических комплексов напряжения, от травм, наносимых обществом, утомительной жизнью с ее конкурентной борьбой, быстро сменяющимися моделями на мысли, чувства и поведение. Повторение одного и того же в медитативной музыке может успокаивать напряженнее нервы и вести к квазигипнотическим состояниям, при которых дух становится «тихим как озеро, где отражается небо».

Один из лидеров послевоенного авангарда Карлхайн Штокхаузен (р. в 1928 г.) шел сходным путем к концепции медитативной музыки. Выступив в начале 50-х годов в качестве фанатичного приверженца так называемой «сериальной техники композиции», т. е. замены музыки рационально сконструированными звуковыми комплексами, он через два десятилетия вдруг резко изменил свои убеждения. В 1968 г. Штокхаузен опубликовал открытое письмо к молодежи «Вместо паники и страха — высшее сознание», где поделился своими представлениями о великих переменах: «Нас ждет такое, что можно сравнить с появлением первых растительных организмов из неживой материи, первых животных из растительного царства: новая ступень в развитии сознания».

До сих пор, писал Штокхаузен, в современной музыке недооценивалась роль интуиции. Он отныне желал бы радикально изменить это положение, для чего предложил путь импровизаций в небольших инструментальных ансамблях. Правда, это не просто игра на инструментах и не просто импровизационное сочинение музыки. Это священнодействие, звуковая магия. В состоянии особой сосредоточенности каждый из участников ансамбля приобретает новые внутренние качества, в нем начинает действовать подсознание, партнеры взаимно сближаются. Причем это не обычная творческая близость музыкантов-ансамблистов, а совместное преображение: «Играй колебания в ритме частей своего тела. Играй колебания в ритме твоей клетки. Играй колебания в ритме твоей молекулы. Играй колебания в ритме твоего атома. Играй колебания в ритме мельчайшей частицы твоего сознания. Пусть между моментами будет достаточное молчание. Когда почувствуешь себя свободным, смешивая ритмы в любой последовательности».

Такого рода наставления связаны с одной из самых причудливых фантасмагорий Штокхаузена: человек, развивший в себе сферу подсознания, уподобляется электронной системе, улавливающей «волны» и «ритмы», которые идут из космоса, исходят от земных объектов, от атомов собственного тела; музыкант только посредник, воспринимающий эти импульсы и передающий их в звуках. Некоторые участники ансамбля выражали недоумение по поводу этих взглядов. Один из них спросил композитора: «О каких ритмах идет речь?». «Разве вы никогда не ощущали во сне ритм Вселенной, не летали меж звезд, не запечатлевали в своем опыте вращения планет или других небесных тел Солнечной системы?» «Нет, — ответил музыкант, — к сожалению, я не располагаю таким опытом».

Музыку Штокхаузен трактовал все более как орудие и ритуал медитации. Она не нуждается в том богатстве содержания, которого достигало искусство прошлого. Ее средства минимальны, бедны, но направлены неизменно на эффект гипноза, завораживания. Мир, создаваемый такой музыкой, можно передать фрейдистским словом «аутизм». Так называется детское восприятие, ориентированное только на наслаждение и избегающее контакта с реальностью.

В великие творческие эпохи прошлого между музыкантами и слушателями царило единство. Их связывали общие художественные вкусы, единое мировосприятие. Однако провозглашенное авангардом пассивное слушание музыки может вызвать глубокое успокоение, гармоническое состояние духа и нервную разрядку. Но разве предназначение музыки только в этом? Разве она не призвана рождать пламенные страсти, одухотворенные всплески духа?

ДАДАИЗМ

В рамках авангардистского искусства родилось еще одно направление — дадаизм.

Дадаизм (от фр. dada — «деревянная лошадка», слово выбрано наугад в случайно открытой странице словаря) — движение в искусстве и литературе минувшего века. Опыт войны, доказавший ничтожность человеческой жизни, вызвал у дадаистов ощущение бессмысленности человеческого существования. Поэтому в их сознании возникла парадоксальная мысль о том, как важно уничтожить сам человеческий разум и его достижения. Они предложили искоренить те культурные принципы, которые, как они считали, ответственны за катастрофу. Вот почему они поставили перед собой задачу — разложить слово. Ведь именно на нем держится европейская цивилизация.

Особую активность дадаизм проявил в Германии, на духовной жизни которой отразилось ее поражение в Первой мировой войне. Закончив в 1910 г. работу над книгой «Записки Мальте Лауридса Бригге», австрийский поэт Райнер Мария Рильке (1875–1926) настолько устал, что готов был никогда больше ничего не писать. Он утверждал: «Искусство никому не нужно… Разве оно способно лечить раны или избавлять человека от горечи утраты? Оно не в состоянии помочь отчаявшемуся человеку. Не может накормить голодного и согреть замерзшего». Ведущая тема его поэзии — преодоление одиночества через любовь к людям и слияние с природой.

Еще до появления дадаизма, когда о нем не было и речи, поэт выразил то, что заставляло писателей сомневаться в смысле и значимости их творчества. Они все более догадывались, что искусству в том виде, в каком они его понимали, этому воплощению прекрасного, грозит опасность стать позолотой. Хотя слово «дада» родилось в 1916 г. в Цюрихе случайно и использовалось скорее в шутку для обозначения нового направления в искусстве, уже само его появление послужило сигналом к бунту. Оно вызвало цепную реакцию во многих европейских странах.

В отличие от экспрессионизма, который стремился объединить всех в единую общность, но так и остался в основном немецким течением, дадаизм проявил себя во многих странах — в Италии, Франции, Венгрии, Югославии, даже в Нью-Йорке. Дадаизм в гораздо большей степени, нежели течения прошлого, классицизм или символизм, существовал в тесной связи литературы и изобразительного искусства. Дадаисты стремились обратиться к искусству примитивных народов. Одним из новшеств дадаистов стало «симультанное стихотворение» (симультанный — одновременный). Возникновение такого стихотворения дадаисты объясняли тем, что в городах много самых различных шумов, которые слышны одновременно. С «симультанными стихами» связано и другое новшество, при помощи которого дадаисты стремились привлечь к себе внимание: совместная работа над текстом, предназначенным для чтения вслух, предполагала и его совместное, то есть многоголосое, произнесение.

В области живописи дадаисты использовали прием коллажа. Это термин живописи, который предполагает сочетание двух разнородных элементов и материалов или же произведений искусства и реальных объектов. Коллажем также называют картину, сделанную путем наклеивания на бумажную основу тканей, фотографий, вырезок и т. д. Коллаж как» прием сам по себе отвергает порядок. Он подчинен хаосу. В картинах использовались алогичные композиции, в которых нарушались традиционные связи предметов.

Позже один из представителей этого художественного движения писал, что дадаизм не был органичным продуктом, возникшим в качестве реакции на «святое искусство», которое витало в облаках. Это движение сложилось, когда полководцы стали писать «картины» кровью. Дадаизм вынудил деятелей искусства открыто заявить, какого они цвета. Что же дадаисты делали? Они говорили, что неважно, произносит ли кто-то громкие речи или читает сонеты Петрарки, Шекспира или Рильке, золотит каблук или вырезает фигуры Мадонны: все равно гремят выстрелы, наживаются спекулянты. Зачем тогда все это искусство?

Разумеется, этот протест был во многом наивным, пронизанным пафосом упрощения. Представитель дадаизма Курт Швиттерс писал: «Один деятель искусства спросил меня как-то, почему я в конце 10-х — начале 20-х годов использовал для своих картин всякие старые вещи, частично найденные на помойках, и считаю ли я оправданным использование таких «материалов» сегодня; и о чем я вообще думал, создавая картины, похожие скорее на мусорные ящики, чем на произведения вечного искусства; и не мог ли я с таким же успехом использовать для создания таких картин масляные краски» (Дадаизм. — М., 2002, с. 466). Отвечая на эти вопросы, К. Швиттерс спрашивал: что такое произведение искусства? Чем отличается произведение искусства от любого «художественного» проявления окружающей среды? То, что создано природой, искусством не является, хотя оно и вдохновило бесчисленное количество людей на создание произведений искусства. Природа вдохновляет художников. Она — шедевр, созданный нашим Творцом, но отнюдь не произведение искусства.

Давайте посмотрим на пейзаж, разъяснял свою позицию Швиттерс. Голубизна отдаленных гор возникает за счет цвета самого воздуха, в то время как водяные испарения окрашивают удаленные предметы в красный цвет, а солнце придает всем локальным цветам золотистый оттенок. В результате на локальные цвета серых полей и зеленых лесов отдаленных гор ложится оттенок голубого, красного и желтого; к этому добавляется высветление отдельных предметов за счет попадания света и затемнение за счет водяных испарений и воздуха, отделяющего нас от объекта восприятия. Результат получается абсолютно однозначного цвета, который является таким, какой он есть, и другим быть не может. Но в течение дня цвет меняется в зависимости от увеличения или уменьшения плотности воздуха, содержания в нем влаги и от направления солнечного света. Цвет горы вдалеке является, таким образом, в отношении остальной природы фактором непостоянным, как непостоянными являются и факторы окружающей гору среды. И тогда может случиться, что в какое-то определенное время вдруг наступит чрезвычайно благоприятный момент для того, чтобы взять этот фрагмент природы в качестве основы для создания художественного полотна, в то время как тот же самый фрагмент в другое время для этой цели может оказаться абсолютно непригодным. В произведениях же искусства цвета, как составные части композиции, имеют определенные и абсолютно иные значения, чем в природе.

По мнению Швиттерса, абсолютно неважно, испытывает ли зритель те же самые чувства, которые побудили художника создать это произведение искусства. Бетховен написал свои сонаты не для того, чтобы на определенном отрезке времени в определенной последовательности звучали написанные им ноты, а для того, чтобы эти сонаты будили в слушателях чувства, и любитель музыки слушает сонаты только потому, что ему эти чувства приятны.

Можно согласиться с автором этих строк, что назначение искусства — рождать эмоции. Но означает ли это, что для рождения эмоции не имеет значения, какая картина перед тобой. Совсем не так уж важно, что в ней, например, в одном месте использована старая ржавая воронка, в а другом — колесо от сломанной детской коляски. Разумеется, это только пример, способ найти новые выразительные средства в искусстве. Насколько «одухотворенными» получились эти композиции, решило время.

Многие уже в начале 20-х годов стали относиться к дадаизму как литературно-историческому феномену прошлого. Однако подлинное открытие дадаизма состоялось, собственно, четырьмя десятилетиями позже. То, что до этого интересовало лишь небольшую группу художников и литераторов, было в полной мере провозглашено авангардным искусством. «Веселые эксперименты» в искусстве по-прежнему модны. Когда вышел в свет сборник стихов «Мяч для игры» (1986) Рихарда Питрасса, то стало абсолютно ясно, что дада оставляет все больше и больше следов в стихах молодых лириков. Поэт пишет:

Четвертинкой борода: что такое арпать
Может быть, дорожки густой расческой граблить
Слушать ракушкой морской
Злой бушующий прибой
Или веники вязать
Или песни распевать
Может, небо подпирать
Может, душу увядать
Прятать в вечности часы
С добрым Богом быть на ты.

Язык завоевывает свободное пространство, лишая слова их обычного значения. Вследствие этого возникают комично-шутливые и нередко парадоксально-бессмысленные словосочетания. Вот поэт пишет стихотворение «Циферблат», а слова располагает по кругу в виде самого циферблата. Один из теоретиков дадаизма писал: «Мне хочется в экспериментах с языком дойти до предела, за которым ему, посреднику, грозит стать целью. Его прелести соблазнительны — как изысканные разрывы строчек (глагол «тащить» меняется на «рождать», а «рожать» — на «я вынесу», так и красочные новообразования разговорного языка)».

Дадаизм действительно повлиял на дальнейшее развитие искусства. Технические приемы, отработанные дадаизмом, — коллаж, кино, эксперименты с типографским оформлением и с фотографией, сегодня используются все шире.

ЧТО ПРИДАЕТ КРАСОТЕ ОДУХОТВОРЕННОСТЬ И КРАСОЧНОСТЬ?

Мы видим, как прихотливо, неожиданно меняются представления об искусстве, о прекрасном. Рождаются новые школы, новые течения. Порою они кажутся эксцентричными, странными. Это связано с тем, что новому поколению художников, писателей приходится отражать веяния времени, новые эстетические представления. На рубеже XIX и XX веков в европейском искусстве родилось еще одно направление — импрессионизм.

Импрессионизм (от фр. impression — впечатление) — направление в изобразительном искусстве, художественной литературе, музыке и художественной фотографии конца XIX — начала XX в. Сложилось во французской живописи 60-70-х гг. Само название появилось после выставки 1874 г., на которой экспонировалась картина К. Моне «Впечатление. Восходящее солнце». В группу импрессионистов, кроме Моне, входили также О. Ренуар, К. Писсарро, А. Сислей, Э. Дега и другие. Импрессионизм нередко называют колыбелью современного искусства, из которой вышли многие, наиболее плодотворные направления живописи XX в. Его основу составило свободное объединение художников, порвавших с традиционными установками в искусстве. В их творчестве отразилось принципиально новое видение окружающей действительности.

Опираясь на традиции реалистической живописи XIX в., преимущественно пейзажной (Т. Руссо, Ж. Дюпре и др.), импрессионисты противопоставили условности официального и салонного искусства красоту каждодневной действительности, которая выглядела чрезвычайно праздничной в их изображении. Сопротивление и бунт против традиционализма оказались исходным пунктом для художников-импрессионистов. Во Франции постоянно устраивались выставки, и участие того или иного живописца в этих салонных мероприятиях во многом определяло его известность и признание. Салоны давали прекрасное представление о художниках и степени их одаренности, но в то же время нередко они оказывались центром консервативного художественного мышления. Обычно художник старался избрать серьезную тему, как правило, связанную с историческими и мифологическими сюжетами. Именно этот подход к живописи и был поставлен под сомнение во второй половине XIX в.

В 1863 г. состоялся «Салон отверженных». Он представил на суд публики те картины, которые были отвергнуты приемной комиссией салонов. Среди участников этого знаменательного показа были Моне и Писсарро. Эта выставка вызвала неслыханную реакцию критики. К тому времени уже сформировалось ядро группы импрессионистов. Писсарро, Сезанн и Гийомен учились вместе в Академии Сюиса, а Моне, Ренуар, Сислей и Базиль посещали мастерскую Глейреа. Через десять лет они стали постоянными посетителями кафе «Гербуа» и познакомились там с Дега и Мане.

Здесь в жарких дискуссиях вырабатывались основные художественные принципы импрессионизма. Первая коллективная выставка открылась в Париже 15 апреля 1874 г. Ее участники дали своей группе совершенно невдохновляющее название — «анонимное общество» художников, скульпторов и графиков. Однако критика не замедлила дать им более красочное определение. Наибольшее презрение критиков вызвала картина Моне «Впечатление. Восход солнца» — этюд гаврской бухты в тумане. Критик Леруа отказал объединению художников в праве на существование, с презрением назвав их экспозицию «выставкой импрессионистов». Это название закрепилось, но уже в позитивном смысле.

Почему импрессионисты вызвали такую резкую волну критики? Они настойчиво стремились к правдивости, достоверности изображения. Они не просто придавали огромное значение письму с натуры — и другие живописцы пользовались подобной практикой и раньше. Однако их эскизы служили отправной точкой в работе, а законченное полотно рождалось в мастерской. Все ненужное для развития концепции художника устранялось, а оставшиеся элементы выстраивались в гармоничную, законченную композицию. Живописцы, работающие в традиционной манере, безусловно, отбросили бы уродливые фабричные трубы, которые виднеются, скажем, в глубине картины Дега «На скачках» или в картине Сера «Купание в Асньере».

Импрессионисты в своем стремлении к реалистическому изображению, напротив, опирались на иную концепцию художественного творчества, основанную на новейших достижениях оптики. Они хотели показать, что цвета, наблюдаемые в природе, не присущи как таковые отдельным предметам, но оказываются результатом постоянно меняющихся отражений от них лучей света. Импрессионисты видели смысл живописи в воспроизведении изменчивых световых эффектов. Их интерес к оптике нашел свое логическое завершение в творчестве Моне, который неоднократно изображал одни и те же предметы, чтобы показать, как незначительные изменения в атмосфере могут преобразить их облик. И поэтому реальные предметы — стога сена, водяные лилии или Руанский собор — были вторичными для автора серии.

Ставя перед собой задачу увековечить неуловимые световые эффекты, импрессионисты столкнулись с рядом практических трудностей. Темп работы делал невозможным детальное воспроизведение сюжета. Экспериментирование импрессионистов заключалось в изучении взаимосвязи соседствующих тонов. Результат их работы, если рассматривать его вблизи, может показаться эскизом. Гораздо более сильное впечатление импрессионистские полотна производят со значительного расстояния.

Достижения современной фотографии (размывка, ореол вокруг фигур) также привлекли внимание художников, которые стали широко пользоваться ими. Подобные рискованные приемы настолько разозлили критиков, что те стали писать про небрежные, незаконченные эскизы, которые импрессионисты выдают за законченные полотна. Предметом дискуссии стала также подчеркнутая современность творчества импрессионистов. Приверженцы традиционного взгляда на живопись считали, что настоящие художники, которые хотят оставить след в искусстве, не должны следовать капризам моды. Но импрессионисты в своем желании изобразить, схватить, уловить непосредственное впечатление от происходящего придерживались иных принципов. Они черпали вдохновение и наслаждались малейшими деталями современной парижской жизни — оживленными танцами в Мулен де ла Галетт, непринужденностью маленьких кафе и большими, полными пара залами новых железнодорожных вокзалов. Постепенно жизненность изображенных ими сцен завоевала расположение зрителей. Ко времени восьмой и последней выставки импрессионистов (1886) борьба за признание оказалась уже делом прошлого.

