загрузка...
Перескочить к меню

ЗНАК ВОПРОСА 1995 № 01 (fb2)

- ЗНАК ВОПРОСА 1995 № 01 (а.с. ЗНАК ВОПРОСА 95-1) (и.с. Знак вопроса-9501) 2.29 Мб, 292с. (скачать fb2) - Алексей Александрович Маслов - Иван Владимирович Емельянов - Станислав Николаевич Славин - Александр Борисович Арефьев - Виктор Павлович Лузин

Настройки текста:




Подписная научно-популярная серия «ЗНАК ВОПРОСА»

*

Редактор КАЛАБУХОВА О.В.


Издается с 1989 года


© Издательство «Знание», 1995 г.

СОДЕРЖАНИЕ




Славин С. Н.

О ЧЕМ ГОВОРЯТ ЗАПАХИ?


Маслов А. А.

ВОЛЯ ЗА ПРЕДЕЛАМИ ВОЛИ?


Арефьев А. Б.

ПИРАМИДЫ ГИПОТЕЗ, ГРОБНИЦЫ ФАКТОВ?


Лузин В. П.

ХРАНИТ МЕНЯ МОЙ ТАЛИСМАН?


Емельянов И. В.

ЗАЧЕМ СОВЕРШАЮТСЯ ПОДВИГИ?


ЧИТАТЕЛЬСКИЙ КЛУБ


Славин С. Н
О ЧЕМ ГОВОРЯТ ЗАПАХИ?


Автор:

СЛАВИН СТАНИСЛАВ НИКОЛАЕВИЧ — журналист, автор многих научно-популярных статей и очерков.


К ЧИТАТЕЛЯМ

Попался мне тут недавно на глаза фантастический роман. Да вы, наверное, и сами его читали. Некий «парфюмер» обкрадывает людей, похищая у них запахи. И обворованным приходится плохо, некоторые даже умирают.

«Действительно ли такое может быть на самом деле?» — задумался я. И стал припоминать, что мне известно о запахах. В итоге получились заметки, которые и предлагаю вашему вниманию.

ЧТО ПРОНЮХАЛ ЛУКРЕЦИЙ КАР?

Способность человека различать запахи не отличается выдающейся остротой. Многие представители животного мира — собаки, кошки, насекомые — намного превосходят нас остротой чутья. Но все же и мы умеем распознавать достаточно много — несколько тысяч запахов. Чем пахнет? Луком. Розой. Керосином…

Однако до недавнего времени люди до удивления мало знали о чувстве обоняния. Описать какой-либо запах мы могли, только сравнив его с другим, всем известным: «Эти духи пахнут жасмином…» У науки не было возможности измерить силу запаха, как, скажем, мы измеряем силу света. Много непонятного таилось и в самой природе запахов. Хотя разных «ароматических» гипотез было изобретено немало.

Например, еще Тит Лукреций Кар, автор поэмы «О природе вещей», написанной свыше двух тысячелетий назад, предложил такое объяснение чувству обоняния. Он полагал, что в полости носа есть маленькие поры, различные по размерам и формам. Всякое пахучее вещество испускает крошечные частицы, которые входят в соответствующие поры полости носа, словно ключ в замочную скважину.

Позднее природу запахов ученые попытались объяснить особенностями химического состава вещества. Частицы Лукреция получили название молекул. Каждая молекула, дескать, имеет свою пространственную форму, отсюда и разница в запахах. Однако довольно скоро выяснилось, что в природе есть немало соединений-родственников, которые имеют почти одинаковое стереохимическое строение, состоят из одних и тех же атомов, а пахнут совершенно по-разному.

Теория «ключа и замка» оказалась верной лишь в самом первом приближении. Пахучее вещество действительно должно обладать рядом определенных свойств. Скажем, оно должно быть летучим, только тогда его молекулы смогут достичь органов обоняния. Что же касается формы молекул, то исследования с помощью рентгеновских лучей, инфракрасной спектрометрии, электронно-лучевого зондирования и т. д. показали, что между формой молекулы и ее запахом нет такого уж строгого соответствия.

Распознавание запаха идет в несколько этапов. Рецепторы — чувствительные клетки живого организма — покрыты специальными пленками — мембранами. На мембранах есть особые, рецептивные участки, построенные из фрагментов белковых молекул. В пахучей молекуле можно выделить несколько фрагментов особого вода. Эти участки обладают особой «общительностью», способностью образовывать связи с рецептивными участками.

Связи можно подразделить на две группы. Первая отвечает за взаимную ориентацию пахучей молекулы и чувствительных участков мембраны. То есть на этой стадии как бы срабатывает теория «замка». Но замок-то получается особый. Говоря совсем уж упрощенно, это не дверной замок, а замок из сцепленных рук. Обе руки как бы подлаживаются под геометрию друг друга. Выступ, образованный пальцами одной, входит в ямку, образованную ладонью другой… Таким образом создается эластичное, но довольно прочное соединение.

Прочность замка из сцепленных рук обеспечивает сила напряженных мышц. При контакте же пахучей молекулы и мембраны в дело вступают связи второй группы — донорно-акцепторные и водородные. С помощью этих связей образуются структуры, перераспределяющие электрические заряды на данном локальном участке мембраны.

Если же молекул пахучего вещества много, концентрация их велика, отдельные локальные участки начинают сливаться, и мембрана переходит на новый уровень — образует так называемый кооперативный структурный переход.

А в итоге — и при распределении заряда на локальных участках, и при кооперативном структурном переходе — образуются электрические сигналы, которые по нервам передаются мозгу и формируют наши представления о запахе в зависимости от числа образовавшихся связей, электронной плотности зарядов, их взаимного расположения.

…Вот, оказывается, какая большая работа проделывается нами при обнаружении запаха. Чтобы понять, чем пахнет, мы перво-наперво начинаем принюхиваться, увеличиваем приток воздуха в верхнюю часть носа, к двум углублениям, в которых располагаются органы обоняния. Они состоят из участков желтоватой кожи площадью в несколько квадратных сантиметров каждый. Эта ткань пронизана нервными волокнами. Молекулы пахучих веществ раздражают нервные окончания, и те, в свою очередь, посылают сигналы в обонятельную луковицу. Оттуда сигналы транслируются в высший мозговой центр, где суммируются и перерабатываются в характеристики запаха. Мозг сравнивает полученные сигналы с теми, что имеются в кладовой его памяти, и мы, наконец-таки, узнаем, чем пахнет. Луком, розой или керосином…

ЧЕМ ПАХНЕТ БОЛЕЗНЬ?

— Когда маленький самолет местной авиалинии сделал вынужденную посадку прямо на поле где-то в Курганской области, я вышел, озабоченный задержкой рейса, и вдруг пахнуло чем-то очень знакомым — теплым, полынным, степным, — пишет кандидат медицинских наук В. Ягодинский. — Я вспомнил себя почему-то рядом с лошадью, на стогу сена. Лошадь большая, а стог огромный. Степной ветер всколыхнул глубинные слои памяти, и оттуда стали подниматься воспоминания…

Потом доктор проверил себя, расспросив родных и знакомых. Да, все оказалось точно: самолет приземлился неподалеку от его родных мест, и запах напомнил ему об этом.

О том же, что «дым Отечества нам сладок и приятен», впоследствии говорили и многие другие опрошенные им люди. Так, один испанец, которого вывезли из Валенсии еще совсем маленьким в 1937 году, попав на родину уже взрослым, тотчас вспомнил «отдающий мылом запах мраморного корыта для стирки», присущий местным домам. Еще кто-то припомнил, что тюрьмы и больницы во всем мире имеют особый, только им свойственный запах.

О специфике запаха, о ностальгии, вызываемой им, говорят и многие литераторы. Так, скажем, И. С. Тургенева тянуло в родное Спасское-Лутовиново из Москвы и Петербурга, Парижа и Лондона, Рима и Берлина, потому что «воздух родины имеет в себе что-то необъяснимое…» А вот что пишет в одном из своих писем А. К. Толстой: «Сейчас только вернулся из лесу, где искал и нашел много грибов. Мне как-то говорили о влиянии запахов и до какой степени они могут напомнить и восстановить в памяти то, что было забыто уже много лет. Мне кажется, что лесные запахи обладают больше всего этим свойством… Вот сейчас, нюхая рыжик, я увидел перед собой, как в молнии, все мое детство во всех подробностях до семилетнего возраста».

А вот вам еще одна литературная ассоциация. Герой романа Германа Гессе «Игра в бисер» Йозеф Кнехт вспоминает: «Мне было тогда лет четырнадцать, и произошло это ранней весной… Однажды после полудня товарищ позвал меня пойти с ним нарезать веток бузины… Мы подошли к кустам бузины, усыпанной крохотными почками, листики еще не проклюнулись, а когда я срезал ветку, мне в нос ударил горьковато-сладкий резкий запах. Казалось, он вобрал в себя, слил воедино и во много раз усилил все другие запахи весны. Я был ошеломлен, я нюхал нож, руку, ветку… Мы не произнесли ни слова, однако мой товарищ долго и задумчиво смотрел на ветку и несколько раз подносил ее к носу: стало быть, и ему о чем-то говорил этот запах…

Примерно в то же самое время я увидел у своего учителя музыки старую нотную тетрадь с песнями Франца Шуберта… Как-то, дожидаясь начала урока, я перелистал ее, и в ответ на мою просьбу учитель разрешил мне взять на несколько дней ноты… И вот на следующий день после нашего похода за бузиной я вдруг наткнулся на «Весенние надежды» Шуберта. Первые же аккорды ошеломили меня радостью узнавания: они словно пахли, как пахла срезанная ветка бузины, так же горьковато-сладко, так же сильно и всепобеждающе, как сама ранняя весна!..»

Конечно же, медик Ягодинский попытался отыскать научно-медицинскую подоплеку замеченных явлений. «Известно, что А. К. Толстой страдал астмой, — пишет он. — Значит, у него была склонность к аллергическим реакциям. Не отсюда ли столь ясное видение картины детства от одного только запаха рыжика?»

И далее доктор развивает свою догадку, вспомнив, что в иммунологии есть понятие так называемого первородного греха, заимствованное из библейской терминологии. Суть его в том, что самая первая встреча организма, например, с вирусом гриппа производит столь сильный иммунологический эффект, что клетки, образующие антитела, «запоминают» узор мозаики антигенной оболочки вируса. Потом, при встрече с другими вирусами гриппа, организм, наряду с новыми иммунными заготовками, продолжает штамповать противотела и к «пример-штамму» вируса.

Человек всю жизнь носит в крови защитные тела не только к вирусам и бактериям, но и к любым веществам, способным вызвать иммунную реакцию. Наука знает, по крайней мере, пять источников «чужих» молекул. Первый источник — микроорганизмы, о которых мы уже упоминали. Второй — пища (не случайно герой романа Марселя Пруста «В поисках утраченного времени» вспоминает картины детства, едва раскусив печенье, приготовленное его тетушкой по старому рецепту). Третий — пыльца растений; именно она, наверное, вызвала у самого Ягодинского видение стога сена. Четвертый — химические вещества, в том числе бытовые, например, мыло и стиральный порошок (так вот откуда воспоминания мальчика-испанца!). Наконец, пятый принадлежит самому организму. Это может быть эмбрион — плод, обладающий антигенами не только матери, но и отца, или ставшие «чужими» клетки-«уроды», появившиеся в организме из-за генетических аномалий или старения.

И хотя давно уже бытует понятие «иммунологическая память», продолжает врач, означающее настороженность к веществам, когда-либо побывавшим в организме, о связи этой памяти с нашей памятью в ее обычном понимании пока вроде бы еще никто не говорил. А зря. В корне иммунных реакций лежат весьма тонкие процессы распознавания «своего» и «чужого» на основе долговременной иммунологической памяти. На некоторые повторные встречи с аллергеном организм отвечает бурной реакцией. (Вспомните про своих знакомых с бронхиальной астмой или с повышенной чувствительностью к цветочной пыльце.) Не такой ли механизм сработал у А. К. Толстого, когда он, нюхая рыжик, мгновенно вспомнил детство?

Но почему вспомнил? Какая связь между запахом — аллергеном, памятью головного мозга и памятью иммунологической? Давайте порассуждаем. Основная арена, на которой бушуют реакции иммунитета, — это костный мозг, кроветворная, а точнее, лимфоидная ткань. Главные действующие лица — клетки этой ткани, прежде всего лимфоциты и макрофаги.

Аллергия — лишь частный случай ответа иммунной системы на повторный контакт с антигеном. А пахучие вещества лишь часть иммунных раздражителей, способных вызвать аллергию. Число вариантов лимфоцитов, играющих основную роль в иммунитете, столь велико, что любой антиген всегда находит в организме сорт лимфоидных клеток с соответствующими рецепторами. Контакт между антигеном и рецепторами вызывает бурную реакцию размножения «нужных» вариантов клеток.

Образующиеся при аллергии иммунные комплексы могут повреждать некоторые виды клеток организма, представляющие собой «склады» высокоактивных веществ, например, гистамина и ацетилхолина. Резкое повышение концентрации этих нейростимуляторов в крови и тканях (особенно мозговой) вызывает своеобразный шок, закрепляющий ассоциации иммунологической и мозговой памяти.

…Вот какую теорию развернул перед нами врач В. Ягодинский, отметив в конце своих рассуждений, что воспоминания героя романа «Игра в бисер» оказались столь сильны еще и потому, что данный эпизод произошел с мальчишкой в переходном четырнадцатилетием возрасте, когда происходит гормональная перестройка организма, да еще и весной, то есть в сезон, когда в организме вообще обостряются психофизиологические процессы и чувства. Вдобавок «чувство бузины» было еще и закреплено музыкальной ассоциацией с музыкой Шуберта. Прекрасная музыка стала дополнительным закрепляющим стимулом.

Не будем тут комментировать связь запахов с болезнями, особенно с такой сложной, как астма. Врач, видимо, свое дело знает, ему, как говорится, и карты в руки. Но тот же Ягодинский мимоходом упоминает, что «вероятно, широкие ассоциативные связи с запахами мы унаследовали от предков, в жизни которых обоняние играло огромную роль. Еще более важны запахи для животных. Их поведение от рождения до смерти неразрывно связано с восприятием запахов, которые несут информацию об окружающей среде, возбуждают инстинкты и фактически диктуют характер действий…» Об этом аспекте запахов мы с вами и поговорим дальше.

И ВОЗДУХ РОДИНЫ НАМ СЛАДОК И ПРИЯТЕН?.

Однажды мне довелось слышать по радио любопытное эссе, которое читал сам автор, если не ошибаюсь, капитан первого ранга в отставке Александров. Оно касалось запахов в подводной лодке.

У каждого отсека субмарины они свои, отмечает автор. В корме, например, чуть пахнет маслом. А поскольку температура здесь высокая, иногда до 40 °C, то масло в воздухе чувствуется даже не носом, а всей кожей. Ощущение такое, будто ты обернут легкой марлей, пропитанной маслом. Ощущения эти идут с детской поры — так пахнут компрессы от простуды.

В реакторном отсеке воздух свеж и прохладен. А все из-за реактора. Остаточная радиоактивность порождает множество отрицательных ионов, и они придают воздуху свежесть. Закроешь глаза, и можно даже представить себя где-нибудь на прибрежном лугу.

В жилых отсеках сразу же у переборки вас встречает сладковатый запах тлена. Цистерны грязной воды, гальюны, умывальники, душевые добавляют его в атмосферу отсека, когда включается компрессор, снимающий избыточное давление воздуха, создающееся из-за того, что в воздух время от времени добавляют кислород, чтобы компенсировать увеличение выдыхаемого людьми углекислого газа.

В каютах, когда останавливается вентилятор, от одеял пахнет сырой верблюжатиной. Из столовой и камбуза тянет прогорклым маслом. Запах легко впитывается в одежду, и, когда мимо проходит кок, это сразу чувствуется…

Но вот запахло дымом. Или перегретой изоляцией. Захлопали двери, пробежали люди. Легкий дымок между тем заполняет отсек. Пожара еще нет, но аварийную тревогу вот-вот объявят. «Динь-динь» — понеслись звонки по отсекам. «Аварийная тревога в третьем!..» После этого забегали еще сильнее. Ищут, ищут, ищут… Если не найти, весь отсек затянет тяжелым едким смогом. И потому нюхают, нюхают… Время от времени кто-то отбегает к переборке — здесь не так дымно, можно отдышаться. И снова бегом туда, где пахнет сильнее. Нужно во что бы то ни стало найти и обесточить аварийный механизм…

Но вот, кажется, нашли. У всех отлегло от души. Включается компрессор. Сейчас будут снимать избыточное давление. А заодно и потравят в воздух из баллонов высокого давления, чтобы создать оптимальный состав атмосферы.

Когда услышишь по трансляции: «По местам стоять к всплытию!» — это уже праздник. Хотя лодка и не всплывает совсем, а лишь приближается к поверхности, чтобы выдвинуть из-под воды на одну-две минуты специальную воздухоприемную шахту. Субмарина как бы делает полный глоток свежего морского воздуха, и все становятся к вентиляционным грибкам. И дышат, дышат, дышат… Жадно, как рыбы, ловят воздух ртом. Ловят его, словно он живое существо. Он и похож на живое существо, увертливое, словно угорь. Вот оно обняло тебя своими невесомыми ладошками, прикоснулось к тем чувствительным бугоркам в носу, которые отвечают за чувствительность к разного рода запахам. Повеяло свежестью, простором, и в такие минуты почему-то кажется, что дальше в жизни у тебя все-все будет очень хорошо…

Интересным дополнением к этому сообщению может послужить тот факт, что опытные подводники ухитряются определять глубину и курс, которым следует подлодка, даже без помощи приборов. Глубину они «вычисляют» по величине прогиба нитки, натянутой от борта к борту. Чем больше прогиб, тем сильнее, стало быть, сжат ее корпус, тем на большей глубине она находится… А вот с определением курса дело обстоит куда сложнее. «Определяемся по нюху», — смеются подводники, и в их шутке, возможно, скрыта большая доля истины.

Вспомните, как небезразличны обитатели субмарины к глотку свежего воздуха. Вспомните, как врач В. Ягодинский отреагировал на запах степного ветра в родных местах… Так, быть может, живым существам свойственно улавливать запах родины, по нему корректировать свой путь, скажем, во время сезонных перелетов и иных миграций? Так заставляют думать вот какие факты…

Некоторое время назад биологи старались разгадать тайны миграций лосося, угря и некоторых других обитателей морских глубин. Как известно, лососи вылупляются из икринок в горных речках и ручейках. Лишь достигнув нескольких сантиметров в длину, они начинают свое путешествие к морю. Затем несколько лет они странствуют по океанам (например, те, что родились на юге, добираются до Гренландии, а родившиеся на севере уходят далеко на юг). Но вот прозвучала некая, неслышимая нами труба, неведомый зов природы, и начинается обратная миграция. Причем рыба не только безошибочно находит устье реки, впадающей в океан, но и поднимается вверх по течению именно до того ручейка, где расположено родное нерестилище.

Каким образом? Поначалу была выдвинута теория, согласно которой лососи и им подобные ориентируются по магнитному полю Земли. Однако даже если предположить, что рыбы имеют свои биологические компасы, — а подобные магнетитовые клетки были не столь давно обнаружены в организмах голубей, угрей, тех же лососей, то никакой компас не может вывести пернатого, хвостатого путешественника именно к родному гнезду или нерестилищу. Точность компаса маловата, нужен дополнительный ориентирующий прибор. В качестве такового, полагают ученые, и может выступать… нос.

Вот о каком интересном эксперименте рассказывал, к примеру, известный французский биолог Жан Жак Барлуа. В одном из рукавов реки было отловлено 300 лососей. Половине из них ноздри заткнули ватой и всех выпустили ниже по течению, где река разветвлялась на несколько рукавов. Лососи, у которых ноздри оставались свободными, легко отыскивали приток, где они были выловлены, остальная же рыба в полной растерянности кружилась на одном месте, будучи не в состоянии отыскать дорогу к нужному им ручью.

«Вывод напрашивается сам, — подчеркивает Барлуа, — лососи отыскивают ручей, из которого несколько лет назад они вышли, по каким-то пахучим химическим веществам…»

Этот вывод был подтвержден дополнительным опытом. Лососи, выпущенные в садок объемом в 1800 л, чувствовали себя «в своей воде», если в нее было добавлено 40 л из их родного ручья. Стало быть, чувствительность их индикатора составляет, как минимум, 1:40, т. е. на одну молекулу воды из родного ручья может быть четыре десятка чужеродных, и тем не менее лосось чутья не теряет.

Изумительным нюхом обладает и угорь. Большую часть жизни он проводит в пресной воде, а вот нерестится в море. Причем, не где попало, а только в Саргассовом море — районе Атлантики, близ Бермудских островов и известного многим Бермудского треугольника. Так вот, молодые угри, родившиеся на глубине порядка 400 м, вскоре расплываются в двух противоположных направлениях: одни к берегам Америки, другие держат курс на старушку-Европу. Причем «американцы» с «европейцами» никогда ролями не меняются. Как они узнают, где их родина? Одно из предположений — по запаху. Было подсчитано, что, если растворить наперсток розового масла в массе воды, в 58 раз превышающей массу Боденского озера, то угорь все равно это почувствует. Его нюх сравним с нюхом хорошей охотничьей собаки, а возможно, даже превосходит его.

Кстати, о четвероногих путешественниках. Известно, что собаки всегда находят дорогу к своему дому, как бы далеко от него ни убежали. А кошки — и того хлеще — могут отыскать свой дом, даже будучи завезенными на тысячи километров от него по воздуху. Как? Каким образом? По звездам?.. Точного ответа на этот вопрос у науки сегодня нет. Есть лишь рабочее предположение — опять-таки ориентируясь по. магнитному полю и запаху.

Но каким же сладким должен казаться запах родины, будь она на севере или на юге, если живое существо стремится в родные места за тысячи километров, преодолевая по пути немалые препятствия и терпя изрядные лишения?..

ХИМИЧЕСКИЕ «РАЗГОВОРЫ»

О том, что запахи могут играть большую роль в жизни живых существ, говорят и многие другие факты. Скажем, наблюдая за жизнью тех же рыб, американский зоолог Д. Х. Тодд из Океанографического института в Вудзе обратил внимание вот на какую особенность жизни маленьких морских рыбешек — мукусов. Два вида этих рыбок часто живут в одних и тех же местах. Самки-соседки очень похожи друг на друга, но тем не менее два вида не скрещиваются между собой? Почему?

Чтобы понять это, Тодд провел несколько экспериментов. Скажем, самец одного вида мукуса, посаженный в аквариум, видит через стекло самку своего вида и тут же начинает «щеголять» перед ней. Его реакция будет аналогичной, если через стекло ему показывают и самку другого вида. Стало быть, главное отличие вовсе не во внешности. Тогда в чем же? В запахе… Это наглядно подтвердил второй эксперимент. Самца пересадили в соседний аквариум. Когда его сажали именно в тот, где до него обитала самка его вида, он снова начинал «щеголять», а вот если в соседний, где обитала самка другого вида, — подобной реакции не следовало.

«Полагают, что химический канал передачи информации у водных животных самый древний и распространенный», — пишет в своей статье «Невидимые послания водных существ» научный сотрудник Института океанологии Э. А. Зеликман. И добавляет: «Выделяемые водными животными или растениями вещества отпугивают или привлекают, заставляют скучиваться в стаи или, наоборот, рассыпаться по убежищам».

Скажем, если плоских червей турбеллярий собрать вместе в большом количестве, то у них, как правило, повреждается головной конец с нервными узлами. Причем повреждается не механически, а, так сказать, химически, поскольку количество повреждений растет не только по мере увеличения населенности сосуда, но также и в зависимости от того, насколько редко меняют в этом сосуде воду. И черви перестают размножаться, хотя пищи для них в сосуде может быть и вдоволь. «Пища-то есть, да жилплощадь маловата», — как бы рассуждает мудрая природа.

Впрочем, подобные факты ныне уж не особо удивляют биологов. Они знают, что пахучие вещества — феромоны — играют огромную роль в жизни многих живых существ. Известно, например, что самки и самцы насекомых многих видов находят друг друга за десятки километров, ориентируясь лишь по запаху.

Да что там насекомые! Ваша собственная собака, выведенная на прогулку, тотчас начинает изучать носом отметки, оставленные до нее другими представителями собачьего (или иного) рода. Такое изучение, если хотите, вполне заменяет собакам чтение газет. Ведь запах все расскажет: как давно здесь побывал предшественник, какого он возраста и пола, готов к спариванию или нет… Соответственно этому и меняется дальнейшее собачье поведение.

Даже встретившись, что называется, нос к носу, те же собаки зачастую доверяют больше чутью, чем зрению. Они не столько осматривают, сколько обнюхивают друг друга. И только снюхавшись, могут приступить к исполнению общего замысла.

Некоторые вещества почему-то играют в жизни животных особую роль. Есть живые существа, которые защищаются с помощью запаха. Так, землероек, кротов и выхухолей многие хищники предпочитают не трогать. Хорьки, росомахи, скунсы тоже в момент опасности могут выделять запахи такой силы, столь нестерпимые, что, однажды их испытав, никто, пожалуй, второй раз связываться с тем же скунсом никогда не захочет.

Причем способов оставить после себя запах у животных много. У крупных — это моча, кал и специальные железы. Скажем, у зайца такие железы обнаружили на подбородке, у медведя — на лапах, у барсука — под хвостом, а у оленя сам хвост по существу представляет собой такую железу. У верблюда самое пахучее место находится на затылке, у слонов — по бокам головы, у лося — на локтевых суставах, а у сайгака их вообще насчитали по всему телу более двадцати…

В общем, животные обитают в сложном ароматическом мире. Запахи во многом определяют и регулируют их поведение. Причем на это поведение могут влиять не только запахи, выделяемые другими животными такого же вида, но даже людьми. Вот, например, какой случай описывает в своей книге «Самшитовый лес» Михаил Анчаров.

«…У Нюры была одна особенность, производившая, мы бы сказали, даже некоторое неприятное впечатление.

Ну, вы читали во многих книжках и видели фильмы, в основном приключенческие, о том, как мчащаяся тройка или другое взбесившееся животное было остановлено на скаку героическим броском центрального персонажа. Ну, тут, конечно, то-се, ахи-охи, спасенные люди, самопожертвование… Так вот, что касается Нюры, она могла остановить на скаку любое взбесившееся животное. Но для этого она не кидалась наперерез, не повисала на рогах или дышле. Все происходило до отвращения прозаически.

Вот взять хотя бы быка Мирона… Все знали, бежит по улице — разбегайся, не то потопчет не глядя, старый или малый, или на рог возьмет. Его бы прирезать давно, такой зверюга, да уж больно производитель был хорош. Его и сохраняли, уповая на людской ум и беглую сообразительность. И только когда совсем уж невмоготу становилось, выкликали Нюру. Нюра выходила и говорила: «Ну поди сюда… поди…»

И бык Мирон кончал скоком своим колебать землю, смирял его на шаг, опускал задранный хвост и шел к Нюре. И не то чтобы хлебом приманивала или еще каким лакомствами, а просто шел, и все. И смотрел на нее. Потом Нюра шла, куда ей велели идти, и бык за ней тоже, куда она велела идти, — как привязанный. И она приводила его в стойло.

Про другого бы человека сказали — колдунья. А про Нюру кто скажет — колдунья? Смешно. Нюра, она Нюра и есть».

Далее автор еще упоминает, что на Нюру так реагировал не только бык Мирон, но и всякая другая живность. И даже люди, в особенности мужики. И она с ними могла обращаться столь же запросто, как с этим самым свирепым быком. Как это так может получаться, мы с вами подробнее еще поговорим в дальнейшем.

Пока же отметим, что «колдуном», подобным вышеописанной Нюре, в некоторых случаях может стать и каждый из вас.

Дело в том, что, по свидетельству многих натуралистов, большинство животных с видимым удовольствием изучают незнакомые для себя запахи даже в тех случаях, когда это и не сулит, казалось бы, им никакой практической выгоды. Более того, в некоторых случаях запах заведомо может нести с собой определенное беспокойство, а то и прямую опасность, и все-таки зверь идет на риск. Скажем, всем известно, что кошка готова на любое безрассудство, только бы насладиться валерьянкой.

И вот какой интересный случай по этому поводу рассказывал известный многим писатель, журналист и натуралист В. М. Песков. Однажды ему показали фотографию: лис обнюхивает валенок сидящего человека.

— Ручной лисовин? — поинтересовался Василий Михайлович.

— Нет, дикий…

Дальше выяснились вот какие подробности.

Однажды в сенях дома камчатский лесничий Виталий Николаенко оставил рюкзак с провиантом, среди которого был и кусок сыра. И первый же пробегавший мимо дома лисовин поступил согласно басне Крылова: «Лисицу сыр пленил…» Лис покрутился возле дома, а затем, не в силах противиться соблазну, даже залез в сени. Спугнутый, он, однако, не убежал далеко, а продолжал крутиться неподалеку. Лесник, убедившись, что лисовина пленяет именно запах сыра, разложил его кусочки с таким расчетом, чтобы последний находился прямо у его ног. И лис не выдержал, прошел по пахучей дорожке до конца. А когда доел последний кусочек, стал обнюхивать валенок — нет ли где еще лакомства?

Многие животные даже непрочь… подушиться. Причем привлекательными для них могут оказаться самые разные запахи: старого сала, селедочной шкурки, даже если рыба уж и протухла, апельсиновых корок и даже сигаретных окурков. Тщательно исследовав источник запаха, животное затем может поваляться на данном месте, чтобы перенести запах на свою шкуру. Зоологи называют такое поведение тергоровой реакцией и отмечают случаи ее проявления практически у всех хищников — собак, лисиц, львов, тигров, медведей и т. д. В чем суть такой привычки? Сообщить другим, что здесь есть еда? Но окурки ведь никто есть не будет даже с самой большой голодухи… Так, быть может, они используют подобные запахи с той же целью, с какой люди, особенно женщины, используют духи, — чтобы привлечь внимание к своей особе?

А НА ЧУВСТВА НАМ НАЧХАТЬ?

Кстати сказать, о том, что запах может быть отличной приманкой, те же охотники, натуралисты, биологи знают довольно давно. И используют в своих целях. Так, скажем, на тухлятину приманивают медведей на дистанцию верного выстрела. Тот же медведь, куница и соболь теряют всякую осторожность при запахе меда. Волки приходят на запахи крови и падали, селедочного рассола. А вот сохатого, к примеру, можно приманить запахом лука или чеснока, а зайца — на петрушку.

В некоторых случаях используют также синтетические аналоги природных пахучих веществ. Так, скажем, на полях Северо-Кавказского института фитопатологии не столь давно испытывали новые приманки для сельскохозяйственных вредителей. Скажем, синтезировав вещество, по запаху схожее с феромонами, выделяемыми самкой жука-щелкуна, исследователи создали весьма эффективную ловушку. Самцы щелкуна за многие километры устремлялись на свидание и находили свой конец на липкой ленте типа всем известной мушиной липучки.

Впрочем, и мы, оказывается, не так уж далеко ушли от «братьев наших меньших». Вспомните хотя бы о таком феномене: внешне женщина собой ничего особого не представляет, а поклонники за ней толпой… Почему? Вот как объясняет это явление директор Центра усовершенствования человека, врач-психотерапевт А. И. Андреенков. Оказывается, причина успеха (или, соответственно, неуспеха) кроется во многом именно в запахе, том феромоне, который выделяет данная женщина. Запах, исходящий от каждого, — тот самый, по которому собаки-ищейки находят преступника, — мы с вами тоже чувствуем, однако лишь на подсознательном уровне. Причем есть среди букета ароматов аттрактанты и репеланты — то есть запахи привлекающие и отпугивающие. Если преобладают последние, то человек вскоре инстинктивно начинает чувствовать в собеседнике недруга, старается побыстрее от него отделаться. И, напротив, аттрактанты заставляют, скажем, мужчину искать новых и новых встреч с внешне совсем некрасивой дамой.

Причем надо сказать, что многие духи, как бы призванные собой заменить недостаток природных аттрактантов, зачастую составляются неграмотно, — они не привлекают, а, напротив, отпугивают окружающих. Французские парфюмеры это, к примеру, уже поняли и начали добавлять в свою парфюмерию аттрактанты животного происхождения. Быть может, поэтому французские духи и пользуются столь широкой популярностью; синтетикой человеческий нос и мозг обмануть оказалось невозможно.

Научные исследования последних лет показывают, что «тот» или «не тот» запах может оказаться даже причиной бесплодия женщины. Приезжает вечером домой зачуханный радиацией, нитратами, толкучкой в транспорте мужчина, и несет от него таким амбре, что никакая ванна и лосьоны не помогают. Он перестает выделять возбуждающие женщину, необходимые для зачатия вещества, и все ночные труды напрасны. Можно ли помочь беде?

— Я проводил публичные сеансы, — рассказал Александр Иванович Андреенков, — распылял по залу определенные вещества. На следующий день шансы у многих на взаимность повышались. Я это ощущал даже на себе. Вообще-то я считаю себя «сморчковидным» мужчиной, но когда в кармане у меня лежит флакон с некоей жидкостью, в метро ко мне подходят очень даже эффектные девушки…

Данные отечественных экспериментов подтверждают и зарубежные исследователи. Так, еще лет 30 тому назад, будучи помощником профессора в университете штата Юта, Дейвид Берлинер работал с кусочками человеческой кожи, которые получал в операционных университетской больницы (туда, случалось, доставляли незадачливых любителей горнолыжного спорта). Хранил же он их в открытых колбах. И в один прекрасный день заметил, что его коллеги по лаборатории сделались необычайно дружелюбны и предупредительны друг к другу. Так продолжалось несколько дней, пока Берлинер не убрал свои колбы в холодильник. И уже через час лаборатория приобрела привычный вид: хмурые озабоченные лица, вспышки раздражительности…

Поначалу Берлинер сам усомнился в мелькнувшей было догадке. Однако повторные эксперименты поставили точки над «i». Некоторые кусочки определенно имели власть над окружающими, делали их добрее и жизнерадостнее. Почему? Потребовался год, чтобы заинтригованный исследователь пришел к выводу: всему причиной феромоны. И еще свыше четверти века, чтобы накопить статистику, выявить все тонкости воздействия. Вот как выглядит общая картина на сегодняшний день.

У человеческого эмбриона обнаружено два раздельных канала восприятия — феромонов и прочих запахов. К моменту рождения феромонный или вомеронасальный канал почти атрофируется; до исследований Берлинера полагали, что такого канала у нас попросту нет. К счастью, это оказалось не так — с развитием плода внутримозговая структура превращается в два комплекса нервов.

Один из них — конечный или терминальный — доходит до ядра гипоталамуса (есть такой отдел мозга, ответственный за репродуктивные гормоны и половое созревание). Данный орган так же регулирует состояние покоя, восторга, радости, удовольствия, восстановления сил… Берлинер и его единомышленники уверены, что именно по терминальному нерву сигналы передаются из вомеронасального органа в гипоталамус.

Другой комплекс представляет собой совокупность вомеронасальных органов, которые пронизывают образование, именуемое дополнительной колбочкой. Интересно, что у животных имеется отдельный орган для различения феромонов, а у человека эволюцией он как бы «стерт» и размещается там же, в носу, который воспринимает и обычные запахи. Исследователи, однако, выяснили, что часть нервных волокон, идущих из носа, образует специфические петли; последние проникают в области мозга, управляющие чувствами и настроением, и заканчиваются опять-таки в гипоталамусе.

Ныне специалисты придерживаются мнения, что описанная система с высокой степенью вероятности связана с программой продолжения рода. Решая вопрос, стоит ли поддерживать с Нею (или с Ним) дальнейшие отношения, наш рассудок — благодаря двум микроскопическим образованиям по обеим сторонам носовой перегородки — дает ответ на один из важнейших вопросов бытия! Горе несчастному, у которого эти образования бездействуют: ему недоступен запах любви, а стало быть, он обречен на безбрачие и бесплодие.

ШЕРЛОК ХОЛМС ЖИВЕТ В ПРОБИРКЕ?

Давайте вспомним, что в делах криминальных носы, чутье и запахи играют вовсе не последнюю роль. Вот вам только один пример.

Есть в недрах МВД РФ не совсем обычная коллекция. Такие «консервы», полагаю, видеть доводилось немногим: на железных полках сотни стеклянных банок с притертыми крышками. А внутри — куски байки, такой же, как на солдатских портянках. На банках этикетки: «От детей», «От лошади», «От автомашины»… А ниже обозначены дата, место взятия запаха, номер дела.

Эта необычная коллекция находится в лаборатории криминалистической одорологии экспертно-криминалистического центра МВД России. «Одор» в переводе с латыни — «запах». Стало быть, одорология — наука о запахах. Однако в центре занимаются лишь той частью этой науки, которая помогает раскрывать преступления.

Обычно ведь как ведут расследование? По «горячим» следам пускают собаку-ищейку. И она по запаху, если повезет, приведет прямо к дому преступника. Бери его, тепленького…

Но такая удача бывает далеко не всегда. Преступники ныне тоже стали умные, стараются следы запутывать, посыпают их порошками, отбивающими у собаки нюх, а то и попросту уезжают с места преступления на автомашине. Ищи-свищи ветра в поле…

Однако какие-то зацепки у следователей все-таки остаются. Одна из них — «консервы» с запахами. Байка очень хорошо впитывает в себя посторонние запахи. Этим и пользуются эксперты. Есть у них отработанная методика, по которой запахи с места преступления переносятся на куски байки, а затем «консервируются» в стеклянных банках.

Идентифицировать затем эти запахи тоже помогают собаки. Только не ищейки, а детекторы. Они, как правило, невелики ростом, не могут, довелись такое, справиться с преступником самостоятельно. Да этого от них и не требуется. Работа их заключается в другом. Понюхал, скажем, детектор по кличке Вуд кусок байки, запомнил запах. А потом безошибочно может сравнить его с другим, из банки. Подойдет к ней и сядет довольный: «Я, мол, свое дело сделал…» И нюх его — в несколько раз более тонкий, чем у других собак — бывает, разрушает легенду, искусно выстроенную матерым преступником: «Не был я там, гражданин следователь, и знать ничего не знаю…» Вуд его выведет на чистую воду.

Впрочем, в последние годы тонкое дело детектирования, сравнения запахов, стали доверять не только собакам. У поэта Николая Заболоцкого, например, есть такие строки:

Муху странную бери,
Муху в банку посади,
С банкой по полю ходи,
За приметами следи.
Если муха чуть шумит, —
Под ногами медь лежит.
Если усиком ведет, —
К серебру тебя зовет…

Сам Заболоцкий по этому поводу писал, что основой для написания стихотворения послужили сочинения средневекового схоласта Агриппы Неттесеймского и предания, которые он сам слыхивал в русских деревнях.

И тут нам впору удивиться народной наблюдательности. Потому как народные приметы затем во многом были подтверждены исследованиями ученых. Так, скажем, известный исследователь Н. Н. Кольцов еще в 20-е годы ставил опыты по определению чувствительности живых организмов. В 200-литровый сосуд с водой, в котором помещались одноклеточные существа — сувойки, он капал всего лишь каплю слабого раствора анионов кальция. И ножки сувойек поджимались — они чувствовали примесь!

Впрочем, для нас, уже познакомившихся с результатами опытов на рыбах — угрях и лососях, такая чувствительность вовсе не кажется фантастичной. Интереснее для нас в данном случае другое: ученые попытались использовать живые существа в качестве сверхчувствительных датчиков для электронной аппаратуры.

Например, сотрудники биологического факультета МГУ несколько лет назад ухитрились записать на осциллографе сигналы, шедшие от вкусовых щетинок комара-пискуна. При этом выяснилось, что каждому химическому соединению соответствует определенная последовательность электрических импульсов, даже если концентрация данной примеси составляла всего сотые доли грамма на литр воды.

Только вот беда: стоило поменять одного комара на другого, и характер электрических импульсов менялся. То же происходило, когда экспериментаторы переходили от опытов с одной мухой к другой. Точного повторения результатов, как говорят специалисты, их воспроизводимости, добиться не удалось. И потому интерес к подобным экспериментам постепенно стал исчезать.

Но потом их возобновили на новом уровне под руководством члена-корреспондента РАН Л. А. Пирузяна. И вот как все это стало выглядеть.

На первый взгляд перед нами обыкновенная лаборатория. Нет здесь ни комаров, ни мух, ни лабораторных столов — обычные штативы с пробирками. Но вот в пробирках..

— В пробирках тоже нет ничего необычного, — пояснил один из экспериментаторов Г. А. Чуич. — В них раствор, где размещены клетки крови — молекулы гемоглобина, белки… Зато реакции, которые происходят с этими веществами, действительно, не совсем обычны…

Представим себе, в комнату зашел некто, постоял и вышел. Вошедший после него в помещение экспериментатор через некоторое время может определить, что заходивший был в синем вельветовом костюме, у его шариковой ручки нет колпачка, а сам он был слегка раздражен, скорее всего, мелкими бытовыми неприятностями. И рассказали экспериментатору обо всем этом биодатчики — те самые растворы живых клеток в пробирках.

Оказывается, некоторые живые клетки определенным образом реагируют на те или иные химические соединения, распространяющиеся воздухе в виде запахов. По результатам анализа таких реакций и удается затем установить, кто именно был в комнате и каково его состояние.

Причем живые клетки — уже достаточно стандартные образования, чтобы на одни и те же раздражители реагировать всякий раз одинаково. То есть налицо воспроизводимость результатов. И все-таки исследователи не останавливаются на достигнутом. Теперь их не устраивает недолговечность приборов из пробирки. Ведь многие живые клетки могут существовать вне организма лишь считанные часы, в лучшем случае — несколько дней. Нельзя ли увеличить срок их службы? Можно. Хотя бы вот каким образом…

ПО СЛЕДУ МОЛЕКУЛЫ ИДЕТ «ПУРГА»

…Наш разговор начался с того, что кандидат биологических наук А. М. Королев попросил у меня портфель.

— Нет-нет, открывать не надо! Я и так узнаю, что внутри…

И он стал подносить к закрытому портфелю тонкие гибкие трубочки-зонды, тянувшиеся от стойки с несколькими электронными блоками, опутанными проводами.

— Похоже, там у вас лежат книги или журналы. Словом, печатная продукция, — сказал Королев через пару минут. — А еще дня три тому назад в портфеле побывала копченая рыба, а еще раньше — стиральный порошок и крем для обуви…

— Но как вы все узнали?!

— «Пурга» помогла, — ученый кивнул на установку. — Только никакого отношения к полярному ветру она не имеет. Это лишь сокращение полного названия — «полупроводниковое устройство регистрации газового анализа». А говоря проще, «электронный нос»…

Так писал я лет десять тому назад о суперновинке того времени. И вот снова переступаю порог биофака МГУ.

— Здравствуйте, Александр Михайлович! Что у вас новенького?

И нынешний заведующий лабораторией общих и прикладных проблем хеморецепции стал показывать мне свое хозяйство.

Новинок много. Но прежде всего меня, конечно, интересовала судьба «электронного носа». Оказалось, современная модификация «Пурги» уже умещается в портфеле и весит всего 4,5 кг. С устройством можно работать не только в лаборатории, но и, так сказать, в натурных условиях. Александр Михайлович тут же продемонстрировал, как это делается.

Устройство разделено на три блока. Первый — набор чувствительных датчиков-сенсоров — умещается в футляре размером с коробку для духов. При необходимости его можно укрепить на телескопической ручке и просунуть в любой закуток. Во втором блоке заключена вся электроника, необходимая для определения того, чем именно пахнет. И, наконец, в третьем блоке помещаются ни-кель-кадмиевые аккумуляторы и «побудитель расхода», как его назвал Королев, то есть мембранный насос, прокачивающий воздух через систему.

В общем, как и прежде, я вижу перед собой искусственный аналог природного носа. Насос выполняет роль легких, прокачивающих воздух через носовую полость, электроника служит «мозгом», распознающим запахи, ну, а роль чувствительных элементов в носу отведена полимерным мембранам. Все это, правда, пока не удалось ужать до размеров естественных аналогов, но работы в данном направлении активно ведутся. Королев обещал, что во время следующего моего визита он сможет показать «электронный нос», весящий уже порядка… 100 г!

Тем не менее и тот «нос», что имеется в наличии сегодня, умеет уже достаточно много. Скажем, ни одна собака-ищейка не способна уловить запах человека в помещении, где сильно пахнет бензином, ацетоном, краской, или когда следы присыпаны пахучим веществом, например, табаком. А вот электроника может! Причем в отличие от индикаторов, работа которых основана на улавливании инфракрасного, теплового излучения живых существ, данная система способна отличить человека от других млекопитающих — скажем, крыс, обычно во множестве населяющих складские помещения. Сигнал тревоги будет поднят лишь в том случае, когда в охраняемое помещение действительно проникает посторонний.

— Правда, настоящим Шерлоком Холмсом «электронный нос» еще не стал, — улыбается Королев. — Если помните, знаменитый сыщик по нескольким характерным признакам чуть ли не полностью восстанавливал облик злоумышленника. Наши «носы» пока не в состоянии отличить одного человека от другого. Зато на определенные запахи, скажем, метан или наркотики, нюх у них отменный — в 10 раз лучше, чем у той же собаки!..

Такая особенность позволяет «искусственному носу» найти применение во многих отраслях науки, техники и народного хозяйства. Скажем, вынюхивая метан, можно очень быстро обнаружить, а затем и устранять утечки в газопроводах. Есть сведения, что в районе многих месторождений угля и нефти тоже наблюдается повышенная микроконцентрация этого природного газа. Стало быть, «электронный нос» способен отыскивать и залежи данных полезных ископаемых. Заинтересовались новинкой и медики. Они полагают, что многие болезни, такие, например, как тонзиллит, дифтерит, подагра и многие другие, имеют специфические запахи, уловив которые, можно очень быстро поставить точный диагноз заболевания…

— Все это, конечно, хорошо, — сказал я Александру Михайловичу, — ну, а какой, скажите, пожалуйста, прок от вашей разработки обыкновенному человеку, так сказать, обывателю?

— А вы когда-нибудь задумывались, чем пахнет новая мебель? — вопросом на вопрос ответил Королев.

Признаться, такой оборот дела меня несколько огорошил: а, действительно, чем?

Оказывается, современная мебель из ДСП въезжает в квартиру вместе с целым букетом запахов — и далеко не все из них полезны для здоровья. Фенолформальдегидные смолы и прочие вещества, входящие в состав клеев и лаков, выделяют в атмосферу самые настоящие отравляющие вещества, концентрацию которых в квартире, конечно, вряд ли кто замерял. А надо бы… Тогда, по крайней мере, будешь точно знать, отчего болит голова и кому выставлять счет за подпорченное здоровье.

А пища?.. Обратите внимание, ваша кошка или собака зачастую воротят нос от колбасы, которую вы только что принесли из магазина. А мы ничего, лопаем: наши анализаторы не так чувствительны к запахам, как у животных. И, бывает, травимся… «Электронный нос» в портативном варианте позволил бы учуять порчу еще в магазине или на рынке, и вы не потратили бы деньги понапрасну.

Или вот еще один поворот темы. Не для кого ведь не секрет, что семьи наши стали менее прочными. Говорили мы и о причинах того — современные мужчины зачастую не способны выделять соблазнительные для женщин запахи. Но положение ведь можно исправить, если знать наверняка, в чем причина семейной аварии. «Электронный нос» мог бы дать точный анализ ситуации.

Мог бы… Но, к сожалению, пока не может. А причина тому одна — нет у нашего государства денег ни на науку, ни на любовь, ни на «электронные носы»… Так что все мы в итоге остаемся с носом. Каждый — со своим собственным.

ЧЕМ ПАХНЕТ ДЕЛО?

И все-таки мне не хотелось закончить свой рассказ на грустной ноте, не хотелось бы, чтобы вы печально повесили носы. И потому в заключение давайте поговорим о чем-нибудь хорошем, хотя бы о горизонтах одорологии. Ведь новые, обнадеживающие сведения о запахах, их изучении и применении приходят, если не каждый день, то все-таки довольно часто. Приведу лишь некоторые из потока сообщений.

…Сразу нужно оговориться, что «искусственный нос» — название для прибора, созданного сотрудниками двух академических НИИ — Института общей физики и ФИАНа имени П. Н. Лебедева, — несколько неудачное. Хотя бы потому, что данный «нос» может анализировать даже те соединения, которые вовсе не пахнут. В таком случае он как бы пробует их на вкус.

Происходит же это следующим образом. Прибор по своему принципу действия несколько напоминает локатор. Только в исследуемое вещество посылается не радиоимпульс и не ультразвук, а луч лазера. Попадет в этот луч молекула — и тотчас оставит в его спектре след, темные полосы, которые физики называют спектром поглощения. Каждая молекула «наследит», конечно, по-своему, — ив приемник попадают, образно говоря, «отпечатки ее пальцев».

Ну, а дальнейшее, как говорится, дело техники. Спектр тотчас анализируется с применением новейшей вычислительной техники, и вскоре на стол исследователя может быть положена справка с точным указанием, какие именно молекулы и в каком количестве встретил на своем пути лазерный луч. Причем работает этот комплекс настолько быстро, что «искусственный нос» при необходимости может выдавать подряд целую серию моментальных снимков-анализов, своеобразных кадров. А если сопоставить их вместе, получится некий фильм — скажем, «кино» о жизни муравейника с точки зрения запаха. Быть может, посмотрев такой «фильм» и раз, и другой, и третий, исследователи наконец-таки разберутся в тех сложных процессах, которые составляют жизненные алгоритмы этих интереснейших насекомых, иерархию их общества.

…Исследователи медицинского центра имени Дж. Гопкинса и некоторых других учреждений разгадали механизм, благодаря которому нервным клеткам в носу позволяется на некоторое время отметить наличие запаха, а потом забыть о нем и подготовиться к восприятию следующего раздражителя.

Оказалось, что мембранам и рецепторам на поверхности обонятельных клеток отводится лишь малая доля секунды для восприятия запахов. А затем белок под названием «барк-2» блокирует возбужденные рецепторы запаха.

Недавно обнаруженный фермент в той или иной форме присутствует в тканях по всему организму. Судя по всему, ферменты этой группы выполняют очень важную функцию, регулируя способность клеток принимать самые разные сигналы как извне, так и изнутри организма. Фермент определяет, как долго рецептор имеет право воспринимать тот или иной раздражитель, а затем приводит его в состояние готовности для получения следующего сигнала.

«Барк» прикрепляет химическую метку — фосфатную группу — к активированному рецептору, что позволяет другому белку, под названием «дета-аристин», связаться с рецептором и заблокировать себя. Если обратиться к аналогии, то «барк» можно сравнить с дирижером оркестра, который следит, чтобы все музыканты были готовы к исполнению следующей музыкальной фразы.

Исследователь Роберт Левковец первым получил методом клонирования ген, ответственный за выработку этого фермента. Он установил его структуру и химический механизм действия. По его словам, на сегодняшний день идентифицировано шесть разных видов «барка», которые, по-видимому, занимаются в организме тем, что отключают клеточные рецепторы гормонов, химических сигналов и разных препаратов, в том числе и средств против астмы, гипертонии и болезни Паркинсона. Таким образом, по словам Левковца, получается, что, если наука овладеет способом отключения тех или иных «барков» по своему усмотрению, это может привести к резкому усилению действия ряда лекарств.

…По данным ООН, мировые потери урожая от насекомых-вредителей составляют около трети общего сбора. Понятное дело, специалисты всего мира ломают себе головы, как получше защитить поля, сады и огороды от орд прожорливых букашек и прочих насекомых. Испробовано уже многое — и ядохимикаты, и огонь… Но, пожалуй, наиболее действенным средством борьбы на сегодняшний день оказался запах.

В одной из лабораторий Института эволюционной морфологии и экологии животных РАН, где работает доктор биологических наук Е. Н. Поливанова, вам могут показать несложный инструмент, уже прошедший испытания на плантациях томатов и кукурузных полях. Да-да, вы догадались правильно: небольшая деревянная площадка, установленная на шесте, покрыта клейким веществом и буквально усеяна основными вредителями томатов и кукурузы, — бабочками хлопковой совки. Насекомых так много, что не сразу замечаешь небольшую оранжевую капсулу в центре площадки. Она заполнена синтетическими феромонами. Нашим ученым удалось подделать запах так искусно, что самцы хлопковой совки слетаются на площадку за многие километры. И находят печальный конец на клейкой дощечке. А самки, оставшиеся без женихов, не могут принести потомства, а значит, и сколь-нибудь серьезный вред полю.

…Английские пивовары используют теперь в своем деле нового контролера. В его роли выступает «электронный нос». Он следит за малейшими нарушениями запаха, исходящими от солода, а это, в свою очередь, позволяет регистрировать и исправлять вовремя нарушения технологии.

Это устройство, созданное Дж. Гарднером из Гарвардского университета, прежде чем приступить к делу, прошло предварительное обучение у профессиональных дегустаторов. Ну, а затем стало и превосходить их. Ведь в отличие от человека электроника никогда не устает и не ошибается.

Чувствительный элемент «носа» состоит из 12 полимерных нитей, каждая из которых создана из особого пластика, отличающегося разной электропроводностью. Набор нитей адсорбирует пары пива, в результате чего электропроводность каждой нити меняется по своему закону. Совокупность изменений соответствует тому или иному запаху примерно так же, как каждый человек имеет свой почерк.

При градуировке прибора пивовары составили таблицу запахов, совпадающих с определенными стадиями процесса. А затем уж «электронный нос» стал сам следить, как варится пиво. Причем, как уверяют специалисты, подобную технологию в принципе можно внедрить не только в пивоварение, но и, скажем, в технологию переработки табака. Так что дайте срок, «электронный нос» окажется не только в пиве, но и в табаке!

…Лето на исходе, а сезонный товар все еще не распродан… Что делать? Менеджер крупного универсама вызвал на подмогу экспертов, и те посоветовали использовать для привлечения покупателей… запах свежего сена! Сказано — сделано. Гранулы с нужными ароматами срочно распределили по отделам «товаров для отдыха» и, пожалуйста! Через неделю намечавшиеся убытки обернулись приличной прибылью. Эксперты получили благодарственное письмо плюс чек с соответствующей суммой.

Впрочем, они даже не удивились, что их уловка сработала. Поскольку дело уж проверенное. Немного раньше они точно так же помогли фирме «Спот Бейкери Инкорпорейшн» из Сиэтла распродать булочки в упаковке. В полиэтилен булочки запечатали, чтобы они подольше не черствели. Но идея, сулившая, казалось бы, верный выигрыш, чуть не обернулась поражением: хлеб в полиэтилене совершенно утратил запах, и его никто не хотел брать. Выручили опять-таки гранулы с запахом свежеиспеченного хлеба.

…Японские медики полагают, что запахи могут помочь организму расслабиться, получше отдохнуть, а в нужные моменты и мобилизовать все свои резервы. Уже даже точно знают, какие именно запахи, в какие периоды рабочей смены использовать, а также для какой именно работы — физической или умственной — лучше подходит то, а не другое. Так, скажем, студенты лучше сдают экзамены и зачеты, если аудиторию время от времени наполнять ароматами мяты или ландыша. Запах ванили, напоминающий о милой атмосфере домашнего праздника, позволяет пациентам расслабиться во время томографического обследования. А свежий запах моря — чуть йода, чуть соли — благоприятствует проведению деловых переговоров!

Новинка так понравилась, что строительная компания «Кадзима» ныне едва успевает выполнять заказы на поставку в офисы специальных систем для насыщения ароматами производственных помещений. Довольны поставщики, довольны и клиенты — чего ведь только не сделаешь для пользы и процветания дела!



Маслов А. А
ВОЛЯ ЗА ПРЕДЕЛАМИ ВОЛИ!


Автор:

МАСЛОВ АЛЕКСЕЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ — кандидат исторических наук, востоковед, Президент Генеральной Ассоциации традиционных боевых искусств Цзинъу, Вице-Президент Международной Федерации Шаолиньского ушу, автор нескольких книг о духовных традициях Востока.


К ЧИТАТЕЛЯМ

Эта узкая тропинка, что затеряна в горах Сунисань и вьется полоской между гранитных валунов и заброшенных алтарей, считается путем священным и даже мистическим. Именно по ней в VI в. взошел в высокогорную пещеру патриарх Чань-буддизма и легендарный основатель шаолиньской школы ушу Бодхидхарма. В прошлом году этот «путь мастеров ушу» довелось совершить и автору этих строк. Став первым европейцем монахом-бойцом (усэн) знаменитого Шаолиньского монастыря и получив посвящение в 32-м поколении, я посетил эту небольшую пещеру Бодхидхармы, куда сегодня редко приходят посетители и где хранятся монашеские красно-желтые одежды самого патриарха ушу. Конечно, перед нами — красивая легенда о нетленных одеждах, о девятилетием недвижном сидении Бадхидхармы лицом к стене, в результате чего он получил просветление. но одновременно все эти десятки мифов, как это ни удивительно, не просто живут в головах современных монахов-бойцов, но и «воспитывают» их. До сих пор в Шаолиньском монастыре, где сегодня живет чуть более ста монахов, можно увидеть, как 70-летние старцы без труда садятся на «шпагат», буравят пальцем отверстие в камне, более молодые взбираются по гладкой стене, стоят в стойке на двух пальцах одной руки. И это уже не легенды, это — реальность, пускай мистическая и загадочная, но к которой можно приобщиться. Правда, на это уйдет, возможно, не один десяток лет. И главное здесь — вступить в особый внутренний мир ушу, ощутить его изнутри, о чем и пойдет речь ниже.

Для нас, людей, воспитанных в традициях христианской культуры, многое здесь покажется необычным, а порой и неприемлемым. Не стану лукавить, но и я не раз испытывал нравственные сомнения в «правильности» истин ушу, а если говорить более общо, — всей китайской культуры. Мне неоднократно доводилось быть свидетелем китайских деревенских культов, в том числе и ритуалов ушу, которые носитель западной традиции поименовал бы «дьяволопоклонством» и «от лукавого». Но так или иначе, в рамках подобной весьма неоднозначной традиции живут более миллиарда людей. Их культура — одна из самых древних и целостных на Земле. Во внутреннем мире ушу, как в кате воды, отразились эти традиционные ценности Китая да и всего Дальнего Востока. И соприкосновение с такой культурой — всегда ветрена с «незнакомцем» внутри себя.

Существует кулачное искусство вне кулачного искусства. Существует воля вне воли. В промежутке между волей и не-волей и коренится истина.

Мастер Сунь Путан (1861–1932)

ВРАТА УЧЕНИЯ

ШКОЛА — ВНУТРЕННИЙ МИР УШУ

Естественно, что, говоря о мастерах ушу, нельзя не затронуть такой важный элемент внутренней традиции ушу, как школа, т. е. основная ячейка, где передается учение. Сегодня можно услышать, как школой ушу называют обычный спортивный клуб, секцию, причем это понятие настолько закрепилось в нашем сознании, что мы вряд ли задумываемся над его сутью. А вот для Китая понятие «школа» имело совсем иное, исключительно духовное значение.

Прежде всего постараемся разобраться, что мы вообще подразумеваем под названием «школа ушу». Чем отличается от стиля? Правомочны ли параллельные названия, скажем, «шаолиньский стиль» и «шаолиньская школа»? Кстати, такая путаница нередка, и сегодня даже далеко не каждый последователь ушу в Китае способен разобраться в ней.

Отметим, что школы ушу отнюдь не возникают вместе с возникновением боевых искусств. Посылкой для их создания стало осознание боевых искусств как духовно полноценной системы, ничем не отличной от других китайских искусств. Школы начинают формироваться в XIII веке, однако их образование завершается лишь к XVII веку вместе со становлением системы «внутренних стилей», которые можно практиковать лишь внутри таких школ. Школ возникло по всему Китаю множество, хотя, конечно, не все они были равноценны, и многие лишь имитировали традиционные буддийские общины и даосские секты. Вообще же на формирование школ ушу и на их структуру, с одной стороны, повлияли форма и взаимоотношения традиционной китайской семьи, с другой — организация и система обучения в даосских и буддийских сектах. К тому же школам предшествуют многочисленные народные общества ушу, носящие массовый общедеревенский характер. Становление народного синкретизма в тот момент, когда ушу стало самым массовым народным занятием, поставило точку в формировании школ не только как организации обучения ушу, но и передачи духовной «истинной традиции».

Особенно бурный рост ушу шел в XVII–XIX веках, частично он был связан с глухим противостоянием народных «мудрецов» элитарно-имперской культуре вообще, когда единственным способом сохранения духовной «истинности» становилось создание исключительно узкого, герметического сообщества, где предельно концентрировалось внутреннее напряжение.

Не стоит полагать, что духовная самоорганизация была основным стержнем всякой школы ушу. Отнюдь нет. Например, после прихода в Китай маньчжуров ряд школ оказался тесно связан с тайными обществами, особенно это распространилось на юге Китая, где действовала знаменитая Триада — «Общество Неба и Земли». Зачастую школа ушу и тайное общество полностью взаимоналагались, растворяясь друг в друге, школа вырастала в огромное сообщество. Поэтому наряду с крайне закрытыми школами ушу, в которых нередко объединялись не более десятка человек и отбор в которые был очень строг, стали развиваться более массовые «общества» (шэ) или «дворы боевых искусств» (гуань). В них состояло до нескольких сотен человек, на деревенском и на уездном уровне их члены тренировались абсолютно открыто, не таясь ни местных чиновников, ни проверяющих, хотя при этом нередко такие «дворы» и разгоняли за «еретическую практику», фактически — за отправление неофициальных ритуалов, поклонение «не тем» богам и духам.

Такие «дворы» были обычно тесно связаны с узкими школами, называемыми «мэнь» — врата. Более того, и во внутренней иерархии, и в структуре взаимоотношений, и даже в изучаемых приемах и комплексах эти два типа школ могли полностью совпадать, благо, они обычно располагались в одной местности. И тем не менее разница была, причем разница весьма существенная.

Огромное духовное напряжение, возникающее в небольшом круге учеников школы-мэнь, позволяло передавать ушу как истинно сакральное знание. Да и вообще, по сути, передавалось не ушу, а некое «нечто», которое стоит за ним — «искусство Дао». В больших же «дворах», тайных обществах многие секреты ушу растворялись в массе занимающихся, но самое главное — утрачивалась возможность передачи «от сердца к сердцу». Это была своеобразная имитация формы, которой приписывался мистический смысл, но который фактически давно утерян.

Стили ушу как таковые разрабатывались внутри школ, именно там простой технический арсенал боя приобретал свою стилистику — историю, легенды, первопредка, внутренние ритуалы — одним словом, все опознавательные знаки стиля. Практиковались же эти стили в более широких обществах. Учение и внутренняя психологическая обстановка школы были очень сложны для большинства тех, кто желал практиковать ушу, а их по всему Китаю были миллионы. Многие аспекты были вообще недоступны для ментальных и духовных способностей некоторых учеников. Поэтому «дворы боевых искусств» собирали самый различный люд, который овладевал ушу в основном на внешнем техническом уровне, хотя в этом многие достигали поражающего мастерства. И все же наиболее духовно открытых вводили в узкий круг учеников школы.



Бодхихарма (VI век)

Интересно, что существовало и «материальное» отличие школ от обществ или «дворов» — школы имели свои генеалогические хроники, сакральные тексты, их члены занимались медитацией, обладали полными методиками «внутренней тренировки». А вот в массовых объединениях это практически полностью отсутствовало или лишь имитировалось в «снятом» виде.

Настоящих школ в Китае существовало немного, были они малоприметны, равно как и мастера, руководящие ими. Сам характер школы исключал Приход в нее случайных людей, ученики редко покидали ее, недоучившись, большинство из членов школ своим основным занятием в жизни считали практику ушу, и другой «работы», по сути, у них не было, хотя многие последователи являлись крестьянами, торговцами, лодочниками, ремесленниками.

Интересно само название школы ушу. Классическая школа именовалась «семьей» (цзя) или «вратами» (мэнь). Через эти врата неофит (то есть новичок) входил в новый, по сути, запредельный мир — мир тайн великих мудрецов. Там он готовился в течение долгих лет к восприятию трансцендентных истин ушу, тренировал тело и дух, постигая самого себя. «Войти во врата» — так именовалось вступление в школу ушу. За вратами ученик должен оставить, может быть, все то, к чему привык, «выбросить себя старого и породить нового», говорит китайское изречение. Наставники ушу советовали «выбросить старую одежду, выбросить старые привычки, выбросить старое «Я». До сих пор в некоторых школах провинции Хэнань при ритуале вступления сжигается одежда ученика и табличка с именем поступающего. Пепел растворяют в воде, и такой напиток называется «чай небожителей». Затем ученик выпивает этот чай, как бы поглощая сам себя. Человек символически умирает, уничтожая себя, чтобы возродиться вновь, но уже в истинном виде — в качестве носителя традиции ушу.

Вступление в школу ушу представляет сложное испытание для психики и тела неофита. Новичок обычно сначала отвечал на ритуальные вопросы, произносил магические заклинания.

Во многих школах ушу ритуал вступления оказался сильно редуцирован, уменьшен внешне до простых формальностей, как бы переведен во внутреннюю форму переживания. В полном ритуале, сложных действиях, заклинаниях не было необходимости. Мастер прекрасно чувствовал, кого он берет к себе в школу, говорили, что мастер узнает об ученике раньше, чем тот приходит к нему.

