загрузка...
Перескочить к меню

Рыцари Преисподней (fb2)

файл не оценён - Рыцари Преисподней (пер. Мария Володина) (а.с. МК «Грешники»-1) 849K, 164с. (скачать fb2) - Белла Джуэл

Возрастное ограничение: 18+


Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Автор: Белла Джуэл


Книга: Рыцари Преисподней


Оригинальное название:       Hell's Knights


Серия: МК «Грешники» #1


Переводчик:  Мария Володина


Редактор: Ms. Lucifer


Вычитка: Ms. Lucifer


Художественное оформление: Ms.Lucifer


Белла Джуэл РЫЦАРИ ПРЕИСПОДНЕЙ


~*АННОТАЦИЯ*~

У Эддисон была сложная жизнь. Никчемная мать, и отец, который отсутствовал в ее жизни на протяжении долгих лет. После смерти матери, девушка остается без средств к существованию, рядом с озлобленным мужланом. Эддисон отправляется к родному отцу, единственному человеку, который мог бы позаботиться о ней. Все, что она знает – это то, что он является президентом мотоклуба, но она не подразумевает, насколько ей придется окунуться в жизнь заведения.

Единственное, что ей известно о Кэйде – это тот факт, что лучше держаться от него подальше, но ей тяжело совладать с притяжением. Он – вице-президент клуба. Яркий, строгий и в то же время очаровательный. Он возвращает ее способность чувствовать. Следовало бы стремительно дать задний ход и убежать подальше от демонов прошлого, однако, вместо этого она попадается на удочку шикарного байкера.

Погрузитесь в динамичный роман о соединении двух потерянных душ.


~*ПРОЛОГ*~


Непросто жить, когда ты одинок. Приходится все делать самостоятельно, положиться не на кого. Никто не поможет в беде. Не с кем поплакать или разделить радость. Ты становишься черствым. Но не по собственному желанию, а лишь потому, что так надо. Хотя, с чего мне жаловаться? Как там обычно говорят? Всегда есть те, кому гораздо хуже? Да, это так. И не важно, насколько тебе сложно, всегда найдется тот, кто страдает больше. Можно ли этим себя успокоить? Безусловно, нет. Это всего лишь реальность. Хотя, порой, все, что нам нужно - это общепризнанный факт.

Что я могу рассказать о своей семье? Совсем не много. Мой отец – великовозрастный байкер, которого я не видела с тех пор, как мне исполнилось четыре года. Да, именно четыре. Моя мать – его жалкий ночной каприз. По крайней мере, я пришла к такому выводу, не находя иной причины, по которой мужчина в своем уме и при твердой памяти мог бы добровольно постучать в ее дверь. Ей определенно нельзя было присвоить титул «Мамочка года», поскольку все мое детство она беспробудно выпивала, а потом и вовсе скончалась от передозировки наркотиками. Сейчас мне двадцать один год. С одной стороны – приличный возраст, чтобы жить самостоятельно, а с другой – совсем рано, чтобы бороться за выживание, имея в распоряжении все долги матери и ее сумасшедшего сутенера, который постоянно ошивается рядом. На моем банковском счете всего двадцать долларов. Этого хватит, чтобы всего лишь пару раз купить еду в «Макдоналдс».

Я не злой человек. По крайней мере, стараюсь не быть таковой. Мне не хочется ходить с угрюмым выражением лица и плохим отношением к жизни только потому, что она не похожа на сказку. Нет, я так не хочу, ведь я сильная и решительная девушка. И эта девушка сейчас находится в поезде по дороге к отцу, которого она совсем не помнит. Но он – все, что у нее осталось. Кроме того, отец управляет солидным мотоклубом. Уверена, он не будет светиться от счастья при встрече со мной, поскольку папаша не очень-то обрадовался, узнав о смерти моей матери. Ненавижу ощущать себя нежеланным ребенком. Тяжелое чувство, когда никто тебя не любит в целом мире.

Совсем никто.


~*ГЛАВА 1*~
ПРОШЛОЕ


Она не просыпалась, и я подумала, что это какая-то ошибка. Ужасное недоразумение. Я пыталась растормошить маму, схватив за плечи, но она не шевелилась. Господи, этого не может быть! Только не сейчас, не здесь! Снова встряхнула ее, но голова матери лишь безжизненно опрокинулась на другую сторону. Кожа приобрела серый оттенок, которого точно не было еще минуту назад. Я сглотнула горький привкус во рту. Нет, я не плакала, - слезы спрятались где-то глубоко в потайных уголках души. Я лишь в растерянности смотрела на безжизненное тело и понимала, что это конец. В груди нарастало чувство вины, но я заставила себя не раскисать и подняться на ноги.

Здесь невозможно было находиться, отчаянно хотелось сбежать. Я быстро приняла решение позвонить в полицию и сообщить о смерти человека от передозировки наркотиками, а потом просто исчезнуть без оглядки. Я опустила взгляд на женщину, благодаря которой появилась на свет, но ничего не почувствовала. Уже не было той невысказанной злобы за поломанную жизнь, как и не было боли потери. Никакой радости от того, что больше не придется жить в ее тени. Хотя нет, кое-что я все-таки чувствовала – бесконечную пустоту, словно сосуд наполняющую мое сердце до самого края и разрушающую все эмоции, которые в подобных ситуациях испытывают люди.

Я взяла телефон матери и дрожащими пальцами набрала 911. Когда ответили на том конце провода, глядя на бездыханное тело, я спокойно сообщила все, что знаю. Мать начинала синеть. Жуткий цвет кожи, от которого в животе все скрутило. После слов диспетчера: «Успокойтесь, посидите немного, мы скоро приедем» — я положила трубку. Несомненно, они вот-вот приедут, чтобы увезти мою мать туда, где очень холодно, где будет ее новое пристанище. Они освободят ее от тяжкого бремени жизни, а я… Я просто не хотела здесь оставаться ни минуты. Нужно как можно скорее освободиться от оков прежней жизни, и знала только один способ, как это сделать.

Сбежать.


~*НАСТОЯЩЕЕ*~

Заправив за ухо локон каштановых волос, я подняла на макушку солнечные очки. Передо мной предстал огромный трехэтажный коттедж, окруженный колючей проволокой, который располагался прямо у шоссе. Я приехала по адресу, который мне дали; по всей видимости, именно здесь мой отец проводит большую часть времени. Впереди я увидела ряд идеально-припаркованных мотоциклов «харлей-дэвидсон». Из большого краснокирпичного дома доносилась громкая музыка. Судя по внешнему виду, это сооружение знавало и лучшие времена. Неужели это разбитое окно? Забавно.

Я подошла к воротам. Конечно же, там был навесной замок. Посмотрев налево, увидела груду каких-то поддонов и не спеша направилась к ним, повесив рюкзак на плечо.

Встав на самый верхний поддон, я схватилась одной рукой за стойку ограждения, чтобы не упасть. Все закончилось приземлением на пятую точку, валянием в пыли, но ощущением безумной гордости за свою нелегкую победу. Я поднялась на ноги, отряхнулась от комков светло-коричневой грязи, прилипшей к джинсам, и направилась в сторону величественного строения. Громко постучала в исполинскую парадную дверь, но никто не ответил. Тогда я обошла дом с другой стороны и увидела ветхий гараж, из которого доносились голоса. Когда подошла достаточно близко, то заметила маленькую дверь с левой стороны. Набрав полные легкие воздуха, взялась за металлическую ручку и открыла ее.

Какое-то время внутри помещения было сложно что-либо рассмотреть, но, по мере того, как глаза привыкли к окружающей обстановке, я увидела четырех мужчин, сидящих за деревянным столом. Все пили пиво, двое их них курили. Заметив меня, один человек встал со своего места и направился в мою сторону. Я сразу догадалась, что это отец, поскольку узнала в нем свои черты лица. Теперь мне стало понятно, от кого я унаследовала каштановые волосы и небесно-голубые глаза. Отец был высоким и крепким, а я маленькая и хрупкая – вот, пожалуй, единственное различие между нами. Руки мужчины были покрыты татуировками, а волосы аккуратно заплетены в длинный хвост, расположившийся на его плече. Он носил идеально подстриженную бородку и усы.

Не могу с точностью сказать, чего я ожидала от этой встречи. Я совсем не помнила своего отца, поэтому было сложно даже подумать, как все будет. Всегда представляла себе толстого, уродливого мотоциклиста с огромным животом, от которого неприятно пахнет. Все, что угодно, только не образ ухоженного мужчины приятной наружности, который находился передо мной. Моя мать, да простит Господь ее грешную душу, обладала таким низкосортным вкусом, что до сих пор непонятно, как ей удалось отхватить такого парня. Несомненно, когда-то она была красавицей, но все, что я помню – это ее неряшливые волосы, вонь изо рта и скверный характер.

— Эддисон?

У моего отца был низкий, бархатный и спокойный тембр. Можно сказать, какой-то… отеческий. Вполне естественно, что я была обижена на него, ведь он никогда не пытался увидеться со мной или просто пообщаться. Никогда не делал попытки вытащить меня из той дыры, в которой я росла. Не знаю, смогу ли простить его. Он бросил меня на пороге ада без малейшего понятия о том, через что я прошла, когда проживала рядом с мужиками, которых мать водила в дом. Сутенеры, торговцы героином и прочие уличные отбросы. А жизнь в его мире… жизнь среди мотоциклистов могла бы быть гораздо спокойнее и легче, черт возьми.

