Упал-отжался! Или отбор наоборот! (СИ) (fb2)

- Упал-отжался! Или отбор наоборот! (СИ) 323 Кб, 89с. (скачать fb2) - Олег Ростов

Настройки текста:



Упал-отжался! Или отбор наоборот! Олег Ростов

первый уровень

Невелин смотрел на разворачивающееся действо. Конечно, сестренка опять, устраивает эти игры, ищет себе нового жениха!!! Вернее ублажителя ее похоти. И так каждый год! Полная засранка! Конечно, мы не будем говорить ей это в лицо. Себе дороже. Она, конечно, самая прекрасная богиня, богиня красоты! Но при этом она еще и богиня СМЕРТИ! Поэтому мы будем ей восхищаться. Конечно, она самая прекрасная! Неотразимая! Опять себе кучу недоумков наберет. С мощными шевелюрам, красавцев из всех известных миров. С мужественными торсами и соответственно с соответствующими мужскими причиндалами. Вон они все, целой стаей роятся. Каждый из них хочет познать божественную сущность. Обоссаться! И ведь знают, что как только они надоедят моей божественной сестренке, их скормят чудовищам. Но этих самцов ничего не останавливает. Натуральные недоумки. Думают не той головой, которая на плечах, а другой, которая между ног болтается! Она конечно красивая зараза, но голову терять, это перебор! Но в этот раз, сестренка, я тебе подготовил сюрприз!

Невелин рассмеялся. Да-да сюрприз. Я ведь кто? Я бог и покровитель воров, мошенников и жуликов. Отец лжи! Поэтому, сестренка я приготовил для тебя подарочек! Он разбавит всех этих самовлюбленных кретинов. Это натуральный самец! Причем его мозги работают не так как ты привыкла, а по другому. Ты еще сама за ним побегаешь, когда он тебя отымеет, как последнюю шлюху!

Итак, где наш малыш? Ага, опять бьется на потеху толпы. Сейчас ему физиономию отформатируют, как они говорят в этом мире. А вот после этого, добро пожаловать. Самец!!!!

... Серьезный противник! Уже пару раз я поймал от него. Кровь из рассеченной брови, заливает мне глаза. Ссссука!

Он ударил, быстро и жестко, но я был готов. Пропустил удар над головой и тут же ответил прямым в челюсть. Его повело. Отработал серию ударов ему в грудь и добил, подпрыгнув сверху, ударом в голову кулаком. Он падал, когда я с разворота засветил ему ногой в грудь. Все. бой окончен. Толпа орала и неистовствовала. Уроды! Прошелся вокруг поверженного противника. Он полностью вырубился. Из его рта бежала кровь. Как бы не убить?! Подбежали двое, схватили его за руки и утащили. Что с этим челом, уже неважно. Даже если склеит ласты, выкинут его где-нибудь в лесу. И все дела. Менты заведут очередное дело о дохлом, потом также спишут в архив. Это изнанка нелегальных боев без правил. Где я участвовал в качестве гладиатора, на потеху поганой и развращенной толпе. Но ничего не сделаешь, нравиться - не нравиться, терпи моя красавица. Мне нужны были деньги. Не для развлечений, крутой тачки и дорогих шлюх-барби. Нет. У меня друг два месяца назад попал в аварию. Не ходячий. Нужны деньги на лекарства, на приблуды для его реабилитации, что бы он снова начал ходить и радоваться жизни. Слава богу, жена у него оказалась настоящей женщиной. Хотя я лично не ожидал от Светланы такого. Она ведь девочка была избалованная. Сережка бегал за ней полтора года. Чего только от нее не вытерпел. Я бы давно на его месте послал ее в пешеходный тур по мужским достоинствам. А он нет. Любовь, елки палки, зла - полюбишь и козу! Добился, она согласилась стать его женой. Даже против воли родителей пошла, они были не в восторге от Сереги. И сейчас она не сбежала. Выхаживает его. Моет, кормит с ложечки. Целует в макушку и губы. Радуется тому, что он, наконец, встать сам смог. Сережка обеспечивал семью. А сейчас у них совсем аут. Еще к тому же мелкий их. Год всего пацану. Света не разорвется. Ей очень тяжело. Поэтому я и пошел в эти поганые бои без правил. Меня давно туда сватали, только мне не было дела до них. Не люблю быть клоуном на потеху толпе. А после Сережки, выбора у меня не стало. Нужны деньги и не маленькие. Светка Серегу одна не вывезет. Одним словом пошел я в гладиаторы. Что-что, но бабло тут платят исправно и не маленькое. Лекарствами я Серегу обеспечиваю, сейчас нужно на коляску и на приблуды, которые помогут ему подняться окончательно. А это стоит, моего покореженного фейса. Наплевать. Когда мои родители погибли в автокатастрофе, бабушка Сережки меня не отдала в детдом. Мы были соседями. Она тогда сказала, что пока она жива, мальчишки в детдом не попадут. Оформила опеку надо мной. Это не смотря на то, что у нее самой был на иждивении внук - Серега. Которого бросила родная мать, дочь бабы Шуры. Вот мы с ним с детства вдвоем выросли. В школе за одной партой с первого по десятый класс просидели. Вместе за девчонками бегали. Вместе в армию ушли, даже в одно подразделение попали. Вместе демобилизовались. Я по спортивной карьере потом пошел. А он в водители дальнобои. Как раз на Светлане женился. Молодую семью нужно было обеспечивать. Я только посмеивался над ним. Давай-давай, паши Папа Карло! Бабушка Шура умерла сразу после Сережкиной и Светиной свадьбы. Будто передала эстафету молодой жене своего внука. Умерла во сне, счастливо улыбаясь. С ее смертью, у нас с Сережкой как будто что-то ушло. Потом мы поняли, ушло окончательно детство, несмотря, на то, что нам было уже по двадцать пять. Мы с ним ровесники. У нас даже День рождения почти вместе, у меня десятого сентября, а у него одиннадцатого. Что давало мне моральное право называть себя старшим.

Так, на сегодня гладиаторщины хватает. Прошел в раздевалку. Туда же прибежал доктор. Бровь была рассечена. Эскулап поставил мне укол местной анестезии и зашил прямо на мне. Посмотрел в зеркало. Мда, эстетики мало, мать ее. Подошел Эдик, мой импресарио.

- Костя, ты красавчеГ!

- Не понял? Это тонкий троллинг?

- Я в том плане, что троих ты сегодня уработал на пять с плюсом. Не хилое бабло срубили.

- Насчет бабла, гони монету.

- Да-да. Вот. - Эдик передал мне пресс иностранных купюр. - Здесь твой гонорар. Костя, тут Валерьян подкатывает. Хочет сделать договорной бой. Обещает не слабые деньги.

- Эдик, я по-моему один раз сказал уже, что в договорняке не участвую. Я не проститутка ложиться под кого-то за деньги, пусть даже и большие. Понятно? Или мне более популярно объяснить?

- Ладно, чего сразу взъелся? Точно «бешеный»! Я все понял.

-  Раз понял, больше не подкатывай мне с этой проституцией. И Валерьяну скажи.

-  Все, замяли. Тут еще вон какое дело, ты Джонса же знаешь?

-  В лицо не знаком, просто слышал. Это его зовут «машина смерти»?

-  Да его. Через две недели он приезжает. Короче, хочет с тобой сойтись на поле. Там уже ставки бешеные делают.

-  Пусть сходиться. Мне наплевать. Машина он или телега.

-  Костя, мне известно, что он многих покалечил, а троих, это как минимум на тот свет отправил.

-  Я понял. Все равно наплевать. Постараюсь этого англосакса самого в инвалидном кресле домой отправить.

-  Значит участвуем?

-  Участвуем. Ладно Эдик, мне пора.

-  Давай! Сереге привет передавай! - Я просто кивнул.

Приехал домой. Наши с Сережкой квартиры, были на одной лестничной площадке. Два дня назад Светлане разрешили забрать из больницы мужа. Я сам его привез. Позвонил к ним в квартиру. Открыла Света.

-  Привет!

-  Привет. Костя, что с тобой? У тебя не лицо, а поле боя.

-  А что ты хочешь сестренка, я не в песочнице играю. Не бери в голову. Бери на грудь. Тем более она у тебя шикарная. В этом плане я завидую Серому!

-  А ты не завидуй! - раздался голос друга из комнаты. Смеясь, зашел к нему. Наклонился, мы обнялись.

-  Костя, есть будешь?

-  Буду. Голодный как стая павианов. Но сначала, вот на возьми. - Протянул ей деньги. Себе взял двести баксов из пачки. Мне этого хватит. А им деньги нужны.

-  Костя! - Проговорила Света, держа в руках доллары.

-  Даже ничего слышать не хочу. Ты мне моего друга на ноги поставь. Вот, что для тебя сейчас главное.

-  Спасибо, Кость. - Проговорил Сережка.

-  Забей!

Светлана накормила меня биточками с картофельным пюре и подливой. Очень вкусно. Заодно обработала мне физиономию. Все можно жить дальше!

Ушел от них около десяти вечера. В соседнюю квартиру, в свою. Лег спать. День прошел, бабло заработал. Светлана купит все, что нужно. Закрыл глаза и уснул.

...Сон резко слетел с меня как шелуха под порывом ветра. Открыл глаза и ничего понять не мог. Где я??? Находился в каком-то странном помещении. Большом помещении. Все отделано розовым мрамором. Сам я лежал на скамье из такого же розового мрамора. В одних трусах! Все правильно, я же спать лег! Что происходит, мать вашу?! Может я сплю? Встал. Ущипнул себя и подскочил на месте потирая на своей заднице место, которое ущипнул. Больно, черт побери! Значит не сплю.

Неожиданно открылись двери, на которые я сначала не обратил внимания. В помещение зашел толстый крендель. Завернутый в простынь. Или это не простынь? А это, как ее... тога, во точно. Так в древнем Риме ходили. Видел в историческом фильме - «Девятый легион», по моему?!

Волосы толстяка были завиты в кудряшки. Сам был какой-то жеманный, губки бантиком. Точно из этих... нетрадиционных.

-  Здравствуйте претендент! - пропищал тонким голосом толстяк. Точно нетрадиционный! Блин, куда я попал?

-  И тебе не хворать! - Сказал и удивился. Этот язык, точно не был мне родным! Что за хрень???

Толстяк оглядел меня и его взгляд стал маслянистым.

-  Слышь, ты чего уставился?

-  У Вас претендент, хорошее сильное тело!

-  Какой к черту претендент? Ты кто? И что это за место?

-  Как кто? Я устроитель отбора! И мы находимся в Транклиниуме!

-  Какой отбор, придурок? Какой на хрен Транкал... Транклоу... короче, что за аквариум?

От слова придурок, толстяк поморщился.

-  Транклиниум - сиятельнейшие чертоги прекраснейшей из богинь Немелинды!

Я выпал в осадок! Богини!!! Бред!

-  А отбор - это богиня выбирает себе жениха и мужа, для своего божественного ложа.

-  Вы тут что, все поголовно ацетон употребляете?

-  Что за ацетон? Божественный нектар?

-  Очень божественный! Как нюхнул, так и ушел в нирвану!

-  Не знаю я такого! А где его добывают?

-  На нефте-химическом комбинате!

Толстый впал в ступор.

-  Ладно толстый, проехали.

-  Куда?

-  Мимо! Короче, где здесь выход? И дай мне сотовый, брякну, такси вызову. Еще бы разобраться с шуткой, кто это меня сюда притащил? Эдик? Я ему глаз вырву. Шутник, Копперфильд недоделанный!

-  Что значит сотовый? Куда брякните и что такое такси?

-  Толстый! - меня начал раздражать весь этот балаган. - А в нос тебе сейчас зарядить? А? Что не знаешь что такое мобила? Ты мне тут не гони лабуду! Клоуны!

Я пошел к дверям, в которые зашел в помещение толстый.

-  Претендент подождите! - Я остановился. Пальцы правой руки сжались в кулак. - Претендент, я должен удостоверится, что Вы есть в списке.

-  В каком списке?

-  В списке претендентов.

-  Палата номер шесть!

-  Ваше имя? - толстый из складок своей тоги вытащил свиток.

-  Константин!

Он посмотрел на меня недоуменно.

-  Странное имя!

-  Тебе что, мое имя не нравиться?

-  Нет. что Вы. Просто я такого имени ни разу не слышал.

-  Бред.

Толстяк проверял записи в свитке. Наконец радостно улыбнулся:

-  Да, Ваше имя есть в списке претендентов!

-  И что? Я не подавал заявки. И мне наплевать на ваш отбор, на ваш аквариум и на вашу богиню. Мне домой нужно! Одеться, умыться, покушать! У меня дел куча.

-  Какие дела?! Участие в отборе, вот самое главное, что может быть! Вы, Константин можете победить и тогда познаете божественную сущность прекраснейшей. Многие славные мужи этого хотят. А насчет одежды, так Вы не беспокойтесь, она вам не нужна. Там все в набедренных повязках. Это что бы богиня сразу оценила тело своего будущего мужа. Некоторые вообще без одежды. Ибо мужское достоинство тоже имеет весьма сильное значение. - Я слушал этого изврата и тихо одуревал. - Странный у Вас элемент одежды! - Это он о моих трусах.

-  Я никогда такого не видел. Но мне нравиться. Единственное, это их укоротить нужно по линии ягодиц и добавить кружева!

У меня уши в трубочку свернулись!

- Ты что сказал, колобок? - Меня подбросило от его слов. Схватил его за горло. Он захрипел, глаза полезли на лоб. - По какой линии ягодиц? Какие, на хрен кружева?!

Он стал синеть. Я отпустил его, колобок грохнулся на задницу. Свиток покатился по полу. Толстяк достал из складок своей простыни какую-то маленькую склянку и сделал из нее глоток. Постепенно его лицо приобрело нормальный цвет. Он отдышался.

- Претендент, Вы могли убить меня! Я не понимаю Вашей агрессии. По линии ягодиц, это там, где они соприкасаются друг с другом. Можно сделать тонкую полосочку, что бы ягодицы были видны. Это так возбуждает. - Он стал быстро отползать, глядя на мое лицо и особенно на мой кулак. - Постойте, претендент. Ваш элемент одежды будет, в этом случае, иметь большой успех. Это не маловажно.

- Слышь, распорядитель! Я не по этой части. У меня с ориентацией все в порядке! Мне женщины нравятся. Понятно?

- Так я об этом и говорю. Божественная и есть женщина. Самая прекрасная во всех известных мирах.

- Что-то я не слышал о некой, как ее?

- Немелинда, претендент!

- Вот именно, Немелинды. Первый раз от тебя услышал. И завязывай с претендентом. Я не подавал заявки для участия в клоунаде! Мне домой пора.

- Извините, претендент, но Вы внесены в списки. Просто так уйти не можете.

- Правда? А если уйду, наплевав на ваш балаган? Что будет?

- Это неуважение божественной. За это мучительная смерть. Вас отдадут дваргам.

- Это что еще за звери?

- Личные монстры богини. И если Вы не познаете ее божественную сущность, то Ваша смерть от них будет ужасна и мучительна.

- Весело! Но, претендентов много, так?

- Так.

- А выиграет только один, так?

- Так.

- А что с остальными?

- Ничего, их всех отпустят. И они с позором и душевной болью вернуться к себе в родные пенаты, что бы через год попробовать опять. Но не многих из них допустят второй раз до отбора.

- Так, стоп. Что значит попробовать на следующий год? Я не понял? У нее что гарем? А куда предыдущий муж девается?

- Как куда? Он познает в течение года божественную сущность прекраснейшей, а потом его поедают дварги.

- Что??? Как это, поедают дварги?

- Так. Но он не мучается. Так как становится частичкой вечности. Это блаженство!

- То есть, мадам банально попользовавшись телом идиота, скармливает его своим зверушкам? И начинает по новой искать себе самца?

- Вы слишком категоричны, претендент.

- Конечно, категоричен! Как-то не улыбается быть извергнутым задницей какого-то там монстра в виде кучки дерьма. Пусть даже и станешь при этом частичкой вечности. Ну вы реальные уроды, извраты. Извини, но мне нужно вызвать такси. А вы тут упражняйтесь дальше. Трындец какой-то.

Я толкнул двери. Сделал шаг и застыл. Передо мной был огромный... как его... во, амфитеатр или Колизей, как правильно?

Трибуны заполнялись народом. Присмотревшись, очень грязно выругался! Тут были и с крылышками, и рогатые и хвостатые. Все в расшитых золотом и еще чем-то тогах. Были и люди. Дамы имели на головах какие-то невероятные прически. В одном месте имелась богатая ложа с установленным троном. Трон пустовал.

- Претендент! - Услышал я голос толстяка. Оглянулся на него. Он улыбнулся. Наверное ему понравился мой ошарашенный вид. - Что у вас на правом плече?

- Татуировка.

- Очень хорошо. Выглядит очень мужественно и пикантно!

- Что значит пикантно?

- Привлекательно для женщин. Это Ваш плюс, претендент. Единственно, Ваше лицо! Кто Вас так изуродовал? На мой взгляд, это минус.

- Слышь, заглохни, на хрен. Имя мое не нравиться, лицо не нравиться, только трусы с татуировкой понравились. Эстет, долбанный! - Я продолжал оглядываться. Твою мать! И как мне отсюда слинять? - Слушай, распорядитель. Может договоримся? Я тебе зелени могу подкинуть. Тысяч десять. Ты как на это смотришь? А ты мне поможешь по тихому слинять отсюда. Тебе хорошо и мне хорошо!

- Зачем мне какую-то зелень подкидывать? Вы очень странный претендент. А, как вы говорите слинять, то есть уйти, я правильно Вас понял? - Я кивнул. - Не получиться. Я же сказал, что Вы внесены в списки. Так что Вам сейчас нужно идти на арену. Видите, там уже собираются претенденты.

Неожиданно стоявший шум и гомон в амфитеатре стих. Около трона появились жуткие твари. Вроде похожи на змей, но с лапками как у многоножки. Их пасти были усеяны острыми зубами. Увидел хвост одной из тварей, там были два жала. Бррр! Мерзость!

- Это дварги, претендент. Вам нужно идти на арену, сейчас появиться прекраснейшая из богинь!

- Что б б... она провалилась.

- Что Вы сказали претендент?

- Ничего. Ладно. Что сейчас будет?

- Первый уровень. Вы должны будете преодолеть полосу препятствий, что бы показать богине, насколько вы ловки и виртуозны. Она любит таких.

- Добро! - Я покажу какой я ловкий. Приду самым последним. Пошел в сопровождении толстяка на арену. Но дойти мы не успели. На трон села богиня, которую приветствовали стоя все, дикими криками восторга и овациями. Она с улыбкой слегка кивнула всему стаду.

Что можно о ней сказать? Да, серьезная лялька. Такую не плохо повалять! Вот только осознание того, что после этого тобой закусят ящерицы-многоножки, как-то отбивало все желание. У нее была идеальная фигура. Ну а что вы хотите, богиня, блин. Длинные платиновые волосы спускались ниже задницы. На бедрах какая-то белая тряпочка, только-только скрывала сокровенное женское место. На груди тоже две тряпочки, практически ничего не скрывавшие, в основном только соски. На обеих руках чуть выше локтя были по одному золотому браслету. На шее висел какой-то медальон. Но самое главное это два больших ослепительно белых крыла. Как у лебедей, с белыми перышками. А вот глаза у нее были почему-то черные. Черный насыщенный блестящий зрачок. Как два антрацита. Они излучали власть, нет не так - ВЛАСТЬ!

Распорядитель семенил впереди меня. Я вышел на арену. Тут уже было несколько десятков, а может сотня недоумков, жаждущих добраться до роскошного тела. Они смотрели на нее восторженно, с вожделением. Я огляделся. Тот еще зоопарк. Вот это я попал в блудняк!

Рядом с богиней, чуть ниже ее ног, встал толстый.

- Претенденты! Сегодня начинается отбор среди вас. Самый достойный, займет место на брачном ложе прекраснейшей из богинь. Он познает ее божественную сущность, что бы потом стать частичкой вечности.

Твари около ног богини облизнулись. Меня покоробило. Но все остальное стадо только радостно взревело.

- Сегодня вы проходите первый уровень. Полоса препятствий. Вы должны показать свою ловкость и виртуозность в преодолении ловушек. Ибо только ловкий, гибкий и быстрый может занять божественное ложе!

И тут на арене появилась полоса препятствий. Увидев ее, я выругался еще более грязно, чем до этого. Там были ямы с горящим пламенем, двигающиеся шипы, качающиеся, словно дьявольские маятники, остро отточенные лезвия огромных топоров и многое другое, отчего по коже побежали мурашки величиной с тушканчиков. Ни хрена себе, развлечения здесь!

- Сейчас вам определят очередность. - продолжал распорядитель. - полосу проходят на время. - Я увидел рядом с ним большие песочные часы. - К тому времени как упадет последняя песчинка, вы должны закончить прохождения полосы. Пойдете группами по пять претендентов. Внимание, я зачитываю. Кого назову, выходят к началу полосы.

- Одну минуту! - Я поднял руку. Во всем амфитеатре наступила тишина. Богиня удивленно на меня посмотрела. Распорядитель испуганно вытирал лоб платком. - Нужно кое-что прояснить, мадам!..

- Мадемуазель!

- Не понял? - я удивленно посмотрел на распорядителя.

- Богиня девушка. Она невинна.

- Ты колобок меня за кого принимаешь? Как девственница? У нее же были мужья до этого, так?

- Да!

- То есть у... короче, у нее было куча мужей и она до сих пор девственница? Ты что куришь, идиот?

- У Сиятельнейшей девственность восстанавливается, когда ее муж становится частичкой вечности.

- То есть, когда очередным придурком закусывают вот эти ящерицы, она опять становится невинной? Жесть! Да тут еще хуже, чем я думал! Не, такой зоопарк нам не нужен!

Мы разговаривали с распорядителем, как будто речь шла не о сидящей тут же на троне богине, а о находящейся за тридевять земель кухарке. До распорядителя это дошло и он стал зеленым от страха.

- Мадемуазель! - Обратился я уже непосредственно к богине. - Тут непонятка произошла. Нужно разобраться! Дело в том, что я не подписывался на всю Вашу богадельню. Поэтому не понимаю, что я здесь делаю? Надо как- то разрулить ситуацию. У меня дома дел по горло. Так что может, вызовите сюда такси или что там у вас и меня отвезут домой, а вы тут и дальше можете танцы с бубнами продолжать!

