загрузка...
Перескочить к меню

Ведьма нашего времени (fb2)

файл не оценён - Ведьма нашего времени 684K, 203с. (скачать fb2) - Лука Каримова

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Lu Ka Ведьма нашего времени

Глава 1

Рогнеда Григорьевна, профессор кафедры истории, была женщина строгая и волевая, стойко переносящая удары судьбы.

Устояла она и когда разразилась беда, унесшая жизни единственной дочери и зятя. Дочь Рогнеды, Заряна, вышла замуж в двадцать лет, за прекрасного интеллигентного молодого человека с собственной двухкомнатной квартирой в центре Москвы. Оба отличались спокойным характером, любили учиться и путешествовать, проходили практику в Европе, где впоследствии получили работу. Они обосновались в Праге, проработав в Посольстве России три года, после чего вернулись в Москву с годовалой дочерью на руках. Малютку назвали Златаяра. Здесь они устроились в Министерство иностранных дел, и большую часть времени дочь была перепоручена заботам родителей Заряны.

Они ездили в Подмосковье, где у мужа Рогнеды — Казимира, была небольшая, но очень уютная дача — с фруктовым садиком, полуразбитым деревянным забором и приветливыми соседями из бывших военных. Маленькая семья жила спокойно и счастливо, пока не произошла та случайная автомобильная авария, в которой погибли любимые дочь и зять.

Как обычно, внучка должна была проводить очередное лето в Подмосковье у бабушки с дедом. Именно в тот день, открестившись от студентов с их сессией, Рогнеда подхватила пятилетнюю малышку и укатила подальше от городского шума и запаха раскаленного асфальта, чтобы поздно вечером узнать страшную новость. Теперь все, кто у них остался от прежней семьи — осиротевшая внучка. Малышка в этот момент сладко спала в своей кроватке: после целого дня на свежем воздухе за сбором малины, играх в песочнице с соседским мальчишкой Димкой.

Положив после разговора, с находящимся в городе мужем, телефонную трубку на рычаг, Рогнеда встала из-за стола, слегка покачиваясь, и сделала несколько глубоких вдохов. По щекам потекли слезы, а губы задрожали. Там, в спаленке под чердаком спала ее маленькая Злата, она видела свои детские сны и не знала, что случилось с родителями, которых больше никогда не увидит.

— Нет, сейчас нельзя раскисать. — Женщина шмыгнула распухшим носом и утерла его платком, выуженным из заднего кармана джинсов. — Похороны организовывать не будем, да и было бы кого звать! Не надо, просто кремация, — вслух составляла план действий, это всегда помогало ей сосредоточиться, отстранившись от болезненных мыслей. Если она начнет впадать в панику и рыдать в три ручья, то у нее может подскочить давление, а сейчас надо держаться.

— Так, их двухкомнатную квартиру нужно начать сдавать, лишние деньги на содержание Златы не помешают, и уже, наконец, попросить прибавки к зарплате. Сколько лет работаю на университет, вкалываю, пора бы! — повысила голос и тут же прикрыла рот ладонью, боясь разбудить внучку. — Да, а пока не исполнится восемнадцать, будет жить с нами в «трешке» у парка. А там — как сама захочет: останется или переберется в центр. Дачу? Нет, ее продавать нельзя, ребенку нужен свежий воздух.

Она не сомкнула глаз до глубокой ночи и только когда Казимир бесшумно вошел в дом, дала волю слезам. Сидя в беседке на улице, они вдвоем оплакивали тех, кого невозможно вернуть. Рогнеда плакала за двоих, а муж молча смотрел в одну точку остекленевшим взглядом, застывшем на посеревшем от горя лице. В какой-то момент, женщине даже стало не по себе от его вида, и она предложила выпить успокоительное, но Казимир отказался. Они так и не легли спать, не смогли, каждый раз закрывая глаза, перед Рогнедой представал образ Заряны, в том же возрасте, что Златаяра сейчас. Их маленькое с Казимиром солнышко, долгожданная доченька.

Весь следующий день они провели в городе, оставив внучку у соседки по даче. То, что осталось от тел после аварии опознавал лично Казимир. Муж всегда отличался абсолютным спокойствием — не зря работал в медицинском университете. Но во время кремации, Рогнеда увидела влажные дорожки от слез на его щеках. Он плакал впервые за столько лет их совместной жизни.

В Подмосковье женщина вернулась бледной и очень уставшей, у зеркала в прихожей ей даже почудилось, что в каштановых волосах промелькнула седина, хотя она всегда тщательно следила за собой. Горе вмиг отобрало у нее привычный блеск глаз и нежный румянец на щеках.

Они с мужем так и не сказали Злате о том, что ее родители погибли. Шло время, а на вопросы, где папа с мамой, Рогнеда отвечала, что они в очередной командировке: улетели в Чехию, в этот раз без нее, потому что торопились, и неизвестно скоро ли вернутся. У погибшего зятя никого, кроме жены и дочери, не было, поэтому не нужно было никому звонить, но от этого Рогнеде было не легче. Она любила Константина как родного сына, он был хорошим мужем Заряне.

Приближалась осень, пора учебы и детских садов, а Златаяра все чаще сидела у окна дачи, смотря на дорогу — вдруг там появится папина белая машина или мамин цветастый сарафан из шифона, который она так любила гладить, держась за подол. Но однажды, она услышала разговор между соседками:

— Горе-то какое! Заряна с Костей погибли, а Рогнеда ходит как неприкаянная, лишний раз боится заплакать, чтобы внучку не растревожить. Вот ведь какая женщина! Сильная, — говорила бабушка Мария, с внуком которой Злата в этот момент и подбирала яблоки из-под кустов.

— Да не говори, жалко малютку. Сиротинушка. Одна бабушка с дедом остались. Ну ничего, они оба крепкие, смогут вырастить и поднять на ноги. Казимир вон в городе постоянно торчит, все бумажками занимается. Еще не хватало чтобы единственную внучку в детский дом определили — отвечала тетя Люба, мама Кольки, который жил напротив и дружил с ней и Димкой.

Золотые яблоки вывалились из подола ее большой синей футболки и покатились по земле. Димка удивленно на нее посмотрел и тут же принялся их подбирать, пытаясь засунуть в и без того наполненные карманы штанов.

«Как погибли? Что это значит? Мама с папой в командировке, они что-то путают», — думала девочка, побежав к дому. За столом, в узких очках на цепочке, перебирая листочки квитанций на оплату, сидела Рогнеда. Увидев бледное и обеспокоенное личико внучки, женщина тут же выпрямилась и спросила:

— Яра, что это с тобой? Опять куда-то с Дмитрием залезли?

— Ба, а почему бабушка Мария сказала, что родители погибли, когда они в Праге? Она ведь пошутила? — сдавленным голосом спросила девочка, комкая край футболки, так что ее маленькие пальчики побелели. Бабушка молчала, и она начала молить про себя: «Ну скажи, ведь они живы», но Рогнеда только тяжело вздохнула и потянулась к ней руками, чтобы обнять. Худенькое тельце дрожало в ее горячих руках:

— Их больше нет, но ты не одна и никогда не будешь одна. Мы вместе. — Погладила ее по заплетенным в две косички, таким же, как у нее темно-каштановым волосам.

— Как нет… как… — она почти задыхалась, сипела эти слова, слезы душили ее, собравшись в неприятный комок в горле, и пролились только тогда, когда бабушка поцеловала ее в висок и еще теснее прижала к себе.

— Я не хотела тебе говорить…

С того дня в Златаяре что-то надломилось, игры с друзьями больше не были такими веселыми и беззаботными. А когда через два года и деда не стало — сердечный приступ, детство совсем закончилось. Из маленькой и веселой девчушки с мальчишеским характером, она превратилась в замкнутую и малообщительную. По окончании музыкального училища, поступила в консерваторию. Еще учась в младших классах, бабушка отдала ее в музыкальную школу, и только это помогло девочке отвлечься от грустных воспоминаний и хоть немного ожить. Затем к игре на флейте и скрипке прибавилось плавание в бассейне, куда они с Рогнедой ходили два, а то и три раза в неделю. Продолжали ездить на дачу, а когда Злата наконец-то получила диплом, бабушке предложили провести курс лекций по своему предмету, рассчитанный на три месяца в Лондоне.

— Поезжай! Это ведь твоя мечта, — увещевала Рогнеду внучка, сидя в их трехкомнатной квартире в спальном районе юго-западного округа на кухне и попивая чай с малиновым вареньем.

— Это на целых три месяца, как ты будешь здесь без меня?

— Как и до этого, от квартиры родителей приходят деньги, на них и проживу. Ты не забывай, что я еще получаю за выступления в консерватории, а на следующей неделе как раз такой концерт и у меня сольная партия на скрипке. — Яра гордо вскинула подбородок своего узкого личика. Сейчас, в свои двадцать три, она больше не выглядела худой и неприметной серой мышкой, а превратилась в стройную и привлекательную девушку. Такую же миниатюрную как ее покойная мать, но глаза унаследовала от деда — по-кошачьи каре-зеленые. Она больше не носила косичек, да и длинные волосы у нее были только класса до шестого, после чего она стала экспериментировать со стрижками, пока не остановилась на короткой, но не менее женственной благодаря длинной косой челке до подбородка.

— И все-таки, вдруг что-нибудь случится, и я не смогу быть рядом, так же как не смогла с… — ее перебила внучка, обняв за плечи.

— Ба, не вини себя. Ты же знаешь, им нельзя было помочь, а со мной все будет хорошо. Езжай и будь спокойна, я уже большая девочка, не пропаду. Вся в тебя, — поцеловала ее в чуть морщинистую щеку.

Через три дня, точно в пятницу, Злата проводила любимую бабушку в аэропорт Шереметьево. Тем же вечером, возвращаясь после плавания из бассейна, разомлевшая и приятно уставшая, девушка не догадывалась, что за ней идут, пока кто-то не ударил ее в висок. Острая вспышка боли заставила опуститься на асфальт. Чувствуя, как по щеке льется что-то горячее, Яра не сразу поняла, что из ее рук пытаются вырвать сумку, в которую она вцепилась мертвой хваткой. Ключи, кошелек с деньгами за съемную квартиру, все, на что она могла жить этот месяц, было там.

— Пусти тварь! — рыкнул на нее напавший. От него пахло немытым телом, и она увидела наколки на пальцах с зажатым кастетом. Пока этот хмырь пытался вырвать у нее сумку, девушка закричала на всю улицу и тут же схлопотала тяжелой рукой по лицу, окончательно упав на спину. Но далеко вор не убежал, его схватили два высоких парня в кожаных куртках. До Яры донеслись странные булькающие звуки, и она увидела, как тело нападавшего медленно осело на землю.

— Фу, ну и смердит от него. Как только такие находят лазейки в этот мир, непонятно, — с отвращением проговорил первый, в полумраке их лиц было не разглядеть.

— У кого есть артефакт переноса, те и приходят ради легкой наживы. Это уже второй такой тип на нашей с тобой летней практике. Куратор будет доволен.

— Сумку верните, — их прервал женский голос, и оба удивленно посмотрели в сторону все еще сидящей на асфальте Златаяры.

— Да-да, я вам двоим говорю. Этот урод хотел меня обокрасть, а там очень ценные вещи! Или вы с ним заодно? — она встала пошатываясь, опираясь о перила лестницы собственного подъезда, чтобы не упасть. В висках болезненно стучало: «Давно я так не нервничала. Стоило бабушке улететь, и в тот же вечер нарвалась на вора, да еще по лицу схлопотала».

Парни медленно подошли к ней, и один из них протянул руку со спортивной сумкой:

— Ты нас видишь? — в полумраке блеснули его глаза и темно-русые волосы, собранные в длинную косу, перекинутую через плечо.

— А не должна? — Яра взяла сумку и приложила салфетку к кровоточащему виску.

— Да как бы нет… Ты, вообще, чья будешь? Из нашего мира или как? — спросил второй. Под метр девяносто рост, черные короткие волосы забавно торчали, кожа смугловатая, волевой подбородок и насмешливый взгляд.

— Своя собственная! Странные вы какие-то! Мы сейчас в городе Москве, планета Земля. Неужели заметка из журнала оказалась правдивой и все мужчины с Марса? — пожала плечами и, поднявшись по ступенькам, с писком открыла подъездную дверь. — Если вы не с ним, то спасибо за помощь, всего хорошего. Ей ничего не ответили, но она и не ждала. Сейчас ей хотелось одного: понять, какой урон нанесли ее несчастному лицу, как долго это все будет заживать, иначе на время концерта в среду придется превратить лицо в тональную маску, чтобы замазать все.

Стоя перед зеркалом в ванной и смотря на чисто умытое лицо, Злата поняла, что можно обойтись холодными компрессами и заживляющими мазями, которых была целая аптечка. Выпив успокоительное и залепив разбитую бровь двумя пластырями, чтобы не испачкать подушку кровью, провалилась в забытье. Сквозь сон она услышала два знакомых мужских голоса.

— На вид обычная девушка. Хорошо он ее приложил! На людях все так медленно заживает… даже жалко такую мордашку, — над ней кто-то склонился и провел горячей ладонью по затылку, снимая боль и жар.

— На вид, может, и обычная, но первое впечатление может быть обманчиво. Не знал, что в этом мире водятся ведьмы. Думал, все давно уже вымерли, как мамонты, или перебрались к нам в столицу. А эта, хоть и с не до конца раскрытым даром, смогла нас и увидеть, и услышать. Не испугалась, — продолжил спокойно второй.

— А чего пугаться — мы ведь не были в своих вторых ипостасях, вряд ли ей доводилось видеть дракона или демона. От нее, кстати, приятно пахнет… лесом и дождем.

— Чего не скажешь обо мне: уже третьи сутки в этом загазованном городишке. Хоть бы жилье какое выделили, что ли, так нет же! Приходится идти на контакт с людишками, да еще и упрашивать сдать нам квартиру! Ну как к этому отнестись! — высокомерно проговорил он.

— Не ворчи так громко, а то разбудишь ее, вон уже зашевелилась, — но девушка только перевернулась набок.

— Проблема этого мира в том, что он глушит любые магические способности, поэтому всякое отребье скрывается здесь, не боясь быть пойманными. Мы обязаны ограничивать свои силы, чтобы их хватило до конца практики, а внушать людям элементарный приказ занять их квартиру или отдать продукты в магазине без денег — противоречит правилам. Нашли куда нас послать — отслеживать мелких преступников и изымать их артефакты, — прошелся по комнате, чуть не напоровшись на стул, тихо выругался. — Давай лучше, пока она спит, воспользуемся возможностью наконец-то отмыться и отоспаться.

— Ага. Только как ты ей утром будешь объяснять наше присутствие? Кстати, может у нее есть та самая коробка, которая помогает людям стирать вещи без рук? — на этом они вышли из комнаты, а Злата уткнулась носом в подушку и продолжила спать, полагая, что этот разговор просто сон.

Новый день встретил ее солнечным лучом, заставив прикрыть глаза пальцами, и тут же поморщиться, стоило задеть несчастную бровь. Она совсем забыла опустить занавеску перед сном, а ее окно как раз выходило на солнечную сторону.

«Вот так всегда, стоит проснуться и все, больше уснуть не могу», — лежа на подушке и медленно приходя в себя, думала она. Потянувшись, подобно кошке, свесила босые ноги с кровати и встала на длинный фитнес-коврик, где обычно делала упражнения. Спортивные клубы она не любила, предпочитая многолюдности одиночество собственной спальни. Поправив пижамные штаны на бедрах, поплелась в ванную. Освежившись и причесав короткие, торчащие как иголки у ежа, волосы вошла на кухню. Наполнила чайник, и, включив, начала разбирать спортивную сумку, чтобы забросить в стирку новую партию. Она удивилась, обнаружив целую гору каких-то вещей внутри стиральной машинки.

— Странно, я же только недавно все постирала. Может, ба что-то с дачи опять привозила и кинула перед отлетом? — пожала плечами и, подбросив туда свою спортивную экипировку, засыпала порошок и включила машинку. Пока чайник закипал, а тосты поджаривались в тостере, Яра открыла ноутбук и просмотрела несколько новых сообщений. Одно напоминание от их дирижера о будущем концерте. Второе сообщение от ее ухажера, Максима, который снова приглашал на свидание, — ничего серьезного между ними не было: несколько раз пили кофе в кафе, гуляли, целовались, но не более.

— Ну да, прознал, что бабушки нет дома. и мечтает побывать у меня в гостях, чтобы наконец-то перейти в горизонтальную плоскость. Святая простота! — отписала ему о том, что на этих выходных занята. Включив классическую музыку, налила себе кофе и добавила сливок со вкусом корицы. В холодильнике ее ждали батончики бельгийского шоколада, которыми она обычно закусывала горький напиток, в чем не отказала себе и сейчас. Балкон заливали солнечный свет и тепло. Распахнув окно и вдыхая свежий летний воздух, сделала глоток кофе и улыбнулась самой себе:

«Как же хорошо быть дома одной! Спокойно выпить чашечку кофе, никуда не бежать», — уже очень давно она не ощущала такого умиротворенного состояния. «Может, из-за стресса и снотворного я наконец-то более-менее выспалась. Даже что-то как будто снилось». Вдруг ее взгляд привлекли стоящие на подоконнике красные розы. Из всех цветов именно они были ее любимыми. Она невольно залюбовалась цветами — крепкие бутоны, легкий аромат которых дополнял это утро.

— Что-то я стала слишком рассеянной, не замечаю ничего вокруг. Когда это здесь появились розы?

Позавтракав хрустящими тостами с ветчиной и сыром, развесила постиранную одежду на балконе. От летнего тепла она быстро высохнет, и уже к обеду все можно погладить и сложить стопочкой, чтобы отвезти на дачу. В восемнадцать лет Яра получила права, и бабушка наконец-то купила для них маленькую «киа». С тех пор поездки в Подмосковье стали куда комфортнее и быстрее.

Классическая музыка автоматически сменилась саундтрекими к мультфильму «Унесенные призраками». Помыв посуду, переоделась в домашние светло-голубые джинсы с потертостями и клетчатую синюю рубашку. Забравшись с недочитанной книгой на балкон, улеглась на большую подушку, шевеля босыми ступнями. Не прошло и десяти минут, как от книги ее отвлек мужской голос:

— А завтрак в этой квартире готовят?

Приподнявшись на локтях, выглянула из-за стены и увидела двух стоящих в дверях парней. Оба сонно позевывали.

«Какого черта?! Что они делают в моей квартире? Неужели я вчера не закрыла дверь, и эти непрошеные гости воспользовались моей оплошностью», — уронив книгу, схватилась за табуретку, готовая бросить ее в незнакомцев. «Может, они маньяки и насильники?!»

— Ты ее напугал, гляди, как глаза недобро сузились. Так что чур в тебя первым прилетит, если не успокоишь ее, а я в душ, — обратился к своему товарищу брюнет с торчащими волосами и серыми глазами в одних спортивных штанах. Фигура у него была атлетическая: не качок, но и не худощавый, как Макс. Парень скрылся за дверью в ванную.

— Опять мне за тебя все расхлебывать. Сам предложил остаться! — другой сжал свои длинные пепельно-русые волосы на голове и тяжело вздохнул: — Для начала, доброе утро. Понимаю, что не имели права без твоего разрешения вторгаться. Мы вчера спасли тебя от того хмыря, который хотел украсть твою спортивную сумку.

Златаяра поставила табуретку на место и немного расслабилась. «Все-таки забыла закрыть дверь! Ну я и бездарь! Хорошо, что ба нет!»

— Почему меня не разбудили? И где вы спали?

— Ну так ты перенервничала, выпила успокоительное, нехорошо будить пострадавшую девушку. Спали в зале, у тебя же трехкомнатная квартира, а как, кстати, твои раны? — подошел к ней и коснулся ее разбитой губы, отчего девушка в ужасе от него отшатнулась.

— Не прикасайся ко мне, — шепот и странный блеск в каре-зеленых глазах заставили парня нахмуриться. Его виски словно сжали тугим раскаленным обручем, причиняя боль, от которой он почувствовал привкус крови во рту и вынужден был упасть на колени. Перед глазами заплясали темные пятна, и он процедил сквозь заострившиеся клыки:

— Прекрати.

Девушка отступила от него еще на шаг, держа перед собой руки, готовая отразить атаку. Боль в голове ушла, и парень, пошатываясь, встал.

— Ты аккуратней со своей ментальной атакой, а то у меня чуть кровь носом не пошла, — он все еще тяжело дышал.

— Какая еще ментальная атака! Я тебе, что ли, ведьма? И вообще, держи дистанцию и не прикасайся ко мне! Я не знаю, кто вы такие и с чего решили переночевать в моей квартире.

— Что за шум, а драки нет? — бодро спросил вошедший брюнет, вытирая мокрые сосульки волос полотенцем. — Я почувствовал сильный всплеск магии. Неужели ты все-таки решил применить запрещенный способ и навести на нее подчиняющие чары? Это очень кстати, квартирка мне понравилась. — Заглянул в стиральную машинку: — О! А где наши вещи?

— Отлично, еще и ваши вещи постирались. На балконе они, сушатся, — уже не удивлялась Яра, скользнув быстрым взглядом по подкачанному телу темного, который тут же заметил это и довольно улыбнулся. — Что еще за подчиняющие чары, вы, что ли, участники ролевых игр по какой-нибудь фантастике или, может, сразу из сатанистов?

— Видать иначе не выйдет. Меня зовут Астарт. Я демон. А это мой напарник по практике Кристер, он дракон. Мы из другого мира, параллельного твоему, где есть магия и прочая дребедень, которую вам, смертным, втюхивают в книгах и фильмах.

Девушка смотрела на них как на сумасшедших, и вдруг пошла на балкон, подняла брошенную там книгу, вручила им.

— Через такие?

С обложки на них смотрели нарисованные персонажи: один мужчина с рожками, а другой с кожистыми, как у дракона, крыльями.

— Именно. Соответствующая литература, правда, в которую никто не верит, потому что она слишком фантастическая, — пояснил ей Кристер, взяв книгу и пролистав несколько страниц. — Так что там с завтраком?

— А что вы едите, если один демон, а второй дракон? Сырого мяса у меня нет, могу предложить бутерброды с кофе или чаем. — «Если это и вправду, то я не знаю, как реагировать, но точно не звонить в психбольницу. В любом случае, может, они просто так разыгрывают одиноких девушек, а потом мечтают отобрать их квартиру, переписав на себя? Нет, что за чушь. А ведь кроме Макса и позвонить-то некому, друзей у меня нет…»

— Почему сразу сырое мясо? Я его терпеть не могу, воняет. А вот хорошо прожаренный бифштекс, шашлык или просто вареное в горшочке совсем другое дело, — поморщился Астарт, встав из-за стола, подошел к холодильнику и выудил из него все ингредиенты для бутербродов.

— И мне не забудь. Не овсянкой же питаться, — попросил дракон. — Мало того, что из-за твоей идеи испугали ведьму, так еще и неизвестно что скажет наш куратор, — он посмотрел на девушку, на чьем личике читался тяжелый мыслительный процесс анализа данной ситуации. — А то мы уже который день как прибыли на практику, кстати, по отслеживанию и борьбе с такими типами, как тот, что напал на тебя — ни жилья, ни поспать, ни помыться. Поэтому извини за вторжение, но честно говоря, так захотелось отдохнуть.

На это хозяйка квартиры лишь пожала плечами, медленно накручивая длинную челку на палец и смотря в одну точку.

«Видела бы она что сотворила. Неудивительно, что прожила так долго в своем мире. Неосознанно создавая собственную защиту, казалось бы, таким элементарным движением. Ведьма, одним словом», — подумал Крис, наблюдая, как ее ауру покрывает изумрудное покрывало.

«За что мне все это? Наконец-то, думала, смогу расслабиться, тихонько, как мышка посидеть дома, а тут эти двое как снег на голову» — подумала Яра и, отвернувшись от них, спросила, открывая дверцу шкафчика с кучей баночек и коробочек:

— Вам чай или кофе?

— Кофе, без молока! — тут же ответил демон, жуя с набитым ртом.

— А мне чай, мятный или травяной, если можно, — более деликатно добавил дракон, переглядываясь с напарником. Они оба ждали, когда же девушку прорвет на истерику, но это все никак не происходило.

Через несколько минут чашки с кофе и чаем стояли перед ними, а Яра села напротив за ноутбук, став быстро печатать что-то, периодически посматривая то на демона, то на дракона.

— И где ваши опознавательные знаки? Рога, лапы, усы и хвост? — от последнего она едва заметно улыбнулась, а Астарт посмотрел на нее долгим взглядом и покачал головой.

— Лучше тебе не видеть, в обморок можешь упасть. А если Кристер начнет блистать своей чешуей и хвостом с крыльями, то, боюсь, твою квартиру ждет капитальный ремонт.

— Какая чушь, — раздражено закрыла крышку ноута и постучала по ней пальцами. — Что же с вами делать? Лишь бы на органы не разобрали, а ведь у меня еще концерт на следующей неделе и на дачу надо смотаться, а может… — она разговаривала сама с собой, словно перед ней никого не было. — Так вам нужно жилье на время вашей практики? И сколько она длится?

— Три месяца, до конца серпеня — это по-вашему август. И да, жилье нужно, ты что-то хочешь предложить? — осторожно спросил ее демон, откинувшись на спинку кухонного диванчика и довольно потягиваясь.

— Не уверена, со мной такого никогда не происходило. — «Но как говорит бабушка, главное в женском деле — это практичность. А от всего лишнего и бесполезного нужно избавляться». — Разрешаю остаться у меня, но будете помогать на даче. Надеюсь, руками работать умеете… — взглянула на их широкие, чистые ладони, без намека на мозоли и тяжкий труд.

— А не боишься, что сможем на тебя повлиять и вообще заставить делать что захотим, за такую работенку? — Астарт прищурился, впервые показав острые клыки и почерневшие вмиг глаза вместе с длинными когтями, отчего девушка удивленно заморгала и тут же потянулась к нему, ухватив за подбородок и вертя лицо.

— Не линзы? Вряд ли… клыки тоже, — коснулась кончиком пальца, пока демон не клацнул зубами перед ее рукой, злобно шипя. А она все не унималась, уже подсаживаясь ближе и перебирая его пальцы-когти, даже потянула за них.

— Да точно. А тело обычное, подумаешь, кожа почернела, даже рогов с хвостом нет, — ее интерес моментально угас, и она скептически посмотрела на дракона. — А ты чем будешь хвастать? — Кристер сжал запястье напарника, успокаивая.

— Боюсь, что тебе действительно придется поверить нам на слово, но пожалуйста, не стоит так откровенно изучать Астарта, иначе он решит, что ты к нему пристаешь…

— Пф! Больно надо! — отмахнулась девушка, отсаживаясь.

— Никто не смеет заключать с демоном сделки, торговаться и ставить условия, кроме нас самих. А тут обычная человеческая девчонка, немного ведьма, подумаешь… — с отвращением проговорил брюнет, чем ничуть не задел Яру.

— Хотел бы повлиять на меня, этого разговора бы не было. Значит, не можешь, а за все эти простые блага будь благодарен. Иначе сидеть тебе на каком-нибудь вокзале до конца практики, потным и грязным, как бродяга, — от ее хищного взгляда, внутри что-то оборвалось, демон тоже это ощутил, видя, как на секунду ее волосы вздыбились от порыва ментальной силы, которой девушка хоть и неосознанно, но владела и могла причинить окружающим вред. Дракону уже достаточно было головной боли.

— Ладно. Извини что погорячился, не привык к подобному, — сдался демон, выходя на балкон и касаясь своей чуть влажной одежды. Взмах руки — и все высохло. Он уже хотел одеться, но девушка бесцеремонно вырвала все из его рук.

— Я поглажу или будешь весь помятый ходить, как будто только что с кровати упал. — С охапкой одежды, она ушла в большую комнату. Парни осторожно проследовали за ней, замерев у двери и видя, как хозяйка собственноручно гладит вещи, делая их ухоженными, без единой складочки. После чего поставила предмет под названием «утюг» на подставку и, подхватив ровную стопочку отглаженных вещей, повернулась к наблюдавшим. — Спасибо за розы, — посмотрела сначала на одного, а потом на второго и сунула одежду в руки дракона, удалившись на кухню мыть посуду.

— Слушай, может я не там себе жену искал? Если все девушки здесь такие, то я готов пересмотреть претенденток на мое тело и душу, — проговорил Астарт, проводя ладонью по ровной футболке.

— Ага, надо будет оставшиеся вещи вытащить из сумки и тоже кинуть в стирку. Пусть научит ею пользоваться, той коробкой в шкафчике на кухне, — подтвердил дракон. Последнее что на них было из чистого — это спортивные штаны с футболками, в которых они после душа и легли спать.

— А ведь мы даже не знаем, как тебя зовут… — начал Кристер, вернувшись в кухню с их сумкой и быстро разбирая ее.

— Златаяра, но можно просто Яра, — спокойно ответила ему, вытирая руки кухонным полотенцем и убирая посуду в шкафчик.

— Необычное имя, оно что-то значит?

— Кажется… подобная солнцу, у бабушки с мамой была общая любовь к старославянским именам. — Яра увидела, как дракон устроился перед стиралкой и разглядывает все кнопки. — Ммм, научить тебя или ты такой же гордый, как твой напарник? — с усмешкой глянула на демона.

— Да, буду признателен, — поблагодарил тот ее. Девушка стала быстро показывать куда и зачем нажимать, где находится емкость для порошка, и вскоре стиральная машинка уже вовсю работала, переваривая в себе грязные вещи.

— Неужели самая главная проблема нашего пребывания в этом мире закончилась! Это просто удача, что ты оказалась ведьмой, но печально, что при таких обстоятельствах, — увидел, как Яра намазывает на разбитую губу и висок какую-то мазь. Она уже не удивлялась, что ее обзывают ведьмой. «Как говорила бабушка, все мы немного колдуньи. Особенно в привораживании мужчин»

— Не то слово. Первый раз встречаюсь с вором, еще и получила ни за что, — поморщилась, проведя языком по нижней губе.

— Радуйся, что мы там появились, он мог и убить тебя или еще что-нибудь — многозначительно добавил демон, посмотрев на ее грудь. За что удостоился презрительного взгляда.

— Вряд ли. Или ты уже жалеешь, что выручил смертную? Видимо, это недопустимо — просто так кому-то помогать? Привыкай, тебе придется это делать, если хочешь остаться и жить в комфорте, — мило улыбнулась. — Я собираюсь ехать на дачу и по определению не могу оставить вас одних в квартире, так что можете поехать со мной, если у вас нет никаких дел в городе, например, очередных встреч с маньяками.

— Нет, если какой сигнал и поступит, то мы можем тут же оказаться в нужном месте. Поэтому готов помочь, — пояснил Кристер «Этому демону стоит поучиться быть сдержанным. В универе его самооценку вечно повышали толпы барышень и собственный титул. Здесь же обычная смертная ставит его на место как ни в чем не бывало, и он ничего не может ей сделать. Если он будет так же вести себя и дальше, то не просто вылетит из университета, но и будет нести соответствующее наказание»

— Я очень рада, что в вашем дуэте у тебя есть голова на плечах, а он, судя по всему, не видит выгоду в такой как я. Что ж, тем хуже для него. Кто не работает, тот не ест.

От ее слов, дракон скрыл улыбку и подмигнул Астарту:

— Она права, так что хватит ершиться, здесь тебе никто не будет потакать, — понял, что влиять на демона гораздо проще в паре с Ярой.

— Сговорились уже против меня… везде враги, — процедил Астарт, но дальше вел себя более-менее сдержанно, без провокаций.

Собрав высушенные вещи в спортивную сумку, прихватив рюкзак девушки, они покинули квартиру, а по дороге на машине заехали в продуктовый магазин. Яра спросила, есть ли у них местные деньги, и Кристер поспешил ее успокоить, показав пару пластиковых золотых карт с эмблемой банка. Вдвоем с драконом, пока демон недовольно сидел в машине, они выбрали продукты. Особенно советы Кристера пригодились, когда они встали у мясного прилавка. Дракон по запаху определил самые свежие продукты.

— Ты умеешь готовить или у вас это тоже не приветствуется и считается унизительным? — спросила девушка, стоя на кассе и упаковывая купленное в пакеты.

— Конечно, умею, у нас это один из способов завоевать наших женщин. А вот у де… то есть у Астарта все иначе. Он привык, что все делают за него… — улыбнулся кассирше и провел картой, расплачиваясь. Подхватил часть пакетов, чтобы Яре не было тяжело, и они покинули магазин.

— Ну наконец-то! Я думал, вы там сгинули, — недовольно пробурчал сидящий на заднем сиденье демон, пока они засовывали шуршащие пакеты в багажник.

— Так бы и сказал, что соскучился, — парировала девушка, улыбаясь и пристегиваясь. Ее улыбку поддержал смешок дракона.

К полудню они въехали на полуразбитую деревенскую дорогу. Минуя жилые дачные домики, они оказались в конце улицы, у самого крайнего дома: двухэтажного, с широким балконом-верандой, представляющей из себя округлое пространство без ограждения, где можно было свободно лежать и загорать. В глубине за домом, виднелся ухоженный садик со множеством фруктовых деревьев, кустовых роз, чей аромат витал в воздухе. Всю эту домашнюю простоту защищал деревянный забор, нуждающийся в покраске, как крыльцо в ремонте. Доски на полу было необходимо срочно заменить, то там, то здесь появились глубокие трещины и дыры, через которые приходилось осторожно перешагивать чтобы не провалиться.

— Вижу, ты заметил, — Яра посмотрела на дракона, — Да, Крис, когда в доме две женщины, без сильных мужских рук не справиться. — Сунула пакеты в руки демона, остальное взяла сама и, аккуратно перешагивая через пробелы, открыла дверь и вошла в дом.

— И эту развалину ты предлагаешь нам чинить? — с отвращением спросил Астарт.

Внутри дома было уютно и чисто, ни пылинки.

— Именно, господин, придется вам замарать свои нежные ручки истинно мужской работой. Но если не хотите, то загорайте в садочке, а я буду воспевать труды вашего напарника. Как хорошо, когда рядом есть тот, кто не боится работы, — Яра стала медленно раскладывать продукты по шкафчикам и размещать на полках в холодильнике.

— Ты, смертная! Как ты посмела назвать меня неженкой! — процедил он угрожающе, нависая над ней и скалясь.

— Не шуми, дорогой, а то как старый дед, ей богу, только и делаешь, что ворчишь, — похлопала его по плечу и сунула в руки упаковку с мороженым, а сама поднялась по ступенькам наверх, переодевшись в короткие джинсовые шорты и черную майку. Челку она убрала под бандану, чтобы не мешалась.

— У тебя мороженка потечет, если не скушаешь, а не хочешь, так кинь в морозилку. На вас забор и крыльцо, а я в огород. Сорняки сами себя не вырвут, — с этими словами Яра перепрыгнула через крыльцо, оперевшись о плечо сидящего с инструментами дракона, и исчезла за домом, вооружившись лопаткой и ведром.

— А она ничего так… У нас в таком коротком не ходят, — демону понравились длинные стройные ноги в шлепках, майка облегала и подчеркивала фигуру в виде песочных часов с высокой, небольшой грудью, размера эдак второго, обнаженные плечи, тонкая открытая шея и узкое, бледное личико с тонкими губами, прямым носом и каре-зелеными глазами.

— Только попробуй, и я лично донесу на тебя ректору. В нашем мире у тебя хватает женщин, так что не смей трогать Яру! — процедил дракон, недобро блеснув болотного цвета глазами, убирая темно-русые волосы в хвост.

— Ага, тебя забыл спросить. Сама ко мне прибежит, чтоб я лишил ее невинности, Взялся за молоток и новые доски, которые они тоже привезли с собой.

Некоторое время каждый был занят своим делом, пока парни не учуяли запах еды. Умывшись в кухне, обошли дом и увидели, что рядом с беседкой стоит мангал, на котором девушка жарит мясо, покручивая шампуры.

— Кушать будем или вы еще не закончили? — повернулась к ним с улыбкой на лице. В этот миг у Кристера что-то щелкнуло внутри. Еще ни одна девушка не гладила ему одежду, не готовила и не выбирала с ним продукты для совместного обеда. Все эти такие простые вещи удивили его, подобно любви с первого взгляда. «Она хоть и ведьма, но очень необычная девушка»

— Умираю с голоду, твоя мороженка хоть и вкусная, но взрослому и здоровому телу необходимо нечто более питательное, — ответил демон, к удивлению напарника возвращаясь, чтобы закончить работу. Через час крыльцо было полностью отремонтировано, и Яра проверила каждую половицу, пройдясь по ней и для верности и как следует потоптавшись.

— Где накрывать, на улице в беседке или в доме хотите? — переводила взгляд с одного на другого.

— Давай в беседке. На свежем воздухе лучше всего, сейчас не так жарко, — ответил дракон, убирая инструменты в ящик и относя в дом. На стене были развешаны рамки с фотографиями. На одной семейная пара с маленькой девочкой, судя по всему Ярой. На другой — статная женщина с высокой прической и в вечернем платье, а возле нее, обнимая за талию стоит…

— Куратор? — у дракона раскрылся рот. — Златаяра! — окрикнул девушку, и она тут же прибежала.

— Что? — непонимающе смотрела на парня. Она чувствовала себя рядом с ним лилипутом — с его высоким ростом и широкими плечами, подкачанной фигуры.

— Кто это? — ткнул в мужчину на фотографии в смокинге.

— Хм, мой дедушка, а рядом бабушка. Она сейчас в Лондоне преподает. А это мама с папой, — ткнула на вторую рамочку.

— А где твой дед?

— Умер, когда мне было шесть или семь лет. Он всегда отличался неким аристократизмом. Видишь, как одет: здесь в смокинге, а обычно тоже ходил в разных костюмах, с тростью, в очках — таких узких, инкрустированных изумрудами по бокам, — Яра пошарила на полках, выудила оттуда альбом, и, перевернув несколько страниц, показала четкие снимки деда, их с бабушкой свадьбы. — Он был очень умным. — Закрыла альбом, вернув на место. — Пойдем, а то остынет, — потянула его за руку и дракон как во сне пошел следом.

Обедали в напряженном молчании, Демон странно поглядывал на напарника, а Яра не хотела задавать лишних вопросов. «В конце концов, это не мое дело, что там у них в головах. Хотят молчать — на здоровье, лишь бы проблем от них не было. Крыльцо починили — уже хорошо. Вот бабушка обрадуется! Скажу, что помогли мои одногруппники из консерватории. Хотя, чувствую, потом начнутся вопросы: „Ой, да ты с кем-то из них встречаешься?“ И все в том же духе», — хрустнула огурцом из нашинкованного салата и продолжила молча жевать, думая о бабушке. После обеда она снова занялась цветником. Это были ее первые выходные, когда она смогла вырваться на дачу. Обычно время от времени сюда наведывалась бабушка, ухаживая за садом и крохотным огородиком, состоящим из грядки картошки, островков морковки, редиски и зелени. Поэтому с непривычки у девушки заболела шея и поясница, она уже не старалась сидеть на корточках, а подстелила под коленки полотенце, ползала по нему, пока парни занимались забором. «Как хорошо, что неподалеку от нашего поселка построили „Леруа мерлен“, теперь можно в любое время поехать и закупиться».

— Ты что-то на обед как пришел, так и молчишь. О чем задумался? — спросил демон, когда они разобрались со старыми досками и занялись новыми. Хотя такие заборы Астарт считал хлипкой защитой от воров.

— Ничего, — отозвался Кристер, — попозже попрошу Яру сварить мне кофе. В этом мире начинаю чувствовать себя не драконом, а смертным. Уже даже голова болит, хотя никогда на нее не жаловался, и здоровье меня раньше не подводило, — он ощущал, как мышцы наливаются тяжестью, и под вечер будут болеть. «Хотя может дело в ее ментальной атаке?»

— Да, куратор предупреждал об этом, но я не думал, что все произойдет так быстро, — демон попробовал создать огненный шар, пламя заплясало на кончиках его пальцев, преобразовавшись в небольшой шарик с алыми переливами. — Магия огня во мне есть, но создать нечто большее я не могу. Видимо поэтому на практику дают короткий срок, чтобы мы окончательно не очеловечились и наши способности не уснули. — приладил одну доску к другой. Приятно пахло деревом и костром, другие соседи тоже готовили шашлыки, топили бани. Астарту нравились эти запахи, напоминавшие о собственном доме. В отличие от дракона, который был родом из горных краев. За участком Яры, располагался второй, но кроме одинокого вагончика для рабочих там больше ничего не было.

— Думаешь, она захочет здесь остаться?

— Почему бы и нет, здесь есть все необходимое, да и тебе грех жаловаться. Так что будь поприветливее с ней, с тебя не убудет, — наставительно сказал Кристер. — Ладно, завтра доделаем. Нужно будет еще кое-что докупить из материалов.

Они поднялись с травы и, собрав инструменты, побрели в дом. Солнце медленно садилось, оставляя на нагретой за день земле остатки своего тепла. На первом этаже демон действительно обнаружил небольшую душевую и туалет. На полочке лежала стопка махровых полотенец, пахнущих кондиционером для белья, как и вся его одежда после утренней стирки. Дракон тем временем сидел на кухне, попивая вечерний кофе, который сам же и сварил, потому что Яра в дом не заходила, Астарт быстро принял душ, переодевшись в чистые футболку и спортивные штаны.

— Свободно! — вышел из ванной, потянув носом приятный аромат кофе. — В турке еще осталось или ты все вылакал в одну драконью морду?

— Видимо, это стоило сделать, но нет, на одну чашку еще хватит, так что пей — не обляпайся, — спокойно ответил Кристер.

Уже когда он сам привел себя в чистый вид, а девушка все не возвращалась, он забеспокоился: «Уснула она там, что ли?», вышел на улицу и обошел вокруг дома, но Златаяры не было. На месте где она копошилась, стояло полное сорняков ведро.

— Злата! — окрикнул девушку, осматриваясь по сторонам.

— Чего кричишь? — демон выглянул из окна, уставившись на дракона. — Потерял нашу ведьмочку?

— Надеюсь, что нет… — вышел за забор. Сначала он долго смотрел в одну сторону дорожки, уходящей между домов туда, откуда они приехали, а затем в другую. Там, за холмом, возвышались сосны и ели густого леса. «Неужели она пошла в лес?» На улице темнело, а девушка не появлялась.

— А с другой стороны, если она пропадет, то это упростит нашу жизнь. Будем спокойно жить в ее квартире, пока не закончится практика, — к нему вышел облаченный в легкую куртку демон. Засунув руки в карманы, он лениво посмотрел по сторонам, но увидев холодный взгляд дракона, не предвещавший ничего хорошего, напрягся. Конечно, они оба принадлежали к сильнейшим своего мира, в отличие от оборотней или вампиров, но конфликтовать на время практики, когда кроме друг друга у них никого нет, не хотелось.

— Ай, пошли поищем ее, я в одну сторону, а ты в другую, — не выдержал Астарт, всем своим видом показывая недовольство данной ситуацией. Но не успели они разделиться, как из-за поворота с белым пакетом на изгибе локтя и с мороженым в руке, вышла Златаяра. Поедая холодный десерт и едва заметно прихрамывая, она подошла к калитке и удивленно посмотрела на парней.

— А вы чего здесь?

— Да ничего, ушла, никому ничего не сказала, вон Крис испереживался, иди теперь его успокаивай, отпаивай чаями или еще чем, — ответил демон, разворачиваясь и идя к дому. Яра только пожала плечами, смотря на его удаляющуюся спину.

— Яра, я понимаю, что мы чужие друг другу, но впредь давай сообщать, если кто-нибудь куда-нибудь собирается уходить. Кто знает, возможно, рядом с тобой появится очередной гнусный тип, жаждущий отнять твою силу или еще что… — стараясь говорить спокойно, пояснил дракон, а затем увидел, что по щиколотке девушки стекает кровь и тут же присел рядом с ней. — Где ты умудрилась так порезаться? — «Поэтому она хромала».

— Аа, из магазина выходила, а там на двери какая-то железка висела, ну я и поранилась об нее, ничего страшного. Я же ненадолго отошла, чего волноваться? Мне эти места знакомы с детства. Какие уж тут маньяки и какая ведьмовская сила? Нету у меня ничего. Не выдумывай. Я абсолютно обычная, а не такая… как вы оба, — насупилась, облизывая мороженое кончиком языка и даже не замечая, как дракон задержал дыхание.

— Ладно, пойдем, я обработаю твою рану. У тебя горло не заболит, ты уже вторую упаковку съедаешь за сегодня? — они побрели в дом.

Когда Яра приняла душ, Кристер собственноручно занялся порезом, демон только издалека наблюдал за ними, развалившись в большом кресле с книгой. «Люди так слабы». - подумал он — Их легко поранить. И чего Крис носится с ней как с малым дитем?»

— Готово, — дракон закончил обматывать щиколотку тугим бинтом, параллельно скользя взглядом по нежной, немного загоревшей от солнца коже обнаженной женской ноги до разреза халата на колене. От Яры приятно пахло, короткие мокрые волосы забавно торчали, а в большом халате она выглядела такой худенькой.

— Отлично. Можете разместиться на первом этаже, в зале есть диван, а в маленькой комнате узкая кровать, — встала с кресла и затянула пояс на талии потуже. — Может, завтра вечером или послезавтра вернемся в город, если конечно вы не сделаете этого раньше по необходимости. Спокойной ночи.

Поднявшись на второй этаж, она быстро переоделась в синие спортивные штаны и такую же футболку. В окно светила луна, но Яре было так лень подниматься с удобной кровати чтобы задернуть шторы, спина болела, ноги гудели, поэтому, закрыв глаза, она просто медленно погрузилась в здоровый сон.

Ей снился лес, туман окутывал босые ступни, стелился вдоль земли. Пахло сыростью и дождем, а перед ней возвышались темные деревья. Становилось холодно, и она поторопилась покинуть это место, но лишь блуждала между стволами, по которым сочились струйки воды. Вдруг, среди густых ветвей замерцал крохотный зеленый огонек, от него, прямо в ее солнечное сплетение устремилась тонкая нить. Это прикосновение согрело и успокоило ее участившийся пульс. Идя за светлячком, она увидела просвет и ускорила шаг, спиной ощущая подбирающийся к ней холод и страх. Словно кто-то или что-то следило за ней, готовое напасть, но она вовремя вырвалась из объятий густого леса, оказавшись на дорожке. Отсюда, с холма, были отчетливо видны крыши домов, освещаемые лунным светом. Улыбнувшись самой себе, Яра побежала по дорожке к своему дому. Вот старая калитка, куда уходила ее нить. Стоило босым ногам пробежать на участок — спасительный островок среди подплывающего тумана, как внутри что-то зашевелилось. Подобно раскрывающемуся бутону розы, в ней открылась ведьмовская сила. Скрытая от всего мира, она пробудилась, чтобы уберечь свою хозяйку от предчувствия плохого. Но Яре было совсем не страшно, она подхватила зеленую нить, а затем и лунную, связала их вместе, переплетая в косичку и создавая защитный браслет-амулет, который тут же замерцал на ее тонком запястье, сливаясь с кожей и проступая черной вязью татуировки. Она откуда-то знала, что именно нужно было сделать, поэтому просто улыбнулась. «Если я ведьма, то это мой дар, и я использую его на благо», — светлые помыслы окрылили ее, а когда из дома вышли дракон с демоном, девушка ничуть не удивилась. Она вдруг увидела серебристый отблеск в длинных волосах Кристера, как его болотного цвета глаза обретают вертикальный узкий зрачок, а в лице проступает нечто драконье с зелеными и синими чешуйками на скулах и шее, как заостряются ногти на руках, превращаясь в черные когти. То же самое произошло и с Астартом. Она видела их истинные сущности и ничуть не испугалась. Держа лунную нить, подошла к парням и приложила свою ладонь к груди одного, прислушиваясь к стуку его сердца, ощущая исходящую от него энергию и рассматривая его голубо-серебрянную ауру, подлечивая бреши в ней, сглаживая черные трещины от прошлых сражений и заклятий. То же самое она проделала и с демоном, а затем зевнула и, прикрыв глаза, упала в обморок.

— Нет, ты это видел, почувствовал? — удивленно спросил демон, пока Кристер держал прильнувшую к его груди ведьму. На ее расслабленном личике замерла едва заметная улыбка, она крепко спала.

