ЗНАК ВОПРОСА 1995 № 03 (fb2)

- ЗНАК ВОПРОСА 1995 № 03 (а.с. ЗНАК ВОПРОСА 95-3) (и.с. Знак вопроса-9503) 1.87 Мб, 305с. (скачать fb2) - Алексей Александрович Маслов - Сергей Борисович Бузиновский - Зоя Семеновна Семенова

Настройки текста:




Подписная научно-популярная серия «ЗНАК ВОПРОСА»

*

Редактор КАЛАБУХОВА О. В.


Издается с 1989 года


© Издательство «Знание», 1995 г.


СОДЕРЖАНИЕ




Семенова З. С.

ТАЙНЫ ХОМО-САПИЕНС

ИЛИ ПОЧЕМУ ЛЮДИ ЛЕТАЮТ?


Бузиновский С. Б.

СЕМЬ ПЕЧАТЕЙ ВОЛАНДА?


Маслов А. А.

НЕВОЗМОЖНАЯ ЦИВИЛИЗАЦИЯ?


ЧИТАТЕЛЬСКИЙ КЛУБ


З. С. Семенова
ТАЙНЫ ХОМО САПИЕНС, ИЛИ ПОЧЕМУ ЛЮДИ ЛЕТАЮТ?


Автор:

СЕМЕНОВА ЗОЯ СЕМЕНОВНА — в недавнем прошлом сотрудник одного из подмосковных НИИ. Занимается изучением тайн человеческого организма.


К ЧИТАТЕЛЮ

Люди могут очень многое. В особенности если судьба ставит их в экстремальные условия. Известен, например, случай, когда человек-оператор, предотвращая аварию, сработал быстрее ЭВМ… Испытатель решал тесты, а значит был в полном сознании, на высоте 15 км, причем без скафандра и кислородной маски… Двое исследователей провели несколько часов в печи для выпечки хлеба при температуре выше 13&С… Негр, убегавший от бандитов, перепрыгнул трехметровый забор, а хрупкая женщина столкнула камень весом в полтонны, навалившийся на детскую коляску…

И это еще что! Говорят, некоторые люди умеют летать, проходить сквозь стены, предсказывать будущее… Как им это все удается?

На этот и другие подобные вопросы мне бы и хотелось ответить в заметках, предоставленных вашему вниманию.

НЕВЕРОЯТНЫЕ СОВПАДЕНИЯ

Увидев в городской толпе знакомого, которого не видели «сто лет», люди обычно удивляются: «Это надо же? Вот так встреча!..» Однако стоит ли тому удивляться? В жизни встречаются и куда более удивительные совпадения.

Например, в 1953 году чикагский журналист Ирвинг Капсинет, прилетев в Лондон, зашел в номер отеля и обнаружил в нем бумаги, забытые его закадычным другом, баскетболистом Харри Хеннином. А когда дома журналист вытащил из портфеля эти бумаги, чтобы передать их хозяину, тот в ответ протянул… галстук, как оказалось, забытый самим Капсинетом в номере парижского отеля.

Мало вам такого совпадения с гостиничными номерами, вот еще случай. Несколько лет назад Джордж Л. Брайсон, бизнесмен из Коннектикута, ехал в поезде от Сент-Луиса до Нью-Йорка. В середине пути он вдруг решил сделать остановку в Луисвилле. Заняв в лучшем городском отеле номер 307, он на всякий случай спросил портье, не интересовался ли кто им. Тот в ответ протянул конверт, адресованный «мистеру Джорджу Л. Брайсону, номер 307». Когда бизнесмен вскрыл письмо, выяснилось, что оно предназначалось его однофамильцу, занимавшему тот же номер раньше, но проживающему постоянно в Монреале. Тут, как видите, совпали не только номера, но и имена.

Более того, у каждого из нас есть шанс повстречаться и с собственным двойником — человеком, с которым вы схожи как две капли воды. Проведенные специально исследования показывают, что двойниками могут быть не только современники, но и люди, разделенные весьма солидными промежутками времени. Так, скажем, двойником В. И. Ленина был не только рабочий Никодимов — первый исполнитель роли вождя пролетариев еще в немом кино, но и Анаксарх — философ-скептик, живший в IV веке до н. э. Говорят, он был убежденный материалист, последователь Демокрита, считавший, что во Вселенной существуют бесчисленные миры, построенные из мельчайших атомов (вспомните знаменитое ленинское изречение о неисчерпаемости электрона), и вдобавок ко всему неистощимый спорщик. Так что схожесть тут прослеживается не только в очертаниях лица, но и в некоторых чертах характера.

«Сходством обладают иногда даже представители разных рас, — полагает Александр Портнов, человек, потративший немало времени на собирание коллекции подобных двойников. — Например, в Древнем Египте в XI веке до н. э. правил городом Фивы Монтуэмхет. Через 2,5 тысячи лет весьма похожий на него властелин появился в Китае. Звали его Мао Цзедун или Великий Кормчий».

Причем надо отметить, что подобным портретным сходством отличаются не только мужчины, но и женщины. Например, согласно сохранившимся хроникам, мать римского императора Константина Великого была высокой стройной женщиной; славилась она умом и независимым характером. Лицом же, а главное характерным профилем та древнеримская Елена весьма напоминала великую русскую поэтессу Анну Ахматову.

Иногда бывает, что совпадают не только внешние черты, но и судьбы. Так, 28 июля 1900 года итальянский король Умберто, находясь в городишке Монза, что неподалеку от Милана, заглянул в местный ресторанчик. И обомлел: ресторанщик оказался копией его самого. Более того, оба даже родились в один и тот же день. Удивленный таким совпадением, король через несколько дней решил пригласить своего двойника во дворец для доверительной беседы. «Эго невозможно! — ответил адъютант на просьбу короля. — Сегодня утром ресторанщика убили…» — «Кто? Как? Почему?» — стал было возмущаться король. Но тут дворцовые заговорщики закололи и его самого…

В этой истории, по крайней мере, прослеживается рациональное зерно. Вполне можно допустить, что двойник был бра-том-близнецом несчастного короля. Чтобы избежать споров и междоусобицы при наследовании власти, одного из близнецов тотчас после рождения удалили из дворца. Ну а когда вся эта история могла раскрыться, пришлось избавиться от обоих.

Во всяком случае при расследовании судеб близнецов, которые были разлучены в раннем возрасте, выявилось немало удивительных совпадений. Например, когда родившиеся 19 августа 1939 года в Пикве (штат Огайо) близнецы, отданные для усыновления в разные семьи, встретились снова через сорок лет, их роднило не только внешнее сходство. Оказалось, что обоим приемные родители дали одно и то же имя — Джим. Далее, каждый из братьев первый раз женился на женщине, которую звали Линда, второй — на Бетти. Джим Льюис назвал своего первенца Джеймс Алан; точно так же поступил и его брат-близнец, носящий фамилию Спрингер. В детстве у обоих были собаки по кличке Той. Ныне братья пьют один и тот же сорт пива, курят сигареты одной марки, ездят на авто марки «шевроле» и предпочитают проводить отпуск на одном и том же пляже во Флориде…

Или вот вам другая пара близнецов — сестры Дэфни и Барбара. Рожденные в Англии, они также попали в разные семьи и не встречались вплоть до 1980 года. При встрече же выяснилось, что сестры склонны очень часто — и притом совершенно одинаково! — хихикать по любому, даже пустячному поводу. Обе при встрече оказались одеты в бежевые шерстяные платья и коричневые бархатные жакеты, обе сильно жестикулировали при разговоре и морщили носы, обе упали с лестницы в 15 лет и повредили лодыжки, обе познакомились со своими будущими мужьями на танцплощадках в 16 лет и вышли замуж, когда обеим было немногим больше двадцати.

Однако туг, по крайней мере, многое можно списать на гены, набор которых у близнецов практически идентичен. Они и диктуют одинаковые привычки и пристрастия. А как быть, скажем, с совпадением такого рода?

В 1898 году писатель Морган Робертсон выпустил в свет роман «Гибель Титана», в котором подробно описал трагедию, связанную с огромным кораблем. Когда 14 лет спустя в первом же рейсе налетел на айсберг и затонул легендарный «Титаник», газетчики обратили внимание на целый ряд совпадений. Оба судна — описанное в романе и реальное — считались «непотопляемыми». Оба налетели на ледяную гору в апреле, имея на борту в качестве пассажиров множество знаменитостей. Вокруг обоих еще до выхода в море была поднята невообразимая шумиха в прессе из-за их огромных размеров. И в обоих случаях авария очень быстро переросла в катастрофу отчасти из-за нераспорядительности капитанов, отчасти из-за нехватки спасательных средств.

В общем, совпадений набралось столько, что писателя даже хотели отдать под суд. Основание? Он, дескать, своим романом «накаркал» трагедию. Или, выражаясь более научно, капитан «Титаника» находился под влиянием «морфогенетического поля» своего литературного прототипа.

К счастью для Робертсона, подобную «теорию» судья не принял в качестве основания для обвинения и процесс не состоялся. А вот автору серии кроссвордов, опубликованных в 1944 году лондонской «Дейли Телеграф», бывшему школьному учителю Леонарду Доуи пришлось куда хуже. Как выяснила бдительная секретная служба, в ответах на кроссворды учителя фигурировали такие слова, как Малбсрру, Нептун, Омаха, Оверлорд и Ута. Все они значились в качестве кодовых обозначений различных частей сверхсекретной операции союзников по высадке десанта в Нормандии. Откуда учитель узнал эти слова? Не работает ли он на нацистов?.. В общем, бедняге пришлось немало пережить на допросах.

Не помогла даже ссылка на авторитет Альберта Эйнштейна, который, оказывается, на склоне лет в пику собственной теории вероятности разрабатывал и теорию ЭПР-эффекта, названного так в честь его самого и ближайших сотрудников — Бориса Подольского и Натана Розена.

Суть же дела заключалась в следующем. Уже в 1935 году было показано, что две субатомные частицы, взаимодействуя однажды, могут потом реагировать на движения друг друга спустя тысячи лет и на расстоянии, равном нескольким световым годам! Эйнштейн всю оставшуюся жизнь ломал голову над этой загадкой. Он говорил, что науке предложена «целиком неприемлемая» альтернатива. Получалось, что или «объективная реальность, данная нам в наших ощущениях», является попросту иллюзией, или же само по себе измерение одной ЭПР-частицы нарушает существующие законы путем «телепатического «влияния на другую частицу.

В быту отзвуки ЭПР-эффекта потом получили название «закона парных случаев»: «Если произошло нечто, жди, что подобное произойдет еще раз…» История, как известно, имеет свойство повторяться. Что же касается нашего учителя, то его окончательно освободил от подозрений вовсе не Эйнштейн, так, кстати, и не сумевший подвести под ЭПР-эффект достаточную теоретическую базу, а сам ход жизни. Операция в Нормандии все же началась, и успешное продвижение войск союзников показало, что нацисты не подозревали о ее подготовке.

Сам же по себе эффект парности продолжает напоминать о себе и по сей день. Вспомним хотя бы ставший уже классическим случай с двумя американскими президентами — Авраамом Линкольном и Джоном Кеннеди. Первого из них избрали президентом в 1860 году; ровно через 100 лет пришла очередь и второго произнести президентскую присягу. Оба они были борцами за гражданские права, придерживались демократических убеждений, ратовали за равноправие негров (за что, кстати, и поплатились). Обоих убили в пятницу при стечении народа и на глазах у жен. Каждая из женщин уже в то время, когда семьи жили в Белом доме, потеряла сына. Оба президента были убиты пулями, вошедшими в голову. Причем Линкольна убили в театре Форда, а Кеннеди был убит, когда ехал в автомобиле «Линкольн», изготовленном на заводах Форда.

Обоих президентов сменили вице-президенты по фамилии Джонсон. Эндрю и Линдон Джонсон — оба уроженцы юга, демократы, бывшие сенаторы. Эндрю Джонсон родился в 1808 году, а Линдон Джонсон — в 1908 году, опять-таки через 100 лет.

Далее, первое имя личного секретаря Линкольна было Джон — также звали и Кеннеди. В свою очередь, фамилия его личного секретаря была Линкольн. Джон Бут — убийца Линкольна — родился в 1839 году, а убийца Кеннеди (по крайней мере, согласно официальной версии) Ли Харви Освальд родился в 1939 году. Оба опять-таки уроженцы юга США, оба придерживались экстремистских взглядов и обоих убили еще до суда над ними.

Бут убил Линкольна в театре, а потом скрывался в складе зерна. А Кеннеди был застрелен из склада (правда, книжного); отыскали потом Ли Освальда в кинотеатре.

Такая повторяемость дала пищу для ума ученым, которые изобрели еще ряд оригинальных гипотез, пытаясь хоть как-то объяснить подобные факты. Так, скажем, американский психиатр Карл Юнг разработал теорию синхронии, суть которой заключалась в том, что некоторые факты, как будто совершенно случайные, могут тем не менее вступать в некую логическую связь между собой.

К примеру, он часто вспоминал «рыбную» серию событий, произошедших в течение 24 часов. На обед у него была рыба. Сидя за столом, он увидел проезжавший мимо рыбный фургон; друг его ни с того ни с сего за обедом повел разговор об обычае «делать апрельскую рыбу» (т. е. участвовать в первоапрельских розыгрышах). Затем пришел бывший пациент и принес в знак благодарности картину, на которой опять-таки была изображена огромная рыба; вслед за ним появилась некая дама, попросившая врача расшифровать ее сон, в котором фигурировала она сама в виде русалки и плывшая за ней рыбья стая. А когда Юнг ушел от всего этого кошмара на берег озерца, чтобы спокойно обдумать и описал» цепочку событий, то рядом с собой он обнаружил выброшенную на берег рыбешку…

Такая длинная цепь совпадений, по мнению Юнга, не могла оказаться просто случайностью, многие совпадения случаются гораздо чаще, чем предсказывает теория вероятности, стало быть, в дело вмешиваются некие силы, обходящие законы природы… Вообще, говоря попросту, автор теории синхронии намекал, что и в небесной канцелярии число возможных вариантов, будь то отдельные личности, их судьбы или целые гирлянды событий, не бесконечны. Потому-то и случаются всевозможные дубляжи, повторы, совпадения…

Однако так ли уж часто теряют свою силу законы теории вероятности, как это может нам показаться? Например, представьте себе, что вы находитесь в компании с 22 людьми и в беседе с одним из них вдруг обнаруживаете, что даты рождения у вас совпадают. Что это — игра судьбы или одно из проявлений теории вероятности? В своей книге «Госпожа Удача» исследователь подобных аномалий Уоррен Уэйвер вспоминает, как он заговорил об этом на одном званом обеде. Большинство присутствующих высказали мнение, что теория вероятности тут ни при чем. И заметив, что за столом собралось как раз 22 человека, кто-то предложил провести эксперимент. Все назвали свой день рождения — совпадений не было. И тут вдруг из угла подала голос официантка, двадцать третий человек в данной компании, которую никто как-то не брал в расчет: «Мой день рождения 17 мая, — сказала она, — как и у господина генерала…»

Так что теория вероятности блестяще подтвердилась и в этот раз. Ведь согласно ей как раз получается, что в подобной компании вероятность совпадения хотя бы двух дней рождения выше, чем 50 на 50.

А вот вам пример еще одного массового заблуждения. «Представьте себе, что, отдыхая где-нибудь в Неаполе, вы встречаете некоего Джо Грина из Дьюбека, — пишет в своей статье «Вопреки всякой вероятности» английский исследователь Ричард Бладжет. — И через некоторое время вдруг выясняется, что он женат на младшей сестре вашей давней приятельницы Гертруды из Лос-Анджелеса…»

«Мир тесен!» — только и разведете руками вы. И совершенно напрасно. Любой более-менее грамотный социолог объяснит вам: вероятность того, что даже в такой крупной стране, как США, любой наугад взятый американец может оказаться связанным с другим взрослым американцем всего лишь через одного-двух посредников, составляет 99:100. И этот расчет сделан с учетом допущения, что каждый взрослый имеет около 1000 знакомых, которых он способен узнать в лицо. А ведь многие — артисты, журналисты, коммивояжеры — имеют и куда более обширный круг знакомств.

И все-таки бывают случаи, когда теория вероятности вынуждена пасовать, как, скажем, она может объяснить совпадение такого рода? Римский император Юлий Цезарь был первым из римских полководцев, кто стал носить звание «император» постоянно; из русских царей впервые этого звания был удостоен Петр Великий. Цезарь в 46 году до н. э. ввел в обиход юлианский календарь, в котором год начинался с 1 января. Его примеру последовал и Петр I, введя указом от 15 декабря 1699 года новый календарь в России, начинавший свое исчисление опять-таки с 1 января. Цезарь создал в своей армии штаб, ввел должность начальника инженеров; аналогичные преобразования были проведены и при Петре — в российской армии появился Генеральный штаб, инженерные войска. Свои взгляды на ведение военных действий Цезарь изложил в «Записках о гальской войне» и «Записках о гражданской войне»; Петр I аналогичные сочинения озаглавил «Правила сражения» и «Учреждение в бою»…

Подобных мелких и средних совпадений можно еще привести множество, поскольку личности Цезаря и Петра совпадают в главном: оба они были реформаторы, непревзойденные для своих эпох государственные, политические и военные деятели, а также администраторы, дипломаты и т. д. И все-таки цепочка совпадений слишком длинна, чтобы посчитать все просто совпадением. Нет ли туг каких-либо глубинных связей?

«Есть», — отвечают на такой вопрос московские исследователи неопознанного Наталья и Сергей Чудаковы. Двойники могут встречаться в истории через определенные периоды времени, полагают они. Тысяча семьсот лет — тот шаг, который разделяет точки спирали времени, находящиеся на соседних витках. И далее развивают свою мысль следующим образом.

Как мы обычно измеряем время? Часами, сутками, неделями… Условно приняв продолжительность человеческой жизни около 70 лет — за один «час» Вселенной, можно посчитать, что во вселенских сутках тогда будет около 17 веков, а в «неделе» — около 12 тысяч лет.

Так что появление двойников, повторение некоторых событий вероятнее всего либо единовременно, либо через вселенский «час», либо через вселенские «сутки».

Ну, а вселенская «неделя» является как раз средним сроком существования цивилизации. Фридрих Энгельс в свое время отмечал, что продолжительность существования цивилизации составляет около 10 тысяч лет. В своем мнении он опирался на суждение Гераклита, полагавшего, что все течет и изменяется 10 800 лет, а потом повторяется сначала. Гераклит же, в свою очередь, опирался на знания предшественников. И подобные закономерности замечал не только он.

Около 570 года до н. э. Солон путешествовал по Египту, и жрецы богини Нейт рассказали ему, что за 9 тысяч лет до них была война Атлантиды против Египта и Афин. Атлантида вскорости погибла, причем, как писал впоследствии Платон, «происходили страшные землетрясения и потопы». А вся картина гибели цивилизации подозрительно напоминала последствия ядерного взрыва.

А когда было использовано ядерное оружие в войне нашей цивилизацией? Правильно, в 1945 году, когда две атомные бомбы были обрушены на японские города Хиросиму и Нагасаки. Отняв от этого времени вселенскую «неделю», получим как раз тот период времени, о котором писали Солон и Платон.

Если гипотезы Чудаковых верны, то каждая цивилизация типа нашей земной на определенном этапе своей эволюции должна вступить в космическую эру. Например, у праатлантов освоение космоса должно было начаться где-то в середине XXII тысячелетия до н. э. И они могли посещать другие планеты или, напротив, перелететь с других планет к нам, на Землю.

В свете подобных представлений легко объяснить находку Вильяма Майстера в 1968 году. В штате Юта (США) он обнаружил два четких отпечатка ботинков. Причем левый ботинок наступил на трилобита, останки которого и окаменели вместе с отпечатком. А надо сказать, что трилобиты членистоногие, сходные с современными ракообразными, обитали на нашей планете 400–500 млн. лет назад, то есть еще до появления на планете первых динозавров.

Объяснение же этому феномену такое. Прилетала экспедиция исследовать необжитые места, вот кто-то по неосторожности и наступил на трилобита.

Таким образом можно объяснить и находки отпечатков рук на угольных пластах, залегающих более чем на километровой глубине и образовавшихся, стало быть, в незапамятные времена.

Например, американский геолог Бурроу в 1931 году на некотором расстоянии к северо-западу от Маунт-Вернона обнаружил отпечатки человеческих ног в слоях, возраст которых составлял порядка 250 млн. лет. Эти отпечатки оставили представители цивилизаций, предшествовавших нашей.

Что ж в том удивительного, если цивилизация движется по спирали и через некоторые интервалы времени повторяет сама себя?

…Вот к каким неожиданным выводам привели нас рассуждения о природе человеческого бытия, начавшиеся с безобидных как будто фактов существования в человеческой истории немалого количества двойников и некоторых, казалось бы, невероятных совпадений. И то ли еще отыщется, когда люди (или их потомки) в конце концов разберутся в истории нашей планеты основательно.

КАКОВА ПОРОДА У НАРОДА?

Евгеника — вовсе не наука об Евгении Онегине, «лишнем человеке» своего времени. «Евгенос» в переводе с греческого означает «благородство». Стало быть, евгеника — наука о благородстве, точнее, об облагораживании рода человеческого.

Написать о ее прошлых и нынешних достижениях мне захотелось после того, как знакомый кандидат биологических наук однажды сознался, что всерьез интересуется евгеникой. Меня такое признание несколько озадачило: «Неужто возможен еще один виток интереса к тому же?..».А чтобы вы поняли, в чем корень сомнения, давайте на некоторое время углубимся в дебри истории.

Люди издавна придавали большое значение улучшению собственной породы, хотя далеко не всегда афишировали это. Да и действовали, скажем так, по-разному… Среди египетских фараонов, к примеру, бытовал обычай жениться на собственных сестрах и дочерях, дабы не разбавлять «божественную кровь». Пришедшие в страну македонцы в лице Птолемеев переняли традицию, что через пятнадцать поколений привело к вырождению рода по мужской линии. Женщины, правда, оказались устойчивее. Всем известная Клеопатра была настолько хороша собой, полна огня и жизни, что вскружила голову и Цезарю, и Антонию.

И потому, наверное, инцест, или близкородственное смешение, еще долгое время оставался вне запрета.

Не удивительно, что при таких обычаях правители империи и их подданные в конце концов оказались не в силах противостоять варварам, и древний Рим пал. Казалось бы, достаточный урок для потомков. Ан нет, обычаи кровосмесительства докатываются до средневековья. Монархи продолжали заключать браки между родственниками, чтобы не допустить распыления власти. Что в конце концов сыграло свою роль и при падении многих монархий.

Пришлось ставить на научную основу дело воспроизводства рода людского. Селекцию среди животных люди производили издавна. Одним из первых преуспеть в этой науке попытался в 1869 году двоюродный брат Чарлза Дарвина — Фрэнсис Гальтон. Через десять лет после выхода в свет «Происхождения видов» своего знаменитого родственника он публикует книгу «Наследственность таланта». В ней он, в частности, пишет: «Евгеника — это дисциплина, изучающая факторы улучшения наследственных (врожденных) качеств расы».

Впрочем, на писания Гальтона поначалу мало кто обратил внимание. Лишь к 1909 году общество «созрело» для того, чтобы ученого пригласили читать по евгенике публичные лекции. Во всем мире, как грибы после дождя, начинают появляться евгенические общества и ассоциации.

Евгеника вошла в моду, и один за другим из печати начинают появляться посвященные ей труды. Например, в 1924 году в Ленинграде вышла книга П. Филипченко «Пути улучшения человеческого рода». Причем появилась она не на пустом месте. За два года до этого, еще в Петрограде, побывал Г. Меллер, американский генетик и будущий нобелевский лауреат. В институте, которым руководил еще один выдающийся генетик — Н. Вавилов, он прочел лекцию «Евгеника в условиях капиталистического общества». В том же 1922 году в Нью-Йорке состоялся и международный конгресс евгенистов, в котором принял участие редактор «Русского евгенического журнала», известный во всем мире ученый Н. Кольцов.

Однако тогдашнему российскому правительству было не до улучшения породы народа — они все «укрепляли» власть. Впрочем, упорный американец не успокоился. В 1935 году он преподнес свою книгу «Из мрака ночи», посвященную евгенике, лично И. Сталину.

Возможно, таким образом он пытался воздействовать на «отца народов», привлечь его внимание к бедственному положению российской генетики вообще и евгеники в частности. Но было уже поздно. У пролетарского вождя к тому времени был свой, собственноручно выращенный кумир. Если Меллер, Филипченко и иже с ними полагали, что таланты не делаются, а родятся, то Т. Лысенко считал совершенно иначе: «В Советском Союзе люди не рождаются. Рождаются организмы! А люди у нас делаются — трактористы, ученые, академики. И это безо всякой идеологической чертовщины — генетики с ее реакционной теорией наследственности».

Так во всеуслышанье было заявлено: на одной шестой части суши законы Менделя и прочие буржуазные изобретения не действуют. И вообще двоюродный брат Дарвина ошибся. Поправить его, а заодно и природу — дело вполне посильное гениям, взращенным под сенью ленинизма-сталинизма. И точка.

Спорить с нею, с такой точкой зрения, было бесполезно. И не безопасно. Ее можно было разве что высмеять. Что и сделал с безопасного расстояния Г. Гамов, своевременно эмигрировавший в США. «В то время как мы продолжаем цепляться за старую теорию Менделя о наследственности, — писал он, — знаменитый советский агроном выдвинул новые революционные идеи. Он утверждает, что все изменения в организмах вызываются средой и далее передаются по наследству. Нередко получается, что ребенок, родившийся у миссис Лу, действительно похож — в соответствии с идеями Менделя — на ее мужа Джона С другой стороны бывает, что ребенок сильно смахивает на молочника Сэма, и это подтверждает верность теории о влиянии среды…»

Впрочем, смех смехом, но в некоторых случаях, как ни странно, был прав Лысенко: среда может влиять на гены. В особенности если среда эта радиоактивная.

В науке, как известно, не бывает добрых или злых открытий. Все зависит от того, в чьих руках это открытие окажется. Цепная реакция может породить взрыв и дать свет целому городу. Последствием радиоактивного облучения может быть шоколадный загар, избавление от мучительного недуга и страшная лучевая болезнь, дети-уроды…

Еще в 1925 году советскими учеными Г. Надсоном и Г. Филипповым было сделано открытие: радиоактивные лучи обладают способностью выбивать отдельные гены из хромосомных цепочек, что расшатывает наследственные признаки, вызывая мутации. Чаще всего приобретенные изменения вредны. Но иногда бывает, что выбитый ген мешал организму, скажем, растению, проявить свои лучшие качества. И тогда потомки оказываются лучше своих предков — урожайнее, засухоустойчивее, не боятся морозов… Именно таким образом были выведены в нашей стране пшеница «Новосибирская 76» для районов Сибири, ячмень «Обский», фасоль «Сепарка 75», соя «Универсал», безалколоидный люпин, вилтоустойчивый хлопчатник…

Значительные дозы облучения можно использовать просто в качестве обеззараживающего средства. Так, в Институте биофизики было доказано: облучение семян гамма-лучами перед посевом автоматически повышает урожай зерновых на 10–20 процентов, овощей на 20–30 процентов. Кроме того, подобная обработка влияет и на качество получаемых продуктов — свекла становится слаще, морковь дает больше каротина.

И радиация — не единственный способ воздействия на наследственность с целью улучшения породы. Все глубже проникая в тайны природы, ученые получают, казалось бы, немыслимые гибриды. Так, например, цитогенетик Г. Карпеченко еще в тридцатые годы сумел преодолеть природную несращиваемость редьки и капусты. Хотя оба растения входят в семейство крестоцветных и содержат по одинаковому двойному набору хромосом, получить гибриды долгое время не удавалось. Почему?

Когда капусту скрещивают с капустой, а редьку с редькой, то оплодотворение идет по обычной для растений схеме: сначала в каждой половой клетке хромосомы делятся поровну, затем, после слияния клеток, хромосомы отцовского и материнского начал находят себе подобные и соединяются с ними в новом наборе. Из образовавшейся диплоидной клетки развивается затем зародыш семени — вестник будущей жизни.

По тем же правилам, как установил Карпеченко, события развиваются и в капустно-редечном гибриде, но только до той поры, пока хромосомам не приходит время объединиться. Тут-то и происходит сбой: капустные хромосомы не признают редечных сородичей и слияния не происходит. Исследователю удалось обойти этот барьер, добившись, чтобы в диплоидной клетке число хромосом как редьки, так и капусты увеличилось вдвое. В результате в новой зародышевой клетке стали параллельно функционировать хромосомы двух видов.

Однако такое удвоение можно получить далеко не всегда. Поэтому ученые продолжают искать способы соединения несоединимого природой с помощью новых технологических приемов. Например, новые гены в хромосомные цепочки пересаживаются в результате хирургических микроопераций, технологическими приемами генной инженерии.

Так получаются гибриды, которые обычным путем получить невозможно. Например, рожь и пшеницу скрещивают с ячменем. Более того, генные инженеры нашли способ ввести в хромосомный набор помидоров и яблок гены…быка! И качество плодов от этого резко повысилось.

Ген паука был недавно вставлен в хромосому бактерии, и та получила невиданное ранее свойство — стала вырабатывать паутинный шелк. Можно аналогичным образом, только вставив в бактерию ген человека, заставить ее вырабатывать инсулин или какое иное необходимое людям лекарство. Известен также случай, когда человеческие гены были вмонтированы в хромосомы мышей, и те выросли втрое больше обычного…

Словом, вариантов подобных операций можно придумать множество. И если число их сегодня все-таки ограничено, то не столько по техническим причинам (не так-то просто делать операции на клетках, которые и в микроскоп-то с трудом видны), сколько по моральным соображениям: никто толком не знает, что может получиться в результате той или иной комбинации. Приходится соблюдать осторожность.

Но мы с вами несколько отвлеклись. Основная тема нашего повествования в данном случае все-таки не селекция, а евгеника. Как на ней сказываются последние достижения науки?

Цепочка рассуждений и экспериментов у биологов и медиков обычно такая. Если что-то стало получаться на растительных клетках, переходят к опытам на клетках животных, а там, глядишь, дело доходит и до человека…

Правда, в нашем случае отношение к евгенике основательно подмочено фашистами и расистами, доказывавшими то преимущества арийцев над неарийцами, то белой расы над другими. Чем все это кончилось — общеизвестно. И все же современным исследователям приходится большей частью иметь дело с подопытными кроликами и другими животными. И лишь иногда, с большой осторожностью они применяют достигнутые результаты по отношению к людям.

Одним из практических примеров применения достижений современной евгеники стало планирование пола будущего ребенка. Во многих странах ныне широко используется метод американца Р. Эриксона по разделению спермиев с X и У хромосомами, в результате чего при искусственном оплодотворении резко повышается гарантия рождения ребенка заранее указанного пола. В США на сегодняшний день эта гарантия достигает 100 процентов в отношении девочек и 85 процентов в отношении мальчиков.

Согласитесь, такой способ все-таки намного гуманнее тех, что процветают и поныне в глубинных районах Китая. Там за небольшую взятку узнают у врача пол будущего ребенка — а это медики научились сегодня делать достаточно хорошо, — и если получается девочка, будущую мать заставляют сделать аборт. А затем начинают все сначала. А то поступают и еще проще. По предварительной договоренности с хозяином дома только что родившуюся девочку акушерка тут же топит в специально приготовленном ведре с водой.

Так поступают потому, что при нынешнем ограничении рождаемости в современном Китае большинство отцов, согласно закоренелой традиции, хотят, чтобы их имущество наследовалось мальчиками, а не девочками. Но если практика подобной варварской евгеники будет продолжаться, то вскоре может оказаться, что Китай окажется населенным преимущественно мужчинами, и количество населения в нем резко сократится.

Что же касается методов, применяемых в Соединенных Штатах и других цивилизованных странах, то туг к планированию пола ребенка прибегают лишь в тех случаях, когда есть опасность передачи ребенку по наследству тех или иных генетических заболеваний. Классический случай такого рода — гемофилия (несвертываемость крови) у царевича Алексея. Болезнь эту получил по наследству от своей прабабки английской королевы Виктории, у которой умер от гемофилии сын Леопольд. А вот сестры царевича такой болезнью не страдали.

Но операции по искусственному оплодотворению, а затем вживлению зародыша в матку — дело исключительно тонкое, требующее высочайшего искусства. Тем не менее на этом пути нас могут ждать не только блестящие, но и весьма неожиданные результаты.

Пытаясь разобраться в технологии оплодотворения получше, вот уже два десятка лет биохимик У. Леннард и его коллеги из университета штата Нью-Йорк изучают механизм оплодотворения яйцеклетки самкой морского ежа. Дело в том, что технология оплодотворения у многих морских животных и рыб такая. Самки и самцы мечут икру и молоки, яйцеклетки и сперматозоиды прямо в воду, а те уж самостоятельно находят друг друга, воссоединяются и дают начало новым организмам. Но как именно это происходит? Почему яйцеклетки и сперматозоиды разных видов того же морского ежа не контактируют между собой, образуя гибриды, а ищут пару именно своего вида?.. В конце концов Леннарду удалось идентифицировать на поверхности яйцеклетки белок, который служит своеобразным паролем; именно по его наличию спермин и определяют клетку своего вида. Этот же белок и прикрепляет, как бы приклеивает сперматозоид к оболочке клетки, обеспечивая ему затем проход внутрь. Обнаружив это вещество на поверхности яйцеклетки, ученые затем сумели отыскать и скопировать ген, ответственный за его производство. А это, в свою очередь, открывает грандиозные перспективы для практического использования открытия. «Если аналогичная молекула существует на поверхности женской половой клетки, а скорее всего это так, — полагают ученые, — значит, появляется принципиальная возможность, синтезируя или нейтрализуя данное вещество, вести борьбу с бесплодием или, напротив, предотвращать нежелательную беременность…»

Далее, задумывались ли вы когда-нибудь над тем, почему в природе не может быть осуществлена ситуация, воспетая В. Высоцким: жираф влюбился в антилопу, а затем их совместная жирафо-антилопья дочь выходит замуж за бизона?.. А дело опять-таки в той ключевой молекуле. «Опознает» она сперматозоид — поможет ему внедриться в клетку, оплодотворение состоится, нет — значит, все любовные потуги напрасны; в лучшем случае удастся получить лишь бесплодных мулов.

Но ведь разобравшись в химическом механизме всего этого дела, научившись синтезировать нужные белки, можно будет добиваться нужных результатов не только путем скрещивании лошади с ослом, но и в других всевозможных вариантах. Хотите, будет вам и крылатая лошадь — пегас, и кентавр, и ангел…

Дерзко? Непривычно?.. Да, все это так. Но что нам остается? Наблюдать, как страна и народ движутся по пути превращения в общество алкоголиков и наркоманов, в котором здоровый человек становится такой же редкостью, как белая ворона?..

Лучше летать, чем пресмыкаться. Лучше, наверное, потратить средства и усилия на развитие евгенической (или, если хотите, генетической) медицины, чем на заведомо вредные производства типа ядерных или химических, поставивших нас в такие условия, когда уже не живем — выживаем…

В общем, туг есть над чем подумать. А подумав, сделать выбор. Скажем, в пользу облагораживания рода человеческого.

ОШИБКА ГОСПОДА БОГА

Самую страшную картину в своей жизни я видела в одной из операционных Института трансплантологии и пересадки тканей. Дежурная группа хирургов оперировала теленка — пересаживала ему вместо собственного очередную модель искусственного сердца. И теленок, находившийся в глубоком беспамятстве под действием наркоза, блаженно улыбался. Или просто скалил зубы — не так-то просто разобраться в телячьей мимике. Но его морда с широко раскрытыми, ничего не выражающими глазами, оскал на все имеющиеся зубы — все это, наверное, останется в памяти надолго. Разверзнутая грудная клетка, в которой пока что билось собственное телячье сердце, произвела куда меньшее впечатление.

А хирургам, похоже, вообще было не до эмоций. Они работали. Вкалывали так, что пот катил с них градом и операционные хламиды прилипали к спинам. Шесть-восемь часов длится такой трудовой подвиг во славу науки. Пилить же вручную хотя бы кости грудины — не бог весть какая легкая работа даже для здорового мужика. Не говоря уже обо всем остальном — предельной концентрации внимания, нервном напряжении, ювелирной работе для глаз и рук. Даже тренированные люди, говорят, выходят из операционной, едва волоча ноги.

Потом начинаются круглосуточные дежурства по выхаживанию пациента, борьба с различными осложнениями, отторжениями и т. д. А итог? «Итог известный, — грустно улыбнулся один из хирургов, — телятина…»

Несмотря на все ухищрения, теленок с новым сердцем живет после операции дни, недели, в лучшем случае — месяцы. Потом погибает, будь то у нас, в Чехии или в США. И причина чаще всего не в том, что та или иная конструкция оказалась неработоспособной. Нет, насос из пластика и металла, как правило, работает достаточно надежно. Не выдерживает перегонки кровь. Ей не нравится вместо сердца «пламенный мотор», она начинает обволакивать пластик сгустками, образуя тромбы в сосудах. Или белые и красные кровяные тельца попросту разрушаются, и тогда пациент погибает уже от болезни крови.

Именно поэтому, когда в 1967 году увенчалась успехом первая пересадка сердца от одного человека другому, Кристиан Барнард стал знаменитостью. Но сквозь какой частокол самых разнообразных — расовых, научных, технических, этических, юридических — проблем ему пришлось продираться!

Проблемы расовые: в ЮАР, где в то время жил и работал Барнард, белому пациенту нельзя было пересадить сердце негра; но как быть, если другого донора в данный момент нет, а ждать больше нельзя? Проблемы научно-технические: по каким параметрам подбирать донорское сердце, как его сохранить до операции, транспортируя порой за сотни, а то и тысячи километров? Проблемы этические и юридические: как уговорить родственников донора, получить их согласие на пересадку, как установить сам факт смерти донора — ведь врачу лучше всего получить еще бьющееся сердце, но по закону такой человек считается еще живым, хотя его мозг уже мертв… И наконец, проблемы чисто медицинские: как наилучшим образом провести операцию, как выходить пациента, как преодолеть иммунный барьер организма, стремящегося отторгнуть чужеродную ткань?

И все-таки трудности были успешно преодолены. Сначала один, другой, а патом и десятки людей во всем мире продолжали жить с чужими сердцами. Правда, последнее время о таких операциях говорят и пишут заметно меньше. С одной стороны притупилась новизна восприятия: журналистам и читателям подавай что-либо из ряда вон выходящее. Например, чтобы одновременно с сердцем пересадили и легкие, да еще потом пациент-летчик снова вернулся к полетам, как это было недавно в США. С другой стороны, стала накапливаться печальная статистика: люди с пересаженными сердцами, как правило, долго не живут. А когда умирают, новое сердце оказывается весьма изношенным, как будто работало многие десятилетия. Почему так? Ученые ныне пытаются разобраться в этом.

А еще они продолжают атаку на иммунологический барьер. Ведь если бы его удалось преодолеть полностью, перестала бы быть столь острой проблема запасных частей… простите, донорских органов.

Бригада медиков уже готова к рассчитанной по секундам операции. Нет только анестезиолога: этому пациенту наркоз не понадобится. Прежде чем попасть в руки хирургов, он будет расстрелян. И от палача требуется виртуозное мастерство, чтобы пуля не повредила органов, за пересадку которых уже заплачено валютой.

Такая трансплантация органов, по свидетельству зарубежной печати, налажена в КНР. Гонконгский врач, присутствовавший при подобной операции, утверждает, что внутренние органы казненных преступников составляют основу банка органов Китая. Переход от бесплатной медицины к частично оплачиваемой превратил трансплантацию в одно из самых доходных занятий. Заказчики из Гонконга и Тайваня отмечают быстроту и аккуратность китайской стороны, поставляющей органы точно в соответствии с договоренностью.

Есть подозрения, что подобная практика существует и в некоторых других странах. О нескольких случаях преступной трансплантологии рассказал журнал «Штерн». В Колумбии и Аргентине начало процветать целое подпольное производство «органов для продажи». В одном случае для этого студенты медицинского института занимались похищением бездомных людей, из которых затем извлекались необходимые органы. В другом — главный врач психиатрической больницы использовал для той же цели своих пациентов.

В России пока, похоже, подобной проблемы не существует. Недавно в Мосгорсуде слушалось дело об иске акционерного общества «Медицина» к телекомпании «Останкино». Телевидение в одной из своих передач указало, что данное общество продаст почки соотечественников за границу по цене 8 тысяч долларов за штуку. От сотрудничества с «Медициной» после этого отказались все зарубежные контрагенты, и акционерное общество выставило иск на возмещение убытков в 72 миллиона рублей.

Вполне возможно, что «Медицина» действовала и вполне легально. У нас в отличие от КНР основу банка органов составляют жертвы дорожно-транспортных происшествий. Если вас собьет на улице машина, никто по ныне действующему законодательству не обязан звонить вашим родственникам, чтобы узнать вашу последнюю волю. Необходимые для трансплантации органы будут изъяты значительно раньше, чем ваши родственники узнают о вашей печальной судьбе и начнут ее оплакивать.

Более того, с 1 мая 1993 вступил в силу закон, согласно которому все 150 миллионов российских граждан и их потомки оказались не властны над собственными внутренностями. В случае смерти все они оказываются автоматически завещанными неким «специализированным органам», которые «беспрепятственно изымают» органы и ткани, не платя вашим родственникам ни копейки. И это при всем том, что ныне на черных рынках Европы и Америки свирепствуют такие расценки: почка стоит от 10 до 20 тысяч, сердце и печень идут по 100 тысяч. Естественно, долларов, а не рублей.

И этот промысел — добывание «запчастей» для частных клиник — сможет полностью исчерпать себя лишь в том случае, если органов для пересадки вдруг окажутся сверхдостаточные запасы, либо… если в них отпадет нужда вообще. Первый вариант возможен в том случае, если исследователям в ближайшее время удастся окончательно решить проблему отторжения. Тогда нужные для пересадки органы можно будет брать практически в неограниченных количествах на ближайшем мясокомбинате. (Кстати сказать, по совместимости порода людская оказывается ближе всего… к кому бы вы думали?., к свиньям!) Вариант же второй — выращивание необходимых органов взамен утраченных — требует, похоже, более детального освещения.

Некоторое время назад у нас, насколько мне известно, кровь и все прочее стали собирать и использовать в качестве сырья для изготовления биопрепаратов. Американцы пошли еще дальше.

В начале этого года президент Билл Клинтон отменил запрет на государственное финансирование экспериментов с эмбриональной тканью. Этот факт тотчас стимулировал активность ученых-меди-ков. Что их так привлекает в эмбрионе, имеющем, как правило, 9—12 недель от начала своего развития, а то и менее того? Почему такие эксперименты были до недавнего времени если и не под запретом, то не поощрялись?

Чтобы ответить на эти вопросы, нам придется отступить на некоторое время к началу прошлого века. Глубоко верующая дореволюционная Россия весьма консервативно относилась к попыткам пересаживать человеческие органы. А уж об абортах и думать не смела. Если что-то и делалось, то втихаря и большей частью (особенно это относилось к людям состоятельным) за границею.

Запад же в то время бурлил открытиями, даже медицинскими сенсациями. В 1890 году медики Нью-Йоркского медицинского колледжа пересаживают мозг кошки собаке. Шуму поэтому поводу было много, а толку мало — мозг не прижился, оба существа погибли.

В 1907 году ученого Дона Кента осенила мысль, как можно обойти иммунный барьер, препятствующий приживлению чужеродной ткани. Он решил использовать для пересадки ткани эмбрионов. Главная мысль тут состояла в следующем: клетки эмбриона настолько молоды, что еще не обзавелись своими собственными иммунными метками, так что, глядишь, организм и не распознает подмену.

Попытка удалась наполовину; успех стал более-менее устойчивым лишь после того, как в дополнение к пересадке эмбрионной ткани стали все-таки использовать и медикаментозные средства, хотя бы на время подавляющие иммунитет. Решающий шаг в этом направлении был сделан в 1972 году, когда Джин Борсл открыл циклоспорин, за что и был удостоен Нобелевской премии.

После этого опыты по пересадке тканей эмбрионов стали набирать силу в Швеции, США, Англии, Франции… Однако одновременно с ними начались и мощные выступления против абортов. Стала набирать силу биоэтика, ставившая перед исследователем множество препон этическо-морального плана. В общем, чем бороться с собственными моралистами и законами, выгоднее приобретать эмбриональный материал за границей. И прежде всего в России, ведь но числу абортов мы занимаем одно из первых мест в мире. Так, по существу, продолжается и по сей день. Но, согласитесь, это все-таки лучше, чем если бы у нас покупали лишь готовые «запчасти» — то есть органы для пересадки неизвестного, очень часто криминогенного происхождения.

Да и самим врачам работать с эмбриональным материалом проще. Молодые клетки не только не имеют собственных имунных маркеров, но у них нет еще и специализации. А в итоге пересаженные, скажем, в почку, они тотчас начинают размножаться, вырабатывая здоровую почечную ткань. А поместите их в печень, эмбриональные клетки превращаются в печеночные ткани… И вырастая, принимают на себя часть функций больного органа.

Среди заболеваний, которые можно лечить таким образом, упоминается даже болезнь Паркинсона. Болезнь эта отвратительна — у человека начинают неконтролируемо подергиваться руки, ноги, голова… А кончается все, как правило, общим параличом. Причина же заболевания кроется в том, что мозг больного человека не получает достаточного количества вещества под названием дофамин. Болезнь уничтожила тот участок мозга, где он производился, и вот вам результат…

Несколько лет назад доктор Курт Фрид решил пересадить в мозг 22-летнего пациента постоянно действующий источник дофамина. Таким источником оказались нервные клетки эмбриона. И что же? Парень, находившийся в таком состоянии, что уже с трудом держал ложку в руке, смог после операции вернуться к любимому занятию — резьбе по дереву.

Помогают аналогичные операции также диабетикам, старикам-маразматикам, бесплодным женщинам… В общем, стал виден свет в конце туннеля. И зажгли его неродившисся дети.

Однако, что ни говорите, аборты — это зло. И потому ученые ищут возможность обойтись и без помощи эмбрионов. Похоже, что-то у них начинает получаться. И помогают им в этом две врожденные особенности нашего организма.

Особенность первая всем известна: наш организм постоянно ремонтирует сам себя. Костный мозг вырабатывает новые кровяные клетки, слои кожи пополняются за счет деления особых подкожных тканей, растут волосы и ногти…

Только клетки головного и спинного мозга — нейроны — составляют исключение. В силу этого любое повреждение мозга, как правило, носит непоправимый характер.

Однако разве бывают правила без исключений? И вот канадские нейробиологи из университета провинции Альберта — профессор Самюэль Вайс и его аспирант Бренд Рейнольдс — установили недавно, что клетки головного мозга подопытных мышей способны восстанавливать нейроны в лабораторной культуре. Заставить их делать это ученым удалось, позаимствовав одну из составляющих эмбриональных клеток — так называемый эпитермальный фактор роста (ЭФР).

Теперь доктор Вайс надеется, что с помощью ЭФР ему удастся воспроизвести эксперимент непосредственно в организме живых мышей. Если такая процедура действительно получится, можно будет полагать, что найдена принципиальная возможность лечения мозговых травм и у людей. Ведь мы с мышами в некотором роде родственники — имеем во многом схожий набор генов.

Так обстоят дела с первой особенностью. Но есть в организме человека и еще одна особенность, на которую обратили внимание относительно недавно с неожиданной стороны, хотя сам по себе феномен был известен и довольно давно. Медики называют его фантомной болью.

Крупнейший американский невролог своего времени С. Уэер Митчелл опубликовал первое сообщение о фантомных болях еще в 1866 году. Причем самому врачу все это показалось настолько невероятным, что он не решился дать публикацию в научном журнале, а написал короткий анонимный рассказ и поместил его в литературном ежемесячнике.

Главный герой «Истории Джорджа Дедлоу» во время гражданской войны между Севером и Югом потерял руку. А спустя некоторое время он пришел в сознание в незнакомой больнице после ампутации еще и обеих ног.

«Внезапно я почувствовал в левой ноге сильную судорогу. Я хотел было протянуть к ноге свою единственную руку, но осознав, что слишком слаб для этого, позвал служителя.

— Потрите мне левую икру, пожалуйста.

— Икру? Да у вас ног-то нет. Их отрезали».

На сегодняшний день известно, что такую боль в конечностях, которых нет, ощущают около 70 % людей, перенесших ампутацию. Причем люди ощущают в отрезанной конечности не только боль того или иного характера, но и при этом отчетливо себе представляют, в каком именно положении находится их конечность, которой уже нет.

Иными словами получается, что головной мозг хранит как бы обобщенный «портрет» всего тела со всеми его конечностями, вплоть до кончика каждого мизинца. Причем этот портрет является полным не только у людей, перенесших ампутацию, но и инвалидов с детства, то есть тех, кто уже родился с недостающими конечностями вследствие тех или иных причин.

«Феномен фантомных конечностей бросает вызов не только медицине, — полагает американский исследователь Рональд Мелзак. — Он ставит под сомнение и истинность некоторых представлений психологии. Так, согласно одному из них, ощущения возникают только в ответ на действие раздражителей, а ощущения в отсутствие таковых — психическая аномалия. А тут получается: для того чтобы почувствовать собственное тело, иметь его совсем необязательно…»

То есть, говоря иначе, где-то в мозгу имеется некий голографический, объемный «портрет» всего организма А это, в свою очередь, открывает возможность для саморемонта не только отдельных клеток, но и целых органов, включая утраченные конечности. В самом деле, если ящерица имеет возможность отрастил» утраченный хвост, то почему человек не может, скажем, вырастить новую ногу взамен ампутированной? Есть в нашем организме какие-то скрытые, дремлющие пока механизмы для восстановления утраченных органов. Нужно лишь научиться их включать.

И помогут в этом, возможно, опять-таки эмбриональные ткани, получаемые из них вещества роста. Так, например, доктору Фреду Кейджи в недавних экспериментах удалось обнаружить в мозгу человека химические соединения, которые помогают нервным клеткам выжить, направляют их рост по мере развития плода в строго определенные места.

Ну раз растут нервы, значит, можно растить и все остальное.

…«Господь сделал ошибку, не предусмотрев для человека запасных частей», — сказал однажды Марк Твен. Ныне, похоже, эту ошибку намерены исправить современные медики.

УБИЙЦЫ БОЛИ

— А, радикулит! — поставила диагноз участковый терапевт, завидев еще в дверях кабинета скрюченную фигуру. Разделалась она со мной быстро: спать на твердом, укутываться потеплее, не поднимать тяжелого, мануальная терапия, лечебная физкультура, вытяжение, при усилении боли принимать анальгетики — таков был смысл ее монолога.

И вот, получив больничный, сижу дома и, чтобы хоть как-то отвлечься, изучаю свои болячки.

«Справочник практикующего врача» уведомит, что радикулиты дискогенные или банальные радикулиты — это «болевые, моторные и вегетативные нарушения, обусловленные поражением корешков спинного мозга вследствие остеохондроза позвоночника». Так, правильно: все болезни от нервов.

Неловкое движение за очередной книжкой стоило «прострела» в спину. А неужели нельзя уменьшить, выключить боль? Ведь, как сказал известный во врачебном мире авторитет Альберт Швейцер, боль приносит человечеству больше зла, чем даже сама смерть. Сильная стойкая боль может нарушить дыхание, кровообращение, пищеварение… Хроническая боль может даже довести человека до самоубийства.

Таблетка анальгина на время сняла проблему, а справочник по фармакологии успокоил — анальгетики данного типа относятся к ненаркотическим веществам. Вообще же сильную боль в современной медицине снимают препаратами на основе опия и морфина.

Наркотики в качестве болеутоляющих средств известны еще со времен Древнего Рима. В XVI веке опий, высушенный сок недозрелых коробочек опийного мака, в виде бурой массы стали завозить из стран Ближнего Востока и Азии в Европу. Здесь содержащая опий микстура под названием «Candanum» получила настолько широкую популярность, что ее применяли практически от всех недугов. А чуть позднее придумали еще один способ извлечения «пользы» из препарата — опий стали курить, смешивая его с табаком.

В начале XIX века молодой немецкий фармаколог Фридрих Зерпонер выделил из опия морфин и квалифицировал его как главный активный ингредиент препарата. А в 1832 году был получен в чистом виде еще один опиат — кодеин.

Ныне вводят эти препараты при помощи шприца подкожно или внутримышечно для снятия болевого шока при ранениях, травмах, инфаркте миокарда, почечной и кишечной коликах, ожогах и т. д. Причем в случаях онкологических заболеваний профессор Рональд Мелцак советует проводить такие инъекции регулярно, еще до того, как пациент начнет «загибаться» от боли. Морфин действует угнетающе на центры головного и спинного мозга. Те перестают воспринимать поступающие с периферии болевые сигналы, и человек как бы выключается, центральная нервная система получает передышку.

Однако заодно с импульсами боли перестают проходить и все другие полезные сигналы. Так что пользоваться морфином и ему подобными препаратами приходится весьма осторожно. При малейшей передозировке может возникнуть острое отравление, проявляющееся в оглушении, потере сознания, а то и коме. Да и при нормальных дозах возникают по крайней мере три осложнения — тошнота, головокружение и нарушение ритмичности дыхания.

Еще одна опасность — быстрое привыкание организма к наркотику. Оно выражается не только в том, что с каждым разом для достижения обезболивающего эффекта приходится вводить все большие количества препарата, но еще и в том, что организм впоследствии уже настоятельно требует наркотик для нормального функционирования. Человек, выражаясь жаргоном наркоманов, «садится на иглу», становится рабом наркотика и для его получения готов пойти на что угодно, на любое преступление, вплоть до убийства.

Правда, тот же Мелцак утверждает, что с его пациентами такого не происходит, что хроническая сильная боль предохраняет от привыкания. Но вполне возможно, что пациенты профессора — онкологические больные — просто умирают раньше, чем начинают сказываться последствия регулярного употребления наркотиков.

Во всяком случае многие медики не оставляют попыток отыскать новые, менее вредные средства для отключения боли. Работа эта ведется по двум направлениям. Во-первых, ученые пытаются понять сам механизм возникновения и прохождения болевых эффектов. Во-вторых, стараются найти менее вредные, ненаркотические вещества и методы, которые были бы способны нейтрализовать боль.

Недавно доктор Патрик Волл из медицинского колледжа Лондонского университета и уже знакомый нам профессор Рональд Мелцак из университета в Монреале выдвинули новую теорию боли, названную ими «теорией ворот». Авторы считают, что импульсы боли на своем пути в мозг проходят через серию «ворот». Большинство из этих «ворот» представляют собой скопления нейронов, которые выступают в качестве своеобразных фильтров или редакторов. Впрочем, их правильнее было бы назвать даже цензорами, поскольку они не только выправляют сообщение, передаваемое по нервам, но некоторые из импульсов вообще не пропускают. В общем, боль — это то, что остается после многоступенчатого редактирования и рецензирования.

В журналистской и литературной практике то, что видит читатель, может заметно, а то и в корне отличаться от того, что писал автор. Но если в литературе цензура играет роль в основном отрицательную, то в медицине дело может обстоять как раз наоборот. Доктор Вульф, например, попытался воздействовать на некоторых «цензоров» таким образом, чтобы они совсем закрыли свои «ворота», то есть вообще прекратили доступ болевых импульсов к мозгу.

Причем такого рода воздействие опять-таки может осуществляться двояким образом.

Задумывались ли вы когда-нибудь, почему некоторые люди, например индийские факиры, весьма нечувствительны к боли? Оказывается, это можно объяснить влиянием группы веществ, лет двадцать тому назад открытых в мозге. Вещества, названные эндорфинами и энкефалинами, являются природными «глушителями» боли. В 1986 году было обнаружено, что соединения такого рода вырабатываются специальными клетками, известными под названием хромаффинов. Эти клетки, в свою очередь, вырабатываются надпочечниками. Те, у кого надпочечники работают активно, управляемо, как у индийских факиров, способны сами себе делать общую анестезию.

Чтобы помочь остальным, ученые Жаклин Сейген, Джордж Палас и доктор Алон Винни из Иллинойского университета предлагают использовать трансплантанты хромаффинов. Для клинических испытаний исследователи извлекли хромаффиновые клетки из человеческих замороженных надпочечников, взятых у доноров, и ввели их пациентам, страдавшим мучительными болями в результате развития раковых заболеваний. Клетки эти с помощью иглы были трансплантированы в пространство вокруг спинного мозга, в область поясницы. И что же? Клетки оставались в жизнеспособном состоянии довольно длительное время, в течение 11 месяцев они продуцировали обезболивающие вещества, избавляя пациентов от страданий.

В дальнейшем исследователи предполагают помещать имплантируемые клетки в крошечные пластиковые цилиндры с весьма малыми отверстиями в стенках. Через них и будут выходить «убийцы боли» — энкефалины и эндорфины, а сами пластиковые контейнеры из нейтрального материала, не отторгаемого организмом, можно будет весьма просто имплантировать в тело пациента под кожу.

В некоторых случаях удастся вернуться и к секретам индийских факиров. Если помните, некоторое время назад всем известный А. М. Кашпировский участвовал в обезболивании операции, проводившейся по поводу удаления опухоли молочной железы в Киевском рентгенологическом и онкологическом институте. Причем — интересная деталь — сам Кашпировский находился в это время перед телекамерами в московской студии.

…«Глядя на безмятежное, словно бы отдыхающее от забот лицо молодой женщины, никогда не скажешь, что в этот самый момент ее тело кромсает хирургическая сталь», — описывает свои ощущения один из журналистов.

— Такое состояние, словно плывешь, — рассказывала об этом моменте впоследствии сама пациентка. — Нет, сна не было, только как бы легкое опьянение. Грудь точно резиновая, нечувствительная к прикосновениям…

Однако далеко не всегда все проходит столь благополучно. Когда некоторое время спустя тот же Кашпировский потребовал провести обезболивание без лекарств во время операции по коррекции сустава Г. Буровой, у которой была выявлена сильнейшая аллергия к новокаину и другим обезболивающим средствам, «установка» Анатолия Михайловича подействовала далеко не сразу.

Стоило хирургу Филоненко провести небольшой, всего в сантиметр разрез, как в операционной раздался буквально визг:

— Больно!

Еще попытка, и новый крик… Дальнейшее проведение операции становится невозможным.

— Бросаю все к чертовой матери! — в сердцах заявляет Кашпировский. — Устал. Поднимаю руки. Ухожу.

И действительно, уходит — оператор программы «Взгляд» ошарашенно снимает вытянутые от удивления лица оставшихся. Нервы у второго хирурга Майко не выдерживают: он вкалывает в пятку пациентки обезболивающее.

«Испортил ногу!» — коршуном налетел на него Кашпировский, бросившийся назад к операционному столу. Он с размаху шлепает больную по ноге:

— Резать!!!

С этого мгновения и до конца операции, длившейся 45 минут, он уже владел ситуацией. В самый критический момент, когда хирург стал выделять сустав, оперируемая даже разговорилась:

— О, как мне теперь хорошо! — с неожиданно мечтательной интонацией замечает она.

Но вот сустав обнажен, хирург берет в руки долото. Сейчас начнет рубить надкостницу.

— Галочка, какие туфли будем носить — итальянские или французские? — заливается соловьем Кашпировский. И в это время его рука, лежавшая на колене пациентки, резко дергается — это хирург ударил долотом по кости. Однако пациентка даже не поморщилась.

— Все равно какие, лишь бы в них не больно было ходить, — спокойно отвечает она на заданный вопрос.

Болезненной реакции не было, даже когда ей в ступню загнали стальную спицу. И наутро после операции больная встретила Кашпировского улыбаясь. И когда извлекали спицу, тоже обошлись без местной анестезии, хотя Кашпировского в тот день в больнице и даже в городе уже не было — улетел в Алма-Ату…

Значит, дело не только и, возможно, не столько в нем, сколько в скрытых силах самого организма. Каждый из нас может стать сам себе Кашпировским, укротить боль. Только вот как этого добиться?

Один из способов — долгий и, возможно, далеко не всем подвластный — пройти путь самосовершенствования, подобный тому, как проходят индийские йоги. Способ второй — использовать электронейтрализацию боли с помощью импульсных токов. Именно этот способ вот уже три десятилетия разрабатывает и совершенствует профессор Э. М. Каструбин, ныне возглавляющий проблемную лабораторию при Российском государственном медицинском университете имени Н. И. Пирогова.

Ученый не претендует на роль основоположника нового учения. Напротив, он рассказывает, что у используемого им метода электростимуляции, которым он пользуется, весьма давняя история. Еще в начале века, в 1902 году, в Парижском университете выступил с лекцией известный врач и исследователь Стефан Ледюк. Он и продемонстрировал первым возможности электронаркоза, достигаемого с помощью созданного им аппарата, который генерировал слабые импульсные токи.

Чтобы доказать абсолютную безвредность нового метода, Ледюк поставил публичный опыт на самом себе. Он прикрепил один электрод на лбу, второй — на пояснице. Потом его помощник включил прибор, и через несколько минут Стефан Ледюк уже не мог ни двигаться, ни разговаривать, погрузившись в дремотное состояние.

«Токами Ледюка» — как назвали генерируемые прибором импульсы — затем стали широко пользоваться во многих странах. В частности, серьезные исследования в этом направлении проводились в 30-е годы сотрудниками лаборатории биофизики Научно-исследовательского акушерско-гинекологического института в Ленинграде под руководством доктора медицинских наук И. И. Яковлева. Однако из-за несовершенства тогдашней аппаратуры метод так и не получил должного клинического распространения.

Потом эстафету принял Э. М. Каструбин. Вместе с инженером В. М. Ножниковым ему удалось создать несколько сравнительно простых, надежных, компактных и удобных в эксплуатации аппаратов, генерирующих импульсные токи.

Начинал Каструбин с того, на чем закончили ленинградские коллеги, — применял методы электрообезболивания при родах. Но ныне спектр использования аппаратов значительно цитре. Его ЛЭНАРы — аппараты лечебного электронаркоза — могут нейтрализовать боль не только физическую, но и, так сказать, душевную.

Все мы сегодня живем в мире стрессов, постоянно испытываем эмоциональные перегрузки. Напряжение на работе, скученность в городском транспорте, скандалы в очередях, семейные неурядицы — все это, вместе взятое, может поставить человека на грань катастрофы, причинить ему невыносимую душевную боль.

— Американские психологи определили единицы нервной энергии, которая расходуется при тех или иных жизненных ситуациях, — говорит Каструбин. — Мелкие ссоры и обиды оцениваются по этой школе в 10–11 единиц, развод уносит более 70 единиц жизненной энергии, а смерть близкого человека и все 100… Если же в какой-то момент общие потери достигнут 700 единиц, то человек становится близок к полному нервному истощению, депрессии, самоубийству…

Блокировать в какой-то мере неприятности, помочь человеку восстановить потерянную жизненную энергию и помогают человеку аппараты Каструбина. Голова опоясывается эластичной лентой с прикрепленными на ней электродами, включается прибор размерами с транзисторный приемник, и вот уже ваше тело охватывает приятная истома, вас как будто уносит куда-то по волнам забытья… Четверть часа такого приятного времяпровождения, и вот вы уже поднимаетесь с кресла как будто заново родившимся. Ну а один, другой повтор процедуры через пару дней позволит застабилизировать эффект, вернуть вам жизнелюбие на длительный срок.

Одна только беда — приборов этих в массовой продаже не так уж много; наша неразворотливая промышленность никак не наладит их массовый выпуск. Те приборы, что выпускаются сегодня, расходятся по закрытым поликлиникам, используются в центрах реабилитации подводников, летчиков и космонавтов, продаются за рубеж.

Ну, а нам с вами пока остается надеяться на собственные силы. «Ходите больше, глядишь, и все пройдет», — посоветовала участковая, закрывая больничный.

ВОСКРЕШЕНИЕ ИЗ МЕРТВЫХ

Броский заголовок в газете: «Брежнев умер, но кровь его жива…» Оказывается, в те блаженные времена, когда демократы еще назывались коммунистами, они умели неплохо заботиться о своем здоровье. Была разработана специальная программа, призванная обеспечить как можно большее долголетие «слугам народа». Одним из основных этапов такой программы, возведенной в ранг государственной, была ауготрансфузия.

В переводе с языка специалистов на обыденный так называется переливание пациенту его же собственной крови, запасенной заранее. Таким образом резко повышается безопасность переливания. Мало того что собственная кровь, в отличие от чужой, намного лучше воспринимается организмом. При этом также гарантируется невозможность заражения гепатитом, а то и СПИДом…

Но каким образом можно сохранить кровь, взятую заранее, до того времени, когда она может понадобиться? Дело в том, что свойства крови, как и многих других биологических продуктов, тканей и т. д., практически не меняются при глубоком замораживании. Применительно к крови такая операция выглядит так. Взятую порцию (обычно это около 450 мл) разделяют на фракции и, приготовив специальный раствор, погружают контейнеры в жидкий азот при температуре — 196 °C. И все, вы можете быть спокойны: при таком хранении ваша кровь вас переживет. Во всяком случае, с Леонидом Ильичом так и произошло. Он умер, а кровь его по-прежнему хранится, вполне годна к употреблению.

Помимо Брежнева и Андропова, таким же образом позаботились о собственном долголетии все члены бывшего Политбюро, Центрального комитета. Кроме того, чья-то умная голова позаботилась и о более нужных и более рискующих людях государства. В том же банке хранятся запасы крови космонавтов, летчиков-испытателей, спортсменов… В общем, по одной только Москве таких запасливых людей набралось около 17 тысяч.

Далее в статье говорилось о том, что подобная процедура довольно проста и безвредна. По желанию группу специалистов лаборатории физической биохимии систем крови Гематологического центра РАМН можно даже пригласить домой или в офис. По окончании процедуры забора крови владелец контейнера получает сертификат, где указаны условия хранения и выдачи крови, телефон, по которому следует обращаться в случае нужды, и код, по которому данную пробу всегда можно найти в хранилище.

