Тень Перл-Харбора (fb2)

- Тень Перл-Харбора 1.41 Мб, 388с. (скачать fb2) - Владислав Викторович Колмаков (Соло1900)

Настройки текста:



Владислав Колмаков Тень Перл-Харбора

Глава 1

Если утро начинается с головной боли, то оно не может быть добрым. Вчера мы с друзьями отмечали мой юбилей в кабаке. Мне стукнуло сорок пять. Круглая дата. Похоже, что перебрали немного. Вообще-то, мы всегда на мою днюху выезжаем на рыбалку с ночевкой. Эта традиция возникла двадцать лет назад. Именно тогда я стал убежденным холостяком. Жена нашла богатого и перспективного и со скандалом ушла к нему. И почему женщины во всех своих бедах винят мужчин. Ну не могу я прыгать по головам коллег и лизать зад начальству. И еще мне нравился военный флот. И, бросать его, я в тот момент не собирался. В общем, с тех пор только спортивные отношения и никаких обязательств.

Однако, на этот раз выезд на природу пришлось отложить по не зависящим от нас причинам. Погода стояла просто атас. Дождь лил как из ведра уже три дня. И синоптики выдавали не самые радужные прогнозы на эту неделю. Поэтому, было решено праздновать в кабаке. Ничего так вышло! Культурно посидели! Правда, всю вечеринку я помню смутно. Запомнился только спор о роли флота в войне. Там вроде о Второй Мировой говорили. Про Перл-Харбор и Мидуэй. И про шансы Японии на победу над США и ее союзниками. Скажите, что это не самый типичный пьяный разговор в баре. Тут я с вами соглашусь. Мы, вообще, не самая обычная компания. Из троих моих друзей, двое когда-то закончили истфак в педуниверситете. А сам я с детства люблю историю. Особенно военную. Всякие там битвы, войны и великие полководцы. Ну, вы меня понимаете. Вот так слово за слово, и мы уже спорим о потенциале противоборствующих флотов в период с 1941 по 1945 год.

Потом опять пили, а дальше я уже ни фига не помню. Как я добрался до дома. Как открыл дверь и добрел до кровати. Ни фига не помню! Наверное, на автопилоте добрался. Мда! Нельзя столько пить. Вообще-то я не любитель крепких напитков. Так, пару пива еще можно выпить и поболтать с друзьями. А вот надираться до зеленых человечков, тут я пас. Никогда не понимал таких людей. Может водка была паленая. Башка так и звенит от боли. Надо срочно выпить таблеточку.

— Блин! Мне же сегодня еще на работу ехать. О-о-о, боги фен шуя, дайте мне сил!

Через пол часа я уже выруливал со двора на своем «субарике». Таблетка цитрамона сделала свое дело и теперь я мог снова вести активный образ жизни. Выезжаю на шоссе и невольно чертыхаюсь. Вся дорога забита стоящими машинами. Пробка! Опять опоздаю. Шеф и так уже смотрит на меня как Ленин на буржуазию. Эх, если бы не травма, то я бы сейчас был капитаном второго ранга и находился бы на боевом корабле где-нибудь в Индийском Океане. В последние годы правители России хоть взялись за ум и начали серьезно заниматься нашими вооруженными силами. Летчики наконец-то начали летать, а моряки ходить в дальние походы. А ведь без выходов в море никакой флот не сможет подготовиться к настоящим боевым действиям. Никто еще не слышал о героически погибшем экипаже тренажера! Ха ха! Однако, теперь я насквозь гражданский человек. Врачи поставили на моей морской карьере жирный крест. А жаль! Без моря было тяжело. Особенно первые три года после увольнения.

Что-то я задумался не по делу. Глянул на часы. Ого прилично опаздываю. Надо выбираться из этой эпической пробки и двигать в объезд через частный сектор. Дождь еще этот льет как тропический ливень. Вот тут и свернем. Через двадцать минут экстремальной езды по грязи, колдобинам и ямам, заполненных водой, я подъезжал к нашему офису. Еще пара кварталов и я на месте. Машину, правда, извозил в грязи по самую крышу. Ничего дождик помоет. Вот он как хлещет ни фига не видать. Щетки-дворники не справляются. На лобовом стекле прямо Ниагарский водопад. Выворачиваю за угол, и, сквозь льющуюся с небес массу воды, вижу несущуюся на меня громаду грузовика. Визг тормозов. Удар. Скрежет раздираемого металла. Темнота…


Очнулся я от выброса адреналина. Все тело колотит. Лежу на кровати в каком-то странном доме. Высокий деревянный потолок. Кругом матерчатые ширмы. Какие-то картины с видами дикой природы с иероглифами. В углу деревянная подставка, на которой примостились три японских меча разной длины. Двери раздвижные. Да куда я попал? Все это очень похоже на традиционный японский дом. Я такие видел, когда ездил туристом в Японию. Там вот такие дома под старину очень популярны стали в последнее время. В голове туман. Мысли еле ворочаются под черепной коробкой. Вокруг суетятся какие-то японцы. Стоп! Откуда я взял, что это японцы? Да очень просто! Женщина-азиатка была одета в традиционное японское женское кимоно. Хотя, нет не кимоно! Это не японское слово. Так говорят гайдзины-иностранцы. Правильно говорить вафуку. Именно так японцы говорят о своей одежде. Был тут и пожилой мужчина-азиат, так же одетый в традиционную японскую одежду. Женщина что-то взволнованно тараторила. Пожилой японец ей отвечал. Опана! Да они же не по-русски говорят! Точно на японском базарят. Но я их понимаю. Блин! Откуда? Я же кроме английского другие языки сроду не знал. А тут прямо все понимаю. Как так? И откуда я знаю эту женщину.

— Микава Рэйко. Моя жена! — услужливо подсказала память.

— Так! Стоп! Какая жена? Я же не женат! Может я еще и не Коротин Василий Георгиевич?

— Конечно же нет! Ты вице-адмирал Исороку Ямамото, заместитель министра военно-морских сил Японской империи! И еще у тебя есть четверо детей: два сына и две дочки! — решила добить меня ехидная память.

Такого издевательства над своей психикой я выдержать не смог. Непроизвольно дергаюсь, пытаясь встать с кровати. Чувствую какой-то дискомфорт в районе левой руки. Чего-то там не хватает. Бросаю туда взгляд и буквально застываю на месте. Указательный и средний палец на левой руке отсутствуют. Их просто нет! Срезаны начисто! И судя по всему рана довольно старая. Я отчетливо вспомнил надвигающуюся на меня тушу грузовика. Удар.

— Я попал в аварию! Может быть я в коме пролежал несколько лет? Вот рана и зарубцевалась! — заметались лихорадочные мысли в моей голове.

Но не отсутствие двух пальцев меня добило. Рука была не моей. От слова совсем. Уж свои то, покрытые конопушками и рыжими волосами лопатообразные лапы, я бы ни с чем не перепутал. Ощущая нереальность происходящего, я медленно вытянул перед собой обе руки. Ну, точно не мои хапалки! Эти хоть и мускулистые, но более миниатюрны и волос на них практически нет. И волосы, кстати, не рыжие, а черные. Это стало последней каплей. Не выдержав такого издевательства, сознание начало меркнуть. Сквозь сумрак слышу обеспокоенные женские крики, а потом надо мною сомкнулась благословенная тьма, принося покой усталому человеку.

Глава 2

Второе пробуждение было не таким эмоциональным. Теперь, окружающая обстановка уже не вызывала у меня такого дикого удивления. Правда я сначала был уверен, что сплю. Однако, после довольно болезненных щипков, я понял, что мир вокруг меня довольно реален. И все это не сон. К счастью, когда я очнулся, то в комнате никого не было. Никто не лез с расспросами о моем самочувствии, никто не суетился рядом. Это хорошо. Теперь хоть есть время оглядеться и привести мысли в порядок. Осторожно встаю с кровати. Немного покачивает, но терпимо. Жить можно. Оглядел теперь уже мое тело. Из одежды на мне только традиционная набедренная повязка.

— Фундоси! — всплыло у меня в памяти название этих японских трусов.

— Да что тут творится то? Откуда я это знаю? Сроду не интересовался японским нижним бельем!

Ничего так тело подтянутое, но довольно безволосое и стройное. Рост, вроде бы, пониже чем был. Моя то прежняя тушка была довольно высокой: 1 метр 90 сантиметров. Да и мускулы у нее (память о бурной молодости) были более массивными. И животик, кстати, у меня прежнего тоже начал появляться. А тут прямо атлет какой-то, только более миниатюрный. И по ощущениям это тело старее чем было у меня. Довольно равнодушно осматриваю свою левую руку. Значит не показалось. Указательного и среднего пальца нет.

Память услужливо подбрасывает картины из прошлого. Русские броненосцы на горизонте. Грохот взрывов, раскаты орудийных залпов, качающаяся палуба под ногами, затем чудовищный удар, заставивший содрогнуться весь наш корабль. Прямое попадание! Падаю на колени, содрогаясь от боли в левой руке. Как во сне поднимаю вверх ладонь левой руки и вижу, что на ней не хватает двух пальцев.

— Что это? Откуда? Это не мои воспоминания!

Ладно разберусь потом. Вон там вроде зеркало висит. Так, глянем что тут у нас. Из зеркала на меня смотрело очень узнаваемое лицо. Интересуясь действиями флотов во Второй Мировой войне, я часто видел это лицо на фотографиях и кадрах кинохроники. Ошибки быть не может. Это точно он!

Исороку Ямамото родился 4 апреля 1884 года в городе Нагаока префектуры Ниигата в семье обедневшего самурая по имени Садаёси Такано. Да, молодой Исороку был из клана Такано. Фамилию Ямамото он получил значительно позже. Кстати, в семье Такано он был младшим сыном. И родился он довольно поздно. Его отцу тогда было аж 56 лет. Поэтому, и имя у нашего будущего великого флотоводца такое странное. «Исороку» в старояпонском означает «56». В 1904 году Исороку с отличием заканчивает Академию военно-морского флота. Затем служба на крейсере «Ниссин». Участие в Русско-японской войне. Ранен в Цусимском сражении, потеряв два пальца на левой руке. В 1914 году закончил Военно-морской колледж высшего командного состава. В 1916 году получил звание капитан 3-го ранга. В этом же году он был принят в семью Ямамото. Такая практика была очень распространена в Японии — семьи, в которых не было мальчиков, усыновляли подходящих детей, чтобы сохранить свою фамилию. В 1918 году женитьба на Микаве Рэйко. Типичная японская семья. Микава была образцовой женой. Она принесла нашему адмиралу четверых детей. Затем обучение в Гарварде в США. Звание капитан 2-го ранга. Служба помощником адмирала и военно-морским атташе (2 раза) в Вашингтоне. В 1923 году звание капитана 1-го ранга и командование крейсером «Исудзу». Следующий корабль авианосец «Акаги». Звание контр-адмирала. Командовал авиашколой. Потом, уже в звании вице-адмирала стал начальником отдела аэронавтики при министерстве военно-морского флота. Затем командующий Первым авианосным дивизионом. В данный момент, Исороку Ямамото был заместителем министра военно-морских сил Японской империи Мицумасы Ёнай при правительстве премьер-министра барона Хиранума Киитиро.

Все эти сведения стали всплывать у меня в голове, как только я увидел в зеркале лицо знаменитого адмирала. Кстати, это были совсем не мои знания. Коротин Василий Георгиевич. Ну, то есть тот, кем я был раньше, не знал таких подробностей о жизни Ямамото.

— Вот же попал! Это же явное вселение! — подумал я машинально проводя рукой по абсолютно лысой голове. — А для пятидесяти пяти лет это тело неплохо сохранилось. Японцы, вообще, не так быстро стареют, как европейцы.

Я читал довольно много книг по альтернативной истории про попаданцев. Про попаданство в другие миры со всякой фэнтезятиной я принципиально не читал. Там обычно полный бред писали. Так вот! Эти ребята куда и в кого только не попадали. И во времена Рюрика в Древнюю Русь. И во времена Ивана Грозного все в ту же Московскую Русь. И в дореволюционную Российскую империю. Опять же в русских министров и царей. Особенно много их вселялось в командиров и бойцов Красной армии накануне или в начале Великой Отечественной войны. И все, блин, именно в русских вселялись. А мне вот повезло влететь в японца. Да еще и какого! Это же по сути своей японский Наполеон. Великий флотоводец. А тут я со своим рылом в посудную лавку влез. Я им тут накомандую!

— Вот же засада! Кстати, а какое сегодня число? Ага, вот тут газетка на столике лежит. Так, так. Почитаем. Ага, газета «Хоти» от 25 августа 1939 года. Эта газета у них тут в Японии считается официальным рупором японского правительства. Так что тут у нас произошло, пока наш адмирал был в отрубе?

Кстати, мое положение не такое уж и безнадежное. Если личность Исороку Ямамото полностью растворилась, то похоже его память осталась со мной. Теперь я знаю и помню все, что знал мой реципиент. Уже проще. А то представляю, каково бы мне было, если бы память адмирала ушла вместе с его личностью. Я же по-японски ни гу-гу! Да и реалий местных не знаю — мигом спалюсь. Меня бы тогда быстро закатали в психушку.

Вот бы все враги нашего адмирала порадовались. У него их тут, между прочим, довольно много. Уже два мешка писем с угрозами где-то в кладовке валяются. Мой реципиент оказывается сумел тут многих обидеть своими неосторожными высказываниями. На него даже три покушения было. Особо отмороженные японские офицеры пытались нашего бравого адмирала пристрелить и зарубить самурайским мечом. И все почему? Да потому, что Исороку высказывался резко против войны с Китаем, СССР, Англией и США. В общем, очень непатриотично он высказывался. А тут же сейчас кругом самураи. Чё там! Их же рисом не корми, дай только повоевать. А Ямамото тут влезает со своими пацифистскими речами. Вот и получил реакцию патриотов в полный рост. Не ожидал я такого от самого знаменитого военачальника Японской империи. Хотя он еще не стал таким знаменитым. Мда! Ситуация! А мне то что делать?

Могу конечно рвануть в СССР к товарищу Сталину. Как большинство попаданцев и делают. Рассказать ему про надвигающуюся войну. Про 1941 год. Про бяку Гитлера. Представляю, как это будет выглядеть со стороны. Японский адмирал приезжает в СССР и объявляет, что хочет быть полезным стране советов. Дичь полная! А уж, когда я начну петь про вероломных немцев. Ага, вот так сразу они мне и поверят. Тут как раз 23 августа 1939 года СССР и Германия подписали Пакт о ненападении. И вдруг откуда не возьмись, совершенно неожиданно, врываюсь я с такими сведениями. Поверят. Ага! Жди! Провокатор! Ату его! В СССР недавно только схлынул вал репрессий против командного состава Красной армии. А тут новый шпиён-провокатор. Японский! Угу! Вот Берия то обрадуется. Или кто там у них сейчас вместо Берии. И все это когда еще идут последние бои на Халхин-Голе между советскими и нашими войсками.

— Тьфу ты, господи! Уже японцев нашими обзываю! Вот, блин, дожил!

Значит, турпоездка в СССР отпадает. Тут хоть на изнанку вывернись, а там мне никто не поверит. На японцев русские сейчас как на врагов смотрят. И все спасибо нашим генералам. Воевать не умеют, а лезут вперед, кретины. Самураи долбанные! Но это дебильное противостояние с русскими надо прекращать. Вот этим я, пожалуй, и займусь. Но не так бездарно, как мой реципиент. Раз самураи хотят воевать, надо их направить в нужную сторону.

Все равно, Япония будет воевать с США и Англией. Прежний вице-адмирал Ямамото во всеуслышание заявлял, что Япония не должна воевать с Западом. А мы пойдем другим путем. Война с англосаксами неизбежна, и я должен сделать все, чтобы подготовить Японскую империю к этой мировой бойне. По крайней мере, надо не допустить ядерной бомбардировки Хиросимы и Нагасаки. За такое военное преступление, вообще, надо отрубать все выступающие части тела самурайским мечом. А пиндосы, кстати, даже в начале двадцать первого века не извинились перед японцами. Испытали твари свои атомные игрушки на живых людях. И живут спокойно, и никого совесть не мучает. А чем тогда они в этом плане от немцев отличаются. Да ничем! Те тоже куеву тучу людей уничтожили исходя из государственной необходимости. Твари ненавижу! И, кстати, заметьте, и те, и другие громогласно заявили о своей исключительности и своем превосходстве над другими народами. Что немцы, что американцы с англичанами на мой взгляд одинаковые моральные уроды. И те, и другие поставили массовое уничтожение гражданских людей на поток с применением авиации, артиллерии и научных достижений. Вот и появилась у меня цель. Раз настоящий Исороку Ямамото выбыл из игры, то мне придется занять его место, и не допустить геноцида японского народа.

Внезапно я услышал, как зашуршали раздвижные двери, а затем тихие шаги за моей спиной. Резко оборачиваюсь.

— О мой господин! Зачем вы встали с кровати? Вы меня так напугали! Как вы себя чувствуете? Доктор сказать, что вам надо лежать! — затараторила вошедшая в комнату красивая зрелая женщина, в которой я узнал Микаву — жену моего реципиента.

— Ничего страшного! Мне уже лучше! Просто переутомился на службе. Не переживай так. Лучше принеси мне листы бумаги и письменные принадлежности! — начал говорить я, постаравшись придать лицу невозмутимое выражение. И при этом, я говорил на чистейшем японском языке. Это получилось, как бы само собой. Я даже удивиться не успел. Еще один бонус от Ямамото.

Вот же проблема образовалась. И как теперь мне себя везти с этой женщиной? Обижать ее совсем не хотелось. Ох грехи мои тяжкие.

— Но доктор Хаяма, говорил, что тебе необходим постельный режим! Ты должен лечь. Прошу тебя! — перешла на менее официальный стиль общения госпожа Микава.

В ее глазах светилась не шуточная тревога. А ведь она любит нашего адмирала. Да уж, проблема.

— Да лягу я, лягу, но ты принеси мне то что я прошу. Болезнь болезнью, но от службы императору меня никто не отстранял. Буду работать лежа в кровати! — стал я успокаивать жену, направляясь к кровати.

— Ты себя совсем не бережешь! Сейчас принесу твою бумагу!

— И письменные принадлежности.

— Да, да! И их тоже!

Глава 3

Через три дня я, одетый в вице-адмиральский мундир, стоял перед министром военно-морских сил Японской империи адмиралом Мацумасой Ёнай. Этот элегантный японец был начальником и другом Исороку Ямамото. Из памяти моего реципиента я узнал, что именно адмирал Ёнай был покровителем Ямамото. Именно он помогал моему флотоводцу делать карьеру в японском военном флоте. Хотя он, как и многие высшие чины флота, все еще пребывал в заблуждении по поводу линкоров, но не мешал моему реципиенту заниматься морской авиацией.

К сожалению, японские военно-морские силы были отнюдь не монолитной организацией. В 1939 году в Императорском флоте боролись две точки зрения на морскую тактику. Первая, более многочисленная группа адмиралов, была убеждена в том, что дредноуты являются главными ударными кораблями флота. И именно вокруг действий линкоров необходимо строить всю тактику военно-морских сил. Другая, менее многочисленная группа офицеров флота отстаивала точку зрения о главенстве авианосцев, как главной ударной силы флота. Эту группу, кстати, и возглавлял мой Ямамото.

Так вот! Морской министр был ярым сторонником линкоров. Именно он пробил строительство трех супердредноутов класса «Ямато». Ох, сколько было споров с Ямамото. Тот считал, что время линкоров уже прошло. Тут я тоже был согласен с моим реципиентом, вспомнив, как именно воевали и погибли те самые суперлинкоры, что японцы успели построить. «Ямато» и «Мусаси» в боевом плане достигли довольно скромных результатов. И, в конце концов, были утоплены той самой авиацией с американских авианосцев. Однако, несмотря на всю свою любовь к большим пушкам и стальным монстрам, Мацумаса Ёнай был довольно здравомыслящим офицером. Он понимал, что прогресс не стоит на месте, и не мешал Ямамото развивать морскую авиацию. Даже помогал. Он, кстати, разделял точку зрения Ямамото на неготовность Японии к войне с Англией и Америкой. За это его так же не любили патриотически настроенные офицеры. На него так же, как и на Ямамото было совершено несколько покушений. Просто мрак! Не военная современная организация, а какой-то средневековый клубок интриг. Именно поэтому, я решил начать свою невыполнимую миссию с визита к нему.

— Доброе утро, господин министр!

— Ах вице-адмирал! Я забеспокоился, услышав о вашей болезни! Я уже думал, что тут постарались наши общие недруги.

— Со мною все в порядке господин адмирал! Просто легкое переутомление. И почему вы подумали на наших оппонентов?

— Услышав о вашем…недомогании, я подумал о яде. Он убивает не хуже пули или меча!

— Не думаю, что наши враги будут использовать яд. Это не по-самурайски!

— Ах мой друг, вы думаете только о военных. Но я слышал, что в Министерстве иностранных дел у вас завелось много недоброжелателей. А вот дипломаты те вполне могут вам подсыпать яда в саке. Такие методы в ходу у европейцев. А наши дипломаты всячески пытаются походить на них.

— Уверяю вас господин министр, что это было просто легкое недомогание из-за переутомления. Врачи прописали мне пастельный режим. Так что я славно отдохнул в эти дни и теперь готов к работе на благо империи.

— Замечательно Ямамото сан! А я, в свою очередь, хочу порадовать вас новостью. С сегодняшнего дня вы главнокомандующий Объединенным флотом нашей империи. Кроме этого, вам присваивается очередное звание адмирал. Это последняя моя услуга на посту министра. Так вашим врагам будет труднее до вас добраться. Скоро я покидаю мой пост, а вы останетесь без моей поддержки! — грустно улыбнулся морской министр.

— Я благодарю вас за все, что вы для меня сделали господин министр! Однако, я вынужден вас просить еще об одной услуге! — поклонился я в ответ.

— О чем вы хотите меня попросить, мой друг? — Мацумаса Ёнай удивленно приподнял брови.

— Я пересмотрел некоторые мои взгляды на будущую Великую Войну, которая вот-вот разразится в мире. Скоро в Европе вспыхнет большая война и Япония, к моему большому сожалению, будет в нее втянута. Один великий европеец сказал: «Не можешь сопротивляться — возглавь». Наши генералы и армия жаждут битв и славы. Я решил, что не стоит этому противиться. А вот направить их энергию в нужное нам русло мы можем! — начал излагать я.

— И куда же вы хотите направить их энергию, мой друг? — с любопытством заинтересовался министр.

— На Англию и США, конечно! Рано или поздно, но наши интересы столкнутся в Китае. Да они уже начали делать нам пакости. Думаю, сухопутные генералы со мною согласятся. Америка и Англия должны стать нашими основными противником в этой Мировой войне! — ответил я, глядя в глаза своему начальнику.

— А что вы думаете о русских? У нас с ними вот конфликт на Халхин-Голе случился. Сейчас там бои вроде затихли. А вдруг русские решат с нами всерьез повоевать? — задал каверзный вопрос министр.

— Не думаю, что им нужна эта война. У них там сейчас пол Европы заполыхает и русским будет не до нас. И с ними всегда можно договориться, а вот с Англичанами и США, к моему большому сожалению, этого сделать не получится. У них свои интересы в Азии и Тихоокеанском регионе, и они уже сейчас входят в конфликт с нашими планами. Англосаксам и янки не нужна сильная и независимая Япония. А это значит война! — сказал я, покачав головой.

— Тут я с вами полностью согласен. Рано или поздно, но наша армия втянет нас в войну с СССР, Англией или США. И это может стать катастрофой для нашей империи! — согласился со мною Мацумаса Ёнай.

— Может, но если мы все сделаем по-умному, то катастрофы может и не случиться. Врага же можно бить по одиночке. Именно поэтому, я прошу вас в обратиться к императору, чтобы он созвал Высший военный совет империи. Именно там я выступлю со своим докладом. Думаю, что он приятно удивит моих недругов. Заодно и прекратятся эти идиотские покушения. В такой обстановке же совершенно не возможно работать на благо империи. Тут к войне надо готовиться, а эти патриоты путаются под ногами! Вы же знаете, господин министр, что я смерти не боюсь. Но обидно будет погибнуть от пули какого-нибудь фанатика накануне испытаний, что ждут нашу великую страну! — закончил я свою пламенную речь.

— Я и не сомневаюсь в вашей храбрости. Вы меня убедили. Думаю, что через два дня Высший военный совет заслушает ваш доклад! — подвел итог нашей беседы адмирал Мацумаса Ёнай.

Глава 4

Морской министр сдержал свое слово, и через два дня я предстал перед Высшим военным советом Японской империи. Этот государственный орган формально отвечал за ведение боевых действий. Однако, фактически именно на совещаниях Высшего военного совета решались самые важные для империи вопросы по внешней и внутренней политике. В состав совета входили: император Японии; премьер-министр; министр иностранных дел; министр армии; министр флота; начальник армейского генерального штаба; начальник генерального штаба флота; главный инспектор боевой подготовки.

Столь солидный состав моих слушателей меня поначалу довольно сильно напрягал. Еще бы, тут сплошные первые лица государства и сам император. Вообще-то, для всех японцев фигура императора была священна. Я, конечно, не испытывал такого трепета как японцы, но все же немного робел в присутствии монаршей особы. Есть в этом какая-то магия и мистический ореол. Это к президентам или там канцлерам люди относятся довольно спокойно. А вот в присутствии монарха их так и тянет встать по стойке смирно. Довольно недружелюбные взгляды премьер-министра барона Хиранумы Киитиро, министра армии генерала Сюнроку Хата и начальника армейского генерального штаба принца Котохито тоже не прибавляли оптимизма. Правда, император Хирохито, одетый в парадный мундир генералиссимуса, мне улыбнулся довольно дружески. Мол, не робей адмирал, режь правду матку. Кроме этого, я чувствовал молчаливую поддержку морского министра. Это помогло мне скинуть первоначальное оцепенение и решительно подойти к большой географической карте, укрепленной на подставке.

— Доброе утро мой император, господа военный совет! Я просил созвать это заседание Высшего военного совета нашей великой империи, чтобы изложить свое видение той сложной ситуации, в которой может оказаться наша любимая страна! — начал я свою речь, сжимая в руках деревянную указку.

— Мы все знаем ваши пацифистские взгляды, недостойные офицера империи! — перебил меня премьер-министр, бросая на меня злобные взгляды.

— Барон Киитиро, соблюдайте приличия, мы не на рынке! — одернул зарвавшегося премьер-министра император, осуждающе посмотрев на него.

— Прошу меня простить, ваше величество! — тут же сдулся вредный барон, склонившись в низком поклоне.

— Продолжайте, адмирал! Мы вас внимательно слушаем! — обратился уже ко мне император, многозначительно покосившись на своих министров.

— Итак, господа, внимательно изучив ряд фактов, я пришел к выводу, что в течении следующего месяца в Европе вспыхнет Большая Война, которая немного позже превратится в Мировую! — продолжил я свою речь.

— Мы конечно все знаем о том, что такая война будет. Но что дает вам право заявлять о ее начале именно в следующем месяце? — недоверчиво скривился главный инспектор боевой подготовки генерал Тосидзо Нисио.

— Факты! Пакт о ненападении между Германией и СССР! Это развязывает немцам руки в отношении Польши. В течении месяца они на нее нападут. А поводом будет Данциг. Гитлер уже выдвигал требование к Польше о возврате Данцига Германии. Поляки вряд ли удовлетворят такие требования. Уж слишком они гордые для этого. Кроме этого у них есть довольно большая армия. По европейским меркам, конечно. И еще они надеются на заступничество Англии и Франции в случае конфликта с Германией. А это значит война! — спокойно ответил я.

— А что помешает Англии и Франции поступить с Польшей так, как они поступили с Чехословакией? Они же попросту отдали чехов на милость Гитлера! — возразил премьер-министр.

— Если они откажутся защищать Польшу, то потеряют лицо. Именно Англия и Франция во всеуслышание заявляли еще совсем недавно, что они гарантируют независимость Польше и окажут ей военную помощь, если на нее нападет другая страна. Чехословакии они ничего такого не обещали. Поэтому, и продали ее, лишь бы выгадать еще несколько лет мира. А вот за Польшу они будут просто вынуждены вступиться. Иначе с ними никто больше не захочет иметь дело. А к Германии в этом конфликте думаю очень скоро присоединится и Италия! — быстро парировал я.

— Хорошо! Предположим, что вы правы и скоро в Европе начнется война. Но причем тут опасность для нашей империи? — задал свой вопрос император, пресекая активность своих генералов, готовых завалить меня грудой ехидных замечаний.

— В этот конфликт наша страна будет рано или поздно втянута. И если мы сделаем это по чужим правилам, то для нашей империи это будет смертельным испытанием. В ходе которого весь наш народ может погибнуть. А вот если мы вступим в эту войну на своих условиях, тщательно выбрав противника, то тогда нашу страну ждет великое будущее. И мы сможем наконец-то построить Единую Азиатскую Сферу Процветания, о которой так долго мечтаем! — ответил я на вопрос монарха.

Члены совета стали возбужденно переговариваться, а затем премьер-министр решился задать мне вопрос, косясь при этом на императора:

— Вы, адмирал, предлагаете что-то конкретное?

— Для начала я бы хотел задать вам, господин премьер-министр, вопрос. С какой целью в современном мире ведутся войны? — по-еврейски ответил я вопросом на вопрос.

— Хм! Я полагаю, чтобы возвеличить свою страну! — патетически провозгласил барон Хиранума Киитиро, с чувством превосходства оглянувшись по сторонам.

— Но в чем заключается это самое величие? — задал я коварный вопрос, глядя в глаза премьер-министру.

— Я полагаю, что величие в силе и влиянии страны на международной арене! — немного подумав, ответил премьер-министр.

— Все верно господин барон. А сила и влияние страны напрямую зависят от ее экономики. Чем сильнее экономика, тем сильнее армия и флот страны. Однако без ресурсов никакая экономика не сможет нормально функционировать. Вот и выходит, что сейчас в мире все войны ведутся за обладание ресурсами. За землю, нефть, железо, алюминий, каучук и так далее. И наша война в Китае есть ни что иное, как война за обладание ресурсами Китая? Ведь так, господа члены Высшего военного совета нашей великой империи? — продолжил я свое выступление.

— Это так! Но к чему вы клоните, Ямамото сан? — довольно вежливо произнес император.

— Ваше величество, я все это говорю к тому, что именно из этого нам надо исходить, выбирая себе противников в этой Мировой войне. Планируя войну с той или иной страной, мы должны понимать, какую выгоду получит наша страна в случае победы! — поклонился я императору.

— И с кем же вы предлагаете нам воевать? — услышал я вопрос, заданный премьер-министром.

Вот же неугомонный тип. Не сидится ему спокойно балаболу.

— Я считаю, что врагом номер один для нас станет Англия и ее союзники. — уверенно ответил я. — Следующим противником будут США. Однако, для решительной победы, войну с США следует начинать не раньше, чем мы уверенно разгромим силы англичан в Азии, Индонезии и Австралии.

Похоже армейские генералы были в шоке. Как так? Сам адмирал Ямамото, ратовавший всегда против войны с Англией и США, теперь призывает биться с ними? Уже несколько лет он портил кровь высшим армейским и флотским чинам своими пацифистскими взглядами, а тут вдруг, вот вам нате хрен из-под кровати.

— Ничего, господа самураи, привыкайте! Я вас всех в строй поставлю и отправлю в нужном мне направлении. — думал я, вглядываясь в ошарашенные лица членов военного совета. — Шок — это по-нашему!

— Э-э-э! Это несколько неожиданно. Слышать от вас такое заявление, господин Исороку Ямамото! — удивленно произнес премьер-министр, переглянувшись с другими генералами. — Что же заставило вас изменить свои взгляды?

— Я понял, что конфликт с этими странами неизбежен. Им очень не нравятся наши действия в Китае. И не потому, что англичане с американцами такие уж миротворцы. Просто, они сами хотят овладеть ресурсами Китая, а мы им очень мешаем в этом. Кстати, они размышляют о мире, а сами продают оружие и технику китайцам. И американские и английские летчики-добровольцы сейчас воюют в Китае против наших ВВС. А значит я должен не противиться неизбежному. Вместо этого, мой долг, как офицера флота Японской империи сделать все, чтобы Япония как можно лучше подготовилась к этому тяжелому испытанию! — спокойно ответил я.

— А что вы скажете о русской угрозе? — спросил у меня главный инспектор.

— Я думаю, что ее не существует. У СССР нет никаких интересов в Китае, кроме поддержки немногочисленных китайских коммунистов в провинции Цзянси. Сейчас, когда бои на Халхин-Голе практически прекратились, наши дипломаты начали с русскими консультации о перемирии. Все мы видим, что потери за время этого непродолжительного конфликта были очень большими с нашей стороны. Даже такому далекому от сухопутных сражений человеку как я понятно, что сейчас русская армия стала очень сильной. При этом русские, разбив нашу группировку войск в Монголии, не стали вторгаться на нашу территорию. Хотя для этого у них были и силы и возможности. Это явный намек. Который еще раз доказывает, что они не заинтересованы в продолжении конфликта! — стал объяснять свою позицию я.

— Да уж! Мы сильно недооценили этих северных варваров! — пробормотал премьер-министр, сокрушенно качая головой.

— Вот, и я об этом говорю! Русские сильны и готовы драться не хуже наших доблестных солдат и офицеров. В случае полномасштабной войны с СССР потери с нашей стороны будут просто чудовищны. При этом флот сможет оказать нашей армии лишь незначительную поддержку. Ведь основные боевые действия будут происходить на суше. Однако, давайте допустим, что мы победили. Заняли территорию СССР до Урала. Как некоторые наши патриоты мечтают. Но! Насколько эффективно мы сможем воспользоваться ресурсами этих территорий? И сможем ли мы их контролировать? — я подошел к карте и указкой обвел Сибирь и Дальний Восток. Потом указал на Китай. — А ведь мы еще ведем войну в Китае. И когда мы его покорим, то будем вынуждены держать там войска. Как много войск армия сможет выделить для завоевания огромных пространств до Урала? При этом, ресурсы Китая мы можем использовать довольно быстро. Там все же есть инфраструктура и комплексы для переработки полезных ископаемых. А главное там есть рабочие руки. Это, кстати, относится и ко всей Южной Азии, Индии и Индонезии. Их можно легко захватить, удержать и использовать. При этом можно использовать гораздо меньше сил, чем на русском фронте. А вот с русскими землями так не получится. Сибирь и Дальний Восток очень слабо заселены. Инфраструктура там практически отсутствует. Большая часть этой территории составляют тайга, горы и болота. Пахотных земель там практически нет. Конечно там есть полезные ископаемые, но их разработкой никто не занимается. А значит там нет никаких добывающих и перерабатывающих предприятий. То есть, быстро освоить эти земли мы не сможем. Русские вон триста лет уже ими владеют, а так и не смогли воспользоваться всеми богатствами данной территории. Кроме того, самым главным фактором, сдерживающим освоение этих земель, является суровый климат. Некоторые из вас, господа генералы, служили в Манчжурии. Вы помните какая там зима. Да и лето не намного лучше. А вот в Сибири и на Советском Дальнем Востоке климат еще более жестокий. Там реки зимой промерзают на целый метр, а лето длится всего два месяца. В таких условиях не то что воевать — жить невозможно! Значит для нашей империи — это тупиковое направление. Мы только напрасно потеряем сотни тысяч наших солдат, ведь русские просто так не сдадутся. Я согласен нести огромные потери, если в этом есть польза для Японии. А вы господа министры?

— Вы почти убедили нас. Но ведь для войны с Англией и Америкой армия тоже не сможет выделить много сил! А вы убеждаете нас воевать именно с ними. Может нам стоит заключить с ними союз и напасть на их врагов? Ведь в союзе с такими сильными державами мы обязательно победим? — задал каверзный вопрос министр армии генерал Сюнроку Хата.

— А смысл? Они же, вроде бы, отклонили наше предложение о военном союзе. Никаких значительных преимуществ от этого союза мы все равно не получим. Англия и США будут нами командовать. Они ведь только такие союзы и заключают. Чтобы их союзники за них воевали и несли самые тяжелые потери, а в замен получали объедки. Они же нас за обезьян считают. Уж я то среди них жил и знаю, как они к нам относятся. Вспомните Антанту в Первой мировой войне. Там основные потери понесла Россия, а все сливки сняли Англия и Франция. Англосаксы всегда отличались подлостью по отношению к своим союзникам. Даже сейчас Англия использует Польшу и Францию как мальчиков для битья. Вот увидите, что в войне с Германией Англия понесет самые маленькие потери, а вот ее союзники умоются кровью. И уж с русскими англичане точно воевать не будут. Это вам не в Китай вторгаться! Русские в отличие от китайцев умеют воевать! Надеюсь, что я ответил на ваш вопрос? — сказал я, посмотрев на министра армии.

— Более чем! Я понял вашу позицию по этому вопросу! — кивнул генерал Хата.

— Это не все, что я хотел сказать по поводу русских. Вношу предложение! На переговорах по Халхин-Голу или, как его у нас называют, Номонганскому инциденту, предложить русской стороне заключить Пакт о ненападении. Кроме этого необходимо прозондировать почву по поводу заключения с СССР торгового соглашения. Сейчас наша империя очень сильно зависит от торговли с США, Голландией и Англией. Из-за нашего вторжения в Китай англичане потихоньку стали сворачивать торговлю с нами. Они пытаются диктовать нам свои условия, шантажируя прекращением торговли. США также сократило продажу нефти. И ходят упорные слухи, что они не собираются продлять с нами торговое соглашение от 1911 года. А там и до эмбарго недалеко! А у русских мы сможем покупать нефть и металлы по более низким ценам. С ними же сейчас никто кроме немцев не торгует. Кроме этого, мы сможем продавать СССР свои товары. Например, станки, промышленное оборудование и инструменты. Сейчас русские их покупают у немцев и американцев по сильно завышенным ценам. Не думаю, что наши станки хуже американских. Нашим промышленникам такая перспектива должна понравиться. Японии пора выходить на внешние рынки. Я считаю, что наша продукция может конкурировать с европейскими товарами. Это даст толчок к развитию нашей промышленности. Под это дело с СССР можно договориться об отказе в поддержке китайских коммунистов. Кроме этого, заключив этот договор о ненападении, мы сможем снять часть дивизий, которые мы держим в Манчжурии против вероятного вторжения русских. Эти силы нам пригодятся для быстрого покорения Китая! — высказал я свою мнение.

Последнее мое предложение генералов явно зацепило. Ну какой полководец откажется от лишних войск во время войны?

— Хотел бы я знать, кто же в моем министерстве такой болтливый? Увы, господа, это вовсе не слухи. Добиться продолжения торгового договора с США мы не смогли. — пробормотал министр иностранных дел Мацуока. — А насчет торговли с русскими! Это будет очень сложно. Уж слишком мы их обидели своим вторжением в Монголию.

— И, наконец, я хочу закончить свой доклад заверив армию, что в случае войны с Англией, а затем после ее разгрома с США, флот способен оказать нашим доблестным сухопутным силам всю необходимую помощь в захвате Юго-Восточной Азии, Индии, Индонезии, островов в Тихом Океане и Австралии. Вот в этой папке небольшой доклад с моими предложениями по повышению боеготовности как флота, так и флотской авиации, исходя из того, что нашими противниками будут именно Англия и США! — закончил я свой доклад и поклонился императору.

Глава 5

Похоже, мне поверили! Генералам понравилось превращение пацифиста Ямамото в ярого апологета войны с западными державами. Мой доклад по увеличению боеспособности флота был благосклонно принят и одобрен. Новое правительство, вступившее в должности 1 сентября 1939 года, палки в колеса мне не вставляло. Новый морской министр адмирал Дзэнго Ёсида так же не мешал моим дальнейшим планам. Он, как и его предшественник Мацумаса Ёнай был другом моего реципиента и уважал его, как профессионала. Правда поспорить мне с ним пришлось. Особенно по поводу новых суперлинкоров «Ямато», «Мусаси» и «Синано». Новый министр тоже был из линкорных адмиралов и мое предложение прекратить их строительство воспринял в штыки.

Тут даже пришлось подключить главный калибр — императора Хирохито. К счастью с императором Ямамото тоже был в довольно дружеских отношениях. Это во многом и объясняло, почему до сих пор нашего бравого адмирала не понизили в должности и не выгнали с позором из рядов флота. С такой поддержкой сухопутным генералам он был не по зубам. Хотя мелкие пакости они ему устраивали регулярно. Вообще, при дворе императора Японской империи боролись за влияние две группировки: армия и флот. К сожалению, позиции армии были более сильными. И поэтому, большинство министров и сам премьер-министр традиционно были из армейских генералов. Правда, в дела морского министерства генералы предпочитали не вмешиваться, но находясь при власти они могли просто обрезать финансирование флотских проектов, если им что-то придется не по нраву. Будь их воля, так флоту бы доставались одни объедки, но император, к нашему большому счастью, был фанатом флота и не давал генералам особо зарываться. После моего выступления армейцы одобрили все траты, что я предлагал в своем докладе по увеличению боеспособности флота. Наверное, они рассудили, что лучше этому неугомонному Ямамото дать все чего он просит, пока он опять не стал баламутить народ призывами к отказу от войны. Этот строптивый адмирал сам признал свои прежние ошибки и теперь наоборот начал призывать готовиться к войне с западными державами. А если не дать денег на его проекты, то он же опять может начать рассуждать как пацифист. Короче, продавил я генералов.

Так вот! О суперлинкорах. По «Ямато» мне пришлось уступить нашему министру, чтобы уж совсем его не обижать. Этот морской гигант был уже наполовину готов и к 1941 году должен был быть введен в строй. У «Мусаси» был готов только киль и часть корпуса с броневым поясом. Тут я уговорил морского министра свернуть его постройку, а вместо этого на его основе начать строить авианосец. Битва была страшная, и если бы не вмешательство императора, то думаю я бы не смог продавить адмирала Ёсиду. Это, кстати, было довольно распространенным явлением. Нередко, корабль начинали строить как линкор, лайнер или линейный крейсер, а заканчивали как авианосец. Такими своеобразными конструкторами, например, были японские авианосцы «Кага», «Акаги» и авианосцы США «Лексингтон», «Саратога». Третий супердредноут «Синано» еще даже не был заложен. Поэтому, по нему мы особо не спорили с моим новым босом. Средства с его постройки были просто перенаправлены на строительство трех новых больших авианосцев на девяносто самолетов каждый, которые, согласно моему плану, должны будут заложить в ближайшее время и строить ускоренными темпами. Кроме этого, флоту правительством были выделены деньги на ускорение строительства других заложенных кораблей.

Так же, моим планом предусматривалось увеличение количества современных зенитных орудий и зенитных пулеметов на всех надводных кораблях флота. Сейчас на большинстве японских кораблей стояли морально устаревшие 120-мм зенитные орудия и 25-мм зенитные пулеметы. И те, и другие имели довольно низкий темп стрельбы и устаревшее боепитание. Эти пушечки не могли создавать достаточно плотную завесу зенитного огня. Были, правда, еще и довольно хорошие 100-мм зенитные орудия «тип 98А». Они обладали неплохой дальностью стрельбы и улучшенной баллистикой, но этого было мало. Просто, японцы не совсем понимали, с каким противником им придется сражаться. Ну что же! придется им в этом помочь. Никаких супер-навороченных технологий я не изобретал. Все было уже изобретено к этому моменту. Я точно знал, что большинство воюющих стран во Второй мировой войне пользовались шведскими 40-мм «Бофорсами» и швейцарскими 20-мм «Эрликонами». Эти зенитные орудия с успехом использовались по обе стороны линии фронта на протяжении всей войны. Даже США купили лицензию и производили шведские зенитки в больших количествах. Вот и мы так поступил. И не будем изобретать велосипед. Между прочим, лицензия на изготовление 20-мм «Эрликонов» у Японии уже была. Аж в 1934 году для армии сделали 20-мм зенитку на базе «Эрликона», но японский флот почему-то ею не заинтересовался. Хорошо хоть, на базе «Эрликона» создали авиационную пушку, которая довольно активно будет применяться в японских ВВС в войне на Тихом океане. Не понимаю я этих самураев, ну хорошая же вещь. Всяко лучше, чем эти 25-мм устаревшие пукалки.

Кроме этого, планировалось оснастить все корабли более совершенными приборами управления зенитным огнем или кратко ПУЗО. Кстати, у шведов и швейцарцев мы ПУЗО и купим. Я, просто, пришел в ужас, когда узнал, что на многих боевых кораблях японского флота до сих пор стоят ПУЗО выпуска двадцатых годов. Может быть, по тихоходным аэропланам времен Первой мировой войны с такими приборами и можно было попасть. А вот по современным быстро двигающимся самолетам японские морячки с таким оборудованием вряд ли попадут. Если только, случайным снарядом!

Следующим пунктом шли радары. В Японии их разработкой занимались, но без особого энтузиазма. Далее прототипов дело не шло. Армия и флот не особо то стремилась приобретать эти непонятные штуки. Японские генералы были вообще жутко консервативными типами. Флот был более интеллектуальной организацией, но и тут ретроградов хватало. Одни поклонники линкоров чего стоят. Ладно, раз сами не хотят, придется мне самому двигать прогресс. На разработку корабельных и авиационных радаров мне так же удалось выбить деньги с наших генералов. Кроме этого, планировалась разработка артиллерийских радаров. Бред японских адмиралов про то, что самым лучшим прибором для меткой стрельбы является глаз самурая, я слышал уже несколько раз. Не могут — научим, не хотят — заставим! Нам скоро с америкосами и наглами рубиться не по-детски, а эти деятели несут какую-то чушь. Самураи, блин. Я бы таким флотоводцам давал в руки копье, катану в зубы и отправлял в атаку на пулеметы. Пусть там показывают чудеса храбрости. А то они же с таким настроем еще и людьми в бою командовать будут. Эти накомандуют прямо до Хиросимы и налево! Мать их за ногу!

Авиации в моем плане уделялась значительная роль. В той истории, что я помнил именно от нее зависел исход войны на Тихом Океане. Именно, авиация США нанесла основной урон японскому флоту и уничтожила японскую авиацию, что позволило в свою очередь американцам перейти в наступление. Пока у японцев была боеспособная авиация, они могли сопротивляться натиску врагов. А как только авиация истаяла в боях, то Япония стала просто обреченной жертвой. И никакой массовый героизм японских солдат и моряков уже не смог предотвратить надвигающейся катастрофы, закончившейся атомными бомбардировками городов Японии.

Еще до моего вселения, адмирал Ямамото стал инициатором переоснащения морской авиации новыми самолетами. Вообще, мой реципиент и раньше активно развивал авиацию флота и все, что с ней было связанно. Поэтому мои решительные действия не вызвали во флотской среде особого удивления. У моего адмирала и раньше была слава новатора и энтузиаста своего дела. Кроме этого, мне значительно помогала должность главнокомандующего Объединенным флотом. Это помогало внедрять всяческие новшества во флотской среде без особых конфликтов.

Итак, авиация! Незадолго до моего попаданства, с подачи моего реципиента, флот озаботился заменой устаревших самолетов на новые машины. На это дело уже были выделены необходимые средства. Однако меня совсем не устраивало то, что собирались предлагать флоту авиаконструкторы. Хотя, во многом в этом была вина моего реципиента. Несмотря на свои прогрессивные взгляды, он не совсем понимал, какие самолеты нужны флоту. Авиаконструкторам разных японских фирм дали технические задания на создание самолетов, имеющих большую дальность полета. И они в принципе с такой задачей справились отлично. До конца войны японская морская авиация славилась дальностью полета. Никто из европейских конструкторов не смог превзойти в этом японцев. Однако, такая феноменальная дальность достигалась за счет значительного снижения живучести самолета. Японские самолеты загорались буквально от одной пули. Из-за этого, в известной мне истории, японские морские ВВС несли неоправданно большие потери, теряя при этом много опытных летчиков. Похоже, мне придется исправлять эту ошибку.

Первым номером в моем списке значился перспективный палубный истребитель А6М2 тип «0». В историю он войдет как «Зеро». Этот выдающийся истребитель был создан талантливым инженером фирмы «Мицубиси» Дзиро Хорикоси. Для этого времени самолет был выдающимся. Большая дальность полета. Отличная маневренность и скороподъемность. Довольно мощное для японской авиации вооружение. Он был первым японским истребителем, вооруженным двумя крыльевыми 20-мм авиационными пушками. Кроме этого, имелись два синхронизированных пулемета под винтовочный патрон 7,7 мм, установленных над двигателем. Я знал, что этот истребитель был хорошей машиной. Пожалуй, до 1943 года у него не было серьезных соперников на Тихом Океане. Вот только, он был сильно уязвим и пожароопасен, а это приводило к серьезным потерям среди летного состава. Его конструкция была до предела облегчена. Хотя сам истребитель был выполнен из алюминиево-магниевого сплава. Прямо как самые современные самолеты этого времени. В СССР, например, до сих пор, все истребители были деревянными. Однако, на новом истребителе не было никакой защиты пилота и бензобаков. Одна пуля или осколок и грозный «Зеро», превращался клубок пламени. Кстати, первые прототипы самолета уже вовсю летали. И скоро его хотели запускать в серийное производство. Но я этот праздник жизни похерил с особым цинизмом.

Конструктор Дзиро Хорикоси был вызван ко мне на ковер, и я начал на него наезжать, хмуря брови и сверкая адмиральскими погонами.

— Господин инженер, вы создал неплохой самолет, но это не совсем то, что нам нужно. Увеличив дальность полета, вы совершенно забыли о живучести истребителя и защите пилота! — начал свой разговор я на повышенных тонах.

— Но, господин адмирал, для усиления живучести нашего самолета, надо будет значительно повысить вес машины. А это значит потерю дальности полета. А ведь именно этого вы от нас ждали. Я помню, как вы сами настаивали именно на большой дальности нового истребителя! Кроме этого, стоящий сейчас на наших прототипах, 14-цилиндровый двигатель «Накадзима» «Сакае 12» на 940 лошадиных сил не сможет справиться с такой нагрузкой. А вы, кстати, сами настаивали на использовании именно этого двигателя. Дальность и маневренность могут значительно упасть! — начал оправдываться авиаконструктор.

— Скажем так, флот немного пересмотрел свои взгляды. Близится большая война, а мы к ней не готовы. Бои на Халхин-Голе показали слабость армейских ВВС и слишком большую уязвимость наших истребителей от огня противника. Это привело к большим жертвам среди армейских пилотов. По моим данным, армия потеряла аж 170 самолетов в ходе этого конфликта! — стал я давить на корню его возражения.

— Вы считаете, что скоро Япония вступит в большую войну? И с кем же нам придется воевать? — озабоченно спросил Хорикоси.

— Это секретная информация! Если я вам скажу, то мне придется вас убить! — решил пошутить я, забыв, что японцы русских шуток не понимают.

— Но, я ничего такого не имел в виду! — начал испуганно оправдываться авиаконструктор.

— Да успокойтесь вы! Давайте лучше займемся делом. Итак, вот мои требования. На свой истребитель вы должны будете поставить: протектированные топливные баки, бронеспинку и переднее бронестекло в кабину пилота. Не думаю, что это сильно утяжелит конструкцию планера, чтобы дальность и маневренность значительно снизились. Разработайте еще топливные подвесные баки для вашего истребителя. Сейчас, многие европейские страны пользуются ими, для увеличения дальности полета своих самолетов. Постарайтесь увеличить мощность двигателя. Если это не возможно, то попробуйте использовать мотор разработки вашей фирмы. Он, вроде бы, называется «Мицубиси» МК4 «Касей» мощностью в 1500 лошадиных сил. Его, как раз, ваш генеральный конструктор господин Ходзё собирается ставить на новый морской двухмоторный бомбардировщик. Вот и поинтересуйтесь у него насчет двигателя. Подойдет он вам или нет? — стал я ставить задачу конструктору «Зеро» — Кроме этого, надо усилить вооружение истребителя. Боезапас 20-мм крыльевых пушек тип «99» просто смехотворно мал. Шестьдесят патронов на ствол — это просто издевательство над нашими пилотами. Постарайтесь довести боезапас до двухсот патронов. Синхронные пулеметы винтовочного калибра замените на два 12,7-мм синхронных пулемета Хо-103 с боезапасом по 300 патронов на ствол. Этот истребитель должен уверенно сбивать любой вражеский самолет, даже четырехмоторные тяжелые бомбардировщики. В общем, работайте. Думаю, вы меня не подведете и скоро я смогу докладывать императору о вашем полном успехе.

— Самому императору! — восхитился Дзиро Хорикоси, сразу же забыв о всех своих возражениях.

— Конечно! У императора разработка вашего самолета находится на особом контроле! Так что, не подведите нас! У вас есть три месяца, чтобы довести до ума свой самолет. Тем более, что он у вас уже неплохо летает. Япония на вас надеется! — подбодрил я ошалевшего авиаконструктора. — Идите и работайте, господин инженер!

Эх, хорошо быть адмиралом и главнокомандующим Объединенным флотом. Я только отдал приказ, а мои подчиненные подсуетились и быстро достали всю необходимую документацию по новым самолетам. Не зря я перед визитом инженера Дзиро Хорикоси проштудировал все что мне доставили. Я, конечно, кое-какие технические подробности знал и раньше. Однако прочитанные документы мне очень помогли в постановке грамотного технического задания для авиаконструктора. Это помогло свободно оперировать техническими данными.

Следующим, кого я вызвал, был генеральный конструктор фирмы «Мицубиси» господин Киро Ходзё. Когда он вошел в мой кабинет, то я не стал на него наезжать. Наоборот, я начал восхищаться его работой, сказав, что разрабатываемый им новый морской двухмоторный цельнометаллический бомбардировщик наземного базирования «Мицубиси» G4M — это просто прорыв в авиастроении. В системе кодов западных союзников этот самолет потом будет обозначаться как «Бетти». Я знал, что дальность полета, которую достигал этот бомбардировщик, так и не смог преодолеть ни один из двухмоторных бомбардировщиков других стран-участников Второй Мировой войны. Но и этого осетра придется урезать. Хорошо, что он сейчас находится на стадии проектирования. Так будет проще вносить изменения.

— Исходя из итогов недавно завершившегося конфликта на Халхин-Голе, командование флота решило немного изменить требования к проекту вашего морского бомбардировщика. Мы внимательно изучили его проект и хотим внести свои коррективы. Необходимо поставить: протектированные топливные баки; бронезащиту баков, кабины экипажа и стрелковых точек. Усилить стрелковое вооружение до трех 20-мм пушек тип «99» (в верхней башне, носовой и хвостовой установках), установить спаренные 12,7-мм пулеметы Хо-103 (в нижнем и двух бортовых блистерах). При этом, дальность не должна упасть более чем на пятнадцать процентов от первоначального проекта. Думаю, такому гениальному конструктору, как вы хватит шести месяцев на доработку проекта. После чего, ждем от вас работоспособный прототип, который мы сможем запустить в серию. Кстати, император интересовался, как продвигаются работы по вашему самолету, но я за вас поручился. Не подведите меня, господин генеральный конструктор! — загрузил я, внимательно слушающего меня японца.

— Я вас не подведу, господин адмирал! Император будет доволен! — с чувством собственного достоинства произнес господин Ходзё.

— Хочу поинтересоваться. Как вы оцениваете двигатель МК4 «Мицубиси» «Касей»? Вы ведь его будете использовать в своем проекте? А можно его поставить на палубный истребитель или, скажем, на одномоторный палубный бомбардировщик? — уточнил я интересующий меня момент.

— Мотор очень перспективный. Мы провели все возможные испытания. Нареканий он не вызвал. Думаю, что его можно смело ставить на все типы как палубных, так и базовых самолетов! — после небольшого раздумья, ответил генеральный конструктор.

— Вот и замечательно! Значит скоро к вам обратится инженер Дзиро Хорикоси. Он сейчас, как раз, создает истребитель для нашего флота. У него там были какие-то вопросы по этому мотору. Очень вас прошу, чтобы вы ему помогли решить его проблему с мотором! — облегченно сказал я.

— Если это все, что вы хотели, то я могу идти? — произнес господин Ходзё, вставая со стула и кланяясь традиционным японским поклоном, как низший высшему.

— Да это все! Можете идти работать, господин генеральный конструктор! — отпускаю авиаконструктора я.

Вот этот дядька мне понравился своей деловитостью и нацеленностью на результат. И главное, никаких отмазок, возражений и воплей про невозможность поставленной задачи. Эх, все бы так работали. Следующими на очереди были авиаконструкторы фирмы «Аичи» господа Гомеи и Одзаки. Именно, они были создателями нового палубного пикирующего бомбардировщика «Аичи» D3A1, который к 1941 году окончательно устарел. В известной мне истории его знали, как «Вэл». У этого самолета было только одно достоинство — он был довольно точен при бомбометании с пикирования. Вся остальная его конструкция — это сплошные недостатки. Слабое вооружение, низкая скорость, низкая живучесть, низкая маневренность. Хотя, нет! Дальность полета у них была довольно большой. Однако, если в конструкцию «Зеро» и «Бетти» еще можно было внести серьезные изменения для их модернизации, то вот «Вэлы» были конструкторским тупиком. Они могли уверенно поражать цели только при довольно слабом авиационном и зенитном противодействии. В той истории, что я знал, они несли просто огромные потери от зенитного огня и истребителей противника. Короче, летающий гроб, а не машина. Такой хоккей нам не нужен!

При встрече, я сразу же обрадовал господ конструкторов новостью о том, что их самолет, победивший в конкурсе весной 1939 года, флотом на вооружение приниматься не будет. При этом, сослался все на тот же пресловутый отгремевший недавно конфликт на Халхин-Голе. А че, удобная отмазка. Удар был жестокий. На конструкторов было жалко смотреть. Но я, недрогнувшей рукой, задавил в себе жалость, вспомнив, какой дерьмовый самолет они сляпали. Правда, я хотел дать этим деятелям еще один шанс на реабилитацию.

— Господа конструкторы, ваш самолет, в свете вновь открывшихся фактов, не подходит флоту. Но у вас есть еще шанс все исправить. Фирма «Мицубиси», в данный момент, практически завершила создание палубного истребителя для нашего флота. Он будет называться «Мицубиси» А6М2. И в ближайшее время флот примет его на вооружение. Так вот! Я предлагаю вам, взяв за основу А6М2, создать палубный пикирующий бомбардировщик, вместо того убожества, что вы сделали. При этом, у флота будут следующие требования к такому самолету. Скорость не менее 480 километров в час, хорошая маневренность, дальность не менее 2000 километров. Экипаж два человека (пилот и стрелок). Бомбовая нагрузка не менее 500 килограмм. Протектированные баки. Бронирование кабины, мотора и баков. Усиленный планер с воздушными тормозами, пригодный для пикирования. Вооружение состоит из трех 12,7-мм пулеметов с боезапасом по 400 патронов на ствол (два пулемета в крыльях, один пулемет на задней турели у стрелка). Предвидя ваши возражения насчет дальности полета, скажу, что для этого бомбардировщика вы должны использовать новый двигатель МК4 «Мицубиси» «Касей». Я проконсультировался со специалистами, и они меня уверили в его надежности и мощности. Кроме этого, для увеличения дальности полета, вы можете предусмотреть установку сбрасываемых топливных баков. Ну как, беретесь? Что мне сказать императору по этому поводу? — произношу я.

Оба японца молча переглянулись, а затем Одзаки поклонился (ох уж эти японские традиции) и сказал:

— Мы согласны служить нашему императору! Мы с почтением принимаем ваше предложение!

Фишка с императором всегда срабатывала безотказно. Японцы боготворили своего монарха и быстро соглашались с моими доводами, стоили только вспомнить об императоре. Тут главное не заиграться и не перегнуть палку.

— Очень хорошо, господа конструкторы! Тогда, через шесть месяцев мне нужен от вас рабочий прототип палубного пикирующего бомбардировщика. Вам ведь не с ноля его создавать. Просто, доведите до ума уже готовый самолет. Можете идти. И помните, император ждет результатов! — говорю я, подводя итог нашему разговору.

Вроде бы глупо! Из истребителя делать бомбардировщик! Но я то точно знал, что «Зеро» довольно часто использовались в таком качестве. Особенно после 1943 года, когда у американцев и их союзников было подавляющее превосходство в воздухе. Именно, «Зеро» могли прорываться сквозь завесы вражеских истребителей и плотный зенитный огонь. Да и атаки камикадзе были более результативны, когда для них применялись «Зеро». Уж, во всяком случае, переделанный «Зеро» будет гораздо лучше, чем «Вэл». Другой альтернативы, в данный момент, я просто не видел. Разрабатывать новый палубный пикировщик с ноля долго и муторно. И это не гарантирует быстрый результат. А до Большой войны оставалось всего два года. Тут и так времени в притык. Эх, успеть бы вооружить флот новыми самолетами. Не до жиру. Кстати, многие европейские страны в данный момент делали то же самое. Из удачного истребителя они создавали истребитель-бомбардировщик, который затем довольно успешно использовали. В любом случае, все уже сделано и второй попытки у меня не будет.

Последним посетителем на сегодня был Киёси Накамура из фирмы «Накадзима». Именно, он был ответственен за создание палубного торпедоносца «Накадзима» B5N, который позже будет известен западным союзникам как «Кейт». У этого цельнометаллического самолета были те же самые недостатки, что и у «Вэла». Он имел маленькую скорость, низкую живучесть и слабое стрелковое вооружение. Все это, как и на остальных машинах, рассмотренных мною ранее, приносилось в жертву дальности. Мириться с таким положение дел я не собирался. Японское командование совершенно не ценило жизни своих пилотов. Но я то знал, что именно от простых летчиков будет зависеть исход войны на Тихом Океане. А это значит, что надо максимально снизить неоправданные потери летного состава.

Дальше все происходило по уже отработанному сценарию. Ссылка на итоги Халхин-Гола, а затем постановка задачи. Новый торпедоносец был уже на стадии готового прототипа. Но я потребовал от авиаконструктора изменить проект. Скорость не менее 460 километров в час, дальность не менее 1500 километров. Не забыть про подвесные топливные баки. Экипаж три человека (пилот, штурман и стрелок). Боевая нагрузка 800 килограмм бомб или одна торпеда. Протектированные баки. Бронирование кабины экипажа, мотора и баков. Вооружение состоит из трех 12,7-мм пулеметов с боезапасом по 400 патронов на ствол (два пулемета в крыльях, один пулемет на задней турели у стрелка). Вообще, вооружение торпедоносца всего одним 7,7-мм пулеметом у стрелка на задней турели, предусмотренное прежним проектом, я считал форменным издевательством. Это типа, чтобы можно было застрелиться назло врагу! В конце разговора, я настоятельно рекомендовал (от слова приказывать) господину Накамуре использовать все тот же мотор МК4 «Касей» от фирмы «Мицубиси». Кстати, я выяснил, что ранее флот уже предлагал фирме «Накадзима» использовать этот мотор для «Кейта». Но господин Накамура сделал финт ушами и поставил слабенький накадзимовский мотор «Хикари-3».

— А вот хрен вам господа капиталисты по всех морде! Сказано ставить мотор «Касей», значит должны исполнять. Ну и что, что это мотор конкурентов. Зато, он без особых проблем потянет заметно потяжелевший торпедоносец! — думал я, заканчивая застраивать побледневшего авиаконструктора.

Затем я, чтобы взбодрить загрустившего Накамуру, снова упомянул императора. После чего, получивший массу впечатлений японец, вышел из кабинета.

— Фу-х! На сегодня хватит встреч. От этой болтовни у меня даже голова разболелась! Пора домой к жене! — подумал я, массируя виски.

Между прочим, с женой моего реципиента я поладил. Как раз, когда я пришел после того памятного выступления перед Высшим военным советом. Тогда я сильно перенервничал. Все думал, поверят мне или нет. В голову лезли довольно мрачные мысли. Госпожа Микава была умной женщиной и хорошей женой. Она сразу заметила, что ее дорогого Ямамото что-то гнетет. Поэтому, она, отослав прислугу, сама приготовила вкусный ужин, разлила саке и сама стала прислуживать мне во время трапезы. При этом, двигалась эта сорокадвухлетняя дама очень грациозно и сексуально. В тот вечер я основательно так поднабрался. Хотя саке я не люблю. У меня от него начинается изжога. Эх, все бы отдал за бокал нормального холодного немецкого или чешского пива. Но, к моему великому сожалению, пиво в Японии образца 1939 года варили не самое лучшее. Японское пиво очень сильно уступало европейским сортам по вкусовым качествам. Так, что-то я отвлекся от темы. Вот значит, в тот вечер госпожа Микава меня и соблазнила. Конечно, в России говорят, что не бывает некрасивых принцесс, а бывает мало водки. Однако, к Микаве Ямамото это высказывание совсем не подходило. Несмотря на свои сорок два года, она имела красивое стройное тело молодой женщины. И это несмотря на рождение четырех детей! Может японцы знают какой-то секрет молодости и долголетия? Вообще я заметил, что большинство японцев выглядят гораздо моложе своих лет. Может тут виновата диета из морепродуктов? Не знаю?

Кстати, мое вселение так же не прошло бесследно для моего нового тела. Оно явно стало моложе, чем было ранее. Может это произошло потому, что я погиб в той прошлой жизни в возрасте сорока пяти лет. А вот Исороку Ямамото на момент моего вселения было пятьдесят пять лет. Я думаю, что тело адмирала стало молодеть именно под воздействием моей матрицы, вселившейся в него. Недаром ученые говорят, что именно от мозга во многом зависит здоровье человеческого организма. У меня даже волосы на голове стали расти гуще и залысины исчезли. Кожа на лице стала более гладкой. Чтобы не спалиться, мне приходилось довольно часто брить голову. Накупив кучу китайских мазей и настоек, я убедил жену, что именно они делают меня с виду таким молодым. Хотя, она была женщиной умной, и даже если заметила что-то подозрительное, то предпочитала молчать об этом. Кроме того, наша сексуальная жизнь ее похоже полностью устраивала. Да и я был доволен. Микава была просто образцовой женой. Она не лезла с советами в дела мужа. Не устраивала скандалов. Всегда была заботлива и приветлива. А уж что она вытворяла в пастели! Короче, мечта холостяка!

Но самолеты — это еще не все. Главное — это летчики. Без них все даже самые современные самолеты лишь груда металла. Я знал, что одной из причин поражения Японии во Второй мировой войне, было именно отсутствие достаточного количества подготовленных летчиков. Японцы просто не смогли восполнить потери своего летного состава. Не даром, к 1944 году у них самолетов было больше чем летчиков. Я настоял, чтобы система подготовки морских летчиков Ёкарэн увеличила набор курсантов в пять раз. При этом программу обучения значительно сократили.

Раньше курсанты сначала осваивали те же дисциплины, что и обычные матросы, и лишь на исходе второго года начинали постепенно переходить к управлению самолётами, а ближе к концу курса разделялись на пилотов и штурманов с упором на устройство и обслуживание двигателей у первых и на связь у вторых. Курс Ёкарэна включал 30 предметов, как общеобразовательных, так и военных. Среди первых находились алгебра, геометрия, физика, химия, история, география, литература японская и китайская, а также английский язык. Среди вторых — боевые искусства (дзюдо, кэндо), тренировка ведения наземных боевых операций, артиллерийское дело, связь и воздухоплавание. Неуспевающие курсанты становились техническим персоналом, связистами или воздушными стрелками. В течение всего времени обучения среди курсантов поддерживалась строжайшая дисциплина, усиливаемая телесными наказаниями как со стороны офицеров-инструкторов, так и старших по курсу: в порядке вещей было битьё бейсбольными битами по ягодицам и удары кулаком в лицо за небольшие нарушения правил. Среди курсантов был жестокий отсев за любые огрехи. Если раньше на обучение летчика тратили три года и семь месяцев, то теперь я предложил сократить программу до полутора лет. Большая война уже дышала в затылок, а мы не успевали к ней подготовиться. Вот будь у меня в запасе лет пять! Но я знал, что их мне никто не даст. Между прочим, мой реципиент до моего вселения сам хотел внедрить нечто похожее. Так что, эту идею я позаимствовал из его памяти. При этом главный упор делался на управление самолетом и практические занятия. Например, изучение китайской и японской литературы я, вообще, выбросил из списка изучаемых предметов. Военный летчик должен уметь хорошо драться в воздушном бою, а самообразованием пусть занимается в свободное от службы время. Кстати, морской министр не возражал против этой моей инициативы. Более того, он даже способствовал увеличению набора курсантов в морское училище и военно-морскую академию. Он заявил, что скоро японский флот получит много новых боевых кораблей, для которых понадобятся подготовленные команды. Один только «Ямато» требовал 2500 человек команды. Эта новость меня порадовала. Не все же мне заниматься укреплением боеспособности Императорского флота.