Мы стояли друг напротив друга, и я уловила взгляд его глаз. Какое-то время мы молчали, пытаясь подобрать слова.

— Джексон, — наконец произнесла я единственное, что пришло в голову.

Отец поджал губы. Неужели он думал, что я буду называть его папочкой?

— Ты – вылитая мать, — с волнением констатировал он, продолжая рассматривать меня.

Я широко распахнула глаза и где-то в глубине души почувствовала, как что-то кольнуло. Усилием воли отставила эмоции в сторону, скрестила руки и выдала:

— Она умерла от инсульта, ты ведь в курсе, да?

Прищурившись, он отвернулся в сторону.

— Как же так вышло?

Я проигнорировала вопрос, поскольку не имела желания произносить правду вслух. Вместо этого начала оглядываться по сторонам.

— Хм, так вот как ты живешь? Очень занятно. А где моя комната?

— Как ты сюда попала? — спросил отец.

Я подняла бровь.

— Перелезла через ограждение. Так что с моей комнатой?

— Джекс, это твоя девчонка?

Я повернулась на голос мужчины постарше, обладателя густой седой бороды. С высоты своего роста он пронзал меня стальным взглядом, который выражал некий сексуальный интерес. Фу! Мой взгляд прокричал: «если будешь так пялиться, я хорошенько врежу по твоей улыбающейся морде и быстро спрячусь за спиной папочки».

— Ты перелезла через забор? — изумленно переспросил отец.

— Перепрыгнула через ограждение байкерского лагеря… Смелая девчонка, — заключил седой.

Я снова повернулась в его сторону, чтобы пустить стрелы из глаз, но в это мгновенье заметила его. Странно, что я не увидела его сразу, поскольку он тоже находился здесь все это время. Безумно привлекательный молодой человек в черных джинсах, такой же черной футболке и черной кожаной жилетке. Он был похож на Ангела Тьмы: темные взъерошенные волосы, удивительные глаза изумрудного цвета, которые просто пронзали насквозь и губы, созданные для поцелуев. В уголке нижней губы имелся пирсинг, а также два кольца в ухе. Я осмелилась внимательно рассмотреть его телосложение, толстую серебряную цепь на шее, руки в татуировках, «печатку» с изображением черепа на пальце, вычурные ботинки, украшенные цепями. Цепи были и на джинсах. Н-да, этот человек определенно тяготел к этим железкам.

— Соглашусь с тобой, Кёрли, — протяжно сказал он низким сексуальным голосом, и я мгновенно почувствовала возбуждение, представив, как он разговаривает во время любовных утех. — Проникнув на территорию байкеров, девушка проявила храбрость.

С любопытством я резко повернулась в его сторону.

— С чего бы это?

Он широко улыбнулся, продемонстрировав две очаровательные ямочки на щеках, затем поднялся и направился ко мне. На его жилетке я увидела несколько пришитых вставок. На одной была надпись: «Вице-президент», на других какие-то выдающиеся титулы, которые он заработал за многие годы. Теперь я обратила внимание еще на одного человека, сидящего за столом спиной ко мне. На его одежде была огромная нашивка с изображением мотоцикла, окутанного языками пламени и надпись крупными буквами: «Рыцари Преисподней». Должно быть, это название их клуба. Что ж, очень оригинально. Наконец, зеленоглазый красавчик подошел ко мне и начал откровенно прожигать взглядом, я не стала отводить глаза и ответила тем же. С какой стати мужчины решили, что могут открыто пялиться на женщину, а она, в свою очередь, так поступать не должна? Что ж, у меня для вас горячая новость, ребята – я та маленькая кошечка, которая не собирается следовать правилам. Она как раз любит их нарушать.

— Я же просил тебя позвонить заранее, — сказал Джексон, подходя ближе и побуждая красавца отойти назад.

— Да, я знаю, Джексон, но мне не нужна твоя помощь.

— Забавно это слышать, поскольку ты уже пришла. Вообще-то мы не привыкли допускать женский пол на территорию, поэтому тебе все-таки потребуется некоторая помощь, — прокомментировал красавчик из-за спины Джекса.

Я обошла отца и пристально посмотрела на выскочку.

— Прекрасно, тогда ты можешь дать мне денег, и я уйду. У меня определенно есть более полезные дела, нежели стоять тут в обществе каких-то неотёсанных байкеров.

Красавчик фыркнул, скрестив крепкие руки на груди.

— Джекс, бабы, как всегда, слишком много разговаривают. Думаю, тебе следует указать ей на ее место.

— Мое место? — проворчала я, тоже скрестив руки на груди. — Я тебе собака что ли?

— Ну, если ты желаешь ей быть, ради бога, милая.

— Ах ты ублюдок!

— Хватит! — рявкнул Джексон, — Эддисон, Кэйд, прекратите оба!

Кэйд? Так вот как его зовут? Отвратительное имя. Я повернулась к отцу:

— Если мне нельзя здесь остаться, тогда где можно переночевать?

— Да, ты не можешь здесь оставаться, таковы правила. Чуть ниже по дороге находится мой дом. Там четыре спальни, две ванной - достаточно места, чтобы ты могла обустроиться. Я там бываю редко, пока что можешь воспользоваться.

Пока что? Почему мне стало как-то не по себе от этих слов?

Я поправила рюкзак и кивнула.

— Как мне найти дом?

— Девушке не безопасно тут бродить одной, — предупредил Кэйд.

— Я сама могу о себе позаботиться, — огрызнулась я.

— И что же такая маленькая девочка, как ты, может сделать здоровому мужику на мотоцикле, когда он попытается слегка прижать тебя и немного поиграться?

— Заткнись, Кэйд! — резко возразил Джексон.

Ха! А мой старик, оказывается, горячий парень.

— Так ты скажешь, как добраться до дома или нет? — спросила я, глядя на Кэйда.

— Выйдешь за ворота - поверни налево. Дом номер десять. Это займет около пяти минут ходьбы, — ответил Джексон вместо Кэйда, протягивая ключи и не спуская с меня глаз.

— Спасибо. Что ж, я пошла. Не волнуйся, я недолго буду пользоваться твоим гостеприимством. Заработаю немного денег, а затем уеду.

— Детка, тебе нужна работа? — спросил седой человек.

— Да.

— У нас есть свободное местечко в баре. Прямо здесь, на территории лагеря.

— Нет, — отрезал Джексон. — Она не будет здесь работать.

— Почему? — деловито спросила я.

— Ты слишком молода.

— Мне двадцать один год, и, если мне не изменяет память, это совершеннолетний возраст.

— Тебе не место за стойкой напротив толпы пьяных, грязных взрослых мужиков, ищущих ночных развлечений.

Я подняла бровь.

— Поверь, я имела дело с гораздо худшими экземплярами.

— Да ладно, милашка? И с кем это, интересно? — с нарочитой медлительностью спросил Кэйд.

Я повернулась к нему.

— Ну, например, наркодилеры, сутенеры и тому подобное. Всегда были те, кто пытался меня изнасиловать, пока я спала. Мать приводила в дом мужиков для приятного времяпровождения. Однако после очередной дозы уже была не способна с ними общаться, и вся ответственность за их удовольствия ложились на меня. Они не хотели уходить ни с чем. Когда тебе всего лишь тринадцать, а какой-то сорокалетний бугай пытается залезть к тебе в постель и засунуть руки туда, куда не следует, тебе приходится быстро научиться защищаться.

— О чем ты, черт возьми? — рассердился Джексон

Я обратилась к нему.

— А ты думал, что мать воспитывает меня в сказочной стране, верхом на радуге с красочным леденцом на палочке?

Отец был просто ошарашен. Крепкий, крутой мужик и с выражением такого искреннего шока на лице.

— Да, черт возьми, именно так я и думал!

— Что ж, ты ошибался.

Я обратила взгляд на Кэйда, он смотрел на меня с довольно странной мимикой. Что это было? Тоска? Боль? Он моргнул несколько раз, затем вспышку его эмоций сменила все та же самодовольная улыбка.

— Говорю же тебе, дай ей работу. Пусть заработает, как и хотела.

— Нет, — отрезал Джексон.

— Да ладно, босс, — сказал бородатый. — Нам как раз нужна какая-нибудь девушка.

— Она – моя дочь!

— Что ж, по крайней мере, если она будет работать в пределах клуба, тебе будет легче за ней присматривать.

Джексон вздохнул и повернулся ко мне.

— Ладно, я дам тебе шанс.

— Хорошо, — вымолвила я, направляясь к двери. — Увидимся позже.

— Эддисон, подожди, — окликнул меня Джексон.

Я обернулась и посмотрела на него через плечо.

— Еще раз поведешь себя вызывающе в моем клубе, будешь наказана. Возможно, мать тебе все позволяла, поскольку была безответственной и бездушной стервой, но я – нет. И не смей больше так разговаривать, черт возьми!

— Ты поздновато решил поиграть в папочку, Джексон. Ты упустил свой шанс в тот день, когда мне исполнилось тринадцать, и меня изнасиловал человек, который в три раза старше.