Заметим, что школа по своему характеру отличается от стиля или направления ушу. Например, ряд школ мог практиковать один и тот же стиль. У истоков стиля обычно стоит легендарный первооснователь. Его личность восходит или к полностью мифологическим персонам, чей образ «очеловечился», например к бессмертным небожителям, или к полулегендарным героям, которые прямого отношения к ушу не имели, но освящали стиль своей благостью — Бодхидхарма, Чжан Саньфэн. Был также целый ряд вполне реальных людей, причем живших сравнительно недавно, 2–3 века назад, которые столь сильно «обросли» легендами, что сама реальность этих личностей утратилась абсолютно. Например, основатель стиля «огненной палки» Шаолиня монах Цзиньнало в мифах приобрел имя буддийского небесного божества Кинары, поэтому считалось, что сами духи принесли методы боя с палкой на землю. Так или иначе, основатель стиля был всегда мифологичен и символичен как воплощение духовной мощи, идущей от века и от мира. По сути, у стиля не было начала, ибо его корни уходили в бесконечную глубину эпохи первопредков.

Основателем же школы почти всегда был реальный человек. Сама структура школы вырастала из организации китайской семьи, клана (патронимии), а поэтому и назывались они семейными или клановыми названиями, например, Янши тайцзицюань — «Школа тайцзицюань клана Янов», или хунцзямэнь — «Школа семьи Хунов». Вступление в школу таким образом становилось приобщением к семейным связям.

Колоссальную роль в создании школ играли генеалогические хроники, или «семейные списки» — цзяпу, которые выстраивали генеалогическое древо рода и, по сути, имелись у каждой семьи. Школы ушу переняли у семьи и эту характерную черту, что еще больше перевело связи между членами школы на уровень кровно-семейных, «от Неба данных», и поэтому нерасторжимых. Хроники хранятся как святая святых, передаются из рук в руки от учителя к его прямому преемнику. Они прежде всего идентифицируют каждого конкретного ученика со всем телом школы, фактически с телом внутренней традиции. Благодаря такой хронике человек, произрастая из семейного древа, осознавал свою принадлежность к «корню мастеров». Он воистину «занимал место» в этом мире, и надо много понять в китайской культуре, чтобы осознать, сколь важно для традиционного китайца, для последователя ушу почувствовать себя живым воплощением духовной традиции, ее производным и ее проводником. Фамилия ученика не просто вписывалась в книгу (кстати, туда попадали далеко не все, а лишь преемники «истинной традиции», два-три человека из одного поколения). Внесение ученика, в генеалогическое древо фактически свидетельствовало о его приобщении к полной традиции школы.

Школа ушу никогда не понималась ее последователями как «список приемов», комбинаций и комплексов. В школе не было и «срока обучения», она вообще могла не иметь видимого (скажем, технического) воплощения. Прежде всего под школой подразумеваются все поколения учителей-учеников и непрерывность «истинной передачи». Вот почему столь высоко ставились древние тексты и рассказы о мастерах школы. Вот почему нельзя объявить об одномоментном создании собственной школы, хотя в короткий срок можно составить эффективный набор приемов, пригодных для рукопашного боя. Вот почему невысоко ценились люди, не имеющие за своими плечами мастера, несущего в себе школу «древних предков» — кто ничего не воспринял, тому нечего и передавать.

После этого не покажется странным утверждение, что школа ушу постулировала вневременную жизнь. Мы — лишь следы великих мудрецов, давно прошедших. Но одновременно мы — воплощение их духа, и ученик даже в десятом поколении и есть мастер. Мы растворены в потоке мастерства и транслируем его вперед. Так сохраняется дух и форма школы, вечно возрождаясь в новом поколении учеников. По сути, не существует даже и возрождения, есть лишь вечное возвращение одного и того же Мастера в каждом новом ученике.

Связь внутри такой школы была реальным воплощением семейных связей. Следует также учитывать, что ранние школы вообще полностью базировались на семье, отец или чаще дед учили младшего по возрасту. Долгое время семейные школы для пришлых вообще не открывались, например, школа клана Чэнь тайцзицюань не допускала к себе вовнутрь инородных более ста лет. Благодаря этим кровнородственным связям школа и получила свое второе название «семья» (цзя).

Спектр значений термина «цзя» крайне широк: «община», «семья», «сообщество», «клан». Семейные отношения — наиболее тесные и надежные для китайцев, не случайно существует выражение «Вся Поднебесная — одна семья».

Таким образом, школа ушу была как бы уменьшенной проекцией государства и семьи, неся на себе тот же оттенок небесной святости, не случайно общение внутри школы происходило в терминах родства: «брат», «сестра» и т. д. Благодаря этому школа становилась миром в себе и для себя, представляющим не только маленький образ неких «больших» внешних семей, но реально придерживающимся всех семейных уложений.

Отношения соподчинения, внутри какой бы ячейки общества они не реализовывались, всегда воспроизводили связь отца с сыном, например, император всегда был отцом для своих подданных и заботился о них как о своих детях. Учитель в школах ушу также был отцом своих учеников, причем статус его был значительно выше, чем у отца по крови, — учитель являлся отцом по духу. Он как бы рождал новую духовную личность, возрождая в ней самого себя. Поэтому и ученик должен относиться к мастеру с чувством сыновьей почтительности.

Поскольку наставник школы всегда выступал в роли духовного отца, то и его ученики именовались «детьми в духе» или «братьями в учителе».

Китайское выражение «братья в учителе» или «братья по учителю» (шисюн) очень точно выражает саму суть учительствования в Китае. Наставник являет собой родовое древо, выступает как абстрактное начало, некое «тело семьи», воспроизводящее само себя.

В терминах родства воспринимались и все члены школы ушу. Основатель школы обычно именовался тайцзу — «великий предок», так же как называли и императоров — основателей династии. Его портрет всегда висит перед алтарем школы, а перед табличкой с его именем (по китайским поверьям, в нее после смерти человека переселяется часть его духа) возжигаются благовония. Напомним, что основателем школы могло считаться и легендарное лицо. Например, легендарный родоначальник многих стилей ушу Гуань Юй был обожествлен китайской традицией и назывался «бог Гуань» — Гуань ди. Наставник ныне существующего учителя школы звался шицзун — «наставник-первооснователь» или «дед-настав-ник». В школе почитались не только те, кто непосредственно преподавал ушу, но и те, кто был связан с семьей мастера, например, его жена именовалась шинян или шиму — «матушка-наставница».

Старший сын мастера или старший ученик шисюн (обратим внимание, что между сыном и учеником не делалось различий) выполнял обязанности старшего инструктора школы. Он обучал технике приемов, следил за выполнением новичками основных дисциплинарных норм и ритуалов. Существовал также шидае — первый помощник учителя, фактически равный ему по положению, и ему выказывали такие же уважение и почитание, как самому шифу.

Таким образом, школа функционировала как семья, воспитывала детей-учеников, устанавливала отношения с другими семьями, а распределение обязанностей в школе ушу было таким же, как и в обычной семье. До сих пор ближайшие ученики приглашаются жить в доме учителя, правда, не в самих покоях мастера, а в других постройках. Большинство же просто приходят к нему, так как все живут в одной деревне. Ученики выполняют обычно все обязанности по дому — носят дрова, убирают помещение, готовят пищу, содержат хозяйство.

«ТОТ, КТО ВСТУПАЕТ В СЛЕД»

Известно, что далеко не всякого брали в ученики. Менее известно, что даже того, кого мастер пускал к себе на двор, еще рано было называть учеником — этот человек мог в течение нескольких месяцев лишь выполнять домашнюю работу, убирать двор, чистить оружие. До тренировок он не допускался, никаких наставлений от мастера не получал. Люди, поверхностно знакомые с внутренней традицией ушу, это явление объясняют так: учитель хочет проверить преданность и искренность намерений ученика.

Действительная причина здесь заключена в ином. Истинное мастерство наставника заключено как раз в том, что он лучше знает своего последователя, чем тот себя самого. Дело в том, что неофит должен почувствовать обстановку школы, ее внутренний климат, особую психологическую ситуацию. У новичка имеется полная возможность отказаться от обучения, если он понимает, что физически или духовно неспособен воспринять учение. Но сразу отказать человеку, полному энтузиазма, горячего рвения, уверенности в своих силах, настойчивости, — значит, нанести ему душевную травму.

Большинство учителей сразу чувствуют, кто останется, а кто покинет школу, даже не приступив к обучению, не случайно до сих пор традиционные наставники «учеником» начинают называть лишь того, кто пробыл в школе не менее трех лет. До этого срока его просто нечему обучать, так как ни его разум, ни психика не готовы к восприятию того особого внутреннего мира ушу, который и превращает боевую технику в духовное искусство. Иногда самой большой милостью по отношению к человеку становился мягкий отказ от преподавания ему боевых искусств. Не каждый способен выдержать груз этого знания.

После обряда инициации ученика посвящали в особые тайные ритуалы школы. Эти ритуалы могли лишь в тонкостях отличаться от общепринятых, но тем не менее они составляли один из секретов школы, ибо дистанцировали ее от остального мира, делали ее «внутренней». В частности, в ряде школ смысл таких ритуалов заключался в том, что неофит объявлялся «ребенком» или «младенцем» — человеком, который стоит лишь на пороге своей настоящей жизни. Именно после этого учитель и «рождал» ученика. Смысл такого действа хорошо виден в известной поговорке, распространенной в школах ушу и даже вошедшей во многие уставы школ: «Мать и отец дали мне кости и плоть, учитель дал мне дух». Таким образом, идея «второго рождения», причем рождения истинного, духовного, мистического и глубоко сокровенного возникновения «человека целостных свойств», заложенная глубоко в недрах эзотерической китайской традиции, получала воплощение в ушу.



На первых этапах ученик находится вне понимания того, что практикует. До прихода в школу ушу любой китаец много слышит об ушу, нередко наблюдает тренировки, демонстрации мастеров, но без учителя никому не дано проникнуть в саму сердцевину боевых искусств. В школе же появляется возможность постичь это «изнутри», но понимание — это долгий процесс психической переориентации и перестройки сознания. Поэтому, делая первые шаги, надо лишь доверять мастеру и следовать ему — следовать безотчетно. В традиционных школах, в частности, не принято, чтобы ученик задавал вопросы, — мастер сам знает, когда заговорить.

Для знатока ушу обучение, а точнее, постижение школы проходит в несколько этапов, отражающих изменение ценностной ориентации и психологических установок. Здесь речь, конечно, идет не о внешних ритуалах посвящения или присуждения какой-то очередной степени мастерства, как это можно встретить в каратэ, но о понимании самой метафизической глубины процесса обучения как постепенной интериоризации (переведении внутрь себя) духовных ценностей школы и срастания своей личности с личностью мастера.

Подражать следовало всему — самому мастеру, тому, как он выполняет комплексы, его выражениям, жестам и многому другому. Человек не обучается — он перерождается, он вступает в след мастера, входит в его тень, становится созвучным с его внутренним ритмом. Ученик постепенно реализуется как мастер. Медленно, очень медленно удельный вес чисто внешней имитации уменьшается, да и технический аспект имеет свои рамки, уступая место воплощению мастера в своем сознании. Внешнее как бы сворачивалось, сходясь до неизмеримо глубокого внутреннего пространства.

Наконец, исключительно духовное следование постепенно заменяло внешнее подражание и наступало преодоление, отказ от внешней формы. Она переставала играть определяющую роль в обучении ушу, но лишь опосредовала собой существование внутреннего аспекта.

Переход в изучении школы от внешнего к внутреннему происходил у учеников по-разному, многие так и не сумели преодолеть этого барьера. Момент перехода открывал качественно новый этап в ушу. Школа уже становилась внутренней реальностью для занимающегося, она обретала свою субстанциональность, а все комплексы, поединки служили лишь проекцией этого внутреннего пространства во внешнем мире.

Сохранились интересные воспоминания одного из японцев, который в начале 40-х годов присутствовал на ритуале приема в школу ушу. В центре сидел мастер, по бокам от него стояли два ближайших ученика. Посвящаемый выходил в центр и произносил традиционную формулу с просьбой о приеме в ученики и делал несколько поклонов. Внезапно мастер подал какой-то едва уловимый знак, один из стоящих сбоку старших учеников резко взмахнул мечом и… посвящаемый упал замертво. То же самое произошло и со вторым неофитом, а вот третий человек, который произносил ту же заученную формулу, делал те же самые поклоны, был принят. Наблюдатель-японец, профессиональный солдат, был поражен жестокостью ритуала. Речь идет не о правильности произнесения формулы или выполнения поклона, но об искренности, о том, чтобы все исходило от сердца, от «Небесной воли». Естественно, что немногие могут отважиться пройти такой ритуал, но ведь сама цель посвящения — проверить искренность, чистосердечие человека в помыслах занятий ушу.

Первое время в школе ученика могли подвергать тяжелым испытаниям. Однако не стоит считать это издевательствами, это лишь проверка крепости его духа и черт его характера. Например, ученик не должен обижаться, ибо учителя прекрасно знали, что обидчивого человека ничему нельзя обучить. Смотрели и на то, как ученик подает пиалу с чаем учителю, как общается с братьями по школе, как сидит, как реагирует на замечания. Это — долгий путь терпения и самовоспитания.

Среди огромного количества учителей и учеников ушу лишь немногие считались действительно подходящими друг другу. Встреча истинного учителя и способного ученика предопределялась Небом, и не случайно последователи ушу годами бродили по Поднебесной, разыскивали «своего» учителя. Истинный наставник — это «пресветлый учитель» или «просветленный мастер» (минши), настоящий же ученик должен быть «небесным талантом» (тяньцай). Его особые свойства объяснялись не только упорством и тщательностью в следовании наставлениям мастера, но во многом и врожденными способностями, «данными Небом». «Небесными талантами» также называли талантливейших художников, поэтов, философов. По существу, это была особая категория людей, способных не просто выучить что-то, не просто быть старательными ремесленниками в своем деле, но открытых для того, чтобы дальше понести умение и мастерство-гунфу в любой сфере человеческой жизни.

Между учителем и учеником устанавливались прежде всего отношения глубочайшей содоверительности. Учитель доверяет ученику, так как передает ему часть своей души. Ученик же должен бесконечно верить своему учителю, лишь эта вера поможет ему реализовать форму, которую он изучает. Эта вера форме и учителю особенно важна на первых этапах, когда ученик лишь постигает азы и не понимает смысла многого из того, что делает. В этот момент надо полностью отдаться словам и мыслям наставника, не вопрошая почему и зачем, но лишь выполняя то или иное упражнение. Веря учителю, ученик относится с искренним доверием к стилю, который изучает, к его истинности и непреходящей ценности заключенной в нем мудрости. Лишь такая безраздельная вера не позволяет ученику сойти с истинного пути.

Но и в среде самых упорных, старательных учеников всегда выделялись те, которые были способны на полное самоотречение ради ушу. Таких людей в школе обычно было немного — два-три, но чаще всего один.

В ушу таких людей называли «учениками внутренних покоев» — шинэй туди или «учениками, входящими в покои» — жуши туди. Все же остальные, пускай весьма способные и преданные, именовались «учениками внешних покоев» — шивай туди. Такое деление имело двоякий смысл. Во-первых, надо знать, что традиционное жилище на севере Китая делилось на внешнюю и внутреннюю части. Во внешней принимали гостей, во внутреннюю были вхожи только члены семьи. Таким образом, человек, который допускался во внутреннюю часть дома, символически становился родственником, кровным преемником учителя. А во-вторых, и это более существенно, понятие «внутреннего» как бы переводило общение последователя с наставником в сферу духовного, невидимого, недоступного для сознания других.

Зачастую «ученики внутренних покоев» жили вместе с учителем, вместе странствовали, сопровождали его повсюду, куда бы он ни пошел. Им открывались все секреты школы, и именно они должны были получить ее в полном объеме.

«Учениками внутренних покоев» становились лишь те, кто действительно был способен не только воспринять смысл ушу, но и полностью перевоплотиться в мастера, «встать в его след», то есть преемствовать «истинную традицию». Нередко это были сыновья учителя, так как с ними мастер мог общаться чаще и дольше всего, однако начиная с XIX века прямыми последователями становилось и немало «пришлых», выделенных глазом наставника из большой группы учеников. По таким ученикам и строилось генеалогическое древо школы в хрониках. Например, один из создателей стиля клана Ян тайцзицюань Ян Лучань (1790–1872) обучил за свою жизнь несколько сотен людей, он преподавал и в родном уезде Юннянь, и в Пекине, среди его учеников были и простолюдины, и богатейшие аристократы. Однако лишь три человека были вхожи в его «внутренние покои» — его сыновья Ян Цзяньхоу и Ян Баньхоу и некий Ван Ланьтин. Несмотря на то что двое его сыновей в дальнейшем значительно модифицировали технический арсенал стиля Ян Лучаня, тем не менее они считались прямыми и истинными продолжателями его школы. Произошло преемствование духа, безраздельное и абсолютно целостное. В этом случае трансформация формы движений, добавление приемов уже не играют существенной роли, ибо ученики в полной мере овладели смыслом учения (не только формой стиля!) Ян Лучаня, как бы переродили своего наставника внутри себя.

Мысль о мистическом перерождении — единственном способе восприятия гунфу — очень важна для становления личности «ученика внутренних покоев». Ему суждено в полном объеме понять своего учителя, поэтому немаловажен был и вопрос: кого они понимают? Не является ли человек, стоящий перед ними, талантливым имитатором, заблуждающимся в собственных возможностях, а то и просто шарлатаном?

Зачастую никто из учеников «внутренних покоев» до последнего момента не знал, кто станет преемником школы. Всех их обучали индивидуально, и никто не ведал, что объясняют другому. Могло быть и такое, что каждому объясняли свое направление стиля, как, например, поступал мастер по багуачжан Дун Хай-чуань (1813–1882) со своими учениками. Истории рассказывают, что, следуя теории восьми триграмм, он обучил восемь лучших учеников своей школе с небольшими вариациями, в результате чего возникли восемь различных школ багуачжан, каждая со своим патриархом.

Преемника называл сам учитель перед смертью, лишь он один чувствовал, кто сумеет в полной мере понести его учение дальше. Благодаря этому между старшими учениками не было разногласий, один становился лидером школы, другие либо оставались его ближайшими помощниками, либо сами набирали учеников.

ВО ВРЕМЯ ТРЕНИРОВКИ

У каждой школы была своя традиция тренировок, свои ритуалы, хотя во многом они совпадали. В ряде классических школ самой тренировке предшествовало особое приветствие, которое обычно представляло собой девятикратное коленопреклонение — «цзюкоу», иногда упрощавшееся до обычного поклона. Существовали школы, возникшие в среде религиозных сект, где приветствие превращалось в длительный акт литургии. Благодаря этому в сознании учеников сам процесс тренировки отделялся от обыденной жизни, превращался в акт священнодействия, приобщал человека к священным началам.

В традиционном Китае занятия ушу проходили обычно во дворах перед домом учителя. Он был обнесен оградой, что скрывало тренировки от случайных прохожих. Обстановка такого двора должна была воссоздать внутри ученика уникальный и одновременно универсальный по своим ценностям мир ушу. На стенах зачастую развешивались многочисленные изображения духов и богов, вооруженных мечами и топорами, каллиграфические надписи типа «Сочетай военное и гражданское», «Одухотворенное ци и священный удар», «Сконцентрировав дух, достигай совершенства». Были и надписи, напоминающие об особенностях техники школы: «Руки летают как два веера, ноги бьют как молния, вращайся подобно змее, прыгай как тигр» (в шао-линьцюань), «Замахнись рукой, но ударь ногой. Покажи вверх, но ударь вниз» (в синъицюань).

Но был и другой — незаметный — тип тренировки. Автору этих строк приходилось видеть, как сегодня тренируются последователи традиционного ушу в дальних деревнях Китая. Почти в каждой деревне есть своя школа ушу, которая может являться ответвлением от более крупной школы, действующей, например, во всем уезде. Деревенский учитель в определенное время выходит на небольшую неогороженную площадку и начинает выполнять упражнения. Несколько человек пристраиваются за ним и без всякой команды, без малейших объяснений начинают повторять за ним движения. Здесь нет ни приветствий, ни поклонов, ни долгой литургики — все до неожиданного обыденно, жизнь плавно перетекает в священнодействие ушу, открываясь человеку своей сакральной, но до времени скрытой гранью.

В этом случае тренирующимся может оказаться любой житель деревни — ушу открыто для всех, к тому же в китайской деревне живут обычно близкие родственники или две-три семьи, способность понять ушу зависит уже от свойств самого ученика. Здесь видишь, что истинное ушу, ушу классическое, оказывалось настолько тесно вплетено в существование местного общества, что даже сам момент занятий боевыми искусствами неприметно вырастал из каждодневной, рутинной жизни местного деревенского общества.

Мастера как в больших «дворах» — гуань, так и в узких школах — «вратах» практически никогда не проводили тренировку сами. Считалось, что технические аспекты могут показать и старшие ученики — «старшие братья» (дагэ). Роль мастера — нести ушу именно как Учение, а не как набор техники, который может продемонстрировать и непросветленный человек. И вместе с этим внешняя отрешенность от техники ушу отнюдь не означала безразличия к качеству ее выполнения. Мастер был призван объяснить, что техника ушу есть всего лишь дорога к мастерству, но отнюдь не само мастерство, не сама суть ушу, постигаемая внутренне и внесловесно. Именно об этом гласила сентенция из «Трактата о тринадцати позициях»: «Словесные наставления необходимы для того, чтобы провести ученика через истинные врата и вывести на истинный путь, в то время как мастерство в искусстве обретается лишь в постоянном самовоспитании».

Мифы, легенды, рассказы о тайных приемах и мистических учителях, сложные философские рассуждения… Мы бродим среди них и, возможно, не способны уловить их суть. Кажется, «истинность» ушу оказывается рассыпана в переливах этих побасенок и вечно ускользает от нас. А может быть, это и есть единственный способ передачи внутреннего смысла ушу? Так какую же роль играют эти легенды в ушу? Почему им отводилась столь важная роль в воспитании учеников? Чтобы проще было ответить на эти вопросы, приведем несколько примеров истории.

Как известно, обучение базовым принципам ушу основывалось на выполнении комплексов (таолу) — специальных нормативных форм. Для каждого таолу существовала своя легенда — кто и когда создал его, через каких мастеров оно передавалось. Все эти версии излагались в особого рода речитативах, которые бойцы повторяли во время выполнения комплексов, как бы напоминая себе, что они приобщаются не просто к какому-то конкретному стилю ушу, но делают те же движения, повторяют те же слова, что и некий мистический учитель — первооснователь их школы (да и всего ушу!) сотни лет назад.

В этом заключается мистическая действенность боевого приема и произносимого текста. Делая движение, бойцы «входили в след» первоучителя, становились «покрыты его тенью», как говорили об этом китайские трактаты. Таолу не просто передает технику школы, не только учит приемам. Оно является большим — символической формой Учителя — учителя невидимого, анонимного, давно ушедшего, но тем не менее всегда и ежемгновенно переживаемого, данного как чувствование, всегда звучащего в приемах древнего комплекса. Это — реальность, но реальность иная, внутренняя, интимная, глубоко и исключительно личностная. Ученик должен, повторяя движения первомастера, пережить состояние его сознания, его просветленной души, то есть обрести особый тип мировосприятия, присущий самому мастеру. Так преемствуется традиция.



В каждой школе ушу существовал особо почитаемый «базовый» трактат, который считался наивысшей святыней и передавался тому ученику, который преемствовал школу после смерти мастера. Но — удивительное дело! — зачастую в таких трактатах не излагались ни приемы, ни принципы боя, иногда даже ни слова не говорилось собственно об ушу. Текст состоял из отвлеченных философских рассуждений, афоризмов, цитат из конфуцианской и даосской классики. Что это — самообман? Неужели трактат бесцелен и ценится лишь «по привычке» как «книга предков»? Но как отнестись к тому факту, что традиция безошибочно отбирала тексты, содержащие «истинную передачу», и отбрасывала подделки, попытки имитировать труды настоящих мастеров? Дело в том, что трактат ценен не информацией, которая в нем изложена (как раз информации в нем и нет, ушу в письменном виде не передаваемо), а тем, что он отражает состояние сознания писавшего текст истинного учителя, то есть заставляет читателя войти в его поток сознания. Это — слово доподлинно внутреннего человека. Да и не слово это вовсе — это образы его просветленного мира, его реальности, его исключительно светлого миропереживания. Это уже не текст, но врата в его светлый мир, открытые последователям. И вновь ушу дается не как комплекс приемов, а как тип переживания и мироотражения.

Трактат вводил ученика в особый мир, характеризующийся проникновением в самую глубину вещей, данный как восприятие вещей на уровне их «семян», в то время как все видимые явления были лишь отражением этой внутренней личностной реальности или ее символами во внешнем мире, в том числе и всякие письменные знаки, то есть сам трактат, текст (вэнь). Не забудем, что «вэнь» понималось как «Небесные письмена», не видимые и не воспринимаемые обычным человеком, которые проецируются с Неба на землю и здесь образуют воспринимаемый нами «узор» — вещи и явления. Таким образом, уже по своей сути они символ ичны, ибо мирской «узор» — не более чем отражение бездонных глубин Дао, и он настолько же «истинен», поскольку является проекцией внутренней реальности, насколько и бессмыслен, если за этой мозаичностью мы не видим Единого Дао. К тому же символ ценен для человека лишь настолько, насколько он способен узреть за внешней оболочкой внутренние, видимые лишь духовному взору структуры. А этот духовный взор — «взирание вовнутрь», как говорили в школах ушу, — дается как часть исключительного общего состояния человека.

Трактат «истинного человека», а таким считался всякий настоящий мастер ушу, представляет особый медитативный текст, и вне зависимости от конкретного содержания позволяет человеку пережить полноту собственной природы, данную как полнота природных свойств мастера ушу, составлявшего тексты. Таким образом, трактаты по ушу служили во многом не пособиями, а стимуляторами работы сознания, постоянно «напоминая» об ушу, причем отнюдь не как о способе боя или даже самовоспитания, но как о типе миропереживания.

Существовали и другие способы, позволявшие ученику полностью идентифицировать себя с Великим Мастером. Сложность заключалась в том, что большинство великих мастеров ушу были либо полностью легендарны, либо, когда-то реально существуя, настолько обросли мифами, что сами превратились в легенду. Достаточно напомнить, что центральные фигуры китайского пантеона ушу — Бодхидхарма, Чжан Саньфэн, будучи вполне реальными персонами, вообще никогда боевыми искусствами не занимались и на действительную историю ушу влияния не оказали. Другие же люди — также реальные и жившие не так давно, в XIX–XX веках, например, Сунь Лутан, Ян Лучань, Хо Юаньцзя — настолько срослись с фольклорными рассказами о народных героях-бойцах, что отделить правду от вымысла представляется абсолютно невозможным, да и само ушу не потерпит этого, ибо исчезнет ореол той удивительной чудесности, который окутывает боевые искусства. Но такие легенды делали фигуры этих людей привлекательными для сотен последователей, воздействовали на сознание занимающихся, все глубже вводя их в мир истинных ценностей китайских боевых искусств. Последователь ущу таким образом приобщался к мифу об ушу, а следовательно, и к чудесному мифу о самом себе.

Показательным моментом является также то, что в ушу не существует степеней мастерства, подобно тому как существуют «пояса», «даны», «кю» в каратэ. Есть лишь мастер и ученик, перерастание ученика в мастера — процесс, не соизмеримый с показателями нашего, сущностного мира. Нельзя стать мастером на треть или наполовину, при этом любой учитель остается лишь вечным учеником. Никаких формальных подтверждений истинности мастерства быть не может, ибо достижение гунфу в конечном счете всегда есть обретение мистического опыта школы.

И тем не менее определенный документ все же иногда выдавался. Обычно он представлял собой обычный лист бумаги с каллиграфической надписью тушью. В нем говорилось, что такой-то действительно являлся учеником такого-то мастера. И все, больше в нем ничего не говорилось. Документ не свидетельствовал ни о «степени мастерства», ни о том, что предъявитель сего прошел курс обучения по какому-то стилю, — все это показалось бы нелепым любому последователю традиционного ушу. Он свидетельствовал о большом — о преемствовании «истинной передачи».

Мастер брал на себя немалую моральную ответственность, «подписываясь» под всеми поступками ученика. В ученике воплощался дух школы, он концентрировал весь опыт своих предшественников и призван был передать его последователям — «передать чашу истины, не расплескав». Дурной поступок перечеркивал весь смысл школы, «выбрасывал» ее за пределы морально-этических концепций ушу. Известны случаи, когда мастера полностью прекращали преподавание, узнав, что их ученик убил кого-то на турнире или начал демонстрировать приемы где-то за пределами школы. И все же вероятность ошибки в выборе была невероятно мала, ибо сама традиция «школьного» воспитания, складывающегося веками, гарантировала от этого. «Небесный талант», раскрывающийся внутри школы, представлял собой своего рода духовную элиту ушу, гарантируя сохранение «истинного ушу» на фоне общего, зачастую бесталанного энтузиазма.

Под воздействием ушу миллионы людей воспринимали основные нормы жизни в обществе, то есть проходили то, что мы называем социализацией. Через легенды и рассказы, распространенные в ушу, многие узнавали об истории Китая, его духовных и культурных ценностях. Скажем, много ли западных жителей могут со знанием дела описать доспехи и точно воспроизвести вооружение средневекового воина или древнего богатыря? Китайцы же, благодаря традиции ушу, знают, какие мечи и трезубцы держали их предки столетия назад. Через сеть школ ушу прошла масса людей, восприняв тот добрый и искренний настрой, который царит в них. Без веры в доброту человека, в чистоту его природных свойств не может быть ни мастеров ушу, ни самой передачи мастерства ученикам. Именно эта вера и позволяет прокладывать внесловесный мост между сердцами наставника и последователя.

За обрядом всегда стоит таинство, за формой всегда скрывается мистерия мира. В обучении ушу любой прием первоначально на самых ранних стадиях обучения важен прежде всего сам по себе, как возможность овладеть «еще одной техникой», которая в конечном счете позволит быстро и эффектно одолеть соперника. Но затем к приему прибавляется внутренняя работа, которая немыслима без определенного состояния сознания. Это предполагает изменение самого понятия «прием», он становится лишь путем к духу человека, но не целью тренировки.

Здесь и преодолевается барьер между почти ритуальным символом — таолу в ушу — и таинством вселенской архитектоники, на котором он и основывается. Школа ушу, таким образом, переносит человека через пространство культурных условностей, отделяющее его от собственно природного начала (цзыжань) или его «природных свойств» (син), открывая человеку саму внутреннюю структуру мира.

Каждый человек должен попытаться остаться один на один с этой бесконечностью и войти в лоно мистерии собственного духа. Попытка может, увы, оказаться неудачной, и далеко не каждому суждено стать не то что мастером, но даже полноценным учеником. И тем не менее эта попытка обязательно должна состояться, ибо лишь в ней есть врата к самому себе.

НА ПУТИ БОЕВОЙ ДОБРОДЕТЕЛИ

СИЛА И МУДРОСТЬ

«Большая сила побуждает к великой мудрости» — в этом известном афоризме традиционного ушу тонко подмечена основа гармоничного воспитания бойца, сочетающего в себе единство духовного совершенствования и боевой практики. Скрытый смысл этого выражения зачастую не сразу подмечается даже искушенными в боевых искусствах представителями западной традиции. Может быть, все это — не более чем обыкновенный восточный трюизм, облеченный в мудротрадиционную форму, и мы напрасно ищем за глубокомысленной фразой духовное откровение старых мастеров?

А если все же допустить, что за всем этим стоит абсолютно конкретное состояние духа учителей ушу и их объяснения добродетельной мудрости следует понимать не через логически холодный разум, а осознавать сердцем?

Этот особый путь нравственно-духовного воспитания через боевые искусства, ведущий к реализации природной чистоты человеческого духа, носит название «удэ» — «боевая мораль» или «боевая добродетель», а если толковать весьма широко — то «благое качество, достигаемое через занятия боевыми искусствами». Этому качеству испокон веков отводилось важнейшее место во всех школах ушу.

Вот один из ярких примеров. Известный мастер XVIII века Чан Найчжоу в «Книге о технике боя» в первых главах и предисловии больше внимания уделял понятию добродетельного поступка, почтительности и скромности бойца, нежели описанию ударов. Он считал, что ушу начинается с воспитания души, а отнюдь не с объяснения техники поединка. Вот его слова: «Изучая кулачное искусство, надо прежде всего совершать добродетельные поступки, в мирских делах быть почтительным и скромным, не вступать в бой с другими людьми. Только таким образом можно стать истинным человеком и благородным мужем».

Не покажется ли нам парадоксальным, что боевое искусство, одна из целей которого заключается в умении нанести своему сопернику максимальный урон, должно начинаться с овладения некими моральными нормами? «Боевое искусство создано для того, чтобы им никогда не пользоваться», — подтверждает этот парадокс другая сентенция из ушу. Однако этот парадокс обращается закономерностью и необычайной продуманностью, если мы будем учитывать тот факт, что культура, воспитывавшая в своих недрах столь искусных бойцов, вырабатывала и определенные нормы социальной регуляции отношений этих людей с самим обществом. Общество, равно как и сами мастера, должно быть уверено, что их искусство никогда не будет обращено во вред людям.

Годами проверялся ученик, прежде чем его допускали до истинных тайн школы, до наиболее эффективных приемов и методов. Удэ постепенно превращалась не столько в ряд запретов, сколько в пробуждение общегуманного начала в человеке. Примечательный факт — ученику редко запрещалось что-нибудь делать, ему лишь объясняли, что тот или иной поступок не сопоставим с идеальным образом последователя ушу. Остальное он мог решать сам: либо следовать предписанным путем боевых искусств, либо пребывать в мире иллюзий, считая, что может существовать боевое искусство без морально-духовного подвижничества.

Конечно, мы говорим о неком идеальном варианте, но как ни странно, этот идеал бойца воплощался в Китае не столь редко, как это было с западными нравственными идеалами. Боевая добродетель представлялась не как набор скучноватых морализаторских поучений и разрозненных дидактических наставлений, но как раскрытие высочайшей тайны души мастера («истинного человека»!).

Удэ начинается с воспитания скромности как проявления особого уважения как к учителю и собратьям, так и ко всем окружающим. Ученик, который выказывал подобострастное поклонение учителю, но был груб и заносчив по отношению к обычным людям, считался утерявшим важнейшую-черту боевой добродетели — всеобщность принципа искренности и изгонялся из школы. Учитель мог строго наказать ученика за то, что он демонстрировал знания ушу без явной необходимости, добиваясь дешевой популярности.

ГУМАНЕН ЛИ ВОИН?

Перед мастером ушу нередко вставала проблема, когда можно использовать свои знания? Что в действительности можно считать экстремальной ситуацией? Боевая добродетель предписывала: надо сделать все возможное, чтобы предотвратить поединок, но если он все же состоялся, следует быть предельно решительным и применить все средства для достижения победы. Не случайно у мудреца Конфуция понятие гуманности часто сочетается с твердостью и решительностью. Гуманность требует большого мужества и выдержки и рождается, по традиционной конфуцианской теории, в процессе постоянного «самопреодоления». «Кто полон гуманности, тот храбр. Кто храбр, тот не обязательно гуманен», — говорил Конфуций.

Прежде всего обратим внимание, как относился к гуманности или человеколюбию сам «учитель учителей» Конфуций. Мудрец понимал под гуманностью «путь преданности и великодушия», а также любовь к людям. Как-то один из учеников великого учителя поинтересовался смыслом гуманности, и Конфуций объяснил: «Тот, кто в Поднебесной способен придерживаться пяти качеств, может быть назван гуманным». Речь шла о скромности, великодушии, искренности, настойчивости и доброжелательности. Для Конфуция гуманность превращена в особую стилистику жизни благородного мужа, меру человеческого в человеке. И еще — в особую осторожность по отношению к самой жизни, к акту человеческого миропереживания. Ведь жизнь — это своего рода ритуал, а его надо выполнять по правилам.

Итак, гуманность оказывалась не просто доброжелательным и милосердным отношением к людям, но неким гармонизирующим фактором. Тот же Конфуций требовал в следовании гуманности быть неизменно человеколюбивым, бесхитростным, терпимым, твердым, скромным и уступчивым. Так и рождался благородный муж, который «серьезен без суровости» и «не знает ни печали, ни страха, ибо в его сердце нет угрызений совести».

Обратим внимание — на Западе гуманность воина понималась несколько иначе, в основном как проявление сострадания к человеку, прощение сильным слабого или победителем побежденного, как это было на рыцарских турнирах. Однако китайское понятие «жэнь» — «гуманность», «человеколюбие», «справедливость», «милосердие» — значительно отличается от западных аналогов. Прежде всего мастер ушу никогда не избегал боя, вероятно, поэтому ему и приходилось столь редко применять свое искусство. Именно понимание мастерства как внутреннего качества, делавшего человека не противоречащим миру, а следовательно, и незаметным для этого мира, устраняло саму необходимость поединков, впрочем, как и вообще всякого соперничества. Не случайно Конфуций называл Знание, Гуманность и Смелость «тремя путями благородного мужа».

Гуманность не слепа, она выборочно действует в зависимости от ситуации. Считалось, например, что казнь преступника — это также проявление гуманности по отношению к народу, ибо преступник может принести в мир немало зла.

Существует, кажется, еще одно обстоятельство, которое затрудняет понимание воинской гуманности в Китае для представителей западной традиции. Вопрос заключается в том, что в основе христианского понятия «справедливости» и «гуманности» лежит ощущение непреходящей значимости и высшей ценности человеческой жизни как творения божьего. Отнять жизнь у другого — величайший грех, влекущий муки в «гиене огненной», тяжелые внутренние переживания или по крайней мере осуждение обществом. Множество произведений европейской литературы строит свое повествование именно на коллизии убийства, раскаяния и наказания за него, причем сам момент смерти может становиться отправной или даже центральной точкой всего произведения. В противоположность этому в традиционных китайских романах герой может убивать направо и налево без малейших угрызений совести и — что может немало поразить западного читателя — без малейшего видимого осуждения со стороны окружающих. Заметим, что все это происходит на фоне весьма «гуманной» конфуцианской культуры. Немалое восхищение вызывали во все времена у китайских любителей народного фольклора имена таких бойцов, как Лу Чжишэнь, Ли Куй, Лю Бэй, которые никогда не впадали в раскаяние или хотя бы легкую грусть по поводу многочисленных жертв, павших от их ударов.

Попробуем объяснить этот парадокс. Тесная связь гуманности с ритуалом в китайском традиционном обществе приводила к примечательному явлению: понятие гуманности распространялось лишь на тех, кто соблюдал нормы ритуального поведения. А поскольку таковым поведением, полностью базировавшимся на чувстве осознанно ритуального соприкосновения с миром, была проникнута вся китайская культура, то тот, кто нарушал эти правила, считался «потерявшим лицо». Автоматически он утрачивал и собственную гуманность по отношению к другим, то есть терял основное свойство человека, а следовательно, с ним можно было поступать без всякой гуманности. В этом отношении весьма показательна одна из бесед Конфуция со своим учеником Янь Юанем. Когда Янь Юань поинтересовался, что такое истинная гуманность, Конфуций объяснил: «Сдерживать себя и поступать сообразно ритуалу (курсив мой. — А.М.) — вот что такое истинная гуманность».

Вывод из всех этих рассуждений оказывается прост, хотя и неожидан, — тот, кто не следует ритуально-упорядоченным нормам поведения, сам вычеркивает себя из числа тех, к кому приложимо понятие гуманности. И с ним, с человеком, «потерявшим лицо», можно поступать достаточно жестко, если не сказать жестоко. Кстати, именно поэтому бойца, преступившего правила своей школы, нарушившего нормы общения с учителем или с другими людьми, могли сурово покарать или даже убить, ибо в какой-то момент он просто переставал существовать как полноценный человек. С другой же стороны, пока эти базовые ритуальные нормы не нарушены, необходимо приложить все усилия, чтобы предотвратить поединок и не травмировать соперника. Именно поэтому в теории ушу сосуществовали внешне абсолютно противоречивые установки. С одной стороны, учили: «Пусть твоя защита не будет сильнее, чем нападение», «Мудрец не обнажает оружия по своей воле», а с другой стороны, наставляли: «Коли вступил в поединок — свали противника с ног, как больное животное», «Ударить противника — все равно что щелкнуть пальцами».

В этом отношении весьма показателен пример Сунь Лутана — общепризнанного символа «боевой добродетели». По его теории истинный боец должен придерживаться двуединой добродетели — «добродетели в речах» и «добродетели в руках», то есть в поединке. В то же время Сунь Лутан весьма образно объяснял: «Смотри на соперника как на сорную траву. Ударить соперника — все равно что прогуляться по дороге». Кажется на первый взгляд весьма негуманным давать такие советы рядом с рассуждениями о гуманности и добродетели бойца, и все же, как видно, китайская традиция с ее внутренне-ритуальным понятием добродетели вполне допускала это.

ДОБРОДЕТЕЛЬНЫЙ БОЕЦ

Может быть, именно субъективность этих понятий заставляла учителей ушу формулировать особые уставы школ, где описывались элементарные нормы поведения. Так рождались «Шаолиньские правила учеников», «Правила последователей внутренних стилей» и многие другие. Особое внимание в них уделялось отношениям учеников с мастером.

Из китайской внутренней традиции следовало, что Небо происпускает некую Благодать, благую силу или добродетельную мощь — «дэ», которую воспринимает высший среди людей — император, не случайно называемый «Сыном Неба». В свою очередь правитель распространял «дэ» на своих подданных и таким образом своей благой мощью напитывал Поднебесную, ведя ее по пути гуманности, преданности и справедливости. Если же император оказывался недостойным человеком, то он лишался «мандата Неба» на правление, а объективно это проявлялось в том, что он был не способен передавать небесное «дэ» на землю, и в Поднебесной начинался хаос.

В уставах школ ушу практически та же теория описывалась в отношении учителя — именно он воспринимает истинное «дэ» и передает его своим ученикам, напитывая свою школу. Уважение к учителю становится залогом установления прямой передачи благой силы Неба и соответственно истинного «небесного мастерства». Но если человек не нес в себе это качество, то все его претензии на мастерство были напрасны, и уставы школ ушу советовали остерегаться таких людей, впавших в самообман. «Дэ» было практически единственным качеством, которое определяло человека как Мастера, и никакого другого критерия не существовало.

Одним из тех, кого называли «мастером, овладевшим в равной степени и боевым искусством и боевой добродетелью, был Хо Юаньцзя (1869–1909) — знаменитый патриарх стиля мицзунцюань («Потерянный след»), основатель первой в Китае Ассоциации чистых боевых искусств Цзиньу. Рассказывают такую историю. После основания в 1909 году Ассоциации нашлось немало бойцов, которые хотели померяться силами с главой организации Хо Юаньцзя. Обычно на турнирах выступали ученики мастера, неизменно выходившие победителями. Но однажды на помост для поединков, построенный в центре Шанхая, поднялся могучий боец по стилю наньцюань («Южный кулак») Чжан Гуаньу и заявил, что хочет померяться силами с самим Хо Юаньцзя. Однако сначала с ним состязался первый ученик мастера Лю Чжэньдун. Бой продолжался с небольшими перерывами почти до вечера и окончился безрезультатно, противники оказались достойны друг друга. На второй день на помост решил подняться сам Хо Юаньцзя. Чжан Гуаньу был весьма осторожен и сразу же стал использовать обманные действия, выбирая удобный момент для нанесения решающего удара.

Но Хо Юаньцзя без труда отразил все его атаки, сам не нанеся ни одного удара. Чжан начал нервничать, терять самоконтроль. И в этот момент Хо Юаньцзя обвил левой рукой поясницу противника и мощным движением оторвал его от помоста. Публика замерла, ожидая страшного по своей силе броска. Но тут Хо Юаньцзя неторопливо произнес: «Не стоит мне быть невежливым. Прошу прощения» — и с этими словами осторожно опустил могучего бойца на ноги. Публика несколько мгновений молчала, а затем взорвалась одобрительными криками и аплодисментами. Чжан Гуаньу признал: «Хо Юаньцзя поистине обладает не только блестящим боевым мастерством, но и высочайшей боевой добродетелью и действительно достоин уважения».

Понятие «добродетельного бойца» зачастую полностью срасталось с именами известных мастеров. Например, рядом с фамилией знаменитого мастера Сунь Лутана часто употреблялся буддийский знак «десять тысяч лет добродетельного счастья» — свастика, или по-китайски, «ва». Иногда сам Сунь Лутан подписывал свои труды, ставя рядом с фамильным иероглифом Сунь знак свастики, причем никто из его поклонников не сомневался после этого в авторстве трактата, ибо лишь один человек в Китае в то время мог без ложной скромности так именовать себя. Кстати, китайский буддийский миссионер Сюаньцзан, привезший из Индии немалое количество сутр и ставший их первым переводчиком на китайский язык, переводил «свастику» иероглифом «дэ» — «добродетель», «благая сила».

КАЧЕСТВА БОЕВОЙ ДОБРОДЕТЕЛИ

Принципы удэ прежде всего призваны были сохранить внутренние принципы школы от глаз случайных людей. По этой причине не рекомендовалось без крайней необходимости показывать технику школы. Точно так же считалось излишним без надобности меряться силами с представителями других школ, если это не затрагивало чести «семьи» или учителя. К тому же ушу — это проявление особой работы духа, а выяснять через кулачный бой, «у кого дух лучше работает», для традиционной цивилизации кажется недопустимым. Не случайно был распространен совет: «Пройди мимо обидчика не замечая. Но если вступил в поединок — убей одним ударом». Поэтому многочисленные истории о противоборстве школ ушу в Китае представляются по крайней мере надуманными, во всяком случае реальных исторических описаний в анналах школ об этом мы не встречаем. Скорее всего они рождены авторами многочисленных современных кинобоевиков о «кунфу».

Другим качеством удэ являлось умение распознать представителя «своей» школы, даже впервые встретив его в толпе людей или на пустынной дороге. В качестве таких «паролей» широко распространились особые тайные знаки — типы приветствия, расстановка пиал на столе, умение держать палочки для еды особым образом, завернутый рукав одежды или штанина брюк, способ захвата посоха, медальон, татуировка. Существовала и некая тайнопись — обычный, всем известный иероглиф, например «дао» или «ци», вписывался в сложный узор таким образом, что полностью «терялся», и лишь посвященный мог вычленить его из переплетения линий. Некоторые иероглифы, например названия школы или приемов, записывались другими иероглифами, близкими по звучанию, но обозначающими совсем другое понятие. Более того, иногда для членов школы стиль носил одно название, а для обычных «внешних» занимающихся — другое. Так, крупнейший стиль тунбэйцюань внутри школы записывался иероглифами «сквозная (комплексная) подготовка», а для всех остальных — «удары, наносимые через спину» или «пронзающие руки», хотя в устной речи эти названия звучат одинаково.

ЗАПОВЕДИ БОЕВОЙ МОРАЛИ

Крупнейшие школы имели свои кодексы удэ. Часть из них базировалась на буддийских монастырских уложениях, некоторые повторяли конфуцианские правила поведения «благородного». Лишь немногие из таких кодексов записывались, да и происходило это в основном не раньше XVIII века, до этого же они передавались исключительно устно.

Следует учесть, что формулировались эти «заповеди удэ» зачастую весьма непохожим образом. Так, например, в стилях «внутренней семьи» под «боевой добродетелью» понимались пять запретов или пять качеств, недостойных истинного ученика. Эти пять запретов были сформулированы знаменитым мастером «внутренних стилей» Ван Чжэннанем. Ван не преподавал своего искусства пяти категориям людей — боязливым сердцем, драчливым, пристрастным к вину, болтливым, мягкотелым и глупым по своей природе, а также всем тем, кто вел низкий и ограниченный образ жизни. Ван Чжэннань весьма строго придерживался своих принципов, и попасть к нему в ученики было чрезвычайно трудно. Даже такой знаменитый мастер, как Хуан Байц-зя, завершивший формирование «кулака внутренней семьи», был искренне рад, когда Ван Чжэннань счел, что тот не подвержен ни одному из пяти пороков и может стать его учеником.

Самым известным кодексом удэ явилось традиционное шаолиньское уложение, разработанное в XIV–XV веках. Этот уникальный документ, дошедший практически полностью до нашего времени, представляет собой удачное сочетание доктрины ахимсы (непричинения вреда живому) и боевых традиций ушу. Со временем это уложение стало прообразом сотен кодексов ушу в других школах. Приведем здесь краткие выдержки из него.

«ШАОЛИНЬСКИЕ ЗАПОВЕДИ»

1. Основная цель того, кто изучает нашу технику, заключается в том, чтобы укреплять тело и дух. Он должен заниматься с рассвета до заката и не может прекращать занятия, когда ему вздумается.

2. Совершенствующий боевую технику делает это лишь ради самозащиты, укрепляя собственную кровь и циркуляцию ци, воспитывая в себе смелость и отвагу в бою. Тот, кто нарушает это, совершает то же преступление, что и нарушающий буддийские предписания.

3. Ежедневно общаясь с наставником, необходимо быть предельно уважительным к нему и нельзя совершать поступки, в которых сквозит заносчивость или пренебрежение.

4. В отношении собратий следует вести себя мягко и обходительно, быть искренним и не допускать обмана. Нельзя, бравируя силой, обижать слабого.

5. Если же во время странствия встретишь мирянина, главное при этом необходимо, терпеливо удостаивая низшего, спасти его и нельзя необдуманно демонстрировать свою технику.

9. Нельзя необдуманно обучать технике последователей-мирян, дабы избежать вреда, который может принести это обучение в мир в нарушение основных принципов буддизма. Если же ты точно уверен, что природа и характер человека чисты и беспорочны, а в учении он не дерзок и бесчеловечен, то можно начинать передавать ему патру и рясу (то есть учение. — А.М.). Но если он впадет в грех увлечения вином и развратными желаниями, то надо взять клятву с этого человека, дабы впредь он соблюдал правила приличия. Нельзя, однажды добившись от него энтузиазма в обучении, сразу же уверовать в это на всю жизнь. Это первый и наиважнейший принцип нашей школы, и ни в коем случае им нельзя пренебрегать.

10. Остерегайся духа соперничества, избегай также привычки алчного самовосхваления. Этим ты убиваешь себя, к тому же отравляешь и других людей, даже не известно скольких. Жизненным принципом таких людей, практикующих боевые искусства, является либо хвастовство своей техникой, либо жажда обогащения, поэтому все это — лишь брызги, выходящие за ключевые принципы ушу. Такие люди являются отбросами чаньской школы. Принесшему позор в этот мир через короткое время воздастся смертью. Разве в этом смысл искусства, созданного первоучителями?! Все последователи должны накрепко запомнить это».

Шаолиньские правила удэ, ставшие классическими практически для всех северных школ ушу, носили несомненное влияние буддийского миропереживания. Задумаемся над парадоксальным фактом — в сущности, монахи-бойцы должны были столкнуться с неразрешимой проблемой. С одной стороны, они посвящали долгие часы, совершенствуясь далеко не в самой безобидной и безвредной боевой технике. Но с другой стороны, один из постулатов буддизма провозглашал принцип «ахимсы» (кит. «бу шашэн») — «не причинения вреда живому», ставший наипервейшим из пяти базовых буддийских запретов. Не случайно жесткие правила винаи — монашеского поведения, разработанные досконально еще в индийских школах, даже запрещали обрабатывать землю, ибо это могло причинить вред всякой мелкой живности. Но вот парадокс — китайский буддизм, в частности секта чань-буддизма, изящно и безболезненно обошел этот запрет.

На местной почве исконный китайский практицизм взял верх. Никто не отрицал важности принципа ахимсы. О нем просто никто в контексте боевых искусств не вспоминал. И тем не менее этот принцип — ограничение вреда (разумеется, до разумных пределов, определяемых чисто интуитивно) подспудно присутствовал в правилах монахов-бойцов. За требованиями «безустанно заниматься ушу» шли мягкие оговорки «использовать искусство лишь ради самозащиты», «главное — поддерживать справедливость», «ради помощи попавшим в беду». Принцип «не причинения вреда живому» приобрел некую высшую добродетельную разумность: если нападают — надо защищаться, иначе всякое свершение добрых дел на этом может закончиться.

Поэтому у китайских буддистов-бойцов святость (реальная святость!) вполне сочеталась с блестящим боевым мастерством. Приведем хотя бы один пример.

Одним из самых великолепных бойцов за всю историю Шаолиня стал Мяосин (мирское имя — Се Мэнвэнь), прозванный «Золотой архат», который исполнял обязанности старшего наставника по ушу в 20-х годах нашего века. Он был «благочестив, соблюдал все буддийские правила, был искусен в ушу и литературе». Тем не менее этот миролюбивый и добродетельный человек, выступая вместе с отрядом монахов на стороне одного из местных лидеров-милитаристов, с успехом использовал в бою даже огнестрельное оружие, разя противников с коня. Интересно, что именно Мяосину принадлежит последняя редакция правил шаолиньского удэ. Они были обобщены под названием «Пять запретов и семь вредоносных факторов».

Монах писал: «Первое — сторонись нерадивости и лени, второе — сторонись гордыни и похвальбы, третье — сторонись вспыльчивости и суетливости, четвертое — избегай перескакивать через установленные ступени, пятое — избегай чрезмерного увлечения вином и женщинами». Семь вредоносных факторов заключались в следующем: «Первый — сексуальные связи вредят семени, второй — вспышки гнева вредят ци, третье — мучительные раздумья угнетают дух, четвертый — зависть вредит сердцу, пятый — излишества в напитках и еде вредят крови, шестой — ленивый образ жизни вредит мышцам, седьмое — суетливость вредит костям».

ДОБРОЖЕЛАТЕЛЬНОСТЬ К ЛЮДЯМ

Доброжелательность к людям — вот основа, на которой строится обучение в ушу и общение бойцов между собой. Им нечего делить — ведь гунфу универсальное и в то же время абсолютно внутреннее, его нельзя украсть или «выведать». По этому поводу приведем одну характерную историю из канонов ушу.

Мусульманин Май Чжуанту (XIX век) считался известным мастером по стилю синьицюань и шэньюань («Священный кулак»). Уже будучи седовласым, но по-прежнему крепким старцем, он познакомился с другим известным мастером по стилю обезьяны Тан Ваньи. Тан, обрадованный встречей со знаменитым учителем, пригласил его к себе в гости, желая обсудить некоторые тонкости ушу. Во дворе дома его сын Тан Цзючжоу, считавшийся одним из лучших мастеров во всей округе, упражнялся с копьем.

Юноша решил воспользоваться случаем и завоевать похвалу самого Май Чжуанту. Мальчик-слуга оросил в Та Цзючжоу медные монетки с отверстием посередине, а тот, подхватывая их на лету, нанизывал на наконечник копья. Тан Ваньи, ожидая восхищения гостя, спросил Май Чжуанту, как ему понравилось искусство копья. Май ответил, что плохо разбирается в этом искусстве, к тому же сам с копьем не занимается. Тан Ваньи, зная, что в то время даже средний ушуист владел копьем, подумал, что слава Май Чжуанту дутая, и решил проверить, насколько хорошо он владеет кулачным искусством, и вызвал его на поединок.

Поединок начался, и хотя Тан использовал хитроумную технику обезьяны, Май Чжуанту, несмотря на свой преклонный возраст, без труда уходил от ударов, уворачивался, подпрыгивал, приседал, но сам ни разу не нанес удара. Вдруг Тану показалось, что его противник принял неудачную позицию. Он моментально сделал «обезьяний» захват, наложив свои ладони на предплечья Май Чжуанту, и попытался подсечь его. Но Май, уступив давящему усилию, вдруг подался немного назад-в сторону и со звуком «чу!» сделал резкий выброс ци, повернул предплечья вовнутрь и отбросил Тана так, что тот взлетел в воздух. Тан даже не успел ничего понять, как Май Чжуанту обогнал его, оказавшись за спиной, и поймал, не дав упасть. При этом он сокрушенно приговаривал: «Простите, обидел вас! Очень, очень виноват!». Отец и сын Таны принесли извинения за свое поведение.

Характерная ситуация — поединка нельзя было избежать, но он закончился полным примирением соперников и носил характер не столько жестокой схватки, сколько тонкого дидактического наставления. Повторимся, правила боевой добродетели служили своеобразным критерием меры человеческого в человеке-бойце.

В связи с этим в ушу вырабатываются определенные нормы применения правил удэ в различных ситуациях. Прежде всего на поединках-лэйтай, проводимых в конце XIX — начале XX века, существовало неписаное правило — «не дотрагиваться до болевой точки». Удар лишь обозначался легким шлепком, что опередило принцип бесконтактного поединка в каратэ более чем на двести лет. Проводились и некоторые «редуцированные» поединки, где состязались не столько в умении нанести противнику решающий удар, сколько во внутреннем мастерстве. Например, мастеру Сунь Лутану в 30-х годах, как-то шестеро японских дзюдоистов предложили помериться силами. Сунь Лутану было в то время уже под семьдесят лет. Но он не только не отказался от поединка, но и предложил довольно оригинальный способ его проведения. Старый мастер лег на землю и приказал пяти дзюдоистам крепко прижать его: двое держали за руки, двое — за ноги и один поставил ногу ему на корпус. Сунь Лутан сказал: «Пусть один из вас досчитает до трех. Если на счет «три» я не сумею встать на ноги, считайте, что вы выиграли». Японец начал отсчет, и тут старик Сунь применил весьма изощренный и сложный способ подъема с земли — «прыжок скалапендры». По его телу прошла дрожь, он весь изогнулся, а затем резко напрягся, оттолкнулся руками и ногами и, сбросив японцев, вскочил на ноги. Изумленные японцы признали свое поражение.

Такой тип «добродетельного поединка» назывался «бу чу шоу» — «не пуская рук в ход». Его использовал мастер тайц-зи Ян Лучань, изматывая противника хитрыми уходами от ударов, при этом не атакуя, инструктор императорских войск и членов тайного общества Гань Фэнчи, который, вместо того чтобы ударить мечом в голову противника, точным ударом срезал волоски у него на бровях, наставник мицзунцюань Хо Юаньцзя, несильными шлепками по уязвимым зонам противника заставлявший его выходить из себя.

В бою принцип удэ сводился приблизительно к следующему — ограничить атаку противника, не вредя ему больше нужды. В шаолиньских и эмэйских школах существовало правило «восьми ударов» и «восьми ограничений в ударах». Система восьми ударов позволяла без труда остановить противника с помощью резкого болевого эффекта, при этом не нанося ему существенного вреда. Такими ударами соответственно считались удары в брови у переносицы, в точку над губой, в спину в районе лопаток, удары «клювом журавля» и «лапой тигра», вызывавшие резкую боль, атака в голень ударом ноги сверху вниз, удары в грудь в районе легких и в ребра и, наконец, удар снизу вверх в лобковую кость ладонью. Другие же восемь ударов разрешалось применять лишь в самых крайних случаях при непосредственной угрозе для жизни. Обычно запрещалось наносить удары в виски, в горло, ключицы, нельзя было слишком сильно атаковать в ребра, наносить одновременный удар двумя руками в почки, бить ладонями по ушам, использовать удар сверху вниз «вонзить иглу в дно моря» для атаки в пах и бить снизу вверх в район промежности и в крестец.

Вообще подход к использованию ударов по болевым точкам в ушу был весьма и весьма строг. Прежде всего эту технику запрещалось подробно описывать, и она передавалась только изустно и только небольшими «порциями» в соответствии с этапами посвящения. Полное использование техники воздействия на болевые точки (дяньсю), например схемы сочетания атак по различным зонам, что вызывало серьезные повреждения у противника, проявляющиеся через несколько часов или даже дней, вообще открывались немногим. Поэтому все рассказы о том, что кто-то в наши дни способен открыто использовать эту технику, — обыкновенные выдумки или грубоватые попытки саморекламы.

Первое, с чего начиналось обучение дяньсю, — суровое напоминание о том, что всем этим лучше никогда не пользоваться. Одним из самых известных трактатов по этому разделу ушу стал трактат «Искусство коротких ударов архатов», описывающий, кстати, не практику, а теорию. Его вступление напоминает всем: «Мудрец обнажает свое оружие лишь тогда, когда поединка не избежать. Так можно ли научиться умеренно пользоваться искусством «коротких ударов»? Поэтому, пока тебя не вынудят — не наноси удара. Лишь демонстрируй свое нежелание нанести удар тем, что, нанося удар, на самом деле не наносишь его. Для этого используй технику «расщепления мышц и перерезания меридианов» (один из разделов дяньсю. — А.М.). Мудрец использует это с большой осторожностью. Так называемое «перерезание меридианов» не только перекрывает ток крови по каналам, но и полностью сбивает дыхание, в результате чего дух приходит в хаос и угнетение, руки и ноги теряют способность двигаться. Человек как бы умирает, но затем снова оживает, поэтому боец не наносит вреда сопернику. Именно в этом действии утонченное начало «коротких ударов» доходит до предела. Обладающий силой воли будет с превеликим тщанием учиться этому».

Столь же осторожно советовали учителя обращаться и с различными разделами «внутреннего» шаолиньского искусства, где использовался выброс внутреннего усилия через ладонь, приводящий к серьезному повреждению соперника. В основном эти методики объединялись в разделе «72 упражнения Шаолиня», например, «алмазный палец» (укрепление пальцев и нанесение ими ударов по болевым точкам), «ладонь красного песка» (набивание ладони о раскаленный песок и золу), «ладонь бессмертного небожителя» (набивание ребра ладони о деревяшку и использование различных укрепляющих бальзамов). Эти удары были столь опасны, что «лишь прикоснешься к сопернику — и он уже мертв, без яда можно лишить жизни — увы, все это противоречит пути гуманности». Дабы сохранить бойцовскую добродетель и избежать столь плачевных последствий в поединке, предписания советовали: «Лучше всего пользоваться левой рукой и избегать использования более умелой правой руки, чтобы ненароком не травмировать человека».

Конечно, во многом эти предписания, ограничения и обращения к внутренней добродетели были лишь идеальными, но в реальности не применимыми вещами. Слишком велик был соблазн ловким приемом свалить соперника, зрелищно w эффектно взять верх над драчливым, но неумелым нападающим. Но не случайно обучение ушу было столь длительно, не случайно существовали в некоторых школах этапы посвящения. Каждому этапу соответствовала новая, более комплексная ступень морально-этического воспитания и психоподготовки, направленная на постепенное высвечивание «глубины сердца» в бойце.

Практически во всех школах наставники учили строить поединок от защиты, что позволяло соразмерить свою контратаку с силами и тренированностью нападающего. Гуманность воина и здесь тесно соприкасалась с прагматикой боя — «сначала изучи противника, затем атакуй». Это соответствовало учению древних стратегов, советовавших дождаться, пока противник проявит себя, обнаружит свои сильные и слабые стороны — «полные и пустые», а затем следовало «как вода, проникнуть в трещины и разрушить скалу».

Ключевой принцип «внутренних стилей», в частности тайцзицюань, учил «господствовать мягкостью над силой и начинать свою атаку от защиты». Вот эта потенциальная «защитность» и как логическое завершение — неявленность боевого аспекта ушу близки к даосскому пониманию «добродетели» — столь же неявленной, невыразимой, проступающей лишь как благая, животворящая мощь внутри человека. Таким образом, понятие удэ приобретало два оттенка, в об-щем-то взаимосвязанных, хотя и не очень близких. На поверхности это соблюдение определенных морально-этических норм и предписаний, касающихся повседневного поведения бойца, правил ведения поединка и т. д. В глубине же все это оборачивается особым свойством истинного бойца, являясь исконным смыслом ушу, как бы обратным по своему знаку видимому проявлению боевого искусства как искусства поединка. Если, например, публика ценила силу бойца, ловкость приема, восхищалась могучим ударом, то мастер много выше ставил способность не проявлять эту силу, не использовать техническую сторону ушу вообще. Этого уже нельзя было добиться лишь запретами и писаными правилами, так как полностью зависело от внутренних свойств самого человека.

Шаолиньский монах Мяосинь как-то заметил: «Тот, кто следует по пути боевых искусств, превыше всего ставит добродетель, а не силу, придает большее значение защите, а не нападению. Когда пробуждаешь в себе добродетель — то встречаешь признательность, а когда используешь силу — то наталкиваешься на противодействие. Защита — это предвестник жизни, а нападение — предвестник смерти. Когда меня атакуют, я защищаюсь. В этот момент у меня на сердце спокойно, мое ци концентрируется, дух просветляется и пробуждается отвага… Все это приводит к полному внутреннему умиротворению, благодаря чему мое ци оживает. Кто бы меня ни атаковал — ничто не обеспокоит меня. А вот у атакующего гневливое ци поднимается вверх, дух перевозбуждается и не способен сдерживаться внутри. Из-за этого состояние его духа поверхностно, ци рассеивается, и он никак не может собрать свои силы. Мне же, который противостоит ему своим покоем, нет нужды травмировать соперника, ибо через короткое время он сам повредит себя».