— Да. Видимо из-за того, что мы из мира, где есть магия, в ней окончательно пробудилась ее собственная сила, — вдохнул аромат леса, исходящий от Златы. — Наверное, инициация прошла в лесу, что неудивительно. Ведьмы всегда были тесно связаны с природой. Радует, что это не произошло в каком-нибудь озере, но ее все равно стоит поскорее уложить в кровать, она замерзла.

Астарт коснулся босых женских ног и согласно кивнул.

— Не думал, что когда-нибудь скажу спасибо человеку. Она вылечила мою ауру, хотя с той же легкостью может и проклясть, нанеся серьезный ущерб.

— Обратная сторона медали, лишний повод быть с ней хорошим, а не высокомерной скотиной. Она порядочная девушка и просто так причинять кому-то зло не станет. Я уже понял: если к ней с добром, то она ответит тем же. — Подхватил ее на руки, и они вошли в дом, закрыв дверь на щеколду.

— Как она только умудрилась так бесшумно выйти? Я даже не понял, что произошло, пока не услышал не то ветер, не то пение. Очень похожее на пение лесных нимф, — поделился с напарником демон, когда они поднялись на второй этаж. Кристер отряхнул с ног Яры еловые иголки и укрыл одеялом, девушка тут же свернулась калачиком, но руку его из своей не выпустила.

— Ну все, попался в капкан. Спокойной ночи, — усмехнулся Астарт и, потушив свет, ушел к себе в комнату.

Дракон вздохнул и осторожно устроился рядом на подушке, слушая спокойное дыхание ведьмы.

— Лишь бы никто не вздумал причинить тебе зло! Боюсь представить, на что ты способна, когда вздумаешь проклясть, — прошептал Крис, закрывая глаза и наслаждаясь ощущением покоя и аромата леса, исходящим от девушки. Таких ведьм в их мире действительно было крайне мало, и встретить свою собственную большая редкость. А тут сразу для них двоих и лишь на время практики. С ней у парней были все шансы удачно пройти ее без урона для собственных сил.

Глава 2

Пробуждение было медленным, ленивым. Больная спина давала о себе знать, но что-то на кровати убавилось свободного места. Обычно она любила спать, закинув ногу на соседнюю сторону, в этот раз ее нога лежала поверх…

— Господи, что ты здесь делаешь? — пихнула спящего дракона в плечо, отчего он тут же открыл глаза и сощурился от солнечного света.

— Спасибо, конечно, но до звания Бога мне далеко как до луны, — Кристер как ни в чем не бывало перевернулся набок и закрыл лицо одеялом. — Ты ночью лунатила, пришлось тебя по лесу с сетями ловить искать, как дикую лису, — пробурчал он.

— Чего? — Яра встряхнула головой и провела пальцами по всклоченным волосам. — Но я думала, мне все это просто приснилось…

— Ага, если бы. Тогда бы я сейчас спокойно спал, и никто меня не пихал, а то пришлось караулить тебя, чтоб куда-нибудь еще не пошла гулять. Сомнамбула.

Встала с постели, отбросив одеяло, и натянула теплые носки. От полуночной прогулки, у нее еще и ступни болели. «Конечно, это очень полезно ходить босиком, но не ночью», — охнула от прострела в спине. — Нет уж, хватит с меня огорода. Мое хрупкое тело не выдержит такой нагрузки. Лучше плавание».

— Ладно, спи, — похлопала по одеялу и спустилась вниз, где уже завтракал демон. Его утренняя прическа, так же как у Яры, оставляла желать лучшего, но стоило этим двум ежам переглянуться, как они засмеялись, и девушка не удержалась, чтобы не погладить его по голове, приглаживая торчащие волосы. Она даже не заметила, что взгляд демона потемнел, а рот растянулся в довольной улыбке.

— Ты поел? — спросила девушка, открывая холодильник и доставая ветчину с сыром для тостов. Обычно она завтракала овсянкой на воде с медом, но только когда очень рано вставала, в остальное время предпочитала тосты с кофе.

— Да, поэтому не утруждайся. Крис еще дрыхнет?

— Угу, знала бы, какая активная у моих ног будет ночка, попросила б привязать меня к кровати, — Яра широко зевнула, прикрывая рот рукой. — С ума сойти! С вашим появлением все как-то через одно место!

Когда хрустящий хлеб выскочил из тостера, она быстро разложила по нему ломтики нарезки и села за стол.

Астарт потянулся было к бутерброду, но вдруг заметил татуировку на запястье девушки, которой вчера еще не было, и начал внимательно её рассматривать, обхватив запястье пальцами.

— Хм, это интересно.

— Вот дьявол! Неужели это правда? Лучше бы мне все это действительно приснилось. — Потерла кожу с изображением кельтского узора. — И что это? Какая-нибудь защита?

— Ммм, а тебя никогда луна не привлекала? Ее загадочный свет?

— Ну… вообще-то, с самого детства я подолгу могла на нее любоваться, было ощущение, что через ее свет в меня проникает энергия. Странно звучит, но как-то так, — смущенно пожала плечами и отпила кофе из чашки, отводя взгляд в сторону. «Что за бред я несу!»

— Нет, все как раз в норме, поэтому не волнуйся. Но ты правда потомственная ведьма и, видимо, наше появление пробудило в тебе то, что всегда было, но пребывало в неактивном состоянии. Ты ведь прекрасно чувствуешь людей, такой скрытый эмпат. У тебя отлично развита интуиция, а еще ты, скорее всего, чувствуешь, когда тебе врут, а когда говорят правду. — Все, что перечислил демон, было действительно так, но Яра никогда не думала, что это из-за того, что она ведьма. Хотя порой в шутку действительно себя так называла, переписываясь с друзьями. Общаясь с тем или иным человеком, уже с первого взгляда могла обрисовать портрет с мельчайшими деталями сущности, но, рассказывая об этом друзьям, никогда не могла объяснить, почему так. Просто чувствовала.

— И что теперь со мной будет? Я ведь не обязана отправляться в ваш мир и поступать в какой-нибудь магический университет?

— Нет, — Астарт усмехнулся, крутя полупустую чашку в своих пальцах, — но возможно, что к тебе приставят какого-нибудь соглядатая, который издалека будет наблюдать за тобой: вдруг что нарушишь, причинишь своей силой кому-нибудь или себе вред. Ведь простые люди не должны знать о магии.

— О да, поэтому в каждой газете целая куча объявлений о потомственных ведьмах, гадалках и лекарках-травницах. — Яра стащила с микроволновки пачку газет и кинула на стол перед демоном, который с интересом стал читать объявления.

— Интересно было бы познакомиться с этими дамочками, — громко рассмеялся он. — Ведьма. Размер пятый, нет вредных привычек, познакомится со своим ведьмаком, некромантов просят не обращаться, — процитировал одно из объявлений, тут Яра не выдержала и засмеялась.

— Слушай. Вчера Крис сказал, что кому-нибудь захочется украсть мою силу, это действительно возможно?

— Возможно, но не так просто. Ты теперь под защитой луны, а значит, ночью твоя магия работает сильнее всего, и тебя явно никто не потревожит, пока ты спишь. А в дневное время просто будешь начеку, но вряд ли в этом появится необходимость. В вашем мире, конечно, скрывается много тех, кто владеет магией, но длительное нахождение у вас, без магической подпитки сказывается на их силе не лучшим образом. Поэтому, даже если они захотят отнять твою силу, необходим ритуал и определенный артефакт, без которого никак не обойтись. Особенно если у самого магии осталось кот наплакал и совсем не захочется ее тратить на дело, которое заранее обречено на провал, — пояснил Астарт. — Ты ведь и сама не дашься кому-нибудь просто так. Потому что блюдешь свое личное пространство. Вон как вчера утром приложила дракона. А ведь Кристер далеко не слабый, у него из-за тебя кровь носом пошла, так ударила его на ментальном уровне.

— Почему тогда моя сила не угаснет в моем мире?

— Потому что ты родилась здесь, у тебя иммунитет. Эта же сила перейдет к твоему ребенку, а затем к его, и дальше по семейной лестнице вашего рода.

— А можно узнать, кто именно был колдуном, ведьмаком, кем конкретно?

— Все это одно и то же. Хоть маг, хоть колдун. Смысл не меняется. Можно узнать в библиотеке нашего мира, но сначала надо знать истинное имя и фамилию этого самого твоего предка. Может, здесь, в твоем мире, он взял какую-нибудь другую фамилию и имя или все сразу, и из Вальдемара Гутфридовна, стал обычным Иваном Поляковым.

— Понятно. Как искать иголку в стоге сена! Ладно, не так важно, лишь бы ни в какую магическую тюрьму не упекли за то, что я такая.

— Ни в коем случае. За ограничение свободы, насильное удержание, кражу и выкачку магической силы у нас есть особые предписания в законах, так что не переживай. Притом, тебе не о чем волноваться. В ближайшее время мы от тебя ни на шаг. Так что не волнуйся, можешь списать все это на судьбу. Обычно люди так и делают: мол, такова жизнь и прочая чепуха.

— Успокоил, — убрала посуду и потянулась. — Не хочешь со мной прокатиться на велосипедах, пока Кристер спит? — «Порой даже Астарт может быть нормальным парнем. На вид им обоим лет по двадцать семь, но демон ведет себя как подросток».

— Можно, — встал из-за стола. — Надеюсь, хоть велосипеды чинить не надо, как забор и крыльцо… — на это девушка покачала головой.

Чуть позже, неторопливо катясь по дорожкам, они ехали к пруду. Дракону Яра оставила записку, чтобы не волновался.

— Надо бы вам обзавестись мобильными телефонами. Мы ведь не можем постоянно быть вместе, а на неделе у меня концерт, и до ночи не будет дома.

— Какой концерт? Ты циркачка или играешь в театре? — недоверчиво спросил демон, тормозя у кромки воды и слезая с велосипеда.

— Нет, я играю в оркестре в консерватории на флейте и скрипке. Если захотите, могу достать пару билетов, придете послушать.

Сняв кеды с носками, подошла к песочному бережку и вошла по колено в пруд, наслаждаясь теплой водой и проходящим между пальцев песком.

— Как вариант. Люблю подобные мероприятия. одежда такая же, как принята в нашем мире при посещении концертов: фраки или костюмы?

— Желательно. Если вы с собой не взяли, то можем прикупить, потому что мне тоже нужен наряд.

Ускорилась и побежала вдоль берега, разбрызгивая воду от собственных шагов. Демон расслабленно наблюдал за ее движениями. Порыв ветра толкнул его в спину, заставляя сделать шаг вперед. «Почему бы и нет», — подумал он, устремляясь за девушкой. Астарт шлепал по воде, зарываясь босыми ногами в песок, и получал от этого настоящее удовольствие. От ног пошла энергия, наполняя каждую клеточку его тела. «Такое странное ощущение — будто я заряжаюсь от природы, пока нахожусь рядом с ней, а она тот самый проводник», — подумал он, остановившись в воде. Поднял голову к солнцу, прикрыв глаза ладонью. Лучи скользили по его коже, согревая. Вчерашняя разбитость после обыкновенной человеческой работы исчезла, и он как никогда чувствовал себя хорошо. А еще лучше ему стало, когда девушка вздумала затопить вечером баньку. Та стояла отдельной пристройкой от дома, к ней прилагался летний душ на улице, и завершение выходных было расслабленным, с ароматом дубовых и березовых веников, горячего пара, травяного чая и шершавых простыней. Первой пошла париться Златаяра, а потом разрумянившаяся, с мокрыми волосами пригласила проходить их.

— Это тебе не в наших банях при университете париться, где парилку надо делить с неизвестными типами и их голыми задами, — комментировал демон, лежа на верхней полке, пока дракон поливал горячие камни, заставляя воду шипеть и подниматься паром вверх.

— Ух, хорошо! Неудивительно, что в этом мире так мало магии, — они и без нее прекрасно справляются. Век развитых технологий гораздо удобнее. Не во всем, но есть свои преимущества, — поделился мнением Кристер, усаживаясь рядом. — Я начинаю беспокоиться из-за тех, за кем мы сюда прибыли. Не все они так слабы, как тот тип. Есть посильнее. И если они захотят напасть, то используют Злату. А добраться до обычной девушки, как и избавиться от нее, гораздо проще. Даже если она ведьма. Это нам с тобой ничего не грозит, а вот ей… Как человек она подвержена болезням, ее тело хрупкое, как тонкий фарфор, и стоит очередному уроду сломать ее, лечить придется в обычной больнице, а не нашими зельями. Они ей будут как мертвому припарка, потому что действуют только на нас.

— Пусть только кто-нибудь попробует к ней сунуться! Это с виду я такой паинька, а не кровожадный и мстительный демон.

От этих его слов дракон даже удивился. Внимательно посмотрел на напарника — что-то в нем изменилось. «Интересно, с чего это мы с ним оба одномоментно прониклись к ней симпатией? Не потому ли, что она излечила наши ауры? Вероятнее всего, именно поэтому», — подумал он.

Утром, закончив с забором, они уехали в Москву. По дороге решили заскочить в торговый центр. Астарт поведал Кристеру о концерте, и дракон также согласился посетить это мероприятие, поэтому им пришлось покупать соответствующие костюмы.

Демон выбрал себе узкие черные брюки с пиджаком, белоснежную рубашку с двойным воротником и черный жилет. На шее красовался алый тонкий галстук, а на ногах дорогие кожаные туфли. Дракон остановился на идентичном, но синем наряде с синим галстуком и шелковым платком в петлице. Яра заметила, что его глаза болотного цвета вдруг стали сапфировыми.

— Смотрите, а то как бы продавцы шеи себе не свернули, — шепнула им сидящая на пуфике Злата. Она давно купила себе наряд, и он был скрыт от посторонних в огромном темном бумажном пакете, скрепленном фирменной наклейкой бутика. Парни действительно произвели фурор в отделе мужского костюма: пиджаки и брюки смотрелись на их широких плечах и длинных, стройных ногах идеально. Как две модели с обложки журнала! Оба под метр девяносто, с гладко выбритыми лицами, без темных кругов под глазами, с уложенными волосами. Даже Астарт уложил челку назад, чтобы она не торчала, а дракон заплел свои в тугую косу.

— По происхождению вы аристократы? — вдруг спросила девушка, придирчиво осматривая то одного, то другого.

— Да. Я принадлежу к одному из древних родов, — спокойно ответил Кристер.

— Ага, только непонятно, каким по счету. Может быть, сотым? — подколол его демон, скалясь в улыбке. — Я тоже аристократ, поэтому от богатых невест прохода нет. Может, хочешь стать одной из них? — взял Злату за подбородок, но она легонько хлопнула его по руке, как маленького, непослушного ребенка.

— Не стоит, князь, или какой там у тебя титул. Куда мне, простой человечке, до ваших высот. Так что останусь в своем мире под званием ведьмы-скрипачки. — Вытащила айфон из заднего кармана джинсов и, взглянув на время, поторопила их с примеркой.

— Ты не показала нам свой наряд… — нахмурился демон.

— В консерватории и увидишь! Хотя, думаю, вряд ли тебя сможет привлечь моя тощая фигурка, когда вокруг будут блистать красотки из сливок общества. Это как раз отличный способ закадрить прелестную деву! — бросила на него красноречивый взгляд. — Я же понимаю, ты такой смурной оттого, что давно не расслаблялся, вот и займись этим.

От подобного заявления Астарт даже задохнулся от возмущения. Ему захотелось схватить эту нахалку, прижать ее в каком-нибудь углу и показать, как давно он «не расслаблялся», как она выразилась. Но его под локоть удержал дракон, покачав головой.

— Смирение и такт, мой друг, иначе будешь ночевать на вокзале.

— Пф! Ага, разбежались…

На том они покинули торговый центр, вернувшись в квартиру, где тут же с кухни услышали разочарованный вздох девушки. Она стояла рядом с вазой увядших роз, трогала несчастные лепестки:

— Бедные вы мои, — вылила остатки мутной воды и, помыв вазу, обрезала кончики стеблей, после чего оторвала сухие листья и поцарапанные лепестки. Кухня наполнилась ароматом леса, и аура девушки едва заметно засветилась зеленоватым светом, а увядшие розы преобразились, наполнившись былой красотой. Вдыхая любимый аромат и по очереди прикасаясь к алым бутонам губами, будто целуя, Злата довольно улыбнулась.

— Теперь так всегда будет? Или, когда вы вернетесь в свой мир, моя сила тоже пропадет?

— Не знаю, может да, а может, и нет. Из-за нашего присутствия твоя сила пробудилась, и мы своей энергией ее усиливаем, но возможно и потом она останется при тебе, — ответил дракон, прикасаясь к розам. «Живые, как будто только что срезаны. Связь с природой — она такая».

До вечера Злата не выходила из своей комнаты. Сначала они слышали игру на скрипке, затем на флейте, а когда девушка вышла из комнаты, чтобы наконец-то поужинать, у нее был уставший вид. Ужин приготовил дракон, чем удивил Злату, но она с аппетитом съела и куриное филе и полмиски салата. Демон лишь довольно хмыкнул, попивая из большого бокала найденное в шкафу белое вино, к его удовольствию, очень даже неплохое.

— Почему ты не ходишь на свидания? Не проводишь выходные за увеселениями, ведь в твоем мире таких полно? — спросил Астарт.

— Не люблю толпу, выбираться в город, где опять же эта толпа. Оттого предпочитаю оставаться домоседкой. Лучше поехать на дачу, погулять на природе или, если не хочется, посидеть дома за чашкой кофе и с книгой.

— Идеальная жена… Пока муж развлекается с любовницами, — усмехнулся демон.

— А зачем тогда вообще жениться, если не нагулялся? В нашем мире та жена бесценна, которая встречает тебя вкусным ужином, а не шляется не пойми где и не пойми с кем, не заводит кучу любовников. Хотя, думаю, тебе, с твоей любвеобильностью, только такая жена и нужна, чтоб наставить рога, — резко встала из-за стола и ушла в комнату.

— Язык как помело. Что ты цепляешься к ней, оцениваешь? Она не одна из твоих претенденток на звание девушки. В ней есть то, чего нет ни в одной из тех аристократок-пустышек, — отчитал его дракон, снимая фартук и убирая посуду в раковину. В коридоре послышался хлопок двери, а когда Кристер понял, что девушки нигде нет, разозлился: «Проклятье! Она опять куда-то ушла!». Он в беспокойстве выглянул с балкона и успел заметить, как знакомая фигурка огибает дом и идет в магазин, который так же был виден. Через некоторое время она появилась с пакетом в руках и уселась на качели. Пока Яра качалась, ела мороженое и слушала музыку в наушниках, дракон наблюдал за ней.

— И что с ней не так? — спросил демон.

— С ней-то как раз все в порядке, чего нельзя сказать о тебе. Ты привык, что вокруг тебя все вьются как пчелы над медом, а тут попалась такая своенравная, с собственным мнением и не боится, не лебезит на задних лапках, — спокойно ответил дракон. Он в отличие от демона не чурался работать и помогать девушке, которая разделила с ними свой кров и личное пространство.

— Где она ходит?

Кристер усмехнулся, в этом и был весь Астарт. Сначала наворотит дел, а потом сам же и волнуется.

— Скоро вернется. Мне и самому с тобой порой очень тяжело находиться рядом, любого доведешь. — Дверь квартиры со щелчком открылась, и в кухню вошла все еще хмурая Златаяра. Пока она раскладывала продукты из пакета, демон хмуро следил за ее движениями. А затем взял за руку и, обернувшись в истинную свою ипостась, спросил сквозь клыки:

— Ты… совсем нас не боишься?

— Нет, а должна? — пожала плечами. — Если бы с тебя сняли кожу, тогда да, зрелище отвратительное, а так… в нашем мире подобным никого не удивишь. Надеюсь, ты не выпил все вино? От бокала я бы не отказалась,

— Не хватает свежего багета и винограда, — пожаловался Астарт, делая глоток из бокала.

— Поглядите на него! Вашей светлости не угодить! Чего вас занесло в Москву, а не во Францию? Сейчас бы сидел в «Мулен Руж» и не ведал печали в моем тусклом обществе. — Демон вывел ее из себя, постоянно хотелось отвечать ему остротами, видя этот надменный взгляд.

— «Мулен Руж»? — поинтересовался Астарт, игнорируя ее словесный выпад. — Это какой-то бордель?

— Погугли! — отмахнулась от его вопроса и продолжила пить вино. Встав из-за стола, потушила общий свет и включила над вытяжкой, создавая легкий полумрак и домашний уют. Из открытого окна на балконе дул теплый вечерний ветерок, приятно расслабляя.

— Это ты для меня стараешься? Соблазнить, м-м? — съехидничал демон.

— Если ты нуждаешься в горизонталках, то пойди и познакомься с кем-нибудь. Вечерний город полон таких красавиц. Они легко поведутся на твою смазливую мордашку, — сжала щеку демона и скривила губы. Астарт поморщился, перехватив ее за запястье и потянув на себя.

— А может, я не хочу всех, а только тебя, что ты на это скажешь? — краем глаза заметил, как напрягся дракон.

— Мечтать не вредно, — показала ему язык, высвобождая руку из хватки. После трех бокалов Злата ощутила, что опьянела и, дабы не потакать собственному желанию поцеловаться с одним из своих сожителей, она поплелась в душ. Стоя под прохладными струями воды, стекающими вместе с шампунем по ее телу, девушка пыталась не думать о прошлом нападении и о том, что, возможно, вскоре последует и другое, и она может не отделаться разбитой бровью и губой. Больше всего она боялась, что ее могут изнасиловать. Сейчас хотелось вернуть все назад, когда бабушка была дома, вселяя спокойствие в горячо любимую внучку. Выключив воду и отодвинув пластиковую дверцу в сторону, насухо вытерлась полотенцем и вышла из ванной.

— Я знал, что ты ко мне неравнодушна, — руки Астарта сжались на ее бедрах, притянув к себе, и только он хотел ее поцеловать, как между ними вклинился Кристер.

— Ты забываешься, демон, — процедил он.

— Тебя забыл спросить, — так же ответил Астарт, толкая его в грудь и не заметив, как потянул за полотенце, оставив Злату в чем мать родила. Не успев прикрыться, девушка скользнула за спину дракона и прижалась к нему, ощущая, как от тела парня исходит жар.

— Что ж, тогда оставляю ее тебе. Развлекайтесь, — сжал полотенце и уронил его на пол, удалившись в зал и хлопнув дверью.

— Все в порядке? — не оборачиваясь, спросил Кристер, ощущая прикосновение обнаженной женской груди даже сквозь ткань футболки.

— Да, оставила пижаму в комнате.

— Ясно. Не сердись на него, он демон и этим все сказано. Привык получать что пожелает, да и тех, кто отказывал, не было. — Осторожно присел и, не поворачиваясь, отдал ей полотенце. Услышав, как она завернулась в него, повернулся. На девичьих щеках румянец от выпитого вина, по шее и ключице в ямку между грудей, скрытых полотенцем, стекают капли с кончиков мокрых волос. От влажной кожи пахнет мятным гелем для душа, босые ноги.

— Простудишься от сквозняка, а у тебя еще концерт послезавтра.

— Угу, — улыбнулась ему и закрылась в своей комнате.

Полночи дракон не мог уснуть, перед глазами стоял образ Яры в полотенце. «Да что за… Ведь не первый раз вижу девушку!» А утром квартира встретила его своей пустотой и запиской на холодильнике: «Ушла в бассейн». Демон еще спал, и Кристер завтракал в одиночестве. На часах было 11:00, во сколько ушла Яра он не знал. Но вернулась она к двенадцати в облегающих черных лосинах и коротком топе, открывающем плоский живот. От этой подчеркивающей каждую часть тела одежды Крис нервно сглотнул и сделал глубокий вдох, ощущая себя юнцом.

— Доброе утро, — одарила его лучезарной улыбкой и, скинув спортивную сумку на пол, потрогала чайник, а затем заварила себе мятный чай. — Давно проснулся? — Достала хлеб и быстро засунула два ломтика в тостер. Дракон заметил, что девушка ест не то чтобы мало, но пока что кроме любви к тостам ничего не было.

«Наверное, поэтому такая худая, хотя все нужное на месте», — еще раз бросил взгляд на ее округлые ягодицы, пока она стояла к нему спиной. В его мире за ним, как и за Астартом, бегали невероятные красавицы с волосами до бедер, пышными формами, кожа кровь с молоком — выбирай любую. А вот эта миниатюрная ведьмочка с короткими волосами была полной им противоположностью.

— А ты часто ходишь в бассейн?

— Обычно раза два или три в неделю, но сейчас каникулы, поэтому буду ходить чаще. Тоже захотел? Если состряпаешь себе медицинскую справку, то пожалуйста, но придется купить тебе шорты для плавания, полотенце и сланцы.

— Справка не проблема, покажи свою, и я сотворю такую же.

Девушка вытащила белый листик из кармана сумки и положила на стол перед ним. Он провел ладонью над справкой, и рядом с ней появилась такая же с простым именем Кирилл Александрович Березовский. Прочитав новое фио, Златаяра улыбнулась:

— Приятно познакомиться, Кирилл Александрович, — смеясь, достала из холодильника купленный вчера чизкейк и поставила перед драконом. — Не пробовал?

— Нет. Ты ведь не предлагала, а я, в отличие от Астарта, на чужое не посягаю.

— Тебе можно все. Покультурнее него будешь, — пододвинула десерт и даже насадила на вилку, протянув ему. Дракон смущенно попробовал, наблюдая, как той же вилкой Яра ест сама.

— Вкусно, легкий и нежный.

— А то! Еще бы клубники… — мечтательно улыбнулась. — Кстати, сегодня вечером можем сходить поплавать. Там как раз никого не будет. Поэтому нужно успеть прикупить для тебя шорты. — Дракон кивнул, их чайную идиллию нарушил сонный демон.

— Чаевничаем, значит, без меня, — недовольно пробурчал он — Я, значит, полночи пишу нашу работу по практике, а они тут десертами балуются и о плавании болтают! Тоже хочу искупаться.

Миг, и он сделал себе такую же справку, но теперь с именем Александр Данилович Демиур.

— Вот так! В полотенце я тебя уже видел, теперь полюбуюсь в этом самом купальнике.

Яра проигнорировала его слова и продолжила молча пить чай, после чего отправилась переодеваться. До вечера они провели время абсолютно спокойно. Отправились в «Спортмастер», чтобы купить парням шорты, еще одни сланцы и пару полотенец. Астарт очень долго не мог выбрать себе шорты, замучив молодого парнишку-консультанта. В конце концов Яра не выдержала и чуть ли не пинками вытолкала его из магазина, пока дракон расплачивался на кассе.

Затем демон вздумал пофлиртовать с секретаршей в бассейне, пока Яра с Кристером отправились по раздевалкам. На дорожках действительно никого не было, и дракон с удовольствием делал мощные гребки руками, рассекая водную гладь. Яра вышла чуть позже, на ней был абсолютно закрытый черный купальник с молнией на груди. Спортивное обмундирование этого мира все больше начинало нравиться дракону: «Интересно, после практики здесь можно было бы остаться?» Размышляя, он не заметил, как к нему подплыла Яра.

— Ну как тебе? — смахнула мокрую челку с глаз.

— У нас такого нет, и это не то чтобы лучше, чем купаться в озере или море, но безлюдность мне нравится. — Нырнул и проплыл вдоль дна, наблюдая, как движутся длинные ноги девушки и к ним плывет демон. Дракон вынырнул, следя за тенью под водой, он видел, как Астарт схватил девушку сзади за талию и перебросил себе через плечо в воду с громким шлепком.

— А здесь весело! Если она утонет, никто и не заметит, — усмехнулся демон, отплывая на соседнюю дорожку, когда Яра вынырнула, отплевываясь и мысленно убивая несносного демона.

— Тьфу! Вот гад, везде надо пакость устроить.

— Такой у него характер, постарайся не провоцировать демона и дальше мы сможем спокойно поплавать. Если что, сам утащу его под воду, — поддержал ее дракон, и девушка согласно кивнула. Дальше они двигались на противоположных дорожках, чтобы не мешать друг другу. Так прошли положенные сорок пять минут сеанса, и Златаяра полностью успокоилась, позабыв о проделках Астарта. Они с Кристером шли вдвоем, пока демон плелся сзади, и Яра даже не заметила, как взяла дракона под руку. «В отличие от демона с ним легко и интересно общаться. И он не такой, как мои ровесники, а умный и взрослый». Знала бы она, что дракон в отношении нее испытывает то же самое, и его это удивляет.

— Позволь спросить, давно ты живешь с бабушкой? — это был не тот вопрос, который Крис хотел задать, но спрашивать прямо он не решился.

— Они с дедушкой с детства меня воспитывали, пока родители работали, а когда они погибли, то уже постоянно, — спокойно ответила она, не меняясь в лице и проявляя своих чувств, стертых временем.

— Их убили? — спросил демон, от чего Яра удивленно вскинула брови.

— А у вас там всех только убивают? Случайных смертей нет?..

— Конечно, есть, причем бывают самые банальные: упал с лестницы по пьяни или перепутал простейшие зелья.

— Вот так случайности, — она не сдержала усмешки. — Мои родители погибли в автомобильной аварии, — указала на проезжающую машину. — Я была маленькой, гостила у бабушки на даче — той, где мы провели с вами выходные. И то, узнала об их смерти гораздо позже, потому что ба не хотела травмировать мою детскую психику. Но я уже тогда чувствовала, что что-то случилось. Терпеть не могу, когда врут!

— Она точно не врала, твоя бабушка, хотела уберечь, — мягко проговорил дракон.

— Пф! Для меня это то же самое, что и ложь, — все эти недоговаривания, сокрытие правды, — отмахнулась от его слов.

— О чем это вы там еще шепчетесь, голубки? — Астарт навалился на их плечи.

— Яра не выносит ложь, в любом, даже безопасном виде, — спокойно пояснил Крис, без труда выдерживая вес напарника, в то время как девушка немного прогнулась.

— Ооо, прямо как мы — демоны. Но нас это просто до одури как выбешивает! — Провел по талии Яры, едва задев округлость груди, за что получил от нее острый тычок между ребер.

— Ай! Аккуратнее со своими костлявыми пальцами, а то переломаю, — пригрозил ей.

— Рискни здоровьем клыкастый и следи за своими черными глазюками, а то лишнее внимание привлекаешь — осадила его Яра, когда глаза демона действительно стали наливаться тьмой.

* * *

День концерта наступил незаметно. Яра стояла за кулисами, когда весь оркестр стал выходить и рассаживаться по своим местам. Вот их дирижер Радомир Алексеевич, наполовину чех, наполовину русский, взял в руку свою волшебную палочку, и в концертном зале разлилась настоящая неземная музыка. У них был молодой оркестр, в который собрали самых талантливых молодых людей из консерватории.

Ее виртуозности завидовали, а кто-то терпеть не мог и считал задавакой. Злые сплетники поговаривали что только из-за связей бабушки она смогла попасть в оркестр. Последнее являлось абсолютной чушью! Её мастерство не нуждалось ни в каких доказательствах. Сольную партию для концертов она получала за личные заслуги, пробивая дорогу в мире искусства собственным умением, а не из-за связей, как у некоторых менее умелых музыкантов.

Выглядывая из-за бархатного занавеса, Яра искала взглядом среди зрителей Кристера и Астарта. Оба сидели на балконе, в окружении престарелых дам в вечерних нарядах, с веерами. На самой девушке было, по ее мнению, скромное черное платье в пол с широкой лямкой через левое плечо. Челку она аккуратно приколола заколкой, чтобы во время игры ни на что не отвлекаться. А когда дирижер подал ей знак, она вышла со скрипкой наготове и приступила к тому, к чему давно готовилась. Сегодня она и ее товарищ по оркестру Давид должны были играть вдвоем. Его партия на фортепьяно идеально сочеталась с ее скрипкой. Свет от прожектора окружил их кругом, давая возможность каждому зрителю следить за ними и слушать…

Яра не видела лиц дракона и демона, полностью отдавшись музыке. А когда зал наполнился аплодисментами, Яра быстро посмотрела на своих парней, те стояли с широкими улыбками на лицах и хлопали. Девушка едва заметно поклонилась зрителям. Для нее концерты всегда проходили незаметно: казалось, только вышла на сцену — и вот он уже заканчивается.

Она решила не переодеваться, чувствуя на себе волшебство этого вечера, поэтому, собрав вещи в сумку, попрощалась со всеми и вышла из здания. У выхода для сотрудников ее поджидали дракон и демон, в руках последнего был букет алых роз, перевязанных черной атласной лентой, как она и любила.

— Яра, я и не знал, что ты можешь так играть, — Кристер поцеловал ее руку и перехватил сумку.

— Это действительно было… прекрасно, — Астарт неожиданно поцеловал ее в щеку, вручив букет. От этого мимолетного, едва ощутимого поцелуя по спине пробежали мурашки, а внутри запорхали бабочки.

— Э-м, спасибо. Как платье?

— Отлично подчеркивает все твои достоинства. Хотя вырез на спине я бы сделал поглубже, — ответил демон. В его глазах, как всегда, была насмешка, но не такая, как обычно, а добрая.

— Поедем куда-нибудь отметить твое выступление или ты устала? — поинтересовался дракон, когда они подошли к ее машине, припаркованной за консерваторией.

— Можно, знаю один уютный ресторанчик, как раз неподалеку.

Место оказалось действительно приятным — в центре города, оформлено в красно-зеленых тонах, стены обшиты деревянными панелями, а мебель из красного дерева, с алыми скатертями, поверх которых лежали белоснежные салфетки. Заведение работало до ночи, поэтому они могли спокойно провести здесь пару часов.

Астарт помог Яре сесть за столик, расправив складки ее платья, чтобы она не запуталась в длинном подоле, чем удивил девушку. Такой заботы от демона она не ожидала. Кристер внимательно изучил меню и заказал для них по бокалу розового вина, салаты, овощи гриль с картофелем фри и себе с Астартом по мясному бифштексу. Яра от мяса отказалась, в такое время предпочитая что-то легкое. Поэтому, как поддразнил ее демон, словно кролик, хрустела салатом.

— Что ж, за тебя, Яра. — озвучил короткий тост Крис, подняв бокал и чокнувшись с улыбающейся девушкой.

Ведьме было очень приятно и ничуть не одиноко с этими двумя. Когда они подъехали к дому, у подъезда с букетом белых роз ее ждал Макс. Судя по всему, парень стоял здесь не пару минут: на его лице была гримаса недовольства, а при виде двух сопровождающих рядом с Ярой он и вовсе наморщил нос, став похожим на капризного ребенка.

— Ну и как это понимать? Я прислал тебе кучу сообщений, звонил, почему не отвечала на телефон? — не обращая на незнакомцев внимания, подошел к девушке, которая тут же достала телефон и нажала на кнопку:

— Прости, что заставила ждать, поставила в авиарежим, и только сейчас о нем вспомнила. Но почему ты не пришел на концерт, я ведь высылала тебе билет?

— Был занят, работа задержала… — вручил ей цветы.

«Ага, работа под названием „девушка“. От него так и прет сексом», — Астарт стиснул отросшие клыки, пугать мальчишку он не хотел, хотя…

— И вам добрый вечер, юноша. Какой милый веник! Яра, давай подержу, а то у тебя и так руки заняты, — отобрал у нее белые розы и широко улыбнулся Максу: — Алекс, друг Яры, а вы кто такой?

— Ее молодой человек, — процедил Макс, видя, как демон по-хозяйски положил свою руку на бедро девушки.

— Ну, то, что молодой, мы видим, — вклинился в разговор Кристер, вертя в руке ключ от машины. — Злата, если у тебя с Максом какие-то дела, то либо идем в квартиру, либо они подождут до завтра. Спать очень хочется… — открыл дверь подъезда.

— Нет, никаких дел нет и вообще, с каких это пор от тебя пахнет таким цветочным ароматом? У меня совершенно другая туалетная вода.

«Как она догадалась? Неужели тоже почувствовала», — удивился демон. Ведьма поднялась по ступенькам и в дверях обернулась:

— И еще, я терпеть не могу белые розы. Отдай их своей новой пассии.

Астарт усмехнулся ее словам и, не церемонясь, бросил веник в руки Макса.

— В следующий раз не забудь принять душ после плотских утех. А то на очередном двойном свидании подставишься по полной, — с издевкой шепнул ошеломленному парню демон, хлопнув дверью. Уже в квартире Яра стала нервно дергать застежку на спине платья, пыхтя и бубня себе под нос нелестные эпитеты в сторону кобеля Макса с его чертовым веником.

— Тихо ты, а то платье порвешь, — осадил ее Астарт, подходя сзади и помогая с тонкой молнией, обнажив голую спину до поясницы. Внутри демона все сжалось, а ниже пояса вспыхнула пульсация желания.

— Спасибо, — девушка без стеснения придерживала наряд на груди и ушла в ванную.

— Теперь понятно, отчего она предпочитает сидеть дома. Мужчины их мира, оказывается, не мужчины, а обычные сопляки, — поделился Кристер. Он снял пиджак, развесив на стуле, и стоял у плиты с туркой. По вечерам дракон предпочитал выпивать чашечку кофе.

— Да, я заметил, — демон поерзал на месте, стараясь унять нахлынувшее желание: «Видимо, мне действительно нужно с кем-нибудь расслабиться, иначе дальше будет только хуже».

* * *

Так потянулись неделя за неделей. По выходным Яра с парнями ездила на дачу и могла оставаться там до середины недели, пока не наступал день очередного концерта. Пару раз за это время, дракон и демон пропадали среди ночи и появлялись только под утро, когда девушка, сонная и в пижаме, встречала их у дверей и помогала обрабатывать раны. Кое-какие благодаря их истинным ипостасям быстро затягивались, а некоторые требовали обычной перевязки, чтобы остановить кровь и замазать специальной магической мазью, которую они привезли наряду с другими лекарствами. Количество артефактов переноса увеличивалось, а преступников — уменьшалось, но они никак не могли добраться до главаря. Очень часто, перед каждым заданием, парни подолгу смотрели новости по телевизору или лазили в интернете за новеньким ноутбуком, который пришлось купить после того, как Яра разозлилась, что ей мешают с текстами переводов, которые бабушка высылала по почте для своего университета.

Они по-прежнему ходили в бассейн, обменивались колкостями с Астартом, обедали и ужинали благодаря кулинарным способностям Кристера и, казалось бы, жизнь шла своим чередом. Пока в один из вечеров в квартире на раздался звонок. В глазке были видны две мужские фигуры в рабочей форме коммунальных услуг их района, с пластиковыми ящиками инструментов. На днях девушка как раз звонила в контору, чтобы пришли и поменяли лампочки в коридоре на ее этаже, потому что поздно вечером она без подсветки мобильного не могла вставить ключ в замочную скважину. Обрадовавшись, девушка, улыбаясь, беззаботно открыла дверь:

— Добрый вечер, наконец-то вы пришли. — Увидела в руке одного стремянку. Оба мужчины готовились сделать свою работу, и когда Яра отвернулась, чтобы закрыть дверь, ее ударили по затылку чем-то тяжелым. Перед глазами все поплыло, и она осела на пол, прижимая руку к голове. На пальцах тут же остался мокрый след крови, голова закружилась и ее начало подташнивать.

— Бери ее и пошли, — скомандовал один рабочий, пока другой резко поднял девушку за плечи.

— Пусти… — прошептала Яра, пытаясь хоть как-то оказать сопротивление, и схватилась за дверной косяк, но ее тонкое запястье тут же сжали. Она услышала хруст и вскрикнула. Еще миг, и они бы уволокли ее с собой, если бы не выскочивший из зала демон. Астарт тут же бросился на нападавших, на его руках мгновенно появились когти, которыми он распорол одному куртку, заставив взвыть и уронить Яру на пол. На второго в одном полотенце прямо из душа, напал дракон. Уткнувшись в стенку, девушка видела, как позвоночник Кристера украсили острые шипы, а кожа обрела синеватую чешую. Чуть выше ягодиц проступили очертания длинного, острого хвоста, но полностью он не проявился.

— Кто вас прислал? — процедил сквозь клыки демон, сваливая этих двоих в угол у лифта.

— Да пошел ты! — выплюнул ему в лицо один. Яра не видела их, а только слышала, все еще сидя в коридоре. Ноги дрожали, левая рука до плеча онемела, и она ее даже не чувствовала, стараясь глубоко дышать, чтобы не стошнило. Но разговора она больше не слышала: все пространство покрыло абсолютной тишиной, так что уши заложило. Через несколько минут — это ощущение прошло, а к ней подошли прикрывающийся полотенцем Кристер и в полудемонической ипостаси Астарт. Последний осторожно поднял девушку с пола, но стоило коснуться ее больной руки, как она громко вскрикнула и потеряла сознание.

— Да что с ней такое, она уже час не приходит в себя. — Слух уловил обеспокоенный голос Астарта, а здоровой руки коснулись горячие пальцы, которые она тут же сжала и открыла глаза. По щеке скатилась слеза, и это не укрылось от Кристера.

— Ну зачем ты открыла им дверь? — он еле сдерживался, чтобы не накричать на нее. На скулах проступала чешуя, а зрачки приобрели вертикальную форму.

— Ну а кто мне поменяет лампочки на этаже? На них была форма и инструменты, — она осторожно села и потянулась к стакану с водой, тут же осушив его. Рука сильно дрожала, и ее немного знобило, в теле чувствовалась слабость.

— Да и наплевать, дверь-то зачем было открывать! Если рабочие, то пришли, сделали свою работу и ушли! — крикнул на нее демон, садясь рядом и гладя по волосам своими когтями. Он до сих пор пребывал в частичной ипостати демона, хотя цвет его кожи стал багрово-черным, плечи раздались вширь, а все мышцы очертились еще сильнее.

— Ну дура… сглупила. Забыла с кем живу, — опустила голову и потерлась головой о его руку. — Что им было нужно?

— Ничего хорошего. Умыкнули бы тебя, и все. А дальше шантажировали бы нас, чтобы вернули артефакты и вообще убрались из города, а может, еще похуже. Так что больше никуда одна не ходишь и незнакомым дверь не открываешь, — пояснил демон.

Крис достал из холодильника упаковку с замороженными овощами и завернул в полотенце.

— На, приложи к затылку, станет легче, а то ты такая бледная… — Яра послушно приложила, уткнувшись в гладкую грудь Астарта.

— Все-то у меня не слава богу, — подняла забинтованную руку и поморщилась, попытавшись ею пошевелить. — Отлично, как теперь играть то… на восстановление необходимо очень много времени. Все не вовремя! Чертовы ублюдки, лучше бы за задницу ущипнули, чем руку повредили, — она начинала злиться, хотелось сломать тем двоим что-нибудь.

— Не переживай, они наказаны с лихвой, — попытался утешить Кристер, чувствую гневную пульсацию ее ауры, так что у него в носу защекотало, и он, не удержавшись, чихнул.

— Будь здоров! Хоть ты, — стала медленно подниматься с кухонного дивана, перед глазами все еще плыло, и она чудом не упала на пол, демон удержал ее.

— Тихо, твой вестибулярный аппарат пострадал. Так что пока отлежись.

Отвел ее в спальню, уложил в кровать. Яра тут же свернулась калачиком, устроив несчастную конечность на соседней подушке.

— Может, поспать с тобой сегодня? А то вдруг кошмары будут сниться, стресс и все такое, — беззаботно предложил он, на что дракон неодобрительно клацнул зубами. — А что? Ты тоже присоединяйся, втроем веселее.

В этот момент Яре было все равно, хоть с одним, хоть с двумя, лишь бы не одной. Она чувствовала себя маленькой и беззащитной девочкой, без родителей, без любимой бабушки. Брошенной и такой разбитой. По щекам потекли слезы, и она уткнулась лицом в подушку, чтобы его не видели парни.

— Уходите, — выдавила из себя девушка, все сильнее сжимаясь в комок. Но вместо слов утешения щелкнул выключатель торшера, и с одного бока к ней прижался демон, а с другого дракон. Согревая и успокаивая теплом и силой своих тел, пока Яра окончательно не провалилась в крепкий сон.

Всю ночь она дергалась и вздрагивала, то укрывалась, трясясь от холода, то раскрывалась от жары, а под конец резко вскочила с колотящимся сердцем и долго не могла прийти в себя от кошмара. Последнее, что она помнила — это маленькую темную комнату и пульсирующую внутри живота боль. Окно в спальню было настежь открыто, пропуская свежий утренний ветер, и постепенно кошмар отходил на задний план. На ее талии и бедре тут же оказались две мужские руки. Астарт и Кристер крепко спали, ровно дыша. Взяв с тумбочки стакан с водой, сделала один большой глоток и с облегчением вздохнула: «Это все стресс и кошмары. Может не все так плохо, ребята из оркестра поймут. Вместо меня сыграет Алиса или Владик. Они тоже хорошие солисты…» Устроилась на подушке и стала перебирать длинные волосы дракона, накручивая их на палец, она даже не задумалась, что делает это с закрытыми глазами, тем самым успокаиваясь и спокойно, засыпая.

Кристер, наоборот, услышав мирное женское дыхание, повернулся к ней. Вчера он очень был сильно зол, но в отличие от демона умело сдерживал себя. Если бы Астарт не услышал ее, Яру похитили и увели неизвестно куда, а возможно, и убили. Их практика приобретала опасный оборот, и пока девушка была без сознания, он мысленно оповестил об этом куратора, но тот ничего не ответил. Все, кого они с Астартом ловили, были мелкие сошки, а вот до главного так и не удалось добраться. Этот паук незаметно оплел своей паутиной весь город, подмяв человеческие авторитеты. Поэтому, чтобы понять, кто он и где, нужно постараться, иначе Яре так и будет угрожать опасность. Шорох одеяла, демон завозился на своей половине и прильнул к спине девушки. После чего резко раскрыл свои почерневшие глаза и едва слышно зашипел.

— Закрой пасть, а то выбью твои клыки, и убери свои когти от нее, — едва слышно, но спокойно проговорил дракон.

— Даже не подумаю. Так что иди готовь завтрак.

Кристер нахмурился и, встав с кровати, вышел из спальни. Он долго стоял под ледяными струями душа, приводя мысли в порядок. Там, в другом мире, для него нашли подходящую невесту, и стоит вернуться, как заботливая тетушка тут же укажет на обряд бракосочетания. Если же он хорошо закончит практику и наконец-то получит необходимый документ, то сможет стать инквизитором, как и отец Астарта, работать на государство. Или преподавателем в университете, как их куратор. Титул останется при нем, как и доля в наследстве, поделенная между ним и двумя сестрами. В таком случае тратиться на дорогое поместье для поддержания статуса нет необходимости, когда можно спокойно снять квартирку в столице, как делают многие. Но вместе с тем, сможет ли он забыть Яру. Она ни за что не оставит свой мир и привычный уклад. И будет права: здесь она свободна, и титулы никого не интересуют. Каждый живет, как ему захочется, женится, на ком хочет, заводит детей вне брака, и никто не осуждает.

В это же время Астарт лежал, обнимая Яру, и думал совершенно о другом. Его положение не мешало ему выбрать себе жену по собственному усмотрению, главное, чтобы в ней была магия, как в этой ведьме. Но насильно мил не будешь, а на девушку не подействуют приворотные зелья и чары. Чем же она его так зацепила? Обычная фигура, стройная, небольшая грудь, формы которой не идут ни в какое сравнение с его бывшей любовницей. Отвлек от мыслей болезненный стон: Яра в который раз неудобно положила руку и теперь окончательно проснулась.

— Проклятье, теперь совсем не смогу высыпаться. Хоть отрезай ее, — ворчливо села, смотря на запястье. — Надо к врачу ехать.

Она ощутила, как ее живот поглаживает горячая ладонь демона.

— Чего пригрелся, а? Из-за вас у меня все наперекосяк в жизни, — хлопнула Астарта по плечу, так что он откинулся на подушку. Сама встала и пошла в ванную, на кухне Кристер готовил завтрак. После душа, с замотанным на голове полотенцем и в тонком домашнем сарафане салатово-голубой расцветки с изображением цветов, девушка подошла к плите. Дракон поджаривал омлет и чуть не уронил ломтики бекона, когда Яра наклонилась над сковородой, приникнув к нему.

