загрузка...
Перескочить к меню

Во всеоружии (Overgeared) Книга 2 (fb2)

- Во всеоружии (Overgeared) Книга 2 (а.с. Во всеоружии-2) 6515K, 129с. (скачать fb2) - Park Saenal

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Park Saenal. Во всеоружии Книга 2

Глава 23.

Вошедшие в кузницу мужчины вели себя грубо и нахально, при этом каждое их движение вызывало неподдельное отвращение. В какой-то степени они были похожи на коллекторов ФГ «Материнское Сердце».

И вот, тяжело глядя на пожилого кузнеца, они передали ему какую-то бумагу.

«Что это? Контракт на продажу данного здания и земли Компании Меро?», – интуитивно понял я, – «Учитывая мои недавние успехи и проблемы, вполне вероятно, что я буду вовлечен в какое-то глупое задание».

А этого абсолютно нельзя было допустить. В чём я действительно нуждался – так это в создании и продаже предметов, а не в бесцельной трате времени на нежелательные задания.

Восхищаясь быстротой своей сообразительности, я решил во что бы то ни стало не ввязываться в эти разборки. Однако как часто вещи происходили в соответствии с моей волей? Вот и на этот раз мне удалось сделать всего несколько шагов до того, как один из бандитов встал у меня на пути, перекрыв тем самым выход на улицу.

– Эй, а ты кто такой? Что ты здесь вынюхиваешь?

– Ты пришел, чтобы выведать содержимое нашего контракта? Ты шпион? Тебя отправила Компания Сканера?

И на кой чёрт мне могло сдаться содержимое того листка бумаги? Что-что, а эта информация была поистине бесполезной.

– Шпион? Я? О чем вы говорите? Это не так, так что не беспокойтесь. Я просто хочу пойти своим путем, – пожав плечами, ответил я.

Тем не менее, НПС даже с места не сдвинулся.

«Чёрт».

Я почувствовал, как у меня во рту пересохло, а на лбу выступила испарина. Нечто подобное я уже испытывал, когда только впервые начинал играть в «Satisfy». Слишком незадачливым новичкам всегда было суждено либо провести первое время в игре будучи мальчиком на побегушках, либо стать добычей бандитов.

А ещё… А ещё я просто не мог не вспомнить частые звонки от сотрудников Финансовой Группы «Материнское Сердце».

Я не мог вынести сковавшего меня напряжения и машинально сделал шаг назад.

Сильные НПС не боялись закона. Если спровоцировать их – то вполне можно было получить серьёзное ранение или вовсе умереть. Разумеется, я мог бы сообщить об их действиях страже, но прямо сейчас их кулаки были ближе, чем закон. Возможно, если бы я был сильнее или быстрее, то смог бы убежать из этого здания. Однако это было не так, а потому наилучшем решением было не раздражать и не провоцировать их.

«Судя по их внешности и поведению, они из местных жителей».

Компания Меро была второй по величине компанией на территории Вечного Королевства. А ещё она никогда не давала работу лузерам и слабакам. А, значит, каждый из этих людей был достаточнокомпетентным, чтобы справиться с порученной им задачей.

«Основываясь на их экипировке, они как минимум 35-го уровня».

Бандиты 35-го уровня! Скольким же людям они принесли боль, чтобы подняться до этого уровня? Я не мог себе даже представить всех тех грехов, которые должны были совершить эти люди.

«Их пятеро… У меня же всего лишь 3-ий уровень. И пусть мои характеристики сильно завышены, я всё ещё не сильнее НПС 20-го уровня. К тому же я один».

Но что ещё хуже, я был безоружен. Я бы непременно проиграл, если бы вступил с ними в бой.

«Да, здесь нужно позабыть о своей гордости и действовать максимально осторожно».

Придя к такому выводу, я как можно шире улыбнулся и объяснил:

– Я здесь не для того, чтобы шпионить за Вами. Я обычный, проходящий мимо, клиент, так что вам не стоит быть настолько бдительными, хе-хе.

Я делал не что иное, как пресмыкался перед НПС! Однако мне было вовсе не стыдно за это.

– Клиент? В этой кузнице? – спросил мужчина, слегка ослабив хватку на моём плече.

– Да.

– Хо-хо. Клиент этой кузницы…

Хватка вновь усилилась.

«Чёрт, больно», – чуть не выругался я, однако вовремя сумел сжать зубы и вытерпеть.

Вместо того, чтобы проклинать их, я изо всех сил старался сохранить на лице улыбку. Зачем? В противном случае, я мог попасть в неприятность! Недаром была старая поговорка, что человеку с улыбкой на лице намного тяжелее причинить вред.

– На улице, подконтрольной Компании Меро, есть большое количество оружейных. Так что же ты забыл здесь? Как-то это слишком странно, – не скрывая своего подозрения, проговорил один из бандитов.

– Да, оружейных там хватает, но это – единственная кузница в городе. Я не хочу покупать оружие, если могу заказать его у кузнеца, который выкует мне его таким, каким я захочу. Вот почему я пришел сюда. Хе-хе, я понятия не имел, что эта кузница такая страшная. Я всего лишь новичок.

После этой речи меня наверняка бы тотчас же номинировали на лучшего актёра или премию «Открытие Года». Моё выражение лица, тембр голоса и даже поза – всё было идеальным.

И вот, пока я продолжал улыбаться, бдительный бандит всё-таки отпустил меня.

– Мне почему-то хочется задать тебе взбучку, но ты ведь тоже кузнец, да? Ты так слаб, что просто не можешь быть шпионом… Ладно, выметайся отсюда. И чтобы я тебя здесь на расстоянии пушечного выстрела не видел.

Он хотел избить меня? Я выглядел слабаком? Эти подонки считали, что могут смеяться надо мной из-за одного лишь внешнего вида?

В моём сердце начала закипать ярость, однако я должен был продолжать держать себя в руках.

– Хе-хе, спасибо. Что ж, я пошёл.

Сумев до последней секунды сохранить на своём лице невинную улыбку, я направился к выходу из кузницы. Однако в это самое мгновенье позади меня раздался тихий голос старого кузнеца.

– Да… Эта грязная работа не приносит ничего, кроме страданий. Я слишком устал…

Закончив говорить, старик моргнул своими налитыми кровью глазами. Должно быть, таким образом он пытался остановить рвущиеся наружу слёзы.

– Давайте мне свои бумажки, я подпишу их.

– Э-э? Правда?

– О! Наш старикан наконец-то одумался!

– Это заняло немало времени, но ты всё-таки принял мудрое решение.

Бандиты были искренне рады словам старика. Для них это был настоящий праздник.

– Всё, что тебе нужно сделать, это поставить здесь свою подпись,– произнёс некто, похожий на лидера их банды.

– …

Старик взял контракт своими дрожащими руками, а затем не выдержал и всё-таки расплакался.

– Кха-а-а! Семь поколений моей семьи держали эту кузницу! После смерти я не смогу смотреть им в глаза!

Вид печального и подавленного старика был невыносим. Однако вместо того, чтобы облегчить его страдания, бандиты, наоборот, начали над ним насмехаться.

– Клиенты уже давно от тебя отвернулись. К тому же твой единственный сын умер. Разве не поэтому ты ушел в запой? У тебя нет преемника, поэтому, как только ты умрешь, твой род будет прерван. Ты защищал то, что уже не имеет никакого значения. Кроме того, неужели ты забыл о своих долгах? Ты просто жалкий старикан, и не более того.

– Ты! Не смей упоминать о моём сыне своей грязной пастью!

– Не понял. Ты хочешь, чтобы мы преподали тебе урок, как в прошлый раз?

Бандит по имени Джонсон явно угрожал старику расправой, что меня рассердило ещё сильнее.

«Вот же урод. Мало того, что он издевается над бедным кузнецом, так ещё и хочет избить его».

– Хватит дурака валять. А ну живо подписывай контракт, – проговорил бандит по имени Ум.

– Нет, мне это уже начинает надоедать. Разве мы не вынуждены были ждать несколько месяцев, чтобы этот старик поставил свою подпись? Вспомните, как мы настрадались из-за его упрямства! – согласился с ним Прага.

– Точно-точно… Чёрт, эта работа пошла нам только в убыток, – поддержал своих коллег Нейл.

А затем, словно решив подсуммировать всё вышесказанное, молчавший до сих пор лидер банды по имени Вейл холодно улыбнулся и произнёс:

– Верно. Ты должен возместить нам весь причиненный ущерб. Итак, старик, когда ты получишь деньги за продажу этой кузницы, половина будет использована для погашения твоих долгов, а вторую половину заберём мы. Будем считать это компенсацией за все причиненные нам убытки.

– Ах вы, собачьи выродки! – воскликнул кузнец, которого на самом деле звали Ханом.

– Эй, у тебя ведь нет ни жены, ни сына, чтобы кормить их. Зачем тебе такая большая сумма денег? Ты должен помогать таким бедным и молодым людям, как я.

– …

Слушая это, я попросту кипел от гнева.

«Не то, чтобы я сильно уважал пожилых людей, но…»

Пользуясь таким общественным транспортом, как автобус или метро, ​​я никогда не уступал своё место пожилым людям. Я платил за это такие же деньги, а потому имел полное право использовать сидячее место! И независимо от того, насколько хмуро они на меня смотрели, я никогда не сдавался.

«Но…».

В отличие от этих мерзавцев, я не оскорблял и не издевался над пожилыми людьми.

Вот почему я был очень зол.

«Щенки, так относящиеся к бабушкам и дедушкам… Это просто ужасно».

Итак, должен ли был я помочь старику, несмотря на свой низкий уровень?

НЕТ, НЕТ и ещё раз НЕТ. У меня начисто отсутствовало чувство справедливости. С какой стати я должен был помогать другим? Тем более, если это не должно было принести мне никакой пользы. Даже в детстве, в отличие от своих сверстников, я всегда испытывал к супергероям неподдельное отвращение.

«Почему они калечатся, пытаясь спасти других? Они что, полные идиоты?».

Я отказывался понимать героев, которые жертвовали собой, чтобы победить злодеев. Меня прямо-таки тошнило, когда я наблюдал за их безоговорочно правильным выбором. Вот почему, когда соседские дети играли в героев, я действовал как злодей. Становясь злодеем, я ощущал настоящее удовлетворение от преследования своих друзей. Даже в конце игры, когда мне суждено было «умереть», я лишь прикидывался мёртвым, чтобы их не обидеть, при этом хорошо зная, что на самом деле все мои злые дела ещё впереди.

«Да, видя несправедливость, я всегда закрывал глаза».

Вот почему я отвернулся от униженного и потерявшего дело всей своей жизни старика. Впрочем, некоторые сожаления, конечно же, у меня остались.

«Поскольку ситуация сложилась не самым лучшим образом, обучаться созданию предметов в этой кузнице уже не получится. Если я захочу переехать в другую деревню, мне снова придётся отвалить чёртову кучу денег. Нет, ни за что. Я просто буду охотиться и повышать свой уровень, пока у этой кузницы не появится новый владелец».

Но…

«Подождите-ка. Разве для охоты мне не придётся вновь идти на склад? Чёрт побери!Мои деньги!».

Уровень моего волнения попросту зашкаливал. От одной только мысли о бесцельно потраченных деньгах у меня начинал болеть живот и кружиться голова. Почему моя жизнь такая несправедливая? Ух…Я должен был уйти отсюда как можно скорее.

Однако мои ноги по какой-то необъяснимой причине не двигались.

«Этот старик… Чёрт…».

Вне зависимости от того, какие мысли посещали мою голову, во мне всё ещё оставалась человечность. И, к счастью или сожалению, она была слишком высокой, чтобы оставить старика на растерзание бандитам.

«Нет, зачем всё-таки рисковать ради кого-то другого? Я точно с ума сошёл».

Я прекрасно знал, что должен был закрыть на это глаза и уйти. Так почему же я колебался?

«И когда я таким успел стать? Сам себя не узнаю…».

Но вот, в тот момент, когда я собрал всю свою волю в кулак и собирался покинуть кузницу…


Глава 24.

– А-а-а!?

Кузнечная идеология? Девиз легендарного кузнеца Пагмы!?

«Это что, какая-то пародия на гуманизм?».

«… Неужели в этой проклятой игре просто нет какого-нибудь скрытого класса, который предполагает обычное употребление чеснока на протяжении ста дней?».

Нет, сейчас было не до шуток.

«Значит, всё-таки задание».

Всё было так, как я и ожидал. Разрушенная кузница, пьющий кузнец, бандиты и…

Врагов было пятеро. Их уровень оценивался в 35-ый и выше. С другой стороны, я был один и обладал всего лишь 3-им уровнем. Помимо этого, я был абсолютно безоружен, поскольку оставил свой меч и доспехи на складе.

Должен ли я был отказаться от задания? Нет.

Почему? Да потому что причин для отказа попросту не существовало.

Несмотря на то, что я был всего лишь 3-его уровня, мои характеристики делали меня эквивалентным 20-му. Помимо этого, у меня было Легендарное Кузнечное Терпение –потрясающий навык, на целый час увеличивающий Концентрацию, Выносливость и защиту. Помимо этого, не следовало забывать о и пассивном навыке, который на пять секунд позволял мне стать абсолютно непобедимым.

«На самом деле, не такой уж я и безоружный».

Открыв свой инвентарь, я достал одну стрелу, оставленную себе в качестве сувенира.

Стрелы были самыми обыкновенными расходными материалами. Однако это правило работало лишь в том случае, когда их использовали в стрельбе.

«Если я вооружусь ею и буду использовать в качестве кинжала, она не израсходуется».

Фактически, в игре часто встречались ситуации, когда лучники извлекали свои стрелы с целью их повторного использования. Большинство стрел и вправду можно было использовать повторно, за исключением разве что тех случаев, когда они были слишком сильно повреждены от удара по цели. Однако поскольку у меня не было лука, выяснил это я совершенно другим путём.

«Как-то раз мне показалось странным, что стрелы настолько дорогие, а потому я использовал их в драке. Благодаря этому я понял, что стрелы не всегда являются расходными материалами. Ху-ху-ху, знания – сила! В будущем я тоже не должен пренебрегать влиянием даже самой незначительной информации!».

Улыбнувшись самому себе, я внимательно обвёл взглядом гангстеров. В руках каждого из них было такое опасное оружие, как топоры, мечи и булавы. Что касается экипировки – все они были облачены в кожаные доспехи.

«Небеса помогают мне».

Возможно, всё было бы иначе, если бы они носили железную броню. Тем не менее, я мог нанести им серьезный урон, просто атаковав их при помощи своей яффовой стрелы.

«Я вложил в эту стрелу всю свою душу и сердце. Её проникающая сила несопоставимо выше, чем у обычных стрел. И пусть моя сила атаки всего лишь 20-го уровня, но я доверяю этой стреле. Благодаря возможности игнорировать защиту, я смогу восполнить разницу в наступательных способностях. Кроме того, не следует забывать и про мой богатый опыт, полученный во время игры воином».

Характеристики, превышавшие мой текущий уровень, подходящее оружие, мошеннические навыки и боевая чувствительность. Я полагал, что этих четырех элементов будет достаточно, чтобы пройти задание такого уровня сложности.

«Нет, вероятность успеха крайне низкая».

Какой дурак согласился бы принимать задание с практически гарантированной вероятностью провала? Я. Тем не менее, за провал в задании я не понёс бы абсолютно никакого штрафа. Смерть Хана и потеря всех связанных с ним заданий была мне не страшна, поскольку я даже не знал, о чём они были.

К тому же я получал вознаграждение уже за само принятие задания.

Получение такой награды существенно отличалось от всего, с чем я когда-либо сталкивался. Итак, разве кто-то в здравом уме стал бы отказываться от бесплатного навыка?

«П-потрясающе!».

Поговаривали, что представители ремесленных профессий не могли обучаться боевым навыкам. Однако игровая система любезно предоставила мне усиливающее заклинание за одно лишь принятие задания! Кроме того, его эффективность просто зашкаливала!

«Разве оно не намного лучше, чем боевые навыки, которым я обучился, будучи воином?».

Воинское усиление, которое я использовал, повышало мою силу атаки на 20%, в то время как время перезарядки составляло целых три минуты. Однако Ярость Кузнеца мало того что была эффективнее, так ещё и перезаряжалась быстрее.

«Ку-хе-хе, какой приятный сюрприз… Хм-м, может быть, это какое-то скрытое задание? Однако не слишком ли высокая у него сложность? Скорее… Скорее всего, это будет цепочка заданий. Судя по всему, все поручения Хана будут связаны между собой».

Как только я осознал важность НПС «кузнец Хан», я решил, что обязан сделать всё возможное, чтобы пройти это задание.

«Благодаря новому навыку возможность прохождения задания стала ещё выше… Хорошо», – решил я, направившись к бандитам.

– В чём дело, молокосос? – спросил один из бандитов, явно недоумевая, почему я не ушёл.

– Вы пересекли черту. Мне тоже плевать на пожилых людей, но не так сильно, как вам. Никто не заставляет вас кланяться им при встрече, но разве вы не должны соблюдать хотя бы минимальную любезность? Вы, подонки, явно плохо в школе учились.

Я не пытался подражать апостолу правосудия. Мне просто не нравились такие люди!

– Однако на самом деле вы виноваты в том, что выглядите точь-в-точь как вышибалы из «Материнского Сердца».

Как только я подошёл поближе, бандиты тут же схватились за своё оружие.

– Ах ты, ублюдок! Да как ты смеешь разевать на нас свою пасть?

– Ты что, совсем обезумел?

– Кажется, этот мелкий паршивец не оценил того факта, что мы его отпустили…

НПС, живущие в беззаконии, и вправду были страшными. Я мгновенно почувствовал их убийственное намерение.

Однако я совершенно не боялся их. Прямо сейчас эти люди были не какими-то опасными преступными элементами, а целями, которые нужно было уничтожить, чтобы успешно завершить полученное задание.

– Хватит бесполезной болтовни, – фыркнув, предложил я.

– Ах ты, сумасшедший ублюдок! – тут же рассвирепели бандиты.

– Взять его! Нет, к чёрту! Просто прикончим его!

С налитыми кровью глазами бандиты бросились ко мне. В общей сложности начитывалось целых пять противников. На открытом пространстве я был бы тот час же окружен и мгновенно убит. Тем не менее, я заранее определил строение кузницы и направился к лестнице, ведущей на второй этаж. Лестница была достаточно широкой, однако одновременно подняться по ней могло лишь двое взрослых мужчин.

И вот, заняв положение посреди лестницы, я выставил перед собой стрелу и произнёс:

– Любой, кто хочет получить по заслугам, может подходить.

Увидев, что я воспользовался ландшафтным преимуществом, бандиты переглянулись между собой, а затем с опозданием увидели «какое» оружие я использую.

– Это что? Стрела?

– Пф-ха-ха-ха-ха. Ты собрался сражаться с нами при помощи этой стрелы? И где же твой лук? Может, ты забыл его под юбкой своей матери? А, молокосос?

– Так или иначе, кузнец не может использовать лук и не очень хорошо владеет любым другим оружием, а потому неудивительно, что у него нет лука. Он глуп и неопытен.

Эти ребята унижали меня как только могли!

Среди них самый порочный характер был у Джонсона, а потому первым бросился вперёд именно он.

– Я порежу этого кузнеца на куски!

Глядя на приближающегося Джонсона, я тут же активировал недавно изученный навык.

Затем в верхней части экрана появилась иконка с обратным отсчётом этих самых двадцати секунд. Убедившись, что навык сработал как положено, я выбросил руку вперёд, и…

Фьу-у-ух.

Моя стрела пронзила грудь Джонсона прежде, чем он даже успел замахнуться топором. Массивное оружие всегда обладало преимуществом в виде высокой силы атаки и прочности, однако у него был фатальный недостаток: слишком медленная скорость атаки. Вот почему из-за практически невесомой стрелы мои удары были прямо-таки молниеносными. Кроме того, я использовал Ярость Кузнеца, а потому смог в мгновение ока обезвредить Джонсона.

– Ка… Ху…

Это были всего лишь две атаки, но в них содержалась максимальная сила, которую я мог проявить на текущем уровне. Один из ударов оказался критическим, в то время как другой проигнорировал защиту благодаря дополнительному эффекту стрелы. В этот момент я даже подумал, что моя череда неудач наконец-то закончилась, поскольку мне и в голову не могло прийти, что стрела способна нанести такой урон.

– К-как…?

Как только стрела пронзила кожаные доспехи, на лице Джонсона застыло изумление вперемешку с неверием. Затем он закашлялся кровью и покатился вниз по лестнице. А в следующее мгновенье бандит превратился в серый свет, и перед моими глазами появилось несколько информационных сообщений.

«Офигеть».

Я знал, что этот бандит будет как минимум 35-го уровня, а потому, словно подтверждая мою догадку, его смерть принесла мне целых пять уровней.

«Однако… Я победил врага 35-го уровня всего за два удара?».

Я сам не мог в это поверить. Даже нанеся критический удар и проигнорировав защиту противника, я не ожидал, что сделаю это так быстро.

«Эти ребята… Неужели их грозная внешность настолько обманчива?».

Подобное объяснение вполне заслуживало право на жизнь. Учитывая агрессивные тенденции их поведения, вполне вероятно, что бандиты вкладывали свои очки характеристик исключительно в Силу.

«Хорошо».

Справившись с одним из бандитов, я почувствовал, что свет в конце тоннеля всё-таки есть.

– Окно статуса.

Поскольку я получил пять новых уровней, теперь у меня в запасе было целых 110 свободных очков.

 «Кажется, сейчас вполне подходящий момент, чтобы распределить характеристики», – решил я, а затем, ничуть не стесняясь, разделил их примерно поровну между Силой и Ловкостью.

– Да.

– Да.

– Да.

После нескольких предупреждений мои Сила и Ловкость значительно увеличились. Тем временем другие бандиты пребывали в настоящем ужасе от того, что их соратник погиб, не успев даже подняться по лестнице.

– Д-да что это за парень? Как ему удалось так легко справиться с Джонсоном?

– Джонсон не проявил бдительности и позволил дважды ударить себя в сердце.

– Тем не менее, разве его оружие не обычная стрела? Он ведь не стрелял из лука… Впервые вижу, чтобы рука, вооруженная стрелой, пробила кожаные доспехи и нанесла такой урон. Бред какой-то. Это просто невозможно.

– … Этот кузнец должен быть настолько сильным, что ему плевать на оружие. Может быть, он и вовсе не кузнец, а какой-то воин. Точно, я в этом уверен.

– Глупости. Он выглядит настоящим слабаком.

– Иногда внешний вид обманчив.

Бандиты продолжали внимательно наблюдать за мной. Тем временем, на иконке обратного отсчёта Ярости Кузнеца значилось ещё 10 секунд, а потому я решил спровоцировать их:

– Чё застыли? Вас же четверо, а я один! Подходите, третьесортные бандитские сволочи!

– Третьесортные? Ах ты ж, мерзавец!

– Подожди, Прага!

Несмотря на призывы своих товарищей, бандит по имени Прага повёлся на мою провокацию и бросился вперёд. На этот раз мне нужно было противостоять верзиле с огромной булавой, а потому его скорость атаки была такой же медленной, как и у Джонсона, который использовал топор.

Дух-дух-дух!

Взлетев вверх по лестнице, он вознамерился обрушить свою булаву прямиком на мою голову, а потому я максимально сошёл с траектории удара и произвёл контратаку.

Фу-фу-фу!

Повышение ловкости сразу же дало знать, поскольку на этот раз я смог нанести целых три удара до того, как противник осуществил всего один.

– Гра-а-ах!

Пропустив три колющих атаки, Прага взревел и отошёл назад.

«Проклятье».

На этот раз критических ударов не последовало. Кроме того, не активировался и дополнительный эффект специальной яффовой стрелы. Благодаря пятидесяти пунктам Силы, мои атаки определённо должны были стать сильнее, только вот Прага не умер.

– Эй, ты в порядке?

– Ку-хо-о… Этого недостаточно, чтобы убить меня.

– Хм… Я думаю, это было просто совпадение, что он разобрался с Джонсоном всего за два удара. На самом деле его атаки намного слабее, чем кажется.

Постепенно бандиты начали осознавать мою истинную силу.

– Мы должны быть осторожны с его скоростью атаки. Кажется, он быстрее нас, потому что мы используем большое оружие, а потому в битве один на один мы окажемся в невыгодном положении, – пояснил своим подельникам Вейл.

– И что?

– Что-что? Всё просто, – ответил лидер, после чего посмотрел на меня и лукаво добавил, – Можешь стоять там сколько угодно. Рано или поздно ты всё равно спустишься…

К сожалению, игровые НПС были достаточно сообразительны.

«Если бы они были монстрами, то бросились бы на меня, не задумываясь».

Мой план воспользоваться внутренним интерьером кузницы потерпел неудачу.

«Осталось всего четыре человека. Один из них серьёзно ранен, но он всё ещё может сражаться. Чёрт… Что бы мне ни приходило в голову, слишком опасно сражаться с ними со всеми сразу. Как же мне пройти это задание?».

Впрочем, я уже был доволен тем, что сумел обзавестись новым навыком. Вместе с тем, мне было интересно узнать, что за связанные задания и награды ждут меня впереди, а потому мне следовало бы рискнуть…

«Гораздо умнее будет не умирать и намеренно провалить задание, убежав из кузницы, но…».

Внезапно встретившись взглядом со стариком, я вздрогнул. В его глазах отчетливо читалась надежда и неописуемая благодарность.

Таким взглядом люди, как правило, смотрят на героев.

«Не смотри на меня так. Я не герой».

Умирать почём зря – таков был удел лишь глупцов. Тем не менее, отказываться от возможности увидеть редкое задание, которое могло навсегда исчезнуть из игры, – было бы ещё большей глупостью.

Да, я определённо должен был попробовать.

Спустившись по лестнице, я остановился, после чего меня тут же взяли в полукруг поджидавшие бандиты.

«Моя защита близка к нулю. Моё здоровье также оставляет желать лучшего. Если я разрешу этим парням атаковать, меня убьют за два-три удара, причём даже если эти удары будут не критическими. Главное – максимальная осторожность».

Сконцентрировавшись как можно сильнее, я увидел, что время перезарядки Ярости Кузнеца подошло к концу, и вновь активировал данный навык.

«Хорошо. Теперь следующий».

– Активировать Легендарное Кузнечное Терпение.

Тем не менее, в ответ на мой запрос не произошло ровным счётом ничего.

– Э-э?

Умение не активировалось? Смутившись, я поспешно открыл окно с навыками и прочитал максимально подробное описание своего навыка.

«… Вот зараза».

Я чувствовал себя так, будто не прочитал примечание, написанное мелким шрифтом в кредитном договоре. И вот, когда один из факторов, на которые я полагался, просто-напросто исчез, бандиты начали сжимать кольцо.

– Эй, ты готов отправиться в ад?

– Сейчас ты заплатишь за то, что убил нашего товарища.

С каждой секундой ситуация становилась всё хуже и хуже.


Глава 25.

– Отправляйся в ад, убийца Джонсона!

Одних только яростных криков бандитов было достаточно, чтобы вызвать у меня боль и содрогание.

Фу-у-у-у-ух! Фу-у-у-у-ух!

Из-за их низкой скорости и простой траектории атаки пока что мне удавалось уворачиваться, но я задавался вполне уместным вопросом: как долго я смогу поддерживать такую высокую степень концентрации?

А затем враги наконец-то начали использовать свои головы.

– Атакуем его в одно и то же время!

– Ку-ха-а-а-а!

Сразу со всех сторон на меня обрушился шквал неприятельских ударов.

– Ух-х…

Всего два удара сбили мою шкалу Здоровья до самого дна, оставив жалкие 23 единицы.

«И это даже не критические удары. Безумие какое-то», – подумал я, после чего поспешно залез в свой инвентарь и выпил зелье. Это было среднее целебное зелье, которое за раз восстанавливало 1,500 единиц Здоровья.

На данный момент мой максимальный запас Здоровья был намного ниже полутора тысяч, но это зелье было самым низкосортным из всех, которые у меня были. К сожалению, все начальные зелья уже давно подошли к концу…

Время, необходимоедля повторного использования зелья, составляло двадцать секунд, а потому мне нужно было во что бы то ни стало избегать новых ударов. Однако теперь враги начали систематически проводить скоординированные атаки, а потому битва стала намного более тяжелой.

– Мы сражаемся бок о бок уже 10 лет! Что бы ты ни пытался сделать, тебе конец!

Я отшатнулся в сторону, чтобы избежать удара двуручным мечом, который непременно лишил бы меня головы, а затем почувствовал, как что-то движется прямиком по направлению к моим коленям.

– Ха-а-а!

Уклониться я уже не успевал, а потому опустил вниз руку со стрелой в попытке блокировать удар.

Бум-м-сь!

Специальная яффовая стрела ударилась о булаву в попытке изменить траекторию её движения. Однако стрела была слишком лёгким оружием, а потому ничего не могла противопоставить огромной булаве, весившей несколько килограммов.

– Ай-а-а-ак!

Грозное оружие выбило мне колено, нанеся при этом критический удар.

Застонав и рухнув на пол, я увидел над собой какую-то вспышку. Сжав зубы, я тут же перекатился в сторону. Останься я на прежнем месте, то уже лежал бы с пробитой черепной коробкой.

Бу-да-а-ах!

А затем, глядя на приближающихся врагов, я принял решение: «Что ж, пировать так пировать!».

Полностью наплевав на вопли своего сердца, я вытащил Среднее Зелье Силы и Среднее Зелье Ловкости. Каждое из них стоило по 10 золотых монет. А 10 золотых равнялись двенадцати тысячам вон!

«Что ж, ничего не поделаешь».

Закрыв глаза, я разом проглотил 24,000 вон.

Гульп-гульп.

«А-а-а-а! Они дороже, чем свинина под кисло-сладким соусом!», – с болью в сердце подумал я. Эти зелья я приберегал на крайний случай во время выполнения задания графа Ашура, но мне всегда было так жаль их использовать, что они так и продолжали пылиться в моём инвентаре.

И вот, теперь они были использованы для выполнения задания B-класса.

А после появления информационного окна на меня обрушился новый шквал атак.

– Ах ты, сукин сын! Не думай, что мы не будем тебя трогать, пока ты что-то там пьешь!

Благодаря резкому повышению Ловкости, от двух ударов я смог уклониться, а оставшиеся два успел с горем пополам отбить своей стрелой.

«Уф… Это просто ужасно».