Аналогичным же образом можно заморозить сперму или яйцеклетку. Первый массовый эксперимент такого рода провели американцы. На сегодняшний день в стране живут около 500 граждан, чьи папы погибли на вьетнамской войне не то что до их рождения, но даже до зачатия. Таким образом, опыты, начатые в ветеринарии — там издавна замораживают сперму элитарных производителей, чтобы использовать ее для искусственного осеменения, — были продолжены на людях и дали ожидаемые результаты.

Ну а если дела обстоят так, значит перед нами открывается еще один путь к бессмертию. Ведь в замороженном виде можно хранить не только кровь или сперму, но и вообще практически любую биологическую ткань.

Ткань эта состоит из клеток. В каждой же клетке есть генетический набор хромосом, который, собственно, и определяет если не личность как таковую, то ее характерные биологические признаки: рост, размер и форму носа, цвет кожи, глаз и волос…

Обычно, когда размножение людей ведется «старым казачьим способом», для передачи генетически закодированной информации по наследству используется набор хромосом, содержащийся в сперматозоиде или в женской половой клетке. Но при этом в дальнейшем формировании зародыша и его развитии участвуют два набора хромосом — отца и матери. Так что точного повторения ждать не приходится: в потомстве смешиваются гены как минимум двух предков. Кроме того, согласно законам Менделя в формировании характерных признаков могут также участвовать генетические признаки, передаваемые через поколение, т. е. дедушек и бабушек.

Но можно в принципе вести и тиражирование абсолютно точных копий того или иного организма. Способ, которым это делается, называется «клонирование» и заключается в следующем. Как установили биологи и медики, природу можно заставить размножать организмы не только при помощи половых клеток, но и любых других. Наиболее полно этот способ отработан на растениях. Там это выглядит так. Пинцетом берут несколько клеток с любой части растения — обычно их отщипывают с верхушечной части стебля — и помещают в питательную среду. Клетки начинают активно расти и размножаться, образуя поначалу большое количество бесформенной биологической массы. Но массу эту можно превратить в растение, если в нужные сроки добавлять в сосуд с питательной средой еще и гормоны, управляющие ростом и развитием растения. И тогда через 3–4 месяца можно получить, скажем, морковку, которая ни по своему виду, ни по вкусу не будет отличаться от той, что была выращена из семени.

По мнению ученых, нет принципиальных трудностей и в том, чтобы повторить подобный «фокус» с клетками животного или человека. Существуют лишь затруднения технологические (никак не удается с помощью автоматики в точности скопировать те условия, которые создаются природой внутри матки по мере формирования и роста плода), а также этические (церковь и другие общественные институты выступают категорически против выращивания людей «в пробирке»).

Но рано или поздно все эти затруднения могут быть преодолены, и тогда появится возможность вырастить хоть тысячу, хоть десять тысяч близнецов, неотличимых от того субъекта, чьи клетки послужили основой для развития плодов в пробирках и инкубаторах. Причем вовсе не обязательно, чтобы субъект этот был жив. Вполне достаточно тех клеток, которые могут быть добыты из замороженной или иным образом законсервированной крови.

Более того, в 1985 году весь мир облетела весть о том, что шведскому ученому С. Паабо удалось «вытащить» ген человека из клеток египетской мумии, многие годы хранившейся в берлинском музее. Для этого он использовал своеобразную методику, позволяющую тиражировать гены даже при их недостатке, — полимеразу или полимеразную цепную реакцию (ПЦР). Вкратце ее суть заключается в следующем.

Известно, что содержащаяся в ядрах наших клеток дезоксирибонуклеиновая кислота (ДНК) представляет собой нечто вроде биополимера — длинную цепочку атомов, составляющих «буквы» генетического кода или нуклеотиды. Линейная последовательность этих нуклеотидов и образует ген, в котором записана структура того или иного белка.

Отличительная черта ДНК — его двойственность. Две цепочки биополимера удерживаются друг против друга благодаря связям комплементарных паразотистых оснований — тех самых «букв» генетического кода, о которых говорилось выше, поскольку азотистое основание и является частью нуклеотида.

Таких «букв» всего четыре; они и обозначаются прописными буквами алфавита — А, Г, Т и Ц. Причем в природе отмечена строгая закономерность: А всегда соединяется с Т, а Г с Ц. Эго обстоятельство и используется для проведения ПЦР. Так как ДНК с точки зрения химии — типичный полимер, то фермент, выступающий в качестве катализатора реакции полимеризации, назвали «полимераза».

Полимеризация носит цепной характер, то есть продукты реакции тотчас снова вступают в нее, являясь источником ее продолжения. Отсюда и название — полимеразная цепная реакция или ПЦР.

Однако само по себе использование дает мало результатов, если вам не известен «праймер», то есть начало генетической цепочки. Говоря образно, та самая буква, с которой начинается все слово. Или начальная строчка какого-либо стихотворения, зная которую, можно потом будет если не вспомнить, то найти данное стихотворение в библиотеке. Например, достаточно процитировать: «Мой дядя самых честных правил…» — и любой библиотекарь протянет вам томик А. С. Пушкина, содержащий роман в стихах «Евгений Онегин».

В опыте с клеткой роль такого библиотекаря, который все знает, играет фермент ДНК-полимсраза. Но не первая попавшаяся, а особенная, выделенная из теплолюбивых бактерий, живущих в горячих источниках. Термостойкость этих микроорганизмов определяет термическое разделение цепей ДНК, где одна цепь — старая материнская — потом снова может быть пущена в дело, а другая — новая, синтезированная в предыдущем цикле, — отбираться для накопления материала.

Впрочем, для скорости можно использовать для дальнейшей полимеризации обе половинки. И тогда за десяток циклов вы получите более тысячи копии нужного вам гена, а за тридцать циклов — миллиард! Но при этом возрастает вероятность тиражирования какой-либо случайной ошибки.

Итак, имеется способ, позволяющий воскресить многих из мертвых. Было бы, конечно, заманчиво такой возможностью воспользоваться. Первыми это сделали… фантасты! Так уж повелось в нашей жизни, что люди этой профессии первыми подхватывают новинки, популяризируют их с помощью занимательного сюжета. Именно так и поступил американский литератор Майкл Крайтон.

Правда, он почему-то не рискнул оживить египетскую мумию или первобытного человека, неплохо сохранившегося во льду альпийских ледников, несмотря на почтенный возраст — 5300 лет. Нет, он решил взяться за динозавров.

Ученые получают ДНК динозавров из тела пивших их кровь насекомых. Сами эти насекомые, в свою очередь, попали в смолу, которая затем превратилась в янтарь, и таким образом сохранились до наших дней.

С помощью полимеразной цепной реакции скопировали всю ДНК двух видов древних ящеров. Затем полученные геномы микропипеткой ввели в ядро оплодотворенной яйцеклетки самки крокодила, которая доводится динозаврам дальней родственницей. И в положенный срок из яиц появляются динозаврята. Понятное дело, для них отводится специальная территория, названная Юрским зоопарком, но подросшие звери вырываются на свободу, сея вокруг себя ужас и разрушение…

Роман так и просился на экран, и вот ныне по миру с оглушительным успехом идет фильм с тем же названием, созданный режиссером Стивеном Спилбергом.

Однако мы должны несколько огорчить доверчивых зрителей. Конечно, фильм сделан прекрасно, слов нет, но от этого он не стал менее фантастическим, чем роман. Роли динозавров в нем играют специально построенные кибернетические модели.

Ученые же по-прежнему занимаются своим делом. И по случайному стечению обстоятельств в те же дни, когда в прокат был запущен новый фильм, группе ученых под руководством Рауля Кейнод из Калифорнийского политехнического института действительно удалось идентифицировать и выделить старейшую ДНК, известную науке на сегодняшний день, — генетический материал жука-долгоносика, который был залит древесной смолой где-то 120–135 млн. лет назад. За прошедшее время смола затвердела, превратилась в янтарь, который и был найден при раскопках близ ливанского городка Чизина.

Однако руководитель группы весьма скептически настроен по отношению к перспективам выращивания из этой или из другой ДНК динозавра или какого-то иного представителя древнего мира. «Эго исключительно трудная задача, — говорит ученый. — Во-первых, нужно найти насекомых-кровососов, питавшихся кровью именно динозавров. Во-вторых, собрать все фрагменты ДНК воедино и сложить их подобно элементам головоломки. Потом еще каким-то образом вернуть этот материал к жизни в клетке. Нет, боюсь, что все это просто фантастика…»

Впрочем, разве уже не бывало в истории так, что ученые сначала говорили: «Нет, это невозможно», а потом осуществляли невозможное на практике?.. Во всяком случае, принципиальный путь воскрешения из мертвых намечен. Но прежде чем следовать по нему, надо бы, наверное, до конца разобраться: а стоит ли это делать? Ведь даже в случае с динозаврами все не так уж гладко с точки зрения этики и просто здравого смысла. Вслед за фильмом известная американская газета «Нью-Йорк Таймс» напечатала заметку, которую так и озаглавила: «Надо ли воскрешать динозавра?»

…«Думает ли при этом кто-нибудь о самих динозаврах? — озадачивает читателя автор заметки. — Они ведь могут оказаться в среде, сильно отличающейся от той, где они доминировали на протяжении 160 миллионов лет, — с иным воздухом, растительным и животным миром.

А что можно сказать о благе человека? Фильм оставляет впечатление, что монстров, громящих остров, можно было бы содержать несколько получше, чем это делалось в зоопарке. Однако в книге г-на Крайтона динозавры сбежали и проложили себе дорогу к влажному тропическому лесу. И только один Бог знает, какие беды их ждут впереди…»

Коль так обстоят дела с динозаврами, то есть смысл семь раз подумать, прежде чем воскрешать из мертвых кого-либо из людей. Кто знает, к каким бедам может привести желание воскресить кого-либо из тиранов прошлого.

Так что согласимся, наверное, с выводом, сделанным «Нью-Йорк Таймс»: «Прежде чем спешно приступать к эксперименту, давайте подумаем чуть-чуть об этике и возможных последствиях как для нас, так и для доисторических гигантов, которые, вполне возможно, предпочитают оставаться такими, какие они есть, — спящими…»

ВИДЕНИЯ И ПРИВИДЕНИЯ

«В каждом замке свои привидения», — говорят англичане, намекая на то, что в их стране туманов, старинных сооружений и тайн увидеть нечто этакое, полупрозрачное, тихое и бесшумное — не такая уж редкость. В стране давным-давно официально существует общество любителей привидений, члены которого обмениваются не только сведениями о тех или иных интересных случаях, ставших им известными, но и анекдотами из жизни привидений. Вот вам хотя бы один из них. «Два привидения разгуливают по замку. Вдруг где-то скрипнула половица, и младшее приведение в страхе прижалось к старшему. «Неужели ты веришь во все эти истории про живых?» — успокаивает старший младшего». Такой вот образчик английского юмора.

Нравится он вам или нет, в данном случае, пожалуй, не так уж важно. Важнее другое: похоже, и здесь мы отстаем от Запада. Ведь если там собирают подобные истории столетиями, то у нас ими стали интересоваться лишь только-только. Хотя, если каждый покопается в памяти, то может, наверное, вспомнить одну-другую историю, разгадки которой он не знает и по сию пору. То в пустом доме вдруг скрипели половицы под чьими-то шагами, то он видел вдруг на улице или в поле кого-то, кого уж видеть, казалось, он никак не мог.

Вот вам для примера случай, произошедший в начале августа 1947 года. «Мне было тогда неполных семь лет, и наша семья жила под городом Истра Московской области, — пишет очевидец. — Я с товарищами играл в прятки неподалеку от дома на пустыре, где стояла копна сена. Мне выпало «водить». Ребята постарше разбежались по домам, я же, не догадываясь об их обмане, продолжал искать. Смеркалось, но было еще довольно светло. Вдруг на небольшом расстоянии от себя я увидел группу людей, идущих по тропинке от дома соседей Архиповых. Я бросился их догонять, решив, что это мои сверстники. Но когда я подбежал к ним на расстояние нескольких шагов, то буквально остолбенел, так как узнал недавно умерших друг за другом дядю Никиту Архипова, его жену и ребенка моего возраста. Они на меня никак не реагировали. Через секунду мое оцепенение прошло, и я бросился бежать не оглядываясь».

И такое свидетельство в коллекции Владимира Ивановича Сафонова, вот уже многие десятилетия собирающего подобные факты, вовсе не единственное. Есть более свежие воспоминания.

«Эго случилось в апреле 1978 года, однако память продолжает сохранять очень сильные впечатления. В то время я только что вышла замуж и жила у свекрови. Мы жили в одной комнате, она в соседней. Моя свекровь — женщина очень простая и бесхитростная. Она имела обыкновение входить в нашу комнату без стука и брать что нужно. Я рассказываю это для того, чтобы было понятно, почему в первый момент я не удивилась произошедшему.

Светало, было около шести утра, я спала лицом к окну. Сон у меня всегда очень чуткий. Вдруг что-то заслонило мне свет. Я сразу открыла глаза и увидела стоявшую рядом с нашим диваном полную женщину в темно-коричневом платье. Небольшой кружевной воротничок был заколот маленькой брошкой. Она в течение нескольких минут с интересом рассматривала меня, а я — ее, думая, что это какая-то еще незнакомая со мной родственница мужа. На вид ей было за шестьдесят. Сначала она смотрела на меня строго, потом наклонилась и улыбнулась. После этого она кивнула мне головой и направилась к двери. Никаких звуков я не услышала. Утром я спросила мужа, кто приехал к матери в гости. Он очень удивился и сказал, что никто не приезжал. Я, как могла, описала внешность гостьи. Свекровь и муж сказали, что точно так выглядела бабушка, умершая три года назад.

Когда мы с мужем пошли на кладбище, где была похоронена бабушка, на плите памятника я увидела керамический портрет, по которому сразу риала ту, которая приходила на рассвете в нашу комнату. Это была бабушка мужа Анна Михайловна».

Очень часто подобные видения приходят во сне. В частности, можно предположить, что визит бабушки молодой женщине попросту приснился, и по чистому совпадению образ во сне совпал с портретом, увиденным на могиле. Но такое объяснение, согласитесь, выглядит чересчур уж просто. И как тогда быть еще с одним свидетельством?

«В шестидесятые годы в автокатастрофе погибла мать моего мужа. Через некоторое время она начала сниться мне почти каждую ночь. Она ничего не говорила, просто смотрела на меня, на мужа, на внучек. Но что самое удивительное, каждое утро после ее визита в комнате часа два не мог выветриться запах тлена».

Еще одному из очевидцев во сне приснился умерший отец в окружении других покойников. А одна из женщин, стоявших рядом с родителем, продиктовала вдруг телефонный номер и попросила позвонить ее сестре Лене, передать привет. Проснувшись поутру, очевидец обнаружил, что телефон этот крепко сидит в его памяти. Из любопытства решил позвонить. И что же? Ему действительно удалось поговорить с Леной, у которой не столь давно умерла сестра…

Совсем уже не сонное видение тот случай, когда мальчик нагнал процессию покойников на выгоне. И даже если допустить, что свидетель «врет, как все очевидцы», то как тогда быть со ставшим уж классическим случаем с «бортом 318».

На этом самолете и на некоторых других стали появляться призраки экипажа «борта 401», потерпевшего катастрофу и упавшего в болота Флориды со 101 пассажиром на борту. Призрак первого пилота был угрюмым, неразговорчивым и вскоре перестал появляться людям. А вот призрак второго пилота навещал «318» довольно часто в течение двух лет; его видели не только члены экипажа, но и многие пассажиры. Более того, дважды призрак предупреждал экипаж о возможных поломках, благодаря чему удавалось избежать аварии. Он перестал посещать «борт 318» только после того, как с самолета сняли части, поставленные на него во время очередного ремонта Ранее они, как выяснилось, принадлежали именно «борту 401».

В общем, если не отмахиваться, приходится признать, что феномен привидений, по-видимому, действительно существует. Как его объяснить?

Одно из объяснений, впрочем, известно довольно давно. Люди верующие издавна утверждают, что привидениями являются души умерших людей, которых что-то продолжает тревожить в нашем мире. Вот они и возвращаются с «того света» на этот, чтобы взглянуть, все ли идет как надо, попытаться наставить на путь истинный своих еще живущих потомков, друзей, знакомых или коллег.

Правда, недавно группа исследователей в составе кандидата медицинских наук С. Гуревича (ныне, к сожалению, уже умершего), кандидата химических наук М. Вальчихиной, кандидата физико-математических наук С. Печерского и инженера-лазерщика А. Фатеева попыталась обосновать другое объяснение замеченного феномена.

— Известно, что человек, как, впрочем, и любой другой биологический объект, является источником электромагнитного излучения различной частоты, — поясняет Вальчихина. — В том числе и в наиболее интересном в данном случае микроволновом диапазоне. Его особенность в том, что при чрезвычайно малых мощностях появляются сильнейшие биологические эффекты. Причем есть предположение, что в организме происходит не простое электромагнитное излучение, а когерентное, то есть согласованное. И это уже экспериментально подтверждено на отдельных культурах клеток…

В технике источниками когерентного излучения являются лазеры. Стало быть, и человека можно рассматривать как своеобразный лазер, работающий в микроволновом диапазоне.

А известное еще из школьного учебника свойство такого излучения — интерференция, наложение световых волн друг на друга с образованием светлых и темных зон. Именно это явление и лежит в основе голографии. А голографическое изображение, в свою очередь, весьма похоже на описание «типичных» привидений: оно слегка расплывчато, просвечивает, не взаимодействует с материальным миром…

В общем, если говорить коротко, особо не вдаваясь в технические подробности, исследователи полагают, что мы как бы носим с собой постоянно интерференционную картину. И в некоторых условиях эта картина начинает проявляться, фиксируется нашим же собственным зрением вроде как призрак, привидение.

Но от чего именно зависит, когда именно проявится этот призрак и что именно он будет изображать?

Во многих преданиях и легендах привидения рождаются в экстремальные минуты, когда человек испытывает боль, ужас, гнев — словом, сильные переживания. И это, видимо, не случайно. Электромагнитное излучение, о котором говорилось выше, возникает в результате биохимических реакций организма, а они непостоянны. Получение наиболее четкой голограммы более вероятно, когда человек находится в стадии сильного психического напряжения, волнения. То есть именно в тот момент, когда он выделяет энергию большой концентрации. В спокойном состоянии человек не оставит после себя привидения.

Таким образом получается, что не привидение вызывает страх, как это принято обычно считать, а наоборот, страх вызывает появление привидения. Причем в немалой степени появлению достаточно видимого изображения способствует и соответствующее освещение: полумрак, свеча или тлеющие угли в камине.

Что человек увидит в этот момент, тоже зависит от его собственного психического состояния. Но не в данный момент, а в один из предшествующих, когда он тоже переживал сильное нервное потрясение. Именно тогда и произошла «запись» наиболее поразивших его сознание и подсознание образов. И такое напряжение, согласитесь, все мы очень часто испытываем на похоронах, при получении известия о гибели близких людей… Вот вам и объяснение, почему в образе привидений люди видят чаще всего своих умерших родственников.

Такая гипотеза кажется тем более правдоподобной, что она получает косвенное подтверждение из других источников. Скажем, известный московский экстрасенс Евгений Дубицкий, когда его просят продиагностировать или полечить человека, находящегося от него на многие сотни, а то и тысячи километров, иногда поступает так, отправляет непосредственно на место фантом — своего энергетического двойника и с его помощью получает полное представление о болезнях исследуемого человека. Причем больной иногда даже замечает этого двойника рядом с собой.

А вот другой экстрасенс, Дмитрий Левчук, поступает как раз наоборот.

— Я вызываю фантом того человека, который сидит рядом со мной, или по памяти того, кто находится далеко, — поясняет Левчук. — Фантом — это невидимый для большинства людей энергетический двойник человека. Каждый наш орган имеет свое биополе. Собранные вместе, они представляют как бы энергетический макет или фантом конкретного индивидуума При этом фантом тысячами энергетических нитей связан со своим «хозяином», реальным лицом. На этом фантоме я вижу больной орган (у него иное биополе, отличающееся от нормального). Своим собственным полем я пытаюсь исправить, изменить биополе больного органа Вот, пожалуй, и весь механизм воздействия, если говорить коротко…

А теперь давайте попытаемся объединить все представления о привидениях воедино. И вот какая картина (или, если хотите, голограмма) у нас начинает вырисовываться.

Согласно современным представлениям некоторых ученых наш мозг имеет голографические методы работы. Он не считает, подобно классической ЭВМ, а действует сразу некими пространствен — ними образами. То есть, говоря иначе, мозг является материальным носителем некоего энергетического образа — мысли.

Далее, согласно представлениям экстрасенсов, вокруг каждого органа примерно так же, как и вокруг мозга, образуется свое собственное энергетическое поле. По его виду опытный специалист, наделенный особым даром, может вести диагностику работоспособности этого органа, выявлять его заболевания.

Органы вместе образуют ауру или энергетический фантом, всего организма. Этот фантом некоторые люди могут отсылать от себя на значительное расстояние или, напротив, приближать к себе энергетические фантомы других людей.

Но ведь такое представление весьма близко совпадает с представлением, издавна существующим в религии. Назовите фантом душой, и вы поймете, что эти два представления весьма близки, если не представляют собой одно и то же.

Мертвый человек в обоих случаях отличается от живого тем, что вокруг него уже не существует энергетического поля, ауры, его душа отлетела…

Но действительно ли она отлетает? Где ее прибежище после смерти человека-носителя?.. И тут мы можем перевести на современный язык бытующие издревле представление о потустороннем мире.

Согласно современным представлениям некоторых теоретиков, окружающее нас пространство имеет бесконечно большое количество измерений, из которых мы способны воспринять своими органами чувств лишь четыре: три геометрических размера — длину, ширину и высоту и четвертый — временное измерение. Но тогда за пределами нашего сознания остается нескончаемое количество других миров. Говоря упрощенно, в книге природы мы сумели пока освоить лишь четыре страницы, а множество других, расположенных по соседству, так и остаются нами пока еще непрочитанными.

Отбыв положенный срок в телесной оболочке, наш энергетический фантом, или душа, со смертью хозяина вместе с накопленным багажом чувств, мыслей и образов перекочевывает в один из параллельных миров. Но иногда, при определенных условиях, фантом этот может и возвращаться, контактировать в той или иной форме с фантомами живых людей. Тогда мы видим во сне или наяву что-то вроде голографического изображения своих умерших родственников, друзей или соседей. И говорим, что видели призрак, привидение…

Такое видение окружающего мира ничуть не менее рационально и, если хотите, материалистично, чем те догмы, которые навязывались нам еще недавно на школьных уроках, институтских лекциях и многочисленных кружках по изучению диалектического материализма, марксистско-ленинской философии и т. д.

НАВИГАЦИЯ ТЕЛА И ДУШИ

Можно подивиться геройству полярной крачки, что гнездится в полутора сотнях километров от Северного полюса, а с наступлением осени пролетает над Канадой, затем над безжизненными пространствами Атлантического океана к западным берегам Африки и, обогнув мыс Доброй Надежды, остается зимовать южнее Порт-Элизабет.

И полярная крачка, дважды в год преодолевающая путь в двадцать с лишним тысяч километров, — не единственный пример совершенства в навигационном искусстве. Новозеландская бронзовая кукушка покрывает расстояние в 2000 км через Тасманово море, летя к Австралии, а затем еще 1500 км на север через Коралловое морс к крошечным островкам своих зимовок на архипелаге Бисмарка и Соломоновых островах. Причем молодая кукушка может вполне совершить такой перелет самостоятельно, опередив своих родителей по крайней мере на месяц. Каким образом она знает маршрут и находит дорогу?

Подобный вопрос еще в 50-е годы нашего столетия всерьез заинтересовал немецкого орнитолога Густава Крамера. И вот, наконец, наблюдая за скворцами и другими пернатыми, Крамер предположил, что для птиц маяком служит Солнце, его положение на небосводе. Некоторое время спустя супруги Франц и Элеонора Зауэры из той же ФРГ экспериментами в планетарии доказали, что малиновки находят дорогу по звездам, а американец Эмлен подтвердил, что в звездной ориентации птиц главную роль играют приполярные созвездия.

Итак, казалось бы, загадка разрешена. Однако несколько лет спустя сильнейший удар по гипотезе астроориентации нанесли эксперименты немецкого ученого Шмидт-Кенинга. Он надевал на глаза голубей матовые контактные линзы, в которых они не видели не то что звезд, но и вообще каких-либо предметов далее 5 м, и выпускал их в нескольких десятках километров от голубятни. И что же? Некоторые из голубей все-таки ухитрялись находить дорогу домой. Каким образом?

Попытки ответить уже на этот вопрос привели исследователей к мысли, что, по всей вероятности, птицы имеют в своем распоряжении еще одно средство навигации — биологический компас. Но как он устроен? Где располагается? Поиски ответа растянулись на многие десятилетия. Например, в 1975 году Ричард Блейкмор из Массачусетского университета (США) открыл группу бактерий, которые ориентируются по магнитному полю планеты и в своем движении всегда стремятся строго на север. Это было первое наблюдение магнитоксии — движения под влиянием магнитного поля.

Впоследствии было установлено, что бактерии движутся так, имея собственный компас — кристаллы магнетита или магнитного железняка — того самого материала, из которого состоят природные магниты. После этого аналогичные образования были обнаружены в мозгу пчелы, в брюшной полости почтовых голубей, в организме лосося, дельфина и ряда других животных. На сегодняшний день известно около 60 организмов, способных ощущать магнитное поле Земли и, вероятно, пользоваться внутренним компасом при миграциях на огромные расстояния.

Правда, инженер Г. А. Швецов и некоторые другие исследователи полагают, что у птиц есть и другой способ определить направление «запад — восток», а стало быть, и другие стороны света. Предположение инженера оказалось настолько интересным, что академик В. Е. Соколов представил работу Швецова для публикации в журнале «Доклады Академии наук» и полагает, что это открытие может быть запатентовано.

Итак, как же устроен биологический компас «по Швецову»? Он внимательно проанализировал устройство птичьей головы и пришел к выводу, что роль биологического компаса может выполнять вестибулярный аппарат. Тот самый, что есть и у нас с вами, который руководит равновесием и движением в пространстве.

Когда птица летит, машущий полет не позволяет ей двигаться строго по горизонтали: при взмахе крыльев центр тяжести тела «провисает», а опускание крыльев «подбрасывает» его вверх. А поскольку, кроме тяготения, на тело птицы действует еще и вращение Земли, то при опускании тела оно еще дополнительно смещается на восток, а при поднятии — на запад. Подобную же прецессию, кстати, совершает быстро вращающийся волчок-гироскоп, если давить на его ось.

Вот это дополнительное смещение в направлении «восток — запад» очень четко фиксируется вестибулярным аппаратом птицы. А точнее, системой парных сенсорных образований, выстланных тканью-эпителием из волосковых клеток-рецепторов. Каждая из этих клеток, чутко реагирующая на действие сил инерции и гравитации, по существу, представляет собой сверхчувствительный механо-электрический прибор, преобразующий механические колебания волосков при полете в электрические сигналы, поступающие в мозг. Причем чувствительность системы такова, что она улавливает смещение волоска даже на одну 100-миллиардную долю метра!

Таким образом в полете птицы всегда четко знают направление «восток-запад», а значит, могут четко выдерживать направление своих перелетов даже в темноте, тумане и при других неблагоприятных метеорологических условиях. Единственный недостаток такого компаса — он начинает работать, лишь когда птицы взмывают в воздух. Возможно, именно поэтому птичьи стаи, прежде чем лечь на генеральный курс, совершают два-три круга над местом своего пребывания. Они как бы выверяют сначала свои компасы.

Все эти сведения становятся тем более интересными для нас с вами в свете последних научных данных. А именно: недавно гелиобиолог Джозеф Кришвинг и его сотрудники из Калифорнийского технологического института (США) обнаружили крошечные кристаллы оксида железа и в человеческом мозгу. Кристаллы эти, находясь под действием магнитного поля, ведут себя подобно железным опилкам, выстраивающимся вдоль силовых линий магнитного поля.

Впрочем само по себе присутствие подобных кристаллов в живых тканях человека мало что доказывает, полагают скептики. Достаточно ли этих кристаллов, чтобы дать людям своего рода «шестое чувство» направления? Ученые из Великобритании попытались ответить на эти вопросы с помощью довольно бесхитростного на первый взгляд эксперимента. Исследователи Манчестерского университета провели ряд таких экспериментов. Добровольцам завязывали глаза и увозили их в неизвестном направлении, точь-в-точь как пленников в детективных фильмах. Оказалось, что по прибытии на место некоторые из испытуемых, даже не снимая повязки с глаз, могли определить направление, откуда их привезли. Однако те из испытуемых, в головные повязки которых были вшиты магниты, такую способность теряли.

Еще более глубокий цикл исследований в этом направлении вот уже три с лишним десятилетия ведет инженер из Миасса Юрий Ульянич. Для того чтобы выяснить, есть ли у человека чувство направления и как оно работает, он разработал такую методику экспериментов. Испытуемого сажают на ориенталку — вращающийся стул с круглым, тоже вращающимся столиком перед ним. На оси столика закреплена зубчатка, которая связана велосипедной цепью с другой такой же зубчаткой, жестко сидящей на оси основания стола. Благодаря такой связи вращение стула в одну сторону вызывает вращение стула в другую, вследствие чего столик сохраняет неизменным свое положение относительно сторон света.

«Я садился на ориенталку, надевал глухие светонепроницаемые очки, поверх — для большей надежности — черный плотный мешок на голову — и эксперимент начинался, — описывал свою методику автор. — Легко отталкиваясь ногами от пола, раскручивал себя до полной потери представления о каких-либо местных ориентирах. Остановившись, сосредоточивал все внимание на поиске направления на Полярную звезду своей родины — Дальнего Востока, а точнее, прислушивался к тому чувству, благодаря которому сразу находил ее у себя дома. По подсказанному интуицией (или еще чем-то другим, пока мне неизвестным) направлению «прицеливался» линейкой-указкой и через специально сделанную для этой цели прорезь прочерчивал его шариковой ручкой на бланке. В одном эксперименте делалось от 10 до 30 отсчетов…» Первые результаты глубоко разочаровали экспериментатора. Несмотря на внутреннее убеждение, что направление выбрано правильно, бланки «ощетинивались» хаосом случайных штрихов. Однако исследователь не оставил начатого. Он вспомнил слова другого исследователя М. Арбиба, который в книге «Метафорический опыт» как-то заметил: «Опытные данные могут оказаться бессмысленной кучей хлама, если нет гипотез и концепций, которые бы направляли и ограничивали экспериментальные исследования».

Ульянич стал проводить эксперименты на открытых местах и в подвалах, на вершинах гор и в камере, экранированной металлом… Кроме Миасса, ориенталка побывала вместе со своим хозяином в Благовещенске, Ростове-на-Дону, Москве… Экспериментатор копил статистический материал. И когда количество экспериментальных данных перевалило некую критическую массу, среди хаоса стал проглядывать некий порядок.

Сначала проявились векторы, которые сгруппировались в направлении полюсов. Смущала только диаметрально противоположная неопределенность: без всякой последовательности штрихи целились то на север, то на юг. В конце концов исследователь нашел тому достаточно логичное объяснение. По-видимому, эволюция не успевала отслеживать частые, по ее меркам, инверсии магнитных полюсов планеты, и она ограничивалась скалярным направлением на них. В нормальных условиях живые навигаторы легко могут разрешить эту неопределенность, дополнительно сориентировавшись по солнцу или по звездам.

Затем на бланках были замечены еще две группы также диаметрально расположенных штрихов. Они перемещались от бланка к бланку против часовой стрелки, делая полный оборот за сутки. После экспериментов Кремера, у которого скворцы ориентировались по Солнцу, догадаться об их значении не представило особого труда. Векторы показывали направление на дневное светило. Вот только почему они имеют диаметральную двойственность и вращаются против его хода?

Исходя из того, что «солнечные» векторы регистрировались и в бомбоубежище под толстым перекрытием из грунта и железобетона, и в камере с толстыми стальными стенками, и даже ночью, исследователь сделал вывод: направление на наше светило задает какое-то проникающее излучение. Проникая в мозг, эти частицы оставляют в нем «трассирующий» след возбужденных нейронов, как это делают, скажем, элементарные частицы в камере Вильсона, конденсируя капельки воды из перенасыщенного пара. Истинное же направление на Солнце те же голуби определяют даже в пасмурную погоду по поляризации дневного света, а ночью «вычисляют» сторону, где находится светило, по звездам приполярной области. Человек с завязанными глазами такой дополнительной информации не имеет, поэтому и штрихи его в известной степени хаотичны, указывают лишь направление, но не обозначают вектор.

Еще проще оказалось ответить на вопрос, почему «солнечные» векторы вращаются против направления часовой стрелки, а значит, и против истинного движения солнца. «Нужно было только вспомнить о хиазме мозга, где перекрещиваются нервные пути так, что сигналы от левого глаза, например, поступают в правое полушарие, — пишет исследователь. — Р. Шовен в книге «Поведение животных» утверждает, что у голубей «стрелки» их внутренних часов ночью движутся в обратном Солнцу направлению. Возможно, что завязанные глаза имитировали в моем мозгу ночь. И такое совпадение укрепляет предположение о едином устройстве навигационного аппарата человека и голубей».

Таким образом, получается, что человек, как и «братья его меньшие», вполне способен ориентироваться в магнитном поле Земли без помощи каких-либо приборов, опираясь лишь на свой внутренний компас. Жаль только, что в ходе цивилизации многие из нас утратили это свойство, в значительной степени атрофировали его бездеятельностью. Однако в нужных условиях при соответствующей тренировке организм способен вспомнить то, что заложено в нем природой. И причем «указующий перст его» способен продемонстрировать не только верное направление, скажем, на север.

Относительно недавно возникла новая волна интереса к так называемым ясновидящим — людям, которые способны увидеть или даже предвидеть нечто, скрытое для всех прочих. Ну, например, разве не удивительно видеть человека с лозой или рамкой, который, проходя по полю или иной местности, уверенно указывает, где надо рыть колодец, чтобы получить вкусную пресную воду?..

Более того, иной раз и ходить-то не обязательно. Вот как, например, известный телепат и ясновидец Ури Геллер описывал свой «большой бизнес» — занятия по поиску полезных ископаемых, в частности золота, в Бразилии.

«Прежде чем посетить район, предназначенный для разведки, я тщательно изучаю карты местности, запоминаю главные очертания ландшафта, чтобы быстрее и точнее узнавать места, над которыми предстоит летать. Время от времени я провожу короткие сеансы лозоискательства прямо над картой, как учил меня сэр Вал Дункан. Используя, правда, при этом не маятник, а только свои руки, ладонями и кончиками пальцев ловя едва заметные магнетические ощущения».

Иногда эти ощущения приходят быстро, иногда нет. Но раз за разом проводя новые и новые испытания, ясновидец постепенно приходит к мысли, что его ощущения повторяются раз от разу, а значит, верны. После этого уже можно переходить к поискам непосредственно на местности. Если она доступна, то туда выезжают на автомашине. Если же это джунгли или болотные топи, то лучше прибегнуть к помощи самолета или вертолета Если ощущения на карте и местности совпадают, тогда экстрасенс рекомендует начать здесь более тщательные поиски полезных ископаемых.

Понятное дело, по мере возможности его ощущения проверяются с помощью других, более традиционных методов геологоразведки, и надо сказать, что во многих случаях результаты исследований совпадают. Хотя, конечно, случаются и ошибки. Как говорит по этому поводу сам Ури Геллер, «на сегодняшний день мне, к сожалению, еще не удалось открыть легких путей поиска тех или иных богатств по первому требованию, ус вставая с домашнего кресла».

Но тем не менее, как показывает зарубежная и отечественная практика, рекомендации лозоходцев и прочих специалистов по нетрадиционным методам намного облегчают поиски. Более того, в ряде случаев они являются единственно возможными. Скажем, до сих пор нет надежного способа отыскания тех объектов, которые помещены в недрах Земли самим человеком. Это могут быть, например, тоннели, трубопроводы, остатки фундаментов старинных строений или даже давным-давно забытые клады.

Тогда на помощь могут прийти, например, специалисты из Ассоциации инженерной биолокации. И во многих случаях с возложенными на них обязанностями справляются. Во всяком случае, отзывы, собранные в толстой папке, сводятся примерно к следующему: «Заплатив вам за изыскательские работы 100 тысяч, мы сэкономили 3 миллиона. Благодарим!»

Но каким же образом им это удастся? Вот как отвечает на этот вопрос вице-президент Ассоциации Н. Б. Александров: «Очевидно, мир существенно не таков, каким мы его представляем. Учтите хотя бы то, что наше зрение работает в узком диапазоне электромагнитных волн, называемых светом. Но есть ведь еще радио, тепловые, ультрафиолетовые и прочие. Имей мы способность видеть в радиодиапазоне, деревья предстали бы перед нами прозрачными застывшими фонтанами, дома бы приняли округлые очертания, сквозь которые просвечивает каркас и система труб. Для того, кто видит в тепловых лучах, нет ни дня, ни ночи — все предметы светятся сами. Можно эти размышления продолжить и в области других диапазонов электромагнитных волн, звуков, магнитного поля, элементарных частиц и даже… запахов».

Ну хорошо, допустим, что экстрасенсы, лозоискатели или, как там их еще можно назвать, — это люди, которые, быть может, даже незаметно для себя способные обнаруживать нечто по скрытым признакам — изменению магнитного или какого еще поля, влажности, запаху… Но как тогда быть с теми предсказаниями, которые они делают по карте, а то и просто по фотографии?..

В книге того же Ури Геллера есть, например, эпизод со Стефаном Шварцем и его «Группой мобиус» из Лос-Анджелеса. Этот человек собрал вместе команду ясновидящих с различным уровнем интеллектуальной подготовки — среди них были фотограф, банкир, бывший егерь, домохозяйка и т. д. — и обнаружил, что вместе они могут куда больше, чем поодиночке. В отдельных случаях вместе работали до 11 человек — целая футбольная команда.

Один из самых удачных опытов был описан Шварцем на симпозиуме в Лизбурге. К нему обратился районный прокурор из Ланкастер Каунти (штат Пенсильвания) с просьбой помочь в розыске пропавшей 14-летней девочки. Кроме фотографии девочки и факта ее исчезновения, никакой другой информацией полиция не располагала. И все-таки Шварц решил попытаться помочь, поскольку сам имел дочь такого же возраста и ясно представлял себе горе ее родителей.

Он привлек к делу двух ясновидящих, и оба сообщили, что девочка, к сожалению, мертва. Один сказал, что ее ударили по голове, другой — что ее задушили. Оба сошлись на том, что это было нападение на сексуальной почве и нападавший был хорошо знаком девочке. Далее ясновидящие достаточно подробно описали район, где все это произошло, и составили картину преступления достаточно полную, чтобы полиция могла взяться за дело и довести его до конца.

Преступник был вскоре арестован и осужден. Он и раньше находился под подозрением, но, не найдя тела, полиция не могла предъявить обвинения. Ясновидящие помогли ей в этом. Кстати, девочка сначала получила удар по голове, а затем была задушена. Так что оба ясновидящих оказались правы.

И таких случаев на сегодняшний день набирается достаточно много, чтобы мы могли задаться вопросом: «А каким же образом ясновидящие узнают, что и как было?» Достоверных данных на этот счет наука, к сожалению, пока не имеет. Так что придется нам, видимо, изобретать собственные предположения и гипотезы.

Одно из предположений может быть таким. Существует глубинная связь между человеком и окружающими его вещами. Один пожилой ювелир в Варшаве рассказывал, что он по виду вещи может сказать о судьбе ее хозяина, продает ли он ее по нужде или вообще принесенная на комиссию вещь принадлежит вовсе не ему. Эта способность не раз выручала его в сомнительных случаях, давала полиции необходимую информацию для работы.

Так вот это информационное поле, вещи и улавливает экстрасенс, таково объяснение в самых общих чертах. Чтобы его расширить и углубить, нам пришлось бы, видимо, углубляться в мир призраков и теней, поговорить о том, что не только живые существа — люди и животные, но и вещи имеют свою душу. Но что такое душа? Наверное, нет на свете человека, который бы дал этому понятию достаточно четкое определение, по которому бы затем можно было сконструировать некий прибор — душе улавливатель — подобный, скажем, радио или телеприемнику.

Но когда-нибудь, возможно, мы все-таки научимся фиксировать путешествия души, ее информационные сообщения хотя бы на том уровне, как научились сегодня разбираться в особенностях навигации пернатых, животных и наших собственных ощущениях, указывающих нам правильный путь. Познания в навигации тела и души продолжаются!..

«СКАЖИ МНЕ, КУДЕСНИК…»

Помните, с какой просьбой обращается князь Олег «к любимцу богов» — вещему волхву? Он хочет знать, «что сбудется в жизни со мною?» И седобородый старик точно предсказывает дальнейший ход событий.

Возможно ли такое на самом деле? Ведь А. С. Пушкин мог допустить в своей поэме некоторые литературные вольности. Однако известно, что при написании «Песни о вещем Олеге» он руководствовался сведениями, изложенными в древних летописях. Значит, похоже, такое предсказание действительно было сделано.

Кроме того, подобный случай в истории далеко не единственный. Говорят, в последний год своей жизни царь Иван Грозный повелел привезти из Архангельска в Москву двух колдуний, известных своими пророчествами. А те возьми и предскажи ему смерть 18 марта 1584 года. Разгневанный властитель тут же повелел запереть прорицательниц под замок, чтобы впоследствии, а именно 18 марта, сжечь их на костре.

С утра в указанный день царь попарился в баньке, и ему вроде полегчало настолько, что он собирался даже партию в шахматы разыграть. А между делом и колдуний изжарить.

Палач отправился за бабками. Те запричитали, что еще не время. Да кто их стал слушать?.. Но пока тащили их к костру, прибежал запыхавшийся гонец — царь скоропостижно скончался от сердечного приступа. Пророчество все-таки сбылось…

И сам Пушкин, говорят, сделал несколько предсказаний, касавшихся его друзей и знакомых. И ему самому было предсказано, что он погибнет от человека с «белой головой». То есть от блондина, иначе говоря, а Дантес как раз был белокурым…

И это предсказание, сделанное известной петербургской гадалкой Александрой Филипповной Кирхгоф, настолько глубоко запало в память поэта, что перед дуэлью с графом Толстым Пушкин был совершенно спокоен: «Этот меня не убьет, а убьет белокурый, как колдунья пророчила…»

А она-то откуда знала? Чтобы понять это, нам придется оставить утоптанную дорогу точного знания и двигаться дальше по зыбкой почве предположений, лишь кое-где провешенных теми или иными фактами и догадками.

Да, никуда не денешься, на сегодняшний день известно немалое количество документальных пророчеств, которые сбылись. Вспомним хотя бы о тех «бабуськах», которые предсказали смерть Ивана Грозного. То же сделал, но уже в XVIII веке, монах крестьянскою происхождения Авель. Говорят, он точно указал годы и дни смерти Екатерины II и Павла I, за что и поплатился тюремным заключением. Однако толстые стены застенка не умалили силы пророчества — все сбылось, как было предсказано.

А вот вам свидетельства более позднего времени. В воспоминаниях маршала К. А. Мерецкова есть такой любопытный эпизод. Сентябрьским вечером 1918 года к нему подошел командир отряда Говорков и попросил передать годным письмо. На вопрос удивленного Мерецкова, почему он не переправит его сам, опытный офицер, прошедший первую мировую войну, ответит: «Завтра я буду убит…» И не ошибся.

В начале 30-х годов мир облетела трагическая история гибели американского летчика-испытателя и талантливого писателя Джеймса Коллинза. Он описал собственную гибель в новелле, начинавшейся словами: «То, что вы сейчас прочтете, слова Джеймса Коллинза, и притом не продиктованные им «нашему корреспонденту», а написанные собственноручно, хотя в некотором роде и после смерти». Закончил он свое повествование словами: «Вниз. Рев сверкающей стали, внезапный блеск… да, да, вот оно… отрываются крылья… Холодный, но трепетный фюзеляж — последнее, что почувствовало мое теплое, живое тело. Протяжный, громкий рев мотора — страшный нарастающий, переходящий в оглушительный грохот при встрече с землей был моей смертельной песней. Вот я и умер».

И он действительно погиб во время испытаний бомбардировщика, введя его, согласно заданию, в отвесное пикирование и упав с высоты 10 тысяч футов на нашу твердую планету…

Можно вспомнить и нашего современника Юрия Щербака, который в своей документальной повести «Чернобыль» приводит рассказ мастера одного из цехов Чернобыльской АЭС Александра Красина:

«Мне иногда снятся вещие сны, которые потом сбываются. И в июне 1984 года я видел совершенно потрясающий сон: видится мне, что я нахожусь у себя в комнате в Припяти и как бы вижу оттуда станцию, хотя из этого окна я видеть ее не мог, она развернута в другом направлении. И вижу, как взрывается четвертый блок, как разлетается верхняя часть четвертого реактора. Летят плиты в разные стороны. И я своим домочадцам во сне даю команду: «Всем вниз, потому что может и до нас достать…»

В общем, список может получиться достаточно длинный — от библейских пророков до их современных последователей, обещавших, кстати, нам конец света в конце 1992 года, а потом отменивших его. И над многими предсказаниями можно, конечно, иронизировать, поскольку они не сбываются. Но стоит ли? Ведь такое положение вещей уже привело к тому, что тот же Александр Красин вовсе не кинулся предупреждать начальство, а предпочел молчать, опасаясь угодить в психушку. Могло быть и еще хуже: когда бы его предсказание сбылось, некие умы бывшего Советского государства вполне могли бы затеять уголовное расследование, а то и посодействовали бы бесследному исчезновению нежелательного пророка.

Словом, это мы уже проходили. Поэтому давайте попробуем другой подход — поищем возможные объяснения подобному феномену с точки зрения материализма. Потому как идеалисты отвечают на подобные вопросы предельно просто: «То было знамение свыше…» А всевышний, как известно, давно все и про всех знает.

Роясь в литературе в поисках подходящего объяснения, я обнаружила, кстати, что многие современные предсказатели, начиная, скажем, с Ванги и кончая Ури Геллером, действительно как бы прислушиваются к голосу свыше. Сосредоточившись, они ждут, когда в их голове появится готовая формула предсказания. Откуда она берется, сами они толком не знают, а возможно, и знать не хотят, поскольку являются людьми религиозными и в дела всевышнего не суются.

По существу, умыли руки и пять ученых мужей, которые под руководством корреспондента «Московского комсомольца» Виктора Травина напустили тумана на всю газетную полосу лет пять тому назад. В самом деле, ведь нельзя же считать истиной в последней инстанции слова заведующего лабораторией информационно-энергетических взаимодействий в живых системах Научно-коммерческого медицинского центра при АМН РФ В. Т. Исакова о том, что в «основе всех исследованных нами феноменальных явлений — от телекинеза до ясновидения — лежат давно уже известные физические взаимодействия. Наша гипотеза, описывающая феномен ясновидения, объясняет механизм кодирования, передачи и декодирования информации, которой оперирует ясновидящий. Лабораторные испытания полностью подтвердили ее состоятельность. Результаты исследования — а они довольно любопытны — мы планируем представить в ближайшее время. Кроме того, мы готовы по нашей методике научить человека ясновидению. Оказалось, что это доступно практически каждому».

С той поры прошло уже пять лет, повторяю, а что-то ясновидящих среди нас не прибавилось…

Пожалуй, дальше всех по дороге познания этого феномена продвинулись читатели и авторы другого популярного издания — журнала «Техника — молодежи». В начале 1991 года на его страницах выступил доктор исторических наук, археолог Эрнест Шавкунов и, ссылаясь на исследования десятилетней давности, проведенные профессором С. Строевым, предложил такую рабочую гипотезу, объясняющую эффект ясновидения. Каждый из участников описанных им событий (а перед этим Шавкунов приводит несколько случаев предвидения удивительных находок, сделанных участниками археологической экспедиции) перед тем, как увидел «вещий сон» или высказал предположение о находке, побывал и провел сравнительно долгое время на месте, где потом и были обнаружены виденные им вещи.

«Вполне вероятно, что когда человек идет по земле, — пишет Э. Шавкунов, — он как физическая система на электронном (или еще на каком-то уровне) все время бессознательно получает информацию о том, что находится под его ногами или вокруг него. При этом идущий проявляет определенную избирательность, исходя из своих потребностей, и отбрасывает ту часть информации, которая не является для него существенной…»

В общем, получается, что человек в данном случае выступает в роли этакого сверхчувствительного приемника. Ну что же, версия вполне имеет право на существование. В особенности если учесть, что возможности человека по приемке электромагнитною излучения при определенных условиях довольно велики: согласно некоторым данным люди способны воспринимать даже отдельные кванты света или пролет отдельных элементарных частиц, имеющих достаточно высокую энергию.

Аналогичной точки зрения придерживается руководитель Томской группы по изучению аномальных явлений Николай Новгородов, выступивший в той же «Технике — молодежи» в конце 1992 года. «Анализируя обширный прогностический материал, ученые пришли к выводу, что живые организмы в процессе эволюции выработали способность к опережающему отражению, — пишет он. — Термин ввел физиолог П. К. Анохин в 1955 году. Философ А. Д. Урсул считает, что возникновение жизни, по-видимому, было бы невозможно без опережающего отражения, позволяющего заблаговременно принимать решения в изменчивой обстановке с целью сохранения биосистемы».

Если перевести все эти рассуждения с научною языка на обыденный, получается, что человечество попросту бы вымерло, погибло бы в зубах разных там саблезубых, если бы не выработало в себе умение вовремя предвидеть, предчувствовать опасность. И это чувство до сих пор живо во многих представителях рода человеческого — почитайте хотя бы воспоминания профессиональных разведчиков, шпионов, оперативников и т. д.

Но каким образом все это происходит? «Попытки объяснения проявлений передвижения очень скоро привели к признанию необходимости пересмотра фундаментальных понятий времени и причинности, — продолжает свои рассуждения Н. Новгородов. — Наиболее перспективны, на наш взгляд, модели, базирующиеся на принципе нелокальности, согласно которому элементарная частица, обладающая волновыми свойствами, не имеет четких координат в пространстве: она может существовать во всей Вселенной. Предполагается, что и макрообъекты являют собой волновые структуры и могут пребывать одновременно в любой точке мироздания. Это, в частности, нашло свое подтверждение в голографии. Физики считают, что голограмма объекта — не что иное, как стоячая световая волна. Можно распространить такой принцип за область макрообъектов и рассматривать каждый предмет как волновую структуру (стоячую волну), причем в определенной точке пространства она проявляется отчетливей, нежели в других, где находится в скрытой от наблюдателя форме.

Если это так, то становятся понятными явления сновидения: достаточно в любом месте обеспечить необходимую фокусировку, и наблюдатель обнаружит скрытые волновые структуры объектов, на каком бы расстоянии они от него ни располагались. Кроме того, глубинная волновая структура физического мира не может не влиять на человека, организуя волновой характер работы его мозга. Раз Вселенная — гигантская голографическая и квантово-механическая система, то и психика (то есть отраженный мир) должна содержать элементы голографии, иметь волновой характер».

Тут я, видимо, должна извиниться за столь пространное цитирование, «остановиться и оглянуться», чтобы дать возможность перевести дух и себе и читателю.

Итак, что же у нас с вами получается? А выходит, что прав был поэт, сказавший однажды: «Ничто не ново под луною». Получается, что все процессы, которые могли произойти в нашей Вселенной, уже произошли, осуществились. И мы до них должны лишь добраться, следуя по дороге Времени. Кое-кто топает по этой дороге в темноте, чуть ли не на ощупь. А кому-то природа дала возможность сохранить данный ею когда-то «фонарик предвидения». И человек в его луче видит, что именно произойдет с ним или с кем-то другим завтра, через годы, а то и в следующем десятилетии.

Вот какая получается любопытная гипотеза. Ну а раз мы приняли ее на вооружение, давайте зададимся следующим вопросом. Неужто все в мире так строго предопределено заранее, что, как говорится, от судьбы не убежишь?

Тут на память приходит эпизод, рассказанный однажды Вантой. Как-то к ней на прием пришел молодой человек. Она поняла, что ему грозит смертельная опасность, и велела прийти еще раз, в назначенный день и час. Однако молодой человек не явился. Как Ванге сказали позднее, именно в тот день он погиб в катастрофе.

Ну, а если бы он послушался Вангу и не отправился в путешествие? По всей вероятности, человек остался бы жив.

Значит, получается, в какой-то мере каждый человек является хозяином своей судьбы? Выходит, и от него зависит, каким именно будет его будущее? Получается, что так.

И это, кстати, неплохо согласуется с новейшей теорией существования квантовой Вселенной. В чем ее суть? Согласно ей получается, что в этом мире для каждого существа или даже для неживого материального объекта существует множество дорог, перекрещивающихся между собой. И всякий день, даже каждый миг идет непрерывный перебор вариантов: на какую дорогу свернуть? Вспомните, сколько в вашей жизни было таких моментов, когда вы могли поступил» так и этак, свернуть направо или налево, а то и вообще никуда не ходить. И такой выбор определял дальнейшее развитие событий.

Уметь бы еще и предвидеть их ход заранее, чтобы не делать такой выбор вслепую… Ну что же, давайте учиться. Попробуем вернуть себе способность, утраченную когда-то. Ведь по словам В. Т. Исакова ясновидящим может быть каждый.

И для этого, по-моему, нужно не так уж много. Надо почаще оглядываться назад, анализировать свои ошибки и стараться не повторять их впредь. Не нестись по жизни сломя голову, словно бешеный скакун, не разбирающий дороги. И тогда, глядишь, на склоне лет выяснится, что вариант, избранный вами, оказался не таким уж плохим.

Александр Сергеевич Пушкин, возможно, сумел бы избежать уготованной ему участи, если бы… не послушался гадалки. Тут недавно на глаза мне попался сборник документов, посвященный последнему году жизни поэта. Так вот, согласно ему получается, что Пушкин сам шел навстречу своей гибели. У него было несколько возможностей изменить ход событий, однако он не сделал этого. Над ним как будто довлело предсказание о будущей встрече с белокурым всадником на белом коне у Черной речки. И он шел навстречу этому событию…

ЛЕВИТАЦИЯ ПРОТИВ ГРАВИТАЦИИ

«Маркиз де Санглот, Антон Протасьевич, французский выходец и друг Дидерота… летел по воздуху в городском саду и чуть было не улетел совсем, как зацепился фалдами за шпиль, и оттуда с превеликим трудом снят. За эту затею уволен в 1772 году, а в следующем году, не уныв духом, давал представления у Излера на минеральных водах».

Так описывает одно из чудачеств местных обывателей М. Е. Салтыков-Щедрин в «Истории одного города». Ну, а вообще, могут ли быть осуществлены подобные полеты не на страницах книги, а в жизни? Вот какие свидетельства приводит по этому поводу известный исследователь и писатель Игорь Винокуров.

В августе 1977 года в одном из домов Энфилда, пригорода Лондона, начались странности. В доме проживала семья, состоящая из трех девочек 13, 11 и 10 лет, их семилетнего брата и 47-летней матери.

Все началось с громких ударов, раздававшихся в стенах дома. Затем стала переворачиваться мебель, предметы домашнего обихода со свистом носились в воздухе, сами собой открывались и закрывались двери… Причем, как было замечено, все это наблюдается в присутствии двух девочек из трех; в основном «чудеса» были связаны даже с одной — 11-летней Жанет.

Самое удивительное — в воздухе носились не только предметы, но и сами девочки. Особенно часто — все та же Жанет. Однажды люди с улицы видели, как внутри комнаты по часовой стрелке дугообразно плыли по воздуху игрушки, учебники, одежда… Затем показалась одна из девочек. Плывя на середине высоты окна, она по горизонтальной дуге приблизилась к нему, оттолкнулась от стекла рукой и поплыла дальше, словно в невесомости.

Три английских исследователя из Биркбекского колледжа пытались хоть как-то разобраться в этом необычном явлении. Они пригласили Жанет в лабораторию, усадили на специальную платформу-весы и попросили изменить вес собственного тела После нескольких неудачных попыток было зарегистрировано два внезапных, пятисекундной длительности увеличения веса примерно на один килограмм, а также минутное уменьшение веса, который затем постепенно вернулся к норме.

Исследователи не смогли найти нормального физического объяснения полученным результатам. Вместе с тем они отметили, что более полные данные получить не удалось, поскольку во время экспериментов с девочкой аппаратура то и дело выходила из строя. Проверка же в отсутствие Жанет показывала, что все обстоит нормально.

Два года бились исследователи, но так ничего толком и не добились. А потом, видимо, семье надоела вся эта шумиха, поднимаемая вокруг них, и они сменили место жительства.

Тем не менее можно считать, что перед нами — один из достаточно четко зафиксированных случаев левитации. Так в энциклопедии называется подъем человеческого тела в воздух без использования механических приспособлений или вообще без контакта с чем-либо.

Московский исследователь Ю. В. Росциус несколько расширяет это понятие, указывая, что феномен левитации может проявляться в разных обличиях — от эпизодических прижизненных уменьшений веса до полного отрыва тела человека от земли и его подъема на высоту 30–50 метров на время до трех часов.

«Кто из них взлетит и когда именно, я и сам не знаю, — сказал мне как-то известный московский экстрасенс Евгений Дубицкий. — Только по шуму в зале понимаешь — получилось…»

Конечно, летают участники экспериментов Дубицкого вовсе не так, как самолеты или, скажем, стрижи. Но этакие «подскоки» на несколько десятков сантиметров с замиранием на некоторое время в воздухе они делают. Каким образом? За счет каких сил? Давайте попробуем разобраться.

И начнем мы наш разговор издалека.

Помните, в повести Александра Беляева «Ариэль» мальчика научили летать в одном из отдаленных индийских монастырей. На наш взгляд, русский писатель вовсе не случайно отправил своего героя в далекую страну «за три моря». Вполне возможно, он был знаком с работами исследователей этого экзотического края — Елены Блаваггской, Александры Давид-Неель, Святослава Рериха.

Согласно их рассказам, в Индии искусством полета издавна владели многие мудрецы, йоги, представители касты брахманов. Более того, в индийских Ведах не просто зафиксирован сам факт полета, но и дано описание, своеобразное «ноу-хау», как это делать.

Казалось бы, чего проще: найди первоисточник, переведи описание, освой способ и летай себе на здоровье. Однако тут наблюдается примерно тот же феномен, что и при чтении рецептов средневековых алхимиков. Мало знать язык, нужно еще знать в точности термины, которыми пользовались специалисты того времени.

В алхимии многое в конце концов стало понятно: законы природы с той поры не изменились, многие реакции пере открыты заново, так что теперь не составляет особого труда определить, что термином «драконья кровь» помечалась киноварь, а «мерцающим глазом» называли ртуть. Но как правильно перевести то, о чем мы сегодня уж и понятия не имеем? Разве мы можем, например, сказать что-либо внятное о природе биополя, о том, как распространяется внушение? Нашли ли объяснение феноменам телепатии и телекинеза?..

Поэтому нам остается лишь воспринять на веру и те древние тексты, в которых говорится, что вскоре после того как в 527 году новой эры в ворота монастыря Шаолинь на Тибете постучался индийский вероучитель, основатель дзен-буддизма Бодхидхарма, и местные монахи постигли искусство лечения внушением, способность становиться невидимым для своих врагов, умение летать…

Так, скажем, Александра Давид-Неель в одной из своих книг описывала лам-путешественников, которые, впадая в своеобразный транс, могли быстро идти, чуть ли не бежать сутками. При этом они преодолевали значительные расстояния, не сбиваясь с пути, однако, как правило, не могли припомнить, встречали ли они кого-либо на своем пути.

Лама двигается мимо вас, описывала А. Давид-Неель, подняв голову вверх, не сводя упорного взгляда с путеводной звезды, порой, в свете дня, видимой лишь ему одному. Этот феномен, видимо, сродни более распространенному лунатизму. Лунатики, как известно, способны ходить по крышам, не оступаясь и не падая. А один купец в прошлом веке, говорят, совершил в таком состоянии путешествие из России в Индию и обратно, однако, придя в себя, вовсе ничего не помнил.

Многие исследователи Индии и Тибета пишут также о «летящих ламах». Та же Александра Давид-Неель своими глазами наблюдала, как на высоком Плато Чанг-Танга один из монахов передвигался гигантскими прыжками, подобно мячу, ударяющемуся о землю. Самое удивительное, что сам лама сохранял при этом спокойную позу — сидел неподвижно, подогнув под себя ноги. А взгляд его опять-таки был фиксирован на иском далеком предмете, расположенном высоко в пространстве.

Доктор Ф. О. Осендовский пишет, что ламы-учителя способны добиваться летаргического состояния своих учеников, погружая их в ванну из специально подобранного отвара трав. Благодаря пребыванию в такой ванне кожа человека через некоторое время твердела, словно камень. Поверх его еще пеленали, словно египетскую мумию. После такой обработки псевдоокаменевшие ламы теряли всякий вес с помощью психической силы посвященного в некие таинства учителя и отправлялись прямо в небо. Не чувствуя ни холода, ни потребности в кислороде, они таким образом совершали длительные космические путешествия, посещали иные миры. И вернувшись потом на Землю, подробно рассказывали о том, что повидали за время своего путешествия.

После этого уже как-то меньше дивишься тому, что некоторые ламы Тибета обладают способностью мгновенно перемешаться в пространстве. Например, Эндрю Томас описывает в своей книге такой эпизод.

Когда в 1916 году большой храм Матрейи, будущего Будды, был готов к тому, чтобы принять гигантскую статую святого, которому посвящен храм, тогдашний правитель Тибета Панчен-лама попросил своего учителя освятить статую. Хрупкий монах весьма преклонных лет поначалу отклонит предложение, сославшись, что здоровье его ненадежно, а смерть близка Потом он все-таки согласился освятить храм.

И вот в назначенный час Панчен-лама послал за своим учителем паланкин и почетный эскорт, чтобы с почестями доставить его к храму. Многие видели, как престарелый монах садился в паланкин. Но во время церемонии монахи были чрезвычайно удивлены, увидев почетного гостя, идущего пешком и без эскорта. На глазах толпы он поднялся по ступеням, обнял статую Матрейи и исчез, как бы растворившись в ней. А спустя некоторое время прибыл и эскорт, и пустой паланкин…

О подобных чудесах древних можно было бы рассказывать еще долго. Однако здесь мы с вами обсуждаем принципиальные возможности левитации, то есть полета без помощи каких-либо видимых технических средств. К этой теме и перейдем, запомнив, что древние мудрецы востока, по всей вероятности, обладали подобными навыками.

На чем основывались подобные чудеса? Именно этот вопрос я попробовала задавать многим современным исследователям, так или иначе связанным с проблемами левитации. И, в свою очередь, они рассказали немало любопытного.

Например, Ю. В. Росциус полагает, что в данном случае монахи вполне могли прибегать к процедуре «обезвешивания». Терять вес, то есть практически ничего не весить, оказывается умели не только древние восточные монахи, но и средневековые колдуны, чародеи и ведьмы. Например, в XVI веке император Карл V специальным указом разрешил использовать чашечные весы нидерландского города Оуде-Ватер для этой цели. И слава такого испытания оказалась столь велика, что подобной же методикой стали пользоваться в Кельне, Мюнстере, Сегеде и других городах.

При этом выяснилось, что некоторые, на вид довольно массивные люди, весили меньше 49,5 кг. (Такова была норма «взлетного веса» в том же Оуде-Ватере.) Для других городов норма была еще меньше — 11–14 фунтов, что соответствовало весу 3—4-месячного ребенка.

И что же! В одной из газет Австро-Венгрии 1728 года сообщается о казалось бы фантастических результатах подобного взвешивания. В городе Сегеде супружеская пара, обвиняемая в колдовстве, при взвешивании показала такие результаты: жена — высокая полная женщина — 1,5 лота, а ее отнюдь не маленький муж и того меньше — 1,25 лота. Если перевести эти цифры на современные показатели (1 австрийский лот — 17,5 г), то получается, что «чародеи» весили всего 20–30 граммов! Как этого можно добиться?

Современная техника знает пока лишь один способ «уничтожения» веса: надо подействовать на него силой, которая бы уравновесила силу гравитации. Скажем, принципиально возможно представить себе ситуацию, когда металлический предмет может быть подвешен в воздухе силой находящихся от него в некотором отдалении магнитов. Еще проще заставить противодействовать друг другу одноименные полюса магнитов — на таком способе основана магнитная подвеска вагонов нового вида транспорта — монорельса.

Но вот как быть с немагнитными материалами, а тем более — с живой материей? Лучшие умы человечества веками старались получить ответ на этот вопрос, пытались разобраться в теории гравитации.

Гравитация влияет практически на все вокруг нас. Не будь ее, молекулы воздуха с нашей планеты моментально улетучились бы в космос. Под воздействием гравитации текут реки, рушатся горы, стоят дома, действуют плотины и маятники часов. Гравитация же отвечает за то, что нас не сбрасывает с вращающегося земного шара, хотя скорость вращения и немаленькая: на экваторе она составляет 500 м/с. Да и сами Солнце, Земля и другие звезды и планеты вряд смогли бы возникнуть без гравитации; согласно существующим ныне представлениям, все небесные тела слиплись из гигантских облаков пыли и газа именно под действием гравитации.

Более 300 лет тому назад итальянец Галилео Галилей установил, что одна и та же сила притягивает к Земле камень и удерживает Луну при ее движении по орбите вокруг Земли. На долю его английского коллеги Исаака Ньютона выпала судьба перевести эти понятия из качественной в количественную форму, т. е. создать первую теорию гравитации. Суть своих рассуждений Ньютон выразил в законе всемирного тяготения. В соответствии с ним гравитация — это сила, действующая между двумя телами в пространстве пропорционально квадрату расстояния между ними, а также зависит от массы самих тел — чем больше масса, тем больше сила. С помощью этого закона можно рассчитать и объяснить очень многое, начиная от падения яблока с яблони и кончая обращением планет по своим орбитам. Однако саму природу гравитации Ньютон объяснить все-таки не смог.

