Пацифист. Берта [Александр Соколов] (fb2) читать онлайн

- Пацифист. Берта (а.с. Антология военной литературы -1991) (и.с. Библиотечка журнала «Советский воин») 1.19 Мб, 161с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Александр Алексеевич Соколов - Николай Алексеевич Голуб

Настройки текста:



Николай Алексеевич Голуб, Александр Соколов
Пацифист. Берта



ПАЦИФИСТ


1

Ложатся краски на туго натянутый холст, и невозможно понять, почему именно здесь легла яркая киноварь, рядом с кобальтом, но глаз видит, что она на месте, в самом центре зарождающейся на холсте жизни, а дальше по спирали - мощный мазок движения, но… нет больше смысла развивать действо. Глаз не может оторваться от красного пятна в центре холста, будто это сигнал какой. А что, собственно, случилось? Почему так неспокойно на душе?

Женя вспомнил. Утром пришла бабушка-почтальон и вручила бумагу из военкомата. Заставила расписаться в получении, и он покорно расписался, измазав тетрадку грязными, в краске, пальцами. Бросил куда-то на полку книжного шкафа бумагу, не читая. И вот теперь вспыхнул неожиданно красный цвет…

Нельзя сказать, что Миляев никогда не думал об этом. Знал, что рано или поздно это произойдет. Но он просто был убежден, что к нему это не имеет ни малейшего отношения, он не создан для этого. Какая может быть служба? Кому? Зачем? Его призвание в другом, для него мир - это спектр различных цветов, расположенных в живописном беспорядке. А войны, армии, Наполеоны, победы и поражения - ведь это парадоксы жизни, гримасы здравого смысла, это нонсенс цивилизации!

Тем не менее заноза вошла под кожу, ноет, не дает забыть, и уже никаких мыслей о великом, о вечном.

Когда учился в художественном училище и после того как бросил, приходили какие-то повестки из военкомата, но не категоричные - то ли по учету призывников, то ли еще по каким надобностям, и он никуда не ходил. Срывался за город писать этюды.

Отец был недоволен такой гражданской пассивностью сына. Еще бы, сам он, можно сказать, государственный деятель, должностное лицо, дипломат в ранге Чрезвычайного и Полномочного Посла, хотя и не послом работает, а заведующим отделом МИД. Видный китаист, синолог, его знают на самом-самом верху, он встречался и работал с самыми-самыми мира сего. Благодаря ему Женя не знал родины, он не знал того места, где пуповина его зарыта, потому как родился в Шанхае (отец работал в генконсульстве), в школу пошел в Бирме, в Рангуне, а заканчивал учебу -снова в Китае, в посольской школе в Пекине. За свою короткую жизнь Женя вместе с отцом Виталием Андреевичем исколесил почти всю юго-восточную Азию, от Индонезии до Индии, купался только в бассейнах, питался только изысканной восточной пищей и был обласкан постоянным вниманием мамы Изольды Яковлевны, которая всю жизнь свою положила на алтарь служению единственному чаду.

К великому огорчению Виталия Андреевича, сын категорически отказался поступать в институт международных отношений, хотя английским владел достаточно хорошо. Многоцветье прожитой жизни, яркий колорит восточных стран затмевали престижные перспективы. Никакой институт не принимала его душа, когда где-нибудь в пекинском квартале Дашалар Женя наблюдал, как китайский уличный мастер работает мокрой тушью на шелках, живописуя возвышенно, ирреально, и будто тушь эта растекалась по нетронутой детской душе - он понимал китайскую живопись именно такую, оторванную от действительности, но этой же действительностью и объясняемую.

- Ты обязан идти в военкомат,- говорил отец, строго глядя на Женю сквозь толстые стекла очков.

За сына всегда вступалась мама. Обнимала рассерженного отца за плечи и вкрадчиво говорила:

- Виталий, Жене пока нельзя в армию. Он же еще совсем ребенок.

Отец недовольно отбрасывал ее руки, краснел, снимал очки, лихорадочно протирая бархоткой стекла, а на переносице багровела отметина от оправы.

- Оболтус! Ма-а-аленький… В его возрасте я.».

Он запнулся, потому что не знал, что бы такое весомое сказать. Ничего выдающегося в этом возрасте он не делал, а учился р институте.

Кооперативную квартиру в Староконюшенном переулке, купленную ему отцом к совершеннолетию, Миляев превратил в мастерскую, художественно захламил, чтобы обыденный комфорт не сковывал мысль, опал на диване, ел на письменном двухтумбовом столе с инвентарным номерком, приколоченным к ножке (стол дедовский, с государственной дачи), слушал музыку, выбирая наугад кассету из пруды валяющихся на полках книжного шкафа. Если надоедало одиночество или с деньгами намечался кризис, шел на Арбат, ставил этюдник на застолбленном месте у театра Вахтангова, развешивал рекламные портреты на любой вкус заказчика от суперреалистического до абстрактного и рисовал пионеров, школьниц, пенсионеров, солдат.

Женю не интересовало, что предпринимал отец, как удовлетворял желания военкомата, но, наверное, Виталий Андреевич что-то все-таки делал, потому что официальные лица не звонили и посыльные с винтовками не приходили.

Теперь же все складывалось иначе. Отец улетел в Кито, какие-то китайские дела появились у него в Эквадоре. Мать жила на даче, окружив заботой драгоценного голубого пуделя Тироля и совершая по вечерам моционные прогулки с композитором Благовым, соседом по даче. Сын оказался предоставленный самому себе.

Миляев пошел в ванную, включил воду. Пока подбирал холодную и горячую, посмотрел на себя в зеркало. Оттуда на него глянул волосатый человек, точно Иисус Христос, снятый с креста. Лицо худощавое, большие серые глаза, а по глазному яблоку расходились красные воспаленные прожилки. Под жидкими белесыми усами проглядывались тонкие губы. Он открыл рот, посмотрел внимательно на зубы. Зубы были в порядке, немного чернели у корней (от курения), а так были крупные, белые и разные. И ни одной коронки, ни одной пломбы.

«Хм, как у коня на ярмарке - годен!»

Зазвонил телефон, и Женя сначала вздрогнул, а потом кинулся к аппарату, будто в нем было спасение. Едва узнав, кто говорит, закричал:

- Старик, меня в армию забрили! Вот только повестку принесли! Быстрей приезжай!..

Это был приятель по Пекину Максим Нефедов, с которым вместе ходили в школу, вместе тосковали на посольском подворье, играли суперигрушками, а позже, чуть повзрослев, тискали девчонок-одноклассниц, насмотревшись западных видеофильмов.

Ждать долго не пришлось. Максим жил в высотном доме на площади Восстания, а работал дворником на бывших Патриарших прудах, нигде не учился и не стремился к этому. Шумный Нефедов ввалился в незапертую дверь квартиры с возгласами, смехом, будто хлынул вдруг мощный поток воды.

- Привет, Миля, будущий бравый солдат Швейк, верный подданный императора Франца-Иосифа Виссарионовича! Защитник царя и Отечества! Принимай толпу жрецов-буддистов, ярых противников насилия, членов формально-неформальной группы «Линия».

Максим был высок, но нельзя сказать, что строен. Брюшко туго обозначилось под линялой красной майкой, и бицепсы были рыхлыми, обтянутые бледной кожей. Он был коротко стрижен, почти налысо, только сзади опускалась на шею небольшая косичка. Щеки покрывала трехдневная, не меньше, щетинка.

- Мы спасем тебя, Швейк!

За ним в квартиру вошли еще трое ребят и одна девушка. Ребят Женя видел несколько раз: двое были хиппи, третий играл в оркестре на гитаре в «Хрустальном». А вот девушку он видел впервые. Она была заметной, стрижена очень коротко, прическа почти такая же, как у Нефедова, но этот мягкий бобрик волос, словно потертая об асфальт кожура каштана, был необычайно ей -к лицу. Большие глаза блестели живо, а взгляд был задумчивый, немного рассеянный. Она смело подошла к хозяину квартиры, положила руку на плечо.

- Привет, Женя! Меня зовут Ася. Я видела твои картины и, чтобы ты не сомневался в этом, скажу, что «Полет удава» мне понравился больше всего.

- Спасибо.- Миляев движением головы откинул волосы с лица.

Ему почему-то стало очень приятно, что она наслышана о нем, и совсем не волновало, откуда эта информация. Впрочем, «Полет» он подарил Нефедову, картина висит у него в комнате на площади Восстания. Ася уже давно убрала руку с плеча, а тепло ее пальцев как бы осталось. Но другая рука, потяжелее, хлопнулась на то же место.

- Миля,- громогласно возвестил Максим,- перед тобой главный идеолог пацифистского движения «Линия» Ася Сологуб. Ее боятся все генеральные штабы, маршалы дрожат при упоминании ее имени, солдаты перестают стрелять, когда звучит ее голос. В ее армии высший чин - ефрейтор пацифизма!

Ася отошла от них, стояла задумчиво у мольберта, глядя на беспорядочное буйство красок, смотрела и будто не видела ничего. Женя подошел к ней, заглянул в лицо, явно ожидая оценки.

- Страшно, - сказала Ася.

«Хм, это точное слово»,- подумал Миляев, но сказал совсем другое:

- Меня в армию забирают.

Она повернулась к нему, чуть склонив голову, твердо сказала:

- Мы будем бороться.

- Кто это «мы»?

- «Линия».

Женя удивился. Он думал, что это обычный треп Нефедова, но, глядя в посерьезневшие глаза Аси, понял- необычная группа действительно существует.

- Бороться - значит оказывать сопротивление, а это не мой принцип.

- Но опереться можно только на то, что оказывает сопротивление.

- Стендаль прав по-своему, а Толстой по-своему.

Женя почувствовал, что с ней интересно. Прогнать бы всех и остаться с Асей. Не часто встретишь девчонку, способную мыслить.

Но компания уже расположилась. Двое одинаково волосатых хиппи упали на диван, один, которого, кажется, звали Виктор, открыл квадратный кожаный саквояж с потертыми углами, достал оттуда сиамскую голубоглазую кошку и бросил на пол. Кошка некоторое время принюхивалась к необычным запахам квартиры-мастерской, потом мяукнула и, крадучись, пошла вдоль стенки, затравленно оглядываясь, а Виктор мудро изрек:

- Сейчас мы будем искать в светлой комнате синюю кошку.

Его напарник хохотнул и достал из такого же саквояжа маленького сиамского котенка. Дернул его за хвост, и тот протяжно мяукнул. Кошка, забравшаяся было под стол, подальше от черного ящика, стремительно вылетела оттуда и в два прыжка достигла дивана.

- Натуралисты,- рявкнул на приятелей Нефедов,- как говорил Дэн Сяопин, неважно какого цвета кошка, лишь бы она ловила мышей. Милю в армию забирают, что будем делать?

Виктор откинул прядь свалявшихся волос, потом отшвырнул ногой кошку.

- Очень просто, я по диагнозу - шизо. Пришла повестка, а я в диспансер, ответил на все вопросы, получил справку. Главное, отвечать вдумчиво, как можно внимательнее. Чем внимательнее и многозначительнее ответы, тем больше шанс. Там все врачи - психи. И в каждом видят психа, особенно в думающих пациентах. Так что думай! Мысль сама по себе шизофренична. Залепи напоследок какую-нибудь умную фразу, типа: «При осмысливании всякого смысла, у мыслящего мыслями мыслителя рождаются мысли, осмысливающие смысл смысла в смысле смысла, ибо при недоосмысливании всякого смысла у мыслящего мыслями мыслителя не рождаются мысли, осмысливающие смысл смысла в смысле смысла».

Нефедов махнул рукой:

- Тебе легче, ты и впрямь шизо, а перед тобой нормальный человек.

- Папашу подключи,- сказал гитарист,- он у тебя о-го-го!

- Не то время…- Женя поморщился при мысли об отце.

Ася посмотрела на него несколько снисходительно, как на маленького:

- Вот ты не хочешь идти в армию, а слабо отказаться вообще?

Миляев не ответил.

- Посадят,- проговорил Виктор, рассеянно глядя, как наполняет водкой стаканы Нефедов.- Один выход - психиатричка.

- Есть и другой.- Ася заходила по комнате, и все стали смотреть на ее длинные ноги, едва прикрытые короткой юбкой.- Надо бороться. Создать общественное мнение. Обратиться с воззванием к друзьям, они помогут. Бомбить планомерно все органы…

- Половые,- хмыкнул гитарист, но Ася будто не заметила его реплики.

- Женя гений!-продолжала она.- Гений! Мы должны спасти его для человечества. Нам помогут, нас услышат!

Она подошла к сидевшему в кресле Жене, наклонилась и поцеловала в губы. Хиппи переглянулись. Им открылся прямо-таки откровенный вид под юбкой: когда Ася наклонилась, они сидели напротив. Гитарист зло выругался и опустошил поднесенный Нефедовым стакан. Вместо закуски просипел:

- Стерва…

А тут Ася не вытерпела. Распрямилась, словно стальной лист, и в два шага подскочила к гитаристу, отшвырнув по пути ногой кошку. Громко хлопнула ладонь по ввалившейся щеке музыканта и точно челюсть выбила, до того перекосило его лицо. Он инстинктивно схватил узловатыми пальцами Асю за волосы, но в пальцах ничего не осталось - волосы настолько были коротки, что их невозможно было захватить. Ася змеей вывернулась и отвесила еще одну пощечину, теперь уже с левой руки.

- Мразь!

Гитарист не был толстовцем. После первого же удара в лицо Ася упала на диван на руки хиппи. Котенок наконец вырвался на свободу, завизжал, к нему кинулась обезумевшая кошка, и не успел Нефедов опомниться, как Женя коротким апперкотом свалил на пол музыканта. Падая, тот опрокинул мольберт, стерев рукавом куртки треть свежей краски на холсте, и только тут очнулся Нефедов. Загреб в объятия Женю, оттолкнул ногой поднимающегося музыканта.

- Вы что, дураки?!

Женя пытался освободиться, но объятия приятеля по Пекину были крепки.

- Уходите! Все!

Нефедов отпустил его, поднял музыканта. Тот сплюнул красную слюну, покосился на лежавшую на диване Асю, бросил:

- Пр-роститутка,- потом вытер ладонью губу и зло зыркнул на Миляева.- Ладно, несопротивленец, мы еще встретимся.

Виктор выловил котенка, бросил его в саквояж и сдавил пальцами. Через некоторое время на жалобный зов вылезла из-под дивана бедная мать. Другой хиппи поймал ее и тут же отправил в свой черный ящик.

Нефедов тем временем подхватил недопитую бутылку, сунул в карман, потом подтолкнул гитариста к выходу. Тот не упирался. Только еще раз плюнул на стену, и по обоям под кирпич потекла красная слюна.

Хлопнула дверь, в квартире стало тихо. За открытым окном чирикали воробьи, майское солнце играло лучами в молодой зелени, просвечивая насквозь листву, и пробившийся в комнату луч упал на лицо Аси, лежавшей неподвижно на диване. Она открыла глаза. Левая щека ее чуть покраснела, в глазах блестели слезы.

Женя подошел к ней, опустился на одно колено.

- Тебе больно? - прикоснулся пальцами к щеке.

- Нет, тошно.

Она прижалась вспухшей щекой к его ладони. Женя не знал, как ее успокоить, гладил свободной рукой по плечам, по голове, ощущая короткий бобрик волос, а она неожиданно перевернулась на спину и потянула его за руки.

- Иди ко мне.

Она позвонила через два дня, когда уже не оставалось времени, чтобы придумать решение - завтра надо идти в военкомат.

Миляев сначала не узнал этот твердый девичий голос. Даже растерялся.

- Кто говорит?

- Ася.

- Какая Ася? - Он вдруг поймал себя на мысли, что ни разу о ней не вспомнил за эти дни.- Привет, Ася. Извини, не узнал, слышно плохо.

- Ты совсем плохой. Куда-то пропал, мы несколько раз заходили - тебя нет.

- Откуда ты узнала мой телефон?

- Это не проблема. Я приеду?

Он помолчал.

- Нет, Ася, я… не один.

Она тоже помолчала. Но недолго.

- Понятно. Это твое дело,- она перевела разговор в другую колею.- Ты надумал в армию уйти?

- Ну не в психушку же!

- Ты не отказался?

- В этом случае не отказываются, а подчиняются.

- Не бойся. Мы тебе поможем.

Миляеву стало смешно. Кто ему поможет, если он сам не знает, чего хочет в этой жизни?

- Ты что смеешься? - обиделась Ася.

- Да это я так…

- Ах, ну конечно, у тебя же гости. Но имей в виду, Миляев, завтра вечером никаких гостей. Завтра к тебе приду я…

Женя без сожаления положил трубку. Подошел к книжному шкафу, достал повестку. Вот она, его гостья. Строгий штамп военного комиссариата, текст, отпечатанный на машинке: «Гр. Миляев Е. В. Вам надлежит явиться…»

- Есть!

Женя приложил к виску руку и, представив себя со стороны, захохотал.

2

Куда их везли - не сказали. Построили, подвели к закрытым машинам. Загрузились. В дырку в брезенте Миляев видел Садовое кольцо, потом Бородинский мост через Моокву-реку. У новых платформ Киевского вокзала машины остановились. Прапорщики, которые командовали призывниками, приказали выходить.

Сразу собралась толпа зевак. Призывники выглядели впечатляюще: в старых, рваных пиджаках, в джинсах, в кроссовках и сандалиях, в майках и телогрейках; несмотря на майскую жару, один остроумный малый даже шапку-ушанку надел на стриженую голову. Настроение у большинства было бодрое, будто за город на пикник собрались и сейчас подойдет электричка, рванет лихой гитарист струны - и с песней на отдых.

Миляеву не хотелось ни с кем общаться. За два дня на московском призывном пункте эти десятки незнакомых лиц успели надоесть. С ума можно сойти, слушая плоские шуточки подмосковных ребят, видеть их довольные рожи. И чему только радуются?

Они оккупировали плацкартный вагон поезда «Москва - Киев», что успел прочитать на вывеске Миляев, когда шли по перрону. «Киев - это не так уж плохо»,- подумал он.

Женя забрался на верхнюю полку, лег, уперев в кулак подбородок, и стал смотреть в окно. Слева величественно проплыл университет, потянулись здания иностранных посольств на Мосфильмовской улице, и вот уже окружная дорога, поезд вырвался на простор.

Поезда Женя не любил. Быть может, это оттого, что в восемь лет он возвращался из Пекина с родителями поездом - так отец решил (уж больно много всяких коробок было, на самолете не увезешь). Дорога через Улан-Батор, Улан-Удэ, мимо Байкала была настолько утомительная, скучная, душная, настолько некуда было себя деть, что, когда добрались наконец в Москву на седьмые сутки, Женю отправили в больницу с нервным расстройством.

Но сейчас дорога почему-то радовала. Был приятен стук колес на стыках рельсов, не раздражала больше болтовня ребят, а за окном радовали глаз зеленые поля, перелески, овраги, деревеньки, цветущие садики у домов. А нескончаемая вереница телеграфных столбов, стремительно убегающих назад, была словно связующая нить с прошлой жизнью.

…От автобусной остановки к дачному кооперативу творческих работников, где родители приобрели себе тихую обитель, купив ее у известного (фамилию страшно называть) поэта, Женя шел пешком.

Все дачи были построены по индивидуальным проектам, и ни одна не повторяла другую. Здесь собралась творческая братия, и у каждого на участке были все условия для отображения жизни народной - высокий еловый лес, тенистый кустарник, лужайки, уставленные шезлонгами, меж деревьев висели гамаки и в них воз-леживали члены семей творцов. Творцы же творили.

Женя разыскал мать в солярии на втором этаже дачи, обвитой плющом от фундамента до самой крыши. Изольда Яковлевна отдыхала в плетеном шезлонге и была в купальном костюме, принимая солнечные ванны. Рядом с бокалом шампанского в руке томился в кресле композитор Благов. Он был в узбекской тюбетейке, очки его запотели, под мышками рубаха была темной от пота, но он не раздевался - тучная его фигура не была столь грациозна, как сочиняемая им музыка.

Изольда же Яковлевна в свои годы выглядела куда эффектнее. Ухоженное, тренированное тело (каждый день гимнастика по системе Джейн Фонды, большой теннис, бассейн), легкая завивка волос, лицо, абсолютно лишенное морщин (она совсем мало смеялась), холеные руки с тонкими пальцами и изящным маникюром- так следить за собой могла только сильная и последовательная личность.

При появлении Жени Изольда Яковлевна только слегка повела бровью и чуть подняла голову. По ложбинке меж грудей потекла тоненькая струйка пота.

- Явился достойный сын. Полюбуйтесь, Дмитрий Дмитриевич, на его изысканный внешний вид.

Композитор заволновался, будто его застали за чем-то неприличным. Поставил было на стол бокал с шампанским, потом снова его поднял и выпил лихорадочно.

- 3-здравствуйте, Евгений Витальевич. Рад вас видеть.

Но по всему было видно, что Благову не особенно приятен этот неожиданный визит. Наверное, он все спланировал по-иному, а теперь его гениальная композиция рушилась. Особой радости не было написано и на лице Изольды Яковлевны.

- С чем пожаловал? - спросила она.- Если за деньгами, то извини, отец приезжает только через месяц, сама в долгах. Вот Дмитрию Дмитриевичу должна…

Что она должна Дмитрию Дмитриевичу, Женя выяснять не стал. Взял из ведерка со льдом бутылку, налил в бокал шампанского. Мелкими глотками выпил, точно стакан газировки, отрыгнул громко, на что поморщилась Изольда Яковлевна.

- Можешь спокойно возвращать свои долги, я тебе не помешаю.

- Что?! - открыла глаза мать.

Но Женя был спокоен.

- А то, что завтра я ухожу в армию.

На лице Дмитрия Дмитриевича Женя заметил сожаление и понял: тот сожалеет, что сын Изольды Яковлевны отбывает только завтра, а не отбыл еще вчера.

- Ты шутишь?-наконец привстала из шезлонга мать.

- Конечно,- он закурил сигарету и опустился в свободное кресло.- Это шутка военкомата.

- А как же отец? - Изольда Яковлевна уже ходила взад-вперед по солярию, заламывая руки.- Он же ничего не знает.

- Позвони ему,- Женя слушал пение птиц в еловой чаще.

- Ты с ума сошел! Он же в Кито! На другом берегу океана!

Она схватила лежавший на перилах солярия халат, спешно накинула на плечи. Ее щеки чуть покраснели, она никак не могла завязать поясок - пальцы не слушались.

Благов посмотрел на Женю, а на него, в свою очередь, выразительно посмотрел Евгений. Они не нашли ничего интересного друг в друге. И Женя стал раздеваться. Мотнул сначала одной, а затем другой ногой, и кроссовки без шнурков слетели, затем расстегнул брюки, стащил их, снял майку-футболку. Он был не в плавках, а в обыкновенных белых трусах, и Дмитрий

Дмитриевич отвернулся, посчитав неприличным наблюдать такое в присутствии Изольды Яковлевны.

- Я, пожалуй, пойду. Надо партитуру для гобоя дописать. До свидания, Изольда Яковлевна, до свидания, Евгений Витальевич.

Женя чинно поднялся и отвесил поклон. Изольда Яковлевна только бросила коротко в сторону композитора:

- Я позвоню вам, когда освобожусь.

Благов удалился. Скрипнули ступеньки лестницы, потом через некоторое время лязгнула железной задвижкой калитка.

- Я не задержу тебя,- сказал Женя.- Собственно, я мог бы и так уехать, потом написал бы письмо.

Глаза Изольды Яковлевны, едва подведенные тушью, округлились.

- Какой ужас! Надо что-то делать!

- Что ж тут плохого? - Евгений был спокоен.- Отец не раз призывал меня проявлять гражданскую активность. Вот я и проявляю. Глядишь, останусь и на сверхсрочную.

- Ну уж нет!

Изольда Яковлевна метнулась к лестнице, спустилась в гостиную, громко шлепая босоножками по ступенькам. Через некоторое время лихорадочно закрутился диск телефона.

Женя отпил шампанского, не проявляя никаких эмоций. Увидев сытую физиономию Благова, увидев разомлевшую мать, увидев ее страх, он понял: не за него беспокоится мать, а за себя - неужели поколебались возможности? И ему вдруг неприятно, до отвращения, стало смотреть на эту роскошь, этот индонезийский батик на стенах дачи, китайский фарфор и лаосскую бронзу, на весь этот уют и беспечность.

«Надоело, тошнит!» - подумал Женя и не очень серьезно, но достаточно образно представил себе, как он будет прыгать с парашютом, бежать за танком, бросать гранаты, стрелять, погружаться под воду, недоедать, глотать газы и выживать. Он будет делать то, что велят, и совесть его будет чиста; он пройдет через все, забросит живопись, женится на узбечке, нет, на афганке, будет разговаривать на дари и пушту, примет подданство, а потом приедет послом страны в страну, пославшую его туда воевать. И отец будет вести с ним переговоры об ограничении вооружений…

Но переговоры вела пока мать, по всей видимости безуспешные. Во всяком случае, когда она снова поднялась в солярий, вид ее был растерянным.

- Генерал Неупокоев сказал, что сейчас это уже невозможно…

- Даже если бы это было возможно, я бы все равно ушел,- проговорил, не поднимая глаз, Женя.- Надоело все. Пресытился я вашей жизнью! Обожрался! Во! - и он провел ребром ладони по горлу.

- Ты эгоист! Ты думаешь только о себе! Тебе наплевать на родителей! Ты…

Изольда Яковлевна снова убежала, и он остался один. Ну и пусть будет так. В конце концов, если ему нравится неделями шляться по Подмосковью с этюдником, то почему бы не побывать за казенный счет где-нибудь на Колыме или на Камчатке? Только бы не послали за границу. Надоело, заграницей сыт по горло. Он совсем не знает Россию. Ему гораздо проще говорить, например, о «золотом треугольнике» между Таиландом, Бирмой и Лаосом, где благодатная почва для выращивания опийного мака, чем о неперспективных деревнях Нечерноземья. Жизнь покажет, кто был прав.

«Все, точка! Решено».


…На сборном пункте Киевского военного округа они томились почти неделю, пока молоденький лейтенант не составил список десяти человек, в который попал и призывник Миляев.

Офицер построил их на плацу, оглядел, что ему досталось, поморщился. Проходя мимо смуглого кареглазого парнишки, спросил усталым голосом:

- Национальность?

Тот развел руками:

- Цыган я, начальник. Роман Балаев из станицы Кореновская.

- Я вам не начальник, а товарищ лейтенант.- Он подумал, потом добавил:-Вообще-то, начальник тоже, только называть меня надо «товарищ лейтенант».- И улыбнулся какой-то детской улыбкой.

Лейтенанту было двадцать три, но выглядел он совсем юношей. Усики едва пробивались над верхней губой, он их постоянно приглаживал пальцами, будто проверяя, на месте ли. Лицо курносое, а глаза живые, любопытные.

- Меня зовут лейтенант Капустин.- Он по привыч-ке приложил руку к голубому околышу фуражки, потом достал из нагрудного кармана рубашки список, пробежался по нему глазами.- Лихолет!

На правом фланге отозвался высокий парень в старой, видно отцовской, гимнастерке.

- Это я.

- Хромов, Токаев, Нечипоренко, Зв… Зва-й-згне,- с трудом выговорил он последнюю фамилию.

Призывники отвечали, а лейтенант на секунду задерживал на каждом взгляд, запоминая.

- Балаев.

- Дак это же я, начальник.

Лейтенант сдвинул брови:

- Я вас просил отвечать как положено.

- Я, товарищ лейтенант Капустин.

Миляев ответил как положено - за эти дни он уже узнал, что надо отвечать: «Я». А сам подумал, встретившись взглядом с лейтенантом: «Как можно запомнить сейчас одинаково стриженных, одетых в лохмотья людей?»

- Кабаидзе, Хайретдинов, Свинцицкий.

Девять человек тут же засмеялись, услышав необычную фамилию, но не смеялся только имярек.

- Отставить смех! - строго сказал лейтенант.

Перекличка была закончена, и лейтенант спрятал список.

- Нам сейчас предстоит переезд в часть. Прошу проявить надлежащую дисциплину, быть предельно собранными.

В часть прибыли к вечеру. Сначала ехали на пригородной электричке до станции «Тетерев», потом в грузовике добрались до большого села, которое, как было написано на дорожном указателе, называлось «Петрiвцi».

Пыль курилась за машиной, долго стояла над дорогой в безветрии, оседая медленно в придорожную канаву. По обе стороны от дороги зеленели свекловичные поля, а впереди начиналось другое поле, обсаженное вокруг тополями, огромное, пустое от края до края, и лишь только на горизонте тянулась фиолетовая полоска леса да высилась какая-то каланча. Справа на краю этого поля белели несколько строений, два длинных одноэтажных дома, похожих на коровники, какие-то сооружения, огороженные колючей проволокой, с вышкой для часового на углу. Но чувствовался во всем строгий порядок - и в четком системном расположении строений, и в прямых чистых дорожках между ними, аккуратных клумбах и подстриженных кустах.

Не останавливаясь, машина миновала полосатый шлагбаум, поднятый стоявшим на посту солдатом, и затормозила у центрального домика, сложенного из силикатного белого кирпича. Лейтенант Капустин стукнул дверцей кабины.

- К машине!

Они выпрыгивали из кузова, подавая друг другу чемоданы и сумки.

- Становись! - скомандовал лейтенант.

Из центрального домика вышли на крыльцо пожилой офицер и прапорщик, направились к прибывшим.

- Равняйсь, смирно!

Лейтенант повернулся и приложил руку к фуражке:

- Товарищ майор, группа весеннего призыва в составе десяти человек прибыла!

Майор, тоже держа руку у виска, выслушал доклад, взглянул на строй:

- Здравствуйте, товарищи!

Что-то непонятное прозвучало в ответ, и лишь один Лихолет, видно хорошо освоивший военную подготовку, заорал что есть силы:

- Здравия желаем, товарищ майор!

Майор поморщился:

- Товарищи солдаты… Отставить.- Он подумал и сказал по-другому: - Товарищи военнослужащие! Я командир части - майор Винокуров. С командиром взвода лейтенантом Капустиным вы уже знакомы, а это,- он показал на стоявшего в стороне прапорщика,-старшина роты прапорщик Циба. Они ваши непосредственные начальники. Гарнизон наш небольшой, но…- майор сдвинул брови и с нажимом проговорил,- дружный. Ничего того, что случается в других частях, у нас нет. Наша часть выполняет боевую задачу по обслуживанию и поддержанию в полной готовности запасного грунтового аэродрома, который находится перед вами. Служба сложная, ответственная - и в снег, и в дождь аэродром должен быть готов принять боевую авиацию! - Майор Винокуров взмахнул кулаком, будто погрозил кому-то.

Похоже, приветственная речь была закончена. Майор посмотрел на небо, чуть склонив голову, послушал, как поет жаворонок.

- Вам предстоит месячный карантин,- продолжил он после паузы.- Пройдете курс молодого бойца, потом примете воинскую присягу. Вот так.- Майор качнулся с пяток на носки и обвел строй взглядом.- Вопросы есть? Нет. Ну и хорошо. Командуйте, товарищ лейтенант.

Первый день службы подходил к концу. Помылись в душе, переоделись в военную форму. Освоились немного в карантинном помещении. После отбоя, натянув свежую простыню на голову, Миляев вспомнил прожитый день, пытался уснуть, но не мог. Так всегда бывало, когда очень устанешь или очень много накопится впечатлений. Сегодняшний день впечатлениями был не очень богат, но казался неким Рубиконом, за которым осталась не только гражданская одежда, но и нечто большее - вся прежняя жизнь. Думать о ней - не передумать, мечтать - не перемечтать. А теперешняя жизнь виделась плоской, как раскатанный блин запасного аэродрома.

3

- Отдэлэние, подъем! -заорал у тумбочки дневальный Кабаидзе, и спальное помещение будто взорвалось.

Спавшие на верхних ярусах вскакивали с коек, ничего не соображая, падали вниз, просыпаясь окончательно уже на полу, мелькали голубые единообразные майки, стриженые головы; длинные худые руки хватали одежду, все суетились, спешили и, на ходу подпоясываясь ремнями, бежали к тумбочке дневального, где стоял, поглядывая на часы, младший сержант Серегин, которому было поручено командовать карантином.

Строй из семи человек (кроме наряда) покачнулся некоторое время и замер.

Серегин постучал ногтем по циферблату часов:

- Плохо поднимаемся, товарищи военнослужащие. В норму не уложились, а потому…- он сделал паузу, а потом резко скомандовал: - Отбой!

Не раздумывая, все кинулись обратно к койкам, проделывая на ходу те же операции, что и минуту назад, только в обратном порядке - снять ремень, куртку, сапоги, брюки. Портянка с одной стороны табурета, портянка- с другой. Секунды, секунды… Выравнены сапоги, как по нитке, белые полоски на синих суконных одеялах покачались, точно бурунки на волнах, и успокоились. Глаза можно не закрывать, уснуть все равно не успеешь, а они сами слипаются, подушка манит, голова будто приклеивается к ней.

- Подъем! - снова завопил Кабаидзе.

Женя остался лежать. Первый раз вскочил, повинуясь больше общему порыву, нежели здравому смыслу, а теперь, успев проснуться окончательно, не спешил. Он в конце концов не в цирке и не желает, точно медведь, быть выученным кататься на велосипеде.

- Миляев, подъем! - Серегин резким движением сбросил на пол одеяло.- Подъем, команда была!

Женя не торопился. Спокойно уселся на койке, опустив меж острых колен руки.

- Доброе утро, товарищ младший сержант. Вы забыли…

Что он забыл, Серегин не дослушал. Сверкнул золотым зубом:

- Я не забуду! Один наряд вне очереди!

- Но позвольте, насколько мне известно, до принятия присяги…

- Вот я и говорю, что не забуду. Марш в строй!

Женя встал, надел брюки, медленно отыскивая ступнями «тормоза» в конце штанин, набросил демонстративно портянки поверх голенищ сапог и всунул туда поочередно ноги, будто демонстрируя всю тщетность сержантского обучения. Так же, не торопясь, застегнулся и подпоясался ремнем.

В коридоре давно уже замер строй из шести человек, все смотрели на неторопливо одевающегося Миляева: одни со страхом, другие - восхищаясь его смелостью, третьи - с раздражением: теперь из-за этого

«смельчака» будут тренироваться бессчетное количество раз.

- В строй, рядовой Миляев!

Ои пошел вразвалочку и встал с краю. Но сержант передумал.

- Отставить. Выйти из строя!

Тот сделал шаг и остановился.

- Надо выходить из строя на два шага и повернуться кругом.- Серегин подошел к нему.- Прикажете еще раз из-за вас репетировать?

- Не прикажу. Идиотские приказания не в моем духе.

- Отставить разговоры!

- Ладно, молчу, как двоякодышащая рыба протоптер.

Жажда протеста нарастала, Женя понимал, что так поступать не разумно, глупо - это ведь только начало. В нагнетающемся темпе перебранки он ощутил неожиданно прилив вдохновения, которого иногда так не хватало у мольберта. Вот он, будоражащий нутро миг самовыражения и страсти! На необитаемом острове не возможен балет - искусству нужны зрители и аплодисменты.

Лысые зрители смотрели в упор по-разному. Ни аплодисментов, ни визга восторга.

- Стать в строй!

- Есть! - ответил по-военному Женя.

Шагнул вперед и стал в строй рядом со съежившимся Свинцицким, предоставив сцену младшему сержанту Серегину - главному режиссеру карантина.

«Федерико Фелини, удостоенный главного приза казармы- золотой фиксы».

- Смирно!

Заученный текст. Мотор. Камера! Дубль первый. А впереди их семьсот тридцать - мотор службы запущен на целых два года.

- На-п-прр-ра…во! На утренний кросс шагом - марш.

В дверях Серегин сказал Жене совсем незлобно:

- Зря в бутылку лезешь. Армия не забава, не таких, как ты, скручивала в бараний рог. Шелковым будешь.

А Жене было на все наплевать и было противно оттого, что не сдержался, оттого, что стоял как идиот перед идиотами, оттого, что паясничал. Вот тебе и гандийская сатьяграха (упорство в истине) . Какое уж тут, к черту, ненасильственное сопротивление, что значит упорство в истине, когда истины нет. В чем она? В этих кирзачах? В божественно-ритуальном пробеге каждое утро? Научи, старик Ганди, ты же Махатма, что значит великая душа…

На улице было свежо. Все аэродромное поле серебрилось росой, испарения легкой газовой тканыо висели над небольшим прудиком, вырытым у котельной, аз которого дизельный насос качал воду. Пожалуй, так рано Женя еще не вставал, а если и просыпался на даче, то минуту-другую слушал, пение птиц, а потом снова засыпал до обеда. Теперь, уже полностью разбуженный перебранкой, он ощутил неожиданный прилив сил, холодок пробежал по спине, даже интерес появился к этой пробуждающейся так рано жизни.

- Бего-ом!-скомандовал сержант и пояснил: - По этой команде руки должны быть согнуты в локтях. Марш!

Они побежали по грейдерной дороге, которой приехали сюда. Сапоги громко шлепали по слежавшейся за ночь пыли, не поднимая ее, потому что она была влажной от тумана. Впереди виднелась сияющая в утренних лучах маковка купола церкви, а из деревни доносились петушиный хор и лай собак.

На полдороге до поворота бегущие встретили стадо коров. Коровы шли быстро, подгоняемые пастухами, рогами нацелились прямо на солдат. Сбоку лаяла отчаянно собачонка, хватая отбившихся коров за лодыжки, и те пинали ее копытами.

- К-куда, ч-чертова душа! - ругался старик, замахиваясь палкой на буренку, норовившую убежать в свеклу.

- А-ну, зараза! - подкрикивал звонко мальчишка и тоже лупил палкой по ближайшему коровьему заду.

Сержант Серегин крикнул:

- Принять левее.

Строй свернул с дороги, перепрыгнул канаву и побежал дальше краем колхозного поля, наступая и вдавливая в землю молодую свеклу.

- Доброго здоровья, солдатики,- приветствовал бегущих старик и снял старый картуз.- Война началась? Чи шо?

- Маневры, дедушка Трофим,- ответил на бегу Серегин и снова оглянулся.- Не отставать, Миляев, не отставать!

Мальчишка остановился, завороженно глядя на бегущих солдат, и Женя успел увидеть в его глазах такой восторг, что даже не по себе стало. Чему тут восторгаться? Бегут как взмыленные лошади. Уже позади услышал восхищенное:

- Диду, як солдаты добре бигають!

После кросса была еще полоса препятствий - лабиринт, кирпичная стенка, траншея; потом перекладина, подтягивание из последних сил, потом наконец водные процедуры у умывальников, висевших в ряд на доске и наполненных водой суточным нарядом.

После такой «зарядки» силы были полностью истощены, хотелось упасть в траву и уснуть крепко, и крупнокалиберная перловка казалась тяжелой, словно и не каша это была, а пушечные ядра.

Занятия по общевоинским уставам проводил прапорщик Циба. Говорил занудливо, с местным акцентом, делая неправильные ударения в словах, и, может быть, только это, непривычно терзая слух, не давало возможности уснуть мертвым сном.