Если бы не это усиление, мне бы уже пришёл конец. Вместе с этим, моё сердце вот-вот готово было разорваться от напряжения, а бандиты, недовольные промахами, разъярились ещё больше.

– Ах ты, гнилой ублюдок! Сколько ещё ты будешь от нас бегать?

– Подходи! Дерись честно!

Мне приходилось противостоять сразу четырём бандитам, и при этом они жаловались на нечестную борьбу?

– У вас, гадов, вообще нет совести! Вы слишком слабы и трусливы, чтобы сразиться со мной один на один!

– Что за бред!? Разве ты не знаешь, что высшая степень боевого мастерства – это способность сражаться в группах?

Фу-жу-у-ух.

В мою сторону метнулась булава, и я едва успел от неё увернуться. Тем временем другой бандит произвел атаку мечом, но, к счастью, я отделался всего лишь лёгкой царапиной.

Пережив и эту серию атак, я попытался продолжить разговор, чтобы выиграть время наповторное использования целебного зелья.

– Эй, ребята, давайте поговорим об этом. Разве вы ещё не поняли, что я не просто какой-то новичок?

– …

Бандиты не хотели этого признавать, но и опровергать мои слова не стали. Итак, я сделал им предложение:

– Откажитесь от подписания контракта, и тогда больше никто не умрет.

– Что!?

Тем не менее, это лишь ещё больше разъярило бандитов.

– Ты что, задумал играть с нами в какие-то игры? Даже не думай, что сможешь выбраться отсюда живым после убийства Джонсона. Тебе конец, молокосос.

– Вы уверены, что потом не пожалеете? Предлагаю ещё раз: вы все останетесь живыми, если отдадите контракт мне.

– Пф-ф! Прекрати нести чушь! У тебя поломана нога! Единственный, кто здесь умрет, – это ты!

– Хм-м, неужели?

За время этой пустой болтовни зелья наконец-то перезарядились, а потому я отвернулся от гангстеров и быстро выпил одно из них. В тот же момент моё Здоровье и рана на ноге быстро пришли в норму.

«Сейчас».

Бандиты думали, что я всё ещё серьезно ранен, а потому, воспользовавшись этой возможностью, я быстро прыгнул в сторону одного из них.

– Ч-что?

Как-то отреагировать моя жертва попросту не успела и тут же рухнула на пол с пронзенным животом.

– Кхек…

Хорошо!».

Увидев, как ещё один из них превратился в серый огонёк, бандитов начало прямо-таки трусить от злости.

– Ты… ублюдок! Твоя нога ведь только что была ранена? Т-ты что, выпил зелье?

– … А вы что, не видели, как я пью его?

– Ты, подлый мерзавец! Ты должен сражаться только при помощи своего собственного тела!

– И это мне говорят бандиты, избивающие невинных пожилых кузнецов?

– Ты…! Тебе конец! Убейте этого мерзавца как можно скорее! Он как таракан, так что продолжайте атаковать, пока не сдохнет!

– Взять его в кольцо! – в завершении прокричал взбешенный Вейл.

Впрочем, даже без этого приказа бандиты всё равно собирались окружить меня и забить беспрерывной чередой атак.

Они даже не пытались защищаться или уклоняться. Всё, что они хотели, – как можно скорее отправить меня на тот свет. И эта безумная ярость мгновенно заставила меня уйти в глухую оборону.

Словно змея, настойчиво следующая по моим пятам, двуручный меч атаковал то слева, то справа, то сверху. И это при всём при том, что мне ещё каким-то образом нужно было избегать ударов булавой.

До повторного использования зелья оставалось ещё 13 секунд, а моё Здоровье уже подошло практически к нулю.

«Это мой предел…».

Если только внезапно не активируется Легендарное Кузнечное Терпение, усилив тем самым мою защиту, шансов на победу в этой схватке у меня попросту не было.

«Конец…».

Но в тот момент, когда я уже собирался сдаться… У меня внезапно возникла одна мысль.

«Почему я так зависим от зелий и навыков?».

Может быть потому, что я был воином? Нет. Я был Преемником Пагмы.

А где я сейчас находился?

В кузнице.

«Какойже я болван… И почему только я не подумал об этом раньше?».

Я ещё давно заметил, что по всей кузнице разбросаны самые разнообразные виды оружия и доспехов, однако не придал этому особого значения.

– Хан!

– Говори, – мгновенно отреагировал стоящий в углу кузнец.

– Ты хочешь сберечь эту кузницу?

– Я уже сдался, но… Благодаря тебе я передумал. Если ты поможешь мне, я смогу сохранить её!

Это был именно тот ответ, который мне был нужен.

– Эй, ты что делаешь? Почему ты болтаешь с этим стариком, а не сражаешься? Ты что, задумал какой-то трюк?

Тем временем бандиты не прекращали своего наступления. И вот, уклонившись от двух ударов, я метнул свою стрелу в самого большого из них.

Фьу-у-у!

Брошенная рукой специальная яффовая стрела…

Словно что-то почувствовав, Прага передумал атаковать меня и занял оборонительную стойку.

Бд-зын-н-н-нь!

В тот момент, когда стрела столкнулась с булавой, перед моими глазами всплыло окошко о нанесенном критическом ударе, а Прага, которому едва удалось заблокировать бросок, по инерции завалился на спину. Тем не менее, на двух других бандитов это не оказало ровным счётом никакого воздействия, а потому я повернулся и бросился бежать.

– Ку-ха-ха-ха-ха! Глупец! Ты выбросил своё оружие!

Бандиты увидели, как я безоружный бросился в бегство и тут же погнались следом. Тем временем Прага, которому удалось выжить после столь необычной атаки, с облегчением вздохнул и поднялся на ноги. Однако я уже на них не смотрел, намереваясь как можно скорее добраться до второго этажа кузницы.

Именно здесь лежали блестящие латные доспехи и огромный двуручный меч длиной в три метра.

– Хан, одолжите мне эту экипировку! – прокричал я кузнецу, который всё ещё оставался на первом этаже.

– Н-но…

– В конце боя я её верну! Если Вы хотите сохранить свою кузницу, дайте мне своё разрешение!

Использование предметов без согласия владельца автоматически превратило бы меня в преступника.

– Но эту экипировку может использовать далеко не каждый. Если хочешь, я могу одолжить тебе кожаный доспех и кузнечный молот, которые лежат вот здесь. Для тебя это будет наиболее подходящее обмундирование.

– Нет, просто дайте мне то, о чём я прошу.

– Н-но это боевое снаряжение…

– Ки-ха-ха-ха! Что, больше бежать некуда? А теперь умри!

Враги были уже близко, а потому Хан, наконец осознав, что это наш последний шанс, кивнул и ответил:

– Ч-что ж, если ты уверен, что сможешь использовать её, то бери, не стесняйся…


Глава 26.

Экипировав блестящий меч и золотистые доспехи, я почувствовал себя настоящей горой, способной выдержать даже дыхание дракона.

И пусть бандиты продолжали яростно размахивали своим оружием, уклоняться больше было ни к чему.

Бу-дум-с! Бу-дум-с!

Импульс атакующих был достаточно неплохим, однако бандиты не смогли даже поцарапать мои доспехи. Скорее повреждено было их собственное оружие.

– Ч-что?

– Что за…?

Бандиты жили в мире беззакония и разбоя, а потому сумели выработать в себе хорошие инстинкты самосохранения. И сейчас эти инстинкты говорили им, что они обречены.

– Д-да этого ж-же просто н-не может б-быть! Ч-что э-это?

– Это эффект предмета. Слышали о таком? – мрачно усмехнувшись, спросил я.

Усиливающие зелья? Навыки? Я с самого начала должен был полагаться вовсе не на них. В кузнице были собраны все виды боевой экипировки, и я, как Преемник Пагмы, мог свободно её использовать.

Дз-з-з-зынь!

Обеими руками взявшись за рукоять двуручного меча, я напрягся и занёс его для удара. Мне не нужны были ни специальные приёмы, ни секретные техники. Я использовал лишь голые параметры своего меча, каждый взмах которого был способен уничтожить куда более сильных противников, чем деревенские бандиты.

Фу-жу-у-ух!

И вот, всего один удар превратил троих людей в безжизненные огоньки серого света.

Перед моими глазами появлялись всё новые и новые информационными окна, однако наслаждаться их содержимым мне было некогда.

«Это оружие и доспехи…», – мысленно пробормотал я, тут же активировав Легендарную Кузнечную Оценку.

– Кха-а…!

У меня был только один вопрос: каким образом столь удивительные вещи могли появиться в полузаброшенной кузнице захолустной деревушки?

И вот, пока я молча таращился на доспехи и меч, Хан подошел ко мне и, крепко схватив за плечи, подрагивающим голосом спросил:

– Ты… Как тебе удалось экипировать Дайнслейф и Вальхаллу?

Однако вместо того, чтобы удовлетворить любопытство старого кузнеца, я хотел как можно скорее получить ответы на свои собственные вопросы.

– Хан, почему столь замечательные вещи находятся в таком месте? И где Вы их взяли?

– Кхек…!

Тем не менее, в ответ Хан мог лишь уставиться на меня ещё более удивленным взглядом.

–Ты… Ты действительно понимаешь ценность этих вещей?

– Ну, они даже выглядят внушительно. Творения великого Альбатино…

– Кха, ты смог выяснить, кто их произвёл!? М-может быть, т-ты… – пробормотал Хан, а затем его лицо внезапно покраснело, а ноги стали подкашиваться, словно кузнецу стало плохо.

«Да что с ним такое? У него что, от удивления повысилось давление?».

Я спас его только для того, чтобы он скончался у меня на руках и-за повышенного давления? Ну уж нет!

– Эй, дедуля! Успокойтесь, успокойтесь! Вам нельзя волноваться!

– Ах! Ку-о-о-ох…

– Э-э, не понял, это что, пена? Эй, что с Вами? Не умирайте! Я ведь выполнил задание, верно? Тогда почему Вы умираете, чёрт побери!? Если у Вас есть ещё одно задание, то поскорее дайте его мне!

Стоп… Если Хан умрёт, то что будет с Дайнслейфом и Вальхаллой?

– … Эй, Вы живы? Черт! Вы должны жить. Вы должны жить.

Вернув Дайнслейф и Вальхаллу на их первоначальные места, я понёс старого кузнеца в ближайшую клинику.

***

Деревушка под названием Уинстон была достаточно удалённой. Однако, по мере развития дорог и транспортной инфраструктуры, деревня начала быстро развиваться.

По её окрестностям были разбросаны охотничьи угодья для самых разных уровней, а самопоселение было переполненовысококачественными специализированными продуктами и уникальными заданиями. Благодаря этим факторам можно было прийти лишь к одному выводу: у деревни был большой потенциал.

В неё часто приходили как начинающие игроки, так и те, кто был уже знаком с игрой достаточно давно. Согласно проведенному опросу, Деревня Уинстон даже попала в первую десятку «стартовых деревень, где хотелось бы начать играть».

Люди завидовали жителям Уинстона, и в особенности её постоянному развитию. Цены на землю в Уинстоне увеличились в 20 раз, а потому здешние игроки и местные НПС должны были неплохо разбогатеть.

Однако это была лишь иллюзия для тех, кто не знал истинного положения дел. К сожалению, реальность была совсем иной. Жизнь жителей Уинстона была не лучше, чем в других местах. И виной тому была Компания Меро.

Данная торговая организация уже давно доминировала над северным регионом Вечного Королевства. Вальмонт, глава компании, предсказал потенциал Уинстона раньше кого-бы то ни было. Он скупил её земли и торговые площади у местных жителей ещё когда Уинстон была самой обыкновенной неприметной деревушкой.

Вот почему большинство торговых площадей Уинстона оккупировала именно эта компания. Раньше она не рекламировала сама себя, но теперь большая половина вывесок в Уистоне значилась с логотипом «Меро».

Для Вальмонта это был настоящий джек-пот, однако местные жители лишились практически всех источников дохода. Компания Меро приносила хорошие деньги, а потому не стал никак препятствовать этой монополии и местный лорд.

Глава Компании Меро, Вальмонт, был счастлив и ежедневно получал баснословные прибыли. Большая часть выручки шла именно в его карман, поэтому он наслаждался поистине королевской роскошью. Тем не менее, существовала одна вещь, которая для Вальмонта была как бельмо на глазу.

Кузница.

Согласно королевскому указу, города и деревни могли легально обустроить всего одну кузницу. Это была одна из крайних мер, направленных на то, чтобы не позволять местным властям создавать слишком много вооружения и, тем самым, укреплять свой военный потенциал.

Таким образом, в Уинстоне была всего одна кузница, владельцем которой значилась вовсе не Компания Меро, а старик по имени Хан.

Компания Меро предложила Хану астрономическую сумму за право выкупа кузницы, однако тот отказался, заявив, что его семья уже на протяжении семи поколений управляет той кузницей, и он не намерен ставить на этом точку.

Ни уговоры, ни запугивания – ничто не могло сломить железную волю Хана.

Тем не менее, Вальмонту было жаль отказываться от единственной в городе кузницы а потому, после долгих размышлений, он придумал достаточно изобретательную схему, позволяющую положить конец упрямству гордого старика.

– Закупите как можно больше качественного оружия и сельскохозяйственных инструментов у кузнецов Таджи, а затем выставьте на продажу в Уинстоне. Забудьте о прибыли, цена должна быть на порядок ниже, чем в кузнице.

Таким образом, из-за Вальмонта кузнечный магазин Хана потерял свою конкурентоспособность. Несмотря на то, что оружие, продаваемое Компанией Меро было несколько менее качественным, чем у Хана, оно было более разнообразным и дешевым, что для людей служило прекрасным поводом обращаться именно в эту компанию.

Помимо этого, Вальмонт придумал ещё один хитрый план. Он решил обмануть Хана, подослав к нему самозваного ростовщика.

– Если Вы увеличите масштаб кузницы, то это непременно прибавит уверенности Вашим клиентам, и бизнес снова пойдет в гору. Я дам Вам кредит с низкой процентной ставкой, поэтому продолжайте делать то, что любите, и покажите жителям Уинстона, что Вы ещё на что-то способны!

Хан поверил мошеннику, поскольку тот был давним другом кузнеца. Не зная, что его приятель был подкуплен Вальмонтом, Хан позаимствовал у него определенную сумму денег, даже не став читать контракт. В результате его долг вырос до такой величины, которую онпросто не мог себе позволить.

А в качестве финального штриха Вальмонт нанял группу бандитов, которые должны были додавить бедного кузнеца. Однако Хан оказался упрямым, как буйвол. Глядя на то, как кузнец не сдается, даже будучи загнанным в угол, Вальмонту стало это порядком надоедать.

– Ну, где эти придурки? Я же предупредил их, что если будут мешкать – получат только половину от обещанного вознаграждения.

Вальмонт с нетерпением ждал того момента, когда кузница перейдет к нему в руки и его господство в Уинстоне станет абсолютным.

– Что? Пропали!?

– Да, милорд. Мы нигде не можем их найти.

– Кретины! – взревел Вальмонт, опрокинув стоящий перед ним стол с изысканными деликатесами.

Бу-ду-ду-дух!

– Кто порекомендовал нанять этих тупиц? – спросил Вальмонт, повернувшись к своему ближайшему помощнику.

– Биль.

– Приведи его сюда прямо сейчас!

Через несколько минут подрагивающий от страха Биль был приведен в кабинет Вальмонта.

– Это ведь ты порекомендовал тех пятерых бандитов? Кажется, ты говорил, что я могу положиться на них? И что? Мало того, что они не вернулись с подписанным контрактом в обещанный срок, так теперь ещё и исчезли, словно их ветром сдуло. Ты в курсе, что я даже заплатил им аванс? Ты готов взять ответственность за это на себя?

– Мне… Мне очень жаль… Эти п-парни были самыми известными на р-районе…

– Мне не нужны твои извинения. Просто верни мне то, что должен.

– А-а? Ч-что? – переспросил Биль, поскольку искренне не понимал, что от него хочет Вальмонт.

– Ты, должно быть, ещё тупее, чем я думал, раз не понимаешь о чём идёт речь, работая в торговой компании. Деньги. Верни мне деньги. Ты несешь ответственность за выданный им аванс. И не забудь о компенсации за потраченное мною время, – прямо произнёс глава компании.

– Д-да?! Но у меня нет таких денег. Пожалуйста, дайте мне еще один шанс… – схватив Вальмонта за подол, начал было умолять Биль.

Однако Вальмонт был непреклонен.

– Нет денег? Найди их. В противном случае я продам тебя на рабовладельческий рынок, что хоть как-то компенсирует мои убытки.

– Х-хозяин! Пожалуйста… Пожалуйста!

– Уберите его с моих глаз.

Биль был с Вальмонтом уже 10 лет. Будто преданный пёс, он работал, не покладая рук. Однако глава Компании Меро не прощал ошибок. Ему было наплевать на такие вещи, как нравственность и понимание.

«Слишком гордый и слишком жёсткий».

Эти две черты в характере Вальмонта не нравились Кролику больше всего. Однако, работая на него, Кролик мог зарабатывать хорошие деньги, а потому всегда выполнял то, что ему говорили. И вот, когда хныкающего Биля утащили прочь и Кролик остался с Вальмонтом с глазу на глаз, он открыл рот и проговорил:

– Сомневаюсь, что нанятые Билем бандиты решили сбежать. Они местные, из Уинстона. Они не стали бы за небольшую сумму денег бросать свои дома.

– Если не сбежали, то что? Неужели ты считаешь, что старик прикончил их?

– В сложившихся обстоятельствах это наиболее вероятный вариант. Сегодня утром они, как и всегда, направились в кузницу Хана. После этого их никто не видел. Я более чем уверен, что в кузнице произошло нечто экстраординарное.

– А где сам Хан? – выслушав предположение своего подчиненного, спросил Вальмонт.

– Он тоже исчез.

– Бред какой-то! Что же там такого моглослучиться?

– Мы уже расследуем данный инцидент.

Точные обстоятельства произошедшего были неизвестны, а потому Вальмонт и Кролик могли лишь строить догадки и предположения. Тем не менее, вскоре в кабинет главы компании постучался осведомитель и запыхавшимся голосом доложил:

– Я нашел, уф! Я нашёл Хана! Около двух часов назад один из местных жителей видел странного молодого человека, несущего Хана на спине.

– Странный молодой человек… Думаю, он явно как-то в этом замешан… Кролик, теперь этот вопрос переходит в твоё ведение. Позаботься обо всех, кто будет тебе мешать.

– Да.

У Вальмонта был талант отличного торговца, однако в то же время он был слишком жестким и прямолинейным. Учитывая это, другие могли задаться вполне логичным вопросом: каким образом он сумел так поднять свою компанию?

Ответ был прост. У Вальмонта был Кролик.

Кролик был находчивым и высококвалифицированным человеком, полностью покрывающим все недостатки Вальмонта. Он умел подавлять свои эмоции и принимать взвешенные решения, что позволяло ему всегда добиваться наилучших результатов.

И теперь Кролик собирался встретиться с Гридом.


Глава 27.

– Ля-ля-ля…

Покинув капсулу и направившись в уборную, я принялся напевать себе под нос какую-то весёлую песенку.

– Ля-ля-ля. Ля-ля-ля, ля-ля-ля.

Затем я отправился на кухню и выпил воды.

– Ля-ля-ля-ля-ля.

И даже улёгшись на диван и включив телевизор, я всё никак не мог остановиться.

Что ж, сегодня у меня выдался по-настоящему счастливый день. Благодаря скрытому заданию я получил боевой навык и благополучно выполнил задание, открыв путь к новым, связанным поручениям. Помимо этого мне удалось получить внушительное количество уровней, причём за весьма короткий промежуток времени.

«Я убил всего несколько бандитов и уже стал 21-го уровня. Разве это не настоящий джек-пот? И почему мне так везёт в последнее время?».

Секретные задания считались настоящей редкостью. Среди миллиардов людей, которые играли в «Satisfy», лишь некоторым улыбалась удача получить одно из них.

Однако с тех пор, как я стал Преемником Пагмы, многое изменилось. Это и вправду был просто невероятный класс.

«Наверное, после долгих лет несчастий небеса всё-таки решили вознаградить меня. Уха-ха-ха-ха!».

Итак, какое же задание меня ждало впереди? И, самое главное, какой была награда? Возможно, Хан пообещает мне уникальный предмет, которым я попользуюсь, а затем продам…

А раз так…

«Я стану настоящим миллиардером! Ку-ха-ха-ха!».

Дайнслейф и Вальхалла практически не отставали от разработанного мною Полного Провала уникального рейтинга. Однако, поскольку требования к их использованию были относительно приемлемыми, данные предметы могли получить среди топ-игроков попросту астрономический спрос.

«Эти предметы напомнили мне, почему Полный Провал – полный провал».

Альбатино и вправду был отличным кузнецом. Вероятно, именно он послужил источником некоторого вдохновения Пагмы.

«И это при всём при том, что такой великий человек не был легендарным кузнецом, в то время как я, выполняя задание, наткнулся на легендарный кузнечный класс… Что ж, чудеса встречаются», – подумал я, вновь почувствовав благодарность к небесам.

Затем, протяжно зевнув, я посмотрел на часы и увидел, что с тех пор, как я покинул капсулу, прошло уже два часа.

«Значит, в мире «Satisfy» прошло уже восемь часов. Думаю, Хан уже должен был проснуться».

По словам доктора, из-за чрезмерного употребления алкоголя и перенесенного стресса, состояние Хана было тяжелым. Но если бы я продолжил выполнять его задания, кузнец сумел бы перебороть алкоголизм и вернуть свою прежнюю жизнь. Вот почему об этом можно было особо не беспокоиться.

С этими мыслями я расположился в капсуле и произнёс:

– Вход.

Как и всегда, картинка перед моими глазами потемнела, после чего уступила место тёплому свету.

«… Я в лечебнице».

Именно это место было последним, в котором я остановился, сдав Хана в руки врача по имени Саймон. И теперь мне нужно было отыскать его.

– Ну как там он?

– Я думал, что из-за внезапного увеличения артериального давления и слабости появится высокая угроза его жизни. Однако состояние господина Хана улучшилось и, по большему счету, его можно выписывать. Кажется, будто сами небеса помогают ему… – улыбнувшись, ответил Саймон.

– Рад слышать…

– Если он не будет пить, то со временем и вовсе поправится.

Затем вместе с Саймоном я направился в палату Хана.

– Ох, это ты. Я многим обязан тебе, – увидев меня, произнёс кузнец.

– Люди должны помогать друг другу, и особенно тем, кто оказался в сложных жизненных обстоятельствах. Врач сказал, что Вас уже можно выписывать. Всё, что Вам нужно, – это просто заплатить за лечение, – с улыбкой ответил я.

– …

Почему Хан не ответил? Чувствуя, что в этом кроется что-то неладное, я подозрительно посмотрел на кузнеца.

Как и ожидалось, его дальнейшие слова были словно гром среди ясного неба.

– Извините… Я сейчас не…

– Т-только не говорите … Только не говорите, что Вы не будете платить по счету.

– Не то, что бы я не хочу… Просто, я не могу. У меня совершенно нет денег.

– И что тогда делать? Доктор, здесь можно лечиться в долг? – повернувшись к Саймону, спросил я. В то же мгновенье его вечно любезное выражение лица исчезло, сменившись максимально деловым видом.

– Рассрочка и кредит невозможны.

– …

Больше всего я хотел бы оставить этого старика разбираться со своими проблемами самостоятельно, но тогда не смог бы получить новое задание.

«Ч-чёрт бы его побрал! Только подумаешь, что в моей жизни настала белая полоса, как тут же появляется чёрная!».

За лечение Хана мне пришлось отдать целую золотую монету. Впрочем, я решил как можно быстрее забыть об этом факте, поскольку если бы я посчитал все свои сегодняшние затраты, то наверняка стал бы следующим пациентом Саймона.

Спустя какое-то время мы вернулись в кузницу.

– Ещё раз спасибо.

Как только Хан подошёл к дверям своей кузницы, он повернулся ко мне и низко поклонился, выражая тем самым свою искреннюю благодарность. К счастью, у него всё-таки была совесть. Он хотя бы поблагодарил человека, который заплатил один золотой за его медицинские счета.

– Большое спасибо. Благодаря тебе я вновь почувствовал надежду. Я сберёг дело, которым моя семья занималась на протяжении семи поколений, и которое из-за своего невежества я практически потерял. Даже не знаю, чем я могу отплатить… – со слезами на глазах произнёс Хан.

В отличие от молодёжи, пожилые люди были куда более чувствительными.

– Эй… – произнёс я, взяв грубую руку Хана.

Именно так поступали главные герои какой-нибудь драмы. Они похлопывали противоположную сторону по плечу и произносили нечто наподобие: «Разве мы не должны помогать своим ближним? Это всё пустяки. Не стоит горевать. Мне ничего не нужно…».

Но я не был главным героем драмы! Я был неудачником, рождённым в жестоком современном обществе, в котором царили законы джунглей. И я хотел награду!

– Если Вы действительно цените мою помощь, то можете мне просто что-нибудь дать.

– Да, это было бы правильно. Я обязан чем-то тебе отплатить. Но ты оказал мне слишком большую услугу, поэтому я даже не знаю, чем…

На самом деле этот пожилой кузнец был очень простым и честным человеком. Если он был кому-то должен – он всегда стремился рассчитаться по своим долгам. Вот почему я должен был продолжать реализацию задуманного мною плана.

– Эти бандиты практически лишили Вас кузницы. К тому же, если Вы будете продолжать выпивать, Ваше здоровье ухудшится, и Вы в конце концов умрете.

– Угрм-м… Это верно…

– Потеряв сознание от повышенного давления, Вы вполне могли умереть. Думаю, справедливо будет сказать, что отведя Вас в лечебницу и заплатив за лечение, я в какой-то степени спас Вам жизнь.

– Да, это так.

– А потому, как своему спасителю, Вам следовало бы дать мне сокровище, эквивалентное Вашей жизни! – закончил я.

В ответ Хан перестал проливать слёзы и преисполненным сожаления голосом ответил:

– Сокровище, эквивалентное моей жизни… Но у меня такого нет. Что же мне делать?

– Не стоит горевать. Я не хочу, чтобы Вы испытывали муки совести, а потому… – произнёс я, недвусмысленно указывая пальцем в сторону второго этажа, – Если Вы дадите мне Дайнслейф и Вальхаллу, этого будет вполне достаточно.

От волнения моё сердце было готово выпрыгнуть из груди. Если бы мне только удалось заполучить эти два артефакта… Тем не менее, мир был устроен далеко не так просто.

– Эх… Это семейные реликвии, которые передавались в моей семье из поколения в поколение. К сожалению, даже моя жизнь по сравнению с ними не стоит и гроша. Я готов отдать тебе свою жизнь, но не их…

Это был недвусмысленный отказ. Однако, если он был настроен так решительно, то почему смотрел на меня таким серьёзным взглядом?

– Это сокровища, в которые мой предок, Альбатино, вложил всю свою душу. Мы, потомки Альбатино, поклялись до самой смерти хранить эти реликвии. Однако есть исключение, – пояснил Хан.

Значит, Хан был потомком Альбатино? Неужели этот старый и страдающий от алкоголизма кузнец когда-то обладал навыками высшего уровня? Однако этот вопрос сейчас был далеко не самым главным. О каком исключении шла речь?

– И что же это за исключение?

Взгляд Хана стал ещё более серьёзным.

– Для начала я хочу задать тебе один вопрос. Как тебе удалось использовать эти сокровища? И каким образом ты смог сразу же определить их истинную ценность? На самом деле, Дайнслейф и Вальхалла – не самые удачные работы. Их мощь превосходит воображение, но из-за слишком высоких требований они уже несколько сотен лет пылятся без дела. Ни один герой не смог использовать их. Вот почему все упоминания о них затерялись в истории. Теперь об их существовании никто не знает.

Затем мы с Ханом поднялись наверх и остановились перед Дайнслейфом и Вальхаллой.

– Мне грустно, потому что я хочу, чтобы мир знал истинную ценность этого клинка и доспехов. Именно поэтому я положил их на видном месте. Но для того, чтобы полностью понять такую ​​чрезвычайно хорошую работу, человек должен обладать тем же уровнем понимания, что и создатель. И вот, несмотря на то, что они десятилетиями лежали у всех на виду, никто так и не понял, чем на самом деле они являются, – произнёс Хан, после чего посмотрел на меня и добавил, – А затем появился ты.

После этих слов я понял, что у этих двух артефактов была по-настоящему долгая и загадочная история.

– В моей семье существует одна легенда… Около 130 лет назад сюда пришел человек по имени Пагма и обнаружил, что Дайнслейф и Вальхалла пылятся в углу кузницы. Он с первого раза понял их истинное значение…

А затем глаза Хана вспыхнули, и он продолжил:

– Пагма был восхищён тем, насколько мастерски были изготовлены данные доспехи и клинок. А ещё… А ещё, когда он взял в руки Дайнслейф, он продемонстрировал настолько искусное фехтование, которое пристыдило бы любого героя современности. Красота его движений была просто невероятной, а его взмахи, казалось, пронзали само небо, вызывая молнии…

Слушая слова старого кузнеца, я был по-настоящему удивлён. Это была несколько абсурдная, но захватывающая история.

– Мой предок, ставший свидетелем этого фехтования, упал на колени перед Пагмой и попросил его взять Дайнслейф и Вальхаллу себе. Он говорил, что именно такой была воля Альбатино.

– О! И что, Пагма согласился?

– Нет. Если бы Пагма согласился, то Дайнслейф и Вальхалла здесь бы не лежали. Пагма ответил: «Я чувствую в этих работах душу Альбатино. Я откажусь, поскольку они слишком могущественны, чтобы растрачивать их на такого небольшого человека, как я». Пагма был упрям, и мой предок, в конце концов, вынужден был сдаться.

Я просто отказывался понимать этого Пагму. Зачем, скажите мне, отказываться от чего-то бесплатного? На его месте я бы поблагодарил щедрого кузнеца и, приняв дар, быстро продал бы его на аукционе.

Нет… Должно быть, Пагма был богатым человеком, а потому не чувствовал потребности в двух уникальных артефактах.

Тем не менее, это был ещё не конец истории.

– Однако прежде, чем уйти, Пагма сказал: «В настоящее время нет героев, которые смогли бы совладать с этими сокровищами. Однако придёт время, и на свет появится множество людей, достаточно квалифицированных, чтобы совладать с Дайнслейфом и Вальхаллой».