Интерес к современной действительности, как уже отмечалось, был одним из главных художественных принципов импрессионизма. Поэт и критик Шарль Бодлер утверждал, что представителям этого направления было необходимо увидеть и запечатлеть самые незначительные события века. И лучшим способом достижения этой цели, по мнению Бодлера, было смешаться с толпой. «Человек, страстно любящий наблюдать жизнь вокруг себя, не может найти большего наслаждения, чем находиться в толпе, с ее отливами и приливами, быстротечностью и бесконечностью».

Эдуард Мане был близким другом Бодлера, и изображенная им оживленная сцена человеческого водоворота находится в русле наблюдений последнего. Однако непосредственность изображенного оказывается иллюзорной, потому что художник использовал в ней портреты друзей и знакомых, включая, по-видимому, и Бодлера (он, судя по всему, изображен в левой части картины «Музыка в Тюильри» позади женщины). Художник изобразил также и себя самого крайним слева.

Излюбленными жанрами импрессионистов были пейзаж, портрет и многофигурная композиция. Импрессионисты стремились передать свои мимолетные впечатления от окружающего мира. Они изображали жизнь как полную естественной поэзии, внутри которой человек оказывается в единстве с окружающей средой. Жизнь изменчива. Она поражает богатством красок.

Преждевременная смерть Фредерика Базеля помешала ему стать ведущей фигурой импрессионизма. Художник разделял многие художественные принципы и цели этого направления. Его картина «Семья художника на террасе около Монпелье» — это претенциозный групповой портрет, напоминающий картины Моне, который тоже изображал человеческие фигуры на открытом воздухе.

Центральное место в искусстве импрессионистов занимало изображение природы, они писали пейзажи на открытом воздухе прямо с натуры. Покинув свои мастерские, нагрузившись мольбертами, холстами, палитрами и красками, импрессионисты отправлялись работать на пленэр. Раскрыв над мольбертом большой зонт, чтобы можно было регулировать попадание света на холст во время работы, они пытались передать красками живое, непосредственное впечатление от того, что они видели в данный момент.

В стремлении запечатлеть ускользающий образ природы — постоянно меняющуюся игру света, ветер, раскачивающий деревья, рябь движущихся вод — импрессионисты прибегали к новым способам живописи, к более беглой манере письма по сравнению с трудоемкой и тщательной техникой традиционной живописи, против которой они страстно восставали.

Импрессионисты не были первыми художниками, рисовавшими пейзажи с натуры, в XIX в. многие живописцы создавали «быстрые» пейзажи маслом на открытом воздухе. Но это были скорее наброски, а не законченные произведения. В основном до импрессионистов пейзажи создавались в мастерских: некоторые с помощью набросков, сделанных с натуры, другие умозрительно, на основании того, каким виделся художнику тот или иной ландшафт. Многие художники поколения, которое предшествовало импрессионистам, уже отвергали идеализированнее образы природы и создавали картины, отражавшие их непосредственное восприятие^ Голландский художник Ян Бартолд Йонгкинд, например, оказал большое влияние на молодого Клода Моне — одного из ведущих художников группы импрессионистов, побуждая его к работе вне студии. Сам Йонгкинд, сделав наброски на природе, заканчивал свои картины в мастерской, но как сказал о нем критик Жюль Кастаньяри: «Все у него лежит в сфере впечатления».

В начале 60-х годов, когда будущие импрессионисты были еще студентами, живопись на пленэре превратилась во Франции во всеобщее увлечение, похожее на наваждение. Популярные окрестности Парижа, ставшие более доступными для горожан благодаря недавно появившимся железным дорогам, буквально наводнились художниками — любителями и профессионалами, а также просто отдыхающими. Примерно к этому времени относится о многом говорящая фраза из знаменитых «Дневников» братьев Гонкур: «Наконец мы нашли уголок, где не было ни одного художника-пейзажиста и ни одной брошенной дынной корки».

Лес Фонтенбло, всего в часе езды от Парижа, был излюбленным местом почитания пленэра. Именно здесь в деревушке Барбизон в тридцатые годы возникла так называемая барбизонская школа пейзажистов. Будущие импрессионисты отдавали должное этим художникам, но пейзажи барбизонцев были символом «возвращения к природе» и отрицания урбанизированного мира. Импрессионистам же хотелось большего, а именно создавать пейзажи, в которых так или иначе находила бы отражение современная жизнь.

В отличие от пейзажей барбизонцев, на которых изображались одинокие деревья и удаленные заросшие поляны, в картинах импрессионистов всегда можно было увидеть приметы времени, разглядеть присутствие современного человека: яхту, домик вдали, поезд, а иногда фабрику. Чаще всего импрессионисты изображали хорошо знакомые им места неподалеку от их собственных жилищ. Моне, к примеру, рисовал луга и берега Сены в Аржантее, а позднее окрестности Живерни. Сислей проводил время, изображая деревушки, расположенные по берегам рек невдалеке от Парижа. Писсарро сосредоточился на деревенских сценках в окрестностях Понтуаза.

Моду на рисование пейзажей на открытом воздухе, возникшую к моменту появления импрессионизма как движения, частично можно объяснить технологическими достижениями в живописном процессе. До 1840-х годов масляные краски хранились в свиных пузырях и при попадании в них воздуха быстро засыхали. Но с изобретением герметических тюбиков для краски стали возможными длительные сеансы живописи на открытом воздухе.

Достижения в области живописной технологии привели к появлению более богатой гаммы красок, чистых и вибрирующих цветов, так ценимых импрессионистами. Рисуя прерывистыми, не переходящими один в другой мазками, они использовали именно те цвета, которые видели в этот конкретный момент, а не те, которые обычно свойственны данному объекту. Их буквально завораживало то, что от различного окружения менялись привычные цвета, и то, как в действительности окрашивались тени, причем тона были вовсе не серыми, как это принято было считать в официальной живописи.

Импрессионисты никогда не отличались особой сплоченностью, а в 80-х годах группа распалась, и каждый пошел своим самостоятельным путем, удаляясь в своем творчестве от прежних сподвижников. Но практика работы вне стен мастерской на открытом воздухе осталась и оказала влияние на художников, которые шли следом. Так называемые импрессионисты — Сера, Ван Гог и Сезанн, получившие это название после того, как в 1910 г. приняли участие в выставке современного искусства, — находили вдохновение в импрессионистских пейзажах. Однако они стремились двигаться в своем искусстве дальше, не довольствуясь только возможностью запечатлеть световоздушные эффекты или сиюминутное поверхностное впечатление.

В XIX в. картины импрессионистов с изображением садов и парков пользовались особой любовью и признанием. Создавая картины природы, эти художники находили вдохновение в своих собственных садах, которые были не только идеальным местом для работы на пленэре, но и соответствовали их вкусам. Импрессионисты, в отличие от художников-пейзажистов предшествующих поколений, не особенно интересовались заброшенными и дикими уголками природы. Критик Теодор Дюре писал о Клоде Моне: «Он чувствует свое призвание в приукрашивании природы и городской жизни и предпочитает писать сады, парки и тенистые аллеи». Эти слова можно с полным правом отнести к творчеству всех импрессионистов, за исключением Писсарро.

Сады, которые так любили изображать импрессионисты, принадлежали, как правило, представителям среднего класса и располагались в предместьях. Увлечение садоводством в ту пору приняло форму национального безумия. В конце XIX в. выходило бесчисленное количество журналов, издавались руководства по садоводству, организовывались многочисленные курсы. «Никогда ранее так не ценились цветы и растения, — писал редактор журнала «Сад», первый номер которого вышел в марте 1887 г., — «за последние двадцать лет их стали разводить во сто крат больше».

Как правило, даже изображая частный сад, они помещали на картине фигуру человека. Отвечая буржуазным представлениям об идиллии на лоне природы, в поисках которой многие городские обитатели покупали или арендовали виллы в окрестностях городов, в садах на картинах импрессионистов обычно присутствуют модно одетые женщины, которые прогуливаются или занимаются каким-нибудь традиционным женским делом, шитьем или вязаньем. Часто рядом с ними находятся дети, придающие сцене естественность и непосредственность. Мужчины на таких картинах появляются крайне редко. И лишь на полотнах Писсарро жизнь в садах и огородах совсем не похожа на дачную загородную жизнь, образы крепких сельских женщин на его картинах служат не для услаждения глаз, они упорно работают на земле. Возьмем, к примеру, также картину Клода Моне «Сад художника в Аржантее». В центре картины к зрителям спиной видна маленькая одинокая фигурка сына художника Жана, ростом он чуть больше бело-синих цветочных горшков, выстроившихся вдоль дома. Мальчик спокойно играет со своим обручем в тени, окруженный цветами и листвой деревьев. Его мать Камилла на крыльце дома, увитого плющом, наблюдает за сыном. Высоко в небе несколько белых пушистых облачков, пятна света играют на листве деревьев и фасаде дома. Маленькая по размеру, написанная чистыми, яркими красками, эта картина, изображающая простую семейную сцену, несет в себе отпечаток замечательной свежести и спонтанности. Это одна из многих картин, которые Моне создал в своем саду в Аржантее, где он с семьей поселился в 1871 г.

Разумеется, импрессионисты использовали свои теории для изображения гораздо более широкого спектра объектов, перенося на полотно свойственную им свежесть взгляда. Что касается интерьеров, основной целью импрессионистов было создание сцен современной жизни с помощью свободных, натуралистических форм. Изображение сюжетов домашней жизни имеет давнюю историю в европейском искусстве, но чаще всего эти темы служили лишь предлогом для иллюстрирования какой-нибудь аллегории или сентиментальной истории. Однако они представляли определенную ценность благодаря живописным качествам, так же как и картины на сельские темы, создаваемые специально для заказчиков из среднего класса художниками того же класса.

Импрессионисты были далеки от таких предшественников, не считая себя ни комментаторами социальных событий, ни бытописателями, а лишь наблюдателями. А раз так, они обратили свое творчество к своему собственному миру и сосредоточились на визуальных аспектах изображаемых объектов. Их предпочтения хорошо видны на таких картинах, как «Гладильщицы» Дега. Эта картина ничего не говорит нам об изображенных женщинах и еще меньше о процессе стирки и глажки. Единственное, что привлекло художника, это необычность позы потягивающейся и зевающей женщины.

Решимость, с которой Дега выбирал для своих картин такие не очень элегантные позы, была свойственна многим импрессионистам, стремившимся к откровенности и простоте при изображении сцен частной жизни в интерьерах. Часто это выражалось в выборе рискованных сюжетов, к примеру, эксцентричное изображение модели, делающей себе педикюр, или написанный Базилем печальный портрет Моне, лежащего с больной ногой в постели. В подобных ситуациях большинство людей не хотели бы, чтобы их видели друзья, не говоря уже о том, чтобы запечатлевать эти эпизоды для публичного рассмотрения.

Непосредственность таких сцен стала в дальнейшем основной темой для некоторых импрессионистов, которые взяли на вооружение смелый прием «муха на стене»: многие фигуры выглядят так, будто художник застал их врасплох. Модели изображаются со спины или застывшими посреди какого-нибудь расслабленного действия: в наклоне, потягивании или почесывании. Иногда эта нарочитая небрежность распространялась даже на портреты, в которых, по определению, модель должна быть в центре внимания. Примером может служить портрет в полный рост мадам Годибер — модель отвернулась, как бы не замечая художника.

Новый толчок поискам натуралистов дали революционные открытия в области фотографии. Начиная с 1840-х годов появляются первые дагерротипы, но лишь спустя сорок лет, когда Джордж Истмен упростил процесс создания фотографии, она прочно вошла в жизнь. В 1888 г. он ввел в обиход первую камеру с роликовой пленкой, сделав тем самым ненужными громоздкие аппараты на штативах и фотопластинки. Сопровождалось это нововведение заманчивой рекламой: «Вы нажимаете кнопку, мы делаем остальное». Развитие моментальной фотографии оказало серьезное влияние на творчество импрессионистов, и художники вынуждены были пойти дальше того ограниченного набора поз, которым их учили в художественных школах. Однако определенные ограничения вводились из эстетических соображений, а некоторые новые позы были слишком неудобными для моделей, чтобы их можно было выдерживать долгое время. Кроме того, художники-импрессионисты пришли к выводу, что их картины вовсе не обязательно должны быть всеобъемлющими, а вполне могут представлять лишь фрагменты окружающей реальности.

Во Франции эти нововведения усиливались растущей популярностью японской гравюры. Первыми, самыми очевидными свидетельствами этого влияния были многочисленные восточные аксессуары, которые можно было бы увидеть на многих живописных полотнах того времени, но импрессионистов привлекала также сама стилистика этого искусства. Мэри Кассат и Эдгар Дега, в частности, первыми оценили чистые, яркие цвета и чувственные линии гравюр, их своеобразный подход к перспективе, не похожий на западный, а также акцент на декоративность изображения. Все эти причины повлекли за собой появление большого количества картин, изображающих интерьеры, которые отличались жизненностью и сиюминутностью, столь характерными для пейзажа художников-импрессионистов.

Разрабатывая традиции пленэрной живописи, импрессионисты стремились передать движение света в воздушном пространстве, что и создавало эффект единой среды, объединяющей все изображение. Возьмем, к примеру, картину Эдуарда Мане «Бар в Фоли-Бержер». Она изображает пышное торжество в популярном парижском ночном клубе. Все детали заднего плана были написаны с эскизов, сделанных в Фоли-Бержер, а передний план, изображающий барменшу Сюзон за столом, уставленным бутылками и фруктами, создавался в мастерской. Несмотря на недомогание, Мане удалось создать настоящий шедевр оптического иллюзионизма: на первый взгляд кажется, что фигура барменши отражается в зеркале, а человек справа — это зритель, что полностью нарушает законы перспективы. Однако художественная вольность мастера придала его полотну некоторую вызывающую неопределенность и двойственность.

В 80-х годах импрессионизм пережил кризис. Он эволюционировал, сделав еще больший акцент на воспроизведение субъективности восприятия. Движения, близкие к французскому импрессионизму, наметились в ряде стран (Германия, Россия, США и др.), хотя в них развивались лишь отдельные черты предшествующего периода: эскизность манеры, вкус к пленэру, современная тематика. Опыт импрессионизма в живописи был освоен представителями других видов изобразительного искусства, особенно в скульптуре. Здесь позы отличались нарочитой пластической незавершенностью, неровностью фактуры, текучестью, передачей мгновенного эффекта движения (скульпторы Италии, Франции, России).

Импрессионизм в музыке имеет общие черты с французской живописью. Здесь также воплощаются мимолетные впечатления, выражается одухотворенная пейзажность («Прелюдия к «Послеполуденному отдыху фавна», «Ноктюрны», «Море» для оркестра, «Остров радости» для фортепьяно Дебюсси, «Игра воды», «Отражения» для фортепьяно Равеля и другие). Импрессионизм стремился также к созданию колоритных жанровых зарисовок и музыкальных портретов («Прерванная серенада», «Менестрели», «Девушка с волосами цвета льна» для фортепьяно Дебюсси»).

Применение термина «импрессионизм» к музыке, однако, в большей мере условно, и прямые аналогии между живописным и музыкальным импрессионизмом вряд ли возможны. Окружающий мир раскрывается в музыке сквозь призму тончайших психологических рефлексов, едва уловимых ощущений, рожденных его созерцанием. Эти черты сближают импрессионизм с другим художественным течением — литературным символизмом, с творчеством П. Верлена, С. Малларме, П. Луиса, М. Метерлинка, сочинения которых нашли претворение в музыке К. Дебюсси и его последователей. При всей новизне музыкального языка в импрессионизме нередко создаются приемы, характерные для искусства предшествующего времени. Импрессионистская гармония характеризуется повышением колористичности, в том числе под воздействием французского музыкального фольклора и новых для европейцев XIX в. систем музыкального мышления.

В литературе принципы импрессионизма сформировались более самостоятельно (Ж. и Э. Гонкуры, Ж. Гюисманс, Г. де Мопассан). Здесь господствовал тот же Подход. Писатели фиксировали мимолетные сцены, пытались передать хаос чувств и настроений, предельно заостряли изобразительный потенциал слова. Импрессионизм в литературе близок прежде всего возможностям поэзии. Он связал между собой романтизм и символизм. Отвергая старый романтизм за его «биографичность», «исповедальность», интерес к легендам и философичность, импрессионизм старался высвободить стих. С помощью различных экспериментов они акцентировали текучесть стиха (отмена остановки и финального ударения стиха, использование нечетного количества слогов и непостоянного ритма, вольный перенос строки).

Психологические возможности импрессионизма в романе подчеркнуты Г. Джеймсом. Его брат, известный философ У. Джеймс, показал, что мышление не реализуется линейно, от мысли к мысли. Оно похоже на поток сознания. Поэтому Г. Джеймс, разъясняя, каким должен быть роман, подчеркивал, что его композиция должна быть сконцентрирована не на действии, «непосредственной жизни» и ее объяснении (оно всегда иллюзорно), а на множестве «точек зрения» на нее персонажей, своего рода импрессионистических раздельных мазков, которые только в читательском восприятии способны сложиться в условное и отчасти декоративное «центральное сознание». Автор, согласно Джеймсу, не объясняет, а лишь устанавливает «светильники». Они то зажигаются, то гаснут, делят драму читателя на относительно независимые друг от друга акты.

Возьмем, к примеру, цикл романов французского писателя Марселя Пруста «В поисках утраченного времени». Писатель отражает субъективное преломление действительности в восприятии героя. Он показывает внутреннюю жизнь человека как «поток сознания». Вот, скажем, фрагмент из романа «По направлению к Свану» первого цикла романов «В поисках утраченного времени»:

«Но ведь даже если подойти к нам с точки зрения житейских мелочей, и то мы не представляем себе чего-то внешне цельного, неизменного, с чем каждый волен познакомиться как с торговым договором или с завещанием; наружный облик человека есть порождение наших мыслей о нем. Даже такой простой акт, как «увидеть знакомого», есть в известной степени акт интеллектуальный. Мы дополняем его обличье теми представлениями, какие у нас уже сложились, и в том общем его почерке, какой мы набрасываем, представления эти несомненно играют важнейшую роль».