Итак, внутренний характер ушу, ясно просматривающийся в понимании правил поведения бойца как мистического ритуала особого рода, безболезненно сочетался с прагматикой боя и обыденностью жизни. Здесь проявлялся особый тип, особая стилистика жизни, выработанная всем развитием китайской культуры. Надо не просто поступать хорошо или гуманно, надо знать точное время, когда следует действовать, и сам характер этого действия. Это — подготовка к ситуации таким образом, чтобы стать неуязвимым. Это — абсолютный универсализм жизни, умение следовать природной естественности бытия, постоянно «перетекая» из формы в форму, из состояния в состояние.

УШУ КАК РИТУАЛ И ПЕРЕЖИВАНИЕ


ПРАЗДНИК ВНУТРЕННЕЙ ЖИЗНИ

Что-то стоит за всеми этими удивительными рассуждениями о таинствах превращения духа, сочетаемых с досконально продуманными, столетиями проверенными тренировками ушу… Что-то неуловимо тонкое, уходящее в необъятные глубины человеческого сознания.

А может быть, мы все усложняем, и за ушу не стоит столь сложных духовных переживаний и ощущений? Ведь существуют же в мире системы боевых искусств, обходящиеся без каких-либо внутренних тонкостей и при этом воспитывающие отличных бойцов. Но в том и заключается характерная особенность ушу, что китайские боевые искусства требуют от человека особого переживания, как говорили, «просветления духа», некого внутреннего озарения. Так попробуем разрбраться в этом, пожалуй, самом сложном вопросе боевых искусств Китая.

Во многих «семьях» боевых искусств существовали свои праздники школы. Адепты школы собирались у священного места — алтаря, у кумирни, на могиле учителя и совершали ритуалы, разыгрывали сцены, воспроизводящие эпизоды из реальной или легендарной жизни их мастера. До сих пор последователи школы багуачжан собираются в Пекине на могиле основателя стиля Дун Хайчуаня, огромные празднества устраиваются на могиле знаменитого генерала XVI века Ци Цзигуана в Чжэцзяне. Этот особый тип празднества, позволяющий человеку забыть о своей личной жизни и пережить жизнь своего первоучителя, еще больше единил школу внутри единого символического тела их мастера. Долгое время в Шанхае проводились ритуальные празднества в честь известного мастера Хо Юаньцзя, где разыгрывались сценки из его жизни, например поединки с известными бойцами, похождения «желтолицего тигра Хо» в Китае. В этих представлениях участвовали многие ученики Ассоциации «Чистых боевых искусств» Цзиньу, которую создал Хо Юаньцзя. Кстати, и сегодня традиция этих праздников продолжается в виде огромных турниров, устраиваемых в Шанхае обычно в сентябре — в месяц трагической гибели Хо Юаньцзя.

Задумаемся, почему празднику в школе ушу придается столь большое значение? Почему в центре многих праздников незримо присутствует фигура легендарного мастера?

Чтобы ответ на этот вопрос стал более очевиден, расскажем об одном интересном факте. Речь пойдет о части сложнейшего ритуала инициации в одном из самых знаменитых китайских тайных обществ Триада или «Обществе Неба и Земли», которое долгое время являлось центром распространения ушу на юге Китая.

Ритуал посвящения сводился практически к тому, что вступающий должен пережить собственную смерть, осознать себя воистину мертвым, ушедшим из этого «предметно-сущностного» мира. Но его душа должна пережить все то, что уже когда-то первопредки этого общества сами пережили. Вдумаемся осознать себя мертвым, но при этом действующим… Обрести внетелесный опыт, представленный лишь духовной сущностью человека, воспринимаемый не органами чувств, даже не сознанием, но тонкой сущностью человека. Полный ритуал посвящения, естественно, хранится в тайне и до сих пор передается в форме устных наставлений, но тем не менее общий его вид сводится приблизительно к следующему.

Неофит начинает свое мистическое путешествие по знаменитым местам Китая, начиная с запада — с мест, где встает рассвет и где иллюзии ночи смешиваются с реалиями света, а призрачное соприкасается с материальным. Он находится на пороге чуда, в преддверии рассвета — символического преддверия самого мира, в неком пред состоянии, подобно даосскому «еще не родившемуся младенцу». Человек дан как собственное предчувствие самого себя. Он рожден, но при этом еще не появился на свет, задуман, но не реализован. Он как бы отсутствует в этом мире и соприкасается с миром духовных сущностей, дан не «вовне», а «внутри».

Когда неофит входит в такое состояние, специальный наставник начинает задавать ему вопросы, касающиеся мифологической истории Китая, например спрашивает его о житиях восьми даосских бессмертных, истории самой Триады, о житиях всего широкого пантеона китайских «боевых» героев. Испытуемый должен не просто ответить — он должен пережить состояние своих героев, прочувствовать самого себя, как их. Таким образом, он «пронзает» собой всю китайскую культуру, суть которой в данном случае — миф. Но этот миф не пересказываем, а исключительно переживаем. Ответы на вопросы, уже известные неофиту, он выучил в период двухнедельной предварительной подготовки у особых учителей — «ответственных за посвящение в ритуалы». Поэтому суть такого экзамена заключается не в том, чтобы проверить знания испытуемого, но в том, чтобы понять, способен ли он на сверхчувственное, внетелесное понимание мира, способен ли он вместить Вечность в себя. А это и требуется от любого человека, решившего войти в ворота китайской мистической традиции.

Итак, от ученика требуется, чтобы он осознал себя вместилищем всей судьбы школы, всех ее героев и учителей. Не важно, правдива или легендарна эта история, важно, что весь этот мифологический декор помогает человеку войти в необходимое состояние, ощутить себя телесно и духовно сопричастным «истинной» традиции ушу.

Становится ясным и другое — почему сами носители ушу называли то состояние, которое достигали в результате тренировок во «внутреннем искусстве», Великим чувствованием, Великим просветлением, Великим озарением. Действительно, такое состояние принципиально отличается от обычных ощущений человека. На краткий миг он ощущает то же, что и просветленный или «истинный человек». И хотя этот момент мимолетен и непостоянен, и хотя он исчезает, как только завершается ритуал, тем не менее он дается человеку как аванс, как точка устремлений.

Итак, мы приблизились к середине, к центральной оси не только боевых искусств Китая, но и вообще всякого мистического Искусства. Прежде всего для людей существует такой момент жизни (он может быть и очень скоротечным, сводимым лишь к всполоху сознания), когда реальными становятся те образы, которые возникают лишь в духовной жизни. И другое — в мистическом переживании этой реальности, возникшей, а потом устойчиво сохраняющейся в сознании, и заключается истинное состояние последователя ушу.

Пока ограничимся этим обобщением и пойдем дальше. Нам сейчас предстоит увидеть, как возникает это ощущение у участников другого типа боевого ритуала, ставшего важнейшей частью ушу, — массовых народных праздников.

Праздник есть всегда момент приобщения к тому, что отсутствует в обыденной жизни, это выход за привычную нам реальность, будто мы ненадолго меняем и сферу своего обитания, и собственный лик, хотя внешне все остается прежним. И здесь мы сталкиваемся с чисто личностным переживанием иной реальности, но в этом случае такое переживание достигается за счет толпы и вместе с толпой. В ритуале архаического праздника, который в трансформированных формах дошел и до наших дней, человек становится способным видеть вторую, истинную реальность жизни, более важную, чем первую, внешнюю и доступную всем. В серость профанного, обыденного существования входит что-то необычное, явственно священное для человека, то, что сбивает ритм неспешного протекания жизни, в результате чего все как бы меняется местами. По древним легендам в дни праздников боги и духи спускались на землю, и люди могли непосредственно соприкасаться с ними, а это значит, что Небо приходило на землю. Происходила инверсия — земля в этот миг становилась Небом.

Все это имеет прямое отношение к особому характеру ритуализации в ушу. Прежде всего обратим внимание, что практически на протяжении всей своей истории ушу было связано с народными или дворцовыми праздниками, ни одно такое событие не обходилось без массовых выступлений бойцов, причем зачастую эти демонстрации, в которых принимали участие даже зрители, становились кульминационным моментом всякого деревенского праздника. Ранний боевой ритуал в Китае носил особый священный смысл, воздействуя на психику участников. Разумеется, со временем его вид значительно изменился, но сама суть временного изменения сознания («просветления») сохранилась и до сих пор. Проследим, как это происходило на практике.

Одним из самых ранних празднично-ритуальных действий такого рода был боевой танец, участники которого надевали на себя маски или шлемы с рогами быка и нападали друг на друга. Этот танец в честь одного из рогатых божеств назывался «игры Чию». В таком виде празднично-ритуальные единоборства существовали еще в VI–III веках до нашей эры и были в немалой степени связаны с охотничьей магией.

Интересно, что из этого ритуала выросла целая система борьбы, называемая «цзюэди» — «столкновение рогами» или «цзюэдиси» — «празднество цзюэди», однако уже с начала нашего времени никто не придавал никакого значения смысловому содержанию названия и не связывал его с реальными «рогами». Правда, сами участники завязывали волосы на голове в косички наподобие небольших рогов, как размытый отголосок какого-то древнего таинства, смысл которого давно позабыт. Сегодня борцы японского сумо, в которое эволюционировало китайское цзюэди, заплетают иногда волосы наподобие небольших рогов.

Праздник требует полного единства всех его участников, здесь нет ни наблюдателей, ни актеров, они все становятся едиными в общем теле праздничного ритуала. В этом исток всеобщности праздничных боевых искусств: никто не мог оставаться безучастным. В сознании человека индуцировались какие-то токи, заставляющие его встать в общий круг участников, не случайно народные празднества заканчивались массовыми оргиями вне зависимости от статусов участников.

Но при обретении ощущения единства возникает и чувство взаимопроникновения, взаиморастворения, когда у толпы есть единый мозг, единый ритм, единая мысль и единый способ ее реализации. Благодаря этому боевые искусства накладываются на танцевально-ритуальную форму своего выражения, где «рифмуются» и бой, и тренировка, и танец, и даже стихотворное скандирование. Так наступает созвучие, влекущее за собой уже эстетическое осознание праздничного действия.

Праздник объединяет людей единым порывом, здесь спадают регулирующие установки и сковывающие рамки культуры, а в силу вступает иная культура — культура богов и духов, с которыми и соотносились участники ранних боевых ритуалов. Все боевые тренировки при императорском дворе еще в XII–XIII веках проходили под музыку, ритмизированную ударами барабанов, в виде танца-спектакля, где каждый участник знал свою роль и менял «статус».

Народные праздники боевых искусств и сегодня сохранили с древнейших времен эту необузданность действия и раскрепощенность мысли, не оставляя никого вне действия. В одной из хроник описывается та удивительная обстановка, которая царила на таких праздниках, когда воины «то обеими руками вращали парные мечи, а то демонстрировали совершенство в упражнениях с двусторонним трезубцем; то бросались влево, то бежали вправо, а то вращали телом и конечностями, извиваясь, будто вьюнок вокруг дерева».

В XI–XII веках эта стихия вырывается на улицы городов, появляются городские боевые представления на площадях — «вашэ», устраиваемые ремесленниками и продавцами для привлечения покупателей. На специально устроенной огороженной площадке разыгрывались грандиозные представления с показом кулачного искусства, бои на палках, борьба цзюэди, наблюдая за бойцами, которые выступали под музыку, и хотя не все принимали буквальное участие в поединках или в показе, но каждый своей мыслью присутствовал в самом «теле» праздника, и здесь нельзя было встретить человека с отсутствующим взглядом.

Боевой праздник передавал от человека к человеку нечто большее, чем восхищение мастерством участников, это была единая пульсация человеческой толпы, в которой пробуждается что-то, пришедшее из далекой животной древности. Человек в боевом ритуале раскрепощает свои чувства и мысли, высвобождает спящие в нем потенции, и в этом, в частности, — смысл групповых тренировок в народных школах ушу. Интересно, что в представлениях «вашэ» участвовали и женщины, демонстрировавшие боевые искусства, которых называли «нючжань» — «колышущиеся» или «трясущиеся женщины». Смысл этого названия станет нам ясен, если мы вспомним тряску шамана в момент транса или участника архаического танца австралийских аборигенов, когда он входит в некий резонанс со вселенскими силами или духами. Видимо, к моменту проникновения боевых праздников в города реальные «тряски женщин» уже исчезли, но само название свидетельствует, что в начальном типе такого праздника они присутствовали.

ОТ ПРАЗДНЕСТВА К СПЕКТАКЛЮ

Неистовство народного праздника находит и другое продолжение в истории. Подумаем, что получится, если помост для демонстрации приемов сделать более высоким, устроить побольше мест для публики, произносимые речитативы сделать более взаимосвязанными и осмысленными, показать не просто поединок, но разыграть какую-нибудь сценку из истории? Получается спектакль, а точнее традиционная китайская «боевая драма», которую можно встретить сейчас в репертуаре всемирно известной Пекинской драмы (ее называют иногда иначе — «Пекинская опера»).

Все элементы игрового начала, необходимые для спектакля, уже изначально присутствовали на боевых праздниках. К тому же боевое празднество и спектакль связаны между собой прежде всего внутренне. В обоих случаях зрители становятся соучастниками действия через ощущение, через сопереживание. И там и здесь требуется «критическая масса» людей, чтобы завести, наэлектризовать друг друга.

Китайская драма включает в себя четыре важнейших элемента, ставшие каноном уже к XVI веку: пение (чан), речитатив (нянь), действо (цзо) и боевые сцены или поединки (да). Все эти элементы мы уже встречали в архаических боевых праздниках. Конечно же, есть и существенное различие: артисты-профессионалы. В противоположность этому, участники боевых празднеств и небольших, боевых сценок, разыгрывавшихся на них, были простыми крестьянами, «необразованной деревенщиной», ремесленниками, торговцами, а занятия ушу были их «второй специальностью» или, правильнее говоря, общим фоном существования. Профессиональные воины и настоящие мастера ушу составляли лишь незначительную часть участников таких представлений.

Народная культура ушу напитывала своими традициями театрализованные представления, в которых важнейшим элементом становились боевые искусства. Окончательно сформировался особый тип зрелища, уходивший своими корнями и в боевые народные ритуалы, и в традиции площадных выступлений лучших бойцов Китая.

В китайской драме элемент игры обнажен до предела. Сам символический характер китайской культуры делает необходимым перенос этого символизма и на театральные подмостки, причем здесь не может быть ни полутонов, полу чувств, как и не может быть попытки заставить зрителя поверить, что все происходящее в спектакле — правда, как это мы наблюдаем в западной театральной традиции. Все есть символ, а следовательно — игра, и не стоит никого обманывать и обманываться. Наоборот, утрируя, мы лишь больше обнажаем эту «ненастоящность» внешней стороны существования, а следовательно — и наличие за этой видимой ширмой чего-то более глубокого и «истинного». Так рождаются жестко установленные амплуа, и зритель наблюдает уже не за развитием характера героя (в данном случае он не может ни развиваться, ни регрессировать), а за высочайшим мастерством актера, за способностью с особым чувством произнести слова, которые многим зрителям известны с детства.

Базовыми считались четыре амплуа — положительный герой (шэн), положительная героиня (дань), первый герой (цзин) и комик (чоу). С XVII–XVIII веков на все эти названия начинают накладываться названия «боевой», например боевой герой (ушэн), боевая героиня (дань). Стала формироваться узкая полузакрытая каста актеров, в которой начинали обучать театральным премудростям еще с детства. И все же часто случалось, что на подмостки поднимались и не профессионалы, точнее люди, занимавшиеся ранее совсем другими делами. Например, высказывается предположение, что артисты, впервые выступившие в амплуа ушэнов — героев-бойцов, прежде работали в качестве телохранителей. Но в связи с бурным развитием сравнительно надежных железных дорог и морских путей необходимость в телохранителях, сопровождавших караваны, отпадала. Бывшие охранники поднимались на театральные подмостки Пекинской драмы. Так в пик своего развития ушу глубоко интегрировались в театральное искусство, придав китайской драме неповторимый вид, так как нигде в мире на подмостках не присутствует боевое искусство в столь концентрированном виде.

ГРУППОВОЕ УШУ: РИТУАЛ И РИТМ

Как видим, понимание ушу было связано в традиционном Китае с особым состоянием сознания, которое достичь было намного труднее, чем выучить какие-то приемы или методы боя. Само построение тренировок в боевых искусствах было направлено на введение человека в состояние высокого эмоционального и духовного напряжения, когда начинали работать самые глубинные слои его сознания, связанные с интуитивным предвидением и умением абстрагироваться от мелочей, обобщая мир до единого переживания. Посмотрим, каковы были эти методы.

Прежде всего оговоримся, что речь идет не о воспитании того или иного навыка, например, силы удара, скорости, передвижений или нечувствительности тела к ударам, а о воспитании сознания и выработки определенного душевного состояния. Фактически вся история духовных учений, не исключая и ушу, знает лишь два таких метода: групповой и индивидуальный. Индивидуальный метод обучения обыгрывается практически во всех книгах по ушу, не случайно столь широко распространились истории о том, как мастер, уединившись в горах с наиболее старательным учеником, передает ему «светильник тайных знаний». Разумеется, значительно лучше, когда учитель сам передает ученику знания, проверенные веками. Но нелишне напомнить, что секрет в ушу передается только тогда, когда он сам созрел в душе ученика, и поэтому учитель не столько обучает своего последователя, сколько пробуждает в нем будто бы забытые или до поры спящие навыки.

Но все же существуют секреты, до которых дойти самому практически невозможно. Это и есть то, что мы называем переживанием ушу, специфическим состоянием истинного бойца, которое, по сути, и составляет высший смысл ушу. Именно это и передает учитель при индивидуальном обучении, которое китайцы называли «естественной передачей духа», «передачей от сердца к сердцу» или, что более точно, «передачей сердца в сердце». Вдумаемся — перед нами не метафора, не художественный образ передачи, а реальная трансляция абсолютно конкретной и вполне субстанционной вещи для последователя ушу — духа (шэнь). Она воспринимается именно как высший подарок, причем сам акт этого символического дарения собственной души мог в ритуалах подкрепляться вполне материальными вещами. Например, учитель дарил последователю священный трактат, меч, в буддийских школах — патру (чашу для пожертвований) и рясу. Все эти вещи приобретали вид неких материальных символов «истинной передачи», которая произошла за пределами видимых вещей и не ясна для стороннего наблюдателя или для человека, не знакомого с китайской духовной практикой.

Для индивидуального обучения требуется поле огромного духовного напряжения, доверия и взаимопонимания между учителем и учеником, причем эти полюса в равной степени необходимы друг другу. Учитель реализуется в ученике, ученик бессмыслен без учителя.

Другой — коллективный метод обучения зачастую считается чем-то побочным, который используется лишь тогда, когда нет возможности обучать всех индивидуально или когда ученик недостоин один на один слушать наставления учителя. Отчасти согласимся с этим, лишь отметив, что подавляющее большинство последователей ушу обучалось именно в больших группах. Так происходили тренировки в деревнях, в тайных обществах, религиозных сектах, в армии. В этом методе обучения наше внимание привлекают несколько характерных черт.

Прежде всего — монотонность, бесконечное повторение всей группой даже самых несложных форм, приемов, комплексов. Во-вторых, широкое оперирование ритмом, который обычно задавался через удары в барабан, в гонги или через повторение хором речитативов всеми занимающимися, выкриками учителя. В-третьих, наставники уделяли особое внимание тому, чтобы тренирующиеся при отработке комплексов находились друг от друга на расстоянии не больше вытянутой руки, как говорили, «ощущали волоски на коже соседа». В-четвертых, группы занимающихся редко превосходили 50 человек, в основном же тренирующихся было не более 20 человек, как это можно встретить в тайных обществах, практикующих ушу. Даже восставшие ихэтуани (боксеры), поклявшиеся, «постигнув кулачное искусство, без труда усмирить заморских дьяволов», то есть иностранцев, тренировались довольно компактными группами, хотя в различных сектах их насчитывалось до несколько сот. В-пятых, отмеченное всеми наблюдателями экстатическое, ярко выраженное невротическое состояние, своеобразный эффект тренирующихся во время занятий в больших группах. Войдя в общий ритм, они могли непроизвольно издавать выкрики, которые потом складывались в общее гудение или формировались в виде речитативов, содержательный смысл которых в этот момент никто не понимал. Русский врач В. В. Корсаков, которому пришлось стать свидетелем восстания ихэтуаней, описал фантасмагоричную картину их боевых ритуалов: «Затем читали нараспев заученную заклинательную молитву и сжигали после этого на свече жертвенные бумажки. После этого они становились на четвереньки, сложив особым способом руки, и начинали делать туловищем качательные движения в стороны. Со многими скоро начинались судороги, подобно эпилептическим, они падали на землю, бились, вскакивали, размахивали руками, прыгали. Глаза у них наливались кровью, у рта появлялась пена». Интересно, что замечание о поведении, подобном эпилептическому припадку, сделано врачом, которому известны характерные симптомы этого состояния.

Перед нами типичный пример массового аффекта, самопогружения в транс, что, однако, как видно, не приводит к стопору, а наоборот, значительно повышает активность. Многие ихэтуани именно в таком состоянии бесстрашно шли на пушки европейцев, и что самое удивительное — при массовых потерях порой одерживали пирровы победы. Не будем утверждать, что такое аффектное состояние типично для всех школ ушу, но близкое к этому, существовавшее в более умеренных формах, можно было встретить во многих школах боевых искусств XIX века. Нередко использовались и наркотические психотропные средства, особенно среди даосских сектантов, рассматривающих коноплю и другие растения как компоненты «пилюли бессмертия».

Вряд ли при такой массовости занятий все получали полноценный духовный импульс, к тому же процесс осознания Учения как раз избегает аффекта, экстатического состояния, не случайно во всех внутренних системах советовали «успокоить сердце, умиротворить сознание», «достичь спокойствия как гора Тайшань». Если на одном полюсе обучения ушу царствует абсолютный покой, интимность духовной передачи, то на другом — неистовство толпы и массовость. Значит, за всеми этими факторами что-то передавалось. Так что же?

Все эти факторы, которые мы перечислили, на первый взгляд будто бы не связаны с изучением ушу и более того — противоречат классической традиции передачи «от сердца к сердцу». Тем не менее они закрепляются в истории. Попытаемся подойти к этому с другой стороны — рассмотрим психологию малых социальных групп, каковыми, по сути, и являются школы ушу. Перед нами типичное сообщество, в общем-то, разнохарактерных, разновозрастных людей, получивших разное воспитание, которые объединились лишь одной целью — обучиться ушу. Как трудно их заставить жить одной идеей, одной мыслью, одним «истинным состоянием»!

А к чему вообще приводит такая критическая величина концентрации людей? Как установлено современными исследованиями, полная реализация физических сил наступает лишь в группе, когда толпа заводит сама себя, и таким образом сила всей группы оказывается значительно больше, чем суммарная величина силы всех ее индивидуальных членов. Здесь аффект есть способ раскрепощения скрытой силы людей.

В группе особенно сильна роль лидера-инициатора, которую в ушу выполняет учитель. Обычно лидером становится наиболее чувствительная, эмоционально сильная личность, которая способна передать свое состояние и эмоциональное напряжение другим. Именно так передает наставник свое состояние группе, свое миропонимание, которое и считается «передачей ушу от сердца к сердцу». Здесь действительно не требуется никаких слов, но лишь введение человека в состояние повышенной чувствительности, некого аффекта или транса. Для этого и служат ритмичные звуки, которые «раскачивают» психику группы, позволяя ей более чутко реагировать на среду, в том числе на опасность или любую экстремальную ситуацию. Эти звуки могут быть различного происхождения, и мы видели, как хлопки в ладоши, а затем удары в барабаны или гонги переросли в сложную музыкальную архитектонику Пекинской драмы. Могут здесь использоваться и речитативы, выкрики, которые даже не обязаны нести какой-то смысл. Главное, что есть в них, — это ритм, пульсирующее колебание группы, заставляющий всех действовать как один.

Благодаря всем этим методам и наличию полноценного, духовно яркого учителя (отдельно подчеркнем это) наступает единство психического состояния группы, в результате чего формируется эмоционально напряженное сообщество — школа ушу. Теперь нам становится ясным, почему в Китае считалось, что учителем ушу может быть лишь тот, кто в «достатке обладает благой силой», который каждым моментом своей жизни символизирует «боевую мораль». Ведь каково внутреннее моральное состояние учителя, таково же и состояние у его последователей, — учитель абсолютным образом транслирует сам себя. Поэтому нравственным критерием «истинного человека» является наличие у него Благой мощи или добродетели. Кстати, именно поэтому традиция китайского ушу безошибочно отличает имитаторов от людей, несущих истинную традицию.

Мы уже говорили о тесной связи ушу с архаическим танцем, хотя она может быть выражена и не очень явственно, несмотря на многие оставшиеся отголоски — формализованные комплексы — таолу, ритмичная музыка, речитативы, напевы, хлопки. Кажется, они абсолютно бессмысленны в боевом аспекте или, по крайней мере, не несут оттенка искусства (если, конечно, речитативы не переросли в песню). Но оказывается, именно эта часть ритуала ушу является одной из самых древних, связанных с понятием Искусства, когда танец, жест, действие, выкрик, ритм были объединены в единое действие. Как тут не вспомнить современный вид «боевых пьес» Пекинской драмы и ее четыре составляющие — пение, речитатив, действие и поединки.

Состояние транса, в которое входили тренирующиеся в группах, вполне согласуется с вышесказанным. Это может быть не только шокирующие западных очевидцев боевые танцы до припадков у ихэтуа-ней, но и вполне мирная медитация, хотя в последнем случае аффект заметен значительно меньше. Отсюда и различного рода «фокусы», которые любили демонстрировать ихэтуани, например, принимать на тело удары ножами и копьями и даже быть якобы неуязвимыми для пуль. Пена у рта, общий тремор, большая группа хорошо тренированных людей, сошедшихся в едином движении, — здесь налицо все признаки древнейшего группового ритуала-танца-боя, дожившего в Китае до ХХ века.

Итак, мы обнаружили важнейшую общую черту между ушу и другими видами китайского искусства, в частности, театра и танца. Это особое экстатическое состояние, позволяющее достигнуть полной реализации духовных и физических сил.

Примечательно, что практически до середины XVIII века занятия боевыми искусствами в Китае были преимущественно групповыми, не индивидуальными. Именно так они проходили в армии, в деревнях, среди народных групп ушу — так называемых обществ (шэ), например, в знаменитом обществе Гунцзяныыэ — «Стрелков из лука», охватывающем десятки уездов.

Западные последователи боевых искусств часто критикуют ушу за избыток бессмысленных действий и чисто ритуальных моментов в таолу, «небоевой» характер ряда движений. Более того, еще в начале 80-х годов на Западе многие воспринимали кунфу как некое подобие каратэ, только выполняемое в экзотических одеждах с многочисленными вращениями руками, немалым количеством «пустых», небоевых движений. Нам трудно понять, что за всеми этими вращениями, одеждами и выкриками кроется нечто большее, чем боевая тренировка — за этим стоит ритуал, особая эмоция носителей истинного ушу.

Ритуал всегда претворяется в обыденной жизни, его задача в том и состоит, чтобы привнести святость и духовность в повседневность жизни.

Многие ритуалы древних боевых искусств и их глубинный смысл присутствуют в символических действиях ушу и по сей день. Обычно они почти и не замечаются даже самими носителями ушу, так как с одной стороны они стали привычными, с другой — столь тесно переплелись с самой боевой и тренировочной практикой, что растворились в ней, стали неотличимыми от самой ткани ушу.

Сейчас многие из таких вещей приобрели уже характер стандартизированных форм. Примеров этому можно обнаружить более чем достаточно. Например, сегодня мало кто понимает, что начальная позиция во всех комплексах «внутренних стилей» издревле символизировала вселенский хаос и Беспредельное, а первое движение — начало мира, в результате чего рождаются вещи и явления. Человек не просто «играет» в начале мира, но сознательно, путем определенных психических усилий меняет свой статус, фактически трансформирует себя внутренне, повышая себя от человеческого до Небесного. Он действительно «порождает мир». Это и позволяет ему полностью идентифицировать себя с космическим началом, возвести к мистическому первоучителю. Так человек начинает «следовать Небу».

Столь же символически-ритуальной является и практика занятий «имитационными стилями» ушу, когда человек способен уподобиться не только реально существующим животным, например, обезьяне, собаке или журавлю, не только мифологическим существам — дракону или фениксу, но и воспроизвести определенное состояние — пьяного (цзуйцюань — «Пьяный кулак») или безумного (фэнкуанцюань — «Стиль безумца»).

Особый тип творческого сознания требует от человека выхода за пределы привычных форм в мир размытых образов, неясных звуков, где есть лишь «форма, не имеющая форм», «образ, не имеющий сущности», «расплывчато-туманное, едва различимое», «которое нельзя даже поименовать». Значит, человек, истинный и совершенномудрый, должен постоянно превосходить себя в самосовершенствовании, выходить за рамки собственной скромной личности. Ритуал, таким образом, ведет к самоутрате и самопотере.

Для современного человека ритуальный смысл ушу либо уже забыт, либо вообще непонятен, хотя какие-то механические действия, «оболочка» ритуала сохранилась. Ну, действительно, зачем выполнять какие-то ритуальные поклоны, уподобляться каким-то животным, когда достаточно сразу «приступить к делу» и свалить соперника ловким ударом? История показывает, что старые последователи ушу относились к боевым аспектам не менее реально, чем современные боксеры, но их душа жила в другом состоянии. Традиционное ушу было тесно увязано с понятием символического действия, то есть такого действия, которое бесконечно превосходит внешнюю форму, как, например, удар ладонью в лицо — не только способ свалить соперника, но еще и «белая обезьяна, срывающая персик», и даже «удар, исходящий из пустоты и находящий отзвук в сердце».

Мистерия древнего ритуала боевых искусств, когда ушу являлось синкретическим народным искусством, объединяющим и соевую тренировку и танец, а иногда и празднество, отразилась и на явлении вполне современном и в общем-то не особенно почитаемом среди сторонников народного ушу — на соревнованиях. Современные соревнования по ушу представляют собой лишь зрелище, лишенное своего изначального, глубинного содержания, поэтому основной упор здесь сделан на внешние достижения каких-то рекордов. Однако по-прежнему зрители заводят друг друга, сопереживают выступающим, расстраиваясь из-за каждого промаха и радуясь удачно выполненному движению. Но это — лишь далекий, крайне глухой отголосок тех мистерий, праздников и ритуалов, на которых когда-то базировалось ушу.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Внутренняя часть ушу сложна и многопланова, это действительно «семейная» жизнь, сохраняющая до сих пор многие древние традиции передачи мистического знания. Оговоримся, что мы здесь рассуждали о классическом, традиционном ушу и не будем его путать с современным. В современном Китае все это существует наряду с огромным количеством современных спортивных школ, общедоступных секций, институтов и «академий» ушу, проводятся красочные соревнования, издаются десятки журналов и сотни книг. Одно не исключает другого — это просто разные подходы к жизни вообще.

Путь ушу не есть философия жизни, ибо он не учит как жить. Учение ушу и есть сама жизнь, особый способ взаимодействия человека с миром, его открытость миру. Именно это состояние называют «истинным смыслом боевых искусств», его и описывает древний стих из канонов ушу:

Нет ни формы, ни образа.

Все тело пронизано пустотой.

Забудь о вещах и пребывай в естественности.

Словно пустой сосуд, подвешенный в горах

Рык тигров, крики обезьян.

Чистые источники, незамутненные воды.

Бурленье рек, рев океанов.

Своими природными свойствами

Вскармливай свою жизненность.

Ушу постоянно раскрывает перед нами нечто более глубокое, нежели ловкие способы боя. В этой целостности, наверное, сегодня и состоит высшая ценность ушу, являющегося не только продуктом китайской культуры, но несущего в себе общечеловеческие духовные ценности.

Арефьев А. Б
ПИРАМИДЫ ГИПОТЕЗ, ГРОБНИЦЫ ФАКТОВ!


Автор:

АРЕФЬЕВ АЛЕКСАНДР БОРИСОВИЧ — работает на кафедре медицинской и биологической физики Нижегородского медицинского университета. Проблемами непознанного занимается давно. Имеет ряд научных и научно-популярных работ.

Рисунки автора.


К ЧИТАТЕЛЯМ

«Египетские пирамиды несравненно крупнее самых больших европейских каменных могил. Это — целые горы, сложенные из огромных тесаных камней. В пирамиде окон нет, узкий и темный проход ведет в темный зал, где стояло каменное изваяние царя; под ним помещается подземный склеп, где похоронен умерший. Большие пирамиды сохранились до нашего времени; они находятся недалеко от Мемфиса, на левом берегу Нила. Самую большую выстроил царь Хеопс, за 3000 лет до Рождества Христова, она — в 70 сажен высоты и состоит почти из 2,5 миллионов крупных камней; рядом с нею почти такой же величины пирамида Хефрена; недалеко от них высеченный из скалы громадный сфинкс (туловище льва с человеческой головой)», — так просто и бесхитростно поведал читателям о египетских пирамидах один из первых советских учебников по древней истории профессора Р. Виппера в 1923 году. Поведал спокойно, поземному, без всяких чудес. Хотя чудес вокруг пирамид находили, находят и найдут, думается, с избытком. О пирамидах и пойдет речь в нашем небольшом повествовании.

Пирамиды уже сами были чудом. Еще в древности их причислили к семи чудесам света, куда входили знаменитые висячие сады Семирамиды в Вавилоне, храм Артемиды в Эфесе, статуя Зевса в Олимпии, гробница царя Мавсола (мавзолей) в Галикарнасе (столица Карийского царства), статуя Гелиоса на острове Родос (колосс Родосский), и, наконец, огромный маяк в Александрии. У разных авторов списки «семи чудес» менялись, но египетские пирамиды присутствовали неизменно.

Пирамид в Египте много, но к чуду причислялись лишь «Великие пирамиды», высящиеся над пустыней в Гизе, теперь — пригороде Каира. Это пирамиды фараонов IV династии: Хуфу (Хеопса — по-гречески), Хафра (Хефрена) и Менкаура (Микерина), высота их соответственно 146,6 м, 143,5 ми 62 м. Ху фу — сын фараона Снофру, Хефрен — сын Хуфу- Был у Хуфу и другой сын, Джедефра, но его пирамиду целиком разобрали на строительный камень. Третья великая пирамида осталась незаконченной и достраивалась уже сыном Микерина, Шепсескафом, и не из камня, а из кирпича. Постройки датируются: пирамида Хеопса — около 2525 года до нашей эры, Хефрена — около 2500 года до нашей эры, Микерина — около 2475 года до нашей эры. Вокруг пирамид разбросаны остатки культовых строений, поминальные храмы, мастабы, остатки рабочих поселков. В отдалении лежит гигантский сфинкс, которого относят к постройке времен Хефрена.

Пирамиды когда-то были облицованы отполированными плитами известняка, но впоследствии почти целиком были ободраны — в XVI веке, например, этими плитами украсили медресе султана Хасана. Остатки облицовки есть на вершине пирамиды Хефрена. Предположительно вершинная часть пирамиды поверх облицовки была покрыта листами позолоченной меди и ярко сияла на рассвете. Сохранившаяся пирамида царицы Уэбтен имеет следы позолоты на верхушке. На каждой грани, у вершины, видимо было и изображение гигантского глаза, подобно тому, как в христианских храмах изображалось «всевидящее око», в треугольнике, с расходящимися лучами.

МЕСТНЫЕ ЧУДЕСА

«Затем они по темному коридору подошли к другому проходу, за коим зияла черная яма. Из нее тянуло холодом, а вокруг шныряли огромные летучие мыши, похожие на черных орлов. Одного человека послали на разведку; он привязал к поясу длинный канат, чтобы в случае необходимости его могли вытащить наверх. Но только он сделал несколько шагов вперед, как проход сомкнулся и стиснул его объятием смерти. Раздался ужасный крик, выгнавший всех остальных из пирамиды; некоторые от страха умерли.

Когда оставшиеся в живых начали обсуждать случившееся и решать, что им теперь делать, их пропавший друг неожиданно появился перед ними и заговорил на неведомом языке».

Вот и первое чудо: «неведомый язык», который, впрочем, явно заплетался от пережитого испуга. А рассказал эту историю араб Мутерди в книге «Египет», переведенной на французский язык в XVII веке арабистом Ватье.

О других чудесах поведал, например, аль-Масуди в книге «Промывальни золота и россыпи драгоценных камней»: «Властитель назначил к каждой пирамиде по одному стражу». Стражем восточной пирамиды была статуя, высеченная из гранита, с оружием, напоминающим копье; на лбу ее был укрыт змей, готовый накинуться на всякого, кто приблизится, обвить его шею, задушить, а затем вернуться в свое прибежище. Страж западной пирамиды был из черного и белого оникса; он сидел на троне, вооруженный копьем, и метал искры из глаз; стоило кому-нибудь появиться у входа, как сразу раздавался глухой звук и пришелец умирал. Цветной пирамиде (Микерина — А.А.) он определил в сторожи статую на постаменте, у которой была такая сила, что она могла сбить с ног и умертвить любого человека».

Судя по описанию аль-Масуди, по окончании строительства «властитель» отдал пирамиды в распоряжение живых духов и повелел, чтобы им приносились жертвы. «Духа северной пирамиды видели в обличье безбородого юноши с длинными зубами и пожелтевшей кожей… Дух цветной пирамиды — старец, который бродит вокруг нее, размахивая огнем в сосуде, подобно кадильнице из христианского храма; таким его увидели».



Это фараоны — хозяева Великих пирамид. Слева направо: Хеопс, Хефрен, Микерин

Подобные «охотничьи рассказы» интересны, однако, только этнографам. Современным искателям чудес нужно другое, им нужна «информация». Абд-аль-Лятиф в своем «Повествовании о Египте» писал: «Пирамиды построены из огромных камней… Камни покрыты древними письменами, которые ныне уже никто не может прочесть. Во всем Египте я не встретил никого, кто бы сказал, что умеет читать это письмо или знает такого человека. Надписей тут великое множество, и если бы у кого-нибудь возникло желание переписать только те из них, что видны на поверхности этих двух (больших — А.А.) пирамид, он заполнил бы ими свыше десяти тысяч страниц». Нечто похожее сообщалось в книге Вазиф-шаха: «На пирамидах везде, где только имелось место — на полу, на потолках, на стенах, — были изложены науки, известные египтянам, нарисованы звезды, написаны не только названия лекарств, но и их полезные и вредные свойства, сведения о талисманах, математике, архитектуре…» Ныне, однако, в Великих пирамидах нет никаких текстов и изображений. Да, видимо, и не было. Однако идея о некоем «каменном архиве», о вечном «кладезе премудрости», воплощенном в пирамидах, начала захватывать умы все более и более. Про пирамиды стали забывать, что они — всего лишь гробницы. В их величественных размерах стали видеть нечто космическое, сверхчеловеческое, сверхъестественное.

ПИРАМИДЫ И ЕВРОПЕЙЦЫ

Несмотря на относительную «близость» (достаточно было переплыть Средиземное море), в Европе знания о древнеегипетских памятниках не отличались большой широтой. Рассмотрим кратко некоторые этапы познания Древнего Египта.

XIII век — в Венеции, в соборе Святого Марка пирамиды изображены как библейские «житницы Иосифа», то есть попросту — зернохранилища. 1663 год — Пьер Белон (Сорбоннский университет, Париж) описал три пирамиды в Гизе. 1638 год — Джон Гривс (Оксфордский университет) измерил все три пирамиды в Гизе. Гривс доказывал, что пирамиды построили египтяне, а не евреи, как считалось ранее. Пирамиды «построены из камня», указывал он, а значит, в Библии неверно сказано, что евреи во время пленения египетского «месили и обжигали кирпич». Любопытно, что, в целом рассуждая правильно, Гривс ошибался: пирамида Микерина, как уже говорилось, достраивалась из кирпичей, да и пирамида Хеопса, согласно последним исследованиям Д. Давидовича, во многом построена из блоков, отлитых из известкового «бетона». 1787 год — Бенуа де Майе и Клод Сикар издали ряд работ по Египту. Вышла книга Франсуа де Вольнея «Путешествие в Сирию и Египет». После длительных мытарств и путешествий возвратился в Европу и опубликовал свою книгу Карстен Нибур — «Описание путешествия по Аравии и другим близлежащим странам по собственным наблюдениям и сведениям, собранным на месте» (1778). Именно эта книга подтолкнула Наполеона Бонапарта к египетской экспедиции в 1798 году (на флотилии из 328 кораблей!), которая привела в Египет уже настоящих ученых.

1802 год — Виван Денон публикует «Путешествие по Верхнему и Нижнему Египту», книгу, которая переиздавалась сорок раз, была переведена на английский и немецкий языки. «Очарование его рисунков, воскрешавших дух Древнего Египта, породило «египтоманию», которая захватила все слои общества, — пишет Ж. Веркутте. — Вошли в моду мебель и всевозможные безделушки в египетском стиле». Модой воспользовались некоторые шарлатаны и фокусники, как, например, Джузеппе Бальзамо, более известный как граф Калиостро (1743–1795). Называя себя «Великий копт» и выдавая за бессмертного, он устраивал в салонах высшего общества магические сеансы со всевозможными «египетскими» ритуалами, демонстрируя ясновидение, явление духов и тому подобные, свойственные эпохе, «чудеса». Длительное время ему сопутствовала популярность, и многие легенды о эзотерических познаниях древних египтян тянутся именно от Калиостро.

1826 год — появилась книга Б. Стюарта «Свидетельства Великой пирамиды». 1859 год — если до этого с Древним Египтом просто связывали всевозможные чудеса, то теперь появляется «пирамидология», наука «строго математическая». В свет вышла книга Джона Тейлора «Великая пирамида: для чего и кем она построена?». По мнению Тейлора, в пирамиде Хеопса бог явил и прямо материализовал «основы математических и геометрических знаний, дабы навеки сохранить их для тех, кто способен их понять и ими воспользоваться». Пирамида — творенье божье, или, по крайней мере, — вдохновленное богом» — указывал Тейлор. В подтверждение он обратился к библейским текстам. Книга пророка Исайи указывала: «…жертвенник господу будет посреди земли египетской, и памятник господу — у пределов ее». Любопытно, но, как и у Д. Гривса в Книге Исхода, в том же Ветхом завете говорится: «Если же будешь делать мне жертвенник из камней, то не делай его из тесаных». И, судя по исследованиям Д. Давидовица, многие блоки пирамиды Хеопса действительно «не тесаны», ибо отлиты из известкового бетона. На это указывают пузырьки воздуха и некоторые включения, попавшие внутрь блока.

1864 год — пирамидология крепнет. В Лондоне издается книга Чарльза Пиацци Смита «Наше будущее в Великой пирамиде». Королевский астроном, презирающий «народ нильских гончаров», он тем не менее занялся пирамидой Хеопса, поскольку «это была не гробница, это был таинственный, инспирированный богом компедиум мер и весов», а также «всех знаний, которые бог раскрыл человечеству».

В стороне от таких событий не могла остаться и русская писательница, искательница приключений Елена Петровна Блаватская. В 1877 году она выпустила книгу «Исида без покрывала» («Обнаженная Изида»), в 1888 году появилась «Тайная доктрина».

В 1885 году об открытии некоей «золотой лесенки» рассказал А. Яролимек в книге «Математический ключ к пирамиде Хеопса». В 1902 году М. Б. Котсуорт в книге «Рациональный альманах» доказывал, что пирамида Хеопса — «солнечный календарь», тенью показывающий «времена года, месяцы, недели и дни». Пирамиду Хеопса представили как гномон, теневой столб, но зачем таких размеров? Однако согласно Котсуорту «величина плит, которыми с северной стороны вымощено пространство вокруг пирамиды, почти в точности соответствует длине, на которую ее тень уменьшается за день, то есть 1,356 м, так что древнеегипетские жрецы, наблюдая за этой измерительной сеткой, могли определить продолжительность года с точностью до 0,24219 дня». Забегая вперед, заметим, что причина появления такого размера в 1,356 м, возможно не «солнечная», а чисто «технологическая», размер почти точно равен двадцати древнеегипетским ладоням, единицам длины.

1910 год. В книге «Коридоры и камеры Великой пирамиды» Джон и Мортон Эдгары «угадали» начало первой мировой войны. К 1921 году появились «Космические числа пирамиды Хеопса — математический ключ к единым законам Вселенной» Ф. Ноэтлинга. В 1933 году книга У. Уина «Что было и что должно произойти», в 1936 году — «Тайна Великой пирамиды, или Конец Адамова мира» Ж. Барба рена, в 1942 году — «Великая буря, предсказанная Нострадамусом, и хронология Великой пирамиды» Р. Форетиша. Как видим, в начале XX века недостатка в версиях о пирамиде Хеопса не было.

ЧУДЕСА «ГЕОМЕТРИЧЕСКИЕ» И «КОСМИЧЕСКИЕ»

К настоящему дню пирамиды в Гизе прямо окутаны «чудесными свойствами». Для удобства можно выделить свойства «геометрические», «космические» и «физические».

В группу «геометрических чудес» пирамиды Хеопса можно отнести реальные и надуманные свойства отношений между различными измерениями в пирамиде. Как правило, они получены в поисках неких «постоянных», в частности, числа «пи» (лудольфово число), равного 3.14159..; основания натуральных логарифмов «е» (Неперово число), равного 2.71828..; числа «Ф», числа «золотого сечения», равного, например, 0,618… и т. д… Можно назвать, например: 1) Свойство Геродота: (Высота) 2 = 0,5 ст. осн. × Апофема; 2) Свойство В. Прайса: Высота: 0.5 ст. осн = Корень квадратный из «Ф»; 3) Свойство М. Эйста: Периметр основания: 2 Высота = «Пи»; в иной интерпретации — 2 ст. осн.: Высота = «Пи»; 4) Свойство Г. Ребера: Радиус вписанной окружности: 0,5 ст. осн. = «Ф»; 5) Свойство К. Клеппиша: (Ст. осн.)2: 2(ст. осн. × Апофема) = (ст. осн. × Апофема) = 2(ст. осн. × Апофема): ((2 ст. осн. X Апофема) + (ст. осн.)2). И — тому подобное. Свойств таких можно придумать множество, особенно если подключить соседние две пирамиды. Например, в качестве «Свойства А. Арефьева» можно упомянуть, что разность объемов пирамиды Хеопса и пирамиды Хефрена равна удвоенному объему пирамиды Микерина…



Комплекс пирамид в Гизе (вид сверху)

Многие интересные положения, в частности, о построении пирамид по «золотому сечению» изложены в книгах Д. Хэмбидж «Динамическая симметрия в архитектуре» и М. Гика «Эстетика пропорций в природе и искусстве». Напомним, что «золотым сечением» называется деление отрезка в таком отношении, когда часть А во столько раз больше части В, во сколько раз А меньше всего отрезка А + В. Отношение А/В при этом равно числу «Ф»=1,618… Указывается на использование «золотого сечения» не только в отдельных пирамидах, но и во всем комплексе пирамид в Гизе.

Самое любопытное, однако, то, что одна и та же пирамида Хеопса просто «не может» вместить в себя столько чудесных свойств. Взяв некое свойство поодиночке, его можно «подогнать», но все разом они не подходят — не совпадают, противоречат друг другу. Поэтому, если, например, при проверке всех свойств, брать исходно одну и ту же сторону основания пирамиды (233 м), то высоты пирамид с разными свойствами также будут разными. Иными словами, существует некое «семейство» пирамид, внешне сходных с Хеопсовой, но отвечающих разным свойствам. Заметим, что в «геометрических» свойствах ничего особо чудесного нет — многое возникает чисто автоматически, из свойств самой фигуры. «Чудом» же следует считать лишь что-то явно невозможное для древних египтян. Сюда, в частности, относят «космические» чудеса, в которых измерения пирамиды Хеопса или комплекса пирамид в Гизе сопоставляются с некоторыми астрономическими измерениями и указываются «ровные» числа: в миллион раз, в миллиард раз меньше, и так далее. Рассмотрим некоторые «космические» соотношения.

Одно из утверждений таково: «если разделить сторону основания пирамиды на точную длину года, то получим в точности 10-миллионную долю земной оси». Вычисли: разделим 233 на 365, получим 0,638. Радиус же Земли 6378 км.

Другое утверждение фактически обратно предыдущему. Ф. Ноэтлинг указывал, что если воспользоваться придуманным им самим «египетским локтем», то сторона пирамиды будет соответствовать «самой точной продолжительности солнечного года, выраженной с точностью до одной миллиардной дня» — 365.540.903.777.

Утверждение П. Смита: «Высота пирамиды составляет ровно одну миллиардную долю расстояния от Земли до Солнца». Хотя обычно берется высота 146,6 м, Смит брал ее 148,2 м. По современным же радиолокационным измерениям большая полуось земной орбиты составляет 149,597.870 + 1,6 км. Таково среднее расстояние от Земли до Солнца, но в перигелии оно на 5.000.000 километров меньше, чем в афелии.

Последнее любопытное утверждение: «Чем объяснить, что массы пирамид Хеопса, Хефрена и Микерина относятся друг к другу, как массы планет Земля, Венера, Марс?» Вычислим. Массы трех пирамид относятся как: Хефрена — 0,835; Хеопса — 1,000; Микерина — 0,0915. Отношения масс трех планет: Венера — 0,815; Земля — 1,000; Марс — 0,108.

Итак, несмотря на скепсис, отметим известную стройность построения утверждений: 1) высота пирамиды, как линия, «уходящая в пространство» — соответствует расстоянию от Земли до Солнца; 2) сторона основания пирамиды, ближайшая «к субстрату», то есть к Земле, отвечает за земной радиус и земное обращение; 3) объемы пирамиды (читай — массы) отвечают отношению масс ближайших к Земле планет. Похожий «шифр» прослеживается, например, в пчелином языке, проанализированном Карлом фон Фришем. Впрочем, воздержимся пока от комментариев по этому поводу.

ИЗМЕРЕНИЯ ПИРАМИД

Впервые по-настоящему точные обмеры пирамид произвел Карстен Нибур (1733–1815). Он был землемер по образованию, умел пользоваться теодолитом и астролябией, работал с компасом и определил основные размеры пирамид и их ориентацию. Точные промеры пирамид даны в работах Ф. Питри, Ш. Ф. Лауэра, Л. Борхардта и других. Немало измерений дано, например, в книге И. Ш. Шевелева «Принцип пропорций». Но и здесь не обошлось без ошибок: «Стороны основания (230,253, 230,454, 230,391 м) отличаются от среднерасчетного размера на 10 см, или 0,0004 измеряемой величины. Еще точнее установлены диагонали (352,58 и 352,89 м). Здесь ошибка равна 0,0003 измеряемой величины. Так же точны углы пирамиды».

Отметим, что теоретически рассчитанная, скажем, по теореме Пифагора, диагональ равна 325, а не 352 м. Где-то явно была опечатка. Указываем мы на это потому, что сейчас ниже дадим таблицу основных измерений пирамиды. Длины сторон, высоты, углы взяты нами из практических экспедиционных измерений различных авторов. Производные же величины, такие, как объем, площадь боковой грани или основания, диагонали, апофемы, просчитаны нами уже «теоретически», исходя из некоей идеализированной пирамиды. Привести такую таблицу необходимо, поскольку многие «доморощенные» измышления о пирамидах возникают подчас из-за… полного отсутствия о них информации, несмотря на постоянную газетно-журнальную шумиху.

Облицовки граней у пирамид практически не осталось. В 1395 году французский барон Д. Англюр был свидетелем того, как с пирамид снимали наружную облицовку. «Мне сказали, что уже более тысячи лет отсюда добывается камень, из которого строятся самые красивые здания Каира», — заметил он. У разных авторов поэтому, учитывают они облицовку или нет, разные данные по показателю длины стороны основания: либо 230 м, либо 233 м. Ныне пирамида Хеопса «ступенчатая»: под снятой облицовкой обнажилось 203 ряда камней, идущих уступами, от 151 см в основании до 55–57 см при вершине. Без облицовки пирамида начала разрушаться, но основной вред приносят не столько ветер и дожди, сколько посетители пирамид, туристы. В XVI веке литовский князь Миколай-Кшиштоф Радзивилл измерял вершинную квадратную площадку. Тогда ее сторона составляла около 6 метров, сейчас — уже около 10 метров. Каждую ночь к египетским пирамидам приезжают грузовики и служители разбрасывают вокруг тонны мелких камней, предназначенных для туристов, стремящихся увезти на память каменный многотысячелетний сувенир. Но уловка эта ныне стала широкоизвестна, и находится все больше охотников «отколупнуть» кусочек известняка непосредственно от блока, и чаще на вершине. Подсчитано, что, начиная с XVI века, с одной лишь верхушки снято не менее 155 кубометров камней, к тому же все вершинные камни испещрены надписями. Туристов за это штрафуют, но — за всеми не уследишь. Подобное явление, как видим, достаточно существенно может влиять на точность измерений.




ФОРМА ПИРАМИД

Знаменитая четырехгранная форма пирамид возникла не сразу. Скифы делали захоронения в виде земляных холмов — курганов. Египтяне ставили «холмы» из камня — пирамиды. Впервые это случилось после объединения Верхнего и Нижнего Египта, в XXVIII веке до нашей эры, когда перед основателем III династии фараоном Джосером (Зосером) стояла задача укрепления единства страны. И здесь, по мнению историков, важную роль в укреплении центральной власти сыграла «новая концепция обоготворения» царя. Хотя царские погребения и отличались большей пышностью, они в принципе не отличались от гробниц придворных вельмож, представляли собой одни и те же сооружения — мастабы. Над камерой с саркофагом, содержащим мумию, насыпался прямоугольный холм из мелких камней, где ставилось затем небольшое здание из крупных каменных блоков — «мастаба» (по-арабски — «скамья»). На месте мастаба своего предшественника, Санахта, фараон Джосер и поставил первую пирамиду. Была она ступенчатой и являлась зримым переходным этапом от одной архитектурной формы к другой, от мастабы — к пирамиде.

Таким способом «возвысил» фараона мудрец и архитектор Имхотеп, считавшийся впоследствии волшебником и отождествляемый греками с богом Асклепием. Были воздвигнуты как бы шесть мастаб подряд. Причем первая пирамида занимала площадь 1125 × 115 метров, с предположительной высотой 66 метров (по египетским мерам — 1000 «ладоней»). Сперва архитектор замышлял построить мастабу, но не продолговатую, а квадратную в плане. Позже ее расширили, но, поскольку пристройку сделали ниже, образовалось как бы две ступени. Такая ситуация не удовлетворила архитектора, и на верхней площадке огромной плоской мастабы Имхотеп поставил еще три, постепенно уменьшающихся к верху. Усыпальница находилась под пирамидой.

Известно еще несколько ступенчатых пирамид, но в дальнейшем строители перешли к постройке более привычных для нас четырехгранных пирамид. Почему же, однако, не трехгранных или, скажем, восьмигранных? Косвенный ответ дает тот факт, что практически все пирамиды великолепно сориентированы по четырем сторонам света, поэтому и имеют четыре стороны. К тому же пирамида была «домом», оболочкой четырехугольного погребального помещения.

Но чем был обусловлен угол наклона граней? В книге И. Ш. Шевелева «Принцип пропорций» этому посвящена целая глава: «Что могло обусловить углы наклонов пирамид». В частности, указывается, что «образ, к которому тяготеют великие пирамиды Древнего царства — треугольник с прямым углом в вершине. В пространстве это полуоктаэдр: пирамида, в которой ребра и стороны основания равны, грани — равносторонние треугольники». Определенные рассмотрения даны по этому поводу в книгах Хэмбиджа, Гика и других.

Чем выгоден угол полуоктаэдра? Согласно описаниям археологов и историков, некоторые пирамиды обвалились под собственной тяжестью. Нужен был «угол долговечности», угол, наиболее энергетически надежный. Чисто эмпирически этот угол можно взять из вершинного угла в куче осыпающегося сухого песка. Но чтобы получить точные данные, нужно воспользоваться моделью. Взяв четыре прочно закрепленных шара, нужно положить на них пятый и измерить углы наклона. Впрочем, и здесь можно ошибиться, поэтому выручает теоретический расчет: следует соединить линиями центры шаров (мысленно). В основании получится квадрат со стороной, равной удвоенному радиусу. Квадрат будет как раз основанием пирамиды, длина ребер которой также будет равна удвоенному радиусу. Таким образом плотная упаковка шаров по типу 1: 4 даст нам правильный полуоктаэдр.



Система ходов в пирамиде Хеопса (вид сбоку)

Однако, почему же многие пирамиды, тяготея к подобной форме, тем не менее не сохраняют ее? Вероятно, пирамиды стареют. Вопреки знаменитой поговорке: «Время боится пирамид», постройки пирамид должны стареть, в них могут и должны происходить нс только процессы внешнего выветривания, но и процессы внутренней «усадки», от чего пирамиды, возможно, становятся ниже. Усадка возможна и потому, что, как выяснено работами Д. Давидовица, древние египтяне применяли технологию изготовления блоков из известковой крошки, проще говоря, из «бетона». Именно подобные процессы могли бы объяснить причину разрушения Медумской пирамиды, расположенной в 50 км южнее Каира. Ей 4600 лет, размеры основания 146 × 146 м, высота — 118 м. «Отчего она так изуродована? — спрашивает В. Замаровский. — Обычные ссылки на губительное воздействие времени и «использование камня для других построек» тут не подходят. Ведь большинство ее блоков и облицовочных плит и поныне осталось на месте, в развалинах у ее подножия». Как увидим, ряд положений заставляет задуматься даже над тем, что и знаменитая пирамида Хеопса тоже «усохла». Во всяком случае на всех древних изображениях пирамиды остроконечны…

Форму пирамид могло породить и подражание: неким природным образцам, «нерукотворному совершенству», скажем, неких кристаллов в виде октаэдра. Подобными кристаллами могли оказаться кристаллы алмаза и золота. Характерно большое количество «пересекающихся» признаков для таких понятий, как Фараон, Солнце, Золото, Алмаз. Везде — благородный, блистающий (блистательный), великий, безупречный и так далее. Сходства не случайны.

Солнечный культ, как известно, составлял важную часть религии Древнего Египта. «Как бы мы ни переводили название величайшей из пирамид, — отмечается в одном из современных пособий — «Небосклон Хуфу» или «Небосклонный Хуфу», оно означало, что царь есть солнце». Если Хуфу в блеске своего могущества возомнил себя вторым солнцем, то его сын Джедеф-Ра стал первым из египетских царей, кто стал именовать себя «сыном Ра», то есть сыном Солнца. Солнце же практически у всех народов символизировалось «солнечным металлом», золотом. «Большой диск яркого золота» — так египтяне называли наше дневное светило. Золото египтяне знали превосходно, знали его самородные формы, где кристаллы золота могут представать в виде октаэдров.

Как «образец форм» интересен здесь и «солнечный камень» — алмаз. Название алмаза пришло как раз из арабского мира, «алмас» — самый твердый, наитвердейший, несокрушимый. Древние египтяне знали алмаз и его свойства весьма неплохо. Согласно некоторым авторам они даже использовали для бурения бронзовые трубки с алмазными резцами. Ныне основным поставщиком алмазов является Южная Африка, но алмазами богата и Африка Западная. Территорию Республики Мали там именуют даже «Алмазным краем». Меж тем именно на территории Мали проживают догоны, с которыми сторонники гипотезы палеовизита связывают немало надежд (см. далее). Алмазы не могли послужить причиной контактов древних египтян с этим краем. Однако, так или иначе, но, возможно, что именно копируя октаэдры кристаллов алмаза и золота, древние египтяне обожествляли тем самым «несокрушимых» как алмаз и «блистательных» как золото фараонов, сынов Солнца, сравнимых лишь с самыми чудесными творениями природы.

ПИРАМИДЫ В ПРИРОДЕ

Самым простым объяснением появления пирамид будет такое: пирамида — это «куча», а «кучу» легче строить. В этом плане «куч» в природе хватает. Все горы, холмы — это «кучи». В Китае в одном из мест есть даже горы, так обработанные ветром, что они необычайно напоминают пирамиды. В виде «кучи» строят свои жилища муравьи, термиты, многие норные животные. Кучу — то есть форму с расширенным основанием и более узким верхом — обусловила гравитация, сила тяжести. Существуют различные опыты, позволяющие показать, как получается куча — одно из самых устойчивых образований на Земле. Это, например, опыт с доской Гальтона, доской с часто-часто набитыми гвоздиками. Если сыпать на эту доску мелкие шарики, то они, пролетев сквозь гвоздики доски, распределяются именно в виде «кучи», в соответствии с кривой Гаусса. Если возьмем, скажем, некие гранулы, несколько различающиеся по величине, и будем сыпать их в одну точку — то вскоре образуется кучка, где самые крупные гранулы окажутся внизу, у подножия, а самые мелкие преимущественно наверху. Если продолжать сыпать гранулы — то закономерность сохранится: крупное будет внизу, мелкое — наверху. Так из хаоса возникает порядок, слоистость нашей «кучи», дифференциация по размерам. Напомним, что и в пирамиде Хеопса нижние блоки крупнее вершинных (151 см — внизу, 57 см — наверху). Подобную дифференциацию можно заметить, например, в машинах, ссыпающих зерно: сухие крупные головки васильков, осота и других сорных растений стремительно скатываются к основанию кучи и образуют там, у основания, толстый слой, «шов», в то время как зерно само собой, непроизвольно очищается. Так что, как видим, у «кучи» есть свои «законы».

Другую закономерность кучи мы может заметить опять же на высыпанном зерне, вскрыв бочок зернового холмика: оказывается, зерно лежит не как попало, а пластами — то вдоль, то поперек. Объясняется это тем, что осыпающееся зерно, скользя то по одному, то по другому склону, движется так, что каждое зернышко катится «как ему удобнее», то есть располагаясь вдоль линии движения. Похожую дифференциацию нетрудно видеть на склонах оврагов, на морских пляжах и во многих других местах.

Ссыпая в кучки, например, рожь, овес, пшеницу — нетрудно заметить, что кучки несколько отличаются по вершинному углу. Аналогично, если ссыпать порошок из разных веществ или песок из разных местностей — угол так же будет отличаться. Для каждой породы характерен «свой» энергетически выгодный угол. Отдаленно подобный закон существует в кристаллографии, это «закон постоянства углов», позволяющий отличать кристаллы одних веществ от других. Угол же при вершине строящейся пирамиды, как уже упоминалось, решает очень многое. Несоблюдение точного угла грозило пирамиде скорым разрушением под собственной же тяжестью.

Поскольку большинство веществ образовано различными типами кристаллических структур, в природе довольно часто можно встретить углы, близкие к 45, 60, 52, 54° и кратные им углы в 90, 120, 104, 108° и так далее. В связи с этим любопытно было бы обратить внимание еще на одно «чудо», которое могло бы служить образцом того, как «чудеса» вообще составляются. Речь пойдет о самом, пожалуй, знаменитом ныне химическом веществе — о дезоксирибонуклеиновой кислоте, сокращенно — ДНК, то есть о «веществе наследственности». Молекула ДНК похожа на продольно (винтом) закрученную веревочную лестницу, где боковые стороны составляются остатками сахара (дезоксирибозы) и фосфорной кислоты, а «ступеньками» служат азотистые основания: тимин, аденин, цитозин и гуанин, сокращенно — Т, А, Ц и Г. Угол причленения их в цепи ДНК различен: для тимина — 50°, для аденина — 51°, для цитозина — 52° и для гуанина — 54°.

Итак, первое чудо ДНК: средняя величина угла причленения азотистых оснований оказывается 51°45′ а в пирамиде Хеопса — 51°5′ — угол наклона граней. Второе чудо: отношение длины связи «Ц-Г» (1,08 нм) к длине связи «Т-А»(1,11 нм) равно 0,973. А ребро пирамиды Хеопса (220,6 м) относится к длине стороны основания (233,1 м) как 0,946. А вот и третье «диво»: отношение диаметра молекулы ДНК (20 ангстрем) к длине шага спирали (34 ангстрема) равно 0,588. Если же разделить апофему грани пирамиды Хеопса (187 м) на диагональ основания (329 м), получим 0,568 — то есть почти то же самое. Четвертый фокус: угол возрастания спирали ДНК равен 26°, но и угол наклона главной галереи в пирамиде Хеопса — тоже равен 26°. Пятая забава: в шаге спирали ДНК (34 ангстрема) убираются десять нуклеотидных пар, то есть расстояние между парами равно 3,4 ангстрема, или 1/10 шага. Ни в чем не отстает и пирамида Хеопса: высота у нее 146 метров, а на высоте 14,6 метра расположен вход в пирамиду — тоже одна десятая.

Подобных чудес можно привести немало. Однако признаемся: соотношения чисел в ДНК и пирамиде взяты по чистому «сходству», без всякой их внутренней связи. С таким же успехом вместо ДНК можно было взять молекулы воды, Н2О, и рассмотреть углы и расстояние в гексагональной структуре льда. В воде угол между дипольными моментами атомов водорода также равен 52°.

Но если вода и ДНК еще могли между собой как-то «притереться» и «договориться» на языке, скажем, принципа симметрии Кюри, в ходе биологической эволюции, то уж пирамида Хеопса здесь явно ни при чем. Древние египтяне молекулярной биологией НЕ занимались, структуры ДНК они НЕ знали, хотя подобные «сходства» можно было бы предъявить и как «эзотерические знания».