Я ушла под звук его сдавленного стона. Так или иначе, с высоко поднятой головой. Я должна сама о себе позаботиться. Чувства всегда ведут к потерям, а я совсем не хочу этого. Пусть моя мать испоганила все мое детство, но это не означает, что нужно продолжать так жить и дальше. Теперь я свободна и намерена сделать все возможное, чтобы обустроить свою жизнь так, как того заслуживаю.


~*ГЛАВА 2*~
ПРОШЛОЕ


— Не дергайся, дрянь, — сквозь зубы прошипел Джаспер мне на ухо, прижимая к стене.

Я почувствовала его дыхание. Мерзкий запах комом застрял у меня в горле, вызывая рвотный рефлекс. Хотелось размазать его по стенке, но в тот момент я была беспомощна. Некуда идти. Не к кому обратиться. Это мой дом и все эти люди являлись частью моего бытия, нравится мне это или нет. В какой-то момент я дернулась и попыталась вырваться, хотя знала, что ему нужно. Он хотел трахнуть меня прямо здесь, уделать своей мерзкой слизью. Когда женщины сопротивлялись, это еще больше его заводило, и он кончал. Поэтому я быстро сообразила, что к чему и не пыталась бороться и, тогда ему быстро становилось скучно. Но как бы то ни было, этот ублюдок всегда доводил дело до конца.

— Скоро придет мать с очередным любовником. Если ты не уберешься отсюда, то как будешь объясняться насчет оказанных тебе услуг?

Он дыхнул на меня, и я, в свою очередь, попыталась не дышать, чтобы ни единой секунды не ощущать этот мерзкий запах. На меня пристально смотрели землисто-серые глаза, клочья пепельных волос свисали до подбородка. Я не понимала, как люди могут доводить волосы до такого омерзительного состояния.

— На этот раз я не трахну тебя, гадина, но, будь уверена, я это сделаю…

И я знала, что он выполнит обещание. Он всегда так делал. Фактически мне удалось выиграть лишь одну спокойную ночь. А, может, и две, если повезет. Он обязательно вернется, и, возможно, следующие попытки избавиться от него не сработают.

— Я знаю, — сердито ответила я.

— Сделай так, чтобы твоя мамочка хорошо заработала сегодня ночью. Не позволяй ей снова отключиться перед клиентом. Это дерьмо уже начинает действовать мне на нервы.

— Тогда иди и найди себе свежее мясо, и оставь нас в покое, — рявкнула я.

Он отпустил меня, и по всему телу разлилось приятное облегчение.

— У меня уже есть свежее мясо. И это ты, дрянь.

— Ты никогда не сделаешь из меня проститутку, Джаспер.

— Сделаю. Потому, что мы оба хорошо знаем, что такова твоя жизнь. Хочешь ты этого или нет.

— Нет.

Он злобно ухмыльнулся и направился к выходу. У двери он остановился и залез в карман, вытащив пакетик с белым порошком. Он бросил его мне, я поймала одной рукой.

— Убедись, что твоя мамочка не сожрет это до утра. Мы оба знаем, что она любит на завтрак, и насколько слышал, ты тоже. Сделай так, чтобы сегодня вечером она раздвинула ноги, и взгляд ее был чистым, ты поняла меня?

— Иди на хрен! — прошипела я.

— Не заставляй меня возвращаться, гадина. Потому что, если я вернусь – ты знаешь, чем это закончится. Достань для меня деньги или увидишь, что будет. Еще одна неделя без жрачки звучит не очень привлекательно, не правда ли?

Заметив мое выражение лица и громкое урчание в желудке, он сдавленно хихикнул.

— Я так и думал. Сделай, что я сказал, сучка.

Затем Джаспер ушел. Вот и все. Я взглянула на пакетик с порошком в моей руке. Вздохнув, открыла его, высыпала дорожку на журнальный стол, встала на колени, свернула пятидолларовую купюру и втянула носом порошок.

Он прав. Я нуждаюсь в дозе так же сильно, как она.

Это единственный способ уйти от реальности.


~*НАСТОЯЩЕЕ*~

Покинув территорию лагеря, я направилась вниз по дороге. Меня наполняли непонятные чувства. В своей голове я прокручивала тысячу различных сценариев. Пыталась обдумать всю ситуацию, понять, что я чувствую при нахождении здесь. Встреча с отцом и неподдельный ужас в его глазах после моего рассказа, заставили меня усомниться в правильности сделанного выбора. Привыкнет ли он к тому, что я теперь буду рядом или все пойдет по наклонной?

Но с другой стороны, я понимала, что все могло сложиться гораздо хуже для нас обоих. Я росла среди мерзких людей, большая часть которых были отбросами, полагающими, что чувства – это бесполезные и ненужные эмоции. Равнодушные, бессердечные личности, для которых делать больно другим - это в порядке вещей. Вот, в чем вся разница между байкерами и отребьем, рядом с которым я проводила свои дни. Байкеры будут точно бороться за то, что им дорого и верить в те вещи, до которых этим подлецам нет никакого дела. Все, чем они занимаются, имеет только один смысл – бизнес и деньги. Не думаю, что байкеров можно отнести к данной категории, по крайней мере, мне очень хотелось на это надеться.

Реакция отца на краткий курс моей жизни говорит о том, что, даже не зная меня, он бы защитил. Я понимала, что все это все временно и не стоит сильно цепляться за тонкую нить, но все-таки на душе стало тепло. Но ведь мне здесь не место. Положа руку на сердце, я даже не знала, где оно. Как человек может обрести приют, если всю жизнь он провел в попытке защитить себя, потеряв всякое доверие к людям? В страхе, что рано или поздно все плохо закончится, и что стена, которую воздвигаешь вокруг себя, может внезапно разрушиться, я нигде не могла найти покой. А сейчас чувствовала себя в безопасности. И это все, что мне нужно. Он не сможет меня найти, пока я под защитой.

Продолжая свой путь, с каждым уверенным шагом, я чувствовала хруст гравия под ногами. У меня не было денег, и больше некуда идти. И все, что мне остается - это лагерь байкеров, их мир, работа, подразумевающая нахождение в баре в обществе мотоциклистов, которых я совсем не знала. Тем не менее, нужно как-то выживать, пусть это и нелегко. Нужно сделать все возможное, чтобы как-то продержаться последующие несколько месяцев. Заработать денег, а потом решить, куда двигаться дальше. Как только я уеду из штата, да что тут говорить, из этой страны… возможно, тогда я смогу начать все сначала, собрать свою ничтожную жизнь по кусочкам, шаг за шагом, до тех пор, пока не найду что-то, во что можно верить.

Я добралась до старого запущенного дома отца. Долгое время не отводила глаз от массивного здания. Несмотря на то, что оно выглядело по-настоящему безобразно, для меня дом выглядел как вполне нормальный отель, поскольку я жила в гораздо более худших условиях. Это был высокий двухэтажный коттедж, окруженный расшатанной террасой. Когда-то она была белой, но краска облезла, и конструкция приобрела грязно-коричневый оттенок. Миновав ворота, я подошла к парадной двери. Открыв замок и сделав шаг вперед, я глубоко вздохнула. Типичная холостяцкая берлога. Повсюду бутылки из-под пива, одежда, коробки из-под пиццы и все такое. Одного взгляда на старую некогда голубую кухню стало достаточно, чтобы понять, что посуду не мыли как минимум три дня, а стиральная машинка… нет, только не просите меня идти в ванную.

Я с любопытством разглядывала мое новое убежище. Не фонтан, конечно, но зато безопасно. В жизни мне довелось побывать в таких местах, большая часть которых абсолютно непригодна даже для блох, не говоря уже о людях. Так что я знала, как все можно организовать. Сбросив обувь, я прошла на кухню. Открыла холодильник, поморщилась, и закрыла обратно. Боже, откуда появился этот омерзительный запах? А я точно уверена, что хочу знать ответ или все-таки нет? Ладно, займусь этим позже. Я обратила внимание, что помимо грязной посуды, нестиранного белья и беспорядка в доме, отец не часто ходил в магазин. Развернувшись на пятках, словно солдатик, я направилась в гостиную, затем поднялась по лестнице, расположенной слева. Там, наверху, очутилась в длинном коридоре с потускневшим деревянным полом. Я осмотрелась вокруг, все двери были закрыты. Наверное, нужно исследовать их, чтобы найти свободную комнату. Я шла вдоль коридора и открывала каждую дверь. Первая дверь по левую руку, определенно, вела в комнату, где проживает единственный мужчина в доме. По крайней мере, я так подумала.

Вторая спальня представляла собой обшарпанную ванную комнату, оформленную кафельной плиткой бежевого цвета с наличием такой же бежевой душевой кабины, которую давно уже пора почистить, черт возьми. Не обошлось и без ужасного ржавого зеркала. Третья дверь вела в свободную комнату, или как ее еще называют, комнату для гостей. Было легко определить предназначение данного помещения по огромной груде чемоданов, подушек, старых одеял и другого барахла, которое было миленько свалено на кровать королевских размеров. Вздохнув, вошла внутрь и приступила к уборке. Закончив, внимательно оценила интерьер комнаты. Симпатичные зеленые шторы, деревянный пол, хотя почти везде были изношенные паласы, на кровати дряхлый продавленный матрац. Я немедленно сняла простынь и наволочку. Может, это как раз подстегнет отца купить несколько новых комплектов постельного белья. А если нет, тогда придется постирать то, что есть три раза. Как минимум.