Джеймс Джойс (1882–1941) — известный английский писатель (ирландского происхождения). Его роман «Улисс» (1922) положил начало литературе «потока переживания». Этот роман является одним из первых в современной литературе, где сознательно воплощаются идеи психоанализа.

Вот фрагмент романа:

«Продолжая ощупывать письмо в кармане, он вытащил из него булавку. Простая булавка? Он бросил ее на землю. Откуда-нибудь из одежды: что-то закалывала. Это немыслимо, сколько на них булавок. Нет розы без шипов.

Грубые дублинские голоса взвыли у него в голове. В ту ночь в Куме, две девки, обнявшись под дождем:

Эх, у Мэри панталоны

на одной булавке

А булавка упадет —

Как домой она дойдет,

Как домой она дойдет?

Кто? Мэри. Ужасно болит голова. Наверное, их месячные розы. Или целый день за машинкой. Вредно для нервов желудка. Зрительное напряжение. Какими духами душится твоя жена? Додумалась, а?

Как домой она дойдет?

Марта, Мэри. Мария и Марфа. Где-то я видел эту картину, забыл уже, старого мастера или подделка. Он сидит у них в доме, разговаривает. Таинственно. Те девки из Кума тоже слушали бы.

Как домой она дойдет?

Приятное вечернее чувство. Скитанья кончены. Можешь расслабиться — мирные сумерки — пусть все идет своим чередом. Забудь. Рассказывай о тех местах, где ты был, о чужих обычаях. Другая, с кувшином на голове, готовила ужин: фрукты, маслины, прохладная вода из колодца, хладнокаменного, как дырка в стене в Эштауне. В следующий раз, как пойду на бега, надо будет прихватить бумажный стаканчик. Она слушает с расширенными глазами, темные ласковые глаза. Рассказывай — еще и еще — все расскажи. И потом вздох: молчание. Долгий, долгий-долгий покой.

Проходя под железнодорожным мостом, он вынул конверт, проворно изорвал на клочки и пустил по ветру. Клочки разлетелись, быстро падая вниз в сыром воздухе: белая стайка, потом все попадали».

Читатель заметил, что здесь нет типичного для реалистического романа последовательного изложения обстоятельств. Это скорее какие-то мазки, отдельные детали жизни, связанные только общим настроением, переживанием.

ПОСТИМПРЕССИОНИЗМ

Постимпрессионизм (от лат. post — после + импрессионизм) — общее название течений в живописи конца XIX — начала XX в., которые возникли во Франции как реакция на импрессионизм с его интересом к случайному и мимолетному. Восприняв от импрессионизма чистоту и звучность цвета, постмодернизм приступил к поискам постоянных начал бытия, устойчивых материальных и духовных основ мира, обобщающих синтетических и живописных методов. Постимпрессионизм повысил интерес к философским аспектам творчества.

После последней выставки импрессионизма (она прошла в 1886 г.) началась пора постимпрессионизма. К его сторонникам относят обычно П. Сезанна, В. Ван Гога, П. Гогена, А. де Тулуз-Лотрека, а также представителей неоимпрессионизма и группы «Наби».

Термин «постимпрессионизм» уже не характеризует историческое художественное направление, а скорее обозначает этап, на протяжении которого складывались различные по своим художественным и мировоззренческим устремлениям художники. В этом смысле можно сказать, что постимпрессионисты всего лишь живописцы, которые работали в период, непосредственно следовавший за импрессионизмом. «В этом смысле термин «постимпрессионизм» перекликается с сегодняшними обозначениями поставангарда или постмодернизма, то есть разноплановых художественных тенденций в творчестве мастеров, работавших в конце XX века, после первого авангарда или модернизма» (Бессонова Мария. Введение // Ревалд Джон. Постимпрессионизм. От Ван Гога до Гогена. — М., 1996, с. 5).

Внутри этих групп, которые калейдоскопически сменяли друг друга, можно выделить нескольких живописцев, которые оказывают воздействие на новаторские, авангардные устремления художников до сегодняшнего дня. Это Ван Гог, Гоген, Сера, Сезан, Тулуз-Лотрек, Анри Руссо. Бельгийский поэт Эмиль Верхарн отмечал: «Нет больше единой школы — существует лишь несколько групп, да и те постоянно раскалываются. Все эти течения напоминают мне подвижные геометрические фигуры в калейдоскопе, которые мгновенно распадаются, для того чтобы соединиться вновь, которые то сливаются, то разлетаются в стороны, но тем не менее вращаются в пределах одного и того же круга — круга нового искусства».

Неоимпрессионисты (или дивизионисты — от французского division — разделение; или пуанталисты — от французского pointiller — писать точками) — группа художников во главе с Ж. Сера (П. Синьяк, А.-Э. Кросс, Л. Писсарро и др.). Именно этот художник был главным теоретиком и самоотверженным вдохновителем этого движения. «Основной пафос этих правил сводился к призыву объединить усилия науки и искусства, к подчинению интуитивных находок художников рациональным знанием современной науки, которая открывала новые горизонты перед художником, освобождала его от груза ненужных сомнений, слепых поисков, блужданий в потемках. Опираясь на психофизиологию восприятия цвета, научные теории цвета (Э. Шеврейля и других ученых), опыты в сфере оптики, Сера предложил и реализовал на практике почти механический способ разложения сложных цветовых тонов на элементарные составляющие («научно» выверенные локальные цвета), которые необходимо было наносить на холст раздельными точечными мазками с расчетом на их оптическое смешение в глазу зрителя. Этот крайне трудоемкий способ письма привел к эффекту создания более интенсивных (хотя и достаточно сухих) цветов, тонов, света в живописи. Разрабатывая теорию дополнительных цветов, Сера в формальной сфере особое внимание уделял контрастам цветов, тонов, линий» (Бычкова Л. С., Бычков В. В. Постимпрессионизм // Культурология. XX век. Энциклопедия. Т. 2.-М., 1998, с. 129).

Группа «Наби», «набиды» (французское nabis от древнееврейского navi — пророк) объединяла таких художников, как М. Дени (один из главных ее теоретиков), П. Боннар, Ж.-Э. Вюйяр, П. Серюзье, К. Руссель, скульптор А. Майоль. В своем творчестве набиды опирались на широкий круг предшественников (прерафаэлитов, символистов, некоторые тенденции и формы народного французского искусства, японскую гравюру, но особенно на творчество Гогена, его «символический синтетизм»). Набиды находились под сильным влиянием восточных эзотерических религий. Вышедшая в 1889 г. книга Э. Шюре «Великие Посвященные» стала для них источником многих сюжетов и настроений. Набиды изучали древнюю символику, восточные легенды.

Импрессионизм был сравнительно недолгим явлением в истории живописи. Произведения Сера дают представление о его дальнейшей эволюции как художественного стиля. В своей первой крупной работе «Купанье в Асньере» художник избрал типично импрессионистический сюжет — группа парижан, отдыхающих на берегу реки. Он остался верен художественной практике импрессионизма, сделав большое число эскизов в промышленных окраинах Асньера с его дымящимися трубами и железнодорожным мостом. Однако он окончательно скомпановал композицию в мастерской, с использованием натурщиков, что придало картине совершенно иное звучание. В то время как полотна импрессионистов полны движения и действия, статичные, скульптурные фигуры Сера создают ощущение вечного покоя.

Винсент Ван Гог (1853–1890) — голландский живописец, представитель постимпрессионизма. Страстная эмоциональность, остродраматическое восприятие жизни, социальный протест, присущие искусству Ван Гога, выражались им в первой половине 80-х годов в произведениях, выдержанных в сумрачной гамме и проникнутых сочувствием к простым людям. Определенная чувствительность, особенно в изображении бедняков, всегда трогала его. Его картина «Танцевальный зал в Арле» относится к тому времени, когда Ван Гог и Гоген работали вместе в Арле. И хотя вскоре после их безобразной ссоры произошел разрыв, нет сомнений в том, что их связывали тесные творческие узы. Использованные Ван Гогом в этой картине чистые краски и извилистые контуры очень напоминают живописные эксперименты Гогена в Британии. Оба художника признавали свое увлечение работами японских художников. «Их работы просты как дыхание, — писал Ван Гог. — Они создают фигуру точными линиями с такой легкостью, будто застегивают пальто».

Ван 1Ъг приехал в Париж в феврале 1886 г., когда расцвет импрессионизма близился к закату. Тем не менее он посетил последнюю коллективную выставку и довольно быстро усвоил принципы импрессионистского письма — письмо короткими мазками, осветление палитры и работа на открытом воздухе. Во время двухлетнего пребывания в столице Ван-Гог подробно исследовал свои любимые уголки и написал несколько речных пейзажей уютных окрестностей Асньера. Однако увлечение художника импрессионизмом оказалось довольно кратким, и ко времени отъезда из Парижа он стал уже вырабатывать собственный, единственный в своем роде стиль.

«Кипарисы постоянно занимают мои мысли, — писал Ван Гог своему брату Тео, — своими прекрасными линиями и пропорциями они напоминают египетские обелиски. Их зеленый цвет тоже имеет особый смысл. Это вспышка черного в солнечном пейзаже». Его картина «Кукурузное поле с кипарисами» написана в лечебнице для душевнобольных. Мучимый мыслями о самоубийстве, он находил успокоение в своем искусстве, а когда чувствовал себя достаточно хорошо, чтобы выйти за стены лечебницы, выносил мольберт в ближайшие поля. Хотя характерный для его живописи темный колорит резко изменился после контактов с импрессионистами, в таких пейзажах, как этот, он явно не стремился к точной передаче увиденной сцены. «Вместо того, чтобы попытаться точно передать то, что перед моими глазами, я использовал цвет… чтобы как можно убедительнее выразить самого себя». От картины веет мучительным беспокойством, она словно заряжена эмоциональной напряженностью. Возможно, темные кипарисы на фоне золотистой кукурузы и голубого неба казались художнику символами смерти.

В тот самый день в мае 1889 г., когда Ван Ibra поместили в дом для душевнобольных в Сан-Реми в Провансе, он был занят созданием картины, где было «много лиловых ирисов и сиреневые заросли — две цветовые темы, выделенные из гаммы сада». В этом драматически замкнутом пространстве ирисы рвутся на полотно снизу слева и заливают картину ритмичным волнообразным движением, извилистыми линиями бледно-зеленых листьев. Одинокий белый цветок выступает среди темных ирисов, тем самым Ван Гог отдает дань излюбленному приему импрессионистов использовать «дополнительные контрасты» и так называемые дополнительные цветовые пары. Красное и зеленое, розовато-лиловое и желтое, оранжевое и синее, располагаясь на холсте рядом, создают вибрирующий эффект. Здесь красная земля соседствует с зелеными листьями, в то время как ярко-золотые, похожие на маргаритки цветы живо контрастируют с сине-лиловыми ирисами.

Анри де Тулуз-Лотрек (1864–1901) — французский график и живописец, мастер острых, порой язвительных характеристик, гибкого, энергичного рисунка. Творчество Тулуз-Лотрека охватывает два последних десятилетия XIX в., отличавшихся крайне противоречивым развитием во всех областях общественной жизни. Выражалось это не только в политической и социальной структуре общества, но и в большом числе художественных течений и стремлений отдельных художников.

Во Франции импрессионизм перешел свой апогей. В его конечной стадии разложение строгой структуры картин привело к поискам новых форм. Чисто оптическая передача природы, к которой стремились импрессионисты, уже не могла удовлетворить тематически богатое высказывание. Теперь вместо мягкой, насыщенной светом и расплывающейся живописи импрессионизма стали пользоваться контуром и цельной красочной плоскостью, как сознательно употребленным элементом высказывания. Этот путь развития получил благодаря творчеству Тулуз-Лотрека особенную направленность.

Тулуз-Лотрек происходил из одной из древнейших дворянских семей Франции. Родители его были двоюродными сестрой и братом, так что из юного Анри сформировалось физически искалеченное существо с короткими и искривленными ногами, большой головой и вздутыми губами. В бесчисленных карикатурах художник с глубокой иронией охарактеризовал себя. Скупым строгим контуром метко схвачено самое существенное в его внешности.

В творчестве Лотрека мы не находим ни пейзажа, ни натюрморта. Сцены из жизни животных отошли в прошлое. Человек во всей сложности своих свойств и своего отношения к окружающей среде стал предметом исканий и изучения Лотрека. Раскрытие и передача человеческой личности стали главнейшей задачей творчества Лотрека. Ввиду своей личной трагедии и особых условий, при которых Лотрек занимал социальное положение в обществе, он нашел в полусвете Монмартра подходящую среду. Будучи вначале кварталом, населенным парижскими художниками, Монмартр стал с 1870 г. центром увеселений. Здесь гуляли дельцы, проститутки. Не будучи социальным критиком, он, однако, оказался зорким летописцем конца столетия.

С 1890 г. Лотрек с увлечением работает над литографиями, получившими во второй половине XIX в. широкое распространение. Он достигает огромного мастерства и в области книжных иллюстраций, и циклов литографий, и в замечательных плакатах. Обобщая характеристику каждого сюжета, Лотрек прибегает к самым скупым средствам выразительности. Большую роль играет четкий, энергичный контур, богатый контрастами ритм линий, декоративного характера силуэт. Он глубоко проникал во внутренний мир привлекающего его человека, строго изучал каждый характерный жест, выражение лица, даже типичный костюм.

Камилл Писсарро (1831–1903) — французский живописец. Рассмотрим некоторые его работы. Вот картина «Иней» (1873). В этой тихой спокойной сцене мы видим местного жителя, поднимающегося вверх по старой дороге к Энри в Понтаузе. На вершине горы видны стога сена, и это означает, что время года — поздняя осень или начало зимы, а название, которое Писсарро дал своей картине, говорит о том, что это раннее утро и солнце еще не растопило легкий иней на земле. Когда Писсарро писал эту картину, в Энри была проложена новая дорога, а старая пришла в упадок. И правда, сразу даже трудно различить ее под сверкающим слоем инея, она почти сливается с изрытыми бороздами осенними полями. В картине нет никаких намеков на современность, обычно присутствующих во многих пейзажах импрессионистов, но Писсарро использовал художественный прием, который был абсолютно новым для того времени: он изобразил на картине тени, отбрасываемые рядом тополей, находящихся вне пределов композиции, Таким образом, он изображает мир, как бы продолжающийся за рамой картины.

Писсарро переехал в Эраньи-сюр-Эпт в 1884 г., через год после того, как Моне обосновался в близлежащей деревне Живерни. В этот период на творчество Писсарро начали оказывать больше влияние молодые художники Жорж Сера и Поль Синьяк. Эта необычная для него картина — «Вид из моего окна» (1886–1888) показывает, как он использовал неоимпрессионистский метод нанесения точек чистой краски, которая, частями попадая в поле зрения зрителя, создавала эффект переливающейся, колеблющейся поверхности. Эта картина удивительное сочетание изображения сада и ландшафта. Сверху из окна художник видит, как кто-то из обитателей дома кормит кур в саду, окруженном каменной стеной. Его взгляд идет дальше, за его пределы в окружающие поля и лес. Эта картина с ее чистыми, яркими красками и тщательно отработанной структурой отмечена простотой и наивностью: сам Писсарро считал, что на ней лежит «печать современного примитива».

Еще одна картина Писсарро «Женщина в саду» (1887). Как и предыдущая «Вид из моего окна», она создана с помощью «точечной» техники, но на этом сходство кончается. Если «Вид из моего окна» — это панорама, увиденная из глубины дома в серый пасмурный день, то здесь мы видим одну из его самых насыщенных светом картин. Для того чтобы создать это солнечное полотно, Писсарро вынес мольберт в сад за домом, при этом замкнутое пространство создается границами участка и местом, где расположился художник. Разноцветные точечные мазки плотно покрывают поверхность картины от нижнего левого края, мимо темно-зеленых теней, отбрасываемых небольшими фруктовыми деревьями, мимо фигуры женщины к стене, огораживающей сад. Вверху справа несколько цветущих веток обозначивают переднюю границу пространства картины, создавая ее объем. Другая работа Писсарро «Красные крыши» (1877). Это, пожалуй, одно из самых тонких и причудливых его полотен. Редкая листва и тонкие, веретенообразные ветки создают своего рода ширму, сквозь которую проступают размытые контуры домов, создавая мозаику из вибрирующих красок. Изображенное им место находилось в окрестностях Понтуаза, где Писсарро поселился в 1872 г. Тут его посещали молодые художники Сезанн и Гоген, почитавшие Писсарро как своего учителя.

Поль Сезанн (1839–1906) — видный представитель постимпрессионизма. В натюрмортах, пейзажах, портретах стремился выявить с помощью градаций чистого цвета, устойчивых композиционных построений неизменные качества предметного мира, его пластическое богатство, логику структуры, величие природы и органичное единство ее форм. («Берега Марны», 1888/ «Персики и груши», 1888–1890). Рассмотрим картину Сезанна «Дом повешенного» (1873). Она была написана под руководством Писсарро, влияние которого угадывается наиболее четко в характерном композиционном приеме — расположении зданий таким образом, что они частично скрыты за стоящими впереди деревьями. Однако самому Писсарро никогда не удавалось добиться впечатления подобной устойчивости и прочности. Каменистая дорога, ведущая к дому, и рябая поверхность его стены создают ощущение четкости и постоянства, столь редкие у художников этого направления, которые любили изображать быстротекущие моменты бытия. Сезанн, надо полагать, был уже на грани отхода от импрессионистической концепции живописи, что не помешало ему выставить свою картину на первой коллективной выставке импрессионистов в 1874 г. Несмотря на неистовую критику, картина была одним из немногих купленных тогда полотен.