Впрочем, не только это. Неожиданно громко прапорщик командовал:

- Отделение, встать!

Все тотчас вскакивали, а однажды сонный Свинцицкий, тоже вскочивший вместе со всеми, вдруг рухнул плашмя между столов словно подрубленный. Это происшествие ненадолго оживило, но прапорщик оставался строг.

- Рядовой Свинцицкий! Сколько военнослужащих положено на одно очко?

Тот моргал глазами, не понимая, о каких таких очках говорит прапорщик, но надо было что-то отвечать, и он ответил.

- У меня зрение нормальное, я не ношу очки…

- Оно и видно,- шутил прапорщик.- Глаза как юбилейные полтинники.

Свинцицкий покраснел, опустил смущенно голову. У него глаза всегда грустные, белесые брови изогнуты страдальчески.

- Повторяю для непонятливых.- Прапорщик будто забыл дать команду «Садись!», и его слушали стоя.- Устав внутренней службы определяет: «В уборных оборудуются одна кабина с унитазом (очком) и один писсуар на 10-12 человек». Прошу повторить.

Все молчат.

- Повторить!

Понуро, вяло и нестройно раздались голоса.

- Вот теперь другое дело,- прапорщик остался доволен.- Садись!

И снова потянуло в сон. Ну кому это надо? Это же идиотизм какой-то. За окном идет жизнь, чирикают на ветках тополей воробьи. Вышли в поле крестьяне, точно на плантации, гнут спины, а солнце поднимается все выше и выше, а голова клонится все ниже и ниже…

- Встать!

Вся оставшаяся часть занятий по общевоинским уставам проходит стоя. Сидит только прапорщик Циба, чи-тает вслух маленькую книжицу, двигает упоенно бровями и время от времени вытирает платком вспотевшую лысину.

Ноги уже не держат, коленки дрожат, подгибаются, но падать нельзя. Женя не выдерживает. Садится на тяжелый деревянный табурет с прорезью посередине.

- В чем дело, рядовой Миляев? - удивленно приподнимает брови прапорщик.- Что за самодеятельность?

- Это ноктюрн на флейтах водосточных труб,- сказал Женя и ему стало глубоко наплевать, что будет дальше.

- Ну-ка, поднимитесь сейчас же! - Теперь уже встал прапорщик.-Что это вы себе позволяете?

Он настолько удивлен непослушанием, что говорит не требовательным, а каким-то просящим голосом.

- Сидя намного удобней, товарищ прапорщик.

- Что-о?!

Проклятье. Куда он попал? Ну хорошо, стрелять, бегать, черт возьми, это понятно. Кричать «Ура!» - это тоже понятно, на войне как на войне. Но зачем сейчас стоять?

- Женя,- тронул его за рукав Свинцицкий,- встань, пожалуйста.- Он говорил тихо и смотрел все так же страдальчески, хотя сам уже еле стоял на ногах.- Надо терпеть.

Миляев поднял на него глаза. Что он говорит? Что значит терпеть? «Тоже мне… толстовец, Платон Каратаев».

Женя встал.

- То-то же,- удовлетворенно проговорил Циба, но сам уже не садился.

Во время короткого перерыва, когда они сидели в курилке под плакатом «Бросать окурок не спеши, сперва окурок потуши», с Женей заговорил Свинцицкий:

- Это ведь только начало, дальше труднее будет. Пока мы еще со «стариками» не сталкивались. Мой брат рассказывал, что сначала тебя бьют, а потом ты бьешь. Это несправедливо, но надо терпеть.

Женя покосился на него.

- Зачем терпеть? Чтобы потом бить?

Свинцицкий покачал головой:

- Нет. Но иначе не выжить.

Следующее занятие проводил лейтенант Капустин. От изобилия писанины даже спать не хотелось. Все торопились записать слова, произносимые лейтенантом, и лишь упрямый цыган время от времени приостанавливал руководителя:

- Как-как?

Тот замедлял темп речи и повторял:

- Западная рыночная экономика непременно приведет капитализм к краху, кризис которого углубляется с каждым днем…

Конечно, для Романа Балаева, который с детства торговал в подземных переходах Краснодара черной тушью для ресниц, изготовленной из гуталина, и сладкими петушками, это было очень даже понятно - попробуй поторгуй, когда каждый милиционер норовит тебя изловить и припаять штраф. Крах рыночной экономики неизбежен.

- Товарищ лейтенант, а вы на каких самолетах летали?- выбрав удобную паузу, спросил Хромов.

Все отложили карандаши и посмотрели на лейтенанта. А тот замолчал, смутился, точно забыл, что дальше говорить.

- Откуда вы взяли, рядовой Хромов, что я летчик?

Хромов, склонив набок стриженую голову с оттопыренными ушами, искренне пожал плечами.

- На МиГ-25,- сказал лейтенант и, снова нахмурившись, продолжил: - Успех нашего социалистического строительства…

Лейтенант действительно начинал службу летчиком, мечтал об отряде космонавтов, но полетать пришлось всего неполный год (девять боевых вылетов). В десятом полете произошла авария самолета, пришлось экстренно катапультироваться, и он, не успев как следует сгруппироваться, повредил позвоночник. Почти полгода пролежал в госпитале в гипсовом ложе, а после лечения был отстранен от полетов военно-врачебной комиссией. И вот служит в этом богом забытом месте, которое только названием да голубыми погонами напоминает об авиации.

- Летать, братцы, это не по земле ползать,- сказал -вдруг лейтенант, и все, как по команде, положили карандаши.- В небе ты чувствуешь себя личностью в большей степени, чем на земле. Машина послушна, кислород пьянит, перед тобой, сколько глаз хватает, простор, а вверху - космос. Приземляться не хочется. Ощущение- будто ты властелин мира. Небо - это…

- Как сарыозекская степь,- подсказал Токаев, подперев широкоскулое лицо рукой.

- Нет, это больше. Степь имеет два измерения, длину и ширину, а небо имеет еще и высоту. Высота, братцы, это прекрасно,- лейтенант кашлянул, снова нахмурился, потрогал пальцами усы и словно спустился с высоты на землю: - Продолжим. Итак, основной задачей партии в постоянно осложняющейся международной обстановке является…

Женя больше не писал, водил карандашом по листу в клеточку, и на нем появлялись сюрреалистические картинки: самолет с оттопыренными ушами, резко набирающий высоту, а над ним треснувшая сарыозекская степь, и в трещину сыпятся звезды, сначала маленькие, потом побольше.

Вечером; когда шли цепью по территории городка и собирали бумажки, окурки, Алик Свинцицкий, поменявшись местом в цепи с Хайретдиновым, чтобы идти рядом с Женей, вдруг сказал ему:

- А лейтенант - человек!

Миляев посмотрел на него искоса. Алик внимательно вглядывался в траву, под кусты, будто ничего и не было важнее в жизни, чем сбор окурков.

- Не делай поспешных выводов, Алик. Любой человек сложен и многогранен, как пишут в газетах.

- Не называй меня Аликом, пожалуйста,- попросил неожиданно тот,

- Почему?

- Альберт да еще Свинцицкий - в этом одновременно что-то иудейское и свинское.

- Ты еврей?

Печальные брови еще больше изогнулись.

- Кто его знает. Каждый из нас вправе сомневаться в своем отчестве.

- Наплюй.

- И все же называй меня Александр, Саша. Ладно?

Женя пожал плечами:

- Пусть будет по-твоему. Мне все равно.

- И фамилию я когда-нибудь заменю. Вернусь из армии с новой.

После ужина распорядок дня отпускал сорок пять минут свободного времени. Это не значило, что можно идти куда душе угодно или делать что хочешь. Свободное время выделялось для того, чтобы подшить свежие подворотнички к курткам, погладить «хэбэ» к завтрашнему дню (к завтрашней зарядке, от одной мысли о которой бросало в жар), а в оставшиеся минуты можно было написать письмо, что уже с усердием и делали Нечи-поренко и Хромов. Роман Балаев сидел в бытовке и смотрел в окно грустными карими глазами на табун лошадей, которых ездовой гнал в ночное.

Никогда ранее не писавший писем, Миляев взял вдруг тоже листок бумаги, сел в углу под плакатом «Воин, храни государственную тайну» и написал: «Здравствуй, мамочка!» Посидел, подумал, потом зачеркнул «мамочка» и написал «мама». Некоторое время раздумывал, что еще написать, с чего хоть начать повествование, но неожиданно вспомнилась тюбетейка Дмитрия Дмитриевича, его очки в дорогой оправе. Написал: «На одно очко положено десять - двенадцать военнослужащих». Прочитал написанное, скомкал листки выбросил в урну.

4

Отделение шло краем аэродрома к дальнему капониру, оборудованному под тир.

- Запевай! - скомандовал Серегин.

Они уже пели не раз на вечерних прогулках и добились удивительно слаженного кричания предложенной прапорщиком Цибой песни: «Роспрягайтэ, хлопци, коней». Решение изучать украинскую песню в качестве строевой прапорщик мотивировал интернациональным воспитанием: мол, находясь на территории Украины, нужно уважать ее культуру.

Кубаткул на это заметил осторожно:

- А в Казахстане солдаты поют по-казахски?

- По-турецки!

Прапорщик не очень-то любил дискуссии, и песня была выучена, хотя это стоило большого труда Кабаидзе и особенно Звайзгне, который и по русски-то не умел говорить. Кроме слов «здравствуйте» и «спасибо» все остальное произносил невнятно, поэтому больше молчал. Хромов звал его за это «глухонемым», но только за глаза, побаиваясь мощных бицепсов латыша.

Нечипоренко был запевалой не потому, что голос у него был лучше, чем у других. Наоборот, ни голоса, ни тем более слуха у него не было, но прапорщик Циба отдал ему предпочтение по той простой причине, что

Ивану учить слова песни не требовалось - он знал их с детства.

- Роспрягайтэ, хло-го-пци, коней та й лягайтэ спогочивать, а я пи-ду в сад зэлэный, в сад крынычэньку копать!-закричал Нечипоренко и все подхватили разноголосо, но дружно.

Этой песни оказалось слишком много на дорогу до тира, Серегин оборвал ее командой и остановил строй. Капонир представлял собой земляное сооружение, поросшее бурьяном, и предназначалось оно для укрытия самолетов, которые могли когда-нибудь здесь появиться. Внутри этого сооружения у поперечного вала были выставлены три фанерных щита, на которых крепились мишени - квадратные человеки по грудь. Расстояние до них было пятьдесят метров, и на этой отметке стояли воткнутые в землю два красных флажка. Третий флаг, побольше размерами, трепыхался на самом гребне капонира, предупреждая местное население, что идут стрельбы, хотя кругом не было ни души.

В первую смену стреляли Балаев, Звайзгне и Хромов. По команде лейтенанта Серегин раздал по три патрона, каждый солдат доложил:

- Три боевых патрона получил.

- К огневому рубежу шагом - марш,- скомандовал Капустин.

… Солдаты прошли вперед, легли, как учил Строевой устав.

- Заряжай!

Щелкнули затворы карабинов. По очереди снова доложили.

- Рядовой Звайзгне… Балаев… Хромов к стрельбе готов!

- Огонь!

Первым выстрелил Арвид. Пыль взметнулась за фанерным щитом, и шарахнулось в земляном четырехугольнике эхо. Из дальнего болотца в поле взлетела пара испуганных уток, которую проводил охотничьим взглядом сибиряк Лихолет («Хорошо идут: стук-стук»,- он даже глаз прищурил).

Один за другим, почти одновременно, грохнули еще Два выстрела.

- Внимательнее! - сказал Серегин, стоявший у ног стрелявших.

Роман повернул к нему голову. Качнулся ствол карабина.

- Моя же была очередь…

Он не договорил. Сержант больно наступил ему на ноги, от чего цыган взвыл.

- Не вертеть оружием на огневом рубеже!

- Да я же…

Сержант снова ударил его по подошвам сапог.

- Отставить разговоры!

- Но…

- Рядовой Балаев, разряжай!

Роман затравленно зыркал по сторонам, ничего не соображая, а Серегин быстро наклонился и резко два. раза подряд дернул затвором карабина. Патроны вылетели в траву.

- Встать! Стать в строй!

Когда раздосадованный Роман вернулся в строй, сержант обвел всех строгим взглядом:

- Предупреждаю еще раз. Огневой рубеж не балаган, и вы не в таборе находитесь, а в армии!

Лейтенант смотрел в это время в бинокль, будто происшедшее его не касалось - личный состав должны воспитывать младшие командиры.

- Звайзгне, молодец. Восьмерка. Хромов - мимо.

Первая смена отстрелялась, хотя и не полным составом. Балаев зыркал гневным взглядом на сержанта, а тот снова был напряжен, весь во внимании.

- К мишеням бегом - марш!

В очередную смену пошли Нечипоренко, Хайретдинов и Кабаидзе. С карабином грузин выглядел настоящим абреком, коня бы ему еще, бурку да башлык. Нос орлиный, глаза горят, череп, как и положено, бритый, синева на щеках - красавец. И стрелял метко: три девятки.

Подошла очередь Миляева, и он поймал себя на мысли, что волнуется. Никогда до этого не приходилось ему стрелять из настоящего оружия, хотя в детстве у него была классная игрушка - уменьшенная копия американской автоматической винтовки М16. Стреляла она водой, и было истинным наслаждением запустить струю в отца, сделавшего этот подарок.

Отец ругался, но винтовку не отбирал.

Прозвучала фамилия, и Женя вздрогнул. Ответил как положено, протянул руку, в которую сержант Серегин вложил холодные длинные патроны. На остриях пуль поблескивали лучи солнца, вид их казался самим совершенством - плавный овал, баллистически точная

форма. Не верилось, что эта изящно выполненная штуковина несет в себе смерть.

По команде Миляев лег на расстеленную плащ-палатку, положил карабин в ложбинку на мешочках с песком, передернул затвор. Все делал механически, как учили, не задумываясь. Поудобней расставил ноги, прицелился.

- Огонь!

Слева щелкнул выстрел - Расим Хайретдинов стрелял первым. Дымящаяся гильза упала рядом с Женей, он видел ее в траве - оттуда некоторое время шел дымок, точно от брошенного окурка. Снова прижался щекой к прикладу, поискал в прорези прицела мушку. Теперь надо было подвести ее к мишени где-то на уровне белой круглой линии, оцифрованной восьмеркой. Эта линия проходила по квадратной груди мишени, и Женя вдруг увидел впереди не мишень, не фанерный щит, а человека. В галстуке, пиджаке, с шевелюрой волос на голове. Увидел глаза, глядящие на него или, может быть, как раз в дульное отверстие карабина.

Палец на курке уже пошел выжимать пока холостой ход, но вот курок уперся, будто в препятствие какое-то, и замер. Женя напрягся, почувствовал, как под пилоткой взмок лоб, но палец словно одеревенел, а человек на бруствере капонира округлил глаза, смотрел выжидающе и с ужасом.

- Огонь! - повторил лейтенант Капустин.

. Женя зажмурился, опустил голову:

- Не могу.

Лейтенант опустился на одно колено перед лежавшим на земле солдатом.

- В чем дело? Карабин неисправен?

Миляев не смотрел в его сторону.

- Не знаю…

- Дай-ка сюда.

Капустин взял карабин, быстро вскинул его к плечу и, почти не целясь, один за другим сделал три выстрела. Три облачка пыли за мишенью выпорхнули из травы.

- Отличный карабин! Младший сержант Серегин,- обратился лейтенант к стоявшему в стороне своему заместителю.- Выдать рядовому Миляеву три боевых патрона.

И снова прорезь прицельной планки закачалась перед глазами, черное пятно вдалеке прояснилось, зрение сфокусировало его, и снова встал человек. Бред какой-то! Там, у бруствера, обыкновенный фанерный щит, а на нем продырявленная лейтенантом бумажная мишень. Но нет, смотрит настороженно, ожидает пули приговоренный.

Холостой ход выжат, еще усилие - и тугой курок спустит пружину. Но точно в самого себя должна быть выпущена пуля - нет сил дожать курок.

- Огонь! - скомандовал лейтенант, и то ли от его крика, то ли от напряжения палец дернулся, карабин тряхнуло, и острая боль ударила в плечо. Высоко над мишенью вспыхнуло облачко пыли.

- Мимо! Перезаряжай.

Не целясь, Женя выстрелил еще два раза и уже не видел перед собой ни человека, ни его глаз, будто исчез он после первого же выстрела. Передернул затвор еще раз, но патронов больше не было.

- Понравилось? - спросил лейтенант и, наверное, готов был дать еще патронов, но Женя встал, хмуро доложил:

- Рядовой Миляев стрельбу закончил.

Капустин совсем по-дружески прикоснулся к его

плечу:

- Не расстраивайся, что не попал. Если это в первый раз в жизни, то не беда - научишься, будешь стрелком не хуже нашего рекордсмена рядового Свинцицкого. Три десятки выбил!

Женя удивленно оглянулся. Алик-Саша стоял в строю, опустив от смущения голову, а на него смотрели все остальные - Хромов с явной завистью, охотник Лихолет с уважением как на равного, Кабаидзе с достоинством побежденного.

- Уж он-то точно не впервые стреляет!

- Впервые,- смущенно ответил Алик.

- Вот это да! - восхитился Капустин, и в его глазах появился азарт, будто он открыл новую звезду стрелкового спорта.- Сейчас посоревнуемся. Младший сержант Серегин, сменить мишени!

Они стреляли быстро. Передергивали затворы - лейтенант четко, отлаженным движением, а солдат осторожно, будто авторучку новым стержнем заряжал. Эхо от выстрелов металось по аэродрому.

Пробоины считали все вместе. Половина ребят рассматривала изрешеченную мишень лейтенанта, другая половина - мишень Свинцицкого. А соперники реагировали на подсчет очков по-разному: лейтенант двигал

пальцами по мишени, возбужденно говорил о кучности, возмущаясь тем, что «семерку на полседьмого сорвал», а солдат стоял в сторонке, точно ученик перед доской.

Лейтенант победил на два очка, чему был безумно рад, признав тут же и авторитет соперника.

На обратной дороге только песня отгоняла грустные мысли. Женя орал про «козаченька», который донимает «дивчиноньку». Благодаря этому не надо было думать про стрельбы и о том, что со спуском курка он перестал быть тем, кем был. Саднило плечо, в носу ощущался кислый запах горелого пороха, карабин казался более тяжелым, чем до стрельбы. И тем самозабвеннее орал Женя:

Выйшла, выйшла дивчинонька
в сад вышнэвый воду брать!
А за нею козаченько
вэдэ коня напувать!
Неожиданно в слаженности, в однообразном топоте ног перестало ощущаться собственное «я», растворилось, слилось вместе с другими, и это уже не он выкрикивал украинские слова - это пело подразделение, частичкой которого был он сам.


Срок карантина подходил к концу. Молодые солдаты научились строевым приемам, прочитали от корки до корки уставы Вооруженных Сил, знали текст присяги наизусть, умели стрелять и бегать в противогазах, подтягиваться на перекладине и прыгать через коня (любимое упражнение цыганка Балаева), могли не спать ночами, но постоянно хотели есть-к твердому режиму никак не хотели приспосабливаться их желудки.

Присягу принимали в воскресный день. После завтрака получили карабины, одели пустые подсумки для патронов на белые ремни, оглядели друг друга.

Офицеры были в темно-синих парадных кителях с золотыми погонами, на груди каждого поблескивали медали, а у командира майора Винокурова рядом со значком десантника (белый парашют и внизу ромбик с цифрой «100») тускло отсвечивал рубиновой эмалью орден Красной Звезды.

По знакомой дороге машины понеслись к селу. Вскоре они остановились у обочины под старым тенистым вязом, росшим у плетня. Тут же, на скамейке, сидели бабки, одетые нарядно, будто и для них какой праздник сегодня: широкие платья были оторочены шелковыми черными и красными лентами, на головах белые в цветах платки, блузки расшиты на рукавах крестиком.

Майор Винокуров вылез из кабины, поздоровался:

- Здравствуйте, бабушки.

- Добрыдень, добрыдень, - закивали головами старушки, любопытно поглядывая на солдат и перешептываясь. Даже семечки подсолнечные отложили.

Солдаты соскакивали из грузовиков, знаменосцы расчехляли Знамя, барабанщик тронул пальцами пружинки барабана, и они звонко задребезжали.

- Повзводно, в колонну по четыре, ста-ановись! - скомандовал майор. - Шагом - ма-арш!

Женя шел слева крайним, скосил глаз и заметил улыбающегося мальчика, которого, кажется, уже видел. Подмигнул ему, и тот помахал в ответ рукой. Он вспомнил его. Это тот самый мальчишка, который гнал коров на пастбище вместе с дедом, когда бежали солдаты первый свой кросс. Вспомнил и обрадовался, будто первого знакомого встретил за многие-многие годы. И удивился: такой радости не было даже тогда, когда прилетал в Шереметьево-2 с родителями после длительной командировки и встречал кого-нибудь из близких знакомых. Думал об этом и удивлялся - ты ли это, Миляев, осмысливающий смысл в смысле смысла декадент, пространно рассуждающий о материи и духе, нашедший истину в отходе от действительности и думающий, что поймал своего бога за бороду; ты ли это, который терпеть не мог пионерских лагерей, собраний и большого количества людей на демонстрациях, ты ли отрицал идею коллективизма как уничтожающую личность? Ты теперь испытываешь настоящее удовольствие в слаженности и единообразии, и дух захватывает от этого бодрого соло на малом барабане, словно это величайшая музыка, не доступная воображению даже гениального Дмитрия Дмитриевича Благоза.

Возле памятника погибшим воинам-односельчанам собралось довольно много народу. На звук барабана пришли люди и с другого конца Петривцев. Многие были с букетами цветов, и все одеты празднично.

Майор Винокуров, кашлянув, выступил с коротким словом.

Женя смотрел на собравшийся люд, слушал громкие слова - громкие и потому, что произносились громко, и потому, что громкий смысл несли, старался быть спокойным и не мог унять дрожь. Понимал где-то разумом, что это все условность, что это языческий какой-то обычай, - словам теперь уже мало кто верит, клятвы, как и заверения, порой ничего не значат в жизни, где сегодня процветают подлость и лицемерие; он это знал, этому был неоднократно свидетелем, бежал от этого, выдумав свой мир, спрятался там, как улитка, но сейчас чувствовал, как спирает в горле, и учащается дыхание, и обсохли губы. А когда назвали его фамилию, он громко ответил и, ничего не видя вокруг, кроме красного стола впереди, пошел к нему, четко чеканя шаг, остановился и успокоился немного лишь тогда, когда пальцы почувствовали шершавый дерматин красной папки.

- …«Если же я нарушу эту мою Торжественную присягу, то пусть меня постигнет суровая кара советского закона, всеобщая ненависть и презрение трудящихся».

Десятерым солдатам, принявшим присягу, девушки в украинских костюмах вручили букеты тюльпанов. Принимая цветы, Женя даже не успел прикоснуться к руке девушки, настолько быстро она развернулась и отошла. Но до конца ритуала он постоянно ее искал в толпе.

- Сестра моя, - послышалось из-за спины.

Женя оглянулся. Рядом стоял знакомый парнишка, поглядывая то на девушку, то на солдата.

- Оксана, витэр в голови, - он протянул руку, и Женя пожал ее. - А мэнэ Стэпаном звуть…


Соседство с военным аэродромом вносило в жизнь Петривцев интересную особенность. Местная ребятня росла под постоянным воздействием маленького гарнизона: в играх они подражали военным летчикам, пропадали они с утра до вечера в основном на аэродроме, таскали солдатам яблоки из своего или колхозного сада, служили посыльными между ними и девчатами. Как ни пытался прапорщик Циба бороться с постоянным присутствием ребятни в части, ничего из этого не получалось. Да и как тут бороться, если племяш Степка был самый первый заводила в этом деле.

В одно погожее утро Степка вышел из дому, помочился с порога, широко зевнул. Прикинул: то ли на ры-балку смотаться на пруд, то ли к соседским мальчишкам мяч гонять, то ли на конюшню к деду Трофиму податься.

Отец Михаил стучал топором на срубе нового дома, ставил стропила, и мать ему помогала. Сестра Оксана учила уроки - она решила поступать в Киевский институт, до экзаменов оставались считанные дни, а как она поступит, когда разгуливает едва ли не до утра с лейтенантом Капустиным и все про самолеты слушает?

Вскарабкался по лесам на сруб. Мать наклонилась и чмокнула его в щеку.

Не по нутру Степке были эти телячьи нежности. Вырвался из ласковых объятий матери, буркнул что-то невнятное.

- Трымай! - сказал отец и протянул ему шнур.

Он тесал сосновый брус, и нужно было отбить ровную линию. Степка взял конец шнура, подождал терпеливо, пока отец натрет его обгоревшей головешкой. Затем приложил конец шнура к краю бревна, на самом краешке прижал пальцем. Отец натянул шнур, как струну, потом поднял вверх и отпустил. Звонко ударил шпагат по дереву, оставив на нем ровную черную линию.

Со стороны аэродрома послышался вдруг рокот мотора. Степка навострил уши. Конечно, это мог быть и «кукурузник»-химик, который опрыскивал поля, отчего у деда Трофима подохли почти все пчелы. Ну а вдруг не этот?

Он вынырнул из-за тополей, и был это темно-зеленый Ан-2 с бортовым номером «07».

- Парашютисты! - завопил Степка.

Самолет полетел над селом, прошел, казалось, над самым срубом так, что хорошо были видны звезды на крыльях и хвосте, и взмыл ввысь. С каждым витком он поднимался все выше и выше.

Что ж говорить о Степке? Не дыша и не моргая, он следил, как в фюзеляже обозначился черный проем, потом мелькнуло крохотное тело, отделилось от самолета, за ним, словно шлейф, потянулся на фале чехол, и вспыхнул бело-оранжевый цветок в голубом небе. Следом еще один, потом еще. Самолет улетел, а небесные цветы, колыхаясь на ветру, поплыли медленно к земле. От куполов тянулось вниз к черным фигуркам белое мереживо строп, парашютисты взмахивали руками, расставляли и сдвигали ноги, управляя движением парашюта, и не верилось, что это летели люди, настолько крохотными они были и далекими. Но вот уже показались их лица, руками они манипулировали, подтягивая и отпуская рулевые стропы, и купола то накренялись против ветра, то снова выпрямлялись, подставляя нужное окно - разрез в куполе - под поток воздуха.

- Тату! Я - на аэродром!

Ребятни на аэродроме уже собралось много. Приземлившиеся парашютисты шли к месту сбора, несли перед собой намотанные на руки купола парашютов. Почти все они приземлились на вспаханный, мягким круг с белыми крест-накрест полотнищами в центре. Немного в стороне стоял зеленый автобус, на высоком шесте взметнулся полосатый шелковый чулок-флюгер, показывающий направление ветра, а под ним на треноге - маленький анемометр.

Тем временем Ан-2 развернулся в небе, и снова небосвод расцвел яркими куполами. Руководитель прыжков, подполковник, стоял у стереотрубы на треноге, смотрел в окуляр вниз, а видел небо - так устроена была труба.

- Так-так, хорошо, хорошо, - приговаривал полковник. - Отлично, Майоров!

Первый парашютист, резко выставив ноги вперед и подтянувшись на стропах, приземлился в самом центре белого креста на вспаханном круге. И не упал, лишь отошел несколько шагов в сторону, а над ним обмяк купол парашюта, медленно и мягко осел на землю.

Подполковник и ожидающие своей очереди парашютисты зааплодировали.

- Мастерски!

- Великолепно!

- Открыл сезон как надо!

А парашютист помахал рукой зрителям, потом заторопился выйти из круга - следом за ним приземлялись другие парашютисты.

Для Степки они были словно боги, спустившиеся на землю.

- А-а, старый знакомый, - заметил его Майоров,- Как жизнь? В небо хочешь?

- Хочу! - не задумываясь, крикнул Степка.

Что творилось в душе у Степки, когда Майоров говорил с подполковником! И ведь уговорил! Юркнул Степка мышью в нутро самолета. И вот взвыл мотор. Земель-кали тополя вдоль поля, капониры, ряды казарм и солдаты, тренирующиеся на перекладинах. И когда вдруг все исчезло, провалилось куда-то вниз, Степка понял, что теперь они летят.

Самолет лег на крыло, и мальчишка увидел в иллюминаторе Петривцы, все сразу от края до края. Пруд увидел, школу, узнал клуб, центральную улицу, а потом свою, имени Щорса. Самолет подлетел ближе, и он отыскал свой дом, покрытый красным железом, двор увидел, грушу посреди двора, старый сарай и да» же будку Рябчика. А сбоку красного дома увидел квадрат сруба и на нем отца! Даже крикнуть захотелось, чтобы поднял он голову, посмотрел, куда забрался его Степка, знак бы ему какой подать, так ведь хоть кричи, не услышит. Отец так и не поднял головы, тюкал своим топором, склонившись низко. Эх ты, тато, тато… Ходишь по земле и не видишь, как прекрасно в небе, как можно в облака закутаться, а ты ведь выше крыши и не бывал…

5

Когда лейтенант впервые пришел на танцы, Оксана вышла танцевать с Лешкой-однокашником, чтобы обратить на себя внимание. И лейтенант конечно же заметил ее. Не один раз за вечер пытался пригласить ее, но Оксана на секунду раньше принимала приглашение то Мишки Сороки, то Петра Лукьянчука, то опять Лешкины, который все время крутился вокруг нее.

Лейтенант, конечно, огорчался, приглашал других девочек, но наконец ему повезло. Оксана выразительно взглянула на лейтенанта, слегка кивнула головой И сделала реверанс.

- Меня зовут Юрием, - сказал он, танцуя с ней.

- Ого! Как Гагарина!

Он улыбнулся:

- Точно! К тому же я Юрий Алексеевич. Мой отец был летчиком морской авиации и сам мечтал полететь в космос.

- А вы что же, по его стопам пошли? Тоже хотите космонавтом стать?

Лейтенант покачал головой:

- Увы, уже не стану.

Оксана впервые видела человека, который о космонавтике как о профессии говорил серьезно, Не так,

как ее братишка Степка. У того еще детские разговоры.

Танец закончился. Капустин поблагодарил. Оксана ответила по-украински:

- Будь ласка.

Лешка стоял у стены мрачнее тучи. Весь танец зыркал на них из-под нахмуренных бровей, играл желваками на веснушчатом лице, а когда улыбающаяся Оксана подошла к нему, буркнул:

- Знюхалась. Вин тэбэ обдурыть!

От этой ревности Оксане вдруг стало немного жалко своего друга детства.

- Лешенька, - она провела ладонью по его щеке, но он отбросил ее руку, - а що трапылось? Ну потанцювали, ну и шо?

- А ось морду йому набьемо, от будэ тоби шо!

Леша кивнул стоявшим в сторонке Мишке Сороке

и Петру Лукьянчуку, и они вышли из зала. У Оксаны екнуло сердце. Лешка-то, ладно, драться не умеет, а те двое - уж не дай бог! Кулаки как кувалды.

Не зря волновалась Оксана.

- Я провожу вас, - сказал ей лейтенант.

- Хорошо, - сказала она, а Капустин, ожидавший другого ответа, почувствовал, как теплота растекается по груди - то ли от свитера, то ли от душного зала.

Они вышли на улицу и не успели даже заговорить друг с другом, как из тени деревьев у замерзшего пруда вышли двое. Оксана тут же схватила Капустина за рукав дубленки.

- Бежим!

Но он мягко взял ее за руку и остановился.

Двое подошли ближе, остановились. Мишка Сорока держал в зубах сигарету, бросил невнятно:

- Дай огня, командир.

Прием старый как мир, еще бы спросил: «Скоко время?» Капустин чиркнул зажигалкой, Мишка смело наклонил голову, прикуривая. Вот бы сейчас дать ему по затылку, а коленом снизу, как учили. Но сдержал себя - это не решение конфликта.

- Я уже взрослая! - рассерженно крикнула по-русски Оксана. - Передай Дятлу, чтобы на глаза мои больше не показывался! - Последние слова она прокричала в темноту деревьев, наверняка зная, что Лешка где-то там спрятался, кусает холодные пальцы. - С кем хочу, с тем и гуляю!

И тут она шагнула вперед, смело напирая на Мишку, и тот от неожиданности отступил, наткнувшись на Лукьянчука.

- Мало сидел, да? Мало? Еще добавят! Не думай, что тебя испугались!

Из темноты вышел Лешка. Подошел как-то бочком, остановился шагах в трех.

- Не треба, Миш. Нехай их…

- А ты, ты!.. - губы Оксаны скривились, блеснули в свете луны слезы.

- Оксана…

Она не ответила, повернулась и неожиданно уткнулась в отворот дубленки Капустина.

- Ну вот, мужики, довели до слез девушку.

Парни растерялись, не знали, что делать. Они готовились к бою, но ситуация перевернула все с ног на голову.

- Оксана, - снова проканючил Лешка.

И тут же получил щедрую оплеуху от Мишки Сороки.

- Ну ты, сопля, нюни распустил!

Шапка слетела с головы Лешки, он попятился и сел в сугроб.

- Кавалер хренов! Сам разбирайся теперь. Айда, Петро, в клуб…

Вспоминала Оксана тот зимний вечер и краснела. Не могла понять, почему тогда вступилась за лейтенанта, позволила ему ухаживать за собой. Неужто только в пику подругам?

Эх, не лезет учеба в голову. А завтра еще коров с дедом пасти. В Петривцах пасут по очереди, от двора к двору. Когда-то был постоянный пастух Ванька Терех, придурковатый, да вот помер, и теперь мается народ, то с работы надо отпрашиваться, то жертвовать праздниками или выходными.

Дед Трофим собирался с вечера. Сапоги приготовил, дождевики из сарая принес, палки. Заглянул к Оксане.

- Лягай, завтра рано вставать.

Какой там сон, не стемнело еще!

- Поучу, диду, ще трохи.

И все же она подошла к дивану, разобрала его, постелила постель, взбила большие подушки в вышитых гладью наволочках, потом, не занавешивая окна (пусть смотрят, кому интересно), руками крест-накрест подняла подол платья, стащила его через голову. Тронула рукой застежку на спине. Красивая была Оксана, словно звенящее, сочное яблоко. И кому-то придется его надкусить? Капустину? Она тряхнула густыми вьющимися волосами, откинула их на спину. Нет, не бывать этому. Хороший он парень, но почему-то пустотой в душе отдавалось любое о нем воспоминание.

Утром мать еле добудилась ее. Умылась, вышла, поеживаясь, на улицу. На центральную дорогу выходили коровы, щипали молодую травку под заборами, хозяйки покрикивали на них, подгоняли. Вера Дятлиха гладила по морде свою буренку. Завтра ее очередь пасти. Лешка, наверное, погонит, больше некому. Оксана увидела и его самого. Не знала она, что Лешка следил вчера вечером за ней через окно.

Оксана поздоровалась, а парень покраснел, отвел глаза и поспешил в дом.

«Чудной», - пожала плечами девушка, повесила на плечо торбу с едой и учебниками и взмахнула маленьким пугачом.

Солнце припекало. Роса высохла, из-под ног выпрыгивали в стороны кузнечики, садились на подол платья, тут же снова срывались в траву. Хорошо было Оксане, беззаботно. Не хотелось думать про учебу, про будущее, вот так бы и жить, только бы и дышать и наслаждаться свободой.

Оксана не видела, как от бомбосклада навстречу ей и деду Трофиму шел солдат с карабином на плече. Она увидела его только тогда, когда залаял вдруг Рябчик.

Оксана узнала солдата сразу. Тот подошел, неуклюже придерживая карабин на плече, поправил пилотку, съехавшую на ухо, кашлянул:

- Здравствуйте.

Дед Трофим хотел было козырнуть в ответ, но передумал и торопливо снял картуз.

- Добрыдень.

Солдат будто забыл, зачем подошел. Смотрел во все глаза на Оксану, а та опустила ресницы, смутилась под таким откровенным взглядом.

- Вы красиво пели, Оксана.

Она подняла брови.

- Откуда вы знаете мое имя, Женя?

Солдат удивился в свою очередь,

- А вы откуда знаете мое?

Они оба засмеялись, и ничего не понимающий дед Трофим лишь пожал плечами.

- А мэнэ дидом Трохимом зовуть. Фамилие - Циба.

Оксана продолжала улыбаться, но Миляев вдруг погрустнел, будто вспомнил, для чего он здесь. Фамилия напомнила.

- Циба?

- Так-так, я батько вашого прапорщика.

Женя посмотрел на Оксану, и та кивнула:

- А я его племянница.

Ну и дела! Как же теперь выполнить приказ прапорщика, что посторонних в районе охраняемого объекта не должно быть и если скот кто вздумает пасти на территории войсковой части, то прогонять немедленно.

- Пасти скот здесь запрещено, - глухо выговорил Женя, стараясь не смотреть в сторону Оксаны, да и на деда тоже. - Вам придется уйти.

Дед хлопнул рукой по колену:

- Дак як же так? Васыль же…

Он осекся, увидев, как солдат нахмурился.

- Никаких исключений. Приказ прапорщика для нас закон!

Оксана огорченно сказала:

- Но ведь это глупо, сколько земли хорошей пропадает!

И он видел глупость совсем в другом. Что земля? Что коровы? В Индии они вообще ходят где хотят, хоть по газонам столицы, и никто не вправе к ним прикоснуться - коровы священны. Сейчас ему приходится говорить какую-то казенную ерунду, а ведь хочется сказать совсем другое…

- Это приказ.

Оксана вспыхнула.

- Глупый приказ!

Вот и весь разговор. Как мило они побеседовали, встретившись так неожиданно. Жене показалось (теперь он еще раз убедился в этом), что видел Оксану не только на присяге, а задолго до этого, раньше. Но где? Разве сейчас спросишь?

Он продолжал стоять как пень, с карабином на плече - что поделаешь, при исполнении служебных обязанностей, а Оксана отвернулась, забросила за плечо сумку. Миляев смотрел вслед симпатичной пастушке, чувствуя себя круглым дураком… «Где же я ее видел?» - мучился он, и где-то в глубине памяти смутно вырисовывалась Москва, Арбат…

6

Карантин вспоминался, как пионерский лагерь. У молодого пополнения началась новая жизнь.

Хромова заставили встать на табурет и закрыть ладонями лампочку, чтобы не отсвечивало в лицо спавшему в сапогах поверх одеяла «деду» Лиходееву. Хромов, похоже, делал это с удовольствием, хотя стоял уже больше часа и его ладони вспотели от раскаленной лампочки.

Женя Миляев смотрел на все это с удивлением, даже с интересом - неужели правду рассказывали знакомые ребята? Неужели молодыми солдатами будут командовать люди, не облеченные властью, а только лишь потому, что на год больше прослужили?

Взявший Женю под свою опеку «наставник» рядовой Ступа - добродушный малый с широким лицом, усеянным веснушками, - велел подшить подворотничок к его куртке. Женя искренне принял это за товарищескую просьбу. Он взял кусок белой материи, сложил пополам и, тыкая иголкой, как штыком врага, пришил крупными стежками. Ступа даже не возмутился, оценив его творческий порыв, - подворотничок едва держался и непонятно было, для чего он пришит.