— Одного из постели не выгонишь поганой метлой, второй шугается меня, как прокаженной. Что с вами не так? — открыла холодильник, доставая сливки и овощи. Чтобы не мешать дракону, нарезала салат за столом, и быстро засунула хлеб в тостер, после чего приложила мобильный к уху. Разговор с дирижером прошел напряженно. Яра то и дело ходила по кухне туда-сюда, накручивала челку на палец, дергала подол сарафана. Единственный момент, когда она перестала мельтешить перед глазами дракона, настал, когда он усадил ее рядом с собой и засунул вилку с кусочком омлета в рот. Девушка послушно прожевала, благодарно улыбнулась и продолжила беседовать, пока наконец-то не отложила телефон.

— Чувствую себя последней скотиной. Так подвести дирижера, будь прокляты эти два индюка! — стукнула по столешнице кулаком, так что до этих пор чистое небо заволокли тучи и грянул гром. Кристер резко обернулся к окну.

— Будем надеяться, что они хотя бы остались в живых… — кто они, Яра не знала, поэтому принялась за завтрак. — Съездишь со мной к врачу? — в ее глазах была грусть, но и без этого вопроса, дракон и так планировал поехать.

— Конечно. Так что доедай быстрее.

Девушка улыбнулась…

Через час они вдвоем ехали в машине в больницу. Там Яру осмотрели, наложили тугую повязку на запястье, обрадовали, что это не перелом, но не стоит напрягать руку тем более игрой на инструменте, иначе ее ждут серьезные осложнения, вплоть до нарушения кровотока и атрофии тканей.

— Хочу на дачу, подальше из города, — поделилась Яра, когда они ехали обратно. Кристер не возражал: теперь, когда плохие парни знают ее местожительство, дача — самое лучшее решение убежать от неприятностей, а там они всегда смогут ее защитить. Если бы он знал, как ошибался.

Вернувшись домой и собрав сумку с вещами, они покинули квартиру. Перед этим дракон наложил на нее защиту от вторжения, разгрома и уничтожения. Не хотел, чтобы Яра вернулась в руины.

Той же ночью, на даче, когда машина была припаркована под навесом у дома и все отправились по своим комнатам, Яра на удивление быстро уснула. Ей снова снился лес, дивные женские голоса зазывали ее своими песнями, манили вглубь чащи, и она с замиранием слушала эти голоса, сначала медленно ступая по тропинке, затем по мягкому мху, колючим веткам, пока не оказалась у пруда. Его черную поверхность окружали высокие деревья, оставляя над собой лишь небольшой кусочек звездного ночного неба, позволяя слабому свету луны проникать на землю.

Яра подошла к воде, потянувшись, коснулась гладкой поверхности пальцами, от прикосновения тут же пошли круги и пение усилилось. Вдруг из глубины к ней поднялась прекрасная дева с белоснежной кожей и черными, как озеро, глазами. Ее рот с пухлыми губами приоткрылся, показывая острый ряд крохотных зубов. Ее обнаженную грудь покрывала серебристая чешуя, а за спиной виднелся плавник, уходящий к широкому хвосту.

Русалка улыбнулся ей и погладила по щеке, заставляя кожу тут же увлажниться и покрыться мурашками. Второй рукой, русалка взялась за ее запястье и немного потянула в воду, продолжая напевать, пока Яра не почувствовала, как ткань на груди намокла и чувство страха не захватило ее. Острые клыки превратились в опасное оружие, черные глаза пусты, как у мертвого, а пение уже не ласкает, а режет слух. Этого мига молодой ведьме хватило, для того чтобы отскочить, а русалка с шипением бросилась за ней, выставив перед собой острые длинные ногти. Поскальзываясь на влажной траве, Яра рванула обратно в лесную чащу, слыша, как за ней по-прежнему ползут, активно передвигаясь на двух руках, как длинный хвост ударяется о землю и шелестит по сухой листве. Страх начал сковывать разум. Боясь обернуться и не обращая внимания на боль в пораненных ступнях, Яра закричала, задыхаясь. Русалка ухватила ее за щиколотку и повалила на землю, нависнув и держа второй рукой за горло, оставляя порезы на груди.

— Вкусная ведьма, — прошипела охотница, держа свою добычу.

«Как же воспользоваться моим даром для спасения, ведь я уже применяла его, когда у Криса чуть кровь носом не пошла?» В тот раз она разозлилась, а сейчас ощущался страх, но она должна хотя бы попытаться. Секунды убегали, и ничего, кроме как ударить русалку в клыкастое лицо со всей силы, Яра не придумала. Когтистые руки выпустили ее, а девушка схватила еловую ветку, валяющуюся у ствола, и как следует хлестнула по плечам, вкладывая всю свою боль и страх.

— Получай, тварь! — она немного осмелела, а рыбина шипела от каждого удара. Ветка окрасилась изумрудным светом, заставляя русалку дрожать и отползать, превращаясь в страшную старуху с седыми волосами и глубокими морщинами. Она отодвигалась вглубь озера, пока вода полностью не скрыла её.

— Сиди там и не смей показываться на свет божий, завлекая путников, — словно проклятие, проговорила ведьма, чувствуя, как руки дрожат, а пальцы покалывает от энергии. Еловая ветка полетела в воду и, коснувшись глади, осыпалась зелеными искрами.

Однако на этом злоключения ведьмы не закончились. По наитию она усмирила озерную нечисть, но что еще ее ждет по пути домой? Тяжело дыша, побежала в ту сторону, откуда она надеялась, что пришла. Проклятый лес завлек ее в свои сети во второй раз, и если в первый он помог раскрыть ее дар, то что сейчас? Неужели хочет погубить?.. В ушах шумел ветер, сердце громко стучало, и ей казалось, что за ней кто-то следует: то там, то здесь раздавались шорохи, хруст и завывания. Она обернулась, и к ней тут же потянулись черные тени, отделившись от темных стволов деревьев. Холод пробрал ее до самых костей, воздуха резко перестало хватать. Затуманившимся взглядом она увидела, как вдалеке к ней кто-то быстро бежит — фигура, объятая алыми всполохами пламени, но она была так далеко. Превозмогая навалившуюся усталость и холод, Яра из последних сил вырвалась из этих мертвых объятий. Легкие разрывались от боли, еще немного и она упадет замертво. «Еще немного… ну же!» — умоляла саму себя, узнавая Астарта в ипостаси демона. Секунда — и она бросается в его раскрытые объятья, вдыхает хвойный аромат леса и разгоряченной мужской кожи. Забывает дышать и уплывает во мрак.

Вспышка света рассекает окружающее пространство. Громкий драконий рык, и треск огня по кругу. Запах гари…

— Проклятье, как это могло случиться! Ей ведь всего двадцать три, она же только начала жить… — никогда Яра не могла представить, что в голосе демона может быть столько боли и сожаления.

— Мы не доглядели. Нечисть отлично чувствует присутствие сильной ведьмы, вот и заманили. Сначала русалка, а затем и голодные духи с кладбища, — донёсся абсолютно спокойный голос Кристера.

Демон не то зарычал, не то заскулил, качая ее в своих горячих объятьях, гладя по мокрым коротким волосам, целуя в ледяной лоб. А Яре все это казалось странным сном. Она была здесь, и в тоже время не была и только сейчас увидела свое тело со стороны. Абсолютно белая, как бумага, кожа, на груди глубокие раны от порезов русалки, такие же на щиколотке, в мокрых спортивных штанах. Губы абсолютно обескровлены, и ее сердце — оно не бьется, ни единого признака жизни. Ей было очень холодно, и даже горячее тело демона не могло согреть, но она не может просто так уйти, став очередным духом, блуждающим по лесу в поисках чужой энергии.

Осторожно опустившись рядом с собой на колени, сначала коснулась руки, а затем окунулась в саму себя, будто погрузившись в прохладную воду. Тело дернулось в руках демона, и он удивленно раскрыл глаза. Яра приоткрыла рот и хрипло задышала.

— Дай воды! — заорал демон, и Кристер тут же влил в рот девушки содержимое стакана, куда они влили пузырек лечебного эликсира и по капле собственной крови. Бледная кожа начала приобретать более живой цвет, по венам заструилась жизнь, а до сих пор закрытые глаза открылись. На них смотрел абсолютно черный, вынырнувший из мрака ведьмовской взгляд. Яра потянула свои ледяные пальцы, коснувшись затылка демона, и их лица оказались вровень, Астарт почти не дышал, все еще смотря на нее, как на призрака, и не веря, что девушка ожила. Когда они принесли её из леса, то решили, что она мертва: сердце не выдержало такого напряжения.

Поцелуй получился жадным, и если вначале демон опешил, то тут же ответил на него со всей страстностью, пока не понял, что почему-то слабеет. как будто воля покинула его. Неизвестно, сколько бы это продолжалось, если бы её не отнял у него дракон. Он притянул девушку к себе, смотря на нее сосредоточенным взглядом, а потом сам поцеловал, и Яра, обвила его плечи руками. Демон оскалился из-за отобранной добычи и пошел на дракона, когда тот сам прервал поцелуй. Яра мирно дышала, погруженная в крепкий сон, а Кристер тяжело вздохнул:

— Прежде чем рвать друг друга, хочу тебя успокоить: она бы выпила твою энергию, как та же русалка, и тебе пришлось бы ох как не сладко… — погладил ее по голове. — Ей нужна была сила для восстановления, свою она исчерпала.

— Так ты поэтому сам поцеловал ее? Чтобы контролировать процесс? — демон встал с пола, пошатываясь, и только сейчас ощутил невероятную слабость, он даже не помнил, когда с ним такое было в последний раз. И это он, демон!

— Именно. Но будь я на твоем месте, ты бы тоже это понял, так что без разницы. А теперь нам действительно стоит отдохнуть. Я побуду эту ночь с ней, — многозначительно посмотрел на напарника.

— Как угодно, у меня сейчас нет сил с тобой спорить, и тем более вызывать на поединок. — После чего отправился в комнату, а дракон поднялся с Ярой на чердак. Оставлять девушку в мокрой одежде ему не хотелось, поэтому он без стеснения стащил с нее все и укрыл нагое тело одеялом. Ведьма по-прежнему оставалась холодной, поэтому недолго думая дракон осторожно лег рядом. Ощущая горячими руками ледяную женскую кожу, он почувствовал, как Яра начинает дрожать и стучать зубами.

— Тихо… я рядом, — шепнул ей, гладя по обнаженной спине.

Глава 3

В этот раз просыпалась Яра очень медленно: сначала открыв глаза и несколько минут смотря в одну точку, разглядывая деревянный пол; затем медленно перевернулась на спину и глубоко вздохнула, переместив взгляд на потолок под скошенной крышей.

— Как ты себя чувствуешь? — знакомый голос сбоку, создал ощущение дежавю, и девушка посмотрела на лежащего рядом с закрытыми глазами Кристера.

— Только не говори, что я снова ходила во сне и ты меня спасал, поэтому я без одежды…

— Почти, но в этот раз Астарт успел раньше, иначе ты бы лежала не в теплой кровати, а в холодной земле или в озере у той русалки, которая завлекла тебе в чащу своим пением.

— Смотрю, сегодня ночью я для всех была лакомым кусочком. — Села, почему-то ничуть не стесняясь своей наготы, и опустила босые ноги на шершавый пол. Взлохматив волосы на голове, сделала глубокий вдох. Дракон даже не взглянул на нее, когда она встала и подошла к комоду. Достала одежду с бельем, спустилась вниз. Она помнила все только до того момента, когда увидела впереди огненную ауру демона — та была для нее светом надежды и защиты среди окружающего ее мрака, и Яра бросилась в распахнутые объятья Астарта, не задумываясь. Далее — провал. Затем всплыли смутные воспоминания, как она была призраком у своего тела, и те странные ощущения, которые она испытывала при этом. Зато она ясно помнила, как стала жадно целовать сначала одного, глотая его энергию, а затем со второго, и это ощущение наполненности их силой понравилось ей.

«Может это от того что у меня давно не было ни с кем?» Одев старые потертые джинсы и белую футболку, быстро умылась. На улице шел дождь, а в доме было тепло и уютно. Сев с чашкой горячего мятного чая за круглый обеденный столик, Яра стала обдумывать все произошедшее с ней: «Мне нужно научиться абстрагироваться от подобных зовов различной нечисти. Научиться защищаться, создавать какой-нибудь барьер или щит. Может, научиться на мечах драться?»

Плеча коснулась горячая рука Кристера, он оделся и сел напротив, водя зубной щеткой во рту.

— Только не наляпай, сам вытирать будешь.

— Что вытирать? — в кухню вошел демон и мигом оказался рядом с девушкой. — Как твои раны? Все в порядке? — не спрашивая, задрал футболку до самого горла и уставился на ее обнаженную грудь, где красовались уже не кровоточащие порезы.

— Дьявол тебя задери! — выругалась ведьма, поправляя футболку и с размаху залепив демону пощечину. Астарт на секунду растерялся, после чего схватил Яру за плечи и встряхнул.

— Ты хоть понимаешь, что я вчера пережил?! Ты умерла ночью, у тебя сердце не билось! — орал он, приобретая истинную ипостась. — Какого лешего тебя понесло в этот проклятый лес, одного раза было мало?! Ладно, с русалкой справилась! И то я не знаю, как, видимо интуиция опять помогла. Но с духами… Я принес тебя никакую. Мертвое тело! — скрежетал клыками.

— Прекрати на меня кричать, — ее голос немного дрогнул. — Я помню, что случилось, но уже ничего нельзя изменить. Живая — и хорошо! Чудо, что я смогла вернуть душу обратно в тело.

— Душу? Ты… — он запнулся, ошарашенно глядя на нее широко раскрытыми черными глазами.

— Да. Помню, как ты держал меня на руках, а я парила над собой. Видела себя мертвой, а потом просто вернулась в тело. Прошла в него, легла, не знаю, как еще сказать, а дальше будто на одних инстинктах. Хорошо, что кроме поцелуев ничего не было, — она чувствовала, как горит изнутри от смущения, поэтому отвернулась и закрыла глаза.

— Я никогда в жизни и ни за кого так не переживал, у меня самого чуть сердце не разорвалось… — Астарт сел на скрипнувший стул и отхлебнул чая.

— А мне думаешь просто было?! Я не знаю, как управлять своей силой, не знаю, как защищаться! — не выдержала Яра, повышая голос и распаляясь от гнева. — Это вам просто, — вы жили в мире, наполненном магией, вас учили. А когда ваша проклятая практика закончится, я останусь с этим одна! И уж если умру, ты точно больше не будешь переживать!

Бросившись из кухни, выбежала на улицу, под дождь, за калитку, босиком по дорожке заросшей мягкой травой. Бежала пока ее не дернули за руку и не прижали к себе.

По волосам и шее демона текли струи дождя, но он не переживал за намокшую футболку. Под тканью громко билось сердце, он сжимал в своих объятьях хрупкую ведьму и не хотел никуда отпускать. Черт с ней, с этой практикой! Он увезет ее в свой мир или останется в этом, лишь бы больше не ощутить того, что он испытал этой ночью, когда одна — единственная, бесценная для него жизнь ускользнула из рук, подобно нити.

Астарт сразу почувствовал, что Яры нет в доме. Отследив ее ауру до леса, он бросился в чащу — но слишком поздно. Кристер тоже это понял, когда повеяло могильным холодом, а в воздухе повис смрад надвигающейся смерти. Они не могли ее найти: что-то или кто-то скрывал ауру ведьмы, пока она сама не выбежала к нему на встречу, подгоняемая мертвыми.

Ее сердце билось как маленькая пичужка в клетке, когда он коснулся ее, заключил в свои объятия. Кристеру же пришлось применить драконий огонь, чтобы справиться с темными силами. Стоило им выйти из леса, как тело Яры странно ослабело. Уже в доме, он понял, что потерял ее. Сердце не билось, никакого дыхания или намека на жизнь. Обескровленные губы приоткрытого рта больше не скажут ему ни слова, кошачьи глаза не взглянут, а нежные руки не погладят по голове, не накинут после бассейна капюшон. Час она не приходила в себя, за это время он мечтал променять свою душу, всего себя на нее. Он потерял надежду, когда Яра дернулась в его руках, заставив уверовать во Всевышнего. А затем последовал этот поцелуй. Никогда и никто так проникновенно не целовал Астарта — это было соприкосновение не просто их тел, но и душ. Он помнил, что не в силах был оторваться от ведьмы, пока его не остановил дракон, отнявший ее у него. Демон готов был наброситься на напарника, разорвать в клочья, но тот успокоил, сказав, что это была просто выкачка живительной энергии. Дракон сам поцеловал ее, но осторожно, чувствуя сколько может отдать, чтобы не стало плохо.

И сейчас, стоя под дождем, Астарт был готов еще раз принести себя в жертву ради нее. У них много времени чтобы научить ее, а может, все-таки, она согласится отправиться в их мир?

— Пошли в дом, не хватало заболеть. Вы — люди — такие слабые. Запястье у нее вывихнуто, грудь располосовали, как в фильме ужасов, еще насморка с больным горлом добавить для полного набора, — в своей насмешливой манере, но без высокомерия проговорил Астарт. Яра молча кивнула, и они пошли к дому, где их ждал абсолютно спокойный дракон с сухими полотенцами наготове.

— Я баню затопил, в такую погоду самое то.

— Как мало мне нужно в этой жизни для радости, — устало сказала Яра. Сейчас, после вспышки гнева ею овладело такое холодное безразличие ко всему, что она перестала замечать парней рядом с собой. Ей казалось, что она одна в доме, слушает шум дождя, идет в баню, лежит на теплых полках. Пока ее не подхватили под руки и не заставили выпить травяного чая.

— Что же с тобой такое? Может действительно заболела? — ворчал демон, пока она сидела, замотанная полотенцем, в предбаннике и смотрела в одну точку, машинально поглаживая шрамы на груди.

— Думаю, это реакция от яда русалки — проник через раны на теле, — пояснил Кристер.

— А что вы здесь делаете? — будто очнувшись ото сна, спросила ведьма, смотря то на одного в полотенце на бедрах, то на другого.

— А ты думала, мы тебя после случившегося одну в баню отпустим, чтоб ты тут померла ненароком? — ответил Астарт, прихлебывая из пиалы чай.

— Не думала. Теперь вы со мной и днем и ночью, ни на шаг? Кристер, научишь меня управлять магией и защищаться?

— Конечно, но на многое не рассчитывай. В идеале тебе, конечно, отправиться в наш мир и поступить в университет… но посмотрим.

— А почему это ты меня не просишь научить? — возмутился демон.

— Потому, что ты неуравновешенный и темный тип, а я интеллигентный и спокойный дракон, — ответил за нее Крис, не скрывая довольной улыбки. — Но боюсь, что эти шрамы не скоро заживут, и еще некоторое время ты будешь чувствовать равнодушие, отчужденность к окружающим тебя. Поэтому старайся следить за своими действиями.

— Каким еще действиями? — Яра нахмурилась, не понимая, о чем говорит дракон. Хотя выглядел он очень спокойным.

— А как по-твоему ты оказалась здесь вместе с нами?

— Ммм… пришла.

— Да, но перед этим ты вошла в дом, на ходу снимая абсолютно всю мокрую одежду. Прошла мимо меня, будто я там и не сидел вовсе, взяла сухое полотенце с халатом и отправилась в баню.

Ведьма замолчала, а затем закрыла лицо руками и медленно закачалась на месте «Боже! Стыд какой, хожу перед ними голая, как не пойми кто! Радует, что, хотя бы эпиляцию заранее сделала».

— Хочу умереть — пожаловалась она.

— Ну, ну. Не стоит убиваться. Мы ведь тоже не мальчики, так что не переживай, — успокоил Кристер, после чего пошел обратно париться.

— А ты даже не начинай показывать свое недовольство, вон как раздулся, лопнешь! — легонько ткнула его демона в плечо и пошла за драконом. В парилке они втроем разместились не то чтобы с комфортом, но места для миниатюрной девушки хватило, потому что верхнюю полку сразу же оккупировал демон, контролируя пламя в печи, а дракон сидел на нижней.

— Надеюсь, я хоть в русалку не превращусь? — провела по влажной ключице, от которой шли порезы.

— Точно нет, хотя в длинном хвосте и в теле покрытом чешуей, есть своя пикантность. Никакой одежды не надо — ответил Астарт.

— Этот остряк прав: холодной рыбиной не станешь, а вот смазать раны специальным маслом я бы порекомендовал, но это после всех водных процедур. У меня с собой как раз есть необходимый флакон.

— Мы убедились, что на нее не особо действуют наши лекарства, так что будет уместнее воспользоваться обычной человеческой аптечкой.

Астарт приоткрыл глаза, по его мускулистой груди и торсу скатились капельки влаги и Яра поняла, что очень внимательно рассматривает сначала его тело, а затем и Кристера.

— Почему вы до сих пор не женаты? Судя по возрасту, давно пора…

— Кхм, наши семьи, безусловно были бы рады этому, а внукам так тем более. Но сердцу не прикажешь, когда хочется свободы, самостоятельности, принимать решения, а не слушать то, что тебе диктуют все и каждый родственник, — на удивление серьезно ответил демон.

После бани они устроились на кухне за столом. Дракон запек рыбное филе в духовке, Яра нашинковала греческий салат, а Астарт открыл бутылку розового вина. Парни поняли, что это у девушки любимое. От красного она кривилась, если белое, то предпочитала только полусладкое, поэтому в бокалах мерцала нежно-розовая, как лепесток розы, жидкость. Одурманивания своим вкусом и отлично сочетаясь с рыбой.

— Ммм… очень вкусно, как и всегда — похвалила дракона, а он в свою очередь едва заметно улыбнулся, насаживая на серебряную вилку небольшой кусочек филе и медленно пережевывая.

— Так может, ты за меня замуж пойдешь, мм? — Астарт хитро прищурил потемневшие глаза, черный зрачок заполнил собой радужку, не тронув белки, а волосы еще больше встопорщились.

— Нет. Я не выйду замуж в ближайшие сто лет.

— Ооо, так это не проблема. Я готов ждать, только вот мое тело вряд ли устоит от такого воздержания, — хитро подмигнул ей.

— Да кто бы сомневался! Я тоже не железная. Видимо пора это дело исправлять, а то негоже такому прекрасному телу быть не согретым нежностью, — от этой ее речи, дракон закашлялся, а демон поперхнулся вином, быстро утирая подбородок. Реакция парней ей понравилась, и она довольно улыбнулась. — Да только не про тебя это. Пф, кому захочется быть очередной в твоей постели, ради мимолетной страсти. Или ты каждую одариваешь драгоценностями и нарядами? Корсетами, вышитыми жемчугами и бриллиантами?

— Признайся, тебя уделали, — Кристер промокнул уголки губ салфеткой. «А ты все больше начинаешь мне нравится, ведьма. Столько же достоинства, как и во взрослой драконице»

Закончив с ужином, они еще долго играли в карты, хотя демон постоянно ворчал, что играть не на деньги или раздевание неинтересно.

А утром Кристер принялся обучать Яру. У девушки с магией оказалось все не так плохо, сосредоточиться она умела, но все же порой эмоции брали верх, и дракону доставалось болезненными ощущениями в висках. За день она научилась осознано защищать себя, окружив прозрачным куполом. В этом помогла еще и врожденная ведьмовская аура, не позволяющая никому на нее влиять, принуждать или одурманивать. Астарт вызвался это проделать, применив любовную магию своей расы, но кроме довольной усмешки не увидел ничего другого в лице девушки. Касательно атакующих чар, понадобилось около недели, чтобы Яра смогла отражать атаки. Кристер старался не причинять ей вреда, но без ссадин, ушибов и синяков не обошлось. Хотя поврежденное запястье он щадил, опутав дополнительной, едва видимой глазу защитой.

Время от времени, Злата все же играла на скрипке, превозмогая неприятные ощущения в руке, но надолго ее не хватало, потому что рука начинала дрожать и пальцы ходили ходуном по струнам, сбиваясь с нужных нот. Это раздражало и печалило, игра на инструментах была ее отдушиной, особенно после смерти родителей. Хотя на флейте также получалось играть не намного дольше. От Кристера она узнала, что в ее руках, все что связано с природой может служить защитой, как та еловая ветка, которой она отбивалась от русалки. Но вот от духов это не спасет, с ними палками не поборешься — пройдет сквозь них, поэтому нужна ментальная атака.

Через две недели они вернулись обратно в город. Квартира была в полном порядке и нуждалась в элементарной уборке, чем Златаяра и занялась. Пока парней не было дома: прошлась влажной тряпкой по всем поверхностям, вымыла окна. За делом не заметила, как повечерело.

«Что-то их долго нет… Надеюсь, ничего не случилось, а то неизвестно, на какого хмыря они охотились сегодня,» — она даже удивилась тому, что волнуется за них. Парни объявились только посреди ночи, когда Яра спала: с шумом ввалились в квартиру и захлопнули дверь.

— Черт, даже не думал, что их там будет столько. Честно говоря, я хотел вызвать подкрепление, — пыхтя проговорил Астарт.

— Недооценивать противника опасно, даже если он живет в этом мире, где магии не так много. Я послал сигнал куратору, дальше пусть разбираются сами инквизиторы, потому что мы не официальные сотрудники, а всего лишь практиканты.

— Ага, конечно. Мы за них сделали всю грязную работу, рисковали своими жизнями, а они будут сливки снимать. Где справедливость?!

— Не кричи, Яру разбудишь, — шикнул на него дракон, скидывая кеды и сдирая с плеч ошметки от кожаной куртки. Всю их одежду можно было смело выбрасывать.

— Уже разбудил… — девушка выглянула из-за двери своей комнаты и сонно потерла глаза. Прошлепав босыми ногами к ним, осмотрела каждого.

— Нда… как будто вы побывали на знатном мордобое. Я чем-то могу помочь или у вас снова все лекарства при себе?

— Помоги, я срочно нуждаюсь в твоем живительном поцелуе, — к ней потянулся демон, но она отпрянула от него наморщив нос: — Фу, иди помойся. Воин великий… от тебя пахнет кровью.

— Хорошо хоть не канализацией, — ухмыляясь, пошел в ванную, без стеснения оставляя свои тряпки на полу.

— Все так плохо? — осмотрела ауру дракона и поджала губы. «Видок тот еще». — После душа, займусь тобой.

Дракон согласно кивнул, ему самому не хотелось, чтобы Яра испачкалась об него своими чистыми пальчиками. На нем было столько всего, особенно чужой крови.

После ванной, ведьма занялась сначала демоном. Они устроились на кухонном диване. Ведьма водила ладонями над его грудной клеткой и головой. После чего стала лечить ауру: та была огненно-красной, с черными трещинами то там, то здесь. «Такую только штопать иглой, сплошная рвань. Им обоим хорошо досталось в этой схватке, но судя по довольным физиономиям, практика проходит очень удачно»

— Фух, следующий! — вздохнув с облегчением, скомандовала Яра, толкнув демона с дивана и призвав к себе топтавшегося на балконе дракона.

— Неужели ваши истинные сущности не могут защитить ауру?

— Нет, только физическую оболочку, но тоже не до конца. Аура и тело взаимосвязаны: если в одном месте появляется сильная трещина от магического воздействия, то она отражается на теле. Нет необходимости протыкать насквозь мечом, когда можно чисто сделать работу, лишь как следует вскрыв ауру. Но таких умельцев надо еще поискать. — Поморщился, когда девушка сильнее надавила на солнечное сплетение.

— Тебе не хватает перевоплощения в дракона? — Сейчас она просто сидела с ним рядом, отдыхая. Лечение тоже отнимало силы, но поскольку она немного поспала, было не так трудно.

— Да, но во время боя и когда эмоции берут верх, я частично оборачиваюсь. Как сейчас, например, — указал на свои глаза зелено-синего яркого оттенка с вертикальным зрачком — будто два драгоценных камня изумруд и сапфир соединились между собой. Оторвав взгляд от драконьих зрачков, Яра взглянула на его тело — оно кое-где было покрыло чешуей, а пальцы ощетинились острыми когтями.

— Ничего, потерпи — и вернешься домой. Там можно быть собой, а не бояться, что люди заметят в небе дракона и разразится мировой скандал, — улыбнулась, поднимаясь с дивана, чтобы включить чайник, но дракон осторожно удержал ее за запястье.

— А ты бы не хотела… побывать у нас? Поверь, там ничуть не хуже, чем здесь. Сможешь до конца развить свои способности, пользоваться магией…

Златаяра посмотрела на него долгим взглядом:

— Нет. И знаешь почему? — Дракон кивнул — Потому что я довольна своей тихой и спокойной жизнью. Вам она кажется скучной и бесполезной, мол люди тратят свое время на всякие никчемные вещи. Но я так не считаю. Возможно, побывать там, увидеть что-то новое — это интересно, как и любое другое путешествие. Но каким бы оно ни было, меня всегда тянет обратно домой. И открещиваться от своей бабушки, оркестра я не хочу. Пусть мне уготована такая судьба, где я буду жить, как все, и проживу лет, может до восьмидесяти, но жить вечность — это скучно. Вечно менять партнера, подобно Астарту или работать на благо общества, повышать свой моральный статус, стремиться всем что-то доказать. Зачем? Я рада, что моя жизнь коротка и быстротечна, так я могу радоваться каждому моменту в ней, ценить. А вы этого не умеете.

Ее слова проникли в голову Кристера подобно острой, ледяной игле и теперь, он просто не мог ее вытащить. А когда они вечером возвращались из бассейна, у Кристера в руке возник скрученный пергамент с сургучной синей печатью университета. Несколько фраз — и дракон понял, что пришло время возвращаться в свой мир: по приказу куратора их практика завершилась. Возможно, благодаря поимке преступника, а может, по какой-то другой причине.

— Идея конечно отличная — показать ей наш мир, а затем, пусть принимает решение, оставаться в нем или нет, — согласился с ним демон, когда они закрылись в зале, пока Яра устроилась с ноутбуком на кухне.

— Правда не уверен, что она согласится. Хотя до возвращения ее бабушки остается почти два месяца…

— Ну, в таком случае советую не тянуть. Куратор написал, что в конце этой недели, здесь в лесу откроется портал и мы сможем спокойно переместиться на территорию университета. — Вышел из комнаты и прошел на кухню. Яра сосредоточенно отбивала текст на клавиатуре с такой скоростью, что демон порой поражался, как она ее еще не сломала.

— Женщина, разговор есть, — строго проговорил он, становясь перед ней. Крис присел рядом.

— Угу. Денег нет, готовить не буду. На мне только уборка и глажка, — отчеканила она, даже не подумывая отвлечься.

— Да не об этом, для этого у нас есть слуги. К кому в гости ты хочешь попасть? Ко мне в царство демонов или в горы и озера к Кристеру? Зубастые драконы и все прочее…

— Я хочу в Швейцарию, но только осенью, где-то в октябре чтобы полюбоваться листвой. Мое любимое время года в Европе.

— Нет, ты слышал? Я ей про побывать в нашем мире с условиями «Все включено»: проживание, питание и перемещения, а она мне про какую-то Швейцарию, — хлопнул по столу.

Кристер сделал иначе — немного отодвинул ноутбук от рук девушки, так что ее пальцы замерли, и она была вынуждена посмотреть на него.

— Яра, мы ведь серьезно. В конце этой недели нам велено вернуться обратно, и мы на полном серьезе, пока твоей бабушки нет, приглашаем в свой мир. Вдруг тебе там понравится… а не побываешь и будешь сожалеть?

Злата вздохнула. «С одной стороны, интересно, а с другой, боязно, вдруг что-нибудь случится, и я не смогу вернуться обратно».

— Есть гарантия, что я вернусь домой? Меня никто не посмеет удерживать?

— Пусть только попробуют, голову им снесу, — оскал демона красноречиво подтвердил его слова, а дракон кивнул.

— Что-то с собой можно взять?

— Все как в обычную поездку, кроме техники. Она там не работает, потому что есть магия.

Яра как-то безнадежно вздохнула и, поджав губы, ушла к себе в комнату, предварительно сохранив всю работу и закрыв ноутбук.

— Как думаешь, это означает что она согласилась?

— Скорее да, чем нет, — ответил дракон.

Воскресенье наступило незаметно, но телепортироваться все решили ночью, чтобы не привлекать внимание окружающих людей. Хотя в такой поздний час, все давно спали, потому что в понедельник их ждала работа. У Яры при себе был один большой черный чемодани рюкзак.

— Господи, хоть бы я вернулась оттуда живой и невредимой, иначе клянусь, что прокляну этих двоих до девятого колена и награжу мужской немощью. — Взглянула на звездное небо, а затем на двух одинаково испуганных парней. — Чего вылупились? Лучше бы поехали в Швейцарию. Загранпаспорта вам не проблема сотворить самим, как справки в бассейн.

— Знаешь, что, тебя никто не упрашивал, хоть сейчас иди домой, — строго высказался демон.

— Ну да, а до этого вы чем несколько дней занимались, начиная с утра? А вот в моем царстве то-то красивое, а в моем это, ой, а какие у девушек наряды, тебе понравится и бла- бла — парировала ведьма. — Хватит, где ваш портал?

Стоило ей только сказать эти слова, как перед ними, между двух деревьев, появилось полупрозрачное зеркало. Пройди мимо него обычный прохожий, даже не заметил бы, сама Яра если бы не вглядывалась как следует, не поняла, что перед ней. Дракон и демон взяли ее за запястья и втроем они шагнули в неизвестный до сих пор для нее мир.

Глава 4

Перемещение было незаметным, как если бы Яра просто прошла через дверь. Она даже не захотела закрывать глаза, чтобы не пропустить ничего интересного. И сейчас они стояли в большом зале с высоким, как в католическом соборе, потолком, стрельчатыми окнами, инкрустированными разноцветной мозаикой, на стенах развешаны разномастные гобелены с изображением рыцарей, демонов и драконов, различных битв. В стены, выложенные каменной кладкой, были вставлены зеркала: высокие, в полный рост, в позолоченных рамах.

— Это все порталы?

— Угу, очень удобно. Мы сейчас в главном зале, куда прибывают студенты, преподаватели и официальные представители от той или иной гильдии. Очень удобно, помогает избежать лишних телодвижений, — пояснил Кристер, после чего они дружно пошли по красной ковровой дорожке на выход, с легкостью толкнув перед девушкой высокие деревянные двери.

«Если весь университет похож на те соборы, в которых я бывала в Европе, то это просто потрясающе! Такого учебного заведения я еще не встречала!» Она старалась не отставать от парней, при этом осматриваясь вокруг. Они довольно долго брели по череде разных залов, соединенных небольшими, но не менее великолепно украшенными коридорами: высокие потолки со стрельчатыми арками, картины в тяжелых деревянных рамах, статуи, пока не остановились у одного из кабинетов за более низкими дверями.

— Посиди здесь и никуда не уходи, чтобы не потеряться, а мы должны побеседовать с нашим куратором, — полушепотом попросил ее Кристер и, получив послушный кивок, они с Астартом прошли внутрь. Яра села на лавку, сняв с себя сумку и рюкзак.

«Так тихо — видимо, у них тоже летние каникулы, поэтому в университете никого нет». Так она просидела около двадцати минут, изучая со своего места очередной гобелен на стене с изображением полета драконов. Ручная работа поражала точностью стежков, разноцветными нитями. Дверь со скрипом открылась, и к ней вышел мужчина, которого она помнила только по фотографиям. Та же аристократическая стать, щегольская одежда англичанина. Длинные пальцы держат отполированную до блеска черную трость с набалдашником в виде черепа, на прямом носу узкие прямоугольные очки, инкрустированные на дужках изумрудами. Из кармана жилета выглядывает золотая цепочка из под часов, и взгляд — на нее смотрели ее собственные каре-зеленые глаза.

— Ты же умер… мне бабушка рассказывала, что сама тебя хоронила…

Мужчине перед ней было на вид около пятидесяти лет, но что-то подсказывало ей, что цифра гораздо больше, и выглядит он так, потому что не просто человек, а маг, чародей, колдун — кто угодно, не простой смертный. Узкое лицо, в уголках глаз собрались тонкие морщинки. По тонким губам скользнула довольная усмешка, а затем он без стеснения провел своими холодными пальцами по ее щеке и подбородку, очертил большим пальцем нижнюю губу и с любопытством вгляделся куда-то поверх торчащих на макушке волос.

— Всегда знал, что ты пойдешь именно в меня и Рогнеду, а никак не в собственных родителей. Но ведьмовской дар ты унаследовала от моего рода, а лично от меня — некромантию, впрочем, как и глаза.

Астарт переводил непонимающий взгляд со своего куратора на Яру и, судя по всему, только он и девушка были удивлены. А вот дракон, наоборот, стоял, сложив руки на груди, и молчал.

— Крис, ты знал, чья она внучка?

— Угу, увидел фотографии куратора в их семейном альбоме, на даче, и сразу понял, откуда тянутся семейные ветви.

— Видимо, без чашки лавандового чая здесь не обойтись. Астарт, будь любезен, помоги Златаяре с вещами. Не оставлять же их здесь. И негоже девушке таскать тяжести, уже и сами бы могли додуматься поухаживать. Бездари, — спокойно, но строго приказал куратор, подталкивая внучку внутрь.

Этот кабинет напомнил Яре что-то давно забытое, старинное и такое… родное. Стены обшиты деревянными панелями, широкие стрельчатые окна прикрывают тяжелые бархатные шторы. На скрипучем паркете у стола расстелен ковер, а чуть дальше, в центре помещения, стоит кожаный диван с парой кресел и столик. Обе стены от окна занимают книжные стеллажи, а под высоким потолком висит огромная стеклянная люстра.

— Присаживайся, милая, тебе добавить сливок? Ах, прости, безлактозных у меня нет, — посетовал дед, хотя Яра побоялась так вольно к нему обратиться. Она села в не слишком мягкое кресло и от того лично для нее удобное, видимо, это было еще одно их совместное с Казимиром предпочтение — чтобы мягкая мебель не сильно продавливалась, иначе сидеть неудобно и чувствуешь себя как на облаке.

— Переживу, неужели ты помнишь, что я не переношу лактозу?

— Безусловно, ты же моя внучка. Я даже помню, что у тебя аллергия на пыль, кошачью шерсть и цветение.

— Но почему ты решил уйти? Инсценировал собственную смерть…

Он протянул ей чашку из тонкого фиолетового фарфора на блюдце, о которое звякнула маленькая серебряная ложечка.

— Дела здесь вынудили меня сделать выбор: между миром в стране, где я вырос и семьей. Если тебя это утешит, то после твоей бабушки я больше не женился. — Сел напротив с подносом, на котором стояли чайник и вазочка с овсяным печеньем в шоколадной крошке. «Еще одно любимое наше с ним лакомство. Было когда-то». Сейчас она не могла понять, что конкретно чувствует. С одной стороны, если дедушка из магического мира, то причины, побудившие его пойти на это, вполне понятны, с другой… одиночество бабушки, потерявшей и дочь с зятем, и мужа.

— Ей было очень плохо без тебя, — осторожно проговорила, пока парни молча пили чай, похрустывая печеньем.

— Я знаю и каждый раз чувствовал это в своем сердце. Будто что-то кололо изнутри, так что становилось трудно дышать, а порой и заставляло терять сознание. Но я всегда знал, что она очень сильная женщина и сможет справиться с этим, вырастить тебя.

Яра не могла ненавидеть этого мужчину: он все детство был с ней, и если родители по большей части пропадали на работе, то именно дедушка открывал для нее мир, формировал характер и привычки. Готовил к тому, что она может остаться без него.

— Ты спланировал это… — прищурила глаза.

— Да. Сразу же после якобы случайной смерти твоих родителей.

— А она была не случайной? — сердце гулко забилось.

— Нет. Ее подстроили наши общие с королем враги, поскольку на тот момент я по-прежнему оставался одним из его главных советников, и, чтобы воздействовать на нашего до сих пор живого правителя, нужно было убрать меня. А как это сделать, если по-хорошему не получилось? Но не думай об этом, те, кто повинен в смерти моей дочери и зятя, давно находятся в том месте, где им никто не поможет, и каждый день для них мучение. — Постучал своей тростью по полу, так что парни вздрогнули. Уж они-то знали, каким сильным был этот некромант, и связываться с ним было опасно для абсолютно любой жизни.

— Прямо как в тех приключенческих романах, что ты читал мне. Интриги и хитросплетения судеб… — Со звоном поставила чашку на стол, опустив глаза на свои руки. Крису показалось, что лицо ведьмы странно искривилось, будто ей было больно, но она пыталась не показать этого.

— Мы оставим вас ненадолго, — тактично проговорил он, утаскивая демона с собой из кабинета.

— Эй, ты чего за меня решаешь? Я только начал узнавать бесценную биографию нашего куратора, — зашипел на него демон, когда они отошли на приличное расстояние.

— Хоть раз можешь перестать быть эгоистом и подумать о других. Яра там чуть не расплакалась, а она терпеть не может показывать свои слабости. Пусть побудут наедине, им есть что обсудить. Казимир не видел внучку много лет, будет хорошо, если он вообще позволит ей остаться.

— А с чего бы не позволил — она ведьма, и со своим особенным даром имеет право на обучение. Ведьма и некромантка в одном лице, теперь понятно, как она смогла из тела выйти и вернуться.

— Потому что бывших врагов государства не бывает. Или ты думаешь, мы в человеческий мир отправились ради обычной практики? Нет. Все те типы, которых мы телепортировали вместе с их артефактами, были бежавшими в то время заговорщиками. Боги! Порой мне кажется, что ты не демон, а самый настоящий чурбан, не видящий дальше собственного носа. — В этот раз дракон действительно злился на демона.

— В любом случае я смогу защитить Яру, — выставил заострившиеся когти вперед демон.

— Надеюсь, не придется, — их окликнул куратор. — Значит так, малахольные, разрешаю недолго попутешествовать, держать ухо востро, заботиться, в меру и без фанатизма, и вернуть ее ко мне сюда в срок. А иначе будете собственные кости собирать по всем кладбищам нашей необъятной страны, как мозаику.

— Теперь понятно, откуда у меня любовь к черному юмору, — добавила девушка, когда дед скромно и так привычно поцеловал ее в висок. И тут же по коже девушки поползли черные узоры, остановившись на шее татуировкой в виде языков пламени.

«А старик не промах. В дополнение к ее ауре добавил защиту помощнее,» — понял Астарт, видя блеск в глазах некроманта. Так же из обновок в ухе девушки, в самом хрящике, блеснул крохотный изумруд, такой же, как в очках Казимира. Назначения этого, без сомнения артефакта, демон не знал.

— Как только решишь вернуться ко мне, дай знать, и я открою портал, где бы ты ни была.

Яра послушно кивнула и, подхватив сумку с рюкзаком, вручила чемодан подошедшему к ней Кристеру.

— Разрешите убыть? — по-военному спросил дракон и, дождавшись кивка от некроманта, они пошли обратно по коридору в зал порталов.

— Ты решила, к кому хочешь отправиться в гости: ко мне или в его горные ущелья? — спросил Астарт.

— В ущелья. Нужно же и мне отдыхать от наших непростых с тобой отношений, — улыбаясь ответила девушка, беря Кристера под руку. — Так что не скучай и расслабься там как следует. — Подмигнула ему на прощание, и они ступили сквозь зеркало, оставив разгневанного демона позади. В царство драконов ему без приглашения было не попасть, о чем дед предупредил Яру.

Их встретил прохладный воздух — такой чистый и свежий, что у девушки на миг закружилась голова, и она случайно дернула дракона за локоть.

— Это с непривычки. У вас очень загазованная столица, не удивительно, что твой дед что-то упоминал про аллергию, а здесь можно дышать полной грудью.

Вместо голых скал, про которые говорил демон, Яра видела перед собой высокие зеленые горы с белоснежными верхушками, уходящими в чистое, голубое небо без единого облачка. Между гор, вниз, уходили холмы, где виднелись небольшие деревянные срубы местной деревни и огромное, похожее на море озеро. Все это напомнило ей отдых в Италии, где по утрам, пока она плавала в открытом бассейне, среди тумана, можно было любоваться горными и холмистыми силуэтами озера Гарда.

— Видишь те домики? Это начало деревни, а за горой начинается город. Но дворец нашего короля находится на возвышении, между гор. Оттуда открывается обзор на всю долину с одной стороны и царство демонов с другой. Так что до Астарта нам недалеко, а вот если возвращаться не через телепорт в столицу магии, где как раз и живет Казимир, придется потратить около трех дней пути. И это если верхом, а не пешком.

— Пешком я бы вряд ли осилила, а вот на метле — очень даже. Или это только в сказках ведьмы на метлах летают? — Усмешка дракона подтвердила ее догадку, и дальше они спускались по длинной лестнице вниз, пока не оказались перед четырехэтажным особняком, отделанным камнем песочного оттенка. Боковая часть здания была похожа на большую башню с острыми шипами на красной крыше, а по центру шла аллея с арками. Широкая веранда тянулась по всему второму этажу, там стояли узкие белые вазы с зелеными деревцами и белоснежный тент от солнца. В целом все здание напомнило Яре итальянскую виллу.

— Я давно не был дома. Когда поступаешь в университет, даешь согласие на невыезд за пределы города. Чтобы не отвлекаться от учебы и физической подготовки.

Они спустились вниз по холму, миновали большой фонтан и вошли через оранжерею. Ведьма не задавала лишних вопросов, следуя за драконом. Внутри дома ей понравилось, все так, как будто она оказалась в дорогом отеле: красные ковровые дорожки без единой соринки, зеркала, картины, мебель в стиле ампир, но без излишеств.

— Как-то здесь тихо… может, никого нет? — тихонько спросила Яра.

— Все может быть, пойдем, покажу гостевую комнату, в которой ты будешь жить.

Они поднялись на третий этаж и прошли в конец коридора. Когда Крис нажал на ручку двери и пропустил ее в комнату, девушке показалось, что она попала в настоящую спальню принцессы. С восторгом она осматривалась вокруг, не обращая внимания на следящего за каждым ее движением и эмоциями дракона, который не без удовольствия понял, что комната пришлась ей по вкусу.

Позолоченный, украшенный вензелями потолок уходил вверх, как квадратная пирамида. Стены, обшитые светло-синим шелком, такого же цвета балдахин над кроватью и атласное покрывало с маленькими подушками. На полу темно-синий мягкий ковер, рядом кресло, обтянутое бархатной тканью цвета сапфира. Ближе к двум окнам с низкими широкими подоконниками, на которых можно сидеть, скрытыми под бархатными занавесками и белым тюлем, находился балкон. Одна его сторона выходила на деревню, а другая на царство демонов.

Рядом с двуспальной кроватью находилась еще одна дверца, ведущая в личную ванную и уборную — все с проведенным водопроводом.

— Фух, а я-то думала, у вас тут настоящее средневековье. — С облегчением открыла кран, откуда полилась горячая и холодная вода. Туалет стоял здесь же, с железной цепью для смыва и рулонами туалетной бумаги.

— Естественно. Были бы у нас такие проблемы, я бы даже не предложил тебе отправиться в это путешествие. — Взял ее за руку и повел за собой на балкон, а Яра как зачарованная смотрела на окружающую их местность.

— Знаешь, если смотреть на вашу деревушку под этим углом, то ничем не отличается от Швейцарии, а вот царство демонов пока не пойму на что похоже. Там словно все в тумане и дождь идет, я даже чувствую запах сырости.

— Так и есть. Судя по вашей географии, то дом Астарта можно сравнить с Шотландией, только не солнечной, а как раз туманной.

— Значит мне там тоже должно понравится. Было бы это жаркое и пустынное место, точно не поехала. В доме есть какие-то правила? Куда можно ходить, куда нет? Во сколько завтрак и прочее?

— Сегодня представлю тебя семье, не пугайся, если их глаза покажутся тебе очень хищными, хотя, думаю, к моим ты давно привыкла, раз не шугаешься. Завтрак с 8 до 12, смотря кто во сколько просыпается. Поэтому не стесняйся заходить в столовую, слуги за тобой поухаживают, стоит только попросить то, что предложено в меню. Обед обычно в 4, а ужин можно вообще провести абсолютно одной, потому что зачастую дома никого нет. Матушка с тетей и моими сестрами разъезжают по гостям. Отец предпочитает уединение в собственном кабинете, а я побуду с тобой, если не появится никаких дел, — усмехнувшись рассказал он.