Глава 6

Следующие два месяца я мотался с инспекцией по подразделениям и кораблям Объединенного флота. Входил, так сказать, в курс дел. Я же, все-таки, теперь главнокомандующий этим самым флотом. Одно дело — просматривать сводки, карты и документы, и совсем другое дело — видеть это все своими глазами. Флот — это не просто цифры на бумаге. Это огромная неповоротливая махина, включающая сотни кораблей, самолетов и тысячи людей. И этой огромной мощью мне придется командовать в ходе боевых действий. Признаюсь, что временами у меня возникали сомнения в том, справлюсь ли я. Однако усилием воли я их давил, вспоминая, что ждет японцев в случае проигрыша. За то время, что я находился в этом мире, я успел полюбить Японию. Мне нравился этот народ. Нравился этот сплав старых имперских традиций, азиатской культуры и индустриального общества. Здесь деревянные города, построенные в традиционном японском стиле, соседствовали с довольно современными для этого времени технологиями. Прямо, киберпанк какой-то. Это завораживало и притягивало одновременно. И я очень не хотел, чтобы эта страна горела в атомном пожаре, а сотни американских «летающих крепостей» стирали с лица земли японские города, как это произошло в известной мне истории.

Я как раз стоял на мостике флагманского авианосца «Акага» и наблюдал за эволюциями тяжелых крейсеров. Флот проводил учения с боевыми стрельбами. Когда узнал эту новость. Командир «Акаги» капитан Киити Хасэгава сообщил, что, в полученной пять минут назад радиограмме, говорится о заключении Пакта о ненападении между Японией и СССР. Кроме этого, между нами и русскими было заключено Торговое соглашение.

— Отличная новость! — подумал я — Похоже мне, все-таки, удалось немного поменять ход истории и нужную сторону.

— Мы же вроде с русскими были недавно врагами? — пробормотал растерянный командир корабля. — А теперь торгуем с ними. Ничего не понимаю!

— Все это политика, господа офицеры. И нам в нее лезть не стоит. Мы, военные моряки должны быть готовыми выполнить любой приказ императора. Если он принял такое решение — значит оно правильное. И не нам сомневаться в воле императора. И если мы получим от него любой приказ, то мы его выполним! — толкнул я зажигательную речь.

— Так точно! Выполним! Да здравствует император! — проорали в ответ, явно воодушевленные моей речью, все офицеры, находившиеся на мостике авианосца.

Я отвернулся к смотровой щели и поднял бинокль, наводя его на тяжелый крейсер «Могами», который, как раз сейчас, готовился открыть огонь главным калибром.

Вообще, инспектируя императорские военно-морские силы, я заметил, что большинство матросов и офицеров относились ко мне с большим почтением. Это так резко контрастировало с отношением армейских офицеров и некоторых адмиралов. Морские летчики же меня просто боготворили. Блин, да они на меня смотрели, как малолетки на суперзвезду. Хотя, если учесть, что Исороку Ямамото являлся практически создателем морской авиации, то это многое объясняет. Но, все равно, поначалу это меня сильно напрягало. Потом попривык и старался не обращать внимание на горящие глаза моих фанатов. И как только все эти звезды шоу бизнеса живут. Хорошо хоть ко мне не лезли за автографами. Субординация, однако!

Итоги моей инспекции меня совсем не огорчили. Я ожидал худшего. Японские моряки меня откровенно порадовали. Флот плавал много и регулярно проводил тренировочные стрельбы. Личный состав надводных кораблей был хорошо обучен. Морские летчики тоже не отставали от моряков. Кроме этого, я планировал отправлять наших летчиков в командировки в Китай. Там они приобретут боевой опыт. Сейчас боевые действия в Китае затихли. Наши дипломаты пыталась договориться с китайским лидером Чан Кайши. Китаец усиленно гнул пальцы, выставляя заведомо невыполнимые требования. За ним маячила явная тень английских джентльменов. Англичане мутили воду, обещая Чан Кайши поддержку деньгами и оружием. Китайские коммунисты в провинции Цзянси, лишившиеся поставок оружия из СССР, вели себя тихо. Японские генералы пообещали их не трогать, пока они не выходят за границу своей провинции. Кстати, со Сталиным шли консультации по поводу создания Китайской Народной Республики в пределах провинции Цзянси.

Правда, не все было так гладко. Подводные лодки и их экипажи меня разочаровали. Многие лодки были довольно устаревшей конструкции. Экипажи обучены откровенно плохо. Японские адмиралы не совсем понимали роль подводных лодок в современной войне. Они считали, что подводным силам в ходе боевых действий придется заниматься только разведкой и охраной главных сил флота в море. О неограниченной подводной войне тут даже не слышали. Странно! Ведь немцы еще в Первую Мировую довольно удачно при помощи подлодок держали блокаду английских портов, топя транспортные корабли со стратегическими товарами. Однако, японцы этот факт упорно игнорировали. И, в то же время, подлодок в японском военном флоте было довольно много. И на хрена тогда они их строили! Чтобы были, что ли?

— Ох-хо-хо! Похоже придется заняться еще и этим вопросом. И где я только на это время возьму?

А пока, я только вставил начальственный пистон и раздал люлей всем офицерам-подводниками. После чего уехал, но обещал вернуться. Как Карлсон! Ага! Блин, зря я конечно на них наехал. Они ведь даже не знают к чему им надо готовиться. Да и около половины подлодок надо модернизировать или смело отправлять в утиль. Похоже, мне еще придется писать специальный боевой устав для подводников. Будем их ориентировать на немецкую тактику неограниченной подводной войны. Кстати, американцы то ее в той истории, что я знал, довольно успешно применяли именно против транспортных японских кораблей.

Вот еще одно направление, которому мне стоит уделить внимание. Я заметил, что в японском флоте было не так уж много противолодочных кораблей. Нет, эсминцы были. И их было много. Но! Из них только четверть могла эффективно бороться с подводными лодками. На многих эсминцах попросту отсутствовали гидролокаторы и глубинные бомбы. На некоторых кораблях были немногочисленные бомбометы. А на многих эсминцах даже бомбометов не было, и глубинные бомбы сбрасывались за борт просто вручную. Эскортных противолодочных кораблей было довольно мало. А те что были — были плохо вооружены. Если сейчас не принять меры, то Японской империи придется туго. Я точно не помнил сколько у США на начало войны было подводных лодок. Вроде бы где-то около сотни. И большая их часть будет воевать на Тихом Океане. Значит, придется поговорить с морским министром по поводу установки на все наши эсминцы противолодочного вооружения и гидролокаторов. Кроме этого, надо увеличить количество бомбометов на всех противолодочных кораблях. Еще надо выбить деньги на строительство хотя бы тридцати эскортных кораблей, оснащенных мощными гидролокаторами и многоствольными противолодочными бомбометами.

Еще одним из итогов моей инспекционной поездки по флоту была пришедшая мне в голову идея. Я вспомнил, что есть такой вид вооружений, как ракетное оружие. Нет, нет! Это не то, о чем вы подумали. Никаких навороченных самонаводящихся ракет. Я говорю о НУРС (неуправляемых ракетных снарядах). Дешево и сердито. Уже сейчас эта технология была разработана довольно неплохо. На Халхин-Голе нашим войскам удалось захватить партию русских авиационных реактивных снарядов РС-82. Я услышал об этом от одного из наших летчиков и заинтересовался этим вопросом. Проконсультировавшись со специалистами авиационного института Императорского Токийского Университета (именно там сейчас наиболее вдумчиво занимались исследованиями ракетных двигателей), я решил, что такое оружие очень пригодится нашей морской авиации. Скопировать РС-82 и пусковые установки к ним мы могли довольно легко и быстро. Наладить их производство тоже труда не составляло. Между прочим, наши летчики утверждали, что русские истребители И-16 попадали залпами своих РС-82 даже по японским истребителям, идущим плотной группой. Хотя, конечно, это оружие было предназначено для поражения наземных целей. И, вот теперь, японские изобретатели ломали голову над созданием авиационных реактивных снарядов малого и большого калибров. По моей задумке, легкие НУРС будут очень полезны в штурмовке наземных целей и не больших кораблей противника. Тяжелые же реактивные снаряды наша авиация сможет использовать против кораблей, построек и укрепленных огневых точек.

Тем временем в Европе разгорался пожар войны. 1 сентября 1939 года Гитлер объявил Польше войну, и немецкие войска вторглись в эту страну. 3 сентября Англия, Франция, Австралия, Новая Зеландия объявляют войну Германии. Позднее к ним присоединяются Канада, Ньюфаундленд, Южно-Африканский союз и Непал. Непал меня просто добил. Я и не помнил, что эта микроскопическая страна участвовала во Второй мировой Войне. Кстати, как и в той истории, что я помнил, Англия и Франция явно не рвутся в бой. На Западном фронте царит нереальное затишье. В то время, как Польша истекает кровью. А 5 сентября США и Япония объявляют о своем нейтралитете в европейской войне. 16 сентября послу Польши в СССР было заявлено, что поскольку Польское государство и его правительство перестали существовать, Советский Союз берёт под свою защиту жизнь и имущество населения Западной Украины и Западной Белоруссии. 17 сентября советские войска переходят границу Польши. 28 сентября немецкие войска берут Варшаву, а уже 6 октября в Польше заканчиваются последние боевые действие. Немецкий блицкриг порвал все шаблоны. Европа замерла в тревожном ожидании. Гитлер выступает с предложением о созыве мирной конференции при участии всех крупнейших держав для урегулирования имеющихся противоречий. Франция и Великобритания заявляют, что согласятся на конференцию, только если немцы немедленно выведут свои войска из Польши и Чехии и возвратят этим странам независимость. Германия отвергает эти условия, и в результате мирная конференция так и не состоялась. На Западном фронте без перемен. Никаких боевых действий там не ведется. Французы с англичанами просто стоят на границе с Германией и делают вид, что ведут войну. Хотя в Атлантике начинает разворачиваться рейдерская война. Уже к декабрю 1939 года англичане теряют более ста торговых судов от действий немецких подлодок и надводных рейдеров. А 30 декабря 1939 года началась Советско-финская война. Русские предъявили свои права на часть финской территории. Финны встали в позу. Слово за слово. И вот уже советские войска вторгаются в Финляндию.

Еще в разгар вторжения в Польшу я озаботился наблюдением за ходом боевых действий с обеих сторон. Известные мне по той истории Минору Генда и Мицуо Футида были направлены в качестве военных наблюдателей в Францию и Польшу. Эти два энтузиаста морской авиации были помощниками адмирала Нагумо, когда тот атаковал Перл-Харбор в той истории, что я знал. Генда и так в это время был нашим военным атташе в Лондоне. Поэтому, он без особых проблем смог прибыть во Францию, чтобы наблюдать за ходом боевых действий со стороны западных союзников. Футида в свою очередь прибыл в Германию, как военный наблюдатель с немецкой стороны фронта. Я знал, что эти люди были профессионалами, обожающими авианосцы и авиацию. Именно они, вместе с адмиралом Ямамото стояли у истоков создания тактики применения авианосцев. Кстати, именно Минору Генда подал идею о создании крупного авианосного соединения из шести крупных авианосцев. Раньше авианосцы планировалось применять по одиночке. Но гениальная идея капитана 1-го ранга Генда все изменила. А Футида у нас был фанатом торпедоносцев и пикировщиков. У немцев сейчас, как раз, пикирующие бомбардировщики Ю-87 «Штука» должны показать себя во всей красе. Пускай съездят, посмотрят на войну может чего интересного высмотрят.

Этих талантливых молодых людей я не собирался терять из виду. Они мне очень пригодятся, когда наш флот вступит в войну. Жаль, что звания у них обоих маловаты. Ну, не могут в Императорском флоте капитаны 1-го ранга командовать соединениями и эскадрами. Традиция такая. Ничего, вот вернутся из Европы, я их под свое крыло возьму. А там глядишь, и выбью им контр-адмиральские звания. Такими кадрами разбрасываться нельзя.


Начальник генерального штаба военно-морских сил Японской империи принц Хироясу внимательно слушал мою речь, стоя у окна своего кабинета.

— Господин адмирал, думаю, что для вас не секрет информация о дальнейшей экспансии нашей империи на юг? — начал я свой разговор.

— В свете недавно заключенного договора с русскими, думаю, что это стало очевидным даже для армейских генералов! — усмехнулся в ответ сухопарый принц.

— Значит, вы согласны со мною в том, что именно нашему флоту придется нести основную тяжесть борьбы с британцами и их союзниками. Без нас наша бравая армия много не навоюет! — продолжил излагать я.

— Да уж! Без нас у армии нет никаких шансов! — согласился начальник генштаба. — Думаю, что английский флот не будет сидеть сложа руки, и нашим военно-морским силам придется изрядно повоевать.

— Вот именно, ваше высочество, нам придется постараться. Но меня смущает позиция США. Америка может вмешаться в наш конфликт с Англией в самый неподходящий для нас момент. И это может склонить чашу весов не в нашу пользу. Конечно, наши летчики и моряки умелые и храбрые воины империи. Но у Англии и США банально больше сил. А если они объединятся и ударят одновременно? Тогда одно неудачно проведенное морское сражение может привести к катастрофе! — сказал я, покачав головой.

— Вы нарисовали довольно мрачную картину! И такой сценарий вполне вероятен. У вас есть какие-то предложения по этому поводу? — повернулся ко мне принц Хироясу.

— Я предлагаю сделать все для отсрочки вступления Японии в войну с США. Сначала мы должны разбить основные силы британцев и закрепиться в юго-восточной Азии. А в самом лучшем случае было бы вывести Англию из войны. Сейчас, у британцев и их союзников хватает забот в Европе. И у нас есть все шансы добиться решительной победы именно здесь, пока они заняты войной с Германией! — решительно ответил я, глядя принцу в глаза.

— Но с США нам ведь, все равно, придется воевать! — возразил адмирал Хироясу.

— Да, ваше высочество, мы будем с ними воевать. Американцы просто обречены на войну с нами, ведь в Азии у них свои интересы. Они мечтают использовать ресурсы этого региона, а мы стоим у них на пути. Поэтому, война с США просто неизбежна. Но нам надо как можно дальше отсрочить момент вступления Америки в войну с нами. Вот когда мы разобьем британцев с союзниками — вот тогда мы сможем уверенно сражаться с США, сконцентрировав все наши силы против них. Возможности нашего флота и армии я знаю хорошо. И, в этом случае, у Японии есть все шансы на уверенную победу над самой большой экономикой мира! — стал убеждать я своего собеседника.

— Все что вы сказали довольно логично, но как, по вашему мнению, мы сможем удерживать янки от вступления в войну? — спросил меня принц.

— В данный момент в правительственных кругах США борются две точки зрения на внешнюю политику. Первая группа американской политической элиты ратует за проведение США активной внешней политике. Она хочет поучаствовать в разделе европейских колоний, а также лоббирует вторжение в Азиатско-Тихоокеанский регион. Это наши непримиримые враги, договориться с которыми не получится. Вторая группа политиков является сторонниками «Доктрины Монро». Суть этой доктрины в принципе разделения мира на европейскую и американскую системы государственного устройства, провозглашении концепции невмешательства США во внутренние дела европейских стран и, соответственно, невмешательства европейских держав во внутренние дела стран Западного полушария. Чтобы вам было более понятно, то они выступают за изоляцию США от внешних конфликтов. Пока, этой группе удается удерживать Америку от вмешательства в европейские и азиатские дела. Однако, они начинают терять свои позиции. Вот с этой группой мы и должны работать! Еще вспомните 1904 год. Именно тогда, наша разведка очень хорошо поработала с русскими социалистами, которые смогли организовать беспорядки в ряде городов Российской империи. И это помогло в заключении выходного для нас мира с Россией! — ответил я на вопрос принца.

— Вы предлагаете поступить так же и с американцами? — поинтересовался начальник генштаба.

— Да, ваше высочество, третий отдел нашего генерального штаба, отвечающий за разведку флота, думаю справится с такой задачей. Покажем армейским, что не только они могут везти свою деятельность в тылу врага. Наши люди из третьего отдела, помимо разведки, должны заняться американскими профсоюзами, для подготовки массовых забастовок рабочих на заводах, выпускающих военную продукцию. Кроме этого, следует начать вербовку американских политиков. В США деньги любят все. Еще можно поискать компромат на неугодных нам политиков. В Америке любой, даже сексуальный, скандал может закончить карьеру любого политика. Президент США без согласия конгресса не может объявлять войну другим странам. И вот это может помочь нашему делу. Завербованные нами конгрессмены и сенаторы США должны пресекать все разговоры о войне с нами. Эту страну погубит коррупция! Об американских газетах так же нельзя забывать. Нам необходимо иметь несколько прикормленных газетчиков, которые смогут создать нужное нам общественное мнение! — стал излагать я свой план. — Помимо этого, нам следует внедрить группы своих разведчиков и диверсантов в Перл-Харбор, на Филипины, в крупные портовые города США. А главное, в зоне Панамского канала следует сосредоточить несколько разведывательно-диверсионных групп. Все наши разведчики должны действовать под видом корейцев или китайцев. Думаю, что с началом войны с нами, в США начнут арестовывать всех японцев. Поэтому, наших людей стоит подстраховать. Так же следует снабдить всех наших агентов рациями, оружием и взрывчаткой. С началом боевых действий этих людей можно будет использовать для разведки и диверсий.

— Думаю, что ваше предложение вполне осуществимо. Я незамедлительно отдам приказ третьему отделу готовиться к операции. — согласился со мною принц Хироясу.

Глава 7

Мне было не до европейских событий. 18 ноября 1939 года меня в составе комиссии из высших флотских чинов пригласили на испытания нового палубного истребителя. Конструктор Дзиро Хорикоси все-таки довел до ума свой «Зеро» с двигателем МК4 «Мицубиси» «Касей». Все мои требования он выполнил. Даже более того, скорость нового истребителя, в сравнении с предыдущими прототипами, повысилась с 530 до 590 км/ч. Маневренность так же не снизилась. Тут я оказался прав. Мощный мотор позволил компенсировать утяжеление нового истребителя. Дальность правда упала с 2600 километров, до 2000. Но с подвесным топливным баком, который мог подвешиваться к нижней части фюзеляжа под кабиной пилота, дальность увеличивалась до 2700 километров. Насколько я помнил историю, этот рекорд так и не смог преодолеть ни один из одномоторных поршневых истребителей других стран. Но не это было главным. Защита пилота и основных топливных баков были довольно неплохими для этого времени. Кроме того, авиаконструктор внедрил на своем самолете революционную для этих лет технологию — самогерметизирующиеся топливные баки и систему пожаротушения. Будем надеяться, что теперь глупых и неоправданных потерь станет гораздо меньше.

Вооружение нового истребителя тоже впечатляло. Я и морской министр знали о нем, а вот для главного инспектора армейской авиации генерала Хидэки Тодзио и армейских генералов, которых я пригласил на эти испытания, оно стало большим сюрпризом. На сегодняшний момент этот новый истребитель был самым мощно-вооруженным истребителем японской империи. Для пущего эффекта, я посоветовал инженеру Хорикоси притащить на полигон легкий японский основной танк «Чи-ха». А затем, на глазах комиссии «Зеро» с одного захода расстрелял его из своих 20-мм пушек. Высокая комиссия была впечатлена. Особенно, впечатлились генералы. Да они были просто в шоке! Хотя, я лично не понимал такого ажиотажа. Толщина верхней брони этого смешного японского танчика составляла всего 12 миллиметров. И 20-мм бронебойно-зажигательные снаряды авиационных пушек прошивали ее как картон. Один из них попал в боеукладку, и танчик разумеется рванул с большим грохотом. Да что там! Его просто вывернуло мехом наружу. Признаюсь, что именно я посоветовал положить в танк удвоенный боекомплект и заполнить его топливные баки под пробку. Ну, для пущего эффекта. И как видно, господин Хорикоси последовал моему совету. Что греха таить, данное зрелище впечатлило даже меня. Хотя я и был морально готов к такому финалу.

Когда первый шок прошел, а снаряды перестали рваться, наши генералы бодро рванули наперегонки к разодранному танчику. Побродив вокруг этой горящей груды железа, они начали забрасывать вопросами немного растерявшегося от такого напора конструктора Хорикоси. Похоже, мне удалось их зацепить. Зачем я это сделал? Ну, позвал генералов и устроил для них весь этот спектакль? Сейчас отвечу. К сожалению, из-за глупого соперничества армии и флота я не мог никак повлиять на перевооружение японской армии. Сухопутные генералы меня бы просто не подпустили к делам армии. Поэтому, я решил действовать методом провокаций. Пусть лучше сами посмотрят и подумают, а нужен ли армии такой же самолет. Они там еще не скоро раскачаются. Хотя, японской амии в Китае уже сейчас нужны подобные самолеты. А то летают на всяком старье! Да и танчики, которыми сейчас вооружена японская армия, у меня вызывали только смех. Их давно пора сменить на что-то более солидное. Вот еще один повод задуматься для наших генералов. А то, понимаешь, привыкли с одной катаной на пулеметы кидаться. Вот пусть и подумают. Может и сподобятся вооружить армию нормальными самолетами и танками.

Ну, а вот наши флотские адмиралы не сомневались ни минуты. Новый истребитель им понравился, и вердикт комиссии был положительным. Истребитель был принят на вооружение флота в палубном и базовом вариантах. Новая машина получила обозначение «Мицубиси» А6М2 тип «0». Западные союзники, как и в той истории, назвали его «Зеро». Правда, в данный момент они о нем даже не подозревали. До начала активных боевых действий, этот истребитель был не знаком летчикам западной коалиции. Но их ждал большой сюрприз.

Позже, фирма «Мицубиси» получила еще и заказ на создание гидросамолета и учебного двухместного самолета на базе А6М2. Ну а пока, первые новые истребители палубной комплектации стали поступать на наши авианосцы уже через две недели. Позднее, когда все авиагруппы наших авианосцев будут укомплектованы новыми палубными истребителями, флотские авиачасти наземного базирования начнут получать свои «Зеро» уже в базовой комплектации. Хотя, разница между этими двумя вариантами была только в наличии специального выдвигающегося гака-крюка. Палубный истребитель цеплялся в момент посадки этим крюком за специально натянутый над палубой авианосца трос. У базовой комплектации А6М2 такого крюка не было. А в остальном, оба варианта «Зеро» были идентичны друг другу. Самолет вышел просто замечательный, и я поклялся себе, что конструктор Дзиро Хорикоси обязательно получит награду из рук императора.

И, в конце концов, добился своего. За выдающиеся заслуги перед отечеством, господин Дзиро Хорикоси был награжден орденом Восходящего солнца 1-й степени. И вручил ему награду сам император Хирохито. Теперь никто не сможет назвать меня балаболом. Я обещал конструктору «Зеро» награду, и он ее получил. И был на седьмом небе от счастья. Думаю, что если бы император просто его поблагодарил, то господин инженер и так прыгал бы от радости. Японцы, вообще, очень трепетно относятся к своему монарху. Они же его считают потомком божества. Но для меня он был человеком. Да наделенным властью, но все же человеком.

Самым смешным в японской действительности был тот факт, что японцев вообще редко награждали всякими орденами. Например, у японских военных все нижние чины от простых солдат, моряков до офицеров ранга полковник или капитан 1-го ранга вообще не награждались орденами. Типа считалось, что они и так обязаны выполнять свой долг перед императором без всяких наград и поощрений. И они его выполняли до конца. Как же это отличалось от европейских армий. Там же все, кому не лень, получали медали и ордена просто за то, что оказались рядом в нужный момент. Японских военных, да и гражданских тоже не надо было подталкивать к подвигам. Они и так были замотивированы сверх всякой меры и очень боялись подвести своего императора.

И он, кстати, оказался довольно прост в личном общении. Монарх действительно был с прежним Ямамото в дружеских отношениях. И только благодаря ему, наш бравый адмирал, несмотря на свой неуживчивый характер и огромное количество врагов, смог дослужиться до таких больших чинов и должностей. Гениальность гениальностью, но интриги недоброжелателей и административный ресурс еще никто не отменял. Думаю, что если бы не такое высокое покровительство, то Ямамото, в лучшем случае, ждала бы должность командующего военно-морской базы в Йокосуке — тёплое местечко с понижением по службе, большим домом и абсолютно без какой-либо власти. Однако, они с императором дружили, и тот часто прикрывал беспокойного адмирала от выпадов недругов. У них даже была своя традиция — дружеские посиделки. Когда в первый раз меня пригласили к императору во дворец, я немного струхнул. Но память прежнего Ямамото подсказала мне, для чего скорее всего меня вызывает сам император.

Оказывается, что правитель самой могучей азиатской державы просто любил пообщаться со своим адмиралом. Попивая чай, они оживленно беседовали о политике, истории, войне, поэзии, женщинах и многом другом. Ну, о чем всегда говорят образованные зрелые мужчины в мужских компаниях. На первой нашей встрече я был немного зажат, но потом разговорился. Тема разговора, кстати, была довольно интересной. Мы обсуждали мое выступление на Высшем военном совете, говорили о предстоящей войне и перевооружении флота. Короче, темой я владел и пел соловьем. Правда, императора поразили некоторые мои выражения, не характерные для коренного японца. Чуть не засыпался! Отмазался тем, что сейчас начал изучать русский язык и русскую культуру. Вот поэтому и использую некоторые русские выражения и присказки. Это, кстати, не вызвало особого удивления. Наш Ямамото еще до моего вселения прославился, как интеллектуал. Он получил блестящее образование, знал английский и китайский языки, разбирался в литературе как японской, так китайской и европейской. Неплохо знал историю Европы и Азии. Был знатоком европейской и американской культуры. И, вообще, был крайне разносторонним человеком.

— А почему именно русская культура? — поинтересовался Хирохито.

— Я уважаю этот народ. Они сильные и смелые. Совсем, как японцы. И в них нет: подлости британцев, надменности французов, презрительности немцев, бестолковости итальянцев и расчетливости американцев. К тому же, это наши самые близкие европейские соседи. А мы о них не знаем ничего. Сейчас русские встают с колен, и думаю, что в ближайшем будущем они еще всех удивят. Я хочу их понять! Нам ведь жить с ними рядом! — ответил я после небольшой заминки.

Вроде бы такое объяснение прокатило, и император больше не возвращался к этому вопросу. Постепенно, я полюбил наши посиделки, и даже стал считать этого щуплого тридцати восьми летнего японца своим другом. Я, как и он был абсолютно одинок в этом мире. Все окружающие смотрели на меня, либо как на икону, либо как на блестящего офицера и гениального тактика и поэтому держали дистанцию. Конечно, тот же морской министр и ряд адмиралов общались со мною довольно дружески, но ни с кем из них я не смог сблизиться. Мы с ними были скорее хорошими приятелями, но не друзьями. Армейцы вообще меня игнорировали и не шли на сближение. Да и я не особо рвался общаться с сухопутными генералами. Флотские кадры меня в этом просто не поймут! Гражданские от меня просто шарахались. Для них я был великим и ужасным представителем имперской элиты. Короче, печалька в полный рост! Хотя, у меня была жена, и к ней даже возникла крепкая симпатия. Но иногда, ведь так хочется посидеть в чисто мужской компании и просто поговорить на разные темы, которые женщинам не особо интересны.

Император в силу своего особого статуса тоже был одинок. И настоящих друзей у него не было. Вот так и встретились два одиночества. Жаль конечно, что мы с ним не можем поехать на рыбалку, как простые люди. Посидеть у палатки на берегу реки, смотря, как течет вода и солнце заходит за горизонт. Попеть песни у костра. Выпить пива и поговорить о жизни. И чтобы вокруг ни одного человека. Только мы и река. Но этого не будет. Никогда.

Если мы все же сможем выбраться на речку, то это будет выглядеть примерно так. В ближайших кустах наверняка будет сопеть взвод имперских телохранителей, неподалеку будут суетиться многочисленные придворные, вместо палатки японские рабочие по-быстрому сварганят изящный японский домик, а в небе над нами будут барражировать три звена истребителей, которые своим ревом распугают всю рыбу. А да, совсем забыл! Периметр вокруг нашего рыболовного лагеря, конечно же, будет оцеплен дивизией императорской армии, чтобы даже мышь не проскочила мимо. Я поделился с императором этими фантазиями. Хирохито заценил. Хохотал долго и самозабвенно. Вообще, с чувством юмора у него все было в полном порядке. Жаль только, что дел у меня было по горло. И наши встречи с императором были довольно редкими и нерегулярными. Но мы оба были слугами страны, которая с недавнего времени стала моей второй родиной.

Глава 8

А еще через месяц, с разницей в одну неделю, прошли успешные испытания новых палубных торпедоносцев и пикирующего бомбардировщика. Они были приняты на вооружение флота под обозначением: бомбардировщик-торпедоносец «Накадзима» B5N1 тип «97» и пикирующий бомбардировщик «Айчи-М» D3A1 тип «99». Оба эти самолета, как и «Зеро» начали выпускаться в двух комплектациях — для палубного и наземного базирования. Позднее, в системе кодов западной коалиции торпедоносец получил такое же, как и в известной мне истории, имя «Кейт». А вот пикировщик вместо обозначения «Вэл» стал называться «Сторм». Кроме этого, флот озаботился и выпуском двухместных учебных машин на базе новых самолетов.

Оба самолета для своего времени вышли просто отличными. Не зря я накручивал хвосты авиаконструкторам. Правда, пикирующий бомбардировщик имел дальность полета всего1300 километров, но с подвесными топливными баками удалось довести дальность аж до 2000. Скорость по сравнению с «Зеро», на основе которого он и был сконструирован, ожидаемо упала до 490 км/ч. Ну а что, вы хотите. Эта машина уже не легкий истребитель. Бронестекло фонаря кабины, бронирование мотора, кабины экипажа и топливных баков. За счет этого машина ощутимо потяжелела. Зато, за счет укрепленного планера и измененных законцовок крыльев, удалось добиться поразительной точности бомбометания в пикировании. Кстати, в пикировании D3A1 выдавал аж 680 км/ч. Еще один момент привлек мое внимание. На этом пикировщике так же стояли самогерметирующиеся топливные баки с системой пожаротушения, как и на новом «Зеро». Видимо, конструкторы фирмы «Айчи» все же вняли моим словам про снижение уязвимости их самолета. Маневренность, по сравнению с «Зеро», так же ожидаемо снизилась, однако, была довольно неплохой. При огромном желании (ну если очень подопрет), без бомб и ПТБ этот бомбардировщик мог использоваться и как истребитель. По крайней мере, против бомбардировщиков он был бы совсем неплох.

«Накадзима» B5N1 имел дальность полета 1600 километров, а с ПТБ дальность увеличивалась до 2200. Скорость 460 км/ч была довольно приличной для палубного торпедоносца. Да что там говорить! Это был самый быстрый на сегодняшний момент палубный торпедоносец. Вот английский палубный торпедоносец «Свордфиш» Мк.1, стоявший сейчас на вооружении у британских ВМС, имел скорость всего 224 км/ч. А американский TBD-1 «Девастейтор» разгонялся до 330 км/ч. Защита мотора, баков и экипажа у накадзимовского торпедоносца были тоже довольно приличные. Короче, я был доволен и ходатайствовал перед императором о награждении авиаконструкторов этих чудесных машин. Новые самолеты стали поступать на флот в больших количествах.

Флот ускоренными темпами перевооружался не только одной авиацией. Наши заводы, наконец-то, наладили выпуск шведских зениток. Устаревшие зенитки демонтировались с кораблей, а взамен ставились новейшие «Бофорсы» и «Эрликоны», вместо с современными для того времени приборами управления зенитным огнем (ПУЗО). При этом, количество зениток на всех кораблях Объединенного флота по моему приказу было увеличено. Особенно, досталось крупным кораблям. Наши линкоры были буквально утыканы гнездами с новыми зенитными орудиями. Я даже приказал снять часть средней и противоминной артиллерии с этих мастодонтов, а вместо нее установить дополнительные зенитки. Ах, сколько по этому поводу мне пришлось услышать возмущенных воплей линкорных адмиралов. Ну как же! Опять этот не сносный Ямамото покушается на их большие игрушки! Но за мною маячила тень императора, и им пришлось заткнуться и выполнять мои приказы. Даже в проект строящегося многострадального супердредноута «Ямато» мною так было заложено увеличение количества зениток. Может хоть теперь он не загнется так бездарно от авиационных торпед и бомб. Хотя, вряд ли. Но зато, теперь у него будет больше шансов отбиться от мелких групп вражеских самолетов.

Все авианосцы так же получали усиленную зенитную артиллерию в первую очередь. При этом, с «Акаги» и «Кага» были демонтированы все 200-мм противокорабельные орудия. Ну, на хрена, на эти авианосцы вообще воткнули эти бесполезные пушки? Они же только место занимают, а толку от них совершенно никакого. Неужели наши адмиралы всерьез планировали перестреливаться с вражескими линкорами и крейсерами. Но я то знал, что если корабли противника смогут приблизиться к нашему авианосцу на дистанцию открытия артиллерийского огня, то тут не помогут никакие пушки. Главным оружием авианосца являются его палубные самолеты. А для защиты авианосца от надводных вражеских кораблей существуют корабли его охранения. Вот тут наши линкоры и пригодятся. Именно они должны охранять авианосцы от надводных боевых кораблей врага. Зато, вместо этих пушек можно было втиснуть довольно много зениток. Рабочие наших верфей просто зашивались на работе. Шутка ли, установить зенитные орудия и новые ПУЗО на все корабли Объединенного флота.

А в это время в Европе разгорались не шуточные страсти. Советские войска не смогли с ходу пробить финскую оборону. Понеся огромные потери, они начали накапливать силы, медленно прогрызая глубоко эшелонированную «линию Маннергейма». Великобритания и Франция принимают решение подготовить десант на Скандинавский полуостров, чтобы не допустить захвата Германией месторождений шведской железной руды и одновременно обеспечить пути будущей переброски своих войск на помощь Финляндии; также начинается переброска бомбардировочной авиации дальнего действия на Ближний Восток для бомбардировки и захвата нефтепромыслов Баку в случае вступления Англии в войну на стороне Финляндии. Однако Швеция и Норвегия, стремясь сохранить нейтралитет, категорически отказываются принять на своей территории англо-французские войска. 16 февраля 1940 года британские эсминцы атакуют немецкое судно «Альтмарк» в норвежских территориальных водах и освобождают находящихся на нём английских моряков с призовых судов. 1 марта Гитлер, прежде заинтересованный в сохранении нейтралитета скандинавских стран, подписывает директиву об операции «Везерюбунг»: захвате Дании (в качестве перевалочной базы) и Норвегии для предотвращения возможной высадки союзников.

В начале марта 1940 года советские войска прорывают наконец «линию Маннергейма» и захватывают Выборг. 13 марта 1940 года в Москве подписан мирный договор между Финляндией и СССР, по которому были удовлетворены советские требования, и граница на Карельском перешейке в районе Ленинграда была отодвинута к северо-западу с 32 до 150 км, к СССР отошел ряд островов в Финском заливе. А в двадцать первом веке некоторые деятели, называющие себя историками, усиленно доказывают, что СССР эту самую войну проиграл. И многие в этот бред верят. Типа, победившие в Советско-финской войне финны, от радости, наверное, взяли и отдали СССР большой кусок своей территории. Это даже не смешно!

В марте 1940 года Япония сформировала марионеточное правительство в Нанкине, с целью получения политической и военной поддержки в борьбе с партизанами в глубоком тылу. Во главе встал переметнувшийся к Японцам бывший вице-премьер Китая Ван Цзивэй. Кроме этого, в этом же месяце нашим дипломатам удалось договориться с Англией и Францией о прекращении военных поставок китайскому правительству Чан Кайши через Бирму и Индокитай. Еще наши японские дипломаты добились от правительства СССР прекращения поставок оружия и техники для Китая. Так же русские отзывали всех своих военных специалистов и добровольцев, которые под видом китайских военных воевали на стороне Чан Кайши. И это было большим ударом по китайским ВВС, где именно русские пилоты несли всю тяжесть воздушной войны.

А 30 марта 1940 года китайскими коммунистами было объявлено о создании Китайской Народной Республики. Территория нового государства была ограничена пределами северной китайской провинции Цзянси. СССР и Япония тут же признали эту страну. КНР в свою очередь объявила о своем нейтралитете в Японо-китайской войне. Так Чан Кайши потерял еще и 150 тысяч подготовленных бойцов, которые подчинялись коммунистам.

12 апреля 1940 года на Китайском фронте наша армия перешла в наступление. Потепление отношений с СССР позволила нашим генералам перебросить из Маньчжурии в Китай часть подразделений Квантунской армии в количестве 260 тысяч человек, 300 танков и 180 самолетов. Это были очень большие силы по меркам Японо-китайской войны. Армия так же смогла снять шесть дивизий с Северного фронта, который до этого действовал против китайских коммунистов из Цзянси. Теперь в руках наших генералов сосредоточились довольно солидные силы, которые обрушились на центр и юг Китая. Китайский фронт был прорван в нескольких местах. Армия Чан Кайши начала отступать. Причем, во многих местах это отступление носило панический характер и больше напоминало бегство.

А 23 апреля 1940 года армия, при поддержке императорского флота, начала Фуцзяньскую десантную операцию. Армейский генштаб расщедрился и выделил для высадки четыре дивизии, прибывшие из Маньчжурии на Формозу. Кстати, в двадцать первом веке этот остров все знают, как Тайвань. Но здесь он все еще назывался Формоза. Нам предстояло перевезти и высадить эти дивизии на южном побережье китайской провинции Фуцзянь между городами Цюаньчжоу и Чжанчжоу. Кроме армейских подразделений я решил высадить еще и восемь батальонов императорской морской пехоты. Пускай тренируются и отрабатывают высадку в боевых условиях. Скоро этот опыт им пригодится на Тихом Океане. После высадки флот должен был прикрывать этот плацдарм на побережье. Армия же, одновременно с этим, планировала удары на г. Вэньчжоу и г. Фучжоу с последующим выходом в глубь провинции Фуцзянь и соединением с десантными силами. После разгрома китайских войск на побережье, планировалось развивать наступление в сторону Кантона. Который, на тот момент, был в наших руках, однако земли вокруг него все еще контролировали китайские правительственные войска. В центре Китая армия уже вела массированное наступление, которое пока шло довольно успешно. Главной его целью был захват Чунцина, который сейчас являлся временной столицей Китайской Республики.

Для Японии его захват открывал широкие возможности. Моральный дух и боеспособность китайских правительственных войск Чан Кайши падали с каждым днем. А, после ухода русских военных советников и добровольцев и прекращения поставок англичанами военного снаряжения, в китайской армии началось разложение и повальное дезертирство. Взятие Чунцина нанесло бы режиму Чан Кайши сокрушительный удар. Японские генералы очень хотели поскорее закончить эту затянувшуюся войну, и поэтому после некоторых колебаний вывели часть сил из Маньчжурии, чтобы использовать их в этом наступлении. И такая тактика начала приносить свои плоды. Насколько я помнил из той истории, Квантунская армия, совершенно бесполезно, так и простояла в Манчжурии аж до 1945 года, охраняя границу с СССР. Почти миллион солдат и куча техники просто стояли на месте. В этой реальности японские генералы решили сделать финт ушами и изменили соотношение сил на китайском театре боевых действий. История медленно, но начала менять свой ход.

Глава 9

Я поднял бинокль к глазам и стал рассматривать транспорт «Камикава-мару». Это судно было облеплено людьми, одетыми в армейскую японскую форму цвета хаки. Они довольно неуклюже спускались по развешенным по бортам веревочным лестницам в ждущие их шлюпки. Вот один из солдат замешкался и сорвался вниз, зацепив в полете еще троих своих сослуживцев. В итоге все четверо рухнули в воду. Другие бросились их спасать, и вся высадка остановилась.

— М-да! Как у вас все запущено! — тихо пробормотал я, наблюдая за суетой японских солдат лишь отдаленно похожей на спасательные работы.

— Что вы сказали, господин командующий? — переспросил стоявший неподалеку контр-адмирал Дзисабуро Одзава.

— Я говорю, что армейцы, как всегда превзошли себя в своем кретинизме! Их солдаты совершенно не подготовлены к морским десантным операциям. Многие даже не умеют плавать. Вот полюбуйтесь, из четырех упавших в воду двое утонули. Просто безобразие какое-то. Да мы потеряли солдат от несчастных случаев больше, чем от действий противника! — недовольно произнес я, опуская мощный морской бинокль.

— Так то армия, а вот наши морские пехотинцы потерь при высадке практически не понесли! — начал возражать Одзава. — И все они уже высадились еще в первой волне десанта.

— Да наши парни молодцы! Но их слишком мало для удержания такого большого плацдарма. Шутка ли, сто километров побережья. Ведь у армии есть части, подготовленные к таким действиям. Почему генералы не использовали их для высадки? Хорошо, что китайцы не стали препятствовать высадке и предпочли отступить! — разозлился я, покосившись на высоченного японца.

Дзисабуро Одзава меня поразил при нашей первой встрече. В отличие от низкорослых японцев, этот адмирал имел рост в два метра. У него даже кличка во флотских кругах была — Горгулья. Удивительный типаж и блестящий морской тактик, между прочим.

— Вы, господин адмирал, говорите об армейских морских бригадах? — уточнил Одзава.

— Да, именно, о тех четырех бригадах армейской морской пехоты, которые сейчас сидят в Кантоне и на Хайнане. Они бы здесь очень пригодились. И вообще, не понимаю я логику наших генералов. Ну не любите вы флот. Ну создали свою морскую пехоту. Так используйте ее по назначению. Но нет! Пригнали из Маньчжурии сухопутных крыс, которые и моря то не видели. Не удивительно, что сейчас эти квантунцы несут такие глупые потери. А ведь каждый из этих утонувших солдат мог бы принести пользу нашей империи на поле боя. Но вместо этого они глупо погибли, так и не вступив в бой! — возмущенно перебил я Одзаву.

— Тут я с вами полностью согласен, господин командующий. Меня тоже поражает интеллект наших сухопутных генералов. Думаю, что в предстоящем конфликте с Англией, это может стать для нас проблемой. В связи с этим, я предлагаю увеличить количество наших морских пехотинцев, чтобы при высадке на островах мы уже не так зависели от армии! — выдал контр-адмирал Одзава довольно здравую идею.

— Думаю, что так и придется поступить! — согласился я, еще раз взглянув на зону высадки.

Отлично! Не зря я его выбрал. Я давно ломал себе голову над тем, кто же будет моим заместителем и командиром 1-го воздушного флота (ударного авианосного соединения), в которое входили все наши большие авианосцы. Наша главная ударная сила в предстоящей Большой Войне. Ну не Тюити Нагумо же в самом деле назначать. Именно этот деятель, в известной мне истории, командовал 1-м воздушным флотом. Его назначили на эту должность в основном благодаря его старшинству по выслуге лет. Да, он провел налет на Перл-Харбор! Но эта операция не его заслуга. Ее разработали Ямамото, Генда и Футида. А Нагумо был лишь исполнителем. И причем не самым хорошим. Именно он отказался наносить еще один последний авиаудар по Перл-Харбору. Минору Генда разумно советовал нанести еще один удар по докам и портовым сооружениям, чтобы окончательно вывести морскую базу США на Гавайях из строя. Но Нагумо проявил завидное упрямство и уперся рогом, отказавшись послушать Генду. Он поспешно отступил от Перл-Харбора, не доведя до конца начатое дело. Так у США осталась практически целая инфраструктура порта, а главное, уцелели верфь, доки и ремонтные мастерские. Это позволило американцам быстро отремонтировать поврежденные корабли Тихоокеанского флота США, которые затем через несколько месяцев смогли опять вступить в строй.

В сражении же при атолле Мидуэй этот чудесный флотоводец умудрился потерять все свои авианосцы. Конечно, можно заявить, что у японского флота в том бою не было шансов. Что его ждала засада. И, тем не менее, я искренне считаю, что в этом бою Нагумо серьезно протупил, а американцы победили только благодаря стечению обстоятельств. О чем, кстати, не раз вспоминали в своих мемуарах участвовавшие в том сражении американские адмиралы. Просто, все дело было в том, что Нагумо был опытным моряком. Он хорошо разбирался в тактике действий артиллерийских надводных кораблей. Соображал он и в торпедном оружии. Но вот в авиации и авианосцах он совершенно не разбирался. Он был офицером старой школы. Кроме того, здоровье этого адмирала оставляло желать лучшего. Его мучил прогрессирующий артрит (память о бурной молодости и занятиях кэндо). В бою авианосцев при Мидуэйе он просто растерялся и не знал, что делать. Генда и Футида — его помощники и советники по авиации в этом бою не участвовали. Один из них был ранен, а другой заболел. И Нагумо остался один и, понятное дело, не справился с возложенной на него ответственностью. Короче, он облажался по-полной!

Такую же ошибку я повторять не собирался и поэтому усиленно искал кандидата на должность командира 1-го воздушного флота. Мне нужен был адмирал, который соображает, как надо правильно применять авианосцы и палубную авиацию. И я такого нашел. Контр-адмирал Дзисабуро Одзава был хорошим командиром и умным тактиком. Но самое главное, — это то, что он был фанатом морской авиации и горячим сторонником адмирала Ямамото, то есть моим сторонником. Прежде, чем назначить его на должность командира 1-го воздушного флота, я прочитал его личное дело и провел с Одзавой беседу. В ходе которой, мы долго беседовали: о тактике применения палубной авиации, о новых самолетах японского флота и о предстоящей войне с Англией и США. Разговор меня устроил, и на следующий день контр-адмирал Дзисабуро Одзава был назначен командующим 1-го воздушного флота.

— Господин адмирал, на радаре только что появилась группа самолетов! — внезапно закричал сидевший неподалеку старшина 1-й статьи.

На мостике авианосца «Акаги» повисла мертвая тишина. Все инстинктивно оглянулись в сторону кричавшего. Одзава сглотнул и бросил взгляд в мою сторону.

— Действуйте, контр-адмирал, это ваша эскадра, вам и командовать! — произнес я, изображая каменную невозмутимость, хотя внутри у меня все сжалось.

— Ты уверен, что это не наши самолеты? — навис над оператором радара Одзава.

— Так точно! Уверен господин контр-адмирал! Группа наших палубных истребителей патрулирует на высоте четыре тысячи метров вот здесь вдоль линии берега. А эти самолеты идут с материка на двух тысячах! Это точно не наши! У нас кроме патрульных истребителей сегодня больше никто не взлетал! — четко отрапортовал старшина.

— Идут с материка, говоришь! Вероятнее всего, что это противник! Какое до них расстояние, курс, скорость? — рявкнул Одзава.

— Большая группа самолетов, удаление 96 километров, курс 165, высота 2000, скорость предположительно 400, быстро приближаются! — протараторил оператор, впившись взором в экран радара.

— Быстро идут. Наверное, истребители, хотя у китайцев есть и истребители-бомбардировщики? — пробормотал командир 1-го воздушного флота, а затем начал громко командовать. — Всем кораблям, боевая тревога! Воздушная угроза! Кто там у нас сейчас в воздухе?

— Группа капитана-лейтенанта Сабуро Синдо! Двенадцать «Мицубиси» А6М2! Заступили на патрулирование двадцать минут назад! — быстро ответил командир «Акаги» капитан 1-го ранга Рюносукэ Кусака.

— Отлично! Пусть они идут на перехват! Передайте на «Сорю» и «Хирю», чтобы поднимали в воздух все свои истребители! И приготовьтесь к отражению воздушной атаки! — уверенно стал командовать контр-адмирал Одзава.

Я прислушался к себе и мысленно усмехнулся. Я совершенно не боялся. Да, я понимал, что могу погибнуть, но относился к этому довольно спокойно. Первое замешательство прошло, и я совершенно успокоился. Происходящее на мостике авианосца казалось мне каким-то нереальным сном. Как будто в кино попал. Ага! Про Вторую мировую войну! Я бросил взгляд на оператора радарной установки, застывшего у экрана, и невольно улыбнулся. Не зря я, значит, старался и пинал японских изобретателей. Они, все-таки, смогли гораздо раньше, чем это было в той истории, изготовить работоспособный радар. Конечно, этот радар был еще маломощный и не надежный, но он был. Первый экспериментальный экземпляр радиолокационной станции обнаружения воздушных целей было решено установить на флагманский авианосец «Акаги». Еле успели до начала десантной операции. И вот теперь, этот прибор начал приносить ощутимую пользу. Глаз самурая, конечно, вещь хорошая, вот только, он не видит сквозь облака и на расстоянии в сто километров. Именно благодаря радару, враг не смог подкрасться незаметно к нашей эскадре. Так воевать можно.

Хотя, вот сама высадка меня просто добивала. Нет действия нашей палубной авиации были очень эффективны. Новые палубные бомбардировщики были просто звездами этой операции. Согласно разработанному мной плану они нанесли первый удар по китайским частям, обороняющим побережье. Для китайцев это был просто судный день. В первой волне шли пикировщики «Айчи-М» D3A1, вооруженные легкими реактивными снарядами и бомбами. Они выбивали, в первую очередь, немногочисленные зенитные огневые точки китайцев. Новые неуправляемые реактивные снаряды показали себя довольно эффективным оружием, против огневых точек противника. Это новое, ранее неизвестное оружие, вызывало большую панику среди китайских солдат. Оно, кстати, тоже не так давно стало поступать на вооружение флотской авиации. Правда, эресов было еще не так много, как мне бы этого хотелось. Это новое оружие называлось РС-1 тип «1». Эти легкие японские реактивные снаряды были улучшенной копией русских. Только у них был немного увеличен вес боеголовки и улучшена точность попадания. К сожалению, с тяжелыми реактивными снарядами у японских изобретателей дело не ладилось. Но к 1941 году думаю, что они сумеют их довезти до ума.

Вторая волна палубных бомбардировщиков, вооруженная бомбами нанесла противнику значительный урон. А вот когда наши линкоры и тяжелые крейсера приблизились к берегу и открыли огонь, то китайские войска стали поспешно отступать от побережья. Время от времени наши самолеты наносили по отступающим войскам Чан Кайши ракетные и бомбовые удары, добавляя им прыти.

Затем, в первой волне десанта высаживались наши морские пехотинцы, которые быстро брали под контроль брошенные китайские укрепления. Сопротивления они не встречали и высаживались в тепличных условиях. А вот дальше начался бардак. К берегу подошли армейские транспорты с японской пехотой, и началась разгрузка войск, глядя на которую я только беззвучно матерился.

Большие транспортные корабли не могли подойти к берегу из-за большой осадки. Вместо этого солдат начали выгружать на разнокалиберные лодки, шлюпки и катера. Каких корыт тут только не было. Я видел даже потрепанные китайские деревянные джонки. Солдаты, в отличие от наших морпехов, были абсолютно не готовы к такой высадке. Кругом царила суета и неразбериха. Все армейские части высаживались совершенно без всякого плана. Кто куда выплыл, там и встал. Снаряжение, боеприпасы и технику складывали прямо на прибрежном песке хаотичными кучами. Было много утонувших. Никакой организации. Мои бы морпехи за такое безобразие получили кучу взысканий и начальственных пистонов. Но армейские генералы мне не подчинялись и высаживали войска, как бог на душу положит. Короче, на берегу царил бардак и хаос. Если бы китайцы сейчас атаковали зону высадки, то у них были все шансы, чтобы сбросить наших солдат в море. Ни о какой организованной обороне речи даже не шло. Только морпехи, высадившиеся ранее, охраняли периметр. А армейцы просто бестолково суетились на берегу. И вот появились самолеты противника, чтобы добавить еще больше неразберихи. Надеюсь, что наши истребители не дадут им прицельно отбомбиться.

Глава 10

Капитан-лейтенант Сабуро Синдо вел свой истребитель ориентируясь по командам, передаваемым по радио с мостика авианосца «Акаги». Он еще раз оглянулся по сторонам. Привычка истребителя, которую им еще молодым курсантам в летной школе вдолбили инструкторы:

— Летчик-истребитель должен каждые тридцать секунд оглядываться по сторонам! Если не уследишь, то враг зайдет тебе в хвост, и тогда ты будешь мертв!

Синдо до конца не доверял слухам о новом приборе под названием радар, который буквально накануне перед самой высадкой был установлен на «Акаги». Хотя, его и уверили, что рядом нет самолетов противника, но лучше перестраховаться, чем потом жалеть. Поэтому, каждые тридцать секунд надо осматриваться по сторонам. Радар радаром, а глаз самурая есть самый точный и проверенный прибор.

Но как капитан-лейтенант не сомневался, а на цель их вывели точно. Самолеты противника! Раскрашенные в коричнево-зеленый камуфляж, двадцать две машины шли ровным строем ниже на высоте в 2000 метров. Синдо накренил свой истребитель вправо, разглядывая противника.

— Кертис Р-40 «Томагавк»! — узнал Сабуро Синдо силуэты истребителей производства США. — Хорошая штука этот радар! Не зря его поставили на авианосец. Если бы не он, то противник бы подобрался к зоне высадки гораздо ближе.

— Всем, это Четвертый, атакуем истребители противника! — отрывисто скомандовал капитан-лейтенант, направляя свой «Зеро» с переворотом вниз.

Он не сомневался, что все одиннадцать палубных истребителей его группы сейчас делают то же самое. Выбрав ведущий самолет противника, он начал, закусив губу, загонять его в перекрестие прицела выбирая упреждение. Самолет, раскрашенный зелеными и коричневыми пятнами, быстро рос, заполняя кольца в прицеле. Японский летчик начал слегка доворачивать штурвал «Зеро», наводя прицел чуть спереди от носа самолета противника. Перегрузка вдавила двадцати восьми летнего капитан-лейтенанта в сиденье. Самолет начал слабо подрагивать от набранной в пикировании скорости. Наконец, расстояние до вражеского Р-40 достигло четырехсот метров. Сабуро Синдо невольно затаил дыхание и нажал на гашетки пушек и пулеметов одновременно. Китайский «Томагавк», летевший по прямой, буквально влетел в дымную пушечно-пулеметную очередь. Японские крупнокалиберные пули и 20-мм снаряды хлестнули как вода из шланга по вражескому самолету от носа до хвоста. Получив такую плюху, он начал буквально разваливаться в воздухе. Р-40 сорвался в штопор и стал, беспорядочно крутясь, падать, разбрасывая куски крыльев и фюзеляжа. Но у Синдо не было времени любоваться плодами своей удачной атаки. Вместо этого, он энергично крутанул штурвал своего истребителя, наводя прицел на ближайший вражеский самолет. Короткая очередь практически в упор, и вот уже «Зеро» капитан-лейтенанта проскакивает правее строя вражеских самолетов. При этом, Синдо заметил, как отлетели куски обшивки от второго, атакованного им Р-40 с нарисованным на борту желтым крылатым тигром. Он все-таки попал в него!

— Банзай! — закричал Сабуро Синдо и, засмеявшись от переполнявшей его радости, начал выводить свой истребитель из пике.


Все двадцать два истребителя противника были сбиты довольно быстро. Наши «Зеро» потерь не имели. Правда, три из них получили повреждение, но смогли вернуться и сесть на авианосец без особых проблем. Девять вражеских пилотов сумели спастись, выпрыгнув с парашютом из подбитых самолетов. Остальные погибли вместе со своими истребителями. Однако, из выпрыгнувших с парашютом летчиков, никто не смог уйти от наших морпехов. Все они были захвачены в плен. При этом, разошедшиеся морпехи их основательно побили. Но хорошо, хоть никого не убили. Я приказал доставить пленников на флагманский авианосец, где и допросил их. Правда, трое из них были без сознания, но я распорядился оказать им медицинскую помощь. К моему удивлению, они все оказались не китайцами, а гражданами США. Теперь я понял гнев наших морских пехотинцев. Они ожидали увидеть китайских пилотов, а нашли европейцев, которые, буквально только что, воевали на стороне Чан Кайши. Наемников японцы ненавидели особо сильно. Повезло, что американцев не пристрелили под горячую руку. Может потому, что пилоты не пытались сопротивляться. Это то и спасло им жизнь.

Пленные пилоты оказались членами авиаотряда «Летающие тигры», состоявшим из 96 самолетов Р-40, закупленных в США китайским правительством, и 200 американских добровольцев (пилотов и техников), которые получали от китайского правительства по 500 долларов США за каждый сбитый японский самолет. Нехилые такие деньги для этих лет. Их звали: Роберт Смит, Дэвид Ли Хилл, Роберт Нил, Джордж Бургард, Чарльз Олдер, Вильям Мак Гарри, Роберт Литтл, Ричард Росси и Чарльз Бонд. Их авиаотряд был создан совсем недавно и дислоцировался под Чунцином. Эти сведения меня сильно озадачили. Насколько я помнил, «Летающие тигры» должны быть созданы гораздо позднее. Где-то в районе лета 1941 года. А тут они уже летают. Неужели, известная мне история так разительно начинает меняться? Тревожный факт! Видимо Чан Кайши, лишившись поддержки СССР и англичан, ускорил создание этой авиачасти. Когда я допрашивал этих пленных пилотов, то у меня в голове возникла отличная идея.

— Эти неудачники станут ключевым звеном в моем коварном плане. Будем действовать в стиле просвещенного двадцать первого века. Удачно эти амеры к нам в плен угодили! — подумал я, отдавая необходимые распоряжения.

На борту флагмана в данный момент находилась съемочная киногруппа. Они должны были снимать ход высадки, чтобы смонтировать затем документальный фильм о Фуцзяньской десантной операции в целях пропаганды. Они то мне и пригодились для реализации моих планов. Фильм вышел просто замечательный. Крупным планом были сняты все сбитые Р-40 и их погибшие пилоты. Затем снимали пленных американских летчиков, которые на камеру сознавались в том, что они, являясь гражданами США, по приказу американского правительства убивали японцев. Добавили трагичную музыку и вид крупным планом на разбомбленные китайские позиции. Правда, там вместо китайцев лежали якобы убитые коварными американцами японские солдаты. На самом деле, они просто претворялись трупами, играя на камеру. Однако, эта сцена получилась не сразу. Пришлось переснимать несколько дублей, прежде чем вышло нечто реалистичное. Все же наши солдаты не были профессиональными актерами. Но в целом, фильм получился просто шедевром для этого времени. Хоть сейчас «Оскара» давай.

Затем начался следующий акт этой пьесы. Копии фильма были размножены и показаны в кинотеатрах Европы и Канады, США и Австралии. Народу понравилось. Народ заценил. Народ впечатлился. Во многих европейских странах поднялась волна возмущения. Ведь в своем фильме мы упирали именно на коварство США, которые ратуют за прекращение войны в Китае, а сами творят такие нехорошие вещи, прикрываясь лозунгами о мире. В США прикормленные нами газеты и политики подняли волну негодования. Сторонники «Доктрины Монро» под это дело получили большой перевес в Конгрессе. Джентльменов из Белого дома поймали за руку. Много американских политиков и чиновников военного ведомства потеряли свои посты. Администрация президента США Франклина Делано Рузвельта пыталась отмазываться:

— Эти самолеты закуплены на самом деле Англией, а уже она передала их Китаю!

Но все их аргументы разбивались о показания захваченных нами американских пилотов.

— Если во всем виноваты британцы, то почему в авиаотряде «Летающие тигры» были только граждане США, а не английские пилоты? — спрашивали в ответ наши дипломаты.

В общем, нам верили больше. Кресло под американским президентом начало ощутимо раскачиваться. Ему грозил импичмент, и поэтому правительство США предпочло свернуть проект «Летающие тигры». Все американские добровольцы были отозваны в США, а авиаотряд «Летающие тигры» был расформирован. Правда, несколько пилотов все же остались в Китае, но теперь они там находились на свой страх и риск, лишившись любой поддержки американского правительства. Как боевая единица «Летающие тигры» перестали существовать. Кроме этого, США заявило о своем полном нейтралитете в Японо-китайской войне и прекратило любые поставки правительству Чан Кайши. Это была яркая дипломатическая победа Японской империи. Кстати, все захваченные американские пилоты были осуждены как обычные преступники и получили пожизненные сроки в японской тюрьме. Им еще повезло, что их не казнили после нашего занимательного фильма. Хотя, правительство США очень хотело их депортации в штаты. Однако, я применил все свои связи, и американцы получили вежливый отказ. Главным моим аргументом была секретность. Эти пленные пилоты видели наши новейшие «Зеро» в бою. Если их выпустить, то амерам станет известно, что у нас есть такие самолеты, которые без особого труда бьют их основной армейский истребитель Р-40. Ну их на фиг. Еще наизобретают чего. Лучше пускай остаются в счастливом неведении, что у них самые лучшие самолеты в мире. До того, как эти самые «Зеро» им хорошенько наваляют.

Одновременно с этими событиями, японская армия смогла добиться перелома в китайской войне. На юге китайские войска потерпели сокрушительное поражение. Японские дивизии смогли прорвать фронт возле Вэньчжоу и соединиться с десантными силами на южном побережье, которые прикрывал наш флот. Тем самым, около пятидесяти тысяч китайских солдат попали в окружение и через две недели сложили оружие. Фуцзяньская операция закончилась полным успехом наших сил. Позднее, японские войска дошли до Кантона и теперь Южный Китай был потерян для Чан Кайши. В центре японские войска так же довольно бодро продвигались в сторону Чунцина. Вот на этой оптимистичной ноте наша эскадра и вернулась в Японию. Только с Формозы еще продолжали действовать флотские самолеты наземного базирования. Мы, так же, туда передислоцировали и часть палубной авиации с наших авианосцев. Я решил, что нашим летчикам не помешает боевой опыт. Пускай тренируются на кошках, то есть китайцах!

По возвращении в Японию, меня ждал приятный сюрприз. Новый двухмоторный бомбардировщик наземного базирования для флота был готов к испытаниям. Они прошли 18 мая 1940 года. Нареканий новый самолет у меня и других членов приемной комиссии не вызвал. Генеральный конструктор фирмы «Мицубиси» господин Киро Ходзё выполнил все мои требования на отлично. Он даже внес в конструкцию самолета ряд своих изменений, но они пошли только на пользу. Новая машина вышла гораздо лучше, чем та, что была сконструирована в той истории, что я помнил. Цельнометаллический двухмоторный бомбардировщик имел отличное бронирование моторов, топливных баков, кабины экипажа и стрелковых точек. Кроме того, топливные протектированные баки получили систему самогерметизации и пожаротушения. Вообще, фирма «Мицубиси» видимо решила сделать эти новейшие системы своей фишкой. Хотя, думаю, что скоро это новшество будет перенято и другими японскими конструкторскими бюро. Дальность полета этого нового самолета доходила аж до 3200 километров. Что по тем временам было очень большим достижением. Скорость бомбардировщика составляла 420 км/ч. Оборонительное вооружение из 20-мм пушек и крупнокалиберных пулеметов было довольно неплохим для этого времени. Боевая нагрузка: 1 торпеда массой 1055 килограмм во внутреннем бомбоотсеке или аналогичный груз бомб. Экипаж включал 8 человек. Ни че так! Зачетный аппарат! Он был принят на вооружение флота для наземных частей под обозначением «Мицубиси» G4M1. Западные союзники позднее его станут называть «Бетти». Новый бомбардировщик предназначался для замены устаревших самолетов «Мицубиси» G3M2 «Нелл». Вскоре новые машины стали поступать на флот. Теперь я мог вздохнуть спокойно. Переход флотских ВВС на новые виды ударных самолетов состоялся. Вот теперь можно и повоевать на равных с Англией и США.

Хотя, не успел я успокоиться, как тут же мне указали, что я всего лишь человек. А людям свойственно ошибаться. На меня вышел представитель фирмы «Каваниси» инженер Кикухара. Он с ходу поинтересовался моим мнение по проекту новой летающей лодки, которая оказывается сейчас разрабатывается его фирмой по заданию флота аж с 1938 года. Господин Кикухара узнал о моих трениях с конструкторами фирмы «Аичи» по поводу пикировщика D3A и пребывал в сильной тревоге за судьбу своего проекта. Я, честно сказать, немного подзавис. Про разработку этой самой новой летающей лодки я, к своему стыду, совсем ничего не знал. Ведь весь упор я делал на ударную авиацию, а вот о разведке забыл. Успокоив авиаконструктора, я попросил у него прислать мне проект его самолета. И поинтересовался степенью готовности его летающей лодки к испытаниям. Оказалось, что дела у фирмы «Каваниси» по этому вопросу идут очень даже неплохо. Уже почти готов первый опытный образец нового гидросамолета. Я пообещал Кикухаре во всем разобраться и назначил встречу через два дня.

Через три часа я изучал проект новой перспективной летающей лодки «Каваниси» H8K. Для меня он стал откровением. Да это же не гидросамолет, а какая-то летающая крепость. Цельнометаллический четырехмоторный гидросамолет внешним видом очень сильно напоминал знаменитый британский «Шорт» «Сандерленд». Правда вот, по скорости и дальности полета он значительно превосходил своего английского коллегу. Так, так! Знакомые моторы МК4 «Мицубиси» «Касей». И тут они! Хорошее бронирование, бомбовая нагрузка до 2000 килограмм (при этом вместо бомб можно было подвешивать аж две 800 кг. торпеды) и неплохое оборонительное вооружение дополняли картину. Правда на мой взгляд, вооружение все же было слабоватым. Ну не годились пулеметы винтовочного калибра для современного воздушного боя. Шуму много, а толку мало! Больше всего, меня поразил подход к увеличению живучести гидросамолета — топливные протектированные баки снабдили системой наддува нейтральным газом, предусмотрев при этом возможность перекачки топлива из простреленных баков в неповрежденные. Это же просто фантастическая технология для этого времени! Японцы, вообще, меня удивляли. Если бы в той истории, что я знал, США их не вбомбили в 1945 году в каменный век и не оккупировали. То, наверное, к началу двадцать первого века японцы бы уже освоили луну и полетели на Марс. Но америкосы сбили Японию на взлете, лишив ее права стать Великой сверхдержавой.

Когда я встретился с господином Кикухарой, то похвалил его гидросамолет. Никаких кардинальных изменений в его проект я вносить не собирался, только попросил заменить все одиночные 7,92-мм на спаренные 12,7-мм пулеметы и 20-мм пушки. И еще посоветовал обратиться в фирму «Мицубиси» по поводу самогерметизирующихся топливных баков и системы их пожаротушения. А так же попросил ускорить доводку новой летающей лодки до ума. Флоту очень пригодятся именно такие гидросамолеты в предстоящей войне.

Глава 11

В Европе, тем временем, люди тоже не сидели без дела. 9 апреля 1940 года Германия вторгается в Данию и Норвегию. В Дании немцы морскими и воздушными десантами беспрепятственно занимают все важнейшие города и за несколько часов уничтожают датскую авиацию. Под угрозой бомбардировок гражданского населения датский король Кристиан Десятый вынужден подписать капитуляцию и приказывает армии сложить оружие. После капитуляции Дании, Великобритания и США оккупируют ее заморские владения: Фарерские острова, Исландию и Гренландию.

В Норвегии немцы 9-10 апреля захватывают порты Осло, Тронхейм, Берген, Нарвик. 14 апреля англо-французский десант высаживается в Норвегии. 19 апреля союзники начинают наступать на Тронхейм, но терпят неудачу и в начале мая выводят свои силы из Центральной Норвегии. А в начале июня западная коалиция эвакуирует свои войска из Норвегии. 10 июня 1940 года Норвегия капитулирует.