Вокруг меня моментально образовалось пустое пространство. Все это стадо претендентов смотрело на меня с ужасом и отвращением. Да мне по барабану.

- Итак, мадемуазель, что решаем?

Богиня посмотрела на распорядителя, изогнув вопросительно бровь. Толстый засуетился, мне кажется он даже в штаны наделал, хотя есть ли они, эти штаны у него? Но по ляжкам у него однозначно побежало. Так как тога спереди и сзади намокла.

- Прекраснейшая, - запищал тонко он, - никакой ошибки нет. Его имя в списке претендентов. Вот, зовут... - распорядитель быстро просмотрел список, - Константин. Числится под номером девяносто девять.

Богиня перевела взгляд своих черных глаз на меня. Бровь продолжала быть изогнутой.

- Я не в курсе, кто устроил такую подляну. Но я никого не трогал и спал дома. Доказательство - мои трусы! Я сплю в трусах. А когда не сплю, хожу в штанах. А так же в майке или рубашке и в обуви. Так что, факт на лицо!

- То есть, ты отказываешься? - спросила она. Ее голос был мягкий как лебединый пух. Вот только все кто его услышал побледнели и явно не от радости.

- Одну секунду мада... пардон, мадемуазель! Дело не в том, что я отказываюсь, дело в том, что я не подписывался прыгать через ямы с огнем. Бегать между топорами, для того, что бы запрыгнуть к Вам в постель. Поверьте, мне женщин и своих хватает! - Сказав последнюю фразу, понял, что сморозил конкретную глупость! Так как ее глаза вообще потемнели.

- То есть ты сравнил меня со смертными ничтожествами?

- Почему ничтожествами? Нормальные баб... женщины! Руки, ноги, грудь, задниц... э-э-э, да я вообще не о том! Что у вас у женщин привычка, сразу стрелки переводить на второстепенное?

- То есть ты это считаешь второстепенным, смертный?

- Да ладно! смертный, бессмертный. Лучше такси вызывай, и все дела. И я отваливаю, - я начал сам заводиться. Достала меня эта белобрысая курица, - а ты тут дальше продолжаешь цирк с этими ходячими фалоимитаторами. Ну так как, порешали?

- То есть ты пренебрегаешь мной и моим ложем?

Да что ты будешь делать? Хоть в лоб, хоть по лбу! Зацикленная она что ли, на своей кровати?

- Да ничего я не пренебрегаю. Я даже не в курсе как оно у тебя выглядит. Оно мягкое у тебя хоть?

- Мягкое.

- Плохо!

На лице богини возникло удивление:

- Это почему?

- Ложе должно быть пожестче. Иначе искривление позвоночника может быть. Горбатой станешь!

- Хорошо. Я тебе приготовлю ложе пожестче!

- А кто сказал, что я попаду на него? Тут вон сколько желающих! Копытом бьют, гривой трясут и слюну роняют.

- А ты, значит, не роняешь?

- Нет. У меня с этим все в порядке.

- Какой интересный экземпляр.

Мне не понравилось такое определение моей личности. Словно я какой-то баран или вещь. Но я не стал вдаваться.

- Ну так что, мадемуазель, мы утрясли мой вопрос? Я могу сваливать?

- Мы утрясли его. Ты выйдешь к началу полосы и побежишь вместе со своей пятеркой. И я очень надеюсь, что ты успеешь пробежать ее вовремя, пока песок будет пересыпаться из одной колбы в другую. Все. встал на свое место.

Две ящерицы мгновенно оказались передо мной. Посмотрел в глаза богини. Она усмехнулась. Вот с... Ладно. Еще не вечер.

Оглядел своих коллег по несчастью. Кого тут только не было и с крыльями и с копытами и... так стоп! Крылья? Копыта?! А это очень интересно! Я усмехнулся. Почувствовал, что на меня кто-то смотрит. Ага, точно смотрит, извращенка! Глянул ей в глаза и нагло ухмыльнулся, демонстративно поглядев на ее грудь и на то, что у нее между ног. Хотя там все скрывала белая тряпка, но она все поняла. Ее взгляд стал более заинтересованный и она еще чуть больше раздвинула ноги. Вот, зараза! Такую не смутишь. Я сделал несколько движений бедрами, это когда танцуют «ламбаду»! Она еще больше улыбнулась и склонила голову чуть на бок. Что, стерва, понравилось? Потом накрыл свое хозяйство ладонью и подергал тазом, как Майкл Джексон в одной своей песне. Ее глаза расширились, а взгляд стал еще более заинтересованным. Продолжая лыбиться, ладонью левой руки ударил себе по сгибу правой руки, одновременно сжав пальцы этой руки в кулак. Универсальный жест. Надеюсь, она поняла. Хотя нет, не поняла. Кивнула мне. Чего киваешь, кукла?

Тем временем толстый распорядитель называл имена и претенденты разбивались на пятерки. Так как у меня номер был шестнадцатый, пардон девяносто девятый, то я входил в последнюю пятерку. Это хорошо! Я ждал. Толстяк объявил о начале первого уровня! Пять имбецилов, горя жадными очами приготовились бежать по бревну, перекинутому через яму, на дне которой были серьезные шипы. Как-то просто! Такого не может быть. Казалось, что сложного пробежать по бревну? Не, подляна должна быть. Но какая? И как только толстяк перевернул весы, что бы скомандовать «старт», я поднял руку:

- Пардон мадемуазель! - Я опять попал в фокус внимания всей тусовки. Богиня недовольно поморщилась:

- Что еще?

- Нечестно!

- Что значит, нечестно?

- Тут у некоторых имеются крылышки. Это нечестно. Их бы подрезать или еще что сделать, что бы они махать ими не смогли. - Я улыбался ей в ее прелестное личико. Посмотрел на толстого: - Часы выключи.

- Что? - не понял распорядитель.

- Часы выключи, колобок. Состязания еще не начались, а стрелки тикают.

- Какие стрелки?

- Часы назад переверни, кретин!

Толстый, наконец, врубился и перевернул часы в исходную позицию.

- Чем тебе помешали крылья? - богиня по ходу начала злиться, так как мой тонкий намек на толстые обстоятельства был для нее очевиден. Ведь у нее было два роскошных крыла. Но предъявить мне она ничего не могла, так как среди стада претендентов были крылатые.

- Наипрекраснейшая! - сказал таким сладким тоном и с такой интонацией, что ее немного покоробило. - Вот побегут они по бревнышку, а оно возьми и крутанись или еще какая подляна, так они просто крылышками помашут, едва касаясь пальцами нижних конечностей бревна и... - посмотрел на претендентов, - не упадут, а всего лишь зависнут в воздухе. У меня же, например, или вот у этого с копытами, такого девайса нет и придется нам нырнуть на шипы. А это нечестно!

Богиня недоуменно посмотрела сначала на меня, потом на распорядителя. Все кто не имел крыльев зло посмотрели на пернатых. Вот это да!!! Да тут одни лохи собрались.

- Мадемуазель! Осмелюсь предположить, что в вашу э-э-э, «БОЖЕСТВЕННУЮ» - она нахмурилась, - постель попадали, наверное, исключительно обладатели крылышек, я угадал?

- Нет. не всегда.

- Но в основном, так? Вижу так! Если Вы уж так любите крылатое племя, хотя ничего удивительного здесь нет, так как Вы сами немного, э-э-э пернатая пташка, то зачем весь этот цирк с не крылатыми? Устройте своим любимцам полеты на виражах, а я могу поработать зенитчиком. Есть прекрасные девайсы в этом случае, например ЗУ-23-2. Великолепная вещь - сдвоенная зенитная установка, из двух автоматических пушек калибра двадцать три миллиметра. Или, например. ЗПУ-2 или ЗПУ-4. То есть зенитно-пулеметная установка. В первом случае из двух крупнокалиберных пулеметов калибра четырнадцать с половиной миллиметров, во втором случае из четырех таких пулеметов. Поверьте, Вы бы получили незабываемые ощущения от открывшейся панорамы! Летящий птичий пух, предсмертные вопли, море крови и гора костей! Жесть! Намного лучше какой-то там банальной полосы препятствий.

Смотрел на ее удивленное лицо. Эта крылатая барби, не поняла о каких зенитках я говорю. Представил это шоу и себя на сиденье за управлением зенитной установки. Рассмеялся. Да, это было бы не плохо. Раздался какой- то вопль, в воздух полетели чьи-то перья. Похоже, пернатых начали колотить в толпе претендентов.

- Всем тишина! - завопил распорядитель! Все замерли. Барби странно на меня смотрела. Мне это не совсем понравилось.

- Хорошо. Ты прав, смертный. Все, кто среди претендентов имеют крылья, не смогут ими воспользоваться, даже взмахнуть. Ты удовлетворен?

- Конечно, «НАИМУДРЕЙШАЯ»! - Крылышки ее носа затрепетали от злости.

Так, продолжаем балаган! Вижу киска, тебе понравилось! Поиграл бровями, глядя на нее. Высунул язык и затрепетал им. Ее глаза совсем нехорошо расширились, толстый уронил свиток. Рядом со мной стоял рогач с копытами. Серьезный такой самец. Брутальный! Ноги козлиные, шерстью поросли, зато торс впечатляющий, как и хозяйство! Кого-то он мне напоминал?.. Вспомнил! В картинках про древний Рим или Грецию видел, как их звали то?.. С ними еще нимфы сексом занимались... Пан! Точно, ПАН. Мелкий божок Пан. Скакал козлом, играл на дудке и оприходовал лесных нимф и зазевавшихся девушек, особенно, когда они наклонялись, воды набрать из ручья в кувшин. Веселый парень! Только вот здесь он не очень веселый. Смотрит на меня, брови хмурит. Что, козленочек смотришь? Поиграл языком ему. Он отшатнулся.

- Проблемы, мохнатый?

- Ты не выиграешь! - промычал он. Ловите меня семеро, он что думает, что огорчил меня? Вот кретин, да я и не собираюсь выигрывать.

- А ты выиграешь?

- Да!

- Уверен?

- Уверен, она моя!

- Кто? - я разыгрывал недоумка.

- Богиня! Я уже третий раз здесь. И на этот раз я выиграю.

Боже мой, какой кошмар! Ему два раза повезло, нет, прется третий раз.

- Прикинь, братан, а если тебе и в третий раз не повезет? Например, яйца себе отдавишь бревном?

- Повезет! А тебе лучше сразу сдаться!

- Да я бы рад. да только, здесь такой юмор не катит ни разу. Меня уже предупредили.

Козлоногий посмотрел на меня непонимающе.

- То есть ты не хочешь участвовать?

- Конечно! Оно мне надо?

- Но богиня?

- И что, что богиня? Пусть даже и смазливая на личико и все остальное.

- Да, богиня самая прекрасная женщина, недаром она богиня красоты и смерти.

Я поперхнулся.

- Что? Какой еще смерти?

- Как какой? Самой настоящей!

- Меня никто не предупреждал, что эта лялька еще и смертью заведует.

Посмотрел на нее еще раз. Вот это попадос! Может не нужно было ей показывать рукой знак полового органа? Богиня что-то сказала толстяку, при этом глядела на меня очень не хорошо. Как на кусок мяса.

- Внимание, претенденты! - заверещал распорядитель. - По воле божественнейшей, первыми начнут не те, кто стоит в начале списка претендентов, а те кто в конце! - Раздались горестные вопли. Мне тоже это не понравилось. Но по другой причине, чем остальным озабоченным. Если они хотели как можно быстрее доказать девочке, свою любовь и жгучее желание познать ее божественность, то мне наоборот, нужно было как можно дольше и дальше держаться от полосы. Зато трилобиты, из моей пятерки радостно взвыли. Особенно козлоногий. Стоял молча и сокрушенно качал головой, глядя на весь этот зверинец. Твою бога душу, да я лучше бы весь день в нелегальных боях провел.

- Ты, я смотрю и вправду не рад! - Заявил козлоногий, глядя на меня.

- Ну, почему, очень рад! Что не видишь, у меня от радости даже яйца квадратные стали?! И сам на ушах стою.

Он заинтересованно посмотрел на мои трусы.

- Я не вижу, что бы они у тебя квадратные стали. Что это за тряпка на тебе? Покажи.

- Что показать?

- Яйца квадратные!

Тут уже у меня глаза чуть не выскочили из-за бровей. Мда, с чувством юмора здесь конкретная напряженка!

- Не, не покажу.

- Почему?

- Я стесняюсь!

- Это хорошо! - На полном серьезе сказала мохноногий. - Тогда она тебя точно не выберет! - И отвалил с довольной рожей.

Распорядитель скомандовал приготовиться. Перевернул часы и крикнул, что отсчет начался. Мои олени рванули очень борзо. Первым на бревно заскочил «козленок»-пан. Я спокойно наблюдал. Должна сработать подляна. Был уверен на все сто! И точно. Казалось сухое бревно, по которому любо дорого бежать, особенно копытами. Вдруг намокло и как я понял стало склизким. Соответственно копыта моего собеседника разъехались в разные стороны. Он с размаху сел на бревно. Ууу-еее! Блииин! У меня даже скулы свело. Руки непроизвольно метнулись к собственному хозяйству, а колени сошлись вместе. Я даже физически, казалось мне, почувствовал то, что ощутил козлоногий дудочник. Он вытянул ноги, свесив их по обе стороны бревна и взвыл чудовищным воплем. Его глаза выскочили из орбит.

- Сочувствую тебе, братан! - крикнул я, стараясь поддержать его. Не знаю услышал ли он меня, так как продолжая орать сделал вокруг бревна колесо и рухнул вниз, прямо на торчащие шипы. Писец, подкрался незаметно! Парнише дважды не повезло, первый раз когда отбил себе причиндалы о бревно, второй раз, когда не успел уцепиться и накололся на шипы. Глянул на богиню. Она смотрела сверху кровожадно на разворачивающееся действо. А когда претендент рухнул в яму, ее глаза торжествующе блеснули. Вот стерва! Она глянула на меня. Облизнулась. Мотнула головой, как бы показывая, давай, вперед!

Подошел спокойно к бревну. К этому времени, еще один оказался в яме наколотый на шипы. Причем крылатый. А вот двое уже перебрались. Молодцы! Самое, что интересное, бревно опять было сухим. Я не побежал, я спокойно пошел. Почему? Не знаю. А чего бежать? Мокрым оно стало, когда пан добежал до середины. Значит раньше, скорее всего, подляна не сработает. Дошел до середины. Остановился. Посмотрел на белобрысую. Усмехнулся и осторожно пошел дальше. Осторожно и не торопясь. Удивительно, но бревно так и осталось сухим. В Колизее стояла тишина. Глянул на богиню. Сидела спокойно. Ни каких эмоций. Демонстративно почесал себе зад и пошел к следующему аттракциону.

Здесь было покруче! Мостик из двух досок, без перил через яму, где горел огонь и с разной амплитудой качания, над мостиком, на расстоянии десяти сантиметров от поверхности досок, проносились отточенные лезвия огромных топоров. Мало того, что тебя порубят в капусту, так еще и поджаришься гарантированно! Первым рванул полуволк - получеловек. Хорошо проскочил первый топор, потом второй, на третьем услышали хлюп и дикий рев уже из ямы! Вторым пошел парниша, с виду человек. Вот только глаза у него были с вертикальным зрачком и два клыка во рту. А так ничего брутальный мачо. Мускулатура, все дела. Грива ниже плеч. Такие нравятся.

- Богиня, любовь моя, я дарю тебе свою жизнь! - Заголосил этот мутант и рванул по мостику. Его сшибло, разрубив вторым топором. Печально, я остался без пушечного мяса. Придется идти. И зачем они все бежали? Не понимаю. Тут ведь есть определенный ритм, амплитуда. Дождись, когда топор пролетит, делай шаг. Остановился, пролетела железяка перед носом, следующий шаг. Одним словом, вновь не торопясь прошел аттракцион. Когда ступил на другую сторону, богиня сидела, смотрела на меня и не выражала ни каких эмоций. Что, обломилась с кровавым зрелищем?

Потом было еще два аттракциона, но я их прошел. Все дело в том, что там нужна была не ловкость или быстрота, а мозги. По сути, я не спешил и спокойно проходил аттракционы. Единственно, где понадобилась ловкость, это прыжки на перекладинах. Три перекладины были одинаковыми по высоте, Стояли на одинаковом друг от друга расстоянии. Между ними было еще две, но они были выше, чем три первых. Для того, чтобы запрыгнуть на первую высокую перекладину, нужно было сделать подъем-переворот на предыдущей более низкой перекладине. Встать на нее ногами, оттолкнуться и постараться допрыгнуть. Да, внизу как обычно были острые шипы. К тому же сами перекладины были скользкими. Вот здесь пришлось попрыгать. На последней перекладине чуть не сорвался. Когда посмотрел на богиню, стоя уже на арене. Увидел ее разочарование. Какая кровожадная. К финишу, нас добралось меньше половины от изначального количества. Козлоногого было жаль. Смешной малый был.

Распорядитель заявил, что первый уровень пройден. Нас отвели в комнаты. Тех кто остался живым, конечно же.

второй уровень

Кормили нас хорошо. Грех жаловаться. Мясо. рыба, овощи, фрукты, вино! Вот только дичи не было! Я это заметил. Прекраснейшая из богинь навестила нас утром следующего дня. Мои собратья по несчастью, это я так считал, они же все придерживались иного мнения, были в благоговейном восторге. Смотрели на нее и слюнями пол пачкали. Нам как раз подали завтрак. Конечно, все кто был со мной в этом зале, около двадцати особей, вскочили и о трапезе моментально забыли. Мне было глубоко наплевать на них и на «божественную». Как говорится война войной, а обед по расписанию. Сидел с наслаждением поглощал хороший кусок мяса. Между прочим, отлично приготовленный. Со специями и соусами. Набуровил себе целый кубок вина, ел, причмокивал и все это запивал очень хорошим вином. Не забывая закидывать в топку еще и зелени. Богиня не обращала внимания на своих озабоченных воздыхателей. Смотрела на меня. И чего смотрит? Думает, мне аппетит испортит? Зря старается. Ибо поесть вкусно я люблю, особенно на халяву. А на халяву, как говорят, и уксус сладкий и ацетон пить можно! Она продолжала на меня пристально смотреть. Мне это, наконец, надоело.

- Что-то не так, «БОЖЕСТВЕННАЯ»?

- Ты не очень-то почтителен с богиней!

- А богиня разве не видит, что я КУШАЮ? - Последнее слово протянул счастливым и писклявым голосом. Тут же продолжил. - А когда я ем, я глух и нем! И еще слеп! Ничего кроме как пожрать не вижу. Так что, мадемуазель, Вам придется обождать.

Ее глаза сверкнули яростью, но она тут же взяла себя в руки. Молодец цыпочка! Я одобрительно кивнул ей и продолжил поглощать мясо. Она стояла около противоположного от меня конца стола. Наколов на двузубую вилку очередной кусок мяса, глянул в соусницу, там было пусто.

- Дорогуша, подай, пожалуйста, если тебе не трудно, плиз. мадемуазель, от души, вон ту соусницу. Очень вкусный соус, респект тебе. Умеешь готовить. Это для тебя плюс.

Ее глаза округлились! Первые мгновения она даже не знала, что мне ответить.

- Что, по этикету не положено? Ладно, мы люди не гордые. Эй, рыжий, соусницу принеси. А то у меня мясо сохнет. Чего стоишь, зеньки брутальные выкатил? Да-да, к тебе обращаюсь. Или ты тоже бог? Серьезно? Я смотрю вас здесь как тараканов в бомжатнике. Куда не плюнь, везде одни боги. Куда бедному крестьянину податься? Ладно, сам принесу. Чай не хрустальный. - Встал, подошел к богине, вернее, к стоящей рядом соуснице. Обмакнул в нее мясо. Откусил, тщательно прожевал, проглотил.

- Слушай богиня, что хотел спросить у тебя, вот все есть на столе и мясо и рыба и зелень, одним словом от души. Нет только одного. - Она, еле сдерживая ярость, смотрела на меня, но пока молчала. - Дичи нет! Почему? Я люблю диетическое мясо, особенно хорошо приготовленное. Или у вас тут какие-то заморочки по этому делу?

-  Опять откусил. Похоже, достал девушку. Она ударила меня по руке, в которой была вилка. Столовый прибор вылетел из руки и, пролетев через стол, зазвенел по камням пола. Хорошо, успел кусок мяса с вилки стащить зубами в последний момент. Она пыхтела от злости и даже не находила нужных слов. А еще богиня!!! Достал я ее конкретно!!!

-  А чего нервная такая? Мужчины давно не было? Так не вопрос! На фига все эти танцы с бубнами, давай я тебя прямо здесь сейчас оприходую? Поверь, тебе понравиться! Может, добрее станешь? - Сказав это, я моментально заработал... пощечину! Я ожидал чего угодно, вплоть до натравливания на меня ящериц, но только не этого!

-  Ничтожество! Грязный скот! - Прошипела она, метая электрические заряды из глаз. Я даже отодвинулся от нее на всякий случай. Не люблю, когда меня током бьет. - Ты сегодня за это поплатишься! - И резко развернувшись, пошла на выход.

-  Насчет скота, это не ко мне! - потирая удивленно щеку, крикнул я ей вслед. - Скотов тут предостаточно у тебя с рогами и копытами. И я не грязный, вчера ванну принимал!

Она чуть замедлила шаг, но потом ускорилась не оглядываясь и покинула помещение. Увидел распорядителя. Тот стоял и округлившимися глазами от ужаса смотрел на меня.

-  Колобок! Что это она так? Ничтожество, скот, да еще и дерется? Я что такого сказал?

-  Э-э-э, претендент. Божественная - невинная девушка, а Вы предложили ей плотскую любовь прямо за трапезным столом!

Я как раз пытался проглотить очередной кусок мяса. Подавился и закашлял. Наконец сумел выплюнуть застрявший кусок. Глотнул вина. От возмущения, сначала даже подобрать тираду на нецензурном наречии не смог.

- Толстый ты меня достал! Ты нарочно надо мной издеваешься? Какая на хрен невинность?! Там невинности с рождения не наблюдается. Сколько она уже мужей переимела, а потом скормила своим зверушкам?

- Это к делу не относится.

- А к чему относится? К телу? Я посмотрел ей между ног, так она их только шире раздвинула. Это что невинность?

- Вы не понимаете, претендент. Я удивлен, откуда вы взялись? То, что она Вам показала, это своего рода брачная игра. Ее движения, которыми она хочет показать свою привлекательность.