— Хорошо, тогда я пока разберу вещи и… ничего что я буду в своей одежде? — Осмотрела свои джинсы с кедами и толстовку.

— Мне сложно ответить на твой вопрос, потому что я никогда не видел в нашем мире ничего подобного, поэтому если тебе будет совсем некомфортно, могу попросить сестру одолжить тебе на время свои наряды.

— Наверное, не стоит… но, если что, придется устроить небольшой шопинг. Не люблю носить чужие вещи, — смутилась Яра и, расстегнув чемодан, стала разбирать вещи.

— Как будешь готова, спускайся вниз. — Прикрыл за собой дверь и уперся об нее с другой стороны, с облегчением вздохнув. На лице расползалась улыбка, а сердце гулко билось. Быстро пошел по коридору и поднялся на четвертый этаж, где располагались комнаты всего семейства.

Яра быстро заполнила полку в ванной привезенными с собой средствами. Свежие полотенца и халат с тапочками здесь уже были, и девушка тут же почувствовала себя как в гостинице.

Остальные вещи вместе с чемоданом заняли свое место за еще одной узкой дверью рядом с ванной — как оказалось, гардеробной.

Одевать единственное платье на выход она не захотела. Поэтому ограничилась черным — облегающим, до колена, с длинными рукавами. Обула бархатные остроносые туфли и вдела в уши тонкие серебряные сережки. Подчеркнутые карандашом глаза и увлажненные блеском губы — для первого знакомства этого хватит.

Внизу ее ждал дракон, на нем были пиджак и узкие черные брюки с теми самыми туфлями, которые они покупали в торговом центре. Яра не без удовольствия отметила, каким взглядом парень оглядел ее точеную фигуру. «Конечно, привыкли видеть меня в драных джинсах и спортивном костюме.». Вложила свою руку в его протянутую и аккуратно ступила на мягкий ковер.

— Не слишком? — спросила едва слышно.

— Строго и со вкусом, самое то, но еще раз повторюсь: наша мода отличается от твоей. Но твое платье прикрывает все что надо, чтобы не казаться вульгарным. Мне нравится, у тебя потрясающая фигура, — коснулся ее округлого бедра и подтолкнул в сторону столовой, откуда слышались голоса.

Яра нервничала, но успокаивала себя тем, что в любой момент может попросить деда о портале и вернуться к нему. Незаметно выдохнув, они вошли внутрь. В воздухе даже зазвенело от образовавшейся тишины.

— Кристер, сынок! — воскликнула немного тучная, но сразу видно, что добрая дама в наряде, как из романа Джейн Остен, и тут же ее радость сменилась испугом, стоило взглянуть на Златаяру.

— Добрый день, — вежливо поздоровалась с матерью дракона и кивнула головой. Склоняться в три погибели, делать реверансы она была не приучена и считала это унизительным. Девушке было очень неуютно под всеми этими взглядами, потому что помимо слуг, подающих еду, за столом сидели две молоденькие девушки, видимо сестры, мужчина — отец семейства и еще одна взрослая дама.

«Все в таких нарядах — лишь грудь напоказ и руки, а я тут в облегающем и черном, зато все закрыто. Не зря ведь прихватила с собой несколько упаковок темных лайкровых колготок. Не чулки ведь с сеточкой и пояском кружевным надевать!»

— Познакомься, это моя гостья, Златаяра, приютила меня в своем мире. Она ведьма и является внучкой моего куратора — Казимира.

— Ооо, тогда все ясно. Здравствуйте, деточка, а меня зовут Ирвинг, я матушка этого дракончика. — Погладила сына по лицу. — Присаживайтесь и не стесняйтесь, — радушно пригласила за стол. Кристер усадил Яру рядом с собой по правую руку от своего отца, поздоровавшись с тем за руку и кивнув головой сестрам с тетушкой.

Девушка приветливо улыбнулась всем присутствующим и чинно сложила руки на коленях. «Судя по всему, с семьей у него не такие теплые отношения, хотя, быть может, мне только кажется. Но вот тетушка как-то слишком недобро смотрит в мою сторону, сестрам любопытно, а отец вообще кроме бокала с выпивкой ничего не видит».

Перед ней поставили белоснежную тарелку с горячим супом и нарезанным багетом. Получив от Криса одобрительный взгляд и следя за тем, как остальные взялись за столовые приборы, Яра немного успокоилась и принялась за еду. Когда первое блюдо было съедено, до подачи следующего оставалось свободное время. Отец едва слышно разговаривал с сыном об учебе и его практике, в их разговор никто не влезал. Мужчина так же поздоровался с Ярой, представившись Карстером. Это был высокий, широкоплечий представитель своего рода. Тоже дракон с яркими синими глазами, зрачок которых не переставал быть вертикальным. Его посеребренные сединой русые волосы, как и у сына, были убраны в хвост. На прямоугольном лице застыло хмурое выражение, а между густых темных бровей пролегала морщинка. Ровный, прямой нос аристократа, тонкие губы, гладко выбритый подбородок. На вид ему можно было дать лет сорок пять, но не больше.

Когда глава семейства ушел и все, в том числе Яра, встали из-за стола, чтобы отдать дань уважения старшему, женщины тут же расслабились и начали задавать вопросы Кристеру.

— Ах, дорогой брат, расскажи же нам, как прошла твоя практика? — спросила его сестра, на вид ровесница самой Яры. С такими же как у него темно-русыми волосами, собранными в высокую прическу на затылке и в платье персикового оттенка. Молочная кожа, розовые как два лепестка пухлые губки в форме сердечка, большие зеленые глаза в обрамлении пушистых ресниц, маленький аккуратный нос и румянец на округлых щечках. Голос у нее был нежным, как и вся девушка. Легкая и приятная. А вот ее сестра, облаченная в изумрудное платье, с большой грудью, которая едва ли не полностью вылезала из корсета или что там на ней было одето, являла собой не мягкую, а наоборот, строгую красоту. Бледная, как и у тети, сидящей рядом, кожа, прямой острый нос, поджатые губы, болотного цвета глаза и темно-русые волосы, не то жирные, не то прилизанные на голове, как у учительницы.

И если в возрасте первой можно было не сомневаться, то вторая явно была старше или хотела казаться таковой.

— Спасибо, Герта, все превосходно, темные рыцари побиты могущественным драконом. Добро восторжествовало! — Кристер отсалютовал ей бокалом светлого вина, которое ему подлил слуга, от чего девушка захлопала в ладоши, счастливая словно ребенок.

— Златаяра, верно? — переспросила тетушка, вежливо улыбаясь.

Эта женщина была взрослой копией своей старшей племянницы. Наглухо застегнутое платье бордового цвета прикрывало такую же большую грудь и слишком широкие плечи. Черные волосы с прядями седины, застегнуты заколкой, глаза выпуклые, зеленые, а руки длинные, с унизанными кольцами пальцами.

— Да, — ведьма кивнула, отложив салфетку в сторону и на всякий случай выпрямившись на стуле, хотя и так старалась не ударить в грязь лицом, чтобы не горбиться, как обычно привыкла сидеть.

— Милочка, что с вами случилось, что вы потеряли свои бесценные локоны? Неужели вашу семью постигло какое-то несчастье или с вами сделали нечто абсолютно недопустимое для порядочной девушки?

— В моем мире девушки, занимающиеся физическими тренировками для поддержания формы и здоровья тела, остригают волосы, и это считается в порядке вещей, вне зависимости от моды.

— Какая странная мода… и этот черный, траурный цвет. Я подумала, что у вас кто-то умер, раз вы так кардинально отличаетесь от моих прелестных племянниц. — В ее голосе были слышны высокомерные нотки, но Яра вежливо ответила, улыбнувшись женщине.

— Девушка и физический труд — несовместимые понятия. Как в таком случае можно оставаться женственной, кто же захочет взять в жены сильную, похожую на юношу девушку? — не глядя на ведьму, как бы невзначай отметила сестра-учительница, смотря на тетушку и видя ее одобрительный взгляд.

— Арета, ты несправедлива в своих суждениях. В мире Яры я встречал большое количество девушек с различными прическами, и многие из них были замужем, гуляли с детьми и мужьями. Наряды и прически в их мире не главная причина отказаться от женитьбы, — вступился Крис, и Яра была ему благодарна за это.

Остальная часть обеда прошла более-менее спокойно, правда под конец хозяйка дома вспомнила о том, что они получили приглашение от соседей — побывать на небольшом балу в эту среду.

— Да, Кристер, я взяла на себя обязанность пригласить от твоего лица Кериану — такая славная и достойная девушка. Отличная невеста, со вкусом, которому может позавидовать любая, — тетушка бросила короткий взгляд на Яру, но ведьма прекрасно поняла намек «Вот ей не сидится спокойно. Всюду нужно сунуться, может, она прямо сейчас женит Криса на этой Кериане?»

— Госпожа Лианон, вы как всегда превзошли саму себя, но я взялся сопровождать Яру в ее путешествии по нашему миру и будет печально, если она не сможет побывать на первом светском рауте в нашем мире. А вот Кериане повезет с другим кавалером, — тактично поставил тетку на место дракон, осторожно кладя ладонь под столом на руку ведьмы, от чего Яра немного расслабилась.

— В таком случае ей просто необходимо научиться некоторым вещам у твоих сестер — лучших представительниц нашего общества и не сыскать. Покажут и расскажут девушке обо всех правилах поведения, моде, пока ты будешь заниматься с отцом домашними делами. Ведь тебя не было пять лет, ему так нужна твоя помощь. А девушки найдут, о чем побеседовать.

— Ах, милая Яра, вам понравится на приеме, я вас уверяю как дама бывалая. — Мама Кристера искренне ей улыбнулась, а младшая дочь поддержала.

— Да, не стесняйтесь, если что, я всегда готова поделиться с вами своими нарядами.

— Спасибо на добром слове, сестрица, но я уверен, что моей гостье будет интересно самолично пройтись по магазинам и выбрать подходящее платье, чтобы забрать на память в свой мир. А теперь прошу нас простить, время не ждет, а магазины вскоре закроются.

— Но Кристер, ведь мы можем послать с девушкой и нашу служанку Мэри, та не хуже тебя знает где и какая лавка, ведь мы с девочками там часто бываем и тебя ждет отец, — все не унималась вездесущая тетушка.

Яра встала из-за стола, даже не взглянув на эту особу, подхватила дракона под руку, поблагодарила вместе с ним Ирвинг за обед и улыбнулась девушкам, после чего они вышли из столовой, и пока Яра не оказалась в своей комнате за закрытой дверью, не смогла расслабиться.

Сбросив туфли, прошла в ванную, чтобы переодеться в привычные драные джинсы и футболку. Промокнув полотенцем умытое после макияжа лицо, ведьма тяжело вздохнула.

На балконе ее ждал Кристер, пиджак он бросил на спинку кресла и теперь расстегивал пуговицы, с чем Яра ему и помогла — сначала на манжетах, избавляясь от запонок, а затем на груди.

— Не сильно устала? — Стал вглядываться ей в лицо. «Соврет, если скажет, что нет, я же вижу. Эта мегера Лианон всюду хочет подсунуть Кериану или выставить сестер лучшими, даже когда они таковыми не являются. Отцу-то абсолютно наплевать на Яру, он бы еще обратил внимание, будь она принцессой. Радует, что, хотя бы матушка и Герта проявили искреннее добродушие.»

— Если честно, то да, поэтому после бала уеду к Астарту, и если у него будет то же самое, то больше чем на неделю не задержусь. И весь мой отпуск не займет двух месяцев, как ты говорил.

— Понимаю. Ужасно стыдно за некоторых родственников, но мы их не выбираем.

— Не переживай, мне же с ними не детей крестить, так что недельку потерплю. Только мне совсем не хочется сегодня ехать за покупками, давай завтра.

— Хорошо, но сегодня нам придется покинуть дом, чтобы тетушка не доставала ни меня, ни тебя. Поэтому давай лучше проведем вечер на городской ярмарке, там продают яблоки в карамели, горячее вино с пряностями, крендельки в сахарной пудре или с корицей.

— Хорошо, но тогда набрось на меня какой-нибудь морок или как это называется, чтобы никто не видел моей настоящей одежды. Потому что наряжаться в платье я больше не буду.

— Зря, у тебя именно такая фигура, которую как раз и надо подчеркивать. Поверь, ваша мода нравится мне гораздо больше, чем наша. — Скользнул взглядом по ее груди, скрытой под одной лишь тонкой тканью черной футболки с принтом в виде черепа и роз.

— Естественно нравится, ты же видел мой купальник и вообще… — не решилась напомнить, что и ее саму он видел без всего. — А что, у вас все магазины работают до шести?

— Обычно да, даже в крупных городах.

— Ну точно, Европа. В маленьких городах, которые я посещала во время путешествий, было то же самое. А в некоторые и в обеденное время не попадешь, когда у них перерыв на полдня. — Улыбнулась и села на пол, прислонившись плечом к железным прутьям балкона.

— Как же здесь красиво… но, ты не хочешь наконец-то показать мне себя настоящего?

— Настоящего? — Крис посмотрел на ее умиротворенное и немного сонное лицо. — Хорошо. Только закрой глаза.

Девушка закрыла, и тогда он встал на парапет, а затем спрыгнул вниз, чтобы взлететь в облике изумрудно-синего дракона. Яра вовремя успела на него посмотреть, почувствовав, как сильный порыв ветра взлохматил волосы на голове. Кристер летел все выше и выше, затем падал, делал воздушные пируэты и когда начал спускаться вниз, ведьма быстро обула кеды, и, прихватив кофту, спустилась вниз по лестнице, перепугав служанок с подносами.

Выбежав на лужайку, она остановилась как вкопанная — перед ней сидел огромный дракон. Его пасть была раскрыта, давая возможность рассмотреть каждый острый клык, а болотные глаза, внимательно смотрели на девушку, изучали, ноздри раздувались, вдыхая ее аромат, запоминая.

— А на тебе можно долететь до деревни или это считается верхом невежества? — Дракон осторожно повернулся к ней спиной, опустив кожистые крылья так чтобы она смогла на него взобраться. — Мамочки, если я умру от разрыва сердца, то скажешь моему деду, что я сама виновата.

Когда они взмыли в воздух, Яра зажмурилась, но почувствовав прохладу ветра и то, как плавно они летят, поняла, что волноваться не о чем. Боясь шелохнуться, она краем глаза взглянула на землю под ними и завыла от страха, начиная разговаривать сама с собой.

— А мне вовсе не страшно, подумаешь высоко, я ведь крепко держусь и не упаду. Ну что я за дура такая, ведь если сорвусь, надо было дойти пешком, ну или доскакать на лошадях — какой у них тут транспорт?

Дальше, перестав болтать, она начала что-то напевать, а когда они стали приземляться, снова зажмурилась и не шевелилась до тех пор, пока Кристер не закашлял, привлекая ее внимание.

— Мне, конечно, приятна такая близость, но кажется, у тебя сейчас челюсть треснет от того, что ты так стискиваешь свои зубки.

Яра тут же открыла глаза, она просто вжималась в тело дракона, обнимая за талию. Сердце гулко билось, и от этого заболела голова.

— Прости, я очень боюсь высоты, но каждый раз стараюсь перебороть этот страх. Забираюсь на какие-нибудь высокие башни или открытые смотровые площадки, а потом слезаю чуть ли не ползком на животе.

Дракон погладил ее по голове, успокаивая.

— Страх — это нормально, но даже если ты каким-то чудом свалишься, я успею тебя поймать и подстраховать магией. Так что постарайся не бояться, а то так поседеешь.

Взял ее за руку, и они пошли в деревню, на ведьму Крис заранее наложил чары морока. Теперь все видели в ней такую же миниатюрную девушку, только с длинными волосами и в местном платье.

Вечерняя ярмарка Яре понравилась, напомнив предновогоднюю Прагу, только без холода и снега. Здесь было тепло и хорошо, в воздухе проносилось множество ароматов, так что у сытой ведьмы снова начал просыпаться аппетит. Но она ограничила себя одним стаканом глинтвейна и мягкой спиралевидной сдобой с корицей, политой карамелью так, что по пальцам растекалось, если не съедать быстро. Последние кусочки Кристер без стеснения ел прямо с ее рук и даже умудрился облизнуть пальцы, чем очень позабавил девушку.

Вымыв руки в фонтанчике, Яра только сейчас увидела гирлянды, развешанные между низкими домами горожан, светящиеся в наступающих сумерках. Пахло костром и жареным мясом, а ей было так хорошо и спокойно рядом с драконом. Они медленно брели по улочкам, пока не подошли к широкой площади, где люди танцевали и веселились под звуки играющих музыкантов.

«Помнится, на концерте в Праге мы с ребятами так же решили сыграть. Чисто ради шутки, потом нам досталось от дирижера. Мол, нечего талант разбазаривать за просто так»

— А у вас здесь есть музыкальный магазин?

— Да, есть один, но в основном все инструменты заказывают в крупных городах, а у нас в доме только фортепьяно. — Крис притянул ее к себе, когда мимо них пробежало несколько парней. — Хочешь зайти? Думаю, он еще открыт.

Яра кивнула, и они пошли между узких улочек, оказавшись перед коричневой витриной, на которой были выставлены открытые нотные тетради, портреты композиторов этого мира, флейты и скрипки, самые легкие в переноске инструменты.

Подергала за дверцу, та оказалась закрытой:

— Эх, печаль, ну что поделать. Мне нужно как можно чаще упражняться, разрабатывать запястье, — покрутила поврежденной рукой, замотанной в спортивный эластичный бинт черного цвета.

— У тебя будет такая возможность, а пока что не хочешь потанцевать или может попробовать яблоко в карамели?

— Танцевать — нет, боюсь, с таким активным ритмом мне все ноги оттопчут, поэтому остановимся на яблоке и покажешь где лавки с одеждой. Завтра сама пойду и куплю все необходимое, чтобы не отнимать у тебя время, а ты с отцом заодно займешься делами.

Крис нахмурился и сжал ее руку.

— Яра, у меня нет никаких дел, поэтому не верь всему, что говорит тетушка. У нее настолько заботливая натура, что порой даже домашние устают от нее, а отец предпочитает запираться в кабинете. Они как-то жили пять лет без меня и справлялись, так что сейчас, пока ты у меня в гостях — я хочу быть рядом. Только если сама не пошлешь куда подальше, как умеешь.

— Ладно, если у тебя точно нет дел, тогда можешь оставаться подле меня, — разрешила и тут же улыбнулась. — Где мое яблоко?

Домой они вернулись пешком, дорога до деревни занимала около сорока минут. Поэтому пройденное расстояние было для нее таким же, как она обычно ходила от дома до метро. На больших часах в коридоре стрелки показывали девять вечера, а все светильники горели так тускло, едва освещая помещения.

— У нас разница во времени почти в сутки. Если от тебя мы убыли ночью, то к нам прибыли днем, — шептал дракон, пока они осторожно поднимались по ступенькам.

— Мне будет сложно перестроиться на ваше время, я привыкла к небольшой разнице часа в три-четыре, но никак не сутки.

Оказавшись перед дверями ее комнаты, Кристер нежно поцеловал ее в висок.

— Спокойной ночи, — пожелали друг другу и девушка закрыла дверь на щеколду: «Кто знает, вдруг тетушка захочет подложить мне что-нибудь. С этими дамами из романов надо быть настороже».

На завтрак Яра пришла самой первой, служанка, наливающая ей кофе, сообщила, что в основном в такой ранний час за столом можно застать лишь хозяина.

— Прямо как мой покойный отец, тот тоже всегда вставал рано, даже по выходным, чтобы сделать все дела. — Улыбнулась девушке в переднике. — Спасибо за кофе, такого вкусного я давно не пробовала, а где вы закупаетесь им?

— Хозяйка не может жить без этого напитка, как и молодой господин. Закупается наш управляющий, заказывает из столицы, а оттуда доставляют нам.

— Отлично, значит, его можно купить в любом большом городе.

— Все верно, не желаете еще омлета с беконом?

— Нет, спасибо, все было очень вкусно. Единственное, у меня в спальне нет бумаги, а я хотела оставить записку Кристеру.

— Вы можете передать все на словах, и я скажу господину.

— Буду вам очень признательна. — От этих ее слов у служанки округлились глаза. — Я отправлюсь в деревню, пройдусь по магазинам. Поэтому не знаю, через сколько вернусь. чтобы он не волновался.

Встала из-за стола, положив салфетку рядом с тарелкой. Сегодня она надела черные брюки, доходящие до щиколоток, к ним такого же цвета рубашку и жилет. На ногах кожаные ботинки.

— Леди, возьмите плащ. Он оградит вас от ненужного внимания.

— Спасибо, Мэри, это то, что мне нужно. Пока что не научилась наводить морок. — Накинула капюшон на голову.

— Будьте осторожны.

Дом она покинула, неся с собой за плечами кожаный рюкзачок. А в деревне на нее даже не обратили внимания, видя перед собой мужскую фигуру в черном плаще. Первое место, куда она пошла, был музыкальный магазин, где девушка опробовала две скрипки и одну флейту, но ничего не купила. Продавец ошарашенно на нее смотрел, сначала приняв за парня-музыканта, потому что за высоким воротником и короткими волосами, было сложно узнать девушку.

Дальше она гуляла по магазинам с одеждой, но все ткани были светлыми и либо в полоску, либо в цветочек, что ее совсем не устраивало: «Превращаться в скатерть моей бабушки совсем не хочется. Видимо, Арета и ее любезная тетушка Лианон приобрели свой гардероб в столице. И если госпожа Ирвинг и малышка Герта отдают предпочтение простоте и удобству деревенской жизни, ничуть не стесняясь этого, то тетушка с племянницей — городской моде. Но носить такое глубокое декольте, как было у нее — это выше моих сил»

В конце концов, так она и очутилась не в самой респектабельной части города, буквально на окраине, судя по канавам вдоль домов, серым потертым дверям, на которых облупилась краска, и малолюдности. На углу одного из таких зданий располагалась мрачноватая лавка. На витрине, увешанной черным тюлем и кружевом, стоял единственный манекен, одетый в атласное платье глубокого бирюзового оттенка, напоминающего морское дно. Этот наряд настолько отличался от всего увиденного, что девушка долго его рассматривала, любуясь корсетом, нижней кружевной юбкой.

«Может, хоть здесь будет что-то подходящее?»

На двери зазвенел колокольчик, стоило Яре со скрипом ее открыть. Легкий полумрак алого будуара, по бокам на стенах множество вешалок с различными платьями из атласа и бархата на любой вкус и цвет, но в основном преобладали темные оттенки.

— Добрый день, — поздоровалась, но ей никто не ответил, и стала осторожно перебирать наряды.

— Юноша, вы ошиблись… — к ней вышла статная дама с пышной грудью в бархатном платье коричневого цвета. На руках черные перчатки в сеточку и длинный мундштук с сигаретой.

— Точно не ошиблась. Есть что-то подходящее на мою фигуру? — Яра смело отбросила плащ и сняла с себя жилет, расстегнув рубашку и показывая свою половую принадлежность, чем вызвала у продавщицы интерес.

— Удачный морок, тебя от парня не отличить. На твою фигурку найдется, только предупреждаю, выбор небольшой. У нас в деревне девушки покрупнее тебя будут, а уж про бюст даже не говорю. — Поманила ее за собой наманикюренной рукой.

«И на том спасибо, хоть не плоская, и чем им всем мой второй размер не угодил!»

Она прошла за гардину и оказалась во второй части магазинчика, здесь было ненамного светлее, но зато по центру круглого помещения с панорамными стеклами, выходящими на мрачный сад, стоял пуфик с диванчиком и столик с дымящимся кофейником.

— Извините, что помешала.

— Ах что ты, милочка, сюда заходит не так много клиенток в этот час, поэтому ничего страшного. На вот, примерь какое-нибудь из этих. — Кинула на диванчик четыре платья, из них Яра сразу отмела бордовое и зеленое, а вот на синем и фиолетовом остановилась, решив примерить.

Что это были за цвета — такие же глубокие и совсем не кричащие. Синий бархат переливался на руках: длинная, чуть приталенная на бедрах юбка уходила в пол, грудь и рукава украшали тонкие синие узоры, позволяя скрывать обнаженную кожу и оставлять простор для фантазии. На спине оно застегивалось на крохотные невидимые пуговицы. Но сама ткань не подходила, и Яра примерила фиолетовое.

Круглый вырез на груди открывал ключицу и не давал возможность заглянуть глубже. Узкие рукава облегали ее изящные руки, доходя ромбовидным концом до фаланг пальцев. Под грудью была подпоясана лента, а вниз тянулся атлас, делая платье легким, но при этом утонченным. «Ну просто Ребекка Шарп из «Ярмарки Тщеславия», — очень кстати вспомнила фильм с актрисой Риз Уизерспун.

— Это платье подойдет для бала, устраиваемого соседями?

— Безусловно, и поверь мне, милая, лучше это, чем те детские пеленки, что они носят. Почему-то ко мне в магазин заглядывают лишь куртизанки и такие ведьмы как ты. — Покачала головой. — Туфли у тебя есть?

— Да, туфли есть, как и украшения, но вот что делать с волосами?

— Ничего, просто уложишь и наденешь вот это, — протянула ей небольшую заколку с фиолетовым перышком круглой формы. — Хотя не мешало бы и волосы покрасить в черный, тогда точно будешь настоящей ведьмой. Кстати, могу помочь, за дополнительную плату, конечно.

— Да, почему бы и нет. — Отложила наряд и села на пуфик. Продавщица прошлась вокруг нее, обдавая ароматом табака и кофе, коснулась волос и тут же спросила:

— А удлинить не хочешь?

— Нет. Мне так нравится.

— Ну как знаешь, а то у нас с короткими ходят только те, кто схоронил близких или подвергся насилию, но судя по тебе, ни то, ни другое.

Щелкнув пальцами и как следует затянувшись сигаретой, обдала Яру густым фиолетовым дымом, от которого девушка не удержалась и закашлялась, а когда тот рассеялся, увидела в зеркале свои черные как вороново крыло волосы.

— Вот и все.

Яра благодарно кивнула и оставила несколько бумажных купюр этого мира на столике. Платье с заколкой было упаковано в черный бархатный пакет с красными лентами и вручено ей.

— Носи с удовольствием, если кто будет нос воротить, не обращай внимания. Просто завидуют, засели тут в своих комплексах, старые клуши и молодые дурехи. А у меня приличный бутик, пусть бы радовались, что открыла в этой деревне.

— Хорошо. Всего вам хорошего.

Вышла из магазинчика с хорошим настроением, но увидев, что небо заволокли хмурые тучи и начало накрапывать, расстроилась: «А зонтика-то с собой нет!». Увидела на противоположной стороне освещенное теплым светом от кованых фонарей кафе и побежала туда, когда дождь стал усиливаться.

В кофейне никого не было, но это даже к лучшему, сейчас Яре хотелось побыть одной. Разве что высокий и немного худощавый бармен, стоящий за стойкой и протирающий бокалы бросил на клиентку мимолетный взгляд и вернулся к своему монотонному занятию. У него была смугловатая кожа четко очерченного лица с острыми скулами и длинные черные волосы, убранные в высокий хвост. Белоснежная рубашка просто светилась на нем своей чистотой, а поверх груди был одет черный фартук.

Заведение занимало два этажа. Выкрашенные в коричневый цвет стены, множество светильников для придания уюта. Деревянная мебель не такая добротная, как в доме Кристера, но в том же ампировском дизайне. Яра села на такой диванчик с малиновой обивкой за круглый столик. В меню указывались разные кофейные и алкогольные напитки, а также неплохой список десертов. Поэтому, когда парень к ней подошел, она выбрала кофе по местному рецепту и торт с фруктами.

Попивая согревающий напиток, сдобренный взбитыми сливками, и слушая шум дождя, Яра только сейчас увидела, что на одном из столов лежит скрипка со смычком. Желание сыграть было настолько сильным, что ведьма поборола в себе манеры не трогать чужое и взяла инструмент в руки. Немного подкрутив колки, она вышла на улицу под навес и заиграла одну из турецких мелодий. Мелодия разлилась по кофейне и близлежащей улочке своим грустным мотивом. Но было в этой мелодии то, что проникало в самую душу, а затем скрипка издала протяжный звук и она перешла на одну из любимых композиций под названием Contradanza. Тогда на улицу, под дождь, стали выбегать дети, танцуя и резвясь, пока в небе не засияли лучи солнца и не появилась радуга. Яра прервалась, почувствовав боль в запястье и осмотрелась, потому что дети и вышедшие за ними родители смотрели на девушку удивленно, а она едва заметно склонила голову, как делала на каждом выступлении, и вернулась в кофейню, положив инструмент на прежнее место.

— Да ты, оказывается, скрипачка, — к ней подсел бармен, меняя остывший кофе на горячий. — Меня зовут Дарин, угощайся.

— А меня Яра. Мой инструмент остался дома, а здесь подходящего не нашла. А вот эта скрипка очень хорошая, чья она? Твоя?

— Нет, моего друга. Мы вместе держим кофейню и по вечерам устраиваем небольшие выступления. Не хочешь поучаствовать?

— Даже не знаю, я здесь ненадолго и врач запретил мне перенапрягать запястье. — Отвернула манжеты рубашки и показала свою перебинтованную руку. — А сейчас не удержалась. Да и погода такая — под настроение.

— Бедолага, я сначала подумал, что ты парень, а как начала играть, то сразу преобразилась. Ну, если надумаешь прийти, то мы начинаем в шесть, тогда все закрываются, а мы, наоборот, открываем выступления. Народу собирается немного, но думаю, с тобой увеличим выручку, за игру готов накормить и заплатить, немного, правда. — Подмигнул синим драконьим глазом.

— Я подумаю. Спасибо за кофе, очень вкусный.

Подхватила свой пакет с платьем и ушла. Добираться обратно до дома Кристера вышло дольше, оттого что пришлось идти через всю деревню. Поэтому, когда она вошла в дом и служанка забрала ее пакет, на Яру тут же набросилась тетушка дракона и разве что за волосы ее не оттаскала — хотя пусть бы только рискнула!

— Это уму непостижимо! Одной, без сопровождения болтаться по всей деревне. Да еще в таком непотребном виде! У вас совсем нет ни стыда, ни совести! Мой дорогой племянник приютил и обогрел вас, разрешил есть за общим столом, в кругу высокопоставленной семьи, а вы так неблагодарно с ним обошлись! Ушли в непонятном направлении, ни записки, ничего! А если бы на вас кто-нибудь напал и изнасиловал, тем самым опорочив честь нашей семьи, которая приняла гостью из другого мира. Вопиющая неблагодарность! — чуть ли не плевала слюной дама, так что у Яры даже уши начало закладывать.

— Что-то еще или вы закончили? — равнодушно спросила девушка, видя, как от ее спокойствия женщина злится еще сильнее и вот-вот не сдержится, а Яре только это и надо было. Она не станет терпеть подобного к себе отношения — будто ниже их.

— Да как ты смеешь! — Вот рука Лианон взметнулась, но до лица ведьмы так и не дошла, потому что Кристер остановил ее, крепко держа за кисть.

— Тетушка, полагаю, что вы перегибаете палку и уже не впервой. Записку Яра не оставила, потому что Мэри передала мне все на словах, и я знал где она находится, а то, что немного поволновался и не смог сдержаться, высказав это волнение вслух, моя забота, но никак не ваша, и не позволяющая так разговаривать с нашей гостьей. Поэтому впредь ведите себя достойно, а не как неугодная моему обществу женщина, оскорбляющая тех, с кем я общаюсь. Я понятно излагаю или вам что-то стоит еще раз повторить? — его зрачок сузился, став вертикальным, а глаза недобро блеснули синевой. Он отпустил руку тети и улыбаясь посмотрел на Яру.

— Я думал, мы договорились, что пойдем за покупками вместе.

— Ты спал, а я не хотела тебя будить, поэтому сделала все сама.

Он увлек ее в столовую.

— Заходила в музыкальный магазин, у них нет ни одной достойной скрипки, но мне повезло, что, хотя бы платье купила, — помахала пакетом у него перед носом. Когда за ними закрылась дверь, старая драконица пыхтела от возмущения: «Ну ничего, я вам еще устрою сладкую жизнь. Кристер достанется только той невесте, которую я выберу, а не этой дешевой шлюшке из другого мира!»

Она еще утром отправила письмо Кериане, чтобы та приходила на ужин, и очень скоро девушка появится при полном параде. От такой красоты сложно устоять. «Как печально, что Арета не так хороша, однако у неё достаточно достоинств, которые компенсируют бледность и тусклый цвет волос».

Глава 5

— Сестра, ты и тетушка ведете себя очень нехорошо по отношению к Яре. Она наша гостья, прибыла из другого мира, где свои правила поведения и внешности. Нужно относиться к ней уважительно, ведь она всегда вежлива. И от Мэри я слышала, как она расхваливает доброту и заботу ведьмы. — Голос Герты звучал по-детски наивно, и это еще больше раздражало Арету.

Старшая сестра была согласна с тетушкой, особенно про неподобающий вид их гостьи: «Короткие волосы… — да с таким позором ходят лишь заклейменные проститутки, неугодные своим хозяевам. Не пойму, что Кристер в ней нашел! Был бы он обычным человеком, я бы решила, что его приворожили, но на драконов это не действует. Носится с ней как с писаной торбой, а она хоть бы одевалась прилично. Хотя, бы может, он с ней только из-за того, что она позволяет ему все что угодно с собой делать. Нет, еще хуже. Привести в дом собственную шлюху!» — драконица покачала головой, пока служанка за ее спиной затягивала корсет потуже, так чтобы ее и без того большая грудь выглядела еще красивее. На ужин, вместе с будущей невестой Кристера, должен был прибыть старший брат девушки, и если все пройдет по плану, то в конце недели их отец сможет заключить два выгодных для семьи брака, и она, Арета, наконец-то покинет это захолустье. Переберется в столицу, где будет посвящать досуг не заунывному чтению и обсасыванию, как тонких куриных косточек в бульоне, сплетен, а постоянно новым и свежим новостям. Сможет одеваться в лучших бутиках, а не покупать лишь два наряда в год ради экономии семейного бюджета. И это их семья, которая стоит не так далеко от трона Короля.

— Герта, держи свое мнение при себе, а не обсуждай при прислуге. Они не твои подружки, а работники, которым платят жалованье. Верно, Бэтси? — Арета улыбнуласьи, как только служанка перестала расправлять складки на ее платье, дала ей хлесткую пощечину. Девушка вздрогнула и осела на пол, прижимая ладонь к щеке, по которой потекла кровь.

— Ах, какая нежная. Поди прочь, иначе не хватало тратиться на новый ковер.

Бэтси склонилась перед ней в поклоне и быстро покинула спальню своей хозяйки.

За дверью несчастная девушка не решилась оставаться, прекрасно зная, о чем дальше продолжит говорить ее госпожа. В доме не любили ни старшую сестру, ни ее назойливую тетушку, отдающую распоряжения так, словно именно она была главой в доме, а не лорд Карстер. Вытащив платок из передника, Бэтси поспешила спуститься на цокольный этаж, где располагались комнаты прислуги, кухня, котельная и подсобка с продуктами. На улице давно зашло солнце, и в доме зажглись светильники, но в таком подавленном состоянии, с сильной болью в щеке, Бэтси не сразу поняла, что в коридоре она не одна, пока с кем-то столкнулась.

Перед ней стояла удивленная Златаяра. Ведьма тут же увидела кровь на платке горничной и, схватив за запястье, отвела в кухню, усадив на высокий табурет. Бэтси даже не успела ничего сказать, почувствовала, что к щеке приложили ледяной компресс, который тут же унял боль.

— А я-то думала, что это только в исторических романах написано о подобном отношении к прислуге, — спокойно проговорила Яра, мягко протирая кровь с тонкой шеи и лица девушки. — И часто твоя госпожа позволяет своей драконьей сущности вырываться наружу, чтобы полосовать домашний персонал? — На это девушка лишь пожала плечами и тяжело вздохнула. — Так, посиди еще немного, я посмотрю твою ауру. — После чего стала гладить пространство вокруг тела Бэтси, которая сначала ничего не ощутила, и только потом в душе стало зарождаться что-то светлое — это успокаивало ее, укрывало теплом, и вся ее боль и печаль уходили на задний план.

— Так ведь лучше? А шрамы быстрее затянутся. — Яра оперлась о столешницу и налив полный стакан воды, тут же осушила его. Потом вновь наполнила его водой и протянула девушке, чтобы та тоже выпила 34). — А пока что… — Достала из заднего кармана пластырь и аккуратно наклеила на рану, частично закрыв ее. — Так хотя бы не будет кровоточить.

— Госпожа Яра, благодарю вас, — спохватилась Бэтси, видя, как ведьма уходит, но та лишь улыбнулась ей уголками губ и молча покинула кухню.

«Неужели она и вправду что-то сделала с моей аурой?»

Девушка побежала в свою комнатку и уставилась на собственное отражение в зеркале — ее аура переливалась мягким салатовым цветом, без единой трещины или багрового пятна, абсолютно целая и здоровая. Когда происходит подобное излечение, это можно считать даром свыше, потому что аура и душа тесно связаны между собой, и если вылечить одно, то тоже происходит и с другим.

Поднимаясь по лестнице на третий этаж, Яра услышала внизу незнакомые голоса. «Видимо, гости прибывают на этот званый ужин». Закатила глаза и скривила рот, идти на эту «долгожданную» встречу в столовую ей не хотелось. «Да и зачем, скажусь больной, а там пусть Кристер сам развлекает свою невесту и неугомонную тетку с сестрой».

Так она и поступила, когда через некоторое время к ней постучалась Мэри. Девушка окинула ведьму удивленным взглядом.

— Леди, вы совсем не готовы, давайте я вам помогу.

Она бросилась к гардеробу, но Яра покачала головой.

— Спасибо, Мэри, но я не пойду. Не вынесу очередных подколов Лилианы и Ареты.

— Но ведь там уже почти все собрались, с молодой леди Керианой прибыл ее старший брат — Рианон. Он очень хорош собой… — начала увещевать служанка.

— Нет, пусть хоть будет самим принцем — не пойду. Передай, пожалуйста, Кристеру, что я очень устала и буду спать, пусть не заходит.

Было видно, что Мэри расстроена этой новостью. Как только слуги получили распоряжение о прибытии гостей, всем сразу стало интересно, как проявит себя гостья из другого мира. Но, видимо, не в этот раз.

— Слушаюсь, тогда я принесу вам ужин сюда.

— Да, было бы просто чудесно. Буду тебе очень признательна.

Когда за Мэри закрылась дверь, Яра быстро разделась и пошла в душ. Стоя под теплыми струями воды, она все думала над предложением Дарина — пойти в кафе и сыграть там на скрипке дуэтом: «Лучше это, чем сидеть в комнате, как птица в клетке»

Когда она вытерла волосы и переоделась в чистую одежду, к ней вернулась служанка и помогла с помощью магии не только высушить волосы, но и выпрямить их, потому что утюжок для укладки Яра не стала с собой брать, раз здесь нет электричества.

— Скажи, а есть ли какой-нибудь способ добраться до деревни, кроме своих двоих? — поедая запеченное куриное филе, спросила Яра

— Либо верхом, либо в карете или, если достаточно сил, то с помощью телепорта. Но обычно барышни предпочитают в карете, а вот молодой хозяин верхом, — пояснила Мэри, подливая ей вишневого сока в бокал.

— Да, верхом я как-то не привыкла и побаиваюсь больших животных, карета тоже очень громоздкая и шумная, а вот телепорт… — стоит попробовать, ведь не зря дед пожаловал мне свою изумрудную сережку.

Закончив с ужином, Яра накинула на плечи плащ, — в этот раз Мэри отдала ей черный бархатный, вместо кожаного, с глубоким капюшоном.

— Хозяин Кристер велел отдать его вам еще утром, но вы ушли в деревню. На нем более сильные чары для изменения внешнего облика, телепорт находится внизу, я проведу вас.

Когда они спустились вниз, Яра выглянула из-за капюшона и увидела, что в конце коридора, прямо перед столовой, к ней спиной стоит высокая девушка с огненно-красными волосами, убранными на затылке и скрепленными широким гребнем с драгоценными камнями фиолетового цвета, под ее немного пышное платье с открытыми плечами и руками без перчаток. Рядом с ней, заложив руки за спину, был, видимо, ее брат. Высокий, широкоплечий, в черном костюме и с длинными, распущенными волосами такого же цвета, как у сестры.

— Пойдемте, — шепнула ей Мэри, и они скрылись в другом коридоре, оказавшись перед зеркалом в полный рост.

— Такое же, как и в университете.

— Да, молодой господин проходит через него, когда нужно убыть на учебу, а леди Арета с тетушкой — в столицу за нарядами, но и в деревню он вас доставит. А обратно придется либо пешком, либо как сможете. Только хозяевам позволено ходить туда и обратно.

— Ладно, разберусь как-нибудь, чай насиловать ведьму никто не соберется, а то пожалеет. Ты сама не забудь поесть, — помахала девушке и вошла в зеркало. Телепорт тут же перенес ее в небольшой зал, Яра поторопилась на выход. Как оказалось, она перенеслась в городскую ратушу, которая так удачно располагалась в центре города.

«Отсюда до кафе не так далеко».

Обрадовавшись, запахнула плащ на груди и пошла быстрым шагом по мощеной улочке. У кофейни она оказалась очень быстро, внутри было не то чтобы многолюдно, но гораздо больше посетителей, нежели днем.

У барной стойки Дарин улыбался двум клиентам, разливая алое вино по глубоким бокалам. Мимо столиков сновали двое официантов — молодые парни в узких брюках и таких же, как у хозяина, белоснежных рубахах, поверх которых одеты черные фартуки. Протиснувшись мимо посетителей, Яра незаметно подошла к стойке:

— Ведьму-скрипачку заказывали?

Дракон поднял на нее радостные глаза.

— Еще как. Рад, что ты все-таки пришла. Почему передумала? — Поставил на круглый поднос две чашки с кофе и тарелку шоколадного торта, которые тут же забрал официант. Молодой дракон скользнул по Яре быстрым взглядом и убежал.

— Потому что лучше проводить вечер за любимым делом, чем в окружении занудных родственников.

— Это точно, проходи на второй этаж. Выступления обычно происходят там, так что тебя особо никто не увидит, поэтому можешь снять свой плащ, чтобы не мешал.

Яра кивнула и поднялась по круглой лестнице наверх. Здесь стоял худощавый парень ее возраста, очень похожий на Дарина, только с короткими черными волосами, челка которых падала на блестящие синие глаза с вертикальным зрачком. В руках он держал виолончель, а на соседнем стульчике лежала та самая скрипка, на которой Яре уже довелось поиграть.

— Добрый вечер, — поздоровалась с ним, и только тогда парень обратил на нее внимание, но тут же вернулся обратно к настройке своего инструмента. Он увидел перед собой абсолютно обычную девушку с длинными каштановыми волосами, в закрытом платье темно-синего цвета и абсолютно обычным лицом, не привлекающим к себе внимания.

— Настраивать скрипку не надо, она готова, поэтому найди себе удобное место, — равнодушно проговорил он, махнув смычком в сторону. Яра пожала плечами и подошла к краю балкончика, осторожно выглянув на первый этаж, где народу прибавилось.

Сняв плащ и повесив его на бархатное кресло в углу, закатала рукава черного свитера в стиле «студентка лондонского Тринити-колледжа». В платье или рубашку она решила не наряжаться, в джинсах и кедах было удобнее, ничто не сковывало движений.

— Через сколько начинаем? И какие ноты? — повернулась к своему партнеру по дуэту. Дракон удивленно разглядывал ее истинный образ, не скрытый плащом, начиная от коротких черных волос и заканчивая носками такого же цвета кед.

— Так ты была под мороком? А я было подумал, что брат пригласил девушку из аристократов, что она почтила нас своим присутствием. Ты держалась как леди, вот я и…

— Теперь понятно, отчего ты был так неприветлив, — она понимающе усмехнулась, беря скрипку и смычок в руки. — Я не из вашего мира, поэтому давай как следует сыграем.

— А что с твоим запястьем?

— Растяжение, но надеюсь, от сегодняшней игры хуже не станет, хотя мне и было велено не напрягать руку. Но невозможно не играть. — Улыбнулась ему, и парень понимающе кивнул.

— Меня зовут Рин, полное имя озвучивать не буду, оно непроизносимое. — Выпрямился в полный рост и Яра поняла, что он очень сильно сутулился, когда был почти такого же роста, как Кристер и Астарт.

— Златаяра, — мое произносимое, но лучше обращаться просто Яра. Умею играть на скрипке и флейте. А ты только на виолончели?

— Нет, еще контрабас и гитара. Хочу поскорее свалить из этой глуши в страну демонов, там настоящее раздолье для творчества.

— Не знала… — «Неужели там не так же, как здесь — с этими пышными нарядами и добропорядочными нравами»

— Да, все гораздо проще, поэтому, если надоест этот монастырь, то поезжай прямо к демонам.

— Учту, но я все равно отправляюсь туда в конце недели.

— Везет, а мне нужно еще немного подзаработать, чтобы оплатить телепорт в одну сторону. — Отдал ей ноты для ознакомления. Яра быстро пробежалась по ним профессиональным взглядом скрипачки: «Ничего сложного, только как-то мрачновато, а впрочем…» — перелистнула несколько страниц.

— Вижу, вы уже познакомились? Яра, как ты поняла, это мой младший брат. — Дарин собственноручно принес им поднос с графином и стаканами. — Это обычный безалкогольный сок, если в горле пересохнет.

— Ранер сменил тебя? — спросил Рин, наливая себе сока.

— Да, так что все в сборе, можете начинать. — Подмигнул ведьме и спустился по лестнице вниз.

— Ну что, готова? Не люблю затягивать…

— Да, можем начинать, — кивнула Рину, и каждый устроился на своем месте: дракон на стуле, а Яра чуть поодаль, стоя.

Когда они заиграли, ведьма еще раз порадовалась тому, что не осталась скучать в комнате и выбралась в кафе. Их дуэт был слажен, и каждый четко играл свою партию36), дополняя друг друга, выводя ноты смычками по тугим струнам. Гости даже заслушались: каждый переставал вести разговоры, отставлял в сторону выпивку и поднимал взгляд на балкончик, с которого лились вначале спокойные, а затем агрессивно-зажигательные звуки.

«Эх, Апокалиптики на них нет», — думала Яра, улыбаясь. Они поиграли с час, затем был короткий перерыв и новые ноты. Расслабляющая и успокаивающая мелодия. Краем глаза ведьма замечала, как Рин целиком и полностью отдается звучанию своего инструмента, как временами активно вскидывает голову, и челка закрывает половину лица, как и у нее. Под конец в кафе было не протолкнуться, но Дарин и Ранер вместе с официантами отлично выполняли свои обязанности: все гости быстро обслуживались, и никто не сидел без заказа, слушая музыку и наслаждаясь.

Когда Яра ощутила нарастающую боль в запястье, бросила на Рина взгляд, и он понял, что пора бы сворачивать выступление, последние движения смычком дались ведьме с трудом, но она сдержалась, чтобы не нарушить ритм, и только когда раздались восторженные хлопки, опустилась в кресло.

— Ранер, нам нужен лед, у Яры больное запястье, — попросил Рин, когда к ним поднялся мужчина средних лет с рокерской бородой и в черных одеждах. На мускулистых руках были пестрые татуировки, но Яре было некогда разглядывать внешность этого дракона. Она сняла эластичный бинт и баюкала больную руку, морщась от острой боли, которая при любом движении втыкалась в нервы, подобно иголке.

— Надо было сказать, что у тебя больное запястье, и мы бы сократили список композиций. — Ранер сам приложил к ее запястью холодный мешочек с хрустящим льдом. У этого мужчины были добрые, медового цвета, глаза. — Я сначала не понял, как ты здесь оказалась, потому что пришла совсем другая девушка.

— Это все ее плащ — пояснил Рин, убирая инструмент в футляр.

— Я понял… Ну как, легче?

— Немного, потом воспользуюсь согревающей мазью. — Посмотрела, как посетители начинают постепенно уходить, и вот уже никого не было.

— У вас получился отличный дуэт, а то я думал, если что не так, то самому придется играть, но оказалось, что ты отличная скрипачка.