По мнению Г. Зедльмайра, углубляющееся сомнение искусства XIX в. в человеке как-то уравновешивалось отдельными всплесками веры в его достоинство до тех пор, пока в «чистом видении» Сезанна изображаемый человек вообще в принципе перестал быть духовно нравственным, ответственным существом и сделался предметом безучастного оптического наблюдения. В своих полотнах Сезанн, по выражению Зедльмайра, смотрит на мир глазами полупроснувшегося человека, когда разум еще дремлет и привычный мир предстает хаосом цветовых пятен и неустоявшихся форм.

Человеческое лицо и яблоко равны для такого взгляда по своей физиогномической значимости, глаз художника живет отрешенной жизнью, в которой нет доступа духу и душе. Культивируя ту же непричастность к изображаемому и то же нежелание вчувствоваться в него, Жорж Сера (1859–1891) делает своих людей похожими на деревянные куклы, манекены и автоматы. Французский художник Анри Матисс (1869–1954) выразил праздничную красочность мира в ясных по композиции, выразительных и чистых по цвету картинах, утверждающих радость бытия («Танец», «Красные рыбы»). Но он придает людям не больше значения, чем ковровому узору. Художники низводят человека до статуса конструируемой модели. Вместе с человеком затуманивается и связность мира. Какими бы идеалами самовыражения, свободной фантазии, смелого искания ни прикрывался модернизм XX в., в его основе, по убеждению Зедльмайра, действуют разнузданные стихии хаоса, смерти и ада.

Конечно, живописи прежней эпохи были знакомы картины ада и даже образ искаженного смертью Христа, совершенно отсутствующий в восточнохристианском искусстве. Но «наклоняясь над пропастью», художники вплоть до XX в. никогда не срывались до отказа от человечности, равносильного отказу от искусства. «Большая часть новой живописи, особенно в 20-е годы, фактически уже не есть искусство, — утверждает Зедльмайр. — Вместо него воцарилась погоня за новизной во что бы то ни стало, выходки бездумного цинизма и сознательный блеф, холодная эксплуатация искусства как средство для разрушения всякого порядка, безбрежное корыстное мошенничество и обман обманувшихся, бесстыдная самореклама посредственности». Историк искусства прослеживает прямой путь от Сезанна, не видящего за потопом чистого цвета, к абстракционизму, превращающему живопись в пустой узор.

ЭСТЕТИКА ПОСТМОДЕРНИЗМА

Современная эпоха находится под сильным влиянием постмодернизма. Это основное направление современного искусства, философии и науки. Свое название постмодернизм получил от слова «модернизм». Понимать это следует таким образом: «все, что после модернизма». Формировалось это направление долго, начиная с конца Второй мировой войны. Оно постепенно обнаруживало себя в литературе, музыке, живописи, архитектуре и пр. Но только с начала 80-х годов постмодернизм осознал себя как специфическое явление в эстетике, литературной критике и философии.

Поздний модерн представляет собой постмодернизм как усиление модерна, как эстетика будущего времени и превосхождение идеала современности. Прежде всего предельно широко трактуется сама сфера прекрасного и сфера искусства. Сюда входит и садово-парковое искусство, и искусство прогуливаться, заниматься любовью — то есть эстетика повседневности в целом. (Маньковская Надежда. Эстетика постмодернизма. — СПб., 2000, с. 7).

Еще одна черта постмодернизма — умышленное многообразие стилей. Современный город отказывается от ограничений и устремляется навстречу экзотике других культур. Постмодернизм в эстетике взрывает изнутри все традиционные представления о целостности, стройности, законченности эстетических систем. Все, что на протяжении многих столетий шлифовалось, вынашивалось, теперь подвергается критической оценке, критическому пересмотру.

Постмодерн, естественно, не получил однозначной оценки в современном обществе. Его нередко называли компьютерным вирусом культуры, которые изнутри разрушают представления о прекрасном, о красоте. Многих авторов называют осквернителями гробниц, вампирами, которые отсасывают чужую творческую энергию, несостоятельными графоманами. Однако хотя такая критика действительно указывает на слабые места постмодернизма, нельзя не видеть, что она не успевает освоить достижения этого нового направления.

Постмодернисты разочарованы в идеалах и ценностях эпохи Возрождения и времени Просвещения, потому что отказываются верить в прогресс, в торжество разума, в безграничность человеческих возможностей. Любой вариант постмодернизма несет на себе печать «усталой» культуры. Здесь господствует смешение художественных языков. Но ведь, собственно говоря, авангардизм тоже претендовал на новизну. Однако в постмодерне это стремление оказывается радикальным, обостренным, даже по-своему мучительным. Все обновить, все переиначить. Ввести в обиход весь опыт мировой художественной культуры, однако вовсе не для прославления, а для иронического цитирования.

Но почему вдруг возникла такая установка? Зачем нужно переосмысливать накопленные художественные богатства? Во-первых, это результат развития техники, и прежде всего техники коммуникаций. Культуры утратили свою замкнутость. Человечество, по словам канадского социолога Маршалла Маклюэна, стала большой «глобальной деревней». Это означает, что любое достижение культуры попадает в контекст, который может оказаться для него необычным фоном. «Троллейбус с рекламой, одежда с рисунками и фразами, пульт дистанционного управления видеоизображением телевизора — это простейшие примеры постмодерна» (Гриценко В. П. Семиотическая реальность, семиотическая машина и семиосфера. — Краснодар, 2000, с. 199).

Вот на экране идут кадры из фильма «Отелло». Они сменяются рекламой прокладок. Разве это не новая ситуация для высекания неожиданного смысла, ассоциативного мышления. «Быстрое переключение каналов телепередач с помощью пульта дистанционного управления, причем удовольствие зрителя во многом состоит в самом процессе нажимания кнопок — занятие, дающее приятное чувство власти над картинкой на телеэкране, а в сфере визуальной эстетики сулящее неожиданные монтажные эффекты» (Постмодернизм и культура. Материалы «круглого стола» // Вопросы философии, 1993, № 3, с. 4).

Другая причина господства постмодерна состоит в том, что человечество в XX в. пережило опыт тотального досмотра над поведением людей, контроля их мыслей. Отсюда рождение контрустановки — разбить оковы, с помощью которых осуществлялась власть над людьми, устранить всякую возможность диктата. Поэтому в постмодерне все получается наоборот. Если в классическом искусстве композиторы добивались благозвучия, гармонии, то в постмодерне господствует дисгармония в музыке. Если в живописи художники добивались фигуративности, то есть создавали ясные контуры объекта, то в постмодерне изображение размыто, ценится нефигуративность, несимметричность. Если в классическом искусстве, естественно, складывалась тяга к образам, к прекрасному, то в постмодерне правит бал абсурд, безобразное в литературе, театре, кинематографе. Отсюда принципиальное отвержение всяких правил, которые рождались и пестовались веками.

Каноном постмодерна оказывается отсутствие всякого канона.

Предположим, в советское время были созданы произведения, которые отражали дух времени, а, по существу, господствовавшие тогда идеологические установки. Теперь же в новой духовной атмосфере это произведение обретает другое прочтение. Рождаются странные, необычные наложения разных позиций, мировосприятий. То, что было героикой, оказывается комическим, утратившим свой пафос.

Не случайно для искусства постмодерна характерно ироническое передергивание, оборотничество. Скажем, в прежние времена петелька на одежде и этикетка пришивались только внутри, а сейчас это предумышленно и демонстративно выставляется наружу. Многое из того, что считалось запретным, сокровенным, тайным, становится публичным, предается огласке. Допустим, прежде политическая жизнь не предавалась огласке. Макс Вебер приводил такой пример на конгрессе социологов в начале века. Однажды журналист пробрался на заседание парламента и дал в газету отчет о том, о чем шла речь среди политиков самого высокого ранга. Журналиста заставили прийти на заседание парламента и принести извинения за нарушение элементарного политического этикета.

По этому поводу Вебер бросает реплику. Случись это в наши дни, то журналиста, который не дал отчета о работе парламента, стали бы упрашивать сделать это немедленно. Политические разоблачения, парламентские скандалы, книги, в которых рассказывается об интимных тайнах известных людей, — все это стало нормой. То же самое можно сказать вообще о близких отношениях между людьми, о семье. Трудно представить себе женщин эпохи Возрождения, которые, собравшись на площадь, пересказывали бы друг другу, какие сексуальные переживания были у них накануне ночью. Драматург Виктор Розов замечает: невозможно представить себе Ярославну (из «Слова о полку Игореве»), которая бежит в плавках по берегу моря. То, что было запретным, стало доступным. Видео сбросило покров интимности с отношений между мужчиной и женщиной. Любовную шалость президента, который увлекся стажеркой, обсуждает вся планета. Речь идет вовсе не о романтических переживаниях, а о следах биомассы, оставленной на платье отчаянной девушки.

Понятное дело, что человек, который привык жить в культуре, имеющей строгую нормативность, попадает в другую ситуацию. Отсюда определенные следствия, которые накладывают отпечаток на культуру:

— растворился идеал общезначимости и общеобязательности в своей жесткой, однозначной и императивной форме;

— эклектика, смешанность превратились в норму личной жизни, мышления и поведения;

— размылись строгие критерии или точки отсчета, которые помогали человеку выбрать необходимое решение. Теперь он сам вынужден отдавать предпочтение тем или иным приоритетам.

Изменилось геополитическое пространство, сменились духовные ориентиры, прошлое утратило свою однозначную оценку, поскольку возникли самые разные оценки исторического наследия. Но это относится и к бытовым, житейским вопросам. Вы просыпаетесь рано утром и обнаруживаете, что мир, который долгие годы воспринимался как фон вашей жизни переменился. Все, к чему вы привыкли, становится совсем иным. Причем в рекордные сроки, буквально ежесекундно. Скажем, еще в прошлом году этот день считался великим праздником. Вы сидели у экрана и смотрели демонстрацию. Вам звонили друзья, почтальоны приносили открытки. Этот день все еще считается праздником. Однако никто не звонит, не поздравляет. Осталась одна проформа. Зачем она?

Сместились все представления. Знакомая назвала дурой приятельницу, которая поступила в аспирантуру. Подземный переход оглушает вас звуками аккордеона. Вы замедляете шаг. Несколько месяцев назад вы видели этого музыканта на обложке модного иллюстрированного журнала… Вечером на экране появляется телевизионный ведущий и комментирует обвальное крушение рубля. Шахтеры перекрывают железнодорожные магистрали. Учителя и профессора ищут работу в коммерческих ларьках.

Американский социолог Элвин Тоффлер пишет: «Формируется новая цивилизация. Но как мы в нее вписываемся? Не означают ли сегодняшние технологические изменения и социальные перевороты конец дружбы, любви, привязанности, общности и участия? Не сделают ли завтрашние электронные чудеса человеческие отношения еще более бессодержательными и потребительскими, чем сегодня? Как будто бомба взорвалась в нашей общей психосфере? Во многих странах мы ощущаем романтизацию безумства, прославление обитателей «гнезда кукушки». В бестселлерах объявляется, что сумасшествие — это миф, а в Беркли начинает выходить журнал, посвященный идее о том, что «сумасшествие, гений и святость лежат в одной плоскости, и у них должно быть одно название и одинаковый престиж» (см.: Тоффлер Э. Третья волна. — М., 1999, с. 579).

«Знаменитости на час» действуют на сознание миллионов людей как своеобразная имидж-бомба, и именно в этом их назначение. Потребовалось меньше года с того момента, когда девочка по прозвищу Твигги впервые вышла на подиум, чтобы запечатлеть свой образ в умах миллионов людей по всему земному шару. Твигги, блондинка с влажными глазами, плоской фигурой и длинными тонкими ногами, стала мировой знаменитостью в 1967 г. Ее обаятельное лицо и худосочная фигура внезапно появились на обложках журналов Англии, Америки, Франции, Италии и других стран, и сразу же потоком хлынули накладные ресницы, манекены, духи и одежда в стиле «твигги». Критики глубокомысленно рассуждали о социальном значении Твигги, а газетчики отводили ей примерно столько же столбцов, сколько приходится на долю мирных переговоров или избрания нового папы.

Однако к настоящему времени образ Твигги в умах людей в значительной степени стерся. Внимание публики переключилось на другие объекты. Причина в том, что имиджи становятся все более и более недолговечными, и это касается не только моделей, спортсменов или звезд эстрады. В эпоху постмодерна эти люди-имиджи, как живые, так и вымышленные, играют существенную роль в нашей жизни, создавая модели поведения, роли и ситуации, согласно которым мы делаем заключения относительно собственной жизни Хотим мы этого или не хотим, но мы извлекаем уроки из их действий. Они дают нам возможность «примерить на себя» различные социальные роли и стили жизни без последствий, которые повлекли бы за собой подобные эксперименты в реальной жизни. Стремительный поток личностей-имиджей не может не способствовать увеличению нестабильных личностных параметров множества разных людей, испытывающих трудности в выборе стиля жизни.

Техника влияет на образ жизни людей. Но она оказывает воздействие и на художественную фантазию. Не был бы изобретен телескоп и микроскоп, мы, возможно, не узнали о путешествиях Гулливера в Страну лилипутов и великанов. Постмодернизм во многом обязан своим возникновением появлению новейших технических средств массовых коммуникаций — телевидению, видеотехнике, информатике, компьютерной технике. Поначалу постмодерн являл нам культуру, которая была рассчитана на зрительное восприятие. Это касалось живописи, архитектуры, кинематографа, рекламы. Постмодерн не стремился отразить реальность, как это было в классическом реализме. Он пытался ее моделировать с помощью видеоклипов, компьютерных игр, диснеевских аттракционов. «Эти принципы работы со «второй действительностью», теми знаками культуры, которые покрыли мир панцирем слов, постепенно просочились и в другие сферы, захватив в свою орбиту литературу, музыку, балет» (Маньковская Надежда. Искусство постмодерна. — М., 2000, с. 12).

Итак, происходит своеобразный сплав тех жизненных и практических установок, которые имеют разные народы, этносы, цивилизации, культуры. Массовая культура все смешивает, перемалывает, создает новый облик того, что в наши дни можно считать красивым. Теперь на переднем плане телевизионного показа не только политический деятель, но и полная значимости упаковка батона, машины, дизайн стиральной машины.

Новое искусство, естественно, принесло с собой и новые понятия. Если искусств во прошлого исходило из идеи линейного развития, то есть последовательного, шаг за шагом развертываемого процесса, то постмодеристы разрабатывают идею нелинейности. Она получила воплощение в термине «ризома». Эта метафора впервые была применена видными философами Ж. Делезом и Ф. Гваттари и заимствована из ботаники. Этот термин обозначает способ роста корня растения, который не является ни одиночным, ни пучкообразным ответвлением от единого стебля, но представляет собой раздробленное множество разнородных образований, обеспечивающих развитие растения. Но это в ботанике. В постмодерне под этой метафорой подразумевается возникновение множественности, движение не имеющее преобладающего направления. Оно распространяется без регулярности, что не дает возможности предсказать приближающийся этап развития.

Так находят свое применение идеи коллажа и множества стилей, при этом все исторические стили, элементы художественной культуры становятся равноценными. Нетрудно догадаться, что в этом контексте утрачивает свой смысл само понятие «стиль» применительно к современному состоянию культуры. Эстетика постмодерна, принципиально отвергает идею согласованной целостности. Вот что пишет по этому поводу один из видных теоретиков постмодерна Ж. Ф. Лиотар: «Эклектизм» (то есть смешение стилей) является отличительной чертой всей современной культуры: человек слушает РЭГ, смотрит вестерн, ест завтрак у Макдональда и обедает в ресторане с национальной кухней, пользуется парижскими духами в Гонконге; знание становится элементом телевизионных игр. Публика для эклектических произведений находится легко… Однако этот реализм «все возможно» на самом деле базируется на деньгах; при отсутствии эстетических критериев остается возможность — и не бесполезная — оценивать произведения искусства согласно той прибыли, которую он обеспечивает. Такой реализм примиряет все тенденции…подразумевая, что все тенденции и запросы имеют покупательную способность».

Проблемы интеллектуальной стратегии постмодерна являются проблемами языка. Его представители воспринимают мир как текст. Именно здесь постмодерн претендует на выражение общей теории современного искусства. Как собственно постмодернистский по своей природе стал рассматриваться феномен «поэтического языка» или «поэтического мышления». Главный объект постмодернизма — Текст с большой буквы. Одного из главных лидеров постмодернизма французского философа Жака Деррида называют Господин Текст.

Когда мы читаем какое-нибудь произведение или рассматриваем живописное полотно, для постмодерниста — это, условно говоря, некий текст, то есть можно обнаружить безразличие к автору, к содержанию произведения, а обратить внимание только на сам текст. Но вот беда, мы живем в эпоху, когда все слова уже сказаны. Это означает, что каждое слово, каждая буква в постмодернистской культуре — это цитата. Кто-то уже сказал это. Представьте себе, что вы культурный и образованный человек, хотите объясниться в любви женщине, которую вы считаете не только культурной и образованной, но еще и умной. Конечно, вы могли бы просто сказать: «Я безумно люблю вас», но вы не можете это сделать, потому что она прекрасно знает, что эти слова были точно так же сказаны Анне Австрийской в романе Александра Дюма «Три мушкетера». Поэтому, чтобы себя обезопасить, вы говорите: «Я безумно люблю вас, как сказал Дюма в «Трех мушкетерах». Да, разумеется, женщина, если она умная, поймет, что вы хотите сказать и почему вы говорите именно таким образом. Но совсем другое дело, если она на самом деле такая умная, захочет ли она ответить «да» в ответ на такое признание в любви?»

Когда же родился постмодернизм? Наиболее принятой является точка зрения, что постмодернизм сложился в конце 30-х годов и что первым произведением постмодернизма можно считать роман ирландца Джеймса Джойса (1822–1941) «Поминки по Финнегану». Этому произведению свойственна ирония, которая снижает типичное для модернизма трагическое мироощущение. Постмодернизм впервые стал философским понятием после выхода в свет и широкого обсуждения книги французского философа Жан-Франсуа Лиотара «Постмодернистский удел» В ней он критиковал обычный метод повествования. «Постмодернизм, таким образом, есть нечто вроде осколков разбитого зеркала тролля, попавших в глаза всей культуре, с той лишь разницей, что осколки эти никому не причинили особого вреда, хотя многих сбили с толку (Руднев В. П. Словарь культуры XX века. — М, 1999, с. 223).

