Двадцать два несчастья (fb2)

- Двадцать два несчастья (а.с. Бабки-ежки большого города-1) 192 Кб, 38с. (скачать fb2) - Наталья Викторовна Косухина

Настройки текста:



Наталья Косухина Двадцать два несчастья

Я ваше горе готов разделить, но по пунктам…

Город Духов

Я медленно брела по улице, думая о проблемах, мечтая об отпуске и бездельничестве. Как же я хотела отдохнуть!

Бытовые проблемы и напряженная обстановка на работе вымотали меня до предела. Если я в ближайшее время ничего не изменю, то, вероятно, сойду с ума или паду как загнанная лошадь.

Свернув по тенистой аллейке к дому, я остановилась перед большой лужей. В руках неподъемные сумки, которые еле-еле несу, мечтая поскорее сбросить их дома, а тут — небольшой пруд, разлившийся после дневного ливня.

Что за незадача?

Осторожно ступая по бордюрчику и балансируя с тяжелой ношей, постаралась осторожно обойти препятствие. Но день сегодня, видимо, был не мой.

Покачнувшись, я не удержала равновесие и распласталась прямо посередине лужи. В сумках раздался хруст скорлупы, возвестивший о том, что купленным яйцам конец. На глазах навернулись слезы.

Да когда же закончится моя полоса невезения? Так и знала, что приснившаяся вчера ощипанная курица не к добру.

Поднявшись и не имея моральных сил отряхиваться или приводить одежду в порядок, я как есть пошла к дому, благо до него оставалось пара метров.

Наконец-то долгожданный подъезд!

Но жизнь снова повернулась ко мне… не тем ракурсом, потому что едва я подошла к двери подъезда, как оттуда вышел умопомрачительный мужчина. Блондин с карими, практическими черными, глазами, правильными чертами лица и волевым подбородком. Четко очерченные скулы и прическа, при которой волосы небрежно ниспадали на лоб, делая его ангелом-искусителем.

А плечи! Какие у него плечи!

Высокий, с литой мускулатурой, стильно одетый красавец… встретил около подъезда меня.

Я и в чистом опрятном виде не блистала красотой, а уж в конце рабочего дня, со старым подплывшим макияжем, в своей старомодной одежде, окунувшаяся в лужу…

— Добрый день, — пробормотала я и постаралась прошмыгнуть мимо, сгорая от стыда.

— Привет! — чувствуя насмешливый взгляд, услышала полетевший мне уже в спину ответ.

Забежав в лифт, я с пылающими щеками ткнула кнопку шестого этажа. Кабинка дернулась, но начала плавно ползти вверх, а я в это время молилась, чтобы лифт не сломался. А то с этой престарелой груды метала станется.

Наконец вверху на панели загорелась цифра шесть, предвещая, что скоро я смогу скрыться в своей квартирке и попинать от досады все, что попадется под ногу, а если дали горячую воду, то и принять душ.

Двери лифта открылись, и я осталась стоять с отвисшей челюстью: передо мной предстал бог. Темноволосый мужчина с ярко-синими глазами, светлой кожей и очень красивыми одухотворенными чертами лица. Одетый во все черное и шикарные модные ботинки, он стоял и смотрел на меня.

Видимо, не дождавшись от меня никаких движений, он сам зашел в лифт и, повернувшись ко мне, спросил:

— Вам вниз?

Низкий, немного грубоватый голос вывел меня из ступора, и я, схватив сумки с пола и ничего не ответив, бросилась из лифта прочь.

Вслед мне донеслось озадаченное «кхм-м…», и двери лифта закрылись.

А я, подлетев к двери квартиры и кляня все на свете последними словами, старалась осмыслить случившееся. Щеки пылали огнем, мысли метались в голове, и я никак не могла прийти в себя.

В таком виде и перед такими мужчинами! Что за невезенье? Несчастья сыпались на меня как из рога изобилия.

Дом встретил духотой. Лето выдалось жарким и дождливым, и даже открытые балконные окна не спасали от тепла и влажности.

Разувшись и перенеся сумки на кухню, я отправилась в ванную и сняла грязную одежду. Горячей воды не было. Какая «приятность»!

Ополоснувшись кое-как под ледяными струями и одевшись в легкий халат, я отправилась на кухню. И как раз в тот момент, когда выскребала из сумки раздавленные яйца, зазвонил телефон.

Подойдя к столу, я нажала кнопку громкой связи.

— Ало…

— Привет, подружка. Чем занимаешься?

Ага, звонила Богдана, одна из шести моих подружек. Единственное, с чем повезло в жизни, — так это с друзьями.

— Оттираю раздавленные яйца с сумки. Хотя замывать подкладку все равно придется.

— Что снова случилось?

Подруги давно привыкли к моей невезучести и каждый раз спрашивали с солидной долей обреченности.

— Я упала в лужу перед домом, вместе с тяжелыми сумками.

— Ну, ничего стр…

— А потом грязная как чушка встретила двух совершенно потрясающих мужчин.

— Ох, — выдохнула Богдана. — Что, прямо совсем, совсем?..

— Просто умереть не встать! Словно боги.

— М-да… — посочувствовала подруга. — Кажется, ты побила свой рекорд невезучести.

И тут меня прорвало:

— Это слабо сказано! Помнишь, я рассказывала вам про ощипанную курицу, что мне приснилась. Вот с нее-то все и началось. Обычно я не переходила границу своих периодических двенадцати несчастий. Черная полоса заканчивалась, и мне судьбой предоставлялась передышка. Но теперь…

Возиться с измазанной подкладкой резко расхотелось, но нужно было разобрать другие сумки. Я бросила продукты на стол и, подняв взгляд на потолок, продолжила:

— На работе сегодня вызовов много. Гном-суицидник или демон, что нечаянно отправил своего собрата в другое измерение. Когда беднягу выкинуло обратно, мы его практически по частям собирали, на магической растяжке.

— А что делать? Это у людей в скорой оказывают первую помощь, а у нас главную и основную. У вас на выезде работают самые лучшие лекари-специалисты. И ведь ты любишь свою работу!

— Да, — вздохнула я, возвращаясь к разбору сумок. — Но не в такие дни. Горячую воду так и не дали, я искупалась в луже и оконфузилась перед двумя потрясающими мужчинами.

— Тебе из них кто-то понравился?

— Оба! Но что толку? Они на меня и не взглянут. Где я и где они?

— Я много раз тебе говорила, что если бы ты надела хорошее платье, шпильки… — начала Богдана, самая большая модница среди нас.

— Да, я помню, чем закончилась моя последняя попытка быть модной. Перелом срастался на удивление долго. Так что я пас. Мне хорошо и в джинсах с кедами. Сегодня вот надела юбку. И чем все закончилось?

— Это всего лишь твое предубеждение.

— Не-е-ет… Это мой опыт.

— Чем планируешь заняться сегодня?

— У обывателей вечером показывают вампирскую сагу по телевизору, хочу посмотреть.

— А-а-а… Комедия! Лучше бы посмотрела какой-нибудь триллер, сделанный иными.

— У нас все ожидаемо, а вот обычные люди, которые не знают, что за мир существует у них под боком, снимают такие смешные фильмы про нас. Они как ничто другое поднимают настроение.

— Ладно, пора бежать, у меня сегодня ночная смена. Ты помнишь, что через две недели у Дарьи собираемся на шабаш?

— Конечно! Жду не дождусь, когда встречусь с вами и перетру все сплетни. По телефону это совсем не то. А в эти выходные еще нужно выехать на природу и провести очередной обряд. Ты, как всегда, проведешь его на кладбище?

— Конечно, надо же пользоваться своим преимуществом.

У Богданы что-то упало, и она, спешно попрощавшись, отключилась, а я обреченно посмотрела на плиту. Завтра мне дежурить сутки, и надо что-нибудь приготовить. Но не успела я поставить сковороду, как в дверь позвонили.

Кто еще пришел? Родители вроде бы не планировали приезжать…

Открыв, я замерла на месте смотря на незваного гостя.

— Добрый вечер! Я ваш сосед из четыреста третьей квартиры, только недавно переехал. Не могли бы вы одолжить мне соль? — очаровательно улыбаясь, попросил блондин, с которым я недавно столкнулась около подъезда.

О-о-о… Может, вместо соли он возьмет меня?!

* * *

Конечно я пригласила соседа войти. Не верила, что это что-то изменит, но если не приглашу сейчас, то ни за что себе не прощу. У меня в столе была запасная пачка соли, но чтобы гость пробыл у меня в квартире подольше, я решила методично дробить ее, не отдавать же ее комочками.

— Вы много пользуетесь солью? — спросила я, чтобы хоть что-то сказать.

Мужчина присел на стул и улыбнулся.

— Да, заменители крови «Замок в деревне» найти трудно, а «Острые клыки» или «Нямка» недостаточно соленые. Приходится намешивать.

— О! Да, качественные продукты сейчас редкость. Я сама работаю в скорой, столько достойных вампиров травятся. Правда больше коктейлями с винной добавкой.

Конечно он вампир. И как я сразу не догадалась? Вон в карих глазах красные отблески и кожа словно мрамор. Мне о таком цвете лица только и мечтать. А волосы поблескивают на солнце будто золото.

Эх, жизнь неровна!

— Бывает. Но я не люблю добавки и коктейли: они портят вкус. Вы работаете в скорой?

— Давайте на «ты», — решила проявить инициативу я.

А что такого? Невинное предложение.

— С радостью.

— И да, я работаю в скорой. Я ведьма-лекарка в пятом поколении.