Я уже не понимал, что происходит? Он серьезно говорит или это лично мой стеб?

- Хорошо. Брачные игры? Как у животных? Ладно. Но тогда объясни мне, недоумку, среди этого стада озабоченных, больше половины ходят и трясут своими причиндалами. И заметь, никого из них она не обозвала ничтожеством и грязным скотом! И как это вяжется с невинностью?

- Я же сказал, претендент, это тоже элемент брачной игры, только со стороны претендентов на место ее мужа. Кстати, Константин, мне сделали такой же элемент одежды, как и у вас. Только доработали. Посмотрите как пикантно смотрится.

Толстый задрал свою тогу, демонстрируя то, что можно с натяжкой назвать трусами. Скорее это были стринги, только немного странные. Тонкая полоска утопла в пухлых ягодицах распорядителя, но наружу остались торчать кружева.

Я закрыл ладонью лоб и глаза. Мама, роди меня обратно! Господи, пожалуйста, помоги мне выбраться отсюда! Обещаю тебе, что даже под угрозой расстрела я никому не сознаюсь, где я был. что видел и в чем участвовал. Ибо тогда ни один нормальный мужик мне не подаст руки. Но если я думал, что это весь кошмар, я ошибся.

Трилобиты столпились вокруг него и восторженно охали. Колобок был счастлив.

- Константин. Вы не представляете себе, какой популярностью ваши «ТРУСЫ» с моей доработкой стали уже пользоваться огромным успехом. Их стали одевать даже женщины! Я взял на себя смелость дать им название - «Константино»!

Твою мать, от шока я завалился назад. Грохнувшись на спину, только и сумел взвыть по волчьи.

Я убью тебя лодочник. Так вроде поется в одной песне. Колобок, я тебя, засранец удавлю - хотел крикнуть я, как тот же распорядитель, опустив свою тогу заблеял:

- Претенденты, на арену! Сегодня у вас экзамен на сообразительность и находчивость. То, что божественная очень ценит. Вас ждет ЛАБИРИНТ! - Гуманоиды радостно завопели. Начав друг перед другом показывать свои бицепсы. Мля, причем здесь бицепсы и сообразительность с находчивостью, я не понимал. Может это я ненормальный?!

Все потянулись к выходу. Встал, взял еще кусок мяса, черт, даже поесть нормально не дают. То ненормальная богиня по щекам хлещет, то этот... нетрадиционный со своими стрингами от «Константино», тьфу, зараза! Вышел к арене. Ничего себе!!! Пол арены сместился ниже, чем был вчера, причем значительно. И высились стены лабиринта. Богиня сидела на своей табуретке, пардон, на троне. Около ее ног сидели милые зверушки! Смотрит на меня. Доев быстро кусок мяса, вытер руки о тогу какого-то имбецила, стоявшего ко мне спиной и взирающего на богиню. Он даже не заметил, так как был счастлив, думая, что «наипрекраснейшая» смотрит на него. В реале она пялилась на меня. Повесил на свою физиономию радостную улыбку. Помахал рукой. Она никак не отреагировала. Не хочешь, не нужно! Улыбнулся зверушкам. С этими ящерицами-многоножками нужно что-то делать! Мне бы кусок арматуры или металлическую трубу. Но ведь здесь нет ничего подобного!

На арену пришлось спускаться по мраморной лестнице. Претенденты уже все находились там, стоя перед входом в лабиринт. Богине и тем, кто сидел на скамьях Колизея, сверху все было видно. Как тараканов под стеклом будут рассматривать нас. Вот мне интересно, она сказала, что я сегодня поплачусь! Это как? Заблужусь в лабиринте? Не. не катит. Слишком долго ждать, пока я окочурюсь. Тогда что может быть? Где зарыта подляна? Поглядел на стены лабиринта. Больше трех с половиной метров в высоту, но меньше четырех. Мда. Высоковато! Посмотрел на озабоченных. Приметил там среди них одного буйвола, вернее циклопа одноглазого. Я сам почти сто восемьдесят сантиметров, а этот был меня на полторы головы выше. Хорошая подставка получиться. Переместился поближе к нему. Трилобиты ждали отмашку, что бы ломануться в лабиринт. Я постучал буйволу пальцами по спине. Он повернулся. Колоритный бодигард.

- Слышь, братан. Ты сразу не ломись в этот чертов лабиринт. Будь умнее.

- Но тогда я могу отстать и кто-то придет первым.

- Да наплевать. Главное, что ты дойдешь. Тем более, впереди еще два экзамена. Главное победить в последнем.

- Ты не прав, нужно все равно прибежать первым!

Блин. Тяжело в деревне без нагана! Ладно, зайдем с другой стороны.

- Хорошо, братан. Хочешь я помогу тебе прибежать первым?

- Это как? - Он смотрел на меня не понимающе.

- Когда дадут старт, ты поможешь мне залезть на стену. Я с верху посмотрю и скажу тебе самый короткий путь.

- А ты что. сам не хочешь первым прийти?

- Нет. Я вообще, хочу самым последним.

- Честно?

- Отвечаю! Честное пионерское. Зуб даю.

- Чей зуб?

- Да вот того пернатого. Ну так что? По рукам?

- Договорились.

Отлично. Уломал балбеса! Когда толстый перевернул часы и крикнул, что этап начат, все дикое стадо ломанулось в лабиринт. Мы же с одноглазым подошли к стене. Он присел, я забрался ему на плечи. Он выпрямился. Я подпрыгнул и уцепился за край стены. Подтянулся и вот я уже на стене.

- Слышь, красавчик, - это я циклопу, - забегаешь в лабиринт и все время держись правее.

Он кивнул мне и ломанулся. Только почему-то начал забирать левее. Может по привычке? Привык от своей циклопихи или кто там у него, налево ходить! Ну, ладно, все это ерунда по сравнению с мировой революцией! Посмотрел снизу вверх на богиню. Та смотрела на меня выпученными глазами. Я ей помахал ручкой. Что мадемуазель, обломилась? Ящерицы встали на свои задние лапки, а передние, несколько пар сложили у себя на брюхе. Смотрели на меня заинтересованно. Одна даже облизнулась. Где же все таки металлическую трубу взять, что бы хорошо в руку ложилась?

Шел по верху стены, перепрыгивал на другую, в наиболее узких местах. Оба-на! А что это такое? В одном из тупиков увидел разорванного в клочья пернатого. Одного из тех у кого крылышки. Его буквально разорвало выскочившими из стены острыми штырями. Плюс такие же выдвинулись из пола. Это что получается? Попадаешь в тупик и все, клеишь ласты! Весело! Еще раз посмотрел на богиню. Она уже адекватно на меня смотрела. Даже чуть усмехнулась. Ну ты и су... Осклабился ей в ответ. Поводил бедрами и показал определенные движения, означающие половой акт! Она откинулась на свой стульчик, поджав губы. Пока шел к концу лабиринта насчитал с десяток трупов в тупиках. Наконец выход. Повиснул, уцепившись за край стены и спрыгнул. Удивительно, но пара десятков с половиной озабоченных все же смогла прорваться сквозь лабиринт. И мой циклоп был здесь. Он стоял довольный.

- Я пришел первым! - Радостно сообщил он.

- Я рад за тебя! - Вот и говори потом, что ходить от своей половинки налево это не хорошо!

Появился колобок. Причем без своей тоги, зато в стрингах от «Константино». Кошмар какой. Постарался держаться от него подальше.

-  Претенденты! - завопил он. - Прекраснейшая из богинь, решила не откладывать на завтра прохождение третьего уровня. Вы пройдете его сегодня!

Озабоченное стадо радостного заорало. Пол арены поднялся до нормального уровня, а стены лабиринта наоборот задвинулись вниз.

-  Что значит сегодня? - встрял я. - Что это за хрень? А когда обед?

-  Претендент Константин, разве вы не горите желанием как можно быстрее одержать победу и припасть к божественным устам? - с удивлением спросил полуголый колобок.

-  Нет. не горю. Я поесть хочу! Проголодался! Как говорится война - войной, а обед по расписанию. Так что толстый будь добр организуй хавчик по быстрому!

Распорядитель посмотрел на богиню. Она кивнула.

-  Хорошо! - проблеял он. - Тогда прохождение третьего уровня откладывается на вторую половину дня.

Толпа претендентов недовольно взвыла. На меня смотрели как на врага народа! Сейчас, похоже, бить будут! Возможно ногами! А у некоторых вообще копыта!

-  Чего взвыли придурки? Вам может и наплевать, но я на голодный желудок участвовать в ваших шоу не собираюсь. - На трибунах народ свистел осуждающе. Показал им всем фак! - Отвалите уроды! Сами то, смотрю, жрете в три горла. Только чипсов не хватает!

Слава богу, обошлось без драки. Нас отвели в зал, не тот в котором мы завтракали, в другой. Стол был просто объедение. Кстати, появилась дичь. Я не понял только курятина или еще какое пернатое завалили. Но наплевать. Сидел с наслаждением насыщался. Аборигены сидели унылые и еле-еле ковырялись в еде.

В зал зашла «Божественная из божественных» Все соскочили, радостно пожирая ее прелести глазами. Естественно не соскочил только я один. Как раз хлебал какой-то суп. Что за суп, понять не мог, но он был очень вкусный. Опять она на воздыхателей ноль внимания, смотрит на меня. Доел суп. Кусочком лепешки вытер остатки на тарелке. Лепешку тоже съел. Посмотрел на богиню. И чего она сюда бегает? На арене на меня не насмотрелась?

-  Наиславнейшая! - Воскликнул я. - Очень вкусный суп. Хвалю. Ты хорошая хозяйка. Респект тебе! - надо ее потроллить. Что бы побыстрее меня выкинула отсюда в мой мир.

-  Это не я готовила. Ты должен это понимать.

-  Всем кому должен, я уже простил. Это плохо, что не ты готовила. Думал, может замуж тебя взять? Так хоть питался бы вкусно. А теперь, даже не и знаю.

Озабоченные были в шоке. Сама богиня молча рассматривала меня. Потом спросила:

-  А что так? Не нравлюсь?

-  При чем здесь, нравишься - не нравишься? Какая из тебя жена? Готовить не умеешь, убраться в квартире тоже, это как пить дай. Можешь только на своей табуретке сидеть.

-  На какой табуретке?

-  Ну этот как его, а трон. А мне зачем жена, которая только на стуле сидеть может.

-  А как же любовь?

-  Секс что ли? Я тебя умоляю! Что бы заниматься сексом, не обязательно жениться. Поверь, я знаю что говорю. Можно и без штемпеля в паспорте спокойно акробатикой в постели с дамой заниматься. Вот и посмотри, зачем мне жена, да еще такая как ты! Да и дорого ты мне обходиться будешь, сто пудово. а я, извини, не сын нефтяного магната. Так, что бы еще скушать?

-  Хватит жрать! Обед закончен. На арену! - крикнула зло богиня и пошла на выход.

-  Толстый! - Я обратился ошивающемуся тут же распорядителю. - Чего она сейчас психует?

Богиня все слышала. Даже остановилась и повернулась ко мне. Я демонстративно на нее не смотрел, смотрел на колобка, но краем глаза следил за ней.

-  Вроде бы ее не обзывал, не оскорблял. Может она реально секса хочет? Так сказала бы прямо об этом. Я бы не отказал ей в этой малости!

Краем глаза продолжал за ней наблюдать. Она кивнула чему-то своему и вышла.

-  Кстати, а что в третьем уровне? Опять уворачиваться от топоров и всякой прочей мути?

-  Нет. Сейчас будет поэтический тур. Прекраснейшая любит поэзию.

-  Серьезно? И что делать, толстый?

-  Вы о чем претендент?

-  Как о чем? Я не Пушкин в конце концов! Стихи сочинять не умею.

-  Это плохо претендент!

-  Поясни?

-  Если вы вообще ничего не расскажите, это будет считаться оскорблением богини и вас скормят...

-  Милым зверюшкам? Я понял.

Вот это засада! Так вспоминаем в темпе... Села муха на варенье, вот и все стихотворенье! Я думаю, она не оценит такого шедевра! Так, где же все таки взять металлическую трубу?

-  Колобок, слушай, а ты металлическую трубу или арматурину мне достать сможешь?

-  Зачем?

-  Да, понимаешь, какая штука. Я когда что-то из этого в руках держу, из меня поэзия просто прет как сумасшедшая.

-  Правда?

-  Клянусь твоими трусами!

-  Я посмотрю, что можно сделать.

-  Посмотри. Я буду тебе очень благодарен

третий уровень

Вышел вслед за всеми на арену. С собой захватил куриную ногу и бокал с вином. Толстый, увидев меня, подскочил на месте.

-  Претендент Константин. На арену нельзя выходить с едой и вином.

Весь Колизей уставился на меня. Откусил от ноги кусок, прожевал и запил вином.

-  Это кто такую хрень придумал?

-  Это правила!

-  Подожди. Насколько я понял, у нас тут организуется поэтический вечер. Так?

-  Так, претендент!

-  А какой же поэтический вечер без вина и закуси? Ты меня пугаешь!

-  Претендент Константино!

В стороны полетели брызги вина, это я выплюнул очередной глоток из кубка.

-  Не понял?

-  Извините! Претендент Константин! На арене разрешены только платочки.

Я тупо смотрел на распорядителя. Какие еще платочки? Он что, издевается? Отхлебнул из кубка.

-  Какие еще к чертям собачьим платочки?

-  Обыкновенные. У кого шелковые, у кого батистовые, у кого из хлопчатой ткани.

Я огляделся. Точно, озабоченные все стояли с платочками. Что за фигня? Откуда они их взяли? На некоторых даже трусов, пардон, набедренных повязок не было. Опять отхлебнул из кубка, отгрыз кусок от куриной ноги.

-  И что делать? У меня кроме трусов нет больше ничего. А зачем они?

-  Если Вы, например, растрогаетесь от избытка чувств, во время декларирования стихов.

-  Правда что ли?

-  Да, такое бывает.

- Жесть!

Я начал хохотать. Выронил куриную ногу, потом кубок. Смотрел на толстого и не мог остановиться. Согнулся от смеха. Понял, что у меня началась истерика! Блиииин! Я не могу с этого цирка. Пусть меня ящерицы сожрут. Где моя труба, кстати? Наконец сумел взять себя в руки.

-  У меня нет платочка! - распорядитель протянул мне белый кусочек материи. С какими-то вышитыми сердечками. Хорошо, что меня Сережка не видит!

Трилобиты стали выходить по одному и читать какие-то стихи. Конечно же про любовь. Оглядывался, на самом деле некоторых пробивало на слезы. Палата номер шесть! Когда очередной брутальный павиан с клыками, похож был на вампира. Дракула недоделанный, рассказывал о неземной любви, я по тихому подвалил к толстому.

-  Ну, так что насчет трубы или арматурины?

-  Сейчас должны принести.

-  Давай быстрее. А то, как я стихи буду рассказывать?

-  Не волнуйтесь, претендент Константин!

-  Твои б слова, да богу в уши.

-  Вы имели ввиду богиню?

-  И ее тоже, мать вашу.

-  Она не наша мать, она прекраснейшая из богинь.

-  Я это уже слышал.

Рассказывать стихи вышел циклоп. Во, нормальный парень. Нужно его поддержать.

Во мне горит безумная любовь И впредь не погасить мне это пламя И повторять могу я это вновь и вновь От сентября до середины мая

Любимая, ты Ангел мой небесный

Так сильно больше не смогу я полюбить

И чтобы не случилось в этой жизни грешной,

Я не смогу тебя, котёнок мой, забыть

Малышка, этот стихтебе послание Пусть греет сердце он твоё всегда И в долгие моменты расставанья Напоминал он обо мне хоть иногда.

Я даже удивился, циклоп, а про любовь говорит - малышка, котенок! Куда деваться!!!

Когда он замолчал. Над ареной раздался всхлип.

-  Сцука... до слез! - я успел побрызгать себе на физиономию воды из небольшого фонтанчика, рядом с ареной. Подошел к циклопу всхлипывая и вытирая слезы платочком с вышитыми сердечками. Обнял его. Уткнулся ему в грудь, даже зарыдал. Ну, по крайней мере, попытался изобразить рыдания. - Братан, от души! Котенок... ангел небесный... малышка. Я не могу... Это же уму непостижимо! Все, брат. Ты победил. Я уверен, что барби на стуле уже твоя. Сегодня же ты окажешься у нее в постели. А мы все остальные реально проиграли. Придется нам уходить с болью в сердце и с позором домой! Обещаю, что дома на диване, я буду очень горевать. Но ты выиграл в честной борьбе.

-  Претендент Константин!

-  Что такое, колобок?

-  Не Вы определяете кто победил. Определяет прекраснейшая из богинь.

-  Я думаю, что наиславнейшая, наибожественнейшая и наипрекраснейшая поддержит меня и возьмет к себе в мужья этого достойного представителя одноглазого племени! А нам остальным останется только уныло убраться по домам, где всю оставшуюся жизнь предаваться горестям и рыданиям.

-  Есть еще претенденты, которые не читали свои стихи!

-  Уверен, что там один сплошной отстой!

-  Это не Вам, Константин, решать.

-  Хорошо, давайте послушаем!

Мы с циклопом отошли.

-  Спокойно, братан! - Начал вешать ему на уши. - Сейчас мы будем опускать соперников ниже уровня плинтуса. Главное ты все повторяй за мной. Понял?

Одноглазый кивнул.

Вышел еще один козлоногий. Наверное брат того, который себе причиндалы о ствол отбил и на шипы накололся.

Мне нужна одна только ты,

И другой никакой мне не надо!

Если ты не со мною рядом.

Ну а если разлука возможна,

Если всё таки будешь с другим ты,

Вспоминай и меня временами..

Те моменты где вместе мы были,

И любовь, что была между нами.

Я поднял вверх правую руку и сжал в кулак. Тоже самое сделал циклоп, посматривая на меня.

-  Отстой! Отстой! Отстой! - начал скандировать я. За мной стал повторять циклоп. Потом неожиданно подхватил один из пернатых с крылышками, стоявший рядом с нами.

-  Отстой! Отстой! Отстой! - Уже скандировала вся остальная претендентская тусовка.

-  Тихо! - заверещал распорядитель. - Судьбу стихотворения определяет божественная!

Богиня дала отмашку продолжать поэтическое состязание. И каждый раз после прочтения, тусовка скандировала «Отстой». Причем активно принимали участие в ней те, кому раньше кричали тоже самое. Короче, поэтический вечер плавно перетекал в клоунаду.

Наконец богине это надоело. Она встала со своего трона.

- Я бы хотела послушать претендента Константина!

- Толстый, где моя труба?

- Сейчас принесут.

Богиня смотрела на меня требовательно. Вот же зараза. И как на зло ничего на ум не приходит кроме: «Села муха на варенье, вот и все стихотворенье!»

- Божественная из божественных! - Сволочь толстый, где труба? - Я бы конечно мог рассказать тебе стишок. Но разве это станет наслаждением для твоего божественного слуха? Я предлагаю тебе другое! - Колобок, мать твою, где труба? - Я предлагаю тебе песню.

- Как интересно! Хорошо. Я согласна! Что тебе для этого нужно?

- Малость, несравненная. Гитару. - Очень надеялся, что гитары у них нет. Ошибся. Гитару притащили. Ну конечно, она же богиня! Довольная уселась на свой божественный стул. Ладно цыпочка, я тебе сейчас спою, про лУбовь!

Пальцы стали перебирать струны.

Над деревней Клюевкой опустился вечер.

Небо залунявилось, звезды пальцем тронь.

Где-то вдалеке пичуги малые щебечут.

Где-то недалече всхлипнула гармонь.

Богиня заинтересованно на меня смотрела. Играя, пошел к ней. Стал взбираться по ступенькам.

Все хлеба поубраны, всё поздали загодя,

Трудодни получены, божья благодать.

На плетень соседский, опускаю задницу,

Закурил махорочку, начинаю ждать.

Вот я уже рядом. Ящерицы зашевелились. Но она сделала рукой знак и они отползли в стороны. Хорошие, дрессированные зверушки. Стою перед ней в одних трусах и с гитарой. Конечно, тело у нее роскошное...

Как придет родимая, как придет хорошая.

Посидим маленечко, опосля пойдем По лугам колхозным, по полям не скошенным,

Где-нибудь в стогу душистом упадем.

Усмехнулась. Поглядела на мои трусы оценивающим взглядом. И что мне парит толстый, что она невинна? Невинные так не смотрят. Стал обходить ее вокруг. Она сидела, за мной взглядом не следила. Я наклонился к ее правому розовому ушку:


Я ее родимую, я ее сердечную Шибко поцелую, крепко обниму,

И слегка общупаю опосля, конечно,

Я с нее залеточки, ай да все сниму.

Еще обошел, теперь уже наклонился к левому ушку.

От мыслей ентих что-то подымается Не в штанах конечно, а в моей душе.

Ведь душа томится, ведь душа-то мается Не идет обманщица, за полночь уже.

Опять обошел и встал напротив нее, ниже на одну ступеньку. Она опять посмотрела на мои трусы. Проверяет что ли, на самом ли деле у меня только в душе что-то поднимается?

Не пришла родимая, не пришла гадюка,

А из соседского клозета ну такая вонь.

Эх, зажму я красоту в мозолистую руку,

И пойду дослушивать, что хнычет мне гармонь.

Эх, зажму я красоту в мозолистую руку,

И пойду дослушивать, что хнычет мне гармонь.

- Пардон, мадемуазель! Как Вам мое песенное творчество? Надеюсь, я проиграл. И Вы отправите меня домой!

- Значит, говоришь, что зажмешь красоту в мозолистую руку? - Что-то мне перестал нравиться блеск ее глаз. - Это хорошо. Поэтический вечер закончен. В нем победил ты! Завтра последнее состязание. Иди, можешь пожрать всласть. Там тебе уже все приготовили. Распорядитель тебя проводит.

Вот это я попал!!! Что значит победил??? Не. мне такой расклад не улыбается. Так, где толстый? Где моя труба???