Таким образом, непосредственной связи здесь нет. Однако одна и та же пирамидальная структура лежит в основе и постройки древних египтян, и в основе молекулы ДНК. И это говорит о возможности другой связи, значительно более глубокой, основанной на ограничениях и разрушениях, властвующих в природе. Дважды два — всегда четыре, треугольник на плоскости всегда имеет сумму углов, равную 180 градусам, и так далее. Углы в молекулах ДНК, воды, в кристаллах, в пирамиде Хеопса, в клине летящих журавлей, в сотах пчел, резцах грызунов и в сотнях других случаев близки или кратны не случайно. Углы эти энергетически выгодны. Они не дают раньше времени сточиться резцам, осыпаться куче песка или развалиться пирамиде Хеопса. Однако не один вершинный угол определил «чудесные» свойства пирамид. Сейчас мы займемся их «метрологией».

ЕГИПЕТСКИЕ СТАНДАРТЫ

Одним из признаков высокой цивилизованности является создание системы мер, применяемой на большой территории. Цельность и монументальность, присущие древнеегипетской живописи и архитектуре, потеряли бы очень много, если бы подобных мер не было. В Древнем Египте нет сумбурной «разнокалиберности». Барельефы, рисунки, статуи, здания выполнялись сотнями и тысячами мастеров разных времен, но стиль их работы таков, словно все направляла рука одного великого мастера. Этим мастером и была единая система стандартов, особый канон, подобный тому, что был и в древнеиндийском искусстве.

Для художников пропорции древнеегипетского канона определялись восемью пропорциональными величинами, полученными из геометрических построений, в частности, после деления сторон первоначально взятого квадрата в золотом сечении. Пересечение линий, проведенных в точки деления сторон в золотом сечении, образует два малых квадрата. Отрезки между вершинами малых квадратов и точками пересечения этих квадратов как раз и составляли необходимые восемь пропорциональных величин. Треугольники, образовавшиеся при этом, — геометрически подобны граням классических пирамид в Гизе. Для канонических типов статуй и рельефов максимальный размер фигуры как раз соответствовал стороне большого исходного квадрата. Остальные отдельные элементы фигуры, как, скажем, уровень носа, рта, шеи, плеч, пояса и прочего определялись вычисленными выше восемью величинами, отмеряемыми от верхней границы изображения. Хозяин изображался крупным, работник или раб — мельче, фараон был самым «большим». Так строго устанавливались «рамки» творчества, которые, не слишком ограничивая хороших художников, заставляли «подтягиваться» художников средних и плохих.

Немало версий в свое время было вокруг древнеегипетской единицы длины, такой, как локоть. Ему приписывали самые разные: 0,529, 0,460, 0,522, 0,635 и так далее. Если, правда, измерить свой собственный локоть, который всегда «под рукой», то выяснится, что он все же близок к сорока с лишним сантиметрам. И, поэтому, видимо, наиболее точной будет величина, указанная еще в старом словаре Брокгауза и Ефрона, где древнеегипетский локоть равнялся 0,46 м.

Занятно, но, однако, в египтологии и поныне сплошь и рядом упоминаются явно неверные единицы длины, хотя это в ряде случаев весьма существенно, особенно когда дело касается очередного «пирамидно-космического» чуда. Несколько странно читать, например, в книге 1989(!) года «дикие» и «кривые» числа типа: «Длина каждой стороны пирамиды равна 233 метрам или 440 египетским локтям». Проверкой истинности могут служить четкие критерии: 1) длины выражаются ровными (заказчиком заказанными) числами; 2) длины выражаются крупными числами; 3) длины измеряются древнеегипетским способом, «от целого», по типу разложения дробей, скажем, 1/2 + 1/4 + 1/8, и так далее; 4) наконец, длины выражаются в древнеегипетских единицах длины (и уж никак не в метрах).1 Единицы же были такие: один локоть равнялся семи ладоням, а одна ладонь равнялась четырем пальцам. Принимая величину локтя 0,466 м, имеем: 1 локоть = 0,466 м; 1 ладонь — 0,0665 м; 1 палец = 0,0166 м (сокращенно — лк, лд, пц).

Анализ многих измерений памятников Древнего Египта показал, что эти единицы «вписываются» очень хорошо. Вот лишь несколько примеров: высота пирамиды фараона Джосера равна 1000 лд (66 м); высота пирамиды Сноф-ру, отца Хеопса, равна 200 лк (92,3 м); размеры храма фараона Хафра 100 лк × 100 лк (47 м × 47 м); длина знаменитой палетки Нармера 10 лд (0,66 м); даже длина школьных папирусов составляла 0,16 м, то есть ровна 10 пц.

Видимо, мы должны остановиться и на особенности древнеегипетской математики, о которой мы упомянули в 3-м критерии. Скажем, дробь 7/8 египтяне представляли в виде 1/2 + 1/4 + 1/8, а дробь 3/4 в виде 1/2 + 1/4. Многое говорит за то, что аналогично записывались и размеры строительных объектов, сначала в больших единицах, затем в меньших и, наконец, в самых маленьких. Скажем, в святилище Абу-Симбела: длина фасада храма 80 лк + 40 лд (40 м), то есть 2:1; высота храма 60 лк + 30 лд (30 м), то есть 2:1; святилище 35 лк + 5 лд (16,65 м), то есть 7:1; высота входа в тоннель 70 лк + 10 лд (33,3 м), то есть 7:1. Характерно, что, скажем, при сочинении художественных шрифтов современные художники-графики делают фактически то же самое: основные детали идут в одних пропорциях, характеристические — в других пропорциях. Если, скажем, измерить в метрах сфинкса на набережной Невы, «из древних Фив в Египте», привезенного «в град святого Петра в 1832 году», то не получится ничего примечательного: длина — 5 м, ширина — 1,5 м, высота — 3,5 м. Но сфинкс буквально «преображается» в древнеегипетских мерах: длина — 10 лк + 5 лд, ширина — 3 лк + 1,5 лд, высота — 7 лк + 3,5 лд, всюду соотношение больших и малых единиц как 2:1.

Аналогично без всяких «космических чудес» измерится и большой сфинкс Хафра, «отец ужаса». Реальная его длина 57,3 м, наша, «прогнозируемая» — 54,9 м, так это: 100 лк + 100 лд + 100 пц (46,6 м + 6,65 м + 1,66 м). Впрочем, возможно, эта высота записывается иначе, как 105 лк + 105 пц, поскольку высота головы равна почти 20 м, а наша «прогнозируемая» величина — это 19,21 м, то есть 35 лк + 35 лд + 35 пц (16,31 м + 2,32 м + 0,57 м). Тогда, как видим, высота прогнозируется в 19,21 м, а длина в 57,6 м. Ширина лица 4,1 м, это 50 лд + 50 пц. Высота лица 5 м, это 60 лд + 60 пц. Ухо — 1,37 м, это, видимо, 15 лд + 15 пц, длина носа 1,71 м, то есть 20 лд + 20 пц. Все основные размеры кратны пяти. Соотношение больших и малых единиц — один к одному.

Посмотрим, наконец, и пирамиду Хеопса. Напомним, что и здесь основная единица измерения, локоть, берется именно равной 0,466 м. Имеем: длина стороны основания 233 м, это ровно 500 лк. Апофема 187 м, это 400 лк (точно — 401). Высота 146,6 м. Это — 300 лк + 100 лд (3: 1). Ребро 220 м, это 450 лк + 150 лд (3: 1). Высота входа в пирамиду на уровне 14,6 м, это 30 лк + 10 лд (3: 1). Диагональ основания 329 м, это 700 лк (706). Длина главной галереи 100 лк (46,2 м), длина верхнего хода — 500 лд (33 м) и так далее. Все основные измерения кратны пятидесяти.

И все же, как мы уже упоминали, в древних изображениях пирамиды выглядят более остроконечными. Да и, по мнению многих исследователей, постройки пирамид тяготеют к полуоктаэдру, пирамиде, где каждая грань — равносторонний треугольник. А в пирамиде Хеопса треугольник — НЕ-равносторонний, сторона основания — 233, а ребра — всего по 220 м каждое. Однако какова бы была высота пирамиды Хеопса, будь и ребра по 233 м? Если получится ровная большая цифра, отвечающая перечисленным выше четырем критериям, то не значит ли это, что либо пирамида «усохла», либо что архитектор Хемиун (кстати — племянник Хеопса) попросту «схалтурил», недостроив пирамиду?

Итак, построим пирамиду-полуоктаэдр со сторонами и ребрами, равными 233 м. Высота получается 164,75588 м. Это очень близко к великолепному, «по-египетски» выраженному числу: 300 лк + 300 лд + 300 пц, или 139,8 м + 19,95 м + 4,98 м = 164,73 м. Производя проверку, вычтем из «геометрически предсказанной высоты» высоту «египетски обусловленную»:

164,75588 м — 164,73 м — 0,02588 м (или — 2,5 см).

Получилась разница всего в 2,5 см. Это говорит о том, что с пирамидой Хеопса действительно «дело нечисто», слишком уж мала вероятность подобных совпадений…

НОВЫЕ ЧУДЕСА ПИРАМИД

Пирамиды можно рассматривать и «сами по себе», но, в действительности, факт их существования ныне окружен густым научным и околонаучным контекстом. Как некий «аргумент» пирамиды включены ныне в десятки всевозможных гипотез: исторических, физических, биологических, вплоть до полной фантастики. Последнее время многие гипотезы, однако, испытывают тенденцию к «укрупнению» и «объединению»: «Чертово кладбище» в Сибири (где гибли животные) связывают с Тунгусским объектом 1908 года; сам Тунгусский объект связывают ныне с кометой Галлея; а комету Галлея еще не так давно кое-кто полагал «инопланетным зондом».

Не избежали участи «укрупнения» и гипотезы с египетскими пирамидами. С легкой руки Эриха фон Деникена их стали считать «инопланетным строительством». Азартного Деникена, правда, тут же «распушили по перышку», почему гипотеза и принялась «наращивать мускулы», то есть «укрупняться» и «расширяться»: сперва пирамиды сыскали на Луне, затем — на Марсе, скоро, пожалуй, найдут и на Сириусе. Вот об этой-то знаменитой звезде и пойдет сейчас речь.

Одна из последних версий, пытающихся связать пирамиды с «пришельцами из космоса», подключает материалы об арфиканской народности догоны с их мифами о Сириусе, описанными французскими исследователями Марселем Гриолем и Жерменой Дитерлен. Археоастрономические связи догонов и древних египтян предполагались и ранее, астрономические знания догонов объясняли получением их от египтян. Однако сторонники гипотезы палеовизита и палеоконтакта объединили догонов, Сириус и пирамиды с другой целью: объяснить все странные факты, прямо или косвенно) получением знаний от предполагаемых сириусян — и сириусоцентриз древних египтян, и мифы догонов о Сириусе, и современные предположения о возможной третьей звезде системы Сириуса. Пирамиды же здесь играют роль некоего «зашифрованного послания».

Фрагменты такой гипотезы упомянуты, например, в статьях А. П. Казанцева, С. Б. Проскурякова и других авторов. Так, в статье «Нет фантазии наук» писатель-фантаст А. П. Казанцев пишет: «Так, в Египте бог Тот считался покровителем науки и писцов. По преданию, он якобы прилетел с Сириуса. Из древних сказаний догонов, первобытного племени африканских скотоводов, существующего и поныне, можно сделать вывод, что Сириус не только двойная звезда, как это обнаружилось лишь в наше время, но и тройная!.. И не потому ли в Египте был введен календарь, связанный с Сириусом, с его пятидесятилетним циклом (периодом обращения)? И не потому ли в оставленных богом Тотом изумрудных таблицах при их расшифровке сталкиваются с намеками на некоторые основы теории относительности, атомного строения вещества и других современных знаний?»

Чтобы не сильно отклоняться от темы по поводу древнеегипетского календаря, связанного с Сириусом, можно назвать читателю, например, превосходную книгу И. А. Климишина «Календарь и хронология», где такому календарю уделено не менее пятнадцати страниц. По поводу же тройной звезды можно привести высказывание доктора физико-математических наук В. И. Слыша из Института космических исследований, сделанное в 1985 году: «Существование третьей звезды в системе Сириуса подозревали с 30-х годов, когда в астрономических измерениях были найдены указания на период 6,4 года. Но более точные измерения 1973 года свидетельствуют, что такого периода нет, как нет и третьей звезды в системе Сириуса».

Вопрос с богом Тотом так же решается, похоже, не в пользу выдвинутой гипотезы. У египтян бог Тот был богом мудрости, науки и колдовства. Изображался он с головой священного ибиса, а в жреческих таинствах изображался жрецом в маске ибиса. Бог Тот записывал деяния умерших, сопровождал их в царство мертвых. Однако же мифический бог Тот отождествлялся и с вполне реальным человеком, а именно — с Гермесом Трисмегистом, «трижды величайшим», одним из первых алхимиков. Именно его «Табула смарагдина», то есть «Изумрудная скрижаль», и упоминалась в цитате А. П. Казанцева. Трисмегист был глубоко религиозным человеком. «Поскольку Бог — есть всеобщность вещей, то ни одно имя не есть его имя собственное, иначе — или Бога пришлось бы называть всеми именами, или — все называть его именем», — писал Трисмегист, и в подобном духе построены его сочинения.

Поскольку большинство авторов абсолютно не знают, что такое эта самая «Изумрудная скрижаль», и тем не менее на нее ссылаются, думается, полезно привести ее текст полностью, тем более что он краток. Это — своеобразные тринадцать «заповедей» алхимика.

«1) Не ложь говорю, а истину изрекаю; 2) То, что внизу, подобно тому, что вверху, а то, что вверху, подобно тому, что внизу. И все это только для того, чтобы свершить чудо одного-единственного; 3) Точно так же, как все сущие вещи возникли из мысли этого одно-единственно-го, так и все произошло от этого одного-единственного через усыновление; 4) Солнце — его отец. Луна — матерь его. Ветер вынашивает его во чреве своем. Земля вскармливает его; 5) Единое, и только оно, — зачинатель всяческого совершения — повсеместно, всегда; 6) Мощь его есть наимощнейшая мощь — и даже более того! — явлена в безграничии своем на земле; 7) Отдели же Землю от огня, тонкое от грубого, с величайшей осторожностью, с трепетным тщанием; 8) Тонкий, легчайший огнь, возлетев к небесам, тотчас же низойдет на землю. Так свершится единение всех вещей — горних и дольних. И вот уже вселенская слава в дланях твоих. И вот уже — разве не видишь? — мрак бежит прочь!; 9) Это и есть та сила сил — и даже еще сильнее! — потому что самое тончайшее, самое легчайшее уловляется ею, а самое тяжелое ею пронзено, ею проникновенно; 10) Так, так все сотворено. Так!; 11) Бессчетны и удивительны применения, которые воспоследуют. Таков их образ; 12) Вот почему Гермес Трижды Величайший — имя мое. Три сферы философии подвластны мне. Три!; 13) Но… умолкаю, возвестив все, что хотел, про деяние Солнца. Умолкаю».

Думается, над «космическим» смыслом подобного «росчерка вдохновения» каждый читатель подумает сам. Мы же немного уточним про самих догонов. Место их жительства — Республика Мали, на плато Бандиагара, на северо-западе Африки, вблизи реки Нигер. К концу первого тысячелетия нашей эры эта территория входила в состав государства Гана, влияние которого простиралось от верховьев Нигера до берегов Атлантики. Однако во 2-й половине XI века берберы санханджа захватили столицу Ганы. Как раз в это время, где-то между XI и XIII веками, пришли на нынешнее место жительства и догоны. Любопытно, что там, почти в центре Африки они проповедуют ислам! Ныне их около четырехсот тысяч человек.

Если продолжить цитату из статьи А. П. Казанцева, то она коснется уже непосредственно египетских пирамид: «Чем объяснить, что массы пирамид Хеопса, Хефрена и Микерина относятся друг к другу как массы планет Земля, Венера, Марс? Как объяснить, что высота пирамиды Хеопса ровно в миллиард раз меньше (чем бы ее не измерить!) среднегодового расстояния между Землей и Солнцем? Как могли древние египтяне, не обладая оптическими приборами, вычислить эти величины?»

Гипотезу с догонами и пирамидами развивает С. Б. Проскуряков, старший сотрудник Института проблем надежности и долговечности машин АН Белоруссии: «Так вот, о результатах. Получается, что проектировщики и строители древних пирамид использовали при своих расчетах метрическую систему исчислений, появившуюся во Франции… в конце XVIII века!» — пишет он в одной заметке.

«Так, оказалось, что сумма периметра основания и высоты равна одной миллиардной части расстояния, которое проходит свет за один час в вакууме. А площадь основания пирамиды Хеопса равна два «е» гектаров», — сообщает он в другом месте, ставя целью «информационный анализ» комплекса пирамид в Гизе, пирамиды Хеопса, полный просчет на ЭВМ.

«Оптимальной для всех четырех сторон с учетом ранее существовавшей облицовки является величина 233,164 м, а высота, напомним, составляет 146,595 м. Так вот, эти двенадцать цифр согласно нашей модели вписаны внутрь обычного циферблата часов, образуя так называемый «египетский круг». С помощью этого двойного циферблата уже построено 40 диаграмм и дополнительно получено около 500 новых математических соотношений».

Однако и здесь гипотеза встречает возражения, на этот раз доктора исторических наук из Института востоковедения в Петербурге Е. С. Богословского. В комментарии к статье «Кто построил пирамиды?» он замечает: «Автор данной гипотезы в качестве исходных данных использует цифры, которые были опубликованы в популярных справочниках, энциклопедиях. Но это — неточные данные. Нужные сведения содержатся в трудах Рикке, Борхардта, Лауэра, посвященных непосредственно обмеру пирамид. Возникает вопрос, можно ли построить точную модель, опираясь на неточные данные?»

Посмотрим, что же из этого получится.

«Например, так называемая «константа» пирамиды Хеопса, — считает автор модели, — по своему строению и числу знаков — довольно убедительная закодированная информация о строении… звездной системы Сириуса-альфы созвездия Большого Пса. Между прочим, собака входила в пантеон древних божеств и олицетворяла Анубиса». «Свидетельствуют не только цифры, — отмечает он в другом месте. — Получилась диаграмма, где из случайных графических линий возникла фигура собаки, словно нанесенная компьютером! «Большой Пес»?»

ПИРАМИДЫ И МЕТРИЧЕСКАЯ СИСТЕМА

Можно согласиться, что применение ЭВМ при расчетах параметров — аргумент весьма весомый, точнее, эффектный. Эффектный, но не всегда эффективный, поскольку ЭВМ рассчитает все, что в нее ни заложишь, и верное и неверное, была бы верной программа. Проясним сначала вопрос с богом Анубисом и «Большим Псом». Древнеегипетский бог Анубис (Анупа) и жрец в маске, воплощавший этого бога в мистериях, имели голову шакала (трупопоедателя) на человеческом туловище. Связь с «трупами» здесь была прямая: черный Анубис был «кладбищенским богом», сравнивавшим на весах справедливости сердца умерших и «маат», кодекс поведения.

Сопоставления с «Большим Псом» вряд ли основательны, хотя бы потому, что названия «Большой Пес» и «Малый Пес» дошли до нас из мифа о храбром охотнике Орионе, мифа древнегреческого. У египтян же была иная организация звезд в созвездия и иные названия созвездий: Лев, Крокодил, Бегемотица и другие. Большую Медведицу именовали «Тесло», а позже — «Бычья нога». Правда, Сириус, действительно, называли «собачьей» звездой. «Канис», но уже древние римляне. «Египтяне называли эту звезду сотим (лучезарная, блистательная. — А.А.) и считали ее звездой Изиды», — писал этнограф Д. Фрэзер в книге «Золотая ветвь». Ясно, что «владелец мертвых» Анабис и свет несущая Изида — несовместимы.

Однако, судя по приведенным выше высказываниям, человечество лишь к XVIII веку возродило метрическую систему после… древних египтян. Опять-таки лишь после безвестных звездных собратьев человечество придумало и методы «линкоса», космической лингвистики. Заметка «Строители пирамид из созвездия Большого Пса?» (намечен выпуск одноименной книги) сообщает: «Какая же связь с пирамидой Хеопса и ее константой? Эта величина, на которую натыкаешься то и дело при расчетах, выражается числом 5132000. Поразительно, но именно таким образом наши современники пытаются передать «братьям по разуму» с помощью радиотелескопа информацию о Солнечной системе и месте Земли в ней. «Линкос» — космический язык землян — повторил тот же прием!»

Что ж, нам ныне легко говорить «повторил», переворачивая причину и следствие, особенно в изложении событий. Но, по гипотезе, хочет она того или нет, получается, что если бесхитростным до-гонам предполагаемые «сириусяне» запросто все рассказали о Сириусе, то с египтянами почему-то поосторожничали и ту же информацию изложили им уже в виде «константы» пирамиды Хеопса.

«Вот как это может выглядеть на модели, предложенной нам в «константе»: цифра 5 означает пятеричность системы, цифра I — главенствующее положение Сириуса-А, цифры 3 и 2 — наличие у третьего компонента (Сириус-С) двух спутников. Таким образом, «прогноз» древних догонов уточняется уже сегодня».

Действительно, «прогноз» красив, но, увы, не доказан, поскольку, как было показано выше, Сириус не представляет собой тройную систему. Далее скажем про «круглые» числа. Красивый «миллиард» единиц от Земли до Солнца выражает «что-то» лишь в нашей, десятичной системе счисления, произошедшей от «пальцевого» счета. Будь у нас 8 или 12 пальцев вместо десяти, мы бы привыкли считать и в 8-ричной и в 12-ричной системах, как на древнерусском базаре — дюжинами. Миллионы и миллиарды, однако, уже не играли бы роли «круглых» чисел.

Затем, в эпоху Хеопса не мог появиться «наш» метр. Египтяне, как показано, считали единицами локоть, ладонь, палец. К тому же метрическая система отнюдь не универсальна, дорогу себе она пробила с трудом, а в США и в Англии пробивает ее до сих пор. Знаменитый философ Г. Спенсер написал даже брошюру «Против метрической системы». Метр стал единицей общепринятой почти случайно. Просто, стремясь уйти от старого, 18 жерминаля III года Французской Республики (то есть 7 апреля 1795 года) французский конвент законодательным актом по докладу гражданина Клода Антуана Приера объявил новую единицу длины «метр», одну сорокамиллионную часть земной окружности, измеренной по парижскому меридиану, от полюса до полюса. Элементов случайности здесь, как видим, более чем достаточно: могли и не предложить, и не принять, и не по парижскому меридиану, и не окружность (а, скажем, радиус) и так далее. Однако, если не вспоминать историю создания единицы длины и того факта, что метр кратен длине земной окружности, то можно дойти и до того, что методом «от обратного» сделать открытие, обнаружив, что метр — оказывается, ровно одна сорокамиллионная доля земной окружности. Поскольку же земная окружность сопряжена с радиусом и с прочими общепланетными геометрическими параметрами, а земные параметры, взятые за единицу, как правило, выражают и параметры других планет Солнечной системы, то можно вообще сделать сенсационные открытия, например, что Солнечная система — искусственная.

Что же касается использования «метрической системы» египтянами, то при измерении многих древнеегипетских памятников довольно нетрудно получить полную иллюзию употребления метрической системы. Происходит это, в частности, благодаря египетской системе счета, например, с разложением дробей, о чем уже говорилось, типа 1/2 + 1/4 + 1/8 и так далее. Современный 1 метр почти равен сумме 2 египетских локтей и 1 ладони (2:1). Сумма их равна (0,466 м × 2) + (0,0655 м × 1), то есть 0,9985 м. Так как 1 локоть равен 7 ладоням, то и 1 м можно выразить как 15 ладоней: 0,0655 м × 15 = 0,9975 м. Ошибка здесь всего 1,5–2,5 мм. Поэтому все те измерения древнеегипетских архитектурных памятников, которые кратны 15 ладоням, или отвечают отношению количества локтей и ладоней, как 2:1, покажутся нам выраженными «метрически». Всего лишь покажутся — подчеркнем особо.

Теперь же кратко разберем еще одно, давно упомянутое утверждение о том, что массы трех пирамид в Гизе относятся как массы трех планет. Напомним, для планет в земных массах имеем: Венера 0,815; Земля — 1,000; Марс — 0,108. У пирамид в Гизе отношение масс (читай — объемов) таково: п. Хефрена — 0,835; п. Хеопса — 1,000; п. Микерина — 0,0915.

Да, отношения близки, но этого одного маловато. Чтобы возникла «жесткая», а значит, доказательная система отношений, нужно не только количественное, но и структурное сходство. В любой пирамиде есть высота, апофема и так далее. Сравнивая эти измерения с характеристиками планет, атомов элементарных частиц и тому подобного, можно получить, что угодно. Можно было взять не массы. Можно было взять Меркурий, например, так как, скажем, отношения высот у пирамид 0,45: 0,94: 1, а отношения экваториальных радиусов Меркурия, Венеры, Земли равны 0,38: 0,97: 1. Если высота пирамиды Хеопса выражает расстояние до солнца, то высота пирамиды Микерина («Марса») слишком мала. Последовательность расположения объектов нарушена: в Солнечной системе по порядку Венера, Земля, Марс. В ряду пирамид-планет иначе: Хеопс — «Земля», Хефрен — «Венера», Микерин — «Марс». Строили к тому же фараоны индивидуально, каждый для себя, в «меру сил». Далее, если следовать логике гипотезы, то мелкие пирамидки рядышком с большими должны выражать спутники. Но их количество нигде не совпадает с количеством спутников возле Земли и Марса. И так далее. Впрочем, даже если бы цари IV династии и вздумали увековечить себя в виде «комплекса пирамид», то и в этом нет ничего «инопланетного». Заметим попутно, что Великая Китайская Стена — «козырь» не хуже. Согласно китайским исследователям из Чанчуня, ее длина равна 6450 км, то есть это «почти» равно радиусу Земли. Что же — и тут «пришельцы»?

ДОГОНЫ И ЕГИПТЯНЕ

Итак, если пирамиды являются «зашифрованным посланием» сириусян, которые, однако, все то же изложили догонам «открытым текстом», встает задача проверки подлинности некоторых мифов догонов и тем более их астрономической трактовки. Пошзобуем, насколько это доступно, разобраться в данном вопросе.

На своеобразные представления догонов об астрономии, в частности, о Сириусе, обратили внимание французские этнографы М. Гриоль и Ж. Дитерлен, изучавшие культуру догонов с 1931 по 1956 год. Допущенный Советом патриархов к тайному знанию, М. Гриоль сообщил о Сириусе, в частности, следующее. У догонов эта звезда считалась тройной. Главная звезда именовалась «Сиги толо», и к тайному знанию были приобщены лишь члены Ава, общества масок, знающие особый язык, «язык Сиги» (сиги со). Догони считали, что рядом с «Сиги толо» расположены ее спутники «По толо» и «Эмме йа толо». Словом «толо» обозначались звезды, планеты были «толо таназе», звезды, которые движутся.

Догони не знали о существовании Меркурия, Урана, Нептуна, Плутона. Возле Юпитера («Дана толо») они камушками изобразили четыре спутника. Возле Сатурна («Йалу уло толо») изобразили кольцо. Они знали и Марс («Йапуну толо»), но — без спутников, знали и Венеру («Толо йазу»). С точки зрения догонов, звезды удалены от Земли, поблизости лишь Солнце. Луна («Ие пилу») вращается вокруг Земли, она «сухая и мертвая». Важно отметить, что догоны черпали свои познания, наблюдая за планетами с земли. Они, например, говорили: «Юпитер следует за Венерой, медленно вращаясь вокруг Солнца», то есть речь идет лишь о «видимом движении» планет, но не о знании системы планет вокруг Солнца.

В мифах, не касающихся астрономии, все относительно просто. Присутствует типичная наивная диалектика, натурфилософская идея о первоэлементах, однако привычным для нас «четырем стихиям» (Воде, Огню, Воздуху, Земле) у догонов соответствуют четыре их племени и четыре первопредка, «свидетеля» («Серу»): Амма Серу, Вину Серу, Лэбэ Серу и Дионгу Серу — старшина, жрец, правитель и знахарь. Заметим, это нам очень важно, что некоторые мифы догонов и даже отдельные названия напоминают древнеегипетские. Так, у догонов есть миф о боге Амме, создавшем Солнце, Луну и звезды так, как горшечник изготавливает сосуды. Когда Амме, помяв в руке комок глины, швырнул его в пространство, комок раздулся и превратился в Землю. Возможный аналог в Египте — бог Аммон, да и сам миф очень напоминает древнеегипетский, где бог дождей Хнум слепил мир из нильской глины на гончарном круге. Во время же сотворения мира бог Амме принес в жертву богу неба бога воды Номмо, и догоны веруют, что бог Номмо пребывает в любой воде, он сам — вода. Сразу можно напомнить, что в Древнем Египте орошаемые участки именовались «номами», а правители таких участков — «номархами». Есть и другие совпадения.

В 1985 году журнал «Техника — молодежи» провел интервью с аспирантом Института языкознания АН СССР, догоном по национальности, Кунгарма Кодио. Мнение его об источнике знаний довольно интересно. «Я не думаю, — заметил К. Кодио, — что истоки «ясного слова» следует искать в космосе. В давние времена наши предки могли наблюдать небесные светила через инструменты, унаследованные от древних цивилизаций Северной Африки. В том же Египте корпорация жрецов знала и умела немало такого, что она скрывала и от народа, и от властей… Еще проще предположить, что после египтян сохранились не инструменты, а сами знания. Жрецы, тысячелетиями наблюдавшие за небом, могли постичь многие его тайны; гибель жреческой корпорации необязательно означала исчезновение этих знаний».

Подчеркнем, в наблюдениях за Сириусом, самой яркой звездой нашего неба, которая не могла не привлечь внимания, были заинтересованы отнюдь не догоны на своем богом забытом плато, а именно древние египтяне. Они праздником встречали восход звезды Сотис (Сопт), знаменовавшей разлив Нила, снятие плотин, открытие каналов в поля (6-16 августа — в Каире). «Сотис великая блистает на небе и Нил выходит из берегов своих» — звучит всемирно известная надпись с храма богини Хатор (Изиды) в Дендере. Нил приносил воду, рыбу, плодородный ил, а значит, и хлеб, жизнь. Будущий урожай и восход Сириуса были неотделимы.

Очевидно, поэтому, рассуждая методом «Бритвы Оккама», то есть методом наиболее вероятных событий, следует сделать выбор: видимо, не залетные сириусяне учили догонов и египтян (событие с малой вероятностью) и не догоны научили высокоразвитых египтян (хотя это более допустимо), но именно некие эзотерические, то есть тайные, скрытные, знания жрецов Древнего Египта просочились к древним догонам. Возможно, какую-то роль сыграло наличие на территории Мали алмазов, высоко ценимых во все века.

О НАБЛЮДЕНИЯХ СИРИУСА

Коль скоро египетские пирамиды представляют как «ключ» к далекой звездной системе Сириуса, необходимо окончательно разобраться — могли бы те же самые сведения быть получены на Земле, тем более что гипотеза «зашифрованного послания» (в виде пирамид) не уделяет этому ни строчки.

В официальной науке двойная система Сириуса была предсказана Ф. В. Бесселем в 1844 году, когда было вычислено, что время обращения спутника Сириуса должно быть равно примерно 50 годам. В 1862 году американец А. Кларк увидел этот спутник. Он оказался «не слабый», 7-й звездной величины, но заметить его мешала яркость Сириуса А. Простым глазом увидеть спутник, мягко говоря, сложновато.

Однако же есть настораживающие моменты. Изучая систему Сириуса, астроном Д. Я. Мартынов пришел к выводу, что Сириус В в одно из первых столетий нашей эры взорвался как сверхновая звезда. До момента же взрыва Сириус В был красным гигантом, что обусловливало цвет всей системы Сириуса. После взрыва Сириус В превратился в белый карлик с радиусом в 40 раз меньшим, чем у Солнца, с массой, примерно равной солнечной, но с плотностью, превосходящей солнечную в 6,4 × 10,4 раза. Взрывы подобного рода, хотя и редко, но с Земли наблюдаются. Так, в ряде китайских хроник рассказывается о появлении в июле 1054 года «звезды-гостьи», превосходящей по яркости Венеру, которая через несколько месяцев погасла.

Любопытно, но если доверять данным М. Гриоля и Ж. Дитерлен, то какие-то предки догонов наблюдали взрыв Сириуса В (подчеркнем, опять же с Земли). Члены Ава, тайного общества масок (олубару) рассказали, что «вскоре после появления людей на Земле» спутник Сириуса, звезда «По толо», внезапно вспыхнул, затем начал тускнеть и через 240 лет стал совершенно невидим. Из европейских или восточных источников об этом событии, однако, ничего не известно. Поэтому отметим, что есть, как минимум, пять составляющих, способных оказать существенное влияние на наблюдение: состояние наблюдателя, объекта наблюдения, среды и места наблюдения, расстояния, прибора.

1. Наблюдатель. Известная разрешающая способность человеческого глаза в среднем составляет одну угловую минуту, теоретический (дифракционный) предел для глаза, видимо, около 12 угловых секунд. Некоторые люди могут приближаться к этому пределу. Так, мать Кеплера видела фазы Венеры, где максимальный угловой размер 25–30 угловых секунд. Нынешнее же угловое расстояние спутника Сириуса от главной звезды — около 7,6 секунды дуги. В то же время известно, что после специальной подготовки (физической, психической, химической) человек способен видеть несколько «острее». Например, судя по китайским хроникам, спутник Юпитера, Ганимед, был открыт без всякого телескопа (как у Галилея), невооруженным глазом более чем 2000 лет назад, в 364 году до нашей эры.

2. Среда и место наблюдения. Отнюдь не все участки нашей планеты удобны для наблюдения, они далеко не равноценны. Скажем, созвездия зодиака, по которым ежедневно проходит Солнце (эклиптика), удобнее наблюдать на экваторе. «Быть может, отсюда и возникла легенда, будто эфиопы, обитатели экваториального пояса, изобрели астрономию?» — писал в 1881 году французский исследователь Буше-Леклерк. Заметим, что в горах, где воздух чист и разрежен, местное нагревание или охлаждение окружающих предметов способно дать легкий «линзовый эффект» приближения дальнего объекта, облегчая наблюдение.

3. Состояние объекта, здесь — Сириуса. Взаимообращение Сириуса А и Сириуса В вызывает изменения в наблюдаемом с Земли свечении. Теоретически, если считать наиярчайший Сириус «пупом мира» и постоянно за ним наблюдать, такие изменения можно заметить. Изменение блеска Сириуса, например за XIX–XX века, разбиралось некоторыми авторами (скажем, в статье А. Архипова «Наблюдали ли догоны Сириус?»). Сириус все же, видимо, менял и цвет. Согласно Горацию, Сенеке, Птолемею Сириус называли «Красной звездой», Рубиолой, еще в 577 году. Древние римляне, даже принося ему в жертву собак, следили, чтобы те были с рыжей шерстью. Ныне же Сириус — звезда класса «А» (белые звезды), самая яркая звезда нашего неба.

4. Способ наблюдения. Исследования истории науки постоянно сдвигают даты тех или иных открытий. Так, еще в 1267 году Роджер Бэкон высказал мысль, что стеклянные сегменты шара могут помочь людям со слабым зрением. При этом он ссылался на арабского астронома Ибн-аль-Хайтама. В Констанцском соборе сохранилась каменная фигура Гиппократа (ок.460–377 гг. до нашей эры) 1270 года, держащего в левой руке стекло для чтения. Есть также указания, что в значительно более давние времена богатые люди применяли для увеличения отшлифованные драгоценные камни.

Могли использоваться не только линзы, но, видимо, и зеркала. «Не так давно на весьма представительном научном собрании французский исследователь Арнольд Лебеф сделал сообщение о сенсационной находке зарубежных археологов, — указал кандидат физико-математических наук Э. И. Кучеренко в 1989 году. — Ими были найдены остатки древнего телескопа-рефлектора с диаметром зеркала 60 см. Изготовленное из меди, идеально отполированное и посеребренное, оно заставило ученых поволноваться. Время изготовления — V век до нашей эры! Можно ли в это поверить? Лебеф, исследуя источники той эпохи, нашел-таки у одного автора примерно такие строки (цитирую по памяти): «Теперь с Луною общаюсь я по-свойски — беру на дно зеркала и разглядываю все подробности лунного ландшафта…»

Однако, оказывается, и стеклянные телескопы не обязательны. Значительное увеличение дает обычная камера-обскура, прообраз нынешнего фотоаппарата. В применении к звездам ее описал в 1589 году И. Б. Порта в книге «Магия натуралис». Изображения двух звезд, не различимых простым глазом, в камере-обскуре значительно раздвигаются. От чечевичного стекла (линзы) действие камеры улучшалось еще более.

Наблюдение увеличенного изображения осуществимо и с помощью жидкостного зеркала, как в опытах американского физика Р. Вуда в 1908 году на вращающемся сосуде с ртутью. Хорошие увеличения и фотографии были получены кандидатом физико-математических наук В. П. Васильевым на воде. В статье «Второе рождение гидрооптики» он писал: «Действительно, представим себе, что в центре пещеры находится водоем, а над этим водоемом в своде пещеры проделано отверстие. Вода, втекающая в водоем, кружится в медленном водовороте… С помощью такого телескопа вблизи экватора можно и без плоского зеркала видеть солнечные пятна, наблюдать Луну, как объемное тело сферической формы… различать двойные звезды и спутники Солнечной системы. Так не такому ли телескопу (а не мифическим пришельцам на летающих тарелках) древние были обязаны своими астрономическими познаниями, глубина и точность которых до сих пор ставит в тупик многих историков науки?»

5. Расстояние. Однако вышесказанное — еще не все. Со времен Древнего Египта Сириус сместился почти на 1,5 лунного диска. Разбегаются и другие звезды. Так, в период Раннего Царства (XXXI–XXIX века до нашей эры) Большая Медведица была с прямой ручкой ковша. Это можно рассчитать, но можно и видеть ее изображение на одной из пирамид. Однако Сириус задает и другие «загадки»: согласно одним авторам, он приближается, согласно другим — удаляется. По Б. А. Воронцову-Вельяминову (1952 г.), он «приближается к Солнцу на 8 км за каждую секунду», по другим источникам скорость приближения 16 км/с, 11 км/с и так далее. Может быть, так оно и есть, и мы нарочно не даем точного ответа, но почему-то хочется доверять Камиллу Фламмариону, пользовавшемуся данными английского астронома Рюггинса, всю жизнь занимавшегося движением звезд: «Сириус имеет годовое телескопическое перемещение, которое равняется дуге в 1″33, это значит, что Сириус в течение года перемещается на 248 миллионов лье перпендикулярно к лучу зрения: в то же время эта звезда удаляется от нас со скоростью 35 километров в секунду, что за один год составляет 268 миллионов лье».



Две схемы движения Сириуса. Та, что слева, — из Фламмариона, та, что справа, — из «Астрофизики». Кто прав? Пусть читатель решит сам

Интересно, что даже схема движения Сириуса в параллелограмме скоростей по К. Фламмариону прямо противоположна, например, схеме, представленной в современном учебном пособии «Астрофизика». Кому же верить? Кстати, согласно В. А. Варсанофьевой: «Сириус удаляется от нас со скоростью 46 км в секунду» (1945 г.). Поэтому, если ради интереса взять, что Сириус все же удаляется (а находится он на расстоянии 83 × 1012 км), то несложный подсчет даст удаление его за 5000 лет, со времен Древнего Египта: 60 сек × 60 мин × 24 ч × 365 дней × 5000 лет × 46 км/с = 7253280000000. Колоссальное число! Для сравнения Луна — на расстоянии «всего лишь» 380000 км от Земли. И поэтому Сириус, быть может, удалился на 7,2 × 1012 км, то есть почти на световой год, равный 9,46 × 1012 км (0,307 парсека). Тогда для его наблюдения и не нужно было оптических приборов…

ТАИНСТВЕННЫЕ СИЛЫ В ПИРАМИДЕ

Мы немного отклонились от основной темы, анализируя гипотезу о Сириусе, где пирамида Хеопса играла как бы роль «зашифрованного послания» со сведениями о системе Сириуса. «Фразами» в этом послании предполагались некие геометрические соотношения. Однако если с математическим смыслом пирамид есть хоть какая-то возможность разобраться, то с физическим смыслом (если он есть) несколько сложнее. Многие просто упорно не желают признавать, что пирамиды — простые гробницы, без всяких «секретов». В пирамидах, как помним, видели и «житницы Иосифа», и гигантские кладохранительницы, и обсерватории, и «метки пришельцев», и так далее. Не так давно Паулу-Гильерме Дье-са-Леал (Португалия) предположил, что пирамиды служили для спасения людей в периоды наводнения. Гипотеза была бы хороша, если не вспомнить, что пирамиды когда-то были облицованы великолепно отшлифованными плитами. К тому же в древнеегипетских источниках начисто отсутствуют легенды о Всемирном Потопе, поскольку разливы Нила в Египте ежегодны. Впрочем, идея португальца не нова, мнение о потопе высказывалось еще добрую тысячу лет назад. В книге «Тысячи и многое иное» астроном аль-Балхи писал: «Мудрые мужи перед потопом, предсказывавшие кару небес — водой или огнем, вследствие которой будет уничтожено все живое, построили в Верхнем Египте на вершинах гор множество пирамид из камня, дабы найти в них спасение от грозящей катастрофы».

«Как полагаем мы с куйбышевским ученым Владимиром Ивановичем Авинским, пирамиды — искусственные глушители землетрясений. Еще одна дерзкая гипотеза,» — заметил исследователь пирамид С. Б. Проскуряков, сотрудник Института проблем надежности и долговечности машин АН Белорусии. Что ж, любители токарного дела и впрямь могут найти отдаленное сходство пирамиды Хеопса с виброгасителем, ставящимся на резец (скажем, виброгаситель Д. И. Рыжкова). Во всяком случае, Гренландия и Антарктида, «придавленные» ледяными шапками, и впрямь являются районами малосейсмичными. Правда, скорее, от холода…

Некоторые данные о физических свойствах пирамид читатель мог почерпнуть однажды из телевизионного альманаха «Вокруг света», где был показан фильм «Проклятие фараонов». В той же передаче было и интервью с журналистом Н. К. Бондровским о гипотезе строителя А. А. Васильева относительно новых ходов в пирамиде Хеопса. В фильме коснулись высокой смертности исследователей египетских пирамид («месть фараонов») и гробницы польского короля Казимира, объяснив ее вдыханием спор грибка-плесени аспергиллюс флавус, прораставшего на мумиях. Показали опыты К. Шлейхера (Вашингтон) с мумифицирующимися под пирамидками кусочками мяса и опыты профессора Айхмайера (Мюнхен) с самозаточкой лезвий безопасных бритв.

После фильма Н. К. Бондровский попутно упомянул о предполагаемом «святилище бога Тота», входы в которое закрыты, возможно, именно пирамидами, где, по описаниям Шехерезады, есть «стекло, которое гнется», «металл, который не ржавеет», «кремневые книги» и прочие чудеса, в которых можно увидеть и возможные следы «палеовизита» или что-нибудь подобное. Трудно гадать, есть ли «святилище Тота» на самом деле, однако следует указать, что аль-Масуди перечисляет те же чудеса, но в несколько ином контексте, утверждая, что в «западной» пирамиде, то есть, вероятно, пирамиде Хефрена, находятся «тридцать помещений для священных символов и талисманов из сапфира, для оружия из нержавеющего металла и предметов из гибкого небьющегося стекла». Заметим попутно, что термин «гибкое стекло» может быть и ошибочным переводом, поскольку египтяне называли стекло «растекающийся камень». Все эти чудеса охраняются духами и всевозможными таинственными силами.

В попытках «контакта» с этими духами и силами к пирамидам регулярно съезжаются представители всевозможных сект и мистических направлений. Они проповедуют, молятся, медитируют («отрешаются») у подножия и на вершине пирамид, спиритически вызывают «души» усопших фараонов, телепатически «общаются» с богом Тотом и богиней Изидой, утверждают, что вблизи пирамид они улавливают сигналы космических цивилизаций.

В одной из многочисленных заметок о пирамидах журналист З. Налбандян рассказывал как-то о новозеландском бизнесмене, забросившем все дела и приехавшем в Египет. Бизнесмен по ночам ходил вокруг пирамиды с протянутыми к ней руками и утверждал, что беседует с духом самого Хеопса. П. В. Перминов в книге «Улыбка сфинкса» в главе «Чертовщина вокруг пирамид» описал коленопреклоненную толпу в экстравагантных одеждах — членов организации «Поднимающаяся Атланта»: «В стороне от основной группы «Атлантов» стоит средних лет женщина с глубоко запавшими глазами религиозной фанатички. Одетая во вполне современные розовые брючки и легкую белую рубашку, она, как в трансе, смотрит на вершину пирамиды Хеопса.

Эта женщина считает себя земным воплощением древнеегипетской богини Исиды, супруги Осириса — богини плодородия у древних египтян. У ее ног стенает и рыдает другая женщина, твердо убежденная в том, что плач у ног Исиды принесет ей духовное очищение…»

Впрочем, нетрудно понять трепет отдельных людей, особенно с художественным типом мышления, при виде много лет боготворимого и непостижимого чуда. Писатель Андрей Белый, например, утверждал, что, когда он поднялся на пирамиду Хеопса, то вдруг почувствовал, как из него изошла вверх волна, охватившая весь Космос. «Я был во всем разлит, я был весь знак Зодиака… чувствовал себя мякотью персика, обволакивающего косточку своего тела…», — писал он. «Отовсюду взоры мои были привлечены, как магнитом, пирамидами…», — отмечал и русский путешественник Авраам Норов. «Посвящаемый… должен погрузиться в глубокий сон… и пребывать в нем три дня и три ночи; за это время его духовное «Я» начинало ощущать, что общается с богами», — писала Е. П. Блаватская, указывая, что посвящаемого «клали в саркофаг в Царской камере» и переносили ко входу в Великую пирамиду, чтобы «в определенный час лучи солнца обильно освещали его лицо», и он пробуждался в экстазе, «дабы принять посвящение от Осириса и Тота, бога Мудрости…»

Видимо, с целью «посвятиться» и выявить «магические силы», англичанин Пол Брэнтон скоротал ночь в пирамиде Хеопса. Наутро сотрудники Египетской службы древностей извлекли его в полубессознательном состоянии, с психическим расстройством. По его словам, мысли его начали путаться, и он потерял сознание от ужаса. Причиной, можно полагать, было что угодно, но в принципе подобное состояние отнюдь не новость для спелеологов, моряков, космонавтов, то есть людей, оказавшихся в одиночестве и внезапно осознавших его. Во всяком случае известные автомобильные путешественники И. Ганзелка и М. Зикмунд переночевали на вершине пирамиды Хеопса и остались вполне довольны. Правда, их было двое.

В период 1965–1968 годов американский физик, доктор Луис Альварес попытался с помощью аппаратуры выяснить внутреннее строение Великой пирамиды. Однако первоначально его ждала неудача, которую кое-кто стал объяснять наличием сильного магнитного (или вообще неизвестного науке) поля, якобы окружающего пирамиду Хеопса. В интервью лондонской газете «Таймс» египетский физик Айн-Щамского университета Гонейд сказал: «На наши результаты повлияла либо существенная ошибка, вкравшаяся в геометрию пирамиды, либо же тайна, которую мы не в состоянии объяснить. Называйте ее как хотите — оккультизм, проклятие фараонов, волшебство или магия». Впрочем, к 1974 году удачная съемка была произведена, выяснилось, что неизвестных помещений в пирамиде Хеопса уже нет. Но исследования 80-х годов дали вновь некоторые надежды любителям кладов и сенсаций, были обнаружены некие ходы, забитые песком, который даже посчитали «радиоактивным».

Силовое поле пирамид опасно! Масла в огонь подливали слухи, что некоторым туристам (в свое время еще Наполеону) делалось дурно в пирамиде. Однако даже без всяких причин в пыльном душном коридоре хоть кому-нибудь из миллионов туристов даже наверняка должно стать плохо — простая статистика. Поэтому факт гибели в 1942 году исследователя Георга Вайснера буквально в пирамиде не должен особо «радовать» любителей сенсаций. Фотография, показанная в фильме «Проклятие фараонов», убеждает: у Вайснера были все шансы скончаться и ранее от инфаркта или от апоплексического удара (кровоизлияния в мозг). Об этом говорят и возраст, и бычья шея, туго затянутая воротничком, и вздутые щеки, и багровое лицо, и здоровенная трубка в зубах (полный «джентльменский набор» кардиологической группы риска).

Дополнительный толчок моде на пирамиды придала и одна первоапрельская «утка» математика Мартина Гарднера. Если раньше заявлялось, что египетские жрецы пирамидами концентрировали силовые поля Земли («теллурические силы»), усиливали собственное «биополе», повергая верующих в экстаз, исцеляя больных, творя разнообразные чудеса, то теперь появились пирамидальные палатки — от стресса, колпаки-пирамидки — против закисания молока, от облысения и зубной боли и тому подобное. Мартин Гарднер попытался было обратить «утку» в шутку, но шутка уже вышла из-под контроля.

ПИРАМИДЫ И БРИТВЫ

Конкретная материализованная пирамида может иметь самые разнообразные физические свойства, но крайне сомнительно, чтобы древние египтяне знали о них все, что мы открываем только сейчас. К тому же пирамида пирамиде рознь. Можно различать, как минимум, четыре вида пирамид: сплошные пирамиды, полые пирамиды, каркасные пирамиды (например, типа И. Милева, см. далее); наконец, собственно пирамида Хеопса, с ее реально существующими свойствами.

Пирамиду Хеопса рассматривают, например, как некий рефлектор или концентратор электромагнитного микроволнового фона или вообще концентратор какого-то фона «еще неведомого». Простор для фантазии здесь большой: можно брать и энергию человека, и Космоса, и Земли, и Солнца, и энергию некоего искусственного тела в недрах пирамиды (типа «летающей тарелки») и тому подобное. Толи пирамида концентрирует космическую энергию, то ли рассеивает энергию «теллурическую», земную, то ли наоборот, неясно. Кому какая гипотеза нравится.

Грани пирамиды можно рассматривать как своеобразный «уголковый отражатель», зеркало. Однако плоское зеркало не создает сфокусированного пучка энергии, плоское зеркало лишь меняет направление распространения волны без изменения ее вида. Поэтому, если, скажем, в качестве модели сплошной пирамиды взять треугольные стеклянные призмы, то, прослеживая особенности преломления и отражения лучей, станет ясна несовместимость желаемого и действительного. В частности, сразу станет очевидной не возможность той красивой картинки, что была представлена в фильме «Проклятие фараонов»: некие лучи концентрируются на камере фараона, лежащей сбоку. Но такого попросту быть не может: симметрия пирамиды дала бы симметрию отражений, лучи должны сходиться где-то в центре, если вообще будут сходиться, а не идти параллельно.

Тем не менее специально для энтузиастов пирамидологии можно сравнить пирамиду Хеопса с простейшим четырехгранным СВЧ-облучателем, применяемым, например, в технике и медицине. «Наиболее совершенными в настоящее время считаются рупорные и волноводные облучатели с внутренней гофрированной поверхностью», — говорится в одном из последних пособий по антеннам и устройствам СВЧ. Поэтому объективности ради уточним, что пирамида Хеопса как раз представляет собой такую «гофрированную» структуру: в ней 203 ступени, которые можно условно принять как «гофр». Ступени эти — от 151 см в основании (в египетских мерах: 20 ладоней + 10 пальцев) до 57 см на вершине (примерно 8 ладоней + 4 пальца), шаг «гофра» меняется. Диаграмма же направленности электромагнитного поля гофрированного рупора СВЧ представляет в буквальном смысле слова «шишка на ровном месте», то есть как раз устроила бы пирамидологов. Однако надо помнить, что египтяне преследовали чисто строительные цели и вряд ли учитывали возможные побочные физические эффекты гигантского «рупора». Заметим, что применительно, скажем, к полой пирамидке было бы любопытно рассмотреть, например, и «эффект полых форм» В. С. Гребенникова, наблюдаемый для конусов и воронок.

Возможно, такая «диаграмма направленности» пластиковой пирамидки и играет определенную роль в показанных в фильме «Проклятие фараонов» экспериментах профессора Айхмайера (Мюнхен) с самозаточкой безопасных бритвенных лезвий. Как утверждает пресса, эффект этот впервые обнаружил радиоинженер Карел Дрбал (Чехословакия). Он оставил в пирамиде старое бритвенное лезвие — через некоторое время оно вновь стало острым. Дрбал получил патент на создание «Хеопсовского затачивателя бритвенных лезвий». В США даже образовалось «Тот пирамидс компани», пустившаяся в бизнес с именем бога Тота. Впрочем, действительно ли была история с пирамидой Хеопса или придумалась для рекламы ранее сделанного изобретения, сказать трудно. Утверждают, однако, что с маленькими полыми пирамидками эффект столь силен, что бритву используют до 200 раз. Но вот возникает ли эффект в самой пирамиде Хеопса, никто не проверял.

В фильме «Проклятие фараонов» сравнивались две половинки одного и того же безопасного бритвенного лезвия, где одна половинка побывала какое-то время в полой пирамидке на подставке (на «уровне фараона»). На парных снимках действительно были заметны некоторые отличия, своеобразная «слоистость» металла у лезвия из пирамиды.

Одна из версий, объясняющая эффект самозатачивания, связана со своеобразной «воздушной гальванопластикой», то есть бритвы затачивались за счет возвращения (отражения) стенками пирамиды диффундирующих в воздух атомов железа. Если, например, понюхать железный предмет, почувствуешь, он пахнет «железом». Но запах — это уже молекулы в воздухе. Другой пример — ртуть. Налитая в стакан, она стоит, внешне вполне безобидно, но снимок в ультрафиолете выявляет черные клубы ртутных испарений. Металлы «парят». Тогда, работая в режиме «автоконцентрата» (без специального источника энергии), пирамидка может отражать атомы железа, молекулы воздуха, электроны. На выступах лезвия частицы удерживаются слабо и «срываются» вновь, но, попав во впадину, задерживаются, что и может привести к постепенному выравниванию кромки лезвия. Возможно, играют роль и микротоки в районе заострений вследствие тепловых перепадов, обусловленных формой бритвы. Во всяком случае, физик Г. Фленнеган (штат Массачусетс, США) предположил, что пирамиды являются «наиболее эффективным резонатором поляризованных случайным образом микроволн». Важен и факт сходства форм пирамид и октаэдрической структуры кристаллов магнетита, считает автор книги «Древняя магия в пирамидах» англичанин К. Джонсон.

Тонкие лезвия вообще вещь чувствительная. Скажем, ножи для резки табака с маркой стали 85Х15МФСНТ держатся в работе свыше часа и не тупеют. Зато сталь 9X1 получает зазубрины уже через 15–20 минут — сказывается агрессивная среда: яблочная кислота, щавелевая и прочее. Впрочем, сделав тонкие лезвия из обычной углеродистой стали ШХ15 и из нержавеющей 65X13, мы получим похожий эффект просто на воздухе. Кромка лезвия из обычной стали за счет атаки кислородом воздуха зазубривается через 15 минут. Поэтому можно предположить уже вторую версию самозатачивания — «съедание» кислородом воздуха в первую очередь именно выступов бритвенного лезвия. В итоге кромка слегка выравнивается, заостряется.

Таким образом, в первой версии выравнивание происходит за счет «заполнения ямок, во второй — за счет «съедания выступов». Есть и еще версии. Например, в статье «…Как бритва» в 1982 году А. Б. Герчиков пишет: «Некоторые стали изменяют со временем свой фазовый состав, стареют. Это также может вызвать разгибание зубчиков, возвращение их на прежнее место. Загадочные случаи самозаточки бритв, которые пытаются связать с какими-то фантастическими силами, вполне могут быть объяснены хорошо известными процессами, наподобие старения металла». Речь идет вот о каких «зубчиках»: в микрообъемах даже закаленная сталь ведет себя как пластичная. При заточке твердая сталь «течет», наволакиваясь на кромку бритвенного лезвия, и так как сразу с двух сторон, на кромке возникают два пилообразных заусенца. Возникает почти полная аналогия с хорошо разведенной плотницкой пилой с «двумя» рядами зубьев: одни — справа (или вправо), другие — слева (или влево). При правке лезвия заусенцы-зубчики упорядочиваются, но при бритье отгибаются, разупорядочиваются, нужна новая правка. «Разумеется, — уточняет автор, — самозатачивание возможно только в микрообъемах, а если у бритвы выкрошился кусок лезвия, то пиши пропало…»

ПИРАМИДЫ И БИОЛОКАЦИЯ

С некоторых пор недоказанные «чудесные свойства» пирамиды Хеопса стали вдруг приниматься как само собою разумеющиеся. Например, в журнале «Болгария» за 1988 год появилась статья о пирамидах под названием «Все еще невозможно объяснить, но такое явление существует (история о «промышленном экстрасенсе»)». Статья рассказывала об экспериментальном конструкторском бюро «Магнитрон» в Бургасе (Болгария) и радиоэстезисте (биолокаторщике) И. Милеве.

«Воспользовавшись принципом пирамид Хеопса, — говорилось в статье, — Иван Милев изобрел быстро и легко монтируемое устройство для нейтрализации более мощного излучения, как в случае обширной геопатической зоны в Бургасе. Причем тут, спросите вы, пирамиды Хеопса? Дело в том, что египтяне хорошо знали закон излучения форм, когда строили свои пирамиды. Ныне уже никто не сомневается в благоприятном влиянии пирамидальной формы на мумифицирование и консервирование органической субстанции. Иными словами, пирамидальная конфигурация может успешно использоваться для нейтрализации радиоактивного излучения (!? — А.А.) и ослабления вредного воздействия излучения геобиологической сети». Экспериментальное нейтрализующее устройство было установлено в Бургасе, за его действием ведется наблюдение. В Румынии подобная пирамида из стекла и бетона была поставлена для очистки сточных вод. В Польше подобные пирамиды установили на картофельном поле, считая, что они устраняют неблагоприятные излучения и повышают урожай картофеля. Итак, что же предполагается нейтрализовать?

Если верить на слово, то нейтрализуется земное излучение (точнее пока никто не высказывается). Согласно практике биолокации поверхность Земли как бы разграфлена некоей «сеткой» на клетки квадратной, ромбической, треугольной и прочих форм разного размера у разных авторов. Сетка именуется сетью Хартмана, сеткой Карри (Курри, Кари), решеткой Пэры, Виттмана и т. д. Считается, что это «силовой каркас» поверхности Земли. Полагают, что участки сетки физически различаются, что проявляется в биологических реакциях людей: есть «здоровые» и «больные» участки. Разницу влияний связывают с «теллурической радиацией» («теллус» по-латыни — земля), некими земными излучениями, создающими гео-нормальные и геопатические зоны.

«Геопатогенная зона (гео — «земля», патогенный — «болезнетворный»), — пишет доктор биологических наук А. П. Дубров, — это обычно небольшой участок поверхности земли, длительное пребывание на котором приводит к нарушению функционирования организма и к его заболеванию. Часто такая зона возникает в месте пересечения на разных уровнях подземных водных потоков («жил») или других аномальных полос. Такое место пересечения создает наиболее опасный для организма геопатогенный очаг обычно площадью 20–25 см. Исследования этих зон показывают, что в них наблюдается изменение геофизических параметров среды: повышение ионизации воздуха, усиление радиоактивного фона, увеличение электрического потенциала атмосферного электричества, изменение вертикальной составляющей геомагнитного поля и Т.Д.».



Возможный принцип действия пирамидки И. Милева: «упорядочивание» движения частиц

По данным статьи в журнале «Болгария» в Польше как-то проводились исследования условий жизни 1300 жителей Варшавы. «Оказалось, что всего 20 из них спят в «чистой» зоне, между нитями сети. Они здоровы. Из остальных 1280 человек 570 легко больны, 335 тяжело больны и 108 скончались». Месту ночлега специалисты по «земному излучению» обычно уделяют особое внимание, рекомендуя, в частности, сделать защиту — подложить под ковер, под кровать, под матрас металлический лист (жесть, дюралюминий, стальной лист). Уже по этому в принципе можно догадаться, что речь, скорее всего, идет о природных и промышленных блуждающих токах и связанных с ними электромагнитных взаимодействиях. Во всяком случае, в других работах сообщается, что, например, муравьи в местах пересечения линий сети устраивают муравейники, а кошки любят там отдыхать. Утверждается, что в патогенных зонах коровы болеют маститом, но что, например, яйценоскость кур повышается. Поскольку же такая гипотеза «сетки» хорошо совместима с гипотезой о представлении Земли как кристаллоподобного тела, то она вдвойне популярна.

Итак, вернемся к пирамиде. Крайне сомнительно, чтобы она нейтрализовала радиоактивное излучение. Используя счетчик Гейгера и радиоактивный препарат (РП), я сделал по три (всего шесть) одноминутных измерений: три раза РП без пирамидки, РП под пирамидкой, РП справа и РП слева от пирамидки. Никаких существенных отклонений по числу импульсов в данных шести опытах не было. Предполагая, однако, что пирамида «работает» хотя бы против «земного излучения», хотелось бы уточнить, как возникают те зоны, которые она нейтрализует и почему они возникают в виде «сетки».

«Казалось бы, геопатогенные зоны — это физическая реальность, но поскольку выявляют ее посредством биолокации, которая, в свою очередь, тоже пока не получила строгого научного объяснения (…), то и вся проблема до сих пор вызывает скептическое отношение многих ученых», — пишет доктор биологических наук А. П. Дубров. Биолокация же доступна пока не каждому. Однако возможной аналогией возникновения «сетки» на поверхности Земли являются, например, расположения костных пластинок (трабекул) в бедренной кости человека, или, скажем, эластических волокон в хвосте дельфина (классические примеры морфологии). И пластинки и волокна образуют здесь упорядоченную сетку, располагаясь точно вдоль кривых растяжения и сжатия кости или хвоста. Более простой пример — треснувший от удара лист стекла с сеткой концентрических и радиальных трещин.

Можно взять пример с динамикой: песок в воде на дне таза воспринимает колебания воды, принимая очертания «стоячих волн», то есть типичного рисунка барханов, облаков в небе, песка на дне моря и т. п. Но, как выяснилось, постоянные колебания присутствуют и в земной коре. Поверхность Земли «дышит», по ней постоянно пробегают неприметные для нас «твердые» микроволны. Но тогда, следуя аналогии, можно предполагать, долгое или кратковременное проявление в литосфере перемежающихся участков энергетических «напряжений» и «расслаблений» (возможно, даже с различными электрическими и магнитными знаками). Следовать такие участки будут примерно через равные промежутки, индивидуальные для каждой геологической породы, с постоянной структурой в том или ином месте участка поверхности.

В реализованном виде такую энергетическую сеть можно было бы образно сравнить с поверхностью такыра (растрескавшаяся глина), где каждая клеточка-черепок примерно одного размера с другими. Не реализованная еще сеть — это наличие сетеобразных напряжений в участках возникновения будущих трещин при высыхании. Напомним, однако, что это не утверждения, а наши допущения, чтобы логично приблизиться к пониманию принципа действия пирамиды И. Милева (если она, разумеется, действует). Поэтому, взяв предполагаемую геобиологическую (определяемую биолокацией) сетку и предлагаемую нами сетку «стоячих волн», можно допустить, что они идентичны хотя бы на том основании, что и та и другая сетки всего лишь предполагаемые.

ПРИНЦИП СИММЕТРИИ КЮРИ

Что же представляет из себя «нейтрализатор вредного действия для обширных зон», изобретенный Иваном Милевым? «Он представляет собой две пирамидки из металлических прутиков, установленных в вертикальном положении друг над другом и соприкасающихся вершинами. К ним прикреплены антеннки, обращенные вверх и вниз. По словам Ивана Милева, если сооружение правильно ориентировано в направлении север-юг, то обеспечивается нейтрализующее действие в геопатической зоне в радиусе 50 м». Возможно, все это и так, но когда мы попытались спаять тройную пирамиду из медного прутка (основание наибольшей пирамиды 30 × 30 см, диаметр прутка — 1,5 мм) и успешно «ориентировали» ее, то, так как сотрудники не были предупреждены о благотворном предназначении устройства, «в радиусе 50 м» все продолжали (и продолжают по сей день) ходить и с головной, и с зубной болью, жаловаться на живот, на сердце и прочее.

И все же упорно предполагая, что устройство все-таки работает, мы вспомним несколько примеров проявления так называемого принципа симметрии Кюри (или принципа Кюри — Шафрановского). Именно с его помощью мы попытаемся трактовать предполагаемый принцип действия пирамиды-«нейтрализатора».

В 1894 году в статье «О симметрии физических явлений» французский физик Пьер Кюри сформулировал следующие принципы:

1. «При наложении нескольких явлений различной природы в одной и той же системе их диссимметрии складываются»;

2. «Элементами симметрии системы остаются только те, которые являются общими для каждого явления, взятого отдельно»; 3. «Когда некоторые причины производят некоторые действия, элементы симметрии причин должны обнаруживаться в этих приведенных действиях»; 3, а. «Когда некоторые действия проявляют некоторую диссимметрию, то эта диссимметрия должна обнаруживаться и в причинах, их порождающих». Под термином «диссимметрия» П. Кюри понимал, в частности, всякое отклонение от симметрии, беря, однако, понятие «симметрия» не в том узком геометрическом понимании, как оно пока что применяется.