10 мая 1940 года Германия вторгается в Бельгию, Нидерланды и Люксембург. Люксембург «героически» сдается практически сразу 10 мая. Немецкие войска не останавливаясь двигаются дальше через Арденны и уже 13 мая вторгаются в Северную Францию. 15 мая правительство Нидерландов капитулирует. Запоздалые атаки французов, для которых немецкий удар через Арденны стал полной неожиданностью, не в состоянии сдержать наступление немецких войск. 20 мая Немецкие дивизии достигают Па-де-Кале и поворачивают на Север, в тыл армиям западной коалиции. 24 мая английские дивизии и несколько французских окружены под Дюнкерком. Внезапно, Гитлер останавливает войска, позволяя англичанам эвакуировать свои силы из-под Дюнкерка. Британцы бросили на берегу все тяжелое оружие, технику и все запасы. Зато смогли эвакуировать в Англию большую часть личного состава своего экспедиционного корпуса. Такого выверта немецкой тактической мысли я понять не могу. С другими то они так не церемонились. Тем временем, 28 мая капитулирует Бельгия.

Теперь Франция остается один на один со своими врагами. А 10 июня 1940 года Италия объявляет войну Англии и Франции и вторгаются на юг Франции, но продвинуться далеко они не смогли. Вояки из потомков древних римлян всегда были не важные. Китайцы, на мой взгляд, и то были похрабрее. 14 июня немцы входят в Париж, который французы сдают без боя. И уже 22 июня 1940 года Франция капитулирует. Французы соглашаются на оккупацию большей части своей территории, роспуск почти всей своей сухопутной армии и интернирование всей своей авиации и флота. Англичане в очередной раз показывают свое истинное лицо двуличных джентльменов, и 3 июля 1940 года британский флот и авиация в рамках операции «Катапульта» наносят удар по французским кораблям в Мерс-эль-Кебире. К концу июля британцы уничтожают или нейтрализуют почти весь французский флот.

В ответ, 10 июля на не оккупированной территории Франции возникает новое государство Виши, взявшее курс на сотрудничество с Германией и ее союзниками. Очень уж англичане обидели французов, если они пошли на такие крайности, как союз с Германией. Чисто эмоционально, их можно понять. Верные союзники-англичане сначала бросают французов на поле боя, а потом еще и флот топят. Да тут любой взбеленится и затаит обиду. Хотя, были среди французов и такие, что пошли в «сопротивление» против немцев, которое возглавил генерал Шарль де Голь. Но большинство французов «деголлевцев» не поддержали. Да на них, вообще, как на клоунов смотрели!


Я сидел за столом в своем рабочем кабинете и делал черновые наброски плана по расширению флотских сухопутных сил. Недавно вернулся с инспекционной поездки по нашим наземным подразделениям. Картина, открывшаяся передо мною, была просто удручающей. Японии скоро предстоит вступить в войну с Западной коалицией и везти боевые действия на обширных морских просторах, проводя при этом многочисленные десантные операции. А у нас нет нормальных десантных сил для этих самых морских десантов. И как только японцы умудрились в той истории наступать и захватить такие огромные территории в Тихоокеанском регионе? Зависеть от армии при проведении десантных операций, мне совсем не хотелось.

Генералы у нас своеобразные ребята! Могут дать солдат, а могут и отказать. И выкручивайся, как хочешь после этого. Глупое соперничество армии и флота никуда не делось. А так как именно у императорской армии сейчас сосредоточены все основные сухопутные силы, то она могла диктовать флоту свою тактику. Не дадут генералы нашему флоту солдат, и фиг ты захватишь какие-нибудь стратегически важные острова посреди океана. Даже если, от этого будет зависеть весь исход войны, наши генералы могут упереться рогом и проявить не здоровое упрямство в этом вопросе. Таких примеров в той истории, что я знал, хватало с избытком. Поэтому не фиг! Будем создавать свою десантную армию.

Сейчас, как таковой, морской пехоты у Японии не было. У флота были свои отряды специальных десантных сил, а у армии свои. При этом, настоящей морской пехотой их нельзя называть. Они конечно тренировались в высадке на побережье, но без особого фанатизма. Вооружение было самое разнокалиберное и довольно слабое, на мой взгляд. Думаю, что императорский флот до конца не понимал предназначение этого рода войск. Готовили их, конечно, к десантным операциям, но без души и должной организации, по остаточному принципу. Численность и структура десантных отрядов флота или Рикюсентай тоже была довольно странной и варьировалась от 800 до 2000 человек в отряде. Короче, полный бардак! А я то думал, что только в японской армии царит неразбериха. Хотя может быть, я и зря придираюсь к нашим десантникам. И над мною все еще довлеет воспоминание о морской пехоте образца двадцать первого века. Значит, будем подгонять японских морпехов под известный мне идеал. Ну, с учетом местной специфики, конечно!

Итак, сейчас у флота есть пятнадцать Рикюсентай. На их основе мы создадим двадцать полков морской пехоты по 3000 человек в каждом. В состав такого полка будут входить: инженерно-саперная рота (120 человек, 6 бронированных инженерных машин «SS-II»); артиллерийская батарея (80 человек, 8 пушек 75-мм «тип 90», 8 бронеавтомобилей «Хо-ха» (кстати эти самые бронеавтомобили со смешным названием очень были похожи на знаменитые немецкие БТР SdKfz 251 «Ганомаг» на колесно гусеничном ходу)); минометная батарея (50 человек, 8 минометов 90-мм «тип-94», 4 миномета 150-мм «тип-96», 8 бронеавтомобилей «Хо-ха»); ремонтный взвод (40 человек, 3 бронемашины «Се-ри»); взвод связи (40 человек); танковая рота (70 человек, 13 плавающих танков «Ка-ми»); медицинский взвод (40 человек); 5 батальонов морских пехотинцев в каждом по 512 человек (3 стрелковых роты (в каждой по 12 ручных 7,7-мм пулеметов «Намбу» «тип 99», 52 пистолета-пулемета 8-мм «Намбу» «тип 100», 12 снайперских винтовок 7,7-мм «Арисака» «тип-99», 52 винтовок 7,7-мм «Арисака») и рота тяжелого оружия (15 минометов 50-мм «тип-89», 9 станковых пулеметов 13,2-мм «тип-93», 3 зенитных автомата 20-мм «тип-94», 38 пистолетов-пулеметов 8-мм «Намбу» «тип 100», 90 винтовок 7,7-мм «Арисака»)).

Вроде бы, оптимальное число людей, оружия и техники выбрал. Кстати, меня приятно удивили японские конструкторы оружия. Оказывается, у Японии уже сейчас был неплохой для этого времени пистолет-пулемет «Намбу» «тип-100» и ручной пулемет «Намбу» «тип-99». Эти скорострельные машинки не уступали лучшим европейским аналогам. Станковый крупнокалиберный пулемет «тип-93» под 13,2-мм патрон был тоже довольно неплохим для этого времени. Жаль, что нельзя задействовать более тяжелое оружие и технику, но тогда уже начнутся проблемы при высадке. Тяжелую артиллерию или средние танки без особых проблем высаживать можно только в порту. Да и война нам предстоит в основном в джунглях, а по ним лучше передвигаться налегке. Для наших морпехов важна мобильность. Итого, после реорганизации мы будем иметь 60000 обученных морских пехотинцев. Для десантных операций — это значительная сила. После этого, армия не сможет диктовать нам свои условия. А то, задолбали уже эти разборки!

Так, теперь переходим к десантным транспортам. Тут тоже не все было в порядке. Опять это противостояние армии и флота! У флота были свои транспортные корабли, а у армии свои. Причем у флота этих десантных транспортов было гораздо меньше. Для высадки даже приходилось использовать временно привлеченные для этого гражданские суда. Хотя, японские верфи уже могли производить очень неплохие специализированные десантно-высадочные корабли. У японцев были уже рабочие проекты, но вот судов по ним было построено единицы. Чаще использовали просто слегка доработанные гражданские транспорты. Короче, мрак! Мне очень понравились два проекта. Первый — 15-метровый десантный корабль типа «Дайхацу» имеет опускающуюся рампу на носу, водоизмещение 20 тонн, скорость 8 узлов, может вместить 1 танк или 70 человек, или 10 тонн груза. Второй — десантный корабль тип «Т-1», имеет опускающиеся рампы на носу и корме, водоизмещение 1500 тонн, скорость 22 узла, вооружение 17 зенитных орудий, может быть носителем 5 десантных кораблей типа «Дайхацу». При этом, выгрузка из «Т-1» всех пяти «Дайхацу» производилась в считанные секунды.

Между прочим, именно с этих двух кораблей американцы позднее скопируют свои десантные корабли. Ну те самые, что так часто будут мелькать на кадрах кинохроники, убеждая всех, что именно США изобрели этот дизайн кораблей. А на самом деле, амеры просто позаимствовали эту идею у японцев. Правда, американские клоны вышли не такими мореходными и скоростными. Да что там говорить, десантные корабли США имели довольно посредственные характеристики, по сравнению с японскими. Вот только, японских было в разы меньше. Но надеюсь, что мне это удастся изменить. Завтра надо сходить к вице-адмиралу Соэму Тоёда, который в данный момент занимал должность командующего корабельного строительства. Заодно, поинтересуюсь насчет остальных наших кораблей, что сейчас находятся на стадии строительства.

Так, с водоплавающими все! Теперь переходим к парящим. У Японской империи, как у всякой уважающей себя Великой державы, был еще один род войск. Парашютисты! Только большие и богатые державы могут себе позволить содержать многочисленные воздушно-десантные войска. У Японии такая игрушка больших мальчиков была. Правда, они уступали по численности советским и немецким парашютным частям, но вот третье место в этом вопросе точно было за Японией. Но и тут все было не слава Богу. Угадайте в чем дело? Да, да! Все та же вражда армии и флота. И опять, как и во многих случаях, рассмотренных ранее, у армии были свои отряды парашютистов, а у флота свои. И было у военно-морских сил Японской империи их не очень то и много. Всего 2 батальона по 750 человек в каждом. Я решил тут не изобретать велосипед. Вместо двух батальонов у нас будет один полк парашютистов численностью в 3000 человек. В состав полка будут входить: медицинский взвод (40 человек); взвод связи (30 человек); 5 батальонов пехотинцев в каждом 406 человек, 4 стрелковые роты (в каждой по 15 ручных 7,7-мм пулеметов «Намбу» «тип 99», 86 пистолетов-пулеметов 8-мм «Намбу» «тип 100», 15 минометов 50-мм «тип-89», 4 станковых пулемета 13,2-мм «тип-93»). При этом, легкое стрелковое оружие такое как пистолеты-пулеметы и ручные пулеметы парашютисты будут брать с собою в прыжок, а тяжелое вооружение вроде минометов и станковых пулеметов будет выбрасываться в специальном контейнере, как это делали в немецких ВДВ.

Вот теперь, переписываю все, что наработал на чистовик, и двигаю к морскому министру. Пускай он выбивает деньги у правительства на мою задумку. Морской министр меня не подвел. Он поддержал мою идею. Ему и самому не нравилась зависимость от капризов армии при высадке десанта. Поэтому, он с энтузиазмом взялся всячески отстаивать мою идею перед императором и премьер-министром. Он был очень красноречив — наш министр военно-морских сил. Впрочем, премьер-министром сейчас был известный мне адмирал Мацумаса Ёнай. Тот самый, что был моим первым начальником в этой реальности и морским министром в 1939 году. Именно с его подачи я получил чин адмирала и должность главкома Объединенного флота. Так что, он не сильно то и упирался. В общем, наш человек на посту премьер-министра — это просто праздник какой-то. И уже через две недели вышел указ правительства, за подписью императора, в котором говорилось о создании новых подразделений морской пехоты и парашютистов. Кроме того, верфи Японии получили новый заказ на строительство большого количества десантных транспортных кораблей для Объединенного флота Японской империи.

Глава 12

В Европе тем временем СССР, не пролив ни капли крови действуя языком ультиматумов, присоединил к своей территории все прибалтийские страны, Бессарабию и Северную Буковину. После капитуляции Франции Германия предлагает Великобритании заключить мир, однако получает отказ. 16 июля 1940 года Гитлер издаёт директиву о вторжении в Великобританию (операция «Морской лев»). Однако командование немецких ВМС и сухопутных сил, ссылаясь на мощь британского флота и отсутствие у вермахта опыта десантных операций, требует от ВВС вначале обеспечить господство в воздухе. С августа немцы начинают бомбардировки Великобритании с целью подорвать её военно-экономический потенциал, деморализовать население, подготовить вторжение и в конечном счёте принудить её к капитуляции. Немецкие ВВС и ВМС совершают систематические нападения на английские корабли и конвои в Ла-Манше. С 4 сентября немецкая авиация приступает к массированным бомбардировкам английских городов на юге страны: Лондон, Рочестер, Бирмингем, Манчестер. Несмотря на то, что англичане понесли большие потери в мирном населении от немецких бомбардировок, они смогли нанести Люфтваффе огромные потери в самолетах и пилотах. Это заставило Германию отказаться от десантной операции в Британию К декабрю 1940 года активность немецких ВВС практически затихла. Немцам так и не удалось вывести Англию из войны.

Когда битва за Великобританию закончилась, я решил отозвать из Европы Минору Генду и Мицуо Футиду. Хватит им там наблюдать за европейской войнушкой, пора здесь работать. Не дай бог тут что-нибудь грянет раньше, чем в той реальности, а они в Европе застрянут. Ну уж нет, пускай приезжают и начинают гонять наших летчиков. Они наверняка много нового у европейских летунов высмотрели, вот пускай и передают передовой опыт нашим пилотам.

После вступления Италии в войну итальянские войска начинают боевые действия за контроль над Средиземноморьем, Северной и Восточной Африкой. 11 июня итальянская авиация наносит удар по британской военно-морской базе на Мальте. 13 июня итальянцы бомбардируют британские базы в Кении. В начале июля итальянские войска вторгаются с территории Эфиопии и Сомали в британские колонии Кению и Судан, однако из-за нерешительных действий далеко продвинуться им не удаётся. 3 августа 1940 итальянские войска вторгаются в Британское Сомали. Пользуясь численным превосходством, им удаётся вытеснить британские и южноафриканские войска через пролив в британскую колонию Аден. После капитуляции Франции администрации некоторых французских колоний отказались признать вишистское правительство. В Лондоне генерал Де Голль сформировал движение «Сражающаяся Франция», не признавшее позорную капитуляцию. Британские вооружённые силы вместе с отрядами «Сражающейся Франции» начинают борьбу с вишистскими войсками за контроль над колониями. К сентябрю им удаётся мирным путём установить контроль практически над всей Французской Экваториальной Африкой. 27 октября в Браззавиле образован высший орган управления французскими территориями, занятыми войсками Де Голля — Совет обороны Империи. 24 сентября британские войска и части «Сражающейся Франции» терпят поражение от вишистских войск в Сенегале (Дакарская операция). Однако в ноябре им удаётся захватить Габон (Габонская операция).

13 сентября итальянцы вторгаются с территории Ливии в британский Египет. Заняв 16 сентября Сиди-Баррани, итальянцы останавливаются, а англичане отходят к Мерса-Матрух. Чтобы улучшить своё положение в Африке и Средиземноморье, итальянцы решают захватить Грецию. После отказа греческого правительства пропустить итальянские войска на свою территорию 28 октября 1940 Италия начинает наступление. Итальянцам удаётся захватить часть греческой территории, однако к 8 ноября они остановлены, а 14 ноября греческая армия переходит в контрнаступление, полностью освобождает территорию страны и вступает в Албанию.

12 ноября происходит событие, которое заинтересовало японских адмиралов больше, чем все остальные европейские новости. Английские палубные торпедоносцы с британского авианосца «Илластриес» нанесли удар по итальянским линкорам, стоявшим в гавани Таранто. В итоге, три линкора «Конте ди Кавур», «Литторио» и «Кайо Дуилио» были потоплены. Правда, через 6 месяцев итальянцам удастся поднять и отремонтировать два из них, но об этом мы узнали позднее. Теперь я мог смотреть с высока на линкорных адмиралов, которые начинали постепенно понимать, что на просторах морей появилась новая грозная сила в виде авианосцев. События в Таранто затрудняют перевозки грузов для итальянских войск в Африке. Воспользовавшись этим, англичане начинают свое наступление в Египте.

Немцы, потерпев поражение в небе над Британией, активизируют свои действия на дипломатическом фронте. Япония объявляет о своем присоединении к союзу стран Оси 16 сентября 1940 года. Я даже не стал протестовать против этого. Все равно бесполезно. Правда, нашим дипломатам удалось заключить не полноценным союз с Германией, а лишь оборонительный пакт. В котором указывалось, что если на наши страны нападет какая-нибудь третья страна, то другой член союза обязан объявить войну агрессору. То есть в данный момент мы вроде бы и союзники со странами Оси, но не обязаны атаковать любого, на кого укажет Гитлер. Кроме этого, в соглашении был еще отдельный пункт, касающийся Советского Союза. Там говорилось, что в случае возникновения конфликта между Германией и СССР Япония будет соблюдать нейтралитет, при этом, она не обязана разрывать торговые отношения с Советской Россией. Немцы конечно ворчали по этому поводу, но договор ратифицировали.

Видимо, наши самураи не хотели убивать курицу несущую золотые яйца. В роли такой курицы японцы видели СССР. За последний год товарооборот между нашими странами вырос в разы. На Советский Дальний Восток бодрым потоком двигались эшелоны с цистернами, заполненными нефтью, и вагонами с различными полезными ископаемыми. Они шли к границе с Кореей. Затем уже в корейских портах русская нефть переливалась в японские танкеры, а прочие грузы грузились на японские сухогрузы. После чего, японские транспортные корабли шли в порты Японии. Взамен, на запад шли эшелоны, груженные уже японскими товарами. Русские брали станки, промышленное и оборудование, инструменты, запчасти, рыбные консервы, различная продукция легкой промышленности, точные приборы и легковые автомобили. Именно легковые авто стали наиболее продаваемым товаром. Японская автомобилестроительная индустрия получила мощный толчок для развития. Армия и флот Японской империи в основном ведь заказывали грузовые автомашины, танки и бронеавтомобили.

Легковых машин японские военные у отечественных производителей покупали мало. Поэтому, до недавнего времени, легковые авто в Японии производились в довольно небольших количествах. Однако, СССР заинтересовался этим видом транспорта и начал массовые закупки японских легковушек. А раз появился спрос, то стало расти и предложение. Закон рынка в действии. Количество разнообразных моделей легковых машин в японском автопроме резко возросло. Наши машиностроители смогли предложить русским аж восемь моделей легковых машин. Российский рынок оказался лакомым кусочком для наших промышленников. Видно у японцев карма такая — строить легковые машины и продавать их за границу в больших количествах.

Кроме автопрома, на волне торговли с СССР, стали расширяться и другие производства. Все это оживило японскую экономику, раньше ориентированную только на производство товаров военного назначения. Японская экономика начала медленно, но верно выкарабкиваться из той ямы, куда ее толкали Англия и США, старавшиеся взять под контроль японскую экономику. Раньше Япония вела довольно одностороннюю торговлю с Англией и США, только покупая и ничего не продавая взамен. А это, на самом деле, регрессивная модель экономики, ведущая в тупик экономического коллапса.

Кстати, благодаря расширяющейся торговле с Советским Союзом, правительство Японии стало получать довольно неплохие прибыли, которые в свою очередь энергично тратило на нужды армии и флота. Конечно, львиная доля выделенных средств уходила армии, но и флоту впервые за всю историю страны стало хватать денег на многие проекты, на которые раньше он замахнуться просто не мог. Только попав сюда в эту реальность, я наконец понял, почему на самом деле японские вооруженные силы не могли себе позволить современное оружие и технику в больших количествах. У японцев были реализованы просто фантастические проекты различных самолетов, танков, кораблей, бронеавтомобилей и прочих видов оружия. Однако, многие из них дальше работающих прототипов не пошли. А все потому, что у великой и могучей Японской империи банально не было денег на вдумчивую модернизацию своей армии и флота. Вот и получается, что японским военным в той истории, что я помнил, предстояло воевать целых четыре года против самой крутой экономики мира и ее военной машины, пользуясь всяким устаревшим барахлом. Хотя при этом, японские изобретатели и создали очень много действительно современных для этого времени образцов военной мысли. Ведь даже те же американцы не гнушались копированием идей японских умельцев. При всей моей неприязни к амерам, им нужно отдать должное. Они, как и древние римляне брали все самые лучшие идеи у своих врагов и использовали их для своей пользы. Уроды они конечно, но в хитромудрости им не откажешь!

В этой реальности же все разительно поменялось. Как там говорится в старой итальянской поговорке:

— У кого нет сольдо, нет и солдат. То есть без денег нет армии.

А у Японии деньги неожиданно появились. И даже, до самых тупых армейских генералов стало доходить, что все это изобилие на них свалилось после того, как Японская империя стала дружить с СССР. Надеюсь, хоть это вымоет из их голов милитаристский бред о вторжении в Советский Союз. Хотя, в последнее время и среди японской военщины воплей ратующих за войну с СССР становилось все меньше и меньше. Кстати, благодаря военным успехам в Китае, продуманной финансовой политике и заметно увеличившемуся финансированию армии и флота, правительство премьер-министра Мацумасы Ёнай смогло удержаться у власти и пойти на второй срок. Император был очень доволен его работой.

Однако немецкие дипломаты одной Японией не ограничились, и уже 20 ноября 1940 года к Оси присоединяется Венгрия, 23 ноября — Румыния, 24 ноября — Словакия, 18 декабря — Болгария, а в начале 1941 года — Финляндия и Испания.

В Азии тем временем дела у нашей армии в Китае шли просто замечательно. Провинции Гуандун, Гуйчжоу, Хунань, Гуанси, Фуцзянь, Цзянси, Хэнань и Хубэй были захвачены нашей армией за несколько месяцев после начала большого наступления. Значительная часть китайской армии была уничтожена и попала в плен. Чан Кайши тщетно пытался остановить продвижение японских частей к своей столице городу Чунцину. Он лихорадочно без всякой подготовки бросал в бой все свои дивизии, которые выкашивались в кровопролитных боях. Китайская армия таяла на глазах. Военные неудачи и непрекращающиеся поражения привели к брожению в войсках Чан Кайши. Некоторые китайские генералы просто отказывались выполнять его приказы и везти своих солдат в самоубийственные атаки. Чан Кайши постепенно терял контроль над своей армией и ходом войны. К 23 декабря 1940 года наши войска подошли к окраинам Чунцина. Вопли китайцев о помощи услышала «вся прогрессивная общественность». Ну куда же без нее то?

Англичане и американцы, практически одновременно, попытались спасти режим Чан Кайши от разгрома и выдвинули Японии ультиматум. Они требовали прекращения боевых действий в Китае и отвода наших сил. Чтобы показать серьезность своих намерений, британцы возобновили поставки военных грузов для правительства Чан Кайши по Бирманской дороге. А в Сингапур, бывший в тот момент главной базой британского флота в Юго-Восточной Азии, для оказания морального давления прибыла английская эскадра в составе 2 линкоров, 1 линейного крейсера, 1 авианосца, 6 крейсеров и 9 эсминцев. Но против Объединенного флота Японской империи эта мини эскадра выглядела откровенно жалко. Она могла лишь разозлить наших самураев, но никак не напугать.

США, в свою очередь, ввели против Японии экономические санкции. Во как! Оказывается, они эту фишку про санкции давно придумали. Никогда за всю историю США санкции не работали. И тем не менее, амеры их почему-то считают весьма действенной мерой и вводят направо и налево. Вроде бы такие умные, а такие дураки! Да уж! Американцы такие американцы! Санкции заключались в том, что все японские счета в банках США были заморожены. Однако, такая мера не нанесла японской экономике никакого серьезного урона. Так как большинство наших средств были заранее выведены из американских банков и направлены на обслуживание расширяющейся торговли с СССР. Вот если, бы США эти меры приняли год назад, то тогда да — Японии бы заметно поплохело, а так мы практически не понесли убытков. Кроме этого, США ввели запрет на торговлю американской нефтью с нашей страной. Правда, продажу Японии металлолома они почему-то не свернули. Странно! Не понимаю я этих полумер. Тут торгуем, а тут не торгуем! Логику янки мне никогда не понять.

В японском обществе разразилась просто буря негодования. Уровень патриотизма японцев просто зашкаливал. Император срочно созвал Высший военный совет империи, на котором поставил вопрос ребром:

— Что будем делать?

Мнения разделились. Армейские генералы просто рвали и метали. Они были готовы объявить войну Великобритании и США и начать воевать на три фронта одновременно.

— Как так! Нас так смертельно оскорбили эти гайдзины! Их надо проучить! Война-а-а!

Эта реакция была довольно предсказуема. Хорошо, что сейчас в составе Высшего военного совета армейцы составляли меньшинство. Флотские адмиралы, в принципе, тоже негодовали, но они высказывались более благоразумно и не хотели рубить с плеча. Нет! Воевать и они хотели, но более осмотрительно, чем это предлагала армия. Тем более, что кроме меня на заседании присутствовали премьер-министр Мацумаса Ёнай и морской министр Косиро Оикава. А они были ярыми моими сторонниками и так же не хотели одновременно воевать с Великобританией, ее союзниками и США. Если уж, все равно, придется воевать, то лучше сделать это по-умному. Прежде всего надо хорошо приготовиться, разработать план, подтянуть силы. Сначала разобьем британцев, а уже потом можно атаковать и американцев, но не раньше, чем над Англией будет одержана решительная победа. Император тоже разделял нашу точку зрения.

Чтобы вы поняли, почему эта война была неизбежна. Я сейчас все вам объясню. В Японии очень большое значение имеет репутация. У японцев даже есть специальный термин, обозначавший ее потерю — «потерять лицо». Потерять репутацию — значит потерять лицо. А без хорошей репутации человек в Японии просто не может жить дальше. Отсюда, кстати, и все эти ритуалы с сеппуку или харакири — это когда японец резал себе живот, чтобы покончить счеты с жизнью. Так вот, сейчас если Япония, вдруг с перепугу, примет условия англо-американского ультиматума, то она просто потеряет лицо на международной арене. Это было против природы самураев, которые в данный момент управляли этой страной. Они были гордыми и смелыми людьми, которые боялись только одного — потерять лицо. И ради этого они были готовы умереть. В принципе, в Японской империи все граждане, независимо от статуса, даже старики и женщины были готовы умереть за своего императора не задумываясь. Лучше смерть, чем потерять лицо! Пропаганда рулит! Вот как-то так! И я понимал японцев чисто по-человечески. Они, понимаешь, воюют уже третий год в Китае, несут большие потери в людях, технике и финансах. Осталось совсем чуть-чуть до победы. И тут появляются джентльмены из-за океана и в особо наглой форме требуют прекратить войну и двигать домой. А как же пролитая кровь, а как же жертвы. Что все зря?

Генералы еще немного потрепыхались и, в конце концов, согласились с нашими доводами. Высший военный совет издал секретное постановление:

— Начать подготовку к нападению на Великобританию и ее союзников по Западной коалиции. После уверенного разгрома сил западной коалиции в Юго-Восточной Азии, необходимо объявить войну и атаковать Соединенные Штаты Америки. Дата нападения на Великобританию — 15 августа 1941 года.

Глава 13

Для меня наступили просто сумасшедшие дни. И раньше, то у меня не было свободного времени, а теперь с этой подготовкой к нападению на Великобританию я вообще зашивался. Крутился как белка в колесе. Требовалось подготовить детальные планы вторжения в Гонконг, Сингапур и на острова Голландской Ост-Индии. Кроме этого планировалась высадка на Новой Гвинее с выходом к Рабаулу и Соломоновым островам. Армия заявила, что она берет на себя вторжение в Бирму и Индию. Поэтому, с этими театрами боевых действий я пока не заморачивался. Спасало то, что я готовился не один. В принципе, в генеральном штабе флота были довольно квалифицированные офицеры, которые помогали мне составлять грамотный план военной кампании. Но все равно, напряг был очень большой.

В октябре 1940 года таиландские войска вторглись во Французский Индокитай. Таиланду удалось нанести ряд поражений вишистской армии. Это внесло коррективы в план нашего наступления. Таиланд пошел на явное сближение с Японской империей, выразив желание войти с нами в союз, если Япония поможет в решении его спора с вишистами. К слову сказать, армия Таиланда была довольно неплохо вооружена и обучена по азиатским меркам. Такой союзник нам бы пригодился. Японские дипломаты развили бурную деятельность. И, в конце концов, 5 марта 1941 года под давлением Японии режим Виши вынужден был подписать мирный договор, по которому Таиланду отошёл Лаос и часть Камбоджи. После потери вишистским режимом ряда колоний в Африке возникла также угроза захвата Индокитая британцами и деголлевцами. Чтобы не допустить этого, в апреле 1941 года вишисты, по настоятельной просьбе Гитлера, согласились на ввод в колонию японских войск. Это был просто замечательный подгон. Индокитай был очень удобным плацдармом для действия против британцев и их союзников в этом регионе. Нашей армии тоже было бы проще перебрасывать свои войска в Таиланд к бирманской границе.

Флот лихорадочно готовился к настоящему крупному конфликту. Проходили проверки боеготовности, проводились многочисленные учения. Подтягивались в Индокитай, Палау, Трук, Хайнань и на Формозу ударные силы из кораблей, самолетов и частей морской пехоты и парашютистов. Армия тоже без дела не сидела, подтягивая свои сухопутные дивизии в Индокитай. Армейские генералы расщедрились и выделили для будущих боевых действий против Великобритании двадцать две дивизии. Флоту так же переподчинили ряд армейских подразделений: четыре морских армейских бригады и все отряды армейских парашютистов. У нас, правда, тоже были довольно солидные сухопутные части. Флот, на момент начала боевых действий с Западной коалицией, имел 60000 морских пехотинцев и около 25 тысяч человек в различных сухопутных отрядах. Несмотря на то, что большинство флотских морпехов были из новичков, они имели просто запредельную для этих лет подготовку и были неплохо экипированы. Деньги на создание этих войск нашлись, и полки морской пехоты с поразительной быстротой получили людей и вооружение. После чего, их стали тренировать с особой жестокостью.

Я побывал на одной таких тренировках, когда инспектировал наши части морской пехоты. Впечатлений было масса. То, что я знал о подготовке морской пехоты двадцать первого века просто бледнело по сравнению с тем, что я увидел при тренировках японских морпехов. Эти ребята несмотря на свою кажущуюся щуплость и низкорослость меня просто поразили. Они могли выдерживать такие физические нагрузки, которые и не снились хваленым американским морпехам образца двадцать первого века. При этом, японцы не признавали никаких полумер. Все тренировки шли в очень экстремальном темпе. Несчастные случаи во время таких занятий случались довольно часто. Однако, выбывших довольно быстро заменяли новыми рекрутами. Добровольцев было очень много. Да что там, их было больше, чем требовалось морской пехоте Объединенного флота. При этом, в морпехи брали только физически крепких и очень выносливых японских парней.

Хотя, я покопался в памяти моего реципиента и понял, что такой подход к подготовке личного состава был привычен для всех военно-морских сил Японской империи. И летчики, и моряки так же тренировались с особым садизмом, присущим только японцам. Думаю, что и в японской армии стиль подготовки не сильно отличался. Именно такие тренировки делали из японцев просто фантастических бойцов, которые при полном превосходстве противника на море и в воздухе, имея довольно скудное вооружение, могли долго противостоять отлично экипированным американским пехотинцам в той истории, что мне была известна. Надеюсь, что в этой реальности такого не повторится, и японцы будут воевать, имея все необходимое для этого.

Помимо физической подготовки, морпехов натаскивали на ведение боевых действий в джунглях. Кстати, японцы ощутимо дополнили мои наброски. Я то, при планировании, только указал численность и вооружение для новых подразделений. Однако, генеральный штаб флота подошел к этому вопросу с японской основательностью. Оснащение японских десантников было просто фантастическим для этого времени. Помимо удобной тропической формы, пробковых спасательных жилетов и функциональных разгрузок, десантники имели кучу разных полезных мелочей для выживания в джунглях. У них были даже таблетки для обеззараживания воды и мазь от москитов. Подобного снаряжения на данный момент не имела ни одна иностранная морская пехота. Даже тут, японцы в очередной раз показали свою креативность. Молодцы! Уважаю! В той реальности японцы умудрялись как-то воевать с превосходящими силами западных союзников даже при весьма скудном финансировании своих вооруженных сил. Здесь же денег у императорского флота было достаточно, и поэтому вновь сформированные части морпехов получали все самое лучшее и современное.

Новые десантные транспорты для наших морских пехотинцев тоже штамповались с завидной регулярностью. К началу боевых действий против англичан в составе Объединенного флота числились: 74 малых десантных корабля типа «Дайхацу» и 27 больших десантных кораблей типа «Т-1». Кроме этого, у флота были и другие транспорты, которых должно было хватить для всех наших десантных операций на начальном этапе войны.

Парашютисты флота так же были готовы к началу боевых действий. Все они были переброшены в Индокитай, готовясь к выброске в район Голландской Ост-Индии. Хотя больших надежд на них я не возлагал. Не они были нашими основными ударными отрядами на суше.

С авиацией флота дела обстояли тоже не плохо. Уже в марте 1941 года мы смогли заменить все устаревшие палубные самолеты на наших авианосцах на новые машины. Наземные части к началу войны с Великобританией на восемьдесят шесть процентов были обеспечены новыми истребителями и бомбардировщиками. Именно, авиацию я считал главной ударной силой предстоящей войны. Без современной ударной авиации у Японии в этом конфликте не было бы никаких шансов. Программа перевооружения ударной флотской авиации, которая была запущена мною, практически завершена. И это очень сильно грело мне душу. Помимо ударных самолетов, обновлялись и наши вспомогательные авиачасти. Новые гидросамолеты, сконструированные на базе «Зеро», стали поступать на флот уже в сентябре 1940 года.

Кстати, к созданию этих машин я не имел никакого отношения. Просто, японским адмиралам очень понравился наш новый истребитель и пикирующий бомбардировщик, созданный на его основе, и они решили, что в гидроварианте этот самолет тоже будет неплох. К тому же, многие гидросамолеты, стоявшие сейчас на вооружении императорского флота, были, мягко говоря, довольно устаревшими машинами. И поэтому их просто решили заменить более перспективным гидросамолетом. Правда, в его создании не все было таким уж гладким. Сначала фирме «Мицубиси» предложили сделать новый гидросамолет. Однако у «Мицубиси» было много заказов, и она не смогла везти работу еще над одним проектом. Поэтому, заказ на новый гидросамолет передали фирме «Накадзима», которая сделала довольно неплохую машину. Новый гидросамолет получил обозначение «Накадзима» А6М2-N. У западных союзников он позднее получит кодовое название «Руфь».

Новая четырехмоторная летающая лодка так же была доведена до ума. Ее конструкторы учли все мои пожелания, и, после успешных испытаний, новый разведывательный гидросамолет дальнего действия был принят на вооружение Объединенного флота под обозначением «Каваниси» H8K1. А наши западные противники его станут называть «Эмили».

С надводными кораблями дело так же обстояло неплохо. Практически, все японские крупные боевые корабли и часть мелких к началу войны с западными союзниками были оснащены новыми зенитными орудиями и современными приборами управления зенитным огнем. Появились на флоте и радары. Причем, они были гораздо эффективне, чем тот первый РЛС, что наш флот использовал в Фуцзяньской десантной операции. Кстати, новые радары были довольно неплохими для этих лет. Тут сказалось наше сотрудничество с Германией. Хоть какой-то от него толк вышел. До тех пор как Гитлер разочаровался в союзе с Японией, наши конструкторские бюро смогли почерпнуть у немцев много новых технических идей. Немецкие технологии нам помогли довести до ума наши радары, повысив их дальность и надежность. Кроме обычных РЛС Япония смогла продвинуться в создании артиллерийских и зенитных радаров. Правда, сейчас на флоте имелись только обычные горизонтные РЛС, но и новые модели уже вовсю испытывались. Правда, даже обычных радаров было очень мало. Мы успели поставить их только на все наши авианосцы и линкоры «Нагато», «Муцу», «Фусо», «Ямато». Да-да тот самый супердредноут «Ямато», который считался самым большим линейным кораблем Второй мировой войны. Он был спущен на воду 8 августа 1939 года. Однако официально его ввели в строй только 12 апреля 1941 года. И насчет его боеспособности, я сильно сомневался. Хотя, на этого мастодонта и перевели самых лучших моряков и офицеров Объединенного флота, но времени у экипажа было слишком мало для освоения этого нового корабля. Пока мир о нем еще не знал. Наши линкорные адмиралы решили держать его существование в строжайшем секрете. Они все еще прибывали в счастливом неведении, что эпоха линкоров закончилась.

А я бы наоборот показал его всему миру, раструбив о его возможностях на всех углах. Может тогда все ведущие морские державы озаботились бы постройкой новых бесполезных супердредноутов. Вон как англичан испугали немецкие суперлинкоры «Бисмарк» и «Тирпиц». Всего два линкора, а весь британский флот со страхом ждал их выхода в море. Линкорная гонка могла бы очень сильно подорвать экономику даже самой экономически развитой страны. Суперлинкор — это офигенски дорогая игрушка. А при появлении у противника многочисленной морской авиации — это еще и совершенно бесполезный в морском бою корабль. Нет, конечно, были в мировой истории моменты, когда линкоры топили авианосцы, но их было очень мало, и то — это были редкие случаи при счастливом для этих самых линкоров стечении обстоятельств. Вернее, в этой реальности такие моменты еще не наступили, но я то о них знал. Поэтому, не питал больших надежд в отношении «Ямато».

Однако, это не помешало мне отдать приказ на установку РЛС на этот чудо-корабль. Пусть будет! Новые зенитки и ПУЗО на нем к счастью уже стояли. Их установили при постройке. К сожалению, радаров было все еще мало, но хотя бы большие корабли мы успели ими оснастить перед началом большой драки. Самолетный вариант радара все еще не был готов, но наши конструкторы обещали сделать первый образец уже к концу 1941 года. Очень жаль! Тогда будем использовать то, что имеем. Радары, установленные на кораблях, давали большое преимущество нашему флоту. Вот их то я решил засекретить почище чем «Ямато». Пускай наши противники думают, что у нас нет этих чудесных приборчиков. Представляю, какой сюрприз их ждет. Мы их удивим…до смерти!

Кстати, от немцев мы получили не только знания о радарах, но и технологии планирующей бомбы и акустической торпеды. Впоследствии, это сильно поможет нашим ученым в создании новых видов оружия. Но пока, к моему большому сожалению, их у нас не было.

Ах да! Чуть не забыл! Япония решила всерьез заняться разработкой атомного оружия. Поначалу, я сомневался, а стоит ли давать этому ход. Но потом подумал и решил все-таки подтолкнуть японцев в этом направлении. Тут многие либералы и прочие толерасты возможно станут меня осуждать. Мол, дать отмороженным самураям в руки такую мощь! Да они же весь мир уничтожат. Караул! Все может быть. Но теперь подумайте и скажите мне:

— Какие страны в этом времени еще задолго до войны целенаправленно развивали концепцию тотального геноцида мирного населения с помощью стратегических бомбардировок? Не уничтожение вражеских военных, а именно убийство беззащитных гражданских при помощи ковровых бомбардировок.

Подумали хорошенько? Вспомнили? Правильно — это были США и Великобритания. Да, да! Самые демократические и свободолюбивые государства нашей эпохи вбухали куеву тучу средств и сил на то, чтобы создать многочисленные армады тяжелых четырехмоторных бомберов. И задолго до войны, эти вот миротворцы создали концепцию стратегических бомбардировок городов противника. Включаем логику и понимаем, что оказывается не такие уж они белые и пушистые, какими хотят казаться. Немцы и те пришли к таким методам ведения войны уже после ее начала. Да и не было у них таких специализированых «летающих крепостей», заточенных на уничтожение городов. Все немецкие и японские самолеты были созданы для боевых действий с вооруженными силами вражеских стран. Это была тактическая авиация. А вот наглы и амеры старательно развивали именно стратегические бомбардировщики, которые были мало приспособлены для непосредственных боевых действий с полевыми армиями и военными кораблями. Ну попробуй ты попади из быстролетящего самолета бомбой с 7000 метров по шустро маневрирующему кораблю или танку. А вот по неподвижным целям типа городских кварталов — это вполне возможно.

И вот тогда то и приходит понимание, что атомное оружие лучше иметь Японии, которая, кстати, американских городов в той истории не бомбила, чем оно будет только у одних заокеанских белых джентльменов. А ведь в двадцать первом веке пиндосы так и не извинились за атомные бомбардировки японских городов. Да и насколько я помнил, производство атомных бомб было довольно дорогим и долгим процессом на этом этапе развития технологий. Так что в любом случае, японцы не смогут собрать большое количество ядерных боеприпасов. Даже США, как мне помнится, на первых парах смогли выдавать по одной бомбе в течении полугода.

Таким образом, я озадачил этой проблемой 3-й отдел морского министерства, отвечавший за разведку. Нашим зарубежным агентам предписывалось собирать все сведения по атомным проектам Германии, Англии и США. А вот когда я начал узнавать, как обстоят дела у наших японских ученых, то был очень сильно удивлен. Оказывается, что тут я отнюдь не стал двигателем прогресса. Японская империи, как и все ведущие державы этой эпохи тоже вела разработки в области атомных технологий. Только здесь, как впрочем и в Германии, ученые действовали на голимом энтузиазме, имея минимум средств. Но тем не менее такие разработки велись.

Ведущей фигурой в японской атомной программе был доктор Ёсио Нисина, близкий друг Нильса Бора и современник Альберта Эйнштейна. Нисина основал ядерную научно-исследовательскую лабораторию по изучению физики высоких энергий в 1931 году в институте РИКЕН, чтобы содействовать проведению фундаментальных исследований. И у доктора Нисины даже были неплохие подвижки в этой области. Кстати, он уже вел переговоры о сотрудничестве с императорской армией. Генералы еще раздумывали, а я решил действовать. А то уйдет наш доктор к сухопутным воякам. И хрен его потом у них выцарапаешь.

Пришлось мне опять капать на мозги морскому министру по поводу полезности такого оружия для Объединенного флота. Я напирал на то, что вот армия уже давно поняла эту тему, а флот все никак не раскачается. Короче, я его уболтал. Хорошо, что к этому времени я сумел во флотских кругах набрать большой авторитет, как самый технически подкованный адмирал. Поэтому, сейчас мне даже не пришлось сильно спорить и что-то доказывать.

— Если вы считаете, что это оружие нужно нашему флоту, то тут я вам верю, Ямамото сан. Но вот только, на этот год мы уже распределили весь бюджет, что нам выделило правительство! — сказал морской министр, выслушав мои доводы. — Опять мне придется беспокоить премьер-министра. Хотя, он тоже наш флотский, и думаю, что он пойдет нам на встречу.

— Я могу вам посоветовать, где нам взять деньги на атомный проект, господин министр. Недавно была принята программа по строительству для нашего флота двадцати пяти мини субмарин. Я внимательно ознакомился с проектами этих подлодок и считаю, что они будут бесполезны для Объединенного флота в будущей войне. К этому моменту только пять мини подлодок уже заложены на наших верфях. Я предлагаю заморозить строительство и закрыть эту программу, а высвободившиеся средства отправить на финансирование атомного проекта и модернизацию наших крупных кораблей. А то вон на наших крейсерах до сих пор нет ни одного радара. Да и линкоры не все еще ими оснащены! — выдал я свое видение проблемы.

Министр, будучи поклонником надводных кораблей, не особо доверял подводным лодкам и поэтому довольно быстро дал мне себя уговорить. Кстати, курировать атомный флотский проект был назначен я. Министр рассудил, что я неплохо разбираюсь в этих вопросах, а значит, мне и страдать. Вскоре доктор Ёсио Нисина был вызван ко мне и обрадован. Морской министр не пожлобился и выделил на нужды нашего ученого солидную сумму. Кроме этого, я выбил создание отдельного научного центра, который неслабо так охранялся и был засекречен по высшему разряду. Наше научное светило поначалу сильно ошалело от такого изобилия. Ведь по сути дела, Нисина раньше работал на свой страх и риск. Даже армия еще раздумывала, давать ему деньги на продолжение исследований или нет. А тут сразу все, о чем он и мечтать не мог. Ушел от меня наш будущий создатель атомной бомбы окрыленным.

Позднее, наша разведка смогла переманить для работы в Японии немецких физиков Пауля Хартека и Вильгельма Грота. Сейчас, между прочим, именно Германия вела самые активные разработки в этой сфере. И именно немецкие физики достигли самых больших высот в исследовании атома на данный момент. Однако, вот делиться знаниями с фашистской Германией, в случае успеха нашего атомного проекта, я совсем не собирался. Не дай бог к этим уродам хоть что-нибудь просочится. В той реальности у Гитлера не было атомной бомбы, и в этой тоже не будет. А уж я то за этим прослежу. Поэтому приехавшие немцы стали работать с Нисиной в режиме строжайшей секретности. Правда, им сразу же объяснили, что обнародовать свою работу они не смогут никогда. Кроме того, по завершению исследований они станут очень богатыми людьми. Но самым важным фактором, по-моему, стал тот факт, что эти два непризнанных гения были в своей родной Германии оттеснены в сторону более пробивными коллегами. Которые, кстати, присвоили себе идеи Хартека и Грота и смогли получить финансирование от германской армии. А вот Грот с товарищем буквально на голимом энтузиазме на свои средства продолжали исследования и даже сумели почти достроить специальную центрифугу для обогащения урана. Правда, к концу строительства этого адского аппарата у изобретателей просто закончились деньги, и оба немца пребывали в глубокой депрессии, подумывая о том, чтобы все бросить и забыть о науке. Короче, эти два кадра с большой радостью приняли наше предложение и с большим рвением впряглись в работу в нашем секретном центре под руководством доктора Нисины.

Еще кроме «Ямато», до начала войны Объединенный флот получил три крупных корабля: большие ударные авианосцы «Мусаси», «Сёкаку» и «Дзуйкаку». Теперь у нас были уже семь больших авианосцев. Кстати, в той истории, что я знал, «Мусаси» был однотипным с «Ямато» линкором, который был построен уже в ходе Войны на Тихом океане. Здесь же, благодаря моим усилиям, этого мастодонта перестроили в тяжелый авианосец — единственный и неповторимый за всю Мировую войну. Этот корабль имел огромное водоизмещение аж в 71000 тонн, и феноменальное бронирование борта и палубы. На нем размещалось 90 палубных самолетов.

Помимо этого, на японских верфях достраивались еще три больших однотипных авианосца. А так же я инициировал программу переделки флотских авиатранспортов и плавбаз гидросамолетов в нормальные легкие авианосцы. Сейчас шесть таких судов уже перестраивались. И думаю, что к концу 1941 года у Объединенного флота появятся еще и новые авианосцы, несущие на борту авиагруппу из 30 палубных самолетов каждый. Строительство всех этих кораблей шло довольно быстрыми темпами, так как их средства, выделяемые для этого поступали регулярно и в срок. А уж как японские рабочие могут впахивать, думаю, объяснять не надо? Думаю, что успеют к началу войны с США. К сожалению, боевой корабль нельзя считать боеспособным сразу же после спуска его на воду. Для этого требуется собрать экипаж и обучить его для действий именно на этом новом судне. Причем, на это может уйти несколько месяцев. Хотя, тут многое зависит от подготовки и опытности набранных матросов и офицеров. С авиагруппами для новых авианосцев было попроще. Благодаря увеличенному набору в летные училища и сокращению программы подготовки курсантов, морских летчиков у нас было много. С палубными самолетами также не было проблем. Деньги на расширение флотских ВВС выделялись довольно регулярно.

Благодаря моим усилиям и действиям японского премьер-министра, который сам был адмиралом, в этой реальности японская морская авиация была более боеспособной и многочисленной. Кроме этого, она не имела таких серьезных проблем с пополнением личным составом, как это было в известной мне истории. Там Япония вступила в войну имея только горстку суперпрофессиональных летчиков-ассов. Которые на первых парах приносили победы японским вооруженным силам. Однако, в ходе кровопролитных боев эти пилоты погибли, а заменить их было не кем. Вот и получалось, что во второй половине войны на Тихом океане у Японской империи были самолеты, но вот умелых пилотов увы не было. Слишком поздно в той реальности японцы осознали этот факт и не смогли наладить быструю и массовую подготовку летчиков для нужд своих ВВС. Американцы же, наоборот, с самого начала войны сделали ставку не на малочисленных ассов, а на многочисленных пилотов со средней подготовкой. Они задавили японских профессионалов количеством, а не качеством. Хотя, здесь японцы, в отличие от янки, даже сократив время обучение своих пилотов и увеличив набор курсантов, не сильно снизили качество их подготовки. Выпускники японских летных училищ были более подготовленными и опытными пилотами, чем их западные коллеги. На мой взгляд, японцы были самыми крутыми летчиками этого времени. И по боевому мастерству с ними не сравнились бы даже хваленые немецкие ассы. Хотя может быть, я и смотрю на этот вопрос слишком предвзято? Думаю, что будущее покажет, прав я или нет. И война все расставит по своим местам.

Еще хотелось бы заострить внимание на одном очень необычном для этого времени проекте. О вертолетах! Да, да! Вы не ослышались! Именно вертолетах. Оказывается, у японских военных в 1941 году они были. И ей богу, тут я был совершенно не причем. Я даже не знал о том, что Япония использовала эти аппараты в ходе боевых действий. Если точнее, то речь идет не о полноценном вертолете, а о его прародителе — автожире. Эти забавно выглядевшие машины напоминали гибрид самолета с вертолетом. Где бескрылый самолетный фюзеляж с пропеллером был соединен с типично вертолетным несущим большим винтом над кабиной пилота. Если быть до конца точным, то с автожирами в эти годы экспериментировали практически все большие европейские страны и США. Даже в СССР такие разработки велись. Правда, военные всех стран пришли к выводу, что этот тип летающих аппаратов является тупиковым путем.

Но вот практичные японцы решили пойти наперекор мировой военной мысли. На этот раз они не стали изобретать велосипед и просто украли идею у американцев. В ходе хитроумной операции японской разведки, в США через подставных лиц был приобретен экспериментальный образец автожира «Келлет» KD-1A. Его тайно переправили в Японию где армия начала тестировать новый аппарат. Правда во время одного из испытательных полетов американский автожир разбился. Но наших генералов это не остановило. И вскоре, небольшая японская фирма «Каяба Сейсакусо К.К.» получила контракт на разработку для армии этого, необычного для этих времен, летательного аппарата. И уже 26 мая 1941 года прошли успешные испытания новых машин, и автожир был принят на вооружение японской императорской армии под кодовым обозначением «Каяба» Ка-1. Эти автожиры строились в двухместном варианте и использовались как корректировщики артиллеристского огня. Поговаривали, что их так же хотят использовать в авиагруппах на армейских эскортных авианосцах типа «Акицу Мару» переделанных с транспортных судов. Армия заложила несколько таких кораблей для поддержки своих десантных сил и охраны морских конвоев.

А что? Это они неплохо придумали! Автожир хоть и имел небольшую скорость. Зато эти машины в отличие от классических самолетов могли зависать на месте и разворачиваться на 360 градусов. Но самое главное, они имели возможность вертикального взлета и посадки. А это очень полезное умение для боевой машины. Уж мне то — жителю просвещенного двадцать первого века это было известно. Я очень хорошо знал какими эффективными могут быть летательные аппараты с вертикальным взлетом. Я вот тут довольно часто критиковал японскую армию за костность мышления и отсталость взглядов. А в этом вопросе они умудрились обскакать флот. Молодцы! Выходит, не все генералы у них там дубоголовые отморозки, были среди них и умные люди.

Короче, как только я узнал про японские автожиры, то тут же решил, что нашему флоту они тоже не помешают. Правда в отличие от армии, я точно знал, как можно правильно использовать все их возможности для войны в джунглях. С классическими поршневыми ударными самолетами им никогда не сравниться, однако использовать «Каяба» Ка-1 для непосредственной огневой поддержки наших морпехов все же можно. Только для этого надо поставить на автожир бортовые пилоны, на которых можно размещать различные типы вооружений от 20-мм авиационных пушек и мелких бомб, до реактивных авиационных снарядов. Но не в этом я видел основное применение автожиров. Гораздо правильнее их будет использовать при корректировке артиллерийского огня как корабельной, так и полевой артиллерии. Кроме этого, они будут просто незаменимы для снабжения передовых частей нашего десанта боеприпасами и продуктами. И так же, с оперативной эвакуацией с передовой наших раненых автожиры справятся не плохо. В общем, очень полезные машинки. Будем брать!

С моей подачи флот заказал у «Каяба Сейсакусо» партию автожиров. Правда, их в отличие от армейских моделей ждали некоторые изменения в конструкции. На флотские Ка-1 устанавливались легкое бронирование, защищавшее машины от огня ручного стрелкового оружия. Кроме этого, в конструкции предусматривались универсальные бортовые пилоны, на которых можно было быстро устанавливать различное вооружение, или специальные боксы для перевозки двух раненых или 200 килограмм припасов. Правда из-за этого, флотские машины вышли одноместными, но это особо не снизило их эффективности. Заказанные автожиры должны были базироваться на авиатранспортах принадлежавших Объединенному флоту. Позднее, я ни разу не пожалел об этой затее.

В целом, японские военно-морские силы были неплохо подготовлены к войне с западной коалицией. На начало войны с Великобританией Объединенный флот имел в своем составе: 7 тяжелых авианосцев, 4 легких авианосца, 11 линкоров, 18 тяжелых крейсеров, 20 легких крейсеров, 112 эсминцев, 65 подводных лодок, 234 вспомогательных кораблей других типов, 790 базовых истребителей, 912 палубных истребителей, 1385 палубных бомбардировщиков, 1140 палубных пикировщиков, 848 базовых средних бомбардировщиков, 42 базовых разведчика, 44 гидросамолета, 73 летающие лодки, 46 транспортных самолетов, 19 автожиров и 1215 самолетов других типов.

Глава 14

Приготовление к войне с западными союзниками выходили на финишную прямую. Из-за своей занятости я практически перестал следить за событиями в мире. Хотя, краем уха слышал, что в Китае идут тяжелые бои за Чунцин. Чан Кайши решил превратить этот город в неприступную крепость. Вокруг него были возведены несколько линий полевых укреплений. В самом городе тоже готовились к городским боям, строя баррикады, огневые точки и роя окопы посреди улиц. Все крупные дома Чунцина были превращены в мини крепости. Китайское правительство стянуло к городу почти 500000 солдат. Практически все свои боеспособные части Чан Кайши сосредоточил для обороны Чунцина. Он хорошо понимал, что с потерей этого города и территорий вокруг него для китайцев война будет проиграна. Ведь Чунцин и его окрестности оставались единственным богатым ресурсами и развитым районом, который теперь принадлежал Чан Кайши в данный момент. С его потерей, Китайская республика теряла ресурсы, необходимые для ведения всей дальнейшей войны. китайский лидер знал, что если он проиграет сражение за Чунцин, то он проиграет войну. По меркам Японо-китайского конфликта, сейчас разворачивалось самое грандиозное сражение этой локальной войны. Его даже обозвали «Битвой ста полков».

В Европе немцы вторглись в Югославию и Грецию. Странами Оси был захвачен Крит. В Северной Африке британцы успешно наступали сначала в Египте, а затем уже в Ливии. Итальянские войска в панике отступали, бросая оружие и технику. При этом гордые потомки римлян сдавались целыми полками, только завидев передовые дозоры англичан. Ну что тут скажешь? Вояки из итальянцев, как из бобра балерина. Воевать они никогда не умели. Зачем эти убогие, вообще, полезли в эту войну. Сидели бы на своем полуострове изобретали мафию и готовили пиццу. И не лезли бы в разборки больших дядь.

Даже потопление немецкого дредноута «Бимарк» в Северной Атлантике, прошло мимо меня. Хотя, англичане раструбили об этой победе на весь мир. Они пыжились, показывая всю грандиозность состоявшейся морской битвы. Да уж! Грандиознее не куда. Весь Великий и Ужасный Гранд Флит Великобритании очень долго гонял по Атлантике немецкие линкор «Бисмарк» и тяжелый крейсер «Принц Ойген». И совершенно случайно, смог догнать и потопить только «Бисмарка». А вот «Принц Ойген» благополучно смылся. Ну, и где тут великая и блестящая победа? Англосаксы, впрочем, всегда любили преумножать свои достижения.

К моему большому стыду, я даже пропустил нападение на СССР. Узнал об этом я только через два дня, вернувшись из Индокитая. В этой реальности немцы так же подло атаковали Советский Союз 22 июня 1941 года без всякого объявления войны. Предотвратить эту трагедию я просто не мог. Да и как вы это себе представляете? Сталин своей то разведке не верил, хотя она его не раз предупреждала, что Германия готовится к нападению на СССР. Между прочим, даже японская разведка узнала об этом от своих агентов в Советском Союзе. Правда и она не поверила этим сведениям, посчитав их дезинформацией. Короче, никто никому не верил. И тут я такой весь в белом, начинаю всех направо и налево предупреждать о планах Гитлера. Как я ни старался, но за два года в этом мире я так и не смог придумать, как донести до руководства СССР свои знания по агрессии Германии против Советской России. И главное, чтобы вечно подозрительный Сталин поверил моим словам. Оставалось только ждать и проклинать недоверчивость советского вождя. Наконец, немцы напали на русских, и я ничего с этим не мог поделать. Я хоть и был главнокомандующим Объединенным флотом Японской империи, но изменить в этой ситуации ничего не мог.

Правда, уже позже у меня появилась такая возможность. В середине июля 1941 года правительство СССР неожиданно обратилось к Японии с просьбой о расширении нашего торгового соглашения и начале поставок японской военной техники и снаряжения Советскому Союзу. Для меня это тоже стало полной неожиданностью, как и для всех остальных. И вот тут я начал действовать более активно. На спешно созванном Высшем военном совете я проявил все свое красноречие, упирая на то, что именно военные поставки принесут Японской империи огромные прибыли. Кроме того, мы ведь не будем продавать русским свои новейшие образцы военной техники. В арсеналах армии и флота скопилось большое количество старого оружия и техники. Еще несколько лет, и они устареют окончательно. Использовать их, мы все равно не будем, ведь сейчас идет быстрое перевооружение наших вооруженных сил. Не лучше ли, продать эти ненужные нам излишки и на полученные средства укрепить наши армию и флот новейшими образцами техники и вооружений. И при этом, я не призывал самураев продавать все наши стратегические запасы. Кое-что мы ведь себе оставим. На всякий случай! Спор был жаркий и долгий, но в конце концов на мою сторону встали император и премьер-министр. И только после этого, нам удалось переспорить всех сомневающихся. Короче, я дожал самураев. Хотя тут еще и сыграло роль то, что мы уже почти два года торговали с русскими, получая от этого значительные преимущества. И поэтому, члены японского правительства были подсознательно готовы к переходу этой торговли на новый уровень. Ну а может быть, тут повлияла еще и та пропаганда полезности для Японской империи русско-японских отношений, которую я проводил по отношению к японским военным. Я при каждом удобном случае на протяжении двух лет, внушал им эти идею. И к моей величайшей радости, ко мне прислушались. И 21 июля 1941 года было объявлено о расширении торгового русско-японского договора. Где указывалось, что Японская империя с этого момента, помимо тех товаров, что она уже поставляла, будет продавать СССР еще оружие и военную технику японского производства.

Это стало шоком как для Западной коалиции, так и для Германии и ее союзников. Между прочим, англичане и США тоже вели переговоры с Советским Союзом по поводу военных поставок. Однако они заломили слишком большие цены за свою продукцию. Японская техника стоила гораздо дешевле. Тут уж в дело вступили законы рынка. Торговать с Японией было выгоднее, и поэтому Сталин выбрал нашу страну в качестве основного торгового партнера. Конечно, мы продавали не самые новые образцы вооружений, но зато они были в разы дешевле. Кроме того, Япония могла, без особого риска, доставлять продаваемую технику прямо к советской границе. А японские самолеты, так вообще, пребывали в СССР своим ходом. А это значило, что мы можем совершать свои поставки быстро и точно. Кстати, в этой реальности, в связи увеличения грузопотока с Советского Дальнего Востока и обратно, Транссибирская железнодорожная магистраль в СССР была значительно расширена еще в 1940 году. И теперь, по ней без особых проблем можно было перебрасывать большое количество грузов. Вот так, косвенно Япония способствовала развитию Советского Дальнего Востока и Сибири.

В то время, как американцам надо было везти свою продукцию через Атлантический Океан, отбиваясь при этом от нападений немецких подводных лодок, устроивших в этих водах настоящую бойню. А это значит, что далеко не все грузы будут доставлены до адресата. То есть СССР может в самый неподходящий момент не дополучить необходимые ему оружие и технику. Торговля с Японией была лишена такого риска. Конечно, американцы могли предложить СССР более новую, чем японская технику. Но тут все опять упиралось в деньги и быстроту доставки товара. Не успеют подвезти вовремя скажем довольно современные оружие и технику из-за океана. И советские войска проиграют какое-нибудь важное сражение. Так и войну проиграть можно.

Но США и Великобритании было плевать на то, какие потери при этом понесет Красная армия. Я помнил из той истории, как Сталин буквально клещами вытягивал из западных союзников обещание о непрерывности поставок. Однако они все равно, раз за разом обламывали его, заявляя, что немцы потопили тот или иной конвой. И поэтому, военных грузов пока временно не будет. И так постоянно. Еще одним фактором, толкнувшим Сталина на такой шаг, были обещания США и Великобритании начать военные поставки в СССР только в октябре 1941 года. Но ему уже сейчас были крайне необходимы техника и оружие. Любое. Пусть даже устаревшее. Лишь бы оно было. В первый месяц войны Советский Союз понес просто чудовищные потери в людях, оружии и технике. Вермахту удалось захватить стратегические склады на западной границе, которые предназначались для комплектования советских дивизий после мобилизации. Сталин думал, что с началом войны у него будет время, чтобы начать мобилизацию и воспользоваться этими складами для вооружения мобилизованных солдат. Склады находились рядом с границей и были захвачены немецкими войсками в первые недели войны. То есть значительная часть мобилизационных военных запасов попала в руки врага. Довоенные кадровые части СССР теперь истекая кровью несли огромные потери, а заменить их было не кем. Для создания новой армии нужно было большое количество оружия и техники, а его не было. Думаю, что обращаясь к Японии, Сталин не верил, что она откликнется на это предложение, но его ждал приятный сюрприз. Очень приятный.

Конечно, предлагаемая Японской империей техника и оружие были не самыми новыми. Однако, это позволяло русским насытить свои вновь формирующиеся войска всем необходимым. По крайней мере, устаревшие японские винтовки, пулеметы, пушки, зенитные орудия, самолеты, бронеавтомобили и танки помогли Красной армии продержаться первые самые трудные месяцы этой войны.

— Лучше иметь много старого оружия, чем его вообще не иметь! — именно так думал Сталин, заключая эту сделку.

Кроме того, откровенное барахло мы им не продавали. Так, например, старые японские армейские истребители «Накадзима» Ки-27 были устаревшими, но еще вполне годными для боя машинами. Они примерно соответствовали советским И-16 ранних моделей. Только вот, вооружение у них было слабоватым. Всего два пулемета под винтовочный патрон. Но русские были рады. А японское оружие они просто заменяли на более мощные авиационные крупнокалиберные пулеметы и пушки советского производства. Причем, советские авиатехники делали это в полевых условиях прямо на аэродромах. И тогда, у них получался довольно неплохой истребитель способный драться с немецкими «Мессершмиттами Bf-109» ранних модификаций. Конечно, он, как и русский И-16 был не таким скоростным, как немецкие истребители, но по маневренности он их даже превосходил. А русские пилоты, кстати, аж до 1943 года будут использовать И-16. Так что наши Ки-27 были не самыми плохими машинами на русском фронте.

Кроме того, все наши самолеты были укомплектованы рациями, что для русских пилотов стало откровением. Ведь к этому моменту многие советские самолеты раций просто не имели. А наличие рации в воздушном бою давало значительное преимущество. И многих русских летчиков в этой войне спасал крик товарища из японской рации, который предупреждал их об опасности.

Между прочим, США и Великобритания тоже продавали СССР не самые свои лучшие и новые образцы техники. Так, например, британские истребители «Харрикейн» и американские «Кертис» Р-40 были не самыми удачными машинами и во многом уступали немецким «Мессершмиттам». Западные союзники здесь позднее тоже стали поставлять СССР свою технику, но теперь масштаб этой торговли был в разы меньше, чем в той истории что я знал. Львиную долю военных поставок СССР теперь получал из Японии. Хрен вам господа англосаксы, а не бизнес на крови! А ведь именно на таких вот поставках в Советский Союз амеры и приподнялись в той реальности. Но теперь этот золотой поток перехватила Японская империя. А я был доволен, зная, что японская техника и оружие помогают советским людям сражаться с фашистскими ордами из просвещенной Европы. Может это и поможет снизить потери среди русских солдат. Да и немчура кровью умоется со своим уродским походом на Восток. Нет бы с англичанами рубиться, так эти арийцы полезли на СССР. Вот теперь, японское оружие в руках русских солдат и охладит пыл германцев.

Немцы же, в свою очередь совершенно ожидаемо, закатили нам жуткий скандал. Мне рассказывали, что Гитлер буквально бился в истерике, узнав о том, что Япония стала продавать СССР военные товары. И это, буквально через месяц после того, как Германия напала на Советский Союз. Разве союзники так поступают. Но когда немецкий посол в Токио начал предъявлять свои претензии, говоря о доверии между союзниками. То тут его ждал очень неприятный сюрприз. На все наезды, японский премьер-министр заявил, что мы не нарушили ни одного пункта союзного соглашения, напомнив немцу, что пункт о торговле с СССР в японо-германском договоре был особо подчеркнут. А что касается доверия, то не германскому руководству об этом говорить. Как Япония может доверять таким союзникам, у которых начальник разведки адмирал Канарис работает на британскую разведку. Вы там сначала у себя в Германии разберитесь кому можно верить, а кому нельзя. Это была просто бомба!

И как ни странно, но информацию о коварстве Канариса наша разведка получила из США. Один, из завербованных нами, политиков — сенатор от штата Техас Томас Конналли, курирующий в правительстве США вопросы внешней разведки, сообщил нашему агенту эту сенсационную новость. Английские спецслужбы тесно сотрудничали с США, и сведения о предательстве шефа германской разведки стали совсем недавно известны и их американским коллегам. Разумеется, все эти данные были особо секретны и о них знали только избранные. Но так как среди этих избранных тусовался и наш дорогой сенатор, то эти секреты благополучно утекли к нам. Кстати, именно сенатор Конналли был нашим самым ценным агентом в США. Нашей разведке удалось подцепить его на крючок, раскопав несколько не слишком приятных фактов в его биографии, которые стоили бы сенатору не только карьеры, но и свободы. Но японская разведка использовала не только кнут, но и пряник. За свои услуги сенатор Конналли получал хорошие деньги. Мы даже помогли ему избавиться от парочки непримиримых врагов, попросту ликвидировав, мешавших нашему сенатору людей. И благодаря этому, сейчас Конналли имел серьезное влияние в американском парламенте. И помимо своих он отстаивал и интересы Японии. Он, конечно, мерзкий и продажный человечишка, но для Японской империи он был очень полезен.

Таким образом, добытые сведения японские дипломаты очень успешно применили в ходе переговоров с возмущенными арийцами. Узнав о Канарисе, немцы тут же свернули все переговоры и, быстро попрощавшись, в спешке удалились. А в самой Германии начались не слабые разборки. Гитлер, вообще, был человек легко возбудимый, а узнав о предательстве такого высокого немецкого чина, он просто с катушек сорвался. Помимо Канариса, были арестованы и казнены еще несколько высокопоставленных немцев. Было объявлено о заговоре против Фюрера и Германии, который был успешно раскрыт. Хотя, мне показалось, что заговора как такового не было. Просто, Гитлер под шумок вместе с изменником-адмиралом устранил еще и всех неугодных. Но может быть, я и придираюсь к немцам. И заговор все-таки был. Наша то разведка узнала только об одном Канарисе. Но возможно, что он был и не один в своем предательстве. Как бы то ни было, но увлекшись репрессиями, Гитлер не стал больше поднимать тему русско-японской торговли. Япония продолжала продавать русским свои военные товары, а немцы делали вид, что не замечают этого.