— Ого, сильный дар.

Я польщенно улыбнулась, с сожалением протягивая ему соль. Дробить ее дальше было уже неудобно, иначе она скоро превратилась бы в пыль.

Взяв пакетик из моей руки, сногсшибательный блондин задержал мою ладонь в своей и, чуть наклонившись ко мне, сказал:

— Я так и не представился. Меня зовут Илья Смирнов, и я очень рад знакомству с такой очаровательной соседкой.

Я? Очаровательная?

— Э-э-э… А я Людмила Кисилева, и мне тоже очень приятно, — пробормотала я, не в силах оторвать взгляд от мужественного подбородка, четко очерченных губ, жадно вдыхая воздух, в котором витал мужской дорого парфюм.

Илья, сжав на прощание мою руку, пошел в коридор. Едва за ним закрылась дверь, как я с решимостью развернулась.

Сразу же после дежурства надо купить шикарный эротический халат! А может, и обтягивающую пижамку!

Чем выше заборы, тем лучше соседи

На этом сюрпризы этого дня не закончились, и я готова была поверить, что в моей жизни началась светлая полоса, когда в дверь позвонил он.

Прервав просмотр фильма, я открыла и обнаружила на пороге потрясающего брюнета, которого видела сегодня, выходя из лифта.

— Добрый вечер, — вежливо и спокойно поздоровался мужчина. — Я ваш сосед из четыреста второй квартиры. Не мог ли бы вы мне одолжить соды?

— Конечно-конечно, — улыбнулась я, пропуская гостя внутрь. — Вам пачку?

— Если можно…

Было видно, что ему неудобно просить. Присмотревшись и отметив бледность и плотность кожи, немного зеленый отлив черных волос, сразу поняла, что передо мной гоблин. А они очень редко у кого-то что-то просят, да и общаются с посторонними тоже редко, и тем ценнее, что он пришел ко мне.

— Хорошо!

Быстро сбегав за содой, я поторопилась и, возвращаясь обратно, зацепилась ногой за половик. В результате полетела прямо на соседа, который изловчился и подхватил меня, не дав упасть.

Резко выпрямившись, пунцовая от смущения, я ударила головой по подбородку мужчины и от неожиданности прикусила язык до крови. И, судя по выражению лица гоблина, не одна я.

— Простите, пожалуйста. Вот, держите соду.

Мужчина попятился от нее как черт от ладана, будто бы не он просил ее пять минут назад.

— Нет, нет… Я заплачу.

— Что вы. Это подарок! — воскликнула я и всунула ему в руки пачку соды.

Сосед выскочил прочь, словно я ошпарила его кипятком.

Настроение упало дальше некуда, и даже фильм обывателей не мог исправить ситуацию. В таких расстроенных чувствах и застал меня звонок на мобильник. Посмотрев на дисплей, я уже с опаской взяла трубку, думая, как бы чего не случилось.

— Привет! Мне тебя ждать к себе в гости, красавица?

— Привет, Даш. Конечно!

— Надеюсь, ты не забудешь обещанные мне травки. Они как раз нужны мне для эксперимента, а тут и подопытный появился.

— Постараюсь. Завтра посмотрю на работе, что можно достать.

— Та-ак… — все поняла по голосу подруга. — Ну-ка рассказывай, что случилось?

Вздохнув, я пересказала то, что рассказывала Богдане, и добавила:

— А сегодня ко мне заходили оба, и оказалось, что они мои соседи.

— Да ты что?! — ахнула подруга. — Вот бы рядом со мной жили два красивых мужика, а то ведь такое ходит и посмотреть не на что!

— Не зарекайся. С одним из них, вампиром, мы мило поболтали, познакомились, он мне даже пару комплиментов сделал. А вот второго я чуть не прибила, когда бедняга зашел ко мне за содой.

— А кто из них тебе больше всего нравится?

— Я не знаю… Ведь и с тем и с другим я едва знакома. Если бы было можно, я бы вышла замуж за обоих, но, увы, многомужье в нашей стране запрещено. Да и кто меня возьмет, невезучую мышь.

— Не наговаривай на себя! У тебя доброе сердце и прекрасная душа.

— Угу. Мужчины, бесспорно, смотрят в район груди, вот только не на душу. А я, кроме последней, особо ничем похвастаться не могу.

— Балда ты!

— И это тоже, — хмыкнула я. — Пошла я спать, завтра рано на работу.

— Когда приедешь на шабаш, ты мне все расскажешь!

— Если вообще будет что рассказывать.

Повесив трубку, я мрачно посмотрела на экран телевизора где главный герой объяснял героине, почему они не могут быть в месте. Что это за вампир, что убивает жертву одним укусом? Да от такого количества крови его бы стошнило. Да и вообще, вампиры в двадцать первом веке не пьют кровь. Древний век!

Нет, завтра определенно нужно купить эротический халат и попробовать сходить ко второму соседу в гости. Извиниться. Вдруг он не останется ко мне равнодушен?

Ну не могут же несчастья из двенадцати обычных превратиться в двадцать два?

* * *

Утро выдалось пасмурным, и я, чтобы избежать вчерашнего фиаско, оделась в любимые джинсы, футболку и кеды. Все равно ближайшие сутки ходить в белом халате, так почему бы не делать это с удобством.

Больница встретила меня утренним шумом и гомоном. Обычная команда на выезде у иных — это два санитара впечатляющих габаритов, медсестра и врач. Со мной всегда ездили Петя и Вова, замечательные крепкие орки, которые любили сладости и яблоки.

Из медсестер я сработалась с Леной, милой феей, что была влюблена в Вову и давно старалась обратить на себя его внимание. А ее любовь считал, что прекрасную фею не заинтересует такой неотесанный здоровяк, как он.

Мы с Петей, наблюдая все это, даже как-то пробовали подтолкнуть обоих, но без толку. Вот так и живем.

Сегодня, войдя в приемный покой, я сразу отметила, что Вова на удивление мрачный, Лена с заплаканными глазами, а Петя мечтает провалиться сквозь землю.

Взяв все необходимое для работы, мы направились к машине, когда я и уличила момент, тихо поинтересовавшись у Пети:

— Что случилось?

— Он приревновал ее к новому врачу, — в тон мне ответил орк.

— А она?

— Сказала: «Вместо того, чтобы глупости говорить, лучше бы пригласил меня на свидание».

— А он?

— Ну, ты же его знаешь, принял все за шутку.

— Они дождутся, я запру их в раздевалке. Окон там нет, дверь крепкая.

— Думаю, и это им не поможет.

Не успели мы сесть в машину, как сразу поступил вызов. У горгула в истинной ипостаси отвалилось крыло. Все бы ничего, но приделывать его обратно нам придется в каменном состоянии.

«Смена обещает быть захватывающей», — подумала я и не ошиблась.

Мы спасли маленького эльфа, который добрался до родительской книги леса и чуть не уничтожил всю квартиру вместе с собой. Помогли белому магу вырастить волосы. Вылечили ожоги от пламени драконов: бедняга отец учил своего отпрыска изрыгать пламя. Как только квартиру не спалили!

Но самый странный вызов пришел от службы спасения. Они не могли унять какого-то разбушевавшегося гоблина. И удивительное совпадение, что адрес вызова — это соседняя с моей квартира.

Дело было уже под утро, и я просто не могла представить, кто в такое время может быть у моего спокойного вежливого соседа. Может, поссорился с подружкой?

Неожиданно внутри что-то неприятно кольнуло.

«О-о-о… Люда, ты просто молодец. Ревнуешь мужчину, на коего права не имеешь. Ты ведь даже имени его не знаешь», — одернула я сама себя.

Когда мы приехали, спасатели толпились на лестничной площадке, рядом с дверью, на которой красовалась цифра четыреста два.

— Что случилось? — спросила я у командира.

— Нас вызвала соседка снизу из-за сильного шума. Мы приехали, выломали дверь, так как нам никто не открыл, и чуть не попали под удар нестабильного гоблина в своей боевой ипостаси.

— Ох… — Я сразу поняла, кто будет успокаивать бунтаря.

Час до конца смены — и такая «приятность». Кошмар!

— Петя, готовь полынный транквилизатор, — обреченно распорядилась я, после чего спросила у командира спасателей: — Большая особь?

— Да, определенно мужчина и очень сильный. Мы можем помочь, но есть опасность, что это вызовет еще большую нестабильность. Последние полчаса он вроде притих.

— Сначала попробуем своими силами. Моя квартира рядом: не хотелось бы, чтобы он сделал проход между ними.

Командир понимающе усмехнулся и отошел, а я переглянулась со своей командой.

— Ну что, давайте разрабатывать стратегию усмирения?

Через пять минут, вооруженные огромными шприцами, мы вошли в квартиру. Осторожно и тихо пробираясь, стараясь не побеспокоить пациента, мы разбрелись осматривать комнаты.

В отличие от моей однушки, квартира соседа оказалась четырехкомнатной, а наш «клиент» расположился за закрытыми дверями спальни.

— Ну что, по плану? — спросила я у ребят одними губами.

Те кивнули и вышибли ногой дверь. На них вылетел здоровенный двухметровый гоблин, раза в два шире в плечах здорового мужика. Челюсть выдвинута вперед, в глазах полыхает зеленым ярость.

Петя и Вова бросились с обоих сторон удерживать его за руки, но свалить его у них не получалось.

— Лена! — дала команду я, и наша фея применила свою пыльцу.

Тушу гоблина подняло в воздух одновременно со мной. Только его Лена приложила мордой об пол, а я с криком «Кия!» приземлилась сверху и воткнула в пятую точку большой шприц, резко введя все содержимое.