- Ты че, совсем бестолковый? - спросил «дед», а Женя, стоявший, как требовалось, перед ним навытяжку, пожал плечами.

- Таким уродился.

Солдат рванул белую тряпку, так что нитки затрещали, коротко бросил: «Учись». Потом оторвал от большого куска материи новую полоску, сложил пополам, провел изнутри по изгибу острием иголки.

- Вот так надо… чтобы на спичечную головку выглядывал… стежок в стежок… Понял?

Миляев снова пожал плечами.

- Э-э, ты совсем какой-то… Давай свою куртку.

Такого поворота событий Женя не ожидал, но послушно снял с себя куртку и протянул ее солдату. Тот быстро и аккуратно подшил подворотничок и ему.

«Годки» не одобрили поступок Ступы:

- Ты что, Андрюха, рехнулся? Где это видано, чтобы «дед» на салагу работал?

Ступа добродушно улыбался. Он был сильным и потому, наверное, щедрым на доброту.

- Вы че, ребя? Я же показал только. А так он парень послушный. Скажи? - Андрей обратился к Миляеву, который с интересом наблюдал за перепалкой «стариков».

Тот, соглашаясь, кивнул, а Ступа, все так же улыбаясь, для пущей убедительности показал огромный кулак.

- Кто его тронет - убью.

С ним не стали спорить. Попробуй тронь Ступу! А вот салагу придется, наверное, учить в другой обстановке.

Хуже всего пришлось Алику Свинцицкому. Воспитывать его считала необходимым вся казарма. То и дело слышалось:

- Свинцицкий, принеси! Свинцицкий, подай! Свинцицкий, сапоги сними!

Он все выполнял безропотно, и это, наверное, подзадоривало «дедов». Даже одногодки стали на него покрикивать. Женя слышал, как Хромов однажды сказал ему: «Ты, салага, плохо полы вымыл».

Такая покорность раздражала Миляева. Как-то он не выдержал, подошел к солдату:

- Так нельзя, Саша.

- Как? - поднял на него грустные глаза Свинцицкий.

- Тебе же самому будет стыдно потом. Дай отпор. Возмутись.

Алик лишь ухмыльнулся.

- Что ты хмыкаешь? Я тебе помогу, поддержу тебя. Это же идиотизм какой-то - чистить чужие сапоги!

А вечером Миляев сам чистил сапоги ефрейтору Лиходееву, и тот приговаривал, похлопывая Женю по плечу:

- Чисти сапоги с вечера, чтобы утром надеть их на свежую голову, как говорит суперпрапорщик Циба.

К тому, что творилось в казарме, когда уходили командиры, невозможно было привыкнуть. Так, во всяком случае, казалось. Но с каждым днем Женя замечал в себе какое-то усиливающееся равнодушие ко всему. Приказывали ему идти ночью в туалет - и он вста-вал, покорно шел, брал швабру, мыл кафельный пол, даже чувствуя странное удовольствие от этой работы. Может быть, потому, что был в одиночестве почти всю ночь, и никто им не командовал.

Как-то Миляева вызвал прапорщик Циба. Он сидел в канцелярии один и был мрачнее тучи.

- Зачем батьку с аэродрома прогнал? Кто разрешил?

- Но… - Женя смутился. - Я не знаю вашего батьку.

- Не знаешь? А должен знать лучше, чем весь командный состав Вооруженных Сил! Пасти коров не позволено никому, это так. И мы не допускаем этого. Но когда увидишь, что пасутся коровы, сначала спроси, кто пасет, и тебе скажут.

- Да, но ведь… как я понимаю, что раз нельзя, то нельзя никому.

- Что-о?! Ты еще пререкаться будешь? На гауптвахту сядешь!

- Но за что?

- А за то, что умный больно! Сказано люминь, значит, люминь. Или тебе это не понятно?!

- Не понятно, - пожал плечами Миляев.

Прапорщик стал ходить взад-вперед по канцелярии.

- Ну, ты зовсим деревянный. Кем до армии работал?

Женя даже не знал, что ответить. Казалось, то золотое время кануло навеки в Лету, его вовсе не было, его, Жени, тоже не было; он будто бы родился в сапогах, в армейской форме.

- Художником, - сказал Миляев, и ему самому это показалось ужасно несерьезным.

А прапорщик остановился, посмотрел с удивлением:

- Это что же, афиши, что ли, в кино рисовал?

- Да нет… Я был свободным художником.

До прапорщика наконец-то дошло, что перед ним солдат, умеющий рисовать.

- Что ж ты раньше-то молчал? Нам художники нужны. Для начала выкрасишь известкой туалет, это тоже художество, а потом нарисуешь красками портреты наших военачальников, повесим на центральной аллее городка. Сможешь?

- Туалет покрасить?

- Портреты, бестолочь, нарисовать!

- Надо попробовать.

- Смотри, - прапорщик выставил мощный кулак, но не всерьез - в шутку.

Заказ был принят, военачальников так военачальников, а пока Женя макал травяную кисть на длинном держаке в ведро с известкой и мазал дощатый домик, расположенный «не ближе 75 метров от жилых помещений и хлебопекарен (хлебозаводов). Щели меж досок были забиты штакетником, а на дверях красовался бубновый вырез.

Как-то незаметно Миляев свыкся с новым своим качеством. Военная форма уже не тяготила его, как в начале службы, и теперь казалось, что никогда и не носил «вареные» джинсы, не связывал в косичку длинные волосы. Поубавилось проблем. Все мысли были направлены только на одно: получше выкрасить туалет, чтобы не заставил старшина снова перекрашивать.

Домой Женя написал всего одно коротенькое письмо, что жив, мол, здоров, чего и вам желаю. Просил не волноваться за него, потому как он сыт и одет, о нем все заботятся, помогают по службе. Никаких подробностей, никаких душеизлияний - чем строже, тем лучше.

Мама в письмах не только плакала. Она ревела. Не раз Женя усилием воли сдерживал собственные слезы, откладывал письмо, потом снова начинал читать. Ну разве можно писать такие письма солдату?

Отец тоже прислал письмо. Деловое, строгое.

Говорил, что гордится им. Призывал не терять зря времени, работать над собой, совершенствовать английский; убеждал, что после армии можно будет поступить в МГИМО, это даже хорошо, что после армии: никто из коллег не сможет упрекнуть в протекционизме.

Неожиданное поручение прапорщика Цибы приятно взволновало Миляева. Он уже свыкся с мыслью, что живопись в прошлом, что больше никогда не суждено взять кисти в руки, а тут…

Ни льняного, ни конопляного масла не было, и он попросил повара Склярова налить в бутылку обыкновенного подсолнечного.

- А понос не проберет? - удивился тот, но налил.

Теперь краски пахли подсолнухом.

Прапорщик приходил в бытовку, где расположился

Миляев, но первые штрихи, подмалевок охрой, его явно не удовлетворяли, и он только качал головой, сожалея о затеянном.

- Эх ты, маляр!

Но Женя работал спокойно. Прикнопил черно-белую фотографию маршала к углу щита, сличал и видел, что все у него получается. Экономя краски, работал сухой кистью, работал увлеченно, редко выходя на перекуры.

Когда в очередной раз заглянул Циба и покачал головой, глядя на очертания коричневого лица, Женя сказал:

- Товарищ прапорщик, вы бы лучше нашли цветные изображения орденов и погон маршала, я ведь этого в глаза не видел, а здесь фотографии черно-белые.

- Как это не видел? - удивился Циба. - Ты же москвич, а в Москве, там о-го-го! Там и маршалы, и генералы. Ну да ладно, разыщу. - Прапорщик вздохнул. - А то я ведь того… тоже маршала не видел.

Он принес на следующий день (ну и находчивость!) большую цветную фотографию маршала Леонида Ильича Брежнева, выдранную из старого номера «Огонька».

- Здесь тебе и мундир маршальский, а что до орденов, так выбирай любой - тут все есть, видал, сколько их?! - Потом добавил, несколько понизив тон: - Только ты это… Не оставляй ее на виду. Поработал- и спрячь.

- Понял, товарищ прапорщик.

Так и работал дальше Женя, писал лица живых генералов, а расцветку орденов, орденских лент «снимал» с груди бывшего Генерального секретаря… Председателя Президиума Верховного Совета… четырежды Героя… Героя Социалистического Труда… Председателя Совета Обороны… Маршала Советского Союза, товарища…

А служба шла своим чередом. Как-то во время завтрака произошло нечто такое, что в масштабе солдатского коллектива означало чуть ли не переворот. Инициатором был Миляев. Сев за стол, он не стал дожидаться установившейся очереди, а первым потянулся к лежавшему в тарелке куску масла, отхватил положенную порцию, спокойно намазал на хлеб. «Старики» опешили, а их было за столом семеро против троих «молодых» - Жени, Звайзгне и Балаева. Выдержав паузу, ефрейтор Лиходеев озадаченно выдавил:

- Ты Что, оборзел, салага?

- А что? - спокойно спросил Женя.

- Ты почему масло взял?!

- Положено, вот и взял.

Он откусил хлеб, но слишком много, будто боялся, что отберут.

- Да ты понимаешь, кто ты?

- Понимаю, - промычал Женя полным ртом и заметил, дай потянулся к маслу Арвид и тоже отхватил кусок, быть может, даже несколько поболее, чем полагалось.

«Старики» переглянулись.

- Это что, бунт? - вскипел Лебедев, щуплый, но ершистый солдат, будто обиженный на весь мир за свой малый рост.

- Э, чавелла, зачем так горячишься? - спросив Роман Балаев. - Тебе что, масла не хватит?

Он тоже размазывал вилкой по хлебу масло, и было видно, как дрожат его руки.

За соседним столом инцидент заметили, там тоже «молодые» потянулись за своими правами, «старики» стали шипеть на них, но тихо - за отдельным столиком завтракал дежурный по части капитан Скворцов, а напротив него сидел прапорщик Циба, прихлебывая горячий чай.

Миляев вдруг почувствовал острую боль в ноге и поморщился. Это сидевший напротив Лиходеев ударил его носком сапога. Боль была такая, что аж круги перед глазами пошли, но Женя сжал зубы, чтобы не вскрикнуть. И, сам того не ожидая, тоже пнул ногой по колену обидчика. У того даже рот тотчас перекосило от боли.

- Ах ты, шнурок! - Лиходеев наклонился и, коротко взмахнув кулаком, ударил Женю в лицо.

Миляев приложил к разбитой губе пилотку, и вдруг, зачерпнул вилкой перловой каши и метнул ее, как из катапульты, прямо в лицо Лиходееву. Каша прилипла ко лбу, упала на грудь, украшенную комсомольским значком, знаком перворазрядника по легкой атлетике и специалиста 2-го класса. Одновременно на всех столах перестали стучать вилки об алюминиевые тарелки.

Такую тишину не смог не заметить прапорщик Циба. Его чуткое ухо сразу уловило критическую ситуацию, и он поднялся, пошел вдоль столов.

- Ну, погоди! - прошипел угрожающе Лиходеев.

А Миляев, изо всех сил стараясь показать, что он

плевать хотел на его угрозы, положил себе в тарелку добавки сколько хотел, отыскал в бачке кусок мяса попостнее, чего раньше никогда не делал. Потом так же спокойно взял миски Арвида и Романа и положил приличные куски и им.

- В чем дело? - строго спросил старшина.

- Да так, - Лиходеев уже вытер с лица кашу,- ждем, когда молодой товарищ положит нам порцайку.

- Тебе худеть надо, - назидательно промолвил Циба. - И так физия, як луна.

Завтрак закончили в гробовой тишине. Только слышно было, как чирикал воробей, устроившийся на перекладине под крышей.

На выходе Женя опять столкнулся с Лиходеевым.

- Вечером поговорим, салага, - прошипел тот, а Миляев почувствовал, как ему все стало безразлично. Господи, как они ему надоели!

После утреннего развода Женю сразу же окружили девять его товарищей.

- Да мы же сила, братцы, - сказал весело. - Нас же как десять пальцев. Целых два кулака!

- Одын за всэх, всэ за одного, - энергично взмахивая рукой, сформулировал единство Гиви Кабаидэе.

- Они наблюдают за нами, - пугливо оглянувшись, проговорил Хромов.

- Ну их к лешему! - сказал Игорь Лихолет. - У меня дети дома, а я и точно как салага, язык проглотил да только слушаю и повинуюсь. Надоело.

- Может, лейтенанту доложить? - высказал робкое предположение Расим Хайретдинов.

Гиви энергично покрутил головой:

- Мы что, сами нэ мужчины? Зачэм жаловаться?

Молчал только один Свинцицкий. Стоял рядом вроде бы со всеми, но в то же время как-то особняком. Но никто не замечал его молчания, впрочем, как и присутствия.

- Значит, табор у нас? - блеснул золотыми зубами Роман и подмигнул. - Добре, братья.

Он вдруг обнял Женю, похлопал по плечам.

- Ты первым вступился за всех.

Никогда еще Женя не чувствовал себя так уверенно, как в эти минуты.

7

По мере того как набирал обороты двигатель самолета, все гулче стучало сердце в груди Капустина. Он сидел справа по борту, видел в иллюминатор оставшихся на земле, видел Степку возле группы парашютистов, видел руководителя прыжков подполковника Мишина. Одни обсуждали предыдущие прыжки, другие укладывали парашюты, и никто из них не волновался сильнее, чем лейтенант. Он летчик, летчик! И без неба он не может!

Капустин вспомнил, с каким трепетом прикоснулся к стропам расстеленного на брезенте парашюта, будто это были не шелковые прочные веревки, а струны волшебного инструмента. Под наблюдением Майорова, стал складывать парашют. Сортировал стропы, выравнивая, встряхнул их, и они мягко хлопнули по брезенту. Внимательно, долька к дольке, перебрал купол, зачехлил, упаковал. Уверенность крепла с каждым движением, будто и не было долгой разлуки с небом. Застегнул все кнопки, стянул ранец, заправил вытяжной трос. Затем проверил готовность запасного парашюта.

«Кукурузник» набрал нужную высоту, вышел штурман из пилотской кабины, открыл наружную дверь. Чувствуя позади себя Майорова, Юрий подошел к двери, выглянул. Сколько времени он ждал этого момента, веря, что не все потеряно, что еще возвратится в небо и будет вдыхать чистый высотный воздух и чувствовать пружинистый ветер в грудь…

Рука Майорова легла на плечо. Юрий, едва оглянувшись, легко переступил порог и сразу же ощутил невесомость. Исчез самолет, только мелькнули красные звезды на крыльях да бортовой белый номер «07». Островка твердой опоры в небе больше не существовало.

Он взмахнул ногой, и тело перевернулось на спину, мелькнула внизу земля, и облака оказались перед глазами, еще кувырок, еще. Как прекрасно то, что ты живешь и можно вот так, от одного лишь движения рукой, испытать истинный восторг бытия. И мысль свободна, и никаких команд, никого, только видится внизу купол первого парашютиста, белый крест на земле, а над собой услышал хлопок раскрывшегося парашюта Майорова.

Парашютист что-то крикнул, когда они поравнялись, и Капустин понял по его губам:

- Открывай!

Он засмеялся, задыхаясь от мощного потока воздуха. Торжество, восторг, счастье - все смешалось, выразившись в этом смехе и в этой неожиданной дерзости. Он знал, что нарушает инструкцию, знал, что Майоров взял грех на душу, разрешив ему прыгать.

Привычным движением он выдернул кольцо на груди. Почувствовал, как разошелся ранец, как зашелестела ткань, как слегка качнулось тело от вытяжного парашюта и притормозился полет, впились ремни в бедра; он перевернулся в вертикальное положение, но вдруг завертелся вокруг оси, будто даже не он сам, а земля пошла по кругу, поплыли поля и перелески, а в центре всего вращающегося мира был белый полотняный крест. . .

Характерного хлопка не было, и Юрий поднял голову. Парашют трепетал флагом, будто едва наполненный газом стратостат; стропы перепутались, болтался сорванный чехол, он, словно китайский причудливый дракон, вплелся в окна купола.

Стремительно приближалась земля. Были видны отчетливо две длинные казармы на аэродроме, машина командира части, точно жучок, стояла перед штабом, на дальних подступах два тягача с катками ровняли взлетную полосу, обозначенную сигнально-посадочными щитами. Все ближе земля и ближе. Уже можно было различить поднятые к небу лица сбившихся в кучу людей возле вспаханного круга и маленькую фигурку Степки…

Рука машинально выхватила нож из кармашка на запасном парашюте, пальцы нажали кнопку, и лезвие блеснуло на солнце. Виден ли был этот блеск с земли? Видела ли его Оксана? Нет, она сейчас в Киеве, сдает физику, рассказывает о законе всемирного тяготения, о том, что все предметы падают на землю с одинаковым ускорением.

Юрий захватил левой рукой стропы в пучок, коротко, но сильно провел по ним ножом, потом еще раз, и нераскрывшийся парашют взметнулся вверх, а тело снова обрело свободу. Выпустив из руки нож, который повис на веревке, Капустин быстро раскрыл запасной парашют, проводил его руками впереди себя и, качнувшись на упругих стропах, глянул вверх. Спасательный купол мгновенно наполнился воздухом, и сквозь окна брызнула синь неба.

…Майор Винокуров был вне себя. Не успели радостные парашютисты разобрать все перипетии случая в воздухе, как за лейтенантом пришла машина, и посыльный передал приказ явиться в штаб.

- Кто разрешил?! - встретил Капустина повышенным тоном командир. - Что за самодеятельность? Вы подумали о тех, кто за вас отвечает?

- Виноват, товарищ майор.

- «Виноват»! - Винокуров метался по кабинету. - Да это преступление! Разжаловать тебя к чертовой матери!

- За свой поступок я отвечу сам, - сказал твердо лейтенант.

Он сел в кресло, отвернул голову. Замолчал. Пауза тянулась долго, и Капустин хотел уже было попросить разрешения выйти из кабинета, но майор потер пальцами усталые глаза, вздохнул и, не поворачивая головы, спросил неожиданно:

- Ну, как ты там?

- Где? - не понял лейтенант.

Винокуров поднял вверх глаза.

- В небе…

И столько сочувствия и понимания было в этом вопросе бывшего летчика, что Юрий неожиданно почувствовал огромную благодарность к старому майору и тяжесть своей вины перед ним.

- Лучше, чем на земле, Виктор Васильевич.

Они говорили долго. Юрий слушал Винокурова внимательно, понимая, что накопилось у того в душе. В части было только двое бывших летчиков.


Капустин ждал недолго. Стоял, опершись плечом о гладкий ствол ивы, смотрел на тихую воду пруда, где тыкались губами в камыш караси и на поверхности расходились от стеблей круги. Солнце уже зашло, но за деревьями на том берегу пруда небо до самого горизонта еще пылало огнем.

Юрий успел докурить сигарету и услышал за спиной:

- Здравствуй, я пришла.

Он обернулся. Глаза Оксаны были настороженные, внимательные.

- Что с тобой случилось? - взволнованно спросила Оксана, да и как ей было не волноваться, когда по дороге домой от автобусной остановки только и слышала у каждой скамейки, где сидели бабки, что на «яродроми убывся парашутист», и крестились, и поминали Бога. А во дворе навстречу ей побежал Степка с криком «Оксана! Оксана! Юра там…». Перед глазами у нее все поплыло от этих слов, сна выпустила сумку из рук и только выдавила из себя: «Що з ным?» Степка моргал, ничего не понимая. «3 парашютом? - и махнул рукой. - Та ничого, так и нэ разкрывся…» Оксана почувствовала, что сейчас расплачется. Едва слышно повторила: «Що з Юрою?» Степка заморгал удивленно глазами: «Шо с ным будэ? Одризав стропы ось так ножэм, та выпустыв запасный парашут». Она не знала, что сделать с братом, то ли отлупить, то ли обнять с радости. Победило последнее, и она порывисто обняла Степку, прижала к груди, а тот оттолкнулся от нее и сердито закричал: «Я шуток таких не люблю!» А потом добавил: «Вин тебэ будэ чекаты на ставку пид вэрбамы!»

И вот они встретились.

- Что ж случилось с тобой? - спросила Оксана.

- Ничего.

- Неправда. Все село говорит.

- О чем?

- О том, что ты разбился.

В пруду плескалась рыба, стрекотал где-то в вербах сверчок. Теплый туман опустился на землю.

- Выходи за меня замуж, Оксана.

Она не ответила, а Юрий так сжал кулак, что хрустнули суставы пальцев.

- Что же ты молчишь?

- Прости меня, пожалуйста, и пойми, - сказала тихо Оксана. - Ты… сильный и внимательный, а я дура, наверное.

Она замолчала, развернулась и пошла по тропинке между синеющих в тумане кустов. Мокрая от вечерней росы, трава хлестала ее по ногам, намочила подол платья, но Капустин этого уже не видел, достал сигарету, закурил. Горько было оттого, что зря, выходит, ухаживал, думал о ней, лелеял надежду - отказала вертихвостка.

Л потом он вдруг выругал себя за то, что так о ней подумал.

8

На траву, которую утюжили аэродромные тягачи, давно зарилось колхозное начальство, но, так как объект был военным, сенокос там запрещался. Отсюда и постоянные перепалки между командиром войсковой части и председателем колхоза Лукой Терентьевичем Чубарем. Председатель был настойчив, говорили, что обратился с письмом в Москву и высокая инстанция разрешила колхозу косить сено на территории военного аэродрома.

Косилками управились быстро. Весь аэродром пестрел длинными полосами валков, и майор Винокуров поторапливал теперь колхозников с уборкой сена - вдруг учения начнутся.

И вот на аэродроме появилось столько людей, сколько еще никогда не было. На поле выехало несколько грузовиков, в кузовах которых сидели женщины, держали вверх грабли, будто расчесывали ими воздух, пели песни; на телегах приехали ездовые. На поле послышались голоса, команды бригадиров. Привлекли к уборке сена и солдат, объявив это мероприятие комсомольским субботником.

Дед Трофим тоже приехал на поле и пригнал лошадей. Степка сидел в его телеге.

- Ну, хлопцы, - встретил он оживленно солдат,- помогай сельскому хозяйству! Хто з конями може управляться?

Первым к нему подошел Арвид Звайзгне,

- Я умею, дедушка.

Дед Трофим подозрительно на него посмотрел, услышав незнакомый акцент в речи, но сказал одобрительно:

- Тоби можно, вмиешь.

Арвид отвязал от телеги гнедую лошадь, погладил ее по влажной шее, сказал что-то по-латышски, и та ухом повела на ласковую речь, подчинилась, почувствовав уверенность и силу временного хозяина.

- Грабэльки, грабэльки, хлопцы, берить, - кричала веселая крепкая женщина.

Женя Миляев взял вилы, осмотрел их, покрутил в руках, С таким инструментом он имел дело впервые,

Это сразу заметили колхозники и стали по-доброму шутить:

- Шо, гарна штуковина? Дуже богато нэ бэрить, пупки надирвэтэ!

Весело было. Гам, крики, шорох сухого сена и запахи - ах какие запахи шли от валков! Никогда в жизни Женя не занимался физическим трудом с таким удовольствием, как сейчас.

Он давно уже заметил среди девчат Оксану, ловко подгребавшую валки. Он постепенно приближался к ней, сена в валке оставалось все меньше и меньше, и наконец они встретились.

- Здравствуйте, - сказал Женя.

- Здравствуйте, - ответила весело Оксана. - Как вам служится на сельскохозяйственном фронте?

- Отлично! - ответил он и наколол большой хрустящий ворох. Поднатужился, чтобы поднять, но не смог - то ли острия вил в землю ушли, то ли сено было тяжелым.

- А вы держак в землю уприте, тогда и поднимать лучше будет.

Он не знал, как это делается, и Оксана взяла из его рук вилы.

- Смотрите, это же просто.

Она наколола сено по новой, потянула вилы на себя, а потом, уперев держак в землю, легко подняла целый ворох сена над собой.

Женя больше не отходил от девушки, будто поставлен был работать в паре - она подгребала, а он относил душистое сено и не обижался на шутки, когда, случалось, поднимал над собой пустой навильник.

Жене было приятно встречаться взглядом с Оксаной, которая, казалось, не знала усталости - останавливалась только, чтобы поправить съехавшую на глаза косынку. И она не замечала, как за ней и Женей наблюдает Юра Капустин, тоже раздевшийся до пояса и потому неотличимый от солдат. Смотрит, ну и пусть смотрит.

- Вы меня извините, - неожиданно сказал Миляев amp;apos;.

- За что? - подняла черные брови девушка.

- За то, что я вас тогда прогнал с поля. И коров ваших…

Оксана уже давно забыла о том случае на аэродроме и, чтобы перевести разговор на другую тему, вдруг пожаловалась:

- А меня в институт не приняли.

- Как же так? - Жене почему-то казалось, что перед ней все двери должны быть открыты.

- По конкурсу не прошла. Нам, сельским, трудно поступить. В Киеве своих хватает.

- Что же вы теперь будете делать?

- Работать пойду. Вера Игнатьевна, директор нашей школы, зовет к себе пионервожатой.

А тем временем становилось все жарче и жарче, заблестели от пота спины солдат. Сено прилипало к мокрому телу, кусались ости, но никто этого не замечал, солдаты работали, в отличие от селян, играючи, будто это забава какая, а не сенокос. Солнце скрылось в матовой дымке, и, хотя облаков не было, небо словно заволокло горячим паром.

- Ох, чую дощ буде зараз, - говорил дед Трофим, подгребая вилами остатки сена. - Поясница ные. Швыдше, хлопцы, встыгнуть бы.

Подъехал на газике председатель колхоза. Несмотря на жару, был он в широком галстуке и белой в дырочку шляпе. Вылез из машины, поздоровался.

- Поспиетэ до дощу? - спросил он.

- А як же, Лука Терентьевич, обовъязково!

- Ну и добре, добре. А солдатам спасибо великое за помощь. Буду просить командира, чтобы всех в увольнение отпустил. Сегодня же танцы, правда, девчата?

Мало-помалу аэродром принимал свой обычный вид - людей оставалось все меньше и меньше. Постепенно темнело небо, и ветер все более крепчал. Где-то за селом, над лесом, глухо пророкотал гром, и дед Трофим аж картуз снял.

- Нэ встыгнем, едрена корень!

И действительно, первые крупные капли с шелестом упали на землю. Потом вдруг резво полился теплый поток, никто не успел даже накрыться клеенками. Женя схватил куртку, поднял над головой Оксаны, и та прижалась к нему. Они добежали до телеги и присели под ней с подветренной стороны, накрывшись курткой, которая, правда, уже промокла насквозь. Платье Оксаны прилипло к телу, казалось, что дождь раздел ее, и Женя отводил глаза в сторону, глядя на то, как не спеша идет под дождем лейтенант с кителем в руках.

- Вы придете сегодня на танцы? - спросил Женя.

Оксана кивнула:

- Приду.

Едва войдя вместе с ребятами в клуб, Женя увидел Оксану в кругу девчат. Она махнула ему рукой и пошла навстречу.

- Знакомьтесь, - сказала Оксана и показала глазами на свою подружку. - Это Ира.

Рядом с Оксаной стояла высокая, модно одетая девушка, выгодно выделяющаяся среди своих сверстниц. Кивнула Миляеву, улыбнулась.

- Она из Киева, - с нотками уважения сказала Оксана. - Приехала отдыхать.

- Привет, - сказала наконец Ира, - а ты откуда?

Жекя почувствовал, как она спросила: конечно, киевлянка в деревне - с этим надо считаться. Да и по-русски она говорила чисто, с едва заметным акцентом.

Миляев безразличным голосом ответил:

- А я из Москвы.

Он видел, как удивилась Оксана и многозначительно посмотрела на подругу, будто знала об этом и молчала. Ирина даже рот приоткрыла.

- О-о, это клево!

- Клево, - согласился Женя и пригласил Оксану на танец.

Только вышли на середину зала - Оксана доверчиво прижалась к нему, впрочем, не так откровенно, как другие девчонки.

- А я тоже была в Москве, - сказала она, не поднимая глаз. - Нас возила после девятого класса Вера Игнатьевна за то, что на буряках лучше всех отработали. Мне так понравилось! Особенно улица Арбат.

- Арбат? - переспросил Женя, и так непривычно прозвучало это слово здесь, за тысячу километров от Москвы, под тяжелые звуки самодеятельного ансамбля в душном зале, где на стенах висят показатели сельскохозяйственных достижений, а кругом слышится певучая украинская речь.

- Да, там еще художники рисуют, - Оксана мечтательно закрыла глаза, предавшись воспоминаниям.- Вы были на Арбате?

Был ли он на Арбате?.. Да, был. Тот волосатый юноша в замызганных джинсах с заплатами на коленях частенько сидел с этюдником у театра Вахтангова.

В другом конце зала вдруг началась какая-то возня, ринулся туда завклубом, но музыка заиграла еще громче, еще азартней.

- Драка! - Оксана потянула его за руку. - Давай уйдем отсюда!

Ирина ждала их на улице под липами.

- Терпеть не могу этого деревенского мордобоя с ремнями и кольцами, - брезгливо сказала она.

- В Киеве дерутся интеллигентнее? - съязвил Миляев.

- А в Москве? - не осталась в долгу Ира.

Они пошли по аллее и вышли на сельский стадион, окруженный со всех сторон могучими дубами. Футбольные ворота стояли без сеток, возле них блестели на свету большие лужи, оставшиеся после дневного дождя, а через поле наискосок белела в сумерках тонкая тропинка. Они сели на одну из скамеек. Ира вытянула ноги и поставила каблучки босоножек на переднюю скамейку.

- У тебя есть сигареты? - спросила она Женю, и тот достал мятую пачку.

- Дешевая «Ватра».

Она на секунду задержала руку, а потом махнула ею и вытянула сигарету тонкими пальчиками с накрашенными ногтями.

- Ладно, курить охота.

Женя протянул пачку и Оксане.

- Будете?

Оксана отрицательно покачала головой:

- Нет-нет, я не курю. Один только раз как-то попробовала, не понравилось.

Женя поднес спичку к сигарете Иры, та прикурила, откинула голову назад и выпустила облачко дыма.

- Скучно тут, - сказала она. - Что там нового в столице? Что смотрят? Что носят? «Варенки»?

- И «варенки» тоже, - сказал Женя, которому эти самые «варенки» показались теперь чем-то недосягаемым, далеким, как лунный грунт. «Хэбэ» сносить бы сколько положено.

Вскоре им пришлось уйти со стадиона, потому что он стал местом выяснения отношений. Послышался свист, кто-то побежал, громко шлепая подошвами, но его догнали, повалили на футбольное поле, кто-то ругнулся матом, кто-то завопил - «команда» собралась приличная, и в сгущающихся сумерках казалось, что это продолжается затянувшийся до ночи матч по регби.

Домой проводили сначала Оксану, потому что она жила ближе, чем Ирина. Оксана пожала Миляеву руку, явно не желая уходить: может быть, чтоб не оставлять Женю с Ирой вдвоем.

Миляеву было легко и просто с Ириной. Она все болтала, болтала, а потом, когда он уже хотел уходить, потянула на скамейку под куст сирени, и он еще не успел сообразить, что к чему, как Ира губами нашла в темноте его губы, и он не выдержал, одурел от такой откровенной атаки и от ее близости.

- Приходи послезавтра на дальнюю «точку» в конце аэродрома, я дежурить в домике буду, - переводя дыхание после долгих объятий, сказал Миляев и заторопился, чтобы не опоздать из увольнения.

9

Отец Жени любил Китай, из всех стран Востока именно Китай. Он таскал сына на длиннющие, скучнейшие китайские оперы, водил по древним гробницам и монастырям, при малейшей возможности ездил по стране, фотографировал, впитывал в себя все, что видел.

В Циндао они поехали в августе. Все разумные люди в это время стараются взять отпуск, уехать в прохладную Россию, потому что наступал период футянь. Но отец оставался в посольстве.

На берегу Желтого моря было так же жарко, но вода все же освежала ненадолго, и целыми часами не хотелось из нее выходить. Город Циндао очень удивил Женю, потому что не было здесь причудливой китайской архитектуры, оживленных, переполненных горожанами улиц - здесь стояли каменные, добротные дома с островерхими черепичными крышами, а шпили католического собора в центре города и вовсе заставляли сомневаться - в Китае ли ты или в Европе? Как выяснилось, город этот был основан в начале века немецкими колонистами.

Каждого туриста, приезжающего в Циндао, везут на гору Лаошань, расположенную недалеко от города.

Разумеется, отец направился туда на следующий же день. Женя не хотел ехать. Ну что он там увидит? Гору? Что ему какая-то Лаошань, когда он видел под крылом «Боинга-747» Гималаи, саму Джомолунгму, да еще в грозу. Удивительное было зрелище! Сверкали молнии, а над тучами громоздились величественные горы, и страшно становилось оттого, что они выше облаков, а самолет - выше гор.

Но отец уговорил, и они поехали. На высокогорной площадке остановили машину и пошли по тенистой бамбуковой аллее. В зарослях, не переставая, верещали цикады. Бамбук рос густо, а тонкие длинные листья, как у камыша, заслоняли собой солнце. Но вот бамбуковая роща кончилась, открылось небольшое плато, и под высокой отвесной скалой Женя увидел зеленые крыши строений, а у ворот их встретил - у Жени даже дыхание перехватило от неожиданности - величавый монах в черном длиннополом одеянии, в такой же черной шапочке на голове. Бороденка его была жидкой, узкие глаза были прикрыты пухлыми веками. Он держался гордо и независимо, и казалось, что это патриарх. Его сопровождал молодой монах, только в белых одеяниях, с заплетенными в косичку волосами. Улыбался гостям, отвечал на приветствия отца частыми поклонами и суетливо показывал дорогу.

Это был древний Даосский монастырь, чудом уцелевший в годы «культурной революции».

Их провели в прохладное помещение, усадили в кресла и угостили ароматным монастырским чаем, настоянным на диких травах. Монах сказал, что чашка этого чая продлевает жизнь на целый год. И Женя хлебал на всякий случай чашку за чашкой. Там же он увидел среди искусно написанных иероглифов какой-то загадочный знак: круг, разделенный на две равные части 5-образной линией.

- Единство и борьба противоположностей, - объяснил старший монах. Отец перевел. - Свет невозможен без тени, мужчина без женщины, добро без зла. Половинки этого знака заключены в целое, а гибкая линия означает, что одно вплетается в другое и образует жизнь.

Молодой монах, улыбаясь, подливал Жене чай, что-то рассказывал, потом кивнул головой, и они вышли во двор монастыря. За каменным домом Женя увидел строй монахов, а перед ним худого старика, Старик что-то долго говорил, а потом вдруг подпрыгнул высоко и ударил воздух ногами.

- Кунг-фу? - восхищенно спросил Женя.

Сопровождавший монах, все так же улыбаясь, закивал головой:

- Кунг-фу, кунг-фу.

Стоявшие в строю монахи синхронно и в точности повторили прыжок старика, но тот, похоже, остался недоволен, снова, на удивление легко, взлетел в воздух, развернулся в полете и ударил невидимого противника. Будто строгий мужской танец исполняли монахи - такая вдруг круговерть началась. Даже не верилось, что смиренные монахи, познающие смысл бытия за толстыми монастырскими стенами, тщательно готовились к борьбе со злом. Стало понятным, почему хунвэйбины, крушившие все и вся, не смогли одолеть эту тихую обитель.

Всю обратную дорогу Женя восхищенно рассказывал отцу о том, что увидел, а тот сидел за рулем умиротворенный, будто побывал на небесах и не желал спускаться на грешную землю.

Всю жизнь надо быть готовым вступить в борьбу со злом - это Женя усвоил твердо…


После отбоя старшина роты прапорщик Циба долго не уходил, и всем казалось, что он останется здесь ночевать. Но «молодые» надеялись напрасно. Натянув одеяла до ушей, они чутко прислушивались к тишине. Но вот хлопнула дверь канцелярии, прапорщик ушел.

Миляев видел, как по стенке скользнула тень, слышал осторожные шаги, приближающиеся к его койке, но ни поворачиваться, ни предпринимать какие-либо меры самозащиты не стал, сжался только и стал ждать. Ждал и проклинал себя за эту рабскую психологию, кроличью душонку, ведь бой объявлен, нужно встать во весь рост, встретив достойно неприятеля.

Вдруг ему стало трудно дышать, исчезла из глаз синяя лампочка, тускло горевшая возле тумбочки дневального, а по животу больно прошлась пряжка солдатского ремня. Но только один раз. Он скинул подушку, которой накрыли его голову, и увидел, как возятся возле его койки тени. Только через некоторое время по мощной фигуре он узнал Арвида Звайзгне.

Спрыгнул со второго яруса в сплетение тел, столкнулся лицом к лицу с Ваней Нечипоренко, увидел Иго-ря Лихолета, Романа, Гиви… Все «молодые» были на ногах. Встали плотной стеной плечом к плечу, а напротив них выстроились «старики». Все были в майках и трусах, точно на диковинных спортивных состязаниях.

Заводилой в том стане был, конечно, Лиходеев. Он горячился, но вперед не высовывался - у многих «молодых» тоже в руках были ремни.

- Ну вы, салаги! Всех на колени поставим.

- Попробуй, - спокойно ответил Нечипоренко.

- Да кто ты такой? - подскочил к нему отсидевший трое суток на гауптвахте Казарян. Он не успел замахнуться, как Иван четко поставленным крестьянским ударом свалил его с ног.

«Старики» явно не ожидали такого поворота событий и стояли бы так еще долго, если б не сержант Серегин. Он поднялся со своей койки, подошел к возбужденным солдатам и строго сказал:

- Отбой команда была!

- Но, Леша, ты знаешь, что эти пацаны… - попытался было оправдаться Лиходеев, но сержант оборвал его:

- Я что, неясно сказал?!

Серегин имел право командовать, и не только лычки на погонах давали такое право - в рукопашном бою он, боксер, одолеет в роте любого, с ним не поспоришь. Наверное, потому опытный Циба и назначил его заместителем командира взвода - авторитет сержанта был всесторонним.

«Старики» обиделись на сержанта, но подчинились, разошлись, недовольные, что не получилось воспитательного мероприятия, а «молодые» обнялись - пусть это была маленькая, но победа, их совместная победа.

«Старики» присмирели, а к осени, когда пришла им пора увольняться, неожиданно потянулись к Жене по весьма поэтическому делу - просили («деды» просили!) оформить им «дембельские» альбомы. Что это такое, Женя не знал, никогда даже не думал, что этот самый альбом для увольнения в запас солдат едва ли не реликвия.

Каждый просил оформить так, чтобы ни у кого другого не повторялось. Приносили стихи собственного сочинения, фотографии сослуживцев и девчонок, разные картинки, вырезанные из журналов, и Женя монтировал снимки, оформлял страницу за страницей, украшая их в стиле кич то гвардейской лентой, то лавровыми листьями, рисовал березки и девчат под ними с грустными глазами, гору Арарат для Казаряна, а когда принес свой альбом в красной обложке Лиходеев, Женя посмотрел на него таким взглядом, который мог означать только одно: «А не пошел бы ты, парень…»

- Ну, ты это… - не нашел что сказать разжалованный перед самым дембелем бывший ефрейтор. - Ну ты… кончай…

Бог с ним, будем считать, что Лиходеев извинился за прошлое. Женя нарисовал ему на первой странице пикирующий вертолет, из-под брюха которого вырывались огненные ракеты, чем Лиходеев был безумно доволен.