По мнению постмодернистов, текст не отражает никакой реальности. Он творит новую реальность, точнее сказать, множество новых реальностей, часто вовсе не зависимых друг от друга. Вы можете прочитать текст, вкладывая в него смысл, который действительно автор вовсе не имел в виду. Но если все зависит от истолкования текста, откуда взяться реальности? Реальности просто нет. Можно сказать так: есть множество виртуальных реальностей. Постмодернизм сделал ненужным поиск границ между текстом и реальностью. Реальность окончательно устранена, есть только текст.

В искусстве постмодернизма появился пастиш (от итал. pasticcio — опера, составленная из кусков других опер). Однако это вовсе не пародия, поскольку отсутствует сколько-нибудь серьезный объект, достойный осмеяния. Ведь быть объектом пародии может быть только то, что «живо и свято». Но в эпоху постмодернизма ничто не живо и тем более уж не свято. Текст вообще становится гибким приспособлением, которым можно манипулировать по-разному. В 1976 г. американский писатель Рейман Федерман опубликовал роман, который можно читать по усмотрению читателя (он так и называется «На ваше усмотрение») с любого места, тасуя непронумерованные и несброшюрованные страницы. Эта литература вскоре стала компьютерной, ее можно читать только на дисплее: нажмешь кнопку — и переносишься в предысторию героя, нажмешь другую — и поменяешь неприятный конец на хороший, радостный. Но если хочется горечи, ощущения трагизма, можно сделать и наоборот. Переключиться с радостной концовки на безутешную, драматическую.

Три года спустя после появления этого романа Жак Ривэ опубликовал роман-цитату «Барышни из А.». В этом произведении собрано 750 цитат из 408 авторов. Это произведение тоже можно считать оригинальным. Ведь его составил конкретный автор. Однако по сути это сборник цитат. Французский философ Жак Деррида ввел в эстетику постмодернизма понятие деконструкции. Это особое отношение к тексту, которое может быть обозначено русскими словами «разборка» и «сборка». Вы берете некий текст и осуществляете репрессию над ним. Вы можете его расчленить, разбросать, переосмыслить, обнаружить разрывы там, где предполагалось полное присутствие смысла.

Разъясняя смысл этого понятия, Деррида предупреждал в «Письме к японскому другу», что было бы наивным искать во французском языке ясное и недвусмысленное значение, аналогичное слову «деконструкция». Если термин «деструкция» ассоциируется с разрушением, то значение деконструкции связано с «машинностью» — разборкой машины на части для транспортировки в другое место. В процессе деконструкции словно повторяется известная притча о строительстве Вавилонской башни. Здесь происходит расставание с универсальным художественным языком, смешение языков, жанров, стилей литературы, архитектуры, живописи, театра, кинематографа, разрушения границ между ними.

И если можно говорить о какой-то системе деконструкции в эстетике, то ею стали принципиальная несистематичность, незавершенность, открытость конструкции, множественность языков, рождающая миф о мифе, метафору метафоры, рассказ о рассказе, перевод перевода.

Постмодернист берет некий знакомый всем текст и начинает его «обезличивать». Как будто бы тонкий, изощренный анализ словесной вязи, кружение слов, которые берутся в разных контекстах, в результате изначальный смысл просто смещается. Текст теряет начало и конец и превращается в дере во, лишенное ствола и корня. Текст обретает только ветви. По мнению Ж Дерриды, любой элемент художественной культуры может быть свободно перенесен в другой исторический, социальный, политический, культурный, эстетический контекст.

Таким образом, искусство для Дерриды — своеобразный исход из мира в чистое отсутствие. Это опасный и тоскливый акт, не предполагающий совершенства художественного стиля. Ее результатом для современной эстетики является утрата уверенности в своем божественном источнике и предназначении. Однако это не означает, что искусство и прекрасное в эстетике постмодернизма растворяются, размываются. Происходит их сдвиг, смещение, дрейф, освобождение от традиционных толкований (см.: Маньковская Надежда. Париж со змеями. — М., 1995, с. 27).

Архитектура — это пространственное письмо. Но в постмодернизме она утрачивает свою автономность, смешиваясь с другими типами художественного выражения — кинематографическим, хореографическим, литографическим. (Литография- способ плоской печати, при которой печатной формой служит поверхность камня.) Примером постмодернистской архитектуры Деррида называет Б. Чюми, который осуществил в Париже свой проект «Безумия». В основе проекта — точки-магниты, которые объединяют фрагменты расколотой парковой системы — аттракционы, игры, экологические искусственные творения. Прерывистые красные точки нацелены на связывание энергии безумия.

Совместно с архитектором П. Эйзенманом Деррида создал проект «Хоральное произведение», который включает в себя литературный и архитектурный элементы. При этом Деррида выступил в роли дизайнера (дизайн — термин, означающий различные виды проектировочной деятельности). Соавтор Дерриды выступил как литератор. В результате возник образец многоголосой, многоязыкой «архитектуры», своеобразный псевдосад без растений, где соединяется твердое и жидкое, вода и камень. «Словесный дизайн» включает в себя хореографию, музыку, пение, ритмические эксперименты. Выступление хора мыслится как архитектурное событие со ссылкой на роман «Собор Парижской Богоматери» В. Гюго. При этом книга приравнивается к храму.

Значительное влияние на развитие постмодернистской эстетики оказали взгляды Умберто Эко — известного итальянского писателя и критика. Свои взгляды он изложил в заметках на полях романа «Имя розы». Это произведение принесло ему широкую известность. Прежде всего, он обратил внимание на возможность возрождения сюжета под видом цитирования других сюжетов, их иронического переосмысления. Если авангардисты дошли до разорванного и сожженного холста, архитектуру свели к садовому забору, дому-коробке, литературу — к коллажу, к белой странице, музыку в конечном счете — к абсолютной тишине, то постмодернисты отказались от уничтожения искусства. Просто они стали приглашать писателей и художников к ироническому переосмыслению всего, что было создано человечеством.

Одна из отличительных особенностей постмодернизма, если сравнивать его с модернизмом, состоит в том, что ирония часто проводится не единожды. Можно подвергнуть иронии то, что уже являлось иронией над чем-то. Так возникает своеобразная игра для тех, разумеется, кто в состоянии ее понять. Но те не поспевают за такой перестановкой акцентов, остается только принимать высказанное всерьез. Постмодернистские коллажи могут быть восприняты широким зрителем как сказки, пересказы снов.

Делез и Гваттари пытаются развить классические для психоаналитической традиции идеи о творчестве как безумии. Но при этом они хотят внести в это творчество новые элементы, тщательно исследуя шизофренический потенциал различных видов искусства. С этой точки зрения весьма перспективным оказывается театральное искусство. Тут для постмодернистов есть постоянный ориентир — творчество итальянского драматурга, режиссера и актера Кармело Бене.

Бене пытается создать альтернативный нетрадиционный «театр без спектакля», так называемый минотарный театр. Его специфика состоит в том, что автор, создавая парафразы на темы классических пьес, «вычитывает» из них главное действующее лицо (например, Гамлета) и дает развиться второстепенным персонажам (например, Меркуцио за счет Ромео). В таком подходе он усматривает критическую функцию театра.

По мнению Делеза, театральный деятель должен взять на себя совсем иные функции. Человек театра, по его мнению, не драматург, не актер и не режиссер. Это хирург, который делает операции, ампутации. В спектакле «Пентиселея. Момент поиска. Ахиллиада» актер-машина развинчивает и вновь собирает умершую возлюбленную Ахилла, пытаясь «оживить» ее прошлое в акте деконструкции (см.: Маньковская Надежда. Париж со змеями. — М., 1995, с. 65).

СИМУЛЯКР

Слово «симулякр» подхвачено постмодернистами. В классической эстетике оно выражало подобие действительности как результат подражания ей. Но теперь симулякр — это нечто, за чем нет смысла и содержания. Это обманка. Французский философ Жан Бодрийяр стал пользоваться этим понятием в 1980 г. Известно, что культура является второй природой. Бодрийяр хочет показать, что органика мира замещается его естественным подобием. В качестве иллюстрации Бодрийяр берет роман французского писателя Ж. Перека «Вещи». Тот самый дом, который всегда был родным очагом, здесь подменяется «пустым местом».

«Отсутствие очага как центра дома, портретов и фотографий родственников, зеркал, символизирующих отражение для отражения (они вытесняются в ванную), свидетельствуют о конце интимности, интравертности (в данном случае «закрытости». — Прим. П. Г.) традиционной семьи, экстравертной (экстраверсия — нацеленность на «других», открытость. — Прим. П. Г.) прозрачности быта 60-70-х годов. Яркие, агрессивно-вульгарные цвета как знаки языка пульсаций, мебель и бытовая утварь, освободившиеся от традиционных функций, пластмасса, способная имитировать любые материалы, закамуфлированные источники неонового света и т. д. — знаки экстериоризации (экстериоризация — переход изнутри во вне. — Прим. П. Г.) формы, отделяющей от вещи и отпадающей от нее подобно панцирю. Это пустая скорлупа, полая оболочка, ложная форма… и есть симулякр» (Маньковская Надежда. Эстетика постмодернизма. — М, 2000, с. 59).

Вещи становятся более хрупкими. Они превращаются в однодневки. Современные люди, ускорив темпы перемен, навеем да порвали с прошлым. Мы отказались от прежнего образа мыслей, от прежних чувств, от прежних приемов приспособления к изменяющимся условиям жизни. Именно это ставит под сомнение способность человека к адаптации — выживет ли он в новой среде? Сможет ли он приспособиться к новым обстоятельствам жизни, к бытованию среди симулякров?

У каждого человека существует некая модель мира — субъективное представление о внешнем окружении. Эта модель состоит из десятков тысяч образов. Они могут быть простыми, как отражение облаков, плывущих по небу, а могут носить характер умозрительных абстракций. Можно назвать эти мысленные модели внутренним складом, вместилищем образов, в котором хранятся наши мысленные портреты Твигги, генерала де Голля и в то же время некие заповеди, вроде «Человек по природе добр».

Однако для того чтобы человек мог выжить, его модель должна иметь некоторое общее сходство с реальностью. Ни одна мысленная модель мира не является чисто личным произведением. Хотя некоторые из мысленных образов строятся на основе личных наблюдений, все же большая их часть основывается на информации, поставляемой средствами массовой коммуникации и окружающими людьми. Если бы общество само по себе оставалось неизменным, человек не испытывал бы потребности пересматривать собственную систему представлений и образов, чтобы увязать их с новейшими знаниями, которые есть в обществе. Пока общество стабильно или изменяется медленно, образы, на основе которых человек строит свое поведение, также могут меняться медленно. Но вот общество вошло в сферу, где все происходит быстро, неотвратимо. Разумеется, это грозный симптом кризиса, который угрожает человечеству.

Когда говорят о постмодерне, нередко возвращаются к поздней античности. В ту эпоху тоже рождались мысли о конце истории, о том, что все, что могло человечество выразить, оно уже выразило. Но можно ли говорить о постмодерне только как о культуре истощения, кризиса. По-видимому, нет. В нашу эпоху идет поиск нового идеала красоты, нового взгляда на прекрасное. Возвышенное заслоняется удивительным, трагическое — парадоксальным… Постмодернизм направляет развитие эстетики вглубь, сознательно ставя пределы той или иной тематике, пытаясь выявить ее изнанку.

Постмодерн стремится внести художественное содержание не только в узкую сферу искусства, но и в повседневность. Он терпимо относится к массовой культуре, обращается к тем эстетическим феноменам, которые, казалось бы, навсегда ушли из жизни. Постмодерн охватывает по возможности весь совокупный художественный опыт человечества. Разумеется, постмодернистская культура открыла новые горизонты в художественном освоении реальности, но вместе с тем заставила думать о судьбах культуры.


НАУКА В САДАХ ЛИТЕРАТУРЫ


Валентин Устинов
ВЫСОКАЯ ЖЕНЩИНА В ЧЕРНОЙ АЛЛЕЕ


Об авторе:

Устинов Валентин Алексеевич — поэт, прозаик, Секретарь Правления Союза писателей России, член правления Московской городской писательской организации, президент Академии поэзии, Лауреат пяти литературных премий.


…………………..

Это случилось в апреле семьдесят третьего года под Петрозаводском.

Снег уже сошел, но деревья стояли еще совсем черные, лишь кое-где на ветках держались прошлогодние листья, высушенные смертью и морозами. Они-то и летели мне в лицо потом — ночью, в грозу.

Велосипед я купил за неделю до пробы и потому ехал очень медленно, напряженно. Вообще вся эта вылазка была полнейшей авантюрой с моей стороны. Дело в том, что последние годы я безобразно много работал и потому бесконечно много болел. Доходило до того, что приходил со службы, ложился на диван, погружался в какое-то бессонное темное небытие и чувствовал, что сил во мне оставалось еще на неделю-другую жизни. И потому делал глупость: жадничал, вставал с дивана и усилием воли сажал себя за стол — за работу…

На операцию я решился зимой от отчаянья, но и велосипед тоже был от отчаянья, от решения, будь что будет, пан или пропал. Нельзя же бесконечно жить с ощущением этой постоянной слабости, этого бессилия…

Удивительно, что в тот день я доехал-таки до санатория «Марциальные воды». То есть забрался километров за пятьдесят, с чем-то от города. Попил у источника из банки ледяной целебной водички и вернулся на пять километров назад — к щитовому двухквартирному одинокому дому возле шоссе. Этот дом примечателен: возле него непонятно кем, зачем и когда была поставлена белая скульптура медведицы с медвежатами — то ли из гипса, то ли из алебастра.

Сырой весенний полусвет скрадывал белизну, и когда я подходил к дому, то невольно оглянулся: на какое-то мгновение показалось, что медведи шевельнулись.

Хозяин — лесничий — был дома. Его острые скулы обрамляла рыжая финская бородка. Он, конечно, удивился, увидев меня, но виду не подал. Молча подвинул стул. И я оказался за столом, накрытым холостяцкой едой (бычки в томате, тушенка, головки лука и кусок вареной лосятины). Между банками темнели три бутылки портвейна. Перед хозяином и двумя его гостями стояли стаканы. Такой же — граненый, за семь копеек, немедленно появился и передо мной.

Я не пил уже много-много месяцев. Вкус алкоголя за это время стал мне неприятен, а ощущение хмеля невыносимо, потому что мешало работать… Я ведь всерьез думал, что живу последний год.

Я не смущался хозяина, но стеснялся его гостей. И промолчал, когда чернильная бурда заполнила стакан.

— Выпьем за лес, — сказал один из них, поднимая голову. До этого он сидел, задумчиво уставясь в столешницу. Он глянул на меня. У него были неприятные глаза — зеленые и пристальные.

— Почему именно за лес? — спросил я, с трудом преодолевая желание встать из-за стола. Не понравились мне его глаза.

— У вас очень напряжены нервы, — сказал он. — Каждая клеточка вибрирует… А за лес потому, что в нем сейчас тоже пробуждается, точнее — напрягается нервная система…

— Какая еще система? — напряженно спросил я, глоток вина подействовал на меня неприятно возбуждающе. — Что вы меня разыгрываете?

Тут трое засмеялись — снисходительно, как смеются профессионалы над наивностью любителей. Потом заговорили. Оказывается — не разыгрывают. Здесь живут, ставят на деревья датчики, проводят эксперименты.

— Представляете? Ставишь датчик, проходишь мимо дерева — всплеск. Дерево чувствует, слышит тебя. Веточку сломишь — ого, какой всплеск! Болевой…

Я глянул в окно. На тонких веточках рябинки влага собиралась в капли, капли набухали, покачивались и потом долго, медленно летели к земле. Живет… И чувствует… Как сладко жить, даже вот так, бессознательно, подставляя кожу под капли… Сладкая грусть прощания захолонула мне душу. Что-то жутковатое, какое-то предчувствие было в ней. Я как будто осознал, что сегодня что-то произойдет, что-то выяснится.

— Сейчас, сейчас, — ответил я своему нетерпению. И встал. Не обращая внимания на удивленные взгляды, сорвал с лосиного рога-вешалки куртку с капюшоном.

— Мне пора, — пояснил я хозяину, вероятно, весьма невнимательно и не очень внятно. У двери остановился, чтобы отвесить общий поклон. И увидел кусок лосятины в тарелке.

— А ведь у него тоже была нервная система, — показал пальцем на кусок и вышел. Правда, заметил, как один из гостей покрутил у виска пальцем, но только усмехнулся. Объясняться не стоило. Они ведь живут с другим измерением времени. У них программа рассчитана на многие годы, да, на многие годы…

Хозяин все-таки вышел меня проводить.

— Осторожно! — сказал он. Но опоздал. Я врезался правой щекой в мокрую ветку.

— Черт побери! Надо быть повежливее, — пробормотал я и покосился на деревце. Ветка покачивалась мягко и гибко, было непонятно, как я на нее так больно налетел. А может, не так было. Просто я неуклюже наступил на какой-нибудь мозолистый корешок березки и она хлестнула меня по лицу.

Над головой пронзительно и дико захохотало.

— Сойка! — вздрогнул хозяин. И я вздрогнул. Но не от неожиданности. Что сойка — я понял по первому звуку. Вздрогнул от ожидания — в нужный момент раздался хохот.

— Может, все-таки останешься? — взглянув на меня, предложил хозяин. — Что-то ты того… Бледный. И вечер уже начинается. Похоже, дождь пойдет.