Тут уже не до заботы о его ощущениях от укола.

Огромная махина заревела, подпрыгнула. Я скатилась и отлетела в сторону, а гоблин, едва встав, закатил глаза и начал оседать на пол — транквилизатор подействовал.

Я еле успела убрать конечности, когда совершенно потрясающий во всех отношениях мужчина упал к моим ногам.

* * *

Заполнив на месте необходимые для отчетности бумаги и заодно выяснив, что нестабильного соседа зовут Никита, я сразу направилась домой, отдав ребятам свой чемоданчик и халат. Глаза слипались, тело после непривычной гимнастики ломило… Когда я уже приготовилась спать, на лестничной клетке раздался шум.

Перепугавшись, особенно после ночных событий, я выскочила из квартиры, уже заподозрив плохое, но это оказался всего лишь Илья. Он явно только что вернулся домой.

— Привет, — улыбнулся он мне, оглядывая с головы до ног.

И только тут я поняла, что стою на площадке в коротких шортах и старой потрепанной и растянутой майке.

А-а-а… Почему, когда рядом сногсшибательные мужчины, я выгляжу как растрепанная беженка после катаклизма?

— Ты очень обольстительна с утра. Только встала?

— Еще не ложилась, — устало вздохнула я, украдкой косясь на вампира.

Белая майка обтягивала накаченный торс, делая его еще соблазнительнее, а синее джинсы выгодно подчеркивали узкие бедра.

— Зайдешь ко мне, попьешь чаю?

— Какое коварное предложение…

— Ничего пошлого и непристойного, — сделал большие глаза Илья. — Только напитки.

Шагая за ним к двери, я даже разочарованно вздохнула. Не то что бы я ждала непристойного предложения с его стороны, но сам его факт очень поднял бы мне настроение.

Непроизвольно взгляд опустился на пятую точку шедшего впереди вампира. А может, и ждала…

Квартира Ильи оказалась, как и у меня, однокомнатной, но с евроремонтом и смотрелась совсем по-другому. Стильное гнездышко холостяка.

— Знаешь, я так люблю рассматривать то, как живут мои знакомые. Ты не против, если я у тебя поброжу, пока ты готовишь чай?

— Нет, — хмыкнул Илья. — Ты будешь чай или кофе?

— Чай.

— Договорились. Только имей в виду, у меня неприбранно.

Этот искуситель обаятельно улыбнулся, словно я должна простить ему его неопрятность. Да мне-то что, работая в скорой, я разное видела, вряд ли он сможет меня удивить.

Как и предполагала, Илья оказался тот еще неряха: везде на мебели капельки крови (видимо, ест перед телевизором), разбросаны вещи… На стене фотографии с друзьями, с родителями, все улыбаются такие милые и клыкастые.

По фоткам на столе создается впечатление, что вампир ведет очень гламурный образ жизни. Вечеринки, клубы, активный отдых с девочками. Впрочем, он ему очень подходит.

— Ну что, нашла сокровища?

В дверях стоял Илья и наблюдал за тем, как я рассматриваю снимки в рамочках на стене.

— Еще какие! Ты очень похож на маму.

— Тогда пойдем есть плюшки и пить чай.

— А ты знаешь, как заманить девушку.

Подмигнув мне, Илья направился на кухню, я — за ним. Расположившись за круглым столом, пригубила чай и чуть не скривилась. Заваривать его вампир не умел.

— Бутерброды будешь? Больше ничего нет, я мало готовлю.

Попробовав чай, я готова в это поверить.

— Нет, спасибо. Расскажи лучше, чем занимался ночью?

— У друга был день рождения, мы отмечали.

— Это прекрасно! И сколько ему исполнилось?

Илья лишь пожал плечами. Угу… Значит, у друга.

— А ты чем занималась ночью, раз только сейчас ложишься спать?

Вздохнув, я рассказала про ночной случай, умолчав лишь о том, что это наш сосед. Не этично говорить про пациента.

— Люда, если я приглашу тебя со мной поужинать, ты откажешься? — неожиданно спросил Илья.

Настолько неожиданно прозвучал для меня вопрос, что вместо ответа я лишь отрицательно покачала головой.

— Значит, завтра, скажем в восемь вечера?

— Завтра не могу, — снова словно болванчик замотала я головой.

— Тогда послезавтра?

— Договорились.

Против воли на моем лице расползлась широкая улыбка.

Задержалась я у соседа ненадолго, жутко хотелось спать. И вот когда уже вышла, единственное, что подсознательно не давало покоя, так это то, что вампир явно со мной не просто флиртовал, а, проявив сильную заинтересованность, ухаживал.

Но разве может быть такое, чтобы я и он…

Снова глупо улыбнувшись, я отправилась спать. Вечером мне предстоит ритуал и я должна быть в отличной форме!

Кончились времена охоты на ведьм — теперь ведьмы охотятся на нас

Перед третьим шабашем каждого года ведьмы обязаны проводить ритуалы силы, но далеко не каждое место подходит для этого. Нужно, чтобы в прошлом на выбранном месте кипели страсти, необузданные, сильные и неконтролируемые. Они всегда оставляют нужный след.

Увы, с моим рабочим графиком забронировать приличное место нереально, вот и приходится выезжать в леса. Перед самой датой проведения вблизи города все приличное уже занято.

В такие дни силы натура ведьмы берет свое. Едва солнце скрылось за горизонтом, как золотые искры окутали мое тело и я обернулась, приняв свой иной облик.

Повертевшись перед зеркалом в прихожей, я поняла, что этот оборот хуже обычных. Нет, внешне все, как и раньше: гладкая зеленая кожа неплохо контрастировала с моими глазами и цвет волос выгоднее смотрелся с зеленым оттенком. Немного все портили длинный крючковатый нос и вытянутый подбородок.

Но всегда самое ужасное — это одежда. При обороте магия изменяла и то, что на мне надето, и предугадать эти изменения было невозможно, как и что-либо исправить.

Сегодня мне выпала честь носить черную облегающую кофту, короткие ободранные на концах бриджи и такой же черный плащ, подол которого свисал клочками. Однако гвоздем программы были полосатые гольфы и словно деревянные башмачки, как у Красной Шапочки.

Какой кошмар, словами не передать!

Облик мы меняем периодически и сложно сказать, почему какой-либо день является оборотным, но именно сегодня, когда мне придется проехать через весь город, магия подарила мне такой вид. Естественно, иллюзия скроет меня от глаз обывателей, но вот иным-то пыль в глаза не пустишь.

Я летела по ночному городу, и от поездки аж дух захватывало. Единственным доступным мне транспортом, так как я не сдала экзамен по полету на метле, остался старенький, потрепанный скутер.

И вот, когда ничего не видно, на би-бике никакого света и ты словно летишь в темноте над землей. Все забываю купить фару, а то долетаюсь, встретится кто-нибудь на пути.

Скутер я купила для подростков, и коленки при поездке оказывались выше уровня попы, но зато он достался мне практически даром.

И сейчас, в теплый летний вечер, легкий ветерок овевает меня, плащ развивается на ветру… И тут же вспоминаются черно-белые полосатые гольфы в башмачках. Как же все-таки в этот раз не повезло с одеждой!

До места я добралась быстро, пробок на улице никаких, а вот там мне предстояла непростая работа по оборудованию места ритуала. Осмотрев большую округлую поляну, по периметру огражденную кустарником, я рассчитывала, где же сегодня мне нужно закопать куриные лапки.

Прерывая мои сосредоточенные размышления, зазвонил телефон. Нажав кнопку на Bluetooth-гарнитуре, я со вздохом сказала:

— Але…

— Это Оксана, — как всегда не поздоровалась подруга. — У меня снова аврал на работе, и я не успела с бронью места. Ты куда едешь?

С Оксаной мы проживали в одном городе и благодаря его размерам, да и собственному графику, редко виделись.

— Привет. Я сегодня отправилась на «Косые бугорки».

Так… На мой взгляд, самое удачное место — это небольшая ямочка рядом с лесной дорогой. И копать меньше, и свет луны падает.

Пока я пыхтела, закапывая куриные лапки, подруга продолжила:

— Замечательно! Значит, второе наше место свободно. Я как раз вылетела.

— Если Богдана поставила на него охранку, то да.

— Я с ней уже говорила, и она все сделала, а еще рассказала мне кое-что про тебя. Личная жизнь бьет ключом?

Я вспомнила сегодняшний разговор на лестнице с вампиром.

— Можно сказать и так, хотя мне трудно в это поверить. Красивый обаятельный мужчина, тот, что блондин, ухаживает за мной и пригласил на свидание. Никогда раньше такого не было.

Теперь чертим пентаграмму и рассыпаем по поляне сушеные крылья летучих мышей…

— Прекрати! У тебя были кавалеры.

— Но какие!

— А что второй?

На моем лице против воли появилась улыбка.

— Он милый, хотя как оказалось, нестабильный гоблин.

Теперь польем лапки маслом…

— Если он таков, то стоит ли проявлять к нему интерес?

— Не знаю. Но думаю, если наши пути пересекутся, то я не смогу удержаться.

— Эх, Людмила! — Судя по голосу, подруга улыбалась. — Кого же ты выберешь?

Я завершила подготовку к ритуалу и расставила свечи.

— Если у меня будет выбор? То… не знаю, — солгала я, улыбнувшись.

Как ведьма я знала: сглазить можно все, что угодно.