Я немного передохнула, потом отправила в машинку постельное белье, разложила вещи в старый деревянный комод, затем пошла вниз. Теперь пришло время заняться кухней. Весь последующий час я все отмывала, сдерживая рвотный рефлекс и мысленно проклиная отца за его непостижимую лень. Неужели человек не мог потратить некую сумму денег на покупку посудомоечной машины, чтобы избавить всех от страданий, включая меня? Не кухня, а свинарник! Впрочем, весь дом можно смело назвать свинарником. Я услышала звук открывающейся двери как раз в то время, когда ворчала по поводу ужасного состояния холодильника и о том, как поступить с тем, кто в нем героически помер. Я повернулась как раз в тот момент, когда Джексон входил в дом и с сердито смотрел на то, как я разношу его кухню в пух и прах. Он снял с себя шлем и кожаный жилет.

— Ты когда-нибудь слышал выражение «мыть посуду»? — спросила я, скрестив руки.

С лицом в стиле «вообще без разницы», отец пожал плечами.

— Я мою посуду тогда, когда считаю нужным. В моей жизни есть вещи поважнее.

Я не удержалась от сарказма.

— Да, ты что? Не думала, что есть что-то важнее посуды.

С полной уверенностью могу сказать, что уголок его губ дрогнул, и это очень удивило меня. Я представила, каким он был красавчиком в свое время. У меня даже не было сомнений. И теперь, будучи в зрелом возрасте, он определенно все еще привлекает внимание женщин. Должно быть, у него напрочь не было мозгов в тот день, когда он решил связаться с моей матерью. Я обошла рабочую столешницу и встала напротив отца.

— И в этой связи хотелось бы спросить, у тебя найдется что-нибудь съестное?

Он пренебрежительно взмахнул рукой и приземлился на диван.

— Ты ведь уже знаешь, что ничего нет. Я не готовлю и не хожу за продуктами. Для этого существует готовая еда на вынос. К тому же, большую часть времени я провожу в лагере. Если голодна, тогда позаботься о себе сама. Я уверен, что ты знаешь, как решить эту проблему.

— Джексон, чтобы приготовить, мне нужны деньги. Ты ведь мой отец и все, что…

Он ухмыльнулся так, словно все происходящее забавляло его.

— Если ты хочешь быть моей дочерью, тогда поступай как все дочери – заслужи это. Если тебе нужны деньги – иди и зарабатывай. Если ты хочешь, чтобы я купил тебе продукты, тогда я должен почувствовать, что ты заслуживаешь этого. Здесь не прогулка по парку, принцесса. Ничего не приходит даром, тебе придется это уяснить.

Я подошла ближе, чувствуя, как зарождающаяся ярость заставляет мою кровь закипать.

— Ты решил, что я не могу о себе позаботиться? Думаешь, я не знаю, как заработать? Ты уже знаешь, как я жила! Мне ничего не давалось легко, ни единой гребанной капли! Я потом и кровью заплатила за каждую крошку, что попадала мне в рот, ты, ничтожество!

Джексон ошарашенно уставился на меня. Ему потребовалось какое-то время, чтобы вернуть на место каменное выражение лица.

— Я понимаю, что у тебя была тяжелая жизнь. Я понимаю, что у тебя есть свои обиды и жажда возмездия, и ты делаешь все, чтобы выжить. Я понимаю, что ты здесь временно, и не собираешься жить со мной, однако не думай, что ты можешь приходить в мой дом и разговаривать со мной в таком тоне, иначе я надеру тебе задницу, ясно?

Я вздрогнула, затем приняла позу «руки в боки». Он не должен был так реагировать из-за такой мелочи, да и я стою здесь и наезжаю на человека, единственного, кто принял меня и, кто может защитить меня.

— Если ты будешь так общаться со мной, я тоже не буду молчать. Не нужна тебе? Тогда зачем предложил остаться? Я найду другое место, и уж поверь, как-нибудь справлюсь, если уж для тебя это такая глобальная проблема, — заявила я, указывая на себя и на помещение в целом. — Просто скажи, и я немедленно соберу свои пожитки и свалю. Ты мне тоже не нужен, как и я тебе!

Я сделала стремительный выпад вперед, хватая рюкзак, но Джексон меня опередил. Он резко встал и поймал меня за руку, я даже не успела моргнуть. Отец подтянул меня ближе к себе, его глаза пылали от злости.

— Девочка, — его голос был жестким и суровым, — пусть ты моя дочь и у тебя была тяжелая жизнь, но я еще раз повторяю, это не дает тебе права так себя вести. Еще раз посмеешь, и мне придется тебя проучить, поняла?

Сглотнув, я сдержала слезы, которые рьяно просились наружу. Я вырвала руку и сказала:

— Я знаю, что не желанный гость. Вижу, что тебя раздражает мое вторжение в твою жизнь. Но, думаешь, это нравится мне, и я мечтала об этом? Хочешь проучить меня? Давай, вперед! Мне не привыкать. Хочешь, чтобы я ушла – скажи прямо, Джексон! И я уйду! Я покину это место и пойду своей дорогой, как и всегда! Пусть так, как умею, не важно. Я сделаю все, что нужно! Выживу и смогу постоять за себя. Мне чертовски жаль, что жизнь меня привела к тебе! Только знаешь, что? Если ты не хочешь детей, тогда следующий раз надень что-нибудь на член.

На этом я развернулась и побежала наверх, глотая соленые слезы.


~*~*~*~

После моей вспышки гнева, я слышала, как Джексон наматывает круги под лестницей. Что ж, по крайней мере, он хотя бы не выставил меня за дверь. Облачившись в пижаму, я легла на ветхую продавленную кровать и свернулась в клубок. Я задумалась о том, что же делать дальше. Мне на самом деле нужно держать рот на замке, иначе назад дороги не будет. Джексону определенно на все наплевать, и, возможно, это не так уж и плохо. Но он должен понимать, что это взаимно. Наверное, я унаследовала эту черту от него. В порыве любопытства я сползла с кровати, решив получить ответы на вопросы, которые так долго хранила в душе. Нет гарантии, что Джексон захочет со мной разговаривать, но игра стоит свеч.

Я вышла из комнаты и на цыпочках пошла по коридору. Осторожно спустившись до нижней ступени, оказалась в гостиной. Джексон сидел на диване с куском пиццы в руках, удерживая на коленях пиво. По телевизору шел футбол. Я стояла на лестнице долго наблюдала за ним, испытывая некий шок от осознания того, что вот этот человек – мой отец. Я всегда знала, что он байкер. Мне так же было известно, что он прожил нелегкую жизнь. Однако видеть его совсем близко – это что-то на грани фантастики. Я схватилась за перила и решила, что не пойду дальше, вдруг мои вопросы разозлят его?

— Почему именно она?

Джексон резко повернулся, пристально посмотрел на меня, а потом снова уставился в телевизор. Я подумала, что он не желает разговаривать. Собравшись уйти восвояси, я вдруг услышала:

— Ты о матери?

Сглотнув, я остановилась.

— Да. Почему ты выбрал ее?

Отец пожал плечами.

— Красивая, добрая, веселая девушка. Она зацепила меня. Я ничего не знал о ее настоящей жизни, потому что это все тщательно скрывалось.

Эти слова потрясли меня.

— Вы были вместе всего одну ночь?

Он снова повернулся в мою сторону, и мы встретились глазами.

— Это она тебе так сказала?

Я покачала головой.

— Она говорила, что ты байкер, и больше ничего.

Отец долго смотрел на меня, его голубые глаза просто пригвоздили меня к месту. Затем он непринужденно взял еще один кусок пиццы и спросил:

— Хочешь?

Я кивнула, а потом даже осмелилась сделать шаг вниз и подойти к нему. Я села на диван подальше от отца и взяла пиццу.

— Разве твоя мама никогда не рассказывала о нашем знакомстве? Совсем ничего?

Я отрицательно покачала головой, откусывая кусочек. Джексон снова взглянул на меня, потом поднялся с места и ушел куда-то в коридор. Я непонимающе смотрела на него и в какой-то момент даже растерялась, но он быстро вернулся. В руках у него был старый фотоальбомом. Положив его рядом со мной, он снова уселся на диван. В полном замешательстве я опустила взгляд на изорванную темно-бордовую обложку.

— Открой, — сказал отец.

Я осторожно приоткрыла альбом и долго смотрела на первое фото. Меня потрясла темноволосая женщина с карими глазами и смуглой кожей, изображенная на снимке. В ней сложно было узнать мою мать. И дело не в том, что я не помню, я просто никогда даже не видела ее такой. Я провела пальцами по фотографии. Мама стоит возле мотоцикла, ее волосы развиваются от легкого ветра, и она смеется. Я сглотнула, чувствуя, как болезненно сводит гортань. Неторопливо я перевела взгляд на следующую фотографию. Здесь она уже беременна, это заметно по ее большому животу. Рядом стоит Джексон, положив на него руку, на его лице искренняя улыбка. Да, я оказалась права, он был невероятно красивым в молодости. Когда я посмотрела на другую фотографию, мое тело вовсе оцепенело.