Божественная из божественных покинула Колизей, в окружении своих дрессированных зверушек. Стерва! Зараза! Курица! Барби тупоголовая! Нахлобучить бы ее ремнем по заднице, что бы подпрыгнула, схватившись обеими руками за свои... ягодицы... очень аппетитные! Да, пока она не ушла, смотрел на ее зад! Вот почему так? Как видишь симпатичную девицу, то, даже если сначала посмотришь на ее лицо, то потом взгляд на полном автомате смещается вниз. А некоторым даже в лицо не смотришь, сразу фокусируешься на их пятой точке! И если стоит к тебе передом, так и хочется сказать, повернись малышка к дяде задом, а к остальным передом. Что такого особенного в их... Было бы лучше, наверное, сосредотачивать свой, инстинктивно и рефлекторно, взгляд, например, на пальчиках их ног... даже если они в сапогах. По крайней мере, ты не будешь облизываться, глядя на носки их сапожек или туфелек, в отличие, когда смотришь на обтянутые какой-нибудь тряпкой их... бедра, так сказать! Что-то меня не туда понесло. Пора завязывать с эксгибиционизмом. Что же, остается только в реале зажать красоту в мозолистую руку и пойти, что-нибудь перекусить. Вот я и зажал красоту - семиструнную гитару. У меня ее, почему-то никто не забрал. Посмотрел на распорядителя.

- Ну и где моя труба?

- Вон она. претендент Константин! - И указал мне за спину. Я развернулся. Точно, при входе на арену, стоял какой-то непонятный тощий тип, с острыми, как у крысы ушами. В его руках находилась металлическая труба. Подошел к нему.

- Дай сюда. - Забрал. Толстому отдал гитару. - Подержи, только далеко не убегай!

Труба в самый раз. Молоток - колобок! Ха, в рифму! Длина - два с небольшим метра. Диаметр подходящий, в руке лежит отлично, как будто здесь и росло! Взмахнул ей проверяя. Прекрасная вещица, теперь можно и с ящерицами разобраться. Я думаю им мой девайс очень понравиться! Как там в одном анекдоте: «Кто ударил немецкий зольдатен палочко по голова? - А что за палочка? - Палочка называется оглобля»! Трубу никому решил не отдавать. Гитару забрал у колобка. Он провел меня в еще один зал. Это был не один из тех, в которых я завтракал и обедал. Но это большого значения не имело, так как там стол был не хуже. Вот это я понимаю! Сервиз! Интересно, наибожественнейшая прибежит посмотреть, как я насыщаюсь?.. Не прибежала! Это хороший симптом. Надеюсь очень скоро оказаться на своем диване!

Поковырялся в зубах. Плеснул себе вина в кубок. Железная палочка стояла рядом, облокоченная на стену. Развалился в кресле, ноги закинул на стол. Взял гитару. Часть озабоченных, которые попали в этот зал со мной, недоуменно на меня смотрели. Но я не обращал на них внимания. После хорошей трапезы потянуло на лирику. Вспомнился любимый с детства мультик «Бременские музыканты». Пальцы пробежали по струнам.

Луч солнца золотого Тьмы скрыла пелена.

И между нами снова Вдруг выросла стена.

А-а-а-а-а-а-а-а!

Ночь пройдет, наступит утро ясное,

Знаю, счастье нас с тобой ждет.

Ночь пройдет, пройдет пора ненастная,

Солнце взойдет!

Солнце взойдет!


Местная озабоченная тусовка подтянулась ко мне. Больше уже никто не смотрел на меня осуждающе, из-за моих ног на трапезном столе. Некоторых индивидов пробило на слезы и они во всю орудовали платочками. Прямо как дети! Только озабочены не по детски!

Петь птицы перестали,

Сеет звезд коснулся крыш.

Сквозь вьюги и печали Ты голос мой услышь.

А-а-а-а-а-а-а-а!

Ночь пройдет, наступит утро ясное,

Знаю, счастье нас с тобой ждет.

Ночь пройдет, пройдет пора ненастная,

Солнце взойдет!

Солнце взойдет!

Солнце взойдет!


Тусовка дружно хлопала! Что бы еще им спеть? Усмехнулся, поехали, романтики с большой дороги!

Пусть нету ни кола и ни двора,

Зато не платят королю налоги Работники ножа и топора,

Романтики с большой дороги..

Не желаем жить, эх,

По-другому,

Не желаем жить, ух,

По-другому...


Пел припев, озабоченные улыбаются, начали пританцовывать. Хлопали в ладоши!

Прохожих ищем с ночи до утра,

Чужие сапоги натёрли ноги Работникам ножа и топора,

Романтикам с большой дороги.

Не желаем жить, эх,

По-другому...

Претенденты на место под бочком у богини на брачном ложе, увлеченно слушали меня, поэтому не видели, как появилась богиня. Я видел. Зараза. Чего опять прибежала? Но прерывать песню не стал.

Нам лижут пятки языки костра,

За что же так не любят недотроги Работников ножа и топора,

Романтиков с большой дороги.

Не желаем жить, эх,

По-другому,

Не желаем жить, ух,

По-другому...

Резко оборвал песню. Отложил гитару, взял в руки трубу Заскочил на стол. Сейчас с ней всего две зверушки. Не знаю, правда их скорости. Но не сверхсветовая же!

- А что наибожественнейшая тут делает?

- Ты не забыл, смертный, что это мои чертоги?

- Да чертоги, точно чертоги. Надеюсь, черти у тебя в чертогах водятся.

Богиня изучала мою физиономию. Я ухмылялся ей в лицо. Достала меня уже. Когда домой отправишь?

- Ты постоянно испытываешь мое терпение!

- Отправь меня домой и я не буду испытывать твое терпение.

- Посмотрим. А что ты пел до этого?

- Какая разница, что я пел. Я забыл! А ты что, наипрекраснейшая, песенку хочешь услышать?

В ее черных глазах мелькнули молнии. Ага злиться, наибожественнейшая. Давай-давай! Я тебе сейчас спою.

- Я могу спеть, хочешь? - Она кивнула.

Эй, кто-нибудь, подайте мой инструмент! - трубу положил на стол, рядом с собой.

А как известно, мы народ горячий Ах, и не выносим нежностей телячих Но любим мы зато телячьи души

Мы любим бить людей Мы любим бить людей Мы любим бить людей Мы любим бить людей,

И бить баклуши

Мы раз-бо-бо-бобойники,

Разбойники, разбойники Пиф-паф и вы покойники,

Покойники, покойники...

На лице богини, сначала появилось недоумение, потом удивление, а затем недовольство. Наисияющая, мать ее, хотела про лУбовь. Облезешь!

А кто увидит нас тот сразу ахнет И для кого-то жаренным запахнет А кое что за пазухой мы держим К нам не подходи,

К нам не подходи,

К нам не подходи,

А то зарежем!

Богиня была раздосадована и зла. Я ухмылялся. Отложил гитару, взял в руки трубу

- Ну что, самая прекраснейшая из женщин и самая невинная из невинных? Тебе понравилась песенка?

Она глянула на двух своих зверушек.

- Откусите у него что-нибудь, только не то, что между ног болтается.

Вот, а толстый говорит о какой-то там невинности. Показала, свое истинное нутро! Обе ящерицы рванули на меня просто с неимоверной скоростью. Если бы я не ожидал такого, плюс у самого реакция очень хорошая, иначе меня давно бы уже искалечили или вообще закопали, то сейчас лишился бы какой-либо части тела. Я ударил ногой по фарфоровой кастрюле с каким-то варевом. Варево было еще горячим и одна ящерица заполучила в морду кипяток. Ударив по кастрюле, я тут же ушел в строну, от линии атаки тварей. Прыгнул со стола, развернувшись в полете и конец моей трубы, описав полукруг, врезался в череп второй твари, вминая ее верхнюю челюсть в нижнюю, а заодно всю макушку. Тварь грохнулась на пол и по инерции прокатилась по гладкой поверхностью пола. Ее тело кольцами извивалось вокруг разбитой головы. Первая тварь, которая выхватила горячим супом в морду противно заверещала и с опозданием на десяток секунд, продолжила атаку. Я успел встать в стойку и держал трубу так, что бы один конец ее смотрел твари в пасть, которую она разинула. Она прыгнула. Еще пара мгновений и...

Реальность замерла. Тварь находилась в нескольких сантиметрах от конца трубы. Она тоже застыла в полете. Как и я. как и все остальные. Богиня обошла нас с тварью. Усмехнулась. Ну да, еще чуть и я бы вогнал металлическую трубу в глотку уродливой ящерицы. Движением руки сместила дварга в сторону. Потом отошла. Реальность вновь пришла в себя. Я ударил в то место, в которое хотел. Вот только попал в пустоту. Хотя ничего удивительного, я же все видел и осознавал. Развернулся в сторону ящерицы.

- Всем стоять! - прозвучала команда богини, как удар бичом. Я замер с трубой на перевес. Тварь обежала меня и поскуливая прижалась к ногам богини. Она протянула руку и монстр ткнулся ей в ладонь. Сама «невинность» подержала так руку на голове ящерицы, потом убрала. Дварг был в норме. Следов термического ожога не наблюдалось. Он или она, было не понятно, уставился на меня, чуть раскрыв пасть. Казалось, что тварь усмехается. Глаза горели зловещим багровым светом. Давай подходи таракан-переросток, я тебя еще раз приголублю! Немелинда, тем временем подошла к издыхающему второму дваргу. Остановила замедляющиеся конвульсии извивающегося тела. Положила руку на разбитую и деформированную голову. Прямо на глазах сломанные и вмятые кости черепа восстановились. Дварг вскинулся, нацеливаясь на меня. Я только по удобнее перехватил трубу. Богиня остановила свою зверушку одним словом, потом посмотрела на меня:

- У тебя завтра последнее испытание. Можешь отдыхать, Константин! - щелкнула пальцами и стол с обжираловом исчез.

- Может ты меня прямо сейчас исключишь из списка претендентов и вызовешь такси? Разойдемся по доброму. Останемся друзьями и все такое?

Она проигнорировала мое ценное предложение! Потом спокойно вышла из зала. Оба дварга, что-то ворча по своему, по тараканьи и оглядываясь на меня, отвалили вслед за своей хозяйкой.

четвертый уровень

Распорядитель смотрел на меня и качал головой осуждающе.

-  Я не понял, колобок, ты чего тыковкой качаешь, как китайский болванчик?

-  Претендент Константин! Неужели Вы не хотите вкусить блаженства от Божественной? Поверьте, это неописуемо!

-  Вот именно поэтому и не хочу. Ты, я вижу, там тоже побывал?

- Где?

-  Не прикидывайся идиотом! Где-где, в Караганде! У нее между ног!

-  Что Вы такое говорите, претендент. Вкусить божественность может только ее супруг.

-  Тогда откуда ты знаешь, что это НЕОПИСУЕМО? - последнее слово я произнес, пытаясь скопировать писклявый голос толстяка.

-  Я много разговаривал с ее мужьями. Да это и так всем известно. Вы меня удивляете, претендент Константин! Из какого захолустья Вы к нам попали?

-  Тебе там лучше не появляться, поверь. Там твоих э-э-э, "Константино" явно не поймут.

-  Это кошмар! Мне Вас жаль, претендент Константин.

-  Завязывай порожняк гнать. Что за следующее испытание?

-  Самое трудное.

-  Серьезно? Что, голой задницей на раскаленную сковородку садиться? Если так, тогда ну его на хрен. Труба у меня есть, поэтому лучше веселая вечеринка со зверушками. Мне свою задницу очень жалко.

-  Зачем голым задом садиться на раскаленную сковороду? Это извращение!

Я чуть не выпал в осадок. И это мне про извращение говорит тело в стрингах с бахромой и кружевами, торчащими из задницы! Нет, здесь реальный трэшак. Господи, молю тебя дай мне возможность слинять отсюда...

-  Следующий этап, это танцы!

-  Повтори. - Я уже ничего не понимал. Значит горящие ямы, топоры проносящиеся со свистом и смертельный лабиринт это ни фига не трудно?

-  Следующий этап это танцы.

-  А что такого сложного в интенсивных телодвижениях под трезвон развеселой музыки?

-  Божественнейшая большой эстет и ценитель прекрасного. Лучше нее никто не танцует во всех известных мирах. Ибо как говорит прекраснейшая из прекраснейших, танец это жизнь и смерть...

-  В одном флаконе!

-  Э-э-э, что простите?

-  Забей, проехали. Так значит танец это и жизнь и смерть?

-  Да! Все сущее подвержено танцу. Жизненный путь - это танец. Смерть - это тоже танец. Прекрасный, завораживающий в своей красоте и величии.

-  То есть все одни сплошные танцоры?

-  Конечно. Волей или неволей мы совершаем этот танец.

-  А если, например, мне яйца мешают танцевать. Что тогда?

-  Как мешают? Первый раз такое слышу!

-  Все когда-то бывает в первый раз.

-  Тогда нужно от них избавиться.

-  А если трубой по тыковке? Ты что из меня кастрата решил сделать? А у тебя самого они имеются, колобок?

-  Конечно, могу показать! - Он приспустил свои «Константино».

-  Э! Толстый, отвалил отсюда, кретин! Ты меня за кого держишь?

-  Странный Вы, претендент Константин.

-  Не странее всей вашей кодлы. Ладно, а что танцуют? Буги-вуги?

-  Не слышал о таком танце! Покажите, претендент?

-  Не. Я сам не умею.

На физиономии толстяка появилось разочарование.

-  А что Вы умеете?

-  Да подумать нужно. Например, танец африканских дикарей!

-  Очень любопытно.

-  Чего тебе любопытно?

-  Показать можете?

-  Могу. Ничего сложного. Скачешь на месте. Кто выше прыгнул, тот крут! Еще барабан нужен. Скакать под барабан нужно.

-  Это все? - Глаза толстяка расширились от удивления.

-  А что? Тебе еще что-то нужно? Это очень стильно, эстетично и куртуазно!

-  Боюсь, божественнейшая может не оценить такую эстетичность. А другое что есть?

-  Так это же хорошо! Она не оценит мой танец, вызовет такси и я отвалю. Поверь, буду очень рад победе одного из своих конкурентов. Честно и от души! Могу даже в качестве свадебного подарка упаковку презервативов послать, на случай, что бы с первого раза залета не было!

-  Какого залета?

-  Как какого? Ты меня пугаешь, хомяк! Что бы сразу не забеременела!

-  Божественнейшая не беременеет. Она богиня!

-  И что? В первую очередь она баба!

-  Какая баба?

-  Ну, женщина! Не цепляйся к словам! А что женщине нужно от мужика? Нет, им много чего нужно, но что самое главное?

Распорядитель вытаращился на меня.

-  Наслаждения и усладу души!

-  А по тыковке трубой, что бы мозги лучше варить начали? Какая к чертям песьим услада души? Вы реальные недоумки! В гробу и в белых тапочках видали они усладу души. Насчет наслаждения - согласен. Это очень весомая составляющая взаимоотношений. Но это все равно, не является главным. Так как есть такие, которые не получают от секса ни какого наслаждения. Понимаешь? Но все равно ложатся с мужчиной в постель. Почему, идиот?

Колобок продолжал смотреть на меня, хлопая глазенками.

-  Почему?

-  Основное предназначение женщины - дать начало новой жизни. Это на уровни инстинкта, в подсознании. Так заложено самим мирозданием, как и у мужчин, заронить в женщине начало этой новой жизни. И мироздание позаботилось о том. что бы процесс этот был непрерывным, сопроводив его наслаждением, как поощрением. И не имеет значения, как мы в итоге обставляем все это, какими ритуалами, понятиями, значениями. Как мы это используем. Итог один, у представительниц женской половины, начинает расти живот и на свет в определенное время появляется дитя. Конечно есть аномалии и отклонения. Психические, генетические. Когда начинают испытывать влечение к представителю своего же пола. Это есть как у разумных так и не разумных, то есть зверей. Или вот еще такой изврат - мужчины и женщины, которые категорически не хотят детей и делают все, что бы не допустить зачатия. Хотя физически могут это. Они даже называют себя, э-э-э, как их мать, сейчас вспомню, название заковыристое такое... во, вспомнил чайлдфри. Но это аномалия, психологический или психический дефект. Все остальные же стремятся именно к тому, чтобы дать начала новой жизни. И не имеет значения кто она, богиня или простая белошвейка. Пусть даже богиня смерти. А этой тем более. Так как без жизни нет смерти.

- Это что тогда получается? - Распорядитель совсем завис.

- А это получается... вот черт! - Я смотрел на колобка потрясенно! Договорился кретин. Философ хренов. - Все эти танцы с бубнами, отборы женихов, только с одной целью - она ищет того, кто способен будет сделать ее, банально, мамой! Взяв очередного претендента в мужья, она, через определенное время, убедившись, что вое их телодвижения бесполезны и зачатия нет, просто скармливает недоумка своим зверушкам и начинает поиск нового. Мама дорогая, роди меня обратно! Вот это трЭш, натуральный! Колобок! Мне тебя жаль.

- Почему меня?

- Муж то хоть отведает комиссарского, пардон божественного тела, прежде чем станет э-э-э, частичкой вечности. А тебя просто так зверушкам скормят. Ты слишком много узнал.

Распорядитель испуганно сглотнул, его начала бить нервная дрожь.

- Зачем ты мне все это рассказал? Я жил себе спокойно, организовывал для божественнейшей отборы. Купался во внимании и был популярен среди высшей аристократии многих миров. Я даже был законодателем мод. А теперь что, меня скормят дваргам?

- Обязательно! Но ты сильно не расстраивайся! Зато когда станешь кучкой дерьма, извергнутого задницами любимых зверушек божественнейшей, тебе будет греть нутро то, что ты стал частичкой вечности.

- Претендент Константин! Как Вы можете?

- А что такое? Ты расстроился, колобок? Ты же так пафосно втирал недоноскам и фалоимитаторам о том, какая это благодать!

- Претендент Константин, может мы договоримся?

- Обязательно! Только, о чем?

- Я думаю, что Вы сюда попали не просто так. Вы такой мужественный, брутальный.

- Ты на что намекаешь?

- Ничего оскорбительного. Но вот есть у меня...

- Смутные подозрения?

- Что-то в этом роде, что Вы можете осчастливить почитателей божественнейшей.

- Это как?

- Оплодотворить ее. Я уверен, у Вас должно получиться. А там глядишь и она скармливать никого не будет дваргам. Ибо счастливая мать становится милосердной и добродеятельной.

- Как ты запел ловко, толстяк! Когда дело коснулось собственной задницы. Но вот смотри сюда. Я никак не могу быть ее мужем.

- Это почему?

- Во-первых я не готов к серьезным отношениям. Ведь брак, это серьезно. Правильно? Правильно. А у меня дела еще есть. Во-вторых какой из меня папаша? Ты на меня внимательно посмотри. Чему я смогу научить своего ребенка? Всасываешь? Ничему хорошему. Только драться и кого-либо обижать. Это не есть хорошо. Ребенка нужно учить доброму и вечному. Кажется, так это говориться. Тем более я не могу себя представить с коляской, соской и памперсами. Что обо мне друзья скажут? Ты издеваешься? Чем, наконец, я смогу накормить малыша, если вдруг мамаши рядом не окажется? Пивом и сушеной рыбой? Так дети это не едят. Это я могу тебе с большой уверенностью сказать. В-третьих: ваша божественнейшая из божественнейших, как ее имя, кстати, все забываю...

- Немелида!

- Вот-вот. эта не моего полета птичка. Ты только прикинь, сколько у меня будет уходить на одни ее заколки и прочую женскую дребедень? Я реалист. С моим бюджетом я ее не потяну. Кроме того, я не намерен здесь у вас задерживаться. Я же сказал, у меня дома дела есть. А это что? А это то, что мне придется платить алименты! Что ничуть не лучше, чем тратиться на ее заколки и прочую муть. Хрен редьки не слаще. Нет, я бы не прочь с ней провести веселую ночь, больно она аппетитна. Но не жениться же, в самом деле?

- Сколько?

- Два миллиона! - на автомате ответил я, прежде чем успел сообразить.

- Это слишком много! - Сказал недовольно распорядитель.

Делать заднюю было поздно. Я же не трепло какое!

- Торг не уместен, толстый. Мы не на барахолке.

- Ладно, ты правильно сказал, своя задница дороже. Я постараюсь решить этот вопрос.

- Есть еще одно условие!

- Какое?

- Как сюда попадают из других миров?

- Странный Вы, Константин! Вы делаете заявку и если она рассмотрена положительно, Вас переправляют по порталу.

- Кто заведует порталом?

- Сама наипрекраснейшая и наибожественнейшая.

- То есть у нее есть ключ или еще какая хрень?

- Наверное. Я не знаю. Какой танец ты намерен продемонстрировать? Учти твои африканские прыжки не пройдут.

- Это почему? Проиграю, зато гарантированно и попаду домой.

- Не совсем так. Такой танец божественнейшая может посчитать оскорблением. Результат тебе, надеюсь, не нужно объяснять?

- Не нужно. Но хочу выразить протест. Это не толерантно по отношению к аборигенам Африки.

- Это их проблемы. А нам нужно решать наши.

- Ну ты и жучила, хомяк. А еще говорят, что в божественной тусовке нет жуликов и прохиндеев. Как нет? Вот он, передо мной стоит!

- Претендент Константин, вы слишком предвзяты и категоричны к моей скромной персоне.

- Ну, да. Конечно. Может мне извиниться?

- Не нужно. Мне достаточно, что бы Вы хорошо выполнили свою работу! Итак, какой танец?

Так, что будем отплясывать? Я не танцор ни разу. В кружок танцев не ходил. У меня танцы на ринге были. А это, со слов колобка, мадемуазели не катит. Читай книги на Книгочей.нет. Поддержи сайт - подпишись на страничку в VK. Светлана в свое время, когда еще дружила с Сережкой, учила нас двоих оболтусов танцевать рок-н-ролл. Серегу потому, что хотела с ним станцевать на дискотеке зажигательный танец в стиле пятидесятых прошлого века. А меня заодно с ним, что бы ее возлюбленный мучился не один. В итоге мне самому так понравилось, что танец на тусовке Светлана танцевала не с Серегой, а со мной! Но друг в обиде не был, даже наоборот горячо это приветствовал, так как крутиться, как крутятся в рок-н-ролле он так и не научился.

- Рок-н-ролл, колобок!

- Что это за танец? Никогда о таком не слышал и не видел.

- Поверь, ей понравиться. Только с баблом вату не дай бог катать начнешь. Музыканты есть?

- Конечно. - Распорядитель крикнул кому-то и вскоре нарисовались искомые.

Я начал щелкать пальцами.