— Нет, мне пора. Я чувствую — пора, — и нетерпеливо даванул на педали. Свистнули шины по мокрому асфальту — и все исчезло: медведи, дом, рыжая борода на скуластом лице. Только лес, бесконечный лес остался за мной. В нем прятались озера, скалы. Всяческие твари жили в нем. Весенние капли скользили по живым ветвям и падали в прошлогоднюю листву. Листва шевелилась под каплями, знобко ежилась и шуршала.

Вечерний полупрозрачный сумрак падал с неба на шоссе и растекался по сторонам. Словно свинцовый туманец заплавал между деревьями. Стволы матово засеребрились и стали терять реальные очертания.

И в эту минуту я увидел лосей. Они появились внезапно, будто парок, тянувшийся в этом месте через асфальт, сгустился — и образовались дымчатые массивные тела.

Я никогда не видел диких лосей так близко — метрах в двенадцати, в пятнадцати. Я затормозил и стоял, не зная, что предпринять. Назад — уже поздно и далеко, вперед — они стояли прямо на пути, глядели на меня, не собирались давать дорогу. У них были удивительно длинные ноги. Я смотрел на эти ноги — и холод все сильнее продирал меня. Было жутко, красиво и невозможно. Что невозможно? Лоси? Нет, что-то другое. Может, незнакомый свинцовый свет, заполнявший мир. И лоси в этом нереальном свете — совершенно не боящиеся меня. Неприятная тяжесть родилась в желудке и опустилась в низ живота. Я не выдержал, расстегнулся и помочился прямо на дорогу. Лоси стояли. Тогда я сунул четыре пальца в рот. От резкого свиста что-то сорвалось с дерева, ухнуло и метнулось в сизую глубь, щелкая крыльями по деревьям. А они даже не дрогнули.

Тогда я решился. Медленно двинулся вперед, свернул на песчаную обочину и объехал зверей. Их сизые белки, горбатые морды и крупные влажные ноздри бесконечно долго проплывали в каком-то метре от меня…

Я совершенно обессилел. За поворотом начинался резкий подъем. Я слез с велосипеда и покатил его, опустив голову и задыхаясь. Спина под нейлоновой курткой была совершенно мокрой.

Полузасохшие тяжелые ели шли за мной вдоль обочин. Потом они чуть отступили, стали карабкаться по склонам выросших по бокам скал. Великая тишина околдовала, заворожила мир. Даже капли прекратили свои веселые иг-ры с опавшей листвой. И в этой тишине слабо громыхнуло где-то далеко позади. «Неужели все-таки гроза?» — я оглянулся. Там, где были «Марциальные воды» и дом с медведями, небо оказалось туго набито чернотой. Долго смотреть на него было невозможно от тревоги и напряжения.

«Боже мой! Где я? Скоро ли?» Я нетерпеливо глянул вперед, напряг глаза. И вдруг впереди далеко за холмом и еще дальше — замерцали четкие электрические точки. И сразу же — будто что-то отпустило тело и душу. Вот и все… Вот и Косалма в трех километрах. А справа, за сопкой, Укш-озеро и турбаза. А слева — Конч-озеро. А скалы между шоссе и Конч-озером — это и есть знаменитая гора Сампо, любимица туристов и киношников.

Опершись на велосипед, отдыхая, смотрел я на гору. Склоны ее были полуобнажены и залиты тем же призрачным полусветом. Пусто было на склонах. Только отдельные деревья чернели.

Я бездумно смотрел на четкий рисунок теней, когда увидел, что две из них движутся вниз.

Что-то ахнуло в голове: вот оно! Глаза снова напряглись: невозможно! Но было действительно так: две тени, еще очень далеко от меня, спускались по склону. Были они незнакомо, нечеловечески высоки. Но даже не это было главное. Самое-самое заключалось в том, что они шли по крутояру, по валежнику и каменистой осыпи совершенно беззвучно. Словно плыли в мертвом безмолвии.

И так это было жутко, что я, не раздумывая, ухнулся в седло и ринулся вниз по шоссе. Ветер заревел в ушах, выбил слезы. Только глубоко под холмом затормозил велосипед. Мне не хотелось, но знал, что не смогу жить, если вот так сейчас и уеду дальше. Неожиданная тайна леса, в котором, оказывается, деревья вздрагивают от боли, потрясла меня, и заставляла верить в невозможное. Стыд и любопытство оказались сильнее страха.

Минут пятнадцать я ждал. И вот на ленте асфальта, более светлой, чем темные склоны холма, снова появились две тени. Они спускались, как и я, вниз, и были невозможно длинны, но теперь своими очертаниями напоминали людей. Одна из теней была вроде бы женщиной.

«Бог его знает! Может, ничего особенного… Может, нынче свет такой — все удлиняет… Рефракция какая-нибудь…» И я к месту вспомнил удивительно высокие ноги лосей. «Полуночники какие-нибудь… Гуляют. Вроде меня… Ладно, поеду».

И поехал.

В Косалме я понял, что до города сегодня не добраться. За спиной совсем близко полыхали зарницы. Я постучался к моему большому другу писателю Алексею Михайловичу Линевскому. Его дома не оказалось, но старик, у которого он снимал комнату, без разговоров снял замок с пристройки, распахнул окно, чтобы выпустить в весеннюю темень застоявшийся воздух.

От чая я отказался. Едва сдернул с ног кеды и сбросил куртку, как смертельная усталость опрокинула меня на тахту…

И — показалось мне — тут же проснулся от страшного удара грома. Стены дома содрогались от ветра и ливня. Они налетали порывами — то затихая, то бешено закипая. И тут грянуло второй раз…

Я люблю грозу, и во время дождя сплю особенно сладко. Но в эту ночь каждую клетку моего тела сотрясал непонятный трепет. Я пытался закутаться в куртку, и вроде бы задремывал, но тут же, словно пузырек из воды, вылетал из сна на поверхность…

Слушал гром. Он звучал необычно — так высоко, звонко и раскатисто, будто гремел орган в храме с бесконечными колоннами, высокими сводами и сотрясающим душу резонансом.

Внезапные тревога и печаль подняли меня с тахты. Я не понимал, в чем дело, но понял, что должен куда-то пойти и что-то понять.

— Сейчас, сейчас, — говорил я себе, торопливо зашнуровывая кеды.

Ливень полоснул меня по лицу, как давеча ветка. Я затянул шнурки капюшона, сунул руки в карманы и двинулся в темень, оскальзываясь в размякшей глине.

Тусклая стрелка шоссе уходила в дождь, к холму, к горе Сампо. Но я почему-то знал: туда мне идти не надо. И свернул налево, мимо островков, проливчиков и заливчиков озера — по тропке меж дымящихся в ливне кустов.

Метров через двести начались строения. Они безлюдно чернели в ночи. Дощатые стены летних дач и коттеджей глухо вибрировали. Крыша на одной из построек полуоторвалась и глухо шлепала. Окна и двери были еще заколочены.

Откуда-то из-под крыльца вывернулась оранжевая кошка. Она посмотрела на меня, беззвучно мяукнула и потерлась о ногу. Я терпеть не могу кошек, но что-то удержало меня от того, чтобы дать ей хорошего пинка. Это что-то — жгучее, жуткое и торжественное — вело меня все дальше и дальше, туда, где строения уже кончались и начинался лес.

Но я знал: там есть аллея. Непонятно откуда появившаяся аллея громадных вековых, но еще живых деревьев. Туда я и шел.

И когда я вступил на нее, ливень оборвался. Могучие кроны сомкнулись надо мной. Эта аллея была как черная труба. В дальнем конце брезжил как бы неясный полуовал. Я медленно шел трубой, напряженно всматривался в дальний полусвет и нетерпеливо ждал.

И тут кошка снова потерлась о мою ногу и беззвучно раскрыла пасть. И тотчас же я увидел ее. Она шла навстречу — высокая, вся в черном. Черная одежда, чем-то напоминающая женские одеяния конца прошлого, начала нынешнего веков, окутывала ее до щиколоток. Лицо покрывала черная полувуалька. Она была красива, я это чувствовал, хотя и не мог разглядеть ее лица. И главное — была стройной и высокой — выше меня. Ужасно, она сразу же понравилась мне, как может понравиться желанная, незнакомая, давно разыскиваемая женщина.

А страха не было. Я знал, КТО ОНА. Но не было страха. И это больше всего поразило меня. А потом наполнило душу торжественной, высокой радостью. Потому что я понял, почему не было страха. И почему в этой черной трубе ветер дует навстречу мне. Но мне еще хотелось проверить себя, испытать судьбу.

Я совершил дерзость: попытался схватить ее за руку. Ведь я не видел лица под вуалькой, а мне хотелось разглядеть его и запомнить!

Но оглушительно лопнуло небо. Громадный огненный столб полыхнул в землю в трех шагах от меня. Ослепленный и оглушенный — я пошатнулся. И тут по деревьям рвануло новым шквалом. Черная аллея загустела, и вихри жестких содранных с верхушек листьев ударили мне в лицо. Согнувшись, я отвернулся от ветра, побежал. У пошлых дощатых коттеджей меня догнал ливень и, заскочив сбоку, еще раз хлестанул по щеке…

«Почему же ОНА не открыла лицо? — торопливо думал я, продираясь через кусты без дороги. — Да просто же, боже мой! Потому что — рано! Потому что я должен еще жить! И буду жить! И чувствовать капли кожей — словно рябинка корой… И какое счастье, что она красива! Это значит, что не страшно… Совсем не страшно…»

И тут я замер. Я стоял на мосту через протоку на Конч в Укш-озеро. Глянул сверху в летящую по камням воду и отпрянул. Понял: страшно! И легкая змейка страха заструилась по коже.

«Чего же она хотела?» Но я знал, чего она хотела. Я помнил свои бессилие и слабость, свое смирение с двумя-тремя неделями. «Она хотела предупредить: с нею нельзя шутить».

Добравшись до дому, я содрал с себя одежду, рухнул на тахту… И тут же проснулся от удара грома. Каждая клеточка во мне, каждая жилка дрожали и постанывали. Голова раскалывалась от боли.

«Еще бы! После таких кошмарных снов!» Морщась, я потянул со стула куртку, чтобы достать из кармана таблетки.

Потянул и удивился. Куртка была мокрой.

Вот с этой ночи и началось мое выздоровление, хотя растянулось оно на годы и было непростым…

ЧИТАТЕЛЬСКИЙ КЛУБ


Ведущий С. Н. Зигуненко


По следам сенсаций

ЗАЧЕМ В МЕТРО САМОЛЕТ?

Довелось услышать об одном занятном проекте Говорят, швейцарцы хотят проложить сквозь Альпы сеть тоннелей, по которым начнут курсировать скоростные поезда на магнитной подушке. Известны ли вам какие-нибудь подробности этой затеи?

Н. К. Коромыслов, г. Пермь

Идея эта давняя. Первые проекты «вселенского метро» начали публиковаться еще в 80-е годы XIX века. Но лишь недавно разработки эти из полуфантастических идей начали принимать очертания реального проекта.

Из Петербурга в Москву и сразу обратно…

В одном из изданий «Занимательной физики» Я. Перельман упоминает о попавшей ему на глаза брошюре «Самокатная подземная железная дорога между Санкт-Петербургом и Москвой». А. Родных — автор этого «фантастического романа в трех главах, да и то неоконченных» — предлагал парадоксальную и тем не менее вполне логичную с точки зрения физики идею.

Между двумя столицами прорывается тоннель, пересекающий земную сферу по хорде. Поскольку середина тоннеля ближе к центру Земли, чем вход и выход, вагон силой земного тяготения сначала втягивается в тоннель, непрерывно ускоряясь. Докатившись до середины, вагон достигнет скорости, достаточной для того, чтобы с разбегу домчаться до конечной станции, постепенно замедляясь. После остановки и перегрузки он готов совершить обратный рейс. Причем время, затрачиваемое на один перегон, и сегодня кажется фантастическим — всего 42 минуты 11 секунд!

Дальнейшие исследования выявили любопытную особенность подобных самокатных дорог — время, проведенное в пути, не зависит от его длины. Путешествие из Москвы во Владивосток, в Нью-Йорк или в Мельбурн продолжаются одно и то же время — те же 42 минуты 11 секунд. И на эти рекордные по скорости путешествия не требуется в принципе ни грамма топлива. Ведь для движения используется потенциальная энергия, которой обладает любое тело, лежащее на поверхности Земли и удаленное от ее центра на 6300 км.

Полет в магнитном поле

Впрочем, дотошные инженеры подсчитали: сопротивление воздуха и трение колес сводят на нет все теоретические преимущества гравитационного транспорта. И до тех пор, пока не удастся устранить эти досадные помехи, самокатные дороги будут оставаться не более чем забавными мысленными экспериментами…

Однако космические полеты подсказали идеальный метод снижения аэродинамического сопротивления; тоннель, в котором движется поезд, следует сделать герметичным и откачать из него воздух. Потери же на трение стального колеса на шарикоподшипниках, катящегося по стальному рельсу, хоть и невелики, но тоже могут быть изничтожены при переводе состава на магнитную подвеску.

Говорят, первым такую подвеску предложил в 20-е годы прошлого века советский физик Б. Вейнберг. Правда, он использовал не взаимное отталкивание одноименных полюсов магнита — именно на таком принципе магнитной левитации основаны современные проекты, — а использовал свойство магнита притягивать к себе любую железную конструкцию. Для этого вдоль верхней части медной трубы, из которой выкачан воздух, он предлагал устанавливать через определенные промежутки мощные электромагниты. Они по очереди притягивают себе движущийся вдоль трубы вагон и не дают ему упасть. Причем поскольку недвижный вагон просто притянется к ближайшему электромагниту, его следует предварительно разогнать до такой скорости, чтобы он, двигаясь по инерции, не успевал «прилипнуть» к магниту.

По мысли Вейнберга, разгон следует производить в мощном соленоиде, в который вагон втягивается, как сердечник в катушку, и дальше мчится вдоль трубы по волнистой траектории до тормозного соленоида станции назначения.

Проект тем более любопытен, что электромагниты можно в принципе заменить очень сильными постоянными, сведя к минимуму затраты энергии. Кстати, сам Вейнберг видел основное препятствие для реализации его идеи не в расходе электроэнергии, а в большой стоимости… медной трубы. Но сегодня медь вполне может быть заменена сверхпрочным бетоном, стеклопластиком или иным материалом с нужными электрическими и магнитными свойствами.

Разработка Вейнберга, к сожалению, так и осталась на бумаге. Зато вот бельгиец Башле дошел до того, что соорудил действующую модель и продемонстрировал действенность подобной идеи на практике. Его разработка состояла из длинного ряда металлических колонн с укрепленными сверху соленоидами. На них неподвижно лежал алюминиевый 50-килограммовый вагончик. Стоило включить переменный ток, как вагончик всплывал и повисал над соленоидами. Потом бегущее магнитное поле разгоняло его до 500 км/ч.

Говорят в принципе скорость можно было поднять еще, но тут уж ощутимо мешало сопротивление воздуха. Кроме того, немало энергии затрачивалось на нагрев вагончика токами Фуко, рассеивалось в обмотках катушек. В общем, проект нуждался в двух коренных улучшениях. Во-первых, из транспортного тоннеля следовало выкачать воздух. Во-вторых, применять в обмотках катушек сверхпроводящие материалы, о которых во времена Башле никто еще и слыхом не слыхивал.

Так что и эта перспективная разработка отправилась в архив. Но о ней, как оказалось, не забыли.

На очереди — «Еврометро»

Помните, несколько лет тому назад прошел первый поезд по тоннелю, проложенному под проливом Ла-Манш. Ныне рейсы под землей и под водой из Францию в Англию и обратно стали регулярными. Их не прервал надолго даже пожар, случившийся в одном из составов.

И в скором времени это будет не единственная подземная международная линия. Предполагается, что через 20 лет начнет действовать междугородное (и международное) метро, первая линия которого свяжет аэропорты Женевы и Лиона. Оно будет устроено примерно так. На расстоянии 25 метров друг от друга и на глубине от 60 до 300 метров проложат два тоннеля. По каждому из них поезда будут ходить только в одну сторону.

Остановки метро сделают в центрах крупных городов, у аэропортов и других крупных транспортных центров. Очень важно, чтобы новый транспорт хорошо «стыковался» с другими, более привычными средствами передвижения.

Станции будут состоять из двух уровней — надземного и подземного. Наверху все будет выглядеть привычно, как на обычном вокзале: билетные кассы, зал ожидания, при необходимости помещения контроля и досмотра. Вниз пассажиров отправят лифты. Останется только пройти по тоннелю-шлюзу, и вот вы уже с комфортом и головокружительной скоростью летите к месту назначения.

В некоторых местах тоннели будут соединяться специальными проходами, от которых наверх пойдут шахты. Первоначально эти шахты используют для прокладки тоннелей. Потом через них под землю будет подаваться электричество.

Как избежать беды?

Все это очень хорошо. Однако подземный тоннель, замкнутое пространство с откачанным воздухом — не очень дружелюбная среда для человека. Что будет, например, если по какой-нибудь причине отключится электричество? Ведь тогда электромагниты перестанут действовать, то падение поезда на колею, пусть даже с высоты 2 сантиметра (именно такова высота магнитной подвески), но на скорости 700 км/ч, может привести к трагическим последствиям.

Конструкторы подземного метро уверяют, что ничего такого не произойдет. Они учли опыт своих коллег, строивших трассу под Ла-Маншем. Во-первых, даже при резком отключении электричества притягивающая сила магнитов станет убывать постепенно. Ну а во-вторых, поезд соприкоснется с металлом специальными тормозными пластинками с тефлоновым покрытием, уменьшающим трение.

Что же касается пожара, то огонь в самом тоннеле вряд ли разгорится — здесь мало воздуха, а значит, и кислорода. А без кислорода горение невозможно. Но если пламя займется внутри состава? В этом случае автоматика остановит поезд, и у пассажиров будет возможность покинуть горящие вагоны — под ними в тоннеле останется большое пространство, куда вполне можно вылезти. Пройдя пешком по тоннелю не более 7 км, пассажиры обязательно найдут аварийный выход. А чтобы спасшиеся от огня не задохнулись, специальные насосы начнут закачивать под землю воздух.