– …

Судя по всему, под этими словами Пагма имел в виду игроков. Они быстро прогрессировали и не знали такого понятия, как «предел роста». Уже совсем скоро должны были появиться достаточно компетентные топ-игроки, которые смогли бы использовать как Дайнслейф, так и Вальхаллу.

«Я не хочу, чтобы эти предметы достались каким-то там топ-игрокам», – подумал я и тут же спросил:

– Скажите, пожалуйста, зачем Вы мне всё это рассказали?

– Я хочу знать кто ты, – без колебаний ответил Хан.

– Вы думаете, что я один из героев, о которых говорил Пагма?

– Верно. Разве я не сказал, что есть исключение? Если ты сможешь доказать, что ты –герой, о котором говорил Пагма, я отдам тебе и Дайнслейф, и Вальхаллу.

Глаза Хана были полны надежды, а я понял, что стою в полушаге от получения нового задания.


Глава 28.

– Герои, о которых говорил Пагма… Думаю, я несколько отличаюсь от них, – легкомысленно ответил я, от чего на лице Хана тут же появилось выражение крайнего разочарования.

Наверное, впредь мне нужно было осторожнее подбирать свои слова.

– По правде говоря, я больше похож на Пагму, нежели на тех героев.

– На Пагму? Что это… Ах, нет… Ты!?

Хан с запозданием понял, что, хоть герои, упомянутые Пагмой, и смогли бы использовать Дайнслейф и Вальхаллу, но они никогда не смогли бы опознать их. Невозможно было определить параметры столь уникальных предметов, не находясь на том же уровне, что и Альбатино.

Однако мне это удалось, а значит…

– Всё верно. Я – преемник Пагмы, – с гордостью произнёс я, – Я – тот, кто лучше кого бы то ни было понимает Дайнслейф и Вальхаллу, и может свободно их использовать! Господин Хан, разве это не достаточно веская причина, чтобы дать мне хотя бы шанс получить их?

– Хо…

Хан был очень взволнован. Впрочем, это было вполне естественно. Как и его предки, столкнувшиеся с Пагмой 130 лет назад, ему представилась возможность стоять лицом к лицу с преемником Пагмы.

– Я понимаю. Если ты и вправду преемник легендарного кузнеца, я непременно отдам тебе эти реликвии. Но для начала ты должен доказать, что это правда.

Ещё впервые надев более высокоуровневую экипировку, я должен был догадаться, что Пагма был не просто кузнецом.

Возможно… Возможно, Преемник Пагмы также представлял собой класс, не ограничивающийся одним лишь кузнечным ремеслом.

А раз так, кем я мог стать после завершения всей цепочки последовательных заданий? Одновременно и кузнецом, и воином? Или, может быть, чем-то большим?

Пока я этого не знал.

«Хорошо! Фехтование Пагмы? Что ж, нет ничего невозможного», – решил я, намереваясь немедленно покинуть кузницу и заняться поисками забытого мастерства, как вдруг остановился,– «Стоп. А куда мне идти? Кроме того, у меня всего лишь 21-ый уровень. Не думаю, что стоит отправляться в приключение, не составив план».

Конечной целью классового задания было собирание легенд о Пагме, разбросанных по всему континенту. Другими словами, для этого мне нужен был соответствующий уровень, навыки и подготовка. А раз так, в нынешней ситуации это было просто невозможно.

«Это задание, в котором я не должен спешить. Конечно, мне хотелось бы закончить с ним прямо сейчас, но… Тут уже ничего не поделаешь».

Моё возбуждение сменилось разочарованием, и Хан, увидев это, придвинул ко мне кружку и предложил:

– Уже поздно, так почему бы нам не выпить? Нам много о чём нужно поговорить. О Пагме, кузнечном деле и будущем этой кузницы.

– Я, конечно, извиняюсь, но разве врач не запретил Вам употреблять алкоголь?

– … Кхм-кхм…

Отобрав у Хана бутылку, я прошёлся по кузнице и обнаружил ещё несколько заначек с крепким спиртным.

– Для Вашего же блага я конфискую их.

Я твёрдо намеревался не давать Хану пить по крайней мере до тех пор, пока не будет завершен 1-ый этап классового задания! Какой смысл проходить его, если заказчик к тому моменту, как я справлюсь, умрёт от цирроза печени? Я просто обязан был удостовериться, что с сегодняшнего дня Хан будет трезв, здоров и бодр.

– Сегодня отличный день, так что всего по паре рюмочек…

– Нет, – твёрдо ответил я, убрав бутылки с алкоголем в инвентарь.

«Хорошо. Если я всё это продам в бакалейную лавку, то получу две золотых монеты».

И вот, когда я грел себя мыслью о частичной компенсации понесенных сегодня затрат, дверь кузницы открылась, и на пороге появился худощавый человек.

Поправив свои очки, он внимательно посмотрел на меня, после чего повернулся и вежливо поздоровался с Ханом.

– Это Вы – Хан? Приятно познакомиться. Меня зовут Кролик, сотрудник Компании Meро.

Компания Меро?

«Неужели это тот, кто отправил сюда тех бандитов? Что-то он слишком вежливый как для лидера головорезов».

Некоторое время мы с Ханом молча смотрели на незнакомца, пока тот, наконец, не пояснил цель своего визита.

– Вы должны Компании Меро 600 золотых. Однако, согласно тому, что я слышал, у Вас нет возможности погасить свой долг.

– И что, взамен Вы хотите забрать у меня кузницу?

– Нет, я очень ценю Ваши способности, а потому хочу предоставить Вам возможность, – улыбнувшись, ответил Кролик.

– Интересно, какую же.

– В Уинстоне все знают о превосходных навыках господина Хана, а потому мы хотели бы приобрести их. Что думаете? Компания Меро возьмет на себя ответственность за эту кузницу, однако Вы останетесь её управляющим. Более того, я обещаю Вам высокую зарплату.

Компания Меро умела идти на компромисс. Она собиралась прибрать кузницу к своим рукам, оставив опытного кузнеца в качестве её управляющего.

– Другими словами, я буду вашим мальчиком на побегушках?

– Ха-ха, зачем же так грубо?

– А если я откажусь?

– Откажетесь? Зачем? Разве это не вполне приемлемые условия для нас обоих? – с непонимающим лицом переспросил Кролик.

– Я не боюсь потерять работу! Я не хочу отдавать эту кузницу, которая была в распоряжении моей семьи на протяжении нескольких поколений!

– Хм-м… Понятно, – ответил Кролик, после чего, поглаживая подбородок, начал говорить, словно обращаясь к самому себе, – Тогда, возможно, нам следует прибегнуть к силе? Нет, использовать такие методы – настоящее варварство. Может, нам подать в суд на кузнеца, который отказывается выплачивать свой долг? Нет, это длительная процедура и займёт слишком много времени. Хан очень упрям, так как же мне переубедить его?

Кролик был далеко не тем человеком, который стал бы говорить вслух то, о чём думал на самом деле. И вот, вскоре его истинные намерения стали ясны.

– Хан, мне действительно интересно посмотреть, каковы Вы в деле. Я предлагаю Вам состязание с кузнецом, которого наймёт Компания Меро. Если Вы сделаете что-то лучше нашего кузнеца, я признаю, что Вы достаточно квалифицированы для того, чтобы и дальше владеть этой кузницей. Более того, я возмещу Ваш долг. Но если Вы проиграете, Вам придётся признать, что Вы не квалифицированы, и передать кузницу нам. Что скажете?

На первый взгляд условия казались хорошими, но я считал, что Хан должен был отвергнуть данное предложение. Было очевидно, Компания Меро наймёт более квалифицированного кузнеца, чем Хан. Единственным правильным вариантом в этой ситуации для него было обращение к лорду с просьбой помочь.

Тем не менее, Хан с энтузиазмом принял предложение Кролика.

– По рукам!

– Мудрый выбор.

– Однако я много пил и уже не так хорош, как прежде. Возможно ли, чтобы в этом соревновании вместо меня участвовал мой преемник? – добавил Хан.

– Я слышал, что у Вас нет преемника… – с застывшим лицом проговорил Кролик.

– Вас дезинформировали. Вот он.

– Хо-хо… Интересно, интересно. Он выглядит слишком некомпетентным, чтобы быть Вашим преемником. Вы точно уверены, что хотите этого?

– Я что, похож на какого-то шутника?

– Что ж, ладно. Наверное, так даже к лучшему.

Что вообще происходило? Почему Хан указывал на меня?

«… Это что ещё такое!?».

Хан явно выжил из ума! Мало того, что он не спросил моего разрешения, так ещё и ввязал меня в свои неприятности!

– Нет, Хан, я…. … Э-э?

Однако, как только я собрался выразить своё негодование, появилось новое информационное окошко.

Увидев обещанную награду, я тут же отозвал все свои проклятия в сторону Хана! 600 золотых! Баснословные 600 золотых! Сколько же это будет, если перевести их в реальные деньги? Итак, если 100 золотых равняется 120,000 вон…

«720 000 вон!».

720,000 вон являли собой огромную сумму, которую можно было заработать лишь за счет тяжелого труда на протяжении восьми дней кряду. А что касается возможного штрафа за провал… Львиная доля всех негативных последствий затрагивала исключительно Хана.

Никогда не думал, что однажды настанет день, когда мне попадётся такое очаровательное задание!

«Не вижу причин отказываться. Принимаю».

– Хо-хо. Ваш преемник не отказался? Он на удивление уверенный в себе молодой человек.

– Что тут удивительного? Разве по моему лицу это не было понятно сразу?

– Ху-ху, твоё лицо… Оно то довольное, то нет… Что ж, чуть позже я сообщу время и место, где состоится состязание. До встречи.

Как только Кролик покинул здание кузницы, Хан упал передо мной на колени и произнёс:

– Прости. Мне очень жаль. Я согласился, не посоветовавшись с тобой… Но у меня попросту не было другого выбора! Я так хочу сохранить свою кузницу…

Подняв Хана на ноги, я крепко обнял его и ответил:

– Не стоит извиняться. И беспокоиться тоже не о чем. Учитывая наши отношения, это абсолютно правильное решение. Я помогу Вам, так что не волнуйтесь.

– Ах, спасибо… Большое спасибо. Ты – мой ангел-хранитель, хнык-хнык…

Слезы Хана пропитали мою одежду настолько, что мне впору было взять с него деньги на стирку. Впрочем, именно благодаря ему мне представилась возможность заработать 720,000 вон.

– Ку-ху-ху…. Ку-ха-ха-ха-ха-ха!

Уинстон! Это была по-настоящему благословенная земля!


Глава 29.

Производственное состязание с Компанией Меро! Это и вправду было тяжелое задание, которое любой здравомыслящий человек охарактеризовал бы как невозможное для игрока 21-го уровня.

А раз так, почему я всё-таки решил принять его? Ответ был очевиден: я сделал это, поскольку считал, что оно мне по силам.

Если бы это задание было связано с битвой или приключениями, то я бы не испытывал столь высокой уверенности в своих силах. Нет, я бы не раздумывая отклонил его. Каким бы легендарным классом я не обладал, всему был свой предел.

Тем не менее, условия выполнения вышеописанного задания предполагали создание предмета. Другими словами, от меня требовалось всего лишь выковать нечто, превосходящее по своим параметрам изделие своего оппонента.

– Я – легендарный кузнец, выковавший эпическую стрелу! У меня есть все шансы, даже если Компания Меро наймет более высокопрофессионального кузнеца. Ку-ху-ху… Это не просто задание, это возможность! У-ха-ха-ха!

Подставив своё лицо потокам лунного света, я улыбнулся и произнес великолепный монолог, больше подходящий главному герою какой-нибудь манги.

– Ты что-то не то съел на ужин? Ты выглядишь плохо… Может, тебе нужны лекарства? Нет, я прямо сейчас отведу тебя к врачу! – уставившись на моё бледное лицо, обеспокоенно проговорил Хан.

– … С чего Вы взяли? Со мной всё в порядке.

«Что ж, кузнецы – как художники. Даже людей они видят по-своему», – решил я. Впрочем, возможно он попросту был лишён такого чувства, как «эстетичность восприятия». Работы, вышедшие из-под руки кузнеца, были не особо выдающимися как по своей производительности, так и по внешнему виду.

Тем не менее, всего через несколько секунд я был вынужден забрать свои слова назад.

– Вот… Когда-то я делал такие вещи каждый день. Ко мне обращались клиенты со всего королевства, желая заказать красивую экипировку и оружие. Моё эстетическое чувство всегда вызывало у других восхищение, хе-хе, – проговорил Хан, показав мне шлем и кое-что из вооружения.

Этот старик явно умел читать мысли. И вот, когда я начал разглядывать выложенные на стол предметы, Хан достал несколько ремесленных инструментов.

– Как видишь, в моей кузнице есть всё, что требуется. Инструменты хранятся вот здесь и здесь. На складе ты можешь найти различные виды металлов, руды и древесины. Я уже давно ничего не производил, так что там должно было остаться достаточно много материалов. Поскольку теперь ты мой официальный преемник, я разрешаю тебе их свободно использовать, – с горечью улыбнулся Хан.

– Спасибо… Скажите, ведь Компания Меро намеренно загнала Вас в убытки, а затем и в долги, после чего наняла бандитов, которые постоянно угрожали Вам. Почему Вы не попросили помощи у лорда или стражи? – не мог не спросить я.

В ответ Хан протяжно вздохнул и ответил:

– Я несколько раз подавал жалобу капитану караула. К лорду я тоже обращался. Я хотел, чтобы стража защитила меня, а лорд остановил эту несправедливость, однако… Однако они даже не посмотрели в мою сторону. Все мои просьбы были проигнорированы.

– … Думаю, Компания Меро тоже в этом как-то замешана.

– Да. Она является одной из крупнейших торговых ассоциаций севера. Власти и стража наверняка сидят у неё на зарплате. Но что ещё хуже, я – не единственный, у кого из-за Компании Меро возникли большие проблемы. От её действий пострадало множество других жителей Уинстона. Они вышли на улицы, но лорд даже пальцем не пошевелил, чтобы помочь им.

Как бы там ни было, деньги решали всё.

И вот, в очередной раз осознав величие финансовых инструментов, я поклялся, что непременно разбогатею.

– Гм, кстати, разве Уинстон не принадлежит графу Стейму?

– Всё верно.

– Так почему бы Вам и местным жителям не пойти напрямую к графу и не рассказать ему обо всём? Стейм непременно накажет их… Вы же не думаете, что Компания Меро подкупила и графа?

В ответ Хан покачал головой.

– Вряд ли. Мы много раз пытались встретиться с графом Стеймом, однако лорд всегда останавливал нас на выходе из деревни и возвращал обратно. Даже если мы напишем апелляцию, она не будет передана Стейму… Лорд не стал бы идти на такие рискованные поступки, если бы граф был заодно с ним.

– Разве в Уинстон не приезжают ревизоры?

– Все инспектора куплены лордом.

Деньги решали всё.

Приняв этот неизбежный вывод, я поднялся, зажёг печь и в качестве утешения произнёс:

– Не волнуйтесь. Теперь у Вас есть я. Я проучу этих пройдох. Вы же верите в меня?

– Конечно, верю. Преемник Пагмы может победить вне зависимости от того, насколько искусен другой кузнец… Грид, ты действительно надежный молодой человек. Если бы мой сын был жив, он был бы такого же возраста, как и ты… Хнык-хнык…

Старый кузнец оказался очень чувствительным. Впрочем, в свою очередь это означало, что у него на сердце было большое количество шрамов.

«Бедный человек».

… И откуда только во мне взялась подобная сентиментальность? Как ни странно, но всякий раз, когда я смотрел на Хана, меня охватывало сострадание. Неужели после становления Преемником Пагмы в мой мозг была имплантирована его идеология?

«У нас с Ханом много чего общего, но я всё равно не понимаю, откуда у меня постоянно возникает это странное чувство».

Глядя на то, как старый кузнец безуспешно пытается найти в кузнице хоть какую-то выпивку, я тихо произнёс:

– Просто наблюдайте за моей работой, и вскоре Вы не только забудете о своей тяге к бутылке, но и преисполнитесь желания вновь стать великим кузнецом.

– Я… Правда?

В ответ я мягко посмотрел на старика и кивнул.

… Пока я настраивал мощность огня в печи, перед моими глазами всплыли давно забытые воспоминания. Будучи ещё совсем ребёнком, я любил на выходных приезжать в гости к своему дедушке. Как бы меня сильно не доставали в школе, я всегда чувствовал себя лучше от того тепла, которое дарили мне мои дедушка с бабушкой.

Наверное, царящая вокруг Хана атмосфера и манера его общения чем-то напоминали мне о них.

– Вот, возьми. Это чайный отвар из листьев Лунола. Очень полезный и ароматный.

– Да, спасибо. Конечно, я предпочел бы получить деньги, но…

– А-а? Что ты сказал? Поленья слишком громко трещат!

– Ты меня не слышишь?

– Что-что!?

– … Точь-в-точь как мой дед.

Бу-дух! Бу-дух!

Угощение чаем и совместная работа с человеком, который был мне симпатичен…

Внезапно у меня на сердце потяжелело. Это был первый раз, когда я почувствовал в «Satisfy» настоящее удовлетворение процессом…

– Э-э… Что ты делаешь? Неужели мои ожидания были слишком велики? Нет! Это делается не так! А это вообще не то! Нет, тебе нужно немного сдвинуть локти. Ты… Ты действительно преемник Пагмы? С-скажи мне честно, ты какой-то актёр? Тебя наняла Компания Меро?! И зачем только я принял предложение Кролика!?

– Спокойнее, спокойнее. Я только начал работать. Лучше вообще оставьте меня в покое! Эй, а зачем Вам молот?

– Только начал? Это слишком странно. Преемник Пагмы должен знать о таких базовых вещах. Т-ты точно мошенник!

Бам-м! Бам-м!

Время шло и я, стараясь не обращать внимания на непрерывное ворчание Хана, продолжал работать. Впрочем, его советы были очень кстати, поскольку мне нужно было во что бы то ни стало подтянуть свои навыки.

Так прошла вся ночь, и под утро Хан больше не называл меня мошенником.

А на следующий день началось серьёзное обучение. Глядя на мою работу, старик совершенно позабыл о выпивкеи наконец-то начал проявлять свой 60-летний опыт работы кузнецом.

– Первое, на что нужно обратить внимание при изготовлении брони, – это вовсе не на её прочность. Прежде всего броня должна быть такой, которая позволит её владельцу свободно передвигаться.

Внимательно слушая поучения Хана, я изо всех сил старался запомнить каждое его слово.

– Уф-ф! Ты не учел сильные и слабые места этого металла! И почему отполирована только эта часть? Тебе нужно сосредоточиться! Ты уже не трехлетний ребенок, чтобы постоянно отвлекаться.

А ещё меня постоянно ругали.

– Удивительно. Почему, как только ты начинаешь концентрироваться, твоя работа в корне разнится? У тебя и вправду есть талант.

А иногда я удосуживался похвалы.

– Некоторые глупцы останавливаются сразу же, когда видят, что заготовка получилась достаточно неплохой. Их логика заключается в том, что нужно свести затраты времени на ковку заготовки к минимуму. Однако это серьёзное заблуждение. Ковка – вовсе не второстепенная задача. Если не уделить этому процессу достаточно внимания, закалка и охлаждение пойдут коту под хвост. Если у тебя недостаточно времени, лучше сократить количество закаливаний, нежели жертвовать ковкой.

Каждая фраза была пропитана опытом нескольких поколений семьи кузнецов.

– Я согласен. Нет смысла пропускать важные процессы из-за одного лишь недостатка времени, ведь в результате получится несовершенный предмет. Сколько бы времени у меня это не занимало, я постараюсь всегда создавать лишь совершенные вещи.

– Хо-хо, какой порядочный мастер. Такие благородные идеи в столь юном возрасте… Что ж, как и ожидалось от преемника Пагмы.

– Если честно, я просто хочу создавать идеальные предметы, которые будут пользоваться высоким спросом…

– Ха-ха-ха! Ты не просто благородный, но ещё и очень скромный! Грид! Мне действительно повезло, что я встретил тебя!

– …

Старый Хан совершенно не так меня понял. Впрочем, это не мешало нам хорошо проводить время.

***

– Ухм-м…

Сегодня я проснулся без будильника. Посмотрев в сторону окна, яувидел, что снаружи всё ещё темно.

На часах значилось 04:00 утра.

Было ещё слишком рано. Я мог бы ещё поваляться как минимум 30 минут, поскольку вставать раньше времени было не в моём вкусе. Но сегодня всё было по-другому.

– Какое освежающее утро.

Я чувствовал себя просто прекрасно. Последние два дня по игровому времени я провёл не выходя из кузницы и смог хоть немного отполировать свои жалкие кузнечные навыки. Мне удалось выковать два меча и три брони, причём два предмета получились редкими.

Благодаря этому, все мои характеристики увеличились на 4, текущее значение Легендарного Кузнечного Ремесла приблизилось к 20%, а Легендарное Кузнечное Дыхание повысилось почти на 8%.

Работая с Ханом, я начал приблизительно понимать, как достигать нужной концентрации, что значительно увеличило скорость и точность моих действий. Старый кузнец и вправду был наголову выше своего коллеги из Байрана.

«Он до сих пор не вернулся в своё пиковое состояние, но разница между ним и другими низкоуровневыми кузнецами похожа на разницу между небом и землей».

Я хотел поскорее вернуться в кузницу и продолжить обучение, однако…

– Кхм.

Кажется, я немного переиграл, раз с самого утра думал только о том, чтобы как можно скорее приступить к работе, да ещё и в паре со старым кузнецом.

С этими мыслями я направился в душевую. Освежившись, я вышел и увидел, что моя мать уже готовит завтрак.

– Доброе утро.

– Привет. Ну что, как ты вчера отдохнул? Тебе уже лучше? И почему ты так рано встал?

– Спасибо, намного. Это всё твой суп с говяжьими ребрышками! А потому сегодня я должен съесть немного варёного угря…

– Зачем парню без девушки есть угрей? – внезапно раздался голос моего отца, как и всегда занятого чтением газеты.

– Есть масса других полезных эффектов, в том числе тонизирующих, которые… Стоп, это почему это у меня нет девушки!?

– Что? Ухо-хо-хо-хо, – услышав моё жалкое оправдание, рассмеялась мама.

Она смеялась так долго, что у неё на глазах даже выступили слёзы.


Глава 30.

«Ну и дела…».

– А что тут смешного? Разве у меня не может быть девушки? – спросил я, глядя на то, как моя родная мать смеётся надо мной, надрывая живот.

Однако мама как смеялась, так и продолжила смеяться.

– Хо-хо-хо! Какая прелесть! Мой мальчик, который прожил на этом свете 26 лет и ни разу ни с кем не встречался, так уверенно об этом говорит! Сын, ты действительно потрясающий! Ой, хо-хо-хо-хо!

– …

Существовал ли в этом мире ещё один сын, над которым бы так смеялись его собственные родители? И вот, пока я пытался подобрать хоть какие-то слова в свою защиту, мой отец, вместо того, чтобы упрекнуть маму, поддержал её!

– Сын, пожалуйста, обзаведись девушкой хотя бы в следующем году. Кажется, ты уже готов для этого. Нет, для начала лучше подумай о других вещах. Разве тебе не нужно рассчитаться по долгам? Какая девушка захочет встречаться с парнем, у которого ни гроша за душой? Каким бы уверенным в себе ты не был, это непросто. А пока что предлагаю отложить этот вопрос и какое-то время даже не думать ни о каких девчонках.

– …

Несмотря на то, что день только начался, я чувствовал себя хуже, чем когда-либо ещё! Моё хорошее настроение рухнуло на самое дно.

– Вы оба, это уже слишком! У меня не просто так не было девушки! И дело вовсе не в долге! Это вы сделали меня таким! – произнёс я то, что лежало у меня глубоко на сердце, – У меня нет девушки из-за вас! Если бы вы родили меня кинозвездой, то я бы уже давно с кем-то встречался! Но вы сделали меня таким, что ни одна девчонка не обращает на меня внимания!

– Сынок, ты обвиняешь нас в том, что таким родился? Это неправда. Посмотри на свою сестру: она появилась из того же живота, что и ты, и сейчас настоящая красавица. Когда ты был маленьким, то был тоже таким же красивым, как и Сехи.

– Главное – не внешность… Большинство девушек ценит характер. Ц-ц-ц, чем больше я на тебя смотрю, тем более жалким ты мне кажешься.

– Ик…

Сегодняшнее утро определённо следовало назвать унизительным. А ещё в мою голову начали закрадываться серьёзные сомнения.

«Может, меня просто усыновили?».

Возможно, мои родители на самом деле были вовсе не моими родителями.

«Они говорят, что я прекрасный ребенок, но… Может быть, я – просто какой-то ребёнок, которого они подобрали?».

Два человека, которые воспитывали меня на протяжении двадцати шести лет, на самом деле не были моими родителями! Тогда как насчет моих настоящих родителей? Где были они!?

…Что ж, как бы там ни было, мне оставалось лишь смириться с этим. Кроме того, нужно было выходить на работу.

– Папа, а как там дедушка? С ним всё хорошо? – успокоившись и решив сменить тему, спросил я.

– Э-э? С чего это ты вдруг задаёшь такие вопросы?

– В игре есть один старый кузнец, который напомнил мне о дедушке…

Возможно, мой отец разозлится, в очередной раз услышав об игре...

– Ясно. Ты просто случайно вспомнил его, – без особых эмоций произнёс отец, – В таком случае тебе стоит поехать со мной навестить его в следующем месяце. Ты знаешь, как он расстроен из-за того, что ты не приезжал уже больше года?

Семь лет назад умерла моя бабушка. Поначалу мать и отец пытались убедить деда жить с нами, но он отказался. Возможно, он считал, что станет для нас бременем. Таким образом, мы стали навещать его по праздникам, чтобы хоть как-то скрасить его одиночество.

Мой дед очень любил меня, а потому вплоть до прошлого года я старался навещать его. Однако после запуска «Satisfy» я ещё ни разу не приезжал к нему в гости. Меня куда больше интересовала игра.

«Я вёл себя как настоящий эгоист…».

Возможно, прямо сейчас мой дед чувствовал себя таким же одиноким, как и Хан. И пусть старый кузнец был обыкновенным НПС, его поведение отчетливо указывало на то, как непросто большинству одиноких пожилых людей.

Что ж, в будущем я должен обязательно это исправить.

– Спасибо, было очень вкусно.

Закончив завтракать, я сразу же направился на работу. Прибывшие до меня люди уже успели заполнить душное помещение табачным дымом.

«Не понимаю, почему им нравится курить? Сигареты – напрасная трата здоровья и денег. Лучше бы они отдавали все эти деньги мне…».

Так или иначе, мне нужно было потерпеть. Наладив производство, мне больше не нужно будет возвращаться сюда. Я смогу зарабатывать большие деньги, создавая и продавая экипировку. «Satisfy» станет моей работой. Я смогу целый день лежать в капсуле и не слышать ворчания своих родителей. Но для этого мне нужно было выиграть пари у Компании Меро.

«В качестве базы я смогу использовать кузницу Хана. А для этого мне нужно помочь старому кузнецу сохранить её».

***

Уинстонское отделение Компании Меро.

Вальмонт был не в себе. Он был одновременно и разгневан, и разочарован своим самым доверенным подчиненным, Кроликом.

Производственное состязание за право владения кузницей? Вальмонт отказывался понимать, чем руководствовался Кролик, когда выдвигал это предложение.

– Если Хан не сможет вернуть мне долг, то кузница будет использована в качестве залога. А у Хана нет и не будет денег. Другими словами, кузница непременно попадёт в мои руки. Вопрос только во времени. Я же просто хотел ускорить этот процесс, а потому и поручил его тебе. Но ты придумал чёрт знает что!

Бам!

На последнем слове Вальмонт бросил надкушенное яблоко в стену, кусочки которого заляпали лицо стоящего рядом Кролика. Тем не менее, Кролик с абсолютно спокойным видом достал свой платок и вытерся.

Глядя на это, Вальмонт разъярился ещё больше.

– Зачем ты дал Хану надежду, предложив это бесполезное состязание? Зачем? Ты своими собственными руками предоставил ему шанс сохранить кузницу! Он что, подкупил тебя!?

До сегодняшнего дня Кролик был человеком, которому он доверял больше, чем кому-либо другому. Однако то, что происходило сейчас, было простым примером истинного характера Вальмонта, который попросту не умел мыслить на несколько шагов вперёд.

– Сейчас наша главная база находится в Уинстоне, но, к сожалению, жители этой деревни считают Компанию Меро своим врагом. Учитывая долгосрочную перспективу развития нашего бизнеса, лучше всего подружиться с жителями Уинстона. Они должны благосклонно относиться к Компании Меро и помогать ей в развитии, однако пока что всё происходит с точностью до наоборот. Мы лишили их собственности и работы, – спокойно пояснил Кролик.

– … Лишили их собственности? Ба-ха-ха! Это же софизм! Их земля не стоила и выеденного яйца, и я честно заплатил за неё, купив каждую сотку на вполне законных основаниях! И даже дал им немного сверху! А теперь они сожалеют об этом, поскольку регион развивается, и цены на землю растут? Двуличные сволочи!

– Местные жители не были бы так встревожены, если бы мы использовали часть прибыли, чтобы каким-то образом поощрить их. Люди оценили бы этот жест доброй воли и в долгосрочной перспективе стали бы нашими союзниками, а не врагами.

– Это я-то их враг!? Ба-ха-ха! Да они сами себе враги!

– Знаете, мой учитель всегда говорил мне: «Не слушай людей, и просто делай своё дело». Но я считаю несколько иначе. Важно не только делать своё дело, но и завладеть человеческими сердцами. И тогда деньги сами придут. Люди, благодарные Компании Меро, превратятся в наших самых лояльных клиентов.

– Ты…! – угрожающе посмотрев на Кролика, прошипел Вальмонт, – Не пытайся учить меня тому, как вести свой бизнес! Итак, к делу! Зачем ты заключил с Ханом такую паршивую сделку?

«… К сожалению, это его предел. Вальмонту трудно будет продолжать развивать Компанию Меро».

Причина, по которой Компания Меро сумела стать настолько крупной, заключалась в одном простом факте. Когда Вальмонт был ещё молод, он всегда прислушивался к советам Кролика. Однако теперь глава торговой компании был преисполнен высокомерия и эгоизма, воспринимая слова Кролика как нечто необязательное.