А лейтенант Капустин избегал встречаться с Женей взглядом. И тому была причина, о чем Миляев старался не вспоминать, а вспомнив, краснел.

…Ирина-киевлянка пришла к нему на «точку». Она подождала, когда уйдет смена и Женя останется один. Постучала в дверь домика, вошла. Миляев удивился, что она не побоялась, пошла за семь километров от села.

- Привет, - сказала Ира. Женя даже привстал со стула.

- П-привет.

- Скучаешь?

Он промолчал.

- Ты не рад? - И прижалась к нему, обвила руками его шею.

Что было, то было, и голова кругом пошла, и от такой неожиданной близости женщины хотелось кричать, а ее податливость просто ошеломила, и появилось ощущение полной свободы, может быть, оттого, что вокруг ни единой живой души…

Неслышно - на велосипеде - приехал на «точку» проверить несение службы лейтенант Капустин. Он еще в окошко увидел, что солдат не один, и поэтому постучал в дверь, подождал, пока выйдет Ирина, зашел в домик и - с порога:

- Я снимаю вас с наряда и арестовываю на трое суток.

Затем он вызвал по телефону машину с дежурным по части, сел на табурет у стола и сидел так молча до того времени, пока не прибыла машина и прапорщик Пивень не увез арестованного.

Лейтенант никому не доложил о настоящей причине ареста, свое решение объяснил тем, что солдат спал во время несения службы.

Женя написал письмо матери, что отсидел на гауптвахте, весело написал, с философским юмором, этим ерничеством пытаясь снять с души тяжесть.

Увольняясь в запас, старший сержант Серегин отвел в сторону Женю, крепко пожал руку и сказал:

- Ты молодец. Тогда ночью, если бы ты спасовал, я бы сам, наверное, набил тебе морду. А ты поступил как мужчина. Так и дальше держись.

Мелькнула в его улыбке золотая фикса.

«Дембеля» уехали на станцию Тетерев. Все были в новых начесанных шинелях, в ботинках с набитыми каблуками, щеголеватые и снисходительные сейчас к «молодым». Провожая их, Миляев подумал: «Иногда я поступаю как мужчина, а иногда… Даже вспоминать тошно…»

Он действительно не знал, как себя называть после того случая на «точке». Несколько раз Миляев порывался подойти к лейтенанту, объясниться не как с командиром, поскольку в их отношениях было замешано нечто другое, а как с мужчиной, соперником, черт подери! И понимал он, насколько сложно было Капустину строить с мим отношения, чтобы не сбиться на личное. Ведь теперь даже справедливое замечание Женя был вправе расценить как месть.

И они обоюдно старались не замечать друг друга, впрочем, Миляев вел себя сдержанно, не давая повода для какой-либо нежелательной реакции лейтенанта, а солдаты все замечали и путались в догадках: почему это их отважный лейтенант теряется, когда нужно сделать замечание Миляеву, будто он с Евгением в тайные игры играл.

Зимой работы на аэродроме прибавилось. С утра и до поздней ночи работала мощная снегоочистительная техника, завывали моторы, горели в темноте фары, роторы вгрызались в толстый снежный покров и отбрасывали снег далеко в сторону.

Солдатам эта работа казалась бесполезной, потому что за все время службы они еще ни разу не видели приземлившегося самолета, кроме «кукурузника» парашютистов или «химика». Но приказ есть приказ, и мерзлая, будто бетонная, укатанная взлетная полоса тянулась лентой из одного конца аэродрома в другой, а кругом лежала белая нетронутая целина, на которой кое-где склонялись от ветра тонкие стебли трав, а возле них роились прилетевшие на зиму в эти края красногрудые снегири.

Как-то к Миляеву подошел лейтенант Капустин и, не глядя ему в глаза, сказал:

- Тебя хотела видеть Оксана. Просила прийти.

От удивления Женя, наверное, приоткрыл рот. Он не знал, что ответить, и чуть было не спросил: «Вы ей обо всем рассказали?»

Хотел, но не спросил.

10

Увольнительная лежала в военном билете, парадные ботинки начищены, бляха ремня сияет, точно купол церкви, и настроение поднимается от одной лишь мысли, что сейчас - на свободу.

Они встретились на стадионе. Женя был внимателен, смотрел на Оксану, будто хотел в каждом ее жесте или взгляде увидеть какой-то подвох.

Заснеженный стадион был идеально ровный, точно застеленный белой скатертью стол. На скамейках, как и всюду, лежал снег, и Оксана, прежде чем сесть, смахнула его варежкой. Жене показалось, что это то самое место, где они сидели втроем теплым летним вечером.

- Почему ты не приходил в село?

- А ты меня ждала? - спросил Женя.

- Ждала,- ответила Оксана, глядя ему в глаза.

- Вот я и пришел.

Он наклонился к ней, обнял рукой за плечо.

Она отстранилась:

- Не надо, увидят.

- Кто увидит? - удивился Женя, оглянувшись.

Кругом не было ни души. Ранние сумерки подсинили снег, вокруг было тихо-тихо, лишь слышно, как бьет над головой мерзлая ветка о ветку.

- Послушай…- он собрался с духом и спросил то, что давно вертелось на языке: - Что у тебя с Капустиным было?

- С Юрой? - она усмехнулась, а ему стало неприятно оттого, что назвала лейтенанта по имени: значит, было!

«Ревную, что ли, черт подери?»

- Ничего не было,- сказала, опустив голову, Оксана.- Провожал несколько раз домой. Он добрый и никогда себе этого не позволял.

- Чего этого?

Она засмеялась.

- Ну, не обнимался никогда.

«Не обнимался… Ну вот, приплыли в пансион благородных девиц! Да что такое обниматься или не обниматься?» Мысли были плохие, злые, хотелось их прогнать. Оксана ведь ни в чем перед ним не виновата.

- Командир добрым не должен быть,- сказал Миляев.- На то он и командир, чтобы не жалеть, а беречь солдата. Это командирская логика.

Оксана не ответила, прикоснулась варежкой к его щеке, и он вздрогнул от неожиданности.

- Ты злишься.

- Я?

- Ты, ты, я же вижу!

Оксана больше ничего не сказала, поднялась, отряхнула снег с шубы, зябко повела плечами.

- Холодно.

Он тоже поднялся.

- Идем, посидим где-нибудь в кафе или…

Оксана рассмеялась звонко, и смех ее полетел над заснеженным стадионом.

- В кафе… Это тебе не Москва. А в нашу чайную лучше не заходить, закрыли бы ее совсем. Идем ко мне домой.

Она увидела, что он колеблется,- это действительно не Москва. Заходить парню в чужую хату, где дедка, бабка, родители? Здесь ко всему относятся серьезно.

- Идем, не бойся. У меня отдельная комната. Не съедят же тебя. Посидим, музыку послушаем.

Он согласился:

- Идем. Будем слушать музыку.

…Поднявшись на крыльцо веранды, Оксана смахнула веником снег с сапожек, потом, улыбнувшись, обмела и ботинки Жени.

- Не робей! Мама, наверное, в сарае корову доит, а в доме только брат. Отец сегодня в пожарной дежурит.

- А дедушка с бабушкой?

- Они на другой половине живут,-успокоила Оксана.

Они повесили шубу и шинель на вешалку, разулись и прошли в просторную гостиную. В кресле у телевизора сидел Степка и грыз тыквенные семечки.

- Марш уроки учить! - сказала ему сестра, а тот, увидев солдата, от удивления чуть не поперхнулся семечкой.

- 3-здрасьте,- только и сказал.

- Привет! - Женя протянул ему руку.

Мальчишка вертел головой, ничего не понимая. Оксана провела Женю в свою комнату, включила свет и закрыла за собой дверь.

В комнате было аккуратно прибрано. У окна стоял письменный стол, над ним, на стене, висели фотографии артистов, большой плакат с изображением Аллы Пугачевой и чуть поменьше - с Валерием Леонтьевым, а еще дальше, посередине стены, Женя увидел портрет Оксаны - знакомые ямочки на щеках, аккуратную школьную прическу с челкой на лбу. Портрет был выполнен пастелью, и техника показалась знакомой (ребрышками мелков, плоскостями слепленная форма). Что-то даже очень знакомое…

Оксана перехватила его взгляд, объяснила:

- Это в тот раз, когда в Москву с классом ездила. Меня на Арбате художник нарисовал. Длинноволосый такой, нескладный…

Миляев уже не слушал ее, подошел поближе, скользнул взглядом в угол портрета и обомлел: там стояли инициалы «Е. М.», отчего сразу запершило в горле, он кашлянул, оглянулся. Вот где впервые он ее увидел!

Но это невероятно! Это возможно лишь теоретически!

Женя стал лихорадочно копаться в памяти. Когда же это было? Как же он мог не заметить, что прекраснее девушки нет на целом свете - тоже мне художник! И деньги, наверное, сорвал немалые, ведь меньше десятки не брал…

- Ты почему покраснел?

- Жарко.

Она подошла к окну, приоткрыла форточку.

- Ты садись на диван, а я сейчас чаю принесу. Или молока?

- Нет-нет,- махнул он категорично рукой, будто она снова заказывала у него портрет. Но потом добавил: - Чаю.

Он очень хотел, чтобы она поскорее вышла, так необходимо было побыть одному хоть минуту, хоть секунду. Как там говорил Эрих Мария Ремарк - случайностей не бывает только в литературе, а в жизни их полно.

Миляев вдруг ясно вспомнил всю ату картину. Он сидит на своем месте у театра Вахтангова, скучает. Сидит отрешенно, не зазывает к себе клиентов, как это делает расположившийся недалеко Славик Фомин. На заборе рядом прикноплены его работы. Он не смотрит на прохожих, будто их нет, хотя они и толпятся у портретов, больше смотрят, чем заказывают. Цена сходная, как и у других, написана на табличке. Хочется есть, он подумывает, что пора сворачиваться, сороковник уже заработал, пока хватит. Вечером пойдет ужинать в «Пельмени» или посидит в «Адриатике» возле австрийского посольства - там спокойно. А может быть, вообще никуда не пойдет.

.Но вот по улице движется веселая стайка школьников, глаза широко раскрыты у всех, -они ловят взглядами каждую мелочь и приговаривают смешно: «Дывы, дывы…» И охают, и ахают от удивления и восторга.

Он жестом приглашает молодежь .на стульчик, но они все смущены, они смеются, отворачиваются, не решаясь присесть к столичному художнику. Но вот одна девушка набирается храбрости и присаживается, складывает руки на острых коленках. Все остальные становятся полукругом у него за спиной, это его раздражает- он терпеть не может, когда дышат в затылок. Но сейчас он настроен благосклонно. Ему понравились в девочке эта провинциальная застенчивость, искреннее любопытство .и робость. Он берет в пальцы мелки, прикасается к шершавой бумаге…

Они почти не разговаривают. Девочка не спускает с него глаз, на вопросы отвечает смущенно, стесняясь своего акцента, а он конечно же спрашивает: «С Украины?», она кивает головкой: из-пид Киева»- И потом снова долго-долго молчит, сидит ровно, не двигаясь, как перед объективом фотоаппарата, а позади слышно восхищенное: «Дывы, дывы, як похоже! Ну настояща Оксанка!» И он рад, что его работа нравится, он весел, он улыбается и шутит. И, ставя автограф, наверняка денег никаких не взял, подарил на память, пожелал хорошего отдыха и новых впечатлений…

Пришла с чаем Оксана, и Миляев спросил:

- А сколько взял художник за этот портрет?

- Двадцать рублей.

- Ого!- удивился Женя и снова покраснел.- Жарко тут у вас…

- А ты сними пиджак, давай я повешу в шкаф.

Он послушно отдал ей китель, она открыла дверку шкафа, где висели ее платья (он заметил и школьную форму), повесила на плечики. Потом подошла к столу, поставила кассету в портативный магнитофон, нажала клавишу.

«Двадцать рублей со школьницы!»

Но прошлого больше не существовало, была рядом простая, хорошая девушка, он чувствовал своим плечом ее плечо, лицо ее видел на портрете собственной работы, слушал песню про золотую лестницу и не хотел больше ничего-век. бы так сидеть.

Он наклонился и прикоснулся губами к. ее щеке,..

Ужинали все вместе. Пришли со своей половины дед Трофим с бабкой Христей, появился Степка.

Дед Трофим amp;apos; был в белой сорочке, застегнутой на все пуговицы под самую шею, уже скучал, пока женщины готовили еду, норовил все вызвать из комнаты солдата да поговорить «за жизнь».

Он потянулся, рукой к зеленому графинчику, открыл стеклянную пробку.

- Давай, рекрут, по маленькой,, га? - он лукаво подмигнул* а Женя сразу же поднял, руки.

- Нельзя, дедушка. Узнает, прапорщик Циба…- и осекся.

- Васыль? Та я ему всыплю, вин же сын мий.

- Ну да, всыплешь,- качнула головой бабка Христа.-Як бы. вин тоби нэ всыпан.

- Кому? Батьку?

- Тоби, старый пень.

- Та я…- распетушился, было дед.- Та я. ему…

Но в рюмки все ж налил, N Женя- уловил незнакомый запах самодельной наливки. Посмотрел на› сидевшую напротив Оксану, но та улыбалась, одними глазами!, и: ему самому стало весело* Такой сегодня день хороший^ будто и впрямь свататься; пришел, как. в, книгах Николая Васильевича Гоголя..

Дед поднял стопку, разгладил чинно усы:

- Щоб служилося тоби, хлопче, добре, а мы допоможемо, у нас з военными давня; дружба, на вас в цьому. житти. тальки и надия, щоб войны проклятой не було…

Дед смешно коверкал слова, пытаясь переходить с украинского на русский, н у него не совсем складно по-лучалось, но все было понятно от слова до слова, и сказанное тронуло простотой.

Любовь Кирилловна, мать Оксаны, все подкладывала Жене в тарелку:

- Вы картошечку салом полейте…

Вкусно -язык проглотишь. После однообразной пищи этот нехитрый крестьянский ужин показался изысканной кухней, такой, что даже знаменитая китайская конкуренцию не составит.

По-домашнему уютно было здесь Жене, так, как он себя еще никогда не чувствовал,- а где дом-то его? В Пекине ли? В Тхимпху? В Дели? Даже квартира в Староконюшенном переулке - ни больше ни меньше, а четыре стены, которые, бывало, тоску навеют - хоть вой. И в отцовскую квартиру на площади Маяковского тоже никогда не тянуло, и на дачу в Ватутинку тоже. Чужое все, искусственное.

На улице было темно, поскрипывал снег под каблуками ботинок, тускло горели фонари, под которыми искрились снежинки. Оксана провожала до переулка. Остановились. Оксана на всякий случай оглянулась, но никого нигде, тихо. Только снег упруго скрипнет под сапогом, когда переминаешься с ноги на ногу.

- Мне сегодня было очень хорошо у тебя,- признался Миляев.- Со мной еще никогда ничего похожего не было.

Он привлек ее, стал гладить рукой мех шубы, словно котенка, а она теребила пуговицы на его шинели, и едва дышала, и боялась оторвать щеку от его щеки. Так они стояли долго, и им казалось, что отсюда, с этой деревенской улицы, где тускло светит фонарь, где блестят снежинки и сипло лает озябшая собака, что именно отсюда, именно от них двоих, начинается во все стороны мир…

В казарму Миляев вернулся вовремя, доложил дежурному, тот сделал отметку в книге увольняемых. Из канцелярии вышел лейтенант Капустин, похоже, дожидавшийся его возвращения, или это только показалось Миляеву. Кивнул головой.

- Зайди.

Приказ это или просьба - расценивай как хочешь. Лейтенант н» любовный соперник, а командир, и здесь выбора нет, надо отчитываться.

«Юра добрый»,- вспомнил он.

Капустин стоял у окна, когда Женя зашел.

- Рядовой Миляев по вашему приказанию прибыл!

Так ли встречаются соперники? Похоже, лейтенант тоже почувствовал нелепость ситуации, но нужно же было, черт подери, поставить наконец все на свои места!

Не оборачиваясь, он сказал:

- Чтобы не было между нами неясностей, скажу тебе, что у нас с Оксаной ничего не было и быть не могло. Понял?

Лейтенант наконец повернулся лицом к солдату.

- Так точно,- ответил Миляев.

- Оксана прекрасная девушка, и если ты…- он замялся.- Если вы… Если я узнаю, что вы ее обидели, то я буду вести себя так, как посчитаю нужным. Вам понятно?

- Так точно!

Лейтенант вдруг взорвался:

- Что ты заладил: «Так точно! Так точно!»? Будешь курить?

Женя взял из протянутой пачки «Экспресса» сигарету, кивком поблагодарил и наклонился над зажженной спичкой. Лейтенант держал ее до тех пор, пока огонь не коснулся пальцев.


Сложные чувства смешались в душе. Но безусловно одно: Женя лейтенанта, зауважал. Офицер словно обострил в нем чувство собственного достоинства. Может быть, потому Миляева стал раздражать вечно грустный Алик Свинцицкий, который по-прежнему был покладист перед всяким, будь то прапорщик Циба или солдат его призыва, с готовностью исполнял просьбы Жени, как приказания.

- Да очнись ты! - говорил Миляев.- Ты же не мальчик на побегушках. Расправь плечи, черт подери. Хребта, что ли, в тебе нет?

- Не это главное. Я живу по Ганди.

- Господи! При чем тут Ганди?

- А почему бы и нет?

- Но это же бред! Сопротивление заложено в самой жизни, потому что есть граница между тенью и светом, добром и злом. И невозможно ее уничтожить.

- А я и не пытаюсь ее уничтожить. Именно в ней все дело. Потому что есть отдельно добро, а есть отдельно зло. Я служу первому.

- Чудак,- говорил Алику Миляев.- Жизнь намного сложнее, я ведь тоже когда-то жил иллюзиями…

- Конечно, сейчас тебе проще. Говорят, скоро станешь сержантом.

- Сержантом?

Алик пожал плечами, будто сожалел, что с его товарищем приключилось такое.

- Да, Игорь Лихолет видел приказ. Скоро объявят.

11

Время летело стремительно, хотя это была однообразная служба: каждый день одни и те же занятия, разве что теперь прибавились обязанности командира отделения, а это хоть и не бог весть какая должность, но все же надо было командовать подчиненными, то есть думать не только о себе.

Но к концу зимы все почувствовали, что грядут какие-то большие события. Штаб будто проснулся от зимней спячки, и посыпались приказы и распоряжения; личный состав принялся наводить порядок, тщательно проверять сигнально-посадочные щиты и фонари, в который раз убирать на взлетной полосе едва нанесенный ветром снег и чистить капониры.

И события произошли. Утром, едва развеялся туман, в хмуром небе над Петривцами послышался тяжелый раскатистый гул. Самолетов еще не было видно, но гул нарастал. Они, похоже, шли по кругу, постепенно снижаясь, потом показался первый тяжелый транспортный самолет, серый, как свинцовое небо; он прорвал низкую облачность и, чуть накренившись на крыло, пошел на посадку над тригонометрическим пунктом на краю аэродрома. Снижение было осторожное, еле заметное, но вот взлетела из-под шасси поземка, словно пыль, самолет качнул крыльями от тяжести подвешенных моторов, покатился дальше, и еще натужней взревели двигатели, переходя на режим реверса. Машина, посвистывая, зарулила на стоянку, освободив взлетную полосу, а за ней уже опускался с неба другой самолет, потом третий, четвертый…

Гулом наполнился некогда тихий запасной аэродром. Солдаты были подняты по тревоге, распределились по всему аэродрому на свои места, несли службу у капониров, возле складов ГСМ, на бомбоскладе. Все были возбуждены и веселы, будто наконец дождались настоящей службы.

А самолеты все шли и шли на посадку. У приземлившихся вскоре открылись под фюзеляжем рампы, и по ним на зем^ю стали съезжать небольшие юркие бронетранспортеры с эмблемами воздушно-десантных войск на броне - белый парашют и два самолета. Регулировщики с красными флажками указывали им движение, а БТРы, загребая гусеницами, выстраивались в колонну.

Прибыло командование десантной части, и колонна тронулась в сторону Петривцев, где вдоль заснеженных улиц стояли люди, с любопытством наблюдая за передвижением войск, а те, кто служил, со знанием дела комментировали:

- Маневры!

Летчики в кожаных меховых куртках и шлемофонах не отходили от самолетов, пока заправщики не подвезли горючее и вместе с техслужбой не заполнили баки, не укрыли чехлами двигатели и не выставили возле каждого самолета караул. Лишь только после этого летчики сели в автобус, который отвез их в теплые казармы.

Младшему сержанту Миляеву тоже пришлось нести службу на посту у самолетов. Он с интересом осматривал серую махину с красными звездами на крыльях и на хвосте. Не нагибаясь, проходил под. крыльями, примерял к своему росту высокие колеса шасси, и не верилось ему, что эта громадина способна летать. Принципы аэродинамики, конечно, понятны, двигатели, мощность… И все же, и все же…

Он с любопытством осмотрел пушки под килем, направленные в небо, фонарь стрелка. Представил воздушный бой и как стрелок отбивает атаку неприятеля.

У других капониров солдаты с нескрываемой завистью смотрели на водителей бронетранспортеров, которые подчеркивали своё превосходство: грудь нараспашку, голубые полоски тельников на виду,, и не мерзнут на леденящем ветру, запрыгивают лихо в люки машин и, отважные и смелые, несутся по проселочным заснеженным дорогам, выполняя поставленную задачу.

На следующий день снова закружили над аэродромом тяжелые самолеты. Но эти не садились. Б просветлевшем небе хорошо было видно, как открывались люки и оттуда выкатывался тяжелый груз, летел некоторое время свободно, а потом разворачивались, над ним- полотнища нескольких куполов.

Перед землей срабатывала тормозная: система, и десантный транспортер мягко опускался в снег. За машинами приземлялись десантники, стреляли из автоматов, подбегали к приземлившимся бронетранспортерам, освобождали их от парашютистов, заводили моторы и устремлялись к Петривцам. Машины неслись стремительно, будто водители бывали здесь не раз и хорошо знали дорогу.

Учения захватили всех - и гарнизон, и местное население. Мальчишки из села даже стремились попасть в расположение части. Личный состав увеличился, наверное, втрое. Столько офицеров-летчиков Миляев никогда не видел, и были среди них и майоры, и подполковники, и полковники. Даже генерал прибыл, голубые лампасы его сразу бросались в глаза.

Всю ночь работали снегоочистительные машины, утюжили взлетную полосу, взрыхленную колесами самолетов. Аэродром перешел на особый режим, спать никому, кроме летчиков и отдыхающей смены караулов, не полагалось, и солдаты работали на пределе возможностей. Но, как ни странно, никто из них не хотел, чтобы самолеты улетали. От этого многолюдья, движения, всеобщего возбуждения жизнь становилась интересной, насыщенной новыми впечатлениями и, казалось, великими делами. Но промчались эти яркие, незабываемые дни, и последний самолет, взбив колесами снежную крошку, тяжело оторвался от земли и поплыл навстречу сизым тучам. Как только растаял гул в небесах, пошел снег, сначала мелкий, Потом повалил хлопьями, заметая следы самолетных шасси, но уже никто из командиров не спешил дать приказ на снегоочистительные работы.


По весне стало веселее потому, что прибыло наконец молодое пополнение. Все солдаты с любопытством спешили узнать, кто они, откуда, но пока в «карантин» доступа не было. И, удивительное дело, никто пока не относился к ним как к салагам.

Правда, когда «молодые» приняли присягу и влились в состав роты, Миляев однажды заметил, как Хромов лег на койку и приказал «молодому»;

- Ну-ка, сними сапоги.

И тот покорно стал их стаскивать.

- Отставить! - крикнул Женя и, когда «молодой» вышел, вплотную подошел к Хромову; - Тебя что, самого мало дрючили? Своего часа дождался?

- А что? - вскипел Хромов.- Теперь пусть и он службу узнает!

- Но ты еще сам не узнал главного…

- Чего это я такого не узнал?

- Того, что ты сукин сын, Хромов.

- Я?.. Да ты…

Хромов повернулся к сослуживцам:

- Братцы, да что это он? Мы же теперь «старики». За что страдали? Ведь теперь-то дожили до наших деньков, а он…

Ребята отворачивали головы, продолжали заниматься своими делами, а к Хромову подошел угрюмый Арвид Звайгзне и спокойно сказал:

- У Жени, к сожалению, прав нет, чтобы набить тебе морду…- И очень выразительно поднес кулак к самому носу Хромова.- Понял?

- П-понял…- Хромов отошел в сторону, но все же зло добавил: - Дураки. Вас в бараний рог гнули, а вы…

Правда, Миляев заметил и другую крайность. Новички, почувствовав, что к ним относятся совсем не так, как они ожидали, стали откровенно хамить. Особенно один, оказавшийся, к стыду Жени, москвичом по фамилии Зотов. Когда тот узнал, что Миляев тоже москвич, подошел к нему и запросто шлепнул по плечу:

- Здорово, зема. Я на Таганке вырос, а ты?

- Рокер? - Женя еще себя сдерживал.

- Не, хэви-метал. Свой в доску, если чего.

- Вот что, хэви-метал, я для тебя не зема, а младший сержант, понял? Чтобы усвоить, как и к кому обращаться, для начала поможешь наряду убрать уборную. Ну а потом посмотрим, что ты за птица.

«Птица» оказалась не из певчих - ястреб. Сладу с ним никакого не было, бунтовал постоянно, а Хромов торжествовал:

- Я же говорил! Распустились, надо их в узде держать, не выпуская. А то хэви-ме-етал… Я вот на гражданке рокером был, по Калуге ночью на мотоцикле носился без глушителя, а здесь приказал Лиходеев дым пилоткой ловить - ловил! У-у, распустили салаг!

Трудно сказать, на чьей стороне правда, но жалко было смотреть, как эти ребятишки бегают кроссы в противогазах, как пытаются подтянуться на перекладине, а уж подъем переворотом для них вообще был немыслим- ни один из «молодых» не мог сделать. И тогда выходил к снаряду Лихолет, снимал у двух солдат брючные ремни, чего они пугались, предчувствуя воспитательную порку, а Игорь прыгал на пружинистую перекладину, укреплял ремнями кисти рук и делал большой мах вперед.

- Смотри, шпана, как надо!

Через секунду он уже стоял на перекладине вверх ногами, снова большой мах вперед - и прямое тело пошло описывать круги, а «молодые», поддерживая спадающие брюки, восхищенно перешептывались:

- «Солнце», гляди, «солнце» крутит!

И даже не догадывались, что всего год назад Лихолет подтянуться-то не мог больше трех раз.

Однажды Миляева вызвали в штаб. Дневальный сказал, что приехал начальник политотдела, а с ним какой-то-цивильный.

Штабные офицеры смотрели на Женю, как на реликтовое ископаемое, и он, отдавая им честь, чувствовал спиной» любопытные взгляды. Но не станешь же спрашивать, что случилось.

В кабинете майора Винокурова: он увидел сидящего в кресле полковника, который приезжал на осеннюю проверку и благодарил Миляева за «выполненные на высоком художественном уровне портреты высшего командования Вооруженных Сил СССР». На сей раз полковник даже не проткнул руку. Указал взглядом на стул, коротко бросил:

- Садитесь, товарищ Миляев.

За столом напротив Женя увидел мужчину в гражданском, а перед ним лежал маленький портативный магнитофон. У стенки на стульях, словно посетители, сидели майор» Винокуров и лейтенант Капустин. Вид был как у провинившихся школьников, это Женя отметил сразу.

- Скажите, товарищ Миляев,-заговорил наконец полковник.- Что вам известно о так называемой группе «Линия»?

«Линия»? Он слышал «Арию», знал «Круиз», «Синдикат», «ДДТ», «Кино», «Черный кофе», «Бригаду С», «Наутилус помпилиус», да мало ли еще какие рок-группы? Но никакой «Линии» он не знал.

Женя пожал; плечами:

- Я не меломан. Не слышал о такой группе;

- Вы меня не поняли, товарищ Миляев. Это не музыкальная группа. Ее сочинения другие. А руководит ею некто Ася Сологуб.

Боже мой! Из уст полковника услышать об Асе? Это невероятно. Прошла, казалось, вечность с того дня, как они встретились, и лишь только мама в письмах иногда напоминала о ней, спрашивала, кто она такая, ибо уж больно часто звонит ей, интересуется Женей и его службой. Изольда Яковлевна не знала, кем девушка приходится ее сыну, поэтому уходила от прямых ответов, придумывая, что он совсем пропал, никаких писем с той поры, как посадили его на гауптвахту.

- Полюбуйтесь.

Полковник бросил на стол большие глянцевые фотографии, и Женя нерешительно взял одну из них. На фото увидел знакомую Пушкинскую площадь, памятник поэту, но только со спины, у пьедестала,- группу людей с лозунгами. Четко были видны надписи, от которых похолодело внутри: «Горбачев! Где Евгений Миляев?», «Маршал Соколов! Жив ли Евгений Миляев?», «Верните члена пацифистской организации «Линия»!».

Лица на фотографиях незнакомые, но вот в профиль Женя увидел Асю, вот она что-то выкрикивает, подняв сжатую в кулак руку, а вот и приятель Максим Нефедов. Что за маскарад? При чем тут Генеральный секретарь и министр обороны?

А он-то, Женя Миляев, тут при чем?!

Женя непонимающим взглядом посмотрел на полковника. Тот кивнул головой в сторону «гражданского:

- Корреспондент газеты «Красная звезда» товарищ Золотарев Владимир Михайлович. Покажите, пожалуйста, материал.

Корреспондент развернул иностранную газету, протянул Жене, и тот увидел крупный заголовок: «Wherе is Eugeni Мillyev?», а посередине текста собственную фотографию, доармейскую еще, на которой он, при длинных волосах, отрешенным взглядом взирает на суету окружающего мира.

Корреспондент стал переводить статью:

- «Где Евгений Миляев? Уже прошло несколько месяцев, как советские военные власти насильно забрали на военную службу члена московской пацифистской организации «Линия» Евгения Миляева. Его увезли под конвоем ночью из дома-мастерской, где он проживал один.

Евгений Миляев - талантливый художник, его работами интересовался западный мир как неординарными, но его отчислили из художественного училища за то, что он изображал мир не таким, как того хотели официально признанные так называемые художники-руководители. Он поселился в скромной квартире (Женя подумал: «Скромненькая квартирка… 24 квадратных метра жилая комната и 10 метров кухня, санузел раздельный, холл, темная комната, паркет, лоджия».) и самозабвенно отдался творчеству («По двадцать рублей с каждого портрета, в том числе Оксаны»),

Постольку Евгений Миляев вел целомудренный образ жизни («Ха-ха!»), поскольку советские власти никак не могли привлечь его к ответственности, так как он не нарушал советских законов, поэтому его, как социально опасного элемента, насильно призвали в армию.

По имеющимся у организации «Линия» сведениям, Евгений Миляев объявил голодовку, которая длилась в армейских условиях три недели. Его, измученного, посадили в карцер, где ему приходилось спать на цементном полу («После встречи с киевлянкой я действительно был слегка измучен»).

Мы не знаем до сих пор, жив ли наш соратник, противник насилия, или его давно уже нет в живых. Мы призываем общественность Запада откликнуться на нашу боль и приложить максимум усилий по вызволению Евгения Миляева из советского заточения.

Московская пацифистская организация «Линия». Ася Сологуб, Лев Казаков, Максим Нефедов и др.»

Женя сидел ошеломленный, и диктофон некоторое время крутил пленку вхолостую.

- Что вы на это скажете? - спросил наконец полковник.

- Чушь,-сказал Женя.

- Но вы хорошо знаете этих лиц?

- Я бы так не сказал. С Асей я встречался пару раз.

- Наша газета,- заговорил журналист,- намерена дать опровержение этой клевете, и нам, разумеется, надо знать всю правду.


Полковник встал, прошелся по кабинету.

- Ваши командиры сообщили нам, что вы достойно служите. Я помню портреты военачальников вашей работы. Вы действительно талантливый художник, и я, Помнится, объявил вам благодарность.

«Какой там талант - наплевать и забыть»,- подумал Миляев.

- Ваш отец дипломат?

- Дипломат.

- Почему вы об этом никому не говорили здесь?

Миляев пожал плечами:

- А зачем?

Женя встретился взглядом с лейтенантом Капустиным, увидел, как у того удивленно ползут вверх брови. Наверняка думает сейчас о том, что по уставу он обязан знать о подчиненном только «деловые, политические и моральные качества, а также имя, фамилию и год рождения, род занятий до военной службы, семейное положение, успехи и недостатки каждого военнослужащего в боевой и политической подготовке». И все, о родителях - ни слова.

Полковник подошел к Миляеву. Тот встал.

- У политического отдела части и у представителей прессы есть предложение, чтобы вы дали интервью Центральному телевидению. Так что, товарищ Миляев, вам необходимо будет отбыть в Москву. Считайте, что это и отпуск, и служебная командировка одновременно.

Женя не знал, что ответить. То ли благодарить, то ли прикладывать руку к головному убору, как при получении приказания.

Всю оставшуюся до отъезда неделю Женя был в приподнятом настроении. Поездка в Москву, казавшаяся еще совсем недавно невероятной, почти невозможной, теперь вдруг обретала реальность, а причина - это не главное.

12

Москва приближалась. Проносились мимо окон знакомые платформы пригородных станций, мост окружной дороги, потянулись однообразные дома новостроек, но лишь когда показался высотный шпиль университета, он сказал себе: «Ну вот ты и в Москве!»

От Киевского вокзала Миляев пошел пешком. Закинув сумку за плечо, шагал через Москву-реку по Бородинскому мосту, а на его середине остановился. Перед ним высилось островерхое здание Министерства иностранных дел, почти близнец университета, и подумалось, что отец, может быть, сейчас на работе. Стоит позвонить из вестибюля за вертящимися дверями, и он спустится с девятнадцатого этажа, пробежит мимо милиционера, едва взмахнув пропуском, и поздоровается чинно, как с иностранным послом, но не выдержит, обнимет. А потом… потом будет спрашивать. Нет, лучше не сейчас.

Еще было рано, но на Арбате кое-какие художники уже развешивали свои работы на заборах, Некоторых Женя узнавал.

- Садись, командир, нарисую -девушке портрет отправишь.

- Спасибо,- он хотел сказать: «Спасибо, Славик», но не сказал. Тот его не узнал. Да и разве узнаешь теперь?

…Родителей Женя застал дома. Изольда Яковлевна вскинула руки, запричитала, и он поспешил освободиться из ее объятий. Отец был серьезен, точно настроился на важную беседу, и гнал от себя всякие сантименты с завидным хладнокровием опытного дипломата. Хотя тоже обнял. Чмокнул сухо в щеку:

- Ну, рассказывай.

- Сразу все па порядку? - съехидничал Женя..- Может, хоть чаем напоите?

Мама ушла на кухню, а Женя подумал вдруг, что родители как будто из плотного графика выделили время на его прием. Сейчас вот посидят, выпьют чаю, а потом отец как представитель страны-хозяйки поднимется первым, говоря тем самым:, что визит окончен, и гость поднимется тоже, пожмет протянутую руку. «Не паясничай, Миляев, ты же прекрасно знаешь, что это все не так».

- Я рад, что ты жив-здоров и заметно возмужал,- сказал отец.- Что думаешь делать дальше?

Женя улыбнулся:

- Ты же все знаешь, папа, лучше меня. У тебя ведь завидная информированность. Дальше-интервью на телевидении.

- Я не об этом. Об этом позже.- Виталий Андреевич нахмурился.- Ты думаешь учиться? Не верю, что армия тебя не изменила. Вижу, командиром стал.

- Изменила, папа. Многому уже научила. Так что дальше учиться нет смысла.

- Останешься свободным художником?

- Нет.

- Whу? - отец непроизвольно перешел на английский (так было всегда, когда он сердился).- What has hарреned? (Что случилось?)

- Ничего не случилось. Просто я осознал наконец, что не художник.

- I don't аnderstand. (Я не понимаю.)

- Вот и я этого не понимал раньше.

Обстановку разрядила мама. Успела переодеться,

стала официально красивой. «Ну и правда, чем не торжественный прием по случаю…»- зло подумал Женя.

- Мужчины, хватит ссориться. Заключите мирное соглашение. Виталий, ты невозможен. Сынок ведь приехал! Будем обе-едать,- нараспев заговорила она.- И никаких серьезных разговоров.

- Да уж, Женечка,- пробурчал отец.- Вымахал, черт знает, до неба, а дурной, як не треба. Надеюсь, украинский тебе уже понятен?

- Понятен, лапа.- Женя примирительно улыбнулся.

Обед прошел в «теплой, дружественной обстановке».

Отец достал из бара «Finest Scotch whisку», налил себе и Жене, а Изольда Яковлевна довольствовалась голубым ликером.


В Останкине, куда Миляев приехал вместе с корреспондентом «Красной звезды» Золотаревым, его встретили приветливо. Ведущий, он же автор сценария фильма и режиссер, провел в монтажную, усадил в кресло перед видео, попросил операторов показать отснятый материал.

И снова Женя увидел свою фамилию на плакатах, увидел возбужденные лица группы «Линия», увидел знакомую Асю, выкрикивающую что-то в толпу и потрясающую рукой со сжатым кулаком,- это он уже видел на фотографиях, которые ему показывал полковник. Но вот ведущий объявил, что съемочной группе удалось встретиться с инициативной группой пацифистской организации «Линия».

Теперь они вели себя по-другому. Хорошо одеты, спокойны. Нет бравурного натиска, рассчитанного на зевак. Сидят в креслах, рассуждают. Кроме Аси, Женя больше никого не знал. Пожалуй, она и была более всего возбуждена. Говорила запальчиво, видно, желала произвести эффект.

«…Мы знаем, что эта съемка - фарс и рассчитана больше для КГБ, чем для массового зрителя. Но тем не менее я бы хотела, чтобы вы всё знали. Женю Миляева вы убили, а я его любила. Вы отобрали его у меня, истязали, бросили в карцер…»

О последнем Женя уже знал, а вот то, что насчет любви,- этого нельзя показывать. Это неправда, и потом…

- Это пойдет по Всесоюзной программе? - спросил он у режиссера.

- Да, конечно. Мы заинтересованы, чтобы материал увидела как можно большая аудитория.

- Но… Можно убрать некоторые высказывания Сологуб?

Например?

- Ну, хотя бы это признание в любви.

Да, ему не хотелось, чтобы именно это слышали все, даже скорее не все, а один-единственный человек на свете- Оксана. Сколько же можно ее испытывать? Пусть даже это дешевая ложь - для Оксаны это будет равносильно удару.

- Товарищ режиссер, это ведь неправда.