Мама, Джексон и… по-моему, это я. Мне около года. Крохотная, улыбающаяся и счастливая. Я долго не могла отвести взгляда от этого снимка. Получается, что в моей жизни все-таки было счастливое время? Неужели был такой период, когда я жила веселой нормальной жизнью ребенка? Я дотронулась до фотографии, затем взглянула на Джексона. Он все это время безотрывно наблюдал за мной, скорее всего, пытаясь разглядеть мою реакцию. Я была в полном шоке. Мне потребовалось какое-то время, чтобы привести в порядок мысли, беспорядочно метавшиеся в моей голове.

— Вы… Разве она не была утехой на одну ночь?

Отец отрицательно покачал головой.

— Нет.

— То есть, ты хотел, чтобы я родилась?

Глаза Джексона расширились от удивления, и на мгновение показалось, что он даже потерял дар речи.

— Конечно, я хотел твоего рождения, я хотел семью.

— Тогда что пошло не так? — мой голос охрип.

— Появился Джаспер.

Услышав это имя, я вздрогнула. По моей спине прошел ледяной холод, устремившись в самое сердце. Джаспер являлся, или даже является сутенером моей матери. А также, он был моим ночным кошмаром, лишил меня девственности, хотя я была совершенно к этому не готова. А теперь по многим причинам он следил за мной.

— Ты знакома с Джаспером? — спросил Джексон.

— Что-то вроде того, — ответила я безо всякого желания вдаваться в подробности. — Получается, что моя мать была проституткой еще до того, как встретила тебя?

Джексон кивнул. На мгновенье его лицо исказила боль и некое чувство брезгливости.

— Да, так и было, я совсем ничего не знал. Встретил ее однажды в баре, и даже не догадывался, что она подрабатывает гребанной проституцией в этом заведении. В тот день между нами ничего не было, мы просто проговорили всю ночь напролет. Около четырех или пяти дней мы общались, все было хорошо, она мне нравилась. А потом мы провели вместе одну страстную ночь, не предохраняясь. Она забеременела, и мы решили оставить ребенка. Она всегда тщательно скрывала темную сторону своей жизни, ни одного намека. Она говорила, что ее родители живут где-то за границей, и что они замечательные. У меня никогда не возникало вопросов, когда приходилось постоянно переезжать с места на место. Но теперь я уже знаю, что причиной всему был Джаспер, который выслеживал ее из-за долгов. Когда он объявился, тебе должно было исполниться четыре года. Я до сих пор не могу забыть выражение лица твоей матери, когда Джаспер появился на пороге нашего дома. Он рассказал мне о цели своего визита, а я просто не мог поверить, черт возьми! Это просто не могло быть правдой. Я не верил, что моя милая и горячо любимая Эмили – чертова проститутка. Когда я прижал ее к стенке, она во всем призналась. Переполненный болью и яростью, я просто встал и ушел. Когда я вернулся, вас уже не было. Как оказалось, Эмили – это не настоящее имя. Я не знал, как найти ее. Как можно найти человека по вымышленному имени, жившему такой же ложной жизнью?

Я долго не могла переварить все услышанное и, наконец, спросила:

— Так ты на самом деле не отказывался от меня, как она всегда мне говорила?

После этих слов в глазах отца промелькнула тоска.

— Нет, черт возьми! Когда я остыл, то вернулся домой, но ее уже не было. Она просто ушла за тем мудаком, даже не попытавшись ничего объяснить. И тебя забрала с собой.

— Получается, что после всего случившегося, ты впервые услышал обо мне только после ее смерти?

— Да. Фактически, она оставила мое имя в завещании. Вот так ты и нашлась. Мне позвонили и сообщили о ее смерти.

— Да, мне тоже сказали, что в документах стоит твое имя, так я смогла достать твой адрес.

— Я никогда не желал тебе такого детства. Думал, она увезла тебя к своим прекрасным родителям и завязала с прошлой жизнью. Ведь она очень любила тебя, Эддисон.

Я подскочила.

— Не нужно! — прошипела я. — Начнем с того, что ее родители давно мертвы. Их и в помине не было в нашей жизни, а во-вторых, ты совсем ее не знаешь.

— Но я видел, как она заботилась о тебе до того, как мы расстались. Ты была для нее светом в окне, ее счастьем.

— Счастьем? А ты бы отдал свое счастье на съедение волкам? Ты бы подверг свой свет в окне жестоким и ужасным вещам? Нет, ты бы так не сделал! Если бы она любила, то хотя бы отправила к тебе! Если бы любила, то дала бы нормальную жизнь! Она бы нашла выход!

— Иногда выхода нет. Особенно, когда ты глубоко топишь себя.

С острой болью в душе я взглянула на отца:

— Так ты на ее стороне? Ты считаешь, что ее поведение – это нормально?

— Нет, черт возьми! Я не считаю это нормальным! Если бы она сейчас была здесь, то ей пришлось бы отвечать. Послушай, я лишь хочу сказать, что иногда все заходит настолько далеко, что назад уже не вернешь.

— Все можно вернуть назад, Джексон. Всегда.

Он не успел ответить, так как я побежала в комнату. Не было никакого желания все это обсуждать. Какой в этом смысл? У него свое мнение, а я ничего не хотела слышать о любви своей матери, зная, что это не правда. Даже если хоть какая-то часть ее души любила меня, то этого недостаточно. Я уже была почти наверху, когда Джексон окликнул меня. Я остановилась и повернулась, сдерживая эмоции.

— Как бы то ни было, я никогда не хотел терять тебя, и, черт возьми, я очень рад, что ты здесь.

На этом он резко вскочил, выключил телевизор и исчез в небольшом кабинете, оставив меня в полном оцепенении.


~*ГЛАВА 3*~
ПРОШЛОЕ


Леденящий холод и озноб по всему телу заставили меня судорожно потереть руки. Ненавижу отходняки. Состояние наркотической эйфории всегда приносит облегчение, но последствия всегда тяжелые. К слову сказать, я не так часто употребляла наркотики, чтобы стать зависимой, и мне даже казалось, что это невозможно, ведь очередная доза - всего лишь способ убежать от него, у меня не было выбора. Глаза суетливо бегали по сторонам, все тело судорожно дрожало. Показалось, что раздался какой-то стук, и я подскочила к окну, где никого не обнаружила, выглядывая из-за занавески. В ушах раздался телефонный звонок, но у меня не было телефона! Ненавижу! Отвратительное состояние! На лбу образовалась испарина, каплями стекающая по щекам и шее. Меня так сильно трясло, что зуб на зуб не попадал.

— А, вот где она!

Мерзкий голос вернул меня в реальность. Повернувшись, я увидела в дверях обнаженного Джаспера, который стоял и стимулировал свой член. Почувствовала рвотный позыв, который повторялся снова и снова. Я зажала рот рукой, но позывы продолжались, стало невозможно дышать. Ощутила себя дико беспомощной: что бы я сейчас не сделала, мне не уйти. Самое ужасное, что может быть в жизни – это находиться в ловушке без единого шанса на освобождение.

— Приятно, что мне рады, и, как видишь, я тоже очень рад тебя видеть.

Пожалуйста, оставь меня в покое! Все, что я хочу - остаться одной. Чтобы ко мне не прикасались, не применяли силу. Мне просто нужна свобода. Хотя бы на минуту. Я могу сопротивляться или неустанно молить о пощаде, но, так или иначе, исход всегда одинаков. Он всегда получит свое, с каждым разом все больше разрывая мою душу на части.

— Уходи! — резко сказала я.

— Что, отходнячок от амфетамина? Это всегда так забавно.

Ненавижу! Когда-нибудь я его убью. Я обязательно это сделаю! Просто воткну нож прямо в сердце или прострелю башку! Клянусь, настанет день, и я стану свободной!

— Исчезни! — взвизгнула высоким, почти детским голосом.

— Да ладно тебе, Эддисон. Мы оба знаем, тебе нравится все, что я делаю.

Снова рвотный позыв. Только на этот раз меня по-настоящему вырвало, и по подбородку стекла струйка желчи. Нет, он не уйдет. Он никогда просто так не уходит. Сколько бы я не боролась. Все, что я могла сделать – это как-то попытаться пережить этот ужас. Схватившись за край стола, где все еще лежала дорожка из белого порошка, я попыталась встать. Взяла пятидолларовую купюру, свернула в трубочку и отбросила волосы с лица. Наклонившись, я с такой силой вдохнула порошок, что в носу все обожгло и заслезились глаза. Нужно подождать совсем немного, буквально мгновенье, и я уйду от реальности.

Вот так я выживала, да. Но никто и не обещал, что это будет правильно.


~*НАСТОЯЩЕЕ*~

Первый рабочий день в лагере выдался крайне тяжелым, но я старалась скрывать внутренние переживания. Целое утро было потрачено на укладку волос, макияж и попытки привести нервы в порядок. Я не знала, как люди воспримут мое появление. Возникнет ли презрение в мою сторону или, наоборот, симпатия? Или все вместе? Я многое видела в жизни, но с байкерами столкнулась впервые. Их образ жизни разжигал страх внутри меня. Наверное, все дело в энергетике господства, силы и неприступности. И все же нужно держать лицо, ведь я точно знаю, что любому могу дать отпор. Да, именно так, я всегда могла постоять за себя.