«Как только это дело закончится, я должен буду уйти».

Приняв такое решение, Кролик принялся объяснять:

– Старый кузнец пользуется в Уинстоне всеобщим уважением. Многие даже считают его героем, который сопротивляется Компании Меро. Учитывая эти обстоятельства, если мы насильно отберём у Хана его кузницу, гнев жителей выйдет из-под контроля, что, вероятно, приведёт к настоящему восстанию. Жители будут работать сообща, стремясь изо всех сил навредить Компании Меро.

Вальмонт наконец-то начал слушать, а потому Кролик продолжил говорить:

– Я уверен, что благодаря этому состязанию мне удастся реформировать имидж компании. Люди будут задаваться вопросом: «Зачем Компания Меро дала Хану шанс, если могла просто отобрать кузницу и дело с концом?». И тогда мы скажем, что уважаем Хана и решили предоставить ему возможность. Таким образом мы покажем, что Компания Меро может быть другом, а не врагом. Вот тогда восприятие жителей резко изменится. Они будут думать, что Компанией Меро движут не только деньги, но и забота о людях.

– … Итак, мы получим постоянных клиентов?

– Да.

– Хм-м-м…

Вальмонт всё ещё не был полностью убеждён. Тем не менее, он не чувствовал необходимости останавливать то, что уже было начато, а потому, в конце концов, решил поддержать идею Кролика.

– Ты уверен, что сможешь выиграть?

– Конечно.

– А что это за парень такой, которого Хан назвал своим преемником?

– Согласно полученной информации, он – обыкновенный молодой человек с крайне бедной репутацией. Сомнительно, что он вообще кузнец.

– Хорошо. Найди самого лучшего мастера. Деньги – не проблема.

Среди огромного множества недостатков у Вальмонта была одна крайне сильная сторона – он умел быстро принимать решения. Впрочем, разве без этого он смог бы стать главой крупной торговой компании?

– Я уже нашел подходящего человека, – удовлетворённо улыбнувшись, произнёс Кролик.

Каким бы плохим не было состояние Хана, он не был настолько глуп, чтобы доверить свою кузницу неквалифицированному юнцу. Вот почему Кролик проследил за молодым человеком по имени Грид. Однако когда Кролик встретил Грида, он увидел, что этот парень напрочь лишён какого бы то ни было опыта. И это, в свою очередь, настораживало его ещё сильнее.

Кролик был убеждён, что подыскав подходящего кузнеца, они попросту не могут проиграть в этом состязании. Однако в то же время он всегда проявлял максимальную осторожность. Каждый раз, когда Кролик брался за какое-то дело, он старался получить наилучшие результаты. Вот почему он не собирался расслабляться и на этот раз.

Он намеревался нанять лучшего кузнеца.


Глава 31.

– Хан, до меня тут дошли слухи… Слушай, ты точно перестал пить?

Бу-дум-м! Бу-дум-м!

Сегодня в кузницу Хана решил заглянуть один из его старых товарищей.

– Перестал, а что?

– Нет, ну разве в трезвом состоянии ты стал бы нянчиться с этим невзрачным салагой? Ц-ц-ц, у него ведь ещё молоко на губах не обсохло.

Этот проклятый ублюдок только что назвал меня «невзрачным салагой». Более того, на этом его поток издевательств не прекратился.

– Старина, если неуклюжесть этого юнца заставила тебя даже пить бросить…

С каждым ударом я начал вкладывать всё больше и больше силы. Быстро растущий убийственный инстинкт!

Хан заметил, что молот в моей руке начал трястись, и поспешно сказал своему другу:

– Эй, хватит молоть ерунду. Ты заблуждаешься.

– Заблуждаюсь?

– Да, заблуждаешься. Пусть этот молодой человек и выглядит как бесполезное бревно, но мы не должны судить людей по одной только их внешности. На самом деле этот парень очень хорош.

Неужели Хан с самой первой нашей встречи считал, что я выгляжу абсолютно бесполезным? Это было сродни удара в спину.

Бу-дум-м! Бу-дум-м!

Изо всех сил стараясь удержать себя в руках, я продолжал колотить по наковальне. А затем я окинул себя взглядом и понял… Даже после убийства бандитов, я всё ещё оставался 21-го уровня. А так как доспехи и меч я оставил на складе, на мне была самая обыкновенная одежда новичка.

В свою очередь, для оценки того или иного игрока НПС руководствовались достаточно простыми критериями: уровнем, экипировкой и репутацией. Экипировки у меня не было, уровень был низким, да и репутация оставляла желать лучшего. Вот почему я выглядел для НПС абсолютно непримечательно.

«Но как насчет репутации, которую я получил после убийства бандитов?», – подумал я.

Что-то явно не складывалось.

– Мне-то уж можешь поверить. Не обманывайся его внешностью и внимательно посмотри, как он работает. Обычным кузнецам такое не под силу, ты ведь знаешь. А ещё, это секрет, но этот молодой человек в одиночку позаботился о банде Вейла.

– Хм-м… Да, его навыки не так уж и плохи. В отличие от своей внешности, этот молодой человек кажется достаточно умелым. Однако, чтобы позаботиться о банде Вейла … Разве их не считают в Уинстоне самыми отъявленными мерзавцами? Это просто невозможно! Простой кузнец никогда бы не смог одолеть пятерых головорезов!

– Я видел это своими собственными глазами. Вот скажи, когда в последний раз ты видел Вейла? Он пропал, как и его прихвостни. Говорю тебе, несколько дней назад этот молодой человек отправил их к праотцам.

– Ху-ху… Старина, тебе действительно нужно меньше пить. Если это правда, то почему слухи об этом ещё не разошлись по всему городу?

– Если бы на каждом углу стали говорить о том, что этот молодой человек расправился с бандой Вейла, то остальные наверняка захотели бы ему отомстить. А нам это ни к чему. Слухов нет, потому что я был единственным свидетелем произошедшего. Поверь, в противном случае, его репутация распространилась бы уже по всему Уинстону, – прищёлкнув языком, ответил Хан.

– Видел, говоришь…? Неужели этот парень и вправду настолько силён? Хм-м, если присмотреться повнимательнее, он и вправду кажется достойным человеком.

Это всё объясняло. Хан не стал распускать слухи о моей победе над бандой Вейла, а потому и эффект повышения репутации был на какое-то время заморожен.

Тем временем в кузницу вошла ещё одна группа людей.

– Хан! Вы здесь? Это правда? – спросил один из них, протягивая Хану какую-то листовку.

– Всё так, – кивнул кузнец, ознакомившись с её содержимым.

Люди были порядком взволнованы, а потому, порядком заинтригованный, я подошёл поближе и увидел следующее:

[КомпанияМеро договорилась провести с кузнецом Ханомпроизводственное соревнование. Причина, по которой мы решили пойти на этот шаг, обусловлена нашим уважением к Хану не только как к человеку, но и как к настоящему мастеру. Если Компания Меро проиграет, мы поможем господину Хану сохранить свою кузницу, простив все его долги. В противном случае кузница будет передана нам, при этом господин Хан получит возможность остаться в ней управляющим. Наша конечная цель – сосуществование с жителями Уинстона. Дата состязания будет объявлена ​​в ближайшее время, поэтому, пожалуйста, следите за новостями].

Вот что было напечатано в листовке. И это означало, что дата состязания с каждым днём становилась всё ближе и ближе.

«Хм-м, я даже не нервничаю. Каким бы квалифицированным не был кузнец, нанятый Компанией Меро, я – Преемник Пагмы!».

Обладание данное профессией гарантировало мне наличие Легендарного Кузнечного Ремесла. Таким образом, даже если бы Компания Меро наняла очень хорошего кузнеца, вполне вероятно, что у меня получился бы более качественный предмет.

Насколько распространенным было Кузнечное Ремесло в целом? Даже самый известный НПС, скорее всего, обладал бы максимум высшим уровнем. Наверное, именно такой соперник меня и ожидал. Однако моё Кузнечное Ремесло было ещё на одну ступеньку выше.

Тем временем люди продолжали взволнованно переговариваться между собой:

– Компания Меро могла бы с лёгкостью забрать у Хана кузницу. Однако они не просто не стали её забирать, но и предложили честное соревнование. А ещё они пообещали предоставить Хану работу. Это достойно уважения.

– Точно, точно. Даже выиграв, они позволят Хану управлять кузницей. Как думаете, может Компания Меро планирует создать рабочие места и для других жителей?

– Кажется, я что-то такое слышал. Возможно, эта компания не так уж и плоха, как мы думали. Они действительно пытаются сосуществовать с нами.

Всё это звучало действительно правдоподобно.

«Компания Меро… Они наняли бандитов, чтобы заставить Хана подписать контракт, а потому я думал, что они – обычные плохие парни. Однако то, что они делают сейчас, – нельзя назвать чем-то неприемлемым. Но тогда почему те бандиты вели себя так высокомерно? Возможно, произошла какая-то системная ошибка?».

Моя неприязнь к этой компании начала мало-помалу исчезать.

«Кроме того, она дала мне задание, позволяющее заработать 600 золотых. Нет ни одной причины думать о них плохо».

Большинство присутствующих, в том числе и я, изменили своё мнение о Компании Меро. Но не Хан.

– Неужели какой-то клочок бумаги заставил вас забыть о всех тех унижениях и страданиях, через которые вам довелось пройти!? Компания Меро – зло, которое узнало о перспективах развитии Уинстона и использовало данную информацию для монополизации нашей земли. Нас лишили всего! Нас сделали бедными и голодными! – выхватив листовку и разорвав её, воскликнул возмущённый Хан.

Как бы там ни было, мало кто мог поспорить с кузнецом, ведь его слова также содержали в себе толику истины.

– Правильно, Компания Меро – наш враг! Если мы поведёмся на их трюк, то потом опять будем жалеть! Мы не должны быть такими наивными!

Близость между жителями Уинстона и Компанией Меро и вправду была плохой. Люди затаили на неё злость и обиду.

И вот, в разгар спора кто-то поднял руку.

– Извините.

«Игрок».

Над головами НПС всегда значилось имя зелёного цвета. У игроков же оно было белым, а, значит, это был один из игроков, к тому же не совершивший никаких плохих поступков.

– Молодой человек, ты ведь не житель этой деревни, правда? – произнёс Хан.

– Меня зовут Хурой. Я обычный путешественник, и в Уинстоне впервые.

– Ясно. Ты что-то хотел, Хурой?

– Да. Это может показаться вам несколько неправильным, но… Можно я кое-что скажу?

– Говори.

Как для человека, которого здешние НПС видели впервые, он пользовался весьма благосклонным отношением. В отличие от меня, Хурой, судя по всему, был высокоуровневым путешественником или обладал хорошей континентальной репутацией.

– Исходя из того, что я услышал… Компания Меро, зная о перспективах развития Уинстона, пришла к вам и предложила неплохие деньги за торговые места и землю. Вы, местные жители, согласились, и впоследствии Деревня Уинстон добилась больших успехов в своем развитии, что позволило Компании Меро хорошо заработать. Я всё правильно понял?

– Всё так и было.

– Вы продавали землю Компании Меро, находясь под принуждением?

– Нет.

– Тогда разве стоит называть действия этой компании нечестными? Разве вы сами не были ослеплены деньгами, продавая свою землю и хранилища? Разве вы не пытались краткосрочно улучшить свой уровень жизни благодаря полученным деньгам? Более того, после того, как ситуация сложилась таким образом, разве вы не захотели покинуть свою родную деревню? Ваш настоящий враг – не какая-то торговая компания, а собственное невежество и личные интересы.

– Это ещё что за чушь?

– Его наверняка подослала Компания Меро!

Радужный настрой местных жителей резко изменился, однако Хурой не отступил.

– Торговые компании создаются ради одной единственной цели – для получения прибыли! Для них использование имеющейся информации – вполне естественный процесс. Многие из вас ненавидят их, но посудите сами, разве их действия были направлены на то, чтобы нанести вам прямой вред?

– Этот ублюдок перекручивает факты!

– А ну закрой рот, или мы тебе сейчас поможем!

Жителям не нравилось то, что кто-то стал защищать Компанию Меро. Некоторые и вовсе разозлились настолько, что хотели избить Хуроя. Однако игрок никого не боялся.

– И меня никто не подсылал. Я просто хочу, чтобы вы поняли – с крупными компаниями нужно не враждовать, а ладить. Это гораздо более разумный выбор.

Рассерженные люди мало-помалу начали успокаиваться, и это служило доказательством того, что Хурою удалось убедить их.

– Молодой человек, ты вмешиваешься не в своё дело. Скажи пожалуйста, что послужило причиной твоей заинтересованности в этом? – произнёс Хан. Старый кузнец не скрывал своих подозрений и был убеждён, что Хурой – очередное подставное лицо Компании Меро.

Я же полностью разделял позицию Хана, полагая, что Хурой получил от Компании Меро какое-то хитроумное задание. А раз так, условием его успешного выполнения должно было стать положительное мнение местных жителей о намерениях компании.

«Большинство людей уже убеждены в искренности Меро. Чёрт, я должен вмешаться!».

Мне было всё равно, в каких отношениях Компания Меро будет пребывать с жителями Уинстона. Так почему же я лез не в своё дело? Причина тому была весьма простой.

«Чужое несчастье – моё счастье! Я не хочу, чтобы он прошёл своё задание, да ещё и прямо перед моим!».

Всё было максимально просто. Я просто хотел, чтобы Хурой провалил своё задание.


Глава 32.

– Эй, ты…

Однако в тот момент, когда я собирался высказать Хурою всё, что о нём думаю, Хан положил мне руку на плечо и произнёс:

– Оставь это мне.

Мне ничего не оставалось, кроме как уступить старому кузнецу. Однако…

– Ты прав. Сосуществовать с крупной торговой компанией и вправду было бы неплохо.

То, что произнёс Хан, заставило меня усомниться в исправности собственного слуха. Человек, который всего несколько минут назад больше всех возмущался действиями алчной компании, принял сторону её защитника!

Естественно, взгляды всех собравшихся тут же приковались к старому кузнецу.

– Если бы Деревня Уинстон не принадлежала графу Стейму, мы бы действительно предпочли пойти на компромисс.

– Если бы деревня не принадлежала графу Стейму…? – переспросил недоумевающий Хурой.

– Именно. То, что она находится под юрисдикцией нашего глубокоуважаемого графа, имеет важное значение. Не знаю, откуда ты родом, но в наших краях есть закон, называющийся «Правом народа». Этот закон был разработан лично графом Стеймом, поскольку ему не наплевать на своих подданных. Так вот, одно из его положений гласит: «Люди, проживающие на территории графа Стейма, должны быть первыми проинформированы о планируемых изменениях».

Закончив говорить, Хан ненадолго замолчал, давая возможность незнакомцу переварить услышанное, после чего добавил:

– Ни для кого не секрет, что на севере плохой климат и слишком много монстров. Но что происходит, когда первопроходцы открывают новые земли?

– … Это оказывает большое влияние на соседние города и деревни.

– Верно. Что послужило причиной столь быстрого развития Уинстона? Раньше здесь не было ни дорог, ни каретного сообщения. Почему власти решили построить дороги и усовершенствовать транспортную инфраструктуру? Правильно, потому что неподалёку отсюда были открыты новые земли. И Уинстон должен был стать мостом между этими новыми землями и столицей. Север постоянно меняется, и в первую очередь эти изменения сказываются на проживающих здесь людях.

Мало-помалу, пазл начинал складываться воедино.

– Именно поэтому граф Стейм принял закон, гласящий, что местные жители должны быть первыми проинформированы о грядущих изменениях в областях своего проживания. Это правило должно помогать людям подготовиться к внезапным изменениям: минимизировать возможный ущерб или максимизировать прибыль.

– Значит, изначально предполагалось, что от активизации этого региона должны были выиграть жители Уинстона, а не Компания Меро? Однако торговцы первыми узнали об этом, что противоречит воле графа Стейма, а вы понесли убытки… И теперь вам приходится противостоять тирании Компании Меро, а также лорду Уинстона, который передал важные сведения не своим собственным жителям, а торговой организации… Я правильно всё понял? – спросил Хурой.

– Правильно. Вот почему мы не должны идти на компромисс с Компанией Меро. Это не только может навредить нам ещё больше, но и нарушит волю графа Стейма. Каким-то образом мы должны сообщить графу о нашем бедственном положении и попросить его вмешаться, поскольку действия Компании Меро и лорда прямо нарушили его приказ.

Теперь всё встало на свои места, и даже затихшие было жители вновь разразились энергичными криками и аплодисментами. Они вновь были полны решимости противостоять Компании Меро.

– Информация о злых делах лорда и Компании Меро должна быть доведена до сведения графа Стейма! Но вы находитесь под наблюдением лорда и не можете подать апелляцию в графскую резиденцию. Что ж, предоставьте это мне! Я исполню свой гражданский долг и сообщу графу Стейму о событиях в Уинстоне! Ради Уинстона! Ради вас! Ради спасения чести графа Стейма я выдвину против лорда Уинстона обвинения! – воскликнул Хурой.

– Спасибо. Мы будем верить и ждать.

Всё понятно. Только что Хурой получил от Хана новое задание. Но разве это не выглядело как-то странно? Как правило, НПС сами предлагали задания. Задача игрока заключалась в том, чтобы действовать пассивно и ждать подходящего момента. Однако сейчас всё выглядело так, будто Хурой намеренно спровоцировал Хана выдать ему задание.

«Да это же просто невозможно…», – подумал я и поспешил вслед за Хуроем, гордо покинувшим кузницу.

– Эй, эй!

В ответ Хурой окинул меня таким циничным взглядом, что я даже засомневался, не ошибся ли я в своих предположениях.

– А, так это ты всё время мусолил мне глаза. Чего ты хочешь от меня? Я занят.

Мусолил глаза?

«Ах, точно. Сейчас я выгляжу полным новичком».

За исключением настоящих альтруистов, опытные игроки редко когда добровольно помогали своим начинающим коллегам. Новички ничего не знали о мире «Satisfy», а потому часто задавали глупые вопросы, а иногда даже попрошайничали.

Таким образом, мне сразу же нужно было перейти к делу, пока Хурой окончательно не послал меня ко всем чертям.

– Разве ты пришёл сюда не потому, что получил задание от Компании Меро? Твой первоначальный план состоял в том, чтобы убедить жителей Уинстона сотрудничать с торговцами? Но почему же тогда ты от него отказался?

– Хо-хо, – улыбнулся Хурой, явно не ожидавший от меня такой сообразительности, – Значит, ты не новичок? Что ж, я просто решил выбрать рыбу покрупнее. Ты бы на моём месте отказался от столь щедрого предложения?

Я согласился, и перед моими глазами тут же всплыла информация о задании Хуроя.

«Ч-что это за баснословная награда!?».

Наивысшая степень репутации и близости в деревне позволяла игроку максимально дёшево приобретать необходимые товары и получать скрытые задания. Кроме того, подарок от человека с высшим дворянским титулом должен был обладать как минимум эпическим рейтингом.

Кроме того, успешное выполнение задания гарантировало получение нового навыка и открытие новой характеристики. Это было настолько редким явлением, что даже я затруднялся сконвертировать ценность такого приобретения в деньги.

Это определённо было скрытое задание.

Причём явно более качественное чем то, которое получил я!

«Что-то мне нехорошо…».

От ревности у меня разболелась голова, а в животе возникло такое чувство, будто кто-то разжёг там костёр.

– Разве это не потрясающее задание? Давненько мне ничего стоящего не попадалось, и вот…

Я прямо-таки кипел от зависти, однако моя гордость не позволяла показать это.

– Хм-м, потрясающее? Скрытые задания не имеют большого значения! Обычный мусор! Не вижу ничего потрясающего ни в одной из этих наград. Ни в одной!

– … Правда?

– Нет! Да!… И я не завидую! Так что перестань хвастаться и рассказывать мне, какой ты молодец! Если я не ошибаюсь, ты принудил НПС выдать тебе задание. Верно?

В ответ Хурой пожал плечами и ответил:

– Верно. Ну, многие уже и так об этом знают, так что скоро данная информация станет общеизвестной. Держать её в секрете нет никакой ценности, к тому же я уже получил скрытое задание, а потому, так и быть, расскажу тебе.

А затем я услышал нечто шокирующее.

– Степень свободы в «Satisfy» практически безгранична, и я получил задание, воспользовавшись этой свободой. Я не жду, пока НПС предложат мне задание. Я пытаюсь произнести слова, которые заставят НПС дать мне его. Простой пример. Если я скажу владельцу таверны: «Я быстр и старателен, когда дело доходит до доставки», то с большой вероятностью он предложит мне взять задание, связанное с доставкой.

– П-поразительно… Впервые о таком слышу… И много людей знает о таком способе? Сколько же, оказывается, времени я потратил…

– Не унывай. За исключением первой волны игроков, которые в «Satisfy» уже больше года, большинство других людей не имеет достаточного понимания игровой механики. Как правило, игроки относятся к получению заданий достаточно пассивно, так что ты практически ничего не потерял. На этом выиграло лишь небольшое количество ранних игроков. Кроме того, данная информация уже начала появляться на всяческих форумах, так что скоро в ней не будет ничего сверхъестественного.

– …

– Эй, ты чего так побледнел? Тебе что, плохо?

– … Я как раз один из таких игроков…

– …?

– … Я в «Satisfy» уже больше года…

– Что!? Пф-ф! Пу-ха-ха-ха! – схватившись за живот, рассмеялся Хурой. Он смеялся так громко, что чуть было не упал на землю. В конце концов, с трудом остановившись, он поднял большой палец и провозгласил:

– Это одна из самых смешных шуток, которые я когда-либо слышал. Ах, может быть, ты в реальной жизни какой-нибудь стенд-апер? Хочешь дружить?

– … Иди к чёрту.

Это была совсем не шутка. Я действительно был одним из первых игроков, получивших доступ в «Satisfy». Для того, чтобы проводить в игре как можно больше времени, я даже взял академический отпуск. Однако я понятия не имел ни о чём подобном…

Сумел ли я обнаружить своё собственное ноу-хау, проведя в «Satisfy» больше года?

Нет.

Я всегда полагался на общедоступную информацию, которую каждый мог получить на основных веб-сайтах, посвященных игре. Моё понимание «Satisfy» было настолько низким, что даже этот незнакомый мне человек усомнился в моих словах.

«Я действительно жалкий… Как же мне за себя стыдно», – подумал я, чувствуя, как на глаза начинают наворачиваться слёзы.

– Чёрт побери! Чёрт! Выход!

– Э-эй! Что с тобой? – воскликнул Хурой, однако к тому моменту я уже отключился.

***

– Да что с ним такое…? – пробормотал порядком ошеломлённый Хурой.

Этот человек определённо был азиатским игроком, да к тому же обладал неплохим чувством юмора, а потому Хурой действительно был не прочь с ним подружиться. Однако…

– Пф-ф. Бред какой-то.

Грид представился одним из ранних игроков, но при этом даже не знал, как сгенерировать задание.

– Но зачем в таком случае ему нужно было прикидываться одним из них? Странный парень. Ладно, пора выдвигаться, – пробормотал Хурой, решив, что в мире полно чудаков. У него были свои заботы, и какой бы забавной эта история ему ни казалась, он был уверен, что вскоре совершенно о ней позабудет.

Тем не менее, судьба считала иначе.


Глава 33.

– Ну что ж, давайте сделаем это.

Начав играть в «Satisfy» практическигод назад, Хурой впервые получил скрытое задание с такой высокой степенью вознаграждения. Он заходил в игру с самого первого дня её открытия, но ему ещё никогда так сильно не везло.

– Этот навык уникальный и никому неизвестный, а потому тяжело даже предположить его эффективность. Тем не менее, до меня доходили слухи о том, как работает Мужество. Всякий раз, когда оно повышается на 10 единиц, увеличивается сила атаки и защита персонажа, – пробормотал Хурой, сгорая от предвкушения, – Если мне удастся выполнить это задание и получить титул «Апостол Правосудия», я смогу обеспечить свой дальнейший рост именно благодаря этой характеристике. И тогда, возможно, я смогу даже попасть в топ.

В настоящее время у Хуроя был 127-ой уровень. Учитывая средний уровень игроков «Satisfy»,этот показатель был достаточно высоким, и куда бы Хурой ни пошел, к нему всегда относились с должным уважением.

Впрочем, как для одного из первых игроков, данный результат был весьма посредственным. Он сумел достичь всего лишь 127-го уровня даже несмотря на то, что играл по 18 часов в сутки. И причина тому крылась в особенностях профессии Хуроя, которая не была ни боевой, ни даже ремесленной.

Хурой был «оратором».

А главным оружием оратора было красноречие!

Боевые и производственные профессии могли повышать свой уровень благодаря охоте или изготовлению предметов. Однако оратор мог лишь общаться с людьми, а потому во всём, что касалось роста уровня, Хурою приходилось прикладывать вдвое больше усилий, чем остальным.

Благодаря высоким навыкам общения, Хурою удавалось с лёгкостью получать от НПС самые разнообразные задания. Но даже этот хитрый способ имел свой предел. Чем выше становился уровень Хуроя, тем более сложные задания ему выдавались и тем больше опыта требовалось для покорения следующей ступени. В то время как другие люди охотились на монстров или продавали предметы, ему приходилось путешествовать по городам, выполняя невыгодные задания.

Таким образом, Хурой отчаянно нуждался в получении как можно большего количества опыта.

Однако арсенал, который мог использовать оратор, был крайне ограничен. Среди всех прочих классов он обладал наименьшим уровнем Здоровья, а также ужасными навыками и боевыми характеристиками. Хурою приходилось тяжело даже с теми монстрами, которые были на 15 уровней ниже его самого.

Один из его флагманских навыков, «Злоязычие», представлял собой мощное умение, снижающее все характеристики цели. Однако в битве не на жизнь, а на смерть он не играл ключевой роли, а потому и оказывал достаточно посредственную помощь.

«Фатальная слабость моего класса – низкая боевая мощь… Но с помощью Мужества я смогу преодолеть это ограничение».

Однако, чтобы обзавестись данной характеристикой и получить желаемый титул, ему нужно было успешно выполнить задание. А потому, преисполненный решимости, Хурой уверено зашагал по направлению к западным воротам.

Вблизи врат было относительно спокойно. Лорд Уинстона строго контролировал перемещение местных жителей, запретив им покидать Уинстон. Вот почему даже в такое оживленное время сквозь врата проходили исключительно путешественники.

– Спасибо за вашу службу, – произнёс Хурой, после чего предъявил стражникам своё удостоверение личности. Будучи простым путешественником, он мог легко как заходить, так и выходить из Уинстона.

Однако, как ни странно, солдаты его не пропустили.

«Неужели Компания Меро уже знает о моей измене?», – подумал Хурой, предчувствуя нечто совершенно нехорошее.

Его дело не терпело отлагательств. Если он задержится в Уинстоне, то непременно будет схвачен Компанией Меро и провалит задание. А поскольку за целый год судьба преподнесла лишь одну подобную возможность, он попросту не мог упустить её.

– Должно быть, это какая-то ошибка? В чём причина моего задержания?

– …

Хурой попытался было поговорить с солдатами, используя своё главное оружие – красноречие, однако те стояли, закрыв рты и не желая произносить ни слова. Они явно избегали беседы с ним.

«Это плохо…».

Хурой решил, что должен немедленно покинуть это место. Однако в этот самый момент позади него раздался знакомый голос.

– Что бы Вы не говорили, солдаты Вам не ответят. Я попросил их не вступать с Вами в диалог, пока они не получат сигнал.

Хурой почувствовал, как его сердце просто-напросто остановилось. С ним говорил не кто иной, как Кролик – первый заместитель главы Компании Меро и тот, кто нанял Хуроя.

– Господин Кролик? Что привело Вас сюда? – как ни в чём не бывало спросил Хурой.

– У меня разболелась голова, так что я решил подышать свежим воздухом.

– Ха-ха, да, иногда нужно делать перерывы. Вы не сможете эффективно работать, если будете себя неважно чувствовать. Кролик, а почему Вы попросили солдат не общаться со мной? Вы хотите лишить меня радости общения с другими людьми?

В ответ Кролик ухмыльнулся и ответил:

– Мистер Хурой, согласно нашему контракту, Вы были обязаны убедить людей в искренности намерений Компании Меро. После исполнения нашей договоренности Вы должны были посетить наш офис и доложить о выполненной работе. Однако Вы ничего из вышеперечисленного не сделали и, более того, собрались покинуть Уинстон. Даже не знаю что и думать, мистер Хурой.

– Чтобы мои слова стали настоящим оружием, разум противника должен быть готов. Другими словами, для исполнения своих обязательств я должен дождаться подходящего момента. Это не та проблема, которую нужно решать в спешке. Вы сказали, будто бы я собираюсь покинуть Уинстон? Это неправда. Возле деревни потрясающие пейзажи и я просто хотел скоротать время, насладившись ими, – спокойно пояснил Хурой.

– Правда? Значит, я не так Вас понял? – натянув на лицо удивлённую маску, переспросил Кролик.

Будучи оратором, Хурой обладал пассивным навыком «Убеждение» и характеристикой «Сила Убеждения». В настоящее время оба данных параметра находились на весьма высоком уровне, а потому он мог достаточно искусно манипулировать НПС.

– Да, это просто недоразумение. Таким образом, господин Кролик, не могли бы Вы попросить солдат выпустить меня наружу?

Хурой был уверен, что ему удастся получить от Кролика положительный ответ. Однако он ошибался. Кролик представлял собой НПС с очень высокими показателями интеллекта. Кроме того, у него был большой опыт в управлении одной из самых крупных торговых компаний севера. Таким образом, даже Хурой был далеко не на том уровне, чтобы манипулировать им.

– Я думал, что красноречие мистера Хуроя заслуживает уважения, а потому и решил, что Вам удастся с лёгкостью убедить местных жителей, однако сейчас Вы кажетесь мне обычным некомпетентным путешественником. Что ж, вынужден признать, что я изначально переоценил Ваши способности, – извиняющимся тоном произнёс Кролик.

– А-а?

– Сегодня утром Компания Меро, как и планировалось, раздала жителям информационные листовки. У тех, кто их прочитал, должны были зародиться сомнения. Люди должны были задаться вполне справедливыми вопросами относительно наших истинных намерений, а потому сейчас наиболее подходящее время для того, чтобы Вы вышли на улицу и ошеломили их своими словами. Однако у Вас, мистер Хурой, не хватило способностей, чтобы прочитать настроение общественности. В противном случае, остаётся лишь один вариант… При котором Вы предали меня.

