Наркотики и наркомания. Энциклопедический словарь. (pdf)

-  Наркотики и наркомания. Энциклопедический словарь.  4.09 Мб (скачать pdf)  (читать)  (читать постранично) - Лев Дионисович Мирошниченко

Книга в формате pdf! Изображения и текст могут не отображаться!


Настройки текста:



Л.Д. Мирошниченко

НАРКОТИКИ
и
НАРКОМАНИЯ
Энциклопедический словарь

Издательство «Перо»
Москва, 2014

УДК 178.8
ББК 92
М 64

М 64

Мирошниченко Л.Д.
Наркотики и наркомания. Энциклопедический словарь.– М.: Издательство «Перо», 2014. – 404 с.

ISBN 978-5-91940-821-5

Словарь содержит более 1000 статей, отражающих клинические, биологические,
психологические и социальные явления, сопряжённые с употреблением наркотических
и других психоактивных веществ и болезненной зависимостью от них. Приводятся также описания ряда «нехимических зависимостей» (патологическое влечение к азартным
играм, навязчивый шопинг, трудоголизм и др.). Описываются факты и обстоятельства,
важные для понимания истории отношений человечества с одурманивающими веществами. Даются определения терминов и понятий, использующихся в профессиональной наркологии. Словарь рассчитан на врачей, психологов, социологов, педагогов,
юристов, журналистов и других лиц, активно заинтересованных в решении проблем
наркомании в России.
L.D. Miroshnichenko
Drugs and Drug Dependence. Encyclopaedic Dictionary.
The book contains more than 1000 articles concerning biological, psychological, social
phenomena and problems concerning the consequences of psychoactive substance use and
addiction. Some instances of nonchemical dependences (pathological gambling, compulsive
buying, workaholism, etc) are reviewed. Definitions of terms and concepts used in addiction
medicine are given. The facts and circumstances that are important to understand the history
of accumulating human knowledge on drugs and addictions are reported. The Dictionary is
devoted for addiction medicine specialists, physicians, health managers, psychologists, sociologists, teachers, lawyers, journalists and all who counteract actively against drug abuse.

ББК 92
ISBN 978-5-91940-821-5

© Мирошниченко Л.Д., 2014

3

ПРЕДИСЛОВИЕ
В ваших руках книга, в которой отражена всесторонняя информация по одной из самых
острых и трудных глобальных проблем в наши дни. Это проблема наркотиков, то есть веществ,
способных взять человека в плен. Сбежать из этого плена трудно, даже при помощи специалистов по освобождению – врачей, психологов, психотерапевтов.
Лучше не попадать. Так и делало до недавнего времени человечество, которое ещё на
заре цивилизации обнаружило одурманивающие вещества. Очень немногим людям старых
времён хотелось переходить в одурманенное состояние, когда человек чувствует себя какимто другим. Лучше всегда оставаться в самом себе, в собственном своём сознании, пусть и загруженном всякими заботами и переживаниями, не всегда приятными, но твоими, реальными.
В наши же дни есть очень много людей, которые, попробовав наркотик, повторяют снова
и снова его приём, отмахиваясь от устрашающей информации о наркотиках и желая снова уйти
в творимое ими искусственное состояние сознания, то есть уйти от самого себя, от реальной
жизни. Тут-то они – раньше или позже, что зависит от вида наркотика – и попадают в плен.
Путы наркотика называются «зависимостью от наркотика» или «наркоманией».
Представьте себе, что каких-нибудь 30–40 лет назад в России было совсем немного
любителей одурманивающих веществ. Почти все люди знали об их существовании, но мало
кому приходило в голову искать их, добывать, чтобы попробовать. Да и достать-то было нетрудно. В аптеках свободно, без ограничений и даже без рецептов отпускались капли эфедрина от насморка (до сих пор лучшее средство) и таблетки от кашля с кодеином. В больницах вечерняя медсестра из шкафчика над дежурным столиком наливала на ночь всем желающим,
жалующимся на бессонницу, очень популярную успокаивающую микстуру Бехтерева, содержащую кодеин. По рецепту в аптеках выдавались желудочные капли с опием.
Так длилось десятки лет советской эпохи, и никто из медиков не бил тревогу по поводу
опасности бесконтрольного и безмерного использования Бехтеревой микстуры. Кодеин в народе вообще не считался наркотиком. Сейчас за хранение небольшого количества кодеина
и эфедрина в своей квартире можно запросто угодить за решётку.
В 1975 году медицинская статистика насчитывала в РСФСР 14,9 тыс. наркоманов
(11 человек на 100 тысяч населения), в 1980 – 17,3 тыс., в 1985 – 16,4 тыс. В 1990-х годах произошёл небывалый подъём, а именно: в 1995 году уже насчитывали 64,9 тыс. наркоманов,
в 1997 – 120,7 тыс., в 1999 – 224,7 тыс. И вот уже двенадцать лет подряд – их более 330 тысяч.
Это – зарегистрированных. Всего в населении страны имеется, по оценкам некоторых специалистов, более двух миллионов наркоманов.
Налицо эпидемия, причины которой до сих пор с полной ясностью не определены.
Почему отдельная личность тянется к наркотику, хорошо изучено и описано (эмоциональная нестабильность, повышенная возбудимость, внушаемость, социальная незрелость,
слабая стрессоустойчивость, склонность к депрессии, слабоволие, и т. д.). Масса диссертаций
на эту тему. А почему именно в 90-х годах число таких личностей в России стало катастрофически расти, этим вопросом специалисты до сих пор занимались неохотно. Пришлось бы разбираться, что случилось с психологией общества в целом.
Проще свалить на наркомафию. Но мафия появляется и развивается там, где возникает, растёт и сохраняется массовый спрос на запрещённый товар (наркотики, оружие, азартные
игры, проституция и т. д.). На единичных покупателях не наживёшься. Подпольный бизнес не
создаёт массовый спрос на запрещённый товар, хотя и подогревает его разными способами.
Чем мощнее и массовей в населении запрещённая потребность, тем сильнее мафия, наживающаяся на этой потребности. На мелкой, легко заменяемой потребности наживаются мелкие
спекулянты. По оценкам ООН, в 2009 году на наркотики пришлось около одной пятой всех доходов от преступной деятельности в мире.
Учтите, что наркоман платит нелегальному розничному торговцу цену, например, за героин, во много раз превышающую цену золота. Такая цена обусловлена тем, что между производителем наркотика и потребителем выстроилась целая цепочка алчных подпольных посредников. Если бы героин продавался легально, он стоил бы, примерно, как кофе.

4
ПРЕДИСЛОВИЕ

А что было ещё ранее, в досоветской России? Примерно то же самое, что и в советской.
И ещё проще было заиметь препарат, который считается сейчас запрещённым и опасным наркотиком. Аптеки были частными. Государство не контролировало, какие пилюльки прописывают врачи своим больным, и что продают аптекари. Опийные препараты широко рекомендовались русскими врачами по поводу всевозможных расстройств: от болей в желудке и поноса
до бессонницы. Опийную настойку давали и детям. Анна Каренина у Толстого принимала от
бессонницы морфий.
Вместе с тем, русским, как и европейским, медикам, и образованному обществу было
достаточно давно известно, что повторяющееся употребление опийных препаратов может вызвать болезненное и очень неотвязное пристрастие к ним. То есть по-современному – наркоманию. Однако подверженность болезненному пристрастию к одурманивающему веществу не
устраивала подавляющее большинство тогдашнего общества. Наркотик как лекарство принимался без каких-либо препятствий сугубо для лечения. А получение искусственного наслаждения от него за счёт повышенной дозы, да ещё в виде одурманенного состояния, претило, можно уверенно это сказать, большинству людей во всех слоях населения. Считалось недостойным стремиться к нему. Пристрастившихся (что встречалось тогда исключительно редко) могли
презирать, могли им сочувствовать, и никого не тянуло быть на их месте. Причём не было никакой антинаркотической пропаганды, антинаркотических общественных движений, нажима со
стороны властей, преследования за злоупотребление.
Такая же картина наблюдалась на протяжении веков в западных странах. Одурманивающее воздействие опийной разновидности мака было известно с древнейших времён. В современных книгах по наркологии иногда упоминается о « чудесном напитке» под названием
«непентес», которым прекрасная Елена в поэме «Одиссея» Гомера (9–8 вв. до н. э.) облегчала
душевные страдания Телемака, переживавшего за своего отца Одиссея, попавшего в трудные
скитания. Сейчас все сходятся на том, что это был настой опийного мака. Однако в трудах последующих древних авторов, из которых мы многое узнаём об образе жизни античного народа,
мы не находим упоминаний об этом чудесном непентесе, как средстве « для утешения». Значит, не было массового увлечения им. При этом древние врачи (в том числе Гиппократ) применяли препараты мака для лечения различных распространённых недомоганий ( беспокоящих
болей, расстройств пищеварения, бессонницы и др.), для ряда которых опийные препараты
широко рекомендовались до недавнего времени.
Знаменитый немецкий врач и учёный Парацельс (1485–1541) создал препарат « лауданум» в виде настойки опия, который широко применялся врачами во всех цивилизованных
странах на протяжении четырёх веков (вплоть до двадцатого века). В лаудануме содержание
опиума было довольно значительным (1% в пересчёте на морфин), так что его повышенные
дозы могли давать выраженный одурманивающий эффект и развить стойкое пристрастие.
Пристрастие встречалось, судя по всем информационным источникам, достаточно редко. Такой вывод можно сделать, например, по произведениям литературных классиков XVI–XIX веков, где с большой выразительностью демонстрировались, изобличались и высмеивались буквально все пороки и прегрешения людей, кроме этого.
Отдельные случаи опийной наркомании, конечно были. В истории литературы есть
уникальное произведение «Исповедь англичанина, едока опиума» (Confessions of an English
Opium-Eater) (1822). Её автор, английский писатель Томас де Квинси (1785–1859), в деталях и очень ярко описал свои многолетние физические и моральные страдания, вызванные
пристрастием к опиуму и долгими попытками избавиться от него. Сначала он оправдывал
(будучи молодым начинающим писателем) своё употребление опиума желанием уйти от
осознания того, что у него нет «твёрдости, чтобы созерцать своё или чужое несчастье».
В дальнейшем было не до «созерцаний». Чтобы обеспечить достаточное действие препарата, ему приходилось по ходу времени наращивать дозу опийной настойки (лауданума),
доведя до 8000 капель в день. (Типичный рост толерантности по современным наркологическим понятиям). Он описал подробно мучительные ощущения, вызванные прекращением
употребления опиума и толкающие к возобновлению его приёма, что хорошо соответствует
современному описанию опийного абстинентного синдрома («ломки» у наркоманов). Лишь

5
ПРЕДИСЛОВИЕ

после 18 лет драматической борьбы де Квинси удалось вырваться из цепей наркотика путём постепенного упорного снижения его доз.
Его «Исповедь» читалась нарасхват европейской публикой в качестве редкостной экзотики, переиздавалась на многих языках. Публика на себя этот случай не примеряла, продолжая принимать опийные лекарства без каких-либо опасений, врачи – без сомнений рекомендовать их.
В 1806 году был выделен из опиума чистый морфин. Через некоторое время он стал
широко использоваться хирургами для обезболивания и наркоза, особенно после изобретения
медицинского шприца (1853). Скоро обнаружилось наркотическое пристрастие к нему, типичное для опийных препаратов. В 1871 году появилась первая научная работа о морфинизме.
Отмечалась некоторая повышенная распространённость морфинизма среди американских
воинов после гражданской войны, подвергавшихся операциям в военных госпиталях, потом –
среди раненых немецких солдат после первой мировой войны, а также среди медицинского
персонала и в артистической среде. Но всё это не стало сколько-нибудь серьёзной проблемой
для общества в целом.
В 1874 году английским химиком А. Райтом был получен из опия самый опасный из современных наркотиков – диацетилморфин. Немецкая фирма « Байер» с 1898 стала выпускать
его на рынок под названием « героин», подчёркивая его большие («героические» – от нем.
heroisch) фармацевтические возможности. Он не только предлагался для замены морфия при
обезболивании и в других случаях – с уверением, что у него меньший, чем у морфия, риск пристрастия. Рекламировалась также его высокая способность подавлять кашель и расширять
бронхи, что дало основание рекомендовать его как эффективное средство при лечении бронхита, эмфиземы лёгких, туберкулёза.
В начале XX века обнаружилось, что к героину болезненное пристрастие может развиваться ещё быстрее и сильнее, чем к опию и морфину. Тем не менее, продолжалось его легальное производство и продажа в аптеках без рецепта по доступной цене. Есть от специалистов такая цифра: в мире с 1925 по 1930 год были легально проданы 34 тонны героина.
В 1912 году в Нью-Йорке и некоторых других городах США стало возрастать злоупотребление героином путём внутривенной инъекции (общество назвало это явление «шприцевой
эпидемией»). Конгресс США решил взять оборот наркотиков под государственный контроль
и принял в 1914 году закон «Гаррисона».
Закон потребовал регистрации и уплаты специального налога от всех, кто производил,
импортировал или продавал опиум и получаемые из него продукты, включая героин. Они
должны были сдавать в государственный орган отчёты о том, как они распорядились этими
веществами, использование которых допускалось только по назначению врача. Хранение без
рецепта от врача рассматривалось как нарушение закона. За любое нелегальное обращение с
опийными наркотиками грозило тюремное заключение. Врачи могли предписывать эти наркотики без ограничений по своему усмотрению при любых болезнях, кроме наркомании. Отчётности об использовании наркотиков от врачей, правда, не требовалось.
Собственно, это был первый прецедент борьбы с наркотиками в западных государствах
на законодательном уровне, с включением в неё полиции и судебной системы. Закон Гаррисона (с дополнениями) реально действовал вплоть до 1970-х годов. Тюрьмы стали заполняться
наркоманами. Злоупотребление героином не прекратилось, возникая преимущественно в среде молодёжи маргинального типа. Однако общий уровень распространённости злоупотребления был, можно сказать, пустяковым, по сравнению с тем, что появилось в 1970 годах (об этом
будет ниже).
Притом случилось в Соединённых Штатах нечто совершенно нежеланное: как только
появилось нечто запрещённое при неудовлетворённом спросе на него, появился подпольный
бизнес на этом запрещённом. Появилась и росла организованная наркопреступность. Распространено мнение, что в происхождении крупной американской мафии один исток – в «сухом законе», другой – в законе Гаррисона.
Озаботились контролем над оборотом наркотиков вместе с американцами и европейские государства. Лига Наций в промежутке между двумя мировыми войнами организовала не-

6
ПРЕДИСЛОВИЕ

сколько международных договоров по этому поводу, в том числе “Конвенцию по ограничению
производства и регулированию распределения наркотических средств 1931 года”. Её наследница ООН, отталкиваясь от этих договоров, приняла в 1961 году “Единую конвенцию о наркотических средствах», которая до сего времени является главным документом, определяющим
действия всех стран мира и их взаимодействие по всем вопросам, касающимся наркотиков,
включая контроль над их использованием.
Об опьяняющем и дурманящем воздействии другого массового в наши дни наркотика –
каннабиса (марихуаны и гашиша) и его популярности у арабов и у народов Южной Азии было
известно европейцам со времён Марко Поло. В дальнейшем привозили его в Европу мореплаватели и торговцы, осваивавшие Азию в XVI–XVII веках. Некоторые моряки из любопытства
пробовали гашиш в местах своего посещения. В отчёте об одной из таких проб английский капитан сообщал, что его морякам понравились пережитые необычные ощущения, но повторять
их они не захотели, потому что «пострадало их чувство собственного достоинства».
В 1840-х годах в Париже при участии ряда известных писателей и художников (Бодлер,
Готье, Дюма, Домье, Шеванар и др.) открылся «Клуб любителей гашиша». Они, действительно,
принимали гашиш (под названием «давамеск»), заказываемый из Алжира. Ими двигало, с одной стороны, любопытство, с другой – кажущаяся возможность с помощью перехода в необычное состояние расширить творческие горизонты. Очень выразительно и красочно описал ощущения и переживания (особенно галлюцинации) после приёма гашиша член «Клуба» Шарль
Бодлер в книге «Искусственный рай» (1860). Он пришёл к заключению, что «гашиш, подобно
всем радостям одиночки, делает человека бесполезным для остальных людей, а общество –
ненужным человеку, повергая его в беспрестанное самолюбование и день за днём приближая
к ослепительной бездне... Для гашиша характерно подавление воли, и, сколько он даёт с одной
стороны, столько же забирает с другой».
Отметим, что это рассуждение Бодлера весьма, и даже особенно, актуально и в наше
время, причём по отношению ко всем наркотикам.
«Клуб гашишистов» просуществовал с 1844 по 1849 год, в течение которых его успели
посетить, главным образом из любопытства, почти все знаковые фигуры французской культуры тех лет, в том числе тогдашние «живые классики» Оноре де Бальзак и Виктор Гюго. Они
охотно участвовали в обсуждениях гашишных впечатлений, но попробовать гашиш не соблазнились. Теофиль Готье впоследствии писал, что «после десятка таких опытов мы отказались
навсегда от этого опьяняющего средства не потому, что оно вредило нам физически, но потому, что истинному писателю нужны только его естественные грёзы».
В целом, использование одурманивающей конопли в качестве наркотика в Европе
было незначительным вплоть до последней трети XX века. Оно не было запрещено, не
преследовалось возможное расхваливание необыкновенных свойств каннабиса в печати,
но воспринималось обществом как причуды богемы или же порочная привычка маргинальной среды. Преобладало всё-таки убеждение, что употребление вообще наркотических
средств оскорбляет общественную нравственность, это удел отсталых народов, а также
слабых и беспомощных людей, нуждающихся в средстве, которое приносит забвение от повседневной нужды и неприятностей.
Добавим, что в те времена по всей Европе – от королей до трубочистов – все нещадно
дымили табаком. Проблема зависимости от него абсолютно отсутствовала в общественной повестке дня.
С кокаином Европа познакомилась после завоевания испанцами стран Южной Америки
(XVI век). Испанцы заметили, что местные индейцы очень часто жуют листья кокаинового куста, чтобы подстегнуть физические силы и бодрость. Однако их и других европейцев не привлекло такое, вроде бы выигрышное, свойство кока-листьев – в отличие от возникшего массового увлечения табаком, открытым там же и в то же время.
В 1860 году немецкий химик Альберт Ниман выделил из листьев коки в чистом виде вещество, ответственное за сильный стимулирующий эффект, которое он назвал кокаином.
В следующие два-три десятилетия кокаин получил в Европе достаточно широкое распространение в качестве медицинского препарата. У медиков появилось отношение к кокаину, как к

7
ПРЕДИСЛОВИЕ

универсальному лекарству. Его способность поднимать настроение, улучшать физический тонус и самочувствие, снимать усталость, давало видимое улучшение при различных соматических и психических заболеваниях. На короткий период времени этот препарат стал почти панацеей и применялся при лечении многих, различных по своей природе заболеваний: алкоголизма, депрессивных расстройств, туберкулёза, расстройств пищеварения, импотенции и других.
Среди энтузиастов кокаина оказался молодой Зигмунд Фрейд (1856–1939), испробовавший кокаин на себе и активно пропагандировавший его. Особые надежды он возлагал на
то, что кокаин окажется спасительным средством против пристрастия к морфину. Он убедил
принимать кокаин своего друга, врача-патолога, попавшего в сильную зависимость от морфина после перенесённой хирургической операции. Однако тот оказался в ещё более сильной зависимости от кокаина и через некоторое время стал принимать огромные его дозы
(до 1 г в день), иногда одновременно с морфином. Фрейду пришлось изменить своё восторженное мнение о кокаине.
Первая волна широкого медицинского применения кокаина была непродолжительной. В
течение этого времени накапливались факты его негативного влияния на здоровье людей, и
становились все более очевидными пагубные последствия его употребления: сильная наркотическая зависимость, острые бредовые психозы, психическое и соматическое истощение, наступающее после временного прилива сил, депрессии, смертельные случаи от передозировок.
Как в медицинских, так и в общих изданиях появляется враждебный тон по отношению к немедицинским потребителям кокаина и его поставщикам. Кокаин всё более становится атрибутом
дна общества – проституток, сутенёров, карточных шулеров и других преступных элементов.
Медики ограничили использование кокаина ролью местного анестезирующего средства, особенно при глазных операциях.
В 1920-х годах наблюдался небольшой всплеск немедицинского употребления кокаина
среди офицеров, вернувшихся с первой мировой войны, в среде художественной богемы, в
среде уголовников.
Стимуляторы амфетамины, которые составляют важную часть современной мировой
наркоманической эпидемии, были открыты в конце XIX века. В 1920-х годах амфетамин стал
рекомендоваться врачами против головной боли, повышенной сонливости, астении, депрессии, избыточной массы тела. В 1930-х годах стало популярным его употребление в качестве
чудо-таблеток среди работающих в ночное время – как средство против усталости и сонливости, а также среди студентов, преподавателей – для повышения умственной работоспособности. Во второй мировой войне амфетамин довольно широко использовался для повышения
боеспособности в войсках Германии, Японии, Великобритании, США (прежде всего – в воздушных силах, в том числе в советских).
Отношение как к потенциально опасным наркотикам амфетамины вызвали к себе лишь
после 2-й мировой войны (начиная с Японии и Швеции). Наркотик «экстази», из семейства амфетаминов, появился как массовое увлечение «танцующей» молодёжи в 1990-х годах.
Так выглядела в своих основных чертах история употребления наркотиков в европейских странах и Северной Америке, с небольшими местными нюансами, вплоть до 60-х годов
XX века.
Не лишним будет здесь напомнить читателю, что в те же долгие времена, по которым
был сделан данный краткий обзор, в европейском населении потреблялся в больших количествах алкоголь. Пили во всех слоях общества – от джентльменов до сапожников. Пили не только по случаю каких-то событий, а привычно во время обеда и просто отдыхая в бесчисленных
тавернах, кафе и ресторанах. И непременно предлагали в знак расположения рюмочку-другую
зашедшему в деловой кабинет визитёру. Над сильно опьяневшими взаимно подтрунивали. К
сильному опьянению, как правило, не стремились. На спившихся смотрели, как на несчастных,
ругая их. Вместе с тем, подросткам не дозволялся алкоголь, как и табак. Перейдя во взрослый
возраст, студенческая молодёжь отводила душу в бесчисленных кутежах, что воспринималось
обществом, как естественная традиция. Женщинам употреблять алкоголь не возбранялось, но
опьяневшая женщина воспринималась как унизительное зрелище.
Автор полагает уместным, при сравнении роли алкоголя и наркотиков в развитии чело-

8
ПРЕДИСЛОВИЕ

веческой цивилизации, высказать здесь свою точку зрения, как тему для возможной дискуссии.
Занимаясь историей вопроса, автор стал склоняться к выводу, что при всех очевидных негативных последствиях чрезмерного употребления алкогольных напитков, алкоголь на протяжении многих веков, хотя бы в некоторой мере, способствовал сплочению, единению общества,
если взять его суммарное воздействие на общество. Недаром социальные психологи давно
уже назвали алкоголь социальной смазкой.
Наркотики, напротив, разъединяют, разъедают общество. Это касается не только опиатов, которые принимаются специально, чтобы, уйдя в себя, отрешиться от общества, или галлюциногенов, уносящих в фантастические миры. Это относится и к психостимуляторам. Принятые в повышенной дозе, вызывающей наркотическое опьянение, стимуляторы (например, кокаин) побуждают принявшего как будто к общению, но оно выражается в возбуждённой, в беспрерывной и обычно беспочвенной разговорчивости. Эта общительность мнимая, без должного контакта с окружающими, не имеющими искреннего желания общаться с опьяневшим от
наркотика, даже если он их товарищ.
Попробуйте представить себе свадьбу, где всех её участников за свадебным столом
щедро угощают кокаином. Наверное, такого никогда и нигде не было. И вместе с тем трудно
представить себе свадьбу без шампанского и другого алкоголя, в том числе с вполне достойными и очень культурными участниками.
Неспроста употребление наркотиков, об опьяняющем и одурманивающем действии которых было известно тысячи лет, никогда в Европе не стало массовым вплоть до последней
трети XX века.
Автор высказывает данное своё суждение в исторической ретроспективе. Нынешняя алкогольная проблема, как социальная, должна решаться в рамках нынешних реалий, исходя из
нынешних потребностей и образцов поведения общества.
В конце 1960-х годов в США вспыхнуло массовое «протестное движение» среди молодёжи. Протестовали с большим увлечением против всего: против культа выгоды и потребления, против взрослых авторитетов, включая педагогов и родителей, против политиков и войны
во Вьетнаме. Заодно – и против осуждающего отношения к курению марихуаны. На всевозможных протестных сборищах (митинги, шествия, рок-концерты под открытым небом и т. д.) курили
её напропалую. Подскочило в нарастающем темпе потребление и других наркотиков, в виде
элемента протеста, прежде всего – героина, ЛСД и других галлюциногенов. Определённый тон
задавали хиппи, возникшие как раз в это время, анархисты, троцкисты. Воспевалась свобода
ради свободы и всемирная любовь.
Вскоре это движение перекинулось на Европу – с аналогичным всплеском наркомании.
В 1970-е годы, после окончания войны во Вьетнаме и начала социальных реформ во многих
странах, это движение практически сошло на нет, а вместе с ним и «идеологическое» обоснование потребления наркотиков. Тем не менее, незаконное потребление наркотиков продолжало бурно расти во многих странах.
В США в 1950 году были зарегистрированы 57 случаев смерти от передозировки наркотиков, в 1968 – уже 800, в основном, от героина. В середине 80-х годов почти половина
всех злоупотребляющих наркотиками в мире (с частотой не менее одного раза в месяц) приходилась на США, составляя 23 миллиона человек (данные ООН). Из них полмиллиона прочно «сидели на крючке» героина. В 1990-х годах, достигнув драматического уровня (под миллион человек), потребление героина в США перестало расти. Потребление кокаина ещё росло, в 2000-х годах проявилась его стабилизация на высоком уровне, и даже некоторое снижение. Европа в эти годы продолжала догонять Америку по кокаину, остановившись на несколько более низком уровне.
Любой опыт и факты по проблеме важны и полезны в своём сравнении, но при выяснении причин наркотических эпидемий в США и России прямые аналогии не проходят. В России в
1990-х годах, когда случился бурный рост наркомании, не было никаких молодёжных движений,
протестов, идеологического брожения. Всё было наоборот: предельная политическая пассивность молодёжи, культ потребительства, ориентация на карьеру с хорошим доходом при циничном отношении к характеру специальности, пренебрежительная оценка высокого образова-

9
ПРЕДИСЛОВИЕ

ния и интеллектуальных профессий.
Принципиальная разница заключается уже в том, что американская эпидемия в конце
1960-х годов началась на фоне продолжающегося активного роста американской экономики, её
научно-технического уровня (пример – первая высадка американских астронавтов на Луне в
1969 г.) и уровня жизни населения. Российская наркотическая эпидемия началась в противоположной ситуации катаклизма. Внезапный распад СССР и новая политика руководства России, нацеленная на «шоковый» переход к рыночной экономике, вызвали развал большинства
промышленных производств, катастрофическую инфляцию, резкое падение уровня жизни населения, брошенного в условия отчаянного выживания, резкий подскок преступности, смертности и самоубийств. Представьте себе положение растущего, социально незрелого человека в
окружении растерянных взрослых людей, потерявших ориентиры и чувство перспективы, а
также привычные, хотя и примитивные, формальные, советские идеологические каноны.
Массовое обращение российской молодёжи к наркотикам в 1990-х годах ни в малейшей
степени не носило характера социально-политического протеста.
Американский случай, пожалуй, труднее для объяснения. Американская молодёжь
«протестовала» самым незрелым образом в виде безоглядного потребления наркотиков против благополучия, против своих же кормильцев и опекунов. Социологи в 1980-х годах изучили
судьбу многих участников молодёжного движения конца 60-х. Оказалось, что подавляющая их
часть устроила себе в дальнейшем вполне успешную семейную и профессиональную жизнь и
приняла житейские каноны, против которых с пылом протестовала.
Что такое наркотики? Что к ним относится? Попробуйте ответить точно и определённо.
Как ни удивительно, многие читатели разведут руками. А ведь сколько тысяч раз они слышали и видели это слово за последние 20 лет! В словарях и энциклопедиях вы не найдёте чёткого и однозначного определения. Это не случайно и говорит о недавности масштабного обострения этой проблемы. Ещё не сформировалось единое и неизменное определение. В начале прошедшего века под «наркотиками» имелись в виду вещества, вызывающие наркоз.
Обычно это были опийные препараты: сам опий, морфий, омнопон. Они же употреблялись
некоторыми людьми с целью воздействия на своё сознание, получая своего рода опьянение
(отличающееся от алкогольного), чувство покоя, отрешённость от действительности. Можно
назвать такое действие одурманивающим. При повторных употреблениях могло развиться
сильное пристрастие к ним, от которого очень трудно избавиться. Пристрастившихся стали
называть «наркоманами».
Сильное пристрастие могло развиваться и к другим веществам, не применявшимся для
наркоза, но пристрастившихся тоже стали называть наркоманами, а эти вещества – наркотиками. Границы одурманивающей способности у веществ, чтобы назвать их наркотиком, не определялись. Алкоголь и табак к наркотикам не отнесли.
В отнесении веществ к наркотикам в бытовом языке не было единообразия ни у нас, ни
за рубежом. Это отразилось, например, в английском языке. Наркотик может называться «narcotic», а может (гораздо чаще) просто «drug». Drug – очень широкое понятие, оно может означать и «лекарство», что является его изначальным значением. Дело в том, что опийные препараты, первыми получившие статус наркотиков, ещё до их наркозного применения использовались в качестве распространённых лекарств (drug). Наркоманию в английском языке не называют «narcotic dependence» («зависимость от наркотика»), а «drug dependence» или «substance
dependence» (substance – вещество).
Чтобы не было разнобоя в такой серьёзной сфере, в России был составлен официальный список наркотических веществ, а заодно и других (психотропных) веществ, способных воздействовать на психику с высоким риском развития болезненного пристрастия. Этот список носит название «Перечень наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации». Там есть отдельный перечень наркотиков, время от времени пополняемый постановлениями правительства по мере обнаружения наркотической опасности от каких-нибудь новых или существовавших веществ.
К 2013 году их набралось около 240. Но не смущайтесь, проблему борьбы с наркотиками
создают почти исчерпывающе около двух их десятков. Почти все их имена вам знакомы: геро-

10
ПРЕДИСЛОВИЕ

ин, каннабис (гашиш и марихуана), опий и его родственники, метадон, ЛСД, мескалин, псилоцибин (галлюциногенные грибы), экстази (МДМА), первитин (жарг. «винт»), эфедрон (жарг.
«джеф»), морфин, кокаин, кодеин, и др. Последние три из названных наркотиков разрешены
для медицинского применения – с ограничениями и под строгим контролем. Есть аналогичный
список и в «Единой конвенции о наркотических средствах» 1961 года (тоже пополняемый).
В юридически ответственных случаях для того, чтобы называть какое-то вещество наркотиком, нужно заглянуть в официальный «Перечень». Наши наркологи ставят диагноз «наркомания», если обнаруживают у пациента пристрастие (зависимость) к веществам, значащимся
как «наркотики» в «Перечне наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров,
подлежащих контролю». В остальных случаях зависимость от одурманивающих веществ
(в «Перечне» они числятся «как психотропные») называется «токсикоманией». За рубежом такого деления зависимости на наркоманию и токсикоманию нет. В английском языке все случаи
идут как «drug dependence» или равнозначное «substance dependence».
Что мы сейчас имеем? По данным, собираемым из всех стран Управлением ООН
по наркотикам и преступности (United Nations Office on Drugs and Crime – UNODC), в мире
в 2010–2011 гг. примерно 200–230 миллионов человек употребляли запрещённые наркотики
хотя бы один раз в год. В ООН считают, что распространённость потребления наркотиков остаётся стабильной в течение пяти последних лет, составляя около 5 процентов взрослого населения (лиц в возрасте 15–64 лет). Правда, примерно 170–180 миллионов человек (около 4
процентов взрослого населения) – это потребители каннабиса, который на западе называют
«лёгким» наркотиком, и в ряде стран существуют движения за его легализацию.
Опиаты в 2011 году употребляли 17 миллионов человек, из них 12–13 миллионов – героин. Кокаин употребляли 16 миллионов человек. 33 миллиона человек употребляли амфетамины, 20 миллионов – экстази. Путём инъекции принимали наркотики 14 миллионов человек,
из них 1,6 миллионов имели ВИЧ. Из всех употребляющих наркотики 27 миллионов человек
имели наркотическую зависимость или другие очень серьёзные проблемы из-за наркотиков.
В последние годы в мире 1 из каждых 100 случаев смерти среди взрослого населения
был связан с употреблением наркотиков. В 2011 году по этой причине умерло 211 000 человек,
преимущественно от героина и в молодом возрасте.
Эти цифры далеко не полные, особенно по развивающимся и отсталым странам, о чём
предупреждают эксперты ООН. Но они объективно отражают тенденцию, которая красноречиво говорит о том, что с 1960-х годов незаконное употребление наркотиков выросло в десятки
раз. Положение теперь стабилизировалось на очень высоком уровне и, возможно, на некоем
(цивилизационном) «пороге насыщения». При дальнейшем росте могло начаться видимое глазу разрушение общества. Возможно, срабатывает какой-то спасительный механизм, неосознаваемый, но имеющийся в организованном человеческом сообществе. Специалисты ООН отмечают, что в развитых странах даже наметилась тенденция к снижению по некоторым наиболее
опасным наркотикам (героин, кокаин). В развивающихся странах по ряду наркотиков продолжается рост – от более низкого уровня, сохраняя баланс в общемировом масштабе.
Что мы имеем в России? В 2012 году в наркологических учреждениях было зарегистрировано 333 тысячи человек с диагнозом «наркомания» и 201 тысяча человек с диагнозом
«употребление наркотиков с вредными последствиями». В сумме это 0,37% от всего населения или 0,5% – взрослого. По сравнению с 1991 годом численность наркоманов возросла более чем в 10 раз. Очень важно заметить, что численность зарегистрированных наркоманов в
последние пять лет у нас не растёт, а настойчивость участников по их выявлению не снизилась. Видимо, уже не растёт и численность злоупотребляющих наркотиками в самом населении, хотя выявляются и регистрируются далеко не все и не сразу. Возможно, и наше общество достигло условного «порога насыщения», за которым могли бы начаться разрушительные социальные процессы.
Сколько у нас реально наркоманов в населении? Специальные выборочные эпидемиологические исследования, проведённые Национальным научным центром наркологии
(Кошкина Е.А. с сотр.), показали, что их в населении примерно в 5 раз больше числа зарегистрированных. А это даёт цифру 1,5–2% от всего населения. Федеральная служба по кон-

11
ПРЕДИСЛОВИЕ

тролю за оборотом наркотиков, созданная в 2003 году (ФСКН), оценила в 2013 году численность потребителей наркотиков в России в 8 миллионов, из них 2,3 миллиона – как наркоманов. Это, в общем, соответствует эпидемиологическим оценкам. Следовательно, у нас употребляют или пробуют наркотики около 8% взрослого населения страны, что повыше оценки
употребления наркотиков в среднем в мире, сделанной ООН (5%). Ситуация в нашем котле
тоже стабилизируется, но на предельном давлении пара под крышкой.
Положение утяжелено тем, что у нас, в отличие от западных стран, сейчас преобладает
героиновая наркомания, самая тяжёлая из всех распространённых её видов. В зарегистрированной наркомании она занимает около 80%. Наркомания, вызванная каннабисом, лишь около
7%, кокаиновая наркомания встречается исключительно редко.
В своём интервью в мае 2013 г. глава ФСКН В.П. Иванов сообщил, что героин в России
употребляют до полутора миллионов человек, и что на Россию сейчас приходится около 20%
потребляемого во всём мире героина. По оценке ООН, в России потребляется более 70 тонн
героина (Иванов считает эту оценку сильно завышенной). Почти весь героин поступает к нам из
Афганистана. Везут его контрабандой через Таджикистан, Кыргызстан, Узбекистан, Казахстан
всяческим транспортом во всевозможных тайниках: от бензобаков и автомобильных колёс
до детских игрушек и арбузов. Недавно наркополицейские конфисковали большой груз лука,
в котором каждая луковица была нафарширована героином.
До 1990-х годов наши наркоманы даже не пробовали героин. Довольствовались отечественным опиумом, купленным у мелких наркобарыг или извлечённым собственноручно из мака. Хотя при Горбачёве границы стали свободными, и таможенники тогда не особенно усердно
«шерстили» багаж на наркотики. Но уже в 1992–1993 годах наркологи столкнулись с первыми
героиноманами, через короткое время их стало более сотни тысяч.
Что же случилось с Россией в 1992 году? Непростой вопрос. Автор склоняется, среди
прочих возможных вариантов, к следующему объяснению: сознание банкротства старшего поколения (в лице родителей, интеллектуальных лидеров, моральных авторитетов и т. д.) послужило патогенной почвой для вспышки наркоэпидемии у молодёжи. В катастрофической форме
были потеряны здоровые ориентиры для её социального взросления.
Вопрос ключевой. Разобравшись профессионально в глубинных причинах и механизмах
той роковой перемены в самочувствии общества, что разожгла массовую тягу к одурманиванию сознания именно в начале 1990-х годов, можно будет получить основание для более уверенного поиска адекватных выходов из сложившейся ситуации. Однако создаётся впечатление, что наркологи, социологи, психологи, да и политики не хотят задавать данный вопрос
лишний раз друг другу, и как-то избегают замечать этот роковой рубеж. Говорят о чём угодно
другом: о нейрохимических механизмах тяги к наркотикам, о необходимости поголовного тестирования школьников и студентов на наличие наркотиков в организме, доказывают без конца,
что отваживать от наркотиков надо, начиная с детского сада, видят спасение в тотальном насаждении «здорового образа жизни» – в его бюрократическом, совершенно оторванном от
жизни, понимании, и т. д. И немало деятелей склоняется к идее изоляции наркоманов (а их
миллионы) в специальных поселениях как особо заразных и опасных больных. А ведь по возрасту (большинство – от 18 до 35 лет) – это цвет нации, будущее России.
Причём излечиваемость наркоманов уже многие годы не поднимается выше 3–5%
(в расчёте на всю массу наркоманов), и не спадает половодье наркотиков.
Пока почти все предлагаемые методы относятся к категории принуждения, нажима,
преследования и насилия, как в отношении распространителей наркотиков, так и потребителей. Опытные врачи-наркологи в один голос говорят о бесперспективности принудительного
лечения. А на государственном уровне сейчас ставится настойчиво вопрос о создании системы «реабилитационных центров» для наркоманов фактически по типу советских ЛТП – с решётками на окнах, принудительным стандартным курсом лечения, длительным обязательным
сроком пребывания, суровыми санкциями за нарушение режима, с чиновной администрацией, и прочим.
О необходимости широкого развития системы социальной реабилитации для наркоманов, без которой невозможно надёжное и прочное их излечение, говорится много и давно. Од-

12
ПРЕДИСЛОВИЕ

нако эта система до сих пор находится в зачаточном состоянии. В стране действуют всего
4 государственных реабилитационных центра и насчитывается ещё около 500 мелких некоммерческих реабилитационных организаций, занимающихся наркоманами, большинство которых находятся в «жалком состоянии», как отметил в своём докладе в марте 2013 года
В.П. Иванов. Общая пропускная способность их – не более нескольких тысяч человек, когда
речь должна идти о сотнях тысяч.
Почему-то игнорируется богатый и достаточно успешный мировой опыт самых различных форм социальной реабилитации, в том числе в виде терапевтических сообществ наркоманов, где всё добровольно, всё управляется самими наркоманами, нет назначенных государством администраторов, нет решёток и полицейских, нередко обходятся без штатных врачей, тем
более – наркологов, полная независимость от чиновных ведомств. А государство ещё и приплачивает из бюджета для помощи в таком важном деле.
А пока мы реально можем довольствоваться только успехами в борьбе с незаконным
оборотом наркотиков. Задействованы большие силы: специальные наркополицейские из ФСКН
(их 35 тысяч в офицерском чине), таможенники, пограничные войска, вся полиция, весь судебный аппарат. В 2012 году было раскрыто 240 тысяч преступлений, связанных с наркотиками,
привлечены к судебной ответственности за распространение наркотиков 110 тысяч человек, из
них 13 тысяч крупных наркодельцов. Ликвидировано около 1100 преступных группировок, занимавшихся наркобизнесом. Но наркопреступность быстро возрождается, как гидра.
Не обошли потребителей наркотиков: из названных 240 тысяч раскрытых преступлений
на наркоманов пришлось 150 тысяч. Наркоманы не могут не совершать их: преступными считаются не только производство, доставка и продажа наркотиков, но и их приобретение, и хранение для личного употребления. Приходится наркоманам и приторговывать наркотиками, связываясь с наркодельцами. Наркотик стоит сейчас крайне дорого (доза героина – от нескольких
сотен – до тысячи рублей и более). Промотав все доступные средства, и не видя, что украсть
или не желая этого делать, наркоман для добывания одной дозы для себя должен продать кому-то десять доз.
Во «Всемирном докладе о наркотиках» (ООН) 2012 года подчёркивается, что необходимо идти по пути сокращения не только «предложения» (нелегального рынка) наркотиков, но и
«спроса» на них (для употребления с наркоманической целью), и что не наказание, а лечение и
реабилитация потребителей наркотиков являются более эффективными мерами. С другой
стороны, в своих официальных документах Комитет ООН по контролю над наркотиками (МККН)
постоянно напоминает о том, что правительства должны заботиться о полном обеспечении потребности в наркотических препаратах для медицины в своей стране.
Пока в нашей стране делается всё, чтобы задавить «предложение» наркотического товара, не занимаясь по-настоящему вдумчиво природой высокого и массового «спроса». Пора
поставить его впереди. С этим соглашается, между прочим, в своих последних выступлениях и
главный ответственный за борьбу с наркооборотом В.П. Иванов.
Из-за чрезмерного уровня запретов, ограничений и мер контроля над медицинским использованием наркотических препаратов, без которых в ряде случаев трудно обойтись, страдает население. Особенно остро это сказывается в отношении препаратов для обезболивания.
Страдают от непрерывных страшных болей десятки и сотни тысяч тяжёлых больных (в том
числе раковых), не получивших очередную дозу обезболивающего средства из-за крайне усложнённого порядка их получения. Очень впечатляющую статью по этому поводу опубликовал
в январе 2013 года (Новая газета, 25.01.2013) врач, профессор В. Власов, с выразительным
заголовком «Россия воет от боли».
Врач может выписывать обезболивающий препарат (морфин и др.) только на специальном бланке, который надо получать под подпись, а рецепт нужно утверждать на комиссии
и у главврача. Рецепт даёт право на получение очень небольшого количества лекарства,
обычно достаточного лишь на один-два дня. Действует он только на одно приобретение лекарства, и только в течение пяти дней. Праздничные дни становятся трагедией для больного:
в эти дни новый рецепт оформить невозможно. Больные закреплены за специальными аптеками на основании прописки, и не могут получить лекарство там, где живут. Для жителей се-

13
ПРЕДИСЛОВИЕ

ла препараты практически не доступны – аптек, которым разрешено иметь обезболивающие
препараты, мало даже в крупных городах, в малых – их иногда просто нет. К аптекам, продающим или выдающим наркотические анальгетики, предъявляются требования по безопасности, примерно как к Госбанку – отдельные комнаты, решётки, сейфы, видео, сигнализация,
полицейская охрана. Ни одна аптека не желает заниматься эти хлопотным делом. На строгом
учёте и пустые ампулы от использованного препарата, родственники должны сдавать их и
после смерти больного.
Врачи скорой помощи стали выезжать на пожары и аварии без обезболивающих
средств в чемоданчике. По сообщению В. Власова, некоторые врачи, зная как трудно получить
обезболивание, признаются, что подумывают о самоубийстве в случае тяжёлого заболевания с
невыносимыми болями.
В результате в России на душу населения расходуется в 3–4 раза меньше обезболивающих препаратов из опиатов (морфина и др.), чем в развитых странах, а из современных
сильных анальгетиков – в десятки раз меньше. Ещё десять лет назад бывший министр здравоохранения Т.Д. Дмитриева говорила, что в России совершенно не хватает препаратов для
обезболивания.
Можно было бы привести много других серьёзных неприятностей в жизни людей из-за
перегибов в системе запретов и ограничений, связанных с наркотиками. Запретили населению
сеять без специальной санкции обыкновенный мак, как для продажи, так и для личного потребления, который веками употреблялся в пищу, и содержит совершенно мизерные количества
опиатов. В зёрнах мака их вовсе нет.
В данном предисловии читатель «Словаря» ознакомился с краткой панорамой истории
наркотической проблемы, которая приобрела теперь в развитых и развивающихся странах
уровень государственной важности. Дан срез ситуации на текущий момент. Нужно отметить,
что по вопросам дискуссионного характера автор выражал здесь собственную позицию, а не от
имени научного коллектива, в котором он работает (ННЦ наркологии). В текстах статей «Словаря» дискуссионная подача материала отсутствует. В них содержатся в нейтральной форме
современные представления и соответствующие факты по конкретным темам, как подобает
книгам энциклопедического формата.
В «Словаре» – более 1000 статей, отражающих клинические, биологические, психологические и социальные явления, сопряжённые с употреблением наркотических и других психоактивных веществ и болезненной зависимостью от них. Приводятся также описания ряда «нехимических зависимостей» (патологическое влечение к азартным играм, навязчивый шопинг,
трудоголизм, интернет-зависимость или «нетаголизм» и др.). Описываются факты и обстоятельства, важные для понимания истории отношений человечества с одурманивающими веществами.
Даются определения терминов и понятий, использующихся в профессиональной наркологии.
Словарь рассчитан, прежде всего, на врачей, психологов, социологов, педагогов, юристов, журналистов и других лиц, активно противодействующих наркомании в России.
Автор
Мирошниченко Лев Дионисович,
август, 2013

15
АБЕ - АБС

А
Аберрантный мотивационный синдром (aberrant motivational syndrome) — наблюдается у хронических курильщиков каннабиса и характеризуется потерей интереса к окружающей жизни и одновременно
сверхценным отношением к наркотическому образу
жизни (в отличие от амотивационного (amotivational)
синдрома – с общим снижением мотиваций).
Абиссинский чай — напиток, представляющий собой отвар из листьев и молодых побегов африканского кустарникового растения кат (см.). Производит стимулирующее и кардиотоническое действие (подобно
кофеину) благодаря наличию в нем алкалоидов катина (см.), катидина и катинина (см.). Традиционно употребляется в некоторых африканских странах, в том
числе в Эфиопии (Абиссинии), странах Аравийского
полуострова и др. В Эфиопии этот напиток был известен раньше кофе и чая.
Син.: арабский чай (англ. Arabian tea).
Абсорбция наркотика (лат. absorptio – поглощение, англ. drug absorption) — всасывание, проникновение наркотика в кровяное русло организма. Учитываются темп абсорбции и доля оставшегося вещества
в месте введения. Различия в абсорбции при разных
способах приема наркотического средства и разных
его видах определяются многими факторами.
Во всех случаях, кроме внутривенной инъекции
(проглатывание, вдыхание, внутримышеная инъекция
и т. д.) принятый наркотик должен проникнуть как минимум через одну биологическую оболочку, прежде
чем начнется его распространение с кровотоком по
организму. Поскольку оболочки состоят главным образом из липидов, абсорбируются быстрее те наркотики, которые лучше растворяются в жирах.
Другой значимый фактор – форма, в которой вводится наркотик: в виде водного раствора он уже полностью готов к абсорбции и абсорбируется быстрее,
чем в суспензии, масляной смеси или твердом виде.
Абсорбция вещества, принимаемого в твердом
виде, зависит от условий в той части организма, куда
оно попадает. Например, вдыхание (ингаляция) наркотика в виде пара или дыма дает быструю и почти полную абсорбцию через слизистую оболочку легких.
Состояние пищеварительного тракта влияет на абсорбцию веществ, принимаемых внутрь. Некоторые
вещества практически нерастворимы в кислой среде
желудка, что ограничивает возможность их абсорбции.
Сильное кровообращение в месте абсорбции ускоряет ее.
Имеет значение площадь абсорбирующего участка;

чем она больше, тем быстрее вещество всасывается в
кровь.
Факторы, влияющие на абсорбцию наркотика или
иного психоактивного вещества, могут действовать
как раздельно, так и одновременно, и результат может
различаться в зависимости от времени и конкретных
условий.
См. также: Способы введения психоактивных веществ в организм; Биодоступность (Биологическая
доступность).
Абстинент (лат. abstinens, abstinentis – воздерживающийся) — сторонник воздержания, например, от
употребления алкогольных напитков, табака, наркотиков. Абстинентами по отношению к наркотикам бывают вегетарианцы, натуристы, по отношению к алкоголю – приверженцы некоторых религий: ислама,
буддизма и др.
Абстинентного синдрома специфика при разных видах зависимости — проявляется в выраженности типичной для этого синдрома симптоматики и в
наличии отдельных, характерных для конкретного вещества, симптомов.
Для опийной абстиненции характерны слезо- и
слюнотечение, чихание, насморк, боли в межчелюстных суставах, что отсутствует, например, при барбитуровой и алкогольной абстиненции. Вместе с тем при
опийной абстиненции отсутствуют атаксия (расстройство координации движений) и тремор, характерные
для эфедриновой, барбитуровой, гашишной, алкогольной абстиненции, а также у злоупотребляющих
транквилизаторами и летучими органическими растворителями. Озноб и «гусиная кожа», двигательное
беспокойство характерны для абстинентного синдрома при зависимости от снотворных, транквилизаторов
и опиатов, но отсутствуют при гашишизме.
При опийной и гашишной абстиненции пот ощущается «холодным», а при барбитуровой и алкогольной –
«горячим». При опийной абстиненции озноб возникает приступами и очень характерен частый жидкий стул
с тенезмами.
Абстинентный синдром при различных видах зависимости развивается в разные сроки в соответствии с
видом вещества. Наиболее быстро появляются первые
абстинентные признаки при алкоголизме – спустя несколько часов после обрыва потребления алкоголя;
при барбитуромании – к концу первых суток, при опиомании и гашишизме – через 20–24 часа.
Абстинентного синдрома специфика у разных
видов опиоидов — проявляется как в динамике развития синдрома, так и в выраженности отдельной симптоматики. Так, синдром отмены кодеина развивается
медленнее, чем при морфинизме и героиномании, достигая максимальной остроты лишь на пятые-шестые

16
АБС - АБС
сутки. Симптоматика при этом менее интенсивна, но
более стойкая. Аффект менее напряжен, депрессия
выражена незначительно. Психическое беспокойство
обычно отсутствует. Диспепсические явления и боли в
мышцах выражены не столь сильно. Однако тягостные
мышечные ощущения, боли в межчелюстных суставах
и вазомоторные явления (насморк, чихание, слезо- и
слюнотечение) весьма акцентированы.
Синдром лишения метадона и пропоксифена качественно не отличается от героинового и морфинового, но, как и при употреблении кодеина, имеет другую
динамику во времени. Первые симптомы появляются лишь через 24–48 часов после последнего приема
наркотика. Пик симптоматики приходится на третийчетвертый день. Обратное развитие синдрома отмены также более длительно, чем при морфинизме и
героиномании.
Синдром лишения пентазоцина клинически протекает так же, как синдром лишения морфина, однако
его не удается полностью купировать метадоном.
Абстинентного синдрома фазы при опийной
наркомании, см. Фазы опийного абстинентного
синдрома.
Абстинентный синдром (англ. withdrawal
syndrome) — комплекс симптомов, отражающих резкое ухудшение самочувствия при снижении дозы
или прекращении приема (отсюда другое название
– «синдром отмены») наркотика или другого психоактивного вещества после некоторого периода его
регулярного употребления и привыкания к нему.
Он может проявиться также, когда действие принятого наркотика нейтрализуется специфическими
веществами-антагонистами.
Проявление абстинентного синдрома свидетельствует о перестройке всей функциональной деятельности организма в ответ на хроническое употребление
психоактивного вещества. Организм патологическим
образом приспосабливается (привыкает) к тому или
иному веществу и в этом смысле становится «зависимым» от него. Абстинентный синдром является ключевым признаком сформировавшейся «физической зависимости» от психоактивного вещества. Стремление
к его приему в состоянии абстиненции усиливается.
Проявления синдрома отмены устраняются или облегчаются приемом дозы привычного наркотика или же
вещества со сходным фармакологическим действием.
В последние годы было обнаружено участие гормона кортикотропин-релизинг фактора в нейрохимическом механизме развития синдрома отмены алкоголя,
кокаина и опиатов аналогично тому, как этот гормон
участвует в развитии ответной реакции организма на
стресс.
Клинические проявления абстинентного синдрома различны при разных видах наркоманий и токсико-

маний, как и сроки его формирования от начала регулярного употребления вещества (см. Абстинентного
синдрома специфика при разных видах зависимости).
Но есть и общие характерные черты: широкий спектр
эмоциональных нарушений (от тревоги и раздражительности до вялой депрессии); психическое напряжение; нарушения витальных потребностей (аппетита,
сна); разнообразная вегетативная симптоматика (расширение зрачков, диспепсические проявления, нарушения сердечно-сосудистой регуляции и мышечного
тонуса и др.).
Симптомы абстиненции могут быть выражены
сильнее или слабее в зависимости от конституциональных особенностей индивидуума и продолжительности приема наркотика. В процессе хронического
употребления ряда психоактивных веществ, в том числе некоторых наркотических, абстинентный синдром
не развивается или выражен крайне незначительно.
Абстинентный синдром развивается не одномоментно, а на протяжении некоторого отрезка времени.
При этом наблюдается определенная последовательность появления той или иной симптоматики, характерной для данного вида наркомании. Можно выделить острый период абстинентного синдрома, когда
в наибольшей степени выражена и развернута вся
симптоматика, и «отставленный» период абстинентного синдрома, называемый также периодом «неустойчивого равновесия» (Пятницкая И.Н., 1994) или «постабстинентным состоянием» (см.) (Винникова М.А.,
1999), когда на первый план выступают астенические,
депрессивные, невротические, психопатоподобные
расстройства. На их фоне иногда возникают соматовегетативные и вегетативно-алгические симптомы, имитирующие картины абстинентного синдрома в период
обрыва приема, но отставленные во времени.
Абстинентный синдром – яркий признак проявления болезни зависимости в стационарных условиях
отмены потребления, и специфичность его бывает такова, что наблюдение даже в первые часы госпитализации позволяет нередко диагностировать как факт наркоманической зависимости, так и форму наркомании.
См. Абстинентного синдрома специфика при разных видах зависимости; Абстинентный синдром опийный, а также статьи об отдельных видах зависимости.
Син.: абстиненция; синдром отмены; синдром лишения. Англ.: Withdrawal reaction; Withdrawal state.
Абстинентный синдром опийный (морфинный)
— проявляется типичным образом для всех опиоидов,
начиная с опия и его основного компонента – морфина и кончая синтетическими метадоном и пропоксифеном. Различия отмечаются в отдельных частностях,
в степени выраженности отдельных проявлений, в
особенностях динамики развития синдрома (см. Абстинентного синдрома специфика у разных опиоидов).
Эталоном опийного абстинентного синдрома может

17
АБС - АБУ
служить картина абстинентного синдрома при морфинизме, с ним принято сравнивать проявления абстиненции при других опиоидах.
Абстинентный синдром при морфинизме начинает
проявляться через 6–18 часов от последнего приема
наркотика тревожно-тоскливым аффектом с усилением влечения к наркотику. Окружающее становится
серым, скучным. Появляются двигательное беспокойство, зевота, слюно- и слезотечение, обильные выделения из носа (ринорея), многократное чихание, ощущение закладывания носа, «гусиная кожа», зябкость в
ногах, озноб, боли в мышцах рук, ног, в пояснице, боли
в суставах и костях, тошнота, жидкий стул. Зрачки расширены, пульс учащен, артериальное давление повышено, дыхание учащено. Характерным симптомом
является двигательное беспокойство со стремлением
постоянно менять положение тела (тасикинезия). На
всем протяжении абстинентного синдрома нарушен
сон.
Поведение больных в опийной абстиненции определяется не только тяжестью состояния, но и личностными особенностями. Тоскливо-тревожное настроение может сочетаться с истерическими проявлениями
и агрессивным поведением в отношении окружающих.
Симптоматика проявляется в определенной последовательности (см. Фазы опийного абстинентного
синдрома) и нарастает в своей тяжести в течение первых трех суток. При злоупотреблении ацетилированным опием (кустарным героином) и героином все симптомы появляются почти одновременно.
В типичном случае абстинентный синдром вначале
выражается только в появлении соматовегетативных
расстройств, в дальнейшем присоединяются боли. После исчезновения болей в течение некоторого времени остается нарушенный сон, длительное время может
сохраняться выраженная слабость с возникновением
одышки при незначительной физической нагрузке.
Усилившееся влечение к интоксикации постепенно ослабевает, но остается достаточно интенсивным на протяжении первых месяцев воздержания от наркотика.
Длительность абстинентного синдрома колеблется
от 5 до 12 дней – в зависимости от вида опийного наркотика, давности заболевания и суточной дозировки
наркотика.
Абстинентный синдром у новорожденных —
может возникнуть, если мать во время беременности
принимала наркотик опийного ряда. В таком случае
возникает риск развития у плода пассивной зависимости от наркотика. По некоторым данным, страдают
синдромом отмены при рождении от 60 до 90% младенцев, подвергавшихся в утробе матери хроническому воздействию героина, метадона, меперидина, кодеина или пентазоцина.
Синдром отмены опиоидов у новорожденных проявляется мекониевой (зеленоватой) окраской кожи,

повышением глазодвигательной активности, повышенным тонусом мышц. тремором, гиперрефлексией,
миоклоническими судорогами и даже генерализованными судорожными припадками. Дети гиперактивны,
поверхностно и мало спят, часто надрывно плачут. У
них наблюдаются слезотечение, икание, чихание, потение, повышение температуры тела, частая зевота,
полиморфные высыпания на коже, срыгивания принятой пищи, рвота, понос.
У многих новорожденных в состоянии отмены опиоидов нарушен сосательный рефлекс, заложен нос,
учащено дыхание.
Лабораторно выявляются алкалоз (респираторного происхождения) и гипербилирубинемия.
Синдром отмены героина возникает в течение 24–
48 часов после рождения. Синдром отмены метадона
развивается несколько позже, однако его проявления
более тяжелые и стойкие. Максимальная тяжесть состояния наблюдается на 3–4-е сутки, продолжительность – до 2–3 недель.
Для купирования абстинентного синдрома у новорожденного во многих странах назначают родильнице
соответствующий опиоидный наркотик в снижающихся дозах с учетом того, что наркотик попадает в грудное молоко (в России этот метод запрещен). В Средней
Азии существует народное средство спасения младенцев, рожденных матерями-наркоманками, – окуривание их наркотическим дымом.
По некоторым данным, синдром отмены опиоидов
у новорожденных в раннем постнатальном периоде в
3–5% случаев приводит к смерти, если он вовремя не
распознан или его не лечат.
Абузус (лат. аbusus – злоупотребление, излишество) — употребление большого количества спиртных
напитков или наркотиков в течение сравнительно непродолжительного времени (от одного до нескольких
дней) с развитием постоянно выраженного опьянения. По миновании состояния опьянения наблюдается тяжелый постинтоксикационный синдром, для которого характерны выраженные соматовегетативные
и аффективные нарушения. Повторные приемы алкоголя или наркотических веществ в ближайшее время
после окончания абузуса обычно не улучшают самочувствия, а, напротив, могут даже ухудшить его. Этим
абузус отличается от истинного запоя (и абстинентного синдрома).
Кроме того, в отличие от истинного запоя абузус
значительно легче прерывается в связи с внешними
обстоятельствами.
Син.: абузус алкогольный; абузус наркотический;
эксцесс алкогольный; эксцесс наркотический.
Абузус лекарственный, абузус ремедиорум (лат.
abusus remediorum) — злоупотребление лекарственными средствами в количествах, превышающих ле-

18
АБУ - АГО
чебные дозы, и при отсутствии показаний к их применению. Речь идет о широком спектре лекарственных
препаратов, например витаминах, антибиотиках и т. п.,
не относящихся к наркотическим, психотропным, обезболивающим или сильнодействующим средствам.
Син.: лекарствомания; лекомания; фармакомания
(см.); misuse of drugs (англ.); missbrauch (нем.).
Абузус наркотический (лат. аbusus – злоупотребление, излишество) — прием значительного количества наркотика, обуславливающий состояние выраженной интоксикации, которая поддерживается
повторными приемами наркотика в течение сравнительно непродолжительного времени (от одного до
нескольких дней). После выхода из этого состояния
обычно переживается тягостное физическое и психическое самочувствие, включая симптомы постинтоксикационного синдрома.
Син.: эксцесс наркотический.
Абулия (лат. abulia, греч. a – отрицание, baule –
воля) — недостаточность, слабость или отсутствие
воли, утрата желаний и побуждений к деятельности.
Безучастность, бездеятельность. Выраженные в сильной степени, они не позволяют больным выполнять
какие-нибудь действия, вплоть до невозможности
встать с кровати и одеться. Может быть врожденной
(при
глубокой
степени
олигофрении)
или
приобретенной в течение некоторых психических
заболеваний.
Часто
сочетается
с
апатией
(апатико-абулический синдром). Встречается при
эндогенных депрессиях, шизофрении, органическом
поражении головного мозга конвекситально-лобной
локализации, а также при некоторых наркоманиях.
Абулию в нерезко выраженной степени принято
определять как гипобулию (Э. Кречмер).
Автоматизм лекарственный — повторный прием лекарства при отсутствии ожидаемого эффекта от
предыдущей дозы. Чаще всего речь идет о снотворных
средствах. Когда сон не наступает, несмотря на прием снотворного, то в некоторых случаях сильное желание заснуть в сочетании с эффектом предыдущих
принятых доз может вызвать состояние своеобразного оглушения (снижения ясности сознания) с понижением уровня критичности. Это, в свою очередь, ведет
к дальнейшему бесконтрольному приему снотворных
средств, вплоть до разового (одновременного) приема всей упаковки, часто в сочетании с транквилизаторами или другими средствами, действующими на
центральную нервную систему, если они оказываются
под рукой. Возникающее таким образом острое отравление, часто весьма тяжелое, иногда трудно отличить
от суицидальной попытки. Феномен, аналогичный лекарственному автоматизму наблюдается также у больных наркоманией (токсикоманией) с повышенной то-

лерантностью к наркотическому средству в процессе
подбора ими новой дозы, вызывающей искомое опьянение. Этот феномен лежит в основе многих летальных случаев передозировки наркотиков.
Агасфера синдром — описан P. Wingate (1951) у
психопатических личностей с явлениями медикаментозной токсикомании. Больные часто обращаются в
различные клиники для получения наркотиков, сильнодействующих веществ и любых других медикаментов, к которым у них имеется пристрастие. При этом
они сочиняют драматические истории о якобы имеющихся у них заболеваниях, иногда даже причиняют
себе различные повреждения для обоснования потребности в лекарствах.
Синдром назван по имени библейского Агасфера,
вечного странника, персонажа многих легенд.
Агонист (англ. agonist) — вещество, обладающее
способностью благодаря химическому строению своих молекул конкурировать на клеточном уровне с
другим веществом за точки (рецепторы – см.), через
которые реализуется их воздействие на функции организма. Таким путем агонист может ослаблять вредное
действие другого вещества и применяться с этой целью при лечении (например, наркомании, отравлений
или других токсических расстройств).
Агонист обычно обладает физиологическим действием, сходным с действием вещества, с которым он
конкурирует. Все опиоиды (морфин, героин, кодеин,
оксикодон и др.) являются по отношению друг к другу
агонистами опиоидных рецепторов (см.).
Типичным агонистом героина является метадон, который широко применяется в западных странах в заместительной терапии (см.) героиновой наркомании.
Ср. с антагонистами (см.), которые действуют, блокируя клеточные рецепторы.
Агонист частичный — вещество, обладающее
ограниченным конкурентным действием на клеточные рецепторы (см. Агонист).
Термин частичный агонист обычно применяется по
отношению к опиоидным рецепторам.
Типичным частичным мю-агонистом среди опиоидов является бупренорфин.
Агонисты-антагонисты — вещества, которые при
взаимодействии с клеточными рецепторами (см.) обнаруживают амбивалентные свойства, действуя в отношении одних рецепторов как агонисты (см.), а в отношении других – как антагонисты (см.).
Агонисты-антагонисты опиоидных рецепторов
— препараты, проявляющие агонистическую активность в отношении одних типов опиоидных рецепторов (см.) и антагонистическую – в отношении других.

19
АГО - АДД
Так, налбуфин является частичным агонистом каппа-рецепторов и антагонистом мю-рецепторов. Благодаря смешанному спектру опиоидной активности
налбуфин оказывает обезболивающее действие за
счет активации каппа-рецепторов (агонистический
эффект), но при этом устраняет также явления угнетения внешнего дыхания, вызванные действием мюагонистов, например, морфином (антагонистический
эффект).