Яра пожала плечами, высвобождая из его горячих рук свою и забинтовывая запястье обратно.

— А у вас портал только в ратуше или еще где есть?

— А тебе далеко добираться?

— Да, я живу за городом.

— Хм, придется кому-нибудь из нас проводить тебя, если конечно ты не умеешь летать.

— Не умею и боюсь высоты, да и у моего дракона на сегодняшний вечер были другие планы, так что на своих двоих доберусь. — Встала с кресла и выпила немного предложенного Рином сока.

— А кто твой дракон? — спросил виолончелист.

— Не совсем мой, просто друг, Кристер, а фамилию не знаю.

— Зато я знаю, это известная в наших местах семья, но ее женская половина несколько высокомерна, — сказал Ранер, убирая мешочек на поднос с кувшином, чтобы не залить стол тающим льдом.

— Эй! Спускайтесь, надо доесть сегодняшнюю выпечку, жаль выбрасывать! — окликнул их снизу Дарин.

Закрыв кафе, чтобы никто лишний не вошел, компания дружно уселась за стол, предварительно отпустив двух официантов домой.

— Вот, твоя оплата, — Дарин протянул Яре несколько купюр, но она покачала головой.

— Не надо. Мне самой хотелось поиграть, поэтому оставьте себе или отдай Рину.

— Ты их заработала, поэтому бери, — настоял Ранер, и девушка поняла, что драконы те еще принципиальные и упрямые существа, впрочем, как и любые мужчины.

— Хорошо. — Спокойно взяла деньги и тут же положила их перед Рином. — Инвестирую в выдающегося музыканта. Не спонсирую, но вкладываю в будущие успехи. Поэтому не отказывайся, — твердо сказала она, в ее голосе звучали приказные нотки.

Рин понял, что если не возьмет, то девушка обидится или вообще оскалится, судя по странному блеску в ее кошачьих глазах.

— Что тебя привело в наш мир? — полюбопытствовал Дарин, отпивая из белоснежной чашки кофе, сейчас он, наконец-то, позволил себе распустить волосы.

— Привели, два типа, с которыми я была вынуждена познакомиться в своем мире, где они проходили учебную практику и, чтоб вы поняли37), один из них Кристер. Но я здесь ненадолго.

— А его тетушка еще жива? — полюбопытствовал дракон-рокер.

— Живее не бывает, и капает ядом при виде непотребных девиц моей внешности. — Взлохматила волосы на макушке.

— Не удивительно, что никто не захотел взять эту вдовушку себе в жены во второй раз, с таким-то характером…

— Еще одна из причин, почему я на этой неделе покидаю царство драконов и ухожу к демонам.

— Отлично, значит, вы с Рином сможете сделать это вместе, через телепорт в Ратуше. Нужная сумма благодаря тебе у него есть. — Дарин погладил брата по голове, и тот попытался увернуться, надув губы, но старшего брата это не смутило.

— Без проблем, осталось пережить воскресный бал в обществе невесты Кристера — Керианы, — подавила зевок ведьма.

— Там, случайно, ее брата не будет? — Ранер сжал руки в кулаки.

— Вероятнее всего. По крайней мере, на сегодняшнем ужине он был, но я видела его только со спины, а что?

— Держись от него подальше, — сказал, как припечатал, рокер, черты его лица выразили агрессивность.

— Поверю на слово. Маньяков мне хватило.

— Теперь понятно, откуда у такой хорошенькой ведьмочки шрам на виске, — пояснил Дарин, и оба дракона внимательно посмотрели на Яру, от чего та немного засмущалась.

— Ладно, засиделись мы, а девушке пора домой. Рин, проведи ее, — мягко приказал Дарин.

— Благодарю за инструмент и возможность выступить, — Яра едва заметно склонила голову и вместе с молодым драконом покинула кофейню.

— Необычная девушка. Не удивлюсь, если Кристер наконец-то откажет Кериане в браке.

— В любом случае это не наше дело, с кем наш бывший друг собирается жить остаток жизни. — Дарин встал из-за стола.

* * *

До дома Кристера они с Рином дошли очень быстро, по дороге обсудив телепортацию в царство демонов. Молодой дракон был в предвкушении этого путешествия, у дверей они попрощались и Рин тут же обернулся в свою истинную ипостась.

«Крылатому-то до дома долететь проще, чем пешком топать!»

Когда во мраке ночи невозможно было разглядеть широких крыльев, она нажала на дверную ручку, но та не поддалась. «Закрыто? Ну вот, еще не хватало на улице ночевать. Явно непросто так. Черт бы побрал того, кто решил мне так напакостить».

Обойдя дом со стороны сада, попробовала другую дверь, и та открылась, пропустив ее внутрь.

Это был небольшой зимний сад со множеством растений в горшках, и чтобы ни один не задеть, Яра как следует смотрела под ноги. Она поднялась на собственный этаж и дошла до спальни, где в коридоре тускло горели светильники, как вдруг кто-то схватил ее сзади и заломил руку, заставив вскрикнуть от боли.

— Негоже воровкам красться по чужому дому. Ну ничего, я с тобой быстро разберусь, — незнакомый мужской голос, но Яре удалось повернуться, чтобы понять кто это, — брат Керианы. Расстегнутая рубаха обнажала мускулистую грудь, огненные волосы распущены, а глаза холодны как лед.

— Я не воровка, поэтому прекратите делать мне больно, — спокойно проговорила она и попыталась вывернуться, но дракон лишь ухмыльнулся и сделал ей еще больнее, заставив упасть на колени.

— А это не тебе решать или, может, хочешь расплатиться со мной иначе, тогда и я тебя отпущу и не скажу хозяевам, кто забрался в их дом.

— Настоятельно рекомендую отпустить меня, иначе я закричу, и раз уж вы заговорили о сделке, то она понадобится вам, чтобы заключить с Кристером. И тогда он, возможно, не будет писать заявление о нападении на свою подругу и причинении физического и морального ущерба39). — Почувствовала, как хватка ослабла, и тут же потерла больное запястье. Встав с пола, стянула с себя плащ и злобно посмотрела на этого аристократа.

— Так вот ты какая, но это даже меняет дело… — но он не успел завершить свою речь, потому что Яра закрыла перед его носом дверь своей комнаты и щелкнула замком. — Вам лучше отправиться к себе, если не хотите, чтобы поутру слуги обсуждали, что же вы забыли у дверей моей комнаты. — добавила она, когда в дверь стукнули кулаком.

«Нет, отсюда точно надо убираться. Если терпеть чьи-то приставания, то лучше это будет Астарт, чем какой-то левый мужик». Ее даже передернуло от отвращения и, лежа в кровати, она с удовольствием потерлась щекой о холодную наволочку подушки, вспоминая демона: «Интересно, чем он сейчас занят? Может, спит с очередной демоницей или еще что?»

Утром к ней тихонько постучались в дверь, но Яра подумала, что ей это приснилось, и дальше продолжила спать, а когда спустя время стук прозвучал громче, она заворочалась под одеялом.

— Мэри, это ты?

— Яра, открой, это Кристер. — Пришлось девушке сползать с кровати и открывать. Дракон тут же вошел в комнату и быстро осмотрелся, словно рассчитывал кого-то здесь застать, но увидел лишь, как девушка вернулась обратно в кровать и завернулась в одеяло. Это умилило его, но не успокоило.

— Мне сказали, что вчера ты до ночи играла на скрипке в кафе, на окраине деревни, — начал он, присев на край кровати.

— Да, отлично сыграла. У тебя хорошие осведомители.

— Кхм, Яра, с тобой ночью ничего не случилось? Служанки говорят, что слышали крики.

— Видать, не там они их слышали, раз никто не потрудился рассказать вашему гостю о том, что я тоже живу в этом доме. Правда, судя по ночному происшествию, от которого у меня еще сильнее болит запястье, думаю, что на бал не пойду и поскорее отправлюсь к Астарту.

— Что?! — Он сдернул с нее одеяло и девушка сжалась в комок, на ней были светло-голубые пижамные штаны и футболка с изображением акулы, скалящая свои клыки. — Расскажи мне, что произошло, — потребовал он.

— Зачем, когда у тебя полный дом осведомителей, пусть они и рассказывают, или ты им недостаточно платишь? — злилась Яра. «Мало того, что ночью пристают, так еще и поспать не дадут!» — Для начала, кто такой умный, что умудрился закрыть главную дверь и мне пришлось идти через зимний сад? Хорошо, что там было открыто, иначе ночевать мне на улице и замерзнуть, либо вернуться обратно в деревню и искать ночлега там, с учетом того, что у меня из близких друзей ты один-единственный. А ночью этот тип с огненными волосами, брат твоей невесты решил, что я воровка и заломил мне больную руку за спину, как будто я бы ему что-то сделала, такая тощая и слабая. — Ударила кулаком о подушку. — Так что хватит с меня этого балагана, полюбовалась видами, увидела твою ипостась и хватит, пойду к Астарту. Надеюсь, у него там будет поадекватнее, хотя… — Встала с кровати и поплелась в ванную умываться. Пока она чистила зубы, Крис вошел за ней и сел на крышку унитаза.

— Я велел, чтобы дверь не закрывали, поэтому не знаю, чей это приказ, но накажу того, кто посмел его ослушаться. Что касается Рианона, они с Керианой решили заночевать у нас, поэтому их комнаты располагаются на этом же этаже, но он не должен был так вести себя с девушкой в любом случае.

— Ага, пойди это и докажи этому грубияну, не удивлюсь, если он и жену свою бьет или любовниц, — кто у него там есть. — Прополоскала рот и убрала зубную щетку в сумку с банными принадлежностями.

— Такого скотского отношения к себе я никогда в жизни не чувствовала! Ты, конечно, извини, но даже у нас, когда девушка не угодна родственникам, все ведут себя гораздо адекватнее, а не выпячивают собственное превосходство и статус. Ты хоть знаешь, как твоя сестра обращается со служанками? Да на них живого места нет. Я собственноручно восстанавливала вчера ауру Бэтси, у нее не аура, а одни клочья. И это царство драконов? Стоит дать по голове всем авторам, которые восхваляют вашу мудрость и считают высшими существами! Они писали явно не про твои тетю и сестру! Так что продолжай и дальше строить из себя аристократа и умника! — Без стеснения скинула с себя пижаму и стала одеваться и собирать вещи в чемодан.

Кристер сидел как громом пораженный: «И это я?! Тот, кто в другом мире бесстрашно проходил практику, не зная, чего ожидать от противника, здесь… веду подобные разговоры, чуть ли не допрашиваю Яру, в то время как она стала жертвой обстоятельств и мои собственные близкие ведут себя недостойно».

— Яра, не уходи… — Подошел к ней и взял за плечи, немного сжав их. — Даю слово, что служанки больше не пострадают.

— Ну-ну, пока ты не уедешь куда-нибудь снова? Или, может, отчитаешь сестру? Вряд ли… Я была о тебе лучшего мнения. — Поджала губы, закрывая чемодан на замок. Заправив кровать и повесив плащ на спинку кресла, вышла из комнаты. Сейчас ей хотелось, как следует позавтракать, а потом перенестись в центр, чтобы дойти до кофейни, и уже там обговорить дальнейшие действия с Рином. Отправится в царство демонов пораньше — ничего страшного. В столовой на завтраке присутствовали тетушка Лианон, Арета с Керианой и Рианон «Все змеи в сборе, отлично. Надо было найти Мэри и попросить завтрак в спальню, ну да ладно, придется потерпеть».

— Доброе утро, — вежливо поздоровалась и прошла к краю стола, подальше от тех, кто сидел вначале. Вести задушевные беседы у нее не было ни малейшего желания.

— Доброе утро, Бэтси, — поздоровалась, когда девушка подошла к ней с салфеткой и постелила на колени.

— Доброе, леди Яра, чего желаете на завтрак?

— Ммм, мне, пожалуйста, омлет с беконом, тосты с ветчиной и сыром, мисочку нарезанных фруктов и чашку капучино. — Взяла протянутую служанкой газету. «Видимо, как повод, почему я сижу так далеко и не хочу отвлекаться на них. Спасибо, Бэтси, а я и не додумалась».

Они так тихо переговаривались, что сидящая на другом конце госпожа Лианон чуть ли не склонилась над столом, чтобы подслушать, в то время как леди Кериана с любопытством разглядывала ведьму, мысленно соглашаясь с нелестным мнением подруги о новой гостье. В отличие от ее брата.

— Леди Златаяра, и вас с добрым утром, я прошу прощения за ночной инцидент. Вы же понимаете, безопасность наших леди стоит превыше всего, а я, как истинный мужчина, просто обязан соблюдать ее. — Отсалютовал девушке чашкой кофе, на что она лишь кивнула головой, вызвав его досаду. — Не хотите ли подсесть к нам поближе, уверен, сестре будет интересно послушать о вашем необычном мире.

— Нет, благодарю, но мне и здесь очень хорошо, не хочу утруждать Бэтси потом перетаскивать всю посуду. А теперь прошу прощения, но я очень хотела прочитать утреннюю газету. Приятного аппетита.

В столовую вошел Кристер, и Кериана тут же всполошилась, заелозив на стуле.

— Ах, дорогой, почему вы бросили нас? Поверьте, мой брат не такой умелец рассказывать истории, как вы.

— Прошу простить, но я поведал вам все мои истории, а сейчас хотел бы кое-что обсудить с леди Ярой. — Улыбнулся драконице и сел рядом с ведьмой, вызвав тем самым бурю негодования.

— Я поговорил с нашим дворецким по поводу инцидента с дверью… Приказ отдала моя тетушка.

— Кто бы сомневался, — едва слышно процедила Яра, переворачивая страницу, когда Бэтси принесла ей завтрак. Разложив тарелки на столе, служанка хотела было уйти, но задержалась под пристальным взглядом молодого господина, который вглядывался в ее ауру, а затем и в лицо. Рана все еще оставалась, но не такая заметная, особенно из-за пластыря.

— Ах да, Бэтси, совсем забыла! — Яра вытащила из кармана бумажную упаковку и протянула служанке. — На, на всякий случай. — Это оказались новенькие пластыри.

— Леди, не стоило, должно быть, это так дорого, на мне все быстро заживет — смущаясь, лепетала девушка.

— Я настаиваю, если от меня не принимаешь, то пусть господин Кристер отдаст приказ о том, чтобы ты взяла это, — многозначительно сказала Яра, как ни в чем не бывало, поедая омлет и хрустя ломтиками бекона.

— Да, Бэтси, леди права, бери, но впредь, пожалуйста, сообщай мне или моей матери об этих инцидентах. У нас нет рабов, вы все наемные работники с жалованием, и ничего не бойся. На твоих рекомендациях это никак не скажется. — От его слов у девушки увлажнились глаза, но она улыбнулась, выражая свою благодарность, и тут же поспешила за кофе.

— Ах, лорд Кристер, какая невероятная щедрость. Бедная девушка так напугана, что лишний раз боится принять подарок, — кто же так запугал ее? А ведь такая молодая, не вылечи я ее ауру, она бы долго не протянула. Быть может, мне стоит связаться со своим дедом, чтобы он как следует рассказал мне о правах населения, а то вдруг за подобное полагается штраф, а лучше тюремное заключение. Вряд ли вашей любезной сестре понравится пребывание на нарах.

От этих ее слов замерли даже навострившие уши драконы. Лианон сидела белее мела, так стиснув губы, что в их уголках появились морщинки, а Арета с Керианой выглядели еще хуже.

— Ну просто не завтрак, а какая-то эпопея интриг и скандалов, я надеюсь, вам хорошо слышно? — повысив голос и с улыбкой на лице осведомилась Яра, хотя ответа не требовалось, все читалось по лицам присутствующих. — Что ж, дождусь кофе и наконец-то можно убывать к моему дорогому принцу в царство демоном.

— Пп-принцу?! — взвизгнули обе леди.

— Должно быть, Златаяра пошутила, как ВЫ, милочка, можете знать принца? — Тут же взяла себя в руки старая драконица.

— Нет, Яра не шутила. Она говорил о принце Астарте, с которым я проходил практику в ее мире.

«Вот так так! Я ведь пошутила, а он в самом деле оказался принцем! Теперь понятно, почему скрывал, а я-то перебрала все титулы, которыми его называла», — Яра сдержала усмешку и, чтобы отвлечься, сделала глоток принесенного кофе.

— Потрясающий напиток, обязательно потом куплю в зернах или молотый, когда отправлюсь домой.

После завтрака дворецкий спустил чемодан вниз, к зеркалу-порталу, пока она прощалась с сидящими в саду госпожой Ирвинг и Гертой.

— Ах дорогая, так печально что вы не смогли остаться на бал. — Добрая драконица похлопала ее по руке, согревая, Яра сразу поняла, что негласной хозяйкой дома является именно Лианон. В отличие от своей мягкосердечной сестры, та держала всех слуг в ежовых рукавицах, и никто даже не смел обращаться к истинной хозяйке за помощью и поддержкой.

— А мы, к сожалению, толком не пообщались, леди Златаяра, — вторила матери ее нежная дочь.

— Благодарю за гостеприимство. Всего вам хорошего.

Лорда Карстера дома не было, поэтому Яра вздохнула с облегчением, ей не хотелось идти на поклон еще и к нему.

— Яра, быть может, ты все-таки останешься? — Кристер смотрел на нее грустными глазами.

— Нет, с тобой тут ловить нечего, а я не из тех, кто терпит подобное отношение. Так что пока!

Взяв чемодан с сумкой и рюкзаком, прошла через портал, где ее дожидался Рин, а рядом с ним стоял Ранер. На прямоугольном лице мужчины была улыбка, а в ухе поблескивало золотое колечко.

— Ну, я смотрю почти все в сборе, — пробасил дракон.

— Почти все, Дарин вот-вот подойдет, — спокойно сказал Рин, он стоял у стены, опять сгорбившись и сложа руки на груди. Одет он был в кожаную куртку с шипами на плечах и локтях, на ногах кожаные штаны и мощные ботинки на шнуровке.

«Ему не хватает только сигареты и выпрямиться наконец-то».

Глава 6

«Прав был Кристер, когда говорил, что царство демонов чем-то схоже с Шотландией: туман, да и только. Интересно, как там бабушка…» — покусала кончики ногтей и тут же одернула себя, запрещая возвращаться к старой привычке. «Сейчас нужно найти гостиницу и жить там, потому что очередной дом с кучей родственников я не выдержу».

— Яра, ты идешь? Сейчас дождь начнется, — поторопил ее Рин. Сам дракон был очень спокоен, сонно разглядывая улицу, по которой они шли, минуя соборы в готическом стиле, пока не остановились перед вывеской с надписью: «Постоялый двор»

— Надеюсь, здесь есть свободное место. Летом обычно многие приезжают. — Толкнул массивную деревянную дверь. Внутри было достаточно уютно и по-простому. Стены обшиты деревом, в центре камин с двумя креслами и столиком. Здесь же в холле стояла стойка, за которой сидела старая женщина и быстро водила пером по бумаге.

— Приветствую, у вас не будет свободных комнат?

— Нет, милый, все занято, ну разве что только одна…

— Яра, останемся или будем еще искать? — посмотрел на девушку, но сейчас ей, честно говоря, не хотелось никуда идти, и она покачала головой.

— Останемся.

— Вот и славно, все равно везде все занято. Комната большая, места хватит двоим, и кровать там ого-го!

Рин быстро оплатил номер, и они поднялись на второй этаж. Их комната оказалась с видом на центральную площадь, а внутри была обещанная кровать и своя ванная с туалетом. В камине жарко пылал огонь, и Яре почему-то очень захотелось превратиться в кошку, чтобы улечься у него и наконец-то отдохнуть. «Все эти дни я была в таком напряжении, никак не могла расслабиться, несмотря на то, что спала. Не дом, а настоящая выкачка энергии». Убрав чемодан в узкий шкаф, сходила в ванную переодеться в спортивные штаны и футболку.

— Я отойду ненадолго, останешься в номере?

— Да, честно говоря, как прибыли сюда, так камень с плеч. — Тяжело вздохнула, опустившись на кровать, сейчас каждую клеточку ее тела отпускало напряжение и мышцы почему-то болели. «Надеюсь, это не простуда».

— Понимаю, драконы они такие, бывают похуже вампиров. Отдыхай, я скоро.

Когда за ним закрылась дверь, Яра потушила светильник. За окном, по крыше, успокаивающе барабанил дождь, а теплое и легкое одеяло отлично согревало. Яра быстро уплывала на волнах сна, и ей в нем было так хорошо и спокойно. Сквозь сон она услышала, что Рин вернулся в номер, разделся и лег рядом, а затем без стеснения обнял ее. Но вдохнув такой знакомый аромат нагретой солнцем кожи, она сонно открыла глаза — рядом с ней лежал не молодой дракон, а Астарт. Его серые глаза смотрели прямо на девушку, а между их губами оставались сантиметры.

— Почему ты не сказала, что прибудешь раньше, чем планировали? — тихо, но на удивление спокойно спросил демон, что его вспыльчивой натуре было не свойственно. Яра что-то промычала и повернулась к нему спиной.

— Если бы Кристер не прислал мне сообщение, ты бы могла проболтаться здесь черт знает сколько времени, прежде чем нашла меня, да и пройти ко мне в дом далеко не так просто.

— Я и не собиралась к тебе домой. Хватило того, что было у драконов, больше не желаю ни у кого жить и знакомиться с родственниками: назойливыми тетушками, невоспитанными сестрами, невестами и прочими, кто считает меня шлюхой и недостойной.

— Яра! — он резко перевернул ее на спину и навис над ней. — Что за ересь! Я никогда не считал тебя такой! И пусть только кто-нибудь осмелится сказать и даже подумать о тебе, потом пожалеет.

— Меньше слов — больше дела. Я думала, что у Кристера мне будет лучше, а вместо этого… меня оскорбляли, при этом улыбаясь в лицо. Поэтому я не верю вашим словам, вы оба при семьях и титулах, у всех свои планы. Поэтому я немного побуду здесь и уеду к себе. В мир людей, где жизнь простая и все ее сложности в том, что надо подкопить денег на то или другое, где тебя не унижают, а общаются на равных. — Попыталась выкрутиться из его сильных рук, но он лишь теснее припечатал ее к матрасу.

— Да мне плевать, что ты там думаешь, не ровняй меня с Кристером. — Оскалился, обнажая клыки. — Все эти дни, что тебя не было, я чувствовал, что прошло гораздо дольше и… — он почти поцеловал ее, вдохнул аромат леса, исходящий от нее, увидел блеск в глазах и отпустил, перекатившись набок. — Все это печально, что моему напарнику не повезло с родственниками, но еще хуже, что он проявил слабость характера, раз он не смог всех заткнуть и удержать тебя. Значит не судьба.

— Вот и радуйся этому. А теперь уходи, скоро Рин вернется.

— Ну это вряд ли — я про «скоро». Паренек ведь прибыл не только в погоне за мечтой стать крутым музыкантом, но и к демонице. По воле удачного стечения обстоятельства я встретился с ним в фойе и поведал о том, что его роль сопровождающего окончена. Он доставил тебя сюда и может дальше заниматься решением личных вопросов, за скромное вознаграждение. Поэтому не переживай, мне торопиться некуда, останусь с тобой. Буду охранять твой сон.

— На здоровье, — злобно сказала ведьма и отодвинулась на край кровати, чтобы снова уснуть. «Как же они мне надоели, лучше бы вообще не появлялись в моей жизни! Рин был в своем праве, со мной нет необходимости нянчиться».

Во сне девушка ворочалась с боку на бок, ей снились кошмары, сменяющиеся спокойным повторением прошлых дней, но она даже не заметила, когда Астарт взял ее за руку и поцеловал горячие пальцы.

Пробуждение было не то что тяжелым — она заболела. Горло болело, так что глотать было больно, в глаза словно песка насыпали, и она уже не была в номере на «Постоялом дворе». За окном — широким и высоким, почти до потолка, скрытым за тонким светлым тюлем — по-прежнему шел дождь. На полу — кремовый квадрат ковра, а стены — белого оттенка, делающего небольшую комнату визуально шире. Центральное место занимала кровать, в этот раз без балдахина, по бокам тумбочки, у изголовья небольшая прикроватная лавка, на которой лежали ее вещи. Чемодан стоял у дверей шкафа-купе.

Дверь со щелчком открылась, и в комнату вошел хмурый Астарт. В руке он нес поднос с несколькими флаконами и чайником горячего чая. Присев на край кровати, поставил поднос на тумбочку и взял девушку за запястье, пробуя пульс.

— Поверить не могу: почти неделю не виделись, и ты так паршиво выглядишь! Про твое здоровье я вообще молчу.

Яра хотела ответить, но горло сдавил болезненный ком, заставив схватиться за горло и поморщиться. Астарт протянул ей флакончик:

— Выпей, станет легче. — Дождался, когда девушка послушно выполнит его указание, и только после этого налил ей чуть теплого чая, вылив в него второе лекарство. — На, это снизит температуру. Хорошо, что я забрал тебя, иначе неизвестно, как этот молодой дракон додумался бы лечить тебя. Может, вообще бросил и сбежал со всеми твоими вещами, которые бы потом продал или отдал своей девушке. — Он прекрасно видел, что ведьма не может ему ответить, и вовсю язвил: — Только не надо смотреть на меня как на врага, я спас тебя, как это помпезно ни звучит. И в обмен на это, останешься у меня в гостях. Вылечишься, а дальше посмотрю на твое состояние. — Коснулся ее лба, меряя температуру, которая быстро, но верно снижалась. — Наши зелья гораздо эффективнее, чем у драконов, или обычных магов. А вот что делать с твоей аурой не знаю, как ни пытался — не получается. Может, попробуем как в последний раз — поцелуешь меня? — Хитро прищурился, на что девушка скривилась и снова свернулась калачиком под одеялом.

— Уходи, — просипела она, ее губы задрожали, еще немного и она была готова расплакаться от жалости к самой себе. «У одного родственники страдают высокомерием, второй мнит себя властелином моей души. Что еще ожидать от этого проклятого мира! Зря я сюда пришла». Через минуту она крепко спала, и лишь по ее щекам скатились слезы, которые Астарт тут же вытер тыльной стороной ладони.

— Да, Кристер, твоя семейка действительно довела ее. Яра не привыкла к подобному отношению, а то, какая она ранимая и чувствительная, ты и не вспомнил. — Поправив одеяло и оставив светильник включенным, демон вышел из комнаты, запечатав дверь от всех, кто вздумает сунуться сюда, а такие любопытные уже были.

Когда он вошел в дом с ведьмой на руках, его камердинер поднял не то чтобы шум, но вопрос о том, как к незнакомой ведьме отнесется его мать. На что получил многозначительный, полный гнева взгляд.

— Мне нет дела до того, о чем подумает моя мачеха. Этот дом такой же мой, как и любого, кто здесь живет, и пока отца нет, я полноправный хозяин, поэтому подготовь лекарства от простуды и принеси к двери в спальню рядом с моей.

В доме Астарта действительно боялись, и любое неповиновение строго наказывалось им лично, несмотря на недовольство мачехи, которой не нравился деспотизм приемного сына. Помимо женщины, в доме жили еще два брата Астарта. Один средний, а второй младший. Поэтому демон поставил особую печать, зная, какие проделки может совершить средний.

Яра проснулась только следующим утром, когда на часах было 8:15, - круглый циферблат висел над камином, бесшумно тикая стрелками. На тумбочке стоял стакан с чистой водой, которую девушка тут же выпила. Горло не так болело, и она даже попыталась сказать что-нибудь вслух, но все равно хрипела. «Лучшее средство — это молчание». Каждая болезнь проходила у нее именно с таким больным горлом, так что она неделю, если не больше, могла вообще не разговаривать. Ванная обнаружилась рядом с кроватью, и уже там она взглянула на свое отражение: «Аура желает лучшего. Видимо, в нашем мире любое человеческое воздействие не так сильно отражаются на ней, в отличие от этого мира, где косой взгляд ставит на ауре трещину». Приняв расслабляющий душ и просидев так под струями около пятнадцати минут, Яра выключила воду и завернулась в широкое махровое полотенце, доходящее ей чуть ли не до пяток. В комнате было достаточно тепло, и она позволила себе не одеваться, а сесть в кресло и протянуть босые ноги к камину.

— С добрым утром, а ты раньше встала, чем я думал. — Астарт сел напротив и вновь проверил ее пульс. — Уже лучше, но впредь, куда бы ты ни захотела пойти, говори мне, чтобы я позаботился о том, чтоб никто не потревожил твои прогулки.

— Ты точно, как Синяя Борода, запер меня в своем замке — или это обычный дом, как у Кристера — и наслаждаешься своей властью, а как надоем, избавишься.

— Мне нравятся твои остроты с утра пораньше, но нет. До Синей бороды мне далеко, а вот принц из Белоснежки очень может быть. — Не выпускал ее руку из своих. — Пока ты спала, я собственноручно очистил всю твою одежду — стиральных машинок у нас нет, но есть магия.

— Отлично. Я дома стирала и гладила для вас, а тут ты меня одарил такой заботой. Схожу с ума от счастья, — равнодушно проговорила она, смотря на огонь.

— Тебе нужно поесть, иначе так и будешь выглядеть, как худая и бледная рыбина. Ты там что, вообще не ела ничего?

— Отчего же, ела и пила отличный кофе. Только родственнички все мои запасы энергии съели своим красноречием. — Встала с кресла и прошла к гардеробной, выудив из чемодана белье и чистые темно-синие джинсы с черным свитером. Переоделась она в ванной, но стоило обуть кеды, как демон остановил ее.

— Ты забыла высушить волосы. — Погладил мокрые пряди, и те вмиг высохли, челка аккуратно лежала на левой стороне лица.

— Спасибо. Не научилась ни сушиться, ни стираться. Все на магии, а я не изучала этого.

— Ладно, пошли есть, а то жалко на тебя смотреть. Рядом с таким красавцем, как я, ты должна светиться здоровьем, а не походить на мертвеца.

— Отличное сравнение, с учетом того, что я наполовину некромаг. По возвращении попрошу деда, чтобы научил, как умело убивать и оживлять неугодных мира сего.

На эти ее слова демон усмехнулся и покровительственно положил горячую ладонь на узкое плечо девушки. Она не сопротивлялась и даже не заметила, как они пришли в столовую — уютное помещение в теплых золотых тонах с панорамным окном, перед которым стоял круглый лакированный стол со столовым сервизом, но накрыт он был только на две персоны.

— У нас весь дом такой, не люблю, когда много места и все из камня. Абсолютно неуютно. — Усадил Яру на мягкий стул и постелил салфетку на колени. — Сейчас за пеленой тумана не особо что-то увидишь, но благодаря тому, что дом стоит на возвышении, в солнечную погоду открывается прекрасный вид на озеро и холмы.

В столовую вошел дворецкий, неся на блюде своему хозяину завтрак, состоящий из яичницы, сосисок, аккуратно нарезанных треугольников сыра, на вид очень похожего на «Бри», и широкой чашки кофе со стаканом свежевыжатого апельсинового сока.

— У миледи есть какие-нибудь предпочтения? — вежливо осведомился худощавый мужчина в черной форме. У него были короткие седые волосы с серебристым отливом, а на узком лице залегли глубокие морщины под глазами, но сами глаза были чистыми и голубыми.

— Можно мне омлет с беконом, к ним свежие овощи с сыром и чашку кофе со стаканом воды?

— Будет исполнено, чуть позже я могу принести вам блинчики со свежими ягодами и фрукты.

— Да, благодарю вас.

Предупредительный мужчина вышел, а Астарт положил локти на стол и довольно улыбнулся.

— Если ты так же чинно вела себя у драконов, то я абсолютно не понимаю, с чего на тебя там все окрысились.

— Вероятно, из-за коротких волос, не знаю, какие требования красоты у вас здесь — в царстве демонов, но у драконов короткие волосы — это либо признак траура, либо легкого поведения. Логики никакой. — Покачала головой и тяжело вздохнула, она по-прежнему ощущала слабость в теле, и от долгого разговора у нее разболелось горло, хотя она и так старалась говорить тихо.

— Ладно, сегодня обойдемся без разговоров. Точнее, я буду говорить, а ты, как послушная барышня, слушать.

Такой расклад удовлетворял их обоих, поэтому после завтрака он провел свою гостью через весь дом насквозь, показывая ей убранство комнат, так что они даже смогли выйти на улицу, предварительно тепло одевшись. Пока они гуляли по дому, Яра потягивала новые порции эликсира и чувствовала себя бодрее — силы возвращались к ней. И если на Астарте была его любимая кожаная куртка, потому что демоническая сущность не позволяла замерзнуть, то ведьме необходимы были шарф и шерстяное пальто, которые Астарт как по волшебству достал из недр ее шкафа. Одной рукой он держал над их головами широкий зонт, второй — обнимал Яру за талию. Они гуляли вокруг дома по саду, возле фонтанов и по аллеям, вдоль которых росли высокие дубовые деревья. На пути им никто не встретился, и ведьма была этому искренне рада: ей очень хотелось тишины и покоя. Несмотря на запреты демона, она постепенно радовалась, что он рядом, согревает ее и поддерживает.

— У тебя есть в доме скрипка или фортепиано? — тихо спросила, пока они брели по дорожке.

— Да. Но если тебе понадобится что-нибудь другое, только попроси, и я тут же исполню.

Его предупредительность удивляла, но Яра понимала, что так он хочет сгладить ее неудачное пребывание у драконов, чтобы она подольше осталась с ним.

— Посидим немного… — сказала она, когда они подошли к лавке, закрытой пушистой кроной, через которую не пробивались капли дождя. Сложив зонтик и поставив его рядом, они сели, и поскольку Астарт не переставал обнимать ее, Яра положила ноги на лавку, приникнув к плечу демона, и закрыла глаза.

— Давай-ка пойдем в дом, ты еще не до конца вылечилась, чтобы подолгу гулять, — едва слышно сказал ей на ухо через четверть часа, когда дождь прекратился и они пошли обратно.

Стоило Яре прийти в выделенную для нее комнату и быстро переодеться, как она тут же уснула.

— Милорд, не желаете поужинать с вашей мачехой и братьями, они в столовой, — обратился к Астарту его камердинер.

Как только ведьма провалилась в глубокий здоровый сон, демон вернулся к повседневным делам: поставил подписи на необходимых документах, ознакомился с письмами и написал ответы, то есть занялся всем тем, чем был обязан заниматься в отсутствие отца. На часах было 21:00, и он даже не заметил, как быстро наступил вечер. Встав из-за широкого дубового стола, Астарт покинул кабинет.

— Стоит ли разбудить вашу гостью, чтобы она поприветствовала нашу госпожу и выказала уважение к семье?

— Нет, — холодно ответил демон. «Уважение, — а они что же, считают, что каждый обязан его им выказывать? Стоит поменять камердинера. Нужно спросить у Бери, быть может, он кого-нибудь посоветует. Этот слишком навязчив».

В столовой действительно собрались все. Мачеха неторопливо орудовала ножом, чтобы затем ее маленький ротик с алыми пухлыми губками поедал кусочки мяса и вареных овощей. При появлении старшего сына, она подняла на него свои большие карие глаза и довольно склонила голову набок, так что вьющийся черный локон упал на обнаженное плечо. Судя по красному наряду, настроение у этой молодой женщины было игривым. Она появилась в их жизни относительно недавно и на двадцать лет была моложе их сорокапятилетнего отца, что уже не вызывало симпатии старшего сына, поскольку между ним и Аделаидой была небольшая разница в возрасте. Оттого никто из братьев не считал ее за взрослую, и она не пользовалась у них авторитетом и уважением. Она не принадлежала к числу знатных семей — всего лишь обедневшая аристократка с более-менее приличной репутацией, — не блистала умом или манерами. Все понимали, что отец женился на ней только из-за привлекательной мордашки, поддавшись чарам искусного обольщения. Все понимали, что отец женился на ней только из-за привлекательной мордашки и искусства обольщения.

Она изголодалась по деньгам и роли домовладелицы. Поэтому, как только эта молодая прелестница заполучила статус законной жены, то вмиг почувствовала себя полновластной хозяйкой: с удовольствием раздавала поручения, транжирила деньги без счета, занимаясь убранством дома, но не забывая о себе.

Муж не вмешивался в домашние дела, перепоручив все дворецкому. А тот, в свою очередь, не перечил прихотям новой госпожи. Но когда старший сын вернулся с учебы, то решил взять управление домом и хозяйством в свои руки, чему молодая жена была вовсе не рада: она не могла свободно распоряжаться деньгами, и долгожданный ремонт всего дома, в предвкушении которого она пребывала, мог и не случиться. Новую гостью своего пасынка она все еще не видела, даже служанки не смогли ей ничего рассказать, и это нервировало ее больше всего.

— Ооо, Астарт, ты все же решил присоединиться к нам? — улыбаясь спросила она, убирая локон за ушко, в котором блестела серьга из рубина, и как бы невзначай проведя пальцами по тонкой шейке. Но все эти мимолетные соблазнения прошли мимо демона, он всегда был с ней сдержан и ни разу не флиртовал, в отличие от среднего сына. Миро был двадцатитрехлетним ловеласом и ничуть не стеснялся этого. Несколько худощавый, но жилистый в сравнении со старшим братом. Темные волосы также торчали в разные стороны, а на смугловатом лице было скучающее выражение того, кто прожил полную приключений жизнь и теперь скучает. Особенно хорошо эта тоска подчеркивалась тем, как вяло он ковырялся вилкой в своей тарелке и даже не поднял взгляда на Астарта.

— Бери, мне, пожалуйста, только рыбу и салат.

— Да, милорд, на ваш выбор — красное или белое?

— Розовое. Помнится, у нас в винном погребе было несколько бутылок.

— Да, осталось еще несколько, но миледи припасла их для себя.

— Я не думаю, что миледи будет сложно потратить некоторую сумму не на новые веера и шляпки, а на вино. — От этой реплики Аделаида выпучила глаза и прижала салфетку к губам, чтобы не поперхнуться. — Неси и оставь лично для меня пару бутылок, моя гостья отдает предпочтение именно розовому. — Отдав приказ дворецкому, демон принялся за свой ужин, бросив короткие взгляды на Миро и десятилетнего Таруру.

Их мать умерла, родив последнего сына, и спустя девять лет отец женился во второй раз. Младший ребенок был спокойным и тихим мальчиком, рос под присмотром старших братьев, несмотря на беспечный характер, Миро, со всей возможной для него серьезностью, заботился о Таруру. Для своих 10 лет он выглядел меньше и волосы у него не торчали, зато глаза, в отличие от старших братьев, были не серыми, а шоколадными, как у их матери. Он сидел на своем месте и молча ел суп, закусывая свежеиспеченным хлебом.

— Тару, не ешь один хлеб, иначе весь суп не влезет, — строго, но спокойно проговорил Астарт.

— Не люблю овощной суп, хочу с мясными фрикадельками, — едва слышно пробурчал мальчик, но тарелку с хлебом отодвинул.

— Сегодня овощной, а завтра будет с фрикадельками, я поговорю с Моди. — Миро улыбнулся ему, наливая себе еще красного вина. Когда дворецкий вернулся с открытой бутылкой розового, то шепнул что-то Астарту, чем привлек любопытную Аделаиду.

— Отлично, если так, то пусть ужин подадут ей в комнату, но прошу тебя, займись этим лично, и еще, Бери, я попрошу тебя подыскать мне нового камердинера. — Отпил вина и довольно улыбнулся.

— Будет исполнено, милорд. — Дворецкий как всегда безукоризненно выполнял все его поручения, и Астарт был немного расстроен, что не он его камердинер.

— Астарт, поделись с нами, кем является твоя гостья, иначе наша молодая матушка изведет вопросами всех служанок, — насмешливо проговорил Миро. — Хотя у нас их и так не много.

— Потому что нужно меньше распускать свои руки, это тебе не бордель, понятно? Моя гостья никак не должна волновать дорогую мачеху, иначе на ее прелестном личике появятся преждевременные морщины.

— А ты меня с ней познакомишь? — спросил Таруру, уже доевший свой суп и ожидающий десерта.

— Все может быть, если она сама не будет против. Сейчас ей нужно выздороветь и побыть одной.

— С ней произошел несчастный случай, раз ты так ее бережешь, Астарт, что ее лица никто не видел? — тут же ввернула свою реплику демоница.

— Слава Богам, нет, просто небольшая простуда от переутомления.

Когда подали десерт, демон отдал свою порцию рисового пудинга младшему и покинул столовую.

Яра ужинала, сидя за столиком у камина, и читала какую-то книгу, медленно переворачивая страницы.

— Тебе достаточно света? — Астарт коснулся ее лба, убедившись, что температуры нет, да и глаза у Яры не были такими уставшими. Девушка постепенно, но верно оживала, и душевное равновесие благотворно влияло на ее состояние.

— Да, спасибо. Рыба очень вкусная, не пересушена, а десерт сразу напомнил о доме. Бабушка тоже готовила такую же запеканку.

— А у нас это называется рисовый пудинг. Мой младший брат Таруру обожает его, поэтому в данный момент уплетает мою порцию.

— Таруру — какое необычное имя! — Она улыбнулась, отложив книгу в сторону и отпив чая.

— У тебя такое же. Он, кстати, изъявил желание с тобой познакомиться, впрочем, как и моя мачеха. Но от ее общества можешь отказаться сразу.

— Да ладно, я же не стеклянная, понимаю, что у вас так принято. Поэтому завтра все сделаем за завтраком.

— Хорошо, только после него я ненадолго уеду в город. А ты можешь занять себя чтением — у нас огромная библиотека, или игрой на инструменте в музыкальной комнате.

— Да, я запомнила, где и что находится, у тебя, слава богу, не дворец. Но и не такой огромный особняк, как поместье Пемберли.

— А что это за поместье и чье оно, быть может, я знаю тех аристократов, которые живут там?

На это Яра рассмеялась.

— Неужели ты читал роман Джейн Остин «Гордость и предубеждение»? Сильно сомневаюсь.

Тут настал черед демона улыбнуться.

— Таких я точно не знаю. Но это не единственный наш дом, есть еще в столице, недалеко от университета. Поэтому, когда захочешь вернуться к Казимиру, я буду рад проводить тебя. Не представляю, как ты будешь жить в учительском крыле с преподавателями.

— Это тебе не отдельная квартира в Москве. — Ее глаза погрустнели. — Вернусь домой и сразу же начну уборку, небось там куча пыли накопилась, пока меня нет.

— Вот она, современная девушка из мира людей. Пусть все вокруг горит, а дом должен быть убран. — Поцеловал ее руку, аккуратно сжимая в своих пальцах. — Пока ты спала, я смазал твое запястье и заново перебинтовал.

— Ооо, так вот почему оно совсем не болит, а я про него и забыла. — Удивленно покрутила рукой, убеждаясь, что все действительно в порядке. — Кстати, спасибо за эликсиры, с ними мне гораздо лучше. Хотя бы разговаривать могу, иначе всю неделю молчала бы как немая.

— Тогда мнение моей тети о твоей ущербности подтвердилось бы, ну да наплевать, я рад, что ты выздоравливаешь. А Кристеру я это еще припомню, дракон называется. — Почувствовал, как пальцы Яры коснулись его щеки, успокаивая.

— Не стоит. И потом, когда вам вручат ваши дипломы и вы пойдете на работу?

— Вручение будет в конце лета, а уже после — трудоустройство, у нас такие правила. Вдруг за оставшееся время я передумаю идти в государственную структуру и вообще захочу стать садовником, и это мое призвание — выращивать петуньи на заднем дворе дома.

Ведьма взглянула на него скептичным взглядом и откинулась на спинку кресла: «О да, демон-садовник. Это не роман, а какая-то фантастика».

* * *

На следующее утро за завтраком никого не оказалось. Миро еще ночью уехал развлекаться, и его можно было ждать не раньше, чем через сутки, а то и двое, после гуляний и страстей, которым он предавался. Таруру встал раньше них и, позавтракав, занимался с преподавателем, а Аделаида раньше полудня не просыпалась, пока муж был в командировке. Поэтому позавтракали они с Астартом вдвоем, после чего она проводила его до дверей.

— Быть может, леди желает взглянуть на заказанную милордом скрипку?

— Благодарю, Бери, буду вам очень признательна. — Склонила голову и проследовала за ним. Черные узкие брюки и свободный свитер под белую рубашку с балетками ничуть не удивили мужчину, как и ее короткая стрижка. Дворецкий понял, что Златаяра не из их мира, но раз хозяин питает к ней уважение и симпатию, то все в порядке.

— Вот, прошу вас. Если что-нибудь понадобится, позвоните в колокольчик, и я приду к вам. — Указал на золотой колокольчик, стоящий на фортепьяно.

— Спасибо.

Тут же подошла к столику, где лежал новенький футляр, щелкнув застежкой, выудила оттуда скрипку. Инструмент был абсолютно новый, без единого следа на полированной деке вишневого цвета. Яра провела пальцами по грифу, касаясь каждой струны и тут же проверяя звук, который не нуждался в настройке.

Пристроив инструмент у себя на плече и взяв смычок в руку, она сделала глубокий вдох и начала с вальса «Метель», не обращая внимания ни на кого и ни на что, хотя в коридоре за дверью собралось несколько слуг, услышавших мелодию скрипки. Они так и продолжали бы там стоять, если бы дворецкий не вышел к ним, бесшумно закрыв дверь, и не посмотрел бы так холодно на подопечных, что у них мурашки пошли по коже.

— Все за работу, никому не сметь тревожить миледи, иначе будете отвечать перед хозяином Астартом. — Бери были даны четкие указания оберегать девушку от лишнего внимания и тем более вопросов, особенно это касалось его мачехи, которая явно воспользуется тем, что у Астарта дела и попытается познакомиться с Златаярой.

Молодая ведьма сразу же понравилась старому демону, он видел ее болезненную ауру и то, что достоинства в ней было не меньше, чем в любой аристократке, а то и больше. Главное, что даже с ним, простым дворецким, она говорила уважительно и даже кланялась. Молодой хозяин объяснил ему, что так Яра выказывает свое уважение к нему — Бери, как старшему, и для нее нет разницы, кто перед ней — слуга или аристократ, она всегда вежлива с окружающими.

С начала одиннадцати и до четырнадцати часов Яра не покидала стен музыкальной комнаты, упражняясь то в веселых композициях, то в грустных, так что у проходящих мимо служанок сердце замирало и на глаза наворачивались слезы, но никто не смел нарушить приказа дворецкого. Его здесь боялись не меньше, чем хозяина.

Отложив скрипку, Яра провела рукой по голове, зарываясь пальцами в короткие волосы, и довольно улыбнулась. Игра всегда возвращала ей покой и радость, а сейчас хотелось пообедать. Поэтому она закрыла дверь и спустилась в столовую, где как раз служанки накрывали на стол.

— Леди самая первая, чего изволите?

— Какого-нибудь супа, если можно.

Опустилась на стул, любуясь видом из окна. Сегодня тумана не было и из-за хмурых облаков выглядывало солнце, освещая озеро своими лучами, так что вода в нем блестела. «Попозже обязательно схожу погулять. Запястье почти не болит, нужно попробовать поиграть на фортепьяно».

Когда она закончила с супом, в столовую вошел Бери, в руках дворецкого была знакомая баночка с мазью и чистый эластичный бинт. Он опустился рядом с Ярой и молча помог ей втереть мазь и замотал запястье, что вызвало у девушки такие теплые чувства: «Именно от слуг я получала больше всего добра. Надеюсь, у Бетси и Мэри все хорошо».

— Благодарю вас, Бери, не знаете, скоро ли вернется Астарт?

— Увы, леди, он не сообщал об этом.

— Могу я попросить попозже принести в музыкальную комнату чай?

— Да, безусловно, желаете к нему домашнюю выпечку?

— Было бы чудесно. — Улыбнулась ему. — Все было очень вкусно, моя благодарность повару.

Когда девушка удалилась, дворецкий проводил ее молчаливым взглядом. Периодически отвлекаясь от собственных дел, Бери заглядывал в коридор, где располагалась музыкальная комната, — каждый раз под дверью стояла то одна, то другая служанка. Все никак не могли наслушаться, особенно когда зазвучало фортепиано. От этой нежной, расслабляющей мелодии даже у дворецкого что-то щелкнуло внутри, но он решил не гонять прислугу, главное, чтобы не мешали и не входили.