– Кха!

Несмотря на своё прозвище, сейчас Кролик больше всего напоминал собой настоящего ястреба, заставив тем самым Хуроя вжать голову в плечи.

– Значит, Вы заранее предсказали моё предательство…? Вы предполагали, что я попытаюсь сбежать, введя солдат в заблуждение, а потому и дали указание страже не разговаривать со мной!?

– Я повидал на своём веку огромное множество людей и предательства, а потому давно научился никому не верить. Я вовсе не предсказывал Ваше предательство, мистер Хурой, а просто подготовился ко всем возможным вариантам развития ситуации. Итак, поскольку Вы переметнулись на сторону местных жителей, я не могу выпустить Вас из города и позволить встретиться с графом Стеймом, – ответил Кролик, после чего взмахнул рукой и Хуроя тут же начали обступать со всех сторон хмурые стражники.

«Это конец. Моих боевых навыков недостаточно, чтобы сбежать отсюда… Кажется, моё задание обречено на провал… Нет… Я не могу просто так сдаться!».

Вряд ли в ближайшее время ему представится ещё один шанс получить такое хорошее скрытое задание.

«Нельзя действовать опрометчиво. Первым делом нужно выйти из системы, тем самым избавившись от этой критической ситуации, после чего хорошенько подумать над своим следующим шагом», – решил Хурой. Он знал, что нельзя выходить из игры во время выполнения задания. Однако он находился в общественном месте, а потому и счёл, что у него всё получится.

– Выход!

– Что за…?

От столь неожиданного информационного окна Хурой просто-напросто лишился дара речи.

– Сопротивление бесполезно!

– Чёрт!

После неудачной попытки выхода из игры, Хурой был схвачен и связан.

– Выход из системы? Таинственное заклинание, которое переводит ваши бессмертные тела в неизвестное место… Разве Вы не знаете, что у нас есть сила, способная нейтрализовать его? – цинично проговорил Кролик.

НПС прекрасно понимали разницу между игроками и самими собой. Итак, Кролик намеревался удерживать Хуроя живым. Если бы они его убили, то Хурой попросту воскрес бы в каком-то другом месте, а потому Кролик справедливо рассудил, что наилучший выход из ситуации – поместить его в тюрьму.

– Отведите его в темницу. Скажите лорду, чтобы не спускали с него глаз, – приказал Кролик.

– Э-это…

Первое хорошее задание, полученное им за год тяжелой работы, было обречено на провал, ещё даже не начавшись! Это было хуже ада… И вот, когда Хурой почувствовал полное отчаяние, перед его глазами появилось информационное окно.

«Это ещё что за задание такое…?».

Информационное окошко, появившееся перед глазами Хуроя, заставило его почувствовать как напряжение, так и недоумение.

«Я не смогу выйти в течение пятидесяти часов не по игровому, а по реальному времени? Что это за абсурдное условие?».

Хурой был уверен в своём физическом здоровье, благодаря которому мог проводить в капсуле до двадцати часов подряд.

Однако именно двадцать часов и составляли предел допустимого времени, которое можно было проводить в игре. Система безопасности капсулы не позволяла проводить в игре больше двадцати часов и принудительно отключала заигравшегося человека, блокируя ему доступ на следующие шесть часов.

Другими словами, S.A.Group, производившая капсулы для «Satisfy», старалась уберечь игроков от злоупотребления игрой. Однако теперь разработчики предлагали добровольно остаться в игре на протяжении целых 50-и часов? Да ещё и в темнице?

«50 часов в реальности равняется восьми дням и восьми часам в «Satisfy». Смогу ли я вытерпеть пребывание взаперти на протяжении столь длительного промежутка времени, к тому же ничего не делая?».

Это было действительно опасное задание, в ходе которого можно было просто-напросто сойти с ума. Но вместе с этим оно же представляло собой возможность.

«Поначалу было задание А-класса, и вот… Теперь оно трансформировалось вS-класс. Это мой шанс, который я абсолютно точно не могу упустить», – подумал Хурой, решив принять задание.

Были ли у него какие-то неотложные дела? Нет. У него уже давно таких не было. Возможно, у него была семья, которая, забеспокоившись, отключила бы капсулу? Нет. Он жил один.

Заперта ли входная дверь? Что ж, последние четыре дня он провёл дома, никуда не выходя и заперев дверь. Когда он последний раз ходил в туалет и ел? Три часа назад. В любом случае, если он переведёт капсулу в режим сна, то его тело сможет выдержать без еды и воды не только два, но и целых три дня.

Может быть, у него возникали какие-то проблемы при длительном пребывании в капсуле? Нет. У Хуроя было отменное здоровье.

«Что ж, я в хорошей форме и один раз вполне могу попробовать. Это задание разработаноS.A.Group, а потому они не позволят своему клиенту умереть».

Итак, Хурой принял твёрдое решение:

– Я принимаю задание.

– Да.

«Такое ощущение, будто я настоящий VIP-клиент», – подумал Хурой, прочитав информационные окна, – «Что ж, причин волноваться нет. Думаю, мой дух способен выдержать 200 часов заточения в тюрьме».

Последние колебания Хуроя окончательно рассеялись, поскольку он доверял как руководству, так и надзору со стороны S.A. Group.

«Что ж, теперь остаётся только ждать. Апостол Правосудия… Если он спасёт меня и поможет завершить задание, я буду ему верен, даже если он окажется обычным НПС».


Глава 34.

23:33.

Лим Челхо, руководитель команды разработчиков «Satisfy», до сих пор находился в своём офисе. В его детище играло более двух миллиардов человек, в связи с чем всегда возникало множество переменных. Все изменения, которые происходили в «Satisfy», будь то по-настоящему глобальные перемены или совершенно незначительные события, зависели от того, что делал каждый из этих двух миллиардов человек. И если бы в системе постоянно возникали ошибки – она была бы попросту непригодной для использования.

Однако Лим Челхо был доволен результатами своего труда, поскольку созданная им система была по-настоящему комплексной.

«Я не могу позволить себе даже одну ошибку».

Его концентрация была настолько высокой, что даже звук мобильного телефона он услышал лишь через сорок секунд после того, как тот зазвонил.

Как оказалось, на связи был один из сотрудников его оперативного штаба.

– В чём дело?

– Активировано заданиеB408. Пожалуйста, разрешите созыв экстренного заседания.

Шестерёнки в голове Челхо начали быстро проворачиваться, и спустя какое-то время учёный вспомнил информацию оB408.

B408. Таким было кодовое название скрытого заданияS-класса, для возникновения которого требовалось исполнение целого ряда определённых условий.

«Кажется, в качестве награды за него предоставляется второй класс…».

Игрок, сумевший пройти заданиеB408, стал бы первым игроком, обладающим двумя классами сразу. Однако общее правило гласило: чем прибыльнее задание, тем оно сложнее.

В частности, содержание данного задания было поистине уникальным, поскольку игрок должен был попасть в замкнутое пространство и провести в нём двести часов игрового времени. Подобное событие оказывало непосредственное влияние и на состояние самого игрока, поскольку даже по выполнению задания он подвергался риску получить серьезный психологический ущерб. Вот почемуS.A.Groupимела разрешение на ознакомление с личной информацией своих клиентов: компания должна была знать, где проживает игрок, чтобы в случае чего немедленно отреагировать.

– Созыв разрешаю. Я тоже скоро подойду.

Закончив работать, Лим Челхо отправился в зал заседаний. На его месте уже лежали документы, в которых содержаласьинформация об игроке, получившем задание.

– Монгол… Просто поразительно.

Первоначально Монголия входила в десятку самых богатых стран по запасам природных ресурсов, но в то же время она испытывала катастрофическую нехватку технологий, позволяющих эти ресурсы использовать. Со временем, отказавшись от коммунистического строя, монгольское правительство установило дипломатические отношения со многими другими государствами и начало активно привлекать прямые иностранные инвестиции (ПИИ).

За несколько лет в Монголию пришли самые разные компании, включая также и корейские. Монголию называли «землей возможностей» и без колебаний вкладывали в неё огромные инвестиции.

Однако, после смены власти в 2010 году приток ПИИ начал стремительно сокращаться. А виной тому были изменения в проводимой государством политике. Спустя несколько лет режим вновь сменился, и монгольские чиновники попытались вернуть иностранные инвестиции, однако большинство кредиторов уже потеряло свою веру в Монголию. В конечном итоге государство продолжило развиваться не так, как было запланировано вначале, и до 2030-ых годов Монголия оставалась в списке так называемых «развивающихся стран».

Но теперь всё было иначе. Благодаря росту мировой экономики и технологическому скачку в 2040-ых годах, приток иностранных инвестиций восстановился, и Монголия наконец-то вступила в ряды развитых государств.

Однако, несмотря на это, даже по истечению стольких лет кочевой темперамент монголов не изменился. Подавляющее большинство представителей монгольского народа не могло приспособиться к новым тенденциям и всё так же хотело блуждать по степям. Как результат, Монголия стала одной из стран с наименьшим числом игроков «Satisfy».

Согласно статистике, более 60% населения развитых стран являлись постоянными клиентамиS.A.Group. Кроме того, связанные с «Satisfy» предприятия создавали множество рабочих мест. Однако в Монголии «Satisfy» увлекались лишь 3% населения. Для монголов, привыкших к широким просторам, акт пребывания в тесной капсуле был попросту неприемлемым.

«И этим человеком стал один из 3% монголов…».

Это был 25-летней молодой человек, чьё имя Лим Челхо сумел выговорить далеко не с первого раза, – Аллунбатар. Его персонаж был 127-го уровня, а выбранная им профессия называлась «оратор».

«Данный класс ориентирован на задания. И пусть это несколько сложнее обычного, но и награды куда более существенные».

Пока Лим Челхо читал документы, в зале заседаний успели собраться остальные члены правления компании, большинство из которых в это время уже спали в своих домах. От некоторых из них отчётливо ощущался запах алкоголя, однако куда большее внимание привлекал к себе директор Юн Санмин.

У Санмина был настоящий пунктик касательно своего внешнего вида, так что это был первый раз, когда Лим Челхо увидел его с растрёпанными волосами.

– Я думал, что Вы из тех людей, которые расчёсываются даже в разгар ядерной войны. Отсюда следует вывод: Вы что, уже спали, директор Юн?

– Ай-ай-ай, директор Юн. Как же Вам не стыдно?

– Ха-ха, точно. Я подозревал, что наш коллега – робот, но нет, всё-таки он такой же человек, как и мы.

Лим Челхо сумел несколько взбодрить сонных и подвыпивших руководителей, а потому вскоре атмосфера в зале заседаний уже была более-менее похожа на рабочую.

«Сделали из меня козла отпущения», – с покрасневшим лицом подумал Юн Санмин.

– Итак, кажется, все собрались. Вы уже связались с монгольским филиалом?

– Да, одну минутку.

Затем посреди огромного круглого стола появилось 3D-изображение зала, где находилось высшее руководство монгольского филиала S.A. Group.

Поздоровавшись с ними, Лим Челхо продолжил заседание.

– Главная повестка нашего собрания – обеспечение безопасности монгольского игрока по имени Аллунбатар, активировавшего задание B408. Думаю, мы должны предоставить слово главе правления нашего монгольского филиала.

– Спасибо. Итак, мы отследили IP-адрес Аллунбатара и подтвердили, что адрес, указанный в его личной информации, соответствует его текущему месту жительства. В случае возникновения чрезвычайной ситуации монгольское правительство окажет поддержку путём направления медицинского персонала и сотрудников полиции. Помимо этого, на протяжении всего задания члены нашей группы безопасности будут наблюдать за Аллунбатаром в режиме реального времени, – доложил Пак Юнхюк.

Сбор информации был проведен быстро и в полном объёме, а потому Лим Челхо удовлетворённо кивнул.

– Наш филиал рассматривает это задание как возможность и планирует использовать его в качестве плацдарма для развития здешнего рынка. Мы хотим раскрыть часть информации о задании местным СМИ. Это первый игрок, который сможет получить второй класс, а тот факт, что он является монголом, будет широко распространен в средствах массовой информации по всему миру. Это вполне естественное развитие событий, а потому монголы увидят, как один из них благодаря «Satisfy» становится настоящей звездой, что существенно подымет их интерес к игре.

– Хорошая идея. А как только их интерес повысится, количество людей, которые захотят попробовать сыграть в «Satisfy», также вырастет.

– Об этом наверняка напишут все самые крупные интернет-издания, и если пресса сделает из Аллунбатара настоящего героя, у монголов взыграет национальная гордость, что, в свою очередь, максимально увеличит эффект пиара.

Большинство руководителей с этой идеей согласились. Однако кое-кто всё-таки испытывал определённые сомнения.

– А какие гарантии, что Аллунбатар преуспеет в этом задании? Что произойдет, если мы заставим весь мир обратить внимание на это задание, а оно будет провалено?

Услышав этот вполне закономерный вопрос, Юн Санмин, закончивший к этому моменту укладывать свои непослушные волосы, покачал головой и произнёс:

– Не имеет значения, как именно закончится В408. Даже если оно будет провалено, тот факт, что этот парень будет первым монголом, бросившим вызов заданию S-класса, заставит его выделиться на фоне остальных. Тем не менее, конечно было бы крайне желательно, чтобы задание завершилось успехом. Если у Аллунбатара нет никаких проблем со здоровьем, и он внезапно не захочет выйти из игры, то всё должно получиться. Юн Нахи, Вы уже проанализировали его шансы на успех?

– Да, – ответила Нахи, после чего её помощники раздали всем присутствующим заготовленные заранее документы. Руководителям монгольского филиала их выслали по электронной почте. И вот, спустя какое-то время, когда совет директоров ознакомился с содержимым документов, у каждого из них глаза попросту полезли на лоб.

– Что? Вероятность успеха – всего 9%?

Особо удивлён был Юн Санмин.

– Это как так? Насколько мы знаем, Аллунбатар пребывает в хорошей физической форме. Выходить из капсулы раньше срока он также вряд ли захочет. Если не случится ничего экстраординарного, его спасёт скрытый НПС и задание будет завершено. Так почему же вероятность успеха настолько низкая? Я бы дал как минимум 80%.

– Ну…

Но в тот самый момент, когда Юн Нахи собиралась было всё объяснить…

– Ку-ха-ха-ха-ха-ха-ха!

Лим Челхо, молча слушающий доклад своих коллег, внезапно во весь голос расхохотался, в связи с чем остальные шокировано уставились на него.

Отсмеявшись, Лим Челхо поцокал языком и произнёс.

– Вы слишком нетерпеливы. Разве не стоит для начала прочитать документ, прежде чем задавать вопрос?

– …

Согласно совету главы правления, присутствующие внимательно прочитали документ и были попросту потрясены его содержимым.

– Опять этот человек… – держа в подрагивающих руках несколько листков бумаги, пробормотал Юн Санмин.

Обычный сценарий задания B408 выглядел следующим образом:

Игрок с высокой репутацией добивается максимальной близости с жителями Уинстона. В процессе увеличения близости игрок узнает о нечестивости местного лорда и алчности Компании Меро. В этот момент игроку становится жаль жителей деревушки и он начинает искренне возмущаться как торговой компанией, так и лордом. Жители Уинстона видят это и дают игроку задание «Ради Жителей Уинстона».

И вот, как только игрок принимает задание, история начинает набирать обороты. Игрок пытается встретиться с графом Стеймом, но Компания Меро и лорд Уинстона знают, что против них готовится заговор, а потому отслеживают игрока прежде, чем ему это удаётся сделать. В конечном итоге игрок оказывается пойман и заключен в темницу.

В связи с этим задание «Ради Жителей Уинстона» трансформируется в «Ожидание». И если игрок принимает его, НПС «Таинственный Апостол Правосудия», в связи с особыми обстоятельствами находящийся на территории деревушки, через двести часов спасает его.

Далее игрок устанавливает с «Таинственным Апостолом Правосудия» дружеские отношения и узнает его истинную личность. Затем игрок отправляется в путешествие, помогая таинственному НПС вершить правосудие. И как только игрок выполняет все связанные с этим задания, он получает награду, выходящую за рамки воображения.

Однако всего одна переменная помешала заданию пойти по запланированному сценарию. И эта переменная заключалась в том, что Аллунбатар поделился информацией о задании с другим игроком. В связи с этим «Таинственный Апостол Правосудия» не стал себя раскрывать, а потому все связанные с ним задания попросту исчезли.

Известие о том, что Аллунбатар был заключён после провала задания в подземную темницу, было передано игроку, которому он раскрыл его содержимое, а вовсе не «Таинственному Апостолу Правосудия». И этим игроком оказался…

– Грид…

Это был тот самый корейский игрок, которому двенадцать дней назад по чистой случайности удалось получить легендарный класс.


Глава 35.

– У него есть легендарный класс, но при этом он всего лишь 21-го уровня! Как он вообще играет в эту игру!? Его способность не повышать уровень просто потрясающая.

Юн Санмину не нравился Шин Янгу. Даже без аналитического департамента всем присутствующим было понятно, что у этого молодого человека напрочь отсутствовали какие-либо игровые таланты. Учитывая это, разве обретение им легендарного класса не было похоже на получение свиньёй жемчужного ожерелья?

Другими словами, Юн Санмин считал, что подобное развитие ситуации – пустая трата легендарного класса.

«Этому человеку никогда не суждено стать топ-игроком. Благодаря своему везению он заморозил большой кусок игрового контента. И теперь собирается поглотить ещё один большой кусок…», – мысленно пробормотал Санмин, – «Яд. Этот человек настоящий яд для «Satisfy». Прежде чем он нанесёт ещё больше вреда, мы должны навсегда заблокировать ему доступ в игру».

Однако Юн Санмин не обладал достаточными полномочиями, чтобы управлять аккаунтами игроков, а потому ему ничего не оставалось, кроме как оставить свои мысли при себе.

Ещё раз пробормотав в сторону Шин Янгу несколько проклятий, Санмин повернулся и спросил:

– Кстати, а почему у задания всего девятипроцентный шанс на успех? Я правильно понимаю, что имеется ввиду девятипроцентныйшанс того, что этот человек спасет Аллунбатара? Это же полный бред. Разве вероятность этого события не равна абсолютному нулю?

Остальные присутствующие на заседании не могли не согласиться.

– Да, наверное, здесь какая-то ошибка.

– Должно быть, суперкомпьютер Morpheus подхватил какой-то вирус.

Это задание было обречено на провал. Не было ни малейшего способа, при помощи которого игрок 21-го уровня смог бы спасти Аллунбатара. Активная рекламная кампания закончилась, не успев даже начаться.

Тем не менее, пока все остальные предавались мрачным мыслям, Лим Челхо был полностью удовлетворён всем происходящим.

«Главный герой трёх крупных событий подряд… Став легендарным кузнецом, ему уже удалось сделать эпические стрелы и получить классовое задание, так что я возлагаю на этого молодого человека большие надежды».

Если говорить откровенно, то Шин Янгу обладал настолько высоким уровнем некомпетентности, что последствия его действий были просто-напросто непредсказуемы. В свою очередь, это вызывало множество переменных, а потому наблюдать за ним было достаточно весело.

Как бы эта история ни закончилась, Лим Челхо уже получил истинное наслаждение. Правда другие руководители, включая Парк Юнхюка и Юн Санмина, были сильно расстроены.

***

Я встретил Хана намного раньше, чем Хурой. Я помог Хану отбиться от бандитов и заплатил за его лечение. Для Хана я был настоящим благодетелем.

В свою очередь, кем был Хурой? Он всего лишь обменялся с кузнецом парой нелепых фраз.

– Тогда почему?

Почему Хан выдал ему столь значимое задание, в то время как я получил возможность всего лишь немного подзаработать?

– Разве он не должен был дать это задание мне?

Если бы Хан был по-настоящему благодарным НПС, он не стал бы давать задания кому ни попадя!

– Хан, Хан… Что ж, так или иначе, эта история должна стать для меня уроком. Если я хочу, чтобы НПС прислушивались ко мне, в будущем мне нужно действовать иначе.

Однако чем больше я думал об этом, тем хуже себя чувствовал. Задание «Ради Жителей Уинстона» было поистине глобальным и способным повлиять на судьбу всей деревушки. Хан просто обязан был выдать его человеку, которому доверял больше всего.

Но его выбор пал на Хуроя! Это означало, что я был хуже, чем первый попавшийся незнакомый игрок!

– Почему появившаяся из ниоткуда собака оказалась более надежной, чем я…? – сокрушался я, вливая в рот горькую сётю(сётю – японский алкогольный напиток, около 25 градусов).

Первоначально мой предел составлял полторы бутылки сётю, но сегодня я был настолько разочарован в Хане и завидовал Хурою, что пил без остановки.

– Эх…

Я опорожнил уже третью бутылку сётю, но моё сердце всё ещё не успокоилось, и мне хотелось плакать.

Чем больше я думал об этом, тем более ненавистным мне начинал казаться Хан. Я искренне считал, что за проведенное вместе время мы стали искренними друзьями, однако Хан думал иначе. Старый кузнец не верил в меня.

– Почему он не доверился мне, отдав хорошее задание другому парню? Почему, по-че-му-у-у-у-у…

В любом случае,на завтра синоптики обещали наступление циклона, так что в течение ближайших трех дней я не мог рассчитывать на какую-нибудь работу.

– Аджумма! – окликнул я женщину средних лет, стоявшую за стойкой небольшого бара.

Не ожидавшая столь резкого обращения, женщина вздрогнула и повернулась. А затем я заметил, как она слегка прищурилась, встретившись со мной взглядами.

«… Неужели моя одинокая аура настолько высока, что я даже сумел кого-то очаровать?».

Одиночеству в моих глазах позавидовали бы даже вечные снега на Эвересте. Глядя на меня, хозяйка заведения, похоже, была смущена тем, что так долго не сводила глаз с парня, который годился ей в сыновья.

Как бы там ни было, ничего подобного меня не интересовало. Особенно, если противоположная сторона уже была замужем.

«Я не могу разбивать чужие семьи».

– Ещё одну бутылку сётю. И подлейте, пожалуйста, рыбного супа. А ещё было бы здорово, если бы Вы положили в него овощей. В виде бонуса, так сказать…

Бумсь!

Протирая нож, женщина внезапно вонзила его в столешницу и громко закричала, ткнув в мою сторону пальцем:

– Это уже слишком! Ладно там сётю, но разве после девятого раза я не сказала, что больше не буду ничего подливать?! Кроме того, каждый раз Вы просите ещё и дополнительные ингредиенты! Общая стоимость супа уже превысила заказанный Вами алкоголь! Как у такого молодого человека, как Вы, не может быть ни капли стыда!?

– … Вы очень негостеприимны. Что плохо в том, чтобы угостить своего клиента рыбным супом… Эх, мир снова вызывает у меня большое разочарование. Да, Вы точно такая же, как Хан.

– О чем это Вы!? Я не могу себе позволить такое количество бесплатных угощений!

Хозяйка была слишком упрямой, а потому мой план по наполнению своего желудка рыбным супом потерпел крах.

«Пришло время возвращаться к жестокой реальности…».

Попрощавшись с хозяйкой и положив деньги за напитки на стол, я поднялся и направился к выходу. Однако, не успел я покинуть помещение, как позади меня раздался сердитый голос:

– Эй, молодой человек! Здесь не хватает 1,000 вон! Доплатите 1,000 вон!

У меня не было намерения обманывать хозяйку заведения. Я просто неверно сосчитал конечную сумму из-за того, что был пьян. Тем не менее…

«Это шанс сэкономить 1,000 вон!».

Раньше у меня не было привычки экономить на всём. Но теперь, когда я по уши погряз в собственных долгах, дух экономии был неизбежен. Я и вовсе начал считать, что если бы в Корее было побольше таких бережливых молодых людей, то её ожидало бы по-настоящему светлое будущее. А раз так, ради духа экономии и будущего Кореи, я должен был не доплачивать эту тысячу.

«… Нет, в таком состоянии я далеко не убегу. Меня наверняка поймают и доставят вполицейский участок».

А оказаться за решеткой из-за какой-тотысячи вон мне совершенно не хотелось.

Итак, обернувшись, я вручил хозяйке нужную сумму и проговорил:

– Если бы я был обычным человеком современного общества, я бы сбежал, ничего не заплатив. Но я вернулся и сделал это. Разве я не молодец?

– … Мне всегда казалось, что большинство людей делают именно так.

– Это… Вы просто не осознаёте реалии этого мира. Вы знаете, сколько сейчас безнравственных людей? Такие, как я, настоящая редкость!

– П-правда? Что ж, ладно. Вы пьяны, идите домой.

– Угу! Аджумма! Знаете, как тяжело у меня на сердце? Молодому человеку, который оказался достаточно честен, чтобы доплатить тысячу вон, вы просто обязаны дать с собой немного рыбного супа.

– …

Тем не менее, женщина средних лет вернулась в свой бар, так ничего не сказав. Какое-то время я не терял надежды, ожидая, что она вот-вот вернется с рыбным супом, но этого не случилось ни через пять минут, ни через десять.

– Ха-ха… Меня опять предали. И НПС, и люди – все они одинаковы…

В очередной раз осознав, что этот мир был безжалостен к другим, я медленно поплёлся в сторону своего дома.

***

– Ты должен был хотя бы позвонить и сказать, что задерживаешься! Ты знаешь, сколько сейчас времени!?

Когда я вернулся домой, меня встретила встревоженная Сехи, смотревшая в гостиной телевизор. На часах была глубокая ночь.

– Ты что, пил? Но у тебя ведь нет ни подруги, ни друзей. Стоп…Только не говори мне, что ты пил в одиночестве… Что случилось?

– … Эй, тебе завтра в школу. Иди лучше спать.

– Знаешь, когда человек, который проводит всё своё время либо на работе, либо в капсуле, внезапно исчезает, возникает повод для волнения!

– Э-э? Ты переживала за меня и поэтому не спала?

– Что? Кто переживал? Я… Я просто смотрела веселое телешоу и не могла заснуть.

– Тогда почему ты покраснела?

– К-кто покраснел? Просто смешно! Всё, я спать!

Бум-м!

Хлопнув дверью, Сехи скрылась в своей комнате.

– Уф-ф… Девочки-подростки действительно трудны.

Громкий голос Сехи слегка отрезвил меня, однако я так устал, что больше всего на свете хотел поскорее завалиться спать.

А затем моя сестрёнка вновь вышла из своей комнаты и, подойдя ко мне, начала ворчать:

– Почисти зубы и вымой ноги. Ты не относишься к тому типу людей, которые принимают душ каждый день, так что можешь этого сейчас не делать.

– … Ты чего не спишь?

– Я захотела перед сном попить немного воды.

– Понятно… Что ж, доброй ночи.

Сехи направилась на кухню, а я побрёл в ванную.

Трижды в день я чистил зубы в действительно редких случаях. Как правило, это происходило дважды. Однако мои глаза слипались, и задача по нанесению зубной пасты на щетку оказалась слишком сложной, а потому я решил, что не умру, если сегодня пропущу эту процедуру.

В конце концов, я просто вымыл руки и вышел из ванной, после чего направился в свою комнату. Где-то позади раздавалось шуршание шагов Сехи, словно решившей убедиться, что я дойду до пункта назначения.

Кое-как добравшись до кровати, я рухнул на неё и тотчас же уснул.

Этот тяжелый день, наконец-то, подошёл к концу.


Глава 36.

Открыв глаза, я сразу же подключился к«Satisfy» и недолго думая направился в кузницу. Как и ожидалось, Хан был на месте, а потому с порога я начал изливать всё, что скопилось у меня на душе:

– Почему Вы поручили это задание какому-то незнакомцу? Я что, хуже собаки? А-а? Вы должны были оставить его мне!

Какое-то время Хан молчал, искренне не понимая, что я имею в виду, после чего покачал головой и спросил:

– Ты говоришь о встрече с графом Стеймом?

– Да!

– Ху-ху-ху, – ухмыльнулся кузнец, совершенно не рассердившись моему требовательному тону, – Ты – определенно великий молодой человек. Несмотря на свои юные годы, у тебя большие способности и развитое чувство справедливости…

– Э-э?

О чём это он говорил?

– Значит, ты сам хотел рискнуть своей жизнью ради жителей Уинстона, с которыми тебя ничего не связывает?

– Э-э!? Ну, не то, чтобы рискнуть…

– Можешь не продолжать. Ты слишком скромен, чтобы признаться в этом.

– …

Хан недооценил мою меркантильность, превратив меня в невероятно хорошего парня! Как бы там ни было, мне нечего было на это ответить, а потому Хан положил руку мне на плечо и добавил:

– Я знаю, что ты беспокоишься о жителях Уинстона, но разве я могу подвергать тебя такому риску? Ты мне дорог, как сын, а потому я не могу просить тебя о чем-то настолько опасном. Компания Меро знает, что ты небезразличен мне, а потому наверняка попытается сразу же перехватить тебя, как только ты захочешь покинуть пределы Уинстона. И если… Если они причинят тебе боль, моё сердце этого не выдержит.

Хан смотрел на меня искренним и преисполненным тепла взглядом. Он действительно беспокоился обо мне… И мне от этого было ещё хуже. Я не так понял истинные намерения Хана и раньше времени осудил его…

– Хан… Я не знал, что у Вас на сердце. Я думал, что Вы не доверяете мне…

– Да как это вообще возможно? Я доверяю тебе больше, чем кому-либо ещё. В противном случае, разве я отдал бы в твои руки судьбу своей кузницы?

У меня и вправду не должно было быть ни малейших оснований сомневаться в Хане. И от этого мне было очень стыдно.

– Ну всё, а теперь ты должен сосредоточиться на состязании и проучить этих грязных торгашей! – энергично воскликнул кузнец.

– Дата уже определена?

– Да. Состязание состоится через два дня, так что ты должен уделить подготовке каждую минуту своего свободного времени! Давай удивим их!

Это были очень правильные слова, а потому ко мне вновь вернулась мотивация.

– Хорошо! Я выиграю это состязание!

– Пусть мои руки уже не те, но опыт, накопленный на протяжении всей моей жизни, будет для тебя большой помощью! Я сделаю всё возможное, чтобы помочь тебе!

С этого дня мы всерьёз взялись за дело. Я не отходил от наковальни ни на шаг, в результате чего мои навыки приобрели более приемлемый вид. Я понял, какие движения наиболее эффективны, а какие – лишние и попросту ненужные.

Несколько увеличилась и вероятность создания более качественных предметов.