В Китае, тем временем, японские войска смогли, ценой больших потерь с обоих сторон, прорвать оборонительный периметр вокруг Чунцина и окружить этот большой китайский город. Но Чан Кайши, отчаянно надеявшийся на английскую помощь, не сдавался и заявил, что он будет сражаться до конца. Японские солдаты начали штурм города, который китайцы сумели очень хорошо укрепить к этому моменту. Когда я думал о Чунцине, то у меня тут же возникали в голове ассоциации со Сталинградом. Именно, бои за Сталинград в той истории, что мне была известна, были похожи по своему накалу и ожесточенности с тем, что происходило сейчас в Чунцине. Китайцы дрались упорно, цепляясь за каждый дом.

Но и японцы не оставались в долгу. Они очень интенсивно применяли артиллерию и авиацию, превращая огромный город в руины вместе с его защитниками и мирными жителями. Тут не было такого понятия, как гуманитарные коридоры и временное перемирие. И поэтому, императорская армия не щадила никого, убивая всех без разбору при малейшем сопротивлении. К концу городских боев, Чунцин превратился в город-призрак. Практически все здания в нем были разрушены, а восемьдесят процентов жителей убиты. Разозленные большими потерями, японские солдаты так же не брали в плен китайских солдат. К 18 мая 1941 года город был полностью взят под контроль, и все боевые действия в нем прекратились. Позднее, были произведены примерные подсчеты, которые показали, что всего в ходе боев за Чунцин было убито около миллиона китайцев. И между прочим, по этому поводу ни одна европейская правозащитная морда даже не вякнула. Ну конечно, это же не белых людей тут перебили. Подумаешь узкоглазые режут друг дружку. А японская армия, кстати, потеряла 280 тысяч солдат. Потери для этого театра боевых действий конечно огромные, но, тем не менее, это сражение стало последним крупным сражением японо-китайской войны. После него китайцы так и не смогли оправиться. Чан Кайши не пережил падение своей столицы. Он пытался покинуть город на транспортном самолете, который был сбит японскими истребителями. Большинство членов китайского правительства были убиты в ходе городских боев. Среди уцелевших гоминдановцев началась борьба за власть. Военной силы у Китайской республики просто не осталось. Китайцы могли теперь только партизанить. Но это не могло помешать японской армии оккупировать практически всю территорию Китая. В, конце концов, китайский генерал Бай Чунси, занявший место покойного Чан Кайши, подписал с Японией договор о капитуляции. Японо-китайская война закончилась. Правда, это случится не сейчас, а только 4 марта 1942 года.

Глава 15

Я стоял на мостике «Акаги» и наблюдал за высадкой наших десантных сил в районе Кота Бару. Все к чему я так долго готовился в этом мире, свершилось! Вот и закончилась мирная жизнь. Японская империя вступила во Вторую Мировую Войну на моих условиях. В этой реальности 15 августа 1941 года Японская империя объявила войну Британской империи и Королевству Нидерланды. При этом, специально для нейтральных стран было зачитано предупреждение. В котором указывалось, что южная часть Тихого и практически весь Индийский океан были объявлены зоной боевых действий. И всем судам нейтральных стран рекомендовалось воздержаться от захода в эти воды. Во избежание, нежелательных происшествий, могущих привести к человеческим жертвам.

Правда, эта война началась совсем по-другому. Не с знакомого по прежней истории внезапного нападения на Пёрл-Харбор. США пока оставалась в стороне от этого конфликта и соблюдали нейтралитет. Созданное не без помощи японских спецслужб и, завербованных нами, политиков и газетчиков, общественное мнение позволяло пока сторонникам доктрины Монро удерживать Штаты от вступление в эту войну. Хотя, президенту Рузвельту все же и удалось протолкнуть в конгрессе свой план по подготовке США к войне. На военные нужды выделялось аж 1,2 миллиарда долларов. Первоначальный план предусматривал сумму в 3 миллиарда зеленых американских рублей. Но нашим друзьям в конгрессе удалось эту цифру ощутимо подсократить.

Как только Япония объявила войну Британии, то Черчилль тут же примчался в США, прося военной поддержки. Однако, Рузвельт не смог его обрадовать. Американский парламент не хотел вступления США в войну. Тут прикормленные нами политики развили очень активную антивоенную пропаганду. Да еще и на заводах по всей стране прокатилась волна стачек и забастовок, организованная подкупленными нами профсоюзными лидерами. Мы им дали денег на борьбу за права рабочих. Вот они и боролись. Кроме того, президента очень обеспокоил тот факт, что в Техасе и многих южных штатах вдруг опять начались разговоры о восстановлении Конфедерации. А это уже попахивало новой гражданской войной. Да, да у японской разведки нашлись деньги и на этот проект.

Так что, толстому английскому борову вышел большой облом. И теперь, дряхлеющей Британской империи придется помериться силами с молодой Японской державой один на один. Двум империям нет места в Азии. Тут должен остаться только один! Ну а вся мелочь вроде Австралии, Голландии, Канады, Новой Зеландии, Южно-Африканского союза просто не в счет. Их мнения вообще никто спрашивать не будет.

В этой реальности так же не было глупого недоразумения, из-за которого Японию обвиняли в подлом нападении на США без объявления войны. Я в свое время читал об этом казусе. Там японский посол в Вашингтоне получил секретное зашифрованное послание из Токио, которое содержало ноту об объявлении Японией войны Соединенным Штатам Америки. В послании указывалась точная дата и время начала войны. Однако, из-за сломавшейся шифровальной машины в японском посольстве это послание было слишком поздно расшифровано. И японский посол опоздал вручить ноту об объявлении войны американскому президенту. Война между Японией и США к этому времени уже вовсю шла. Это событие очень сильно ударило по имиджу Японии и подорвало доверие к ней в дипломатических кругах.

Кстати, наш прикормленный сенатор Конналли сообщил нам так же, что американцы смогли расколоть наши дипломатические коды. И теперь спокойно читают радиограммы японского посольства в Вашингтоне. Это была очень важная информация. А так как США очень тесно сотрудничали с англичанами, то с большой долей вероятности, хитроумные британцы так же получают сведения из японской дипломатической переписки. Поэтому, наши дипломаты перед самым началом войны с Англией сменили свои шифры. А с моей подачи, император за две недели до вторжения послал в Лондон своего специального курьера, который вёз запечатанный императорской печатью конверт и инструкции для японского посла в Англии. Незадолго до начала военных действий, согласно инструкции конверт был вскрыт нашим послом в присутствии курьера. В конверте было послание с инструкциями и нота об объявлении войны Великобритании. Все гениально и просто. И никаких радиоперехватов! Война была объявлена точно в срок, а уже через полчаса в Юго-Восточной Азии начались первые боевые действия против Британской империи и ее западных союзников. Кстати, я распорядился на всякий пожарный случай тоже сменить все наши военно-морские коды. Хотя, как я помнил, США смогут их расшифровать только в 1942 году. Но тут лучше подстраховаться.

Объявление Японией войны Великобритании не стало таким уж великим потрясением для западного мира. И только СССР выразил озабоченность. Русские опасались, что мы прервем поставки и объявим им войну. Но наши дипломаты успокоили советское руководство, заявив, что Япония и дальше будет соблюдать договоры о ненападении и торговле. В конце концов, русская нефть после американского эмбарго нам теперь была просто необходима. Она, кстати, помогала нашим вооруженным силам вести интенсивные боевые действия против англичан. Русские, в свою очередь, тоже не горели желанием рубиться с нами за интересы британцев. Немцы и прочие страны Оси ожидаемо ликовали. Говорят, что Гитлер даже простил нам торговлю с СССР. Он уже понял, что замириться с англичанами не получится. И наше вступление в войну против западных союзников, было для Германии большим подгоном.

В Европе все военные эксперты и политики высокомерно считали, что японцы им не ровня. Никто не верил, что какие-то там отсталые азиаты смогут победить европейцев. Японская армия считалась мало боеспособной, как японская авиация и флот. Европейцы презирали японцев и не видели в них сильных конкурентов. В США царили схожие настроения. Кроме того, японские военные сами старались поддерживать такой имидж в глазах западных стран. Например, все новейшие образцы японской техники и вооружений считались секретными и их не светили перед глазами европейских военных атташе. Так о наших новых самолетах морской авиации в Европе и США знали крайне мало. До начала войны с Великобританией англичане знали только о том, что они у нас есть. Но никаких тактико-технических характеристик новых японских самолетов они не знали. У британской разведки были только несколько нечетких снимков наших новых палубных самолетов. И английские джентльмены просто решили, что какие-то япошки не смогут создать нормальные боевые самолеты. А, значит, об этом не стоит и беспокоиться. Про автожиры англичане и американцы были в полном неведении. И таких моментов было очень много. Нас просто не воспринимали в серьёз.

Если бы было иначе, то я думаю, что одной хилой эскадрой, двумя сотнями устаревших самолетов и небольшой сухопутной группировкой Великобритания бы не ограничилась. А так, в своем презрительном высокомерии британцы были не готовы противостоять нашим сухопутным и военно-морским силам в этом регионе. Да и Япония выбрала самый подходящий момент для нападения. В Европе сейчас бушевала война, британский флот вынужден был держать свои основные силы в Атлантике и Средиземном море для действий против немецкого и итальянского флотов. В Северной Африке высадились немецкие войска во главе с Роммелем, которые начали энергично наступать в сторону Тобрука.

Так что, выделить большие силы для боевых действий против Японии англичане просто не могли. У Голландии метрополия, вообще, была оккупирована Германией. В известной мне истории основную тяжесть боевых действий против японских военно-морских сил несли на себе ВМФ США. Но вот в этой реальности Штаты пока были вне игры. И поэтому англичанам приходилось отдуваться самостоятельно. И дела у них шли хуже не куда. Согласно генеральному плану японские армия и Объединенный флот одновременно атаковали Гонконг, Бирму, Малакку, острова Голландской Ост-Индии, Новую Гвинею, архипелаги Новая Британия и Новая Ирландия.

В данный момент, я находился на мостике авианосца «Акаги», который входил в состав Западной десантной группы. Данное соединение кораблей прикрывало высадку двух пехотных армейских дивизий и двух полков императорской морской пехоты в районе поселения Кота Бару, расположенном на севере восточного побережья Малаккского полуострова. Кроме этого, палубная авиация нашего соединения поддерживало действия шести японских дивизий, которые наступали вдоль западного побережья Малакки на Алор Стар с севера, перейдя таиландскую границу. Конечной целью японского наступления на этом, поросшем джунглями полуострове, был Сингапур, являющийся главной и самой крупной военно-морской базой Великобритании в этом регионе.

Чтобы нейтрализовать английский флот, базирующийся на Сингапуре, наши флотские палубные и наземные самолеты нанесли по нему несколько массированных торпедно-бомбовых ударов. При этом, тотальной штурмовке подверглись и все британские аэродромы как в Сингапуре, так и по всему Малаккскому полуострову. При зачистке авиабаз очень эффективно себя показали палубные истребители «Зеро» и пикировщики «Сторм», вооруженные реактивными снарядами РС-1. Им удалось уничтожить больше сотни британских самолетов, завоевав тем самым полное господство в воздухе в этом районе, понеся незначительные потери. А вот против вражеских кораблей были более результативны средние флотские бомбардировщики «Бетти» и палубные «Кейты», оснащенные 500-кг и 800-кг бомбами. К сожалению, японские авиационные торпеды были малоэффективны на малых глубинах гавани Сингапура и Джохорского пролива.

Все корабли Западной коалиции, находившиеся на момент налетов на военно-морской базе и в гавани Сингапура, были потоплены и серьезно повреждены. Конечно с Пёрл-Харбором не сравнить, но результаты нашей морской авиации впечатляли. Были потоплены: линейный корабль «Принц Уэльский», линейный крейсер «Рипалс», легкий крейсер «Мауритиус», 9 эсминцев, 7 тральщиков, 18 транспортов и 1 танкер. Тяжелый крейсер «Корнвэлл» и легкий крейсер «Данаи» не затонули только потому, что успели выброситься на мель. Можно сказать, что таким образом флот западных союзников в Юго-Восточной Азии потерял сразу половину всех своих кораблей. Это развязывало руки нашим морским силам и значительно упрощало высадку на многочисленные острова.

На суше пока все складывалось для нас очень удачно. Одна индийская бригада, стоявшая в Кота Бару была довольно быстро выбита с позиций и поспешно отступила в Джунгли. Для этого, между прочим, хватило сил одних морпехов, которых мы пустили в первой волне десанта. Перед высадкой флотская авиация хорошенько обработала индийцев бомбами и эресами. После чего, все четыре японских линкора, прикрывавших транспорты с десантом, двадцать минут перемешивали с черноземом район высадки огнем своих главных калибров. Кстати, при корректировке огня корабельной артиллерии, довольно успешно использовались все пять имевшихся в нашем соединении автожиров «Каяба» Ка-1, базировавшихся на авиатранспорте «Касуга Мару». Далее, я отдал приказ на начало высадки морской пехоты. Конечно, можно было не заморачиваться и просто высадить всю пехоту без авиационной и артиллерийской подготовки. Между прочим, так японцы и воевали до недавних пор. Но я решил отучить японских военных от такого расточительного, в плане людских ресурсов, способа ведения боевых действий. Ведь раньше считалось, что флот должен только довезти пехоту до берега и дальше уже не вмешиваться. Но главнокомандующий Объединенным флотом Японии я или нет? Пускай привыкают беречь жизни своих солдат и матросов. Хоть я и презираю американцев, но с их манерой везти боевые действия согласен полностью. Лучше израсходовать вагон боеприпасов, чем потерять одного солдата. У Японии и так не слишком много граждан, чтобы терять их по-глупому. Армейские дивизии нами высаживались прямо в тепличных условиях уже после того, как японские морпехи загнали последних защитников Кота Бару в джунгли.

На западном побережье Малаккского полуострова дела тоже шли не плохо. Там наступление развивалось даже успешнее, чем на нашем направлении. Добившись полной тактической внезапности, шесть японских дивизий, усиленные танковой бригадой, вломились в слабенькую британскую оборону у Алор Стар, которая была прорвана практически с ходу. Немногочисленные британские части, состоявшие в основном из индийцев и малайцев, не смогли долго сопротивляться японскому натиску и, бросая оружие, снаряжение и технику, стали быстро откатываться по направлению к Сингапуру. Тут японской наступление сдерживало не столько сопротивление противника, сколько труднопроходимая местность, состоявшая в основном из густых джунглей.

Вскоре, и те дивизии, что высадились в Кота Бару присоединились к общему наступлению на Сингапур. Генерал Ямасита, командовавший этим наступлением гнал своих солдат вперед, «вежливо» отказавшись от помощи наших морских пехотинцев, заявив, что японская армия без труда справится с мягкотелыми британцами на суше. Даже армейская авиация подключилась к этому сражению, оттеснив флотские ВВС. На захваченные японцами аэродромы в Кота Бару и Алор Стар были из Индокитая довольно оперативно переброшены армейские истребители Ки-43, Ки-44, а также сухопутные двухмоторные бомбардировщики Ки-21.

Я, впрочем, особо не настаивал. Мы свое дело сделали. Английский флот и авиацию в Сингапуре уничтожили, а на суше уж пусть генералы воюют. Поэтому, наши морпехи остались в Кота Бару, а корабли Западной десантной группы отошли в порты Индокитая, для пополнения запасов топлива и боеприпасов. Действия флота в этом районе теперь ограничились патрулированием Малаккского пролива нашей авиацией и подводными лодками. Сингапур мы тоже блокировали группой подводных лодок. Они топили все вражеские суда, пытавшиеся туда прорваться. Повреждений в ходе этой десантной операции ни один японский корабль не получил. Правда, два десантных транспорта и умудрились сесть на мель, но благополучно были с нее сняты. Налетов вражеской авиации из Сингапура на зону высадки не было ни разу. Ведь все британские самолеты в Малакке были уничтожены еще в первые дни высадки. Подводя итоги, я заключил, что данная операция японского флота закончилась полным успехом.

По прибытии в Сайгон, я потребовал от представителей нашего генерального штаба доклад об общей оперативной обстановке. Находясь в море, я не мог получать подробную информацию о ходе боевых действий в других районах Тихого океана. Там мне были доступны только сухие сводки. Подробные доклады штабистов меня порадовали. По всем направлениям нашим военно-морским силам сопутствовал успех. К этому моменту наши десанты были высажены в северной части Калимантана. При этом, кроме морских десантов использовались и наши парашютисты, которые смогли захватить в целости и сохранности все нефтяные скважины и нефтеочистные заводы.

И это было очень большой победой. Нефть Японской империи очень пригодится. Мы, конечно, покупали ее у СССР, но разрастающиеся боевые действия требовали все больше и больше топлива. Ведь японский флот, в отличие от армии, потреблял в разы большее его количество. Одни только крупные боевые корабли жрали просто прорву топлива, измерявшуюся тысячами тонн. Конечно, если бы англичане и голландцы смогли взорвать все эти нефтепромыслы, то это бы затруднило их использование. Однако, вся нефтедобывающая и нефтеперерабатывающая инфраструктура Северного Калимантана, благодаря нашим парашютистам осталась целой.

Это получилось еще и благодаря тому, что сил у западных союзников на этом острове было крайне мало. Поэтому, относительно небольшие отряды японских парашютистов и морских пехотинцев не встречали большого сопротивления. Вообще, в Голландской Ост-Индии оборонялись не строевые части армии Нидерландов, а колониальные войска Королевской Голландской Ост-Индской армии. Хотя, они и состояли из этнических голландцев (голландские завоеватели в отличие от англичан совсем не доверяли местным жителям и не брали их в армию), но выучка и вооружение у них была довольно слабой. Так, что говоря современным языком двадцать первого века, здесь японские кадровые войска сражались с частными военными компаниями, набравшими в свои ряды всякий сброд. А наёмники хороши только в карательных действиях против партизан, но не против регулярной армии.

Особо ярким моментом всей десантной операции на этом направлении был захват острова Таракан. На этом небольшом болотистом островке со смешным названием, расположенным северо-восточнее острова Калимантан, находились около 700 нефтяных скважин, нефтеперегонный завод и взлетно-посадочное поле. Здесь нападение японских сил произошло через шесть часов после объявления войны и было внезапным. Сначала был выброшен парашютный десант в количестве четырехсот человек. Парашютисты пользуясь внезапностью нападения, вызвавшим замешательство среди защитников острова, смогли быстро захватить нефтеперегонный завод, скважины, аэродром и береговые батарей. Через час после высадки парашютистов на восточной части Таракана начались высаживаться наши морские пехотинцы. Голландцы были деморализованы и быстро прекратили сопротивление. Остров был захвачен менее чем за семь часов. Потери наших войск были минимальны и составили всего 36 человек убитыми и 206 человек ранеными. При этом, большинство из них составляли парашютисты. Голландские защитники Таракана потеряли 2550 человек.

Пленных наши морпехи и парашютисты, обозленные сопротивлением, не брали, убивая даже тех, кто бросал оружие и сдавался. Ну а всяким там правозащитникам я только могу сказать, что Япония не ратифицировала подписание Женевской конвенции. А значит могла поступать с военнопленными как ей заблагорассудится. Японцы образца 1941 года вообще не могли понять, как кто-то может добровольно сдаваться в плен. В их понимании воин может прекратить сражаться только если будет тяжело ранен и потеряет при этом сознание или будет убит. Зачастую японские солдаты просто казнили сдающихся в плен врагов, помогая им тем самым сохранить лицо. Вот такой в этом времени менталитет у японцев, и европейцам с их лживой демократией и надуманными нравственными ценностями их не понять.

Меня, вообще, всегда поражало то лицемерие с которым белокожие джентльмены рассуждают о правах человека. И одновременно с этим, они недрогнувшей рукой устраивают геноцид целым народам, убивая сотнями тысяч всех без разбора. И что меня всегда бесило больше всего? Так это то, что такие деяния воинов света не считаются преступлением против человечности. Подумаешь какие-то черномазые или узкоглазые погибли! Поэтому, я решил не пресекать такие поступки наших солдат. Европейцы, грабившие и насиловавшие Азию много столетий, вполне заслужили такой симметричный ответ. И еще я знал, что даже если бы Япония четко придерживалась всех положений различных конвенций «для ведения так называемой цивилизованной войны», то это бы ее не спасло от расплаты в виде тотальных бомбардировок и ядерного геноцида японских городов в случае нашего проигрыша. Поэтому, к черту лишнюю жалость, нам еще надо выиграть эту войну. Ну а в случае нашей победы, уже никто не сможет судить наших военных, как преступников. Победителей не судят.

Американцы, к слову, и не такое творили и ничего! Вон в двадцать первом веке считается, что эта, убившая куеву тучу народу, страна есть светоч демократии и свободы. Ну а то, что эта свобода только для амеров — это уже другой вопрос. А всем остальным почему-то достается смерть, нищета и прозябание в ранге американской колонии. Поэтому, отбрасываем прочь весь этот бред о милосердии и правах человека и возвращаемся к суровой действительности военных будней. Японцы не просили пощады и не давали ее своим врагам. И я за это их осуждать не буду! Во Второй мировой войне просто не было места благородству и милосердию. Западная коалиция точно также, как и страны Оси уничтожали многочисленных мирных граждан. Только одни делали это при помощи концлагерей и карательных батальонов, а другие при помощи стратегических бомбардировщиков. И я совсем не вижу разницы между солдатом СС, сжигающим людей за живо, и пилотом тяжелого американского бомбардировщика, бомбящего жилые кварталы города. По мне, так и тот, и другой являются военными преступниками. Но позднее будут судить того, кто будет на стороне проигравших. А значит нет никакого правосудия и высшей справедливости. И горе побежденным, ведь именно на них свалят все обвинения. Ну а победители будут все белые и пушистые воины света, короче!

На других направлениях наше наступление так же развивалось успешно. 23 августа 1941 года был взят Гонконг. Там небольшой британский гарнизон сумел продержаться аж целую неделю. Впрочем, у англичан в Гонконге не было ни единого шанса на победу. Если учесть те силы, что были против них брошены, то они еще долго сопротивлялись.

А вот высадка на северном побережье Новой Гвинеи не встретила практически никакого сопротивления. Там у наших противников не было никаких серьезных сил. Только в юго-восточной части этого большого острова присутствовали немногочисленные австралийские части. Поэтому, большая часть Новой Гвинеи была нами захвачена практически без потерь. Японское наступление там сдерживали лишь труднопроходимые горы, поросшие густыми джунглями.

На Новой Британии и архипелаге Бисмарка так же наши десанты добились решительного успеха. Слабые австралийские гарнизоны на них были уничтожены. А самое главное — был захвачен Рабаул. Этот порт, планировалось сделать в дальнейшем ключевой точкой нашей обороны в этом районе. Атолл Трук, бывший главной базой японского флота на этом направлении, находился все-таки далековато от зоны боевых действий. И это значительно затрудняло действия наших военно-морских сил. Однако, захват Рабаула кардинально менял положение. Японский флот, действующий в этом районе, получал очень удобно расположенную якорную стоянку и два неплохих аэродрома. Пока, боевые корабли противника на этом направлении себя никак не проявляли. Складывалось ощущение, что наши противники просто не знают, как реагировать на наши действия. Хотя, первая растерянность прошла, и западные союзники даже смогли создать совместное командование британских, голландских, австралийских и новозеландских сил (БГАН). Штаб БГАН располагался в городе Батавия, столице Голландской Ост-Индии. Командующим был выбран британский генерал сэр Арчибальд Уэйвелл.

Острова Целебес, Моротай, Хальмахера, Буру и Серам к этому моменту были уже захвачены нашими десантниками. И сопротивление противника тут было чисто символическим. Хотя, у Целебеса японский флот понес первую потерю в этой войне. Голландской подводной лодкой был потоплен эсминец «Синономэ». Правда, и самой лодке уйти не удалось. Наши эсминцы загнали ее на мелководье и уничтожили глубинными бомбами. Не зря я все-таки подсуетился и инициировал программы модернизации противолодочных кораблей. Кроме того, с моей подачи на японском флоте стали уделять довольно пристальное внимание противолодочной борьбе с применением как надводных кораблей, так и авиации. Не зря выходит устраивались многочисленные учения по поиску и уничтожению подлодок.

В этой реальности японский флот был гораздо больше приспособлен для действий против подлодок противника. И сейчас это стало приносить неплохие результаты. В течении двух недель, в Целебеском море, Сиамском заливе и Макасарском проливе были отловлены и уничтожены шесть субмарин противника. При этом, активно использовалась палубная авиация наших легких авианосцев и гидросамолеты, базировавшиеся на японских авиатранспортах. После чего, активность вражеских подлодок практически прекратилась.

С другой стороны, наши подводные силы так же получали неплохой опыт, участвуя в довоенных маневрах. Кроме этого, концепция применения подводных лодок в Объединенном флоте кардинально поменялась. Когда я узнал, для чего японские стратеги хотели применять подлодки, то долго смеялся. Все звучало очень пафосно. Подводные лодки должны были атаковать вражеские линкоры в открытом море. А так же им предписывалось охранять главные силы японского флота, выдвигающегося в море для решающего сражения. И как же наши адмиралы себе это представляли? Тихоходные подлодки идут в авангарде быстроходной эскадры. А другие корабли значит их будут ждать? Ага! При этом, прорываться к вражеским линкорам через завесу эсминцев и противолодочных самолетов наши подлодки должны были! Внимание!!! В надводном положении на полном ходу. Типа, в подводном положении лодка идет на восьми узлах, а в надводном аж на двадцати. Ну а то, что при этом вражеские эсминцы будут мчаться на тридцати узлах, то это так — мелочи жизни. И еще наши горе стратеги забывали, что эти эсминцы будут вести при этом огонь, ну и самолеты, прикрывающие флот противника с воздуха, тоже в стороне не останутся. Короче, японским адмиралам на потери подлодок было плевать. И про борьбу с вражеским торговым флотом вообще ни слова. Если честно, то к субмаринам в Объединенном флоте относились с легким презрением и сильно их недооценивали. Все бредили генеральным сражением надводных сил с флотом противника, после которого война будет практически выиграна. Да уж! Многие старые японские адмиралы, мыслили еще категориями русско-японской войны 1904–1905 годов. И других сбивали с толку своими бреднями.

Каких же трудов мне стоило, развеять миф об одном генеральном сражении и пробить новую концепцию подводной войны. Где основной упор делался на уничтожение транспортов противника и блокаду его портов. Конечно, и в сражениях надводных сил подлодкам найдется чем заняться. Но это будут не самоубийственные прорывы в центр вражеского ордера, а разведка и поддержка действий флота. И никаких дебильных атак в надводном положении на виду у противника! Только подкравшись, тихонько из-под воды ударили и смылись.

Подводные силы нашего 6-го флота меня тоже обрадовали. За две недели с начала боевых действий наши подлодки все 65 штук начали неограниченную подводную войну. Еще до начала войны, все японские субмарины вышли в море. И с получением условного сигнала по радио, они начали топить вражеские суда в зоне своего действия. Кстати, первый английский сухогруз был потоплен через два часа после объявления войны. Всего к этому времени, в водах окружающих Голландскую Ост-Индию, Австралию, Малакку и возле побережья Индии жертвами японских подлодок стали: тридцать восемь транспортных судов, четыре танкера, шесть тральщиков, восемь эскортных кораблей, два эсминца и один легкий крейсер. При этом только три наших субмарины были потоплены, а пять получили повреждения, но смогли добраться до своих баз. Судоходство противника было практически парализовано. Между прочим, такие результаты впечатлили не только меня, но и многих адмиралов в нашем генеральном штабе. Наконец-то они увидели, каким грозным оружием может быть подводный флот. Это многих из них заставит задуматься. Надеюсь!

Глава 16

Ранним утром 12 сентября 1941 года в Макасарский пролив с севера вошло, возглавляемое мною, соединение японских кораблей, включавшее: линейные корабли «Ямато», «Нагато», «Муцу»; тяжелые авианосцы «Акаги», «Кага», «Сорю», «Хирю», «Сёкаку», «Дзуйкаку», «Мусаси»; тяжелые крейсера «Фурутака», «Аоба», «Како», «Кинугаса»; легкие крейсера «Ои», «Абукума», «Сэндай» и 18 эсминцев. За нами на небольшом удалении шли многочисленные транспорты с японской пехотой и морпехами. Транспорты шли под прикрытием: легких крейсеров «Китаками», «Кину» и «Юра»; авиатранпортов «Читосе» и «Мидзухо»; 12 эсминцев, 7 морских охотников и 15 тральщиков.

Целью нашей армады был остров Ява, бывший главным островом Голландской Ост-Индии. Именно на нем располагалась столица нидерландской колониальной империи — город Батавия. В далеком двадцать первом веке я знал его, как город Джакарта. Вообще-то, Батавия — это чисто голландское название. А вот Джакарта была туземной крепостью, которую султанат Демак построил на этом самом месте, выбив с острова португальских колонизаторов. Позже владельцы у этого населенного пункта поменялись. После продолжительной осады крепость Джакарта была захвачена и разрушена голландцами. Которые славно порезвились, устроив там резню. Затем, белые конкистадоры поставили на этом удобном месте свой форт, который и назвали Батавией в честь предков голландцев — батавов. И вот, похоже, у этого многострадального города, да и острова Ява скоро появятся новые хозяева.

— Господин командующий! — отвлек меня от размышлений голос вице-адмирала Одзавы. — Мы получили радиограмму.

— Что-то важное! — встревожился я, оторвавшись от созерцания топографической карты острова Ява и его окрестностей.

— Думаю, что да! Сегодня в 11.00 войска генерала Ямаситы взяли Сингапур. Гарнизон города и британской военно-морской базы капитулировал. В плен сдались семьдесят пять тысяч солдат и офицеров врага. Это просто невероятно! — почти прокричал всегда спокойный командир ударного авианосного соединения.

— Это несомненно великая победа! Она прославит в веках нашу империю! — сказал я, добавив в голос тонну пафоса.

— Банзай!!! — ожидаемо отреагировали, находившиеся в этот момент на мостике «Акаги», японские офицеры и матросы. — Банзай!!!

Вообще-то, я уже давно привык к этим проявлениям восторга. Поначалу, меня такие крики напрягали. Японцы, к моему большому удивлению, оказались очень эмоциональным народом. Они могли, ни с того ни с сего, начать орать различные лозунги и боевые кличи. При этом, начальство смотрело на такие вопли своих подчиненных довольно благосклонно и даже поощряло их в этом. Считалось, что воинственные крики помогают поддерживать боевой дух. Хотя, для меня — выходца из страны с европейской, по сути своей, культурой, такие голосовые выступления звучали довольно дико.

Ну представьте себе такую картину. На мостике российского боевого корабля, вдруг, совершенно неожиданно, звучат дикие боевые кличи низших чинов. В присутствии, между прочим, командующего соединением и командира корабля. Что бы тогда этим русским мичманам и старшинам было после этого? Представили? Вот и я не могу такого представить! Другой менталитет. Тудыть его в качель! Тут даже память моего реципиента Ямамото не сильно помогала. Думаю, что если бы не мое знакомство с анимэ, то нервный тик на первых порах мне был бы обеспечен. Теперь то я понял, почему именно японцы будут просто обречены на создание этого вида мультипликационного искусства в будущем. Сейчас то я привык к таким взрывам эмоций и даже ухом не повел.

Кстати, здешние японцы просто обожали различные пафосные высказывания и поэтические сравнения. Для меня это тоже выглядело довольно смешно. Взрослые люди. Прирожденные убийцы на службе у государства. Руки по локоть в крови, а иногда как сказанут что-нибудь эдакое — эмоционально-патриотичное. Хоть стой, хоть падай. А все окружающие при этом внимают с полной серьезностью. Менталитет и пропаганда рулят! Поначалу было тяжко, но сейчас я даже находил в этом какое-то извращенное удовольствие, произнося довольно пафосные речи в чисто японском стиле. При этом, я обычно держал морду кирпичом, а в душе хохотал до упаду. Тут ведь главное не заиграться. Ох и тяжела ты шапка мономаха!

Хотя, я понимал восторг моих подчиненных. Сингапур в этом времени был самой крупной и самой укрепленной военно-морской базой наших противников в этом регионе. И ее захват делал положение наших врагов довольно тяжелым. Сингапур был воротами в Индийский океан и Голландскую Ост-Индию. Позднее я узнал, как было дело. Сам город и военно-морская база располагались на небольшом острове, отделенном от материка узким Джохорским проливом. Объявленный неприступным, Сингапур был укреплен только со стороны моря. Ведь англичане ждали врага именно оттуда. На этом направлении располагались все укрепления, береговые батареи и доты. А вот со стороны суши никаких укреплений не было. От слова «вообще»! Британские стратеги, отвечавшие за оборону этого стратегически важного города, почему-то вдруг решили, что уж со стороны суши никто не будет штурмовать Сингапур. Типа, враги просто не смогут пройти через густые джунгли, которыми порос весь Малаккский полуостров. Короче, очередной перл гениальной военной мысли этого времени.

Похожая ситуация, кстати, была и с французской линией Мажино. Этот самый мощный и дорогостоящий укрепрайон не смог спасти Францию от позорного разгрома. Сколько же французики в него вложили денег и труда, укрепляя свою границу с Германией. Ну а немцы взяли и просто обошли все эти крутые укрепления, пройдя с севера через лесистые холмы Арденн, которые, кстати, тоже считались непроходимыми для немецких танков. Но немцы доказали, что это не так.

Вот и японцы решили пойти путем своих германских коллег, пройдя через непроходимые джунгли вместе со всеми своими танками и тяжелым вооружением. По правде говоря, эти самые джунгли были не такими то и непроходимыми. Так, например, из Алор Стар до Сингапура шла довольно приличная одноколейная железная дорога. По восточному побережью Малакки тоже имелись довольно неплохие тропы. В общем, японские пехотные дивизии, при поддержке танков, авиации и артиллерии, смогли выйти к самому Сингапуру. При этом, все сухопутные части противника отступали, не оказывая серьезного сопротивления и бросая все тяжелое оружие и технику. Хотя, если учесть, что в основном это были индийцы и малайцы британских колониальных войск, то такой ход боевых действий становился понятным. В конце концов, в Сингапуре скопилось около восьмидесяти тысяч британских, австралийских, индийских и малайских солдат. Моральный дух которых был чрезвычайно низок. Техники, оружия и боеприпасов у них было мало. Все склады с боеприпасами и топливные хранилища были уничтожены нашей авиацией еще в начале войны. Все вражеские корабли и самолеты в Сингапуре наша флотская и армейская авиации так же помножили на ноль. Соответственно на нашей стороне было полное превосходство в воздухе и на море. Помощи защитникам острова было ждать не откуда.

Когда пехотинцы и танки генерала Ямаситы форсировали не очень широкий пролив, отделявший остров от материка, то защитники Сингапура смогли продержаться всего четыре дня. После чего, гарнизон противника капитулировал. В плен сдались семьдесят пять тысяч вражеских солдат и офицеров. Помню, как меня сильно поразила такая цифра. Такая куча народу просто тупо сдалась, даже не попытавшись оказать серьезного сопротивления. Китайцы те и то дольше бы сопротивлялись. Ладно еще, индийцы и малайцы. Их я могу понять. Стоять насмерть за интересы своих белых хозяев они не хотели. Но ведь там были и тридцать тысяч британцев и австралийцев, которые так же сдались, как трусливые бараны.

И эти люди потом будут утверждать, что именно они сыграли решающую роль в разгроме стран Оси. Ну еще им совсем немного помогли американцы, а русские так те и вовсе мимо проходили. И только британские чудо-богатыри сражались как львы. Где боевой дух я вас спрашиваю. Где герои Великобритании? В Сингапуре их точно не было!

Часть верфей, доков и прочих сооружений гадские британцы успели взорвать, но думаю, что наши строительные части их быстро восстановят. Еще в трофеи к нам попало много поврежденной и меньше целой вражеской техники, и стрелкового оружия. Часть этих запасов Япония позднее продаст русским или передаст своим азиатским союзникам. И самое главное, практически все корабли противника, что были потоплены в гавани Сингапура и военно-морской базы, в течении года, будут нами подняты и отремонтированы. И только легкий крейсер «Данаи» выбросившийся на мель нам не достался. Англичане взорвали его снарядные погреба перед самой капитуляцией. Из-за чего, этот боевой корабль восстановлению не подлежал. Ну и ладно, нашему флоту и так досталось не мало трофейных боевых кораблей.

Как позже я узнал, через несколько часов после капитуляции Сингапура наш премьер-министр созвал пресс конференцию, на которой присутствовали и иностранные журналисты и послы разных стран. Там глава японского правительства выступил с речью. В которой объявил, что эту войну Японская империя начала для того, чтобы избавить Юго-Восточную Азию от жестокого колониального гнета западных стран. Для этого после войны на завоеванных территориях будут образованы независимые национальные государства. Народы Индокитая, Голландской Ост-Индии, Бирмы, Новой Гвинеи и Британской Индии смогут под патронажем Японии создать свои государства, которые затем войдут в Великую Азиатскую Сферу Сопроцветания. В этом новом союзе уже находятся Маньчжоу-Го, Таиланд и Китай возглавляемый Ван Цзинвеем. Японская империя как самая сильная и промышленно-развитая страна региона возглавит этот новый союз. Таким образом, Япония объявляет себя защитницей и освободительницей всех азиатских народов. И именно ради этого, она и начала эту войну. Сингапур, Малакка, Гонконг, Хайнань, юг и побережье Китая объявлялись территориями империи. По сути своей, этот новый союз был очень похож на известный мне до зубовного скрежета блок НАТО. Куча слабых в военном плане марионеточных государств, которыми командует одна большая сверхдержава. При этом эта держава контролирует все сферы жизни своих сателлитов.

Эдакая мягкая колониальная империя с иллюзией демократии и независимости. Самым смешным был тот факт, что и в той реальности происходило что-то похожее. Там Япония так же заявила о создании такой вот Сферы Сопроцветания, пообещав независимость местным аборигенам. И именно поэтому, на территории, оккупированной Японией, до самого конца Второй мировой войны не было никаких партизанских отрядов и прочих признаков сопротивления. И даже наоборот, местные жители довольно охотно сотрудничали с японцами. А вот когда Япония проиграла, и в Юго-Восточную Азию вернулись старые европейские хозяева, которые ни о какой независимости даже слышать не хотели. Вот тут то и полыхнуло. Вся Азия поднялась на борьбу за независимость. А потом появились независимая Индия, Малазия, Индонезия, Лаос, Камбоджа, Бирма и Вьетнам. Оказывается, что эту бомбу под европейскую колониальную систему в Азии подложили японцы. Красивый ход.

Кстати, Британской Индии в наших планах уделялось особое внимание. Из попавших к нам в плен индийских солдат британских колониальных войск планировалось создать Индийскую национальную армию. С индийцами была проведена беседа в которой разъяснялись планы Японии в отношении Индии. Да, да! Та самая независимость для их родной страны была уже не за горами. Надо только выгнать мерзких англичан из Индии. И в этом японская армия индийцам поможет. Короче, если кто не понял, то индийцев вербовали воевать против своих британских хозяев. И шо вы думаете? Они таки согласились. Уж очень индийцы не любили англичан, которые в течении двухсот лет насиловали, грабили и всячески притесняли бедных индийцев. И вот теперь у них появилась надежда на избавление от гнета белых господ. Уже к концу октября из пленных индийцев были сформированы три дивизии, которые сразу же были отправлены на Индийский фронт. Ну и в самой Индии националисты, с которыми начали работать наши спецслужбы еще задолго до начала этой войны, начали вести активную подрывную деятельность и готовить восстание против британцев.

Следующие сутки мое соединение, двигаясь противолодочными зигзагами, быстро шло на юг по Макасарскому проливу. При этом, наши эсминцы и палубные самолеты патрулировали пролив, выискивая малейшие следы противника. Меня очень беспокоили вражеские подлодки. Совсем не хотелось, чтобы какой-нибудь наш авианосец получил в бок торпеду от подкравшейся субмарины. Кстати, неделю назад в этих местах нашими летающими лодками уже были потоплены две подводных лодки противника. Место тут уж больно хорошее для подводной засады. Вот поэтому, сейчас и были предприняты такие серьезные меры. Как это ни странно, но вражескую лодку засек не эсминец или самолет, а наш суперлинкор «Ямато» при помощи своей радиолокационной станции, шедший в авангарде нашего ордера. На удалении в тридцать пять миль.

Голландская субмарина «О-16» шла по проливу к нам на встречу в надводном положении. И видимо не подозревала о нашем присутствии. Иначе бы, нидерландские подводники не вели себя так беспечно. Капитан 1-го ранга Гихати Такаянаги, командовавший «Ямато», оперативно доложил на мой флагман об обнаружении неизвестного одиночного малого корабля, предположив, что это эсминец. Но я то знал, что это не так. Нехрен эсминцу тут делать. Они в одиночку не ходят, только в стае. А тут одиночная тихоходная цель. Сто пудов — подлодка. Никто другой сюда из надводных кораблей в одно рыло не сунется. Наши европейские недруги не самоубийцы. Эти в бой всегда толпами ходят.

Вице-адмирал Дзисабуро Одзава, находившийся рядом со мной на мостике авианосца «Акаги», согласился с моими выводами. И вскоре, ближайший к замеченной цели, патрульный палубный пикировщик «Айчи-М» D3A1 «Сторм» был отправлен в тот район. Мои предположения подтвердились на сто процентов. Вражеская подлодка, не подозревавшая об опасности, находилась именно там, где ее и засек радар «Ямато». Наш «Сторм» быстро вышел на цель и с ходу атаковал ее залпом из восьми эресов. Погрузиться лодка просто не успела, даже если бы наблюдатели на ее ходовом мостике и заметили наш самолет. Шесть реактивных снарядов распороли правый борт неудачливой субмарины. Японский пилот этим не удовлетворился и пошел на второй заход. Взрыв 250-кг авиабомбы, ударившей в корпус возле рубки, разломил подводную лодку пополам. Из всего экипажа «О-16» выжил только один человек.

Боцман Корнеллис де Вольф в момент атаки находился на верху на ходовом мостике субмарины. Дышал свежим воздухом. После попадания японских эресов взрывная волна отбросила его в море. Он упал в воду и беспомощно барахтался там, наблюдая за гибелью своей подводной лодки и всех своих товарищей. Через сорок три минуты он был подобран из воды, подошедшим к месту гибели «О-16», японским эсминцем «Хамакадзе». В общем, повезло мужику. Я распорядился его мягко допросить, накормить и запретил убивать. Раз голландец выжил, когда все остальные погибли, то в этом есть какой-то высший смысл. Убивать его после того, что он пережил, было бы верхом жестокости. Теперь он стал военнопленным. И надеюсь, что он переживет эту войну, не загнувшись в каком-нибудь из японских лагерей для военнопленных. Я знал, что жизнь там не сахар. Но, по крайней мере, я дам боцману Де Вольфу шанс.

К счастью, это был единственный контакт с врагом. И к 16.40 наше ударное соединение наконец-то миновало этот неудобный для маневра пролив и вышло в Яванское море. Посовещавшись с Одзавой, Гендой и Футидой, я отдал приказ на нанесение авиаудара по городу Сурабая и острову Бали. В пять часов с наших авианосцев начали взлетать палубные самолеты. Они роились над ордером, сбиваясь в ударные группы. Такая технология нами была отработана до автоматизма и вскоре, в кажущемся хаотичным движении японских самолетов, наметился четкий порядок. В 17.28 все ударные самолеты были в воздухе и, построившись компактными группами, двинулись в сторону далеких целей.

Глава 17

Лейтенант Тетцуго Ивамото прищурился, оглядываясь по сторонам. Повел плечами и выгнул спину. Тело после полуторачасового полета немного затекло. Впереди уже был виден город Сурабая. Внизу проплывает под крылом его «Зеро» остров Мадура. Ивамото в очередной раз осмотрелся. Вражеских самолетов не видно. Только большие группы японских палубных самолетов, неутомимо продвигающиеся к своей цели. Внезапно в наушниках послышался голос капитана 1-го ранга Минора Генда, командовавшего налетом. Группа пикировщиков «Айчи-М» D3A1, повинуясь приказу, отделилась от общей массы японских самолетов и устремилась к видневшимся вдалеке зенитным батареям. С земли по ним никто не стрелял. Похоже, противник был застигнут врасплох. Такой безалаберности молодой лейтенант понять не мог. Война уже идет целый месяц, а враги все так же беспечны, как и в мирное время.

На подходе к гавани, посыпались четкие команды Генды, и летучая армада начала растекаться по разным направлениям. Самая большая группа японских самолетов, состоявшая в основном из торпедоносцев и пикировщиков, стала заходить в атаку на корабли, стоявшие как в порту, так и на рейде Сурабаи. Группа, к которой принадлежал и «Зеро» лейтенанта Ивамото, взяла левее. Их целью был аэродром Перак, располагавшийся на южной окраине города. Ивамото знал, что по данным разведки там располагались около пятидесяти вражеских самолетов, бывших главными воздушными силами врага на востоке Явы. Их группе была поставлена задача зачистить эту взлетную полосу. Эту информацию до пилотов довели перед самым вылетом. Поэтому приказ командира Генды не стал для Ивамото сюрпризом. Пока все шло по плану.

Лейтенант еще раз посмотрел по сторонам и невольно ухмыльнулся. Группа зачистки аэродрома Перак, помимо его истребителя, включала еще 24 пикирующих бомбардировщика и 36 палубных «Зеро». Это была огромная сила. Тетцуго вспомнил войну в Китае. Там он никогда не видел такого количества самолетов в воздухе. Тогда он в рядах 12-й флотской авиагруппы сбил свои первые вражеские самолеты. В китайском небе он из восторженного юнца превратился в опытного боевого летчика. На счету которого, когда он вернулся из Китая и был назначен в авиагруппу авианосца «Дзуйкаку», были уже девять сбитых вражеских самолетов и неформальное звание Бакугеки-ки. Этот японский термин дословно — «король сбивания» примерно соответствовал асу в авиации западных стран.

Сам Тетцуго Ивамато родился в июне 1916 г. на острове Хоккайдо, он был третьим сыном в многодетной большой семье из трех братьев и сестры. Отец работал в полиции префектуры Хоккайдо. Ивамато поступил Высшее сельскохозяйственное училище в Масуде. Юный студент отличался прилежанием и вниманием, однако преподаватели обратили внимание на интерес юноше к военной службе. В тайне от родных Ивамато вступил добровольцем в 1934 г. в императорские ВМС. Отцу он сказал, что поступает в аспирантуру. Родители пришли в состояние шока, узнав, что их сын не станет помощником на семейной ферме. Ивамато добился, чтобы его направили в училище летчиков-истребителей, он не желал становится обычным военным моряком. Упорный юноша прошел строгую медкомиссию и успешно сдал сложные вступительные экзамены. В декабре 1936 г. Тетцуги Ивамато стал летчиком-истребителем.

А уже 25 февраля 1938 года он вступил в свой первый воздушный бой. Они тогда сопровождали бомбардировщики, летевшие бомбить китайские позиции у Нянчанга. Этот бой Ивамото не сможет забыть никогда. Он помнил все до мельчайших деталей. Вот рванувшиеся на перерез зеленые лобастые И-15 и И-16 со знаками китайских ВВС. Потом стремительная атака, в которой молодой Ивамото сбил свой первый самолет. Это был И-16, в районе мотора темный от масляных разводов и с потрескавшейся от перегрузок краской на фюзеляже. Японский лейтенант срезал его одной очередью, атаковав со стороны солнца. Прямо как по учебнику. Затем его старенький А5М2 «Клод» («Зеро» появились гораздо позднее) сам уворачивался от вражеских пулеметных трасс. Он помнил жуткую перегрузку, вдавившее его в сидение. И молитва о том, чтобы его истребитель выдержал и не развалился от резких маневров. В той яростной собачьей свалке, в которую тогда превратился воздушный бой, он усвоил одно главное правило, помогавшее ему выжить в последующих боях:

— Бей и беги!

С появлением «Зеро» стало гораздо легче. Этот кансен (сокращение от Кандзо Сенто-ки — палубный истребитель) на голову превосходил всё, что было у противника. С его появлением морские летчики в Китае практически перестали нести потери в воздушных боях. Ивамото сразу же влюбился в этот чудесный истребитель. Быстрый, маневренный, с мощным вооружением и феноменальной дальностью полета. Да и надежность с прочностью, в сравнении со старичками «Клодами», были просто отличными.

Один раз его «Зеро» был поврежден довольно серьезно. 20-мм снаряд зенитного орудия пробил бензобак. Если бы это случилось на старом А5М2, то он бы превратился в огненный ком посреди китайского неба. «Зеро» же просто ощутимо тряхнуло и замигал индикатор автоматической системы пожаротушения. Специальная герметизирующая пена довольно быстро заткнула пробоины и затвердела. Так что топлива его истребитель потерял не много. Хватило, чтобы дотянуть до аэродрома. Потом механики еще долго удивлялись, осматривая покореженный бензобак. Смерть была очень близко, но его время еще не пришло. Смерти, как и все японцы этого времени, лейтенант Тетцуги Ивамато совершенно не боялся. Он, как и древние самураи, был готов встретить ее спокойно и с достоинством. Его утешала так же мысль о том, что все японцы, павшие на поле боя, в конце концов обретут последнее славное пристанище в святыне Ясукуни — официальной синтоистской усыпальнице погибших воинов.

Просто не хотелось погибнуть глупо и бессмысленно. Именно такие идеи внушал на флоте его самый большой кумир адмирал Исороку Ямамото. Он говорил:

— Смерть ради империи не должна быть напрасной. И даже погибая, самурай должен приносить пользу своей стране. Погибнуть просто так и без всякого смысла — большой храбрости не надо. А вот заставить врага погибнуть за свою родину — это высшее проявление храбрости и чести! И именно к этому должны стремиться воины императора.

Адмирала Ямамото лейтенант Ивамото просто боготворил. В его глазах только два человека были достойны поклонения: император Хирохито и адмирал Ямамото. Внезапно его мысли прервали восторженные крики его ведомого старшины 1-й статьи Масаяки Накаси. Лейтенант бросил взгляд вниз и увидел, как у борта большого английского крейсера, стоявшего на рейде Сурабаи, выросли два столба воды. Торпеды!!! Ивамото заметил, как японские канко (сокращение от Кандзо Когеки-ки — палубный самолет нападения — палубный торпедоносец) буквально в паре метров пролетают над трубой, атакованного ими вражеского корабля. Ух ты! Еще три попадания в тот же борт. Получив такую плюху гордый британский крейсер начал заваливаться на борт, окутавшись дымом и пламенем.

— Банзай! — в восторге заорал молодой летчик. — Молодцы канко! Банзай!

И хотя он, как и все летчики-истребители относился к пилотам бомберов с высока, но сейчас он им даже немного завидовал. Они могут уничтожать такие могучие боевые корабли. Но все равно, свой «Зеро» он ни на что не променяет. Ведь именно ради этого он пошел в морскую авиацию и стал пилотом истребителя. Именно в воздушной схватке он жил по-настоящему. Именно сбив своего первого противника, он понял, что чувствовали древние самураи, рубя своим мечом вражеских воинов в хаосе смертельной битвы. Именно в этом его призвание и судьба.

Наконец, впереди показалась взлетная полоса Перака, назначенная целью для их группы. Капитан-лейтенант Акира Сакамото, бывший командиром группы зачистки аэродрома, начал отдавать по радио быстрые и четкие приказы. Японские канбаку (сокращение от Кандзо Бакугеки-ки — палубный пикирующий бомбардировщик) начали с ревом пикировать на указанные цели. Внизу суетились люди, похожие на муравьев. На взлетную полосу выруливали два вражеских истребителя. Но взлететь им было не суждено. Первые атакующие пикировщики с ходу накрыли их залпом эресов и очередями крупнокалиберных пулеметов. Вражеские зенитки начали вести довольно вялый огонь, но тем самым они только подписали себе смертный приговор. В наушниках шлемофона звучит резкая команда Сакамото, и вот уже по обнаруженным огневым точкам противника начинают отрабатывать звенья D3A1. Другие японские бомберы деловито заходят на стоявшие ровными рядами вражеские самолеты. Над аэродромом заклубился дым то тут, то там на взлетном поле начали распускаться завораживающе прекрасные огненные цветы. Несколько самолетов противника уже пылали, разбитые прямыми попаданиями бомб и реактивных снарядов.

Сверху весь этот бал разрушения выглядел очень красиво. Лейтенант Тетцуго Ивамото с сожалением отвел взор и привычно осмотрелся по сторонам. У него и его чутая была другая задача. Лейтенант невольно оглянулся на истребители, следовавшие за ним и хмыкнул. Все пятнадцать штук здесь. Летят повторяя каждый его маневр. Вообще-то, в императорской морской авиации за последний год появилось много различных новшеств. Появилась новая техника и оружие. Но не это было главным.

Минору Генда и Мицуо Футида, вернувшиеся из полыхающей войной Европы, внесли много нового в тактику применения авиации и стиль ведения воздушных боев. Истребителям тоже досталось. Еще год назад основное тактической единицей японской флотской авиации были сотай — звено в три самолета. Однако, с подачи Генды сотай был заменен на хентай — пара самолетов. Он высмотрел во время своей европейской командировки, что немецкие и английские авиационные части, перейдя на парное построение, стали действовать более эффективно. Поэтому, эта учесть постигла и японскую морскую авиацию. Армейские ВВС, кстати, до сих пор летали строенными звеньями, а не парами. На взгляд Ивамото, построение парами себя оправдало на все сто процентов. Строй японских самолетов стал более гибким и маневренным. А в маневренных воздушных боях авиационные пары имели значительные преимущества над звеньями. Теперь в морской авиации были новые тактические группы: хентай (2 самолета), кутай (4 самолета), сотай (8 самолетов), чутай (16 самолетов), бунтай (эскадрилья 24–32 самолета), хикотай (полк 48–64 самолета), коку сентай (дивизия 96-128 самолетов), коку кантай (флот). Хотя нередко, численность групп с одним названием могла и разнится. Но при этом, разбивка на пары сохранялась.

И вот сейчас шестнадцать «Зеро» под командой лейтенанта Тетцуго Ивамото барражировали над вражеским аэродромом, прикрывая штурмующие взлетную полосу японские самолеты от нападений истребителей противника. Если они появятся, конечно! Смотря как его товарищи громят аэродром, Ивамото про себя молился Хатиману — богу воинов, прося у него достойного противника для себя и своего чутая. При этом он не забывал оглядываться по сторонам, высматривая, не приближаются ли к ним вражеские самолеты. И похоже божество услышало его молитвы.

Осматривая в очередной раз горизонт, он краем глаза уловил какое-то движение вдалеке. Ага. Вот они! Восемь одномоторных самолетов, покрытых пятнами голубовато-зеленой и оливковой краски. С такими противниками наш лейтенант еще не встречался. Их силуэты чем-то напоминали уже известные ему по боям за Китай и Малакку «Брюстеры» F2A «Буффало» — устаревшие истребители американского производства. Вот только у новых противников был непривычно тонкий фюзеляж в хвостовой части.

— Это Тети, вижу противника! Ниже на полутора тысячах, на два часа. Четвертая группа, атакуем! — быстро скомандовал Ивамото, бросая свой «Зеро» вниз в сторону приближающихся вражеских истребителей. Быстрый взгляд назад. Все в норме. Все самолеты его чутая начинают слаженно пикировать за своим командиром. Ивамото прильнул к прицелу. Еще далековато. «Зеро» немного подрагивает набирая скорость. Враги идут как по нитке, звеньями по три машины. Эти еще не перестроились на новый лад.

— Смотрите вперед, не глядите на верх. Вы нас не видите! Лучше смотрите, как ваш аэродром горит! — мысленно бормотал молодой лейтенант, наблюдая за ничего не подозревающими вражескими истребителями. — Только не смотрите вверх. Сейчас мы вас удивим! Еще чуть-чуть!

Они заходили на противника с задней верхней полусферы. Несмотря на свою молодость, лейтенант Ивамото был опытным воздушным бойцом. Поэтому, он не стал, очертя голову бросаться на противника в лобовую атаку. Низким косым виражом он вывел свою группу в наиболее удобную для атаки позицию. Заход на цель просто идеальный. Не зря его гоняли сначала суровые инструкторы в авиашколе, а затем вражеские летчики в небе Китая. Воздушный бой — это не благородный поединок древних самураев. Здесь кто смог подкрасться к противнику и атаковать его внезапно — тот и победил. Хотя, в европейских ВВС и сложилось устойчивый стереотип японских летчиков, прущих в лобовую атаку без особых изысков, но это было далеко не так. В тактическом плане японские пилоты ничем не уступали европейцам, а во многом и превосходили их. И сейчас они в очередной раз готовились доказать свое превосходство над белокожими дьяволами.

Счетверенная очередь двух 20-мм авиапушек и двух крупнокалиберных пулеметов впилась в летевший последним вражеский самолет. Результат превзошел все ожидания. На месте противника внезапно вспух огненный шар. Видимо, японские снаряды и пули поразили бензобак, который не имел никакой защиты. Наблюдая за кувыркающимся крылом с нарисованным на нем оранжевым треугольником, Ивамото вспомнил, как называется этот самолет. Это же «Кертис-Врайт» CW-21 «Демон». Японским пилотам информацию о них доводили. Правда, таких самолетов у противника было по сведениям японской разведки не очень много. Где-то пятнадцать машин у Нидерландов и около тридцати у австралийских ВВС. Судя по опознавательным знакам сейчас перед ними были истребители Голландской Ост-Индии. Редкие звери! Но это не остановило атакующего японского лейтенанта. Приподнимаем нос истребителя, загоняя в прицел следующего неудачника. Плавно жмем на гашетки, «Зеро» слегка задрожал от размеренного автоматического залпа, посылая в сторону врага рой горячего свинца и огненной смерти. Есть! Второй голландский истребитель получил свою порцию и потеряв крыло, начал штопорить навстречу к земле. Нос «Зеро» немного вверх. Третий враг в прицеле. Огонь!

— Банзай!!! — заорал в азарте сражения Тетцуго Ивамото, наблюдая как его очередь, произведенная практически в упор, буквально разорвала третьего «Демона» на куски и тот исчезает в огненной вспышке.

Резко штурвал на себя, и его верный истребитель, дрожа как боевой конь в горячке боя, выносит Ивамото выше вражеского строя. Взгляд брошенный назад порадовал сердце бывалого воина. Избиение младенцев продолжили его подчиненные. Видимо кто-то из сбиваемых вражеских пилотов успел крикнуть в эфир о своей участи, предупреждая товарищей. Другие CW-21 начали реагировать. Их строй начал распадаться, но спастись вражеским пилотам было не суждено. Внезапная атака разогнавшихся пятнадцати «Зеро» просто не оставила им никаких шансов. Дольше всех продержался ведущий вражеской группы. Видимо это был довольно опытный пилот, который смог уходить от атак почти минуту, но все-таки напоролся на очередь старшины 2-й статьи Масами Симы и его ведомого. Они подловили его на вертикали, применив распространенный среди японских морских летчиков хинери-коми (Дословно — «внутренний переворот». Маневр, представлявший сочетание мертвой петли со штопором, разработанный пилотами японской морской авиации.). Тетцуго сам неплохо владел этим приемом и оценил красоту атаки старшина Симы.

В целом, весь воздушный бой продлился всего четыре минуты. Четыре минуты, и семь вражеских летчиков мертвы! Восьмой смог выпрыгнуть из горящего самолета и смог спастись. Расстреливать его в воздухе никто не стал. Японские пилоты считали, что поступать так не к лицу воину.

— Молодец Тети! Красиво вы их сделали! Теперь можете сделать пару заходов на аэродром. ПВО мы подавили так, что счастливой охоты! — раздался в наушниках шлемофона Ивамото голос капитан-лейтенанта Акира Сакамото.

— Хороший у нас командир! Все замечает! Служить под командой такого офицера большая удача! — подумал лейтенант Ивамото, направляя свой чутай в сторону горящего взлетного поля.

Уже при отходе группа вражеских «Брюстеров» попыталась атаковать, возвращающиеся на авианосцы, японские самолеты. Однако, выдвинувшиеся им на встречу «Зеро» буквально разорвали истребители противника. К большому своему сожалению, сам Ивамото не смог поучаствовать в этом воздушном бою. Который вспыхнул в небе над островом Мадура. Его группа была слишком далеко, и он мог только бессильно наблюдать, как вдалеке юркие «Зеро» из группы прикрытия одного за другим сбивают вражеские самолеты. Бой закончился довольно быстро. За семь минут все восемнадцать истребителей противника были сбиты. Потери «Зеро» составили только один истребитель, который не рассчитав, врезался в атакованный им «Брюстер».

Глава 18

Я облегченно вздохнул, когда последний вернувшийся из авианалета самолет коснулся палубы нашего авианосца.

— Докладывайте господа офицеры, как все прошло. — повернулся я к застывшим передо мною Минору Генде и Мицуо Футиде, командовавшими группами самолетов, совершавшими налеты на Сурабаю и Бали.

Доклад обоих летчиков был четким и подробным. Оба авианалета были полностью внезапны и довольно результативны. Противник явно не ожидал от нас такого сюрприза. На земле удалось уничтожить около сорока огневых точек зенитных орудии. А на взлетной полосе Перака были выведены из строя примерно пять десятков вражеских самолетов, и еще двадцать шесть истребителей противника были сбиты в воздушных боях. На острове Бали группа Футиды так же успешно зачистила все взлетные полосы, уничтожив там около тридцати пяти вражеских самолетов. Им на перехват даже никто не успел взлететь. В порту и на рейде Сурабаи наши палубные пикировщики и торпедоносцы смогли потопить: британский тяжелый крейсер «Эксетер»; голландские легкие крейсера «Тромп», «Де Рютер» и «Ява»; австралийский легкий крейсер «Перт»; два голландских эсминца «Витте де Витт» и «Кортенар»; два английских эсминца «Юпитер» и «Электра»; пять предположительно голландских подводных лодок; два танкера; четыре транспорта и десять более мелких судов. Из участвовавших в налете на Сурабаю 362 палубных самолетов потеряны пять машин. Группа Футиды из 84 самолетов над Бали потеряла всего три машины.

Очень даже солидные результаты. Эскадра голландского адмирала с очень длинным именем — Карел Виллем Фредерик Мари Доорман. Уф! Еле выговорил. Ну и смешные имена у этих голландцев! Так вот! Эскадра Доормана, которая должна была защищать Голландскую Ост-Индию, в данный момент полностью нейтрализована и лежит на дне Сурабайской гавани. И теперь в этом районе у врага нет ни одного серьезного боевого корабля. Только вот, есть еще пять голландских субмарин, которые по нашим данным болтаются где-то в окрестностях. Но думаю, что они не смогут помешать нам высадить десанты на Яве. Я на их месте залег бы на дно и не отсвечивал. К сожалению, мы не сможем сегодня нанести второй удар нашей палубной авиацией.

Сейчас за окном наступает стремительная тропическая ночь. Последние наши палубные самолеты садились уже в сумерках. Хорошо, что на японских авианосцах существовала хитрая система подсветки взлетной палубы. Очень полезная штука. С нею наши летчики могли даже ночью приземляться на авианосец. Но это в самом крайнем случае. Все-таки сейчас техника еще очень ненадежна и ночные полеты сопряжены с очень большим риском. Поэтому, по ночам никаких авианалетов не будет. Хотя, наземным самолетам в этом плане все же попроще. От Генды я слышал, что у немцев в ходе Битвы за Британию были многочисленные ночные бомбардировщики. С которыми англичанам было очень трудно бороться. Наши морские летчики тоже могли летать по ночам. Но при этом, потери от несчастных случаев резко возрастали. Поэтому, сейчас наше соединение двинется на юго-запад, чтобы к утру выйти в район высадки на северном побережье острова Ява в центральной его части. Дослушав доклад до конца, я поблагодарил Генду и Футиду и, повернувшись к Одзаве, приказал ему двигать наше соединение в заданный квадрат. Кстати, более тихоходные японские транспорты с десантом сумели догнать наши авианосцы, пока мы ждали возвращения наших палубных самолетов, наносивших удары по Сурабае и Бали.

Всю ночь мы шли по Яванскому морю, выполняя противоторпедные маневры. И хотя в нашем ордере было много противолодочных кораблей, а самое главное — у нас были радары. Но вот все наши самолеты и гидропланы находились сейчас не в воздухе, а на кораблях. Это сужало наши возможности по поиску надводных кораблей и подлодок противника. К счастью, за всю ночь не было ни одного контакта с врагом и мы смогли проскользнуть незамеченными. Я даже успел поспать немного. Кстати, мы получили радиограмму, что наши флотские двухмоторные бомбардировщики «Бетти» и истребители «Зеро» базового базирования, которые недавно были переброшены на Северный Калимантан на аэродром в Кучинге, нанесли два массированных налета на восточную часть Явы. В Батавии они смогли уничтожить около пятидесяти вражеских самолетов и двенадцати судов противника. Из которых один корабль оказался эсминцем, а остальные были транспортами, тральщиками и прочей мелочью.

Эта новость меня порадовала. Теперь у противника на Яве практически не осталось никакой авиации. Данные нашей разведки были довольно точными, и мы знали численность авиации и войск противника на этом острове на момент нашего вторжения. Поэтому, я мог смело утверждать, что сейчас у врага не осталось никаких ВВС в этом районе. От слова совсем! Похоже они все свои самолеты стянули для обороны Явы. И тут то мы их и уничтожили. Ну может где-нибудь, на мелких взлетных полосах у голландцев и осталась пара-тройка уцелевших самолетов. Но основные силы ВВС голландской Ост-Индской компании мы помножили на ноль.

С наступлением утра наши патрульные самолеты взлетели, и я вздохнул свободнее. Движение в акватории небольшого узкого моря морально изматывало. Очень беспокоили вражеские подлодки, которые предположительно могли находиться в этом районе. Однако ночью они нам не встретились, как впрочем и днем. Яванское море как будто вымерло, и ни одного вражеского корабля мы так и не встретили. Похоже, что панические вопли с избиваемых Сурабаи и Батавии заставили все суда противника поспешно покинуть этот район. Ну и ладно! Нам же будет проще высаживать войска на Яве. Ведь именно это было нашей главной задачей в данный момент. Хотя, то что мы сумели уничтожить большую часть вражеских военных кораблей и всех самолетов, оборонявших Яву, очень грело мне душу.

К пяти часам вечера наше соединение вместе с транспортами вышло в конечную точку нашего путешествия. Перед высадкой наши палубные бомберы проштурмовали прибрежную полосу в зоне высадки. И вскоре, с транспортов начали высаживаться японские солдаты и морпехи. Зона высадки располагалась в центральной части Явы между маленькими городками Семаранг и Киребон. Почему мы высаживались именно тут? Сейчас объясню. По данным нашей разведки, Яву обороняло около сорока тысяч голландцев и три тысячи австралийцев. И все свои основные сухопутные силы западные союзники расположили в восточной и западной частях острова возле самых крупных яванских городов Батавии и Сурабаи. Центральная же часть Явы была практически без войск. Маленькие группы голландских ополченцев численностью от двадцати до пятидесяти человек, находившиеся в этом квадрате, не могли оказать нашим десантникам какого-либо серьезного сопротивления.