Следующую попытку сделал в 1905 году всем известный Альберт Эйнштейн. Согласно его общей теории относительности, сила тяжести — собственно никакая не сила, а скорее свойство пространства и времени. Материя, как утверждал Эйнштейн, «искривляет» пространство. В качестве простейшей картинки, иллюстрирующей это представление, можно вообразить себе натянутое резиновое полотно — пусть оно будет символизировать мировое пространство. Положим на это полотно стальной шарик — модель Солнца. Своим весом шар прогнет полотно. И если теперь мы покатим по полотну маленький шарик-планету, то траектория его пути обязательно изменится; он будет скатываться по уклону, как бы притягиваться шаром-Солнцем. «Поле тяготения как бы искривляет пространство-время», — полагал Эйнштейн.

И на это искривление, согласно теории относительности, реагируют не только массивные тела, но даже световые лучи и само время. Луч света, исходящий от далекой звезды, проходя мимо Солнца искривляется в его поле тяготения, и это искривление фиксируется приборами. Атомные часы, работающие на Земле, в конце концов отстают от таких же часов, помещенных на орбиту, в невесомость. Это значит, что при усилении силы гравитации время течет медленнее.

Эйнштейн также предсказывал, что в пространстве должны существовать гравитационные волны; при взрывах звезд структура пространства — времени должна нарушаться, по нему как бы пробегает некая «рябь». В нашей модели с резиновым полотном это можно представить себе как раскачивание, колебание полотна, приводящее к высвобождению маленького шарика, приткнувшегося к боку большого.

В свою очередь, гравитационные волны должны приводить к искажению материи, сквозь которую они пролетают. И вот это искажение, которое должно подтвердить правильность рассуждений Эйнштейна, и стараются ныне уловить ученые многих стран. Например, вот какой оригинальный эксперимент придумали и осуществили в наши дни американские ученые из Лаборатории реактивного движения в Пассадине совместно со своими коллегами из Европейского космического агентства.

Исследователи решили воспользоваться благоприятным расположением трех космических аппаратов — марсианского зонда, межпланетного аппарата «Галлилей», запущенного к Юпитеру, и солнечного зонда «Улисс». Каждый из этих аппаратов в заданном ему направлении и вовсе, казалось бы, не предназначен для участия в поисках гравитационных волн. Но в том-то как раз и заключается красота, изящество этого эксперимента, что побочные результаты могут быть получены без дополнительных расходов и усилий.

Как мы уже говорили, гигантские возмущения в гравитационных полях наиболее массовых звезд и галактик должны вызывать своего рода гравитационную ряб, распространяющуюся в пространстве со скоростью света. Волны этого пространства должны искать пространство и время, что, в свою очередь, приведет к искажению электромагнитного излучения — света и радиоволн. А это искажение уже довольно несложно выявить при помощи современной аппаратуры.

Доктор Френк Эстабрук, физик из Лаборатории реактивного движения НАСА, объясняет, что электромагнитные сигналы, используемые в этом эксперименте, представляют собой пучки микроволнового излучения, посылаемые антеннами радиотелескопов, которые расположены в Австралии, Испании и Калифорнии. Обычно эти сигналы используются для управления космическими аппаратами на больших расстояниях от Земли. На сей раз роль их будет несколько иная.

Каждый сигнал представляет собой некий эталон, частота излучения которого строго контролируется атомными часами. Этот сигнал доходит до того или иного космического аппарата. Тот усиливает его и отправляет обратно. Посланная частота затем сравнивается с частотой вернувшегося сигнала. Она должна быть несколько иной из-за доплеровского смещения, вызванного относительным движением космического аппарата относительно нашей планеты, а также солнечным ветром — потоком электрически заряженных частиц, испускаемых Солнцем. Ученые также надеются, что после учета этих двух искажений останется еще некое смещение частоты, которое можно будет отнести на счет проходящих гравитационных волн.

Дело в том, что согласно теории гравитационные волны должны иметь очень большую длину. И заметить их можно лишь с помощью датчиков, разнесенных на весьма солидное расстояние. Как раз на таких расстояниях от Земли и находятся рассматриваемые аппараты: дистанция до «Улисса» составляет около 600 млн. км, марсианский и юпитерианский зонды ушли в противоположную сторону от Земли и Солнца на расстояние порядка 100 млн. км. Таким образом, имеется база в 700 млн. км, которая, как надеются ученые, и поможет им засечь гравитационные волны.

В момент, когда пишутся эти строки, благополучно завершена первая часть эксперимента — получены и зафиксированы отраженные сигналы.

Впрочем, даже если в результате этого и некоторых других экспериментов и удастся зафиксировать гравитационные волны, это вовсе не значит, что ученые так уж здорово продвинутся вперед в познании тайн гравитации, а тем более в познании способов управления ею.

В конце 80-х годов некоторые ученые, и прежде всего академик А. А. Логунов, высказали предположение, что Альберт Эйнштейн в своей общей теории относительности (ОТО) допустил некоторое количество ошибок. Например, «принятие ОТО с необходимостью ведет к отказу от фундаментальных законов сохранения», — пишет Логунов. Кроме того, автору теории относительности фактически пришлось отказаться от интерпретации гравитационного поля в обычном для физики смысле, каким наделили понятие «поле» его творцы, Фарадей и Максвелл.

Не углубляясь особо в дебри математических уравнений и физических законов, скажу лишь, что такое толкование привело к тому, что одному из основателей квантовой механики австрийскому ученому Эрвину Шредингеру удалось «уничтожить» гравитационное поле с помощью простою математического трюка — замены переменных. То есть, говоря иначе, по Эйнштейну получается, что в данном случае мы имеем дело с какой-то невероятной материей, которую можно уничтожить одним росчерком пера. Но так же не бывает в действительности!..

Поэтому к настоящему времени все большее количество исследователей склоняется к мысли, что прав все-таки не Эйнштейн, а немецкий математик Герман Минковский, который примерно в то же время, что автор теории относительности, а именно в 1908 году, разработал собственную теорию. Согласно ей весь наш мир, в котором действуют разные физические поля (в том числе и гравитационные), представляют собой плоское Пространство-время Минковского. Экзотика гравитации исчезает, поле тяготения становится таким же материальным, как, скажем, электромагнитное.

Такой подход — с использованием пространства Минковского — открывает естественный путь к построению будущих теорий гравитации. А значит, возможно, в будущем мы снова научимся летать не только во сне, но и наяву.

МГНОВЕННЫЕ ПЕРЕМЕЩЕНИЯ

Наши наивные предки когда-то мечтали о трех чудесных способностях. Они хотели научиться летать, как птицы, опускаться на дно океанов и проходить сквозь стены. Относительно исполнения первых двух желаний как будто все в порядке — уже продаются билеты не только на авиалайнеры, но и на прогулочные подлодки.

Что же касается техники прохождения сквозь стены…

Впрочем, кажется, и тут не стоит особо отчаиваться. Говорят, есть люди, которые способны и на это, причем, не пользуясь никакими техническими ухищрениями. Например, недавно всю Америку облетел случай, описанный первоначально одной провинциальной газетой: на глазах у многочисленных свидетелей малолетняя дочь одного из жителей городка без всякого труда прошла сквозь запертую входную дверь и вскоре появилась на балконе.

Досужие газетчики тут же выяснили, что это далеко не первый подобный случай. Истории известны и более удивительные эпизоды. Так, например, известный ирландский проповедник Франсис из местечка Эбви-Фор (Уэлс) отмечает, что у него с детства осталось ощущение, что какая-то сила хотела вырвать его из рук матери и перенести в дальние края. Но мать оказалась сильнее… Когда же у детей не было материнской защиты, некоторые из них действительно исчезали и лишь немногие столь же таинственно возвращались обратно. Вырастая, все они затем становились весьма талантливыми людьми в какой-либо области человеческого знания.

Из древних хроник также известно, что когда в I веке император Домициан учинил в Риме судилище над философом Аполлинием, тот вдруг внезапно исчез с глаз всех присутствующих в объявился в тот же день на расстоянии нескольких дней пути от Рима. Предания также гласят, что некий Евстратий, находившийся в половецком плену, вдруг затем объявился в Печерском монастыре. Причем обнаружен он был весь в ранах и скованный цепью, не позволявшей ему сколько-нибудь свободно двигаться. Аналогичное перемещение в пространстве, сквозь многие стены и версты совершил также инок Никон. Он также был в половецком плену, причем стражники не только неотступно стерегли его, но и подрезали жилы на ногах. Тем не менее на глазах изумленной стражи он вдруг испарился и появился в Печерской церкви в момент, когда там начинали петь канон.

В начале нашего века официально были зафиксированы до сих пор никем не объясненные исчезновения из-под стражи «ради спортивного интереса». Так во время гастролей знаменитого иллюзиониста Гудини в Петербурге был проведен такой эффектный эксперимент. Артиста крепко-накрепко связали и поместили в одну из камер знаменитой Петропавловки. Тем не менее Гудини вскоре исчез из камеры и оказался на свободе. Многие исследователи, впрочем, полагают, что секрет трюков Гудини стоит искать не в телепортации, а в способностях артиста к внушению, а также фантастической тренированности тела, что позволяло ему без особого труда выпутываться из всяческих пут.

Однако как тогда объяснить такой факт? Уже в наши дни постоянными побегами из камер и закрытых тюремных фургонов прославился негр Хадад, заключенный тюрьмы Форт Ливенворт в США. Причем администрация настолько привыкла к его регулярным отлучкам, что даже не поднимает особого шума при его очередном исчезновении. Все равно после пребывания на каком-нибудь ночном концерте заключенный поутру постучится в тюремные ворота.

Однако продолжим нашу хронологию. 25 октября 1593 года, отмечают историки, в Мехико появился солдат, рассказавший, что он только что стоял на посту у дворца губернатора Манилы и видел, как того предательски убили. Учитывая, что от Филиппин до Мексики около 17 тыс. км, солдату никто не поверил. Более того, несчастный лопат под суд инквизиции за распространение столь невероятных слухов о собственном перемещении в пространстве на такое расстояние. Солдата казнили, а несколько месяцев спустя приплывшие из Манилы матросы в деталях подтвердили рассказ несчастного.

С 1620 по 1631 годы послушница одного из католических монастырей Мария, будто бы неотлучно находясь в Испании, тем не менее ухитрялась вести миссионерскую деятельность в Центральной Америке. Для этого она совершала многократные (по некоторым сведениям свыше 500 раз) и мгновенные перемещения через Атлантику. Все эти годы она вела дневник, где описала Землю в виде вращающегося голубого шара, а также жизнь и быт индейцев. Рассказы самой Марии о ее путешествиях и деятельности вызвали недоверие окружающих. Однако в 1630 году вернувшиеся из Америки путешественники и среди них святой отец Атонсо де Бенавидес из миссии Исолито в Нью-Мексико подтвердили: все факты, касающиеся индейцев в описании Марии, соответствуют истине. Мало того, сами индейцы затем неоднократно описывали визиты «госпожи в голубом» и показывали подаренные ею чаши, специально изготовленные в Европе для данного монастыря.

А вот вам свидетельства уже нашего времени. В начале 1968 года аргентинец Же радо Видал с женой отправились на машине вслед за другой четой, также ехавшей в собственной машине, навестить общих знакомых. Путь предстоял не такой уж долгий по современным понятиям — около 270 км из городка Часкомус в местечко Майцу. Однако вскоре ехавшие впереди заметили, что машина Видалов не следует за ними, и вернулись, решив, что случилась поломка. Однако ни супруги, ни их машина обнаружены так и не были. Лишь спустя два дня последовал телефонный звонок пропавших из…Мехико, находящегося в 64 000 км от Аргентины! Как они там оказались, супруги и сами имеют весьма туманное представление. Следуя за машиной своих знакомых по дороге, они попали как бы в полосу густого тумана и потеряли сознание. А когда пришли в себя примерно через 2 часа, оказалось, что их машина как будто слегка опалена паяльной лампой, а сами они находятся на незнакомой дороге и, как вскоре выяснилось, в другой стране.

О подобных перемещениях, происходивших с ним самим, пишет в своей книге и знаменитый экстрасенс Ури Геллер. В пятницу 9 ноября 1973 года в 18.05 живший тогда в Нью-Йорке Геллер спешил в сторону своего дома, чтобы переодеться и попасть в гости к своему приятелю Андриа, жившему в Оссинге — районе, находящемся примерно в 30 милях от Манхетгена, где находился в тот момент Геллер.

…«Вдруг мне показалось, что я бегу не вперед, а как бы назад, — описывает этот случай сам Геллер. — Может быть, так оно и было. А потом я почувствовал, что меня неудержимо тянет куда-то вверх. Я перестал ощущать вес своего тела. Закрыв от неожиданности глаза, я почти тут же открыл их и обнаружил, что нахожусь в воздухе, стремительно приближаясь к окнам какой-то веранды, одно из которых было затянуто сеткой от комаров. Пытаясь избежать столкновения с этой сеткой, я развернулся плечом вперед и прикрыл лицо руками. Пробив сетку насквозь, я пролетел в комнату и грохнулся на круглый столик из толстого стекла. Сперва я ударился об него руками и, проскользнув дальше, упал вниз, задев деревянное основание столика..»

Вот таким странным образом Ури Геллер очутился в доме своего друга. Причем с момента, когда он побежал к своему дому, чтобы переодеться, до момента, когда он приземлился в куче стекла за 30 миль, произошло всего около 10 минут. То есть говоря иначе, Ури должен был перемещаться в пространстве по крайней мере со скоростью самолета.

Еще один случай произошел 14 февраля 1986 года там же, в Нью-Йорке. Свидетелем его был приятель Геллера писатель Г. Плэйфайр. Вот как он описал случившееся. Ури находился в спальной и разговаривал по телефону, когда вдруг раздался некий свист и писатель «увидел два маленьких золотых предмета, которые были похожи на небольшие шарики. Пока я искал их на полу, позади меня раздался сильный звук и еще один шарик показался на ковре примерно на расстоянии фуга от того места, где я находился. В этот же момент в комнату вошел Ури и сказал, что только мимо него «что-то» пролетело. Что именно, ни он, ни я найти не смогли.

Я показал ему три шарика (а вскоре обнаружил на полу и четвертый). «Откуда они могли взяться?» — спросил я.

Секунду он рассматривал их. «Они являются частью устройства Меира, — ответил он. — Последний раз я видел их на фабрике в Израиле».

Он немедленно позвонил Меиру и попросил его открыть сейф, где хранились шарики, и пересчитать их. Их должно быть 100. Вскоре перезвонил Меир и сообщил, что шесть шариков отсутствовали. Даже спустя несколько месяцев мы так и не смогли обнаружить еще два.

Так или иначе я убедился в том, в чем до меня убедились многие: необъяснимые вещи происходят в присутствии Ури Геллера».

И все-таки, несмотря на такое категоричное заявление, давайте попробуем хоть как-то объяснить феномен практически мгновенного перемещения в пространстве людей и предметов. Опыт прошлого учит нас, что любое чудо может иметь под собой какую-то физическую подоплеку.

В данном случае подсказку удаюсь обнаружить в одном фантастическом рассказе. Его автор описывает чудака-строителя, который построил дом столь причудливой формы, что, сам того не подозревая, ухитрился во время строительства разместить свое творение не только в четырех измерениях нашего мира, но и частично — в пятом. И понятное дело, в таком доме стати происходить разного рода чудеса. Например, когда однажды его обитатели при начавшихся подземных толчках выпрыгнули из окошка, чтобы спастись, если вдруг дом обрушится при землетрясении, то с удивлением обнаружили, что их прыжок со второго этажа не такого уж высокого строения оказался длиной в тридцать с лишним миль.

Суть такого мгновенного перемещения можно объяснить с помощью простейшего наглядного примера. Попробуйте представить неких двумерных существ, живущих на поверхности плоского бумажного листа. И вот в один прекрасный день одному из этих существ вдруг пришла в голову фантазия подпрыгнуть. Что бы произошло? А то, что на глазах остальных он вдруг бы исчез, переместился из двухмерного мира в третье измерение, а потом появился бы снова как бы ниоткуда.

Мы с вами живем в четырехмерном мире, четвертой координатой которого условно считаем время. Ну а если время от времени для кого-то открывается канал в пятое или шестое измерения? Понятное дело, в глазах окружающих человек или предмет могут мгновенно исчезнуть. И где они потом окажутся, это зависит от того, какие пункты соединяет между собой вход и выход этого туннеля, проходящего через иное измерение.

Конечно, такое объяснение достаточно абстрактно; пока никому не удалось подтвердить существование их измерений с помощью эксперимента Однако все-таки, наверное, лучше хоть какое-то объяснение, чем никакого?..

В заключение добавим, что подобные путешествия, как правило, не обходятся для путешественников так уж безвредно. У того же Ури Геллера после его «путешествия» некоторое время кружилась голова, он чувствовал слабость во всем теле. Супруги Видал (которые, помните, переместились вместе со своим автомобилем?) ощущали боль в затылках, а некоторые другие «путешественники» жаловались на временное беспамятство…

Так что перемещение «со скоростью мысли», наверное, не такое уж безопасное дело. Прежде чем пользоваться внепространственными туннелями, неплохо было бы изучить, к каким последствиям для путешественников это может привести. И лишь после этого вывешивать плакат: «Пользуйтесь услугами Хронофлота!»…

С. Б. Бузиновский
СЕМЬ ПЕЧАТЕЙ ВОЛАНДА!


Автор:

БУЗИНОВСКИЙ СЕРГЕЙ БОРИСОВИЧ — художник-дизайнер из Барнаула. Первая работа выходила в «Знаке вопроса».


«— Эти добрые люди, — заговорил арестант и, торопливо прибавив: — игемон, — продолжил: — ничему не учились и все перепутали, что я говорил. Я вообще начинаю опасаться, что путаница эта будет продолжаться еще очень долгое время…»

М. Булгаков. Мастер и Маргарита

К ЧИТАТЕЛЯМ

Три десятилетия подряд интерпретаторы и дешифровщики вертят в руках магический кристалл «Мастера…» Чего только не углядели между строк — даже Ленина и Сталина. Булгаковеды ищут второе, потаенное дно романа. Никто не сомневается в том, что клад существует: «Ваш роман вам принесет еще сюрпризы», — обещал Воланд. Какие же тайны запечатал он своей древней печатью — каменным жуком-скарабеем с вырезанными на спинке письменами?

В одной из ранних редакций романа Иешуа дважды повторяет: «Путаница продлится ровно две тысячи лет». Завещанные сроки поджимают — и надо, наконец, разобраться в самом блистательном из булгаковских розыгрышей.

…Воланд. Он же — сатана. Сатана прилетает в пролетарскую столицу и учиняет инвентаризацию покойных негодяев («Великий бал у сатаны»). Но это, как известно, «проходит по другому ведомству»: сошествие Спасителя в ад. «И было видение в аду», — из сцены в писательском ресторане. Не случайно в булгаковской Москве — запах серы, адская жара, ресторанная бесовщина и прочие инфернальные подробности. «Князь тьмы» убеждает литераторов поверить в Бога. Он рассуждает о милосердии, пророчествует, наказывает грешников и устраивает счастье двум влюбленным.

… Мы публикуем две главы из книги «Семь печатей Воланда», издание которой готовится в Барнауле.

ПЕРВАЯ ПЕЧАТЬ

Странный сатана…

Воланд «одет в одну ночную длинную рубашку, грязную и заплатанную на левом плече». Но это же «старенький разорванный голубой хитон» Иешуа — те самые «грязные тряпки, от которых отказались даже палачи»! Там же: «Под левым глазом у человека был большой синяк, в углу рта — ссадина с запекшейся кровью». У Воланда левый глаз — «пустой», «мертвый», а «угол рта оттянут книзу». Иешуа страдал на кресте, — «сжигаемый солнцем» — «кожу на лице Воланда как будто бы навеки сжег загар». Оба — одинокие, «путешественники», полиглоты, про обоих говорят, что они сумасшедшие. Иешуа арестован, Воланда пытаются арестовать. Появление того и другого сопровождается буйством природы: сначала адской жарой, затем — ураганом, молниями, потоками воды… И, наконец, вспомним — чем пахло в комнате Воланда? Серой и смолой! Сера — это понятно, а вот смола — как раз наоборот: мирро, благословенная смола богослужений, подарок волхвов маленькому Иисусу. Мирро упоминается и в том месте Евангелия, где женщина умащивала Христа.

«Одним мирром мазаны»?

Но не все просто и с запахом серы — это древний и почти повсеместный способ зашиты от злых духов! И, как все языческое, сделалось атрибутом дьявола.

Воланд и Иешуа говорят: евангелисты все напутали. Они убеждают своих собеседников в том, что «перерезать волосок уж, наверно, может лишь тот, кто подвесил». И оба незамедлительно доказывают этот тезис.

«Ночь густела, летела рядом, хватала скачущих за плащи и, содрав их с плеч, разоблачала обманы. И когда Маргарита, обдуваемая прохладным ветром, открывала глаза, она видела, как меняется облик всех летящих к своей цели…»

Грим и бутафория. Обман, Но вот маски сброшены: «Воланд летел тоже в своем настоящем виде…»

Кто же он — настоящий?

В Варьете маг спрашивает: «Изменились ли эти горожане внутренне?»

«Да, это важнейший вопрос, сударь», — соглашается Коровьев.

Открытым текстом: смысл миссии Воланда! Шестая часть планеты пережила мировую войну и кровавую ротацию социума — то, что Булгаков прозрачно обозначил как «квартирный вопрос»: «Мир хижинам, война дворцам!» Историю пришпорили, но изменился ли индивид? Сеанс в Варьете — жестокий тест. Фокус с отрыванием головы, фальшивые червонцы и колдовской магазин как рентгеном высвечивает души зрителей: «Они — люди как люди. Любят деньги, но ведь это всегда было. Человечество любит деньги, из чего бы те ни были сделаны, из кожи ли, из бумаги ли, из бронзы или золота. Ну, легкомысленны… ну, что ж… и милосердие иногда стучится в их сердца…»

Но: «Квартирный вопрос только испортил их».

Что-то здесь не так… Сатана не может быть озабочен деградацией человеческого духа по определению, как говорят математики. На сцене Воланд в черном. Черный цвет — символ тайны: черный — темный — тайный. Не случайно маг выступает в черной полумаске — скрывает лицо. Истинное лицо!.. Булгаков постоянно подчеркивает почти до потери чувства меры: сатана — «артист», «замаскированный», «фокусник»…

Сюжет романа — испытание на человечность. Воланд — не сатана. Он — измеритель Добра и Зла. Дозиметрист. «И мера в руке его»…

У Дюрера один из всадников Апокалипсиса держит в руке «меру» — аптекарские весы. «Поздравляю вас, гражданин, соврамши!»: мерой древних иудеев была трость! Мерой длины, разумеется… Но Иоанн Богослов об этом и пишет: «Говоривший со мной имел золотую трость для измерения города…» Город святого Писания — Новый Иерусалим, иначе говоря — Град Божий. Самому Иоанну выдана была другая трость — не золотая — для «замера» нынешнего человечества: «И дана мне трость, подобная жезлу…» А Воланд «под мышкой нес трость с черным набалдашником». Не золотую. Эта трость появляется неоднократно — то она становится похожей на шпагу, то маг опирается на шпагу, как на трость. И, конечно, Воланд и его свита летят на черных конях: «Я взглянул, и вот конь вороной, и на нем всадник, имеющий меру в руке своей»…

«Трость, подобная жезлу», выданная Иоанну, обернулась дирижерским жезлом Иоганна Штрауса на балу. Случайность? Похоже, в булгаковском романе нет места случайности — это имя неотвязно следует за Воландом. Иваном зовут и одного из первых собеседников мага. Многие исследователи заметили, что Ивану Бездомному в романе принадлежит совершенно особое место. И что словно для него одного было разыграно все это действо. Отметим и явную связанность двух фигур — поэта и Воланда — подчеркнутую сходством множества деталей. Воланд — профессор, историк. Им же становится в эпилоге Иван. Воланд — путешественник, «без определенного места жительства». Иван — Бездомный. Воланд — «сумасшедший немец». Поэт попадает в клинику Стравинского. И так далее… Одна из глав называется — «Раздвоение Ивана». Столкнувшись с Воландом, Иван пытается делать то, к чему приучен не был — размышлять. «Новый Иван» спорит с «ветхим, прежним»…

Стоп!

Иван «ветхий», Иван «новый»… Последний из пророков Ветхого Завета — Иоанн Креститель. В Новом… — Иоанн Богослов!..

Круг замкнулся.

«Раздвоение Ивана»: не намек ли это на то, что на самом деле Иванов — двое? Иоанн… Воланд?! Булгаковский сатана подозрительно часто говорит о милосердии: в Варьете, в эпизоде с Фридой («Я о милосердии говорю…»), в разговоре с буфетчиком («помилосердствуйте!..»). Имя «Иоанн» в переводе с древнееврейского — Бог милосерден.

Воланд — немец: значит, Иоанн, Ганс. «Окаянный ганс!» — кричит он на Бегемота. Вслушайтесь: Ганс — Га-Ноцри.

Иешуа Га-Ноцри.

Иоганн.

Бал у сатаны — «бал ста королей». «Как подумаешь о том, насколько микроскопически малы их возможности по сравнению с возможностями того, в чьей свите я имею честь состоять, становится смешно и даже, я бы сказал, грустно», — так говорил Коровьев. Но библейский «Владыка царей земных» — это об Иисусе, а не о сатане!

Значит, Воланд — постаревший на двадцать веков Иешуа. Разве не обещал библейский Мессия прийти еще раз — перед «концом времен»?

«Аннушка уже купила масло». Сколько домыслов накручено вокруг этой знаменитой булгаковской фразы! А ведь все просто: ветхозаветная пророчица Анна первой объявила о грядущем Мессии-Помазаннике, то есть о Христе (греч. Христос — евр. Мессия, Помазанник).

Цари, первосвященники и пророки помазывались елеем — священным маслом. Кого ждала московская Аннушка?

Еще раз сравним «метеорологию» двух булгаковских пришествий. Ершалаим: «Тьма, пришедшая со Средиземного моря, накрыла ненавидимый прокуратором город…» Москва: «Эта тьма, пришедшая с запада, накрыла громадный город…»

Случайно ли совпадение: туча появляется вместе с Иешуа и Воландом? Туча — черная. Но апостол Лука и не обещал, что она будет светлой: «И тогда увидят Сына Человеческого, грядущего на облаке с силой и славою великою».

Кто же он, «высокий иностранец», прилетевший в Москву «с силой и славою великою»? Читающий да разумеет: «Высочайший придет на землю в образе человеческом, будет есть и пить с людьми в мире». Это — из раннехристианского «Завета Двенадцати Апостолов». Не случайно гастрономическая тема в романе так подчеркивается: «Среди лиц, садившихся со мной за пиршественный стол, попадались иногда удивительные подлецы!» Не намекает ли Воланд на библейского Иуду и Тайную Вечерю? Или на булгаковского Иуду из Кириафа, потчевавшего в своем доме Иешуа?

Так кто же посетил булгаковскую Москву «однажды весной, в час небывало жаркого заката»? Кто нашептал мастеру «Евангелие от Воланда», ждавшее своего часа двадцать столетий?

В писании обнаружено более 250 упоминаний о втором пришествии. Библия учит, что Мессия появится неожиданно, в другом облике и под другим именем: «И назовут Тебя новым именем». Воланд появился в Москве и, конечно же, не был узнан в своем опереточно-мефистофельском обличье. Не признали москвичи и маскарадное воинство его — «членов преступной шайки». Но разве Он не предупреждал: «Се, иду как тать…». «Тать» означает — вор, разбойник; беседуя с литераторами, булгаковский иностранец «воровски оглянулся». Воланд назвал Левия рабом, Ивана — дураком, Маргариту — королевой, отнял старое имя и саму память о нем у мастера: «И рабов своих назовет новым именем». Имя — это очень важно. «Черный бог», «бог разбойников», — кричит потрясенный казнью Левий. Бог усмехнулся: двадцать веков спустя в Москве появляется «черный маг» Воланд с «шайкой разбойников». В новой шахматной партии он играет черными («… в смежных клетках, белой и черной, виднелись черные всадники Воланда»). По тем же правилам он пришел не с востока, как обещал ученикам Иисус, а с запада. И, конечно, ряженого богочеловека не узнали даже те, кто возвестил о его приходе — мастер и Иван Бездомый.

Надо особо отметить: сам Воланд прямо свое «инкогнито» не раскрывает — ни в Ершалаиме, ни в Москве. Как Иисус, которого Христом (Мессией) объявили ученики. Мага называет «сатаной» мастер — с точностью до наоборот! Тогда же в палате № 117 впервые прозвучало его новое имя — Воланд. В своей бесконечной доброте московский Мессия позволяет именовать себя «сатаной» и «плодом галлюцинаций» — как и в Ершалаиме, где он не обижался на «лжеца» и «собаку». Только доведенный до отчаяния двумя атеистами, гость пролетарской столицы в сердцах восклицает: «Поверьте хоть в то, что дьявол существует!»

Второй Мессия — «Искупитель». «Сегодня такая ночь, когда сводятся счеты», — говорит Воланд. Отсюда и тема денег в романе, особенно фальшивых. Понятным становится и эпизод со сдачей валюты. Искупление вины, прощение: Фрида, Пилат, Берлиоз, Иван, Варенуха, фиолетовый рыцарь, Николай Иванович… «Кот…, откуда-то добыл печать, по всем правилам подышал на нее, оттиснул на бумаге слово «уплочено».

И, наконец, Мессия, как обещал, «отделил агнцев от козлищ». Увы, даже самые лучшие из «агнцев» не заслужили Свет!

Каноны соблюдены. Христиане ждут, что Мессия восславит Иисуса в день второго пришествия — об этом и шла речь на Патриарших прудах. Он должен явиться перед «концом времен», «в день, которого не бывало». Сделано! В Москве «небывало жаркий закат». С четырех концов загорелась столица, плавится солнце, разламывается луна, «тьма пришла» — все признаки надвигающегося Апокалипсиса! Маргарита разбивает часики — «и времени уже не будет». Далее: «… нет уже давно и самого города, который ушел в землю и оставил по себе только туман».

Все счеты сведены. Исполнилась: «придет же день Господень, как тать ночью, и тогда небеса с шумом прейдут, стихии же, разгоревшись, разрушатся, земля и все дела на ней сгорят…».

Христиане ожидают Иисуса. «Мастер и Маргарита» — роман о втором пришествии. И о том, как Мессию опять не узнали: не случайно Булгаков подчеркивает, что лицо Иешуа — «обезображенное», «неузнаваемое».

«Лысеющий лоб» Воланда, изборожденный страданием, разве это не ясный намек на Лысую гору, чье второе название — Лысый Череп?

«Человечество будет смотреть на солнце сквозь прозрачный кристалл», — говорил Иешуа. В «Откровении» Иоанна Богослова перед Божьим Престолом расстилается море, «подобное кристаллу». Светило над Новым Иерусалимом — блистающий кристалл. А у Воланда — чудесный хрустальный глобус! Он дарит Маргарите золотую подкову, усыпанную бриллиантами: буква «омега» — знак счастливого конца «Все будет правильно!» — обещает маг. «Я есмь Альфа и Омега, начало и конец», — так называл себя Тот, Кто говорил с Иоанном Богословом. Но он же сказан «Я, Иисус…»

Средневековые художники, выполнявшие иллюстрации к «Откровению», обычно изображали триединого Бога в виде сияющего треугольника. Этот же знак мы видим на часах и портсигаре Воланда: «На крышке его сверкнул синим и белым огнем бриллиантовый треугольник»…

А бал в квартире № 50 — это, конечно, праздник пятидесятницы. «Ну, натурально!» — сказал бы Коровьев. В тот день Дух Божий сошел на учеников Его, и три тысячи неофитов присоединились к ранее уверовавшим («Народу!» — тут Коровьев ухватился за щеку, как будто у него заболел зуб…».) «Сошествие Духа» наблюдалось в конце бала: «Разве я позволил бы себе налить даме водки? Эго чистый спирт!» «Дух» по-латыни — «спиритус». Если верить Библии, Дух этот сошел на каждого из учеников в виде языка пламени. У Булгакова — пожары: «загорелось как-то необыкновенно…» Не символ ли это, не знак ли чего-то другого? «Огонь пришел Я низвесть на землю и как желал бы, чтобы он уже возгорелся». «Огонь» Иисуса «необыкновенный»: огонь Истины, Слово Божие…

…Версия о втором пришествии выстроилась прямо-таки с подозрительной легкостью. И чудится ехидная усмешка Михаила Афанасьевича. Увы, читатель, очень похоже на то, что посмеялся над нами Булгаков.

Казни-то ведь никакой не было! «Померещилось», — объяснял Иешуа Пилату, идя по лунной дорожке. В Ершалаиме померещилась казнь, в Москве, как явствует из эпилога, никто никого не отравлял и никто не улетал из подвала — Маргарита тихо скончалась у себя в особняке, мастер — в палате № 117. Может, и не встречались они никогда, не горела рукопись, да и рукописи-то никакой не было? Ничего не случилось и с булгаковской Москвой — никакого Апокалипсиса и «конца времен».

«Померещилось»…

Вспомним: кто был непревзойденным мастером иллюзий? Кто искушал Иисуса, показывая ему «все царства мира и славу их»?

Сатана.

«Воланд махнул рукой в сторону Ершалаима, и он погас…»

А Иешуа?.. Родился не в Вифлееме, а в Гамале — «на севере». Но библейский север — сторона дьявола: «Выше звезд божьих вознесу престол мой, и сяду на горе в сонме богов, на краю севера». Иешуа назван «бунтовщиком» и «мятежником» — аллюзия на бунт Люцифера и апокалиптическую «Войну в небесах». С библейским «змием» и «драконом» роднит его и то, что он назван «обольстителем народа». Отчетливо прозвучало и слово «лжец». Эго же атрибут сатаны: «лжец и отец всякой лжи»! «Утренней звездой» назвал себя Иисус в «Откровении». Но Венера — звезда Люцифера! Не случайно Венера трижды поминается в романе, а в конце главы «Погребение» «на другом конце неба было видно беловатое пятнышко утренней звезды»!

…Снята первая печать: Иешуа и Воланд — это одно. «Два в одном — всего три», — говорят оккультисты Востока и Запада. Божественная Триада. Воланд пытается объяснить это Левию Матвею — впрочем, без малейшей надежды на успех: «Что бы делало твое добро, если бы не существовало зло?»

… Если в тексте есть тайный сюжет, то все «внешнее» — камуфляж. Мистификация. Похоже на шахматную доску, укрытую платком. Фигуры угадываются: вот — конь, это — король… Но какой — белый, черный? Все они — ряженые.

Внешний сюжет «Мастера…» выдержан в парадигме христианства — от страстей Голгофы до народных суеверий о «нечистой силе». Христианскую мысль движет оппозиция Иисуса и Сатаны. Или — или… Единый космос рассыпался на мельчайшие осколки в разбитом зеркале биполярного отражения. Вот почему в булгаковском романе все разбито — стекла, зеркала, часы, витрины, дорожный знак, пенсне… «Мелькнула луна, но уже разваливаясь на куски…», «ломаное солнце» сверкает в тысячах окон…

Но те, кто записывал, «ничему не учились и все перепутали», — убеждает нас Иешуа, ставший Воландом. «Все едино» — совсем не христианская мысль. Сквозь тонкий флер ершалаимской драмы явно просвечивает нечто иное…

ВТОРАЯ ПЕЧАТЬ ВОЛАНДА

Начало романа — спор о существовании Иисуса. «Невежественный» Иван изобразил Христа «ну совершенно как живого», а «образованный» Берлиоз утверждал, что Иисуса никогда не было в живых. «Нет ни одной восточной религии, — говорил Берлиоз, — в которой, как правило, непорочная дева не произвела бы на свет бога…» Он вспомнил Озириса, Таммуза, Мардука, Вицлипуцли, Атгиса и целый ряд других Спасителей, демонстрирующих поразительное сходство в обстоятельствах рождения, жизни и смерти. Христиане не придумали ничего нового, и сама история казни Христа — «простые выдумки, самый обыкновенный миф». Берлиоз исправно повторяет главный довод «образованных» атеистов — но зачем? Здесь — момент истины: редактор в чем-то ошибся, и его голова незамедлительно покатилась по булыжнику Бронной.

«Самый обыкновенный миф»?..

«Мифы суть сосуды, — учил Платон, — носители великих истин, весьма достойных, чтобы их искали».

Кажется, яснее не скажешь! Но мы высокомерно уподобляем древних маленьким детям: громыхнул гром — видно, кто-то очень большой ударил своей дубиной. Либо — олицетворение природных циклов. Боги как персонажи сельхозкалендаря: праздник Диониса — к сбору винограда…

«Мифы суп, сосуды…»

Образованный читатель увидит в романе массу аллюзий на мифы индийские, иудейские, греческие, иранские, египетские, скандинавские… Нужно только различить знакомые символы в пестром узоре внешнего сюжета. Этот первый слой скрытых образов «Мастера…» еще достаточно прозрачен. Единственная трудность состоит в том, что знаки и атрибуты каждого из богов угадываются в словах и действиях многих персонажей, прячутся в самых неожиданных закоулках текста. Известно увлечение Булгакова магией букв и чисел, и в своем последнем романе писатель виртуозно выстраивает шарады из нот, цифр, цветов, минералов, металлов, растений, животных и т. д.

…В самом начале романа и почти в конце Воланд как-то немотивированно хохочет. Бесполезно искать здесь «психологию» — это символ. Заметим, что слово «хохот» употреблено четыре раза. Немотивированный повтор слова — верный признак шифра. Иван называет таинственного незнакомца «заграничным гусем»: хохочущий гусь — намек на древнеегипетского гуся-демиурга, Великого Гоготуна, снесшего золотое яйцо Вселенной. Хохот — его божественный атрибут, поэтому Воланд «никого не испугал и смехом этим не удивил». Не случайно маг и его свита поселились в квартире ювелира Фужере — Булгаков намекает на знаменитого Фаберже, чьи золотые пасхальные яйца украшают лучшие музеи мира.

Первый в перечне Берлиоза — «египетский Озирис, благостный бог и сын Неба и Земли», умирающий и воскресающий благодетель человечества. Он — бог-цивилизатор: отменил кровавые жертвоприношения, смягчил нравы, обучил ремеслам. Убит братом Сетом. Озирис изображался в виде спеленутого человека-мумии. Можно признать случайным то, что Иешуа несколько раз назван «связанным». Но и поэт Бездомный в клинике — «спеленутый, как кукла». Озирис — «он-нофре», «доброе существо», Иешуа Га-Ноцри всех называет «добрыми людьми». На некоторых изображениях бог держит виноградную лозу или оплетен ею. Этот символ часто встречается в романе. Фигуру доброго бога всегда окрашивали в зеленое: зеленый цвет преобладает в «Мастере…» Озирис — спаситель душ, владыка живущих после смерти.

Каменный жук на груди Воланда — это тоже Египет: гемма фараонов. Жук-скарабей — символ бога утреннего солнца Кхепри (Воланд: «…кхе…кхе…саркома легкого…»). Вечернее солнце у египтян олицетворял бог Тум (Атум): в сцене, где Маргарита заходит в квартиру № 50, писатель зачем-то трижды повторяет слово «тумба». А зачем в романс кричат: «Ба!» и тоже трижды? Интересное совпадение: словом «ба» древние египтяне именовали человеческую душу. В романс целые россыпи междометий «ах». А также чересчур много… луны: «Луна властвует и играет, луна танцует и шалит…» Между этими множествами существует прямая связь: «Ах» на языке строителей пирамид — «луна»! Да и в какой еще стране кот — «древнее и неприкосновенное животное»? Но там же была и великая небесная корова, символическая мать, кормящая фараонов молоком мудрости: «Коровьев»?.. Но Коровьев — «хормейстер», у него усики — «как перья»: бог солнца, соколиноголовый Хор (Гор)!

Видимо, для автора особое значение имело слово «сеть»: пять раз подряд на одной странице! «Я сделаю вас ловцами человеков», — обещает Иисус рыбакам. Сети видны и на некоторых изображениях буддийского Майтрейи — «Грядущего Господа». Но у Булгакова сеть появляется в той самой главе, где чекисты пытаются арестовать Бегемота. Сет — один из главных богов египетского пантеона, а бегемот — посвященное ему животное! Завоеватели Древнего Египта — гиксосы — соединили это имя со своим божеством Ан (Небо) и получили Сет-ана. По другим источникам — Сат-ана. Не отсюда ли булгаковский «сатана»? Воланд — «иностранец», Сет (Сетан, Сатан) — «бог чужих стран». Азазелло назван «демоном безводной пустыни», Сет — бог пустыни. Не случайно и Бегемот рассказывает о своих блужданиях по пустыне. А в самом начале первой главы — там, где Булгаков на целый абзац растянул ту простую мысль, что вокруг собеседников никого не было, он зачем-то подчеркнул еще раз: «Пуста была аллея». Сет — «бог разрушительного солнечного жара». В романе — «раскаленная» Москва «в час небывало жаркого заката». И «солнце, с какой-то необыкновенной яростью сжигавшее в эти дни Ершалаим». «Коллаборационизм» Сет-ана привел к тому, что после изгнания гиксосов он стал богом зла (Левий Матвей: «Я к тебе, дух зла!..»). А его главные священные животные — бегемот, осел, свинья сделались «отвращением для богов». Воланд смотрит на свиноподобного Николая Ивановича «с отвращением». Иешуа: «У меня и осла-то никакого нет, игемон…» К именам животных Сета прибавлялись такие эпитеты, как «буря», «ураган», «мятежник», «восстание» — все эти слова встречаются неоднократно. В начале своей «карьеры» Сет считался покровителем царей (у Воланда — «бал ста королей»), но позже его очернили. Сравните: Иван в поэме рисует Христа «черными красками», Левий Матвей в гневе кричит своему богу: «Ты черный бог!» В битве двух богов Сета и Гора есть пикантный момент: Гор лишается глаза, а Сет теряет мужское достоинство. Воланд удачно совмещает черты обоих врагов: его правый глаз — мертв, и, конечно, он — холостой и «совершенно безопасный иностранец»!

Любопытно и поучительно: в период Древнего Царства Сету приписывали победу над змеем Апопой, но уже в Среднем Царстве опальный Сет, спаситель Солнца-Ра и победитель Тьмы-Апопы, непостижимым образом сам становится темным богом Сетом-Апопой. Затем история повторяется: один из победителей Сета — светлый бог мудрости Тот — через многие столетия обернулся темным божеством, повелителем луны и проводником в царство мертвых. Мало того, Тоту переходит исконный титул Сета — «бог чужеземных стран». А западный оккультизм издревле объединяет египетского Тота, греческого Гермеса и римского Меркурия в одну легендарную личность — Гермеса Трисмегиста, первого цивилизатора человечества.

Как сказал бы Коровьев — «прошу заметить»: булгаковский мастер — с маленькой буквы. А все булгаковеды, словно сговорившись, пишут с большой. Но истинный автор «романа о Пилате» — Воланд. Не случайно рассказ о казни он начинает словами из романа мастера. Прямо по тексту. «В белом плаще с кровавым подбоем…» И потому мастер мгновенно узнает «иностранного консультанта», описанного Иваном: «Воланд!» А буква М, вышитая на шапочке Маргаритой, — перевернутая W — «двойное вэ» Воланда. Он — Великий Мастер — Гроссмейстер, — играющий свою партию живыми фигурами: «Шахматные журналы заплатили бы недурные деньги, если бы имели возможность ее напечатать». Но буква М и сама по себе означает «великий» — в буквенной символике средневековых чернокнижников: от греческого «мега» или древнеиндийского «маха». Булгаков упорно именует Воланда магом — «маг» в переводе в древнеперсидского — «великий»!

«Трижды романтический мастер», — сказал Воланд. В первых редакциях — просто «романтический». Нет ли здесь ключа? Трижды… Мастер? Три буквы М — мастер, Маргарита, Воланд (М — перевернутая W!)

«Мега» — «великий», «мегист» — «величайший». Три «М» — «триждывеличайший»? По-гречески — «трисмегист». «Тот Гермес Меркурий Трисмегист — Мастер всех наук и искусств, Знаток всех ремесел, Правитель трех миров, Писец Богов и Хранитель Книг Жизни» — так титулуют эту таинственную личность черные книга западного оккультизма (не забудем: «черные книги» — темные, секретные. Иначе говоря, зашифрованные!) В эпоху эллистического Египта почитание Трисмегаста — бога мудрости и письма — достигло апогея. Он именуется также «распределителем времени»: «Праздничную полночь приятно немного и задержать», — говорит Воланд, остановив луну. Не случайно алмазный треугольник украшают именно часы. Это — атрибут «распределителя».

Маг Воланд — Левию Матвею: «… не успел ты появиться на крыше, как уже сразу отвесил нелепость, и я тебе скажу, в чем она — в твоих интонациях…»

Сравним: «Тот — великий магик и умеет произносить волшебные изречения с правильным ударением и интонацией» (Иллюстрированная история религий». — М.: 1899).

Воланд объясняет свой приезд желанием разобрать рукописи одного чернокнижника. Ясный знак: булгаковская книга также зашифрована. И писатель так настойчиво повторяет: «Прошу заметить! Воланд — профессор, историк, полиглот, «князь тьмы». Иначе говоря — Мастер, Знаток, Хранитель, Правитель — титулы Трисмегиста. А также «Писец Богов»: «Я лично присутствовал…» Большинство персонажей романа — литераторы («писцы»). Писец-секретарь Пилата, «ихний секретарь» — рекомендуется Коровьев. А сочиняют в «Мастере…» все поголовно: романы, поэмы, истории болезни, доносы, телеграммы, протоколы… Иван Бездомный клянется не писать стихов: «Я другое хочу написать…»

Гермес, бог письменности — «Трижды величайший». Булгаковский мастер — «трижды романтический». «Трижды романтический» — три «ро». «Ро» — «царь». По-древнеегипетски. А в древнегерманском языке «ро» — «славный». Эта морфема прослеживается в именах — Роберт, Роджер, Роман… Воланд — «пожалуй, немец», и три «ро» — «триславный. Но именно так переводили титул Гермеса русские авторы в начале нынешнего века.

«Люди — смертные боги. Боги — бессмертные люди. Счастлив будет тот, кто это поймет!» — так говорил триждывеличайший Мастер. Тот подарил египтянам буквы и числа, вел летопись, предсказывал грядущее. Греки звали его Гермесом, посредником между богами и людьми. В Древнем Риме он был известен как Меркурий. Его алхимический символ «ртуть», «его» день недели — среда. Именно в среду маг появился в Москве и предсказал судьбу Берлиозу: «Меркурий во втором доме… луна ушла… шесть — несчастье…» Астрологический антураж не случаен: Меркурий считался также покровителем магии и астрологии. Астрологи знают, что символический цвет планеты Меркурий — желтый. Не потому ли Маргарита вышивает букву М желтым шелком, а в руках у нее — желтые цветы?

На великие тайны наброшено цветистое покрывало мифов: один из них представляет крылатого вестника богов покровителем торговцев, шулеров и фокусников. «Парижский магазин» в Варьете, деньги-оборотни, сон Босого, сцена наставления буфетчика и рассказ Коровьева о квартирном аферисте — веселый намек на широкоизвестную ипостась Меркурия.

«Я — сторожевой пес Божественного Пастуха!» — говорил Гермес. Трость Воланда — с набалдашником в виде собачьей головы. У Пилата — гигантский пес Банта. О собаках благожелательно отозвался Иешуа. Маргарите перед балом надевают золотую ладанку с изображением черного пуделя, под ноги ей положили подушечку с тем же пуделем, но вытканным золотом. Мелькнул в романе и розыскной пес Тузбубен. Персонажи Булгакова без конца рычат и скалятся, и даже Бегемот тявкает! Очень многозначительный намек — и, возможно, не только на Гермеса: Левий Матвей видит собачий череп на Лысом Черепе, где, по преданию, захоронен череп Адама…

…Но как все сплелось! Озирис, Сет, Алопа, Тот… В древних и современных оккультных книгах Трисмегист изображается попирающим Тифона, злого дракона. Но от дракона же — «Великого Огненного Дракона» — он получил знание о природе мира и сути богов. У Булгакова черепица Ершалаимского храма — как чешуя дракона. А «облачный змей» Алопа, «повелитель тьмы» — то самое страшное черное облако, наползающее с запада: «Тьма пришла в Ершалаим со стороны Средиземного моря…» Булгаков уточняет: «Странную тучу принесло со стороны моря… Она уже навалилась своим брюхом на Лысый череп…» И сам Воланд — как туча, как древний облачный змей Алопа: «Плащ Воланда вздуло над головой всей кавалькады, этим плащом начинало закрывать вечерний небосвод…»

Гермес Трисмегист — проводник в царство мертвых, Спаситель. «Я поведу вас к спасению», — говорил он.

«По этой дороге, мастер, по этой!..» — такими были последние слова Воланда, провожающего влюбленных в жизнь после смерти.

«Блажен будет тот, кто пойдет по дороге Озарения!» — последняя строчка из единственного трактата Гермеса, дошедшего до наших дней. Эго — «Изумрудная скрижаль», инструкция по духовной трансмутации. Она была вырезана на огромном плоском изумруде — не оттого ли весь роман залит зеленым герметическим светом? Зеленеют липы на Патриарших, бухгалтерские бланки, доллары в сортире. Зеленая лента на шляпе буфетчика, зеленая лампа и зеленая клеенчатая сумочка, зеленоспинные ящерицы и зеленое платье госпожи Тофаны… «Луна заливала площадку зелено-ярко». И — «брынза не бывает зеленого цвета, это вас кто-то обманул».

Сияет правый глаз Воланда, а левый — мертв. В другом месте Булгаков называет левый глаз мага «колодец всякой тьмы и теней». Солнце и луна: правый глаз человека соотносится с солнцем, левый — с луной. Это — из знаменитой «Ятроматематики», древней книги по врачеванию, приписываемой Гермесу. Но почему луна — «обитель всяких теней?» Одна из ипостасей Тота-Гермеса — владыка луны, царства душ, ожидающих нового воплощения. Если угодно — чистилище. Космос, по Гермесу, разделен на две части: подлунный мир и сияющий эфир (свет). Мастер не заслужил свет, и царь подлунного мира, «повелитель теней» Воланд наградил его покоем. Обыгрывается и слово «эфир»: «Пойду приму триста капель эфирной валерьянки!» — говорит Коровьев.

Луна «царствует» в романе, но в облике Воланда и его свиты преобладают солярные знаки. Меркурий — околосолнечная планета. Древние даже считали ее «тайным Солнцем». Коровьев: «Солнце склоняется, нам пора». Каменные львы в Ершалаиме, застежки в виде львиных морд, Азазелло — огненно-рыжий, Бегемот, позолотивший усы… Все это — солнечная символика. Булгаков поразительно настойчив: наигравшись «в войну» с агентами ОГПУ, кот улетел — «смылся в заходящем солнце»!

Булгаков искусно обыгрывает атрибуты солнечного Гелиоса — шар (хрустальный глобус Воланда — «освещенный с одного бока солнцем»), рог изобилия (кушанья и напитки в устрашающих количествах), летающие кони, солнечные часы, горы (Воробьевы), роскошный дворец, хитон… Не забыты и второстепенные детали мифа. Именно с Гелиосом связана тема яда («Яду мне, яду!») — этим занимались дочь и внучка солнечного бога — Цирцея и Медея. Волшебная мазь, подаренная Маргарите, вызывает в памяти волшебную мазь Гелиоса, которой он намазал своего сына Фаэтона. Намек на ту трагическую историю остроумно спрятан в эпизоде прибытия Маргариты на бал: «буланая открытая машина», которая «обрушивается» (!) на остров — это, безусловно, фаэтон — распространенный в 30-е годы тип открытого автомобиля с мягким откидным верхом. После гибели Фаэтона его сестры — гелиады (Гелла?) — очень опечалились.

В «ершалаимской» части романа щедро выписан красавец-легат Аполлон! Даже плащ, живописно переброшенный через левую руку, вызывает ассоциации со знаменитой статуей Асохара Случайность? А не припомните ли, как звали председателя Акустической комиссии, который требовал непременного разоблачения фокусов? Аркадий Аполлонович! Между прочим, солнечного Аполлона называли также Музагетом — «повелителем муз». Какое прекрасное совпадение: известный балет «Аполлон-Музагет» был создан И. Стравинским, однофамильцем булгаковского профессора из «дома скорби»! Кто будет спорить с тем, что Маргарита — типичная муза, вдохновляющая мастера? Буква М — печать Аполлона? А почему, собственно, «мастер»? М-астер… Астер, Астерос?.. Но Астерос — остров, на котором родился Аполлон!

Солнечный бог по совместительству является Мойрагетом — повелителем мойр, богинь судьбы, прядущих нити человеческих жизней. Отсюда спор Иешуа и Пилата о волоске, на котором подвешена жизнь. И о том, что «перерезать волосок уж, наверно, может лишь тот, кто подвесил». А также спор Воланда и Берлиоза о том, кто управляет судьбой. И. конечно, солнечный бог «нс любит электрический свет»!

Аполлона часто изображали рядом с крылатым львом — грифоном. В свите Воланда — громадный летающий кот. Известно, что одно время бог отрабатывал какую-то повинность — пас коров. Коровьев?.. Многократно эксплуатировался античными скульпторами сюжет «Аполлон и ящерица» — греки заметили, что это животное не боится солнечных лучей. У Булгакова: «Не обращая никакого внимания на зеленоспинных ящериц, единственных существ, не боящихся солнца». Через пару страниц снова: «… бегающих вокруг него ящериц». Священные животные Аполлона — ворон, волк и мышь. Все это в романс присутствует: через оцепление вокруг дворца Ирода «мышь не проникнет», «Вульф!» — крикнула женщина Ивану, когда тот пытался вспомнить фамилию иностранца («вульф» — «волк»). Волчьи глаза Пилата, волчий клык Азазелло… Большой черный ворон сопровождал мага в ранних редакциях романа, а в одном из вариантов был даже целый «вороний эскорт». Но в последней редакции осталось только «небо, где, предчувствуя вечернюю прохладу, бесшумно чертили черные птицы…»

Аполлон — прорицатель. Его главное святилище в Дельфах было выстроено над расщелиной, из которой исходили сернистые газы. Жрица сидела на трехногом деревянном стуле — триподс — над отверстием и в опьянении вещала волю богов. Трехногий табурет в эпизоде с буфетчиком (четвертая ножка отломилась), на трехногом табурете сидел на Лысой горе Афраний. А в комнате Воланда пахло серой! «Я форменный пророк», — заявил кот. И не случайно в романе так много пророчествуют.

Аполлон — бог врачевателей. Маргарита — Воланду: «Вылечите его, он стоит этого!» Пилат — Иешуа: «Ты великий врач?» Тема болезни и исцеления в романе — одна из главных, уступающая разве что теме искусства. Аполлон как покровитель искусств особенно известен. Французский искусствовед Рене Менар (Мифы в искусстве старом и новом. — СПб.: 1900) писал об Аполлоне как о боге гармонии, «возвращающем покой тревожным душам». Булгаков: «Он не заслужил свет, он заслужил покой!» Иешуа родился «на севере» — намек на знаменитую страну гипербореев, находившуюся, как известно, под особым покровительством Аполлона.

Лучезарный бог — основатель городов: Воланд и Пилат озабочены умонастроением горожан. Аполлон — Алексикакос, Отвратитсль зла: «Вот кого я с особенным удовольствием отпущу, — сказал Воланд, с отвращением глядя на Николая Ивановича». В этом же ряду — сцены с бароном Майгелем, Могарычем, Варенухой, Лиходеевым и прочими мелкими злыднями. Но Азазелло и Абадонна — тоже аспекты бога солнца, сочетающего рациональную ясность и блеск вдохновения с темными силами стихий. Аполлон — помощник в войнах (Абадонна), его смертоносные стрелы разят без промаха (Азазелло), бог сдирает кожу с самонадеянного силена Марсия (опять Азазелло: «… он видывал не только голых женщин, но даже женщин с начисто содраной кожей…») Авторы энциклопедии «Мифы народов мира» отмечают темную ипостась Аполлона — он «демон смерти, убийства…» Огненнорыжий Азазелло в последней главе «летел в своем настоящем виде, как… демон-убийца».

По какому-то божественному закону каждому светлому богу положено сразиться и убить «свое» чудище — змея, дракона, быка или что-нибудь в этом роде. Аполлон «отметился», убив страшного змея Пифона.

Но и персидский Митра — бог солнца, справедливости и милосердия (Воланд: «Я о милосердии говорю!»). Культ Митры проник в Римскую империю на несколько десятилетий раньше христианства. Римский историк Дупий пишет, что Митра, как и Христос, был распят на кресте и воскрес на третий день. Религию солнечного бога принесли волхвы-кудесники из североиранского племени магов. Воланд — «маг». А Берлиоз, поучая Ивана, приводит эпизод с посещением волхвов из множества прочих библейских истории. Бог солнца умирает и воскресает: в Ершалаиме — утро новой эпохи («Солнце, подымающееся вверх над конными статуями гиплодрома…»), в Москве — вечер («Солнце, раскалив Москву, в сухом тумане валилось куда-то за Садовое кольцо…»).

«И был вечер, и было утро…»

Солнечный бог Митра («… его лицо навеки сжег загар»), юноша, родившийся из камня, убивает ножом быка. Бык — древний символ Земли. Новая кровь, новое человечество… В булгаковском романе подозрительно много разговоров о том, кого и как зарезать. Чуть ли не на каждой странице блистают клинки и острия самых разнообразных размеров и форм: ножи, шпаги, мечи, пики… От ножа гибнет Иуда, Маргарита мечтает поразить ножом Латунского «прямо в сердце», копьем закалывают Иешуа и разбойников, игла колет в сердце Берлиоза, Поплавский выхватывает паспорт «как кинжал», Левий Матвей крадет хлебный нож. Нож и у продавца Торгсина: «Острейшим ножом, очень похожим на нож, краденный Левием Матвеем, он снимал с жирной плачущей розовой лососины ее похожую на змеиную с серебристым отливом шкуру». И даже любовь у Булгакова поражает «как финский нож»!

Трость и шпага — атрибуты Воланда. Трость и меч — у Митры. На древних изображениях Дьвиноголового Митру туго обвивает змея. Перед тем как свистнуть на прощание, Коровьев «завился как винт». А желтая буква М, вышитая на шапочке мастера, — ясный символ солнечного Митры. Как и буква W — перевернутая М. Историк Мэнли П. Холл в своем знаменитом «Энциклопедическом изложении масонской, герметической, каббалистической и розенкрейцеровской философии» пишет о посвящении кандидата в высшую степень культа Митры: «На третьем уровне ему давался колпак, на котором были начертаны или вытканы знаки…» Шапочка мастера — митраистский колпак? «Ты будешь засыпать, надевши свой засаленный и вечный колпак», — сказала Маргарита Ее омовение в потоке крови перед балом — тоже из митраистского культа: «Этой кровью я смываю с тебя все грехи!» — так говорил Максим Эфесский, посвящая в мистерию солнечного бога римского императора Юлиана.

Воланд — Митра? Тогда понятен ответ Азазелло: «Мне больше нравится Рим». Хорошо объясняется и «собачья» символика в этом культе собака — символ искренности и преданности. Митра — четырехкрылый. Воланд — от латинского «volans» — крылатый!

Самые проницательные исследователи поняли «закатный роман» как пророчество о конце света: «Но не столько страшен палач, сколько неестественное освещение во сне, происходящее от какой-то тучи, которая кипит и наваливается на землю, как это бывает только во время мировых катастроф…» Это подтверждают и булгаковские черновики — найдена запись об известном пророчестве Мишеля Нострадамуса: в 1943 году мир постигнет катастрофа. А в одной из ранних редакций романа действие происходит именно в 1943 году.

Ершалаим — «утро», Москва — «вечер». Будет ли новый рассвет?

«Мастер шел со своей подругой в блеске первых утренних лучей через каменистый мшистый мостик…»

В мире умирающего и воскресающего Митры нет смерти, нет ночи небытия — вот почему в последней главе Воланд произносит свою загадочную фразу о рассвете — «непосредственно после полуночной луны».

Митра Зенд-Авесты — хранитель договоров (договор Воланда с дирекцией Варьете), устроитель социума («Я открою вам тайну! Я вовсе не артист, а просто мне хотелось повидать москвичей в массе»), покровитель семьи. И не случайно на древних барельефах Митру изображали с факелом в руке — он божество из пантеона зороастрийской Персии, наместник Духа Добра и Света Ормузда.

…Горят квартира, подвал, ресторан, гастроном. Горит рукопись. «Вечно пылал огонь в печке мастера» и в камине «нехорошей квартиры»…

«— Тогда огонь! — вскричал Азазелло, — огонь, с которого все началось и которым мы все заканчиваем».

Это — маздеизм, древняя религия персов-огнепоклонников, последователей Зороастра. У них вечный огонь в домашних алтарях, они возжигали костры на башнях и высоких холмах. Зороастрийцы радостно и спокойно ожидают конец света. После чего праведники возродятся и будут жить вечно в «расе прозрачных людей»: «И туг знойный воздух сгустился перед ним, и соткался из этого воздуха прозрачный гражданин…» Мах (Маг) маз-деистов — лунный дух. А в библейские времена были известны маги — племя или секта зороастрийцев. Их также называли волхвами: ВОЛАНД — ВОЛ-ЛАНД — «Страна волхвов?» В начале нынешнего века маздеистские общины в Персии, Индии и на Ближнем Востоке называли себя гебрами. На фарси — «иностранцы». У Булгакова — «иностранный консультант по магии». Маздейский бог добра и света Ормузд (по-авестийски — Ахура Мазда), как и Воланд — с одним сияющим глазом. Темный, злой полюс, противостоящий Ормузду, — его брат-близнец Ариман: булгаковский Ариман — один из своры литераторов, затравивших мастера. Митра — посредник между светом и тьмой, примиряющее (объединяющее?) начало.

С четырех сторон горит булгаковская Москва: «… загорелось как-то необыкновенно, быстро и сильно, как не бывает даже при бензине…»

Любопытно: слово «мастер». некоторые лингвисты выводят из авестийского «мазда» — «мадрый». Мазда — мастер — М?..

… «Полыхнул белым и синим огнем» алмазный треугольник Воланда — древний знак Божественного Огня. Булгаков поджигает подвал мастера и словно говорит нам: смотрите, вот с чего все начиналось! Воланд оглядывается «воровски»: великий «вор» Прометей украл на Олимпе огонь и принес его людям. Титан доставил огонь людям на Землю в полом стволе нардекса — деревянный цилиндрик обернулся примусом Бегемота Прометей, как и египетский Тот, считается основателем цивилизации: Эсхил сообщает, что Титан научил людей плавить металлы, строить дома и корабли, запряг в ярмо быка, изобрел парус. В Варьете Прометей — Воланд подводит печальный итог: «аппаратура» не сделала людей милосерднее.

Знаки булгаковской тайнописи — как золотые крупинки, мерцающие на песчаных дорожках внешнего сюжета. Воланд не любит электрический свет? Неудивительно: подобно библейскому сатане, сброшенному с неба на землю, Прометей провел сотни лет во тьме Тартара — прелюдия к пытке на кавказской скале. Бог — спаситель, бог — мученик… Но вот орел, терзавший печень богоборца, убит, поэтому в квартире № 50 висят береты Воланда и его свиты с орлиными перьями! Такие же перья — на шлеме легата. Булгаков-врач дал точный симптом «исклеванной» печени: лицо Воланда «словно навеки сжег загар». И, разумеется, в книге присутствуют множество титанических персонажей и предметов: «великан Крысобой», портсигар Воланда — «громадных размеров», «сверхъестественных размеров». — очки Берлиоза, сургучная печать на двери — «огромнейшая». Громадные залы, «гигантский пес» Банга, огромные — кот Бегемот и грач-шофер, «румяногубый гигант Амвросий…» А «сто тысяч — громадная сумма!»

Но главное — библейский сатана лишен дара предвидения. Эго — догмат. Между тем булгаковский «сатана» только и делает, что предсказывает! Берлиозу: «Аннушка уже купила масло…» Прогноз барону Майгелю: «… это приведет вас к печальному концу не далее чем через месяц». Буфетчику — о его скорой кончине. Мастеру — о сюрпризах, которые принесет роман. Обобщающий прогноз: «Все будет правильно.» И, наконец, Воланд — Левию Матвею: «Ты с чем пожаловал, незваный, но предвиденный гость?..»

«Предвиденный»!

Имя «Прометей» буквально означает — «предвидящий», «знающий наперед». А огненный глаз Воланда, вписанный в сияющий треугольник Огня — его истинный знак, символ Божественного Предвидения.

… «Немец». Воланд отвечает на вопрос Берлиоза о семейном положении: «Один, один, я всегда один…»

«Один». — три раза: верный признак шифра! Древнегерманский Один (он же — Вотан) — бог мудрости, колдовства и пророчества. Знакомый набор! Он принес людям волшебные буквы — руны — и добыл «мед поэзии». Одноглазый Один («… правый глаз мага пуст, черен и мертв*) — умный, насмешливый демиург. Особая примета — чрезвычайно высокий рост. Бог-странник (Иешуа — «бродяга», Воланд — «высокого роста», «путешественник»), бог, принесший себя в жертву, он умирает, распятый на дереве и пронзенный копьем («… и тихонько кольнул Иешуа в сердце*). Бог умирающий и воскресающий, покровитель мертвых… Золотой дворец Одина — Вальхалла — обитель погибших героев: там они живут, пьют, любят, сражаются и умирают, а наутро воскресают вновь. Воскресает и съеденный ими кабан (ср.: Николай Иванович, превращенный в борова. Воланд: «На кой черт и кто станет его резать?..») Роскошные залы Воланда — это из мистерии Одина. Девять залов-миров, через которые должен бесстрашно пройти кандидат: «… надо облететь залы, чтобы почтенные гости не чувствовали себя брошенными».