Помимо этого, продолжали расти и мои характеристики. Однако был один недостаток, заключавшийся в нехватке материалов.

Хан был на нуле, а я экономил деньги, в связи с чем не мог использовать премиумные материалы. Всё это время я использовал исключительно то, что имелось в наличии на складе Хана, однако большинство тамошних материалов было не особо высокого качества. Всё это приводило к тому, что я не мог создавать по-настоящему высококлассные изделия.

Чем выше был уровень и качество произведенных изделий, тем быстрее росло текущее значение моих производственных навыков. Предметы, обладающие низкими ограничениями и невысокими параметрами, даже будучи редкого рейтинга, оказывали совсем небольшое влияние на мои навыки и стоили совсем немного.

«Редкие предметы, как правило, покупают в магазинах, но вот эпическую экипировку я могу попытаться продавать на аукционе».

– Названия оставляют желать лучшего, но…

С помощью этого меча и доспеха игроки 12-13 уровня могли охотиться намного быстрее, чем в обычной экипировке. Другими словами, если у какого-то низкоуровневого игрока было достаточно золота, чтобы купить их, его жизнь существенно упростилась бы.

«Когда я создал специальные яффовые стрелы, то получил сразу 3,7% и 2% соответственно…».

Конечно, я был разочарован тем, что текущее значение моих производственных навыков поднималось так медленно. Однако мне было всё равно. Как бы там ни было, мои навыки и опыт росли, а это уже было хоть что-то.

«И пусть моёЛегендарное Кузнечное Ремеслопо-прежнему остаётся всего 1-го уровня, теперь я могу создавать куда больше предметов, чем раньше».

Улучшилась и моя скорость производства, наряду со степенью завершённости изделия. Также не следовало забывать о том, что по мере роста Легендарного Кузнечного Ремесла и Проворства, производственные способности также становились лучше.

«Тем не менее, за оставшееся время я вряд ли смогу сильно поднять своё Кузнечное Ремесло. Таким образом, самое лучшее, что можно сделать прямо сейчас, это повысить Проворство».

Чем выше было Проворство, тем более полноценными получались предметы, а потому, чтобы повысить свои шансы на победу, я решил распределить свободные очки характеристик.

– Окно статуса.

Благодаря постоянному производству редких и эпических предметов мои характеристики резко возросли. Помимо этого я обладал огромным запасом очков распределения, а потому начал раздумывать над тем, как лучше их потратить.

 «Если я вложу все свои очки в Проворство, то эффективность произведенных предметов существенно повысится. Но если я сосредоточусь только на одной характеристике, то в будущем буду сожалеть об этом».

Я должен был тщательно всё взвесить.

«Не так давно я распределил достаточно много очков между Силой и Ловкостью, так что смысла поднимать их и дальше пока нет. В настоящее время мне не хватает Выносливости, так что было бы неплохо поднять именно её. Имея дело с такими сильными врагами, как бандиты, Здоровье и защита – первоочередные вещи, на которые следует обратить внимание».

Итак, я решил, что наиболее мудрое решение – разделение очков в примерно равной степени.

– Да.

– Да.

– Уверен.

– Да хватит у меня уже спрашивать об одном и том же! Уверен! Окно статуса!

– Ку-хе-хе-хе!

Если бы кто-то увидел моё окно статуса, то был бы в настоящем шоке. Откуда у персонажа 21-го уровня могли взяться такие характеристики!? Просто сложив их, я уже был сильнее игрока 75-го уровня.

Сила, Выносливость, Ловкость и Интеллект. Учитывая только эти основные параметры, я уже был близок к 40-му уровню!

«Кажется, производственные профессии очень хороши в плане характеристик».

Преимущество в виде повышения всех характеристик при создании высококлассного предмета было общим для всех классов, связанных с производством, а не только для кузнецов. Люди, которые пользовались этим, могли преодолеть даже недостаток боевых навыков. Хотя, естественно, для чего-то подобного требовалось попросту астрономическое количество времени, затраченного на тяжелый ручной труд.

«Что ж, вся моя жизнь состоит из труда. Моё тело предназначено для тяжелой работы! Я покажу им силу труда!».

Подкрепившись хлебом, я вновь погрузился в производство предметов. К моменту начала состязания я должен был быть готовым на все 100%.

– Ку-ха-ха-ха!

Я чувствовал удовлетворение, которое ещё ни разу не испытывал ни на охоте, ни при выполнении заданий.

– Э-это как…? Я что, сплю? Как тебе удалось так сильно поднять свои навыки за столь короткий промежуток времени?

Хан был потрясен. К сожалению, я не мог сказать, что «мой быстрый рост – это следствие повышения моих характеристик», а потому пожал плечами и ответил:

– Просто я гений.

Хан был в восторге.

– Точно! Иногда я забываю, что ты – истинный преемник Пагмы. Ху-ху-ху, я нахожусь в одной кузнице с переродившейся легендой. Моя жизнь прожита не зря!

В реальном мире шел дождь, и я всё время находился в капсуле. Однако это вовсе не означало, что мне наконец-то выдалась возможность отдохнуть. Я работал, работал и ещё раз работал, пытаясь обеспечить себе максимальные шансы на успех.

***

В настоящее время в «Satisfy» было три эпических класса. Тем не менее, кроме «Кровавого Воина», не так давно открывшегося миру, никаких подробностей о других не было. Обладатель самого первого эпического класса был неизвестен, в то время как второй получил Агнус – №7 в общеигровом рейтинге.

Игровому сообществу «Satisfy» было интересно узнать, что собой представляют данные классы, однако вся информация о них была строго конфиденциальной. На форумах и телеканалах постоянно дискутировали об эпических классах. Тем не менее, всё, что могли делать участники данных обсуждений, – это обмениваться своими предположениями.

К какому типу относились эти два класса? Были ли они такими же впечатляющими, как тот, который достался Кацу? Или, может быть, в них не было ничего необычного?

Вечное Королевство.

Подземелье Акеро, расположенное неподалёку от города Рубежного, где находилась резиденция графа Стейма.

– Здесь слишком много монстров. Мне и дойти-то сюда с трудом удалось, – пробормотала привлекательная девушка со светлыми волосами. Она была похожа на сказочную принцессу, а потому постоянно пользовалась вниманием со стороны игроков-мужчин.

– Здравствуйте. Подземелье Акеро – это место, где даже высокоранговые игроки не могут охотиться в одиночку. Не хотели бы Вы присоединиться к нам? У нас достаточно неплохие навыки.

– Нет, давайте лучше к нам. Мы хорошо знакомы с этим подземельем и знаем разные трюки. Наша скорость охоты не имеет себе равных. Вы обязательно останетесь довольны.

– К нам, к нам! Мы отдадим Вам большую часть трофеев!

Персонажи, созданные в «Satisfy», фактически отражали реальный внешний вид самого игрока. Изменить можно было только оттенок кожи и некоторые вторичные признаки, такие как рост, прическа, шрамы и татуировки.

Другими словами, красивый человек в «Satisfy» был красивым и в реальности. Вот почему даже здесь, в игре, мужчины не могли не обращать внимания на привлекательных девушек.

– Редкая красавица!

– Идеальный типаж!

Впрочем, как и следовало предположить, остальные девушки были не в восторге от перспективы разделять мужское внимание с новой конкуренткой.

– Не такая уж она и особенная.

– Да-да. Зачем нам в группе какая-то бесполезная девчонка?

– Если Вы хотите, чтобы я присоединилась к вашей группе, для начала продемонстрируйте свои навыки. Чья группа быстрее всего убьёт вон тех монстров, к той я и присоединюсь.

Как и следовало ожидать, ворчание других девушек и подобное отношение лишь ещё сильнее раззадоривало мужчин.

–О, хе-хе! Смотрите, мы поймали Вас на слове! Тепловая Волна! Огненный Клинок!

– Эй, красавица, сейчас я докажу свою силу. Вихрь Безумия!

– Ба, вот идиоты. А такое вам по силам? Стальная Кожа!

–Ваши навыки не поспевают за вашими языками. Громовой Удар!

Мужчины тут же ринулись в сторону ближайших монстров, на ходу активируя свои самые мощные навыки.

Бу-дум! Бам-м! Хрясь!

От переизбытка энергии задрожали даже стены подземелья, а страшные монстры, которые доселе никогда прежде ничего подобного не видели, решили поскорее унести отсюда ноги.

Тем временем сама блондинка, ставшая причиной всего этого смятения, внимательно наблюдала за происходящим.

«Хм-м, по сравнению с магией других волшебников, это заклинание весьма неплохое. Я определённо не зря пришла сюда».

Используя свой необычайно высокий показатель проницательности и наблюдения за навыками, позволивший идентифицировать Вихрь Безумия, девушка прошептала:

– Дублирование Навыка.

Звали эту девушку Ефеминой, а её класс значился как «дубликатор».

Данная профессия позволяла использовать «Наблюдение за Навыками» и «Дублирование Навыков», мгновенно анализируя и копируя навык, использованный тем или иным объектом. Ефемина могла скопировать что угодно и по своему собственному усмотрению один раз применить это.

Были в её профессии и недостатки, такие как «частота использования навыка». Дублирование было ограничено всего тремя разами в день. Однако, даже несмотря на это, данный навык был поистине мошенническим.

«С этим заклинанием Пиаро будет мой», – подумала Ефемина, после чего покинула мужчин, продолжавших что есть мочи лупить бедных монстров.

Её следующим пунктом назначения был Кесанский Каньон.

– А вот и она, – тихо прошептала девушка, глядя на небольшую пещерку, расположенную в конце каньона. Всё, что ей оставалось, это ещё раз внимательно перечитать своё задание и… Сделать это.


Глава 37.

Ефемина, которая в настоящее время находилась на 190-ом уровне, уже имела опыт прохождения заданийS-класса. Вот почему она знала ужасную сложность подобных миссий больше, чем кто-либо другой.

– Пиаро… Самый сильный рыцарь Сахаранской Империи.

Асмофель уже объяснил ей, насколько силён Пиаро. Его фехтование достигло вершины мастерства, а когда он использовал свою конечную технику, носящую название «Обречение на Погибель», смерть становилась и вовсе неизбежной.

Вспомнив об этом, Ефемина нервно сглотнула. Она уже потратила целых 63 дня на то, чтобы подготовиться к этому заданию, но ей всё равно было страшно.

– Я смогу это сделать. Я смогу… Окно навыков.

У Ефемины было всего лишь девять основных навыков. И это было невероятно плохо как для игрока практически 200-го уровня. Тем не менее, прямо сейчас в её окне навыков насчитывалось целых 50 наименований. Кроме того, каждый из этих навыков относился к высшему классу.

Все эти навыки должны были помочь Ефемине пройти задание. Последние два месяца она посвятила путешествию по континенту в поисках игроков с самым высоким рейтингом. А затем она копировала их навыки.

И всё это было сделано ради одного-единственного сегодняшнего дня.

– Что ж, давайте начнём.

Выкинув из головы ненужные мысли и неуверенность, Ефемина вошла в пещеру. Она собиралась победить человека, превосходящего по силе даже босса. Это была гордыня? Нет, это была вера.

Именно эта девушка была обладательницей первого эпического класса в «Satisfy»…Мошенническогокласса, который могдублировать навыки других людей.

И вот, из глубины пещеры раздался тот самый голос…

– Тебя послал Асмофель?

Фьу-фьу-фьу!

Клац!

На том самом месте, где стояла Ефемина, появились острые шипы, напоминающие акульи зубы, а в стенах открылись пазы, выпустив в сторону девушки целый град из копий и стрел. А затем, мгновение спустя, перед ней появился и сам Пиаро.

– Тартан! – поспешно выкрикнула Ефемина, активируя один из заранее заготовленных ею навыков.

На данный момент «Тартан» представлял собой самое сильное защитное заклинание, которое, как известно, было доступно лишь Бампу, первому почетному рыцарю-хранителю.

– Гро-о-о-о-ох!

И вот, откуда ни возьмись в воздухе появился огромный стальной гигант, тут же обнявший хрупкое тело Ефемины. Ни стрелы, ни копья – ничто не смогло достичь своей цели. Однако всего одной атаки Пиаро было достаточно, чтобы пронзить гиганта и направить свой клинок прямиком к сердцу Ефемины.

– Контрбарьер!

Ею был воспроизведён один из первоклассных навыков самого сильного штурмового рыцаря, Миареда.

Фу-у-бум-м-м!

– Кха-а-а!

Как только клинок Пиаро вступил в контакт с Ефеминой, отступник закашлялся кровью и отлетел назад. Урон, который должна была получить Ефемина, благодаря Контрбарьеру ударил по самому Пиаро.

– Да как ты смеешь! – выкрикнул мечник, ничуть не заботясь о полученной травме.

Однако Ефемина только начала свою атаку.

– Вихрь Безумия!

Фжу-у-у-у-у-у-у!

Прежде, чем Пиаро успел оказаться на устойчивой поверхности, его охватила ужасная буря. Отшельнику не на что было опереться, а потому его тело впитало в себя каждую единицу урона. Тем не менее, Ефемина прекрасно понимала, что это его не убьёт.

– Пылающая Волна Жара! Величие Тирана! Булава Света! Копьё Тьмы! Прелюдия к Разрушению!

У Ефемины были десятки наилучших навыков, которые она старательно собирала на протяжении шестидесяти трёх дней.

Мощнейшие атаки, состоящие из самых разных атрибутов, просто-напросто разрушили пещеру, завалив Пиаро обломками.

«Я преуспела? Нет, иначе бы уже появилось уведомление…».

У Ефемины был очень высокий уровень Интеллекта. Помимо этого, она подготовила высшие зелья маны. Однако даже этого было недостаточно, чтобы покрыть расходы на использование такого количества продвинутых боевых заклинаний.

«Чтобы выпить ещё одно зелье, мне придётся подождать…».

Пиаро всё ещё был жив, и Ефемина не знала, когда из-под завала будет произведена его мощная контратака. Таким образом, пока это не произошло, она должна была восполнить свой низкий уровень маны. Помимо этого Ефемина решила использовать магию «левитации», чтобы поддерживать как можно большую дистанцию до своего противника.

И вот, как только она поднялась в небо, Пиаро выбрался из-под завалов. Несмотря на мощную бомбардировку из самых разных навыков, способную уничтожить целую армию, мечник выглядел практически невредимым.

– Я признаю твою силу, женщина… А теперь мы сразимся всерьёз.

Фжу-у-ух! Тух-тух-тух

Оттолкнувшись от земли, Пиаро взлетел в воздух, словно ступая по невидимым ступеням.

– Твоя смерть предрешена, – проговорил мечник. А затем его клинок окутало красным сиянием. Это было явление, предшествующее активации того самого умения, о котором рассказывал Асмофель.

Как только навык активировался, никто не мог избежать смерти. Шестьдесят три дня лишений были потрачены абсолютно понапрасну…

Ху… Ху…

Дистанция между Пиаро и Ефеминой сузилась настолько, что они могли слышать дыхание друг друга. Тем временем перезарядка зелий уже подошла к концу, и девушка, поспешно опустошив синий пузырёк, использовала заклинание, подготовленное специально для того, чтобы остановить «Обречение на Погибель».

– Нисхождение Кошмара!

– …!

Меч, мчащийся к Ефемине, остановился.

А затем произошло то, от чего светловолосая девушка в ужасе сглотнула.

Фжу-фжу-фжу-фжу-фжу!

Красный клинок, который должен был разрубить Ефемину на маленькие кусочки, начал нарезать пустое пространство.

Теперь Пиаро сражался против своего самого страшного кошмара.

– Ты пришел ко мне, Асмофель!

Огненный меч продолжал качаться, не останавливаясь ни на мгновенье. От его взмахов даже небо покраснело, словно от преждевременного заката. И вот, пока Пиаро был занят битвой с невидимым противником, Ефемина попыталась нанести ещё один удар, однако…

Возникла неожиданная переменная.

– Ч-что ?! Не может быть! Успех ведь так близко!

Судя по всему, она использовала слишком много высококлассных навыков, причём за короткий промежуток времени, что привело к физическому и психическому стрессу. Для неё нечто подобное было впервые, а потому девушка попросту не знала, что ей делать.

И вот, пока Ефемина пребывала в замешательстве, Пиаро мало-помалу начал приходить в себя.

– Это больше не может продолжаться…

Профессия дубликатора предоставляла своему пользователю минимальные физические способности. Вот почему с заблокированными навыками Ефемина становилась совершенно безоружной и неспособной продолжать битву.

А раз так, оставалось только одно. Бросить задание.

– Тьфу…!

Шестьдесят три дня стараний закончились ничем. Задание уже можно было назвать проваленным, но если бы она умерла – ситуация усугубилась бы ещё сильнее.

Сглотнув свои слезы, девушка покинула пещеру. И когда Пиаро вырвался из плена иллюзий, он понял, что Ефемины больше нет.

– Коварная женщина… Я обязательно отплачу тебе за сегодняшний позор.

От всплывших перед её глазами информационных окон хотелось рыдать. Ефемина больше двух месяцев выкладывалась на полную, однако все её усилия привели к поистине ужасному результату…

«Это был мой шанс получить новый титул…».

Чем больше у игрока было титулов, тем лучше. В первую очередь данное правило было обусловлено тем, что эффекты титулов накладывались друг на друга. Тем не менее, получить их было далеко непросто. Большинство титулов выдавалось в результате успешного выполнения заданий, однако задания, которые предоставляли такую возможность, попадались крайне редко.

Даже Ефемина, будучи одним из лучших игроков, обладала всего двумя титулами.

Она не могла подавить своё разочарование. Но вот, когда Ефемина пыталась хоть как-то побороть свой гнев, недовольство и разочарование, к ней подошёл посланник из Компании Меро.

– Госпожа Эрина, Вы случайно не ищите работу?

Из-за природы своего класса Ефемина использовала сразу несколько имён. И одним из них было Эрина, взятое после того, как она скопировала навыки высококлассного кузнеца и создала эпический предмет.

«Если они обращаются ко мне по этому имени, значит, задание как-то связано с Кузнечным Ремеслом?».

И её предположение оказалось правильным.

«Задание, дающее титул!».

Всего несколько минут назад Ефемина была разочарована утраченной возможностью получить новый титул, и вот, судьба вновь решила улыбнуться ей. Но что ещё более важно, титул подразумевал получение характеристики Удачи, которой Ефемина уже давно хотела обзавестись.

Чем выше была Удача, тем выше становилась вероятность получения положительных эффектов. И это касалось абсолютно всего: начиная с нахождения денег прямо на дороге, заканчивая обнаружением сокровищ и получением скрытых заданий.

Как и следовало из названия, Удача повышала везение игрока, а потому все стремились заполучить её.

«А ещё мне интересно, что это за навык такой, Игральные Кости…».

Самым большим недостатком дубликатора было минимальное количество исходных навыков. Вот почему Ефемина так хотела обзавестись новыми.

«Кроме того, полторы тысячи золотых…».

Награда была отличной, и для Ефемины она представляла собой настоящее искушение. Девушка только что провалила задание, а потому хотела как можно скорее восполнить свои потери. Тем не менее, торопиться в таких вопросах тоже не следовало.

«Неизвестная сложность…», – начала размышлять Ефемина, – «Должно быть, преемник Хана – кузнец, уровень и способности которого ещё не раскрыты обществу. Вот почему сложность не определена».

Это была достаточно правдоподобная гипотеза.

«Что ж, слишком сильно беспокоиться тоже не стоит. В чём проблема сложности производства?».

Не существовало таких кузнечных навыков, которые не могла дублировать Ефемина. Таким образом, участвуя в подобном соревновании, она вполне могла скопировать навык противоположной стороны, что предоставляло ей точно такой же уровень мастерства. Другими словами, результат состязания должен был зависеть исключительно от везения.

Когда два соперника обладали одинаковыми навыками, исход решала удача.

«Если мне повезёт, я с лёгкостью пройду это задание. С другой стороны, если удача отвернётся от меня, я проиграю».

Как бы там ни было, Ефемина не могла быть уверена в успехе этого задания. Риск был слишком велик, однако она отчаянно жаждала награды, а потому всё-таки решила принять задание.

– Что ж, можете на меня положиться.

Так и было сформировано задание, главными участниками которого являлись Ефемина и Грид. Если бы мир знал их истинные личности, то данное событие стало бы самым горячо-обсуждаемым на всех телеканалах и форумах.

Конфронтация между эпическим классом и легендарным… Это гарантировало внимание всей игровой общественности без исключения.

Однако, мир до сих пор не знал ни одного из этих двух людей, а потому столь значительно противостояние должно было произойти в абсолютной тайне.


Глава 38.

Центральная площадь Уинстона!

Первоначально она и без того была довольно людной, но сегодня здесь было просто не протолкнуться. Впрочем, это было и не мудрено: вскоре должна была начаться настоящая битва. Правда, её участниками были не воины, а кузнецы.

– Надеюсь, что Гриду удастся победить и защитить кузницу Хана. Эта кузница – наша последняя гордость.

– Точно. Если кузница попадет в лапы Компании Меро, в Уинстоне больше не останется ничего уинстонского.

– Грид, вперёд! Ты не можешь проиграть!

Жители Уинстона искренне молились, чтобы Грид выиграл это состязание. Что касается игроков – они относились к этому событию достаточно нейтрально, поскольку результат состязания никак не сказывался на их собственном благополучии.

– Производственное состязание? Звучит скучно, но делать всё равно нечего, так что можем на какое-то время остаться и посмотреть.

– У меня тоже нет никаких планов. Если будет слишком скучно, просто уйдем.

Как результат, большинство игроков воспринимало это состязание как рядовое событие деревенского масштаба.

– Не понимаю, откуда здесь такая толпа людей? Что интересного в наблюдении за кузнецами, делающими предметы?

– Да. Я даже заранее могу предсказать результат: созданный предмет будет эпическим.

– Эпический? Бу-ха-ха! Хорошо, если им удастся выковать редкий предмет. Я слышал, что никто из тройки лучших кузнецов принимать участие в этом не будет.

– Что? Тогда в чём цель этого фарса? Друзья, это пустая трата времени, так что давайте лучше пойдём на охоту. В любом случае, кому какая разница, кто станет владеть кузницей?

В конце концов, игроки сочли этот вопрос слишком тривиальным и начали расходиться по своим делам.

Однако спустя какое-то время, когда посреди площади появились сами участники состязания, игроки-мужчины передумали уходить.

– Итак! А теперь позвольте мне представить главных героев этого состязания! Представитель Компании Меро – Эрина! И преемник Хана, Грид!

– Во-о-о-о-о-оу… – невольно вырвалось у мужчин, как только они увидели поднимающуюся на подиум блондинку.

– Вау. Действительно красивая!

– Кажется, я влюбился.

– Просто идеальная фигурка!

Голову блондинки покрывала шляпа. Однако её красоту попросту невозможно было скрыть, даже учитывая то, что лицо девушки находилось в тени.

Таким образом, игроки мужского пола, первоначально совершенно не заинтересованные в результате состязания, тут же выбрали вполне очевидную сторону.

– Эрина! Я за Вас!

– Эрина, пожалуйста, выиграйте!

– Эрина! Эрина! Эрина!

В одно мгновение сформировался настоящий мужской фан-клуб. Тем временем сама Эрина, она же Ефемина, элегантно пожала плечами и, взмахнув рукой, произнесла:

– Спасибо за поддержку.

– О-о-о-о-ох! – тут же выдохнула толпа. Всё это напоминало реакцию солдат, перед которыми выступала поп-звезда.

Мягкая улыбка девушки заставляла её казаться настоящей богиней, на что Грид тяжело вздохнул и подумал: «Ну что, а теперь моя очередь?».

Во всех соревнованиях мужчины всегда болели за женщин. Таким образом, женщинам было бы естественно поддерживать мужчин.

И вот, широко улыбнувшись, Грид последовал вслед за Ефеминой, помахав рукой женской половине аудитории.

Грид ожидал ответного приветствия девушек-игроков. Однако их реакция оказалась несколько иной, чем ожидалось.

– Что делает этот парень? Ох, что-то мне дурно…

– Кажется, хлеб, который я недавно съела, просится обратно…

– Он выглядит просто ужасно.

Хуже реакцию и представить было сложно!

«Это грязное общество, которое заботится только о внешности. Если бы я был красивым, вы бы поддержали меня…».

Девушки не просто не стали болеть за него, но ещё и отвернулись! Единственным спасением оказались жители Уинстона, прокричавшие расстроенному Гриду:

– Грид, мы с тобой! Мы верим в тебя! Только не забудь выиграть!

– Давай, преемник Хана, покажи, на что способен!

– Грид! Грид! Грид!

«Если вы поддерживаете меня, то почему смотрите на неё…?».

Что настоящие мужчины, что НПС, – все они были одинаковыми. Вот почему мужское население Уинстона совершенно позабыло о том, что эта блондинка является их врагом. Даже Хан не мог отвести от неё взгляда!

«Вот же двуличные ублюдки!».

Блондинка была настолько соблазнительной, что привлекала внимание даже пожилых НПС. Что касается самого Грида – стоя рядом с ней он был не краше устрицы.

– Ты. Сегодня ты обязательно проиграешь, и я с удовольствием посмотрю, как твоё милое личико исказится, – заявил Грид, чувствуя праведный гнев по отношению к этой девушке.

Услышав это, Ефемина была попросту поражена. Пусть этот человек и был её противником, но как он мог игнорировать её красоту?

Тем не менее, у Ефемины был гордый характер.

«Мою красоту не ценят разве что геи и слепые! Сейчас я заставлю его сполна вкусить моё очарование!».

С этой мыслью Ефемина приподняла поля своей шляпы, которую она использовала, чтобы скрывать свою личность. Её прекрасное лицо тут же раскрылось, и Грид попросту не мог не залюбоваться им.

«Что ж, она действительно красивая. Кажется, она ничем не уступает той злой ведьме, Юре».

В то время как Юра была изящной и зрелой женщиной, Ефемина была молодой и свежей девушкой. Однако, несмотря на то, что они были разными, обеих представительниц прекрасного пола объединяла поистине трансцендентная красота.

«Это человек или кукла?», – задался вопросом Грид, не в силах отвести взгляд от Ефемины.

«Да, как я и думала. Никто не в силах устоять перед моим очарованием. Теперь ты будешь следовать за мной, как преданная собака», – заметив глупое выражение лица Грида, подумала Эрина.

В мире не было такого мужчины, который мог пойти против её красоты!

– Грид, нам ни к чему враждовать. Возможно, когда-нибудь мы снова встретимся. Может быть, нам даже удастся наладить хорошие отношения, – произнесла Ефемина, намереваясь окончательно добить своего оппонента.

Её глаза были похожи на полумесяцы, а голос попросту растапливал сердце. Не было никого, кто сумел бы устоять перед этими чарами.

Однако Грид лишь фыркнул:

– Что? Наладить хорошие отношения? Не говори такие ужасные вещи, мелкая.

Лицо Ефемины покраснело.

– У-ужасные? Что ужасного в налаживании хороших отношений? Кроме того, что это ещё за «мелкая»?

– Да, ужасные! Я не хочу никаких отношений с такой лисой, как ты! Мелкая, ты ведь даже не закончила среднюю школу, правда? А несовершеннолетние меня не интересуют. Возможно, ты намерена не дать мне сосредоточиться на состязании, но этому не бывать.

Грид был твёрд, как никогда. Кроме того, у него был свой собственный идеальный тип женщин. Рост его избранницы должен быть не менее 168 см, а размер груди – третий! Ефемина же была довольно красива, но она была далека от этих параметров. Её рост был всего лишь 160 сантиметров, а размер груди – второй.

Таким образом, вне зависимости от привлекательности её личика, не было никаких оснований для того, чтобы Грид запал на неё.

«Мелкая? Лиса? Да что с ним не так?».

Ефемина безучастно смотрела на своего оппонента, в открытую насмехавшегося над ней. Стыд, который она не испытывала уже очень много лет, вызвал у неё настоящую ярость!

– Мне уже больше двадцати!

Так всё и было. Ефемина уже давно стала совершеннолетней, хоть и выглядела моложе своего возраста. Тем не менее, Гриду удалось задеть Ефемину за живое, поскольку вопрос её роста всегда был для неё проблемным.

«Ничего, сейчас я опозорю тебя перед всеми этими людьми!», – холодно улыбнувшись, решила Ефемина.

– Может быть, ты гей? Что ж, даже мать-природа иногда ошибается. Каким бы крутым ты себя не считал, тебе меня не победить.

– Ч-что? Гей? Это я-то гей? Что за бред!? Никакой я не гей, ты, мелкая неудачница! –тут же возмутился Грид.

Услышав слово «неудачница», Ефемина испытала ещё один шок. Она никогда не думала, что настанет такой день, когда она услышит это от мужчины.

–Н-неудачница? Я-я? Да такой отброс, как ты, и рядом со мной не стоял!

С точки зрения Ефемины, Грид был каким-то психически больным, поскольку первым перешёл на оскорбления, да ещё и такие унизительные. Вот почему девушка, не в силах справиться с таким позором, со слезами на глазах воскликнула:

– Видеть тебя не хочу! Начинаем состязание прямо сейчас!

– Ладно, давай начнём. Просто знай – сегодняшний день станет самым неудачным в твоей жизни.

Ведущий состязания ещё не успел объявить о начале конкурса, как Грид уже поместил железную руду в раскалённую печь. В прошлом Ефемине тоже доводилось сталкиваться с кузнечным ремеслом, а потому и она не стала мешкать, начав плавить руду.

Бу-жу-у-у-у…

Двое рассерженных людей источали такую решимость, что атмосфера вокруг них накалилась ещё быстрее, чем от расплавленного металла.

– Итак, состязание началось! Задача участников – сделать кинжал. Победителем будет тот, кто произведёт более качественную работу за отведенный срок, – прокричал ведущий.

Кинжал можно было сделать относительно быстро. Конечно, чтобы создать настоящий шедевр, нужно было потратить огромное количество времени, однако умелым кузнецам было достаточно и двух часов, чтобы выковать хорошее изделие.

Что касается конкретно этого состязания – Грид и Эрина располагали всего тремя часами.

– Покажи ему, Эрина!

Тем временем к площади продолжало стекаться всё больше и больше людей, в связи с чем количество сторонников Ефемины увеличивалось со скоростью зараженных раком клеток. Подбадривания жителей Уинстона были просто-напросто похоронены за их криками, а потому Грид чувствовал себя так, словно в одиночку сражался против целой армии.


Глава 39.