Но юного господина Таруру этот запрет не касался: он тихонько вошел в музыкальную комнату и сел на диванчик, превратившись в молчаливого слушателя. А когда пришел Бери с подносом чая и выпечкой, мальчик приложил палец к губам, чтобы не отвлекать девушку. Она так сильно была увлечена игрой — он видел это по отблескам в ее зеленой ауре, особенно сильными они были в местах черных трещин. И вдруг, что-то стало происходить с тем, что он видел перед собой: комната сменилась лесом, отовсюду были слышны шорохи ветвей и листвы под ногами, пахло свежестью, где-то поблизости журчал ручей. В душе Таруру зародилась такая легкость и восторг, он готов был раскинуть руки и верил, что может взлететь птицей вверх, когда мелодия стихла — на него смотрели освещенные солнечным светом каре-зеленые, как земля и листва, глаза. На тонких женских губах замерла легкая, но добрая улыбка, и этот ее взгляд проникал в него, раскрывая все потаенное.

— Меня зовут Златаяра, можно просто Яра, — представилась она, вставая из-за фортепьяно и идя, нет, плывя к все еще зачарованному мелодией мальчику. Вот ее рука касается его — такие тонкие пальцы, нежная ладонь. — Выпьешь со мной чаю? — И он согласно кивает, когда перед ним ставят блюдце с дымящимся чаем, от которого пахнет карамелью. Рядом корзинка с маковыми рулетиками, круассанами с шоколадом и ванильным кремом. И именно сейчас все это такое вкусное, будто раньше он просто не замечал этой нежности теста и крем, не пил этот же чай, сидя со всеми за столом или в одиночестве у себя в комнате.

— Леди, не желаете прогуляться? У молодого господина перерыв в занятиях, свежий воздух будет вам обоим на пользу.

— Конечно, только у меня нет зонта, если вдруг начнется дождь.

— Об этом не беспокойтесь. Когда закончите, спускайтесь вниз. — «Необычная лесная ведьма. Она неосознанно вкладывает собственную магию в свои композиции, и те завораживают слушателя, раскрывая в нем самое лучшее. Но это не на всех действует, а вот на юного демона очень сильно».

Перекусив булочкой с корицей и запив чаем, Яра ненадолго покинула все еще пребывающего под впечатлением от ее игры мальчика и быстро надела обнаружившееся в шкафу светлое кашемировое пальто. Таруру и Бери ждали ее в холле с зонтиками, держа широкие шарфы в руках.

— Вот, у вас все еще больное горло. — Дворецкий обмотал шарф вокруг ее шеи: мягкий и пушистый, темно-синего цвета с зеленой полосой по краю.

— Благодарю. Пойдем? — обратилась к Таруру, и тот кивнул, взяв ее за руку, чем удивил девушку. Когда они подошли к озеру, облака совсем разошлись, давая им возможность подставить лица теплу, бредя вдоль воды.

— Я был впечатлен твоей игрой, у меня никогда не получалось так… проникновенно играть. Хотя даже моему преподавателю есть чему поучиться у тебя, — поделился демон, но его детское личико было очень серьезным. — Здесь никого нет, расскажи свою историю? — Сжал ее руку.

— Что конкретно ты хочешь узнать?

— Почему в твоей ауре столько ран? Тебя кто-то бил или атаковал?

— Хм, с чего ты взял? — она удивилась.

— Обычно такие трещины в ауре появляются после чего-то плохого. Брат не рассказывал о тебе, лишь то, что ты любишь розовое вино, когда мы вчера обедали. Мачеха из любопытства хочет познакомиться с тобой, но я и брат этого не хотим.

— Почему?

— Потому что. Ты не ответила на вопрос. — В его голосе послышались строгие нотки, сейчас он был очень похож на Астарта.

— Я прибыла к вам из своего мира, там нет магии, живут одни люди, ну и животные, но не драконы или демоны. Твой брат вместе со своим напарником — драконом — жили у меня некоторое время, пока не закончили свою практику. — Пнула носком кеда гладкий камушек, и тот улетел в воду, спугнув двух уток. — Они пригласили меня повидать ваш мир, я согласилась.

— И что же произошло, что брат принес тебя на руках такую больную? — Он помнил тот день: Астарт вернулся злой, как дьявол, разве что огнем не дышал. На руках он нес завернутую в свой длинный плащ девушку. Таруру видел это мельком, когда возвращался из библиотеки.

— До этого я была у драконов, но…

— Они не приняли тебя, оскорбляли, что? — требовательно спросил он.

— Такой же, как и Астарт, прямо слов нет! — Усмехнулась, заглядывая в его глаза цвета молочного шоколада — Не все родственники Кристера обрадовались тому, что в их доме будет жить такая как я. Не аристократка, да еще неподобающе одетая и с короткими волосами. У них свои предубеждения насчет внешнего облика, а я не из тех, кто позволит унижать себя. Поэтому первое время пришлось потерпеть, а дальше сам видишь — я здесь.

— Поэтому Астарт никого к тебе не подпускает, ну, кроме Бери.

— Да, у вас превосходный дворецкий, он отлично выполняет свои обязанности и ведет себя достойнее тех драконов, которых величают аристократами. — Лестная характеристика о Бери, пришлась мальчику по вкусу. и он довольно улыбнулся.

— Что ж, здесь тебя точно никто не обидит, и твоя аура сможет восстановиться, можешь рассчитывать на мою поддержку. — Было забавно слышать подобные речи от маленького мальчика, и Яра с трудом сдержалась чтобы не засмеяться. Они еще долго гуляли вдоль озера, сидели на лавке, кормя уток. Таруру взял с собой целый пакет сухого хлеба, зонтики им так и не понадобились.

— Если бы моя дорогая матушка была жива, мы бы тоже так сидели. Уверен, она приняла бы тебя так же тепло, как мы с братом.

— А она…

— Умерла, когда я родился. — Равнодушно пожал плечами.

— А у меня кроме бабушки и, как оказалось, вполне живого деда-некроманта никого нет. Родители погибли.

— Отец редко бывает дома, даже не знаю, зачем он женился во второй раз. Аделаида мне не очень нравится, слишком корыстная, а до меня ей нет дела, только если это не очередной прием гостей или поездка в столицу на бал, где она чуть ли не тискает меня. — Поморщился и запустил хлебом в утку, которая с громким кряканьем шуганулась в сторону. Яра засмеялась над птицей.

— Понимаю, крайне неприятно, когда тебе в лицо улыбаются, а на самом деле терпеть не могут. У меня так было с драконами.

— Если наши женщины отличаются ревностью, то у дракониц настолько скверный характер и высокомерие, что не удивительно, почему наши царства не особо желают контактировать, и введен пропускной режим.

— Ммм, правильно. Нечего им здесь ошиваться, с ревнивой женщиной управиться проще, чем с той, которая мнит себя никем кроме как Богиней. — Вытащила из пакета сухарик и громко хрустнула, пережевывая. — Ничего, скоро я вернусь в свой мир и заживу прежней жизнью.

— Вот как? Ты не хочешь остаться, обучиться магии?

— У меня есть одно высшее образование и музыка, с такими талантами я не пропаду и, возможно, даже перееду жить в другую страну. Нам магия без надобности, мы живем простой жизнью и наслаждаемся каждым днем, по крайней мере, лично я. Живу так, как будто он последний… — Подошла к воде и провела по ней пальцами, пропуская струи между ними. — А вот тебе следует хорошо учиться, чтобы стать сильным и не зависимым ни от чьего мнения.

— Так и будет. Мне никто не указ. — Сложил руки на груди и гордо вздернул подбородок.

— Это точно, как и твоему брату. — Улыбнулась, щурясь от солнечных лучей. — Ну что, пойдем обратно? Не хочу, чтобы Бери ругался, что мы с тобой прогуливаем учебу.

— А ты тоже учишься? — Демон спрыгнул с лавки и взял пакет с остатками хлеба.

— Да, мне необходимо постоянно практиковаться, чтобы улучшать свое музыкальное мастерство.

— По мне, так ты и так идеально музицируешь, могу я еще раз послушать твою игру?

— Ну, раз ты спрашиваешь моего разрешения, то можешь.

Из окна своей спальни Аделаида наблюдала, как эти двое идут за руку. С ней Таруру не был таким любезным, а с гостьей, которая только вчера прибыла, уже вовсю общается. «Пф, подумаешь!» — обиженно надула губки. «Все равно узнаю все о ней. Кто она такая, раз Астарт просто очарован ею, что никого не подпускает, и младший тоже. Слишком много чести этой бледной поганке. Худая как щепка, никаких волос!» Когда эти двое вошли в дом, Аделаида чуть ли не прилипла носом к стеклу и тут же подбежала к двери: приоткрыв ее, стала слушать.

— Тогда я закончу и приду к тебе, поужинаем вдвоем. Миро все равно не будет, — проговорил Таруру, ответа не последовало, все, что услышала демоница, это звук закрываемой двери и удаляющиеся шаги. Библиотека и музыкальная комната находились в разных концах коридора, поэтому, даже если Аделаида захочет наведаться к инструменту, чтобы потренироваться, ей никто не запретит. Бросив взгляд в зеркало, убедилась, что она как всегда отлично выглядит, и вышла.

Приоткрыв дверь, увидела сидящую за инструментом к ней спиной девушку в черном свитере, крупной вязки, и темно-синих джинсах со странной обувью на ногах. Ведьма играла на фортепьяно, быстро пробегая пальцами по клавишам и не замечая никого, и только, когда демоница нарочно громко хлопнула дверью, обернулась, смерив ее внимательным взглядом. От этих каре-зеленых глаз по спине пробежала дрожь, странное чувство для той, которая выше обычной смертной. Взяв себя в руки, Аделаида легкой походкой хозяйки дома подошла к инструменту и постучала по нему ногтями.

— Здравствуй, так вот ты какая, гостья Астарта, — хищно улыбнулась, специально обнажив заострившиеся клыки. «Ну точно: мышь серая! Бледная до ужаса, как только на такую Ас повелся! Смотреть-то не на что — худая, еще и в этом мешковатом свитере. Никакой утонченности!» — Вижу, ты занимаешься весь день. Вынуждена прервать — мне необходим инструмент.

Гостья тут же встала, взяв футляр со скрипкой, молча направилась к выходу.

— Скрипку можешь оставить, зачем отвлекать Таруру от занятий. — Словам демоницы не вняли, так же молча проигнорировав. «Вот же ведьма! Может, она немая?»

Вместе с инструментом, Яра решила пойти на улицу, где по-прежнему светило солнце, хотя день клонился к закату. «Ну ничего, поиграю на улице, чтобы действительно не мешать мальчику». С другой стороны дома начиналась аллея, где они с Астартом как раз гуляли, туда-то девушка и направилась. Сейчас захотелось сыграть что-нибудь грустное, но не очень, и она вспомнила мелодию «Moon River» из фильма «Завтрак у Тиффани». Ветер всколыхнул ее волосы, и челка упала на глаза, но она даже не думала отвлекаться. Смычок в ее руке словно ожил, а пальцы медленно двигались, зажимая упругие струны, пока не зазвучала сменившая ее композиция из «Ромео и Джельетты». Птицы смолкли от таких трогательных звуков, а проходящий мимо садовник замер на поле со своей телегой и стоял так, пока у него из глаз не потекли слезы, которые он тут же утер мозолистой рукой. Дойдя до дома, выгрузил свежие букеты с красными и белыми розами, когда к нему подошел молодой хозяин Астарт.

— Господин, как вы утром и просили, вот цветы. Попросить служанку забрать их в дом и отнести госпоже Аделаиде?

— Да, белые Аде, а красные в спальню нашей гостьи, миледи Златаяре.

— Так вот кто эта дева, играющая весь день. Истинная услада для всех, кто услышал музыку в ее исполнении!

— Странно, я думал, ты в дом не захаживаешь…

— Так, хозяин, она сейчас на дубовой аллее играет, я проходил мимо и даже слезу пустил — так проникновенно.

Астарт нахмурился и поспешил туда, на подходе он услышал мелодию и увидел худую фигуру девушки — она стояла к нему спиной, параллельно двигаясь всем телом, будто в танце: то повернется вокруг себя, то прочертит ногой линию по дорожке, активно двигая смычком. Мелодия то прерывалась, на более агрессивных и резких нотах, то продолжала звучать, пока девушка не вскрикнула, выронив смычок. Рука с больным запястьем повисла вдоль туловища, и тут Астарт подошел к ней.

— Доигралась, да? Всё тебе не сидится спокойно — руке нужен отдых, а судя по тому, что все в доме поражены твоей игрой, ты потратила на это весь день, — ворчливо отметил он, поднимая смычок и отбирая у нарушительницы покоя скрипку. — Получишь завтра, а на сегодня хватит. Как день? — Убрал инструмент в футляр.

— Хорошо, продуктивно, пока ты не появился, — она сказала это ворчливо, но явно не злясь, прекрасно понимая, что действительно перенапрягла руку. Солнце садилось, на горизонте светилась лишь ярко-розовая полоска. «Опять не заметила, как заигралась. Нужно носить с собой часы». Представила, как тащит из холла огромный будильник с нее ростом, и засмеялась над собственной фантазией.

— Что смешного? — не понял демон, удивляясь веселости Яры, на что получил ответ про часы и тоже засмеялся: — Ну ты и чудачка. С кем-то познакомилась?

— Да, с твоей мачехой, очень мило попросила меня освободить ей инструмент, но, видимо, его ей было мало, потому что, то же касалось и скрипки.

— Судя по всему, ты посмела не выполнить ее приказ. Позор на твою голову, как ты могла расстроить эту прекрасную девушку! — наигранно ругал ее демон, еле сдерживая улыбку. — Не обращай на нее внимание, она мечтает, чтобы в доме все и каждый был у нее в подчинении, но лишь немногие позволяют это. Поэтому ты смело можешь ей отказывать или не отвечать на вопросы, это не будет считаться за что-то ужасное. Но если совсем будет доставать, скажи мне, и я…

— О нет, ни в коем случае. Я ведь не рассказала тебе о том, что познакомилась с настоящим мужчиной в вашем доме. Просто с ума сойти, он такой… — с восхищением проговорила она, остановившись и мечтательно улыбнувшись. Но тут же с лица Астарта исчезла вся веселость, он напрягся, и даже его глаза потемнели.

— Что еще за мужчина? — процедил он сквозь клыки.

— Да тихо ты, — хлопнула его по плечу. — Самый настоящий, только маленький, ростом мне по грудь, зовут Таруру.

— А я уж было… и как тебе мой младший брат? — спокойно спросил он, когда они подошли к дому.

— Не считая роста, вылитый ты. Хотя… он все же будет поспокойнее, ввиду отсутствия некоторых активно работающих гормонов. — Скривила рожицу и первой открыла входную дверь, за которой их встречал Бери.

— Хозяин, добро пожаловать. Миледи, надеюсь, вы не замерзли?

— Спасибо, я отлично разогрелась благодаря игре. Завтра, думаю, повторю снова, практиковаться на свежем воздухе — самое лучшее.

— Добрый вечер, Бери, ужин готов или нам стоит подождать?

— Все готово, прошу, проходите. — Забрал у Астарта футляр.

— Кстати, раз я тут, возможно… задержусь, может, стоит позаниматься с преподавателем Таруру? Он научит меня некоторому обращению с моей силой, а то вдруг я застряну где-нибудь, даже постирать одежду и высушить волосы не смогу.

— Что ж, почему бы и нет. Думаю, у профессора Реара найдется на тебя время, он ведь не каждый день занимается с младшим.

Глава 7

Со следующего дня Яра стала заниматься с профессором. Это оказался широкоплечий мужчина, причем не в самом подходящем для его крупной комплекции костюме. Потому что ткань то и дело чуть ли не трещала на его мышцах. Одной своей рукой в драгоценных перстнях он мог легко сломать ведьме шею. На вид Реару было около сорока пяти лет, но в коротких каштановых волосах не было и намека на седину. Астарт поделился с ней, что этот мужчина — полукровка от связи дракона и демоницы, соответственно способности у него такие же половинчатые, и поэтому он такой устрашающе высокий.

Но по части своих предметов Реар оказался настоящим профи. Очень вежливый, а главное терпеливый. Протестировав девушку на уровень магии, чтобы самолично убедиться в том, с чего начинать работать, он выбрал именно простейшие чары, бытового характера, в которых девушка так нуждалась. По вечерам она отрабатывала их то на грязных носках, то на мокрых волосах. Научилась, как правильно концентрироваться, чтобы не подпалить прическу, как закручивать или выпрямлять челку. Кое-что ей подсказывал Таруру, теперь уже он брал у нее уроки, дав Реару возможность отдохнуть сразу от двоих учеников. Со средним братом Яре так и не удалось познакомиться, но ее это не сильно интересовало, а вот встречи с Аделаидой случались все чаще. То молодая хозяйка захочет послушать, как ведьма учит Таруру игре на скрипке или фортепьяно, то она абсолютно случайно прогуливается в тех местах, где гуляет либо одна Яра, либо с Астартом или младшим. Каждый раз заговаривая, Ада старалась вовлечь гостью в разговор, но за ведьму всегда отвечал кто-то находящийся рядом, если такого не было, она молчала и только кивала головой.

— Просто слов нет. Абсолютное отсутствие такта, да кем она себя возомнила, что решила не отвечать на мои вопросы. Хоть бы слово проронила, разве так сложно?! — кипятилась демоница, сидя за ужином и кромсая на кусочки, поданные спагетти с мясными шариками и под сырным соусом. Напротив нее сидел радостный Миро. Домой он вернулся только сегодня, хотя с его отсутствия прошло несколько дней, и теперь он восполнял запасы организма, поедая третий бифштекс и обильно запивая красным вином.

— Матушка, чем же вы недовольны? Ведь это гостья брата, вам нет нужды с ней общаться, а если так скучно, поезжайте в гости к подруге, развлекитесь, пока отца нет. Настоятельно рекомендую не засиживаться дома, иначе вам будет уготована судьба поскучневшей для нашего общества дамы. Доставайте свои помпезные наряды и поезжайте в свет, чтоб все умерли от зависти к вашим туалетам.

— Действительно, стоит так и поступить. Там знают, что такое хороший тон и светская жизнь, а не молчат как немые. — «Или стоит пригласить сюда Ребекку, пусть как следует приласкает Астарта, чтоб отвлекся от этой мыши. Она ведь метила стать его женой, пока между ними была интимная связь…» — план тут же созрел в ее хорошенькой головке, украшенной высокой прической и заколотой гребнем с драгоценными камнями. После еды она быстро написала письмо и отправила его по магической почте, чтобы конверт тотчас попал к адресату.

— Уже так поздно, а они до сих пор торчат в библиотеке, что они там делают? — Ада сидела за туалетным столиком в своей спальне, на ней была ночная сорочка и шелковый нежно-розовый халат. На ноги обуты атласные тапочки с пушистыми помпонами, но все это великолепие уже которую ночь подряд никто не видит. Признаться, она скучала по своему мужу, несмотря на то, что вышла за него по расчету, все-таки по-своему полюбила, даже несмотря на возраст. Но ни разу, что бы ни происходило, у нее и в мыслях не было изменить ему. Демиур был хорош собой, даже легкая седина на висках черных волос и тонкие морщинки в уголках серых глаз не портили его, а выгодно отличали от всех тех юнцов, что крутились в их обществе, такие же ловеласы, как и Миро, но при этом без сильного внутреннего стержня. Да и в постели муж был настолько хорош, что она больше ни о ком другом не смела мечтать, что бы кто ни говорил о ней. Возможно, если бы изначально, судьба Аделаиды была полна достатка, ее окружали добросердечные демоны, то ее характер был бы другим, но этого не случилось. Из нее выросла немного взбалмошная девица с завышенной самооценкой, которая любила роскошь и внимание, и страшно не любила, когда ее ни во что не ставили, как это делали пасынки. Но одно дело они и совсем другое обычная ведьма. Нет, этого ее женское самолюбие стерпеть не могло, поэтому, когда на стол упало письмо от Ребекки, демоница довольно улыбнулась и даже хлопнула в ладоши.

На следующее утро, когда Астарт вновь убыл по делам, а Златаяра вместе с Таруру и профессором Реаром закрылись в библиотеке, к их дому подъехала шикарная карета, из которой выплыла высокая рыжеволосая девушка в белом с голубым отливом атласном платье, идеально подчеркивающим ее тонкую талию и широкие бедра, от которых вниз уходила длинная юбка. Плечи прикрывала меховая накидка светлого оттенка, а в высокой прическе красовалось бело-синее перо. Нежная кожа молочного цвета, чувственные влажные губы приоткрытого рта, чистые голубые глаза в обрамлении пушистых ресниц. Да, она была прекрасна. Не зря в ее семье были вампиры: с таким цветом глаз, завораживающим своего собеседника, и приятным, мелодичным голосом, она не могла не приковывать к себе внимание. На всех светских раутах девушку просят играть на фортепьяно и петь, петь и еще раз петь. Поправив рукой, одетой в перчатку, свою накидку, девушка прошла в дом и тут же ее проводили в столовую, где сидела не такая ослепительная, но все же не менее привлекательная Аделаида.

— Ребекка, дорогая. Как я рада, что ты приехала. Несносные мальчишки всегда так заняты, заставляют меня скучать. Никакой от них поддержки, пока мой любимый Демиур в командировке. — Расцеловалась с подругой, не касаясь лица, и они разместились за столом. Служанка тут же принесла им кофе и десерты.

— Ах, я только покончила с диетой, если только Моди не приготовила низкокалорийные вкусности. — Ребекка с сожалением взглянула на нежный творожный треугольник торта, украшенный ломтиками клубники и листиком мяты.

— Ешь смелее, нашей фигуре это не повредит.

— Надеюсь, а то, кто возьмет замуж толстуху. Нет уж, оставлю это леди Дерон с ее пухлой дочерью. В нашу последнюю встречу, эту хрюшку так утянули корсетом, что она упала в обморок, еле привели в чувства бедняжку, а впрочем… за фигурой нужно следить, чтобы потом не душили.

Еще с час девушки щебетали на свои любимые темы, обсудив все последние сплетни, вспомнив старые и все в том же духе, пока Ада не подвела подругу к разговору об Астарте.

— Ах, уволь меня от этой темы. Не хочу ничего о нем слышать: воспользовался мной и был таков! А мне что прикажешь делать? Бегать за ним? Нет, у девушки должна быть гордость.

— Досадно, что ты так говоришь. В последнее время он меня беспокоит, не знаю, в привороте ли дело, но ведьмы они такие: своего не упустят… — начала невинным голосом Ада.

— О чем ты говоришь? — Ребекка прищурилась, а в ее голубых глазах зажглись недобрые огоньки. Как и любая женщина, а в данном случае демоница, Бекки была той еще ревнивицей и собственницей. Даже когда кавалер, казалось бы, перестал для нее существовать, она в любой момент могла снова ухватиться за него, лишь бы доказать, что он принадлежит ей. Ее игрушки никто не смел трогать.

— Даже не знаю, с чего начать. У нас в доме появилась гостья, какая-то абсолютно загадочная ведьма. Не знаю, где Астарт с ней познакомился, но она живет здесь вторую неделю, хотя мне кажется, гораздо дольше. Так он носится с ней, как курица с яйцом, в первые два дня вообще от нее ни на шаг, потому что она вся такая больная была. Хорошо, что малыша Таруру не заразила, а то, кто знает… — покачала головой, хотя заразить демона обычной простудой было почти невозможно: демоны, как и драконы, не были подвержены обычным болезням. — Запретил всем к ней подходить, а меня так вообще проигнорировал, хотя, клянусь Богами, я хотела стать бедняжке доброй подругой, но она словно и вовсе меня не замечает. Я задам ей вопрос, она молчит или отворачивается и уходит. Купил ей скрипку, и она знай себе целыми днями играет! А сколько денег из семейного бюджета он на нее потратил! А ведь я так мечтала к возвращению супруга закончить с ремонтом… — тяжело вздохнула, промокнув сухие уголки глаз платком и делая скорбное лицо самой несчастной в мире женщины.

— Так, так… Видимо, все действительно печально, что ж, для начала я хочу увидеть эту девушку.

— Ну… думаю это возможно, только… — взглянула на часы и сделала губы трубочкой, прикидывая, успеют ли они вклиниться в прогулку Яры и Таруру: у этой парочки появилась привычка гулять между занятиями, чтобы освежиться. — Да, у них через десять минут наступит перерыв, так что встретимся с ними у озера. — Подхватив подругу под руку, они быстро покинули спальню.

В этот раз Яра сама взяла с собой пакет с сухим хлебом для уток, когда они с демоном вышли из библиотеки и отправились к озеру. Устроившись на своем любимом месте и сидя на лавке, ведьма довольно улыбалась. Уже который день на небе не было ни облачка и погода радовала солнцем, что очень удивляло обитателей дома, которые привыкли только к хмурой погоде.

— О нет, неужели она снова к нему вернулась… — Таруру бросил куда-то вдаль такой взгляд, по которому можно было смело сказать: он увидел нечто настолько ему опротивевшее, что не смог сдержать искривившей лицо гримасы.

— Кто она? — Яра осторожно повернула голову, к ним по дорожке шли Аделаида под руку с незнакомой ей девушкой.

— Она бывшая Астарта, если можно так ее называть. Мечтает стать женой брата, но кроме звания любовницы ничего не достигла.

— Я даже не буду спрашивать, откуда ты знаешь такие интимные подробности его жизни. — «Чего еще ожидать от демонов. Когда даже у Таруру голова работает так, будто ему не десять, а семнадцать, как подростку»

— Ты, главное, не заговаривай с ней и помалкивай, я сам буду отвечать, — строго сказал мальчик.

— Как пожелаете, господин. — Раздраженно бросила хлеб голодным уткам.

— А вот и вы, а я только рассказывала Ребекке о том, какая нынче чудесная погода на улице и что негоже сидеть дома, — прощебетала Аделаида, поравнявшись с сидящими на лавке. Яра, как всегда, не удостоила ее своим взглядом, молча смотря на воду.

— Приветствую вас, маленький лорд. — Ребекка улыбнулась ребенку, бросив быстрый взгляд на ту, о ком говорила подруга и тут же поджала губы, скрывая их за пушистым веером: «Не густо. Мне и в подметки не годится». — А мы с вами не знакомы, мое имя Ребекка де Лавоньель, графиня, — представилась она, когда на нее наконец-то взглянули два каре-зеленых, почти желтых под лучами солнца глаза, заставив демоницу почувствовать себя неуютно под этим пристальным взглядом. Ей кивнули, но ни единого слова приветствия она не услышала.

— Златаяра, ведьма, гостья моего брата. Если вы ищете Астарта, то его нет, он с утра убыл по делам.

— Ах, снова весь в делах, но отчего же, Таруру, ваша спутница не отвечает сама, или она немая?

— У моей спутницы после болезни больное горло, и врач запретил ей тревожить голосовые связки. Поэтому придется вам довольствоваться общением с моей матушкой.

— Таруру, ты как всегда невозможен, милый мой. Если будешь так задирать нос, то кто-нибудь тебе его точно откусит. — Ребекка говорила с улыбкой, но ее клыки заострились, а в глазах была ненависть к этому мелкому сопляку.

— С нетерпением буду ждать той особы, которая захочет это сделать со мной. Хорошей прогулки! — на этом разговор был окончен, и барышни удалились.

— Смотрю, не сильно ты ее жалуешь… — шепнула ему Яра.

— А за что ее уважать и быть приветливым. Таких двуличных особ я сразу распознаю. Она ведь никогда не любила брата, спала с ним, но исключительно ради выгоды. И если моя мачеха действительно испытывает к отцу чувства, хотя и страстно желала его богатства и статуса, то Ребекка еще более расчетливая. Будь Астарт глупым юнцом, то его враз окрутили бы и сделали послушной марионеткой, которая сидела в доме в ожидании женушки, а та, в свою очередь, каталась бы по балам, заводила любовников и занималась расточительством. То, что она графиня, еще ни о чем важном не говорит. Титулы можно так же легко купить, как пряник на ярмарке.

Яра округлила глаза, в который раз убеждаясь, какой Таруру на самом деле взрослый мальчишка. Это вызывало к нему уважение.

— Надеюсь, сегодня они нас больше не потревожат, хотя уверен: Ребекка задержится здесь и на ужин, а затем и на ночь. Поэтому на всякий случай закрывай дверь на щеколду. Эта особа в порыве ревности не побрезгует запустить ядовитых змей в постель соперницы.

— Я не соперница. — Ведьма нахмурилась.

— О, конечно, она самая, иначе для чего еще Аде приглашать его бывшую пассию к нам в гости. Вероятнее всего, чтобы как-то еще повлиять на Астарта и избавиться от тебя. Ведь ты не одна из них.

— Называется, приехала повидать другой мир. Не каникулы, а сплошная нервотрепка. Хорошо, что Реар многому меня научил, иначе боюсь, что домой меня отправят в виде праха в урне.

— Это вряд ли. Астарт, конечно, ничего против Ребекки не имеет, но тебя в обиду не даст.

— Он сам кого угодно обидит. Ладно, пойдем обратно, я проголодалась.

Солнце закрыли наползшие непонятно откуда темные тучи, и как только они оказались под крышей, стекла затряслись от грома. Ливень шел до самого вечера, поэтому, когда Астарт вернулся, то с него ручейками стекала вода, несмотря на то, что он был одет в длинный непромокаемый плащ.

В общей гостиной сидели Ада с Ребеккой, и при взгляде на бывшую любовницу ничто внутри демона не дрогнуло. Хотя раньше, при одном виде ее приоткрытого рта, по губам которого демоница так умело проводила кончиком своего острого язычка, ему тут же становилось жарко. А стоило ей погладить его по затылку длинными ноготками, как в теле появлялось желание обладать ее таким податливым и нежным телом, слышать стоны.

С их отношений прошло около полугода, и сейчас Астарт видел в ней абсолютно обычную, хоть и очень привлекательную демоницу. Таких много в их царстве, и все на одно лицо, но ни одна из них не проявляла в отношении него искренность, заботу, не говорила ему все как есть, а готова была терпеть любой каприз, любое требование, лишь бы стать его женой. «И почему мне так нравилось их повиновение, девчачьи глупости. Стоило лишь подарить пышный букет или украшение, и они были мои. С Ярой же все иначе, она кардинально отличается от них».

— Дамы, приветствую вас. — Подошел к ним, одарив обеих вежливым кивком головы, хотя Ребекка настойчиво протянула свою руку и Астарт был вынужден поцеловать ее, вдохнув аромат ванили, который раньше так нравился ему, а сейчас вызвал легкую тошноту.

— Тарт, дорогой, как давно мы не виделись. Весь в делах, ни минуты покоя, как вернулся домой, — пожурила демона. — Хоть бы написал, что соскучился по мне…

— На практике было некогда скучать, и если ты помнишь, то в последнюю нашу встречу в столице, сама просила не слать тебе писем, поскольку не собиралась ждать моего возвращения.

— Ах, я была так эмоциональна. Ведь ты уходил в другой мир и неизвестно, через сколько должен был вернуться. Лучше сразу порвать все связи, иначе я бы исстрадалась от разлуки по любимому… — Она деланно шмыгнула носом, отворачиваясь к камину.

— Что ж, вижу, что страдания никак не повлияли на твой цветущий облик. А сейчас я оставлю вас, хотелось бы наконец-то нормально за весь день поесть.

Поторопился к двери, пока Бекки не начала изливать ему душу. Он знал, зачем она сюда явилась, и если бы не Яра, то возможно, он дрогнул бы и воспользовался демоницей ночью. Но не теперь, когда почти под боком, с ним жила такая особенная ведьма, покорившая его своей открытостью.

— Так пойдемте ужинать вместе, я бы не отказалась от чего-нибудь горячего, — предложила Аделаида и, не дожидаясь ответа Астарта, поспешила за ним. В коридоре демоницы взяли его под руки и шли так до самой столовой, где сидели Таруру и Миро.

— А где Яра? — тихо спросил у младшего.

— С переменой погоды ей стало нехорошо, но головная боль усилилась под вечер. Поэтому она не пришла. — Таруру нахмурился, поджав губы. Он явно беспокоился за ведьму, ставшую ему подругой и наставницей.

— Я загляну к ней, — успокоил его старший. После чего они принялись за еду, который бы затянулся за полночь, если бы к ним не вошел профессор Реар. Мужчина тут же отчитал своего подопечного за недетское время, сощурив желтые глаза, а заодно позвал Астарта для приватной беседы, чем несказанно обрадовал того, потому что выносить дамскую болтовню о предстоящем бале-маскараде демон не мог, оставив девушек на попечении Миро.

— Да, Реар, вы хотели о чем-то поговорить? — Они поднялись по ступенькам и вошли на второй этаж.

— Леди Златаяра делает большие успехи в обучении, не только в своем, но и с лордом Таруру.

— Я очень рад. Главное поддерживать дисциплину, не позволять Яре длительную игру на инструментах, с ее больным запястьем, а Таруру много сладкого.

— Как всегда, милорд. — Профессор раскланялся и отправился провожать своего подопечного в его комнату, когда Астарт ушел в противоположную сторону, где находилась спальня Яры. Знал бы он, что за ним незримо следят.

— Таруру сказал, что тебе нездоровилось… — Закрыв за собой дверь, подошел к кровати, где девушка лежала на боку. У нее было очень бледное лицо и сонный взгляд.

— Да, давление упало, видимо, из-за погоды. Оттого и тошнота, головокружение, слабость. Жду, когда лекарства подействуют… — Сейчас она была такой хрупкой, что Астарт сам потянулся и взял ее за вялую руку. Девушка не сопротивлялась, немного сжав его пальцы. — Посидишь со мной немного?

— Да, только если ты не против. Я хотел бы принять душ: весь день пробыл в обществе обрюзгших аристократов, выясняя кое-какие сведения.

Он хотел было пойти к себе, но передумал и пошел в ванную Яры, и когда вышел посвежевшим и в широком халате, девушка спала. На бледной коже четко были видные голубые венки, а веки слабо подрагивали. «Ей что-то снится. Видимо, давление — это та еще неприятная болезнь у простых смертных». Выключил светильник и прилег рядом с девушкой. Ее тело отделяли от него лишь пижама и легкое одеяло, но он не посмеет ничего с ней сделать. Только не с ней. Душа Яры должна остаться для него чистой и нетронутой, чтобы наслаждаться ее лесным ароматом. Для него как для демона подобное было очень важным, но если бы девушка знала, что такими, как она, его раса только подпитывается, то давно бы сбежала.

— Такая вкусная… — прошептал в полумраке комнаты, гладя ее по голове, касаясь затылка и тонкой шеи.

Яре снился сон, в котором она лежала на холодном каменном полу, затылок болел, а руки и ноги онемели. А из мрака к ней вышел демон, такой знакомый и вместе с тем совершенно чужой, пугающий своей мощью и острыми когтями. Он склонился над ней и сжал плечи, а затем приблизил свои клыки к ее лицу и впился в шею. Громкие, жадные глотки — он пил ее кровь и душу, и с каждой секундой жизнь уходила из нее, веки начали смыкаться, еще чуть-чуть и она уйдет навсегда. На кончиках пальцев закололо, и полупрозрачная зеленая нить заскользила на ладони, придавая сил, чтобы оттолкнуть от себя демона.

— Ай, ты чего?! — мужской вскрик среди ночи, и когда ведьма зажгла светильник, рядом с ней сидел потирающий лоб Астарт.

— Ты что здесь делаешь? — прохрипела она, тут же хватаясь за горло и пытаясь откашляться. Стакан воды с эликсиром, стоящий на тумбочке, был вмиг опустошен. — Еще скажи, что это не ты тянул из меня энергию во сне, — набросилась на демона, ударяя кулачками по одеялу. Ее всклоченные волосы, темные круги под покрасневшими глазами и влажные дорожки от слез на щеках насторожили демона. Вдохнув полной грудью, он почувствовал знакомый аромат ванили. «Неужели она… Как это по-детски — попытаться отпугнуть от меня Яру и еще вытянуть у нее энергию для себя любимой! — Ставя защиту на спальню Яры, он не учел, что кто-нибудь рискованный захочет ее так аккуратно, будто иголочкой, продырявить и пробраться к его бесценной гостье. — Ничего уже сделать я не смогу, как и восстановить силы Яры. — Всмотрелся в ее ауру, та слабой тряпочкой окутывала девушку, но ее защиты ни на что не хватит. — Люди так слабы. Придется отменить все дела и остаться при ней в виде щита».

— Ты сама попросила побыть с тобой, вот я и побыл. Вернулся из ванной, а ты дрыхнешь вовсю, человечка, — оскалился он.

— Точно… извини, кошмар приснился. — Ее всю трясло, и лицо стало еще бледнее, после чего девушка резко сорвалась с кровати и бросилась в ванную, где ее стошнило.

«Воровство энергии не проходит бесследно. Бекки, ты сама выбрала этот путь». Затянув пояс халата, вошел к Яре, которая стояла на коленях перед унитазом, тяжело дыша. Взяв полотенце, намочил его в ледяной воде и, отжав, накрыл затылок девушки.

— Так ведь лучше.

— Угу…

Она умылась и поплелась обратно в кровать, тяжело дыша. Ее футболка прилипла к вспотевшей спине, так что от жара девушка сбросила одеяло, а Астарт заботливо приоткрыл окно, запуская свежий воздух, который тут же выветрил аромат ванили.

— Тебе надо переодеться, иначе простудишься. — Порылся в ее шкафу и выудил сухую футболку, но Яра не хотела даже пошевелиться, лежа с закрытыми глазами. — Ладно, раз сама не хочешь, я сделаю это вместо тебя, только потом не вздумай пинать меня. — Приподнял ее за талию и с легкостью стянул мокрую тряпку, обнажив холмики вздымающейся груди с маленькими торчащими сосками. От сквозняка по женской коже пробежали мурашки, и Астарту стоило большого труда не прикоснуться к нежной груди губами. Одев Яру в сухую одежду, осторожно уложил ее на подушку, убрав челку с мокрого лба.

— Эх ты, слабая…

За завтраком Таруру не отводил взгляда с бледной, как настоящий труп или вампирша, Яры. Девушка молча сидела между ним и старшим, медленно поедая омлет с тостом, покрытым плавленым сыром и ветчиной, и смотрела в одну точку. Даже не обратив внимания на то, что в столовую вплыли демоницы. При полном параде, свежи, как распустившиеся цветы. Контраст отметил и Миро, хотя до этого видел Яру мельком, но ни разу с ней не пересекался или заговаривал.

— Полагаю, не у всех барышень сегодня доброе утро. Астарт, ты меня поражаешь, совсем не заботишься о своей гостье. — Отпил горячего чая из разрисованной синими узорами чашки. «Такая бледная, он точно не выкопал ее на каком-нибудь кладбище? — средний брат отвел взгляд от ведьмы, чтобы совсем уж явно не глазеть на нее. — Бррр… какая-то она жуткая».

— С добрым утром, мальчики. — Аделаида расправила складки нежно-розового платья и бросила на Яру любопытный взгляд: «Что это с ней, такое чувство, что она сейчас свалится со стула». На минуту ей стало искренне жаль девушку. Такая худенькая, с обеих сторон ее поддерживали близко сидящие Таруру и Астарт.

— Бери, мне, пожалуйста, как обычно. Фруктового салата со сливками и чашки чая вполне хватит, надо ведь за фигурой следить, — пропела Ребекка, с презрением смотря на тарелку Яры.

— Будет исполнено. — Дворецкий откланялся, а герцогиня продолжила изощряться в утренней беседе.

— Яра, вам стоит проводить больше времени на свежем воздухе, вы так ужасно выглядите. Но в нашем царстве такого подходящего солнца нет, а вот в царстве драконов очень даже. Помню, как отдыхала там на озерах — это было прекрасно, ты ведь не забыл, Тарт? Тот уютный коттедж, и целая неделя в раю, нам просто необходимо будет это повторить.

— Вы так внимательны, однако в царстве вампиров не та энергетика, чтобы я вернулась туда снова. Здесь мне нравится куда больше, и хмурая погода ничуть не пугает, — спокойно ответила Яра, не поднимая на демоницу взгляда.

— Да, ты говорила, что осень — твое любимое время года, — поддержал ее Таруру. — Сегодня выходной, и мы можем наконец-то прогуляться по золотому лесу, его часть входит в наши владения.

— Прекрасная идея, Тару, возьмем с собой корзинку и устроим небольшой пикник. Как сказала Ребекка, свежий воздух благотворно влияет на любого, кому нездоровится. — Астарт коснулся плеча девушки, этот жест не скрылся от глаз демониц.

— Так может, нам стоит всем вместе пойти, я так давно не ходила в наш лес, — поддержала Аделаида, но встретившись с холодным взглядом Астарта, вжала голову в плечи.

— Ну, раз все идут, то и я составлю вам компанию. Выходной стоит проводить в семейном кругу, — проговорил Миро.

После завтрака их компания пошла туда, где Яре еще не довелось побывать, и эта часть леса поразила ее своими золотыми, красными, оранжевыми оттенками листвы. Проходя мимо каждого шершавого ствола дерева, ведьма касалась его, ощущая знакомое покалывание в подушечках пальцев, и когда все ушли вперед, она прижалась к крепкому дубу и стояла так, закрыв глаза, чувствуя, как внутри нее пополняется опустевшая чаша энергии. «Так вот как я могу восстанавливаться! И почему раньше не додумалась, ведь и Кристер, и Астарт говорили что-то про лесную ведьму».

— Все в порядке? — рядом с ней стоял Миро, лениво облокотившись о тот же ствол дерева. — Эй, а почему у тебя румянец на щеках и кожа не такая бледная? — Он потянулся, чтобы прикоснуться к ее щеке, но его остановил Астарт.

— Не стоит без разрешения трогать чужих девушек.

— Ладно, я же не знал, что она твоя. — Поднял ладони и, улыбнувшись, пошел за дамами.

— Яра, ты как? Неужели приятнее обниматься с деревьями, чем со мной?

— Не знаю, приятнее или нет, но полезнее. — Вложила свои руки в его. — Ничего не чувствуешь? — Демон нахмурился, всмотревшись в ее ауру — плотная, зеленоватая и абсолютно здоровая.

— Да, вот этого я не то чтобы не ждал, но… не догадывался, что именно это так хорошо тебе поможет.

— У меня это называется дендротерапия, но в моем мире слабо чувствуешь, что восстановился, а здесь прямо в пальцах покалывает, — потерла ладони и широко улыбнулась: «Энергия так и бьет ключом, прямо волосы торчат, — коснулась макушки. — И вправду! Слабость прошла, голова не болит, никакой сонливости!»

— Да ты вся светишься изнутри, не такая страшненькая, как была, — похвалил Астарт.

— На себя посмотри, я помню, какими вы были, когда впервые вас с Кристером встретила: потные и грязные. Фи! И это сыны аристократов. А уж про то, что гладила твои трусы, даже не говорю.

— Ох, вот язва, а я-то думал, когда ты мне это припомнишь?

— Что у вас тут? Ада разложила покрывало на траве, а Ребекка хотела пойти на твои поиски, брат. — К ним подбежал Таруру и удивленно округлил глаза на Яру: — Что это с тобой? Ты… такая здоровая… — Взял ее за руки, и аура восстановилась.

— Сейчас бы мою скрипку.

— Ну, это не проблема. — Таруру взмахнул рукой, и в ней появился знакомый футляр. — Играй. Это еще больше усилит твою внутреннюю энергию.

— Ладно, но вы идите к остальным, а то мне в слушатели не нужны два соляных столба с открытыми ртами. А я поиграю в одиночестве. — Увидела, как Таруру поморщился и едва слышно что-то буркнул себе под нос, но Астарт улыбнулся и потащил младшего за собой.

— Ах, негодники, бросили нас одних! — пожурила пришедших Ребекка. Они с Адой и Миро сидели на широком покрывале и поедали кусочки сыра, запивая белым вином. Миро вальяжно развалился с гроздью винограда. — А где же вы потеряли вашу спутницу? Ей стало совсем худо, и бедняжка оставила все веселье нам? — Взмахнула веером и кокетливо улыбнулась Астарту.

Стоило ей услышать протяжную мелодию скрипки, долетающую до них из глубины леса, как она открыла рот и удивленно заозиралась. Аделаида и остальные были спокойны.

— Что это такое? Это она так играет?

— Божественно! — Миро улыбнулся, отсалютовав бокалом пораженной Ребекке. — Эта мелодия навевала на него воспоминания о тех временах, когда ему только исполнилось шестнадцать и он впервые вышел в свет, танцевал на балу с какой-то очаровательной молоденькой девушкой с нежными руками и смущенным взглядом — такой чистой и невинной. Тогда и он был таким же: беззаботным, встречающим каждый день улыбкой, — пока не погрузился в мир похоти и разврата, полном удовольствий и мрака. На миг в нем зажглась крохотная песчинка просвета, увеличивающаяся с каждым звуком скрипки и окутывающая его с ног до головы.

Ребекка тоже ощутила на себе эту магию и, стиснув зубы, поняла, чем же простушка привлекла к себе внимание этого семейства и почему Астарт так печется о ней: «От такой светлой души попробуй отказаться. И все равно, она лишь человек».

Когда звуки стихли, и на дорожку вышла Яра — вся такая посвежевшая и со светящимися от здоровья глазами, — Бекки постаралась скрыть гримасу разочарования: «Ведь я ночью совсем ее опустошила, а она снова такая здоровая. Что это значит?»

— Яра, как всегда прекрасно! — похвалил ее Астарт и усадил рядом с собой, налив в бокал вина. — Это, конечно, не розовое, но уверяю тебя, тоже приятное и совсем не крепкое. — Ведьма отпила немного, посмаковав, и кивнула.

— Да, дома я пила только одно белое. Оно было таким же легким, практически не ощущалось. Думаю, стоит прихватить с собой несколько бутылочек вашего фирменного, вместе с кофе.

— Кофе? — полюбопытствовала Ребекка. — Что же, в мире людей нет достойного напитка? — Она усмехнулась.

— Отчего же, есть, но не везде продается качественный и от того вкусный. В моей стране такого нет, поэтому я стараюсь покупать заграницей, как и некоторые другие продукты. — Взяла кусочек сыра и медленно прожевала, заедая хрустящим багетом.

— У тебя крошки, — Астарт улыбнулся уголками губ и вытер подбородок ведьмы салфеткой, сама же ведьма даже не обратила внимания на эту заботу, принимая ее как должную. У нее под боком устроился Таруру, с большим яблоком в руке.

— Вижу, сегодня вам гораздо лучше, вы даже можете разговаривать, в таком случае, сможете посетить бал, который я устраиваю у себя в доме. Отказа не принимаю, — миролюбиво сообщила Ребекка. — Только прошу вас прийти в приличном виде, гостям будет неуютно при взгляде на подобную одежду. — На Яре были синие узкие джинсы, серый пушистый свитер с широким воротником и белое пальто.

— Если будет нужно, я позабочусь о вашем бальном платье. У меня как раз есть подходящее в цвет ваших глаз, — поддержала Ада.

— Благодарю, но платье у меня есть. К сожалению, не удалось одеть его на бал у драконов, — вежливо ответила ведьма, беря виноград и кладя в открытый рот Астарта.

«Видимо, желает позлить свою бывшую, а она тоже хороша: все пытается вывести меня из строя своими словами. Вот же… Ну я тебе покажу, не с той связалась. Я тоже умею играть в эти игры». — Златаяра взяла демона под руку и положила голову ему на плечо, а он погладил ее по голове.

Глава 8

Вечер бала пришел незаметно, но Яра ничуть не нервничала. Фиолетовое платье, купленное в лавке в царстве драконов, очень ей шло: «Не такое пышное и шикарное, как у Аделаиды или тем более Ребекки, ну и ладно».

Она пригладила челку и вышла из спальни. Внизу ее уже ждали Астарт с братьями.

— Очень необычное платье… и тебе идет, — оценил демон, осматривая ее со всех сторон. — Только кое-чего не хватает — удивительно, как я угадал с цветом камней. — Одел ей на шею колье в виде листочков и веточек, инкрустированное аметистами. — Не волнуйся, это не выглядит очень броско.

— Вот теперь все на месте, — согласился Миро, поправляя шейный платок на воротнике Таруру. — Что за дама без украшений.