Математический аппарат принципа сложен. Поэтому ограничимся примерами. Вот клоун с тростью входит в коридор. Трость поперек коридора — направления не совпадают, войти нельзя. Если же трость вдоль коридора, то направления совпали (коллинераны), можно войти. Так действует единичка симметрии (читай — структуры). Другой пример: организация железных опилок на бумаге — она отражает организацию (читай — симметрию) силовых линий магнитного поля магнита, находящегося под бумагой. Здесь уже каждая «опилка» — вектор, единичка в общей картине.

Третий пример — организация упорядоченных структур из хаоса. Разбегающиеся тараканы — что может быть хаотичней? У одного факира был номер: на арену выносили сундук и высыпали из него… кучу тараканов! Вскакивали испуганные зрители. Но по мановению руки факира поток тараканов останавливался, а затем начинал целенаправленно мчаться по улочкам установленного на арене картонного городка, подчиняясь командам: вправо, влево, поделиться на колонны и т. д. В финале «дрессированные» насекомые забирались обратно в сундук. Поражающий этот трюк был основан на «индикаторном» (компасном) свойстве тараканов ощущать электрическое поле и электрический ток. Под городком, как в детской настольной игре «Электровикторина», были проложены широкие полосы фольги, по которым шел ток, помощник фокусника лишь щелкал переключателем.

Так хаос насекомых обратился в структуру, где симметрия структуры (то есть поэлементное построение) определяла симметрия силовых линий электрического тока.

И приведем четвертый, весьма яркий пример навязывания свойств симметрии среды свойствам симметрии объектов в данной среде. Это один из способов лечения переломов. В морфологии эксперименты показали: живые клетки растут и делятся преимущественно вдоль линий механических напряжений, электрических микротоков, слабых постоянных магнитных полей, по зонам наилучшей кислородообеспеченности и так далее, что подчас определяется лишь исключительно геометрией (формой) зоны, где развиваются клетки. Подобные свойства клеток были использованы в медицине: если пропускать через однородную (то есть «хаотичную») кашицу костно-хрящевой массы слабый электрический ток, то произойдет постепенное выстраивание клеток в упорядоченные структуры. В результате сращение костей намного ускоряется.

ОБЪЯСНЕНИЕ ПИРАМИДЫ?

Итак, для чего же, однако, нам потребовались упомянутые четыре примера с «хаосом»? А вот для чего.

Если взять зоны, способствующие развитию раковых заболеваний, то в практике биолокации их обычно связывают с пересечением подземных водных жил под определенным зданием («раковые дома»). Этот вывод эмпирический. Однако после всего вышеизложенного можно предположить и биофизическую природу происходящего. Поток подземных вод — это проводник, создающий относительно упорядоченное цилиндрическое электромагнитное поле. Однако пересечение его с другим даст «смешение» полей и тем более неупорядоченную картину, чем ближе направления этих потоков к 90 градусам, к перпендикуляру друг с другом. Возникает нечто бесструктурное, хаотическое, «копошащееся» (условно, конечно).

Но хаос создает хаос, хаос способствует хаосу (и наоборот). А раковые опухоли как раз такие, морфологически бесструктурные, хаотично построенные, неизвестно куда разрастающиеся: внешний хаос, хаос среды, им как бы выгоден, способствует их разрастанию. Возникает естественный вывод: надо что-то делать с внешним хаосом; во-первых, можно избежать его действия (уйти, переехать, переставить кровать); во-вторых, экранироваться, закрыться (железо под матрас); в-третьих, ликвидировать сам источник хаоса (отключить генератор, закопать ручей, убрать линии электропередач и т. п.); в-четвертых, нейтрализовать хаос хотя бы в одной зоне (создав, например, «противополе»); в-пятых, наконец, упорядочить хаос, навязав ему симметрию, организованность, структуру, превратив вредный фактор в безобидное и даже полезное поле. Относительно биообъекта (человека) это осуществимо, например, биохимически (лекарства — вещества с молекулами определенной симметрии) или же физическими методами (пример со сращиванием кости).

Чтобы разобраться, как же действует пирамида И. Милева, как «нейтрализатор» (версия И. Милева) или все же как «упорядочиватель» (наша версия), внимательно вглядимся в ее конструкцию. Внизу — широкое основание, вверху — рожки «антенн». Если исходить из кибернетических принципов, то всякая техническая система, в том числе и данная «пирамида», должна иметь энергетический (и одновременно функциональный) «вход» и «выход». Где же здесь то и другое?

Наобум не скажешь, но мы помним, что до постановки пирамиды среда была «плохая» и вдруг после постановки стала «хорошей». Но таких «вдруг» не бывает. Плохое остается плохим, хорошее — хорошим. Значит, происходит другой процесс: на «входе» поступает среда неорганизованная («плохая»), на «выходе» — уже среда организованная («хорошая»). И теперь-то все встает на свои места. Ясно, где энергия должна поступать, а где — выходить. Ясно даже то, что данное сооружение примитивно, и что его можно улучшить, при условии, конечно, что оно и впрямь дееспособно.

Принцип же действия, видимо, как раз таков, что пирамида действует именно как «упорядочиватель», а не «нейтрализатор». Установленные один на другой каркасы пирамидок образуют «ловчую сеть». Это — элемент № 1, воспринимающий. Выше от макушки отходят длинные «антенны». Это элемент № 2, отводящий, промежуточный между «входом» и «выходом». Роль его, как у стебля растения, соединяющего корни и листья, или же как у заводской трубы, отдаляющей участок выброса вредных испарений от рабочего здания. И, наконец, наверху — «рогульки». Это — элемент № 3, выходной «стекатель». Чтобы не отвлекаться потом, сразу скажем о возможных путях улучшения данной конструкции (повторим, если она, конечно, работает?). Итак:

1. Входную сеть следует сделать гуще и шире.

2. Отводящий элемент надо сделать длиннее и изолированнее.

3. Излучающий элемент («стекатель») следует либо вообще вывести из «обезвреживаемой» зоны (и, например, заземлить), либо вывести в эту зону, сделав линейным и частым, наподобие расчески или щетки.

В итоге по типу действия получилось нечто среднее между школьным электроскопом с острием-стекателем и подобием комнатного ионизатора с игольчатой «люстрой». Здесь, правда, нет специальных источников питания. Это как бы «аутонизатор». Впрочем, допустимо, что здесь работает не только электростатическая природа, но и что-то «более тонкое», поскольку структура (симметрия) данной пирамиды едина и для «более тонких» уровней организации вещества, она и там пирамида.

Нетрудно заметить, что с подобными формами и, видимо, функциями мы не раз уже сталкивались, в частности, в живой природе, у животных и растений. Подобную пирамиду-«упорядочиватель» можно условно сравнить, например, с кактусом в пустыне. Иголки у него появились отнюдь не для защиты от травоядных животных (хотя иногда и играют роль такой механической защиты), а, вероятно, для «отдаления» (подобно заводской трубе, уже упомянутой) неблагоприятствующего фактора, в частности, избытка статического электричества. Травоядных животных порой нет и в помине, а иголки есть. Здесь действует не традиционный, привычный, естественный отбор по Ч. Дарвину (как бы «внешний»), а менее известный естественный отбор по А. Уоллесу («внутренний»), зависящий от физических факторов. Как истребитель, атакуемый воздушными струями, снимает статическое электричество специальными стекателями, так и кактус, перегретый на солнце, отдает избыток энергии через колючки, а насекомые — через наиболее длинные щетинки. Идеальных изоляторов нет, и даже абсолютно сухие иглы обладают определенной проводимостью. «Янтарь, фарфор и т. п. вещества также не дают полю возможности существовать неограниченное время. Разница лишь в том, что разрушение поля (электростатического. — А.А) происходит медленнее, длится несколько часов,» — писал известный физик, профессор Геттингенского университета Р. В. Поль.

Можно назвать немало подобных примеров. Например, в отличие от мелководных глубоководные рыбы, морские звезды и голотурии «отращивают», на первый взгляд, «ненужные», причудливо игольчатые зубы, шипы, плавниковые лучи. Аналогично многие растения, известные активными веществами, подчеркнуто «шипастые» и «причудливые». Примеров таких много, и это тема для отдельного большого разговора.

ПОЛУЧИТСЯ ЛИ МУМИЯ?

В технике изготовления чучел в последние годы появилась одна интересная методика. Установленное в определенную позу тело животного помещается в сушильный шкаф, где под вакуумом производится постепенное «вымораживание» воды. В отличие от других методик, данная позволяет сохранить все формы животного, цвет кожи и тому подобное. Древние египтяне не могли пользоваться вакуумными сушильными шкафами, употребляли химические методы консервации, бальзамируя с помощью многочисленных смол и трав. Сохранение тела было, однако, крайне относительным, — вскоре оно высыхало до предела, сохраняя определенные очертания лишь за счет форм скелета и черепа. Разумеется, известны находки и более сохранившихся тел, но при соприкосновении с атмосферным воздухом такие тела разрушались очень быстро, порою буквально на глазах.

Крайне сомнительно, чтобы, как утверждалось, древние египтяне знали «закон излучения форм» и использовали это для мумификации фараонов. Впрочем, проверить это легко. В опытах К. Шлей-хера (Вашингтон, США), показанных в фильме «Проклятие фараонов», под две пирамидки из прозрачного диэлектрика (проще, из оргстекла) были положены две половинки одного куска мяса, разрезанного на глазах у зрителей. Одну бережно уложили на подставку из четырех палочек, на «уровне фараона», строго в центре. И пирамидку старательно ориентировали с севера на юг, подобно пирамиде Хеопса. Вторую половину мяса просто положили на стол, и не в центре, а пирамидку поставили небрежно, наискось, не ориентируя по сторонам света. С помощью замедленной съемки показали, как меняются куски. И — сенсация! Первый кусок «мумифицировался», второй — загнил!

Сенсация? Но другого-то и быть не могло! Начало разложения мяса вызывает повышение температура и выделение газов, те, поднимаясь, достигают стенок и опускаются. Возникает упорядоченная циркуляция, и если кусок приподнят над полом, то он обдувается равномерно со всех сторон, как если б вы подвесили на балконе вялиться пойманную рыбу.

Ясно, разумеется, что физические условия в такой полой пирамидке резко не равноценны условиям в пирамиде сплошной, типа пирамиды Хеопса, с ее внутренними переходами. Поэтому опыт француза Бови с мумифицирующейся дохлой кошкой в большой полой пирамиде лишь доказал лишний раз хорошую проветриваемость пирамидальных палаток, но это и так показала вся история человечества на примере многочисленных шалашей, вигвамов, чумов.

Работая когда-то в Азербайджане (а это далеко не Египет по близости к экватору), я обратил внимание, как трудно довезти до дома в целости какое-либо растение, чтобы потом зарисовать его: уже через 15–20 минут от него остается лишь «тряпочка», настолько жарко, настолько быстро происходит обезвоживание. Дохлые ящерицы загнивают мгновенно, но если они лежат на ветру, то внутренности их сгнивают, а внешние оболочки высыхают великолепно и сохраняются полностью.

Ясно, что дело вовсе не в форме пирамид и тем более не в ориентировке этих пирамид. Мною был поставлен еще один опыт. Были скреплены и склеены два простых конуса из толстого картона по 15 см высотой и взяты два кусочка говядины. Левый кусочек лег прямо на подоконник. Правый был водружен на Н-образную подставку, вырезанную из спичечного коробка, и мог обдуваться со всех сторон. Летним теплым утром (было 25 °C) состоялись «торжественные похороны» кусочков под картонными конусами. Чтобы не нарушать предполагаемую циркуляцию, колпачки не снимались. Из-под левого запахло на второй день, на третий — усилилось. Появились две деловитые мухи. Из-под правого конуса запах едва доносился. Через три дня конусы были убраны. Левый кусочек мяса, как и следовало ожидать, подмок и подгнил снизу, но сверху засох до твердости пластика. Правый обсох более равномерно, затвердел весь, то есть, условно говоря, «мумифицировался».

Так картонный колпак оказался не хуже прославленной пирамиды Хеопса…

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Итак, подведем итог. Чудеса есть, и чудес нет. И многое, что связано с пирамидами Хеопса (да и не только с ними), оказывается порой надуманным, искусственным, не настоящим. Может быть, это даже скучно. Однако разгаданная тайна лучше неразгаданной тайны в том, что позволяет уйти от себя к какой-то другой тайне, разрешает идти вперед, да еще и помогает при этом: «Иди, не бойся!». Ум человеческий, как говорил великий сыщик Шерлок Холмс, не должен быть забит ненужными вещами. А значит, и не должно быть ненужных, мешающих тайн, поскольку мир достаточно широк и неведом, чтобы снабжать нас все новыми и новыми загадками. Новые загадки появились и вокруг пирамид. Новое придется проверять, но не нужно загромождаться старым. Старые тайны и их разгадки — это наше крепкое основание, наш базис, наши ступени.

Ступени — к вершине пирамиды…

Лузин В. П
ХРАНИТ МЕНЯ МОЙ ТАЛИСМАН!


Автор:

ЛУЗИН ВИКТОР ПАВЛОВИЧ — профессиональный геолог, публикуется впервые.


К ЧИТАТЕЛЯМ

О красоте, свойствах, загадках самоцветов написана не одна сотня книг. Люди издавна интересовались камнями, наделяли их магическими свойствами, изучали их «характеры». Эти наблюдения выливались затем в научные трактаты, в художественные произведения, в легенды, в сказки. В 90-х годах интерес к подобным работам резко возрос, и свет увидели многочисленные издания, посвященные самоцветам. Это были и репринтные воспроизведения работ М. И. Пыляева, Э. Леви, других признанных авторитетов, и книги современных авторов. К сожалению, в этом потоке литературы о самоцветах часто встречаются работы авторов, совершенно не сведущих в геологии. Бывает, что на каждой странице «сидят» несколько грубейших ошибок, причем как автоматически переписанных у других, так и допущенных самими авторами. Вот подобные «произведения» и помогли найти ответ на долго мучивший меня вопрос: «Стоит ли писать и издавать еще один материал о самоцветах?» Я понял, что должен написать, рассказать о том, что знаю о самоцветах, поделиться с читателями своими маленькими открытиями.

Я изучаю камни с 1961 года, но только с 1985 года начал писать о самоцветах небольшие популярные статьи, затем рукописи побольше. Однако все это складывалось в ящик стола по двум причинам. Первая — каждый факт должен проверяться много раз, а любой готовый материал должен «отлежаться» какое-то время. Вторая — нужно не переписывать других авторов (тем более с ошибками), а внести что-то свое, новое, что заинтересовало бы других людей. Всегда нужно помнить, что даже известные авторы допускали в своих трудах неточности. Однако это происходило не от незнания — таков был в их время уровень развития науки. А наука за сто с лишним лет (после М. И. Пыляева и Э. Леви) ушла далеко вперед, накопила много новых фактов, которые необходимо учитывать. Именно соединение классических знаний и новейших исследований и лежит в основе этой работы. В ней собраны таблицы самоцветов, связанных с человеком. Эти таблицы составлены различными исследователями из разных стран, как прошлого, так и нынешнего столетия. В работу включены некоторые новые таблицы и календари самоцветов. Впервые дается методика составления гороскопа самоцветов, по которому каждый желающий может узнать о своем камне. Индивидуальный гороскоп самоцветов не похож на популярные распечатки, которые есть, наверное, в каждой семье. Таким распечаткам без авторства верить нельзя, ибо их составляют люди часто исходя из каких-то коммерческих интересов или просто, чтобы позабавиться. В работе вы найдете увлекательный материал о самых распространенных на земле самоцветах, узнаете о загадках, которые таят в себе камни.

ПОПУЛЯРНОСТЬ САМОЦВЕТОВ

Драгоценные камни издревле окружены любовью человека. Восторгаясь красотой камня, люди приписывали ему какие-то таинственные силы, наделяли магическими и лечебными свойствами, считали, что «свой» камень может защитить от злых сил.

Самоцветы с древности находили практическое применение. Самыми дорогими и красивыми камнями украшали регалии и одежду королей, царей и членов их семей, церковной знати. Самоцветы использовались для изготовления ювелирных изделий. Из других менее ценных камней делали различные предметы: вазы, подсвечники, шкатулки для хранения драгоценностей, флаконы для духов и еще множество других.

Многие современные авторы, пишущие о самоцветах, словно сговорившись, повторяют один за другим: «Ценность камня определяется тремя основными свойствами: красотой, редкостью и твердостью». Действительно ли это так? Разберемся по порядку.

Красота — да. В первую очередь самоцвет должен быть красив.

Твердость и прочность — да. Камень должен быть и твердым, чтобы не поцарапаться, и прочным, чтобы не раскрошиться при ударе или давлении. Кроме того, чтобы жить долго и переходить по наследству, он должен быть стойким к химическим и температурным воздействиям.

Редкость — весьма сомнительно. Известны камни, найденные только в одном экземпляре. Например, арандизит. Этот камень пример того, что редкость не является главным элементом при определении ценности. Арандизит состоит из силиката олова и окружающего его лимонита. И как вы думаете, что стоит дороже: такие нередкие самоцветы, как алмаз, рубин, сапфир, или не известный широкой публике силикат олова, окрашенный лимонитом, то есть горной породой, представляющей собой окись железа? Конечно, алмазы, рубины, сапфиры! Приведем еще пример. Возьмем всемирно известный уральский малахит. Он имеет две разновидности: бирюзовую и плисовую. Наиболее часто встречается бирюзовый малахит, плисовый же редок. Однако, нарушая «правило редкости», особо ценным считался и поныне считается более распространенный бирюзовый.

Надо еще помнить, что при определении ценности камня очень большое значение имеет его историческое прошлое. Иногда просто невозможно определить стоимость камня именно благодаря его истории. Вспомним хотя бы несколько исторически ценных самоцветов: алмазы «Куллинан I», «Куллинан-II», «Орлов», «Шах»; сапфиры «Звезда Индии», «Голубая красавица Азии», «Полуночная звезда»; изумруд герцога Девонширского; шпинели «Рубин Черного принца», «Рубин Тимура». Кто возьмется определить их цену?

Бывало и так, что капризная мода изменяла ценность камней, вынося малоизвестный самоцвет на гребень славы. Характерным примером является всплеск моды на хризолиты в 60-х годах XIX века в Париже. Этот красивый самоцвет ранее не был известен на мировом рынке, хотя открыт был еще до нашей эры, добывался в незначительных количествах и имел все благородные достоинства, необходимые камню. Не имел только популярности. Однако с ростом популярности росла и цена.

Но вернемся к нашему «триумвирату». Он не учитывает многого. Если строго ему следовать, тогда равноценными должны быть натуральные и синтетические камни, камни высокого качества и камни, не пригодные для использования в ювелирных изделиях. Еще один вопрос — а как же быть с массой камня? Если отбросить этот параметр, то неизвестный нам арандизит массой, к примеру, 1 карат будет стоить дороже, скажем, алмазов «Куллинан-I» или «Куллинан-II» массой соответственно 530,2 и 312,4 карата и имеющих историческую ценность. Вряд ли такое возможно.

Эти рассуждения подчеркивают мысль, что ценность камня нельзя сводить только к трем свойствам, даже назвав их основными. Дело гораздо сложнее, в ценности камня играет роль целый комплекс свойств и параметров, в который входят красота (цвет и оттенки, форма, игра света и блеск), масса, качество, популярность, история (действительная или часто легендарная), достаточные твердость, прочность и стойкость. Безусловно также влияние моды. Мода преходяща в одной стране или одном регионе или в какой-то промежуток времени. Мода придет и уйдет, она всегда во времени и в пространстве. Но она успешно играет свою роль, то вознося, то обращая в прах.

Красота камней — понятие широкое и сложное. Глядя на самоцветы, человек в первую очередь воспринимает цвет с многообразием оттенков и форму. Многие камни обладают также специфическими блеском и игрой света. Считается, что цвет камня постоянен и является одним из главных отличительных признаков его. Но природа не была бы природой, если бы и здесь не сделала исключений. Прекрасные уральские александриты, имея голубовато-зеленый цвет при дневном свете, становятся малиновыми или пурпурно-красными при искусственном освещении. В таких цветовых превращениях мы видим одно из свидетельств жизни природы, ее красоты, которая неизменно радует нас.

Но цвет, блеск, игра света, а также рисунок открываются нашему взору во всей своей прелести часто только после обработки камня. За редким исключением, никакой самоцвет в необработанном, «сыром» виде не дает такого эстетического наслаждения гаммой цвета и игрой света, как обработанный. И чем выше искусство мастера, тем колоритнее заиграет камень. Именно колорит ювелирных, поделочных и облицовочных камней имеет первостепенное значение. И именно поэтому, говоря о камнях, мы в первую очередь говорим об их цвете и световых переливах как о наиболее привлекательных эстетических свойствах.

Однако цвет нельзя воспринимать вне связи с формой — вторым признаком прекрасного в камне. Форма дает представление о самоцвете, заставляет задуматься о его происхождении. В мире камня мы находим удивительное разнообразие форм. Это и разнообразнейшие кристаллы, и натечные формы, напоминающие пещерные сталактиты и сталагмиты, и массивные образования, друзы, щетки, почки, желваки. Природа таит множество каменных чудес. И сам камень — это не мертвое ее создание, это особая среда со своими невидимыми для человека процессами образования и роста.

Качество камня — далеко не последний параметр ценности. Известна трагическая судьба богемских гранатов. Когда они появились на рынке в большом количестве, качество их обработки резко снизилось. И гранаты не стали покупать даже по дешевой цене.

Прочность камня — свойство, установленное сравнительно недавно. В давние времена, когда не различали прочность и твердость, камни зачастую проверялись на удар. А ведь некоторые камни хрупки и от удара раскалывались, поэтому многие из них незаслуженно не использовались. В литературе приводятся сведения о том, что на удар часто проверялись алмазы. И кто может сказать сейчас, сколько этих замечательных, обладающих высшей степенью твердости, но хрупких, ломких камней выброшено на свалку?

Для определения же твердости в минералогии, ювелирном деле и геммологии широко применяется шкала, предложенная в 1811 году Фридрихом Моосом. Эта шкала — перечень десяти минералов с номерами от 1 до 10, которые служат для определения относительной твердости минералов:

1. Тальк

2. Гипс

3. Кальцит

4. Флюорит

5. Апатит

6. Ортоклаз

7. Кварц

8. Топаз

9. Корунд

10. Алмаз

Чтобы представить себе, что такое твердость, можно проделать несложный опыт. Проведите монетой по стеклу. Вы увидите, что на нем не осталось никакого следа. Теперь проведите по стеклу кончиком ножа. След остался. Это говорит о том, что твердость монеты ниже твердости стекла, а твердость стали — выше. Так же путем царапания одного минерала о другой определяется относительная твердость.

Разберем теперь понятие «стойкость». Под стойкостью понимается способность любого твердого тела сопротивляться химическому и температурному воздействию. Мне приходилось наблюдать, как изменялся цвет бирюзы после того, как на ее поверхность случайно попало масло. В другой раз я был свидетелем, как прекрасную друзу горного хрусталя, только что извлеченную из холода земных недр, нетерпеливый владелец стал промывать горячей водой. Из-за резкого перепада температур этот экземпляр разрушился.

Приведенные примеры не указывают на то, что названные самоцветы нельзя применять в качестве украшений или как коллекционный материал. Они говорят лишь о том, что иногда отсутствие элементарных знаний может привести к печальным результатам.

Далее, говоря о ценности камня, нельзя обойти вниманием популярность. Камень, для того чтобы иметь популярность, должен обладать хорошей репутацией. Пусть это не покажется странным. В истории камней известны случаи, когда некоторые самоцветы имели дурную репутацию. Спрос на них падал, красивейшие, оригинальные самоцветы попадали в незаслуженную опалу. Так, в России считается, что александрит — вдовий камень. И хотя смысл прозвища заключается в том, что александрит нужно носить в паре с другим александритом, воспринимаемое на слух слово «вдовий» невольно отталкивает человека от камня. А ведь камень сам по себе чудесный, особенно замечательна его способность менять цвет в зависимости от освещения. Незаслуженно нелюбим опал — один из немногих камней, обладающих игрой света. Причем игра света опала очень своеобразна и великолепна на фоне различного цвета камня. Корни холодного отношения к опалу уходят в прошлое, и установить истину теперь довольно трудно.

Популярность камня является одним из основных признаков, по которому можно определить его ценность. И если любитель камней не захочет иметь не пользующиеся популярностью самоцветы, так он не приобретет их даже за самую низкую цену.

Мы очень подробно разобрали, от чего же зависит ценность самоцветов, а задумывались ли вы, читатель, что такое самоцвет?

Термин «самоцветы» впервые был употреблен в русской литературе писателем М. И. Пыляевым в XIX веке. Любитель и знаток камней, в книге «Драгоценные камни, их свойства, местонахождение и употребление» он писал: «Самоцветный камень, или самоцвет. Этим именем в старину в России называли алмаз по свойству его светиться в темноте после нагревания на солнце или перед огнем. Под именем самоцвета на языке екатеринбургских промышленников известен лучший малиновый шерл».

Согласно «Геологическому словарю», самоцветы — это «прозрачные бесцветные и цветные драгоценные и полудрагоценные поделочные минералы и горные породы, обладающие какими-либо ценными свойствами: высокой твердостью, прозрачностью, красивым цветом или рисунком, блеском, большим светорассеянием, способностью принимать огранку, шлифовку и полировку. Применяются как украшения, ювелирные, художественные и декоративные изделия».

Мы замечаем, что в вышеприведенные определения термина «самоцветы» не входит группа камней, которые используются в ювелирных и художественных изделиях в естественном состоянии. Самоцветами можно назвать и камни, которыми облицованы соборы, мавзолеи, станции метрополитена.

В последние годы понятие «самоцветы» значительно расширилось. Впервые более широкое толкование его дано в «Геммологическом словаре» П. Дж. Рида, выпущенном в Великобритании в 1982 году. Автор словаря уточняет, что самоцветом считается не только «обработанный камень, внешний вид которого позволяет использовать его в ювелирных украшениях», но и «материал, красота, редкость и прочность которого позволяют использовать его в качестве ювелирного сырья. Может быть как органического, так и неорганического происхождения».

Далее необходимо заметить, что ни в одной опубликованной работе при определении термина «самоцвет» не говорится о роли самоцветов как амулетов и талисманов. А ведь в этом качестве камни применялись с глубокой древности, это, собственно говоря, их первое практическое применение наряду с украшением тела. Вера — неотъемлемая часть человеческого сознания. В ранние периоды жизни человека на Земле, до развития науки, она заставляла считать непреложной истиной магические свойства самоцветов. Желание защитить себя от бед и невзгод помогало наделять камень магическими свойствами и сверхъестественной силой. В более позднее время камням стали приписываться и лечебные свойства.

Сведя воедино вышеприведенные рассуждения, можно дать следующее определение самоцветов. Самоцветы — это красивые цветные и бесцветные камни и окаменелости, применяемые в обработанном или естественном виде в ювелирных и художественных изделиях, при облицовке наиболее важных сооружений, а также в качестве талисманов и амулетов.

Таким образом, самоцветами можно назвать прозрачные ограночные камни, у которых отсутствует цвет (алмаз, горный хрусталь) и которым присуща яркая, характерная окраска (сапфир, рубин, изумруд, топаз). Самоцветами являются и непрозрачные камни, но также имеющие характерную окраску (яшма, лазурит, амазонит) или игру света (солнечный и лунный камни, опал). Камни, которые использованы для художественных изделий (малахит, чароит, родонит) или в строительстве как облицовочные (лабрадорит, мраморный оникс) — это тоже самоцветы. В последние годы к самоцветам отнесены различные образования органическою и неорганического происхождения: жемчуг, кораллы, янтарь, окаменелое дерево. И, конечно, только наиболее красивые и популярные камни и окаменелости используются человеком как талисманы и амулеты.

ГОРОСКОП САМОЦВЕТОВ

В мире существует много классификаций и таблиц самоцветов. Одни из них строго научные, в которых самоцветы расположены «по полочкам» в зависимости от химического состава. Другие таблицы не учитывают химический состав, а располагают камни по ценности, то есть носят коммерческий характер. Причем эти таблицы второго рода практически повторяют друг друга, лишь в некоторых из них самоцветы переставлены местами в зависимости от того, как оценил камень автор-составитель. Третьи таблицы рекомендуют, а иногда не рекомендуют вам какой-либо камень. В популярные таблицы внесены наиболее любимые на протяжении веков камни, которым приписываются различные магические и целебные свойства.

Люди сегодня любят камни так же, как и много веков назад. Одни хотят непременно иметь камни в ювелирных изделиях. Другие довольствуются коллекционными образцами. Третьи хотят иметь свой камень-талисман. Современные люди в большинстве своем не верят в магию, но, как ни странно, верят в магические свойства камней. Человек считает одни из них талисманами любви, вторые — талисманами здоровья, третьи — талисманами домашнего очага. Есть камни-талисманы бесстрашия, верности, обаяния, мудрости. Известны камни-талисманы благополучных путешествий, охраняющие путешественника в дальней дороге. Человек ищет в камне покровителя, ибо по природе своей он хочет быть счастлив, здоров, независим. Хочет иметь семью, свой дом, жить безбедно. Мечтает о работе по душе, о взаимной любви, детях — продолжателях его дела и рода. И надеется, что камень-талисман поможет этим мечтам сбыться.

Раздумывая о камне, человеку хочется знать:

Какой мой камень? Что он несет с собой? Как он влияет на судьбу? Какой это камень: драгоценный или полудрагоценный? Натуральный ли камень или синтетический?

Говоря о том, драгоценный или полудрагоценный тот или иной камень, нужно отметить, что это, по сути дела, неважно. Не только и не столько потому, что второй термин ныне не рекомендуется к употреблению. Важно в первую очередь то, что этот камень ваш. А учитывая, что одному человеку «принадлежит», как правило, несколько камней, то среди них обязательно будут как более, так и менее ценные камни.

Довольно часто бывает трудно определить на глаз, что покупаем — синтетический или натуральный камень. Главное — не умиляться экзотическими названиями, так как за ними может оказаться не только синтетика, но даже обыкновенная подделка, то есть стекло. Именно стеклом заменяют ювелирные прозрачные камни, а также жемчуг.

Как указывает Г. Банк в книге «В мире самоцветов», первая таблица, в которой самоцветы увязывались с судьбой человека, была составлена Агриппой Неттесхеймом, жившим в 1486–1535 годах. Считается, что он первым установил «астрологическую связь» самоцветов с созвездиями Зодиака. Позднее были составлены другие таблицы. Они составляются и по сей день, с тем лишь отличием от предыдущих, что каждый составитель рекомендует свои камни. При этом не объясняется, чем руководствовался автор, составляя свою таблицу. Исключение составляют только перечень самоцветов, рекомендованный Национальной ассоциацией ювелиров Великобритании и календарь камней, предложенный советом ювелирной промышленности США. В них связь месяца рождения человека и камней основана на цвете последних.

Поскольку рекомендательных таблиц много, а камень нужно выбрать один, открытым оставался вопрос: «Как работать с таблицами?» Возникла необходимость в разработке специальной методики. Такая методика была составлена мною и названа «Свой самоцвет». По ней каждый человек может определить свой самоцвет по рождению.

Все таблицы самоцветов я условно разделил на 4 группы.

ПЕРВАЯ ГРУППА

В первой группе камни соотнесены с месяцем рождения человека. Наиболее характерными являются перечень самоцветов из книги М. И. Пыляева «Драгоценные камни» (табл. 1). Автор указывает, что каждый человек должен носить в перстне камень, соответствующий дню рождения и календарю камней, рекомендованный советом ювелирной промышленности США (табл. 2).






ВТОРАЯ ГРУППА

Ко второй группе отнесены таблицы, связывающие камень с планетой, господствующей в судьбе человека с его рождения. Наиболее четко разработанными мне представляются взаимосвязи, предложенные французским оккультистом П. Пиоббом (табл. 3) и астрологом Н. Монстером (табл. 4). Правда, Н. Монстер, приводя указанные соотношения в книге «Практическая астрология», указывает, что для разных стран они различны, однако уточнений не дает.



Солнце — карбункул (альмандин — красный гранат). Необходимо заметить, что иногда так называли и другой красный гранат — пироп, а также рубин и шпинель.





ТРЕТЬЯ ГРУППА

Третья группа таблиц определяет связь камней с зодиакальными созвездиями. Заслуживает внимания таблица из книги С. Cipriani «Precious Stones-Dictionaries» (табл. 5). В данной группе выделяется разработка Э. Леви (табл. 6). Он указывает камни противоположного созвездия, которые не рекомендуются к ношению, ибо могут разрушить судьбу и жизнь, находясь в диссонансе с натурой человека.



* Жад — группа камней, объединяющая жадеит и нефрит.



Все самоцветы, упоминаемые в таблице Э. Леви, являются наиболее популярными. Под глазковыми шпатами подразумеваются лунный камень (называемый также адуляром), солнечный камень и лабрадор; под кровавиком нужно понимать гематит-кровавик. Несколько сложнее с гранатами, поскольку они имеют большое разнообразие цвета и неясно, какие именно гранаты рекомендованы в таблице. Но, по-видимому, все, как и все разнообразные халцедоны, ибо, когда рекомендуется определенный цвет, тогда это обстоятельство подчеркивается.


ЧЕТВЕРТАЯ ГРУППА

Четвертый подход к определению своего самоцвета заключается во взаимосвязи планета — созвездие — камень. Поскольку астрологи при составлении гороскопа работают в первую очередь с планетами, такой подход к решению проблемы связи человека и самоцвета считаю достаточно основательным. Единственная встреченная в литературе таблица такого рода составлена немецким исследователем Кохом в 1934 году. (табл. 7). Отсутствие других аналогичных таблиц заставило меня разработать собственную (табл. 8), поскольку для большей достоверности в каждую группу включено по две таблицы.






Конечно, на самом деле таких таблиц множество. Здесь же собраны те из них, которые составлены наиболее правильно в геммологическом отношении и наиболее авторитетными авторами. Составители их учитывали опыт своих предшественников из различных стран. При отборе был учтен и еще один фактор: если какой-либо автор-составитель имеет несколько собственных таблиц (Э. Леви, Кох), то из них, чтобы избежать субъективных ошибок, выбрана только одна, но с элементами новизны.

Для того чтобы самому определить свой камень по рождению, нужно составить гороскоп самоцветов. На чистом листе бумаги составьте матрицу гороскопа по приведенному образцу. Матрица имеет три части: верхняя — «дома», нижняя левая — «перечень» и нижняя правая — «свой самоцвет». Домов в гороскопе четыре. В первом из них, соответствующем месяцу рождения, будут записаны камни из таблиц первой группы (таблицы 1 и 2). Во втором доме, соответствующем планете, господствующей в судьбе человека с его рождения, будут записаны камни из таблиц второй группы (таблицы 3 и 4). В третий дом, принадлежащий зодиакальному созвездию, будут внесены камни из третьей группы таблиц (таблицы 5 и 6).



Обратите внимание на то, что в таблице 6 последняя графа содержит сведения о том, что камни противоположного созвездия не рекомендуются. Их тоже нужно выписать, желательно другим цветом, во избежание путаницы. Наконец, в четвертом доме «Планета — Созвездие» будут расположены камни из таблиц четвертой группы (таблицы 7 и 8).

После заполнения домов все камни из них выписываются в перечень. Пишем их сверху вниз, а если камень повторяется несколько раз, то пишем его в строке столько же раз. Заключительная часть работы по выбору своего самоцвета содержится в подсчете тех из них, которые встречаются более одного раза. (Не забудьте вычеркнуть не рекомендуемые.) Чаще всего таких камней будет несколько. Выбирайте себе тот камень, который встречен наибольшее число раз. Именно этот камень является вашим самоцветом. Однако возможно, что по каким-либо причинам (камень слишком дорого стоит или его нет в продаже) вы не можете его приобрести. В таком случае можно выбрать любой другой, встреченный также более одного раза. Камни, попавшие в перечень только один раз, случайны и их нельзя учитывать.

Рассмотрим выбор своего самоцвета на примерах.

1. Ваш день рождения 14 октября. В первом доме гороскопа пишем название месяца — октяорь, во втором доме — название планеты, господствующей в вашей судьбе — Венера. Третий дом заполнит название созвездия Зодиака — Весы, а в четвертом напишем совместно название планеты и созвездия — Венера — Весы. В первый дом выписываем камни из № 1 и № 2, соответствующие октябрю. В первом случае это будут аквамарин и опал, во втором — опал и турмалин. При заполнении второго дома используем таблицы 3 и 4. Камнями, соответствующими планете Венера, будут изумруд (табл. 3), сапфир и бирюза (табл. 4). В третьем доме работаем с таблицами 5 и 6. По таблице 5 камнем этого дома будет алмаз. Работа с таблицей 6 разбивается на два этапа. Сначала выписываем камни, соответствующие Весам: алмаз, берилл, глазковые шпаты, горный хрусталь, опал, турмалин, жемчуг. Далее перечисляем камни противоположного созвездия, которые не рекомендуется Весам. Повторяю, что желательно написать их другим цветом для избежания ошибок. В данном случае это будут камни Овна: сардоникс, аметист, все красные. При заполнении четвертого дома из табл. 7 выписываем падпараджу, а из табл. 8 — опал.

Итак, четыре дома гороскопа заполнены. Далее начинаем работать с нижней левой частью его, перечнем, куда выписываем самоцветы из всех четырех домов. Проверяем, нет ли в перечне таких камней, которые не рекомендуются таблицей 6. В данном случае не рекомендуются все красные, а такой цвет может иметь турмалин, однако он бывает и других цветов. Подсчет показывает, что опал встречается 4 раза, алмаз 2 раза, турмалин (не красный) 2 раза. Записываем опал в часть гороскопа «Свой самоцвет». Это и есть ваш камень, принадлежащий вам по рождению.

Опал — один из самых замечательных камней, им можно любоваться часами. Но не спешите в магазин. С опалами в нашей стране напряженно, месторождений его в России нет. Как же быть? У вас в перечне есть еще алмаз и турмалин (кроме красного), с ними дело обстоит получше. Их тоже можно считать своими самоцветами, ибо они перечислены более одного раза.



Мною составлены гороскопы самоцветов на все дни года. Считаю необходимым остановиться на некоторых трудных случаях, когда камни в перечне встречаются равное количество раз. Как быть в такой ситуации?

1. Для родившихся с 23 по 30 сентября (все даты указываются включительно). В перечне наибольшая встречаемость по 2 раза у алмаза и сапфира. В данном случае поможет внимательное изучение всего перечня. Мы видим, что здесь есть падпараджа, а это не что иное, как оранжевый или оранжево-желтый сапфир. Таким образом, сапфир встречается фактически не два, а три раза, поэтому именно он должен быть записан в качестве своего самоцвета.

2. Для людей, родившихся с 22 по 30 ноября. В перечне по 3 раза встречаются сапфир и бирюза. Изучение перечня показывает, что таблица 6 рекомендует, в числе прочих, все зеленые камни. Бирюза очень часто имеет зеленый оттенок. Фактов в пользу сапфира нет, поэтому ваш самоцвет — бирюза. В подобных ситуациях можно обращаться также к таблице № 8, которая наиболее полно учитывает данные по всем таблицам.

3. Родившиеся с 22 по 31 декабря встретят в перечне по 2 раза хризопраз, бирюзу, циркон, гранат, оникс. Обратимся к таблице 8. Она однозначного ответа не дает, поскольку в ней мы видим циркон и гранат. Можно остановиться на том, чтобы считать эти два камня своими. Но можно проверить по русскому универсальному календарю самоцветов. В нем мы увидим в числе «зимних» камней гранат. Таким образом, произведен отбор, и своим самоцветом теперь можно однозначно считать гранат.

Таковы три наиболее трудные ситуации, с которыми столкнутся любители определять свой камень. Все остальные, овладев изложенной методикой, могут произвести расчеты без особых осложнений.

САМОЦВЕТЫ УСПЕХА

Кроме «своих» самоцветов существуют и самоцветы успеха. Эти камни приносят успех в делах в определенном месяце, дне недели и даже в отдельные часы суток. Конечно, хотелось бы познакомиться с человеком, который может позволить себе роскошь менять камни по часам. Однако все же необходимо привести таблицу из книги Э. Леви, в которой он рекомендует для ношения в каждом из двенадцати месяцев определенные самоцветы. Итак, независимо от того, в каком месяце вы родились, вам должны помочь в делах следующие соотношения:

в январе — гранат, гиацинт

в феврале — аметист, гиацинт

в марте — яшма, аметист

в апреле — сапфир, яшма

в мае — агат, изумруд, сапфир

в июне — изумруд, агат

в июле — оникс, изумруд

в августе — сердолик, сардоникс

в сентябре — хризолит, сардер

в октябре — берилл, аквамарин, хризолит

в ноябре — топаз, берилл

в декабре — рубин, топаз

Камни успеха можно также определить по русскому календарю самоцветов. Его универсальность именно в том и состоит, что по нему выбирается как камень по рождению, так и камень успеха. Выбор происходит не по месяцам, а по временам года. Поэтому для успеха в делах в течение всего года можно иметь не 12 самоцветов, а всего 4, причем один из них будет и вашим по рождению, т. е. своим самоцветом.

РУССКИЙ УНИВЕРСАЛЬНЫЙ КАЛЕНДАРЬ САМОЦВЕТОВ

Россия богата самоцветами. Никакая другая страна не сравнится с ней по разнообразию ювелирных, поделочных и декоративно-облицовочных камней. Если изучить вышеприведенные таблицы и сопоставить перечисленные в них камни с самоцветами России, можно увидеть, что многие русские камни в таблицах не упоминаются. Ни одна таблица не учитывает особенностей нашей страны.

С учетом возможностей России на рынке камней составлен русский универсальный календарь самоцветов. В него включены только камни, добываемые на месторождениях России. Поэтому кто-то не увидит в нем любимой бирюзы, месторождений которой в нашей стране теперь нет. Нет у нас рубинов и сапфиров, которые, хотя и обнаружены, но в столь малых количествах и такого качества, что говорить о промышленном значении находок не приходится.

Однако Россия славится другими самоцветами. Исконно русский камень александрит. Впервые в мире был найден на Урале 17 апреля 1834 года в день совершеннолетия наследника русского престола, будущего царя Александра II, потому и назван его именем. Лишь много лет спустя александрит стали находить в других странах и, очевидно, из уважения к России сохранили название. Месторождения переливта также открыты на Урале. Долгое время его считали агатом, и только в 1985 году наши отечественные исследователи установили, что переливт вполне самостоятелен. В русский календарь включены хромдиопсид и чароит, месторождения которых открыты во второй половине нашего столетия в Сибири, причем чароит только русский камень, поскольку больше нигде не встречается. Семейство гранатов обширно, включает в себя красные разновидности альмандин и пироп, а также зеленые демантоид и уваровит, эти два камня впервые найдены в России. Уральский малахит до сих пор ценится на мировом рынке выше, чем малахит из других регионов. Несмотря на то что месторождения малахита у нас практически выработаны, его слава как русского самоцвета позволяет включить его в календарь.

В русском календаре камни разделены по степени прозрачности на прозрачные, полупрозрачные и непрозрачные. Такой подход принят впервые, как и взаимосвязь самоцветов с временами года. Эти две особенности предопределяют возможность выбора. Необходимо отметить, что некоторые самоцветы (хромдиопсид, дымчатый кварц, гранаты, лунный камень) могут иметь различную степень прозрачности, поэтому они условно отнесены к средней степени — полупрозрачным.

Соотнесение камней и времен года произведено по признаку цвета. Весна предполагает переход от монотонного белого цвета зимы к расцвету пробуждающейся земли и разнообразию красок. С летом более всего связан зеленый цвет. Камни осени имеют множество цветов, характерных для этого времени года. Для камней зимы определяющими являются согревающие тона.

К весне отнесены камни от бесцветных до имеющих самые различные цвета и оттенки, свойственные весне, а также игру света (алмаз, лунный камень). Весна — время влюбленных, и они могут выбрать себе алмаз, символ чистоты и невинности; изумруд — символ счастливой любви и скромности. Лунный камень символизирует здоровье и долголетие. Переливт и яшма, словно предчувствуя буйство красок, своим разнообразием цвета торопят весну. Лазурит подобен чистому небу, по которому лишь изредка плывут облака.

Камни лета в большинстве своем зеленые. Зеленый цвет успокаивает, располагает к раздумьям о жизни, ее постоянстве и изменчивости, подобно тому, как в александрите зеленый цвет при дневном освещении изменяется на красный при искусственном. Здесь горный хрусталь, словно чистый родник; агат, своими полосками и линиями напоминающий русское поле; как зелень травы, кустарников и деревьев — хризолит, хризопраз, хромдиопсид, благородный змеевик, малахит, нефрит.

В осеннем периоде в камнях отображается разнообразие цветовых возможностей природы. Здесь можно увидеть желтую (топаз) и красную (сердолик) листву; еще зеленую траву, припорошенную первым легким снежком (амазонит и жадеит); красную рябину на облетевших ветках (родонит). Осенью уже холодно, и уплывающий вдаль дым костра, давший название дымчатому кварцу, навевает воспоминания об ушедшем лете и теплом море (аквамарин).

Зимние камни имеют палитру тонов, где можно увидеть красный, желтый, фиолетовый. Они согревают в неуютный период года, каким является зима, пробуждают в душе желание жизни. Вьюгам и холоду противостоят жар красных гранатов, теплота аметиста, янтаря и чароита, искрящийся авантюрин. Разнообразие цвета турмалина (от 2 до 5 оттенков в одном кристалле), а также гранатов (красные и зеленые) напоминает о том, что все проходит и на смену холоду зимы обязательно придет тепло лета.



Таков календарь камней России, работа над которым заняла без малого пять лет. Россияне могут выбирать по нему свой камень без оглядки на календари других стран. Календарь универсален тем, что в нем можно выбрать как свой счастливый камень по дню рождения, так и камень для успеха в делах в определенном времени года. Так, если ваш день рождения в июне, выбирайте себе один из камней лета. Однако для успеха в делах, например в январе, не мешает носить один из камней зимы. Выбор согласуется лишь с тем, какой из перечисленных камней нравится более всего, ведь ваш любимый самоцвет — это часть вашей души.

Теперь же расскажем подробнее о самих камнях, о их свойствах, «характерах», возможностях. Пусть читатели познакомятся со своими камнями, чтобы при необходимости узнать их «в лицо».


АВАНТЮРИН

Златоискр, искряк, таганаит. Камень золотой, камень любви, собрание любви. Сандастрос в Греции, индийский жад в странах Юго-Восточной Азии. Вряд ли у какого-либо другого самоцвета есть столько красивых синонимов. Все они относятся к авантюрину, одному из самых популярных самоцветов.

Минералогически авантюрин представляет собой мелкозернистый кварц с блестками слюды. Цвет его желтый с серым, коричневым, красноватым оттенком. В Юго-Восточной Азии наиболее распространен авантюрин зеленого цвета. Твердость его по десятибалльной шкале Мооса 6–7.

В промышленном масштабе авантюрин начали добывать на Урале в 1810 году. В горах Таганайского хребта, протянувшегося между двумя южноуральскими городами Миассом и Златоустом, гор-щики добывали крупные глыбы искрящегося золотом камня. Применяли его для изготовления ювелирных изделий, ваз, шкатулок, пепельниц, подсвечников, столешниц, ручек к инструментам. Из крупных вещей следует упомянуть изготовленные в XIX веке и поставленные императорскому Зимнему дворцу столешницы и вазу, размер которой по высоте 145 см, а ширина чаши 246 см. Для Павловского дворца под Санкт-Петербургом изготовлена копия вазы высотой 125 см. Эти экспонаты и поныне удивляют размерами и точной, тонкой работой. Известен уральский авантюрин и за рубежом. В Геологическом музее в Лондоне хранится выточенная из него большая ваза, подаренная императором Николаем I сэру Мурчисону — директору геологической службы, а он завещал ее музею.


АГАТ

Каждый, кто интересуется самоцветами, знает, что никакой другой камень нельзя спутать с агатом. Из всех разновидностей халцедона агаты имеют наиболее привлекательные рисунки самых разнообразных цветов. Характерный рисунок агатов — линии замкнутой формы. Словно на фотографии, они отображают форму полости, в которой зарождались, оставляющее вещество агатов — кремнезем. Накапливаясь последовательно в какой-либо полости, он застывал, подчеркивая линиями фазы рождения этого чудесного самоцвета. Примеси, содержавшиеся в растворах, давали ему различную окраску. Твердость — 7.

Агат — один из немногих минералов, для создания которого природа приложила много фантазии. Разнообразие цвета и формы линий дают образцам неповторимость, а многим из них — уникальность. Более того, разрезая даже один образец в различных сечениях, мы никогда не увидим одинаковой картины. Толщина же линий невольно напоминает о названии самоцвета. Его связывают с арабским словом, которое буквально переводится как «волосы новорожденного ребенка». Есть, правда, и другое, более известное мнение, согласно которому считается, что камень назван по реке Ахатес на острове Сицилия. Там агат был найден и добывался еще в древние времена.

Благодаря красивому рисунку и многоцветности агат всегда находил широкое применение. Неповторимая природная красота его искусно сохранялась ювелирами в украшениях — серьгах, брошах, кольцах, кулонах. В деловых целях его использовали для изготовления резных печатей, кубков, ваз, табакерок и других курительных принадлежностей, рукояток для зонтов и ножей.

Ныне, кроме ювелирного дела, агат широко применяется в технике благодаря своей твердости. Из него изготавливают камни для точных приборов, втулки, подпятники, ступки и т. д.

Большое количество видов агатов определило и множество его специальных названий. Розовый и черный названы по цвету. Первый из них, саксонского типа, похож на опал и имеет нежный цвет пера фламинго. Второй, мексиканского типа, украшает тончайший рисунок серыми или черными пятнами. В радужном агате (его называют также иризирующим) слои расположены настолько тесно, что иногда их насчитывается до 600–800 на 1 мм. В тонкой пластинке, вырезанной поперек слоистости, можно увидеть радужную игру цветов солнечного спектра.

Иногда происхождение названий разновидностей агатов можно «увидеть» в их замысловатых рисунках. Рассматривая бастионный (синонимы — крепостной или фортификационный) агат, видишь контуры старинных бастионов, которые строили для защиты городов от неприятеля. И невольно задаешься вопросом — природа ли подсказала человеку способы защиты или, научившись у него, увековечила историю в камне?

Очень красив моховой агат, который иногда называют «моховик». Примесь марганца, содержащаяся в нем, росписью черни изображает ветви отдельных деревьев или кустов. Если же в состав агата входят зеленые примеси хлорита или актинолита, тогда картина меняется. Мы видим красочный зеленый лес, заросли папоротника или мха, среди которых можно увидеть гладь озера. На некоторых тонких прозрачных пластинках агата видим, что мох словно тянется со дна озера к солнечным лучам, пробивающимся сквозь толстый слой льда.

На этом чудеса природы не кончаются. Она подарила еще более красивый камень. Объемная форма его состоит из агата и халцедона, а внутри имеется полость. Но не пустая, а заполненная прелестными кристаллами фиолетового аметиста или горного хрусталя. Образуя друзу необычайной красоты, кристаллы неповторимо украшают этот уникальный образец, демонстрируя красоту и единство самоцветов. Одна такая друза найдена мною в Монголии, а другая — аналогичная — на Северном Тимане (Россия).

Агаты добывают во многих странах мира. Примечательно, что в штате Вайоминг (США) добывают флюоресцирующий моховой агат, который называют агатом пресноводным. В России агат добывают на нескольких месторождениях.

Агат, как и многие другие камни, наделяли магической силой и носили как талисман и амулет. Считалось, что черные агаты защищают от опасности и дают власть над земными силами, но они не ввергают владельца в печаль. Мужчины не только дарили агатовые украшения своим возлюбленным, но зачастую сами имели талисманы из этого камня: бытовало мнение, что он дарует представителям сильного пола любовные чары.

Красивая разновидность агатов — ониксы. Если у агатов полосы имеют концентрическую или овальную форму, то у оникса они прямолинейны. В зависимости от примесей ониксы имеют различную окраску и соответственно ей названия. Собственно оникс, который называют арабским, имеет чередующиеся белые и черные слои, карнеолоникс (или сердоликовый оникс) — красные и белые, халцедононикс — серые и белые, сардоникс — бурые и белые.

Название этого самоцвета происходит от греческого слова «оникс», означающего «ноготь». Существуют синонимы — ногат, онихион или онихий. Ногат — старинное русское название самоцвета, созвучное с буквальным переводом греческого названия. Эти синонимы ныне являются устаревшими и не применяются.

Ониксы известны с древнейших времен. Они служили ценным материалом для ювелиров. Особое применение они нашли в глиптике — искусстве резьбы на драгоценных и полудрагоценных цветных камнях. На красивом минерале мастер наносил контур рисунка и вырезал гемму. Сначала это были камни с углубленным изображением. Геммы вырезались на мягких минералах, а с развитием мастерства — и на твердых. Требования моды привели к тому, что в первую очередь стала цениться красота исходного материала. Получили распространение геммы из аквамарина, аметиста, гиацинта, граната, изумруда, топаза, сапфира. Появление в качестве исходного материала ониксов произвело революцию в глиптике. Благодаря двухцветности и многослойности они подняли ее на новую ступень развития. Стали создаваться камеи — резные камни с выпуклым изображением. Одной из вершин этого искусства является так называемая камея Гонзага, вырезанная на трехслойном ониксе в III веке до нашей эры. Подаренная императору Александру 1 в 1811 году, она хранится в Государственном Эрмитаже. На ней изображен парный портрет — египетский царь Птоломей с супругой Арсиноей. При работе над камеей мастером великолепно использованы цвета камня. Нижний слой — темно-коричневый. На этом фоне вторым, белым слоем подчеркнута нежность лица, шеи и плеча Арсинои. Лицо Птоломея тоже белое, но словно обветренное в походах. Следующий темно-коричневый слой использован для изображения волос, шлема и эгиды Птоломея.

Некоторые другие камеи, хранящиеся в Эрмитаже, также вырезаны на сардониксе. К ним относятся «Адам и Ева», «Голова Афины», «Эдип и Сфинкс» и другие. Ониксы оказались наиболее универсальным материалом для камей. Этому способствовала текстура камня — правильное чередование разноцветных полос.

Ониксы служили материалом и для древних врачевателей. Их рекомендовали для останавливания кровотечений и улучшения срастания костей, чтобы уменьшить боль прикладывали на воспаленные места и опухоли. Клали их и на живот для ослабления колик. Считалось также, что ношение ониксов обостряет слух. Их носили и для защиты от лжи, неверности. Верили, что ониксы придают человеку мужество.

Иногда с ониксом путают мраморный оникс. Но они различаются между собой не только внешне, но и по химическому составу: мраморный оникс представляет кристаллический известняк. Во всех применяемых ныне классификациях камней оникс и мраморный оникс относятся к различным группам и их разделяет один или два порядка. Мраморный оникс — поделочный камень.


АКВАМАРИН

Аквамарин является разновидностью берилла, то есть он состоит в ближайшем минералогическом родстве с изумрудом, гелиодором, воробьевитом. Красивое название дано аквамарину в 1604 году Боэцием де Боотом от латинских слов «aqua» — вода и «шаге» — море. Однако толчком к названию послужило задолго до того данное Плинием Старшим точное описание камня: «Больше всего ценятся те бериллы, которые своим цветом напоминают чистую зелень морских вод». Цвет аквамарина зеленовато-голубой, небесно-голубой, голубой. Ценится камень не только за цвет, но и за высокую твердость (7, 5–8), а также за прозрачность. В природе встречается в виде шестигранных призматических кристаллов, причем крупные кристаллы встречаются сравнительно часто. Самый крупный его кристалл массой 110,5 кг имел длину 48,5 см, а поперечник 42 см. Он был найден в 1910 году на руднике Марамбайя в штате Минас-Жерайс, Бразилия. Из него получили 220 тыс. карат ограночного материала. В Бразилии найдены еще несколько крупных кристаллов, некоторые из них носят личные имена. «Марта Роха» имеет массу 34 кг, «Жакето» — 18 кг. Другие крупные кристаллы имеют массу от 5 до 22 кг. Самый крупный из ограненных бразильских аквамаринов массой 2594 карата и размерами 146 x 47 x 38 мм принадлежит одной из компаний в штате Калифорния (США).

Другой известный крупный аквамарин принадлежит английской королевской фамилии, он вставлен в одну из корон и имеет массу 920 карат. На Всемирной выставке в Париже французский ювелир Фроман-Мерис выставлял аквамарин весом 15 фунтов. Место находки аквамарина точно не установлено, однако известно, что работа выполнена идарскими мастерами (Германия).

Найдены крупные кристаллы аквамарина и в России: в 1796 году в Восточном Забайкалье массой 82 кг; в 1843 году в Ильменских горах на Южном Урале (в районе города Миасса) размером 20 × 19 см. Самый крупный алтайский аквамарин имеет в длину 61 см и в поперечнике 15 см.

Аквамарин популярен у многих народов. Он не так редок, как изумруд, поэтому в продаже встречается практически всегда, он доступен по цене, но красотой с ним не сравнится ни один камень. С давних пор люди верили, что он улучшает зрение, охлаждает страсти и сторожит семейное счастье. Позднее, с тех пор как он стал называться аквамарином, он полюбился морякам и стал их излюбленным талисманом. Считалось, что камень успокаивает морские бури, обеспечивает владельцу безопасность в морских путешествиях и победу в сражениях на море. А светский этикет предполагал, что подаренный аквамарин означает надежду и приносит удачу во всех начинаниях. Он считается также талисманом верной дружбы, рассудительности и красноречия.

Красотой этого камня можно любоваться долго. В его освежающей глубине видишь прелесть южного моря в тихую солнечную погоду. Таинственная глубина очаровывает, уводит дальше, в мечты. И вдруг покажется, что камень найден не в недрах Земли, а в чудом открывшейся шкатулке морских красавиц — русалок. Но тайну своего самоцвета они хранят надежно. И сколько ни бейся, не узнаешь ее. Да, может быть, и не надо, потому что познанная тайна — уже не тайна, и тогда нет очарования, нет мечты…


АЛЕКСАНДРИТ

Александрит является наиболее ценной разновидностью хризоберилла. Однако по удивительному свойству изменять цвет в зависимости от освещения он настолько отличается от хризоберилла и другой его разновидности — цимофана, что их родство кажется неправдоподобным.

История его открытия такова. В 1834 году финский минералог и путешественник Н. Норденшельд работал на месторождениях Урала. На изумрудной копи он нашел зеленый камень, похожий на изумруд. Однако вечером, при искусственном освещении, камень оказался красным. Изумление новым самоцветом было велико. Редкий эффект требовал и особого названия камню. Считается, что находка произошла 17 апреля по старому стилю (по новому стилю — 30 апреля). В этот день праздновалось совершеннолетие Александра, сына императора Николая I Павловича и Александры Федоровны. Первооткрыватель великолепного камня решил назвать его александритом. Так имя русского царя вошло в геммологическую терминологию. История вознаградила и Н. Норденшельда. Позднее в честь его назван минерал, получивший наименование норденшельдин (норденшельдит).

Уральские александриты имеют голубовато-зеленую окраску. Необходимо подчеркнуть, что именно они ценятся на мировом рынке выше остальных. Цейлонские камни характеризуются густым оливково-зеленым цветом. В целом же александриты имеют следующие цвета: днем — голубовато-зеленый, зеленый; ночью — малиновый, пурпурно-красный, фиолетово-красный, красный.

Александрит встречается в виде мелких кристаллов. Прозрачен, твердость 8,5. В 1840 году на Урале была найдена уникальная друза, состоящая из 22 кристаллов. Масса ее 5,38 кг, размеры 22 x 15 см.

В России александрит имеет синоним — «вдовий камень». Нигде в литературе мне не удалось встретить не только объяснение его, но даже и самого термина. На Урале же второе название александрита пытаются объяснить тем, что этот самоцвет в ювелирных изделиях необходимо иметь в паре с еще одним александритом. Возможно, что таким способом хотят нейтрализовать магическую негативную силу камня, хотя о таковой сведений нет. Другое толкование термина говорит о том, что камень носят вдовцы и вдовы как память о навечно ушедшем из жизни спутнике. Однако оба объяснения названия вряд ли стоит принимать во внимание. Дело в том, что ювелирный александрит — весьма редкий и очень дорогой камень. По цене он стоит в одном ряду с алмазом, изумрудом, рубином и сапфиром. В продаже появляется и менее дорогой синтетический александрит.

Александриты добываются в Бразилии, Замбии, России, США, Танзании, Шри-Ланке, на Мадагаскаре.


АЛМАЗ

С большой долей уверенности можно сказать, что вряд ли о каком-либо другом самоцвете написано столько научной, научно-популярной и художественной литературы, сколько об алмазе. Самая большая любовь — алмазу, наиболее впечатляющие по огранке камни — алмазы, самые удивительные ювелирные изделия — непременно с алмазами. Самые невероятные кражи, покупки за бесценок, продажи по сносным и перепродажи по астрономическим ценам тоже связаны с алмазами. Легенды, которые едва укладываются в голове, неправдоподобные истории — и вот наиболее выдающиеся алмазы заняли подобающие им места в царских и королевских регалиях, национальных музеях, а некоторые, след которых как будто пропал, в частных собраниях драгоценных камней. Однако никто и никогда не скажет, сколько тайн ушло в небытие вместе с их молчаливыми хранителями.

В древности алмаз называли адамантом или адамасом. Адамас в переводе с греческого означает «неукротимый», «неодолимый», «несокрушимый». В самом названии звучит основное свойство самоцвета, которое знали его первооткрыватели. И до сих пор в природе не найден другой камень, который бы превзошел алмаз по твердости. По абсолютному значению алмаз тверже корунда в 140 раз, кварца в 1150 раз.

Алмазами называют другие камни для придания им более возвышенного, утонченного названия. И, конечно же, большей цены, что немаловажно для коммерции. Чаще всего алмазом называют горный хрусталь, давая ему также имя по месту находки. П. Дж. Рид в «Геммологическом словаре» приводит 34 таких названия только для горного хрусталя! Например, алмаз арабский, гавайский, ирландский, корнуэльский, немецкий, рейнский и другие.

Несколько «алмазных» названий существует для топаза. Алмаз килликранский — для бесцветного топаза из Австралии, могокский — тоже для бесцветного из Бирмы.

Алмазами называют дымчатый кварц (алмаз радиевый, колорадский), бесцветный циркон (алмаз цейлонский), гематит (алмаз черный или черный аляскинский), обсидиан (алмаз невадский или черный невадский), пирит (алмаз альпийский).

Даже синтетические камни приобретали благозвучные алмазные названия. Так, синтетический бесцветный или желтый корунд назван алмазом арабским магическим, синтетическая бесцветная шпинель — алмазом джурадо.

Имея самую большую среди всех самоцветов твердость, ювелирный алмаз долгие века по этой причине оставался неограненным. Поэтому не было известно присущее ему свойство — игра света, открывающее истинную красоту этого камня. И только когда мастера научились обрабатывать алмаз алмазом же (XVII век), открыли игру света этого камня, сделавшую его царем самоцветов.

Игра света у разных камней различна. Так, у рубинов и сапфиров можно заметить такое явление, как астеризм — свечение шестилучевой звезды. Лунный камень известен своим мерцанием (адуляресценция), опал — иризацией. Игра света лабрадора несравнима с игрой света других камней, она так и называется — лабрадоресценция. Оптический эффект в перечисленных камнях обусловлен отражением лучей света от внутренних поверхностей кристалла. Игра света алмаза настолько неповторима, что получила принадлежащее только ему название — игра алмаза. Своеобразная черта ее состоит в том, что оптический эффект складывается из отражения лучей света от граней павильона (то есть нижней части ограненного камня). Игра алмаза принадлежит только ему одному и превосходит по красоте игру света любого другого камня.

Алмаз прозрачен и лучшие образцы его бесцветны. Однако встречаются алмазы с желтым, зеленым, коричневым и голубым оттенками, иногда с розовым, оранжевым или зеленым. Для повышения чистоты алмаза и придания ему приятного цвета проводится искусственная окраска алмазов, причем можно добиться такого цвета, который в данный период времени наиболее моден. Камни искусственно окрашиваются с начала XX века. Впервые алмаз окрасил У. Крукс. Для окрашивания алмазов в зеленый цвет им был применен радий. Интересно отметить, что камни, обработанные Круксом, остаются радиоактивными по сей день. В настоящее время существует несколько способов искусственного окрашивания камней.

Месторождения алмазов чаще всего приурочены к алмазоносным кимберлитовым трубкам. Открытия трубок в различных частях света имеют истории, во многом отличающиеся одна от другой. Так, алмазы на юге Африки были открыты случайно. Первые разработки трубок велись бессистемно. Позднее начались их организованные поиски и разработки. Открытие якутских алмазоносных трубок было более продолжительным по времени, элемент случайности был здесь сравнительно мал. Поиски алмазов велись на научной основе, вобравшей в себя все известные в то время поисковые признаки. При открытии первых трубок сработал один из них. Сначала был обнаружен пироп — гранат кроваво-красного цвета, который является спутником алмаза. А дальше правило «есть пироп, будет и алмаз» привело к алмазным кладовым.

Алмазоносные трубки называют кимберлитовыми. Кимберлит — изверженная горная порода. Предполагают, что кимберлитовая магма поднимала алмазы из больших глубин к земной поверхности. Кимберлит называют часто также голубой или синей землей. Название происходит от Кимберли — местности в ЮАР, где были найдены первые алмазоносные трубки. Кимберли ныне — алмазная столица Южной Африки.