- Но… В том-то весь смысл фильма, что все, о чем они говорят, неправда. Это во-первых, а во-вторых, если мы сделаем купюры, то это даст повод им,- он кивнул на экран,- проводить новый виток кампании, теперь уже против телевидения и гласности. И потом… Это что, так страшно?

- Нет, не страшно,- Женя смутился,- но не желательно.

- Мы заверим ее письменно, официально, что это неправда.

Жене было не до шуток, и он кивнул головой:

- Давайте смотреть дальше.

Далее шло интервью с представителем военной прокуратуры. Он показал во весь экран письмо-обращение группы «Линия», показал журнал регистрации и ответ, который процитировал:

«В настоящее время рядовой Миляев Евгений Витальевич проходит службу в одной из частей Советской Армии».

- Младший сержант Миляев,- поправил Золотарев, но режиссер развел руками:

- Останется так, как есть. И так будет видно, что он уже младший сержант.

- Но тогда подумают, что Миляев обработан специально.

Тот пожал плечами.

- Какая уж тут обработка? Все как снег на голову.

Потом были кадры задержания группы, когда ее члены стали оскорблять прохожих, угрожать. В милиции оказалось, что большинство из них были пьяны. Юноша, который так убежденно говорил только что о свободе совести и выбора, срывался на матерные слова, которые лишь приглушал звукооператор, чтобы не ранить зрительский слух, кричал милиционеру в лицо:

«Плевать я хотел на твой социализм! Ты слышишь?! Сука, б… Ищейка! Не трогай меня, сволочь!»

А милиционер и не трогал потому, что знал о съемке.

- И это пойдет в эфир?

- Пусть идет,- сказал режиссер.- И тебя мы не намерены показывать этаким пай-мальчиком. Ты предстанешь перед зрителями таким, каким был, а потом каким стал.

Женя не хотел этого. Зачем? Уж если снимать, то пусть снимают, каким стал, если считают, что изменился в лучшую сторону.

- Это будет похоже на плохую агитку про перевоспитательную роль армии. Снимите лучше про «дедовщину». Снимите, как волокут «старики» к выхлопной трубе автомобиля строптивого «молодого». Или про то, как грузины дерутся с армянами, а прибалта, если он «молодой», обзывают фашистом.

- Снимем. Снимем, Женя. Это будет правдивый фильм, ты не беспокойся.

Миляев не знал, что съемка давно началась, что все его рассуждения перед экраном видео тоже станут частью фильма. И, увидев эти кадры спустя несколько дней, он не будет возражать, потому что, когда говоришь правду, получается очень естественно, смотреть не стыдно.


Он сам не мог понять, что его угнетало. Как-то ночью стал кричать во сне. От его постели не отходила Изольда Яковлевна, дала выпить успокоительного, каких-то женьшеневых капель, а отец настойчиво предлагал рюмку коньяка, и Женя в конце концов, к ужасу матери, выпил и то и другое. А на следующее утро он сразу же заторопился в Староконюшенный. Дико хотелось одиночества, не видеть никого и не слышать.

В своей квартире, едва добравшись, включил «Реквием» Моцарта, понимая, что будет этим мучить себя, и после неподвижного сидения в кресле в течение двух часов вдруг встал и начал медленно собирать все свои картины, не глядя, что на них изображено, складывая одну на другую, обвязывал бечевкой, а когда стемнело, взял вязанку под мышку и вышел из дому.

Так, наверное, когда-то нес написанный портрет гоголевский Чартков. Но Миляевым двигала другая идея.

На набережной Москвы-реки было пустынно. Одинокие такси, мигая зелеными огоньками, проносились мимо, одно из них остановилось.

- Садись, приятель, подвезу.

Но Миляев не ответил. Пошел дальше, споткнулся о камень. Остановился. И даже обрадовался такой находке. Положил на парапет картины, поднял камень, обвязал его бечевкой, а потом столкнул все с парапета вниз. Груз пошел в воду, увлекая за собой темные холсты и фанерки. Миляев почувствовал облегчение, будто сбросил с себя неимоверную тяжесть. Поднял голову, увидел напротив, на другом берегу реки, огни Киевского вокзала и вдруг почувствовал, что хочет отсюда уехать. Завтра, завтра же!

Когда он вернулся домой, прозвучал телефонный звонок. Женя не хотел снимать трубку - кому он тут может понадобиться? И лишь когда сигнал прошел, наверное в десятый раз, поднял трубку,

- Это Миляев?

- Да. Что вам надо?

Он никогда не слышал этого мужского голоса.

- Нам надо встретиться.

- Кому это нам?

- Вам с нами.

- А кто вы?

Некоторое время на том конце провода молчали,

- Ваши друзья.

- И что моим друзьям от меня надо?

- Встречи. Завтра вечером мы можем прийти к вам домой.

- Ко мне не надо.

- Тогда встретимся на нейтральной территории, Это в ваших интересах.

- У меня интересов здесь больше нет, Я завтра уезжаю.

- Вот мы вас и проводим.

Жене надоел этот бестолковый разговор, и он бросил трубку. Здесь ему уже никто не нужен. Плевать. Завтра - домой… Домой? Из дома?

К родителям он не пошел. Не хотел их расстраивать своим внезапным отъездом. Утром, отстояв очередь у воинской кассы, взял билет на поезд. Времени до отъезда было еще достаточно, но куда его деть?

Он бродил по улицам и переулкам, узнавал и не узнавал город. Долго гулял, пересек по диаметру круг, очерченный Садовым кольцом, вышел к Таганской площади, а оттуда пошел на Староконюшенный. Из дома он все же позвонил родителям. Хорошо, что трубку взял отец, с ним все же легче разговаривать, чем с матерью.

- Я уезжаю, папа.

- Куда?

- На службу.

- Но ты же еще в отпуске!

- Мне нужно, понимаешь, нужно уехать. Я не могу больше оставаться здесь.

Отец долго молчал. Потом заговорил:

- Жаль, конечно, что у нас с тобой так и не установился контакт. Скорее, мы еще дальше отдалились друг от друга. И мама это чувствует… - Виталий Андреевич снова помолчал. - И вот что еще я хочу сказать: меня утвердили послом в Сингапур. Перед отъездом я хотел бы навестить тебя. Оставь свой подробный адрес, как добраться в эти твои…

- Петривци.

- …Да-да. Я хочу увидеть тебя на службе,

- Но ты наведешь там такого шороху! По-моему, туда не часто приезжают Чрезвычайные и Полномочные Послы.

- Не беспокойся. Так ты не против?

- Я, конечно, буду рад тебя видеть.

И вдруг Женя почувствовал щемящую нежность к отцу и матери. Ему стало жаль их. Ведь они одиноки…

Женя быстро собрал вещи - бритвенный прибор, полотенце, мыло да несколько флаконов шампуня для ребят - просили, и он не забыл. И еще лезвий для бритья. Все. Окинул напоследок взглядом комнату, ставшую какой-то пустой без картин.

На улице стемнело, и когда Миляев вышел из ярко освещенного подъезда, то невольно остановился - впереди ничего не- была видно. Потом быстро пошел через двор, его шаги гулко звучали в тишине. Вот уже и арка почти пройдена - впереди освещенный переулок, а оттуда рукой подать до многолюдного Арбата. Но вот показались в темноте какие-то люди, и никак не разойтись с ними - идут прямо на Миляева. Окружили, встали и спереди, и сзади. Он никого не мог узнать среди них, поэтому удивился, услышав свою фамилию.

- Что вам надо?

- Очередное интервью, товарищ младший сержант.

Женя понял сразу, о каком «интервью» будет идти речь, но даже не испугался.

- Ты нужен был нам мертвым. Понял?

- Нет, не понял. Зачем я вообще вам был нужен?

Напротив стоял мощный темноволосый парень, а впрочем, в темноте все они были темноволосые, темнолицые, с темными идеями и мыслями. Неужели те самые борцы за свободу, несопротивленцы из группы «Линия»?

- Это уже интересно! Пацифисты, желающие чьей-то смерти.

- Молчи, урод. Ты ничего не понимаешь. Совдепия обречена, мы ее расшатаем!

Миляев ощутил тяжелое дыхание.

- Вы сами шатаетесь. У вас не хватает трезвости.

- Мы пьем, потому что свободны, а ты… с-сержант…

Парень схватил Женю за погон и попытался было сорвать его, но не смог этого сделать - погоны были пришиты крепко, десятым номером ниток. Но не в нитках спасение. И он ударил первым.

На него налетели сзади. Покатилась фуражка, сумка упала с плеча, и Миляев отступил под ударами к стене, чтобы хоть как-то прикрыть спину. Это ему удалось. Чувствуя лопатками шершавый кирпич, а не предательскую пустоту, можно было отбиваться, И он отбивался как мог. Удары сыпались один за другим, но не все достигали цели. Пацифисты были настырны. Им он был нужен мертвым, а он все еще жил и не падал, стоял, держал удары. И даже тогда не опустил рук, когда почувствовал в левом предплечье резкую боль и что-то горячее, липкое в рукаве кителя.

- Менты!

Моментально исчезли противники, а Женя по инерции еще раз взмахнул ногой, будто тренировался с тенью. Поднес к лицу левую руку и увидел в свете фар подъезжающей машины кровь. Рукав кителя был разрезан чуть выше локтя.

Два милиционера подбежали к нему, третий кинулся в подворотню, надеясь догнать группу парней.

- Что стряслось, сержант? - милиционер, увидев кровь на рукаве Жени, взял его под руку.

- Да так, не разошлись со шпаной.

Голова закружилась, от ударов ныло тело. Он пошатнулся.

- Пойдем в машину, сержант. Тебя надо перевивать. Ножевая рана на предплечье..,

- У меня сейчас поезд…

- Какой поезд! Пойдем. А за службу не волнуйся. Составим протокол, сообщим в часть. Все будет нормально.

- Но я же должен…

- Не дури. Пойдем.

Милиционеры подвели Миляева к машине, помогли забраться внутрь. Со стороны могло показаться, что это его арестовали.

Сержант помог Жене стащить с себя китель с изуродованным рукавом, пропитанную кровью рубашку и перевязал бинтом руку.

- У меня сейчас поезд, - снова сказал Женя.

- Какой поезд, парень? Тебе повезло, что жив остался. Ведь в сердце метили!

- Да, повезло, - Миляев вспомнил разговор с незнакомцами. - Я нужен был им мертвым.

Милиционер понял это по-своему,

- А что у тебя взять? Вот гады!

Уже после того как рану обработали в травмпункте, наложили швы, наклеили на лоб пластырь и помогли вычистить мундир, старший лейтенант, составляющий протокол, переспросил:

- Миляев? Евгений Витальевич? Не о тебе ли не так давно писала «Красная звезда»?

А Женя не знал, что ответить.

- Возможно. Обо мне часто пишут. Я ведь хорошо служу…

Старший лейтенант не слушал. Набрал номер телефона:

- Это военная комендатура? Дежурный по отделению милиции старший лейтенант Демин. Здравия желаю, товарищ подполковник, Совершено нападение на военнослужащего Миляева Евгения Витальевича. Может, читали о нем, дня три назад «Красная звезда» писала? Нападавших задержать не удалось, но мы знаем, кого искать. С Миляевым наверняка пытались свести счеты.

Счеты! Женя только улыбнулся одними губами. Они хотят, чтобы восторжествовала их правда, им нужно, чтобы Женя был покойником, потому что таковым они его уже объявили. А он живой, он остался жить лишь по счастливой случайности, как пишут в газетах.

- …Да, мы высылаем оперативную группу. Младшего сержанта доставить к вам?

Женя слушал разговор молча. Потом, когда понял, что ему придется ехать в комендатуру, попросил:

- Отпустили бы вы меня. Я должен ехать в часть, У меня отпуск заканчивается.

Но дежурный покачал головой:

- Нет, дорогой товарищ Миляев! Дело серьезное, уголовное и политическое. Это уже не просто демагогия на Пушкинской площади. Эхо уже покушение на убийство. Вы должны дать показания.

- Но я же никого из них не знало.

- А это не обязательно. Вам надо будет только опознать их.

- Вот что, - Женя встал. - Я отказываюсь давать какие-либо показания. Я не считаю себя потерпевшим и… и не хочу возбуждать никаких уголовных дел.

- Ну, если вам не дорога собственная жизнь… Вообще-то, я удивлен. Следующий подобный случай может быть для вас роковым…

Утром Миляев вышел из комендатуры, где провел остаток ночи. Билет до Киева лежал в кармане, и поезд уходил уже не поздно вечером, а днем. Он шел пешком через весь город из Лефортова до Киевского вокзала, смотрел в лица людей, отдавал честь офицерам и не боялся патрулей - новенькая военная форма, выданная в московской комендатуре, отвечала всем правилам ее ношения. На душе наступило какое-то очищение, и лишь иногда, перекинув сумку с правого плеча на левое, он ощущал тупую боль в предплечье.

Все с этой историей покончено, а судьбы ее участников пусть решает время, а не правосудие. Он, Миляев, отгораживает себя от «Линии» сотнями километров и сжигает за собой все мосты.

13

У знакомых ворот Миляев остановился» перевел дух. Как он спешил сюда! Во дворе, склонившись над деревянным верстаком, строгал фуганком отец Оксаны Михаил Трофимович. Белая длинная стружка вылезала спиралью из фуганка и мягко ложилась под ноги.

Женя кашлянул, и Михаил Трофимович оглянулся. Посмотрел на гостя, но все же дотянул фуганок до края бруска. Потом вынул стружку, дунул в отверстие, посмотрел на плоскость фуганка, постучал в торец молотком, подправив лезвие, и только после этого положил инструмент на верстак.

- Здравствуйте, - сказал Женя, переминаясь с ноги на ногу. - А где…

Но Михаил Трофимович не дал договорить.

- Пошли, покурим.

В садике перед домом под развесистой яблоней стоял столик, две скамейки - отдыхать здесь одно удовольствие. Но сейчас Женя поймал; себя на мысли, что без особого удовольствия идет на этот перекур. Подчиняется, словно приказу начальника.

Сели друг против друга. Михаил Трофимович достал из мятой пачки сигарету. А Женя; вытащил из кармана кителя пачку «Явы», предложил:

- Закурите мои, они хорошие.

Михаил Трофимович покосился на протянутую пачку и отказался:

- Не, то с фильтром, для баловства. Мы покрепче любим, не столица.

Чиркнул спичкой, прикурил. А Женя почему-то курить перехотел. Чувствовал, наверное, что не на трубку мира его пригласили;.

- Да-а… - не знал, с чего начать младший Циба. - Столица, конечно, есть столица.

Он затянулся глубоко, отвел глаза в. сторону, потом остановил, взгляд на недостроенном доме. И будто спасение в нем нашел.

- От, зараза, шо тут за жизнь? Уже и готово все, а шиферу никак не достану! Ну нигде нет. Весь район объездил, даже на атомной был - не дают! Шо т-ты будешь делать? Вот какая жизнь тута.

- Так вы железом накройте, - посоветовал Миляев, а сам подумал: «Будто с тестем хозяйственную проблему решаю».. Даже смешно стало*

- Та где ж ты его возьмешь, железа-то? Не заграница, - на слове «заграница» Михаил Трофимович запнулся, вспомнив, что хотел сказать поначалу, искоса посмотрел на солдата, снова глубоко затянулся, бросил под ноги окурок, затоптал каблуком. - Да-а… Ты-то на иностранцев, выходит дело, нагляделся, мне уж брат Василь рассказал, каких ты будешь кровей.

Женя понял наконец, к чему клонится разговор.

- Кровей я, Михаил Трофимович, обыкновенных, красных.

- Так-то оно так…

Циба помолчал, снова взял сигарету, прикурил, И Женя напрягся, потому что понял - сейчас будет сказано самое главное.

- Ты сейчас в армии служишь, а раньше другой жизнью жил, столичной. Папа, мама у тебя вон какие, а мы по сравнению с ними - село. Отслужишь, уедешь, и, как говорится, хай тоби щастыть. Что ж девке потом делать?

- Это ей решать, Михаил Трофимович. - Женя опустил голову. Потом добавил: - А я не отступлюсь.

Циба бросил окурок в цветник - дымок повился меж душистых флоксов.

- Ну, ты это… Я ей батько, а с тобой по-человечески хотел поговорить. Бачу - не получается разговор.

Женя встал, чтобы уйти, и вдруг за спиной из раскрытого окна донеслось:

- Тату! Навищо вы так?

Женя боялся оглянуться. Она слышала. Она все слышала! Но он не хотел, чтобы на глазах у отца произошла эта встреча. Он, не оглядываясь, направился к калитке.

Шел по улице на околицу, не обращая внимания на прохожих, которые здоровались с ним, и не мог разобраться в мыслях, и чувства были непонятны, и решений не хотелось никаких принимать. Одного безумно хотелось - чтобы догнала сейчас Оксана, остановила, в глаза заглянула…

За околицей он повернул к роще. Там пели иволги, журчала вода в ручье. Они вдвоем бывали здесь, сидели на поваленном дереве до самых сумерек. Оксана рассказывала, что эти земли принадлежали раньше местному попу, поэтому до сих пор место называется Поповщина.

Женя сел на бревно, снял фуражку, достал пачку

«Явы». Было непривычно видеть фирменные московские сигареты здесь, далеко-далеко от столицы; красный кружок с золотыми буквами словно семафорил отчаянно, напоминая Жене о Москве. Он хотел выбросить пачку, но разве сигареты виноваты?

Долго Женя смотрел на воду, которая завивалась у корней ольхи, журчала ласково, и плавно стелились по дну мягкие водоросли.

Сзади неслышно подошла Оксана, стояла некоторое время над ним, потом опустила ему на плечо голову. И он вздрогнул от неожиданности.

- Я очень ждала тебя, я не знала, как дожить до этого дня.

- Твой отец…

- Не надо, я все слышала. Это не потому, что он не любит тебя.

- Оксана, достаточно того, что я тебя люблю.

- Правда?

Она присела перед ним на корточки, и он увидел ее глаза - большие, карие, будто маслины, полные слез.

- Правда, Оксана. Я очень тебя люблю. Я никогда не знал, что это такое, и никогда не думал, что способен на это.

Она прижалась лицом к его плечу, и будто судорога прошла по ее телу.

- Не оставляй меня больше одну надолго, ладно?

- Не оставлю, Оксана.

- И любить будешь всегда?

- Всегда, всегда, Оксана! Сто лет, а потом еще сто.

Глупые, глупые слова, но как приятно слышать их!

Речушка тихо журчала у корней ольхи, и вновь запела иволга витиеватую песню - словно шарик булькал в детской свистульке. Солнце уже село, но вечер был теплый, над кустами поднялся туман, окутал их, и зелень, усталая от дневного зноя, потемнела.

Женя оглядывался по пути и долго еще видел во мгле светлое платьице - Оксана не уходила, смотрела ему вслед; и идти было легко по знакомой грейдерной дороге, и казалось, что даже в дебрях лесных, в тундре он бы не заблудился, когда провожает его такой любящий взгляд, будто эластичная нить натягивалась между ними, и чем дальше он удалялся, тем сильнее тянуло обратно. Но он натягивал эту незримую нить все больше, зная, что совсем скоро она натянется до предела и не будет сил сдержаться.

Впереди горели окна казарм, пели песню солдаты, вышедшие на вечернюю прогулку, а Женя без всяких условностей чувствовал, что идет домой. Эти несколько строений - казарма, штаб, полоса препятствий, курилка, а дальше ровный, как футбольное поле, аэродром - стали для него чем-то большим, нежели просто гарнизон, место прохождения службы: здесь он впервые в жизни понял, что такое счастье.


Будни, которые раньше казались Миляеву скучными, больше не тяготили. Они летели, приближая выходные, увольнение, и всякий раз, когда Женя поглядывал на крыши домов, утопающих в садах, он едва сдерживал желание тотчас умчаться туда.

У каждого солдата служба складывалась по-своему.

В дальнем конце аэродрома, за бомбоскладом, был сооружен загон для бычков, и каждый день их пас солдат, строго следя за тем, чтобы животные не ломали сигнально-посадочную аппаратуру. Старшим над бычками был назначен Алик Свинцицкий, с которым прапорщик Циба провел специальное занятие. Ходил по загону и показывал:

- Это вот - черно-пестрая порода. Это - симментальская. А это - голштинская…

Алик грустным взглядом смотрел на крутолобых животных, опасаясь, как бы не боднул его резвый бычок какой-нибудь голштинской породы. А такое случилось в первый же день исполнения новых обязанностей. Он выгнал стадо, и проголодавшиеся бычки поначалу были послушны, жадно щипали траву, но к полудню, насытившись, стали резвиться. Молодая сила не давала покоя пестрому, в белых черных латках, бычку, который все время норовил сбежать из стада. Алик измучился, гоняясь за ним. И вот, догнав его однажды, стал тихо подходить, чтобы огреть по крупу как следует палкой. Бычок стоял спокойно, глядя, как подступает к нему солдат. Лишь пригибал к земле голову да посапывал, расширяя ноздри. Алик, словно тореодор, тоже пригибал немного голову и подкрадывался все ближе и ближе…

Он не успел опомниться, как взлетел над землей, балансируя на узкой шее и пытаясь ухватиться за- шишечки рогов, но не удержался - бычок мотнул голо-вой, а скорее всего, Алик сам запрыгнул ему на шею и снова слетел. Неизвестно, чем бы закончилась эта коррида, не проезжай вблизи на телеге колхозник, который и спас Алика от разбушевавшегося бычка.

В помощники Свинцицкому был определен строптивый солдат из «молодых», москвич Зотов. Но иногда Алику казалось, что с Жоркой, как он прозвал бедового бычка, сладить бывает легче, чем с Зотовым. Да уж ладно, черт с ним, с Зотовым! До конца службы оставалось чуть больше полугода - вытерпеть бы и - домой.

Прожорливые бычки лихо уничтожали траву, а Свинцицкий не спеша плелся за ними, иногда помахивая для острастки палкой. Тем временем в тенечке под грушей на краю аэродрома безмятежно спал Зотов, чему Алик только радовался - пусть спит, без него спокойнее, а то начнет делить обязанности, спорить.

Был уже конец сентября, а холода пока не наступили. Стояло бабье лето. Небо было синее-синее, а в нем пролетали длинные белые паутинки,, и вся трава была в паутине - приземлившиеся небесные путешественники уже не могли подняться, зацепившись за траву.

Алик смирился со своей пастушьей функцией и даже неожиданно нашел, что рад этому назначению. Здесь он был один, никто им не командовал, никто не отдавал никаких приказов. Здесь он сам был начальником над бычками.

Вскоре подошел выспавшийся Зотов. Потягиваясь, сказал, будто проинформировал:

- Я в сад схожу за яблоками.

- Ты бы лучше за обедом сходил, - попытался противостоять ему Алик. Но тщетно.

- Сам сходишь.

Алик промолчал. Пусть идет куда хочет, лишь бы оставил его в покое. Он давно уже сам чистил загон, выгребал навоз, а «молодой» только покуривал да поплевывал. Ну его к лешему!

Свинцицкий всегда старался уединиться. Его раздражал балагур Кабаидзе, флегматичный Звайзгне, .хитрый Расим Хайретдинов, вспыльчивый Балаев. Ни с кем не хотелось общаться, дружить. Дождаться бы скорее весны, и пусть «лучшими воспоминаниями О службе» будут для него эти «негуманные» бычки - все остальное вычеркнуть, забыть. Начать жизнь сначала, поступить в университет, зарыться с головой в науку. И фамилию, наконец, сменить. Надоело! Уж куда лучше Иванов, Петров, Сидоров. Или Емельянов. Просто и незаметно. А с такой фамилией, как у него, незаметным не будешь.

В колхозном саду вдруг ухнул выстрел, залаяли собаки. Бычки поначалу настороженно подняли головы, но снова опустили их к траве. Вскоре показался бегущий по краю аэродрома Зотов. Наверное, ни один зачетный кросс он не бегал с такой скоростью. Поравнявшись со стадом, только и успел крикнуть зло:

- Солью, падла!..

И побежал, раздеваясь на ходу, туда, где была вырыта небольшая копанка, чтобы поить скот. Едва скинув сапоги и брюки, Зотов влетел в воду и затих там надолго, только голова торчала из воды.

- Так тебе и надо, - пробурчал Алик. - Будешь знать, как воровать.

Свободолюбивые цыганские гены Романа Балаева мешали службе, звали в дорогу, и сидеть на одном месте целых два года солдату было в тягость. Тем более что под боком жили оседло сородичи, которые навещали солдата. Особенно часто - Роза, молодая цыганка, и уже несколько раз Роман попадался на самоволках.

- Ты, Балаев, - втолковывал в очередной раз прапорщик Циба, - что волк, которого сколько ни корми, а он все в лес смотрит.

- Цыган я, Василий Трофимович. К воле привык, потому мне и служба в тягость. Но больше такого не будет, поверьте, честное слово даю.

- Знаю я ваше честное слово. Насмотрелся. В крови у вас - только обжулить.

- Зря так говорите, товарищ прапорщик. На земле нет честнее народа, чем мы.

В остальном же рядовой Балаев солдат был послушный, смекалистый и трудолюбивый, и если бы не его «самоходы», то прапорщику и хлопот не было. Но самым идеальным солдатом все же был Арвид Звайзгне. Ему не надо было ничего повторять дважды. Если бы он по-русски говорил хорошо, то давно бы уже ходил в сержантах, а так присвоили ему звание ефрейтора.

Как-то Василий Трофимович спросил Арвида:

- А скажи, что твоя фамилия Звайзгне означает? Или просто так, как Циба, к примеру, прозвище?

Арвид немного покраснел от такого внимания к своей фамилии. Потом сказал, все еще с трудом подбирая слова:

- Моя фамилия - это Звезда. Звайзгне - «звезда».

- Ого! Значит, ты - звезда, зирка?

Солдат кивнул, а прапорщик с тех пор называл его не иначе как Зирка, что по-украиноки значило «звезда». И если Цибе нужна была помощь по хозяйству- сено ли перевезти, дров наколоть или погребок подправить - всегда просил латыша, а тот никогда не отказывал.

Последний армейский Новый год пришлось встретить в карауле. Озябший часовой Игорь Лихолет едва дождался смены - в жизни такого еще не было, чтобы вот так стоял на морозе, поглядывая на стрелку часов, а вокруг - летное поле в снегу, над головой месяц словно из никеля и звезд щедрая россыпь. А вместо Деда Мороза и Снегурочки идут на пост сменщик Кубаткул и разводящий Женька Миляев.

- С Новым годом, братцы! Здорово-то как!-Лихолет еле ворочал языком.

Они тискали друг друга в объятиях, поздравляли, и вместо хрустального звона бокалов в морозном воздухе цокали от случайных прикосновений холодные штыки автоматов.

Служить им оставалось совсем немного, всего несколько месяцев, но самыми долгими были именно эти месяцы.

14

Газета «Правда» напечатала хронику: «Президиум Верховного Совета СССР назначил т. Миляева Виталия Андреевича Чрезвычайным и Полномочным Послом СССР в Республике Сингапур».

Это сообщение произвело на майора Винокурова сильное впечатление. Он вызвал к себе Женю и стал долго трясти ему руку:

- Примите мои искренние поздравления, товарищ Младший сержант.

Женя удивился:

- Но я-то при чем?

- Как же, как же… - проговорил майор.

А отец написал вскоре, что хотел бы выполнить свое обещание и приехать повидаться перед долгой командировкой.

В день приезда отца майор Винокуров велел Жене переодеться в парадно-выходную форму и пригласил в свой «уазик», в котором уже сидел замполит капитан Соколов. Офицеры тоже были в парадной форме- в синих навыпуск брюках, в стального цвета шинелях, белых рубашках с черными галстуками и белых кашне. Женю это несколько позабавило, он представил, как будет удивлен этому отец.

В Петривцах машина остановилась у сельсовета, офицеры вышли, а через некоторое время появились снова, уже вместе с председателем колхоза Лукой Терентьевичем Чубарем, секретарем парткома и председателем сельсовета.

- «Первый» прибудет прямо на вокзал к поезду,- сказал. Чубарь.

На Женю, сидевшего в машине, так никто внимания и не обратил, и он с удивлением наблюдал amp;apos;, с каким серьезным видом затевалось это «мероприятие». Даже улыбнулся, представив себе обалдевшего отца на перроне.

Дорога была хорошо расчищена от снега, и Жене подумалось - уж не в честь ли отца дорогу вычистили? Не исключено. Тогда хоть какая-то польза будет от этого визита. Глядя на суету местного начальства, он вдруг впервые осознал, что отец действительно значительный человек. Попробуй дорасти до посла. Женя слышал не раз, что стать «карьерным» послом не так-то просто. «Карьерный» - это значит из профессиональных дипломатов, потому что есть и другие послы из бесперспективных или проштрафившихся партийных работников.

Они пересекли лес и ехали теперь среди заснеженных полей. До станции «Тетерев» оставалось километров десять» Винокуров вдруг оглянулся к Жене:

- А маму-то. как зовут?

- Изольда Яковлевна, товарищ майор.

- Да-да, Изольда Яковлевна, Изольда Яковлевна… - повторял Винокуров, стараясь запомнить. Потом обратился к Соколову: - С цветами - твоя, промашка, Сергей Иванович.

Соколов полол плечами:

- Ну где ж их достать зимой?

- Махнул бы в оранжерею в Припять. Там есть.

- Виноват, Виктор Васильевич. Поздно узнали,- он покосился на Женю, будто виноватым все же был он: поздно сообщил, что посол едет с супругой.

В Тетереве у небольшого станционного строения «уазик» и председательская «Волга» остановились. Представители власти. Петривцев вышли из машины, разминая затекшие ноги.

- «Первый» еще не прибыл, - доложил Чубарь, посмотрев на часы. - Будем ждать.

Женя переминался с ноги на ногу. Уходить от всех было неудобно, но он с удовольствием зашел бы сейчас в вокзал: ветерок пронизывал, казалось, насквозь. Да и вообще он чувствовал себя лишним в этой компании неизвестно для чего собравшихся людей.

- Парня-то отпустите, пусть идет погреется.

Через .некоторое время Женя услышал сквозь гудки маневровых тепловозов визг тормозов, потом хлопнула дверца. Посмотрел в окно. Знакомое начальство стояло в .почтительных позах у черной машины, а из нее выходил высокий осанистый .мужчина в каракулевой шапке. Он стал протягивать каждому .руку, .те торопливо ее пожимали. Кириленко даже обнажил при этом голову. Военные отдали честь.

Женя догадался, что это и есть «первый»,, и отвернулся. «Ему неприятно было смотреть на этот спектакль. Зачем он сказал Винокурову, что приезжает отец? Но как было не сказать, если встретить все равно надо было.

Наконец где-то в динамике защелкало, и женский голос объявил:

«Увага! На першу колию прыбувае швыдкый пойизд «Москва - Львив». Зупынка десять хвылын».

Женя поднялся и вышел на перрон. Туда же выдвигалась и группа встречающих. Посередине шел высокий в каракулевой шапке, рядом с ним Чубарь шагал плечом к плечу с председателем сельсовета. Процессия была внушительной, будто на правительственном аэродроме во Внукове. Женя остановился в стороне, но Винокуров махнул ему рукой, и он подошел. Высокий с приятной улыбкой посмотрел на Женю, снял Перчатку, протянул для пожатия руку.

- А-а, Евгений Витальевич!

- Младший сержант Миляев, - представился Же-ня, почему-то поняв, что сделать это нужно именно так. Винокуров одобрительно кивнул головой.

- Видели ваш отпор диссидентствующим элементам, этой всей нечисти. Одобряем. Это по-нашему, по-партийному.

Показался поезд. Он медленно подходил к платформе, и Женю неожиданно охватило волнение. Сейчас он увидит отца и мать в такой непривычной для них обстановке, бог его знает где в глубинке страны. Было бы менее удивительно, если бы они встретились где-то за границей, в любом уголке земного шара.

Отец вышел из вагона первым, поправил очки, спустился по ступенькам, поставил на землю саквояж, потом подал руку матери. Изольда Яковлевна, кутаясь в енотовую шубу, посмотрела сначала коротко на встречающих, помахала рукой Жене, потом осторожно, чтобы не наступить сапогом на подол шубы, спустилась на перрон.

«Первый» внимательно посмотрел сначала на Женю и, увидев по его реакции, что это и есть Чрезвычайный и Полномочный с супругой, решительно двинулся к ним. Было заметно, как он склонился, снял шапку на короткое время и поздоровался.

- С приездом, Виталий Андреевич! Первый секретарь райкома партии Литвиненко Владимир Сергеевич.

Несколько растерявшийся отец мгновенно оценил ситуацию и протянул, улыбаясь, руку. Улыбнулась широко и мама, будто прибыла уже на сингапурскую, только почему-то заснеженную, землю, тоже подала руку, и, казалось бы, негнущийся Литвиненко живо наклонился и поцеловал ее.

По очереди секретарь райкома представил встречающих, отец поздоровался со всеми: сначала с Чубарем, потом с Бойко, Кириленко. Винокуров и Соколов отдали честь.

Настала очередь Жене приложиться к руке, а он уже и не хотел подходить, стоял несколько в стороне и, когда отец обратился к нему, чуть расставив руки для объятий, неожиданно приложил руку к шапке и выпалил:

- Товарищ Чрезвычайный и Полномочный Посол Советского Союза! Младший сержант Миляев…

- Женя!

Это мама стала его обнимать и мазать помадой щеки. Встречавшие умиленно наблюдали за ними с чувством выполненного долга.

На привокзальной площади вышла некоторая заминка. Секретарь райкома открыл дверцу своей машины, пригласил приехавших:

- Прошу вместе со мной.

Туда же уселся было и Чубарь, но Владимир Сергеевич, заметив некоторое беспокойство Изольды Яковлевны, вспомнил:

- Нет-нет, Лука Терентьевич. С нами поедет Евгений Витальевич.

Он выглянул из машины и позвал Женю, который забирался в газик. И мама позвала. А Чубарь вылез из райкомовской «Волги», едва удостоив взглядом приближающегося сержанта, пошел, набычившись, к своей машине, в которой переднее место занял Бойко и теперь спешно пересаживался назад к Кириленко.

Наконец все расселись и тронулись в путь, оставив на площади одного начальника станции «Тетерев», который, несмотря на мороз, вытирал платком вспотевший лоб.

Их привезли на небольшую дачу близ Петривцев. Это был двухэтажный домик под черепичной крышей, срубленный в закарпатском стиле.

Вокруг тишина была такая, что звенело в ушах.

В доме вкусно пахло снедью, от камина волнами накатывало тепло. В большой комнате был накрыт длинный стол. Владимир Сергеевич лично показал гостям апартаменты на втором этаже, спальню. Был он внимательным и радушным хозяином, а Виталий Андреевич, в отличие от Изольды Яковлевны, все же был несколько смущен.

За столом первый тост провозгласил первый секретарь райкома:

- Уважаемый Виталий Андреевич, уважаемая Изольда Яковлевна…

Секретарь говорил о том, насколько рады они видеть представителей советской дипломатии у себя, сказал несколько самокритичных слов о положении дел в районе, полностью поддержал внешнюю политику СССР.

Потом говорили все. Приветствовали объявленную перестройку, огорчались медленному ее продвижению. Чубарь доложил о показателях прошлого года, а Владимир Сергеевич Литвиненко интересовался событиями в верхних эшелонах власти: кого куда перевели, у кого какие перспективы, рассказал, с кем из дипломатов познакомился на прошлом съезде и в заграничной поездке в ГДР. Хвалил посла Абрикосова.

- Душевный человек Павел Алексеевич, хорошо нас принимал, и руководство республики им было очень довольно.

- Потом он был послом в Японии,-сказал Виталий Андреевич без особого энтузиазма.

- Надо же! - восхитился Литвиненко.- Он и тогда мне показался перспективным работником.

- Да. Теперь на пенсии.

- Что так? Он же еще молод. Здоровье?

Виталий Андреевич пожал плечами.

- Другие причины.

Литвиненко, поняв, поперхнулся.

Некоторое время обед проходил хоть и в дружественной, но молчаливой обстановке. Женя встретился глазами с отцом. Казалось, отец очень не хотел, чтобы сын все это видел. Виталий Андреевич опустил глаза за толстыми стеклами очков. А вскоре, сославшись на усталость, поблагодарил за обед, остальные заторопились.

- Машина будет в вашем распоряжении, Виталий Андреевич,- сказал на прощание секретарь райкома.- В ближайшее время, я надеюсь, вы навестите райком партии, ознакомите нас с основными международными событиями. Мы соберем актив.

Майор Винокуров, пожимая руку Чрезвычайного и Полномочного, пригласил ознакомиться с жизнью войсковой части, а Женя подумал, что теперь ребята будут ночью драить казарму, чистить снег и тому подобное, чтобы, упаси боже, не ударить лицом в грязь перед высоким московским гостем.

Родители и сын наконец поднялись на второй этаж в небольшой холл, сели в кресла. Мама, впрочем, тут же поднялась, подошла к сыну, обняла.

- Ну вот, официальная часть закончилась. Теперь можно и наедине побыть. Как ты, Женечка, Поживаешь? Ты не сердишься, что приехала и я? Отец не хотел меня брать.

- Ну что ты, мама. Я рад.

Но в голосе особой радости не было. Конечно, не мама тому причиной. Весь этот помпезный прием расстроил.

- Я собрался жениться.

- Час от часу не легче! - сказал отец, но Женя не заметил, чтобы он очень огорчился.

А Изольда Яковлевна стала ходить по холлу и заламывать руки.

- Господи! Он женится! Виталик, ты посмотри на него - он женится!

Отец посмотрел, но, похоже, не увидел ничего особенного- перед ним сидел взрослый, хорошо сложенный парень.

- Кто она?

Женя пожал плечами.

- Простая девчонка, папа,- он был доволен этой незаметной поддержкой отца.

- Работает? Учится? Где живет?

- Здесь живет, в Петривцах. И работает здесь же.

- Боже мой! - ужаснулась мама.- В Пет-рив-цах!.. Работает! В колхозе?

Женя был абсолютно спокоен:

- В колхозе, мама, в колхозе.

У Изольды Яковлевны не хватало слов. Она стала задыхаться,- и Виталий Андреевич подошел к ней, обнял за плечи, усадил в кресло.

- Успокойся, ну что ты в самом деле? - Потом обратился к Жене: - Принеси ей что-нибудь попить.

Сказал и подмигнул, предупреждая, чтобы задержался внизу ненадолго.

Когда через некоторое время Женя поднялся наверх с бутылкой «Ирпеньской», мама сидела все так же в кресле, но была занята привычным делом - открыла косметичку и тщательно припудривала щеки. Это был добрый знак. Вода не понадобилась.

- Ты бы хоть показал невесту,- сказала она, не глядя в сторону сына.

- Покажу. Завтра вечером и сходим в гости,

- Но я не одета для гостей! -всполошилась Изольда Яковлевна, потом спохватилась, будто вспомнив, где находится.- А впрочем, ладно, сойдет и так… для Петривцев.

Они переглянулись с отцом весело.