Так и произошло. По нашим высаживающимся войскам никто не стрелял. Увидев приближавшуюся японскую армаду, немногочисленные голландцы просто бросили свои позиции и дали деру в сторону Сурабаи и Батавии. От них генерал Тер Портен, командовавший обороной Явы и узнал о нашей высадке. Но не попытался хоть как-нибудь помешать нашей высадке. Хотя на мой взгляд, это было довольно глупо. Ведь именно при высадке десантные силы наиболее слабы и уязвимы. Но голландские войска и подчинявшиеся им австралийцы просто стояли на месте, даже не попытавшись двинуться к зоне нашей высадки. К закату мы успели высадить большую часть нашей пехоты и техники. Сухопутными силами нашего десанта командовал армейский генерал-лейтенант Хитоси Имамура. Он был не таким борзым как Ямасита. Видимо понимал, что в этой операции без наших кораблей и авиации он много не навоюет. Короче, с этим представителем японской армии мы поладили очень хорошо.

Всего мы высадили: две пехотных дивизии, две армейских морских бригады, один танковый полк и три полка морской пехоты. Кроме того, на нашей стороне было полное господство в воздухе и на море. Чтобы защитники Явы не сильно скучали, самолеты с наших авианосцев нанесли в течении дня несколько авиаударов по их позициям. При этом, наши «Зеро» смогли сбить возле Батавии еще три вражеских «Брюстера». Похоже это были последние, уцелевшие в первых налетах, вражеские самолеты на Яве. Больше голландцы здесь не летали. В течении ночи наши войска взяли под контроль всю центральную часть острова. К утру 16-я пехотная дивизия, усиленная двумя ротами танков и одной морской бригадой начала наступление в сторону Батавии. На Сурабаю наступала 48-я пехотная дивизия, одна рота танков, вторая морская бригада и один полк морской пехоты.

На исходе вторых суток единственный и последний раз в этой операции случился морской контакт с противником. Ночью вражеская субмарина, скорее всего голландская, попыталась приблизиться к зоне нашей высадки, но была засечена нашими эсминцами, охранявшими периметр зоны. После чего, обрадованные таким подарком, три японских эсминца устроили на нее настоящую загонную охоту. Сбросив на подлодку противника около сотни глубинных бомб, они ее смогли загнать на мелководье и уничтожить в конце концов. Я поздравил капитанов эсминцев с победой и заодно вставил им начальственный пистон за то, что так долго возились. Но похоже, что это не смогло омрачить радости от победы над вражеской субмариной. Капитаны эсминцев были на седьмом небе от счастья. Они уже успели заскучать и очень сильно переживали, что им в ходе этой десантной операции так и не придется вступить в бой. А тут враг сам к ним пришел в руки. Ну, а что до придирок начальства, так для того командиры и существуют, чтобы дрючить подчиненных. Думаю, что другие командиры надводных кораблей сейчас завидовали нашим героям со страшной силой. Они то в этом морском бою не участвовали. Ох уж эти японские военные моряки! Как дети, ей богу!

Я все же приучил генерала Имамуру, при малейшем сопротивлении со стороны противника, вызывать нашу палубную авиацию или огонь наших артиллерийских кораблей. Подвернувшись жестокому террору со стороны наших самолетов и обстрелам с моря, голландцы просто не могли оказывать какого-либо серьезного сопротивления нашим наземным силам. Морально они были не готовы к такому прессингу. За два дня наши сухопутные части вплотную приблизились к Батавии и Сурабае. И буквально через несколько часов после этого, защитники Явы капитулировали. Причем, Батавия, обороной которой командовал генерал Тер Портен, сдалась даже раньше, чем Сурабая где рулил гражданский генерал-губернатор Голландской Ост-Индии.

В плен сдались сорок две тысячи голландских солдат и ополченцев, и две с половиной тысячи австралийцев. Пленных никто не убивал. Я запретил это делать, и генерал-лейтенант Имамура меня поддержал в этом вопросе. Нельзя загонять противника в угол. Если он будет знать, что в плен его не возьмут, то будет драться до конца. А так хочет сдаться — пускай сдается. Хотя эти европейцы и остались живы, но их участи я совсем не завидовал. Я примерно представлял, что ждет их в японских лагерях для военнопленных. Конечно их нельзя было сравнить с теми же концлагерями фашистской Германии, но и курортом их назвать тоже нельзя. Кроме того, с моей подачи многочисленных пленных японцы стали использовать для различных тяжелых работ. Например, строительством железной работы в джунглях Бирмы под присмотром японской армии занимались военнопленные. Или вот завалы и руины Чунцина расчищали тоже военнопленные. Они так же строили укрепления на оккупированных Японией территориях. Короче говоря, белые колонизаторы отрабатывали свой долг перед народами Азии. Хотя, в той реальности японцы через пару лет сами пришли к тому, чтобы использовать труд пленных. Но я решил не ждать так долго и подтолкнул японских военных к очевидному решению проблемы. А то корми этих белокожих дармоедов и охраняй, а так пускай отрабатывают свое содержание на стройках Азии. Ох! Чую за эти мои идеи меня скоро западные еврочеловеки и прочие толерасты объявят военным преступником. Хотя они бы меня и так объявили бы исчадием ада в случае нашего проигрыша. Но на скамью подсудимых в самом гуманном европейском суде я попадать не планировал. Если вдруг я облажаюсь, и Япония проиграет, то нахрена тогда жить. Я то в плен точно не сдамся! Вот так вот товарищи. Совсем я тут ояпонился от такой тяжелой жизни. Уже и думать начинаю, как настоящий самурай, блин!

Теперь говорить о каком-то организованном сопротивлении западных союзников в Голландской Ост-Индии было просто глупо. Голландская Ост-Индская армия и ее флот были разгромлены. Немногочисленные гарнизоны на островах просто не могли остановить нашего дальнейшего захвата Голландской Ост-Индии. Вскоре после Явы, в течении месяца были захвачены все остальные острова, принадлежавшие Нидерландам в этом регионе.

Глава 19

Капитан 2-го ранга Хироси Инада, стоя на ходовом мостике своей океанской субмарины «I-2», внимательно рассматривал в мощный морской бинокль двигавшиеся вдалеке корабли противника. Так, два линкора, два авианосца, вроде бы пять крейсеров. Есть там и эсминцы. Эх! Сколько их там рассмотреть невозможно. Далековато. Не менее шести, вроде бы.

— Какая жалость, что мы сейчас так далеко от них. Быстро идут курсом на восток. Нам их не догнать, к сожалению. Эх, если бы мы вчера не сменили позицию, то сейчас смогли бы атаковать эту жирную цель! — раздраженно прорычал Инада, покосившись на своего первого помощника, стоявшего рядом с ним.

— Капитан, ты же сам знаешь, что нам там было оставаться опасно! — начало возражать старпом. — Кто же знал, что так получится. Ничего не поделаешь. Так уж вышло!

— Да знаю я, знаю! Просто обидно. Такие крупные цели мимо проходят, а мы ничего не можем им сделать! Эх!

Вчера их лодке наконец-то улыбнулась богиня удачи Бэндзайтэн. Субмарина «I-2», под командованием капитана 2-го ранга Хироси Инада, уже три дня патрулировала в этом квадрате к востоку от острова Цейлон. Два раза появлялись вражеские корабли, но, к сожалению, они все проходили достаточно далеко, чтобы их атаковать. Но наконец, два британских транспорта, следующих по направлению к Цейлону, были перехвачены «I-2». Все четыре торпеды, выпущенные японской подводной лодкой, попали в цель. И вскоре, оба вражеских корабля затонули. Капитан приказал всплыть, чтобы заснять на кинокамеру тонущие транспорты. Однако, ликование экипажа подлодки было прервано появление аж трех британских самолетов. Пришлось срочно погружаться и уходить на глубину. Хорошо, что в этом районе глубины позволяли выполнить этот маневр. А вот оказавшись на мелководье, лодка была бы просто обречена. Но тогда воды Индийского океана позволили им скрыться от глаз вражеских летчиков. Предвидя появление еще и эсминцев противника, капитан Инада решил отойти на тридцать миль южнее, вспоминая добрым словом адмирала Ямамото.

Именно, командующий Объединенным флотом Японской империи обратил пристальное внимание на тактику японских подводников. Раньше у японских лодок были совершенно другие задачи и тактика их применения. Японские адмиралы считали что субмарины должны сопровождать основные силы флота в решающем сражении, а в ходе него прорываться к вражеским линкорам в надводном положении. А в случае появления вражеских самолетов, подводникам предписывалось оставаться на поверхности и отбивать воздушные атаки при помощи единственного зенитного пулемета. Любому более или менее опытному подводнику было понятно, что такая тактика приведет к огромным потерям среди подлодок. Но похоже, линкорных адмиралов, руливших японским флотом, это не сильно смущало.

Появление адмирала Ямамото в должности главнокомандующего императорского флота все резко изменило. Многие устаревшие лодки прошли модернизацию, получив новое гидролокационное оборудование и механические автоматы расчета торпедной стрельбы, идею которых по слухам выкрали у американцев. Кроме того, маломощные зенитные пулеметы были заменены спаренными 20-мм «Эрликонами», что значительно увеличило возможности противовоздушной обороны субмарин. Еще в 6-м флоте, в котором были сконцентрированы основные силы японских субмарин, ходили смутные слухи про какие-то новые торпеды, которые скоро должны были появиться на вооружении подлодок.

По тактике действий подлодок тоже произошли кардинальные изменения. Теперь главным для субмарин становились неограниченная подводная война на коммуникациях противника и разведка. Новым уставом императорского подводного флота японским лодкам предписывалось действовать по одиночке или мелкими группами. И при этом необходимо было соблюдать максимальную скрытность и осторожность. Никаких атак в надводном положении. Только удары из-под воды. Ударили и быстро отошли, пока противник не подтянул свои противолодочные силы. В случае если подлодка будет застигнута на поверхности вражеским самолетом у японских подводников был строгий приказ на немедленное погружение. Никаких перестрелок с вражескими самолетами. Зенитки можно было применять только в самых крайних случаях, если лодка уже не сможет уйти на глубину.

Капитан Инада так же вспомнил и многочисленные изнуряющие тренировки команд подводных лодок, которые обрушились на них с приходом нового главкома Объединенного флота. Гоняли их жестоко, но это принесло свои плоды. Подводники конечно ворчали, но понимали всю необходимость таких тренировок. Любому салаге было ясно, что все это не спроста. Скоро будет Большая война. Раньше его лодка выходила для тренировок в море только раз в полгода, а при Ямамото они стали плавать каждый месяц по два раза. Это помогло экипажу «I-2» довольно быстро поднять свой профессиональный уровень. Теперь все действия подводники выполняли быстро и точно. Лодка погружалась в два раза быстрее, торпеды уверенно поражали цели. На учениях они все чаще стали получать благодарности от командования флота. В общем, к начавшейся войне с Британией и ее союзниками команда «I-2» была готова на все сто процентов.

— Воздушная тревога на триста двадцать! — внезапно закричал стоявший рядом матрос-наблюдатель, прервав мысли своего командира.

Хироси Инада резко развернулся, высматривая появившуюся угрозу. Вот она. На удалении в две тысячи метров от их лодки летел архаичного вида нелепый биплан.

— Палубный торпедоносец Фэйри «Свордфиш» британского производства. — быстро опознал приближавшийся вражеский самолет капитан Инада. — Срочное погружение! Быстро! Быстро!

Субмарина в быстром темпе уходила на глубину, люди в ее рубке чутко прислушивались, не раздастся ли взрыв вражеских бомб. Но все было тихо. На этот раз противник не атаковал. Повезло. Богиня удачи снова была к ним благосклонна.

— Отходим. Курс шестьдесят. Машины на полную! — скомандовал капитан японской подводной лодки.

Через час «I-2» всплыла на поверхность. Перед этим командир субмарины внимательно осмотрел горизонт через перископ. Все чисто. Можно всплывать. Как только лодка показалась на поверхности, на ее рубке распахнулся верхний люк из которого выбрались два наблюдателя, которые в бинокли стали осматривать окрестности.

— Все чисто, господин капитан! Противник не обнаружен! — доложил один из наблюдателей, когда на ходовой мостик субмарины вылезли два японских офицера.

— Сообщите в штаб флота об обнаруженной нами эскадре противника. Если нам не повезло, то пусть повезет другим нашим лодкам. Может хоть они сумеют подобраться и атаковать эти британские линкоры? — сказал капитан Инада, обращаясь к стоявшему рядом первому помощнику.

— Есть, капитан! Сейчас же прикажу нашему радисту выйти в эфир!


— Господин командующий, мы получили срочную радиограмму из штаба флота! — отвлек меня от созерцания морской глади вице-адмирал Дзисабуро Одзава. — Одна из наших субмарин возле Цейлона засекла крупное соединение противника, имеющее в своем составе: два линкора, два авианосца, пять крейсеров и шесть эсминцев. Эта эскадра предположительно вышла из Тринкомали и теперь на большой скорости двигается на восток.

— Не к нам ли они спешат? — встревожился я, бросив взгляд на командира нашей эскадры.

— Не думаю, господин адмирал. Если судить по их местоположению и курсу, то скорее всего британские корабли следуют к Андаманским островам.

— Вполне логично, там же сейчас началась наша десантная операция по захвату этих самых островов. Императорская армия решила обезопасить южный фланг своих войск в Бирме, захватив аэродромы и морские стоянки на Андаманских островах. Там вроде бы сейчас соединение контр-адмирала Токидзиро Ониси действует. Но вот сил у него поменьше, чем у замеченной вражеской эскадры. — произнес я, повернувшись к большой тактической карте Индийского Океана.

— Так точно! У контр-адмирала сейчас есть два легких авианосца, один линейный корабль, три легких крейсера и семь эсминцев! — подтвердил мои слова Одзава. — У противника здесь будет явный перевес.

Я задумался над сложившейся ситуацией. Наше соединение в составе семи тяжелых авианосцев, двух линкоров, одного тяжелого крейсера и десяти эсминцев в данный момент находилось в Индийском Океане. Мы шли в рейд на Цейлон. После того как закончилась операция по захвату Явы, я, посовещавшись с офицерами эскадры, решил сгонять в Индийский Океан. Вообще-то, сейчас так никто не воевал. По всем канонам здешней военной науки нам следовало отойти к Индокитаю, где мы бы в течении недели проводили техобслуживание механизмов кораблей, пополняли боезапас и принимали топливо. Но я решил не терять столько времени и нагрянуть к англичанам как снег на голову. Мы дошли до Батавии, оставили там часть кораблей. Переночевали, а затем целый день пополняли боезапас и заправляли рейдовые корабли топливом. Ночью наше рейдовое соединение, пройдя через Зондский пролив, вышло в Индийский океан. Держась подальше от побережья Суматры мы шли курсом на северо-запад. Через двое суток наша эскадра миновала Никобарские острова, стараясь держаться от них подальше. А утром третьего дня нас догнало сообщение об обнаружении большой вражеской эскадра. В данный момент, я надеюсь, британцы нас точно не ждут, а мы придем. Сюрприз будет!

Сейчас военно-морские базы Коломбо и Тринкомали, расположенные на Цейлоне стали местом базирования остатков Восточного флота Великобритании. Если их разгромить, то англичанам придется отводить свои боевые корабли к Южной Африке или Суэцкому каналу. Ведь в самой материковой Британской Индии у них нет других портов с военной инфраструктурой, верфями и доками. А это означает — победу в войне на море. По крайней мере, так мы сможем надолго нейтрализовать британский флот в Индийском Океане. Хотя, они могут свой флот и в Австралию отправить. Но я в этом сильно сомневаюсь. Наши войска уже практически захватили Новую Гвинею и большинство островов Голландской Ост-Индии. Японские подлодки бесчинствуют у побережья Австралии. Переводить туда флот опасно и муторно. Не станут бритты так рисковать. Владычица морей всегда очень трепетно относилась к своим боевым кораблям. Австралийцев они сдадут и не поморщатся. И уж точно не будут защищать Австралию до последнего британского корабля. Короче, проблемы индейцев шерифа не волнуют. То есть, проблемы австралийцев теперь не будут особо волновать англичан.

И вот сейчас я опять болтаюсь в море, решая непростые тактические задачи на мостике авианосца «Акаги». А дела складываются не очень хорошие. Это долбанное вражеское соединение спутало мне все карты. Контр-адмирал Токидзиро Ониси тактик вроде бы неплохой, но вот силенок у него действительно маловато. Вот кстати, еще один кандидат в командиры ударного авианосного соединения. Я помнил, что в той реальности этот контр-адмирал станет создателем авиационного корпуса «камикадзе». Здесь он был довольно вменяемым флотоводцем, который был ярым сторонником авианосцев и морской авиации в целом. Короче, наш человек. Если со мною что-нибудь, не дай бог случится, то Ониси, Одзава, Генда и Футида не дадут пропасть моему делу.

Так вот, отвлекся я чего-то. У обнаруженного вражеского соединения судя по докладу нашей подлодки сейчас есть два линкора, два авианосца и аж пять крейсеров. Английские линкоры — это всегда серьезно. Тем более, что у Ониси только один линкор. Даже не линкор, а скорее линейный крейсер «Конго». И против новейших британских дредноутов он долго не продержится. Теперь переходим к авианосцам. У англичан их два, если опять же верить докладу наших подводников. Скорее всего — это «Гермес» и какой-нибудь большой британский бронепалубный авианосец. «Гермес» англичане гордо называли ударным авианосцем, но на самом деле — это был устаревший легкий авианосец с слабым бронированием взлетной палубы. На его борту размещались двадцать устаревших самолетов, которые нашим палубным самолетам не соперники. А вот второй британец будет посерьезнее. Наверняка это «Илластриес», пришедший недавно из Средиземного моря через Суэцкий канал. Других больших авианосцев у англичан в Индийском Океане в данный момент не было. Если верить, конечно, данным нашей разведки.

Авианосцев у нашего противника на Цейлоне могло быть и больше, но неделю назад одна из наших океанских подлодок дальнего действия «I-7», добилась блестящей победы в Аравийском море возле острова Сокотра. Она смогла потопить вышедший из Аденского залива английский большой авианосец «Формидебл», следующий в Британскую Индию для подкрепления Британского восточного флота. Впрочем, британские авианосцы на мой взгляд не шли ни в какое сравнение с японскими. Они имели гораздо меньшее количество самолетов на борту, чем японские. Английская палубная авиация, при этом, была довольно устаревшей. Хотя она и умудрялась как-то одерживать победы над немецким и итальянским флотами.

— Мы сможем достать англичан? — спросил я у Одзавы.

— Думаю, что да. До предполагаемого места нахождения вражеской эскадры примерно четыреста-пятьсот миль. Наши палубные самолеты смогут долететь, даже подвесные топливные баки не понадобятся! — ответил на мой вопрос вице-адмирал.

— А вернуться, то смогут? Может все-таки ПТБ подвесить? — уточнил я.

— Хватит им дальности, чтобы вернуться. А если мы подвесные баки используем, то тогда наши пикирующие бомбардировщики не смогут взять 800-кг бронебойные бомбы, а они против линкоров очень эффективны! — горячо возразил мне Одзава.

— Хорошо. Сделаем, как вы советуете. У англичан, то палубные самолетики не такие дальнолетные, как наши. Они нас точно достать не должны. — согласился я с командиром 1-го ударного авианосного соединения. — Думаю, что надо заранее начать готовить наши самолеты к авиаудару, а сейчас мы выпустим штук восемь «Зеро». Пускай летят на разведку и ищут вражескую эскадру в заданном районе. Как только они засекут противника, мы сразу же поднимем наши палубные самолеты и отправим их в атаку. А пока держим курс на север и ждем докладов наших разведывательных самолетов.

Следующие два часа были довольно скучными. Наши «Зеро» ушли на поиск противника, и мы ждали, когда же они его найдут. И вот наконец, пришло сообщение, которого мы все так ждали:

— Обнаружено вражеское соединение в квадрате двенадцать-восемь. Большая эскадра. Два линкора, два авианосца, шесть крейсеров и семь эсминцев противника двигаются курсом сорок семь.

Услышав координаты, Одзава метнулся к карте и облегченно выдохнул:

— Достаем! Они у нас в руках!

— Тогда командуйте атаку! И да помогут нам боги! Им теперь даже лишний крейсер не поможет, который у них обнаружился! — произнес я, невольно улыбнувшись. Уж очень забавный вид был у двухметрового вице-адмирала Одзавы, когда он мчался к карте. Видимо, в нем проснулся охотничий азарт. Наконец-то, добыча найдена, остается только ее догнать и убить.

Глава 20

Адмирал Джеймс Фаунс Сомервилл очень сильно захотел выругаться, как портовый грузчик, но с большим трудом сумел сдержаться. Только, что ему доложили, что операторы радаров его эскадры засекли большую группу самолетов, приближавшуюся к ним с юга. И эта группа, судя по засветкам на экранах корабельных радарных станции, была просто огромной, как минимум несколько сотен самолетов. На лице командующего Восточным флотом Ее Величества не дрогнул ни один мускул, хотя внутри у него все кипело. Ох не зря тут крутился какой-то одинокий самолет полтора часа назад. Хорошо хоть радар вовремя предупредил об этом. На перехват были высланы четыре палубных истребителя Фейри «Фулмар». Однако, таинственный самолет с легкостью смог оторваться от них и уйти. Понимая, что это наверняка был вражеский разведчик, командующий британской эскадры распорядился усилить бдительность и быть готовыми к атаке противника. И вот, дождались.

— Эти болваны из разведки опять опростоволосились. Они утверждали, что все большие японские авианосцы после захвата Явы ушли в Индокитай, а сейчас в Индийском океане только небольшая японская эскадра, включавшая один линкор и два небольших авианосца! — со злостью подумал Сомервилл.

И он, поверив этим умникам, вывел основные силы своего немногочисленного Восточного флота из гаваней Цейлона в море для того, чтобы ударить по японскому десанту на Андаманских островах. Самый прославленный британский флотоводец этого времени был очень недоволен сложившимся положением на вверенном ему участке фронта Великой войны. После бесславной гибели Сингапурской эскадры и Голландского флота в распоряжении командующего Восточным флотом Великобритании осталась только небольшая эскадра, базировавшаяся на Цейлоне. Положение было просто катастрофическим. Правда, лорды адмиралтейства, бомбардируемые его жалобами, все же соизволили выделить в распоряжение Сомервилля подкрепление из одного линкора, двух авианосцев, двух крейсеров и пяти эсминцев. Но, при этом, ему было заявлено, что эти силы даются ему ненадолго, а только на пару месяцев. После чего они будут отозваны обратно в Средиземное море. Адмирал конечно же протестовал, но все его протесты были не услышаны.

— Вы должны добиться победы в течении двух месяцев над этими дикими азиатами. Корабли отсталых туземцев не могут тягаться с нашим флотом в открытом бою! Мы не сомневаемся в вашей победе над слабосильным японским флотом! — заявили Сомервиллю эти напыщенные индюки из Британского адмиралтейства.

Они не сомневаются! А вот он — Джеймс Фаунс Сомервилл очень даже сомневается. В отличие от «латунных пуговиц» (так в действующем боевом флоте Великобритании называли штабных офицеров) он был боевым адмиралом, который успел понюхать пороху практически во всех конфликтах, начиная с Первой мировой войны. И в этой войне, начавшейся в 1939 году, он тоже не отсиживался в тылу, активно участвуя в морских сражениях против немецкого и итальянского флотов. И исходя из своего богатого боевого опыта, он понимал, что для уверенной победы над японскими ВМС у Восточного флота сил крайне мало. А тут еще и трагедия с авианосцем «Формидебл», который совсем недавно был потоплен подводной лодкой на выходе из Аденского залива. Он был одним из тех двух авианосцев, что адмиралтейство послало Сомервиллю для подкрепления.

После этого, командующему Восточного флота заявили, что больше никаких подкреплений он не получит. Сейчас в Северной Африке разгорелись ожесточенные бои англичан с немецким Африканским корпусом генерала Роммеля, который взял Тобрук и энергично продвигался к египетской границе. Так что теперь, в Средиземном море британским ВМС приходится напрягать все свои силы. Кроме того, в Северной Атлантике в последнее время активизировались немецкие субмарины. Мальчики германского вице-адмирала Карла Деница вышли на большую охоту, топя британские транспорты в больших количествах. А в северных водах был замечен германский суперлинкор «Тирпиц». И все это значило, что военно-морским силам Ее Величества есть чем заняться, помимо войны с отсталыми дикарями в Индийском океане.

И вот теперь, несколько сотен самолетов этих самых азиатских дикарей с большой скоростью сближались с его эскадрой. Как человек, не мало повоевавший, Сомервилл понимал, что два легких японских авианосца, которые были замечены британской разведкой у Андаманских островов, просто физически не могут выпустить такое количество самолетов в воздух. И эта воздушная армада, приближавшаяся сейчас к ним, означала только одно — где-то неподалеку в Индийском океане сейчас находятся пять-шесть больших японских авианосцев. И это именно их самолеты сейчас появились на экранах британских радаров. Похоже, что Восточный флот Ее Величества только, что поймали в ловушку. И сделали это те самые отсталые туземцы, о которых так презрительно отзывались в Британском адмиралтействе.

К чести Сомервилля стоит сказать, что он не поддался панике и, практически сразу, начал раздавать приказы. Все двадцать два палубных истребителя с обоих авианосцев эскадры успели взлететь и направиться на перехват вражеских самолетов. Но на их счет адмирал особых иллюзий не питал. Во-первых, их было слишком мало, а во-вторых, эти британские истребители были довольно устаревшими машинами, требовавшими замены на более современные. Британские истребители Фейри «Фулмар» и Глостер «Гладиатор» были по мнению Сомервилля настоящим барахлом. Они уступали в скорости и маневренности немецким и итальянским истребителям. Ну не было в данный момент у британского флота нормальных современных палубных самолетов. А по докладам британских пилотов, столкнувшихся в воздушных боях с японскими самолетами над Сингапуром, истребители «отсталых азиатов» ни чем не уступали, а во многом даже превосходили самолеты англичан. И ведь Сингапур защищали вполне современные «Харрикейны» и «Брюстеры», которые превосходили по всем своим параметрам «Фулмары» и «Глостеры». Значит сейчас британские палубные истребители уступают японцам не только в количестве, но и в качестве самолетов. Насчет выучки японских летчиков Сомервилл так же не питал никаких иллюзий. По тем же докладам английских пилотов японские летчики имели просто фантастическую манеру пилотирования, вполне сравнимую с уровнем опытных европейских ассов.

Корабли британской эскадры, готовясь к вражескому авианалету, стали расходиться в стороны, чтобы получить большую свободу маневра. Команды кораблей лихорадочно готовились к бою. Все матросы и офицеры занимали свои места по боевому расписанию. Зенитчики перезаряжали свои пушки и скорострельные зенитные автоматы. Задраивались водонепроницаемые переборки между отсеками кораблей. Аварийные команды готовили пожарное оборудование. Все люди были на взводе. Они знали, что сейчас им предстоит насмерть драться с многочисленными японскими самолетами. Но никакой паники заметно не было. Англичане верили в превосходство британского оружия и техники. Во Флот Ее Величества трусов не брали. Все знали, что испытание будет тяжелым и готовились до конца выполнить свой долг.

Когда в зоне видимости появились японские самолеты, адмирал Сомервилл приник к биноклю, и сердце его вздрогнуло. Картина накатывающихся на них волн вражеских самолетов просто подавляла и завораживала. Казалось, что японские самолеты затмевают весь горизонт. Они шли широким фронтом группами по шестнадцать-двадцать самолетов. Между которыми были интервалы примерно по двести метров.

— Красиво идут! Но Боже мой, сколько же их тут? Наших истребителей не видно. Похоже все сбиты. — потрясенно подумал командующий Восточным флотом. — Мы все умрем!!!

Но несмотря на это, Сомервилл уверенным голосом изрек:

— Передайте всем! Британия ждет, что каждый из нас выполнит свой долг! Огонь по готовности! И да поможет нам Бог!

Японские самолеты неумолимо приближались. Первыми открыли огонь три эсминца, которые шли на правом фланге эскадры. Они оказались ближе всех к приближающимся японским самолетам. К сожалению англичан, особого урона вражеским аэропланам они не видели. Эсминцы били в белый свет как в копеечку. И вот противник начал реагировать. Мелкие группы японских самолетов по 4 самолета, покрашенных в белый цвет, устремились к стреляющим британским эсминцам. Они четко выходили на цель с разных направлений на высоте в три тысячи метров, а затем начинали поочередно пикировать, завывая мощными моторами. Мелкие английские корабли хаотично маневрировали, сбивая прицел как вражеским летчикам, так и своим зенитчикам. Возле эсминцев начали вставать водяные столбы, от промахнувшихся мимо них авиабомб. Внезапно в один из кораблей угодила японская бомба. В небо взметнулся огненный цветок взрыва. Эсминец потерял ход и окутался пламенем и дымом. Через двадцать секунд в него попала вторая бомба, затем третья, которая его и прикончила. Быстро заваливаясь на левый борт, эскадренный миноносец Британского флота начал быстро погружаться в морскую пучину.

Сомервилл, прильнув к окулярам бинокля, зачарованно следил за разыгравшейся драмой. Он даже не заметил, как основная масса самолетов противника, пролетев над избиваемыми эсминцами набросилась на крупные корабли английской эскадры, шедших в центре ордера. Попадание авиационной торпеды в правый борт его флагманского «Уорспайта» вернула адмирала к действительности. Линкор вздрогнут и неслабо качнулся. Возле борта вырос столб воды. Через тридцать секунд пришла еще одна японская торпеда, затем еще одна. Все происходило, как во сне. Адмирал Сомервилл медленно оглянулся. Пространство вокруг заволокло дымом, рядом орал командир «Уорспайта», требуя от рулевых дать полный ход. Сомервилл бросил взгляд по сторонам и просто выпал в осадок.

Через амбразуры боевой рубки линкора он увидел, объятый пламенем авианосец «Илластриес». На глазах Сомервилля в и без того уже потрепанный авианосец попали еще три бомбы, вызвавшие большие разрушения и новые пожары. Рядом разворачивался линейный корабль «Ревендж», испятнанный попаданиями японских бомб и торпед. Из пробоин в толстой броне вырывались языки пламени. Но бравый британский корабль не сдавался и боролся до конца. Спаренные 40-мм зенитные «Викерсы пом-пом» молотили не переставая из всех стволов по пролетающим мимо японским торпедоносцам, окрашенным в белый цвет. Вот одна из сдвоенных очередей впилась в один из них. 40-мм снаряды пробили большие рваные дыры в фюзеляже «Кейта». Мотор вражеского самолета внезапно задымился и вспыхнул. Сомервилл не успел еще обрадоваться этой маленькой победе британских зенитчиков, как увидел то, что потрясло его до глубины души. Подбитый японский торпедоносец с разгорающимся мотором немного довернул и понесся к английскому тяжелому крейсеру. Было видно, что японский летчик осознанно направляет свой горящий самолет на «Корнвэлл». Зенитчики крейсера, увидев новую опасность, начали лихорадочно на расплав стволов стрелять по идущему на таран японцу. Но, несмотря на врезающиеся в его самолет британские снаряды, японский пилот упрямо вел свой разбитый бомбер к цели, ведя огонь в ответ из своих крыльевых пулеметов. У командующего Восточным флотом Ее Величества мурашки побежали по спине, когда японский самолет врезался в надстройку крейсера «Корнвэлл» и исчез в огненной вспышке.

— Боже мой! Да эти японцы же просто фанатики! — потрясенно пробормотал Сомервилл, чувствуя боль в прокушенной губе.

О таком адмирал и раньше слышал от своих коллег, водивших конвои в Россию. У русских вроде бы были такие же бесстрашные пилоты, которые могли пожертвовать своей жизнью и врезаться во вражеский самолет или колонну танков. Но одно дело слышать, а другое дело увидеть такое своими глазами.

— Как можно победить врага, который не боится смерти? Боже мой, неужели мы обречены, и Британия обречена? — подумал Сомервилл, продолжая наблюдать картину избиения его эскадры. — В Азии восходит новое солнце, а наша Британская империя уходит в тень.

Внезапно, все на «Уорспайте» почувствовали сильный удар. Никто даже не успел ничего понять, как у них под ногами разверзлась огненная бездна. Бронебойная 800-кг японская авиабомба пробила насквозь верхнюю броню первой башни главного калибра флагманского линкора и разорвалась в носовом снарядном погребе. Это привело к массовой детонации, сложенных там снарядов главного калибра. Мощнейший взрыв расколол огромный корабль Ее Величества пополам. Могучий британский линкор погиб в считанные мгновения, унеся с собой в морскую пучину девятьсот тринадцать человек. Из всего экипажа смогли уцелеть только двенадцать моряков. Вместе со своим флагманом погиб и Джеймс Фаунс Сомервилл — самый знаменитый адмирал Британского флота на данный момент.

В течении двадцати минут британские корабли подверглись многочисленным атакам японских палубных пикировщиков и торпедоносцев. Авианосец «Гермес» получил попадания двенадцати бомб, восьми торпед и вскоре, кренясь на правый борт, стал уходить под воду. Линкор «Ревендж», получив восемь торпед и четырнадцать бомб, уже через пол часа перевернулся и скрылся под водой. В тяжелый крейсер «Дорсетшир» попали три бомбы и пять торпед. Этого вполне хватило для его затопления. Тяжелый крейсер «Корнвэлл» был поражен тремя торпедами и девятью бомбами. И еще в него врезался один из японских торпедоносцев. Крейсер продержался на плаву одиннадцать минут, после чего так же затонул. Легкий крейсер «Дурбан», разломился от взрыва двух японских торпед и затонул практически со всем экипажем. Легкий крейсер «Драгон» получил в левый борт три торпеды и две бомбы, после чего начал тонуть, и команде пришлось его покинуть. Легкий крейсер «Энтерпрайз» (не путать с одноименным авианосцем ВМС США) получил одну торпеду в правый борт и погиб как и флагман британской эскадры от бомбы, взорвавшей боезапас в снарядном погребе. В легкий крейсер «Глазго» попали три торпеды и шесть бомб. И этого ему хватило, чтобы затонуть. Крейсер ПВО «Керес» стал тонуть, получив две торпеды и семь бомб. Крейсер ПВО «Коламбо» был поражен четырьмя торпедами и девятью бомбами. Затонут он тоже довольно быстро после этого.

Из семи английских эсминцев только «Тенедосу», который шел позади эскадры, удалось спастись. Командир эсминца капитан 2-го ранга Алекс Шорт увидел единственный шанс на спасение. Вдалеке шел грозовой фронт. Было видно, что там бушует настоящий тропический ливень, изливая тонны воды в Индийский океан. Именно туда и понесся «Тенедос», отстреливаясь со всех стволов от наседавших на него белых японских самолетов. При этом, британский корабль совершал отчаянные зигзагообразные маневры, что и спасло его от прямых попаданий. Хотя три японские бомбы и разорвались в непосредственной близости от борта, но эсминец не потерял ход и смог дойти до спасительного дождевого фронта. Этот беспримерный путь добавил всем членам команды эсминца много седых волос. Целый час «Тенедос» следовал в пелене тропического ливня, слушая грозовые раскаты и любуясь ветвистыми молниями. Одна из таких молний угодила и в сам эсминец, убив пятерых британских матросов. Это заставляет задуматься о судьбе и обо всем, что с нею связано. Выжить в смертельном бою, чтобы затем через пол часа быть убитым молнией. Судьба, однако!

Через час «Тенедос» вышел из грозового фронта. Британцы опасливо оглядывались по сторонам, выискивая в небе вражеские самолеты. Но небо на этот раз было совершенно пустым. И только редкие облака величаво плыли по его голубой глади. Британский эсминец резво пошел в сторону места недавнего боя. Найти его было довольно легко. Над горизонтом поднимался огромный столб густого черного дыма, точно указывая на место, где недавно развернулось морское сражение. Когда «Тенедос» достиг места побоища, то глазам членов его команды открылось ужасное зрелище. Из всех кораблей английской эскадры на плаву остался только авианосец «Илластирес». Одного взгляда на него хватало, чтобы понять, что этот корабль больше никогда никуда не поплывет. Вид некогда грозного большого бронепалубного авианосца внушал ужас. «Илластирес» пылал от носа до кормы. Тот самый столб черного дыма, что они увидели издалека, был вызван именно этим пожаром. По сути своей, британский авианосец превратился в огромный костер посреди океана. Кроме того, сам большой корабль теперь сильно накренился на правый борт. Судя по всему, жить ему осталось от силы час.

Другие корабли эскадры давно покоились на дне Индийского океана, но не все члены команд этих кораблей погибли. Несколько тысяч человек копошились в воде Индийского океана. Шлюпок и спасательных жилетов на всех не хватало и люди цеплялись за различные деревянные обломки, всплывшие после гибели британской эскадры.

— Думаешь, что мы сможем взять эту развалину на буксир? — сказал Джек Мортон первый помощник эсминца «Тенедос», указывая на горящий авианосец.

— Нет, Джек. Этому кораблю точно конец. Долго он не протянет. Даже если мы возьмем его на буксир, то далеко не уйдем. Японские самолеты могут сюда вернутся в любой момент. Тебе что одного раза не хватило, хочешь продолжить знакомство с японской Летающей Смертью. Уверен, что и японские корабли уже идут сюда на полных парах. Поэтому, нам надо срочно уходить на базу, чтобы доложить обо всем что случилось. Связи то у нас нет. Чертова молния вывела из строя нашу рацию! Сейчас мы торпедируем это корыто, чтобы оно не досталось врагу, а затем возьмем людей на борт. Сколько сможем взять. Корабль то у нас не резиновый. Ну а затем рванем к Цейлону на полной скорости! — ответил капитан Шорт, осматриваясь по сторонам.

— А как быть с теми людьми, которые не смогут поместиться на нашем «Тенедосе»? — поинтересовался Мортон, глядя на своего командира.

— Увы, Джек! Им придется остаться здесь! Ты же сам понимаешь, что всех мы взять не сможем! — сказал командир британского эсминца и отвернулся.

— Я знаю, знаю! Но от этого мне не легче, Алекс!

— Мне тоже, старина, мне тоже! Но это война!

Следующий час ушел на то, чтобы затопить несчастный «Илластриес». Эсминец подошел к правому борту авианосца и с расстояния в три кабельтова произвел по нему пятиторпедный залп. Большой британский корабль умирал долго и внушительно. Окончательно «Илластриес» затонул только через двадцать восемь минут, величаво уйдя под воду кормой вперед. Однако, после залпа капитан Шорт не стал дожидаться окончательной гибели авианосца на месте. Повинуясь его команде, «Тенедос» начал медленно нарезать круги по водной глади, подбирая из воды плавающих там людей. Когда набралось шестьсот двадцать восемь человек, то на эсминце стало очень тесно. Люди стояли в плотную друг с другом на палубе, и во всех внутренних помещениях. «Тенедос» ощутимо просел в ватерлинии. После чего было решено уходить из этого района. Они и так тут сильно задержались. Сейчас эсминец не сможет даже сражаться. Не боевой корабль, а прямо баржа, набитая людьми под завязку. Один японский самолет и им конец. Когда они проплывали мимо барахтающихся в воде людей, то многие на эсминце отворачивались и затыкали уши, чтобы не видеть укоряющих взглядов и не слышать криков о помощи. Просто так они не смогли уйти. Спустили на воду одну уцелевшую шлюпку, выбросили за борт три надувных плота и все спасательные жилеты, передав их плавающим в воде людям. Это были все средства спасения на воде, что нашлись на «Тенедосе». Кроме этого, капитан Шорт распорядился выломать доски деревянного настила палубы и собрать всю деревянную мебель. Из этих деревяшек сколотили пару плотов, которые тоже спустили за борт. Это хоть как-то поможет выжить остающимся здесь людям.

После чего, с тяжелым сердцем, они взяли курс на Цейлон. Скорость эсминца упала из-за перегруза и полученных повреждений. И это в конечном итоге решило судьбу единственного, уцелевшего после разгрома эскадры, британского эсминца и всех людей на его борту. В восьмидесяти милях восточнее острова Цейлон английский эсминец «Тенедос» был торпедирован японской подводной лодкой «I-4». Из-за упавшей скорости он не смог уклониться от торпед и, получив две из них в левый борт, быстро затонул. Все люди, бывшие на борту «Тенедоса» в момент атаки, оказались в воде или погибли при взрывах торпед. Отсутствие спасательных жилетов и надувных плотов сыграло с ними злую шутку. После того, как эсминец пошел на дно, японская субмарина покинула этот квадрат, как и предписывалось в новом уставе японского подводного флота. Да и не стали бы японцы спасать барахтающихся в воде британцев. Те, кто не погиб сразу же при потоплении эсминца, смогли продержаться на воде еще какое-то время. Но усталость делала свое дело.

О чем рассуждал капитан 2-го ранга Алекс Шорт, оставшись в гордом одиночестве спустя два часа? Все другие люди, бывшие на «Тенедосе» в момент атаки подлодки, уже давно погибли. Раненные утонули первыми. Кто-то, устав сопротивляться стихии, опустил руки и пошел на дно. Самых упорных и выносливых утащили акулы. Первые морские хищницы появились на месте катастрофы уже через двадцать минут. Все моряки знают, что в Индийском океане до черта акул, которые съедают все, что падает в воду. Ну и конечно же, их очень привлекает кровь в морской воде. А крови на месте гибели «Тенедоса» было очень много. Так вот, капитан Шорт как раз размышлял о капризах судьбы. Вырваться и уцелеть в смертельном бою, не погибнуть при ударе молнии в их корабль. И все для того, чтобы погибнуть вот так вот бесславно и глупо, барахтаясь в воде без спасательного жилета и безо всякой надежды на спасение. Когда его схватила за ногу зубастая пасть и поволокла в морские глубины, то он особо не сопротивлялся. Судьба, однако!

Глава 21

— Практически все корабли вражеской эскадры получили серьезные повреждения. Достоверно известно о затоплении одного британского линкора, одного авианосца, пяти крейсеров и шести эсминцев. Когда я скомандовал отход, то на плаву все еще оставались: один линкор противника, один авианосец, один крейсер. И еще одному эсминцу врага удалось уйти от наших пикирующих бомбардировщиков, скрывшись в грозовом фронте. Это я запретил нашим летчикам лезть туда! — докладывал Минору Генда, вытянувшись по стойке «смирно». — Вероятность потерять наши самолеты в сплошной стене тропического ливня была очень большой. И при этом, эсминец противника они вряд ли бы поразили.

— Вы поступили совершенно правильно. Тут я с вами согласен. Лезть в грозу из-за какого-то эсминца глупо. Вот если бы это был вражеский авианосец или линкор, тогда риск бы того стоил. А что там с вражеским авианосцем и остальными кораблями, оставшимися на плаву? Сильно они повреждены? — перебил я нашего бравого капитана 1-го ранга.

— Английский авианосец полностью выведен из строя. В него попало много наших бомб и торпед. Корабль потерял ход и начал крениться на борт. По всему кораблю были видны многочисленные пожары. Команда в панике покинула его. Я два раза пролетел над ним на своем истребителе. Как боевая единица этот авианосец не представляет никакой опасности. Вражеский линкор так же потерял ход и заметно просел ниже ватерлинии. На нем мною наблюдались многочисленные пожары. Крейсер противника тоже стоял на месте, сильно накренясь на правый борт. Он так же горел в районе центральной надстройки. Его зенитные орудия по нашим самолетам не стреляли. Я заметил, как с него в воду прыгают люди, покидая его. — ответил на мой вопрос Генда.

— Каковы наши потери? — спросил я, когда Генда замолк.

— Из 422 самолетов, участвовавших в налете, мы потеряли 17. Из них 6 пикирующих бомбардировщиков и 11 торпедоносцев. Среди пилотов, штурманов и стрелков погибли восемнадцать человек. При этом, 3 человека погибли во время тарана нашим B5N вражеского крейсера. Остальные были убиты зенитным огнем. Но 35 человек со сбитых бомберов наши гидросамолеты смогли спасти! — довольно подробно доложил капитан 1-го ранга Футида.

— Вы сказали имел место таран корабля противника? Неужели это было так необходимо? — нахмурился я.

— Я лично наблюдал этот подвиг. У пилота торпедоносца просто не было другого выбора, как пожертвовать собою ради нашего императора. Их самолет был подбит и загорелся. Высота была очень маленькая, а вражеские корабли были близко. У них не было шансов на спасение. И поэтому, наш летчик решил таранить корабль врага. Мы все знаем, как вы, господин командующий, относитесь к напрасным жертвам. Но эта жертва была не напрасна, и вместе с экипажем нашего торпедоносца много англичан отправились в свой европейский рай! — начал горячо высказываться стоявший передо мною Генда.

Я продолжал хмуриться, беззвучно проклиная долбанных самураев. Да они же всегда были рады погибнуть ради императора и своей страны. Вообще-то, тяга нынешних японцев к Смерти меня сильно напрягала. Тут воевать надо, а они все так и норовят героически погибнуть. Блин! Сколько же трудов мне стоило, чтобы внедрить на японском флоте идеи беречь наших летчиков и матросов от глупого риска. Для летчиков я даже новый устав наваял. Точнее, заставил Генду и Футиду его написать, высказав им свои идеи. После конечно я его внимательно прочитал, и кое-что подправил. А каких трудов мне стоило протолкнуть этот весьма полезный документ во флотской среде. Об этом лучше не вспоминать. Эти упертые самураи всячески сопротивлялись моим новшествам.

Чего только стоило мне, заставить японских морских летчиков надевать в вылеты парашюты и спасательные жилеты с наполнителем из капока. А то до маразма доходило. В Китае часто наши летчики гибли, потому что не брали в полет парашют. А бывало даже так, что японский пилот в пылу боя выпрыгивал из горящего самолета с парашютом, а затем, когда парашют раскрывался, то наш герой просто отстегивал его и с боевым кличем падал вниз. Да, да! И такое тут случалось. Такие дела я пресекал со всей строгостью, ведя воспитательные беседы, как с рядовыми пилотами, так и с их командирами. Я доказывал, что в такой смерти нет ничего героического. Если пилот погибает потому, что он не может или не хочет использовать парашют, то такая смерть глупа и позорна. Потому, что погибнув так бездарно, летчик уже не сможет сражаться на благо империи. Конечно же, в бою бывают разные безвыходные ситуации, но случай с парашютом к ним точно не относится. Мои оппоненты возражали мне, говоря, что так наши пилоты поступают, чтобы не попасть в плен к врагу. Типа убился, а не сдался. В ответ я обзывал их тупыми ослами, утверждая, что в смерти нашего пилота будет гораздо больше пользы для империи, если он выпрыгнув с парашютом сможет благополучно приземлиться. После чего он сможет погибнуть, отстреливаясь от противника и укокошив при этом несколько солдат врага. Это будет куда полезней для нашей империи, чем глупая смерть при падении с высоты. Дураки уж точно в японский рай для воинов не попадут. В конце то концов, оружие нашим летчикам с собою в боевой вылет я же брать не запрещаю! Но еще большая польза для нашей страны будет не от того, что пилот героически погиб, а от того что он спасся и продолжает бить врага. Мне даже пришлось показательно выгнать пару летчиков из авиагруппы авианосца «Акаги», которые были самыми злостными противниками парашютов. Из флота их все же не вытурили, но перевели с понижением в должности в одну из тыловых частей. А уж для боевого пилота — это настоящий крах карьеры.

Кроме эпопеи с парашютами, я всячески боролся и с другими суицидальными порывами наших летчиков. Новый устав строго требовал от японских пилотов в вылете, если их самолет получил серьезные повреждения, препятствующие выполнению боевого задания, выходить из боя и лететь на базу или возвращаться на свой авианосец. При этом, основной упор делался на спасение жизней экипажа. И никаких таранов, только в самых безвыходных ситуациях пилотам разрешалось таранить врага. Это если уже нет никакой возможности спастись.

Для спасения наших сбитых летчиков я озаботился созданием специальных гидропланов. Вернее, такие гидропланы на флоте уже были. Сейчас почти все японские авиатранспорты и крупные боевые корабли были оснащены новыми гидропланами «Накадзима» A6M2-N — эдаким гидровариантом наших «Зеро». Эти гидропланы использовались флотом для разведки и противолодочного патрулирования. Я придумал им еще одно применение. Вместо бомб под брюхом гидроплана подвешивались две алюминиевые спасательные капсулы, похожие на сплющенные подвесные баки. В каждой такой спаскапсуле могли в лежачем положении разместиться два человека. Капсула имела выдвижную металлическую лестницу, закрывающийся люк и одно небольшое застекленное окошко. Внутри капсулы располагались два мягких моющихся коврика, аптечка и пара одеял. В итоге, один «накадзимовский» гидроплан мог эвакуировать с поля боя четырех человек. Обычно, в налет вместе с ударными самолетами шли и спасательные гидропланы, летевшие немного позади. Они в ходе боя кружились вдалеке, и если видели наших выпрыгнувших с парашютом летчиков или самолеты совершающие аварийную посадку на воду, то тут же садились и подбирали наших людей из воды. Пилотов японских самолетов мне все-таки удалось приучить к тому, что их будут спасать.

И такая тактика помогла нам значительно снизить потери в личном составе. А то ведь экипаж палубного торпедоносца, например, составляли три человека. А на наших пикировщиках летали по два человека. Вот и посчитайте, сколько человек японский флот потеряет, если будут сбиты двадцать таких самолетов. А каждого летчика надо готовить минимум полтора года. Про трех-шести месячные летные курсы, которые появились сейчас в русских военно-воздушных силах лучше просто промолчать. Сделать из человека опытного летчика за шесть месяцев практически не реально. Просто, сейчас у русских сложилось очень тяжелое положение. Многие советские летчики погибли в первые недели войны с Германией и сейчас Сталину нужны были пилоты. Любые пилоты. Так что эти короткие летные курсы — это просто жест отчаяния. А уж какие огромные потери будут у таких вот скороспелых летчиков, вы себе, наверное, можете представить. Из тех сотен, что могут выучиться, выживут единицы. И вот именно поэтому, я так берег наших ассов, заменить их будет трудно. У новичков то не будет того боевого опыта, что есть у этих японских летчиков.

— Ну что же! Наша новая тактика массированного воздушного удара по идущей в открытом море вражеской эскадре сработала просто блестяще. Не зря мы столько раз отрабатывали этот маневр на учениях. Думаю, что стоит послать шестьдесят палубных бомберов во второй налет, чтобы они добили оставшиеся вражеские корабли. Если они потеряли ход, то наши самолеты их быстро найдут и добьют! — произнес я, задумчиво глядя на вице-адмирала Одзаву. — Кроме того, нам следует полным ходом идти к месту гибели британского соединения.

Через тридцать минут ударные самолеты были заправлены и отправлены в новый налет. Правда, через полтора часа мы получили сообщение, что никаких вражеских кораблей на месте прошлого боя обнаружено не было. Облом. Но по докладам наших летчиков в этом районе наблюдалось большое количество людей, барахтающихся в воде. Немного подумав, я приказал все же продолжать следовать туда. Пленные, выловленные из воды, наверняка расскажут нам, куда делись все не потопленные в первом налете английские корабли. Надо быть на все сто процентов уверенным, что все вражеские суда потоплены. Чтобы потом не было никаких неожиданностей. Да и англичан надо всех взять в плен, а то приплывет еще какой-нибудь случайный транспорт противника и спасет их. И потом все эти матросики будут опять воевать против нас. Там же сейчас в теплой морской воде плавают, по моим подсчетам, примерно тысячи три профессиональных военных моряков врага. Пусть лучше они в наших лагерях для военнопленных посидят, а лучше повкалывают на стройках Японской империи. Весь оставшийся день и всю ночь наше оперативное соединение шла полным ходом к месту гибели английской эскадры. В 11.00 наши эсминцы вышли в заданный квадрат и обнаружили несколько сотен англичан, барахтающихся в воде и дрейфующих на немногочисленных шлюпках, надувных и деревянных плотах.

Когда к месту грандиозного побоища подошли наши основные силы, мы начали вылавливать из воды уставших британцев. К моему большому удивлению их тут было не так уж и много. Всего наши корабли смогли спасти триста двадцать семь человек. Быстрый допрос прояснил все возникшие у меня вопросы. Все вражеские корабли эскадры адмирала Сомервилля кроме одного авианосца затонули. Был еще и эсминец «Тенедос», который вернулся через час после окончания нашего налета. Он добил сильно поврежденный британский авианосец «Илластриес» и, забрав столько людей, сколько смог увезти, ушел в направлении к Цейлону. Но несмотря на это, здесь еще оставались около двух тысяч английских моряков. И многие из них не пережили ночи. Усталость, ранения и акулы забрали жизни более чем полутора тысяч британцев. К сожалению, сам командующий Восточным флотом Ее Величества адмирал Сомервилл погиб вместе со своим кораблем. А жаль. Было бы интересно посмотреть на этого знаменитого британского адмирала, который благополучно пережил эту войну в той истории, что я знал. Но в этой реальности на его пути встал один мутный попаданец, занявший тело японского адмирала и изменивший судьбы многих людей по обе стороны фронта. Как только все англичане были выловлены и посажены под замок, наше ударное соединение взяло курс на запад. Нас ждал Цейлон.

Рейд на Цейлон прошел в штатном режиме. Никаких неожиданностей не было. Наши самолеты довольно быстро подавили авиацию противника и начали бомбить гавани этого острова, бывшего главной базой Восточного флота Великобритании в Индийском океане. Особое внимание наши палубные самолеты уделяли разрушению инфраструктуры портов Коломбо и Тринкомали. Именно там располагались верфи, доки, ремонтные мастерские, хранилища топлива и склады боеприпасов для кораблей. То есть все, что позволяет боевым кораблям нормально функционировать и вести боевые действия. По большому счету, именно разрушение военно-морских баз и было главной целью нашего рейда в Индийский океан, а не потопление вражеских кораблей, как многие могли бы подумать. Кстати, в гаванях Цейлона наши пилоты обнаружили совсем мало вражеских кораблей. Видимо, уничтоженная нами эскадра адмирала Сомервилля все же успела предупредить власти Цейлона об опасности. Значительно позднее мы узнали, что, получив панические радиограммы от избиваемой нашими самолетами английской эскадры, командование обороной Цейлона приказало всем кораблям покинуть остров. Правда, этому приказу почему-то последовали не все капитаны кораблей. Наши палубные бомбардировщики и торпедоносцы смогли уничтожить в портах Цейлона девять транспортов, два танкера и четырнадцать других более мелких гражданских кораблей. А на небольшом удалении от южного побережья, нашими самолетами была обнаружена мелкая группа британских кораблей, включающая один крейсер и три эсминца. Все эти корабли подверглись атаке с воздуха и были потоплены. Кроме этого, японские лодки собрали неплохой урожай в этих водах. Нашими субмаринами, дежурившими у Цейлона, были потоплены еще одиннадцать транспортов, один эсминец, шесть тральщиков и два небольших корабля эскорта.

После нескольких авианалетов, все военные объекты на Цейлоне лежали в руинах. Затем наше рейдовое соединение взяло курс на северо-восток. Мы двигались вдоль восточного побережья Индии, нанося удары палубной авиацией по всем крупным индийским портам и обнаруженным вражеским судам. За трое суток нашими самолетами было потоплено двадцать два транспортных корабля противника. На исходе третьих суток, у наших авианосцев практически закончились боеприпасы для палубных самолетов. А запасов авиационного топлива хватало бы только на один вылет. Эсминцы рейдового соединения так же нуждались в дозаправке. Поэтому, я принял решение заканчивать наш рейд и двигать корабли к Сингапуру.

В Сингапуре мы два дня отдыхали, принимали топливо на корабли эскадры и загружали боеприпасы. Я как раз осматривал бывшие британские морские батареи, охранявшие Сингапур с моря, когда мне доложили, что из генерального штаба флота получена радиограмма. Меня срочно вызывали в Токио. Оставив командование на Одзаву, я уже через два часа вылетел в Японию на переделанном для перевозки пассажиров двухмоторном среднем бомбардировщике «Бетти».

Глава 22

Прилетев в столицу, я был практически сразу же приглашен на срочно созванное заседание Высшего военного совета. Когда я узнал, почему меня выдернули с фронта, то даже немного загрустил. Начиналась главная игра. Похоже, скоро нам придется иметь дело с новым мировым игроком. В США началась активная пропаганда вступления Америки в Мировую Войну. В стране в течении трех последних месяцев в прессе раздувалась военная истерия. В газетах, подчиненных правительству США, стали со смаком муссировать военные преступления, совершаемые немцами и японцами. На радиостанциях, вещающих на Соединенные Штаты Америки, появилось, откуда ни возьмись, многочисленные «эксперты», которые начали доказывать, что Америка находится в опасности. Эти деятели утверждали, что Япония и страны Оси планируют внезапное нападение на США. Рассказывались страшные подробности страданий милого и доброго британского народа, изнемогающего в битве с немецкими и японскими ордами. Хитом сезона стало фото маленькой английской девочки на развалинах ее дома в Лондоне. Короче говоря, в данный момент у простых американцев формировали образ врага и несчастных англичан, которым очень нужна помощь Америки. Часто при этом, вспоминали, как США помогли народам Европы в Первой мировой войне. Типа, стоило только американским войскам высадиться в Европе, как та война быстро закончилась. Все «эксперты» и газеты твердили о миротворческой роли США. Мол, пора уже заканчивать нам эту новую Мировую войну. Как только Америка выступит на стороне Англии против Германии и Японии, то тут война и закончится. Ага! Типа, все враги сразу испугаются и тут же сдадутся. Короче народ, как баранов активно призывали идти в бой. И благородные американцы снова станут спасителями мира. Ню, ню! Правда, вот про русских, ведущих кровопролитные сражения с германскими войсками почему-то в американской прессе не было ни одного слова. Прикормленным нами журналистам, пытавшимся продвигать в своих статьях идеи пацифизма и невмешательства, очень быстро затыкали рот невзрачные агенты, работающие на правительство. Было видно, что эту информационную войну мы проигрываем.

Наши друзья в американском парламенте сообщили, что правительство начало оказывать серьезное давление на конгресс, требуя пересмотреть свое отношение о вступлении Соединенных Штатов в войну на стороне Англии. В ход шло все. Подкуп, шантаж и откровенные угрозы. Многие сенаторы и конгрессмены поддались этому напору и обещали свою поддержку действиям президента. Все это указывало на то, что США в скором времени объявят войну Японии и странам Оси, чтобы совершенно официально участвовать в боевых действиях. Хотя эти боевые действия, например, против Германии уже шли полным ходом. Так нашей разведке был известен секретный приказ президента Рузвельта, позволявший американским эсминцам открывать огонь по немецким и японским подлодкам в Атлантическом и Тихом Океанах. И на данный момент американскими кораблями уже было потоплено несколько германских субмарин. Впрочем, немцы тоже стреляли в ответ, не разбирая кто там плывет в конвоях — англичане или американцы.

Думаю, все члены Высшего военного совета, а не только я один понимали, что Соединенные Штаты Америки очень скоро вступят в войну против Японии. И это заставляло всех нас серьезно задуматься. В данный момент Японская империя вела войну с Великобританией, Австралией, Канадой, Китаем, Новой Зеландией, Южноафриканским союзом и Нидерландами. Пока нам сопутствовала военная удача. В данный момент, в Китае мы практически разбили армию покойного Чан Кайши. Боевые действия против Великобритании и ее союзников так же были довольно успешными. Нами были захвачены: все острова Голландской Ост-Индии; Малакка и Сингапур; Гонконг; большая часть Новой Гвинеи, только небольшая территория вокруг Порта-Морсби была еще под контролем австралийских войск; архипелаг Бисмарка и практически вся Бирма.

Большая часть флота противника, противостоящая нам с начала войны, была уничтожена. При этом, те вражеские корабли, что были потоплены нами в Сингапуре, Сурабае и Батавии в скором времени могли быть нами подняты, отремонтированы и введены в строй. Они затонули в гаванях на мелководье. Это позволяло быстро и без особого труда поднять эти корабли со дна. Американцы, кстати, в той истории, что я знал, подняли со дна и отремонтировали свои линкоры, потопленные при налете японских самолетов на Перл-Харбор в течении шести месяцев. После чего, эти линкоры неплохо так повоевали против японцев. Значит и нам в этой реальности ничто не помешает поступить точно так же. Тем более, что японцы имели большой опыт по подъему затонувших кораблей. Вон хотя бы русский прославленный крейсер «Варяг» взять. Его после русско-японской войны японцы подняли и отремонтировали. А потом он плавал под именем «Соя» в составе японского флота. В общем, сейчас у наших западных врагов в районе Юго-Восточной Азии нет никаких серьезных военно-морских сил. Голландский флот уничтожен. Восточный флот Великобритании и его Сингапурская эскадра погибли. Австралийский флот тоже понес большие потери.

Неделю назад в Коралловом море произошло морское сражение. Из Сиднея вышел большой конвой из одиннадцати транспортных кораблей, на которых везли части шестой австралийской дивизии. Транспорты шли под охраной австралийских и новозеландских военных кораблей: тяжелых крейсеров «Австралия» и «Канберра»; легких крейсеров «Аделаида», «Линдер» и «Ахилес»; пяти эсминцев. Караван вез подкрепления и припасы в Порт-Морсби. Правда, выход такого большого конвоя не прошел не замеченным. Одна из японских подводных лодок, патрулировавших воды возле восточного побережья Австралии, заметила суда противника и сообщила о них в Рабаул, где как раз находилась эскадра вице-адмирала Нобутакэ Кондо.

После получения сообщения об обнаружении противника, на разведку были высланы несколько летающих лодок, которые установили контакт с вражеским конвоем. Одновременно с этим, из Рабаула вышли корабли Кондо: тяжелые крейсера «Такао», «Майя», «Атага», «Тёкай», «Тонэ» и «Тикума»; легкие крейсера «Дзинцу», «Нака» и девять эсминцев. Летающие лодки, следившие за вражеским караваном, наводили японскую эскадру на цель. В такой тактике не было ничего нового для японских моряков. Не даром я заставлял их отрабатывать на многочисленных учениях именно такой маневр. Правда, когда корабли противника приблизились к зоне действия наших базовых двухмоторных бомбардировщиков «Бетти», базировавшихся на аэродромах возле Рабаула, то их спасла от японского авианалета наступившая ночь. Ночью наши летающие лодки тоже не смогли следить за австралийским конвоем. Но вице-адмирал Кондо уже не сомневался, что вражеские корабли идут к Новой Гвинее. Поэтому, зная примерную скорость и курс каравана противника, японский флотоводец повел свои корабли на перехват.

Однако, на кораблях его эскадры не было радаров и поэтому японское соединение не смогло найти корабли врага в темноте. При этом, японцы искали противника не в том месте. Они отклонились значительно южнее, чем следовало. В этот раз казалось бы, что западным союзникам повезет, и они пройдут к Порту-Морсби не замеченными. Однако тут, капризная удача оказалась на стороне японцев. Японской подводная лодка «I-74» заряжала свои аккумуляторные батареи, находясь на поверхности. Японские подводники усвоили одну простую истину, что заряжать аккумуляторы субмарины лучше по ночам, когда вражеская авиация не летает. Зарядка была почти закончена, когда матрос-наблюдатель, стоявший на ходовом мостике японской субмарины, обнаружил несколько кораблей, идущих в ночи без ходовых огней. Если бы луна в эту ночь была закрыта облаками, то конвой бы прошел не замеченным. Но тут хорошая погода сыграла с австралийцами и новозеландцами дурную шутку. Их заметили. На «I-74» сыграли боевую тревогу, и лодка пошла на перехват. Вражеские транспорты шли со скоростью 8 узлов, заставляя все остальные корабли снизить ход. Это позволило японским подводникам, двигаясь на поверхности со скоростью в 22 узла, сделать круг и зайти далеко вперед перед вражеским караваном. После чего, лодка погрузилась на перископную глубину и стала ждать в засаде подхода судов противника. Вражеские корабли вышли точно на японскую субмарину.

Они даже противоторпедными зигзагами не шли. Видимо сильно спешили куда-то. А может думали, что японские подводные лодки ночью их не смогут атаковать. Выпущенные с близкой дистанции, японские 533-мм торпеды «Тип 95», поразили вражеский крейсер шедший в авангарде. Три торпеды попали в левый борт тяжелого австралийского крейсера «Канберра». Этот крейсер водоизмещением в 10300 тонн из породы «Вашингтонских крейсеров» имел неплохие пушки и довольно слабое бронирование. Мощные японские торпеды пробили огромные дыры в его тонком броневом поясе, разбив несколько водонепроницаемых переборок. Морская вода бурным потоком хлынула в недра австралийского боевого корабля, быстро затопив силовые агрегаты и машинное отделение. Тяжелый крейсер потерял ход и электроэнергию. После чего начал быстро погружаться в воду, заваливаясь на левый борт. Через десять минут гордый австралийский крейсер, набрав забортной воды, перевернулся и скрылся под водой. Из 784 человек экипажа погибли 235. После залпа из носовых аппаратов японская подлодка быстро развернулась и дала еще один залп из двух кормовых торпедных аппаратов. Одна из выпущенных торпед попала в центр транспорта с австралийскими войсками, разломив его пополам. Транспорт быстро затонул, унеся с собой в глубину жизни 538 австралийских солдат и моряков. Бросившиеся на поиски вражеские эсминцы, подвергли жестокой бомбардировке японскую субмарину, которая, впрочем, длилась не очень долго. Уйдя на глубину, большую чем та, на которую была официально рассчитана «I-74», подлодка смогла уцелеть. Субмарина скрипела и трещала от сильного давления воды на внешний корпус. А на верху рвались глубинные бомбы. Видимо противники не думали, что японская подлодка сможет занырнуть так глубоко. Поэтому ни одна бомба в нее не попала. Ну а давление «I-74» выдержала совсем не плохо, правда кое где корпус лодки все же слегка прогнулся, но это заметили только когда вернулись на базу. Подводная лодка всплыла только через сорок минут и обнаружила, что все корабли противника исчезли. Торпедированные суда давно затонули, и на морской поверхности плавали большие лужи мазута, деревянные обломки и трупы австралийцев. Живых видно не было. Видимо, их подобрали другие корабли вражеского конвоя. Сильно торопились, наверное.

Согласно стандартной процедуре, недавно заведенной в подводном флоте Японской империи, радист «I-74» сообщил по рации на базу в Рабаул о потоплении вражеского крейсера и транспортного корабля. Сообщил он так же и об обнаружении большого конвоя противника. Это сообщение перехватили и радисты с «Такао». Так вице-адмирал Кондо узнал, где искать пропавший вражеский конвой. Повинуясь его приказу, японская эскадра развернулась и на полном ходу пошла в указанный квадрат.

На исходе ночи японский эсминец, шедший в головном дозоре соединения Кондо, установил контакт с вражеским конвоем. Нобутакэ Кондо быстро подавил вспышку радости, узнав, что противник обнаружен. Повинуясь его командам, японские корабли начали перестраиваться из походного ордера в боевой порядок. В предрассветных сумерках японцам удалось приблизиться к вражеским кораблям довольно близко. Впереди шли японские эсминцы. Они сумели сблизиться и пустить свои торпеды. И только когда они стали отходить, противник открыл по ним огонь. Правда, стреляли не все, а только два легких крейсера «Аделаида» и «Линдер». Они смогли попасть только в один японский эсминец, нанеся ему незначительный урон. Через сорок секунд первая японская торпеда поразила австралийский транспорт. Затем в него попала вторая смертоносная металлическая рыбина. Следующей жертвой стал крейсер «Аделаида», получивший в носовую часть одну торпеду. Японские надводные корабли были вооружены 610-мм торпедами «Тип 93». Западные союзники их называли «Длинное копье». На данный момент — это были самые быстрые, дальнобойные и разрушительные торпеды в мире. Поэтому, легкому австралийскому крейсеру хватило попадания одной торпеды, чтобы начать тонуть. Быстро погружающуюся под воду «Аделаиду» осветили новые взрывы. Это японские торпеды продолжали собирать свою кровавую жатву. Японский торпедный залп в течении минуты поразили еще три транспорта и один австралийский эсминец.