Летайте… тоннелями?!

И проект «Еврометро» — не единственный. Японская строительная компания «Фудзита» решила проложить тоннель между Токио и Осакой, крупнейшими промышленными центрами Страны восходящего солнца. По идее, 400-километровый тоннель будет иметь три яруса. Один предполагается использовать для движения поездов на магнитной подушке. А вот по двум другим будут… летать самолеты (на каждом ярусе в одном направлении, чтобы не было столкновений)!

Ширина тоннеля — 50–60 м — вполне достаточна, чтобы в нем поместился настоящий авиалайнер. Да только не врежется ли он в стену тоннеля?.. Чтобы этого не произошло на самом деле, летательный аппарат, названный геопланом, основательно переделывается. По существу, он будет представлять собой экранолет — аппарат, способный двигаться на высоте 1–2 м над подстилающей поверхностью, опираясь на уплотненный быстрым движением слой воздуха. Такая воздушная подушка автоматически корректирует высоту полета: поднявшись чуть выше, аппарат тотчас «проваливается», поскольку слой воздуха становится разреженнее. Ну а опуститься ниже определенного предела ему не позволяет увеличивающееся сопротивление воздушной подушки. Плюс к тому автоматическая система навигации, которая заодно не даст геоплану врезаться и в стенку.

Закладка тоннеля мыслится на глубине 50 м; так что, он будет надежно защищен от сейсмических воздействий. Конечно, на такой глубине, да еще и при столь небольшой длине тоннеля земное тяготение еще нельзя использовать в качестве движущей силы. Поэтому геоплан станет разгоняться турбовинтовым двигателем. До скорости 300 км/ч воздушный лайнер будет скользить по специальной эстакаде, подобно суперэкспрессу на магнитной подушке. А превысив этот рубеж, он оторвется от полотна и продолжит путь в полете.

По оценкам, строительство одного 400-местного геоплана обойдется в 15 миллиардов иен, а на сооружение трассы понадобится почти 30 триллионов! Однако колоссальные расходы никого, похоже, особо не пугают. Ведь быстрота, с которой можно преодолеть расстояние между двумя городами — всего за 50 минут! — привлечет к новому виду транспорта множество пассажиров и затраты быстро окупятся.

Удачное же воплощение проекта, в свою очередь, возможно, подтолкнет к осуществлению и другие, пока еще фантастические замыслы.

Из пушки, но не на Луну

Основой этого проекта в свое время послужил известный роман Жюля Верна. Только современные инженеры, конечно, понимают: силы пороха не хватит, чтобы забросить ядро-капсулу не то что на Луну, но даже на околоземную орбиту.

Тем не менее по словам доктора технических наук Б. А. Осадина в скором будущем таким образом можно будет переправлять сверхсрочные грузы, скажем, из Москвы на Камчатку, в США или в Австралию всего за какой-нибудь час. Для этого нужно будет лишь упаковать посылку в длинный цилиндрический контейнер и отвезти на станцию отправки. Там его помещают в некий снаряд, который вводят в канал электроускорительногого устройства. Полминуты разгона до скорости, близкой к первой космической, несколько десятков минут заатмосферно-го полета, аэродинамическое торможение при спуске — и груз доставлен по назначению…

То есть, говоря иначе, исследователь прелагает конвертировать межконтинентальные баллистические ракеты таким образом, чтобы превратить их в межконтинентальный баллистический транспорт. Правда, если понимать эту идею буквально, ничего хорошего из нее не выйдет: кому нужна доставка, пусть даже сверхскоростная, по цене 1000 долларов за 1 кг? А именно столько стоит ныне доставка грузов ракетами на орбиту.

Значит, чтобы подобная система стал коммерчески выгодной, ее надо усовершенствовать, а для этого… стоит вернуться к работам К. Э. Циолковского. А именно, к его мало известной статье «Снаряды, приобретающие космические скорости на суше и в воде». В ней основоположник космонавтики писал, что при доставке грузов на орбиту ракета может быть заменена наземным электрическим ускорителем. Правда, если величину ускорения ограничить 5-10 g, то такой ускоритель должен быть длиной в несколько сот километров!

В дальнейшем эту идею развил и модернизировал в 1935 году 30-летний А. Г. Исофьян, тогда еще будущий академик АН Армянской ССР. В своей работе под грифом «Совершенно секретно» он подробно рассмотрел все варианты линейных электромеханических систем, обеспечивающих подобный разгон, и показал их техническую осуществимость и перспективность.

А сотрудники Национальной лаборатории Сандиа (штат Нью-Мексико, США) несколько лет назад разработали проект электромагнитной пушки-ускорителя. Такая пушка представляет собой гигантский соленоид, через витки которого последовательно пропускается мощный электрический импульс от батареи аккумуляторов. Возникающая при этом электромагнитная волна подхватывает сердечник-спутник и со скоростью 8 км/с выбрасывает его в космическое пространство.

Проект разрабатывался в рамках программы «звездных войн» и дошел до стадии лабораторных испытаний. Но тут наступила разрядка, и создателям электромагнитного орудия пришлось подумать о конверсии.

Ныне в одном из вариантов модифицированной конструкции предлагается вместо военных спутников выбрасывать в пространство гиперзвуковые экспериментальные летательные аппараты. А чтобы они взлетали под соответствующим углом, разгонный тоннель длиной 2,5 мили предполагается разместить на склоне горы.

Пока эксперты обсуждают возможные плюсы и минусы проекта, его стоимость, сотрудники лаборатории, которым, похоже, не терпится пристроить свое детище и получить за него деньги, предложили еще одну модификацию проекта. Они построили миниатюрную модель магнитного поезда, развивающего скорость 60 км/ч уже после пробега первых 3 м пути.

Причем в отличие от обычных поездов на магнитной подушке для этого вовсе не потребуется новая трасса, оборудованная электромагнитными устройствами. Состав будет нести на себе и двигатель, дающий необходимую энергию для движения (в данном случае это газовая турбина с электрогенератором), и движитель. В роли последнего выступают электромагнитные катушки, отталкивающиеся от алюминиевой полосы, вмонтированной между рельсами. Поезд сначала разгоняется на обычных колесах, а, набрав скорость выше 100 км/ч, как бы повисает в воздухе и продолжает движение уже на магнитной подушке.

Через центр, да в космос

Не забыта, кстати, и идея А. Родных, популяризированная Перельманом. Она, в свою очередь, была модернизирована еще в 30-е годы XX века А. А. Штернфельдом — российским эмигрантом, жившим во Франции.

Известный в свое время ученый убедительно, с математическими выкладками доказал, что тоннель, прорытый сквозь Землю, выгоднее всего использовать не для железнодорожного транспорта, и даже не для полетов геопланов, а для разгона ракет. «Ракета падает в тоннель без начальной скорости, — рассуждал Штернфельд, — и разгоняется за счет сил тяготения. Двигатель ее включается лишь в центре планеты, что придает ракете желаемую дополнительную скорость…»

Согласно выкладкам ученого получалось, что таким образом можно будет экономить до 50 % горючего. Вот только, к сожалению, он не указал, каким образом можно проложить тоннель через центр планеты?

От «субтеррины» к подземной ракете?!

Видимо, на этот вопрос придется отвечать уже инженерам XXI века. Кое-какой задел для этого у них, впрочем, имеется. Скорость продвижения современных проходческих машин, типа тех, что проложили тоннель под Ла-Маншем, колоссальна — 300 м за смену. Причем одновременно с выработкой горной породы ведется и облицовка стен железобетонными панелями.

Однако ныне, похоже, и такая техника уже перестала удовлетворять инженеров. Вновь и вновь они возвращаются к идее подземной лодки — некоего устройства, которое смогло бы пронизывать подземные толщи примерно так же, как субмарина ходит под водой.

Впервые о ней заговорили ровно полвека назад. В 1953 году журнал «Знание — сила» поместил статью, посвященную изобретению инженера А. И. Требелева. «Еще в 1937 году, я, вместе с другими инженерами, — вспоминал изобретатель, — предложил создать самоходный, движущийся под землей аппарат Мы тогда пришли к выводу, что на основе новейших данных советских ученых в теории резания можно построить эффективный аппарат для закрытой разработки грунтов».

Далее Требелев рассказывал, что модель подземной лодки — «субтеррины» — прошла испытания на Горноблагодатском руднике, проделав туннель длиной около 40 м в толще горы Благодать. Экипаж лодки составили три человека. Один из них — водитель — должен бы находиться внутри лодки, управляя ее движением; двое других — механик и слесарь — готовили аппарат к работе.

В 1948 году еще один советский инженер — М. И. Циферов — получил авторское свидетельство на изобретение подземной торпеды — аппарата, способного самостоятельно двигаться в толще земли со скоростью 1 м/с. (Для сравнения: скорость агрегата Требелева — 12 м/ч.)

Циферов предложил способ бурения с помощью скрытого взрыва. Для этого им была сконструирована специальная головка бура, напоминающая гигантское сверло. Его режущими кромками служили две радиальные щели. Далее следовал пороховой отсек, в котором располагался заряд, взрывавшийся от электрического запала. В момент взрыва пороховые газы создавали в камере сгорания давление в 2–3 тысячи атмосфер! С огромной силой они вырывались из узких щелей головки, их реактивные потоки вращали бур. Как только отгорала одна шашка, из специального отсека через затвор, похожий по своему устройству на орудийный замок, подавалась новая.

С помощью подобного бура, как показали расчеты, можно пройти в глубь Земли на 12 км. Почему не больше? Штанга или трос, на которых висит бур, при больших глубинах погружения могут оборваться, не выдержав собственного веса.

М. И. Циферов предложил еще и подземную… ракету. Она была «перевернута вверх тормашками», чтобы выжигать и активно выталкивать грунт из проделываемой скважины. С поры первой заявки прошло уж, считай, полвека. Подземные ракеты ныне совершенствует сын изобретателя. Но в широкую практику они так и не внедрились. Во всем мире проходчики продолжают уповать на традиционное буровое оборудование, обычные проходческие щиты. Именно с их помощью, например, построен туннель под Ла-Маншем.

Под землей как под водой

Ну а что же с подземной лодкой? Ее конструирование вовсе не кануло в лету. Еще лет 20 тому назад американцы продемонстрировали новый буровой снаряд. Носовая часть представляла собой мощный нагреватель, выполненный из термостойкого молибденового сплава и способный создавать температуру примерно 1000 градусов. При таком нагреве любая кристаллическая порода, если не плавится, то размягчается. Под действием собственного веса снаряд погружается в породу, словно нож в масло.

Его хвостовая часть охлаждает и заодно цементирует стенки ствола; оплавленная порода образует прочную стеклообразную массу, предупреждающую прорыв подземных вод или обвал породы без дополнительного крепления.

Сотрудники Института теоретической физики и физики Земли предложили проект «тонущего реактора», с помощью которого они надеются решить проблему захоронения радиоактивных отходов. Суть идеи заключается в следующем. Для начала обычным способом бурится скважина диаметром около метра и глубиной в несколько километров. Дно ее забивается серой, а потом туда опускают двухтонную капсулу с отходами. Радиоактивное излучение разогревает окружающее пространство, сера стимулирует реакцию, и капсула со скоростью 2–3 м в сутки станет проваливаться в недра Земли. А вслед за ней можно запустить следующую… Так за несколько лет, используя 2–3 скважины, заложенные в разных частях света, можно избавить планету от радиоактивных отходов.

«И все-таки подобные проекты не дают основания говорить о создании настоящей подземной лодки», — скажете вы и будете совершенно правы. Сведений о создании действующего аппарата действительно нет. Однако «субтеррину» с ядерным реактором реально создать уже сегодня, полагают доктор технических наук Виктор Федоров и его коллега, кандидат экономических наук Мухамед Кокоев.

«Хотя в мире как будто и установился паритет ядерных боеприпасов, сил и средств их доставки, вовсе не исключено, что появление новой техники способно нарушить этот баланс, — пишут они. — Сегодня главным средством доставки ядерного оружия к цели являются ракеты. Однако возможен и другой вариант перемещения заряда, хотя и с малой скоростью, зато в среде, где его трудно зафиксировать, а значит, и принять контрмеры. Речь идет о подземно-минной войне».

Конечно, нынешние автономные снаряды не способны прорыть тоннель диаметром около метра и длиной до тысячи км. Основное препятствие — энергетика. Какой источник в состоянии обеспечить столь длительное «путешествие»? Разве что ядерный реактор. Его энергии вполне достаточно, но как обеспечить работу мини-АЭС в таких сверхсложных условиях? Где, например, взять воду для охлаждения реактора и вращения турбогенератора? Проблемы кажутся непреодолимыми. И тем не менее выход есть.

Дело в том, что верхняя часть земной коры состоит в основном из осадочных пород с относительно невысокой прочностью. И самое замечательное — в них всегда содержится много кристаллогидрат-ной и адсорбированной воды, которая при нагреве породы до 300–500 °C интенсивно выделяется в виде паров. Их-то и надо заставить работать в турбине.

Но это не все. Карбонаты и сульфаты, содержащиеся в породе, при нагреве до 900 °C и выше разлагаются с выделением не только воды, но и диоксида углерода и сернистых газов, которые также можно направить в турбогенератор. Кроме того, из пород в результате термообработки получаются вяжущие материалы. Уплотняя их, «ядерный крот» создаст подземный канал длиной в сотни километров с укрепленными стенками.

И хотя такое сооружение в принципе уже вполне по силам нынешней технике и не кажется слишком фантастичным, остается одно серьезное препятствие: понадобится слишком много энергии. Скажем, для проходки туннеля диаметром один метр со скоростью 0,05 м/с нужно за секунду нагревать до указанных температур 120–140 кг разрушенной породы, что требует не менее 200–250 МВт тепловой мощности.

В Америку на поезде?

Попробуем представить, как же должен выглядеть такой самоходный аппарат длиной в несколько десятков метров. Он состоит из шарнирно-сочлененных блоков: ядерного реактора тепловой мощностью 4–5 МВт, парогазогенератора и турбогенератора мощностью 600–800 кВт. Кроме того, имеются секции навигации, связи, управления, а также бурильная головка и транспортеры для перемещения разрушенной породы. И конечно, главный элемент — отсоединяемый блок с ядерными зарядами.

Рассмотрим функции некоторых блоков. В парогазогенераторе порода нагревается до 300–500 °C, в результате чего и выделяется вода. Если ее окажется недостаточно для снабжения турбины паром, то парогазогенератор автоматически переходит на второй режим работы — до 900-1000 °C. Пройдя турбину, смесь сбрасывается в пройденный канал, поэтому для силовой установки не нужен специальный холодильник.

Важный вопрос: как поддерживать связь с комплексом и управлять им? Уже давно в подводном флоте используются сверхдлинные радиоволны, хотя морская вода поглощает их намного сильнее, чем обычные грунты (так называемая связь на чрезвычайно низких частотах или ЧНЧ). Аналогичные системы можно применить и для связи с «ядерным кротом».

А чтобы аппарат не сбивался с маршрута, проложенного на основе детальных геологических? карт, на его борту предусмотрена навигационная система. Она же поможет обогнуть твердые породы, встретившиеся на пути.

После доставки заряда к цели «крот» направится домой: либо по ранее проложенному каналу, либо по новому маршруту. Конечно, ядерный блок должен иметь автономные источники питания, устройства блокировки, средства связи и т. д.

Кроме военных целей, подобная техника вполне пригодилась бы и для строительства вполне мирных тоннелей. Ведь с ее помощью впервые появляется реальная возможность без особых хлопот прокладывать трассы этакого «вселенского метра», позволяющего перевозить людей и грузы напрямик, сквозь толщу земли, используя те же гравитационные силы, о которых говорилось выше.

Так что, глядишь, мы еще покатаемся…

Удивительно, но факт!

ШУНГИТОВЫЙ КЛУБОК

История исследований этого редкого минерала в какой-то мере напоминает довольно запутанный детектив, конец которого еще не дописан. Хотелось бы, конечно, чтобы он был счастливым…

Но давайте все по порядку.

Шумиху, как ни странно, подняли американцы. В начале 90-х годов теперь уже прошлого века известный журнал New Scientist опубликовал заметку о том, как в природе были найдены полимерные углеродные молекулы, наиболее известной из которых является бакминстерфуллерен (С60).

Чтобы было понятно, что к чему, несколько слов пояснения. Углерод — один из самых распространенных химических элементов на Земле — как известно, существует в несколько модификациях. Это может быть весьма мягкий графит, из которого делают грифели для карандашей. Это и более твердый уголь. И, наконец, углерод встречается еще и в виде природных алмазов — вещества, кристаллы которого считаются самыми твердыми в природе.

А лет пятнадцать тому назад в лабораториях начали получать и еще одну модификацию углерода — так называемые бакминстерфуллерены (они же — баккиболы или просто фуллерены). Своим названием эти вещества обязаны американскому архитектору Бакминстеру Фуллеру, который еще в 30-е годы XX столетия придумал геодезический купол и построил несколько шарообразных зданий.

Так вот новая модификация углерода как раз и состоит из крошечных сфер, а точнее — молекул, по форме напоминающих покрышку футбольного мяча и имеющих структуру правильного усеченного икосаэдра. Или, говоря иначе, атомы углерода располагаются здесь «на сферической поверхности, в вершинах которой расположены 20 правильных шестиугольников и 12 правильных пятиугольников, так что каждый шестиугольник граничит с тремя шестиугольниками и тремя пятиугольниками, а каждый пятиугольник — только с шестиугольниками». Уф!.. Именно так выглядит классическое описание фуллерена, молекулы которого под электронным микроскопом имеют вид граненых шариков.

Пока одни исследователи отрабатывали технологии получения фуллеренов в своих лабораториях и искали им применение, другие задумались: «А нет ли подобных структур в природе?» И в конце концов их обнаружили. Где именно? Ни за что не догадаетесь… Что называется, у нас под носом.