Несмотря на практически полное отсутствие поддержки, Грид был настроен крайне решительно. Недаром говорили, что растоптанный сорняк становится лишь крепче.

«Я обязательно выиграю и тогда заставлю всех вас замолчать!».

Завершив процесс плавки, Грид перешёл к созданию заготовки.

Бу-дум-м! Бу-дум-м!

Как только на площади раздались удары молота, Ефемина порядком занервничала, поскольку всё ещё не закончила плавить свою железную руду.

«Быстрый! Разница в наших навыках слишком велика».

Это было неизбежно. Как минимум потому, что Ефемина не была кузнецом.

«Ничего, спешить некуда. Поспешишь – людей насмешишь», – успокоила себя Ефемина, и сосредоточилась на процессе плавки.

Когда она закончила выплавку, Грид уже несколько раз произвёл закалку заготовки.

Глядя на это, Ефемина вытащила из своего инвентаря молот. Это был специальный кузнечный инструмент, который она приобрела за кругленькую сумму специально для этого состязания.

У Ефемины был достаточно высокий уровень. Её Силы также хватало на то, чтобы экипировать Благословлённый Кузнечный Молот. Однако Ефемина не была кузнецом, а потому у неё не было требуемого «1-го среднего уровня Кузнечного Ремесла». Тем не менее, всё должно было измениться, как только она скопирует навыки Грида.

Глядя на то, как её соперник сосредоточенно обрабатывает свою заготовку, Ефемина удовлетворённо улыбнулась и активировала Наблюдение за Навыками.

«Если у нас обоих будет одинаковый уровень Кузнечного Ремесла, вполне вероятно, что победит человек, обладающий более качественным инструментом».

Используемый Гридом молот был старым и потрёпанным, не идущим ни в какое сравнение с эпическим инструментом Ефемины. И благодаря этому она была полностью уверена в своей победе.

Однако в тот самый момент, когда она подумала об этом, произошло нечто совершенно из ряда вон выходящее.

– Ч-что!?

В настоящее время Наблюдение за Навыками Ефемины находилось на 7-ом уровне. Это означало, что оно не должно было подвести даже при использовании на NPC, прошедшем через третье классовое улучшение. Когда она в прошлый раз скопировала навык кузнеца с высшим уровнем ремесла, её Наблюдение за Навыками и вовсе было всего лишь 5-го уровня.

Однако Кузнечное Ремесло Грида невозможно было идентифицировать даже на 7-ом уровне!?

«… Этого просто не может быть. Наблюдение за Навыками! Наблюдение за Навыками!».

Однако сколько бы раз она не пробовала активировать свой навык, перед её глазами появлялось всё то же информационное окошко.

«Это, должно быть, какая-то ошибка. Наблюдение за Навыками!».

Ефемина продолжала использовать Наблюдение за Навыками, пока у неё не закончилась мана.

«Просто невероятно…».

Ефемине пришлось признать, что у этого нездорового молодого человека действительно были превосходные кузнечные навыки.

«Значит… Он мастер? Нет, этого абсолютно не может быть!».

Первое место в рейтинге кузнецов занимал игрок, обладающий всего лишь средним уровнем Кузнечного Ремесла. Тем не менее, какой-то Грид, о котором она никогда не слышала, обладал навыками, намного превосходящими лучшего кузнеца «Satisfy». Это было просто невозможно. Мастера были редки даже среди кузнецов-НПС.

«Нет, я просто отказываюсь верить в это. Но тогда почему моё умение не может проанализировать его навыки? Стоп, только не говорите мне…».

У Ефемины появилась гипотеза. Грид не был обычным кузнецом, а раз так, нельзя было исключать возможности того, что этот недотёпа, как и она, был обладателем скрытого класса.

«Как бы мне не хотелось это признавать, но, видимо, всё именно так. В противном случае я просто не понимаю, почему «Наблюдение за Навыками» не может проанализировать то, что делает этот человек».

Будь Грид обычным игроком, он никогда бы не смог полностью овладеть Кузнечным Ремеслом. Таким образом, он должен был обладать как минимум эпическим классом.

«Это явно не редкий класс. Я могу воспроизводить навыки редкого класса, поскольку мой класс – эпический. Значит, у него также должна быть по меньшей мере эпическая профессия. Однако, помимо меня, единственными обладателями двух других эпических классов являются Агнус и Кац… Неужели этот парень умудрился получить уникальный класс? И когда только это произошло?».

Подобный сценарий был худшим из всех возможных. Ефемина поняла, что была слишком легкомысленна, приняв задание с неизвестным уровнем сложности.

«Это просто кошмар. У меня нет никакого желания конкурировать с уникальным классом!», – мысленно пробормотала девушка, – «И что мне теперь делать? Моих собственных навыков не хватит даже на то, чтобы выковать гвоздь».

Более того, она не могла даже просто приступить к созданию заготовки, поскольку не обладала Кузнечным Ремеслом.

Она знала «как» это делается, но без соответствующего навыка конечный результат был бы самым ужасным из всех возможных.

«Неужели мне опять придётся сдаться?».

Ефемина уже второй раз за сутки столкнулась с ситуацией, когда ей необходимо было отказаться от задания, чтобы не сделать себе ещё хуже.

Тем временем Грид с запозданием обнаружил, что его соперница ничего не делает и издевательски произнёс:

– Что? От страха руки дрожат? Или ты настолько поражена моим мастерством, мелкая?

– Ах ты…!

От гнева лицо Ефемины попросту перекосило. Тем не менее, если всё так же и будет продолжаться, то Грид победит. Ей нужно было срочно найти подходящего кузнеца и скопировать его навыки.

«Вопрос только в том, где мне его взять… Ах!».

Внезапно в голову Ефемины пришла одна идея, и она начала пристально разглядывать публику. Кролик, видя столь странное развитие ситуации, тут же подошёл к своей подопечной и спросил:

– Какие-то проблемы?

– Кто наставник этого Грида? Приведите его на сцену под предлогом оказания помощи, – прошептала Ефемина.

Это был по-настоящему абсурдный запрос.

– Объясните, пожалуйста, зачем.

– Я больше ничего не могу сказать, потому что это моё личное дело, но, пожалуйста, прислушайтесь к моей просьбе. Это увеличит мои шансы на победу, – тихо добавила Ефемина.

– Хм-м…

Помощь противнику увеличит её шансы на победу? Даже Кролику было тяжело это понять. Однако что он мог сделать? Состязание уже началось, и если он вздумает вмешаться в этот процесс, то в его сторону польётся множество обвинений.

«К тому же у меня нет замены…».

В конце концов, Кролик был вынужден прислушаться к просьбе этой странной девушки.

– Я попробую, – ответил он, после чего быстро что-то сказал ведущему конкурса.

– Господин Хан! Выходите на сцену! Эрина заявила, что хочет, чтобы Вы помогли Гриду!

– Что!?

Это заявление было поистине шокирующим. Даже Грид отвлёкся от работы, не понимая, что происходит.

– Что? Эрина хочет состязаться сразу против двоих?

– Этот парень, Грид, должно быть, очень плох. В связи с этим Эрине стало жаль его, и она вызвала на сцену его наставника.

– Она хочет, чтобы её противники объединили усилия, иначе это состязание будет нечестным?

– Вау, какая же она всё-таки прекрасная девушка.

Естественно, люди неправильно трактовали намерения Эрины и стали поддерживать её ещё активнее. Они подумали, что это по-настоящему доброжелательная и милая девушка. Настоящий ангел!

С другой стороны, гордость Грида была растоптана, а его враждебность к Ефемине подскочила до самых небес.

– Да как только эта курица посмела…

– Успокойся. Это отличная возможность для нас. Если она того хочет – давай вместе одолеем её, – произнёс Хан, обращаясь к взволнованному Гриду.

– Что? Вы действительно считаете, что я могу проиграть ей? – надувшись, пробормотал Грид.

– Нет, конечно. Я считаю, что ты можешь победить кого угодно. Разве ты не преемник Пагмы?

– Тогда почему Вы ведетесь на её провокацию?

– Потому что я уважаю тебя, как кузнеца, и хотел бы получить возможность поработать с тобой рука об руку. Кроме того, моё сердце хочет помочь тебе, а не просто смотреть. Грид, это моя просьба. Пожалуйста, дай мне возможность защитить свою кузницу вместе с тобой.

В этой просьбе Грид попросту не мог отказать.

– … Пока мы вместе, нам никто не страшен. Давайте раздавим эту выскочку у всех на глазах.

– Да! – воскликнул Хан.

Старый кузнец и вправду был искренне рад возможности поработать вместе с Гридом, да ещё и перед лицом столь большого количества людей.

– Вот увидишь, я отличный помощник! Только скажи, что делать!

Хан определенно был кузнецом с огромным стажем, а потому, как только он приготовился помогать Гриду, Ефемина тут же активировала свою способность.

К счастью, на этот раз всё получилось так, как и задумывалось.

– Дублирование Навыка!

Результат этого состязания изначально во многом зависел от удачи и случайности. Даже если у Грида были превосходные кузнечные навыки, это ещё не означало, что он должен былбезоговорочно создать предмет с высоким рейтингом. Кроме того, у Ефемины был в несколько раз более качественный кузнечный инструмент.

«Шансы ещё не потеряны».

С этими мыслями Ефемина погрузилась в создание кинжала.


Глава 40.

С момента начала состязания прошло два часа. Ефемина уже успела закончить работу над лезвием и перешла к рукоятке, в то время как я всё ещё возился с приданием изделию правильной формы.

Бу-дум-м! Буду-м-м!

Благодаря тому, что Хан оказывал мне посильную помощь, крепко удерживая заготовку кузнечными щипцами, я смог уделить куда больше внимания самому процессу ковки.

И вот, когда мне удалось полностью сосредоточиться на процессе, перед моимиглазами всплыло информационное окошко. Это позволило довести мою концентрацию до пика, благодаря чему каждый удар стал максимально мощным и чётким.

Бум-м!

Крики и аплодисменты отошли куда-то на второй план. Я совершенно позабыл о том, что нахожусь на центральной площади Уинстона, где собралось несколько тысяч людей. Даже присутствие Хана стало каким-то размытым.

Мир погрузился в тишину. Единственное, что сейчас для меня существовало – это железо.

Бум-м! Бум-м!

Я и молот перестали быть отдельными сущностями. Раскалённый металл сплавил нас воедино. Послушный инструмент полностью повиновался моей воле, словно и вправду был ещё одной частью моего тела.

Дзум-м!

От удара по металлу раздался чистый звук. Лезвие наконец-то было готово.

– …

А затем мой дух очистился, и погружённый в тишину мир начал возвращаться в своё исходное состояние.

– Э-ри-на! Э-ри-на! Э-ри-на!

– Давай, Хан!

– Мы верим в тебя, Грид!

В моих ушах вновь зазвучали крики толпы, пение птиц и тиканье секундной стрелки на башенных часах.

– Ху-у…

Cбольшим сожалением я вынужден был вернуться в реальность.

«Жаль. Я хотел бы остаться там ещё немного…».

Впервые после создания специальных яффовых стрел я был настолько погружён в производственный процесс. Наверное, если бы я смог остаться в том тихом мире ещё немного, то смог бы создать ещё более качественную работу.

Однако действие навыка уже подошло к концу, о чём возвестил подрагивающий голос Хана:

– Никогда не думал, что железо может быть таким красивым…

Основная часть работы и вправду была завершена. Это был кинжал, безупречный, изощренный и превосходящий любое произведение искусства. Даже я, не обладая особым опытом создания такого рода работ, мог с уверенностью сказать, что кинжал получился куда более выдающимся, чем специальные яффовые стрелы.

– П-просто удивительно! Чтобы когда-то я получал такое удовольствие от работы помощником…! Наверное, я и родился именно для этого дня! – воскликнул взволнованный Хан.

Тем не менее, я продолжал оставаться спокойным. Перед тем как радоваться, нужно было довести работу до конца.

– Инвентарь, – приказал я, вытащив из него рог минотавра.

Перед состязанием я решился на нечто поистине ужасное – на трату огромного количества денег в виде десяти золотых, благодаря которым я смог бы сделать для кинжала соответствующие ножны.

Ножны должны были уберечь кинжал от затирания, а также облегчить его транспортировку. Вот почему крайне важно было придать им правильный вес и жёсткость. Кроме того, часть рога должна была использоваться для производства рукояти.

Рог минотавра был прочным и долговечным, но, при этом, на удивление мягким, что должно было свести к минимуму энергозатраты на использование самого клинка. В какой-то степени этот материал напоминал собой латунь, а потому прекрасно подходил как для производства ножен, так и для создания рукояти.

Фшух-фшух.

При проектировании ножен необходимо было учитывать размеры самого клинка, в то время как длина, ширина и форма рукояти основывались на размерах руки взрослого мужчины.

Как оказалось, рога минотавров обладали своими собственными узорами, а потому мне не нужно было прикладывать лишние усилия для придачи изделию художественного вида. Итак, закончив с внешним видом, я сосредоточился на закреплении готовых элементов, как вдруг услышал ликующие возгласы толпы.

Эрина закончила свою работу на шаг впереди меня. И ведущий, внимательно осмотрев готовый кинжал, был просто-напросто поражён.

– Это и вправду замечательная работа! Сделать такое менее чем за три часа… Госпожа Эрина, я могу только восхищаться Вашими талантами!

– Что же она там такое сделала, чтобы вызвать такое восхищение?

– Эй, покажите нам! Покажите!

Толпа была порядком взбудоражена, желая поскорее увидеть результат работы своего нового идола. И вот, убедившись, что любопытство людей достигло своего пика, ведущий водрузил кинжал на небольшой постамент и произнёс:

– Смотрите!

Он был очень острым, но при этом хорошо сбалансированным. Это был превосходный кинжал, который мог продемонстрировать исключительную силу атаки. Рукоять была сделана из латуни и снабжена красивым орнаментом, что делало его не только крайне опасным, но ещё и привлекательным.

– О-о-о!

– Этот кинжал похож на своего создателя! Никогда не видел ничего подобного!

– Я готов отдать половину своей экипировки, лишь бы его получить!

Толпа была в настоящем восторге. Теперь уже не только мужчины были крайне благоприятного мнения об Эрине, но и женщины.

А затем появилась подробная информация о кинжале.

Недостатком данного оружия была его низкая долговечность, но при этом работа Эрины и вправду заслуживала похвалы. Кроме того, кинжал обладал мощным встроенным навыком, позволяющим зачаровывать цель, делая её неспособной предпринимать какие-либо действия на протяжении трёх секунд.

Другими словами, это было идеальное оружие для убийцы.

– Результат ясен! Эрина определенно выиграла это состязание!

Даже жители Уинстона чувствовали себя в отчаянии.

– Ах… Эта женщина – великий кузнец. Хоть Хан и признал Грида, но разве возможно создать что-то лучшее, чем это?

Кролик и другие представители Компани Меро были убеждены, что победа уже у них в кармане.

Однако я был другого мнения.

– У этой девушки прекрасные навыки как для своего возраста. Сейчас все эти люди рукоплещут ей. Но скоро всё будет иначе, хе-хе-хе, – усмехнувшись, проговорил Хан.

К этому времени ножны и рукоять были завершены и закреплены на своих местах.

– Конечно, ведь я представляю всех уродливых людей в мире. Меня ничто не остановит, – кивнув, ответил я.

– Представляешь самых уродливых людей? Что это значит? Ты сражаешься за кузницу, за кузницу! – нахмурившись, напомнил мне Хан.

– … Ах, точно. Что-то я об этом совсем забыл…

Мельком просмотрев информацию о своём кинжале, я протянул его ведущему. Однако тот, даже не повернувшись в мою сторону, продолжал заводить толпу:

– Их было двое, и при этом они потратили на работу больше времени, чем Эрина! Разве это не позор?

– Ха-ха-ха! Да! Двое мужчин пошли против женщины, да ещё и проиграли! – согласно прокричала толпа.

– Вы для начала посмотрите на мою работу. И будьте осторожны, чтобы от шока случайно не получить сердечный приступ, – слегка покривившись, произнёс я.

Но в этот момент… Откуда ни возьмись на сцене появились стражники, вооруженные мечами и копьями, тут же конфисковавшие мой кинжал.

– В-в чём дело? – в замешательстве спросил я, на что один из вооруженных до зубов рыцарей громко ответил:

– Мы получили информацию о том, что Вы сотрудничали с преступником по имени Хурой, арестованным восемь дней назад за попытку нанести вред Уинстону! Мы должны допросить Вас!

– Хурой…?

Он говорил о том Хурое, который получил задание «Ради Жителей Уинстона»? Значит, этот гад был схвачен и провалил задание?

«Вот же бесполезный ублюдок… Нет, каким боком я вообще с ним связан?», – подумал я, после чего справедливо возмутился:

– Какой, к чёрту, Хурой? Знать такого не знаю! Отпустите меня!

– Лучше Вам не сопротивляться, – обнажив клинок, проговорил рыцарь.

– …

Мне ясно дали понять, что если я сделаю хоть одно резкое движение, то меня просто-напросто прикончат. И вот, с мечом у шеи, я вынужден был покорно последовать за стражниками.

– Вы что творите, мерзавцы? Почему вы арестовали совершенно невиновного человека!?

Однако рыцари и солдаты попросту проигнорировали Хана. Кузнец понял, что от них он ничего не добьётся, и побежал туда, где сидели представители Компании Меро.

– Вальмонт! Ты, трусливый негодяй! Ты знал, что тебе не победить, а потому решил арестовать моего преемника!? Ты что, совсем не боишься жителей Уинстона?

Однако крики Хана были не полезнее метания гороха о стену. Вальмонт даже отвечать ничего не стал, как если бы услышал обычный собачий лай.

Таким образом, вооруженные стражники беспрепятственно отвели меня в замок.

***

«Это просто невозможно!».

Кролик уже двадцать лет работал в торговой сфере. За это время ему довелось повидать немало качественного обмундирования. Вот почему когда он увидел кинжал Грида, его глаза чуть из орбит не выскочили.

«Это не обычный предмет! Кинжал Эрины даже сравнивать с ним нельзя! Я… Я даже не подозревал, что у этого парня окажутся такие навыки».

– Мы проиграли, – пробормотал стоявший рядом с ним и порядком рассерженный Вальмонт. Он сразу это понял, как только увидел кинжал Грида. Когда дело доходило до стоящих предметов, его взгляд был столь же острым, как у Кролика.

– Простите. Я должен был быть более бдительным, – опустив голову, произнёс Кролик.

Однако на этот раз Вальмонт решил простить его. Впрочем, у него попросту не было иного выбора.

– Это не твоя вина. Ты нанял превосходного кузнеца. Однако наш противник оказался слишком сильным. Его мастерство кардинально отличается от его внешности.

Впервые увидев Грида, Вальмонт понял, что победа в него в кармане. Он считал, что этот молодой человек – обычный начинающий кузнец. Однако результат оказался совершенно иным. Нельзя было винить в этом провале Кролика. Просто Грид оказался совершенно не тем человеком, за которого себя выдавал.

– Он прикидывался бездарным салагой, чтобы заставить своего оппонента недооценить себя… Что ж, это мудрый ход. Но… Разве я могу принять такой результат?

Вальмонт хотел заполучить кузницу. Для настоящего коммерсанта было неприемлемо отказаться от прибыли из-за какого-то нелепого состязания.

– Но мы уже публично объявили об этом. Если мы не примем результат, то столкнёмся с непредсказуемыми последствиями, – попытался переубедить его Кролик.

– Не мели ерунды. Я никогда не откажусь от кузницы! – подняв голос, ответил глава компании.

Как бы Кролик того ни хотел, он не мог идти против воли своего босса.

– Во-первых, люди ещё не знают результата. В отличие от нас, их глаза не настолько проницательны, чтобы увидеть, насколько хорош этот кинжал. А во-вторых, если не разглашать детали, никто не узнает, что кинжал Грида намного превосходит кинжал Эрины. Сэр Филипсон! – злобно улыбнувшись, крикнул Вальмонт.

Филипсон был рыцарем барона Лоу, лорда Уинстона, на данный момент обеспечивающий охрану Вальмонта. Это в очередной раз доказывало, насколько высоким было влияние Вальмонта в Уинстоне.

– Немедленно арестовать его! Этот человек виновен в том, что является соратником Хуроя, которого не так давно арестовали Ваши люди. Также Вы должны конфисковать выкованный им кинжал. И убедитесь, чтобы информация об этом кинжале не была раскрыта общественности! – приказал Вальмонт.

– Конечно, милорд.

А затем солдаты Филипсона вторглись на сцену, выхватили у Грида кинжал и увели его в темницу.


Глава 41.

– Наглый молокосос. Ты и вправду считал, что сможешь меня обыграть? – усмехнулся Вальмонт, наблюдая, как Грида уводит стража, – Что ж, его арестовали до того, как результат стал известен, а потому можно ни о чём не беспокоиться.

– … Это верно, – тихо ответил Кролик.

С точки зрения лидера Компании Меро, действия Вальмонта были понятны. Раньше Кролик и сам бы сделал нечто подобное, будь он на месте своего босса. Но теперь… Теперь ему почему-то было не по себе.

«Этот парень, Грид…».

Грид выковал столь превосходную работу всего за три часа. Кузнец, обладающий навыками такого уровня, и вправду заслуживал того, чтобы называться лучшим на континенте. А учитывая его возраст, Грида вполне можно было считать настоящим гением.

«У него огромный потенциал для роста. Если бы я смог скооперироваться с этим молодым человеком, то заработал бы горы золота…».

Интересы Кролика были достаточно простыми: если он видел в чём-то прибыль, то прилагал все усилия, чтобы её заполучить. Таким образом, не было ничего удивительного в том, что его инстинкты указывали на существование новой отличной возможности.

Тем временем Ефемина всё ещё была на сцене.

После создания Завораживающего Кинжала она считала, что у неё невероятно высокие шансы на победу. Кинжал Ефемины и вправду заслуживал похвалы. Однако вскоре девушка поняла, что глубоко заблуждалась.

Работа, которую сделал Грид, превосходила её по всем параметрам. Ефемина поняла, что в тот момент, когда информация о кинжале её соперника появится на постаменте, задание будет провалено. Однако за считанные секунды до этого Грид был арестован, словно кто-то специально подобрал для этого самый подходящий момент.

«Это, конечно, отвратительный поступок, но…», – подумала Ефемина, после чего обратилась к Кролику:

– Это несколько странно, и настоящий результат может быть другим, но люди убеждены в моей победе. Несмотря на то, что состязание было приостановлено, народ считает, что я выиграла. Разве этого недостаточно для достижения поставленной цели? Я хочу получить обещанную награду.

– Всё верно… Что ж, я сдержу своё слово, – кивнув, ответил Кролик.

От вида долгожданного информационного окошка, на сердце Ефемины тут же потеплело.

«Кажется, это умение целиком и полностью зависит от случайности».

Получение сразу двух новых характеристик было чем-то настолько потрясающим, что Ефемина даже забыла о проваленном «Агенте Возмездия». Что касается Игральных Костей – это был весьма неоднозначный навык. Конечно, было бы неплохо получить приятный бонус при выпадении высокой цифры, но что, если всё произойдет совсем наоборот? В самый решающий момент это могло серьёзно усугубить её положение.

«Тем не менее, если я увеличу свою характеристику Удачи, вероятность выпадения крупных цифр возрастет. А до тех пор лучше пока не рисковать», – подумала Ефемина, после чего повернулась к Кролику и спросила:

– Кстати, а почему арестовали этого человека?

– Он был свидетелем беседы с врагом Уинстона.

– Значит, его подозревают в соучастии в преступлении?

– Да.

– Ясно…

Грид высмеял её у всех на глазах, а потому больше всего на свете она хотела избить его. Тем не менее, Грида арестовали…

«Что ж, благодаря этому мне удалось выполнить задание».

Ефемина понимала, что ей действительно повезло. Однако в то же время она чувствовала сожаление.

«Хотелось бы мне узнать его истинную личность…».

Если Грид действительно обладал уникальным классом, то знакомство с ним могло во многих отношениях оказаться достаточно полезным.

«Нет, нет. Видеть его больше не желаю. Если я услышу хоть ещё одно его слово, у меня точно появятся морщины», – поморщившись, подумала Ефемина.

Но вот, когда она собиралась было уже уходить, её окликнул Кролик:

– Вы ведь, на самом деле, не кузнец, не так ли?

– …?

– Ч-что Вы такое говорите? Разве я не сделала кинжал? Как бы я смогла сделать нечто подобное, не будучи кузнецом? – заикаясь, пробормотала запаниковавшая Ефемина.

– Мне доложили, что Эрина – Ваше ненастоящее имя. Кроме того, я не верю, что у кузнеца могут быть настолько белые и нежные ручки.

Руки мастеров, днями напролёт стоящих у наковальни, были обожжены и покрыты мозолями, однако Ефемину этот побочный эффект словно решил обойти стороной.

– Кроме того, то, как Вы работали с сильфоном, показалось мне слишком грубым. Даже начинающий кузнец смог бы сделать это более искусно.

– …

– Я начал подозревать, что Вы – не та, за кого себя выдаёте, после того, как попросили привести Хана. Ваши движения были точь-в-точь, как у старого кузнеца. Значит… Я практически уверен, что Вы способны копировать навыки, доступные другим людям.

Ефемина могла попытаться опровергнуть слова Кролика. Однако она промолчала. Девушка понимала, что это очень похоже на прелюдию к новому заданию.

– Итак, к чему Вы всё это говорите?

– Вы мне поможете? Идите и спасите Грида, – не став больше ходить вокруг да около, сказал Кролик.

– А-а? Но зачем? Разве он Вам не враг?

– Перед деньгами ничто не вечно, – пожав плечами, ответил мужчина.

– Я не совсем понимаю, о чём Вы говорите.

Ефемина хотела получить более подробное объяснение, а потому Кролик, отведя её в тихий переулок и убедившись, что рядом никого нет, пояснил:

– Компания Меро перешла черту. Её жадность не знает границ, из-за чего весь Уинстон превратился в бомбу замедленного действия. Если так всё и будет продолжаться, то когда граф Стейм обо всём узнает – лишь вопрос времени. Другими словами, я не верю в светлое будущее этой организации. А раз так, пришла пора мне покинуть её.

Затем Кролик ненадолго замолчал, после чего, блеснув глазами, добавил:

– Как только я увидел навыки Грида, то понял, с чем будет связана моя новая работа. Кузница Хана. Я возьму её под своё крыло. Затем я сформирую команду с Гридом. Я буду продавать работы Грида, используя свои деловые связи и контакты. Я считаю, если всё правильно организовать, мы с Гридом сможем получать доход, не уступающий прибыли небольшой или средней компании.

– И-и?

Глаза Ефемины тоже сияли. Всего один игрок обладал потенциалом получения огромной прибыли! Это и вправду звучало весьма и весьма привлекательно.

«Кто сейчас из торговцев занимает первое место?», – задалась вопросом Ефемина, – «Если я не ошибаюсь, Бейга. Он занял первое место ещё три месяца назад, но размеры его компании настолько малы, что, по сравнению с НПС-торговцами, она даже рядом не стояла…».

Другими словами, на данный момент топ-1 торговец не мог тягаться даже с самой небольшой компанией. Но Грид… Он в одиночку мог зарабатывать столько же, сколько десятки людей одновременно.

«Его класс явно необычный, но…».

– Нашей базой будет кузница Хана. Но перед этим мы должны уничтожить Компанию Меро и убрать лорда. И, наконец, самое главное – спасти Грида. Если я избавлюсь от Компании Меро и лорда, а также спасу Грида – то смогу остаться в Уинстоне, – пояснил Кролик.

– Значит, Вам нужна моя помощь?

– Да. Я долгое время наблюдал за Вашими способностями. Думаю, их будет вполне достаточно.

«Просто не могу в это поверить…».

Прочитав описание задания, Ефемина попросту потеряла дар речи. ЗаданияS-класса были очень редки, но после того, как она связалась с Гридом, это происходило чуть ли не каждые несколько часов. Впрочем, как бы там ни было, это в очередной раз доказывало, что Грид был невероятно важным человеком в Уинстоне.

«Грид… У него крайне скверный характер, но в то же время он обладает выдающимися способностями и пользуется уважением местных жителей… Думаю, всё-таки было бы разумно наладить с ним отношения».

Таким образом, Ефемина решила принять задание.

– Хорошо. Я сделаю это.

Только потому, что один человек захотел сменить работу, глава огромной компании и лорд целого города оказались в настоящей беде.

***

Тем временем в кузнице Хана собралась огромная толпа местных жителей.

– Хуроя действительно схватили на выходе из города.

– Значит, лорд уже знает, что это мы попросили его отправиться в Рубежный. За нами наверняка установили повышенное наблюдение.

– А что мы можем сделать? Уинстон обречён…

Жители были сильно взволнованы. Как правило, в таких ситуациях Хан успокаивал их, но сейчас его куда больше волновало другое.

«Грид…».

Хурой был арестован за попытку связаться с графом Стеймом. И если Компания Меро и лорд Уинстона не были идиотами, то они должны были оставить его в тюрьме на всю оставшуюся жизнь. Учитывая, насколько близок Грид был с жителями Уинстона, в том числе с Ханом, вполне вероятно, что его ожидала та же судьба.

«Я не могу позволить Гриду гнить в тюрьме всю оставшуюся жизнь. Я должен его спасти!», – принял решение Хан, после чего во всеуслышание объявил:

– Мы не должны мириться с этой несправедливостью! Мы обязаны сами защитить своё будущее! Так возьмём же в руки оружие и выдворим из Уинстона этих продажных мерзавцев!


Глава 42.

– В-вы предлагаете восстание? – спросил кто-то из жителей.

– Восстание? Нет, это не восстание! Мы – люди графа Стейма. Мы всего лишь свергнем демонов, которые пошли против воли нашего графа!

Жителям напомнили, что у них есть отличное оправдание своим действиям, а потому их боевой дух начал мало-помалу расти.

– Хорошо! Я с тобой, Хан!

– Наших сил недостаточно, чтобы свергнуть лорда, однако таким образом мы дадим миру понять, что в Уинстоне что-то не так. И тогда Стейм в конце концов узнает правду об Уинстоне!

– Мы должны бороться за Грида, который из-за нас оказался в темнице!

– В бой!

Простые местные жители решили изменить судьбу Уинстона своими собственными руками.