Известны месторождения алмазов принципиально иного типа. В Намибии ведутся разработки месторождения вдоль побережья Атлантического океана. Алмазы извлекаются из гравийных отложений древней морской террасы.

Самый крупный в мире алмаз был найден на юге Африки. Это произошло 25 января 1905 года на руднике «Премьер» в районе Претории, Трансвааль. Алмаз назвали «Куллинан» в честь сэра Томаса Куллинана, президента компании «Премьер даймонд майн». Первоначальная масса камня составляла 3106 карат. Изучение формы позволило сделать вывод, что он представлял собой только часть более крупного камня, превосходящего найденный более чем вдвое. Возможно, что этот второй необычных размеров камень был реализован контрабандным способом. Куллинан прозрачен, бесцветен и без дефектов, лишь на поверхности имелась одна маленькая трещина. Он был куплен правительством Трансвааля за 150 тыс. фунтов стерлингов. 9 ноября 1907 года он был подарен королю Англии Эдуарду VII. Поистине королевский подарок в день рождения.

23 января 1908 года камень был передан для огранки амстердамской фирме. Из «Куллинана» было получено 105 ограненных камней. Самый крупный из них «Куллинан I» имеет массу 530,2 карат, он был вправлен в Державный скипетр. Его называют также «Звезда Африки», это имя ему дал король Георг V. «Куллинан II» имеет массу 317,4 карата, вставлен в Государственную имперскую корону. Два других крупных камня — 94,4 и 63,65 карата. — были вставлены в корону королевы Марии при ее коронации в 1911 году. Бриллианты «Куллинан II» «Куллинан III» и «Куллинан IV» получили общее название «Малые звезды Африки». Общий вес 105 ограненных камней составляет 1063,75 карата, т. е. при огранке было потеряно почти 66 % веса. Работы по огранке были завершены в ноябре 1907 года, камни переданы королю Эдуарду VII.

Другие наиболее известные за рубежом исторические ограненные алмазы (в скобках указана масса в каратах): «Питт» или «Регент» (140,5), «Флорентиец» или «Тосканец» или «австрийский желтый» (137,27), «Тиффани» (128,51), «Кохинор» (108,93), «Санси» (55,0), «Хоуп» (44,5), «Нассак» (43,38), «Зеленый дрезденский» (41,0).

Из русских наиболее известны алмазы «Орлов» — 189,62 карата и «Шах» — 88,7 карата. В 1773 году алмаз, названный в последствии «Орлов», был куплен в Амстердаме у армянского купца Лазарева князем Григорием Григорьевичем Орловым за 400 тыс. рублей. Князь Орлов подарил камень императрице Екатерине II. Затем «Орлов» был вправлен в верхнюю часть Державного скипетра. Алмаз «Шах» был подарен в 1829 году турецким шахом царю Николаю I в качестве компенсации за убийство русского дипломата А. С. Грибоедова.

В Алмазном фонде и Государственной Оружейной палате хранится немало драгоценностей, в которых присутствуют алмазы. Причем они не всегда занимают место в центре изделия, а обрамляют другие камни. В Большой императорской короне, изготовленной в 1762 году к коронации Екатерины II великим мастером И. Позье, имеется 4936 бриллиантов, на-вершие ее украшает уникальная шпинель массой 398,72 карата. Несколько изделий — букеты, подвески, броши — также имеют бриллианты в качестве обрамления крупных сапфиров, рубинов, изумрудов и шпинелей. Поражают воображение букеты из самоцветов, изготовленные также И. Позье в XVIII веке.

Благодаря своей исключительной твердости технические сорта алмаза находят широкое применение в технике. Алмаз применяют при изготовлении инструментов для бурения скважин в твердых и крепких породах — буровых долот и коронок. Диски для резания, сверла различных диаметров, особенно для сверления небольших отверстий, порошок для шлифовки и полировки алмазов, рубинов, сапфиров, топазов и других твердых самоцветов — технические алмазы завоевывают все большее поле деятельности.


АМАЗОНИТ

Амазонит называют также амазонским камнем. О происхождении названия его единого мнения нет. Предполагают, что амазонит назван по реке Амазонке, однако есть сведения, что в бассейне реки он не найден до сих пор. Другое предположение связывает название амазонита с мифическими женщинами-воительница-ми амазонками. Они как будто бы любили зеленый цвет. Хотя некоторые авторы отвергают название камня в честь реки Амазонки, известно, что в Центральной и Южной Америке амулеты и изделия из амазонита применялись издавна. Применялся амазонит как материал для самых различных поделок и в Древнем Египте. Твердость 6.

В России впервые амазонит начали добывать на Южном Урале на Ильменском месторождении (г. Миасс). Начало разработки месторождения относится к XVIII веку. Амазонит очень полюбился благодаря красивому зеленому цвету и рисунку в виде штрихов, обусловленному вростками альбита. Добываемые камни отправляли на Екатеринбургскую и Петергофскую гранильные фабрики. В Государственном Эрмитаже экспонируется множество изделий из амазонита с Ильменя — вазы, торшеры, более мелкие изделия, в том числе ювелирные.


АМЕТИСТ

Аметист — великолепная разновидность кристаллического кварца. Присущий только ему фиолетовый цвет изменяется до темного, почти черного и сине-сиреневого. Одно время густоокрашенные камни выделялись под названием «восточный аметист». Однако этот термин вносил известную путаницу, поскольку им обозначались также фиолетовые сапфиры и фиолетовая шпинель. Сейчас из названий всех драгоценных камней слово «восточный» исключено.

В природе аметист встречается в виде отдельных кристаллов и мелких друз, так называемых аметистовых щеток. Аметист прозрачен. Название его происходит от греческого слова «аметистос», что означает «непьяный». Древние греки верили, что имеющий его своим талисманом не подвергается опьянению даже при употреблении чрезмерного количества алкогольных напитков.

Есть и другое толкование названия. Римский ученый Плиний Старший объясняет его следующим образом. «Название, которое носит этот камень, происходит, как говорят, от своеобразной окраски, которая приближается (хотя полностью и не соответствует, так как является фиолетовой) к цвету вина. Или, согласно мнению некоторых, более сведущих людей, от того, что фиолетовый цвет этого камня несколько напоминает цвет пламени, однако этот оттенок скорее приближается к цвету вина». Отсюда становится понятным один из синонимов аметиста — камень Бахуса, поскольку в древнеримской мифологии Бахус — бог виноградарства и виноделия.

Аметист применяется для различных целей с древних времен. В Китае из него изготавливали шкатулки и флаконы, в Древней Греции и Древнем Риме — печатки и геммы. На Востоке и в Европе в средние века аметист очень полюбили служители религии и им украшали одежды священников и предметы церковного обихода. Поэтому аметист на Руси назывался архиерейским камнем, а в странах католической церкви — епископским. Кольцо с аметистом вручалось при посвящении в сан кардинала.

В XVIII веке в Европе и России из аметиста стали делать бусы, вставки в серьги, кольца, броши, кулоны, ожерелья и запонки. Наиболее яркие фиолетово-красные и фиолетовые камни определили его применение совместно с бриллиантами и изумрудами в дорогих ювелирных изделиях.

На Руси считалось, что аметист не только предохраняет от опьянения, но и защищает от болезней, приносит удачу.

Аметисту приписывали и другие чудесные свойства. Особенно его любили молодые девушки, женщины «за тридцать». Девушки с необыкновенным старанием гладили им лицо, стараясь свести веснушки. Женщины не менее, а, может быть, и более прилежно пытались избавиться от морщин. Успех и у тех, и у других был одинаков. Наиболее красивые аметисты мужья дарили женам с тайной надеждой о пополнении семейства. Сами же мужчины носили его, надеясь, что он принесет им успех в делах, поможет прокормить семью. Однако знатоки магии не рекомендовали носить аметист постоянно, ведь человеку нужен успех не только в делах, но и в любви, отдыхе и так далее. А за это «отвечают» другие камни.

В России лучшие кристаллы аметиста найдены на Урале, но за рубежом они известны под названием «сибирские аметисты». Два великолепных уральских аметиста хранятся в Британском музее естественной истории. О них рассказывает Г. Смир в книге «Драгоценные камни»: «Один из них имеет шестигранные очертания и весит 90 каратов; другой, густого фиолетового цвета, имеет округлую форму и весит 75 каратов». Поделочный аметист в виде щеток встречается на Кольском полуострове.

На острове Волк в Онежском озере найден аметист с включениями гетита, имеющими игольчатую форму. Такой аметист имеет название по месту находки — онегит.


БЛАГОРОДНЫЙ ЗМЕЕВИК

Змеевик широко известен не только в России, но и во всем мире как поделочный камень. Название этого камня произошло от слова «змея», видимо, потому, что окрашен самоцвет как змеиная кожа. В английском варианте называют его серпентин, что тоже связано со змеей — от английского слова «serp» — змея. Из него изготавливают не только столики, вазы, подсвечники, шкатулки, пепельницы и другие предметы утилитарного назначения, но и облицовочную плитку. Разнообразие оттенков зеленого цвета, иногда перемежающегося с белым, дает большие возможности в украшении интерьеров бассейнов, ванных комнат. Ранее змеевик употреблялся при изготовлении аптекарских ступок, чашек и другого инструмента. За это его называли аптекарским камнем.

Благородный змеевик отличается от змеевика. Он имеет не зеленый, а желто-вато-зеленый, беловато-зеленый цвет, равномерно окрашен (офит) или с черными «мушками» (моховик). Он слегка просвечивает в тонких сколах. Благородный змеевик очень похож на нефрит, чего нельзя сказать, конечно, о самом змеевике. Применяется в ювелирных изделиях.

В России благородный змеевик добывают на Урале, причем, в последние годы интерес к нему постоянно возрастает. Встречается он и в других странах. Причем в каждой стране у благородного змеевика есть свои названия: бовенит в США, жад в Китае и Корее, риколит в Мексике, тангиваит в Новой Зеландии, швейцерит в Швейцарии. Если уж персональные названия даны, то явно за то, что камень полюбился и стал популярен. Наступает время для благородного змеевика и в России.


ГОРНЫЙ ХРУСТАЛЬ

Горный хрусталь встречается в виде прозрачных бесцветных кристаллов. Название его происходит от греческого слова «кристаллос», означающего в переводе «лед». Он назван так по сходству с замерзшей водой. Горный хрусталь обладает значительной твердостью и стойкостью к химическому воздействию (растворяется только в плавиковой кислоте). Твердость по шкале Мооса — 7.

Горный хрусталь является кристаллической разновидностью широко распространенного в природе кварца.

Красота кристаллов горного хрусталя вызывает удивление совершенством форм, безукоризненной прозрачностью и редко встречающейся для этого самоцвета, но тем более впечатляющей игрой света. Иногда находят горный хрусталь с эффектом голубых лучей. Он заметен при повороте кристалла под определенным углом к источнику света. Пучки голубоватого цвета внутри кристалла расходятся из одной или нескольких точек. Еще реже встречаются кристаллы, которые под углом к источнику света обнаруживают цветовое разнообразие. Горный хрусталь, найденный автором в Южной Якутии, играет зеленым, малиновым, голубым, оранжевым отливами. Такие сверкающие камни даже называли алмазами, давая им названия, соответствующие месту находки: алмазы острова Уайт, аляскинские, арканзасские, бразильские, брайтонские, мексиканские и другие.

Сколь много бы мы ни рассматривали форму горного хрусталя, мы не увидели бы других кристаллов, кроме шестигранных, причем угол между гранями всегда одинаков и равен 120 градусам. Но в каждом кристалле проявляется многообразие природы. Некоторые из них сильно вытянуты и имеют форму обелисков. Их так и называют обелисковидные или игловидные. Другие имеют форму правильной шестигранной призмы, третьи похожи на бочонок, четвертые напоминают царский скипетр. Вряд ли найдутся такие кристаллы, которые имели бы одинаковые головки — все они разнообразны, довольно сложны по форме, а нередко причудливы. Встречаются кристаллы, целиком состоящие только из головки. Ее правильная форма с большими блестящими плоскостями невольно заставляет задуматься о гармонии не только отдельного камня, но и всего мира. Особую группу составляют кристаллы совершеннейшей формы — с двумя головками.

Удивительно красивы кристаллы горного хрусталя с включениями инородных тел. Вообще, любые включения в почти любом драгоценном камне значительно снижают его ценность. Многие камни из-за этого не могли быть применены в качестве ювелирных, хотя и украшают частные или известные коллекции музеев мира. Но включения в горном хрустале зачастую только придают ему особую ценность. Включения различных минералов не закономерны и иногда рисуют целые картины. Такой кварц называется пейзажным. Встречаются кристаллы с зеленым хлоритом, желтым пиритом, красным гранатом и другими минералами ярко выраженного цвета. Умелое использование природных картин любителями камня и художниками-ювелирами таит в себе большие возможности. Особое их внимание может привлечь кварц с красноватым рутилом, дающим алмазный блеск. Красота таких кристаллов с включениями настолько привлекательна, что им дали персональные названия: «стрелы амура», «волосы Венеры» или в целом более прозаичное — «волосатики».

Многообразие кристаллов горного хрусталя постоянно вызывает удивление. Но особенно хороши друзы — несколько кристаллов, выросших на одном основании. Друзы встречаются часто, они очень различны по размерам, сочетанию кристаллов и направлению их в пространстве. В большом разнообразии друз, которым природа щедро одарила людей, можно увидеть и созданные ею же горы и леса, и творения рук человека от древних укреплений до летательных аппаратов, и даже созданных воображением космических пришельцев. Друзы бывают довольно большими по размерам и напоминают горную гряду, а головки кристаллов таких друз — четко очерченные вершины гор. Другие, меньшие по размеру, напоминают стены или отдельные башни старинных крепостей, сказочный замок, стоящий на отвесной скале. Когда смотришь на некоторые особо прозрачные друзы, невольно вспоминается определение: «чистой воды хрусталь». Эти безукоризненно прозрачные творения природы — как бы омытые подводными течениями дворцы Нептуна. В других небольших или средних по размерам друзах можно увидеть очертания корпуса современного реактивного самолета или стартовой площадки космического корабля.

Иногда встречаются друзы с редким сочетанием — россыпь очень мелких кристаллов в обрамлении более крупных. И когда видишь их, невольно вспоминаешь старую сказку о кладе сокровищ и вооруженной охране, не смыкающей глаз ни днем, ни ночью. Также редко встречаются друзы, образованные кристаллами с двумя головками. Срастаясь по длинной оси, они напоминают островерхую стену древней неприступной крепости, которую видел когда-то в фильме о средневековье.

Но еще более очаровывает двусторонняя друза. На ее плоском основании, по размеру и толщине напоминающем небольшую книгу, с двух сторон выросли кристаллы. На одной стороне они напоминают поваленный бурей лес, а на другой — красивые горы. Однако самое интересное в двусторонней друзе то, что она напоминает фантастическую летающую тарелку.

Нечто среднее между отдельным кристаллом и друзой представляют собой двойники — два сросшихся между собой кристалла. Но сдвоены они не по длинной оси, а строго под прямым углом. Характерные двойники находят на месторождении Отоме в Японии.

Некоторые друзы растут даже на гранях отдельных хорошо образованных кристаллов. Имея естественную ровную площадку, используемую как подставку, такие друзы — уникальные образцы в собрании коллекционера.

Горный хрусталь издревле использовался для изготовления личных изделий — ювелирных украшений, фигурок людей и животных, шаров идеальной формы, печатей, табакерок, церковной утвари, пуговиц, письменных принадлежностей и многих других. Часто изделия из него имеют довольно большие размеры. В национальном антропологическом музее в Мехико экспонируется точная копия головы лошади, вырезанная из кристалла горного хрусталя перуанскими мастерами. В мелких деталях соблюдено соответствие настоящему черепу. Изделие отполировано кварцевым песком, и поскольку такую работу можно сделать только вручную, безусловно, она заняла очень длительное время.

Горный хрусталь находит самое широкое применение в технике благодаря своим пьезо- и пироэлектрическим свойствам. Высокая стойкость позволяет использовать горный хрусталь в виде стекла в химической промышленности.

Месторождения горного хрусталя широко распространены по всему миру. Красивые кристаллы добывают в Швейцарии (Сен-Готард), Японии (Отоме), России. Одновременно с горным хрусталем находят такие разновидности кристаллического кварца, как аметист, дымчатый и розовый кварц, морион, цитрин.


ГРАНАТ

Однажды в ювелирном магазине я слышал такой разговор. Покупательница настойчиво требовала кольцо с гранатом хризолит. Продавец терпеливо объяснял, что хризолит и гранат совершенно разные камни, но покупательница ушла недовольная и неповерившая, а ведь продавец был прав. Действительно, раньше часто путали гранат с хризолитом. Открытые в XIX веке на Урале зеленые гранаты были ошибочно названы хризолитами, и название закрепилось за ними в литературе. Позднее ошибка была исправлена, и эта разновидность граната стала называться демантоидом. Но неправильное название запомнилось по старой книге, которую, видимо, и читала покупательница.

Гранаты представляют собой группу минералов с хорошо образованными кристаллами самой разнообразной окраски. В гранатах завораживает все: цвет, форма и даже само название, история происхождения которого не совсем ясна до сих пор. Наиболее вероятна версия, по которой считается, что минералы названы по сходству формы и цвета с семенами граната.

Гранаты очень разнообразны и составляют целое семейство. Пироп, альмандин и спессартин, имеющие красный с различными оттенками цвет. Эта серия гранатов даже имеет специальное общее название, которое дано по начальным буквам: пиральспиты. Зеленый или розовый гроссуляр, красный или черный андрадит, изумрудно-зеленый уваровит. Эти шесть основных гранатов имеют свои разновидности. Так, демантоид, который при первой находке на Урале был ошибочно назван хризолитом из-за схожего с ним светло-зеленого цвета, по химическому составу является андрадитом. Гранаты могут иметь и другие цвета.

Пироп получил название от греческого слова, означающего «огнеподобный». Но встречаются оранжевые и розовые (родолит) его разновидности. Являясь спутником алмаза, он своим ярким цветом помогает находить алмазоносные трубки. Иногда его принимают за другие красные камни — рубин и шпинель, однако диагностическими методами ошибка легко выявляется. Самые крупные за всю историю пиропы были найдены в горах Среднечешской области, где они добывались длительное время, и благодаря им была развита целая область промышленности.

Альмандин может иметь малиновый или коричневый оттенок. С увеличением содержания железа он становится непрозрачным, черным и, соответственно, непригодным для ювелирных целей. Его название происходит от Алабанды (местность в Малой Азии), где в начале нашей эры добывали и обрабатывали эти красивые камни. С его названием ранее также существовала путаница. Найденный на Цейлоне, он назывался цейлонским рубином или канди-шпинелью, поскольку цветом альмандин очень похож на рубин и шпинель.

Редкость спессартина огорчает любителей гранатов. Название его происходит от плато Спессарт — местности, расположенной в Баварии, где он был впервые найден. Цвет его, в зависимости от содержания марганца, меняется: коричневато-красный, кроваво-красный, розовый, оранжевый.

Гроссуляр и его разновидности (гессонит, гидрогроссуляр, тсаволит) имеют большую гамму цветов — от бесцветного до зеленого, розового и коричневого. Успехом пользуются желтоватые и оранжевые камни. Название его, как и название всей группы гранатов, имеет ботанический смысл и переводится как «крыжовник».

Андрадит не сразу занял подобающее ему место в табели о рангах драгоценных камней. Это произошло только после того, как на Урале была открыта изумрудно-зеленая и без сомнения лучшая его разновидность — демантоид. Название «демантоид» происходит от голландского слова демант, означающего в переводе алмаз. Конечно, царь самоцветов не имеет никакого отношения к этому гранату. Кроме, пожалуй, того, что демантоид имеет алмазный блеск. Другая разновидность андрадита, топазолит, тоже присвоила название великолепного минерала топаза из-за сходства цветов. Еще одна разновидность, меланит, имея черный цвет, вполне соответствует своему имени: меланит в переводе с греческого означает «черный».

Изумрудно-зеленый уваровит впервые был найден на Урале и назван в честь графа С. С. Уварова, президента Санкт-Петербургской академии наук. В ювелирном деле, к сожалению, практически не применяется из-за небольшого размера кристаллов. Однако каждый любитель минералов мечтает иметь в своей коллекции щетку (друзу мелких кристаллов) уваровита.

Гранаты используются в ювелирных украшениях, часто с более дорогими камнями. Из них изготавливали камеи. Разнообразие форм и цвета этой группы минералов, алмазный или смолистый блеск, прозрачность, зеркальная полировка — все это определило успех применения гранатов в различных изделиях, которые изготавливались с особой тщательностью и любовью. Считаясь семейной реликвией, гранатовые украшения и талисманы переходили по наследству из поколения в поколение и с ними связывались различные суеверия.

Из истории средних веков мы знаем о захватнических войнах западно-европейских феодалов — крестовых походах XI–XIII веков. Крестоносцы глубоко верили в целебные и магические свойства разных камней. Особую любовь они питали к гранату. Его носили как талисман в перстнях и на шее, считая защитой от ранений и ядов. Успешные походы давали им основание для такой веры. Возможно, с тех пор и стали путешественники брать с собой в дорогу гранат, считая, что он предохраняет их от несчастных случаев.


ДЫМЧАТЫЙ КВАРЦ

Старинное русское название его хрусталь-смазень. Называли его и раух-топазом (раух значит дым). Но уже в наше время от синонима отказались, учитывая, что дымчатый кварц никакого отношения к топазу не имеет. Название соответствует его цвету — дымчатый, серый, коричнево-серый. Камни совсем черного, я бы сказал ночного, цвета называются морионами, уральские горщики такие камни также называли смоляк. Минералогически дымчатый кварц представляет собой кристаллическую разновидность кварца и является ближайшим родственником горного хрусталя, аметиста, цитрина, розового кварца. Встречается в виде шестигранных кристаллов или их обломков, причем нередки кристаллы очень крупных размеров. М. И. Пыляев в книге «Драгоценные камни» отмечают, что у князя Потемкина был кристалл очень густого цвета, весивший два пуда. Смитсоновский институт (г. Вашингтон) экспонирует ограненное яйцо из дымчатого кварца массой 4500 карат.

Как материал для изделий дымчатый кварц известен очень давно. Бусы из него делали в Древнем Риме, куда он поступал, как считают, из Индии или с Цейлона. Используется также для изготовления других ювелирных изделий, сувениров и разных поделок. Более темный дымчатый кварц — морион — признанный камень алхимиков. Он использовался ими для отыскания философского камня и во время опытов при изготовлении золота.

Месторождения дымчатого кварца известны в Бразилии, Великобритании, Мозамбике, России, США, Швейцарии, на Мадагаскаре.

На Урале дымчатый кварц — непременный спутник таких драгоценных камней, как топаз, берилл, аметист. Встречаются ни с чем не сравнимые кристаллы дымчатого кварца с включениями минерала рутила. Такие образцы называются волосатиками. Однако цвет их не столько дымчатый, сколько желтовато-дымчатый, приближается к цвету цитрина. При соответствующей огранке или обработке кабашоном эти камни с игрой света — великолепные ювелирные редкости.


ЖАДЕИТ

Жадеит вместе с нефритом объединяются в группу, имеющую наименование «жад». Представляет собой очень прочный поделочный камень. С давних времен используется как материал для ювелирных изделий, культовых и художественных поделок, как талисман. В природе встречается в плотных зернистых массах, кристаллы очень редки. Имеет разнообразные цвета и оттенки, в том числе изумрудно-зеленый, светло-зеленый, белый, розовый, коричневый, черный, сиреневый, желтый, серый. Полупрозрачен или непрозрачен.

Для жадеита существует несколько названий со словом «жад». Жад-альбит — горная порода, состоящая из жадеита и альбита, добывается в Бирме, где называется также мау-сит-сит. Там же добывается жад юаньский, но носит название по провинции Юань в Китае, где продается в больших количествах. Жад императорский — изумрудно-зеленый полупрозрачный жадеит, зимородский — голубовато-зеленый, магнетитовый — непрозрачный черного цвета (обусловлен включениями магнетита), мексиканский императорский — добывается в Мексике. Полупрозрачный жадеит часто называют «великолепный жад». Вообще жадом называют много камней, не имеющих к нему никакого отношения.

Жадеит являет собой пример священного камня. В Мексике из него не только изготавливали амулеты, но и предметы религиозного культа, чаще всего фигурки святых. Мексиканские храмы украшались многочисленными культовыми изделиями из жадеита, который носил у них название «кальчихюитль». Широко использовался жадеит, наряду с нефритом, в Китае. Известны изготовленные из него предметы культа, вазы, кубки, ювелирные украшения — браслеты, кольца, бусы, колье. Большая вязкость позволяла использовать его для изготовления инструмента — долот, ножей, скребков, наконечников для стрел.

В настоящее время также имеет широкое применение как в ювелирной промышленности, так и для изготовления изделий художественного назначения.


ИЗУМРУД

Изумруд — ярко-зеленая разновидность берилла. Наряду с алмазом, рубином и сапфиром это один из наиболее величественных и дорогих самоцветов. Его густо-зеленый цвет не встречается больше ни у одного природного прозрачного минерала. Изумруд имеет шестигранные призматические кристаллы или сростки. Твердость 7,5–8.

Происхождение названия камня сложно. От персидского слова «зуммуруд» через греческое «смарагдос» и несколько форм в латинском от «смарагдус» до «эсмеральде» оно дошло до нас в виде «эмеролд» в английском, «измарагд» и «изумруд» в русском.

Ярко-зеленый цвет изумруда невольно сопоставляется с цветом нежных, блестящих листиков на деревьях и первой травы на лугах. Благодаря классическому цвету от слова «изумруд» произошло прилагательное, которое нередко можно встретить в литературе при описании природы: «изумрудная зелень листвы», «изумрудная трава», «изумрудная вода».

Как сапфирами раньше называли все синие камни, рубинами все красные, а яшмами все пестроокрашенные, так и изумрудами называли все минералы, имеющие зеленый цвет. Причем вначале слово применимо было и к непрозрачным камням. На медных месторождениях изумрудами называли хризоколлу и особенно диоптаз, который имеет форму мелких кристаллов. Называли так другие камни и по месту находки. Африканские изумруды — это флюориты и турмалины, бразильские — турмалины, вилюйские — везувианы, индийские — кварц, восточные — корунды, уральские — гранаты (демантоид и уваровит). Изумрудом ночным или вечерним называют перидот. Ныне все эти названия считаются излишними.

Имитациям изумрудов также дают благопристойные названия: изумруд брайтонский, испанский, мединский, научный, талисманный, электрический.

На особое место среди драгоценных камней поставила изумруд дивная красота его цвета, которая обусловила и его высокую стоимость. Во все времена он признавался одним из лучших камней и ценился иногда выше алмаза и рубина. Он используется в особо ценных украшениях, в которых обрамляется бриллиантами.

Этот изумительный камень не могли обойти своим вниманием не только исследователи природы, но также поэты и писатели, посвятившие ему немало страниц и даже целые произведения. Не случайно, видимо, их внимание к изумруду: по древним поверьям, он вдохновлял людей искусства на творчество.

В 1830 году на берегу реки Токовой, к востоку от Екатеринбурга, вместе с другими драгоценными камнями были найдены изумруды. Месторождение открыто случайно местным крестьянином М. Кожевниковым. Среди корней поваленного бурей дерева он увидел несколько кристаллов. «Огаркнул он сотоварищей, показал им самоцветы. Подивились они, порылись тут же, да порешили, что как поедут в город показать их там, а если гожи, то и продать. Так и сделали. Да проведал об этих камнях управитель гранильной фабрики, что в городе жил; доставили их к нему, а он-то вертел и смотрел их, точить давал, да и признал, что этот камень дорого стоит».

Дошлым оказался управитель, Яков Коковин. Когда в 1834 году нашли чистой воды кристалл травянисто-зеленого цвета, не отдал он камень в казну, а оставил у себя. Но не долго любовался им; не дремали в то время ревизоры, обнаружили его и другие уникальные камни в частной коллекции. Отправили самоцветы в северную столицу, а там уж и имя присвоили особенно ценным, в том числе и нашему камню — «Изумруд Коковина». Ревизия ревизией, казна казной, а любители камня сами по себе — исчез самоцвет по дороге, и нет его до сих пор. Но настолько хорош был и слухов много вокруг себя породил, что стали его именем другой изумруд называть — кристалл весом 2226 г, высотою 18,5 см. Уникальный, надо сказать, камень, и история его дальнейшая интересна. Попал он к потомкам гетмана Кочубея, от них — в Вену, где был оценен в 50 тысяч австрийских гульденов. И только в двадцатых годах двадцатого века по инициативе русских ученых он был куплен на аукционе и возвращен на родину.

Хранящийся в Британском музее естественной истории Девонширский изумруд упоминается в документах с 1831 года. Однако краткость записи о нем заставляет задуматься о его родословной. Известно, что он был подарен доном Педро, бывшим императором Бразилии, в указанном году шестому герцогу Девонширскому. Но многое остается тайной. Кристалл весом почти 1384 карата, добытый в Южной Америке, имеет классический цвет изумруда — густо-зеленый. Однако он не мог быть применен в ювелирных целях из-за многочисленных мелких трещин.

Превосходные изумруды хранятся в Алмазном фонде. Здесь — изумруды, ограненные в виде пластинок и в виде кабошонов, крупный камень весом 245 каратов. Но самый великолепный — прозрачный колумбийский изумруд — знаменитая «Изумрудная таблица». Он относится к числу регалий бывшего русского двора, имеет массу 132,25 карата и размеры 3,6 × 3,25 см при высоте 6 см. Камень вставлен в брошь работы XIX века.


ЛАЗУРИТ

Лазурит известен человеку несколько тысячелетий. Популярность камню дал его эффектный цвет: голубой, ярко-синий, сине-фиолетовый, часто с лазоревым оттенком. Этот характерный оттенок и дал, видимо, название камню.

Лазурит применялся в Древнем Египте, Древней Греции, Древнем Риме. История камня сложилась так, что его использовали для самых разнообразных целей, подобно малахиту, родониту, яшме. Все эти камни в течение веков использовались как талисманы, как материал для изготовления вставок в ювелирные изделия художественно-декоративных поделок, облицовки важных зданий и сооружений. Лазурит же имеет еще одну важную заслугу перед человечеством. В древние времена он служил сырьем для получения ультрамарина — синей краски, цвет которой был излюбленным у художников целой эпохи — эпохи Возрождения.

Известный в древние времена в Египте, Греции, Риме, Месопотамии лазурит стал распространяться все далее. Талисманы, бусы и другие ювелирные украшения, небольшие художественные изделия, затем изделия покрупнее. Своеобразную прелесть им дает специфический цвет, а также пятна, полосы с неровными краями или тонкие линии, которые образованы белым минералом — кальцитом. Изготовленные из лазурита бусы и вставки в кольца, броши, кулоны, запонки выглядят эффектнее, если они не содержат включений кальцита. Изделия же художественные — небольшие вазочки, шкатулки и другие — выигрывают по красоте, если они прочерчены белыми линиями или облачками. Расположившись в беспорядке, они только украшают их. Рассматривая лазурит в изделии или приполированном коллекционном образце, невольно представляешь себе небо с белыми облаками различной формы, оттеняющими синий цвет камня. Если же в нем дополнительно имеются вкрапления пирита, желтого минерала правильной кубической формы, то мысль унесется еще дальше, в космическую высь с ее бездной, звездами и планетами. И представляется беспредельный космос, в пирите видятся звезды, а в белых пересекающихся линиях — неизведанные галактические пути.

В России лазурит стали добывать на открытом в Прибайкалье месторождении в 1851 году. Он быстро полюбился и был высоко оценен. Лазурит доставлялся на Петергофскую гранильную фабрику, где из него изготавливали различные украшения и поделки. Были отобраны лучшие камни лазурита для облицовки колонн Исаакиевского собора. В Петергофском дворце была выделена целая комната специально для отделки лазуритом — им облицованы камины, панели, другие строительные элементы. В XIX веке изготавливались крупные вазы. В Зимнем Дворце Санкт-Петербурга была на специальном массивном постаменте установлена огромная ваза в стиле Медичи из лазурита.

Целесообразность применения лазурита как облицовочного материала очень сомнительна. Для этой цели достаточно мрамора, мраморного оникса, гранита, кварцита, лабрадора, яшмы, других камней. Лазурит же необходимо использовать для изготовления ювелирных и небольших художественных изделий. Иначе его может ожидать судьба русского малахита, запасы которого после широчайшего применения в течение менее двух столетий совершенно иссякли.


ЛУННЫЙ КАМЕНЬ

Свое название камень получил благодаря красивому голубовато-серебристому отливу, напоминающему блеск луны. Чтобы сохранить этот блеск в изделии, камень обрабатывают в виде кабашонов, которые затем используют в ювелирных украшениях. Мерцающий блеск луны в камне очаровывает и завораживает. Вспомним, что луна всегда притягивала к себе взгляды людей, а имея такой камень, можно любоваться лунным серебристым отливом в любое время, даже днем.

Минералогически этот самоцвет является представителем большого семейства полевых шпатов и носит имя адуляр. Название это произошло от горы Адула в Швейцарских Альпах, где он был впервые найден. Имеет несколько синонимов, но ныне наиболее известен как лунный камень. Цвет его светло-серый, желтый, может быть бесцветным. Относительная твердость — 6. По степени прозрачности может быть прозрачным, полупрозрачным и непрозрачным, поэтому в русском календаре самоцветов он условно отнесен к средней группе. Полупрозрачный лунный камень в России добывается на Южном Урале в районе города Миасса (в Ильменских горах). Основное же место добычи его в Северной Карелии, в районе Белого моря, отчего он и получил еще одно собственное имя — беломорит.

Камень очень чувствителен к ударам и сжатию, может терять полировку при неосторожном обращении. Поэтому вряд ли можно рекомендовать его к ношению в кольцах.

Кроме России, встречается во многих странах. Наиболее известны месторождения в Австралии, Бразилии, Индии, Мадагаскаре, Мьянме, Танзании, Шри-Ланке. Необходимо отметить, что в Индии встречается лунный камень с эффектом астеризма и кошачьего глаза.

К сожалению, в минералогии лунным камнем называют еще другой самоцвет. Это мягкий, не ювелирный, а поделочный гипс, который называют также селенит. Это и приводит к путанице. Он тоже имеет отлив, немного похожий на лунный, но другого рода, нежели истинный лунный камень. Поэтому правильнее все же называть гипс селенитом, к чему всегда и призывают минералоги.


МАЛАХИТ

Малахит — единственный из зеленых самоцветов, имеющий узорчатый рисунок. Своеобразную окраску камню дает присутствие в его составе меди. Малахит встречается в природе в виде натечных и почкообразных масс, кристаллы очень редки (твердость его 3,5–4).

Всемирную известность получил уральский малахит. Выделяли две его разновидности: бирюзовый и плисовый. Бирюзовый имеет параллельно-волокнистое с узорчатым рисунком строение, он наиболее распространен и считается особо ценным. Для плисовой разновидности малахита характерно радиально-лучистое строение и шелковистый блеск. Интенсивная добыча малахита началась в 40-х годах XVIII века на Гумешевском месторождении. Благодаря сочетанию приятного для глаз цвета и красивого узора он быстро вошел в моду.

В начале XIX века (1810–1814 годы) открыто крупнейшее в мире уникальное Медноруднянское месторождение (город Нижний Тагил) малахита. Открытие его дало новый толчок уже широко распространившемуся искусству изготовления изделий из удивительно красивого камня. Это произошло благодаря уникальным запасам самоцвета на месторождении и размерам глыб камня. Стали изготавливаться столешницы, торшеры, а также громадные вазы, в рост человека и более. Невиданного размаха достигло применение малахита в качестве облицовочного материала. На месторождении извлекались крупные глыбы малахита массой несколько тонн, а в 1835 году отмечена находка гнезда малахита массой 250 тонн.

С тех пор Россию трудно, даже невозможно, представить себе хотя бы на миг без малахита.

Какой еще камень использовался в таких больших объемах и для самых разнообразных целей? В России, пожалуй, другого такого камня не было.

А сейчас Россия осталась без малахита. Когда-то даже предположить это было невозможно. Обидно становится за недальновидность предков, менее чем за два столетия израсходовавших запасы уральских месторождений. Вряд ли стоило так неразумно его расходовать. Ювелирные изделия — да, мелкие художественные поделки — можно согласиться. Но применять для изготовления крупных вещей и в качестве облицовочного материала — нет. Категорически — нет!

Грустный опыт, приобретенный в связи с непродуманным использованием малахита в России, следовало бы учесть для нового российского камня — чароита.


НЕФРИТ

Название камня происходит от греческого слова «нефрос» — почка. Возможно, он назван так исходя из древнего поверья о том, что нефрит излечивает болезни почек. Есть и другое предположение — название произошло от внешнего вида камня, небольшие по размеру экземпляры которого напоминают почку.

Нефрит привлек внимание человека удивительным и редким сочетанием нескольких свойств — вязкости, стойкости и прочности. Благодаря этому он стал издавна использоваться как материал для изготовления различных изделий и амулетов. Из него изготавливали инструменты (скребки, ножи, долота), он использовался в качестве наконечников стрел и копий. Не обошли своим вниманием этот замечательный камень и служители культа в тех странах, где нефрит был широко распространен. Из него вырезали фигурки богов, святых, украшали предметы религиозного обряда. Резными изделиями украшали храмы.

Очень много предметов самого различного назначения из нефрита было произведено в Древнем Китае. Известны фигурки людей и животных, вазы, чаши, ювелирные и культовые изделия. Китай поставлял нефрит и поделки из него в другие страны.

Белый нефрит — излюбленный камень монголов, но в Монголии нет месторождений этого самоцвета. Попадает он к монголам из других стран. Мастера делают из него самые различные изделия, чаще всего табакерки, мундштуки и трубки. Белый цвет символизирует у народа чистоту души, чистоту помыслов человека.

В магазинах Иркутска (Россия) нередко можно увидеть изделия из нефрита — кольца, кулоны, браслеты, шкатулки, пепельницы. Цена сравнительно небольшая, потому что в регионе имеются месторождения нефрита, открытые в XIX веке Г. Пермикиным. Русский исследователь приложил немало усилий, часто героических, чтобы провести поиски месторождений в восточных Саянах. Нефрит, после его открытия здесь, стал поставляться на Петергофскую гранильную фабрику. Изделия из зеленого нефрита, любовно сделанные мастерами фабрики, были настолько хороши, что неоднократно демонстрировались на различных выставках, в том числе за рубежом. В России месторождения нефрита известны также в Красноярском крае и на Урале.


ПЕРЕЛИВТ

Этот красивый цветной камень с рисунчатостью хорошо известен на Урале и пользуется популярностью и, может быть, только чуть меньше известен в других местностях. Наверняка многие видели его в изделиях.

Название его происходит от волнистой, струйчатой структуры, присущей только этому самоцвету. Его слои как бы переливаются, переходят один в другой. Нигде в мире нет подобного камня. Раньше его называли также перелефт, но это название не прижилось. Часто говоря о переливте, добавляют: шайтанский, зотовский, макаровский, чтобы подчеркнуть название месторождения, откуда он происходит.

Впервые он был найден в XVIII веке недалеко от деревни Шайтанки на Среднем Урале. Длительное время, более 200 лет, его считали халцедоном, агатом. Существовал даже, и еще сейчас по инерции употребляется, термин «уральский агат». И только недавно, уже в наше время, было установлено, что переливт — вполне самостоятельный ювелирный камень и не имеет никакого отношения к агату (халцедону).

Находят переливт в виде глыб различного размера. Составляющие его рисунок слои чаще всего молочно-белые, желтоватые, оранжевые, розовые, дымчатые, реже присутствуют серый, голубой, синий, зеленые цвета. И множество оттенков. Так и кажется, что природа вложила в этот самоцвет почти все, на что она способна.

Камень хорошо полируется и прекрасен в изделиях. Сразу после открытия месторождения переливта из него изготовили столешницу для Зимнего дворца в Санкт-Петербурге, известна также пепельница в Павловском дворце-музее. Ее оправа из серебра и обрамление гранатами говорят о том, что переливт со времени его первой находки считался достаточно ценным камнем. В настоящее время из него делают ювелирные изделия. Красивые бусы, в которых камню придается форма четырехгранной призмы, а также кабашоны для вставки в кольца, серьги, броши.


РОДОНИТ

Родонит представляет собой самоцвет розового или красного с различными оттенками цвета. Название его происходит от греческого слова «родон», что переводится как «роза» или «розовый цвет». В природе встречается в виде сплошных масс, редко в виде кристаллов. Непрозрачен, но, как и многие другие самоцветы, в тонких пластинках или сколах просвечивает. Характерны черные прожилки или пятнистые включения марганца. Твердость — 6.

В России он был впервые открыт на Мало-Сидельниковском месторождении (Урал) в 1798 году. Называли его уральцы орлец. Он полюбился вскоре после открытия, чему способствовали оригинальный цвет и высокая декоративность, которую придает ему марганец, рисуя на красном или розовом фоне веточки деревьев. Родонит стал широко использоваться как ювелирно-поделочный камень. Из него изготавливали вставки в ювелирные изделия: кольца, кулоны, запонки, заколки. Применяли родонит также как материал для художественных поделок — ваз, кубков, шкатулок, пепельниц. Есть примеры использования его в качестве облицовочного материала, однако нельзя сказать, что в широких масштабах, подобно мраморному ониксу, малахиту или лазуриту. И это, безусловно, радует, поскольку в природе достаточно других материалов, которые могут с успехом служить для облицовки важных сооружений.

В различных музеях экспонируются уникальные по размерам и художественной обработке изделия из уральского родонита. Например, изготовленные в XIX веке на Екатеринбургской гранильной фабрике вазы, доставленные в Зимний Дворец. Одна из них имеет высоту 85 см, диаметр 1,85 × 1,2 м. Неоднократно экспонировалась на выставках личного уровня, имеет премии Всероссийской выставки 1870 года и Всемирной выставки 1873 года.


СЕРДОЛИК

Слово это, как считается, русского происхождения и обозначает «похожий на сердце». Действительно, образцы, своей формой напоминающие сердце, встречаются часто. Другое понимание слова — «радующий сердце». За рубежом сердолик называют карнеол.

Сердолик, являясь одной из многочисленных разновидностей халцедона, имеет желтовато-красный, красноватый или оранжевый цвет. У многих народов он считался талисманом, с ним связывали различные легенды и поверья. Сердолик уходил в потусторонний мир со своими владельцами. На мумии Тутанхамона (XIV век до нашей эры) были найдены такие изделия из него, как голова змеи, вырезанные в виде сердца подвески и другие. Они должны были защищать фараона от бед (голова змеи), олицетворять вечно живую душу (подвески).

В древние века, начиная с IV века до нашей эры, основным поставщиком сердолика была Индия. Широкое применение он находил в Древней Греции и Риме, где был наиболее любимым камнем. Из него изготавливали печати, кубки, перстни, кресты, шкатулки.

В России сердолик считался камнем, способствующим возникновению любви и страсти. Поэтому его часто носили как талисман.

Два перстня-талисмана с сердоликом были у русского поэта А. С. Пушкина. Один из них сохранился до наших дней и находится в фондах Музея А. С. Пушкина. На камне вырезаны три амура в ладье. Известно, что плут-младенец амур поражает любовной страстью сердца богов и людей. Но во времена Пушкина считалось также, что на острие своей стрелы амур приносит и муки любви к искусству и поэзии. На кольце поэта три амура — любовь, любовь, любовь! Можно предположить — к жизни, к музе, к женщине!

Другой перстень с сердоликом имел надпись на древнееврейском языке, обрамленную сверху и снизу орнаментом. По свидетельству И. С. Тургенева, «перстень этот был подарен Пушкину в Одессе княгиней Воронцовой. Он носил постоянно этот перстень (по поводу которого написал стихотворение «Талисман») и подарил его на смертном одре поэту Жуковскому. От Жуковского перстень перешел к его сыну, Павлу Васильевичу, который подарил его мне».

После смерти Тургенева перстень был передан Пушкинскому музею Александровского лицея, а оттуда украден в марте 1917 года. Дальнейшая судьба перстня неизвестна.


ТОПАЗ

Топаз — превосходный камень, который встречается в природе в виде прозрачных кристаллов. Применяется в ювелирных изделиях с давних времен. Твердость — 8. Наиболее ценные камни использовались для изготовления самых дорогих ювелирных изделий и знаков отличия. Известен старинный испанский орден «Золотое руно» с топазами. Камни ордена имеют розовато-лиловый цвет и демонстрируют всю нежную прелесть этого самоцвета.

Известны находки крупных кристаллов топазов в различных странах мира и регионах. В России в 1840 году на Забайкальских копях найден топаз массой 13,1 кг, в 1911 году из знаменитой копи Мок-руша на Урале извлечен топаз массой около 32 кг.

На Украине в 1966 году найден очень крупный топаз массой 117 кг. Там же найдены другие крупные топазы, самым красивым из них присвоены имена. Известны топаз желтого цвета «Золотое полесье» (5,38 кг), топаз с переливом различных цветов «Сказка» (2,81 кг).

В 1986 году в Бразилии найден крупнейший кристалл. Его масса — 8 тонн, размеры 2 × 1,5 м. Специалисты оценили его стоимость в 3 млн. долларов.

На протяжении веков наблюдается разнобой в названиях самоцветов. Это вызвало не только путаницу, но и загадки, причем некоторые из них разгадывались довольно длительное время. Одна из них родилась на Красном море на исходе старой эры.

Измотанные штормами, голодные и злые пираты ищут остров, не раз спасавший их от бед. Остров часто бывает скрыт туманами, и поэтому мореплаватели давно прозвали его Топазос, что означает «искать». Морская буря забрасывает судно на остров. Падая от усталости, пираты начинают искать пищу. Чтобы не умереть с голоду, выкапывают и едят корни диких растений и трав. Но судьба подарила банде морских разбойников случай, который позднее был вписан в историю редких находок. Для своего спасения они искали еду, а вместе с ней нашли желто-зеленый камень, который позднее стал одним из самых любимых драгоценных камней. В честь своей обетованной земли они назвали его топазом.

Так гласит легенда. А вот что пишет о топазе М. Реннский:

«Остров того же названья топаз порождает, который

Чем попадается реже, тем большую ценность имеет.

Цвет одного из них близко соседствует с золотом чистым,

Более светлый и бледный, другой попадается чаще;

Камень такой, говорят, помогает больным геморроем.

Тем еще, говорят, он воды укрощает кипенье.

Почва арабов его порождает, — рассадник каменьев».

Современное продолжение легенды таково. Когда в 1900 году на острове Зебергед (современное название оспюва Топазос; называют также Забаргад) были обнаружены древние раскопки, тогда и появилась загадка, потому что в них обнаружен… перидот. Долго ломали голову минералоги, геммологи, ювелиры: непривычный ли для нас перидот, который называют также оливином и хризолитом, именовали древние топазом? Позднее было точно установлено: да, топаз древности — это перидот. Разгадка заключается в цвете. В далеком прошлом топазами называли все желтые или желто-зеленые прозрачные камни. Позднее среди них стали различать топаз, желтый сапфир, перидот и цитрин.

В пользу перидота говорит также тот факт, что «Забаргад» переводится с арабского языка как «перидот».

Итак, все что было сказано выше, относится к перидоту. И свойство камня — «он воды укрощает кипенье», то есть способность усмирять морские бури — должно принадлежать перидоту. Видимо, оно приписывается камню еще со времен открытия, ибо морская буря утихла, пираты благополучно выбрались с острова и подарили красивые самоцветы своим любимым.

Второе предположение связывает название камня с санскритским словом «та-пас» — огонь. Огненный или золотистый оттенок имеют лучшие сорта топаза.

Топаз прозрачен. Он имеет разнообразные цвета: винно-желтый, розовый, голубой, оранжевый, красновато-коричневый, синий, синевато-зеленый. Может быть бесцветным. При длительном хранении на свету некоторые топазы от влияния солнечных лучей обесцвечиваются. Меняют они окраску и при облучении рентгеновскими лучами и нагревании. В последнем случае они становятся бесцветными или розовыми.

Топаз служит превосходным материалом для изготовления вставок в разнообразные ювелирные украшения — ожерелья, броши, кулоны, кольца, серьги.

Случайные находки драгоценных камней, примером которых служит история с пиратами на Красном море, не редки. Самоцветы случайно попадались крестьянам, рыбакам, охотникам, путешественникам, пастухам, детям. После таких находок часто начинались разработки месторождений, там вырастали поселки, а затем и крупные города. Бывали находки и другого рода. Г. Смит в книге «Драгоценные камни» описывает довольно интересный случай обнаружения крупного топаза весом около 6 кг. Этот кристалл был найден в середине XX века на одной из фешенебельных улиц в Лондоне. Этим великолепным камнем подпирали дверь в каком-то магазине, так как хозяин его считал, что это кусок стекла. Сейчас этот кристалл хранится в коллекции минералов Британского музея естественной истории. Вот вам и гадкий утенок! Старая сказка на новый лад. Конечно, этот случай из ряда вон выходящий, и в наше время случайные находки — большая редкость.


ТУРМАЛИН

Название самоцвета происходит от сингальского слова «турмали», что означает «притягивающий пепел». Камень действительно обладает таким свойством после нагревания, что позволяло использовать его для чистки курительных трубок.

Турмалин — прозрачный камень, имеющий самые разнообразные цвета. Прозрачность и многообразие цвета обусловили его применение в различных ювелирных изделиях. Цвет турмалина может быть красным, розовым, зеленым, темно-голубым, голубовато-зеленым, черным, желтовато-коричневым, коричневато-черным. Турмалин может быть бесцветным. Встречаются также кристаллы, имеющие два, три цвета и даже пятицветные. В. Шуманн отмечает: «В Бразилии, например, встречаются турмалины с красной сердцевиной, окаймленной сначала светло-, а затем темно-зеленой и зеленой зонами. У южноафриканских турмалинов зеленое ядро окружено красной внешней зоной». Большое разнообразие цвета зависит от химического состава.

Разновидность зеленого турмалина из Бразилии носит название цейксит.

Черный турмалин называют также шерлом или африцитом. Бесцветный турмалин называется ахроит, розовый — рубеллит (или апирит), темно-голубой — индиголит, коричневато-черный — дравит (или увит). Очень интересен хамелеонит — турмалин, имеющий днем оливково-зеленый, а вечером, при искусственном освещении, буро-вато-красный цвет. Помните александрит?

Турмалин широко применяется в ювелирных изделиях, причем камни ограняют в самые различные формы. Большинство ювелирных турмалинов относятся по химическому составу к эльбаиту (розовый, красный, бледно-зеленый турмалин). Одна из разновидностей его — лиддиокоатит — имеет голубой, коричневый, розовый или зеленый цвета.

В России крупные кристаллы турмалина добывали в Забайкалье (найденный там в 1848 году розовый турмалин был отправлен в музей горного института Петербурга, где хранится и сейчас), на Урале (Липовка, Мурзинка, Сарапулка, Шайтанка, Южаковая). Вишнево-розовые кристаллы турмалина с Урала называются «собириты» с XVIII века и поныне. Уральские турмалины в начале XIX века во множестве поставлялись в европейские страны.


ХРИЗОЛИТ

Хризолит — прозрачный золотисто-зеленый благородный минерал. Название произошло от греческих слов «хрисос» — золото и «литое» — камень. Иногда имеет травяной, оливковый или бурый оттенки. Называют его также перидот.

Твердость хризолита изменяется в различных направлениях (6,5–7). Это мешает ювелирной обработке, потому что не все грани кристалла одинаково хорошо воспринимают полировку. Самыми ценными считаются относительно мягкие камни, поэтому хризолит не рекомендуется носить в кольцах, так как его можно поцарапать. В связи с этим ювелиры применяют хризолит в других изделиях — брошах, серьгах, кулонах.

Хризолит известен издревле и используется в качестве украшений много веков. Прекрасно ограненные хризолиты украшали женщин Древней Греции, Древнего Египта, Древней Индии. Но он не всегда был любим человеком, несмотря на то, что обладает ласкающими взгляд цветом и блеском. В литературе есть сведения о том, что на мировом рынке хризолит стал особенно популярным только в XIX веке. Причем эти камни были добыты значительно ранее, за два или три века до вспышки моды на них. Хризолит полюбился парижским модницам в начале шестидесятых годов прошлого века. Однако они им не злоупотребляли, памятуя о том, что все хорошо в меру. По этому поводу у французов даже появилась поговорка: «gui а deux oleux olivin en a un de trop» — у кого есть два оливина, то один из них лишний.

Крупный хризолит хранится в Алмазном фонде. Кристалл имеет золотисто-зеленый цвет, форма его удлиненная, размер 52 × 35 × 10,5 мм, масса 192,75 карата.


ХРИЗОПРАЗ

Хризопраз должен по праву занять свое место в календаре камней. Он ближайший родственник агата и сердолика, и каждый из них представляет собой разновидность халцедона. Однако агат и сердолик знает каждый любитель камня, а хризопраз известен не так широко. Это несправедливо, поскольку все геммологи указывают на то, что хризопраз — наиболее ценная разновидность халцедона, в том числе ценнее и агатов, и сердоликов. Цвет его яблочно-зеленый, который иногда определяют также как травяно-зеленый или луково-зеленый. Лук даже присутствует в названии камня — греческое название хризопраза означает золотисто-луковый (хризос — золото, празос — лук-порей). Не совсем понятно, почему здесь же еще и желтый цвет золота, возможно, ранее в Греции этим названием обозначался другой самоцвет. Так часто бывало в истории камня. Хризопраз может терять свой цвет от длительного воздействия солнечного света, однако он восстанавливается, если его подержать несколько дней в воде или мокрой земле.

Ювелирный и поделочный камень, известный еще в Древней Греции и Древнем Риме, особенно полюбили в XVIII веке. В ювелирных изделиях он был центральным камнем, по краям обрамлялся бриллиантами. Ценился довольно дорого. Известно, что он был любимым камнем прусского короля Фридриха II, который постоянно носил перстень с хризопразом и даже украсил хризопразом одну из корон. Для этого камня была изобретена специальная огранка. В XIX веке хризопраз применяли также для украшения интерьеров. Примером тому служит капелла Св. Вацлава в Праге, дворец Сан-Суси в Потсдаме.

Хризопраз носили как амулет от дурного глаза, клеветы, завистников. Считалось, что он дает выносливость и мужество, а созерцание его уменьшает резь в глазах.

Месторождения хризопраза известны в нескольких странах. Длительное время самым крупным считалось месторождение Зомоковице в Верхней Силезии (Польша), которое разрабатывалось с XIV века. Сейчас хризопраз добывают в Австралии, Бразилии, Индии, Мадагаскаре, США, ЮАР. В России хризопраз встречается на Урале.


ХРОМДИОПСИД

Хромдиопсид является ярко-зеленой разновидностью диопсида.

Название самоцвета складывается из двух слов «хром» и «диопсид», что обозначает диопсид, окрашенный хромом в изумрудно-зеленый цвет.

Интересно отметить, что некоторые авторы (например М.О’Донохью) не выделяет отдельным названием «хромдиопсид» эту разновидность диопсида.

Диопсид и хромдиопсид встречаются в природе в виде призматических кристаллов или агрегатов, представленных зернистыми сплошными массами. Эти камни прозрачны или полупрозрачны. Диопсид может иметь фиолетовый, желтый, голубой, коричневый, серый, красный цвета, может быть также бесцветным. Твердость 5–6.

Месторождений хромдиопсида, как и диопсида, немного. Самыми значительными из них считаются месторождения Оутокумпу в Финляндии.


ЧАРОИТ

Чароит представляет собой поделочную породу. Месторождение его, единственное в мире, находится в Восточной Сибири (Россия), на реке Чаре, по имени которой самоцвет и получил свое название. Непрозрачен. Встречается в виде сливных масс. Цвет его можно определить как пурпурный, сиреневый с темными сгустками и более светлыми участками. Чароит сравнительно быстро после открытия завоевал любовь не только редким для камней цветом. Особое внимание к камню также привлекает эффектная волокнистая текстура. Самые различные изделия из него очень привлекательны. Вазы для цветов, шкатулки для драгоценностей, рюмки, шары, кубки, браслеты, кабашоны для вставок в ювелирные изделия: запонки, зажимы для галстука, кольца, серьги, броши, кулоны. Но, думаю, чароит более всего эффектен не в мелких ювелирных изделиях, а в художественных поделках. Дело в том, что оригинальная текстура камня лучше всего заметна именно в крупных изделиях.

Особую прелесть камню, кроме указанных цвета и текстуры, дают также шелковистый блеск и неравномерность окраски.

Жизнь камня только начинается. Можно предположить, что при достаточно крупных запасах месторождения чароита его ждет судьба русского малахита — самое широкое использование и самая большая любовь человека, какие только может иметь поделочный камень. Однако, какими бы ни были запасы, по всей вероятности, чароит следует использовать только в ювелирных и небольших по размерам художественных изделиях. Даже если запасы будут по сегодняшним меркам велики, необходимо подумать о потомках и отрегулировать добычу до приемлемой величины. Иначе и этот замечательный самоцвет будет ожидать не только великолепная, как у малахита, жизнь, увековеченная в замечательных изделиях, но и такое же незавидное истощение запасов из-за интенсивной, без учета будущих интересов, эксплуатации.


ЯНТАРЬ

Янтарь — ископаемая смола сосен. Часто содержит включения остатков насекомых или растений. Цвет янтаря варьирует от почти бесцветного до наиболее распространенного желтого, красноватого, реже коричневого, иногда до почти черного и голубого. Может быть как прозрачным, так и непрозрачным. Твердость 2–2,5.

Янтарь применяется в качестве материала для изготовления ювелирных украшений и как талисман с незапамятных времен. В древних захоронениях находят янтарные талисманы, бусы, пластинки, фигурки идолов. И до нашего времени янтарь пользуется любовью и популярностью. Древнее название янтаря — камень земляной.

В природе встречается в виде кусков различных размеров, масса их может достигать нескольких килограммов. В зависимости от места находки янтарю присвоены специальные названия. Выделяют:

— бирмит — красная разновидность янтаря из Бирмы (ныне — Мьянма);

— симетит — красновато-коричневый янтарь из Сицилии:

— румэнит — янтарь, найденный в Румынии;

— чемавинит — разновидность янтаря, найденного в Канаде и США;

— сукцинит — балтийский янтарь, добываемый в России.

Различают также янтарь морской и карьерный. Первый добывают в прибрежной или морской зоне, второй — карьерным способом. Известны три сорта янтаря — поделочный (наиболее ценный, применяется для изготовления украшений), прессованный (получают из небольших кусочков, которые сначала нагревают, потом прессуют, употребляется для изготовления украшений), лаковый (технический сорт, применяется как химическое сырье).

Считается, что Россия выпускает 2/3 изделий мирового производства из янтаря.


ЯШМА

Пройдет еще некоторое время и начнет обновляться земля. Буйство красок теплой поры года постоянно радует человека, принося неизъяснимое желание жизни и любви. Все краски, которые очаровывают в природе весной, летом и осенью, можно увидеть в яшме, единственном самоцвете, вобравшем в себя почти всю палитру.

Яшма представляет собой плотную кремнистую породу. Непрозрачна. Происхождение названия ее теряется в глубине веков. Оно могло произойти от греческого «яспис», персидского «яшм» или других аналогов. В природе встречается в виде массивных образований. В зависимости от места добычи яшмы часто имеют специфические названия. Так, яшма нункирхнерская, имеющая серовато-коричневый цвет, добывается в районе города Идар-Оберштейна (Германия), месторождение орской яшмы, известной также как пейзажная или фортификационная, разрабатывают в районе Орска (Уральские горы, Россия).

Богатство рисунка и окраски, прочность и зеркальная полировка определили разнообразное применение яшмы. Она используется при строительстве и облицовке зданий и сооружений. Например, в Москве яшму можно увидеть в качестве облицовочного материала в метро. В Благовещенском соборе Кремля ею выложены мозаичные полы и некоторые детали архитектуры. Канделябры и торшеры, колонны и камины, столешницы и вазы, шкатулки и резные фигурки, курительные и письменные приборы, русская мозаика и вставки в ювелирные изделия — вот далеко не полный перечень применения этого самоцвета. В последние десятилетия яшма благодаря своей прочности стала играть значительную роль в технике. Из недекоративных яшм изготавливают валы для обработки кож, ступки, истиратели и многое другое.

В России открытие месторождений яшм, изделия из которых получили мировое признание, происходило в XVII–XIX веках. Широко известны уральские яшмы. На Аушкульском месторождении они имеют серо-желтый, желтовато-белый, черный, красный, серовато-синий цвета. Но особенно красивы яшмы цвета слоновой кости, украшенные примесью марганца, который «рисует» по камню веточки растений. На Старомуйнаковском месторождении сургучные, ситцевые, полосчато-пятнистые яшмы образуют сложный узор фиолетово-красных и других цветов. Природа-творец тщательно трудилась над кварцем, дополнив его гранатом, эпидотом, амфиболом и другими минералами. Линзы имеют длину и ширину в несколько метров. Очень красивы яшмы Нурузовского месторождения. Темно-вишневый, темно-красный цвета чередуются с темно-зеленым, серым и другими.

Яшм на Урале много, здесь есть также зеленые мулдакаевские и темно-красные мостовские, желто-зеленые кедровские и серо-зеленые калканские, красивейшие орские яшмы с горы Полковник.

Широко известны и яшмы Алтая. Их декоративность позволила выполнить шедевры художественных изделий на Колыванской шлифовальной и Петергофской гранильной фабриках. Они установлены, как и изделия из уральских яшм, в Зимнем Дворце. Рисунок на изделиях создается чередованием разноцветных полос, параллельных друг другу или образующих очень причудливые переплетения.

Каждый новый образец, каждый новый срез — своя картина. И в каждой из них эстетическое наслаждение дают не изолированные сами по себе цвета, а сочетания красок, их переливы, гармония камня, в котором выражена гармония мира.

Емельянов И. В
ЗАЧЕМ СОВЕРШАЮТСЯ ПОДВИГИ?


Автор:

ЕМЕЛЬЯНОВ ИВАН ВЛАДИМИРОВИЧ — студент-историк, особо интересующийся историей Бородинского сражения. Ранее публиковался в газетах.


К ЧИТАТЕЛЮ

О войне 1812 года написаны тысячи книг у нас и за рубежом. Многочисленные исторические исследования, художественные произведения в стихах и прозе рассказывают о героизме наших предков. Каждый автор стремится передать свое мнение о войне и ее участниках.

Большинство из нас знают о войне 1812 года из художественных произведений и из школьных учебников. В школе изучаются гениальные произведения о войне 1812 года: стихотворение «Бородино» М. Ю. Лермонтова и роман «Война и мир» Л. Н. Толстого. Великим писателям земли Русской удалось понять то, что недоступно многим ученым-историкам. Но когда мы знакомимся в школе с этими произведениями, мы слишком молоды и нас не очень интересуют проблемы, не относящиеся непосредственно к нашей жизни. Мы еще мало знаем, чтобы понять глубину мысли Л. Н. Толстого, наше внимание быстро утомляется из-за обилия в романе неизвестных нам фактов и явлений. В основном мы соглашаемся с тем, что нам толкуют учителя о событиях 1812 г. А учителя, как правило, знакомят нас с официальной точкой зрения: М. И. Кутузов одержал на Бородинском поле блестящую победу благодаря героизму русских солдат и полководческому искусству наших генералов, среди которых генерал А. П. Ермолов занимает особое место.

Мы не замечаем, как скептически говорит о действиях Ермолова на Бородинском поле Л. Н. Толстой, не обращаем внимания, что в стихотворении «Бородино» М. Ю. Лермонтов написал только о героизме русских воинов, сражавшихся на Бородинском поле. Старый солдат, от лица которого ведется рассказ о сражении, говорит:

«… и умереть мы обещали,
и клятву верности сдержали
мы в Бородинский бой.
….
Вот смерилось. Были все готовы
Заутра бой затеять новый
И до конца стоять…»

Все были готовы драться до победы, но победы не было. Историки до сих пор спорят, кто победил на Бородинском поле.

КОГДА СОВЕРШАЮТСЯ ПОДВИГИ?

Когда говорят о героях Бородина, обычно вспоминают Н. Н. Раевского, А. П. Ермолова… Мы привыкли их считать рыцарями без страха и упрека. Но, к сожалению, в недавние времена мы оценивали заслуги генералов 1812 года по их отношению с декабристами: чем ближе генерал к декабристам, тем важнее его заслуги на поле Бородина. Но можно быть пламенным патриотом, не жалеть жизни в сражениях за Отечество и в то же время поддерживать монархию, быть верным слугой царю. Немало таких людей на Бородинском поле честно выполнили свой долг перед Отечеством, и они бесспорно достойны памяти потомков.

Генералу А. П. Ермолову повезло: он пользовался не только уважением декабристов, но и расположением Александра I. И верноподданные историки и писатели не скупились восхвалять его подвиги, а потом и мы закрыли глаза на некоторые стороны его деятельности, ведь декабристы планировали включить его в свое правительство. Но если внимательно изучить действия А. П. Ермолова на Бородинском поле, поневоле приходит мысль, что прав был Л. Н. Толстой, который не считал его настоящим героем.