А именно геохимики из США обнаружили природные молекулы такого типа в образцах шунгита — породы, богатой углеродом, которая образовалась в докембрий-скую эру более 0,5 млрд, лет назад.

Самое обидное для нас то, что первый образец шунгита — блестящий обломок скальной породы темно-черного цвета — был найден в России более 100 лет тому назад. Более того, ныне у нас в Карелии, в районе Онежского озера разведано единственное в своем роде шунгитовое месторождение промышленных размеров. Да и само название «шунгит» происходит от названия города Шуньга, что расположен в 200 км к северо-востоку от Санкт-Петербурга, где есть выход докембрийских пород. Когда-то эти породы подверглись воздействию раскаленной лавы, поэтому углерод, в них содержащийся, имеет самую метаморфизированную структуру из всех известных. По другим предположениям, такой минерал мог образоваться, когда первородный битум «варился» под землей.

Поскольку по внешнему виду шунгит весьма похож на уголь, это месторождение не раз пытались разрабатывать для получения топлива. Последнюю крупную попытку, например, предприняли большевики в 30-е годы под руководством В. В. Куйбышева, когда молодой советской республике позарез нужно было топливо. Да только вот беда: горит шунгит отвратительно.

Так что пришлось от него отступиться.

И прибывали бы шунгитовые залежи в забвении еще бог знает сколько времени, если бы в Аризонском университете возле электронного микроскопа с большим разрешением не сошлись два эмигранта. Бывший вьетнамец Вонг Су использовал микроскоп для получения изображения фуллеренов, и его коллега, бывший россиянин Семен Ципурский, обнаружил сходство этих изображений с изображениями молекул шунгита.

Самое интересное, что образец шунгита он, собираясь в Америку, получил в подарок от своей коллеги, кандидата геолого-минералогических наук Светланы Фирсовой, с которой много лет проработал в Геологическом институте РАН.

«Мой бывший коллега стал работать в Аризонском университете, в лаборатории электронной микроскопии у профессора П. Бусека, — рассказала она. — После открытия В. Кречмером сферических молекул начался «фуллереновый бум». Что натолкнуло Ципурского на мысль посмотреть кусочки шунгита под микроскопом? Провидение, интуиция ученого или наши длительные беседы о загадочной карельской породе — можно лишь догадываться. Однако именно он первым в мире увидел кристаллическую супермолекулу углерода С60 в природном веществе»…

Ципурский по старой дружбе позвонил Фирсовой, попросил еще несколько образцов, а также материалы по шунгитам, о которых в Америке знали чрезвычайно мало. Поначалу как будто речь шла о совместной статье. Но когда речь дошла до публикации, среди ее авторов С. Фирсова своей фамилии не обнаружила. Лишь в конце публикации американские исследователи выражали благодарность своему российскому коллеге.

Сами же аризонские ученые указывали, что при масс-спектрографическом анализе примерно десятка образцов породы, проверенных специалистами Окриджской национальной лаборатории (шт. Тенесси), на спектрограмме были выявлены пики, полностью подтверждающие наличие 60–70 атомов углерода в молекуле.

Теоретики полагают, что такие молекулы могут образовываться в результате коагуляции небольших групп атомов углерода при низком давлении, например, в пламени или плазме, создаваемых при лазерном облучении.

«Гипотеза о космическом происхождении фуллеренов не получила подтверждения при изучении состава метеоритов, — сообщали авторы в заключение. — Происхождение докембрийских фуллеренов, обнаруженных на изломах шунгитных пород, остается пока загадкой»…

Получив столь мощный стимул, зашевелились и наши исследователи. И ныне, похоже, сотрудники Института геологии Карельского научного центра РАН нашли достойное применение этому минералу.

«Сейчас он применяется в основном как заменитель кокса и кальцита (то есть как легирующая добавка) в металлургическом производстве, — рассказал руководитель научно-практического комплекса «Карбон шунгит», кандидат технических наук Юрий Калинин. — Второе его применение в качестве природного фильтра для очистки питьевой воды. Кстати, именно поэтому Онежское озеро — одно из самых чистых в мире. Шунгиты, подстилающие его дно, старательно очищают онежскую воду»…

Вообще шунгит способен очищать воду, даже загрязненную нефтепродуктами, диоксинами, хлорорганическими соединениями и т. д. до такой степени, что она становится сравнима с дистиллированной. В этом смысле шунгит в 30 раз эффективнее активированного угля. Таково заключение специалистов Военно-медицинской академии.

Интересен шунгит еще и вот в каком плане. Говорят, он позволяет эффективно экранировать паразитное электромагнитное излучение бытовых излучателей — СВЧ-печей, компьютеров, мобильников и т. д. Судя по некоторым данным, шунгит может также существенно понизить вредное воздействие геопатогенных зон.

Успешно можно применять шунгит в медицине, полагают исследователи. Его бактерицидные свойства позволяют использовать шунгитовые фильтры для очистки как жидкостей, так и газов, например, воздуха. Однако официального допуска наши медицинские светила этому уникальному минералу пока не дают.

А пока суд да дело, по радио чуть ли не каждый день можно услышать рекламу некой фирмы, которая подрядилась выпускать шунгитовые пояса чудодейственной силы. И тут, похоже, наша официальная наука упускает свой приоритет…


СПРАШИВАЛИ? ОТВЕЧАЕМ

ЭЛЕКТРИЧЕСКИЕ ЛЮДИ

Говорят, в присутствии некоторых людей с завидным постоянством выходят из строя электронные устройства и бытовая техника. Не знаете ли вы, почему так происходит?

В. Н. Ладыгина, Московская область

Жаклин Пристман из Манчестера недавно попала на первые страницы британских газет. А все потому, что у нее постоянно возникают проблемы с электроаппаратурой, особенно с пылесосами. Стоит Жаклин приступить к уборке квартиры, как уже через пару секунд пылесос ломается. Хозяйка возвращает его в магазин, получает новый, но история повторяется.

За последние годы Жаклин погубила таким образом около трех десятков пылесосов. Заподозрив неладное, компания-производитель даже прислала в дом Пристман своего представителя, чтобы понять, что же в конце концов происходит. Жаклин включила очередной пылесос в его присутствии. Он проработал не дольше своих предшественников и вскоре испустил дух. Вскрыв корпус, инженер оторопел от увиденного. Как потом он признался журналистам, начинка пылесоса выглядела, таким образом, будто по нему шарахнула молния.

Похожие проблемы возникают у Жаклин и с другой техникой. Так, в присутствии репортеров она один за другим загубила несколько электроутюгов и стиральных машин.

Заинтересовавшиеся странным эффектом журналисты нашли еще несколько людей, которых преследует похожая напасть. Так, на счету англичанки Паулины Шоу 18 перегоревших тостеров, 25 утюгов, 12 телевизоров и радиоприемников, 10 стиральных машин. Ну а число перегоревших электролампочек уж никто и не считал.

Исследователи таких необычных явлений утверждают, что все это не случайность, а особый «дар», от которого, увы, не застрахован никто. Известно, например, что весьма разрушительно воздействовал на электроаппаратуру бывший президент США Линдон Джонсон. Стоило ему войти в помещение, как сразу перегорало несколько лампочек.

Такой же способностью был наделен известный физик Вольфганг Паули. Когда он появлялся на пороге лаборатории, тут же выходил из строя тот или иной прибор. Сотрудники в шутку назвали происходившее «эффектом Паули».

Истоки «эффекта Паули» и ему подобных скорее всего отнюдь не мистические. Специалисты со временем найдут загадке вполне материалистическое объяснение. Как, например, это было с «влюбчивыми» ЭВМ. Известен случай, ставший хрестоматийным. Один из первых компьютеров тут же начинал барахлить, едва в аппаратный зал входила красивая лаборантка. Но все в конце концов объяснилось просто: сбой в работе ЭВМ вызывала не сама девушка, а надетые на ней, весьма модные тогда капроновые чулки. При ходьбе на них накапливались электростатические заряды, которые и воздействовали на чувствительную аппаратуру.

И ныне замечено, что аппаратура чаще всего выходит из строя, когда тот или иной человек вблизи нее эмоционально оказывается «на взводе». Та же английская пресса рассказала о некоей Шарлотте — молодой женщине, которая поссорилась с мужем и переехала к матери. В каком она была при этом настроении, нетрудно представить. Так вот, в течение тех недель, которые она прожила у родительницы, в доме той не осталось ни одного электроустройства, которое не вышло бы из строя.

Причем подобные феномены отмечаются не только за рубежом, но и на нашей родной почве. Вот какой случай, говорят, произошел в 2001 году в цехе одного петербургского оборонного предприятия. Женщины из утренней смены привычно разделись, оставив всю свою одежду в шкафчиках, приняли душ и переоделись в хлопчатобумажную заводскую форму. Пройдя герметичный тамбур, они сели на стулья с заземленными сиденьями и включили освещение рабочих столов. И вдруг раздался тревожный сигнал обычно молчавшего индикатора электростатического поля.

Невольно взоры всех обратились на новенькую в смене. К ней подошел мастер цеха, попросил встать и прикоснуться к контакту контрольного прибора. На теле ее был зафиксирован потенциал в несколько тысяч вольт. Одно прикосновение к электронной плате, и дорогой прибор был бы загублен.

Позже, в беседе с заводским психологом, женщина рассказала следующее. Оказалось, что она уже работала в этом цехе несколько лет назад. Потом вышла замуж за офицера, родила дочку и ушла с хорошо оплачиваемой работы воспитательницей в детский садик, чтобы быть поближе к своему ребенку. Но случилась трагедия — муж погиб в Чечне. Зарплаты воспитательницы на жизнь не хватало, и она решила вернуться на прежнее место.

О своей необычной способности наводить электростатическое поле, появившейся как одно из последствий шока по случаю утраты мужа, женщина узнала лишь в цехе. До этого ничего подобного за собой не замечала.

Поначалу заводские специалисты решили, что, может быть, разряд наведенный, то есть образовавшийся, скажем, при расчесывании волос или при трении во время ходьбы тапочек о линолеум пола. Однако последующие проверки показали, что поле довольно устойчиво и резко повышает свой потенциал, стоит женщине разволноваться. Пришлось ей подыскивать другую работу.

Этот случай довольно редкий, но не единственный, отмечает расследовавший его кандидат физико-математических наук Валентин Псаломщиков. Нечто подобное, оказывается, уже не раз описывалось как в специальной медицинской, так и популярной литературе.

Одно из первых достоверно зафиксированных сообщений подобного рода относится к 1895 году. Речь тогда шла о Денни Моран из штата Миссури. С детства она отличалась нервозностью. Данный феномен начал проявляться у девочки с 14 лет. Из ее пальцев вылетали длинные искры, когда она касалась металлических предметов. А ее любимая кошка при этом в ужасе пряталась.

В 1895 году доктор Эршкрафт пожелал лично проверить слухи о девочке — «лейденской банке». Не вняв предупреждению родителей, недоверчивый доктор взял Денни за руку и, получив сильный удар током, потерял сознание. Очнувшись, эскулап продолжить опасные эксперименты больше не пожелал, но описал удивительный случай в медицинском вестнике.

До этого в научной литературе США был отмечен лишь один аналогичный случай с жительницей штата Онтарио, восемнадцатилетней Каролиной Клер. После тяжелой болезни она вдруг приобрела способность генерировать мощные электрические заряды, сбивая с ног любого, кто к ней прикасался, в том числе и потенциального жениха. Но, к счастью, это неприятное явление вскоре исчезло.

В начале XX века доктор Робин Битч был приглашен для расследований странных поджогов на одной из фабрик в штате Огайо. Однажды было зафиксировано восемь возгораний в течение только одного дня. Виновницей их оказалась женщина, недавно поступившая на работу. Причем она вовсе не была злостной поджигательницей. На ее теле, словно у электрического угря, периодически возникал потенциал свыше 30 000 вольт. При этом в руках женщины начинали тлеть и загораться сухие стружки и бумага.

Аналогичный случай произошел в 80-х годах XX века в малярном цехе одного из ленинградских заводов. Пожары начались, когда цех перешел на новый, более летучий импортный растворитель. Конкретной же виновницей возгораний стала одна из женщин-маляров. Стоило ей взять в руки незаземленный краскораспылитель, как из него, словно из огнемета, начинало струей бить пламя. Причем количество чрезвычайных происшествий резко возрастало после того, как женщина ссорилась с кем-либо из коллег по работе, мастером или домочадцами.

Феноменом заинтересовались ученые и выявили, что потенциал ее тела достигал иной раз 200 000 вольт. Он лишь незначительно и кратковременно снижался после приема душа. Женщине тут же запретили работать по специальности, водить машину и близко подходить к бензозаправке.

Исследование феномена еще далеко не закончено. Но то, что уже известно, позволяет предположить следующее. Скорее всего данное явление имеет ту же природу, что и накапливание электростатических полей скатами, угрями и другими «электрическими» существами. Однако если у тех же скатов природа создала для накопления электричества специальные органы, то где размещаются «лейденские банки» или «конденсаторы» в организмах «электрических людей»?

Интересную гипотезу на этот счет предлагает известный писатель и исследователь непознанного Александр Горбовский. «Некоторые исследователи утверждают, что у нас в голове, каким-то образом сочетаясь, сосуществуют как бы «три мозга», — пишет он. — Палеокортекс — самый древний, доставшийся нам от дальних пращуров наших — рептилий. Ученые называют это мозгом «крокодила». Мезокортекс — мозг млекопитающих, наследие наших дочеловеческих предков — мозг «мамонта» или «волка». И, наконец, неокортекс — то, что и есть собственно мозг homo sapiens, вместилище человеческой воли»…

Если это действительно так, можно предположить, что наш мозг, возможности которого в обычной жизни используются примерно на 10 процентов, время от времени задействует свои скрытые резервы, оставшиеся с былых времен. И они, очевидно, немалые.

Приходило ли вам когда-нибудь в голову, каким это образом наши безволосые предки, не имевшие ни острых клыков, ни грозных когтей смогли выжить в царстве пещерных медведей и саблезубых тигров, оказались жизнеспособнее питекантропов и неандертальцев, намного превосходивших кроманьонцев по мускульной силе?

Кое-кто из исследователей предполагает, что наши предки могли воздействовать на окружавшее их звериное царство, например, силой своего взгляда. Опытные охотники и сегодня утверждают, что даже волки, не говоря уж о других зверях, не переносят прямого человеческого взгляда, чувствуют его на значительном расстоянии.

Но если ныне такой взгляд обладает лишь психологическим воздействием, то раньше он мог воздействовать и физически. Человек-электрогенератор в момент высшего эмоционального напряжения мог выплеснуть в окружающее пространство, а то и прицельно «выстрелить» сгустком электромагнитной энергии, вызывавшим паралич нервной системы противника или даже смерть, вследствие «короткого замыкания» в его мозгу.

Ныне, во всяком случае, испытания подобных электромагнитных пушек, ружей и бомб идут уже полным ходом.



Примечания

1

Научная публикация

(обратно)

Оглавление

  • СОДЕРЖАНИЕ
  • ГЛОБУС
  •   Станислав СЛАВИН УБИЙЦЫ ПРИЛЕТАЮТ ИЗ КОСМОСА?
  •     ОТ АРКАИМА К СТОУНХЕНДЖУ
  •     ВОДА ВСЕЛЕННОЙ
  •     НАШЕСТВИЕ СУПЕРБОЛИДОВ
  •     АСТРОБЛЕМЫ СОЗДАЮТ ПРОБЛЕМЫ
  • ДОСТАТОЧНО БЕЗУМНАЯ ИДЕЯ
  •   И. С. Данилов СПАСЕНИЕ ОТ РАДИАЦИИ — ДЕЛО РУК САМИХ ОБЛУЧАЕМЫХ?
  •   В. А. Жуков «ТЕМНОЕ» ПРОСТРАНСТВО И «ТЕМНАЯ» ЭНЕРГИЯ?
  •   В. А. Кишкинцев СЕМЕЙСТВО ЭЛЕМЕНТАРНЫХ СТРУКТУР?
  • ОТКРЫТИЯ, МИФЫ, ЛЕГЕНДЫ
  •   В. И. Щербаков ТАИНСТВЕННЫМ ПАМЯТНИК — ГОЛИАФУ?[1]
  •   М. Д. Струнина ХОДИЛ ЛИ АЛЕКСАНДР МАКЕДОНСКИЙ В ИНДИЮ?
  • КАК ЖИВЕШЬ, HOMO?
  •   В. Д. Ловчиков МОЙ КАРИБСКИЙ КРИЗИС, ИЛИ «ОПЕРАЦИЯ АНАДЫРЬ»
  •   П. П. Супруненко ГДЕ ВЕСЕЛЕЕ?
  •   В. А. Жуков ЧЕЛОВЕК РИТМИЧНЫЙ?
  • МОДЕЛЬ ТВОРЧЕСТВА
  •   Н. И. Коровяков КОГДА НАЧИНАЕТСЯ СТАТИКА ДВИЖЕНИЯ?
  •   С. П. Сальникова АЛМАЗНАЯ СХЕМА АНОМАЛИЙ?
  •   Б. А. Тарасенко МУЗЕЙ ЧИСЕЛ имени Я. И. ПЕРЕЛЬМАНА
  •   Гуревич П. С ОТКУДА ТЫ ПРИХОДИШЬ, КРАСОТА?
  • НАУКА В САДАХ ЛИТЕРАТУРЫ
  •   Валентин Устинов ВЫСОКАЯ ЖЕНЩИНА В ЧЕРНОЙ АЛЛЕЕ
  • ЧИТАТЕЛЬСКИЙ КЛУБ
  •   По следам сенсаций
  •   Удивительно, но факт!
  •   СПРАШИВАЛИ? ОТВЕЧАЕМ


  • Загрузка...

    Вход в систему

    Навигация

    Поиск книг

    Последние комментарии