Как и у Булгакова, в культе Одина присутствуют огромный плащ, мертвые вещающие головы и кубок из черепа — из него должен выпить посвящаемый. Птица Одина — ворон. Как мы уже отмечали, она сопровождает Воланда в первых редакциях романа. Эвфемизмические имена северного бога — Игг («Страшный»), Хор («Высокий»), Гримнир («Скрывающийся под маской») — уже известные нам знаки Воланда. Тацит описывает Одина, как германского Меркурия, отмечая, что ему посвящен тот же день недели — среда. День, в который Воланд появился в Москве и сказал: «Меркурий — во втором доме…»

«Все будет правильно», — обещает Воланд. «Правильно» — по-гречески «орфос». Воланд, как мы помним, — смуглый. А многие исследователи мифов полагают, что имя «Орфей» восходит к омониму «орфос» — греческому слову («темный»). На этом основании теософы прошлого века делали вывод о том, что Орфей — выходец из Индии. Его почитали как «отца музыки»: Коровьев — «бывший регент и запевала». Орфей — в окружении зверей. Регент везде появляется в компании кота Бегемота. Орфей спускается в ад и зачаровывает его обитателей музыкой — даже Сизиф оставил свой камень! Хормейстер Коровьев-Фагот дезорганизует работу советского учреждения: «…помолчат минуты три и опять грянут…» А прощальный свист регента на Воробьевых горах?! «С корнем вырвало дубовое дерево», «выплеснуло целый речной трамвай…» Великолепная аллюзия на известные эпизоды орфического мифа: о деревьях, которые вырывали корни из земли и бежали, чтобы послушать музыку, а также о корабле «Арго», который сам сошел в морс, повинуясь звукам волшебной лиры. Смерть Орфея — его разорвали на части разгневанные женщины — и смерть Берлиоза: «… он прямо сказал, что Берлиозу отрежет голову женщина». Хорошо коррелирует с мифом и эпизод с ожившей на балу головой — голова Орфея, выброшенная на скалы, долгое время пророчествовала.

Орфей — цивилизатор Греции, боговдохновленный Учитель, принесший человечеству свет мудрости, идею мировой гармонии, первую космогоническую систему. Он облагородил культы, отменил кровавые жертвоприношения, учил о бессмертии человеческой души — умирающей и воскресающей. Теософы говорят о том, что Орфей принес свои знания из Индии, где его посвятили в тайные мистерии Востока. Много позднее Учитель был прочно отождествлен со своим учением — уже ранние философы-орфики утверждали его божественное происхождение, а мучительную смерть Орфея считали жертвой, принесенной человечеству. Но в булгаковском тексте играют отблески и других мифов. «Воланд широко раскинулся на постели». В другом месте: «Черный маг раскинулся на каком-то необъятном диване». И снова: «Воланд в сорочке сидел на постели». В Варьете маг восседает в кресле. Поразительное совпадение: «Бог этот обыкновенно изображался в удобной позе, полулежа или сидящим на троне…» — пишет уже известный нам Рене Менар о Дионисе — Вакхе.

Воланд — Вакх? В театре он появляется в маске: театральная маска — один из атрибутов веселого бога, изобретателя театра Священные животные Вакха — Диониса — черная пантера, тигр и рысь. Отряд кошачьих. Громадный черный кот Булгакова — пантера? Бегемот зачем-то рассказывает о том, как он «питался мясом убитого им тигра». А в другой главе кот сидит на тигриной шкуре. Вакх — великий путешественник, «бог-чужестранец». В каждом месте, где бог ненадолго останавливается, он учит жителей разводить виноградную лозу и понимать толк в вине. Воланд называет себя путешественником, а вино в романе льется рекой: извергаются фонтаны шампанского и коньяка, пьют фалсрнскос и цскубу, официанты несут над головой запотевшие кружки с пивом… «Вино какой страны вы предпочитаете в это время дня?» — спрашивает у своего гостя Воланд. Пьют водку, пьют абрикосовую, нарзан, воду и кровь: «Не бойтесь, королева, кровь давно ушла в землю. И там, где она пролилась, уже растут виноградные гроздья…»

«Мастер и Маргарита» — вакхический роман: праздник в Ершалаиме, вакханалия в писательском ресторане, потрясающее зрелище в Варьете, бал и полночный ужин у Воланда, разгром гастронома и ресторана… И даже шествие литераторов за гробом Берлиоза у Александровского сада. Рене Менар — о вакханалиях позднего эллинизма: «Особенно роскошно и великолепно устраивались шествия в Александрии».

Маргарита: «Так это, стало быть, литераторы за гробом идут?» Р. Менар: «За колесницей шли писатели, поэты, музыканты, танцоры…»

«За гробом…» — намек на одно из имен Диониса — «Загрей». У Менара — клетки с птицами и медведи. То же самое — «бальные ухищрения Бегемота»: «Попугаи разлетелись, как я и предсказывал!» О медведях упоминают Воланд после бала и Пилат в разговоре с Иешуа.

И, наконец, театральная тема, излюбленная Булгаковым, прямо отсылает нас к театрализованным представлениям вакхических мистерий. Кульминация древнего зрелища — титаны, разрывающие на части веселого бога, заставляют его смотреть в зеркало. Сравните: образ разбитого зеркала у Булгакова! Уже упомянутый Мэнли П. Холл пишет о тайном — эзотерическом — значении этой сцены: «После того как Вакх посмотрелся в зеркало и последовал за своим отражением в материю, рациональная душа разбивается на фрагменты».

Осколки зеркала — человеческие души: «город с ломаным солнцем, сверкающим в тысячах окон…»

Две чаши выпивает Маргарита на балу, из черепа — кровь барона, ставшую вином, и чудодейственную прозрачную жидкость в лафитном стакане. Дважды выпивают и вина, присланного Воландом: одна чаша — беспамятство, обморок, смерть, вторая — жизнь: «Тут мастер поднялся, огляделся взором живым и светлым…»

Две чаши — атрибуты Диониса. Исследователь мифов Г. Кайзер пишет: «Душа, выпивая эту чашу, пьянеет, она забывает свое высокое божественное происхождение, желает только воплотиться в тело посредством рождения и идти по тому пути, который приведет ее к земному жилищу, но там, к счастью, находит она вторую чашу, чашу разума, выпив ее, душа может излечиться или отрезвиться от первого опьянения, и к ней тогда возвращается воспоминание о ее божественном происхождении, а вместе с ним и желание возвратиться в небесную обитель…»

Дионис — спаситель душ, проводник в «небесный дом».

«Смотри, вон впереди твой вечный дом, который тебе доли в награду. Я уже вижу венецианское окно и вьющийся виноград, он подымается к самой крыше…»

«Пейте, это моя кровь», — говорил Иисус. В христианской символогии вино — кровь Христа, виноградной лозы, а Бог-Отец — виноградарь. Следы древних мистерий легко обнаруживаются в христианстве: вино представляло Вакха, его Дух, Сокровенное Знание. И сам бал Воланда — не «черная месса», не обезьянье передразнивание церковных обрядов — как пытаются доказать многие булгаковеды. Эго — мистерия, посвящение Маргариты в тайны Духа. Бегемот: «Помилуйте, королева, — прохрипел он, — разве я позволил бы себе налить даме водки? Это чистый спирт!» «Спирт» — спирит, дух. Чистый Дух, животворящий тело: «Живое тепло потекло по ее животу, что-то мягко стукнуло в затылок, вернулись силы, будто она встала после долгого освежающего сна…»

В сцене с буфетчиком: «пахло ладаном и крепчайшими духами».

Святой Дух?.. В греческом оригинале Евангелия от Иоанна Он назван Утешителем. По-гречески — «Параклетоо. Коровьев — «клетчатый», «в клетчатой паре» — Булгаков не устает это повторять.

«Утешитель же, Дух Снятый, которого пошлет Отец во имя Мое, научит вас всему и напомнит все, что Я говорил вам».

У евангелиста Иоанна (Иван? Иоанн Воланд?) обещано пришествие Того, Кого в символике христианства обозначают птицей или двойной «S» — Sancta Spiritus. У Коровьева — «усики-перышки», а Воланд — «volans», «крылатый». Не «сатана» — Sancta!..

Или индусский Санат? Сын Брамы, один из «божественных девственников», принципиально отказавшихся размножаться? «Вы, конечно, человек девственный», — сказал мастер Ивану именно в том эпизоде, где впервые прозвучало слово «сатана». А разве не понятно: «Любая женщина в мире, могу вас уверить, мечтала бы об этом, — рожу Азазелло перекосило смешком, — но я разочарую вас, этого не будет». Булгаковский «сатана» — Санат? Абзацем ниже Иван «начал бормотать про какую-то поездку в санаторию…»

За непослушание Брама сбросил «сынов-девственников» на землю, обрек на бесконечное рождение в человеческом облике. И неудивительно, что «… нет ни одной восточной религии, — говорил Берлиоз, — в которой, как правило, непорочная дева не произвела бы на свет бога…»

«Боги, боги мои!» Спасители, мученики, победители чудищ, владыки времени, благодетели, проводники душ, учителя тайной мудрости… Боги удваиваются, утраиваются, удесятеряются — в разбитом зеркале мифов. Вселенское Варьете, бесконечный номер с переодеванием: «Как меняется облик всех летящих к своей цели!»

«Бог один, — ответил Иешуа…»

Сорвана вторая печать Воланда: «Один, один, я всегда один!»

Сквозь разноцветный флер мифов просвечивает нечто иное…


В № 3–4 «Знака вопроса» за 1993 г. был опубликован журнальный вариант первой части документальной повести о Роберте Бартини — знатоке магии, ученом. конструкторе фантастических аппаратов. Он появился в России словно ниоткуда, сделал «самолет-невидимку» и «нуль-гравитатор», создал новую, совершенно ошеломляющую модель шестимерной Вселенной и послужил прототипом булгаковского Воланда, гриновского Друда, ефремовского Дара Ветра и даже… Остапа Бендера!

Книга Сергея и Ольги Бузиновских «РО» вышла из печати в издательстве «Оранта» — с чем мы и поздравляем наших авторов!

А. А. Маслов
НЕВОЗМОЖНАЯ ЦИВИЛИЗАЦИЯ!


Автор:

МАСЛОВ АЛЕКСЕЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ — кандидат исторических наук, востоковед, автор нескольких книг и десятков статей. Специалист в области духовных, религиозных традиций Востока и межцивилизационных контактов. Эта работа — часть большой книги, над которой автор работает в настоящее время.


К ЧИТАТЕЛЯМ

Однажды мне пришлось выступать в аудитории, где большинство слушателей — люди достаточно хорошо образованные — так или иначе были связаны с изучением проблем мистики и религиозных традиций. Речь, если не ошибаюсь, шла о связи мистики, искусства и философии, и я говорил об особом роде китайской цивилизации. Дело в том, что зачастую то, что принимают за мистические проявления, не белее чем феномены психики или формализованные культы, которые давным-давно утратили свое метафизическое содержание. В то время как существуют настоящие «тайны духа», не объяснимые простыми рассуждениями о — «загадочности восточного сознания».

Аудитория встретила выступление, как мне кажется, достаточно воодушевленно и с пониманием — к тому же я приводил много нового материала. Но вот в конце концов ко мне подошел человек, который лишь одним своим вопросом заставил взглянуть на все происходящее — мое профессиональное увлечение Китаем, поиск ответа на загадки культуры Восточной Азии, это выступление — совсем иначе. Человек, вероятно, глубоко и осознанно верующий, он спросил: «А не кажется ли вам — человеку либо верующему, либо, по крайней мере, православной культуры — кощунственным рассказывать о таких вещах? Вам по странности дано увидеть в мистических истоках восточной культуры больше, чем другим. Это не случайно — вы превратились в китайца, вы попали под духовное, энергетическое — какое угодно — влияние Китая и тем самым предали свою православную культуру. Если бы вы говорили о прочитанном — еще бы ничего, но вы говорили о продуманном и пережитом. И именно потому, что некоторые вещи вы воистину знаете, вы несете в себе опасность и мой вам совет — больше не говорить на эти темы».

Трудно оценить всю роль христианства — не как социального института, но как учения, — не поняв, что к его приходу готовился весь мир, и Восток в том числе. Но пик духовного воплощения станет оценен до конца лишь после осознания всего мистического и духовного наследия, причем не на уровне слухов и домыслов (их не надо путать с духовными исканиями), но на уровне реальных знаний, показывающих путь к внутриутробной сути культуры.

Мне давно не давала покоя какая-то «нелогичная логика» восточно-азиатской цивилизации, ее абсолютная неравномерность развития, парадоксальное несовпадение, данное от «школьного» понимания становления человеческого знания, его культуры и контактов между цивилизациями..

Эта работа — ни в коем случае не общее изложение сути и истоков особого восточного мистицизма, к тому же в «национальном» виде — китайском, русском или французском — его и существовать не может, хотя национальные одежды отнюдь не исключены. Это несколько очерков, составляющих часть большой книги, главная цель которых показать, что становление человеческой цивилизации, равно как и ее религиозных проявлений, может быть порой более неожиданным и неоднозначным, нежели мы предполагаем.

РЕМИНИСЦЕНЦИИ: САТАНИЗМ

… За мной зашли, как и обещали вечером, лишь только начало смеркаться. Я не очень доверял обещаниям китайцев, зная их почти природную необязательность, но тут все оказалось иначе. Немного смущенный, угловатый, но как-то по провинциальному вежливый паренек, назвав меня «драгоценным господином Ма» (именно так звучит моя фамилия на китайском языке), сообщил, что меня ждут и я наконец сумею увидеть то, к чему не допускался еще ни один чужеземец.

Вечер в центральных районах Китая наступает внезапно — кажется, только что было светло, но за какие-то несколько мгновений сумерки охватывают всю деревню. Загораются огоньки масляных лампадок, кто-то продолжает громко беседовать в скобяной лавчонке, но в общем все готовятся ко сну. Правда, сегодня день особенный — сегодня праздник. Праздник ритуальный, своими корнями уходящий в самые архаические слои человеческой памяти.

На поле, что находится прямо за деревней, разжигают несколько костров, жители, громко переговариваясь и возбуждая друг друга, подтягиваются к месту событий. Днем уже состоялось ритуальное театрализованное шествие, было разыграно несколько сценок из похождений народных героев, но все это — лишь прелюдия к настоящему Действу.

Кажется, собрались все. Здесь можно заметить и жителей из соседних деревень, ведь ходят слухи, что лишь в этом месте живут несколько человек, которые воистину могут общаться с духами. А приобщиться к миру духовного, а по сути — оккультного, желает подспудно, пожалуй, каждый китаец. Наконец появляются главные персонажи, их пять человек — «Великий учитель» (да ши) и несколько его помощников — «посвящающих учителей». До этого мне уже рассказали, что суть их знания — от древнейших первопредков, стоявших у истоков не только китайской нации, но и всего человечества (по понятным причинам считается, что оно возникло на территории Китая). В облике этих людей нет ничего особенно, что говорило бы о них как о великих мудрецах, тайных посвященных, одним словом, ничего наигранного и наносного, о чем так любят порассуждать западные мистики. Эти люди кажутся даже немного смущенными, раскланиваются и традиционно улыбаются, как бы извиняясь, что собрат здесь столько народа. Впрочем, самоуничтожение, умаление собственной значимости — характерная черта общения на всем Дальнем Востоке. Вся эта излишняя скромность, переходящая порой в юродивость, как бы призвана, наоборот, подчеркнул» на самом деле выдающиеся личные качества этого человека Но это так — из области национального характера То, что происходит в дальнейшем, вряд ли можно объяснить национальным характером.

Ключевой момент каждого праздника эзотерической секты — посвящение новых членов. После монотонного чтения молитв, призывов к духам, возжигания благовоний перед алтарем местных божеств, во время чего и так перевозбужденная публика изрядно заводится, начинается собственно обряд инициации. Посвящающий учитель дотрагивается пальцем до центра лба учеников — он открывает им «третий глаз», из которого душа после смерти воспарит в заветный Западный Рай и таким образом будет обретено духовное бессмертие. В центр круга выводят молодую девушку.

«Посвящающий», издав высокий звук, внезапно одним движением срывает с девушки ее странный наряд, и она оказывается абсолютно обнаженной. Это поразительно — в Китае, где показ обнаженного тела считается тягчайшим преступлением против конфуцианской нравственности, где женщины традиционно носили наряд, прикрывающий их от шеи до самых кончиков пальцев, такого свободного покроя, что под ним нелегко даже определить очертания фигуры, а тут — дерзкая нагота! Но, кажется, на саму наготу никто не обратил внимание, собравшиеся, за исключением нескольких стариков-инициаторов и двух пожилых женщин, методично раскачивались из стороны в сторону, притопывая ногами в ритм барабанным ударам.

Обнаженная девушка находилась, по-видимому, под воздействием напитка, выпитого ею из тыквы. Какими-то деревянными шагами она подошла к серому полотнищу, расстеленному на земле, под руки ее поддерживали две старухи. Девушка, закачавшись, вдруг рухнула на землю, две пожилые помощницы аккуратно уложили ее на кусок материи. Все затихли, и вдруг в этой тиши забил барабан — все быстрее и быстрее, пронзительно прорезался звук какой-то китайской свирели. Сочетание очень низкого и очень высокого звучания начало давать свой эффект, люди постепенно раскачивались и, кажется, что-то проговаривали наизусть, повторяя слова за одним из «посвящающих». Другой тем временем подошел к обнаженной и недвижимой девушке, аккуратно и сосредоточенно начал расставлять на ее теле небольшие курительные благовонные пирамидки в виде конуса: поставил одну на лоб, по две на плечи, ладони, у сосков, по одной на центр живота и на лобок. Свечки зажжены, «посвящающий» громко прокричал славословие «нескончаемо великому будде Майтрее» — будде будущего. За ним начали вторить какие-то старушки. Постепенно их глаза закатывались, они что-то зачерпывали из глиняной лохани, передавая ее друг другу, и обмазывали себе этим губы. Это «что-то» — темное в свете костров потом оказалось кровью. Нет, не человеческой — кровью ритуальной черной курицы («курица черной кости»), а сам обряд обмазывания губ кровью по сути символизирует собой обет молчания.

Ритм ускоряется, и я вдруг начинаю осознавать, как из стороннего наблюдателя, решившего провести «академическое» наблюдение, я начинаю превращаться в участника этого чудовищного и в то же время захватывающего зрелища. Я стою поодаль — и одновременно нахожусь в этом круге трепещущих тел, я стою неподвижно, прислонившись к дереву, — и вместе с этим мое тело находится там. даже не среди этой единого организма толпы, но в неких сферах, где пребывает сейчас наше общее сознание.

Кажется, нет сил противиться этому порыву, тремор пробирается куда-то ко мне внутрь, мышцы начинают непроизвольно дрожать и сокращаться. Странное возбуждение и в то же время какая-то удивительная отстраненность, будто ты вверяешь свое тело этому ритуалу, даешь как бы взаймы на время, стараясь уберечь от его чарующей силы свое сознание.

Повсюду раздавались крики, люди размахивали руками, будто бы отмахиваясь от каких-то видений, в испуге высоко взвизгивая. Эго был хаос, подчиненный какой-то странной, неописуемой закономерности. Вероятно, видения становились все сильнее, движения людей ускорялись, ритм убыстрялся, у некоторых на губах выступила пена. В принципе спокойные китайцы, которые несколькими часами раньше по-деловому обсуждали со мной какие-то насущные проблемы, казалось, превратились в буйных эпилептиков. Мужчины падали на землю вместе с женщинами, бесстыдно овладевая друг другом. Казалось, здесь сконцентрировалось все, что должно противоречить веками устоявшимся традициям нравственной и благопристойной жизни.

Эго был один из ключевых праздников местной секты, проводимый два раза в год. Правда, вряд ли сами жители этой деревушки считают себя членами одной из крупнейших тайных религиозных сект в Восточной Азии, где состоит по самым приблизительным подсчетам более миллиона человек. Они не знают друг друга, не знакомы с иерархией и даже основами веры. По сути, и секты никакой нет — ведь вся деревня и состоит в этой секте, которую они нередко называют емким словом «Путь» (Дао). «Вступить на Путь» — значит не просто приобщиться к секте, но стать приемником духа древ-них мудрецов, основавших это сообщество в самом начале человеческой истории. Эго — причудливое переплетение деревенских верований в духов-хранителей, буддизма, даосизма, строгих конфуцианских догм морали, которые при этом порой превращаются в собственную противоположность.

Но что же все-таки произошло, если смотреть изнутри традиции, с точки зрения участника? Вот мой разговор с одним из посвящающих учителей.

— Почему люди кричали, кого боялись они?

— Они не привыкли общаться с духами, они испугались.

— А эти духи — злые или добрые?

— Они хитрые, они могут дать силу, могут вытянуть из человека его внутреннюю энергию — ци.

— Но нужно ли общаться с этими мириадами духов? Наверное, это небезопасно, я же видел, как двух человек — старушку и молодого парня — до утра не могут привести в сознание. Есть же и другие способы соприкосновения с духами, например, спокойное воскуривание благовоний, моления.

— Это традиция нашего Пути (т. е. Общества, секты). Это истинный способ совокупиться (именно так! — А.М.) с духами, со всеми сразу. Эго — тайная и истинная традиция, и началась она еще от первомудрецов, первых правителей Китая.

Я не стану указывать точного места происходящего по двум причинам. Прежде всего, за создание таких религиозных сект и отправление еретических культов до сих пор их инициаторов — в сущности политически безобидных людей — может ожидать смертная казнь. Во-вторых — и в этом самое главное — такие культы можно встретить практически по всему Китаю, и они стали отголосками древнейшей, архаической культуры всего Дальнего Востока.

Восток всегда беседует с нами посредством мифов и метафор, перекликается с нашей культурой, но при этом никогда не откликается на наш интеллектуальный призыв. Его действительно надо пережить.

О ЧЕМ МОЛЧИТ КУЛЬТУРА

Прежде всего, что такое культура? Поэзия, живопись, архитектура? Или в более широком смысле — весь объем человеческих знаний, накопленный за время нашего развития, включая материальную, духовную культуру и т. д.? Некая область жизни, которой управляет Министерство культуры? Конечно, понятие «культура» зависит от контекста, от говорящего, от ситуации, в которой употребляется, и, скажем, «культура речи» как умение правильно и грамотно говорить, и т. н. «культура молчания» — передача знаний неким молчаливо отстраненным способом, например, через икону, архитектуру церкви, магический знак, щелчок пальцами, мало связаны между собой.

К тому же мы воспринимаем не саму культуру, а ее знаки, следы. Их-то мы и принимаем за истинные культурные творения — картины живописцев, строфы поэтов. Но ясно, что изящно расставленные цветы в икебане живут не своей отстраненной и независимой красотой, но духом того мастера, который, следуя интуиции своего очищенного и совершенного духа расположил их именно в таком порядке. (Точнее, «небесном беспорядке» — природа, как известно, на макроуровне не терпит утомляющей глаз симметрии и прямизны).

Но поскольку мы имеем дело со знаками культуры, с некими символами, то должны научиться читать их. Понимать, что стоит за символом. Кстати, почему нельзя было сказать напрямую, а пришлось именно выражать через символ? Почему Будда, Христос и Мухаммед говорят притчами, откуда рождается притча о «горчичном зерне» или «виноградаре и винограднике»? Китайский мудрец Чжуан-цзы рассказывает то о бабочке, то о радости рыб, задает вопросы и не дает ответов. Предположим, что это лишь иллюстрация для более яркого и запоминающегося восприятия сути. Но почему же не сказано ни слова о самой сути? Зачем следует так Мистифицировать слушателей и читателей, причем на десятки поколений вперед?

А может быть, и нет никакой мистификации? Может быть, это единственный возможный способ рассказать о том, что вообще не передается словесному воплощению. Слова просто не способны адекватно выразить это.

Странно, основной способ передачи информации между людьми (во всяком случае, сегодня известный нам) — речь не может выразить самое главное, самое насущное и самое возвышенное. Она оказывается просто не приспособленной для этого. Здесь виден какой-то дисбаланс, какая-то ущербность, недоразвитость речевой функции.

А если речь — это вынужденное свойство, приспособляемость? Были возможности у людей «беседовать» между собой по-другому, и где-то в глубинах тысячелетий произошел сбой. Потенциально человек как биологический вид был подготовлен для другого, и весь его организм с его мозгом, используемым лишь на одну десятую, свидетельствует именно об этом.

Но что было предназначено? Прямого ответа на этот вопрос не будет. На том уровне, на котором сегодня работает наше сознание (а уровень вариативности между гением и «серостью» не очень велик в рамках той задачи, которую так хотелось бы решить), мы не способны даже осознать саму суть проблемы — она стоит за пределами не только нашего понимания, но даже попыток задуматься над ней. Она иррациональна, то есть не поддается рациональным выводам, причинно-следственным связям, логике — во всяком случае, в рамках той парадигмы, в которой сегодня работает наш мозг. Но по следам, как по указателям, мы лишь можем догадываться, что «где-то здесь и может находиться ответ». Ничего более конкретного, хотя именно здесь она смыкается с вершинами религиозного опыта, который также словами адекватно передать не возможно. Не случайно здесь столь актуально стоит проблема не понимания, а веры.

В Китае никогда не возникало идеи единого, живого Бога. Точно такую же ситуацию мы можем наблюдать по всей Восточной и Юго-Восточной Азии без исключения: в Японии, Корее, Вьетнаме. Здесь поклонялись в основном либо духам, либо безличностным началам (путь Дао в Китае), но чаще всего — и тому и другому.

Высшим предметом поклонения становились предки, а точнее, духи предков.

До сих пор на затерянных горных тропинках на юге Китая можно встретить небольшие кумирии, поросшие мхом, куда даже один человек войдет с трудом. Рядом с потускневшими изображениями Будды всегда стоят таблички с именами предков — порой реальных, порой мифологических. В Японии все духи (ками, син) считались предками конкретных кланов, например, существовали духи императорских родов, высших самурайских родов и т. д. Благодаря этому статус человека определялся прежде всего тем, с каким духом он состоит в родственных связях.

Но так или иначе Восток всегда относится к своему основному предмету поклонения — к духам как к своим непосредственным предкам. Одновременно и всякий старший в роду, даже ныне живущий, считается потенциальным «претендентом» на статус духа, в этом, в частности, причина огромного уважения к старшим, перерастающего порой в мистическое преклонение.

Итак, еще раз обратим внимание — культ предков в принципе заменил в Восточной Азии весь комплекс веры и Поклонения. Культ предков — духов обычно относят к неким пережиткам древнейших тотемистических верований, что в принципе оспаривать сложно. Правда, не очень понятно, почему Дальний Восток так никогда и не вышел за эти «примитивные культы», а на их основе создал колоссальную по своей глубине цивилизацию. В сущности, на культе предков стояли такие значительные явления восточной культуры, как китайское конфуцианство и даосизм, японский синтоизм, не говоря уже о различных проявлениях шаманизма, которые можно встретить в любой восточной религиозно-философской системе.

Примечательно и другое — к духопоклонничеству тяготел отнюдь не один Дальний Восток со своим культурным центром в Китае, но и все цивилизации Южной Америки, в частности, ацтеки, майя, инки, многие цивилизации Африки.

Можно, конечно, возразить: а разве, скажем, на Руси не поклонялись всяким духам, лешим, домовым? Разве сейчас сотни гадателей не пользуются «услугами» духов, разве не на этом, по-существу, стоит современная западная астрология и десятки религиозных и околорелигиозных сект? Безусловно, это так, но с одной небольшой особенностью — на основе всего этого не была создана западная цивилизация. Ее краеугольным камнем является библейская традиция в различных трактовках, которая в принципе отвергает поклонение духам (признавая их существование), поскольку надо поклоняться Всевышнему, стоящему над духами.

А вот ни Дальний Восток, ни доколумбовая Америка, ни Африка этот путь к монотеизму, к Единому Богу не прошли, по-прежнему общаясь с духами, хотя формы этого соприкосновения, естественно, претерпели значительное изменение и «окультурились». Можно, конечно, относить это к особому типу восточного мышления, но Китай к идее Единого божественного начала подошел очень близко уже в V–IV вв. до н. э.

И все же по целому ряду причин поклонение предкам, духам стало в Китае центральной частью культовой практики и веры вообще. Духи (примечательно, что они же — и предки) заменили здесь и творцов Вселенной, и создателей человека, и всей человеческой культуры. Именно они и принесли на Землю высшую Мудрость, по которой сейчас живет человечество.

НЕПРОЧИТАННАЯ КНИГА

… Эго открытие во многом потрясло научный мир, хотя реакция на него была достаточно необычна Работа немецкого ученого Мартина Шонбергера, изданная в 1973 г. и посвященная древнейшему китайскому произведению «И цзин» («Канон перемен»), была воспринята многими маститыми учеными скорее как казус, псевдонаучная шутка, нежели какое-то отражение реальности. Ряд солидных ученых-востоковедов недоуменно пожимали плечами, показывая, что обсуждать «с позволения сказать научные идеи» М. Шонбергера, по крайней мере, не серьезно и не достойно академической науки.

Чем же поразил так востоковедов, а затем и более широкие «ненаучные» круги этот человек? Он просто подошел к древнекитайскому произведению с неординарной и даже «невостоковедной» точки зрения. Обычно «И цзин» принято было изучать с чисто исторической или текстологической точки зрения, как всякое письменное произведение, анализировать его структуру, частотное употребление иероглифов, комментарии, которые, как утверждает традиция, были написаны впоследствии самим Конфуцием. Было принято считать, что «И цзин» записан на рубеже XII–XI вв. до н. э., хотя само произведение или какие-то его части возникли на много веков раньше. Долгое время считалось, что «И цзин» представляет собой гадательную книгу, а возможно, заключает в себе и некую протописьменность, поскольку его основная или центральная часть состоит из графических изображений — фигур в шесть целых и прерывистых линий, которые принято называть гексаграммами. О непонятной, неразгаданной до сих пор функции «И цзина» и при этом его колоссальном влиянии на всю культуру Дальнего Востока мы поговорим позже, сейчас же вернемся к нетривиальной идее М. Шонбергера.

Его утверждения были оригинальны и во многом отчаянно смелы — «И цзин» представляет не что иное, как запись генетической структуры человека, поданной в достаточно необычном, но, тем не менее, вполне понятном специалисту виде. Не случайно сам М. Шонбергер назвал свою книгу «И цзин и генетический код: сокрытый ключ к жизни». Итак, очевидно, древняя книга, считавшаяся доселе гадательной, рассказывает о самой основе жизни. И еще — значит, китайцы (или их предшественники? — это вопрос особый) знали во 2 тыс. до н. э. или даже раньше генетическую структуру человека, постигнув тем самым величайшую тайну жизни. И если это действительно так, то развитие дальневосточной цивилизации, накопления знаний, равно как понятия «знания», вообще приобретают совсем иное звучание.

Идею об «И цзине» как о тайной схеме, содержащей генетический код, одобрил даже далай-лама Анагарика Говинда, написав солидное предисловие к исследованиям Шонбергера. По сути, согласились с идеей Шонбергера и ряд крупных специалистов в области математики (поскольку многое в исследовании было построено на чисто математических расчетах), биологии, физики.

Но прежде чем мы попытаемся углубиться в ход мыслей Шонбергера, скажем несколько слов о самом «И цзине», к тому же нам еще не раз придется возвращаться к этому необычному произведению.

«И цзин» принято переводить как «Канон перемен», хотя, как мы потом увидим, этот перевод весьма относителен и, возможно, значение этого слова «и» («цзин» — «канон» или «книга») в реальности даже нельзя адекватно передать на других языках. Если говорить о том, когда «И цзин» был написан, то классическая фраза, что произошло это «в глубокой древности», как ни странно окажется весьма точной — даже о приблизительном времени его создания остается лишь догадываться. Правда, нам известна эпоха, когда «И цзин» был записан, изложен иероглифами и некими двоичными символами на бамбуковых дощечках, но это не одно и то же, что время его создания. В науке принято считать, что это произведение было записано, видимо, в VIII–VII вв. до н. э. и никак не раньше XI в. до н. э., хотя существуют спекулятивные датировки, отодвигающие эту дату до середины 3 тыс. до н. э. Именно тогда жил легендарный правитель Китая, мудрец и основоположник многих полезных изобретений в человеческой жизни Фуси, чье полумифическое существование относят к 2875–2737 гг. до н. э. По традиционным версиям, он записал «И цзин», передав в нем сконцентрированную мудрость будущим поколениям. О сути этой мудрости спорят до сих пор.

Тот вариант «И цзина», который дошел до нас, многослоен, он как бы «наращивался» в течение многих веков, и здесь особо постарались многочисленные комментаторы. Дело в том, что смысл центральной наиболее древней части произведения настолько запутан и символичен, что понадобилось немало толкований, которые, возможно, вообще не соотносятся с изначальным смыслом. Но так уж был устроен Китай, что меньше всего заботился об «истинности смысла» (полнотой истины все равно никто не сможет обладать, — считали древние), но о том, чтобы все должным образом было прокомментировано, — это соответствовало особому «упорядочивающему» типу китайского сознания.

Так постепенно появляются комментарии, которые входят составной частью в «И цзин»: в VI–IV вв. «Десять крыльев» («И чжуань»).

Разделы, называемые «Суждения» (цы), были по преданию составлены правителем Вэнь-ди, одним из основателей династии Чжоу (1150—249 гг. до н. э.), приложения к суждениям (сяо цы) приписываются его последователю правителю Чжоу-гуну. Обратим внимание, что все это — предания, которые были изложены «отцом китайской истории» Сыма Цянем, написавшим грандиозный труд «Исторические записки» в I в. до н. э. А это значит, что между предполагаемыми создателями трактата и историком пролегла пропасть, по крайней мере, в шесть столетий. Срок вполне достаточный для того, чтобы всякое произведение обросло таким количеством преданий, что смыть их наносы не представляется возможным и легче просто согласиться с традиционной версией. В любом случае имя истинного создателя (создателей?) «И цзина» мы никогда не узнаем. Но для себя обратим внимание на тот факт, что в этой истории получения и передачи мистического знания фигурируют, по крайней мере, три великих мудреца, к личностям которых нам еще придется вернуться в дальнейшем: Фуси, Вэнь-ди, Чжоу-гун.

Центральную часть «И цзина» принято называть «Чжоу и», «Круговорот изменений», или «Чжоусские изменения» — по названию эпохи Чжоу, когда был создан трактат. Здесь нужно пояснить смысл термина «и». Его можно переводить двояко: «изменения» или «простой, нетрудный», причем и первый и второй переводы в равной степени имеют право на существование. С одной стороны, в «И цзине» описываются различные типы трансформаций, переходов, которые случаются в этом мире, взаимозависимость и взаимопереход противоположных начал — и в этом смысле речь идет именно о «Каноне перемен». Но возможно, что его создатели намекали на изначальную простоту, неприукрашенность истины, которую они смогли выразить в шестидесяти четырех символах, по сути — предельно простых рисунках. Простота в восточной традиции была символом безыскусной истины, которая может открыться порой в самом обыденном, и здесь достаточно вспомнить монохромные китайские пейзажи, написанные в «один удар кистью» или японские «сухие сады», где как бы в беспорядке разбросаны обычные камни. Поэтому можно говорить и о другом названии: «Канон о простом». Позже у нас появится возможность дать еще одну, пожалуй, самую неожиданную трактовку.



Иероглиф «и» — «изменения»

Основу «И цзина» составляет ряд рисунков, символов, созданных сочетанием двух элементов — целой и прерывистой черт, которые располагаются одна под другой. Из двух черт можно составить нсего четыре таких комбинации («Четыре начала»), из трех черт — восемь триграмм, а из шести — шестьдесят четыре гексаграммы.

Целая и прерывистая черта обычно толкуются как графическое выражение двух противоположных начал, лежащих в основе китайской натурфилософии, — инь и ян. Инь символизирует собой негативное, пассивное, темное, женское начало, а ян — активное, позитивное, светлое мужское. Они не столько противоположны друг другу, сколько взаимодополняющи, достраивая мир до целостной картины. Именно из сочетания инь и ян и рождается, в конечном счете, все многообразие вещей и явлений. Столь изящная и одновременно абсолютно правдоподобная концепция мироздания, как видно, существовала в Китае, по крайней мере, во 2 тыс. до н. э. и оказалась отражена в «И цзине».

У каждой триграммы или гексаграммы существовало свое название, а порой и несколько. Например, фигура из трех целых линий символизировала Небо, творчество, крепость, отца, а фигура из трех прерывистых — Землю, исполнение, самоотдачу, мать, целая линия между двух прерывистых — опасность, воду, погружение, второго сына в семье и т. д. Такие же обозначения существовали и у фигур из шести черт, например, существуют гексаграммы «раздробленность», «смирение», «питание», «вольность», «радость», «проникновение» и т. д. Позже к каждой гексаграмме приписали небольшой стих, а затем и обширный комментарий, и, по сути, речь шла уже не о простом рисунке, а о его развернутом толковании.



Реконструкция иероглифа «и» в виде объемной фигуры

Но для чего же в столь глубокой древности было записано это произведение? Ответ здесь всегда дается однозначный — «И цзин» был гадательной книгой. Гадали обычно на листьях эвкалипта, сложным образом раскладывая их, разделяя, отбрасывая лишние, в результате чего и получалось необходимое число шесть из коротких и длинных листьев. Они и соотносились с конкретной гексаграммой.

Кажется, эта «гадательная функция» древней книги ни у кого особых сомнений не вызывала, но обратим внимание на примечательный факт — впервые о том, что по «И цзину» можно гадать, заговорили сравнительно поздно, лишь в VI в. Может быть, ему просто приписывалась гадательная функция, в то время как о его истинном смысле то ли забыли, то ли… никогда и не знали.

Да возможно ли такое? Сами древние мудрецы, немало потрудившиеся над составлением «И цзина», не знали, зачем они это делают? Естественно, это явная нелепость. Конечно, если быть уверенным, что именно они создали центральную часть «И цзина» — шестьдесят четыре гексаграммы. В дальнейшем мы покажем, что эти фигуры могли достаться древним китайцам как бы «по наследству» от более ранней и по своему типу совсем иной цивилизации, которая предшествовала им на территории Центральной равнины и юга Китая.

Интересно, что эти изображения надолго обогнали создание иероглифической письменности. Первые письменные изображения, которые можно принять за иероглифы, относятся к XIII–XI вв. до н. э., и хотя чисто визуально они и похожи на древние гексаграммы, тем не менее, кардинально отличны от них, ибо передают изображение, но не символ. Иероглиф — это рисунок, со временем перешедший в символ, гексаграмма — изначально символическая кодировка реальности. По идее она должна появиться позже иероглифа, так как требует значительно более высокой психической организации человека, но реальность говорит нам об обратном — гексаграммы предшествовали иероглифам. Рискнем предположить и большее — они, возможно, и не были связаны с иероглифами.

Сразу возникает вопрос — почему здесь фигурируют именно фигуры из целых и прерывистых линий? Наиболее разумным представлялся ответ, что в основе этого лежало узелковое письмо, о существовании которого упоминается еще в ряде трактатов, например, в знаменитом даосском каноне «Дао дэ цзин» («Канон Пут и Благости», V–IV вв. до н. э.), где «возвращение к узелковому письму» становится синонимом обретения первоначальной гармонии в мире. Возможно, что прерывистая черта представляла собой конопляную веревку с узелком посредине, а целая — веревку без узелка Раскладывая эти веревки по группам в определенной последовательности, древние могли таким образом передавать какую-то информацию еще до формирования иероглифической письменности. Но какова была эта информация и какова сама логика построения такой «прото-письменности», нам не известно. Можно даже согласиться с тем, что значения гексаграмм, которые дошли до нас, соответствуют первоначальному значению знаков узелковой письменности. Обратим внимание, что такая же узелковая письменность использовалась сотни, лет спустя в государстве инков в Центральной Америке, где не существовало письменности, а использовалось лишь узелковое письмо — кипу. Вообще в нашей истории будет встречаться немало поразительных параллелей между китайской и центральной американской цивилизациями.

Тем не менее, ничто не объясняет нам самого механизма воздействия «И цзина» и как набора магических символов, и как книги на дальнейшие поколения мистиков, философов, ученых, политиков не только Китая, но и всего Дальнего Востока Пускай даже его создание приписывается великим совершенномудрым, пускай здесь фигурирует какой-то сложный эзотерический подтекст (кстати, он сам по себе не возникает), но этого мало, чтобы превратить «И цзин» в ключевое произведение всей восточной духовности и культурной жизни. А это все же произошло. Эти символы должны были содержать в себе нечто такое, что позволило им действительно влиять на всю китайскую культуру на протяжении многих тысячелетий.

По ряду предположений в основе самой ранней, дописьменной версии «И цзина» (впрочем, тогда не существовало даже этого названия) лежали фигуры не из шести, и даже не из трех линий, а из двух — «двутраммы». По существу они символизировали собой различные комбинации взаимодействия сил инь и ян или вообще любых противоположных начал. Не сложно подсчитать, что всего таких комбинаций может быть лишь четыре: целая-целая (юг, небо), прерывистая-прерывистая (север, земля), целая над прерывистой (запад, вода), прерывистая над целой (восток, огонь).

Многим исследователям сразу бросилось в глаза, что целая и прерывистая черта представляют собой не что иное, как двоичный код или двоичную систему, если принять, например, целую черту за ноль, а прерывистую — за единицу. Таким образом, двоичная система была создана в Китае за тысячелетия до Лейбница Благодаря двоичному коду можно построить довольно сложные схемы, в том числе и объемно-пространственные изображения, вписав числа в трехмерный график. Американские ученые отметили, что, если переписать гексаграммы двоичными числами, они располагаются в порядке, описываемом математическим кодом вероятностей Грея. Другие исследования показали, что в числовом ряду значений гексаграмм можно найти немало «магических квадратов».

Что это? Попытка пространственно-числового осмысления мира? Особый способ передачи знаний? Но не слишком ли это сложно и запутанно для людей III тыс. до н. э., когда на территории Китая даже еще не возникло никакого протогосударстве иного образования (первое протогосударство Ся сложилось в начале II тыс. до н. э.). От тех времен до нас дошли лишь небольшие поселения да расписная керамика с графическим орнаментом.

Еще раз обратим внимание на то, что гексаграммы, следуя мифологическим версиям, существовали еще до создания иероглифики и вообще какой бы то ни было письменности. Может быть, они предваряли создание письменных знаков или были их прямыми наследниками, как это иногда считается? Но иероглифы вышли из пиктограмм — рисунков, схематически изображающих тот или иной предмет или даже явление. Гексаграммы же вообще никак не привязаны к предмету и таким образом полностью символичны, целиком отстранены от своего содержания. Что еще более удивительно — кажется, не существует никакой преемственности между гексаграммами и иероглифами. Мы наблюдаем странный, ничем не объяснимый разрыв, будто использование этих гексаграмм было заброшено (из-за их сложности?) и на их месте постепенно сложилась иероглифика.



Сопоставление спирали ДНК и реконструкции иероглифа «И»

Считается, что использовались они в основном в виде гадательных таблиц. Каждой черте в отдельности и каждой гексаграмме в целом соответствовал небольшой афоризм, объясняющий, как надо поступать в том или ином случае. Гадали обычно на палочках и эвкалиптовых листьях, а позже — на монетах, путем сложных переборов вычленяя из пятидесяти коротких и длинных палочек искомую комбинацию из шести. Как гадательная книга «И цзин» использовался весьма широко на протяжснии тысячелетий даже при императорском дворе, он был неизменным атрибутом народных знахарей и гадателей, а великий Конфуций советовал начинать обучение именно с этой книги. Но неужели лишь ради гадательного искусства? Не скрывается ли в гексаграммах иного рода знание?


«Некитайская» часть истории «И цзина» началась с факта, весьма далекого от востоковедения и тем более столь специфического его раздела, как исследование древних текстов. В 1962 г. ученые Дж. Уотсон и Ф. Крик получают Нобелевскую премию за открытие ДНК — дезоксирибонуклеиновой кислоты, сделанное ими в 1953 г. Эти же ученые представляют научному миру структурную схему ДНК, молекулу которой упрощенно можно вообразить в виде двойной спирали. Две цепи спирали соединены между собой водородными связями, образуя так называемые комплементарные или дополнительные половины, соотносящиеся друг с другом как позитив и негатив — прямая аналогия с противоположными началами китайской философии инь и ян.

Именно в ДНК заложена способность организмов к самовоспроизводству, которая основана на репликации нуклеиновых кислот.

Труды Дж. Уотсона и Ф. Крика, и вместе с ними рентгеноструктурные исследования М. Уилкинса раскрыли структуру ДНК. Она представляет собой длинную цепь повторяющихся последовательностей: сахар — фосфат — сахар — фосфат и т. д.

Существуют четыре базовых элемента или основания: тимин (Т), аденин (А), цитозин (Ц) и гуанин (Г). В двойной спиральной структуре ДНК они пересекаются между собой, вступают в бинарную, т. е. двойную связь, причем каждый элемент имеет свою, жестко установленную пару. Так аденин всегда парен тимину, цитозин — гуанину, гуанин — цитозину, тимин — аденину. Таким образом, любая наследственная информация записана языком, содержащим лишь четыре буквы.

Напомним, что молекула ДНК — не плоскостная, но объемная структура, чем-то напоминающая спирально закрученную ленту. В сущности, существуют как бы две «ленты» (принцип «двойной спирали»), идущие параллельно и скрепленные между собой, как мостиками, связями между четырьмя базовыми элементами. Нередко структуру молекулы ДНК несколько ненаучно, но весьма точно сравнивают с застежкой-молнией, зубцы которой и есть четыре базовых элемента. Во время репликации ДНК каждая из двух цепей спирали воспроизводится, достраивая себе «двойника», и таким образом структура, а следовательно, и информация, содержащаяся в новой молекуле, точным образом соответствует родительской или исходной молекуле.

Конечно, то что мы изложили здесь — весьма примитивное и неполное описание предельно сложной структуры, до конца не изученной и по сей день. Но для популярного изложения и наших дальнейших рассуждений этого вполне достаточно.

Итак, по существу, «И цзин» представляет собой весьма странный, но достаточно емкий способ передачи информации. Не будем исключать и следующего: то, что для нас может показаться слишком «символичным» и близким к чудовищной головоломке, для составителей «И цзина», для тех, кто использовал его фигуры, было доступно и понятно, они считывали информацию так же легко, как мы читаем обычную книгу. Кстати, можно привести и прямые аналоги подобных запутанных кодов, например, машинные коды, которыми оперирует внутри себя любой компьютер. Фактически это ряд абсолютно непонятных для непосвященного чисел, соответствующих сложнейшим операциям приема и передачи информации по внутренним сетям ЭВМ. Но для простого пользователя компьютер преобразовывает «свой» язык во вполне понятные нам слова или изображения. Причем пользователь компьютера даже и не знает, на каком сложнейшем языке он общается с машиной.

Но вот вопрос — кто мог использовать эти коды «И цзина» в своей жизни? Ведь сколь угодно тонкие доказательства мы бы не проводили тому, что это «символика мировых изменений» (по сути это столь же неоспоримо верно, сколь и абсолютно расплывчато и непонятно), все будет упираться в тот факт, что ни гексаграммы, ни триграммы практически никак не соотносятся с обычным человеческим языком. Если быть более точным — не имеют прямого отношения к привычной нам системе информационного обмена и коммуникации между людьми. Более того, казалось бы разумным, что на заре рождения человеческого языка появились бы вполне конкретные понятия, помогающие выжить человеку в природном мире (огонь, пища, охота на тигра). К тому же при письменной фиксации выражаться они должны также предельно понятно, например, через рисунки, и в этом смысле ранние китайские иероглифы, представляющие собой изображения предметов и явлений, кажутся вполне естественными. Но кто и зачем мог прибегать к услугам кодировок «И цзина»? Если продолжить аналогии с машинным языком компьютера, все стало бы на свои места, но, увы, в отсутствии компьютеров, равно как и других аналогов искусственного интеллекта, можно быть вполне уверенным.

И все же, бесспорно, перед нами некий, абсолютно отличный от обыденного способ передачи информации. Сделаем несколько вполне тривиальных заключений, которые, как окажется в будущем, могут дать нам толчок для дальнейших рассуждений. Прежде всего, «И цзин» действительно что-то выражает, имеет жесткую структуру и внутреннюю логику, строгое математическое построение и пространственную ориентацию. Он был для чего-то создан.

Во-вторых, «И цзин» был и остается самой почитаемой книгой китайской культуры, оказавшей влияние практически на все области традиции, начиная от планирования внешней политики, заканчивая иглоукалыванием и медитацией. Почему стало почитаться именно самое непонятное и в определенном смысле самое примитивное по своему содержанию (не по структуре!) произведение, также до конца не ясно. Может быть, благодаря своей древности? Но есть произведение древнее «И цзина», например, «Шицзин» — «Книга песен», представляющая собой сборник фольклорных речитативов на темы сельскохозяйственных работ, войн, страдания от разлуки с любимым, почитания старших и родственников. То есть для китайской традиции — также весьма полезная книга, не случайно Конфуций высоко почитал ее и считал, что все, кто чтут традиции, должны читать ее.

А это подводит нас к вполне определенному выводу: коды, изложенные в «И цзине», влияя на всю дальневосточную традицию, самими китайцами, японцами и другими народами никогда до конца не понимались, их функция не осознавалась. Существовало лишь предположение, переходящее в фанатическую уверенность, что в «И цзине» заключено что-то неимоверно важное и ценное. Но что? По сути, ни один восточный мудрец, а сегодня — и ученые не сумели дать ответа на этот вопрос. Может быть, эти коды вообще не соотносятся именно с той цивилизацией, которая сейчас живет на территории Китая? Эту непривычную гипотезу мы попытаемся объяснить в дальнейшем.

Европейцам, которые уже несколько веков назад сумели познакомиться с необычной книгой, фигуры «И цзина» дали немалую почву для размышлений и даже научных открытий.

Не напоминает ли нам кодировка «И цзина», состоящая из двух фигур (целой и прерывистой линии), что-то хорошо знакомое? Конечно же, это двоичный или бинарный числовой код! Патриарх двоичного кода великий математик Лейбниц даже написал специальную работу «Два письма о двоичной системе числе и китайской философии». Его предположение было просто и одновременно оригинально. Лейбниц решает принять прерывистую черту за «О»[1], а целую черту за «1» и таким образом в системе двоичных чисел «переписать» все гексаграммы. Например, гексаграмма «Земля» (кунь), состоящая из шести прерывистых линий, записывалась как «ОООООО», гексаграмма «Армия» (ши), состоящая из пяти прерывистых и одной целой линии, — «ОООО10» и т. д.

Но что это дает нам? Значит ли, что гексаграммы отражают существование какой-то древней двоичной системы или даже сложной математики, построенной на бинарной системе чисел? Даже если допустить такое, это все равно не даст нам ответа, зачем же был записан «И цзин» и почему двоичный код сгруппирован именно по гексаграммам, а не по фигурам, скажем, из семи или из пяти линий. С каждым новым открытием вопросы нарастают как снежный ком, причем ни одного рационального объяснения дать невозможно.

Но по правилам криптографии всякий код должен содержать ответ в самом себе. Если предположить, что гексаграммы записывались осмысленно, а сама запись имела какую-то цель (пускай даже магическую или сакрально-мистическую), должна существовать и некая логика именно шестиричного построения «И цзина».

М. Шонбергер решил отталкиваться в своих рассуждениях от понятий, которые существуют в самой древнекитайской философии. Чуть выше мы уже упоминали, что существуют предположения, по которым в основе фигур «И цзина» лежали четыре фигуры из двух линий. Эти фигуры находят свое и чисто философско-символическое объяснение. Считается, что два начала инь и ян порождают «четыре проявления» (сысян), причем это понятие трактуется по-разному: например, Небо, Земля, вода, огонь, или «малое инь», «большое инь», «малое ян», «большое ян». Последняя четверка элементов символизирует как бы разворачивание самого начала, его постепенный приход, как, например, на землю постепенно приходит жаркое лето («большое ян»), начинаясь просто с теплой весны («малое ян»), и т. д. Не случайно «четыре проявления» обозначали также сезоны года.

Теперь посмотрим, как в этом свете образуется фигура из шести линий — гексаграмма. По сути дела, она представляет собой схему из трижды повторенных «двухграмм». Проще говоря, гексаграмма из шести прерывистых линий (земля) состоит из трижды повторенных двухграмм «большое инь», а гексаграмма из линий «целая — прерывистая — прерывистая — прерывистая — прерывистая — целая» (означает «питание») состоит из сочетания «малого инь», «большого инь» и «малого ян». Таким образом, можно разложить все гексаграммы.

Но вот неожиданная мысль — нельзя ли предположить, что четыре фигуры из двух линий, то есть основа основ всего многообразия структур «И цзина», каким-то образом соотносятся с четырьмя базовыми элементами ДНК или РНК? Шонбсргср решает обозначить их таким образом: урацил в РНК (или тимин в ДНК) соответствует двум прерывистым линиям («большое инь») или «ОО» в двоичном коде, цитозин — прерывистая линия над целой («малое ян») или «01», гуанин — целая линия над прерывистой («малое инь») или «10», аденин — две целых линии («большое ян») или «11».

Путем сложных, но достаточно логических подстановок удалось установить полное совпадение генетической структуры человека, молекулы ДНК и гексаграмм «И цзина», если и то и другое выразить в виде двоичного кода. Напомним также еще о одном удивительном совпадении, которое позволило сделать вывод о том, что, возможно, «И цзин» абсолютно точно описывает генокод человека: количество гексаграмм и хромосомный набор человека одинаковы и равняются шестидесяти четырем. Одновременно с этим «X» и «У» хромосомы фактически также представляют собой все тот же двоичный код. Всего же Шонбергер насчитал, по крайней мере, семь совпадений между этими двумя структурами.

В свете этого самым неожиданным об разом стал трактоваться первый иероглиф из слова «И цзин». Напомним, что его принято переводить как «изменения» или «упрощения», в последнем значении он до сих пор употребляется в китайском языке. Но давайте пристально всмотримся в древнее написание этого иероглифа, памятуя о том, что все китайские иероглифы изначально были просто рисунками. Не напомнит ли нам этот иероглиф стилизованное изображение двойной закрученной спирали? То есть перед нами не столько иероглиф, сколько просто рисунок спирали. И значит, перед нами «Канон о двойной спирали».

Итак, в фигурах «И цзина», созданных, по крайней мере, около четырех тысяч лет назад, мы видим некую универсальную «мировую формулу», приложимую не только к биохимии, но и к физике, математике и многим другим областям человеческого знания. То, к чему современная наука подошла лишь несколько десятилетий назад, оказывается, было доступно людям, что населяли тысячелетия назад китайскую равнину. А это значит, что мы можем предположить, что в фигурах «И цзина» существует и такое знание, которое мы еще не способны сегодня осознать. Ведь по сути дела гипотеза о парадоксальном совпадении гексаграмм и структуры ДНК-РНК (подчеркнем, что это не более чем изящное предположение) сумела родиться лишь после открытия самой генетической структуры человека. Возможно, существуют еще неоткрытые глубины, например, в физике микромира, атомного ядра, элементарных частиц, которые также «зашифрованы» в «И цзине».

По существу, мы открываем в древней мудрости лишь то, до чего дошла современная наука и что благодаря этому укладывается в наши представления о мире и о допустимом в этом мире. Еще не было такого случая, чтобы, изучая, скажем, древние китайские или индийские трактаты, современные люди открыли что-нибудь такое, о чем они не знали. Мы скорее угадываем скрытый смысл древних символов, нежели познаем мир через них. В этом ограниченность нашего логизированного сознания в отличие от интуитивно-абстрактного мышления, не делающего отдельные открытия, а априорно знающего все. Правда это «все» выразить в знаковых системах практически невозможно, и нередко оно предстает перед нами в виде символов. Выскажем здесь мысль, которую будем еще неоднократно повторять ниже: то что нам сегодня кажется тайным или скрытым, то, до чего мы доходим глубоким анализом, вероятно, для наших предшественников (о них — разговор особый) было вполне обыденным и не несущим в себе ни малейшего оттенка тайны. Это не значит, что они были умнее или мудрее, обладая «скрытым знанием» или «тайной доктриной». Их сознание и тип мышления были просто устроены по-другому и по-другому проецировались во внешний мир. Правда, эта идея ставит еще более сложную проблему: кем были эти люди, что мыслили по другому, где жили, почему не оставили после себя никаких явных свидетельств, например, мощных городов или, скажем, лабораторией, где «декодировали» знания о ДНК?

Признаемся, что идеи о связи «И цзина» с генетической структурой, со сложными математическими и пространственными изображениями нельзя считать вполне доказанными, но все же импульс к нашим размышлениям о неоднозначности культуры дан. Что ж, последуем за ним и посмотрим, к чему он нас приведет.

РАЗОМКНУТАЯ КУЛЬТУРА

Итак, по-видимому, мы столкнулись с каким-то иным типом традиции, который, как не странно, не имел явного продолжения в китайской культуре. Гексаграммы считались священными знаками, отголосками знаний каких-то древних мудрецов, но практического применения не находили. Все же уточним — практицизм мантического знака весьма относителен, гексаграмма абсолютно «практична» — но в другом типе реальности, в другом типе знания, в другом типе организации сознания. Например, их использовали для медитативной практики в среде даосских мистиков и отшельников, так как они помогали сознанию выйти за пределы человеческой оболочки и слиться с мирской естественностью. А это значит, что перед нами иной тип — невербальный, внесловесный и даже внеобразный — передачи знания. Складывается такое впечатление, что когда-то в Китае существовала какая-то высокоразвитая культура особого типа, делавшая упор не на развитие техники, но на трансцендентацию сознания, перешагнувшая уровень механизмов и решавшая все свои проблемы максимальным развитием сознания.

Многие китайские учения, в том числе даосизм, утверждают, что в человеке уже заложено априорное знание обо всем, поэтому «мудрствование» противоречит некой естественной разумности и естественному ходу вещей. Путь человека не отличен от пути мира, человек «знает» столько же о мире и о себе, сколько вообще содержится в нем информации. Не случайно легендарный основатель даосизма Лао-цзы говорил, что «мудрецы» (в данном случае — последователи книжного знания) лишь преумножают глупость мира, в то время как человек, слившийся с универсальным путем и законом всех вещей Дао, сполна обладает всем, при этом находясь в состоянии «недеяния», так как активным образом он не вмешивается в мир и даже не «познает» его в том виде, как это делаем мы, накапливая и обдумывая информацию.

Мы могли бы принять все это за абстрактные рассуждения, если бы не яркие примеры того, что протокитайцы знали то, к чему мы сумели подойти сегодня лишь при помощи сложнейшей техники — электронных микроскопов, компьютерной обработки информации, системного анализа и много другого. Сколь не были бы сильны возражения скептиков, все же приходится признать, что древний Китай знал много больше нашего, а возможно, располагал и такой информацией, которую мы сегодня не способны ни оценить, ни расшифровать, переведя в доступный нам словесно-знаковый вид.

Не способны оценить не только мы. Даже сами китайцы времен 1 тыс. до н. э. уже не могли целиком осмыслить многие духовные школы, например, то учение, которое принес Лао-цзы, изложенное в трактате «Дао дэ цзин» («Канон Пути и Благости»). Интересно, что весь последующий даосизм, хотя и почитал этот трактат, так его до конца не осознал и следовал совсем другим постулатам и правилам.

Складывается впечатление, что когда-то, предположительно в III тыс. до н. э., рядом наиболее сензетивных (с повышенной восприимчивостью) людей был получен могучий импульс, осознанный в виде сокровенного, эзотерического Знания. Их и называли в китайской традиции первомудрецами, или совершенномудрыми. Вероятно, в течение многих столетий могучий толчок было трудно осознать, а еще труднее выразить в адекватных языковых структурах. Не случайно Лао-цзы в первой фразе трактата сообщил: «Дао, выраженное словами, не есть постоянное Дао», и далее — «Дао, выходящее изо рта (т. е. в словесной форме — А.М.), — не более чем звук».

Лишь немногим стало доступным осознать это мистическое знание, не имеющее ни формального выражения, ни даже осмысления. Ряд мудрецов, типа Лао-цзы, изложили это в виде парадоксальных афоризмов, находящихся за гранью осмысления и доступных лишь как переживание. Другие же, подобно Конфуцию, отказались даже говорить о нем, рассказывая лишь о том, что доступно и разумно с обыденной точки зрения. Кстати, именно Конфуций превыше всего оценил «И цзин», хотя его смысл никак не согласуется с конфуцианским учением. Но именно в «И цзине» — Знание.

Импульс постепенно ослабевал, хотя и проявлялся в ряде удивительных изобретений, намного обогнавших свою эпоху; в Китае впервые в мире стали изготавливать порох, систематически использовать парус и колесницы и даже приготавливать мороженое. Именно Китай подарил человечеству изготовление бумаги и книгопечатание по ксилографическому способу. Еще одно изобретение древнего Китая — компас был настолько сложен и неожидан в своих конструктивных решениях, что и сегодня используется практически в неизменном виде. Кстати, первый компас существовал в виде гидрокомпаса.

Существует какая-то малопонятная разрывность в развитии китайской культуры. Этот разрыв произошел где-то на рубеже III–II тыс. до н. э. Но это было время, когда не сложилось даже протогосударств или даже прочных племенных союзов, а «И цзин» и учение Лао-цзы — одна из вершин мировой мистической мысли — появляется, в общем-то, в достаточно низкоразвитой стране и явно не согласуется с уровнем развития той эпохи. Более того, не осмыслено это учение и до сих пор, равно как не находят объяснения и схемы гексаграмм, причем вряд ли на логическом, интеллектуальном уровне они вообще найдут свое осмысление.

Китай пронизан мудростью, он пропитан какой-то ненавязчивой, но извечно ощутимой сакральностью, невидимыми, но, тем не менее, явственно присутствующими потоками внутренней, «внутриутробной» реальности. Это не преувеличение: тот, кто хотя бы раз вплотную сталкивался с историей и учениями этой страны, вряд ли не смог бы отметить, что за какой-то почти детской непосредственностью и примитивнейшим жизненным практицизмом китайцев стоит фантастическая глубина традиции, пугающая собой бездна Мудрости. Пускай эти размышления субъективны, тем не менее, они отчетливо проступают при каждом соприкосновении с культурой и людьми из «Срединного государства».

При всех многочисленных открытиях Китай не выбился в передовые страны мира, хотя был парадоксален в своей культурной мощи и способности к культурной регенерации после любых потрясений. Он, кажется, не сумел до конца воспользоваться своей мощью знаний, своей «Небесной мудростью». Может, потому что сам не до конца понял, чем обладает? Потому что мудрость оказалась заимствованной от какой-то более ранней культуры?

Попробуем разобраться, какие версии могут существовать по этому поводу. Начнем с того, как осмысляли передачу эзотерического знания сами китайцы.

КТО ПЕРЕДАЕТ МУДРОСТЬ МИРА

Легенды о неких первомудрецах, которые принесли в мир всю его мудрость, равно как и практические знания (например, искусство охоты и рыболовства), мы без труда можем встретить на всем протяжении от Междуречья до острова Тайвань. Но поскольку мы заговорили именно о Китае (причина такой «адресности» станет понятна читателю несколько позже), мы посмотрим, кого же почитали в этой стране за величайших первомудрецов и основателей всей цивилизации.

Прежде всего, обратимся к фигуре легендарного создателя «И цзина» — мудрецу Фуси, который к тому же считается и прародителем человеческого рода. Об этом персонаже следует сказать особо, так как нам придется еще неоднократно возвращаться к нему. Жил он, судя по разным легендам, приблизительно в III тыс. до н. э. (официальная версия 2852–2737 г.г. до н. э.), вероятно, на территории современной провинции Хэнань в уезде Хуайян, где сегодня существует холм, почитаемый как могила Фуси. Обычно на изображениях Фуси фигурирует как старец с небольшими рожками на голове, держащий в руках схему «Великого предела» или выписывающий фигуры триграмм.

Ряд исторических данных позволяет предположить, что Фуси был реальной исторической личностью и являлся первопредком восточных австронезийских племен, живших приблизительно в районе полуострова Шаньдун и ставших позже одним из компонентов, сформировавших китайских этнос. Этому человеку приписывается не только создание триграмм, но и целый ряд культурных изобретений: именно он научил людей узелковому письму, охоте и рыболовству, объяснил, как варить мясо, установил правила женитьбы. К числу его изобретений также относятся силки, рыболовные сети, музыкальные инструменты и много других полезных предметов. Перед нами персонаж, который фактически принес людям то, что мы называем культурой. Отмстим для себя эту подробность. И еще одна незначительная деталь, которая окажется для нас затем весьма важной, — по легендам и по изображениям, на голове у Фуси росли небольшие рожки, напоминающие наросты или просто бугорки.

По ряду легенд Фуси считается вообще прародителем человечества, выступая в роли этакого «китайского Адама». Причем его супругой явилась его же родная сестра Нюйва. К этому необычному сюжету, имеющему прямое отношение к поколению мудрецов — прародителей человеческой культуры, мы еще вернемся. Попутно заметим один забавный факт. Е. П. Блаватская, основательница теософского движения в мире, считала Фуси… создателем масонской мудрости и символики. Может быть, ее навел на эти мысли тот факт, что Фуси и Нюйва часто изображаются с угольниками в руках, что действительно совпадает с масонским символом и, в сущности, говорит об одном и том же — мудреце как о Великом Архитекторе или Великом Строителе, который творит мир.

Рогатый сверхчеловек Фуси стал для жителей Поднебесной империи самым первым мудрецом Китая, собственно как и всего мира, принеся к тому же на землю многие удивительные изобретения. Но, в общем-то, никто сегодня не воспринимает всерьез китайские мифы, мы же попробуем взглянуть иначе на эти «сказки». Может быть, именно в них и кроется ответ?