этилбутирил)-мочевина). Белый кристаллический порошок с очень слабым запахом; мало растворимый в
воде, растворимый в спирте. Умеренное снотворное
действие не сопровождается нарушениями общего
состояния, дыхания, кровообращения. Назначается
внутрь.
Используется также в целях получения наркотического опьянения
Син.: карбромал (carbromal); сомналин (somnalin).

Агонисты опиоидных рецепторов — вещества,
фармакологические эффекты которых развиваются
вследствие активации опиоидных рецепторов (см.).
Такими агонистами являются все опиоиды, типичным
представителем которых в этом качестве является
морфин.

Аддикт (англ. addict – предаваться чему-либо)
— лицо, проявляющее чрезмерное пристрастие (аддикцию – см.) к употреблению какого-либо психоактивного вещества или к какой-либо форме поведения, приобретающей для него сверхценный характер
(азартная игра, коллекционирование и т. д.).

Агонисты опиоидных рецепторов частичные
(парциальные) — вещества, обладающие менее выраженным фармакологическим действием на опиоидные рецепторы по сравнению с полными агонистами
(такими, как морфин, героин, метадон, фентанил и т. д.),
причем проявление этого действия ограничено определенной дозой. Агонистическое действие препаратов таких веществ проявляется при их изолированном введении или при одновременном назначении с
малыми дозами полных агонистов. На фоне действия
больших доз агонистов парциальные агонисты проявляют антагонистические свойства.
Способность частичных агонистов к антагонистическому действию при взаимодействии с полными
агонистами позволяет использовать эти вещества в
качестве антидотов при передозировке наркотиков в
условиях отсутствия опиоидных антагонистов. Антагонистической активностью парциальных агонистов
объясняется их способность усиливать проявления
абстинентного синдрома при назначении в ранней
фазе острой отмены героина или других опиоидов.
Типичным частичным мю-агонистом является бупренорфин (см.).
Син.: агонист парциальный.

Аддиктивное поведение (англ. addictive behavior;
addict – предаваться чему-либо) — поведение, отражающее доминирующее стремление личности к обладанию предметом зависимости (и его употреблению)
либо к определенным видам активности (деятельности). Фактически это реализация состояния аддикции
(см.).
Аддиктивное поведение, связанное с чрезмерной
озабоченностью в отношении получения и употребления наркотиков и других психоактивных веществ,
несмотря на возможные неблагоприятные последствия, является отражением болезненной зависимости от них (наркомании, токсикомании). Постоянная
чрезмерная охваченность определенными видами активности и соответствующее поведение также могут
отражать болезненное состояние зависимости (трудоголизм, игроманию, сексоголизм и т. д.).
Некоторые психиатры трактуют аддиктивное поведение как форму ухода или «бегства» от реальности
путем искусственного изменения своего психического состояния посредством приема психоактивных веществ или занятия определенными видами деятельности с целью развития и поддержания интенсивных
эмоций (Короленко Ц.П., Донских Т.А., 1990; и др.).
Можно отметить следующие психологические особенности лиц, склонных к аддиктивным формам поведения (Segal B., 1989): 1) сниженная переносимость
трудностей повседневной жизни наряду с хорошей
переносимостью кризисных ситуаций; 2) скрытый
комплекс неполноценности, сочетающийся с внешне проявляемым превосходством; 3) внешняя социабельность, сочетающаяся со страхом перед стойкими
эмоциональными контактами; 4) стремление уходить
от ответственности в принятии решений; 5) стереотипность, повторяемость поведения; 6) тревожность.
Син.: зависимое поведение.

Агрипнофобия — страх ожидаемой бессонницы
во время предстоящего переживания абстиненции
у опийных наркоманов. При поступлении в клинику
многие пациенты высказывают опасения, связанные
не столько с ожиданием болевых проявлений синдрома отмены, сколько с ожиданием обусловленной
им бессонницы. Отсюда постоянные просьбы пациентов о назначении им дополнительных снотворных
средств. Данный симптом можно рассматривать как
частное проявление фобии отмены (см.).
Адалин (Adalin) — седативное и снотворное средство, относительно малотоксичное в дозах 0,25–
1,0 г в сутки (хим. название – N-(альфа-бром-альфа

Аддиктогенное вещество — психоактивное вещество, вызывающее болезненное пристрастие (ад-

20
АДД - АДД
дикцию, зависимость, наркоманию, токсикоманию). То
же, что наркогенное вещество.
Аддиктология (англ. addictology) — наука о болезненном пристрастии (аддикции – см.) к употреблению
психоактивных веществ или к определенным видам
деятельности. Она изучает различные виды химической (наркомании и токсикомании) и нехимической
(поведенческой) зависимости, механизмы их формирования, диагностики, лечения и реабилитации.
Этот термин в определенной мере эквивалентен
русскоязычному термину «наркология» (см.).
Аддикция (англ. addiction) — анормальное или
болезненное пристрастие, привыкание к алкоголю,
наркотикам или другим психоактивным веществам, а
также к некоторым формам поведения, например, к
азартным играм, ритмической музыке, перееданию,
рискованному поведению, экстремальным видам
спорта, компьютерным играм, коллекционированию
и др.
Термин «аддикция» в США и других западных странах используется как равнозначный зависимости
(англ. dependence).
Син.: зависимость; болезнь зависимого поведения;
пристрастие; болезненное пристрастие.
Аддикция к трате денег (англ. compulsive buying)
— разновидность аддикции нехимической (см.), выражающаяся в неодолимой страсти делать многочисленные покупки. Характерно, что у таких лиц в промежутках между походами за покупками развиваются
аффективные нарушения депрессивного спектра, нарастает психическое напряжение, которое может быть
ослаблено очередной покупкой, после чего обычно
возникает состояние расслабления и чувство вины. В
целом таким лицам свойствен широкий спектр негативных эмоций, положительные же эмоции, вплоть до
эйфории, возникают чаще только в процессе совершения покупки. Растут долги, возникают проблемы с
законом, во взаимоотношениях с семьей. Иногда эта
аддикция реализуется через Интернет – покупки совершаются в виртуальных магазинах.
Неконтролируемое влечение совершать покупки
упоминалось еще в работах Э. Крепелина и Е. Блейлера. На современном этапе научный интерес к этой проблеме оживился сравнительно недавно. Аддикция к
трате денег была описана и классифицирована McElroy
и коллегами в 1990-х годах в соответствии с диагностическими критериями американской классификации
DSM-III-R для расстройств обсессивно-компульсивного и аддиктивного характера. Авторы предложили четыре диагностических критерия для этой аддикции,
причем для постановки диагноза достаточно наличия
одного из них:
1) часто возникают озабоченность покупками или

внезапные порывы что-либо купить, ощущаемые как
непреодолимые, навязчивые и/или бессмысленные;
2) регулярно совершаются покупки не по средствам,
часто покупаются ненужные вещи, или хождение по
магазинам занимает значительно больше времени,
чем изначально планировалось; 3) озабоченность
покупками, внезапные порывы или связанные с этим
особенности поведения сопровождаются ярко
выраженным дистрессом, становятся серьезной
помехой
в
повседневной
жизни
и
в
профессиональной деятельности, или влекут за собой
финансовые проблемы (например, долги или
банкротство); 4) проявление чрезмерного увлечения
покупками и хождением по магазинам не связано с
периодами гипомании или мании.
По американским данным (Black D., 1996), эта аддикция встречается у 2–8% от общей популяции, из которых женщины составляют 80–95%.
Аддикция к трате денег часто сочетается с аффективными расстройствами, химической зависимостью,
в том числе алкоголизмом, и пищевой аддикцией.
Син.: аддикция к покупкам; навязчивый шопинг; избыточный шопинг; ониомания.
Аддикция нехимическая (англ. nonchemical
addiction) — аддикция, при которой объектом зависимости является не какое-либо психоактивное вещество, а вид поведения. Другое название – аддикция
поведенческая.
Сюда обычно относят чрезмерное пристрастие к
азартным играм (гемблинг патологический – см.); работе (работоголизм); сексу (аддикция сексуальная,
сексоголизм – см.); трате денег (страсть к покупкам или
аддикция к трате денег – см.); спортивным занятиям
(аддикция упражнений – см.), в том числе к экстремальным видам спорта; телевизионным программам (телеаддикция). В последние годы описываются все новые
виды аддикции, связанные с новейшими технологиями – так называемые «технологические аддикции»,
такие как чрезмерная поглощенность компьютером и
компьютерными играми (кибераддикция), Интернетом
(интернет-зависимость – см.) и мобильным телефоном. Описана даже «зависимость от веселого автовождения» (joy riding dependence), или «синдром Тоада».
Выделяют также «аддикцию любовных отношений»,
подразделяя ее на три вида: любовную аддикцию, сексуальную аддикцию и аддикцию избегания.
Чрезмерная психологическая привязанность человека к определенной группе («группе по интересам»,
«тусовке», секте, реабилитационному сообществу и
др.) трактуется как «аддикция отношений».
Рассматривают в качестве аддикции привычку находиться в состоянии постоянной нехватки времени
(«ургентная аддикция»). Пребывание в каком-то ином
состоянии способствует развитию у человека чувства
дискомфорта и даже отчаяния.
Некоторые авторы трактуют как аддикцию фанати-

21
АДД - АДД
ческое поведение или фанатизм во всех его проявлениях (религиозный, политический, спортивный, национальный и др.).
К промежуточному виду поведенческой аддикции
относят аддикцию к еде (аддикцию пищевую – см.), поскольку в этом случае непосредственно задействованы также и химические компоненты. Сюда же некоторые авторы относят и противоположное настойчивое
стремление к голоданию с целью похудения, укрепления здоровья, улучшения внешнего вида («аддикция
голодания»).
Основной диагностический критерий для всех видов нехимических аддикций заключается в особом изменении состояния сознания в период реализации зависимости, близко к психопатологическому понятию
«сверхценной идеи».
I. Marks (1990) предложил следующие критерии для
диагностики поведенческих (нехимических) зависимостей: 1) побуждение (тяга) к контрпродуктивной поведенческой деятельности; 2) нарастающее психическое
напряжение, пока деятельность не будет завершена;
3) завершение данной деятельности немедленно, но
ненадолго снимает напряжение; 4) возникновение
повторной тяги и напряжения через некоторое время – часы, дни или недели (симптомы абстиненции);
5) внешние проявления уникальны для данного синдрома аддикции; 6) последующее существование индивидуума определяется внешними и внутренними
проявлениями (дисфория, тоска); 7) гедонистический
оттенок на ранних стадиях аддикции.
Нехимические аддикции часто сочетаются с другой
психической патологией: аффективными, обсессивнокомпульсивными и личностными расстройствами, неврозами и химическими зависимостями. Исследования показывают, что многие патологические игроки
лечатся от других психических расстройств. Установлено, что при определенных обстоятельствах одна аддикция может переходить в другую. Это справедливо
как для химических, так и нехимических аддикций. Например, наркомания может переходить в алкоголизм,
а любовная или спортивная аддикция – в игровую
зависимость. Нередко химическая аддикция может
трансформироваться в нехимическую (и наоборот)
или сочетаться с ней. Так, интернет-зависимость переходит в алкоголизм и может сочетаться с игроманией. Полиаддиктизм – явление относительно нередкое,
клинические его проявления и динамика дополнительно подкрепляют гипотезу о единой патогенетической природе аддиктивных расстройств химического
и нехимического ряда.
Предложена нейрохимическая модель для понимания того, как психоактивные вещества и разные
виды поведенческой аддикции могут вызывать сходный аддиктивный феномен (Milkman H., Sunderwirth
S., 1987). Авторы исходят из того, что люди, стремящиеся удовлетворить свое желание, обнаруживают три

основных типа реакции: возбуждение, пресыщение
либо усиление пристрастия. Возбуждение сопровождается увеличением выброса медиаторов дофамина
и норадреналина, пресыщение – гамма-аминомасляной кислоты (ГАМК), а усиление пристрастия – серотонина. Аддиктивное поведение, связанное с переменой настроения, может вызывать те же реакции ЦНС,
что и аддиктогенные вещества, индуцирующие изменение настроения. Например, возбуждения можно достигнуть при помощи веществ-стимуляторов (кокаина,
амфетамина), гемблинга или рискованного поведения.
Все это приводит к увеличению выброса норадреналина или дофамина в мозге. Алкоголь или бензодиазепины, чрезмерное потребление пищи или просмотр
телевизионных передач помогают снять напряжение,
успокоиться. Другими словами, если человек является нехимическим аддиктом, то фактически его аддикция представляет собой набор поступков и видов поведения, вызывающих нейрохимические изменения,
подобные тем, которые возникают в результате потребления аддиктогенных веществ.
В «Международной классификации болезней»
(МКБ-10) нозологически выделены следующие «расстройства привычек и влечений», которые могут быть
отнесены к нехимическим аддикциям: 1) игровая зависимость (патологическое влечение к азартным играм)
– код F63.0; 2) патологическое влечение к поджогам
(пиромания) – код F63.1; 3. патологическое влечение
к воровству (клептомания) – код F63.2; 4) трихотилломания (периодически проявляющаяся неспособность
противостоять влечению выдергивать у себя волосы);
5) другие расстройства привычек и влечений, включая
самоповреждающее (аутоагрессивное) поведение, –
код F63.08.
Не названные в МКБ-10 виды нехимической зависимости предложено классифицировать следующим
образом (Дудко Т.Н., 2008): 1) работоголизм; 2) компьютерная (интернет-зависимость), гаджет-аддикция
(мобильный телефон, CD-плеер, портативный компьютер и др.); 3) бессмысленная трата денег (тратомания,
опиомания); 4) пищевые – патологическое обжорство
и голодание; 5) аддикция отношений; 6) аддикция ургентная; 7) любовные аддикции и аддикции избегания;
8) сексуальная аддикция; 9) спортивная аддикция (аддикция упражнений); 10) духовный поиск; 11) состояние перманентной войны.
К наиболее распространенным в настоящее время нехимическим аддикциям относят игровую зависимость, интернет-зависимость и аддикцию к трате
денег.
Син.: аддикция поведенческая; зависимость
нехимическая.
Аддикция пищевая (англ. food craving, food
addiction) — стремление к процессу приема пищи, когда оно приобретает черты зависимости. Обычно отно-

22
АДД - АДР
сится к аддикции нехимической (поведенческой) (см.),
но есть точка зрения, что это промежуточный тип, поскольку вовлечены биохимические механизмы усвоения пищи организмом.
Одно из распространенных объяснений этого явления заключается в том, что еда тогда становится аддиктивным фактором, когда она используется с целью
ухода от неприятной реальности. В состоянии фрустрации возникает стремление «заесть неприятность».
Это в известной мере удается, поскольку происходит
фиксация на вкусовых ощущениях и вытеснение неприятных переживаний. При этом появляется стремление затянуть процесс еды во времени.
Высказывается также точка зрения, что прием
пищи активизирует эндогенную опиоидную систему и
тем самым – мозговую «систему подкрепления».
Аддикция к еде – это, с одной стороны, психологическая зависимость, с другой – утоление голода. По
мере того как еда приобретает все больший аддиктогенный потенциал, происходит искусственное стимулирование чувства голода. Переедающий человек входит в зону повышенного обменного баланса. Чувство
голода начинает появляться сразу с падением концентрации глюкозы в крови после очередного приема
пищи. Физиологические механизмы рассогласовываются. Человек начинает есть слишком много и часто.
На каком-то этапе он начинает стыдиться переедания
и скрывать факт аддикции. Аддикт начинает есть в
одиночку, в промежутках между любыми делами. Все
это приводит к потере контроля над количеством потребляемой пищи и опасным для здоровья последствиям (нарастанию массы тела, нарушениям обмена
веществ и др.).
Пищевую аддикцию не следует смешивать с патологически неутолимым чувством голода – булимией, которая возникает в ряду первичных психопатологических симптомов некоторых психических расстройств:
органических заболеваний мозга, шизофрении, умственной отсталости и др. В основе же возникновения
пищевой аддикции, как и любой другой, лежит положительное эмоциональное подкрепление.
До настоящего времени нет полного единогласия
по поводу существования пищевой аддикции как самостоятельного вида аддикции. В одном из обзоров
литературы (Pelchat M., 2002) делается вывод о сходстве механизмов развития пищевой и химической
зависимости. В пользу этой позиции говорят также
факты неконтролируемого влечения к сладостям у
больных алкоголизмом и наркоманией, находящихся
в ремиссии.
Син.: аддикция к еде.
Аддикция упражнений (англ. exercise addiction)
— одна из разновидностей аддикции нехимической
(см.), когда тяга к интенсивным физическим упражнениям становится доминантным влечением. Возмож-

ность такой аддикции стала обсуждаться в последние
десятилетия, когда было обращено внимание на сходство последствий от отмены физических нагрузок с
некоторыми эффектами отмены аддиктогенного вещества. Был описан, например, своеобразный синдром
отмены, который развивается при депривации интенсивных упражнений в виде бега и включает тревогу,
напряжение, раздражительность, мышечные подергивания и т. д. Авторы этого исследования предложили
для данного случая термин «аддикция бега» (running
addiction).
Помимо бега в современной литературе имеются клинические описания возникновения аддикции
упражнений при занятии другими видами спорта,
включая и то, что принято называть «спортом для здоровья». Обращено внимание на то, что наибольший
аддиктогенный потенциал заключают в себе спорт
ради «высших достижений» и становящиеся все более
популярными экстремальные виды спорта.
С помощью специального «Опросника на аддикцию упражнений» было показано, что существует прямая связь между количеством часов в неделю, уделяемых спорту, и риском развития зависимости.
Выдвинуты (Murphy M., 1993) три гипотезы возникновения аддикции упражнений. Термогеническая
гипотеза предполагает, что упражнения увеличивают
температуру тела и тем самым снижают тонус мышц
и соматическую тревогу. Катехоламиновая и эндорфиновая гипотезы находятся в русле современных
воззрений на общую нейрофизиологическую и нейрофармакологическую природу возникновения химических зависимостей.
Замечено, что аддикция упражнений, как и любая
другая нехимическая зависимость, может менять форму и переходить в другую зависимость, в том числе химическую. Возможно, именно с этим связан высокий
процент случаев алкоголизма и наркомании среди
бывших профессиональных спортсменов.
Син.: спортивная аддикция.
Аддитивное поведение (англ. addition – прибавление, дополнение) — донозологическая, предболезненная форма алкогольной, наркотической или токсикоманической зависимости, преклиническая стадия
этих болезненных расстройств.
Адипартрол (Adiparthrol) – амфетамин, см.
Амфетамины.
Адренорецепторы (от лат. ad – при, renalis – почечный и recipere – получать) — клеточные структуры, избирательно взаимодействующие с нейромедиаторами катехоламинового ряда (норадреналином,
адреналином, дофамином) и преобразующие энергию
этого взаимодействия в энергию нервного импульса.
Полагают, что определенные патологические измене-

23
АЖИ - АКТ
ния функционирования адренорецепторов в синапсах нервных клеток головного мозга, возникающие
под воздействием употребления наркотиков, являются ключевым звеном в формировании наркотической
зависимости.
Различают альфа-адренорецепторы, характеризующиеся наибольшей чувствительностью к норадреналину, и бета-адренорецепторы, наиболее чувствительные к изопропилнорадреналину (изадрину).
Син.: адренореактивные структуры; рецепторы
адренергические; системы адренореактивные.
Ажитация (лат. agitatio – приведение в движение)
— сильное психомоторное возбуждение с аффектом
тревоги и страха. Может возникнуть при передозировке некоторых наркотиков, например амфетаминов.
Айахуаска (аяхуаска) — 1. Южноамериканская
древесная лиана Malpighaecaeus (Banisteriopsis
caapi), богатая алкалоидами (особенно внутренний
камбий коры), которые обеспечивают галлюциногенный эффект приготовленному из нее отвару. За обладание этим эффектом она получила название «визионерская лоза». Это вьющееся растение может достигать
в длину более ста метров и в период зрелости весить
тонну и больше. 2. Галлюциногенный напиток, изготавливаемый традиционно, в том числе для целительства, из древесной лианы Banisteriopsis caapi коренным населением, живущим в бассейне реки Амазонки
в Южной Америке (Перу, Колумбия, Бразилия). На языке индейцев племени кечуа «аяхуаска» означает «вино
мертвых» или «вино душ». Другое название – «йаге».
Напиток готовят кипячением растительного сырья
в воде в течение нескольких часов. Психотропный эффект обеспечивается алкалоидами, относящимися к
группе бета-карболинов (см.). Наиболее важными из
них в этом отношении являются гармин, гармалин и
тетрагидрогармалин.
Напиток очень неприятен на вкус, может вызвать
сильную тошноту и рвоту. Местные шаманы («аяхуаскеро») утверждают, что эффект создается не веществами, содержащимися в нем, а обитающими в растениях духами. Они называют этот напиток «великим
лекарством», которое способствует установлению
контактов с духами и может исцелить от недуга либо
указать на причину и средство от него. По их мнению,
для исцеления даже не важно, кто принял «йаге» – сам
больной или его врачеватель.
Предметное содержание галлюцинаций и иллюзорных картин, вызванных аяхуаской, в значительной
степени зависит от психологического состояния и интеллектуального уровня человека, употребившего его,
а также от особенностей обстановки. В окружении
местной природы после приема аяхуаски человеку,
прибывшему из городского мира, грезились красочные картины джунглей, полеты удивительных бабо-

чек и птиц, видения опасных животных, эротические
сцены, слышались звуки девственного леса. При испытании напитка в городской обстановке никаких красочных картин джунглей и обитавших в ней зверей не
наблюдалось. Галлюцинации в этом эксперименте носили мрачноватую окраску.
Акайрия (греч. a – отрицание, kairos – надлежащая
мера, норма) — проявление у больных назойливости,
навязчивости, прилипчивости., Например, больной
многократно задает одни и те же вопросы, несмотря
на полученные на них ответы, обращается повторно с
теми же вопросами, не слушая объяснений, и т. п. Это
явление объясняется рассогласованием моторной и
вербальной инициативы при наличии общей психической ригидности.
Акайрия впервые была описана при постэнцефалитических состояниях, затем – при хорее Гентингтона,
паркинсонизме, эпилепсии, при нейролептическом
синдроме. Термин впервые употребил М.И. Аствацатуров (1928).
В последнее время термин применяется также при
описании психического статуса больных опийной (героиновой) наркоманией, находящихся в абстинентном состоянии (Сиволап Ю.П., Савченков В.А., 2001).
Акарофобия (лат. akari – клещ, phobos – страх, боязнь, опасение) — страх мелких предметов и живых
существ (кнопок, игл, насекомых, червей и проч.), который нередко сопровождается навязчивыми мыслями о том, что эти предметы и живые существа могут
проникнуть или уже проникли через кожу в организм.
Встречается при кокаиновой наркомании, для которой
характерны ощущения «ползания мурашек» под кожей.
Акатизия (греч. a – без-, не-; kathisis – усаживание)
— двигательное беспокойство, неспособность длительное время сохранять одну и ту же позу, сидеть, лежать, чем-либо сосредоточенно заниматься. Один из
характерных симптомов синдрома отмены опиоидов.
Впервые был описан Гашковцем (L. Hashkovec) в 1901 г.
при истерии. Наблюдается также при нейролептическом экстрапирамидном синдроме.
Акт Гаррисона (Harrison Act; полное название –
Harrison Narcotics Tax Act Of 1914) — принятый в США в
декабре 1914 г. (вступил в действие в марте 1915 г.) федеральный закон, который поставил под государственный контроль оборот опийных наркотиков. Ранее злоупотребление наркотиками в США ограничивалось в
основном небольшими группами лиц асоциального
поведения и богемными салонами и не представляло
особой социальной значимости. Основным одурманивающим веществом для американцев в тот период был
алкоголь. Героин, морфин и кокаин продавались в аптеках без рецепта и по доступной цене. В открытых по

24
АКТ - АЛЕ
всей стране так называемых «наркодиспансерах» наркозависимым лицам выдавали необходимую им дозу
героина или выписывали соответствующий рецепт.
Однако в 1912 г. в Нью-Йорке и некоторых других городах среди молодежи значительно возросло злоупотребление героином путем внутривенной инъекции
(это явление было названо «шприцевой эпидемией»),
что послужило толчком для принятия этого закона.
Закон требовал регистрации (лицензирования) и
уплаты специального налога от всех, кто импортировал, производил, продавал (или передавал кому-либо
бесплатно) опиум, полученные из него продукты, а также кокаин. Все зарегистрированные участники оборота должны были сдавать подробные официальные
отчеты по специальным формам о том, как они распорядились этими веществами. Их использование допускалось только по назначению врача, причем врачи
могли предписывать их по своему усмотрению при любых болезнях, кроме наркотической зависимости. (Отчетности об использовании наркотиков от врачей не
требовалось.) Личное хранение наркотика без рецепта от врача рассматривалось как нарушение закона.
Действующие «наркодиспансеры» стали закрываться
(последний такой наркодиспансер был закрыт по решению правительства в 1923 г.). За любое нелегальное
обращение с опийными наркотиками грозило тюремное заключение; за возможным немедицинским использованием был установлен жесткий контроль.
К положительным результатам принятия данного закона относят то, что он поставил в центр внимания американского общества всю опасность злоупотребления наркотиками в национальном масштабе и
ввел в действие определенные механизмы борьбы с
этой опасностью. Однако распространено устойчивое
мнение, что Акт Гаррисона послужил причиной возникновения крупного криминального бизнеса в сфере
производства и распространения наркотиков. Акт не
уничтожил полностью немедицинское использование
опиатов, а в действительности дал начало развитию
в США преступности, связанной с наркотиками. Нелегальное использование опиатов означало контрабанду опиума и героина в страну, повышение цен на
них, изменение и расширение состава потребителей
опиатов. Когда опиаты оказались вне закона, их употребление сосредоточилось в больших городах, где
доставкой наркотиков занимались организованные
преступные группировки.
Акт Гаррисона оставался в США основой федерального законодательства по контролю над наркотиками
вплоть до 1970 г.
Актедрон (Actedron) — см. Амфетамин.
Активный наркотик (англ. powerfull drug) — термин, употребляемый в основном в англоязычной литературе в отношении наркотического средства или

психотропного вещества, вызывающего при его применении разнообразные медико-биологические эффекты (расторможенность, дезориентировка, эйфория, зависимость и т. п.).
Актинг-аут (англ.; acting – действующий, out – вне,
вон) — термин, употребляемый в современной американской психиатрии, в частности для обозначения
отреагирования действием на конфликтную ситуацию. При этом субъект не отдает себе полного отчета о смысле совершаемых действий и не учитывает их
возможных последствий. Проявляется рискованными поступками, не спровоцированной агрессией, самоповреждениями, приемом больших доз алкоголя
и других психоактивных веществ. Последнее обычно
встречается у лиц, имеющих определенный опыт употребления этих веществ, и может закрепиться в виде
привычной формы личностного реагирования, опасной возможным развитием алкогольной (наркотической) зависимости.
Акцепт (нем. Akzept) — немецкая организация, основанная в 1990 г. с целью добиваться «приемлемой
и гуманной наркополитики». Составляет часть европейского движения за декриминализацию наркотиков
(см.).
Алатин (англ. Alateen) — название группы само- и
взаимопомощи для детей лиц, употребляющих психоактивные вещества, работающей в программе «12
шагов» (см. Двенадцать шагов). Цель занятий группы
Алатин – обучение детей (в подростковом возрасте) из
неблагополучных семей использованию механизмов
психологической защиты (нормативной реакции на
болезнь родителей, преодоление деструктивных отношений в семье), профилактика возможного начала
употребления психоактивных веществ самим ребенком, а также предотвращение девиантного поведения
– уходов из дома, контактов с наркотической субкультурой или криминальной средой и др. Программа направлена на формирование позитивной мотивации
ребенка.
Первая группа Алатин была основана в 1957 г. в Калифорнии (США) сыном алкоголика, участвовавшего в
группе АА (Анонимных алкоголиков). Затем эта форма
взаимопомощи распространилась по США и многим
другим странам.
Алекситимия (греч. a – отрицание, lexis – речь,
thymos – душа, настроение, чувство) — затруднение в
описании своего состояния, вербальном самоотчете, в
передаче самощущений и их психологической оценке.
Термин предложен Питером Сифнеосом (P. Sifneos) в
1967 г. Наблюдается при психосоматических заболеваниях, особенно часто при соматизированных латентных депрессиях (Sifneos P., 1972; Busow G., 1985).

25
АЛК - АЛЬ
Алекситимия обнаруживается нередко у больных
алкоголизмом и наркоманией. Она способствует снижению их адаптивных возможностей и является одним
из психологических факторов развития синдрома зависимости (Плоткин Ф.Б., 2009).
Алекситимия характерна для больных опийной
наркоманией с ранним началом заболевания. Во время беседы такие больные часто дают односложные,
стереотипизированные или неопределенные ответы,
обнаруживают бедный словарный запас, примитивность суждений, отсутствие интереса к рефлексированию. Не исключается возможность формирования
алекситимии в качестве осложнения, связанного с задержкой психического развития вследствие наркотизации, а также с деградацией личности.
Алкалоиды растений семейства пасленовых
(Solanaceae) — алкалоиды некоторых представителей
этой группы растений (волчья ягода, дурман, гиосциамус черный, мандрагора и др.), обладающие психотическим действием (атропин, гиосциамин, скополамин
– см.). Они вызывают делириозные состояния, характеризующиеся прежде всего обильными зрительными
обманами восприятия.

симости, здесь обычно не выражен. Больные более
сохранны, характеропатия, психопатоподобные расстройства обычно отсутствуют, хотя определенное
личностное снижение заметно: оскудение интересов, вялость, безынициативность. Правда, это с большим основанием можно объяснить годами предшествующего употребления опиоидов. Не выражены и
соматические дисфункции алкогольного характера:
миокардиодистрофия, гепатиты и др. Возможно, это
объясняется тем, что больные еще до развития соматических осложнений оказываются в стационаре, потому что переход опиоманов на алкоголизацию быстро вызывает социальную декомпенсацию.
Однако аффективные расстройства, особенно в состоянии опьянения, наступают быстро, параллельно с
утяжелением алкоголизации. Часть больных, страдавших опиоманией, начинает свое знакомство с правоохранительными органами только после приобщения
к алкоголю.
Алкоголь в сочетании с лекарственными средствами, см. Сочетание приема алкоголя с седативноснотворными средствами.
Аллобарбитал, см. Барбитураты.

Алкоголизм у лиц, в прошлом зависимых от
опиоидов — развивается в значительной мере атипично. Обращает на себя внимание внезапное, без
видимых причин, начало пьянства, изначальная компульсивность влечения к алкоголю и потеря контроля над дозой, частые сопорозные опьянения. Бросается в глаза резкий и быстрый рост толерантности к
спиртному. Если до алкоголизации больной пребывал
в первой или начале второй стадии опиомании, то уже
в течение первого полугода алкоголизации толерантность может подняться до 1,5 л водки. Если же он был
в третьей стадии опиомании, толерантность не растет
и остается на первоначальном уровне (до 0,5 л водки).
Синдром похмелья формируется также с катастрофической быстротой – уже на второй-третий месяц алкоголизации. Пьянство имеет систематический характер только в первые несколько месяцев, в дальнейшем
начинаются истинные запои, характеризующиеся падением толерантности и нарастающим физическим истощением. Алкоголизация быстро приобретает форму
третьей стадии алкоголизма.
Бывший больной опиоманией обычно в течение
года проделывает тот путь, который у больного алкоголизмом без предшествующей наркотизации занимает 10–15 лет.
Вместе с тем развившийся на почве предшествующей опийной наркомании алкоголизм отличается отсутствием признаков энцефалопатии как в неврологической, так и психической сферах. Интеллектуальный
дефект, свойственный больным алкоголизмом, пьянствующим в той же манере, с той же степенью зави-

Аллорфин (Allorphin), см. Налорфин.
Алудрин (Aludrin) — N-изопропилнорадреналин,
симпатикомиметическое средство, применяемое как
психостимулятор. Вызывает делириозные расстройства, чаще у пожилых людей. Возможна психическая зависимость без формирования абстинентного
синдрома.
Альбатроса синдром (Johnston F.A.C., 1967) — описан у психопатических личностей, страдающих пристрастием к приему некоторых лекарственных средств,
и заключается в преследовании больным ранее лечившего или оперировавшего его врача с целью вымогательства у него анальгетиков, психотропных средств
или наркотиков, иногда с требованием повторной
операции. Характерны жалобы больных на непрекращающуюся слабость, бессонницу, болевые ощущения,
частую рвоту. Назван так по имени персонажа поэмы
английского поэта-романтика XIX в С.Т. Кольриджа
«Сказание о Старом Мореходе». Рассматривается как
вариант синдрома Мюнхгаузена (Wermut W., 1980).
(См. также Анальгетомания.)
Альволин (Alvolin) — снотворное средство, производное пиперидина. Применяется также в немедицинских целях для одурманивания.
Альтернативное поведение — один из подходов
в профилактике наркоманий, когда в качестве основ-

26
АЛЬ - АМФ
ной задачи ставится формирование поведения, не совместимого с употреблением наркотиков. При этом
особое внимание уделяется умению индивидуума
распознавать рискованные обстоятельства и сопротивляться внешнему давлению, толкающему к употреблению наркотиков. Под альтернативным поведением
чаще всего имеется в виду вовлечение в различные активные виды досуга, спорт, разные хобби, творческие
кружки и т. д.
Альфа-метилфентанил — синтетический опиоид
из группы фентанила. По морфиновому стандарту обезболивающего действия в 2 раза сильнее фентанила и
в 200 раз сильнее морфина. В медицинских целях не
применяется. Синтезируется в подпольных лабораториях и распространяется на подпольном наркорынке
под жаргонным названием «белый китаец» (см.).
Американский совет по антинаркотическому
образованию (American Council for Drug Education –
ACDE) — основан в 1977 г. с целью распространения
знаний в населении по поводу риска для здоровья в
связи с употреблением психоактивных веществ. Руководствуясь идеей, что просвещение населения – это
лучшее средство его защиты от злоупотребления наркотиками, Совет готовит, публикует и распространяет
соответствующие просветительские материалы, пропагандирует результаты научных исследований, организует конференции.
До 1983 г. носил название «Американский совет
по марихуане и другим психоактивным веществам»
(American Council on Marijuana and other Psychoactive
Drugs). Управляется «Домом Феникса» (см.).
Амилнитрит (англ. amyl nitrite) — метилбутиловый эфир азотистой кислоты, препарат с сильным сосудорасширяющим действием. Представляет собой
прозрачную, желтоватую, весьма летучую жидкость с
фруктовым запахом. Очень плохо растворим в воде,
смешивается во всех соотношениях со спиртом.
Амилнитрит расширяет периферические, в том
числе коронарные и мозговые сосуды, усиливает кровоток в мозговых артериях и артериолах, вызывает тахикардию (120–140 уд./мин). Оказывает спазмолитический эффект в отношении гладких мыщц внутренних
органов. Вдыхание паров амилнитрита сопровождается покраснением и повышением температуры кожи,
особенно лица и верхней половины туловища, ощущением тепла.
В медицинской практике применяется для снятия
болей при приступах стенокардии и желчной колики,
для послеоперационной профилактики эректильной
дисфункции, а также в качестве антидота при отравлении цианидами.
Способность амилнитрита вызывать при его вдыхании эйфоризирующий эффект и сексуальное возбуж-

дение может стать причиной злоупотребления им в
немедицинских целях.
Амитал-натрий, см. Барбамил.
Амобарбитал, см. Барбамил.
Амфепрамон, см. Фепранон.
Амфетамин (АМФ) (Amphetamine) — сильный синтетический стимулятор центральной нервной системы
(хим. название – альфа-метилфениламин).
В чистом свободном виде это подвижная жидкость,
с типичным запахом амина и резко-жгучим вкусом.
Слегка растворим в воде (1:20 в холодной, 1:3 в горячей), мало растворим в спирте. Температура кипения
– 200–230 °С. Молекула амфетамина имеет два стереизомера – d и l. Из них d-изомер (декстроамфетамин,
декседрин) более активен как стимулятор ЦНС. Коммерческий амфетамин (фенамин, бензедрин) является
смесью обоих изомеров.
В фармации в тех странах, где он разрешен для медицинского использования, существуют такие формы амфетамина: амфетаминсульфат (фенамин) – кристаллы со слабогорьким вкусом в сопровождении
чувства онемения и амфетаминфосфат – кристаллы
с горьким вкусом, более растворимые в воде, чем
амфетаминсульфат.
Амфетамин быстро абсорбируется в организме человека и появляется в моче спустя 20 минут после его
приема в форме таблеток. В течение 24 часов выводится до 30% принятой дозы. Основной путь его метаболизма в организме – дезаминирование с превращением в фенилацетон и далее – в бензойную кислоту.
Общее возбуждающее воздействие амфетамина, как и его аналогов, на ЦНС выражается в ощущении прилива сил, бодрости, улучшения настроения,
в уменьшении потребности во сне (подробнее о действии и механизме действия см. Амфетамины). Эти
эффекты ведут к злоупотреблению препаратом и формированию сильной психической зависимости (см.
Амфетаминовая наркомания).
Амфетамин был синтезирован в 1887 г. в поисках
аналогов растительного алкалоида эфедрина и стал
использоваться сначала в качестве ингаляционного
средства для расширения бронхов, в частности при лечении бронхиальной астмы. Его психоактивные свойства стали известны лишь к 1927 г., и с тех пор началось его использование в качестве стимулятора ЦНС,
для подавления аппетита, для лечения гиперкинезии у
детей и нарколепсии (см.). Однако затем, в итоге почти
тридцатилетнего наблюдения, были сделаны выводы
о формировании зависимости от него и его аналогов.
Кроме того, стали очевидными тяжелые медицинские
последствия длительного и регулярного использования препарата: увеличение вероятности мозговых

27
АМФ - АМФ
кровоизлияний, повышение артериального давления,
аритмии, а также бредовые состояния. Эта информация потребовала резкого ограничения и контроля лекарственного применения амфетамина и его аналогов.
(См. также Амфетаминов история.)
Когда амфетамин рекомендовался как средство
преодоления усталости и повышения умственной и
физической работоспособности (1940–1950-е гг.), советовали не применять его в течение длительного
времени, поскольку он лишь мобилизует резервы организма и не устраняет потребности в нормальном отдыхе и восстановлении сил. В качестве противопоказаний приводилось следующее (Машковский М.Д., 1978):
старческий возраст, бессонница, состояние возбуждения, заболевания печени, гипертония, атеросклероз,
органические заболевания сердечно-сосудистой системы. Высшие рекомендованные дозы для взрослых
внутрь: разовая 0,01 г, суточная 0,02 г. У наркоманов
обычная оральная или интраназальная разовая доза
составляет 5–15 мг (суточная – значительно больше),
для внутривенного введения – 20–40 мг, но вследствие
возросшей толерантности разовая доза может доходить до 1–2 г. Вместе с тем при случайном употреблении доза 30 мг может оказаться токсичной.
В настоящее время в России медицинское использование амфетамина и содержащих его комбинированных лекарственных препаратов запрещено (Список
I в «Перечне наркотических средств, психотропных
веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в
РФ»), за исключением производных, включенных в
качестве самостоятельных позиций в Перечне.
В нелегальную продажу амфетамин поступает в
основном в форме таблеток, иногда в виде порошка,
капсул, сиропов, эликсиров. В зависимости от условий
нелегального производства и добавок (глюкозы, крахмала, сульфата магния, глутамата натрия, кофеина,
прокаина, антипирина и др.) цвет варьирует от белого
(как у лекарственного препарата) до желтого, розового или коричневого. Часто эти препараты амфетамина
имеют характерный и неприятный запах вследствие
неполного удаления органических растворителей.
Патентованные названия: Адипартрол, Актедрин,
Актедрон, Бензедрин, Декседрин, Ортедрин, Психедрин, Симпаметин, Стенамин, Фенамин и др.
Амфетаминовая зависимость — может сформироваться при регулярном употреблении амфетаминов (см.) как в терапевтических, так и в других целях.
К немедицинскому употреблению побуждают эйфорический и сильный стимулирующий эффекты, которые
выражаются в субъективном ощущении необычного
душевного подъема, уверенности в своих силах и способностях, ясности ума и сообразительности, легкости
движений и других эффектов стимуляции. С целью достижения этих эффектов при повторных приемах препарата увеличивается доза и частота введения веще-

ства, что способствует формированию наркотической
зависимости.
Психическая зависимость формируется быстро и
бывает очень сильной. Хотя толерантность (см.) сначала растет медленно (в течение недель при употреблении препаратов в дозах, близких к терапевтическим), в последующем она достигает таких степеней,
что наркоманы могут применять амфетамины в дозах,
в десятки и сотни раз превышающих терапевтические.
Наркоман начинает вводить стимулятор несколько
раз в течение дня. При введении больших доз, особенно при внутривенном введении, могут возникать обманы восприятия. Но наличие зрительных и слуховых
обманов не является препятствием для наращивания
доз.
Развивающаяся толерантность в первую очередь
касается эйфорических эффектов амфетаминов, из-за
чего требуется постоянно наращивать дозы, в то время как возбуждение и характерная для амфетаминов
бессонница продолжают проявляться при прежних
дозах.
При редком эпизодическом употреблении амфетаминов в терапевтических дозах формирование зависимости проблематично.
При начале злоупотребления сразу с высоких доз
толерантность возрастает очень быстро.
Физическая зависимость развивается при длительном постоянном употреблении амфетаминов, ее выраженность обычно незначительна. При резкой отмене препарата могут возникать: усталость, ощущение
разбитости, понижение и неустойчивость артериального давления, депрессивное состояние, невыраженные соматовегетативные нарушения, повышенный
аппетит, повышенная сонливость днем и бессонница ночью. Иногда преобладают раздражительность,
злобность, истерические реакции со склонностью к
аутоагрессии. Продолжительность синдрома отмены
– до 2–3 недель.
Некоторые авторы рассматривают абстинентный
синдром при злоупотреблении амфетаминами как затянувшееся постинтоксикационное состояние.
При длительном злоупотреблении амфетаминами
отмена наркотика может вызвать шизофреноподобные затяжные или хронические психозы с поведенческими расстройствами, галлюцинациями и бредом (см.
Амфетаминовый психоз). Описаны амфетаминовые
психозы, продолжающиеся от 2–3 недель до нескольких месяцев.
Хроническая интоксикация амфетаминами у наркоманов приводит к общему истощению, заметному
падению массы тела (отмечена потеря до 40 кг), разрушению зубов из-за прекращения или изменения продукции слюны, вегетососудистым нарушениям, патологическому развитию личности.
Вместе с тем у лиц, систематически употребляющих амфетамины, отмечается сохранность ясного со-

28
АМФ - АМФ
знания, памяти и ориентации, а также отсутствие формальных расстройств мышления.
Для амфетаминовых наркоманов характерна циклическая форма употребления наркотика. После
инъекции или сеанса курения ощущается короткий,
но очень сильный эффект – всплеск ощущений, длящийся несколько минут («приход»). После спада эффекта, несмотря на то что концентрация стимулятора
в крови еще достаточно высока, вводится следующая
доза, затем следующая и т. д. («скоростные бега», англ.
speed circle). Например, ритм цикла может быть таким:
инъекции производятся каждые 50–60 минут в течение 2–3 дней. Затем 6–10 часов длится период отказа
от наркотика и угасания симптомов («отход») и длительный сон в течение 1–2 суток. Другой вариант: принимается по 15 г в день в ритме по 1 г каждые 4 часа в
течение 24 часов (и до 20 дней).
С формированием цикличности потребления психостимулятора у наркоманов развивается достаточно
ранняя социальная декомпенсация. Больные вступают в конфликт с окружением, они оказываются не в
состоянии продолжать учебу, работу, часто уходят из
дому. Нарастают грубость, раздражительность, взрывчатость, учащаются агрессивные реакции. Характерна потеря больными нравственно-этических качеств.
При этом типична грубая переоценка больными своей личности. Они считают себя высокоодаренными,
творческими натурами, хотя их «творческая» продукция в состоянии опьянения обычно поражает своей
стереотипностью.
Медикаментозное лечение амфетаминовой зависимости предусматривает использование нейролептиков (аминазин, сонапакс, галоперидол, трифтазин,
тизерцин, хлорпротиксен), транквилизаторов (диазепам, лоразепам), альфа-адреноблокаторов (фентоламин), бета-адреноблокаторов (пропранолол).
Прогноз лечения амфетаминовой зависимости
считается более благоприятным, чем для героина.
Ее лечение и реабилитация, как и других видов наркотической зависимости, осуществляется в реабилитационных центрах и терапевтических общинах с
применением методик индивидуальной, групповой
и семейной психотерапии. Если злоупотребление амфетаминами было непродолжительным, бывает достаточным короткое пребывание на лечении в стационаре с последующим амбулаторным наблюдением.
Амфетаминов история — датируется с 1887 г.,
когда был синтезирован амфетамин (метилфенилэтиламин) как аналог растительного алкалоида – эфедрина. Сначала он получил довольно широкое распространение в качестве ингаляционного лекарственного
средства для расширения бронхов, в частности при
лечении бронхиальной астмы. Его рекомендовали как
средство от простуды и воспалений слизистой носа
благодаря его сосудосуживающему эффекту, а так-

же как противоядие при отравлениях седативными
препаратами.
В 1927 г. выявилась его способность стимулировать
ЦНС подобно адреналину. Очень скоро он стал очень
модным лекарством, применяющимся при широком
спектре расстройств, включая астению, депрессии, головную боль, повышенную сонливость, тошноту и рвоту во время беременности, избыточную массу тела. Он
был предложен также для стимулирования родовой
деятельности и уменьшения утомления роженицы.
С 1935 г. его стали применять для лечения нарколепсии, с 1937 г. – при лечении постэнцефалитического паркинсонизма (совместно с холинолитическими
препаратами).
В 1930–1940-х гг. возник широкий энтузиазм по
поводу его применения в качестве стимулятора, который был аналогичен энтузиазму, возникшему при
вводе в фармакологическое использование кокаина
в 1880-х гг. Таблетки амфетамина стали популярными
прежде всего среди ночных водителей транспорта и
других ночных работников как средство против утомления и сонливости, а также среди студентов, преподавателей и ученых как средство повышения умственной работоспособности. Появившимся сообщениям о
побочных эффектах и возможном формировании зависимости не придавалось значения как не стоящим
серьезного внимания. Амфетамин и появившиеся его
производные (с общим названием амфетаминов)
были недорогими и легкими для фармацевтического
производства в больших количествах.
Во время Второй мировой войны амфетамин широко использовался военными в Великобритании,
США, Германии и Японии. Он назначался, чтобы повысить боеспособность и сноровку, противодействовать
усталости, сну (например, у пилотов ночной авиации),
повысить настроение и выносливость.
После войны на военных складах остались запасы
миллионов таблеток амфетамина (бензедрина), демобилизовались миллионы солдат, получивших кратковременный опыт употребления амфетамина как стимулятора. Фармацевтическая индустрия развернула
большую рекламную кампанию различных производных амфетамина с широким набором коммерческих
названий. Выпускаемые в виде таблеток, в 1950-х гг.
они стали растворяться в воде и вводиться непосредственно в кровоток теми, кто начал злоупотреблять
амфетаминами как наркотиками.
Первый большой всплеск злоупотребления амфетаминами произошел в Японии сразу после войны, где
принимался в основном метамфетамин внутрь или
внутривенно. Затем последовала в конце 1950-х гг.
волна злоупотребления амфетаминами в Швеции.
Злоупотребление началось среди интеллектуалов в
так называемых Metamorphos-группах, но скоро распространилось и в других группах населения. Амфетамины до сих пор остаются преобладающими наркоти-

29
АМФ - АМФ
ками на шведской арене злоупотребления.
Вместе с тем в этот же период стали накапливаться
бесспорные данные о серьезных медицинских последствиях длительного и регулярного использования амфетамина (риск мозговых кровоизлияний, повышение
артериального давления, аритмии, бредовые состояния и др.).
Сначала в Японии, затем и в других развитых странах стали приниматься и усиливаться правоохранительные меры против злоупотребления амфетаминами и их нелегального оборота.
В США главный пик злоупотребления амфетаминами пришелся на середину 1960-х гг. с особенно высоким показателем распространенности в университетской популяции (13%). В Великобритании развилась
параллельная эпидемия злоупотребления, в конце
1960-х она в основном спала, продолжающие злоупотреблять принимали преимущественно инъекционный метамфетамин. Стало нарастать употребление
амфетаминов в других европейских странах. В Восточной Европе на протяжении 1960-х гг. существенно выросло подпольное изготовление амфетаминов как для
местного употребления, так и для экспорта в Западную
Европу.
В конце 1970-х гг. амфетамины в США стали терять
широкую популярность, и в качестве стимуляторов
ЦНС стали предпочитаться другие наркотики, как, например, кокаин, особенно в курительной форме крэка. В США амфетамины стали больше ассоциироваться
с бандами и приобрели среди наркоманов репутацию
опасных наркотиков. Тем не менее в 1984 г. в США насчитывалось 1,8 млн злоупотреблявших этими наркотиками и их число снизилось несущественно к последнему времени.
Злоупотребление амфетаминами в западных и
ряде других стран до сих пор сохраняет достаточно
большие масштабы. По оценкам ООН, число злоупотреблявших ими в мире в 2008 г. составляло порядка
30 млн человек.
В 1990-х гг. появилась курительная форма метамфетамина (на жаргоне ice – «лед») и приобрели популярность в молодежной «рэйв-культуре» многие другие
наркотические препараты, родственные амфетамину,
например «экстази». В настоящее время амфетамины
с немедицинскими целями принимаются преимущественно внутрь – непосредственно или разведенными
в прохладительных напитках или пиве. Они могут также втягиваться в нос подобно кокаину.
Во второй половине XX века амфетамин имел некоторое ограниченное применение в психоневрологической практике при лечении состояний, сопровождающихся сонливостью, вялостью, апатией, астенией.
При шизофрении его применение приводило к обострению болезненного состояния, нарастанию враждебности, усилению бредовых идей.
По инициативе ООН медицинское применение ам-

фетаминов было поставлено под государственный
контроль.
До настоящего времени амфетамины используются
за рубежом для лечения гиперактивных детей, а также
нарколепсии, отдельных депрессивных расстройств.
Из-за высокого аддиктивного потенциала они более
не применяются как средство снижения массы тела.
Амфетаминовый психоз (англ. amfetamine
psychosis) — психическое расстройство, развивающееся во время или после повторного приема умеренных
или больших доз амфетаминов (см.). Характеризуется
бредом преследования и отношения, часто в сопровождении слуховых и тактильных галлюцинаций на фоне
непомраченного сознания. Характерны нарушения
схемы тела и восприятия человеческих лиц. Иногда
после приема очень высоких доз наркотика возникает
острый делирий. Типична враждебно-агрессивная настроенность больного, которая может привести к неспровоцированным актам насилия.
Амфетаминовый психоз может напоминать параноидную шизофрению, протекающую с бредом преследования. От шизофрении его помогают отличить такие
признаки, как преобладание галлюцинаций, наличие
временами спутанности сознания, отсутствие шизофренических нарушений мышления. Надежным инструментом для дифференциальной диагностики являются
лабораторные тесты, выявляющие наличие амфетаминов в моче.
Амфетамины — группа аминов (фенилалкиламинов), обладающих мощным стимулирующим действием на ЦНС по типу симпатомиметиков. Свое название
группа получила по первому синтезированному (в
1887 г.) препарату из этой группы – амфетамину (см.).
Существует большое количество фармацевтических вариантов амфетаминов и более 50 нелегальных
видов амфетаминов и амфетаминоподобных веществ.
Среди амфетаминов наиболее распространенными препаратами являются: сам амфетамин (в виде
амфетамина сульфата, коммерческие названия – актедрин, фенамин, бензедрин и др.), метамфетамин
(первитин, метедрин, дезоксин), бензфетамин, фентермин (фастин), пара-хлорфентермин (дезопимон),
фенфлурамин (минифаж, пондимин), эфедрин, псевдоэфедрин (псиэфедрин), метилэфедрин, фепранон (амфепрамон, диэтилпропион, анорекс), метилфенидат
(риталин, меридил, центедрин), фенметразин (прелудин), меклофеноксат (ацефен, кларетил, церутил), мезокарб (сиднокарб) и некоторые др.
По химическому строению и некоторым фармакологическим свойствам (главным образом по периферическому действию) амфетамины близки к препаратам группы адреналина.
Основные способы приема амфетаминов – пероральный (через рот) и интраназальный, реже – внутри-

30
АМФ - АМФ
венный и внутримышечный. За последнее десятилетие
среди злоупотребляющих этими препаратами приобрел распространение ингаляционный путь введения
– вдыхание паров, образующихся при их нагревании.
После приема амфетамины распределяются по всему
организму и легко проникают через гематоэнцефалический барьер. Пиковая концентрация в плазме крови при ингаляционном применении достигается в течение нескольких минут, после внутримышечной или
внутривенной инъекции – через 30 минут, при пероральном введении – через 2–3 часа. Амфетамины метаболизируются в печени путем гидроксилирования и
дезаминирования и выводятся с мочой. Период полувыведения составляет 10–30 часов в зависимости от
дозы, химической структуры амфетаминов и рН мочи
(при щелочной реакции мочи скорость элиминации
уменьшается). В частности, метамфетамин выводится
из организма медленнее, чем амфетамин, помимо этого, в процессе метаболизма он частично превращается в амфетамин.
Разовые дозы амфетаминов при различных способах введения составляют 5–40 мг. Смертельная разовая доза амфетамина и метамфетамина – около 200 мг.
При развитии толерантности у хронических потребителей принимаемая доза может превышать 1000 мг.
Типичными симптомами воздействия амфетаминов
как симпатомиметиков (путем стимуляции альфа- и бета-адренорецепторов) являются: расширение зрачков
(с сохранением реагирования на свет), тахикардия,
учащенное дыхание, повышенное артериальное давление, расслабление мускулатуры бронхов, повышенная потливость, гипертермия, гиперрефлексия и др.
Эти эффекты более продолжительны, но менее выражены, чем у адреналина.
Механизм их действия на ЦНС связан с повышением высвобождения и предотвращением обратного захвата катехоламинов и серотонина в синапсах клеток
мозга. Кроме того, они могут тормозить активность
моноаминоксидазы в цитоплазме. Таким образом, повышается уровень этих нейромедиаторов, в частности
дофамина. В результате амфетамины действуют как эффективный пусковой механизм моноаминергической
передачи нервных импульсов. С этим связано эйфоризирующее и стимулирующее действие амфетаминов,
которое приводит к возбуждению, снятию усталости.
Общее действие амфетаминов выражается в приподнятом настроении, веселости, ощущении физической бодрости и ясности мышления, в ускорении ассоциативных процессов и повышении умственной
работоспособности, в стремлении к деятельности и
физической активности, в уменьшении аппетита и потребности во сне. Однако по окончании воздействия
может последовать состояние вялости, разбитости, угнетенного настроения.
По мере нарастания уровня содержания препарата
в крови усиливается возбуждение и гиперактивность;

могут наблюдаться повышенная общительность, самоуверенность, явная переоценка своих возможностей,
иногда – многоречивость и излишняя суетливость,
стремление все время находиться в движении, а также
раздражительность, беспокойство, тревога, агрессивное поведение.
Кроме того, при приеме (кратковременном, иногда
одно-двукратном) высоких и очень высоких доз амфетаминов могут возникать острые интоксикационные
психозы, включающие расстройства сознания, зрительные и тактильные галлюцинации, напряженность,
страх, двигательное беспокойство, ажитацию; иногда наблюдаются подозрительность и бредовые идеи
преследования.
При очень высоких дозах возникают судороги,
кома, сердечно-сосудистый коллапс, угнетение дыхания, что может привести к смерти.
Субъективное ощущение необычного душевного
подъема, уверенности в своих силах и способностях,
ясности ума и сообразительности, легкости движений
и других эффектов стимуляции становится причиной
повторных приемов амфетаминов не по медицинским
показаниям, а с целью снова испытать это состояние.
Это становится причиной их использования в качестве наркотиков с развитием привыкания и наркомании (см. Амфетаминовая зависимость).
Резко подавляя аппетит и потребность во сне, амфетамины при систематическом злоупотреблении
приводят к падению массы тела и сильному общему
истощению.
Для освобождения от интоксикации амфетаминами обычно не прибегают к особым мерам. Считается
достаточным обеспечить длительный и беспрерывный
сон – иногда в течение нескольких дней. При сильной
интоксикации дают повышенную дозу аскорбиновой
кислоты, которая ускоряет процесс дезинтоксикации.
При состоянии сильного возбуждения и беспокойства
принимается несколько доз бензодиазепинов на протяжении короткого периода. В случае возникновения
бреда и других психотических проявлений рекомендуется начинать медикаментозное воздействие по
прошествии 3–4 дней, когда организм освободится от
амфетамина. Если при этом психотическая симптоматика сохраняется, может оказаться достаточным применение нейролептиков в низких дозах.
Некоторое время в XX в. (до 1950–1960 гг.) амфетамины довольно широко применялись в медицине (в
первую очередь как средство против усталости, сонливости и ожирения) (см. Амфетаминов история). В
настоящее время в большинстве стран их медицинское применение ограничено и строго контролируется (в том числе в России) ввиду способности вызывать
наркотическую зависимость. Они находятся под международным контролем согласно Конвенции о психотропных веществах 1971 г., принятой ООН.

31
АНА - АНА
Анаболики (англ. anabolics) — вещества, стимулирующие образование и обновление структурных частей клеток, тканей и мышечных структур. К ним могут быть отнесены такие природные вещества, как
гормоны (андрогены, соматотропин, инсулин, гонадотропин), витамины, коферменты, аминокислоты, а
также ряд синтетических препаратов, как ноотропы
(пирацетам, пантогам, мексидол и др.), антигипоксанты (олифен, актовегин и др.) и группа синтетических
стероидов с анаболическим эффектом (см. Анаболики стероидные). Привычное употребление некоторых
анаболиков может сопровождаться симптомами, характерными для наркотической зависимости.
Анаболики стероидные (англ. anabolic steroid) —
аналоги тестостерона, стимулирующие рост мышечной и костной ткани, а также продукцию эритроцитов, при этом обладающие существенно меньшей
андрогенной активностью по сравнению с тестостероном или метилтестостероном. Используются в медицине при лечении хронических истощающих болезней, а
также после тяжелых травм, операций, ожогов. Клиническое действие анаболических стероидов проявляется в повышении аппетита, увеличении массы тела,
улучшении общего состояния больных.
Они получили также большое распространение
среди атлетов и культуристов как средство для наращивания мышечной массы, повышения силы и выносливости. В качестве побочных эффектов при их длительном применении могут появляться агрессивность
и повышенная раздражительность, а также другие нарушения поведения, включая симптомы, характерные
для наркотической зависимости.
Международный олимпийский комитет запретил
спортсменам, участвующим в состязаниях, использовать стероиды (см. Допинг). В США в 1988 г. федеральным законом была запрещена продажа стероидных
анаболиков для немедицинского использования. В
России различные анаболические стероиды (13 названий, в том числе метандростенолон, андростендиол,
андростанолон, нандролон и др.) включены в список
сильнодействующих веществ, подлежащих контролю,
что означает преследование их незаконного оборота
с соответствующими наказаниями (согласно статьям
188 и 234 УК РФ).
Одним из наиболее распространенных на мировом
нелегальном рынке стероидных анаболиков является
метандростенолон; ранее он в значительной мере поступал контрабандой из России, где производится под
названием неробол или дианабол (другие синонимы
– метандиенон и перболин). Популярными у немедицинских потребителей являются также нандролон, местеролон, станозолол, метенолон (примоболан), болденон, тренболон (параболан), оксандролон и др. В
Россию контрабандные анаболические стероиды поступают как из западных стран-производителей (Ита-

лия, Венгрия, Германия, США), так и восточных (Китай,
Таиланд, Индия), а также от соседей (Молдавия, Белоруссия, Украина).
Анаклизис (anaklisis – греч.) — эмоциональная зависимость, иногда совершенно чрезмерная, одного
человека от другого (например, от матери, от сексуального партнера). Проявляется в сильном влиянии на
поведение зависимого лица, на его взгляды и психическое состояние, например в волевых процессах. Термин употребляют также для определения эмоциональной связи матери с ее новорожденным ребенком.
Анаклизис (анаклитическая связь) нередко наблюдается у женщин, больных опийной наркоманией, по
отношению к их сожителям или мужьям-наркоманам,
вовлекшим их в злоупотребление наркотиками. Такие женщины оказываются совершенно безвольными,
подчиненными и зависимыми в своей жизни от своих
сексуальных партнеров. Слепо выполняя все их приказания, они, даже будучи уже физически зависимыми
от наркотика, нередко не знают, где его приобретают,
как его приготовить наркотик, не знают своей обычной дозы, так как все за них в этом плане делают сожители. Все попытки лечения таких женщин оказываются
обычно неудачными до тех пор, пока не удается разорвать их анаклитическую связь с сексуальным партнером (Рохлина М.М., Козлов А., 2001).
Аналептические средства (аналептики) (греч.
analēptikos – восстанавливающий, укрепляющий) —
лекарственные средства (кофеин, камфора, бемегрид
и др.), стимулирующие центральную нервную систему,
и в первую очередь жизненно важные центры – дыхательный и сердечно-сосудистый.
Анальгетики (лат. analgetica; от греч. а(n) – не,
algesis – ощущение боли) — лекарственные средства,
обладающие способностью ослаблять или устранять
чувство боли. По химической природе, характеру и
механизму фармакологической активности современные анальгетики делятся на группы: наркотические (опиоидные) и ненаркотические (неопиоидные)
анальгетики, а также спазмоанальгетики (спазмалгон,
новиган и др.).
Наркотические анальгетики (см.) проявляют сильную анальгезирующую активность, обеспечивающую
возможность их использования в качестве высокоэффективных болеутоляющих средств, особенно при
травмах (операционные вмешательства, ранения и др.)
и при заболеваниях, сопровождающихся выраженным
болевым синдромом (злокачественные новообразования, инфаркт миокарда и др.). Они включают в себя
морфин и близкие к нему природные опийные алкалоиды, а также синтетические соединения, обладающие
морфиноподобным действием (меперидин, промедол,
фентанил и др.). Наркотические анальгетики способ-

32
АНА - АНА
ны вызвать состояние эйфории и связанное с ней болезненное пристрастие к их употреблению (наркоманию), что налагает на них определенные ограничения
и меры особого контроля.
Ненаркотические анальгетики обладают менее выраженной анальгезирующей активностью, они применяются главным образом при определенных видах
болевых ощущений: при невралгических, мышечных,
суставных болях, при головной и зубной боли и т. д.
При сильной боли, связанной с травмами, полостными
оперативными вмешательствами и т. п., они практически неэффективны. В отличие от наркотических ненаркотические анальгетики не вызывают состояния эйфории и явлений физической и психической зависимости.
Ненаркотические анальгетики включают в себя
производные из различных классов химических соединений, в том числе производные: салициловой
кислоты (аспирин), пиразолона (анальгин, бутадион,
амидопирин), пара-аминофенола (парацетамол, фенацетин), фенилпропионовой и фенилуксусной кислот
(ибупрофен, ортофен и др.), индола (индометацин) и
др. Для ряда из них характерно проявление также противовоспалительного эффекта, поэтому они применяются часто при заболеваниях опорно-двигательного
аппарата, сопровождающихся болевым синдромом и
воспалением. Существенным недостатком по сравнению с наркотическими анальгетиками является способность вызывать повреждение слизистой оболочки
желудка (ульцерогенность).
Многие из ненаркотических анальгетиков и спазмоанальгетиков при длительном применении способны вызвать у больных пристрастие к их излишнему
употреблению – анальгетоманию (см.).
Классическим представителем ненаркотических
анальгетиков является аспирин (ацетилсалициловая
кислота), начало использования которого датируется
1889 г., он до сих пор сохраняет видное место в фармации. Из популярных препаратов можно назвать также
анальгин, диклофенак, кеторолак, напроксен, парацетамол, пироксикам и др.
Син.: анальгезирующие средства; болеутоляющие
средства.
Анальгетомания (analgetomаnia) — пристрастие
к немедицинскому употреблению болеутоляющих
средств (анальгетиков – см.) ненаркотической природы, хроническое злоупотребление ими. Ведет к неблагоприятным последствиям, к нарушениям личности, главным образом в сфере характера, к поражению
внутренних органов. Типичный случай – привычное
злоупотребление аспирином.
Анамнез (от греч. anamnesis – воспоминание) —
совокупность сведений, получаемых при медицинском обследовании больного путем опроса его самого
и знающих его лиц. Сведения, полученные от самого

больного, называют субъективным анамнезом, полученные от других лиц и при изучении документации –
объективным анамнезом.
В анамнез больного наркологического включаются
прежде всего подробные сведения, касающиеся употребления им наркотиков и других психоактивных веществ (начало и развитие употребления, частота, дозы,
способы приема, реакция на наркотик, вызванные
употреблением проблемы и т. д.). Важными являются
сведения, относящиеся к наследственности обследуемого, включая наличие психических заболеваний и
болезней зависимости среди близких родственников.
Особое место в анамнезе занимают данные о перенесенных в прошлом болезнях, травмах, особенно черепно-мозговых, об операциях, фактах лечения у психиатров и наркологов.
Имеют большое значение сведения о развитии
личности больного в различные возрастные периоды,
складе его характера, особенностях его интересов и
поведения, его окружении, семейных взаимоотношениях, а также сведения об образовании и профессиональной деятельности.
Анар (Anar) — препарат, представляющий собой
аффинно очищенные антитела к морфину с добавлением лактозы, микрокристаллической целлюлозы,
кальция или магния стеарата и аэросила. Применяется для терапии опийного абстинентного синдрома
легкой и средней тяжести. Облегчает его соматовегетативные (озноб, зевота, слезотечение, потливость и
др.), неврологические (тремор, суставно-мышечные
боли) и психопатологические (раздражительность,
беспокойство, эмоциональная напряженность) проявления. Способствует наступлению сна или сомнолентности (сонливости).
Препарат может использоваться также для лечения псевдоабстинентного синдрома (см.) («сухой
абстиненции»).
В ряде случаев снижал выраженность влечения к
наркотикам.
Анатопизм (лат. anatopismus; от греч. ana topon –
на листе) — невозможность привыкания на новом месте жительства. Может наблюдаться у больных эндогенной депрессией. Встречается также у психически
здоровых лиц пожилого возраста и несовершеннолетних, для которых характерно несовершенство адаптационных возможностей. В частности, это характерно
для подростков, входящих в определенную референтную дворовую группу, в том числе наркотическую.
Анаша — название препаратов конопли, употребляемых в качестве наркотика. Термин имел широкое
распространение на территории бывшего СССР и подразумевал как препарат, изготовленный из цветков и
листьев верхушки конопли, так и продукт, приготов-

33
АНА - АНО
ленный преимущественно из смолистых компонентов
конопли (гашиш – см.). В современной России в первом случае используется название «марихуана» (см.), в
том числе в официальных документах.
Анашизм, см. Гашишизм.
Ангедония (лат. anhedonia; an — отрицание,
hedone – удовольствие) – утрата способности получать (чувствовать) удовольствие, удовлетворение, которые ранее обычно сопутствовали определенным занятиям и переживаниям. Распространенный симптом
депрессии, особенно эндогенной. Наблюдается также
при шизофрении, неврозах, расстройствах личности и
в далеко зашедших случаях наркомании.
«Ангидрид» («ангидридовка») — жаргонное название кустарного героина, приготавливаемого непосредственно из мака (например, из маковой «соломки») с помощью обработки размельченной соломки
уксусным ангидридом (отсюда название) при нагревании. Получаемая смесь после грубой очистки вводится
внутривенно. См. Ацетилированный опий.