Вечером, после отдыха, Женя с отцом пошли погулять в окрестностях дачи. Мама осталась в постели. Мороз усилился, но ветер стих. Величавые сосны, будто притомившись от борьбы с ветром, умиротворенно отдыхали, только едва слышно шумели кронами. Где-то стучал о вибрирующий сук дятел, и эхо шло от этого треска по зимнему лесу.

- Хорошо здесь… Как в Подмосковье. Люблю зиму,- сказал Виталий Андреевич, потом посмотрел на сына.- Ты думаешь остаться здесь?

- Не знаю, папа, пока не решил. Но Москва стала мне чужой. Туда не тянет. Я никогда не думал, что существует вот такая жизнь, как здесь, не знал, чем живут эти люди. Это удивительно, папа, у них масса проблем, но они не унывают и живут весело, - он помолчал, потом добавил: - А девчонка она хорошая, тебе понравится. В школе работает пионервожатой и заочно заканчивает первый курс пединститута.

- Ты же говорил - в колхозе.

- Ну… ты пойми, для кого я это сказал.

- Понимаю, но не одобряю. Маму ты тоже должен понять. Это не просто для матери, когда ребенок уходит насовсем.

На следующий день к даче была подана машина, и Женя с отцом отправились на аэродром.

В гарнизоне, как и предполагал Женя, все блестело. Снег на аллеях был убран, в казармах сияли полы, дневальные громко кричали «Смирно!» при появлении командира с высоким гостем, а Женя тем временем, пока шла экскурсия отца, угощал в кочегарке своих ребят съестными припасами, которые вынес с «барского» стола.


…Когда машина остановилась у знакомых ворот, из калитки вышел прапорщик Циба. Был он в парадном кителе, при медалях. Виталий Андреевич удивился, увидев прапорщика, которого днем уже встречал на аэродроме.

- Это вы и есть отец Оксаны?

Циба рассмеялся:

- Та ни, это моя племянница, брата моего Михаила дочь. Пойдемте в хату. Ждут они. Волнуются, будто экая невидаль - посол приехал!

Циба держался уверенно, но было видно, как непросто это ему удавалось. В доме - тепло, стол накрыт, а в прихожей томились родственники Оксаны.

- Здравствуйте,- сказал Виталий Андреевич.

Все дружно, хором поздоровались. Прапорщик Циба представил стоявших. Они кланялись слегка, пожимали мозолистыми руками ручку Изольды Яковлевны осторожно, будто она была из тончайшего фарфора и ее боялись сломать.

- А где же…- оглянулся было Виталий Андреевич, как Циба-старший окликнул:

- Тут, тут она. Оксана!

Дверь из комнаты отворилась, и вышла Оксана, раскрасневшаяся от волнения. На всякий случай она держала за руку брата.

- Ну, здравствуйте, Оксана,- Женя сразу заметил, что она понравилась отцу, а вот на мать боялся взглянуть.

- Здравствуйте, милая,- Изольда Яковлевна протянула Оксане руку.

Некоторое время все топтались на месте, не зная, что делать дальше. Хорошо, что командование взял на себя Циба-старший, а то так бы и стояли в прихожей весь вечер.

- Ну что-же стоять? Прошу всех к столу.

Расселись. Циба разлил «казенки» мужчинам, женщинам вина. Молодых посадили рядом, и они сидели, боясь пошевелиться.

Виталий Андреевич понимал, что нужно что-то сказать, и начал было:

- Что ж… Ваша куница, а наш купец… Или как это?

Циба-прапорщик гоготнул:

- Да чего уж там, проще будем…

Но тут инициатива перешла в руки бабки Христи. Вынула из буфета специально заготовленную круглую буханку хлеба на рушнике, подошла к Изольде Яковлевне.

- По нашему обычаю, якшо согласна молода, то хай хлиб ножем перережет. Це я для вас приготовила, знала, шо вы без хлиба будете.

Изольда Яковлевна послушно взяла хлеб и положила на стол перед Оксаной. Та, потупив взор, чуть подрагивающей рукой разрезала пополам буханку и две части положила посреди стола.

Женя не хотел смотреть в сторону матери, боясь увидеть недовольное, капризное лицо, увидеть то, что ожидал увидеть, как она внимательно рассматривает тарелку или вилку на предмет чистоты, когда услышал ее голос, то вздрогнул.

- Что ж вы грустные все такие? Давайте выпьем, да по полной, чтобы нашим детям жизнь была полной! Правильно, сватья?

Любовь Кирилловна поспешно согласилась и улыбнулась как-то облегченно:

- Давайте, свахо, давайте.

И дед Трофим ожил:

- Оде дило! Оце так-так!

И Виталий Андреевич поддакнул:

- Хорошая дочка у вас, не стоит ее, по правде говоря, наш оболтус.

Тут уж все стали нахваливать Женю, да и Оксану не забывали. У Жени будто камень с души свалился.

- Что ж, горько! - сказала вдруг Изольда Яковлевна, сморщившись артистично (а она умела играть).

- Э, не! - запротестовал прапорщик.- Не свадьба еще, рано.

- Но мы ведь не сможем быть на свадьбе,- упорствовала Изольда Яковлевна.- Пусть целуются, хоть посмотрим.

Она была весела, озорна, и Женя уже не мог оторвать от нее глаз. Не ожидал, был обескуражен, любил, обнял бы сейчас, закружил бы по комнате. И Оксана не сводила глаз с будущей свекрови, такая она была красивая, утонченная, в ушах сверкали маленькие серьги с бриллиантами, цепочка-змейка на шее поблескивала- королева!

- Горько! - повторила весело Изольда Яковлевна.

И они встали, поцеловались коротко, а в окна с улицы подглядывали соседи и, быть может, осуждали.

Весь вечер Изольда Яковлевна задавала тон за столом, была весела, и остроумен был Виталий Андреевич, шутил, каламбурил, и Женя впервые слышал от него столько народных прибауток, и ни одного непонятного «элитного» слова не было произнесено им, будто жил он на соседней улице. Даже Михаил Трофимович разговорился. Рассказал смешную историю из пожарной жизни, а Изольда Яковлевна смеялась громче всех и ска» зала:

- Ну, сват, и работенку вы себе подобрали - не бей лежачего. Хоть выспитесь.

- Та вже ж. Шо и говорить, коли не горить. А як загорится что, так хоть погриемся.

На дачу ехали возбужденные, мать смешно цитировала по-украински деда Трофима, и отец был великолепен, а сидевший на переднем сиденье Женя оглядывался на них и не узнавал, и удивлялся, и любил их безмерно, и был благодарен за то, что приехали.

Когда мама уходила спать, Женя подошел к ней, обнял:

- Спасибо тебе, мама!

Она погладила его по коротко стриженной голове:

- Будь счастлив, сынок.- И чтобы не расплакаться, быстро ушла в спальню.

15

Свадьбу решили сыграть по весне, когда тепло станет, чтобы гостям не тесниться в доме, а накрыть столы в саду под цветущими яблонями и - гуляйте, люди добрые, веселитесь.

На случай дождя Михаил Трофимович соорудил над столами навес из брезента метров на двадцать пять, провел внутрь электричество, лампочки развесил. Включил вечером, проверил: светло под навесом как днем. Две яблони попали под навес, не рубить же их. И Циба так все сладил, что цвели они теперь прямо над свадебным столом, будто огромные букеты, а чтобы ветки не мешали гостям, подвязал их повыше - красиво получилось, сказочно.

Оксана ходила меж цветущих яблонь, наклоняла ветку, рассматривала розовые лепестки, будто впервые видела, а может, действительно впервые увидела в цветках иной смысл, что этот цветок появился не чтобы глаз радовать - он продолжение жизни, ведь весна - это свадьба природы, а цветы - маленькие невесты.

Утром, в день свадьбы, пришли подружки наряжать невесту. Платье белое принесли и фату.

Женя немного бледен, волнуется, непривычно ему такое скопление народа, а все только на него и смотрят. Да и белая рубаха, костюм непривычны, отвык, так и хочется себя со стороны оглядеть - хорошо ли сидит одежда?

У Дома культуры вдоль аллейки выстроились девушки в украинских костюмах, в руках у них ленты шелковые. Подходят сваты, и ленты поднимаются, пестрят над головами. Сколько раз стояла так Оксана, старших подружек в замужество провожая, а теперь вот и сама под лентами оказалась.

Грянул духовой оркестр традиционный «Егерский марш», да так, что все невольно пошли в ногу. А внутри клуба ковровые дорожки постелены, стол нарядный с цветами стоит, а подле него - председатель сельсовета с лентой через плечо, на которой герб Украины вышит. Здесь же завклубом Максим Максимович и директор школы Вера Игнатовна.

Остановились все, замерли. Слышно, как муха пролетит.

- Именем Украинской Радянской Социалистычной Республики…- начал торжественно говорить Макар Иванович, и все как-то напряглись: не шуточное дело, власти народной нужно давать клятву, и еле слышными голосами молодые ответили на вопросы:

- Так.

- Да.

И вот блестит золото на пальцах, и едва улавливается смысл того, о чем говорит в напутственном слове Вера Игнатовна.

Жене казалось, что все это не с ним происходит. Так, попал случайно на веселое гулянье. И не один. С Оксаной. Держал ее за локоток, поглаживал руку, успокаивая, и во все глаза наблюдал за веселящимся людом.

Вот и сослуживцы прибыли во главе с командиром старшим лейтенантом Капустиным. В руках у него огромный букет тюльпанов. На грядках в Петривцах тюльпаны едва показали из-под земли свои головки, значит, в Припять ездил командир, в оранжерею. На военных все обратили внимание.

Улыбаясь, Капустин вручил цветы Оксане. Потом снял фуражку, склонил голову и поцеловал невесте руку.

Женя был рад, что командир пришел их поздравить:

- Спасибо, Юрий Алексеевич!

И Оксана сказала:

- Спасибо, Юра!

И поцеловала в щеку старшего лейтенанта. Женя артистично изобразил ревность:

- Ах, так? В первый же день!

- Ого!- рассеялся Капустин.- Ревнивый! Ну, ребята, задобрите его.

Вперед выступил Арвид с огромной коробкой, перевязанной шелковой лентой.

Циба опять вспомнил о своих обязанностях:

- Слушай команду! Всем к столу!

Он запел:

Щось у горлi деренчить, деренчить,
треба його промочить, промочить!
Щось у горлi та й лоскочеться,
бо… компоту дуже хочеться!
Ударили пробки шампанского, так что с цветущих яблонь посыпались лепестки, полилась фонтаном пена, заахали женщины, зазвенели бокалы.

- Горько! Горько!

Встают новобрачные, целуются робко, и их прощают за неумение.

Бегают старушки, все еду носят, а на столах чего уж только нет: и рыбка заливная - в Чернобыль Михаил Трофимович специально ездил - там раздолье с рыбой, и холодец свиной, и грибы маринованные и соленые, и огурцы, и помидоры, и пышки, и вареники - глаза разбегаются, а женщины уже подают в горшочках запеченное мясо, и кажется, несть числа блюдам, настолько богат стол, что всю деревню можно накормить.

Устал народ закусывать, в танец ноги просятся, и вот бойкая молодица выскочила, выбежала из-под навеса на освещенный пятачок земли, пошла по кругу.

Ой гоп, штаны лоп,
сорочка дереться…
Вот и мужичонка к ней потянулся, и вскоре опустели столы - все гости завертелись в свадебной полечке, не остановить.

Уж давно звезды на небе высыпали, а гулянье только вошло в разгар. Новые гости прибыли, с работы Михаила Трофимовича. Как на маскараде - по всей форме разодеты, в касках пожарных. Под навес не пошли, остались во дворе, в темноте. Потом позвали хозяина из-за стола, а тот, как увидел их, стал приглашать настойчиво: дочь ведь замуж выдает!

Но прибывшие отвели его в сторону, долго что-то говорили, а Михаил .только отнекивался, потом раздосадованно махнул рукой, огорчился, но ведь куда денешься, тоже служба, язви ее в душу! Вернулся на свое место, сказал тихо жене: - Пожар там, на атомной,- и вышел незаметно.

А гостям что его уход? Уехала пожарная машина без воя, чтобы не пугать свадьбу, и продолжилось веселье.


…Они не могли уснуть. Да и как тут уснешь? Выспаться они еще успеют, а этими часами нужно дорожить. Ведь всего одна такая ночь. Одна-единственная! И пусть запомнится на всю жизнь. Это их ночь.

В окно сочился едва зеленоватый свет, и Оксана подняла голову.

- Светает.

Встала, подошла к окну. Как же красива она была в этом мерцающем свете - будто фарфоровое изваяние!

- Край неба полыхает, солнце всходит, наверное.

Но светилось в другой стороне, в северной, где никогда не восходит солнце.

16

Медового месяца не получилось. И даже дня. Утром Женю вызвали в часть - приехал на велосипеде посыльный и передал приказ. Так и пошел он в свадебном черном костюме, только галстук не стал надевать, положил в карман да еще бумажный цветок отцепил с лацкана.

В части Миляев сразу почувствовал - что-то случилось. Офицеры ходили озабоченные, у всех солдат сумки с противогазами на боку. Остановил одного, спросил. Тот пожал в ответ плечами, велели, говорит, противогаз с собой таскать. Из-за пожара на атомной станции.

Переодевшись в «хэбэ», Женя разыскал Капустина. Вид у старшего лейтенанта был озабоченный.

- Что случилось, Юрий Алексеевич?

Тот пожал плечами.

- Винокуров звонил из штаба полка. Пожар на АЭС.

От такой информации не стало ни страшно, ни тревожно. Подумаешь, пожар на станции, раньше их будто не бывало!

Ребята встретили Женю тушем, исполненным на губах.

- Как себя чувствуешь в новом качестве, Женька?

- Здорово погуляли!

- А Таню утром не видел? - это Иван Нечипоренко.- Хорошая девочка!

- Давай, Ваня, и тебя женим,- Гиви блеснул зубами.

Смеялись от ничегонеделания, каламбурили, немного скучали в вынужденной изоляции - выходить на улицу было запрещено.

К обеду вернулся майор Винокуров. Созвал срочное совещание. Не такой уж безобидный был пожар на станции, как по радио передали. Создана правительственная комиссия. Всю ночь пожарные тушили огонь. У многих из них резко ухудшилось самочувствие. Опасаются, что они получили большие дозы радиоактивного облучения.

- Надо установить постоянный дозиметрический контроль,- приказал Винокуров.- Соберите химический расчет, проинструктируйте. Вести постоянную проверку воздуха, воды, грунта. Через каждые два часа докладывайте.

- Есть,- ответил начальник штаба капитан Скворцов.

- Почитайте литературу по защите от оружия массового поражения. Забыли ведь, наверное, как дозиметром пользоваться? И солдаты пусть изучат.

Офицеры некоторое время сидели молча. Циба тяжело дышал, и на него косился замполит Соколов - все-таки несло от прапорщика «ароматом».

- Женили Миляева? - спросил командир.- Без происшествий?

- Так точно,-ответил Циба.

- Да-а, вот видишь, какой подарочек к свадьбе. Нарочно не придумаешь.

Вскоре доложили о радиационном фоне. Назвали цифры, снятые с приборов, но они никому ни о чем не говорили. Штатного химика-специалиста в части не было.

- Та-ак…- сказал командир.- Ну и что же теперь? Какой нормальный-то хоть уровень? Короче, всем изучать литературу! Книжки есть?

Он грозно посмотрел в сторону прапорщика Цибы, будто тот был заведующим библиотекой.

- Должны быть, товарищ майор.

- Что значит должны быть?! - рассвирепел Винокуров.-Не воинское подразделение, а черт знает что! Колхоз!

Начальник штаба сидел ни жив ни мертв. Да и что тут действительно скажешь? О выполнении учебных планов по ЗОМП? Планы выполнялись, личный состав надевал противогазы как положено, за семь секунд, хоть ночью разбуди. А против радиации что делать? Заворачивайся в простыню и жди, пока на погост вынесут? Черный юмор.

Командир выстукивал пальцами по столу, и все прислушивались к этому барабанному бою, словно к счетчику Гейгера. Зазвонил телефон. Майор торопливо снял трубку.

- Здравия желаю, товарищ полковник. Обстановка спокойная. Да… Так точно, я уже распорядился. Показания снимаются регулярно. Могу передать замеры.- Он протянул руку к листку, поманил пальцами, и начальник штаба пододвинул к нему докладную.- Замеряем состояние воздуха, воды, грунта. Показания следующие…

Винокуров, конечно, рисковал - вдруг командир полка спросит, что означают эти показатели? Но тот не спросил, выслушал спокойно, а потом велел связаться с начальником химслужбы полка.

Майор-химик наконец разъяснил по телефону, что значат показания, назвал опасные, дозы, при которых необходима эвакуация. Это слово времен войны особенно резануло слух, но химик успокоил - решение должны принимать местные органы власти. Военным же оставалось ждать приказа и быть готовыми выполнить любое задание.

Показания приборов пока что были нормальными, и Винокуров несколько успокоился.

- Пока - отбой тревоги. Наблюдения продолжать, личному составу заниматься по распорядку дня. Но занятия по ЗОМП провести самым тщательным образом. Проверю.

Офицеры ушли, а майор Винокуров связался по телефону с председателем сельсовета Макаром Ивановичем Кириленко.

- Нияких указаний из райкому не було. Приказано гасить всякие проявления паники. Вести подготовку к празднованию Первого мая.

Это успокоило совсем. Значит, все нормально, раз районное руководство решило, как всегда, провести празднование Дня международной солидарности трудящихся,

День подходил к концу, солдаты, как обычно, работали на взлетно-посадочной полосе, укатывали мягкий весенний грунт. Свинцицкий выгнал из загона молодых бычков, и те разбрелись по полю, несли службу часовые, а назначенные в спешном порядке «дозиметристы» лениво посматривали на приборы и ничего страшного не видели.

На ночь Женя отпросился у Капустина в деревню: ведь свадьба все-таки. И тот отпустил его на свой страх и риск.

Гости обрадовались приходу жениха, усадили за стол рядом с Оксаной. Она отдала свою фату Татьяне, и та теперь танцевала в ней. А когда увидела Женю, тут же спросила:

- Ваня-то придет?

- Он в наряд заступил, а прийти очень хотел.

Ночью они снова не спали, будто жалели отдавать время сну, будто чувствовали что-то нехорошее. Оксана посматривала в окно, туда, где малиново светился край неба.

- Страшно мне почему-то. За отца боюсь. Уехал - и ни слуху ни духу.

- В пожарной что говорят?

- А что они скажут? «Тушим!»

- Не волнуйся, все будет хорошо.

Он притянул Оксану к себе, и она доверчиво положила голову на его плечо. Что-то новое пробудилось в нем - ответственность, наверное. Жена ведь.

К Первому мая, как всегда, в Петривцах вывесили красные флаги, была объявлена демонстрация. Винокуров пытался убедить местное начальство не делать этого, потому что радиационный фон значительно возрос. И хотя не был еще пока опасным, но все же необходимы были меры предосторожности. Однако и Чубарь, и Кириленко, и Бойко настояли на своем.

- И чтобы солдаты были как всегда. Нечего паниковать. Продемонстрируем единство армии и народа.

Не верилось, не хотелось верить, что угроза нарастает. Да и как тут поверишь, если все так же цвели буйно сады, стояла теплая погода, солнце светило ярко, ребятня купаться стала в пруду - прогрелась уже стоячая вода. Какая может быть радиация? Только что отсеялись, люди заканчивали сажать картошку на своих огородах.

Перед праздником насторожило одно событие. Умерла одинокая бабка Мотря. Умерла по старости восьмидесяти без малого лет, но по селу сразу же слухи поползли- вот, мол, -самые слабые не выдерживают, помирают. В другой раз похоронили бы незаметно, но сейчас люди вышли на похороны всем селом. Наверное, еще и потому, чтобы поговорить - никакой же информации, молчат и газеты, и радио.

Кто-то видел ночью, как через село прошли автобусы с людьми. Говорили, что весь город Припять вывезли- эвакуировали. А это совсем рядом, каких-то двадцать километров.

Тревога нарастала. Может быть, поэтому серьезны были лица людей на демонстрации? Не радовала ни теплая погода, ни буфет, расположившийся на лужайке в парке. Только ребятня была беззаботна и весела - им все нипочем.

Вечером в клубе были танцы. Веселились там все, как дети, никто не думал о случившемся: праздник ведь! Только девчонки огорчились, что солдат в увольнение не отпустили, снова майор Винокуров чудит.

Но майор не чудил. Из скудных сведений, поступивших к нему, он понял, что обстановка осложняется. Приборы показывали стремительное возрастание уровня радиации, особенно после того, как подул северный ветер. Нужно было принимать решение на эвакуацию людей. Но как убедить в этом местные власти? Они ждут команду «сверху». А команды все нет. Райком ждет из области, а область - из республики, а республика- из Москвы… Что же это за местная власть такая, что не может сама принять решение?!

Утром следующего дня майор Винокуров был в сельсовете. Созвал колхозное начальство, директора школы, всех, у кого были в подчинении люди.

- Значит так, товарищи. Обстановка тревожная. Уровень радиации критический. Прогрессия его угрожающая. Это показывают наши замеры.

- Не пугай, Виктор Васильевич,- сказал Чубарь.- Мы пуганые.

- Я не пугаю, но людей надо отсюда вывозить.

- Да ты что? - взорвался председатель колхоза.- Белены объелся?! Твои приборы заржавели от безделья! В райкоме организован штаб по ликвидации последствий. Обстановка контролируется. Команды не было. Не паникуй, ты же военный.

Винокуров тоже повысил голос:

- Я потому и настаиваю на эвакуации, что военный человек! Ждать больше нельзя!

Повисла гнетущая тишина. Потом директор школы сказала неуверенно:

- Но ведь ученикам нужно закончить учебный год, как же их вывозить?

- Детей в первую очередь! - отрезал майор.

- Да ты понимаешь, что говоришь?! - снова стал напирать Чубарь.- У меня скот в колхозе, поля засеяны, что же, все это бросить? Не фашист наступает. Переживем.

- Это преступная бездеятельность, товарищ Чубарь!

- Ну… знаешь! За такие слова… Не посмотрим, что военный. И на тебя управу найдем!

Зазвонил телефон, и Макар Иванович, как хозяин кабинета, снял трубку.

- Слушаю. Да, Владимир Сергеевич… - он закрыл микрофон ладонью. - Первый… - Потом снова открыл. - Да-да, Владимир Сергеевич. Лука Терентьевич? Здесь, здесь.

Он передал трубку Чубарю, и тот коротко ответил:

- Чубарь.

- У вас там в хозяйстве ДП есть? - мембрана телефона хорошо передавала жесткий оттенок в голосе первого секретаря райкома.

- А как же, Владимир Сергеевич! - Чубарь даже кивнул головой. - Конечно имеется.

- Срочно направить несколько штук в райцентр!

- Есть. Будут. А как направлять? Прямо по асфальту? Дорогу ведь попортят гусеницами…

На том конце провода некоторое время молчали, но вот от разгневанного голоса, казалось, лопнет мембрана:

- Да ты что?! Не знаешь, что случилось? Я тебе не про тракторы говорю!

- А про что же? - Чубарь был ошарашен.

- ДП - дозиметрические приборы! Не хватает в райцентре. Вы что там, гражданской обороной никогда не занимались?! Давай, срочно высылай!

- Слушаюсь.

Вот так. ДП - это, оказывается, не ДТ1 И какая там к черту гражданская оборона, когда день и ночь- буряки, буряки, буряки…

Чубарь положил трубку, сконфуженно оглянулся.

- Черт его знает что требуют! - потом обратился уже спокойно к Винокурову: - Виктор Васильевич, есть у тебя эти самые ДП?

- Людей эвакуировать надо!

Чубарь закричал:

- Ты что, «е слышал?! Требуются дози…метрические приборы! И больше ничего. Никаких команд, Еще, раз тебе говорю, не сей панику! Дашь приборы?

- Не дам. Свои надо иметь.

- Ах так?!

- Так.

Майор грохнул дверью, вышел на крыльцо. Что может сделать он сам? Разве имеет он право вывести из района свою часть без приказа? Нет, не имеет такого права. Но это понятно - он служит в армии, а Советская власть - не армия. Местная власть на то и местная, чтобы все вопросы на месте решать!

В машине в деревянном ящике стоял прибор. Майор включил его и увидел, как быстро поползла стрелка вправо по шкале, и ему стало душно. От бессилия.

Взвод под командованием старшего лейтенанта Капустина срочно загрузился в вертолет, и тот тяжело поднялся в воздух. Задача предстояла самая прозаическая, как сказал командир экипажа, - землю копать. Но предварительно загрузили и все имеющиеся на складе аэродрома парашюты: и спортивные, оставленные в прошлом году командой парашютистов, и армейские десантные, и тормозные от самолетов. Это было странно, солдаты недоумевали. Уж не с парашютом ли прыгать предстоит? Кто-то даже мрачно пошутил:

- В реактор будут на парашютах десантировать.

Внизу тянулись леса, чередовались с полями. Красиво! В другой раз любовались бы только, но не сейчас. Женя вообще летел на вертолете впервые, и ему казалось, что едет на тракторе. Впереди по курсу вертолета показались белые дома нового города, а немного в стороне - трубы. Над одним из таких строений шел в небо белый дым.

- Припять! - крикнул в салон пилот. - Дым идет из четвертого блока.

Все припали к окнам. До станции было, наверное, километров пять. Отчетливо были видны пожарные машины вокруг, а по дороге, идущей к городу, один за другим шли грузовики, бронетранспортеры - движение было такое, как на самой оживленной городской улице.

Вертолет стал снижаться прямо в поле. Там, на земле, уже стояло несколько вертолетов, вокруг них копошились люди.

Когда высадились из вертолета, Женя увидел, что в карьере работают офицеры. Как оказалось потом, это были пилоты. Прилетали от станции, выскакивали из вертолетов, нагружали песком мешки, укладывали их в вертолеты и летели снова. Не хватало людей.

Солдатам обрадовались:

- Пополнение прибыло!

Темп работы был адский. И раздеваться было нельзя, и жара стояла нестерпимая. Они насыпали песком мешки, укладывали их в парашюты, и когда вертолет возвращался, его уже ждал новый груз.

Невесть откуда взявшиеся грузовики стали доставлять свинец в слитках и доломит. Все это складывали в купола парашютов. От шума двигателей, усталости шумело в голове, пыль драла горло, а перед глазами был песок, песок, песок.,.

- Давай, ребята, давай, - уговаривал незнакомый полковник. - Скоро придет пополнение, вызвали запасников. Мы уже сбросили почти пятьдесят тонн, а надо больше, гораздо больше, ребята…

Через респиратор дышать было совсем туго, потело лицо, и некоторые не выдерживали, срывали маски с лица. Все равно накопители-карандаши были только у офицеров, и сколько ты получишь рентген - никто не знал, да и не задумывался над этим.

Катастрофически не хватало и парашютов. Самыми прочными оказались тормозные от самолетов, но вскоре они кончились, и тогда в ход пошли всякие, спортивные тоже. Некоторые купола не выдерживали груза и рвались, едва вертолет зависал над землей.

Работали и ночью. Отдыхали тут же. Валились в траву и засыпали. Капустин ходил над спящими, тормошил за плечо, но бесполезно. Тогда сам надевал спящим респираторы. Лейтенант тоже был грязен, то* же грузил лопатой землю. Здесь не было «дедов» и салаг - перед угрозой, которая надвигалась на все живое, все это казалось никчемной возней. Какое «дедовство», какие неуставные отношения? Все - чушь собачья!

- Вставайте, ребята, - тормошил за плечо Капустин. - Вставайте, работать надо.

А им снился Везувий, и они во сне бежали из города, давя друг друга…

18

Какой сегодня день? Число какое? Сколько дней они роют эту землю? День, два, три? И сколько же дней он женат?

Вопросы всплывали в голове медленно. На каждую лопату песка по одному вопросу. Лопата отшлифовалась, блестит, как топор гильотины, мягко вонзается в сырой песок, но как он тяжел! Нет сил, нет воли. А может быть, это так действует радиация, расслабляет, и спать хочется, и руки будто ватными становятся, а в голове стоит надоедливый звон, точно прислонился ухом к колоколу. И дышать через респиратор трудно, все время кажется, что потеет подбородок, чешется, но не почесать его. На сколько времени еще хватит человеческих сил?

С очередным вертолетом, вернувшимся с заправки, прилетело пополнение. В толпе прибывших Миляев увидел знакомые лица. Окликнул работающих рядом Игоря Лихолета и Гиви Кабаидзе.

- Ребята, смотрите, наши прибыли.

А Лукьянчук и Сорока тоже заметили своих, подбежали, как к братьям.

- Здорово, мужики! Живы?

- Живы, генацвале, - ответил за всех Гиви.

Они даже обнялись, настолько приятно было здесь увидеть знакомые лица.

- А мы смотрим, погоны-то голубые, значит, наверное, наши. Скажи, Петро? - Мишка Сорока похлопывал по плечам солдат. - Я даже в этих масках вас узнал!

- Что нового в Петривцах? - спросил Женя.

- Баб беременных увезли сегодня. Сам видел, как бегали по селу да собирали.

- Куда? - спросил Женя, будто и Оксана была беременной, и ему непременно надо знать, куда их вывезли.

Мишка пожал плечами:

- Этого я не знаю.

Женя шел к палаткам и вдруг подумал: а что, если Оксана тоже беременная? Мысль эта будто хлыстом ударила. Что тогда будет? Плод любви? Зараженный плод любви…

Засыпая, он вспомнил фильм «Москва, любовь моя», японскую актрису Комаки Курихару с печальными раскосыми глазами. А потом что-то вспыхнуло, растеклось малиновым свечением по небосводу, и вот показалась поляна в лесу, цветы в траве, много-много цветов, а по поляне навстречу ему бегут двое - женщина и ребенок, и он узнает - эго Оксана. Ее брови мягко изогнуты, и рот приоткрыт, только прозрачная она какая-то, платья на ней нет, и сквозь нее виден лес. Потом он понял, что это - дивный пекинский парк Ихэюань, и он сам убегает от ласковых объятий цветущей японской сакуры. И даже не сакура это, а мейхуа - дикая китайская слива…

Его еле растормошил через два часа старший лейтенант Капустин. И он, увидев склонившееся над собой лицо в маске, вскрикнул.

- Спокойно, Женя. Это я, Капустин.

Старший лейтенант снял респиратор и устало присел на нары. Миляев помотал головой, прогоняя сон.

- Летчики просят одного солдата для выполнения сложного задания.

- Какого задания?

- Надо зависнуть над реактором и опустить прибор в его жерло, чтобы измерить температуру и состав выходящих газов. А я не знаю, кого послать. Напросился сам, но полковник Рогов отказал: мол, твое дело - командовать людьми.

Миляев задумался. Почему он к нему обратился? Только ли потому, что он сержант? А если сержант, то тоже отвечает за личный состав. Значит.., Похолодело внутри.

- Я готов.

Но Капустин покачал головой.

- Нет. Тебя не пошлю.

- Это еще почему?

- Потому что… По кочану! У тебя уже семья, ты теперь не один, черт побери!

- Ну, это ты не трожь! - Женя впервые позволил назвать командира на «ты» и даже не заметил этого.-

Это моя личная жизнь, и тебя не касается.

- Не петушись, я все равно тебя не пошлю. Я думаю Хромова послать. Он в партию вступать собирается и это будет ему достойным испытанием.

- Хромова? - удивился почему-то Женя.

- А что? Принадлежность к партии надо доказывать делом, а не словами.

Ребята выходили из палаток заспанные, помятые, многие не бриты, в грязных «хэбэ» - тут не до внешнего вида. Респираторы не надевали. Потянулись за сигаретами.

- Дело такое, мужики, - начал издалека Капустин, и Миляев подумал, что, наверное, неправильно поступил старший лейтенант. Если уж решил посылать Хромова, то и сказал бы ему об этом лично. Но офицер действовал иначе. - Ученые просят помочь. Именно нас просят, потому что мы как-никак летчики. Надо опустить с вертолета прибор точно в реактор для замера температуры.

Солдаты молчали. Ждали, что еще скажет командир. Это только в кино вся шеренга сразу делает шаг вперед, в жизни - не сразу. Капустин стоял молча, опустив голову. Потом добавил:

- Меня не пустили. А надо, ребята, - поднял глаза и посмотрел прямо на Хромова. Не назвал его фамилию, только посмотрел, но увидел, как у того отразился в глазах ужас, как он зыркнул по сторонам, будто искал защиту.

- Я пойду, - вдруг сказал Алик Свинцицкий и как-то виновато всех оглядел, будто просил извинить, если кому дорогу перешел и первым назвался.

Но вдруг неожиданно выступил вперед «молодой» Зотов:

- Товарищ старший лейтенант, пошлите меня. Я ведь крепче.

Но Алик неожиданно сказал то, что от него никто никогда не ожидал услышать:

- Молчи, салага! Знай свое место! - и подошел к командиру.

- Ладно, - сказал Капустин. - Скоро приедут ученые. Отдыхай пока.

Зотов обиженно махнул рукой:

- Так всегда. Как бычков пасти, так посылаете, а на дело - так нет. Салага…

Из леса на поляну выкатил бронетранспортер, остановился у вертолетов. Из него вышли гражданские в спецодежде и генерал. Тут же к прибывшим подошел полковник Рогов, отдав честь, доложил. Все вместе пошли краем карьера, потом полковник подозвал к себе Капустина, что-то сказал ему, и тот побежал к палаткам.

- Наверное, за мной, - сказал Алик. - Пора.

Прибывшие были членами правительственной комиссии. Человек в роговых очках оказался академиком, с ним - два физика-ядерщика и генерал-майор химслужбы.

- Как зовут, солдат? - спросил академик,

- Рядовой Свинцицкий.

Ученый не обратил внимания на фамилию.

- Зовут как, спрашиваю?

- Ал… Александр.

- Ну вот, Саша. Дело предстоит тебе необычное. Предупреждаю сразу, опасное дело.

- Я понимаю, - сказал Алик.

- Это хорошо, что понимаешь. - Академик снял очки, потер пальцами уставшие глаза. Похоже, он не спал уже несколько суток, потому что глаза слезились, на запавших щеках светилась седая щетина. - Но дело, быть может, еще серьезнее, чем ты себе представляешь. Скажу больше. Несколько пожарных скончались от острой лучевой болезни. Их не удалось спасти. Я говорю тебе это, Саша, чтобы ты осознал всю реальную опасность. Мне так будет легче. Ты меня понимаешь?

- Понимаю, товарищ академик.

- Что ж, спасибо тебе. - Академик отвернулся, будто именно он был виноват в случившемся.

19

Наконец-то решение о полной эвакуации населения было принято, но радовался ему в Петривцах, наверное, один лишь майор Винокуров. Теперь активную деятельность проявляло местное начальство. Как же, получили прямое указание, а уж выполнять горазды, соревнуясь и принимая повышенные обязательства. Местная власть - проводник политики. Сталинскую - проводили, хрущевскую проводили, брежневскую? А как же! Кукуруза, мелиорация, «экономика должна быть экономной» - все было! Прикажут дать землю крестьянам - пожалуйста, люди добрые. Прикажут отобрать назад, раскулачить - перевыполним план, в

Сибирь сволочей этаких! Что с болотами-то делать? Осушить? Есть. Вот как привыкли работать.

Чубарь паковал документацию колхоза, а бумаг набирался целый вагон! Переживал, технику приказано было оставить. Да что там техника? Поля засеяны и засажены, их-то с собой никак не заберешь. Кириленко ходил по домам, просил брать с собой самое необходимое, убеждал, что выезжают ненадолго, скоро вернутся. Заверял от имени власти.

Пока не прибыли желтые «Икарусы», люди вели себя спокойно, будто не верили: занимались хозяйством, кто забор чинил, кто крышу железную красил, женщины скликали кур, кормили поросят. До семи часов вечера еще было так много времени - не сидеть же без дела. Да и потом, что ж скотина голодной будет? Кто его знает, сколько они там пробудут в этой эвакуации. Может, три дня, а что, если целую неделю?!

В семь часов автобусы поехали по Петривцам. По два, три, а то и четыре на улицу, останавливались перед каждым домом. Пока все шло хорошо. Никто не скандалил, заходили в автобус люди, здоровались, й все с корзинами, с котомками, будто на ярмарку собрались.

Но вот подъехал автобус к, подворью Трофима Цибы. У ворот никого не было. Сопровождавший автобус милиционер зашел во двор, постучался в дверь дома. Никто не ответил. Зашел внутрь и увидел сидевшего за столом деда Трофима, а вокруг него женщин.

- В чем дело, граждане? Вы что, не знаете, что в девятнадцать часов…

Он не договорил. На него так посмотрел дед, что милиционер осекся.

- Нэ пиду! Никуды нэ пиду!

Оксана была заплакана. Своего горя хватает, уезжать приходится, так и не повидавшись с мужем, а тут еще дед нервы выматывает.

Не поеду, и все тут. Как ни уговаривали, ни в какую.

- Диду, - в который раз обратилась к нему Оксана, - перед людьми соромно.

- А шо тоби соромно, шо? Хай тым будэ соромно, хто атому напустыв. Мэни треба сына дочекатися. Дэ вин нас знайдэ, колы повэрнэтся?

Бабка Христя заплакала, и Любовь Кирилловна поднесла платок к глазам.

- Дедушка, - сказал милиционер, - не надо разводить здесь агитацию. Освободите помещение!

- Цэ для тэбэ - помещение. А для мэнэ - моя хата! Бач, якый найшовся. Я тут родывся, тут и помру1 Так-то.

Милиционер понял, что так просто с дедом не сладить. Снял фуражку, присел к столу. Потом обратился к женщинам:

- Вы идите в автобус. Мы тут пока поговорим.

Когда те вышли, он вытер платком околыш фуражки изнутри, достал сигарету, закурил.

- Дай и мэни, - буркнул дед Трофим,

Милиционер протянул сигарету с фильтром, который дед сразу отломал, бросил под ноги. Прикурил.

- Чуе мое сердце, не вернусь сюда. Помру на чужбине.

Помолчали. На улице отчаянно засигналил автобус. Милиционер поднялся.

- Пошли, отец. Все выезжают. Меня пойми, нелегкая служба. В Калачах старуху умирающую на руках выносили, просила оставить, а как оставишь? Помрет- кто хоронить будет? Пошли.

- Та вже ж.

Старик поднялся и, казалось, постарел еще больше, согнулся, как-то бочком вышел из дому…

Автобус тронулся, поехал дальше с открытыми дверями, и оглянуться захотелось, до боли захотелось, но будто парализовало шею, не повернуть ее, глаза не скосить. Сцепил дед пальцы до глухого хруста и уже больше не видел, кто заходил, что говорили не слышал, не замечал, сколько людей набилось в автобус, кто рядом сел, не чувствовал ничего. Только маковка церкви в глаза засияла, и будто звоны ударили. Тихо сначала, в маленькие колокола, потом средний колокол заговорил, и казалось, что пасха это, люди радостно идут к церкви, а колокола возносят хвалу небу, надрываются.

Дед Трофим взялся рукой за горло, задышал отрывисто. Оксана, сидевшая позади, всполошилась, наклонилась к нему:

- Що таке, диду?