- Так убогие, слушаем внимательно, я буду наигрывать на гитаре мотив и напевать, вы очень резко врубаетесь и начинаете играть. Я доступно объяснил? - Взял в руки трубу. «Убогие» мне закивали головами, с ужасом поглядывая на мой инструмент в руках. Похоже, прониклись. Отставил железо и взял в руки гитару. - Поехали, слушаем!

Утром меня разбудил великолепный запах вкусной еды. Рядом со мной стоял стол, уставленный всякой снедью. Вот это дело. Соскочил, в предвкушении потер ладонями друг о друга. Но поесть мне не дали. Появился распорядитель.

- Претендент Константин, все уже собираются на арене. Там уже готова площадка для танца.

Я недоуменно посмотрел на толстого прохиндея.

- Я не понял, колобок? Что за фигня? Я еще не кушал!

- Как? Стол Вам поставили полтора часа назад. Все уже позавтракали.

Похоже, я проспал. Да по барабану!

- Значит так, передай мадемуазели, что пока я не поем, дрыгать ногами не буду. Так, где моя труба? А, вот она. Пусть посылает своих зверушек. - И схватил аппетитный кусок мяса. Успел налить вина в кубок, как стол исчез. Остался с шмотком мяса в зубах и кубком вина в руке. Не, ну это уже перебор! Смотрел вопросительно на распорядителя. Прохиндей только пожал плечами и беспомощно развел руками. Уроды, а эта белобрысая самая большая коза здесь. Дожевал мясо, запил его. Встал, в одной руке труба, в другой кубок. Пошел на арену.

На арене был помост. Нормально, прыгать можно. На своем троне уже сидела наипрекраснейшая! Увидев меня, поджала губки. Я опять пришел позже ее. Жесть! Все остальные озабоченные прибегали на арену за два часа до ее появления. Многие даже не жрамши. Реально, недоумки!

- Что, Костя, не успел покушать? - ласковым, бархатистым голосом промурлыкала наибожественнейшая. Я даже захлебнулся вином. Это что за фигня? Чего это она меня так ласково, да еще по имени? Тут какая-то точно подляна кроется. Нужно быть бдительным. Усмехнулся зверушкам. Они злобно на меня заворчали. Но с места не двинулись.

- Есть такое, наипрекраснейшая и наибожественнейшая, а еще наимудрейшая и наи... короче, ты все поняла. Единственно, что меня смутило, наижеланнейшая, так это твое жлобство!

- Что? - она даже привстала.

- А что такое? Разве я не прав? Зажала бедному студенту три корочки хлеба! А еще богиня называется. Да у меня соседка, баба Дуся и то щедрее тебя. Всегда меня пирожками угощает от души. Но ты не дергайся, я же понимаю, тяжело тебе, кризис, падение курса, все дела. Вдруг на очередную заколку и модную стразу не хватит. Поэтому ты все верно сделала, на фига тебе меня кормить? Я прав?

Все же то, что меня по наглому кинули с завтраком напрягало.

- Ничего, шустрее танцевать будешь. - Грациозно опустила свой аппетитный зад на трон. На ней как обычно были какие-то кусочки тряпочек, закрывающие еле-еле женское хозяйство, пардон, прелести. Хозяйство это у нас!

- Итак, многоуважаемые гости и претенденты, сейчас я зачитаю очередность танца с божественнейшей!

Толстяк начал читать. Я прихлебывал потихоньку вино. Огляделся. Увидел на краю арены какой-то цилиндр, похожий на барабан. Перетащил его на арену. На глаза попался полуголый фраер с петушиной прической на голове. Но меня заинтересовало пенсне на длинной палке. Я плотоядно усмехнулся. Фраер направил свое пенсне на меня. Я стоял уже рядом с ним.

- Здорово, пупсик! Одолжи бинокль! - Он не успел ничего сказать, как пенсне оказалось у меня. Вернулся назад на арену.

- Претендент Константин! - Завопил распорядитель. - Не отвлекайтесь! Вы совсем не слушаете?

Я уселся на цилиндр. В одной руке был кубок с недопитым вином, в другой пенсне на палке. Как его называют, э- э-э, вспомнил - лорнет. Я отхлебнул из кубка и приложил лорнет к глазам, посмотрел на распорядителя.

- Я тебя внимательно слушаю, колобок! И внимательно смотрю на тебя, всеми своими глазами. Можешь продолжать дальше свою клоунаду! - перевел взгляд на божественнейшую. Причем нацелился исключительно на нижнюю часть ее божественного тела. Делал это демонстративно, периодически отвлекаясь на кубок с вином, после чего опять прикладывался к пенсне. Потом осуждающе покачал головой и облизнулся.

- И что ты там у меня разглядел? - услышал голос наипрекраснейшей. Поднял пенсне выше и посмотрел в ее недовольное личико.

- Родинку.

- Какую родинку? Где?

- Ниже пупка... Еще ниже. Вот здесь! Обожаю родинки у женщин в этом месте. Это так возбуждающе действует. Сама догадалась об этой моей слабости или кто подсказал?

- У меня нет там никакой родинки!

- Уверена?

- Что значит уверена?

- Что родинки нет?

- Конечно! Ты идиот?

- Жаль, а я уже размечтался. Но это дело ведь поправимое? Ты же богиня, намагичишь родинку себе. А если не в состоянии, тоже не беда. Я тебе ее там сам могу, фломастером нарисовать.

- А кто тебе сказал, что именно ты попадешь на мое брачное ложе?

- А кто? Вот тот рогатый? Ты с ума сошла? У него и так уже рога выросли, в двери не входят, зачем тебе рогоносец?

- Поясни? При чем здесь рога?

- Как при чем? Ты меня удивляешь, женщина! Рога у мужчины начинают расти, когда его жена налево бегает. Андестен? А судя по величине его рогов, она бегает у него давно и интенсивно. Отсюда вывод - как партнер в постели, он ни какой! Поэтому я тебя и спрашиваю, красотка - на хрена тебе рогоносец?

По Колизею прошел шум. Рогачи стали оглядываться, схватившись за рога. Все остальные, кто рогов не имел, стали посмеиваться. Это касалось исключительно мужчин. Так как рогатых женщин я пока не наблюдал.

- У него рога растут по другой причине.

- Серьезно? - Нацелил пенсне, вернее лорнет на рогатого. - Уверена? Извини, но я, лично, придерживаюсь другого мнения. Но это не важно. Это же тебе с недоумком в постели кувыркаться! Смотри только, что бы он рогом чего-нибудь не зацепил. Люстру там какую или торшер! Но я понимаю, почему именно рогатый. За его рога удобнее держаться, когда он усиленно будет двигаться у тебя между ног, пытаясь сделать тебе ляль... пардон наслаждение! Угадал?

Божественнейшая подскочила на месте. Как будто ей воткнули в аппетитный зад шило.

- Ничтожество! Как смеешь сидеть в моем присутствии?

Теперь смотрел через лорнет на нее.

- Да ладно, расслабься, чего возбудилась? Мне что лежать что ли? Вон целая куча клоунов сидит и ничего! А я чем хуже?

Неожиданно моя задница потеряла опору и я грохнулся на песок арены. По ее чувственным губам скользнула злорадная улыбка.

- Какая мелкая пакость, да дорогая?! Не ожидал от цеЛЬной богини такой подляны. - Завопил я, пытаясь вытереться от расплескавшегося из кубка вина. - Сначала оставила голодным, теперь еще и издевается.

- Заткнись! Или я прибью твой поганый язык гвоздями к доске!

- Это будет больно и неудобно!

- Неудобно?

- Конечно! Больно, когда язык прибьют. Ну и сама посуди, как сексом заниматься, если у меня впереди доска болтаться будет?.. Ладно, все, я уже заткнулся. Больше С ТОБОЙ разговаривать не буду.

Разговаривать то не буду, но рассматривать откровенно буду. Пришлось встать. Пялился через лорнет ей между ног, рассматривал грудь, облизывался и ронял слюну.

Но тут начался первый танец. С Немелидой вышел танцевать пернатый. То есть претендент на божественное ложе с крылышками за спиной. Неплохо, кстати, мне понравилось, в ходе танца они взлетели и стали кружить. Пока все наблюдали за великолепным танцем, я переместился поближе к ее трону. Зверушки насторожились. Я им мило улыбнулся и перекинул трубу из одной руки в другую. Правда, теперь зверушек было четверо. Все четыре ящерицы наблюдали за мной своими немигающими глазами. На мою улыбку, все четверо разинули пасти и создалось впечатление, что они тоже мне улыбаются. Хотя, может оно так и было. Наконец танец закончился, сорвав бурю аплодисментов. Я аплодировал громче и дольше всех. Орал «Браво!» и колотил трубой по ступенькам лестницы. Зверушки почему-то отползли от меня подальше.

Когда бурные и продолжительные овации смолкли, продолжал хлопать только я один.

- Немелинда! Браво детка, от души!!! Классно станцевала!!! А твой партнер вообще, вне конкуренции! Отвечаю, в натуре порт в Артуре!

Минут через двадцать, ей, похоже, это стало надоедать:

- Заткнись!

- Почему?

- Уже давно никто не хлопает.

- Так эти олени ни хрена в хореографии не понимают!

- Я тебе сказала - ЗАТКНИСЬ!

Что-то на верху грохнуло и сверкнула молния. Я заткнулся. Провел по своим губам пальцами, имитируя застегивание замка «молнии», тем более она только что сверкнула. Покачал молча головой, типа, все в порядке, я нем как рыба.

Потом были еще танцы. Я бурно аплодировал, скандировал «браво» и «Спартак - чемпион»! За это время подобрался к ее трону вплотную. Во время бурных оваций в экстазе не только хлопал в ладоши, но и колотил по ступеням трубой. Зверушки отползли от трона на приличное расстояние. Шарят твари, что труба это больно. Вот так нужно вырабатывать инстинкт! Увидел трубу в моих руках - линяй в сторону! Очередной танец я аплодировал уже сидя на ее троне. Надо было видеть ее глаза, вылезающие из орбит, когда она увидела меня, хлопавшего в восторге от ее танца в ладоши и свистевшего в два пальца во рту.

Богиня от возмущения даже задохнулась, из ее глаз сыпались искры.

- Классная табуретка, дорогая! Подаришь?

На Колизее наступила мертвая тишина.

- Что? Не подаришь? Понимаю, жалко. Самой пригодиться. Ну ладно, я не гордый. Могу и на полу посидеть. Но сейчас то ты не сидишь. Танцуешь, вот я и решил место тебе погреть. Не, реально, от души, солнышко мое крылатое!

- УБИРАЙСЯ!

- С превеликим удовольствием! Где остановка?

- ???

- Такси, где останавливается?.. Автобус?.. Троллейбус?.. Трамвай?.. Да, ладно?!! Маршрутное такси?.. Что, пешком что ли? В таком виде? Ты издеваешься? Ну ты и стерва!

- НА ПОМОСТ, МЕРЗАВЕЦ!

- А чего так кричать? Я не глухой и так все слышу. Ты это, горлышко побереги, оно тебе пригодиться! Я серьезно. Еще накричишься, когда какой-нибудь недоумок из озабоченных, будет исполнять супружеский долг!

Подошел к ней, стоящей на помосте. Ее прелести закрывали маленькие кусочки чудной материи, которая была полупрозрачной. Феерично. На фига тогда их вообще напялила? Зато с ее пояса свисали ленты. Много, создавая иллюзию юбки. Приблизился к ее личику.

- Можно тебя по заднице погладить?

- Ты не мой муж.

- И что? Я же не прошу секса прямо сейчас! Хотя это нужно. Понимаешь, до свадьбы необходимо будущим супругам поиметь друг друга. Это как тест, что бы узнать - подходим мы друг другу или нет. Мало ли! Вдруг у нас полная не совместимость!

- ???

- Например, ты хочешь секса один раз в месяц, а я три раза в день. Прикинь, какой косорез? Вот так семьи и разваливаются. Ну, так как насчет задницы?

- Обойдешься! Итак, каким танцем ты хочешь меня порадовать?

- Вот так всегда, как дело доходит до задницы, сразу отвали. А как развлекаться, так чем ты меня удивишь?

- У тебя не язык, а помело! Я жду!

- Хорошо, задницу пока на время оставим в покое. Но только на время. А насчет танца, так я хотел тебя порадовать очень стильным и высокодуховным танцем, танцем африканских команчей! Но мне сказали, что твой эстетический вкус ниже уровня твоей табуретки, которую ты зажала и не захотела мне дарить. Так что теперь только рок-н-ролл.

- Ты постоянно испытываешь мое терпение, смертный. И кто тебе сказал, что мой эстетический вкус столь низок?

- Да какая разница! Я сюда что, трепаться пришел? Мы танцевать будем или я отваливаю?

- Будем танцевать. Ты что, негодяй, собираешься со своей трубой пляски устраивать?

- А что не нравиться? Прикинь в одной руке труба, в другой ты! Очень даже равноценно! Ладно, к сожалению труба танцевать не может. Эй, колобок, сюда иди!

Отдал толстому свою трубу: - Будь рядом. Ни куда не убегай. - Посмотрел на божественнейшую: - Ну что? Зажигаем? Где кстати мои музыканты? Толстый?

- У божественной свои, претендент Константин!

- Где? Вот эти клоуны? Отстой. Это не музыканты.

- Мое терпение лопается! - Богиня готова была взорваться.

- А в чем дело? Они смогут сыграть рок-н-ролл? Нет? Тогда пусть идут лесом! Толстый, где мои «убогие»? Толстый суетнулся и вчерашние музыканты заняли свое место.

- Маэстро, - щелкнул пальцами, - работаем! - Посмотрел в глаза богине. - Смотри на меня! Делай как я!

Заиграла ритмичная музыка рок-н-ролла. Я начал выплясывать ногами кренделя. Отходил от нее и приближался назад. Она начала сначала в такт покачивать головой. Потом дернулись ее ноги. Стала повторять за мной движения. Ноги, руки, покачивания бедрами. Через пять минут (бедные мои музыканты), мы уже вовсю колбасились с ней. Я ее крутил, перекатывал через свою спину, подбрасывал, проворачивая в воздухе на триста шестьдесят градусов. Она сама завелась. Прыгала вверх, я ее подхватывал и усаживал себе на шею. Она переворачивалась и оказывалась лежащей между моих расставленных ног. Я ее резко вытаскивал наверх. При этом наши ноги, руки и все тело находилось в ритмичном под стать музыке движении. Даже ее крылья не мешали, что удивительно, думал, что явно помешают.




Она раскраснелась, глазки блестят. На лице белозубая улыбка. Красавица! В какой-то момент заметил, что зрители на трибунах стоят на ногах, а не сидят. Многие пританцовывают, копируя наши движения. Крутанув ее как юлу, я сделал шаг назад, продолжая удерживать ее за одну руку и резко рванул на себя, она оказалась в моих объятиях. Второй, свободной рукой я сделал жест и щелкнул пальцами. Музыка резко оборвалась. Эту концовку, я вчера отработал со своими «убогими» на пять. Вколотив в их крошечные мозги, с помощью кулаков и даже трубы, на уровне инстинкта.

Глядел в ее чудные черные глаза. Она возбужденно дышала.

- Все, дорогуша! Танец окончен!

- Я хочу еще!

- Наплевать! Танец окончен! Мы и так танцевали дольше всех! Я могу уже собирать манатки и отваливать? Давай по нормальному, а? Я сваливаю, а ты тут окучиваешь очередного недоумка, сиречь фалоимитатора. Договорились?

Дернула плечиками. Я убрал руку. Сложила губки в презрительную фигуру. Прошла грациозно к своему трону. Опустила на него свою прелестную задницу. Конечно, она не дала мне по ней пошарить перед танцем, но я это сделал во время танца. И не только задницу погладил и помял. Но и все остальное. Блеск. Жаль, что нельзя более тесное знакомство с обменом жидкостями. Но мы не гордые и этим обойдемся. Главное свалить отсюда на хрен!

Отобрал у толстого, на всякий пожарный, свою металлическую трубу. Надеюсь клоунада и трешак закончен. Пора домой... Но я, б...ь, ошибся!

Стервоза на божественной табуретке, злорадно усмехнулась, глядя на меня. Мне это реально не понравилось. По спине побежали мурашки величиной уже даже не с тушканов, а с бизонов. Я даже прогнулся. Твою маму, сЦука! Вот это я попал! Толстый, где мои два миллиона?!

- Отбор закончен! - проверещал толстый прохиндей! - Всем слушать! Сейчас божественнейшая укажет на того, кто в этот раз оказался достоин ее божественного брачного ложа!

Мля! Как бы сбежать отсюда! Не, она так на меня смотрит, как я смотрю на кусок хорошо прожаренного мяса. Еще и ее зверушки подобрались и плотоядно на меня пялятся. Хорошо труба у меня в руках. Господи, я тебе десять свечек в церкви поставлю и на богоугодные дела целых пятьсот рублей дам! Только помоги мне отсюда свалить!

- Я выбрала достойного! И это..., - все замерли в экстазе благоговения, кроме меня, естественно, - это претендент..., - смотрела прямо на меня. Стерва, - говоришь у меня один раз в месяц, а у тебя три раза в день? Хорошо! Три раза в день, по два часа!

- Чего?! Шесть часов секса? Да ты одурела? Я что, паровоз?..

- Претендент Константин! Все остальные могут возвращаться домой! Сегодня я добрая и счастливая!

Она добрая и счастливая!!! Я дурею, дорогая редакция! А меня спросили? Я счастлив? Я покрепче ухватился за трубу. Никогда, даже в самом кошмарном сне я не предполагал, что буду кричать: «Люди, помогите! Насилуют!»

Пятый уровень

Не, я не так представлял себе свою свадьбу! Я же еще ни разу не был женат, в отличии от этой стервозы! Я представлял себе все по другому. Все как у людей! На мне костюм с бабочкой или с галстуком. Все как положено. Выкуп невесты, бракосочетание, марш Мендельсона, выношу ее на руках, кусаем вместе каравай, машины с лентами и кольцами, крики «горько», потом первая законная супружеская ночь! Хотя мне Серега сказал, что в первую ночь на секс можно не рассчитывать, так как до постели еле ноги дотащишь. Но я лично всегда знал, что ноги и руки дотащу. И ее тоже, если надо - дотащу! Как я завидую Сережке. У них со Светланой все было! Все как полагается! А у меня?! Думал трешак и клоунада закончилась! Ни хрена подобного! Как вы думаете, какой у меня был свадебный костюм? Даже не пытайтесь, все равно не угадаете! Так вот, весь мой свадебный костюм состоял из моих же свадебных трусов! Трусы обыкновенные, но стали свадебными. Этот толстый идиот попытался мне их украсить, мать его! Какими-то рюшечками!!! Хотел его приголубить трубой, но сволочь, резкий оказался! Успел слинять. Издали мне кричал, что это мега круто! И что мне все будут завидовать и равняться в моде на меня! Дебил!

Зато она разоделась, у-у-у зараза! Платье длинное до пола, белое. На голове диадема, висюльки какие-то, на брюлики похожи. Каждое перышко в крыльях сверкает белоснежной частотой. Типа я чиста и невинна! Обделаться можно. Все вокруг нее вертятся, в восторженном экстазе. На ногах белые туфельки. На руках белые перчатки выше локтя. Все на ней закрыто. Только шея видна. Даже титьки закрыты! Подошел к ней, пнул пару каких-то уродов, которые ей с платьем что-то делали.

- А мне костюмчик?

- А тебе зачем? - На личике было искреннее непонимание. Вся тусовка вокруг зависла. Конечно! Правильно, на фига мне одежда?! Тут же как в Африке, не холодно. Можно и фиговым листочком прикрыться, если что. А на собственную свадьбу и одних трусов достаточно! И вообще, можно даже без них. Это что бы время на раздевание не тратить!

- А тебе, зачем платье? На хрена? Вышла бы тоже в трусах или вообще голая!

- Попридержи язык! Ты мне пока еще не муж! А платье для невесты обязательно! Представь, что я без платья? Как такое может быть? Невеста должна быть невинна, целомудренна и непорочна!

- Мля, у меня слов нет, одни слюни! Невинна! Я бы в это поверил, если бы это говорил кто-то другой! Ну хорошо, а жених, что должен быть винен, порочен и распущен?

- По тебе сразу видно, что ты тот еще похотливый, развратный и грязный бабуин! Так что, никакая одежа не способна скрыть твою порочную натуру!

Вот это я чуть не оглох! Посмотрел на себя, на ноги, на руки! Это я то порочный, развратный и грязный бабуин???!!! Посмотрел шокированный ей в глаза. И ведь не улыбается. На самом серьезе говорит. И все вокруг стоят и согласно кивают.

- Правда что ли? Это я обезьяна? Грязная и порочная. Ты забыла сказать еще и вонючая! Тогда поясни мне, недоумку, а на хрена невинная, целомудренная и непорочная невеста решила выйти замуж на грязного и порочного бабуина? В чем прикол? Я что-то не догоняю!

- Что бы сделать тебя чище и светлее!

- Ну елы-палы, упал-отжался! А может проще в душ сходить? А? Хотя я там уже был с утра!

- Ни какой душ и омовение не смогут очистить твою похотливую натуру. Только моя чистота, которой я с тобой поделюсь, может сделать тебя лучше! И вообще отойди, не мешай! Видишь, мне платье доводят до идеала!

Я сплюнул.

- А пожрать где можно?

- Вот видишь, в такой день, ты только о жратве и думаешь.

- А о чем мне думать, если реально есть охота!

- Обо мне думай. О божественном наслаждении и очищении. Восхищайся мной и восторгайся. Ты разве еще не понял, как тебе повезло?!

- Ага! Я сейчас из трусов выпрыгну, от такого привалившего ЩАСТИЯ!

Отошел от нее. Недалеко дисциплинированно в ряд сидело шесть зверушек. Дваргов по местному. Поиграл трубой! Подошел к ним.

- Эй, песики, фьють-фьють! Я вот тут сейчас гадаю, вы как - вкусные или нет? Вами без соли можно закусить или все же нужно солить и перчить?

Зверушки моментально захлопнули свои пасти. Я выдвинул вперед нижнюю челюсть.

- Так, с кого начнем?

- Немедленно отойди от бедных дваргов! И не пугай несчастных малышей!

- Это кто тут бедный и несчастный, да еще и малыш? Эти ящерицы? Ты меня совсем уже пугаешь дорогая! Кроме того, я хочу кушать!

- Потерпи! Столы будут скоро накрыты.

- А что пальчиками не щелкнешь? Раз и готово кушанье?

- Не пори чушь!