* * *

Я сижу, прикрыв глаза, магия мягко овевает мое лицо, вокруг приятная тишина и лишь редкие звуки природы ее нарушают. Около пентаграммы горят свечи, я сижу в ней и закручиваю вихрь ведьмовской силы, напитывая себя. Для нас это необходимый живительный поток, силы и исцеление, наша суть огромной мощи.

Неожиданно в мою идиллию вливается странное отдаленное жужжание.

Открыв глаза, я осмотрелась — ничего. Странный звук все приближался и приближался, пока я наконец не догадалась что это. Квадроцикл, притом, судя по звуку мотора, немаленький. Только бы он ехал не сюда.

Вскочив, я начала завершать ритуал, стараясь успеть, когда машина появилась из-за деревьев на дороге и понеслась вперед. Сделать уже ничего было нельзя, и я лишь, зажмурившись, вознесла скороговорку-оберег, чтобы все обошлось и он не зацепил поле ритуала.

Увы, сон с курицей и предвещаемые им двадцать два несчастья работали без устали, потому что большие колеса квадроцикла наехали на закопанные мною куриные лапки — на все окрестности разлетелся гул и раздался взрыв.

Ударной волной меня отнесло в кусты с крапивой, откуда я через несколько секунд и вылетела, матерясь на чем свет стоит.

— Какой обделенный ишак, шляется где не надо в ведьмину ночь? Да чтоб на тебя дракон нагадил, чтоб тебя ведьма прокляла, морда наглая!

Но едва первый гнев схлынул, как я поняла, что, кроме меня, никого не слышно, и опрометью бросилась искать пострадавшего, а спустя минуту не поверила своим глазам. В кустах на другой стороне дороги лежал мой сосед гоблин без сознания.

Бегло осмотрев его, я залечила небольшие ранки и порезы и проверила внутреннее состояния. Думаю, благодаря своей большой машине он получил минимальные повреждения. Легко отделался…

И едва я поняла, что все обошлось и Никита скоро очнется, присела рядом с ним на траву, облегченно вздохнув. И тут до меня дошло — он совершенно голый.

Ох… Я не буду глазеть. Несмотря на то, что он лежит лицом вниз и это естественный… Ох…

Какое у него тело! Не ведая, что творю, я встала на колени и осторожно прикоснулась к коже, под которой словно канаты вились стальные мышцы. Крепкий, сильный, красивый. А какая у него пятая точка! Ох…

Не в силах остановить себя, я легко прикасалась и гладила, понимая, что возможно это единственный момент моей жизни, когда рядом со мной лежит такой потрясающий мужчина, да еще и раздетый!

Когда гоблин зашевелился, я уже знала его тело лучше его самого.

— Что ты делаешь? — сфокусировал на мне взгляд Никита.

— Осматриваю. И вылечила мелкие повреждения. Если ты помнишь, я медик, — выпалила я, застигнутая на месте преступления, и, спрятав руки за спину, спросила: — Ты можешь встать?

Осмотрев себя, гоблин заметил:

— В принципе могу, но будет ли это разумно, учитывая то, что на мне нет одежды?

Мужчина все-таки повернулся ко мне лицом, сев и прикрыв главное руками. Я замерла не в силах не рассматривать его.

— Нет ли у тебя чем прикрыться?

Вскочив с пылающими щеками, я осмотрелась по сторонам.

— Прикрыться? О да, конечно, тебе нужно… — нерешительно забормотала.

И тут я вспомнила. Сняв с себя плащ, подранный, но довольно крепкий, протянула его соседу.

— Шутишь? — с подозрением уставился гоблин на черную ткань.

— Ничего другого нет, — развела я руками. — Берешь или будем добираться до города так?

Представив альтернативу, сосед выхватил плащ и, отвернувшись, обернулся им.

— Что ты здесь делала? — спросил Никита, осматривая свой транспорт.

— Не-е-ет… Это что ты тут делал? Ты хоть помнишь, что сегодня ведьмина ночь и все нормальные иные сидят по своим домам?

Хлопнув себя по лбу, он застонал и ответил:

— Так и думал, что что-то забыл. Даже не посмотрел календарь.

— Мы сможем добраться до дома? — спросила, глядя на его копания в квадроцикле, и добавила, заметив растерянность: — Благодаря тебе мой скутер теперь лежит погнутый. Не знаю, можно ли его отремонтировать.

Бегло осмотрев мой транспорт, Никита вынес вердикт:

— Можно, но сейчас он ехать не сможет, ты права. Не переживай, я закреплю его на квадрацикле и доставлю вас в город. И раз уж я виновник происшествия, то сам отремонтирую его.

— А ты сможешь? — удивилась я.

— У меня и еще пары ребят, есть своя мастерская.

— О-о-о… И когда мы сможем уехать?

— Квадроциклу нужна подзарядка. Магические артефакты восстановили повреждения, но теперь не хватит энергии, даже чтобы завести машину.

— И сколько…

— После твоего ритуала фон силы здесь довольно высок, так что думаю… пара часов.

— Нам обязательно нужно успеть до того, как взойдет солнце.

Никита сел на мох под деревом и вопросительно посмотрел на меня.

— С рассветом магия вернет мне и одежде нормальный вид, а плащ — это мой капюшон на толстовке, так что сам понимаешь, размеры его сильно уменьшатся.

Гоблин посмотрел вниз и покраснел.

— Понимаю… А ты очень милая в своем ином облике, — сделал он мне комплимент.

Настала моя очередь краснеть. Присев рядом с ним, я ответила:

— Ты тоже.

— Не шути, — поморщился он.

— Я совершенно серьезно. Ты с детства нестабилен?

— Да. Когда я был маленький, мы с родителями попали в аварию и я сильно испугался.

Я покивала головой:

— Самая распространенная причина, по которой приходит нестабильность, но ее и легче всего вылечить.

— Откуда ты знаешь? — покосился сосед.

— Я врачеватель душ и могу тебе помочь.

— Увы, я уже обращался к нескольким…

— Высшего уровня.

Никита запнулся и с пристально на меня посмотрел.

— А что взамен?

Тебя! Но я ведь не могла так сказать, а значит…

— Сделаешь ремонт у меня в квартире.

— И все? — недоверчиво спросил гоблин.

Я покивала. Да и как можно ответить правду не унизившись?

— Люда, ты очень добрая.

Я посмотрела в синие глаза гоблина, в которых плясали смешинки.

— Ты знаешь мое имя?

— Соседка снизу просветила меня.

— А ты интересовался?

— Как я мог не узнать имя своей спасительницы? — намекнул он на тот инцидент с успокоением. — Ты не расскажешь никому?

— Нет, — покачала головой я. — Но что если вдруг снова…

— Нет.

— Точно?

Помолчав, Никита ответил:

— Есть определенная причина, из-за которой я уверен, что если подобное и повторится, то мне будет легче справиться. И я все больше убеждаюсь в ней.

— А я могу узнать, почему ты так уверен? Как твой будущий врач.

Никита, чуть улыбнувшись, посмотрел на меня.

— Давай так. Я буду приходить к тебе каждый день на лечение и, когда ты будешь уходить на работу, буду делать ремонт.

Мы будем видеться каждый день?! Проводить друг с другом время? Я согласна! Согласная я!

— Но так как не известен результат лечения, я не могу…

— Это плата за то, что будешь со мной возиться.

— А твоя работа?

— У меня отпуск, — отмахнулся гоблин, напряженно ожидая ответа.

— Тогда я с удовольствием поработаю с тобой.

Мы еще долго болтали обо всем. Я многое узнала о своем соседе и рассказала о себе, и когда подошло время собираться, то уже была влюблена в него по уши.

— Подержи, — попросил Никита, закрепляя мой скутер на своем квадроцикле.

Подойдя поближе, я поддержала мою машинку, где он и просил, а гоблин, зажав меня с двух сторон руками, что-то закреплял.

А я… я млела от каждого касания и при каждом вздохе. Его мужской аромат окутал меня, словно обволакивая. Я чувствовала его тепло, присутствие, мужественность. Еще немного — и лужицей растекусь около его ног.

Его дыхание шевелило волосы сзади, и, казалось, он сейчас меня поцелует в шею… Но Никита отстранился и помог забраться мне на квадроцикл.

Усевшись сам, он скомандовал:

— Обхвати меня за талию и держись крепче.

Как от такого предложения можно отказаться?! Сделав, как сказал мужчина, и прижавшись к сильному телу, щекой к спине, я почувствовала себя на седьмом небе от счастья и едва не мурлыкала.

— Готова? Тогда поехали, времени до рассвета мало.

— Хорошо. Иллюзию я на нас наложила, и для обывателей мы будем выглядеть нормально, но вот для иных, — намекнула я на его повязку.

— Значит, нужно спешить.

И Никита нажал на газ. В тот же момент все романтические мысли вылетели у меня из головы. Мы летели по дороге с такой скоростью, что я не могла смотреть по сторонам, только сидела зажмурившись. Поездка промелькнула как один миг.

Дома мы, кажется, очутились быстрее ветра, и сосед попробовал разжать мои руки. Бесполезно.

— Люда… Люда…

Я продолжала сидеть не двигаясь, так как не могла пошевелиться, да и не хотела. С ним хорошо.

Так и пришлось гоблину слезать с квадроцикла вместе со мной, а потом, подхватив мои ноги, нести на своей спине до двери квартиры. Только там я хоть немного отошла и вокруг нас начала светится магия, меняя мой облик и плащ на Никите.

— Отсыпайся, лечение начнем послезавтра, — сказал он, уже убегая к себе.