В мифах зачастую в символически-отстраненной форме скрывается знание о реальных событиях, но поскольку миф это особый тип осмысления действительности, то он подает ее в том виде, в котором она доступна человеку в ту или иную эпоху или вообще укладывается в рамки человеческого сознания. Благодаря этому можно описать все — но в той форме, которая толстым слоем укроет от нас реальную картину, ибо мы — современные люди — воспринимаем ее в иной понятийной форме, в других категориях. При этом сама реальность останется отторгнутой от нас необычным для сознания сегодняшних людей пышным мифологическим декором.

Не следует рассматривать миф как чистой воды выдумку, как нечто небывалое и невозможное, сколь невероятным он бы нам не показался. Трудно представить себе древнего человека, который с увлечением думал о том, как мистифицировать нас — своих потомков, выдумывая при этом многочисленные побасенки и красочные легенды. За мифом стоит какая-то вполне конкретная реальность, но описанная в тех единственно возможных образах и символах, которые были доступны сознанию древнего человека. Кто знает, может быть наши потомки через пару тысячелетий сочтут наши тексты слишком уж «мифологическими» и расплывчатыми и будут с большим упорством разгадывать, что же кроется за нашими словами.

По сути, миф представляет собой до-письменное изложение истории человечества — истории до конца не прочитанной, не осознанной, но тем и интересной. Здесь важны не только сюжеты, но и мельчайшие подробности. Кстати, именно небольшая подробность, встречающаяся в ряде мифов, навела нас на интересные размышления. Поэтому мы не раз будем прибегать к этим рассказам как к «ненаписанной истории».

Интересно взглянуть, кому сами китайцы приписывали творение тех великих знаний и мистической мудрости, которые и составили сущность всей человеческой культуры. Об одном из таких персонажей — Фуси — мы уже говорили. Но он вплетен в стройную линию «преемствования — передачи» знания, которую почитают не только в Китае, но и на всем Дальнем Востоке по сей день.

Откуда взялась запредельная мудрость в Китае, как пришла она на землю? Издревле в Поднебесной империи сложилась вполне четкая и ясная теория, отражающая единство мистического знания с глубокой древности до наших дней. И эта концепция не может не заинтересовать нас. Эта концепция носила емкое название «Передача пути — Дао» (дао тун), «передача традиции», или «передача истины». Она говорила о том, что еще в глубокой древности на землю с Небес был спущен «священный Путь», или «истина», которая передавалась через мудрецов из поколения в поколение. Мудрецы хранили учение в чистоте, порой в глубокой тайне обучали ему своих учеников, и таким образом всякое обучение превращалось именно в «передачу истины». Естественно, китайские философы испокон веков старались составить список тех, через кого шла «передача Пути» на земле, ведь, по сути дела, эти люди и воплощали трансцендентную, неземную мудрость. Списки нередко разнились, хотя — и это стоит отметить особо — персоны людей, которые стояли у истоков «передачи Пути», были едины во всех списках.

Но об этих первомудрецах — чуть позже. Пока же скажем о том, как начали составляться эти списки «передачи Пути». Эти события пришлись на то время, когда Китай старался каким-то образом переосмыслить свою архаическую традицию, осознать, какой же мудростью, какими великими знаниями, доставшимися ему неизвестно откуда (впрочем, известно — «от Неба»), они обладают. По существу, в V–IV вв. до н. э. «мудрецы», что жили на территории Китая, пытались рациональным образом объяснить многие мистические знания, которые проявлялись в китайской культуре. Эту попытку ясным, «светским» языком рассказать о мистических истинах, в частности, предпринял Конфуций. Он принципиально отказывался говорить о вещах мистических, непонятных, загадочных, предлагал «духов почитать, но держаться от них подальше». Основной упор он делал именно на морально-этические категории, типа «долг», «церемониал», «справедливость», «сыновья почтительность к старшим». Правда, ряд философов, представителей школы «Учения о сокровенном», Ван Би и Го Сян (III–IV вв.), тонко подметили, что поскольку Конфуций действительно никогда не говорил о «сокровенном» («сюань» — «тайном», «сокрытом», «мистическим»), то это свидетельствует лишь о том, что великий мудрец знал об этом «сокровенном». А поэтому и не говорил о нем. В отличие от него множество мудрецов, например, легендарный основатель даосизма Лао-цзы, в учении которого делался особый упор на обсуждение «сокровенного», на самом деле лишь играли словами и не проникали в потаенную мудрость мира.

Считается, что якобы именно Конфуций впервые осмыслил понятие «передачи Пути» как совокупность методов гармонизации общества, хотя впрямую никогда не говорил об этом. Впервые же выразил это понятие, вероятно, последователь конфуцианства Мэн-цзы (IV–III вв. до н. э.), который отметил одну интересную подробность. Он считал, что каждые 500 лет рождается великий мудрец — истинный правитель, причем своими расчетами подтвердил, что такой период действительно существует. Позже и Конфуций и сам Мэн-цзы были поставлены в ряд тех, кто пресмствовал истину.

Кто же стоял у истоков этого пути, «пришедшего с Небес на землю»? Как мы говорили, существует несколько списков: одни вели прямую линию непосредственно по каналам конфуцианства, другие включали мудрецов всех школ, считая, что истина как бы «кочует» из одной философской школы в другую, изменяет свое чисто словесное объяснение, но не изменяется по сути.

Отголоски передачи некоего сакрального знания, которое качественно отличается от наших обыденных познаний, можно встретить не только в мифах, но и в легендарной истории самих эзотерических школ. Например, в ряде сектантских буддийских объединений распространена следующая история. Существует некое духовное учение, которое передавалось друг другу древними мудрецами, причем эта передача началась в эпоху «Синего солнца». Именно в этот период «Небесный путь» начал претворяться на земле, причем первыми его носителями стали знаменитые «три императора и пять правителей» — полулегендарные властители Китая, в том числе уже известные нам Фуси и Хуанди. Они считались «зачинателями Небесного пути, спустившегося в мир». Затем этот путь был передан другим правителям, в том числе и знаменитому Юю, известному тем, что ему удалось усмирить потоп на территории Китая (с загадочной фигурой этого победителя потопа нам еще придется столкнуться). Древние хроники говорят, что в тот период «людские души были боязливы, душа пути Дао была неизмеримо мата, утончена и едина, и все искренне придерживались срединного Пути». Одним словом, в мире царила полная гармония, построенная, с одной стороны, на «царствовании мудрецов» (вероятно, многие из этих людей действительно были по крайней мере племенными вождями крупных объединений на территории Китая), а с другой стороны, на «боязливости людей» перед «Небесным путем». Обратим особое внимание именно на то, что гармония царила в мире именно тогда, когда небесные законы выполнялись на земле, причем существовали не в идеале, а в реальности, передаваемые через целый ряд посвященных.

В начале следующей эпохи «Красного солнца» нравы стали меняться. Теперь носителями пути стали мудрецы, не имеющие государственной власти, а порой вообще не допущенные к трону. Они не были, как их предшественники, «спустившимися с Неба» — это весьма важно для наших дальнейших рассуждений. Первым шел великий мудрец Лао-цзы, который учил «вскармливать свою внутреннюю природу и пестовать свою душу». Лао-цзы передал свое учение, а точнее, «истину Пути», Конфуцию, который по ряду легенд считался его младшим современником, а может быть, и учеником. Так из даосизма истина перекочевала в конфуцианство, а оттуда через несколько поколений (в данном контексте полный список «учителей-учеников» не существен) ушло в Индию, где обладателем истины становится сам Будда В VI в. истина вновь возвращается в Китай вместе с индийским миссионером Бодхидхармой, который стал считаться основателем чань-буддизма, гласившего об интуитивном прозрении истины «вне слов и письменных знаков», путем «спокойного сидения» и медитации на любом выполняемом действии.

Обратим внимание — смысл учения в нашем понимании этого слова, сама по себе доктрина отсутствуют. Существует лишь Учение, Путь. И все. Без объяснений. Ибо человеческий язык не имеет средств адекватно передать его. Оно пришло «с Неба», первые его проповедники Фуси и Хуанди, т. е. все те же люди, которые вообще принесли культуру в мир человеческий. Но не только культуру, но и некий духовный импульс, мистический опыт.

Попробуем перевести этот мифологический «Путь» на доступный нам язык. Итак, в древности жили некие мудрые существа, сверхлюди, которые на голову превосходили всех остальных людей в своих знаниях. И эти существа принесли людям не только сакральную мудрость, но и вполне практические знания о землепашестве и письменности. Именно в тот момент, когда они находились среди людей, существовала гармония и покой.

Их традицию продолжили уже люди, которые, хотя и были отменными философами и мудрецами (Конфуций, Лао-цзы), тем не менее собственно изменений в жизнь людей не внесли — все уже было сделано до них. Более того, сами эти мудрецы, сколь бы не различались они во взглядах, считали своей основной задачей передать традицию и истину в неизменном виде, не случайно Конфуций особо подчеркивал, что он «не создаст нового, но лишь передаст».

Прежде чем продолжить наши размышления о сути происхождения странной мудрости Китая, расскажем еще одну историю. На первый взгляд она казалась не связанной с предыдущим, но в дальнейшем получила весьма неожиданное продолжение.

СТРАННЫЙ РАССКАЗ МОНАХА

В самом начале VI в. при дворе китайской династии Тан в покоях императора У-ди объявился удивительный странствующий буддийский монах Хуэй-шань. Император У-ди благоволил к буддизму, при его содействии было отстроено много новых монастырей, переписаны многочисленные сутры, монахам щедро раздавались подаяния. И вот до У-ди дошли слухи, что нищенствующий монах (бхикшу) Хуэйшань удивляет публику рассказами о некоей стране, откуда он вернулся несколько лет назад, а точнее в 499 г. И вот Хуэйшань был приглашен ко двору еще раз поведать свою забавную историю, которая больше напоминала древние китайские мифы о «землях необычайных», нежели воспоминания путешественника. Один из правителей областей по имени Юй Цзе, который присутствовал при рассказе монаха, подробно записал его изложение под названием «Лян сы гун цзи» («Заметки четырех правителей династии Лян»), которое и дошло до нас.

А рассказ этот оказался поистине удивительным, не случайно большинство слушателей отнеслось к монаху с большим недоверием. Достаточно было вслушаться в некоторые пассажи рассказа монаха, выдержанные в традиционном стиле мифических повествований о далеких землях, где «живут Небожители и бессмертные», чтобы понять яркость фантазии Хуэйшаня. В основном его рассказ был посвящен некой таинственной земле Фусан и прилегающим к ней территориям, полным необычных явлений, где живут люди непривычного вида.

По сути, Хуэйшань отправился в какую-то страну, лежащую за 40 тыс. ли (приблизительно 20 ты с. км) к востоку от Китая, встретил там народ, находящийся на сравнительно высоком уровне цивилизации, хотя и ниже, чем уровень цивилизации Китая того времени. До нас не дошло упоминаний о том, каким образом Хуэйшань добрался до этой далекой страны и каким образом вернулся обратно, а также сколь долю он отсутствовал. Известна лишь дата его возвращения — 499 г. Посетил Хуэйшань некие территории, которые называл «страной Фусан», «Государством Женщин», «землями Юйцзе».

Французский китаист Дс Гинь еще в конце прошлого века обнаружил запись рассказов монаха в древних китайских хрониках, перевод выдержек из которого и приводится ниже.

«В году 499 буддийский монах по имени Хуэйшань приехал в Китай и рассказывал о некой стране, называемой Фусан. Фусан расположена в 20 тыс. ли (т. е. ок. 10 тыс. км) к востоку от страны Великая Хань. Она также расположена на восток от Срединного царства (т. е. от Китая). В нем растет большое количество деревьев фусан, откуда страна эта и получила свое название. Листья этих деревьев цвета дуба. На своих ранних этапах эти деревья выглядят подобно росткам бамбука. На них произрастают съедобные грушевидные плоды, красноватые на цвет. Из коры деревьев может изготавливаться материя, из которой местные жители делают одежду. Строя свои дома, они делают доски… У их городов нет стен. У них есть письменность, и они изготавливают бумагу из коры дерева фусан. Они не ведут войн, а поэтому у них в этой стране нет оружия. В этом государстве есть тюрьмы — одна на юге и одна на севере. За небольшие проступки преступников помещают в южную тюрьму, а за более серьезные — в северную. Если преступник прощен, его переводят в южную тюрьму, но если ему не удалось добиться помилования, он остается в северной тюрьме. Эти люди, что помещены в северную тюрьму, мужчины и женщины, могут жениться друг на друге, а потерян сестру, они горюют три дня, не принимая пищу. Здесь же вешаются изображения духов, которым совершают поклонение утром и вечером. Люди не носят траурных одежд или знаков траура.

В течение своих первых трех лет восшествия на трон местный правитель не занимается делами государства. Раньше в этой стране не было никаких знаний о буддизме, но во время династии Сун в 458 г. пять монахов (т. е. экспедиция Хуэйшаня — А.М.), отправившись из Кипиня (Кабула), достигли этой страны, привезя с собой буддийские писания и изображения, поведав народу здесь о буддийской идее и отринув их грубые обычаи, изменили их…

Хуэйшань рассказывал также, что в тысяче ли к востоку от Фусана расположено Государство Женщин. По своему виду народ этой страны чистоплотен и опрятен, а цвет их — белый. На их телах растут волосы, а волосы на головах очень длинны и достигают земли. Они входят в воду и становятся беременными. Через пять-шесть месяцев они рожают детей. Женщины почти лишены грудей. На затылке они волосаты, и молоко в волосах этих. Уже через сто дней ребенок может ходить, а через три или четыре года мужает. И все это — правда.

Завидев человека, женщины пугаются и прячутся. Они весьма почитают своих мужей. Народ этот ест листья соленых растений, которые напоминают некоторые китайские травы и имеют приятный запах. В 507 г. несколько человек из Цзи-нани, пересеча океан, были прибиты сильным ураганом к неизвестному берегу. Высадившись на берег, они обнаружили народ, который весьма похож на китайцев, но мужчины имеют человеческое тело, а голову собаки и издают звуки, похожие на лаянье собак.

Народ ест нечто подобное небольшим бобам или зернышкам. Они носят одежды, сделанные из материи. Они долбят землю и делают обожженный глиняный кирпич для стен своего дома, круглые по форме, а двери или вход подобны норе».

Хуэйшань также поведал, что у этого народа есть свой император — «Правитель множества», который каждые два года меняет цвет своего наряда. Местные жители активно разводят крупный рогатый скот, делают кумыс из молока и выращивают виноград. В этой стране широко используется золото и серебро, которые при этом не считаются особой ценностью, зато железа местные жители не знают».

Были и совсем необычные пассажи в рассказе монаха. «На большом расстоянии к югу от этой страны лежат горы Яньшань («дымящиеся горы»), жители которых едят локустов, крабов и волосатых змей для того, чтобы уберечься от жары. На вершине этой горы живут огненные крысы — хорьки или белки, мех которых используется для изготовления негорючего материала, который очищается огнем вместо того, чтобы очищаться водой. К северу на большом расстоянии от государства женщин находится Черная Глотка или Равнина, а на север от Черной Глотки располагаются горы столь высокие, что достигают неба и покрыты снегом весь год. Солнце здесь вообще не показывается. Рассказывают, что здесь обитают Светящиеся драконы. На большом расстоянии к западу от государства женщин бьют фонтаны, по вкусу напоминающие вино. В этой же местности можно также обнаружить Лаковое морс, волны которого окрашены в цвет черного пера и меха, которые погружены в него, а чуть неподалеку располагается еще одно морс цвета молока. Территория, окруженная этими чудесами природы, весьма протяженна и плодородна. Собаки, утки и лошади больших размеров живут здесь, и, наконец, встречаются даже птицы, которые производят на свет человеческих детенышей. Младенцы мужского пола, что рождаются от этих птиц, не выживают, лишь дочери с большой заботой воспитываются их отцами, которые переносят их в клювах или на своих крыльях. Как только они начинают ходить, они становятся хозяевами самим себе. Все они — замечательной красоты и весьма гостеприимны, но все они умирают, не достигнув и тридцати лет. Крысы в этой стране белы и огромны, как лошади, а их шерсть — в несколько сантиметров длиной».

Как отнеслись слушатели к этому необычному рассказу? Даже китайское сознание, весьма предрасположенное к мифам и всякого рода мистификациям, не способно было все это воспринять всерьез, и хроника так передает нам реакцию императорского двора: «Слушатели при дворе весьма потешались этому рассказу. Они смеялись и хлопали в ладоши, говоря друг другу, что лучшей истории они никогда не слышали». Одним словом, никто не мог всерьез принять рассказ Хуэйшаня.

Французский синолог маркиз д’Эрве, комментируя этот фрагмент, заметил: «Эго забавное событие показывает нам, что китайцы уже в эпоху Шести династий не были столь легковерны, как часто нам кажется. Они умели отличать правду от невероятного, и экстравагантность рассказчиков, над которой они прежде всего и потешались, ни в коей мере не уменьшает заслугу записывателей, которых они так уважали».

Как будет видно в дальнейшем, если уж над кем-то и смеялись китайские слушатели в царских покоях, то на этот раз только над собой…

ЗА ТЫСЯЧЕЛЕТИЕ ДО КОЛУМБА

И все же, как ни странно, Хуэйшань не был ни лгуном, ни фантазером, и он действительно побывал в каких-то далеких землях. Эти далекие территории столь поразили его, что он изложил увиденное традиционным языком китайских мифов и легенд. Надо учитывать, что китайцы всегда мыслили себя в центре земли (впрочем, это характерно для архаического мышления всех народов мира), называя свое государство «Чжунго» — «Срединной империей», что сегодня мы переводим просто как «Китай». Само «срединное» положение определялось тем, что китайский император получал с Небес «благую силу» или «Благодать» (дэ), которую он передавал на своих подданных, в результате чего страна процветала. Если же император был по каким-то причинам не способен транслировать небесную благодать на своих подданных, это означало, что «небо лишило его мандата на правление», в стране воцарялся хаос и бедствия. Чаще всего в реальной жизни эта благость воспринималась именно как часть культуры, в основном — культура конфуцианская. Те же, кто был не знаком с культурой, например, не соблюдал китайских обрядов, обычаев, не носил китайских одежд, не умел говорить по-китайски, писать иероглифы, исполнять ритуалы, считались «варварами, подобными диким зверям». В их душе не было ни «гуманности», ни «человеколюбия», ни «справедливости», ни осознания ритуальных норм — одним словом всего того, что по китайским понятиям определяет человека именно как человека, отличает его от зверя. В сущности, если, например, человек не обладал «человеколюбием» (жэнь), то он в принципе и не считался даже человеком, его можно было убить или наказать как дикое существо.

Варваров в принципе можно было «окультурить», но речь в основном шла о «близких варварах», которые держали посольства при императорском дворе. В основном это были племена, населяющие китайскую равнину. Дальние же варвары, о которых приходилось только догадываться, по-прежнему оставались зверями. Естественно, никакой культурой и «человеческими обычаями» они обладать не могли, и поэтому велико же было удивление китайского монаха Хуэйшаня, когда он за десятки тысяч километров вдруг встретил вполне цивилизованное и культурное государство. И иначе как сказку он свои впечатления изложить не мог.

По сути дела, если отбросить экзотические названия типа «Черная глотка» и «Лаковое море» (кстати, потом они окажутся весьма точными географическими указателями), то перед нами окажется достаточно точная географическая карта, описанная Хуэйшанем.

Долгое время рассказ странствующего монаха воспринимался не иначе как одна из легенд, на которые столь богата китайская мифология. На самом деле рассказ Хуэйшаня, который со своими пятью спутниками-буддистами побывал в каких-то далеких землях, почти математически точен. У нас есть расстояние и направление, куда отправилась эта экспедиция, есть описание земель и народа. Правда, несколько смущают «моря цвета молока», фонтаны, по вкусу напоминающие вино, огромные животные, страна, где живут одни женщины и приносят детей от собак, и множество других на первый взгляд чисто мифологических подробностей. Но наряду с этим мы встречаем и факты, безболезненно укладывающиеся в наше сознание, например, горы, весь год покрытые снегом, сама система управления государством, дымящиеся горы (явно вулканы) и немало иных чисто географических и этнических примет. А это уже может нам дать богатую пищу для размышлений.

Прежде всего у нас есть достаточно точное направление и расстояние — ок. 20 тыс. км к востоку от Китая. Мы «приплываем» на Американский континент. Может быть, здесь удастся обнаружить «моря цвета молока» и «Море лака»? Но тогда окажется, что именно китайцы открыли Америку более чем за тысячу лет до того, как каравеллы Колумба в 1492 г. пересекли Атлантику! Причем не только открыли, но и достаточно подробно описали какие-то земли на ее территории. Этот факт парадоксален также и тем, что существуют даже «научные» объяснения того, почему китайцы потенциально не могли открыть Америку! Например, в прекрасно написанной книге М. Тартаковского «Историософия» (М., 1993), лишь одним своим названием претендующей на глобальное осмысление логики исторического процесса, многое построено на рассуждениях о том, «почему же все-таки китайцы не смогли открыть Америку». Из этого даже делается вывод об особом типе восточного нелюбопытно-прагматичного сознания. А тут оказывается, что за тысячелетие до «официального» открытия Американского континента (а может, даже и значительно раньше, но об этом потом) там высадилась целая экспедиция, да к тому же религиозного толка. Экая незадача… Впрочем, факт посещения китайцами Америки следует еще доказать.

О том, что китайцы, вероятно, побывали в Америке, европейские ученые заговорили еще в XVIII в. Известный французский исследователь Жозеф де Гинь в 1761 г. опубликовал труд под весьма длинным названием «Исследования о плаваниях китайцев к американскому берегу и о некоторых народах, обнаруженных на восточной оконечности Азии», а в 1865 г. Густав д’Эшиталь выпустил труд, одно название которого говорило о его основной идее. «Исследования о буддийских истоках американской цивилизации». Он однозначно указывал, что многое в культуре майя и ацтеков проистекает от буддийской традиции, возможно, привезенной сюда китайцами!

Еще дальше в своих рассуждениях пошла Генриетта Мертц, написав весьма примечательную, хотя и не лишенную известной доли спекуляций книгу «Потускневшая тушь» (Pale ink), ссылаясь в этом названии на известную фразу Конфуция, утверждавшего, что «даже потускневшая тушь все же лучше, чем самая надежная память». Первое издание было опубликовано в 1953 г. и осталось практически незамеченным из-за своей явной абсурдности, как тогда казалось многим. Второе издание 1972 г. было намного точнее проработано в области фактов, снабжено подробными картами странствий китайцев по американскому континенту — и о парадоксе культурного родства китайцев и индейцев широко заговорили.

Прежде всего, что это за страна — Фусан, которая получила свое название от одноименных деревьев? Фусан (другое название — кунсан) — это древнее название полой шелковицы, которое можно встретить обычно в мифах. Дело в том, что в ряде древнейших легенд с полой шелковицей связано рождение первопредка, либо всего человечества, либо государства. Например, именно в полой шелковице был найден мудрый И Инь, который стал первым советником основателя первой китайской династии Инь.

Итак, скорее всего речь идет о шелковичном дереве, из которого действительно, как описывал Хуэйшань, можно делать и материю для одежд и бумагу. Правда, речь может идти и о каком-то аналоге шелковицы, точного названия которого не знал монах и плоды которого действительно были съедобны. Не вызывает сомнений и то, о каких съедобных зернышках или бобах говорится в тексте — речь идет, конечно, о кукурузе.

Еще один факт, что бросается в глаза — кратко, но достаточно точно описанные жилища. Круглый или конусообразной формы, с узким входом («подобен норе»), сделанные из глиняных брикетов — мы без труда узнаем в них типичные индейские строения.

Отправившись из Государства Женщин на запад мы действительно встречаем многое из описываемого, в том числе горы, озера и фонтаны. Далее идет пресловутое «Море Лака» (имеется ввиду китайский темный лак), то есть большое озеро с темными, непрозрачными водами. Это — озеро Лабрэ Тарпиц в Лос-Анджелесе, в которое если обмакнуть перо или кусочек меха, они действительно становятся темными.

Несколько сложнее обстоял вопрос с «морем, воды которого белы как молоко», но и в этом случае нашелся разумный ответ. По сути, это высохшие и когда-то соленые озера, болота, которые, как показали исследования, еще существовали во времена Хуэйшаня, т. е. 1500 лет назад.

Но как объяснить странный вид мужчин, что нижней своей частью подобны людям, а верхней — собакам? Здесь, действительно, мы сталкиваемся с какой-то мистикой. И все же Г. Мертц и здесь находит правдоподобное объяснение — это ритуальные маски, связанные с тотемными животными: «По моему мнению, это лишь показывает нам то, как большинство китайцев рассматривало эти головы и каким образом было способно, вернувшись в Китай, поведать об этом — ничего более того». Объяснение не лишено смысла — в любом этнографическом музее мы можем увидеть индейские ритуальные и тотемные маски собак, змей или вообще невероятных существ. По сути дела, своим описанием Хуэйшань говорит о том, что мужчины надевают на голову «собачьи головы», т. е. маски, подражая повадкам и даже звукам этих животных.

Но вот еще один вопрос: почему буддийские миссионеры называют то место, куда они приплыли, Государством Женщин? Не идет ли здесь речь о неких американских амазонках?

Кажется, исток представлений о Государстве Женщин лежит там же, где и предание об амазонках — женщинах-воительницах, принципиально лишивших себя общения с мужчинами. В этнологии существует понятие локальности брака — куда уходят жить супруги после вступления в брак. В случае жизни в доме женщины это носит название матрилокальности, мужчины — соответственно патрилокатьности (в основном у охотников). С этим же частично связано и то, по какой линии передается понятие рода (gendr). Род (не путать его с кланом или семьей!) всегда однолинеен и бывает матрилинейным, когда родство передастся по линии матери, и патрилинейным, когда мы принимаем фамилию отца. У европейских народов род обычно патрилинеен, это, в частности, выражается в том, что у нас отчество принимается по имени отца, а не матери.

У большинства народов мира родство также вычисляется по линии отца, и этот «отцовский» стереотип плотно вошел в наше сознание. Но далеко не везде дело обстоит таким образом, причем в древности многие народы были явно матрилинейны. Сохранились сведения о том, что у ряда индейцев Центральной Америки род был именно матрилинеен, еще в 50-е гг. нашего столетия было установлено явное превалирование материнской линии у народностей Монтана и Пуэблос на юго-западе. Подобную же ситуацию мы встречаем у индейского народа Хопи, связанного с культурой майя и ацтеков.

В частности, считается, что ребенок рождается именно в семье матери, а не отца, и дает ему имя исключительно мать жены.

У Хуэйшаня мы встречаем примечательное упоминание о том, что женщины берут себе в мужья змей, от которых и рожают детей. В северной части Мексиканской равнины находилось древнейшее поселение народа Хопи, называвшееся Шунгопави, существовавшее по крайней мере уже в 1 в. Вероятно, Хуэйшань посетил именно это место, где существовал ритуально-тотемический Танец змей, связанный с тем, что прародителем рода у Хопи считалась именно змея. Более того, сами Хопи непосредственно идентифицировали себя с этим пресмыкающимся и даже называли себя змеями. Обратим внимание, что здесь не было элемента наигрыша, но абсолютно полное уподобление человека змее, когда чисто психологически стирались все различия между представителем народа Хопи и животным. Примечательно, что даже маленькие дети безбоязненно играли с ядовитыми змеями, а те не кусали их. Естественно, что женщины Хопи считали, что они вступают в связь именно со змеями и рождают от них детей. Вероятнее всего, именно так они ответили Хуэйшаню на вопрос об отцах своих детей.

Женщины индейских племен вплетали себе в распущенные волосы белые ленты, что было знаком их супружеского положения — и отсюда появилась фраза о том, что «молоко в волосах их».

Удалось и идентифицировать «некие листья соленых растений, которые напоминают некоторые китайские травы и имеют приятный запах». Это — действительно солоноватые растения Anemonopsis califoniica, имеющие характерный «медицинский» запах и в прошлом широко использовавшиеся в качестве медицинского препарата в северной Мексике.

Что же касается использования индейцами драгоценных металлов, о чем упоминал китайский монах, то вспомним, что испанцы, высадившись на этот берег, действительно были поражены обилием в обиходе золота и серебра наряду с полным незнанием железа.

Было дано и объяснение животным гигантских размеров, о которых рассказывал Хуэйшань. Предположили, что речь идет о гигантских скульптурных изображениях животных, в частности, лошадей. Некоторые из них расположены недалеко от городов Блис и Нидл в южной Калифорнии, куда скорее всего и заезжал Хуэйшань и где располагалось его знаменитое Государство Женщич. А может быть, речь идет и об огромных знаменитых изображениях в пустыне Наска, где мы можем обнаружить рисунки лошадей, пауков, собак. Вероятно, буддийский монах рассказывал именно об этих статуях и рисунках, а те, кто записывали его рассказы, исказили до утверждений о том, что «там живут огромные собаки, утки, лошади», кстати, китайский язык позволяет предположить именно такие искажения.

Таким образом, название «страна Фусан» принадлежит весьма обширной территории к северу от современного Лос-Анджелеса и к югу от Гватемалы и Юкатана. Именно там и странствовали буддийские миссионеры. Удалось «расшифровать» практически весь маршрут странствия Хуэйшаня и идентифицировать все его рассказы с существующими постройками, городами, местными традициями. В процессе странствий он обучал людей тем знаниям, которых достиг Капай к тому времени — способам обработки металла, сельскохозяйственным циклам, постройке храмов и кумирен, календарю и гаданиям.

Но неужели в исторических повествованиях из регионов Центральной Америки, Мексики, Юкатана не сохранилось упоминаний о посещении этой территории какими-то чужестранцами необычного вида? Оказывается такие упоминания есть и разбросаны практически повсюду, правда, представленные в весьма замаскированном виде.

Прежде чем оценить, с какой культурой могли столкнуться китайские странники, напомним в самых общих чертах, что представляла собой Центральная Америка той эпохи. Пожалуй, не найдется человека, который бы не слышал о грандиозных величественных цивилизациях инков, майя и ацтеков. Но их расцвет был еще далек от описываемых событий. Во времена прихода сюда Хуэйшаня со своими спутниками здесь жили племена индейцев, говорящие в большей степени на языке кечуа, частично — аймара хаки.

Судя по многим описаниям, теснее всего китайские странники сталкивались именно с племенами майя, которые достаточно рано (раньше чем ацтеки и тем более инки) создают развитую цивилизацию на территории полуострова Юкатан, в горных районах современной Гватемалы и Западного Гондураса.

Майя прославились строительством особых пирамид необычной формы, явно служивших храмами или кумирнями. Эти пирамиды встречались в Тикале, Вашактуне. Их отличал особый ступенчатый свод. Пирамиды начали возводиться задолго до возможного прихода сюда буддийских миссионеров (первая относится приблизительно к концу III в.), но постепенно их облик разительным образом меняется. Пирамиды приобретают явные «китайские черты», особенно те, которые возводились в низинных районах, куда и проник Хуэйшань.

Именно с этого момента начинается «золотой век» культуры майя, который характеризовался разительными трансформациями в архитектуре, астрономических знаниях. Кажется, происходит «взрыв» в культурном развитии народа, который до сих пор развивался хотя и быстро, но в общем-то без скачков. Например, для передачи информации начинает использоваться иероглифическое письмо, которого не знали даже инки, используя узелковую письменность. Возникает и особая каста жрецов-астрономов, которые вели регулярные и вполне «научные» наблюдения за движением Солнца, Луны и планет. Примечательно, что система календаря майя была значительно точнее и изящнее, нежели календарь в христианской Европе.

На вершинах пирамид возводились храмы, в которых проводились сложные ритуальные церемонии.

Церемониальным центром майя (мы бы назвали это столицей) считался город Чичен-ица, расположенный на полуострове Юкатан в Мексике. Сохранившиеся остатки древнейших построек обычно относятся археологами к IX — началу X вв, но встречаются и следы более ранних расселений, а это значит, что китайцы действительно могли посещать эти места. В X в., вероятно, племена тольтеков или ица захватили Чичен-ицу, но крупным культурным и торговым центром этот город оставался еще по крайней мере в течение двух веков.

Но вот по причинам, которые не до конца ясны ученым, с начала X в. начинается внезапный и к тому же стремительный закат цивилизации майя, особенно ярко проявившийся в некогда высокоразвитых низинных районах. Может быть, иссякли некогда «позаимствованные» у китайцев знания? А может быть, все проще — откат культуры объясняется войнами, не случайно в Чичен-ице столь заметно влияние мексиканских племен, например тольтеков.

Юкатан был покорен испанцами в 1541 г., но уже почти за столетие до этого цивилизация майя пришла в полный упадок, а скромный и заурядный город Май-япан, куда переместился из величественной Чичен-ицы ритуальный центр, был разрушен в междоусобицах.

Существуют, как кажется, в местных преданиях и прямые упоминания о пришельцах из далекого Китая, правда, представленные в традиционной мифологической форме. Прежде всего обращают на себя внимание легенды о неком «седом бородатом человеке». Нередко в преданиях его образ смешивается с образом одного из высших божеств — Кецалькоатлем.

Кецалькоатль — ключевое божество в пантеоне богов ацтеков по многим описанием предстает перед нами в виде пожилого человека с белой бородой. Среди племени майя первейшим из богов был Кукулкан, в котором ряд исследователей усматривают прямую аналогию Кецалькоатлю. Фактически, речь идет об одном и том же человеке, представленном под разными именами.

Существовал и еще один лик Кецалькоатля-Кукулкана. Он изображался в виде пернатого змея. Примечательно, что нередко в виде змеи изображалась и одна из самых почитаемых богинь в китайском фольклоре Нюйва. Она считалась сестрой первоправителя Фуси. Одновременно она была и его женой, и именно от инцестуального брака Фуси и Нюйва, как гласили китайские легенды, и родились вес люди. Не рассказал ли Хуэйшань эту распространенную легенду о появлении людей на земле от Нюйва и Фуси на землях майя и ацтеков? Заметим также, что одно из самых знаменитых изображений и одновременно символов брака Нюйва и Фуси показывает их в виде существ, верхняя часть которых — человеческая, а нижняя — змеиная, причем змеиные хвосты переплелись между собой.

Кецалькоатль считался покровителем искусств и ремесел, он подарил людям земледелие и календарь, фактически выполняя здесь ту же самую миро устроительную и окультуривающую функцию, что и Фуси в Китае.

Примечательна двойственная природа Кецалькоатля. С одной стороны, он безусловно божество, но с другой стороны — человек, причем эта сторона явно превалирует в большинстве рассказов. Скорее он представитель неких высших сил, нежели их выражение. Если избавить Кецалькоатля от мифологических наносов, перед нами окажется пожилой, седой человек с убеленной бородой, обладающий большими знаниями в области астрономии, ритуалов, архитектуры и многого другого. Не случайно племена тольтеков называли своего вождя Кецалькоатлем, вполне допуская его земную природу параллельно с обладанием «неземными» знаниями.

Итак, бородатый человек, известный у разных племен индейцев под разными именами, принес на эту землю календарь, систему установления времени по астрономическим наблюдениям, знания о металлургии, об обработке камня, об изготовлении мозаик из перьев птиц и даже сложную систему верований.

Другая легенда майя гласит о том, что в районы Юкатана приходит то ли бог, то ли могучий вождь Кукулкан (синоним Кецалькоатля), который приносит много знаний.

В весьма запуганных и противоречивых легендах майя мы встречаем упоминания о некой группе пришельцев, которых называли «ица» (некоторые относят их к мексиканским племенам). Они то ли захватывают, то ли просто занимают почетные места правителей в местечке Чичен, откуда начинают управлять большей частью Юкатана.

Среди индейцев широко были распространены рассказы о неких странных людях, пришедших с запада, которые заметно отличались от местных жителей. Они не имели детей и жен. Одна из легенд майя гласит о том, что Кукулкан долго путешествовал, а возвратившись в Мехико, был обожествлен в качестве верховного божества Кецалькоатля. Затем он отправился к морскому берегу на восток, позже на юг в район Чапы, после чего отплыл куда-то на запад. Примечательно, что легенды, распространенные у разных индейских народов, практически полностью совпадают друг с другом в описаниях внешности будущего божества и маршрута его передвижения.

Многое в этих индейских рассказах говорит о том, что речь, возможно, действительно идет о луэйшане и его спутниках (всего их было пять человек). Прежде всего, Хуэйшань как буддист не мог иметь ни жен, ни детей, на что обратили внимание составители рассказов, поскольку в индейских поселениях наличие жены у взрослого мужчины считалось практически обязательным. В сущности, этот «Кецалькоатль» ведет себя как классический буддийский проповедник: приносит грамоту и учит наукам.

Сохранилась легенда, что Кецалькоатль был по каким-то причинам то ли изгнан из Мексики, то ли ушел сам, но при этом обещал вернуться. Было рассчитано, что маршрут передвижения Кецалькоатля и рассказа о путешествии Хуэйшаня совпадают практически во всех подробностях.

Существуют разные версии, когда же Кецалькоатль пришел на равнину Мехико. Например, среди майя считалось, что это произошло в большом промежутке между 435 и 692 гг. Если измерять от времени создания города Чичен-ицы, то временной промежуток значительно сужается до 435–455 гг. В любом случае точную дату «прихода божества» искать бессмысленно, но все это весьма близко к предполагаемому времени посещения Хуэйшанем загадочных земель Фусан в 485 г.

Когда он вернулся в Мехико и решил вновь покинуть се, отбывая на родину, он пообещал вновь вернуться в год, который был назван его именем СЕ ACATL.

Примечательно, что первая высадка испанцев в 1519 г. в местечке Вера Круз пришлась на год, обозначаемый СА ACATL по местному календарю. Естественно, это было воспринято как долгожданное возвращение самого Кецалькоатля, к тому же многие пришельцы носили густые бороды.

Правда, возникает вполне закономерный вопрос: если Хуэйшань действительно проповедовал буддизм, почему же в культуре индейцев кечуа мы не встречаем буддийских верований, идеи о Будде и его спасительной миссии? И все же нашлось немало специалистов, которые привели ряд доводов тому, что буддийское влияние в индейской культуре все же существует. Например, многие божества у майя и ацтеков изображались именно в буддийских позах, например, с поджатой одной ногой, с характерной конфигурацией пальцев «в кольцо» и т. д. А архитектура многих ступенчатых сооружений Чичен-ицы воспроизводит структуры китайских буддийских пагод.

На юге горного Перу и в северо-западной части современной Боливии внезапно начинают появляться высокие башнеобразные склепы — чульпы. По описаниям в них, вероятно, хоронили вождей и старейшин племен аймара, хаки, чанка. Интересно, что чульпы настолько отличаются от всей предшествующей архитектуры, связанной с культурой Тау-анако, что родились предположения, что чульпы строились какими-то совсем другими племенами, например, урукилья. Но практически в таких же чульпах производились и буддийские захоронения.

Дотошным исследователям даже удалось найти географические названия — топонимы на карте Мексики, Гватемалы и других стран этого региона, которые являются производными от слов «хуэй-шань», «пику» (китайское производное от санскритского «бхикшу» — «монах»), «сакья» (производное от слова Шакьяму-ни или Сакьямуни — родовое имя Будды Гаугамы, которым нередко называли всех буддистов). Таковы топонимы Хуэйцзуко, Пичукалко, Пикачо, Сакапулос и еще десяток других. Правда, здесь не исключена явная передержка — местные языки вполне допускают существование таких слов и без китайского влияния.

Поразительным образом оказываются схожи образы Будды Шакьямуни и ацтекского божества Хуйцзылопочитли, что подметил впервые еще Густав д’Эйшиталь в конце прошлого века, сравнивая верования и образ жизни китайцев и мексиканцев, а позже его выводы были подтверждены уже современными учеными. Оба эти божества имели весьма схожее вероучение, историю земной жизни, призывали к самосозерцанию, к уходу в уединенные монастыри для благостной жизни и медитации.

Роль Хуэйшаня в местной культуре ацтеков и майя, по мнению Г. Мертц, была грандиозна. «Он внедрил здесь новую культуру и вскормил ее самостоятельно до такой высокой степени, что и по сей день мир остается в восхищении от нее — хотя бы от календаря, которому он обучил и который более совершенен, чем наш собственный. Может быть, никто другой в мировой истории не сделал так много для такого большого количества народа в столь разнообразных сферах жизни, оставаясь при этом в безвестности. Его религиозные убеждения безусловно наложили отпечаток на жителей Мексики, и этот глубоко духовный народ по всей стране по-прежнему отражает его учение и через 1500 лет».

Если оставить в стороне столь высокую стилистику слова, не очень гармонирующую с научным исследованием и вероятно не очень верную оценку буддийского миссионера как одного из величайших людей в мировой истории, то, по крайней мере, осмысление центрально-американской культуры получает совсем иное развитие. Достаточно лишь указать на то, что культурный взлет государств майя и ацтеков, произошедший в VIII–IX вв., таким образом, является отражением и продолжением проповеди Хуэйшаня. Это же и объясняет саму внезапность культурного скачка в области календаря, наук, обработки железа, астрономических знаний, которых сами индейцы кечуа до этого не знали.

Были обнаружены и другие удивительные совпадения, например, в структуре календаря. Напомним, что по преданиям календарь майя принес сам Кецалькоатлъ.

Карл Люмгольц еще в 1901 году обратил внимание на примечательную подробность. Он изучат индейцев хуичоли, которые жили недалеко от вулкана Колима, и утверждал, что само это название, употребляемое мексиканцами, представляет собой производное от племенного самоназвания «вира-рика» или «вира-лика», что можно перевести как «проповедники» или «лекари». Они были широко известны среди соседних племен как искусные врачеватели, опирающиеся в своей практике на сложные религиозные обряды. Люмгольц утверждал, что в практике хуичоли много общего с обычаями буддистов вплоть до того, что формы и украшения их посоха схожи с посохом у странствующих монахов. В своих ритуалах они же используют характерную чашу, похожую на патру для подаяний у буддистов, причем на одной стороне чаши изображен диск заходящего солнца, называемый «сакай-мока», что вполне может быть производным от родового имени Будды Гаутамы — Шакьямуни. Традиции хуичоли столь похожи на китайские, что мексиканцы порой так и называют их — «китайцы».

КАРТА НЕСУЩЕСТВУЮЩИХ ГОР И МОРЕЙ

Пока мы умышленно не задавали вопроса, который постоянно напрашивается сам собой: почему китайские будисты отправились в экспедицию именно в том направлении? Что служило им путеводной нитью? Они не только достигли какой-то земли, но сумели и вернуться домой. Похоже, что то ли они обладали достаточно точными картами, то ли наслушались «путеводных» рассказов.

Откуда Хуэйшань вообще взял, что за 40 тыс. ли от Китая могут находиться какие-то страны?

Он действительно воспользовался древней картой. Но картой своеобразной, закодированной, которую в ту эпоху уже никто и не считал за карту. Но, как потом оказалось, эта карта не только описывала нахождение Америки, но и вполне точно передавала ее географию, рельеф и даже фауну с флорой!

Но не это, возможно, покажется самым удивительным. Само наличие этой карты, которая представляет собой особый текст, дающий пространственную модель мира, свидетельствует о том, что китайцы открыли Америку даже не в V в., а значительно раньше — по крайней мере в I тыс. до н. э. А может быть, знали о ней и раньше.

Речь идет о древнейшем памятнике китайской культуры «Шаньхай цзин» («Канон гор и морей»), который сегодня тщательно изучается многими специалистами. В «Шаньхай цзине» даже неискушенный взгляд заметит много несхожих между собой слоев текста, скорее всего он составлялся в разные времена и со слов разных людей. Здесь мы можем встретить и чисто географические описания, сведения из области ритуалов, минералогии, ботаники, зоографии, мифологии и много другого.

«Шаньхай цзин» представляет собой анонимный труд, созданный предположительно в конце III — начале II вв. до н. э. Однако все исследователи сходятся на том, что записан этот труд был достаточно поздно, но его отдельные пласты существовали едва ли не в начале I тыс. до н. э. Предания гласят, что впервые записал эти сведения Юй, обычно называемый «Великий Юй», который считается основателем первого протогосударственного образования на территории Китая Ся, датируемого приблизительно кон. III — нач. II тыс. до н. э.

Состоит это произведение из двух частей: «Канона гор» («Шань цзин») в пяти частях (свитках-цзюанях) и «Канона морей» («Хай цзин») в 13 цзюанях. Принято считать, что первоначально в основе «Шаньхай цзина» лежало 32 цзюаня, часть из которых была утрачена, и до нас дошло лишь 18. Эго предположение высказал еще в 1839 г. французский ученый М. Базэн, который утверждал, что часть книг была сожжена во время грандиозного уничтожения классических книг в 213 г. до н. э. при первом китайском императоре Цинь Шихуане. Оставшиеся цзюани были скомпилированы в одно произведение, что произошло где-то в V в. н. э. Таким образом, перед нами достаточно позднее собрание возможно весьма разнородных и древних книг. Попутно заметим, что М. Базэн счел этот «сборник мифов» недостойным серьезного научного исследования, заметив, что из 30 тыс. иероглифов текста 20 тыс. составляют более поздние комментарии. А это значит, что изначальный смысл повествования безвозвратно утерян.

Долгое время в синологии было принято считать, что текст 18 оставшихся книг лишь в малой степени соотносится с реальными объектами и географическими понятиями, скорее книга казалась сборником мифологических рассказов, например, речь шла о неких «животных с тремя головами», чудовищах, которые «то пожирают человека с головы, а то с ног», могучих единорогах, лисицах с десятью хвостами, змеях с восемью головами и т. д. Фантасмагоричная и чудовищная картина некого квази-мира в чем-то схожая с наиболее страшными и именно этим зачаровывающими описаниями Э. Сведенборга о его путешествиях в небесных сферах и их духах-обитателях. Идентифицировать какие-то конкретные места по описаниям не удавалось, поскольку речь шла о таких явно символических и сказочных названиях, как «река Красная», «гора Высокая».

Сами китайские книжники пытались обнаружить «горы и моря», описываемые в «Шаньхай цзине», начиная с III в. до н. э., но один за другим приходили к выводу, что все это не более чем сборник древних мифов. Правда, существовало предположение, что 18 книг соотносятся с какими-то конкретными 18 областями в Китае, но обнаружить сами области так и не удалось. Порой казалось, что удается обнаружить аналогии на земной поверхности, например, горный массив Куньлунь. (Существует предположение, что именно в горах Куньлунь и располагался прообраз страны Шамбала, где жил какой-то рано сформировавшийся народ с высоким уровнем духовной цивилизации. Подробнее об этом можно прочесть в моей статье «Страна мудрецов?» в «Знаке вопроса», 1993, № 3), но дальше все обрывалось, смешивалось, и карта как бы внезапно заканчивалась, переходя в сказку. Нередко получалось так, что книга описывала некие горы и равнины в тех местах, где на самом деле бушуют морские волны. Было ясно одно — произведение (а быть может, это просто разрозненные книги) описывает огромное пространство, возможно, в десятки тысяч километров.

Вокруг «Шаньхай цзина» велось и ведется масса весьма серьезных исследований, приводящих к самым неожиданным выводам. Перечислим лишь некоторые предположения. «Шаньхай цзин» представляет собой не географическое описание земли, но карту звездного неба, причем ряд ученых достаточно четко идентифицировали в этом произведении описание ряда созвездий. А вот еще одна версия: «Шаньхай цзин» — оригинальный и при этом весьма точный календарь.

«Шаньхай цзин» содержит в себе географическое описание горных вершин и массивов по четырем сторонам света, а также неких гор, находящихся «за морями». Здесь же мы читаем древнейшее предание, которое можно встретить у многих народов мира: существуют пять священных высочайших горных вершин и в этих вершинах берут свое начало все крупнейшие реки земли. Пятиричная схема нередка в китайской философии (пять гор, пять первостихий мироздания, пять священных животных и т. д.), а река, берущая начало на высочайшей вершине и струящая свои воды в низины, являет собой символику небесно-земного союза и даже совокупления «самого верха» и «предельного низа». Здесь ярко виден мотив воды, дающей жизнь всему живому.

Все 18 книг неравноценны ни по языку, ни по объему, ни по стилю изложения, который варьируется от сухого лапидарного отчета до изящных поэтико-мифологических пассажей. Как раз сухость большинства отрывков «Шаньхай цзина» и навела ряд исследователей на мысль, что перед ними не просто изложение древних мифов, а нечто большее. Действительно, что может быть интересного и занимательного в предельно краткой фразе о том, что, «путешествуя к югу за сто ли через зыбучие пески, обнаружишь Гору Лысую, рядом с которой река несет свои воды на восток». Пожалуй, разумнее предположить, что перед нами фраза из отчета путешественника, который по китайской традиции должен был досконально точно, без излишних прикрас описать суть дела, если бы… можно было хотя бы приблизительно установить, о какой точке на карте идет речь.

Загадка казалась неразрешимой, а поэтому о ней решили и не говорить, молчаливо согласившись с тем, что это в основном чисто мифологическое произведение, запись каких-то ранних легенд, существовавших еще во II тыс. до н. э.

И все же тем не менее мы имеем немало достаточно точного исходного материала. Если на время абстрагироваться от «лисиц с восемью хвостами» и многочисленных единорогов, ясно, что речь идет о каких-то вполне конкретных описаниях чьих-то путешествий (например, умелого охотника И, пошедшего на край света и избавившего землю от восьми из девяти солнц), географических ландшафтах и животного мира. Интереснее всего, конечно, те пассажи, где речь идет о неких «заморских» землях.

Именно «заморские земли» и заинтересовали Г. Мертц, которая решила проанализировать километр за километром, объект за объектом в этом удивительном описании. Она рассчитывала высоту гор, расстояние между ними, сопоставляла животный мир и растения. Здесь открылась мудрость древнего текста, по сути дела, он описывал наиболее стабильные вещи на нашей планете — горы и моря. Хотя, как мы знаем, и они подвержены немалым изменениям, эти трансформации не столь заметны как сезонное изменение природы, вымирание животного мира и другие. Г. Мертц удалось достаточно точно идентифицировать целый ряд географических объектов. И все они оказались на территории современной Мексики, штатов Техас, Нью-Мексика, Колорадо, Вайоминг, на тихоокеанском берегу Британской Колумбии.

Итак, «Шаньхай цзин», или, по крайней мере, какие-то его части представляли собой естественную описательную географическую карту, которая весьма точно отражала конкретные объекты как в Китае, так и на совсем другом континенте — в Америке. Именно этой картой воспользовался в V в. монах Хуэйшань и, четко следуя ее указаниям, приплыл на то же самое место, что было описано за тысячи лет до него. Таким образом, «карта» прошла двойную проверку — буддийским монахом-странником и современными учеными.

Парадоксальный факт: Хуэйшань, приехав в Центральную Америку, встречается там с отголосками своей же культуры — некими полузабытыми, существующими, вероятно, лишь на уровне подсознания воспоминаниями. Странная, загадочная связь между коренным, как принято считать, краснокожим народом Центральной Америки и китайцами. На первый взгляд, сколько бы доказательств о связи американоидов и центральнокитайских монголоидов мы бы не приводили, перед нами будет оставаться очевидной суть два разных народа, различающихся, по меньшей мере, своим антропологическим типом. А поразительные совпадения в материальной культуре можно действительно счесть лишь совпадениями. Но чуть позже мы попытаемся показать иную грань этой проблемы — ведь расселение людей по земному шару, равно как и вообще формирование человеческой культуры, может оказаться более неоднозначным, нежели нам представляется при первом приближении. Многие китайские и японские истории рассказывают о неких караванах кораблей и десятках тысяч путешественников, которые отправились через Тихий и Индийский океаны на поиски чудесных стран. Эти истории однозначно указывают, что корабли были широки и устойчивы на воде, например, одно из преданий говорит о корабле, вместившем 200 пассажиров, которые находились здесь со своими лошадьми и скарбом. Все странники по Индийскому океану вернулись в Китай, а вот путешественники, отправившиеся на восток, то есть по Тихому океану, кажется, пропали. Куда они делись? Потерпели кораблекрушение и высадились на незнакомом берегу? Сгинули в океанских волнах?

Примечательно, что китайские легенды упорно говорят о неких священных островах, обычно — «островах бессмертных», где живут мудрые люди или «Небожители», растут «плоды бессмертия», царит мир и покой. Особенно активно обыгрывали эту тему китайские последователи даосизма, маги (фанши), которые упорно работали над изготовлением «пилюли бессмертия». Начиная с II в. китайские правители регулярно посылали морские экспедиции на поиски этих островов. Экспедиции чаще всего пропадали (неудача могла караться смертью). Весьма похоже, что здесь речь идет о неких «воспоминаниях» о священных землях, куда отбыли предки китайцев, унеся с собой многие знания по духовной и материальной культуре.

Итак, оказывается именно китайцы открыли Америку — и здесь приоритет находится за ними. В данном случае интересна не столько сама миссионерская деятельность Хуэйшаня, сколько загадка его предшественников, живших, по крайней мере, 4 тыс. лет назад, «Великого Юя», который, кажется, имел какое-то косвенное отношение к жителям Центральной Америки.

Значит, китайцы не только знали о существовании Америки, но были неплохо знакомы с ее рельефом? Если это действительно так, то разгадка тайны первых жителей Америки окажется намного более шокирующей, чем путешествие Хуэйшаня. Положим, если действительно буддийские миссионеры из Китая не только сумели доплыть в конце V в. до Америки и даже повлиять на формирование грандиозной культуры майя и ацтеков (кажется, отчасти это действительно так), то это говорит нам, в сущности, лишь о культурном обмене двух разных цивилизаций.

Но вот идея того, что китайцы побывали в Америке еще в II тыс. до н. э., а затем еще сумели особым символическим языком описать ее в ряде трактатов, может перевернуть саму концепцию о цивилизационном развитии разных народов земного шара. Важно другое — китайцы не просто действительно могли открыть Америку, но повлияли на формирование ее культуры. А в отношении цивилизационного процесса это представляется намного важнее, чем простой факт посещения Америки или ее разграбления, как это позже сделали конкистадоры.

Но вот интересный факт: во времена Хуэйшаня, как мы уже замечали, «Шаньхай цзин» никто за реальное описание, тем более за «карту» не считал, равно как и никто не предполагал, какие математико-пространственные откровения таит в себе «И цзин». Почему же Хуэйшань, вероятно, без малейших сомнений, мужественно вверил себя весьма сомнительному на первый взгляд тексту — вверил и достиг берегов Америки? Можно лишь предположить, что в кругах китайских мистиков (о них и о характере их знания должен быть отдельный разговор) сохранились «ключи» к прочтению ряда текстов — карт.

КИТАЙ — РОДИНА ПАЛЕОИНДЕЙЦЕВ?

Впрочем, все это не снимает главного вопроса — кто мог составить тексты, подобные «Шаньхай цзину»? По крайней мере, нам придется согласиться с тем, что действительно «китайцы открыли Америку». А может быть, они же первыми и заселили ее. Конечно, речь может идти собственно не о китайцах, но о выходцах с территории Китайской равнины или с юга Китая, когда племена через Берингов пролив (тогда замерзший или вообще отсутствующий, а ныне отделяющий Азию от Америки) перемещались с юга Китая севернее, попадая, наконец, на Американский континент. Кстати, известным нам сегодня археологическим находкам это не противоречит.

Однако следует обратить внимание, что географические карты-описания касаются далеко не всей Америки, а в основном лишь ее северной и центральной части, куда и приплыли буддийские миссионеры. А значит, описания составлялись не кочевниками по суше, которые должны были двигаться с севера на юг (и мы бы имели тогда в руках «сквозное» описание Америки), но теми, кто начал свое путешествие именно с территории Мексики и двигался на север, вероятно, до территории современных штатов Невада и Калифорния. Во всяком случае, именно в такой последовательности идет описание в китайских текстах. А составить его таким образом можно, лишь приплыв в Америку. Или получив описание от кого-то еще, живущего в Центральной Америке и описывающего территорию к северу от себя.

Но что говорит по этому поводу сама китайская традиция? Неужели она не оставила нам намеков на то, откуда возник этот текст? Как обычно, здесь намеков намного больше, нежели порой нам необходимо для анализа.

Ряд комментариев к «Шаньхай цзину» так объясняет возникновение тех описаний, географических аналогов которым нет на карте Китая. Последние 13 глав содержат описания тех «заморских стран», что населены духами. Эти духи земли, солнца, небес правили землей в то самое время, когда Великий Юй был министром при мудром императоре Шуне. В то время состоялся великий потоп, но Юй, упорно трудясь, сумел повернуть реки вспять и осушить.

Именно Великий Юй и составил описания тех мест, которых нет на карте Китая. О них ему рассказывали некие духи (сам же он был человеком), а Юй тщательно записал их повествование.

Юя высоко почитал сам Конфуций, считая его воплощением справедливости и человеколюбия, утверждая, что его поступки «были прямы, как полет стрелы».

Поразительная схожесть ранних материальных объектов на территории Дальнего Востока и Центральной Америки не может не поражать. Мы встречаем полное совпадение орнамента на глиняных черепках, обнаруженных на территории Эквадора и Японии, например, спиральные квадраты, ромбы, «решетки». Хорошо известно, что всякий архаический орнамент представляет собой не просто украшающий рисунок, а символико-магическое выражение неких мифов о мироздании, небесных сферах и многом другом. Совпадение орнаментов — это практически всегда совпадение мировоззренческих и магических представлений. Китайцы не только «открыли Америку», но и «создали» ее культуру, принеся сюда свои достижения? Или они просто питались от одного источника, от одних «духов»? На облике этих «духов» нам еще придется остановиться позже.

Контакты между жителями Китая и Америки, схожесть «внутреннего тела» культуры этих стран, мифов, орнаментов и много другого объясняются не только посещениями одних другими. Существуют и более сложные причины, связанные вообще с процессом расообразования. И в сущности, речь идет о глобальном единстве ранней человеческой культуры.

Отечественные ученые, в частности Н. Н. Чебоксаров, высказывали мысль о том, что в древности на территории Китая существовали две ветви людей — континентальная (северо-западная) и тихоокеанская (юго-восточная). Первая обладала чертами, несколько сближающими ее с европеоидами, вторая с негро-австралоидами. Таким образом в эпоху верхнего палеолита на юге Китая шел процесс образования южноазиатской группы монголоидов. Здесь — предки современных китайцев.

Тихоокеанская или юго-восточная ветвь была представлена предками тех людей, которые позже стали мигрировать на юг, в сторону Австралии. Около 45 тыс. лет до н. э. первый поток с территории Южного Китая и Юго-Восточной Азии заселил Австралию, Меланезию и Микронезию. В ту пору океан был ниже почти на 50 м, а значит, и меньше по территории, и даже первобытным людям пересечь океан в 65 км не составляло труда. Это были люди привычного нам австралоидного типа, представленные сегодня аборигенами Австралии: с красноватым оттенком кожи, невысокие, сухощавые. По ряду наиболее серьезных предположений именно в это время поток такого же типа людей отправился через центральный Китай, Сибирь и затянутый ледником Берингов пролив в Америку. Наиболее ранние археологические находки костяных скребков, датируемые 30–25 тысячелетиями, на североамериканском Юконе подтверждают это. Примечательно, что этот тип людей (палеоиндейцы) заселил в основном именно центральную часть Американского континента, где и сохранился до сих пор. Таким образом, «безумная» теория о том, что китайцы «открыли Америку» раньше всех, кажется, подтверждается и палеоантропологически. К тому же они не столько «открыли», сколько, как видим, заселили этот континент. Здесь и открываются причины поражающей схожести культур, представлений и даже описаний у китайцев и индейцев. Обратим внимание на то, что не китайцы каким-то образом связаны с индейцами, а именно те люди, которые когда-то жили на территории Южного Китая (не монголоиды!), участвовали в формировании культуры Америки.

А вот монголоиды — фактически китайцы привычного нам вида — активизировались значительно позже. На юг, в сторону Австралии и еще дальше в Полинезию они отправились лишь 5–1 тыс. лет назад. Появляются монголоиды и в Америке, заселяя северную Аляску (например, эскимосы), а позже и ее самую южную оконечность. Не обладая специальными познаниями в этнографии, жителя Пекина вряд ли отличишь от обитателя самой южной точки Америки — Огненной Земли. Но эти люди пришли позже.

Поразительным образом орнамент на китайских вазах, т. н. культуры Мачан (2000 тыс. до н. э.), их роспись и форма совпадают с глиняными горшками из Центральной Америки VIII в. н. э. Не смутит ли нас такой грандиозный временной разрыв? Но если допустить, что центрально-американскую культуру создавали именно выходцы с территории Китая, то все становится на свои места. Создается такое впечатление, что здесь протокитайская культура как бы законсервировалась, осталась на прежнем уровне, орнамент почитался как традиция далеких предков, почти богов.



Сопоставление керамики Дальнего Востока и Эквадора III тыс. до н. э.

Современные исследования белков и молекул ДНК, содержащихся в хромосомах, подтверждают все высказанные выше предположения. Скорее всего в процессе расообразования общий ствол вида Homo разделился на три больших ветви. Первые две привели к образованию негроидов и европеоидов, а вот третья вновь поделилась на два: австралоидов и монголоидов. Таким образом, генетическая близость австралоидов и монголоидов очевидна, к тому же, вероятно, они формировались на одном участке земли. Другие генетические исследования, проведенные англичанами Дж. Уэнскотом и А. Хиллом в 1986 г., доказали единство происхождения человечества от какой-то маленькой группы африканцев, а первые, кто отделились от них, были полинезийцы, меланезийцы, т.с. все те же австралоиды.

И именно с этими двумя цивилизациями — протоиндейской и ранней китайской, между которыми существует явная связь, соотносятся загадочные символы, знаки, письмена, заключающие в себе, как предполагается, свидетельства о весьма высоком уровне знания в глубокой древности.

«СЫНЫ НЕБА»

Где исток всех этих удивительных знаний? Сознание услужливо подсказывает наиболее красивую версию — не в космосе ли? Именно этим «космическим посевом» мы зачастую склонны объяснить какое-то внезапное, единовременное появление той удивительной мудрости, которая словно не соответствует уровню развития цивилизации в то время. Действительно, откуда могли у человека в III тыс. до н. э. появиться знания о генной структуре или об устройстве навигационных приборов, кто подсказал ему символическую структуру передачи информации через гексаграммы и триграммы, кто поведал ему о взаимоположении материков и земель, когда протокитайцы еще даже и не подозревали о мореплавании? Еще не один десяток вопросов можно задать, заранее зная, что разумного ответа на них мы еще не готовы дать.

Ну а если все же предположить идею космического контакта? Сколь не правдоподобной кажется эта версия на первый взгляд, ее сторонники могут привести целый ряд весьма впечатляющих доказательств. Справедливости ради следует хотя бы в общем обратить внимание на эти доказательства.

Героем множества китайских мифов является «Желтый император» — Хуанди, который считается родоначальником китайской нации и в народном фольклоре ценится даже выше, чем Фуси.

Хуанди считается одним из родоначальников китайской нации, иногда — верховным правителем над сонмом божеств. Он был правителем Центра, в то время как ряд более слабых божеств правили над четырьмя сторонами света и считались его подчиненными. Примечательно, что до сих пор китайцы, в том числе и живущие за рубежом, называют себя «потомками Хуанди», проводя, таким образом, прямую линию от этого «величайшего мудреца и правителя» к ныне живущему поколению. Насколько пряма эта линия, мы посмотрим позже. Пока же расскажем о самом Хуанди.

Хуанди жил на величайшей горе Куньлунь, где «земля смыкалась с Небом» и где, по одному из предположений, располагалась страна, прообразом которой стала легенда о Шамбале.

Приведем одну из самых известных китайских легенд, рассказывающую о битве правителя Хуанди с мятежным князем Чию. Расскажем не случайно — многое из того, что содержится в этой легенде, дает богатую пищу к размышлениям и может навести нас на ответ. Однажды владетельный князь Чию поднял восстание против Хуанди и отказался ему подчиняться. Война между Хуанди и Чию считалась самым крупным сражением, описываемым в китайской мифологии. Облик самого Чию был ужасен: на голове у него рос острый рог, имел он человечье тело, коровьи копыта, четыре глаза и от шести до восьми верхних и нижних конечностей. Характерно и описание его восьмидесяти одного или семидесяти двух братьев — медная голова, железный лоб, четыре глаза и шесть рук. Не напоминает ли нам это описание то ли роботов, то ли существ, закованных в скафандры с многочисленными манипуляторами и средствами для наблюдения? Можно предположить, что за рога примитивные люди принимали антенны, установленные на защитном шлеме. Примечательно, что в китайском фольклоре мы встречаем целый ряд легенд о рогатых божествах.

Битва двух великих правителей «потрясла Небо и Землю», Чию поднял на бой не только своих медноголовых братьев, но и южные племена мяо, и Хуанди сначала даже проигрывал сражение. Хуанди призвал на помощь священного дракона, который вызвал ливень и свирепый ветер, но под ударами разбушевавшейся стихии разбежались лишь воины самого Хуанди, Чию с братьями даже не обратил на это внимания. Но Хуанди все же сумел достичь победы довольно необычным путем. Его дочь приказала громко бить в чудесные барабаны, чей грохот был слышен за пятьсот ли, т. е. почти за триста километров. Чию и его воины были так напуганы, что не могли ни летать, ни ходить, а затем вообще, охваченные паническим ужасом, разбежались. Сам Чию был казнен, его голову похоронили на берегу соленого озера Цзе в провинции Шаньси. До сих пор вода в озере красноватого цвета, и в народе говорят, что это кровь некогда великого Чию.



«Жилище» или… ракета?

Примечательно и то, чем якобы питался Чию — его обычной пищей были песок, камни и куски железа Вряд ли органическое существо способно все это переварить, но при определенной технологии для восстановления механической структуры робота это может подойти. К тому же красный цвет озера наталкивает на мысль о значительных железистых примесях в воде.