Достоверную информацию об историческом лице дают документы официального делопроизводства, переписка, мемуары, дневники современников. После сражения командиры рапортовали о действиях подчиненных им частей. Рапорты писались по горячим следам, и, как правило, имелись свидетели действий отдельных воинов и подразделений. Но нельзя не принимать во внимание и некоторую субъективность в изложении фактов, ведь очень часто видишь то, что очень хочешь увидеть. И, конечно, военачальники изображали действия так, как они им представлялись, как им было выгодно. Особенно же осторожно следует относиться к документам, которые отражают действия самого автора. Иногда нельзя составить объективного мнения о событиях, так как не все документы опубликованы и выявлены. Но и те документы, которые изданы, могут толковаться историками по-разному. Даже самые уважаемые историки не всегда способны быть объективными.

В 1843 году историк А. И. Михайловский-Данилевский готовил новое издание описания войны 1813–1814 годов. Современники считали, что историк выдвигает на первый план подвиги тех генералов, которые, занимая высокие посты, могли быть полезны автору. Однако случилось так, что в это время был отстранен от должности военный министр А. И. Чернышов. Ожидали, что его место займет П. А. Клейнмихель. Участник войны 1812 года князь А. С. Меншиков сказал по этому поводу: «Данилевский, жалея перепечатывать книгу, пускает ее в ход без переделки, но вначале сделал примечание, что все написанное о князе Чернышове относится к графу Клейнмихелю». Конечно, это шутка, но доля правды в ней есть.

При изучении документов, рассказывающих о бое за Курганную высоту, обращает на себя внимание множество противоречий. Сам Ермолов А. П. по-разному описывал организованную им атаку на Курганную высоту в рапорте и в своих записках, причем в разное время изданных записках эта атака изображается неодинаково.

На первый взгляд действия начальника штаба 1-й армии генерала Ермолова А. П. были совершенно верны и продиктованы необходимостью: французы овладели Курганной высотой, проезжавший мимо генерал Ермолов взял свежие силы, лично повел их в атаку и отбил высоту.

Но если в этом деле все ясно и понятно, то почему генерал Ермолов А. П. так старательно оправдывается, даже ссылается на начальника главного штаба обеих армий Л. Л. Бенигсена, лишь бы доказать, что он, Ермолов А. П., вынужден был начать атаку?

Почему Ермолов А. П. прибегает к явной лжи, заявляя, что войска, защищавшие высоту, беспорядочно отступали, причем, по словам Ермолова А. П., отступали даже те войска, которые находились в то время в резерве.

Почему генерал Ермолов А. П. явно неверно указывает время атаки, перенеся ее на более поздний час?

Зачем понадобилось вмешательство генерала А. П. Ермолова, если на Курганной высоте находился генерал Раевский Н. Н., командующий 7-м корпусом, и командиры 26-й 12-й дивизий, входящих в этот корпус, И. Ф. Паскевич и И. В. Васильчиков, были живы и даже не ранены.

Почему генерал Раевский Н. Н. не спешил вводить в бой резервы?

Почему генерал М. Б. Барклай де Толли признал действия генерала А. П. Ермолова правильными?

Чтобы ответить на эти вопросы, нужно обратиться к самому началу войны 1812 г…

12(24) июня 1812 года Наполеон начал переправлять через реку Неман свою огромную армию, которую называли Великой армией. Она намного превосходила численность русских армий, находящихся на Западной границе России. 1-я армия под командованием военного министра М. Б. Барклая де Толли и 2-я армия под командованием П. И. Багратиона, разделенные расстоянием, равным примерно 10 переходам, отступили в глубь России, преследуемые наполеоновской армией.

Огромные территории России с многочисленным населением были отданы без боя. Если М. Б. Барклай действовал по заранее разработанному плану: заманить врага в глубь России и там уничтожить его, то этот план не был понят современниками, не понятен он и нам, потомкам богатырей 1812 года.

Наполеон считал, что «война должна кормить войну». Российские территории, оказавшиеся под властью Наполеона, подверглись полному разорению. Великая армия требовала большого количества продовольствия. Многочисленная французская кавалерия нуждалась в фураже.

В несчастьях, обрушившихся на русскую землю, обвиняли М. Б. Барклая де Толли. Он как военный министр должен был защитить Россию от агрессора, но именно по его приказу русская армия, избегая сражения, отступала. Генералы открыто высказывали недовольство отступлением и самому М. Б. Барклаю де Толли и царю. Сторонником наступления был и командующий 2-й армией П. И. Багратион. Он писал о Барклае: «Я хотя и старее его, но государю не угодно, чтобы один командовал, а ему велено все: стало, хоть не рад, да будь я готов. Я кричу вперед, а он назад. Вот и дойдем скоро до Москвы».

М. Б. Барклай де Толли и П. И. Багратион находились в одном чине, но Багратион получил чин генерала от инфантерии ранее М. Б. Барклая де Толли, следовательно, был старше его. П. И. Багратион считал, что М. Б. Барклай де Толли отступал, «потому что он трус, бестолков, медлителен и все имеет плохие качества». П. И. Багратион не сомневался в победе, если бы было дано сражение: «Если бы я один командовал обеими армиями, пусть меня расстреляют, если я его (Наполеона. — И.Е.) в пух не расчешу».

Русское командование официально объявило: в силу превосходства наполеоновских войск надо отступать, «чтобы избежать главного сражения, доколе князь Багратион не сближится с первою армией».

В городе Смоленске обе русские армии соединились, но по-прежнему продолжали отступать даже и тогда, когда Барклай де Толли был заменен М. И. Кутузовым. Долго искали позицию, которая была бы для русских наивыгоднейшей. И только на Бородинском поле в 120 км от Москвы решено было дать сражение — отступать было некуда.

К тому времени соотношение сил между Францией и Россией изменилось в пользу русской армии. Наполеон вынужден был выделять для обеспечения флангов Великой армии ряд корпусов, ему необходимо было оставлять гарнизоны на захваченной им территории. Трудности похода вызывали многочисленные болезни в наполеоновской армии. Немало солдат, которых заставили идти воевать в чужую землю, дезертировали. Русская же армия успела получить подкрепление.

На Бородинском поле силы русских и французов немногим отличались друг от друга. В мемуарах современников, в исследованиях историков можно прочитать о том, что русским приходилось в Бородинском сражении драться с превосходящими силами неприятеля. Напрашивается вывод, что Наполеону должно быть удалось создать в нужный момент в нужном месте превосходство в силах, что, как правило, ведет к победе.

Главной целью Бородинского сражения была защита Москвы. В соответствии с целью были расставлены войска на Бородинском поле. Главные силы, 1-я армия под командованием М. Б. Барклая де Толли, должны были прикрывать новую Смоленскую дорогу на Москву. Эта армия заняла позиции на правом фланге, защищенном крутым берегом реки Колочи. 3-й корпус 1-й армии под командованием Н. А. Тучкова должен был преградить путь неприятелю на старой Смоленской дороге у деревни Утипы.

Левый фланг русской армии защищала 2-я армия под командованием П. И. Багратиона. На левом фланге русской армии очень хорошо был укреплен Шевардинский редут. Редут — это полевое замкнутое укрепление круглой, квадратной или другой формы с рвом и валом. Позади Шевардинского редута у деревни Семеновское были построены флеши. Редут был более сильным укреплением по сравнению с флешами, которые представляли собой полевое укрепление стреловидной формы. Один из участников Бородинского сражения сказал о них, что их легко было взять, но очень трудно удержать. Багратионовы (Семеновские) флеши в ходе боя несколько раз переходили из рук в руки.

Русские войска пришли на Бородинское поле 22 августа (3 сентября). 24 августа (5 сентября) после полудня появилась наполеоновская армия. Войска, защищавшие Шевардинский редут, открыли огонь. Наполеон приказал взять редут. Бой за Шевардинский редут продолжался до полуночи. М. И. Кутузов писал об этом сражении: «На моем левом фланге было дело адское; мы несколько раз прогоняли и удерживали место, кончилось уже в темную ночь. Наши делали чудеса…» В этом бою принимала участие большая часть 2-й Западной армии П. И. Багратиона. Ее силы были значительно ослаблены. Из войск 2-й армии только 7-й пехотный корпус Н. Н. Раевского не принимал участие в сражении (правда, четыре полка из 7-го корпуса сражались за Шевардинский редут). Н. Н. Раевский должен был защищать батарею, расположенную на Курганной высоте, которая впоследствии стала называться батареей Раевского. Французы называли высоту большим редутом. С Курганной высоты, которая представляла собой холм, возвышающийся над окружающей местностью, можно было подвергать обстрелу поле битвы вплоть до Семеновского ручья, протекающего по дну оврага в тылу флешей. Русское командование правильно оценило значение Курганной высоты как стратегического ключа позиции и решило поставить там сильную батарею.

Генерал Н. Н. Раевский, судя по тому, что он писал в «Записках об Отечественной войне», не считал высоту достаточно укрепленной. Сообщая о расположении своих войск, он писал: «… правое крыло опиралось на незаконченный редут».

Участник борьбы за Курганную высоту И. П. Липранди, разделяя мнение генерала Н. Н. Раевского, утверждал, что после отражения атаки французов на Курганную высоту валы укрепления осыпались.

Однако поручик пионеров (род инженерных войск в 1812 г.) Д. Богданов, принимавший участие в строительстве редута на Курганной высоте, считал, что укрепление было очень сильным, что все указания Н. Н. Раевского были выполнены и будто бы генерал сказал: «… император Наполеон видел днем простую открытую батарею, а войска его найдут крепость». Думается, следует верить тем, кто дрался на батарее, а не тому, кто ее строил.

Наполеон проявил к Курганной высоте большой интерес. Не доверяя своим генералам, которые внимательно изучали батарею на Курганной высоте, император 25 августа (6 сентября) в 2 часа пополудни отправился сам в сопровождении небольшой свиты изучить позиции неприятеля. Будучи артиллеристом, Наполеон с сознанием дела оценил расположение русских батарей. Он так близко находился от батареи на Курганной высоте, что там его заметили и дали по нему несколько выстрелов, заставив императора вести себя более осторожно.

26 августа (7 сентября) французы открыли артиллерийский огонь и предприняли атаку на село Бородино, находившееся на расстоянии одного километра от Курганной высоты. Так началось Бородинское сражение.

Большинство наших историков считают, что французы трижды атаковали Курганную высоту. Первая атака, предпринятая силами дивизии Ж.-Б. Брусье, была отбита. В результате второй атаки, осуществленной полками дивизии Л.-Ш.-А. Морана, французам удалось ненадолго взять Курганную высоту. Корпус Н. Н. Раевского вместе с отрядом А. П. Ермолова выбили французов. Третья атака французов увенчалась успехом: батарея была взята окончательно. Но какой ценой? То, что досталось французам, нельзя было назвать редутом. Все было разрушено и покрыто трупами. По выражению одного из французов, сражавшегося на батарее Раевского, русские даже мертвые, казалось, охраняли свой редут.

Чем больше историки изучают Бородинское сражение, тем больше возникает невыясненных вопросов. О многом историки продолжают спорить и в наши дни. Но никто и никогда не сомневался в храбрости и самоотверженности русских солдат и офицеров, защищавших на Бородинском поле свое отечество.

Участник Бородинского сражения князь М. С. Воронцов писал в своих воспоминаниях о войне 1812 года: «Мы не совершали в ней великих дел, но в наших рядах не было ни беглецов, ни сдавшихся в плен». О мужестве, стойкости, выносливости русскою солдата писали не только русские, но и те, кто с ними дрался на полях сражений — воины армии Наполеона.

Однако рапорт начальника штаба 1-й армии генерала А. П. Ермолова утверждает совершенно противоположное: «Стрелки наши во многих толпах не только без устройства, но уже и без обороны бежавшие, приведенные в совершенное замешательство и отступающие нестройно 18, 19 и 40 егерские[2] полки дали неприятелю утвердиться». Так писал генерал А. П. Ермолов о действиях русских войск, защищавших батарею Раевского.

Беспорядочное отступление на одном участке фронта одновременно нескольких полков — явление в русской армии неслыханное! Если бы рапорт не был написан одним из самых уважаемых в армии людей, этому бы никто не поверил.

Участник наполеоновских войн, герой Бородина, А. П. Ермолов был известен как человек властный, решительный, иногда резко высказывавшийся о вышестоящих начальниках и о своих сослуживцах. Обладающий сильным характером, остроумный и деятельный, он был незаурядной личностью. В 17 лет он уже имел орден Георгия 4-й степени. Во время кампании 1812 года честолюбивый генерал А. П. Ермолов искал случая отличиться. И такой случай представился на батарее Раевского. Многие современники придавали атаке А. П. Ермолова огромное значение.

С восторгом писал о генерале А. П. Ермолове Н. Н. Муравьев, впоследствии генерал, который за взятие крепости Карс стал именоваться Муравьевым-Карским. Свои «Записки» он написал в 1818 году, когда служил под командованием А. П. Ермолова на Кавказе.

В 1812 году Н. Н. Муравьеву было 18 лет. В качестве офицера свиты Его Императорского Величества по квартирмейстерской части он во время Бородинского сражения находился в Горках при М. И. Кутузове и не был свидетелем атаки А. П. Ермолова на батарею Раевского.

В своих «Записках» Н. Н. Муравьев пишет, что А. П. Ермолов рассказывал ему о последних днях жизни графа А. И. Кутай-сова, начальника артиллерии 1-й армии, погибшего на батарее Раевского во время атаки А. П. Ермолова. Значит, А. П. Ермолов рассказывал ему и об этой атаке. Н. Н. Муравьев пишет о ней со слов генерала: «Он (Ермолов А. П.) собрал разбитую пехоту нашу в беспорядочную толпу и сам с обнаженною шпагою в руках повел оную сборную команду на батарею… Отчаянная толпа, взбежав на высоту под предводительством храброго Ермолова, переколола всех французов на батарее (потому что Ермолов запретил брать в плен). Сим подвигом Ермолов спас всю армию».

В «Записках» Н. Н. Муравьева-Карского генерал Ермолов представляется неким былинным богатырем, которому одному оказалось по плечу сделать то, что не смог сделать ни генерал Н. Н. Раевский, ни И. Ф. Паскевич, ни И. В. Васильчиков, войска которых сражались на батарее.

Впервые о своей атаке на батарею Раевского генерал А. П. Ермолов рассказал в своем рапорте. Об этой атаке писал в рапорте М. Б. Барклай де Толли, писали о ней и в донесении М. И. Кутузова Александру I. В книге «Бородино. Документы, письма, воспоминания» донесение датируется составителями по содержанию августом месяцем. В сноске сообщается, что это «черновая рукопись без подписи, озаглавленная «Описание сражения при селе Бородине, происходившего 26 августа 1812 года». Однако по форме изложения это не описание, а донесение, сделанное от лица главнокомандующего М. И. Кутузова. Донесение это было, по-видимому, подготовлено исполняющим должность генерал-квартирмейстера армий К. Ф. Толем для представления М. И. Кутузовым Александру I.

Подобные донесения писали на основе рапортов военачальников. Русские военачальники не могли написать свои рапорты в августе, так как у них для этого не было ни времени, ни сил. Уже на другой день после сражения ранним утром 27 августа русская армия покинула поле сражения. Русские военачальники не имели возможности даже позаботиться о своих раненых, оставив их на милость французов. С 27 августа по 1 сентября русская армия прошла путь от Бородина до Москвы, ведя арьергардные бои, преодолевая более чем по 20 км в сутки. Рапорты военачальников о действии войск в Бородинском сражении были написаны в основном в сентябре месяце. В частности рапорт А. П. Ермолова. Под рапортом стоит дата — 20 сентября. М. Б. Барклай де Толли написал свой рапорт 26 сентября, значит, донесение М. И. Кутузова Александру I было написано еще позже.

В рапорте М. Б. Барклая де Толли и в донесении М. И. Кутузова Александру I атака А. П. Ермолова на батарею Раевского описывается в одних и тех же выражениях, иногда повторяются без изменения даже целые предложения из рапорта А. П. Ермолова. Нет сомнения, что М. Б. Барклай де Толли и К. Ф. Толь, писавший донесение Кутузова М. И. Александру I, опирались на рапорт А. П. Ермолова, когда описывали сражение за батарею Раевского.

А. П. Ермолов в своем рапорте пишет: «Взяв один только 3-й батальон Уфимского пехотного полка, остановил я бегущих и толпою в образе колонны ударил в штыки. Неприятель защищался жестоко, батареи его делали страшное опустошение, но ничто не устояло».

В рапорте М. Б. Барклая де Толли: «Начальник Главного штаба 1-й армии генерал-майор Ермолов с обыкновенною своею решительностью, взяв один только 3-й батальон Уфимского полка, остановил бегущих и толпою в образе колонны ударил в штыки. Неприятель защищался жестоко, батареи его делали страшные опустошения, но ничто не устояло».

В донесении М. И. Кутузова Александру I написано следующее: «Начальник Главного штаба генерал-майор Ермолов, видя неприятеля, овладевшего батарей, важнейшей во всей позиции, со свойственною ему храбростью и решительностью, вместе с отличным генералом Кутайсовым взял один только Уфимского пехотного полка батальон, и, у строя сколько можно скорее бежавших, подавая собою пример, ударил в штыки. Неприятель защищался жестоко, но ничто не устояло противу русского штыка».

Следовательно, высшее начальство судило об атаке Ермолова прежде всего по рапорту самого А. П. Ермолова. Однако ни в рапорте М. Б. Барклая де Толли, ни в донесении, ни в работах, написанных много позже — нигде не говорится об отступающих егерских полках.

А. П. Ермолов начинает описание атаки на батарею Раевского так: «Проезжая центр армии, я увидел укрепленную высоту, на коей стояла батарея из 18 орудий в руках неприятеля, в больших уже силах на ней гнездившегося. Батареи неприятеля господствовали уже окрестностью сея высоты и с обеих ее сторон спешили колонны распространить приобретенные им успехи».

В «Записках», изданых в 1864–1868 годах, атака Ермолова описана совершенно иначе, чем в рапорте: «Приближаясь ко 2-й армии, увидел я правое крыло ее на возвышении, которое входило в корпус генерала Раевского. Оно было покрыто дымом и охранявшие его войска рассеянные».

Итак, Ермолов из-за дыма не мог видеть, что происходило на батарее. Об этом писал и генерал Н. Н. Раевский: «При приближении неприятеля на выстрел моих орудий пальба началась, и дым закрыл от нас неприятеля, так что мы не могли бы видеть ни расстройства, ни успехов его». Из слов Раевского можно заключить, что неприятель воспользовался мигом удачи: в пылу борьбы, в густом дыму защитники не заметили, как небольшой отряд прорвался на батарею.

Размеры укрепления, на котором стояли 18 орудий, не позволяли неприятелю «гнездиться на нем в больших силах». Генерал Раевский поставил на вершине кургана столько орудий, сколько можно было уместить. Больших сил неприятеля на укреплении не было и не могло быть.

Капитан Ш. Франсуа из 1-й пехотной дивизии Морана, силами которой неприятель предпринял атаку на батарею Раевского, был одним из немногих, кто вместе с генералом Ш.-О. Бонами овладел батареей и кому посчастливилось пробиться к своим. Ш. Франсуа умел не только храбро сражаться, но был и талантливым писателем. Его походный «Журнал», состоящий из 1000 страниц, был издан во Франции в 1903 и 1984 годах.

Капитан Франсуа пишет, что на батарею прорвался 30-й линейный полк с генералом Бонами. «Но другие полки, имевшие свои схватки с русскими, — продолжает капитан Франсуа, — не последовали за ними, и нам помогает только один батальон 13-го легкого». 13-й легкий полк был известен своею храбростью. 24 июня 1812 г. он первым переправился через Неман и вступил на русскую землю.

Лейтенант Итальянской королевской гвардии наполеоновской армии Ц. Ложье де Белькур (1789–1871) не принимал участия в атаке Морана, так как королевская гвардия находилась в резерве. Лейтенант имел возможность наблюдать за атакой Морана с холма, где была расположена итальянская батарея. В своем «Дневнике офицера Великой армии» Ложье пишет: «Несчастный полк, которым я только что восторгался, в данный момент подставляет себя на убой… Только несколько человек 30-го полка проникли в форт со своим генералом».

Согласно французским источникам, войска Наполеона сражались с достойным противником. Капитан Франсуа так описывает атаку на батарею Раевского: «Русская линия хочет нас остановить; в 30 шагах от нее мы открываем огонь и проходим. Мы бросаемся к редуту, взбираемся туда через амбразуры, я вхожу туда в ту самую минуту, как только что выстрелили из одного орудия. Русские артиллеристы бьют нас банниками, рычагами. Мы вступаем с ними в рукопашную и наталкиваемся на страшных противников. Я участвовал ни в одной кампании, но никогда еще не участвовал в таком кровопролитном деле и с такими выносливыми солдатами, как русские».

Генерал Раевский Н. Н., защищавший Курганную высоту, был опытным, закаленным в боях воином. В 25 лет он стал полковником и командиром полка. Генерал хорошо зарекомендовал себя в Персидском походе В. А. Зубова в 1796 году, в наполеоновских войнах 1806–1807 годов, где командовал егерскими полками в авангардных и арьергардных боях под началом князя П. И. Багратиона, в шведской войне 1808–1809 годов, в войнах с турками 1787–1791 и 1806–1812 годов, в войне 1812 года, до Бородинского сражения при деревне Салтановка, где дрался с французским «железным» маршалом Л.-Н. Даву. Подвиг генерала Раевского и двух его сыновей был широко известен в армии. 4 (16) августа генерал оборонял город Смоленск, который штурмовал один из талантливейших маршалов наполеоновской армии М. Ней.

Наполеон говорил о генерале Раевском Н. Н.: «Этот русский генерал сделан из материала, из которого делаются маршалы».

В 1814 году генерала Раевского Н. Н. назначили комендантом Парижа. Бесспорно это был талантливый военный, считавший высшей честью для себя служение отечеству.

Всякий раз, когда читаешь в записках Ермолова А. П. об его лихой атаке на батарею Раевского, встает вопрос: «Где же в это время был генерал Раевский Н. Н.?»

Существует мнение, что генерал Н. Н. Раевский командовал батареей, стоящей на Курганной высоте, и покинул свой пост, когда увидел французов поблизости. На самом деле генерал командовал корпусом, прикрывающем батарею, и ему совсем не обязательно было находиться рядом с артиллеристами. Генералу необходимо было разобраться в сложившейся обстановке.

Почему генерал Раевский не сделал того, что сделал генерал Ермолов, т. е. не ввел в бой резервы? Почему Ермолов всегда утверждал, что его атака на Курганную высоту имела место в 12-м часу, а большинство участников этой атаки считают, что она была раньше?

О продолжительности атаки А. П. Ермолов давал разные сведения. Согласно рапорту она продолжалась 15 минут. В записках, изданных в 1862 году, Ермолов утверждал, что атака продолжалась 10 минут, в записках, изданных в 1863 году, — не более получаса. О времени начала атаки он всегда писал одними и теми же словами: «Около полудня был я его светлостью послан на левый фланг осмотреть расположение артиллерии и усилить оную по обстоятельствам». Путь А. П. Ермолова на левый фланг проходил мимо Курганной высоты.

Время атаки Ермолова на Курганную высоту зафиксировал сам Барклай де Толли. Его адьютант В.И. фон Левенштерн в своих записках писал, что всегда спокойный М. Б. Барклай де Толли разволновался, когда узнал, что два гвардейских полка из резерва его 1-й армии были посланы без его ведома на подкрепление левого фланга, он воскликнул: «Следовательно, Кутузов и генерал Бенигсен считают сражение проигранным, а между тем оно едва только начинается. В 9 часов утра употребляют резервы, кои я не предполагал употребить в дело ранее как в 5 или 6 часов вечера».

Барклай де Толли поспешил объясниться с М. И. Кутузовым и поскакал к Горкам. По словам В.И. фон Левенштерна, разговор М. Б. Барклая де Толли и М. И. Кутузова продолжался несколько минут. Возвращаясь, М. Б. Барклай де Толли сказал В.И. фон Левенштерну: «По крайней мере не разгонят остального резерва». В это время они заметили, что на батарее Раевского «происходило какое-то необычайное движение». «Из-за дыма и пыли, — продолжает В. фон Ле-венштерн, — мы не могли видеть, какая была причина этого движения. Генерал поручил мне разузнать, в чем дело». Итак, согласно В. фон Левенштерну, атака А. П. Ермолова была приблизительно в 10-м часу утра. Следует обратить внимание на мысль, высказанную М. Б. Барклаем де Толли. Если полководец вводит в бой резервы, значит, считает дело проигранным. Можно допустить, что Н. Н. Раевский надеялся спасти батарею задействованными силами. Поэтому и не ввел в бой резервы. Ведь сражение еще только начиналось. Исполнявший обязанности обер-квартирмейстера 6-го пехотного корпуса поручик И. П. Липранди был свидетелем атаки А. П. Ермолова на батарею Раевского. Впоследствии И. П. Липранди написал ряд работ о войне 1812 года. В статье «Краткое обозрение эпизода Отечественной войны (из сочинения А. И. Михайловского-Данилевского) с прибытия князя Смоленского к армии 17 августа до оставления Москвы 2 сентября» он указал: «Почти в начале битвы… оба начальника главных штабов 1-й и 2-й армий Ермолов и Сен-При выбыли из фронта». Если допустить, что прав А. П. Ермолов, утверждая, что атака была предпринята в 12-м часу, то рану он получил в 14 часов (10 или 15 минут или полчаса длилась атака, полтора часа А. П. Ермолов приводил в порядок батарею, прежде чем его контузило. Следовательно, прошло два часа после 12 часов). 14 часов — это уже никак нельзя назвать началом сражения, ведь оно началось в 7 часов утра.

Адьютант А. П. Ермолова П. Х. Граббе так сообщает о гибели А. И. Кутайсова на батарее и о времени, когда это произошло: «Ему шел 29-й год жизни и 11-й час Бородинской битвы, когда он пал, не достигши полудня ни последней, ни первой».

Итак, П. Х. Граббе считает, что атака имела место в И часу, то есть на час раньше, чем указывает А. П. Ермолов.

Н. Н. Раевский также пишет о времени атаки на батарею: «С самого утра увидел я колонны неприятельской пехоты против нашего центра, сливавшиеся в огромную массу, которая, пришед потом в движение, отделила сильную часть от себя, направившуюся к моему редуту».

Известный прусский военный писатель и теоретик К. Клаузевиц во время Бородинского сражения исполнял обязанности обер-квартирмейстера 1-го кавалерийского корпуса и находился в свите своего корпусного командира-генерала Ф. П. Уварова в Горках, когда было получено сообщение о том, что в плен взят неаполитанский король (на самом деле взяли в плен генерала Г.-О. Бонами). Именно в это время М. И. Кутузов приказал Ф. П. Уварову «ударить французской армии во фланг и в тыл». «Решение относительно этой диверсии было принято между 8 и 9 часами утра», — пишет К. Клаузевиц. Значит, атака А. П. Ермолова была между 8 и 9 часами.

Согласно французским источникам, бой за батарею Раевскго начался не позже 9 часов.

«В 8 часов наш полк взобрался на холм и перешел Колочу… Мы строимся в боевую линию, и генерал Моран ведет нас на большую неприятельскую батарею», — так писал капитан Ш. Франсуа.

Если атака Ш.-А. Морана на батарею Раевского происходила утром между 9 и 10 часами, даже еще раньше, то понятно, почему генерал Н. Н. Раевский, увидев неприятеля у своей батареи, не спешил вводить резервы. Бой только еще начинался, и предстоял целый день борьбы.

Перед Бородинским сражением до сведения генералов было доведено распоряжение главнокомандующего 1-й Западной армии от 25 августа, подписанное начальником штаба А. П. Ермоловым, в котором, в частности, говорится: «Главнокомандующий особенно поручает господам корпусным командирам без особенной надобности не вводить в дело резервы свои…»

Историки Л. Л. Ивченко и А. А. Васильев, опираясь на русские и французские источники, убедительно доказали, что атака А. П. Ермолова на батарею Раевского не могла проходить в 12 часов.

Однако в своем рапорте М. Б. Барклай де Толли подтвердил то время начала атаки А. П. Ермолова на батарею Раевского, которое указал его начальник штаба. «К полудни 2-я армия… была опрокинута. Вскоре после овладения неприятелем всеми укреплениями левого фланга сделал он… атаку на центральную батарею. Все укрепления левого фланга взяты были неприятелем, который всеми силами угрожал левому нашему флангу и тылу 7-го и 6-го корпусов», — писал в своем рапорте М. Б. Барклай де Толли.

М. Б. Барклай де Толли одобрил действия своего начальника штаба и разделил ею успех: «Генерал-майор Ермолов приблизился к бегущей 26-й дивизии с батальоном 24-й дивизии, сомкнутой в густую колонну, остановил ее и повел с мужеством к высоте, я отрядил между тем два других батальона справа для обхода левого крыла неприятельского и еще правее выслал Оренбургский полк ударить на левый фланг неприятельской колонны, я приказал всей находящейся в сем месте артиллерии действовать по оной же колонне; все сии меры увенчались желаемым успехом».

М. Б. Барклай де Толли ни словом не упоминает 12-ю дивизию И. В. Васильчикова, четыре батальона которой сражались на батарее Раевского. По словам М. Б. Барклая де Толли, успеха на этом участке боя добились только благодаря действиям 1-й Западной армии и ее командующего.

Желание показать, что действия 1-й армии в Бородинском сражении были более успешными, чем 2-й армии, заставило М. Б. Барклая де Толли признать правильность действий его начальника штаба и подтвердить время начала атаки, указанное Ермоловым А. П. Была и еще причина, по которой М. Б. Барклай де Толли поддержал действия своего начальника штаба. Непредусмотренная атака А. П. Ермолова на Курганную высоту дала повод М. Б. Барклаю де Толли лишний раз доказать, что его рано отправлять в отставку. Накануне сражения М. Б. Барклай де Толли обратил внимание М. И. Кутузова на то, что Курганная высота есть ключ позиции и предложил «построить на сем месте сильный редут». Об этом М. Б. Барклай де Толли написал позднее в «Изображении военных действий 1-й армии в 1812 г.»

М. И. Кутузов не последовал совету М. Б. Барклая де Толли, и на Курганной высоте поставили батарею. М. Б. Барклай де Толли дает понять, что он и его начальник штаба спасли всю армию (правда, А. П. Ермолов приписывал эту заслугу исключительно себе), так как французы легко завладели Курганной высотой, ключом всей позиции, и возникла угроза прорыва русской обороны в центре. «Последствие доказало, — пишет М. Б. Барклай де Толли, — что надлежащее укрепление сей высоты доставило бы сражению совершенно иной успех».

М. Б. Барклай де Толли явно преувеличивает и ценность своего совета, и значение действий своих и своего начальника штаба на Курганной высоте.

Силы дивизии Морана были не достаточно велики-, чтобы сломить сопротивление корпуса Н. Н. Раевского и прорвать центр русской армии. Взятие генералом Ш.-О. Бонами Курганной высоты говорит скорее о безрассудной храбрости генерала, желающего одержать победу любой ценой, и об отсутствии у него боевого опыта.

Генерал Ш.-О. Бонами (1764–1830) начал службу в 1792 году младшим лейтенантом кавалерии. Он находился на разных адъютантских должностях до 1799 года, когда был произведен в генералы. Генерал принимал участие в войнах Французской республики. В 1800 году его уволили в отставку. Ш.-О. Бонами вернулся на военную службу только в 1811 году и был назначен командиром бригады дивизии Л.-Ш.-А. Морана. Таким образом, опытом наполеоновских войн генерал Ш.-О. Бонами не обладал. Некоторым офицерам из бригады Ш.-О. Бонами пришлось побывать в испанском плену. Бородинское сражение давало им возможность смыть позор плена, и они, не колеблясь, последовали за своим генералом. Горстка отчаянных храбрецов овладела батареей, но удержать ее у них не было сил. В бою за батарею 30-й полк был уничтожен почти полностью. Генерал Ш.-О. Бонами получил 15 ран. Когда ему грозила смертельная опасность, он крикнул: «Я неаполитанский король!» Жизнь ему была сохранена, но на этом война для генерала окончилась.

Бородинское сражение было испытанием для М. Б. Барклая де Толли. В тяжелое время отступления ему пришлось пережить многое: его обвиняли в нерешительности, в трусости. В Дорогобуже, не стесняясь присутствия адъютантов, великий князь Константин Павлович бросил М. Б. Барклаю де Толли страшные слова: «Немец… изменник, подлец, ты продаешь Россию!»

В огне Бородинского сражения, под пулями, не жалея своей жизни, М. Б. Барклай де Толли доказал, что он верен своему долгу и способен командовать армией.

В рапорте и в «Изображении военных действий 1-й армии в 1812 г.» М. Б. Барклай де Толли дает понять, что только благодаря его 1-й Западной армии русским удалось избежать разгрома на Бородинском поле, когда «2-я армия, весь 8-й корпус и сводная гренадерская дивизия, потеряв большую часть своих генералов и лишившись самого даже главнокомандующего своего, была опрокинута, все укрепления левого фланга взяты были неприятелем».

М. Б. Барклай де Толли точно указал время и место, где был написан рапорт: 26 сентября, город Калуга. Со дня Бородинского сражения прошел ровно месяц. За это время М. Б. Барклай де Толли был официально снят с поста военного министра. 12 сентября рескриптом Александра I М. И. Кутузов был произведен в генерал-фельдмаршалы и ему единовременно было пожаловано 100 000 рублей. Таким образом, на долю М. И. Кутузова достались и чин, и богатство, а М. Б. Барклай де Толли получил орден Георгия 2-й степени. 16 сентября М. И. Кутузов объединил 1-ю и 2-ю Западные армии в одну. Хотя М. Б. Барклай де Толли и оставался на посту командующего армией, у него уже не было прежней власти и самостоятельности. Он подал прошение об увольнении из армии по болезни. 19 сентября М. И. Кутузов сообщил Александру I об «увольнении от командования армией» М. Б. Барклая де Толли.

Больной, в тяжелом душевном состоянии М. Б. Барклай де Толли покинул армию и отправился в имение своей жены. В городе Калуге жители закидали его карету камнями с криками: «Изменник!»

Все это не могло не сказаться на том, как он излагал события Бородинского сражения. Непризнанный полководец вольно или невольно подчеркивал заслуги 1-й Западной армии и свои собственные. В рапорте он описал атаку на батарею Раевского сухо, по-деловому. М. Б. Барклай де Толли не видел в действиях начальника штаба 1-й армии ничего героического, подчеркнув, что А. П. Ермолов действовал «с обыкновенной своей решительностью».

Адьютант А. П. Ермолова П. Х. Граббе утверждает, что успешными действиями на батарее Русская армия обязана только А. П. Ермолову. М. Б. Барклая де Толли во время атаки на батарею не было: «По утверждению за нами возвращенной батареи Раевского Ермолов послал меня донести о том Барклаю де Толли. Я нашел его под картечью пешком; он что-то ел. С улыбающимся светлым лицом он выслушал меня, велел приветствовать Ермолова со знаменитым подвигом и уведомить, что Дохтурова корпус идет на подкрепление центру».

Записки П. Х. Граббе были опубликованы в 1873 году, когда их автору было 84 года. Со времени войны 1812 года прошло более полувека.

Историки, конечно, знают цену историческим документам, запискам, воспоминаниям. Жаль, что они печатают только тексты и часто удерживают свое мнение о них при себе, предоставляя читателям самим разбираться, где правда, а где выдумка. Чтобы установить истину, следует прочитать, что пишут об атаке Ермолова другие участники атаки.

Адьютант М. Б. Барклая де Толли В. фон Левенштерн в своих воспоминаниях пишет, что атаку на батарею Раевского с целью вырвать батарею из рук французов первым начал не А. П. Ермолов, а он, В. фон Левенштерн, именем командующего он поднял в атаку батальон Томского пехотного полка, потом к нему присоединился А. П. Ермолов и штаб армии. В. фон Левенштерн утверждает, что тогда, на Кургане, сам А. П. Ермолов признал его заслугу. Ни А. П. Ермолов, ни М. Б. Барклай де Толли, по словам В. фон Левенштерна, подоспевший на батарею во время стычки, об этом ничего не пишут.

В последней редакции своих «Записок», изданных в 1863–1864 годах, А. П. Ермолов уже не писал об отступавших егерях. «Подойдя к небольшой углубленной долине, отделяющей занятое неприятелем возвышение, нашел я егерские полки 11-й, 19-й и 40-й, служившие резервом. Несмотря на крутизну восхода, приказал я егерским полкам и 3-му батальону Уфимского полка атаковать штыками… Бой яростный и ужасный продолжался не более получаса».

В рапорте и в «Записках» 1863 года А. П. Ермолов писал о 18-м, 19-м и 40-м егерских полках, а в последнем издании «Записок» появляется 11-й егерский полк вместо 18-го. Возможно, это опечатка. 11-й полк, согласно донесению М. И. Кутузова Александру I, во время Бородинского сражения находился в промежутке от 3-го пехотного корпуса до левого крыла 2-й Западной армии. По другим данным полк прикрывал Горкинские батареи.

18-й, 19-й и 40-й егерские полки входили в состав 1-й Западной армии. Так как П. И. Багратион взял часть полков из дивизии И. В. Васильчикова, то Н. Н. Раевский попросил подкреплений. Два егерских полка были переданы под его командование. М. Б. Барклай де Толли в своем рапорте не писал, что эти полки отступали, и не мог писать, так как эти полки вступили в бой за высоту только во время атаки А. П. Ермолова. Генерал Н. Н. Раевский не мог сразу бросить их в бой, так как они только что вернулись из боя за село Бородино. В своем рапорте Н. Н. Раевский писал о егерских полках: «Все сии войска я расположил таким образом позади редута, чтобы они при атаке оного неприятелем взяли бы колонны с обеих флангов».

Бригадный командир егерских полков полковник Н. В. Вуич был опытным военным. Он участвовал в русско-турецкой войне 1787–1791 годов. Под командованием А. В. Суворова штурмовал крепость Измаил. В 1806–1807 годах сражался с наполеоновскими войсками. Принимал участие в русско-шведской войне 1808–1809 годов. Во время этой войны, находясь со своим 25-м егерским полком на одном из островов Балтийского моря, он подвергся нападению со стороны местных жителей и шведского десанта. Силы были неравные, полк был истреблен, а оставшиеся в живых попали в плен. Полковник сильно переживал случившееся с ним несчастье. Даже в 1812 году его можно было вывести из равновесия, напомнив ему о шведской войне. Во время Бородинского сражения полковник Н. В. Вуич рвался в бой, стремясь реабилитировать себя, и во вдохновляющем примере начальника штаба армии с обнаженной шпагой в руке явно не нуждался.

В 1812 году майор 1-го егерского полка М. М. Петров вел журнал военных действий своего полка. На основании этих записей он описал бой у села Бородина. Когда егеря, стоя по грудь в воде, уничтожали мост через Колочу, А. П. Ермолов стоял (пишет М. М. Петров) «на окраине берега над нами под убийственными выстрелами неприятеля». Именно по представлению А. П. Ермолова М. М. Петров был награжден орденом Святого Георгия 4-й степени. Бок о бок с 1-м егерским полком сражались егеря полковника И. В. Вуича, о которых М. Б. Барклай де Толли писал в рапорте: «Я приказал полковнику Вуичу, начальнику егерской бригады 24-й дивизии, атаковать сего неприятеля в правый фланг. Сей храбрый офицер ударил в штыки, и в миг перешедший на наш берег неприятель был опрокинут». Егеря 1-го, 19-го и 40-го полков были посланы поддержать находившийся в селе Бородине лейб-гвардии егерский полк, который в очень невыгодной для него позиции подвергся атаке неприятеля, превосходившего его силами. В. фон Левенштерн писал: «Барклай высказал, что этот отборный полк был употреблен в месте столь опасном и бесполезном для его целей, вопреки его желанию. По его мнению, в этом пункте было бы достаточно иметь обсервационный пост.

Он обвинял в этом бедствии А. П. Ермолова, предложившего Л. Л. Беннигсену и М. И. Кутузову поставить тут этот полк. Таким образом погиб безо всякой пользы один из лучших полков гвардии». А. П. Ермолов лично наблюдал, как героически сражались егеря 19-го и 40-го полков Н. В. Вуича у села Бородина. Начальник штаба 1-й Западной армии не мог не знать, что для полковника Н. В. Вуича значило Бородинское сражение. Оно должно было восстановить его честь офицера, вернуть ему душевное спокойствие. А. П. Ермолов все это знал и все-таки написал в своем рапорте об «отступающих» егерях.

После того как атака Ш.-А. Морана была отражена, защищать батарею Раевского по приказу М. Б. Барклая де Толли должна была 24-я пехотная дивизия П. Г. Лихачева, которая заменила понесший тяжелые потери корпус Н. Н. Раевского. 19-й и 40-й полки, входившие в 24-ю дивизию, продолжали сражаться за батарею; причем 19-й егерский полк под командованием Н. В. Вуича был включен в отряд генерала И. Д. Цибульского, который занял позицию впереди Раевского, а 40-й егерский полк находился в составе войск, оставшихся на самой батарее. Отряд И. Д. Цибульского первым принял на себя удар неприятеля во время решающего штурма батареи Раевского, Ему пришлось выдержать натиск одного из лучших полков наполеоновской пехоты, 9-го линейного, атаку которого возглавлял лично Евгений Богарне, пасынок Наполеона, командир 4-го корпуса Великой армии.

Атаку 9-го линейного полка поддержали значительные силы неприятеля: полки Ш.-А. Морана, Ф. Э. Жерара и Ж.-Б. Брусье. В ходе боя генерал И. Д. Цибульский был ранен, и командование отрядом принял Н. В. Вуич. Отряд нес тяжелые потери.

Французские полки тяжелой кавалерии, прорвавшиеся на батарею Раевского, после гибели их командира, генерала О. Коленкура, не выдержали сильного огня русской артиллерии и пехоты и вынуждены были покинуть батарею. Отступая, они столкнулись с отрядом Н. В. Вуича. Отряд был так малочислен, что полковник не стал строить каре, а приказал солдатам лечь на землю. 19-й егерский полк пропустил через себя отступающих французских всадников. После войны в ноябре 1814 года 19-й егерский полк был награжден знаком на кивера с надписью «За отличие». 40-й егерский полк дрался на батарее Раевского, отражал атаки французской пехоты и кавалерии. Полк понес огромные потери, даже большие, чем 18-й и 19-й егерские полки: было убито 286 унтер-офицеров и нижних чинов, 20 человек было ранено. За боевые заслуги были награждены 5 офицеров орденами и трое анненскими шпагами.

Перед атакой дивизии Морана на Курганную высоту 18-й егерский полк был расположен «пред самой батареи». Он был оттиснут колоннами Ш.-О. Бонами. «Полк этот сильно пострадал от мужественного сопротивления наступающим, что пришел к батарее уже в самом незначительном числе», — так писал И. П. Липранди. Несмотря на то что полк понес большие потери, приказа отвести его в тыл не последовало. И полк присоединился к резерву Н. Н. Раевского: к 19-му и 40-му егерским полкам. Во время атаки A. П. Ермолова на батарею Раевского фельдфебель 18-го егерского полка В. В. Золотов взял в плен раненого генерала Ш.-О. Бонами, за что был произведен в подпоручики.

Многие офицеры 18-го егерского полка во время русско-шведской войны 1808–1809 годов служили в 25-м егерском полку под командованием Н. В. Вуича. И вместе с ним разделили печальную участь полка: плен, следствие. Это надолго омрачило жизнь офицеров. Александр I посчитал своих офицеров невиновными. Полк был заново сформирован, но офицеры были распределены в другие полки. Служившие ранее в 25-м полку, а в 1812 году в 18-м егерском полку офицеры: подполковник Т. И. Чистяков, капитан B. И. Бреер, штабс-капитан С. А. Эйсмонт, поручики А. И. Мей и А. Е. Мандерштерн (в роте которого служил фельдфебель В. В. Золотов), подпоручик П. И. Лытошин страстно желали сражения, чтобы восстановить свою честь. И имена этих героев можно найти в наградных списках, где были увековечены их подвиги. О героических действиях 18-го полка писал в своих рапортах М. Б. Барклай де Толли, писал в донесении Александру 1 полковник К. Ф. Толь.

26-я пехотная дивизия Паскевича И. Ф. сражалась на батарее Раевского в составе четырех пехотных полков: Нижегородского — шеф-полковник Н. Ф. Ладыженский, командир-подполковник Кадышев; Орловского — шеф И. Ф. Паскевич, командир-майор П. С. Берников; Полтавского — командир-полковник Бобоедов и Ладожского — шеф-полковник И. Я. Савоини.

Шеф Нижегородского полка Н. Ф. Ладыженский в сражении при деревне Салтановке 11 июля 1812 года был ранен в рот. У него была повреждена челюсть и язык. Несмотря на рану он остался в строю и командовал своим полком в Бородинском сражении.

Орловский полк в апреле 1813 был награжден серебряными трубами с надписью: «За отличие при поражении и изгнании неприятеля из пределов России 1812 г.», а также вензелями Александра 1 на знамена.

В бою при Красном 2 августа 1812 года Полтавский полк сражался в отряде генерала Д. П. Неверовского. Отряд потерял часть артиллерии и кавалерии. Его положение было крайне тяжелым. Неприятель не раз предлагал сдаться, на что Полтавский полк отвечал: «Умрем, а не сдадимся!»

Нарвский пехотный полк, сражавшийся в 1-й бригаде 12-й пехотной дивизии И. В. Васильчикова, о которой в рапорте М. Б. Барклая де Толли вообще ничего не говорится, во время атаки А. П. Ермолова взял три неприятельских знамени, о чем написано в наградных документах нижних чинов.

Шеф Ладожского полка полковник И. Я. Савоини в бою за батарею Раевского был ранен, но своего полка не покинул. Трудно поверить, чтобы такие люди могли бежать с поля боя, как утверждали А. П. Ермолов и М. Б. Барклай де Толли.

А. П. Ермолову понадобилось написать о больших силах противника, «гнездившегося» на батарее Раевского, и об отступающих стрелках и егерях, чтобы показать во всем блеске свою атаку на батарею.

В донесении Александру 1 полковник К. Ф. Толь придал этой атаке героический ореол. А. П. Ермолов был удостоен эпитета «храбрый». Генерал А. И. Кутайсов назван отличным генералом. Признав атаку А. П. Ермолова на батарею Раевского нужной и необходимой, М. Б. Барклай де Толли и К. Ф. Толь вынуждены были признать и тот факт, что имелись бежавшие с поля боя, так как иначе нельзя было оправдать действия А. П. Ермолова, который не выполнил приказ Кутузова М. И., пославшего его на левый фланг, и, введя резервы, ослабил в известной степени наши силы перед решающей атакой неприятеля на батарею, которая к вечеру оказалась в руках французов.

А. П. Ермолов в рапорте пишет о бежавших с поля боя стрелках и отступающих егерских полках. М. Б. Барклай де Толли уточняет, кто были бегущие стрелки: «Генерал-майор Ермолов приблизился к бегущей 26-й дивизии». В донесении Кутузова М. И. Александру I написано, что 26-я дивизия была опрокинута, то есть неприятелю удалось расстроить ее боевые порядки, но нигде не говорится о том, что 26-я дивизия бежала с поля боя. Складывается впечатление, что К. Ф. Толь пишет в донесении о бежавших, как бы создавая фон для атаки А. П. Ермолова, подчеркивая ее своевременность. В рапорте генерала Н. Н. Раевского вообще ничего не говорится о бежавших: «… без выстрела головы оных (колонн противника — И.Е.) перелезли через бруствер. В то же самое время с правого моего фланга генерал-майор Паскевич с полками атаковал штыками в левый фланг неприятеля, за редутом находящегося; генерал-майор Васильчиков то же самое учинил на их правый фланг, а генерал-майор Ермолов, взяв батальон егерей полков, приведенных полковником Вуичем, ударил в штыки прямо на редут, ще, истребив в нем всех находящихся, взял генерала, ведущего колонны, в плен. Генерал-майоры Васильчиков и Паскевич опрокинули в мгновение ока неприятельские колонны…»

О том, что на батарее Раевского войска бежали с поля боя, писали и некоторые современники, те, кто были знакомы или с самим генералом А. П. Ермоловым или с рапортами А. П. Ермолова и М.Б. Барклая де Толли о действиях наших войск в Бородинском сражении. Участник Бородинского сражения будущий министр народного просвещения А. С. Норов писал в своих воспоминаниях о генералах А. П. Ермолове и А. И. Кутайсове: «Поравнявшись с центральною батареею, они с ужасом увидели штурм и взятие батареи неприятелем, оба бросились в ряды отступающих в беспорядке полков…»

В 1812 году А. С. Норову было 17 лет. Он был прапорщиком и командовал взводом гвардейской артиллерии. Во время сражения первую половину дня его рота простояла в резерве рядом с Преображенским полком. Свидетелем атаки А. П. Ермолова он не был. «Клубы и завесы дыма, из-за которого сверкали пушечные огни или чернели колонны, как пятна на солнце, закрывали от нас все. А что может видеть фронтовой офицер, кроме того, что у него делается на глазах?» — так писал А. С. Норов в своих воспоминаниях, в которых решил высказать свое мнение о романе Л. Н. Толстого «Война и мир». Автор воспоминаний возмущается пренебрежительным отношением Л. Н. Толстого к генералу А. П. Ермолову и его атаке на батарею Раевского и приглашает великого писателя почитать реляцию (рапорт) Барклая де Толли. По-видимому, и сам А. С. Норов почерпнул свои сведения о Бородинском сражении из рапорта М. Б. Барклая де Толли.

В числе тех, кто считал, что значение атаки А. П. Ермолова было недостаточно оценено, был и поэт-партизан Д. В. Давыдов, который в Бородинском сражении не участвовал. После боя у Колоцкого монастыря он получил под свое командование 50 гусар и 80 казаков, с которыми и отправился партизанить. Пытаясь «защитить» генерала А. П. Ермолова, «коего мужество, способности и скромность в донесениях слишком всем известны», Д. В. Давыдов приводит в доказательство заслуг А. П. Ермолова рапорт М. Б. Барклая де Толли.

Полковник К. Ф. Толь, когда писал в донесении М. И. Кутузова Александру I о действиях войск на Бородинском поле и в частности на батарее Раевского, стремился представить действия участников сражения в героическом свете, отдать должное и А. П. Ермолову, и Н. Н. Раевскому, и М. Б. Барклаю де Толли. На Бородинском поле защитники Отечества честно выполнили свой долг. Многие из них погибли, многие получили увечья, только счастливцы остались в живых. И не было такой награды, которая была бы достойна их подвигов. И какие бы высокие слова ни нашел К. Ф. Толь для описания их подвигов, он все равно ни смог достойно описать доблесть и самопожертвование русских воинов.

«Года минули, страсти улеглись», и участники сражения посмотрели на свои действия как бы со стороны, глазами бесстрастного наблюдателя.

Дежурный штаб-офицер 6-го пехотного корпуса Д. Н. Болговский написал воспоминания о Бородинском сражении по просьбе историка А. И. Михайловского-Данилевского в 1836 году. Д. Н. Болговский не ставил своей целью прославлять того или иного генерала, он написал о действиях русской армии на отдельных участках сражения без эмоций. О бое за батарею Раевского Д. Н. Болговский писал: «… мужественное сопротивление, оказанное генералами: Паскевичем — с 26-й дивизией, Ермоловым и Васильчиковым — с другой, привело в замешательство неприятельские массы, которые потерпели совершенную неудачу в своем предприятии — это была бойня, нежели бой». Д. Н. Болговский не выделил генерала А. П. Ермолова как единственного героя, которому армия была обязана спасением. В действиях генерала он не нашел ничего героического.

Подвиг А. П. Ермолова при ближайшем рассмотрении не кажется таким блестящим, как его представляет сам генерал А. П. Ермолов. Из его рапорта можно заключить, что на батарее Раевского вообще не было ни одного офицера: генерал А. П. Ермолов останавливает бегущих, вводит в бой свежие войска, выбивает неприятеля с высоты, приводит в порядок батарею и удерживает ее в своих руках, пока не получает контузию. Тут генерал должен удалиться. «Удаление Ермолова должно поставить в число роковых случаев этого дня, для него и для армии». Это мнение его адьютанта П. Х. Граббе.

Генерал Н. Н. Раевский не придавал атаке А. П. Ермолова большого значения.

В своих воспоминаниях Н. Н. Раевский писал: «Я полагаю, что неприятель сам причина своей неудачи, не у строя резерва для подпоры в колонны, шедшей на приступ».

Под городом Малоярославцем М. П. Ермолов попытался повторить свою блестящую атаку: без приказа М. И. Кутузова он вступил в бой с неприятелем. На этот раз обстоятельства не складывались для А. П. Ермолова так благоприятно, как на Бородинском поле. Сил у него было явно недостаточно, и он послал к М. И. Кутузову адьютанта просить подкрепления. По словам А. П. Ермолова, первый адьютант был отправлен М. И. Кутузовым обратно «без всякого приказания». Второй посланный имел также мало успеха. «Он (М. И. Кутузов — И.Е.) с негодованием плюнул так близко к стоявшему против него посланнику, что тот достал из кармана платок, и было замечено, что лицо его имело более в том надобности».

М. И. Кутузов умел заставить себя уважать даже таких офицеров, которые пользовались расположением самого Александра I, каковым был и А. П. Ермолов.

М. Б. Барклай де Толли и К. Ф. Толь очень хорошо знали, насколько можно было верить словам начальника штаба 1-й армии: ни в рапорте М. Б. Барклая де Толли, ни в донесении Кутузова М. И. Александру 1 об отступающих егерях не говорится ни слова. Однако в наше время рапорт А. П. Ермолова и его «Записки», изданные в 1863 году и переизданные в 1988, повествуют о том, как бесславно вели себя егеря на батарее Раевского. Современные историки верят этому не сомневаясь. Например, в книге «Бородино: 1812», изданной в 1987 году, при описании атаки А. П. Ермолова на батарею Раевского на странице 175 цитируется та часть рапорта А. П. Ермолова, где говорится об отступающих егерях, без каких бы то ни было комментариев. В сборнике «1812 год. Воспоминания воинов русской армии» (М., 1991) на странице 93 можно прочитать следующее: «А. П. Ермолов бросился на штурм батареи во главе батальона Уфимского пехотного полка, увлекая за собой отступавшие егерские полки».

Генерал Н. Н. Раевский писал своему сыну: «Я не люблю Ермолова, он никогда не был военным человеком, надеялся всегда на свою хитрость; обманы рано или поздно открываются, на них полагаться не должно».

Можно соглашаться или не соглашаться с генералом Н. Н. Раевским. А. П. Ермолов храбро дрался на полях сражений.

Он достоин славы, как и все, кто сражался за свое Отечество. Но нельзя допустить, чтобы слава А. П. Ермолова затмевала подвиги многих и многих солдат и офицеров, которые честно исполнили свой долг на Бородинском поле. Они достойны самой высокой награды — благодарной памяти потомков.

ЧИТАТЕЛЬСКИЙ КЛУБ


Ведущий — Станислав Зигуненко


ПО СЛЕДАМ СЕНСАЦИИ


АТАКА С НЕБА

Уважаемая редакция! Летом 1994 года мы стали свидетелями падения на Юпитер осколков кометы Шуммейкера-Леви. А в декабре 1992 года две аналогичные космические «пули» просвистели рядом с Землей. Так неужто специалисты не понимают, какую опасность несут подобные осколки? Что предпринимается для ликвидации?

В. М. Морозова, Московская область

Впервые на такую опасность обратили внимание 20 лет назад при довольно-таки драматических обстоятельствах. Мартовской ночью 1975 года спутники радиолокационной разведки, запущенные НАСА по заказу Пентагона, засекли на территории СССР загадочную вспышку. На традиционный запуск межконтинентальной баллистической ракеты она не была похожа — уж слишком быстротечна. И потому эксперты Пентагона предпочли воздержаться от комментариев до накопления большего количества информации. И она не заставила себя ждать — с орбиты время от времени стали поступать доклады о новых вспышках. Согласно расчетам, некоторые из них были такой силы, что вызвать их могли разве что взрывы атомных бомб…

Впрочем, от мысли, что это возможные происки «красных», пришлось отказаться почти сразу же. Спутниковые данные не подтвердила агентурная разведка; да и районы, в которых фиксировались вспышки, были самыми различными — некоторые находились даже на территории самих США… Военным экспертам пришлось обратиться за помощью к разведчикам от науки, и те вскоре расставили все на свои места. Первопричиной вспышек оказались крупные метеориты, со всего маха врезавшиеся в земную атмосферу и взрывавшиеся в ее верхних слоях. Всего с 1975 по 1992 годы разведывательные спутники засекли 136 крупных взрывов, мощность которых составляла от 500 до 15 000 т в пересчете на тринитротолуол.

Впрочем эксперты, собравшие эти данные и теперь намеренные опубликовать их в книге под названием «Опасность существует и сегодня», полагают, что полученные данные заведомо занижены — ведь основной целью спутников-шпионов было отнюдь не слежение за взрывами метеоритов. И все-таки полученные сведения подтверждают опасения тех ученых, которые издавна говорили о метеоритной опасности.

Шестьдесят пять миллионов лет назад гигантское тело — астероид или комета — низринулось с небес, столкнувшись с Землей на скорости более 10 км/с. Огромное количество энергии, выделившейся при ударе, породило кошмарную цепь катастроф — бури, цунами, холод и тьму, парниковое потепление, кислотные дожди и всемирные пожары. Когда же восстановилось спокойствие, оказалось, что половина существовавшей флоры и фауны исчезла. История Земли пошла по новому, непредвиденному пути.

Так пишут в своей статье, опубликованной журналом «Сайянтист Американ», Уолтер Альварес и Фрэнк Азаро, специалисты по доисторическим катастрофам. По их мнению гибель динозавров, которая и по сей день не дает покоя специалистам и дилетантам, произошла как раз вследствие столкновения нашей планеты с небесным телом. Свое предположение американские специалисты выдвинули отнюдь не на пустом месте. Отец одного из авторов процитированной статьи, лауреат Нобелевской премии Льюис Альварес и его коллега Элен Мишель из Беркли два десятилетия назад нашли фактическое подтверждение такого столкновения.

Их метод был основан вот на каком соображении. Обычное соотношение редкоземельного металла иридия в земной коре — около 0,03 частей на миллиард. Однако при анализе «небесных гостинцев» — метеоритов — картина вырисовывается совершенно иная. Здесь содержание иридия достигает 500 частей на миллиард. Так вот, если в рассматриваемый период Земля действительно подверглась атаке из космоса, рассудили исследователи, то в донных осадках должна содержаться прослойка, в которой будет аномально большое количество иридия.

И экспериментальные данные этот факт действительно подтвердили! Преступник, что называется, оставил улику: некоторое количество иридия, имевшееся в небесном теле, при соударении испарилось, а затем тонким слоем рассеялось по всей планете и было зафиксировано в осадочных породах.

Оставалось уточнить место действия. Ведь кратер диаметром 200–300 км — улика, скрыть которую, казалось бы, не так легко. Однако долгое время поиски астроблемы (что в переводе означает «звездной раны») на поверхности планеты оставались тщетными. Правда, в результате поисков были, к примеру, обнаружены Аризонский кратер в США, Попигайская впадина в Восточной Сибири и еще десятки других. Однако все они не подходили либо по диаметру, либо по возрасту.

Лишь в начале 1992 года два подходящих кратера были обнаружены на морском дне. Сначала мексиканские геофизики Глен Имшел и Антони Камалья обнаружили кратер диаметром около 300 км неподалеку от карибского побережья Центральной Америки. Затем аналогичный кратер был обнаружен у побережья острова Куба.

Но почему их два? Ведь «небесный дуплет», согласно теории вероятности, штука практически неосуществимая. «Судя по всему, астероид при вхождении в плотные слои атмосферы раскололся на две половинки», — нашли выход из положения специалисты.

О той давнишней катастрофе можно бы было, наверное, не вспоминать, если бы в декабре того же 1992 года рядом с нашей планетой не просвистели две очередные космические «пули». Сначала в ночь с 8 на 9 декабря на расстоянии 3,6 млн. км, что вчетверо меньше расстояния от Земли до Луны, пролетел астероид Таутатис, диаметр которого некоторые специалисты оценивают в 10 км. А неделю спустя на расстоянии 180 млн. км — тоже по космическим меркам не так уж далеко — просвистела комета Свифта — Таттла.

И добро бы на том все и кончилось. Нет, астероид обещает вернуться в 1996 году, а затем — еще в 2000, 2004 и т. д. Правда, астрономы нас утешают: последующие визиты астероид будет наносить, «кланяясь нам издали», с расстояния порядка 5 млн. км.

Что же касается кометы, то она обещает вернуться через 130 лет, в канун Марьина дня, 14 августа 2126 года. И на каком расстоянии она проследует — один Бог знает… Во всяком случае, к такому выводу заставляет прийти циркуляр № 5636, выпущенный 15 октября 1992 года Центральным бюро астрономических телеграмм.

Уже сам факт, что впервые за 70 с лишним лет существования Международной астрономический союз опубликовал официальное предупреждение о потенциальной возможности столкновения Земли с огромной кометой, заставляет задуматься о многом. Столкновение с массивным небесным телом, обладающим скоростью сближения во многие десятки тысяч километров в час, может повлечь за собой глобальное изменение климата и… В общем, вымрем мы как динозавры.

Но насколько велики шансы на такой исход? Сами авторы вышеупомянутого циркуляра расценивают вероятность прихода «конца света» через 132 года как 1:10 000. Еще меньшим числом определяют возможность пессимистического исхода отечественные специалисты из Государственного астрономического института имени П. К. Штернберга. В частности, доктор физико-математических наук, заведующий отделом небесной механики Н. В. Емельянов полагает, что о какой-либо достоверности расчетов на столь продолжительный срок вообще говорить не приходится. Ведь кроме гравитационных взаимодействий, определяющих траекторию движения кометы (а мало ли с каким небесным телом может тем или иным способом контактировать комета на окраинах солнечной системы или за ее пределами?), в расчет надо бы принять и так называемые негравитационные взаимодействия. Дело в том, что на движение кометы влияют солнечный ветер и световое давление, сопротивление межпланетной пыли и газа… И в таких условиях рассчитать движение небесного тела переменной массы — а комета является именно таким объектом — не представляется возможным.

И все-таки, с учетом всего вышеизложенного, астрономы предлагают принять определенные меры безопасности. Например, комиссия НАСА по инициативе уже известного нам профессора Альвареса-старшего еще в 1990 году составила план непрерывного слежения за ночным небом. На составление карты с маршрутами астероидов и комет, имеющих критичные для Земли траектории, комиссия запросила 500 млн. долларов. Эта сумма нужна для модернизации телескопа и радаров, а также для организации круглосуточного дежурства по всему миру с помощью названных наблюдателей и тех же спутников-разведчиков.

Пока ответа на предложение Альвареса и его единомышленников со стороны сильных мира сего не поступало. Война с Ираком, югославский кризис и прочие «горячие» проблемы отнимают и внимание, и деньги. Многие также кивают на статистику: согласно ей, со времен динозавров не зарегистрировано ни одного случая гибели людей при падении метеорита. Известно лишь, что один «небесный посланник» в Египте «прихлопнул» собаку.

Однако будем все же благоразумны. Не погибнуть бы нам по-собачьи… Ведь когда астероид или комета врежутся в нашу планету, вести дебаты, принимать какие-то меры будет уже поздно. И потому, быть может, стоит прислушаться к мнению сотрудника ИОФАНА С. Н. Попова. «Надежным щитом от космической бомбардировки, — полагает он, — могла бы спять созданная международным сообществом система Круговой Обороны Земли на базе разработанной американцами системы СОИ. Такое ее применение, вместо стремления устрашить других членов экипажа планеты Земля — задача, несомненно, куда более благородная».

Для превращения мечты в реальность ученый и его сторонники предлагают провести конверсию спутников-шпионов и создать сеть внеземных станций обнаружения метеоритной опасности. Эти станции располагаются на круговых стационарных орбитах, одновременно могут являться и стартовыми площадками ракет, снабженных ядерными и термоядерными зарядами.

Обнаружив нежелательного гостя на удалении около 500 тыс. км, космический патруль может выслать навстречу нарушителю земного спокойствия пару ракет. И те либо разнесут его вдребезги, либо заставят изменить курс.

Впрочем, в случае с кометой Свифта — Таттла можно поступить и по-другому. Как сообщила газета «Нью-Йорк Таймс», американские ученые предлагают и другой проект. Согласно ему межпланетный патруль встретит комету еще на дальних подступах к Земле. На ядре кометы разместят химический или ядерный реактор, который начнет превращать лед кометного ядра в пар. Его струи, действуя наподобие маневровых двигателей, и заставят комету изменить свой курс.

В общем, похоже, у человечества на сей раз есть шанс уцелеть. Ведь в отличие от динозавров люди не лишены воображения. А коли так, то за оставшийся век с четвертью наверняка сообразят что-нибудь, не дожидаясь последних мгновений.

* * *

PS. Пока материал готовился к печати, поступили новые сообщения на данную тему.