А я, открыв дверь, зашла домой и, упав на диван, лежала, смотря в потолок, и глупо улыбалась.

Добро есть зло, зло есть добро. Летим, вскочив на помело!

На следующий день я позвонила всем подругам. Они уже пообщались между собой и были в курсе относительно моих соседей.

— Ну и? — хором спросили они.

— Мне нравится второй сосед. Даже больше — я влюбилась.

Подруги молчали.

— Ты просто влюбилась или полюбила как ведьма? — уточнила Ксения.

— Второе, и значит я всю жизнь буду сохнуть по нему одному, даже если мне с ним ничего не светит.

— Как это не светит? Да куда он денется? Мы-то позаботимся о вашем счастье! — загомонили подруги.

— Стоп! — скомандовала всем Олеся. — Рассказывай, что у вас с ним было.

Я пересказала случившееся ночью.

— И теперь ты будешь его лечить? — спросила Татьяна.

— Да.

— Тогда никуда он от нас не денется! — заключила Богдана. — Девоньки, составляем план завоевания!

— Нет, нет, я постараюсь сама…

— Ты должна приготовить ему шикарное блюдо. Помни, путь к сердцу мужчины лежит через его желудок! — предложила Олеся.

— Только не готовка. Вы что, забыли, как Люда готовит? — переполошилась Богдана.

— Что?.. — попробовала вклиниться я.

— Надо сделать ему эротический массаж, — предложила Дарья.

— Нет! Ты должна одеть сексуальное белье и прозрачный халатик, — предложила наша модница Богдана.

— Припереть его к стенке и поцеловать! — предложила решительная Татьяна.

— Чтобы он стал нестабильным? — возмутилась Нелли, самый большой скептик среди нас и просто добрая душа.

— Когда тебя целует девушка, там наступает другая нестабильность, — поддержала Татьяну Даша.

— Надо…

Я просто нажала кнопку «Отбой» и прервала звонок, а подумав, еще и выдернула шнур. Первый выходной пролетел быстро, и завтра у меня встреча с вампиром, на которую мне не хотелось идти.

Может, он и неплохой парень, но явно не для меня. Как намекнуть ему о том, что я не отвечу на его ухаживания, если еще вчера готова была их принять. Надо что-то обязательно придумать, ведь не зря в народе есть поговорка «Влюблена словно ведьма».

Наша любовь сильная, как и натура, стремление к свободе и независимости. Мы любим неистово, отдаваясь чувству полностью и до самой смерти.

Упав на диван, я закрыла лицо руками.

Как же я была неосторожна! Разве можно так влюбляться без всякого намека на взаимность. Или так всегда и влюбляются? Есть ли страховка и гарантии в любви? И что делать, если он не сможет ответить на мое чувство?

Спала я всю ночь тревожно и утром проснулась с ощущением, что и не ложилась. Последний выходной был наполнен суетой, но вечером, когда Илья зашел за мной, я была готова к выходу.

Проклятая курица снова вступила в свои права, принося несчастье, так как в это же время, удерживая коленом тяжелые сумки, дверь в свою квартиру открывал Никита.

Когда я встретилась с ним глазами, мне показалось, что я увидела зеленый проблеск, и чуть не зарычала от досады.

Вежливо поздоровавшись, я увернулась от руки Ильи, что хотела сжать мою, и сбежала по лестнице.

До ресторана мы добирались в комфортабельной машине и полной тишине. И лишь когда сели за столик, Илья спросил:

— Люда, что-то случилось?

— Нет, все хорошо.

— Тогда почему я тебя словно не узнаю, — испытующе посмотрел на меня вампир, заказывая себе вино «Кровавая капля» и бифштекс с кровью. Единственное, что употребляют вампиры из твердой пищи.

— Почему ты так решил? — поинтересовалась я, делая выбор в пользу спагетти со сливочным соусом.

— Буквально два дня назад со мной разговаривала веселая беззаботная девушка. А сейчас ты хмуришься и молчишь.

— Понимаешь, со мной случилась неожиданность, — решила сказать правду я. — Я влюбилась.

Илья улыбнулся.

— И кто же этот счастливчик.

Глубоко вздохнув, я выдохнула:

— Не ты.

Вампир удивленно моргнул и вгрызся в бифштекс, задумавшись.

— Признаться, неожиданный ответ. Я думал, ты у меня в кармане, а тут такая неожиданность.

Я должна была почувствовать разочарование, узнав, что Илья не просто так за мной ухаживал, но это было вполне ожидаемо.

— И зачем я была тебе нужна?

— Ты не обижайся. На меня два года назад наложили неотвратимое проклятие, и я начал быстро стареть. Я могу его отменить, только если девушка полюбит меня.

— И почему ты выбрал меня?

Вопрос сорвался с губ непроизвольно, ибо я уже знала на него ответ и читала в глазах вампира, что мое предположение верно. Я была легкой добычей. Влюбить такую невзрачную девушку намного проще, чем красавицу или просто уверенную в своей неотразимости женщину.

— Я бы заботился о тебе и относился бы бережно. Вполне возможно, что любовь появилась бы со временем.

Я лишь улыбнулась.

— Ты не сможешь заботиться о женщине без любви, — покачала я головой. — И я желаю тебе, чтобы ты ее встретил и ответил взаимностью.

Поняв, что я не обижаюсь, мы приятно поболтали с Ильей, решив остаться добрыми соседями, и остаток вечера прошел куда веселее, чем его начало.

Но уже дома, смотря из окна на деревья, я боялась. Боялась того, что и Никите я зачем-то нужна, хотя понятно зачем: я же предложила его лечить. Но я была согласна даже на то, чтобы он был рядом из-за корыстных целей.

А потом вспомнила, что он видел на площадке нас с Ильей, и застонала. Проклятый сон и двадцать два несчастья. Когда же они закончатся?!

* * *

Утром я была вся на иголках, пока не услышала звонок в дверь. С замирающим сердцем я открыла и увидела нерешительно замершего на пороге Никиту.

— Ты помнишь, мы договаривались. Но если ты передумала…

Не дослушав умную мысль и побоявшись, что он уйдет, я схватила его за рукав и втащила в квартиру.

— Не передумала. Разувайся и проходи в комнату. Чай, кофе?

— Нет, ничего не нужно.

Я видела, как скованно гоблин себя чувствует, и, решительно взяв его за руку, потащила в комнату. Чтобы не робеть и испытывать побольше уверенности в себе, я мысленно старалась настроиться на профессиональный лад. В роли врача я гораздо увереннее.

Усадив мужчину на пол и усевшись напротив, я в очередной раз поразилась, какой он крупный, сильный…

Так, стоп! Сейчас снова начну пускать на него слюни и обещанного ему так и не сделаю.

— Тогда приступим к делу, — протянула я Никите руки ладонями вверх. — Клади свои сверху и смотри мне в глаза. Расслабься и постарайся ни о чем не думать.

Мой послушный пациент сделал все, как я сказала, но я не чувствовала открывающую мне навстречу душу, тело было напряжено, лицо тоже.

— Что с тобой?

Никита открыл глаза и пожал плечами.

— Ничего.

— Ты напряжен! — обвиняюще воскликнула я. — Почему?

Сосед откашлялся.

— Люда, я могу говорить откровенно?

Моя душа упала в пятки. Плохое начало.

— Конечно, — ответила я, а хотелось сказать совсем обратное.

— Из-за сильной нестабильности я постоянно держу натуру под контролем, да и с общением у меня из-за этого трудности.

У всех гоблинов с этим трудности.

— Ты понимаешь, что в связи с этим, если я отпущу натуру, то могу обратиться.

Неприятность, с этим не поспоришь.

— Не переживай, у меня дома есть транквилизаторы.

Встав и заправив шприц, я снова присела рядом и взяла Никиту за руку, теперь действительно почувствовав, как он расслабляется. А в следующую секунду на меня взглянули глаза, наполненные зеленым светом.

Ай-яй…

Я попуталась отползти, протянув руку к шприцу, но меня стиснули в объятиях, крепко прижав к сильному телу и уткнувшись в волосы носом. От Никиты послышалось довольное урчание, и я поняла, что он не причинит мне вреда, а последующие полчаса показали, что и не отпустит.

В итоге, когда сосед пришел в себя и стал нормальным, я опаздывала на работу, а ему требовалось сменить джинсы, которые практически разошлись по швам.

— Я не поранил тебя? — с тревогой взглянул он на меня.

Подхватив одежду, я поспешила в ванную, отвечая на ходу:

— Не, со мной все хорошо.

И, уже практически закрыв дверь, услышала его фразу: «Значит, все действительно так, как я и думал».

Что бы это могло значить?

* * *

«Я забыла отдать Никите ключ», — преследовала меня мысль во второй половине дня.

Он ждал моего возвращения с работы — хорошо, хоть в этот раз было не дежурство.

Едва я открыла дверь, как мне навстречу вышел гоблин в одних джинсах и фартуке. Засмотревшись на его обнаженную грудь, я никак не могла отвести взгляда.

— Извини, у тебя кухня меньше моей и, когда готовишь, ужасно душно… А кушать очень хотелось.

Ох, он же весь день голодный!

— Я не подумала… — пробормотала я, продолжая смотреть на его торс. — И ключи, наверное, нужно было оставить.

Никита прислонился плечом к стене и улыбнулся.

— Я сам все приготовил, но пришлось позаимствовать у тебя продукты: выйти из квартиры и оставить ее незакрытой я не мог.

— Конечно! Бери все, что нужно.