К счастью, по прибытии на работу я поняла, что большинство ребят неплохие люди. Удивительно, но некоторые даже улыбались, стараясь подбодрить, хотя я ждала, что они всячески будут портить мне жизнь. Возможно, их хорошее отношение связано с тем, что мы с Джексоном одной крови.

Я познакомилась с несколькими девушками, или Фаворитками, как их принято было называть. Две из них, Мэри и Поппи, постоянно находились рядом и выглядели вполне порядочными. Они ввели меня в курс дела и, при необходимости, всегда приходили на помощь. А еще девушки сказали, что не будь Джексон моим отцом, меня бы здесь определенно не было. Что ж, зато честно. Правила есть правила, и, позвольте сказать, мне предоставили солидный перечень.

Утром Джексон показал, как добираться до бара. Сказал, чтобы я молча сделала свою работу и покинула лагерь. Я не стала совать нос в чужие дела, ходить, где не нужно, или вмешиваться в чью-то ежедневную деятельность. Я пришла работать. И вот я здесь, молча выполняю свои обязанности и стараюсь всячески избегать какого-либо контакта с байкерами, пока они сами не подойдут, чтобы сделать заказ. Как правило, пиво.

Я натерла до блеска почти половину стаканов, когда мой слух уловил мягкий и чувственный голос. По коже рефлекторно побежали мурашки, как у любого человека при звуке подобного тембра. Подняв глаза, я увидела склонившегося к барной стойке Кэйда, с которым вчера познакомилась.

— Привет, сладкая, не подашь пива?

Я внимательно посмотрела на него, затем взяла из холодильника бутылку и протянула ее парню.

— Даже не откроешь?

Хитрый засранец. С язвительной улыбкой я сняла крышку с бутылки. Он ухмыльнулся, снова продемонстрировав свои умопомрачительные ямочки на щеках. При таком освещении его зеленые глаза казались какими-то неземными и очень ясными, в таких легко утонуть.

— Как твой первый рабочий день? — поинтересовался он.

Я изобразила удивление.

— Тебе же это совсем не интересно. Говори, что тебе нужно?

Кэйд снова ухмыльнулся, словно каждое мое слово неимоверно забавляло его.

— У тебя есть парень?

Серьезно? Я поставила руки в боки и покачала головой.

— Это у тебя такая стратегия, которая обычно действует на женщин?

— Сладкая, при общении с противоположным полом, у меня нет необходимости использовать какие-либо стратегии.

Да уж, глядя на него, даже не возникает сомнений в отсутствии такой необходимости.

— Тогда зачем подобные вопросы?

— Всего лишь любопытство. Я же вижу, ты бежишь от чего-то. Мне кажется, от мужчины, хотя могу ошибаться.

— Ты ошибаешься, я ни от кого не убегаю.

— Разве? — он приподнял бровь.

— Абсолютно.

— Вранье.

Я фыркнула.

— А ты настолько хорошо меня знаешь, чтобы утверждать, что я вру?

Кэйд издал смешок.

— Сладкая, ты врешь, у тебя на лице написано. Когда я спросил, ты вся напряглась и отвела взгляд. Поэтому, осмелюсь сделать вывод, что я прав, и ты бежишь от чего-то. Не обязательно от мужчины, но от чего-то точно.

— От своей жизни, — сквозь зубы ответила я, злясь из-за его правоты. — Но это не твое дело.

— И твоя реакция доказывает, что ты прекрасно знаешь, о чем я говорю, не так ли? — подтрунивал он.

— Я прекрасно знаю одно – если ты не заткнешься, я перелезу через эту стойку, и тогда у нас состоится совсем другой разговор.

Он посмотрел мне в глаза, а затем громко рассмеялся, запрокинув голову. От злости я со всей силы сжала кулаки. Хотелось зарядить по его милой мордашке, схватить за волосы так, чтобы он закричал. Причинить ему физическую боль.

— С тобой очень весело, продолжай в том же духе.

Я внимательно посмотрела на него.

— Ты можешь оставить меня в покое? Мне нужно работать.

Кэйд демонстративно окинул взглядом пустой бар.

— Да ладно?

— Отвали, Кэйд.

— О-у, ты ранила меня прямо в сердце.

Я вздохнула, оставив все попытки избавиться от него. Взяла полотенце и продолжила протирать бокалы. Он долго рассматривал меня с ног до головы, и я всем нутром чувствовала, как его пронзительный взгляд изучает каждый сантиметр моего тела.

— Откуда ты приехала?

Я подняла глаза.

— Не твое дело.

— Неужели ты просто не можешь поговорить с человеком? Сладкая, тебя разве не учили хорошим манерам?

Я прищурилась.

— А сам-то откуда? — бросила я.

Он хихикнул.

— Я местный. Теперь твоя очередь.

— Я не собираюсь ничего рассказывать, — я закатила глаза.

— От кого-то скрываешься?

— Мы снова будем начинать сначала? — я поставила отполированный стакан и взяла следующий.

— Просто скажи, откуда ты, и мы больше к этой теме не вернемся.

— Нет.

— Хорошо, тогда просто расскажи что-нибудь о себе.

Я пронзила его взглядом.

— Ты когда-нибудь сдаешься?

— Нет, никогда, сладкая.

Мои губы невольно дернулись, но я сдержала улыбку. Когда Кэйд заметил это, его лицо засветилось.

— Девочка, когда ты улыбаешься, ты очень хорошенькая.

— Улыбки – это лишнее.

— Да уж, — он хихикнул. — Как обстоят твои дела с Джексоном?

Я пожала плечами.

— Пока нескладно, мы еще мало знаем друг друга.

— Он хороший человек.

Я отвернулась, чтобы поставить стопку чистых бокалов на полку.

— А я никогда не утверждала обратного.

— Он действительно гордится тобой.

Я съежилась, затем медленно повернулась к Кэйду.

— Сомневаюсь.

— Он смотрит на тебя с гордостью, мы все это заметили.

Я ничего не ответила, не было смысла спорить. Если Кэйду так кажется, ради бога.

— Здесь ты в безопасности, ты же знаешь это? От чего бы ты ни бежала, это не настигнет тебя здесь.

Я замерла и, не успев ответить, услышала приятный женский голос.

— Кэйд, вот ты где?

Я оглянулась через плечо и увидела привлекательную блондинку, направляющуюся в нашу сторону. Она обладала яркой внешностью, тело было покрыто татуировками – в общем, полностью соответствовала образу крутой байкерской девчонки. Ее бедра плотно обтягивали кожаные штаны, а майка… Нет слов. Даже сняв ее, девушка выглядела бы куда менее эротично. Медленной кошачьей походкой она подошла к Кэйду, схватила его за футболку и притянула к себе для поцелуя. От увиденного мои щеки раскраснелись, и я отвернулась, не желая становиться свидетелем публичного лобызания.

— Бритни, дорогая, не сейчас. Ты же видишь, я занят, — проворчал Кэйд.

— Ты вчера говорил то же самое. И позавчера. Что-то случилось?

Я не удержалась и сосредоточилась на их диалоге, хотя не слышать их разговор было невозможно. Это Фаворитка Кэйда? Не удивительно, ведь она достаточно привлекательная и подходит ему.

— Нет, просто я занят, черт возьми.

— А кто эта новая девица?

Понимая, что речь идет обо мне, я вздрогнула. А потом развернулась и пристально посмотрела на девушку. Она нахмурилась, начав оценивающе разглядывать меня. В свою очередь я дала ей понять, что меня так просто не возьмешь.

— Это дочь Джексона, поэтому тебе следует выбирать выражения, особенно в ее присутствии, — ответил Кэйд.

Бритни фыркнула.

— У нас с Джексоном взаимопонимание. Он не будет против, если я позабочусь о том, чтобы девчонка знала свое место.

— Взаимопонимание? — ухмыльнулся Кэйд. — Ты имеешь в виду тот факт, что ты брала у него в рот и тем самым заслужила минуту какого-то уважения?

Фу, какая гадость!

— Да пошел ты, Кэйд! Мне не пришлось бы брать у кого-то в рот, если бы ты сделал меня своей Фавориткой.

А, так она не его девушка? Интересно.

— Никогда. Поэтому оставь все свои попытки.

— Что ж, вообще-то я пришла сообщить, что Джексон ищет тебя. Пора идти в церковь.

Раз в неделю байкеры обязательно ходили в церковь безо всяких отговорок. Не обращая внимания на девушку, Кэйд поднялся с места, перегнулся через барную стойку и наградил меня своей очаровательной улыбкой.

— Солнце, мы закончим нашу беседу позже.

На этом он развернулся и ушел, пребывая в образе божественного дара для женщин. Надо признать, что он действительно производил впечатление какого-то неземного создания, что еще больше усложняло все попытки отвернуться и не смотреть на него. Я снова взглянула на Бритни, которая продолжала пялиться на меня. Ее взгляд кричал о том, что именно я виновата в том, что случилось. Я же растянулась в своей самой обольстительной улыбке и вышла, услышав при этом одно слово, от которого сжалось сердце и стало болезненно неприятно, несмотря на то, что внешне я не подала вида.

Она назвала меня шлюхой.


~*~*~*~

— Заканчивай, и я отвезу тебя домой.