Похоже, что когда-то первобытные люди могли столкнуться на территории Китая с какими-то механическими созданиями. Ну а кто же их создатель или хотя бы хозяин?

Вглядимся в несколько иероглифов, которые в древности обозначали понятие «жилище, обитель». Даже неискушенному взгляду они напомнят космический корабль, ракету, стоящую на холме, — своеобразной взлетной площадке. Как бы не изменялся этот иероглиф в зависимости от времени и места его написания (в древности иероглифы не имели стабильной формы — их просто «узнавали» как картины), это символическое изображение ракеты на пригорке неизменно сохраняется.

Вообще, «память» иероглифов порой дает нам немало пищи для самых смелых предположений. Например, понятие «Небо» (тянь) в китайской архаике было аналогичным понятию высшей силы, стоящей даже над духами, обладающей неограниченным могуществом. Иероглиф «Небо» первоначально изображался в виде существа с большой головой, широко раскинутыми руками и расставленными ногами. Интересно, что иероглиф «человек» изображался практически аналогичным образом, но вот символика большой головы отсутствовала. Почему же именно «Небу с большой головой» древние китайцы придавали столь много значения? И почему отличием Неба, т. е. высшего начала, от человека — начала земного — была именно голова? Довольно странный признак… А если допустить, что это не символ, а действительно большая голова или точнее… голова в скафандре?!



Древнее изображение иероглифа «Небо»

Издревле китайский император именовался «тяньцзы» — «Сыном Неба». Считалось, что именно Небо дало ему «мандат на правление» и через него глаголет свою волю всем людям на земле. (Китай никогда не сомневался, что именно он находится в центре мира, а по его окраинам живут «варвары четырех сторон света». Более того, считаюсь, что даже те варвары, которых китайцы никогда не видели, автоматически являются подвластными «Сыну Неба».) Но почему именно «Сын Неба»? Не может ли это натолкнуть нас на предположение, что когда-то в древности во главе только формирующегося этноса на Великой китайской равнине был поставлен действительно «сын Неба» — то ли «падший ангел» — изгой из высокоразвитой цивилизации, то ли вполне официально «назначенный» космический миссионер. Легенды утверждают, что Хуанди спустился с Неба на землю на странной колеснице, удивительно напоминающей летательный аппарат. Вместе с ним прибыли целый ряд «слуг», а также были привезены удивительные и малопонятные механизмы. Таким же «космическим» образом была обставлена и смерть первооснователя китайской нации. Собственно он даже и не умер, Хуанди принял пилюлю бессмертия и воспарил на Небо вместе со своими слугами, лошадьми и даже наложницами.

Прародителя и великого учителя людей Фуси первоначально в среде ряда восточных племен представляли в виде человека-птицы, который без труда передвигался по воздуху.

Летательные механизмы — вообще не редкость в китайских легендах и особенно в трактатах даосской школы, наиболее мистифицированной и загадочной в Китае. Нам еще предстоит поговорить о том, как в произведении III в. «Мудрец, объемлющий первоначальную простоту» мага Гэ Хуна, посвященного в основном способам достижения бессмертия, описана некая колесница, подобная геликоптеру, взлетающая на высоту 40 тыс. ли, т. е. около 20 тыс. км. А это значит, что каким-то загадочным образом сохранилась память о стратосферных полетах.

Кажется, возможность палеоконтакта подтверждают и некоторые изображения на китайских сосудах так называемой культуры баньшань. На одной из крышек мы обнаруживаем изображения, очень похожие на японскую фигурку догу — человека, предположительно одетого в скафандр. На китайской крышке можно без труда разглядеть голову существа в круглом шлеме с иллюминаторами и небольшими антеннами наверху. Шея существа защищена рядом последовательных колец, вероятно, создававших гибкое сочленение.

Вот еще один примечательный факт. У ряда китайских божеств, в том числе и у Хуанди, были особые треножники и металлические зеркала — металлические пластины, отполированные до блеска, но затем окислившиеся или специально закопченные, которые не отражали свет, а, наоборот, сосредоточивали его, после чего «зеркала вдруг начинали блестеть столь ярко, что резали глаз». Не напоминает ли это нам солнечные батареи?

Мы здесь не перечислили и десятой части возможных доказательств в пользу «космического посева», можно еще рассказать и о многих других парадоксах, описаниях пропеллеров и индивидуальных летательных средств, относящихся к III тыс. до н. э. Но мы найдем силы прерваться и задумаемся, насколько убедительны такие доказательства.

Идея о рогах-антеннах высказывалась не только по отношению к китайским божествам, но практически по отношению ко всем рогатым существам во всем мире. Но насколько вообще удобно носить столь громоздкие и, вероятно, ломкие устройства на голове? Думается, столь высокоразвитая цивилизация, которой стали доступны межзвездные перелеты, способна создать и более рациональные формы антенн, что, кстати, делается и в современной космотехнике.

Ну а как же иероглиф «жилище» в виде ракет? А может быть, в виде дома с соломенной крышей, стоящего на пригорке? Схожесть немалая.

У нас есть и довольно оригинальное, хотя и не выходящее за рамки здравого смысла объяснение «Неба с большой головой». О нем мы скажем чуть позже.



Крышка для сосуда в виде человека в скафандре?

Почему мы надеемся, что космопилоты должны быть обязательно в скафандрах и шлемах, с антеннами и манипуляторами? Почему они должны прилететь именно на летательном аппарате? Почему вообще они нам должны что-то оставить? Все это — не более чем архетипы нашего, человеческого сознания, аналогии с тем, что мы уже когда-то, пускай даже в фантастических фильмах, уже видели. К сожалению, в большинстве случаев мы способны действовать и мыслить лишь по аналогии, ища ответ всегда в области известных нам стереотипов, хотя сами об этой стереотипности можем и не догадываться. Истинный же ход событий, особенно если мы говорим об истоках и способах передачи эзотерических знаний, может просто не поддаваться ни осмыслению, ни прочувствованию. Ну, скажем, разве не возможен контакт не в виде физического контакта (беседы, посещения, дарования каких-то механизмов), но исключительно в виде духовного контакта? Не случайно в китайской эзотерической традиции говорится о том, что предки и потомки входят в «духовное соприкосновение», или «духовную встречу». В этот момент временной континуум исчезает, он превращается в «вечно длящееся настоящее» (выражение из китайского чань-буддизма). Именно этой идее пространственно-временного континуума подчинены многие трактаты философской мысли древнего Китая.

Не упрощаем ли мы сами себе жизнь, когда ищем исток загадочных сверхзнаний в космосе? Реальность всегда более мистична, более неожиданна, более эзотерична, чем мы сами можем предположить. Космическая теория — не более чем бегство от загадок этой внутренней реальности мира, изящная, но очень вязкая, а поэтому и чрезвычайно опасная ловушка.

Но вес же удивительная система знаний существовала, и «воспоминания о ней» можно до сих пор встретить в закрытых школах на Дальнем Востоке, и с этим фактом спорить чрезвычайно трудно. Попробуем подойти к этой проблеме с другой стороны — земной. Она не менее загадочна, чем небесная.

РОГАТЫЕ БОГИ — ОТГОЛОСКИ ПРОТОЦИВИЛИЗАЦИИ?

Итак, как видно, теория космического истока китайской, да и вообще некой высокоразвитой цивилизации, хотя и выглядит весьма заманчиво, реальными фактами подтверждается весьма слабо. (Отмстим сразу, что отсутствие фактов может быть временным и само по себе отнюдь не свидетельствует о неправомерности взглядов «космологов».) Но, может быть, в таком случае поискать на земле истоки тех удивительных знаний, которыми в древности обладали люди на Центральной равнине Китая?

Как это не удивительно звучит, отправной точкой наших рассуждений могут стать… все те же рога на головах различных богов и духов китайского пантеона. Мы уже упоминали их, когда говорили о неудачной теории «антенн» астронавтов, которые необразованные протокитайцы якобы принимали за рога, а самих пришельцев — за богов, «сыновей Неба». Кажется наиболее логично предположить, что поскольку это явно не антенны и с техникой скорее всего никак не связаны, то описание рогатых божеств — не более чем дань мифологии, обычное преувеличение, которые столь часто встречаются в народных сказках и преданиях. Но почему именно рога? Почему столь часто встречается миф о том, как безрогие божества в долгих и жестоких сражениях одерживали верх над рогатыми чудовищами, которые практически по веем версиям были поголовно истреблены? Отметим и другой интересный факт — этим рогатым божествам народная молва не отказывает ни в умении, ни в знаниях, ни даже в добродетелях. Сражения гигантов отнюдь не символизировали борьбу добра со злом, что логично предположить для мифологии, но просто поединок одних великих богов с другими, а порой даже богов с людьми. Просто кому-то из этих созданий повезло чуть больше, чем несчастным «рогачам», которые были поголовно истреблены.

Мы уже описывали страшного рогатого Чию, который питался камнями и кусками металла. Напомним и о том, что рогатым был и создатель людей Фуси — своеобразный китайский Адам. Рогами обладали и многие гиганты-божества китайской мифологии, а также многочисленные драконы, полулюди-полузвери и другие фантастические создания.

А как выглядели вообще эти рога на головах божеств? Читая описания и изучая изображения, мы с удивлением обнаруживаем, что далеко не всегда они выглядели столь могучими и устрашающе острыми, как у буйвола или оленя. Например, Фуси часто изображается с маленькими рожками, скорее — наростами, наполовину прикрытыми волосами. Есть похожие изображения Чию и других рогатых божеств. Оказывается, эти «рога» (начнем с этого места брать это слово в кавычки) были вполне допустимой формы и не резали взор стороннего наблюдателя.



Легендарный правитель и прародитель людей Фуси, рисующий гексаграммы.
Обратите внимание на рожки на голове


Конечно, можно встретить десятки изображений, где рога на голове божества, например у духов буддийского пантеона, напоминают могучие рога буйвола, но большинство этих изображений довольно поздние и вполне могли стать результатом обычной мифологической гиперболизации действительности. Фольклор, как известно, обычно склонен преувеличивать, нежели приуменьшать. Вообще, большие рога несут ясную смысловую нагрузку — они вызывают страх, ощущение собственного бессилия и слабости перед могуществом бога — обладателя рогов, напоминают о наказании. Но зачем же тогда изображать небольшие рожки, которые вряд ли напугают кого, разве что удивят? И тем не менее довольно часты именно такие небольшие рожки или просто бугры на головах у многих могущественных божеств или — обратим на это внимание! — у первомудрецов.

Кажется, за этой рогатостью стоит какая-то вполне ощутимая реальность, обратившая на себя внимание древних людей, оставившая свой след в легендах и изображениях, но пока не понятая нами, ибо долгое время воспринималась как яркий оживляющий мазок на общей мифологической картине мира.

А может быть, не рога, а рог? Именно один небольшой рог? Дело в том, что в китайском языке не существует явного морфологического указания на множественное и единственное число, и слово «цзяо» можно перевести и как «рог» и как «рога». Число определяется чисто контекстуально по указателю, например, если в тексте стоит слово «один», «два» или какой-то другой указатель. А вот в ранних текстах по китайской мифологии таких указателей нет. А значит, и наш второй вывод — рог мог быть один.

Ну и что? — может спросить читатель. Один или два рога — какая разница, ведь наукой существование рогатых людей не зафиксировано? Не принимать же во внимание мифического волшебного единорога, который мог разговаривать и выполнять желания людей, а на поверку оказался обыкновенным, хотя сегодня уже довольно редким носорогом.

Кажется, мы зашли в тупик. Но давайте вглядимся в одну из странных археологических находок времен неолита — так называемую крышку для сосуда «гай». Крышка эта несет антропоморфное изображение, то есть воспроизводит черты человеческого существа, правда в довольно утрированном виде. На ней изображено существо (условно — человек) с очень небольшими рожками и извилистым костным гребнем между ними, который идет ото лба, через всю голову, доходя до шеи. Гребень этот невысок, если рассчитать его в масштабах головы человека, его высота едва ли составит 3–5 см. Такова же и высота рожек.



Крышка со странными «наростами» и стреловидным гребнем из Китая

Вспомним другое изображение на крышке, которое по виду напоминает человека в скафандре. И здесь наше внимание привлекут два странных характерных нароста на голове, которые логическому объяснению не поддаются, даже в контексте «космической» теории. Что это — реликты какой-то древней рогатости? Почему именно эта часть столь привлекла древних скульпторов. В неолитическую эпоху изображения на предметах, росписи, керамика отражали либо то, что сильнее всего поражает сознание, либо то, что считается сакральным и божественным. Именно эти вещи достойны фиксации в изображении. Ваяя их, первобытный творец как бы сам приобщается к этой божественности, идентифицирует себя с изображением (здесь лежат истоки охотничьей магии). Изображение всегда символично, как символично и первобытное восприятие человека, в данном случае — он не реалист, и даже не импрессионист, потому что творит не по впечатлениям об увиденном. Он предельный символист, ибо для него важно не то, что изображено, а та вторая внутренняя реальность, которая стоит за внешними формами. Оказывается, что эта внутренняя реальность более «настоящая», более сакральная, чем наш видимый мир, который не более чем оболочка внутренней непостижимой тайны мира. Таким образом, даже первобытное творение несет в себе познавательную перспективу, обладает символической глубиной форм. А это значит, что перед нами вполне конкретный способ передачи информации. Именно так мы узнали, что ранние китайцы обладали знаниями о лунных фазах, имели двоичную систему исчисления.

Рогатость не просто преувеличение раннего художника, это нечто однажды им увиденное, болезненно пережитое, что оставило столь глубокий след, что оказалось зафиксированным в изображении. Обратим внимание, что неолитическая расписная керамика часто содержит изображения малопонятных существ с наростами на голове. Значит по каким-то неясным для нас причинам они были весьма важны для протокитайцев, хотя в то время развитой мифологии не существовало, и с полной достоверностью можно сказать, что миф о сражениях Хуанди и Чию не существовал даже в зачатках. Но откуда же тогда поклонение рогатым божествам, доходящее до создания их изображений?

Пока оставим этот вопрос без ответа и обратим внимание еще на один более поздний рисунок. Он относится приблизительно к XII–XIV вв. и изображает владыку ада и царства тьмы, божество смерти из буддийской, точнее ламаистской школы, Мара Китайские картины в отличие от большинства индийских показывают нам его с весьма странной, если не сказать уродливой, головой — вдоль центральной линии свода черепа идет как бы ложбина, из-за чего голова кажется разделенной на две части, удивительным образом похожих на те реликтовые рога, которые мы встречали на неолитических крышках. История поразительно точно через несколько тысячелетий донесла до нас столь своеобразную форму головы — на голове у Мара скорее даже не рога, но какие-то наросты, выпуклости.

В традиционной китайской мифологии вход в Столицу Тьмы — Юду охранял Тунбо — великан с острыми рогами на голове, тело его было покрыто шерстью, согнув громадное тело в девять изгибов, он вытягивал руки, залитые кровью, и загонял души в ад.

Немало встречается и легенд о мощных рогатых существах и у других народов мира, таковые, например, циклоп или демоны — дэвы в персидских сказках. Примечательно, что обычно люди первыми вторгались на их территории, а затем, когда существо начинало «возмущаться», путем различных ухищрений убивали его.



Владыка ада в буддизме Мара

Итак, мы неоднократно встречаем упоминания о каких-то рогатых (точнее — с небольшими костными наростами), волосатых, могучих существах, которые обычно связываются с тьмой, адом, разрушениями, но которые при этом достаточно разумны и зачастую более могущественны, чем люди. Более того — они как бы стоят в противофазе к людям, хотя чисто внешне весьма похожи на них, если не считать очень высокий рост и необычную форму головы.

Поскольку обычно рожки изображались в виде небольших костных наростов, не сумеем ли мы отыскать какую-то аналогию в реальности? Оказывается, такая аналогия есть — у большинства древних людей — палеоанфопов мы можем встретить ярко выраженные теменные. бугры в виде двух небольших шишечек. В процессе антропогенеза эти бугры уменьшаются, хотя в редуцированной форме они заметны и у современного человека. Более того — они редуцировались и исчезли далеко не повсеместно, и такие «рогатые» люди вполне могли встречаться еще какой-то десяток тысяч лет назад.

У представителей гоминид эти бугры обычно покрыты могучими мышцами, приводящими в движение шею или челюсти, а также шерстью или складками кожи, поэтому они малозаметны. Но если гоминид развивается в сторону человека умелого (Homo habilis), а затем и человека прямоходящего (Homo ercctus), от которого позже произошли люди современного вида, то структура мышц головы может существенно измениться. Трансформация пищевого рациона, возможность использования огня для приготовления пищи приводит к частичной дистрофии и генетическому уменьшению челюстных мышц. Прямая осанка, развернутые плечи и необходимость держать голову прямо, частичная потеря волосяного покрова, особенно на шее, обнажают эти теменные бугры, а также и стреловидный гребень, идущий вдоль головы.

А вот еще один удивительный факт, говорящий о том, что «рогатые» люди отстоят от нас не так далеко. В 1951 г. в полукилометре от города Цзыяна в Сы-чуане в Центральном Китае был найден череп, относящийся к мезолиту и датируемый 5 тыс. лет до н. э. Вне всякого сомнения, перед учеными лежал череп человека современного вида, но он отличался явными «дикими» чертами — у него были сильно выступающие теменные бугры! Что это — еще одна тупиковая ветвь, неудавшаяся мутация? Но еще раз подчеркнем — существо из Цзыяна несомненно Homo sapiens, то есть фактически такой же, как и все мы. Вероятно, он не столь «дик», как может показаться по выступающим буграм, его психическая организация была сопоставима с нашей. Напомним, что рогатый первоправитель Фуси жил в начале III тыс. до н. э., таким образом разница между цзыянским человеком и легендарной эпохой первоправителей составляет чуть более двух тысячелетий. Они вполне могли встречаться, если бы… не были одними и теми же существами. Возможен и такой вариант, и мы его обсудим чуть позже.

Обратим внимание, что теменные бугры на черепе пекинского синантропа и еще более раннего человека из Лань-тяня, считающихся древнейшими людьми в южной Азии — архантропами, не столь ярко выражены. Из этого следует, что в процесс антропогенеза включились несколько групп архантропов и долгое время шли параллельно.

А как можно понимать гребень на голове странных существ, изображенных на крышках сосудов, которые, кстати говоря, также можно принять за рог? (У Чию по описаниям был именно один рог!)



Череп австралопитека Бойса (а) и австралопитека могучего (б) со стреловидным гребнем. Для сравнения — череп современного человека (в)

Оказывается, что костный гребень на голове — далеко не редкость среди представителей протолюдей. Обычно он называется стреловидным или сагиттальным гребнем и идет от верхней части лба до затылка. Он ярче всего выражен у наиболее примитивных форм, так как является остатком от животного мира. К стреловидному гребню обычно прикрепляются мощные челюстные мышцы. Классическим обладателем такого гребня можно считать зиджантропа (Zinjanthropus) или австралопитека Бойса (Australopithecus boisei) с объемом мозга около 500 см (у современного человека — 1400 см), который жил на берегах реки Омо и в Олдувайском ущелье в Восточной Африке около 1,8 млн. лет назад. Столь же отчетлив гребень у другого представителя антропоидов, пошедшего по пути сапиентации, — австралопитека могучего (Australopithecus robustus), которого одно время именовали парантропом, т. е. «около-человеком», обитавшего на юге Африки 2,5 млн. лет назад.

НЕОБХОДИМОЕ ОТСТУПЛЕНИЕ ПО ТЕМЕ И О САМЫХ РАЗНЫХ ВЕЩАХ

Здесь нам необходимо сделать небольшое отступление, которое позволит несколько привести в порядок наши мысли и уточнить факты. Сегодня в Африке найдено по крайней мере четыре вида, которые относят к австралопитсковым: самый примитивный австралопитек из Афара (ок. 4 млн. лет), африканский (3–1 млн. лет), могучий (2,5 млн. лет) и австралопитек Бойса (2,5–1 млн. лет). Как несложно судить по датам, эти австралопитеки не сменяли друг друга, а некоторое время существовали параллельно, что подтверждает теорию об одновременном существовании не только некоторых видов австралопитеков, но и людей, которые произошли от них. Принято считать, что наиболее прогрессивной формой был именно австралопитек африканский, именно от него произошел Человек умелый (Homo habilis), который в конечном счете и дал начало Человеку разумному. Другие же австралопитеки оказались тупиковыми ветвями и вымерли, хотя доказать это достаточно сложно. Например, иногда считают, что никакой разницы между австралопитеком могучим, отличавшимся ярко выраженным сагиттальным гребнем (якобы, тупиковой ветвью), и австралопитеком африканским (прогрессивным) нет, это были просто более крупный самец и грациальная самка.

Около 400–500 тыс. лет назад такие люди с костными гребнями обитали и в Европе. Относились они к виду Человек прямоходящий (Homo erectus), а объем их черепа доходил до 1230 см. Костный гребень значительно уменьшился, но тем не менее, например, на черепе из пещеры Араго около города Тотавеля на юго-западе Франции он хорошо заметен. Справедливо считается, что предки современных людей двигались из Африки в Европу, поэтому и существует такая преемственность антропологических форм.

Но вот в Азии, в частности в Китае, мы видим несколько иную картину. Далеко не на всех черепах, найденных в Китае, есть такой костный гребень. Например, в самом известном поселении древних людей прямоходящих в пещере Чжоукоудянь близ Пекина, называемых синантропами, мы обнаруживаем черепа возрастом около 360 тыс. лет с довольно большим объемом мозга (ок. 1075 см). Еще более древний человек из округа Ланьтянь в провинции Шэньси с весьма небольшим мозгом (780 см) с толстыми стенками и массивными, выгнутыми надглазничными валиками — признаки «примитивности», тоже не имел этого гребня. А его возраст — около 600 тыс. лет, то есть он оказывается значительно старше своих европейских «рогатых» собратьев. Нет ярко выраженного сагиттального гребня и у прямоходящих людей Homo erectus, найденных на Яве (питекантропы), и по всей Юго-Восточной Азии. Зато они содержат все черты монголоидности.

Яванских питекантропов принято называть Homo erectus erectus, чтобы отличить их от несколько иных, но тем не менее параллельных отрядов людей прямоходящих, в частности, найденных под Пекином (Homo erectus pekinensis или синантроп), под Моджокертом и других. Именно на Яве у селения Тринил в 1891 г. голландский ученый Эжен Дюбуа сделал находку, которая и положила начало активным поискам гипотетического «недостающего звена» между обезьяной и человеком. Череп, что был найден Дюбуа и датируемый 700 тыс. лет, имеет небольшой сагиттальный гребень, но значительно меньший, чем у зиджантропа и австралопитека могучего.

В принципе параллельное развитие нескольких подотрядов Homo могло привести к возникновению по крайней мере двух параллельных человеческих культур. Например, долгое время считалось, что человек современного вида — кроманьонец (Homo sapiens sapiens) произошел от более примитивного и предшествовавшего ему неандертальца (Homo sapiens). Сейчас же точно установлено, что они одно время существовали параллельно, причем неандерталец, возникший около 170 тыс. лет назад, был ничем не «примитивнее» нас с вами, т. е. кроманьонцев. Обладая объемом мозга даже на 100–150 куб. см больше, чем мы с вами (на 10 %!), неандерталец ходил в одеждах из шкур, строил достаточно сложные жилища из веток и шкур, наподобие шалашей, безусловно имел свою охотничью магию, создавал специальные захоронения, ориентированные по сторонам света, в которые клались цветы и орудия (это уже говорит о культе предков и, по крайней мере, вере в духов), блестяще обрабатывал орудия. Он имел свое искусство, использовал красную окись железа и марганец, изготавливал амулеты. То есть перед нами все признаки весьма архаичной, но все же явно выраженной культуры. Но что случилось с неандертальцем? Его выбил 35–40 тыс. лет назад самый жестокий из всех двуногих хищников — физически более слабый, с меньшим объемом мозга и, вероятно, в ту пору более примитивный кроманьонец. Он появился практически внезапно, быстро завоевав суши и выбив добрую половину животного мира, включая неудачливых собратьев по процессу антропогенеза — неандертальцев. Напомню, что все мы пошли именно от кроманьонцев, точнее, являемся ими.

Все эти подробности я привел здесь лишь с одной целью — показать, что людей даже на узком кусочке суши может быть одновременно больше, чем один вид. Кроманьонцам не мешает поклоняться более развитым в то время неандертальцам и безжалостно выбивать их. Вероятно, что при этом они перенимали достижения неандертальцев, которые совершенствовались, по крайней мере, несколько сот тысяч лет. Не отсюда ли греческий миф о борьбе мудрых и благородных титанов с Олимпийскими богами, в результате чего титаны были уничтожены? Не отсюда ли пошли легенды о мудрецах, которые принесли людям многие достижения цивилизации — огонь, оружие, термическую обработку пищи, ритуалы, искусство, а затем были по каким-либо причинам выбиты людьми, а сами люди переняли миссию развития культуры. Это практически точное переложение легенды о «передаче истины» от рогатого Фуси к «вполне людям» Конфуцию, Лао-цзы и другим.

Чтобы понять весь ход наших дальнейших рассуждений, расскажем кратко об одной из величайших загадок, которая сегодня до сих пор не разрешена в палеоантропологии и археологии. Сейчас считается бесспорно установленным, что процесс сапиентации начался в Южной и Юго-Восточной Африке, в том числе там, где сегодня проходит огромный разлом и понижение земной поверхности, известное как Большой Африканский Рифт. Последнее обстоятельство прошу заметить особо.

Приблизительно 130–100 тыс. лет назад (по наиболее смелым предположениям — ок. 200 тыс лет назад) на земле появляется Homo sapiens, что сегодня доказывают не только раскопки, но и данные исследования нуклеотидов в ДНК.

К середине 80-х гг. ряд крупнейших ученых независимо друг от друга пришли к выводу о том, что кроманьонцы, во всяком случае на территории Европы, произошли скорее всего не от неандертальцев. До этого практически во всех книгах, вплоть до школьных учебников истории, однозначно утверждалось, что неандерталец был более примитивным предком человека современного вида или кроманьонца. Это казалось столь естественным, что не вызывало никаких сомнений. Но оказалось, что в определенный период, а точнее 40–35 тыс. лет назад, и неандертальцы и кроманьонцы существовали параллельно друг с другом, более того — скорее всего именно кроманьонцы выбили менее удачливых собратьев.

Этот факт с трудом укладывался в сознании, ведь мы привыкли чувствовать себя уникальными, «единственными людьми». Мы без труда допускали существование, скажем, нескольких пород собак или различных видов обезьян, но себя считали единственными и неповторимыми. Именно эта мысль, казавшаяся столь естественной, а поэтому и незыблемой, сыграла дурную шутку не только с обыденным сознанием, но и с наукой. Идея «единственности» и исключительности Homo sapiens привела к тому, что возобладала теория, по которой более прогрессивные виды сменяли более примитивные, как бы «вырастая» из них.

Несколько типов людей (а неандертальцы — полноправные представители Homo!), живущих параллельно, встречавшиеся, да к тому же методично истреблявшие друг друга, — все это казалось столь необычным, что в эту гипотезу долго не хотели поверить. Но исследования предоставляли все новые и новые факты, параллельное существование разных типов людей приняли практически все крупнейшие палеоантропологи мира.

Примечательно, что первые находки Homo sapiens sapiens, которые можно надежно датировать, обнаружены в Восточной Азии, в Индонезии и их возраст составляет около 40 тыс. лет. А вот в Южной Африке, где по мнению большинства ученых начался процесс сапиентации, человек современного вида появился позже — в лучшем случае 35 тыс. лет назад! Приблизительно в то же самое время кроманьонцы заселяют Европу. По какой-то странной причине Южная Африка утратила «пальму первенства» в становлении человека. К тому же, это порождает вопрос: откуда взялся человек современного вида в Азии, а затем и в Южной Америке, если его становление стабильно проходило в Африке? Попутно стоит заметить, что первые обитатели Южной Америки были похожи на бушменов Южной Африки.

Но известный шведский ученый Ян Линдблад высказал интересную идею, которая, кажется, все ставит на свои места. Он обратил внимание на мысль, которая высказывалась когда-то еще Чарльзом Дарвином. Чтобы видообразование в природном мире шло быстрее, желательна изоляция ряда особей на относительно закрытом пространстве. В этом случае мутации не поглощаются «базовым» материалом, изменения накапливаются быстрее и проявляются ярче.

Но где можно найти такое относительно закрытое пространство? Естественно, это — остров. Я. Линдблад считал, что от Африки неоднократно откалывались части суши (пример тому — Мадагаскар), где могли оказаться австралопитеки, ступившие на путь к человеку, и где в закрытых условиях быстро накапливались мутации. Одновременно «материковые» австралопитеки развивались своим, более медленным путем, но тоже по дороге к человеку. Так практически параллельно формировался «материковый» неандерталец и «островной» кроманьонец.

В принципе, говоря об отколовшейся части суши, Линдблад полагал, что речь могла идти не об одном, а о двух-трех островах. Эго и дало начато разделению человечества, скажем, на монголоидную и европеоидную расы, а также разделению австралопитеков на несколько подвидов.

Но куда затем исчезла эта прародина человечества? А то, что она исчезла, не вызывает сомнения, хотя бы потому, что современный человек, как уже говорилось, возникает как бы ниоткуда, появляется на всех континентах сразу, а каких-то переходных этапов его становления мы не видим. А ведь речь идет о событиях, палеоантропологическом плане не очень далеких — около пяти десятков тысяч лет назад, в то время как, скажем, мы находим переходные формы австралопитеков, которым миллионы лет!

Ответ здесь один: эти земли ушли под воду, что, в сущности, для эпохи оледенений, а затем таяния льдов не удивительно. Частично эти острова могли сохраниться в виде гранитных скал, в частности, Линдблад указывает на Сейшельские острова как на остатки некогда большой части суши.

Где располагалась эта могучая цивилизация? Естественно, что на ум приходят тотчас воспоминания о героях Атлантиды, об их великой культуре, что ушла под воду. Правда, никто, в сущности, так и не сумел рассказать, в чем же состояло это величие, кроме как в высоких дворцах, широких улицах городов, что вряд ли характеризует «величие культуры». Оставим в стороне вопрос о происхождении мифа об Атлантиде (кстати, миф отнюдь не исключает существования страны Атлантов) и поговорим о некоторых примечательных совпадениях.

Не знаю, как обстоит в действительности дело с «величием культуры» Атлантов, но вот не признать удивительного развития крито-микенской цивилизации не могу. Любой, кто хотя бы раз видел развалины, а точнее археологический раскоп на месте знаменитого дворца царя Миноса на Крите, наверное, был немало поражен. Именно там находится знаменитый лабиринт, в котором обитал свирепый Минотавр. Лабиринт этот действительно существовал, в чем может убедиться сегодня каждый желающий. Сам дворец представляет собой многоступенчатое сооружение в несколько этажей. Первый слой или этаж был, вероятно, построен еще в XVI в. до н. э., был грандиозен по своим масштабам и сложной конфигурации помещений, но затем люди внезапно покинули его. Предполагают, что причиной стремительному угасанию этой культуры, которая, по сути, предшествует крито-микенской, было извержение вулкана на острове Санторин, в результате чего часть островов ушла под воду. По одной из версий это событие и послужило основанием легенды о гибели Атлантиды.



Настенное изображение из дворца Миноса (Крит) II тысячелетия до н. э. Странный антропологический тип: египтянин, индеец, грек?

Но что за люди жили на Крите в эпоху первого слоя миносского дворца? По ряду предположений они обладали приподнятым переносьем, скошенным подбородком, немного вздернутыми скулами, имели темные, немного вьющиеся волосы. Читатель, наверное, уже понял, что речь идет о тех, кого мы называем американоидами и чьи следы, а может быть, и место рождения мы с удивлением обнаружили в Южном Китае. Одна из самых ранних наций проявилась теперь и на островах Средиземного моря, к тому же создав потрясающие по своей архитектуре сооружения, в немалой степени напоминающие структуру пагод в Центральной Америке и Югтае, древнейших храмовых сооружений по типу мандал в Китае и Тибете.

Но тем не менее предпринимались попытки, причем достаточно обоснованные, определить время существования этой цивилизации. В конце 50-х — начале 60-х гг. американский исследователь Чурчвард предпринял тщательное исследование ряда символов, религиозных представлений, архитектурных сооружений, изображений на глиняных пластинах, в результате чего родились книги, названия которых говорили сами за себя: «Потерянный континент Мю», «Дети континента Мю».

Мы не будем здесь пересказывать целиком его концепцию — она потребовала бы немало места и достойна отдельного разговора. Укажем лишь несколько интересных моментов. На земле некогда существовала цивилизация, условно названная Мю. Многие совпадения в мифах, искусстве, религиозных доктринах у разных народов мира объясняются именно их общим истоком, идущим от некогда великой, а позже в силу чисто исторических причин угасшей цивилизации.

Д. Чурчвард датирует ее достаточно однозначно — 50 тыс. лет назад. Срок, конечно, поразительный, поскольку, напомним, человек современного вида, или Homo sapiens sapiens, возник несколько позже, 35–40 тыс. лет назад. Значит, за десяток тысяч лет до кроманьонцев на земле существовала высокоразвитая цивилизация, которая, как утверждается, обладала практически полными сведениями о мироздании, атомном ядре и многими другими знаниями. Правда, в ту эпоху на земле существовал Homo sapiens — кроманьонец, который, как мы помним, по своему строению мозга нимало не отличался от нас с вами. А о том, какие мысли жили в этом мозгу, каким образом происходило общение между этими людьми, остается только догадываться.

Группа специалистов, поддержавшая теорию о цивилизации Мю, указала на те регионы, где она могла существовать. Но здесь мнения разошлись. Сам Д. Чурчвард считал, что ее центром были районы современного Юкатана и древнего города Чичен-ицы. У него нашлись оппоненты, которые доказывали, что центром являлись либо верховья Нила, либо Южный Китай. Примечательно, что гипотеза миграции людей из Южного Китая в Америку в расчет не принималась, поскольку в науке она доказана была несколько позже. А она объясняет многое и прежде всего увязывает в единый клубок странных существ на юге Китая, вытесненных оттуда в Америку, уникальные знания, которыми обладала, но не пользовалась более поздняя китайская цивилизация, поразительную схожесть в культуре Восточной Азии и Центральной Америки.

Многие магические знаки, например, все производные свастики, монады ин-ян, кресты, спирали, возможно, соотносятся именно с той исчезнувшей цивилизацией.

Расскажем об одном факте, на который указывают сторонники концепции Мю. В Чичен-ице, что принадлежала цивилизации майя, нашли несколько глиняных дощечек, на которых выгравировано изображение змея с двенадцатью головами (возможно, прообраз Кецалькоатля?), которое сопровождалось подписью о том, что существовало двенадцать великих династий, правивших 18 тысяч лет. Эти династии и считались носителями древнейших сакральных знаний, которые были переданы человечеству в виде ритуалов и символов.

Не только американские, но и азиатские источники сохранили воспоминания об этих прародителях. Например, в китайских и японских источниках фигурирует упоминание о двенадцати династиях, которые правили 18 тыс. лет. Подобные же упоминания есть и в ряде индийских памятников. Столь разительное совпадение трудно объяснить чем-либо иным, кроме как тем, что речь идет об одних и тех же правителях.

Вероятно, и ряд поселений на земле, в частности, в Мексике и в Китае, возник значительно раньше, чем обычно полагается. Дело в том, что целый ряд древнейших поселений располагается в высокогорных районах, в принципе не очень пригодных для жизни, в отличие от плодородных равнин.

Но чем же можно объяснить такую непрактичность наших (наших ли?) предков? Д. Чурчвард высказал оригинальную мысль: древние поселения возникли до того, как окончательно сложился рельеф местности. Он перечисляет, по крайней мере, семь поселений, соответствующих семи древнейшим цивилизациям, которые находятся не там, «где должны», среди них Смирна в Малой Азии, несколько поселений недалеко от Мехико, Тиауанако на высокогорном озере Титикака. Поселения, что располагались в нескольких десятках километров от современного Мехико, находятся приблизительно на высоте около 200 метров над уровнем моря.

В районе Смирны располагалась какая-то древняя цивилизация, представленная тремя поселениями. По сути речь идет о трех последовательных культурных слоях или трех цивилизациях, которые исторически чередовались между собой, а затем оказались засыпаны слоями песка и гравия. Примечательно, что эти цивилизации располагаются на высоте свыше тысячи метров над уровнем моря и располагаются не горизонтально, а под углом в 45 градусов, что вообще делает эти места невозможными для жизни. Все это, считает Чурчвард, доказывает, что эти культуры существовали до подъема юр. Признаемся, что все эти доказательства не очень сильны, но при большом количестве таких фактов они производят впечатление.

МУДРЕЦЫ СО СТРАННОЙ ГОЛОВОЙ

Есть свидетельства очевидцев о том, что люди с необычной бугристой головой существуют и до сих пор. Обратим внимание на довольно характерный случай, описанный известным искателем «дикого человека» В. И. Хахловым в 10-х гг. нашего века. Два казаха, жившие в горах Сайкан, близ реки Кендерлык поведали о встрече с неизвестным существом, по виду — безусловно человеком, хотя и покрытым короткими волосами по всему телу. Он был сутул, с короткой шеей, выдающимися надбровными дугами. Казахам-конепасам, явно не знакомым даже с основами антропологии, бросился в глаза — внимание! — выступ типа гребня, расположенный на затылке. Вряд ли неспециалист способен выдумать такую сугубо «профессиональную» подробность.

Существуют описания встреч с такими существами и в Китае. В частности, в горах провинции Сычуань и даже в густонаселенной провинции Хэбэй встречали людей, покрытых густой шерстью, со странной конусообразной формой головы, а некоторые очевидцы прямо указывают на «бугристость» головы.

Сторонники идеи палеоконтактов с инопланетянами, который произошел, возможно, где-то на территории Дальнего Востока, подкрепляют свои доводы указанием на найденные в Японии странные глиняные статуэтки — догу, высотой 15–20 см. Кстати, этим «доказательством» активно оперировал патриарх идеи космических контактов в древности Эрих фон Деникен.

Изучая эти фигурки, наш известный писатель-фантаст Александр Петрович Казанцев высказал мысль, что японские догу представляют собой изображения инопланетных существ в скафандрах. Он же неоднократно ссылался на действительно интересное заключение, сделанное американским Агентством по аэронавтике и космическому пространству НАСА. Еще в 1964 году специалисты НАСА, изучив особенности фигурок догу, дали точное определение каждой детали их туалета, который однозначно идентифицировали как скафандр. Они обнаружили на месте глазниц специальные «компьютерные экраны», на голове некую «корону» — приемно-передающий шлем и многое другое.

Действительно, догу представляют собой весьма интересное явление древней цивилизации. Они принадлежат, строго говоря, не японской, а какой-то иной культуре, которая жила здесь до японцев современного типа. В сущности, никто никогда в науке и не утверждал, что культура периода дземон, к коей и принадлежат многочисленные глиняные фигуры, непосредственным образом связана со значительно более поздней японской цивилизацией.



Голова «идола» с рогами и стреловидным гребнем из Японии эпохи Дземон

В чисто материальном плане культура дземон оказалась представлена глиняными сосудами различной формы (доки) и глиняными фигурками-идолами (догу). Изготавливались они обычно из темной глины и до сих пор поражают разнообразием форм. В частности, догу далеко не все одеты в «скафандры», хотя необычные их очертания действительно удивляют. Впрочем, удивляют не более чем, например, многочисленные «первобытные Венеры» — фигурки женщин с грудью и бедрами гипертрофированных размеров. Насчет этих «Венер» обычно высказываются однозначно — это символ плодородия, деторождения. Хотя, на наш взгляд, не все понятно именно в такой форме символа, в том или ином виде эти фигурки можно встретить от территории Индостана до Западной Европы. А вот японские догу — уникальны в неолитической культуре. Больше таких форм не найдено нигде. Известный специалист по японскому искусству и археологии X. Манстерберг заметил: «Есть в них какое-то ощущение тайны, равно как и странной красоты, которая взывает к современным вкусам, поскольку она напоминает современное искусство импрессионизма и сюрреализма». Кстати, очень точное замечание — сюрреализм, по сути, отображает «наружу» некие загадочные образы, которые странным образом возникают в нашем сознании в виде некой «реликтовой памяти». Памяти о том, что, может быть, произошло не со мной, и даже, возможно, не со мной подобным (например, с животным), но загадочным образом живущим лишь в моем мозгу. Кто воистину знает, как передается традиция и от кого она начинается?

Но вернемся к японским догу. У подавляющего большинства фигурок мы встречаем все те же странные очертания головы, встречаются здесь и «гребни» и «рожки». Никакой очевидной связи культуры дземон с культурой остальной части Азиатского континента не наблюдается, хотя кто-то усматривает здесь параллели с китайской керамикой и бронзой китайской эпохи Шан (XI–VII вв. до н. э.). Многие орнаменты и линии в чем-то схожи с искусством айнов — коренных жителей японских островов, которые были позже частично ассимилированы, частично уничтожены японцами, а частично сохранились и до сих пор. Правда, и здесь существует загадка — прямых связей между айнами и культурой Дземон не наблюдается. Попутно заметим, что люди Дземон, судя по найденным костным остаткам, не принадлежали к монголоидам и их происхождение представляет немалую проблему.

Сторонники «космического» происхождение догу, в том числе и А. Казанцев, в качестве одного из доказательств приводят действительно довольно примечательный факт, который, кажется, невозможно обойти, — современные методы определили их возраст в 4600 лет. От себя добавим, что традиция изготовления глиняных статуэток (среди них не только догу), по-видимому, оборвалась в IV–V вв. н.э, просуществовав, таким образом, почти две с половиной тысячи лет.

Трудно не согласиться с тем, что, если рассматривать какую-нибудь одну глиняную фигурку, да к тому же держа в сознании все многочисленные слухи о космических пришельцах, не трудно разглядеть в очертаниях догу и скафандр, и антенны, и ручные манипуляторы вместо кистей рук. Но если мы поставим перед собой целый ряд таких фигурок, то окажется, что они больше напоминают древних богинь плодородия, каковыми они скорее всего и являлись. «Скафандры» надеты далеко не на всех. Но вот почему большинство из них имеют странную «нашлепку» на голове и почему именно такой вид божества ассоциируется с зарождением рода человеческого, может действительно показаться странным.

Глиняные фигурки существ с «рожками» мы встречаем и в более поздней культуре Яей, которая существовала на территории Японии II в. до н. э. — II в. н. э. Эта культура уже явным образом представлена людьми монголоидного типа, скорее всего переселенцами из Южного Китая, в отличие от предыдущих людей Дземон. Несмотря на свою поражающую примитивность (в Китае в это время уже существовало высокоразвитое искусство), многие фигурки периода Яей привлекут наше внимание. Они именовались «ханива» и были в определенной степени сделаны по китайским моделям того времени. Но на их головах мы встречаем все те же «рожки», характерные для более ранних догу. Человеческая память упорно хранит воспоминания о каких-то могучих существах, ассоциирующихся с духами (ками), с их двоякой ролью в этом мире: с одной стороны, они приносят много полезных знаний, с другой стороны, ассоциируются с миром недоброго, с царством мертвых, например, фигурки ханива, вероятно, использовались во время погребальных ритуалов.

Можно ли предположить, что в Китае, непосредственно в районе современных провинций Шаньси-Хэбэй-Шаньдун-Хэнань, т. е. на территории среднекитайской равнины, могли параллельно существовать несколько отрядов примитивных людей, каждый из которых развивался своим путем? Науке прекрасно известно, что высокоразвитый неандерталец в Европе, долгое время считавшийся прямым предком человека, был выбит еще более одаренным кроманьонцем, причем это «выбивание» шло сотни тысяч лет. (Хотя преимущество кроманьонца несколько необычно и относительно — у неандертальцев был больший объем мозга и достаточно высокий уровень организации, в частности, они уже обладали зачатками магии, совершали ритуалы, а следовательно, делали первые шаги на пути осмысления духовной, визуально недостижимой структуры мира.) Люди уничтожали людей, и, вероятно, это было одним из способов приспособления к среде. Такое весьма натянутое сожительство могло продолжаться довольно долго. Не случайно люди с ярко выраженными костными гребнями и теменными буграми — «рогами» жили еще каких-то семь тыс. лет назад и их без сомнения можно считать людьми современного типа.

Параллельные формы могут существовать, хотя и всячески стремятся либо избежать друг друга, либо уничтожить. Но уничтожение может быть далеко не тотальным. Все-таки речь идет о Homo, о человеке. Сколь примитивен он не был, он стоит по своему уровню, способу мышления и даже планирования действий много выше любого животного, и целиком выбить его достаточно трудно. Не случайно существует теория, что знаменитые «снежные люди», йети, некто иные, как остатки неандертальцев, у которых в результате сотен тысяч лет вражды выработался стойкий врожденный инстинкт избегать столкновения с потомками кроманьонцев, то есть с нами.

Как известно, в одной экологической нише два вида одинаково успешно существовать не могут, закон дивергенции усиливает малейшие различия между ними, доводя до крайностей. Они начинают «разбегаться» настолько, насколько это позволяют их природные свойства. Например, если один вид древнейших людей получал знания непосредственно от интуитивного прозрения, то другой вид шел не столько путем ощущений, но путем осмыслений. Отсюда — другой тип информированности. Другой тип знания вообще. Отсюда же в дальнейшем и наука, ибо наука, научный анализ в условиях прямого, не опосредованного через размышления, получения знаний родится не может. Фактически, современная наука (да простит меня ученый мир, к коему я сам и принадлежу) — это зачастую свидетельство собственного личностного бессилия что-либо воистину ощутить.

Существует немало мифов о том, как люди истребляли гигантов. В Восточном море недалеко от горы Даяньшань — «Гора больших речей», где, как считалось, восходят солнце и луна, находилась гора Богушань — «Гора до линии волн». На ней располагалась страна великанов. Считались эти удивительные существа потомками драконов, которые, как известно, в Китае всегда изображались рогатыми.

Обратим внимание еще на одну интересную особенность — внутриутробный период развития этих великанов. Они якобы пребывали в чреве матери до 36 лет, а это сразу нам напоминает легенду об еще одном необычном человеке — Лао-цзы, легендарном (а может, реальном?) основателе даосизма. Он пребывал в утробе по одним версиям до 70 лет, а по другим — до 120. Великаны с горы Богушань, как рассказывают, еще не умея ходить, уже умели летать на облаках. Но именно такие «полеты на облаках» считались характерными чертами «истинных» или «просветленных людей» — высших даосских магов, которые «ходили, не оставляя следов», «оседлав дракона, воспаряли к облакам».

Потомками всех великанов считались гиганты из страны Лунбо, которые как-то сумели даже поймать на крючок трех черепах, держащих на своих головах горы. Небесный правитель сильно разгневался и намерился истребить великанов. Но в данном случае истребить их не удалось, так как ростом они были 36 чжанов, т. е. около ста метров.

«Рогатые» люди в китайской традиции далеко не всегда враждебны, зачастую они являются учителями людей. Вспомним рогатого Фуси — именно он принес людям все культурные изобретения, хлебопашество, рыбную ловлю и — что, вероятно, самое главное — оставил им способ передачи информации — иероглифическое письмо. Мы можем встретить изображения Фуси с циркулем и солнцем. Считается, что циркуль — символ круга, а значит, начала инь, солнце — символ начала ян. Но перед нами к тому же и яркая иллюстрация того, что Фуси мог «вымерять небесные сферы» и безусловно обладал знаниями о движении небесных тел. Чию считается изобретателем многих полезных механизмов, он же передал людям секрет изготовления арбалета и меча.

Стоит сказать здесь еще об одном рогатом боге — персоне, которая считалась столь мифологической, что даже не претендует на звание «древнего правителя» Китая, что придает ей хотя бы оттенок историзма. Речь идет о Паньгу, считающимся первопредком всех людей, и в этом контексте его роль несколько напоминает Фуси. Но на этом все чисто внешние аналогии заканчиваются, ибо Паньгу свершил куда более важную и полезную миссию — он отделил Небо от Земли. Практически во всех восточных мифах мы можем встретить этот сюжет в тех или иных вариациях: раньше в незапамятной древности, еще «до начала истории» Небо и Земля лежали друг на друге и представляли собой абсолютное единство. Но потом обычно какой-нибудь герой, мужчина, женщина или животное (крокодил, дракон), разделяет их, давая, таким образом, возможность сформироваться роду человеческому. В Китае таким героем явился именно Паньгу, который возник сам собой из хаоса, а потом разделил этот хаос на два противоположных начала инь и ян. Из начала инь позже сформировалась Земля, из начала ян — Небо.

На большинстве изображений Паньгу предстает перед нами с головой, посредине которой проходит ложбинка, а в рассказах он фигурирует как огромный великан с небольшими рожками. Один из лучших отечественных специалистов по восточной мифологии Б. Л. Рифтин предположил, что такой странный облик можно рассматривать как реликт первоначальной рогатости. Предположение крайне интересное, мы позже попробуем «пощупать» его со всех сторон. Пока же нам интересно другое — рогатость и в этом случае связана с существом, которое свершило космогоническую мироустроительную миссию.

Обладание такой неправильной и в общем-то с нашей точки зрения весьма неэстетичной формой головы становится едва ли не признаком мистической мудрости, недоступной обычным людям. Классическим примером может считаться облик самого Конфуция. Его клановая фамилия была Кун (отсюда и пошло его «европеизированное» имя — Конфуций), а имя Цю. «Цю» по-китайски обозначает «холм», «пригорок», «бугорок». По одному из преданий, отец будущего великого мудреца, будучи уже семидесятилетним старцем, имея семь дочерей и ни одного сына, взял себе в жены молоденькую девушку (ходили даже слухи о «диком браке», поскольку девушке не исполнилось и шестнадцати). Затем он вознес молитвы к Небу на Глинистом холме, или Грязевой горе, — Ницю. Отсюда же и пошло первое имя Конфуция — Цю, что значит «холм» или «бугор».

Но существует и другое объяснение наличию понятия «бугор» в имени Конфуция. По преданию, он родился с небольшой, но без труда различимой ложбинкой посредине головы, по другим — с явно выраженным бугорком на макушке. И то и другое по преданиям напоминало очертания Глинистого холма, где молился отец Конфуция о рождении сына. Известный отечественный востоковед В. В. Малявин точно заметил: «Во времена, когда жители Срединной страны не могли представить себе великого человека с заурядным обликом… такая примета значила очень многое. Всяческие телесные аномалии имели в глазах современников Конфуция тем больший смысл оттого, что их безмолвствующее Небо, не выбиравшее себе пророков, сообщаю людям о своей воле посредством всевозможных знамений».

Явно и другое — эта необычная форма головы есть символ генетического «сближения» огромной мудрости Конфуция и неземного знания Фуси.

Едва ли не каждая школа духовного знания Китая обладала своим «рогатым» или «бугристым» патриархом. В качестве яркого примера можно привести основателя чань-буддизма (по-японски — дзэн-буддизма), 28-го патриарха буддизма Бодхидхарму, который в начале VI в. прибыл в Китай с юга Индии, чтобы проповедовать «истину Будды». По-китайски его имя звучало как Дамо, по-японски Дару-ма, и он стал одним из самых почитаемых архатов (учеников Будды, хотя в прямом смысле таковым не являлся) в восточной традиции. Сегодня не встретишь практически ни одного буддийского монастыря, где не было бы скульптурного или рисованного изображения Бодхидхармы. Ему приписывались многие чудеса: то он переправился по морю в соломенной сандалии, то просидел в течение девяти лет лицом к стене, не двигаясь, а на стене загадочным образом осталось его теневое отображение, это его монашеская одежда, которая и сегодня находится в одной из высокогорных пещер в провинции Хэнань, не тлеет вот уже в течение многих столетий. Так или иначе, он стал воплотителем мистической, непостижимой мудрости. А вот и ее «внешний признак» — на многих картинах мы видим Бодхидхарму с характерным бугорком на голове, причем на некоторых ясно видно, что это, по сути дела, не бугорок, а некий «гребень», идущий от макушки к затылку.



Буддийские архяты с «бугристой» головой

Легендарный основатель даосизма, великий и мистичный мудрец Лао-цзы, на картинах предстает перед нами в виде полысевшего старика с шишковидной головой, заканчивающейся все тем же странным «гребнем».

Вряд ли стоит однозначно полагать, что действительно все эти люди — и Фуси, и Конфуций, и Бодхидхарма обладали странными наростами на голове. Не приходится говорить и о многочисленных даосских божествах, вообще отличающихся повышенной «бугристостью» головы. И эти наросты всегда сополагаются с понятием запредельной мудрости и небесного откровения. Фактически речь идет о иском «воспоминании» о неких странных формах головы древних предков, и бугор на макушке в той или иной форме — намек на мистическую связь с их знаниями.

Фуси — Лао-цзы — Конфуций — Бодхидхарма… Не напомнит ли нам эта галерея «великих мудрецов» какой-то другой ряд? Конечно же, это — линия «передачи истины» или «передачи пути», которая активно обыгрывалась в ряде философских школ и до сих пор присутствует в качестве основополагающей теории в ряде религиозный сект.

Но вот еще один феномен первобытной культуры, на который неоднократно обращали внимание специалисты. Дело в том, что на многих неолитических изображениях мы видим стилизованные фигуры людей без головы. Например, китайская культура Мачан вообще базируется на изображениях «безголовых людей». Встречаются, правда, и безголовые животные.

Как пытались объяснить это явление? Наиболее естественным казалось, что «лишение» животного головы связано с древнейшей животной магией: якобы, именно таким образом животного символически лишают наиболее опасной части тела. Ну а безголовые люди? Немецкий антрополог З. Гидион предложил такое решение: речь идет о древнейших шаманах, а точнее, о самом моменте их инициации, проникновения в таинства мира. Инициация связана с немалыми физическими муками (вспомним, кровавые надрезы на теле и татуировки, которые до сих пор наносятся в момент инициации у племен Центральной Африки), в число которых входит и символическое «обезглавливание».

Предположение остроумное, но весьма сомнительное, ибо не очень понятно, почему речь идет именно о лишении головы, а не других частей тела, разрубании лопатам и т. д. А вот в свете того, что, возможно, в древнем мире голова (точнее — ее особая форма) была связана с понятием сверхчеловека или божества, то все становится на свои места. Вспомним многочисленные запреты на изображения божеств и духов в древности (в исламе они сохраняются до сих пор), а поэтому можно было лишь символически намекнуть, что речь идет именно о ком-то высшем. Отсутствие головы непосредственно указывает на ее «нечеловеческую» форму.



Изображение (III в., Китай) боевого танца. Обратите внимание на ритуальные рожки (косички) на голове — отзвук битв с «рогатыми» людьми

Здесь же находят еще одно объяснение изображения иероглифа «Небо» как «человека с большой головой» в отличие от обычного иероглифа «человек» (жэнь), что представляло собой действительно рисунок человека с широко расставленными ногами, но без головы. В данном случае происходит то, что известно под названием «мифологическая инверсия», когда «верхнее» и «нижнее» меняются местами, «небо приходит на землю».

Ряд ученых, проанализировав изображения на древних глиняных сосудах, что были найдены в Китае и других странах Восточной Азии, обратили внимание на одну интересную особенность. «Безголовые» люди символически как бы раздвигают небо и землю, представленные на горшках либо характерным узором, либо просто нижней и верхней частью сосуда. Но в таком «разъединении» есть и обратная функция — антропоморфные изображения этих духов еще и связывают между собой два начала, как бы транслируют небесную мудрость и Знание на землю. А именно в этом и состоит та роль, которую, как мы предполагаем, и выполняли на земле те, которые фигурируют в мифах как «рогатые божества», «гиганты», «духи» — одним словом, немногочисленные остатки более ранней и более высокой цивилизации.

Сейчас трудно даже с малой долей уверенности утверждать, что «рогатые» были именно той протоцивилизацией, от которой нам по наследству достались многие необычные знания. Рабочая гипотеза часто подобна безумию. Но то, что они одно время соперничали с предками монголоидов, а это соперничество оказалось зафиксированным даже в легендах, не исключает того, что на территории Китая могла развиваться цивилизация иного типа, нежели существует сейчас. Посмотрим, что могло стать истоком этой «иной цивилизации».

ВЫМЕРЛИ ЛИ ГИГАНТОПИТЕКИ?

…Как-то душным летом 1935 г. в одну из аптек Гонконга заглянул палеонтолог Ральф фон Кенигсвальд. Молодой голландский ученый знал, что в многочисленных аптеках, где. традиционно в качестве лечебных средств предлагают камушки необычной формы, черепки, костные останки («Эго — драконья кость, господин»!), зубы или тестикулы животных, можно порой найти что-нибудь интересное из древних ископаемых. Но в тот день его действительно ждала неожиданность — в качестве «универсального средства» ему предложили зуб огромных размеров, по строению которого можно было предположить, что он принадлежал какому-то давно вымершему гигантскому примату.

Кенигсвальд, обладая каким-то удивительным чутьем, сумел разыскать еще несколько огромных зубов в самых невзрачных аптеках Гонконга. Владельца этих моляров он назвал гигантопитеком (Gigantopithecus blacki), за его небывалые размеры среди представителей приматов. Позже Кенигсвальд вместе с известным антропологом и исследователем синантропа Францем Вейденрейхом описал еще семь зубов гигантопитека, приобретенных в Индонезии, а в конце 50-х годов китайские ученые отрыли в пещерах Гуанси-Чжуанского автономного района на юге Китая три нижних челюсти и большое количество зубов таинственного гиганта. Так гигантопитек «вступил» в историю человечества.

Жил гигантопитек ок. 10—1 млн. лет назад и был действительно огромен — его ост по разным подсчетам составлял,5–3 м, а вес мог доходить до 300 кг. Гигант отличался невероятной силой и безусловно принадлежал к антропоидам, т. е. к человекообразным формам. Вейденрейх даже высказал предположение, что гигантопитек — не более не менее, как гигантский человек, так как он жил на земле, а не на деревьях, его клыки были достаточно мелкими, а зубы по своему строению были близки к человеческим. Правда, такой смелый вывод был опровергнут почти всеми учеными, но тем не менее даже скептикам пришлось признать, что гигантопитек — уникальная форма, отличающаяся от знаменитого синантропа, найденного недалеко от Пекина в пещере Чжоукоудянь, и яванского питекантропа, очень близкая к гоминидам, т. е. к семейству, к которому принадлежат человекообразные обезьяны и сам человек.

Сегодня этого гиганта относят к подсемейству гоминид, называемых Ponginас, считается, что они появились в Африке, но распространились затем в Европе и Азии. Дальний потомок Ponginaс — всем хорошо знакомый орангутанг. Принято считать, что гигантопитек — это гигантская человекообразная обезьяна, но отнюдь не прямой предок человека, а некая тупиковая ветвь. Эти гиганты вымерли, так как, вероятно, столь могучее тело было трудно прокормить, и они постепенно уступили место более мелким, но лучше приспособленным гоминидам.

Но столь ли велики размеры у гигантопитека? Напомним, что рост гориллы, крупнейшей из современных человекообразных обезьян, которая относится к тому же подсемейству, что и человек, достигает 1,8 м, а ее вес — 180 кг. Но именно она стоит ближе всего к человеку, и размеры гориллы не помешали на пути очеловечивания.

Почему вообще уменьшение размеров должно вести к развитию мозга? Прямую зависимость здесь обнаружить достаточно сложно.

На юго-востоке Китая до недавнего времени встречались представители Ponginaс — Pongo, или орангутанги. Нельзя ли предположить, что эти гиганты дали рождение не только орангутангам, но и протоантропам (проточеловек), чей мозг стал развиваться по пути очеловечивания? Небольшое сообщество этих гигантов-протолюдей могло и даже обязано было вступить в конфликт с развивающимися около 1 млн. лет назад прямоходящими людьми, к которым относятся, например, синантроп или ланьтяньский человек. Вполне возможно, что синантропы застали дальних потомков гигантопитеков или их сородичей, пошедших по пути очеловечивания, мигрировавших на север с юго-востока, и вступили в ними в конфликт.

Природа не терпит параллелизма форм…

Кажется, что об этих гигантских существах было известно и китайским мудрецам. Расскажем одну легенду. Однажды великий Юй решил сражаться с богом вод Гунгуном, которого объявил виновником великого потопа, затопившего почти весь Китай. Юй, готовясь к битве, собрал у горы Гуйцзи всех богов и духов. Лишь один бог по имени Фанфэн-ши опоздал, и Юй безжалостно убил его за этот проступок.

Эта почти мифологическая история имела продолжение. Приблизительно в VII в. до н. э. правитель царства У напал на соседнее царство Юэ, на территории которого находилась гора Гуйцзи. История свидетельствует, что битва между властителями двух царств была столь ожесточенной, что даже горы разрушились. И вот в разломе одной горы была обнаружена гигантская кость, по рассказам, не походившая ни на человеческую, ни на кость животного, и была столь громадна, что с трудом уместилась на телеге. Все были поражены и не знали, что и предположить о владельце этой кости, лишь великий мудрец Конфуций сумел дать ответ: «Я слыхал, что некогда Юй собирал божества у горы Гуйцзи. Фанфэн-ши опоздал, убит и обезглавлен. Эго его кость с трудом поместилась на телеге».

Поскольку речь зашла о горе Гуйцзи, назовем еще одно ее название — Мао-шань, что в переводе означает «Тростниковая гора». Именно в этом месте появился в II–III в. таинственный скит мистиков-даосов и возникла школа «Высшей чистоты» или школа Маошань. Школа прославилась своими поисками бессмертия, здесь жили великие знатоки искусства продления жизни, обладавшие удивительными способностями — исчезали из виду и переносились на сотни километров за один миг, двигались, не касаясь стопами земли, могли по своему желанию резко облегчать или утяжелять собственный вес и, самое главное, передавали в недрах школы одну из самых малопонятных эзотерических традиций достижения Дао. Благодаря долговременной тайной практике, которая включала дыхательные упражнения, многодневную медитацию, прием пилюль бессмертия, изготовленных из ртути, мышьяка, тяжелых металлов, серебра, сурьмы, минералов и других малопитательных ингредиентов, даосы- маги могли приобщиться к сонму Бессмертных небожителей. Они странствовали «между Небом и Землей, меж бытием и небытием», могли менять облик, переселяться в другие тела. Случайно ли это совпадение двух событий — находки кости и даосского скита — на одной горе?

Но вернемся к гигантским мифологическим предкам. В китайских легендах многочисленные боги обладают обычно огромным ростом, к тому же зачастую покрыты шерстью. Иногда им приписывается сгорбленный вид и всегда — неимоверная физическая сила Кстати, по ряду предположений, Чию был не просто рогатым божеством, но под этим названием фигурировало целое племя храбрых великанов. Возможно, сам Чию являлся его лидером или отряд людей, называемых Чию, руководил южным племенем мяо, причем национальное меньшинство мяо существует до сих пор. В совокупности с тем удивительным явлением «рогатости», которое мы описали выше, это наталкивает нас на необычное решение. Не существовала ли на великой китайской равнине некая протоцивилизация, которая развилась несколько раньше, чем Homo sapiens, а затем и существовала параллельно с ним? Не от нее ли остались многие удивительные знания, глубина которых поражает даже современных ученых?

Более того, ряд крупнейших антропологов, в частности уже известный нам Ф. Вейдснрейх, придерживаясь концепции полицентризма, т. е. параллельного существования нескольких очагов сапиентации, считали Китай одним из регионов, где самостоятельно формировался род Homo. Другой наш известный ученый В. Е. Ларичев предполагал, что именно Южный Китай был одной из зон очеловечивания антропоидных обезьян. Сегодня общепризнанной, хотя и далеко не единогласно, считается теория моноцентризма, т. е. формирования людей в одном регионе, скорее всего в районе Юго-Восточной Африки. Сейчас уже вряд ли найдется антрополог, который рискнет утверждать, что гигантопитек был нашим прямым предком, хотя такие теории существовали. Однако нет сомнения в том, что и гигантопитек и род Homo имели общего предка, вероятно дриопитека — небольшую обезьяну. Нет сомнении и в том, что гитантопитеки вымерли, но этот процесс продолжался сотни тысяч лет, и в течение этого времени от общей линии могли пойти самые необычные ветви. Кстати, вероятно, судьба гигантопитека подстерегает и ныне живущих орангутангов и горилл, лишь Человек разумный размножается с чрезвычайной и биологически неоправданной быстротой.

Но вернемся к рогатым божествам — сверхлюдям. Было бы полезно, хотя и далеко не просто проследить, откуда взялись мифы о могучих рогатых гигантах, которые либо породили человечество, либо подарили ему цивилизацию как таковую. Естественно, это — сверхзадача для многих научных работ, однако можно сказать, что, например, миф о рогатом великане Паньгу появился на юге Китая, среди племен группы Мяо-Яо. Но ведь именно эти племена когда-то в древности возглавлял рогатый Чию, что повел их на правителя центра Китая «Желтого императора» Хуанди. Вероятно, что и миф о рогатом облике Фуси также возник в Южном Китае, став затем «общекитайским». До сих пор предания о рогатых мудрецах, многие из которых были странным образом выбиты, можно встретить в южных провинциях Китая — Гуанчжоу, Фуцзяни и на острове Тайвань, который также является южной территорией.

Неслучайное совпадение. Ведь на юге Китая располагался не только один из центров сапиентации, но именно здесь были найдены странные «рогатые» останки гигантопитеков, здесь же скорее всего складывался облик китайской нации.

Вспомним многочисленные мифы о рогатых божествах, принесших людям культуру. Попутно заметим, что в мифологическом сознании нередко понятие этого «принесения культуры» становится синонимом вообще порождения человечества (например, роль Паньгу или Фуси).

Когда мы говорим о мифах, бессмысленно пытаться установить точные даты происходящих событий, и естественно, даты жизни, например, Фуси весьма относительны. Более того, в принципе мы не знаем, какими мерками исчислялось время в древности, в частности, можно предположить, что библейские семь дней, за которые Бог создал мир, абсолютным образом соответствуют какой-то временной реальности, к тому же последовательность творения соответствует действительности. Вопрос в том, что мы не знаем, чему равняется здесь «один день».