распознаванию наркотической зависимости у других
лиц при отрицании болезни у себя. Это противоречит
представлению об анозогнозии как о следствии недостаточности знаний об этой болезни.
Нарушения осознания болезни у больных алкоголизмом и наркоманиями в своих основных проявлениях сходны. Вместе с тем каждый больной обнаруживает сугубо индивидуальную по полноте и адекватности
степень понимания самого факта своей болезни, содержания болезненного процесса, того вреда, который несет для него болезнь, и позицию в отношении
лечения – от признания его необходимости и полного
терапевтического сотрудничества до полного неприятия и активного противодействия лечению.
Данный симптомокомплекс был описан впервые в
1885 г. швейцарским невропатологом и нейропсихологом Константином фон Монаковым (1853–1930), а
затем немецким неврологом Антоном Г. (1899) (Anton
G., 1858–1933) как феномен отсутствия у больного критической оценки своего дефекта, в частности, паралича, снижения зрения, слуха и др. Название «анозогнозия» предложил в 1914 г. французский невропатолог
Жозеф Бабинский (Babinski J.,1857–1932).
Син.: Антона симптом; Антона–Бабинского синдром.

Андаксин, см. Мепробамат.
Анксиолитики (от лат. anxietas – тревожное состояние, страх + греч. lytikos – способный растворять,
ослабляющий; англ. anxiolytics) — психотропные препараты успокаивающего действия; то же, что Транквилизаторы (см.).
Анозогнозия (лат. anosognosia, от греч. a – отрицание, nosos – болезнь, gnosis – знание) — отсутствие сознания собственной болезни. Считается, что у больных
наркоманией/токсикоманией анозогнозия выступает
как проявление механизма психологической защиты.
Больные вопреки реальности уверяют себя и окружающих, что в любой момент они могут прекратить употребление наркотика или другого психоактивного вещества, что у них нет болезненной зависимости от них.
Условием успешности лечения наркомании/токсикомании является преодоление анозогнозии уже на первом этапе.
В целях самозащиты больной прибегает к «рационализации» (системе объяснений) болезни, которая
может выражаться в виде экспансивной, наступательной позиции, в виде целой системы взглядов или мировоззрения. При этом больной может выступать как
адепт, активист движения, пропагандирующий употребление наркотиков. Вместе с тем наркозависимый
может занять позицию самооправдания, представлять себя как жертву всевозможных неблагоприятных
обстоятельств, включая вымышленные или преувеличенные соматические расстройства. Обращает на
себя внимание способность многих наркозависимых к

Анонимные гемблеры (англ. Gamblers Anonimous
– GA) — группы взаимопомощи для страдающих игровой зависимостью (гемблингом патологическим – см.),
действующие на принципах «Двенадцати шагов» (см.),
аналогично «Анонимным наркоманам» (см.). Возникли
в США в 1957 г. и получили достаточно широкую популярность. В последние годы они появились и действуют в Москве, Санкт-Петербурге и некоторых других городах России.
Эффективность участия в этих группах (стойкое
воздержание от азартной игры) повышается при условии сочетания с индивидуальной и групповой
психотерапией.
Син.: Анонимные игроки.
Анонимные наркоманы (АН) (англ. Narcotics
Anonymous – NA) — неформальное сообщество взаимопомощи наркоманов. Выделились из сообщества «Анонимных алкоголиков» (АА) в США в конце
1940-х гг.
Члены общества АН в своих действиях опираются
на программу «Двенадцать шагов» (см.), заимствованную у АА и в некоторой мере адаптированную. Программа представляет собой последовательные этапы
преодоления зависимости от наркотиков, начиная с
признания каждым членом АН невозможности решения имеющейся у него проблемы с наркотиками собственными силами. Предусматривается обращение за
помощью к товарищам по несчастью, доверительные
рассказы о себе, возмещение ущерба, причиненного
окружающим, помощь желающим выздороветь нарко-

34
АНО - АНО
манам и др.
Важным элементом программы является акцент на
«духовном пробуждении» в широком смысле слова, в
сугубо практическом контексте, без настаивания на
определенной религиозной трактовке. Не будучи религиозной организацией, «Анонимные наркоманы»
побуждают каждого своего члена опираться на собственное понимание «духовного пробуждения» – религиозное или нет. На своих собраниях члены сообщества делятся с новыми членами, ищущими помощи,
личным опытом как люди, пережившие похожую ситуацию и нашедшие решение. В группах «Анонимных
наркоманов» не работают профессиональные врачи,
в них нет иерархической структуры; собрания проводятся самими членами АН.
Организационные основы сообществ АН, как и АА,
опираются на так называемые «Двенадцать традиций» (см.), которые отражают накопленный опыт и служат своего рода уставом.
Первая группа АН образовалась в 1947 г. в стенах
Госпиталя медицинской службы США (U.S. Public Health
Service Hospital) в Лексингтоне, штат Кентукки. Затем
один из наркоманов, лечившихся в Лексингтоне, Дэн
Карлсон, инициировал в 1948 г. распространение АН
в Нью-Йорке.
В первой половине 1950-х гг. собрания АН проводились регулярно только в Лос-Анджелесе, в Калифорнии. Медленно развиваясь, это движение к началу
1970-х гг. распространилось на другие крупные города Северной Америки и Австралии. В 1978 г. впервые
собралась Ассамблея делегатов отдельных сообществ
АН. В дальнейшем движение АН расширялось значительно быстрее: группы АН сформировались в Бразилии, Колумбии, Германии, Великобритании, Ирландии,
Индии, Японии, Новой Зеландии. В последнее время
группы АН появились в Индокитае, Африке, Восточной Азии, на Ближнем Востоке и в Восточной Европе. В
1994 г. в мире имелись 19 822 группы АН, проводившие
еженедельные собрания, в 70 странах.
Членом АН может стать любой наркоман, независимо от вида используемого наркотика. Единственное
условие – «желание прекратить употребление наркотиков». Для вступления в сообщество нет никаких
экономических, социальных, национальных или религиозных ограничений. Членство – абсолютно добровольное, не ведутся никакие списки членов или отчеты о посещаемости собраний ни для членов АН, ни для
кого-либо еще. Члены при желании живут в помещении группы АН (если таковое имеется) или посещают
собрания, когда считают нужным. Не существует никаких обязательных вступительных или членских взносов, хотя большинство членов регулярно вносят добровольно небольшие суммы, чтобы помочь оплатить
расходы на собрания группы.
Сообщество АН является полностью самофинансируемым и не принимает никаких денежных взносов от

лиц или организаций, не являющихся членами сообщества. Оно традиционно занимает подчеркнуто нейтральную позицию по отношению к другим организациям и не заявляет никакой позиции, ни за, ни против,
по актуальным политическим, социальным, религиозным и другим вопросам, занимающим общество.
Оно не высказывает также никакого категорического
отношения к связанным с наркоманией проблемам:
преступности, легализации наркотиков или наказания за них, СПИДа, программ обеспечения наркоманов стерильными шприцами и иглами и т. п. Движение
АН даже не выступает публично с антинаркотической
пропагандой, ограничиваясь только заявлением о готовности помочь любому наркоману, если он желает
прекратить прием наркотиков.
У сообщества АН есть свои пособия, из них основополагающим (как у АА «Большая книга» – Big Book)
является книга «Анонимные наркоманы» (Narcotics
Anonymous, 1983), в которой излагаются принципы сообщества и содержатся персональные истории ранних
членов АН. Впечатляюще написанная брошюра «Добро
пожаловать в Анонимные наркоманы» (Welcome to
Narcotics Anonymous) разъясняет принципы сообщества новичкам. Брошюра «Оставайся чистым вне родного дома» (Staying Clean on the Outside) обращена к
членам, покидающим группу. Для населения районов,
где еще нет групп АН, предназначена книга «Комплект
для группового старта» (Group Starter Kit) с описанием,
как организовать группу АН.
Согласно неофициальному опросу 5000 членов АН,
проведенному в 1989 г., из них было 64% мужчин и 36%
женщин; в возрасте до 20 лет было 11%, от 20 до 30 лет
– 37%, от 30 до 45 лет – 48%, старше 45 лет – 4%. Были
представлены все основные религиозные конфессии.
В тех местностях, где сформировалось несколько устойчивых групп АН, группы выбирают делегатов,
чтобы создать местный (районный) «Комитет обслуживания». Его основные задачи: распространение литературы АН; обеспечение информации по телефону, в
том числе о расписании работы отдельных групп; общественные презентации для ознакомления медицинских работников, общественных организаций, муниципальных органов и школ с сообществом АН; стендовые
презентации для ознакомления пациентов клиник или
заключенных в тюрьмах с программой АН.
У сообщества АН имеется в Лос-Анджелесе так называемый «Офис мирового обслуживания» (World
Service Office), он работает как информационный центр
для АН и подотчетен «Попечительскому совету мирового обслуживания» (World Service Board of Trustees),
который состоит из 15 членов. Из них 10 – бывшие наркоманы со стажем воздержания не менее 5 лет, остальные 5 не были наркоманами. «Офис...» с 1978 г. ежегодно собирает мировые конференции делегатов АН. В
Брюсселе расположено Европейское бюро «Офиса мирового обслуживания» (его адрес: WSO-Europe, 48 Rue

35
АНО - АНТ
de l’Ete/Zomerstraat B-1050 Brussels, Belgium. Телефон
32-2-646-6012. факс 32-2-649-9239).
Анонимные потребители марихуаны (англ.
Marijuana Anonimous – M.A.) — общество взаимопомощи лиц с наркотической зависимостью от марихуаны.
Действует на основе «Двенадцати шагов» (см.), аналогично «Анонимным наркоманам» (см.).
Анорекс, см. Фепранон.
Анорексия (лат. anorexia, от греч. an – отрицание,
orexis – желание есть, аппетит) — отсутствие аппетита,
ослабление или отсутствие чувства голода, обусловленное нарушением деятельности пищевого центра,
при наличии физиологической потребности в питании.
Потеря аппетита сопровождает употребление некоторых наркотиков, прежде всего психостимуляторов (кокаина, амфетаминов).
Антагонизм апоморфиновый — проявляется в
торможении эффекта апоморфина (см.) под влиянием
нейролептиков. У лабораторных животных проявляется в отношении эффекта стимуляции апоморфином
жевания и грызения. У человека нейролептики, за исключением резерпина, тормозят рвотный эффект апоморфина, а также рвотный рефлекс какого-либо иного
происхождения.
Антагонизм наркотиков — явление, когда два
наркотика ослабляют эффект друг друга при одновременном их наличии в организме. Например, амфетамины, стимулирующие нервную систему, являются
антагонистами транквилизаторов, нейтрализуя их седативное действие. Противоположное явление – синергизм наркотиков (см.).
Антагонист (греч. antagōnisma – борьба, соперничество; англ. antagonist) — вещество, обладающее способностью блокировать клеточные рецепторы, через
которые реализуется воздействие некоторых веществ
эндогенного или экзогенного происхождения на определенные функции организма (ср. Агонист). Такое вещество может применяться для предупреждения или
лечения болезненных последствий употребления какого-нибудь вредного вещества.
Антагонист наркотика блокирует рецепторы, через которые наркотическое вещество оказывает возбуждающее воздействие на нейроны ЦНС, тем самым
ослабляя или прекращая это воздействие. Имеется
достаточно широкий опыт использования антагонистов опиоидных рецепторов (см.) в лечении опийной
наркомании.
Антагонисты опиоидных рецепторов — препараты, которые связываются с опиоидными рецептора-

ми (см.) по типу конкурентного ингибирования и тем
самым препятствуют связыванию с ними и соответствующему фармакологическому действию экзогенных или эндогенных опиоидов. Таким путем могут быть
ослаблены эффекты опиоидных наркотиков, лежащие
в основе психической и физической зависимости от
них, что открывает возможности использования антагонистов в терапии этой патологии. Кроме того, создается возможность купирования отравлений при передозировках этими наркотиками.
Для использования антагониста в лечении опиоидной наркомании он должен обладать способностью
устранять эйфорию и анальгезию, вызываемую опиоидами, у него должны отсутствовать свойства агониста
(см.), не должно быть привыкания к действию препарата, должны отсутствовать выраженные побочные
эффекты и токсические проявления при длительном
применении. Желательны также легкий путь введения
(без использования инвазивных методов) и значительная продолжительность антагонистического действия
при однократном приеме (24 часа и более).
Примерами антагонистов, широко применяющихся
в наркологической практике, являются налоксон, налтрексон и налмефен (см.).
Антаксон, см. Налтрексон.
Антидепрессанты (англ. antidepressant) — группа
психоактивных веществ, использующихся для лечения
депрессивных расстройств, в том числе возникающих
вследствие злоупотребления наркотиками (стимуляторами, опиоидами и др.). Применяются и при других
психических расстройствах, а также при лечении хронических болевых синдромов и ряда нейровегетативных и соматических заболеваний.
Лекарственные препараты, специфически воздействующие на депрессии, появились в конце
1950-х гг. В 1957 г. были открыты ипрониазид, ставший
родоначальником группы антидепрессантов-ингибиторов моноаминоксидазы (МАО), и имипрамин, по
аналогии с которым были получены трициклические
антидепрессанты.
Антидепрессанты имеют низкий потенциал развития зависимости, хотя иногда ими злоупотребляют в немедицинских целях для быстрого улучшения
настроения (см. Коаксил). К антидепрессантам может
развиться толерантность, однако возможность развития синдромов отмены и наркотической зависимости маловероятна. В связи с этим злоупотребление
антидепрессантами в МКБ-10 включено в рубрику F55
– «Злоупотребление веществами, не вызывающими
зависимость».
Поскольку депрессивные состояния связаны с
дефицитом катехоламинов (в частности, норадреналина) в определенных структурах мозга, терапевтическое действие антидепрессантов объясняют их

36
АНТ - АНТ
способностью поднимать уровень катехоламиновой
активности, причем в случае трициклических антидепрессантов – за счет блокирования обратного захвата
катехоламинов в синапсах, в случае ингибиторов МАО
– за счет задержки разрушения катехоламинов.
Известны три основные группы антидепрессантов:
а) трициклические соединения (тианептин/коаксил,
имипрамин/мелипрамин, амитриптилин, анафранил,
лудиомил, флуоксетин и др.); б) ингибиторы моноаминоксидазы (фенелзин, ниаламид и др.); в) селективные
ингибиторы обратного захвата серотонина (прозак и
др.). Существуют так называемые «атипичные» антидепрессанты, отличающиеся от вышеназванных групп
как по структуре, так и по механизму действия. Появились препараты би- и четырециклической структуры,
у которых не обнаружено выраженного влияния ни на
захват нейромедиаторов, ни на активность МАО (миансерин и др.).
В зависимости от особенностей спектра психотропной активности антидепрессанты можно разделить на
две группы: с преимущественно седативным действием и с преимущественно стимулирующим действием. К первой группе относят: амиксид, амитриптилин (триптизол, дамилен, эливел), доксепин (синекван,
апонал, адалин), досулептин (протиаден), имипрамин
(мелипрамин, тофранил), мапротилин (лудиомил), миансерин (миансан, леривон, толвон), темпидон, тианептин (коаксил), тримипрамин (герфонал), тразодон
(триттико, азопа).
Ко второй группе относят: вилоксазин (вивалан,
эмовит), кломипрамин (анафранил, гидифен), номифензин (аливал, меритал), пароксетин (паксил), пирлиндол (пиразидол), флуоксетин (прозак).
Терапевтическое действие антидепрессантов как
при пероральном (через рот), так и при парентеральном применении развивается постепенно и проявляется обычно через 3–10 и более дней после начала
лечения. Это объясняется тем, что развитие антидепрессивного эффекта связано с процессом накопления нейромедиаторов в области нервных окончаний,
с медленно появляющимися изменениями в кругообороте нейромедиаторов и в чувствительности к ним рецепторов мозга.
Антинаркотическая политика,
см. Наркополитика.
Антиоксидантная терапия опийного абстинентного синдрома — применяется в связи со способностью антиоксидантов противодействовать свободнорадикальному перекисному окислению липидов
(СПОЛ), активация которого считается одной из причин токсического действия наркотических средств
на висцеральные органы за счет нарушения проницаемости клеточных мембран, повреждения клеток и

др. (Панченко Л.Ф. и соавт., 1995). При обнаружении у
больных опийной наркоманией в постинтоксикационном периоде повышенного уровня продуктов СПОЛ в
плазме крови применяют для лечения в качестве антиоксидантов токоферол (витамин Е) и препарат с повышенным содержанием (до 25%) полиненасыщенных
жирных кислот – эйковит. Обычно курс антиоксидантной терапии не превышает 30 дней. Об эффективности терапии можно судить косвенным образом по
нормализации активности трансаминаз (АЛТ, АСТ),
креатинфосфокиназы и щелочной фосфатазы. Для закрепления эффекта рекомендуется повторение курса
лечения по истечении трех месяцев после первого.
Антифобические средства, см. Транквилизаторы.
Антифриз — незамерзающая жидкость, применяющаяся в разных системах и механизмах, работающих
в условиях низких температур, например, в отопительных системах, в автомобильных радиаторах зимой.
Основным ее компонентом является этиленгликоль.
Прием антифриза внутрь вызывает состояние токсического опьянения с возможным осложнением в виде
интоксикационного психоза (см.).
Употребление антифриза ошибочно или намеренно в качестве заменителя алкогольного напитка с целью опьянения приводит нередко к смертельному
исходу.
Антихолинергические галлюциногены — группа
веществ, относящихся к классу холинолитиков (см.),
оказывающих воздействие на ЦНС путем блокирования ацетилхолиновых рецепторов, с последующим
развитием острого психотического состояния.
Это прежде всего атропин (см.) и другие алкалоиды этого ряда (гиосциамин, скополамин – см.), содержащиеся в растениях семейства пасленовых (белена,
красавка, дурман, мандрагора – см.). В низких дозах
они давно используются в медицине, в частности как
спазмолитики.
В высоких дозах они могут вызвать состояние своеобразного делирия. В некоторых случаях состояние
больных напоминает гипнотический транс. Сознание
больных помрачено, они дезориентированы, испытывают наплыв галлюцинаторных переживаний, однако
в состоянии описать свои ощущения, если попросить
об этом. Отличительной чертой является то, что по выходе из одурманенного состояния больной почти ничего не помнит, не способен восстановить в памяти ни
одной детали. Возможно, это является одной из причин того, что эти вещества не пользуются популярностью среди наркоманов.
Благодаря способности воздействовать на психическое состояние растения, содержащие атропин и
его аналоги, издавна использовались разными народ-

37
АНТ - АРТ
ностями в мистических и религиозных ритуалах. За несколько веков до н. э. растения, богатые этими веществами, употреблялись древними греками, в частности
дельфийскими оракулами в процессе гадания. В Средние века в Европе из них варили снадобья знахари.
Предполагают, что они входят в состав таинственного
порошка, применяемого в мистических культах на Гаити, с целью сделать из человека что-то вроде «зомби».
Антихолинергические галлюциногены оказывают
многообразное действие на организм, вызывая сухость во рту, потерю четкости зрения, контроля над
моторикой, повышение частоты пульса и температуры
тела. Они могут послужить причиной смерти, вызывая
угнетение дыхания при дозах, незначительно превышающих минимально эффективные.
Антиципация при наркологических заболеваниях, см. Ожидаемый эффект наркотика.

действие на дофаминергические структуры мозга и угнетающее воздействие на дыхательный центр. Вместе
с тем не было отмечено в какой-либо мере морфиноподобное эйфоризирующее действие.
Апрофен (Aprophene) — препарат с холинолитическим действием, производное фенилуксусной кислоты. Применяется в качестве спазмолитика и анальгетика при спастических колитах, холециститах, почечной
и печеночной коликах, при стенокардии, спазмах сосудов головного мозга, эндартериите, а также для стимулирования родовой деятельности.
При использовании в высоких дозах может вызвать чувство опьянения и головокружение, а также
галлюцинации.
Оборот апрофена в РФ ограничен и находится под
контролем (Список III в «Перечне наркотических
средств, психотропных веществ и их прекурсоров,
подлежащих контролю в Российской Федерации»).

Антона–Бабинского синдром, см. Анозогнозия.
Анхалонин (Anhalonine) — первый алкалоид, извлеченный из кактуса Lophophora williamsii (пейота
– см.) в чистой, кристаллической форме берлинским
токсикологом Л. Левином (L. Lewin) в 1888 г. Затем в
1896 г. А. Хевтером был выделен из пейота в чистом
виде галлюциногенный алкалоид мескалин (см.). Анхалонин обладает успокаивающим и умеренно снотворным действием.
Апатия (греч. apatheia – бесчувственность) — безразличие к себе, к окружающим и событиям, отсутствие желаний, побуждений. Апатико-абулический (с
утратой побуждений, отсутствием инициативы, адинамией) и депрессивно-апатический синдромы нередко встречаются в клинике гашишной и опийной
наркоманий.
Син.: атимия; атимормия; анормия.
Апоморфин (Apomorphine) — полусинтетический
алкалоид, получаемый из морфина при воздействии
на него соляной кислотой. Применяется главным образом как рвотное средство, особенно когда необходимо быстрое удаление из желудка токсических веществ
при невозможности проведения промывания желудка. Рвотный эффект апоморфина обусловлен воздействием на «пусковую зону» продолговатого мозга. Рвота наступает через несколько минут после подкожной
инъекции 0,2–0,5 мл 1%-го раствора апоморфина (в
форме гидрохлорида). Это свойство используется также для выработки отрицательной условно-рефлекторной реакции на алкоголь при лечении алкоголизма.
Апоморфин сохраняет некоторые фармакологические свойства морфина. Он обладает слабой анальгетической активностью, оказывает стимулирующее

Арековая пальма (Areca catechu) — разновидность пальмы, в семенах которой («орехах») содержится алкалоид ареколин (см.), обладающий наркотическими свойствами. Произрастает в тропиках Азии.
Семена используются местным населением (Индии,
Цейлона и др.) в качестве одного из компонентов для
приготовления традиционной жвачки – бетеля (см.),
действующего возбуждающе на нервную систему. Под
названием бетелевой пальмы широко разводится в
странах Юго-Восточной Азии. Ее семена используются
также для приготовления ветеринарных препаратов (в
частности, глистогонных).
Ареколин — алкалоид, содержащийся в семенах
арековой пальмы (в количестве 0,1%). Является действующим началом в наркотической жвачке бетель
(см.). В малых дозах ареколин действует возбуждающе, стимулируя нервную систему, при более высоких
– резко снижает артериальное давление, вызывает
замедление сердечной деятельности, обильное потоотделение, спазмы желудка, усиление перистальтики.
Сужение зрачков является характерным симптомом
при отравлении ареколином. Для лечения отравлений
им используют атропин.
Ранее применялся в медицине, в частности в составе глазных капель для сужения зрачков.
В настоящее время в России для медицинских целей не применяется.
Арт-терапия (терапия творчеством) — направление психотерапии, использующее ресурсные способности человека к самореализации через творчество и занятие различными видами искусства (театр,
живопись, танец, музыка, пение и пр.). Широко приме-

38
АСС - АСТ
няется в лечении больных наркоманией. Арт-терапия
направлена на восстановление и поддержку психического здоровья, личностного и духовного развития
больных, предотвращения срывов и рецидивов болезненной зависимости от психоактивных веществ.
Ассасины (англ. assasins) — тайная сектантская организация исмаилитов, основанная мусульманским
фанатиком-шиитом Хасаном ибн Саббахом в 1081 г. и
развязавшая длительную борьбу за власть в мусульманских странах, а также воевавшая с вторгавшимися
крестоносцами во время крестовых походов. Центром
ассасинов был горный замок Аламут (на северо-западе Ирана), их влияние распространялось на Иран, Сирию и Ливан. Активно использовался метод террора с
убийством политических противников, для чего специально подготавливались молодые фанатики ислама, готовые пожертвовать жизнью при выполнении
приказа.
Существует легенда, что для психической подготовки боевиков применялось гипнотическое внушение в
состоянии гашишного опьянения, находясь в котором
юноша попадал в «райскую долину», где он испытывал
необыкновенное блаженство, где среди экзотических
растений и цветов гуляли прекрасные девушки, готовые любить его, когда он этого пожелает, где исчезают все заботы и печали. Когда действие гашиша и сеанс этого гипноза заканчивались, ему объясняли, что
он может вернуться в эту чудесную страну после того,
как совершит порученное убийство, а если погибнет,
то сразу попадет в подобный рай.
Авторство такой версии приписывают венецианскому путешественнику Марко Поло (1254–1324), побывавшему в тех краях, но она не подтверждается
какими-либо арабскими письменными источниками
того времени, содержащими информацию об убийствах видных деятелей ассасинами. Их экстремистская
активность стала спадать в XIII в., а в 1256 г. они были
окончательно разгромлены в Иране пришедшими
монголами, в Сирии в 1273 г. – мамлюками.
Название «ассасины» эта воинственная секта получила в Европе по ассоциации с арабским словом
hashishin – потребитель гашиша. «Клуб гашишистов»
(см.), организованный в 1840-х гг. парижской богемой,
носил также название «Клуба ассасинов».
В Европе «ассасинами» (фр. assassin) стали называть
вообще убийц.
Син.: хашшашины.
Ассоциация для медицинского образования и
исследований по проблеме злоупотребления психоактивными веществами (Association for Medical
Education and Research in Substance Abuse) — общественная организация в США, основанная в 1977 г.
Образовалась из неформальной коалиции преподавателей, работавших по теме алкоголизма и злоупо-

требления наркотиками, возникшей в 1972 г. Она открыта для медицинских специалистов и специалистов
по смежным дисциплинам. Включает около 500 членов-профессионалов. Организует национальные конференции, публикует ежеквартальное издание «Злоупотребление веществами» (Substance Abuse).
Астматол (Asthmatol) — бронхолитическое средство для обрыва приступа астмы. Представляет собой
буровато-зеленый порошок, со своеобразным запахом, из смеси листьев красавки (20%), белены (10%)
и дурмана (60%), с добавкой нитрата натрия (10%) (в
настоящее время фигурирует в фармакопее как «Сбор
противоастматический). Содержит 0,2–0,25% алкалоидов атропиновой группы (атропин, гиосциамин, скополамин – см.). Способ употребления: поджигают примерно полчайной ложки порошка, который медленно
тлеет до полного озоления, и вдыхают образующийся
дым. Выпускались для той же цели сигареты «Астматол», набитые этим порошком.
В 1970-е гг. в России впервые стали встречаться
случаи использования астматола подростками с целью одурманивания. Его не курили, а пили приготовленный из него настой. У некоторых лиц в результате развивался делирий. Картина делирия у больных,
госпитализированных по этому поводу, описана А.Е.
Личко и В.С. Битенским (1991). Больные были дезориентированы в месте, времени и собственной личности;
затруднялись сказать, утро сейчас или вечер; не понимали, где находятся и кто их окружает; с трудом называли себя. Среди персонала и окружающих больных
видели знакомых. Отрывочные реплики свидетельствовали о наличии у них зрительных галлюцинаций,
которые принимались за реальность. Видели бандитов в масках, террористов, милиционеров, а также бегающих мелких животных, полчища насекомых. Иногда заявляли, что окружающая обстановка кажется им
удивительно красивой – «все блестит и переливается
разными красками».
Отличительной чертой астматолового делирия является полная или почти полная амнезия на период
галлюцинаторных переживаний.
Имеются указания, что у взрослых малые дозы астматолового отвара способны вызвать своеобразную
эйфорию, сочетающуюся с предделириозным состоянием – ощущением необычной яркости красок окружающего мира, «красоты» обстановки и т. д.
В США некоторое время назад выпускались и использовались против астмы аналогичные сигареты
«Астмадор» (Asthmador).
Астмолизин (Asthmolysin) — антиастматический
препарат, содержащий эфедрин, диоксипропилтеофиллин, кофеин, фенилэтилбарбитуровую кислоту. В связи
с эйфоризирующим действием может использоваться
в целях одурманивания. Впервые это было обнаруже-

39
АСТ - АУД
но в лагерях для военнопленных в период Первой мировой войны, где это лекарство было одним из легальных в лагерных аптеках. При длительном употреблении
возникает психомоторное возбуждение. Обрыв употребления вызывает абстинентное состояние, характеризующееся «волчьим аппетитом» и окрашенными стрессом зрительными обманами восприятия.
Астрагал (лат. Astragalus; англ. locoweed) — растение семейства мотыльковых, некоторые виды которого содержат вещества с психоактивными свойствами.
Растет большей частью в Средней Азии, на Кавказе, в
странах Южной Европы, а также в южных районах Северной Америки. Когда пасущиеся домашние животные поедают астрагал, у них нарушается координация
движений, появляется состояние заторможенности,
затруднения в жевании травы и повышенная реакция
на стресс. Подобное действие приписывают содержащимся в астрагале алкалоидам химической группы индолизидина, которые к тому же являются в некоторой
мере галлюциногенами.
Галлюциногенные свойства астрагала привлекают
к себе внимание некоторых наркоманов, но широкого
его употребления в качестве наркотического средства
не отмечается.
Атараксия (греч. ataraxia — безразличие, невозмутимость) – состояние, наступающее вследствие приема психотропных веществ (нейролептиков, транквилизаторов и др.) и характеризующееся снятием тревоги,
беспокойства, страха, эмоционального напряжения,
психического дискомфорта.
Атарактики (греч. ataractos — невозмутимый, спокойный) – синоним Транквилизаторов (см.).
Атарактомания (ataractomania; от лат. ataracticum
– успокаивающее средство; греч. manic – болезненная
склонность) – пристрастие к cистематическому употреблению атарактиков – успокоительных средств,
транквилизаторов (см.).
Атаралгезия (ataralgesia) — состояние угнетения
сознания и болевой чувствительности, вызванное
сочетанным действием аналгезирующих средств и
транквилизаторов.
Атропин (Atropine) — алкалоид, содержащийся в
растениях семейства пасленовых (красавка, белена,
дурман – см.). Химически представляет собой тропиновый эфир d,l-троповой кислоты. Обладает способностью блокировать м-холинорецепторы, делая их
невосприимчивыми к ацетилхолину, который образуется в области постганглионарных парасимпатических (холинергических) нервных окончаний и выполняет функцию нейромедиатора (см. Холинолитики).

Применяется для лечения спазмов гладкой мускулатуры органов желудочно-кишечного тракта, желчных
протоков, бронхов и др., а также при отравлениях
м-холиномиметиками, солями тяжелых металлов и некоторыми другими веществами.
В высоких дозах атропин оказывает возбуждающее действие на кору головного мозга, что может выразиться в виде различных психических нарушений, в
том числе психотических, включая галлюцинации (см.
Психоз атропиновый). На этом основании атропин относят к классу т. н. антихолинергических галлюциногенов (см.).
Атропин нашел применение в терапии острого абстинентного опийного синдрома (Гофман А.Г., 1979) с
использованием повышенных доз, способных вызвать
делириозное состояние. С этой целью вводят 2–3 мл
1%-го раствора сульфата атропина внутримышечно, а
через 1,5–2,5 часа – 2 мл 0,1%-го раствора физостигмина (эзерина). После развития атропинового делирия
абстинентные расстройства, в первую очередь вегетативные нарушения, быстро подвергаются обратному
развитию и наступает сон. На следующий день больные жалуются в основном на общую физическую слабость и некоторое снижение аппетита.
Аудионаркотик — специфическая музыка, которая возникает у слушателя на основе эффекта так называемых «бинауральных ритмов» и может вызвать
чувство эйфории и другие психические явления. Эффект бинауральных ритмов был открыт в 1839 году Генрихом Дофе (Heinrich Wilhelm Dove) и привлек к себе в
последнее время широкое внимание благодаря обнаруженной возможности влиять на состояние психики
подобно наркотикам. Этот эффект создается, если надеть стереонаушники, в которые на разные уши подаются звуковые сигналы, немного отличающиеся по
частоте электромагнитных колебаний. Разницу сигналов мозг воспринимает как естественные биения низкой частоты, что способно сбить работу мозга с нормального ритма и вызвать определенные изменения
психического состояния. Для того чтобы такие биения
были слышны, частота подаваемых тонов должна быть
не выше 1000–1500 Гц, а разница частот не более 30 Гц.
При большей разнице частот человек слышит два раздельных тона. В головном мозге возбуждаются новые
волны, которые могут быть зафиксированы при помощи электроэнцефалографии.
Интернет с недавних пор заполнился массой предложений этой «наркотической музыки» (за определенную плату) с обещаниями эффектов, подобных традиционным наркотикам (героину, марихуане, кокаину,
ЛСД) или оргазму. Потребители (преимущественно
подростки и молодежь) в возрастающем количестве
стали обмениваться в сети опытом и впечатлениями.
Действие «аудионаркотиков» на мозг пока мало
изучено, однако специалисты в области нейрофизи-

40
АУТ - АФР
ологии и психиатрии предупреждают о возможности
серьезных негативных последствий. Высказывается
предположение об искусственной стимуляции таким
путем «центра удовольствия». Возможен эффект привыкания и зависимости.
Син.: музыкальный наркотик; цифровой наркотик;
айдозер.
Аутрич-вокер (англ. outreach worker) — русифицированный вариант английского термина, обозначающего уличного социального работника. Аутричвокеры в западных странах работают в буквальном смысле
на улице – вступают в контакт с потребителями наркотиков, снабжают их контрацептивными средствами
и профилактической литературой, направленной на
снижение вреда, связанного с потреблением наркотиков (см. Аутрич-работа).
В России аутричвокеры работают от организации
«Возвращение к жизни» (Москва), являющейся филиалом голландской неправительственной благотворительной организации «Врачи без границ». Многие из
них сами являются больными или бывшими больными
наркоманией, нередко в сочетании с гепатитом и ВИЧ.
Аутричвокеры обычно не занимаются первичной профилактикой наркомании и не ведут в среде наркоманов антинаркотическую пропаганду, считая это бесполезным, но стараются помочь больным наркоманией
избежать инфекционных осложнений. Деятельность
аутричвокеров и в целом организации «Врачи без
границ» многими в России критикуется за «пораженческую философию» и «компромисс с наркоманами»,
который, по мнению критикующих, может привести к
легализации наркотиков.
Аутрич-работа (англ. outreach work, out of reach
– недоступный) — название вида деятельности, направленной с целью оказания помощи (а также с задачей вторичной и третичной профилактики) на уличный, труднодоступный контингент потребителей
наркотиков, которые обычно остаются в стороне от
профилактических и реабилитационных программ,
организованных на государственном уровне. Подобный подход приобрел большую популярность во многих западных странах.
Эту работу, построенную по принципу «равные обучают равных», выполняют обычно подготовленные
добровольцы или бывшие потребители наркотиков
(см. Аутричвокер). Посещая места, где бывают потребители наркотиков, где происходит продажа, приготовление или употребление наркотических веществ,
они стремятся установить контакт с потребителями,
предоставить им необходимую информацию (где им
найти юриста, получить определенные услуги, образование, работу и т. д.), направить их в разные службы
(для тестирования на гепатит, ВИЧ, заболевания, передающиеся половым путем) и в терапевтические про-

граммы, распространить среди них профилактические
материалы (брошюры, листовки, презервативы и др.),
а также собрать информацию об этом контингенте.
Хорошо организованная работа outreach является
связующим звеном между труднодоступной популяцией потребителей наркотиков (особенно инъекционных), с одной стороны, и медицинскими и социальными службами – с другой, которые в силу ряда причин
зачастую не в состоянии поддерживать стабильные
контакты с подобными потребителями наркотиков.
Накопленный к концу 1990-х годов опыт аутрич-работы в США (36 действующих проектов) позволил ее
сторонникам утверждать, что она приводит к снижению уровня инъекционного потребления наркотиков,
уменьшению числа случаев использования совместного и нестерильного инструментария при употреблении наркотиков, к более частому использованию
практики безопасного секса и к увеличению числа лиц,
обращающихся за наркологическим лечением.
В России в последние годы достаточно масштабный
проект «аутрич» осуществлялся международной организацией «Врачи без границ» (Голландская секция)
(MSF-H).
Афродизиаки (Aphrodisiacs) — препараты или
продукты, стимулирующие или возбуждающие сексуальное желание. Издавна довольно многие пищевые
продукты рассматривались как сексуальные стимуляторы. К различным продуктам, которым приписывают
силу афродизиаков, относят традиционно рыбу, специи, некоторые овощи, причем специи в этом отношении были популярными с древних времен. Древним
распространенным заблуждением у мужчин является
вера, что сексуальной силой обладают продукты, напоминающие гениталии. С этим в значительной мере
связана популярность таких средств, как корень женьшеня или растертого в порошок рога носорога. Однако ни в одном из этих продуктов до сих пор не были
найдены химические вещества, для которых был бы
установлен прямой эротогенный эффект.
Несмотря на всевозможную популярную литературу и широкий интерес к афродизиакам, принимаемым внутрь, было выполнено мало научных исследований по их поводу. Исследования ограничивались
отдельными испытаниями лекарств или гормонов,
предназначенных для лечения мужской импотенции.
Большинство публикаций носят сугубо ненаучный характер и отталкиваются от бытовых и этнокультурных
представлений.
К афродизиакам всегда относили кантаридин (см.),
содержащийся в «шпанской мушке» (см.), и йохимбин.
Первый, путем раздражения урогенитального тракта
и одновременного расширения имеющихся в нем кровеносных сосудов, обусловливают определенную стимуляцию гениталий. Йохимбин стимулирует спинномозговые центры, контролирующие эрекцию.

41
АФР - АЦЕ
У амилнитрита (см.), вещества, используемого
для расширения сосудов, имеется репутация средства, усиливающего ощущения оргазма, однако достоверные доказательства для отнесения его к афродизиакам отсутствуют.
Веществами, которые бесспорно повышают сексуальный интерес, половое влечение и половую функцию как у мужчин, так и женщин, являются андрогены
– мужские половые гормоны, продуцируемые в организме обоих полов. При соответствующем дефекте
врачи могут назначить терапию андрогенами, чтобы
повысить сексуальное желание и половую функцию,
не вызывая других изменений в поведении.
На роль афродизиаков претендуют также алкоголь
и разные наркотики, в том числе ЛСД, марихуана, морфин, опиум и мескалин. И хотя такие вещества могут
ослабить или устранить психологические «тормоза»,
которые часто бывают препятствием для проявления
сексуальной функции, но при этом забывается, что,
принятые в достаточно больших дозировках, они скорее снижают, чем повышают сексуальные способности.
Такие наркотические стимуляторы ЦНС, как амфетамины и кокаин, действительно обладают эффектом
афродизиака, они часто бывают связаны с половой активностью. Однако когда такими стимуляторами злоупотребляют продолжительное время, наркотическая
эйфория становится более желательной, чем сексуальная активность, и тогда проявляется парадоксальный
эффект незаинтересованности в сексуальной активности. В реабилитационных программах для злоупотребляющих кокаином или амфетаминами важным является восстановление и сексуальной функции. Секс без
этих наркотиков может стать для больных затруднительным вплоть до импотенции.
Аффективная лабильность — повышенная эмоциональная реактивность; частая смена настроения –
спонтанная или в зависимости от ситуации. Встречается часто при некоторых видах наркомании.
Аффективные нарушения при наркотическом
абстинентном синдроме — представлены прежде
всего астенодепрессивной симптоматикой и эмоциональной неустойчивостью с повышенной раздражительностью, тревожностью, ипохондричностью.
Возможно также возникновение выраженных тревожно-депрессивных состояний с аутоагрессивными и суицидальными тенденциями. Существенно влияет на
психоэмоциональную сферу больных стойкая бессонница (Нow R.C., Hegge U.W., Pillips I.L., 1980). Описаны
клинические случаи с характерным преобладание аффективной возбудимости, эксплозивности, дисфорий
с переходом в тяжелое психомоторное возбуждение
(Stachelin I., 1967). Показана связь дисфории с наличием в преморбиде органического поражения ЦНС.
Выделяют 4 варианта депрессивных расстройств в

структуре абстинентного синдрома: 1) шизоидный (с
преобладанием астено-апатических и тревожно-апатических состояний); 2) импульсивный (с преобладанием дисфорий и аутоагрессивного поведения);
3) тревожный (тревожные депрессии и невротические
обсессии); 4) истерический (с возможным развитием
большого депрессивного эпизода).
Ацедикон (Acedicon), см. Тебакон.
Ацетаминофен, см. Парацетамол.
Ацетилированный опий — нелегальное наркотическое средство кустарного изготовления, распространенное в России, ближнем зарубежье (Украина,
Беларусь) и некоторых восточноевропейских странах.
Сырьем для его изготовления являются сок из незрелых маковых головок или маковая соломка (см.). При
недоступности опийного мака могут использоваться
более бедные морфином мак масличный и мак декоративный. Основой процедуры приготовления ацетилированного опия является обработка сырья на примитивном оборудовании ангидридом уксусной кислоты,
при этом образуется некоторое количество диацетилморфина (героина), Получается коричневый раствор,
похожий на более или менее крепко заваренный чай,
с отчетливым, иногда резким запахом уксуса. Когда отстоится, становится светлее и прозрачнее за счет выпадения осадка в виде мелких темных частиц. Раствор
может вводиться непосредственно в вену или же выпаривается, а полученный из него и высушенный остаток курят, как опиум. Сухой продукт (с содержанием
героина до 12%) также может в последующем разводиться водой для внутривенного введения (иногда с
добавлением некоторых лекарственных препаратов).
На жаргоне наркоманов носит названия: «черный раствор», «черное», «химия», «ангидрид»,
«ангидридовка».
Ацетилированный опий (под таким названием) включен в список запрещенных наркотических
средств (Список I в «Перечне наркотических средств,
психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации»).
Ацетилметадол, см. Лево-альфа-ацетилметадол.
Ацетон — бесцветная, летучая, легковоспламеняющаяся жидкость с характерным приятным запахом,
широко используемая как растворитель в промышленности и быту. Химическое название – диметилкетон.
Может использоваться в качестве ингалянта (см.)
для получения эйфории и одурманенного состояния
с галлюцинациями. Его вдыхание, как и других органических растворителей, может принять форму болезненного пристрастия, т. е. токсикомании (чаще у
подростков).

42
АЦЕ - АЮР
Ацетон применяется при извлечении кокаина из
листьев коки, а также для экстракции морфина из
опиума. Он включен в списки прекурсоров (см.), подлежащих международному контролю, и является
предметом внимания в полицейских операциях по
ликвидации подпольных лабораторий, производящих
наркотики.
В РФ он также включен в «Список прекурсоров»,
оборот которых ограничен и находится под
контролем (Список IV в «Перечне наркотических
средств, психотропных веществ и их прекурсоров,
подлежащих контролю в Российской Федерации»).
Ацефен (Acephen) — препарат с умеренным стимулирующим действием на центральную нервную систему. Применяется при астенических состояниях различного генеза, в том числе при сочетании алкоголизма
с травматическими, сосудистыми заболеваниями го-

ловного мозга и последствиями нарушений мозгового
кровообращения. Стимулирует когнитивные функции,
оказывает ноотропное действие.
Ацефен можно комбинировать с нейролептиками и
транквилизаторами.
Побочные действия проявляются в виде нарушений сна, страха, тревоги, обострения психотических симптомов (бреда, галлюцинаций), усиления
беспокойства.
Син.: аналукс, кларетил, меклофеноксат, церутил.
Аюрведа (англ. Ayurvedic) — индийская, имеющая
древние корни народная медицина, в которой наряду с другими растительными средствами используется каннабис, а именно для лечения таких расстройств,
как холера, малярия, бессонница, судорога, понос, потеря аппетита.

43
БАЛ - БАР

Б
Балканский путь (англ. Balkan-route) — один из
маршрутов контрабандной поставки наркотиков, особенно героина и каннабиса, в Европу из мест выращивания их сырья, расположенных в Азии. Особенное
значение он приобрел с конца 1980-х годов в связи с
политическими осложнениями и войной на территории бывшей Югославии, что сильно затруднило полицейский и таможенный контроль над потоком нелегальных наркотиков.
Банг, см. Гашиш.
Банистерин, см. Гармин.
Барбамил (Barbamil) — производное барбитуровой кислоты (5-этил-5-изоамилбарбитурат натрия);
широко применявшееся до недавнего времени снотворное средство. Белый мелкокристаллический порошок без запаха; гигроскопичен, легко растворим в
воде. Вызывает (в дозе 0,1–0,2 г на прием) быстрое наступление сна, длящегося 6–8 часов. Ввиду высокой вероятности развития психической и физической зависимости при повторных приемах (см. Барбитуромания)
барбамил включен в Список II «Перечня наркотических
средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации».
Син.: амобарбитал; амитал-натрий.
Барбитал — производное барбитуровой кислоты
(5,5-диэтилбарбитуровая кислота). До недавнего времени (до 1990-х годов) в России барбитал достаточно
широко использовался в качестве успокаивающего и
снотворного средства, вызывающего глубокий, устойчивый сон. Нередко назначался в сочетании с амидопирином, антипирином, бромидами, которые усиливали его действие. В дальнейшем в связи с возможностью
злоупотребления им с целью наркотического опьянения и развития зависимости (барбитуромании –
см.) барбитал был включен в Список сильнодействующих веществ – с ограниченным и контролируемым
применением.
Син.: веронал.
Барбитуратов история — начинается с 1862 г.,
когда в химической лаборатории Адольфа Байера
(A.Baeyer, 1835–1917) в Мюнхене был получен первый
барбитурат, который был назван так, возможно, потому, что тот день был днем святой Барбары. В медицинскую практику в качестве снотворного средства
барбитурат (веронал) был введен в 1903 г. немецкими
врачами Фишером (E. Fischer) и Мерингом (J. Mehring).

Некоторое время применялись комбинации веронала
с кодеином (кодеонал) и экстрактом индийской конопли (индонал), а также с пирамидоном (верамон).
Использование барбитуратов в медицине возрастало большими темпами до 1960-х гг. при огромной
популярности и коммерческом успехе, но оно заметно снизилось в последующие годы. Основными причинами снижения уровня употребления барбитуратов
и отказа от них в качестве седативно-снотворных препаратов стало накопление данных о быстро развивающейся толерантности к ним (что требовало повышения
доз) и высоком риске развития психической и физической зависимости (см. Барбитуромания). Применение
барбитуратов как седативно-снотворных средств особенно быстро упало с обнаружением более безопасных в этом смысле бензодиазепинов (см.).
Барбитураты — производные барбитуровой кислоты (см.). В недавнем прошлом широко применялись в качестве снотворных средств (см.). Обладают
прямой агонистической активностью по отношению
к ГАМК-рецепторам. Индуцируют нейронное торможение, что приводит к угнетению деятельности ЦНС. В
зависимости от химического строения, дозы и способа
введения оказывают в той или иной степени седативное, снотворное, наркотическое или противосудорожное действие. Под влиянием барбитуратов уменьшается основной обмен веществ, температура тела слегка
снижается, нарушается реакция на внешние раздражители. Воздействуя на продолговатый мозг, барбитураты в повышенных дозах могут вызвать угнетение
дыхания и кому.
Барбитураты обладают способностью (в дозах, в
2–3 раза превышающих терапевтическую) вызывать
состояние эйфории, близкое к состоянию опьянения.
Также по аналогии с алкоголем барбитураты могут вызывать потерю координации движений, нетвердую походку и невнятную речь, потерю контроля над эмоциями и неконтролируемое поведение.
Очень большие дозы могут вызвать замедление
пульса, существенное понижение температуры тела и
артериального давления, уменьшение диуреза. В результате сосудистого коллапса и полного угнетения
дыхания наступает большинство смертей, связанных
с употреблением барбитуратов. До недавнего времени в США, а также в других западных странах прием
большого количества таблеток барбитуратов был одним из самых распространенных способов самоубийства. Алкоголь, анальгетики, нейролептики и другие
нейротропные вещества могут усиливать действие
барбитуратов.
При повторном приеме терапевтических доз может
развиться привыкание, а при длительном систематическом приеме появляется психическая и физическая
зависимость (см. Барбитуромания).
К настоящему времени класс веществ, называемых

44
БАР - БАР
барбитуратами, насчитывает более двух тысяч различных соединений, из них в медицинских целях используется только около 50 препаратов. Основными считаются: барбитал (веронал), пентобарбитал (нембутал),
секобарбитал (секонал), амобарбитал (барбамил), фенобарбитал (люминал), циклобарбитал (фанодорм) и
гексобарбитал.
Эффекты от применения различных барбитуратов
в общем совпадают по своему характеру, но они все же
различаются по величине и продолжительности действия. Так, пентобарбитал и секобарбитал рассматриваются как сильные, быстродействующие препараты
(продолжительность действия от 2 до 4 часов), амобарбитал является препаратом среднего действия (от
6 до 8 часов), а фенобарбитал обладает продолжительным действием (8–10 часов).
Барбитураты с быстрым воздействием и короткой
продолжительностью действия используются в современной практике в качестве анестетиков (например,
пентобарбитал), тогда как барбитураты с замедленным
действием и длительным периодом действия в основном используются для лечения эпилепсии (например,
фенобарбитал).
Барбитуризм, см. Барбитуромания.
Барбитуровая деменция — может развиться как
проявление токсической энцефалопатии вследствие
длительного злоупотребления барбитуратами. Для
нее характерны грубые нарушения памяти, затруднения при каком-либо умственном усилии, медлительность мышления, замедленная речь с ограниченным
запасом слов, снижение сообразительности.
Выражены изменения личности: больные эгоистичны, лживы, неряшливы, перестают следить за собой. Лицо амимично, маскообразно. Состояние вялости и апатии часто сменяется дисфорией со злобной
агрессией.
Больные совершенно некритичны к своему состоянию и к заболеванию в целом. У них обычно снижены
нравственно-этические нормы поведения. Нравственная деградация при барбитуровой деменции превосходит таковую при всех других видах наркомании.
Все это создает характерный облик больных, длительно злоупотребляющих барбитуратами. Некоторые авторы (Смулевич А.Б., 1983) сравнивают дементное состояние у больных барбитуроманией с
псевдопаралитическим.
Барбитуровая кислота — вещество, получаемое
при реакции малоновой кислоты с мочевиной (в частности, при нагревании их смеси), – уреид малоновой
кислоты. При замещении атомов водорода в остатке
малоновой кислоты на алкилы (метиловые, этиловые
и другие группы) получаются вещества со снотворными свойствами, или барбитураты (см.).

Барбитуромания — злоупотребление повышенными дозами снотворных препаратов – барбитуратов (см.) с развитием психической и физической
зависимости.
Наркотический эффект (наркотическое опьянение)
возникает при приеме дозы барбитурата, превышающей обычную терапевтическую в 2–3 раза. Через 15–20
минут появляется ощущение головокружения, в глазах темнеет. При внутривенном введении барбитуратов ощущается «мягкий удар в голове», темнеет в глазах, появляются круги, светящиеся точки; кажется, что
все плывет. Зрачки расширяются, кожа краснеет. Это
длится несколько секунд. Затем наступает повышение
двигательной активности. Появляются развязность,
излишняя разговорчивость и откровенность, стремление задавать окружающим нескромные вопросы.
Мимика и моторика гиперэкспрессивны, интонации
утрированно выразительны. Настроение приподнятое, с оттенком беззаботной веселости, добродушного
самодовольства, с симпатией ко всему окружающему.
Во время интоксикации зрачки расширены, склеры и
кожа гиперемированы, отмечаются замедление частоты сердечных сокращений, падение артериального
давления, потливость, снижение температуры тела на
0,5 градуса.
Состояние приподнятого настроения длится 2–3
часа и очень напоминает состояние алкогольного
опьянения. Затем наступает глубокий сон, длящийся несколько часов. Кожа лица бледнеет. После пробуждения отмечается вялость, слабость, нарушение
внимания, замедление темпа интеллектуальных процессов, снижение сообразительности. Появляется головная боль, тошнота или рвота. Выпитый в это время
стакан горячей воды может вновь на короткое время
вызвать подъем настроения, появление активности.
Привыкание к барбитурату возникает далеко не у
всех людей (Гофман А.Г., 2003). Если это происходит, то
вначале отмечается переход на ежевечерний прием
барбитурата, растет толерантность, затем добавляется
и дневной прием снотворного препарата. Возможно
чередование приемов барбитуратов и алкоголя. Потом
возникает влечение именно к барбитуровой интоксикации. На этом этапе могут отмечаться преходящие
нарушения памяти и умственной работоспособности.
Продолжает расти толерантность, устанавливается
стойкое предпочтение наркотика. После приема барбитурата появляется пот, икота, резь в глазах, слюнотечение, тошнота, иногда рвота. Так может продолжаться
в течение нескольких месяцев и лет. Затем устанавливается максимальная толерантность к барбитуратам –
на уровне 1–3 г в сутки. Во время интоксикации уже
не возникает заторможенности, нет грубой дискоординации движений и не столь выражены болтливость
и благодушие. Приподнятое настроение легко сменяется гневливостью, часто с агрессией. Речь становится
бедной, высказывания – однообразными; появляются

45
БАР - БЕЛ
персеверации. Сон наступает только при приеме большой дозы барбитуратов. После приема небольшой
дозы усиливается влечение к интоксикации, и больные утрачивают способность контролировать прием
препарата. Для поддержания работоспособности и
нормального самочувствия больным приходится находиться постоянно в состоянии легкой барбитуровой
интоксикации.
При прекращении регулярного употребления барбитуратов развивается абстинентный синдром. Зрачки расширяются, появляются озноб, «гусиная кожа»,
зевота, потливость, бледность кожных покровов. Аппетит отсутствует, засыпание практически невозможно. Больные становятся злобными, напряженными,
готовыми к агрессии. К концу первых суток воздержания присоединяются мышечная гипертензия, гиперрефлексия, мелкое дрожание вытянутых рук, судороги икроножных мышц, тахикардия, пошатывание при
ходьбе, двигательное беспокойство, тревога.
На вторые-третьи сутки после прекращения приема появляются боли в эпигастрии, в крупных суставах,
ощущения потягивания в мышцах рук и ног, рвота, понос. К концу третьих суток на фоне тоскливо-тревожного состояния или дисфорической депрессии возникают развернутые судорожные припадки с потерей
сознания, иногда повторные и серийные.
На 3–5-е сутки возможно развитие острого психоза, протекающего в форме делирия, галлюциноза или
галлюцинаторно-параноидного состояния. Обычно он
заканчивается выздоровлением. В 2% случаев при неадекватной терапии серийные судорожные припадки
и психоз могут завершиться аментивным состоянием
со смертельным исходом в связи с отеком мозга.
Внезапное прекращение регулярного приема барбитуратов может привести к развитию абстинентного
синдрома исключительной тяжести, иногда даже угрожающей жизни больного, с расстройством кровообращения, эпилептическими припадками, иногда эпилептическим статусом.
При многолетнем злоупотреблении барбитуратами у больного возникают характерные соматические
изменения: кожа лица становится бледной, с землистым оттенком, появляются пастозность, наклонность
к отекам, артериальная гипотония. Легко возникают
гнойничковые сыпи, долго не заживают повреждения
кожи. Постепенно формируется барбитуровая энцефалопатия. Стираются индивидуальные черты характера,
снижаются и утрачиваются интересы, наступает морально-этическое снижение. Затем появляется кардинальный признак – замедление ассоциативного процесса (брадипсихия). Больные медленно соображают,
медлительны в принятии решений. Запас слов становится ограниченным. Возможно развитие апатико-абулического синдрома и слабоумия с картиной псевдопаралича. Постоянно присутствует неврологическая
симптоматика: снижение кожных, надкостничных, глу-

боких рефлексов; признаки пирамидной недостаточности; оральные автоматизмы; мышечная гипотония;
атаксия (расстройство координации движений); тремор рук, век, языка; брадикинезия (замедление движений), моторная неловкость; дизартрия; постоянный
горизонтальный нистагм; гипомимия (маскообразное
лицо).
Хроническое злоупотребление барбитуратами
приводит к психическим расстройствам, напоминающим прогрессивный паралич: психоорганический
синдром, дизартрия, вялость зрачковых реакций, слабость глазных мышц, нистагм, дрожание рук, низкое
кровяное давление, ярко-красная окраска губ, эпилептические припадки. Эта картина хронического отравления может прерываться острым делириозным или
аментивным состоянием. Исходом может быть корсаковский синдром как в обычной, так и замаскированной форме.
При барбитуромании наблюдается повышенная
выносливость к алкоголю, бензодиазепинам (перекрестная толерантность) и к традиционным антипсихотикам (аминазин, тизерцин и др.).
Нередко обычно во время абстинентного синдрома возникают депрессивные состояния с попытками самоубийства. Сопутствующая соматическая
патология способствует повышенной смертности
барбитуроманов.
К препаратам барбитурового ряда, которыми злоупотребляют чаще всего, относятся: люминал, веронал, барбамил, нембутал, фанодорм (циклобарбитал),
диал, а также средства, содержащие в своем составе
барбитураты, такие как верамон, пабиалгин. Барбитуромания широко была распространена в первой половине XX века, в настоящее время встречается весьма
редко, что связывают с вытеснением барбитуратов из
медицинской практики транквилизаторами (см.).
Син.: барбитуризм: барбитуратизм.
Белена (лат. Hyoscyamus) — растение семейства пасленовых. Один из ее видов – белена черная
(Hyoscyamus niger), широко распространен в европейской части России, произрастая преимущественно
вблизи жилья – по краям огородов, у дорог, во дворах,
на свалках, пустырях. Представляет собой двулетнее
растение, высотой 20–115 см, мягкоопушенное, клейкое, с неприятным запахом. Венчик грязно-желтый,
с фиолетовыми жилками. Плод – кувшинообразная
двухгнездная коробочка. Заготавливается как лекарственное сырье в Среднем Поволжье, Воронежской
области и других районах.
Листья, семена и корни черной белены содержат
до 0,25% алкалоидов группы атропина (атропин, гиосциамин, скополамин и др. – см.), имеющих лекарственное значение. С ними связано психоактивное,
в том числе галлюциногенное, действие белены (см.
Антихолинергические галлюциногены). Для того что-

46
БЕЛ - БЕЛ
бы оно проявилось в выраженной форме, достаточно
проглотить 15–20 семян белены, при этом ощущается
во рту необычный, освежающий, сладко-горьковатый
вкус. Первые признаки интоксикации проявляются
через 30–60 минут: краснеют лицо и шея, появляется слюнотечение, сменяющееся сухостью во рту, возникает сильное психомоторное возбуждение. Дети,
принявшие белену, мечутся, бегают, кричат, смеются.
Часто они неправильно воспринимают окружающее,
испытывают галлюцинации. Им кажется, что они летают в воздухе, ловят мяч, лезут на стенку и т. п. (С таким
состоянием связано народное выражение «белены
объелся».)
Признаками выраженного отравления беленой
являются гиперемия слизистых оболочек зева, осиплость голоса, жажда, тошнота и рвота, задержка мочеиспускания, атония кишечника, повышение температуры тела. Со стороны глаз – расширение зрачков и
паралич аккомодации, отсутствие реакции зрачков на
свет, а также тахикардия, нарушения сердечного ритма и повышение артериального давления. На высоте
отравления наблюдаются урежение дыхания и пульса,
судороги. Возможно развитие коматозного состояния
и смерть от паралича дыхания в первые сутки.
Листья белены в высушенном виде или в виде экстрактов используются для приготовления некоторых
лекарственных препаратов в качестве болеутоляющих
и спазмолитических средств, применяющихся при некоторых заболеваниях дыхательных путей, пищеварительного тракта и др. (астматол, масло беленное и
др.).
Белладонна (Atropa belladonna) — ядовитое многолетнее травянистое растение семейства пасленовых. В диком виде растет в средней и южной части
Европы (в том числе на Карпатах и в горных районах
Крыма). Для медицинского использования выращивается на Украине и в Краснодарском крае.
Все части белладонны содержат алкалоиды
группы атропина (см.) (гиосциамин, скополамин – см.,
апоатропин и др.), обладающие выраженной холинолитической активностью. Экстракты и настойки из белладонны применяют в качестве спазмолитических и
болеутоляющих средств при язвенной болезни желудка, желчнокаменной болезни и других заболеваниях,
сопровождающихся спазмами гладкой мускулатуры
органов брюшной полости. Используется также свойство белладонны подавлять секрецию слизистой (например, при приступах астмы).
Избыточные дозы препаратов белладонны могут
вызвать галлюцинации (см. Антихолинергические галлюциногены) и сильное отравление. Ее способность
вызывать грезоподобное состояние с галлюцинациями использовалась издавна знахарями и колдунами.
Признаки отравления препаратами белладонны:
расширение зрачков, покраснение лица и кожных по-

кровов, сухость во рту и зеве, учащение пульса, может
повыситься температура. При нарастании двигательного возбуждения появляются зрительные галлюцинации. Возможен переход в состояние ступора и комы.
Не исключен смертельный исход в результате угнетения дыхательного центра.
Отравление случается в местах произрастания белладонны у детей, которые соблазняются ее ягодами,
похожими на вишню.
Син.: красавка; сонная одурь.
«Белый китаец» (англ. china white) — наркотик со
свойствами сильного опиоида, поступающий под этим
жаргонным названием на нелегальный наркотический
рынок из подпольных лабораторий.
Впервые появился в нелегальном обороте в 1979 г.
в Калифорнии и сразу привлек внимание медицинских и правоохранительных органов высокой частотой опасных передозировок, в том числе смертельных. Хотя в этих случаях наблюдались все внешние
признаки передозировки героином (точечные, почти
исчезнувшие зрачки, затрудненное дыхание и др.), в
крови не обнаруживались обычные метаболиты героина – морфин и ацетилморфин. Сообщалось, что жертвы принимали наркотик, называемый либо «синтетический героин» (synthetic heroin), либо «белый китаец»
(china white). Тщательное исследование обнаружило,
что активным веществом этого препарата является
альфа-метилфентанил (АМФ) (см.) – аналог фентанила (см.). Причиной смертей явилась передозировка,
поскольку жертвы не имели информации о значительном превышении эффективности АМФ по отношению
к героину. В медицине он не применялся, поэтому
было очевидно, что его синтез разработан квалифицированными специалистами в подпольной лаборатории специально для незаконного наркооборота. Обнаруживаемые следы химических примесей говорили о
том, что при его получении использовался не сам фентанил, а другие, более простые исходные вещества.
Наркогенный потенциал α-метилфентанила оказался в сотни раз превосходящим соответствующий
потенциал у героина. Его мощное супрессивное действие в сочетании с малым терапевтическим диапазоном (разностью между эффективной и летальной
дозой) создает очень высокий риск летальной передозировки при его употреблении.
Симптомы, обнаруженные при вскрытиях, были
идентичны известным симптомам, сопутствующим
смертям от передозировки героина.
В конце 90-х годов «белый китаец» появился в
ряде нелегальных торговых точек Москвы и СанктПетербурга, обнаружив себя волной передозировок.
Наркоманы назвали его еще «мегагероин». Точная
идентификация наркотика при экспертизе в центрах
отравления в подобных случаях оказалась весьма затруднительной в связи с крайне малыми количествами

47
БЕН - БЕН
вещества, вызвавшего смерть.
«Белый китаец» в продаже – это обычно белоснежно-белый кристаллический мелкодисперсный порошок, без примеси твердых крупинок, горьковатый на
вкус и не имеющий в отличие от «уличного» героина
характерного уксусного запаха.
Абстинентное состояние после отмены этого наркотика длится значительно дольше и переносится тяжелее, чем после героина.
Син. (жарг.): «дракон»; «крокодил»; «китаец»; «белый
китай»; «китайский белок» (последние два – это варианты перевода Сhina white).
Бенактизин (Benactyzine) — препарат со свойствами сильного м-холинолитика, вызывающий обратимую блокаду центральных (преимущественно) и периферических холинорецепторов. Относится к классу
третичных аминов. Белый кристаллический порошок,
растворимый в воде, трудно – в спирте.
Применяется при тревожных, астенодепрессивных
и депрессивных расстройствах, при заболеваниях, сопровождающихся спазмом гладкой мускулатуры внутренних органов, при комбинированной терапии паркинсонизма. Усиливает действие снотворных средств
(в том числе барбитуратов), анальгетиков, нейролептиков, транквилизаторов, местноанестезирующих
средств.
Терапевтическая доза в качестве противопаркинсонического средства – внутрь 1–2 мг 1–4 раза в сутки
(только в условиях стационара).
Повышенные дозы могут вызывать эйфорию, психомоторное возбуждение, галлюцинации. Описаны
случаи применения препарата в целях одурманивания.
Включен в список контролируемых сильнодействующих веществ (Приложение 2).
Бензедрин, см. Амфетамин.
Бензиновая токсикомания — разновидность
ингаляционной токсикомании (см.), имеющая некоторые свои особенности. Это касается прежде всего
состояния опьянения. Общим с опьяняющим действием других летучих растворителей при интоксикации
бензином является характер изменения восприятия
окружающего мира – он становится необычным, нереальным и потому вызывающим интерес. Возникают
легкое, приятное головокружение, эйфория, чувство
легкости во всем теле и стройности мышления. Ощущения носят характер приятного, ранее не испытанного чувства удовлетворения. На высоте бензиновой интоксикации, как и в случае других ингалянтов, может
развиться интоксикационный делирий. К отличиям
опьянения при вдыхании бензина относят относительную бедность симптоматики: психопатологические
феномены ограничены гипнагогическими зрительными галлюцинациями и умеренно выраженными нару-

шениями восприятия формы и величины предметов,
расстояний между ними, расстройствами проприорецепции, сенсорного синтеза. Характерны: неглубокое
помрачение сознания, редкость ониричесих эпизодов, психических автоматизмов, нечеткость воспоминаний о пережитом. При вдыхании, например, ацетона или растворителей красок отмечают более сильное
по выраженности и более длительное (35–40 минут)
опьянение, с более глубокой степенью расслабленности, отрешенности, беззаботности.
Возникающие при вдыхании паров бензина приятные ощущения сменяются через 3–5 минут сильной головной болью, вялостью, безразличием, сонливостью.
К синдрому отмены при злоупотреблении бензином относят следующие проявления. Спустя сутки после его последнего приема наступают подавленность,
повышенная раздражительность, нарушения сна, отсутствие аппетита, отвращение к курению, тупая диффузная головная боль. На 2–3 сутки возникают тошнота, боли в надчревной и правой подвздошной области,
иногда – рвота. Характерны жидкий стул, болезненность при пальпации в правом подреберье, надчревной, илеоцекальной области, повышенная потливость
(гипергидроз), тахикардия. В ночное время возникают
боли и судорожные подергивания в мышцах нижних
конечностей.
Бензодиазепинов история — в качестве медицинских средств начинается с 1955 г., когда химик фармацевтической фирмы Hoffman-La Roche Лео Стембах
(Leo H. Stembach), занимавшийся изучением свойств
хлордиазепоксида (синтезированного в том же году),
заметил, что получавшие его мыши в экспериментальной стрессовой ситуации ослабляли свою хватку
на наклоненной проволочной сетке и падали на пол.
Они продолжали ходить по полу клетки, обнюхивая
все вокруг в обычной своей манере. Если они получали барбитураты, то сразу засыпали. Это подтолкнуло к дальнейшим исследованиям, которые подвели
к заключению, что хлордиазепоксид является почти
идеальным избирательным противотревожным лекарством, не вызывающим такой выраженной сонливости, как барбитураты, причем с более широким диапазоном между терапевтической и опасной дозой.
В 1960 г. хлордиазепоксид был введен в клиническую практику под коммерческим названием «либриум». Через 5 лет стал применяться с теми же показаниями другой бензодиазепин – диазепам, под названием
«валиум».
Бензодиазепины стали важным новшеством в лечении тревожных расстройств, они быстро вытесняли
в этом качестве барбитураты, бромиды, опиоиды, которые более токсичны и вызывают более серьезные
побочные эффекты. При этом было отмечено значительное снижение количества летальных случаев от
передозировок снотворными средствами.