- А чего ее пороть? Она и так визжит.

- Ты на что, мерзавец, намекаешь?

- Странно, чистая и непорочная невинность ругается как последний грузчик в порту! Как-то это не вяжется с... чистотой!

- С тобой по другому нельзя! Но я тебя перевоспитаю. Не беспокойся.

- Давай прямо здесь и сейчас начнешь перевоспитывать... Уй, б... - Я подпрыгнул и завопил, так как что-то больно обожгло мне задницу. Схватился за свои ягодицы. Оглядываюсь, никого нет.

- Мне продолжать или ты заткнешься?

Я удивленно смотрел на нее, потирая свой зад. Богиня, мать ее!

- Нет, достаточно! Я уже перевоспитался!

- Это хорошо! Не расстраивай меня, милый!

Твою бога душу. Да она садистка! Мама дорогая! Я представляю, что будет на брачном ложе.

- Немелида, возлюбленная моя! А ты в постели не практикуешь наручники с плеткой и намордником?

- А нужно?

- Со мной нет!

- Я подумаю!

Подумай, зараза! И я тоже подумаю, как тебя «понежнее» окучить, что бы ты без задних ног валялась на своем ложе! Заодно пошарю вокруг, вдруг ключик найду? Как же отсюда сдернуть? Что-то мне совсем не нравиться жить счастливой семейной жизнью с этой девицей! Может придушить ее подушкой?

Церемонию бракосочетания я еле вытерпел. Еще как назло, в туалет захотелось, пописать. Пришлось стоять и мяться. Божественнейшая даже сделала замечание:

-  Ты что мнешься, негодяй? На брачное ложе не терпится?

Я чуть в трусы не сделал!

-  Нет, любимая! Мне в туалет не терпится. Когда вся ахинея закончится?

•  Ты меня расстраиваешь, дорогой! Это не ахинея, а брачная церемония! Сейчас твое и мое имя впишут в скрижали.

-  А твое то на хрена вписывать? Там и так, по ходу в этих скрижалях только твое имя и имена разных недоумков, которых ты скормила своим бедным деткам!

-  Заткнись! Сейчас тебя, мерзавец, спросят, согласен ли ты стать моим мужем? Что ты ответишь?

Я одуревши, смотрел на ее милое личико!

-  Ясен перец, что согласен! Я даже думать не хочу, что со мной будет в случае не согласия! Я прав, любовь всей моей долбанной жизни?

•  Прав! Ты когда захочешь, можешь быть умницей! И еще, пожалуйста, по больше говори мне комплементов и слов любви, я это обожаю!

Не, ребята, если я вырвусь отсюда, то никогда в жизни не женюсь. Ну его, я лучше холостым пешком постою, чем женатым в катафалке поеду! Ну почему я? Что другого найти не могли?

-  Возьми меня нежно за руку. - Ласково говорит глядя мне в глаза, меня даже передернуло. - Тебе холодно, желанный мой?

-  Ага, что-то сквознячок тут у тебя.

-  Смертный Константин! - пролаял какой-то крендель в белоснежной тоге и с венком из золотых листьев на макушке. - Согласен ли ты взять в жены божественнейшую из божественнейших, прекраснейшую из прекраснейших, милосерднейшую из милосерднейших, добродеятельную из добродеятельнейших ...

Минут пять «гарсон» зачитывал титулы моей «ненаглядной». Твою душу, я так обделаюсь! Классная свадьба! Кому скажи, что меня Костяна по кличке «Бешеный» выдают замуж, нет не женят, а именно ВЫДАЮТ ЗАМУЖ! При этом, я боюсь что-либо сказать ей против! Это же... у меня слов нет, одни нецензурные выражения! Черт! Ее ноготки впились мне в ладонь!

- А, что?

-  Смертный Константин, Вы согласны взять...

-  Ясен перец!

-  Простите, я не совсем понял?

-  Твою душу! Немелида! Ты мне всю ладонь исцарапала!

-  Ты еще, мерзавец, не знаешь, как я умею царапаться. Ты не ответил!

-  Ответил! Да, мать вашу, СОГЛАСЕН! Хватит мне на ногу давить своим каблучком! Я же босой! Мне больно! И вообще я в туалет хочу! Давай дорогая, заканчивай этот балаган, наедимся хоть побыстрее от пуза! И напьемся в дрова!

-  Ты не пьешь!

-  Чего??? Отцепись от меня! Эй, гарсон! Где тут расписаться нужно?

-  Пожалуйста. - Он протянул мне золотое гусиное перо.

-  А ты, негодяй, не хочешь услышать, согласна ли я взять тебя в мужья?

-  Что, серьезно? Неужели можно такси вызывать? Я надеюсь, что ты не согласна?

-  Разбежался! Я согласна!

-  Чего тогда комедию ломала? Где расписываться?

-  Сначала капните свою кровь в эту лунку, потом обмакнете перо и распишитесь.

-  В смысле, капнуть кровь, да еще и свою?

-  Брачный договор с божественнейшей подписывается кровью.

-  Ну вы совсем тут уже одичали! У вас что, чернил нет?

-  Чернила есть, но договор с божественнейшей подписывается кровью.

Я оглянулся, посмотрел на невесту. Она с невинным видом глядела на меня. Кивнула. Я прикрыл глаза - господи, дурдом «Большое дышло»!

-  Черт с вами! Кровью, так кровью. - ткнул острым концом пера себе в палец, накапал в выемку на алтаре или как он тут называется? Обмакнул перо и подписался в толстой амбарной книге. Вернее в скрижали.

Подошла Немелида. Этой тыкать пером не понадобилось. У нее она сама вытекла из пальчика и смешалась с моей. Богиня обмакнула второе золотое перо в выемку и поставила свой вензель. Посмотрела на меня:

-  Любимый, мы теперь с тобой связаны до конца жизни.

-  Моей?

-  Твоей!

-  Как мило! Ладно, я в туалет.

Сбегал за ближайший угол. Когда облегчался на виноградную лозу, заметил, как на меня смотрит козлоногий в обнимку с какой-то мадемуазелью.

-  Что помешал?

Козлоногий смотрел с ужасом.

-  Это божественная лоза!

-  Правда что ли? Ну, извини, таблички вешать нужно! А то я не в курсе, где божественная, а где не божественная. Девица заворожено смотрела на мое хозяйство. Сделав дело, я спрятал все в трусы.

-  Эй, подруга, очнись! Поезд уехал! Расслабляйтесь.

Вернулся назад. Там уже стояли столы со всякой вкуснятиной. Вокруг столов отмечалось броуновское движение.

-  Константин! - Завопил распорядитель. - Я тебя поздравляю! Я верил в тебя, друг мой! - И уже тише. - Мы же друзья?

-  Конечно, колобок! Где два миллиона?

-  Подожди, Константин. Ты сделал только полдела. Предстоит еще одна половина. - И показал рукой очертания округлившегося живота! Прохиндей! Одно жулье кругом!

-  Хорошо, но хотелось бы взглянуть на мой гонорар.

-  Увидишь! Обещаю! О чем ты думаешь, Константин?! Тебя ждет ночь любви и наслаждений, а ты меркантильно как-то, о деньгах!

-  Я тебя, засранец толстый, сейчас трубой приголублю!

-  Я же сказал, Константин! Все увидишь, я уже решил эту проблему.

-  Ладно, верю тебе на слово. Хотя сдается мне, что верить тебе, это себя не уважать.

-  Зря ты так. Я всегда держу слово.

-  Муж мой возлюбленный, где ты? - Услышал голос своей молодой жены.

-  Ладно, Константин, мне пора. А ты давай, приложи максимум усилий. Я в тебя верю. У тебя все получится!

-  Катись на хрен, колобок.

Распорядитель как то быстро испарился. Показалась моя «благоверная».

- Что ты здесь делаешь?

-  Писать ходил. Ты же в курсе!

-  Ну и как? Облегчился?

-  Твоими молитвами. Слушай, что хотел спросить - что за божественная лоза?

-  Виноградная божественная лоза. Именно с нее началось виноградарство и виноделие. С этой лозы боги любят вкушать божественный виноград.

-  Серьезно?

-  Конечно! А что такое?

-  Да нет ничего. Ты тоже любишь?

-  Да! Почему спрашиваешь?

-  Знаешь, я как твой муж, хочу попросить у тебя, сделать мне одно одолжение.

-  Конечно. Что именно ты хочешь?

-  Не вкушай божественный виноград некоторое время. Хорошо?

-  Это почему?

-  Просто, мой каприз. Договорились?

-  Ладно, эту просьбу я выполню. Нам пора с тобой, дорогой, на брачное ложе!

Положил ей руки на бедра, потом погладил ее по заднице, заодно помял ей ягодицы. Нижнего белья не наблюдается.

-  Что, уже в нетерпении? Мокрая вся?

-  Пока нет.

-  Плохо, дорогая. Ты только при одном воспоминании обо мне, должна уже быть вся э-э-э, готовая одним словом!

-  Сначала дело сделай, что бы у меня появилось хоть одно воспоминание.

-  Не проблема, пошли к столу.

-  Зачем к столу?

-  Вина накатим.

-  Ты не пьешь!

-  Нет. пью. Ты даже не представляешь себе, что когда я выпивший, то становлюсь таким похотливым, прямо ужас, реальный бабуин! Поверь, ты от меня еще ломиться будешь с брачного ложа, теряя тапки. Я тебе не твои бывшие недоумки. Я Костя Бешеный! Смекаешь?

Пока она таращила на меня свои черные глазищи, я схватил ее за локоток и подтащил к столам. Налил себе и ей по кубку вина.

-  Пей, радость моя! - Сам тут же присосался к кубку. Что самое интересное, выпила! Налил еще.

-  Хватит. Костя!

-  Ошибаешься! - посмотрел на тусовку. - Тост за наиславнейшую и наибожественнейшую! Все пьют стоя и до дна! Живее канальи!

Осушил кубок. Она пила медленно и смотрела по верх кубка на меня. Дождался, пока не осушит весь кубок. Богиня-то богиней, но я заметил, как ее качнуло.

-  Тебе на сегодня хватит, дорогая! А то как то не комильфо, заниматься любовью с пьяной в драбадан женщиной! Так, я же голодный!

-  Подожди. Пойдем в покои. Там есть накрытый столик.

-  Хорошо! Эх, все же чего-то не хватает!

-  Что тебе не хватает?

-  Хорошей драки! Ну какая свадьба без знатного мордобоя? Мне вон тот крендель не нравиться в петушиной раскраске. Кто это?

-  Этой мой брат! Перестань Костя! Пошли в покои.

-  Ну, пошли. Зря ты не захотела драку и поножовщину. Зато было бы что вспомнить!

-  Обойдемся без поножовщины. Здесь весь цвет многих миров. А ты кулаками и своей трубой собрался махать. Слушай, чего ты ее везде таскаешь с собой?

-  Это моя тросточка. Я иногда хромаю. Давай возлюбленная моя, шевели поршнями, показывай, где тут моя и твоя койка!

Койка оказалась очень даже не хилой. Там впятером поместится спокойно можно и место еще останется! Рядышком стоял столик со снедью. Отлично! Первым делом начал насыщаться. Она села на край постели. Смотрела на меня. Я поедая очередной кусок мяса, ухмылялся ей.

-  Что ты за молодой муж?

-  Сама такого выбрала. А что тебе не нравиться?

-  Перед тобой сама богиня красоты, а ты сидишь и жрешь как последний скот.

-  Ошибаешься дорогая, мне перед трудной работой, заправиться нужно. Это что, плохо?

-  Ты должен восторгаться и восхищаться мной. Стихи мне декларировать о любви!

-  Ты ничего не попутала, насчет стихов? Какие в едреням феням стихи, когда задернуты шторы и разложен диван? Слушай, а ты точно невинна?

-  ты сомневаешься?

-  Нет, просто я дурею с этого балагана! Иметь кучу мужей и быть девственницей. Расскажи кому, не поверят. Ржать будут как те кони.

Я сполоснул руки в чаше для омовения. Вытер полотенцем.

-  Ну что, дорогуша, проверим какая ты девственница! Поиграем в пациентку и дядю дохтура по гинекологии? Заметь, у меня даже инструмент имеется!

-  Ты хамло, грубиян и мерзавец! Разве такое нужно говорить молодой жене на брачном ложе?

-  Если насчет стихов, то тебе их сначала заслужить нужно, андестен?

-  А восхищение мной?

-  О, восхищения у меня много, прям из ушей лезет, смотри сама, заметила как от огромного восхищения у меня сейчас трусы порвутся! Можешь даже потрогать, разрешаю, как молодой жене. Тебе это полезно, привыкай!

Подошел к ней вплотную. Она уставилась на мое возбудившееся хозяйство, скрытое трусами. Глаза ее расширились.

-  Ну что? Трогать будешь? - Отрицательно замотала головой. Даже руки спрятала за спину. - Ладно, не можешь

-  научим, не хочешь - заставим. Ты меня удивляешь!!! Ты что ни у одного из своих мужей за их хозяйство не держалась? - Опять отрицательно замотала головой. - Детский сад, вторая группа! Учтем. Платье сама скинешь или помочь?

-  Платье, помогает снять молодой жене ее супруг. Или ты не знаешь?

-  Нет. конечно! Я, в отличии от тебя женатым не был.

Платье я с нее стащил. Возмущенно и зло сопела.

-  Ты как обходишься с богиней, хамло!

Но на ее ругань, я не обращал внимания. Я был в восторге!

-  Детка! Ты просто прелесть! И, я смотрю, маленькая шалунья, родинка имеет место быть!

-  Для тебя старалась, а ты... ничтожество!

-  Спасибо, возлюбленная жена моя! Так ближе к делу! Я с тебя платье снял...

-  Грубо стащил!

-  Наплевать! Главное, что ты теперь голая! А с меня мой костюм ввиде трусов, я сам снимать должен или ты займешься?

-  Сам снимай!

-  Э, нет. Так дело не пойдет. Это не честно! Снимай! И не щелчком пальцев, а ручками своими, сама! Прикоснись, наконец, к телу своего мужа! Села на кровать, живо! - Упала задницей на постель. Смотрит на мои трусы. - Я жду, женщина!

-Я еще не женщина!

-  Эту недоработку я сейчас исправлю. Приступай!

Сначала не решалась. Но потом все же стащила.

-  Вот видишь? Ничего сложного нет. Так, начало хорошее. Продолжаем, наибожественнейшая! - Ее крылья затрепетали. - Чего крылышками замахала? От радости? Спасибо! Я тебе нравлюсь, сладкая моя?

Молчит. Уставилась на мое хозяйство. И чего смотрит? Раньше не видела что ли? Вон у некоторых индивидов их числа озабоченных претендентов, по более моего.

-  Немелида! Девочка моя. Нам пора продолжать. Ты чего зависла? Кстати, крылышки свои отстегни и положи на полочку. А то не дай бог поломаю их тебе.

Подняла на меня свое личико.

-  Как это отстегни? Они у меня не отстегиваются!

-  Дорогая, если я на тебя улягусь, то могу невзначай сломать тебе так какую-нибудь косточку.

-  Не сломаешь. - Она сделала мах крыльями и сложила их. Раз и крыльев нет. Заглянул ей за спину, а они такие маленькие стали и прижатыми к ее телу.

-  Да ты прям как ангелочек сейчас.

Богиня вдруг начала отползать от меня, стараясь переместиться на другую половину кровати. Куда это ты? Я уже завелся!

-  Стоять! - Поймал ее за ногу. Потом поймал вторую ногу. Подтянул ее к краю кровати. Ноги держал в своих руках. Она пыталась их свести вместе. Но со мной не забалуешь. Я парень ломом подпоясанный. О чем ей и сказал.

-  Что это ты, детка от мужа сваливаешь? Не понял? Ты же так хотела меня затащить в постель!

-  Убери от меня свои грязные лапы!

-  Ошибаешься, я их только помыл вон в той бадье с лепестками роз. Так что твоя претензия мимо. Теперь поясни, почему испугалась? Чего боишься? Ты это делала с хреновой кучей своих мужей. Забыла что-ли?

-  Я не помню.

-  Как это не помнишь? Ты издеваешься?

Она готова была расплакаться. Куда-то вся ее божественность испарилась. Сейчас была передо мной простая девчонка. Молоденькая, симпатичная, но ни как не богиня на божественном троне.

-  Я, правда, не помню.

-  То есть, скормив своим «несчастным малышам» очередного придурка, ты все забываешь?

-  Наверное!

-  И на брачном ложе теряешь свои божественные способности?

-  Да! Кроме одной.

-  Прелестно! Какой именно?

-  Дарить наслаждение мужчине.

-  Еще прелестнее! Тогда чего ждем? Погнали?

-  Ты мне сделаешь больно!

-  Обязательно! А ты как хотела? Но нужно потерпеть, дорогуша! Все через это проходят! Не ты первая, не ты последняя! Ноги расслабь! Руки убери от интересного места. Чего закрываешь? Думаешь, я ни разу не видел? Видел! Вот так, молодец... Меня твоя родинка заводит еще больше!

Одним коленом оперся на край постели. Ноги ее развел в стороны и опустился на нее. Она вцепилась руками в постельное белье. Смотрела на меня широко раскрытыми глазами и часто дышала. Я отпустил ее ноги и оперся руками на постель. Ее голова оказалась между моих расставленных рук.

-  Ты слишком напряжена, Немелида. Дыши ровнее и медленнее. Сейчас я тебя буду целовать. А ты просто закрой глаза и постарайся расслабиться. Сейчас больно не будет. Я постараюсь сдерживаться дольше, пока ты не будешь готова. Хорошо?

-  Да. - Прошептала она, закрывая глаза.

Вот и славно, подумал я, прикасаясь губами к ее белой, шелковистой кожи шеи. Начнем с шеи, потом опустимся ниже...

-  Немелида! Что за дела? Ты мне всю спину исцарапала!

-  Мне было больно! - она сидела на коленях, опершись на пятки. Все постельное белье было скомкано.

-  Это мне было больно! Я даже не знаю, чья кровь на простыне, твоя или моя?!

-  Моя! Ты животное, Константин!

-  Завязывай! Сама орала в экстазе так, что гардина грохнулась на пол!

-  Все равно мне было больно!

-  Еще хочешь?

-  Хочу! - при этом, яростно смотрит на меня! Я засмеялся.

-  Чего смеешся?

-  Дорогая! Мы с тобой ненормальная супружеская пара.

-  Это почему?

-  Вот смотри, тебе больно, но при этом ты впадаешь в экстаз и хочешь еще. Я не хочу быть твоим мужем, но просто жажду оказаться на твоем брачном ложе в качестве супруга. Я это уже понял. Хочешь сказать, что это нормально? Нет. Мы с тобой конченные извращенцы. Нас в дурке нужно держать, за семью замками и постоянно в смирительных рубашках. И еще. Ведь ты все забыла, значит не опытная! Но наслаждение доставлять умеешь! Я это заметил и оценил. Как так?

-  Я же тебе сказала, что эта моя особенность. Я хочу еще, Константин!

-  Но тебе ведь больно?

-  Ну и что!

-  Ладно, подползай ко мне. Я тебя еще раз осчастливлю!

Супруга на четвереньках пересекла кровать по диагонали. Задышала мне в лицо. Облизывала свои губы. Я лежал на спине.

-  Хочешь? - шепотом проговорил ей.

-  Хочу. - Так же ответила она.

-  Тогда поработай!

-  ???

-  Залезаешь на меня. Берешь мое сокровище в свои ручки и заправляешь себе. Потом скачешь! А я твоей грудью займусь. Поняла?

-  Я богиня!

-  Слышал уже. Ну что? Поехали?

Поехали. Богиня забыла, что она богиня...

Лежала рядом, уткнувшись в подушку. Обнял ее и притянул к себе.

-  Немелида, ты что ревешь? Что, совсем плохо?

-  Нет, хорошо. Не мешай. Мне поплакать нужно.

-  Хочешь, я тебе стихотворенье расскажу?

-  Хочу! Про любовь?

-  Про любовь! - Я усмехнулся. Детский сад! - Про любовь женщины к мужчине. Устраивает?

- Да.

Я люблю тебя, мой милый и родной!

С ума схожу от счастья быть с тобою... Я рада от того, что ты судьбой Дарован мне с огромною любовью!

Я вознесла тебя на пьедестал,

Иначе просто быть у нас не может.

Ведь ты - мой Бог и ты - мой идеал,

И нет мужчины мне тебя дороже!

Твои слоев звучат чудесной песней,

Когда ты говоришь мне о любви.

Я счастлива, что мы с тобою вместе,

Все чувства наши нежные храним!

-       Ведь ты мой Бог и ты мой идеал... Но ты не бог, Константин?

-       Для тебя бог. И идеал! Разве не так?

-       Я не знаю.

-       Плохо, дорогая! Вот ты для меня богиня и идеал!

-       Я и так богиня! И я идеал, я же богиня красоты.

-       Боже! Мама, роди меня обратно! Ты все воспринимаешь буквально. Тут нужно по другому воспринимать своего избранника. Раз уж ты меня выбрала. Вот я тебя не выбирал. Но могу прочитать тебе стихи, не потому, что ты богиня, а просто потому, что ты женщина! Слушай:

Девушка, вспыхнув, читает письмо.

Девушка смотрит пытливо в трюмо.

Хочет найти и увидеть сама

То, что увидел автор письма.

Тонкие хвостики выцветших кос,

Глаз небольших синева без огней.

Где же "червонное пламя волос"?

Где две "бездонные глуби морей"?

Где же "классический профиль", когда Здесь лишь кокетливо вздернутый нос?

"Белая кожа’... но, гляньте сюда,

Если он прав, то куда же тогда Спрятать веснушки? Вот в чем вопрос!

Девушка снова читает письмо,

Снова с надеждою смотрит в трюмо.

Смотрит со скидками, смотрит пристрастно,

Ищет старательно, но... напрасно!

Ясно, он просто над ней пошутил.

Милая шутка! Но кто разрешил?!

Девушка сдвинула брови. Сейчас Горькие слезы брызнут из глаз...

Как объяснить ей, чудачке, что это Вовсе не шутка, что хитрости нету!

Просто, где вспыхнул сердечный накал,

Разом кончается правда зеркал!

Просто весь мир озаряется там Радужным, синим, зеленым...

И лгут зеркала. Не верь зеркалам!

А верь лишь глазам влюбленным!


-       Поняла? Чудо в перьях?

-       Почему чудо в перьях?

-       Так вон они у тебя какие. Белые, мягкие! Разве это не перышки?