- Звеныть, - прохрипел тот, расстегивая пуговицы рубахи. - В ушах звеныть...

Оксана успокоила:

- Так то ж звоны в церкви. Батюшка звонит в останний раз.

Автобус остановился, и старушки попросили милиционера:

- Дай, соколэ, хоч богу помолытыся перед дорогою.

Из церковных ворот вышел священник, поклонился людям. Потом повернулся к церкви, широко перекрестился.

- Помолимся, христиане, перед исходом из церкви.

За околицей собрались все автобусы. Хрипел, бегая от машины к машине, Кириленко, распоряжался, ругал шоферов и милиционеров. Чубарь хмурился, стоя возле своей «Волги», думы его о колхозе были, а не о людях. Сколько засеяли, сколько картошки посадили, и все коту под хвост - зарастет бурьяном, пропадет. Химики-военные говорили, что придется слой земли снимать и завозить новый.

- Все, Лука Терентьевич. Кажись, уси Петривци в автобусах.

- Добре, - сказал Чубарь, садясь в свою «Волгу». - Отправляй.

Но к председателю колхоза подошел офицер-химик.

- Товарищ Чубарь, машину придется оставить. Дозиметристы доложили - грязная.

- Но это же… - Чубарь даже побледнел, будто только сейчас понял, насколько серьезно происшедшее, схватился рукой за сердце.

Вот так. Рушилось все. На этой машине он мотался по проселкам и полям, и каждый, кто ее увидит, знал - голова едет, хозяин. Теперь раз головы нет, тогда и машину - к черту. Буркнул что-то растерянному шоферу, вылез из машины и пошел к головному автобусу - не в хвосте же колонны плестись.

Колонна выстроилась - впереди газик с офицером-химиком и подполковником милиции, потом один за другим желтые «Икарусы». Посигналил газик, включил синюю мигалку и поехал. Качнулись автобусы, поехали тоже за ним. Позади осталось пустое село.

20

Сколько же их - людей, вышедших на борьбу? По всем дорогам движутся колонны, стекаются со всех сторон к одному месту, и там, в центре, будто начало всех начал. Но нет. Не начало там, а обозначившиеся конец. Сорвана крышка с мертвящего провала, черная дыра открылась, куда стекает по капле все живое, и если не закрыть пробоину, то вытечет вся жизнь постепенно, уйдет, словно в разверзшийся провал антимира, и назад пути не будет.

Закрыть, закрыть! Во что бы то ни стало! Все ближе и ближе обезумевший реактор. Вот видна уже бело-красная труба станции, а рядом с ней обуглившееся здание с развороченной крышей. Это - цель каждого, летящего сейчас в вертолете.

Алик спокоен. Не смотрит вперед. Его больше занимает то, что под ним. Участки порыжевшего леса, река, мчащиеся на большой скорости машины. Промелькнул внизу пустой город. Новые белые многоэтажки, с высоты кажущиеся коробочками в выставочном павильоне. Макет современного города. Детские площадки, скверы, круглые аккуратные клумбы и цветы на них. Яркие, цветущие тюльпаны.

В салон выглянул пилот:

- Приготовиться!

А он готов еще с той минуты, когда вертолет оторвался от земли. Его задача не сложная. Открыть люк и корректировать летчикам попадание в реактор груза, к которому прикреплена термопара на длинном тросе. Летчикам из кабины не видно, что находится прямо под машиной, - нужен наводчик. Наводчик - это он, Алик Свинцицкий. Вот и все. Он должен выдержать некоторое время один на один с реактором. И он выдержит.

Мы у цели!

Кажется, в ушах появляется звон. Это от напряжения. На самом деле кругом тревожная, леденящая душу тишина, от которой могут лопнуть барабанные перепонки.

- Люк!

Он открылся прямо под ним, и оттуда дохнуло теплым воздухом. Внизу, под зависшим вертолетом, был развороченный взрывом, закопченный от пожара реактор. Вокруг валялись мешки, много мешков, которые они загружали песком из последних сил, но, видно, не попали они в цель.

Внутри реактора едва светилось зарево, и поднимался белый парок, На крыше лежали куски графита, обломки бетона, расплавленный битум застыл потеками на стене…

- Конец! Подъем!

Сколько лет прошло до этой команды, сколько веков? Выдержал, выдержал! И жив, и будет жить!


Капустин проверил в очередной раз накопитель Хромова и ужаснулся, не поверил. Пошел к химикам, и те подтвердили - доза сильно повышенная, нужно немедленно отправлять солдата. А Хромов не желал уезжать.

- Нет-нет, товарищ старший лейтенант. Я с ребятами. Я как все.

- Нужно лететь. Это не шутки.

Хромов еще некоторое время отнекивался. Смотрел на ребят, а те стояли хмурые, уставшие, с почерневшими лицами.

- Поезжай, Андрей, - первым отозвался Звайзгне. - Мы за тебя отработаем.

И Гиви Кабаидзе его поддержал:

- Отдыхай, дорогой. Мы тоже скоро закончим. Начальство говорит, что немного осталось, день-два.

- Так получилось, ребята. Я даже не подозревал, - тихо говорил Хромов. - Пока, Роман, до свидания, Игорь. Победы вам. И тебе, Кубаткул. Скоро дембель, если не увидимся, то всем - счастья…

Вертолет с Хромовым улетел.

- Ну, мужики, последние усилия, - сказал Капустин, и сам взялся за освободившуюся лопату. - К 9 Мая кровь из носу - реактор должен заглохнуть.

И снова перед глазами песок, песок… Казалось, они уже выбрали его больше, чем на знаменитом бразильском пляже Капакабана, но копали дальше, не считая лопат, не считая мешков, не считая ходок вертолетов.

Женя получил записку от Оксаны. «Мой милый!- писала она, и первые слова Женя прочитал несколько раз, даже, сняв респиратор, поднес листок к губам.- Тебя все нет и нет, и я в таком отчаянии и страхе за тебя. Что это случилось на земле? Почему нас разлучили, ведь этого не должно быть? Я люблю тебя очень-очень и не могу без тебя ни единой секунды. А ты там… Люди говорят всякое. И мне страшно. Очень. Я хочу, чтобы ты сбежал оттуда. Убеги, Женечка. Брось все. Я тебя прошу. Может быть, я глупая и трусиха, но мне почему-то кажется, что у нас будет ребенок, По-чему его не должно быть? А если будет, то какой? Ведь все началось именно в ту ночь. Беги оттуда! Беги, Женя! Я умоляю тебя. И люблю. И целую. Твоя Оксана».

Бежать? Как это - бежать? Приставить карандаш-накопитель к задним колесам бронетранспортера, как это сделал Хромов? И все, дело сделано? О чем ты говоришь? Если не он, Женя Миляев, если не его друзья, если не местные хулиганы Мишка Сорока и Петро Лукьянчук, если не летчики, уцелевшие в Афганистане, и теперь, несмотря ни на что, летающие к реактору по нескольку раз, если не химики-солдаты, если не офицеры и генералы, которые будто позабыли о субординации и не командовали, а скорее, просили, если не ученые, если не Легасов и Велихов, наконец, - так кто же тогда? Кто?!

Никуда он не побежит. Он останется здесь до конца, а сегодня будет праздновать победу, пусть маленькую, но такую важную. Пусть уходят те, кто дрогнул. И не надо осуждать их.

В палатке спали уставшие ребята, его боевые друзья. Женя стал вглядываться в их лица, стараясь запомнить навсегда перед долгой разлукой: срок службы выходит.

Вот сводит к переносице белесые брови Арвид Звайзгне, шевелит во сне узкими губами Расим Хайретдинов, подрагивают пухлые веки Кубаткула Токаева, черные, как смоль, усы Гиви Кабаидзе шевелятся при дыхании. Иван Нечипоренко серьезен, словно и не спит вовсе, а продолжает копать землю. Игорь Лихо-лет улыбается, - наверное, снятся ему родные забайкальские Улеты, прозрачная речка Ингода, а на берегу резвятся его дети. Что снится Роману Балаеву, куда унес его цыганскую вольную душу крепкий чернобыльский сон?

Спят солдаты, друзья. Это последние их армейские сны. Но, может быть, и там, на гражданке, будут долго еще сниться последние дни службы, и будут тревожиться жены, и успокаивать их среди ночи. Эти дни принадлежат им навечно.


На аэродроме прибывших встречали майор Винокуров, прапорщик Циба, капитан Скворцов. Пожимали руки каждому. Женю Циба обнял по-родственному.

- Вы достойно выполнили свой долг, ребята. Вам не в чем себя упрекнуть, - у майора дрогнул голос.- Мне доложили о мужестве рядового Свинцицкого. Это подвиг. И награжден он будет, и вам всем наградой - спасенная жизнь. Здоровья вам, ребята. Самое главное - здоровья.

Петро Лукьянчук обратился к Винокурову по-военному, забыв, что стоит в мятом пиджачишке и линялой кепке-таллинке:

- Товарищ майор, а нам куда прикажете?

- Сначала баня для всех, переоденетесь в форму, отдохнете в казарме, а завтра - в полк.

- Но мы бы домой…

- А где он сейчас, ваш дом?

- Як где? - удивился Мишка Сорока, отстранив чуть в сторону друга. Махнул рукой в сторону деревни. - Вон наши хаты.

Майор грустно покачал головой:

- Не ваши это хаты теперь, Миша. «Зона» нынче здесь, тридцать километров в радиусе. Вокруг устанавливаются посты, солдаты внутренних войск тянут вокруг «колючку», так что…

Мишку передернуло от знакомого слова «зона», да и не только его.

После бани Женя подошел к Цибе, попросил отпустить в деревню.

- Так пусто же там. Только химики дома моют,-› потом вдруг отвернул голову. - Все к чертовой матери: и труд, и дом, и кладбище, сады, поля, речку. Все! Не смогу я нигде на новом месте прижиться. Видит бог, не смогу. Здесь останусь, покуда не выгонят, а выгонят, на вахту попрошусь. Нет мне, Женя, жизни на новом месте, к этому прирос. А ты иди. Погляди своими глазами. Я тебя понимаю.

Миляев шел дорогой, по которой не раз и не два бегал утренние кроссы. На этой дороге не раз прощался с Оксаной.

Деревенская улица была пуста, точно и не село это, а музей народного зодчества, закрытый на санитарный день. Нет посетителей, нет никого. Цветут яблони в садах, обелили едва зеленую траву упавшими лепестками. Буйствует распустившаяся сирень - как ее много! Упругие гроздья свисают над заборами, источают пьянящий, терпкий запах. Жасмин белеет благородно, словно ведет давний спор с сиренью - кто красивее цветет.

Миляев пошел дальше. У знакомых ворот екнуло под сердцем. Химики сюда не дошли пока, и это обрадовало. Значит, еще не вытоптали землю, не смыли следы его ног и ног Оксаны. Тихо скрипнула калитка, отозвалась эхом в пустом дворе. Навстречу с громким, заливистым от радости лаем бежал по двору Рябчик, катился бело-рыжим комком, а подбежав, завертелся вокруг Жени, и повизгивал, и бил хвостом о землю, и захлебывался, и подпрыгивал.

- Рябчик… - Женя опустился на одно колено, и пес лизнул его в лицо, потом припал к земле, положил голову на передние лапы.

Женя гладил его по голове, и вздрагивали черные шишечки бровей на рыжей морде собаки. И было в этих глазах и непонимание, и радость, и тоска.

Женя поднялся:

- Пойдем, Рябчик.

Он вышел в сад. Яблони покрыты цветами, будто Оксана оставила на ветках свою свадебную фату. И сразу все вспомнилось - свадьба, столы, ломящиеся от яств, музыка, песни и пляски, и они сидят вдвоем в дальнем углу, счастливые, потому что это - начало их жизни.

Подвывает Рябчик. Трется о ноги.

- Что ты, собака? Что ты понимаешь?

Женя долго сидел за столом под навесом. В шалаше стало темнеть, хотя лучи уходящего солнца еще освещали верхушки высоких вязов. Нужно уходить, пока не пришли химики. Не оглядываясь, он вышел на улицу, не закрыв за собой калитку.

Пес семенил рядом, иногда поглядывал снизу вверх. Но недолго он так бежал. Стал останавливаться, словно устал. Потом оглянулся назад.

- Идем, Рябчик.

Женя не знал, зачем зовет пса. Ведь завтра он уедет отсюда навсегда.

Пес прощался. Он не хотел или не мог идти дальше. Повилял еще раз хвостом, потом повернулся и засеменил назад, к своему дому.


БЕРТА

Повесть в четырех монологах

I

- А я с тобой согласен: все наши беды от вранья.

Врать мы горазды!

Особенно спустя много лет, такие пули отливаем…

Вот хоть и я? Тоже подчас за столом за праздничным заливать приходится. Что ты!

Это когда про войну заходит…

Я ведь и призван-то был в самом конце, мальчишкой совсем. Тут, как ни крути, еле-еле на штурм Берлина и попадали…

А знаешь, как все мы -призыва сорок пятого - рвались на фронт? Молили судьбу, чтоб попасть!

Мне-то еще подфартило-после училища скороспелого сразу же перекинули меня через границы, аж под самый Берлин! Точь-в-точь за месяц до окончания войны.

Первые впечатления были особенно удручающи: все вокруг обуглено, в дыму могильном, в запустении…

Городок, помнится, небольшой был, куда я прибыл. И ничего особенного такого, иностранного. Улочки как улочки. Домики как домики. Вот только балкончики навесные, над самым тротуаром, все же в диковинку казались взгляду славянскому.

И еще примечательность - зоопарк местный. Действующий! И это несмотря на то, что бои еще на окраинах идут…

Вон ты, Петр, целыми днями газеты разные листаешь- все ищешь диковинных заметок. Тебе, как и всем нам, диковинное подавай! Истосковались люди по не-обычному-то. И это потому, что на все нынче объяснение находится…

Летающие тарелки - уж вовсе и не инопланетяне, но рой бесноватой мошкары в преломлениях, значит, космических лучей. Или как там?..

Телепаты - и не телепаты вовсе, но шарлатаны. А Розу Кулешову, утверждают, так даже застукали, когда она одним глазом подглядывала за краплеными картами.

Бермудский треугольник - и не треугольник вовсе, бурлящий загадочными водяными уступами, но плод воображения поддавших капитанов. И все такое…

И чем больше диковинного вокруг объявляется, тем больше разъяснений, формул различных, уговоров.

А человеку нельзя без загадочного, он сам - загадка. Вот ты и шуруешь по газетам да журналам: «Авось что-нибудь выужу удивительное?»

А искать не надо. Время специальное тратить. Лучше оглянись лишний раз - сколько вокруг тебя удивительного и загадочного!..

Хоть бы мы - соседи твои по палате? Не смейся, не такая уж это и шутка…

Или с тем же зоопарком? Все же осознай: кругом взрывы, пальба, бомбежка, а в клетках звери полуголодные мечутся! Но вот ведь штука какая - зоопарк-то, считается, ра-бо-та-ет! И это во фронтовом городе?! Разве не удивительно?

Вообще, с этим зоопарком была целая история. Наши, когда еще были на самых подступах, понимали, что фрицы зверей не пощадят. И потому во время самых что ни на есть уличных боев специальный батальон получил приказ оградить зоопарк от разбоя и уничтожения. Фрицы, конечно, туда сунулись - и не однажды! - но наши ребятки им врезали по первое число!..

Вот об этих боях-то зоопарковых я обычно и расписываю за праздничным за столом… Сам понимаешь, со слов очевидцев. Потому что, повторюсь, прибыл я туда спустя уже два дня, как звери немецкие были от немцев же ограждены…

И все же имею я к этой истории самое прямое отношение. Потому что не закончилась она после того, как зверей сохранили.

А было так, если все по порядку…

…Прибыл в расположение полка я аж ночью. Докладываюсь по форме. А полковник, ощущаю, смотрит на меня как-то не так. Как-то особо пристально. Я уж было про себя решил: может, с пуговицей что или с портупеей?

Потом вдруг как огорошит: «Вот что, младший лейтенант. Не взыщи, но будет тебе необычное боевое крещение. А для начала - послушай воздух. Что слышишь?»

Я плечами жму: «Рев, товарищ полковник. Только какой-то прерывистый. Самолеты, что ль, через облачность?»

«В том-то и дело, младший лейтенант, что это совсем не самолеты,- усмехается полковник.- Тут на соседней улочке зоопарк. Так вот, это воет бегемотиха. И зовут ее Берта. А ревет она по причине биологической. Апрель, младший лейтенант! И в отличие от нас с тобой, ей на войну наплевать. Ей бегемота подавай».

Я ничего понять не могу - глазами только хлопаю.

«Так вот,- продолжает полковник,- тут в тридцати с лишним километрах, под местечком Кроблец, есть какой-то пропускной питомник для животных, что ли. Для цирковых? Ну, не важно. И мы уж до них вчера сквозь всю эту канонаду достучались. И представь, младший лейтенант, на Бертино счастье, у них в наличии имеется бегемот!»

Я вдруг понял, куда клонит командир полка. И видимо, на лице моем застыло такое изображение, что он подошел ко мне, и то ли потрепал меня ободряюще, то ли вообще полуобнял…

А потом сказал серьезно так: «Пойми, младший лейтенант! Нет у меня сейчас людей для бегемотской этой операции. Мне к завтрашнему вечеру необходимо очистить пригород совсем, чтобы выйти на другой плацдарм. К речушке этой. И так мы уже отстаем от соседей… Но если хочешь - говорю тебе как офицер офицеру - протащить эту проклятую Берту целых тридцать километров среди пальбы, бомбежек и перестрелки - задача совсем не из простых! И тебе никто не позавидует, даже из вояк бывалых…»

Тут меня взорвало - да что в самом деле за шутки за такие?! Мы наступаем на Берлин! Еще усилие - и победа1 И я готов, если что, голову свою за наше правое дело положить в первом же бою!

А тут такое!..

Спрашиваю, а сам чуть не плачу: «Вообще, товарищ полковник, может быть, это розыгрыш? Или какой особый способ проверки выпускника училища, который, значит, не нюхал еще пороху?»

А полковник опять шаг-другой сделал ко мне, вдруг погладил мою вихрастую голову - ну, прямо как отец сыну! - а чего мне тогда и было-то, мальчишке? - и сказал: «Нет, младший лейтенант. Это не розыгрыш. Это боевое задание. Такое же боевое, как то, которое мы выполняем, выходя на новый плацдарм. И никакая, к сожалению, это не шутка. Так что иди, высыпайся впрок…»

Вызвал он адъютанта, тот покормил меня и через дворик с фонтаном отвел в какой-то подвал. Там среди хаоса невообразимого - растерзанных ковров, перевернутых старинных кресел, разбитых зеркал - я и приютился на ночь. Верите? Улегся прямо на биллиардный стол!..

Долго ворочался - все не мог переварить речей полковника. Тогда казались они мне как кощунство какое!

Ну, в самом деле, прикиньте - до зверья ли, до страданий ли живности, хоть и зоопарковой, которая конечно же за себя без нашего брата человека постоять не может, когда кругом кипит такая людская мясорубка?

Помнится, вскакивал не раз со стола этого безразмерного, колесил по зале, твердя, как в бреду: «Что же это, смеется он, что ли,- молодого офицера, с отличием окончившего училище, прибывшего в качестве боевого пополнения, и на такое, неслыханное, определять?!»

Но особенно горько становилось, когда я представлял себе своих друзей-однокашников - счастливчиков, которые, поди, завтра уже ринутся в бой и успеют-таки оправдать свои боевые погоны…

Утром меня опять вызвали к полковнику. Только КП уже был не в соседнем особняке, а располагался чуть дальше, в конце улочки.

Фрицы отбрыкивались - ухали снаряды, а по земле сизым туманом стелился дым. Так что от дома к дому нам с адъютантом пришлось пробираться перебежками.

Полковник повернулся на мой бодрый рапорт и, смерив меня усталым взглядом, заметил: «Выходит, не спал, младший лейтенант? Плохо…»

И тут же приказал адъютанту накормить меня, дать конвой из двух автоматчиков, снабдить на дорогу провиантом, подробно объяснить задачу и, не мешкая, отправить в зоопарк.

Приказано - выполнено.


…И вот я уже стою у клетки неуклюжей Берты, а адъютант, подыскивая слова и жестикулируя, разговаривает со старым, сморщенным немцем - смотрителем зоопарка, что ли? Тот таращит глаза, выцокивает языком и после каждой фразы поворачивает свою седую голову то в мою сторону, то в сторону стоящих чуть поодаль и громко смеющихся автоматчиков - Паши Демченко и Резо Авалиани.

Верите? Как, сейчас, вижу эту картину…

Будто вчера…

Идет дождь. Пустынные аллеи зоопарка, залитые водой,- ну, форменные маленькие речушки! - бегут неведомо куда… А деревья уже искрятся пронзительной зеленью тех самых почек открывшихся. Еще бы: весна!

Весна Победы…

Теперь прикиньте - разве о такой весне мечтал тогда вновь испеченный младший лейтенант Усов, прибывший в героическую пятнадцатую пехотную дивизию? И разве не картины захваченного рейхстага рисовались в его воображении, когда он мысленно - в который раз! - крепил знамя Победы над фашистским куполом?

А девушки из штаба? Разве не они, одна краше другой, стали бы рукоплескать громче всех, когда к груди младшего лейтенанта Андрея Усова сам командующий прикрепил бы боевой орден?

Уж о доме и говорить нечего! Заметку о герое, помещенную в центральных газетах, наверняка знала бы наизусть вся улица…

Вот какую весну победы представлял себе я. младший лейтенант Усов, еще вчера.

А сегодня?

Сейчас?

Какой там рейхстаг?! Стою у этой вонючей клетки с небольшим бассейном!..

Берта сперва молчала. Только смотрела на нас своими крохотными воспаленными глазками да переступала на месте ногами-тумбами. Но когда старый немец, разговорившись, принялся наседать на адъютанта и тыкать пальцем в ее сторону, она вдруг отвернулась и подняла прерывистый рев. Ну, словно пушка заухала…

Адъютант, видя такое дело, шагнул ко мне и кивает на смотрителя: «Младший лейтенант! Этот Вилли пойдет с вами. Он утверждает, что без него чертову Берту не сдвинешь с места…»

Новый поворот! Только этого еще не хватало - плестись тридцать с лишком километров в обществе немчуры!

Я совсем расстроился.

А надо сознаться, меня и в классе-то дразнили Плаксой-ваксой, но не потому, что я был из нытиков каких - нет! Просто от природы у меня отчасти плаксивое выражение лица. Так что можете себе представить, что стало тогда с моей физиономией?

И когда ко мне подскочил Резо Авалиани, он не столько убеждать стал, сколько успокаивать: «Товарыщ мыладшый лэйтэнант! Это ж совсэм хорошо, што фрыц нам составит компанию! С чэловэком-то договорыться нэ всэгда выходит - а тут эще бэгэмотыха! Как ей обыяснишь? А насчет шпрэхэн, штоб с фрыцем ля-ля-ля,- Паша очэнь даже шпрэхаэт».

Паша тут закивал усиленно.

А Вилли опять дернул за рукав адъютанта, что-то свое немецкое брякнул, ткнул пальцем в сторону сторожки и поплелся туда, не оборачиваясь.

«Пока он ходит за жратвой для этой суки,-сказал адъютант, - давай, младший лейтенант, еще раз уточним маршрут и места привалов…»

И мы все - в который раз - склонились над картой. Загалдели.

…Тут-то Резо и присвистнул!

Обернулись.

Вот это номер! Стоит Вилли - ну, во-первых, как из-под земли вырос! А во-вторых, рядом с ним девушка с небольшой двухколесной коляской. На коляске, как вы понимаете, и навалена жратва для бегемотихи. По сути, форменное сено, оказывается, в плитках таких, как наш жмых.

Тут к месту отступление сделать.

С этой жратвой для зоопарка тоже интересно было. Мне уж потом ребята рассказывали, что, когда наша продуктовая машина въезжала к зверям, значит, местные жители ну буквально облепляли решетки зоопарковые. И это несмотря на бои под носом, на канонаду страшенную! Все, оказывается, верить не хотели самому факту подобного отношения. Видите, как? Нас по себе мерили, что ли?

Ну вот. Пока мы поглощали взором девицу эту, в красоте созревшую,- а было на что посмотреть! - Вилли опять затарахтел.

Вижу, адъютант не на шутку встревожен.

«Младший лейтенант,- говорит,- этот Вилли, мать их всех за ногу, настаивает, чтобы с ним вместе отправилась и его дочь Эльза. Он боится ее тут оставлять одну. Утверждает, уже пытались изнасиловать».

А уж Вилли подскочил ко мне -руками машет, захлебывается!

Я, конечно, ничего понять не могу, пожимаю плечами.

Тогда он хватает дочку, подводит ко мне и начинает на моих глазах ну буквально лапать ее! И все тарахтит, захлебывается…

Я смотрю на Эльзу, а она - в упор на меня!

Глаза синие-синие… А сама стройная в молодом упругом теле. И грудь… через шелковую блузку, как в скульптурах греческих, обозначается рельефно. И плащ нараспашку, словно крылья какие…

Ну, а главное -совсем не походила наша Эльза на типичную, по моим представлениям, немку. Я ведь смерть не люблю тощих баб!

Вот почему считаю - к вашему вчерашнему спору!- лучше наших русских женщин, хотя порой и полноватых сверх меры, вообще нет ничего на земле этой тощей…

Но дочка этого Вилли? Кто знает, может, вовсе и не была она чистокровной немецкой породы? Хотя и белокурая? Чем-то все же напомнила она мне в тот момент наших разбитных девчат с текстильной…

Я аж застыл, как в кино.

Не соображу, что делать-то?

А адъютант уж теребить начал: «Что предпримешь, младший лейтенант? Ведь к тому же, утверждает этот Вилли, что бегемотиха чувствует особое расположение к его дочке, потому как именно она за ней и ухаживает. А?»

Резо с Пашей подскочили: «Возьмем, товарищ младший лейтенант! Хороша ведь немка - будет все же скрашивать наше это задание, для боевых мужиков столь унылое!»

И все так серьезно смотрят на меня. Ждут то есть моего решения, Смотрят, не отводя глаз.

Адъютант, значит, вопросительно.

Вилли с беспокойством.

Резо озорно, по-кавказски.

Верзила Паша сбычившись…

И только одна Эльза - с легкой улыбкой! Словно зная, что никуда я не денусь…

Верите? Тут впервые я почувствовал себя командиром. Ощутил, что значит принимать решение за всех.

И пронеслось в моей башке что-то похожее на предвидение. Или около того… Во всяком случае, потом я не раз вспоминал мгновенное ощущение тревожности, желание отмахнуться от всего этого предприятия, что пронзило меня в те минуты!

Не буду врать - мне хотя тогда и мало было лет, да ко многому относился несерьезнее, чем потом. Это, впрочем, не моя заслуга - война делала нас всех взрослыми раньше времени.

Так что, принимая решение, я отлично видел и жадные взгляды моих ребят, и тревожную настороженность старика-отца, и особое внимание ко мне со стороны самой Эльзы.

А главное - мне самому-то она приглянулась с первого взгляда.

Чего уж там…

Теперь-то мне ясно: нужно было ее оставить в зоопарке, вместе со старухой-уборщицей, что тут же работала с ними. Тогда, быть может, не случилось бы всего того, что произошло с нами на пути в этот проклятый Кроблец!..

Но я посмотрел на Эльзу, на ее ладную фигуру, на шелковую эту грудь и сказал, стараясь говорить баском: «Хорошо. Время и в самом деле, товарищи, тревожное. Можно понять отца. Эльза отправится с нами».

Помнится, после этих моих слов все как ношу скинули.

А Эльза вдруг подошла ко мне близко-близко, чуть не касаясь, протянула руку и улыбнулась: «Данке шен, герр ляйтенант. Спа-си-ба ошень!»

«Спа-си-ба ошень…» Это они все говорили, когда на уличной раздаче получали пищу от солдатиков наших. Быстро научились!.. Чай, не сорок первый шел - сорок пятый…

…Потом она резко повернулась спиной да так завихляла бедрами к своей коляске, что мне в голову ударило! Я ведь тогда еще, по секрету, о женщине-то, как таковой, только понаслышке и знал* Вот кровь и бурлила…

А что дальше было? Эго, только что рассказанное, ведь даже не начало…

Ей-богу, сейчас вспоминаю, словно кино юлианско-семеновское какое гляжу! Однако как это теперь говорится по тому же ящику? «Вторую серию смотрите завтра».

Нет, правда, чего-то в сердце вступило: полежать требуется, откинуться на подушках…

А вам-то чего? Вон Петр сейчас вас снабдит новостями, подкинет про диковинное. Видишь, как газетами обложился?

Как говорит мой сосед по лестнице: «Юпитер, ты умолк, стало быть, на сегодня ты выдохся…»

2

- Как говорит мой сосед по лестнице, когда мы с ним коротаем перекур: «Юпитер, ты удивляешься, стало быть, ты слышишь правду».

Значит, общественность требует продолжения?

Ну что ж… Вторая «бегемотская» серия.

…Вышли мы в девять. И на удивление, эта махина Берта вовсе и не отбивалась, когда ее из клетки выводили. То ли потому, что чуяло сердце ее, тоской любовной объятое, наше человеческое участие? То ли потому, что дождик лил? Они ведь, гиппопотамы эти, страсть как любят слякоть всяческую.

Я про бегемотов, уж поверьте, теперь знаю больше, чем про родной баланс…

Ну, не форменная ли издевка над уставом? Ведь, смешно сказать, не обошлось без построения! Впереди бегемотихи шел Вилли - только что без флажка ведущего колонну. По бокам туши бегемотской - Резо и Паша с автоматами наперевес. А мы с Эльзой, как боевое прикрытие, сзади. Плюс коляска фуражная скачет-поскачет на ухабах и рытвинах. Дорога-то на Кроблец была всякая. От асфальта, как говорится, осталось одно воспоминание…

Эльза хоть везла коляску сноровисто и легко, но шел я с ней рядом в неком-то есть, недоумении. По части как раз этой коляски. И в самом деле? Как быть? Неудобно же, что женщина везет груз, а мужик, свободный от всякой ноши - вещмешок тогда не в счет был! - рядом вышагивает.

Тут, правда, резоны всякие были и «за» и «против»! По тогдашнему, конечно, времени. Во-первых, я - командир, а она всего лишь, что называется, вольнонаемная. Во-вторых, как не крути, я из победителей, а она из побежденных. В-третьих… Да что тут заниматься арифметикой? Главное, что не давало-таки покоя: она - женщина, а я - мужик!

И через километр-другой не выдержал я - взялся за поручни коляски, а ее так деликатно оттесняю: дескать, фрау, гуляйте - повезу сам! Она улыбнулась, головой закивала, но от коляски - ни ногой! Так, следовательно, вдвоем мы эту жратву бегемотскую и потянули.

Ну, про городок я вам описывал, но уж очень скоро он кончился, и очутились мы на скучной шоссейке, всего шириной в полтора грузовика. Кругом вроде бы лес, но какой-то все же редковатый на русский глаз. Уж больно, по-нашему, дачный, что ли? Да и то островами- смотришь, деревья вдруг расступаются, а промеж их такие широкие-широкие просеки вдаль убегают!

Сначала меня вся эта наша прогулочная процессия просто из себя выводила. Плелись-то мы ведь обычным шагом. И я даже попытался засечь время, чтоб прикинуть скорость передвижения. Но со злости раза два сбивался. Плюнул! Однако при сверлящей мысли о тридцати с лишним километрах пути и двух запланированных ночлегах в конце концов не сдержался и начал так крыть по матушке, что мои автоматчики, которые к тому времени приноровились-таки к разговору через хребет бегемотский, осеклись, обернулись с тревогой, даже шаг замедлили.

Ну, я им насчет этого марафону «победоносного бегемотского марша» и выдал сокровенное!

Слышу, в ответ понеслись выражения похлеще моих… На мазоли, то есть, им прыгнул, выходит…

Вдруг Эльза свою пухлую ручку на мою кладет, а в глазах, вижу, просьба, да и бровь, трагически сломанная.

«Герр ляйтенант,- говорит,- ни нато ошень!».-А?

Я чуть было сквозь землю не провалился!

Стало быть, понимает речь нашу уникально своеобразную, национально исторически нецензурную?

Вот так сюрприз! Я коляску оставил, и вперед, к ребятам- рассказываю в изумлении. А они тотчас успокаивать: «Да нет, товарищ младший лейтенант! Откуда ей знать наши древние обороты? Скорей всего, смекнула, что вы просто в переживаниях находитесь».

А Паша возьми да и предложи пошпрехать с Эльзой, чтоб, значит, подтвердить эту их догадку.

Пошел он к ней вместо меня. Гляжу, уж пристроился, руками за поручни взялся, и в самом деле, хоть и спотыкаясь отчасти, разговор немецкий повел.

Мы же с Резо по бокам бегемотихи опять пристроились и давай с тоски анекдоты через Бертину тушу перекрикивать.

А Вилли - ну что за старик -как шел и ни разу не обернулся на нашу весьма громкую трепотню, так и продолжал свое шарканье…

Час топаем, другой, третий…

И, вообразите, ни одной встречной или попутной машины! Вообще ни одного человека! Впрочем, откуда им взяться? Ведь и жилья по дороге тоже никакого. Вокруг сплошные воронки, иногда танки подбитые или пушки развороченные да трупы, еще не убранные…

Дождь хоть, слава тебе, прекратился. Небо чуть развиднело. Вроде в природе веселей стало! Но только теоретически, конечно. На душе по-прежнему хреново…

Однако, вижу, Резо словно чаще нервничать стал - все оглядывается на Эльзу и Пашу, все оглядывается. А те все шпрехают, все шпрехают.

Вдруг Берта сходит вправо с дороги и -плюх в огромную болотистую лужу! Такой фонтан выдала, трехтонка чертова… Нас с Резо аж с ног до головы окатила, хоть мы и разметнулись в стороны, как кузнечики.

Тут Вилли подскочил и через Пашу объясняет, что, мол, Берта привала просит. Опять же пожрать приспичило. Вилли тарахтит, а Эльза смеется и все на меня в упор смотрит. А меня, надо вам сказать, ее взгляд почему-то в смятение приводит…

Вот так мы и присели в первый раз передохнуть.

Вилли с дочкой бросились кормить бегемотиху, а мы разожгли костерик, достали котелки, развязали мешки наши.

Пока воду поставили, разложились, в лесок сбегали, устроились подле огня,- глядим, и Вилли с Эльзой примкнули. Мы им провиант пододвигаем, угощаем по-солдатски - без всякого там расшаркивания, то есть,- а они, чудики, отказываются, головы воротят от еды замечательно консервной!

Тогда я слово взял, попросил Пашу перевести. Я им так и сказал, что нечего стесняться, когда вас, мирных немецких граждан, не имеющих, как мы надеемся, прямого отношения к фашистской сволочи, потчуют русские воины - освободители Европы и всего человечества.

И что вы думаете? После слов моих, политически взвешенных, вдруг этот Вилли, этот старикашка, встает и со словами «Доннер веттер!» уходит прочь. В лесок.

Эльза тотчас за ним чуть не бегом!

Воцарилась тут тишина нехорошая - чавканье и хлюпанье бегемотихи в счет не шло.

Ребята мои на меня испытующе уставились. Молчат. Но чувствую, о чем мыслят: дескать, тянуло за язык тебя, офицерика необстрелянного, говорить подобное в накаленной, еще боевой обстановке!

Чую, все же правы они… Но ведь и я хотел как лучше?

Принялись за еду. Друг на друга уже не смотрим, глаза опускаем.

Вдруг Эльза возвращается. Садится у костра, тоже начинает есть.

Потом просит Пашу перевести.

И тут оказывается, у нее брат был, сын этого Вилли, который погиб под Сталинградом. Поэтому-то она и просит извинить отца, понять его непростые переживания и чувства…

Легче нам от ее слов не стало, но спасибо все же, что правду сказала.

Видите как? «Просит понять его чувства!»

А наши чувства? Чувства сынов земли своей поруганной? Чувства сирот и вдов, всего народа русского?

Тут Паша взъярился и давай шпарить в открытую: дескать, все они фашисты, все враги и неизвестно еще, как изуверствовал на земле нашей тот же сыночек этого Вилли! А мы еще, дурачье, об ихней бегемотихе заботу проявляем!..

Я, как командир, его все же одернул, хотя про себя был совершенно согласен с каждым словом.

Эльза сидела невозмутимая - Паша нас уверил, еще когда костерок разжигали, что по-русски она ни бе ни ме…

Тут дождик снова закапал, огонь зашипел, стали собираться мы в дорогу. Вилли опять как из-под земли возник.

И все бы ничего, но Берта, сука такая, разлеглась у себя в луже, и ни с места! Хоть Вилли ее и с этого бока, и с другого обхаживать стал.

Ну что ты будешь делать с бессловесной тварью? Ведь не прикажешь?

Тогда старик что-то Эльзе и сказал. Подходит она к Берте, бросает в грязь несколько плиток жратвы - одну на другую, так что верхние вышли сухие,-и вдруг становится на них перед самой мордой бегемотской на четвереньки! И давай Берту ладошкой похлопывать да чего-то ей толковать.

А меня опять в жар кинуло, как увидал я ноги Эльзины стройные, из-под плаща до бедер открывшиеся…

Но и ребята мои, смотрю, глаза растопырили, носами засопели. Вот оно, существо наше мужиковое! Вот она, напасть на нашего брата обаятельно женская!..

Наконец Берта поднялась, что-то поросякнула, и мы двинулись в путь. Опять Вилли брел впереди, Паша и Резо по бокам бегемотихи, а я с Эльзой сзади. Только коляску теперь везла она одна. Что-то такое мешало мне приблизиться к ней, взяться за поручни. А она шла такая гордая, такая недоступная, как артистка какая знаменитая. И даже коляска эта дурацкая, которая скакала перед ней на ухабах, не мешала ее плывучей поступи.

А я шагал сбоку, украдкой бросал на нее взгляды и думал о войне. О том, как напрочь разделяет она людей, как гонит любовь, как холит ненависть и жестокость…

Я ведь почему вам в таких деталях повествую?

Много было в моей жизни историй, а иногда и просто расчудесных. Но эта, бегемотская, особая. И запечатлелась в памяти столь отчетливо, столь выпукло, что порой даже страшно становится от какой-то очевидности ее, немеркнущей, однако же, с годами. Ей-богу! Я ведь наперед знаю, как все будет, чем все кончится, но всякий раз раскручиваю эту историю по минутам-часикам, а ощущение таковское, что все это происходит на глазах…

Тут как-то, года три тому назад, рассказал я ее одному газетчику - налетел, помнится, кавалерийским наскоком на наше предприятие, как раз в канун Девятого мая. Ну, думаю, запишет, причешет, подправит да и тиснет на радость нам, дуракам-читателям! А я в таком разе наконец-то, глядишь, и отрешусь напрочь от истории этой неправдоподобной, которая, видит бог, не один год душу мне мотает.

Куда там! Этот газетчик прослушал все, даже восхищнулся необычностью, но записать наотрез отказался. «Я,- говорит,-не сумасшедший, чтобы в святой День Победы нашей о какой-то случке бегемотов повествовать».