48
БЕН - БЕН
Медицинские работники были настолько впечатлены преимуществами бензодиазепинов, что стали широко применять и рекомендовать их, включая даже
легкие случаи тревожных расстройств и нарушений
сна, что сопровождалось быстрым ростом их выпуска
фармацевтической индустрией.
Однако спустя несколько лет появились сообщения о негативной стороне применения бензодиазепинов. Речь шла о длительности их задержки в организме; способности формировать привыкание даже при
невысоких уровнях употребления (особенно у женщин среднего возраста); возможности серьезных симптомов отмены; частом использовании в сочетании с
другими препаратами и алкоголем.
В начале 1970-х поднялась уже волна критики
против чрезмерно широкого назначения бензодиазепинов. В печати сообщалось о нескольких случаях, когда пациенты становились буйными после приема бензодиазепинов, особенно краткодействующих.
Появились группы взаимопомощи из тех лиц, у кого
сформировалась зависимость от бензодиазепинов.
Бензодиазепины были включены в список веществ,
подлежащих международному контролю в соответствии с Конвенцией о психотропных веществах 1971 г.,
принятой ООН.
Своего пика применения бензодиазепины достигли во многих промышленно развитых странах в 1990-х
годах.
Применение бензодиазепинов остается предметом дискуссий. Хотя подавляющее большинство врачей признает их сравнительно безопасными средствами с хорошим транквилизирующим, релаксирующим
и седативным эффектом, остается открытым вопрос,
насколько широкими должны быть показания для их
применения.
Бензодиазепинов отмены синдром — может
сформироваться при продолжительном их употреблении, особенно – повышенных доз. Впервые описали
формирование абстинентного синдрома после отмены бензодиазепинов J. Hollister, F.P. Motzenbecker, R.C.
Degan (1961), наблюдавшие 11 больных, которые в течение нескольких месяцев лечились хлордиазепоксидом (элениумом) в дозе 300–600 мг в день. Прекращение терапии привело к развитию симптомокомплекса,
который напоминал абстинентный синдром при отмене барбитуратов, но был несколько отсрочен по
времени.
В дальнейшем синдром отмены у больных, длительно принимавших бензодиазепины, в том числе и
в терапевтических дозах, был описан многими другими авторами. По некоторым данным, при длительном
приеме препарата (свыше 6 мес.) и резком обрыве его
приема абстинентный синдром может проявиться у
50% больных. Описаны случаи развития абстинентного синдрома при отмене бензодиазепинов и после

не столь длительного приема (2–3 мес.). Риск развития физической зависимости резко увеличивается при
употреблении чрезмерно высоких доз.
Абстинентный синдром начинается на 3–6-й день
после отмены препарата, его выраженность зависит
от дозы препарата и его разновидности. Чаще всего
наблюдаются: мышечная слабость, бессонница, тревога, повышенная раздражительность, ортостатическая
гипотония, анорексия, мышечные подергивания, головокружения, тошнота, рвота, потливость, гипертермия.
Могут проявиться своеобразные изменения восприятия света, звуков и запахов. Описаны также случаи психотических расстройств (при дозах не менее 80 мг диазепама или 250 мг хлордиазепоксида в сутки).
Симптомы отмены могут быть особенно тяжелыми
после употребления высоких доз на протяжении около двух месяцев или низких доз, употреблявшихся систематически в течение года и более. Сначала возникает сильная тяга к возобновлению приема препарата,
затем появляются тревога, нарушения сна, двигательное беспокойство, тремор и обманы восприятия; возможны также временная потеря зрения или слуха и
судорожные припадки. Симптомы нарастают и достигают пика в течение одной-двух недель, затем литически нивелируются; дольше всего отмечаются нарушения сна и повышенная раздражительность.
Выраженность и длительность явлений синдрома
отмены соотносятся с продолжительностью периода
«полужизни» препарата в организме. Симптомы отмены выражены с большей интенсивностью у короткодействующих препаратов, которые быстро удаляются из организма (например, триазолам, альпразолам).
У долгодействующих бензодиазепинов, удаляющихся
медленно (диазепам), симптомы отмены появляются
через 1–2 недели после прекращения приема препарата и длятся дольше, но с меньшей интенсивностью.
Как и в случае с другими седативными препаратами, в
случае бензодиазепинов следует проводить процедуру медленной детоксикации, чтобы избежать развития
судорожных состояний.
Отмечается также, что после отмены транквилизаторов трудно бывает отличить симптомы отмены от
персистирующей симптоматики основной болезни.
Предполагают, что медленное нарастание болезненных проявлений у пациента свидетельствует о возобновлении первичной симптоматики, быстрое – о синдроме отмены препарата.
Бензодиазепиновая зависимость — связана со
способностью бензодиазепинов устранять тягостные
психические состояния (напряжение, тревогу, психический дискомфорт и т. п.), а в повышенных дозах – вызывать эйфорию и легкие формы изменения сознания.
При длительном применении проявляются признаки
привыкания, а в случае отмены – абстинентный синдром. Чаще всего предметом злоупотребления с раз-

49
БЕН - БЕН
витием зависимости служат диазепам (седуксен, реланиум, сибазон), лоразепам (активан), нитразепам
(родедорм, эуноктин), феназепам, альпрозолам (ксанакс), флунитразепам (рогипнол); реже – хлордиазепоксид (элениум) и другие препараты.
Доза, необходимая для достижения эйфории, обычно превосходит терапевтическую в несколько раз. Состояние эйфории может возникнуть, например, после
однократного приема 0,02–0,025 г диазепама (седуксена, реланиума) внутрь. Для наркотического воздействия характерны повышенное настроение, неусидчивость, стремление куда-то идти, что-то делать. Может
снижаться четкость восприятия окружающего, затрудняется переключение внимания, падает скорость реакций. У некоторых больных отмечаются ощущения
полета, невесомости. Внешне больные производят
впечатление людей, находящихся в состоянии выраженного алкогольного опьянения. У них нарушена координация движений, походка становится неуверенной, с пошатыванием. Они оживлены, болтливы. Речь
дизартрична, с наличием персевераций. Отмечается
бледность кожных покровов туловища, лица. Зрачки
расширены, с вялой реакцией на свет. Язык обложен
плотным беловатым налетом. Слизистые сухие. Отсутствует аппетит. Мышечный тонус резко снижен, особенно в ногах. Опьянение заканчивается сном или постепенно сменяется состоянием вялости, физической
слабости, когда, по словам больных, «руки не поднимаются, ноги как ватные». Состояние нормализуется через сутки. Внутривенное введение диазепама в
дозе, превышающей терапевтическую, вызывает эйфорию, похожую на барбитуровую. При этом отчетливо выражен и снотворный эффект. Для больных, имеющих зависимость от бензодиазепинов, характерны
ночные пробуждения с невозможностью заснуть без
очередной дозы препарата.
Картина опьянения, вызванного бензодиазепинами, напоминает также клиническую картину барбитуровой интоксикации, но частично зависит и от
принимаемого препарата. Так, радедорм вызывает
опьянение, похожее на алкогольное, сочетающееся
с выраженной заторможенностью, сонливостью, миорелаксацией. Феназепам вызывает расторможенность, немотивированную двигательную активность;
диазепам – эйфорию в собственном смысле. Следует,
однако, отметить, что больные, злоупотребляющие
бензодиазепинами, чаще всего чередуют или комбинируют разные препараты этой группы. Действие рогипнола привлекает несанкционированных потребителей быстрым наступлением опьяняющего эффекта и
его продолжительностью (до 12 часов). Однако в высоких дозах и при сочетании с алкоголем он вызывает нарушение координации движений, головокружение, помрачение сознания, агрессию и антероградную
амнезию.
Вопрос о возможности развития физической за-

висимости от бензодиазепинов при длительном их
применении долго оставался дискуссионным. Было
известно, что многие больные с различными невротическими расстройствами или бессонницей принимают терапевтические дозы бензодиазепинов на
протяжении многих месяцев и даже лет без видимых
осложнений.
Со временем, однако, обнаружилось, что эффективность этих препаратов при длительном применении
значительно снижается, дозы их повышаются, растет
толерантность вместе с возрастающим риском развития абстинентного синдрома после отмены препарата.
Причем толерантность возрастает в различные сроки
по отношению к разным эффектам бензодиазепинов:
сначала – к седативному, потом – к миорелаксирующему, затем – к анксиолитическому. Толерантность к
противотревожному эффекту встречается реже, пациенты, принимающие препарат бензодиазепина для
достижения этого эффекта, обычно не увеличивают
со временем его дозу. Считается, что изменение толерантности к бензодиазепинам связано скорее с фармакодинамическими механизмами (с изменением активности рецепторов), чем с метаболическими. Однако не
исключается и адаптация печени к бензодиазепинам с
ускорением их нейтрализации.
Отмечается перекрестная зависимость от бензодиазепинов с алкоголем, барбитуратами, хлорметиазолом, другими седативно-снотворными препаратами,
опиоидами.
Некоторые бензодиазепины употребляются больными наркоманией в комбинации с другими психоактивными веществами (алкоголем, опиатами) для подстегивания эйфории, в частности, практикуется прием
диазепама непосредственно перед приемом ежедневной поддерживающей дозы метадона или сразу после
ее приема.
При передозировке бензодиазепинов возникают
сонливость, затрудненное дыхание, потеря сознания;
возможно коматозное состояние и смертельный исход, если не приняты реанимационные меры. К тяжелой передозировке приводят обычно очень большие
дозы – порядка 50–100 принятых таблеток бензодиазепина. Смертельная передозировка бензодиазепинами
случается редко, если они не принимаются одновременно с алкоголем или другими депрессантами ЦНС.
Описаны смертельные случаи от приема нескольких
таблеток бензодиазепина и умеренного количества
алкоголя.
При сходстве клиники токсикомании, обусловленной злоупотреблением бензодиазепинами, с клиникой барбитуровой наркомании различия между ними
проявляются прежде всего в том, что формирование
основных симптомов в первом случае происходит более медленно, а выраженность аффективных нарушений и глубина интеллектуально-мнестического снижения не столь брутальны.

50
БЕН - БЕР
Бензодиазепины (англ. benzodiazepines) — группа препаратов с родственной химической структурой,
обладающих достаточно сильным и быстрым успокаивающим и расслабляющим действием, в связи с чем их
относят к фармацевтической группе транквилизаторов (см.). Механизм действия бензодиазепинов объясняют их способностью стимулировать активность
гамма-аминомасляной кислоты (ГАМК) – нейротрансмиттера, тормозящего деятельность ЦНС (особенно в
лимбической системе мозга). Предполагают, что бензодиазепиновые рецепторы, через которые действуют
практически все седативные и снотворные средства,
расположены вблизи от ГАМК-рецепторов, функция
которых одновременно усиливается при активации
бензодиазепиновых рецепторов соответствующими
препаратами.
Существуют антагонисты бензодиазепиновых рецепторов, из них наиболее известен флумазенил (см.)
– весьма эффективное средство детоксикации при отравлениях седативными препаратами. Обнаружены
также и обратные агонисты бензодиазепиновых рецепторов, которые не только препятствуют действию
снотворных и седативных средств, но обладают прямо противоположными эффектами – анксиогенными и
конвульсантными.
Бензодиазепины широко используются в современной врачебной практике как противотревожные
(анксиолитические), снотворные, миорелаксирующие
и противосудорожные средства. Они были введены в
клинический обиход в качестве альтернативы барбитуратам, как более эффективные в ряде случаев, обладающие меньшими побочными действиями и менее
токсичные при передозировках (см. Бензодиазепинов
история).
При хроническом употреблении бензодиазепинов
может развиться болезненная зависимость, но ее риск
существенно ниже, чем при злоупотреблении барбитуратами (см. Бензодиазепиновая зависимость).
Бензодиазепины различаются по длительности
действия и скорости наступления эффекта. Среди короткодействующих бензодиазепинов к препаратам с
быстрым наступлением эффекта относятся галазепам
и триазолам; с промежуточной скоростью наступления эффекта – альпразолам, флунитразепам, лоразепам и темазепам; с замедленным наступлением эффекта – оксазепам.
К препаратам с продолжительным действием относятся диазепам (с самым быстрым проявлением
действия), хлоразепат (быстродействующий), хлордиазепоксид (с промежуточной скоростью наступления
эффекта), флуразепам (с замедленным действием) и
празепам (с самой большой задержкой действия).
В повышенной дозе бензодиазепины угнетают дыхательный центр. Основные проявления передозировки – поверхностное дыхание, цианоз, угнетение
основных рефлексов, кома. Летальные дозы много-

кратно превышают терапевтические (в среднем в 200
раз).
Бензокаин (Benzocaine) — синтетический местный
анестетик. Химическое название – этиловый эфир пара-аминобензойной кислоты. Белый кристаллический
порошок, без запаха, имеет слабогорький вкус, мало
растворим в воде, легко – в спирте. Широко используется в виде мазей, присыпок и других лекарственных
форм при крапивнице, заболеваниях кожи, сопровождающихся зудом, а также для обезболивания раневой и язвенной поверхности. Входит в состав жидкости
для растирания «Меновазин» и свечей «Анестезин».
Бензокаин нетоксичен, но некоторые люди проявляют повышенную чувствительность к нему при продолжительном и слишком частом использовании. Не
вызывает эйфории и болезненного пристрастия.
Используется подпольными наркоторговцами для
разбавления продающегося наркоманам кокаина (наряду с прокаином, лидокаином и другого рода добавками). Иногда продается уличными торговцами под
видом кокаина. Покупателя легко ввести в заблуждение при пробе предлагаемого порошка на язык, поскольку бензокаин производит такой же эффект онемения, как кокаин.
Син.: анестезин (anaesthesin).
Беременности осложнения при злоупотреблении опиатами — могут быть весьма существенными и
отражаться на дальнейшем развитии ребенка.
Регулярное употребление опиатов во время беременности провоцирует развитие токсикоза, особенно
выраженного в последнем триместре беременности,
который может стать причиной преждевременных родов. При резком прекращении приема опиатов у зависимой от них беременной женщины, помимо общих
проявлений синдрома отмены, возможны отторжение
плаценты, самопроизвольный аборт и преждевременные роды.
Более того, если мать во время беременности регулярно принимала опийный наркотик, может возникнуть абстинентный синдром у самого новорожденного, что указывает на развитие у плода пассивной
опийной зависимости (см. Абстинентный синдром у
новорожденных).
При малых дозах опиатов и нерегулярном их употреблении во время беременности у плода не обязательно развивается толерантность к наркотику.
Однако и в этом случае проявляются серьезные последствия. Метаболическая активность у таких плодов и новорожденных неадекватно высока, что ведет к
избыточному расходованию ими энергетических субстанций и кислорода. Напряженный метаболизм сопровождается возбуждением ЦНС, повышением мышечной и глазодвигательной активности, чрезмерно
глубоким и частым дыханием, повышением частоты

51
БЕР - БЕР
сердечных сокращений, снижением рН крови.
Более высокие дозы опиатов, употребляемые беременной, могут иметь для плода и новорожденного
почти противоположные последствия. Наблюдается
уменьшение метаболической активности, торможение ЦНС, угнетение двигательной, дыхательной и глазодвигательной активности.
Опиоиды стимулируют перистальтику кишечника
плода и способствуют поступлению мекония в амниотическую жидкость, становясь причиной патологически высокой двигательной активности плода и, как
следствие, повышенной частоты его ягодичного (тазового) предлежания.
Воздействие опиатов может вызвать подъем систолического давления у плода и увеличение кровотока в
его мозге, сердце и диафрагме, что ведет к длительным
периодам возбуждения, повышенной дыхательной активности и другим последствиям.
Следствием внутриутробного воздействия опиатов может быть мозговой инсульт, который случается
уже постнатально в результате прекращения действия
наркотических веществ.
Воздействие опиатов может привести к различным
анатомическим и патофизиологическим нарушениям у
плода, которые проявляются в период младенчества,
– малый размер и вес при рождении, микроцефалия,
а также «респираторный дистресс» (синдром недоношенных новорожденных), особенно характерный при
употреблении матерями героина. С указанной патологией связывают многие случаи внезапной смерти
новорожденных.
У подросших детей могут проявиться малая окружность головы, косоглазие и (или) нистагм. Довольно
часто у них наблюдаются: затруднения в тонкой двигательной координации; замедление умственного
развития и формирования речи; дефицит внимания,
двигательная расторможенность; расстройства сна;
немотивированные вспышки гнева; аномальный мышечный тонус; притупление осязания, слабое зрение
и слух; трудности в общении со сверстниками и проблемы с социальной адаптацией.
Беременности осложнения при злоупотреблении препаратами конопли — весьма возможны, включая нарушения развития плода, поскольку каннабиноиды легко проникают через плацентарный барьер.
Употребление препаратов каннабиса беременными женщинами является фактором риска спонтанных абортов и преждевременных родов. Сами роды у
женщин, употребляющих каннабис, могут осложниться слабостью родовой деятельности со всеми вытекающими последствиями. У новорожденных, внутриутробно подвергавшихся действию каннабиноидов,
мекониевая окраска встречается чаще и выражена
резче, чем у детей здоровых матерей. Некоторые исследования указывают на связь дозы принятого канна-

биноида с нарушениями нервной системы и органов
зрения у будущего ребенка. Курение марихуаны, как и
табака, ведет к воздействию на плод окиси углерода,
вследствие чего ухудшается оксигенация и замедляется рост плода.
Известно также, что при курении марихуаны кормящей женщиной концентрация каннабиноидов в ее
грудном молоке существенно выше, чем в плазме крови. Поэтому повреждающее воздействие каннабиноидов на ребенка может продолжаться и после родов.
Берроуз, Уильям (William Burroughs, 1914–1998) —
известный американский писатель из группы так называемых писателей-битников, искавших пути к свободе
личности с помощью восточного мистицизма, наркотиков, музыки. Первый его роман «Джанки» (Junky, 1953)
повествует о его мытарствах в связи с употреблением
наркотиков, и прежде всего героина, включая вынужденное бегство в Мексику (где он в 1951 году случайно
убил свою гражданскую жену). Берроуз подробно описал свои состояния, вызванные наркотиками. О своих
ощущениях от морфина он дает, например, такую образную картину: «Морфин первым делом ударяет по
задней части ног, потом по задней части шеи, раскатывающаяся волна расслабления отделяет мускулы от
костей так, как будто ты расплываешься, лежишь в теплой соленой воде...»
Следующий роман «Голый завтрак» (Naked Lunch,
1959), насыщенный грубыми наркотическими откровениями и ставший знаменитым, наделал много шуму
и даже был временно запрещен в штате Массачусетс.
Берроуз монтирует этот роман из документальных отчетов о своей героиновой зависимости, собственных
измышлений на тему гомосексуальности, порнографических описаний различных извращений и, наконец,
наркотических образов Танжера, который превращается в сознании автора в некую Интерзону (Interzone),
населенную тайными агентами, полубезумными докторами и всевозможными мутантами. «Голый завтрак»
удается опубликовать в 1959 году во Франции в известном парижском англоязычном порноиздательстве «Олимпия». В Америке же книга попадает под суд
по обвинению в непристойности. В защиту романа на
суде выступили известные писатели Норман Мейлер и
Аллен Гинзберг; после долгих разбирательств в 1966
году все обвинения с «Голого завтрака» снимаются, а
имевший место скандальный процесс только способствовал популярности книги.
Им были написаны также около десятка других
романов, множество рассказов, повестей и эссе. Его
работы отмечены экспериментальными приемами,
черным юмором, видением апокалипсиса. По его произведениям были сняты 4 фильма, в том числе «Голый
завтрак» (1991).
Некоторое время Берроуз посещал центры сайентологов, а затем всю оставшуюся жизнь активно с

52
БЕС- БЕХ
ними боролся.
В 1980-х гг. он увлекся живописью и участвовал в
выставках.
«Бессмертное снадобье» (англ. immortelle) — высушенные части африканского растения Helichrysum
foetidum, которые традиционно выкуривались воинами южноафриканского племени зулусов, чтобы впасть
в состояние транса. Активная составляющая этого снадобья научно не изучена.
Бессонница (лат. insomnia) — частое осложнение
наркомании, проявляющееся нарушением засыпания,
прерывистым, поверхностным сном или преждевременным пробуждением. Расстройства сна чаще наблюдаются при употреблении амфетаминов и других
психостимуляторов. Бессонница также типичный компонент абстинентного синдрома при наркоманиях, в
частности опийной и барбитуровой.
Син.: агрипния; асомния; диссомния; инсомния.
Бета-карболины — алкалоиды из группы индолов. Некоторые из них обладают галлюциногенными
свойствами, в том числе гармин (см.), гармалин, тетрагидрогармин и 6-метоксигармин (см. Айахуаска).
Содержатся в различных растениях: гармале
(Peganum harmala) – многолетнем травянистом растении семейства парнолистниковых; в ряде представителей мальпигиецветных (Malpighiáles); в
южноамериканской лиане (Banisteriopsis caapi); в страстоцветах (пассифлоре) (Passiflora); в табаке, особенно
вида Nicotiana rustica (махорке); а также в тканях некоторых животных (например, в морских губках).
Бета-каpболины обладают психоактивными свойствами в дозировках, близких к токсическим (свыше
300 мг), поэтому лица, применяющие их с целью одурманивания, предпочитают употреблять их в уменьшенных дозах не отдельно, а в смеси с другими психоактивными веществами (или перед их употреблением).
Бетель — 1. Piper betle – тропическое вечнозеленое кустарниковое растение семейства перечных, из
листьев которого в странах Южной и Юго-Восточной
Азии традиционно изготавливают наркотически действующее средство (синоним: Бетелев перец). 2. Англ.
betel – стимулирующее средство, приготавливаемое
из свежих листьев бетеля, обсыпанных известковым
порошком, в которые заворачиваются кусочки ореха
арековой пальмы (см.). Иногда добавляются пряности
и табак. Употребляется посредством длительного жевания (подобно листовому табаку), традиционно среди
народов, населяющих тропическую Азию (Индия, Бирма, Вьетнам, Индонезия, Филиппины и др.). Употребление бетеля в этом регионе насчитывает тысячелетнюю
историю; оно входит, в частности, в ритуалы общения,
включая официальные, свадебных церемоний и т. д.

Кроме того, бетель используется как целебное народное средство, в качестве антисептика: при головной
и зубной боли, болях в суставах, желудочно-кишечных расстройствах и др. Культура потребления бетеля включает не только определенные нормы этикета,
но и широкий набор предметов используемой утвари
(ступки, ножи и щипцы для орехов пальмы, ложечки и
сосуды для извести и других ингредиентов, подносы,
плевательницы и др.). В Юго-Восточной Азии приборы для бетеля входили в число королевских регалий и
дипломатических даров, они передавались по наследству. Отказ взять предложенный бетель из личного сосуда угощающего расценивался как оскорбление.
Жевание бетеля вызывает возбуждение нервной
системы с явлениями легкой эйфории и чувством бодрости, что производит главным образом алкалоид ареколин (см.), содержащийся в семенах арековой
пальмы (см.) и обладающий действием сильного парасимпатикомиметика. Определенное участие в эффектах бетеля принимают и некоторые другие вещества,
имеющиеся в бетелевых листьях (терпеноиды, соединения аллилбензола и др.). Известь служит тому, чтобы активные вещества перешли в форму свободного основания, позволяя им проникать в кровеносную
систему через слизистую оболочку ротовой полости.
Характерным признаком жевания бетеля является
окрашивание полости рта, языка, десен и обильно выделяемой слюны в ярко-красный цвет, при этом зубы
чернеют.
Бетель оценивают как относительно легкий наркотик, от которого можно попасть в зависимость с явлениями абстинентного синдрома при внезапном прекращении употребления. Его употребление в странах
Южной и Юго-Восточной Азии по-прежнему имеют
широкие масштабы. По заключению Института национального здравоохранения в Тайбэе (Тайвань), в настоящее время не существует достаточно эффективных
способов избавиться от пагубной привычки жевать
бетель. При этом было замечено, что любителям одновременно и бетеля, и табака легче сначала бросить
курить, а уже потом отказаться от бетелевой жвачки.
Согласно проведенному обследованию, 1,5 млн жителей Тайваня оказались постоянными потребителями бетеля, 90% из них страдали еще и от никотиновой
зависимости.
Бехтерев Владимир Михайлович (1857–1927) —
выдающийся русский психоневролог. Разрабатывая
вопросы практического применения лечебного внушения в медицине, создал методику коллективного
гипноза для лечения больных алкоголизмом и наркоманией. В 1908 г. основал в Петербурге психоневрологический институт (который носит его имя) и был
инициатором открытия при этом институте (в 1912 г.)
лаборатории, названной «Экспериментально-клинический институт по изучению алкоголизма». Активно

53
БЕХ - БИО
участвовал в работе российской «Постоянной комиссии по вопросу об алкоголизме и мерах борьбы с ним»
(создана в 1898 г. при Русском обществе охранения народного здравия) и во Всероссийских съездах по борьбе с пьянством (1-й – в 1909–1910 гг., 2-й – в 1912 г.). Автор брошюры «Алкоголизм и борьба с ним» (1927).
Бехтерева микстура (Бехтерев В.М., 1857–1927,
рус. невропатолог и психиатр) — лекарственный препарат, содержащий настой травы горицвета (6,0:180,0),
бромид натрия (6,0) (или калия) и кодеин фосфат (0,2).
Применялся до недавнего времени как успокаивающее средство при неврозах, бессоннице и других
заболеваниях.
Библиотерапия (лат. biblios – книга, греч. therapia
– уход, лечение) — метод индивидуальной и групповой психотерапии, использующий чтение книг как способ воздействия на пациента. Применяется также при
психотерапии наркомании. Целью библиотерапии может быть: 1) активизация интересов больного, его занятость, получение новых впечатлений; 2) появление
новых тем для групповых дискуссий или бесед психотерапевта с пациентом; 3) снабжение пациента «информацией к размышлению», которая может помочь
ему понять свое состояние, уяснить свои проблемы,
источники эмоционального напряжения.
Бибра, Эрнст фон (Ernst von Bibra, 1806–1878) —
немецкий врач, пионер исследований по проблеме
пристрастия к наркотикам. В 1855 г. опубликовал работу «Наркотические, вызывающие наслаждение средства и человек» (Die Narkotischen Genussmittel und der
Mensch). В понятие «наркотические средства» он включил не только такие вещества, как опиум, гашиш, мухомор и дурман, но также кофе, табак. В своей книге
Бибра рассказывал, в частности, о собственном эксперименте с гашишем. Его работы оказали влияние на
других ранних исследователей наркотиков, в том числе таких, как К. Хартвич (K. Hartwich), М. Кук (M. Cooke)
и З. Фрейд (S. Freud).
Биодоступность (биологическая доступность) —
часть (доля в %) принятой дозы лекарственного или
другого биологически активного вещества (в том числе наркотика), попадающая в системный кровоток с
последующей доставкой к органу-мишени. Биодоступность зависит от физико-химических свойств самого вещества, способности всасываться в кровь, путей
введения и физической формы (раствор, суспензия,
твердая субстанция и т. д.). При внутривенном введении этот показатель оценивается в 100%. При приеме
внутрь его величина зависит от скорости всасывания
и метаболических превращений при прохождении вещества по желудочно-кишечному тракту. Оно должно пройти через ряд биологических мембран кле-

ток (слизистой оболочки желудка, печени, мышц и т. д.),
и только часть его попадает в системный кровоток.
Биодоступность более высока для веществ, хорошо
растворимых в липидах, благодаря чему они быстро
преодолевают мембранный барьер (амфетамины,
фентанил, ЛСД). Низкая биодоступность морфина (30–
40%) обусловлена более низкой скоростью
всасывания и значительным его метаболизмом в стенках кишечника и печени. На биодоступность вещества
влияют также индивидуальные особенности организма больного, состояние желудочно-кишечного тракта,
сердечно-сосудистой системы, печени, почек.
Курение обеспечивает очень быстрое поступление
вещества в кровоток, однако значительная часть
вещества в процессе курения подвергается
термической деструкции. Например, при курении
марихуаны биодоступность ТГК составляет 10–20%.
(См. также Абсорбция наркотиков.)
Син.: биоусвояемость.
Биопсихосоциальный подход к проблеме зависимости — подразумевает, что зависимость от наркотика является результатом сложного взаимодействия
биологических, психических и социальных факторов.
Биологический компонент включает в себя прежде всего определенные изменения нейрохимических
регуляторных функций, происходящие в результате
хронического воздействия наркотика в определенных
структурах головного мозга (стволовой и лимбической), в том числе в тех, где располагается так называемая «система подкрепления». Эта система участвует в
обеспечении регуляции эмоционального состояния,
мотивационной сферы, психофизического тонуса, поведения человека в целом, его адаптации к окружающей среде.
Прием психоактивного вещества вызывает в этих
отделах мозга интенсивное выделение нейромедиаторов из группы катехоламинов и, как следствие,
сильное возбуждение системы подкрепления, проявляющееся ощущениями удовольствия, психического
комфорта и т. д. Повторные приемы психоактивного
вещества приводят к нарушению нормального баланса нейромедиаторов, что ведет к недостаточно выраженному возбуждению системы подкрепления в обычных условиях. Это выражается падением настроения,
ощущением вялости, слабости, эмоционального дискомфорта, депрессивными симптомами. Прием психоактивного вещества на этом фоне подстегивает дополнительное высвобождение запасов нейромедиаторов,
что сопровождается субъективным улучшением самочувствия, эмоциональным и психическим возбуждением и т. д.
Однако свободные катехоламины быстро разрушаются, что приводит к значительному ухудшению
психоэмоционального состояния и, соответственно,
к стремлению вновь использовать наркотик для его

54
БИС - БОС
восстановления.
Психологический компонент связан с особенностями личности индивидуума и его поведения, повышающими склонность к изменению психического состояния (в частности, с такими чертами, как трудность
коммуникации, пассивная подчиняемость, стремление
к интенсивным ощущениям и т. д.). Имеют также значение эмоциональное состояние (тревожное, агрессивное и др.), убеждения и ожидания субъекта.
Социальный компонент подразумевает, что индивидуальный риск развития наркомании варьирует
в зависимости от социального окружения и жизненных обстоятельств. Этот риск может быть значительно
повышен, если индивидуум, например, испытывает в
конкретных обстоятельствах высокий уровень стресса и недостаточно владеет позитивными адаптивными
навыками (навыками решения проблем, коммуникации, формирования близких взаимоотношений и т. д.).
На злоупотребление наркотиками влияют социальное
положение и род деятельности, культура и субкультура, особенности этнической среды, религия и др.
«Бисал» (Tabulettae “Bisalum”) — лекарственный
препарат, обладающий вяжущим, обезболивающим и
антисептическим действием. Одна таблетка содержит
0,25 г висмута нитрата основного, 0,25 г фенилсалицилата и 0,01 г опия. Применялся до недавнего времени
при энтеритах, колитах и других желудочно-кишечных
заболеваниях (по 1 таблетке 2–3 раза в день).
В настоящее время медицинское применение «Бисала» в РФ не допускается, как и всех других смешанных препаратов, в состав которых входит опий, согласно списке веществ, оборот которых в РФ запрещен
(Список I в «Перечне наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации»).
Бобы мескаля (англ. mescal beans) — красные
семена американского вечнозеленого кустарника
Sophora secundiflora, которые используются, нередко вместе с пейотом (см.), в некоторых ритуалах для
опьянения с галлюцинациями индейским племенем
coahuilteco в штатах Техас и Нью-Мексико, а также на
севере Мексики. Чрезвычайно токсичны.
Для опьянения достаточно приема ¼ или меньшей
части боба, обжаренного вблизи огня и растертого.
При этом возможны такие последствия, как сердцебиение, рвота, трехдневное изнеможение и продолжительный сон; даже небольшое превышение дозы (для
некоторых – ½ боба) может вызвать судороги и смерть.
Боец сиамский — очень агрессивная маленькая
рыбка, вступающая в бой всякий раз при встрече с
особью того же вида. Нейролептики (добавленные в
воду) редуцируют агрессивность рыбок. Этот феномен
используется для лабораторной оценки выраженно-

сти транквилизирующего эффекта у вновь создаваемых нейролептических средств.
Большой наркоманический синдром по И.Н.
Пятницкой (1994) — название комплекса из трех основных синдромов, определяющих наличие наркомании. Его составляют: 1) синдром измененной реактивности (см.) (исчезновение защитной реакции на
вещество, изменение толерантности, формы потребления, формы опьянения); 2) синдром психической
зависимости (см.) (обсессивное влечение к веществу,
комфорт в состоянии интоксикации); 3) синдром физической зависимости (см.) (компульсивное влечение к
веществу, потеря контроля над дозой, абстинентный
синдром, физический комфорт в интоксикации). Каждый из этих трех составных синдромов обозначается
как «малый наркоманический синдром» (см.).
В процессе развития болезни структурные элементы большого наркоманического синдрома развиваются последовательно в приведенном выше порядке.
При этом каждый из структурных элементов варьирует в зависимости от вида наркомании. Каждый «малый синдром» проявляется различной степенью специфичности по отношению к виду наркомании и этапу
(стадии) процесса болезни.
Не при каждом виде наркомании эта структура
проявляется полностью. При злоупотреблении, например, психоделическими препаратами обнаруживается
как бы усеченная структура синдрома измененной реактивности и синдрома психической зависимости. У
большинства злоупотребляющих психоделиками ясно
обозначается только один симптом синдрома психической зависимости – влечение. Но при внимательном
обследовании обнаруживается также определенный
подъем толерантности, изменение формы употребления и формы опьянения. Следовательно, как считает
автор, процесс становления наркоманической зависимости развивается в конечном счете по типическому пути, хотя не всегда и не во всем достигает полной
выраженности.
При этом нельзя исключить, что полная выраженность будет достигнута, например, при использовании того же наркотического средства, но другого качества. Так, некоторое время назад специалистами в
США отрицалась возможность аддиктивной зависимости (addiction) в случаях злоупотребления марихуаной, поскольку не проявлялся абстинентный синдром.
В других странах этот синдром при гашишизме описывали. Причина крылась в пониженном содержании
каннабинолов в американской разновидности конопли. В США точка зрения была изменена после того, как
в страну начали поступать наркотики, произведенные
из индийской конопли, из Азии.
Босвелия священная (Boswellia sacra) — дерево,
произрастающее главным образом в Восточной Аф-

55
БОФ - БРО
рике и на Аравийском полуострове, из смолы которого производят ладан (Olibanum). Ладан (см.) с древних
времен был самым распространенным благовонием, а
также использовался как магическое снадобье.
Бофофора (bofhofhora) Уильямса — мексиканский
кактус, из стебля которого, измельченного и высушенного или обработанного алкоголем, получают наркотик, используемый некоторыми индейскими племенами в целях ритуального одурманивания (см. Пейот).
Британская система (англ. British system) — используемое в западных странах условное название
концептуального подхода, который начиная с 1926 г.
стало проявлять британское правительство по отношению к героиновой наркомании – скорее с позиции
медицины, нежели с позиции криминологии, допуская
поддерживающую (заместительную) терапию наркоманов наркотиками как наиболее прагматическую с
точки зрения общих расходов и потерь.
Бройтигама синдром (W. Brautigam) — регресс
личности у наркоманов, проявляющийся в поражении
так называемого «ядра личности» (утрата чувства долга, ответственности, совестливости). Такие больные
бестактны, ненадежны, лживы. У них страдают высшие интересы, снижается трудоспособность, меняется
поведение, появляется склонность к мелким обидам,
огорчениям, неадекватным аффективным реакциям.
Синдром Бройтигама присутствует практически
при всех видах зависимости от психоактивных веществ, однако скорость его формирования и степень
выраженности сильно зависят от конкретного вещества. Наибольшей выраженности он достигает при
злоупотреблении теми веществами, которые наряду
с высоким наркогенным потенциалом (см.) обладают способностью формировать выраженную физическую зависимость. Именно поэтому синдром Бройтигама обязательно присутствует в клинике опиоманий
и барбитуроманий.
Бромазепам (Bromazepam) — транквилизатор из
группы бензодиазепина. Химическое название –
7-бром-1,3-дигидро-5-(2-пиридинил)-2H-1,4-бензодиазепин-2-он. Оказывает анксиолитическое, седативное,
снотворное, противосудорожное и центральное миорелаксирующее действие. Назначается обычно в качестве анксиолитического лекарственного средства. Выраженная анксиолитическая активность бромазепама
сочетается с умеренным снотворным действием: укорачивается период засыпания, увеличивается продолжительность сна, снижается количество ночных пробуждений. Уменьшается воздействие эмоциональных,
вегетативных и моторных раздражителей, нарушающих механизм засыпания.
Бромазепам усиливает ингибирующее действие

гамма-аминомасляной кислоты (ГАМК) (медиатора
пре- и постсинаптического торможения во всех отделах ЦНС) на передачу нервных импульсов. Стимулирует бензодиазепиновые рецепторы, расположенные
в аллостерическом центре постсинаптических ГАМКрецепторов восходящей активирующей ретикулярной
формации ствола мозга и вставочных нейронов боковых рогов спинного мозга. Уменьшает возбудимость
подкорковых структур головного мозга (лимбическая
система, таламус, гипоталамус), тормозит полисинаптические спинальные рефлексы. Анксиолитическое
действие бромазепама обусловлено влиянием на миндалевидный комплекс лимбической системы и проявляется в уменьшении эмоционального напряжения,
ослаблении тревоги, страха, беспокойства. Седативный эффект обусловлен влиянием на ретикулярную
формацию ствола головного мозга и неспецифические ядра таламуса и проявляется уменьшением симптоматики невротического происхождения (тревоги,
страха). Механизм снотворного действия заключается
в угнетении клеток ретикулярной формации ствола головного мозга.
В клинике алкоголизма и наркоманий бромазепам
показан при состояниях абстиненции. В этом случае
он способствует уменьшению тревоги, страха. раздражительности, устранению вегетативно-сосудистых расстройств, нормализации ночного сна. Он также эффективен при купировании неврозоподобных и
психопатоподобных расстройств, наблюдающихся у
больных алкоголизмом в период ремиссий. При этих
состояниях под влиянием препарата наступает ослабление патологического влечения к алкоголю и связанных с ним тревоги, раздражительности, аффективных расстройств. Учитывая редкость побочных
эффектов и хорошую переносимость препарата, бромазепам можно использовать у больных с выраженными соматическими нарушениями. Лечение бромазепамом следует прекращать, однако, при возникновении
у больных таких необычных реакций, как повышенная
агрессивность, острые состояния возбуждения, трудное засыпание, поверхностный сон, усиление мышечных судорог.
В процессе лечения бромазепамом больным категорически запрещается употребление этанола. При
длительном лечении необходим контроль за картиной
периферической крови и «печеночными» ферментами.
Возможно развитие лекарственной зависимости от
бромазепама. Риск ее формирования возрастает при
использовании больших доз, значительной длительности лечения, а также у пациентов, ранее злоупотреблявших этанолом или некоторыми другими лекарственными средствами.
Лекарственная зависимость при резком прекращении приема препарата может проявиться синдромом
«отмены», представленным главным образом головной болью, миалгией, тревожностью, напряженно-

56
БРО - БРО
стью, повышенной раздражительностью. В тяжелых
случаях возможны спутанность сознания, дереализация, деперсонализация, гиперакузия, парестезии
в конечностях, световая и тактильная гиперчувствительность; галлюцинации. Отмену препарата следует
проводить постепенно.
Симптомы передозировки: мышечная слабость,
глубокий сон, парадоксальное возбуждение, угнетение сердечной и дыхательной деятельности, кома,
остановка дыхания. Лечение в таких случаях включает
промывание желудка, контроль за жизненно важными
функциями, искусственную вентиляцию легких, поддержание сердечно-сосудистой деятельности. В качестве специфического антидота используют антагонист
бензодиазепинов флумазенил (анексат) (см).
Включен в список контролируемых сильнодействующих веществ (Приложение 2).
Бромизм, см. Бромомания.
Бромокриптин (Bromocriptine) — препарат, активно влияющий на кругооборот дофамина и адреналина в ЦНС. Полусинтетическое производное алкалоида
спорыньи – эргокриптина. В качестве специфического агониста (см.) дофаминовых рецепторов бромокриптин оказывает на них стимулирующее действие,
в частности, в области гипоталамуса, полосатого тела
и черного ядра мозга, и содействует восстановлению
нейрохимического баланса в этих отделах. В связи
со стимулирующим действием на дофаминовые рецепторы гипоталамуса бромокриптин оказывает характерное тормозящее влияние на секрецию гормонов передней доли гипофиза, особенно пролактина и
соматотропина.
Бромокриптин используется для купирования синдрома отмены при наркоманиях, вызванных употреблением психостимуляторов, в том числе кокаина,
эфедрона, первитина, поскольку он способствует восстановлению дофаминового истощения, вызванного
приемом наркотика.
Терапию (в дозах 1,0–1,25 мг в сутки) обычно начинают с момента появления у больных начальных признаков отмены (снижение настроения, вспыльчивость,
слабость, вялость и т. д.).
После купирования абстинентных проявлений лечение бромокриптином может продолжаться в течение нескольких месяцев для предупреждения рецидивов патологического влечения к наркотику.
Длительное применение бромокриптина может по
меньшей мере существенно снизить потребность
больного в наркотике.
При правильно подобранных дозах бромокриптина он обычно хорошо переносится. Всасывается быстро. Пик концентрации в плазме крови наблюдается
через 2–3 часа после приема внутрь. Выделяется в основном с калом, в небольших количествах с мочой.

Возможные побочные реакции: тошнота, иногда
рвота, запоры, понижение артериального давления
(постуральная гипотензия), побеление пальцев рук и
ног при охлаждении. В начале лечения возможны головная боль, набухание слизистых оболочек.
Препарат противопоказан при гипотензии, после недавно перенесенного инфаркта миокарда, при
выраженных нарушениях ритма сердца, спастических состояниях периферических сосудов, при заболеваниях желудочно-кишечного тракта, психических
заболеваниях.
Препарат оказывает седативный эффект. Его не
должны принимать во время работы лица, профессия
которых требует быстрой физической и психической
реакции (операторы, водители машин и др.). Во время лечения бромокриптином нельзя применять алкогольные напитки. Нельзя одновременно принимать
препараты – ингибиторы МАО и препараты, угнетающие функции ЦНС.
Син.: парлодел; parlodel; pravidel; bromergon;
bromocriptinum mesilat.
Бромомания (лат. bromomania) — пристрастие к
хронической интоксикации солями брома. В прошлом
нередко встречалась в виде характерной фармакомании (см.) у лиц, употребляющих препараты брома
по назначению врача, главным образом у больных
эпилепсией. Клинические проявления бромомании
включают в себя начальную эйфорию, сменяющуюся
апатией, сонливость, рассеянность, трудности сосредоточения внимания. Все это сочетается с патологией
кожи (типичные угри, желтоватый окрас кожных покровов), воспалением слизистых дыхательных путей
и пищеварительного тракта, запахом брома от мочи.
В тяжелых случаях клиническая картина подобна хроническому отравлению барбитуратами и напоминает
прогрессивный паралич. Внезапный обрыв приема
препаратов брома может вызвать аментивное состояние или эпилептический статус, угрожающий смертельным исходом.
Син.: бромизм.
Бромптонс-коктейль (англ. Bromptons cocktail)
— обезболивающая смесь, содержащая алкоголь, кокаин, морфин или героин, а также в некоторых случаях препарат из группы фенотиазина. Состав смеси
варьирует, в последнее время чаще стали исключать
из состава кокаин. Этот коктейль дается для облегчения боли смертельно больным пациентам, например в
терминальной стадии рака. Использовался преимущественно в США и Великобритании в сети учреждений
хосписа.
Название происходит от больницы Bromptons
Chest, которая была инициатором более либерального подхода к купированию боли и состояния тревоги.

57
БРО - БУП
Бромурал (Bromural) — карбамид альфа-бромизовалериановой кислоты. Белый кристаллический порошок горьковатого вкуса со слабым запахом. Очень
мало растворим в воде, растворим в спирте.
Оказывает успокаивающее и умеренное снотворное действие. Назначается внутрь как успокаивающее
средство по 0,3–0,6 г 1–2 раза в день, как снотворное
– по 0,6–0,75 г на прием за полчаса до сна (после приема рекомендуется выпить полстакана-стакан теплого
чая).
При длительном применении может возрасти толерантность к бромуралу и возникнуть зависимость.
Син.: бромизовал.
Бротизолам (Brotizolam) — снотворное средство
из группы производных бензодиазепина. Увеличивает общую продолжительность сна, уменьшает частоту пробуждений. Оказывает также седативное, центральное миорелаксирующее и противосудорожное
действие.
В клинике алкоголизма и наркоманий бротизолам
используют при купировании абстинентных состояний и в период ремиссий. В терапии абстинентного
синдрома его эффективность проявляется в первую
очередь за счет нормализации нарушенного сна. Препарат способствует также уменьшению тревоги, страха, раздражительности, устранению вегетативно-сосудистых нарушений.
В период ремиссии у больных алкоголизмом при
применении бротизолама отмечается нормализация
процесса засыпания, увеличение глубины и продолжительности сна с последующим ослаблением патологического влечения к алкоголю в связи со снижением или нивелированием тревоги, раздражительности,
ощущения дискомфорта и аффективных расстройств.
При длительном применении возможно развитие
лекарственной зависимости от бротизолама, поэтому
вопрос о целесообразности продолжительного лечения, превышающего несколько недель, следует решать индивидуально. При завершении курса лечения
дозу следует уменьшать постепенно, учитывая возможность развития синдрома отмены.
Пациентам, принимающим бротизолам, необходимо воздерживаться от потенциально опасных видов
деятельности, требующих повышенного внимания и
быстрых психомоторных реакций; не следует употреблять этанол.
Симптомы передозировки: сонливость, апатия,
пролонгированный сон, дизартрия, атаксия, тремор,
слабость или потеря периферических рефлексов, нарушение глазодвигательных функций. Лечение в таких случаях заключается в симптоматической терапии
при тщательном наблюдении за дыханием и деятельностью сердечно-сосудистой системы. При необходимости применяют искусственную вентиляцию легких и
инфузионную терапию.

Включен в список контролируемых сильнодействующих веществ (Приложение 2).
Син.: лендормин.
Бругманзия (Brugmansia) — род кустарниковых
растений из семейства пасленовых (Solanaceae), которое богато разнообразными видами растений (табак,
дурман, мандрагора и др.) с высоким содержанием
нейротропных веществ из группы атропина (гиосциамин, скополамин - см.). Происходит из Южной Америки.
Названо в честь голландского исследователя Себальда
Джастина Бругманса.
Плоды и листья перуанской разновидности бругманзии (Brugmansia sanguinea) местные индейцы традиционно используют для приготовления напитков с
галлюциногенными и снотворными свойствами.
Разводится в качестве комнатного растения в
Европе.
Бруксизм (англ. bruxism) — постоянное, непроизвольное скрежетание зубами. Нередкий симптом злоупотребления стимуляторами, в частности кокаином и
амфетаминами. Случается чаще во время сна, а в состоянии бодрствования – как форма облегчения напряжения вследствие стресса. Часто приводит к ухудшению состояния зубов.
«Булавочные проколы» — резкое сужение зрачков до величины малой точки вследствие передозировки опиоидного наркотика. Может означать развитие комы. В последующем при развитии тяжелой
гипоксии мозга миоз может смениться расширением
зрачков (мидриазом) с отсутствием реакции на свет.
Син.: «точечный зрачок».
Бупренорфин (Buprenorphine) — опиоидный
анальгетик, агонист мю-рецепторов и антагонист каппа-рецепторов. Относится к полусинтетическим наркотикам и является производным тебаина (природного алкалоида, содержащегося в снотворном маке).
Бупренорфин оказывает медленно развивающееся, но более продолжительное обезболивающее действие (6–8 часов) по сравнению с морфином, что обусловлено, по-видимому, более прочной связью с
мю-рецепторами. Максимальная плазменная концентрация достигается лишь через 2 часа после парентерального введения. По обезболивающему эффекту
доза 0,3 мг бупренорфина соответствует 10 мг морфинового стандарта (см.).
Введение бупренорфина условно здоровым лицам
с отсутствием толерантности к опиоидам сопровождается типичными морфиноподобными реакциями. У
лиц с героиновой зависимостью или с зависимостью
от других полных опиоидных агонистов (например, от
метадона) препарат может проявить антагонистическую активность и спровоцировать развитие синдро-

58
БУП - БУТ
ма отмены. Вместе с тем благодаря частичным антагонистическим свойствам при передозировке героина
бупренорфин, подобно налоксону, может использоваться в качестве антидота и вызывать реверсию таких симптомов наркотического отравления, как кома
и угнетение дыхания.
Основное предназначение бупренорфина – купирование послеоперационных болей.
Бупренорфин обладает умеренными, но вместе с
тем очевидными наркогенными свойствами, вызывая
как психическую, так и физическую зависимость. Эйфоризирующее действие отмечается не всегда, но оно
практически во всех случаях проявляется у лиц, ранее злоупотреблявших опиоидами. Синдром отмены
бупренорфина протекает легче, чем синдром отмены
героина и метадона, и имеет меньшую продолжительность, чем синдром отмены метадона.
В некоторых странах бупренорфин широко используется для заместительной терапии героиновой
наркомании (см. Заместительная терапия бупренорфином) и в этом качестве обнаруживает ряд преимуществ перед метадоном. В частности, благодаря
пролонгированному фармакологическому действию
он может назначаться не ежедневно, как метадон, а 3
раза в неделю.
Бупренорфин применяется для лечения не только
героиновой, но и метадоновой зависимости. У реципиентов метадоновых программ, адаптированных к
ежедневному пероральному приему 30 мг метадона,
бупренорфин в дозе 2 мг (сублингвально) не продуцирует нежелательных психотропных опиоидных эффектов и смягчает абстинентные симптомы, относящиеся
к метадону.
Изучение использования бупренорфина для лечения опийного абстинентного синдрома в российской
наркологической клинике (Воронин К.Э., 2000) показало его эффективность в купировании острых проявлений абстинентного синдрома. Эффект проявляется
через 10–15 минут после инъекции препарата. Постепенно ослабляются боли в мышцах, голове, суставах.
Одновременно с этим значительно редуцируется психопатологическая симптоматика. Описана практика
комбинирования приема бупренорфина с тиапридом,
который препятствует возникновению опиоидной эйфории за счет своего нейролептического действия.
Немедицинское использование бупренорфина отмечается во многих странах. Экспертный комитет ВОЗ
в бюллетене от 2001 г. сообщил о многочисленных случаях контрабандного ввоза инъекционного бупренорфина, произведенного в Индии под названием «норфин», в Армению, Азербайджан, Грузию и Российскую
Федерацию. Как и другие опиоиды, бупренорфин иногда является объектом немедицинского употребления
в среде врачей и других медицинских работников,
имеющих доступ к препарату.
Ввиду возможности развития наркоманической

зависимости при его длительном применении бупренорфин в настоящее время включен в Список наркотических средств и психотропных веществ, оборот
которых в РФ ограничен и находится под особым контролем (Список II в «Перечне наркотических средств,
психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации»).
Син.: норфин; торгесик; анфин; нопен; buprenex;
temgesic; subutex (таблетированный в крупных дозировках для заместительной терапии).
Бутилнитрит (Butyl nitrite) — один из алифатических нитритов, обладающий, подобно амилнитриту
(см.), сильным сосудорасширяющим эффектом. Будучи летучим веществом, бутилнитрит при вдыхании быстро вызывает опьянение. Злоупотребление бутилнитритом наблюдалось в 1970-х гг. среди американских
подростков, которые использовали для этого доступные бытовые средства (например, жидкость для полировки мебели). В 1970–1980-х гг. бутилнитрит стали
использовать гомосексуалисты для облегчения налаживания сексуальных контактов за счет «плавающего»
ощущения эйфории, усиления сексуального возбуждения и повышения эректильной функции.
Как и с амилнитритом, передозировка бутилнитрита, весьма возможная при употреблении ингалянта,
чревата критическими проявлениями сердечно-сосудистой недостаточности (тахикардия, резкое падение
артериального давления, ощущение удушья, мышечная слабость, обморок и др.).
В 1989 г. в США свободная продажа бутилнитрита
была запрещена законом,
В настоящее время в России, как и в других странах, некоторые лица с девиантными тенденциями употребляют бутилнитрит, наряду с амилнитритом, для
усиления ощущений при занятии сексом.
Бутоксамин (Butoxamine) — синтетический психотомиметик (хлористоводородная соль н-бутил-2-моксифенил-2-этилобутиламина), избирательный (бета2) адреноблокатор, вызывающий в небольших дозах
при приеме внутрь или подкожно легкую эйфорию,
которая сопровождается обильными зрительными
обманами восприятия, часто представляющими собой различные фантастические сцены, сопровождаемые иногда принудительным смехом. Более высокие
дозы препарата вызывают помрачение сознания.
Буторфанол (Butorphanol) — препарат из группы синтетических опиоидов, производное морфинана, обладает структурным сходством с оксиморфоном и гидроморфоном (см.). Химическое название
– 17-(циклобутилметил)-морфинан-3,14-диол.
Буторфанол относится к группе антагонистов-агонистов опиатных рецепторов и близок в этом отношении к пентазоцину (см.) и нальбуфину (см.). Ока-

59
БУФ - БУФ
зывает выраженное каппа-агонистическое, слабое
мю-антагонистическое и очень слабое дельта-агонистическое действие. Считается, что по силе агонистического действия препарат в 20 раз, а по силе агонистического – в 10–30 раз сильнее пентазоцина. По силе
болеутоляющего действия буторфанол в 3–5 раз превосходит морфин. Доза буторфанола 2 мг вызывает
сильную анальгезию. По скорости наступления эффекта и длительности действия близок к морфину.
Основное предназначение буторфанола – применение в качестве анальгетика. Применяют буторфанол
главным образом при сильных болях: в послеоперационном периоде, у онкологических больных, при почечных коликах, сильных травмах и т. д.
Вводят внутримышечно или внутривенно. Обычная
разовая доза для взрослых внутримышечно – 2 мг каждые 4 ч (от 1 до 4 мг в зависимости от интенсивности
боли). Обычная разовая доза внутривенно – 1 мг (от 0,5
до 2 мг) каждые 3–4 часа.
В анестезиологической практике применяют для
премедикации, во время операции и в послеоперационном периоде. С целью премедикации вводят внутримышечно в дозе 2 мг за 30–60 минут до операции.
Во время операции вводят внутривенно в дозе 2–4 мг,
при необходимости – дополнительно 2 мг при общей
дозе 4–12,5 мг (0,06–0,18 мг/кг). Можно применять буторфанол в меньших дозах (1–2 мг) в составе «литических смесей» – в сочетании с дипразином, атропином.
У онкологических больных применяют внутримышечно в разовой дозе 1–2 мг и суточной дозе 2–24 мг.
Буторфанол обладает умеренными наркогенными
свойствами (уступая по этому показателю большинству опиоидов), тем не менее он может перераспределяться из легальной сети в сферу незаконного оборота
наркотиков. Эпизоды злоупотребления буторфанолом
встречаются у лиц с полинаркоманическим типом аддиктивных расстройств. В США описано злоупотребление буторфанолом в сочетании с димедролом у
подростков. Введение в клиническую практику США
аэрозольной формы буторфанола, предназначенной
для интраназального применения с целью лечения
мигрени, привело к резкому возрастанию злоупотребления в связи с более сильными, чем у инъекционной формы, наркогенными свойствами аэрозоля
буторфанола.
В отличие от морфина буторфанол повышает артериальное давление, частоту пульса и дыхания, увеличивает сократительную способность миокарда и
сердечный выброс. Отмеченные гемодинамические
эффекты при злоупотреблении буторфанолом создают повышенный (по сравнению с героином и другими
мю-опиоидами) риск развития сердечно-сосудистых
расстройств.
Существует опыт использования этого препарата
для купирования абстинентного синдрома при опийной наркомании. Однако в этом случае эффектив-

ность буторфанола невелика при наличии высокой толерантности к «уличным» наркотикам. В ранней фазе
абстинентного состояния препарат может проявлять
даже парадоксальное действие и усиливать абстинентные проявления (вплоть до преципитации абстинентного статуса), что объясняется антагонизмом в отношении мю-рецепторов.
Характерной особенностью буторфанола (как и
ряда других препаратов смешанного действия) является способность усиливать потоотделение, что
может создавать ложное впечатление о недостаточной эффективности препарата при терапии опийной
абстиненции.
В России отмечены случаи злоупотребления и зависимости от буторфанола у врачей и других медицинских работников, имеющих доступ к данному
препарату.
Некоторое время назад буторфанол входил в стандартную аптечку автоводителя.
Син.: стадол, морадол, moradol, stadol, torate,
torbugesic, torgesic, torbutrol, verstadol.
Буфотенин (Bufotenine) — психотомиметическое
вещество (NN-диметилсеротонин), содержащееся в
некоторых разновидностях мухоморов и в семенах
растения Piptadenia peregrina; кроме того, он содержится в выделениях желез у жаб и в индейском нюхательном табаке кохоба (см.). Изомер псилоцина (см.)
Слабый галлюциноген с сильным побочным депрессивным действием на сердечно-сосудистую систему. Введенный внутривенно в дозе 8–16 мг, вызывает расстройства мышления, элементарные зрительные
обманы восприятия и бурные вегетативные расстройства: удушье, потливость, тошноту, покраснение кожи
лица, а также нистагм. Существовала одно время гипотеза, что буфотенин представляет собой психотомиметическую субстанцию, образующуюся в организме
некоторых больных шизофренией. Входит в состав китайского медицинского средства Chan Su.
В последнее время буфотенин получил распространение в США среди потребителей наркотиков и
в подпольном наркообороте. Может быть изготовлен
химическим синтезом.

60
БУШ- БЬЮ
Бушпирон (Buspirone) — анксиолитик (транквилизатор), не принадлежащий к бензодиазепиновому
ряду. Развивает свое фармакологическое действие относительно медленно – в течение 2–3 недель. Не вызывает нарушения памяти, не ухудшает психомоторные функции, не потенцирует воздействия алкоголя
на ЦНС. Несмотря на медленное развитие действия,
сопоставим с бензодиазепинами по эффективности
лечения тревожных состояний. При отмене не возникает абстинентное состояние.
В настоящее время рассматривается как препарат,
имеющий незначительный наркогенный потенциал.

Бханг (Bhang) – напиток, получаемый путем кипячения индийской конопли, распространенный в народах Индии и Пакистана. Бханг пьют как чай или смешивают с молоком и часто подслащивают сахаром или
медом. В сельской местности Индии и Пакистана бханг
еще не так давно подавали в некоторых ресторанах.

Бьюти-терапия (терапия красотой) (англ. beatytherapy) – направление психотерапии, опирающееся
на ресурсные возможности улучшения внешности человека (прическа, макияж, стиль одежды и пр.), что используется также в процессе лечения и реабилитации
больных наркоманией. Бьюти-терапия создает новый
положительный образ для больного, не имеющий отношения к наркотической субкультуре, и требует от
пациента поведения, гармонирующего с его новым обликом, изменения сферы общения, установления нормативных коммуникативных отношений, что может
способствовать отвыканию от наркотика.