— Подождите меня! — К ним по лестнице спешила Аделаида, сегодня она облачилась в пышный наряд нежно-голубого цвета с длинными рукавами и воротником, открывающим плечи и ключицы, но не грудь. Вдоль подола блестела россыпь жемчужин, они же были в мочках открытых ушей. Волосы убраны на затылке, оставляя лишь несколько чуть вьющихся прядей.

— Ну естественно, куда же мы без вас, любезная матушка. — Миро устало вздохнул и подал ей руку, на которую она с улыбкой оперлась.

В карете всем хватило места, с учетом того, что Таруру Астар усадил к себе на колени.

— На балу ничего не пей, кроме сока, понятно? — Миро строго взглянул на младшего.

— Понял. — Тару пожал плечами.

— И ты тоже. — Астарт сжал руку ведьмы.

— Поняла. — И вместе с младшим они рассмеялись.

— Как дети… — Астарт едва сдержал улыбку: то, что Таруру и Яра нашли общий язык, он понял давно, и теперь они везде были неразлучны: «Тем лучше для обоих: будут приглядывать друг за другом»

Бальная зала была в красно-коричневой гамме с золотом. «Много гостей, много выпивки, много…» — вот как описала Яра свои впечатления от увиденного, сжав руку Таруру и локоть Астарта. Миро шел с Аделаидой.

— Дамы, не теряемся, — предупредил их старший и отправился к группе мужчин, в то время как Миро уже схватил два бокала себе и Аде и, попивая, побрел вглубь зала.

— Ада, а вот и ты! — к ним подошла Ребекка в золотом платье, таком же ослепительном, как само солнце. — А где Астарт?

— Ушел в бильярдную: все эти дни не выезжал из дома, хотя у него столько дел.

Аделаида бросила взгляд на Яру, смотрящую куда-то поверх голов гостей так, будто все они были для нее пустым местом.

— Пойдем потанцуем, я приглашаю, — проговорил Таруру. Ведьма улыбнулась ему, и они пошли в круг танцующих.

— Да, платье у нее ничего… — признала Бекки, беря бокал у официанта и делая глоток. — Ну ничего, раз она занята с мелким, то я пойду к Астарту. Уж мне-то он не откажет в танце.

— Угу, — Аделаида смущенно пожала плечами и проводила подругу взглядом.

— Леди, мои глаза меня обманывают или вы та самая звезда, что упала с неба на этот бал? — Ада обернулась, встретившись взглядом голубых глаз. Перед ней стоял высокий демон с копной каштановых волос до плеч и в темном костюме.

— Вы мне льстите, — демоница смущенно прикрылась веером, веря, что немного бодрящего флирта ей не повредит, ведь она не собирается изменять мужу. А когда незнакомец закружил ее в танце, привлекая к себе все теснее и изучая ладонью ее талию и спину, вдыхая нежный цветочный аромат, исходящий от шеи, она получила удовольствие.

Яра неторопливо танцевала, держа руку Таруру, стараясь делать не очень широкие шаги, чтобы ребенок поспевал за ней. Краем глаза она наблюдала за тем, как возле Аделаиды возник незнакомый мужчина, а платье Ребекки мелькнуло у дверей бильярдной.

— Ада, как всегда, млеет от любого комплимента. Когда-нибудь доиграется: поползут слухи, и источником их будет именно Ребекка.

— Разве они не подруги?

— Для Бекки это не так. Она может общаться с кем угодно, лишь бы не было скучно, и Ада для нее — как полезная спутница на пути к сердцу брата. Ведь без Ады ей бы пришлось придумывать причины, для того чтобы посетить наш дом.

— Хм, я полагала, что у вас не такие строгие рамки этикета, как у драконов.

— Не такие, но они есть, и их негласно, но соблюдают. Одно дело, когда замужняя дама просто танцует с очередным кавалером по танцам, и совсем другое, когда на виду милуется с ним или позволяет лишнее в отношении себя. Любой чуть более близкий контакт вызовет неодобрение в обществе.

— А то, что я тогда в лесу так сидела рядом с Астартом — это как расценивается?

— Как дружеско-сестринское проявление, вы же не лапали друг друга, не целовались. А уж, поверь, Ребекка в свое время вытворяла кое-что и похлеще, поэтому ты вообще монахиня рядом с ней.

— Успокоил. Есть хочется!

— Понимаю, только есть придется по чуть-чуть и очень аккуратно — приличия…

Они остановились, и Таруру повел ее между гостей в соседнюю залу, где стояли два длинных стола с кушаньем и выпивкой. Яра налила своему спутнику и себе по стакану сока, демон проверил их на наличие посторонних веществ и смело сделал пару глотков, пока ведьма ела закуски из морепродуктов.

— Таруру, а у вас в мире есть море?

— Конечно, но я бы не советовал тебе в нем купаться, если жизнь дорога. Там водятся морские чудища. Само море находится неподалеку от столицы, где у брата университет.

— Значит, я смогу там побыть?

— А ты уже собралась нас покинуть? Ведь прошло всего две недели, — в его глазах появилась тоска.

— Что уже удивительно, раз я здесь так долго. У драконов и того меньше продержалась. — Усмехнулась, когда демон обнял ее за талию тонкими ручками. — Если Ребекка не захочет извести меня, то останусь подольше. Мне здесь нравится, особенно ваш золотой лес. Играть там — одно удовольствие. — «А лечить ауру и подавно».

— Дамы и господа, сегодня на нашем вечере присутствует гостья из другого мира, которая хотела развлечь вас своей игрой на скрипке, — голос Ребекки эхом разнесся по всему особняку. А когда Яра с Таруру нахмурились, к ним подплыла разрумянившаяся Аделаида с инструментом в руках.

— Дорогая, вы ведь не откажете? Ребекка была так добра, что пригласила вас к себе в гости. — От подобных слов Яре стало не по себе: «Будто я напрашивалась на ее бал! Теперь и отплатить должна за такую честь?! Отказаться невозможно, иначе прослыву неучтивой леди, да еще и опозорю Астарта, у которого гощу. Вот удружила демоница, все сделала, чтобы не отвертеться!»

— Безусловно, нет. Буду рада усладить слух гостей.

Взяла скрипку и стала быстро ее настраивать. В бальном зале ей уже приготовили невысокий подиум, откуда все смогут увидеть скрипачку. Таруру шел с ней рядом, выискивая взглядом в толпе братьев.

— Не волнуйся, — шепнул ведьме, когда она ступила на свое место.

Гости смолкли, свет немного притушили, создавая необходимую атмосферу. Сначала Яра начала с чего-то расслабляющего и легкого, навевающего чувство умиротворения. Игра произвела впечатление: на лицах гостей то и дело появлялись улыбки, взгляды переставали выражать привычное высокомерие. Некоторые сидящие блаженно закрывали глаза, позволяя мелодии проникнуть глубже, чтобы ни на что не отвлекаться. А когда Яра перешла на грустный репертуар, у дам тут же увлажнялись глаза, некоторые смело утирали слезы своими платочками или смахивали руками, облаченными в атласные перчатки. Стоило скрипке замолчать, как в зале образовалась абсолютная тишина, взорвавшаяся взрывом аплодисментов. Яра стояла на подиуме, скромно склонив голову и продолжая играть. В первом ряду она заметила Астарта, рядом с которым стоял Таруру, довольный произведенным фурором — едва заметно улыбался, гордо выпячивая грудь. Одна лишь Ребекка поджимала свои губы и разве что не метала молнии, не ожидая от своих гостей такой эмоциональности. А ведьма продолжала играть, пока резко не вскрикнула, дернувшись назад. Порвавшаяся струна задела ее по лицу, да так, что по нему потекла кровь. К Яре тут же бросился Астарт и увел из зала, Таруру побежал за ним, а Ребекка, скрывая довольную улыбку, невинно предложила гостям продолжать вечер: мол, всякое порой случается.

— Яра, убери руку, я должен взглянуть на рану, — потребовал демон, усадив девушку на диванчик в небольшой гостиной. — Яра жмурилась от боли, из глаз текли слезы. Конечно, у нее и раньше рвались струны, но всегда без подобных травм. Таруру тут же прибежал к ним с небольшой коробочкой, полной бинтов и лекарств, которые забрал у слуги. Стоило им обоим увидеть, какой длинный и опасный порез протянулся по всей правой половине лице — от лба и вниз до подбородка, и даже Астарт побледнел.

— Как такое могло произойти? Ведь у Яры ни разу, пока она играла на своей скрипке, струны не рвались, — проговорил младший, подавая брату бинты, смоченные заживляющим эликсиром.

— Видимо, именно потому, что та скрипка была лично куплена и проверена мной, а здесь… чувствую не случайно.

— Неужели Ребекка так глупо решила подставиться?

— Даже если так, то она все будет отрицать. Скажет, мол, ничего не смыслит в инструментах и вообще скрипку настраивал мастер, значит и вина на нем.

— Не нужно никого наказывать, — пробормотала Яра, медленно открывая глаз на раненой половине лица. — Главное, что зрение не пострадало. А порез заживет. — Она грустно опустила лицо, но Астарт тут же осторожно взял ее за подбородок.

— Конечно заживет, и мы избавим тебя от шрама, я знаю отличного лекаря. Поэтому не волнуйся, ты мне и со шрамом нравишься.

— Я и не волнуюсь… — тяжело вздохнула. — Можно я поеду домой?

— Тогда и меня забери, я устал, — попросил Таруру, и старший согласился.

— Отлично, тебя — по состоянию здоровья, а младшего — потому что ребенок. Лучше причины для раннего, но уважительного убытия не найти. А вот мне придется еще задержаться, — Астарт устало закатил глаза. — И еще, Яра, не знаю, во сколько вернусь и понимаю, что ты можешь смело отказать мне в этой просьбе, но… пускай Таруру поспит сегодня с тобой, а если тебе вдруг станет плохо, он тут же воспользуется магией и вызовет меня. — Погладил брата по голове.

— Я не против. — Она встала с дивана, от анестезии, которую Астарт нанес ей на лицо, не чувствовала его, пытаясь кусать губу.

— Прекрати, иначе я тоже захочу так же попробовать, — провел пальцем по ее нижней губе, а в глазах появилось желание.

— Только не начинай, нашел момент, когда я раненая.

— Да тебе не угодить, для подобных вещей у тебя никогда нет подходящего момента, хотя тому сморчку Максу позволяла дарить себе цветы! — в голосе демона были слышны ревнивые нотки, он явно обижался, от того и надулся, как парус.

Проводив их до кареты, Астарт все равно незаметно для окружающих поцеловал Яре руку, а уже дома над девушкой хлопотали служанки во главе с Бери, который тут же вызвал врача.

— Чувствовал, что не стоило вам ехать туда, ни вам, ни молодому хозяину, — ворчал дворецкий, хотя обычно вел себя очень сдержанно и слова лишнего не говорил. Яра сидела уже переодетая в домашнюю одежду, платье было отправлено в стирку, потому что всю половину груди испачкало багровое пятно крови.

— Бери, вы абсолютно правы. Но, к сожалению, никто из нас не застрахован от подобных случайностей, — согласилась с ним ведьма, немного морщась от прикосновений прибывшего врача.

— Ну-с, милая барышня, — старец поправил закатанные рукава, — глаз здоров, никакой магии на ране нет, но заживать будет долго, особенно с учетом того, что вы простой человек. Так что приготовьтесь быть терпеливой и не хороните себя заранее, это не помешает вам удачно выйти замуж.

— Э… благодарю… — Яра посмотрела на улыбающегося Таруру, уже облаченного в темную пижаму и бархатный халат — все строгих, темных оттенков.

— Мазь и крем я вам оставлю, на сегодня выпейте вот этот эликсир, мало ли, вдруг будет температура или не сможете уснуть. Все-таки для молодой девушки это такой шок.

Когда лекаря поблагодарили и проводили, Таруру смело заявил Бери, что ночует сегодня по приказу старшего брата в спальне леди Златаяры.

— Что ж, ради исключения и раз милорд так повелел, но надеюсь, вы понимаете, что это нарушение всех приличий, поскольку вы с барышней не родственники.

— О, безусловно. — Взял Яру за руку. — Пойдем, тебе нужно отдохнуть. Сегодня я буду оберегать твой покой.

— Слушаю и повинуюсь, мой лорд.

На эту ее фразу уже сам Бери едва заметно улыбнулся, но тут же вернул себе прежнюю серьезность.

— Быть может, миледи желает что-нибудь перекусить перед сном?

— Буду вам очень признательна. Честно говоря, на балу мы толком не смогли поесть. Можно чего-нибудь легкого: чая и творожную запеканку, что-то в этом роде… — что есть, чтобы не тревожить Моди.

— Я понял, принесу в вашу спальню.

Устроившись в кровати ведьмы, как в своей собственной, Таруру был ужасно рад. Он еще ни разу ни с кем, разве что кроме братьев в детстве, не спал: «Если бы мама была жива, я сейчас так же мог спать с ней». К Яре он уже настолько сильно привязался, будто она всю жизнь прожила с ними, и ему совсем не хотелось с ней расставаться. Поздний ужин им принесли через несколько минут, но Таруру выпил только чашку горячего чая с молоком и медом, не вылезая из кровати, пока девушка ела у камина. Чуть погодя, приняв душ и переодевшись в пижамные штаны и футболку, она забралась под одеяло. Эликсир начал действовать, и теперь она то и дело широко зевала, а когда Таруру заботливо потушил свет, заранее проверив защиту на двери в комнату, тут уже Яра свернулась калачиком под одеялом.

— Спокойной ночи, Яра, — шепнул ей маленький демон, положив ладошку рядом с ее.

— Спокойной, Тару… — Она еще раз зевнула, нежно сжав его пальчики, потерлась о них носом. От этого движения мальчику стало так тепло и уютно: «Вот что значит, когда есть мама…», после чего он уснул с легкой улыбкой на детском личике. Ночь прошла абсолютно спокойно, но спала Яра очень крепко, проснувшись лишь оттого, что на ее ногах лежало что-то тяжелое. Пошевелившись, повернула голову и увидела Астарта, он обнимал ее за талию, а ей на ноги закинул свои. Рядом бесшумно спал Таруру, одеяло сползло с его плеча, и Яра осторожно поправила, чем разбудила старшего демона. На часах было начало десятого утра, во сколько демон вернулся с бала, девушка не знала, но спать ей уже не хотелось, а в животе урчало от голода. Медленно выбравшись из сильной хватки, прошлепала в ванную умываться и переодеваться к завтраку. Раненую часть она как можно аккуратнее промокнула полотенцем, перед тем как нанесла крем.

«Нда, видок тот еще, будто меня не струна задела, а коготь оборотня. Может, дед потом что-нибудь придумает, иначе бабушка в обморок упадет от увиденного».

— Зачем ты так рано встала? — прошептал, не открывая глаз Астарт, шаря ладонью по тому месту, где она еще недавно лежала.

— А ты зачем снова сюда пришел, тебе спать негде? Нам и без тебя очень хорошо было.

— Ой-ой, я, понимаешь, ушел с бала, приехал, чтобы убедиться, что с ней все в порядке, а она еще и недовольна.

— Ну так и убедился бы, поутру, а не мешал спать, а то зажал своими конечностями. — От их шепота Таруру заворочался и тоже зашарил ручкой по опустевшему месту, отчего резко встал и испуганно осмотрелся в поисках потери.

— Брат, а ты что здесь делаешь? Второй мужчина Яре в кровати не нужен, — сурово проговорил он.

— Вот уж действительно! Иди чисть зубы, мужчина. Наша дама сердца хочет пойти на завтрак. — Демон лениво встал с кровати и ушел к себе в комнату, за ним последовал и младший. Ведьма проводила обоих, едва сдерживая смех.

За завтраком они были втроем, Миро и Аделаида все еще спали, поскольку вернулись только под утро.

— Леди, сегодня врач приедет еще раз. — Предупредил Бери, ставя перед Ярой чашку ароматного кофе приправленного густыми взбитыми сливками с шоколадной крошкой. На блюдце рядом стояла воздушная панна котта с клубничным сиропом и свежими ягодами. После горячего омлета, десерт ей был просто необходим для поднятия настроения.

— Боже, как вкусно… — повторяла Яра, чем очень радовала дворецкого. Рана не повредила здоровому аппетиту и хорошему настроению гостьи, а это было главное. «Так молода и полна света. Неудивительно, что хозяин бережет ее»

— Бери, можно мне тоже десерт, я все доел? — спросил Таруру, отодвигая действительно пустую тарелку.

— Конечно, молодой господин, вот так бы всегда вы хорошо завтракали.

— Ну, сегодня вкуснее, и Яра так быстро все съела… — младший поджал губы, смотря на десерт своей соседки по столу. — Яра, а ты, значит, сегодня не будешь играть?

— Почему же, буду. Лицо и руки никак не связаны с игрой, так что и откладывать упражнения не стоит, и потом, ты только начал делать успехи. — Сделала глоток кофе и зажмурилась от удовольствия. — Астарт, прекрати хмуриться, а то морщины появятся, твое неудовольствие никак не вылечит мой шрам или если я перестану играть.

— Да, ты права, — демон сдался: конечно, ему хотелось уберечь девушку от всего, что причинит ей вред, даже тонкая струна. — Поэтому я поприсутствую на ваших занятиях, погода, кстати, обещает быть солнечной, поэтому можем отправиться в лес.

— Отлично, заодно кое-что проверю, — хитро прищурилась.

— Что же? — спросил Таруру, когда получил свое сладкое.

— Увидишь… — загадочно ответила Яра.

Как всегда, собрались внизу: девушка держала в руках футляр со скрипкой, а Тару сложенный плед. К ним подошел Бери с корзинкой, из которой торчала бутылка с соком и прочая снедь.

— Бери, а вы положили яблоки?

— Да, леди, как вы и любите, — крепкие. — Вручил эту ношу подошедшему Астарту.

— Спасибо, старина, если что, мы в лесу. Беспокоить только под предлогом смерти или если объявится неугомонная леди Ребекка, но ее в лес вообще не пускать, хоть к столовому гарнитуру привяжи.

— Будет исполнено, хозяин.

— Пойдемте, — подтолкнул Яру к выходу, и уже по дорожке они шли не спеша, держась под руки, напоминая семейную пару. Это же видел и сам дворецкий, с умилением провожая их взглядом: «Быть может, сердце Златаяры дрогнет. Ведь наш хозяин уже ею очарован».

В лесу они устроились у одного из широких стволов дуба, на пышной листве, расстелив покрывало. Яра вытащила скрипку и, настроившись на игру, начала. Звуки музыки разливались по лесу, заставляя птиц замолчать и прислушаться, пахло лесом. Яра играла, прижавшись затылком к стволу, закрыв глаза и чувствуя, как сквозь ее тело проходит живительная энергия, а рана на лице немного покалывает. Она играла до тех пор, пока на запястье не легла горячая рука Астарта.

— Хватит, иначе я сам начну улыбаться такой же глуповатой улыбкой, как младший, — кивнул на брата. Демон лежал у него на коленях, а на его лице была довольная улыбка.

— Во мне есть какие-то изменения? — отложила инструмент в сторону, пока Астарт всматривался в ее ауру.

— Не то чтобы, аура, как всегда сияет, здоровая, без единой трещинки, или ты что-то другое имела в видууууу? — последнее он протянул, удивленно смотря на ее рану: вместо глубокого пореза остался тонкий, с зажившей корочкой, будто ему был уже месяц. — Ты это сделала музыкой или все из-за того, что ты лесная ведьма и природа лечит? — Погладил ее лицо, осторожно коснувшись шершавой полоски на щеке.

— Так я и думала, хоть этому мне не надо учиться. Природа сама все делает, теперь даже не болит. — Закрыла глаза и провела по всей правой половине рукой.

— Да, смотри корочку не сдирай, а то будешь ходить с красной полоской, как от ожога.

— Ладно, только не бурчи. — Смахнула челку с глаз и вытащила из корзины яблоко. Таруру тоже очнулся и тут же полез к Яриному лицу, но старший остановил его.

— Вот еще ты свои лапы протяни к ее личику, это же не глина.

— Пф, подумаешь! Вот что ты имела в виду! А нам для регенерации ничего этого не нужно, все происходит само по себе.

— Радуйся, вы ведь демоны, а я простой человек.

— Нет, ты совсем не простая, Яра, — Таруру покачал головой. — Ты та, которая смогла заинтересовать нас, а не каждому человеку это под силу — привлечь демонов.

— Хорошо, как скажете, милорд, — взлохматила волосы на макушке мальчика и засмеялась. — Кстати, сегодня мы, пожалуй, начнем с игры на фортепьяно. Думаю, что после вчерашнего мы можем позволить себе немного расслабиться, перед занятиями с профессором.

— Можете, это не проблема, — подтвердил Астарт.

Они еще немного побродили по лесу, а затем вернулись домой. Старший демон отправился к себе в кабинет, а Яра с младшим — в музыкальную комнату. При виде зажившего шрама девушки дворецкий был сильно удивлен, поэтому надобность в лекаре отпала. К полудню проснулись Аделаида и Миро, им следовало подать завтрак, и когда к дому подъехала карета леди Ребекки, дворецкий тут же послал слугу — оповестить хозяина.

— Ах, Бери! Вы как всегда меня встречаете, а где же Астарт?! — Ребекка вплыла в их дом, одурманивания окружающих ароматом ванили и шелестя пышной юбкой кремового цвета.

— Хозяин в кабинете, занят деловой корреспонденцией, не велел никому тревожить. — Провел ее в столовую.

— Ох уж эти мужчины, то сбегают с балов раньше времени, то вечно заняты. Ада, усмири своего пасынка! Здравствуй, Миро, вижу и ты неважно выглядишь. Видимо, вчерашнего вина хватило с лихвой… — Она злорадствовала. Устроившись напротив подруги, потянулась к хрустящим тостам, намазав масло на горячий хлеб, с аппетитом откусила, пока Бери наливал ей жасминовый чай и добавлял сливки.

— Спасибо, вы душка! Всегда умеете сделать даме приятное. Ада, ты так бледна и что за неподобающие для леди круги под глазами! Следовала пожурить моего двоюродного брата: он просто затанцевал тебя… — покачала головой, но ее голубые глаза хитро прищурились, она-то знала, что одними танцами брат не обошелся. И возможно, очень скоро их общество пополнится еще одним бастардом и подмоченной репутацией: «Если Астарт, конечно, не решит взять меня в жены, чтобы эти слухи не выплыли наружу».

— Да, я неважно себя чувствую, — сдавленным голосом подтвердила молодая хозяйка, за ночные похождения ей было очень стыдно, особенно когда эффект от алкоголя прошел, и она поняла во что ввязалась и как это отразится на ее репутации: «Но ведь мы всего лишь целовались и…» — перед ее глазами всплыли воспоминания их страстных с Турином объятий и как его губы ласкали ее шею, грудь и как он расшнуровал ее корсет и… — «О боги! Как я могла быть такой неразумной!»

— Матушка, мне кажется у вас температура: щеки покраснели. — В этот раз Миро выражал искреннюю заботу, и ехидство со стороны Ребекки настораживало: «Эти двое чего-то не поделили или кого-то… обычно Бекки всегда любезна с Адой».

Ему было лень об этом думать. Стоило проснуться, как Миро тут же опустошил привычный эликсир от похмелья, и если бы он не выспался, то чувствовал бы себя паршиво. Но он благополучно проспал столько, сколько потребовалось для восстановления организма после алкогольного опьянения, и сытный завтрак с кофе оказали самое благотворное воздействие. «Нужно уйти от них подальше, чтобы не слышать этот мерзкий голосок», — бросил на их гостью взгляд, полный усталости.

— Бери, а где Тару?

— В музыкальной комнате, занимается вместе с леди Златаярой.

— Прекрасно, десерт пусть подадут туда. Хорошая музыка отлично расслабит мое утомленное сознание. — Встал из-за стола. — Матушка, я бы рекомендовал вам вернуться в постель и вызвать лекаря, не хочется, чтобы по возвращении отец застал у себя в постели хладный труп. Вам стоит больше времени уделять своему здоровью, а не сидеть в четырех стенах. Берите пример с младшего: они с леди Ярой гуляют каждый день. Девушка прямо-таки расцвела на глазах. — Посмотрел на тут же окрысившуюся Ребекку: «Не видать вам, милочка, сердца моего брата и нашего титула, как своих ушей!» — Всех благ. — На этой ноте он слегка поклонился и удалился в музыкальную комнату.

— Нет, ты это слышала! Теперь уже и Миро нравится эта чертовка, только подумать. Да кто в здравом уме захочет с такой страшилой связываться, шрам на лице — это на всю жизнь, да еще и от струны. Лучше бы она вообще без глаза осталась… — шипела Бекки, пока Ада закрыла лицо руками — ее пальцы побелели, а плечи поникли.

— Что ты сказала? — Аделаида отняла руки от покрасневшего лица, опухшие от слез глаза вновь наполнились влагой, она шокировано смотрела на подругу, да и подругу ли…

«Мы с ней почти ровесницы, а она пытается выставить меня этакой матроной, матерью семейства, осуждает за флирт, хотя сама грешит этим же. Сидит и злорадствует, издевается, смеется прямо в лицо и все пытается унизить Яру. эта ведьма никому не желала зла! В кого я превратилась?!»

— Да что с тобой, в самом деле, ты действительно не в себе. И чего так таращишься на меня? Сама прекрасно знала, что это не случайность, и ничего не сделала. А теперь думаешь, что я крайняя в этой истории? Нееет, глубоко заблуждаешься! — Ребекка говорила спокойно, с улыбкой, все сильнее обнажая свои клыки. в ее голубых глазах появилась некая сумасшедшинка, одержимость.

— Убирайся из моего дома, — четко выговаривая каждое слово, процедила Аделаида, встав из-за стола.

— Ну нет, это не твой дом, а мой будущий, и ты мне поможешь в этом, иначе все, особенно твой любимый Демиур, узнают, что ты принесешь ему в подоле по возвращении его из командировки. Демон трудится на благо семьи, чтобы его женушка здесь забавлялась с любовниками, тратила семейное состояние на всякую мишуру!

— Пошла вон, или я за себя не ручаюсь! — лицо Ады стало меняться, в нем начали проступать демонические черты, и это не на шутку встревожило Ребекку. Обычно, дамы не позволяли своей внешности подобные метаморфозы, поскольку в гневе демоницы были страшны, а их сила неконтролируема.

— Я так просто не отступлюсь, а ты очень горько об этом пожалеешь, когда вернешься в ту нищету, из которой тебя вытащила госпожа удача. — Бекки щелкнула клыками и встала из-за стола, да так резко, что стул упал на пол. Бросив разорванную салфетку, вздернула нос и покинула столовую.

— Госпожа, с вами все в порядке? — Бери тут же возник в дверях, когда дом содрогнулся от хлопка входной двери. Аделаиду всю трясло, ее руки сильно дрожали, белая, как скатерть на столе, девушка слабо улыбнулась ему и хотела было что-то сказать, но вдруг ее глаза закатились и она упала в обморок. Дворецкий вовремя ее подхватил, иначе девушка могла разбить голову.

* * *

— Доктор, что с ней? — Астарт уже пятнадцать минут ошивался у дверей в покои мачехи.

— У леди Аделаиды был сильный стресс, который повлек за собой неконтролируемый всплеск силы, от того она упала в обморок, но главное, что удалось остановить внутреннее кровотечение и ребенок остался цел.

— Ребенок?! — Миро и Астарт спросили одновременно.

— Да, ваша мачеха на втором месяце. Конечно, внешне это никак не отражается, но советую вам беречь ее. Она нуждается в покое, уж не знаю, что вызвало такое сильное недомогание. — Мужчина покачал головой, и дворецкий проводил его на выход.

— Поздравляю, у нас появится еще один брат или сестра… — Средний демон тяжело вздохнул, он был не против нового члена семьи, даже рад. Ему нравилось возиться с детьми, несмотря на репутацию ловеласа, но что-то в этой ситуации не давало покоя.

— Послушай, она утром разговаривала с Ребеккой, может быть, та ей что-нибудь сказала такое, что у Ады случился срыв?

— В таком случае, это что-то должно было быть очень серьезным… — Астарт призадумался. Тревожить мачеху сейчас он не стал, пусть отдыхает, но поговорит позже.

— Может быть… между Адой и Турином на балу что-то произошло? Я слышал из их с Ребеккой трепа, что Ада и Турин танцевали вдвоем.

— Двоюродный братец Ребекки? Что ж… все может быть, этот тип нечист на руку и с женщинами не церемонится, но мне не хочется думать о том, что Ада от скуки решила поддаться на его любовные излияния. — Мысль что легкомысленная Аделаида изменила его отцу, расстроила Астарта. — Ладно, выясним что да как позже, а сейчас мне нужно поскорее закончить с делами, иначе до ночи просижу. Чертовы документы — и ради этого, что ли, я торчу здесь!

Десерт и уже подостывший чай, который Миро нагрел одним прикосновением руки к чайнику, ждали его в музыкальной комнате, где беззаботно в две руки играли Яра и Таруру. Девушка едва слышно что-то объясняла младшему, а затем они повторяли на практике своей игрой. Миро пил чай, и занятие этих двоих умиротворяло, особенно под расслабляющую мелодию фортепиано.

Только сейчас он смог как следует присмотреться к ведьме. Не чета Ребекке или Аделаиде, но вместе с тем, в чертах ее лица было что-то притягательное. Скользя тонкими пальцами по клавишам, она полностью отдавалась музыке, и он начинал чувствовать аромат леса. Свежий и легкий, ненавязчивый, дарящий покой. Таруру увлеченно повторял за своей наставницей, не отвлекаясь ни на что.

— Леди Златаяра, может быть, вы ненадолго прерветесь и выпьете со мной чашечку чая? — спросил Миро, когда они играли уже два часа подряд. Инструмент смолк, и ведьма повернулась к нему, ее каре-зеленые глаза блестели, а при солнечных лучах, проникающих через открытое окно, казались совсем зелеными.

— Можно. — Они с младшим сели рядом. Девушка в кресло, а Тару рядом с Миро на диване. Средний демон поухаживал за девушкой, наполнив ее чашку и подав блюдце с десертом, — в этот раз был творожный десерт с ягодами черники с кокосовой стружкой.

— Мы толком с вами не общались… — начал Миро.

— Можно на «ты», если не против, и зовите меня Яра, — девушка тепло улыбнулась, и ее лицо наполнилось светом, сделавшись очень добрым и заботливым. «Теперь понятно, почему Тару не хочет с ней расставаться», — средний улыбнулся в ответ и кивнул, соглашаясь:

— Брат не особо распространялся насчет твоей жизни в мире людей. Могу я узнать бесценную биографию ведьмы?

— Даже не знаю с чего начать… — Она нахмурилась, — Что ж, мне двадцать три, я окончила музыкальную школу и консерваторию. Работаю в оркестре, играю на скрипке, как ты убедился, и на флейте, фортепиано не в счет. Много путешествую по миру, с моим оркестром или одна. Моя бабушка сейчас находится в другой стране, она преподает историю моего народа, поэтому я должна вернуться раньше нее, а это через месяц или около того.

— Емкий ответ, ценю немногословных девушек, — Миро усмехнулся, погладив Тару по голове. — Отчего же ты не желаешь остаться в нашем мире? Ведь здесь можно дать волю своему магическому дару, а у тебя он есть. И думаю, что твой дедушка — Казимир похлопотал бы за внучку перед ректором.

— Нет. Волшебство — это прекрасно и чудесно, но пусть и дальше остается тем, чего в моем мире нет. Мне хочется жить спокойной, простой жизнью. А не ждать, что из темноты ночью вылезет какой-нибудь монстр, которого я увижу, потому что ведьма, и придется бороться за свою жизнь. Не хочу жить в интригах и сплетнях. Я сама поступила и закончила учебу, никто мне не помогал, никто не платил деньги за университет. Так и моя работа, от которой я получаю большое удовольствие, играя для всех, кто готов слушать и услышать. А не быть низшим звеном в вашем обществе, где имеет значение титул, а длина волос говорит о правильности нрава.

— Но, если бы ты вышла замуж за аристократа, отрастила волосы, никто и слова тебе не посмел бы сказать. Тогда бы ты могла остаться… — начал Таруру, но Яра покачала головой.

— Нет. Мне нравится мой внешний облик и короткие волосы, подстраиваться под других, угождать — значит ломать себя. Превратиться в того, кем не являешься — изменить себе. И замуж я сейчас не выйду, только по любви и когда-нибудь в будущем.

— Но…

— Тару, это невежливо. Златаяра права в своих суждениях: насильно мил не будешь. Ты поймешь это, когда подрастешь, — строго одернул его Миро, сверкая серыми глазами. — Спасибо что поделилась со мной. Никто не посмеет посягнуть на твою свободу: ни в нашем мире, ни в каком другом. Но если вдруг кто-то захочет быть с тобой рядом, не торопись отталкивать от себя. — Девушка кивнула, допив чай. К ним вошел профессор Реар, а Яра ушла к себе в комнату — немного вздремнуть. Переодевшись в спортивные штаны с футболкой, она только прилегла, как в дверь постучали и женский голос спросил разрешения войти.

— Можно. — Яра даже не встала, слушая как к ней, шурша, подошли и коснулись запястья горячими пальцами. Открыв глаза, удивленно заморгала при виде бледной Аделаиды.

— Златаяра, я прошу прощения, что потревожила вас, но… — девушка сама на себя не была похожа, обратившись к Яре столь уважительно, хотя до этого глядела свысока. «Что же тебе надо от меня?» — ведьма нахмурилась, и демоница, увидев это, отшатнулась. — Понимаю, что начали мы не с хорошего, но я хотела извиниться за все, абсолютно все: и свое грубое отношение, и за то, что привлекла к тебе Ребекку. Я не думала, не знала, что она посмеет переступить черту и поранить тебя, да еще лицо, — боже, как мерзко с моей стороны! Мне очень жаль, и я запуталась, — ее руки задрожали, а глаза наполнились слезами. Вместо того чтобы оттолкнуть от себя эту демоницу, Яра усадила ее на кровать и стала бережно вытирать мокрые щеки.

— Тихо, ты чего? Рассказывай, что с тобой?

— Я не могу никому рассказать, это такой позор, я просто не думала, что все так обернется. А когда Бекки пришла на завтрак и начала говорить все эти гадости, не сдержалась и выгнала ее.

— Стоп! Успокойся, дыши глубоко, у меня от твоих слов каша в голове, на вот, выпей и продолжи все по порядку, осуждать не буду, гарантирую, — протянула ей стакан с водой, та осушила его и, икнув, прикрыла рот платком.

— Я не знала, что Бекки вздумает что-то с делать стой скрипкой, которую тебе предложили на балу, струны не выдержали и лопнули из-за магического мешательства! Я в этом абсолютно уверена! Весь вечер я не находила себе места, выпила слишком много, и двоюродный брат Бекки — он был так мил! — ухаживал за мной, а ведь я не видела мужа почти двамесяца. Мне так захотелось внимания, простого мужского внимания. Чтобы мне тоже делали комплименты…

— Ты переспала с ним?

— Нет! Что ты, но до этого чуть не дошло! Он сначала просто гладил меня по голове, затем талии, я даже не поняла, когда он расстегнул или расшнуровал мой корсет, — бог знает, что за наряд уже на мне был! Я не понимала, что происходит, словно в тумане… его поцелуи, а когда он начал ласкать мою грудь… я испугалась и сбежала.

— Уже хорошо, — скептично отметила ведьма.

— Кое-как привела себя в нормальный вид и остаток ночи гуляла по их саду, чтобы привести мысли в порядок. Не знаю, что Турин наплел сестре обо мне, о том, что мы делали, но утром она угрожала мне. Говорила, если не помогу ей стать женой Астарта, то она избавится от меня. Я не могу потерять мужа. Особенно сейчас, когда узнала, что беременна. — Она приложила руки к плоскому животу и снова всплакнула.

— Ладно, чего слезы-то понапрасну лить, хотя в твоем положении это, конечно, нормально, но лишний стресс для плода вреден. Так что дыши глубже и успокаивайся. — От этого ее строгого голоса Аделаида удивленно вытаращила глаза, не ожидая в хрупкой ведьме такого сильного характера, — и как она раньше этого не замечала.

— Но как же мне быть.

— Элементарно, Ватсон! У вас есть законы, предписывающие наказание за клевету и умышленный физический ущерб иномирному гостю?

— За клевету есть штраф, а вот умышленный вред — это уже разбирательство, суд, и там уже как решат. Но мне-то это не поможет: они посмотрят мою ауру на чужие прикосновения и поверят не мне, а Ребекке. Она из влиятельной семьи.

— Судя по всему, не настолько, раз до сих пор не смогла окольцевать Астарта. А что там с аурой, расскажи подробнее, может, я чем смогу помочь? Хотя ты и так в положении, у тебя лучше защиты не придумать. Беременна от законного мужа, а не любовника. Или?

— Ты что! Конечно от Демиура, у меня никогда не было любовника! Я — верная! — воскликнула она.

— Ладно, не бушуй, мать. Верная — и славно, только сглупила с тем Казановой, это точно. — Всмотрелась в ауру девушки: «Да, действительно. Не знала, что на ауре остаются еще и физические прикосновения, ну просто отпечатки пальцев, если знать, под каким углом смотреть. И душ тут не поможет…» — поморщилась. — Вид у тебя тот еще, теперь понятно. Давай я попробую все подчистить?

— А ты сумеешь? Это не всем дано. С таким даром видения аур, их лечения и изменения нужно родиться…

К словам демоницы Яра отнеслась с абсолютным спокойствием. Реар многому ее научил, а она впитывала всю информацию как губка. Проведя руками над головой и вдоль плеч Ады, ведьма сосредоточенно стала подчищать ее ауру, порой хватаясь пальцами за видимые ей одной куски и отбрасывая те в стороны. Так она сидела минут двадцать, пока ее руки не упали, и она не выдохнула.

— Кажись, сделала. Кто-то сможет проверить мой результат?

— Боюсь, что только такой же эмпат, как ты. Мы их так называем: тех, кто может делать подобные манипуляции с аурой. Они чувствуют острее других, видят больше и глубже. Такие в основном работают в гвардии каждого города, для того чтобы выявлять и бороться с преступностью. Они могут сказать, лжет заключенный или нет, проводят расследования и прочее…

— Отличная работа, и судя по всему, раз таких мало, то они не самые живучие.

— Да, это опасная работа. Поэтому Астарт и рвался получить диплом, он хочет работать в гвардии. Это престижно, хороший карьерный, а главное быстрый рост. Борьба со злом…

— Очень похвально. Как ты себя чувствуешь, успокоилась?

— Да, спасибо, что выслушала и… прости меня, я знаю, что у меня характер не подарок. Просто я так и не смогла добиться внимания братьев, а стоило тебе появиться, даже Таруру ходит радостным, хотя обычно как волчонок: всегда хмурый и настороже.

— Тогда поменяй свое окружение и научись относиться добрее к тем, кто живет с тобой. А не строить из себя шальную императрицу. Неважно слуга ты или аристократ, все мы смертны. И то, что ты находишься на ступень выше, это не дает тебе никакого права унижать, оскорблять тех, кто работает на тебя. Со старшими всегда быть уважительной, и неважно, пусть то будет хоть кузнец.

— Мне кажется, в тебе гораздо больше от настоящей аристократки, чем во мне или Ребекке.

— Все может быть. Ладно, ничего твоя подруга тебе не сделает. Даже если она захочет очернить твою репутацию, а ее братец вздумает ей подсобить. Весь вечер я была рядом с тобой, Таруру подтвердит, и пусть они болтают что хотят. Ты носишь под сердцем ребенка, вот и думай о нем, а не о слухах.

— Ты веришь, что я люблю мужа? И что хранила ему верность?

— Конечно. И прекрасно понимаю, что тебе как молодой девушке захотелось элементарного внимания, от эмоциональных порывов никто не застрахован, главное не наделать глупостей. Так что то, что тебя облапали, еще не самое худшее.

Аделаида слушала эту девушку, говорящую такие мудрые не по годам вещи, проникаясь к ней искренним уважением. Когда Ада покинула ее комнату, Яра звездой разлеглась на кровати и вздохнула от облегчения: «Что ж, хоть что-то хорошее и справедливое произошло. Надеюсь, я не нарушила какого-либо закона, хотя в данных обстоятельства все моральные законы нарушила именно Ребекка. Если что, свалю всю вину на Астарта, пусть выкручивается, он ведь хозяин дома», — усмехнулась своим мыслям.

— Ты чего такая довольная? — над ней навис старший демон.

— Проклятье! А стучать тебя не учили или сейчас будешь говорить, что ты в собственном доме: где хочешь, там и бродишь? — Даже не подумала встать, закрыв глаза, продолжила лежать на подушке. Под весом парня матрас немного прогнулся.

— О чем вы тут шептались?

— О женском. Или это риторический вопрос?

— Верно, я все прекрасно слышал, пока стоял за дверью.

— Очень рада, что тебе не дали по носу, когда Ада вышла. — Этот самоуверенный тип снова начал ее раздражать.

— Ты поступила очень гуманно в отношении той, которая тебя недолюбливала, с ее легкой руки Ребекка занялась тобой, а так бы знать не знала кто у меня в гостях.

— Все мы совершаем ошибки. Аделаида наказана сполна, но сейчас важнее ее репутация и никаких осложнений для беременности. Девушка оказалась такой чувствительной.

— Спасибо, что подчистила ее ауру. Если Ребекка решит использовать этот козырь, то у нее ничего не получится.

— Очень за тебя рада, впредь более тщательно подходи к выбору любовниц, иначе рано или поздно одна из них не погнушается сорвать злобу на Таруру. — Ведьма строго на него посмотрела.

— Учту. Но думаю, что в ближайшее время мне будет не до плотских утех, поэтому оставлю это Миро. Скоро ты отправишься к Казимиру, а затем и в свой мир. Поэтому у меня мало времени, чтобы тратить его на таких, как Ребекка. — Погладил ее по голове, словно невзначай касаясь шеи. У Яры даже глаза закатились, так было приятно, до тех пор, пока Астарт не навис над ней.

— Ты нарушаешь мое личное пространство. Надеюсь, не собираешься благодарить за Аду. — Яра отвернула от него лицо, было непонятно, что взбредет этому демону в голову. «Одно дело, когда он просто, по-дружески ко мне прикасается — это нейтрально, и совсем другое, когда начинает хотеть чего-то большего. Особенно с почерневшими глазами, как сейчас».

— Ты заставляешь меня нервничать.

— Отчего же, разве я тебе не интересен как мужчина? По-моему, я даже доказал, что лучше, чем Кристер.

— Я не завожу романы с выходцами из другого мира, потому что хочу жить нормальной и спокойной жизнью. Поэтому, каким бы ты очаровательным не был, все равно. Слезь с меня, тяжело дышать, — уже сдавленно пропыхтела она. Демон ослабил хватку, встав на колени и все еще держа ее за талию.

— Ах Яра, почему ты так холодна… ведь я предлагаю тебе куда больше, чем простая интрижка. Ты можешь остаться здесь, со мной, в этом мире и ни в чем не нуждаться…

— Угу. Превратиться в твою домашнюю зверушку…

— Нет же! — воскликнул он, обнажая клыки. — Я серьезно. Ты мне нравишься! Проклятье, понимаю, как по-идиотски это звучит, особенно в таком положении, — приподнялся на локтях, но девушка даже не пошевелилась, молча смотря на него. Она его совсем не боялась, ни с клыками, ни с черными глазами, ни даже когда он почти приобрел свою истинную сущность. Сейчас же в ее взгляде было некое подобие дымки тумана, она вся как-то расслабилась и… потянулась к его шее, сцепила пальцы на затылке и вдохнула его аромат — немного древесный с примесью разгоряченной на солнце кожи. И тут он почувствовал, как по горлу провели кончиком языка.

— Чего же вы все от меня хотите… — это была она и одновременно совсем другая Яра, та, с которой он не был знаком, но видел нечто подобное в глубине ее глаз. Потянула за ворот его пиджака и стала медленно расстегивать пуговицы, затем ремень на брюках. Все это настолько шокировало демона, что он не сразу понял, что уже остался без верхней одежды, в то время как на самой ведьме ее много. Дальше темная пелена застила его взгляд, и все, что он видел, это ее пульсирующую вену на шее, вдыхал аромат леса, исходящий от нежной кожи, сжимал миниатюрное женское тело. Такое мягкое, податливое, желанное, — как давно он ее хотел! Возможно с того дня, когда увидел в полотенце, и аромат леса одурманил его, затем, когда спал с ней в одной постели, чувствуя ревность к Кристеру. Ему не составило труда стащить с нее спортивные штаны с футболкой, под которыми больше ничего не было. Он покрывал ее тело поцелуями, осторожно прикусывал идеально лежащую в его ладони грудь и еле сдерживал свою страсть: «Главное не повредить ей…»

Глава 9

Тусклый свет проникает через приоткрытую штору, Астарт лежит в постели, чувствуя, как по обнаженному телу от его движений скользит одеяло. Демон перевернулся, плохо соображая, где находится. Спальня, но не его, а Яры и, судя по всему, это не сон. Вот ее вещи аккуратно сложены и лежат на кресле, но самой девушки нет.

«Который час? — поднял взгляд к часам. — Утро? Неужели я так долго спал…» Так и было. Вчера, когда он пришел к ней и… резко встав с кровати, стал быстро одеваться, его одежда висела на стуле.

Пока он застегивал пуговицы на рубашке, в голове проносились мысли о том, что же он натворил. Как мог поддаться собственному желанию? А Яра? Чем это все теперь закончится?.. В столовой его никто не ждал, в доме тоже было подозрительно тихо.

— Бери, а где все? — спросил у дворецкого, зайдя в кухню. Где за столом с чашкой чая сидела Моди. Видимо, Астарт прервал их дружное чаепитие. — Доброе утро, — кивнул кухарке.

— Доброе, хозяин, леди Яра пришла к десяти и попросила накрыть завтрак на улице. Погода солнечная, и к ней присоединились ваш младший брат и мачеха. Молодая госпожа выглядит гораздо лучше, а Миро все еще спит.

— Да, румяная и такая счастливая, а то как же, в ожидании маленького. Вот наш лорд Демиур обрадуется! — Моди могла позволить себе говорить подобные вещи, хотя дворецкий по-прежнему за это на нее ворчал.

— Ясно, тогда присоединюсь к ним. — Демон быстро выбежал из кухни, а кухарка хлопнула в ладони.

— А по нему и не скажешь, что он такой взрослый: ведет себя как мальчишка. Особенно как Златаяра появилась. Жаль девчушку: и так невзрачная, так еще и шрам на лице.

— Ах, Моди, не во внешности дело. Душа у нее чиста и прекрасна, а это то, чем не каждая аристократка в нашем царстве может похвастать.

— Вот уж точно, а как играет, ммм… заслушаться можно. — Так они и продолжили свою беседу, в то время как Астарт уже пересек лужайку, оказавшись у единственной беседки, стоящей рядом с озером.

За круглым столиком сидела Аделаида, на мачехе сегодня было несвойственное ей абсолютно простое и легкое платье жемчужного оттенка, черные волосы она оставила распущенными, приколов лишь серебряную заколку. Лицо свежее и нежное, без обычного высокомерия. Девушка держала одну ладонь на плоском животе, будто оберегая его, а второй макала большую ягоду клубники в вазочку со взбитыми сливками. Таруру сидел рядом: как всегда, прямая осанка, как если бы он был на приеме у короля, а не на обычном завтраке дома. «Младший далеко пойдет, превзойдет даже меня», — с гордостью подумал Астарт, любуясь этой семейной идиллией. А вот Яра удивила его своим абсолютным спокойствием, конечно, он думал, что встретит ее бледной, со смущенным взглядом, а вместо этого… она о чем-то переговаривалась с Адой, пила свой кофе, настраивала скрипку.

— Доброе утро. — Демон подошел к ним. — Ада, надеюсь тебе уже лучше?

— Да, благодарю, все хорошо, — девушка смущенно опустила взгляд, сжав юбку пальцами, но тут же ее руки коснулась Яра.

— Он все знает, поэтому не волнуйся и не бойся. — На демона посмотрели проникающие в самую душу кошачьи глаза. В них не было ни одной эмоции: ни сожаления, ни грусти, ни гнева — ничего.