Как будто тут дело в бегемотах!

Так она, история эта, при мне и осталась. И жжет по-прежнему душу-то печалью…

Ладно, кончаю отступаться! Пошли дальше по дороге, как пишут в книгах, этой гугенотской.

Ну, еще два привала прошли по образу и подобию первого, уж рассказанного - бегемотиха сперва сворачивала с шоссейки, потом плюхалась в лужу, потом жрала неторопливо, а мы костерик разжигали. После не без труда подымали Берту из лужи и шлепали дальше. Так и не заметили толком, как день к концу пришел…

И очутились мы к ночи в месте, однако же, заранее по карте запланированном. В замке старинном. Только владельцами брошенном.

Говорила Эльза, что владельцы поместья этого - какие-то там бароны! - якшались очень тесно с заправилами фашистского рейха. Поэтому и сдуло их ветром.

Но замок, столь роскошный - только в кино такое и увидишь! - как стоял во все времена, так стоять и остался. Разве что чуть кое-где стены его раскрошили снарядами…

Нет, какие-то там мирные немцы во дворовых флигелях все же копошились. Так что появление наше, бегемотское, близ башен готических было отмечено необыкновенным групповым глазением всех в изумлении сбежавшихся!

Первые этажи пятибашенного этого красавца занимала малочисленная комендантская команда. Мы ведь и объявились-то спустя всего трое суток, когда основные ударные части прошли здесь с боями. Но прошли столь стремительно, что второй эшелон, - там, резервы, тыловики, комендатура базовая - не успевал за наступлением. Тем более что ударная группа войск прошла даже чуть стороной.

И разместили нас на втором этаже, а бегемотиху - не без труда! - загнали на ночь в винный полуподвал.

И смех и грех - пришлось долго упрашивать тамошнего капитана, коменданта новоиспеченного, чтобы он выставил, значит, близ Бертиной опочивальни часового. Помнится, капитан ругался истошно и все грозился позвонить командованию, но часового все же выставил.

А мы после ужина - заметьте, Вилли уже не отказывался!- разбрелись по отдельным комнатам.

…Сейчас мне даже на минуту трудно представить себя в баронской этой кровати! Роскошная такая была- не то что эта больничная! - с резной позолотой спинок, со всеми этими простынями прозрачными, по-душками крахмальными, одеялами наиатласными… А главное - необъятная, как ринг борцовский какой.

Я сперва никак себе места не мог найти - ну, точки расположения, что ли. То сбоку приткнусь, то по центру лягу, то диагонали испробую. Все как-то неуютно! Потом на потолок высоченный глянул пристально - елки палки! А там… сцены различные из греческой жизни. Ну, которая в древней древности протекала.

Тогда-то знал я об этих допотопных греках весьма понаслышке. Эго сейчас только про Древнюю Грецию и слышишь - хоть по телевизору, хоть по радио, хоть от Райкина…

Так вот сцены эти различные - все про любовь исключительно! Сплошь и рядом объятия, поцелуи, а подчас и непристойности явные. И верите ли, почти каждая гречанка в изображении на потолке напоминала мне чем-то Эльзу - то своей белокуростью, то улыбкой загадочной, то поступью отчасти надменной. А одна картинка…

Там у ног какого-то важного, видать, грека стояла в своей бесстыдной изогнутости молодушка, весьма аппетитная. И тоже, как Эльза перед бегемотихой, на четвереньках спину выгибала. Помнится, все никак глаз отвести не мог от гречанки этой податливой…

Еще, конечно, будоражила меня, мысль, что совсем рядом, буквально за стенкой, в соседней, то есть, спальне баронесской, раскинулась Эльза на подобных кружевах и небось сны первые свои, немецкие, уже видит…

Только стал я, переволнованный, наконец засыпать, как вдруг слышу за стеной какие-то глухие удары! Словно кто-то, аккурат в мою стену, что справа от меня, что-то бросает, весьма весомое.

Я сперва со спокойствием отнесся. Потом меня озарило: там же Эльза как раз! А вдруг?..

И вспомнил я адъютанта. Он меня официально предупредил, чтобы я за своими немцами присматривал и в обиду их не давал, поскольку уже были случаи, когда убирали из-за угла прислужники фашистские честных граждан немецких - по подозрению в сотрудничестве с нами.

Оделся я в доли минуты, как по тревоге. И стремглав в коридор, а уж из Эльзиной спальни не только шум слышится, но и голоса повышенные раздаются.

Я пистолет в руки - и в дверь!

А там…

…Там на этом постельном ринге Паша катается в обнимку с Эльзой! И все чего-то ей хрипит-шпрехает, а она, царапаясь как кошка, никак не может вырваться из объятия его железного…

- Что я мог сделать? Я себя уж не помнил.

Только и крикнул: «Отставить!»

Паша отскочил как ужаленный. А Эльза?..

Эльза так и осталась лежать - смятая, растерзанная, полуодетая…

Вернулся я к себе.

Так, не раздеваясь, в гимнастерке и сапогах, завалился на кровать баронскую.

Руки за голову закинул и стал глазеть на потолок. Только теперь все эти греческие сцены уже не казались мне такими волнующими, такими красивыми. И степенные, профильные гречанки уже не походили на растрепанную, шипящую, красную от натуги немку.

А Паша?..

Хорош гусь!..

Вот ведь, хитрец, для чего он давеча вызвался с нею пошпрехать! Впрочем, как ни странно, я его тогда не винил. Уж больно все же хороша была наша попутчица…

…Проснулся я от чьего-то мягкого прикосновения.

Знаете, меня мать в детстве, когда спать укладывала, всегда гладила по голове ласково-ласково. Отец-то от нас рано смылся, так что пришлось хлебнуть ей со мной. Тем более никакой путевой специальности у нее и не было. Работала себе табельщицей да уборщицей на полставки. А что это все в рублях-то? Но вот, несмотря на работу не столь опрятную, руки у нее были бархатные какие-то.

И тут такое же, как в детстве!

Я глаза открываю и вижу: сидит надо мной, как русалка сказочная, Эльза. Ей-богу! Сидит и голову мою гладит, а сама улыбается. И вся светится мягкой такой белизной, потому что сидит в совершенной обнаженности. Голая почти что, рубашку-то шелковую совсем до живота спустила…

Я глазам не верю! Эльза!

Захлопнул ресницы - открыл. Захлопнул - открыл. Эльза!

Эльза…

А она все улыбается, все гладит меня.

Потом говорит: «Ты ошен кароший, ошен…»

Представляете, по-русски?

…«Ошен кароший, ошен…»

Потом нагибается ко мне и в губы меня целует. Э-эх, братцы! Что это за поцелуй был! Что за истома за такая…

Ну, и я тут…

Черт! Кто там стучится в палату? Какая еще уборка?..

Да нет-мы не против. Входите, раз такое дело…

3

Ну наконец-то! Сподобилась…

Пошли, следовательно, дальше.

Как говорит мой сосед по лестнице: «Юпитер, если хочешь соврать - говори правду».

Дался ему этот Юпитер, бог древностный! Только на него и ссылается.

Однако ж человек ученый. Кандидат наук словесных.

Но дымила, скажу вам, почище меня. Так что не зря гонят нас с ним из дому для перекура на клетку эту лестничную…

Я к тому, что рассказец мой очень даже по жизни - ни убавить, ни прибавить. Хотя охотно верю, эту вот правду повествования как раз весьма просто за вранье необычное и воспринять. У нас ведь если война - так даешь взрывы, атаки победные, знамена, на ветру бегущие! Как будто война только руки да ноги корежит! Она в души влезает, огнем нестерпимым изнутри жжет…

Стало быть, третья серия.

«Сказ о том, как младший лейтенант Усов бегемотиху полюбил» - так, что ли, Петр?

Это Петр сегодня за завтраком подобным образом окрестил мою эпопейскую историю.

Видите, опять же «сказ». Ну, то есть, почти что сказка…

Ладно, ладно - кончаю трепаться вокруг да около! Как там у нас по ящику-то заведено? «Напоминаем содержание предыдущей серии».

Вот что такое, когда анализы получше - уж и в шутку тянет!

…Значит, помните? Открыл я глаза, а Эльза, как русалка какая, надо мной сидит* В одной рубашке шелковой, до низу спущенной…

Я спросонья глазами от изумления стал хлопать. А она меня гладит да улыбается,

И еще по-русски слово молвила!

Так что понимала она по-нашему - об этом, впрочем, разговор еще особый - и, следовательно, уяснила тогда у костра Пашины возмущения… Помните? «Все они фашисты, и не надо с ними цацкаться!»

Так прямо и молвила: «Ты ошен кароший, ошен…»

Потом к губам прильнула…

Тут и вышел конец серии - нянечка с метлой как раз ввалилась.

Так что начнем с того, что уж лежу я, поверженный, без гимнастерки. И без сапог, которые, запуленные в беспамятстве, валяются - какой где…

А она, пришелица добровольная, то погладит меня рукой своей пухлой, то прильнет-поцелует.

То погладит, то поцелует.

Потом легла она, трепетная, рядом: грудь открытая в грудь, губы сочные в губы.

Вдруг по коридору кто-то зашаркал, закашлял. Она тут вмиг вскочила, рубашку натянула, в лице изменилась.

«Фатер», - шепчет, а сама к двери бесшумно подалась.

«Фатер» - отец, значит. Тот самый, Вилли. Потом опять ко мне, распластанному, подбежала на цыпочках, чмокнула меня в сухие мои губы и со словами «я ищо пришел» исчезла...


Верите? Никогда больше со мной подобного не было! Уж когда она в самый первый-то раз губы мои иссохшие губами своими нежными обволокла, со мной что-то ненормальное и сделалось. Прямо-таки озноб напал…

А уж сколько годов пронеслось? И в разных объятиях побывать приходилось…


Но вот ведь занятность какая: до главного - до обладания, то есть, - так и не дошло, а радость, помню, даже восторг истинный, я тогда испытал ни с чем не сравнимые…

Хотелось петь, громыхать, швыряться даже предметами не легкими!

Но за окном ночь. Замок спит. И тут мучение меня подстерегало порядочное: ликование свое обязан я был сдерживать,

А как себя, елки зеленые, пересилить в подъеме столь лирическом?

Так что я, как мальчишка, сделаю кульбит, другой через голову на кровати этой безразмерной - и айда на спину: глазеть на потолок! Сделаю кульбит - и на спину…

А на потолке жизнь греческая уже по-новому, считайте, мне открывается. Ничего уже такого бесстыдного глаз мой не замечает. Девушки, такие красивые, гармоничные, древних греков обхаживают. Целуют, прижимают к грудям своим в меру выпуклым в порыве, значит, любовном, искреннем. А тем тоже терпеть подобное невмоготу: мужик, он и есть мужик, даже если грек древний…

Вообще, плохо все же историю всемирную мы знаем! Вот хоть со мной? Не случись тогда встречи этой любовно-замечательной, так и до конца дней своих лишь подозревал бы я о Древней этой Греции, как таковой.

А ведь это - по выражениям авторитетно многим!- самый что ни на есть первоначальный опыт всего нашего человечества. И по какой такой проблеме не ткнешься к древним этим грекам - глядь! - у них, на заре, что называется, уж про это было!

Ей-ей!

Я сколько книжек-то пролистал? Что вы…

Скажем, с тем же пьянством боролись не хуже нашего.

А вы думали?

К примеру, были такие массалиоты. Так у них по закону женщина вообще не имела, то есть, права вино употреблять.

А другие порядки, в других землях? Хоть в греческих, хоть отчасти и в римских? Выпивать разрешалось и мужчинам и женщинам только после тридцати пяти лет! А уж в сорок считался стариком да старухой…

Вот тебе и древние, которые иным из нас по незнанию рисуются исключительно со стаканами в руках!..

А сколь мудры были в самом житейском обиходе?

Тот же Сократ, философ, нынче уже и театрально, и телевизионно так широко у нас известный?

Заболел как-то непросто - что мы с вами! - а его спрашивают: «Как дела-то идут, предсмертник?»

А он примерно так обходящему отвечает: «В любом смысле пре-прекрасно - если поправлюсь, то наживу завистников… если же умру, то прибавится друзей!»

Каково?

Разве ж это устарело на сегодняшний день? В ином-то случае, когда работу свою сладишь с перевыполнением рекордным, обязательно завистники найдутся, из числа, конечно, нерадивых…

А бывает, план провалишь - так воистину отбоя нет от друзей сердобольных, тебя не без радости потаенной успокаивающих…

Вот она, мудрость древних-то, на заре обитавших.

Или, возьмите, с тем же соревнованием показным? Для сплошных галочек, то есть?

Я когда еще на станкостроительном работал, собрали собрание. А повод такой: как создать подобающие условия для наших маяков - ну, ударников, на штурмы рекордов трудовых идущих?

Ладно, один выступил со своим, другой - с другим, третий - с третьим… И все талдычат, что, мол, рекорды надо готовить. Они, мол, требуют продуманности во всем.

Ну кто ж с этим спорить станет? Конечно же, на голом месте никакой рекорд не установишь. Не до жиру, быть бы живу.

Но, помнится, у всех выступавших столь азартно был один главный крен: для того чтобы создать эти самые условия для очередного маяка, нужно отрядить порядочно людей, техники, сырья наилучшего - словом, чтоб было все на подхвате.

Вот тогда я и выступил со ссылкой на древних греков.

У греков, которые ютились в Спарте, были бесконечные войны с соседями. Но я свой пример взял как раз из персидской неурядицы, когда сто спартанцев вышли против тыщи персов. А решалась судьба всей Спарты! И они, смельчаки эти, как говорится по-нашему, под испытанным руководством и мудрым водительством самого царя Леонида в конце концов погибли, но не сдались. Так вот этот дядя Леня будто бы и сказал перед главной атакой: «Пусть лучше все сто человек, каждый за одного себя, честно выполнят свой долг, чем только один человек за каждого из ста покажет, пусть и неслыханное, геройство».

Я эту историю и перевел на наши рельсы.

«Не лучше ли будет, - сказал я, - если буквально каждый рабочий и инженер просто выполнит свою норму на все сто процентов, чем два-три ударника дадут перевыполнение на двести, пусть даже на триста, процентов, но зато на фоне ста отстающих?»

Да еще примерную выкладку подобного урона в мае* штабах всего предприятия привел,..

Что тут началось!

Та-а-ак меня понесли…

Чего только не пришивали! Даже политику, ей-ей!

Вроде бы я не понимаю политическую важность идеи соревнования, а?

Вроде бы на определенных, то есть, этапах примеры передового отношения к труду важнее иных цифровых выкладок, а маяки, ударники наши, в этом свете больше значат сами по себе, чем отдельное невыполнение плана…

А один прицепился: кого я имел в виду, когда ссылался на древних греков? И в частности, на царя Леонида?

Так слово пришлось дать, что Брежнев тут ни при чем!

Так что все я прекрасно понимал и понимаю. И что такое политика наша советская. И что такое выдвиженец иной липовый - поскольку, значит, он рекорд подчас ставит за счет горба ближнего. И что такое, когда всем сходом, всей семьей инженерно-рабочей даем мы план государству нашему на все сто для начала…

Вот и нынче разве б смогли мы воз сдвинуть с места, если б не покончили с речами приглаженными, рапортами липовыми, с начальниками негодными?

Так что вышла мне тема эта греческая тогда изрядно боком…

Но опять же, как в жизни все мудро-таки устроено! Одно вытекает из другого. Или, в крайнем случае, следует за другим.

Ну, скажите, какая такая связь прослеживается между тем же глазением на чужбине греческих потолков в году победном и выступлением с той же тематикой греческой аж двадцать лет спустя, но уже на родном заводе?

В том-то и дело, что не сразу скажешь…

Может, головой-то это смутно и понятно, а вот сформулировать не дано. А ведь должна же быть эта связь историческая, точно определенная и названная?

Если по секрету, я частенько об этом думаю. Да, видно, башка не та…

Вот ведь и с Эльзой. Нужно же было мальчишке, женщин еще не ведавшему, втюриться в одночасье в первую попавшуюся немку, совсем, по сути, незнакомую, чтоб потом всю оставшуюся жизнь маяться, вспоминать, сожалеть!

Как будто мало мне было наших разбитных девчат, с той же текстильной?

Многим ведь приглядывался - только, как говорится, пальцем помани…

Но, видно, не настала тогда еще моя пора, что ли?

А так - закрутить на минуту, шашню завести исключительно телесную - даже и в голову не приходило.

Нет, вру, конечно…

Вру. Приходило. Куда от природы денешься? Девок-то глазами ой как раздевал в ответ на взгляды их пламенеющие…

И опять, видите, закономерность какая-то за всем этим все же кроется, С этой Эльзой.

В общем, ночь быстро пролетела. Но она так и не объявилась, как обещала.

Что до меня, то я глаз не сомкнул - все по комнате куролесил!

И все ждал ее, ждал…

А раненько утром ко мне капитан пожаловал. С вестью не совсем веселенькой. Оказывается, как раз на отрезке шоссейки, который нам предстояло прошествовать с бегемотихой, этой ночью подверглась обстрелу грузовая комендантская машина и с ней две мотоколяски сопровождения. Стреляли, как доложили очевидцы, из леса.

Капитан только плечами пожимал: «Откуда кто взялся?»

И предложил на всякий случай хотя бы на сутки отложить наш дальнейший переход.

Я, конечно, ни в какую!

Еще сутки терять на эту проклятую Берту? Эдак я и к штурму Берлина не обернусь!

Спустились мы завтракать, в столовую на первый. А там уже все наши в сборе. Подкрепляются.

Вижу, Эльза с отцом сидит, на меня ноль внимания. А Паша все глаза отводит.

Я тогда к нему: «Товарищ старший сержант! Куда это вы вчера вечером подевались? Заходил к вам в комнату - вас не было. Если уж на прогулку перед сном выходите, прошу докладывать».

Именно - не «приказываю», а «прошу»…

Кому надо, все поняли…

Паша встал из-за стола, вытянулся, но глаза по-прежнему в сторону. А Эльза, хитруля, делает вид, что эти мои громкие слова ее вообще не касаются.

Тут Резо и вклинился: «Товарыщ мыладшый лэйтэ-нант! Это я виноват, што нэ доложыл - старшэй сэр-жант просыл побыть в эго комнагэ, пока он на улыцу выхадыл голову провэтрывать».

Так мы и сыграли эту комедию. Хотя, если по совести, до сих пор не ведаю, знал ли Резо обо всем случившемся или нет?..

Пока Вилли кормил на дорогу бегемотиху, мы разбрелись по парку кто куда.

Как-то неловко даже было наслаждаться красотой этой…

Представляете, весна уже силу набирала! Воздух аж пьянил, как вино какое отменное… Земля, казалось, вся двигалась в своих вдохах-выдохах… А над прудом, голубым от неба, пичуги неприметные так и сновали, так и сновали…

Словно никакой войны не было и нет, словно не умирают в страданиях люди и не гибнут в боях солдаты!

…Вышел я к беседке, в нее забился, чтоб не видать всего этого весеннего пробуждения, прочел себе нотацию.

Дескать, негоже тебе, младший лейтенант Усов, тратить лишнее, столь драгоценное время на переход этот бегемотский. И следует сегодня же ускорить передвижение в пункт назначения. Иначе прибудешь ты, вояка покуда необстрелянный, в Берлин аж к шапошному разбору, и так и не придется тебе, что называется, расчехлить оружие. Это - во-первых.

Во-вторых, с этой немецкой девушкой.

Пора бы, командир, разобраться по существу, кто она такая, как относится к фашистскому рейху, почему хоть и коряво, но знает русский язык?

А то получается, в-третьих, младший лейтенант Усов, что ты очень даже можешь нанести непоправимый урон своей офицерской чести, Как говаривал начальник твоего училища полковник Лисицын, «урон званию, которое единственно присваивает совесть, - сына Отечества».

Тут Эльза и появилась.

Аж впорхнула в беседку и за руку меня: «Герр ляйтенант!.. Товарыш ляйтенант!.. Уше тавно вашего штут.

А я еше себя воспитываю.

И тут же к ней по-славянски - быка за рога: «Откуда по-нашему шпрехаешь?»

Она смеется.

Я дальше: «Гитлер капут?»

Она головой кивает, а за руку все тянет.

Пока шли по парку, только и успела сказать: «Я ру-сиш учила, штоб ехать ф Союс к фам, я потому што… Немцы не есть фее фашисты… Пудет на… как это?., конец нофая Германья… Эрнст Тельман - понимаш?.. Хочу тоше… Коммунисты - фера… Фера - ферштейн?.. Ф… В… Ве-ра…»

Если б вы знали, друзья мои, какая это была радость - услышать подобное! Мы все тогда знали, что многие немецкие антифашисты ведут борьбу с нами вместе. Но лучше один раз увидеть, услышать…

И кого увидеть? И от кого услышать?

Милая Эльза… Красивая немецкая девушка…

Если б вы знали, как она смотрела на меня, когда все это говорила!

Не успел, однако ж, я ей ответить - вышли мы к замку. А уж нас ждут: бегемотиха тумбами своими перебирает, Вилли наизготовке - впереди шаркает на месте, ребята мнутся - не перемнутся, а главное - провожающие! Тут и наши солдатики из комендатуры с капитаном, и обитатели флигелей…

Так что вышли мы, как парад открыли. Ей-ей! Провожающие шли за нами километр-другой. Потом застыли все разом, как по команде, руками замахали. Долго так стояли, пока мы не скрылись за лесом. Кто знал, что для кой-кого из нас это были последние приветы…

Ну, тут, пожалуй, прервусь я.

Поздно уж.

Вон, слышите? Андреевна по коридору шастает, разговоры ночные пресекает.

Пора и нам на боковую.

Спокойной ночи.

Всем.

4

Как говорит мой сосед по лестнице: «Юпитер, ты страдаешь, следовательно, ты не бог,,,»

Сегодня ночью все лежал я, не спалось. Голова от всяческих исторических раздумий трещала.

Вот ведь штука какая: только кажется, что там, в далекой нашей юности, начинается каждый из нас.

Нет.

В жизни каждый из нас начинается много раз. Начинается, чтобы кончиться и начаться снова…

Вот вспомните себя в юные эти годы. Мысли ваши и мечтания. Облик внешний. Да хоть разговор сам.

Нет, с годами все больше кажется, что тот, сопливый, будто и не ты вовсе…

Опять же, сосед по лестнице - ну, который Юпитером на все случаи прикрывается! - рассказывал, что один писатель три раза за жизнь свою некороткую писал какой-то там рассказец. И бросал его, написанный, всякий раз в раздражении. И что же? Когда сравнили - ахнули: будто три разных человека черкнули на одну и ту же предтечу!

Так и у меня. Как вспоминаю себя в том облике младшего лейтенанта - верите? - ну, словно какой-то все же знакомый, но все же незнакомец… Я и говорил-то тогда по-иному. Слова какие-то гладкие знал. Складывал фразы умелые. Помнится, впитывал, впитывал, впитывал… И все исключительно хорошее. Стихи заучивал!

А какие тогда стихи писали!

…За пять минут уж снегом талым
Шинель запорошилась вся.
Он на земле лежит, усталым
Движеньем руки занеся.
Он мертв. Его никто не знает.
Но мы еще на полпути,
И слава мертвых осеняет
Тех, кто вперед решил идти.
В нас есть суровая свобода:
На слезы обрекая мать,
Бессмертье своего народа
Своею смертью покупать…
Видите? Самому чудно: даже нигде не запнулся!

А нынче?

Во-первых, к нам не подступайся - мы про все знаем, обо всем судим, слова употребляем, какие кому заблагорассудится.

Это я про себя тоже. Вроде башка седая. Кое-что видел. Сквозь преграды порой нешуточные прошел, а иные и вовсе проскочил в изумлении - никакими стихами не опишешь… И все-таки с грустью думаю: и ни-чего-то во мне не осталось от того офицерика из сорок пятого, хоть тому, кроме как о бегемотской этой операции, и похвастать было нечем.

Да и то - чем хвастать-то прикажете?

Нынче в моде рассказы иные: как на амбразуру лег, заглушил пальбу грудной клеткой, и - айда опять в атаку!

А тогда и вовсе этот зоопарк воспринимался даже как издевка какая над героикой военной…

Мне вон внучка моя, Эльза, и говорит как-то: «Дедушка, ты обязательно должен прийти к нам в школу на «Вечер Памяти» - рассказать, как воевал за наше счастливое, мирное детство».

Я и пошел.

Так верите? Когда ихний класс узнал, что я был в сорок пятом под самым Берлином, но Берлин, как таковой, не брал и к водружению знамени Победы тем более отношения не имею, такой общий вздох разочарования вырвался, что мне аж неудобно стало! Словно подвел кого-то я очень сильно…

А учительница внучкина уж после встречи этой, наедине, так прямо и сказала: «Надо было рассказать что-нибудь героическое! Это же дети! Для них сила положительного примера значит многое. И здесь в интересах воспитания подрастающего поколения можно пойти «а разумное преувеличение, даже на определенный вымысел. А так, что получилось? Были на войне - и не воевали! Не педагогично!»

Видите, какой поворот? «Разумное преувеличение» или даже «определенный вымысел»!

А какой такой инструмент, пусть и самый наиэлектронный, может дозу разумности этого самого преувеличения определить? Уж не говоря о всем прочем…

Да и что такое в конечном-то счете «разумное преувеличение» как не вранье? И примеров тому тьма-тьмущая.

Хотя бы по той же войне?

Я когда еще на станкостроительном работал, был там директором Костров. Ну, на такой махине директор - что твой министр…

Однако он это сознавал прежде всех: всегда такой надменный, сморщенный от неудовольствия, а глаза стеклянные, не вздрагивающие, аж в бровях мохнатых утонули.

А главное, пробиться к нему по нужде какой неотложной - просто-таки не было возможности у рядового работника: всех к замам спихивал…

Ну, и аккурат к тридцатилетию Победы появляется в газетке нашей заводской рассказик о его героическом прошлом. Он в войну и в самом деле майором был, командовал десантниками.

Рассказик этот, как бы со слов самого Кострова записанный, тиснул в газетку Прошка Жидков. Был у нас один такой мелкий трепач в многотиражке.

И расписал такое, что, если поверить, Кострову нашему уж давно было бы пора памятник-да не один!- воздвигнуть на местах всех его неслыханно героических десантов.

И чего только там не было в этих описаниях!

И десанты с горящих самолетов, и глубокие атакующие рейды по тылам противника, и коварные переходы аж по дну озера в специально приспособленных для этого противогазах, и вывод целого лагеря военнопленных к своим, когда наши-то предстали в форме немецкой, и даже пленение генералов немецких…

И мысль при этом проводилась значимая: что, мол, действия этой группы майора Кострова оказывали-де самое что ни на есть явное воздействие на исходы иных масштабных сражений.

Ну, как водится, скушали мы этот номер. Прошка Жидков вскорости квартиру еще более новую получил. А у нас закралось: а шут его знает? Может, и в самом деле все так по жизни военной случалось? Может, оттого и пребывает в такой гордой недоступности наш директор, что заслуги его, столь героические, всенародно не оформлены?

Немного и прошло, как рассказик этот Жидкова вдруг подхватывает одна газета, потом другая, третья.., И пошло!

В свете этих событий назревает встреча чудом уцелевших героев. А уж их иначе чем «костровцами» и не нарекают!

Какой-то доктор каких-то наук за эту встречу и взялся. Собрал-таки со всего, что называется, света: человек семь всего и оказалось в наличии к тому времени. Но народищу в зале нашего Дворца культуры - а он у нас почище, считайте, иного театра академического!- собралось предостаточно. Не то что сидели - стояли в проходах!

Тут же, как водится, и журналисты, и кинокамера стрекочет, и фотографы бегают.

Началась, помню, встреча торжественно. На сцене за красным столом, стало быть, «костровцы» и сам Костров…

Слова полились хорошие. От коллектива выступили. Пионеры тексты заученные отбарабанили.

Только вдруг, чуть позже, один из семи этих уцелевших, достает фотографию и показывает ее своим боевым товарищам.

Их словно током пробило!

А на фотографии этой кто-то по фамилии - не помню уж отчетливо - то ли Окунев, то ли Окунин?

С этого момента только про него речь и шла - про Кострова наши герои как забыли!

Оказывается, этот Окунев - черт ее, или все же Окунин? - и был истинным героем! То есть, все подвиги, которые приписал Прошка нашему директору, совершил как раз он!

Еще бы не святотатство?!

К слову, после нехорошо вышло: Костров все свалил на трепача этого многотиражного, а Жидков, напротив, упирал на директора: дескать, он про истинного героя слова-де не сказал…

Костров, конечно, тоже не лыком шит - война есть война. Но тут как-то само собой выявилось, что все же больше сидел он за линией фронта, но только по нашу сторону. Нет, раза два-три с десантом ходил в тылы врага. Но чтоб так, как в газетах расписали? Этого не было…

Видите, как у нас нередко получается? Если уж возвеличиваем, так без меры ответственной. А главное - переоцениваем, значит, одних за счет других, которых недооцениваем…

Лично я против всяких преувеличений. Тем паче «разумных», о которых мне пела учительница моей внучки.

Сталинград, он и есть Сталинград.

Или там оборона Москвы и Курская дуга. И как ни крутите, нечего в этот ряд ставить ту же Малую землю…

Вот, помню, была книга такая - «Огненная земля». Первенцев, что ли, автором ее значился? Кажется, он…

Так вот, он написал ее, исходя из документов. В предисловии так на это и упиралось!

Ну, что лишний раз трепать? Земля эта Малая - сущий ад кромешный и был! И всякий, кто сражался там, - мало сказать, что герой…

Но никаким заезжим полковым комиссаром там, в книге этой доскональной, и не пахло. Может, посему ее и забыли напрочь, когда стали в связи с Брежневым про Малую землю писать книжки, песни, создавать там кинофильмы разные?

Но даже если и был он там три дня, в этом кромешном аду, что из того? Ведь он комиссаром был, а для всякого комиссара смелость сама собой разумеется. И почему героическая история малоземельцев должна начинаться и кончаться с его именем?

Но ведь начиналась и кончалась…

А раз так, значит, историю можно и подправить, и припудрить, и подписать. И возвеличить кое-кого искусственно. И возвести в ранг героя…

Н-н-нет! Я против всяких преувеличений - и больших, и малых!

Тем более у нас-то? В России? Когда нам героев-то недоставало? Так чего ж нам придумывать иного?

Вы и сейчас возьмите: только оглянитесь вокруг - если кто и не герой, так будет в нужный час, когда его совесть русского человека призовет! Обязательно будет.

Но все же учительница эта не идет из головы…

Воспитатель подрастающего поколения: «Были на войне и не воевали! Не педагогично!»

А? Вот откуда вранье начинается…

Но я-то считаю, был на войне.

И стрелял. И от пуль пригибался. И горя хлебнул.

Ведь все же вышла мне эта бегемотская история, как и говорил полковник, не прогулкой вовсе, а истинным боевым крещением…


…Поначалу все шло очень даже распрекрасно. Как из замка вышли мы, двинулись по шоссейке, стали хоть, к радости нашей, машины, техника разная нам навстречу попадаться.

Ну, тут, конечно, без заминок на дороге не обходилось, потому что всякий встречный при виде живой бегемотихи отчасти торопел. Машины с прицепами или пушками тормозили, мотоциклы моторы глушили, а пешие и вовсе стадом окружали нашу зоопарковую процессию. И все с вопросами: как так? откуда? почему? да неужели ж?..

Очень поднимали мы настроение и без того победное этим своим видом несусветным!

Но нам с Эльзой было не до всего этого! Шли мы опять рука об руку, с коляской громыхающей, в отрыве от бегемотской шеренги. Только теперь Эльза уж и не скрывала язык свой русский, очень все же коверканый. И как могла, меня пытала, да и о себе ведала.

Вот ведь что это такое - первая любовь! Мне было с ней, с моей Эльзой, так хорошо: с душой-то поющей, головушкой одурманенной, с сердцем, нежностью переполненным…

Видно, мои ребятки обо всем догадались - брели чуть понурые, в молчании, чуть даже впереди бегемотихи. И совсем не оборачиваясь на наше возбуждение разговорное, смех нередкий…

Так что на привале никто не удивился, когда после кормежки бегемотихи Эльза вдруг потянула меня в лес. Даже Билля остался невозмутим: как сидел жующий у костерика, так глазом и не повел в нашу сторону.

В лес мы уж не вошли - вбежали!

Сквозь зеленеющую сеть из веток над головами - что ваш купол Планетария! - синело небо.

И тишина стояла какая-то неестественная, таинственная даже… Порхали только птицы, потревоженные нашим вторжением. И хотя ноги уходили в набухший водой мох и бежать было непросто, Эльза мчалась впереди меня точь-в-точь как лань какая! Прыгнет с кочки на кочку, обернется, хохотнет раз-другой, тряхнет своим блондинистым простоволосием - и снова за деревья!

Только я ее и видел!

Ей хорошо налегке - плащ, как крылья.

А я шинелью, как младенец пеленкой, туго обернут через все эти портупеи, ремни, сумки - вот совсем скоро и умаялся догонять.

Но тут она из-за стволов сама вышла. Мне навстречу.

Смеяться перестала. Смотрит на меня в какой-то, показалось, совершенной отрешенности.

Я ей: «Пора возвращаться - пятнадцать договоренных минут прошли…»

Она головой мотает: «Ни хочу! Ищо мало побыть тут».

Я: «Так ждут нас с нетерпением!»

Она: «Пусть пождут ищо!»

А потом вдруг руки к сердцу прижала и давай стихи нараспев читать. Она шпрехает, глазами меня сверлит, улыбается, а я ничего понять не могу!

Откуда мне знать, что она там по-своему рифмует?

Не сразу кончила…

А потом говорит: «Гейне. Ошень велик поет, потому што лиебе писал. Ферштейн? Лью-бов-вь.

Я киваю, хотя, честно, не знал я тогда никакого Гейне…

Она обрадовалась, положила мне свои мягкие руки на грудь, захлебывается: «Пошитай мене ваш поет какой-либа, штоб лью-бов-вь. Ферштейн? Че-ло-ве-ки, лью-бов-вь, не фойна, нихт криг… Как твой и мой,., Лью-бов-вь…»

Тут я и начал. Тогда эти стихи все знали…

Жди меня, и я вернусь.
Только очень жди,
Жди, когда наводят грусть
Желтые дожди,
Жди, когда снега метут,
Жди, когда жара,
Жди, когда других не ждут,
Позабыв вчера.
Жди, когда из дальних мест
Писем не придет,
Жди, когда уж надоест
Всем, кто вместе ждет.
Жди меня, и я вернусь
Всем смертям назло.
Кто не ждал меня, тот пусть
Скажет: «Повезло».
Не понять не ждавшим им,
Как среди огня
Ожиданием своим
Ты спасла меня.
Как я выжил, будем знать
Только мы с тобой -
Просто ты умела ждать,
Как никто другой.
«…Я когда кончил, смотрю, она чуть не плачет! И все шепчет, все шепчет: «Варте ауф мих», варте ауф мих… Шти ме-ня…»

Потом вдруг прильнула ко мне, обняла, лицом своим белым в грудь мою пуговичную уткнулась.

А мне, как на грех, чихать хочется: волосы ее взбитые в нос так и лезут, так и лезут!

Она прижимается, шепчет мне что-то, а меня так я распирает, так и заводит! И мысль предурацкая: «Как бы не сорваться, как бы утерпеть?»

И не утерпел бы - чихнул, если бы вдруг где-то за нами не раздался сухой треск автоматных очередей.

Мы вмиг пришли в себя: стреляют у нашего привала!

Бросились, не разбирая слякотного мха, напрямик к своим, проваливаясь и хлюпая.

А стрельба продолжается!

Да все по нарастающей, по нарастающей…

Почти у самой шоссейки, когда лес порядком развиднел, приостановились, потому что увидели: у костерика пусто, наших не видно. И только на дороге стоит в одиночестве как вкопанная бегемотиха.

Ничего, само собой, понять не можем.

Тут опять застрочили автоматы. С той, однако, стороны леса - от нас за шоссейкой. Слышим тут же по ответным коротким очередям, что наши, видать, чуть правее - посему нам их и не видно.

Мы туда перебежками от ствола к стволу.

Наконец наткнулись: чуть поодаль Паша и Резо из придорожных кустов ведут ответный огонь, а Вилли, прислонившись спиной к дереву - спиной, значит, к перестрелке, - сидит недвижно с закрытыми глазами.

Эльза к нему с криком - решила, что ли, он ранен или убит?

Глядим, однако, старик глаза открывает, а в них слезы такие крупные-крупные. Только и сказал: «Берта…»

Я шинель скинул, пистолет в руку и, пригнувшись, к своим - через опушку. Тут пули над головой и засвистели…

Ребята и носом не повели, как я появился. Только Паша спросил, щурясь: «Что будем делать, товарищ младший лейтенант? Судя по очередям, их человек шесть, не больше».

А Резо уточнил: «Ково спасать будэм - бэгэмотыху или?..»

Обсудить картину так и не пришлось - вдали послышался рокот мотора.

Что за черт? Наши или фрицы?

И тут мы увидели, как навстречу застывшей Берте катит легковой опель. Лоб в лоб!

Теперь уж не скажу, как было на самом деле, но тогда, в ту минуту, нам почудилось, что именно из опеля, а не из леса, раздалась длинная очередь по бегемотихе.

Все остальное произошло в доли секунды.

Из кустов вдруг выскочила Эльза в своем распахнутом плаще, сиганула через канаву и, очутившись на дороге, подбежала к Берте. Растопырив руки, Эльза загородила собой ее морду. И что-то отчаянно крича срывающимся голосом, замахала руками.

Раздалась короткая очередь. Эльза упала…

Жди меня, и я вернусь.
Только очень жди,
Жди, когда наводят грусть…
И в ту же минуту Берта вдруг взревела и двинулась вперед, навстречу ехавшей машине.

Она разгонялась стремительно - я тогда и понятия не имел, что бегемоты бегают со скоростью автомобиля!

Опель вдруг остановился, пытаясь дать задний ход, но разъяренная бегемотиха - и это наша кроткая, добрая Берта! - врезавшись с ходу, смяла, опрокинула машину…

Грянул взрыв, все потонуло в дыму.

Мы оторопели, ровно столбняк нашел!

Вдруг Паша взметнул автомат, махнул через кусты, взлетел на шоссейку и, стоя во весь свой богатырский рост, в упор стал поливать свинцом засевших в лесу.

Он упал рядом с Эльзой…

…Как я выжил, будем знать
Только мы с тобой -
Просто ты умела ждать,
Как никто другой…
На этом все и кончилось.

Тишина воцарилась жуткая. Из леса уже не стреляли - то ли фрицы подались назад, то ли Паша их всех пришил?

Только слышался тихий хрип-плач Вилли…



Оглавление

  • ПАЦИФИСТ
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • 7
  • 8
  • 9
  • 10
  • 11
  • 12
  • 13
  • 14
  • 15
  • 16
  • 18
  • 19
  • 20
  • БЕРТА
  • I
  • 2
  • 3
  • 4