Сумку с продуктами у меня осторожно забрали и отнесли на кухню, а я семенила следом и плавилась оттого, что сейчас в моей жизни появился мужчина, сильный, уверенный в себе, галантный.

Пока он ставил сумку на стол, мышцы напряглись, увеличивая мое впечатление от Никиты еще сильнее. Даже в обычных майке и джинсах он смотрелся очень здорово. Я в том же самом — намного хуже.

— Голодная?

В кухне витали такие запахи, что остаться к ним равнодушной было совершенно невозможно.

— Очень.

— Тогда мой руки, поедим и я пойду.

Интересно, смогу уговорить его остаться и на вечер?

Когда я вновь зашла на кухню, на столе было уже накрыто и Никита ждал лишь меня.

Увиденное вызвало у меня чувство неловкости.

Присев, я нерешительно заметила:

— Не стоило, я бы и сама наложила.

— Это благодарность, что сегодня понимающе отнеслась к моему состоянию и вообще возишься со мной.

— Но ты же сделаешь ремонт…

— Кстати, мне завтра обязательно нужен ключ, — сказал гоблин. — Необходимо купить магическую переделку. Она стоит дороже, чем если вручную делать, но зато можно задать любой интерьер. Правда, пока квартира меняется и обновляется, тебе придется где-то пожить.

Я застыла, мысленно ругая себя. Как же я могла забыть? Да и магическая переделка, что обновляет квартиру с вещами в ней, дорого стоит… Не уверена, что мои услуги врачевания его души столько стоят.

Чтобы скрыть смятение, начала есть. Едва первый кусок попал в рот, я прикрыла глаза от наслаждения. Как же вкусно!

— Ты потрясающе готовишь!

Я видела, как приятны Никите мои слова.

— Интересно, у тебя есть недостатки? — ляпнула я, не подумав.

— С одним, очень большим, ты сталкиваешься каждый раз, — помрачнел сосед. — Например тот же Илья не имеет подобных минусов.

Гоблин бросил на меня испытующий взгляд, а я воспользовалась моментом, чтобы постараться объяснить ему нашу встречу.

— У Ильи свои проблемы, и ему в его… неудобстве я помочь не могу и не хочу. Он приятный сосед, но как мужчина… совершенно не мой. С ним легко, но неинтересно.

Никите понравился мой ответ.

— Тогда ближайшие два дня я буду устанавливать магические опоры, а потом начнем обновление.

К моему сожалению, гоблин уже поел и засобирался к себе, а я не могла придумать причины ему остаться. Только плелась за ним в прихожую.

— А где ты научился так потрясающе готовить?

Вместо ответа получила лишь улыбку. Какие мы загадочные!

— Может, попробуем еще раз лечение.

— Тебе нужно немного отдохнуть, а мне уладить некоторые вопросы по работе.

Я со вздохом кивнула.

— Завтра я в первую смену, оставлю ключ в твоем ящике.

— Договорились. Курс лечения проведем, когда ты вернешься.

Едва за Никитой закрылась дверь, как я кинулась звонить подружкам. Они все как одна были дома.

— Ну! — послышался от них слаженный хор голосов.

Даже не поздоровались.

— Я сходила с вампиром на свидание, и это видел Никита.

Девочки задумались над проблемой.

— Какие отношения у тебя теперь с вампиром? — нетерпеливо спросила Нелли.

— Мы просто соседи.

— Что?! Почему?! — возмутилась Ксения. — Ты ему не нравишься?

— Нравлюсь, и он даже имел на меня виды, из-за своего проклятия, но он мне не нужен.

— Какого проклятия? — В голосе Богданы слышалась настороженность.

Я коротко пересказала свидание. Зря!

— Да как он посмел?! — прорычала Олеся.

— Я знаю пару прекрасных фантомов охотничьих псов ада. Могу взять их у хозяина. Они встретят этого гада и полюбят! — шипела Богдана.

— А яду выпить он не хочет? — бесновалась Дарья.

— Мы сами с ним поговорим! — возмутилась Татьяна.

Только Нелли призвала всех к порядку.

— Стоп, девоньки! Он — это прошлое. Сами знаете, судьба всех рассудит, а если нет, то мы поможем!

— А что теперь у тебя с Никитой? — поинтересовалась Олеся.

— Мы лечимся, и он… Он просто потрясающий. Умеет готовить, и, кажется, я ему нравлюсь. Я так счастлива, вы не представляете! — закружилась я по комнате.

— Но что ты планируешь делать? — спросила Богдана.

— Плыть по течению. И не нужно советов! — пресекла их попытки научить меня завоевывать гоблинов. — Посмотрим, что будет дальше.

А дальше было весело.

* * *

Подготовительный этап к ремонту затянулся, но несколько дней с Никитой пролетели как один миг. Он приходил всегда просто, но со вкусом одетый, и каждый раз его внешней вид кричал о сексуальности.

Мы часто и помногу общались, ужинали, причем готовил сосед, и такие вечера были особенно трогательными и романтичными. Иногда я возвращалась домой падая с ног и пропускала сеанс лечения, он выслушивал все мои жалобы и недовольства. Поддерживал, даже утешал, когда мне кому-то не удавалась помочь.

Часто я старалась его разговорить, но о себе Никита рассказывал мало, чаще отделываясь загадочными фразами или переводя темы. Меня это смущало и настораживало. Почему он не хочет открыться и поделиться?

Единственное, насчет чего он говорил прямо и открыто, — это работа. Рассказывал о бизнесе и своей мастерской. В такие моменты мне становилось страшно, так как чем успешнее он был, тем призрачнее мои шансы понравиться ему.

А в тот вечер, когда он должен был завершить приготовления к применению магической переделки, между нами произошла первая размолвка.

Моя магия снова взыграла, взывая к натуре иной. Не знаю, почему оборот произошел так быстро, но когда пришел Никита, я была дома и возилась на кухне.

— Люда, что-то случилось? Почему ты не на рабо?..

Сосед, не договорив, так и застыл, глядя на меня широко распахнутыми глазами.

— У меня больничный.

Вечером неожиданно моя магия проснулась и я снова приняла свой иной, зеленый облик. Я думала, что в последний оборот у меня была плохая одежда. Ан нет. Просто я не знала, во что могла превратиться моя пижама.

Длинная белая кофта стала коротким, оборванным по краям, розовым топиком. Штаны превратились в того же цвета шорты. А вместо краба, удерживающего на голове волосы, у меня было два хвоста.

В этот момент мне было стыдно как никогда, но поделать я ничего не могла.

— Прости, я зайду попозже. — И, развернувшись, сосед вышел прочь, оставив меня стоять на месте с открытым ртом.

Но едва удивление прошло, как мои глаза наполнились слезами. Почему он ушел? Я настолько ему не понравилась? У него было такое странное выражение лица…

Вскинув подбородок, я решила взять себя в руки. В конце концов, я такая, какая есть, и в ином облике за одежду не отвечаю, но это — моя суть. Моему мужчине придется принимать меня в любом виде.

Вернулся Никита довольно быстро, вот только я, обиженная, сидела на кухне и не мешала ему работать. Получив от меня несколько односложных ответов, гоблин рассказывал сам что-то.

Но неожиданно он сменил тему.

— Люда, я тут с другом недавно спорил, какие мужчины нравятся женщинам. Существует теория, что хорошим девочкам по душе плохие мальчики и наоборот.

На мгновение я растерялась.

— Сложно определить. Все зависит от женщины и… не поверишь, ее возраста.

— А какая связь? — нахмурился Никита.

— Иногда у некоторых женщина в бальзаковском возрасте наступает период, когда ей снова хочется стать молодой, чтобы с ней случилось что-то необычное, чтобы в жизнь пришли любовь и страсть, и часто запретная, непредсказуемая, авантюрная. Иногда некоторым хочется того, чего с ними уже не случится.

— Не скажу, что понял тебя, но мне интересно, каких мужчин предпочитаешь ты?

— Опасных, — честно ответила я.

Во взгляде гоблина что-то мелькнуло, и я решила, что сильно задела его своим ответом. Но почему?

Весь оставшийся вечер Никита был очень молчалив, а утром пришел, чтобы выселить меня из квартиры.

— Послушай, ну можно я здесь останусь? Я сделаю себе прививку и не буду входит в комнату, которая обновляется, — уговаривала я, но сосед лишь качал головой.

— Нельзя, ты же знаешь правила. Я удивлен, что ты медик и предложила подобное.

— Я как медик и не такое видела. Но у одной подруги ремонт, другая живет вместе с мужчиной, еще пара — за городом, кого-то сейчас нет в стране.

— Значит, поживешь у меня.

— А? — удивилась я, чувствуя, что щеки заливает краска смущения.

Почему он это предложил? Я ему небезразлична?

— Не могу, ты же мой сосед и так очень мне помог.

— Ну, я думал, что за это время мы стали не только соседями…

Ну же, говори дальше!

— Но еще и друзьями.

Я не сразу осознала, что услышала, а когда осознала, то упала как подкошенная на кухонный стул. Никита присел передо мной на корточки, с тревогой всматриваясь в лицо.

— Люда, тебе плохо?

— Не-е-ет, — протянула я. — Все нормально.

— Я сказал что-то не так?

Я покачала головой.

— У меня голова что-то побаливает. Я выпью таблетку и пойду собирать вещи. Подождешь меня?

— Конечно, — сказал Никита, все еще с подозрением посматривая на меня.

А я широко улыбнулась. Надо сохранить лицо.

Копалась с вещами я долго, пока на помощь не пришел гоблин, который быстро все разложил по сумкам и отнес к себе, я шла следом оглядываясь.