61
ВАЛ - ВЗА

В
Валиум, см. Диазепам.
Вдыхание наркотика — один из способов приема
наркотиков. Наркотик в виде порошка вдыхается через
нос и абсорбируется через слизистую оболочку носа
и носовых пазух. Обычно таким способом принимают
кокаин, героин и нюхательный табак. Применяется для
быстрой и полной абсорбции плохо растворимых веществ. Но если вдыхается вещество, раздражающее
слизистую, это может нарушить кровообращение в носовой полости и нанести серьезный вред. Примером
является разрушительное воздействие кокаина на носовую перегородку и ткани носа.
Вентиляция — психотерапевтический термин, означающий предоставление пациенту возможности
выговориться. Невысказанные переживания нередко являются причиной напряжения и беспокойства.
Заинтересованное выслушивание больного дает ему
возможность отреагирования и приносит облегчение. Применяется, в частности, и при психотерапии
наркоманий.
Веселящий газ, см. Закись азота.
Взаимодействие бензодиазепинов с другими
лекарствами — привлекает к себе все большее внимание ввиду широкого применения бензодиазепинов
как по назначению врача, так и при самолечении.
Показано, что вальпроевая кислота, из группы
противосудорожных препаратов, вдвое увеличивает
фракцию принятого диазепама, не связанную с белками плазмы, что кратковременно усиливает его эффект.
Комбинация вальпроевой кислоты с клоназепамом
усиливает седативный эффект до проявления состояний абсанса. Фенитоин увеличивает клиренс (удаление из кровяного русла) диазепама и клоназепама,
оксазепама. Карбамазепин вызывает индукцию ферментов метаболизма клоназепама, алпразолама и, вероятно, других бензодиазепинов, происходящего по
окислительному пути.
Изониазид снижает клиренс диазепама, триазолама
и, вероятно, всех других бензодиазепинов, метаболизм
которых осуществляется путем деметилирования и гидроксилирования. Рифампицин вызывает индукцию
ферментов окислительного метаболизма, а потому повышает клиренс диазепама и других бензодиазепинов,
метаболизируемых по окислительному пути.
Взаимодействие наркотиков и других психоактивных веществ — приводит к результату, характер

которого зависит от свойств отдельных веществ. В одном из вариантов они могут усиливать действие каждого из них, так что эффект от совместного приема
двух или более психоактивных веществ будет превышать простую сумму их эффектов, получаемых при их
раздельном употреблении. В таком случае говорят о
синергизме действия веществ.
Наркотики и другие психоактивные вещества могут
и ослаблять какие-либо эффекты друг друга. Это случай антагонизма психоактивных веществ. Например,
амфетамины, стимулирующие ЦНС, являются антагонистами алкоголя, они уменьшают его седативное воздействие. Однако амфетамины не мешают алкоголю
нарушать координацию движений.
Один наркотик может изменить качество воздействия на психику другого наркотика. Так, совместный
прием ЛСД и транквилизатора (например, из группы
бензодиазепина) может вызвать сильнейший седативный эффект в сочетании с изменениями восприятия,
характерными для ЛСД.
Взаимодействие наркотиков и других психоактивных веществ может приводить к непредвиденному
исходу, в том числе опасному для здоровья и жизни.
Например, одновременный прием алкоголя и барбитурата может привести к смертельному исходу, так как
взаимодействие этих веществ усиливает усыпляющий
эффект, присущий каждому из них. Такое сочетание нередко используется и умышленно, для самоубийства.
Наркоманы могут намеренно смешивать наркотики
с одинаковым или схожим действием, чтобы получить
«суперэффект». Или, наоборот, применяют наркотики
или другие психоактивные вещества с противоположными эффектами для ослабления действия одного из
них. Например, алкоголь с его седативным действием
используется для преодоления чрезмерной стимуляции, вызванной кокаином.
Среди героиновых наркоманов популярно использование сочетания героина с амфетаминами или кокаином (жаргонное название такой комбинации – «спидболл» – см.) в связи с тем, что героиновый компонент
противодействует возникновению тяжелой депрессии, которая, как правило, следует за интенсивной эйфорией при приеме стимуляторов в отдельности.
Героин также сглаживает проявления гиперактивности, раздражительности и агрессивности, характерные
для действия кокаина. Встречаются сочетания героина
с бензодиазепинами или алкоголем, а также тройная
комбинация «героин–алкоголь–бензодиазепин».
Поиски такого рода изменений в эффекте исходных
наркотиков часто являются причиной передозировок,
в том числе со смертельным исходом.
Среди встречающихся сочетаний с метадоном
можно назвать такие, как «метадон–кокаин», «метадон–алкоголь», «метадон–бензодиазепины», а также
«метадон–алкоголь–бензодиазепины».
(См. также: Сочетание опиоидной зависимости с

62
ВИК - ВИР
употреблением алкоголя; Сочетание приема алкоголя
с бензодиазепинами; Сочетание употребления алкоголя и диазепама.)
Викарное (замещающее) употребление транквилизаторов — имеет место, когда наркоманы используют их в качестве замены наркотикам (особенно опиатам) в случае затруднений с их добыванием.
Транквилизаторы употребляются в таком случае не
только для того, чтобы задержать абстиненцию или
смягчить ее проявления, но и в надежде вызвать состояние, напоминающее наркотический «кайф». При
этом, как и при викарной алкоголизации, постоянно
осознается желание принять заменяемый наркотик
(особенно в случае опиатов).
Нередко принимаются большие дозы. Таблетки
транквилизаторов растворяются в воде и обычно употребляются внутривенно.
О том, что употребление транквилизаторов носит
викарный характер, говорит, с одной стороны, отсутствие признаков синдрома отмены, характерного для
седативных и снотворных веществ (тревога, агрипния,
судорожные припадки и др.) при прекращении их приема, с другой – появление симптоматики синдрома отмены заменяемого наркотика.
Чаще других транквилизаторов используется для
этой цели седуксен (реланиум), предпочтительно – ампулированный для внутривенных вливаний. На втором месте стоят элениум (либриум) и эуноктин (радедорм). Другие транквилизаторы (феназепам, нозепам,
мепробамат и др.) применяются по викарным мотивам
заметно реже.
Вино Мариани (фр. Vin Mariani) — напиток, полученный смешением красного виноградного (бордоского) вина с экстрактом листьев коки, который начал
выпускать с 1863 г. французский фармацевт и коммерсант корсиканского происхождения Анджело Мариани (А. Mariani, 1838–1914). Он рекламировал свое изделие как укрепляющий напиток «для детей, взрослых
и всех остальных», помогающий бороться со всеми болезнями, и разослал бесплатные образцы вина французским врачам, которые стали назначать его своим
пациентам в качестве стимулирующего средства. Стакан вина Мариани (200 г) содержал от 35 до 70 мг кокаина (клиническая доза кокаина – 1,5 мг; доза для
достижения наркотического опьянения – 15–60 мг; летальная доза – 1,2 г). Это вино с 1870 г. стало широко
продаваться во Франции и других странах Европы и
обеих Америк и нашло одобрение у таких известных
людей, как Томас Эдисон, Генрик Ибсен, Эмиль Золя,
Герберт Уэллс, Александр Дюма, Жюль Верн, президенты США Грант и Мак-Кинли. Распространение его
не встречало никаких препятствий до конца XIX столетия, пока не стали бесспорными опасные свойства кокаина. В США использование кокаина в напитках (в том

числе в кока-коле) было запрещено в 1903 г.
Экстракт коки содержался также в «Паштете Мариани», «Пастилках Мариани» и безалкогольном напитке
«Мариани».
Вирола (Virola) — южноамериканское дерево, достигающее 30 м высоты, имеющее до 50 видов. Внутренняя сторона коры этого дерева (особенно видов
Virola calophylla, Virola callophyllodea и Virola theiodora)
содержит сильный галлюциноген диметилтриптамин (ДМТ) (см.). Коренные обитатели региона Амазонии в Бразилии и Колумбии традиционно использовали кору виролы для приготовления возбуждающего
нюхательного порошка (местные названия: вихи, яки,
яку, эпена). Он также использовался шаманами в погребальных ритуалах, причем нередко этот порошок
съедался участниками церемонии вместе с истолченными костями умерших, что якобы помогало «проводить души умерших в загробный мир».
Вирусные гепатиты у наркоманов — относятся
к числу наиболее распространенных заболеваний в
среде потребителей инъекционных наркотиков (что
связано прежде всего с использованием загрязненных шприцев и игл) и во многом определяют общее
состояние соматического здоровья и показатели выживаемости больных наркоманией. Максимальная инфицированность вирусами с парентеральным путем
передачи характерна для лиц с опиоидной зависимостью. Вирусный гепатит С встречается, по некоторым
оценкам, у 65–85% лиц, злоупотребляющих инъекционными опиоидами, причем его частота коррелирует
с продолжительностью злоупотребления наркотиком.
Тяжесть течения вирусного гепатита C у больных
наркоманией определяется высокой частотой хронизации гепатоцеллюлярного поражения с нередким
исходом в цирроз печени. К тому же своевременная
диагностика вирусного гепатита C существенно затруднена из-за преобладания стертых (безжелтушных)
и субклинических форм болезни.
Вирусный гепатит B занимает второе место по частоте распространения среди всех форм поражения
печени у больных наркоманией. В России заболеваемость острыми формами вирусного гепатита B за последние 20 лет увеличилась более чем в 2 раза. В то
же время распространенность вирусного гепатита B
в популяции больных наркоманией в европейских
странах существенно снизилась благодаря активной
превентивной вакцинации. Как и гепатит C, вирусный
гепатит В склонен к хронизации и исходу в цирроз печени. Кроме того, показана связь между этой формой
вирусного гепатита и развитием рака печени. По некоторым данным, у 10–15% лиц, коинфицированных ВИЧ
и вирусами гепатита C и В, обнаруживаются признаки
цирроза печени.
Наряду с вирусными гепатитами C и В у больных

63
ВИС - ВИЧ
наркоманией, как и в общей популяции, выявляются
другие формы вирусных гепатитов. К их числу относится вирусный гепатит D, не существующий в виде самостоятельного заболевания, а развивающийся в ассоциации с вирусным гепатитом B (размножение вируса
гепатита D нуждается в репликации вируса В) в порядке коинфекции и суперинфекции. Распространенность
гепатита D в среде наркоманов значительно превышает популяционные показатели.
Для большинства больных опийной наркоманией
характерно поражение печени смешанной вирусной
этиологии: В + С, реже – В + С + D.
В большинстве случаев пациенты поступают в наркологическую клинику с ранее перенесенными и недиагностированными вирусными гепатитами. В относительно немногочисленных случаях, когда больные
поступают в клинику в острой фазе гепатита, его симптомы могут маскироваться проявлениями абстинентного синдрома. В связи с этими обстоятельствами
особое значение в своевременном распознавании вирусных гепатитов имеет серологическая диагностика.
(См. также Героиновая наркомания и вирусные
гепатиты.)
Висцеропатии у больных опийной наркоманией — проявляются в зависимости от клинической
динамики этой наркомании, а также от вида опийного
наркотика и путей его введения.
В первой стадии опийной наркомании расстройства внутренних органов в большинстве случаев носят
функциональный характер. Каждый прием наркотика
сопровождается вегетативной симптоматикой: диспепсией, анорексией, кожным зудом, который постепенно становится все более кратковременным и исчезает к концу первой стадии; появляются бессонница,
периодическая задержка стула, уменьшается количество отделяемой мочи.
Во второй стадии заболевания развивается общее
истощение, придающее наркоманам весьма характерный вид. Примерно у половины больных, вводящих
опиаты внутривенно, наблюдается отставание в массе тела (на 7–10 кг ниже нормы). Все больные выглядят
старше своих лет.
Третья стадия характеризуется истощением многих
систем организма и усугублением соматовисцеральных поражений.
От длительного злоупотребления препаратами
опийной группы страдает особенно печень, которая
является в данном случае центральным органом-мишенью. Поражения печени различной выраженности
обнаруживаются у подавляющего большинства больных, употребляющих кустарные опийные препараты. В
частности, изменяются ее ферментная и белково-образовательная функции, наблюдаются сдвиги активности
трансаминаз, повышение концентрации билирубина.
Происходят поражения сосудов печени. Нарушения

функции печени обусловлены не только токсическим
действием наркотика, но и частым сопутствующим инфекционным поражением вирусной этиологии (чаще
вирусами гепатитов В и С).
Второе место по частоте среди висцеральных поражений при опийной наркомании, особенно при
употреблении героина, а также кустарных опийных
препаратов (опия-сырца, маковой соломки), занимает сердечно-сосудистая система. Ее токсическое поражение у героиноманов складывается из прямого кардиотоксического действия героина, проявляющегося
признаками вегетативной дисфункции, рабдомиолиза
в миокарде и инфекционного поражения сердца. Наиболее распространенными функциональными нарушениями деятельности сердца являются различные
расстройства ритма.
Легочные нарушения у опиоманов могут манифестировать отеком легких, который может развиться
не только после передозировки наркотика, но и после введения обычных его доз. У потребителей опиатов ингаляционным путем наблюдаются фарингиты и
бронхиты, а при вдыхании чистого героина появляется одышка с явлениями легочной обструкции. У хронических курильщиков опия нередко развивается эмфизема легких.
В состоянии опийной абстиненции часто наблюдаются нарушения ритма дыхания, внезапно наступающие приступы одышки, неравномерность глубины дыхательных движений.
При злоупотреблении героином наблюдают поражение клубочкового аппарата почек и другая почечная патология.
Ряд авторов придерживаются мнения, что висцеральные нарушения, связанные с воздействием опиатов, в большинстве случаев являются неспецифическими и обратимыми.
ВИЧ/СПИД и употребление наркотиков — тесно
взаимосвязаны. Употребление психоактивных веществ
приводит к снижению контроля над поведением, что
способствует появлению обстоятельств, сопряженных
с высоким риском ВИЧ-инфицирования. Согласно данным Федерального научно-методического центра по
профилактике и борьбе со СПИДом, на 30.06.2006 г. в
РФ были зарегистрированы 161 тыс. (128,5 тыс. мужчин и 32,5 тыс. женщин) ВИЧ-инфицированных в результате внутривенного употребления наркотиков.
По данным ННЦ наркологии Минздрава РФ, из 386,3
тыс. человек, зарегистрированных в наркологической
службе России в 2009 г. как инъекционные потребители наркотиков, 13,2% были ВИЧ-инфицированными.
Наиболее частым путем заражения вирусом иммунодефицита у потребителей наркотиков является применение ими нестерильных шприцев и игл, которыми
уже пользовался носитель ВИЧ. Причем было замечено, что большинство заразившихся этим путем не яв-

64
ВИЧ - ВЛЕ
лялись больными наркоманией с большим стажем, а
употребляли наркотики только эпизодически. Подросток, впервые решивший попробовать наркотик внутривенно, не может, как правило, ввести его самостоятельно и проконтролировать стерильность шприца
и иглы. При групповом приготовлении раствора для
введения право первого укола чистым шприцем принадлежит наиболее опытному и старшему наркоману.
Кроме того, наиболее опасные групповые формы употребления наркотиков свойственны ранним этапам
формирования зависимости. В результате чаще происходило заражение случайных лиц молодого возраста,
вовлекаемых в наркотизацию, и подростков, находящихся на стадии поискового поведения.
Риск заражения ВИЧ повышается в связи с изменением сексуального поведения по мере втягивания в
потребление наркотиков. Наркотическое одурманивание в ряде случаев сопровождается повышением либидо и потенции, что особенно выражено при приеме
гашиша и психостимуляторов. При этом утрачивается
разборчивость при выборе сексуального партнера,
снижается осознание необходимости использования
предохранительных средств. Обычным явлением среди потребителей наркотиков становятся групповой
секс и промискуитет. Имеют место и качественные
расстройства сексуальной сферы – нарушения сексуальной ориентации. Участие наркотизирующихся
в однополой группе ускоряет начало гомосексуальных отношений, повышающих риск ВИЧ-заражения.
В последнее время основным путем передачи ВИЧинфекции среди потребителей наркотиков являются
половые контакты с ВИЧ-инфицированными.
Под влиянием наркотиков страдает иммунная защита организма, что облегчает размножение вируса ВИЧ, проникшего в организм, ускоряет и утяжеляет развитие СПИДа. Установлено, что при опийной
наркомании развивается дефицит Т-клеток, при эфедроновой – T- и В-клеток, обеспечивающих механизм
иммунной защиты. Особенно выраженным иммунодепрессивным действием обладают кокаин, амилнитрит
и амфетамины. Подобное действие обнаружено в разной степени также у героина, барбитуратов, транквилизаторов и органических растворителей.
Под влиянием каннабиноидов происходит снижение гуморального иммунного ответа, ослабление
функциональных свойств гранулоцитов, макрофагов
и клеток-киллеров, хотя эти изменения носят умеренный характер.
Нередки случаи передачи ВИЧ-инфекции от
больной наркоманией матери плоду во время
беременности.
Клинические проявления ВИЧ-инфекции у потребителей инъекционных наркотиков (ПИН) отличаются некоторыми особенностями, обусловленными
сочетанием клиники наркотической зависимости с
клиникой СПИДа. Бактериальные пневмонии у ВИЧ-

инфицированных ПИН наблюдаются значительно
чаще и отличаются более тяжелым течением. До 40%
ПИН, зараженных ВИЧ, страдают туберкулезом легких.
У них в 50 раз чаще, чем в общей популяции, развиваются формы туберкулеза, резистентные к фармакотерапии. До 95% ВИЧ-инфицированных ПИН имеют гепатит С, около 80% – гепатит В.
У ПИН существенно реже по сравнению с гомосексуалистами и бисексуалами развивается саркома Капоши, однако у них чаще, чем у ВИЧ-инфицированных
гомосексуалистов, встречается пневмоцистная пневмония. У ВИЧ-инфицированных наркоманов очень высока частота различных психических нарушений: психопатические реакции, тревожно-ипохондрические
состояния, глубокие депрессии, сопровождающиеся
суицидальным поведением. Асоциальное поведение у
этих больных наблюдается в 20 раз чаще, чем у других
больных наркоманиями.
Характерно, что клиническая картина острой стадии ВИЧ-инфекции зачастую схожа с симптоматикой,
возникающей в результате употребления наркотиков,
что может на время дезориентировать врача и затруднить выявление ВИЧ-инфицированных лиц.
Влечение (англ. craving) — возникающее независимо от желания и сознательного усилия субъективное
переживание какой-либо потребности, стимулирующее поведение личности в определенном направлении. Влечение может принимать патологический характер, выходя из-под личностного самоконтроля и
реализуясь в действиях с пагубными последствиями.
Патологическое влечение к наркотику является ключевым компонентом заболевания наркоманией. См.
Влечение патологическое; Влечение обсессивное; Влечение импульсивное; Влечение компульсивное.
Влечение импульсивное (от лат. impulsus — толчок, побуждение; англ. impulsive craving) – патологическое влечение (см.), внезапно овладевающее личностью, подавляющее иные желания, подчиняющее
себе все поведение больного. Импульсивное
влечение носит неодолимый характер, оно подавляет
все конкурирующие мысли и реализуется без
попытки внутреннего сопротивления, оно не
осознается как неприемлемое.
Влечение компульсивное (от лат. compello –
принуждать, заставлять; англ. compulsive craving) —
применительно к употреблению наркотика означает
властное, сильное, неодолимое желание принять этот
наркотик, обусловленное скорее внутренними ощущениями, нежели внешними воздействующими факторами. При этом потребитель наркотика может в
какой-то мере сознавать ожидаемые вредные последствия, но не в состоянии мобилизовать волю для
сопротивления. Компульсивное влечение к наркотику

65
ВЛЕ - ВЛИ
может достигать интенсивности витальных потребностей и способно вытеснять их, в том числе голод и жажду.
От обсессивного (см.) компульсивное влечение
отличается не только своей интенсивностью, оно
способно представлять все содержание сознания
в настоящий момент, не оставляя места другим, не
связанными с наркотиками представлениями. Оно
определяет аффективный фон, диктует поведение,
подавляет и устраняет противоречащие мотивы и контроль. Все направлено на поиск наркотика и на преодоление препятствий к нему. Тотальная охваченность
больного стремлением получить наркотик может сопровождаться суженным сознанием.
В апогее компульсивного влечения может развиться психомоторное возбуждение. Специфичность симптоматики при этом утрачивается. Клиническая картина оказывается общей для всех видов наркоманий.
Поведение наркоманов становится сходным вне зависимости от индивидуальных преморбидных особенностей личности и социальных установок.
Компульсивное влечение может проявиться вне
интоксикации: в структуре абстинентного синдрома
или в состоянии ремиссии, когда оно неизбежно ведет
к рецидиву.
Оно может возникнуть и в интоксикации, когда на
высоте опьянения у больных возникает неодолимое
желание «добавить» наркотик («догнаться» – на жаргоне наркоманов). Этот вид компульсивного влечения
наблюдается при некоторых формах наркомании, например барбитуровой, эфедроновой и др. Компульсивное влечение в интоксикации нередко сопровождается утратой контроля и ведет к передозировкам.
Влечение обсессивное (от лат. obsession – блокада, осада; англ. obsessive craving) — навязчивое желание удовлетворить какую-либо потребность вопреки
обстоятельствам и потенциальной опасности, сопряженной с этим удовлетворением. В отличие от влечения импульсивного (см.) оно осознается как неприемлемое и при его неадекватности по отношению
к сиюминутной ситуации может сопровождаться внутренним сопротивлением личности и стремлением
отодвинуть или отказаться от его удовлетворения.
Обсессивное влечение к приему наркотика типично для наркомании. Оно выражается в постоянных
мыслях о наркотике, подъеме настроения в предвкушении его приема, подавленности, неудовлетворенности – в отсутствие наркотика.
В своем проявлении обсессивное влечение волнообразно. Оно выражено, если необходимый ритм
наркотизации соблюдается без задержки и возникающее влечение удовлетворяется тут же. Оно может
подавляться крупным конфликтом вследствие наркотизации; конфликт же, не связанный причинно со злоупотреблением, напротив, обостряет влечение. Часто

госпитализация (особенно первая) в наркологическую
клинику приводит к исчезновению влечения, и если
у больного еще не сформирован абстинентный синдром, это затрудняет диагностику. Однако в последующем, особенно под провоцирующим воздействием
общения с наркоманами, влечение актуализируется.
Обсессивное влечение может погаснуть, если у
больного появилось новое сильное увлечение чемнибудь (не наркотиками) и он находится в состоянии
положительного эмоционального насыщения.
Обостряется влечение при неприятных переживаниях, не связанных с наркотизацией, а также при
включении условно-рефлекторных механизмов: при
встречах с людьми, знакомство с которыми связано с наркотизацией, при посещении мест, где доставались и принимались наркотики, при разговорах на темы о наркотиках и ассоциированных с ними
представлениях.
Обсессивное влечение к наркотику – один из ранних симптомов наркомании, но его бывает трудно выявить, если у больного есть установка на диссимуляцию. Будучи одним из первых симптомов, обсессивное
влечение одновременно и самый длительный, трудноустранимый симптом. С течением болезни, по мере усложнения симптомокомплексов, он может отступить
на задний план, заслоняемый, в частности, компульсивным влечением или абстинентным синдромом. Однако в ремиссии, когда снята острая симптоматика и
состояние больного вполне благополучно, оказывается, что обсессивное влечение продолжает существовать – часто в той же степени выраженности, что и до
лечения. Во многих случаях оно оказывается единственной причиной безуспешности усилий и врача, и
самого больного, причиной рецидива.
Влечение патологическое — чрезмерное стремление к удовлетворению какой-либо потребности вопреки потенциальной или реальной опасности его для
здоровья и нормальным отношениям с окружающими.
Патологическое влечение к приему наркотика составляет основу психической и физической зависимости
от него. Патологическое влечение может принимать
формы влечения обсессивного, импульсивного или компульсивного (см. соответствующие статьи).
Влияние стимуляторов на память — сказывается
скорее отрицательным образом, чем положительно,
вопреки расхожему бытовому мнению.
Прием амфетамина помогает, например, учащемуся выдержать многочасовую интенсивную подготовку
к экзамену, включая целую ночь, и при этом запомнить
большое количество учебного материала. Но потом
оказывается, что бóльшую часть усвоенной информации трудно вспомнить без дополнительного приема
того же наркотика. Кроме того, некоторые исследования показали, что стимуляторы уменьшают возмож-

66
ВНЕ - ВНЕ
ность решения сложных задач.
Внешние признаки гашишного (каннабиноидного) опьянения — имеют некоторые отличительные
особенности, значимые для диагностики (Пятницкая
И.Н., 1994).
У принявших гашиш обычно возникает веселое
состояние, сопровождающееся неудержимыми приступами смеха, явно не соответствующими ситуации.
Опьяневший беспечен, легковесен в своих поступках
и действиях, он не оценивает всерьез реальную обстановку, решения принимаются быстро, без раздумий. Однако веселое состояние может легко перейти в агрессивность, иногда возникают беспричинные
драки.
Движения неестественны, их координация нарушена. Речь «заплетающаяся». Из-за нарушенного восприятия, когда малые предметы кажутся огромными, а
большие – малыми, он делает неестественно крупные
шаги, перешагивая через что-нибудь, а пытаясь чтолибо взять, широко разводит руки и т. п.
Проявления вегетативной симптоматики в значительной мере зависят от качества и количества
принятого наркотика и от фазы опьянения. Поэтому
возможны как расширение зрачков, пастозность, покраснение лица, так и сужение зрачков, бледность. Характерны покраснение склер, блеск глаз. Иногда ощутим характерный запах конопли.
Внешние признаки наркотического опьянения
— хотя и различаются определенной спецификой при
употреблении разных видов наркотических средств,
однако есть и некоторые наиболее типичные общие
черты. К ним можно отнести следующее (Пятницкая
И.Н., 1994):
– внешний вид и поведение, в той или иной мере
напоминающие состояние алкогольного опьянения,
но при отсутствии запаха алкоголя изо рта;
– явно не соответствующие ситуации эмоциональные проявления: беспричинное веселье, смешливость, болтливость, злобность, агрессивность и т. д.;
– изменение речи: ее ускорение, подчеркнутая выразительность или же, наоборот, замедленность, невнятность, нечеткость речи («каша во рту»);
– изменение двигательной активности: повышенная жестикуляция, избыточность движений, неусидчивость или же, наоборот, обездвиженность, вялость,
расслабленность, стремление к покою (независимо от
ситуации);
– изменение координации движений: нарушение
их плавности, скорости, соразмерности (в виде размашистости, резкости, неточности), неустойчивость
при ходьбе, покачивание туловища даже в положении
сидя (особенно явно при закрытых глазах); всегда нарушен почерк;
– изменение цвета кожных покровов: бледность

лица и всей кожи или, наоборот, покраснение лица и
верхней части туловища;
– блеск глаз; сильно суженные или сильно расширенные зрачки, не реагирующие на свет;
– изменение слюноотделения: повышенное слюноотделение или, наоборот, сухость во рту, сухость губ,
осиплость голоса.
Для маскировки наркотического опьянения наркоманы и токсикоманы нередко «для запаха» полощут
рот спиртным. В этих случаях все равно возможно правильное суждение об их состоянии (степень опьянения явно «больше силы запаха», а главное – картина
опьянения при внимательном наблюдении отличается
от алкогольного), причем попытка маскировки свидетельствует уже о некотором личном опыте или общении с опытными больными-наркоманами.
(По отдельным группам наркотиков см.: Внешние признаки гашишного опьянения; Внешние признаки наркотического опьянения ингалянтами; Внешние признаки наркотического опьянения при приеме
снотворных и успокаивающих средств; Внешние признаки опьянения опиатами в условиях клиники; Внешние признаки употребления опиатов в бытовой
обстановке; Внешние признаки опьянения психоделическими препаратами; Внешние признаки опьянения
стимуляторами.)
Внешние признаки наркотического опьянения
ингалянтами (Пятницкая И.Н., 1994) — чаще соответствуют тому, что опьяневший находится под влиянием
галлюцинаторных переживаний при помраченном сознании. Обычно он производит впечатление заинтересованности в них и удовольствия от их восприятия. Но
галлюцинации могут носить устрашающий характер,
соответственно меняется и поведение.
Глаза кажутся «сумасшедшими» и остекленевшими
из-за выраженного блеска и расширения зрачков.
Возможно непродуктивное состояние, напоминающее алкогольное опьянение: приподнятое настроение, беспричинный смех, безудержное веселье или
оглушенность. Опьяневшие могут быть заторможены, не сразу отвечают на вопросы, не понимают сложных вопросов, речь при этом замедленная, смазанная,
невнятная.
Кожа гиперемирована, на конечностях иногда заметна мраморность. Лицо, особенно нос, отечное, дыхание через нос затруднено, возможны носовые кровотечения. Вокруг губ, в уголках рта видима красная
полоса раздражения, язык с толстым серо-желтым
налетом.
Походка шаткая, координация движений нарушена. Возможен тремор пальцев рук, закрытых век и
даже головы.
От тела или одежды даже на значительном расстоянии ощущается резкий «химический» запах, который
может сохраняться 1–2 дня.

67
ВНЕ - ВНЕ
Внешние признаки наркотического опьянения при приеме снотворных и седативных средств
(Пятницкая И.Н., 1994) — напоминает алкогольное
опьянение. Бросается в глаза повышенное настроение, но оно быстро меняется – от оживления, болтливости, многоречивости до раздражительности, обидчивости, агрессивности по незначительному поводу
или даже без повода. Опьяневший может стать назойливым, «приставучим» (как при алкогольном опьянении старых пьяниц), многократно повторяет одно и то
же. Речь невнятная, неразборчивая.
Походка шатающаяся, при ходьбе опьяневший опирается на стены, хватается за разные предметы, роняет их, но не обращает на это внимания, а при попытке поднять может упасть и сам. Все движения грубые,
размашистые: пытаясь что-либо взять со стола, опьяневший слегка замахивается, но не попадает в нужное
место; при попытке выполнить мелкие движения, требующие большой точности, проявляет суетливость,
совершает массу сопутствующих, ненужных движений,
прилагает больше или меньше усилий, чем требуется.
Может наблюдаться стремление к деятельности,
но она непродуктивна, поскольку опьяневший бестолков, плохо осмысливает происходящее, не ориентируется в ситуации, все его реакции замедлены.
С утяжелением опьянения выражение лица становится бессмысленным, «отупевшим», амимичным,
губы обвисают, глаза полузакрыты, взгляд застывший.
Опьяневший не отвечает на вопросы или отвечает невпопад после длительной паузы, не реагирует на события, происходящие вокруг. Мышцы тела расслаблены.
Зрачки расширены, лицо пастозное, с повышенным
сало- и слюноотделением, язык покрыт желто-коричневым налетом.
Внешние признаки опьянения опиатами в условиях клиники (Пятницкая И.Н., 1994) — соответствуют
повышенному, благодушному настроению принявшего тайком наркотик, состоянию приятной истомы и покоя. Опьяневший безмятежно улыбается, вял, расслаблен, малоподвижен, стремится, чтобы его оставили в
покое. Если его потревожить, то он выходит из этого
состояния, но в отличие от алкогольного опьянения и
интоксикации другими наркотическими средствами
не проявляет грубости, злобности, агрессивности. Он
охотно разговаривает с персоналом и отвечает на вопросы. Мимика и жестикуляция выразительны, речь
быстрая, внятная. Нарушения речи и координации
движений не заметны. Наиболее достоверные внешние признаки опийного опьянения – сужение зрачков
(даже при пониженном освещении зрачки не расширяются) и бледность лица и всей кожи. Характерны также
сухость кожи и сухость во рту. У начинающих наркоманов может наблюдаться зуд кожи лица (особенно кончика носа и за ушами) и верхней половины туловища.

Внешние признаки употребления опиатов в бытовой обстановке — дают возможность человеку, не
обладающему специальными знаниями, с большой
вероятностью предположить факт приема опийного
наркотика близким ему человеком.
У опьяневшего от опийного наркотика проявляется
необычная сонливость в самое неподходящее время.
Если оставить его в покое, он начинает клевать носом
и засыпать в любой позе, периодически просыпаясь.
Если его окликнуть, он сразу включается в разговор,
как будто не спал. Засыпая, он может забыть о сигарете
в руке, выронить ее либо обжечь руку. Поэтому у наркоманов со стажем часто видны на одежде дырки с обгоревшими краями.
Вместе с тем его бывает трудно уложить спать «понормальному» (т. е. в кровать с выключенным в комнате светом) до самой поздней ночи (иногда до 2–4 часов
ночи).
Для него характерна замедленная речь, слова он
растягивает, начинает говорить о теме, которую уже
обсудили и забыли, несколько раз может рассказывать
одно и то же. Но может быть и оживленным, остроумным, легким в общении.
Он производит впечатление крайне рассеянного
или задумчивого, при этом и необычно добродушного, покладистого, сговорчивого и предупредительного
человека.
Однако он стремится уединиться, лучше в отдельной комнате, при этом включить там телевизор или
видео и заснуть. Но иногда, наоборот, желает быть в
обществе, даже если его и не просят, и становится навязчивым и назойливым.
Очень важным признаком является чрезвычайная
суженность зрачков, которые совершенно не расширяются в темноте, поэтому острота зрения при сумеречном освещении заметно снижается.
Кожа бледная, сухая и теплая. Болевая чувствительность снижена, человек, принявший опийный наркотик, может сильно обжечься о сигарету или горячую
сковороду, не почувствовав боли.
Состояние опийного опьянения держится не более 8–12 часов, а иногда продолжается всего 4–5 часов. Когда оно постепенно пройдет, может развиться
синдром отмены («ломки» на жаргоне наркоманов). В
это время наркоман становится крайне беспокойным.
Он напряжен, раздражителен без причины, нервничает. Ему необходимо найти наркотик, поэтому он нетерпелив, названивает кому-то по телефону, внезапно
уходит из дому. Если к нему пристать с вопросами, он
вспылит и нагрубит.
Начинающие наркоманы, еще не имеющие тяжелой
физической зависимости, способны переносить «ломку» на ногах. В этом случае они могут казаться в глазах
родных больными. Действительно, картина опийной
абстиненции в легкой форме напоминает острое респираторное заболевание или расстройство желудка.

68
ВНЕ - ВНЕ
Состояние абстиненции начинается с резкого расширения зрачков, вялости, общего недомогания, озноба,
сильной потливости и сниженного настроения. Наркоманы кутаются в теплые вещи, включают обогреватели, даже если дома не холодно. Их мучает насморк, а
некоторые постоянно чихают. Многих тошнит, а в тяжелых случаях может начаться рвота. Болит живот, у некоторых бывает частый жидкий стул. В это время наркоманы почти не спят по ночам. Лежать неподвижно
они не могут, хотя и стараются. Переносить терпеливо такое состояние (а пройдет не менее 4 суток, пока
станет полегче) могут лишь те, кто либо недолго злоупотребляет наркотиком, либо те, кто пользуется поддержкой и заботой родных. Обычно наркоман не выдерживает и его «болезнь» внезапно проходит ранее
срока; значит, он «подкололся».
Внешние признаки опьянения психоделическими препаратами (Пятницкая И.Н., 1994) — характерны
для помраченного состояния. Осмысление опьяневшим происходящего вокруг затруднено; он не воспринимает окружающую обстановку или воспринимает ее
искаженно, не понимает обращенной к нему речи, не
может ответить на самые простые вопросы (например,
который час, день недели, где он находится и пр.), подыскать нужное слово, связать слова в предложения.
Опьяневший говорит невпопад, внезапно умолкает,
начатая им фраза обрывается на полуслове. Он как бы
погружен в себя, в свои ощущения.
Разнообразные галлюцинации вызывают у него
обычно не страх, а интерес, любопытство, что отражается в мимике. Галлюцинации носят «осязаемый»
характер. Лица окружающих людей кажутся ему искаженными, и он с интересом разглядывает их. Могут быть и ложные узнавания – случайный собеседник
принимается за знакомого.
Отсутствует желание двигаться. Движения вялые,
некоординированные. Кожные покровы бледные, слизистые оболочки сухие. Зрачки широкие, характерна
«мутность» глаз.
Внешние признаки опьянения стимуляторами (Пятницкая И.Н., 1994) — полностью соответствуют характеру этих препаратов. Опьяневший крайне подвижен, не может усидеть на месте, движения его
быстрые, порывистые, избыточные, нескоординированые. Опьяневший излишне жестикулирует, громко
разговаривает. Он весел, оживлен, общителен, беспричинно смеется.
Речь быстрая, непоследовательная. Наблюдаются
бессмысленная суетливость, навязчивость с разговорами, стремление поделиться своими необычными
ощущениями.
Кожные покровы бледные. При внутривенном приеме стимуляторов заметны чрезвычайно много следов введения наркотика (они напоминают обильные

высыпания).
Характерна сухость слизистых оболочек с постоянным облизыванием губ; язык яркий, блестящий.
Зрачки, глазные щели расширены, глаза блестят,
что придает специфическое «безумное» выражение
лицу.
Отмечаются тахикардия, сосудистая гипертензия,
мышечный гипертонус.
Внешний вид опийного наркомана вне интоксикации — достаточно характерен, особенно при длительном стаже наркотизации (Пятницкая И.Н., 1994).
Человек, длительное время злоупотребляющий
опиатами, обычно выглядит старше своего возраста,
с преждевременным поседением и облысением. Волосы тусклые, ломкие, теряют свой блеск. Ногти ломкие. Кожные покровы сухие, бледные, с характерным
желтушным оттенком, какой бывает у больных с заболеваниями печени. Видны многочисленные морщины
на лице. Очень характерно разрушение зубов, вплоть
до выпадения. Через 5–7 лет наркотизации у многих
молодых больных, еще находящихся во 2-й стадии заболевания, отсутствует большинство зубов.
Типичны изменения вен после многочисленных
инъекций. Вены утолщены в виде толстых жгутов, по
ходу которых отмечается снижение чувствительности.
Происходит заращение русла вен. Часты флебиты. По
ходу вен нередко наблюдаются многочисленные рубцы после нагноения и абсцессов. Особенно частыми и
грубыми бывают такие изменения вен при употреблении самодельных опийных препаратов.
Наблюдается постепенное падение массы тела, а
при длительной наркотизации – выраженное истощение больных («кахексия морфинистов»). Дефицит может достигать 7–10 кг и более.
Внешность наркомана типичная — проявляется в некоторых достаточно общих для большинства
наркоманов внешних чертах, которые формируются
при длительном злоупотреблении наркотиками. Они
заметны и при наличии некоторых специфичных для
конкретного вида наркотика особенностей.
Для «закоренелого» наркомана, например, характерны: отрешенный взгляд; невнятная, «растянутая»
речь; неуклюжие и замедленные движения (при отсутствии запаха алкоголя изо рта); часто – неряшливый вид; сухие волосы; отекшие кисти рук; темные,
испорченные зубы; длинные рукава одежды – всегда,
независимо от погоды и обстановки (скрывают следы
уколов на руках); часто – сутулая осанка; повышенная
раздражительность, резкость и непочтительность в
ответах на вопросы; явное стремление избегать представителей власти.
Совершенно однозначно выдают наркомана многочисленные следы от уколов. Они видны как множественные красные точки по ходу вен на руках, которые

69
ВОЖ - ВЫВ
нередко сливаются в синевато-багровые тяжи («дорожки»). Их можно заметить также на тыльной стороне
кистей, когда вены на сгибе локтей становятся непригодными для инъекции. Вообще наркоманы со стажем
делают себе инъекции куда угодно, их следы можно
обнаружить во всех областях тела, не исключая кожи
на голове под волосами.
(См. также Внешний вид опийного наркомана.)
Син: Габитус наркомана.
Вождение транспорта в состоянии наркотического опьянения, см. Управление транспортом под
воздействием психоактивных веществ.
Возрастные особенности наркологических заболеваний, см. Подростковая наркомания и
Наркомания в позднем возрасте.
«Входных ворот» теория (англ. gateway theory) —
утверждает, что употребление легальных психоактивных веществ (например, алкоголя) или так называемых
«легких» наркотиков (например, марихуаны) повышает предрасположенность к употреблению «тяжелых»,
более опасных наркотиков (например, героина). Вещество, открывающее путь в эти «ворота», называют
«инициирующим». Место рождения такой гипотезы –
США. Предполагается, что человек, получивший искусственное удовольствие с помощью одного вещества,
будет стремиться получить еще более сильные ощущения удовольствия от другого вещества. В качестве
доказательства обычно приводится наблюдение, что
многие потребители героина или кокаина ранее употребляли марихуану. Утверждается также, что курение
марихуаны провоцируется курением табака, употребление экстази ведет к нюханию кокаина и инъекциям
амфетаминов.
Противники этой гипотезы считают, что наблюдающиеся факты перехода от легких наркотиков (марихуаны) к «тяжелым» не говорят об обязательности такого перехода, поскольку в американском обществе
вообще весьма распространено употребление каннабиса. По мнению Американского института медицины,
исследования показали, что употребление марихуаны
часто предшествует употреблению тяжелых наркотиков, но нет неопровержимых доказательств того, что
марихуана действует как «входные ворота». Приводится расчет, основанный на данных «Национального обследования населения на употребление наркотиков» в
США за 1994 г., согласно которому из 100 человек, пробовавших марихуану, лишь один становится регулярным потребителем кокаина. Другим контраргументом
служит тот исторический факт, что широкая распространенность употребления алкоголя на протяжении
всего XIX века при легальной доступности опийных и
других наркотиков не приводила к массовому распространению наркомании.

Дискуссии по поводу данной «теории» (известной также как «гипотеза ступенек» – stepping-stone
hypothesis) продолжаются.
Син.: гипотеза ступенек.
Выведение каннабиноидов из организма — зависит от размеров принятой дозы, способа введения и
индивидуальных особенностей организма.
При курении препаратов конопли каннабиноиды
быстро всасываются легкими в течение нескольких
минут, достигая максимальной концентрации в крови
через 5–30 минут с последующим быстрым снижением
за счет распределения по тканям и процессов метаболизма. При пероральном введении (через рот) концентрация этих веществ нарастает медленно, она достигает максимальных значений через 1,5–3 часа.
Основной психоактивный каннабиноид – дельта-9тетрагидроканнабинол (ТГК), попадает в мочу преимущественно в виде неактивного метаболита – 11-нор9-карбокси-дельта-9-ТГК-кислоты и ее конъюгата с
глюкуроновой кислотой. Некоторые из метаболитов
ТГК активны, а 11-гидрокси-дельта -9-ТГК даже превосходит его по своей фармакологической активности, но
образуется в малых количествах.
За 5 дней выводится 80–90% принятой дозы ТГК, в
том числе 20% – с мочой в виде метаболитов, остальная часть – в виде конъюгатов с глюкуроновой или
серной кислотой.
У хронических наркоманов иммуноферментным
методом можно выявить метаболиты ТГК (на уровне
более 20 нг/мл) в период до 77 дней после последнего употребления, а у умеренных потребителей – до 29
дней.
Выведение кокаина из организма и его наличие
в продуктах выделения — зависит от размеров принятой дозы и индивидуальных особенностей организма. Время полувыведения неизмененного кокаина составляет в среднем от 16 до 90 минут.
В неизмененном виде выводится с мочой лишь от
1 до 9% введенной дозы кокаина, что позволяет обнаруживать его в моче только в течение нескольких часов. Более значительные количества кокаина и в течение более длительного времени выводятся с мочой в
виде его метаболитов. Среди них преобладают бензоилэкгонин и метиловый эфир экгонина. При интраназальном приеме кокаина гидрохлорида в дозе 1,5 мг/
кг бензоилэкгонин обнаруживается в моче в течение
72–144 часов. В случае более высоких доз или длительного употребления кокаина можно обнаружить в моче
его метаболиты в сроки до 10 дней.
Заметная часть выделяемого в неизмененном виде
кокаина выделяется с потом, и небольшое его количество попадает в пот в виде метаболитов. Кокаин появляется в поте спустя 1–2 часа после приема и достигает
максимальной концентрации через 24 часа.

70
ВЫВ - ВЫЗ
Исследование волос позволяет спустя значительно
более продолжительное время (спустя несколько месяцев) обнаруживать факт употребления кокаина с использованием хромато-масс-спектрометрии.
См. также Выведение наркотиков из организма.
Выведение морфина из организма — зависит
от размеров принятой дозы и индивидуальных особенностей организма. При внутривенном введении
морфина максимальная его концентрация в головном
мозге и максимальный фармакологический эффект
достигаются через несколько минут, при подкожном и
внутримышечном введении – через 15 минут. В дальнейшем содержание морфина в крови резко падает.
Время полувыведения морфина составляет 2–3 часа.
Около 80% введенной дозы морфина выделяется с
мочой в течение 8 часов. После парентерального введения морфина за 24 часа выделяется с мочой до 85–
90% введенной дозы, из которых 2–12% – в виде свободного морфина, 65–70% – глюкуронида морфина,
до 10% – сульфатных конъюгатов морфина, 1% – норморфина и 3% – глюкуронида норморфина. При пероральном приеме (через рот) спустя 24 часа с мочой
выводится 64–90% дозы, причем менее 3% – в виде неизмененного морфина.
Чувствительными методами следы принятого морфина и его метаболитов можно обнаружить
в моче спустя 72–100 часов. Факт приема морфина
(а также героина или кодеина, которые при метаболизме превращаются в морфин) можно установить
спустя и более длительное время (до нескольких месяцев) путем определения его в волосах с помощью
хромато-масс-спектрометрии.
См. также Выведение наркотиков из организма.
Выведение наркотиков из организма — может
происходить в неизмененном виде или в виде продуктов их метаболизма. Главную роль в метаболизме наркотиков играют ферменты печени. Частичному разложению наркотики подвергаются в пищеварительном
тракте, а также в почках. Некоторые метаболиты наркотиков фармакологически активны и могут вызывать
побочные эффекты. Например, ближайшие метаболиты диазепама сами обладают психотропным действием, причем один из них удаляется из организма медленнее, чем сам диазепам.
Главный орган, отвечающий за удаление из организма наркотиков и их метаболитов, – почки. Наркотики могут удаляться также с потом, с выдыхаемым
воздухом и с фекалиями. Наркотики попадают и в материнское молоко, и хотя выводимое таким образом
количество наркотика мало, младенец подвергается
серьезному риску.
Время выведения конкретных наркотиков различается значительно. Быстрее всего организм освобождается от кокаина – за время от нескольких часов до

нескольких дней. Опиаты могут задерживаться в организме от нескольких дней до нескольких недель.
Наибольшее время занимает освобождение организма от препаратов конопли и барбитуратов, а также
бензодиазепинов – от нескольких недель до нескольких месяцев.
См. также: Выведение каннабиноидов из организма;
Выведение кокаина из организма; Выведение морфина
из организма.
Выздоровление от наркотической зависимости
— избавление от патологического влечения к наркотику, что означает полный отказ от его употребления.
Как правило, это весьма длительный процесс, требующий помощи различных специалистов на разных его
этапах, а со стороны больного – осознания болезни,
активного стремления к избавлению от зависимости
и готовности к необходимым изменениям жизненного
стиля. Оказываемая больному помощь обычно включает: специфическое медикаментозное лечение (для
купирования психопатологической симптоматики, с
предварительной, при необходимости, детоксикацией); целенаправленное психотерапевтическое воздействие; применение различных форм соматической,
психологической и социальной реабилитации.
Результаты лечения зависят от стадии наркотической зависимости и вида наркотика, от личностных особенностей и социальных навыков у больного,
от имеющихся у него физических, психологических и
социальных проблем, носящих нередко стрессовый
характер.
Предложено подразделять длительный процесс
выздоровления на ряд стадий (Сирота Н.А., Ялтонский
В.М., 2000).
Первая, переходная (транзиторная) стадия начинается тогда, когда индивидуум, переживая негативный опыт наркотизации, безуспешно пытается
установить контроль над употреблением наркотика.
Следующая стадия – стабилизации – это осознание
необходимости полного прекращения употребления
наркотика, поиск возможностей справиться с психическим состоянием, отражающим потребность немедленно получить наркотик, признание себя больным и
необходимости обращения за медицинской помощью.
Далее идет ранний период выздоровления, в котором формируется понимание природы своей зависимости, представление о процессе выздоровления,
осознание важности установления нового жизненного стиля, свободного от наркотиков, и прекращения
контактов с лицами, употребляющими наркотики. Выздоравливающие должны быть включены в психотерапевтические программы (в том числе программы
«когнитивного развития»), а также эмоциональные и
поведенческие тренинги. Этот период длится от 1 до 2
лет. Основной причиной срыва на этой стадии является
бедность социальных и психологических навыков пре-

71
ВЫЗ - ВЬЮ
одоления жизненных стрессов, недостаточность социально-поддерживающей среды, скудность навыков,
необходимых для построения свободного от наркотиков жизненного стиля. Средний период выздоровления означает развитие и утверждение социально
эффективного поведения, свободного от наркотиков.
Программа выздоровления в этом периоде ориентируется на восстановление утраченных или построение не имевшихся ранее связей с семьей; постановки
новых профессиональных, социальных и личностных
целей, определения своей социальной позиции. Пациенты продвигаются от защищающей их среды, от поддерживающих групп выздоравливающих к более независимому и свободному жизненному стилю. В этот
период они обучаются навыкам разрешения реальных жизненных проблем. В позднем периоде выздоровления продолжается процесс развития жизненного стиля, свободного от наркотиков, главным при
этом является так называемая «самоактуализация»,
понимаемая как процесс переоценки и формирования новых ценностей и целей в связи с адаптацией к
социальной среде (семье, среде сверстников, профессиональной, культурной среде). У многих выздоравли-

вающих это становится наиболее актуальным на 3–5-м
году выздоровления. Поддерживающая стадия выздоровления – это личностный рост с преодолением трудностей запоздалого взросления и успешным
управлением повседневными жизненными проблемами. Притом больному наркоманией надо свыкнуться с
мыслью, что этот период выздоровления простирается для него на всю оставшуюся жизнь. В этом периоде также возможны срывы и возврат к употреблению
наркотиков, в том числе под воздействием таких факторов, как неожиданные столкновения с тяжелыми
физическими, психологическими и социальными проблемами, недостаточная развитость стратегии поиска социальной поддержки и неразвитость социальноподдерживающих структур.
Поскольку даже в случае достижения устойчивого
отсутствия патологического влечения к наркотику нет
абсолютной гарантии от возврата к его употреблению,
в наркологии принято говорить не о полном «выздоровлении», а о состоянии «устойчивой ремиссии».
Вьюнок пурпурный, см. Ипомея пурпурная.

73
ГАА - ГАЛ

Г
Гаагская конвенция (англ. Haag-convention) —
первое широкое международное соглашение по
наркотикам, заключенное в Гааге в 1912 г., которое
регулировало торговлю опиумом и продуктами его переработки. Была подписана 102 странами и вступила в
силу с 1919 г. после Первой мировой войны как часть
Версальского договора. Действовала вплоть до 1961 г.,
когда ее заменила Единая конвенция о наркотических
средствах 1961 г. (см.), принятая ООН.
Габитус наркомана, см. Внешность наркомана.
Гавайская роза (малая гавайская древовидная роза, лат. Argyreia nervosa; англ. Hawaiian baby
woodrose) — многолетнее растение типа лианы, произрастающее в различных частях света, главным образом в Восточной Индии, Бангладеш, Бирме, Гавайях,
Африке и Карибском районе. Ствол тонкий, деревянистый, вьющийся, достигает 5 м в длину. Стручки гавайской розы содержат от 4 до 6 очень твердых семян,
выглядящих как маленькая, выточенная из дерева
роза с окраской, варьирующей от желтой с пятнами до
темно-коричневой.
Около 0,3% массы свежих семян занимают такие
вещества, как эргин, изоэргин, эргометрин, эргоновин, лизергол, являющиеся амидами лизергиновой
кислоты. Они проявляют сходную с ЛСД наркотическую (психоделическую) активность, однако менее выраженную. Психоактивные свойства этих семян стали
известными сравнительно недавно в связи с их употреблением населением Гавайских островов, Гаити и
Пуэрто-Рико в качестве альтернативы алкоголю. Образец семян в 1960-х гг. попал к швейцарскому химику Альберту Хофманну (A. Hofmann, 1906–2008), ранее
открывшему ЛСД, который проанализировал химический состав и подтвердил их психоактивные свойства.
Эффекты перорального (через рот) употребления
семян гавайской розы обычно описываются потребителями как «характерно психоделические». Описания
варьируют в зависимости от принятой дозы и культурного статуса потребителя. Серьезно нарушается временное и пространственное восприятие («пять минут
кажутся часом, а час – пятью минутами»); при открытых глазах возникает чувство изменения пространства
и нарушается ориентация в нем. Ослабляется кратковременная память, что ведет к своеобразному ощущению «чистоты сознания». Возникают зрительные галлюцинации; иногда отмечаются изменения в звуковом
восприятии. Низкие дозы семян приводят к подъему
настроения с ощущением некоего «легкого восторга».
Обычная принимаемая доза составляет пример-

но 7–8 семян, которые перемалываются или жуются и
затем проглатываются. Длительность воздействия варьирует от 4 до 12 часов с мягкими постэффектами,
продолжающимися примерно в течение суток. Интоксикация иногда сопровождается желудочным дискомфортом и рвотой; очень часто наблюдаются мышечная
слабость и головокружение, объясняемые сужением
сосудов.
Семена гавайской розы стали главным психоактивным компонентом ряда так называемых «курительных
смесей» (см.), получивших широкое распространение в
2000-х гг. в западных странах, а также в России, прежде
всего в молодежной среде. Обнаружившиеся негативные последствия злоупотребления такими смесями
привели в ряде стран, в том числе в России, к запрету
их оборота, а также и оборота самих семян гавайской
розы.
Сленговые синонимы семян гавайской розы: Коричневая таблетка; Тропические камушки.

Газ веселящий, см. Закись азота.
Галлюцинации отрицательные — состояние, когда из поля зрения как бы выпадают отдельные реальные объекты при сохранности остальных. Возникает, в
частности, при употреблении отвара морозника (см.):
например, на некоторое время теряется способность
видеть собственные руки и ноги.

Галлюцинации тактильные — ложные тактильные восприятия, при которых больные испытывают
ощущение прикосновения к коже неодушевленных
предметов, утверждают, что под кожей у них ползают
насекомые, мурашки, передвигаются какие-то мелкие предметы. Часто сопровождаются жжением, зудом. Описаны французским психиатром Маньяном
(V. Magnan) в 1883 г.
Характерны для некоторых интоксикаций, в частности кокаином.
Син.: галлюцинации Маньяна.
Галлюцинации токсические — возникают под
действием различных токсических веществ, в том числе наркотиков. Могут наблюдаться при непомраченном и помраченном сознании. В последнем случае
они утрачивают ощущение чуждости и воспринимаются некритически, больной принимает участие в галлюцинаторных переживаниях, принимающих характер
онейроидных, делириозных или аментивных состояний. К токсическим галлюцинациям относятся и галлюцинации тактильные (см.).

74
ГАЛ - ГАЛ
Галлюциногены (англ. hallucinogen) — вещества,
вызывающие у здоровых людей яркие зрительные и
слуховые галлюцинации, а также другие расстройства
восприятия и психики в целом. Особое психическое
состояние, вызываемое галлюциногенами, напоминает симптоматику эндогенных психозов и органического поражения головного мозга.
Общей чертой галлюциногенов является их способность изменять настроение и вызывать расстройство мышления. Сознание под их воздействием также может изменяться самым причудливым образом,
включая явления деперсонализации и дереализации.
Выраженные и многообразные изменения психики после приема этих наркотиков дали основание называть
их психоделиками (см.) или психодислептиками.
Отмечаются чаще такие характерные для действия галлюциногенов явления: галлюцинации в виде
вспышек света, геометрических фигур, трансформаций окружающего; сверхчувствительность к звукам,
акустические иллюзии; изменения в ощущениях собственного тела; временные и пространственные искажения («остановка» или «ускорение» времени, повторное переживание эпизодов прошлого, неправильная
оценка размеров объектов, потеря перспективы, ощущение растворения в пространстве); нарушения мышления в форме ускорения или замедления умственных
процессов, ложной интерпретации событий.
Галлюциногены могут обусловить сильную психическую зависимость, в связи с чем все они включены
в список запрещенных наркотических средств. Кроме
того, интенсивное употребление некоторых из них ведет к постепенному поражению головного мозга. Даже
относительно безопасные с точки зрения токсикологии вещества представляют большую общественную
проблему в связи с развитием у потребителей изменений личности и асоциальных проявлений.
Галлюциногены играли важную роль в религиозных ритуалах древних культур; они используются с
этой целью и в наши дни в некоторых малых этнических группах Южной Америки, севера Европы и Азии и
др. Европейцы впервые столкнулись с использованием галлюциногенных растений в религиозных церемониях местного населения при завоевании испанскими
конкистадорами Мексики и других частей Центральной и Южной Америки. Индейцы (ацтеки, инки и др.)
относились к галлюцинациям, вызываемым кактусом
пейотом или грибами, как к явлению оракулов, способных предсказывать будущее и разгадывать тайны,
помогать лекарю или шаману в лечении больных. Ацтеки и майя называли псилоцибиновые грибы «теонанаткл», что означает «тело богов», они считали эти
грибы священными. Испанцы запретили такое объяснение, считая это богохульством.
В памятнике древнеиндийской литературы – Ведах (более 1500 лет до н. э.) упоминается «пища богов» «сома», по описанию очень напоминающая крас-

ный мухомор. Некоторые исследователи считают, что
красный мухомор широко использовался в языческих
культовых обрядах народов Европы, включая Россию.
Шаманы Сибири до сих пор употребляют вытяжки из
этого гриба в качестве некоего «толчка», позволяющего унестись во внеземные путешествия.
Современные аборигены в западном регионе Амазонки (в Бразилии, Колумбии, Боливии, Эквадоре,
Перу) используют в обрядах и для лечения галлюциногенные напитки, приготовленные из коры виноградной лозы Banisteriopsis (см. Айахуаска) и дерева Вирола (см.). Высушенные кусочки («подушечки») пейота
и пейотный чай до сих используются некоторыми индейскими племенами Мексики и южных штатов США в
коллективных ритуалах, когда участники употребляют
их с пением и молитвами, сидя всю ночь вокруг костра,
а затем обсуждают видения, вызванные наркотиком.
До недавнего времени употребление пейота индейцами не подпадало под американское антинаркотическое законодательство, и только в 1990 году Верховный суд США постановил, что штаты могут запрещать
использование пейота в религиозных процедурах, не
нарушая права на свободу вероисповедания.
По химическому составу галлюциногены делятся
на: 1) группу индола – ЛСД, псилоцибин, диметилтриптамин (ДМТ), диэтилтриптамин (ДЭТ), буфотенин,
гармалин и др.; 2) группу пиперидина – фенциклидин
(РСР), кетамин; 3) группу метоксипроизводных амфетамина – мескалин, диметоксиамфетамин (ДМА),
триметоксиамфетамин (ТМА) и др.; 4) группу галлюциногенов с иной химической основой – ибогаин, миристицин, эргин и др.
По механизму действия их можно разделить на: 1)
серотонинергические галлюциногены (ЛСД, мескалин,
псилоцибин), которые изменяют сознание и вызывают
яркие зрительные галлюцинации; 2) препараты, воздействующие на дофаминовые и норадреналиновые
синапсы (метилендиоксипроизводные амфетамина –
МДА, МДМА), которые вызывают изменения настроения и сознания и не влияют на процессы ощущения и
восприятия; 3) антихолинергические галлюциногены –
вещества, блокирующие ацетилхолиновые рецепторы
в головном мозге (атропин, скополамин, содержащиеся в мандрагоре, белене, белладонне и дурмане), которые погружают человека в состояние, напоминающее
гипнотический транс, а его проявления забываются; 4)
так называемые диссоциативные анестетические галлюциногены (фенциклидин, кетамин), для которых
характерно, что они дают обезболивающий эффект в
ходе операции при неполной потере сознания.
Большинство галлюциногенов, имеющих хождение в среде наркоманов, имеют растительное происхождение (ЛСД – из спорыньи, псилоцибин – из грибов, мескалин – из кактуса и т. д.). Насчитывают более
90 видов растений, содержащих вещества, способные
вызвать галлюцинаторные эффекты. Сейчас появляет-

75
ГАЛ - ГАШ
ся все больше новых галлюциногенных препаратов,
получаемых с помощью химического синтеза. Некоторые известные природные галлюциногены (например,
ЛСД) также получаются сейчас синтетически.
Наиболее распространенными в западных странах
наркотиками-галлюциногенами в настоящее время являются ЛСД, фенциклидин (РСР) и метоксипроизводные амфетамина. В России к ним следует добавить препараты, приготовленные из галлюциногенных грибов.
В 1960–1970-х гг. в западных странах и особенно в
США распространилось увлечение галлюциногенами
(особенно ЛСД) как средством, ведущим, по мнению
апологетов галлюциногенов, к раскрепощению и обновлению личности, к новому ощущению ее свободы,
открытию новых путей развития культуры. Некоторые сторонники этой позиции даже утверждали, что
употребление галлюциногенных грибов на заре человечества (десятки тысяч лет назад) вообще способствовало становлению и развитию человеческой цивилизации (Маккена Т. Пища богов. – М., 1995). Одно
из доказательств этому усматривалось в наскальных
рисунках времен палеолита, в которых встречаются
изображения галлюциногенных грибов в руках у жрецов (шаманов). Возникла даже особая психоделическая
философия (см.). В настоящее время в связи с запретом
во всех странах, и прежде всего в США, опытов с психоделиками эти теории принадлежат прошлому. Однако
они еще полностью не угасли и в наши времена находят отдельных своих приверженцев (Данилин А.: LSD,
галлюциногены, психоделия и феномен зависимости.
– М., 2002).
Син.: психоделики, психодислептики, психодислептические вещества, психозомиметические вещества,
психотомиметики, психотомиметические вещества.
Галлюциноз токсический — психотическое состояние, наблюдающееся при хронических интоксикациях, в том числе у наркоманов и токсикоманов. Характерный пример описан Розенталем (Rosentthal S.A.,
1964): множественные зрительные галлюцинации с яркой окраской образов в сопровождении чувства тревоги и страха, нередко приобретающие затяжное течение. Наблюдается при частом приеме ЛСД.
Гармин (harmine) — алкалоид со свойствами галлюциногена, содержащийся в кожуре семян некоторых растений (в том числе руты степной – Peganum
harmala), произрастающих в районах Средиземноморья и Ближнего Востока. Содержится также в лианах
южноамериканского растения Banisteriopsis caapi, из
которого коренное население Анд изготавливало с
давних времен наркотическое средство для религиозного и лечебного использования (см. Айахуаска). Химически гармин относится к группе индола, он блокирует активность серотонина в тканях головного мозга.
В природном материале существует в свободной фор-

ме, может быть легко получен в форме гидрохлорида,
более растворимого в воде. Его действие может сопровождаться сумеречным расстройством сознания с
двигательными и вегетативными расстройствами.
Син.: гармалин; банистерин.
Гаррисона Акт, см. Акт Гаррисона.
Гашиш (англ. hashish; resin; араб. hasis) — спрессованная смесь, приготовленная из смолы, выступающей
из цветущих верхушек конопли, из цветочной пыльцы
и отчасти – из мелко нарезанных верхушек. Это обычно темно-коричневая (иногда зеленая или черная)
плотная масса, по консистенции напоминающая пластилин (но менее пластичная); на бумаге оставляет
жирные пятна. Содержание основного психоактивного вещества (дельта-9-тетрагидроканнабинола (ТГК)
– см.), вызывающего наркотический эффект, в гашише
обычно существенно выше, чем в другом препарате
конопли – марихуане (см.), и может достигать 9–10%.
Процесс изготовления гашиша начинается обычно с обмолачивания конопли для отделения не выделяющих смолу частей, мало значимых с точки зрения содержания психоактивных компонентов. В этом
процессе частицы смолы, пыльцы, листьев и семена
отделяются от основной массы волокнистого материала. При последующем просеивании удаляются семена и остатки волокнистых частиц, после чего продукт
приобретает вид тонко измельченного порошка, в
котором растительные компоненты обнаруживаются
только при микроскопическом исследовании. Далее
материал прессуют в пластины, предварительно поместив в ткань или обернув в плотную бумагу. В некоторых случаях продукт поступает в нелегальную торговлю просто в виде порошка, иногда – в форме палочек
и шариков.
Другой способ, используемый местным населением в местах произрастания конопли, состоит из последовательных операций сбора верхушек растения, высушивания, ручного размалывания в грубый порошок
и просеивания. Образующийся тонкий порошок зеленого цвета хранится в кожаных сумках в течение 4–5
месяцев до жаркой погоды и затем выставляется на
солнце для выплавления смолы. После выдерживания
в течение нескольких дней порошок растирают деревянными скалками и выступающую на поверхности
смолу собирают и прессуют в пластины.
На Индийском субконтиненте, где конопля отличается высоким содержанием смолы, принято ее добывание по традиции с помощью растирания цветков
конопли между ладонями, хотя это более трудоемкий
и более длительный процесс, чем обмолачивание.
Прилипающая к ладоням смола затем счищается тупым металлическим лезвием и, собранная в достаточном количестве, прессуется в плитки или скатывается
в стержни (палочки) и шарики готового гашиша. Вме-

76
ГАШ - ГАШ
сто ладоней используется также растирание исходного материала между резиновыми, кожаными или пластиковыми пластинами. Типичный вес плиток гашиша
0,25, 0,5 и 1 кг, но может быть и выше; толщина – от 5
до 20 мм. Свежий материал имеет характерный запах
и обладает пластичностью, которая утрачивается по
мере хранения, сменяясь ломкостью и хрупкостью.
Плохого качества плитки плесневеют и крошатся.
Употребляется гашиш, как и марихуана, путем курения или внутрь, как добавка к пище.
В некоторых южных странах гашиш привычно употребляют до 60% мужчин в возрасте от 20 до 40 лет.
Как правило, это мусульманские страны, где спиртное
традиционно запрещено. Характерно, что гашиш там
нередко курят в той же манере, в какой в других странах употребляют алкоголь: в компании, с тамадой и
«застольными» беседами.
Син: смола каннабиса (Cannabis resin).
Гашишизм — общее название наркомании, вызванной употреблением наркотическими продуктами конопли – гашишем, гашишным маслом, марихуаной и т. д., содержащими каннабиноиды (см.),
которые и являются причиной наркотической зависимости. Основным каннабиноидом, отвечающим за
психоактивные эффекты конопли, является дельта-9тетрагидроканнабинол (ТГК) (см.).
При ежедневном или частом курении продуктов
конопли через 1–2 месяца могут появиться признаки психической зависимости. В отсутствие наркотика у курильщика возникают вялость, сонливость, снижается настроение, мысли неотступно возвращаются
к наркотику, возникает навязчивое желанию курить.
Начинает расти толерантность. Количество сигарет
с наркотиком, выкуренных за день, постепенно увеличивается, употребляются более крепкие сорта конопли, курение становится более интенсивным. Выкуривается в день сначала по 2–3, а затем 4–5 и более
сигарет.
Вначале курение носит, как правило, групповой характер. У подростков такой характер употребления
конопли сохраняется довольно долго. По мере развития наркомании потребители начинают курить в одиночку. Если вначале курение в компании приводило к
усилению проявлений опьянения, в частности типичной реакции смешливости, то постепенно наличие посторонних лиц начинает мешать эйфории.
На этом этапе в состоянии интоксикации гашишный наркоман выглядит безразличным, безучастным,
отрешенным от действительности. На обращение к
нему отвечает раздражением. Интоксикация сопровождается наплывом грезоподобных переживаний,
он словно переносится в мир грез и фантазий. Полностью исчезают все неприятные переживания. В состоянии наркотического опьянения такие наркоманы нередко прибегают к прослушиванию музыки, которая,

с их слов, воспринимается особенно ярко и усиливает приятные переживания. Накурившиеся могут длительное время находиться в однообразной позе, не
стремятся к общению друг с другом.
По поводу возможности развития физической зависимости от каннабиноидов у специалистов нет единого мнения. За рубежом достаточно распространена точка зрения, что при прекращении длительного
и регулярного употребления препаратов конопли не
наблюдается типичных проявлений абстинентного
синдрома; а если иногда их удается отметить, то они
бывают слабыми и преходящими. Такой позиции придерживаются некоторые отечественные специалисты
(Веселовская Н.Е., Коваленко А.Е., 2000).
Большинство российских наркологов опираются на клинические представления, обобщенные И.Н.
Пятницкой (1994), согласно которой переход от 1-й
стадии развития наркомании при злоупотреблении
коноплей (психическая зависимость) ко 2-й стадии
(физическая зависимость с определенными признаками абстинентного синдрома) является закономерным
(см. Гашишизма стадии). Автор описывает также и 3-ю
стадию гашишизма, хотя отмечает при этом, что собственные наблюдения этой стадии единичны. К симптомам абстиненции при прекращении злоупотребления коноплей относят: астению, тремор, потливость,
сердцебиение, пониженное настроение, нередко сопровождающееся тревогой и страхом; раздражительность, дисфоричность; разнообразные неприятные
ощущения в разных частях тела (тяжесть и стеснение в
груди, нехватка воздуха, боль в области сердца, сдавление головы, покалывание кожи и т. д.); выраженное влечение к наркотику (см. Отраслевой стандарт
«Протокол ведения больных», ННЦ наркологии МЗ РФ,
2007).
Последовательность развития абстинентного синдрома при гашишизме описана следующим образом
(Энтин Г.М., Гофман А.Г., Музыченко А.П., Крылов Е.Н.,
2002). Первые симптомы – расширение зрачков, зевота, слабость, беспокойство, исчезновение сна и
аппетита, пониженное настроение с повышенной
раздражительностью. Затем, через 4–5 часов, присоединяются тремор, напряженность мышц, гиперрефлексия, подергивания отдельных мышц, артериальная
гипертензия, тахикардия, тахипноэ (учащенное дыхание). Через сутки возникают патологические телесные
ощущения: тяжесть и сдавливание в груди, затрудненность дыхания, боль и чувство сжимания в области
сердца, сжатие и сдавливание головы, жжение и покалывание на коже и под кожей, ощущения ползания,
передвижения живых существ под кожей. Больные
становятся капризными, плаксивыми, беспокойными.
Обычно дисфория сменяется тревожной или тоскливой депрессией с риском совершения суицидальных
поступков.
На 3–5-е сутки на фоне депрессии может развить-

77
ГАШ - ГАШ
ся острый психоз. Абстинентные психозы чаще всего
протекают в форме делирия, реже возникают галлюцинаторно-параноидные синдромы и сумеречное помрачение сознания. Длительность психотического состояния – в пределах недели.
В развернутой форме различные проявления абстинентного синдрома занимают от 3 до 14 дней. Максимально выраженные проявления абстиненции обнаруживаются обычно на 3–7-е сутки.
Постабстинентное состояние характеризуется
астенией с ипохондрическими жалобами.
В начальной или второй стадии гашишизма возможно наступление спонтанных или терапевтических
ремиссий, которые возникают чаще, чем при опиомании или наркомании, вызванной стимуляторами.
Син.: гашишемания; анашизм; каннабизм.
Гашишизма стадии — в отечественной наркологии принято определять исходя из представления о
трехстадийной прогредиентности наркомании следующим образом (Пятницкая И.Н., 1994; Энтин Г.М., Гофман А.Г., Музыченко А.П., Крылов Е.Н., 2002 и др.).
В первой стадии, длящейся несколько лет, растет
толерантность к гашишу (и другим препаратам конопли), синдром психической зависимости представлен
обсессивным влечением к наркотику, беспокойством,
дискомфортом, неудовлетворенностью в отсутствие
наркотика. Начинает изменяться форма опьянения,
первая фаза страха и тревоги отсутствует (см. Фазы гашишного опьянения).
Вторая стадия отличается от предыдущей появлением синдрома физической зависимости и новым
качеством синдромов измененной реактивности и
психической зависимости. Отсутствуют первая и четвертая фазы гашишного опьянения. Депримирующий
эффект наркотика уменьшается. В состоянии интоксикации гашишист после кратковременной расслабленности проявляет собранность, приподнятость
настроения; он смешлив, двигательно активен, работоспособен, темп мышления ускорен. Вторая и третья
фазы опьянения сливаются как бы в одну. Такое гипоманиакальное состояние продолжается до 1–1,5 часа.
Затем настроение понижается, наступает вялость, адинамия, снижение интересов. Больные курят многократно в течение дня. Ночной сон наступает только
после приема увеличенной дозы наркотика.
Формируется абстинентный синдром, этот процесс
может занять несколько лет. Его характерная симптоматика: расширение зрачков, зевота, слабость, озноб,
беспокойство, исчезновение сна и аппетита, пониженное настроение с повышенной раздражительностью.
Через 4–5 часов могут присоединиться тремор, напряженность мышц, гиперрефлексия, артериальная
гипертензия, тахикардия, тахипноэ (учащенное дыхание). В развернутой форме длительность абстинентного синдрома составляет от 3 до 14 дней.