После чего к месту боя подошли крейсера эскадры Кондо. Они с ходу открыли огонь по мечущимся в панике кораблям противника. Враги тоже стреляли в ответ, но, в отличие от японцев, австралийские и новозеландские комендоры были не такими меткими. Кроме того, японские крейсера выпустили в сторону конвоя новый веер 610-мм торпед. Это сыграло решающую роль в этой морской битве. В «Австралию» попало аж три мощных японских торпеды, поставив жирную точку в жизни австралийского тяжелого крейсера — флагмана Австралийского военно-морского флота Ее Величества. Крейсер «Линдер» так же погиб, получив в борт две торпеды и несколько снарядов. «Ахилес» продержался дольше всех вражеских крейсеров. Он сумел уклониться от всех японских торпед, но вот от 203-мм снарядов японских тяжелых крейсеров он уклониться не смог. Получив четырнадцать попаданий, легкий новозеландский крейсер потерял ход и начал тонуть, уходя под воду кормой вперед. Кроме крейсеров противника, еще два транспорта с войсками стали жертвами японских торпед. К чести капитанов и команд вражеских эсминцев стоит сказать, что они не струсили и до конца исполнили свой долг, бросившись в самоубийственную атаку на японские крейсера. Правда из выпущенных ими торпед в цель попала лишь одна, повредившая японский тяжелый крейсер Тонэ. Который, впрочем, сильно не пострадал и смог дойти своим ходом до Рабаула. Выжить в этой атаке не смог ни один из эсминцев западных союзников.

После гибели кораблей охранения вражеского конвоя, японские корабли ринулись к транспортам противника и начали их расстреливать из своих орудий. Вице-адмирал Нобутакэ Кондо был ярким представителем самурайского сословия, соблюдавшего кодекс воина — «бусидо». Поэтому он приказал пленных не брать. Эта битва в Коралловом море позднее войдет в историю, как самое кровопролитное морское сражение Второй мировой войны. Ведь только по нашим подсчетам западные союзники потеряли в этом бою около пятнадцати тысяч человек. Такой бойни на море не устраивал еще ни один флот. Потери наших ВМС в ходе сражения в Коралловом море были не большие. Один японский тяжелый крейсер получил пробоину ниже ватерлинии, но смог дойти до базы. Два легких крейсера и три эсминца получили легкие повреждения от вражеского артиллерийского огня. Наши людские потери при этом составили тридцать шесть человек убитыми и пятьдесят два раненными.

Хотя, тут я все же не одобрял кровожадности Кондо. Уцелевшие транспорты можно было бы и захватить, а находившихся на них австралийцев, взять в плен. Деваться им все равно было не куда. Тихоходные австралийские транспорты убежать от быстроходных японских кораблей просто физически не смогли бы. Военного флота у противника в этом районе практически не осталось, и никто не смог бы помешать препроводить трофейные транспорты в тот же Рабаул. Но теперь то поздно возмущаться. Тем более, что в остальном, действия вице-адмирала Кондо были выше всяких похвал. Он одержал блестящую победу и при этом не понес больших потерь. Зря я все-таки наезжал на наших адмиралов. Воевать на море они умеют.

После двух часов обсуждений Высший военный совет Японской империи постановил начать скрытую подготовку к нападению на США, с соблюдением всех мер строжайшей секретности. При этом, силами разведки на территории Соединенных Штатов Америки предусматривалось проведение различных диверсионных акций и саботажа, чтобы правительству США было чем заняться. Пусть американцы лучше диверсантов ловят и разбираются с забастовками рабочих, чем объявляют нам войну. Мы должны это сделать первыми. Ведь в современной войне внезапность — это залог победы. Кроме этого, незадолго до объявления Японией войны США, предполагалось провести такие секретные операции, как «Падение кондора» и «Восставшее пламя», подготовка к которым велась японской разведкой аж с 1939 года. Датой начала войны против Америки было решено считать 23 ноября 1941 года.

Глава 23

Томохару Абэ приник к прицелу крупнокалиберного пулемета, выцеливая приближавшийся большой лимузин с открытым верхом. В этой большой, роскошной машине сейчас ехал человек, который должен был умереть для пользы Японской империи. Как объяснили японскому лейтенанту Абэ — это был опасный враг императора, которого следовало уничтожить. И японец был готов это сделать, зная, что и сам при этом может погибнуть. Но назвать молодого Томохару безмозглым головорезом — это значит очень сильно погрешить против истины. В морскую разведку тупых дуболомов не брали. Все японские разведчики, работавшие на 3-й отдел, имели звание офицеров флота и были очень образованными и интеллектуальными людьми. Они прекрасно владели несколькими языками, были знатоками литературы, оружия, культуры и техники. Кроме этого они все прошли специальную боевую подготовку перед заброской на территорию противника.

Сам лейтенант Абэ, получив предложение работать в разведке, с радостью согласился. В детстве он заслушивался рассказами о подвигах японских ниндзя и шиноби. Маленький Томохару мечтал пробираться вот так же в тыл к вражеским войскам для того, чтобы убить военачальника противника. Или поджечь склады с порохом и припасами вражеской армии. Не совсем самурайские мечты. Но мир мастеров ниндзюцу почему-то сильно привлекал впечатлительного мальчика. И вот когда он с отличием закончил морское училище, то к нему обратились люди из 3-го отдела, предложив стать агентом-нелегалом и начать работать в другой стране.

В 1939 году Томохару Абэ прибыл в Соединенные Штаты Америки под личиной китайского эмигранта, бежавшего от войны. С удивлением он узнал, что не один тут такой. Он был назначен в группу, работавшую в крупном американском порту Норфолк штат Виргиния. Все члены его группы были такими же «китайцами», как и он. Они вели двойную жизнь добропорядочных скромных китайских эмигрантов и одновременно собирали различные сведения о военных кораблях, верфях, портовых сооружения, аэродромах, складах военных припасов и военных частях. Время от времени, их группа использовалась в акциях мелкого саботажа и ликвидации неугодных японскому резиденту людей. Устроив взрыв цистерны с топливом в доках, им удалось даже задержать строительство американского авианосца, заложенного на верфи Норфолка.

И вот сейчас им предстояла новая акция. На этот раз с ними встретился сам резидент японской разведсети Норфолка господин Такэо. Он объяснил, что их группе выпала высокая честь убить президента Соединенных Штатов Америки Франклина Делано Рузвельта, который должен был через неделю прибыть в Норфолк, чтобы участвовать в церемонии спуска на воду тяжелого американского крейсера. Все члены группы горели желанием совершить этот подвиг ради императора и Японии. Похоже, мечты Томохару Абэ начали сбываться. Ведь президент — это главнокомандующий вооруженными силами США. А скоро его родной Японии придется воевать с Америкой. В том, что эта война будет никто из японских разведчиков не сомневался. Иначе бы их не отправили сюда. За неделю они успели хорошо подготовиться к визиту американского лидера. Арендовали несколько домов возле путей вероятного следования президентского кортежа, перенесли туда оружие и взрывчатку из тайников, подготовили пути отхода. В назначенное время 14 ноября 1941 года японские агенты разделилась на мелкие группки, которые засели в арендованных домах и, приготовив оружие, стали ждать.

Томохару улыбнулся, поправил темную матерчатую маску на своем лице и навел прицел на президентский лимузин, который на небольшой скорости двигался по дороге. Похоже удача сегодня улыбнулась лейтенанту Абэ и еще троим японцам, бывшим с ним рядом. Другие засады не сработали. Значит, теперь все зависит от него и его людей. Вот машина охраны промелькнула в прицеле пулемета. Люди, стоявшие на обочине махали руками, приветствуя своего президента.

— Хорошо, что этот дом двух этажный. С первого этажа вести огонь из пулемета было бы трудно. Люди на обочинах закрыли бы сектор стрельбы. А так условия для стрельбы просто идеальны! — подумал молодой японец, стискивая рукоятки тяжелого пулемета.

Наконец, президентский лимузин въехал в прицел, и Томохару нажал на гашетку. Станковый пулемет пятидесятого калибра «Браунинг» М2 загрохотал выбрасывая рой тяжелых 12,7-мм заостренных пуль. Дистанция была просто детской. С шестидесяти метров попасть в медленно движущую машину может даже не опытный пулеметчик. А лейтенант Томохару Абэ был умелым пулеметчиком. Именно поэтому, ему и доверили этот пулемет. Другие члены его засадной группы, вооруженные знаменитыми по голливудским фильмам пистолетами-пулеметами «Томпсон», должны были осуществлять прикрытие и поддерживать пулеметчика своим огнем. Все они так же были в масках, закрывающих лица. Тяжелые пули ударили в капот президентского автомобиля, прошивая тонкую броню как бумагу. Затем, убойная пулеметная очередь прошлась по людям, сидящим в салоне лимузина. Тяжелые 12,7-мм пули убивали практически мгновенно, разрывая человека на куски. За несколько секунд все, кто ехал в этом большом комфортабельном автомобиле с открытым верхом были убиты на повал. Пули 50-го калибра не оставили их жертвам ни единого шанса. Однако, Абэ продолжал молотить по изуродованной автомашине, пока не израсходовал всю ленту. Только когда патроны в пулемете закончились, молодой японец услышал треск автоматных очередей его компаньонов. Он бросил взгляд в сторону цели и ухмыльнулся. Тени ниндзя за его спиной тоже радостно переглянулись. Расстрелянный президентский лимузин медленно съехал в кювет и врезался в фонарный столб. Внезапно рядом с ним рванула граната. Затем еще одна граната разорвалась внутри самого автомобиля. Кто-то из группы поддержки решил добить цель таким радикальным способом. Президентский лимузин от взрыва загорелся. Американцы, до этого плотными рядами стоявшие вдоль обочины, начали в панике разбегаться. Кто-то из них лежал на мостовой, сраженный случайными пулями. Автомобиль президентской охраны попытавшийся вернуться к месту засады так же парил радиатором, врезавшись в витрину магазинчика напротив. Весь корпус машины был испятнан пулями «Томпсонов» и гранатными осколками. На дороге возле него лежали тела четверых правительственных агентов.

— Миссия выполнена! Уходим! — на отличном английском с южным акцентом заорал лейтенант Томохару Абэ.

Его люди быстро начали спускаться в подвал дома, где был пробит подземный ход, ведущий в городскую канализацию. Но перед этим, двое японцев сноровисто притащили на второй этаж дома двух спящих американцев, выходцев с юга США. От белых американских парней пахло виски, и они дрыхли беспробудным сном. Их аккуратно положили возле пулемета. Затем из окна второго этажа выплеснулся большой флаг красного цвета, перечеркнутый косым синим Андреевским крестом, усыпанным тринадцатью белыми звездами. Любой житель США без особого труда узнал бы в этом гордом флаге боевое знамя Конфедерации Южных Штатов Америки. Именно под этим знаменем предки южан шли в бой против северян во времена американской гражданской войны. Через пять минут в доме, из которого велся огонь по президентскому кортежу, внезапно прогремел сильнейший взрыв. И двухэтажное офисное здание сложилось как карточный домик.

Когда разобрали завалы, то помимо покореженного пулемета М2 и пары «Томпсонов», были найдены два трупа белых мужчин, выходцев из Флориды. В карманах у каждого из погибших террористов обнаружился небольшой флаг конфедерации и воззвание от имени Союза Освобождения Юга.

Не успел еще Гарри Трумэн, бывший вице-президентом, занять президентское место, согласно конституции США. Как на Юге полыхнула восстание. Неожиданно многочисленные повстанцы появились в Техасе, Флориде, Луизиане, Джорджии, Миссисипи и Алабаме. Эти люди под знаменами Конфедерации, захватывали мэрии, арсеналы, полицейские участки и склады с оружием. Сначала их было не много, но затем к ним стали присоединяться все больше и больше южан. Что бы там не говорили американские политики, но Америка никогда не была единой страной. Еще со времен гражданской войны в Америке 1861–1865 годов произошло это разделение. Американское общество было не однородно и делилось на множество групп, которые недолюбливали друг друга. Так, например, негры не любили белых, белые им отвечали той же монетой, южане не переносили северян, индейцы ненавидели всех остальных. Кроме этого различные этнические группы эмигрантов из разных стран, живущих в США, все время резали друг друга. Время от времени, эти противоречия прорывались наружу и вспыхивали погромами, демонстрациями, перестрелками с полицией и ФБР, стачками и прочими проявлениями экстремизма. Японская разведка еще в 1939 году начала готовить почву для восстания южных штатов США. Кстати, нашим агентам даже не пришлось сильно стараться для этого. Отголоски гражданской войны до сих пор вспыхивали на Юге. Южане жили памятью о своем проигрыше в этой войне. Они помнили, как победители с Севера жгли, грабили и насиловали Юг. Да что там говорить. Если даже в двадцать первом веке на юге США чуть ли не в каждом баре, доме или офисе шерифа висят флаги, проигравшей гражданскую войну Конфедерации. А в 1941 году люди еще помнили, что такое Конфедерация. Во время Великой Депрессии именно южные штаты пострадали более сильно. Юг США был преимущественно аграрным регионом. И многие фермеры-южане разорились и потеряли свои фермы в тридцатые годы. Жители Юга жили гораздо беднее, чем северяне. Простые люди на юге США глухо ненавидели правительство, которое они считали ставленниками северных финансовых магнатов. И вот, когда появились люди, которые начали бороться с режимом Севера, то население Юга с большим энтузиазмом поддержало их. Опять над южными штатами Америки взвились флаги Конфедерации. Южные Штаты объявили о своей независимости и начали формировать свою армию. Кстати, наш карманный сенатор от штата Техас Томас Конналли тут попал в струю и вскоре уже вошел в правительство вновь образованной Конфедерации Южных Штатов Америки.

Новый президент США Гарри Трумэн после не долгой растерянности двинул на Юг войска. Однако новая Конфедерация была отнюдь не беззащитна. Американские вооруженные силы тут же раскололась на два лагеря. Многие военные части США, дислоцировавшиеся в южных штатах перешли на сторону мятежников. И в этом нет ничего удивительного, ведь многие военнослужащие там были из южан, которые поддались пропаганде повстанцев. Это очень сильно напугало администрацию Трумэна и вызвало совсем не демократические репрессии среди военных. Многие неблагонадежные военнослужащие США были арестованы и заключены в специальные концлагеря. Я, кстати, был совсем не удивлен узнав о таких карательных мерах американских властей. Это на словах власти США ратуют за демократию и права человека. А на самом деле они всегда жестоко подавляют всякое инакомыслие и сопротивление. Да что там говорить, если для разгона демонстраций недовольных граждан они часто использовали армию с применением бронетехники, между прочим. Эти непопулярные в воинской среде меры привели к значительному ослаблению американских вооруженных сил.

Честно говоря, японские стратеги не ожидали такого эффекта. Да что там говорить, мы не верили в успех этого восстания. Просто, хотели отвлечь Америку от подготовки к войне. А оно вон как повернулось. Неожиданно, восставшие получили под свой контроль значительные территории и военные силы. Восставшим даже удалось захватить несколько военных кораблей, стоявших в гаванях Юга. Хотя, с революциями такое случается часто. Они очень быстро выходят из-под контроля. Но такое развитие событий нам было только на руку.

Кроме самих США, наша разведка не забыла и о заокеанских владениях Америки. На Филиппинах и Кубе вдруг практически одновременно активизировались местные националисты, которые начали везти интенсивную партизанскую войну против американских оккупантов и их приспешников. Их отряды были неожиданно хорошо вооружены и обучены. И это стало превращаться в проблему для войск США, расквартированных на этих островах.

Приготовление к нападению на США тем временем шли полным ходом. Наши корабли вернулись в порты Японии, где прошли техобслуживание и мелкий ремонт. Корабли грузили боеприпасы, пополняли свой личный состав и заправлялись топливом. Конечно, не все японские суда ушли с боевых позиций, а лишь те что будут действовать против американского флота и его баз. Кроме этого в строй вступали и новые корабли. К началу ноября 1941 года в состав Объединенного флота вошли: тяжелый ударный авианосец «Тайхо»; легкие авианосцы «Рюхо», «Синъё», «Сёхо» и семь эсминцев. Кстати, все эти новые боевые корабли были оснащены новейшими радарами, что меня сильно порадовало. Кроме того, еще на пять японских линейных кораблей и восемь тяжелых крейсеров были установлены радары. Помимо боевых кораблей, наш флот получил еще тридцать два малых и четырнадцать больших десантных транспортов. Еще были построены восемь небольших противолодочных кораблей.

Так же с моей подачи была запущена программа по строительству пятнадцати легких эскортных авианосцев. Эдакая дешевая альтернатива большим авианосцам. Когда брался большой транспортный корабль и довольно быстро и с минимальными затратами средств перестраивался в небольшой эскортный авианосец. Такие корабли имели несколько зенитных орудий для самообороны и двадцать палубных самолетов. Эскортные авианосцы можно было использовать и для наступательных боевых действий, но главная их функция была в сопровождении конвоев наших транспортных судов, и защита их от надводных и подводных рейдеров противника. Особенно эскортные авианосцы были эффективны против подводных лодок противника при проводке конвоя. Это уже ощутили немецкие подводники на собственной шкуре. В данный момент большинство германских субмарин, действовавших против английского торгового флота в Атлантическом океане, было потоплено именно палубной авиацией британских эскортных авианосцев, или при ее непосредственном участии. Скоро у Японской империи появится та же проблема, что и у Британии. Япония была островным государством, и она очень сильно зависела от морских грузоперевозок. Наши вооруженные силы за два месяца смогли захватить большую территорию, ранее принадлежавшую Британии и ее союзникам. Эти земли были богаты нефтью, каучуком и разнообразными металлами, необходимыми для японской промышленности. И доставкой этих стратегически важных грузов в Японию скоро займутся многочисленные транспортные корабли, которые надо будет охранять. И эскортные авианосцы, в связке с эсминцами и эскортными сторожевыми кораблями очень хорошо подходят для охраны наших транспортов. К счастью, пока у британцев и их союзников в этом районе было мало подлодок. Но вступление Америки в эту войну может все изменить. Я помнил из той истории, что американские субмарины будут очень сильно досаждать японцам, топя их транспорты в огромных количествах. Впрочем, наш морской министр быстро согласился с моими доводами, и скоро флот начал выкупать пятнадцать транспортов, чтобы превратить их затем в эскортные авианосцы. Как я уже говорил ранее, денег и ресурсов у Японской империи в этой реальности было гораздо больше. И ничто не тормозило расширение и модернизацию нашего военного флота.

Не думайте, что только я ратовал за строительство новых кораблей. Наши премьер-министр и морской министр были выходцами из флотской среды, а значит всячески лоббировали интересы Объединенного флота. А расширение флота вело к росту его влияния. Противостояние японской армии и флота никуда не делись. С подачи японского правительства была запущена новая кораблестроительная программа, включавшая постройку: трех больших авианосцев, одного линейного корабля, четырех крейсеров, двадцати эсминцев, тридцати сторожевых кораблей и двадцати пяти подводных лодок. Нельзя сказать, что я об этой программе не знал. Со мною даже посоветовались по этому поводу. Приятно черт возьми! Кстати, с подлодками вышло очень смешно. Некие флотские энтузиасты придумали проект подводного авианосца. Да, да! Именно подводного, и именно авианосца. Вы не ослышались. Сама проектируемая субмарина была просто огромна по нынешним временам. Кроме торпед она несла бы на борту четыре гидросамолета-бомбардировщика, помещенных в специальный герметичный ангар. Дальность плавания такой подлодки тоже впечатляла. Я припомнил, что в той реальности у японцев нечто подобное уже было. Но такие вот монструозные субмарины так и не смогли совершить ничего выдающегося и использовались по большей части как обычные подлодки. Короче говоря — это напрасная трата ресурсов флота. Кстати в данный момент подводный флот Японской империи, единственный в мире, уже имел в своем составе несколько подлодок, оснащенных одним разведывательным гидропланом. Но авианосцами эти лодки назвать было нельзя. В общем, я был категорически против такой идеи. Субмарина должна быть субмариной и не чем более. Правда, я допускал существование в составе нашего флота транспортных подлодок, подводных танкеров и подводных минных заградителей. В итоге, пафосный проект подводных авианосцев был зарезан на корню, а вместо этого на японских верфях начали строить довольно неплохие большие японские субмарины океанского класса с большой дальностью действия. Тихий океан большой, и там эти подлодки пригодятся нашему флоту.

Но не только новые корабли радовали мою попаданскую душу. Японские изобретатели довели до ума новое оружие. Первым номером шли тяжелые авиационные реактивные снаряды РС-2 «Рю» (в переводе звучит как «дракон»). Эти неуправляемые ракеты имели 200-кг боеголовку и дальность полета в 2500 метров. Попадание такой ракеты могло нанести серьезные повреждения эсминцу или крейсеру. Вторым видом нового оружия была бронебойная радиоуправляемая ракета Ки-148 «Тодороки» (переводится как «большой гром»). Японская фирма «Кавасаки», плотно сотрудничавшая с немецким концерном «Хеншель», смогла получить от немцев еще в феврале 1940 года чертежи их новой экспериментальной планирующей бомбы «Хеншель» Hs-293. Немцы сами еще вполне не осознали, что же такое они изобрели, как японцы уже сумели скопировать эту первую в истории высокоточную планирующую бомбу. Правда эта штука меня совершенно разочаровала. Немецкие инженеры заявили об этом агрегате, как о радиоуправляемой авиационной бомбе, оснащенной ракетным двигателем и предназначенной для поражения морских целей. Эта штука была похожа на детский самолетик с короткими обрубленными крыльями и сигарообразным фюзеляжем пятиметровой длины. Большой вес в 1500 килограмм и размеры не позволяли использовать этого монстра с самолетов нашей палубной авиации. Разве что с двухмоторных «Бетти» наземного базирования такую штуку можно было запускать. И то с большими трудностями. Я то помнил, что у немцев были и другие радиоуправляемые ракеты в той реальности.

Например, их планирующая бомба Fx-1400 «Фриц-Х» была очень даже неплохой штукой. Насколько я помнил в той истории, именно такая вот радиоуправляемая бомбочка потопила итальянский линкор «Рома», когда он шел сдаваться во Францию. Поэтому, я изложил инженерам фирмы «Кавасаки» свое видение того, какой должна быть такая вот радиоуправляемая бомба. Которую Объединенный флот Японской империи захочет взять на вооружение. Название немецкой фирмы, создавшей Fx-1400 я не помнил, но вроде бы, она уже в 1938 году начала разработки. Как я узнал позднее тут пришлось подключить даже японскую разведку, чтобы достать наработки немецких изобретателей.

И вот теперь, спустя два года, фирма «Кавасаки» представила для испытаний новую бронебойную радиоуправляемую ракету Ки-148 «Тодороки». Эта ракета по своим очертаниям очень сильно напоминала немецкий прототип. Эдакая вытянутая бомба с расширяющейся заостренной головной часть, оснащенная крестообразным крылом в средней части корпуса, и хвостовым управляемым опереньем. Ракета имела корпус из стали толщиной в девять сантиметров. Хотя, у немецкой модели толщина стенок составляла пятнадцать сантиметров. Однако, многочисленные испытания показали, что при этом ракета становилась чрезвычайно тяжелой и пробивала насквозь корабли размером с крейсер. А это значительно снижало эффект применения данного боеприпаса. Поэтому и было решено уменьшить толщину стенок ракеты. Что, в свою очередь, позволило уменьшить вес и размеры Ки-148. На испытаниях палубный «Кейт», с подвешенной вместо торпеды радиоуправляемой ракетой «Тодороки», уверенно поразил корабль мишень находясь на высоте в 5000 метров и на удалении в 3000 метров от цели. Оператор ракетного комплекса, находившийся на японском самолете по радио довольно уверенно с помощью примитивного джойстика корректировал полет бронебойной ракеты. Приемная флотская комиссия, во главе со мною одобрила принятие на вооружение этого нового вида боеприпасов. К сожалению, радиоуправляемые ракеты пока были все еще очень дорогим удовольствием для нашего флота. О массовом их производстве приходилось только мечтать. К началу войны с США у флота были только четыре палубных бомбардировщика «Накадзима» B5N, которые были оснащены ракетными комплексами радионаведения. Ну а самих высокоточных боеприпасов было произведено при этом только восемь штук.

Кроме новых видов оружия, на флот стали поступать и самолеты, оснащенные радарами. Первыми были новые четырехмоторные летающие лодки «Каваниси» H8K. Еще появились палубные бомбардировщики-торпедоносцы «Кейт», оснащенные РЛС. Правда, радарных B5N было еще не много, но на каждом нашем авианосце до начала боевых действий с США появилось по одному такому самолету. Это очень сильно расширило возможности наших авианосных сил при поиске противника на море. Ведь зачастую в этом времени бывали случаи, когда самолеты не находили вражеские корабли и возвращались на авианосец так и не вступив в бой. Радар же делал поиск противника в открытом море более результативным.

Глава 24

И вот я снова в море. Правда в этот раз, я, для разнообразия, нахожусь на другом корабле. Теперь моим флагманом стал большой ударный авианосец «Мусаси». Да, да! Тот самый. На данный момент самый большой в мире авианосец, перестроенный из супердредноута типа «Ямато». У старичка «Акаги» забарахлили два котла, и по приходе в Токио, он встал на ремонт. Это заставило меня задуматься о смене флагманского корабля. И я выбрал «Мусаси». Этот огромный новейший авианосец как никто больше подходил для этого. Быстроходный, хорошо защищенный корабль с большим просторным островом-надстройкой, расположенным по правому борту авианосца. Который сможет без особого труда вместить весь мой штаб. Кроме новейшего для этих времен радара, на «Мусаси» стояли мощные радиостанции. Броня и вооружение этого гигантского авианосца так же впечатляли. Бронирование борта доходило до 400 миллиметров. Броня палубы имела толщину в 110 миллиметров. Броня боевой рубки, где находился капитанский мостик, то есть мое рабочее место имело бронирование в 205 миллиметров. Я со смехом вспоминал слабо бронированную надстройку авианосца «Акаги», увешанную мешками с песком. Типа, чтобы осколками не пробило. Противоторпедная защита моего нового флагманского авианосца была так же очень передовой для этого времени. Корабль имел 1140 водонепроницаемых отсеков. Просто чудо техники, а не корабль! На «Мусаси» все было солидным и надежным. Годный кораблик. Даже когда ремонт «Акаги» был закончен, то я решил остаться на своем новом флагмане. Он по крайней мере еще и новый. И не выйдет из строя из-за износа механизмов в самый не подходящий момент.

Тихий океан в ноябре оказался совсем не тихим. Наше огромное по нынешним временам оперативное соединение продиралось сквозь шторма и большие волны, захлестывающие полетные палубы наших авианосцев. Я осматривал, реалистично выполненный, макет цели нашей операции и вспоминал, что предшествовало этому моменту. Я планировал начать эту военную кампанию против США точно так же, как и в той истории, что я знал. Зачем изобретать велосипед? Бредовые идеи некоторых японских адмиралов старой школы, мечтавших о грандиозном решающем сражении с основными силами вражеского флота, я отмел как не состоятельные. Хорошо, что сейчас у меня был просто непререкаемый авторитет во флотских кругах. После удачного уничтожения английского и голландского флотов в течении двух месяцев даже появился такой термин, как «Блицкриг Ямамото». Поэтому на данный момент, я мог без особого труда продвигать свои идеи и военные планы. Спорщики быстро сдувались придавленные весом моих побед. В той реальности Ямамото свои идеи продвигал с большим трудом. Там, как мне помнится, он еле смог уговорить военных чиновников на атаку Перл-Харбора. А тут никто и не пикнул, когда я заикнулся о бомбардировке этой главной базы Тихоокеанского флота США.

Итак, план начального этапа военной кампании против американцев включал захват Филиппин, Гуама, Уэйка и Мидуэя. Удар по Перл-Харбору, где сейчас базировался Тихоокеанский флот США так же присутствовал в моих военных планах. Но вот тут я решил внести в историю очередное кардинальное изменение. Кроме авианалета на военно-морскую базу, как это случилось в той реальности, здесь я решил идти дальше и захватить Гавайские острова. Я считаю, что именно Перл-Харбор стал ключевой стратегически важной точкой, опираясь на которую, американский флот смог вырвать инициативу у Японской империи в той истории, что мне была известна. Без этой, крупнейшей расположенной в центре Тихого океана военно-морской базы, флот США не сможет действовать наиболее эффективно. Кроме того, Гавайские острова очень хорошо подходили для действий японского флота против западного побережья Америки. Стоит только бросить взгляд на карту Тихого океана и сразу же становится понятным тот факт, что мимо Гавайев, в случае их захвата японцами, флот США точно не пройдет. Американцам просто придется отбивать эти острова обратно, для дальнейшего продвижения в сторону Японии. И это поможет нам значительно упростить ведение войны против такого серьезного противника, как Соединенные Штаты Америки. Да США являются самой крупной и развитой экономикой мира. Эта огромная страна могла довольно быстро создать большую армию и флот. И в войне на истощение Япония ей просто проиграет. Японская экономика в данный момент не потянет такой нагрузки. Да и людских ресурсов у японцев меньше, чем у США. Поэтому, если мы будем везти войну по американским правилам, то проиграем. Чтобы выиграть, нам надо будет действовать нестандартно, вырывая инициативу из рук врага. Японская армия, кстати, как и в той реальности начала ставить палки в колеса. Сначала генералы отказались выделять свои войска для захвата Гавайев. Если в захвате Филиппин армия еще согласилась поучаствовать, то остальные острова ее не интересовали. Сейчас японские сухопутные войска перешли границу Британской Индии и там развернулось большое сражение. Англичане стянули туда части со всей Индии и отчаянно пытались удержать фронт. Правда, получалось у них это не очень хорошо и японские дивизии подошли уже к Калькутте. Одновременно с этим, в Новой Гвинее разгорелось сражение за Порт-Морсби. Там, после победы в битве в Коралловом море, при поддержке флота высадился японский десант. Одновременно Порт-Морсби атаковали и с суши. Короче говоря, генералы ныли и изворачивались, говоря, что свободных дивизий у них нет.

Но тут я выложил на стол свой козырь, заявив, что флот тут сам справится. Такую славную победу Объединенный флот одержит в одиночку и все лавры победителей главных сил американского флота достанутся только нам. Ох не зря я создавал многочисленные десантные части. Как чувствовал, мля! Я ударил по самому чувствительному месту армейских генералов. По их гордости и тщеславию. Как так! Какие-то морячки украдут у них такую яркую и славную победу! Короче говоря, пусть со скрипом, но мне удалось выцарапать у Японской армии для действий в центральной части Тихого океана: две пехотные дивизии; две армейские морские бригады; три дивизиона тяжелой артиллерии и один танковый батальон.

Кстати, этот танковый батальон меня очень сильно удивил. Он полностью состоял из новых средних танков «Хо-и». На мой взгляд, этот танк был довольно современным. Он имел пушку в 75-мм и один пулемет. В сравнении с теми убоищного вида танчиками и танкетками с противопульной броней, которые ранее стояли на вооружении японских сухопутных сил, эти танки смотрелись гораздо внушительней. Посмотрим, как они себя поведут в бою. Значит, генералы вняли моим намекам и начали перевооружать армию новой техникой. Кстати, в японской армии появились так же новые бомберы и истребители, вооруженные 20-мм авиапушками и крупнокалиберными пулеметами. Да и наши легкие реактивные снаряды РС-1 тоже были приняты на вооружение армейских ВВС Японской империи. Это внушало оптимизм.

После утверждения всех военных планов, началась интенсивная подготовка к военной кампании против Соединенных Штатов Америки. Тут следует заметить, что я отнюдь не являюсь каким-то супер навороченным стратегом и гениальным флотоводцем. Просто, времена полководцев древнего мира и средневековья уже давно прошли. Теперь у адмиралов и генералов, командующих крупным сражением, есть свой штаб, включающий множество офицеров. И именно эти люди помогают своему главнокомандующему составлять план битвы, а затем и руководить самим сражением. Вот и у меня такой штаб был. Я просто ставил этим офицерам задачу, а они разрабатывали план операции. Точнее несколько планов. Из которых я выбирал тот, что мне приглянулся, внося свои незначительные правки. Хорошо был главнокомандующим. Правда, и ответственность на мне лежала не хилая. Не знаю справился бы я с этой тяжкой ношей, если бы меня забросило скажем сразу в 1941 год. Я совсем не уверен в этом. А так у меня было время, чтобы научиться командовать такой махиной, как Объединенный флот Японской империи. Сначала было трудно с этим свыкнуться, но за два года нахождения в этой должности, я привык к такой жизни. И теперь довольно уверенно рулил процессом.

Конечно же, самым рискованным и важным моментом всей антиамериканской военной кампании был удар по Перл-Харбору. Именно там, базировался Тихоокеанский флот США. И помимо боевых кораблей в гавани, на острове Оаху, где и располагалась военно-морская база Перл-Харбор, размещались по данным нашей разведки еще около тридцати тысяч солдат и морских пехотинцев США. Кроме этого, были еще летчики и моряки в количестве около одиннадцати тысяч человек. Тут нам очень помогли восстание на юге США и разразившиеся вслед за этим чистки в американских вооруженных силах, которые значительно ослабили флот и гарнизоны всех островных владений США в Тихом океане. Многие «неблагонадежные» американские военнослужащие были арестованы, погружены на транспортные корабли и увезены в Соединенные Штаты. Где их уже ждали уютные концлагеря и допросы.

К разработке плана нападения на Перл-Харбор японцы подошли с размахом. В специально оборудованных для этого отсеках всех наших больших авианосцев были созданы большие реалистичные и очень подробные макеты острова Оаху со всеми деталями ландшафта, населенными пунктами, взлетными полосами, береговыми батареями, стационарными зенитными батареями, бараками пехоты и радарными станциями. В довольно точно выполненной гавани Перл-Харбора, были установлены очень реалистичные модели всех кораблей Тихоокеанского флота США. Так же все строения и сооружения военно-морской базы были выполнены довольно точно. Кроме того, мы имели самые подробные на этот момент карты как самих Гавайских островов, так и всех их прибрежной вод. Наверное, у самих американцев не было таких точных карт. Наша разведка проделала просто гигантскую работу, добывая эти важные для японского флота сведения.

Однако, тренировки личного состава на этих макетах мы сразу устраивать не стали. Тут в дело вступала секретность. Помимо того, что мы в очередной раз сменили все свои морские шифры, все наш корабли, участвовавшие в операции против Перл-Харбора, стали перемещаться мелкими группами на север в залив Хитокапу (в двадцать первом веке он известен как залив Касатка) на острове Итуруп, бывший одним из островов Курильской гряды. Здесь эти острова после выигрыша в русско-японской войне принадлежали Японии. При этом, соблюдалось полное радиомолчание. Именно в этом холодном заливе японские корабли наших сил вторжения отстаивались две недели. Наши летчики усиленно тренировались, участвуя в тактических военных играх на макетах Оаху. Так они знакомились с внешним видом будущего района боевых действий с воздуха. К сожалению, здесь еще не изобрели виртуальной реальности, поэтому все моменты боя отрабатывались на вполне реалистичных макетах местности. Кстати на этих макетах тренировались не только летчики, но и морские пехотинцы и солдаты, которым предстояло действовать после высадки на острове.

Кроме этого, наши летчики тренировались сбрасывать специально модернизированные авиационные торпеды. Еще при авиаударах по английскому флоту в Сингапуре возникла серьезная проблема. Там в мелких местах Джохорского пролива и Сингапурского порта наши торпеды, сбрасываемые с торпедоносцев, зарывались в дно. В гавани Перл-Харбора существовала такая же проблема. Там глубины не превышали двадцати метров. Но японские флотские изобретатели и здесь нашли выход. Они взяли стандартную авиационную торпеду и присобачили к ней деревянные плавники, которые закреплялись в хвостовой части. С этими плавниками торпеда при сбросе с самолета не погружалась глубже десяти метров. И этого было достаточно, чтобы наши палубные торпедоносцы могли наносить удары по американским кораблям, стоящим в порту Перл-Харбора.

Еще раз напоминаю, что вся кампания против США готовилась в обстановке строжайшей секретности. Чтобы скрыть наши настоящие намерения, японские корабли, не участвующие в наступлении против США, имитировали бурную деятельность в районе Индийского океана, у Новой Гвинеи и у берегов Австралии. В эфире шел интенсивный радиообмен, где звучали позывные наших ударных флотов. Враг был уверен, что основные силы японского флота сейчас находятся в районе Новой Гвинеи и готовятся к высадке в Австралию. Из результатов радиоперехвата следовало, что несколько японских авианосцев сейчас находятся в Индийском океане. Тут наша разведка сработала на пять балов. Американцы до самого последнего момента не догадывались, что их водят за нос.

Кстати, известная мне история в этом мире менялась не только в Азии, но и на европейских фронтах. Когда я поинтересовался, как идут дела на советско-германском фронте, то был приятно поражен. Блицкриг Гитлера похоже накрылся медным тазом. В этой реальности немецкие войска не смогли продвинуться в глубь территории СССР, как это уже было в известной мне истории. Здесь ранее непобедимые немецкие войска увязли в плотной обороне русских, понеся неожиданно большие потери. Сейчас немцы смогли взять Прибалтику, но продвинуться дальше так и не смогли. И в этом мире не было печально знаменитой блокады Ленинграда. Не было многочисленных жертв среди жителей этого знаменитого русского города. Немецкие армии «Группы Центр» так же не смогли прорваться к Москве. Поэтому и битвы за Москву в этой реальности так же пока не было. На юге, правда, дела у немцев шли получше. Они смогли выйти к Крыму и блокировать его, однако после этого были остановлены советскими войсками. В общем, в этом мире Великая Отечественная война шла совсем не так, как я помнил. Может быть, тут роль сыграли наши военные поставки. Может то, что советское правительство здесь значительно раньше смогло снять с Дальнего Востока и Сибири часть своих дивизий и отправить их на запад. Эти подошедшие сибирские и дальневосточные дивизии смогли стабилизировать фронт, купировав большинство немецких танковых прорывов. Кроме того, советская промышленность в этом мире, получившая по торговому договору множество японских станков и прочего промышленного оборудования, была гораздо более мощной и продуктивной. Многочисленные военные заводы смогли довольно быстро начать снабжать русскую армию оружием и техникой. Скорее всего, все эти факторы повлияли на то, что Рабоче-Крестьянская Красная Армия в данный момент была гораздо сильнее, чем в той реальности. А скоро в СССР начнется настоящая зима и немчуре очень сильно поплохеет. Если верить докладам нашей разведки, немцы были совершенно не готовы к Русской Зиме. Я уже предчувствую какого дрозда им всем даст «Генерал Мороз». Это вам не по Европам воевать. В России не одна вражеская армия вымерзла. Тут бесноватого Адольфа ждет большой облом. Хрен ему, а не восточные территории с послушными славянскими рабами. Кстати, тут немцы попытались на нас пару раз вякнуть. Мол, помогайте воевать с русскими! Союзники мы или нет? «Поможите чем можите»! Но японские дипломаты немчуру технично отшили:

— В данный момент Японская империя ведет тяжелую войну с Англией, Нидерландами, Австралией, Китаем, Новой Зеландией, Канадой, Деголевской Францией и Южно-Африканским Союзом. Поэтому, во-первых, в данный момент начало боевых действий против СССР просто не возможно. А во-вторых, война с СССР не в интересах нашей империи!

Тут немцам пришлось заткнуться и с печальным видом удалиться. Если уж в той истории Япония так и не напала на СССР, то сейчас она точно этого делать не собиралась. Тем более, что враги нами были давно уже выбраны. И сворачивать с намеченного пути, никто из японской элиты не собирался.

Наконец, все приготовления были закончены и наш флот вторжения вышел в море и взял курс на Гавайские острова. Воды в северной части Тихого океана встретили нас огромными волнами, сильной качкой и шквальным ветром. Но такая погода была нам на руку, потому что она разогнала в порты многочисленные рыболовные суда. Ну а пассажирские лайнеры и сухогрузы в этих водах практически не появлялись. Все судоходные трассы проходили гораздо южнее. Не даром, когда прорабатывался маршрут нашего флота вторжения, было решено выбрать этот район Тихого океана. Он и при нормальной то погоде мало посещался кораблями разных стран, а теперь и подавно океан вокруг нас был пуст. Но это не помешало мне отдать приказ нашим патрульным самолетам и дозорным кораблям:

— Без предупреждения топить любое судно которое попадется нам на встречу!

Ну а что вы хотите? Секретность превыше всего. Если какой-нибудь нейтральный гражданский корабль вдруг увидит наш флот, то он же обязательно сообщит об этом. А это означало потерю внезапности нашего удара по Перл-Харбору. Что, в свою очередь, привело бы к нашим очень большим потерям в этой операции. Поэтому, на одной чаше весов сейчас стояли жизни команды одиночного нейтрального судна, а на другой — жизни всех людей, что сейчас находились на кораблях моего оперативного соединения. А с ними и жизни всех граждан Японской империи. Ведь если мы проиграем и не сможем захватить Перл-Харбор, то война скорее всего с большой долей вероятности будет Японией проиграна. А это приведет к большим жертвам со стороны японцев. Можете называть меня расчетливым мерзавцем, но японцы мне были более симпатичны, чем представители самой демократической и исключительной страны в мире. Поэтому, все кого мы встретим будут потоплены. Главное, чтобы они не успели выйти в эфир.

Маятник войны уже запущен. В 7 часов утра 23 ноября 1941 года японский посол в Вашингтоне должен был вручить президенту США ноту об объявлении войны, не зависимо от того, добьемся мы успеха или нет. Кстати, и в этот раз нота так же была заранее доставлена в японское посольство в запечатанном конверте, который надо было вскрыть в нужный момент. Это было дополнительной страховкой от тупости японских дипломатов. И на тот случай, если американцам все-таки удалось в очередной раз взломать японские коды. Вдруг, они опять могут читать наши радиограммы! Кроме нашего флота вторжения, все остальные японские десантные соединения тоже начали выдвигаться на исходные позиции. Над США стали сгущаться тени, но американцы до сих пор оставались в счастливом неведении о том, что скоро их жизнь кардинально изменится. Думаю, что даже к восстанию на Юге американцы относились, как к чему-то незначительному и мелкому. Но скоро война придет и в их дома, разделив их на живых и мертвых. А пока простые американцы об этом не знали. Возможно люди в американском правительстве и разведке подозревали о скором начале войны, но сейчас они были заняты проблемой возникшей из небытия Конфедерации Южных Штатов Америки.

Ранним утром 23 ноября 1941 года наше оперативное соединение вышло в заданный квадрат в трехстах километрах к северу от Перл-Харбора. Наши транспорты с пехотой под охраной шести линкоров, двенадцати крейсеров, тридцати одного эсминца, одного легкого авианосца, трех авиатранспортов и десяти тральщиков, пошли полным ходом по направлению к Гавайям. Восемь больших японских авианосцев в 6.00 начали выпускать в воздух палубные самолеты, оставшись под охраной одного линкора, шести крейсеров и восемнадцати эсминцев. Все это время в эфире стояла тишина. Я разрешил пилотам пользоваться рацией только когда их самолеты уже будут над вражеским островом. Все авиагруппы для удара по различным объектам были заранее распределены. Поэтому японские палубные самолеты без особой суеты и путаницы быстро группировались после взлета. Когда все 532 самолета наконец взлетели и разбились по группам, то я приказал выпустить в воздух три красных ракеты, давая тем самым приказ нашим пилотам к началу операции.

— Вот он момент истины! Наша страна стоит на пороге великих испытаний! Сегодня решится многое! — сказал я, задумчиво глядя на берущие курс на юг японские палубные самолеты.

— Разве, война с англичанами не была таким испытанием? — спросил вице-адмирал Одзава, стоявший рядом со мною на мостике «Мусаси».

— Нет мой друг — это была только разминка перед настоящим делом. — вздохнул я, грустно улыбнувшись. — Теперь отступать поздно, за нами Япония! Мы либо победим в этой войне, либо погибнем в борьбе!

Глава 25

Такехито Коясу прицелился и дунул. Небольшая стрелка из короткой духовой трубки вонзилась в шею американского часового, стоявшего в круге света небольшого полевого фонаря. Этот болван, по недоразумению называемый солдатом, мало того, что не смотрел по сторонам, находясь на посту, так он еще и курил при этом. Удивительная беспечность, за которую он и поплатился. Стрелка, вонзившаяся в шею американца, была смазана быстродействующим нервнопаралитическим ядом. Шансов выжить у него не было. Бедолага даже закричать не успел, как начал заваливаться вперед. К нему из темноты метнулись две тени, оказавшиеся двумя низкорослыми японцами, одетыми в черные одежды и черные тряпичные маски. Знающие люди без особого труда узнали бы в этом наряде костюм средневековых ниндзя. Такая картина смотрелась дико и сюрреалистично, так как дело происходило не в средневековой Японии, а на острове Оаху, расположенном посреди Тихого океана. И сейчас были совсем не средние века, а 23 ноября 1941 год.

Не успел американский часовой еще упасть на землю, как его подхватили двое резвых «ниндзя», и плавно опустили его на траву, не дав ничем загреметь. Старший лейтенант Такехито Коясу огляделся по сторонам и скользнул к ближайшей армейской палатке. На нем, как и на всех его подчиненных был такой же черный костюм ниндзя. Однако ни он, ни его люди не были членами этой зловещей средневековой организации. Все они были сотрудниками 3-го отдела флотской разведки.

Два года назад на Гавайских островах появились пять десятков «китайских беженцев», прекрасно говоривших на китайском и английском языках. Эти люди прибыли на остров Оаху, где располагалась военно-морская база Тихоокеанского флота США Перл-Харбор. Все эти «китайцы» осели в городе Гонолулу и других населенных пунктах острова Оаху. Они вели себя совсем не подозрительно. Практически все из них вскоре нашли себе работу. Некоторые из них смогли устроиться даже в порту Перл-Харбора.

Отдельная группа этих «китайцев», прибывшая в Гонолулу на принадлежавшей им небольшой китайской шхуне, даже открыли свой рыболовный бизнес. Через месяц они уже поставляли свежую морскую рыбу и морепродукты в лучшие рестораны города и завели очень много знакомств. Эта яхта под названием «Звезда Сингапура» за несколько месяцев обошла практически все Гавайские острова. Официальной версией был поиск наиболее рыбных мест. А на самом деле команда яхты состояла из опытных офицеров военного флота Японской империи. Они занимались подробным картографированием всех островов и составляли точные карты глубин. Однако, американские власти даже не подозревали об этой деятельности «китайских рыбаков».

Кстати, один из сотрудников японского консульства, расположенного в Гонолулу, довольно часто наведывался на рыбный рынок и покупал у странных «китайцев» свежую рыбу и другие морепродукты. Американская контрразведка эти фактом почему-то не заинтересовалась. Ну, любят японцы морепродукты, любят! Но если бы американские агенты смогли заглянуть в одну из тех рыбин, что регулярно покупал японский дипломат, то их ждал бы очень большой сюрприз. Ведь именно в животе одной из свежих рыб они могли бы обнаружить герметично закрытую пластиковую капсулу, в которой лежала свернутая в рулон полоса бумаги с непонятными знаками. Любой разведчик опознал бы в этих текстах зашифрованное послание. Вот таким вот хитрым образом, японские полевые агенты и передавали добытые ими сведения в Японию.

Долгие два года японские агенты вели внешне законопослушную жизнь, собирая сведения об американских военных кораблях, портовых сооружениях, аэродромах, казармах пехоты, численности гарнизона Гавайских островов. Так же особое внимание уделялось системе обороны Перл-Харбора. Все укрепления, береговые батареи, позиции зенитной артиллерии, наземные радарные посты были подробно разведаны и нанесены на японские карты. После чего, все эти нужные для японских вооруженных сил сведения были благополучно переданы в Японию.

Но 21 ноября 1941 года все изменилось. Такехито Коясу помнил тот радостный подъем, который он ощутил, когда командир их группы объявил, что 23 ноября у японских диверсантов наконец-то начнется настоящее дело. Долгие два года они шли именно к этому моменту. Старший лейтенант Коясу, получив задание на захват наземного радарного поста американской армии на мысе Кахуку, как и все люди его группы понял, что это означает начало войны с США. И это наполнило душу японского разведчика ликованием. Наконец-то!

И вот теперь японские диверсанты одетые, как средневековые ниндзя стараясь не шуметь проникали в палатки, где мирно спали американские солдаты. У американского лейтенанта, командовавшего радарным постом на мысе Кахуку была отдельная палатка. В американской армии офицеры были привилегированным сословием, поэтому командир просто не мог спать в одной палатке с подчиненными. Это значительно позднее во время войны американские офицеры начали делить все тяготы и лишения со своими солдатами, вместе с ними меся грязь на полях сражений. Но сейчас войны пока не было, и командир радарного поста спал в персональной палатке. Он не проснулся, когда в палатку скользнула черная фигура. Молодому американскому лейтенанту снился отличный сон, который был прерван ударом японского кинжала танто. Офицер армии США умер очень быстро не успев услышать, как в соседних палатках японские диверсанты начали резать его спящих подчиненных. Через две минуты все было кончено, американский радарный пост на мысе Кахуку был захвачен. Старший лейтенант Такехито Коясу выскользнул из палатки и остановился, вытирая свой танто о палаточную ткань. Он обернулся и посмотрел на небо, начавшее светлеть на востоке. После этого японец глянул на свои наручные часы. Пять сорок три. Успели!

— Что там с американской рацией? В эфир мы выйти сможем? — спросил Коясу.

— Рация в полном порядке!

— Тогда посылайте кодовый сигнал. Наши должны знать, что мы выполнили свою миссию!

Коясу не знал, что этой ночью другими японскими диверсантами были так же тихо захвачены еще один американский радарный пост на мысе Кахана и небольшая береговая батарея на мысе Каэна. Так действия японских диверсионных групп, задолго до официального объявления войны, лишили северное побережье Гавайского острова Оаху системы дальнего обнаружения. Что, в свою очередь, позволило огромной волне японских палубных самолетов приблизиться незамеченными к американской военно-морской базе Перл-Харбор.

Глава 26

Капитан 2-го ранга Такехико Чиахая вел группу из шести палубных пикирующих бомбардировщиков «Айчи-М» D3A1 тип «99». Он бросил взгляд вниз на проплывающий под ним остров Оаху. Потом посмотрел по сторонам. Пока все идет по плану. Японская воздушная армада несколько минут назад достигла этого тропического острова. И, повинуясь командам капитана 1-го ранга Генды по радио, начала дробиться на группы, которые стали расходиться в стороны заранее назначенных им целей. Самая крупная группа японских самолетов взяла курс на Перл-Харбор, где в гавани стояли американские корабли, бывшие их основной целью. Более мелкие группы палубных самолетов нацеливались на американские аэродромы Халейва, Мокулея, Уилер, Канеохе, Хикем, Эва и Беллоуз, разбросанные по всему острову. Другие небольшие группы японских самолетов выходили для атаки на беговые и зенитные батареи, казармы пехоты, склады боеприпасов и наземные радарные посты.

У группы Такехико было другое задание. Они должны были обнаружить и потопить американский эсминец, который патрулировал на выходе из гавани Перл-Харбора. Самолеты группы были вооружены новым оружием. У всех шести пикировщиков под крыльями сейчас были подвешены по две РС-2 «Рю» — новейшие тяжелые противокорабельные ракеты. Это оружие ранее не применялось в реальном бою. И теперь группе Такехико Чиахая была предоставлена честь первыми испытать это новое оружие в боевых условиях. Капитан 2-го ранга стал ярым фанатом этого нового оружия. Он сразу же оценил все его преимущества. Конечно же, против линкоров эти новые ракеты были слабоваты, но вот для других кораблей они представляли серьезную угрозу.

Хотя, по слухам на флоте появились еще какие-то новые сверхмощные авиационные ракеты. Вроде бы такие ракеты не знали промаха и наводились на цель по радио. И одна такая управляемая ракета могла потопить целый вражеский линкор. Чиахая верил этим слухам. За последние годы в японском флоте появилось очень много различных технических новинок. Как человек высокообразованный и технически грамотный капитан 2-го ранга Такехико Чиахая понимал, что современная наука способна создавать и не такие чудесные штуки, как эти радиоуправляемые противокорабельные ракеты. К сожалению, ракеты «Рю» не были управляемыми. Это были старые добрые неуправляемые ракеты, с которыми японские летчики уже были хорошо знакомы. Относительно недавно на вооружение флота поступили авиационные реактивные снаряды РС-1, которые пришлись по душе летчикам морской авиации. Поэтому, с более крупными и дальнобойными РС-2 проблем возникнуть не должно было. Тем более, что группа Такехико Чиахая довольно усиленно тренировалась в применении таких вот боеприпасов. И вот теперь, они должны доказать, что все их тренировки не прошли даром.

Такехико бросил взгляд на редкие облака в небе над островом и вспомнил, как он переживал, что в этот день в Перл-Харборе будет плохая совсем не летная погода. Эта мысль беспокоила его все время, когда японские авианосцы шли по бурным северным штормовым водам Тихого океана. Даже сегодня утром, при взлете японских самолетов с авианосцев, на небе кучковались довольно неприятные тучи. Однако, при приближении к Гавайским островам, небо прояснилась, а серые дождевые тучи превратились в редкие безобидные белые облачка. Правда, над горами Оаху стоял легкий туман, который, впрочем, не особо скрывал окружающую местность. Стояло раннее воскресное утро и Гавайи только начинали просыпаться. Противник явно не ожидал появления японских самолетов в небе над своей главной военно-морской базой в этом регионе. Ни одно американское зенитное орудие не сделало ни одного выстрела по наглым агрессорам.

Группа Чиахая шла вместе с основной группой японских ударных самолетов. Когда впереди показался Перл-Харбор, то в эфире зазвучали голоса Генды и Футиды, которые командовали этим авианалетом. Повинуясь командам, японские самолеты начали разлетаться в стороны, заходя на указанные им цели.

— Шестнадцатая группа это Ронин, все за мной! — скомандовал Такехико Чиахая, направляя свой бомбардировщик к выходу из гавани.

Когда они пролетали над островом Форд, расположенном в центре гавани Перл-Харбора. Такехико увидел стоявшие у западной стороны острова американские корабли. Он распознал американский авианосец «Энтерпрайз». Серьезный противник для японских авианосцев. А вот рядом стоял какой-то странный большой корабль. На первый взгляд похож на авианосец. Но на самом деле, это был устаревший линейный корабль «Юта», который американский флот использовал как корабль-мишень, для тренировки своих морских летчиков. Настил из толстых досок, покрывающий палубу этого большого корабля, делал его с верху похожим на авианосец. Если бы не занятия по тактической подготовке, которые им устраивали перед операцией, заставляя запоминать внешний вид американских кораблей, то Такехико Чиахая тоже мог совершить эту ошибку и не правильно идентифицировать этот в общем-то довольно безобидный в военном плане корабль. Рядом с «Ютой» стоят корабль похожий на авиатранспорт.

— Гидроавиатранспорт ВМС США «Танжер»! — узнал этот корабль японский пилот.

Самым крайним в этом Авианосном ряду, как его называли американцы, был легкий крейсер «Детройт». Его Чиахая тоже узнал. Он с сожалением смотрел на такие беззащитные корабли противника. Особенно, его взор притягивал американский авианосец. Самой большой мечтою любого морского летчика Японской империи было — потопить вражеский авианосец. Но, к большому сожалению, у его группы сейчас другая цель. Их где-то у входа в гавань дожидается американский эсминец. Такехико Чиахая бросил еще один завистливый взгляд в сторону американского авианосца и вздохнул. Внезапно он увидел, ровный ряд японских торпедоносцев, приближавшихся со стороны Перл Сити к американским кораблям стоящим в Авианосном ряду. Сверху эти самолеты были похожи на маленькие детские модельки, которые японские летчики использовали в тактических играх на макете Оаху. Вот от торпедоносцев по водной глади потянулись белые нити в сторону кораблей США.

— Торпеды пошли! — догадался Такехико, заинтересованно наблюдая за развернувшейся внизу драмой.

Наконец, нити торпедных следов достигли стоявших на якоре американских кораблей и возле их бортов начали вспухать водяные гейзеры взрывов.

— Раз, два, три, четыре, пять! — считал попадания во вражеский авианосец Чиахая. — Ему конец! Пять торпед — это смертельный приговор для авианосца. Тут даже линкору плохо станет.

В «Юту» попали две торпеды, как и в «Детройт». «Танжер» поразила всего одна смертоносная сигара. Все поврежденные корабли окутались дымом, а на «Энтерпрайзе» стало разгораться пламя. Видимо одна из японских торпед повредила цистерну с топливом. Такехико Чиахая с сожалением отвел взгляд от картины разрушения и посмотрел назад. Все самолеты его группы шли за его бомбардировщиком. Наконец-то впереди показался канал ведший к выходу в открытое море. В самом канале не было видно кораблей. Только в районе Госпитального мыса на якоре стояли несколько минных тральщиков. Когда группа пролетала над ними, то молодой летчик заметил восемь японских пикирующих бомбардировщиков, которые начинали атаку на эти небольшие кораблики. Кстати, в небе над Перл-Харбором не было до сих пор ни одного облачка зенитного разрыва. Противник был застигнут врасплох. По атакующим японским самолетам никто не стрелял. Они заходили на цели, как на учениях, не встречая при этом никакого сопротивления.

Вот уже виден выход в открытое море. Справа видна мощная береговая батарея, прикрывающая Перл-Харбор с юга. А вон там вдалеке просматривается аэродром Эва. С левой стороны взлетная полоса Хикэм. На ней ровными плотными рядами плечом к плечу стоят маленькие как будто игрушечные самолетики. Хотя, это с высоты в три тысячи метров они кажутся игрушечными. А на самом деле — это грозные боевые машины. С верху ровные ряды американских самолетов смотрелись красиво, но эта идиллия будет уже скоро нарушена. Вон видны шестнадцать белых японских самолетов, выходящих в атаку на Хикэм. Да и над Эвой тоже мелькает группа японских палубных истребителей и бомберов.

— Где этот американский эсминец? Ага, вот он в пяти милях к югу. Это и есть наша мишень! — обрадовался Такехико Чиахая, заметив наконец свою цель.

— Шестнадцатая, вижу цель на двенадцать часов! Атакуем! — скомандовал он, направляя свой самолет в пологое пикирование.

Быстрый взгляд назад, все его самолеты идут за ним. Никто не отстал. Это был далеко не первый их бой. Они понюхали пороху еще в Китае в 1938 году, пустив врагу первую кровь. Поэтому, в своих людях капитан 2-го ранга Такехико Чиахая ни сколько не сомневался. Эти его точно не подведут. Вражеский эсминец приближался, заполняя круги прицельной сетки. Вот до него четыре тысячи метров, три, две. Противник не стрелял, вражеские зенитки молчали.

— Огонь! — самому себе скомандовал Такехико Чиахая, выпуская обе свои «Рю» в сторону эсминца ВМС США «Блю».

Ракеты, оставляя густой дымный след, устремились к американскому кораблю. Обе «Рю» ударили в борт эсминца, пробив тонкую бортовую броню и разорвавшись внутри корпуса. Два взрыва 200-кг боевых частей ракет разворотили борт американского корабля, вызвав пожар в машинном отделении. Капитан Чиахая резко потянул на себя штурвал, уводя свой самолет на верх. Уже пролетая над вражеским эсминцем, он увидел попадания еще двух японских ракет в его борт. Через минуту американский корабль получил попадания девяти «Рю» и запылал, заваливаясь на правый борт. К чести американцев стоит сказать, что после третьей атаки один зенитный пулемет эсминца открыл огонь по атакующим японским самолетам. Ему даже удалось повредить один бомбардировщик, но эта стрельба продолжалась не долго. До следующего ракетного попадания, которое просто уничтожило храбрых зенитчиков вместе с их 12,7-мм пулеметом.

Такехико Чиахая накренил свой самолет, внимательно рассматривая, как горящий американский корабль, все больше и больше, начинает заваливаться на борт, уходя под воду. Немногочисленные выжившие члены команды эсминца «Блю» в панике покидали тонущий корабль, прыгая в воду. Молодой японец удовлетворенно хмыкнул и бросил взгляд в строну Перл-Харбора. Обе, видимые отсюда, авиабазы Эва и Хикэм уже пылали. Но несмотря на это, японские самолеты с маниакальным упорством раз за разом атаковали эти аэродромы, расстреливая людей, технику, зенитные огневые точки, ангары и склады с авиатопливом и боеприпасами. Над гаванью Перл-Харбора стояли густые черные столбы многочисленных пожаров. Американские зенитные и береговые батареи, видимые из кабины его бомбардировщика так же были затянуты пеленой дыма. В которой что-то горело и взрывалось. Грандиозность картины разрушений поражала и завораживала. За три года непрерывных боев капитан 2-го ранга Чиахая видел много боев. Но такого размаха стихия разрушения достигла в первый раз на его памяти. Даже бомбардировки Сингапура и потопление Английской эскадры в Индийском океане бледнели перед этим пиром смерти и огня.

Глава 27

Младший капрал Эндрю Райт Стоял на пирсе Куахуа, курил и мрачно взирал на гавань Перл-Харбора. Перед его затуманенным взором маячил остров Форд, расположенный посреди гавани. Величавые силуэты американских линкоров мерно покачивались на мелкой волне, пришвартованные к большим бетонным столбам, торчавшим из-под воды на Линкорном ряде у восточного побережья острова Форд. Эндрю видел, как на взлетной полосе Форд готовят к вылету летающую лодку «Каталина». Увидев это, младший капрал скривился и грубо выругался.

— Чертовы летуны! Все из-за них! — ожесточенно подумал Райт, невольно прищуриваясь.

Именно из-за одного из этих летчиков, летавших вот на таких вот «Каталинах», его вчера бросила девушка. Салли очаровательная пышнотелая брюнетка ушла к молодому лейтенантику из флотских ВВС. Вроде бы этот гад служил на авиабазе на острове Форд.

— Чертовы авиаторы. Ну, почему все самые красивые девушки достаются им. Вот же гадство! — подумал Эндрю Райт, поглядев на свои наручные часы. — Семь часов двадцать восемь минут. И что мне теперь делать?

Вчера вечером он получил увольнительную, чтобы провести ночь субботы и воскресный день вместе с Салли. Но когда он пришел к ее дому, то Салли не было дома. А ее мамаша, открывшая дверь, прямо с порога огорошила младшего капрала новостью о том, что у Салли теперь новый ухажер, и захлопнула дверь перед носом Эндрю. Всю ночь он заливал горе в барах Гонолулу. К утру он как-то умудрился добраться на пирс Куахуа, не попавшись на глаза патрулям военной полиции. Зачем он сюда пришел он не знал. Может, хотел найти того лейтенанта и набить ему морду, а может быть шел к гавани, чтобы утопиться с горя. Алкогольные пары немного развеялись и вот теперь он стоял у края пирса и просто курил, глядя на остров Форд, где сейчас должен был находиться его обидчик.

Вообще-то, Эндрю не любил напиваться. Так, пару кружечек пива для настроения. Но сейчас повод был очень даже серьезным. Как и неделю назад, когда начались чистки среди военнослужащих. Многих хороших парней тогда арестовали только за то, что они были выходцами из Южных Штатов. Вот тогда то и арестовали его лучшего друга Гордона Миллера. Всех арестованных погрузили на восемь транспортных кораблей и отправили в США в Сан-Диего. Все это было таким диким. Эндрю Райт всегда считал, что он живет в самой демократической стране в мире и гордился этим. Но недавние события в его родных Соединенных Штатах Америки очень сильно поколебали эту гордость. Его вера в великую американскую демократию, о которой на всех углах твердили политики и газетчики, дала большую трещину.

Сначала, всю страну потрясло жестокое убийство президента Рузвельта, а потом очередным шоком стало восстание на Юге США. Из небытия вновь возник кровавый призрак Конфедерации, которая уже один раз была побеждена в кровопролитной гражданской войне. И вот теперь, проклятые южане опять подняли свои мрачные знамена и устроили очередной мятеж. Поговаривали, что именно южане и убили Рузвельта. При этом они использовали пушку и три пулемета. Да именно так было написано в газетах. Как человек военный Эндрю Райт не понимал, как убийцам президента удалось незаметно привезти к месту покушения посреди города такое количество оружия. Особенно его удивила пушка. Если пулемет легко можно было спрятать в кузове грузовика или в салоне большого легкового автомобиля, то пушка — это пушка. Ее так просто не спрячешь.

А потом в самой демократической в мире стране начались твориться совсем непонятные вещи. По всей Америке вдруг начались чистки среди военнослужащих. Людей не взирая на чины, звания и заслуги арестовывали и сажали в специально созданные концлагеря. Что там творилось в этих лагерях никто не знал. Все газеты почему-то об этом не писали. Эти события младшему капралу Райту почему-то напомнили то, что происходило в пару лет назад в СССР. Тогда Сталин начал репрессии против своих военных. Американские газеты смаковали кровавые подробности, обливая грязью страну советов и ее вождя, называя Сталина кровавым тираном и душителем свободы. Эндрю тогда еще искренне радовался, что он живет в свободной и демократической стране, где ничего подобного случиться не может. И вот теперь что-то в американской демократии пошло не так. Газеты пытались обосновывать такие меры, принятые правительством, но им уже никто не верил. В душах простых американцев поселились страх и чувство того, что их коварно обманули. Моральный дух вооруженных сил США резко упал. Эндрю Райту повезло, что он был стопроцентным янки из Чикаго. Поэтому, вал арестов его не коснулся, но все это оставило самые неприятные воспоминания у бравого младшего капрала морской пехоты США.

Внезапно, какой-то посторонний громкий звук привлек его внимание. Эндрю Райт бросил ленивый взгляд в сторону источника звука и оживился. Небо над Перл-Харбором заполонили многочисленные самолеты.

— Неужели, летуны сегодня в воскресенье с утра пораньше решили устроить свои учения? Странно!

Обычно, большинству военнослужащих в Перл-Харборе по субботам и воскресеньям давали увольнительные, которые они проводили гуляя в Гонолулу. Обычно по воскресеньям на американских кораблях оставалось примерно тридцать процентов личного состава. Остальные же предавались отдыху и пьяному загулу. При этом, в Перле и Гонолулу даже произошли несколько инцидентов со стрельбой с участием военнослужащих. Адмирал Эдвард Хазбенд Киммел, бывший в данный момент командующим Тихоокеанским флотом США, даже издал специальный приказ, запрещавший американским военнослужащим брать с собою в увольнительные свое табельное оружие. А тут вдруг летчики затеяли полеты над гаванью.

Младший капрал удивленно покачал головой, не понимая, что же его так зацепило в этой картине. И только, когда над его головой с ревом пронеслись восемь самолетов с подвешенными под брюхом торпедами, Эндрю Райт понял, что его так смущало. Все эти самолеты были не американскими! Окрашенные в непривычный белый цвет, эти неизвестные самолеты несли на своих крыльях и фюзеляжах знаки различия отнюдь не ВВС США. Просто большие красные круги! Американский морпех начал лихорадочно вспоминать, у какой же страны вот такие странные знаки:

— Что-то знакомое! Как им там говорили на занятиях. Французы, Испанцы? Нет все не то! Вот оно, Японские ВВС! Точно! Но что японцы делают на нашей военно-морской базе?

Как бы отвечая на его вопрос, японские торпедоносцы практически одновременно сбросили в воду свои торпеды. Эндрю, все еще не веря своим глазам, смотрел на развернувшуюся перед ним картину. Торпеды, оставляя пенные следы на воде, резво помчались к стоявшим возле Форда американским дредноутам. Наконец они врезались в борта кораблей, вызвав грохот и большие столбы воды. С интервалом в две-три секунды японские торпеды детонировали, попадая ниже ватерлинии линкоров США. Стоявшей в Линкорном ряду плавучей рембазе «Вестал» так же достались две торпеды. Прогремевшие взрывы заставили младшего капрала Эндрю Райта непроизвольно вздрогнуть и разинуть рот. Недокуренная сигарета повисла на его губе, но американец этого даже не заметил. Линкоры «Калифорния», «Невада», «Оклахома» и «Вест Вирджиния» получили по несколько торпедных попаданий и окутались дымом. На «Вестале» начал разгораться неслабый пожар. Некоторые линейные корабли США были попарно пришвартованы к бетонным колоннам Линкорного ряда. И поэтому они не пострадали от пущенных японскими самолетами торпед. Так «Мериленд» прикрыла своим телом «Оклахома». «Теннесси» закрыла своим корпусом «Вест Вирджиния». А в «Аризону» ударила только одна торпеда. В корму, которая не была прикрыта плавучей рембазой «Вестал».