Джексон облокотился на барную стойку. Я проработала в баре уже неделю, и все складывалось вполне неплохо. Несмотря на суровый нрав, большинство мужчин по-доброму относились ко мне. Девушки же до сих пор не могли определиться, как меня воспринимать, однако, все проявляли определенную почтительность, поскольку я дочь Джексона. Справедливо. Но я бы предпочла самостоятельно заслужить уважение к себе.

— Я хочу пройтись, — тихо сказала я, поставив последний вымытый бокал. Не дай бог после проделанной работы еще придется полировать бокалы до блеска, я точно сойду с ума.

— Ты в порядке, девочка? — отец выпрямился и заглянул мне в глаза.

Джексон очень старался. Он покупал продукты, складывал грязную одежду в корзину для белья вместо того, чтобы разбрасывать по всему дому. Я очень ценила все, что он делает. Мы даже несколько раз беседовали на общие темы, но в основном, каждый жил сам по себе. Я чувствовала некий барьер между нами, и пыталась его преодолеть. Но если мы сблизимся, очень трудно будет сдавать назад, ведь рано или поздно придется уйти.

— Я в порядке, просто устала.

Джексон достал из кармана наличные и протянул мне.

— Что это?

— Оплата за неделю.

Скрепя сердцем я уставилась на деньги. Не от грандиозности момента, отнюдь. Просто все это символизировало начало моей новой жизни. Ни на кого не полагаясь, я самостоятельно заработала деньги. И они по праву мои.

— Спасибо, — выдохнула я, продолжая рассматривать купюры так, словно мне выдали по меньшей мере пятьсот долларов.

— Ты заслужила. А теперь иди домой, девчонки сами закончат.

Я кивнула, и мои губы тронула неловкая улыбка, в ответ на которую отец победоносно улыбнулся.

— Спасибо, Джексон.

Он направился к выходу, напоследок сказав:

— Надеюсь, настанет день, и ты назовешь меня отцом.

Я стояла с каким-то болезненным ощущением в груди. Возможно, это зарождались чувства ребенка к родителю, которые мне незнакомы. Может, эта тихая боль и есть любовь?

Я встряхнула головой, чтобы прогнать нахлынувшие эмоции и принялась собираться домой. Подойдя к двери, услышала какие-то стоны. Не знаю, можно ли назвать мою реакцию естественной или присущей любому человеку, но необъяснимое любопытство заставило меня последовать туда, откуда доносились звуки.

Передо мной открылась просторная комната с бильярдными столами и караоке. В ней находились Кэйд и Бритни. Как ни старалась, я не смогла отвести взгляда: все, что они делали, было настолько завораживающе-эротично, что меня бросило в жар. Сердце заколотилось, я вцепилась пальцами в дверной косяк и продолжила наблюдать за парой. Я понимала, что подглядывать неправильно, но отвернуться от непристойной картины было просто невозможно.

Кэйд прижался спиной к стене. Его пальцы скрылись в волосах Бритни, которая стояла на коленях и раскачивала головой вверх-вниз, доставляя Кэйду оральное удовольствие. Он даже не снял джинсы, а просто приоткрыл ширинку. Закрыв глаза, он время от времени тихо постанывал, выглядя при этом просто божественно: голова запрокинута назад, вздымающаяся грудная клетка, блеск чуть вспотевшей кожи. Бритни начала наращивать темп, и тогда стоны Кэйда стали более страстными. Я почувствовала влагу и легкую пульсацию в промежности, словно вся моя кровь изменила свое направление.

Выдохнув, Кэйд взял Бритни за волосы и отстранил от себя. Я осмелилась опустить взгляд в область нижней части его живота и увидела то, что было у девушки во рту секунду назад. Я ожидала, что с комплекцией Кэйда его достоинство должно быть солидного размера, но оно было просто огромным. Кэйд надел презерватив, и даже сквозь латекс было видно пирсинг. Я не могла отвести взгляд, да и не пыталась. Просто хотелось вот так стоять и бесконечно любоваться этим мужчиной. Минуту спустя он поднял Бритни, усадил на биллиардный стол и задрал юбку. Девушка широко раздвинула ноги. Увидев ее обнаженную промежность, жаждущую мужчину, я с трудом сдержала стон.

Когда трепет внутри меня перешел в болезненную пытку, я с силой сжала бедра. Мне очень хотелось оказаться на месте этой девушки там, на столе. Почувствовать его внутри себя. Кэйд из тех мужчин, которые вызывают огромное сексуальное влечение. Мужчина, с которым хочется переспать. Просто хотя бы попробовать. И не только потому что он очень привлекателен, я была уверена, что сексом он занимается так же великолепно как очаровывает женщин и в жизни. Движения его тела напоминали грациозного хищника: медленные, пластичные, возбуждающие. Он облизал нижнюю губу, медленно обошел стол, обхватив рукой член. В конце концов, я не сдержалась, и из моей груди вырвался слабый писк. Кэйд обернулся и посмотрел на меня. Его глаза словно прожгли меня насквозь. От страха я встрепенулась, но отворачиваться не стала.

На моем месте большинство девушек бросились бы восвояси, но где-то на уровне подсознания мне хотелось, чтобы он знал, что я все видела. Мы долго смотрели друг другу в глаза. Я заметила, что он продолжает себя трогать, не стесняясь моего откровенного взгляда. Когда я наконец-то пришла в себя и выбралась из капкана его глаз, то посмотрела туда, где находилась его рука. Глубоко вздохнув, направилась прочь из комнаты. Кэйд несколько опешил, затем быстро натянул джинсы. Заметив это, Бритни расселась на бильярдном столе и, когда я почти вышла из зала, язвительно отметила:

— Ой, кажется принцесса нас застукала, — захихикала девушка, еще шире раздвинув ноги, выставляя на всеобщее обозрение свои половые органы.

И с чего она взяла, что я принцесса? Неужели все представительницы слабого пола считают других женщин скверными? Посчитав, что сейчас самый подходящий момент, чтобы оставить эту парочку, я развернулась и ушла. Кэйд окликнул меня, но потом я услышала протест Бритни.

— Пусть уходит, Кэйд. Мы же собирались трахнуться?

— Да, дорогуша, но вышло так, что я больше не хочу. Найди кого-нибудь другого.

— Еще минуту назад ты хотел, пока она не пришла!

Кэйд фыркнул.

— Нет, мне просто было чертовски лень «передергивать» самому.

— Козел!

Я растянулась в улыбке и направилась к выходу из здания. Кэйд догнал меня, когда я уже подходила к главным воротам. Он долго шел за мной, под его ботинками хрустел гравий, и вдруг раздался бархатный голос.

— Тебе понравилось увиденное.

Это был даже не вопрос, а констатация факта.

— Какая разница, понравилось мне или нет? — буркнула я через плечо.

Он поймал меня за руку, развернув к себе. Зеленые глаза приковали меня к месту. Боже, когда он так смотрит, подкашиваются ноги. Он делает так, что все тело буквально скручивает от желания.

— Есть разница, сладкая.

— Нет.

— Для меня есть. И ты знаешь, мне нужно то, что скрывается у тебя под трусиками. Я еще никогда так не хотел оказаться внутри девушки, — признался Кэйд с подчеркнутой медлительностью.

— Думаю, что у тебя достаточно претенденток, к кому можно залезть в трусики, — ответила я с ехидной улыбкой на лице.

Он сделал шаг вперед и оказался так близко, что его теплое дыхание обдало мою кожу. От него пахло пивом и духами Бритни. Это совсем не отталкивало, скорее, наоборот, очень притягивало и возбуждало.

— Такие девушки, как Бритни, очень удобны, когда не хочется удовлетворять себя самому. С ними нет никаких особенных ощущений, они не так хороши в постели. Просто с такими девушками легко. Мне нужен был секс, и да, претенденток немало. Но я не хочу просто секса. Я хочу чего-то настоящего. Как ты…

Я скрестила руки на груди.

— Как увлекательно. Но ты даже не знаешь меня, Кэйд. Кроме того, тебе разве не запрещено иметь интимные отношения с дочерью босса?

— Если бы ты все время находилась с нами, то, безусловно. Но нет, он не имеет права голоса, если это коснется тебя. Так что, ничто не удержит меня от того, что я хочу.

— А почему именно я? — несколько обескуражено спросила я.

— Сладкая, таких девушек, как ты, хотят все мужчины.

— Ты не знаешь, какая я, Кэйд.

— Знаю, — хрипло ответил. — Я точно знаю, какая ты.

— Да? Ну-ка просвети.

Он подошел еще ближе и легонько прикоснулся к моей щеке. Я встрепенулась.

— Ты из тех девушек, которые заставляют мужчин замереть и оглянуться на это ангельское личико, которое будет нарушать их сон всю сознательную жизнь. Вот какая ты, дорогуша.

Я сглотнула, чувствуя, как от его прикосновений пробуждается все мое тело.

— Думаю, ты ошибаешься, — выдохнула я.

— Я никогда не ошибаюсь. Мне пришлось повидать много людей, в частности и девушек. Ни одна из них не была такой настоящей, как ты. Так что я обязательно пересплю с тобой, солнышко. Я получу свое, потому что ты воплощение того, что мне нужно. Ты то, что я так долго искал.

Он что, не в себе?