— Да, за это действительно можешь не переживать, если Ребекка вздумает испортить тебе жизнь, то столкнется с тем же. — Вошел в беседку, поправив за собой полупрозрачную занавеску от насекомых. — Ну что, накормите или все уже съели? — улыбнулся. Ада тут же убрала крышку со сковородки, где лежал золотистый омлет, в окружении его любимого хрустящего бекона. Таруру поделился с ним поджаренными гренками с плавленым сыром, а Яра налила кофе.

— Ты хорошо спала? — Астарт медленно пережевывал гренку.

— Сойдет, — она усмехнулась, — думаю, сегодня или завтра отправлюсь в столицу. Время поджимает, а запястье почти не болит. Нужно скорее вернуться в прежнее житейское русло, иначе мне грозит увольнение с работы.

— Я могу проводить тебя к Казимиру?

— Может быть… — она задумалась, смотря на озеро — Я еще не решила, но сообщу тебе, поэтому не думай об этом.

— Ты все-таки уезжаешь? — Таруру грустно посмотрел на ведьму.

— Да, у меня тоже есть свои обязанности — это часть той взрослой жизни, которая тебе тоже предстоит. — Погладила его по щеке, на миг в ее глазах появилась тоска. Астарт видел, что девушка привязалась к его брату. Но она была права: все они уже не дети. И он тоже, в первую очередь именно он. До получения диплома осталось совсем немного, а дальше назначение на должность.

— Хозяин, леди Ребекка пожаловала, — оповестил подошедший дворецкий, отчего Ада вмиг побледнела.

— Видимо, если не поставить ее на место сейчас, она не успокоится, — устало проговорил демон, вытирая губы салфеткой и откладывая столовые приборы на край тарелки. — Зови, пусть топает на своих туфельках сюда. Ада, что бы она ни говорила, лучше молчи или плачь, жалость — отличное средство в подобных ситуациях.

Через несколько минут к ним подошла как всегда прекрасная демоница, за ней по траве стелился шлейф кроваво-красного платья, рядом шел ее старший брат и еще один незнакомый мужчина, с заложенными за спину руками: на вид лет сорока, с длинными поседевшими волосами, собранными в хвост, и яркими золотистыми глазами. Ростом как Астарт, в чистом, но не новом костюме. На его лице, с едва заметной щетиной, застыло выражение уныния, а ноздри длинного носа раздулись, стоило унюхать аромат кофе.

— Доброе утро, не желаете чашечку? — вежливо спросил Астарт, смотря именно на мужчину, он знал его, видел однажды в университете. Это был один из эмпатов в их царстве. «Боги, она даже воспользовалась связями, чтобы пригласить его как эксперта по разрешению подобной ситуации. Странно, что он согласился, впрочем, если позолотила ручку, то все понятно», — но своих эмоций демон не выдал, по-прежнему оставаясь спокойным. Чего нельзя было сказать об Аделаиде.

— Доброе, буду очень признателен. С утра вырвали с работы, не успел позавтракать. Мое имя Ферин, и я эмпат на службе нашей гвардии.

— Да, я знаю. Присаживайтесь, — предложил свободный стул. Беседка была очень вместительной, но Астарт умышленно не предложил ни Ребекке, ни ее брату воспользоваться своим гостеприимством. Кто пришел к нему в дом с мечом, с ним же и уйдет — между лопаток.

— Графиня рассказала мне об одном щекотливом деле, поэтому, если вы не против, хотел бы приступить сразу. — Эмпат посмотрел на бледную Аделаиду, сидящую между Таруру и Ярой. От маленького демона исходило легкое раздражение в сторону его нанимательницы, а вот от ведьмы абсолютное равнодушие. Демоница же была вся одна сплошная эмоция: от страха до гнева.

— Боги, да приступайте! Неужели вы не видите, что она опорочила честь мужа, как не стыдно, Ада, — цинично отметила бывшая подруга, сложив руки на груди. Ее брат воздержался от каких-либо слов, вся эта ситуация лично для него не стоила лишнего внимания, но раз сестренке захотелось поиграть, то пожалуйста.

Ферин еще раз осмотрел ауру Аделаиды, но ничего, кроме прикосновений близких, не увидел. Ни единого намека на измену, изнасилование, простое влечение к Турину, ничего. Чиста как снег.

«Странно, ведь она была на балу и, по словам Ребекки, у нее связь с Турином, но по ауре все чисто. Вот ее гнев и раздражение, вот страх, но непонятно, чего она боится, а вот и радость…»

— Я, конечно, понимаю, что вы всего лишь выполняете свою работу и вам как консультанту в данной ситуации заплатили. Но на всякий случай, не знаю, какую очередную забавную историю поведала графиня, однако мачеха лорда Астарта весь вечер на балу провела со мной и Таруру. — Яра кивнула на мальчика, который взял Аду за холодную руку, согревая своими маленькими пальчиками. — Понимаете, в ее положении нельзя волноваться. А уж заводить порочные связи, когда ждешь ребенка от любимого мужа и находишься на втором месяце беременности, — это полнейший абсурд, вы не находите? А на таких мероприятиях хватает мужчин, готовых завлечь немного захмелевших от алкоголя дам в свои сети. Конечно, это нормально, но все же. Лорд Турин, впредь будьте более осмотрительны, не стоит бросаться в объятья замужних барышень. А я точно помню, что вы были изрядно навеселе, должно быть, спутали леди Аделаиду с кем-то другим. Забота вашей сестры, ее волнение за честь семьи Астарта похвальны, но порой стоит заведомо проверять все факты. — Она деланно вздохнула и отпила кофе, качая головой. — Кстати, вы ведь сказали, что голодны, пожалуйста, угощайтесь. Кухарка лорда та еще кудесница. — Улыбка, вежливость, Яра поразила всех присутствующих своей осведомленностью. Ребекка просто шипела, Турин слегка покраснел и был уже не так равнодушен, сестра знатно его подставила, выставив в дурном свете. И хотя все это было для него лишь забавой, стоило выйти из подобной ситуации с высоко поднятой головой, и наплевать на то, чего хотела Ребекка — ему своя шкура важнее.

— Да, прошу прощения, леди Аделаида, на балу я действительно выпил больше чем положено, оттого и перепутал вас с кем-то. а моя любезная сестра все не так поняла. Думаю, мне лучше покинуть вас, и поздравляю с прибавлением. Дети — это прекрасно.

— Особенно от своих мужей, — не удержался Таруру, чем вызвал приглушенный смех у Астарта, который тут же сделал вид, что закашлялся, а Яра заботливо похлопала его по спине, едва сдерживая улыбку, отчего ее лицо немного скривилось.

— Что?! Да вы все сговорились! Я не для того заплатила вам деньги, чтобы вы тратили их не отработав! — уже кричала Ребекка.

— Графиня, помилуйте. Я исправно выполнил свою работу и не нахожу в ауре леди Аделаиды ничего предосудительного, а ее страх и волнение вызваны обычной беременностью. Ведь всем известно, что в такое время у дам эмоций целый шквал, — эмпат развел руки в стороны и удивленно вскинул брови.

— В таком случае, раз все благополучно разрешилось, а иначе быть не могло, ведь моя мачеха кристально чистая женщина, буду признателен, графиня, если вы покинете мои угодья и больше никогда не ступите в них. — Астарт был вежлив, но в его серых глазах бушевал гнев, и бывшая любовница это остро почувствовала, ощутив то, как сильно он доминирует среди присутствующих мужчин. От него исходила та самая энергетика, которая и взволновала ее сердце, привлекла ее в нем.

«Ах ты тварь, ну я тебе отплачу за все!» — Ребекка бросила злобный взгляд на довольную Яру, та встретила его без страха, а с тем превосходством, которого демоница не ожидала от простого человека. Подняв юбку, графиня развернулась и с достоинством пошла к своей карете. Ее брат все же поклонился, прощаясь, и последовал за сестрой.

— Ах, сколько шума из ничего. — Яра тяжело вздохнула.

— Знал бы, что это за разоблачение, отказался от оплаты, хотя мой руководитель отзывался о семье де Лавоньель положительно, — вздохнул Ферин

— Что ж, везде есть свои паршивые овцы, впредь будете осмотрительнее. — Ведьма со звоном поставила чашку и, взяв скрипку, вышла наружу, чтобы начать играть.

— Да, лорд Астарт, какая… строгая и сильная духом у вас невеста. — Ферин внимательно слушал легкую и приятную музыку.

— Вот такая… — демон нахмурился, поджав губы, сердце обливалось тоской от расставания, быть может, это последний раз, когда она играет здесь. Когда Таруру вызвался проводить перенервничавшую Аделаиду в ее спальню, а эмпат убыл на службу, Астарт продолжил сидеть в беседке, наблюдая за тем, как медленно двигается ведьма, слушая ее игру. Он не имел права ее удерживать, она не дочь какого-нибудь лорда, чтобы заключать с ней брак, не обычная девушка, с которой можно позабавиться и забыть. Она… некто куда более важный для него персонаж в этой истории.

«Но неужели я не смог бы жить в ее мире: работать здесь и бывать там? Ведь моя служба подразумевает путешествие между мирами… Как когда-то Казимир ушел в мир без магии, прожил там счастливо часть своей жизни. А обязательства перед отцом? Есть Миро и Таруру, и Ада беременна. Здесь меня ничто не удерживает».

Вечером Яра все-таки открыла портал, перед этим тепло попрощалась с Аделаидой, успокоив ее ауру, а затем долго обнималась с Тару. Впервые в глазах младшего стояли слезы и старший растерялся, не зная, что делать. Ведьма не захотела, чтобы он отправился в столицу вместе с ней.

* * *

Яра вышла в знакомом зале с зеркалами-порталами, она уже знала, как дойти до кабинета деда. По дороге ей на пути никто не встретился. Быстро дойдя до нужной двери, на всякий случай постучала и лишь затем вошла.

Казимир сидел за своим столом и пил из бокала бренди. При виде внучки он тут же отложил читаемые листы бумаги в сторону и, откинувшись на спинку кресла, провел по ее фигуре изучающим взглядом, сканируя ауру.

— Здравствуй. Как отпуск?

Яра подошла к столу и села на стул, опустив на пол все свои сумки.

— Неплохо, убедилась, что хочу обратно домой. Соскучилась по бабушке, нашей уютной квартирке, и вообще — может, мне кота завести?..

— Ты все детство мечтала о нем, чтоб был большой и пушистый, но аллергия. — Он усмехнулся.

— Да. — Задумчиво покрутила сережку в хрящике уха. — Я хотела погулять пару дней по столице, купить кофе, может быть чай. Ты составишь мне компанию или очень занят?

— Смогу, но не часто. Увы, даже в каникулы для преподавателя хватает работы. А у меня еще не все практиканты вернулись.

— А ты не хочешь со мной в Москву? Хотя, о чем я говорю, у ба случится сердечный приступ при виде очень даже живого супруга, — Яра невесело улыбнулась, в глазах появились слезы. — Ты точно разобрался с теми, кто стоял за аварией родителей?

— Точнее не придумаешь, — некромаг сжал подлокотники кресла. — Ладно, не будем об этом. Поживешь у меня. Здесь в университете моя квартира, в преподавательском крыле. — Выдал ей прямоугольную скрижаль на цепочке. — Носи при себе и не потеряй, это пропуск на территорию университета. Ты моя внучка, если вдруг кто спросит, хотя не должны. — Встал со своего места и подхватил одну из сумок девушки. — Пойдем, все дела подождут до завтра.

Они миновали два коридора, несколько арок и небольшой сад, прежде чем оказались в нужном крыле. У Казимира была двухкомнатная квартира с видом на фонтан. Высокий потолок с деревянными балками, кованые светильники. Обстановка мужская.

— Вот, это твоя комната, — открыл одну из дверей, здесь стояла широкая, без балдахина кровать, шкаф и тумбочка. На полу синий ковер, на стене очередной гобелен с изображением сказочных существ. — Располагайся, все скромно.

— Самое то. — Она быстро разложила вещи, пока дед дожидался ее в гостиной, просматривая стопку писем.

— Парочка от твоих друзей. Дракон и демон. — Протянул ей два конверта. Оба скрепленные фамильной печатью. Яра покачала головой, она прочтет их потом, а сейчас прогулка по столице.

С дедом было интересно: он четко излагал факты о том или ином здании, показывал достопримечательности, и Яра не скучала. Они побывали в нескольких магазинах, где девушка купила себе новый смычок, пару пакетов кофе в зернах, рассыпчатого ароматного чая. Поместив все в один большой бумажный пакет, эта парочка зашла в уютное кафе рядом с центральным парком.

— То есть у драконов тебе совсем не понравилось, судя по рассказу… — начал дед, попивая кофе и сидя в углу кафе. На город опускались сумерки, и людей становилось все меньше, магазины давно закрылись.

— Честно говоря, я была о Крисе лучшего мнения. На вид кажется таким ответственным и сильным, а на деле оказалось, что идет на поводу у родственников и этикет важнее друзей.

— Да, не с тем драконом ты познакомилась, но я рад, что, хотя бы в Астарте не ошибся. Этот демон всегда проявлял свой характер. Да, порой он ведет себя как подросток, любит похвалиться, показать себя с лучшей стороны, но именно в таких мужчинах и есть сила духа. Он не боится сложностей, идет напролом, но вместе с тем, я удивлен, как он изменился. Видимо, практика многому его научила, да и жизнь с человеческой девушкой очень меняет. Когда мы только познакомились с твоей бабушкой, я мнил себя чуть ли не самым великим, а она показала, кто я, когда отвергла мои ухаживания. Да… было времечко… Так и жили. — Он тепло улыбнулся, но было видно, как грустит и скучает по любимой и единственной женщине. Яра взяла его за руку и потерлась о шершавую ладонь старика.

— Мы сможем еще увидеться?

— Думаю, что да. Ты очень похожа на свою мать и бабушку. И я рад, что судьба свела тебя с моими практикантами. — Погладил внучку по щеке, заглядывая в такие же, как у него глаза. — Береги себя и не позволяй никому навредить.

— Да, у Астарта я кое-чему научилась, поэтому все, что мне грозит — это сломанный ноготь.

— Я бы мог устроить тебя в университет… — начал Казимир.

— Нет, я не хочу… — она покачала головой. — Понимаю, что это престижно и необычно, но я свое отучилась, дед. Мне хочется спокойной человеческой жизни. Радоваться простым вещам…

— Знал, что ты так ответишь, но спросить стоило. Мало ли, вдруг ты передумаешь.

Этой ночью Яра долго не могла уснуть, вертясь с одного бока на другой, вспоминая ласки Астарта. «Хорошо, что в сумке всегда лежит коробочка контрацептивов», — подобный случай, был для нее первым. Обычно, чтобы что-то получилось, она должна была повстречаться с парнем какое-то время, понять, нравится он ей или нет, хочет ли она его.

«Хотела… как иначе-то, и он. Хм, а ведь вначале терпеть друг друга не могли». Ей вспомнился случай в лесу, когда она так удачно справилась с русалкой и за ней гнались кладбищенские духи. Как она смогла различить ауру демона в глубине темного леса, когда ее окружала кромешная тьма. Как ворвалась в его горячие объятья, а он был в истинной ипостаси, и ее это совсем не волновало и не пугало.

А затем их поцелуй — она без стеснения пила его энергию, а он щедро делился ею. Горячие, мягкие и жадные губы демона, его клыки слегка прикусывают ее шею. Целуют ключицу… щекотно и приятно. Усмехнувшись, девушка уткнулась лицом в подушку.

Наутро, Казимира уже не было дома, он вернулся к работе, а Яра быстро позавтракала овсянкой на воде с ложкой меда и ушла в город. Сегодня ей предстояло осмотреть несколько готических соборов, может, купить что-нибудь из одежды или какие-то сувениры для бабушки. «Потом скажу, что тоже летала куда-нибудь с оркестром, чтоб она не удивлялась».

Столица оказалась не такой большой, как она предполагала, и очень напоминала Антверпен или Гент в Бельгии. На углах продавали разнообразную выпечку, и Яра получала истинное удовольствие и покой от прогулки. В книжной лавке она задержалась, перелистывая страницы книги о расах этого мира. Расплатившись на кассе, засунула толстый фолиант в рюкзак, который тут же ощутимо потяжелел. В хлебной лавке она купила пару булочек с корицей и изюмом, которые дед очень любил, и пока жил с бабушкой, та постоянно баловала их выпечкой. К булочкам взяла еще половинку багета и направилась в парк, кормить уток. Сидя на лавке и бросая крошки голодным птицам, вспоминала Таруру. Она уже успела соскучиться по мальчику, от тоски ее отвлекло непонятно откуда взявшееся чувство беспокойства. Она встала с лавки и хотела вернуться на территорию университета, когда кто-то ударил ее по затылку. Последнее, что Яра увидела, — это носки чьих-то женских туфелек и знакомый аромат ванили.

Что было потом, ведьма слабо понимала, ее чем-то опоили, что-то говорили, но она находилась в состоянии отупения, похожая на овощ. Чувства и разум вернулись к ней спустя время, а сколько его прошло, она не знала. В этой комнатке с узкой железной кроватью не было окна, стены давили на нее, вытаскивая наружу страх замкнутого пространства. Яра начала глубоко дышать, чувствуя острый приступ паники, пока дверь не открылась, проливая свет из коридора в ее камеру.

— Очнулась, значит. Я сразу поняла, что ты скрытая эмпатка: так поправить ауру Ады никто больше не мог, — голос принадлежал Ребекке, демоница стояла, одетая в черное шелковое платье, странно закрытое для нее.

— Чего ты добиваешься? Думаешь, мое похищение сойдет тебе с рук? Я свободная и принадлежу другому миру. Меня будут искать.

— Конечно будут, только вот найдут ли… — девушка осклабилась, а затем отошла в сторону, пропуская вперед неизвестного Яре молодого мужчину с черными демоническими глазами. — Милый, займись ею как следует. Чтобы наша крошка покинула этот мир с особенными воспоминаниями и получила удовольствие. А то ей так не хватает мужского внимания, раз посмела позариться на моего жениха.

— Он тебе не жених, и никогда им не станет. — Ведьма усмехнулась. — Так что продолжай дальше строить свои нелепые интриги, ничего не выйдет.

Демоница бросилась к ней и ударила по лицу, так что у Яры в глазах потемнело, по лицу и шее потекла кровь.

— Заткнись, тварь, ты ничтожество! Ну а ты чего встал, за что я тебе заплатила! Пусть помучается, не стоит жалеть такое тело.

С этими словами Ребекка удалилась, а в комнате, захлопнув дверь, остался мужчина. Ведьма попыталась собрать энергию и сотворить защитный барьер, чтобы он не посмел к ней притронуться, но в этой комнате ни одна магия не действовала. Яра осталась один на один с тем, кто сильнее нее. Резко втянув воздух, она приготовилась к новой порции боли и… получила ее, когда мужчина ударил ее по другой щеке. Девушка, как тряпичная кукла, упала на пол, а демон навис над ней, сжав тонкие запястья и пытаясь коленом раздвинуть ее ноги. Но Яра активно сопротивлялась, хотя из носа и уголка губ текла кровь. Все, что услышала затем стоящая чуть дальше по коридору Ребекка, — это крики и стоны, ласкающие ее слух. Она получала истинное удовольствие от того, как унизительно была повержена ее соперница. Комната, в которую она заточила эту человечку, была специально очерчена печатью против магии. Поэтому ничто не поможет слабой девушке перед сильным мужчиной, разрывающим ее тело на части, кусающим, оставляющим синяки, ссадины, с каждым движением заставляя боль изнутри усиливаться до потери сознания. Раз за разом, пока Ребекка вошла в комнатку и не увидела ее валяющуюся в луже собственной крови на полу.

— Что ж, устрой ей небольшой перерыв, а то уже полдня стараешься. Нужно оставить ее живой, хоть и не такой целой…

— Если вы об этом, госпожа, то она не была невинной.

— О, еще лучше. Распутной девке — такая же участь. Ты молодец, вторую часть платы получишь к полуночи.

— Думаю, что сейчас вы оба расплатитесь по полной. — Они обернулись на незнакомый голос. Рядом с Астартом в истинной ипостаси стоял дракон — еще немного, и он перевоплотится. Позади них, с тростью в руке, подошел щеголеватый старик.

Вместе они медленно надвинулись на ошеломленную демоницу и ее слугу, прежде чем обоих скрутили и они упали на колени.

— Астарт, что ты здесь делаешь?! — Лучше бы Ребекка помалкивала, когда получила звонкую пощечину по своему холеному личику, а когда Астарт вошел в комнату, оттуда раздался такой рык, что слуга сжался. Они находились под пристальным взглядом дракона. Что-то зашуршало и демон вынес на руках завернутую в пиджак Златаяру. С каждым шагом, на полу от ее тела оставались капли крови.

— Этих под заточение, — скомандовал старец, но мельком, Ребекка увидела, что таится в его глазах, и поняла, что там смерть.

Они сидели в гостиной в квартире Казимира. Кристер расположился в кресле, оставляя когтями на подлокотниках глубокие порезы. Астарт не возвращался к человеческому облику, ходя туда-сюда и скрежеща клыками. Демон никак не мог успокоиться после увиденного, его выдержка изменила ему, если бы это была не квартира Казимира, он давно все разрушил.

Из спальни не вышли лекарь и некромаг. На лице первого читалась скорбь, а второй побледнел, превратившись в ходячего мертвеца. Со вздохом они сели на диван.

— Что я могу сказать, если бы девушку продержали там подольше с таким активным причинением физического ущерба, она бы умерла от травматического шока.

— То есть она будет жить? — осторожно спросил Кристер. Лекарь надолго замолчал, собираясь с мыслями.

— Да говорите же! — рыкнул Астарт, поворачиваясь к ним.

— Разрыв мягких тканей, внутренние повреждения, перелом ребер — удивительно, как она вообще смогла дышать. Абсолютно, беспощадно порванная аура, она на грани. Златаяра такая миниатюрная девочка, — его голос дрогнул. — Чем смог, тем помог: кровотечение остановил, ребра срастил, но она не до конца поддается этому лечению. Ей нужно вернуться в свой мир и незамедлительно. Уход, покой и… Казимир, ты помнишь, что я настоял на полном стирании памяти.

— Она… забудет? — Астарт смотрел на него уже осмысленным взглядом серых глаз.

— Понимаю, что это тяжело. Но представьте, каково будет девушке, когда она очнется, — начнет вспоминать и попросту сойдет сума. Вы желаете ей такой участи?

— Нет, — Кристер покачал головой, хмурясь и смотря в пол.

— Что будет с теми двумя? — процедил Астарт.

— Высшая мера наказания, но лишь слуге, а вот Ребекке помогут связи ее отца и дяди, и вероятнее всего, она выйдет сухой из воды, — пояснил некромаг.

— Можно к ней? — Демон посмотрел на куратора, и тот кивнул.

Когда Астарт впервые увидел истерзанное тело ведьмы, на полу в той закрытой комнате, он даже не представлял, что почувствует такую боль — она растеклась по всему телу: взгляд на искусанную грудь, еще недавно такую нежную и чистую, багровые, кажущиеся во мраке черными синяки и ссадины и бедра, залитые кровью. Сейчас она лежала в состоянии полного покоя и крепкого сна на кровати. Одного взгляда на ее ауру хватило, чтобы демон стиснул клыки и по щекам потекли слезы — его первые… за столько лет существования. Здесь не было леса, откуда она могла черпать энергию, но был он. Осторожно, боясь спугнуть надежду, Астарт коснулся ее губ своими, желая разделить собственную силу с ней. Ничего не вышло, тот случай, после леса, оказался единичным. Кристер топтался рядом, гладя ее по руке.

— Яру необходимо телепортировать в мир людей. Ждать больше нельзя, — проговорил Казимир. Сейчас ему было очень тяжело: его сердце нещадно болело, он задыхался, но держался, не подавая виду.

Астарт очень бережно поднял ведьму с постели, лекарь облачил ее в длинную, до пят, ночнушку, и теперь ткань закрывала босые ступни. Втроем они дошли до зала с зеркалами-порталами и оттуда переместились в Москву, оказавшись прямо в частной больнице. Здесь у Казимира был свой знакомый, поэтому Яру разместили с комфортом и тут же осмотрели, пока мужчины сидели в коридоре с ее вещами.

— Вот что, решите, кто отправится со мной обратно и будет разбираться с Ребеккой, а кто останется и присмотрит за ней? — Казимир смотрел только на Астарта.

— Я пойду с вами. — Кристер встал, готовый слушать любое указание куратора.

— Так и думал, отлично. Надеюсь, в этот раз ты будешь слушать самого себя, а не своих родственников, которые так беспардонно обошлись с моей внучкой. — Если бы не накопившийся в нем гнев, некромаг бы промолчал, но сейчас эмоции взяли верх. Откашлявшись, Казимир утер влагу под очками. — Астарт, я рассчитываю на тебя. Когда она очнется и устроит истерику или еще что, немедленно очисти память. Хотя все еще надеюсь, что Яра сильна духом и сможет перенести это.

Если бы понадобилось личное присутствие Казимира, как родственника, он бы остался, но в сложившейся ситуации он решил, что не может позволить какой-то демонице выйти сухой из воды и готов даже поставить на кон свое положение преподавателя.

Ведьма очнулась только ночью, в коридорах больницы светил свет, а в отдельной палате Яры — один светильник, рядом с креслом, в котором разместился Астарт. Демон даже смог задремать, но услышав болезненные стоны девушки, тут же открыл глаза. Видимо, болеутоляющее перестало действовать, и она тяжело вздыхала, не в состоянии перевернуться набок. Не видя никого, а только белый потолок и капельницу, Яра всхлипнула и заскулила.

— Не шевелись, а то швы разойдутся, — тихо предупредил ее демон, встав рядом.

— Швы? — ее голос пропал, а губы кривились, она стала тяжело дышать. У нее начинался приступ паники, и все, что мог сделать Астарт, — это по возможности нежно обнять ее.

— Мы спасли тебя, виновные наказаны, ты в безопасности. Я рядом… — он погладил ее по всклоченным волосам.

— Нет, ты ничего не видел. Тебя там не было, а он был. И он… раз за разом насиловал меня. Никто не знает, каково это! Как больно! — она уже кричала, и аппарат, измеряющий ее давление, стал активно пищать. В палату тут же вбежала медсестра, видя, что пациентка в панике, женщина быстро вколола ей успокоительное, и только тогда Яра вновь обмякла в руках демона.

— Спасибо вам.

— Да не за что. Какой же ублюдок так порвал бедняжку! Хорошо, если она еще сможет в будущем иметь детей, но с такими повреждениями… — Медсестра вышла, а демон надолго замолчал. Проведя ладонью по плоскому животу ведьмы, он поцеловал ее руки и взмолился:

— Пожалуйста, прости меня… Это из-за меня ты пострадала. — Коснулся ее лба и стал шептать заклинание, очистив воспоминания Яры не только об этом событии, но и обо всем, что связано с их миром. Теперь, когда девушка проснется, она не вспомнит ни о чем, кроме того, что однажды вечером ее сбила машина и она оказалась в больнице.

Глава 10

Лето подходило к концу, а во вторую неделю сентября Яру ждал новый концерт в консерватории. Ее скрипка уже лежала в футляре, который она вместе со спортивной сумкой и продуктами везла на дачу. Бабушке продлили лекции, и теперь она должна была вернуться только в октябре. Внучка радовалась за Рогнеду и очень скучала, хотя и старалась улыбаться, рассказывая новости по телефону. О том, что ее сбила машина, девушка решила не говорить. Она быстро шла на поправку, врачи даже удивлялись этому. Может быть, сказались ежедневные прогулки по саду больницы. Ребра все еще побаливали, тяжести ей строго-настрого запретили таскать. Боли внизу живота, как и швы, с запретом на половую жизнь, главный врач пояснил некоторыми травмами и внутренними повреждениями. Знала бы Яра, что этот доктор — тот самый знакомый ее деда. О Казимире и его мире она не могла вспомнить из-за наложенного на память блока Астарта.

С момента выписки прошло почти три недели и, вернувшись в квартиру, девушке очень захотелось поехать на дачу. Все ее естество тянулось к природе.

Стоило лишь отправиться на прогулку в лес, сесть под деревом, прислонившись к его шершавому стволу, вдохнуть знакомый аромат, как она ощутила легкое покалывание в поврежденных участках тела, боль уходила. Впервые за долгое время, ночью она спала крепким сном, в котором то и дело мелькало знакомое и вместе с тем чужое мужское лицо с серыми глазами и довольной ухмылкой.

Утром, сидя на улице на ступеньках дома и попивая свой кофе, Яра увидела, как на соседнем участке, где, казалось бы, только недавно был неприметный сарайчик, появился двухэтажный дом из красного кирпича с небольшой башенкой сбоку и острой серой крышей. По лужайке бегал высокий парень, играя с собакой. На вид ему можно было дать лет двадцать семь, короткие черные волосы торчали на макушке, а под толстовкой угадывались широкие плечи. Обернувшись, он встретился с ней взглядом и широко улыбнулся. Яра удивленно вскинула брови и на всякий случай помахала соседу рукой: «Странно, лицо такое знакомое, но из-за этой чертовой аварии я половину забыла». Она встала с места и прошлепала к разделяющему их участки деревянному забору.

— Здравствуйте, а мы с вами знакомы?

— Привет, вроде того. По-соседски, так сказать. — Насмешливо оглядел девушку и задержал взгляд на ее чашке с кофе. — Тоже предпочитаешь по утрам?

— Ааа… да, не могу начать день без этого напитка, — пожала плечами. — Ты извини, меня сбила машина, и я частично потеряла память. Поэтому и спросила.

— Ооо, паршиво. Ну давай тогда познакомимся еще раз, меня зовут Астарт. А этого непоседу Ник. — Погладил собаку босой ногой и тут же бросил мячик в сторону, куда животное мигом побежало.

— Астарт, ты случаем не демон Астарот, — она шутливо улыбнулась, вспоминая книгу по демонологии.

— Кто знает, все может быть. А ты Златаяра, я помню. Мы недавно перебрались в Россию, у отца здесь работа. Я родился в Италии, поэтому не удивляйся имени.

— Можно просто Яра. Необычное имя — это наоборот интересно. — Увидела, как из дома вышла красивая девушка, придерживая округлившийся живот.

— Астарт, завтрак готов. — Она вперевалочку подошла к забору и удивленно посмотрела на Яру. — Ааа… привет, меня зовут Аделаида, — девушка приветливо улыбнулась и протянула ей руку.

— Яра. — «Должно быть, его жена, и к тому же беременная», — отчего-то ей резко взгрустнулось, но руку пожала.

— Яра! — мальчишеский крик, и к ним подбежал мальчуган с такими же торчащими как у Астарта волосами.

— Это моя мачеха, — сосед обнял беременную за плечо. — А это Таруру, младший брат, есть еще средний, но он дрыхнет на втором этаже.

— Врач велел мне почаще быть на свежем воздухе, — Аделаида снова погладила живот, у нее был мечтательный взгляд.

— И я вырвалась из города, — понимающе кивнула Златаяра.

— А ты к нам не зайдешь, можем поиграть с Ником или поучишь меня вновь играть на скрипке. — За это Тару схлопотал легкий подзатыльник от брата.

— Не все сразу, молодой человек, у девушки проблемы с памятью, она сейчас тебя знать не знает.

— Ааа… — Таруру тут же закрыл рот ладонью, чем позабавил Яру.

— Ладно, приятного вам аппетита, — пожелала семейству, но Астарт удержал ее за руку и нежно улыбнулся.

— А почему бы и нет, ты ведь только кофе выпила. Уверен, обрадуешься пана котте с клубникой. Наша кухарка Моди прекрасно готовит, — указал на женщину в переднике, вышедшую на крытую террасу, где стоял круглый стол с подносом еды.

— Ну… как-то неловко, — смутилась девушка, но сосед был настойчив и открыл перед ней калитку. «Странно, такое чувство, что мы с ним не то чтобы хорошо ладили, но явно были близки». Его прикосновения не вызвали у нее отторжения, как это обычно случалось с особями мужского пола, и исходящий от него аромат нагретой от солнца кожи напомнил о чем-то забытом.

— Астарт, не смущай девушку, а то испугается и убежит, — пожурила его Ада.

— Ты ведь еще не сказала отцу, что это Он? — проговорил Тару, беря мачеху за руку, а другой касаясь ее живота.

— Нет, и ты не говори.

— Ладно, потом вместе придумаем имя.

Яру умилил разговор этих двоих: «Такая молодая мачеха, интересно, сколько же ее мужу и отцу Астарта лет».

— О, леди Яра, — ее поприветствовала румяная женщина в платье синего цвета в крупную клетку с белоснежным передником.

— Моди у нас обожает средневековые любовные романы, поэтому не удивляйся. — Астарт округлил на кухарку глаза и усадил гостью рядом с собой. Ада и Тару расположились напротив.

За дружной беседой Яра почувствовала, как ей хорошо и уютно. Обратно сосед провел ее вместе с собакой.

— Ты сегодня не хочешь сходить куда-нибудь погулять? Можно на озеро или в лес, — предложил он, остановившись у дверей ее дома.

— Как вариант. Я здесь все равно задержусь, концерт в консерватории только через неделю.

— Точно, у тебя же еще консерватория! — взлохматил себе волосы, хотя самой Яре очень захотелось сделать то же самое, она даже потянулась к Астарту, который замер, следя за ее пальцами.

— У тебя была пушинка, — смущенно пояснила она, убирая руку.

Чуть позже они брели по тропинке, ведущей в лес. Странные воспоминания стали приходить в голову Яры, будто давно приснившийся сон, такой же туманный, с отрывками.

— Почему ты хмуришься, все в порядке? — забеспокоился парень.

— Да, просто непонятное чувство. Кажется, я уже гуляла здесь и со мной что-то случилось. Такое состояние дежавю.

— Понятно, у меня тоже такое бывает, а потом оказывается, что когда-то видел сон. — Он взял ее за руку, и Яра посмотрела на их переплетенные пальцы. — Осторожно, смотри под ноги. Полно веток и торчащих корней.

— Может, пока я была в городе, здесь прошелся сильный ветер.

— Кто знает… — «Ты бы вряд ли поверила, что еще несколько дней назад я предложил семье ненадолго перебраться в мир людей. Ада с Таруру согласились сразу же, потому что соскучились по тебе. Особенно после того, как узнали, что произошло на самом деле и почему я был вынужден наложить на твою память защитный блок. Отец против такого отпуска возражать не стал, а Миро в принципе все равно, лишь бы он смог наконец-то выспаться».

Если слугу Ребекки постигла смертная казнь, то саму графиню де Лавоньель заключили под домашний арест, на некоторое время заблокировав ее способности и запретив покидать царство. Вынужденная коротать время дома, демоница бесилась и за короткое время так подурнела собой, что от былых друзей не осталось и следа. Астарт считал, что это слишком мягкое наказание, но ничего поделать не мог. Казимир и так постарался как мог, чтобы Ребекка не ушла от возмездия, попытавшись задействовать связи с королем, но связи семьи де Лавоньель оказались сильнее. Некромаг не мог наблюдать за внучкой, хотя наведывался в мир людей перед выпиской девушки из больницы, незаметно следя за ней. Остальное взял на себя Астарт, демон уже не представлял себе жизнь без Яры. Он хотел действовать постепенно: «У нас все должно быть, как у простых людей»

И сейчас, бредя с любимой по тропинке, крепко держа ее за руку, он ощущал их единение. Да, она не помнит его, но значит, ему дан хороший шанс вновь завоевать ее.

С Астартом ей было интересно, они о многом разговаривали, но главное, что Яра не чувствовала в нем никакой опасности. Будто они уже являлись продолжением друг друга, с ним было так спокойно и хорошо, особенно остро она это почувствовала, когда парень на прощание обнял ее и почему-то долго не отпускал.

Все последующие дни они проводили вместе или с его семьей, Таруру очень понравился Яре. Смышленый мальчуган ходил за ней хвостиком и прилежно учился игре на скрипке. Миро дни напролет мог лежать в гамаке, закрыв лицо панамкой или солнцезащитными очками. Аделаида увлекалась вязанием и ее постоянно окружали мотки ниток, из которых она связала несколько детских носочков, попону для собаки породы джек-рассел-терьер и уже приступила к шарфам. Ее муж, отец мальчишек — Демиур, оказался очень начитанным и вместе с тем не занудным человеком. Рядом с ним Ада расцветала и с ее лица не сходила улыбка, особенно когда муж гладил ее по животу. Порой, Яра ловила на себе долгие и задумчивые взгляды Демиура, считая, что мужчина присматривается к девушке сына. А именно ею она теперь себя чувствовала, но не могла вспомнить ничего, что было до больницы. Словно кусок воспоминаний стерли, хотя она чувствовала, что пережила нечто важное, как, например, встречу с Астартом.

В конце недели было полнолуние, и ей приснился сон. Она сидела на кухне с двумя парнями, одним из которых был Астарт, только на его лице было высокомерное выражение, а у плиты со сковородкой стоял другой. Затем сон сменился вторым, где она летела на драконе, и ей было одновременно страшно и… радостно от этого захватывающего полета. Так картинки мелькали перед ее глазами, позволяя прожить странные моменты, пока не подобрались к темной комнате и чужим, мерзким, прикосновениям к ее телу. Боль растеклась изнутри, настолько острой она была, что Яра проснулась вся в поту: футболка липла к груди, сердце гулко стучало, ребра болели, а по щекам текли слезы.

«Как я могла все это забыть?!» — она едва слышно заскулила и быстро включила свет, страшась темноты и кошмаров. Ей срочно нужно было на воздух. Отбросив одеяло, она быстро спустилась по лестнице вниз, и только когда босые ноги коснулись мокрой травы, подняла взгляд на белоснежную луну. «За что мне все это?! Ведь я просто хотела жить». Она упала на колени и, кривясь, стала плакать, скулить, бить кулаками о землю, ее плечи дрожали от холода и слез, дыхания не хватало, и она начала задыхаться от нахлынувшей паники.

— Яра, я рядом, с тобой, — ее обняли крепкие горячие руки, баюкали, успокаивали, ей что-то нашептывали, а она словно была здесь и не здесь. — Ты не должна была вспомнить, я специально оградил твой разум от этих воспоминаний, не понимаю, как так вышло, что ты вспомнила.

Он физически ощутил ее боль, очнувшись от болезненного укола в сердце, и тут же понял, что произошло, примчался. Подхватив притихшую девушку на руки, отнес ее обратно к ней в дом. Уложил на кровать, распахнул окно, а Яра смотрела в одну точку и что-то шептала, Астарт смог расслышать только: «За что?» и «Почему я?».

— Это моя вина, если бы я мог предположить, что произойдет. Если бы уберег тебя, ты осталась бы цела и невредима, — корил себя, целуя ее ледяные пальцы, согревая в своих руках. Он хотел пойти за стаканом воды, но девушка так быстро и на удивление сильно схватила его за руки, что он сел на кровать.

— Не оставляй меня больше одну. Я не выдержу…

— Никогда. — Поцеловал ее в лоб, затем осторожно коснулся губ и уже Яра жадно, агрессивно ответила на поцелуй. Будто он был той водой, которая могла утолить ее жажду. Потом, успокоившись, свернулась калачиком у него под боком.

— Спи, я никуда не уйду. Не для этого перебрался жить в твой мир. — Убрал отросшую челку ей за ухо и потушил свет, прислушиваясь к замедляющемуся ритму ведьминого пульса.

Утром он проснулся оттого, что его гладили по руке, плечу, груди, даже забрались под футболку, скрывающую торс. Нежные женские пальцы, проснувшейся Яры. Девушка смотрела в его сонные глаза и молчала, а затем осторожно поцеловала в нос.

— Спасибо, что остался… — прошептала, уткнувшись ему в шею. Астарт погладил ее по затылку.

— Не стоит благодарности, ведьмочка. На завтрак-то я могу рассчитывать или опять все самому? Кристера тут нет, готовить некому.

— Ты не меняешься, — усмехнулась девушка, вставая с кровати, и стала гладить себя по животу, прощупывая все болезненные места. «Ничего, лес вылечит меня, и все будет хорошо. Ведь я не одна».

— Ты не одна, — повторил ее слова демон, положив свою горячую ладонь поверх ее. Но на завтрак они пошли в дом Астарта, где давно все проснулись. При виде Таруру, ведьма остановилась:

— Тару, я все вспомнила… — она не успела договорить: мальчик бросился к ней и крепко обнял. Астарт погладил его по голове, ухмыляясь:

— Ну ты и подлиза, эдак она меня бросит и дождется, когда тебе исполнится восемнадцать.

— Да уж, жених из меня будет получше, чем ты, — ответил младший. На них с умилением смотрели Аделаида и Моди, у обеих женщин глаза были на мокром месте. Лорд Демиур отложил газету в сторону и проговорил:

— Ну, в таком случае, все расходы за свадьбу беру на себя.

— А мне придется одевать платье попышнее — живот-то уже не скрыть, — пожаловалась Ада, но муж крепко ее обнял:

— Закажем тебе хоть десять нарядов на смену. — Поцеловал ее в лоб, и демоница потерлась о его подбородок.

— Десять не надо, нам нужно беречь и экономить семейный бюджет. А наряды не главное. — Аде нравилась одежда из мира людей, у них не было необходимости в корсетах, пышных юбках. Все такое простое и легкое, не удивительно, что в первый свой поход по магазинам она захотела скупить все и сразу, но Бери вовремя подсказал молодой хозяйке, что этого делать не стоит. Как только ее общение с Ребеккой и прочей знатью прекратилось, девушка почувствовала себя как на облаке. На душе было легко и светло, а долгожданный сын, росший в ней день ото дня, делал жизнь еще более счастливой в кругу семьи. Ее семьи, — а большего женщине для счастья и не надо.

— Да какая свадьба?! Я еще слишком молод! Да и вообще, вдруг Яре опять придет в голову выручать очередных практикантов, — наигранно негодовал Астарт, обнимая девушку за талию.

— Между прочим, вы сами виноваты, что не нашли себе тогда жилье, и вообще, как же спасение дам, попавших в беду? Тот мужчина был маньяк.

— Самый настоящий маньяк теперь я, пусть только кто-нибудь попробует к тебе сунуться, — прорычал ей на ухо и нежно куснул за мочку уха, так что у девушки по телу пробежали приятные мурашки.

— Молодой господин, леди Яра, прошу к столу, завтрак стынет! — окликнула их Моди.

В октябре Рогнеда вернулась домой. Из аэропорта ее встречали внучка со своим кавалером. Парень пришелся женщине по душе: что-то в нем было от истинного лорда, а главное, Яра смотрела на него именно так, как смотрит любящая и любимая женщина.

Знакомство семей прошло как по маслу. Астарта и Демиура дела очень часто призывали в их мир, поэтому демон и ведьма ненадолго, но расставались. Их это не сильно огорчало, каждый занимался своим делом, а потом, спустя время, они окунались в водоворот страсти. Единственный раз Яре пришлось вернуться в мир демона, когда он сделал ей предложение и брак было необходимо оформить именно на его родине. В обычном ЗАГСе их расписали тут же, не было свадебного платья или костюма, толпы гостей. Только они вдвоем.

В городской ратуше, в столице другого мира, где ее уже ждал Казимир, Яра немного нервничала. Нехорошее предчувствие закралось в сердце, хотя казалось, день не предвещает ничего дурного. Вот Астарт о чем-то говорит с исполнителем обряда, вот дед улыбается Демиуру, который также решил поприсутствовать, потому что был поблизости. Ведьма посмотрела на собственное отражение в зеркале и сделала глубокий вдох. На ней были узкие черные брюки с замшевыми лодочками синего цвета и чернильная рубашка, подчеркивающая фигуру и грудь. Сразу после репетиции в консерватории, она доехала на метро до нужной станции, где ее встретил Астарт. Вместе они телепортировались, оставив ее сумку со скрипкой в машине неподалеку от железнодорожной станции, чтобы потом на ней же приехать домой, где их ждет накрытый стол для празднования. Яре сильно захотелось пить, а в коридоре был специальный фонтанчик с питьевой водой. Кивнув деду, вышла из помещения. Вода помогла ей взбодриться, растекаясь по горлу с каждым глотком.

— Ах, какая встреча! — знакомый голос заставил Яру обернуться, интуиция кричала об опасности, и, если бы не уроки профессора Реара, она получила бы кинжал в сердце. Вместо этого, ведьма ловко отпрыгнула назад, чуть не поскользнувшись на мраморном полу и ощутив, как боль пронзила лодыжку, заставив пожалеть, что на ней нет ее любимых и удобных кед. По телу уже разливалась защитная оболочка, кончики пальцев покалывало. Но что она может сделать с демоницей! Ребекка была сильнее нее, да еще и с холодным, хоть и небольшим, но колюще-режущим оружием.

— Решила окончательно испортить честь моего жениха. Так вот, тебе он не достанется. Ты уже ущербна, потаскана, дешевка.

— Одержимая, — прошептала Яра, уже понимая, что с графиней не договориться, та помешалась на Астарте и идее выйти за него.

— О, безусловно! Это все из-за любви, но ничего. Теперь-то я лично тобой займусь, порежу твое милое личико, струны было недостаточно, насильника тоже… ах, прости, я задела твою больную тему, — девушка упивалась своим превосходством. — Быть может, стоит познакомить тебя с еще одним таким, уверяю, ты получишь истинное удовольствие. — Она оскалила улыбку и бросилась на ведьму, та скрестила перед собой руки в подобии щита, но ее запястья все равно коснулись лезвием. На пол закапала кровь, а между ней и беснующейся демоницей уже стоял Астарт. Демиур держал Ребекку сзади за запястья, нож валялся на мраморной плите.

— Графиня де Лавоньель, как один из верховных инквизиторов нашего государства, объявляю вас виновной в повторном покушении на убийство жительницы иного мира с неприкосновенной личностью, — отчеканил Лорд, заламывая демонице руки за спину и абсолютно не заботясь о том, что перед ним особь женского пола.

— Вы не имеете права! Я буду жаловаться! Это она на меня напала, она ведьма, зачаровала меня, я аристократка!

Дальше из ее уст сыпалась брань в адрес Златаяры, Демиура и всех состоящих на службе государства, да такая, что любой моряк бы присвистнул. Когда демоницу увели, старший лорд собственноручно осмотрел запястье невестки.

— Хорошо, что клинок не был отравлен, рана ровная, быстро заживет. — Вытащил из кармана длинный носовой платок и туго перебинтовал запястье. — Теперь ей точно не отвертеться. Боги! Сын, и эта барышня могла стать твоей женой? Видимо, мне стоит получше приглядываться к нынешним любовницам Миро, чтобы подобного не повторилось. — Поднял взгляд на Астарта, у того кожа меняла цвет и черты на демонические, его глаза уже заволокла пелена.

— Ну тихо, негоже идти к алтарю с таким видом. Успокойся.

Яра тут же встала на носочки и поцеловала любимого в подбородок.

— Всего лишь царапина, главное не вывих, а то у меня концерт в субботу. Демиур, а вы с Адой придете послушать?

— Безусловно, нужно и Миро затащить. Хватит ему в потолок плевать, нужно и на культурные мероприятия выбираться, где нет разврата и праздности. Чувствую, что все свои дела придется передать именно Таруру, а не этому оболтусу. — Похлопал обоих по плечам и подтолкнул к кабинету.

Там Яра и Астарт принесли клятвы, скрепленные незримой татуировкой, уже второй на теле ведьмы, которая вспыхнула в виде языков пламени у них на запястьях и тут же потухла. Казимир также решил отправиться с ними, он еще не знал, как будет объяснять жене свое воскрешение, но надеялся на лучшее и собственный дар убеждения.

Поэтому вечер прошел весело и вместе с тем, лишь на несколько минут напряженно, когда Рогнеда бойко ругала супруга и кричала, что о чем-то таком догадывалась, мол, отменная интуиция у Яры вовсе не от деда, а именно от бабки. Потом были слезы радости, громкие тосты и беззаботные разговоры.

Ведьма сидела на лавке, прислонившись к плечу мужа, их пальцы были переплетены, и девушка улыбалась от счастья, чувствуя, что одиночество от смерти родителей наконец-то отступило и она наконец-то может дышать свободно. Она не одна.

Конец.


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10

    Вход в систему

    Навигация

    Поиск книг

    Последние комментарии

    Загрузка...