Тем временем, вражеские торпедоносцы, летевшие низко над водой, приблизились к пораженным линкорам и сделали эффектную горку, пролетев прямо над их надстройками. Внезапно, внимание Райта привлекли звуки новых взрывов. Он затравленно оглянулся по сторонам и невольно выругался. Картина, открывшаяся перед его взором, поражала воображение своей нереальностью. Эндрю даже ущипнул себя, чтобы проверить, не спит ли он. На острове Форд вспухали огненно-черные клубы взрывов. Что-то довольно сильно разгоралось за островом. Может так горели ангары с самолетами. Эндрю вспомнил, что видел вчера там у западного побережья Форда авианосец «Энтерпрайз», стоявший в Авианосном ряду рядом с крейсером «Детройт» и старым линкором «Юта», который флот использовал в качестве корабля-мишени. Видимо, какой-то из этих не видимых сейчас кораблей и начинал разгораться густым черным дымом. Младший капрал увидел многочисленные японские самолеты, пикирующие на взлетную полосу авиабазы Форд. На острове то тут то там появлялись грибки разрывов, сметающие стоявшие плотными рядами американские гидросамолеты. Другие японские самолеты расстреливали из своих пулеметов покачивающиеся у берега летающие лодки «Каталина».

Новые взрывы, раздавшиеся слева, заставили Эндрю развернуться. Он как раз увидел, как очередной пикирующий бомбардировщик, окрашенный в белый цвет, поразил сброшенной им бомбой крейсер «Новый Орлеан», стоявший у пристани. Японские пикировщики, как заведенные по очереди ныряли вниз сбрасывая свои смертоносные подарки на американские корабли в районе доков. Несколько крейсеров и других более мелких кораблей уже горели. На базе субмарин, расположенной левее, так же зверствовали японские пикировщики. Они пускали ракеты и сбрасывали бомбы на стоявшие у пирсов американские субмарины.

Внезапно за спиной младшего капрала прогремел особенно сильный взрыв, заставив его присесть. Он ошеломленно обернулся и увидел поистине апокалиптическое зрелище. Линейный корабль ВМС США «Мериленд» превратился в груду горящих обломков. Взрыв боезапаса, разорвал корпус могучего дредноута в районе башни № 3. Огненный столб гигантского взрыва медленно оседал, распадаясь на множество мелких пожаров. Даже такой не сведущий в морском деле человек, как младший капрал морской пехоты США Эндрю Райт понял, что этому могучему исполину пришел конец. «Мериленд» даже не спасло то, что он стоял во втором ряду. От японских торпед его защитила «Оклахома», а вот от бомб ничто не смогло закрыть. Младший капрал Райт не знал, что только что он стал свидетелем применения новейшего японского оружия. Именно, управляемая бронебойная ракета Ки-148 «Тодороки» на его глазах поразила «Мериленд».

— Бог мой! Там же люди! — пробормотал потрясенный американец.

Он знал, что экипаж линкора составляет тысяча человек. Один пьяный матросик с «Аризоны», как-то выдал такую вот цифру и Эндрю ее запомнил. Конечно, сейчас воскресенье, и многие моряки ушли в увольнение на берег. Но кто-то же там на кораблях остался. И вот сейчас они там все погибают.

Внезапно, Эндрю ослепила вспышка нового взрыва. Когда он проморгался, то увидел, что на «Теннесси» стал разгораться большой пожар. Этот, стоявший во втором ряду американский дредноут, только что схлопотал еще одну Ки-148, которая, пробив бронированную, палубу, разорвалась возле корабельной цистерны с топливом. Вспыхнувший пожар мгновенно охватил почти половину пораженного корабля. При этом из разбитой цистерны начало вытекать корабельное топливо, которое стало гореть уже на поверхности воды, угрожая поджечь стоявшие рядом корабли. Через некоторое время, в «Аризону», так же пришвартованную во втором ряду, ударили сразу две управляемые ракеты, вызвав тем самым пожары и взрывы.

Рев приближающихся самолетов заставил младшего капрала Райта распластаться на бетоне пирса и замереть. Очередные восемь японских торпедоносцев заходили на цель над его головой. Вот они, действуя как на учениях, сбросили в воду свои торпеды, рванувшиеся в сторону израненных американских линкоров. Новые взрывы у бортов стальных титанов уже были довольно привычным зрелищем и не пугали нашего героя. Больше всего его сейчас мучил вопрос:

— Почему, черт побери, никто не стреляет по японцам? И где наши самолеты?

Звук мотора очередного японского самолета привлек внимание Эндрю. Японец летел прямо на него. Бомбы или торпеды на этом самолете не было видно. Наверное, он уже успел сбросить свой груз на корабли стоявшие в доках на противоположной стороне Юго-восточного затона. Внезапно на крыльях приближающего самолета заплясали белые огоньки, и Райт услышал стрекот крупнокалиберных пулеметов. Что-то горячее сильно ударило младшего капрала Эндрю Райта в грудь и отбросило на бетон пирса. Сквозь красную пелену он увидел, как японский самолет, атаковавший его, белой молнией промелькнул в небе над ним.

— Бог мой! Как глупо все вышло! — подумал Эндрю, и тьма со скоростью цунами затопила его сознание.

Глава 28

Адмирал Хазбенд Эдвард Киммел главнокомандующий Тихоокеанского флота США хмуро слушал доклад своего начальника штаба:

— В данный момент из семидесяти трех кораблей, находившихся в гавани Перл-Харбора на момент атаки японских самолетов, только семнадцать судов не получили повреждений. Самые тяжелые повреждения получили следующие корабли. Авианосец «Энтерпрайз» получил попадание семи торпед и восьми бомб. Линейный корабль «Мериленд» разрушен в результате взрыва боеприпасов в одном из снарядных погребов из-за попадания бомбы. Линейный корабль «Аризона» получил две торпеды и пять бомб, нанесших ему серьезные повреждения, в результате чего он сел на грунт. В линейный корабль «Теннесси» попали шесть бомб, которые нанесли большие повреждения и вызвали пожар, который кстати до сих пор не потушен. Горящая нефть из топливных цистерн «Теннесси» растеклась по воде и вызвала пожар на пришвартованном рядом линкоре «Вест Вирджиния». Который кроме этого, получил попадания еще шести торпед и перевернулся. Линейный корабль «Невада» получил семь торпедных попаданий и затонул. Линейный корабль «Оклахома» после попадания четырех торпед завалился на правый борт и сел на грунт. Линкор «Юта» получил три торпеды и затонул. «Пенсильвания» пострадала меньше. Этот дредноут находился на ремонте в сухом доке и поэтому получил попадание только двух бомб. Это вызвало повреждение средней тяжести. Разрушено машинное отделение линкора. Теперь крейсера! Тяжелый крейсер «Солт-Лейк-Сити» был поражен четырьмя торпедами и затонул. Тяжелый крейсер «Сан-Франциско» получил одну торпеду и пять бомб. Затонул. В тяжелый крейсер «Новый орлеан» попали четыре бомбы. Крейсер не затонул, но ощутимо накренился и просел на воде. Тяжелый крейсер «Честер» — попадание одной торпеды и трех бом. Крейсер принял много воды и потерял ход. Тяжелый крейсер «Нортгемптон» — две торпеды. Лег на грунт. Тяжелый крейсер «Индианаполис». Взрыв снарядных погребов. Затонул. Тяжелый крейсер «Пенсакола» получил попадания пяти бомб и серьезно пострадал от пожара. Легкий крейсер «Хелена»- попадания четырех бомб. Сел на грунт. Легкий крейсер «Гонолулу» — попадание семи бомб. Затонул у причала. Легкий крейсер «Сент-Луис» — три бомбы. Затонул. Легкий крейсер «Детройт» одна торпеда и четыре бомбы. Затонул. Легкий крейсер «Феникс» получил две бомбы в корму. Потерял ход и пострадал от огня. Легкий крейсер….

Главком Тихоокеанского флота США практически не слышал, перечисляемых имен поврежденных и уничтоженных кораблей. Его кораблей! Он с ужасом понимал, что это означает конец его карьере, а может и нечто худшее. И все это случилось именно тогда, когда его карьера достигла своего высшего пика. А тут еще и эти нелепые чистки в вооруженных силах, проводимые новой администрацией. Киммел с содроганием вспоминал тот ужас, что охватил его, когда ему намекнули в ответ на его протесты на ослабление флота в Перл-Харборе, что он сам не без греха. Да! Его отец был южанином и служил в армии Конфедерации во время гражданской войны. И позднее у Хазбенда Киммела из-за этого были проблемы при продвижении по службе. Хотя, он никогда не отождествлял себя с Югом. Он всего добился сам.

В 1900 году Киммел получил назначение в Военно-Морскую академию США. Закончив академию в 1904 году, он служил на флоте, затем учился в артиллерийской адъюнктуре в Военно-морском колледже. В 1906 году ему было присвоено звание энсина. В 1906–1916 годах Киммел служил на ряде должностей, где завоевал репутацию эксперта в области артиллерии и артиллерийского дела. После обучения артиллерийскому делу в Бюро артиллерии в Вашингтоне он служил на линкорах «Джорджия», «Висконсин» и «Луизиана», дважды был помощником директора по артиллерийским стрельбам при министерстве ВМФ, командиром артиллерии на броненосном крейсере «Калифорния» и командиром артиллерии Тихоокеанского флота. Он участвовал также в интервенции в Веракрусе (Мексика) в 1914 году и в 1915 году короткое время служил помощником министра ВМФ Франклина Рузвельта. После вступления США в Первую мировую войну в 1917 году, Киммел отбыл в Великобританию в качестве консультанта по новой технике артиллерийской наводки, а затем стал начальником артиллерии в штабе эскадры американских линкоров, приписанного к Гранд-флиту. После войны Киммел последовательно занимал высокие должности и в 1937 году дослужился до контр-адмирала, был отмечен за профессионализм и энергичность. Служил на Военно-морской артиллерийской фабрике в Вашингтоне, командовал эскадрой эсминцев, был слушателем Военно-морского колледжа, офицером связи между Министерством ВМФ и Государственным департаментом, директором передвижения кораблей в офисе Начальника морских операций, командиром линкора «Нью-Йорк», начальником штаба командования линейных сил флота, начальником бюджетного управления ВМФ. С 1939 по 1941 год Киммел командовал дивизионом крейсеров, а затем крейсерами линейных сил Тихоокеанского флота. Проявив себя на последней должности как выдающийся командир, Киммел решением министра ВМФ Фрэнка Нокса получил 1 февраля 1941 временное звание адмирала и занял пост командующего Тихоокеанским флотом и командующего флотом США. 24 июля 1941 получил постоянное звание адмирала (минуя чин вице-адмирала). В течение следующих нескольких месяцев Киммел провёл интенсивную подготовку Тихоокеанского флота, базировавшегося в Перл-Харборе, к возможной войне с Японией, а также подготовил планы наступательных операций на Маршалловых островах в первые дни войны.

Конечно, командующий Тихоокеанским флотом был предупрежден о том, что война с Японией близка. Он даже распорядился поднять режим боеготовности до высшего уровня у всего Тихоокеанского флота и гарнизонов островов, когда Япония напала на Великобританию. Для борьбы с возможными диверсиями, все самолеты аэродромов на Гавайских островах были выведены из ангаров и сконцентрированы в центре взлетных полос. Ведь так их было гораздо проще охранять от нападения диверсантов. Самолеты выстроились плотными рядами и стояли как солдаты на параде. Тогда это казалось очень правильным решением. Однако, этот же казалось бы логичный приказ Киммела обрекал американскую авиацию на быстрое и тотальное истребление в случае вражеского авиаудара.

Кстати, держать войска в постоянной готовности к войне в течении нескольких месяцев было очень трудно и дорого. Люди уставали, техника выходила из строя довольно быстро, а самое главное в том, что при этом тратилась уйма топлива. А топлива у Тихоокеанского флота было не так уж и много. Постоянные учения, маневры и патрулирование акватории Гавайских островов съедали львиную долю этих запасов. Поэтому, Киммел распорядился в конце октября 1941 года понизить уровень боеготовности, отменил практически все учения и значительно сократил полеты патрульных самолетов. Война не началась, Япония, напав на Англию и ее союзников, кажется и не собиралась в ближайшем времени объявлять войну Соединенным Штатам Америки.

Адмирал Киммел вспоминал как он высмеивал теории авианосных адмиралов и армейских авиаторов о том, что Гавайские острова могут подвергнуться вражескому авианалету. Он был убежденным сторонником линейных кораблей и просто не понимал, как можно использовать авианосцы. Киммел не считал, что авиация может быть серьезной угрозой для боевых кораблей. Даже когда с Сингапура, Голландской Ост-Индии и Индийского океана стали приходить скупые новости о поражениях английского флота, то Киммел не придал этому большого значения. Он просто не поверил сообщениям британцев о том, что практически все их корабли потопила японская авиация. Наверняка, чопорные английские адмиралы проиграли более многочисленному японскому флоту, а потом всю вину решили свалить на действия японской авиации, чтобы скрыть свою некомпетентность. О японской авиации командующий Тихоокеанским флотом думал с большим презрением. Эти отсталые азиаты просто не могли создать нормальные самолеты. Не даром они покупали у США боевые самолеты. Правда, в 1939 году ныне покойный президент Рузвельт запретил продавать япошкам самолеты и военную технику. Поэтому, вряд ли японские Военно-воздушные силы были так сильны, как об этом сообщали британцы. Просто у страха глаза велики. И для того, чтобы скрыть свои промахи военачальники начинают преувеличивать силу противника. Мол, мы проиграли не потому, что мы плохие командиры, а потому что противник оказался ну просто очень сильным и многочисленным.

Именно поэтому, Киммел не допускал даже мысли о том, что японцы смогут нанести авиаудар по Перл-Харбору. Он считал, как, впрочем, и большинство американских адмиралов того времени, что война с Японией начнется с нападения японского флота на Филиппины. После чего, главные силы Тихоокеанского флота должны будут выйти из Перл-Харбора и двинуться на запад. Потом будет классическое линкорное сражение, в котором морской авиации отводилась роль разведчиков. После разгрома противника победоносный американский флот должен был заняться захватом Японии. Поэтому, Киммел своей властью запретил контр-адмиралу Ньютону, командовавшему оперативным авианосным соединением, и контр-адмиралу Шерману командиру авианосца «Лексингтон» баламутить флот своими идеями. Именно эти деятели горячо доказывали большую вероятность японского авианалета на главную базу Тихоокеанского флота США. И если бы при этом, он Хазбенд Эдвард Киммел был тупым самодуром, который ничего не смыслит в делах флота. Но ведь это не так. Ведь его идеи разделяли практически все офицеры американского флота, за исключением маленькой группки авианосных адмиралов. Линкоры на данный момент официально считались основной ударной силой флота, а авианосцы были непонятными дорогими игрушками, на которые с большим подозрением посматривали все авторитетные американские морские стратеги.

— Генри, не надо нам зачитывать названия всех поврежденных кораблей. Лучше скажите, что у нас уцелело после налета! — перебил Киммел своего начальника штаба.

— Да сэр! Уцелели двадцать семь кораблей. Четыре эсминца, три тральщика, одно госпитальное судно, четыре транспорта, один минный заградитель, два эскортных сторожевика, шесть торпедных катеров, пять буксиров и одна плавучая ремонтная база! — быстро пробубнил контр-адмирал, сверяясь с записями в своем блокноте.

В кабинете повисла тишина, нарушаемая тихими звуками далеких взрывов. Это на разбомбленных японцами складах все еще рвались боеприпасы.

— А что у нас с фарватером? Выход из гавани не заблокирован затонувшими кораблями? — решил разбить затянувшееся молчание командующий Тихоокеанским флотом.

— Выход из гавани заблокирован! Мины, сэр! — пробормотал начальник штаба, опуская глаза.

— Что? Как? Какие еще мины? Как они туда попали? — растерялся адмирал Киммел.

— Сэр, эсминец «Вард», попытавшийся выйти во время налета из гавани в море, подорвался на мине. Несколько свидетелей утверждают, что незадолго до этого несколько японских самолетов сбросили в канал, соединявший гавань с открытым морем, какие-то странные предметы. Мы предположили, что это были авиационные морские мины. Вот на одной из них «Вард» и подорвался, сэр!

— Что с «Вардом»? — поинтересовался Киммел.

— Чтобы не закупорить фарватер, он выбросился на берег, сэр!

— Та-а-ак! Значит мы тут как в мышеловке сейчас. Надо срочно начинать тралить фарватер. Пошлите все наши уцелевшие минные тральщики. Что-то у меня дурные предчувствия. А что там по потерям в личном составе?

— Сэр, по предварительным подсчетам потери флота составили 1800 человек убитыми, 2250 человек раненными и около 3000 человек пропавшими без вести.

— Почему так много пропавших без вести?

— Многие наши корабли затонули, но внутри них еще остались люди. Мы не знаем сколько их там. Сейчас ведутся работы по их спасению. Но у нас слишком мало водолазов и специального спасательного оборудования, сэр!

— А что нам скажет наша морская авиация? Почему вы еще не подняли в воздух свои разведывательные самолеты? Сколько вообще наших самолетов уцелело? — решил сменить неприятную тему командующий Тихоокеанским флотом, обращаясь к другому офицеру в белом морском мундире.

— Наша морская авиация практически полностью уничтожена. Авианосец «Энтерпрайз», стоявший на якоре острова форд получил серьезные повреждения, лег на грунт и вышел надолго из строя. Сейчас на нем все еще бушует пожар. Все наши наземные самолеты и летающие лодки уничтожены или получили очень серьезные повреждения. Кроме того, вся инфраструктура наших наземных авиабаз получила серьезные повреждения. Большинство зенитных батарей на наших аэродромах уничтожены. Все наши гидроавиатранспорты потоплены. Японский налет был полностью внезапным. Если бы армия вовремя предупредила нас о приближении японцев, то мои парни показали бы этим узкоглазым, как могут воевать морские летчики США! — довольно экспрессивно начал выступать начальник флотских ВВС контр-адмирал Беллинджер.

— И почему это мы должны были вас предупреждать о японском налете? Это вы должны были выслать патрульные разведсамолеты, чтобы вовремя обнаружить вот такую вот угрозу! — перебил его побагровевший начальник армейской авиации генерал-майор Мартин.

— А кто утыкал весь остров своими радарными постами? Напомню, что именно вы Мартин хвастались, что армейские радары видят дальше наших патрульных гидросамолетов! — не остался в долгу Беллинджер.

— Насчет наших наземных радаров ничего не могу сказать. Почему-то они не заметили самолеты япошек? Эта техника все еще довольно не совершенна. Возможно радары вышли из строя. Не знаю. Связи со всеми радарными постами нет. Скорее всего они уничтожены японскими бомбардировщиками. Кстати, они были неплохо замаскированы. Как японцы смогли с воздуха обнаружить и уничтожить все наши радарные посты я не представляю! Мои парни хотя бы смогли взлететь на перехват! — стал оправдываться командир армейских ВВС.

— Ну и сколько там ваших истребителей успели взлететь? Где сбитые ими японские самолеты? Я уточнял, мы сбили всего одиннадцать японских самолетов. При этом все они сбиты огнем зенитных орудий. Из нескольких сотен самолетов врага, атаковавших нас, сбиты всего одиннадцать! — продолжал бушевать контр-адмирал Беллинджер.

— Только три «Р-40» смогли подняться в воздух. К сожалению, они были практически сразу же сбиты многочисленными японскими истребителями. Наши парни дрались как герои, но япошек было слишком много! — вздохнул загрустивший генерал-майор Мартин.

— Господа офицеры! Прошу вас сохранять спокойствие! Нам всем сейчас надо думать, как исправить сложившееся положение, а не выяснять кто больше виноват! — повысил голос Киммел, прервав затянувшуюся перепалку. — Каковы потери у армейских летчиков?

— Все наши самолеты уничтожены! Потери в личном составе уточняются. Но они очень большие. Все зенитные батареи разбиты. Все здания наших авиабаз получили серьезные повреждения. Особенно пострадали цистерны с авиатопливом, ремонтные мастерские и аэродромные склады боеприпасов. Короче говоря, авиации американской армии на Гавайских островах пришел конец! — пробурчал командующий армейской авиацией, бросив мрачный взгляд на своего флотского коллегу.

— Т-а-ак! А чем нас порадуют наши сухопутные силы? — тихо произнес адмирал Киммел, страдальчески поморщившись.

— Наши сухопутные войска в результате японской атаки понесли тяжелые потери. Практически все стационарные зенитные батареи уничтожены японскими бомбардировщиками. Они как будто заранее знали о местоположении каждой нашей батареи. Кроме того, многие наши зенитчики были в увольнении в городе и поэтому наши зенитные расчеты в момент вражеского авианалета не были укомплектованы полностью. Но даже по тем зенитным орудиям, которые из-за отсутствия людей не вели огонь, японцы отбомбились без промахов. Все это очень странно. Японские пилоты как будто заранее знали, где будут находиться наши пушки, и били точно в цель. Вражеской авиацией были так же атакованы все армейские склады с боеприпасами. И в этом случае японцы опять проявили поразительную точность. Все наши склады уничтожены. Там до сих пор в огне рвутся снаряды. Поэтому, наши люди опасаются там тушить пожары. Кроме зенитных батарей и складов, подверглись бомбардировке все наши казармы личного состава. Особенно досталось форту Шафтер и Шефилдским казармам, где располагались наши основные силы сухопутных частей. Там наших пехотинцев не только атаковали японские самолеты. Практически одновременно с японским авианалетом сработали несколько больших фугасов. При этом, по нашим подсчетам было убито и ранено около семисот человек. И это только от детонации взрывных устройств! — стал отчитываться генерал-лейтенант Уолтер Шорт командующий сухопутными силами Гавайских островов. — Всего наши потери в личном составе примерно следующие: 1360 человек убитыми, 3220 человек ранено и 148 пропало без вести.

— Как эти самые фугасы попали в расположение наших частей? — устало спросил Киммел, потирая виски.

— Солдаты, дежурившие в тот момент на контрольно-пропускных пунктах, пропустили на территорию казарм несколько наших армейских грузовиков. Подозрения эти автомобили не вызвали. Пропуска у них были. Водители так же были американскими солдатами. То есть, они были одеты в нашу военную форму. Правда все они были азиатами, но в американской армии кого только сейчас не встретишь. К нам даже негров брать стали. Поэтому наши парни их пропустили. Эти грузовики подъехали к казармам нашей пехоты, а когда в небе появились японские самолеты все эти машины взорвались, вызвав огромные разрушения. Я сам туда съездил, чтобы посмотреть. Там воронки в тридцать метров в диаметре. Судя по всему, рванули несколько тонн взрывчатки. Каждый из этих грузовиков был, по сути своей, большой бомбой! — ответил Шорт.

— Значит, это была диверсия? Не зря я приказал убрать все наши самолеты в центр взлетных полей. Иначе, они были бы уничтожены японскими диверсантами! — проговорил командующий Тихоокеанским флотом, надеясь таким образом, хоть как-то оправдать свои бестолковые приказы, которые он отдавал ранее.

— И это же позволило японским самолетам их уничтожить без особого труда, — тихо пробормотал генерал-майор Мартин, сидевший напротив.

Адмирал Киммел сделал вид, что не услышал этого зловредного шепота. Внезапно дверь зала, где шло совещание со стуком отворилась и в комнату вбежал капитан ВМС США Расти Мортон, бывший дежурным офицером. Все адмиралы и генералы, участвовавшие в совещании высшего командного состава Гавайских островов, с удивлением уставились на запыхавшегося флотского капитана.

— Господин командующий, только что получено срочное сообщение! Аэродромы Мокулея и Халейва, расположенные на северном побережье, были атакованы десантом противника! — буквально прокричал молодой американский капитан.

— Десант? Откуда? — дрогнувшим голосом спросил Киммел, ощущая, как у него закружилась голова.

— Нам сообщили, что двадцать минут назад по этим аэродромам был нанесен очередной авиаудар противника, а затем около тридцати странных летающих аппаратов приземлились на взлетные полосы и высадили японских солдат. Сейчас на аэродромах идет бой! — немного успокоившись, отрапортовал Мортон.

— Что еще за странные летающие аппараты? — нахмурился контр-адмирал Беллинджер. Самолеты что ли?

— Нет, сэр! Японские самолеты бомбили аэродромы перед самым десантом, а высаживали десант какие-то неизвестные нашим авиаторам летающие машины. Которые по их словам были похожи на странные бескрылые самолеты с большим пропеллером над кабиной пилота. И еще они могли садиться и взлетать вертикально. Каждый такой аппарат высадил по два японских пехотинца! — стал объяснять капитан Мортон.

— Это автожиры. Наша армия такие аппараты хотела принимать на вооружение в 1939 году. Я был в комиссии ВВС на одном из испытаний автожиров. Мы пришли к выводу, что это совершенно не подходящие для армии машины. Низкая скорость. Маленькая дальность полета. Сложность в управлении. Дороговизна. Короче, технологический тупик! — задумчиво произнес генерал-майор Мартин.

— А вот японцы о заключении вашей комиссии видимо были не в курсе. И сейчас этот технологический тупик очень даже неплохо используется нашими врагами! — решил поддеть своего армейского коллегу Беллинджер.

— Ого! Эти япошки ребята не промах. Сразу целую роту высадили! — присвистнул генерал-лейтенант Шорт.

— Да, сэр! Кроме того, на горизонте были замечены многочисленные корабли, которые направляются к северному побережью нашего острова. Боюсь, что это флот противника! — произнес молодой офицер и замер, испуганно поедая глазами начальство.

— Надо срочно выдвигать наши сухопутные части на север. Там же практически нет наших подразделений. А те что есть, не смогут остановить высадку морского десанта! — испуганно прохрипел командующий Тихоокеанским флотом США. — Флот увы не сможет пока действовать. Нам надо протралить от японских мин выход из гавани в море.

— Сейчас же отдам приказ войскам на выдвижение. Только быстро большие силы мы туда перебросить не сможем! — сказал генерал Шорт, вставая. — К сожалению, японцы разбомбили много нашей техники. Грузовиков осталось очень мало.

— Конфискуйте автомобили у гражданских. В конце концов, мы и их защищаем тоже! — предложил генерал-майор Мартин.

Внезапно со стороны порта зазвучала сирена. Все офицеры застыли на месте недоуменно оглядываясь. Внезапно генерал-лейтенант Шорт прокричал:

— Бог мой, они опять прилетели! Воздушная тревога! Японцы снова атакуют!

Все присутствующие ринулись прочь из зала совещаний. Только адмирал Киммел застыл на своем месте. Сейчас кошмар повторится вновь. Этот новый вражеский налет точно добьет и без того не великие остатки Тихоокеанского флота.

— Это конец! — билась в мозгу командующего назойливая мысль.

Он тоскливо всхлипнул и потянулся к ящику своего стола. Там лежал его табельный кольт сорок пятого калибра. Теперь у него есть только один выход. Застрелиться! Он должен поступить как настоящий офицер. Это спасет хотя бы его честь. Он медленно выдвинул ящик стола и прикоснулся к ребристой рукоятке пистолета. Немного так посидел. После чего, отдернул руку и быстро захлопнул ящик. Затем вскочил и выбежал прочь из комнаты.

Глава 29

Парашютист 3-го класса Котаро Фума быстро приоткрыл глаза. От встречного потока воздуха его глаза начинали немилосердно слезиться. Чтобы этого избежать приходилось хитрить и прикрывать глаза рукой, открывая их лишь на краткое мгновение. У не подготовленного человека вид, открывшийся перед взглядом Котаро, вызвал бы сильный страх, а то и полноценный инфаркт. Молодой японец летел на высоте сто метров с довольно большой скоростью. Внизу простиралась глубокая океанская бездна. Правда, наш герой не падал, а именно летел над морской поверхностью, покрытой беспокойными волнами. Точнее сказать, он сидел привязанный страховочными ремнями к специальному десантному креслу, которое было прикреплено к левому борту странного летательного аппарата. Этот аппарат, в котором знающие люди без особого труда узнали бы автожир «Ка-1» производства японской фирмы «Каяба Сейсакусо КК», и мчался сейчас над океаном на приличной скорости. Однако, Котаро Фума не был обычным человеком. Он был парашютистом 3-го класса Объединенного флота Японской империи. Поэтому ему, этот полет вместо ужаса приносил удовольствие и вызывал кураж.

Вообще-то, молодой Фума с детства хотел быть летчиком. Еще когда он увидел свой первый самолет, летящий в небе над его родной деревней. Мальчик из крестьянской семьи бредил небом. Когда он подрос, то решил воплотить свою мечту в жизнь. Два раза Котаро пытался поступить в летные училища. Но он не смог сдать экзамены как в армейское училище, так и во флотской. У молодого крестьянского парня было отличное здоровье, высокий рост и большая физическая сила. Для японца он был гигантом. Однако, этого было не достаточно, чтобы стать летчиком императорских ВВС. Ему просто для этого не хватало знаний и образования. Да и откуда крестьянский сын мог получить хорошее образование. Если ему, как и всей их семье приходилось работать на полях. Нет! В школу то он ходил, но там давали только минимальные знания. И для поступления в летное училище их было маловато. После второй неудачи молодой японский крестьянин решил не сдаваться и попробовать сделать еще попытку через год. Для этого ему придется заняться самообразованием, но он должен все вытерпеть ради возможности подняться в небо.

И тут его унылые мысли были прерваны японским офицером, одетым в мундир цвета хаки с эмблемами парашютных войск в петлицах. Неизвестный офицер представился как лейтенант Нагао. Он как раз набирал добровольцев для службы в парашютных войсках Императорского флота. Как только Фума узнал, что эта служба связана с полетами, то он серьезно задумался. Ждать еще год и снова попробовать сдать экзамен курсанта-пилота. Или прямо сейчас записаться в эти таинственные воздушно-десантные войска, которые лейтенант Нагао называл элитой сухопутных сил флота. Как его заверил этот мускулистый и подтянутый японский офицер у парашютистов недостатка в полетах нет. Они чуть ли не живут под облаками и проводят в воздухе больше времени чем на земле. Это, в конце концов, и помогло молодому японцу принять самое важное в своей жизни решение. Он стал рекрутом-парашютистом.

Сейчас вспоминая все, что с ним произошло Котаро Фума думал, что та встреча с лейтенантом Нагао была счастливой. Именно этот офицер помог ему воплотить в жизнь мечту. Котаро трезво оценивал свои умственные возможности и понимал, что он скорее всего не стал бы летчиком. Не хватало ему усидчивости в учебе. Не лежала у него душа к чтению книг. А вот физические нагрузки, которым подвергли новобранцев-парашютистов в тренировочном центре, он вынес без особого труда. К физическому труду его молодой и сильный организм был привычен. Поэтому он скоро стал самым лучшим курсантом в парашютной школе. В обращении с оружием он так же проявил себя с лучшей стороны. Ведь это не математические задачки решать. Оружие его всегда привлекало, и он довольно скоро научился очень хорошо с ним обращаться. Закончив интенсивный курс начальной боевой подготовки, Котаро Фума получил воинское звание парашютист 4-го класса и был направлен для прохождения службы в один из отдельных флотских парашютных отрядов.

Лейтенант Нагао его не обманул. Японские парашютисты поднимались в небо довольно часто. Во время прыжков Котаро познал радость полета, когда ничто не скрывает красоты неба, а купол парашюта несет тебя в даль. Именно этого он хотел, об этом мечтал. В небе он становился свободным как птица. Он чувствовал себя богом, парящим над землей. А потом он попал на войну. В Китае уже год шла война и вот империя решила, что парашютист Фума должен в ней поучаствовать. Их отряд выбросили на острове Хайнань принадлежавшем Китайской республике Чан Кайши. Именно, там молодой Котару стал мужчиной, воином. Там он убил своего первого врага. Лицо этого молодого китайского солдата еще долго потом снилось Катаро в ночных кошмарах. Потом он привык к крови и смерти. На войне он зачерствел душой и превратился в эффективного убийцу. Однако психопатом или маньяком его нельзя называть. Просто пройдя через череду военных испытаний человек становится другим. Вместо восторженного юнца появился профессионал, который не боялся смерти и был готов выполнить любой приказ своих командиров.

Потом их отозвали в Японию и сообщили, что теперь вместо нескольких отдельных небольших отрядов в Объединенном флоте будет сформирован один парашютный полк численностью в три тысячи человек. Котаро Фума было присвоено новое воинское звание парашютист 3-го класса. После чего, он получил назначение в первую парашютно-десантную роту третьего батальона. Рослый и сильный Котаро сразу же привлек своими физическими данными внимание командира роты старшего лейтенанта Кодзо Кавадэ.

— Будешь стрелком противотанкового ружья! — вынес свой вердикт ротный. — Эта ручная пушка имеет лягается как бык, но ты у нас большой. Значит, при выстреле тебя не будет сносить отдачей на метр.

Сначала Котаро думал, что командир пошутил, говоря о ручной пушке. Однако, когда он увидел свое новое основное оружие то все понял. 20-мм противотанковое ружье (ПТР) «Тип 97» впечатляло своей мощью. Основой этого противотанкового оружия стала 20-мм авиационная пушка. К которой японские оружейники присоединили сошки, диоптрический прицел, дульный тормоз и хитрый приклад с компенсатором отдачи. Однако в отличие от авиационной автопушки, эта штука не могла стрелять очередями. Вместо этого, ПТР имело полуавтоматический темп стрельбы, что позволяло вести довольно быстрый огонь. Мощь этого ружья поражала. С 250 метров 20-мм бронебойная пуля-снаряд легко пробивала 30-мм брони. Это практически гарантировано уничтожало любую легкую бронетехнику. Кроме того, были еще и осколочно-фугасные 20-мм пули, которые очень хорошо подходили для борьбы с пехотой противника. Правда, были у этого оружия и свои недостатки. Во-первых, оно было чертовски тяжелым. Вес этой чудо-пушечки составлял аж 52 килограмма. А во-вторых, у «Типа 97» была просто зверская отдача. Не редко, маленьких и щуплых японцев эта фузея при выстреле отбрасывала на пол метра. При этом были нередки случаи, когда отдача ПТР ломала ключицу японскому бронебойщику. Сам Котаро Фума набил не мало синяков на своем правом плече, прежде чем приноровился к этому оружию.

Он практически не заметил, как пролетело время в тренировках по-боевому слаживанию. Их полк усиленно тренировался, осваивал новую тактику. Теперь от парашютистов требовалось воевать тактически-грамотно. Никаких банзай-атак (толпой по открытой местности в полный рост с примкнутыми штыками на пулеметы) теперь от командиров парашютистов требовали беречь людей, добиваясь победы с минимальными потерями. Поговаривали, что к этому приложил руку сам командующий Объединенным флотом адмирал Ямамото. Который не терпел глупых и напрасных смертей и поклялся, что отдаст под суд любого японского офицера, допустившего в ходе боя неоправданно большие потери среди своих подчиненных. Поэтому, парашютисты учились воевать по-новому с применением самых новейших тактических приемов.

Все ждали, когда же их отправят в Китай. Парашютисты рвались в бой. Боевой дух был высок, как никогда. Но вместо Китая они попали на другую войну. Японская империя объявила войну Великобритании и Нидерландам. Тогда парашютисты их полка оказались на острие удара. Они первыми высаживались на островах Голландской Ост-Индии. Именно благодаря им, многие индонезийские нефтепромыслы были захвачены в целости и сохранности. Враг просто не успел их взорвать. Война с европейцами шла уже несколько месяцев, когда роту Котаро отозвали с фронта и отправили в Японию. Парашютисты гадали, зачем их вывели из зоны боев. Но никто из них не смог догадаться, что им приготовило командование. Они стали первым подразделением аэромобильных войск. Их рота стала учиться десантироваться с автожиров. Эти необычные летающие машины появились на флоте незадолго до начала войны с Англией. Котаро Фума видел их несколько раз во время высадки на Калимантане. Тогда они показались ему очень необычными и экзотическими образцами летающей техники. И вот теперь, ему пришлось осваивать новую профессию аэромобильного десантника. В течении двух месяцев они тренировались высаживаться в любых условиях. В дождь, снег, шквальный ветер и в сумерках. Их высаживали в горах, в лесу и на побережье. В ходе тренировок разбились три автожира и погибли девять человек. Но это не остановило тренировочного процесса. Наконец, командование сочло, что они готовы. Только вот к чему? Все соратники Фумы терялись в догадках. Затем их погрузили на автожироносец «Касуга Мару» и повезли куда-то на север. И скоро парашютист 3-го класса Котаро Фума впервые увидел самый большой флот вторжения этих лет. Именно там в заливе Хитокапу он узнал, что скоро начнется новая война. Теперь уже с Соединенными Штатами Америки. А их роту выбрали для того, чтобы они участвовали в захвате Гавайских островов.

Внезапно, мысли Котаро прервал сменившийся звук работы двигателя. Автожир накренился и пошел вниз. Казалось бы, ненадолго задумался, а вместо воды под ногами уже суша. Вот промелькнула тонкая полоска пляжа и впереди показалась цель. Аэродром Мокулея располагался на северном побережье острова Оаху ближе к мысу Каена. Самый первый японский авианалет уничтожил и повредил на этой взлетной полосе практически все двадцать четыре самолета, что там базировались. Кроме этого, японские бомберы разбомбили все зенитные огневые точки американцев, склады с авиационными боеприпасами и цистерны с авиатопливом. Затем через два с половиной часа начался второй авианалет, который добил все что уцелело при первом ударе. Буквально через пятнадцать минут после этого налета, на Мокулею высадился японский десант, который прямо к взлетной полосе доставили тридцать автожиров. Высадив шестьдесят парашютистов, автожиры взяли курс на виднеющийся на горизонте японский десантный флот.

Когда его автожир коснулся земли, парашютист 3-го класса Котаро Фума ловким движением отстегнул страховочные ремни и спрыгнул из десантного кресла на землю. Он сразу же нагнулся и начал отстегивать висевший под брюхом автожира продолговатый контейнер. С противоположного борта автожира из точно такого же кресла, что пару секунд назад покинул Фума, спрыгнул на землю парашютист 4-го класса Ранмару Бан второй номер расчета ПТР. Он был не так высок, как Котаро, но имел при этом внушительную коренастую мускулистую фигуру. Этот японец принялся помогать Фуме. Парашютисты быстро и четко отстегнули транспортный десантный контейнер и, пригибаясь, потащили его прочь от автожира, который практически сразу после этого начал подниматься вертикально вверх. При этом, его несколько раз качнуло в воздухе, но затем японский пилот поймал поток и уверенно стал уводить свой, накренившийся на правый борт, автожир в открытый океан.

Котаро и Ранмару тем временем дотащили свою ношу до куска кирпичной стены и, укрывшись за ним, положили контейнер на бетон и начали быстро опустошать его. Сначала, они вытащили два кожаных квадратных парашютных ранца. В ранцах находились по тридцать пять 20-мм патронов, один снаряженный семипатронный магазин к противотанковому ружью, принадлежности для чистки оружия и личные вещи парашютистов. После ранцев из контейнера было вытащено 20-мм противотанковое ружье. Парашютисты часто оглядываясь по сторонам быстро одели ранцы. При этом, Котаро вытащил из своего ранца магазин и с чмокающим звуком вставил его в верхнюю прорезь на ствольной коробке ПТР.

Потом он поправил, висевший на тонком кожаном ремешке пистолет «Маузер К96» в деревянной кобуре. Этими пистолетами стали вооружать японских парашютистов в качестве второго вспомогательного оружия. Раньше у них были для этого японские пистолеты «Намбу тип 14». Довольно неудачное оружие. Но за последний год Япония сумела захватить в Китае огромное количество трофейного оружия. Японцы даже смогли демонтировать и вывезти в свою метрополию все оборудование китайских оружейных фабрик. Одна из таких фабрик, кстати, и производила довольно популярные в китайской армии Чан Кайши пистолеты «Маузер». Это брутальное ручное оружие времен Первой Мировой Войны зарекомендовало себя как мощное, надежное, точное и дальнобойное. Поэтому, адмирал Ямамото распорядился вооружить флотских морпехов и парашютистов этим неплохим пистолетом. Пистолетами вооружали обычно экипажи бронетехники, стрелков тяжелого оружия, техников, офицеров, связистов и санитаров. Стоявший ранее на вооружении десантных частей, пистолет «Намбу» был откровенным дерьмом, не годным для полевого боя. Из него можно было только застрелиться на зло врагу. Больше он ни на что не годился. «Маузеры» же пришлись по душе морпехам и парашютистам. Это было компактное и довольно мощное оружие, с которым можно было довольно уверенно воевать на дистанциях до ста метров.

Котаро осторожно выглянул из-за стены, высматривая своих сослуживцев, которые приземлились здесь немного раньше бронебойщиков и уже успели продвинуться вперед, перебегая от одного разрушенного строения к другому. Видимость была не очень хорошая. Дым от горящих вражеских самолетов мешал обзору. Вон впереди у полуразрушенного ангара мелькнули фигуры, одетые в форму японских парашютистов.

— Мы сильно отстали. Хватай ружье и побежали. Наши уже на пятьдесят метров продвинулись вперед! — скомандовал Котаро Фума, наклоняясь к стоявшему на сошках ПТР.

Японские бронебойщики с хеканьем подхватили тяжелое оружие и быстро потрусили за наступающими парашютистами, перебегая от укрытия к укрытию. Они делали это автоматически. Не зря же они множество раз отрабатывали перемещение на поле боя. Вообще-то, такое тяжелое оружие обычно таскали четыре человека. Если они конечно были стандартными японцами, низкорослыми и щуплыми. Но командир их роты старший лейтенант Кодзо Кавадэ специально выбрал в бронебойщики самых своих рослых и сильных бойцов, заявив, что они должны справляться вдвоем. Они, собственно, и не особо возражали. Оба парашютиста были парни крепкие и выносливые. Да и двое человек на поле боя могли действовать более скрытно чем четверо. Они немного не успели добежать до развалин ангара, когда где-то впереди вспыхнула стрельба. Стреляли точно не японские пулеметы. Их звук парашютисты бы не спутали ни с чем. Им отвечали редкие очереди японских пистолетов-пулеметов и нестройные винтовочные выстрелы.

Японские бронебойщики заметно ускорились, домчавшись до разбомбленного ангара на голимом адреналине за считанные секунды. Там они рухнули на землю, дыша как загнанные лошади. Немного отдышавшись, Котаро осторожно выглянул из-за большой кучи битых кирпичей, за которой они спрятались. Он тут же увидел источник стрельбы. Метрах в двухстах на краю взлетного поля стоял американский колесно гусеничный бронетранспортер (БТР). Огонь вел пулемет, установленный на турели за кабиной БТР. Было видно, что пулеметный огонь прижал к земле японских парашютистов, которые находились слишком далеко для гранатного броска. Поэтому, вражеский бронеавтомобиль чувствовал себя в безопасности. Он уже успел скосить своими выстрелами троих японцев, которые изломанными куклами лежали на бетоне взлетной полосы. Другие парашютисты прятались в кучах битого камня и за остатками строений. И время от времени постреливали в сторону американской бронетехники, экономя патроны. Американский пулеметчик в ответ лупил длинными очередями и патроны совершенно не экономил. Как будто у него там вагон боеприпасов в кузове лежит.

— Вижу цель! Сейчас мы его уничтожим! — возбужденно произнес парашютист 3-го класса Фума.

Они подхватили противотанковое ружье и водрузили его на кучу кирпичей, служившую им укрытием. Затем Котаро щелкнул предохранителем и, уперев приклад ПТР себе в живот, схватился обеими руками за рычаг затвора, расположенный с левой стороны ствольной коробки, и с усилием потянул его на себя, взводя боевую пружину и загоняя патрон в патронник. Затвор у этого ружья был очень тугой, поэтому, для зарядки оружия требовалось приложить усилие. Одной рукой его было перезарядить не реально. Наконец ПТР было готово к выстрелу. Котаро Фума приник к прицелу, наводя противотанковое ружье на американскую бронированную машину. Ранмару уперся ему в спину, помогая Котаро справиться с отдачей. Дым немного мешал прицеливанию, размывая силуэт БТР. Наконец Фума затаил дыхание, сгруппировался в ожидании отдачи и нажал на курок.

ПТР лягнуло в плечо просто с адской силой, но опытный бронебойщик сумел погасить отдачу. Хорошо, что «Тип 97» не надо было перезаряжать после каждого выстрела. Полуавтоматическое противотанковое ружье, выбросив стрелянную гильзу, снова было готово к выстрелу. Поэтому Котаро, быстро справившись с отдачей, произвел еще один выстрел, затем еще один и еще. Американский бронетранспортер взорвался в огненной вспышке. Видимо 20-мм бронебойная пуля, пробив тонюсенькую броню, угодили в бензобак. А может быть что-то взрывоопасное сдетонировало в кузове вражеской бронемашины. Со стороны японских парашютистов раздались радостные боевые кличи. Товарищи искренне радовались успеху своих бронебойщиков.

Котаро Фума не успел порадоваться своей удаче, как над ним засвистели пули, а одна даже ударилась об кирпич справа от парашютиста и с противным визгом отрикошетила в сторону. Котаро инстинктивно нырнул вниз, утаскивая за собой ПТР. Дульный тормоз, расположенный на конце ствола противотанкового ружья «Тип 97», давал очень большую вспышку, демаскируя позицию бронебойщиков после каждого выстрела. И вот сейчас они услышали стрекотание вражеского пулемета, обстреливающего их позицию. Судя по звуку стрелял не подбитый БТР. Там точно стояло что-то крупнокалиберное, а сейчас по ним лупили из какого-то легкого пулемета. Экипаж вражеского броневика бы точно не выжил после взрыва. Они начали отползать, прячась за угол ангара и волоча за собой тяжелое ружье. Точнее сказать, за кусок стены этого угла. Наконец американский пулемет заткнулся. Видимо патроны закончились. И сейчас вражеские пулеметчики лихорадочно перезаряжали свое оружие.

Наконец, Котаро и Ранмару достигли остатков стены и, подхватив ПТР, ринулись вдоль нее налево. Через несколько секунд они добежали до пролома в стене и резко затормозили. Котаро выглянул в полумрак ангара. Все тихо. Справа разгорается стрельба. Американский пулемет стал опять тарахтеть. Ему отвечали винтовки и пистолеты-пулеметы японцев. Они быстро пробежали весь ангар поперек и укрылись за разрушенной стеной. Котаро осторожно выглянул на улицу. По вспышкам он увидел откуда стрелял вражеский пулемет. От увиденного его глаза полезли на лоб. По японским парашютистам стрелял…самолет! Прямо сюрреалистичная картина. Американцы взяли один из своих двухместных одномоторных самолетов с оторванным крылом. Как он называется Котаро не знал. Ну не разбирался он в американских самолетах. Их этому не учили. Так вот! У этого самолета американцы приподняли изуродованный хвост с оторванным хвостовым оперением и поставили под него какие-то ящики. В задней кабине стрелка был на турели установлен авиационный пулемет винтовочного калибра. Получилась такая вот импровизированная огневая точка. Из которой было удобно стрелять как по наземным, так и по низколетящим целям. Сейчас за пулеметом сидел один человек и вел огонь по наступавшим японцам.

Котаро Фума даже зауважал этого конкретного врага. Выходит, не все они трусливые ничтожества. Есть среди американцев и храбрые воины. Однако, эти чувство не помешали Фуме действовать. Японцы быстро установили, на лежавший перед ними кусок стены, свое противотанковое ружье. Затем Котаро начал прицеливаться в самолет противника, до которого было около трехсот метров. Ранмару привычно уперся руками ему в спину. Такая методика была давно отработана японскими бронебойщиками и помогала гасить отдачу от выстрела 20-мм ружья. Парашютист 3-го класса Фума целился немного ниже вспышки, которую давал американский пулемет при стрельбе. Выстрел больно ударил в правое плечо. Сразу же Котаро произвел еще один выстрел и нырнул в укрытие, утаскивая за собой ПТР. Американский пулемет замолчал.

— Неужели попал? — думал первый номер бронебойного расчета, растирая саднящее плечо.

Через какое-то время он услышал радостные боевые кличи японских парашютистов. Которые наконец добрались вражеского пулеметчика. Точнее до того что от него осталось. Бронебойная 20-мм пуля без труда пробила фюзеляж самолета и попала американцу прямо в грудь, буквально разорвав его пополам. Позже их командир роты подарил парашютисту 3-го класса Котаро Фума трофейный американский пистолет «Кольт М1911», похвалив за отличную стрельбу. Кстати, этот американец был последним встреченным японцами защитником аэродрома Мокулея. С его гибелью бой был закончен, и авиабаза перешла под контроль японских парашютистов. А еще через час на берег с подошедших десантных кораблей начали высаживаться японские морские пехотинцы и солдаты императорской армии.

Глава 30

Следующие сутки были довольно напряженными. Тихоокеанский флот США был выведен из строя, как и вся военная авиация противника на Гавайских островах. Наши палубные самолеты провели еще несколько авианалетов на Перл-Харбор и его окрестности, методично уничтожая американские корабли, живую силу и технику. В течении этого дня мы потеряли всего тридцать восемь самолетов. И здесь очень большую роль сыграла внезапность нашего первого авиаудара, который уничтожил большинство вражеских зениток и практически всю американскую авиацию в этом районе. Поэтому, по нашим самолетам, совершавшим последующие налеты, стреляли только немногочисленные уцелевшие корабли в Перл-Харборе и опять же немногочисленные малокалиберные пулеметы пехотных частей. Часть зениток американцы умудрились снять со своих полузатопленных кораблей. Но этих орудий было мало. И они имели ограниченный боезапас. Еще у американцев просто не было транспорта для их доставки в нужные точки. Поэтому, большинство таких зениток были расставлены в порту. После захвата японскими аэромобильными десантами американских аэродромов на северном побережье острова Оаху наши десантные транспорты с пехотой, техникой и морскими пехотинцами подошли к северному берегу острова и начали высаживать десант. Примерно два часа им никто не мешал. Однако, потом американцы предприняли довольно неорганизованную атаку, чтобы сбросить наших десантников в воду. Но к этому времени мы успели высадить не только пехоту, но и часть плавающих легких танков морской пехоты и две роты армейских танков «Хо-и». Это помогло японским десантникам не только сдержать атаку, но и контратаковать в ответ.

Натиска японских танков американские пехотинцы выдержать не смогли. Они просто были не готовы к такому повороту дел. Фронт противника был прорван и американцы начали в панике отступать, бросая оружие и немногочисленную технику и артиллерию. Нашим танкам удалось продвинуться на пятнадцать километров в глубь острова. Они бы прошли и дальше, но местность там стала довольно труднопроходимой для танков. И поэтому, генерал-лейтенант Хитоси Имамура, командовавший нашим десантом на суше приказал остановиться и начать окапываться. Он прекрасно понимал, что сейчас нам просто повезло. К сожалению, для полноценного наступления еще не хватало сил. Мы успели высадить только двадцать процентов войск к тому моменту. Нет, можно было попробовать ворваться в Перл-Харбор и увязнуть в городских боях. Но тогда японские танки просто теряли бы свои преимущества в бою. Без многочисленной пехоты города не захватываются.

Кстати, именно я настоял на кандидатуре этого армейского генерал-лейтенанта, назначенного командовать захватом Перл-Харбора с суши. Мы с ним довольно плодотворно сотрудничали еще при захвате Явы. Хитоси Имамура, в отличие от многих армейских генералов, не встречал мои советы в штыки и соглашался на ведение совместных боевых действий. Короче, довольно здравомыслящий товарищ. Не то что этот надутый индюк Ямасита, с которым у нас сразу же не сложились нормальные рабочие отношения. Этот чудак на букву «М» выводил меня из себя, когда мы вместе проводили Малаккскую операцию. В конце концов, этот деятель в довольно грубой форме отказался от помощи флота при штурме Сингапура. Даже помощь нашей авиации не принял. Наверное, хотел стать единственным и непогрешимым завоевателем Сингапура. Все о славе и почете грезил фантик плюшевый, блин! А то, что без поддержки флотской авиации погибло гораздо больше японских солдат, Ямаситу похоже не очень волновало. И вот этого неприятного человека армейское командование хотело нам навязать для захвата Перл-Харбора. Вот тут уже я встал на дыбы и заявил, что ни с кем кроме генерал-лейтенанта Имамуры работать не буду. А если армейское командование будет настаивать на кандидатуре генерала Ямаситы, то мы в этом сражении вообще откажемся от услуг армии.

— Если что, то я сам буду командовать наземным вторжением! — заявил я тогда генералам в пылу спора.

Тут конечно я блефовал. В морских сражениях я что-то еще соображал, а вот в сухопутных битвах был полным профаном. Скорее всего, я нашел бы среди офицеров флотской морской пехоты кого-нибудь потолковее и свалил бы на него ведение войны на суше. К счастью, армия поддалась на мой шантаж, и командующим наземными десантными силами при захвате Гавайских островов был назначен Имамура. Так у меня появился еще один непримиримый враг в лице генерала Ямаситы. Плевать! Главное — это дело! С Ямаситой я как-нибудь разберусь. А уж с Имарурой мы сработаемся. Я был уверен, что этот генерал точно не напортачит. Мой авторитет он признавал, да и раньше показал себя, как грамотный и компетентный командир. Когда он доложил мне о своем решении временно приостановить наступление, то я с ним согласился.

Вроде бы все логично. Сначала высадим всю пехоту и технику, а уже затем будем наступать со всем комфортом. Не хрен экстримом заниматься и нести лишние потери! Молодей Хитоси Имамура! Я в нем не ошибся. А вот Ямасита бы сейчас, наверняка, наплевал на все мои доводы и поперся бы как носорог в атаку. Возможно он бы и победил, но потери наших солдат и морпехов были бы просто космическими. Между прочим, Ямасита очень любил дебильные «банзай-атаки», которые я так ненавидел всей душой. Да! Такие атаки выглядели со стороны очень эффектно и зрелищно, но после них всегда среди японских солдат были просто огромные потери. А солдаты мне были нужны для дальнейших боев. Перл-Харбором я не собирался ограничиваться. Для моих грандиозных планов нужна пехота, половину которой ретивый Ямасита бы точно здесь угробил. Мы же будем наступать на Перл-Харбор медленно и планомерно. Сначала передний край будет обрабатывать наша полевая артиллерия и огонь главных калибров наших кораблей. Потом японская пехота, при поддержке танков, будет продвигаться вперед, подавляя любое сопротивление. Наши самолеты будут наносить точечные удары по тылам противника, выбивая оставшуюся у него артиллерию.

Оаху имел довольно своеобразный ландшафт. Вдоль западного и восточного побережий этого острова тянулись две высокие горные гряды, поросшие джунглями. Между ними от северного до южного побережья тянулась широкая долина. В долине поля немногочисленных плантаций мелкие поселения соседствовали с джунглями. Немногочисленные дороги дополняли пейзаж. Перл-Харбор, Гонолулу и прочие крупные поселения острова находились на юге Оаху. Наши войска, высадившись на северном побережье, должны были двигаться на юг к Перл-Харбору. Склоны гор на Оаху были довольно высоки, обрывисты и труднопроходимы. Перебрасывать через них технику было вообще не реально. Да и пехота испытывала там большие трудности. Американцы те вообще считали, что эти горы непроходимы. Но благодаря японским агентам, которые были заброшены на Гавайи задолго до войны, наши пехотинцы могли передвигаться и по горам, используя этих людей в качестве проводников. Основные наши сухопутные силы должны были продвигаться по центру. По пляжам западного и восточного побережий острова так же наступали наши небольшие группы, состоявшие из нескольких японских танков и полка морской пехоты, каждая.

К моему большому удивлению, американцы в этот день больше не атаковали. Поэтому, к вечеру японские транспорты смогли высадить все войска десантной группы. Чтобы противник не сильно скучал, я приказал совершить еще несколько авианалетов на Перл-Харбор и позиции вражеской пехоты. Кроме этого, наши линкоры, подойдя к берегу, несколько раз обстреливали центр острова. Стрелять по Перл-Харбору я запретил. Хотелось взять эту военно-морскую базу максимально неповрежденной. Например, наша авиация, бомбившая корабли, казармы морской пехоты и склады боеприпасов в Перл-Харборе, старалась не трогать портовые сооружения и хранилища корабельного топлива в порту. Они нам самим пригодятся после того, как мы захватим Перл-Харбор. Лучше все захватить целым, чем потом восстанавливать из руин. А потопленные американские корабли мы потом поднимем и отремонтируем. У нас ничего не пропадет.

На совещании с Имамурой было решено начать наступление ранним утром следующего дня. А пока наши сухопутные части на Оаху подтягивались к линии фронта, готовясь к броску. Ночью наши солдаты и морпехи отдохнут, чтобы завтра с новыми силами ринуться в бой. Я думал, что эта ночь пройдет спокойно, но я ошибся. Противник не сидел сложа руки и посреди ночи нас атаковали три американских торпедных катера. Вернее, они попытались это сделать. В 1.23 меня разбудили и сообщили, что один из наших крейсеров, находившийся в дозоре у восточного побережья Оаху, радировал, что видит на радаре несколько небольших кораблей, двигающихся с большой скоростью на север вдоль берега. Вышедшие на встречу, японские крейсера и эсминцы быстро обнаружили торпедные катера. Если бы не радары, то у них были все шансы, пользуясь темнотой, не замеченными проскочить мимо кораблей охранения к нашим транспортам и линкорам, чтобы нанести удар торпедами. Но японские радары не оставили американским торпедным катерам «тип РТ-103» никаких шансов. Когда они приблизились, то в небе повисли четыре артиллерийских осветительных снаряда, осветивших все вокруг не хуже, чем днем. И американские кораблики стали отчетливо видны. После чего, японские корабли открыли по ним массированный артиллерийский огонь. Шансов скрыться у американцев не было, и они ринулись в безнадежную атаку. Но приблизиться на дистанцию уверенного пуска торпед им не дали. Через несколько минут все было кончено. Из трех катеров смог выпустить торпеды только один. И то не удачно. Все вражеские катера, получив по несколько попаданий, быстро затонули.

Из всех американцев в этой атаке выжило только пять человек, которых после боя подобрал японский эсминец. Пленных доставили на «Мусаси», где я их допросил. Героев они из себя не строили и быстро раскололись, рассказав, что кроме их торпедных катеров в Перл-Харборе больше не осталось боевых кораблей. Все американские суда были уничтожены нашей авиацией. Лишь три этих катера смогли чудом уцелеть во время авианалетов. И командование Тихоокеанским флотом США решило ночью атаковать японские линкоры, стоявшие у северного побережья и ведущие обстрел центральной части Оаху. Члены команд этих катеров были смертниками. И все об этом знали. Поэтому в атаку отправились только добровольцы. Кстати, в них нехватки не было. Моряков у американцев с разбомбленных кораблей было больше, чем целых катеров. Поэтому, команды этих торпедных катеров укомплектовали быстро. Потом, дождавшись ночи, они проскользнули над минами в фарватере и вышли из гавани в океан.

— Странно! Почему не сработали магнитные мины, которые наши «Кейты» сбросили в канал Перл-Харбора на выходе из порта? Может быть потому, что катера были слишком малы и магнитные взрыватели японских морских мин на них не среагировали? — задумался я, выслушав рассказ пленных.

Остаток ночи прошел тихо. Я даже смог немного поспать, а то уже стал пугать подчиненных своими красными от недосыпа глазами. Ха, ха! Ранним утром после двадцатиминутной артиллерийской подготовки (снаряды мы все же экономили) наши войска перешли в наступление. Японские танки тут опять проявили себя с очень хорошей стороны. У американских пехотинцев практически не было противотанковых средств. Всю артиллерию (вернее ее остатки) они потеряли еще вчера. Из тяжелого оружия у них были только несколько минометов и пулеметов 50-го калибра, имевших мало боеприпасов. И тем не менее, они как-то умудрялись сопротивляться. Но несли очень большие потери. К обеду наши войска вышли к окраинам Перл-Харбора и Гонолулу. Все восточное и западное побережье Оаху тоже были в наших руках.

Глава 31

Я как раз размышлял, как заставить американцев капитулировать, и при этом не разрушить до основания порт. И тут высшие силы опять решили мне напомнить, что на войне не стоит расслабляться ни на мгновение. Радист «Мусаси» перехватил сообщение с нашей подводной лодки «I-21», патрулировавшей в шестистах километрах к западу от Гавайских островов. Японская субмарина заметила вражескую эскадру в которой присутствовал один американский авианосец, несколько крейсеров и эсминцев.

— Что вы думаете по этому поводу, Дзисабуро сан? — обратился я, к стоявшему рядом со мною на мостике флагманского авианосца вице-адмиралу Одзаве.

— Думаю, что это «Лексингтон». По сообщениям наших агентов в Перл-Харборе, этот американский авианосец за сутки до нашей атаки успел выйти в море вместе со своим эскортом. Вроде бы, он должен был доставить на атолл Мидуэй эскадрилью пикирующих бомбардировщиков. Ему повезло, что он ускользнул из Перл-Харбора. Иначе он бы разделил судьбу «Энтерпрайза», который был потоплен нашими пилотами еще в первом налете! — изложил свои мысли командир 1-го Воздушного флота.

— Вы считаете, что он идет на помощь Перл-Харбору?

— Я убежден в этом. Сейчас американцы наверняка по радио всем жалуются и зовут на помощь! Думаю, что нам следует первыми атаковать его. Наши палубные самолеты имеют большую дальность чем американские. Уже сейчас мы можем их достать.

— Согласен. Тогда действуйте. Надо выслать все наши бомбардировщики и торпедоносцы в атаку на американский авианосец и его охранение. Сколько, кстати, у нас в данный момент боеспособных палубных самолетов осталось?

— Сейчас в строю сто восемьдесят три истребителя, сто шестьдесят восемь пикирующих бомбардировщиков и сто тридцать пять торпедоносцев. Еще пятьдесят шесть самолетов имеют различные повреждения и пока не пригодны к активным боевым действиям. Но через несколько часов часть из них будет отремонтирована и введена в строй.

— У нас нет нескольких часов. Мы должны ударить первыми. Возможно, что американский авианосец уже выслал в атаку свои самолеты.

— Но если противник сейчас поднимет в воздух и отправит в бой свою палубную авиацию, то его самолетам не хватит топлива, чтобы вернуться на авианосец.

— Это так, но ведь американские самолеты после удара могут и не возвращаться к своему авианосцу, а просто отойти к аэродромам в Перл-Харборе. Поэтому, нам надо как можно быстрее отправить в атаку все наши бомберы и торпедоносцы. А для их сопровождения можно выделить тридцать наших палубных истребителей.

— Может послать в атаку побольше истребителей?

— Нет! Для охраны зоны высадки надо оставить много А6М2 в резерве. Они нас прикроют от авиагруппы «Лексингтона», если она атакует наше соединение. На этом авианосце, по данным нашей разведки, базируется около семидесяти самолетов. Ни один американский самолет не должен прорваться к нашим кораблям! Вышлите на разведку три наших торпедоносца, оснащенных радарами, на юго-запад. Они должны будут патрулировать на дальних подступах и заранее обнаруживать приближающиеся вражеские самолеты. Это позволит нам эффективно парировать все вражеские авиаудары нашими истребителями. Выполняйте!

— Есть, господин командующий!

Наши ударные самолеты в течении двадцати минут были подняты в воздух и отправлены в атаку. И потянулись долгие минуты ожидания. В такие минуты я даже начинал жалеть, что судьба забросила меня в тело японского адмирала, а не в тело какого-нибудь фэнтезийного супергероя. Если верить книжкам про фэнтезятных попаданцев, то они ведут очень насыщенную и интересную жизнь. Авторы им скучать не дают. Каждую минуту у таких вот персонажей то битва с армиями тьмы, где герой в одно рыло валит сотни врагов в секунду своей суперубойной магией, то любовные приключения, где главный герой соблазняет сразу трех эльфийских принцесс. Вот так они там весело и воюют с перерывами на пьянки и оргии. Моя война очень сильно отличалась от таких вот веселых книжных пострелушек. Я, как командующий флотом вторжения не вел солдат в атаку, размахивая самурайским мечом. Не летел на своем истребителе в атаку. Не командовал крейсером или эсминцем, ведущем артиллерийский бой с кораблями противника. Вместо этого, я в большинстве случаев просто ждал, когда мне сообщат, что противник уничтожен, и миссия выполнена. И именно, это ожидание меня добивало больше всего. Долгими часами ты просто ждешь сообщения о ходе той или иной миссии.

Примерно через час наше нудное ожидание наконец-то было прервано сообщение одного из наших разведывательных «Кейтов». Он сообщил, что видит на радаре две группы вражеских самолетов, движущихся в нашу сторону. Противник все-таки успел послать в атаку свои палубные самолеты. Сто тридцать «Зеро», заранее подготовленные к вылету, быстро взлетели и отправились на перехват. Двадцать три японских истребителя на всякий случай остались барражировать над нашими авианосцами. Это был наш последний резерв.

Если бы мы заранее не заметили самолеты противника, то у них были бы неплохие шансы прорваться и нанести урон нашим кораблям. Однако, мы о них узнали и успели среагировать. В этой группе летели 22 истребителя F2A «Буффало», 35 пикирующих бомбардировщиков SBD-2 «Даунтлесс» и 12 торпедоносцев TBD-1 «Девастейтор». При этом, торпедоносцы отстали на двадцать километров от основной группы. Скорость у них была все же поменьше чем у палубных истребителей и пикировщиков ВМС США. Строй самолетов тоже был довольно неровный. Неопытные американские пилоты летели небольшими группками с трудом удерживая общее направление. В отличие от матерых японских летчиков, эти американцы были еще плохо обученными, не нюхавшими пороха кадрами. Довольно редкие тренировки не могли сделать из них настоящих боевых летчиков. Даже если бы они были опытными бойцами, как японские морские летчики, то в данном воздушном бою у японцев все равно было преимущество по количеству самолетов.

И при этом, все атакующие японские палубные самолеты были новейшими истребителями. Против которых у американских устаревших истребителей «Буффало» не было ни единого шанса. Кстати, «Лексингтон» или «Леди Лекс», как этот авианосец не формально называли в американском флоте. Так вот! Именно «Лексингтон» был единственным авианосцем на Тихом океане, на котором еще базировались устаревшие палубные истребители F2A. Два же других авианосца Тихоокеанского флота США «Энтерпрайз» и «Саратога» уже успели по программе модернизации флота получить новые палубные истребители «Грумман» F4F «Уайлдкэт». «Лексингтон» был последним в очереди на замену старых самолетов на новые. И американцы просто не успели заменить старенькие «Буффало» на «Уайлдкэты», когда началась война с Японией. Поэтому сейчас, американским пилотам пришлось платить кровью, сражаясь на устаревших машинах против современных японских истребителей «Зеро». Хотя, насколько я помнил, то и «Уайлдкэты» так же были не соперники нашим «Зеро». Только в 1943 году американцы начали делать самолеты, которые могли на равных драться с этими японскими истребителями.

Наши «Зеро» атаковали вражеские самолеты в сорока милях от эсминца «Араси», стоявшего в южном дозоре. Японские пилоты действовали четко и профессионально. Истребители противника были связаны боем, а большая часть японских самолетов атаковала пикирующие бомбардировщики. Когда отставшие американские торпедоносцы вышли к месту боя, то все истребители «Буффало» были уже сбиты. А из тридцати пяти SBD-2 «Даунтлесс» уцелело только семь и тех с азартом гоняли многочисленные японские палубные истребители. Однако, Минору Генда, который командовал нашими «Зеро» в этом бою, умудрился не только сбить один вражеский бомбардировщик, но и при этом не утратил командования. Он вовремя заметил приближавшиеся торпедоносцы и отправил им на перехват пять десятков японских истребителей. Не зря его называли гениальным пилотом и превосходным тактиком. Я ни разу не пожалел о своем решении, когда назначил его заместителем вице-адмирала Одзавы.