Убедившись в решимости своих товарищей, Хан отправился на склад, где хранились предметы, произведенные Гридом в рамках подготовки к состязанию. Из-за дешевизны использованных материалов, их качество оставляло желать лучшего, но это всё равно было лучше, чем вооружаться сельскохозяйственными инструментами.

– А теперь идём к Компании Меро! – закричали они.

– Да! Схватим Вальмонта!

Однако Хан тут же остудил их пыл.

– Если сначала мы нападём на Компанию Меро, новости о нашем восстании быстро дойдут до лорда, и он мобилизует своих рыцарей.

– Значит, первым делом мы должны отправиться в замок?

– Именно. Если мы возьмем в заложники лорда, рыцари останутся не у дел, и мы сможем быстро разобраться с Компанией Меро.

– Архитектор, спроектировавший замок, – мой прадед, а потому в моём доме до сих пор хранятся его чертежи. Мы можем воспользоваться тайными проходами и с лёгкостью проникнуть внутрь, – выйдя вперёд, произнёс один из местных жителей.

– Отлично!

Услышав эти слова, жители поняли, что у них и вправду появилась надежда. Они могли раз и навсегда положить конец правлению своего коррумпированного лорда и жадной Компании Меро.

Однако вскоре их мечты вынуждены были столкнуться с жестокой реальностью.

Бум-дзын-н-н-нь!

Окна кузницы были разбиты, и внутри тут же появились солдаты, вооруженные луками.

– Бросайте оружие!

Как только местные жители оказались на прицеле у лучников, в кузницу вошёл и сам Вальмонт.

– Вот так дела, ха-ха-ха! Я всего лишь собирался обеспечить охрану моего нового актива, но при этом ещё и подавил готовящийся мятеж, – рассмеявшись, произнёс глава компании.

– Вы обвинили Грида и арестовали его, чтобы скрыть истинный результат состязания! – прокричал Хан.

– Скрыть результат? Да это же просто смешно. Компания Меро одержала полную победу. Вы что, не видели работу нанятого нами кузнеца? Даже если бы мы раскрыли детали вашего кинжала, он всё равно оказался бы хуже нашего. С этим все согласны, можете сами спросить. Компания Меро выиграла состязание, а потому права на эту кузницу переходят к ней, – пожав плечами, ответил Вальмонт.

– Вы заметили, что работа Грида намного лучше, чем у вашего кузнеца, а потому и поспешили арестовать его, опасаясь, что проиграете!

– Если Вы хотите кого-то обвинить, то можете обратиться с этим к нашему лорду. В любом случае, бросьте свое оружие, если не хотите, чтобы Вас немедленно расстреляли за поднятие восстания, – усмехнувшись, ответил Вальмонт.

– Какой-то торговец мне не указ!

– Хо-хо, правда? Что ж, тогда поступим иначе. Сэр Филипсон, эти люди вооружены и, судя по всему, задумали что-то неладное. Насколько я знаю, в таких ситуациях подозреваемых следует разоружить, а главаря – задержать.

В ответ рыцарь по имени Филипсон кивнул и произнёс:

– Сдайте своё оружие. А Вы, Хан, как лидер мятежников, будете арестованы.

– Грязный ублюдок! И ты называешь себя рыцарем? Ты – не рыцарь, а собака Вальмонта! – закричали разгневанные жители.

Не став ничего отвечать, Филипсон дал отмашку своим солдатам и в сторону жителей тут же устремилось несколько стрел.

Фьу-у-у-ух!

– Ува-а-а-а-ах!

– Ай-й-й!

Один из жителей рухнул на пол, схватившись за ногу, а ещё один получил ранение в руку.

– Злые ублюдки! – дрожа от гнева, прорычал Хан.

– Следующей целью будут ваши головы. Бросайте оружие, если не хотите умереть.

Несмотря на то, что все присутствующие здесь жители были вооружены, против хорошо обученных солдат у них не было никаких шансов. Если бы они решили сражаться, то просто-напросто погибли, причем совершенно бессмысленно.

– Хо-ох…

Бу-дунь, бу-дунь, бу-дунь…

С тихим звоном оружие упало на пол. Их решимость исчезла, а в глазах появилась абсолютная безысходность.

– Ха-ха-ха! Жалкие кретины! Всё ваше сопротивление с самого начала было абсолютно бесполезным! Всё, что вам нужно делать, – это повиноваться! И даже не думайте о том, чтобы замыслить ещё один мятеж! – рассмеялся Вальмонт, глядя на плачущих людей, после чего отдал приказ Филипсону, – Конфискуйте всё, что есть в этой кузнице. А Хана заприте в темнице.

– Есть!

Пока солдаты собирали оружие и связывали Хана, Вальмонт подошел к Филипсону и тихо прошептал:

– Сэр Филипсон, Вы хорошо поработали, предотвратив самое настоящее восстание. Лорд наверняка вознаградит Вас, так почему бы нам сегодня вечером не выпить? Я велю привести красивых дам и подготовить изысканные угощенья.

– Спасибо, я ценю Вашу заботу. Однако, что касается дам, никого приводить не нужно, – ответил рыцарь, поглядывая в сторону собравшихся в кучку жителей. Проследив за его взглядом, Вальмонт увидел девушку, которой было около пятнадцати лет. Через несколько лет ей наверняка суждено было стать первоклассной красавицей.

– Хотеть столь юную девицу… Ты ещё хуже меня, – нахмурившись, пробормотал Вальмонт.

– А-а? Что Вы сказали? Извините, я не расслышал.

– Ничего. Это я сам с собой.

Пока Вальмонт и Филипсон сгорали от предвкушения награды, жители пребывали в настоящем отчаянии.

– Что же нам теперь делать?

– Что делать? Ничего, это конец… Уинстон обречён.

– Я должен был уйти отсюда, когда была такая возможность…

Хан был последней надеждой жителей Уинстона. Но теперь его тащили в темницу, а потому все их мечты о возвращении в деревушку благополучия и процветания канули в небытие.

***

Темница Уинстонского замка.

– …

Сколько дней уже прошло? Здесь не было ни света, ни новостей, ничего. Вокруг Хуроя была лишь тьма, способная вогнать в отчаяние даже самого стойкого человека. Хурой устал, был измотан и психически обессилен. Ему было даже тяжело определить где он: в виртуальном мире или в реальном.

«Где я? Что я здесь делаю? Как мне выбраться из этого ада?».

Хурой чувствовал, что ещё немного, и он просто-напросто умрёт. Не обнадёживала ситуация и в реальности: ЭКГ показывала весьма нестабильные результаты, из-за чего в офисе монгольского филиала S.A. Group царила по-настоящему тяжелая атмосфера.

– ЭКГ слишком нестабильна. Мы не можем гарантировать, что здоровью Аллунбатара ничего не угрожает. Если мы не выведем его из системы прямо сейчас, возможно, его придётся лечить в психиатрической больнице. Эксперты советуют нам немедленно останавливать задание, – доложил один из сотрудников.

Тем не менее, глава филиала по имени Парк Юнхюк считал иначе.

– Аллунбатар выдержал уже 48 часов и 10 минут. Это уже больше чем какой-то пиар. Для Аллунбатара и всего монгольского народа это уже дело принципа. Тем более, что осталось всего менее двух часов.

Парк Юнхюк был категорически против принудительного отключения, из-за чего лица других руководителей компании стали ещё бледнее.

– Да один только факт существования задания, ставящего под угрозу жизнь игрока, вызовет в нашу сторону целый шквал критики. Если мы не возьмем на себя ответственность за безопасность Аллунбатара, компания пострадает ещё сильнее.

– Да, и тогда весь мир будет считать, что «Satisfy» – опасна.

Тем не менее, Парк Юнхюк был непреклонен.

– Я всё сказал. Если что-то пойдет не так, я возьму всю ответственность на себя.

– Нет, ну Вы мне просто объясните, к чему заходить так далеко? Нынешняя ситуация не настолько обнадеживающая. Вероятность того, что Грид спасет Хуроя, составляет всего 9%! Кроме того, Грид был арестован как сообщник этого монгольского парня. Вместо того, чтобы спасти Хуроя, Грид сам стал заключенным! Разве не лучше отключить его от системы и не рисковать? Особенно учитывая то, что задание всё равно будет провалено.

– Думаю, то, что его арестовали, даже к лучшему. Теперь они будут ближе друг к другу.

Услышав такой ответ, сотрудники компании были попросту шокированы.

– Да, у Грида легендарный класс, но его уровень ещё совсем низкий. Кроме того, у него изъяли все предметы и оружие. Каким образом он спасёт Хуроя и выберется вместе с ним из темницы?

– Ещё раз повторяю – решение уже принято, – отрезал Юнхюк и вновь сосредоточился на мониторе.

«То, что ситуация не лучшая, – это понятно. Гриду не спасти Хуроя в одиночку, однако…».

После того, как активировалось задание под названием «Ожидание», Парк Юнхюк не спускал с Грида глаз. Этот человек был жадным, грубым и к тому же неразумным. В какой-то степени его можно было назвать фигурой, прямо противоположной «Апостолу Правосудия».

Однако в ходе своих наблюдений Парк Юнхюк кое в чем убедился.

Грид всегда старался довести работу до конца. Он по несколько часов подряд стоял перед наковальней, совершая однообразные и порядком скучные действия. Он разрабатывал и изготавливал разные предметы, используя одни и те же материалы. И пусть он мог весь день ворчать и жаловаться на жизнь, его реальные поступки в корне отличались.

И вот, в конце концов ему удалось создать по-настоящему удивительный кинжал.

«Он ведь первый игрок, которому это удалось…».

Даже с учётом Легендарного Кузнечного Ремесла, для создания такого предмета требовалось нечто большее, чем просто наличие соответствующего навыка.

«Возможно, у него и нет никаких талантов, но его дух исключителен».

Герои телефильмов никогда не сдавались, с какими бы трудностями они ни сталкивались. В конце концов герои всегда побеждали.

И, может быть, Грид, хоть и немного, но всё-таки заслужил право быть одним из них.


Глава 43.

«Вот же проклятые мерзавцы…».

За считанные мгновенья до того, как задание должно было засчитаться выполненным, меня арестовали и увели в Уинстонский замок. Итак, последние два часа я находился в комнате для проведения допросов.

– У нас есть несколько свидетелей того, как Вы разговаривали с Хуроем возле кузницы Хана. Вы знали, что Хурой планировал связаться с графом Стеймом?

– Ну, разговаривал, и что?

– … Один из жителей Уинстона поручил Хурою отправиться в Рубежный и оклеветать нашего лорда. Поскольку Вы находитесь с жителями в достаточно хороших отношениях, то наверняка должны знать, кто этот человек.

– Ну, даже если знаю, то что?

– Значит, Вы принимали участие в заговоре?

– Нет, конечно. Я что, дурак?

– …

Я сделал гораздо более качественный кинжал, чем эта девушка по имени Эрина. Другими словами, задание должно было завершиться успехом, и я заработал бы свои шестьсот золотых монет. Однако из-за этого необоснованного ареста задание провалилось.

Из-за этих ублюдков мои 720,000 вон растворились прямо у меня в руках!

– Мне кажется, Вы не понимаете, в каком положении находитесь… Если Вы продолжите вести себя в таком же духе, то сильно пожалеете.

– Заткнись, гнилой ублюдок! Знать я этого Хуроя не знаю! Глаза б мои его не видели! Отпустите меня прямо сейчас! – закричал я в ответ на слова рыцаря, который явно хотел запугать меня.

Я прекрасно понимал, что меня могут подвергнуть пыткам, запереть в тюрьме или просто-напросто убить. Однако сейчас, лишившись 720 000 вон, я был настоящим воплощением гнева.

«Сколько скумбрии можно купить на 720 000 вон…?», – подумал я, что распалило мою ярость ещё сильнее:

– Вы что, решили из меня крайнего сделать?! Запомните, однажды я вернусь и вытрясу из вас всё до последней копейки!

– Вы только посмотрите на этого парня. Он явно хочет, чтобы его проучили, – произнёс самый молодой рыцарь, обнажив свой меч.

– Ну, давай, убей меня, придурок.

– Ты что, совсем страх потерял!?

Не выдержав бесконечного потока оскорблений, рыцарь бросился вперед. Что касается меня – я просто закрыл глаза и смирился с неизбежным. Почему? Да потому что смерть в этой ситуации была наилучшим выходом.

«Если я умру, то воскресну на площади. Мне нельзя оставаться здесь. Лучше уж умереть и воскреснуть, даже если это означает потерю опыта».

Кроме того, я порядком беспокоился за Хана. Компания Меро наверняка уже прибрала кузницу к своим рукам, а раз так, Хан должен был умереть. Соответственно, полученное мною задание было бы автоматически провалено!».

– Быстрее убей меня, сукин ты сын.

Я не мог выйти из игры, а потому мне нужно было умереть, воскреснуть и поспешить на помощь Хану. Тем не менее, среди рыцарей оказался сообразительный мужчина средних лет, вышедший вперёд и охладивший пыл горячего молодого рыцаря.

– Эй, Лео, успокойся. Разве ты не знаешь, что у таких, как он, бессмертные тела. Убив его, мы лишь окажем ему услугу.

К сожалению, мой совершенный план провалился. Тем не менее, я продолжал провоцировать молодого рыцаря, надеясь, что он всё-таки выйдет из себя.

– Что, в штаны наложил? Не можешь убить безоружного кузнеца? Какой же ты после этого рыцарь? Ты как дворовой пёс, который при первой опасности убегает, поджав хвост. А ещё, ты… Ты… Ты умрешь холостяком! Молокосос, который подсматривает за девушками, принимающими ванну!

– Кху… Т-ты…!

Не было бы ничего удивительного, если бы после такого молодой рыцарь сразу же не накинулся на меня. Однако Лео сумел удержать себя в руках, так сильно закусив губу, что даже появилась кровь.

«Нужно продолжать провоцировать его», – решил я, однако…

– Ты… Уф! У-у-у-у!

В тот момент, когда с моих уст была готова сорваться новая порция проклятий, кто-то заткнул мне в рот кляп.

– Итак, обвинение Вы не признаёте. Рассказать нам о заказчике Хуроя Вы тоже не хотите? – произнёс рыцарь среднего возраста.

– У-у-уф! Уф-ф!

«Если Вы хотите, чтобы я ответил, – вытащите кляп!».

Тем не менее, рыцарь средних лет явно не так интерпретировал мой ответ.

– Что ж, поскольку Вы настроены столь решительно, у нас нет другого выбора, кроме как посадить Вас в тюрьму. Но если Вы всё-таки расскажете мне, кто поручил Хурою это задание, мы можем поступить иначе…

Меньше всего я хотел сидеть тюрьме. Тюремное заключение вряд ли продлилось бы всего несколько дней. Пока меня не освободят, я буду постоянно находиться в заточении, и даже выход из системы здесь ничем не поможет.

«Что ж, я могу всё им рассказать. Да, при этом Хана арестуют, но я обязательно найду способ спасти его».

Хан был бесценным для меня как в «Satisfy», так и в реальном мире. Пусть этот старый кузнец и был всего лишь НПС, но он стал для меня настоящим другом. Тем не менее, друг– это всего лишь друг! Независимо от того, насколько важна была дружба, моя жизнь была важнее.

Таким образом, я решил сдать Хана.

– Уф-ф! У-у-уф!

«Я расскажу Вам, кто поручил Хурою встретиться со Стеймом! Вытащите кляп!».

– Какой замечательный парень. Вы не намерены сдавать своего товарища даже под угрозой заточения? Внешне Вы кажетесь очень слабым, но Ваше чувство справедливости заслуживает уважения, – покачав головой, произнёс рыцарь.

– У-у-у-у! Уф-ф-ф!

Несмотря на моё искреннее желание сотрудничать со следствием, меня, к сожалению, опять неверно поняли.

– Отведите его в темницу и посадите в одиночную камеру.

В одиночную?! Я и так ничего не смог бы сделать, но теперь… Теперь мне предстояло не просто заключение в темнице, но ещё и в одиночной камере, лишенной хоть каких-то собеседников.

– Уф-ф! У-у-уф!

Запаниковав, я изо всех сил пытался избавиться от кляпа. Однако рыцари попросту игнорировали все мои намёки.

«Что, чёрт возьми, вообще происходит? Я навсегда останусь в тюрьме? И что, кстати, случилось с кузницей Хана? Он не должен умереть… А ещё этот чёртов Хурой… Мало того, что он сам провалил задание, так ещё и меня подставил!».

Но вот, когда меня практически привели к пункту назначения, случилось «это».

«Что-то это задание подозрительно знакомо… Ах!».

Это были те же самые награды, что и предложенные Хурою за выполнение задания «Ради жителей Уинстона».

Возможность получить новый титул была очень заманчивой, но…

«Нет! Ни за что!».

Каким образом я должен был спасти Хуроя, находясь взаперти и без оружия? Кроме того, ещё и в течение семи часов! Это было попросту невыполнимое задание.

«Какой дурак вообще согласится принять его? Тем более, что если я провалю его, то не только потеряю два уровня, но ещё и стану «Трусом». Какой нехороший титул…».

Данный титул был столь же плох, как и «Убийца Дворян», а потому я ни за что не должен был соглашаться на эту авантюру. Однако…

За что!? Почему!?

– Уф! У-у-у-у-у! Уф-ф-ф-ф-ф!

Несмотря на кляп, я разразился таким потоком брани, что чуть не подавился. Я пускал слюни и кашлял через кляп, из-за чего один из рыцарей стукнул меня по спине и спросил:

– Эй, ублюдок! Ты можешь идти молча?

– Ба! Что, испугался заточения в одиночной камере? Глупый парень, ты должен был говорить, когда тебе давали такой шанс.

– У-у-у-у-у-у!

Это была вопиющая несправедливость. Особенно учитывая то, что я с радостью бы рассказал им всё, что они хотели услышать.

– Кху!

В конце концов, мы прибыли к одиночной камере, куда меня без особых церемоний швырнули, словно мешок с песком.

– Кляп вытаскивать будем?

– Капитан сказал, чтобы я вытаскивал его только на время еды. У него очень острый язык, а потому у Лео может появиться соблазн убить его.

– Ясно.

– У-у-у-у-у-у-у-у-у-у!

Я так отчаянно замычал, что даже солдаты не на шутку испугались.

– Хо-хо, он так отчаянно хочет говорить, что уже весь слюной истёк. Если он просидит с кляпом весь день, у него может подняться кровяное давление.

– Что ж, это будет ему уроком.

– Уф-ф-ф-ф-ф!

Помимо кляпа, солдаты не стали утруждать себя и развязыванием верёвки, туго связывающей меня по рукам и ногам.

«Они действительно уходят…».

Не обращая ни малейшего внимания на мои брыкания, солдаты удалились по своим делам, оставив меня лежать на полу. Неужели я был обречён навсегда остаться в этой вонючей темнице? Кроме того, каждая минута означала неминуемое приближение очередного проваленного задания.

Ладно там уровень, но с какой стати я должен был получить титул «Труса»? Я становился трусом только потому, что физически не мог кого-то спасти?

– У-у-у-у-у-у!

Я вновь принялся мычать, моля о спасении, однако никакого ответа не последовало. Все мои стоны и приглушенные кляпом вопли становились достоянием лишь толстых стен.

Время шло, однако ничего так и не происходило. Появившийся в верхней части моего поля зрения таймер показал, что до провала задания осталось около четырех часов, а, значит, я пролежал на холодном полу уже целых три часа.

«Дерьмо…».

По какой-то неизвестной причине меня всегда преследовали беды и неудачи. И сегодняшний день был всего лишь одним из многих, когда мне что-то не удавалось.

«Я забыл о том, как я неудачлив, и не проявил должной бдительности…».

За все 26 лет своей жизни я ни разу не нашёл даже 10-воновой монеты! Если бы рядом стояла Госпожа Удача, я бы задушил её своими собственными руками!

Но вот, пока я проклинал своё собственное невезение…

– Грид! Грид!

Откуда-то сверху послышался женский голос.

«Этот голос…?».

Он казался мне смутно знакомым, словно я где-то недавно его уже слышал.

«Ах!».

Эрина. Её голос был столь же красивым, как и её лицо.

Проклятый и несправедливый мир! Почему кто-то рождался с целым арсеналом преимуществ, в то время как другие люди могли похвастаться лишь кучей недостатков!?

Нет, сейчас было не время горевать.

«Почему она здесь…?».

Как бы я к ней не относился, Эрина была моей единственной надеждой. Я должен был принять её помощь, а потому тут же начал кричать:

– У-у-у-уф! У-у-у-у-у-у-у-у-у!

«Здесь! Я здесь!», – хотел сказать я, однако все мои звуки на выходе превращались лишь в бессвязное мычание.

– Грид! Где ты?

Эрина продолжала взывать ко мне, однако всё, что я мог сделать в ответ, – это издавать хриплые стоны. Тем временем в верхней части моего поля зрения появилось сообщение, что до окончания задания остаётся всего два часа. Таким образом, всего за два часа мне нужно было отыскать и спасти Хуроя.

Но каким образом я мог это сделать? Нет, я просто обязан был сделать хоть что-то!

– Уф-ф-ф-ф-ф!

– Грид!

И наконец…

Спустившаяся вниз Эрина всё-таки услышала издаваемые мною звуки. В тот момент, когда по ту сторону камеры появилось её лицо, она показалась мне настоящим ангелом.

– Я спасу тебя. А ещё… Я отдам тебе твой кинжал.

– Уф! У-у-у-у!

В руках у Эрины были ножны, высеченные из рога минотавра. Это был тот самый кинжал, который я выковал в ходе производственного состязания.


Глава 44.

Как оказалось, личность Эрины была такой же ангельской, как и её внешность.

«Кажется, я заблуждался, и она действительно хороший человек».

Тем не менее, вслед за этими согревающими душу словами последовало ещё кое-что.

– Однако у меня есть условие.

– У-у-у-у! Уф-ф-ф-ф!

Проклятая и эгоистичная курица! Ставить условия в такой ситуации? Неужели она пришла спасать меня только для того, чтобы потом нажиться!? И вот, интерпретировав моё мычание на свой собственный лад, Эрина улыбнулась и заговорила:

– Да-да, я понимаю, что ты согласен на всё, что угодно. Очень хорошо. Итак, ты сделаешь для меня магический шар, который будет содержать в себе как можно большее количество эффектов. Он должен быть не хуже этого кинжала. Тебе ведь это по силам, правда?

Магический шар? Такого мне ещё делать не приходилось. К тому же, разве магические шары не относились к категории магических предметов? В таком случае, почему она обратилась с таким запросом ко мне, а не к магу…

«Нет, сейчас не время думать о таких мелочах», – решил я и согласно кивнул.

– Хорошо. Второе условие заключается в том, что в будущем ты больше никогда не будешь называть меня «мелкой». Меня зовут Ефемина. Зови меня просто Ефеминой. Договорились? – с улыбкой на лице спросила девушка.

Она что, перебрала алкоголя? Раньше она называла себя Эриной, а теперь стала Ефеминой. Кем же она представится в следующий раз? Или это был просто псевдоним?

Как бы там ни было, это условие меня вполне устраивало. Я вновь кивнул, и Эрина-Ефемина, достав ключ, открыла решётку, после чего вытащила у меня изо рта кляп.

– Пфу-у-у!

Наконец-то я вновь почувствовал себя живым человеком. Утерев слюну и дождавшись, пока Ефемина не развяжет меня, я задал вполне закономерный вопрос:

– Что происходит? Зачем ты пришла за мной?

– Предлагаю поговорить об этом, как только мы отсюда выберемся, – бросив мне кинжал, ответила Ефемина.

В то же мгновенье я услышал топот мчащихся по лестнице солдат.

– Мел… В смысле, Ефемина, может сейчас и не лучшее время, но всё-таки скажи мне, в чём дело? Если тебе удалось проникнуть сюда, то все солдаты должны были быть убиты…

– Их слишком много. Я позаботилась более чем о ста стражниках, но это замок, а здесь их больше, чем во всём Уинстоне. Даже мне будет трудно вывести тебя наружу.

– Пф-ф-ф! – фыркнул я, от чего Ефемина удивлённо посмотрела на меня и спросила:

– Что смешного?

– Смешно то, что ты смогла разобраться с сотней солдат. Кузнецы не могут так хорошо сражаться. Тебе стоило бы вести себя чуть-чуть поскромнее.

– Я не кузнец.

– А-а?

В ответ Ефемина внимательно посмотрела на меня. Её глубокие голубые глаза были красивыми, как океанские жемчужины. С другой стороны, она всё ещё была ребёнком. Впрочем, если бы она ела побольше риса, то размеры её груди увеличились бы, и тогда, возможно, она смогла бы меня привлечь.

– Эй, ты куда смотришь!? – прикрывшись руками, воскликнула Ефемина.

– Меня не интересует маленькая грудь, так что можешь об этом не беспокоиться. Итак, ты не кузнец? Что это значит?

– Какой же у тебя всё-таки отвратительный характер… – пробормотала Ефемина, но всё-таки объяснила, – У меня особый класс: «дубликатор». Я всего лишь притворилась кузнецом, скопировав навыки Хана. А ты… Ты ведь похож на меня, верно? Ты не обычный кузнец.

Дубликатор? О таком классе я слышал впервые. Значит…

– Редкий класс?

– Никакой не редкий! Это эпический класс! – возмутилась Ефемина.

– Кхек!

Один из трех эпических классов «Satisfy» принадлежал этой девочке? В сложившихся обстоятельствах у неё не было никаких причин блефовать, а потому…

– Хорошо, предположим. Тогда зачем ты рассказала об этом мне? Если я правильно понимаю, всё это время ты скрывала свою личность.

– Я рассказала тебе о своём секрете только из-за сложившихся обстоятельств. У тебя ведь тоже скрытый класс. Я всё знаю, так что не прикидывайся обычным кузнецом и сражайся в полную силу, иначе тебя убьют. Вот.

– Вообще-то, я так и планировал… – кивнул я, после чего вытащил из ножен свой кинжал.

Штрафы применялись, даже если у меня было максимальное понимание созданных мною предметов!? Это было прискорбно.

«Тем не менее, штраф за использование уникального предмета – всего лишь 20%? Что ж, уже лучше».

– Твой настоящий класс – убийца? Чтобы использовать этот кинжал, нужно 450 Ловкости и высшее Владение Кинжалом… И это при всём при том, что у тебя есть кузнечные навыки… Очень странно, – пробормотала Ефемина, пораженная тем, что мне удалось экипировать кинжал.

Судя по всему, Ефемина уже видела параметры моего кинжала и при этом решила его мне вернуть… Наверное, она и вправду была очень хорошим человеком.

«Я бы на её месте сделал всё с точностью до наоборот… Что ж, она просто маленькая и глупая девочка, которая совершенно не знает, каков мир на самом деле. Стоп, она ведь хочет, чтобы я сделал магический шар, который не будет уступать этому кинжалу? Подождите-ка… А стоимость материалов, необходимых для создания шара, она мне компенсирует? Неужели она думает, что я сделаю его бесплатно? П-проклятая маленькая обманщица…».

Нет, судить Ефемину было ещё слишком рано, а потому я решил отложить окончательное формирование своего мнения об этой девушке на потом.

А затем я повернулся к бегущим в нашу сторону солдатам и произнёс:

– Ветряной Удар.

И вот, из кинжала появился резкий порыв ветра, разбросавший стражников по всему коридору.

– Встроенный навык, обладающий такой невероятной мощью… Просто удивительно, – присвистнула Ефемина, глядя на дюжину раненых и контуженных воинов.

Моя новая спутница не знала, что продемонстрированная им разрушительная сила на самом деле находится вовсе не на том уровне, на котором предполагалось изначально. Если бы я соответствовал требованиям для использования данного кинжала, сила Ветряного Удара была бы в два раза мощнее.

«Увы, но применяется лишь половина эффектов…», – мысленно пожаловался я, после чего обратился к Ефемине:

– Послушай, Ефемина, я должен спасти одного человека.

– Э-э? Человека? А-а, ты, наверное, говоришь о Хане? Я уже спасла его, перед тем, как прийти сюда…

– Хана тоже схватили…? Я рад, что он в безопасности. Но я говорю не о Хане. Этого человека зовут Хурой.

– … Какой такой Хурой?

Я вкратце объяснил Ефемине положение дел, от чего та поморщилась и ответила:

– Не знаю никаких Хуроев.

– …

Я прекрасно понимал, что сейчас на душе у Ефемины. Она хотела как можно быстрее выполнить своё собственное задание, а потому чувствовала нетерпение и раздражение.Впрочем, мне было всё равно, как она себя чувствует.

На то, чтобы спасти Хуроя, оставалось меньше двух часов!

«Как только я его спасу и пройду задание, то лично начищу ему морду».

Этот неудачник был причиной всех моих сегодняшних бед, а потому я твёрдо намеревался задать ему взбучку. Тем не менее, сейчас у меня были проблемы поважнее расправы с Хуроем.

– Уха-а-а-а-а-а!

Прямиком в нашу сторону бежало около 30 солдат, что заставляло меня порядком нервничать. Что касается Ефемины, на её лице не было ни малейших признаков беспокойства. Девушка лишь вытянула перед собой руку и тихо произнесла:

– Копьё Разрушения.

Фу-ду-у-у-у-ух!

Из кончиков пальцев Ефемины появился сноп тёмно-красных искр, мгновенно трансформировавшийся в копьё.

Бум-бум-бум-бум!

А затем волшебное оружие обрушилось на стражников и с оглушительным взрывом превратило каждого из них в тёмно-серую дымку. Это было невероятно мощное заклинание, которое определённо ставило Ефемину в один ряд с той ведьмой, Юрой.

– Ик!

От удивления я даже начал икать. И как только столь мощная магия могла использоваться так легкомысленно?

«Надеюсь, она не злится на меня за то, что я ей наговорил…», – подумал я, ошеломлённо глядя на эту субтильную девушку.

– Что такое? Разве тебе не нужно идти и спасать Хуроя? – спросила Ефемина, тем самым приведя меня в чувства.

– … Д-да…

Поначалу я собирался ответить ей в своём небрежном стиле, но затем понял, что в сложившихся обстоятельствах это звучало бы попросту неуместно.

«Да, я больше никогда не буду называть её мелкой и сделаю ей шар. Она сильно рисковала, чтобы спасти меня… Больше я никогда не буду оскорблять её».

Итак, кивнув самому себе, я направился вглубь темницы.




Загрузка...

Вход в систему

Навигация

Поиск книг

 Популярные книги   Расширенный поиск книг

Последние комментарии

Последние публикации

загрузка...