Но восточные мифы нередко неожиданно начинают указывать точные цифры и даты. Особенно поразительно видеть эту черту в древнейшем мифе о Паньгу, что отделил Небо от Земли. От рождения Паньгу до образования Неба и Земли прошло 18 ты с. лет. Паньгу начал расти, раздвигая два начала, и еще через 18 тыс. лет небо поднялось столь высоко, что стало возможным рождение людей. Итого до рождения людей проходит 36 тыс. лет. Парадоксальная цифра — ведь именно столько лет назад на земле возникли первые люди современного вида — кроманьонцы!

ШАГ ВПЕРЕД — ШАГ НАЗАД?

Эволюционное развитие человека, хотя и подчинено определенным законам, но удивительно причудливо и неожиданно. Кажется, природа играет формами, отыскивая то ли самый оптимальный, то ли просто самый изящный вариант. Играет не только формами, но и методами мышления, а следовательно — и векторами развития цивилизации.

Мы привыкли определять уровень развития цивилизации по уровню развития техники, механизмов в тот или иной период времени. Долгое время нам казалось естественным, что хотя, например, Древний Египет или Китай и обладали удивительно целостными духовными системами и эзотерическими знаниями, в своем современном виде эти страны стоят значительно выше того уровня культуры, на котором находились в далеком прошлом. Такой взгляд подтверждает и распространенное мнение об общем восходящем развитии общества и цивилизации. Есть, конечно, отступления, фазы регресса, моменты упадка культуры, но все же общая тенденция — выше и вперед. Если в музее последовательно выставить каменное рубило, примитивный каменный топор, топор с железным рубилом и современную бензопилу, прогресс будет налицо. Если к тому же рядом поместить первые карты звездного неба, примитивные увеличительные стекла Левенгука и современный телескоп, данные от которого могут просчитываться на компьютере, то победа современной цивилизации над собственным прошлым будет очевидна.

Но есть то, что в музее не выставить и что не поддастся никакой субъективной оценке — уровень развития духовной культуры, уровень предрасположенности сознания в той или иной цивилизации к самораскрытию, да и возможность этого самораскрытия. Теоретически можно предположить, что предельный уровень развития сознания, его потенциальная «духовность», возможность черпать знания из самых глубин Вселенной делают ненужным всякие механизмы, ибо многие вещи можно достичь усилием сознания. А это значит, что наряду с развитием по пути технократии может существовать и другой путь. Назовем его «духократичным», хотя это слово и не очень удачно.

Нам трудно поверить в это, так как наше сознание, наши стереотипы мышления допускают лишь ту или иную степень философичности человека в технократическом обществе. Порой трудно бывает осознать жизненную философию лишь одного отшельника, живущего в уединении в горах, не только без современных удобств, но даже не разжигающего огня и согревающего себя своей внутренней энергией. Ну, а целый этнос таких существ? Увы, порог резистенции нашего мышления здесь не преодолим, мы можем предполагать, логически домысливать, но пережить, прочувствовать это почти невозможно.

Кстати, сама возможность такой «духокраггичной» цивилизации может объяснить и почти полное отсутствие артефактов, каких-либо вещественных доказательств ее наличия в истории. Если она не развивается по пути усложнения механизмов, если она не строит сложнейших жилищ, не расписывает керамику, то она и не оставляет материальных следов. Хотя следы, конечно, есть. Знание, необъяснимая мудрость времен — вот наиболее существенный след такой протоцивилизации. Это единственное, что она может оставить, ибо в этом суть ее существования, равно как в развитии механизмов, сулящих наибольшие удобства для нас, суть развития нашей цивилизации. Именно приобщение к этим знаниям — артефактам духовности — мы и называем эзотерическими знаниями, хотя они и имеют вполне земной исток. Исток земной, но не человеческий.

Сейчас становится ясен исток легенд о борьбе людей и великанов, считавшихся «нелюдьми». Кстати, долгое время китайская имперская цивилизация вообще относила все «варварские племена» к категории тех, «кто ходит с человечьим лицом, но с душой зверя», а многим «варварам» вообще отказывала в наличии человеческой сущности. Эго — по отношению к своему же виду. А если речь действительно идет о представителях другой формы сапиентации? Здесь уже малейшие различия приобретают глобальный характер, и близкие виды входят в экзистенциальный биологический конфликт, где побеждает самый приспособленный в данное время к данным условиям. И вот в результате перед нами — картина перманентной борьбы с «великанами» и постепенное истребление их. Похоже, что люди и гиганты столкнулись между собой, причем инициаторами были люди. На Великой Китайской равнине обычно безрогие убивали рогатых и в конце концов истребили. Не последнюю роль здесь сыграл, вероятно, и потоп.

ПОТОП — ГРАНИЦА МЕЖДУ ЦИВИЛИЗАЦИЯМИ?

Описание потопа в азиатских источниках в общем-то коррелируется с такими же описания ми водного бедствия в Библии и даже в ряде легенд у австралийцев, но все же содержит одну, весьма примечательную подробность. Здесь я не буду сравнивать мотивы потопа в Библии и китайских легендах. В сущности, нет ничего удивительного в этом, рассказы о гигантском потопе можно встретить и в шумерских и даже в греческих легендах. Поражает одно — библейская и китайская картины потопов схожи не только сюжет-но, но и описательно.

Легенда так доносит события того времени. Однажды после великой засухи наступило великое наводнение. Правил в то время один из великих первоимператоров Яо. Наводнение захватило весь Китай и продолжалось около двадцати лет. Звери вышли из лесов и стали нападать на людей, люди же бежали на возвышенности, спасаясь от наступавших вод. «Те, кто жили в долинах, начали строить гнезда, те, кто жили в горах, забирались в пещеры». Наконец Яо призвал к себе удельного князя Гуня из местности Чун, что в современной провинции Шэньси, а происходил он по прямой линии от Хуанди. Гунь пытался строить дамбы, но и они погибли в накативших волнах, а разгневанный правитель приказал казнить неудачника. Тело Гуня положили на высокой горе, но оно было столь чудесно, что даже не подверглось тлену. Верховный владыка, напуганный этим и боясь, что Гунь превратится в оборотня, приказал изрубить тело на куски, но едва меч сделал первый надрез, из чрева Гуня вылез дракон. Эго был Юй, принявший затем человеческий облик (именно он якобы и записал «Шаньхай цзин»).

Юй взялся продолжить дело отца, но строил не дамбы, а отводные каналы, принимал помощь от божеств и духов, трудился так, что «волоски на ногах вытерлись». Знаменитый историкописатсль Сыма Цянь в «библии» китайской древности «Исторических записках» (1 в.) утверждает, что великий Юй «жил вне дома тринадцать лет, а проходя мимо своих ворот, он даже не решался в них заходить». Наконец потоп был усмирен.

Народ был бесконечно благодарен Юю, и наконец правитель Шунь, считавшийся в легендах Небесным правителем (отмстим это для себя), решил уступить престол земному человеку Юю. Так гласит легенда. Долгое время никто не верил вообще в существование «Пяти священных императоров», утверждая, что Фуси, Шэньнун, принесший людям знания о землепашестве, Хуанди, Яо, Шунь — не более чем мифы, не существовало и Юя, и его борьбы с потопом. Но вот с начала 50-х гг. на территории Хэнани были открыты необычные поселения, подтвердившие то, что раньше существовало лишь как легенда, — на территории Китая существовало приблизительно с начала II тыс. до н. э. протогосударство Ся, в реальность которого до этого мало кто верил. Интересно и дальнейшее открытие: Сыма Цянь в своих «Исторических записках», откуда мы и сегодня черпаем сведения о китайской древности, приводит даже генеалогическое древо правителей Ся. Первым идет Юй. При этом генеалогии правителей всех более поздних эпох, изложенные у Сыма Цяня, нашли полное подтверждение на основе эпиграфических памятников. Скорее всего Юй действительно был первым правителем небольшого образования Ся, при этом власть ему досталась не по наследству, но была передана за заслуги. А это значит, что старые вожди и правители добровольно уступили свое место, что вообще-то не очень характерно для ранней истории, впрочем, как и для более поздних периодов. Кажется, на среднекитайской равнине начался новый период существования цивилизации, а прежняя, возможно, очень высокая в духовных аспектах культура, была погребена под водами. Не случайно во многих регионах мира легенда о потопе всегда сопровождается идеей о прерывании какого-то культурного этапа и рождения качественно иного типа цивилизации.

Все это вполне соответствует теории Яна Линдблада, которую мы излагали чуть раньше, о том, что место рождения людей современного вида ушло под воду, и человечество как бы возродилось вновь.

Легенды о чудесном подвиге Юя безусловно носят сравнительно поздний характер. В их основе лежат какие-то более ранние сказания. Посмотрим, может они прольют больше света на загадку потопа в Китае.

Судя по древним легендам, которые распространены в Китае, на Тайване, на Яве, в Индии, Японии, Корее, потоп — действительно исторический факт. Причем не просто как затяжной дождь, но реальное глобальное затопление части суши. Все легенды Юго-Восточной Азии удивительно одинаково передают не только сам факт потопа, но и то, что произошло после него, — кардинальное обновление человечества. В живых обычно, по легендам, остаются лишь двое — брат и сестра или мать и сын, которые после испытаний вступают в интимные отношения друг с другом, и от них происходит в дальнейшем весь человеческий род.

Приведем здесь лишь одно предание. По легендам народа лузон, когда-то в древности существовала река, несущая свои воды из моря. За рекой следила женщина, которая расчищала мусор, давая свободный ток водам. Но однажды она заснула, грязь заполнила русло, воды разлились и затопили всю землю. Все люди утонули, спаслись лишь брат с сестрой, которые залезли в ящик. Они долго страдали без пищи, но вот наконец произошло землетрясение, воды сошли, а браг с сестрой, поженившись, положили начало роду людей. Странная связь брата с сестрой, а в других случаях сына с матерью, с завидным упорством упоминаемая в легендах об обновлении человечества, не случайна, и у нас еще будет возможность обсудить этот сюжет. Пока же обратим внимание на другое.

Даже вымирающий вид не исчезает сразу, этот процесс может занять десятки тысяч лет. Окончательный удар по остаткам некогда могучего вида, вероятно, был нанесен именно потопом. Как ни грустно, но именно технократической цивилизации суждено выжить, в то время как духовный опыт, интуитивность мировосприятия и открытость миру здесь, увы, никак помочь не могут. Потоп смыл остатки одного из видов Homo sapiens, в то время как другой вид, может быть со значительно менее развитым менталитетом, но хорошо ориентирующийся в изготовлении предметов, в том числе лодок, приспособленный к различным типам охоты, рыболовства и бортничества, спасся. Обращает на себя внимание, что Великий потоп в Китае приходится именно на период второй половины III тыс. до н. э., и именно после этого события берет свое начало собственно история непосредственных предков современных китайцев. Могучие гиганты, «рогатые люди», вероятно, остались в крайне малых количествах, но критический порог, после которого начинается необратимое исчезновение вида, был перейден. «Мудрецы» исчезли, оставив после себя великие учения, немалый духовный опыт, так до конца никем и не воспринятый. Собственно, его и нельзя воспринять, он принадлежит другим существам.

Могли ли эти два вида иметь общее потомство? Скорее всего нет, так как существуют межвидовые запреты, и даже при благоприятных обстоятельствах это потомство, в свою очередь, не могло произвести детей. Хотя во многих странах мира мы встретим легенды о том, как падшие ангелы вступили в контакт с земными женщинами…

Напомним, что о «карте мира» Великому Юю рассказывали некие духи, что по-китайски может переводиться как «чудесные», «необычные», «подвижные», «одухотворенные существа». То есть, возможно, речь идет и не о привычном нам понятии «духов», но о вполне конкретных человеческих существах, людях, заметно отличающихся по своему уровню знаний от китайцев того времени. Не случайно в Китае и Японии сложилось весьма своеобразное отношение к духам. Им можно не только молиться и поклоняться, но на них можно обидеться, даже наказать. Еще в начале нашего века в случае неудачного моления духу о дожде табличку с именем духа кидали на землю, долго и зло топтали ногами, порой мочились на нее (пусть духу будет особенно обидно и унизительно!), а затем ставили на прежнее место и продолжали уговоры. Фактически к духам относятся, как к людям, стоящим на более высокой ступени мудрости, но тем не менее в чем-то уязвимым и даже по-своему обидчивым. Эти люди могли мстить, но, как видно, не столь сильно, чтобы не было возможности сопротивляться их гневу. Сравним это с греческим понятием «гнева олимпийских богов» или привычным нам призывом «не гневить Бога», что предусматривает абсолютную невозможность человека противостоял» божественной силе. Китайские же духи — не столь могучие существа, с ними можно договориться, поругаться и практически всегда почерпнуть у них какие-то знания.

В истории развития человечества зияет непонятная пропасть между восемью и приблизительно четырьмя миллионами лет. Каким путем шла эволюция, какие ставила эксперименты над формами, нам остается только догадываться. Но факт остается фактом: приблизительно три с половиной миллиона лет назад уже существовал человек прямоходящий, именно его следы, а точнее, следы трех прямоходящих гоминид, отпечатались в вулканическом пепле на юге Африки.

Как ни странно, оценить уровень развития наших предков достаточно сложно и все критерии здесь достаточно относительны. Конечно, по находкам рубил и неклеусов мы можем судить не только об использовании, но и об изготовлении орудий, но эти наши суждения окажутся весьма относительными. Дело в том, что до сих пор большинство племен в Австралии и Африке, находящиеся на уровне первобытно-общинного строя, активно используют в своем быту остро отточенные кусочки бамбука в качестве ножа, костные останки других животных, а также разрисовывают свое тело сложными символическими татуировками, носят ритуальные украшения. Если даже первобытный человек использовал именно такие предметы и рисунки, то ничего из этого не сохранилось, поэтому мы даже не можем предположить, в каких одеждах ходили палеоантропы, да и носили ли ее вообще. Мы даже не знаем, какой длины был их волосяной покров, и можем лишь предполагать по аналогии с человекообразными обезьянами.

Еще меньше мы можем сказать о том, как работало сознание древнего человека, как он вообще воспринимал мир. Осмысливал? Познавал? А может, лишь рефлексировал, воспринимал его как данность? Именно так предписывают буддийские каноны, не без основания считая это реальным путем к просветлению, к «самоутрате» в мирских потоках. Кстати, это же и наиболее непротиворечивый путь существования человека и окружающего мира Будучи психологически неотличим от мира, человек становится и неуязвимым для него. А значит, ему и не нужно оружие. Эта мысль не нова, даосские трактаты конца I тыс. до н. э. излагают ее с большой убедительностью и изяществом.

Обратим внимание на одну весьма важную черту в физиологии человека: за последние сорок тысяч лет мы абсолютно не изменились. Мы обладаем тем же мозгом, теми же параметрами тела, в сущности — теми же психологическими реакциями, что первые кроманьонцы, что за одну «атаку» завоевали землю. Мы просто располагаем большей информацией, лучше умеем ее обрабатывать и, вероятно, делать из этого выводы, в сущности, увы, не всегда правильные.

Но мы не особенно отличаемся и от наших предшественников на земле — неандертальцев, хотя приходится признать, что скорее всего это был параллельный вид человека. Все популярные журналы и научные книги обошла информация об остроумном опыте, проделанном учены-ми — антропологами. На реконструированные изображения неандертальцев «надели» пиджаки, рубашки и галстуки, на некоторых — даже шляпы и показали нескольким прохожим. Никто не выразил удивления по поводу их «диковатого» вида, а некоторые даже сообщили, что не раз встречали таких людей, правда, не в самых престижных местах, например, по вечерам у пивного бара. А ведь им показали совсем иной вид людей! И мы их признали за «своих»!

Правда, это еще не значит, что они мыслили так же, как и мы. Прежде всего заметим, что понятие «неандерталец» или Homo sapiens neandertalis весьма растянуто, оно может включать в себя абсолютно разные типы людей, различающиеся между собой порой столь же явно, как различаются, например, современные люди по расовым признакам. Напомним, что к тому же существуют так называемые «ранние» и «поздние» неандертальцы — по сути весьма различные между собой. Все это говорит, что уже много десятков тысячелетий назад мир был заселен весьма богато и разнообразно, хотя не так плотно, как сейчас.

Если предположить, что у наших предшественников был совсем иной тип передачи информации, то это приведет совсем к иному типу цивилизации. По закону «взаимоотталкивания», если мы выбрали основным типом информационной коммуникации речь и так или иначе связанные с ней символы (буквы, иероглифы, петроглифы и т. д.), то предшествовавшие нам «мудрецы» могли не только общаться телепатически, но и иметь иные способы фиксации информации. Не отсюда ли странные рисунки, лежащие в основе «И цзина»?

Да и сам процесс постижения мира может быть совсем иным. В частности, если мы познаем его поэтапно, послойно, заранее признав, что нельзя познать «все и сразу», что связано с процессом обработки информации, то наши предшественники могли путем интуитивного проникновения непосредственно приобщаться ко всей мудрости сразу. В этом случае изменяется система обучения детей, уже нет необходимости в школах или других учебных заведениях, где словесным образом объясняют «мудрость жизни».

Такое непосредственное слияние со знанием можно встретить в доктринах многих религиозных систем. В частности, божественная мудрость, Благодать несопоставимо превосходят всякие «выученные» знания. В восточных духовных школах для этого применяется масса способов, например, различные типы медитации, дыхательно-медитативные упражнения, экстатические танцы, использование наркотических и опьяняющих средств и многое другое.

Но представим, что человек практически сразу приобщается ко всем знаниям, что в нашем понимании характеризуется как знание мистическое и иррациональное. Отпадает необходимость в письменности, возможно, даже в речи, ибо телепатический контакт вполне заменяет все это. Цивилизация развивается просто в другом направлении, и с нашей точки зрения никакого «окультуривания» не происходит, но «дикость» эта — чисто внешняя, не внутренняя! Обратим внимание, что во многих преданиях некие страшные человекообразные существа не говорят, а лишь издают звуки, при этом поступая вполне логично, а зачастую даже мудро.

Обычно мы априорно полагаем, что развитие сознания обязательно должно реализовываться в создании «материальных благ», считая, что человек прежде всего должен направлять свои силы на обеспечение элементарных условий жизни, улучшение питания, изготовление орудий труда и т. д. На самом деле мысль отнюдь не бесспорна. Разве блестящий мыслитель, философ не по профессии, но по призванию, чей мозг работает зачастую непостижимым для нас образом, пытается объективизировать свои размышления в изготовлении механизмов и орудий? Разве он вообще что-то обязан делать? В данном случае творчество не сопоставимо с понятием производительности труда. Работа духа производит много больше, но одновременно и много тоньше, неуловимее, нежели физическое действие. Проще говоря, духовное развитие и осознание мистического опыта внутри себя — кстати, черта, присущая лишь человеку, — могут никак не отпечататься для дальнейших исследователей. Или, скажем по-другому, отпечататься лишь в духовном импульсе, который в виде тайного знания передается и до сих пор. Если вдуматься, это «память» намного более надежная, чем черепки и останки костей, ибо она несет суть того этапа развития человечества Но то, что для протоцивилизации было естественным, каждодневным и нормальным, для нас превратилось в тайное и эзотерическое, доступное лишь в моменты высших откровений.

ИЗОБРЕЛИ ЛИ В КИТАЕ САМОЛЕТ?

Китайцам действительно дано было, вероятно, очень многое. Практически все технические достижения они совершили как бы походя, случайно и даже не заостряли свое внимание на них, вероятно, благодаря именно «заимствованному» характеру этого знания. В принципе Китай, высоко ценя свою культуру, никогда и не умел полноценно использовать всю неимоверную мощь мистического. Сами китайцы, будучи предельными прагматиками в мелочах, не обращали ни малейшего внимания на крупные достижения. Отчасти это можно понять — всякая мелочь приносит какую-то выгоду ее хозяину, а открытие компаса или, например, составление точнейших карт, знание генетической структуры человека лишь косвенно можно применить «с выгодой».

Постоянно закрадывается мысль о том, что Восток никогда, в сущности, до конца не осознавал, чем владеет или что ему досталось в наследство от предыдущей цивилизации. Практически все удивительные открытия предстают перед нами в виде мифов в столь закодированном виде, что преодолеть эти барьеры можно лишь с большим трудом. Вспомним хотя бы известные случаи с возможным описанием ДНК — РНК и точными картами Америки. За неимением достаточного места приходится упускать, в частности, рассказы о способах воскрешения из мертвых, беседах с людьми, которые находятся за тысячу километров, и многое другое.

Ряд достижений не может не восхищать своей грандиозностью (для своего времени, конечно) и своей одновременной невостребованностью. Так оказались до конца не реализованными компас, порох, сложная плавка металлов и некоторые другие явления. Но тем не менее современного человека этими вещами вряд ли поразишь. Нас порой удивляет не столько их суть, сколько то, что открыты они были значительно раньше, чем на Западе, фактически мы восхищаемся лишь удивительно ранним сроком их рождения. В частности, изготовление металлических лемехов, которые в прямом смысле выковывались в специальных кузницах со сложной системой мехов, более чем на тысячу лет обогнало Запад. Китайский календарь при всей его мифологичности (а по-другому китайское сознание и не может воспринять его!) был в десятки раз точнее всех известных календарей христианской Европы. Мы редко задумываемся над тем, что сам по себе факт раннего рождения таких вещей малообъясним в рамках тех категорий, в которых мы привыкли мыслить. Говоря проще, «социальные предпосылки» для создания сложнейших математических и биологических схем, которые мы встречаем в древних текстах, на рубеже II–I тыс. до н. э, конечно же, не возникли. И тем не менее все эти вещи оказались даны людям Центральной равнины, которые… не знали, что с ними делать. А поэтому просто по-китайски привычно четко фиксировали в том или ином виде. Целесообразность их была чисто мифологической — просто существовала убежденность, что «И цзин», великая даосская книга «Дао дэ цзин», особые способы сосредоточения сознания несут в себе высшую святость и мудрость. Следовательно, их необходимо сохранять, причем сохранять даже не для последующих поколений, а вообще — сохранять во времени.

Многие эти достижения порой не поворачивается язык назвать открытиями. В сущности, их никто никогда не «открывал», они просто были «даны», положенным образом зафиксированы и так дошли до нас. Ту мудрость, которая досталась жителям Китая, они умели тщательно, хотя и безотчетно, сберегать.

Наряду с этим встречаются вещи, которые удивляют не столько своим ранним рождением, сколько вообще существованием. Хорошо известно, что практически во всех легендах есть упоминания о необыкновенных полетах по небу. Летать могут как люди, так и духи, как самостоятельно, так и при помощи каких-то аппаратов (ковер-самолет, ступа Бабы-Яги). И хотя подспудно закрадывается мысль, что речь на самом деле идет не о ковре-самолете, но о сложном подобии летающей тарелки, вряд ли найдется смельчак (скорее — безумец) с изрядной долей уверенности идентифицирующий этот сказочный предмет с конкретной формой аппарата. Впрочем, такие предположения можно встретить почти повсеместно в популярной литературе, но это скорее от недостатка материала для разговора, нежели от серьезных доказательств и убежденности.

Естественно, есть такие упоминания и в Китае, причем не только в мифах — божества, летающие по небу, кажутся нам явлением вполне привычным, — но в мистической литературе, которая обычно относится к даосской традиции. Мы уже не раз упоминали о даосах, хотя повода более подробно поговорить о них у нас не было.

Целостного даосского учения никогда не существовало, даосизм начал складываться в IV–III вв. на стыке шаманизма, веры в духов и бессмертных небожителей (сянь), гадателей, кстати активно использовавших «И цзин», врачевателей, магов и других «людей необычайных». Через несколько веков в даосизме начал разрабатываться свой культ, сложная система ритуалов, а главное — многочисленные методы достижения бессмертия или по крайней мере долголетия. Для этого использовались особые «пилюли бессмертия». «Внешние» пилюли получали от сплавления целого ряда ингредиентов, например, серебра, ртути, золота, мышьяка, серы, тяжелых металлов, минералов, органических веществ, например, помета курицы и крови свиньи. Порой на изготовление этого «чудесного средства» уходило свыше десятка лет, а точная рецептура и этапы приготовления держались в строжайшем секрете. Затем пилюля принималась совсем небольшими порциями, и человек «становился бессмертным».

«Внутренняя» пилюля как бы сплавлялась внутри организма в особом нижнем «киноварном поле» (даньтянь), расположенном чуть ниже пупка, а всего таких полей было от трех до девяти. В данном случае основными ингредиентами пилюли была небесная энергетическая субстанция «ци» (переводится как «воздух», «пневма», «пар»), получаемая в процессе дыхания или питания, и чисто человеческая субстанция «цзин» — «семя». Ци и цзин «сплавлялись», далее эта смесь возгонялась по каналам внутри тела, омывала их и в конце концов после десятка лет сложных медитативных, дыхательных упражнений, помноженных на сложную диетологию, сексуальную практику, получалась «внутренняя пилюля бессмертия».

Но что, в сущности, представляла собой «внешняя» пилюля бессмертия? Если вдуматься в список ее составляющих, то в итоге мы получаем достаточно сильный яд (мышьяк, ртуть, сурьма!). Да, действительно, многие даосы умирали, что считалось избавлением от бренного тела и освобождением семи душ, что живут в человеке, а сами даосы это называли «избавлением от трупа» Правда, существовал и другой эффект — практически все типы пилюль, которых насчитывалось свыше трехсот, представляли собой сильнейшие галлюциногены и наркотические вещества, подобно напитку соме. Даосские описания того, как «мир трансформируется перед ними», дает достаточно ясное представление об их состоянии. Они взирали на «киноварно-красное небо», на «зеленые воды реки», звук падающей капли становился громче раската грома в летнюю ночь, предметы расплывались и реяли очертаниями, к даосам приходили духи и подолгу беседовали с ними. Сохранились весьма характерные описания того, что «тот, кто хоть несколько раз ощутит вкус волшебной пилюли, уже никогда не откажется от нее».

И вот в таком состоянии даосы вступали в общение с духами, которые и сообщали им величайшие знания, в том числе и о способах передвижения по небу.

Но не напоминает ли нам все это о полетах на ковре-самолете? Как ни странно, речь, вероятно, идет о вполне конкретном и реальном механизме. Здесь надо отдать должное практицизму китайцев — в ряде вещей они весьма конкретны и немногословны. В одном из классических даосских сочинений магов мы встречаем четкое описание не только какого-то летательного средства, но и его конструкции. В трактате «Мудрец, объемлющий простоту» («Баопу цзы»), принадлежащем магу 111 в. Гэ Хуну, мы читаем: «А то еще использовали сердцевину финикового дерева для изготовления летающей колесницы. При помощи меча, обтянутого выделанной бычьей кожей, этот механизм пускался в ход».

Летающая колесница — кажется, вполне ясное указание на прообраз самолета. Правда, вторая часть фразы не совсем ясна, но первая окрылила многих сторонников «тайного» знания, которое было известно то ли китайцам, то ли еще их предшественникам.

Начнем с простого. Почему речь идет именно о финиковом дереве? Финики считались священными плодами в даосизме, в частности, людям, которые решили стать бессмертными, советовали постепенно отказываться от приема пищи, в процессе этого питаясь финиками. В конце концов надо было перейти на питание собственной слюной, которая считалась одним из проявлений волшебных соков организма.

Финиковое дерево отличается своей твердостью, плотностью и большим весом, однако из-за своей сучковатости не подходит для изготовления длинных досок, подобно, например, сосне или дубу. Из финика делали обычно короткие предметы, требующие особой твердости, например, деревянные молотки, рукояти для мечей, песты, толокушки и небольшие ступы.

Но о какой «колеснице» идет речь в тексте? Гэ Хун использует слово «чэ», что действительно в современном языке обозначает «повозка», «телега», «колесница». В современном китайском языке выражение «огненная колесница» (хо чэ) обозначает нечто иное, как поезд, «паровая колесница» (ци чэ) — обычный автомобиль, таким образом, по логике вещей «летающая колесница» может быть сопоставима с самолетом. Во всяком случае, здесь четко соблюдается закономерность обозначения движущихся объектов для китайского сознания.

Указывается и высота, на которую поднималась «летающая колесница», — выше 40 тыс. ли, то есть около 20 тыс. км. А это уже — высота стратосферного полета, причем указанная достаточно точно. Случайность или знание о стратосфере?

Естественно, что в летательный аппарат, поднимающийся еще в III в. на высоту стратосферы, поверить нелегко. Эго противоречит… трудно сказать чему конкретно, но здравому смыслу — уж точно. Но и от неоднократных упоминаний «самолетов» в китайских источниках вместе с их описанием уклониться нелегко, а следовательно, мнения ученых по поводу реконструкции странного аппарата серьезно разошлись.

Китайцы издавна научились составлять отменные карты — описания. Это означало, что карта не рисовалась, а «записывалась», подобно тому, как это сделано в «Шаньхай цзине». Создается такое впечатление, что многие вещи записывались как бы по результатам аэрофотосъемки, с «высоты птичьего полета». Естественно, это позволило предположить, что для таких вещей использовалась именно «летающая колесница».

Но за счет чего она летала? Что за странное приспособление в виде обтянутого кожей меча, которое пускало в ход весь механизм.

В тексте речь идет именно о мече (цзянь) — одном из древнейших китайских оружий. Цзянь — прямой, обоюдоострый меч. Его рукоять действительно чаще всего обтягивалась бычьей шкурой, чтобы не скользила рука и не натиралась ладонь. Кстати, эта конструкция рукояти сохранилась и до сих пор. Однако меч, целиком затянутый кожей (в тексте дословно говорится «обернутый»), кажется, нигде не встречается. Скорее всего речь идет о некоем прямом стержне, штыре, выполненном в виде меча, то есть с небольшим заострением на одном конце и упорной шайбой на другом, что напоминало щиток для руки на мече.

В Китае до сих пор шесты, короткие дубинки плотно обтягивают кожей, чтобы они не ломались при нагрузках. Я сам не раз был свидетелем того, как это делается в деревнях. Выделанную кожу размачивают, а затем оборачивают в нее шест, скрепляя концы кожи суровыми нитками, иногда — из бычьих жил. После этого пазку кладут на солнце, кожа усыхает, натягивается и разглаживается, как бы врастая в шест. Такой палкой можно изо всех сил бить даже по камням, не рискуя ее сломать.

Итак, меч, обтянутый кожей, может вполне оказаться каким-то стержнем, предназначенным выдерживать большие нагрузки.

Чисто материалистический взгляд на исторический процесс не позволил китайским ученым согласиться с возможностью существования «летающих колесниц» в древности. Но упоминание о них существует — а значит, его надо объяснять. И здесь важнейшим доказательством против существования «первобытного самолета» стала иероглифическая казуистика. Хорошо известно, что китайский иероглиф может иметь порой до десятка значений, и понять его смысл можно лишь контекстуально. А зачастую мельчайший оттенок в переводе всего лишь одного иероглифа может значительно повлиять на смысл всего текста. Так произошло и с данным загадочным пассажем.

В древности, в частности, в начале нашего тысячелетия иероглиф «чэ», который мы здесь переводили как «колесница», в редких случаях мог употребляться как синоним «колеса» или просто «круга». Именно так, в частности, он объясняется в самом авторитетном словаре древности «Шовэнь»: «Чэ» — это обобщающее название для колеса». Там же подчеркивается, что речь идет именно о колесе со спицами, а не о каком-то круге или ободе.

Так может быть, речь идет не о «летающей колеснице», а о «летающем колесе»? Пускай даже так, что это нам дает?

Китайцы однозначно приписывают себе заслугу изобретения колеса. Археологические данные действительно подтверждают их приоритет — колесо раньше всего появилось именно на Центральной китайской равнине. С той поры его конструкция не сильно изменилась, все древние источники говорят о трех компонентах колеса: втулка, спицы и обод.

В хозяйственной жизни колесо уже с I–II вв. стало широко использоваться в Китае в основном как «водяной двигатель». Спицы превратились в широкие лопасти, само колесо, таким образом, — в крыльчатку. На силе воды и соответственно на основе водяных колес работали мельницы, ткацкие станки и многие другие полезные механизмы.

Если речь действительно идет о колесе, то попробуем понять, что за странный «механизм, подобный мечу», упоминает Гэ Хун. Вероятно, как уже говорилось, это некий оселок, похожий на традиционный прямой меч, на который насаживаюсь колесо и раскручивалось. Таким образом, речь идет о традиционной китайской лебедке или водоподъемном колесе, и вместо поражающего наше сознание древнего самолета мы получаем мирное хозяйственное приспособление Правда, сама по себе такая конструкция не только оригинальна, но и, вероятно, может претендовать на пальму первенства в древних цивилизациях. И все же это не так волнует наше сознание, как «летающая колесница».

По реконструкции ряда китайских ученых, на колесе существовали запорные зубья таким образом, чтобы оно могло вращаться лишь в одну сторону.

В общем, приходится согласиться, что рациональная «колесная» версия близка к реальности, но она не объясняет многих вещей. Например, «стратосферных» полетов, точных описаний земли с высоты птичьего полета и многого другого.

Но, пожалуй, самого главного, что и дало толчок к многочисленным теоретическим спекуляциям, эта теория не может объяснить. Почему же это «колесо» или «колесница» (как увидим в дальнейшем принципиальной разницы здесь нет) — летающие? К тому же это описание помещено не в какой-нибудь династийной истории или отчете старательного чиновника, что приехал проверять ход сельскохозяйственных работ и орошения полей, а в мистическом даосском трактате, имеющем больше отношения к «вещам необычайным и редким», нежели к мирской обыденности. Хотя водные и ветряные колеса и появились в Китае достаточно рано, все же признаем, что диковинкой, достойной эзотерических трактатов, они не являлись.

Давайте прочтем еще раз уже известную нам фразу, учитывая все, что говорилось раньше, в том числе и мнение рационалистов-скептиков:

«А то еще использовали финиковое дерево для изготовления летающего колеса. При помощи прямого оселка, обтянутого выделанной бычьей кожей, весь механизм пускался в ход». Мы согласились, что «колесница» — это «колесо», хотя чаще всего стоящий здесь иероглиф осмыслялся все же как «телега» или «повозка». Мы готовы признать, что колесо содержало внутри себя лопасти, хотя из текста этого непосредственно не видно и установлено косвенным путем. Действительно, скорее всего речь идет не о «мече», а о не ком его подобии в виде прямого штыря.

И все же нигде нет ни малейшего намека на то, что это именно хозяйственное приспособление. Зато оно по-прежнему может «летать» — перед нами явное описание вертолета! Представьте себе, как человек, живущий два тысячелетия назад, передаст вам принцип полета вертолета? На что он прежде всего обратит внимание? Конечно же, на «летающее колесо» — пропеллер, насаженный на длинный штырь, который в сознании древнего китайца сопоставляется со знакомым ему прямым мечом.

Признаемся, что у нас не хватит смелости до конца отстаивать эту версию «древнего вертолета», но она все же ближе к тексту, нежели «водная мельница», и яснее описывает принцип полета, нежели сказка о ковре-самолете.

Обратим внимание на такую подробность — чисто теоретически дойти до принципа полета вертолета значительно легче, чем самолета. Этот принцип становится очевиден, например, в тот момент, когда колесо, раскрутившись, слетает с оселка и поднимается вверх. А вот дойти до мысли о подъемной силе, которая держит в воздухе крылатую машину, значительно сложнее. Конечно, понять принцип вертолетного «колеса» еще не значит построить работающий механизм, но учитывая те чудеса, которые проявлялись в китайской цивилизации, многое становится допустимым. Напомним, что когда великий Леонардо да Винчи много веков спустя размышлял о летательной машине, он рисовал ее именно в виде вертолета, а не самолета. Человеческая мысль движется одними дорогами хотя бы в силу одинакового строения мозга, правда, кто-то мог пройти по этому пути за тысячелетия до тебя. Пройти и не оставить следа… Для китайской цивилизации это весьма характерно.

ОХОТА НА СОЛНЦЕ

Первопредки, что подарили людям знания, судя по преданиям, немало сделали для того, чтобы облегчить их жизнь в суровом мире. В частности, они каким-то образ-ом «отрегулировали солнцеворот». Эго оказалось отражено в легендах о том, что когда-то на земле «в период, когда наши предки учились у мудрецов», в небе пылало несколько солнц и совершенномудрые боги или духи посоветовали людям, как избавиться от них.

В Китае рассказывали, что во времена легендарного императора Яо, принадлежавшего к великим правителям древности, на небе было десять солнц, светивших одновременно. Вес растения погибали от неимоверной жары, и вскоре людям стало нечего есть. Но мудрец Яо приказал ловкому охотнику и стрелку из лука (в китайских легендах он фигурирует под именем И) поправить положение. Охотник И отправился на восток, долго странствовал и, наконец, достиг того места, где «рождалось солнце». Своими стрелами он сбил девять из десяти солнц, и на земле установилось привычное нам расписание дня и ночи. Другие же солнца упали в некую «Великую светящуюся лощину». Народ был весьма благодарен Яо за это и избрал его своим правителем.

Заметим, что некоторые исследователи отождествляют «Великую светящуюся лощину», которая описана в уже известном нам «Шаньхай цзине», ни с чем иным, как с Великим Каньоном в Калифорнии, указывая на большое количество оплавленных тектитов, что находят там.

Не случайно подобные легенды мы встречаем и у индейцев. Инки рассказывали о пяти солнцах, которые, как-то появившись на небе, разогнали множество злых духов, тревоживших жителей данной местности.

Практически все легенды о борьбе с многочисленными солнцами имеют своим центром Китай, хотя встречаются и на Суматре, где рассказывали о семи солнцах. Тем не менее похоже, что все это — отголоски китайских преданий.

По тайваньским легендам первоначально на небе было два солнца: из-за этого никто не мог спать по ночам и даже вступать в половые сношения. Наконец мужчина и женщина отправились на край земли, чтобы поразить одно солнце. Сначала они стреляли из луков, но стрелы не долетали. Наконец, через несколько дней мужчина поразил солнце стрелой и из него брызнула очень горячая кровь (отголосок какой-то небесной катастрофы?).

По другим легендам на Тайване жить с двумя солнцами было так тяжело, что шкуры, в которых ходили люди, уже не могли защитить от сильнейших ожогов.

По индийским легендам, ситуация в мире была еще хуже. Народ синто на северо-восточной границе Индии рассказывает, что когда-то на небе было девять солнц. Они палили так сильно, что люди и животные обрели разные оттенки кожи. Семь солнц подстрелил мужественный герой Малхумматга. Он, правда, попытался сшибить и луну с последним солнцем, но в этот момент они были над Гималаями. Народ каманмиишми, живущий на северо-востоке Индии, рассказывает о том, что в незапамятные времена было четыре солнца, из-за этого ничего не могло произрастать на земле. Народ послал восемь смелых мужчин и с ними двух собак, чтобы уничтожить три солнца. После долгого путешествия на небо (в легендах это синонимично с краем земли) они наконец одолели три солнца.

Народность лоло на юго-западе Китая говорит о семи солнцах и шести лунах, но трактует события несколько по-другому. В многосолнечные времена погода была теплая и все жили прекрасно. Но вот однажды появился на свет герой Шигар, который как-то весной, оставив своих двух жен, вооружился мечом и отправился смотреть, все ли люди, птицы, звери живут в мире.

Однажды он узнал, что некий питон с Западной горы обижает местное население и никто не может его одолеть. Он использует свет шести лун для того, чтобы сделать свое туловище толстым, а сияние солнц — чтобы сделать его чудовищно сильным. Сам он не добывал пиши, но требовал, чтобы каждый день ему приносили по одной птице. Наш герой поступил просто — взошел на гору и начал стрелять по солнцам. Он расстрелял все, и лишь последнее взмолилось: «Не убивай меня. Если меня не будет, кто будет дарить миру тепло?»

По разным легендам луна является либо подстреленный и из-за этого потухшим солнцем, либо малым солнцем, оставшимся после охоты, либо существовала изначально.

Примечательная подробность — практически во всех легендах перед охотой за солнцем люди сажают апельсиновое дерево. Аяала на Тайване рассказывали, что охотники за солнцем брали с собой в дорогу апельсины. Когда они доходили до места, то сажали просо и апельсины, лишь после этого шли сражаться. По другой версии среди сайсьятов на Тайване перед боем сажали апельсины и бамбук, только апельсины (ивахо, бунун). Самос поразительное то, что по тексту легенд эти поступки никак не связаны с дальнейшими событиями.

Странные легенды рассказывают о том, как солнце надолго скрылось во тьму. Может быть, это просто затмение? Мифологическая гиперболизация вполне обыденного факта? Интересно и другое — практически все народы Восточной Азии рассказывают одни и те же легенды о пропавшем солнце. В Сиккиме (Индия) исчезновение солнца трактуется следующим образом. Жили когда-то два брата, которые всегда хранили в мире свет и тепло (символы солнца и луны). Но однажды огромная жаба проглотила старшего брата вместе со стрелкой лука. Младший брат покрыл себя черным одеянием, мир стал мрачен и многие погибли. Наконец летучая мышь громко заверещала. Солнце раскрылось, улыбнулось, и снова появился свет.

В Японии как-то богиня солнца Ама-терасу, обидевшись на своего брата, спряталась в пещеру. Солнце ушло из мира, стало холодно и темно. Но боги громким шумом сумели выманить обидчивую Ама-терасу из ее скита.

Может быть, это только азиатские легенды? Но вот свидетельства из других регионов земного шара. Шасты, что проживали на территории Калифорнии, рассказывают, что солнце первоначально имело восемь братьев, которые могли спалить всю землю, но койот проглотил их и спас людей. Луна тоже имела восемь братьев, которые, наоборот, морозили людей, и те по ночам умирали от холода. Но койот, пришедший с западной окраины мира с острым ножом из камня, разбивал камни, чтобы не замерзнуть, потом прыгнул на девять лун и проглотил их все.

Можно, конечно, предположить, что речь идет о паническом страхе перед исчезновением солнца и как следствие — гибелью всех людей. Но можно предположить и другое — эти мифы (подробнее всего они разработаны в Китае) говорят о каких-то реальных событиях, длившихся несколько больше, чем простое затмение.

Эта легенда в разных вариантах упорно повторяется у многих народов мира, а это значит, что вполне вероятно, она соответствует каким-то реальным событиям, произошедшим в древности. Речь могла идти о глобальной катастрофе, взрыве планеты Фаэтон и разлете ее спутников-астероидов, изменении оси вращения Земли, ядерном взрыве (вспомним параллельные места из индийской Махабхараты) и т. д. Но все это в основном недоказанные предположения, недостойные даже того, чтобы стать рабочими гипотезами. В сущности, используя метод логического познания и научного анализа, мы вряд ли когда-нибудь узнаем, что же произошло на самом деле. Но что-то действительно произошло с «девятью солнцами», в результате чего осталось лишь одно наше светило. Реликтовая память человечества хранит эту информацию в иском «зашифрованном» варианте в виде легенд и преданий. К тому же столь глобальное явление, как превращение «девяти солнц» в одно, древний человек не мог адекватно воспринять (кстати, не способны это сделать и мы) и, естественно, выразил свое потрясение в единственно доступной ему форме мифа.

Примечательно же то, что это предание попадает в собрание «Шанхай цзина» наряду со многими географическими и зоологическими описаниями, дополняя тем самым древнейшую «энциклопедию мироздания», которая, как нам видится, оказывается одной из наиболее полных и подробных.

Но согласившись с этим, нам придется признать «недопустимо высокий» уровень развития китайской цивилизации, по крайней мере, уже во II тыс. до н. э. Чтобы составить описания других материков, карты звездного неба, глобальных катастроф, надо, по крайней мере, уметь путешествовать (подчеркну; именно путешествовать, а не кочевать), используя астрономические приборы, наблюдать за небесным сводом и, в конце концов, достаточно адекватно отражать происходящее. О таких малообъяснимых вещах, с которыми все же приходится считаться, как карты морского дна и обратной стороны Луны, и говорить не приходится. Эго предполагает типологически иную цивилизацию.

А таковой китайская цивилизация ни в III, ни во II, ни даже в I тыс. до н. э. не являлась. И это мы можем сказать еще более точно, чем то, что, например, «Шаньхай цзин» описывает земли, весьма далекие от территории Китая, а «И цзин» соотносится со сложнейшими математико-пространственными представлениями. Неувязка явная, но археологические находки явно свидетельствуют о достаточно долгом и поэтапном становлении китайской материальной культуры, начиная с примитивных орудий труда и горшков II тыс. до н. э. Трудно совместить в сознании эти по-детски простые горшки и величайшие знания о генетической структуре человека, математических и нумерологических рядах, географических открытиях.

Остается предположить только одно: все это сделали не китайцы. Точнее, не та китайская цивилизация, которая сегодня населяет территорию от берегов китайских морей до гор Тибета.

Параллельная цивилизация, связывающая воедино Дальний Восток и Америку? Более ранняя культура, от которой до нас дошли лишь отголоски в виде легенд и зашифрованных кодов в книгах, которыми мы не умеем пользоваться? Древнейший и необычный народ, ушедший с исторической арены, но на знаниях которого родилась китайская цивилизация, используя незаметно для себя «заимствованную мудрость»?

Становление всякой цивилизации — процесс не только неоднозначный, но и неоднонаправленный. Регресс в глобальных масштабах столь же возможен, что и прогресс, к тому же никто не может с уверенностью сказать, вперед или назад движется человечество, например, развивая технократическую цивилизацию и используя все активнее искусственный интеллект. Возможны и ловушки для сознания, обуянного гордыней собственного величия. Кажется, что и в отношении восточной цивилизации все обстояло намного сложнее и неожиданнее самых наших дерзких предположений.

РОЖДЕННЫЕ ВО ГРЕХЕ

Самая величайшая загадка в мире — это, пожалуй, загадка самой жизни и, как следствие, возникновения человека. Естественно, что эта тайна влекла не только современных биологов и антропологов, но и наших далеких предков. Нам зачастую кажется, что мы в общем-то неплохо знаем, как наши предки представляли себе возникновение человека — достаточно, например, вспомнить библейский сюжет об Адаме и Еве и их нарушении завета Бога.

Но есть в легендарном представлении о возникновении человечества нечто довольно странное, на что следует обратить внимание. Напомню, что когда мы говорили о потопе, который привел к обновлению человечества, а возможно, и смене цивилизаций и самого вида человека, мы упомянули об одной необычной детали — новые люди рождаются от союза брата и сестры. Но — вот парадокс — эта деталь не столь необычна, как кажется на первый взгляд, ведь она со странным постоянством повторяется практически во всех восточных да и не восточных легендах.

Итак, посмотрим, как, следуя китайским легендам, появились первые люди на Земле. Самая распространенная версия вновь упоминает о мудреце Фуси, который, как видно, не только подарил людям культуру, письменность, земледелие и многое другое, но еще и породил весь человеческий род. Супругой Фуси стала его родная сестра Нюйва, с которой они жили вместе на высочайшей вершине Куньлунь. Как-то они решили породить род человеческий, но не могли решиться вступить в связь между собой. Тогда брат и сестра решили узнать волю Неба на такой поступок, пустили с горы два каменных жернова, которые покатились вниз. У подножия горы один жернов накрыл другой, и они посчитали это за благоприятный знак. В другой раз они пустили двух птиц, и самец догнал самочку в полете. Итак, дело было решено, фактически Небо само повелевало им породить людей, что и было сделано.

Кто же такая Нюйва, о которой мы упоминали как о змееподобном существе, сравнивая некоторые ее мифологические черты с ацтекским богом Кецалькоатлем? Нюйва, обладая чисто сказочными способностями, могла за один день преобразить более семидесяти вещей. Она умела выплавлять и сплавлять веши между собой. Одна из забавных историй рассказывает, что однажды духи поссорились между собой и началась грандиозная битва. В результате их неосторожных действий сломалась одна из подпорок, что удерживала землю, и Нюйва сумела чудесным образом сплавить камни между собой, восстановив гармонию в мире. Но все же, вероятно, что-то помешало ей довести до конца, высота подпорки оказалась ниже, чем была раньше, и с тех пор Земля немного наклонена на юго-восток, куда и текут все реки Китая.

Она же считается и изобретателем такого важного человеческого органа, как рот, Нюйва слагала ритуальную музыку, которая высоко ценилась в Китае как воплощение упорядоченности звуков, а следовательно, и предела гармонии в мире. В процессе своей упорядочивающейся миссии Нюйва даже создала излюбленный музыкальный инструмент Дальнего Востока — флейту.

Но вот странная, если не сказать поразительная, параллель, в которой мы без труда опознаем знакомый библейский сюжет. На самом деле в легендах о Фуси и Нюйве мы встречаем две параллельные версии того, откуда пошел род человеческий. По одной, уже известной нам, люди родились от союза брата и сестры — Нюйвы и Фуси. А вот другая версия говорит, что Нюйва изготовила человека из глины или праха, а затем обожгла этот прах в печи. Правда, и здесь она, равно как и в истории с земельной подпоркой, не сразу проявила свое мастерство. Некоторых людей она вытащила из печи чуть раньше, и они «не допеклись» — так возникла белая раса, а говоря научным языком — европеоиды. Другие же «пережарились» — ими, как несложно догадаться, стали темнокожие негроиды.

Итак, две параллельные версии возникновения человечества — от инцестуальной связи брата и сестры и от изготовления человека из праха или из глины. Параллель с библейской традицией напрашивается сама собой, она столь явно заявляет о себе, что мы пока поостережемся доводить наши рассуждения до логического конца и обсудим еще одну проблему.

Постараемся рассуждать не с точки зрения нравственности, но с позиций истории и этнологии. Те ранние люди, которые пытались осмыслить возникновение рода человеческого, свой исток, тайну рождения нас самих, никак не могли обойти родственную связь первопредков — мужчины и женщины. В разных легендах она разная: то это брат с сестрой, то мать с сыном, значительно реже — отец с дочерью, но в любом случае это близкие родственники первого поколения. Обычно именно они спасаются после какой-нибудь глобальной катастрофы, чаще после потопа, и вступают в связь. Но неужели нельзя было «оставить в живых» людей, не состоявших друг с другом в родственных связях? И даже вне глобальных катастроф, например, как в случае с Фуси и Нюйвой, инцест все равно происходит.

Но возможно ли уйти вообще от мотива инцеста? Чисто теоретически это сделать несложно, скажем, обыграл» тему того, что мужчина был рожден от Неба, женщина — от Земли и т. д. Но этого сделано не было, а значит, инцест был почему-то нужен человеческому сознанию. Может быть, нужен был грех, за который затем следует нести наказание и, как следствие, совершенствоваться? Но китайская традиция, в отличие от библейской, не знает столь глубокого понятия греха, а значит, это объяснение здесь не подходит.

Вот интересная и весьма характерная легенда с Тайваня, распространенная у народности Пазен: «В древние времена наши первые предки спустились с неба. Они жили на центральной равнине Тайваня и процветали. Задолго после этого случился великий потоп, который затопил весь мир, уничтожил всех людей и животных, кроме сестры Сабонкаши и брата Ванакуши. Эти двое спаслись от потопа и приплыли на вершину горы Тсупотерартс. После шести дней вода сошла, и они спустились с горы на холмы, которые назвали Паладин. Позже они перешли на равнину и построили на ней новую деревню. Сестра и брат поженились друг на друге и стали жить как муж и жена. У них родились два сына. Они разрубили сыновей на куски, а затем дохнули на них, и они превратились в красивых молодых людей. Эти люди расселились по многим местам и стали предками Пазен».

Мотив инцеста здесь дан неприкрыто и явно, хотя смущает одна подробность: зачем было необходимо сначала рожать детей, убивать их (обратим внимание — именно «разрубать на куски»), а затем вновь вдыхать в них жизнь? Ясно лишь то, что сам мотив дуновения, встречающийся и в Библии, есть передача некоего высшего богоподобия в земное и тварное существо.

Практически все подробности в этих восточных легендах имеют свой внутренний смысл. Прежде всего обратимся к потопу. Речь явно идет не о «вселенском потопе», а о каком-то другом бедствии. Смысл этого потопа в том, чтобы поставить людей — близких родственников в безвыходное положение и вместе с этим явным образом указать на «смену человечества». Таким образом, инцест в восточных легендах превращается в исполнение вселенской миссии — возрождение рода человеческого. Тем самым грех инцеста как бы снимается, переводится в иную плоскость.

В такой же безвыходной ситуации находятся Фуси и Нюйва, обратим внимание — они долго не решаются на вступление в связь, но многочисленные знамения явно показывают, что по-иному они поступать не должны. Фактически они подчиняются «юле Неба». Естественно, библейская ситуация выглядит по-иному — Адам и Ева были искушаемы и искушения этого не выдержали, нарушив завет Оша своего. В этом — глобальная разница между китайским и библейским мифами. Но разница эта заключена в чисто религиозном осмыслении, в то время как в повествовании, в своем «инструментарии» эти рассказы весьма похожи.

Но это все же не объясняет примечательного факта, на который мы указали выше, — зачем надо сначала убивать собственных же детей, разрубать их, а затем создавать новых? Ведь сама логика ситуации подсказывает, что с рождением первых детей человечество после несчастья (потопа, землетрясения, безысходного одиночества на Земле) начинает возрождаться. Поступок не столько жестокий (в мифах моральные понятия вообще не существуют), сколько бессмысленный.

Но вот в мифах, что распространены на юге Китая, мы встречаем небольшую разницу в трактовке убийства собственных детей. Не будем пересказывать всю легенду подробно, она, в сущности, повторяет все предыдущие легенды о рождении людей. Лишь остановимся на ряде примечательных моментов. Итак, однажды после великого потопа мать и сын попали на остров и обнаружили, что остались одни-одинешеньки на Земле. Через некоторое время женщина поняла, что они обязаны возродить род человеческий. Сын сначала отказывался, но наконец понял, какая миссия возложена на них судьбой. Через положенное время на свет от женщины родилось… несколько кусочков дерева. Деревяшки сожгли, пепел (прах! — вновь знакомый мотив) рассыпали по земле, и вскоре появилось несколько деревьев, на которых вместо плодов росли люди, мужчины и женщины. Затем они начали вступать в браки и стали расселяться по всей Земле.

Вот и ответ на вопрос об уничтожении собственных же детей в первой легенде! Читатель, конечно же, обратил внимание, что во втором случае он заменен на сожжение бездушных деревяшек, но это явная замена — из женщины деревяшки не рождаются, а значит, происходит так называемое мифологическое замещение.

В китайских легендах сюжет об уничтожении своих детей был замещен на разрубание деревяшек. Попутно напомним, что мать именно «разрубила» своих чад, что вообще сблизило обе легенды. Но что даст нам это в результате?

Сюжет об уничтожении своих детей (деревяшек) стоит здесь с одной целью — снять акт инцеста. Рождение людей происходит не прямо от соития матери-сына, брата-сестры, а косвенно: прямое потомство уничтожается, а люди затем рождаются как бы опосредованно. Переложение этого мотива «снятия инцеста» встречается достаточно часто, но мы не опознаем его. В библейской легенде, например, эту роль выполняет сюжет об убийстве Авеля Каином, одного брата другим.

В качестве проявления этого «опосредованного рождения» выступает сюжет о прахе, глине или пепле, из которых, собственно, и появляется первый человек, хотя его родители существовали и до этого. Такое кажущееся противоречие никого не смущает, поскольку речь идет не о формальной логике, но о мифологическом восприятии какого-то события. Какого — скажем позже.

Еще раз повторим — все легенды так или иначе обыгрывают один и тот же факт: вступление в половую связь родственников первого поколения, рождение от этого людей и попытки устранить воспоминания об этом инцесте. Ведь и по китайским, и по американским, и по библейским легендам все мы рождены от кровосмешения, от инцеста, который строго осуждался практически повсеместно, а в средневековой Европе по этому обвинению можно было отправится и на костер инквизиции!

Теперь вернемся к библейским параллелям. «И создал Господь Бог человека из праха земного, и вдунул в лице его дыхание жизни, и стал человек душою живою» (Быт.7). Заметим, что в данном стихе «человек» обозначается словом «адам», а «прах» — «адама». В связи с этим известный ученый и фантаст А. Азимов, в частности, высказал мысль, что поскольку слова по звучанию совпадают, то между ними должна обнаружиться некая символическая связь. То есть сотворение человека именно из праха, возможно, обязано созвучию «адам» и «адама».

Но оба этих мотива — создание человека из праха и «вдувание дыхания жизни» уже нам встречались. Первый мотив — в легенде о Нюйве, второй — в легенде народности пазен. Естественно, для краткости здесь приведены лишь два мотива, на самом деле их гораздо больше. В любом случае понятие праха имеет более сложный исток, нежели простое созвучие слов.

Рассказы о первом человеке, что создан из глины, можно встретить в египетских, вавилонских, греческих мифах. Их общность с библейской легендой в общем можно объяснить, с одной стороны, тесными связями египетской культуры с ранней иудейской, с другой стороны, влиянием библейской традиции на греческую мифологию. Но если мы задумаемся над тем гигантским расстоянием, которое отделяет Переднюю Азию, Египет от Китая, то совпадение не только легенд, но и ряда их подробностей покажется просто поразительным. И это — далеко не единственные совпадения.

А может быть, вообще не совпадения?

Постараемся посмотреть на проблему Адама и Евы не как богословы, но как уважающие религиозную традицию историки. Зададим на первый взгляд нелепый вопрос: кем приходилась Ева Адаму? Первый ответ разумеется сам собой: она была его женой, а точнее, исполняла функции и обязанности жены. Правда, сделаем небольшое уточнение — мужем и женой они становятся после грехопадения.

Но они еще являлись и детьми, рожденными от Отца Единого — от Бога, а это значит они были братом и сестрой. Но при этом в какой-то мере и Адам породил Еву, что вышла из его ребра.

Значит, Адам был отцом Евы. Итак, в силу исторических обстоятельств, по сути, безвыходности положения, Адам и Ева были связаны тройственными узами: муж — жена, брат — сестра, отец — дочь. В любом случае инцест произошел как бы дважды, нарушив братско-сестринские и родительские запреты на вступление в связь.

Примечательно, что сам первородный грех проявляется именно в инцесте, хотя его религиозное осмысление, конечно же. не сводится к этому и лежит в мотиве отрыва от Бога.

Исследователи неоднократно обращали внимание, что в Книге Бытия встречаются, по сути, две легенды возникновения первых людей. Добавим от себя, что они практически в точности повторяют миф о Фуси и Нюйве. Первая версия говорит: «И сотворил Бог человека по образу Своему, по образу Божию сотворил его; мужчину и женщину сотворил их. И благословил их Бог, и сказал им Бог: плодитесь и размножайтесь» (Быт. 1:27). Здесь существует явное указание на одновременное создание и мужчины и женщины, что соответствует древнему «Жреческому кодексу». Более сложную картину рисует другой пассаж из той же «Книги Бытия»: «И навел Господь Бог на человека крепкий сон; и когда он уснул, взял одно из ребер его, и закрыл то место плотию. И создал Господь Бог из ребра, взятого у человека, жену, и привел ее к человеку» (Быт.2:21–22). Итак, сначала человек, т. е. мужчина, был один, затем из него же сделали женщину для определенной цели: «сотворим ему помощника, соответственно ему».

Предания об инцесте, с которого начался, а точнее, как мы видели, именно обновился род человеческий, естественно, характерны не только для стран Дальнего Востока, но встречаем мы их, например, в Центральной Америке среди индейцев кечуа.

Вот какую легенду рассказывают о происхождении инков. Заметим, что слово «инка» обозначало «человек», государство инков считалось срединным среди всех земель и именовалось Тауантинсуя — «Четыре стороны света, соединенные воедино», а значит, эта легенда в представлении тех, кто ее рассказывал, касается всего человечества. Впрочем, и в этом нет ничего экстраординарного, китайские Фуси и Нюйва, равно как и библейские Адам и Ева, породили не какой-то народ, а все человечество. В любом случае речь идет об универсальном акте творения человечества через близкородственную связь.

Итак, по инкским легендам, в местечке Паукартампу, что располагалось высоко в горах, было три пещеры, которые находились там от создания мира. Но однажды из них вышли три или четыре супружеские пары (разные легенды расходятся во мнении об их точном количестве), и среди них был Манко Капак, который и стал основателем царства инков в долине Куско. Все супружеские пары были между собой братьями и сестрами, а по некоторым версиям супруга Манко Ка-пака была к тому же и его матерью.

В итоге мы получаем классическую версию об инцесте, которая сочетает в себе тройную связь: муж — жена, мать — сын, сестра — брат. В результате многочисленных приключений и междоусобиц все братья погибли, остался в живых лишь хитроумный Манко Капак, который взял себе в жены вдов своих братьев. Таким образом он один воплотил в себе все три варианта связей.

Существует немало объяснений этой легенды. Например, речь идет не о трех или четырех братьях, а о нескольких союзах племен, которые заключили между собой «братский» союз и вместе вторглись в долину Куско, подчинив себе все остальные племена индейцев кечуа, обитавшие там. В этнографии неоднократно обсуждался вопрос, когда мужчины из одного племени (между собой — братья) вступают в брак с женщинами из другого племени (между собой — сестры). Этот тип семейных отношений, названный семья пуналуа по имени племени, где он, возможно, существовал, описывал еще в прошлом веке известный этнограф К. Л. Морган. Существует еще несколько вполне рациональных объяснений инкской легенды.

Пускай так — пускай речь идет о союзе племен или сложной семье, но это не снимает самого главного. Легенды, которые, как известно, всегда оптимальным образом соответствуют сознанию того народа, в недрах которого они созданы, прямо указывают именно на близкородственную связь. А значит, именно такая версия рождения человечества нужна была сознанию инков. Равно как и китайцев, равно как и жителей Древней Иудеи.

Что же могло лежать в основе сюжетов об инцесте, от которого пошел весь род человеческий? Давайте вспомним, каким образом современная наука отвечает на вопрос о формировании Homo sapiens. Долгое время здесь конкурировали две теории, первая из которых утверждала, что человечество сформировалось в разных центрах на планете практически одновременно (теория полицентризма), вторая гласила, что первые люди возникли в одном центре, откуда довольно сложными путями заселяли земной шар (теория моноцентризма). Ведущие антропологи мира, такие, как семья Лики, сходятся во мнении, что у нас больше доводов в пользу теории моноцентризма.

С середины 80-х гг. американские ученые Ребекка Канн и Марк Стоун начали серию исследований распределения генов митохондрий в надежде установить приблизительное время появления Homo sapiens на Земле. Суть исследований сводилась к следующему. Дело в том, что распределение людей на расы по цвету кожи, типу волос и ряду других чисто внешних признаков уходит в прошлое, поскольку активные контакты между представителями различных рас дают самые неожиданные результаты в облике человека. Необходимо было обнаружить более устойчивые критерии, а ими являлись, в частности, характерные группы крови или последовательность нуклеотидов в молекуле ДНК. Это же позволило сравнительно точно определить момент формирования характерной именно для Homo особенности ДНК.

Над этой проблемой работало несколько исследовательских групп, поэтому американцы Р. Канн и М. Стоун решили ограничиться изучением географического распределения генов митохондрий, передаваемых только по женской линии. Их вывод был, с одной стороны, абсолютно неожидан, а с другой — ожидаем и даже «мифологически» предсказан: весь наш подвид Homo sapiens действительно происходит от одной-единственной женщины! Жила эта женщина, вероятно, около 200 тыс. лет назад в Африке.

А это значит, что все мы действительно родились от одной Евы, чье имя символически обозначает «жизнь». Инцест все-таки состоялся, и о нем знало и помнило человечество, стараясь при этом вечно «забыть».

ЗАКЛЮЧЕНИЕ: СТРАСТИ ПО «ПОТЕРЯННОМУ РАЮ»

Чаще всего мы мыслим стереотипно, считая, что все люди во все времена мыслили так же, как и наши современники. Нам всегда трудно допустить, что точно в такой же голове, в точно таком же мозгу, как и наш, могут возникнуть не просто более глубокие идеи, но сложиться принципиально иной тип знаний, передачи информации, существования вообще. Не о нем ли вспоминают как о «потерянном рае» или ушедшей под воду Атлантиде?

По существу, мы, вероятно, были предназначены для другого — иного типа развития, коммуникации, соприкосновения с природой и друг с другом. Повторимся: природа, которая не терпит излишеств и весьма рациональна в своих творениях, позволяет нам использовать лишь в среднем 9 % головного мозга и не более 60 % наших физических возможностей. Что это — «запас» на будущее? Но, кажется, он слишком велик, и пока нет даже никаких предположений о том, в каких случаях и как задействовать такие ресурсы. Может, это отголоски каких-то с верх возможностей, которыми обладал человек или его предшественники? А может быть, это просто нереализованные возможности, поскольку человеку был предписан иной тип развития? Не случайно во многих мифах мы встречаем сюжет о некоем непоправимом сбое в жизни людей, о прегрешении космического масштаба (вкушение от древа).

Не сложно догадаться, что подключение таких колоссальных ресурсов, что потенциально заложены в нас, могло бы коренным образом изменить всю цивилизацию, ведь активизация мозга лишь на 5 % не только удвоит наши знания, но подарит нам новые возможности, например, телекинеза, который в принципе присущ человеку.

Но все же этого не происходит, современное человечество не эволюционирует и находится в состоянии стагнации. Если в противоположность нам наши предки использовали свои ресурсы на десяток процентов больше, они действительно могли прозревать многие вещи, не изучая их, подобно тому, как, например, мы «знаем», как дышать или переваривать пищу, никогда не изучая этого.

Видимо, нам придется отказаться не только от идеи нашей человеческой уникальности (вспомним выбитого нашими предками неандертальца. Да и выбитого ли до конца?), но и от уникальности нашей цивилизации. Речь идет не о какой-то конкретной, например, восточной или западной цивилизации, а о явлении общечеловеческого масштаба.