Как пишет журнал «Ньюс Сайянтист», встреча нашего Солнца с системой Альфа Центавра, которая состоится через 28 тыс. лет, может стать причиной того, что сотни тысяч комет окажутся на траекториях, грозящих столкновением с нашей планетой. Правда, согласно предсказаниям теоретиков, кометы эти доберутся до внутренней части Солнечной системы не раньше, чем через 20 млн. лет. Так что время для раздумий и принятия надлежащих мер имеется.

Тем не менее специалисты и политики зашевелились уже сегодня. Так конгрессмены США раскошелились на создание первичной системы раннего предупреждения о приближении к Земле опасных небесных странников. Поначалу эта система будет состоять из б телескопов, затем возможно ее дальнейшее развитие усилиями не только США, но и других стран.

Отдел перспективного планирования НАСА начал разработку более детального проекта такой системы, о практической результативности которой конгрессменам нужно будет доложить через 10 лет. К работе, возможно, будут подключены и ведомства, которые занимаются проблемами стратегического вооружения, поскольку именно ракеты с ядерны-ми и термоядерными зарядами должны противодействовать астероиду, нацеленному на нашу планету.

Так, во всяком случае, полагает 86-летний Эдвард Теллер, один из «отцов» американской термоядерной бомбы. Выступая на недавней международной конференции, состоявшейся в Челябинске-70, он предложил, не откладывая, готовиться к началу натурных экспериментов в космосе с использованием ядерных зарядов с целью выявления способов их наиболее эффективного применения для борьбы с астероидами и кометами.

Основным его оппонентом оказался профессор Аризонского университета Том Герелз. Опираясь на данные 120 авторов сборника об астероидной опасности, подготовленного им к печати, он заявил, что две трети авторов предпочли бы обойтись без применения ядерного оружия, поскольку это может привести к возобновлению гонки ядерных вооружений.

Но, похоже, все-таки возобладает точка зрения Э. Теллера. Военным в кои веки представится возможность сделать нечто полезное для спасения человечества, поскольку именно ядерные заряды и ракеты — единственно реально имеющиеся на сегодня средства защиты от астероидной опасности.

СПРАШИВАЛИ? ОТВЕЧАЕМ


ДЕСЯТЬ ЛЕТ БЕЗ СОЗНАНИЯ

Говорят, многие бывшие генсеки доживали свой век на электронике. всякие хитрые приборчики стимулировали жизненные процессы до тех пор, пока был ток в батарейке или пока была нужда в данном «руководителе»… Действительно ли это так?

А. К. Клинова, Тверская область

Честно сказать, не знаю, как обстояли дела с генсеками — состояние их здоровья в свое время у нас считалось государственной тайной. Но в принципе поддержать жизнедеятельность организма даже в том случае, когда отказывает мозг, современная наука и техника вполне могут. Примером тому может послужить хотя бы история Карен Энн Куинлан, тело которой 10 лет оставалось живым, хотя сознание полностью отсутствовало.

Еще Рене Декарт полагал, что корни человеческого мышления заложены в шишковидной железе — маленьком образовании нейроэндокринной ткани, расположенном в самом центре мозга. Последнее компьютерное обследование мозга Карен показало, что великий французский мыслитель был недалек от истины.

В апреле 1975 года она в компании с друзьями выпила джин с тоником. Но перед этим Карен, как выяснилось, приняла транквилизатор валиум и обезболивающий препарат дарвон. После такой смеси у нее остановилось сердце и прекратилось дыхание. В течение часа медики «скорой помощи» пытались привести ее в чувство, но она оставалась в состоянии комы.

Девушку поместили в реанимацию, но предупредили родственников, что недостаток кислорода во время остановки сердца и дыхания уже мог оказать на мозг девушки губительное действие. Однако опасаясь обвинений в противозаконных действиях, медики отказались отключить аппарат искусственного дыхания. Так что понадобилось специальное судебное разбирательство, чтобы в 1976 году суд штата Нью-Джерси удовлетворил иск родителей и врачи отключили аппарат.

Каково же было их удивление, когда выяснилось, что и после этого Карен не умерла. Ее организм самостоятельно перешел в так называемое перманентное вегетативное состояние. Она продолжала дышать уже без посторонней помощи, а сердце ритмично, хотя и медленно билось. Тело таким образом целое десятилетие жило своей обособленной жизнью, проходя обычные суточные циклы сна и бодрствования. «Просыпаясь» утром, Карен открывала глаза, но на лице ее ни разу не промелькнуло и проблеска мысли, за все время она не произнесла не единого слова.

Наконец в 1985 году она, к облегчению окружающих, умерла, заразившись инфекционным заболеванием.


НАРУШИТЕЛЯ ЛОВИТ СПУТНИК

Мне доводилось слышать, что теперь за состоянием окружающей среды будут следить даже из космоса. Так ли это?

Виктор Самохин, Ярославская область

Если помните, о недавнем прорыве трубопровода на севере России мировая общественность узнала прежде всего из спутниковой информации. Снимки, полученные из космоса, действительно могут быть сегодня использованы для всестороннего экологического мониторинга. Сольет, скажем, где-то в океане, под покровом ночи капитан танкера воду из грязных промасленных баков, а спутник тут же засечет нарушение. И по прибытии в порт капитана уже будет ждать снимок, подтверждающий содеянное, и крупный штраф…

В рамках налаживания подобной службы немецкие исследователи недавно провели эксперимент. В Северном море ночью было слито в море около 400 л нефти. Образовавшееся пятно диаметром около 5 км тут же было засечено радаром, установленным на спутнике. Причем вот что интересно: радар реагирует на феномен, отмеченный еще Жюлем Верном в «Пятнадцатилетием капитане». Помните, чтобы спастись от шторма, команда выливает за борт наличные запасы ворвани — китового жира, надеясь таким образом усмирить разбушевавшуюся стихию? Оказывается, писатель-фантаст в данном случае ничего не придумал: масляная пленка действительно увеличивает поверхностное натяжение и заметно уменьшает уровень волнения океана.

Вот на это-то гладкое пятно посреди волнующегося океана и среагировал спутник. А получив из космоса подтверждение, что содеянное засечено радаром, исследователи потренировались еще и в уничтожении масляного пятна специально припасенными для этой цели химикатами.

ТАК КТО ЖЕ УБИЛ ЛИНКОЛЬНА?

Пишут, что последнее время криминалисты, кроме обычных отпечатков, начинают использовать в своей работе и так называемые генетические. То есть, для идентификации подозреваемого используют микроскопические остатки кожи, волос, крови и т. д., оставшиеся на месте преступления. А какую давность могут иметь подобные «генетические отпечатки»?

В. К. Киркниин, г. Владивосток

О, подобные «отпечатки» тем и интересны, что они гораздо долговечнее обычных. Вот какой случай недавно вспомнила американская пресса.

Официально считается, что президента Авраама Линкольна застрелил актер Джим Уилкинс Бутс, который в 1825 году хладнокровно вошел в президентскую ложу во время спектакля, застрелил Линкольна, спрыгнул из ложи в партер и, воспользовавшись возникшей суматохой, сумел скрыться, невзирая на то, что при неудачном прыжке сломал ногу.

Лишь неделю спустя его обнаружили в штате Теннеси и застрелили во время ареста.

Однако в том же году разнесся слух, что агенты убили подсадную «утку», двойника Бутса, а настоящий преступник благополучно скрылся. Он прожил после того достаточно долгую жизнь под чужим именем и лишь на склоне лет признался в содеянном своему адвокату. Тот упомянул об этом случае в секретной записке, оставленной по наследству сыну, и так тайна дошла до наших дней.

И вот ныне исследователи решили проверить достоверность легенды. Для этого у наследников Бутса получено разрешение исследовать останки убитого, хранящиеся в семейном склепе. Полагают, что исследование образцов ДНК, сохранившихся на мумии, наконец даст ответ на вопрос, кто именно покоится в семейном склепе.

Ждать разрешения вековой тайны осталось недолго: к лету 1995 года исследователи собираются опубликовать полученные результаты. И мы, конечно, не преминем сообщить вам об этом.


СЫН СНЕЖНОГО ЧЕЛОВЕКА?

В газете «Скандалы» № 8 и 14 за 1994 год я прочла две заметки — «Одичавший мутант — живая жертва Чернобыля» и «Сын снежного человека». Как видно уже из заглавий, в первой речь идет о человеке, мутировавшем под действием радиации. Он не говорит, понимает лишь самые простые слова и весьма радиоактивен. Во второй рассказывается, как у польки М. Зенкевич после ее туристского путешествия в Гималаи родился необычный ребенок. Шерстистый покров покрывает все его лицо, мальчик не по годам силен и т. д. Правда ли все это?

Е. М. Краснюк, г. Москва

Ну что же давайте попробуем во всем разобраться. Начнем хотя бы со случая с полькой. Согласитесь, ребенка можно привезти даже из турпохода в соседний лесок. Что же касается излишних волос, силы и т. д., то и у нормальных родителей время от времени рождаются дети с различного рода отклонениями, атавизмами. Помнится, в школьном учебнике долгое время присутствовал рисунок, изображавший хвостатого мальчика.

Но если отбросить шутки в сторону, то в данном случае вопрос надо понимать так: могут ли у высших млекопитающихся существовать межвидовые гибриды? Ответ на этот вопрос будет отрицательным. Иначе грех скотоложества кончался бы появлением на свет, скажем, кентавров. Природа же знает лишь мулов — помеси лошадей с ослами. Да и те, как известно, являются стерильными.

Но, быть может, возможно тогда воздействовать на наши способности по созданию гибридов с помощью радиации? В полеводстве такие эксперименты вполне проходят. Как показал опыт того же Чернобыля, мутанты рождаются также у домашних животных — лошадей, коров, собак и т. д. И на людях волей-неволей поставлен достаточно масштабный опыт. Но итог его, к сожалению, печален: в результате облучения рождаются, как правило, лишь уроды. Они вполне могут не говорить, отставать в своем развитии и т. д. Но чтобы человек от радиации просто столь быстро деградировал? Разве что он попросту сошел с ума? Такое, к сожалению, тоже отмечают медики: радиация резко обостряет в организме все имеющиеся зачатки болезней, в том числе и умственных…

Ну и чтобы, как говорится, закрыть вопрос, упомянем о тех случаях, когда межвидовая гибридизация все же возможна. Оказывается, секс в мире микробов приводит к образованию монстров с невиданными ранее свойствами. Это, в частности, отметили участники недавней научной конференции в Бермингеме.

Передача генов от одной особи к другой в мире микробов называется конъюгацией. Она возможна в тех случаях, когда одна бактерия обладает избыточным генетическим материалом — плазмидом. Так вот плазмиды — дополнительные кольца ДНК в теле бактерии — могут в принципе переходить не только от одной особи к другой данного вида, но и от бактерии к вирусу, грибку и даже к растению!

У НАС В ГОСТЯХ


«ВСЕ МОЖЕТ БЫТЬ!..»

Уважаемая редакция! Ныне выпускается такое количество различных изданий, что глаза разбегаются… Что купить? Что почитать? Быть может, вы что-либо присоветуете?..

Р. К. Малинина, Рязанская область

Дорогая Раиса Константиновна!

Спасибо за доверие. Однако все же мы не рискуем взять на себя ответственность и выступить в роли прямого советчика-указчика: «Это, дескать, вы читать можете, а вот это нет!..» Все мы имеем свою голову на плечах, и каждый волен выбирать чтение по своему вкусу и разумению. А потому давайте договоримся так. Время от времени мы будем приглашать в читательский клуб представителей тех или иных редакций, и они будут рассказывать нам о своих изданиях, наиболее интересных публикациях, планах на будущее и т. д.

Так уж получилось, что первым в галерее наших почетных гостей оказался главный редактор издания во многом нам родственного (там тоже любят отвечать на разного рода вопросы, разгадывать некие головоломки) — всероссийского альманаха «Не может быть» И. Мосин.

— Игорь Иванович, как же это так получается: вы довольно часто утверждаете, что на свете все бывает, а вот название вашего издания, как будто, гласит совсем другое?

— Никакого противоречия лично я в том не вижу. Изумившись, мы, как правило, с ходу восклицаем: «Не может быть!» А уж потом, поостывши, начинаем разбираться, что к чему…

Наша главная задача — заинтриговать читателя, поведать ему о чем-то необычном, но тем не менее вполне вероятном.

— И судя по тому, что тираж альманаха год от года неуклонно растет, ныне уж приближается к 200 тысячам, и это, похоже, не предел, вы нашли свою «экологическую нишу»?

— Получается так. Давайте я попробую сформулировать, чем мы отличаемся от других изданий, какие ставим перед собой цели и задачи. Прежде всего — формирование нового мировоззрения. Что сие означает? Большинство нынешних журналов, альманахов, газет — жуткие материалисты; они, по существу, начисто игнорируют существование мира духовного, так сказать, того, что нельзя пощупать. Мы же признаем такие феномены и печатаем информацию о них под рубриками «Невероятно, но факт», «Пятое измерение», «Современные суперсенсации»… Короче, знакомим читателей с тем, что хотя и не видимо, но есть в реальности — в наших ощущениях, мыслях, душе. Фактов здесь, как говорится, миллион. Не секрет, что ныне мировая наука находится в некоем кризисе — нет ни новых великих открытий, ни новых основополагающих законов. А причина, на мой взгляд, кроется в том, что сугубо материалистический способ познания в какой-то мере оказался ограниченным. Для дальнейшего продвижения в глубины материи, для постижения сокровенных тайн мироздания современным ученым волей-неволей придется смириться с существованием мира незримого и учесть все, что из этого вытекает. То есть произойдет сплав материи и духа. Из него-то и родится новое научное мировоззрение.

— Ну что ж, цели поставлены, рубежи намечены. А как вы их достигаете?

— Мы предлагаем читателям, даже заставляем их без устали удивляться. Вы меня извините, но порою мне кажется, что многие наши научно-популярные издания стали настолько унылыми, что их серость не могут скрыть даже цветной дизайн и роскошная иностранная печать. Но ведь наука — это же тайна, загадка, поэзия, романтика! Вот мы и стараемся подавать материалы на своих страницах так, чтобы читатель не мог оторваться от наших страниц, как от хорошего детектива. Наш девиз: «Каждый материал — сенсация!»

— Кроме больших статей, очерков, репортажей, интервью в каждом номере можно найти огромное количество маленьких заметок, под каждой из которых значатся координаты разработчиков. Это что — скрытая реклама или какой-то профессиональный ход?

— Рекламы мы, конечно, не чураемся. И податели оплачивают ее как положено. Но, заметьте, российские Левши всегда были без гроша за душой. И особенно лихо приходится ныне. Поэтому в каждом номере мы стараемся дать от 30 до 100 коротких корреспонденций, чтобы хоть как-то помочь этим людям. Причем делаем это, заметьте, совершенно бесплатно. Для нас главное в данном случае — помочь энтузиастам найти себе сподвижников. Причем без помощи жадных до «навара» посредников. Заинтересовало вас какое-то сообщение, придвигайте поближе телефон и звоните напрямую.

Вполне может быть, что в будущем мы для таких целей заведем даже специальную полосу. И назовем ее, скажем, так — «Контакты». Есть у нас и другие задумки. Неплохо бы, наверное, создать на базе альманаха уникальную сеть по сбору научно-коммерческой информации. Сегодня мы знаем что, где и как делается, готовы поделиться этими сведениями с заинтересованными лицами. Причем учтите: сведения для нас поставляет армия лучших научных журналистов России. Взгляните на наши полосы и сами в том убедитесь.

— Что же, действительно, имена Владимира Губарева, Михаила Реброва, Альберта Валентинова и многих других говорят сами за себя. И все-таки: чем вы намерены поразить своих читателей в будущем?

— Планов много. Они касаются как внешнего облика, так и содержания альманаха. Хотелось бы перейти на офсетную печать — это дало бы возможность помещать более качественные, выигрышные иллюстрации. Возможно, нам удастся увеличить и объем альманаха — тогда мы сможем печатать большее количество интригующих материалов.

Что же касается их тем… Задумали вы, например, цикл публикаций о сенсационных методах лечения, которые разрабатывались в наших суперзакрытых институтах на случай третьей мировой войны. Так вот там есть такие «старые новинки», что только диву остается дивиться. Вот лишь один пример: советские ученые перевели все инъекции из жидкого состояния в таблетки. Стало быть — никаких уколов!

Продолжим мы и серию рассказов о той супертехнике, которая также готовилась к пуску в серию в случае надвигающейся опасности. Но потом — по тем или иным причинам так и не была доведена до конца. А там ведь есть весьма неплохие задумки, которые могли бы принести немало пользы в рамках конверсии…

Еще один пласт, который мы будем продолжать разрабатывать — сбор информации о загадочных явлениях природы, нашего бытия и возможные варианты их толкования…

И это еще «цветочки». О «ягодках» вы можете узнать сами, купив очередной номер. А еще лучше — не поленитесь, зайдите на почту и подпишитесь на одно из самых дешевых научно-популярных изданий России. И тогда альманах — все может быть. — сам найдет дорогу в ваш дом.

ДОСЬЕ ЭРУДИТА


БУДУЩЕЕ ПЛАНЕТЫ ЗЕМЛЯ попытались определить американцы Дж. Сакман и К. Креймер из Калифорнийского технологического института и канадец А. Бутройд из Торонтского университета. Они разработали модель развития Солнца от рождения до настоящего момента, а затем экстраполировали ее на будущее. У них получилось, что яркость Солнца за 1,1 млрд, лет возрастет как минимум на 10 %. Следствием этого явится «парниковое» потепление, которое может привести Землю на грань катастрофы.

Надо сказать, что нечто подобное уже предсказывал несколько лет назад Дж. Кастинг, разработавший аналогичную модель в Пенсильванском университете. Однако его модель не учитывала глобального облачного покрова, который, по идее, должен в какой-то мере противодействовать перегреву. Впрочем, как показали последние исследования, и облака спасут Землю не надолго (по космическим меркам, конечно). После того как Солнце увеличит свою яркость до 40 %, а это произойдет примерно через 3,5 млрд, лет, из океанов будет испаряться вся вода, и Земля уподобится современной Венере, то есть станет горячей и сухой, несмотря на плотно окутывающие ее облака.

Остается надеяться, что наши отдаленные потомки все-таки найдут возможность избежать перегрева. Например, сдвинут планету подальше от Солнца, на более удаленную орбиту.


ТАК ОТЧЕГО ЖЕ ВСЕ-ТАКИ ПОГИБЛИ ДИНОЗАВРЫ? Споры на эту тему, как показала очередная научная конференция, состоявшаяся в Хьюстоне (США), все не утихают. Правда, ныне большинство скептиков согласилось, что вероятнее всего гибель динозавров произошла именно в результате столкновения Земли с огромным болидом-астероидом или кометой 65 млн. лет тому назад. Споры теперь в основном ведутся вокруг частностей.

Так, скажем, если в ранних версиях «метеоритной» теории основной упор делался на смертоносное влияние образовавшегося при ударе пылевого облака, которое могло блокировать солнечный свет и прекратить фотосинтез, тем самым истребив растения, которыми питались животные, то ныне в ход пошли и другие теории. Положение динозавров в немалой степени ухудшилось еще и благодаря (если за такое можно благодарить) глобальным пожарам, выпадению кислотных дождей, разрушению озонного слоя и т. д.

Так Ричард Терко из Калифорнийского университета рассчитал, что при ударе метеорита могло образоваться примерно в 50 000 раз больше серной кислоты, чем при извержении вулкана Пинатубо. И уже одно это могло привести к понижению температуры на Земле на 5—10 °C. Это довольно много, если учесть, что похолодание в последнюю ледниковую эпоху составило всего 4 °C.

Впрочем, сам Терко признает, что его модель достаточно приблизительна, и она неизбежно будет уточнена, как только ученые получат более полную информацию относительно физических и биологических следствий падения метеорита.


ДВОЙНАЯ СПИРАЛЬ — ПРИГОВОР МЕТАФИЗИКЕ? Представьте себе ситуацию. Некий профессор-генетик попал в плен к инопланетянам, тайно высадившимся на Землю, чтобы поработить нашу планету. Чтобы предупредить землян о грозящей опасности, профессор додумывается до такой хитрости. Он записывает свое послание на ДНК синтезированного им вируса. Причем, чтобы исследователи поняли, что такое сочетание нуклеотидов не случайно, послание повторяется несколько раз. Затем профессор заражает вирусом свой организм и заболевает. От него заражаются и пришельцы, которые, в свою очередь, имеют контакт с внешней средой. На Земле возникает невиданная эпидемия. Стремясь разобраться в ее первопричине, ученые расшифровывают ДНК вируса и прочитывают послание профессора. Планета и цивилизация таким образом спасены, а коварным пришельцам, подобно марсианам Г. Уэллса, приходится весьма туго от изобретенной профессором болезни.

Занятная история, не правда ли? Прямо сюжет для фантастического романа. Но вот какой вывод делает из нее английский исследователь Ричард Доукинс. «Открытие Уотсона и Крика — смертный приговор метафизике, — пишет он в своей статье, помещенной в британском журнале «Спектайер». — Оно не оставляет места для существования души в организме…»

Далее доктор Доукинс скромно намекает, что оба лауреата Нобелевской премии бывают у него дома, а стало быть, он знаком с предметом из первых рук, и продолжает свои рассуждения: «До 1953 года, когда Уотсон и Крик открыли двойную спираль ДНК, еще можно было предположить, что в организме человека скрывается нечто загадочно-неуловимое. Но ныне это уж дело невозможное…»

Развивая свою мысль, Р. Доукинс далее вспоминает о цифровой системе записи информации в компьютере. Нечто подобное, по мнению британского исследователя, происходит и в нашем организме. Только вместо двоичного кода запись информации в спирали ДНК производится с помощью четверичного кода — именно таково количество основных нуклеотидов в организме, да вместо электрических сигналов используются химические, в которых нужная информация шифруется с помощью частотной, а не амплитудной модуляции.

«Ну так где же может скрываться бессмертная душа? — вопрошает Доукинс, подводя итог своим рассуждениям. — Нет, человек — всего лишь машина для жизни, передания наследственных черт себе подобным. Самый совершенный компьютер — вот кто такой человек!»

Конечно, сочинению Доукинса не откажешь в логике. Но все-таки после прочтения его становится как-то неуютно: неужто все мы — всего лишь неодушевленные биологические машины, не более, чем компьютеры?..


ПАРАПСИХОЛОГИЯ В СВЕТЕ ТОЧНОЙ НАУКИ. «Современная психиатрия, выражаясь фигурально, заглянула в квантовую механику, — пишет в своем отчете о недавней научной конференции, состоявшейся в Лондонском институте психиатрии, корреспондент английской газеты «Дейли Телеграф» Джером Берн. — Заглянула и зажмурилась от удивления. Оказывается в мире элементарных частиц вполне обыденны явления, которые нормальному человеку, кажется, не могут привидеться даже в кошмарном сне…»

Действительно, тут материя может одновременно быть как минимум в двух состояниях — волны и частицы. Тут два электрона взаимодействуют друг с другом, находясь на весьма отдаленных по сравнению с их размерами расстояниях. Тут частица вдруг может оказаться по ту сторону непроницаемого, казалось бы, барьера, а два лептона, столкнувшись, могут породить целый рой частиц куда больших размеров и массы…

А что, если нечто подобное происходит не только в глубинах Вселенной, недрах ускорителей, но и в наших головах? Раньше подобные предположения могли себе позволить лишь писатели-фантасты. Теперь, похоже, очередь дошла и до ученых. Во всяком случае, профессор Крис Кларк предложил использовать для описания процессов мышления термины, принятые в квантовой физике. Профессора-физика поддержал психиатр Питер Фервик. Он рассказал о своих экспериментах, проведенных с целью доказать, что два человека, «настроенные друг на друга», могут, словно пара электронов, передавать информацию на значительные расстояния.

С этой целью Фервик приглашал участвовать в экспериментах влюбленные парочки. Надевал каждому из возлюбленных шлем с датчиками энциллографа и разводил на расстояние в несколько километров. После этого одному из влюбленных давали прослушать звуки, способные возбудить какие-то эмоции: скажем, досаду на чересчур громкий и резкий шум. И что же? Через несколько секунд энциллограф другого подопытного фиксировал всплески, характерные для бурной эмоциональной деятельности мозга. «Однако опыт удавался, когда двое были действительно влюблены друг в друга», — подчеркнул профессор.

Так что, возможно, Фервик невзначай открыл и способ экспериментальным путем проверять силу чувств на расстоянии. Скажем, если эмоции улавливаются на дистанции в 5 км, то любовь средней силы, а вот если в 10 км, то повышенной…

А Роджер Пенроуз, профессор математики из Оксфорда, высказал предположение, что за эмоции, мысли и т. д. в мозге отвечают так называемые микротрубки — мельчайшие межклеточные структуры, которым прежде отводилась лишь второстепенная роль. Как именно они работают, никто объяснить пока не в силах. Но быть может, именно здесь прячется разгадка того, что теологи называют душой?


КУРЕНИЕ ОСЛАБЛЯЕТ КОСТИ. Взрослые женщины, выкуривающие по пачке сигарет в день, подвергаются большему по сравнению с некурящими риску заболевания остеопорозом и переломов костей. У них также быстрее наступает менопауза. К такому выводу пришли австралийские врачи в результате обследования 40 женщин-близнецов в возрасте от 27 до 73 лет. Так, у 50-летней женщины, которая курила 25 лет, плотность костей оказалась на 10 % меньше, чем у ее некурящей сестры.

Наиболее вероятной причиной уменьшения плотности костной ткани у курящих является снижение выработки экстрагена вследствие воздействия токсинов, содержащихся в табаке.


ПОМОГЛИ… СТАЛЬНЫЕ САПОГИ. Как сообщают китайские газеты, крестьянин Юань Гоушэн из провинции Хэнань, которому долгое время не удавалось вылечить варикозное расширение вен на ногах, нашел чудодейственное средство — 60-килограммовые стальные сапоги.

Весной 1990 года он решил испробовать для лечения известное издавна в народе средство — ношение очень тяжелой обуви. Сначала он носил ежедневно в течение 2–3 часов стальные сапоги весом по 25 кг каждый. Через год он заметил, что варикозные вздутия стали уменьшаться. Тогда он надел сапоги весом по 30 кг, и еще через год варикозные расширения исчезли полностью.

Однако теперь, привыкнув носить тяжелые сапоги, крестьянин уж не может обойтись без них. Стоит ему снять их хотя бы на несколько часов, как он начинает испытывать слабость в ногах. Поэтому и по сей день Юань Гоушэн ходит, работает в поле в 60-килограммовых сапогах, хотя сам весит всего 65 кг.

ВЕРСИИ


КАРТА КОЛУМБУ УПАЛА С НЕБА…

В связи с недавним празднованием 500-летия открытия Колумбом Нового Света возникла и новая волна интереса к этой проблеме: а как же все-таки отважные мореплаватели сделали свое замечательное открытие? Были ли они первыми людьми, перебравшимися через море-океан из этой части света в ту?.. Вот какую интересную гипотезу на этот счет предлагает наш читатель В. М. Урванов.

Колумб знал, куда плыл! У него имелась карта или другой источник информации, где был достаточно подробно описан весь путь. Высказав свое мнение на этот счет, постараюсь теперь его подтвердить известными мне фактами.

Историк из Алма-Аты Д. Цукерник в одной из своих работ отмечает, что, двигаясь по неизвестному маршруту, кораблям Колумба следовало бы, наверное, ночью ложиться в дрейф, чтобы не натолкнуться на рифы или иную напасть. Однако каравеллы, по свидетельству очевидцев, шли полным ходом круглосуточно, как будто кормчие точно знали: впереди на несколько сот миль никакой опасности нет. Более того, на тот случай, если буря разъединит караван, капитан каждого судна имел пакет, который предписывалось вскрыть лишь при удалении 700 лиг (4150 км) от Канарских островов.

Но именно на таком расстоянии от Канарских островов находятся восточные острова Карибского архипелага. Таким образом получается, что у Колумба была какая-то предварительная информация. Но откуда?

Известный адмирал Пири Рейс в своей «Книге морей» пишет, что «неверный по имени Коломбо, генуэзец, открыл эти земли. В руки названного Коломбо попала одна книга, в которой он прочитал, что на краю Западного моря… есть берега и острова. Там находили всевозможные металлы и драгоценные камни. Вышеназванный Коломбо долго изучал эту книгу…»

Но если так, то откуда взялась сама книга? Может быть, упала с неба — в самом прямом смысле этого слова. Для доказательства такого предположения мы можем сослаться на исторический факт, зафиксированный в английской рукописи. В ней сказано, что в 1123 году при правлении Генриха I над Лондоном появился воздушный корабль, похожий на морское судно, и бросил якорь в центре английской столицы. По веревочному трапу на землю спустились люди. Однако лондонцы вовсе не оказали им должного гостеприимства. Напротив, посчитав их посланниками дьявола, утопили, кого поймали, в Темзе. Остальные же, спешно обрубив канат, улетели неведомо куда.

Далее, согласно другой летописи, церковь в Бристоле имела на своих дверях решетку, сделанную из якоря, сброшенного с другого воздушного судна, который появился над городом в 1214 году. Тогда якорь неудачно зацепился за груду камней, и после нескольких попыток освободить его экипаж обрезал канат и улетел.

Отсюда, понятное дело, вытекает следующий вопрос. Откуда в то время над Англией могли появиться воздушные суда, судя по всему похожие на дирижабли, если первый полет шара братьев Монгольфье был, как известно, совершен лишь в 1783 году? Исторических же документов, в которых было бы указано, что подобные корабли существовали бы где-нибудь в Средней Азии или на Ближнем Востоке, не имеется. Трудно предположить, что на таких кораблях могли бы прилететь путешественники из Индии и Китая. И далековато, и попутных ветров не наблюдается, и нет, самое главное, сведений о том, что в описываемое время там подобные корабли имелись.

Стало быть, остается предположить последнее: пришельцы могли прибыть из Нового Света через Атлантику. Именно здесь с запада на восток дуют пассаты, которыми воспользовался и сам Колумб впоследствии. Но откуда взялся дирижабль в это время в Америке? И почему воздушных путешественников лондонцы приняли за посланцев дьявола?

Легче всего ответить на последний вопрос. Прежде всего потому, что эти люди в буквальном смысле прилетели. А как известно, кроме ангелов могут летать лишь черти, ведьмы и прочая нечистая сила. На ангелов же пришельцы, вероятно, были мало похожи. Их медно-красная кожа могла скорее навести бледнолицых лондонцев на мысль, что они имеют дело с посланцами зла, загоревшими возле адских печей.

На предыдущий же вопрос: «Кто был строителем воздушного корабля?» — ответить сложнее. Проще всего, конечно, предположить, что то были посланцы иных миров с более развитой цивилизацией. Но почему тогда они не прилетели на ракете?..

Доисторическое наскальное изображение, находящееся высоко в горах Перу, раскрывает свою тайну перед специалистом, пишет немецкий журнал «Хобби». Бывший сотрудник фирмы «Сименс», инженер Вольфганг Фолькродт предлагает фантастически звучащую разгадку: это изображение не что иное, как схема паровой машины бронзового века. При ее помощи еще в те далекие времена люди могли летать! Вот как это могло быть…

И две и три тысячи лет назад люди и божества пытались завязать контакты. Но, как правило, они были неравноправны: богам надо было приносить жертвы, они устанавливали законы и диктовали жизненный уклад… Словом, они были всемогущи. Но были ли они вообще? А если и были, то боги ли они? А что, если в их роли выступали гениальные изобретатели и умельцы, которые использовали свои изобретения, чтобы получить некий капитал — приобрести власть над себе подобными?..

Догадка не лишена основания. В Ветхом Завете, есть слова, которые в переводе на современный язык дают иногда, казалось бы, немыслимые понятия. К числу таких, например, относится слово «херувим». «Они стояли, как стражи, перед тронами богов и служили тягловой силой у колесницы пророка «Иезекииля», — значится в Библии. И далее: «…Огонь и человеческие создания охраняли, по преданиям многих древних народов, подступы к заветным местам».

Эти создания, похожие на людей, могли размахивать мечами, расправлять крылья и при этом вокруг них распространялись пар и дым, раздавалось гудение или слышались раскаты грома. Не случайно переводчик Библии для одной из американских сект, стремясь осовременить перевод, избежать непонятных слов, вместо «херувим» написал «тепловая машина». Может быть, еще лучше в таких случаях просто употреблять слово «робот»?

До сего времени остается непонятным и что, собственно, имели в виду создатели Ветхого Завета, когда писали про облака, по которым плыл бог Яхве при исходе израильтян из Древнего Египта. По ночам эти облака светились. Говорилось что-то и об огне, исходившем из них. Быть может, эти «облака» были попросту воздушными шарами, наполненными дымом и горячим воздухом? Возможно также, что на них имелись и тепловые машины, подобные той, что нарисована, выбита на доисторическом наскальном изображении в Перу…

Считать так заставляют вот какие факты. Примерно лет десять тому назад одной из экспедиций, кажется, удалось подобрать ключ к разгадке наскальных изображений, сделанных на стеле в Раймонди (Перу) и относящихся к культуре Чавин де Хуантар. Эта культура возникла примерно за 850–200 лет до Рождества Христова на высокогорных плато буквально из ничего, как будто ее занесло откуда-то.

Особенно заинтересовало специалистов в области техноархеологии изображение, представляющее собой некую конфигурацию, составленную из четырех как бы вставленных друг в друга котлов. Так, во всяком случае, поняли это изображение инженеры. В самый верхний котел наливалась холодная вода. Во второй котел сверху подавался пар. Кипящая вода через два вентиля в форме буквы «V» впрыскивалась в третий по счету котел. В нем она быстро превращается в горячий пар, так как стенки четвертого, самого нижнего котла подогревались непосредственно огнем. Пар выталкивал наружу два боковых вращающихся цилиндра в противотакте. В итоге прикрепленные к поршням рычаги двигались подобно человеку, размахивающему руками.

Конечно, конструкция достаточно причудливая. Но рациональное зерно в ней есть. В особенности, если, руководствуясь расчетами и здравым смыслом, отбросить лишние детали, вычленить главное. Тогда перед нашим взором должно предстать вот что.

На стеле изображен херувим древних божеств — страж, размахивающий мечом. Этим механизмом, вполне возможно, было положено начало умной технике бронзового века. Конечно, три тысячелетия назад познания людей в физике и математике были значительно меньшими, чем ныне. Но копировать природу в каких-то случаях человек вполне умел. Вот и создали безвестные инженеры прошлого механического слугу «по своему образу и подобию». Причем скопировали они до тонкостей не только внешние особенности человеческой фигуры — херувим, как и человек, мог даже щелкать пальцами. Древние специалисты смогли понять и главный принцип — тепло они превратили в механическую работу.

Причем вот что для нас особенно интересно. Паровая машина могла использоваться не только для того, чтобы херувим махал мечом, преграждая путь идущему. На стеле можно увидеть и паровую машину, двигающую летательный аппарат! Для управления им требовалось как минимум два человека — один управлял самим двигателем, второй следил, чтобы летательный аппарат двигался в заданном направлении с помощью качающихся крыльев, приводимых в движение паром.

Но крылья эти, конечно, не могли поднять в воздух сам аппарат, подобно тому, как это делают птицы. Нет, это делалось с помощью баллона, наполненного горячим воздухом, который нагревался той же тепловой машиной. Причем, чтобы дирижабль мог летать в заданном направлении, по-видимому, требовалось четыре «херувима», располагавшихся по углам прямоугольной рамы. Посередине находилась система из четырех котлов, подававшая пар.

И на таком аппарате пророк, судя по его словам, отправляется в путешествие к храму, расположенному на высокой горе.

«И увидел я там человека, который выглядел так, будто он был изваян из бронзы», — сообщает далее Иезекииль. Почему он считает этот эпизод достойным внимания? Наверное потому, что необычный цвет кожи данного субъекта прямо-таки бросался в глаза. Но если пророк действительно увидел краснокожего человека, то есть индейца, то получается, что Иезекииль на воздушном корабле совершил путешествие от Иерусалима до Чавин де Хуантара.

Возможно ли это? В принципе да. Ведь сегодня не так уж сложно совершить такое путешествие на современном дирижабле. Главная трудность тут, видимо, в другом. Откуда такая техника взялась более 3000 лет тому назад? Попробуем порассуждать на эту тему.

Описываемые события происходят во времена царя Соломона. А этот властитель, надо сказать, не только сам отличался мудростью. У него вполне могло хватить ума, чтобы собрать вокруг себя группу талантливых людей. Освобожденные от тягот жизни, они занимались каждый тем, чем хотел. И не исключено, что пока один сочинял оду в честь своего благодетеля, другой изобретал нечто более существенное. И додумался, кроме всего прочего, до создания воздушного корабля.

Царь Соломон ничего против этого не имел: всегда полезно иметь под рукой что-то такое, чего нет у твоих соседей. Однако во время одного из испытательных полетов мог произойти казус: испытатель опустился на своем «облаке» прямо на площадь, во время праздника, посвященного открытию, скажем, нового храма, построенного в честь того же царя Соломона. Возможно, впрочем, что сей театральный эффект задумался специально, но даже мудрейший Соломон не мог предвидеть, к чему это приведет.

А произошло вот что. Спустившийся с «небес» был немедленно провозглашен богом Израиля. Вряд ли такой поворот событий понравился царю, поскольку в стране грозило установиться двоевластие: одни поклонялись бы царю, другие же — живому богу. И тогда Соломон пошел по тому пути, который спустя тысячелетия повторили известные герои фильма «Праздник Святого Йоргена». В фильме новоявленному святому предлагают снова «вознестись», дабы он не путался под ногами и не спутывал некие высокие планы. Похоже, такой же путь избрал и Соломон. Он предложил изобретателю и его сподвижникам убираться из страны подобру-поздорову. Что и было исполнено.

Компания отправилась на корабле в страну Офир, из которой древние египтяне, финикийцы и подданные самого царя Соломона привозили золото, серебро, драгоценные камни и пряности. По одной из гипотез, эта страна располагалась на месте сегодняшнего Перу. И пришельцев, точнее «прилетельцев», там, очевидно, приняли на высшем уровне.

…Так что, как теперь вам стало очевидно, было откуда появиться над Лондоном и другими городами Англии, а может и всей Европы, воздушным кораблям с бронзоволицыми экипажами.

Ну а что случилось дальше? Да хотя бы вот что. Когда часть экипажа не в меру ретивые лондонцы утопили в Темзе, оставшиеся воздухоплаватели не смогли как следует управиться со своим судном (впрочем, на то могли быть и иные причины), и оно в конце концов разбилось. В обломках на месте катастрофы некто мог подобрать карту, рукопись или даже книгу, где достаточно подробно описан путь из Нового Света в Старый и обратно.

Вот этот-то бесценный источник информации и был затем подарен Колумбу неким странствующим идальго, как гласит легенда. Ну а почему сам Колумб скрыл существование такой карты? Ответ на этот вопрос весьма прост. Во-первых, не стоило вмешивать в столь ответственное мероприятие возможных посланцев сатаны — за это инквизиция вовсе не погладила бы по головке, и экспедиция вряд ли могла бы состояться. Во-вторых, вполне возможно и сам Колумб был вовсе не чужд самолюбия; вовсе не прочь примерить тогу первооткрывателя.


ОТКУДА МЫ РОДОМ?

«Уважаемая редакция! Несколько месяцев назад мне в руки случайно попал № 3–4 вашего издания за 1993 год, — пишет Д. А. Кулаков из г. Кирово-Чепецк. — И там, на стр. 101, я обнаружил странную гипотезу о происхождении человека на Земле. На мой взгляд, она недостаточно безумна, чтобы претендовать на истину. Быть может, более правильным окажется рассуждение, которому уже более столетия. Однако, несмотря на свой почтенный возраст, теория эта (или гипотеза, или рассуждение — как вам будет угодно) до сих пор не обрела широкой известности. Предлагаю ее опубликовать…»

В последнее время во многих изданиях можно встретить публикации, начинающиеся с риторического вопроса: «Почему кошка или собака, споткнувшись, не ломают себе лапы, а человек конечности — сплошь и рядом?» Или: «Почему цыпленок, едва обсохнув, уже может следовать за матерью, а человек нет?..»

Как правило, пытаясь ответить на такого рода вопросы, авторы делают правильный вывод: человеческий опорно-двигательный аппарат при рождении плохо приспособлен к условиям земной гравитации. Но за этим, как правило, следует неправильное следствие. Коли так, рассуждают пишущие, значит человек — пришелец из иного мира, с другой планеты.

Относительно иного мира — согласен, а вот что касается другой планеты — извините. Как же тогда быть, скажем, с выводами Чарлза Дарвина?

Между тем выход из затруднительною положения в свое время подсказал еще предшественник Дарвина — Карл Линней. Он предполагал, что человек, как биологический вид, сформировался в воде.

В справедливости гипотезы каждый может убедиться на собственном опыте: пробыв долгое время в воде, при выходе на сушу чувствуешь, как на тебя наваливается тяжесть.

Далее, сравнительно недавно выяснилось, что новорожденный ребенок, оказавшись под водой, инстинктивно задерживает дыхание, даже пытается плыть! Первоначально это пытались объяснить «генетической памятью», которая досталась нам в наследство еще с тех времен, когда первые животные стали вылезать из воды на сушу. Однако всякая попытка искупать новорожденного обезьяненыша может закончиться плачевно — он сразу же захлебывается. А ведь, согласно тому же Дарвину, обезьяна ближе к первым земноводным, значит ее «генетическая память» должна быть тверже нашей.

Единственное логическое объяснение феномена состоит в том, что тело новорожденного ребёнка «сконструировано», чтобы сразу же после родов (или даже во время их) оказаться в воде. А если так, то легко объяснить, почему дети, рожденные в воде (несколько лет назад этот метод наделал немало шума), развиваются быстрее своих сверстников, получают более мощный иммунитет и в конце концов вырастают более одаренными. Рожденному в воде ребенку не надо совершать столь резкий переход от «водного» (внутри плаценты, как известно, он плавает в околоплодной жидкости) к «сухопутному» существованию уже в первые мгновения своей жизни. На него гравитация не наваливается сразу.

Итак, если человек и произошел от животного, то вполне вероятно от такого, который всю жизнь «по горло» находился в воде. И тому есть немало доказательств.

Скажем, зародыш человека на ранней стадии развития весьма похож на зародыш земноводного. Правда, у человека не удается обнаружить зародыши хвоста и плавников, зато зародыши жабр у него имеются. Да, кстати сказать, некий предок человека вполне мог обойтись без приспособлений для плавания, если жил в прибрежной зоне, действительно по горло в воде. Затем в таких условиях предок человека не мог не стать прямоходящим, поскольку именно такая поза позволяла ему осваивать большие глубины — на четвереньках ведь в воду далеко не зайдешь…

Попутно у человека должна была измениться форма носа и челюстей. Выпяченные вперед ноздри мгновенно захлестывались бы волной; если же «развернуть» их вниз, то вода из них выливается сама собой. К тому же зубы рассчитаны на то, чтобы раскусывать раковины, а не на то, чтобы жевать мясо. Может из-за неправильного режима питания они и болят так часто? Да и сами мы чуть что стремимся перейти на диетическую, постную пищу, в состав которой входив рыба, но отнюдь не мясо. Случайно ли это?

Становится понятным и почему у человека атрофировался волосяной покров на теле. Ведь в воде волосы не нужны; шерсть и мех греют в основном лишь на суше. Впрочем, часть волос все же осталась. На голове они оказались жизненно необходимы, чтобы человек не терял сознания от перегрева и солнечных ударов. Попутно волосы служили и для того, чтобы за них мог ухватиться ребенок, чтобы его не унесло волной в море. (Кстати, не отсюда ли привычка хватать тонущего именно за волосы?)

Кроме того, волосы служили также вместилищем запахов, по которым наши предки легко отличали своих от чужих даже в темноте. Ведь многим, особенно женщинам, и поныне хорошо известно: капля духов, нанесенная на голую кожу, выветривается почти моментально, а в волосах запах может храниться сутками.

Для того же, чтобы не мерзнуть в воде, необходим слой подкожного жира. И у нас такой имеется. Даже у тех людей, которые не только по их собственному, но и по мнению окружающих не имеют «и грамма лишнего веса», количество подкожного жира может составлять до трети от общей массы.

Особенно много жира у женщин. Так что природе пришлось даже подумать над тем, как сбрасывать из организма излишнее тепло. И она создала для этого специальный теплорадиатор — женскую грудь. Да-да, не спорьте, она служит в первую очередь именно для этого, а вовсе не для выкармливания ребенка. Ведь согласно последним медицинским данным, количество молока у матери вовсе не зависит от размеров ее груди. Более того, при известной стимуляции можно добиться, что даже мужская грудь будет давать молоко! И вполне возможно, что некогда в выкармливании дитяти в одинаковой степени участвовали и мать и отец. (Не отсюда ли, кстати, берут свое начало легенды древних греков и китайцев о племенах гермофродитов — людей, каждый из которых был одновременно и мужчиной и женщиной.)

Позволяет объяснить «водная» гипотеза и тот факт, почему у людей разных рас кожа разного цвета.

Вода, как известно, плохо пропускает ультрафиолетовые лучи. Но величина пропускания зависит от количества соли в воде. Поэтому в зависимости от того, на берегу какого водоема — пресноводного или соленого, под каким солнцем — тропическим или северных широт — шло превращение человека, у него и будет развиваться различная пигментация кожи. Более того, северные племена могли очень часто обитать в прибрежной зоне термальных источников, воды которых, как правило, богаты минеральными солями. И соли эти, в отличие от морских, могли дополнительно отбеливать кожу.

И наконец, описываемая гипотеза позволяет ответить на главный вопрос: почему человек стал разумным? Почему у него сформировался столь огромный по отношению к остальным частям тела мозг?

Живя в воде, наши предки должны были очень часто нырять, то есть погружаться в воду с головой, задерживая дыхание. Иначе они попросту не могли бы добывать себе пропитание со дна. Клетки же головного мозга, как известно, очень чувствительны и нежны, они реагируют на малейшее изменение концентрации углекислого газа в крови. Поэтому, чтобы управление человеческим телом не отказывало в экстремальных условиях, природа сконструировала мозг с известным запасом, то есть ввела многократное, дублирование. Когда же человек стал выходить из воды вследствие меняющихся природных условий — на Земле стало холодать, подступал очередной ледниковый период, — то количество перешло в новое качество: огромное количество нервных клеток стало генерировать первые мысли…

* * *

«Но если все так просто, — скажете вы, — то почему до сих пор такая гипотеза не имеет широкого распространения? Тому, на мой взгляд, две причины.

Во-первых, виновата религия. Заявив, что человек создан Богом по своему образу и подобию, то есть враз и окончательно — верующие и слышать не хотят о каких-либо теориях естественного происхождения.

Впрочем, догмы марксизма-ленинизма оказались немногим лучше. Основоположники этого учения провозгласили раз и навсегда, что труд создал из обезьяны человека. Хотя любой биолог, да и просто здравомыслящий человек прекрасно понимают: сколько не заставляй обезьяну махать молотком, человеком ни она, ни ее потомки не станут.

Спорить же с основоположниками и ярыми последователями как первого, так и второго учения долгое время было попросту опасным. В одном случае можно было запросто угодить на костер инквизиции, в другом — в лагерь ГУЛАГа. И неизвестно, какое из зол меньшее…


НА ТУНГУССКЕ ВЗОРВАЛСЯ ГАЗ…

Недавно исполнилось 85 лет Тунгусской загадке. Но и по сей день она продолжает будоражить пытливые умы. Вот какую версию на этот счет предлагает наш читатель из г. Москвы Н. Н. Малецкий.


…Всего несколько секунд наблюдалось это удивительное зрелище, но слухи, им порожденные, не утихают многие десятилетия. Воистину загадкой века оказался огненный шар, пронесшийся над тунгусской тайгой.

Итак, 30 июня 1908 года в тайгу упало нечто, чей полет сопровождался странными шипящими и свистящими звуками, пылевым следом и закончился мощным взрывом. Поначалу, как вы знаете, наблюдавшееся явление было воспринято как падение на Землю гигантского метеорита. Первая же научная экспедиция, отправленная в район Подкаменной Тунгусски, обнаружила многие гектары вырванных с корнями деревьев, болото в эпицентре взрыва и… никаких следов, хотя бы мельчайших осколков самого небесного тела.

Чтобы хоть как-то объяснить случившееся, были построены и проанализированы десятки моделей и гипотез. Однако ни одна из них — ни метеоритная, ни кометная, ни натриевая, ни ядерно-звездолетная и т. д. и т. п. — не получили полного и безоговорочного признания, поскольку приводившиеся в них объяснения не соответствовали полной совокупности имеющихся фактов. Давайте все-таки попробуем проанализировать их и мы.

На мой взгляд, особое внимание среди всего набора заслуживают два загадочных эпизода. Один из них описан в 1928 году писателем В. А. Сытиным. Цитирую по журналу «Техника — молодежи» № 12 за 1983 год: «Эта страна мертвого леса производила впечатление безжизненности. Здесь не было ни людей, ни зверей, ни птиц… А ведь прилегающие районы тайги буквально кишат жизнью…»

Во втором эпизоде участник экспедиции 1958 года И. М. Зенкин, в частности, пишет о ямах, «которые образовались после взрыва… Местные жители рассказывали, что там гибнет все живое». Участники экспедиции попытались проверить это сообщение, использовав помощь местных проводников. «Подозрительные ямы мы обнаружили достаточно быстро, — пишет далее Зенкин. — Впрочем, ничего особенного в них не было — обыкновенные провалы карстового происхождения и много гипса».

Теперь давайте попробуем связать оба эпизода воедино. Смотрите, что у нас получается. Поблизости от эпицентра тайга мертва даже спустя многие годы после странного события — птицы, звери, люди избегают появляться в этом гиблом месте. Более того, случаи странной смерти отмечаются и на далеких окраинах обширной долины, куда не докатилась взрывная волна, но где, вероятно вследствие колебаний почвы, образовались карстовые провалы. Так, быть может, причина, оказавшая губительное влияние на жизнь в эпицентре взрыва и смерть всего живого в ямах, одна и та же?

Но что могло воздействовать на организмы в течение как минимум двух десятилетий после первоначального взрыва?

Пожалуй, либо радиация, либо какие-то бактерии, либо газ… Однако радиация не действует так быстро — в течение нескольких минут или часов. То же самое можно сказать и о воздействии болезнетворных микробов. Причем следов ни того, ни другого исследователи так и не обнаружили. Остается отравляющий газ… Но откуда он тут взялся? Да из недр нашей планеты. В свободном состоянии в ее кладовых существует всем известный, широко распространенный, особенно в Сибири, горючий газ — метан. Он не имеет ни цвета, ни запаха (поэтому, кстати, при использовании его в квартирах приходится добавлять специальное вещество, чтобы жители в случае аварии могли учуять запах утекающего газа), но вместе с тем действует на организм отравляюще. Кроме того, метан способен гореть и взрываться, образуя углекислоту и водяные пары. Образуется же он, как вы, верно, уж догадались, в пористых осадочных породах, песчаниках и известняках — там, где легко образуются карстовые полости.

Теперь, используя совокупность достоверных фактов, объективных предположений, сопоставления прямых и косвенных свидетельств, мы можем создать контуры картины свершившегося события. Представьте себе обширную долину (в диаметре 30–40 км), окруженную коническими горами. Веками, тысячелетиями вода стекала с горных склонов в низину. Медленно, но уверенно пронизывала она толщи горных пород, состоящих здесь по преимуществу из растворимого гипса. Проникая с поверхности в пласты, вода со временем выточила целую систему пустот. Значительному развитию пещер в зоне будущей экологической катастрофы способствовали также карстовые явления. Первоначальные трещины в горных породах со временем превращались в огромные полости.

С поверхностью пещеры сообщались отверстиями или, как их еще называют, понорами. В них и стекала сбегавшая с гор вода. Так постепенно поверхностная циркуляция воды была сменена подземной. Расположение, устройство, объем и пропускная поверхность ходов пещерной сети на всей территории долины определялись количеством воды, поступающей к поглощающим понорам. Таким образом, с центральной, самой низинной части долины, куда стекала основная масса воды, брал начало наиболее крупный ход пещерной сети. Соответственно к нему примыкали ходы ответвлений меньшего диаметра, расходившиеся окрест. Весенние талые воды и атмосферные осадки оказывали влияние на период роста и расширения пещер, увеличивали их объем. В некоторых случаях все это приводило к обвалам и провалам потолка. Там, где почва проседала, над карстовыми полостями появлялись новые образования в виде котловин, зачастую имевших правильную воронкообразную форму.

Именно такие образования и были выявлены научной экспедицией во главе с Л. А. Куликом. Правда, сам исследователь посчитал их кратерами, образовавшимися в результате падения частей метеорита. Однако ни Кулик, ни его последователи так и не обнаружили в этих впадинах никаких остатков упавшего небесного тела. И вы поймете почему.

В канун знаменательной даты, 30 июня 1908 года, где-то в подземных глубинах обрушилась перемычка, отделявшая донное карстовое образование от пластов природного газового месторождения. Сконцентрированное скопление горючего газа, имевшего в пласте избыточное давление, стало распространяться по всем подземным полостям и через поноры выходить наружу. Перемешиваясь с воздухом, метан образовал невидимые облака ядовитой и взрывоопасной смеси.

Поскольку метан примерно вдвое легче воздуха, то часть этого газа могла подниматься и в верхние слои атмосферы, на высоту примерно 5–6 км. Для наглядности можно сравнить такое явление с картиной подъема дыма от костра. Сначала он поднимается этаким столбом, но потом постепенно рассеивается и сходит на нет…

Сложившееся газовое облако имело существенное значение еще в одном невидимом перемещении. Известно, что метан обладает также хорошими электропроводными свойствами. А это в конце концов привело к тому, что ранним июньским утром в атмосфере произошло короткое замыкание — пробой между разнородно заряженными участками атмосферы и земли. Такое сплошь и рядом происходит во время грозы.

Но в данном случае молния подожгла накопившуюся газовоздушную смесь и грянул взрыв. Причем вследствие огромного пространственного распространения газового облака оно не могло вспыхнуть все разом, и взрывная волна двигалась постепенно. Так что у наземных наблюдателей создалось впечатление перемещавшегося по небу огненного шара.

Но вот этот шар достиг центра долины, где количество скопившегося газа было наибольшим. И тут произошло то, что, по словам очевидцев, воспринималось как нечто небывалое. Так, скажем, по словам очевидца С. Семенова, небо на севере «раздвоилось», и в нем широко и высоко над лесом появился огонь, который охватил всю северную часть небосклона. Семенову стало так горячо, словно на нем загорелась рубашка. Он хотел было сбросить с себя одежду, но в этот момент небо «захлопнулось» и раздался сильный удар…

Когда появился огонь, Семенов также заметил, что его сосед П. Косолапов, работавший возле своей избы, присел, схватился обеими руками за голову, а потом кинулся в избу. Самого же Семенова после удара взрывной волной отбросило сажени на три от крыльца, на котором он сидел. А Косолапов впоследствии рассказывал: «Вдруг мне что-то опалило уши. Схватившись за них, я подумал было, что загорелась крыша…» И он кинулся спасать добро и домочадцев.

Итак, ядро гигантского облака составляла взрывоопасная смесь горючего газа с воздухом. А поскольку она взрывалась не одномоментно, а имела некую протяженность, это исключало возможность образования при взрыве каких-либо кратеров или воронок. Воздушная же ударная волна распространилась в округе, срывая по пути кроны с деревьев, оставляя их голыми, словно телеграфные столбы. Причем это происходило ближе к эпицентру, где основная часть удара оказалась направленной вертикально. Немного же поодаль, где ударная волна распространялась уже радиально-горизонтально, она просто выворачивала деревья вместе с корнями. И лишь ослабев, она стала гнуть деревья до земли.

Время от времени распространявшиеся горячие газы воспламеняли все новые скопления метана. И тогда, как и в центральной части долины, поначалу загоралась внешняя часть газового облака, а затем следовал взрыв центрального ядра. При этом распространялась новая ударная волна в сопровождении грома.

Подобную многоступенчатость взрыва отмечают и очевидцы. Так эвенк Чучанча, находившийся на расстоянии примерно 45 км от эпицентра, рассказывал, что они с братом проснулись в чуме от какого-то толчка и услышали свист, как будто мимо пролетало множество уток. Новый толчок сбил их с ног, братья услышали удары грома и шум падающих деревьев. Когда они выбрались из-под упавшего чума, оказалось, что все вокруг горит. Тут они увидели ярчайшую вспышку («как бы второе солнце»). Один из новых ударов снова сбил их с ног и затем последовал еще ряд вспышек, подобных молнии, но с ослабевающей силой…

Сказанное выше подтверждается и еще рядом источников. Так, скажем, в книге Е. Кринова «Тунгусский метеорит» сказано, что «уже на расстоянии всего нескольких километров сохранились значительные участки нетронутого леса, представляющие собой как бы остановки в сплошном вывале и сухостое. Сохранность этих рощиц не всегда понятная, так как часто вокруг них не наблюдается никаких препятствий для распространения взрывной волны. Более того, иногда рядом с участками растущего леса на ровных площадках наблюдается сплошной валежник, ориентированный на котловину, расположенную на расстоянии 5–8 км к северо-востоку. Создается представление, что взрывная волна действовала далеко не равномерно вокруг падения метеорита и что не один только рельеф местности оказывал защитное влияние». Теперь же мы с вами знаем, в чем тут дело и почему взрывная волна имела столь странный характер…

Таким же образом, с помощью новой гипотезы, можно объяснить и факт, отмеченный еще Л. А. Куликом. Исследователь заметил следы ожогов на древесных стволах в таких местах, куда обычный пожар просто не мог распространиться, например, на небольших островках. Летучий же газ может доставить огонь куда угодно.

И наконец, еще один факт, отмеченный экспедицией, побывавшей в районе Подкаменной Тунгусски спустя 53 года после катастрофы. Экспедицией было собрано большое количество магнетитовых, силикатных и двойных силикатно-магнетитовых шариков. Причем, если одинарные шарики можно обнаружить еще в районе падения и многих других метеоритов, то двойные — только здесь. По мнению одного из исследователей, В. Фесенкова, их образование связано со взрывом достаточно плотной газовой массы, быстро распространяющейся и охлаждающейся. То есть как раз с такими условиями, какие мы имеем в случае газовой гипотезы.

ВАМ СЛОВО


К сожалению, далеко не все послания нам удается хоть сколь-нибудь полно уместить на страницах нашего издания. Поэтому, извините, в некоторых случаях мы по-прежнему вынуждены прибегнуть к реферированию. Итак…


АПРИОРНЫЕ ПОХОДЫ К НЕИЗВЕСТНОМУ предлагает использовать в своей работе житель г. Санкт-Петербурга В. И. Рахман. В своей работе он пробует «проанализировать последовательность и соотношение основных категорий, возникающих в пробуждающемся сознании одного человека или человечества в целом». Автор полагает, что первым, по-видимому, образует абстрактное представление о существовании абстрактного же — в духе Евклида и Ньютона — пространства. Но если у нас достанет терпения всякий раз проследовать по логической цепочке «пространство — материя — структура— движение — законы — сознание», то вполне возможно, что человечество завтра обогатится знанием истин, которые ныне для него остаются незамеченными.


ЕЩЕ ОДНУ МОДЕЛЬ БОЛЬШОГО ВЗРЫВА разработал наш читатель из г. Вольска Саратовской области А. А. Кочегаров. «Все существующие модели Вселенной учитывают лишь гравитационное взаимодействие вещества, заключенного в трехмерной области, — пишет он. — Однако можно предположить существование некоей четырехмерной субстанции в такой же четырехмерной сфере, которая может оказать более существенное влияние на процесс расширения материи, а также на то, сменится ли расширение последующим сжатием или нет?»

Интересно также отметить, что в рамках четырехмерной Вселенной электромагнитные волны находят простую интерпретацию, как волновые колебания трехмерной оболочки в двух взаимноперпендикулярных плоскостях, одна из которых является электрической, а другая — магнитной. Именно поэтому световая волна, по мнению автора, представляет собой поперечное колебание, характерное для поверхностей.


ВЗГЛЯД С ДРУГОЙ СТОРОНЫ пытается предложить нашему вниманию москвич В. И. Фирхо. «В Святом писании нет противоречия истине, — полагает он. — Современные телескопы позволяют наблюдать рождение новых систем, словно по щучьему велению. Причем процессы протекают довольно быстро и сопровождаются мощными вспышками света. Таким образом оправдывается старая истина: «Да будет свет!» И свет настал…»

В общем, в роли Бога автор видит мир частот, дающий жизнь всему, энергию Вселенной. Даже сама материя — есть творение мира частот. И наука, с одной стороны отвергая Священное писание, сама постепенно приближается к познанию его основ с другой стороны…

Уважаемые читатели!

Во втором номере «Знак вопроса» вас ждут работы Л. Л. Стишковской об акулах, В. И. Щербакова о параллельных мирах, А. И. Войцеховского о каменных сооружениях, происхождение которых ученым пока еще не удалось объяснить. Думаем, что эти материалы заинтересуют вас.

Мы постараемся и во втором полугодии публиковать интересные материалы на самые необычные темы. Поэтому не забудьте продлить подписку на «Знак вопроса». Поверьте, вы не пожалеете.



Примечания

1

Жад — группа камней, объединяющая жадеит и нефрит.

(обратно)

2

Егеря появились в русской армии в 1765 г. В егерские полки отбирались рекруты невысокого роста, наиболее смышленые, умеющие хорошо стрелять, способные действовать самостоятельно в рассыпном строю, максимально используя особенности местности.

(обратно)

Оглавление

  • СОДЕРЖАНИЕ
  • Славин С. Н О ЧЕМ ГОВОРЯТ ЗАПАХИ?
  •   К ЧИТАТЕЛЯМ
  •   ЧТО ПРОНЮХАЛ ЛУКРЕЦИЙ КАР?
  •   ЧЕМ ПАХНЕТ БОЛЕЗНЬ?
  •   И ВОЗДУХ РОДИНЫ НАМ СЛАДОК И ПРИЯТЕН?.
  •   ХИМИЧЕСКИЕ «РАЗГОВОРЫ»
  •   А НА ЧУВСТВА НАМ НАЧХАТЬ?
  •   ШЕРЛОК ХОЛМС ЖИВЕТ В ПРОБИРКЕ?
  •   ПО СЛЕДУ МОЛЕКУЛЫ ИДЕТ «ПУРГА»
  •   ЧЕМ ПАХНЕТ ДЕЛО?
  • Маслов А. А ВОЛЯ ЗА ПРЕДЕЛАМИ ВОЛИ!
  •   К ЧИТАТЕЛЯМ
  •   ВРАТА УЧЕНИЯ
  •   НА ПУТИ БОЕВОЙ ДОБРОДЕТЕЛИ
  •   УШУ КАК РИТУАЛ И ПЕРЕЖИВАНИЕ
  •   ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  • Арефьев А. Б ПИРАМИДЫ ГИПОТЕЗ, ГРОБНИЦЫ ФАКТОВ!
  •   К ЧИТАТЕЛЯМ
  •   МЕСТНЫЕ ЧУДЕСА
  •   ПИРАМИДЫ И ЕВРОПЕЙЦЫ
  •   ЧУДЕСА «ГЕОМЕТРИЧЕСКИЕ» И «КОСМИЧЕСКИЕ»
  •   ПИРАМИДЫ В ПРИРОДЕ
  •   ЕГИПЕТСКИЕ СТАНДАРТЫ
  •   НОВЫЕ ЧУДЕСА ПИРАМИД
  •   ПИРАМИДЫ И МЕТРИЧЕСКАЯ СИСТЕМА
  •   ДОГОНЫ И ЕГИПТЯНЕ
  •   О НАБЛЮДЕНИЯХ СИРИУСА
  •   ТАИНСТВЕННЫЕ СИЛЫ В ПИРАМИДЕ
  •   ПИРАМИДЫ И БРИТВЫ
  •   ПИРАМИДЫ И БИОЛОКАЦИЯ
  •   ПРИНЦИП СИММЕТРИИ КЮРИ
  •   ОБЪЯСНЕНИЕ ПИРАМИДЫ?
  •   ПОЛУЧИТСЯ ЛИ МУМИЯ?
  •   ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  • Лузин В. П ХРАНИТ МЕНЯ МОЙ ТАЛИСМАН!
  •   К ЧИТАТЕЛЯМ
  •   ПОПУЛЯРНОСТЬ САМОЦВЕТОВ
  •   ГОРОСКОП САМОЦВЕТОВ
  •   РУССКИЙ УНИВЕРСАЛЬНЫЙ КАЛЕНДАРЬ САМОЦВЕТОВ
  • Емельянов И. В ЗАЧЕМ СОВЕРШАЮТСЯ ПОДВИГИ?
  •   К ЧИТАТЕЛЮ
  •   КОГДА СОВЕРШАЮТСЯ ПОДВИГИ?
  • ЧИТАТЕЛЬСКИЙ КЛУБ
  •   ПО СЛЕДАМ СЕНСАЦИИ
  •   СПРАШИВАЛИ? ОТВЕЧАЕМ
  •   У НАС В ГОСТЯХ
  •   ДОСЬЕ ЭРУДИТА
  •   ВЕРСИИ
  •   ВАМ СЛОВО
  •   Уважаемые читатели!


  • Загрузка...

    Вход в систему

    Навигация

    Поиск книг

    Последние комментарии