Она села на коленки. Ее крылья резко расправились увеличиваясь, пока не достигли своего истинного размера. Крылья синхронно делают легкие махи. Сидит, улыбается. Потом соскочила с постели. Вышла на середину комнаты.

-       Подойди ко мне! - попросила она. Встал, подошел к ней. Обняла за шею. Я взял ее за бедра и поднял. - Возьми меня прямо здесь и так.

-       Уверена?

-       Да, я так хочу!

Прижал к себе. Она впилась мне в губы, а ее крылья обняли меня, заключив в мягкий кокон... Это было невероятно!

Утром проснулся первым. Она еще спала. Крылышки сложены. Осторожно вылез. Прошелся по комнате. Взял на всякий пожарный свою трубу. Мало ли? Так, что искать конкретно? А я знаю? К тому же как искать? Стены комнаты были увиты плющом, виноградной лозой и еще какими-то растениями. Прошелся, зашел в следующую комнату. Увидел дварга. Он спал, свернувшись калачиком вокруг ларца зеленого цвета. Толи из малахита, толи еще из какого камня. Интересно, что в ларце? Подкрался к ящерице на цыпочках и нахлобучил его по хребтине. Тварь заверещала. Рванула куда-то в сторону, но так как обвивала парой тройкой колец ларец, то сдвинула его и он упал на бок. Дварг замешкался и получил еще один удар трубой, «несчастный малыш» подлетел и с воплем умчался из комнаты. Передо мной лежал раскрытый ларец. На пол высыпалась женская бижутерия - цепочки, подвески, кольца, браслеты. Еще какое-то барахло. Все было из золота или серебра. Но вот один медальон меня заинтересовал. Он был весь из бронзы. Сам медальон был овальной формы. На нем были какие-то значки, а в середине черный камень. Что-то типа обсидиана. Цепь тоже была из бронзы. Зачем богини бронзовый медальон? Это очень подозрительно! Перевернул назад ларец, собрал в него рассыпавшуюся бижутерию. А вот медальон, не знаю почему, но засунул в трусы. Главное, что бы он не вылетел у меня из трусов. Я успел отойти от ларца, как в комнату забежала наибожественнейшая! Естественно голая!

-       Что происходит? - она была встревожена. Из-за ее спины выглянул дварг.

-       Твоя кошатина нагадила мне в тапки! Прибью, тварь!

-       Какая кошатина? Костя?

-       Вон та! Которая у тебя за спиной!

-       Это не кошатина! Это мой дварг!

-       По барабану как ты зовешь этого кошака. Главное, он нагадил в мои тапки!

-       В какие тапки?!

-       Как в какие, дорогая? В мои! Каждый уважающий себя женатый мужчина имеет свои тапки, в которые всегда гадит кошак его молодой жены! Ты разве не знаешь? Это же классика жанра!

-       Константин! У тебя нет тапок!

-       Как нет? То есть, эти твари не только нагадили, но еще и утащили их?! Я не знаю насколько они тебе дороги, любимая, но это уже перебор. Я забью уродов и сдам их на мыло.

-       Перестань немедленно! У тебя нет никаких тапок. Ты ходишь босиком!

-       Серьезно? То-то я смотрю, что на самом деле босиком. Плохо, солнце мое. Ты бы мне хотя бы по семейному тапки организовала, раз костюм зажала.

-       Ну почему ты такой? Ты мне такое прекрасное утро испортил. Я была счастлива!

-       Что испортил, исправлю. - подошел к ней, обнял за талию. - Пойдем любовь моя. Я тебе верну хорошее настроение и счастье.

Она покорно пошла. Видать на самом деле хотела быть счастливой! Отвел ее назад к постели.

- Ложись, девочка моя. Закрой глаза. - Закрыла. Правильно, а то медальон уже стал вываливаться у меня из трусов. Быстро снял нижнее белье, закутав в него медальон и запихал все это под подушку. Еще не хватало, что бы зверушки утащили мои трусы с вещью. Любовью занимались неистово и интенсивно. И успешно. Кричала сильно, где-то даже гром гремел и молния сверкала. Зато стала улыбаться. Глаза опять засияли как две звездочки. Потом еще долго лежали обнявшись.

- Мне нужно идти. Скоро совет богов.

- Надеюсь, ты не долго будешь?

- Нет. Я быстро. Просто мне нужно там поприсутствовать.

- Понимаю. Буду тебя ждать.

Соскользнула с кровати и убежала в бассейн. Через некоторое время встал с кровати. Одел трусы, медальон зажал в кулаке. Заглянул в бассейн. Никого не было! Отлично. Так, теперь разберемся с этой висюлькой - что это за хрень? Одел на шею. Покрутил в руках. Неожиданно черный камень в центре заискрил. Ну да, какая-то магическая висюлька. Эх! Как же мне свалить отсюда домой, в свой родной и такой любимый город?

Реальность дрогнула, пошла волнами и сквозь стены покоев стали проступать черты... моего города! Еще мгновения и я стою по середине улицы. МАТЬ МОЯ ЖЕНЩИНА! Я ДОМА!!! Я даже начал плясать! Потом до меня начала доходить неприглядная картина реальности. Я оказался по середине улицы, в одних трусах. Но это было бы ничего, если бы оказался возле своего дома, а не в районе, находящимся от моего на противоположном конце города. Но и это еще не все. Был день, вокруг, соответственно были спешащие по своим делам люди. И был толи конец октября, толи ноябрь, так как шел противный дождь с мокрым снегом. Представляете??? На меня стали обращать внимание.

- Спокойно граждане! Это не то, о чем вы подумали! - крикнул я на смотрящих на меня людей. Увидел проезжающую машину такси. Выскочил перед самым ее капотом. Раздался визг тормозов. Я уперся в решетку радиатора.

- Ты что. идиот? Жить надоело? - Заорал водитель такси, открыв дверь. И тут же выпучил на меня глаза.

- Братишка, помоги! Довези до дома. Я заплачу! - быстро переместился на переднее пассажирское сиденье. Водитель закрыв дверь смотрел на меня с интересом.

- Что, муж нечаянно нагрянул из командировки? - Усмехаясь, спросил он.

- Ага, муж, б...! Муж, объелся груш! - И мы оба расхохотались! Только каждый смеялся о своем.

Приехав, заскочил к Сережке. Он открыв дверь, впал в ступор.

- Серый не тормози. Дай денег, мне за такси заплатить нужно!

Расплатился с таксистом.

- В следующий раз, будь осмотрителен, а то можешь вообще без трусов на улице оказаться! - Сказал он садясь в машину и посмеиваясь.

Вернулся назад. Запасные ключи от моей квартиры, хранились у Сергея со Светланой.

- Ты где целый месяц был, чудо в перьях? - Спросил, наконец Сережка. Я его обхватил за талию и аккуратно обнял, приподняв над полом. Как же я по всем вам ребятки соскучился!

- Где был? Это тебе лучше не знать. Но скажу одно, в гостях у настоящего чуда в перьях. Это ты верно подметил!

Я БЫЛ ДОМА!

шестой уровень, финиш.

Прошел почти год с того момента, как я сумел вернуться из мира Немелинды. Медальон я после этого никогда не одевал. Он так и лежал у меня в шкафу. Я еще какое-то время продолжал участвовать в нелегальных боях без правил. Но всему всегда приходит конец, так как Сережка шел уверенно на поправку. Сейчас ходил с тросточкой, но обещал в ближайшее будущее выбросить ее. Светлана была счастлива. Кстати, ходила беременная. Сказала, что чуть не потеряла мужа, поэтому решила еще рожать. Теперь уже второго.

Да, того англосакса я все же урыл. Его унесли с ринга. Он остался жив, я его не убил и он даже с виду остался целым, вот только участвовать в боях уже не мог. Заговариваться, бедолага стал. Сочувствую ему! Даже букетик цветов ему в больницу отправил.

Вроде все у меня наладилось. Жизнь вошла в привычную колею. Но... что-то не хватало. Стал часто ездить либо загород, гулять в лесу, либо в городском парке. Даже просто по улицам города. Была середина сентября. Деревья покрылись осенним золотом. Вчера у меня был последний бой. Получил свой гонорар. О том, что больше на ринг выходить не буду предупредил всех заранее. Вопросов ко мне не было. Так как я никому должен не был и ни от кого не зависел. Теперь я безработный и свободный. Погуляв по городу, посидел в кафе. Смотрел на девушек. Но смотрел спокойно. Ни какого влечения у меня к противоположному полу не было. Да-да! Вот такая засада! За этот не полный год, у меня не было близости с женщиной. Меня не тянула ни к одной из них. Даже организм чисто на инстинкте не реагировал. Сначала у меня было недоумение, потом паника. Я даже мадам не тяжелого поведения вызвонил. Приехала, разделась. Сидел, смотрел на нее и... ничего! Вообще. Понял, что стал импотентом! Наверное, это из-за того, что побывал в том мире. Мире Немелинды. И этот мир забрал у меня мою мужскую силу. Проститутке заплатил и отправил ее восвояси. Мне наверное нужно было повесится или еще как-то самоубиться. Я же ведь еще молодой мужчина. Только тридцать исполнилось. Постепенно смирился с этим. Даже стал сторонится прекрасную половину человечества.

Сегодня гулял по городу весь день. Домой вернулся вечером. На кухонном столе стояла кастрюля. Рядом лежала записка: «Костя это тебе обед. Пожалуйста, покушай. Света». Спасибо сестренка. Там был борщ. Разогрел и покушал. Когда мыл тарелку, раздалась трель дверного звонка. Кого это еще принесло? Светлана или Сережка? Так у них ключ есть от квартиры! Прошел в прихожую, щелкнул замок и я открыл дверь...

Моя ошибка была в том, что я не посмотрел в дверной глазок. Хотя я и так никогда не смотрел в него. Мне опасаться было нечего. Это всякому жулью и гопникам нужно было меня опасаться.

Неуспела дверь распахнуться до конца, как от хлесткой пощечины у меня искры из глаз полетели.

- Негодяй, мерзавец! Ты думал, что я тебя не найду?

НЕМЕЛИНДА!!! Потирая горящую огнем кожу щеки и сделал шаг назад в глубь квартиры. Моя женушка вошла в квартиру. По хозяйски. Нет, она не была в своем привычном наряде, который еле-еле скрывал ее прелести, а зачастую вообще ничего не скрывал. На ней было стильное платье, чуть выше колен. Туфельки на каблуке. На личике макияж, немного косметики. Хорошая модная прическа. Она была неотразима!!! И я вдруг почувствовал, как во мне начинает просыпаться уже забытое желание, влечение к женщине. Вот черт!!! Продолжал медленно отходить в глубь квартиры. Да, она была прекрасна! Не даром богиня красоты! Но не это было главное! Знаете что? Это был полный трындец. Я даже не слушал поток эпитетов, которыми она меня награждала. В этом плане у нее был очень богатый ассортимент. У нее в руках был сверток. Большой. Сначала я даже не понял, что это? Но потом в мозгах щелкнуло! Света в таком свертке таскала их с Сережкой первенца, когда только родила! На плече у богини болталась спортивная сумка.

- Ну ты и поддонок, Костя! Ты меня бросил! Ты понимаешь, что ты сделал? Ты меня опозорил! Меня, богиню красоты, бросил мужчина!!! Ты знаешь, скольких мне пришлось скормить дваргам, что бы они все заткнулись и не смели шушукаться у меня за спиной и обсуждать меня? Негодяй!

- Немелинда, что это у тебя?

- Ни что, а кто! Это твоя дочь! Мерзавец! Сволочь! Ты бросил меня беременную. Да еще и обокрал!

- Клевета! Я не хотел! Просто этот медальон сам сработал!

- Он сработал потому, что ты очень хотел сбежать! - Увидел, как по ее правой щеке побежала слезинка. - А ведь я тебя полюбила, по настоящему. Я так никого никогда не любила. А ты...

- Подожди, как дочь???

- А вот так!!! В кои-то веки я нашла мужчину, с которым могла иметь нормальную семью! А он и то, оказался ничтожеством и вором!

- Я же сказал тебе, я не умышленно! И хватит меня оскорблять! О какой семье ты говоришь? Разве вы, боги, нуждаетесь в нормальной семье?

- Конечно! - Немелинда подошла ко мне и всунула в руки конверт с младенцем. - Держи, папочка! - последнее слово произнесла с издевкой. Я стоял и обалдевший держал своего ребенка. А потом сморозил глупость.

- Это точно мой ребенок?

- Что-о-о?! - ее глаза полыхнули и за окном, несмотря на ясную погоду и середину сентября, раскатисто грохнул гром и сверкнула молния.

- Понял! Конечно моя дочь, я даже не сомневаюсь!.. Немелинда, а что мне с ней делать?

- Воспитывать, мой возлюбленный муж. - Опять издевательский тон. Сняла с плеча сумку. - здесь амброзия. Поставь в холодильник. Первые три месяца будешь кормить исключительно ей! Потом можешь кормить перетертыми через ситечко продуктами - овощами, мясом, рыбой, фруктами. Фруктов побольше. Особенно яблоками и грушами. Станет постарше, можешь давать виноград. Этот она тоже будет любить особо. И озаботься для нее одеждой, кроваткой и коляской!

- Подожди! Как это первые три месяца, как это попозже? А ты?

- А я возвращаюсь. У меня дела божественные. Забыл кто я?

- Подожди, Немелинда. Побудь немного здесь. Я сейчас чай поставлю.

Я заметался, не зная, куда положить ребенка. Она стояла и смотрела на меня с усмешкой. Наконец унес ребенка в спальную комнату. Положил на свою кровать. Хотел вернуться в зал.

-  Разверни ее. - Стояла при входе в комнату.

-  Зачем?

-  Так ей будет лучше спать. Она хоть еще и совсем маленькая, но любит когда больше свободы.

-  Серьезно? - Тупо смотрел на дочку.

- Серьезней не куда.

Развернул. Она была в распашонке и в памперсе. Смотрел на ребенка. На это пухленькое тельце. На сжатые в кулачек пальчики. В груди родилось теплое чувство. Я папа! Нет не так - Я ПАПА!!! Посмотрел на жену. Она удовлетворенно улыбалась. Резко переключился на нее. Ее улыбка стала блекнуть. На лице возникло выражение тревоги. Двинулся к наибожественнейшей. Она сделала шаг, потом второй назад.

- Ты что задумал, мерзавец?

-  Угадай с трех раз, зараза! У меня дикое желание обладать женщиной. Я как застоявшийся жеребец. У меня год не было женщины! - Схватил ее за руки. Надвигался на нее. Она отступала. Вот уперлась в диван. Села на него. Я скинул майку в которой был.

- Ты не посмеешь!

-  Еще как посмею. Я же твой возлюбленный муж! Мне пора исполнить супружеский долг. Давай только без вашей бабской ахинеи, типа у меня голова болит и я устала. Тем более дочка спит. Нужно успеть, пока не проснулась.

- Еще чего не хватало! Даже не мечтай!

- Уже!

-  Что уже?

-  Размечтался. Пора мечты воплощать в жизнь. Платье сама снимешь или мне помочь. И учти, я просто в бешеном нетерпении!

Желание на самом деле, нарастало во мне как снежный ком, катящийся с горы.

-  Убери от меня свои грязные лапы.

-  Это я уже где-то слышал. - Опрокинул ее на спину. Она попыталась меня пнуть. Но я ей этого не позволил. Сжал ее ноги в своих руках. Дернувшись несколько раз, затихла. Смотрела на меня зло. Ноги ее были согнуты в коленях и прижаты друг к другу. - Вот и молодец.

Мои ладони прошлись ей по внешним сторонам бедер, задирая подол. И тут я нащупал нижнее белье.

-  Не понял?

Она усмехнулась:

-  Чего не понял?

-  Ты что трусы носишь?

-  А что такого? Странный вопрос!

-  Почему странный? Я не замечал, что до этого ты носила нижнее белье!

-  У себя дома, да. Но здесь, это не прилично!

-  Ладно. Зад приподними.

-  Зачем?

-  Не строй из себя дурочку. Я сниму их! Как я с тобой буду заниматься любовью, когда на тебе будут одеты трусы? Причем так плотно одеты!

-  Ничего я не буду делать! Тебе надо, ты и приподнимай! Можешь свою задницу приподнять.

-  Хорошо. - Засунул руку ей под трусики и сжав их в кулак рванул на себя. Раздался треск. Немел и да сморщилась.

-  Ты хоть знаешь, сколько они стоят?

- Что, дорого?

-  Неприлично дорого!

-  Пришли мне счет, я оплачу!

-  Тогда тебе придется продать свою халупу и последние трусы. Но даже тогда ты не оплатишь и половины их стоимости.

-  Серьезно? - Спросил я, вытаскивая из-под ее подола остатки женского нижнего белья. Хотел их откинуть в сторону, но она протянула руку:

-  Дай сюда! - отдал. Опять запустил руки ей под подол. Гладил ее бедра и наслаждался. Твою душу, сейчас взорвусь! Попытался раздвинуть ее колени. Бесполезно. Дернулся несколько раз - колени даже не оторвались друг от друга.

-  Дорогая? У тебя колени что, друг к дружке гвоздями приколочены?

В ответ только издевательская усмешка. Попытался поднять ее ноги. Опять ничего не получилось. Чего это они такие тяжелые?

-  Что, Костик? Такой слабенький, что даже жене ноги раздвинуть не можешь? Наверное плохо питаешься? Зараза! Стерва! Задрал ей подол выше пояса, вернее часть подола. Так как на другой части лежала она сама.

-  Приподними зад! Иначе сейчас тебе платье порву!

Усмехнувшись, приподнялась. Б... не могу просто так смотреть!!! А она только усмехается. Это же садизм, издевательство в чистом виде! Еще раз попытался раздвинуть ее колени. Опять ничего не получилось.

-  Немелида, солнышко, дорогая, любимая, ненаглядная! Ноги расслабь, пожалуйста!

-  Обойдешься! Что хочется?

-  Ты даже не представляешь. Я же сейчас слюной захлебнусь! У меня после тебя никого не было. Я же ни на кого не реагировал. А на тебя, как мега озабоченный! Прошу тебя, хватит капризничать. Давай супружеский долг исполним, по отношению друг к другу. Сейчас дочка не дай бог проснется!

-  У меня после твоей выходки никакого желания нет с тобой в постели находиться. Так что отойди от меня, задохлик! Как я сразу не заметила, что ты такое слабое ничтожество! Отвали, мальчик!

Удавить ее что ли? Думал, что меня разорвет сейчас и от бешенства и от желания обладать ею. Значит я мальчик? Добро!

-  Конечно я мальчик. По сравнению с тобой! Может сходишь на кухню?

-  Зачем?

-  Как там в стихах говорится: «Подружка дряхлая моя, старушка дней моих суровых, налей мне кружечку вина»! - Да простит меня Александр Сергеевич.

-  Что-о-о? Кто это старушка? - женушка купилась!!! Ее колени чуть дрогнули, немного разошлись. Она попыталась встать. Но я был на чеку. Быстро рванул колени в стороны и втиснулся между ними! Она смотрела на меня потрясенно, еще не веря, что я уже устраиваюсь у нее между ног.

-  Как вы предсказуемы, женщины. Что милая, продолжаем разговор?

Зло глядела на меня. Потом вдруг расслабилась и отвернула личико к спинке дивана. Быстро расстегнул ремень брюк. Как выскользнул из них, даже сам не понял.

-  Дорогая, не отворачивайся! Хочу видеть твои счастливые глаза!

Ага повернула личико и смотрит. Я уже чувствовал ее горячее лоно. Одно движение и я в ней!

- Костя! Если сейчас, ты это сделаешь, то больше меня не увидишь. Ни меня ни дочь. Выбор за тобой! - Сказав, отвернулась опять к спинке дивана.

Черт! Черт! И еще много раз черт! Никогда не занимался насилием. Но кто-то мне нашептывал на ухо: «Ерунда, сделай это. Не слушай ее! Зато какое наслаждение получишь! Ты же помнишь!» Боролся с вожделением. Это была мука. Она же лежала спокойно и ждала.

Я откинулся назад. Сел на диване и стал надевать свои штаны.

- Зачем пришла? Отдать дочь? Хорошо. Отдала. Чего тогда ходишь передо мной и задом крутишь? Ведь знаешь же, что я не могу ни с какой другой женщиной, кроме тебя. Решила поиздеваться? Уходи. За дочь можешь не волноваться. Я позабочусь.

Она одернула подол, встала. Погладила меня по голове, я отстранился.

- Плохо, милый? А представь, как я мучилась!

- А я не подавал заявки на участие в твоем балагане. Не хотел становиться твоим мужем. Это с твоей стороны было насилие. Так что давай, скатертью дорога. И лучше вообще больше не появляйся. Нет тебя и хорошо. За дочь спасибо. Больше мне от тебя ничего на хрен не нужно.

Прошел на кухню. Включил чайник. На душе было муторно и погано. Появилась Немелинда. Встала в проеме двери.

- Ты еще здесь?

- Там в сумке...

- Я уже слышал. Что еще? Ах да... - Вернулся в зал, достал из шкафа медальон. Подошел и всунул его в руки богини. - Теперь надеюсь все. Хотя нет, значит так, может с твоей точки зрения моя квартира и халупа, пусть. Но это мой дом. Не оскорбляй его. Я же не оскорбляю твой сарай. Да большой, но сарай. Я бы лично в нем жить не стал.

- У меня не сарай!

- Сарай, большой сарай. В нем нет уюта. А значит сарай! Вот теперь все. проваливай.

- Костя не обижайся...

- Я не обижаюсь. Уходи Немелинда.

Богиня смотрела на меня некоторое время, потом кивнула мне и вышла из квартиры.

Сидел, пил чай. Заплакала мелкая. Пошел к ней. Лежит ручками машет. Так памперс можно на выброс. Что в этих случаях делают? Нужно, наверное, помыть ее? Понес в ванную. Настроил тепленькую воду и подмыл. Завернул дочь в чистое полотенце. Держу ее на руках, она молчит и смотрит на меня своими черными глазами. Точно, глаза мамины. Те же бровки и форма глаз. Носик тоже мамин. А вот губы мои! Сто процентов! И овал лица мой! Любой, кто скажет, что это не так получит в дыню. Даже к зеркалу подошел. Стоял, сравнивал. Пришел к выводу, что моего больше чем маминого. Это хорошо, просто замечательно. А раз так, значит она папина дочка. Все кто не согласен, могут идти лесом, пни окучивать. Так, что дальше? Дочка смотрела на меня требовательно! Идиот, она же есть хочет. Ведь дети в таком возрасте либо спят, либо едят! Так, что там мамка притащила? Держа в одной руке мелкую, второй раскрыл сумку. Ага, банки с чем-то! Во. бутылочка с соской! Увидел листок бумаги.