Квартира Никиты была большой и просторной, в ней было мало мебели и идеальная чистота. Оказывается, гоблин очень аккуратный. Я же помнила это место разгромленным и грязным. Вот и причина скромной обстановки и больших помещений: его иной ипостаси требуется место.

Разложившись в отведенной мне комнате, я нашла Никиту на кухне сооружающим бутерброд. Отобрав еду, я взяла его за руку и повела в зал.

— Что ты делаешь? Я хочу есть.

— Перекусишь после занятия.

— Что? Сейчас?

— Именно! Садись! — приказала я. — Ты и так в последнее время отлыниваешь.

Посмотрев на меня зелеными глазами, Никита помотал головой:

— Я не могу.

— Можешь, за несколько дней мы добились замечательных успехов. У тебя чрезвычайно повысился контроль.

Вздохнув, сосед прикрыл глаза и протянул мне руки.

Так потекли новые дни, которые стали для меня откровением. Я жила с мужчиной и в тоже время не имела на него права. Он сам сказал, мы всего лишь друзья. Это мучило меня, и я, за исключением занятий врачевания его души, стала избегать Никиты. Бралась за двенадцатичасовые смены или уходила на сутки.

Я понимала, что он все видит, но не могла ничего поделать. Я истинная ведьма, и мне нужно или все, или ничего. На дружбу я была не согласна.

В один из дней Никита заставил меня отпроситься и, взяв за руку, повел к моей квартире. Остановившись, он протянул мне ключи.

— Открывай.

Я удивленно посмотрела на него.

— Там все готово? Что же ты не сказал?

— Уже несколько дней, и, если бы ты не избегала меня, я давно бы тебе сообщил, — мрачно ответил гоблин, подняв на меня тяжелый взгляд.

Я решила не продолжать эту опасную тему и просто повернула ключ в замке. Меня встретила новая прихожая с гладкими стенами приятного кремового оттенка и новой мебелью.

Разувшись и бросив ключи на прихожую, я на автомате включила автоответчик. Спустя секунду раздался голос Нелли:

— Привет, подружка! Я звоню напомнить о времени шабаша и спросить о том, как там твои отношения с тем красавчиком соседом? Позвони.

Уже из комнаты, куда ушла переодеваться, я бросилась было отключать автоответчик, рядом с которым стоял Никита, но не успела. Гоблин все услышал.

Краска стыда залила мои щеки, и я, глубоко вздохнув, вскинула взгляд, чтобы извиниться, и запнулась. Глаза Никиты горели ярко-зеленым светом, и он готов был обернуться.

— Спокойно, — начала я успокаивать, но он обхватил меня за шею и, прижав к себе, крепко поцеловал.

Удовольствие прокатилась по всему телу, а сладость поцелуя мутила голову. Страстно целуясь и срывая друг с друга одежду, мы двинулись в сторону спальни, и даже если бы в этот момент мир рухнул, нам было бы все равно.

Очарую, околдую!

Я лежала на диване, прижавшись к Никите всем телом. Было неудобно, прохладно, но я боялась пошевелиться, чтобы не спугнуть мгновения счастья.

— Ты замерзла? — тихо спросил гоблин, и объятия сжались сильнее, словно стараясь согреть.

— Немного. Нужно встать и накинуть что-нибудь.

Сев на диване, я увидела сложенный листок бумаги. Подняв и раскрыв его, прочитала напечатанный текст и подписи рядом.

«Как ее завоевать? Инструкция на все случаи жизни».

— Что это? — удивленно посмотрела я на Никиту.

Тот смотрел на мои руки так, словно в них ядовитые змеи.

— Люда, не нужно…

Но я продолжила чтение.

«Скромная сексуальность». Брюки, обтягивающие сзади, нательная футболка, оголяющая сильные мускулы, приятный запах, красивая походка, позволяют завоевать женщину как ничто другое.

То есть, ты одевался все время так сексуально… Для чего? — Я подняла непонимающий взгляд на гоблина.

— Я старался произвести на тебя впечатление внешним видом только в самое последнее время, — пробормотал Никита, натягивая брюки.

— Произвести на меня впечатление, — завороженно произнесла я, не в состоянии отвести взгляд от обнаженной груди парня.

Ох! Тряхнув головой, я вернулась к изучению найденного.

«Вы верите в дружбу между мужчиной и женщиной?» Первый шаг к завоеванию — сдружиться с женщиной, ожидая благоприятного момента перевести ваши отношения в более выгодную плоскость.

Так это твое заявление перед моим временным переездом к тебе, о том, что мы друзья…

— Нет. На самом деле это был способ уговорить тебя перебраться ко мне.

— Зачем? — ничего не понимая, спросила я.

— Чтобы заполучить тебя.

— Могу тебе сказать — ход с дружбой совершенно неверный шаг!

«Защита». Поддержка и защита в трудную минуту позволят вам сблизиться, вызовут симпатию и доверие.

Так вот почему ты взялся за ремонт…

— Неправда! Это было искреннее желание помочь!

— А когда я жила у тебя и ты решал мои проблемы? Скажешь, этот пункт был ни при чем?

— Был, но он не противоречил моим желаниям. Я бы не пошел ни на какое обольщение, если бы это шло в разрез с моими чувствами.

Определенно только слово «чувства» спасли его от расправы.

«Жилетка, в которую можно поплакать». Рассказ о трудностях в своей жизни вызывает сопереживание. (Не подходит.)

— И почему не подходит? — приподняла брови я.

— Я не привык плакаться и вызывать жалость к себе. Это… унизительно.

«Романтика». Этот метод включает страстные взгляды и скрытые подтексты.

Так вот почему у меня от тебя голова шла кругом. Умело, умело…

— У тебя от меня шла кругом голова? — обрадовался сосед.

Я лишь насуплено на него посмотрела.

«Душа и сердце вечеринки». (Не подходит.)

Почему опять не подходит? — ерничала я.

— Не для меня это. Особенно с моей нестабильностью. Звездой на вечере я могу стать только в одном случае.

Я лишь покачала головой.

«Хозяин жизни». Создайте образ жизни обеспеченного, серьезного и уверенного мужчины.

Так вот почему ты хвастался…

— Я не хвастался, я прозрачно намекал!

«Быть оригинальным». Выделяйтесь. (И так уже выделился.)

С этим не поспоришь!

Никита лишь молча смотрел исподлобья.

«Хороший и Плохой». Используя обе эти уловки, мужчина старается определить, кто «хорошая девочка», a кто «плохая», а дальше следует принципу притяжения противоположностей — хорошие девочки любят плохишей, а плохие девочки любят ботаников.

Какой бред, — покачала я головой. — Но понятны твои вопросы и волнения по поводу Ильи.

— Волнения — это мягко сказано! Убил бы его!

Ну, еще пару таких признаний, и он будет прощен.

«Мистер Иск». Будьте максимально загадочным.

Ага. Ну, теперь-то хоть расскажешь про себя?

— Рассказывать особо нечего, но все, что захочешь, ты узнаешь.

«Пустите о себе слух» Данный вызов женщина не пропустит, пока не разгадает и не опровергнет. (Не подходит.)

Тоже верно. Не могу сказать, что после этого списка у тебя есть здравый смысл… Но ты достойный принц, определенно.

— Люда… — начал Никита и запнулся.

Вздохнув, я похлопала рукой по дивану и предложила:

— Садись.

Обреченно опустившись, гоблин выжидающе посмотрел на меня, а я, натянув футболку Никиты, оседлала его, усевшись сверху.

— А теперь рассказывай.

Руки Никиты уже обвились вокруг моей талии, глаза стали зелеными…

— Не смей обращаться! — приказала я, стукнув по рукам.

Блеск изумруда исчез во взгляде.

— Так просто? Или это наши занятия дали результат?

— Не совсем просто. Да, занятия пошли на пользу, но не это главное.

Я выжидающе смотрела на гоблина, и ему пришлось продолжить.

— Некоторое время назад я решил сменить жилье: на старой квартире снизу были шумные жильцы и это не шло на пользу моей иной стороне. Я выбрал тихий район, пораспрашивал о соседях, приобрел квартиру.

— И что ты услышал обо мне?

— Что ты тихая соседка, редко бывающая дома.

— Это явное преувеличение.

— И я это понял, когда увидел тебя в лифте, грязную, с сумками.

— Не напоминай! — уткнулась я ему в грудь.

— Я хотел предложить помощь, но так растерялся, что не сразу среагировал. А потом оказалось, что ты еще и моя прекрасная фея, что помогла побороть самый сильный приступ. Тогда-то и началась история моего порабощения, — улыбнулся Никита.

— Порабощения?

— Ты сама знаешь, что если кто-то сделает для гоблина что-то жизненно важное, то он привязывается к человеку. А уж если одарит необходимым…

— Не может быть… Ну, если мою помощь с оборотом еще можно посчитать жизненно важным…

— Так и было. В тот момент я находился на грани безумия. А вот сода…

— Сода?

— Именно! Она необходима гоблинам для зелья контроля. Так уж случилось, времени бежать в магазин не было, поэтому ты уже тогда меня спасла. В связи с моей особенностью я испытываю недостаток в женском внимании, а после соды — только в твоем.

Я смотрела на этого потрясающего мужчину и не могла поверить в то, что слышу.

— А случайно ли ты прервал мой ритуал в том лесу?

Никита выставил перед собой ладони и с убежденностью сказал:

— Абсолютно. Я ездил искать редкую травку, опять же от своей проблемы, когда удачно встретил тебя.

Я удивленно посмотрела на Никиту:

— Это ты называешь удачно?