Вторая стадия гашишизма может длиться десятки
лет.
Третья стадия гашишемании может наступить не
ранее чем через 10 лет систематического курения.
Падает выносливость к наркотику. Вне интоксикации
больные пассивны, бездеятельны. Некоторые переходят на периодическую наркотизацию. Абстинентный
синдром становится затяжным; на фоне пониженного
настроения отмечается выраженная истощаемость,
ипохондричность. Появляются соматические осложнения в виде миокардиодистрофии, гепатитов, дистрофии печени, почечной недостаточности, хронических бронхитов, синусовой сердечной аритмии,
экстрасистолии.
Гашишная смола — липкий, смолообразный продукт, выделяемый цветущими верхушками конопли,
который составляет основу для изготовления гашиша
(см.). Содержит повышенное в сравнении с другими
частями растения количество основного психоактивного вещества – тетрагидроканнабинола (ТГК) (см.).
Син.: смолка.
Гашишное масло (англ. hashish oil) — концентрированный сильнодействующий экстракт из растительного материала конопли или из ее смолы, с содержанием тетрагидроканнабинола (ТГК) (см.) от 30 до 60%.
В отличие от исходного материала не содержит каннабиноидных кислот. Представляет собой темную, вязкую жидкость с характерным запахом. При разбавлении органическими растворителями приобретает
зеленое или коричневое окрашивание. Цвет зависит
от исходного продукта (травы либо смолы), зрелости
исходного материала и растворителя. При разведении
водой образуется эмульсия. Процедура экстракции гашишного масла органическим растворителем выполняется обычно с помощью лабораторного экстракционного аппарата или кофеварки.
Анализ состава гашишного масла позволяет в некоторой степени идентифицировать регион его производства. Основными производящими регионами являются Средиземноморье и Индийский субконтинент
(производится из смолы) и Карибский бассейн (производится из травы каннабиса).
Гашишное масло наиболее удобно для контрабандной транспортировки каннабисного наркотика из-за
возможности перевозки в малых объемах и отсутствия
запаха, поскольку масло расфасовывают в небольшие
герметичные контейнеры или фармацевтические капсулы. Впервые появилось на подпольном рынке в США
в 1971 году.
Гашишное масло добавляется в обычные табачные
сигареты, сигареты с марихуаной или его курят с применением небольших стеклянных трубок. Также распространено вдыхание паров масла, нагреваемого в
пламени на алюминиевой фольге или лезвии ножа.

78
ГАШ - ГЕМ
Гашишно-опийная полинаркомания — встречается чаще всего в подростковом и молодом возрасте.
Начинается, как правило, со злоупотребления гашишем или другими препаратами конопли и формирования патологического влечения к нему. Присоединение
опиатов длительное время может не сопровождаться
отказом от курения марихуаны или гашиша. На фоне
гашишемании быстро формируется зависимость от
опиатов. Абстинентный синдром приобретает затяжное течение, доминирует симптоматика, характерная
для опиомании.
В некоторых случаях вначале формируется опиомания. Для продления приподнятого настроения, вызванного приемом опиатов, наркоманы прибегают к
курению препаратов конопли. Если больные начинают их курить в период ремиссии опиомании, то вскоре
возобновляется злоупотребление опиатами.
Гашишные психозы, см. Психоз гашишный.
Гедонистическая установка (от греч. hēdonē –
удовольствие, наслаждение) — повышенное стремление к получению наслаждения, удовольствия, к
развлечениям.
Рассматривается как одна из основных предпосылок развития наркомании (токсикомании).
Син.: гипергедония.
Гемблинг патологический
(англ.
problem
gambling; gamble – играть в азартные игры, рисковать)
— болезненная страсть к азартным играм (карты, игровые автоматы, рулетка, ставки, тотализатор, лотереи и
т. п.). Разновидность аддикции нехимической (см.).
В «Международной классификации болезней»
(МКБ-10) это расстройство обозначено как «Патологическое влечение к азартным играм» (код F63.0), оно
«заключается в частых повторных эпизодах участия в
азартных играх, доминирующих в жизни субъекта и
ведущих к снижению социальных, профессиональных,
материальных и семейных ценностей». Имеющие такое расстройство «могут рисковать своей работой, делать большие долги и нарушать закон, чтобы добыть
деньги или уклониться от выплаты долгов». Ими овладевают мысли и представления об акте игры и тех обстоятельствах, которые сопутствуют этому акту. Влечение к азартным играм обычно усиливается в периоды
стресса.
Ц.П. Короленко и Т.А. Донских (1990) выделяют ряд
признаков, характерных для гемблинга как одного из
видов аддиктивного поведения: 1) Постоянная вовлеченность, увеличение времени, проводимого в ситуации игры. 2) Изменение круга интересов, вытеснение
прежних мотиваций – игровой, постоянные мысли об
игре, преобладание в воображении ситуаций, связанных с игровыми комбинациями. 3) «Потеря контроля»,
выражающаяся в неспособности прекратить игру как

после большого выигрыша, так и после постоянных
проигрышей. 4) Состояния психологического дискомфорта, раздражения, беспокойства, развивающиеся
через сравнительно короткие промежутки времени
после очередного участия в игре, с труднопреодолимым желанием снова приступить к игре. Такие состояния по ряду признаков напоминают состояния абстиненции у наркоманов, они сопровождаются головной
болью, нарушением сна, беспокойством, сниженным
настроением, нарушением концентрации внимания.
5) Характерно постепенное увеличение частоты
участия в игре, стремление к все более высокому
риску. 6) Периодически возникающие состояния
напряжения, сопровождающиеся игровым «драйвом»,
т. е. все преодолевающим стремлением найти
возможность участия в игре (поиск игры). 7) Быстро
нарастающее снижение способности сопротивляться
соблазну. Оно выражается в том, что, решив раз и
навсегда «завязать», при малейшей провокации
(встреча со старыми знакомыми, разговор на тему
игры, наличие поблизости игорного заведения и т. д.)
человек возобновляет гемблинг.
Болезненная страсть к азартным играм чаще наблюдается у мужчин (3:1), но у женщин эта болезнь
принимает более тяжелые формы, развивается в 3
раза быстрее и тяжелее поддается психотерапии.
Лица, подверженные гемблингу, сравнительно часто
злоупотребляют алкоголем и другими веществами, т. е.
включаются в комбинированные формы аддиктивного поведения. Для «игроков» типичны нарушения межличностных отношений, частые разводы, нарушения
трудовой дисциплины, частая смена работы.
Факторами, предрасполагающими к гемблингу,
считаются: неблагоприятная наследственность (по
психическим и аддиктивным заболеваниям), неправильное воспитание в семье, участие в играх родителей, знакомых, стремление к игре с детства (карты, домино и др.), поиск новых ощущений и переживаний,
выражающийся в стремлении к физическому и социальному риску, переоценка значения материальных
ценностей, фиксированное внимание на финансовых
возможностях, зависть к более богатым родственникам и знакомым, убеждение в том, что все проблемы
можно решить с помощью денег и др.
Азартные игры известны с древнейших времен.
Слово «азарт» происходит от арабского слова alzar –
игральная кость. Первые документальные свидетельства об азартных играх были обнаружены среди руин
Древнего Вавилона (3000 г. до н. э.). О влечении к игре
упоминается в Ветхом и Новом Заветах, в эпической
поэме «Махабхарата» на санскрите и др. Игра в кости
была самой распространенной игрой в средние века.
Карточные игры появились в Европе со времен крестовых походов в XIII в.
Первое опубликованное исследование на тему
патологического влечения к азартным играм принадлежит известному итальянскому ученому и врачу

79
ГЕМ - ГЕМ
Джероламо Кардано (1501–1576). Он впервые поставил вопрос о том, что, возможно, страсть к игре – неизлечимая болезнь. Он также предположил, что этой
страсти принадлежит важная роль, «поскольку психологически игра помогает от горя, меланхолии, тревожности, напряжения». Несмотря на запреты со стороны
закона, Кардано рекомендовал игру при подобных затруднениях, ссылаясь на собственный пример. (В одной из своих книг он признавался, что в течение 40
лет играл каждый день.) Вместе с тем он указывает на
то, что в процессе игры человек переживает такие состояния, как потеря контроля над собой, стремление
к увеличению ставок, состояние «погони», зацикленность на вопросах игры. Он отмечал, что увлеченность
азартными играми ведет к серьезным социальным и
правовым проблемам.
За рубежом на проблему игровой зависимости обратили особое внимание около 30–35 лет назад. Один
из авторитетных исследователей этой проблемы Э.
Моран (E. Moran, 1975) рассматривает патологический
гемблинг как сложную систему взаимоотношений индивидуальной конституции, семейных и, социальных
аспектов и давлений, доступности игровых территорий, денежных потерь и финансовых затруднений, социальной изоляции и семейных осложнений. Р. Кастер
(Caster R., 1985) выделил шесть основных типов игроков: профессионалы, случайные, социальные, серьезные социальные, такие, кто «желает расслабиться и
скрыться», и компульсивные. Кастером было отмечено, что «вирус» игромании поражает далеко не каждого, кто с ним соприкасается. Наиболее восприимчивым
к нему делают человека следующие личностные черты: низкая самооценка и нетерпимость к отказам и неодобрению, нетерпимость к разочарованию и потребность в немедленном удовлетворении, склонность к
ощущению всемогущества и магическому мышлению,
активность, жажда деятельности, возбуждения, стимуляции и риска.
По некоторым оценкам, в среднем 60% взрослого
населения в развитых странах играют в азартные игры,
патологическим игроком становится каждый двухсотый игрок. Распространенность игровой зависимости
среди населения составляет предположительно 2–3%;
преобладают мужчины в возрасте 20–30 лет. По данным Американской психиатрической ассоциации, число патологических игроков во взрослой популяции
США варьирует от 0,4 до 3,4%, достигая в некоторых
регионах 7%.
Выделяют четыре основные категории практикуемых в мире азартных игр: 1. Постоянные легальные
игры – лотереи, видеолотереи, ставки на бегах, спортивные ставки, бинго, казино, игровые автоматы. 2.
Игры в нелегальных игорных заведениях и ставки у нелегальных букмекеров. 3. Различные денежные пари и
ставки между знакомыми людьми, друзьями, коллегами по работе. Могут совершаться любые пари и став-

ки, занимающие значительное место в культурной
жизни населения. Например, спортивные, карточные,
биллиардные, шахматные, шашечные, нардные, политические, бытовые и др. 4. Игра на бирже, которая относится не к профессиональной обязанности, а приобретает характер азартной игры.
В настоящее время в странах с развитым игорным
бизнесом комплексное решение социальных и медицинских проблем гемблинга выведено на уровень
государственного регулирования. Сюда входят законы, определяющие деятельность игорного бизнеса и
контроль над игорными заведениями, организация и
финансирование профилактических, лечебных и реабилитационных «антигемблинговых» программ и др.
Возникли и получили достаточно широкую популярность группы взаимопомощи для страдающих игровой
зависимостью (Анонимные гемблеры, см.), действующие на принципах «Двенадцати шагов» (см.) аналогично «Анонимным наркоманам» (см.).
В 1990-х годах, после распада СССР, где азартные
игры были запрещены законом, в России началась фактическая «гемблинг-эпидемия» в связи с повсеместным распространением легальных игровых автоматов
и игровых залов при отсутствии надлежащего контроля, в частности возрастного. В 2003 г. в России насчитывалось 300 казино и 44 тыс. игровых автоматов, причем более половины игровых заведений приходилось
на Москву. Значительно возросло число преступлений, связанных с азартными играми и игорным бизнесом. Появились и участились случаи обращений за
лечением по поводу игровой зависимости в наркологические амбулаторные и стационарные учреждения.
В лечении игромании большое место отводится
психотерапии. Здесь к перспективным относят широкий набор ее методик: когнитивно-поведенческую,
рациональную, экзистенциональную и телесно ориентированную психотерапию, гештальт-терапию, нейролингвистическое программирование, психоанализ, холотропное дыхание, психодраму, аутогенную
тренировку.
Поскольку игромания достаточно часто сочетается
с аффективными расстройствами, широко используются антидепрессанты, в частности флуоксетин, циталопрам, пароксетин.
В некоторых случаях хорошо показал себя антагонист опиоидных рецепторов налтрексон. Лечение им
рекомендуют начинать с абстинентного и постабстинентного состояния дозировками 50–100 мг в день,
длительностью от 2 до 16 недель (Бондаренко С.Н.,
Дудко Т.Н., 2005). У пациентов, применяющих налтрексон, достаточно быстро уменьшается влечение к игре
и тревожность, улучшается настроение. При самовольном уменьшении дозы или прекращении приема
препарата влечение усиливается.
Довольно часто встречается сочетание игровой зависимости с химическими аддикциями (алкоголизмом,

80
ГЕМ - ГЕН
наркоманией). В таких случаях «двойной диагноз» значительно ухудшает прогноз и меняет тактику лечебно-реабилитационной помощи. Такие больные, как
правило, нуждаются в стационарном лечении и более
длительном наблюдении (не менее 3 лет).
Ввиду негативных социальных последствий, вызванных массовым распространением игорного бизнеса, весной 2007 г. правительство России приняло
постановление об ограничении размещения игорных
заведений на территории страны четырьмя специально отведенными зонами (в Калининградской области,
Республике Алтай, Приморском крае, а также на границе между Ростовской областью и Краснодарским краем). Все легальные игорные заведения, расположенные вне этих зон, после 30 июня 2009 г. были закрыты.
Син.: гемблинг; игромания; игровая зависимость;
лудомания; кубомания; навязчивое влечение к азартным играм; патологическое влечение к азартным
играм; компульсивное участие в азартных играх;
азартные игры как аддикция.
Геминеврин, см. Клометиазол.
Гемокарбоперфузия, см. Гемосорбция при купировании опийного абстинентного синдрома.
Гемосорбция при купировании опийного абстинентного синдрома — представляет собой экстракорпоральную фильтрацию крови пациента через активированный уголь с последующей ее немедленной
интравазальной (внутривенной) инфузией тому же пациенту. Нередко это дает положительный эффект, что
объясняют удалением из организма избытка катехоламинов и иных веществ, обусловливающих основные
болезненные симптомы отмены наркотика. При этом
нормализуются многие другие биохимические показатели: снижаются уровни билирубина и холестерина,
улучшаются параметры углеводного и белкового обмена, ферментов и микроэлементов крови и др.
В связи со сложностью процедуры, требующей специального оборудования и обученного персонала, гемосорбция применяется, как правило, в специализированных стационарах при тяжелых абстинентных
состояниях.
Гемосорбция производится в условиях операционной, с соблюдением правил асептики и антисептики, подготовленным персоналом с участием хирурга,
анестезиолога и медсестры. При наличии портативной гемоперфузионной техники гемосорбция может
проводиться также и в условиях палаты интенсивной
терапии.
Для осуществления процедуры гемосорбции делают катетеризацию двух вен (подключичных, паховых, иногда локтевых). В разъем вено-венозного шунта с помощью щелевого фильтра-насадки подключают
массобменник, в качестве которого используют стан-

дартную колонку-детоксикатор, заполненную стерильным гемосорбентом.
Для купирования синдрома отмены опиатов гемосорбцию целесообразно провести дважды с интервалом 1–2 дня. Такая тактика в комплексе с медикаментозной симптоматической терапией позволяет
достичь абортивного течения синдрома отмены опиатов. Возможен и третий, заключительный сеанс гемосорбции, который проводится на 8–10-е сутки.
Син.: гемокарбоперфузия.
Генетика наркоманий — пока не разработана в
такой степени, чтобы установить точную генную локализацию, ответственную за предрасположенность организма к болезненной зависимости от наркотиков и
других психоактивных веществ, но уже известно, что
за нее отвечает не один, а несколько генов.
Результаты экспериментов на животных и клиникобиохимических исследований больных наркоманией
показали, что предрасположенность к злоупотреблению одурманивающими веществами может быть связана с низкой врожденной активностью и функциональной недостаточностью «системы подкрепления»
(«центра удовольствия»), расположенной в лимбических структурах мозга. В этой системе функционируют различные нейромедиаторы, главным из которых
является, по-видимому, дофамин. У животных, предрасположенных к употреблению психоактивных веществ, выявляется низкая концентрация дофамина
в этих структурах. У больных из семей, отягощенных
алкоголизмом, обнаруживаются низкий уровень дофамина в крови и определенные изменения его метаболизма. Этот врожденный дефицит является основой
склонности к депрессивным состояниям, переживаниям чувства неудовлетворенности, эмоциональной
нестабильности. Такие субъекты склонны к постоянным «поискам новизны», рискованному поведению
и обладают «дефицитом удовольствия». В основе дефицита дофаминовой нейромедиации могут лежать
замедленный синтез дофамина, ускоренное его разрушение, активация обратного захвата дофамина,
низкая чувствительность и малая плотность дофаминовых рецепторов, неадекватный ответ аденилатциклазы на нейромедиаторы и др. Каждый из этих процессов регулируется специфическим геном. Отсюда
только на уровне регуляции функций дофаминовой
системы речь может идти о полигенной патологии. Не
исключается также роль генов, обеспечивающих работу других нейрохимических систем – серотониновой, ГАМК, опиоидной и др.
Был обнаружен факт семейного накопления заболеваемости опийной наркоманией среди родственников больных, страдающих этим заболеванием. Частота
опийной наркомании среди родственников 1-й степени родства с поправкой на жизненный риск составила 8,4%, что значительно превосходило тот же показа-

81
ГЕП - ГЕР
тель в общей популяции, 0,9%.
Данные близнецовых исследований показали, что
различия между индивидуальными генотипами во
многом определяют вариабельность некоторых характеристик употребления и злоупотребления психоактивными веществами, включая табак, кофеин, алкоголь, опиаты, стимуляторы, галлюциногены. При этом
следует учитывать и роль среды: действие одних и тех
же генов может быть выражено в различной степени
при различных условиях среды.
Предложен стандартный комплекс генетических,
нейрохимических, электрофизиологических и поведенческих признаков (маркеров), по которым можно
с большой вероятностью предположить у индивида
наличие генетической предрасположенности к зависимости от психоактивных веществ (см. Диагностика
предрасположенности к зависимости от психоактивных веществ).
Гепатит у наркоманов, см. Вирусные гепатиты у
наркоманов.
Героин (англ. heroin), опийный наркотик, производное морфина — диацетилморфин (С21Н23О5N).
В чистом виде это белый кристаллический порошок
с растворимостью в воде 0,058 г/100 г (20 °C), в этаноле
– 4 г/100 г (20 °C). Температура плавления – 170 °C. Неочищенный продукт, фигурирующий на нелегальном
рынке, зачастую представляет собой горьковатый, серовато-коричневый порошок в виде мелких кристалликов, с неприятным запахом.
Впервые героин был получен при поиске новых
анальгетиков в 1874 г. английским химиком О. Райтом
путем нагревания морфина с уксусным ангидридом. В
1898 г. главный фармаколог немецкой фармацевтической фирмы «Байер» (Bayer) Г. Дрезер (ранее открыл
аспирин) испытал диацетилморфин на 60 пациентах и
отметил его обезболивающее действие. Но основное
внимание Дрезера было уделено способности этого
вещества расширять бронхи, что дало основание рекомендовать его как эффективное средство при лечении бронхита, эмфиземы легких, туберкулеза. Фирма
«Байер» в 1898 г. выпустила его на рынок под названием «героин», подчеркивая его большие («героические»
– от нем. heroisch) фармацевтические возможности, но
сначала рекламировалась его способность подавлять
кашель, а не обезболивающие свойства.
Дрезер подчеркивал в своем сообщении, что этот
препарат не вызывает зависимости, и на первых порах
его пробовали применять как заместитель морфина
при лечении морфинизма. Но уже в 1901 г. парижский
врач О. Дженнингс, автор метода лечения морфинистов, высказался против героина как средства лечения
зависимости от морфина. Он указал, что влечение к
нему намного сильнее, чем к морфину, и что по своему вредному действию он уступает лишь кокаину. Тем

не менее с 1898 по 1910 г. героин продавался легально
как замена морфина для обезболивания, а также как
лекарство от кашля для детей.
В 1913 г. «Байер» приостановил производство героина. В США в 1914 г. Актом о налоге на наркотики (Акт
Гаррисона) был установлен всесторонний контроль за
использованием опиатов, который разрешал использование героина только в медицинских целях. В 1924 г.
федеральный закон США сделал любое использование
героина незаконным. Вместе с тем в мире с 1925 по
1930 г. было легально продано 34 тонны препарата. С
1920 по 1930 г. героин в ряде стран применялся также и для заместительной терапии у больных, страдающих морфиновой и кокаиновой наркоманиями.
Героин проявляет все основные системные фармакологические эффекты, свойственные морфину и
другим опиатам (обезболивающий, противокашлевый,
седативный, снотворный), но в большинстве случаев
значительно превосходит по силе действия. Например, по обезболивающему эффекту 3 мг героина эквивалентны 10 мг морфина. По силе противокашлевого
действия героин сравним с фентанилом и превосходит не только морфин, но также кодеин, метадон,
меперидин (лидол) и пентазоцин. Седативное и снотворное действие героина выражено сильнее, чем у
морфина, меперидина, метадона, кодеина, фентанила,
налбуфина и пентазоцина. Смертельная доза героина
– 50–75 мг.
Героин фармакологически не активен, но в организме человека он быстро преобразуется в 6-моноацетилморфин и далее в морфин, вызывающий
наркотическое опьянение. Диацетилморфин и промежуточный 6-моноацетилморфин обладают более
высокой липофильностью, чем морфин, что обусловливает их ускоренное проникновение в ткани ЦНС. Искушенные потребители наркотиков не в состоянии отличить героин от морфина при подкожной инъекции,
однако легко различают их при внутривенном ведении. Данный феномен объясняется различием в темпах поступления этих опиоидов в ткань мозга при непосредственном введении в кровоток.
Для злоупотребления героином характерно быстрое формирование высокой толерантности, что
проявляется рано возникающей потребностью в увеличении разовых доз наркотика для достижения субъективно желаемых эффектов. В отличие от толерантности к ГАМКергическим психоактивным веществам
(например, к барбитуратам) толерантность к героину может нарастать практически неограниченно. Лимитирующими факторами являются лишь остановка
дыхания и смерть от передозировки наркотика.
Пристрастие к героину формируется значительно
быстрее, чем к морфину и другим опиатам (при ежедневном употреблении – в срок от 3–4 дней до 1–2
недель). Развитие героиновой наркомании в основных клинических проявлениях аналогично морфи-

82
ГЕР - ГЕР
низму (см.). Что касается абстинентного синдрома, он
проявляется обычно спустя 8–12 часов от последнего
приема героина и начинается с настойчивого поиска
наркотика, раздражительности, учащенного дыхания,
зевоты, потливости, слезо- и слюнотечения, насморка, гипертермии, тремора, расширения зрачков, потери аппетита. Затем возникают тошнота, рвота, понос,
схваткообразные боли в животе, мучительные, «выламывающие» боли в мышцах ног, рук, в пояснице, в суставах и костях при учащенном пульсе и артериальной
гипертензии. Прием наркотика устраняет эти неприятные явления. Длительность абстинентного синдрома
колеблется от 5 до 12 дней в зависимости от давности
заболевания и суточной дозировки наркотика.
Для лечения зависимости от героина могут быть
использованы все существующие методики лечения
опийной наркомании. Ввиду особенно высокой устойчивости тяги к героину в последние десятилетия во
многих западных странах распространена терапия с
замещением героина другими опиоидами (см. Заместительная терапия бупренорфином; Заместительная терапия метадоном; Заместительная терапия с
использованием LAAM).
Первый всплеск употребления героина наркоманами наблюдался в США после принятия Конгрессом
в 1909 г. закона, запрещавшего импорт и использование опиума в немедицинских целях. В связи с этим нелегальный опий-сырец сильно подорожал, и его курильщики перешли на нюханье относительно более
дешевого и доступного тогда героина. Употребление
героина стало нарастать главным образом в антисоциальной и преступной среде. Принятие Акта Гаррисона
(1914), ужесточавшего контроль над опиатами, дало
новый толчок нелегальному рынку опиума и героина.
В конце концов мощный героин стал основным выбором наркомана.
В Северной Америке, европейских странах, а также
России героин является сейчас наиболее распространенным опиатом в сфере незаконного оборота наркотиков и преобладает среди опиатов, которыми злоупотребляют наркоманы. В странах, где возделывание
снотворного мака по традиции остается одним из основных направлений национальной экономики, главным экспортным продуктом в настоящее время является не опий, а приготовленный героин с широкой
вариабельностью степени очистки. Преобразование
морфина в диацетилморфин является простой и легко
производимой химической реакцией, что создает широкие возможности для приготовления героина в подпольных лабораториях. Основным производителем
опия для героина является Афганистан, который обеспечивает более ¾ всей массы героина, находящегося в
обороте на мировом нелегальном рынке. В 2006 г. здесь
было произведено 606 тонн героина (оценка ООН).
Особенно сильный подъем злоупотребления героином в западных странах произошел в 1960–1970-х гг.;

в дальнейшем рост его замедлился, а в последнее десятилетие проявилась тенденция к снижению. Согласно национальным обследованиям в США, число лиц,
употреблявших героин, в 1998 г. составляло 2,4 млн человек, в 2000 г. их оказалось 1,2 млн (0,6% населения
в возрасте от 15 до 64 лет). В 2009 г. число лиц, злоупотребляющих героином, составило 0,2% населения в
возрасте 12 лет и старше.
По данным отчета Европейского мониторингового центра по лекарствам и лекарственным средствам
1998 г., от 1 до 2% взрослого населения Европы употребляли героин когда-либо в жизни. По данным Международного комитета по контролю над наркотиками
ООН, в 2005 г. эта цифра снизилась до 0,4%, в то же
время в Восточной Европе и странах СНГ злоупотребление героином продолжало расти, а Россия стала
превращаться в крупнейший рынок героина в европейском регионе.
В России до 1992 г. употребление героина как нелегального наркотика было практически неизвестно.
В 1992 г. правоохранительные органы изъяли всего 5 г
героина, в 1995-м – 6,5 кг, в 1999-м – 695,1 кг, а в 2005-м
– уже более 4 тонн. Согласно данным, представленным
в докладе Управления ООН по наркотикам и преступности (UNODC) «Наркомания, преступность и мятежники. Транснациональная угроза афганского опия», в
2009 году Россия заняла первое место в мире по количеству потребляемого героина. В среднем в год в стране потребляется около 80 тонн препарата, что составляет 20% потребляемого в мире количества героина.
Правоохранительными органами задерживается лишь
меньшая часть поступающего в страну наркотика. По
оценкам UNODC, в мире в 2007 г. употребляли героин
11,2 млн человек, из них 1,6 млн человек – в Российской Федерации, или 2% ее населения в возрасте от 15
до 64 лет.
То, что Россия стала крупнейшим в мире потребителем героина, подтвердил в 2009 г. директор Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков РФ
(ФСКН) В. Иванов. Бóльшая часть героина попадает в
Россию из Афганистана. По оценкам ФСКН, за истекшие семь лет производство опиатов в Афганистане
увеличилось в 44 раза, а запас чистого героина, складированного в этой стране, составляет от двух до трех
тысяч тонн. В 2008 г. силовыми структурами России
было конфисковано 3,5 т этого наркотика.
Контрабандой и торговлей героина в РФ занимаются главным образом небольшие преступные группировки, в том числе отдельные кланы, организованные
по этническому принципу, и тысячи розничных продавцов (дилеров), значительная часть которых является наркоманами.
Содержание диацетилморфина в «уличном» героине (продающемся подпольно потребителям) колеблется весьма значительно. Загрязняющие примеси
попадают в него по техническим причинам в процес-

83
ГЕР - ГЕШ
се приготовления или транспортировки или же вносятся специально перед продажей для увеличения
товарной массы наркотика, а также для пролонгации
его действия. Типичные примеси: лактоза, маннитол,
тальк, кофеин, димедрол, стрихнин, хинин. Значительно чаще, чем в случае морфина, при применении героина случаются смертельные передозировки, кроме того, повышается риск неизлечимых заболеваний
и преждевременной смерти от различных причин.
Так, в США по оценке на 1998 г. не менее 25% героиновых наркоманов умирают в течение 10–20 лет c начала злоупотребления героина (самоубийство, убийство, несчастные случаи, туберкулез, гепатит и СПИД).
Показатель смертности среди потребителей героина с
синдромом зависимости в 6–20 раз превышает ожидаемый в общей популяции того же возраста и пола. В
последние годы в США и ряде европейских стран отмечается тенденция повышения чистоты «уличного»
героина (60% и выше), что сопровождается соответствующим увеличением его наркогенного потенциала
и риска передозировки.
Запрет на производство и медицинское использование героина существует в большинстве стран
мира, включая Россию (Список I «Перечня наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации»). Правительства всех стран обязаны принимать
меры к пресечению незаконного оборота героина и
наказанию виновных. Вместе с тем в последние годы
в некоторых странах (Германия, Испания, Нидерланды,
Швейцария) наряду с борьбой с его подпольным оборотом героин используется в медицинских учреждениях для поддерживающей (заместительной) терапии
зависимых от героина лиц в качестве альтернативы нелегальному «уличному» героину (в рамках программ
«снижения вреда»).
Героиновая наркомания и вирусные гепатиты
— у больных героиновой наркоманией, страдающих
сопутствующими вирусными гепатитами В и С, существенно изменяется структура и динамика осевых синдромов зависимости.
Коморбидная взаимосвязь героиновой аддикции
с вирусными гепатитами реализуется двояко: по типу
«соматопсихического балансирования» и по типу «соматопсихического параллелизма» (Котов С.В., 2003). В
разгар гепатита при состояниях тяжелой вирусной интоксикации патологическое влечение к наркотику гаснет, а абстинентный синдром не развивается, тогда как
уже в период ранней реконвалесценции (а при регрессе воспалительного процесса – в наибольшей степени)
патологическое влечение обостряется и абстинентный
синдром приобретает структурную завершенность.
Абстинентный синдром при героиновой наркомании,
осложненной печеночной патологией, характеризуется преобладанием психопатологических расстройств,

прежде всего тяжелой астении, тревожной ажитации,
дистимии и депрессии, над соматовегетативными и
болевыми симптомами, а также ипохондрическими
включениями, частыми транзиторными психотическими феноменами экзогенного типа, интермиттирующим и протрагированным характером течения.
В целом присоединившийся гепатит придает клинической картине героиновой наркомании экзоформный оттенок. При прогредиентно текущем поражении
печени на фоне прогрессирующей астении все более отчетливо выступает депрессивная и тревожная
симптоматика, страх, спутанность сознания. Стержневые синдромы наркомании (синдром патологического влечения и абстинентный синдром) при этом
регрессируют.
Присоединение парентерального вирусного гепатита вызывает быстрое изменение паттерна приема
наркотика. На фоне снижения толерантности прием
наркотика становится прерывистым вследствие быстрого развития наркотической усталости и психофизического истощения. Наблюдается переход к приему
менее наркогенных психоактивных веществ (в частности, алкоголя).
При хроническом прогредиентном течении гепатита наряду с затуханием синдромов патологического влечения и отмены происходит катастрофически
быстрый регресс личности по органическому типу.
Нарастают психическая слабость, повышенная утомляемость, снижение памяти и сообразительности.
Астено-депрессивные расстройства дополняются апатическими с гипобулией (снижением желаний и побуждений к деятельности) и аспонтанностью (отсутствием
побуждений к двигательной, речевой и психической
активности). Они составляют клиническое содержание астенического варианта психоорганического синдрома, имеющего энцефалопатическую основу.
(См. также Вирусные гепатиты у наркоманов.)
Гештальт-терапия (англ. Gestalt therapy; нем.
Gestalt – «образ», «фигура», «фон») — психотерапевтический метод из категории развивающих личность. В
основе его лежит представление, что с помощью наркотиков больной стремится «уйти от осознания самого себя». Гештальт-терапия возвращает его к реальности, преодолевая его психологическую защиту, которая
создает препятствия для личностного развития и формирования зрелости. Используется прием драматизации внутреннего конфликта с целью его «изживания».
Пациент стимулируется больше к действию, нежели к
рассуждению и теоретизированию. Тем самым достигается бóльшая степень внутриличностной целостности,
наполненности и осмысленности жизни, улучшение
контакта с окружающими людьми и внешним миром.
Разработал метод немецкий психолог Фриц Перлз
(Fritz Perls) в начале 1950-х гг. Нередко используется в
терапевтических общинах наркоманов.

84
ГИД - ГИП
Гидрокодон (Hydrocodone) — производное кодеина (дигидрокодеинон), сходен с ним по действию, но
обладает значительно более сильным противокашлевым эффектом, приблизительно соответствуя в этом
отношении героину, фентанилу и гидроморфону.
Как и кодеин, гидрокодон хорошо всасывается из
кишечника (средняя энтеральная биодоступность
близка к 50%), и его препараты (нередко в комбинации с нестероидными противовоспалительными средствами) предназначены для приема внутрь в качестве
анальгетиков и противокашлевых средств. Продолжительность фармакологического действия составляет 4–5 часов. В качестве лекарственного средства
используется в форме фосфата, в частности, для успокоения кашля у больных с различными заболеваниями
легких и верхних дыхательных путей (при туберкулезе
легких и гортани, раке легких и др.).
При повышенных дозах может вызывать слабую эйфорию; при длительном применении может развиться
привыкание с ослаблением лечебного действия и болезненное пристрастие к препарату. По наркогенному
потенциалу несколько превосходит кодеин.
В России применение гидрокодона запрещено
(Список I в «Перечне наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации»).
Гидроморфон (Hydromorphone) — производное
фенантрена, входит в группу полусинтетических опиоидов. Относится к сильным опиоидам; по фармакологическому профилю близок к морфину, в 7–8 раз превосходя его по силе фармакологического действия.
Эквианальгетической дозой по отношению к 10 мг
морфинового стандарта является 1,5 мг парентерально введенного гидроморфона. При употреблении
внутрь болеутоляющее действие препарата примерно в 5 раз слабее, чем при внутримышечном введении.
Гидроморфон в отличие от морфина, кодеина и меперидина не подвергается метаболизму с образованием
норгидроморфона. Эта особенность делает применение гидроморфона менее опасным для пациентов с
почечной недостаточностью. В остальных отношениях
гидроморфон практически не отличается от морфина.
По силе противокашлевого действия гидроморфон
сопоставим с гидрокодоном, фентанилом и героином
и превосходит большинство других опиоидов.
Подобно морфину, гидроморфон интенсивно захватывается органами, отличающимися обильным
кровоснабжением, – с образованием тканевых депо,
поэтому до 90% дозы препарата быстро исчезает (уже
через 10 минут) из системного кровотока после внутривенного введения. Период полувыведения составляет 2–3 часа, а продолжительность фармакологических эффектов находится в пределах 4–6 часов.
В странах, где его клиническое использование разрешено, гидроморфон выпускается в таблетках, содер-

жащих от 1 до 4 мг препарата. Растворы для инъекций
содержат его в дозах 1, 2 и 4 мг/мл.
Выраженность снотворно-седативного и эйфоризирующего эффектов сближает гидроморфон с героином. Гидроморфон характеризуется значительным
наркогенным потенциалом, нередко употребляется в
немедицинских целях и систематически обнаруживается в сфере нелегального оборота. В 1987 г. в Вашингтоне был зарегистрирован внезапный рост числа случаев смертельной передозировки гидроморфоном.
Описаны случаи развития зрительных галлюцинаций
после употребления больших доз гидроморфона.
В России применение гидроморфона ограничено
(Список II в «Перечне наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации»).
Син.: дигидроморфинон; дилаудид.
Гиосциамин (Hyoscyamine) — алкалоид, содержащийся в различных растениях семейства пасленовых
(белена, белладонна, дурман и др.) и представляющий
собой левовращающий изомер атропина (см.). По своему действию сходен с атропином (прежде всего как блокатор м-холинорецепторов), превосходя его примерно
в два раза по активности. Гиосциамин при извлечении
из растительного сырья превращается в основном в
атропин (как рацемическую форму). Показания к медицинскому применению в основном те же самые, что у
атропина, как и проявления воздействия на психику.
Включен в список контролируемых ядовитых веществ (Приложение 3).
Гиосцин, см. Скополамин.
Гипергедония – см. Гедонистическая установка.
Гиперкинезия (hyperkinesia) — непроизвольная
(рефлекторная), часто стереотипная мышечная активность, наблюдающаяся при некоторых заболеваниях
ЦНС. Может проявиться в виде выраженной «неусидчивости» или «синдрома беспокойных ног». Встречается при приеме психостимуляторов, таких как амфетамин и кокаин.
Гипертермическая реакция у наркоманов — реакция на введенный внутривенно «грязный» наркотик
(на сленге – «тряска» или «трясучка»).
Гипертермия возникает в результате того, что вместе с раствором наркотика в кровь попадает огромное
количество микробов. Сразу после инъекции наркотика у потребителя возникают сильный озноб, головокружение, головная боль, тошнота, слабость, иногда
ломота в пояснице, суставах. Температура тела поднимается выше 38 °С.
Обычно гипертермическая реакция бывает кратковременной. Если состояние не улучшается на протяже-

85
ГИП - ГОФ
нии 6 часов, требуется применение мер неотложной
помощи.
Возможно серьезное осложнение в виде сепсиса
(см).
Гипертимия (hyperthimia) — повышенное настроение, сопровождающееся усиленной двигательной
и психической активностью. Характерна для первой
фазы реакции на психостимуляторы.
Гипнофилия — стойкое стремление к продолжительному сну, достигаемому путем приема высоких
доз препаратов снотворно-седативной группы. Является характерным симптомом опиоидной зависимости
в период отвыкания от наркотика.
Этот феномен отражает стойкие психопатологические изменения, свойственные больным именно опийной наркоманией, он связан с присущим опиоидам
мощным анксиолитическим, седативным и снотворным действием.
Гипнофилия представляет собой частное проявление более общего аддиктивного феномена, свойственного лицам с опиоидной зависимостью, – фармакофилии (см.).
Гипокситерапия в наркологии — метод лечения
больных наркоманией с использованием гипоксии
(Дудко Т.Н. и соавт., 1999; Глушко А.А. и соавт., 2001). В
режиме жесткой гипоксии (ниже 9% кислорода), создаваемом специальной аппаратурой, у опийных наркоманов подавляется патологическое влечение к наркотикам и улучшается переносимость назначаемых
нейролептиков, антидепрессантов и транквилизаторов, что повышает их эффективность в комплексном
лечении наркомании. Благодаря вегетостабилизирующему эффекту гипоксических процедур у больного
улучшаются показатели гемодинамики, общее самочувствие, сон, что способствует увеличению длительности ремиссии, улучшению ее качества и ранней ресоциализации больных.
У героиновых наркоманов отмечена повышенная
резистентность к условиям жесткой гипоксии в рамках физиологических реакций.
Гипомания (hypomania) — состояние, характеризующееся оптимистически-радостным настроением,
повышенной трудоспособностью, стремлением к деятельности при сниженном контроле над своими влечениями. С гипоманией имеет сходство первая фаза
реакции на психостимуляторы (амфетамины и др.).

торых странах Азии, в соответствии с которым наркотик разогревают в металлической емкости и вдыхают
поднимающиеся пары. Причиной популярности такого способа являлось в свое время широкое распространение на подпольном рынке «коричневого героина», плохо растворяющегося в воде и в связи с этим
малопригодного для внутривенного введения.
Было отмечено, что употребление таким способом
героина, несмотря на кажущуюся безопасность, может
быть причиной развития у лиц с опиоидной зависимостью острой лейкоэнцефалопатии, нередко заканчивающейся летально.
Голубой лотос (Nymphaea caerulea) — многолетнее водное корневищное растение с плавающими
по поверхности воды большими темно-зелеными листьями, пурпурными с внутренней стороны, Цветки
крупные, диаметром 15–20 см, ярко-голубые, с характерным сладковатым ароматом. Они поднимаются на
длинных цветоножках над поверхностью воды, раскрываются с восходом солнца и закрываются на закате. Произрастает преимущественно в субтропическом
и тропическом регионах (главным образом в Восточной Африке в долине Нила, в Индии и Таиланде). В России голубой лотос встречается в дельте Волги, Закавказье и на Дальнем Востоке.
Лепестки голубого лотоса издревле использовались для изготовления духов. Было замечено также,
что настой цветков и листьев растения обладает мягким опьяняющим и успокаивающими свойством, благодаря чему в Древнем Египте он часто использовался
в ритуальных целях, а само растение считалось священным. Его стилизованное изображение часто встречается на монетах, колоннах и могильных плитах Древнего Египта. В качестве одурманивающего средства
голубой лотос употребляется также в виде водных отваров (цветков и листьев) и настоев на вине.
Психоактивные свойства голубого лотоса и его
легальный статус послужили в последние годы причиной его использования в составе так называемых
курительных смесей (см.), получивших широкое распространение в западных странах, а также в России,
прежде всего в молодежной среде. Обнаружившиеся негативные последствия злоупотребления такими
смесями привели к запрету как голубого лотоса, так
и содержащих его смесей в ряде стран, в том числе в
России.
Син.: кувшинка голубая.

Глютетимид, см. Ноксирон.
«Гнать дракона» (англ. chasing the dragon) — жаргонное название способа употребления наркотика,
применяемого опийными наркоманами в США и неко-

Гофманские капли — медицинский препарат, популярный в XIX в. Предложен немецким врачом Ф. Гофманом (F. Hoffmann, 1660–1742). Представлял собой
смесь спирта (2 части) с эфиром (1 часть). Эта легко-

86
ГРИ - ГРИ
воспламеняющаяся летучая жидкость жгучего вкуса
применялась как возбуждающее, укрепляющее, а также как успокаивающее средство при болях в животе
и тазовых органах. Принималось внутрь по 10–30 капель, наружно – для нюхания, а также в виде подкожных инъекций, втираний и клизм.
В некоторых странах, в том числе в России, в конце
XIX в. отмечалось злоупотребление этим препаратом с
целью опьянения и одурманивания.

Грибы галлюциногенные (англ. hallucinogenic
mushrooms) — грибы, вызывающие при их употреблении галлюцинации. К ним относят в настоящее время
более 100 видов, из них 75% составляют представители рода псилоцибе (Psilocybe), у которых за галлюциногенный эффект отвечают алкалоиды псилоцибин и
псилоцин (см.). Псилоцибин найден также в грибах из
родов панэлоус (Panaelous), строфария (Stropharia), коноцибе (Conocybe) и анеллярия (Anellaria). К грибам,
содержащим в качестве активного вещества мускарин
(см.) и некоторые другие алкалоиды этой группы (мусказон, мускимол), относятся мухоморы (см.): Amanita
muscaria, Amanita pantherina, Amanita phalloides,
Amanita vema, Amanita virosa.
Способность некоторых грибов вызывать яркие,
необычные видения и изменять восприятие себя и
окружающего мира была обнаружена еще в древние
времена и использовалась колдунами и жрецами. В
пещерах горного района Сахары Тассилин-Аджер среди найденных наскальных рисунков, которые считаются самыми древними (VIII тысячелетие до н. э.), можно
увидеть людей с грибами в руках и с грибами, растущими из их тела.
Испанцы при завоевании Центральной и Южной
Америки столкнулись с широким использованием галлюциногенных грибов (как и галлюциногенных кактусов) ацтеками и майя в религиозных церемониях.
Такие грибы ацтеки называли «теонанактл», что означает «тело богов». Царь Монтесума устраивал раз в год
«праздники откровений», когда приглашенные сановники и сам Монтесума ели волшебные грибы. В горных
районах и на тихоокеанском побережье Гватемалы и
Сальвадора – на территориях древних майя – найдены каменные изображения грибов, украшенные лицами богов и демонов. Эти находки относят к 1650–1050 гг.
до н. э. Археологи полагают, что галлюциногенные
грибы оказывали влияние на религию древних майя,
особенно в сфере гаданий и целительства, а также
служили предметом торговли.

Существует современная теория, отстаиваемая рядом сторонников (в частности, автором книг на эту
тему Теренсом Маккенна – см.), что галлюциногенные
растения, в том числе грибы, сыграли важную роль в
становлении и развитии цивилизации у многих народов. Из этнографии выделилась даже такая отрасль,
как этномикология (см.). Использование галлюциногенных грибов в ритуалах гадания и лечения сохранилось по сегодняшний день в некоторых индейских
племенах Мексики.
Первые письменные упоминания об использовании галлюциногенных грибов в религиозных целях обнаружены в описаниях испанских хронистов и
натуралистов, попавших в Мексику в XVI в. Одним из
первых авторов является францисканский монах Бернардино де Шахагун, который в различных своих трудах подробно описал ритуалы употребления грибов
и галлюциногенные эффекты, использование грибов
в различных целях не только жрецами, но и простыми ацтеками. Прибывшие в Новый Свет католические
миссионеры подвергли ритуалы и церемонии ацтеков
гонениям, даже убивая тех, кто был застигнут во время
этих ритуалов. Использование грибов в Мексике было
запрещено (1521 г.). Культовые обряды, связанные с
грибами, сохранялись в глубокой тайне только в самых
отдаленных уголках Мексики.
В средневековой Европе такие грибы долгое время
считались колдовским, дьявольским творением или
орудием ведьм, а в первой иллюстрированной книге,
посвященной травам (1560 г.), грибы были изображены вместе с извивающимися змеями. В новые времена
исторические факты и наблюдения, связанные с галлюциногенными грибами, стали предметом интереса
ученых. Американские антропологи в 1930-х гг. посетили ритуальные церемонии в одной из местностей
Мексики, где наблюдали и затем описали употребление галлюциногенных грибов. В 1938 г. американский
ботаник R.E. Schultes собрал экземпляры этих грибов,
а в 1950-х гг. французский миколог R. Heim идентифицировал гриб ацтеков «теонанактль» как принадлежащий к роду Psylocibe. В 1958 г. швейцарский химик
А. Хофманн (A. Hoffmann) выделил активное вещество
из
грибов
Psilocybe
mexicana,
названное
псилоцибином, установил его формулу и способы
синтеза. Несколько лет коммерческий псилоцибин
выпускался швейцарской фирмой «Сандоз» для
исследовательских лабораторий.
Информация об истории галлюциногенных грибов на территории России сводится в основном к употреблению мухоморов коренными жителями Сибири
(чукчи, эвенки, а также коряки, камчадалы, юкагиры) в
шаманских ритуалах и целительстве. В отличие от грибов псилоцибе мухоморы вызывают сильную физическую подвижность.

87
ГРИ - ГРУ
Галлюциногенные грибы можно встретить почти
на всех континентах. В Скандинавии и северных европейских регионах России основным видом этих грибов является Psilocybe semilanceata; они содержат (в
сухой массе) до 2% псилоцибина, до 0,3% деметилированного производного псилоцибина и следовые количества псилоцина. Растут они на почве, отмерших
ветвях и стеблях растений, на опилках, многие обитают на сфагновых болотах, торфе, навозе, встречаются
в лесах, парках, на пастбищах, по окраинам дорог. Характерная черта многих грибов – обитание на заболоченной почве. Существуют подпольные теплицы для
их выращивания, о чем в западных странах вышел ряд
руководств.
Галлюциногенные
грибы
используются
наркоманами свежими или высушенными, порциями
от 5 до 10 г сухого веса (что соответствует 6–12 мг
активного вещества) в зависимости от вида, а также в
виде настоев и отваров.
Содержание активного вещества в грибах может
изменяться под действием света, повышенной температуры и других факторов. Наибольшая концентрация
псилоцибина определялась в молодых грибах.
Гринхаус-техника (англ. greenhous technique) —
технология тепличного домашнего выращивания марихуаны, включающая особое освещение, соблюдение
световых циклов, передвижение источника освещения, гидропонику, отдельные камеры для разных периодов роста растений (рассады, обрезки, цветения)
и др. В некоторых западных странах нелегально издаются брошюры с ее описанием, которое можно найти
также в Интернете.
Группа взаимопомощи (англ. mutual-help group)
— группа, члены которой поддерживают друг друга в
процессе выздоровления от алкогольной или наркотической зависимости, а также оберегают друг друга
от негативных воздействий со стороны. При этом они
обходятся без руководителя в лице какого-либо профессионального специалиста. Наиболее известными и
распространенными являются группы Анонимных алкоголиков (первая группа появилась в 1935 г.), Анонимных наркоманов (конец 1940-х гг.) (см.) и Ал-Анон (для
членов семей алкоголиков), действующие на принципах «двенадцати шагов (ступеней)» (см. Двенадцать
шагов).
История взаимопомощи берет начало с группы
«Американские
вашингтонцы»
(American
Washingtonians) 1840-х гг., члены которой помогали
друг другу избавиться от алкогольного «плена», и аналогичных европейских групп «Синий крест» (фр. Croi
Bleue), «Золотой крест» (фр. Croi d’Or) и «Звенья» (Links).
Группы взаимопомощи наркоманов появились во второй половине XX в.

Син.: группа самопомощи (англ. self-help group).
Группа наркотическая — небольшая, как
правило, группа потребителей наркотиков, в которой
ведущим и объединяющим фактором является все, что
связано с добычей наркотиков и их приемом. Наряду с
совместным приемом наркотиков наркоманы в такой
группе обмениваются необходимой информацией и
соответствующим опытом и чувствуют себя в
некоторой мере защищенными от враждебного им
общества
и
преследований
со
стороны
правоохранительных органов.
Чаще всего в ней нет четкой иерархии, все ее члены имеют формально равные права и никаких обязанностей, межличностные связи в ней непрочны, но
вопреки всему группа наркоманов обычно довольно
стабильна и является частью специфической субкультуры (см. Субкультура наркотическая).
В рамках своей группы наркоманы проявляют ничем не стесненные эмоции и переживания, которые
чаще всего, будучи вызваны наркотиками, носят искаженную форму. Иногда они являются лишь плодом
фантазии наркомана при полной его физической неподвижности, хотя ему кажется, что он участвует в
каком-то увлекательном действе.
В наркотической группе ценится уважение к свободе, понимаемой как анархия и своего рода фетиш.
Этические и социальные нормы общества имеют внутри группы второстепенное значение. Мировоззрение
такой группы несет на себе отпечаток социальной неразвитости и эмоциональной незрелости ее членов.
Ясные идеологические предпочтения обычно отсутствуют. Группа действует исходя из насущных потребностей сиюминутной ситуации. Размышления в группе
и общие выводы зависят от настроения наркоманов и
от вида наркотика.
Иногда какая-нибудь сильная личность может подчинить себе всю группу, особенно когда наркоманы
считают такого человека своим духовным и идейным
лидером. Они выполняют безоговорочно любое его
приказание, даже противоречащее элементарной морали, веря, что он является олицетворением всех их
чаяний. Однако такого рода комбинация обычно дестабилизирует группу, толкает ее к экстремальному
поведению и ведет к концу ее существования.
В наркотической группе, как правило, преобладают лица молодого возраста и подростки. В связи с
противозаконностью оборота наркотиков и поиском
средств на их приобретение они почти всегда находятся в постоянном контакте с криминальным миром и
сами часто совершают правонарушения. (см. Преступность наркоманов).
Группа Помпиду, см. Помпиду группа.
Группа риска наркотизации — совокупность
лиц, выделенная из общей популяции на основании

88
ГРУ - ГРУ
определенного набора социально-демографических,
личностных, психологических и соматических характеристик, в которой предполагается повышенная
склонность к злоупотреблению наркотиками и иными психоактивными веществами. Обычно речь идет
о группах несовершеннолетних и молодежи. К такой
группе, например, относят подростков, которые: а)
имеют проблемы в развитии и поведении, обусловленные нервно-психической неустойчивостью или
сопутствующими психическими отклонениями; б) экспериментируют с различными психоактивными веществами, в том числе с ингалянтами; в) живут в неблаго-

приятном социальном окружении (неблагополучная
семья, знакомые сверстники, потребляющие психоактивные вещества, имеют контакты с криминальными
лицами и т. д.).
Группа риска может быть отдельным объектом разработки и реализации программ первичной профилактики наркомании.
Группа самопомощи, см. Группа взаимопомощи.
Групповая психотерапия зависимости, см. Психотерапия групповая.

89
ДАВ - ДВЕ

Д
Давамеск — гашиш, смешанный со сладостями (сахаром или медом), орехами (фисташками, миндалем) и
пряностями (ванилью, корицей, мускатом, гвоздикой)
для приглушения его сильного запаха и неприятного
вкуса. Популярная в XVIII–XIX вв. форма употребления этого наркотика в некоторых арабских странах,
прежде всего в Египте, Тунисе и Алжире. Представляет собой зеленоватое «повидло»; стандартная доза
составляет одну чайную ложку. Может приниматься с
кусочком хлебного изделия либо с кофе. В 1840-х гг.
давамеск ввозился во Францию из Алжира по заказу
психиатра Ж.Ж. Моро, который использовал его в своих экспериментах на базе «Клуба гашишистов» (см.) –
парижского литературно-художественного салона. Его
воздействие подробно описано многими членами клуба, в частности Шарлем Бодлером. В настоящее время
давамеск практически забыт в Северной Африке, однако похожие препараты до сих пор изготовляются в
Индии, Пакистане и Бангладеш.
Дамиана (лат. Turnera diffusa) — травянистое растение произрастающее в условиях жаркого, влажного
климата в Мексике, в Центральной и Южной Америке, на Карибских островах и в некоторых районах Техаса. Обладает свойством вызывать состояние легкой
эйфории. С древних времен дамиана использовалась
коренным населением (ацтеки, майя) для лечения астмы, заболеваний легких, головокружений и поддержания общего тонуса, а также как средство восстановления половой активности. Испанский миссионер
Хуан Мария де Сальватьерра в 1699 г. впервые описал
применение растения американскими индейцами и
его афродизирующие свойства. Первое ботаническое
описание дамианы принадлежит австрийскому ботанику J.A. Schult (1820 г.). Растение использовалось в
американской и мексиканской фармацевтике с начала
XIX в.; в Европу ввезено в 1880 г.
Изобретатель кока-колы доктор Джон Стив Пембертон незадолго до введения сухого закона в США
создал тонизирующий винный напиток french wine
coca. Помимо вина и экстрактов из коки и ореха кола
напиток содержал и экстракт дамианы.
В наше время в ряде стран листья дамианы используют для приготовления некоторых лекарств, а также
для ароматизации ликеров. Дамиана как тонизирующий компонент входит в состав энергетического напитка Revo, а также используется в составе некоторых
современных биологически активных добавок (БАД).
Растение содержит арбутин, дамианин, сахара, смолы, таннины, эфирные масла, горечи. В стеблях растения найден кофеин. Первоначально предполагалось

наличие в растении эфедрина, однако с помощью неоднократного химического анализа установлено, что
этот алкалоид в растении отсутствует.
С конца 1960-х дамиана используется с немедицинскими целями в качестве наркотического средства, при этом листья дамианы завариваются как чай
или курятся. Возникающая эйфория и изменения состояния в некотором отношении сходны с действием
марихуаны.
Син.: тернера раскидистая; турнера раскидистая
(лат. Turnera diffusa); Turnera aphrodisiaca.
«Двенадцать шагов» (англ. Twelve Steps) — основополагающая программа, созданная сначала для работы групп взаимопомощи «Анонимных алкоголиков»,
затем использованная в аналогичных группах «Анонимных наркоманов» (см.). В последние годы ввиду ее
явной практической оправданности эту программу
стали ставить в основу работы групп взаимопомощи
при других видах аддикции, например: к табаку («Анонимные курильщики»), азартным играм, к еде (перееданию) («Анонимные обжоры»), к работе («Анонимные трудоголики») и др. и даже к сексу («Анонимные
сексоголики»).
«Шаги» – это фактически заповеди, которые должен
усвоить и последовательно выполнять каждый член
группы взаимопомощи в строгом порядке от первой
до двенадцатой на пути освобождения от патологического влечения. Они были изложены впервые основателями движения «Анонимных алкоголиков» У. Вилсоном и Р. Смитом в 1939 г. в «Большой книге» (Big Book),
ставшей настольным пособием. Они сохранились и
используются в неизмененном виде до сих пор. Ниже
приводится их полный текст.
1. Мы признали, что мы бессильны перед алкоголем
(наркотиком) и что перестали управлять своей жизнью. 2. Мы пришли к убеждению, что только Сила, более могущественная, чем мы, может вернуть нам здравый ум. 3. Приняли решение перепоручить нашу волю
и наши жизни Богу, как мы Его понимаем. 4. Глубоко и
бесстрашно оценили себя и свою жизнь с нравственной точки зрения. 5. Признали перед Богом, перед собой и людьми причину своих ошибок и заблуждений.
6. Полностью подготовили себя к тому, чтобы Бог избавил нас от всех наших недостатков. 7. Смиренно молим
Бога избавить нас от всех наших недостатков. 8. Мы
составили список всех людей, кому когда-либо причинили зло, и преисполнились желанием возместить им
причиненный ущерб. 9. Мы непосредственно возместили этим людям нанесенный нами ущерб, где и как
это было возможно, – кроме тех случаев, когда это могло повредить им или кому-либо другому. 10. Мы продолжали анализировать себя и свои поступки и, когда
были не правы, сразу признавали это. 11. Мы стремились путем молитвы и размышлений углубить наш сознательный контакт с Богом, как мы его понимаем, мо-

90
ДВО - ДЕЗ
лясь лишь о знании Его воли, которую нам надлежит
исполнить, и о даровании нам силы для этого. 12. Достигнув духовного пробуждения, к которому привели
эти «шаги», мы старались донести смысл всех этих заповедей до других алкоголиков (наркоманов) и применять эти принципы во всех наших делах.
Двойная наркомания (англ. double addiction ) —
злоупотребление одновременно двумя наркотиками,
вариант полинаркомании (см.). Термин предложен
L. Kole применительно к сочетанию морфина с
кокаином или с барбитуратами.
(См. также Комбинированная наркомания.)
Двухфазный наркотический эффект — одна из
форм зависимости наркотического эффекта от дозы,
когда при увеличении дозы наркотика выраженность
эффекта сначала возрастает до определенной величины дозы, однако при дальнейшем наращивании дозы,
напротив, снижается. Двухфазный эффект проявляется, например, при совместном употреблении алкоголя
и марихуаны.
Дейтоп (Дэйтоп) (англ. DAYTOP, аббревиатура от
Drug Addicts Treated On Probation; нем. Deutop) — распространенная разновидность терапевтического сообщества (см.), предназначенная для лечения и реабилитации больных алкоголизмом и наркоманией.
Система «Дейтоп» возникла в США в 1960-х гг. – первоначально как альтернатива наказанию за правонарушения, связанные с наркотиками, назначаемая судом.
В настоящее время применяется также в ряде других
западных стран (главным образом в Германии, где через систему «Дейтопа» проходят до 30–35% больных
наркоманией, получивших лечение в клиниках).
Система «Дейтоп» опирается исключительно на
методы психотерапии и реализуется обычно в условиях загородного поселения. Данная система ориентирована на выработку у пациентов так называемой
«поведенческой регуляции» и осознанной трезвеннической и антинаркотической установки; при этом исключается назначение каких-либо медикаментозных
средств. Один из принципов системы заключается в
том, чтобы предоставить самим пациентам выработку
отрицательного отношения к алкоголю или наркотику
(«позволить им бороться за свое здоровье и работать
в поте лица, вместо того чтобы всячески их оберегать
или делать все за них»).
Важную роль при этом играет группа. В качестве
новизны подхода здесь придается большое значение
групповым беседам о том, как кто выглядит, как больного видят другие. Считается, что когда еще несколько
человек подтверждают, какое он производит впечатление, включая негативное, это на деле может открыть
глаза больному на самого себя. Сформировать собственную самобытную личность и представить себе

свой истинный образ невозможно, если неизвестно,
как вас воспринимают остальные. Таким образом, обратная связь от группы дает больному то, что он не получил бы в ходе многократных сеансов индивидуального психоанализа.
Лечебный персонал – психологи, педагоги, социальные работники, а также бывшие наркоманы, прошедшие специальную подготовку. Бытовое обслуживание выполняют сами пациенты. Имеются условия для
добровольного труда, но не более 2–3 часов в день.
Средняя длительность курса лечения – около года.
Существует Всемирная федерация терапевтических сообществ «Дэйтоп-интернешнл», штаб квартира
которой находится в Нью-Йорке (США).
Дезинтоксикация, см. Детоксикация.
Дезоморфин (Desomorphine) — одна из модификаций структуры морфина, дигидродезоксиморфин. Химическое наименование – 4,5-альфа-эпокси17-метил-морфинан-3-ол. В растительном материале
(опиуме-сырце) отсутствует.
В начале прошлого века в США делались попытки получить на основе структуры морфина новые лекарственные вещества, которые обладали бы мощным обезболивающим эффектом, но не вызывали
химической зависимости. Одним из перспективных
представлялся дезоморфин, который был получен
взаимодействием кодеина с тионилхлоридом и. при
экспериментах на животных показал более быстрое
и более сильное (примерно в девять раз) анальгетическое действие по сравнению с морфином. Но дальнейшие клинические испытания выявили, что действие препарата длится всего 2–4 часа и еще быстрее
возникает наркотическая зависимость. К тому же он в
пять раз токсичнее морфина. В связи с этим дезоморфин не нашел практического применения как анальгетик и лишь непродолжительное время применялся
как обезболивающее средство в послеоперационный
период. В продажу выпускался в США в виде соли бромистоводородной кислоты под названием пермонид
(Permonid).
В зарубежных странах не наблюдалось сколько-нибудь заметного злоупотребления этим препаратом с
наркотической целью.
В России злоупотребление этим видом наркотика было отмечено впервые в 2003 г. В 2006 г. оно распространилось на большинство регионов страны и в
некоторых из них (преимущественно в Центральном
федеральном округе) приняло массовый характер. Во
всех случаях употребляемый дезоморфин (жарг. «крокодил») изготавливается в кустарных условиях путем
обработки кодеина, содержащегося в медицинских
препаратах, кристаллическим йодом и красным фосфором. Кодеинсодержащие препараты (Терпинкод,
Нурофен плюс, Солподеин, Коделак и др.) приобрета-

91
ДЕК - ДЕЛ
ются легально в аптечной сети (с 1 июня 2012 года кодеинсодержащие препараты отпускаюся в Российской
Федерации по рецепту).
Считается, что всплеск распространения дезоморфина связан в первую очередь с дефицитом и удорожанием героина на черном рынке вследствие усиления
действий властей против его нелегальном оборота.
Сначала дезоморфиновыми наркоманами становились бывшие героиновые наркоманы, затем участились случаи появления наркоманов, которые начинали сразу с дезоморфина.
Вводимая в вену и плохо очищаемая смесь содержит кроме дезоморфина весьма ядовитые примеси.
Это использованный йод в концентрации, приводящей к нарушениям в эндокринной системе и другим
серьезным расстройствам, фосфор, вызывающий разрушение костной ткани, а также опасные примеси
ряда металлов, приводящих к расстройствам нервной
системы, минеральному дисбалансу, воспалительным
процессам в печени и почках.
Дезоморфин имеет близкую морфину фармакокинетику, выводится с мочой в виде конъюгатов. Ввиду
большей наркотической активности дезоморфин находится в организме в меньших действующих концентрациях. В связи с этим выявить его и его метаболиты в
моче представляет более сложную задачу, чем сам кодеин или морфин.
Дезоморфин включен в Список I (с запрещением
оборота) «Перечня наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю
в Российской Федерации».
Син. (жарг.): «крокодил».
Дексамфетамин (Dexamphetamine) — правовращающий стереоизомер амфетамина, по своему действию и получаемым эффектам сходный с амфетамином.
Химическое название – (2S)-1-фенилпропан-2-амин.
По сравнению с левовращающим стереоизомером амфетамина – левамфетамином обладает благодаря более сильному взаимодействию с дофаминовыми рецепторам более выраженным (в 3–4 раза)
центральным и менее выраженным периферическим
действием на нервную систему При систематическом
употреблении может вызвать зависимость.
За рубежом находит ограниченное применение в
медицине при лечении первичного ожирения, нарколепсии и синдрома нарушения внимания с гиперактивностью. В России применение дексамфетамина запрещено (Список I в «Перечне наркотических средств,
психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации»).
Син.: D-амфетамин; декстроамфетамин; декседрин
(dexedrine).
Декседрин, см. Дексамфетамин.