Американские пилоты торпедоносцев были ребятами храбрыми. Даже когда их атаковали «Зеро», падающие на них сверху, то американцы не свернули с курса. Все двенадцать «Девастейторов» упрямо шли к маячившему впереди японскому эсминцу «Араси». Это была, единственная замеченная ими цель, и они решили атаковать этот японский корабль. «Зеро», поочередно заходившие в атаку, выбивали один-два торпедоносца из строя вражеских машин. Последний «Девастейтор» упал в воду, не долетев до нашего эсминца около пяти километров. Он даже успел сбросить торпеду, которая, впрочем, прошла мимо «Араси». Попасть торпедой на таком расстоянии по юркому японскому эсминцу можно было лишь случайно. Прежде чем последний американский торпедоносец рухнул в воду, все оставшиеся пикирующие бомбардировщики тоже были уничтожены. Всего мы потеряли в том бою девять «Зеро». Правда из них смогли спастись пять японских пилотов, которые были подобраны подошедшим «Араси». Кстати, этот эсминец подобрал не только наших летчиков, но и всех успевших выпрыгнуть с парашютами американцев. Я не был сторонником жестоких мер и когда узнал, что многие американцы, будучи сбитыми в этом воздушном бою, выпрыгнули с парашютами и упали в воду, то приказал командиру «Араси» капитану 2-го ранга Ясумасе Ватанабэ выловить из воды не только наших, но и всех американских летчиков. Однако, даже здесь я рассуждал не как идеалист и гуманист, а как прагматичный реалист:

— Надо всех этих людей взять в плен и допросить. Нам просто необходимо знать точные координаты и курс вражеского авианосного соединения. Кроме того, если их оставить барахтаться в воде, то в этом квадрате может появиться какая-нибудь случайная американская подлодка. И чего доброго, еще спасет этих бедолаг. Лучше пусть отправляются в Японию. Посидят до конца войны в наших лагерях для военнопленных подумают о смысле жизни.

Вот примерно так я и рассуждал в тот момент. Ну да, да! Вот такой я бесчувственный гад. Только я еще и помнил при этом как смотрел по телевизору передачу про атомную бомбардировку Хиросимы. Помню старые кадры кинохроники. Руины японского крупного города, опаленные ядерным огнем. Тени на стене, оставшиеся после сгоревших при ядерном взрыве людей. И трупы, трупы, трупы кругом. Обожженные радиацией люди: женщины, старики и дети. Мужчин то тогда в городе было мало. Все они были на фронте, а в тылу оставались женщины, дети и старики. И вот по ним то и ударили представители самой цивилизованной, демократичной и гуманной страны в мире. Атомными бомбами ударили! Это послезнание и давало мне повод относиться к американцам, как ветеринар относится к бешенным животным. Которых надо или уничтожить, или изолировать от общества. И никакой жалости и всепрощения. Мы их прощать будем, когда выиграем эту жестокую и беспощадную войну! Да уж! За два года в этот мире я совсем ояпонился. Уже начинаю думать, как настоящий самурай. Лозунгами, блин!

Еще через час мы наконец-то получили сообщение от Мицуо Футиды, командовавшего нашей ударной авиагруппой. Он передал координаты авианосного вражеского соединения, обнаруженного его самолетами. Авианосец ВМС США «Лексингтон» на полной скорости отходил на юго-запад, в сопровождении тяжелых крейсеров «Чикаго», «Портленд», «Астория» и пяти эсминцев. Еще через тридцать две минуты последовало новое сообщение:

— Вражеский авианосец тонет! Все остальные корабли противника получили серьезные повреждения!

Через два часа, когда самолеты нашей ударной авиагруппы вернулись и приземлились на японские авианосцы, я слушал доклад Футиды:

— Авианосец, классифицированный нами как «Лексингтон», получил попадания тринадцати торпед и двадцати одной бомбы. На нем практически сразу же возник сильный пожар. Когда наши самолеты начали отход, то он уже наполовину ушел под воду. Тяжелый крейсер «Чикаго» поразили четыре торпеды и девять бомб. Крейсер перевернулся и затонул. В тяжелый крейсер «Астория» попали две торпеды и четырнадцать бомб. После чего на нем произошел взрыв боезапаса, и крейсер быстро скрылся под водой. Тяжелому крейсеру «Портленд» достались шесть торпед и две бомбы. Он правда еще держался на воде, когда мы начали свой отход. Но думаю, что скоро этот корабль затонет. Когда я последний раз его видел, то он сильно накренился на левый борт, а его корма практически скрылась под водой. Кроме этого, практически весь его корпус был охвачен огнем. Видимо наши торпеды пробили топливную цистерну, и вытекшее топливо воспламенилось. Все вражеские эсминцы получили серьезные повреждения и затонули. Большинство из них было поражено нашими бомбами. И только один погиб от попадания сразу трех торпед. Тут отличились торпедоносцы капитана 2-го ранга Сигэкадзу Симадзаки. Наши потери составили три пикировщика и семь торпедоносцев. Потери личного состава: пятнадцать погибло и двадцать три ранено.

Глава 32

Но потопление американского авианосного соединения не было последним сюрпризом на сегодня. Кстати, на всякий случай я направил в квадрат, где это произошло один тяжелый крейсер и четыре эсминца. Если какой-то из поврежденных вражеских кораблей уцелел, то его следовало захватить или уничтожить. Тут уж как получится. Кроме того, наши корабли должны были подобрать из воды всех американцев, покинувших свои тонущие суда. В 19.36 когда все страсти улеглись и я наконец-то решил поужинать, то от генерала Имамуры пришло довольно неожиданное донесение. Двадцать минут назад американское командование выслало парламентеров, которые заявили, что адмирал Киммел, командующий обороной Перл-Харбора, хочет везти переговоры с командующим японским флотом, атаковавшим Гавайские острова. На вполне резонный вопрос Имамуры о том, почему Киммел не хочет разговаривать с ним, парламентеры немного смутились, но объяснили, что американский адмирал настаивает на переговорах именно с японским адмиралом, а не с сухопутным командиром.

К чести генерала-лейтенанта Хитоси Имамуры, он не стал обижаться и лезть в бутылку, а решил связаться со мною. А пока ситуация не прояснится, то он решил временно остановить наступление своих войск. Я одобрил его решение и сказал, что вылетаю к ним немедленно. Этот адмирал Киммел меня заинтриговал. Если он хочет поговорить именно со мною. Так тому и быть! Я, в принципе, догадывался, о чем пойдет разговор. Поэтому был согласен на эту встречу.

Лететь я решил на одном из палубных торпедоносцев из авиагруппы «Мусаси». Полечу на месте штурмана до захваченного нашими войсками американского аэродрома Уилер, что находился в центре острова Оаху. К этому моменту, наши инженерно-саперные части уже смогли очистить взлетную полосу от обломков вражеских самолетов и засыпали на ней воронки от бомб. Так что к приему самолетов этот трофейный аэродром был готов. Оставив Одзаву за старшего, я через десять минут уже был в воздухе. Лететь до Уилера меньше часа. Думаю, что не развалюсь. Хотя, кресло штурмана было не особо удобным, но я выдержал. На аэродроме все уже были предупреждены о моем прибытии.

Поэтому, как только мой «Кейт» коснулся полосы и вырулил на рулежную дорожку, то к нему сразу же подъехали два полугусеничных бронетранспортера «Хо-ха» с опознавательными знаками 3-го полка морской пехоты Императорского флота. По-видимому, это был мой транспорт и эскорт. Выскочивший из переднего БТР, японский морской пехотинец в полевой форме с погонами капитана 3-го ранга представился как Кенсин Акияма. В его глазах горели обожание и решимость выполнить любой мой приказ. Блин, ну вот еще один мой фанат. Он подтвердил, что со своими морпехами будет сопровождать меня к передовой линии. Адмирал Киммел и его штабные офицеры оказывается уже дожидаются моего приезда в расположении наших передовых частей. Сейчас с ними общается генерал Имамура, но официальные переговоры не начинают. Все ждут только меня. После чего бравый японский офицер указал на один из своих бронетранспортеров:

— К сожалению, вам придется сесть в эту бронемашину, чтобы добраться до места, господин командующий! Дорога до Перл-Харбора сильно разбита нашими танками, и на обычном автомобиле там проехать будет затруднительно. Сейчас «Хо-ха» самый лучший транспорт. Извините, но ничего комфортнее предложить не могу!

— Ерунда! Когда наша империя ведет войну мы не должны думать о комфорте. Думаю, что я не развалюсь, если проеду на вашем бронетранспортере несколько километров! — успокоил я морпеха и полез в кабину ближайшего БТР «Хо-ха».

Когда наш кортеж прибыл на место, то я увидел место где будут идти переговоры. Симпатичный деревянный домик на окраине Перл Сити. Он был практически не тронутый стихией войны. Хотя рядом все соседние дома лежали в руинах. А этот вот уцелел. Генерал-лейтенант Имамура встретил меня у входа и доложил, что американские высшие офицеры ждут нас внутри. На переговоры прибыли командующий обороной Перл-Харбора адмирал Киммел, генерал-лейтенант Шорт и контр-адмирал Беллинджер. На мой вопрос, а где же адмирал Блоч, командующий 14-м морским районом (Гавайские острова), адмирал Киммел хмуро ответил, что Блоч погиб вчера во время авианалета.

— Хорошо, господа! Вы хотели меня видеть? Вот он я. Что вы хотели сказать мне такого, чего не смог бы мне передать генерал-лейтенант Хитоси Имамура? — сразу же начал я переговоры, изображая недовольство. — Вы меня от очень важных дел оторвали. Мой флот как раз топил ваш авианосец «Лексинтгон» и весь его эскорт!

— Мы хотели бы поговорить о перемирии! — сказал адмирал Киммел, который заметно побледнел, когда услышал о судьбе «Лексингтона».

— Не понял вас! Какое еще перемирие? Вы что смеетесь? — довольно резко ответил я, переглянувшись с Имамурой.

— Мы думали, что перемирие поможет обеим сторонам этого конфликта. И вы и мы сможем подобрать своих раненных и похоронить убитых. Это было бы по-христиански и соответствовало бы благородным традициям войны! — начал неуверенно отвечать на мой наезд Киммел.

— Нас никакое перемирие не интересует. Я уже отдал своим десяти линкорам приказ на выдвижение к Перл-Харбору. Ночью они подойдут к входу в гавань и откроют огонь из всех своих главных калибров. Уж вам то как командующему Тихоокеанским флотом США должно быть ясно, что ваши немногочисленные береговые батареи не продержатся и двадцати минут против десяти моих дредноутов. После того как с вашими батареями будет покончено, наши линкоры превратят Перл-Харбор и Гонолулу в руины. Мы вас даже штурмовать не будем. За нас все сделает артиллерия. Если вы не дорожите своими жизнями, то подумайте тогда о жизнях своих людей и гражданских, которые погибнут при обстреле! — решил я попугать американцев.

— Но это же чудовищно, это же бесчеловечно! Неужели вы на это пойдете? — закричал генерал Шорт. — Это не цивилизовано!

— Слушайте меня! Цивилизованные люди! Сейчас на одной чаше весов судьбы стоят жизни моих моряков, летчиков и солдат. А на другой чаше лежат жизни моих врагов. Ваши жизни. Жизни неизвестных мне гражданских, которые не являются гражданами Японской империи. Как вы думаете? Куда я брошу камень, чтобы нарушить это равновесие? — ответил я ровным голосом, постаравшись, чтобы на моем лице не дрогнул ни один мускул. — И еще! Господа цивилизованные люди! Не вам говорить мне о бесчеловечности и жестокости. Вы, когда своих индейцев уничтожали и отбирали у них земли почему-то не заикались о человеколюбии и цивилизованных способах ведения войны. Так что люди, чей народ устроил массовый геноцид, не имеют права учить меня благородной войне.

— Вы меня не так поняли. Я не хотел вас оскорбить! — начал лепетать генерал Шорт, опуская глаза.

— Если у вас нет других предложений, то я думаю, что наша встреча окончена! — произнес я, многозначительно поглядев на Киммела.

— Мы хотим знать, чего хотите вы? — пробормотал американский адмирал, переглянувшись со своими людьми.

— Я хочу вашей полной и безоговорочной капитуляции. Только в этом случае, мы с генералом Имамурой гарантируем жизнь всем, кто добровольно сложит оружие. Если вы сейчас ответите отказом, то наши солдаты пленных брать не будут. Выбирайте! Смерть или жизнь! — выдал я свои требования и отвернулся от американцев.

— Мы должны подумать! Посоветоваться! Дайте нам ночь на раздумье! — после короткого молчания выдавил из себя адмирал Киммел.

— У вас есть десять минут на раздумье, пока мы с генералом Имамурой выйдем покурить! — решительно припечатал я, направляясь к выходу.

— Вы думаете, господин адмирал, что они согласятся? Не слишком вы с ними резко разговаривали? Хотя, ваша хитрость про десять линкоров мне понравилась! — спросил Имамура, вытаскивая сигарету из золотого портсигара и прикуривая от шикарной позолоченной зажигалки.

— Конечно согласятся! У них просто нет другого выхода! Они же не японцы, а значит не будут драться до конца! Вот вам, например, никогда не придет в голову мысль о сдаче, а эти цивилизованные люди умирать не захотят. Я показал им единственный выход из этой неприятной для них ситуации. Шансов на победу у них нет. И они это очень хорошо понимают! А насчет моей маленькой хитрости! Я тоже решил, что цифра десять звучит более внушительно. Американцы же не знают, что у нас есть здесь всего семь линкоров. Это будет для них лишним стимулом! — успокоил я своего собеседника.

— А вы почему не курите, господин адмирал? А то мне как-то не ловко. Я курю, а вы нет! — смущенно сказал Имамура.

— Я сам не курю, но вы курите, курите! Мне нравится дым сигарет! Лучше скажите где вы достали эту красивую вещицу? — произнес я, указывая на зажигалку Имамуры, украшенную позолоченными драконами.

— Ах это! Это китайский трофей. Я в Китае еще в 1938 году воевал. Вот тогда эта зажигалка мне и досталась от одного пленного китайского генерала. Это моя память о той войне.

— Которую мы выиграли!

— Да, господин адмирал, мы ее выиграли.

— И эту войну мы тоже выиграем.

— Я и не сомневаюсь в этом. Что-то они там затихли? Десять минут подошли к концу.

— Пойдемте, Имамура сан! Будем принимать капитуляцию гарнизона Перл-Харбора!

Когда мы вошли, то все американские офицеры встали по стойке смирно и отдали нам честь. Адмирал Киммел выступил вперед и произнес:

— Мы принимаем ваши условия и сдаемся!

После чего он отстегнул свой офицерский кортик и протянул его мне, пробормотав, что чего-то подобного он ожидал и поэтому и взял с собою этот кортик, который не надевал уже пару лет.

— Вы поэтому хотели видеть на переговорах именно меня? — спросил я у Киммела, принимая его кортик и вынимая его из ножен, чтобы увидеть, как свет скользит по лезвию.

— Перл-Харбор есть база Тихоокеанского флота США. А флот не может сдаваться сухопутным генералам! — устало произнес американский адмирал и поник головой.

Глава 33

Наконец, бои отгремели и началась рутина. Американские войска довольно дисциплинировано сдавали оружие и немногочисленную технику, умудрившуюся уцелеть в боях. К моему большому удивлению, никто из американцев не ослушался приказа своего командования о сдаче и не начал продолжать бессмысленного сопротивления. Правда, около пяти десятков американских военнослужащих все же смогли сбежать с Оаху, воспользовавшись небольшими рыбацкими лодками. Они стремились скрыться на других островах Гавайского архипелага. Но этим они только отсрочили неизбежный конец. Бежать с Гавайев без нормальных судов, способных ходить на большие расстояния по океану, просто невозможно. Острова посреди океана превращаются в ловушку, если у вас нет корабля. Поэтому, когда наши десантники высадились на остальных Гавайских островах, то все эти люди были либо убиты, либо сдались в плен. Гарнизоны на этих островах так же не доставили нам больших проблем. Они были слишком малы для полноценного сопротивления. А на мелких островках вообще не было американских военных. В течении недели, все Гавайские острова были взяты нами под контроль.

Кстати, когда было сдано все американское оружие и боеприпасы, то я понял, почему Киммел решился на переговоры. Всего в плен сдались тридцать шесть тысяч двести тринадцать американских военнослужащих. На мой взгляд очень и очень солидная сила. Однако, вот боеприпасов у всех этих людей на момент сдачи в плен оставалось очень мало. В некоторых подразделениях у солдат были всего по пять-шесть патронов на ствол. Для американских военных, привыкших воевать как богатые люди, это была настоящая катастрофа. Ну, не учили американских пехотинцев экономить патроны во время боя! По наблюдениям японских солдат и морских пехотинцев, американцы вели себя в бою как дети. Они по любому поводу открывали ураганный огонь, тратя прорву боеприпасов, просто услышав какой-нибудь подозрительный звук. Понятное дело, что после такой манеры ведения боевых действий у них быстро истощился весь запас боеприпасов, бывший в войсках на момент нашей атаки. А вот запасами складов боеприпасов американцы воспользоваться не могли. Так как все склады на острове Оаху были уничтожены еще первыми японскими авиаударами. Правда, когда эти склады догорели, то американцы начали раскопки дымящих развалин, чтобы добыть хоть какие-то боеприпасы. Но этого было слишком мало, чтобы везти полномасштабные боевые действия. Хотя, все равно я не понимаю этих людей. И после этого они в двадцать первом веке смеют заявлять, что чуть ли не в одиночку победили все страны Оси, а другие народы так рядом стояли и аплодировали. Японцы или русские бы в такой же ситуации дрались до последнего человека, не помышляя о сдаче. Если бы у них кончились патроны, то они бы все равно сражались с врагом бросаясь в штыковую атаку. И они бы до конца выполнили свой долг и не сдались. А эти «непобедимые американские солдатики» просто подняли руки и прекратили сопротивляться. Надеюсь, что на этот раз этим убогим не достанется победа в этой войне. И США не станут самой могучей сверхдержавой. Я видел каким будет мир построенный этой лживой и алчной страной. И он мне совсем не нравился.

В общем, разоружение противника прошло без эксцессов. Генерал-лейтенант Имамура был хорошо знаком с таким процессом, поэтому я предоставил ему разбираться с пленными, только попросил не проявлять жестокости. Держать такую кучу потенциально враждебных людей на Гавайях долго я не собирался. Через две недели всех пленных американцев погрузили на транспортные корабли и отправили в Японию. Кроме этого, я совершил очередное военное преступление. Все гражданские белые американцы, проживавшие на Гавайских островах, по моему приказу были так же погружены на японские транспортные корабли и отправлены в Японию. Исключение я не для кого не делал. Были депортированы все: мужчины, женщины, старики и дети. Мне не нужно было это враждебное Японской империи население. Наверняка ведь начнут шпионить и пакостить. Отныне Гавайские острова объявлялись территорией Японии.

Кроме белых американцев на Гавайях проживало еще и небольшое количество вездесущих китайцев, филиппинцев и маленькая японская диаспора. А вот негров почему-то не было. Но вот таблички с надписью на английском языке «только для белых» были развешены по всему Гонолулу и Перл Сити. Американская дерьмо… пардон демократия во всей своей красе. С китайцами и филиппинцами были проведены профилактические беседы, но высылать их с островов я не стал, хотя и не доверял им полностью. А вот японцам, проживающим на Гавайях я не доверял совсем. Эти люди покинули Японию и эмигрировали в США. Я помнил, что в той реальности многие из этих людей пошли добровольцами в американскую армию. В ходе Второй мировой войны они служили в 442-м пехотном полку армии США, который прославился большим количеством наград. И уже поэтому они утратили доверие. Эти люди уже не были настоящими японцами, которые были бы готовы отдать жизнь за своего императора. Такие кадры есть во всех странах. Им не хватает морального духа, вытерпеть трудности, и они бегут из страны, как крысы с тонущего корабля. Короче, отбросы общества. Кстати, американские власти тоже не доверяли эмигрантам из Японии. Даже если японцы и получали американское гражданство, то на них все равно налагалось множество ограничений. В США они считались как китайцы и негры гражданами второго сорта. Поэтому, все японцы, жившие на Гавайях, были так же по моему приказу выселены и отправлены в Японию. Пускай император решает, что с ними делать. К этим людям, предавшим свой народ у меня не было никакой жалости. Вот такой я злобный тип! Образцовый обвиняемый для международного трибунала. Ха, ха!

Однако, дома белых и японских горожан пустовали совсем не долго. Буквально через месяц, на Гавайские острова начали прибывать первые переселенцы. Я уговорил императора бросить клич среди граждан Японии. Им было объявлено, что для поселения на Гавайских островах требуются японцы. Возраст не имел значения. Всем переселенцам от имени императора выделялся кредит и жилье. Семейные пары при этом получали преимущество. И японцы откликнулись на этот призыв. Так что обезлюдели города на Гавайских островах совсем ненадолго. Вскоре место белых англосаксов заняли лояльные Японской империи люди.

Коренным гавайцам такие перемены были не особо интересны. Эти представители полинезийской расы с тихой грустью наблюдали, как одних захватчиков Гавайских островов сменили другие. Для них ничего особо не изменилось. Ни о какой лояльности к Соединенным Штатам Америки эти люди не испытывали. Американцы нагло и цинично аннексировали Гавайские острова, отобрав у живших там аборигенов их землю. Впрочем, представители самой демократической страны в мире такой фокус с отсталыми народами проделывали уже не в первый раз. Хотя, при японцах у коренных жителей Гавайев началась более приятная жизнь. Из баров, кинотеатров и ресторанов исчезли «демократические» таблички. И теперь, туда пускали всех желающих. Кроме того, во всех поселениях аборигенов на Гавайях были созданы органы власти и полиция в которые входили как японцы, так и местные жители.

Однако, помимо депортации мирных жителей, я продолжал заниматься и другими делами. После захвата Перл-Харбора требовалось приводить в порядок все, что мы разрушили. Вместе с нашими десантными войсками на Гавайи прибыли шесть тысяч солдат и офицеров инженерно-строительных частей. Кроме этого, в течении следующего месяца в Перл-Харбор были переброшены несколько сотен работников японских верфей и десять тысяч корейских рабочих. Работы для них было очень много. Они расчищали от обломков и восстанавливали все аэродромы на Гавайских островах. Всего в ходе битвы за Оаху и Перл-Харбор американцы потеряли двести семьдесят шесть самолетов. Многие из них были полностью уничтожены, но часть самолетов все же была лишь повреждена. Я распорядился собрать все поврежденные американские самолеты и отправить их в Японию для изучения. Особенно меня интересовали захваченные нами тяжелые стратегические бомбардировщики Б-17 «Летающая крепость». Я хотел, чтобы японские авиаконструкторы изучили эти самолеты и создали нечто подобное. Возможно скоро у Японской империи появится атомная бомба, а вот носителя и средства доставки для нее нет. Хотя, по слухам японская армия на Филиппинах сумела захватить целые Б-17. Ничего, наши трофеи тоже лишними не будут. На худой конец пойдут на переплавку.

Кроме аэродромов, ремонтировались и незначительные повреждения портовых сооружений. К счастью, американцы не успели их взорвать, как это сделали англичане в Сингапуре. Наше наступление было слишком стремительным. Японские тральщики за несколько часов смогли очистить фарватер Перл-Харбора от мин, что туда накидали японские самолеты. Американцы так и не смогли эти мины убрать. Все их минные тральщики были потоплены нашей авиацией, так и не приступив к тралению фарватера. После того как минная угроза исчезла, все наши корабли вошли в гавань Перл-Харбора. И это сняло большой груз с моих плеч. Все это время флот маневрировал возле берега в открытых океанских водах. Это приводило к большому расходу топлива и износу корабельных механизмов. Кроме того, флот находившийся в море, был уязвим для вражеских подводных лодок, которых у врага было еще довольно много. В Перл-Харборе у причала нашими самолетами были уничтожены только восемь американских субмарин. По нашим данным Тихоокеанский флот США имел в своем составе 28 подводных лодок. А Азиатский флот США, базировавшийся на Филиппинах, включал двадцать семь подлодок. Правда, часть из них нашему флоту удалось заблокировать в гавани Манила, но какое-то их число все-таки ускользнуло из-под удара. И вот, чем дольше наш флот находился в прибрежной зоне Гавайских островов, тем больше возрастала опасность атаки вражеских подлодок. А когда наши корабли зашли в Перл-Харбор, то они стали недосягаемы для американских субмарин. После этого я распорядился заминировать все прибрежные воды вокруг острова Оаху. Наши морские мины были абсолютно безопасны для местных жителей. Аборигены на своих деревянных каноэ могли спокойно плавать там, где любой современный корабль бы уже давно подорвался. Может я и перестраховывался, но лучше сделать, чем потом жалеть, что не сделал. И между прочим, в течении следующего месяца на наших минах подорвались две американские субмарины, подошедшие ночью к побережью Оаху. Это отучило противника подходить близко к берегам Гавайских островов.

Кроме этого, я принял и другие меры по организации обороны. Теперь воды у Гавайских островов круглосуточно патрулировались нашими самолетами и летающими лодками, оснащенными радарами. У острова Оаху ходили в дозоре эсминцы и сторожевые корабли. Японские инженерные части установили в разных точках острова Оаху пять радарных станций наземного базирования. Мы их привезли вместе с десантом. А после капитуляции американского гарнизона быстро собрали и поставили на боевое дежурство. Все наши радарные посты были хорошо замаскированы и неплохо охранялись японскими морскими пехотинцами. Эти то на посту точно спать не будут! Теперь ни один вражеский самолет или корабль не мог подобраться к Гавайским островам не замеченным. Эти радарные посты даже засекали всплывающие вражеские субмарины. Что позволило нам в течении следующего месяца уничтожить четыре американские субмарины, неосторожно приблизившиеся к Гавайям. Как только оператор японских РЛС засекал вражескую подлодку, то тут же к ней устремлялись наши самолеты и наносили удар по замеченной цели. Очень эффективная тактика.

Если радарные посты обеспечивали разведку на удалении до ста километров, то наши патрульные самолеты, оснащенные радарами, вели поиск противника на дальних подступах. Когда все аэродромы на Оаху были приведены в порядок, то из Японии через захваченный к тому времени атолл Мидуэй были переброшены 32 четырехмоторные летающие лодки «Каваниси» H8K «Эмили», 160 средних морских бомбардировщиков «Бетти», 240 истребителей «Зеро» и 120 бомбардировщиков-торпедоносцев «Кейт». Кроме этого, на другие острова Гавайского архипелага были перебазированы еще 20 одномоторных гидросамолетов различных модификаций. Для них не требовалось создавать больших взлетных полос. Пара капониров, подземный склад боеприпасов и топлива, одна-две зенитки и причал. И авиабаза для обслуживания гидросамолетов готова.

Одновременно с организацией морских и воздушных патрулей на Гавайских островах строились многочисленные береговые и зенитные батареи, бетонные доты и другие укрепления. К моменту нашей атаки Перл-Харбор был довольно плохо укреплен. Только южное побережье острова Оаху было хоть как-то прикрыто. Отчасти, это была вина подкупленных японской разведкой американских политиков, которые всячески тормозили расширение подготовки США к войне. Средства военным выделялись довольно скудные и это накладывало свой отпечаток на готовность Америки к войне. У американского командования на 1942 год были большие планы по укреплению своих Тихоокеанских владений. Были выделены средства, завезены стройматериалы, но почему-то работы не начинались. Может все дело было в том, что президент Рузвельт до своей смерти считал врагом номер один Германию. И поэтому, все основные ресурсы и самые боеспособные корабли были переданы в Атлантический флот США. Тихоокеанскому флоту доставались лишь объедки.

Когда мы захватили Перл-Харбор, то нас ждал очень приятный сюрприз в виде сотен тонн мешков с первосортным американским цементом и куча строительного оборудования и стройматериалов. Почему-то эти грузы, предназначенные для строительства военных укреплений, хранились на гражданских складах в Гонолулу. Может у американских военных просто не было лишних пустых складов, но скорее всего тут была замешана коррупция. Для меня осталось загадкой, почему американские генералы не пустили эти материалы в дело. Видимо под шумок хотели обделывать какие-то свои делишки, набивая свои карманы за счет армии США. Как бы то ни было, но это значительно упростило нашим строителям возведение укреплений на Гавайских островах. Хотя, из Японии так же завозилась строительная техника, рабочие и стройматериалы. Просто, американские запасы стали приятным бонусом, позволившим не экономить на возведении укреплений.

В течении следующих шести месяцев остров Оаху был превращен в сплошной укрепрайон. При этом, большинство японских укреплений располагались под землей. По всему острову были прорыты километры тоннелей, соединявшие все узлы обороны. В прибрежных скалах были выдолблены многочисленные хорошо укрепленные огневые точки (крепких бетонных дотов тоже хватало), в которых располагалось большое количество наших старых 120-мм и 25-мм зенитных орудий. Для стрельбы по самолетам они были мало пригодны, а вот стрелять по более медленным надводным и наземным целям эти пушечки могли очень хорошо. В обороне даже устаревшие пушки очень полезны. И чем их больше, тем крепче оборона. Кроме старых зениток из Японии так же были привезены и пушки более крупных калибров. Их использовали в основном для строительства береговых батарей. Во флотских арсеналах были найдены 356-мм и 410-мм морские орудия. Даже нашлось восемь штук 460-мм монстров. Такие огромные пушки предназначались для «Мусаси», который был заложен как линейный корабль. И успели даже изготовить восемь пушек главного калибра к нему, который в данный момент был самым большим калибром корабельной артиллерии в мире. Но когда «Мусаси» переделали в авианосец, то орудия оказались не нужны. Вот они лежали и ржавели во флотских закромах. Было бы просто преступлением, таким вот пушечкам пропадать без дела. Поэтому, я их в первую очередь зарезервировал для береговых батарей на Гавайях. Кроме пушек в Гавайских дотах устанавливали и множество пулеметов. Когда строительство было закончено, то результат впечатлил даже такого законченного скептика как я. Как представил себе, с какими потерями противнику придется проламывать вот такую оборону, то мне даже на минуту стало жалко американских солдат. Хотя, до высадки американцев на Гавайях я все же постараюсь не доводить. Это просто страховка. На всякий случай. Да, да! Вот такой я параноик! Кстати, не только Оаху получил новые укрепления. Другие острова Гавайского архипелага так же были нами укреплены. Правда, японские укрепления там были не такими мощными, но тоже выглядели солидно. Кроме укреплений строились так же обширные подземные хранилища топлива и склады боеприпасов. Вот их то точно не сможет разбомбить вражеская авиация.

Кстати, Германия и здесь объявила войну США. Это произошло в тот день когда мы взяли Перл-Харбор. Через неделю к Гитлеру присоединились и все страны Оси так же демонстративно объявившие войну Америке. Скорее всего дело тут было не в том, что Гитлер так уж горел желанием во чтобы то ни стало выполнить свой союзнический долг. Нет! Скорее всего он хотел подтолкнуть нас к войне с СССР. И кроме того, его достали американские конвои, которые везли в Англию различные военные грузы. Между прочим, Трумэн, как только стал президентом после смерти Рузвельта, сразу же прекратил все военные поставки Советскому Союзу. Он ведь никогда не скрывал своей ненависти к коммунистам и СССР. Смерть его босса развязала руки этому не шибко умному политику. Сталин очень сильно обиделся на американцев. Правда, хитромудрые британцы заявили, что они, как и раньше будут поставлять СССР свои танки и самолеты, но цены при этом немного подняли. Кроме этого, они намекнули вождю страны советов на то, что если СССР объявит войну Японии, то цены на английские военные товары тут же упадут. Сталин на такой развод вероломных союзников не повелся, заявив, что Япония ему не враг. Наше правительство заценило такой ответ и расширило ассортимент продаваемых СССР военных товаров. А я еще раз убедился, что в этой войне не было правильной стороны. Все страны в этом конфликте старались извлечь пользу только для себя и подставить своих союзников под удар врага. Ох и грязная штука эта международная политика!

Глава 33

Пока я погряз в различных организационных вопросах в Перл-Харборе, события развивались своим чередом. Мидуэй, Гуам и Уэйк были захвачены японскими десантами довольно быстро. Что и не удивительно там американские гарнизоны то были совсем крохотные. Да и укрепления отсутствовали как класс. Эти мелкие атоллы посреди Тихого океана были просто обречены, без поддержки флота. На Филиппинах, бывших главной базой Азиатского флота США, наши дела также шли очень хорошо. Азиатский флот был не чета Тихоокеанскому. Кораблей в нем было мало. Да и все они были довольно устаревшими. Со стороны американского командования было просто преступлением оставить все эти корабли на Филиппинах. Любой дурак мог понять, что в сложившейся ситуации Азиатский флот просто обречен на истребление. Наверное, и американский контр-адмирал Томас Харт, командовавший этим самым маленьким из военных флотов США, это прекрасно понимал. Его тяжелый крейсер «Хьюстон», легкие крейсера «Бойз» и «Марблхэд», авиатранспорты «Лэнгли» и «Чайлдс», 12 эсминцев, 28 подлодок, а так же устаревшие канонерские лодки, минные тральщики, плавбазы и другие вспомогательные суда. Все они были заранее списаны американскими властями в расход.

Американская армия на Филиппинах и подчинявшиеся американцам марионеточные филиппинские войска насчитывали в общей сложности 100000 человек. Кроме того, там базировалось около трехсот американских самолетов. В первый же день войны массированные японские авианалеты уничтожили практически всю авиацию Филиппин. Одновременно с этим, наш 2-й флот вместе с субмаринами 6-го флота блокировал основные силы Азиатского флота США в гавани Манилы. Еще ночью, накануне войны японские подводные минные заградители «I-121», «I-122», «I-123», «I-124» в подводном положении подошли к входу из Манильской бухты и выставили мины. Каждая такая японская субмарина несла на своем борту 42 морские мины. В общем, не хилое такое минное поле получилось. Кстати, в отличие от Перл-Харбора в Маниле противолодочному патрулированию уделялось мало внимания. Американские корабли ночью даже не патрулировали у входа в порт. Поразительная беспечность. И поэтому, утром американцев ждал очень неприятный сюрприз. Когда в небе над Манилой появились японские самолеты, которые начали с ожесточением атаковать стоявшие на якоре корабли США, то несколько эсминцев Азиатского флота попытались спастись в открытом море, но наскочили на японские мины и затонули. Так основное ядро Азиатского флота США было практически заперто в бухте Манилы. И в конце концов, все корабли, застрявшие в Маниле были уничтожены в ходе нескольких японских налетов. Протралить проход сквозь японское минное поле американцы просто не успели. Из Азиатского флота США спаслись только семь субмарин и два эсминца, которых в гавани Манилы в тот момент просто не было. Правда, из них в Австралию смогли прорваться только пять американских подводных лодок.

Войска на Филиппинах, которыми командовали американские генералы Уэйнрайт и Макартур, с того момента были обречены на поражение. Трус и позер Макартур это сразу же понял, когда ему сообщили о разгроме американской авиации и флота на Филиппинах. Этот американский генерал, бывший еще и филиппинским фельдмаршалом, обожал быть в центре внимания. Он прославился как любитель позировать перед фото- и кинокамерами журналистов на многочисленных пресс-конференциях. Эдакий, картонный маршал, который создавал свой дутый образ крутого и талантливого военачальника. Но на самом деле этот тип был полным ничтожеством. Я то знал каким «гениальным» воякой был этот индюк. В той истории что я помнил, он прославился тем, что просто сбежал с Филиппин, бросив свою армию на убой. И если бы не поддержка президента Рузвельта, то его бы выперли в отставку. Но Дуглас Макартур был опытным интриганом и поэтому за свой провал еще и Медаль Почета получил. Нормально так! Генерал проиграл битву, бросив свою армию и сбежав. А ему орден на пузо. Кроме этого, нашему плюшевому герою еще и доверили командовать американскими войсками на Тихом океане. Да! Он победил Японию, но всю грязную работу за него сделал американский флот. Именно флот США уничтожил японские военно-морские силы. После чего, американская армия под командованием этого «гения военной мысли», неся огромные потери все-таки смогла уничтожить малочисленные японские гарнизоны. Имея подавляющее превосходство в людях и технике, Макартур умудрялся нести большие потери. Но кого это интересует. Ему было наплевать на простых солдат, умирающих по его приказу. Зато грудь бравого генерала украшалась различными наградами, как новогодняя елка. Ну да! Это же он самолично ходил в атаку на вражеские пулеметы или лежал раненным в грязи под японским минометным обстрелом! После поражения Японии этот деятель не успокоился и принял активное участие в Корейской войне. Именно Макартур был ярым сторонником ее начала. Не навоевался бедненький. В своей жажде разрушения этот маньяк был даже готов развязать ядерную войну с СССР. Он давил на Трумэна, чтобы тот распорядился нанести ядерные удары по Китаю и СССР. В конце концов, этот выживший из ума милитарист так всех достал, что его просто отправили в отставку.

И вот сейчас, этот крысеныш решил, что пора давать деру, пока не стало слишком жарко. Это на пресс-конференциях он был бывалый воин и храбрец, а на самом деле он просто испугался, поняв, что филиппинская мышеловка практически захлопнулась. Поэтому, Макартур стал бомбардировать Вашингтон своими радиограммами. Где указывал на свою исключительную ценность для американской армии. Однако, Трумэн его намеков не понял и потребовал от Макартура оставаться на Филиппинах и дальше командовать обороной. Типа, раз ты такой крутой полководец, вот и командуй. Ответ президента нашего героя совершенно не устроил, и он, сославшись на какой-то якобы полученный приказ из Вашингтона, сел в один из немногих уцелевших Б-17 и полетел в Австралию. Прямой то путь бегства через Перл-Харбор теперь был перекрыт. И вот над Новой Гвинеей самолет, в котором летел наш «филиппинский фельдмаршал», был перехвачен четырьмя истребителями «Зеро». В коротком бою «Летающая крепость» была сбита и рухнула в джунглях. Выживших не было. Так погиб самый эпатажный генерал американской армии. Но мы об этом узнали гораздо позже. Войска, брошенные Макартуром на Филиппинах, под командованием генерала Уэйнрайта продержались еще три недели, после чего сдались. В этой реальности японская армия выделила гораздо больше сил для захвата Филиппин. Поэтому здесь, американцы и их филиппинские союзники смогли сопротивляться не так долго, как это было в той реальности.

На Индийском фронте для японской армии так же все складывалось довольно неплохо. Японские войска в ходе тяжелых двухнедельных боев сумели прорвать фронт, который держали британские и индийские колониальные части. В результате чего, несколько бригад противника попали в окружение в районе Калькутты. Сейчас они пытались вырваться из котла, но похоже скоро им придется сдаться. Остальные вражеские войска в данный момент довольно быстро отступали под ударами японских дивизий. Сил, чтобы остановить наступление нашей армии у англичан просто не было. Они и так стянули силы со всей Британской Индии. Даже с Цейлона вывезли несколько своих частей. Весь расчет у них был на то, чтобы удержать довольно узкий фронт в районе Бирмано-Индийской границы. Но сейчас японцы смогли прорваться и выйти на оперативный простор. Теперь захват Индии был только вопросом времени. В отдельных районах Британской Индии начали вспыхивать восстания против англичан. Все они сопровождались жуткой резней белого населения, которую устроили индийские повстанцы. Чтобы подавить это восстание у англичан сейчас просто не было сил. Восставшие индийцы выбрали очень удачный для этого момент. В Национальную Индийскую армию, которая уже воевала на нашей стороне, стали записываться все больше и больше индийских добровольцев. Самым печальным для англичан был тот факт, что сейчас они не могли перебросить в Индию ни одной своей дивизии. В Северной Африке дела у них шли совсем плохо, и все основные усилия Великобритании сейчас были сосредоточены именно там. Даже из Австралии и Индии они перебросили несколько дивизий в Египет. Это давало повод к надежде, что скоро Индия получит независимость и войдет в Великую Азиатскую сферу, как верный союзник Японской империи. Конечно же, английская пресса называла Японию кровавым агрессором, умалчивая тот факт, что сама Англия пролила в Азии гораздо больше крови, чем все японцы вместе взятые. О своем кровавом прошлом почему-то белые джентльмены скромно умалчивали.

После того, как нам хотя бы немного удалось разобраться с делами в Перл-Харборе, я отправил Одзаву во главе небольшой эскадры к находившемуся на юго-западе атоллу Джонстон. Вице-адмирал взял с собою два авианосца, один линкор, три крейсера, девять эсминцев и пять транспортов с пехотой. На Джонстоне располагался маленький американский гарнизон. Поэтому захват этого атолла не принес никаких сюрпризов. Да и сами боевые действия заняли всего пол дня. Триста американских морпехов очень быстро капитулировали. Они понимали, что без поддержки флота и авиации у них нет ни единого шанса. Поэтому и предпочли сдаться. Мы же в свою очередь разместили там тысячу японских солдат, 24 истребителя, 16 пикирующих бомбардировщиков и 6 летающих лодок. Кроме этого, на Джонстоне стали строиться приличные укрепления. Понятно, что такой не большой гарнизон в одиночку не выстоит против вражеского флота, но они должны были лишь продержаться до подхода наших кораблей, базировавшихся теперь в Перл-Харборе.

Глава 34

Мигель Лопес капитан мексиканского сухогруза «Сан Мартин» вежливо улыбнулся американскому таможеннику. Он бросил взгляд на американский Форт Амадор, чьи пушки довольно недвусмысленно смотрели в его сторону. Начавшаяся война все осложнила. Раньше проходить через Панамский канал было гораздо проще и быстрее. Сейчас американцы, контролировавшие этот канал, ужесточили режим прохода для судов других стран. Осмотр его судна, который проводили теперь американские военные и таможенники, грозил затянуться на много часов. И если они обнаружат некоторые вещи, то для команды «Сан Мартина» все может закончиться очень плохо. Смертельно плохо! Сеньор Мигель бросил осторожный взгляд на суетящихся по его кораблю американцев и невольно вспомнил, что привело его к такой ситуации.

Все началось полтора года назад, когда у мелкого мексиканского судовладельца из Пуэрто-Вальярта сеньора Мигеля Лопеса появилась очень серьезная проблема. Он занял денег у очень серьезных людей, а когда пришло время отдавать долг с процентами, то не смог этого сделать. Сеньор Лопес с ужасом ждал, когда за ним придут бандиты и начнут выбивать из него деньги, которых у него просто не было. Все его имущество состояло в стареньком сухогрузе. В последнее время дела его фирмы, занимавшейся морскими перевозками шли совсем плохо. Последний рейс принес одни убытки. Конечно, наш дорогой капитан занимался не только законными грузоперевозками. Да! Он баловался и контрабандой. Если честно, то это был его настоящий бизнес, а легальная фирма грузоперевозок была лишь прикрытием. И вот теперь его корабль достанется бандитам, а ему еще повезет, если его не убьют, а просто переломают ноги.

Однако, вместо мексиканских бандитов к сеньору Лопесу заявились молодые подтянутые люди азиатской наружности с вежливыми манерами и глазами убийц. Они представились агентами японской разведки и сделали ему предложение, от которого Мигель не смог отказаться. Капитану Лопесу предложили сотрудничество. Нет, нет! Сеньору Мигелю не предлагали продать родину. Скорее наоборот! Все что он будет делать в конечном счете пойдет на пользу Мексике. Ничего особо сложного от него не требовалось. Просто, капитан Лопес и его корабль должны были, как и раньше возить контрабанду, но особого рода. Практически не раздумывая Мигель Лопес согласился на это предложение. И не пожалел об этом. Его новые японские друзья быстро решили все проблемы сеньора Лопеса. Мексиканская банда в течении трех дней была вырезана японскими диверсионными группами. И теперь долг Лопесу стало отдавать не кому. А дальше началась новая жизнь.

Теперь вместо спиртного, сигарет и марихуаны «Сан Мартин» перевозил в своих потайных отсеках оружие и взрывчатку. Они возили свои смертоносные грузы на Кубу и в порты южного побережья США. Постепенно, мексиканский контрабандист понял, что все эти действия направлены против заклятого северного соседа. Как патриот своей страны Мигель Лопес не очень любил гринго (так в Мексике называли американцев). Он помнил о американо-мексиканской войне1846-1848 годов, в результате которой Мексика потеряла более половины своей территории. Потом была интервенция США в Веракрус 1914 года. Именно тогда погиб брат его отца лейтенант мексиканской армии Родриго Лопес. В общем, к гринго у сеньора Мигеля были свои счеты. Поэтому, угрызения совести его совсем не мучили, и он даже наслаждался, делая подлости надменным американцам. Кроме того, за его работу японская разведка очень хорошо платила. За год сеньор Мигель Лопес стал очень зажиточным человеком. Вся команда его корабля, состоявшая из мексиканцев, тоже была в курсе дела. И в принципе, не возражала, так как им тоже хорошо платили.

Когда Япония объявила войну Америке, и на Кубе и Юге США вспыхнуло восстание, то сеньор Лопес понял ради чего он трудился все это время. И это его совсем не расстроило. Скорее наоборот, он хотел увидеть, как агрессивные японцы потреплют заносчивых гринго. Самим мексиканцам, увы, такое было не под силу. Поэтому, когда его «Сан Мартин» был вызван в Японию, то Мигель Лопес не особо медлил. Если бы он знал, что их ждет? По прибытии в порт Хиросима, сеньора Мигеля пригласили на очень серьезный разговор. Прежде чем их беседа началась, его честно предупредили, что хотят предложить сеньору Лопесу очень рискованное дело. По завершению которого, он станет очень богатым человеком и сможет уйти на покой. Если он согласен, то его посветят в детали дела. Если он, узнав эти подробности вдруг откажется участвовать в операции, то его корабль не сможет покинуть Японию в течении года.

— Секретность и все такое. Ну вы же понимаете, сеньор Лопес?

Что такое секретность Мигель хорошо понимал и был благодарен японцам за то, что они его честно предупредили. Другие бы использовали в темную, ничего не объясняя. После долгого раздумья он решил рискнуть. Если бы он не любил риск, то не стал бы контрабандистом. Кроме того, ему уже стукнуло сорок пять лет. Хватит мотаться по морям. Пора подумать о старости. За эту последнюю операцию японцы обещали заплатить очень большую сумму. Раньше они всегда выполняли свои обещания! Когда сеньор Мигель Лопес дал свое согласие, то ему начали рассказывать о предстоящей миссии. И чем больше он узнавал, тем больше поражался хитроумности японской разведки.

— Что у вас за груз мистер Лопес? — прервал воспоминания сеньора Мигеля американский таможенный офицер.

— В трюмах моего «Сан Мартина» лежат двадцать тонн первосортного китайского чая, — ответил мексиканский капитан. — Сейчас чай в цене. Этот товар ждут в Бразилии. Надеюсь выручить за него неплохие деньги.

— Да уж! Из-за этой чертовой войны цены на все товары сейчас буквально взлетели вверх! — пробормотал американец, недовольно поморщившись.

— Именно поэтому, сейчас морские перевозки стали наиболее выгодными. Правда и опасностей прибавилось. Пожалуй, больше в Китай я ходить не буду! — решил поддержать разговор Лопес.

— Почему же? Чай из Китая и Индии стал в последнее время очень дорогим товаром. Думаю, что возить его в Америку и Европу довольно выгодно для вас. Не так ли? — заинтересовался таможенник.

— Выгодно, то выгодно, но очень опасно. Мой «Сан Мартин» на обратном пути из Китая останавливали шесть раз для досмотра японские и американские боевые корабли. Хорошо, что в Тихом океане все еще обращают внимание на то, под каким флагом идет судно. Немцы в Атлантике, как я слышал, топят всех, кого увидят. Даже нейтральные суда не застрахованы от атак немецких субмарин! — ответил на вопрос американца мексиканец.

— Ничего не поделаешь! Война! — вздохнул таможенник.

— Да! Из-за нее на море возникло очень много проблем. Вы не будете против, если я вручу вам скромный подарок? — сказал Мигель Лопес, выразительно посмотрев на американского таможенника. — Время деньги, как говорил один знакомый мне американец. Очень не хотелось бы терять это время. Надеюсь, что досмотр будет быстрым и мой «Сан Мартин» успеет выйти по каналу в Карибское море еще за светло?

— Нет я не против скромного подарка! Думаю, что этот досмотр долго не продлится! — усмехнулся американец в ответ.

Деньги творят чудеса. И уже через час мексиканский сухогруз «Сан Мартин» был досмотрен и ему разрешили двигаться к шлюзу Мирафлорес — первому шлюзу Панамского канала со стороны Тихого океана. Шлюзование прошло без всяких накладок, и скоро мексиканский транспортный корабль уже подходил ко второму шлюзу Педро-Мигель. Пока все шло по плану, но капитан Лопес волновался все больше и больше. Скоро им предстоит сделать то, ради чего они и проделали весь этот путь. Второй шлюз был так же пройден довольно быстро. Наконец, «Сан Мартин» продолжил свой путь по фарватеру канала.

— Выпускай наших японских друзей! — сказал Мигель Лопес, повернувшись к своему старшему помощнику.

— Будет сделано, капитан! Они там уже долго сидят! — оскалился старпом, направляясь в выходу из рубки.

Сухогруз под мексиканским флагом находился в трех милях от Гамбоа, когда там начали происходить довольно интересные события. Из потайной каюты (ну какой же это корабль контрабандистов без потайных комнат) вылезли новые члены корабельной команды, в которых любой человек без труда узнал бы лиц монголоидной расы. Эти шестеро азиатов, переговариваясь по-японски, быстро спустились в трюм и начали отодвигать ящики, стоявшие там вдоль бортов. Когда они закончили, то их взору открылись непонятные рычаги, торчавшие из обеих бортов «Сан Мартина». Любой моряк, увидев эти конструкции, не смог бы сказать для чего они предназначены. Они явно не были предусмотрены конструкцией этого корабля. Было видно, что их установили совсем недавно. Эти любопытные рычаги, выкрашенные свежей краской, были покрыты густым слоем смазки. На них не было видно ни одного пятнышка ржавчины. Всего рычагов было шесть штук. По три с каждого борта.

Внезапно, японцы услышали пароходный гудок. Затем еще один. Это явно был условный сигнал, который эти люди поняли правильно. Они быстро заняли места перед рычагами. Возле каждого рычага стояло по одному японцу. Они напряженно прислушивались, явно чего-то ожидая. Наконец, прозвучал еще один корабельный гудок. Один японец прокричал команду и резко налег на рычаг. Раздался довольно громкий скрежет и корабль немного вздрогнул. Если бы кто-то в этот момент смог заглянуть под воду, то он был бы очень сильно удивлен. Под днищем «Сан Мартина» он бы увидел странные конструкции, которые при ближайшем рассмотрении были похожи на японские морские якорные мины, закрепленные в специальных захватах. Таких вот конструкций на днище мексиканского сухогруза насчитывалось шесть штук. Когда человек в трюме нажал на рычаг, то захваты, удерживающие одну из мин, разжались и мина начала быстро погружаться в мутные воды Панамского канала. Наконец, она коснулась дна канала и начала разворачиваться в боевое положение. Через десять секунд морская якорная мина встала на боевой взвод. Глубина ее погружения регулировалась тросом, соединявшим мину с грузом-якорем. Те, кто раньше имел дело с такими минами понял бы, что эта мина настроена на подрыв особо крупных, глубоко сидящих в воде кораблей. То есть мелкие или средние суда на ней бы точно не подорвались. Для этого она была установлена слишком глубоко. Например, тот же «Сан Мартин» бы ее даже не зацепил своим днищем. С десяти секундным интервалом люди в трюме сухогруза наваливались на рычаги, отправляя на дно канала очередную мину. Вскоре все шесть якорных мин были выставлены и мексиканский сухогруз, как ни в чем не бывало, двинулся дальше.

Через пять часов сухогруз «Сан Мартин» наконец достиг Форта Шерман и вышел в Карибское море. Капитан Лопес вздохнул с облегчение, когда зона Панамского канала осталась далеко позади. Он спустился в трюм и подошел к японцам, которые молча смотрели на него.

— Все прошло нормально. Мы уже в нейтральных водах. Можете выходить подышать свежим воздухом. Наше судно идет на юг. Чтобы не вызывать подозрений, продадим чай в Бразилии, а затем двинемся к восточному побережью Мексики. Там я вас высажу, как и договаривались. После чего надеюсь, что получу свои деньги! — обратился к азиатам сеньор Мигель.

— Да, все прошло хорошо. Все мины были выставлены штатно. Ни одна не застряла. Теперь остается только ждать, когда они сработают. Мы довольны вашей работой. Деньги вам передаст в порту Веракрус наш человек. Не беспокойтесь. Мы своих агентов не обманываем. Мы всегда держим свое слово, господин Лопес! — поклонился в ответ Мотонари Маэда, бывший командиром японской группы.

Через шесть дней все первые полосы газет пестрели сообщениями о том, что, шедший по Панамскому каналу, американский авианосец «Йорктаун», который ВМС США решили срочно перебросить на Тихий океан, наскочил на мины и затонул прямо посередине канала, перекрыв фарватер наглухо. Американцы смогли обнаружить и обезвредить в Панамском канале еще три морские якорные мины японского производства. Как они туда попали никто из экспертов даже и предположить не мог. Все грешили на японскую авиацию. Но как японским самолетам удалось так ювелирно сбросить эти мины в канал? Американские наземные радары тут работали круглые сутки. Авиация США патрулировала над зоной канала, но никаких японских самолетов замечено не было. В газетах даже рассматривалась такая бредовая идея о японской мини субмарине, которая смогла скрытно проникнуть в Панамский канал, пройдя через два тщательно охраняемых шлюза. Хотя, американцы эту версию приняли в серьез и две недели искали эту мифическую японскую подлодку по всей акватории Панамского канала. Особенно сильное внимание при этих бурных поисках было уделено озеру Гатун, в которое и впадал сам Панамский канал. Сколько же там рыбы было уничтожено американскими глубинными бомбами и снарядами! Да уж! Экология в этом большом водоеме еще не скоро восстановится. Для США панамский инцидент стал настоящей катастрофой. Теперь флот США потерял на несколько месяцев возможность быстро перебрасывать корабли и войска из Атлантического в Тихий океан. Это событие могло полностью изменить весь ход войны на Тихом океане в пользу Японии. Думаю, что люди, хотя бы немного разбирающиеся в тактике и стратегии, меня поймут.

Глава 35

С наступлением Нового 1942 года положение США в этой реальности было гораздо худшим, чем я помнил. Здесь практически все американские островные базы в Тихом океане были захвачены японскими вооруженными силами. Тихоокеанский и Азиатский флоты США были разбиты. Азиатский флот американское командование решило даже не восстанавливать. Остатки Тихоокеанского флота теперь базировались на западном побережье США в Сан-Диего. И было их совсем не много. Теперь Тихоокеанский флот располагал: одним авианосцем «Саратога»; одним линкором «Колорадо», который в данный момент находился в Бремертоне на верфи «Пьюджет-Саунд» на ремонте; двумя тяжелыми крейсерами; двумя легкими крейсерами; семью подводными лодками и одиннадцатью эсминцами. Даже человеку далекому от военного флота, такой расклад показал бы, что сейчас у Объединенного флота Японской империи на Тихом океане полное превосходство в силах. Это хорошо понимали и американские адмиралы. Поэтому американские корабли в основном патрулировали вдоль западного побережья США и не лезли в глубь Тихого океана. Тем более, что Панамский канал теперь был закупорен, и пока затонувший «Йорктаун» не будет поднят и убран с фарватера, перегонять корабли через канал было довольно затруднительно. Кроме того, в Перл-Харборе и на Филиппинах Военно-морские силы США потеряли практически половину своих боевых кораблей. И быстро восполнить эти потери они просто не могли. Конечно, на американских верфях уже строились новые корабли, заложенные еще при Рузвельте, но в строй они войдут еще не скоро.

Кстати, Трумэн смог выбить из парламента деньги на увеличение военного бюджета. В стране была объявлена мобилизация. Призывали кадровых военных, национальных гвардейцев и территориальных ополченцев. К началу войны вооруженные силы США включали всего 320000 военнослужащих. Более или менее, к войне был готов только флот, а вот сухопутные силы и ВВС США были совсем не готовы к боевым действиям. В той реальности что я знал, у Америки было время в тишине и безопасности вдумчиво и с комфортом подготовить свои вооруженные силы к войне. В той истории Тихоокеанский флот США не был уничтожен. Он конечно понес потери, но смог быстро восстановиться и начать боевые действия против Японии.

Здесь же все было по-другому. Паника по всему западному побережью США и Канады в первые месяцы войны была просто бешенная. Американцы всерьез готовились к японским десантам. Немногочисленные сухопутные войска копали окопы прямо на американских пляжах. Были срочно созвано ополчение, которое вооружалось различным гражданским оружием. Даже охотничьи дробовики и старенькие винтовки времен первой гражданской войны шли в ход. Как и в той истории здесь началась охота на ведьм. Чтобы отвлечь народ от своих военных неудач, правительство США стала усиленно бороться с японскими шпионами. Как и в той истории что я знал, здесь все граждане США японской национальности так же были объявлены неблагонадежными и помещены в специальные концлагеря. Еще один доллар в копилку американской демократии! Она ведь самая дерьмо…пардон демократичная демократия в мире! Однако, тут американские власти сели в лужу. Все наши агенты, работающие в Соединенных Штатах Америки, действовали под личинами китайских беженцев, бежавших от войны в Америку. Поэтому, ни один из них во время этой антияпонской истерии не пострадал.

Сейчас война пришла на Американский континент. Мятежная Конфедерация не сидела сложа руки все это время. Силы южан уже насчитывали около 240000 человек, двенадцать боевых кораблей и 246 самолетов. Правда, вооружена армия мятежников была гораздо хуже, чем дивизии США. Но тем не менее, это была сила с которой теперь американскому командованию приходилось считаться. Между прочим, именно южане добились первых серьезных успехов в этом конфликте. В середине декабря 1941 года армия Конфедерации перешла в наступление и вторглась в штат Южная Каролина. Не встречая сильного сопротивления, конфедераты смогли довольно быстро взять под контроль весь этот штат. Жители которого сочувствовали мятежникам и многие из них даже влились в их ряды. В соседних штатах, еще находившихся под контролем американских властей, тоже было не спокойно.

Трумэн в панике потребовал от своих генералов начать действовать против мятежников. Его совсем не устраивали их отговорки о том, что американская армия в ее теперешнем состоянии совершенно не готова к боевым действиям. После грандиозного скандала, который закатил президент, армия США наконец начала как-то реагировать на действия мятежников. Утром 26 декабря 1941 года американские бомбардировщики начали авианалеты на крупные города мятежных штатов. При этом они бомбили не только военные объекты, но и гражданские кварталы. Это привело к большим жертвам среди мирного населения и вызвало бурное возмущение среди жителей не только южных штатов. Кстати, газеты, контролируемые нашей разведкой, раздули очень большой скандал по этому поводу. Правительство США конечно пробовало заткнуть им рот, как это американские власти привыкли делать. Но правда о варварских бомбардировках американских городов самолетами Военно-воздушных сил США просочилась в народ. Да и невозможно было скрыть такое от простых людей. Это события за океаном можно довольно успешно исказить в свою пользу, а тут было слишком много живых очевидцев, которые не стали молчать о случившемся. Даже запахло импичментом, и Трумэн поняв, что трон под ним зашатался, быстро сдал всех своих генералов, заявив, что они тут действовали на свой страх и риск. Типа, это они такие вот злодеи, а президент белый и пушистый. Он не отдавал приказа о бомбардировках мирных городов. Множество высших военных чиновников было тогда с позором уволено и предстали перед судом. Короче говоря, козлы отпущения были найдены.

Это немного успокоило общественность, и заставило американских стратегов сменить тактику. Правда, без тотальных бомбардировок всего живого боевые действия сухопутных сил США против мятежников были не очень успешными. Пока конфедератам удавалось отбивать все наступления правительственных войск и даже изредка наступать. Ох, правы были американские генералы, убеждавшие Трумэна в слабости армии США. Американская армия конца 1941 года была не обученной, плохо вооруженной устаревшим оружием и техникой. Это позднее она станет той грозной силой, что смогла победить Японию и повлияла на исход войны в Европе. Сейчас американская армия была еще одной из слабейших среди армий Великих мировых держав.

Я тоже не собирался успокаиваться и почивать на лаврах. Война еще была не выиграна. Поэтому, я не собирался оставлять американцев в покое. Тридцать две наши подлодки были перебазированы в Перл-Харбор. После чего, они начали неограниченную подводную войну в водах у западного побережья США и Канады. При этом, всем нейтральным странам были направлены вежливые предупреждения о том, что в этих водах любое судно подвергается очень большой опасности. Многие вняли такому предупреждению и нейтральные суда стали очень редкими гостями на западном побережье США и Канады. На американские, австралийские и канадские корабли был открыт сезон охоты. За два месяца японские субмарины смогли потопить 56 судов противника. Кроме транспортных кораблей, при этом, были уничтожены: 1 тяжелый крейсер, 4 эсминца, 2 подводных лодки и шесть других мелких военных кораблей. Потери же наших субмарин за этот период составили всего 4 лодки. Такие блестящие успехи были возможны из-за слабости вражеской противолодочной обороны в этом районе. В данный момент американцы еще не смогли ее правильно наладить. Да и сил у них для этого было гораздо меньше, чем в Атлантике. Где сейчас, кстати, немецкие субмарины, получив официальное разрешение, начали открыто топить все американские корабли. Если раньше они старались бить только по английским кораблям (хотя бывали и случаи потопления судов США), то теперь стали топить всех без разбора. А многие германские подводные лодки даже стали подходить к американским портам и атаковать корабли стоявшие на рейде. Раньше они такой наглости себе не позволяли, между прочим! И теперь Атлантическому флоту США тоже было чем заняться. Поэтому, все вопли о помощи нового командующего Тихоокеанским флотом адмирала Честера Уильяма Нимица пропадали зря. Ему прямо заявили, что в ближайшее время подкреплений он не получит. Печалька!

На других фронтах для Японской империи все складывалось тоже довольно неплохо. Бои за Порт-Морсби уже отгремели. И теперь вся Новая Гвинея контролировалась японскими войсками. Морская блокада Австралии и Новой Зеландии еще больше ужесточилась. Эти британские колонии были брошены англичанами на произвол судьбы. Черчилль на заседании британского парламента прямо сказал, что в данный момент Британская империя не в состоянии оборонять Австралию и Новую Зеландию. Это, кстати, вызвало волнения в австралийских и новозеландских частях, которые сейчас воевали в Египте против войск Роммеля. Индию англичане продолжали так же терять с пугающей их быстротой. Там японцы все еще наступали, а британские войска все так же бодро отступали. Может быть, они таким способом хотели оторваться от противника? А тут еще и восстание против англичан в Британской Индии даже и не думало затухать. Короче говоря, как там в старой песенке пелось:

— Все хорошо, прекрасная маркиза! Все хорошо! Все хорошо!

Война в Европе так же продолжалась. Правда там для стран Оси все шло не так же гладко. Неожиданно для всех, русские 15 декабря 1941 года начали большое наступление в Белоруссии. Хочу напомнить, что зима 1941 года была аномально холодной. Немцы в этой реальности так и не смогли дойти до окрестностей Москвы и были остановлены гораздо раньше. Русская зима для бравых германских солдатиков стала настоящим шоком. К русскому железу еще и добавились убийственные морозы. К таким испытаниям дойчен зольдатен были не готовы. Вести полноценные боевые действия зимой немцы были просто не способны. Они даже помыслить не могли, что кто-то в таких условиях сможет наступать. Поэтому, прославленные немецкие полководцы не были готовы к такому тактическому ходу русских генералов. Русским довольно быстро удалось прорвать фронт и поймать в кольцо около двух немецких армий. Там сейчас разворачивались грандиозные сражения в которых обе стороны несли огромные потери. Однако, немцы теряли все же больше людей и техники. Одно дело, когда солдаты, не имеющие зимнего обмундирования, сидят в теплых блиндажах или размещаются в населенных пунктах. И совсем другое дело, когда эти солдатики, одетые в стильные тоненькие шинели, не могущие защитить от жутких русских морозов, ведут долгие бои в полях по пояс в снегу. Эти люди много не навоюют. Немецкая техника, как и люди не была готова к такой зиме. Когда танки и самолеты просто отказывались заводиться из-за холода, то о какой войне тут вообще может идти речь? Русские же войска неплохо подготовились к зимней военной кампании и теперь во всю пользовались своими преимуществами. Сейчас инициатива полностью перешла к СССР. Конечно, немцы яростно сопротивлялись, но в данный момент они это могли делать не так эффективно, как летом. Чтобы не дать противнику перебросить подкрепления, на севере и юге советские войска так же начали проводить мелкие наступательные операции. Однако, там они действовали не так решительно, как в центре. Но при этом, не давали немцам расслабиться.

Именно, это большое успешное наступление советских войск показало мне, что история кардинально изменилась. По своему размаху это была даже не битва под Москвой, о которой я знал из той истории. Здесь же сражение было более масштабным, а успехи русских войск более грандиозными. И потери немецких войск были гораздо больше! Для Тысячелетнего Рейха это был очень большой удар. Теперь даже самым тупым нацистам стало понятно, что блицкрига не будет. А Германию ждет долгая и изнурительная война на истощение. СССР оказался не колоссом на глиняных ногах, о котором говорил их любимый фюрер, а здоровенным стальным титаном, который оказывается очень больно бьет по морде. По наглой рыжей фашистской морде!

В Египте дела у немцев и их союзников шли гораздо лучше. Войска Роммеля громили британцев довольно успешно и даже наступали. Однако, делали это не так энергично, как раньше. Сейчас англичане смогли перебросить в Египет подкрепления и притормозили наступление противника. Для Британской империи именно Северная Африка стала главным театром боевых действий. Все подкрепления, вся купленная американская техника и оружие сейчас шли именно туда. Если Роммель возьмет Египет и Суэцкий канал, то могуществу Британии на морях придет конец. Это понимали все английские высшие военные чины. Такая позиция была нам на руку. Это сильно облегчало захват Британской Индии японскими войсками.

Глава 36

— Господин командующий, Минору Генда только что доложил о том, что на подходе к зоне их перехватили три десятка вражеских самолетов! — прервал мои мысли голос вице-адмирала Одзавы.

— Значит, внезапной атаки не получилось? Жаль конечно! Но это нас не остановит! — пробормотал я, бросив взгляд на тактический стол, на котором лежала карта нашей новой цели.

Панамский канал в данный момент контролировался Соединенными Штатами Америки. Этот стратегически важный пункт был воротами между Тихим и Атлантическим океанами. Владелец Панамского канала мог диктовать свою волю всем странам Северной и Южной Америк. После захвата Перл-Харбора вторжение в зону Панамского канала становилось неизбежным для Японской империи. По крайней мере, я считал именно так и поэтому отстаивал необходимость Панамской десантной операции еще перед началом войны с США. При этом, с армейскими генералами опять пришлось довольно сильно ругаться. Давать дополнительные дивизии для захвата канала они категорически отказывались. Хорошо, что я, предвидя такую реакцию, выцарапал у японской армии для действий против Перл-Харбора гораздо больше сил, чем требовалось на самом деле. С запасом брал, так сказать!

Хотя по сравнению с тем же Перл-Харбором, зона Панамского канала была укреплена гораздо хуже. Данные нашей разведки были довольно точными. Я не собирался атаковать наобум. В данный момент там базировалась небольшая американская эскадра: 2 легких крейсера, 6 эсминцев и 4 канонерские лодки. Однако из-за затонувшего авианосца «Йорктаун» в Тихий океан могли выйти только: 1 крейсер, 2 эсминца и 1 канонерская лодка. Американские субмарины, базировавшиеся на выходе в Карибское море были для наших планов не опасны. Кстати, подготовка к подъему «Йорктауна» была в самом разгаре. Командование США было кровно заинтересовано в разблокировании канала, что очень сильно мешало действиям американского флота против Японии. Кроме кораблей канал охраняли около 10000 американски