— Конечно. Мне столько пришлось бы сделать, чтобы познакомиться и наладить контакт, дружественные отношения, а тут всего лишь за пару царапин такой шанс.

На такие слова я лишь покачала головой.

— Дурень ты. Если бы не твоя огромная машина, все могло кончиться не так благополучно. А что потом?

— Потом я увидел тебя с вампиром, едва сдержался и не убил его, подумав: «Зачем такие риски?» И полазил в сети с запросом «Как завоевать девушку».

— Не могу поверить, что ты и не знаешь, как очаровать женщину.

— Я знаю, как не убить женщину. Очаровывать пришлось учиться. Что еще оставалось делать безнадежно влюбленному гоблину?

Я оценила признание и, сверкнув глазами, склонилась к его губам:

— Ты чуть своим планом не сгубил все отношения. Идея стать друзьями была откровенно плохая, и если бы я тебя не любила, как умеют только ведьмы, то полетело бы все к чертям.

Руки Никиты заскользили под футболку, поглаживая и лаская, поднимая ткань все выше и выше, и вскоре уже ненужный элемент одежды полетел прочь.

Кажется, мои двадцать два несчастья привели к счастливому финалу. Мое счастье можно было сравнить лишь с радостным визгом подруг, когда те узнали, чем же все закончилось.

* * *

Чувствуя спиной горячее мужское тело, я лежала в кольце крепких рук. Было удивительно хорошо и думать ни о чем не хотелось.

С момента наших признаний прошло некоторое время. Теперь я жила у Никиты, а мою квартиру мы использовали, если он менял ипостась. Все-таки он проделал проход между нашими жилищами.

Приближалось время шабаша, и мой гоблин очень волновался, что я поеду на встречу со своими подругами, да еще в такую ночь. Но после того как я уверила его, что мужчин там не предвидится, он успокоился.

И сейчас, валяясь вместе с ним на диване, я мысленно перебирала, все ли я успела сделать перед поездкой. На телефоне раздался звонок и, дотянувшись до мобильного устройства, я сняла трубку.

— Але…

— Привет, подруга! Хватит спать! Или вы еще чем-то занимаетесь?

Ксюша, неутомимая сила.

— Пока нет, но советую тебе побыстрее изложить суть дела, — ответила я под тихий смех Никиты, чьи губы уже заскользили по шее.

— Не вопрос. Мне нужно, чтобы ты съездила на окраину города, в Тихие Аллеи, и посетила квартиру по адресу…

Это район травниц. Странно, зачем ей туда?

— И что я должна сделать, когда приеду?

— Помочь хозяйке квартиры попасть ко мне.

— Ксюша, если это, как в прошлый раз, плохо закончится…

— Ничего такого! Обещаю!

Повесив трубку, я посмотрела на Никиту.

— Вечер у телевизора отменяется, — правильно все понял гоблин.

— Да. Мы идем на дело.

* * *

Район травниц встретил нас привычной тишиной и размеренностью. Студенткой я часто любила гулять в этих местах: они как ничто другое навевают покой и спокойствие.

— Здесь ужасно, — сказал Никита, осматриваясь по сторонам.

Я удивленно на него посмотрела:

— Почему? Мне здесь всегда нравилось.

— Мало людей на улице, практически никто не разговаривает друг с другом.

— Травницы любят уединение, и их настроение часто сказывается на всем районе. Зато я не видела, чтобы здесь что-то случалось. Так что идем, разделаемся побыстрее с моей миссией и поедем отдыхать на природу.

Мы, взявшись за руки, шагали к высокому, этажей пятнадцать, дому, и я скрестила пальцы за то, чтобы лифт работал. Девочка, нужная нам, жила на самом последнем этаже, а добраться хотелось побыстрее и без страданий.

Увы, закон полосы несчастий работал исправно, и едва мы подошли к кабине, как я увидела на ней табличку «Ремонт».

Чтоб вас всех!

— Я не дойду… — простонала я.

Никита улыбнулся, покачал головой и, перекинув меня через плечо, бодро пошагал вверх.

— Пусти, ты не донесешь.

В ответ лишь хмыкнули.

Ну раз он так желает доказать свою мужественность, кто я такая, чтобы ему мешать? Опершись локтем о его спину и подперев подбородок, я живенько поднималась вверх, и с каждым этажом мое удивление росло. Оказавшись на площадке, где красовалась цифра пятнадцать, я наконец приняла вертикальное положение, а Никита лишь тяжело дышал, не более.

Взяв его лицо в ладони, я крепко поцеловала.

— Ты потрясаешь!

За что получила широкую улыбку. Надо побыстрее решить дело и оказаться подальше отсюда, на природе. Солнце, пикник, и мы вдвоем.

Позвонив, я не дождалась отклика и дернула за ручку. Оказалось, что дверь открыта. Черт дернул меня войти внутрь!

На полу лежала молодая черноволосая девушка с закатившимися глазами. Ее била крупная дрожь, и были все признаки магического нападения прямо перед нашим приходом.

Бросившись оказывать первую помощь, я крикнула Никите:

— Вызывай инквизицию и принеси воды и соды! И побольше!

Чувствуя, как от моих действий девушка забилась сильнее, я поняла, что нападавший внутри, и хаотически начала расставлять капкан. Если смогу извлечь его наружу, смогу и помочь пострадавшей.

Схватив у Никиты необходимую мне соду, я вычертила ею на полу символы и, прочитав заклинание, крикнула:

— Окати нас водой!

Мгновение спустя в меня ударил поток воды и все завертелось словно в вихре. Зеленый дым, вылетая из девушки, начал вращаться вокруг меня, ища для себя новый сосуд, но не на ту ведьму он напал!

Оберегая травницу и себя, я не позволила ему ни проникнуть в нас, ни покинуть круг из соды. Визжа и убыстряясь, дымка начала разрушаться и потрескивать.

— Упс! — успела произнести я, как произошел взрыв и ударной волной меня выкинуло в окно.

А я на пятнадцатом этаже!

Зацепившись магией за оконный проем, я на руках повисла за окном, слыша, как подъезжают машины инквизиции и скорой помощи.

Не в силах сдержаться, я закричала:

— Ксюша, я тебя ненавижу!

* * *

Мы шли с Никитой держась за руку. Восходящее солнце только-только осветило небосвод. Город еще спал, как и большинство таксистов. Благо, дом был недалеко от отделения инквизиции, откуда нас только что отпустили.

— Люда, ну извини меня, я правда не знала, что так получится, — извинялась по телефону Ксюша.

— Все твои просьбы для меня плохо заканчиваются. Поэтому искать тебе то, что ты попросила, я не буду и не жди!

— Но…

— Попроси Богдану, она тоже живет в Городе Духов. А я пас.

— Эх, жаль, что моя просьба принесла тебе только плохое, — печально вздохнула Ксюша.

— Ну почему только плохое? Пока меня снимали с пятнадцатого этажа, причем со стороны улицы, так как магический фон не позволял войти в квартиру, Никита сделал мне предложение. И пока мы в отделении инквизиции давали показания и заполняли бумаги, я даже согласилась.

— И-и-и… Девочки просто умрут! — пропищала подруга.

— А вот этого не надо. В ближайшее время самой лучшей услугой от вас мне будут тишина и покой. Я беру отпуск, и на несколько дней мы едем на природу.

— Договорились. Я сообщу девочкам. А как же шабаш?

— К нему приеду. Куда уж вы без меня?!

Отключившись, я посмотрела на Никиту.

— Ты уверен?

— В чем?

— В своем предложении?

— Конечно! Почему ты сомневаешься?

— Ну… Со мной ведь постоянно что-то случается, несчастья…

— Значит, мы — два сапога пара. И потом не будь всего этого, мы могли и не познакомиться. Не было бы счастья, да несчастье помогло.

— Тогда нужно, чтобы снова приснилась курица.

— Зачем? — удивился Никита.

— После череды неурядиц обязательно случается что-то хорошее. — И, остановившись, поцеловала своего гоблина.

Идя с ним дальше за руку и смотря на восходящее солнце, я ни о чем не жалела.

* * *

Некоторое время спустя

Магия окутала мое тело, золотые искорки пробежались по коже, и вот я, превратившись в зеленокожую ведьму, придирчиво оглядывала свой наряд.

Привычная остроконечная шляпа, оборванные бриджи и плащ навевали определенные воспоминания, но я не роптала. Память так же сохранила и розовый костюмчик. Никита рассказал, что благодаря ему чуть не набросился на меня. Может, в определенные моменты такой наряд и не так плох, но не сегодня. Сегодня у меня шабаш и нечего нервировать жениха!

Мои размышления прервал неожиданный звонок. Увидев имя звонившего, я удивленно подняла трубку.

— Да?

— Люда, Ксюша пропала! — всхлипнула Дарья, к которой мы все должны были приехать.

— Как пропала? Когда?!

— Не знаю. Никто из нас не может до нее дозвониться, и дома ее нет.

— Так, ждите — я еду!

Нажав отбой, я повернулась к вышедшему из комнаты, обеспокоенному Никите:

— Одевайся в удобную одежду, тебе будет оказана великая честь!

— Какая? — приподнял брови гоблин.

— Мы едем на шабаш!

Конец.


Оглавление

  • Я ваше горе готов разделить, но по пунктам…
  • Чем выше заборы, тем лучше соседи
  • Кончились времена охоты на ведьм — теперь ведьмы охотятся на нас
  • Добро есть зло, зло есть добро. Летим, вскочив на помело!
  • Очарую, околдую!