Декриминализация наркотика (англ. drug
decriminalization) — отмена законов или регламентов,
которые относят употребление наркотического средства (средств) и его нелегальный оборот к уголовно
наказуемым деяниям, равно как и к административным правонарушениям.
Декриминализацию следует отличать от легализации (см.), которая предполагает свободное обращение
наркотика (наркотиков).
Делирий абстиненции (лат. delirium abstinentiae)
— делирий у пациента, страдающего наркоманией
или токсикоманией, возникающий после отмены наркотика, в период абстиненции.
Делирий атропиновый (лат. delirium atropinicum)
— делирий, возникающий при интоксикации алкалоидами группы атропина (см.) (атропин, гиосциамин,
скополамин, апоатропин и др.).
Характерным для него является делириозное расстройство сознания с микроптическими, часто зоологического содержания, истинными галлюцинациями
(пациенту, например, кажется, что перед лицом у него
летают бабочки, мухи, стрекозы и т. п., причем он активно пытается их поймать). Сопровождается тремором тела, тикообразными движениями, атаксией (расстройством координации движений), дизартрией и
другими соматическими и неврологическими симптомами отравления (сухая покрасневшая кожа, широкие, не реагирующие на свет зрачки, ослабление зрения, сухость слизистых и носа, затруднения глотания
и дыхания, частый пульс слабого наполнения, задержка мочи и запоры, судороги). Обычно отмечается выраженная или даже тотальная амнезия перенесенного
состояния.
Делирий вследствие отмены барбитуратов как
неотложное состояние — требует мероприятий, направленных на быстрое выведение токсинов из организма, поддержание жизненно важных функций, купирование возбуждения.
Применяется зондирование и промывание желудка, проводится инфузионная терапия (в объеме 40–50
мл/кг). Показан плазмаферез в сочетании с внутривенным лазерным облучением крови. Используются средства, применяемые обычно при депрессии дыхательного центра, признаках сердечной недостаточности,
задержке мочи. Комплекс терапевтических мероприятий во многом сходен с применяемым при алкогольном делирии. Специфическая терапия заключается в
использовании фенобарбитала натрия (0,2–0,4 г) или
тиопентала натрия (300–500 мг в/м).
Делирий димедроловый — может возникнуть
при значительной передозировке препарата. Клиническая картина его проявления сходна с проявле-

92
ДЕЛ - ДЕТ
ниями, вызванными циклодолом (см.). Возникающие
зрительные галлюцинации отличаются калейдоскопичностью – быстрой сменой эпизодов и картин. Предшествовавшая опьянению обстановка обычно определяет аффективный фон (от эйфории до страха) и
содержание зрительных галлюцинаций. У подростков,
например, после стычек и драк со сверстниками в видениях преобладают картины побоищ. Они видят людей, угрожающих расправой или убийством. На высоте делирия критическое отношение к галлюцинациям
утрачивается, больной становится опасным для себя и
окружающих.
Делирий лекарственный (delirium pharmacogenum) — наблюдается при резком повышении доз
психотропных средств, при присоединении корректоров или внезапной отмене лекарственных препаратов. Возникает чаще у детей и лиц пожилого возраста, а также при наличии органической церебральной
патологии (атеросклеротическая или алкогольная
энцефалопатия).
Син.: делирий фармакогенный.
Делирий опийный — делириозное состояние,
возникающее при злоупотреблении препаратами опиума. По мнению Крепелина, психотические состояния
возникают в том случае, если опийной наркомании
предшествовал алкоголизм. Некоторые исследователи отрицают возможность психотических состояний
при опийной наркомании (Пятницкая И.Н., 1975, и др.).
Делирий психофармакологический — острый
психоз, который может возникнуть при употреблении некоторых психотропных препаратов (см. Делирий тофраниловый). Разновидность делирия лекарственного.
Делирий тетраэтилсвинцовый — разновидность
делирия токсического. Возникает в связи с отравлением тетраэтилсвинцом (например, этилированным бензином). Характерно наличие обонятельных и вкусовых
галлюцинаций, ощущение во рту посторонних предметов (волос, ниток, проволоки и т. д.). Резко выражены
страх, психомоторное возбуждение. Налицо соматическая триада: гипотония, гипотермия, брадикардия.
Делирий тофраниловый — разновидность делирия психофармакологического (см.). Возникает при
приеме больших доз антидепрессанта тофранила
(имипрамина), чаще всего у больных пожилого
возраста. Характерны сильный страх и спутанность
сознания. Сопровождается тремором, двигательным
беспокойством.
Дельта-9-тетрагидроканнабинол, см. Тетрагидроканнабинол.

Демерол, см. Лидол.
Депрессанты (англ. depressants) — вещества, которые угнетают, затормаживают ЦНС или снижают некоторые проявления ее активности. Согласно группировке, предложенной ВОЗ (см. Lexicon of alcohol and
drug terms – WHO, Geneva, 1994, p. 29), выделяются
такие основные группы депрессантов: опиоиды, седативно-снотворные вещества (барбитураты, бензодиазепины и др.) и нейролептики. Отдельно добавлены алкоголь и анестетики. Иногда к депрессантам
относят антиконвульсанты.
Особенностью депрессантов является их способность усиливать действие друг друга (синергизм – см.)
при совместном приеме.
Суммарный эффект от смешанных доз бывает трудно предугадать, он может быть намного выше, чем
сумма эффектов от стандартных доз, принятых по отдельности. Это может стать причиной опасных последствий, вплоть до летальных. Большое количество
смертей происходит не столько от принятия большой
дозы одного препарата, сколько от смешивания различных препаратов.
Согласно данным американского Национального
института по проблемам злоупотребления наркотиками (NIDA), самое большое количество смертей от передозировки в США происходит от употребления алкоголя совместно с другими депрессантами, (комбинация
алкоголя с героином убила знаменитого эстрадного
певца Элвиса Пресли).
Депрессия (англ. depression; от лат. deprimo,
depressum – понижать, подавлять, угнетать) — болезненное состояние, характеризующееся угнетенным
или тоскливым настроением и снижением психической активности, сочетающееся с гиподинамией и разнообразными соматическими нарушениями (потеря
аппетита, похудание, запоры, изменение ритма сердечной деятельности и т. п.).
Предполагается, что в нейрохимической основе патологического влечения к наркотикам имеется определенная общность с депрессивными нарушениями.
«Держать дозу» (жарг. нарк.) — попытка наркомана контролировать свое потребление наркотиков на
уровне определенной ограниченной дозы и частоты
употребления.
Деркума болезнь, см. Adipositas dolorosa.
Детоксикация (англ. detoxification) — комплекс
медицинских процедур, направленных на нейтрализацию и выведение токсических веществ и их метаболитов из организма. Часто применяется как средство
для купирования абстиненции или прерывания систематического употребления наркотика и других психо-

93
ДЕТ - ДИА
активных веществ (особенно в виде наркотического
«запоя»). Обычно является первым шагом в программе
лечения наркотической зависимости.
Существует достаточно большое разнообразие методов детоксикации, начиная от введения больших
количеств жидкости (содержащей соли натрия, калия, магния, глюкозу, мочевину и др.) с последующим
форсированным диурезом до экстракорпоральных
методов, когда отведенная из вены больного кровь
очищается вне тела и возвращается обратно (см. гемосорбция, плазмаферез и др.). Эти методы являются
в определенной мере универсальными для большинства психоактивных веществ. Из специальных методов
детоксикации можно отметить купирование опийной
абстиненции с помощью опиоидного антагониста налоксона (см.), в том числе в ускоренном варианте (см.
Детоксикация ускоренная).
Син.: дезинтоксикация; детокс.
Детоксикация
ускоренная
(англ.
rapid
detoxification) — методика ускоренного купирования
опийной абстиненции (за 4–8 часов), с применением
антагонистов опиоидных рецепторов (налоксона, налтрексона – см.). При этом для ускорения адаптации к
антагонистам и облегчения остроты абстинентной реакции используют клонидин (см.). Процедура проводится в условиях отделения интенсивной терапии (реанимации) под общим наркозом.
Клонидин назначают перед приемом антагонистов,
и вслед за ним вводят короткодействующие средства
наркоза, в первую очередь мидазолам (см.) и пропофол (см.), которые вводятся дробно. Оптимальным является использование инфузионных дозаторов.
На фоне внутривенного или комбинированного
наркоза с применением миорелаксантов и искусственной вентиляции легких (с использованием эндотрахеальной интубации) больному внутривенно вводится
налоксон каждые полчаса в дозе 0,8 мг. Одновременно
проводится инфузионная терапия растворами электролитов и сахаров, симптоматическая терапия (диуретики, кардиотропные, антигипертензивные, вегетостабилизирующие, спазмолитические и другие
препараты). В общей сложности вводится внутривенно до 6 мг налоксона. После окончания всей процедуры больному назначается терапия, направленная
на купирование постабстинентных расстройств, или
же больные переводятся на противорецидивную налтрексоновую программу.
Критерием завершения терапии является отсутствие выраженной абстинентной реакции на повторное введение налоксона или налтрексона.
Редукция абстинентных проявлений, достигаемая
в ходе ускоренной детоксикации, не означает полного устранения психопатологической симптоматики. У
большинства пациентов после окончания детоксикации выявляют высокий уровень тревоги, повышенную

раздражительность, аффективные расстройства, в том
числе дисфорические состояния, сверхценные опасения, связанные с ожиданием новой волны абстинентных проявлений, аггравационное поведение; сохраняется влечение к приему наркотиков,
Больные, прошедшие ускоренную детоксикацию, остро нуждаются в соответствующей активной
психофармакотерапии.
Син.: рапидная детоксикация; ультрабыстрая опийная детоксикация (УБОД).
Детоксикация экстракорпоральная — метод
общебиологического воздействия, применяемый в
наркологии и психиатрии. Используется принцип абсорбционной детоксикации, когда отведенная из вены
больного кровь очищается вне тела путем перфузии
через активированные угли и синтетические сорбенты
и возвращается обратно. Наиболее распространена
гемосорбция (см.), применяемая главным образом при
психозах и состояниях интоксикации.
«Джеф», см. Эфедрон.
Диагностика опьянения галлюциногенами —
основывается главным образом на следующих признаках. В начале интоксикации фиксируют анизокорию,
ритмичное расширение и сужение зрачков. Характерны гиперрефлексия, спазм челюстных мышц (тризм).
Отмечают повышение температуры тела с ощущением
жара, потливость, слезотечение, тахикардию, высокое
артериальное давление, чувство голода, тошноту, слюнотечение. На высоте интоксикации возникают зрительные, тактильные, реже слуховые галлюцинации,
что находит отражение в поведении опьяневших. Они
к чему-то присматриваются, прислушиваются, что-то
стряхивают с себя или извлекают изо рта, могут убегать, прятаться или нападать. Высказывания соответствуют характеру переживаемых галлюцинаций. Отмечаются резкие колебания аффекта: эйфория быстро
сменяется дисфорией, веселье – тревогой.
Особенностями интоксикации галлюциногенамихолинолитиками (в частности, циклодолом) являются расширение зрачков, нистагм, нарушение конвергенции и аккомодации, гиперемия кожных покровов,
сухость слизистых оболочек и кожи, тахикардия, колебания артериального давления. Наблюдаются немотивированная веселость, ускорение речи, нарушение
внимания. При углублении интоксикации нарушается
ориентировка в месте и времени, возникают иллюзии
и галлюцинации (чаще зрительные и слуховые). Поведение больных определяется содержанием галлюцинаций. Изменяется эмоциональное состояние больных, они выглядят растерянными, недоуменными или
испуганными.
Самыми информативными признаками опьянения
фенциклидином при дифференциальной диагностике

94
ДИА - ДИА
с другими галлюциногенами являются нистагм, повышение артериального давления и неустойчивый уровень расстройства сознания.
Дифференциальную диагностику опьянения ЛСДподобными галлюциногенами необходимо проводить с галлюцинозами, свойственными психическим
заболеваниям, в частности шизофрении. Опьянение
ЛСД-подобными галлюциногенами необходимо дифференцировать также с состоянием интоксикации
вследствие других психоактивных веществ: фенциклидина, алкоголя, каннабиноидов, лекарственных
средств с антихолинергической активностью (трициклических антидепрессантов, антипаркинсонических
и атропиноподобных средств).
Диагноз опьянения галлюциногенами может быть
подтвержден токсикологическим исследованием
мочи. Следы ЛСД обнаруживаются в моче даже через
5 суток после приема наркотика. В случае опьянения
фенициклидином в моче находят фенициклидин и его
метаболит – арилциклогексиламин.
(См. также Острая интоксикация галлюциногенами согласно критериям МКБ-10.)
Диагностика предрасположенности к зависимости от психоактивных веществ — опирается на комплекс генетических, нейрохимических, электрофизиологических и поведенческих признаков (маркеров).
В соответствии с одним из вариантов диагностики
(Анохина И.П. и соавт., 2008) в качестве маркеров выступают следующие признаки.
Клинические: 1. Наличие двух или более кровных
родственников, страдающих алкоголизмом или наркоманией. 2. Раннее курение и злоупотребление алкоголем. 3. Синдром минимальной мозговой дисфункции
в детстве. 4. Эмоциональная нестабильность, повышенная возбудимость, склонность к депрессиям. 5.
Трудный пубертат с преобладанием психического инфантилизма. 6. Дефицит внимания. 7. Чувство неудовлетворенности, поиск новизны.
Биологические: 1. Низкая амплитуда или отсутствие волны Р-300 и других поздних волн в вызванном слуховом корковом электрическом потенциале.
2. Низкая концентрация в моче и крови дофамина,
чему, как правило, сопутствуют низкий уровень ДОФА
и высокое содержание ДОФУК. 3. Низкая активность
дофаминбетагидроксилазы.
Генотипические: 1. Повышенная частота встречаемости аллеля А1 гена DRD2 (А1/А2 > 1) и гетерозиготного генотипа 9/10 DAT (> 35). 2. Выявление участка
семи тандемных повторов в гене DRD4.
Наличие более пяти из перечисленных признаков,
среди которых должно быть не менее 2–3 биологических, дает основание отнести обследуемого к группе
высокого биологического риска в отношении алкогольной и наркотической зависимости.
Обоснованием данной методики явилось представ-

ление о том, что предрасположенность к формированию зависимости от психоактивных веществ (ПАВ) связана прежде всего с определенными отклонениями в
функции дофаминовой нейромедиаторной системы в
лимбических отделах головного мозга, отражающими
наличие соответствующих отклонений в геноме. К такого рода генетически обусловленным нарушениям в
нейромедиаторной системе под хроническим воздействием ПАВ относят: замедленный синтез дофамина;
его ускоренное разрушение; активацию его обратного
захвата; низкую чувствительность и малую плотность
дофаминовых рецепторов; неадекватный ответ аденилциклазы на нейромедиаторы и др. Каждый из этих
процессов регулируется отдельным геном, отсюда полигенная природа наследственной предрасположенности к злоупотреблению ПАВ, выражающаяся столь
пестрым комплексом маркеров.
См. Генетика наркоманий.
Диазепам (Diazepam) — хлорсодержащее производное бензодиазепина, один из первых транквилизаторов бензодиазепинового ряда, получивших широкое применение в медицине с начала 1960-х гг. Белый,
со слабым желтоватым оттенком кристаллический порошок без запаха, практически нерастворим в воде,
трудно растворим в спирте.
Его анксиолитическая активность проявляется
способностью купировать внутреннее беспокойство,
страх, тревогу, нервное напряжение. Используется
также при лечении нарушений сна в качестве снотворного средства, особенно в тех случаях, когда одновременно желательно иметь анксиолитическое действие
в течение всего дня. Оказывает антипаническое и амнестическое действие (преимущественно при парентеральном введении). Обладает центральным миорелаксирующим эффектом, связанным с торможением
полисинаптических спинальных рефлексов, а также
выраженным противосудорожным эффектом.
Широко применяется также при лечении наркологических расстройств. В частности, при острой алкогольной абстиненции облегчает такие ее симптомы,
как возбуждение, нервное напряжение, тревога, тремор, а также уменьшает вероятность развития острого
делирия и снижает при его возникновении выраженность симптоматики, в том числе галлюцинаций.
Седативный эффект наблюдается через несколько
минут после внутривенного введения и через 30–40
минут после внутримышечного. После снятия острых
проявлений заболевания диазепам обычно назначают
внутрь. Обычные дозы при приеме внутрь: начальная
– 5–10 мг, суточная – 5–20 мг. Период полувыведения
составляет 20–70 часов, выводится преимущественно почками. При повторном применении отмечается
кумуляция диазепама и его активных метаболитов в
плазме крови.
Диазепам усиливает действие снотворных, нарко-

95
ДИА - ДИМ
тических, нейролептических, анальгетических препаратов и алкоголя.
Как и с другими производными бензодиазепина,
при систематическом приеме диазепама (даже в терапевтических дозах) возможно формирование психической и физической зависимости и развитие синдрома
отмены. Риск возникновения зависимости возрастает
при использовании больших доз и с увеличением продолжительности приема, а также у пациентов с алкогольной или иной химической зависимостью в анамнезе. Чтобы уменьшить риск развития абстинентного
синдрома, отмену диазепама следует проводить постепенно, путем снижения дозы. Синдром отмены проявляется в виде головной и мышечной боли, беспокойства, тревоги, спутанности сознания, тремора, судорог,
а в тяжелых случаях – галлюцинаций, деперсонализации, судорожных припадков.
При терапевтическом применении возможны такие побочные действия, как вялость, сонливость,
повышенная утомляемость, головная боль, головокружение, атаксия (расстройство координации движений), нечеткость зрения, притупление эмоций, снижение быстроты реакций и концентрации внимания,
ухудшение кратковременной памяти, смазанная речь,
а также такие осложнения, как спутанность сознания,
обмороки.
Включен в список контролируемых сильнодействующих веществ (Приложение 2).
Син.: валиум; реланиум; седуксен; сибазон.
Диазепамовый тест (Нуллер Ю.Л., Точилов В.А.,
1979, 1981) — использование диазепама для разграничения эндогенной депрессии, протекающей с тревогой, и «экзогенной» тревоги, сочетающейся с депрессивным настроением. Поскольку психотропное
действие бензодиазепинов исчерпывается противотревожным эффектом, то в случае редукции какихлибо болезненных симптомов после введения диазепама можно сделать вывод, что они обусловлены
экзогенной тревогой.
Диацетилморфин, см. Героин.
Дигидрокодеинон, см. Гидрокодон.
Дигидроморфинон, см. Гидроморфон.
Дизайнерский наркотик (англ. designer drug) —
наркотик, изготовленный путем химического преобразования нелегального наркотика и обладающий
сходным эффектом, но не фигурирующий в списке запрещенных психоактивных веществ. Изменение молекулы исходного наркотика может быть незначительным, но достаточным для ухода от уголовного
преследования. Термин был введен в употребление в
1980-х гг. В качестве ответной реакции государствен-

ные органы стараются включить заранее в категорию
запрещенных веществ также и возможные химические
аналоги существующих наркотиков.
Переделанные наркотики повышают опасность
их употребления, включая смертельный риск. Они
не проходят проверку на животных, как фармацевтические препараты, и не исследуются в медицинских
центрах.
Дилаудид, см. Гидроморфон.
Димедрол (Dimedrol) — антигистаминный препарат, обладающий седативным действием, имеющим
некоторое сходство с действием нейролептических
веществ; проявляет снотворный эффект (химическое
название: 2-(дифенилметокси)-N,N-диметилэтанамин).
Применяется в основном для лечения аллергических
расстройств (крапивница, сенная лихорадка, вазомоторный насморк, зудящие дерматозы, аллергические
осложнения при лекарственной терапии и т. д.).
Представляет собой белый, мелкокристаллический
порошок горького вкуса, легко растворимый в воде,
очень легко – в спирте.
В качестве побочного действия димедрол может
вызвать со стороны нервной системы такие явления,
как головокружение, снижение внимания, повышенная возбудимость, эйфория, раздражительность, беспокойство, спутанность сознания и др. Сочетание димедрола с седативными, снотворными средствами,
транквилизаторами взаимно усиливает угнетающее
действие на ЦНС. Небольшие дозы димедрола (0,1–
0,15 г) в сочетании с алкоголем усиливают алкогольное
опьянение. В действии димедрола на нервную систему
существенное значение имеет его центральная холинолитическая активность.
Димедрол в качестве самостоятельного объекта
злоупотребления используется сравнительно редко.
Обычно его употребляют подростки вместе с алкоголем для достижения состояния оглушения («отключки») как одной из форм эйфории. Сочетание повышенной дозы димедрола (5–10 таблеток) с приемом
алкогольного напитка может вызвать делириозное
состояние, отличающееся калейдоскопической изменчивостью зрительных галлюцинаторных образов.
Обстановка, предшествующая интоксикации, нередко
определяет аффективный фон (от эйфории до страха)
и содержание видений. После предшествовавших стычек и драк со сверстниками в галлюцинациях подростка преобладают картины побоищ, видятся люди, грозящие ему расправой и т. п.
Димедрол используют также больные опийной
наркоманией, употребляющие химически обработанную (ацетилированную) маковую соломку: они вводят
его в вену вместе с основным наркотиком для пролонгации эйфории. Димедрол может содержаться в
«уличном» героине, в который он добавляется для

96
ДИМ - ДИО
потенцирования эффекта. Описано злоупотребление
подростками буторфанолом (синтетический опиоид)
в сочетании с димедролом.
При передозировке димедрола, как и других антигистаминных препаратов, могут возникать психотические состояния, характеризующиеся помрачением сознания, психомоторным возбуждением,
галлюцинаторно-бредовой симптоматикой (см. Делирий димедроловый).
Син.: дифенгидрамин.
Диметилпропион, см. Фенпранон.
Диметилтриптамин (ДМТ) (Dimethyltryptamine)
— галлюциноген, содержащийся в дереве «вирола»
(см.), по своему действию близкий к ЛСД. По химической структуре имеет сходство с нейромедиатором серотонином, поэтому способен вытеснять серотонин в
рецепторах нервных окончаний, что и обуславливает
особенности его наркотического эффекта.
После приема ДМТ внутрь в виде размельченной в
порошок коры виролы его действие наступает очень
быстро – через 1–2 минуты, и очень резко. Эффект от
химически чистого ДМТ ощущается почти мгновенно,
наркоманы назвали такого рода эффект «боксерским
ударом». Однако действие его непродолжительно: измененное психическое состояние длится не более 15–
30 минут.
Лица, принимавшие ДМТ, сообщают о необычных
впечатлениях, испытываемых под действием этого
наркотика. Они «видят» звуки, чувствуют «вкус» цвета,
«слышат» движение. Специалисты полагают, что ДМТ
активно вмешивается в процессы воображения и образного мышления, он производит «подмену» естественных процессов воображения психоактивным веществом. Некоторые потребители ДМТ от вызываемых
им галлюцинаций впадают в панику.
В 1956 г. ДМТ был получен синтетическим путем
чешским химиком Стивеном Жера. Некоторое незначительное его количество содержится в бобовых
растениях.
В 1960-е гг. выдвигалась гипотеза, что ДМТ может
быть эндогенным психотомиметиком, вырабатывающимся в организме больных шизофренией.
Эксперименты с наркотическим действием ДМТ
были запрещены в США, вместе с запрещением ЛСД,
в 1965 г. В настоящее время употребляется наркоманами редко.
Запрещено применение ДМТ и в России (Список I
в «Перечне наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации»).
Диметоксиметиламфетамин (ДОМ) (Dimethoxymethylamphetamine, DOM) — синтетический галлюциноген, по химической структуре имеющий сходство

как с амфетамином, так и с мескалином. Полное химическое название – 2-амино-1-(2,5-диметокси-4-метил)
фенилпропан. По своему наркотическому действию
подобен ЛСД. Обычная эффективная доза составляет
5 мкг, т. е. превышает дозу ЛСД с эквивалентной силой
действия в 10–20 раз.
Наркотический эффект от диметоксиметиламфетамина в виде очень ярких зрительных галлюцинаций
начинает проявляться в пределах часа после его приема внутрь и исчезает через 7–8 часов. Физиологические эффекты сходны с адреналином, как и у ЛСД. Имеются наблюдения, что наркотическое действие этого
вещества усиливается хлорпромазином (аминазином).
Препарат чрезвычайно токсичен и может вызвать
лихорадку, потерю зрения, трудности при глотании,
судороги – иногда со смертельным исходом. Описаны маниакальные психозы, продолжающиеся не один
день.
Первоначально был разработан американской
фирмой Dow Chemical Company для использования
при лечении психических расстройств, но никогда в
продажу не выпускался. Изготовляемый нелегально,
препарат получил название STP.
Включен в Список I запрещенных к обороту веществ (под названием СТП (ДОМ)) «Перечня наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации».
Син.: СТП.
Динорфины — один из трех типов эндогенных опиоидов (см.), обладающих сродством к опиоидным рецепторам (см.). Динорфины обнаруживаются в тех же
отделах ЦНС, что и другие эндогенные опиоиды (эндорфины и энкефалины – см.), они обладают выраженным
сродством с опиоидными рецепторами каппа-типа и
проявляют слабое взаимодействие с µ-рецепторами.
Различают динорфин А и динорфин В. Предполагают,
что с участием динорфинов протекают некоторые психопатологические процессы у потребителей наркотических веществ.
Дионин (Dionin) — синтетический аналог морфина (этилморфина гидрохлорид), близкий по своему
общему действию к кодеину, превосходит последний
как по противокашлевому, так и по анальгезирующему
действию. Белый кристаллический порошок без запаха, с горьким вкусом. Растворим в воде (1:12) и спирте
(1:25).
Применяется в офтальмологической практике. При
введении в конъюнктивальный мешок раствор препарата вызывает гиперемию с последующей анестезией
и временным отеком конъюнктивы. Тем самым препарат способствует успокоению болей и рассасыванию
экссудатов при кератите, инфильтратах роговой оболочки, воспалениях радужной оболочки и других заболеваниях глаз. Используется также для успокоения

97
ДИП - ДИФ
кашля при хронических бронхитах, туберкулезе легких и т. д., а также как болеутоляющее средство. Дозы
для взрослых – 0,01–0,03 г на прием.
При длительном применении в высоких дозах может вызвать привыкание (с ослаблением лечебного
действия) и болезненное пристрастие. При передозировке дионина развивается легкая эйфория и ряд других симптомов наркотической интоксикации, характерной для опиатов.
Оборот дионина в Российской Федерации ограничен и находится под строгим контролем (Список II
в «Перечне наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации»).
Син.: этилморфин (ethylmorphin).
Дипидолор, см. Пиритрамид.
Дипропилтриптамин (ДПТ) (Dipropyltryptamine)
— синтетический галлюциноген, производящий эффекты, подобные ЛСД, но с более быстрым наступлением и длящиеся 1–2 часа (эти эффекты получили у
наркоманов жаргонное название «поездка бизнесмена» – businessman’s trip).
Дискинезия (англ. diskinesia) — нарушение способности контролировать свои движения, их координацию и интенсивность отдельных компонентов.
Проявляется, в частности, при приеме высоких доз
психостимуляторов, таких как амфетамин и кокаин.
Диспансер наркологический (от лат. dispenso –
распределять; франц. – dispensair) — лечебно-профилактическое учреждение, в котором осуществляется
специализированное лечение наркологических больных (амбулаторное, стационарное) и систематическое
наблюдение за их состоянием. В России является основным звеном наркологической помощи населению,
организованной по территориальному принципу.
В функции диспансера входит: выявление, учет
и лечение больных алкоголизмом, наркоманиями и
токсикоманиями, а также лиц, страдающих патологическим влечением к азартным играм; социально-бытовая помощь этим больным; организация профилактики наркологических заболеваний.
Для приближения наркологической помощи к населению диспансер может иметь часть своих структурных подразделений (отделения, кабинеты, пункты,
стационары) в других медицинских учреждениях (поликлиниках, районных больницах и т. д.) или на крупных предприятиях.
Диссоциативные анестетические галлюцино-гены — галлюциногенные наркотики, обладающие общим анестезирующим действием, при этом в ходе операции пациент не теряет сознание полностью. К ним
относятся фенциклидин (РСР) (см.) и кетамин (см.).

Для опьянения диссоциативными анестетиками характерны нарушения со стороны зрительного нерва.
«Двоится» в глазах, зрение становится нечетким, окружающие предметы расплываются или затуманиваются.
Характерны осязательные галлюцинации. Они напоминают некоторые проявления, возможные при белой
горячке. Больному кажется, что все предметы вокруг
него стали либо очень горячими, либо очень холодными. Появляется ощущение, что под кожей ползают
змеи или насекомые, а во рту находится клубок ниток,
которые пациент тщится вытащить и никак не может
размотать.
Слово «диссоциативный» подразумевает расщепление сознания. По одному из объяснений, сознание
как бы распадается на две части: одна, пассивная – это
«умершее “Я”», слабое воспоминание о существовавшей до приема наркотика индивидуальности. Вторая
часть сознания – галлюцинаторная, т. е. психотическая,
– это переживания неких не приемлемых для первой
части и потому пугающих изменений в виде прорывающихся через ослабленное «Я» «неожиданных содержаний» бессознательного, касающихся как тела, так и
окружающей обстановки.
Существует также толкование, исходящее от потребителей наркотиков, что с помощью «диссоциативов»
можно пройти через опыт смерти (пережить состояние смерти, находясь в особом состоянии сознания),
хотя многие находят этот опыт слишком страшным и
неприятным. Можно «выходить в другие миры» («внетелесные переживания») и даже общаться с неизвестными нечеловеческими существами.
Диссоциативные анестетики могут обострять у
наркомана психические заболевания. Депрессии, возникающие после однократного приема кетамина, могут продолжаться до 2 месяцев и часто без специальной медицинской помощи не прекращаются.
В настоящее время как обезболивающее средство
применяется только кетамин. Использование для этой
цели фенциклидина было непродолжительным, прекращено в 1960-х годах из-за серьезных сопутствующих психических расстройств.
Применение фенциклидина в России запрещено
(Список I в «Перечне наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации»), применение кетамина ограничено (Список II).
Син.: диссоциативные анестетики; диссоциативы.
Дифенгидрамин, см. Димедрол.
Дифференцирование лекарственного употребления кодеина от немедицинского приема опиатов — составляет определенную проблему в связи с
тем, что в обоих случаях в моче обнаруживается морфин, являющийся метаболитом как кодеина, так и, например, героина. Кроме того, присутствующий в моче

98
ДИФ - ДОЗ
кодеин может образоваться из ацетилкодеина, имеющегося в кустарном героине. Морфин и кодеин могут
присутствовать одновременно в организме после употребления в пищу семян мака. Для дифференцирования лекарственного употребления кодеина от немедицинского приема опиатов предложены следующие
подходы.
1. В случае приема терапевтических доз кодеина
в интервале до 20 часов обнаруживается метаболит
норкодеин, при этом концентрация кодеина превышает концентрацию морфина. В следующем интервале, от
20 до 40 часов, концентрация морфина выше, чем концентрация кодеина, а норкодеин в моче не определяется или же в моче присутствует только один морфин.
2. Кодеин можно исключить как источник обнаруженного в организме морфина, если выполняются два
условия: а) отношение концентраций общего кодеина
и общего морфина в моче меньше, чем 0,5; б) концентрация морфина в моче превышает 200 нг/мл.

диагнозе обязательно отражается наличие иного психического заболевания. Наиболее часто речь идет об
эндогенных заболеваниях, сопровождающихся появлением депрессивных расстройств; расстройств личности; остаточных явлениях органического поражения головного мозга различного генеза.
В тех случаях, когда возникают галлюцинаторнопараноидные состояния при злоупотреблении психоделическими препаратами, стимуляторами или каннабисом, дифференциальная диагностика проводится с
учетом не только анамнестических данных, но и особенностей психического статуса до появления и после исчезновения бредовых переживаний и обманов
восприятия.
Дифференцирующие признаки абстинентного
синдрома, см. Абстинентного синдрома отличия при
разных наркоманиях.
Диэтиламид лизергиновой кислоты, см. ЛСД.

Дифференцированная диагностика наркоманий (токсикоманий) — устанавливает наличие зависимости от конкретного психоактивного вещества.
Один вид наркомании или токсикомании отграничивается от другого на основании объективных анамнестических данных, особенностей картины интоксикации
и абстинентного синдрома, характера психических
нарушений, возникающих во время интоксикации и в
структуре абстинентного синдрома.
В условиях клиники в подавляющем большинстве
случаев обнаруживается и абстинентный синдром,
что существенно облегчает дифференцированную
диагностику.
Для опийной (героиновой) наркомании характерны: наличие следов внутривенного введения наркотика, типичная картина абстинентного синдрома (см.
Абстинентный синдром опийный) и факт отсутствия
психоорганического синдрома.
Злоупотребление стимуляторами отличается от
других видов зависимости возникновением маниакальных состояний с выраженным двигательным и
речевым возбуждением, а также длительно существующими депрессивными расстройствами после прекращения интоксикации, потерей массы тела.
Для злоупотребления барбитуратами характерны брадипсихия, когнитивные расстройства, возникновение во время абстинентного синдрома упорной
бессонницы, психотических состояний и судорожных
припадков.
Для гашишизма характерны беспричинно возникающие гипоманиакальные состояния и длительное отсутствие стойких когнитивных расстройств.
Диагностика злоупотребления психоактивными
средствами облегчается с помощью лабораторных
исследований мочи, крови, слюны. Чаще всего используется экспресс-диагностика (экспресс-тесты). В

ДМТ, см. Диметилтриптамин.
Доверов порошок (лат. Pulvis ipecacuanhae opiates;
Pulvis Doveri) — порошкообразный лекарственный
препарат, содержащий: опиум (1 ч.), корень ипекакуаны (1 ч.) и сернокалиевую соль (8 ч.). Применялся в
XVIII–XIX вв. и первой половине XX в. при кашле, поносах, а также как потогонное и снотворное средство. Предложен английским врачом Томасом Довером (Thomas Dover, 1660–1742) в 1734 г. В 1-м издании
«Большой медицинской энциклопедии», выпущенной
в СССР (т. 9, 1929 г., с. 460), содержится следующее описание: «Доверов порошок совмещает в себе действие
опия и ипекакуаны: уменьшает болевые ощущения,
понижает раздражимость дыхательного центра и отчасти слизистой оболочки дыхательных путей, вследствие чего больной кашляет реже, но глубже и общее
самочувствие улучшается. Сернокалиевая соль прибавлена в препарате в предупреждение запора от
опия. Морфинисты, лишенные морфия и опия, иногда
злоупотребляют доверовым порошком».
Доза наркотика смертельная (летальная) —
определяется таким же образом, как принято в токсикологии для других веществ, и так же обозначается
– LD50. Это доза наркотика, при которой за определенное время умирает 50% организмов, подвергнутых его
воздействию.
LD50 для наркотиков обычно оценивают на опытных животных и затем путем экстраполяции рассчитывают для человека.
В каждом конкретном случае смертельная доза
наркотика может отличаться довольно значительно
от среднего по своей сути значения LD50 в меньшую
или большую сторону в зависимости от соматического

99
ДОМ - ДОФ
статуса индивидуума, сопутствующих вредностей и заболеваний, способа приема наркотика, а также от приобретенной толерантности к наркотику при систематическом употреблении. Развившаяся толерантность
может повысить исходную летальную дозу в десятки
раз.
Величина риска смертельной передозировки наркотика при его употреблении наркоманами связана с
величиной разницы между летальной дозой (LD50) и
эффективной дозой наркотика (ED50) (см.), а именно:
чем уже этот диапазон, тем больше риск летального
исхода при поиске потребителем эффективной дозы
(см. Терапевтический индекс).
Летальные дозы некоторых
наркотиков по современным оценкам
Наркотик

Доза (мг)

Барбитураты

2000–3000

Кокаин

500–1200

Кодеин

800

Морфин

200

Героин

60–200

Метадон

50–200

Фенциклидин

25

Фентанил

2

3-метилфентанил (3-МФ)

0,25

ДОМ, см. Диметилоксиметиламфетамин.
«Дом на полпути» (англ. halfway house) – лечебнореабилитационное заведение домашнего типа, организованное как временное прибежище или место для
социального восстановления алкоголиков или наркоманов, пытающихся вернуться к нормальному образу
жизни после длительной госпитализации или пребывания в закрытых учреждениях (тюрьмах и др.). Основатели такого рода помощи Блэкер и Кантор (Blacker E.,
Kantor D., 1960) сформулировали его функцию следующим образом: «Это учреждение, которое перекрывает
разрыв между наказательными и другими большими
институтами и обществом. Оно основано на предпосылке, что определенные личности смогут лучше перевоспитаться, если их возвращение в общество будет происходить постепенно, а не рывком. Его задача в
том, чтобы, начав с трезвости, постепенно вернуть людей к их работе, независимости и уважению общества».
«Дом Феникса» (англ. Phoenix House) — одна из
ведущих в США терапевтических систем для лечения
лиц, злоупотребляющих психоактивными веществами. Предлагает около 30 стационарных и амбулатор-

ных программ в штатах Нью-Йорк, Нью-Джерси, Калифорния и Техас, обслуживая до 2500 пациентов в день.
Управляет работой Американского совета по антинаркотическому образованию (см.) (American Council
for Drug Education – ACDE), который готовит и распространяет среди населения соответствующие брошюры, книги и видеоматериалы.
Допинг (англ. doping) — вещество, временно усиливающее психическую и физическую активность организма, в связи с чем применяется для улучшения
спортивного результата или для выдерживания другой повышенной физической нагрузки. Вещества, которые используются для этой цели, многочисленны:
различные стероиды, стимуляторы, бета-блокаторы,
антигистаминные препараты, опиоиды и др.
В 1967 г. Международный олимпийский комитет
принял решение о запрещении допинга в спорте и об
организации допингового контроля за участниками
спортивных состязаний, что выполняется начиная с
1968 г.
Первоначально термин «доуп» (dope) означал в английском языке любой препарат в виде густой жидкости или пасты. В конце XIX в. одним из значений слова «допинг» стало введение стимулирующих веществ
скаковым лошадям для воздействия на их скоростные
качества. Затем у «доуп» появилось значение «давать
одурманивающие вещества», а словом «доупи» (dopey)
стали называть вялого, полусонного человека, как будто он находится под воздействием наркотика.
Наркоманы на своем жаргоне называют «допингом» любое употребляемое ими психоактивное вещество, при этом в США они чаще всего имеют в виду марихуану (dope).
Дориден, см. Ноксирон.
Дофамин (англ. Dopamine) — один из основных
нейромедиаторов, функционирующих в головном
мозге и обеспечивающих проведение нервных импульсов. По химической структуре относится к биогенным аминам, конкретно – к катехоламинам. Химическое название – 2-(3,4-диоксифенил)-этиламин.
Предшественником дофамина является L-тирозин (он
синтезируется из фенилаланина), который гидроксилируется ферментом тирозингидроксилазой с образованием L-диоксифенилаланина (сокращенно L-дофа
или L-допа), а тот, в свою очередь, теряет карбоксигруппу с помощью L-дофа-декарбоксилазы и превращается в дофамин. Этот процесс происходит в цитоплазме нервных окончаний, а также в хромаффинных
клетках надпочечников. Сам дофамин является предшественником норадреналина и, соответственно,
адреналина в их биосинтезе.
Дофамину приписывают особую роль в формировании аддиктивных расстройств. Установлено, что

100
ДОФ - ДУБ
воздействие наркотика приводит к повышенному
выделению дофамина в области мозга, которая носит название «системы подкрепления» (или «центра
удовольствия»), следствием чего является сильное
возбуждение этой системы в сопровождении положительно окрашенных эмоций. Для повторения приятного состояния снова принимается наркотик, что
может привести к зависимости от него. (См. Нейрохимический механизм формирования зависимости от
психотропных веществ.)
В экстрапирамидной системе дофамин играет роль
стимулирующего нейромедиатора, способствующего
повышению двигательной активности, уменьшению
двигательной заторможенности и скованности, снижению гипертонуса мышц. Физиологическими антагонистами дофамина в экстрапирамидной системе являются ацетилхолин и ГАМК.
Считается, что наряду с дофамином в формировании наркотической зависимости принимают участие
также другие нейромедиаторы, такие как норадреналин, серотонин, ацетилхолин, гамма-аминомасляная
кислота (ГАМК) и др.
Дофамин обладает рядом фармакологических
свойств, характерных для адренергических веществ, и
находит соответствующее медицинское применение.
Кроме специфического воздействия на дофаминовые
рецепторы, для которых он является эндогенным лигандом, в больших дозах он стимулирует также альфаи бета-адренорецепторы. Влияние на адренорецепторы связано со способностью дофамина высвобождать
норадреналин из гранулярных (пресинаптических)
депо, т. е. оказывать непрямое адреномиметическое
действие.
Показаниями к медицинскому применению дофамина являются шоковые состояния различной этиологии: кардиогенный, травматический, эндотоксический, послеоперационный, гиповолемический шок и
др. В связи с меньшим влиянием на периферическое
сосудистое сопротивление, увеличением почечного
кровотока и кровотока в других внутренних органах,
меньшим хронотропным эффектом и другими особенностями дофамин считают в этих случаях более показанным, чем норадреналин и другие катехоламины.
Дофамин применяют также для улучшения гемодинамики при острой сердечной и сосудистой недостаточности, развивающейся при различных патологических
состояниях. Для применения в качестве лекарственного средства дофамин получают синтетическим путем.
Фармакологические эффекты дофамина проявляются при его внутривенном введении; при введении
в желудок он плохо всасывается. В связи с тем, что он
быстро разлагается, основным способом его применения является медленная капельная инфузия.
Поскольку введенный дофамин плохо проникает
через гематоэнцефалический барьер, то при необходимости поступления его в головной мозг (например,

при лечении паркинсонизма, при котором понижено
содержание эндогенного дофамина в базальных ганглиях мозга) используется его предшественник – диоксифенилаланин (дофа). Он хорошо всасывается также
и при пероральном введении (через рот), проникает
в ЦНС и, подвергаясь там декарбоксилированию, превращается в дофамин, что обеспечивает лечебный эффект (с этой целью применяется левовращающий изомер диоксифенилаланина – L-дофа (леводопа).
Cин.: Допамин; Допмин; Окситирамин; Aprical;
Cardiosteril; Dopamex; Dopamin, Dophan; Dopmin;
Dynatra; Hydroxytyramin; Intropin; Revivan.
Дронабинол (Dronabinol) — препарат, содержащий синтетический дельта-9-тетрагидроканнабинол
(ТГК). Применяется в США при химиотерапии онкологических больных как средство противорвотное и повышающее аппетит. Назначается внутрь по 5–15 мг за
1–3 часа до сеанса химиотерапии, затем в той же дозе
через каждые 2–4 часа до 6 доз в сутки. Возможные
побочные эффекты: седация, сухость во рту, головокружение, колебания артериального давления, ортостатическая гипотензия, атаксия (расстройство координации движений), тахикардия, вазодилатация,
гипотермия. Осложнения возникают обычно при дозах, заметно превышающих противорвотные.
Используется также для стимуляции аппетита у
больных СПИДом.
При длительном применении, в течение нескольких недель, возможно развитие толерантности и синдрома отмены.
Отпускается аптеками по рецепту врача под строгим контролем. В США выпускается под торговым названием «маринол». Европейский аналог маринола –
швейцарско-германский препарат каннадор, который
представляет собой экстракт из растительного сырья
(конопли) и содержит не только тетрагидроканнабинол, но также и каннабидиол.
Син.: маринол (marinol).
Дублинская группа (Dublin group) — неправительственная организация, предназначенная для того,
чтобы способствовать согласованности действий правительств разных стран в борьбе с производством и
контрабандой наркотиков, а также для обмена информацией в этой сфере. Образована в 1990 г., состоит из
представителей стран Евросоюза, США, Канады, Австралии, Японии, Норвегии, а также Управления ООН
по наркотикам и преступности (УНП ООН).
Дурман (лат. Datura; англ. Jimson weed) — растение
из семейства пасленовых (Solanaceae). Крупная трава,
редко кустарник. В России, главным образом в южных
регионах, встречается «дурман обыкновенный» или
«вонючий» (Datura stramonium), который растет как
сорняк по краям пашен, на замусоренных местах, а

101
ДУБ - ДЭЙ
также по берегам рек и оврагов.
В листьях, семенах и других частях растения содержатся алкалоиды группы атропина, обладающие выраженной холинолитической активностью (атропин,
гиосциамин, скополамин – см.) и широко применяющиеся в медицине. Листья дурмана используются для
приготовления противоастматических средств: астматола (содержит кроме дурмана белену и красавку)
и астматина (содержит также белену). В народной медицине препараты, приготовленные из дурмана, применялись как успокаивающие средства.
Наличие в дурмане веществ с психоактивными
свойствами является поводом использования его в
немедицинских целях – для получения одурманивающего эффекта. Обычная доза составляет 4–5 семян.
Действие дурмана проявляется различно: от легкого головокружения с мышечной расслабленностью и
чувством тепла в теле до гипоманиакально-эйфорического состояния с галлюцинациями, напоминающее
гашишное опьянение. Возникают, как правило, сопутствующие неприятные ощущения: чувство жара, сдавливания и распирания в области головы, шум в ушах,
тремор тела, тошнота, боли в животе и др.
С целью наркотического опьянения дурман жуют,
курят и пьют в виде горячего водного настоя. Опьянение наступает примерно через 20 минут и длится
от одного до нескольких часов. По выходе из состояния интоксикации отмечаются общая слабость, разбитость, головные боли, неуверенность походки, дисфункции желудочно-кишечного тракта.
При приеме повышенных доз дурмана (до 15–25
семян) через 1–6 часов может развиться интоксикационный делирий с повышением температуры тела
до 39 °С, гиперемией лица, цианозом губ, дрожанием
тела. Наблюдаются дезориентировка в месте и времени, неадекватное поведение, зрительные и тактильные галлюцинации, метаморфопсии (нарушения зрительного восприятия формы и величины предметов),
расстройства схемы тела, двигательное возбуждение
с дурашливостью, обнажением. Пульс учащен до 110–
120 ударов в минуту, артериальное давление понижено или повышено. Зрачки расширены, реакция их на
свет отсутствует.

Длительность острого периода этого психоза – не
более суток. В дальнейшем в течение нескольких суток, особенно по вечерам, могут наблюдаться субпсихотические явления в виде немотивированных страхов, тревоги, суетливости, поверхностного сна.
Симптомы острого отравления «дурманом обыкновенным» схожи с отравлением «черной беленой». В
обоих случаях через 20–30 минут отмечаются типичные симптомы отравления атропином (сухость и гиперемия слизистых оболочек зева, осиплость голоса,
рвота, расширение зрачков, тахикардия, повышение
артериального давления, психомоторное возбуждение, судороги).
Одурманивающие и галлюциногенные свойства
растения Datura stramonium известны в Европе с давних времен. Оно использовалось, например, в колдовских снадобьях. В 1676 г. английские солдаты, высадившиеся на острове Святой Елены для подавления
мятежа в Джеймстауне, случайно наелись этой травы и
несколько дней находились в «очумелом состоянии».
С тех пор это растение в англоязычных странах сначала называли «травой Джеймстауна» (Jamestown weed),
со временем это название преобразовалось в «траву
Джимсона» (Jimson weed) и используется в настоящее
время. По дошедшему до нас описанию, аналогичный
случай произошел в 38 г. до н. э. с легионом римского
полководца Антония.
«Дурное (больное) путешествие» (англ. bad trip)
— на жаргоне наркоманов крайне негативный эффект
употребления наркотика, выражающийся в появлении странных и пугающих галлюцинаций, искажений
схемы тела, чувства потери контроля, страха сумасшествия или смерти, других мощных отрицательных
эмоций, включая отчаяние и влечение к суициду. Негативные реакции подобного типа обычно связаны с
употреблением галлюциногенов, но они могут быть
также вызваны амфетаминами и другими психостимуляторами, антихолинергическими, антигистаминными, седативными и снотворными препаратами.
Дэйтоп, см. Дейтоп.

103
ЕВК - ЕВР

Е
Евкодал, см. Оксикодон.
Европа против наркотиков (Europe Against Drugs
– EURAD) — международная неправительственная организация, созданная в 1988 г. с участием организаций
из разных европейских стран, борющихся с наркотиками. Ее целью было заявлено: «Бороться с пропагандой легализации наркотиков и вести борьбу с распространением наркотиков в Европе без границ».
Европейская группа в защиту интересов потребителей наркотиков (European Interest Group for Drug
Users) — международная организация, основанная в
1990 г. для координации действий различных общественных групп в европейских странах, добивающихся декриминализации и частичной легализации нелегальных наркотиков.
Европейская группа представителей социальных наук по проблемам наркотиков (European Social
Science Group on Drug Issues – ESSRG) — сеть социологов, основанная в 1990 г. в Европе, для организации
ежегодных конференций по проблемам злоупотребления наркотиками.
Европейская рабочая группа по исследованиям
наркотической политики (European Working Group
on Drug Policy Oriented Research – EWODOR) — сообщество ученых, занимающихся проблемами антинаркотической политики. Организует международные
конференции. Функции организатора выполняются Институтом наркотической зависимости (Instituto
de Drogodependencias) при Университете Бильбао
(Испания).
Европейские города в наркотической политике
(European Cities on Drug Policy – EDCP) — организация,
основанная в 1990 г. в связи с европейской конференцией во Франкфурте, на которой была принята резолюция (известная как «Франкфуртская декларация»
– см.) с требованием декриминализации каннабиса и
эпизодов личного обладания другими наркотиками в
малых количествах. Резолюция призывала опираться
на политику «снижения вреда» от наркотиков, включая
программы обмена шприцев, а также шире использовать заместительную терапию.
Основателями организации были вначале города
Амстердам, Франкфурт-на-Майне, Гамбург и Цюрих, затем к ним присоединилось еще более 20 городов. Регулярно устраиваются встречи представителей городов-членов и конференции по проблемам реализации

программ «снижения вреда». Штаб-квартира находится во Франкфурте-на-Майне.
Европейские города против наркотиков
(European Cities Against Drugs – ECAD) — организация,
основанная в 1994 г. в Стокгольме, где собрались мэры
ряда европейских городов по приглашению местного
мэра. Они подписали так называемую «Стокгольмскую
резолюцию» (The Stockholm resolution), направленную
главным образом против легализации наркотиков.
ECAD возникла отчасти как альтернатива другому
союзу городов – «Европейские города в наркотической
политике» (EDCP) (см.). Она выпускает газету, организует семинары и конференции.
Европейский
индекс
тяжести
аддикции
(European Addiction Severety Index – EuropASI) — полуструктурированный диагностический инструмент,
адаптированный к условиям европейских стран. Он
дает также возможность вынести заключение о характере помощи, в которой пациент нуждается в связи с
его отношением к наркотикам, учитывая ситуацию в
различных сферах его жизни.
Интервью проводится обученным персоналом. В
вопросник включены 7 блоков (сфер): 1. Физическое
состояние. 2. Работа, образование и доход. 3. Употребление наркотиков и алкоголя. 4. Правовой статус
пациента. 5. Социальное окружение, семья и взаимодействие пациента со своим окружением. 6. Психиатрические проблемы. 7. Патологическое увлечение
азартной игрой.
В завершение каждой группы вопросов задаются два дополнительных вопроса, уточняющие оценку
пациентом тяжести своей ситуации и необходимости
лечения. Ответ оценивается по 5-балльной шкале:
0 – отсутствует; 1 – незначительная; 2 – довольно
выраженная; 3 – значительная; 4 – очень значительная).
Субъективные оценки пациента позволяют интервьюеру внести поправки в результаты объективной
оценки в ту или иную сторону. Злоупотребление наркотиками, передозировки, предыдущие попытки лечения учитываются как важные моменты, в процессе
оценки в первую очередь.
Итоговая оценка выводится по следующей шкале:
a) не представляет, в сущности, проблемы; лечение не
требуется; b) небольшая проблема; лечение возможно, но не является необходимым; c) относительно выраженная проблема; понадобится определенное лечение; d) довольно выраженная проблема; необходимо
лечение; e) исключительно выраженные проблемы;
лечение является определенно необходимым.
В процессе лечения рекомендуется повторить интервьюирование для оценки достигнутого результата. Последующее интервьюирование проводится с
использованием сокращенной версии вопросника и
отражает изменения в ситуации пациента. Минималь-

104
ЕВР - ЕДИ
ный интервал между двумя интервью составляет 30
дней.
Европейский центр мониторинга наркотиков
и наркомании (European Monitoring Center for Drugs
and Drugs Addiction – EMCDDA) — учреждение, основанное Европейским союзом в 1994 г. с целью обеспечения своих стран корректными и сопоставимыми
данными по распространенности злоупотребления
наркотиками и их последствий. Функционирует специальная сеть информационной коммуникации (REITOX).
Главный офис находится в Лиссабоне.
Единая конвенция о наркотических средствах
1961 г. (англ. The 1961 Single Convention on Narcotic
Drugs) — международное соглашение, принятое под
эгидой ООН на конференции в Нью-Йорке в 1961 г.
Конвенция заменила прежние договоры по контролю
над наркотиками, в том числе заключенные до Второй
мировой войны под эгидой Лиги наций, объединив содержавшиеся в них наиболее важные положения с добавлением некоторых новых. На конференции были
представлены 73 страны, а также ряд международных
организаций (ВОЗ, Интерпол, МОТ и др.). Согласно Единой конвенции (ЕК) запрещаются производство, торговля и использование всех наркотических средств в
немедицинских целях; владение ими ограничивается
медицинскими и научными целями и лицами, уполномоченными на такое владение. Государства-участники
ЕК обязаны ежегодно представлять отчеты по всем позициям ЕК, включая статистику легального и нелегального оборота наркотических средств в своей стране.
В ЕК все наркотические средства в соответствии с
их потенциальной опасностью и характером использования разделены на 4 списка. В Список № 1 включены средства, подлежащие наиболее жестким мерам
контроля (препараты, получаемые из опийного мака,
листьев коки и конопли), включая квоты на их промышленное изготовление, экспорт и импорт на осно-

ве ежегодного исчисления потребности. Для медицинского использования они могут выдаваться только
по рецептам с соответствующим документированием.
Список № 2 включает средства, которые более широко
используются в медицинских целях; они тоже отпускаются по рецепту, а меры контроля предусматривают
в основном выдачу предприятиям лицензий на изготовление. В Список № 3 входят препараты, которые,
по оценкам ВОЗ, не могут служить предметом широкого злоупотребления, а также препараты, содержащие
в качестве ингредиентов наркотические средства из
списка № 2, но в более низких концентрациях. Меры
контроля за их продажей не требуются. Список № 4
включает небольшое число наркотических средств,
которые, как считается, обладают особо опасными
свойствами и используются в терапевтических целях в
очень ограниченном масштабе, в их отношении страна-участник может ввести у себя полный запрет.
В ЕК имеется положение о необходимости изыскания средств для организации лечения и возвращения
к нормальной жизни наркоманов.
Конвенция установила общие правила для юридической квалификации преступности тех или иных
деяний, связанных с наркотиками. Однако конкретные составы преступлений и меры ответственности
оставлены в компетенции каждой договаривающейся
стороны.
Контроль за соблюдением ЕК поручался Международному комитету по контролю над наркотиками, созданному в структуре ООН, но по статусу являющемуся
независимым.
В 1972 г. в ЕК были внесены некоторые поправки,
расширяющие функции Комитета по контролю над
наркотиками, а также налагающие на стороны обязательства по обеспечению внутренних потребностей в
наркотических средствах для медицинских и научных
целей (Протокол 1972 г.). В настоящее время сторонами ЕК являются почти все страны – члены ООН.

105
ЖАР - ЖАР

Ж
Жаргон наркоманов — отражает факт существования определенной прослойки общества со своими традициями, культурой и нормами поведения. И
хотя границы этой прослойки достаточно расплывчаты, масштабы ее в современном обществе весьма
заметны.
Жаргон (сленг) наркоманов как язык общения складывается в специфических группах, где роль группообразующего фактора играет тяга к наркотическому
опьянению, одурманиванию, изменению своего психического состояния. Этот фактор определяет существенным образом состав этой прослойки населения
(преимущественно молодежь), особенности жаргонной лексики и ее основные функции. Выработку своего
языка сообществом наркоманов стимулирует преследование со стороны властей, антагонизм с населением, не принимающим наркотики, проблема добывания
наркотиков, взаимообмен навыками их употребления.
Жаргон помогает узнаванию «своих», облегчает
внутригрупповое общение потребителей наркотиков
и подразумевает определенную солидарность и ответственность при взаимовыручке. Такая роль, в общем, присуща жаргонному языку и других специфических групп (в том числе уголовного мира). Эта функция
«своего языка» у наркоманов отчетливо срабатывает, например, в коллективе пациентов стационарного
наркологического учреждения, что отмечают опытные
медицинские работники.
Другая роль жаргона – это противопоставление
сообщества потребителей наркотиков остальному
обществу, придание собственной значимости за счет
особого языка, отгороженность от «непосвященных».
Оригинальность и экспрессивность, присущие многим
жаргонным словечкам наркоманов, демонстрируют
некий наркоманический эстетизм и вместе с тем вызов и браваду в опасных, если не гибельных, ситуациях, связанных с потреблением наркотиков. Такую роль
можно рассматривать как «психологическую защиту».
Жаргон облегчает действия, связанные с приемом
наркотиков. Наркоману легче сказать «вмазаться»,
«встряпаться» или «ширнуться», чем «ввести наркотик
в вену». Перспектива умереть от передозировки как-то
менее страшна, если ее обозначить пренебрежительными словами «отъехать», «кинуться» или «склеить ласты». Жаргонизмы как бы санкционируют опасные для
наркомана действия, придают им оттенок игры.
Знание сленга является обычно предметом гордости у начинающих наркоманов. Они любят демонстрировать его с чувством превосходства над «непосвященными» окружающими. Опытные наркоманы в этом
отношении более сдержанны, они понимают друг дру-

га без лишних слов.
Жаргон наркоманов насыщен множеством своеобразных слов и выражений, описывающих ощущения
и состояния, достигаемые приемом наркотиков, процессы приготовления к их приему, их прием и сами
наркотики. Например, опьяневший от наркотика – это
«веселый», «вмазанный», «втертый», «загашенный»,
«обдолбанный», «смурной», «шалавый» и др.; ввести
наркотик в вену – значит «двинуть по вене», «задвинуться», «заправить трубу», «ужалиться», «ширнуться»
и др.; галлюцинации от наркотиков – «брюлики», «галюнчики», «глюки», кайфики», «мультики». Использование этих слов настраивает наркомана на определенный комплекс ощущений, к которым он стремится,
такие слова составляют его привычный внутренний
мир, его «психологическое обиталище».
Жаргон наркоманов нередко несет оттенок хотя и
грубой, как это характерно для сленга, но добродушной самоиронии. Вену, в которую вводится наркотик,
они называют «кишкой», шприц – «дурмашиной», деградированного наркомана – «шкваркой заширенной»
и т. д. Вместе с тем юмор наркоманов, как и их жаргон,
отражает инфантильность их психологии и социальную ограниченность.
Жаргон в среде потребителей наркотиков играет
и чисто служебную роль, обеспечивая краткость, емкость и оперативность языка их «делового» общения.
Им не требуется много слов, когда называются: «куб»
(один миллилитр готового раствора наркотика), «косяк» (сигарета, набитая марихуаной), «стекляшка» (ампула с раствором наркотика), «колеса» (одурманивающий препарат в виде таблеток) и т. д.
В настоящее время русский жаргон наркоманов насчитывает более двух с половиной тысяч слов (Мирошниченко Л.Д. Жаргон наркоманов. Словарь. – М.: Анахарсис, 2003. – 160 с.). Большинство из них возникло
в последние 10–15 лет – на волне эпидемии злоупотребления наркотиками, начавшейся в 1992 г. Некоторые новые слова еще не приобрели окончательного,
единого толкования (за счет вариантов), однако многие другие уже воспринимаются одинаково в разных
уголках России. У одних жаргонных слов можно представить подоплеку их происхождения и применения,
у других – использование в качестве сленга выглядит
случайным и неожиданным.
Например, появление в 1990-х гг. в массовом употреблении героина (который до этого практически
отсутствовал на подпольном наркорынке) сопровождалось сотворением около сорока его жаргонных
синонимов. Операция образования от исходного слова «героин» таких синонимов, как «герыч», «гердыч»,
«герой», «гирик», «Герасим», самоочевидна. Отражают особенную силу этого наркотика синонимы «большой», «большая дурь», «слон», «убойный». Менее очевидно образование таких синонимов, как «хлеб»,
«хмурый», «перец», «белый кайф», но можно предста-

106
ЖАР - ЖЕН
вить направление их семантического анализа. Некоторые названия – просто перевод с английского жаргона
(«лошадь» – horse; «китайский красный» – chinese red;
«эйч» – H.; «браун» – brown).
Некоторая, очень незначительная, часть русского
жаргона наркоманов (несколько десятков слов) досталась в наследство от старого уголовного жаргона
(«марафет – кокаин; «машинка» – шприц; «косяк» – папироса с коноплей; «втыкать» – нюхать наркотик и т. д.).
С другой стороны, современный уголовный мир усвоил и применяет, как свои, многие жаргонные выраже-

ния, родившиеся в среде наркоманов.
Знание жаргона наркоманов наркологами и другими специалистами, занимающимися проблемами,
связанными с употреблением наркотиков, может существенно облегчить контакт с пациентами, более точную диагностику их состояния, проведение психотерапии и реабилитации.
Женщины и наркотики, см. Особенности зависимости от наркотиков у женщин.