«Костя, не сердись на меня. Пожалуйста. Амброзию, поставь в холодильник. Будешь кормить ее через каждые три-четыре часа. Бутылочку промывай хорошо, после каждого кормления. Амброзию в бутылочке, прежде чем давать ей, подогрей в горячей воде, но до температуры тела. Когда покормишь, обязательно подержи столбиком, что бы воздух вышел, который она заглатывать вместе с едой будет. Купать каждый день, вечером. Почаще бывай с ней на свежем воздухе. Уверена, из тебя получится очень хороший, заботливый и любящий папа. Целую, твоя Немелинда!»

Нет. скажите, это нормально? Поиздевалась, свалила, но я не должен обижаться! Да идет она, лесом! Включил в кране горячую воду. Подержал бутылочку. Потом попробовал на язык. Что за фигня? Сладковатая и очень вкусная субстанция? Как она сказала - амброзия? Что это такое еще? Молоко так называет? А, по барабану. Вроде температура нормальная. Мелкая смотрела на бутылочку. Запищала. Точно, кушать хочет! Положил ее на сгиб локтя. Видел так кормят мелких. Сунул ей соску. Сидел на стуле, держал бутылочку. Она наяривала, только за ушами треск стоял. Это я так шучу. Своими ручками держалась за бутылочку.

Поели. Так, что мамаша писала, подержать столбиком? Подержим. Пока держал, она меня описала. Тоже нормально. Как без этого? Всех родителей дети описывают. Так, что дальше. Полотенце убрал. Черт, да мне ее даже завернуть не во что! Тоже мне мамаша! А еще богиня! Не могла дочери пеленок разных побольше притащить. Вот жлобская натура. Для меня костюма пожалела. Для дочери пеленок! Угораздило меня с такой связаться.

Схватил телефон, позвонил Светлане, попросил зайти. Щелкнул замок.

- Костя, чего звал? - раздался женский голос из прихожей.

- Проходи, сама увидишь!

В зал зашла Света. Увидев меня с грудным ребенком, зависла. Примерно минуту продолжалась немая сцена.

- Костя, ты где ребеночка взял?

- Как где? Родил!

- Костя, не шути с этим!

- Честно, Свет. Дочь моя. Маманя ее принесла, сунула в руки, говорит - воспитывай! Не веришь? Вон там в сумке свидетельство о рождении. В графе отец, мои данные.

- Точно твоя дочь?

- Моя. Можешь не сомневаться.

Светлана подошла ко мне, посмотрела на ребенка. Ее лицо расплылось в улыбке.

- Боже, какое чудо! Какая хорошенькая!

- Конечно хорошенькая! Другого и быть не может. Вся в папу!

Света посмотрела на меня скептически.

- Ты на себя в зеркало посмотри! Папа.

- Что тебе не нравиться?

- Все нравиться. Особенно, что ты наконец-то перестал уродовать себя. Спасибо тебе Костя за помощь. А девочка и вправду на тебя похожа. Губы твои. Так, почему она у тебя на половину голая? Тебе что завернуть ее не во что?

- Ну конечно! У нее только одна распашенка и был еще памперс. А еще этот конверт есть в котором ее на улицу таскать!

- Не таскать, а носить. Это куль картошки таскают. А детей носят. Сейчас я принесу все что нужно. У нас от старшего осталось. Вот для младшего бережем. Но раз такое дело, то принесу. Но завтра заряжайся и по магазинам. Для ребеночка много что нужно купить.

- Я знаю. Ванночку, кроватку, коляску.

-  Так жди, сейчас принесем.

Светлана убежала. Вскоре вернулась с детскими тряпками. Серега притащил детскую ванночку. Стоял, таращил на меня свои глаза.

-  Костян! Я в шоке! Неужели ты стал папой!

- Как видишь.

-  Я тебя поздравляю! Нашего полку прибыло! Молодец братан! Будем вместе ходить с колясками. Светлана тоже вон обещает еще одного мелкого! Прикинь, у всех мамы ходят, а у нас все как не у людей, папы будут ходить!

Мы все трое засмеялись. Потом купали дочку. Оказалось это целое дело. Нужно налить теплой воды. Потрогать ее локтем на предмет температуры как у тела. Что бы не обжечь или наоборот не заморозить маленькую. Обязательно мыть используя только детское мыло, так же необходимо заварить ромашку в отдельной посудине и перед окончанием банных процедур, окатить ромашковым отваром. На вопрос - зачем, узнал, что ромашка, это природный антисептик. Блин, мозг сломается. Но справился. Конечно с помощью Светланы. Спасибо ей огромное! Потом уложил спать дочку. Пока на свою постель. Когда она насосавшись амброзии уснула. Довольный прошел на кухню. Светлана что-то готовила. Серега уже расставил рюмки. Достал из холодильника графинчик беленькой.

-  Так, Костя. Ты не напивайся. Все дорогой мой. У тебя дите на руках. - Сурово смотрела на меня жена друга.

-  Да ладно Света! Мы по пять капель, чисто за нового члена общества и за молодого отца! Святое дело! - Тут же парировал Сережка.

Выпили втроем. Выслушал пожелания здоровья и счастья. Посидели немножко. Потом Светлана с Сергеем ушли, пожелав спокойной ночи. Спал в полглаза. Прислушивался. Но дочь на удивление спала спокойно. Просыпалась всего два раза. Поела, сменил ей памперс, их принесла Светлана, и мелкая опять спать. Утром чувствовал себя хорошо. Самое главное был почему-то счастлив. Почему, не знаю. Потом был день. Ездили все втроем, вернее впятером. Я, Сергей, Светлана, моя доча в конверте, сын моих друзей. Этот то во всю уже носился. Как юла! Успевай за ним только смотреть. Но все, что нужно для ребенка купили. Я даже успел погулять с дочкой. Она спала в новой коляске, а я катал ее. Соседи были удивлены. Поздравляли. А еще через день нарисовалась мамаша.

В обед сидел кормил ребенка. Амброзия заканчивалась. Вернее закончилась. Скармливал дочке последнюю порцию. Думал, что придется переходить на детское питание. Света сказала, что нужно встать на учет и получать в детской кухне питание для ребенка. Ни Светлана ни Сергей не задавали мне вопросов про ее мать. И за это я был им благодарен. Щелкнул замок входной двери. Подумал, что идет Светлана. Но ошибся. В зал заглянула Немелинда.

-  Какая идиллия!

-  Что пришла?

-  Вас проведать. Молочка принесла.

-  Проведала? Молоко в холодильник поставь и дверь входную с другой стороны закрой. И ключ, будь добра, положить на полку. Я тебе его не давал.

Прошла молча в кухню. Услышал как открыла холодильник. Погремела там посудой. Потом вернулась в зал. Села рядом. Платье было уже другое. Мелкой порции не хватило. Она недовольно стала возмущаться. Немелинда сняла платье, Оставшись в одном нижнем белье. На ней даже лифчика не было. У меня глаза на лоб полезли.

-  Дай мне! - Потребовала молодая мамаша. Отдал. Она ловко сунула ребенку в рот титьку. Доча довольно зачмокала. Женушка сидела, смотрела, улыбаясь на девочку.

Я встал и вышел в кухню. Созерцать почти голую жену не мог. Б...ь, я же не железный! Набуровил себе кофе. Сидел прихлебывал. Через некоторое время она заявилась на кухню. На ней была моя рубаха, еле закрывающая ей зад.

-  Одеться не могла нормально? - зло спросил богиню.

-  А зачем? Сегодня я ночую с вами!

-  Еще чего не хватало! - возмутился я, но в душе обрадовался.

-  А что такое? Здесь живут мой муж и моя дочь. Имею право!

-  А еще на что ты имеешь право?

-  На половину твоей постели и на исполнение тобой супружеского долга!

-  Долго думала?

-  О чем? - нагло забрала мою кружку с кофе, не успел я ее поставить на стол.

-  О постели и супружеском долге?

-  Я вообще не думала об этом. Зачем, если это и так есть?!

-  У меня слов нет. Ну, ты и наглая как танк.

-  Все еще злишься и обижаешься, желанный мой?

-  Перестань! Желанный!

Желанный! Черт! Желание опять стало нарастать. Она усмехнулась. Догадалась, зараза! Я обозлился.

-  А я не хочу, что бы ты оставалась в моем доме на ночь. Поняла? Надо было тебя трахнуть тогда. Что бы больше не видеть.

-  Ты бы и от дочки отказался?

-  А я бы тебе ее не отдал.

-  А чем кормил бы тогда?

-  Детскими смесями. На молочке бы брал. Что думаешь большая проблема?

-  Очень дорогой! Все, что ты перечислил для нее не подходит.

-  Это почему?

-  Ты забыл, кто у нее мама?

-  Не забыл!

-  Молодец! Так вот, она сама маленькая богиня. И питается первые три месяца исключительно амброзией.

-  Что это такое?

-  Мое молоко, которое заменить ничем нельзя.

Мне ответить было нечем. Я просто отвернулся к окну, повернувшись к ней спиной.

-  Костя. - Подошла, положила мне руки на плечи. Поцеловала в макушку. - Мне тоже нужно было повредничать. Давай закончим на этом. Костя, в конце концов я же богиня!.. Костя, посмотри. - Последнюю фразу сказала таким голосом, что я повернулся на автомате. Она подняла рубашку. Елки-палки. Нижнего белья не было. - Тебе же нравиться родинка. - Я как баран уставился на ее лобок! - Ну давай любимый, стисни мои бедра своими ладонями. Они такие у тебя горячие и грубоватые. Мне так нравиться, когда ты это делаешь.

Я раб своих желаний! Конечно, я схватился за ее бедра. Потом мял ее ягодицы. Наконец зарычав, схватил ее в охапку и потащил в зал на диван. Дочь спала в спальной комнате. Немелинда тихо смеялась. На этот раз никаких запретов и предупреждений...

Вечером познакомил жену со своими друзьями. Посидели хорошо. Тем более Немелинда оказалась, чему я был несказанно удивлен, хорошей хозяйкой. Наготовила кучу вкусной еды. Правда я не видел как она готовила. Но какая разница. Одним словом посидели. На вопрос, чем занимается моя жена, Немелинда ответила, что работает в одном нефтегазовом концерне и ей часто приходиться ездить в командировки. Попросила Светлану присматривать за мной и дочкой, во время ее отсутствия. На что та с охотой согласилась. Через какое-то время, они обе уже общались друг с дружкой как давно знакомые подружки. Я, если честно, такого от богини не ожидал. О чем сказал ей уже ночью, после бурного сеанса любви!

- Мне же нужно, что бы за тобой присматривали. А жена твоего друга уже опытная в этих делах. С меня не убудет, а дочка, зато под дополнительным присмотром. - Пояснила богиня.

Вот так и стали жить. Она прибегала через три дня. В основном ближе к обеду. Иногда вечером и вечером следующего дня исчезала. Скажите, что это не совсем нормально? Соглашусь. Но иначе никак. Она же богиня. Дочку назвали по желанию Немелинды Мореной. Хотя я записал девочку как Марина. А то как-то не совсем звучало. Мелкий мухлеж, но супруга ничего не заметила.

Весной, когда снег уже сошел, а листья еще только начинали избавляться от скорлупы почек, я гулял с коляской в парке. От меня до парка было недалеко, минут двадцать неспешным шагом. Марина спала, наевшись амброзии. Хотя я ее уже подкармливал вовсю и простыми продуктами. Только протирать приходилось через мелкое ситечко очень тщательно. Но мне было не в напряг. Наоборот даже в удовольствие.

Был хороший теплый день. Лето уже не за горами.

- Константин! - Услышал я голос за спиной. Спокойно повернулся. На меня смотрел какой-то хлыщь.

- Ну, я! С кем имею? - Спросил его.

- Мое имя Вам ничего не скажет. Но это и не важно. Я представляю очень уважаемых людей. Вы Константин, довольно известная личность в определенных кругах.

- Дальше что? - Мне этот тип, конкретно не нравился.

- Вам предлагают бой. С одним шведом. Он тоже известная личность.

- Я догадываюсь кто это.

- Это хорошо. За очень приличные деньги вы выходите с ним на бой и ложитесь.

- Все что ли?

- Да! Как Вам такое предложение?

- Никак. Я больше в ваших тусовках не нуждаюсь, андестен? Тем более я никогда не ложился на ринге за деньги. Это проституция, а я не женщина легкого поведения. Понятно? Так что передай своим, ну очень «уважаемым» людям, что они ошиблись адресом. Пусть поищут в другом месте.

- Вы хорошо подумали, Константин?

- Мне что, второй раз повторить?

- Таким людям, которых я представляю не отказывают.

- Мне плевать отказывают им или нет. Я отказываю. Пусть утруться и ходят лесом. Все, свободен!

- Без проблем. - Тип отошел от меня шагов на десять, потом сказал усмехаясь: - У Вас, Константин прелестный ребенок! Берегите его!

- Что сказал, уродец? - Я двинулся к ушлепку. Он моментально нарезал. Бегать за ним я не собирался. Тоже мне, посланец очень «уважаемых» людей!

Погулял еще. Потом решил возвращаться домой. Тем более вечером, должна была появиться маманя. Позади послышался шум роликов. Оглянулся. Меня догоняли по дорожке двое - парень и девушка. Спокойно пошел дальше. Девушка обгоняя меня споткнулась и упала. Я остановился. Протянул ей руку, что бы помочь подняться и вырубился. «Электрошокер» - были последние мысли...

...в себя пришел в каком-то помещении. Большое, что-то типа тренажерного зала или что-то в этом роде. Висел, подвешенный на крюке. Руки были связаны. Рядом со мной стояла какая-то протокольная личность.

- Очнулся?

- Есть такое. Что за хрень?

- Сейчас тебе объяснят. - Личность позвонила по телефону. Сообщила, что я очнулся. В зал зашли трое. Двоих знал точно. Это был Валерьян и один из его подручных. Третий мне был не знаком. Валерьян мутный тип, занимался договорными боями. Я с ним дел принципиально не имел, хотя он постоянно ко мне подкатывал с разными гнилыми предложениями.

- Ну что, Костик. Зря ты грубишь! - Усмехнулся этот клоун.

- Я удивлен Валерьян, ты же таким откровенным криминалом не занимался. Или я что-то не знаю?

- Ничего личного Костя, просто ты понадобился очень серьезным и уважаемым людям. Я всего лишь мелкая сошка.

- Значит ты вдвойне подставился. Мне тебя жаль Валерьян!

- Себя пожалей. А лучше дочку свою.

Я не дергался при этих словах, но мои глаза нехорошо прищурились.

- Не надо на меня так смотреть, С ней будет все нормально. Если выйдешь на бой и проиграешь. Но проиграешь красиво, что бы никаких подозрений. Эти люди шутить не будут. И ты получишь определенную сумму. Конечно не так много, как если бы ты согласился добровольно. Компенсация за борзость. И так, твое слово?

- Валерьян! Я же тебе недоумку только что сказал, ты подставился вдвойне. Я никуда выходить не буду. Мало того, у вас и у ваших очень серьезных и уважаемых людей очень мало времени. Вы себе даже не представляете дебилы, с кем вы связались.

- Грубишь? Плохо, Костя. Очень плохо. Мы знаем, с кем связались - с Костей Бешеным. Но мы как-нибудь переживем это. В отличии от тебя.

- Кто тебе сказал придурок, что речь идет обо мне? Я реалист и если речь шла бы обо мне, то я возможно и согласился бы ради дочери. Плетью обуха не перешибешь. Но речь как раз не обо мне.

- А о ком?

- О том, кто стоит за этой девочкой. И времени у вас очень мало. Так как скоро появиться мамочка, которая придет проверить покормлена ли ее доча, помыта ли, выгулена ли? А тут такой косяк. Хочешь недоумок я расскажу что будет и с вами здесь находящимися и с тем кто участвовал в похищении и самое главное с очень серьезными и уважаемыми людьми?

- Что?

- Вас всех найдут очень быстро. Возможно вы, кто здесь находитесь не успеете даже отсюда слинять. Найдут и уважаемых людей, всех. Даже тех кто заинтересован, но не отсвечивал. Найдут все ваши семьи, вплоть до троюродной и даже четвероюродной родни. От новорожденных и до глубоких стариков. И вы все умрете. Умрете страшно. Знаешь как? Вас живьем скормят зверушкам, которые специализируются исключительно на человеченке. Убегать и прятаться бесполезно. Поверь, я знаю что говорю. При чем, прежде чем вас самих скормят, вы увидите как сожрут заживо ваших родных. Те, кто этим будет заниматься не знают таких понятий как жалость, милосердие. У них вообще нет тормозов. Они живут в другой реальности. Поэтому, сейчас вы меня отпускаете, отдаете мне дочь, выплачиваете в течение суток пол лимона зелени за свой идиотизм и тогда возможно отползете на полусогнутых. Это мое предложение. Поверь Валерьян, это очень хорошее предложение.

- Да, Костя. Я не ожидал, что ты такой кретин. Жаль.

- Сколько времени сейчас, Валерьян.

- Двадцать три минуты шестого.

- Валерьян, у вас всех здесь не более десяти минут осталось.

Неожиданно входная дверь содрогнулась от мощного удара и сорвавшись с петель улетела на середину зала. В проеме появились зверушки моей жены. Я впервые был рад их увидеть. Четыре «несчастных малыша»! протокольная личность, Валерьян и его подельник пораженно замерли, а вот четвертый среагировал моментально, выхватил пистолет и выстрелил. Только не попал. Дварги двигались стремительно Причем не только горизонтально по полу, но и вертикально по стенам и даже потолку. А что им. тараканы тоже так бегают. Незнанакомый тип успел выстрелить два раза. Оба мимо. Как его сбил с ног один из дваргов и откусил ладонь в которой был пистолет. Стрелок заорал благим матом. Дварг сочно пожевал человеческую плоть, выплюнул пистолет. Другие дварги окружили оставшуюся криминальную троицу. Встав на задние лапки, смотрели на свою возможную трапезу, раскрыв зубастые пасти. С раздвоенных языков капала слюна.

- Валерьян, я же предупреждал. Извини ошибся. У вас даже десяти минут на оказалось. Лица всех четверых посерели. У инвалида без ладони от потери крови, боли и страха. У остальных троих просто от ужаса. Возле ног протокольной личности и Валерьяна стали образовываться лужицы. Ребята обделались. Но в этом нет ничего удивительного. Если увидеть рядом с собой дварга, то можно не только обделаться, можно инфаркт схлопотать как нечего делать.

В дверном проеме появилась женушка. На ней был черный брючный костюм. Смотрелась очень стильно и обворожительно. Подошла не спеша ко мне.

- Костик, тебе больно?

- Нормально. Бывало хуже.

Она щелкнула пальцами и я грохнулся на пол. Встал, потирал затекшие запястья.

- Немелинда! Они дочку похитили. Меня электорошокером вырубили. Я ничего не смог сделать.

- Не беспокойся. Она уже в безопасности, дома.

- А кто с ней?

- Один из малышей!

- Как из малышей? Дорогая, ты что?

- Успокойся. Между прочим, дварги очень хорошие няньки. Поверь. С этого момента один из них будет находиться постоянно с вами.

- Как это? Ты представляешь какой шок они вызовут, появись на людях?

- не вызовут. Их будут видеть в других личинах. В истинных видеть никто, кроме тебя и доченьки, не будет.

- А что за личина?

- Собака. Породу сам выбери.

- Хорошо. Но дорогая, те кто устроил все это, просто так дело не оставят.

- О них не беспокойся. Я знаю всех, кто в этом замешан, даже косвенно. Ими уже занимаются. Ими и их семьями. Завтра в Колизее будет очень интересное развлечение. Хочешь посмотреть?

- Уволь. Я лучше дома, с дочерью побуду.

- Как хочешь.

- Немелинда, может не стоит трогать семьи, особенно детей? Пожалуйста.

Ее лицо мгновенно закаменело.

- Запомни, Константин. Никто не смеет трогать мою дочь. Тем более какие-то смертные!

- Но я тоже смертный!

- Ты другое дело. Ты отец нашего ребенка и мой муж. И ты даже не представляешь, что они хотели с нашей дочерью сделать? Ты думаешь обошелся бы одним боем? Нет дорогой мой. Дочка была бы у них в заложницах. И они готовы были убить ребенка, в случае, если бы ты как-то их ослушался. Поэтому, даже не проси. Все разговор окончен.

Я махнул рукой. Что я мог сделать? Да ничего. В том, что касается Марины, ее мать ни на какие компромиссы идти не собиралась. А состраданием и милосердием она явно не страдала.

- Иди, Костя. Там на улице тебя ждет машина. Она отвезет тебя домой, к дочери.

- А ты?

- Я подъеду позже. Мне тут кое-какие дела нужно утрясти. - И хищно улыбнулась. Зверушки полностью скопировали ее улыбку...

Вот так закончилось это происшествие. Что было потом в Колизее, я даже знать не хочу. Меньше знаешь, лучше спишь. А с того момента с нами стал жить дварг. Кстати и правда он оказался отличной нянькой. Постепенно я привык к нему и уже воспринимал его внешность, как само собой разумеющееся. Забавно было смотреть, как он играл с Мариной, когда она начала ползать. Он ложился на спину, она заползала с визгом на его брюхо. Дварг хватал ребенка многочисленными лапами и перемещал ее вдоль своего длинного тела. Она визжала, смеялась и не хотела вылезать из его когтей. Самое главное, что он ни разу не поцарапал или еще как-то повредил ей. Катал на спине, баюкал и вылизывал ее. Я даже иногда ревновал ее к зверушке. Личину я выбрал для дварга восточно-европейскую овчарку.

Немелинда постоянно была в «командировках», появляясь стабильно через три дня. Готовила поесть. Играла с ребенком и занималась со мной любовью.

Вот такая у нас ненормальная семья. Но я все равно был счастлив! Главное, что никаких отборов больше не было! И еще - толстый, где мои деньги?


Иркутск. Август 2018 года.



Оглавление

  • первый уровень
  • второй уровень
  • третий уровень
  • четвертый уровень
  • Пятый уровень
  • шестой уровень, финиш.