Идея о том, что нам предшествовала не одна, а несколько цивилизаций, в принципе не нова, хотя, признаемся, и трудно доказуема. Вряд ли стоит так упорно искать именно материальные следы прошлых цивилизаций, ведь она действительно могла быть представлена исключительно духовными сферами, имея иные типы обмена информации, иные нравственные ценности.

Мы начали наши рассуждения, казалось бы, с частной проблемы — духопоклонничества и отсутствия идеи единого Бога в Китае, а оказались у истоков самой человеческой цивилизации — то ли ее общности, то ли трагической разомкнутости. Народы Восточной Азии, кажется, сохранили воспоминания о протоцивилизации в виде поклонения многочисленным духам.

Как мы уже заметили, в человеке слишком много «неиспользованного»: слишком большой объем мозга при его чудовищно малом использовании. Сколько раз каждый из нас замечал чудовищное несовпадение между неистребимой тягой человека к познанию и потенциальной невозможностью не только узнать все, но получить даже ничтожно малую часть знаний этого мира. Мы не хотим себе признаваться, но реальность довольно жестока: нам никогда не будет суждено чего-либо по-настоящему узнать в этой жизни тем «поэтапным» способом, которым мы привыкли что-либо узнавать.

Возможно, способы «непосредственного знания», так или иначе ведущие человека к слиянию с потоками информации, что принято называть высшей Мудростью, позволяют преодолеть эту пропасть. Человек, вкусив от Древа Познания добра и зла, получил саму возможность что-либо познавать, постигать внутреннюю суть вещей. Но в его современном состоянии он не способен просто это перенести, к тому же недоступность второго эдемского дерева — Дерева Жизни — наложила жесткие ограничения на сроки действия индивидуального сознания человека.

Все, что сказано здесь, — не более чем гипотеза. И тем не менее она достаточно точно объясняет неравномерность в цивилизованном развитии многих стран, в частности Китая, а также не затронутого здесь Египта. Странный рывок в начале пути, гигантские знания, которым так и не было найдено применения, а затем замедление, медленное тление при параллельном наращивании чисто внешних показателей культуры, например, огромное количество книг, скульптурных и художественных изображений, ритуалов и мистических церемониалов. Воспоминания о чем-то великом, но ныне уже недостижимом, о иском импульсе первомудрецов, что «передали Путь» на Землю.


Невозможная цивилизация…


ЧИТАТЕЛЬСКИЙ КЛУБ


Ведущий — Станислав Зигуненко


ПО СЛЕДАМ СЕНСАЦИИ

ЗАЧЕМ ВТОРАЯ ГОЛОВА?

О том, что хирурги ныне научились пришивать оторванные пальцы, руки, ноги и некоторые другие части тела, мы уже наслышаны. Но на работе мне недавно сказали, что в нашей стране делались операции и по пришитию… головы! Неужто это правда?! Ведь получается фантастика в стиле Александра Беляева…

П. К. Санин, г. Калуга

Тем не менее, все действительно так. Только ваши коллеги, Петр Константинович, позабыли вам сказать (а может и сами не знали), что голова была пришита не человеку, а собаке. Причем вторая голова функционировала наряду с первой. Две дворняги из вивария стали единым целым — собакой о двух головах. Обе головы чувствовали себя настолько нормально, что даже позволяли себе не сойтись характерами — кусали друг друга за уши. Причем в основном злобствовала именно вторая, пришитая голова…

Далее, пожалуй, стоит напомнить, что подобная операция была проведена в 1954 году, то есть более 40 лет тому назад. Просто сравнительно недавно о той давней операции написали «Куранты», и сенсация вторично прокатилась по страницам и радиоволнам.

Ну и чтобы уж окончательно разобраться с этой историей, надо, наверное, сказать, что и Александр Беляев, описавший в 30-е годы голову профессора Доуэля и опыты доктора Сальватора, находил вдохновение не только лишь в собственных фантазиях, но и в реалиях окружавшей его жизни. Именно тогда, в 30-с годы, под руководством профессора С. С. Брюхоненко в нашей стране были начаты опыты по созданию аппаратов искусственного кровообращения, а затем и по трансплантации, пересадке органов.

Одним из учеников Брюхоненко был Владимир Петрович Демихов — биолог, физиолог, хирург-экспериментатор… Именно он и произвел сенсационную операцию по вживлению второй собачьей головы. Причем сделано это было не просто ради сенсации — вот, дескать, что мы умеем… Нет, для Демихова это был лишь один из экспериментов по изучению проблемы тканевой совместимости, поисков возможностей обойти барьер иммунного отторжения. Ведь, как известно, именно из-за отторжения пришитых органов заканчиваются неудачей и поныне многие операции по пересадке почек, печени, сердца…

Демихов был одним из первых в мире. Можно сказать, что именно он стал родоначальником мировой трансплантологии. Ведь Владимир Петрович начал свои эксперименты на двадцать лет раньше, чем работы такого рода начались в США, Японии и Аргентине. Причем еще до сенсационной операции по пришитию собаке второй головы им было сделано несколько других операций, быть может, менее, так сказать, зрелищных, но отнюдь не менее важных для науки.

Так в 1946 году Демихов занимается пересадкой сердечно-легочного комплекса, в 1947 — пересадкой легкого. Через год он делает операцию по пересадке печени, в 1951 — меняет сердце на донорское, а некоторое время Спустя разрабатывает широко применяющийся и поныне метод коронарного шунтирования.

В начале 60-х годов он обобщает накопленный опыт в монографии и создает банк живых органов, оживляя сердца и легкие умерших людей, подключая их к кровеносной системе животных.

В 1962 году Владимир Петрович поставил новый рекорд: собака по кличке Гришка прожила с двумя сердцами 142 дня. Прожила бы и больше, если бы не пьяный плотник, залезший в операционную, наверное, за добавочной порцией спирта. Гришка не потерпел бесцеремонного вторжения, и плотник хватил собаку доской…

Своими экспериментами В. П. Демихов стал известен во всем мире. К нему приезжал учиться даже Кристиан Барнард — тот самый знаменитый южно-африканский хирург, сделавший в 1967 году впервые в мире пересадку сердца человеку.

При этом, естественно, напрашивается вопрос: «А почему он сделал, а Демихов нет?» Да потому, что Владимиру Петровичу попросту не дали проводить подобные операции. Характера уж больно был независимого…

По свидетельству ученика Демихова, ныне доктора медицинских наук М. М. Разгулова, в конце 1963 года его учитель был полностью готов к проведению первой операции по пересадке почки. Для девушки-пациентки такая пересадка была единственным шансом на спасение жизни. Однако чиновники Минздрава воспротивились: «Это же бесчеловечно использовать для пересадки органы умершего человека…» И пока их уламывали, девушка-пациент умерла.

А когда Демихов и его ученики подыскали другого пациента, директору Института Склифосовского, где в то время работал Владимир Петрович, под угрозой увольнения запретили проводить ее. Хорошо, в Боткинской больнице такой операции противиться не стали. И она была успешной. Больной вышел из комы, ему явно полегчало… Но Минздрав приказал прекратить и этот «бесчеловечный» эксперимент. Демихова буквально заставили делать больному повторную операцию, теперь уже по удалению пересаженной почки, и человек в конце концов умер…

Честно говоря, даже не верится, что такое возможно. Но такое действительно было, это подтверждают документы. Более того, когда датчане обратились с официальным запросом в СССР — им требовался квалифицированный хирург, чтобы провести операцию по пересадке сердца, Демихову попросту не дали выездной визы. А стал он невыездным еще в 50-х годах, после скандала, разразившегося в мировой прессе после доклада Демихова на одном из научных симпозиумов в Мюнхене. «Советскому ученому запрещают делать показательные операции!» — сообщила зарубежная пресса. Этого оказалось достаточно, чтобы ученого обвинили в подрывной деятельности и собирались было даже начать против него судебный процесс, да двоюродный брат, генерал Штеменко, спас, отвел грозу…

Тем не менее В. П. Демихову так и не дали спокойно и плодотворно работать. Когда он представил свою диссертацию, наши медицинские «светла» из 1-го Медицинского института имени Сеченова сочли, что подобные эксперименты по пересадке не представляют особого интереса, являются скорее фантазиями автора, нежели научной работой… Лишь спустя несколько лет, уже после опубликования монографии по той же теме, встреченной с большим интересом во всем мире, Демихова допустили к защите в МГУ. И кандидатская диссертация одновременно стала и докторской!

Но, пожалуй, то был единственный прорыв Демихова по лестнице званий и чинов. Больше ему работать толком так и не пришлось — замучили многочисленные комиссии и проверки. А в 1986 году почетного доктора медицины Ганноверского и Лейпцигского университетов, почетного члена Шведского королевского общества, обладателя целой коллекции почетных дипломов из Мадрида, Нью-Йорка, Берлина и т. д., попросту выпроводили на пенсию.

Недавно в нашей стране стали делать первые единичные пересадки сердца, в то время, как в мире счет подобным операциям ведут уж на сотни, а то и тысячи. И по пересадкам других органов Россия ныне отстает от развитых стран Запада в 7—10 раз. А пересадку поджелудочной железы у нас вообще не делают…

Вот так мы в очередной раз проворонили возможность стать первыми в мире еще в одной области науки.

СПРАШИВАЛИ? ОТВЕЧАЕМ


СКОЛЬКО ЗВЕЗД НАД НАМИ?

Дорогая редакция! В «Знаке вопроса» № 1–2 за 1993 год в работе В. А. Ашоковского и С. Н. Зигуненко «Откуда дуст эфирный ветер?» на стр. 77 указывается, что согласно некоторым гипотезам за орбитой Плутона может быть еще одна, десятая Х-планета или даже еще одна звезда… Не понимаю, почему авторы или кто-то другой не взялся развить тему дальше. Ведь это же очень интересно: сколько же в нашей системе звезд и планет на самом деле?

Ю. Ф. Юновидов, Черниговская область

Спасибо нашему читателю (к сожалению, он не написал полностью своего имени-отчества) за указание интересной темы. С удовольствием выполняем его просьбу. Тем более что за прошедшее время добавилось немало новой интересной информации. Итак…

В начале нашего века американский астроном Персиваль Лоуэлл предсказал существование и вычислил орбиту девятой планеты Солнечной системы — Плутона. Спустя 15 лет после его смерти планета действительно была обнаружена в указанном месте.

Лоуэлл, ведя свое астрономическое расследование, исходил из такого предположения. Если рассчитать движение восьмой планеты Солнечной системы с учетом гравитационного возмущения, которое наводит на нес ближайший сосед Нептуна — Плутон, то получается, что планета все равно не точно следует планетному расписанию. Так, вероятно, получается потому, что на ее движение воздействует еще одно, неизвестное пока астрономическое тело…

Проведя в течение десяти с лишним лет кропотливые вычисления, Лоуэлл-таки указал место, где нужно искать «таинственную незнакомку». И с появлением новых, более совершенных инструментов она была обнаружена.

Начиная с 1992 года, роль астрономического детектива взял на себя еще один американский астроном, сотрудник Колорадского университета Алан Стерн. «Прежде чем отправляться на поиски подозреваемых, — рассудил он, — необходимо ознакомиться со свидетельскими показаниями». А они оказались таковы.

Не столь давно с помощью самых мощных телескопов был обнаружен спутник Плутона — Харон. Орбитальный телескоп «Хаббл» обрисовал его «портрет». Правда, не очень четкий, но тем не менее документально подтверждающий: Харон существует. Но единственный ли он из блуждающих в темноте, по окраинам Солнечной системы?

Усомниться в том заставляет ряд косвенных улик. «Взять, к примеру, такую пару, как Плутон и Харон, — продолжал свои рассуждения Стерн. — Спутник всего вшестеро легче самой планеты — явление для Солнечной системы весьма редкое. Оба небесных тела имеют одинаковый наклон к плоскости обращения вокруг Солнца, движутся по необычайно синхронным орбитам, при вращении все время как бы глядя в лицо друг другу…»

Возникновение такой двойной системы по законам небесной механики возможно либо при прямом столкновении планет, либо в результате гравитационного взаимодействия двух достаточно массивных небесных тел. Однако если в данной области космического пространства находится лишь один Харон, шансы на столкновение или захват весьма малы — 1:100 000.

Впрочем, если мы даже допустим, что в Солнечной системе за время ее долгого существования возможны и более редкие события, покоя астрономам не дает еще одна косвенная улика. Практически каждый спутник Солнечной системы вращается вокруг планеты в том же направлении, в котором и она обращается вокруг Солнца. А вот спутник Нептуна — Тритон — крутится в противоположном направлении. Почему?

Быть может потому, что и он оказался на своем месте в результате столкновения или захвата? Такой сценарий тем более вероятнее, что Тритон, как и Харон, отличается весьма приличными размерами (около 4000 км в поперечнике), немногим меньше по массе от самого Нептуна. Итак, налицо еще одна двойная система…

Наконец, давайте рассмотрим еще одну косвенную улику. Огромная планета Уран (ее поперечник — около 51 тыс. км), тоже находящаяся на окраине Солнечной системы, знаменита тем, что «крутится как волчок» — период ее обращения составляет всего 10,8 часа. Для столь большой планеты прямо-таки несолидно. Что заставило ее набрать такую огромную скорость? Возможно, и здесь имело место космическое столкновение небесных тел, в результате которого Уран раскрутился столь быстро, а также заимел непривычный угол наклона — планета вращается, почти лежа на боку.

Но тогда на основании трех косвенных улик получается, что подобные столкновения на окраинах Солнечной системы — не такое уж редкое событие. А это, согласно статистике, возможно лишь в том случае, если в данном районе достаточно насыщенное уличное, простите, небесное движение.

Вполне вероятно, полагают Стерн и его сторонники, что на заре существования нашей планетной системы вокруг Солнца обращались сотни объектов, значительно превосходивших по массе астероиды и кометы. Тогда понятно, почему столкновения были довольно часты. Но куда потом эти небесные тела подевались?

По всей вероятности, они могут находиться в так называемом облаке Оорта — области Солнечной системы, край которой находится в 200 раз дальше от Земли, чем Плутон. Гравитационный механизм, который оттеснил это облако из центра на окраину, примерно тот же, что позволил американским межпланетным станциям «Вояджер» продолжать свой путь в дальний космос. Гравитационные поля планет воздействовали подобно космической праще, ускоряя небесные тела и отшвыривая их все дальше на край системы.

Некоторые из этих небесных тел, которые Стерн назвал «ледяными карликами», поскольку, по всей вероятности, они состоят именно из льда, могли задержаться в так называемом поясе или диске Кольперта, который гораздо ближе к Плутону, чем облако Оорта. Тогда в скором времени их можно будет увидеть воочию, как только вступят в строй телескопы нового поколения. Один из них планируется установить в жерле потухшего вулкана на Гавайях, другой НАСА намерено отправить на орбиту в начале следующего столетия.

…Впрочем, реальные события оказались быстрее предсказаний. Еще до вступления в строй нового телескопа на Гавайях именно оттуда поступило сообщение об открытии первого «ледяного карлика»! Затем это сообщение было подтверждено астрономами обсерватории, расположенной в Чили.

По всей вероятности, речь идет о сравнительно небольшом небесном теле диаметром в 200 км, находящемся от нас на расстоянии 6 млрд. км. Рассчитано, что планета делает один оборот вокруг Солнца за 262 земных года, что на 12 лет больше, чем обращение Плутона. И она, вероятно, лишь первая из множества небесных тел, составляющих пояс Кольперта.

Активизировали астрономы поиск и еще одного небесного тела — гипотетической звезды Немезиды, которая, возможно, имеется в нашей Солнечной системе. Гипотеза о ее существования базируется на двух предположениях. Во-первых, большинство наблюдаемых звезд являются двойными — то есть вокруг одного солнца, как правило, поблизости имеется и еще одно. Так почему исключением из общего правила должно быть наше Солнце, во многих отношениях весьма обыкновенная звезда?

Во-вторых, те же самые малые небесные тела — кометы, астероиды, планетоиды, ледяные карлики и т. д. — появляются с окраин Вселенной не постоянно, а через некоторые периоды. Такое впечатление, что их как будто «выпихивает» ближе к Солнцу некая неведомая сила. Эту силу, возможно, обеспечивает неизвестная нам пока вторая звезда Солнечной системы. А не видим мы ее лишь потому, что она находится достаточно далеко от Земли, является несветящейся, и наши нынешние телескопы пока не могут различить ее во тьме космоса…

ПРОФЕССИИ ПИЯВКИ

Слышал, что в последние годы вновь возрос интерес медицины к старому средству кровопускания — пиявкам. Не могли бы вы рассказать, с чем это связано?

В. К. Комаров, Пензенская область

Обыкновенная пиявка, которую можно купить в любой аптеке, может послужить живым барометром, сообщал своим читателям более 100 лет назад журнал «Нива». Пиявку сажают в банку, наполненную водой, насыпают на дно немного белого песку и кладут несколько камушков. Всю зиму пиявка спит, свернувшись кольцом на дне банки. Как только приближается оттепель, она всплывает на поверхность. В хорошую погоду пиявка лежит спокойно на дне банки и начинает беспокойно извиваться перед наступлением непогоды. Причем, если она то всплывает, то опускается на дно, следует ждать сильного ветра или даже бури; если извивается, как змея, не ныряя, — будет дождь. А перед грозой пиявка норовит даже выброситься из воды — так действует на нее грозовое напряжение…

Но подобное использование пиявки было все-таки некой экзотикой. Обычно же пару-тройку пиявок врачи ставили для снижения кровяного давления, «спуска дурной крови», как выражались тогда. «Пиявки вреда не сделают, — писал А. П. Чехов своему приятелю Суворину. — Это не кровопускательное, а скорее отвлекающее средство. Крови они высосут немного и боли не делают».

Однако с той поры, когда доктор Чехов ставил своим пациентам пиявки, используя их «скорее как отвлекающее средство», прошло более века. И сегодня хирурги, в первую очередь, пожалуй, американские, ставят своим пациентам пиявки именно с целью кровопускания, снятия осложнений после операций по пришиванию, скажем, оторванных пальцев. Вот вам только один пример…

Военному летчику Джону Винтеру нужно было либо снять обручальное кольцо, либо забить гвоздь, торчавший из деревянной перекладины, на которой он подтягивался в подвале своего дома под Вашингтоном. Но Винтер гвоздя не заметил, и когда спрыгивал со своего импровизированного спортивного снаряда, кольцо, зацепившись за гвоздь, оторвало ему палец.

Тридцатисемилетний авиатор тут же обратился в госпиталь, и палец ему пришили на место. Но заставили его вновь работать скорее не микрохирурги, а… пиявки. Дело в том, что, пришивая оторванный орган, хирурги обычно без труда находят и сшивают артерии, которые имеют толстые стенки и легко сшиваются. А вот с венами работать гораздо труднее, и в них часто образуются тромбы. Поэтому вскоре после операции в пришитом органе образуется переизбыток крови, а это грозит отторжением.

И тогда на сцену выступают пиявки в роли кровопускательных клапанов. Повиснув на пришитом органе, они пьют лишнюю кровь до тех пор, пока в пришитом органе не образуются снова микрокапилляры и кровообращение полностью не восстановится.

Причем, как объясняют хирурги, вылечившие за один лишь прошлый год свыше 5000 пациентов, главная польза заключается даже не в том, что пиявки выпивают какое-то количество крови, а в том, что выделяемые при сосании пиявкой вещества являются естественными антикоагулянтами. В том месте, где приложилась пиявка, кровь не сворачивается еще в течение 12 часов, а это-то как раз и ценно. Кроме того, пиявка выделяет и местное анестезирующее, так что рана меньше болит.

А вот наши специалисты Г. Никонов и Н. Куликов из подмосковного малого предприятия «Лидар» пришли к выводу, что пиявки благоприятно влияют и на биополе пациента. А это, в свою очередь, повышает эффективность лечения болезней печени, мозгового кровообращения, варикоза, стенокардии и других заболеваний.

КЛОНИРОВАНИЕ ЛЮДЕЙ

Сказывают, что ныне появилась возможность из одной яйцеклетки вырастить не одного-двух младенцев, как бывало, а гораздо больше. Зачем проводят подобные опыты?

Т. К. Петренко, Днепропетровская область

Доктор Джон Холл — автор новоявленного метода разделения зародышей — в одном из первых экспериментов взял 17 зародышей и сделал из них 48. Правда, поскольку все взятые эмбрионы изначально были дефективны, то через несколько дней все их пришлось уничтожить. Однако эксперимент показал принципиальную возможность подобной операции.

Теперь один из разделенных клонов можно ввести в матку женщине, и она родит ребенка. Другие же зародыши могут подождать своей очереди в холодильнике. Если через несколько лет родители пожелают получить еще одного ребенка, то операцию можно повторить и на свет появится близнец первого ребенка, хотя он будет и моложе.

Однако на практике вряд ли кто из родителей хотел бы, чтобы их дети были похожи друг на друга, как водяные капли. У всех есть недостатки, от которых хотелось бы избавиться самим, а уж тем более избавить свое потомство… Поэтому метод клонирования практически больше пригоден для оказания помощи при пересадке тканей. Сам по себе зародыш еще не несет на себе меток индивидуальности, поэтому взятая из него ткань приживается в любом организме. Так что клоны можно выращивать в качестве этакого банка «запчастей» при операциях по пересадке почек, костного мозга, печени и т. д.

Правда, нельзя сказать, чтобы общественность отнеслась безразлично к подобному новаторству. Многие общественные и юридические организации выступают сегодня за запрещение операций и экспериментов по клонированию. Такие исследования, полагают они, могут привести к непредсказуемым последствиям. Например, кто даст гарантию, что некий маньяк не организует фабрику по производству монстров-убийц, которые будут поклоняться одному лишь богу — своему создателю?..

БАНАН ВМЕСТО УКОЛА

По радио довелось услышать удивительное известие. В США, говорят, научились выращивать лечебные фрукты и овощи, которые употребляют в пишу вместо обычных таблеток и даже уколов. Неужели это правда?

Г. Р. Крамаренко, г. Владимир

Да, правда. Исследователи Техасского и Нью-Орлеанского университетов недавно закончили серию экспериментов на животных, в ходе которых было однозначно подтверждено: генетически измененные овощи и фрукты — так называемые «зеленые вакцины» — действительно вызывают в организме образование соответствующих антител, подобных тем, что получаются при приеме лекарств.

Если подобный эффект будет наблюдаться и при употреблении в пищу, скажем, картофеля шли бананов, в которые методами генной инженерии введены ослабленные вирусы тех или иных болезней, то вполне возможно, что таким образом человеческий организм будет получать как бы прививку против гепатита, малярии или излечится от вульгарного поноса.

Правда, пока эти опыты еще не вышли за пределы лабораторий, и времена, когда вместо укола врачи станут назначать своим пациентам лечебные бананы или картофель, наступят лишь в следующем столетии.

ДОСЬЕ ЭРУДИТА


ОКЕАНЫ НЕФТИ НА ТИТАНЕ?

Возможно, спутник шестой планеты Солнечной системы — Сатурна — хранит богатейшие запасы полезных ископаемых, в частности «черного золота». К такому выводу пришли недавно американские ученые.

Поскольку Сатурн отстоит от Солнца почти в 10 раз дальше, чем Земля, то температуры в окрестностях этой планеты достаточно низкие. Некогда Сатурн прославился своими кольцами. Но ныне, похоже, пальма первенства переходит к одному из его 18 спутников — Титану, пишет журнал «Нейчур».

Титан становится знаменит не только потому, что он является одним из самых крупных спутников Солнечной системы; он больше Марса и лишь чуть-чуть не дотягивает до диаметра Земли. И не потому, что он обладает столь богатой облаками атмосферой — его поверхность доступна взгляду еще меньше, чем поверхность Венеры.

— Больше всего загадок на нынешний день хранят именно облака Титана, — полагает Стенли Берманд, профессор университета штата Флорида — Преобладает в атмосфере Титана азот, но есть и другие газы. Атмосферное давление там в полтора раза больше земного. А температура на поверхности минус 180 °C. Это создало условия для существования в атмосфере спутника и большого количества метана — простейшего из углеводородов. При других условиях он бы давно распался…

Однако наличие в атмосфере Титана этого газа наталкивает на другой вопрос: откуда он там берется? Логичным ответом будет предположение, что на поверхности Титана имеются целые моря метана в жидком состоянии. Давление и температура там вполне подходящие для осуществления такого предположения. Вполне возможно, говорят ученые, наличие и других углеводородов. А там уж рукой подать до образования на поверхности спутника Юпитера целых озер, а то и морей из нефти…

Однако есть и некоторые данные, противоречащие такой гипотезе. В частности, наблюдательные данные, полученные с борта орбитального телескопа «Хаббл», свидетельствуют о том, что у Титана скорее всего твердая поверхность. Стало быть, предположил профессор Бермат, там есть и материки.

Вычисления показали, что если учитывать приливы и отливы, то больших океанов на поверхности Титана быть не должно — иначе его орбита давно бы сделалась круговой (за счет взаимодействия масс жидкости на его поверхности с массой Сатурна). Скорее всего жидкие углеводороды локализованы во внутренних озерах или морях, не настолько больших, чтобы иметь большие, типа океанических, приливы и отливы. Может быть, на поверхности преобладают заполненные нефтью кратеры.

Увы, однако нефтяная планета, где в одном «нсфтсмс» может оказаться больше драгоценной жидкости, чем на всей Земле, не сулит нам дешевого топлива даже в отдаленном будущем. На Титане совершенно нет кислорода, и стало быть, метан никак сжечь не удастся.

Разве что, предлагают ученые, занести туда простейшие организмы, чтобы они, не знающие нужды в кислороде, переработали метан таким образом, чтобы начать производство кислорода.

Но такой проект пока — чистейшая фантастика…

ПОДЛОДКА С…
РЫБЬИМ ХВОСТОМ?

В Массачусетском технологическом институте создана рыба-робот, похожая внешне на голубого тунца. С ее помощью американские специалисты надеются техническими средствами воспроизвести гидродинамику рыб и воспользоваться их «патентами» для создания судов и подводных лодок нового поколения.

Ведь давно известно, что, скажем, акулы развивают ту же скорость, что и подлодки, затрачивая на это несравненно меньше энергии и не производя при своем движении никакого шума. Как всегда биологическая эволюция с ее игрой не на жизнь, а на смерть отыскала оптимальное решение.

И вот профессор Джордж Триансафилу из Нью-Йоркского сити-колледжа решил, что современной технике вполне по силам имитировать удивительные способности рыб. На пару со своим братом Майклом Триансафилу, сотрудником Массачусетского технологического института, он построил механическую модель тунца — роботуру, которая вот уже несколько недель «плавает» в испытательном бассейне МТИ.

— Главное преимущество рыб, — говорит профессор, — в их удивительной маневренности. Они разворачиваются буквально на месте, в то время как подлодка должна при этом описать окружность радиусом в десять своих длин. Большие подводные корабли наших дней, быть может, и не часто оказываются в теснине, зато подлодки мирного назначения, скажем, для подводной сварки и монтажа трубопроводов нередко должны обладать юркостью тунца. Так вот, если поступательное движение такому аппарату будет обеспечивать некое подобие рыбьего хвоста, как у нашей роботуры, то маневренность существенно повышается…

По словам профессора, воспроизвести движение рыбьего хвоста оказалось не такой уж легкой задачей. Подвижным и гибким — из алюминиевых колец, обтянутых синтетической кожей — пришлось сделать все тело робота Цепочка из 250 шкивов имитирует позвоночник. Через эту цепочку и передается энергия от моторов к хвосту. То есть инженерам пришлось во многом копировать природу, создавать его аналоги.

При этом исследователям удалось раскрыть и тайну завихрений, возникающих вокруг движущегося под водой тела. Эти водовороты либо способствуют, либо препятствуют движению. Причем если в случае обычных подводных лодок турбулентное обтекание всегда препятствует движению, то тут чаше всего вихри помогают движению. В том исследователи убедились на опыте, соорудив свою модель. Более того, в тех случаях, когда такие вихри начинают противодействовать движению, с их помощью можно затормозить судно куда более эффективно, чем обычными средствами. А это тоже немаловажно для повышения его маневренности.

Конечно, далеко не все подводные лодки должны стать подобием рыб. Находиться внутри извивающейся субмарины, скажем прямо, не очень приятно — она движется по волнообразной траектории. Но вот полуавтоматические роботизированные подводные аппараты для исследования, монтажа оборудования под водой и т. д. вполне могут позаимствовать многие секреты голубого тунца и его сородичей.


30-ЛЕТИЕ ВЫХОДА В ОТКРЫТЫЙ КОСМОС было отмечено в этом году. А. А. Леонов, человек, первым в мире испытавший на себе действие космического пространства, не отгороженного стенками орбитального корабля, вспоминает:

— Скафандр мой был рассчитан на определенные условия эксплуатации. Однако всего на Земле не предусмотришь. И когда во время выхода снялось противодавление, обеспечивающееся земной атмосферой, мягкий скафандр раздулся, словно футбольный мяч. Ощущение, прямо сказать, было не из приятных — пальцы вышли из перчаток, а ноги из сапог. А главное, стало понятно, что в узкий люк теперь не влезешь…

Однако испытатель полагал, что в том нет трагедии. Надо искать и найти выход из положения. И он его нашел: сбросил давление в скафандре до минимума — с 0,45 атм до 0,27. При этом, правда, возникала опасность, что при пониженном давлении в крови закипит азот. Однако Алексей Архипович перед выходом предусмотрительно 55 минут дышал чистым кислородом, вымывая из организма азот…

И вес в конце концов обошлось. И те первые 12 минут положили начало многочасовым выходам в открытый космос, которые предпринимают коллеги Леонова сегодня. Один из них — А. А. Серебров — побывал в открытом космосе уже 10 раз, проведя в общей сложности вне корабля более 32 часов.


ЕСТЬ ФРУКТЫ И ОВОЩИ ПОЛЕЗНО. Эту прописную истину знают многие. Но почему содержащиеся в них вещества полезны? Как именно они взаимодействуют с нашим организмом? Ответы на эти и другие подобные вопросы были получены совсем недавно.

Результаты современного химического анализа позволили исследователям идентифицировать в растениях до 600 биологически активных веществ — каротиноидов. Около 40 из них содержится в подавляющем количестве фруктов и овощей. А один из этих каротиноидов — бета-каротин — постоянно находится в поле зрения врачей и диетологов.

Во-первых, потому, что он составляет примерно четверть от общего количества каротиноидов. Во-вторых, именно он является главным источником витамина А в организме, а также могущественным антиоксидатом, т. е. веществом, которое может блокировать так называемые свободные радикалы. И тем самым предотвращает повреждение клеточных мембран и разрушение необходимых для организма макромолекул, предупреждая его излишне быстрое старение.

До последнего времени также считалось, что подобные активные свойства бета-каротина лежат в основе его способности предупреждать развитие раковых опухолей, инфарктов и инсультов. Однако в свете последних данных оказалось, что такое представление о бета-каротине несколько преувеличено. Бета-каротин и его сородичи активные не сами по себе, а в сочетании с другой группой биологически активных веществ — в частности, с фендулами и флавонами. Только «играя в команде», бета-каротин способен дать максимальный эффект.

Причем он вовсе не является незаменимым членом этой команды. Профессор Леонард Калмайер из университета штата Северная Каролина нашел, что мощным антиоксидантом является также и лека-пен — вещество, содержащееся в томатах, где относительно мало бета-каротина. Более того, как установил Калмайер, именно лекапен наилучшим образом препятствует образованию рака кишечника и мочевого пузыря.

Другие вещества, полезные для организма, содержатся в листьях шпината, корнеплодах и т. д. Так что, несмотря на уточнения, старая истина сомнению не подверглась — есть овощи и фрукты по-прежнему полезно.


ЭПИДЕМСТАНЦИЯ НА ЯЗЫКЕ. Да, не удивляйтесь, американские исследователи недавно обнаружили, что на языке многих млекопитающих, в том числе и человека, вырабатываются собственные антибиотики, которые расправляются со многими микробами, попадающими в рот вместе с пищей. «Если бы этого не было, — сказал руководитель группы Майкл Заслав, — мы болели бы куда чаще…»

Из своего открытия медики сделали и еще один практический вывод. Теперь они хотят отыскать способ стимулирования выработки природных антибиотиков в тех случаях, когда организм начинает заболевать. Такой способ лечения будет намного эффективнее нынешнего, когда внутрь принимают искусственные, синтетические антибиотики.


СЛАДКОЕ ВЛИЯЕТ НА ПОВЕДЕНИЕ ДЕТЕЙ. К такому выводу пришли педиатры медицинского факультета Йельского университета Эксперименты, проведенные ими, показали, что если детям давать сладости на голодный желудок, в их крови резко повышается содержание адреналина — того гормона, который вырабатывается организмом в тех случаях, когда ему нужно много и резко двигаться. Поэтому дети становятся чересчур возбудимыми и невнимательными. «Так что сладости лучше давать вместе с другой пищей — во время завтрака, обеда или ужина, — заключают исследователи. — Тогда уровень адреналина в крови повышается меньше, дети легче управляемы…»


О ЧЕМ РАССКАЗАЛИ ГОДОВЫЕ КОЛЬЦА- Два исследователя — Рикардо Вилальба из Колорадского университета и Антонио Чизано из университета Аризоны — изучали годичные кольца деревьев породы ласса. Эти деревья, растущие в Чили, живут чрезвычайно долго. Например, изучение среза дерева, спиленного в 1975 году, показало, что оно прожило 3613 лет. Примерно в тех же пределах — от 2,5 до 3,5 тыс. лет — колеблется возраст и других подопытных растений.

Так вот, на основании изучения древесных колец, ученые пришли к выводу, что климат в течение по крайней мере последних 2500 лет в районе Тихоокеанского побережья Америки многократно менялся — становилось то теплее, то холоднее. Но последнее столетие среднегодовая температура остается практически постоянной. Этот факт противоречит распространившемуся было мнению о наступлении глобального потепления в последние десятилетия из-за парникового эффекта.


ПЕРЕСАДКА СВИНОГО СЕРДЦА БАБУИНУ осуществлена в США. «Таю»! образом сделан очередной шаг к обеспечению людей запасными частями», — полагают специалисты по пересадке органов. Дело в том, что свиньи были особой породы, модифицированной введением в их ДНК человеческих генов, а обезьяны породы бабуинов являются ближайшими нашими родственниками. Так что успех данного эксперимента открывает в обозримом будущем возможность получать донорские органы — сердца, почки, печень и т. д. — не от ранее умерших доноров, а от животных, что заметно упрощает проблему подбора подходящих органов. А отторгаться же, благодаря генетической модификации, они будут не в большей степени (а, возможно, даже и меньше), чем обычные донорские органы.


МЕЖВИДОВОЙ СЕКС В МИРЕ МИКРОБОВ

В нынешнем году в Бирмингеме должна состояться конференция по проблемам опасности появления в окружающей среде бактерий, наследственность которых изменена или даже сконструирована в лаборатории. Вот что по этому поводу пишет научный обозреватель газеты «Дейли Телеграф» Том Уилкер.


Внимание ученых обращено к бактериям, обладающим удивительной способностью — создавать непосредственные соединения, гибриды с другим вирусом или бактерией. Если спроектировать эту способность на высшие организмы, то пришлось бы допустить, что грех скотоложества сопровождается появлением потомства (скажем, тех же кентавров, к примеру). Или вообразите себе, скажем, помесь человека и обезьяны… Что ждать от подобных гибридов?

К счастью для нас, такого в мире млекопитающих быть не может. Но и опасность, исходящую из мира микробов, не следует приуменьшать. Уже известно, к примеру, что появляются штаммы микробов, не чувствительные к антибиотикам типа пенициллина. И они умеют передавать гены, отвечающие за это свойство, по наследству — не только другим бактериям, но даже дрожжам и вирусам.

Стало быть, не исключена возможность, что в нашу повседневность могут вторгнуться микроскопические монстры с непредсказуемыми последствиями. Одна из таких драм блистательно описана, к примеру, в фантастическом романс «Мутант-59», где из-за оплошности микробиологов начинают бандитствовать микробы, пожирающие пластмассу. Штамм вырывается из лаборатории, неся гибель многим объектам, имеющим в своем составе пластиковые детали — самолетам, поездам, космическим объектам. Страдает также повседневная утварь, а вместе со всем этим и люди, во многом зависящие от пластика…

Причем в мире микробов вполне возможна передача генов от одной особи к другой. Называется такая операция «конъюгация». И возможна в тех случаях, когда одна бактерия обладает избыточным генетическим материалом — плазмидом.

Плазмиды — дополнительные кольца ДНК в теле бактерии. Они способны переходить из данного одноклеточного организма в другие, как одноклеточные, так и многоклеточные. Это и классифицируется учеными как половой акт в мире микробов.

Микробиолог Кристофер Томас — один из организаторов будущей конференции — полагает:

— Мы давно уже работаем с плазмидом, выделенным у нас в 1969 году и известным под названием «бирмингем-инк-Пи». Бактерия, в которой он обнаружен, невосприимчива к такому антибиотику, как карбинипенициллин. Это доставило немало хлопот врачам нашей университетской больницы. На сегодняшний день мы не знаем ни одного вида бактерии, защищенного от этого плазмида. В частности, он способен проникать в такие далекие от него организмы, как туберкулезные палочки, что естественно затрудняет лечение.

В прошлом году ученым удалось прочесть весь генофонд плазмида данной бактерии, расшифровать «текст» свыше 60 тыс. генов. И здесь их ожидал сюрприз — оказалось, что это аминокислотное послание почти целиком состоит из инструкций, подталкивающих бактерию к половому размножению, причем зачастую межвидовому. Найдены гибриды этой бактерии даже с некоторыми высшими растениями! Причем когда и при каких обстоятельствах мог состояться любовный контакт между столь непохожими организмами, можно только гадать. Ведь они сосуществуют многие миллионы лет…

— Исследования межвидового дрейфа генов, вызванного плазмидами, идет сейчас на общеевропейском уровне. Привлечены с одной стороны знаменитые микробиологи, изучающие поведение штаммов бактерий в естественных условиях, с другой стороны — генетики, взращивающие микроорганизмы в своих лабораториях и умеющие манипулировать геномом. Эти специалисты редко съезжаются на общие форумы. И бирмингемская конференция обещает быть плодотворной…

Причем по мнению профессора Томаса способность плазмидов быстро распространять некоторые гены, в том числе и те, что подсажены им в лабораториях, чревато немалыми опасностями. Сегодня уже нетрудно создать бактерии со специальным набором свойств, и если запустить их в определенном направлении, остановить такое наступление будет куда труднее, чем, скажем, танковый корпус, движущийся через границу.

В общем, мало нам атомной и химической опасности, на очереди теперь еще бактериогенетичсская…


КОЛЬЧУГА ПРОТИВ АКУЛ? Кое-кто из читателей постарше, возможно, помнит повесть английского писателя Джеймса Олдриджа «Последний дюйм» и поставленный по ней фильм. Сюжет ее таков. Чтобы заработать, аквалангист решается на отчаянный промысел — подводную кинофотосъемку акул, атакующих приманку. Случайная царапина приводит к тому, что приманкой становится он сам. Вечно голодные хищницы, почуяв запах крови, набрасываются на человека Его спасает только чудо и 12-летний сын. Мальчик не только выволакивает из воды обессилевшего, израненного отца, но и поднимает в воздух легкий спортивный самолет, вывозя раненого в город, к врачам…

Оказывается, нечто подобное может случиться не только в кино, но и в жизни. Вот как описала свои приключения американская журналистка и аквалангистка Валерия Тейлор.

«Я приняла участие в качестве приманки в опытах по осуществлению на практике старой идеи — цельнометаллическая кольчуга должна спасти человека от зубов акулы, — рассказывает она. — Участвуя около 15 лет в съемках фильмов об акулах вместе с моим мужем, я до сих пор не могу преодолеть неприязни к острым, словно бритва, акульим зубам…»

Противоакулья амуниция включала в себя куртку с капюшоном и брюки. Все это — из множества стальных колец, переплетенных друг с другом. «Этот материал, пожалуй, единственное, что акуле не по зубам», — заявил Рон, муж Валерии. А их приятель, морской биолог Джереми Саливан, нашел в Массачусетсе промышленников, которые согласились сделать такой костюм из 150 тыс. стальных колец. Весил он около 15 фунтов (порядка 5 кг).

«Мы решили провести его испытания в Сан-Диего, штат Калифорния, — продолжает Валерия. — Там много рыбы, попадаются и голубые акулы. Завидев мок-рель в моей руке, одна из акул тут же захотела слопать ее. Но когда я не дала ей приманку, акула решила закусить мной. Моя рука оказалась в ее пасти, акула сжала челюсти, я почувствовала их давление. Но не тут-то было! Сталь не поддалась акульим челюстям, и рыбина разочарованно отвалила. Мне показалось, что она даже заскрипела своими поврежденными зубами от досады…»

Защита сработала! Но то была сравнительно небольшая акула, в океане встречаются чудовища куда больших размеров. Исследователи нуждались в повторном эксперименте, чтобы наверняка знать, насколько эффективна изобретенная ими защита в этом случае.

Шанс провести такое испытание аквалангисты получили в Коралловом морс, неподалеку от побережья Австралии. Ассистент загарпунил несколько акул для участия в фильме и засадил их в садок. Полдюжины взбешенных полученными уколами шестифутовых живых торпед носились в огороженном пространстве. И все-таки Валерия Тейлор с приманкой в руке решилась нырнуть.

«Все акулы тотчас собрались возле меня, — пишет она. — Они носились так быстро, что мои глаза едва успевали уследить за их передвижениями. Вдруг я ощутила удар такой силы, что в голове помутилось. Акула пыталась схватить меня за лицо, перекусив воздушный шланг. Я рванулась по направлению к страховавшему меня Рону, почти уж ничего не видя, поскольку маска оказалась залита водой. Пытаясь зажать прокушенное место в шланге, я поднималась к поверхности, но чувствовала, что слабею от недостатка воздуха. Вес акваланга и надетой на мне амуниции тянул меня вниз… Я уже теряла сознание, когда Рон наложил на мое лицо свою маску. Я глотнула воздуха, но продолжала тонуть, неспособная еще двигаться. И он потащил меня наверх — потрясенную, помятую, но живую…»

На борту катера обнаружилось, что на подбородке Валерии акула ославила четыре точечных следа своих острейших зубов. Зато из воздушного шланга был выхвачен изрядный кусок, в том месте, где он присоединялся к маске. Словом, кольчуга не помогла…

…Герой Джеймса Олдриджа в конце концов пришел к выводу, что наиболее надежной защитой против акул может быть только клетка из толстых стальных прутьев, которые акулам не по зубам. И лучше, если в такой клетке будет сидеть не человек с кинокамерой, а сама акула… Во всех остальных случаях риск покончить счеты с жизнью куда выше, чем если бы вы, например, рискнули перейти пропасть по упавшему бревну. Тут хоть можно надеяться на страховочную веревку и надежные руки друзей. Акульи же зубы не признают страховки, и Валерии с Роном крупно повезло, что они столь легко отделались.


НЕЙРОНЫ ТОЖЕ РАСТУТ… Историю эту, пожалуй, стоит начать с одной канареечной аферы. Известно, что среди канареек певческим даром обладают лишь кенари, то есть самцы. Закладывая же яички в инкубатор, продавцы этих плиц никогда не знают заранее, кто вылупится — самец или самка. Приходилось выращивать птицу, а потом уж по оперению, а главное, по умению петь, судить о половой принадлежности птицы. Кенари шли в продажу, канарейки — на корм кошкам.

И вот в начале века к одному из нью-йоркских зоомагазинщиков зашел человек, который предложил ему… переделывать канареек в кенарей, увеличивая таким образом товарооборот вдвое. Причем зоомагазинщик вскоре понял, что перед ним вовсе не шарлатан. Тем более, что и сам метод превращения при ближайшем рассмотрении не скрывал ничего особо экстраординарного: пришелец просто делал канарейкам инъекцию мужского гормона — тестостерона. Придя в себя после укола, самки вскорости начинали петь. Правда, пели они недолго — всего 2–3 недели — пока длилось действие гормона. Но этого срока оказалось вполне достаточно для успешной продажи.

Спустя четыре десятка лет после канареечной аферы, сс подробностями заинтересовался Стивен Голден, сотрудник одного из университетов Нью-Йорка. Узнал же он обо всем от собственного дедушки, намекнувшего внуку, что он получает сведения о «переделке» канареек почти что из первых рук.

Стив решил продолжить опыты предка. Но вовсе не для того, чтобы снова оживать торговлю канарейками. Он полагал, что туг есть и интересная научная подоплека. С такой точкой зрения согласился научный руководитель Стива по университету — Фернандо Нотсбом, который только что обнаружил, что в мозгу кенарей отдел, ведающий пением, намного больше, чем у самок.

Получив всеобщее благословение, Стив и стал искать в мозгу канареек те клетки, которые столь чутко откликаются на введение мужского гормона. Найти их можно было с помощью радиоактивных меток. Запустив вместе с гормоном в организм изотопы, Голден с удивлением обнаружил, что по истечении некоторого времени все они скопились в… нейронах. Но из этого ведь следовало, что в ответ на стимуляцию организм способен выращивать новые нейроны! А ведь до недавнего времени считалось, что нейроны в мозгу ни одного живого существа, в том числе и у нас с вами, не возобновляются.

Обычно нейроны рождаются из так называемых клеток-предшественниц, которые имеются лишь в организмах эмбрионов, мозгу которых и полагается расти до полного развития. Затем подобные клетки могут лишь, к примеру, использоваться для заращивания царапины на коже, восстановления некоторых органов после операции или травмы, но никак не регенерации мозга.

Проблема из «канареечной» переводилась на общечеловеческий уровень и становилась настолько серьезной, что ею следовало заняться обстоятельно. И вот в 1985 году после пятилетней практики у нейрохирургов Стив Голдман возвращается к лабораторным исследованиям в медицинском колледже Корнельского университета. Объектом исследований становятся поначалу все те же птицы — канарейки, вороны, галки. У всех взрослых птиц Голдман обнаруживает в мозгу те же клетки-предшественницы, как и у эмбрионов. Но нейронов в мозгу ворон и галок они почему-то не продуцируют, как не пытался Голдман заставить их сделать это. Канарейка почему-то является исключением из общего правила.

Тем не менее другим исследователям из Канады и США удается обнаружить подобные клетки-предшественницы и в тканях мышей. Пора было заняться их поисками и у человека. Голдману для этого нужна была ткань, полученная при операциях на мозге. Он намеревался культивировать ее, выращивая новые нейроны, примерно так же, как он культивировал до этого птичьи клетки.

Оказалось, что лучше всего для подобных целей подходит ткань височных долей, полученная во время операций по поводу эпилепсии. Годдман за несколько лет собрал такую ткань по кусочкам, прежде чем набралось достаточное количество исходного материала. Эксперимент оказался успешным: из кусочков ткани начали прорастать новые нейроны. Они ведут себя точно так же, как и их собратья, выросшие в мозгу естественным путем.

Но это, конечно, всего лишь первые шаги на долгом пути к конечной цели. Когда-нибудь, возможно, нынешние эксперименты лягут в основу операций по реставрации человеческого мозга, поврежденного в результате несчастного случая или болезни. Появится также возможность лечить хирургическим путем болезни Альцгеймера, Паркинсона и другие, не поддающиеся ныне медикам.


ПРИШЕЛ РОБОТ В РЕСТОРАН… Нет-нет, он, конечно, не собирается там обедать. Просто ученые и инженеры США разработали серию кибернетических устройств, которые заметно облегчили жизнь как официантов, поваров, так и клиентов.

Теперь, набрав определенный код на табло своего мини-компьютера, официант может не только мгновенно и безошибочно передать заказ на кухню, но и, скажем, указать, какие именно особенности заказа имеет в виду клиент: бифштекс не должен быть пережарен, а в первое блюдо вовсе не надо класть соли.

Скажем, в Лос-Анджелесе, в новом ресторане, принадлежащем известному кинорежиссеру Стивену Спилбергу и выполненном в виде подводной лодки, посетителю световым сигналом дают знать, когда столик для него освободился. В мексиканском ресторане в Нью-Джерси, где по выходным дням раньше выстраивалась двухчасовая очередь, посетителям теперь выдают электронные пейджеры — устройства индивидуального вызова, с которыми они могут спокойно гулять по окрестностям, пока не услышат сигнал вызова: «Ваша очередь подошла…»

Но главное достижение в этой области — компьютерные системы, которые начали проникать в некоторые американские рестораны еще в начале 80-х годов. В чем же их преимущество?

Обычно, получив заказ от клиента, официант подходит к компьютерному терминалу и, прикасаясь пальцами к цифрам и буквам на экране, передаст соответствующие инструкции на кухню. Эта информация по каналу связи поступает в кухонный компьютер, а затем — в нужную секцию, скажем, к повару, ведающему холодными закусками. В свою очередь, официант получает информацию, когда то или иное блюдо готово, и может тут же приступить к обслуживанию клиента. Наконец, компьютер по завершению обеда печатает счет. Специалист по компьютерным ресторанным системам Джина Рок полагает, что за подобными системами будущее:

— Испытания показывают, что в тех ресторанах, где начинают применять компьютеры, резко увеличивается пропускная способность, бывает меньше ошибок при обслуживании клиентов. Кроме того, можно сократить и количество официантов, поскольку в некоторых ресторанах клиенты сами могут сделать заказ с помощью дисплея, вмонтированного в их столик. И это очень многим, особенно детям, весьма нравится…

Понятное дело, инженеры попытались создать и робота-официанта. Однако нужно сказать честно, что дела на этом фронте подвигаются не так уж хорошо, как хотелось. Для движения роботов от кухни к столику приходится проводить специальные трассы, и все-таки они довольно часто сбиваются с пути. Да и посетители от них шарахаются: не каждому по нраву, когда по залу прямо на него мчится некая образина, никем, казалось бы, неуправляемая. И остановится ли она, если вы вдруг замешкаетесь, еще неизвестно.

Впрочем, инженеры не теряют надежды. Они полагают, что со временем роботы станут понятливее, а люди терпимее к ним. И каждый, в конце концов, будет выполнять свои обязанности — люди управлять машинами, ну, а те обслуживать их на высшем уровне.

Ведь уже сегодня в Японии — стране, где люди привычнее, чем в других государствах, к электронике и роботам, имеется уже 170 ресторанов, в которых для обслуживания клиентов применяются современная вычислительная техника и роботы.


РАКЕТЫ, РАБОТАЮЩИЕ НА… КОЛБАСЕ, предлагает запускать в космос американский изобретатель, капитан ВВС США Джерри Стеллср. Конечно, такое предложение — не более как шутка. Но в каждой шутке, как известно, заложена и доля серьезности. В данном случае сама по себе идея капитана имеет достаточно строгое и даже скучное название — ракетный двигатель, работающий на гибридном топливе.

Суть же дела такова. Обычно известны ракетные двигатели двух типов: работающие либо на твердом топливе и окислителе, либо на жидком. И те и другие имеют свои достоинства и недостатки. Вот Стелл ер и предложил объединить достоинства обоих видов в одном двигателе, работающем на твердом топливе и жидком окислителе. В качестве такого окислителя служит сжиженный кислород, а вот топливом может служить фактически все, что угодно. Ведь даже алюминий, железо и другие металлы в токе кислорода прекрасно горят, создавая тягу. «А что уж касается колбасы салями, так она мгновенно превращается в факел», — говорит капитан.

Правда, до сих пор не удалось разработать гибридный ракетный двигатель, развивающий большую тягу. Поэтому Дж. Стеллер предполагает использовать свое изобретение не для старта ракеты или космического корабля с Земли, а для маневрирования в космосе. Здесь в качестве топлива можно использовать даже отслужившие свое детали обшивки, а для дела важна не мощность, а длительность работы двигателя и возможность его неоднократного включения и выключения.


КОЛЬЦА НА ПАЛЬЦАХ — ПРИЗНАК ГИПЕРТОНИИ. Нет-нет, речь пойдет не о тех украшениях, которые так любят женщины… Британские исследователи Д. Бакер и К. Голфрей обратили внимание на украшение, дарованное нам природой — так называемые папиллярные линии на коже пальцев. «Уже около ста лет ими пользуются криминалисты, чтобы идентифицировать личность человека по отпечаткам пальцев, — отмечают исследователи. — Однако до сих пор никто не обращал внимания, что с помощью этих же линий можно распознать и болезнь…»

Как выявили исследования, для людей, у которых рисунок папиллярных линий на пальцах напоминает кольца, заболевание гипертонией более вероятно, чем для лиц с отпечатками пальцев, напоминающих дуги или петли. Причем рисунок правой руки более тесно связан с развитием гипертонии, чем левой. Кроме того, узкая и длинная форма ладони также является предвестником сердечно-сосудистых заболеваний в зрелом возрасте.

Эти результаты британцев подтвердили данные, полученные еще в начале 80-х годов, в ходе исследований в Индии и на Гавайях. Рисунок папиллярных линий формируется между 13-й и 19-й неделями беременности и отражает развитие плода, полагают ученые. Кольцевые линии, в частности, указывают на нарушения в его развитии, например, нарушение питания.

ВЕРСИИ

ОДИССЕЯ ПЛАНЕТЫ ЗЕМЛЯ

— Возможно, мое послание покажется вам смешным. Ведь я не ученый, а бывший инженер-строитель, ныне пенсионер, — пишет нам из Белгородской области Тамара Григорьевна СТАРШИНОВА. — Но из всего за жизнь прочитанного и изученного у меня сложилась вот какая концепция. Возможно, она покажется вам интересной…


Итак, примерно 65 млн. лет наша Земля представляла собой небольшой шарик радиусом окало 4000 км и находилась в системе Сириуса. То есть, говоря иначе, Сириус был тогда земным солнцем.

Океанов на Земле не было, осадочный слой был небольшим и образовался он на дне множества пресных водоемов и болот, в которых кипела жизнь…

Все было тихо и мирно, пока в один не очень хороший день случилась катастрофа. На планету упала большая комета. Удар страшной силы пришелся на южное полушарие, где-то в районе Тихого океана.

Он имел необычайно серьезные последствия для нашей планеты. Во-первых, от удара лопнула земная кора. Имевшаяся на поверхности вода слилась в трещины и попала в глубинные слои. Начались бурные реакции, парообразование, эрозия глубинных пород… Во-вторых, в момент удара Земля пол учил а существенную добавку в виде кометной массы, в результате чего на планете не только существенно изменилась геология, но сама она стала больше… Наконец, в-третьих, Земля в результате столь сильного удара сорвалась со своей орбиты и отправилась в межзвездное путешествие, приобретя заодно довольно сильную скорость вращения. (Удар не пришелся точно в центр, и Земля закрутилась, как крученый бильярдный шар).

Неизвестно, сколько бы продолжалось это путешествие, но тут нам с вами повезло. Волею судьбы, как говорили в старта у, траектория полета Земли прошла неподалеку от Солнца. И наше нынешнее светило «заарканило» пришлую планету силой своего тяготения, заставило ее вращаться вокруг себя.

Конечно, в результате таких событий прежняя жизнь на планете претерпела значительные изменения. Вообще удивительно, как она сохранилась. Но тут, наверное, надо сказать «спасибо» все той же комете. Поднятая во время соударения пыль, водяной пар прикрыли поверхность планеты от губительного воздействия окружающего пространства, и простейшие, наиболее неприхотливые формы жизни все-таки уцелели.

Попав в нынешнюю планетную систему, они сумели приспособиться к изменившимся условиям, дали новые формы жизни, которые потом и развились до сегодняшнего состояния.

Такая гипотеза, кроме всего прочего, объясняет, почему на других планетах жизни обнаружить никак не удается. Да потому, что ее там нет. А сами мы — потомки тех переселенцев, которые некогда прибыли в Солнечную систему из другой галактики.

ЧЕТВЕРТОЕ ИЗМЕРЕНИЕ В ДРЕВНЕМ ЕГИПТЕ

— Много загадок в истории человечества. Но есть одна, от решения которой зависят не только дела минувшие, а и будущее нашей цивилизации, — полагает житель г. Санкт-Петербурга Сергей Кимович УЛЬЯНОВ. — Это загадка истоков знаний Древнего Египта…


Более 5000 лет сменяли одна другую пятьдесят династий фараонов, и все это время основой непоколебимости Египта оставались священные познания жрецов. Огромными знаниями обладали они в самых различных областях — космогонии и медицине, архитектуре и минералогии, биологии и психологии…

Сама же священная наука основывалась на учении Гермеса. Оно упоминается уже в ранний период существования египетских фараонов и нашло свое отражение в 42 книгах, к сожалению, не дошедших до нас. О, если бы сфинксы вдруг заговорили, они могли бы, наверное, рассказать нам о многих чудесах той поры — секретах неувядающих, невыгорающих красок и небьющегося стекла, технологии возведения пирамид и тонкостях поливного земледелия…

Все учение Гермеса базируется на семи принципах, которые в кратком виде можно сформулировать так:

— все есть мысль (т. е. все можно представить и осознать);

— все подчиняется законам, в мире нет места случайностям;

— все в мире движется, все вибрирует;

— все имеет свою противоположность;

— вес движение гармонично — начавшись в одну сторону, оно завершается движением в другую;

— все в мире имеет свою причину и свое следствие;

— вес имеет два полюса, два начала — мужское и женское…

Наиболее важным жрецы полагали принцип движения или вибрации. «Тот, кто понял принцип вибрации, схватил и скипетр могущества»», — сказано у древних.

Все мироздание, согласно мировоззрению той поры, делится на планы или уровни. Постижение сути вещей начинается с нижнего уровня — простейшей, грубой материи — и заканчивается высшими уровнями тончайшего состояния вещества, энергии. «Причем при определении планов обычных измерений пространства недостаточно»», — говорили посвященные. И использовали кроме трех измерений еще и четвертое. Но это было не время, как мы обычно полагаем в наши дни, а некая мера движения тела, которое древние оценивали степенью вибрации. Чем больше вибрация атомов того или иного тела, тем больше его энергия, а значит и возможности.

Быть может, в этой древней идее есть свой резон и с нынешней точки зрения, когда мы строим современное мироздание из кварков. И все их «очарование»», «цветность»» и прочие характеристики — есть не что иное, как мера вибрации, используемая еще древними?..

ЖИВИ И ДАЙ ЖИТЬ ДРУГИМ…

— Я не понимаю, почему в природе живое должно убивать живое, — пишет в своем письме житель Азербайджана Г. Б. ГАЛКИН. — Но если верить теории естественного отбора, мир устроен именно так. Однако мне кажется, что такое отношение живых организмов между собой сильно упрощено, является чересчур жестоким. Даже гора чувствует, как с ней разговаривают — ласково или грубо…


Далее Геннадий Борисович развивает такую теорию. Каждое существо боится, то есть имеет чувство страха. Всем должно быть понятно, что боится оно потому, что у него есть какой-то стимул для этого. Страх в какой-то мере является гарантом жизни — в первую очередь гибнут чересчур смелые. Они же, возможно, и не самые умные. А главной движущей силой в природе является любовь. Именно любовь к ближнему своему заставляет преодолеть страх, пойти даже на безумство.

Вот этими двумя чувствами — страхом и любовью — и управляется наш мир. Но нас всех долгое время почему-то учили «от обратного». Сказать, что тебе страшно, считалось постыдным. Но столь же постыдным, зачастую запретным чувством являлась и любовь. Помните крылатую фразу: «В СССР секса нету!»

Кому и зачем это было необходимо? Быть может, затем, что существом, не ведающим ни любви, ни страха, проще управлять?.. Его нетрудно сделать орудием убийства сначала природы, «братьев наших меньших», а потом — и себе подобных…

КАКИМИ ОНИ СТАНУТ,
КОГДА НАС НЕ БУДЕТ?

Они — наши далекие потомки. Даже не потомки, а представители той цивилизации, которая будет после нас. Споров по этому поводу последнее время немало. Попытался внести свою лепту и один из наших читателей, врач-психотерапевт В. Ж. АЗАНОВ.


Одно из самых уязвимых мест в организме человека — позвоночник, полагает он. Его верхняя и нижняя части изогнуты, как напоминание о тех временах, когда наши предки передвигались на четырех конечностях и позвоночник располагался горизонтально. Для вертикального положения позвоночного столба такая форма неустойчива, хотя и позволяет сохранить необходимую нам гибкость.

Не на месте расположены и половые органы, особенно у женщин. У существ с горизонтальными телами половые органы прикрывались хвостом, который защищал и согревал их. Когда же человек стал прямоходящим, оказалось, что мышечная система не приспособлена для такого положения, органы стати уязвимыми, страдают ныне от множества заболеваний.

Плохо у нас развито и одно из легких, ему мешает сердце. Мало у нас пальцев и вообще конечностей. «У меня не четыре руки», — часто говорим мы, как бы намекая на то, что неплохо бы заиметь еще одну пару.

В общем, критику современного человеческого организма можно продолжать еще долго. Но что предлагается взамен? «Несомненно разовьются способности, которыми уже наделены люди нашего времени — это трансформация энергии и передача ее через пальцы рук, глаза, силу мысли, — полагает Азанов. — А поскольку самой навязчивой мечтой людей является желание летать, то с помощью биоэнергетики следующие за нами разумные существа будут передвигаться по воздуху».

Далее, согласно его предположениям, в организме будущих потомков произойдут следующие изменения. Сердце переместится на середину груди, освободив больше места для развития левого легкого. Шея укоротится, а то и вообще исчезнет за ненадобностью, поскольку при умении летать всегда можно развернуться в нужном направлении, изменив положение корпуса. Темя станет приемником космической энергии, а ныне недоразвитый третий теменной глаз станет действовать, считывая информацию Вселенского разума. Рук станет четыре, а пальцев — шесть. Цвет кожи повсеместно станет желтым, а на ее поверхность станут наносить татуировку, заменяющую нынешние часто теряемые документы. Это удобно тем более, поскольку «мы — первый и последний вид разумных существ, носящих одежду», — считает Азанов.

Питаться новая цивилизация будет в основном растительной пищей — крупными плодами невиданных нами деревьев. Такая схема питания приведет к тому, что потомки станут значительно легче нас, их тела будут содержать меньшее количество влаги.

«С каждым новым циклом цивилизаций меняется количество потомства от каждой пары существ, — пишет В. Ж. Азанов. — У однопалых и двупалых (пауки, жуки) — сотня яиц; у трехпалых (мышей, птиц) — несколько десятков потомков; у четырехпалых (кошек, собак) — около десятка детенышей; у пятипалою человека — несколько детей (не более 2–3, как правило). У новых существ будет один ребенок за всю жизнь, поэтому матери будет достаточно одной груди для его кормления…»


PS. По всей вероятности, далеко не все согласятся с мнением В. Ж. Азанова. Не во всем солидарна с ним и редакция. Поэтому в качестве своеобразного комментария ниже помещен реферат статьи, взятой нами из зарубежной прессы.

ПАНОРАМА

КОНЕЦ ЭВОЛЮЦИИ?

Человек перестает подчиняться законам эволюции, полагают ученые. Новый вид «хомо спейс» может появиться, лишь когда «хомо саписнс» надумает переселиться в космос.

Продолжается ли в наши дни биологическая эволюция человека? Или вид «хомо сапиенс» сформировался уже раз и навсегда? Эти и многие другие подобные вопросы все чаще интересуют ученых на пороге третьего тысячелетия. Ответы же на них они ищут в данных самых разных наук — от неврологии до генетики, и от антропологии до демографии.

Большинство специалистов ныне сходится на том, что человек постепенно освобождается от слабеющих не по дням, а по часам сил естественного отбора. По отношению к другим видам процессы образования новых видов еще могут сохранять свое влияние, однако перед человеком они уже практически бессильны.

Сначала, правда, все шло как у всех — выживали наиболее приспособленные и давали начало новым поколениям. Как говорит генетик Стив Джонс из университета Лондона, что в канадской провинции Онтарио одни, более удачливые, выигрывали в генетической лотерее, другие, неудачники, проигрывали.

Самой большой «лотереей» или испытанием явилось для предшественников современных людей похолодание, охватившее нашу планету 5 млн. лет тому назад. От похолодания поредели и сократились африканские леса, и обитавшее там одно из племен человекообразных было вынуждено постепенно стать на ноги в самом прямом смысле этого слова. Выпрямиться и отправиться на поиски счастья в другие регионы.

Конечно, данный вид был не единственным человекообразным, который был для пробы изготовлен природой. Но другие виды не выдержали испытаний великого оледенения. И о том, как выглядели иные представители прачеловеческого рода ныне могут судить лишь палеонтологи. Уцелевший вид оказался самым смышленым, предприимчивым и жизнестойким. Он не только научился делать орудия (на это были способны и его дальние родственники — обезьяны), но и развил в себе способность к речи, обмену информацией и накоплению опыта. А это, в свою очередь, позволило ему овладеть огнем, обрести умение спасаться от холода одеждой из шкур и т. д.

Так исподволь началось единоборство человека с эволюцией, его освобождение от ее пут.

Первую крупную победу на этом пути человек одержал примерно 35 тыс. лет назад. Это возраст удивительной по мастерству пещерной живописи, сохранившейся до наших дней, на юге Франции и Испании. Человек к этому времени заселил всю Африку, всю западную и часть Восточной Европы, Китай, Малайзию и т. д. По некоторым данным он появился уже на Аляске и в Океании. А это означало, что он был не только мужествен и целеустремлен, но еще и хитроумен. Ведь на острова нельзя пройти, а можно только переплыть. Лодки, повозки, копья, плотины — всех изобретений человечества ныне уж и не перечесть.

Наскальные рисунки показывают — у тогдашних людей было богатое воображение, не зря же им хотелось создавать вторую реальность в своих рисунках. От окружающего же мира они научились искусно обороняться, живя в пещерах, хижинах на сваях, в домах из камня. Шествия ледников им уже были нипочем и естественному отбору было все труднее подступиться к человечеству.

Но самое главное препятствие для естественного отбора заключалось в высокой плодовитости рода человеческого. Люди расселялись по всем пяти континентам, и эволюция ничего не могла с этим поделать. Засухи, наводнения, эпидемии чумы и о