107
ЗАВ - ЗАВ

З
Зависимости синдром по МКБ-10 (Международной классификации болезней 10-го пересмотра) — определяется как: «сочетание соматических,
поведенческих и когнитивных явлений, при которых употребление вещества или класса веществ начинает занимать первое место в системе ценностей
индивидуума».
Диагноз синдрома зависимости от психоактивного
вещества, согласно МКБ-10, может быть поставлен при
наличии трех и более из ниже перечисленных признаков, возникавших в течение определенного времени
на протяжении года:
а) сильное желание или чувство труднопреодолимой тяги к приему вещества;
б) сниженная способность контролировать прием
вещества: его начало, окончание или дозу, о чем свидетельствует употребление вещества в больших количествах и на протяжении периода времени большего,
чем намеревалось, безуспешные попытки или постоянное желание сократить или контролировать употребление вещества;
в) состояние отмены (абстинентный синдром), возникающее, когда прием вещества уменьшается или
прекращается, о чем свидетельствует комплекс расстройств, характерный для этого вещества, или использование того же (или сходного вещества) с целью
облегчения или предупреждения симптомов отмены;
г) повышение толерантности к веществу, заключающееся в необходимости повышения дозы для достижения опьянения или желаемых эффектов или в том,
что хронический прием одной и той же дозы приводит
к явно ослабленному эффекту;
д) поглощенность употреблением вещества, которая проявляется в том, что ради приема вещества
полностью или частично отказываются от других существенных альтернативных форм наслаждения или
интересов, или в том, что много времени тратится на
деятельность, связанную с приобретением и приемом
вещества и на восстановление от его воздействия;
е) продолжающееся употребление вещества вопреки явным признакам вредных последствий, о чем
свидетельствует хроническое употребление вещества
при фактическом или предполагаемом понимании
причины и степени вреда.
Указывается, что основной характеристикой синдрома зависимости является потребность (часто сильная, иногда непреодолимая) принять психоактивное
вещество (которое может быть или не быть предписано врачом). Имеются доказательства того, что возвращение к употреблению психоактивных веществ после
периода воздержания приводит к более быстрому по-

явлению признаков этого синдрома, чем у лиц, у которых ранее не было синдрома зависимости.
Зависимость как патологический синдром (англ.
dependence) — сочетание аффективных, идеаторных,
поведенческих, когнитивных и соматических явлений,
отражающих труднопреодолимую тягу к приему какого-либо психоактивного вещества (наркотика, алкоголя и др.) или к какому-либо типу поведения (например, к азартной игре), когда эта потребность начинает
занимать главенствующее место в системе ценностей
индивидуума. Удовлетворение этой потребности осуществляется, несмотря на явные вредные последствия
для здоровья и социального благополучия потребителя и вопреки возможному его осуждению или преследованию со стороны общества.
Синдром зависимости проявляется в виде зависимости психической (см.) и физической (см.).
Мотивом поведения лица, страдающего зависимостью, является получение психического (удовольствия, эйфории, измененного сознания, покоя и т. д.)
и/или физического комфорта (устранение неприятных
или болезненных ощущений, в том числе связанных с
прекращением приема вещества).
Всемирной организацией здравоохранения (ВОЗ)
термин «зависимость» был введен в стандартную терминологию в 1964 г. вместо терминов «пристрастие»
(addiction) и «привыкание» (habituation). В соответствии с Международной классификацией болезней
ВОЗ последнего пересмотра, МКБ-10 (1995), синдром
зависимости от психоактивных веществ имеет следующие основные признаки:
1) сильное желание или чувство труднопреодолимой тяги к приему вещества; 2) сниженная способность
контролировать прием вещества: его начало, окончание и дозу, о чем свидетельствует употребление вещества в больших количествах и на протяжении периода
времени большего, чем намеревалось, безуспешные
попытки или постоянное желание сократить или контролировать употребление вещества; 3) состояние
отмены или абстинентный синдром (см.), возникающее, когда прием вещества уменьшается или прекращается, о чем свидетельствует комплекс расстройств,
характерный для этого вещества или использование
того же или подобного вещества для облегчения или
предупреждения симптомов отмены; 4) повышение
толерантности к эффектам вещества, заключающееся
в необходимости повышения его дозы для достижения интоксикации или желаемых эффектов или в том,
что хронический прием одной и той же дозы приводит
к явно ослабленному эффекту; 5) поглощенность употреблением вещества, которая проявляется в том, что
ради приема вещества полностью или частично отказываются от других важных альтернативных форм наслаждения и интересов, или в том, что много времени
тратится на деятельность, связанную с приобретением

108
ЗАВ - ЗАВ
и приемом вещества и на восстановление от его эффекта; 6) продолжающееся употребление вещества вопреки явным признакам вредных последствий, о чем
свидетельствует хроническое употребление вещества
при фактическом или предполагаемом понимании
природы и степени вреда. Диагноз зависимости рекомендуется ставить при наличии трех и более из перечисленных признаков, возникавших в течение определенного времени на протяжении года.
Характерным признаком зависимости является
также «сужение репертуара» употребления вещества,
что выражается, например, в тенденции одинаково
употреблять его, как в выходные дни, так и в будни, несмотря на социальные сдерживающие факторы.
Существенной характеристикой синдрома зависимости является употребление определенного вида вещества или наличие стойкого желания его
употреблять.
Субъективное осознание влечения к психоактивным веществам чаще всего имеет место при попытках
прекратить или ограничить их употребление. Однако
это не относится, например, к хирургическим пациентам, которые получают наркотические анальгетики с
целью обезболивания, обнаруживают признаки синдрома отмены при прекращении их приема, однако
желания продолжать прием наркотика не испытывают.
Синдром зависимости может проявляться по отношению к определенному веществу (например, к табаку), классу веществ (например, к опиоидным наркотикам) или к более широкому набору различных
веществ. У некоторых лиц имеется потребность регулярно принимать любые доступные наркотики с появлением беспокойства, ажитации и/или физических
признаков синдрома отмены при воздержании.
Зависимость от психоактивных веществ принято
представлять как патологический процесс, закономерно проходящий через последовательные стадии,
имеющий свое начало и исход. Однако не все стадии
можно обнаружить в динамике развития зависимости
от отдельных психоактивных веществ (например, галлюциногенов, табака и др.).
(См. также Зависимости синдром по МКБ-10.)
Зависимость нехимическая,
см. Аддикция нехимическая.
Зависимость от психоактивных веществ согласно определению Института медицины Национальной академии наук США (1996) — это «заболевание
мозга, сходное по течению с другими хроническими
обостряющимися состояниями, которое проявляется
комплексом расстройств поведения, являющихся результатом взаимодействия генетических, биологических и психосоциальных факторов, а также влияния
окружающей среды».

Зависимость психическая – болезненное стремление постоянно или периодически принимать наркотик или другой психоактивный препарат с тем, чтобы
испытать определенные ощущения либо снять явления психического дискомфорта. Это состояние возникает чаще при систематическом приеме опьяняющего
или одурманивающего вещества, но может развиться
и после однократного приема.
Патологическое влечение к наркотическому веществу, составляющее основу психической зависимости,
носит навязчивый (обсессивный) характер. Оно характеризуется постоянными мыслями о наркотике, которые в предвкушении его приема сопровождаются
подъемом настроения, оживлением, а при его отсутствии – подавленностью, неудовлетворенностью. Оно
может сопровождаться борьбой мотивов и частичной
критикой, но может быть и неосознанным, проявляться в изменении настроения и поведения.
Влечение может быть постоянным, периодическим
или циклическим, что зависит от характера развития
влечения и от вещества, которое является предметом
злоупотребления. Оно может обостриться под влиянием ситуационных и психогенных (воздействующих на
психику) факторов.
Зависимость психическая групповая — особый
феномен, характерный больше для подростка, когда
потребность в приеме наркотика или иного психоактивного вещества возникает немедленно, как только
он попадает в «свою» компанию, а за ее пределами
заметного влечения к этому веществу он не испытывает. Индивидуальная психическая зависимость еще
отсутствует.
Зависимость технологическая — форма нехимической (поведенческой) зависимости, связанная с
использованием современных высоких технологий.
Предложено подразделение этой формы зависимости
(Griffiths M., 1995) на пассивный вариант (например, зависимость от телевизора) и активный (интернет-зависимость – см.).
Зависимость физическая — патологическая потребность в приеме наркотика или иного психоактивного вещества, обусловленная необходимостью
снятия или смягчения вегетативно-соматических, неврологических и психических расстройств, возникающих после прекращения приема у лиц со сформировавшимся абстинентным синдромом. Она отражает
состояние перестройки всей функциональной (физической) деятельности организма вследствие хронического употребления таких веществ.
Физическая зависимость является сильным фактором подкрепления психической зависимости (см.) при
установлении постоянной формы употребления
опьяняющего или одурманивающего средства.

109
ЗАВ - ЗАМ
Физическая зависимость (и абстинентный синдром) развивается в процессе хронического употребления не всех психоактивных веществ, даже если
имеется сильная психическая зависимость. У разных
веществ могут различаться сроки формирования физической зависимости, на которые влияют также темп
наркотизации, величина употребляемых доз, способ
введения.
Зависимость химическая
(англ.
chemical
dependence) — то же, что зависимость от психоактивных веществ. Объединяющий термин для всех групп
болезненной зависимости от психоактивных веществ
(наркомания, токсикомания, алкоголизм, никотинизм).
Закись азота (Nitrogenium oxydulatum) — средство
для наркоза, представляющее собой бесцветный газ
тяжелее воздуха, растворимый в воде, с характерным
запахом и сладковатым вкусом (хим. формула N2О).
Малые концентрации закиси азота уже через полминуты после вдыхания вызывают чувство легкого
опьянения и возбуждения с подъемом настроения (отсюда название «веселящий газ»). Эти свойства являются причиной использования его в качестве одурманивающего средства. Через 2–3 минуты указанные выше
ощущения исчезают, и для поддержания эффекта токсикоманы вынуждены многократно повторять процедуру вдыхания газа или вообще непрерывно дышать
им. Коварство закиси азота проявляется в том, что она
быстро вытесняет кислород из легких, полностью заполняя альвеолы и угрожая удушьем. Параллельно
она подавляет деятельность дыхательного центра. В
результате кислородного голодания мозга у потребителя наблюдается помрачение сознания, возникают
галлюцинации; наблюдается также острая сердечная
недостаточность. На заключительном этапе, если закись азота продолжает поступать в легкие, появляются судороги и наступает смерть.
Особенно часто удушье возникает в том случае,
когда токсикоман надевает на голову полиэтиленовый мешок с накачанным в него «веселящим» газом,
использует специальную маску для его вдыхания или
опускает голову в наполненную им емкость (закись
азота в полтора раза тяжелее воздуха). Резко повышают токсичность «веселящего» газа всевозможные примеси (окись и двуокись азота, аммиак и др.) при его кустарном приготовлении.
В качестве наркоза закись азота применяют в смеси с кислородом при помощи специальных аппаратов
для газового наркоза. Он используется в хирургии,
оперативной гинекологии, хирургической стоматологии, а также для обезболивания родов. Используется в
послеоперационном периоде для профилактики травматического шока, а также для купирования болевых
приступов при острой коронарной недостаточности,
инфаркте миокарда, остром панкреатите и других па-

тологических состояниях, сопровождающихся болями, не купируемыми обычными средствами.
Закись азота была открыта английским химиком
Джозефом Пристли в 1772 г. Простота ее получения
(путем разложения аммиачной селитры) и необычные
«веселящие» свойства привели к тому, что уже в первой половине XIX века это вещество широко использовалось в обществе для развлечений. Возможность
использования для ингаляционного наркоза была обнаружена в конце XIX века.
Син.: «веселящий газ».
Закон Гаррисона, см. Акт Гаррисона.
Заместительная терапия (англ. substitute
treatment; substitute prescribing) — практикуемая в
ряде зарубежных стран методика назначения больному наркоманией препарата, являющегося по отношению к наркотику агонистом (см.) и замещающего
его в организме на конкурентной основе. При этом у
больного возникает зависимость от назначенного ему
препарата, однако предполагается, что такой заменой
достигается исключение употребления наркотика с
более вредными последствиями. Основными целями такой терапии являются: улучшение самочувствия
больного и его социальной адаптации; снижение или
исключение употребления им нелегальных наркотиков; снижение риска заражения тяжелыми инфекциями (ВИЧ, вирусные гепатиты и др.); отказ от участия в
криминальной деятельности, связанной с незаконным
оборотом наркотиков, избежание состояний тяжелой
абстиненции и передозировки наркотиками; выполнение им профессиональных и социальных функций на
приемлемом уровне. Избавление от возникающей новой зависимости обычно не ставится как обязательное
исходное условие, и прием препарата-заместителя может продолжаться длительное время.
Заместительная терапия в настоящее время применяется преимущественно к зависимости от опиоидов,
прежде всего от героина. При отборе пациентов обычно придерживаются следующих критериев: 1) наличие
диагноза наркотической зависимости; 2) длительное
употребление наркотика; 3) регулярно практикуемое
инъекционное употребление, в особенности с высоким риском осложнений, при любой его продолжительности; 4) неудачные попытки воздержания от наркотика; 5) наличие настроенности (установки) на этот
вид терапии.
К замещающему препарату предъявляются определенные требования: эффективность при приеме
внутрь; минимальные побочные эффекты при длительном регулярном приеме, включая эйфоризирующий или седативный эффект; малая токсичность; продолжительность действия разовой дозы (не менее 24
часов). Заместительная терапия назначается, как правило, после нескольких неудачных попыток лечения

110
ЗАМ - ЗАМ
больного наркоманией другими методами. Наиболее
распространены методы заместительной терапии
с использованием метадона, ЛААМа и бупренорфина
(см.).
Синонимом заместительной терапии (substitute
treatment) является: поддерживающая терапия
(maintenance therapy; maintenance prescribing). Некоторые авторы ограничивают использования второго
термина случаями, когда не предпринимается целенаправленных усилий, чтобы вызвать у пациента изменения в социальном поведении.
Инициаторами такого рода терапии считаются Доул
(V.P. Dole) и Нисвендер (M.E. Nyswander) (США, 1964 г.).
Она получила распространение во многих странах и
рекомендуется к широкому использованию со стороны ВОЗ и соответствующих структур ООН. По состоянию на 2008 г., долгосрочные программы заместительной терапии зависимости от опиоидов были внедрены
в 71 стране. В Западной Европе в такие программы
вовлечены более 50% наркоманов, употребляющих
наркотики инъекционным путем. Наиболее обширный опыт накоплен по применению заместительной
терапии метадоном (в 2008 г. он использовался в 55
странах).
В некоторых странах (в том числе в России) заместительная (поддерживающая) терапия зависимости
от наркотика официально не разрешена.
(См.: Заместительная терапия бупренорфином;
Заместительная терапия метадоном; Заместительная терапия с использованием ЛААМа.)
Заместительная терапия бупренорфином (англ.
buprenorphine substitute treatment) — проводится
для больных опийной (героиновой) наркоманией по
тем же показаниям, что и заместительная терапия
метадоном (см.). Наиболее распространена во Франции, где применяется с середины 1990-х гг. Для бупренорфина (см.) характерны умеренно выраженная
опиоидная активность, относительно невысокий наркогенный потенциал, замедленное развитие толерантности, что ограничивает частоту его немедицинского
употребления.
Суточная доза бупренорфина составляет 8–16 мг
сублингвально, что эквивалентно 60–120 мг метадона.
Сторонники заместительной терапии считают, что эти
дозы достаточны для блокады наркотических эффектов героина и предотвращения синдрома отмены.
По данным французских исследователей, эффективность заместительной (поддерживающей) терапии
бупренорфином сопоставима с эффективностью метадоновых программ.
В России заместительная терапия с использованием бупренорфина не применяется в связи с законодательным запретом на применение наркотиков для лечения наркомании.
Син.: поддерживающая терапия бупренорфином.

Заместительная терапия метадоном (англ.
methadone substitute therapy) — систематическое употребление относительно стабильных доз метадона
(см.) в качестве замены героину (или другим опиоидам) при лечении героиновой (опийной) зависимости.
Будучи опиоидом, метадон конкурирует с героином за
опиоидные рецепторы и ослабляет тягу к нему.
Метод был предложен V.P. Dole и M.E. Nyswander в
США в 1964 г. С тех пор он применяется в ряде стран
(США, Канада, Великобритания, Нидерланды, Германия, Франция, Швейцария, Испания и др.). В 1999 г. в
США 115 000 зависимых от героина пациентов были
включены в метадоновые программы, реализуемые в
750 клиниках 40 американских штатов. Предполагается, что в настоящее время в США в метадоновых программах участвует около 14% больных героиновой
наркоманией.
Считают, что метадон при продолжительном применении блокирует нейротропные эффекты других
опиоидов, нормализует уровень бета-эндорфина (как
одного из важных представителей эндогенных опиоидов) в передней доле гипофиза и спинномозговой
жидкости.
Терапия метадоном направлена прежде всего
на улучшение самочувствия, социальной адаптации
больных, уменьшение (исключение) употребления нелегальных наркотиков, снижение криминальной активности. Она может продолжаться в течение многих
лет и назначается обычно после двух или более неудачных попыток лечения больного героиновой наркоманией другими методами.
Существуют две основные модели заместительной
(поддерживающей) терапии метадоном: с низкими (не
более 30 мг) и высокими суточными дозами метадона
(от 60 до 120 мг, а в ряде случаев – до 180 мг).
В ряде зарубежных исследований было показано,
что метадоновые программы способны снижать в популяции больных наркоманией криминальную активность, способствовать повышению занятости, приводить к улучшению их социального функционирования,
повышать у них показатели «качества жизни». Имеются также данные, что применение метадона может
способствовать нормализации аффективного состояния больных и снижать частоту «рискованного поведения». Особенно большое значение придается роли
метадоновых программ в профилактике распространения ВИЧ-инфекции среди опийных наркоманов.
Исследование распространенности ВИЧ-инфекции
среди потребителей инъекционных наркотиков в
Нью-Йорке выявило, что среди наркоманов, не получавших никакого лечения, этот показатель составляет 47%, а среди лиц, участвующих в метадоновой программе в течение 5 лет, – лишь 6% (Vocci F., 2003). Во
Франции после введения программ заместительной
терапии метадоном и бупренорфином (см.) распространенность ВИЧ-инфекции в популяции больных

111
ЗАМ - ЗАП
наркоманией менее чем за 10 лет уменьшилась втрое
– с 30 до 10% (Auriacombe M., 2003). Полагают, что за
счет этих программ количество летальных передозировок уменьшилось в 1994–1998 гг. на 74,6% (с 564 до
143).
Противники заместительной терапии ставят под
сомнение данные об эффективности этого метода и
упирают на то, что, по сути дела, речь идет о замене
одного вида опийной зависимости, считающейся более опасной, на метадоновую зависимость, контролируемую врачом по принципу поддерживающей терапии. При этом подчеркивается тяжесть метадоновой
наркомании, а также то обстоятельство, что неоправданно расширительное и чрезмерно продолжительное применение метадона приводит к своего рода
«консервации» опиоидной зависимости у пациентов,
потенциально способных к полному воздержанию от
психоактивных веществ.
В России заместительная терапия с использованием метадона не применяется в связи с законодательным запретом на применение наркотиков для лечения
наркомании.
Син.: поддерживающая терапия метадоном.
Заместительная терапия с использованием
ЛААМа (лево-альфа-ацетилметадола – см.) — применяется в некоторых странах по тем же показаниям, что
и лечение метадоном (см. Заместительная терапия
метадоном). По сравнению с метадоном для ЛААМа
характерны отсроченное начало и медленное развитие наркотического действия, динамика которого носит сглаженный характер, более слабая выраженность
эйфоризирующего эффекта и низкая величина наркогенного потенциала. Препарат редко попадает в сферу
незаконного оборота наркотиков и немедицинского
использования.
Продолжительность периода отсутствия абстинентной симптоматики и блокады наркотических эффектов героина под влиянием ЛААМа достигает 72
часов. Благодаря пролонгированному фармакологическому действию препарат назначают три раза в
неделю. В типичных случаях поддерживающие дозы
ЛААМ, достигаемые путем постепенного повышения
в течение 2–4 недель, составляют от 70–70–100 мг до
100–100–140 мг. Оценка лечения 4000 пациентов, проведенная в конце 1990-х гг. в США, привела к заключению, что ЛААМ дает при заместительной терапии результаты, сопоставимые с метадоном.
В России заместительная терапия с использованием ЛААМа не применяется в связи с законодательным запретом на применение наркотиков для лечения
наркомании.
Запой наркотический — особая форма приема
наркотиков, напоминающая алкогольные запои, характерная для психостимуляторов. Если у наркома-

на нет проблем с наличием наркотика и он не хочет
(или не способен) ограничить дозы, он может начать
принимать его в нарастающих количествах, через постоянно уменьшающиеся промежутки времени, как
только ослабевает действие наркотика. Наркотик принимается и днем, и ночью, сон отсутствует, наркоман
постоянно находится под воздействием наркотика, и
такой «запой» может продолжаться несколько суток.
В конце «запоя» интервалы между двумя инъекциями могут сократиться до 20 минут. При инъекционном
способе введения наркотика за время «запоя» на коже
больного появляется столько следов от укола, что их
можно спутать с оспой.
Период непрерывной наркотизации неизбежно
заканчивается психофизическим истощением организма, когда очередная доза уже не способна оказать
стимулирующее действие. Наркоман засыпает на сутки или двое. Просыпается разбитым, вялым, подавленным и раздражительным. В это время ему не хочется
принимать наркотик, он должен просто восстановить
силы. Несколько суток он приходит в себя, после чего
запойный цикл может повториться сначала.
Запретительная модель профилактики наркомании — опирается на меры, ведущие к полному
исключению доступности наркотиков. Это преимущественно законодательные и правоохранительные
меры, выполняемые полицией, пограничной службой,
судами и др. Подвергаются преследованию как распространители наркотиков, так и их потребители.
Запретительная модель была применена сначала
к алкоголю в некоторых западных странах (США, Финляндия) первой трети XX в., но потерпела быстро неудачу. К наркотикам она стала применяться в США с
1930–1940-х гг. – сначала по отношению к героину и
марихуане, а позднее к кокаину и ряду других наркотиков. Этот подход к проблеме, по сути, сохранился
в США и к началу XXI в. с некоторыми изменениями
для придания большей гибкости антинаркотической
политике, хотя в целом за длительный период были
достигнуты незначительные положительные сдвиги в отношении как масштабов распространенности
злоупотребления наркотиками, так и их незаконного
оборота.
В своем крайнем выражении запретительная модель применялась в некоторых штатах США в 1980–
1990-х гг. в виде принципа «нулевой толерантности».
Он заключался в выработке «нулевой терпимости к
любому наркотику, в любом месте, в любое время».
Правоохранительные органы не останавливались перед тем, что машины, суда, дорогие яхты изымались из
частной собственности, если в них находили хотя бы
малую дозу наркотика. Известен случай, когда одна
роскошная яхта («Королевский корабль») была конфискована береговой охраной, обнаружившей несколько семян конопли в туалетном столике и ее стебель – в

112
ЗЕЛ - ЗЛО
мусорном ящике. Судно было возвращено владельцу
после уплаты большого штрафа и стоимости яхты.
Некоторые американские официальные лица считали в те годы, что применение принципа нулевой
толерантности должно быть расширено. Эдвин Миз,
Министр юстиции в кабинете Рональда Рейгана, призывал подвергнуть тесту на наркотики всех рабочих и
служащих в стране, при этом положительные тесты означали бы немедленное увольнение. Помешало реализации этого призыва противоречие с конституцией.
В Европе наиболее близка к запретительной модели антинаркотическая политика в Швеции, России и
некоторых других странах.
В последнее время в ряде западных стран нарастает тенденция к переходу от преследования потребителей наркотиков к взаимодействию с ними, к сотрудничеству. Широко распространяются программы
«снижения вреда», связанного с употреблением наркотиков, использования наркотиков для лечения (заместительной терапии – см.) наркоманов. Смягчение
политики привело в некоторых странах к частичной
легализации употребления «легких» наркотиков, прежде всего марихуаны (Нидерланды, Канада, некоторые штаты США и др.).
«Зеленая вода» — крепкий настой табака, используемый шаманами индийских племен Южной Америки
для изменения сознания.
Злокачественный нейролептический синдром
(ЗНС) у больных опийной наркоманией — редкое
и опасное для жизни состояние, которое может возникнуть в любой момент во время лечения больных
опийной наркоманией нейролептиками (см.), но чаще
– в начале лечения или при изменении дозы. Его
вызывают фенотиазины, бутирофеноны, замещенные
бензамиды и тиоксантены.
Основные симптомы: гипертермия, мышечная
ригидность, угнетение сознания и вегетативная лабильность, тахикардия, колебания артериального
давления. Температура тела может превышать 40 °С.
Мышечная ригидность может быть местной (как при
окулогирном кризе) или генерализованной, вплоть до
опистотонуса (тонического сокращения мышц спины
и шеи с запрокидыванием головы, вытягиванием конечностей). Больные дезориентированы, возбуждены.
Вслед за возбуждением могут развиться сопор и кома.
При подозрении на злокачественный нейролептический синдром немедленно отменяют нейролептики
и переводят больного в блок интенсивной терапии.
Для уменьшения гипертермии проводят искусственное охлаждение. Нередко требуются интубация и
меры для поддержания гемодинамики.
Препарат выбора при развернутом ЗНС – дантролен. Этот препарат действует непосредственно на
мышцы, уменьшая высвобождение кальция из сарко-

плазматического ретикулума. Он применяется и для
преодоления гипертермии. Начальная доза – 1 мг/кг
внутривенно. Инъекции повторяют каждые 5 минут до
общей дозы 10 мг/кг.
Может использоваться бромокриптин, если у больного возвратилось сознание (поскольку он выпускается только в таблетках), который принимается внутрь
при начальной дозе 5 мг, затем 2,5 мг – каждые 8 часов
до полного исчезновения негативной симптоматики.
При неверной оценке симптоматики, запоздалом
или недостаточно интенсивном лечении умирает примерно треть больных.
(См. также Осложнения при использовании нейролептиков у больных опийной наркоманией.)
Злоупотребление веществами, не вызывающими зависимость (англ. abuse of non-dependenceproducing substances) — согласно МКБ-10 (код F55),
это неоднократное и неадекватное употребление какого-либо вещества или препарата, сопровождающееся, несмотря на отсутствие у данного вещества наркогенного потенциала, вредными физическими или
психологическими последствиями либо приводящее к
излишнему контакту с медицинскими работниками
(либо то и другое). Эти вещества не обязательно имеют приятное воздействие на психику, однако попытки
уговорить отказаться от них или запретить встречают
в таком случае стойкое сопротивление.
Сюда можно отнести множество лекарственных
средств, отпускаемых по рецепту или без рецепта, а
также трав и средств народной медицины. Наиболее
типичными группами таких веществ являются: 1) нейролептики и антидепрессанты, которые не вызывают
зависимости; 2) слабительные средства (их неадекватное употребление называют «привычкой к слабительному»); 3) ненаркотические анальгетики, приобретаемые без медицинского рецепта (аспирин,
парацетамол и др.); 4) стероиды и другие гормоны;
5) витамины; 6) антациды (нейтрализаторы кислоты
в желудке).
Злоупотребление наркотическими или другими психоактивными веществами — неоднократное
употребление наркотиков или других психоактивных
веществ без назначения врача, имеющее негативные
медицинские и социальные последствия. Это понятие охватывает случаи пагубного употребления (см.)
веществ (когда имеются только медицинские последствия) и случаи зависимости от них (наркомания,
токсикомания). Альтернативой является случайное
употребление.
По мнению некоторых специалистов, злоупотребление наркотиками следует трактовать более широко, чем злоупотребление алкоголем. Они считают,
что злоупотреблением является любое употребление
наркотически действующих веществ, в том числе эпизодическое, без соответствующих к тому медицинских

113
ЗОЛ - ЗОЛ
показаний. Важным в такой трактовке является наличие антисоциального и противоправного аспектов в
самом факте употребления.
И.Н. Пятницкая (1994) рассматривает злоупотребление как определенный этап перед развитием самой
наркомании, выделяя в нем четыре характерных звена: 1) появление эйфории , 2) предпочтение конкретного наркотика, 3) становление регулярности приема и
4) угасание первоначального эффекта. Затем следует
этап «продрома болезни», включающий признаки нарушения гомеостаза и симптомы декомпенсации состояния здоровья, а далее развивается картина собственно наркомании (наркоманической зависимости).
«Золотой полумесяц» (англ. Golden Crescent) —
условное название трех соседних стран: Афганистана,
Пакистана и Ирана, которое появилось, когда они стали одним из главных поставщиков (наряду с «Золотым
треугольником» – см.) нелегального опиума и его продуктов (героина, морфина) на мировой подпольный
наркорынок. Среди них по размерам посевов опиумного мака и сбору опиума сильно выделяется Афганистан: в 2005 г. незаконные посевы мака составляли
здесь 104 тыс. га, которые дали 4100 т нелегального
опиума. В 2009 г. его годичное производство возросло
до 6900 т, что составило 89% произведенного в мире
количества.
Культивирование и использование опиумного мака
в Афганистане имеет давнюю традицию, чему благоприятствовали климат и географические условия. Из
семян мака крестьяне получали пищевое масло, из
стеблей – красители, листья шли на корм скоту. Извлекаемый опиум использовался чаще как лекарство.
Использование опиума для наркотического опьянения (курением, жеванием) ограничивалось традиционными правилами местной общины. Только незначительная часть опиума шла контрабандой за рубеж.
Ситуация изменилась критически после 1979 г., когда
начавшаяся опустошительная война после вторжения
советских войск сделала производство опиума (преимущественно переработанного в героин) для мирового нелегального наркорынка важным источником
дохода для афганских моджахедов и разоренных крестьян. Весьма значительная часть контрабандного афганского героина попадает теперь в Российскую Федерацию. Во многих районах Афганистана опийный мак
является в настоящее время преобладающей сельскохозяйственной культурой.
В Иране опийный мак также выращивался издавна
для традиционного употребления; в 1930–1950 гг. (до
1955 г.) значительное количество опиума производилось легально на экспорт (до 2250 т в год) в соответствии с международными соглашениями. Власть, пришедшая в результате Исламской революции 1979 г.,
жестко преследует изготовление, потребление и продажу наркотиков. Однако Иран пока остается страной

крупномасштабного транзита опиума и героина на Запад; через него проходит 40–60% наркотиков, производящихся в Афганистане, и, несмотря на постоянные
крупные конфискации, значительная их часть попадает через Турцию в Европу.
В Пакистане правительство активно борется с незаконными посевами мака, их размеры удалось значительно сократить, но через него переправляется
контрабандой до 20% опиума и героина из Афганистана – в основном на побережье Оманского залива и
далее в Европу. Примерно столько же уходит через
Таджикистан.
«Золотой треугольник» (англ. Golden Triangle) —
условное название территории, включающей некоторые районы трех соседних стран: северо-востока
Мьянмы, севера Лаоса и Таиланда – с общей площадью
свыше 200 тыс. км2. «Золотой треугольник» являлся во
второй половине XX в. одним из основных источников опиума для мирового нелегального наркорынка
(наряду с «Золотым полумесяцем» – см.). Это приграничные гористые районы с затрудненным доступом
для центральных властей и правоохранительных органов, где у значительной части сельского населения
(преимущественно это бедные этнические группы)
выращивание опиумного мака для продажи подпольным наркодельцам стало главным заработком. Наибольшее количество опиума в «Золотом треугольнике» производилось в Мьянме, причем до 1998 г. оно
активно росло (1987 г. – 800–900 т; 1997 г. – 1600–
1700 т). Принятые за последнее десятилетие в этих
странах
государственные
меры
борьбы
с
незаконными посевами мака при постоянном
содействии со стороны ООН дали существенные
результаты: в Мьянме площади посевов мака
сократились со 130,3 тыс. га в 1998 г. до 32,8 тыс. га в
2005 г., в Лаосе – с 26,8 до 1,8 тыс. га, в Таиланде – с 716
га до несущественной величины. Производство
нелегального опиума в Мьянме упало в 2005 г. до 300–
350 т, но она остается пока вторым по его объему
поставщиком (после Афганистана) на мировой
нелегальный рынок (330 т в 2009 г.).
Золпидем (Zolpidem) — снотворный препарат нового поколения из группы имидазопиридинов. Обладает быстро наступающим снотворным действием
при почти полном отсутствии миорелаксирующего и
противосудорожного эффектов. Благодаря этому сон
обладает субъективно приятным, «освежающим» качеством. Золпидем сокращает время засыпания,
уменьшает число ночных пробуждений, увеличивает
продолжительность сна.
В клинике алкоголизма и наркоманий золпидем используют для лечения пре-, интра- и постсомнических
нарушений, при беспокойном или неосвежающем сне.
Наиболее целесообразно применение золпидема в
комплексной терапии алкогольного и наркотическо-

114
ЗОП - ЗУК
го абстинентного синдрома, предделириозных состояний, а также в случаях абортивного делирия.
В комбинации с другими препаратами, а также самостоятельно золпидем применяют для лечения расстройств сна в период воздержания от алкоголя.
Во время терапии этим препаратом следует воздерживаться от потенциально опасных видов деятельности, требующих повышенного внимания, и избегать
употребления алкоголя. Препарат потенцирует действие алкоголя и средств, обладающих угнетающим
действием на центральную нервную систему.
Существенным моментом являются отсутствие данных о привыкании к золпидему.
Включен в список контролируемых сильнодействующих веществ (Приложение 2).
Зопиклон (Zopiklone) — психотропный препарат
из группы производных циклопирролона. Оказывает
снотворное действие. Укорачивает период засыпания,
уменьшает число ночных пробуждений; при этом сохраняется нормальная циклическая структура сна. Обладает высокой степенью связывания на рецепторном
комплексе ГАМК в ЦНС.
В клинике алкоголизма и наркоманий зопиклон используют при купировании абстинентных синдромов,
а также при лечении предделириозных состояний и
абортивного делирия. Кроме того, препарат применяют в качестве снотворного средства при тревожно-де-

прессивных состояниях, возникающих в период отнятия алкоголя и для нормализации нарушенного сна в
ремиссии с целью превентивной терапии возможных
рецидивов.
Риск возникновения лекарственной зависимости
минимальный, если продолжительность применения
зопиклона не превышает 4 недель. Однако потенциальная опасность развития зависимости существует.
Включен в список контролируемых сильнодействующих веществ (Приложение 2).
Зуклопентиксол (Zuclopenthixol) — нейролептик,
производное тиоксантена. Обладает выраженным антипсихотическим, а также специфическим тормозящим и быстрым, дозозависимым, преходящим седативным действием. Полагают, что антипсихотический
эффект обусловлен блокадой дофаминовых рецепторов в ЦНС.
При героиновой наркомании зуклопентиксол применяется для купирования патологического влечения
к наркотику, психомоторного возбуждения и дисфорической симптоматики. Отчетливое влияние препарат
оказывает также на психопатоподобные расстройства,
проявления агрессии и аутоагрессии.
Зуклопентиксол усиливает эффекты препаратов,
оказывающих угнетающее действие на ЦНС, а также
алкоголя; может потенцировать действие средств для
наркоза.

115
ИБО - ИЗМЕ

И
Ибогаин (Ibogaine) — алкалоид с выраженным
воздействием на психическое состояние, относится к
производным индола. Содержится в листьях, стеблях
и особенно в корнях западноафриканского кустарника ибоги (Tabernanthe iboga). Обладает способностью
блокировать активность серотонина в тканях головного мозга.
Снадобье, приготовленное из ибоги, издавна использовалось в обрядах посвящения юношей в мужчины в племени Митсого в Габоне. Культ ибоги лежит
в основе религии «бвита», исповедуемой африканскими племенами фангов и пигмеев. Главным ритуальным
действом в этой религии являются массовые трансы, в
которые впадает племя под воздействием выжимки из
корней ибоги. Согласно культовому предписанию, с
помощью ибоги нужно добиваться такого состояния,
«чтобы голова открылась и духи вошли в нее». С этим
экзотическим растением Европа познакомилась в середине XIX в. На Всемирной парижской выставке
1867 г . публике был представлен как сам кустарник,
так и полученное из него тонизирующее средство
«ламбарен», которое рекомендовалось в качестве
панацеи от всевозможных недомоганий и болезней: от
бессонницы до импотенции и сифилиса.
В чистом виде ибогаин был выделен из корня ибоги
в 1901 году. Тогда же появились и сообщения об «отравляющем действии» этого алкалоида на психику.
При больших дозах пациент начинал видеть «тени» и
образы ярких, цветных, как бы реальных, объектов, что
вызывало у него панические реакции. К 1910 г. в Европе и Америке ибогаин был запрещен для применения
в медицине. В 1966 г. был получен синтезом.
Медицинский интерес к ибогаину возобновился в
1980–1990-х гг., когда в некоторых странах попробовали применять его для лечения наркотической зависимости. Началось с того, что в 1986 г. семеро американских наркоманов, узнав о необычном веществе,
решили испытать его действие. Пятеро из них неожиданно обнаружили, что у них исчезла тяга к употреблению наркотиков, по крайней мере на короткое время.
После этого бельгийская фармацевтическая фирма
стала выпускать на основе указанного растения и распространять среди голландских наркоманов лекарство (в капсулах) от наркомании с названием «ибогаин». В испытании этого лекарства приняли участие 50
голландских наркоманов, которым не помогали обычные методы лечения. В результате бóльшая часть из
них, как было заявлено, отказалась от наркотиков.
Американский Национальный институт по проблемам злоупотребления наркотиками (NIDA) проводил ограниченные исследования действия ибогаина

на человеческий организм. К концу 1994 г. в этих экспериментах принимало участие 60 человек, и в большинстве случаев результаты были оценены как положительные. Однако испытание препарата на животных
не дало однозначного результата: снижение влечения
к наркотику отмечалось лишь в отдельных случаях.
Были также получены данные о том, что ибогаин может воздействовать на мозжечок.
В терапевтическом воздействии ибогаина на больного наркоманией были выделены три фазы. После
приема капсулы с препаратом пациент должен лежать
в состоянии покоя и с закрытыми глазами, чтобы затем, через некоторое время, «погрузиться в мечты».
Этот препарат не вызывает эйфории, но вместе с тем
появляются заблокированные до этого момента воспоминания, «настраивающие пациента на борьбу с
вредной привычкой». Через 4–5 часов начинается вторая фаза, которая длится около 20 часов. Пациенты
описывают ее как «двадцатилетний анализ, длящийся
двадцать часов». Именно в этой фазе в сознании человека рождаются мысли, которые помогают понять причины употребления наркотиков. В третьей фазе наступает пробуждение от испытанного состояния, которое
может растянуться на несколько дней.
Проводились испытания ибогаина как антидепрессанта.
В настоящее время активность клинических испытаний ибогаина несколько снизилась, так как предполагается, что в высоких дозах он наносит повреждения
клеткам мозжечка.
Игромания, см. Гемблинг патологический.
Изготовление наркотиков как правонарушение,
см. Незаконное изготовление наркотических и психотропных веществ.
Изменение толерантности к наркотику — один
из клинических симптомов синдрома измененной реактивности (см.), характерного для развития наркомании. Скорость повышения толерантности (см.)
различна для различных наркотиков. Она зависит также от частоты употребления вещества, величины доз
и состояния организма. При морфинизме толерантность может возрасти в 3–4 раза уже за 2–4 недели. В
течении наркомании нередко наблюдается временная
стабилизация толерантности; при морфинизме обычно на дозе 0,1–0,15 г препарата, при барбитуризме – на
дозе до 1,0 г. В дальнейшем возможен подъем к максимальным дозам на высоте заболевания (до 2,0–5,0 г
при морфинизме и до 2,0–2,5 г при злоупотреблении
барбитуратами). Затем толерантность начинает снижаться в связи с истощением физиологических ресурсов организма.
(См. также Толерантность.)

116
ИЗМ - ИНГ
Изменение формы опьянения — один из основных клинических симптомов, составляющих синдром
измененной реактивности (см.), характеризующий
развитие наркомании. Симптом проявляется при систематическом приеме наркотика, после того, как установилась высокая толерантность (см.) и исчезли защитные реакции на передозировку (см. Исчезновение
защитных реакций).
Сущность его состоит в том, что картина опьяняющего действия наркотика, имевшая место на ранних
этапах употребления, с течением времени трансформируется, приобретая иные черты. Так, при приеме
транквилизаторов, снотворных или опиатов исчезает
их седативный эффект, алкоголь перестает вызывать
благодушный эффект и моторную заторможенность,
кодеин не подавляет кашлевый центр, стимуляторы не
вызывают тахикардии и т. д. На этом этапе происходит
изменение качества эйфории, претерпевают изменения ее фазы. Достижение прежней интенсивности эйфории, вызываемой наркотиком, вначале возможно за
счет увеличения вводимой дозы, но на определенном
этапе заболевания максимальная доза не дает прежней силы ощущений, а ее превышение ведет к токсической передозировке.
Как симптом, появляющийся последним по времени среди других симптомов, входящих в синдром измененной реактивности, он имеет ограниченную диагностическую ценность, хотя представляет интерес с
патофизиологической точки зрения и может служить
ключом к пониманию патогенеза наркомании.
Изменение формы потребления — один из клинических симптомов синдрома измененной реактивности (см.), характерного для развития наркомании.
Означает переход от эпизодического к регулярному
приему наркотика на фоне исчезновения защитных
реакций (см.) и измененной толерантности (см. Изменение толерантности). При некоторых формах
наркотической зависимости (например, при злоупотреблении стимуляторами) форма потребления вещества может носить циклический характер (периоды интенсивного употребления сменяются периодами
воздержания).
Измененное состояние сознания (англ. altered
state of consciousness) — общий термин, применяющийся для различных вариантов расстройства сознания, возникающего под воздействием наркотиков и
других психоактивных веществ. Сюда относят, например, состояния: опьянения, одурманивания, оглушения, а также медитации, грезоподобные, делириозные
и онейроидные состояния. Нередко при приеме психоактивных веществ изменяется восприятие времени
и пространства. Стремление к изменению сознания
может быть значимым мотивом к употреблению наркотиков и других психоактивных веществ.

Иллюзии — искаженное восприятие реально существующих предметов и явлений. В частности, наблюдаются при употреблении некоторых наркотиков
(например, препаратов конопли) и интоксикационных
психозах.
Иммунной системы нарушения у больных наркоманией — стали предметом повышенного внимания исследователей в последние десятилетия, особенно после установления факта, что потребители
наркотиков являются группой повышенного риска заболевания СПИДом.
Наиболее подробно сейчас изучено влияние на иммунную систему опийных наркотиков. Отмечено, что
у внутривенных потребителей опиатов достоверно
чаще встречаются инфекционные заболевания, прежде всего гепатит, а также эндокардит, диссеминированная гоноккоковая инфекция и туберкулез. Часто
встречаются грибковые заболевания. Среди больных,
вводящих опийный наркотик подкожно, отмечалась
повышенная частота раневого ботулизма.
Установлено, что частота инфекций у инъекционных потребителей героина выше, чем у лиц, вводящих
внутривенно другие наркотики. Отсюда был сделан
вывод, что повышенная частота инфекций у героиновых наркоманов обусловлена развившимся иммунодефицитом, а не только фактом использования инфицированных игл. У больных опийной наркоманией,
особенно героиновой, обнаруживается в большинстве случаев в отличие, например, от больных гашишизмом повышенный уровень сывороточного гаммаглобулина, прежде всего класса М, при относительно
неизменном уровне антител других классов.
По поводу механизма воздействия опиатов на иммунную систему выдвинута гипотеза, согласно которой оно может быть опосредовано через влияние на
ЦНС. Механизм воздействия может включать в себя изменения как в системе эндогенных опиоидных пептидов, так и в других нейромедиаторных системах, в первую очередь дофаминергической.
Важным опосредующим механизмом, возможно,
является гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковая
система. Инъекции опиатов вызывают у человека угнетение высвобождения АКТГ и бета-эндорфина, что
приводит к снижению высвобождения кортизола из
коры надпочечников. Это нарушает участие бета-эндорфина, АКТГ и кортизола в модулировании иммунной функции как непосредственно, так и с помощью
непрямых механизмов.
Импульсивное влечение,
см. Влечение импульсивное.
Ингалянтами злоупотребления внешние признаки, см. Внешние признаки наркотического опьянения ингалянтами.

117
ИНГ - ИНГ
Ингалянты (англ. inhalants) — летучие вещества,
которые вдыхаются, чтобы получить эйфорию или
одурманенное состояние. С этой целью используются
обычно средства бытовой химии и технические жидкости (растворители, разбавители, пятновыводители,
клеи, лаки, краски и др.), в составе которых действующими психоактивными веществами являются алифатические и ароматические углеводороды (бензин,
бензол, ксилол, толуол, ацетон, этиловый и амиловый
эфиры, метиловый и изопропиловый спирты, хлорированные или фторированные углеводороды и др.).
Некоторые из этих веществ токсичны для печени, почек или сердца, другие вызывают периферическую
нейропатию или прогрессирующую дегенерацию головного мозга. По своей фармакодинамике они могут
сильно различаться; общим является способ приема и
в значительной мере – характер воздействия на психическое состояние.
Систематическое употребление ингалянтов может
сформировать болезненное пристрастие к ним, т. е.
ингаляционную токсикоманию (см.).
Злоупотребление ингалянтами с целью одурманивания встречается главным образом среди подростков
(в основном в возрасте 13–15 лет). Впервые заметное
распространение вдыхания ингалянтов произошло в
1960-х годах – сначала в США, потом в Англии, Франции, ФРГ, Италии, Австрии и др. В печати появились
сообщения, что подростки доводят себя до состояния
своеобразного опьянения, вдыхая различные летучие
вещества: пары от клея для авиамоделей, пятновыводителей и некоторых красок, от жидкостей для снятия
лака с ногтей, для чистки газовых плит, пары нагретых
фломастеров и др. Мода на различные ингалянты сменяла одна другую. Наибольшее распространение получили сначала клей – в США, пятновыводители и бензин – в других странах.
Помимо подростков к ингалянтам нередко прибегают также лица с наркоманическим прошлым, не
имеющие в данный момент возможности приобретать
дорогие наркотики, или заключенные, оторванные от
наркотиков и алкоголя, а также некоторые категории
людей, постоянно соприкасающиеся с ингалянтами по
роду своей деятельности.
В России всплеск злоупотребления ингалянтами наблюдался в период антиалкогольной кампании
1985–1988 гг. Особенно популярным среди подростков был клей «Момент». В отдельных регионах и в
ограниченный период времени небольшими группами подростков употреблялись также: ацетон, толуол,
аэрозоли-ароматизаторы, нагретые стиральный порошок и сапожный крем и др.
В настоящее время публикации в зарубежной литературе по поводу злоупотребления ингалянтами относительно немногочисленны. В России на фоне роста
злоупотребления наркотиками среди молодежи проблема употребления ингалянтов подростками также

снизила свою недавнюю остроту.
Быстрое воздействие ингалянтов на головной мозг
и центральную нервную систему обусловлено тем,
что большинство летучих углеводородов жирорастворимы и потому быстро абсорбируются в нервную
систему.
Краткосрочные эффекты появляются вскоре после
ингаляции и исчезают в большинстве случаев в течение часа, однако похмелье и головные боли могут продолжаться несколько дней. После вдыхания ингалянта возникают легкость мыслей, приятное возбуждение
и яркие фантазии. Могут появляться также тошнота, слюнотечение, чихание и кашель, мышечная дискоординация, замедление рефлексов и повышенная
чувствительность к свету. Типичны головокружение,
нистагм, расплывчатость зрения и диплопия1, замедление частоты дыхания и сердечных сокращений, смазанная речь, тремор, гиперрефлексия, слабость мышц,
нарушения координации движений.
Ощущение большого прилива сил, которое испытывают некоторые потребители, может приводить их
к странному, безрассудному, а также асоциальному
поведению, включая опасное вождение, вандализм и
кражи.
Каждый ингалянт имеет некоторые свои особенности, а его токсичность определяется методом употребления. Токсикоманы либо вдыхают пары ингалянта,
поступающие из контейнера с веществом или из пластикового мешка, либо нюхают пропитанную ингалянтом ткань или губку, либо надевают смоченную ингалянтом ватно-марлевую повязку и дышат через нее.
Опытный потребитель может продлевать эффекты ингалянтов вплоть до 12 часов, повышая дозу за
счет увеличения концентрации наркотика внутри используемого пластикового пакета и продолжения
вдыхания.
Долгосрочные эффекты возникают после повторных употреблений ингалянтов на протяжении длительного периода. Наблюдаются бледность кожных
покровов, жажда, потеря веса, носовые кровотечения,
инъецированность склер, изъязвления в носу и во рту.
Некоторые вдыхаемые растворители, такие как ароматические углеводороды (например, бензол), препятствуют образованию клеток крови в костном мозге, тогда как другие могут нарушать функцию печени
и почек.
Тяжелый потребитель ингалянтов может обнаружить, что ему требуется все больше и больше вещества, чтобы достичь опьянения. У таких потребителей
наибольший риск поражения головного мозга.
Острое тяжелое отравление ингалянтом чревато
серьезными последствиями, такими как: головокружение, тошнота, рвота, слезотечение, тяжелое шумное
дыхание с хрипами, потеря ориентации в простран1
Диплопия – расстройство зрения, при котором рассматриваемые объекты кажутся удвоенными

118
ИНГ - ИНГ
стве (токсикомана «бросает из стороны в сторону»),
боли в животе, кровавый понос, судороги. При высоких дозах возможны ступор, кома и внезапная смерть,
главной причиной которой является остановка сердца
и дыхания, возникающие в результате нарушения ритма сердечных сокращений и паралича дыхательного
центра. Кроме того, некоторые ингалянты вызывают
сильные ожоги органов дыхания (слизистая носоглотки, бронхи, легкие) и кожи. Следствием тяжелого отравления может быть гепатит, а в некоторых случаях
при приеме ингалянтов, содержащих хлор, например
четыреххлористого углерода, – быстро развивающийся некроз печени. (См. также Осложнения хронической
интоксикации ингалянтами.)
При хроническом отравлении многие нарушения
становятся необратимыми. Возможны затяжные психотические состояния со слуховыми и зрительными
галлюцинациями, бредом преследования; нередко
развивается энцефалопатия.
Среди подростков особенно популярен наиболее
опасный «метод мешка», или «парничок», когда ингалянт впрыскивается или вливается в непроницаемый
для его паров пластиковый пакет, который встряхивается для перевода вещества в летучую форму. Затем
токсикоманы либо втягивают воздух из этого пакета,
либо засовывают в него голову и дышат ингалянтом.
Уже после нескольких вдохов возникающая потеря
ориентации, помутнение сознания, судороги могут
привести к удушью и смерти в результате того, что
токсикоману может не хватить времени и сил, чтобы
высвободиться из самодельной ловушки («смерть в
мешке»). Одним из видов кошмарных ночных галлюцинаций у токсикомана в хронической стадии токсикомании нередко выступает ощущение того, что кто-то
его душит, затыкая ему нос и рот тряпкой или полиэтиленовым мешком с резким запахом ингалянта.
Ингалянты таят в себе еще одну опасность – многие
из них горючи и взрывоопасны. Часто для достижения
быстрого эффекта токсикоманы начинают подогревать их на открытом огне, газовой или электрической
плите, распыляя в замкнутом помещении. Все это может закончиться пожаром или взрывом.
Син.: летучие органические вещества; летучие
растворители.
Ингаляционная токсикомания — болезненное
пристрастие к употреблению летучих органических
веществ (ингалянтов – см.) путем вдыхания их паров
с целью получения одурманивающего эффекта. При
всех различиях в химической структуре ингалянтов
(среди них представлены алифатические, ароматические углеводороды, простые эфиры, кетоны, галогенизированные углеводороды и др.) опьяняющий эффект
их очень схож. Имеются лишь небольшие различия в
характере опьянения и продолжительности действия
отдельных веществ. В целом клиническая картина

опьянения определяется не столько видом растворителя, сколько зависит от продолжительности отдельного сеанса и общей длительности злоупотребления
(см. Опьянение ингалянтами).
Формирование ингаляционной токсикомании в
целом соответствует общим закономерностям формирования наркоманий и токсикоманий. Страдают этой
формой токсикомании обычно подростки. Чаще всего
злоупотребление ингалянтами начинается в возрасте 13–15 лет, иногда в более младшем возрасте (11–12
лет), в отдельных случаях – в 9–11 лет. Непосредственной мотивацией чаще является поиск необычных,
сильных ощущений, а также пассивное подражание
товарищам. Среди подростков, злоупотребляющих ингалянтами, значительна доля лиц с признаками инфантилизма, задержки развития и резидуального органического поражения ЦНС.
Вдыхание паров органических растворителей носит типично групповой характер. Размеры группы
чаще всего небольшие (3–5 чел.), но иногда они и более многочисленны. Ингалянтами чаще злоупотребляют мальчики.
Типичная процедура употребления ингалянтов состоит в следующем.
Опьяняющий эффект достигается уже несколькими
вдыханиями. Принятую дозу определить очень трудно
из-за быстрой испаряемости употребляемых средств и
разной интенсивности дыхания. Картина опьянения в
общем зависит от длительности вдыхания, количества
вдохов и умения вдыхать. Ограничителями служат головная боль, чувство «сжатия головы», затруднения
дыхания, тошнота. В среднем первоначальные дозы
при употреблении органических растворителей не
превышают 10–15 мл жидкости.
У начинающих потребителей после 3–5 вдохов появляется легкое головокружение, шум в голове, першение в горле, слезо- и слюнотечение, двоение в глазах, легкое оглушение. Зрачки расширяются, пульс
учащается. Затрудняется внимание, замедляется реакция на внешние раздражители.
Если вдыхание ингалянта прекращается, состояние
опьянения продолжается еще 10–15 минут и сменяется неприятными ощущениями тяжести в голове, головными болями. Появляется специфический сладковатый вкус во рту, тошнота, могут быть рвота, жажда.
Постинтоксикационное состояние продолжается в течение 2–3 часов.
Если вдыхание органических растворителей более привычно, вслед за оглушением и расслабленностью развивается психомоторная активность, иногда
возбуждение. Повышается настроение, появляются
психосенсорные расстройства: искажаются формы и
размеры предметов, цвета становятся более яркими
и контрастными, меняется тембр внешних звуков и голосов. Все услышанные голоса и звуки многократно
повторяются, превращаясь в «бесконечное эхо», что

119
ИНГ - ИНД
очень характерно для интоксикации ингалянтами.
При продолжении ингаляции звуки становятся
тише, потребители перестают замечать происходящее вокруг, как бы отключаются от него. Постепенно у
них развивается онейроидное состояние. При закрытых глазах у них появляются очень яркие, цветные, образные, подвижные и сценоподобные галлюцинации,
которые носят двоякий характер. Либо речь идет о
последовательно сменяющих друг друга картинах со
сквозным сюжетом, действующими лицами, движущимися фигурами, большими и малыми, как при мультипликации. Либо сюжета нет, картины просто сменяют
друг друга без всякой последовательности.
Ингаляции чаще всего производятся циклами от
10–20 секунд до нескольких минут. Затем ингаляцию
прерывают на несколько минут и повторяют вновь. У
токсикоманов с длительным стажем злоупотребления
ингалянтами зрительные галлюцинации чаще имеют
характер визуализированных представлений приятного содержания, это как бы «жизнь во сне», которая
поддерживается определенными дозами ингалянтов
на протяжении нескольких часов.
У больных со сформированной ингаляционной токсикоманией онейроидный вариант опьянения наблюдается чаще, особенно у лиц с резидуальным органическим поражением ЦНС. Видения в этих случаях не
возникают по заказу. Усиление отрешенности от окружающей реальности сочетается с наплывом ярких грезоподобных переживаний сказочно-фантастического
содержания. В дальнейшем может развиться онейроидное помрачение сознания, иногда – с отрывочными
несистематизированными бредовыми идеями.
Обратное развитие опьянения начинается с момента прекращения вдыхания. Через 0,5–1,5 минуты
после последнего вдоха исчезают галлюцинаторные
образы, постепенно восстанавливается ориентировка.
Состояние блаженства, легкости сменяется раздражительностью, появляются головная боль, головокружение, вялость, слабость, тошнота, возможна рвота. Лицо
гиперемировано, зрачки расширены, склеры инъецированы, учащено сердцебиение, движения не координированы. Остаточные явления интоксикации могут
длиться от нескольких часов до 1–3 суток в зависимости от дозы употребляемого вещества.
Этап эпизодического употребления занимает от 1
до 5 месяцев, в редких случаях – до 1 года. Значительная часть подростков потом прекращает наркотизацию. Некоторые из них переходят к злоупотреблению
алкоголем или другими психоактивными веществами.
Если ингаляции продолжаются, то постепенно формируется психическая зависимость и устанавливается
определенный ритм наркотизации. Нередко психическая зависимость формируется уже после 3–5 эпизодов ингаляции. Ингалянты вдыхаются чаще всего
3–4 раза в неделю, на более отдаленных этапах – ежедневно и даже несколько раз в день. Важным диагно-

стическим признаком сформированной зависимости
является переход от группового употребления к индивидуальному. При этом токсикоманом устанавливается свой собственный ритм наркотизации.
Оценить точно толерантность к органическим
растворителям трудно, так как их трудно дозировать.
Тем не менее можно четко говорить о росте толерантности, если наблюдается учащение эксцессов (с одного до 3–4 раз в неделю и в итоге – ежедневно). Растет и
количество вдыхаемого растворителя, которое может
увеличиться по сравнению с первоначальной дозой в
4–5 раз и более. Следует учитывать, что величина толерантности зависит от способа ингаляции и навыков
употребления.
Развитие физической зависимости при злоупотреблении ингалянтами не является общепризнанным. К
ее проявлениям можно было бы отнести вегетативные
нарушения, которые возникают после прекращения
ингаляций: головная боль, бессонница, потливость,
мышечный тремор, шаткость походки, сердечная
аритмия, а также выраженные депрессивно-дисфорические состояния. Эти нарушения держатся в течение нескольких дней и постепенно сглаживаются.
Однако аффективные расстройства могут быть проявлением психической, а не физической зависимости,
а упомянутые вегетативные нарушения характерны
также для токсической энцефалопатии, которая постепенно развивается у подростков, злоупотребляющих
ингалянтами.
Хроническая интоксикация ингалянтами ведет к
нарастанию изменений личности, появлению таких не
свойственных ранее черт характера, как повышенная
раздражительность, агрессивность, эмоциональная
холодность, равнодушие к близким. Постепенно развивается психоорганический синдром с интеллектуальным снижением, психопатоподобным поведением,
некритичностью к своему поведению и ситуации в сочетании с нарушениям зрения и слуха.
Ингаляция (лат. inhalo – вдыхать) — один из способов приема наркотиков, которые в этом случае
проникают в организм с током вдыхаемого воздуха
и абсорбируются через мембраны легких. Ингаляция
применима к тем наркотикам, которые возможно перевести в газообразное, парообразное или дымообразное состояние. Таким путем принимают летучие
органические растворители, обладающие токсикоманическим действием (ингалянты – см.), или наркотики, переходящие в дым при курении (марихуана, крэк,
опиум и др.). Ингаляция наркотика дает быструю и почти полную абсорбцию. Ограничение состоит в том, что
за один вдох можно принять только часть всей дозы
вещества.
Индейский воин (Pedicularis densiflora; англ. Indian
Warrior) — многолетнее кустистое растение с креп-

120
ИНД - ИНТ
кими зелеными, иногда красноватыми стеблями с
длинными шипами винно-красного цвета и листьями,
похожими на папоротник. Ему приписывают психоактивные свойства: способность устранять состояние
гнева, успокаивать, повышать устойчивость к стрессу,
вызывать чувство благополучия, а также легкие изменения в восприятии мира.
Индейский воин входит в состав ряда так называемых «курительных смесей» (см.), получивших распространение во многих странах в последние годы.
Индекс тяжести наркотической зависимости
(англ. Addiction Severity Index – ASI) — разработан в
1981 г. Маклелланом (McLellan), представляет собой
структурированное интервью, дающее информацию о
разных аспектах жизни лица, употребляющего наркотики и испытывающего в связи с этим различные проблемы. Оценка производится по 7 блокам: общее состояние здоровья; работа и средства существования;
употребление наркотиков; употребление алкоголя;
юридический статус; семейный и социальный статус;
психическое состояние. В каждом блоке используется
10-балльная шкала оценки конкретных проблем, случавшихся на протяжении жизни, а также комплексный
общий балл по проблемам, случившимся за последние
30 дней. Интервью занимает около часа. Этот индекс
показал себя эффективным при сравнении различных
групп больных и различных лечебных программ. Индекс весьма широко применяется в США и во многих
других странах.
Инициирующее вещество (англ. gateway drug)
— психоактивное вещество (запрещенное или разрешенное), употребление которого рассматривается как
открывающее путь для употребления наркотика, вызывающего еще большие негативные последствия (см.
«Входных ворот» теория). Под инициирующим веществом чаще всего имеется в виду марихуана.
Инкапаситанты (англ. incapacitate – делать неспособным, непригодным) — синтетические или природные психотропные вещества, способные вызывать
у здоровых людей психические аномалии и/или физические нарушения, ведущие к неспособности выполнения определенных функций. Предназначены
для боевого применения при локальных столкновениях, когда военные действия ограничены по своим
масштабам и оперативной глубине. В армии США для
этой цели предназначено вещество BZ, относящееся
к классу триптаминов, которые являются сильными
галлюциногенами.
Иноземцева капли (Ф.И. Иноземцев, 1802–1869,
русский врач) — лечебная композиция, содержащая
опиум, которая применялась во 2-й половине XIX в.
в качестве средства, успокаивающего перистальтику

и боли в кишечнике при заболеваниях, сопровождающихся поносом. В состав капель помимо простой
настойки опия входили также настойка валерианы,
гофманские капли, настойка ревеня, мятное масло,
экстракт чилибухи и бобровая струя.
Инсомния, см. Бессонница.
Инстинкты при наркотической зависимости –
проявляются у наркомана нередко в существенной
мере иным образом по сравнению с социальной нормой. С одной стороны, значительно ослабевает контроль над инстинктивными потребностями, особенно
при употреблении психостимуляторов. С другой стороны, доминирующей является потребность в наркотике, которая отодвигает на второй план все другие
потребности, в том числе инстинктивные. В значительной мере может быть нарушено проявление пищевого инстинкта. Даже родительский инстинкт, один из
главных в человеческой натуре, подвергается значительным искажениям. В одном социологическом исследовании на вопрос, дали бы они своему ребенку
наркотик, большинство наркоманов-мужчин ответили утвердительно. Для больной наркоманией нередко бывает все равно, кто приходится отцом ее ребенку.
Институт родительских ресурсов в антинаркотическом просвещении (Parent’s Resource Institute for
Drug Education, PRIDE) — американское национальное
сообщество родителей, основанное в 1978 г. в штате
Атланта Томасом Глитоном (Thomas Gleato