Кэйд приблизился еще ближе и его губы почти коснулись моих. Земля начала уходить из-под ног. Я бесконечно пыталась сглотнуть комок в горле, думать о чем угодно, чтобы отвлечься. Разве мог он запасть на меня через неделю знакомства? Нет, это не реально, он даже не знает меня. Просто ему хочется разнообразия, возможно, бросить некий вызов самому себе. Ответа не было, лишь твердая уверенность в том, что он заблуждается на мой счет.

— Я не та, о ком все мечтают и пытаются завоевать. Я не являюсь предметом воздыхания мужчин. Я не такая, какой ты меня представляешь.

Кэйд наклонился и прикоснулся губами к моим губам. Сначала очень нежно, потом более настойчиво, когда я ответила на поцелуй. Я не смогла удержать руки при себе, схватила его за цепь, прикрепленную к джинсам, и притянула к себе. Кэйд сделал шаг вперед, наступив в грязь, и тесно прижался ко мне. Я приоткрыла губы, позволяя его языку проникнуть внутрь. Его пальцы прошлись по моей шее, затем по щеке, и, наконец, оказались в волосах. Наши языки сплелись, это был поцелуй, от которого перехватывает дыхание и останавливается время. В эту минуту все, что я чувствовала – это он. Когда Кэйд отстранился, я облизала нижнюю губу, на которой еще оставался след от его поцелуя.

— Возможно, ты считаешь себя недостойной, чтобы тебя завоевывали или сходили по тебе с ума, но позволь заметить, сладкая, что каждый человек этого достоин. Даже тот, кто о себе так не думает.

Он отпустил меня и ушел, заставив потерять дар речи.

А у этого байкера есть душа, черт возьми.

Блин!


~*ГЛАВА 4*~
ПРОШЛОЕ


— Не выноси мне мозг, Эддисон.

Я смотрела на мать, которая сидела с сигаретой в зубах, волосы спутаны, из одежды только нижнее белье. Мужик, которого она только что обслужила, валялся в отключке на ее кровати. Он был старый и толстый. Судя по его костюму, который висел на спинке стула, он богат. Зачем богатым мужчинам такая женщина, как моя мать? Неужели нельзя просто заказать себе нормальную девушку?

— Нам снова нечего есть, ты опять все спустила на наркоту!

Мы в очередной раз ссорились, поскольку в доме было шаром покати. Снова все потрачено. Она ухмыльнулась, продемонстрировав гнилые зубы.

— Вообще-то не тебе нужно жаловаться, ты ведь и сама неплохо пользуешься этой же наркотой!

— Да, но только для того, чтобы как-то пережить то, что твои сутенеры делают со мной.

Мать закатила глаза.

— Ой, не нужно так драматизировать. Джаспер получает лишь то, что ты сама ему даешь.

— Да ты в своем уме, черт возьми?! — мой голос сорвался на яростный крик.

— Да, в своем! — нараспев ответила мать.

Для матери нет ничего святого. Абсолютно ничего. Она - просто потерянная душа, закованная в истерзанном теле.

— А знаешь, что? Мне надоело пытаться нормально поговорить с тобой. Я сама найду себе пропитание.

— Ага, воспользуйся своим очаровательным ротиком, дорогуша, тогда мужчины толпами бросятся к твоим ногам.

Глазами полными ужаса я уставилась на мать.

— Надеюсь, ты сгниешь в аду.

Она хихикнула.

— Если я попаду в ад, то вместе с тобой, дорогуша.

Дура!

Я взяла сумочку матери и открыла ее. Перевернув все содержимое, я все-таки нашла тайный запас денег на самом дне. Она думает, что я не знаю о ее заначках. Громко закричав, мать стремительно бросилась на меня, но я крепко сжала в руке пачку купюр. Пытаясь отобрать деньги, она вцепилась мне в волосы, оцарапав кожу своими ногтями. Я ударила ее так сильно, что мать откинулась назад, затем снова сделала выпад вперед, толкнув меня в живот.

— Ах ты, глупая маленькая шлюха! — закричала она.

— У меня были самые лучшие учителя, — разъяренно ответила я, снова пытаясь оттолкнуть мать от себя.

— Ой-ой, дамы!

Толстяк поднялся с кровати, складки его живота свисали со всех сторон там, где их быть не должно. Меня затошнило. Громко хрюкая, он натянул на себя штаны, затем подошел к нам в то время как мы все еще продолжали бороться за деньги.

— Господи Иисусе, никогда в жизни не видел, чтобы женщины дрались за деньги, как две оголодавших кошки. Вот, возьми, — он протянул мне пятьдесят долларов.

Я взяла деньги, выпустив из рук материнскую заначку. Она мгновенно забрала деньги, осыпая меня проклятиями. Вцепившись в новые банкноты, я сделала шаг назад, чтобы не остаться без денег, если мужик передумает. Он удивленно уставился на меня, отчаянно сжимающую в кулаке пресловутые пятьдесят долларов так, словно это был вопрос жизни и смерти.

— Милочка, я не собираюсь забирать их обратно, — промямлил толстяк. А потом тихо буркнул: — Ничтожество.

Это слово как раз подходило под описание того, кем я ощущала себя сейчас. Да и не только сейчас, а почти все время.

Просто ничтожеством.


~*НАСТОЯЩЕЕ*~

— Ты Эддисон, верно?

Услышав приятный женский голос, я повернулась. Я как раз покидала территорию лагеря после дневной смены в баре, где работала уже вторую неделю и ко мне навстречу быстро побежала Бритни. Ее светлые волосы развевались на ветру, грудь раскачивалась с каждым движением. Думаю, ей неплохо было бы как-то закрепить свои телеса на месте. Она остановилась напротив меня и, согнувшись, пыталась восстановить дыхание. При этом подняла указательный палец вверх, показывая, что я должна стоять и ждать, пока она придет в себя. Нет, эта сучка серьезно так думает? Я стояла на месте, с утехой глядя на беглянку сверху вниз. Отдышавшись, она выпрямилась, деловито скрестила руки и оценивающе взглянула на меня. Я сделала то же самое, и состряпала мину в стиле «ты закончила или как?».

— Ты новая телка Кэйда, не так ли?

Я подняла бровь.

— Я ничья телка.

Бритни оскалилась, продемонстрировав свои чересчур идеальные зубы, которые выглядели ненатурально. Я сто раз видела, что она целыми днями курит, словно паровоз, невозможно, чтобы при этом зубы оставались настолько белыми.

— Нет, дорогая, ты как раз его телочка. Он любит новеньких. Ему нравится поиграться, наговорить им всяких нежностей, трахнуть, а потом послать подальше. Я единственная, с кем Кэйд Дюк спит дважды.

Кэйд Дюк? Что за тупое имя?

Я злостно фыркнула:

— Да тебе чертовски повезло! Я так рада, что ты счастлива, когда тебя… хм… используют. А я, как бы то ни было, не связываюсь с такими, как Кэйд, и уж тем более не обсуждаю это с его резиновыми куклами.

Глаза Бритни сузились, и она сказала сквозь зубы:

— Выбирай выражения, Эддисон.

— О, да, конечно. И что же мне будет, если я не послушаюсь?

Девушка подняла кулак, приготовившись ударить меня, но я перехватила ее руку. От неожиданности Бритни выпучила глаза и на какой-то момент растерялась. Это как раз то, что мне было нужно: я заломила ее руку за спину, услышав пронзительный вопль соперницы. Она орала, как ненормальная.

— Послушай меня, милочка. Если ты еще хоть раз попытаешься поднять на меня руку, я ее сломаю, поняла? В отличие от тебя, у меня еще есть какое-то самоуважение. Если у тебя какие-то проблемы с потрахушками, то это не мое дело. Меня это не касается. Я здесь, чтобы заработать денег и уехать.

Она выругалась, а затем прошипела:

— А я слышала совсем другое. Говорят, что твоя мать была такая же проститутка, как и ты.

Я еще сильнее заломила ее руку, и она взвизгнула.

— Следи за своей речью. В данную минуту ты не в том положении.

— Ах, ты, гребаная…

— Эддисон!

Черт! Я подняла глаза и увидела отца, который направлялся в нашу сторону в компании пяти байкеров, одним из которых был Кэйд. Джексон быстро подбежал, схватил меня и попытался оттащить назад.

— Отпусти ее, — приказал отец.

— Эта сучка только что назвала меня проституткой, — рявкнула я, сильнее выкручивая руку Бритни.

— Никто не будет называть меня гребаной шлюхой! — прошипела я сквозь зубы.

От гадкого ощущения, что она унизила меня, по щекам потекли горячие слезы. Бесит, что она задела меня за живое. Все, что она сказала – неправда. И я это точно знала. Но все же грудь сдавила такая боль, которую я даже объяснить не могла. Джексон осторожно разжал мои пальцы и освободил Бритни. Я отпустила ее, и она упала в истерике.

— Вставай! Тебе даже не больно, — кричала я охрипшим голосом.

— Джексон, мне кажется, она сломала мне руку! — всхлипывала моя обидчица.

Джексон внимательно посмотрел на Бритни, затем повернулся к тем, кто стоял позади.

— Джок, Лайен, отведите ее в дом. С ней разберемся позже.

Два человека сделали шаг вперед и приподняли Бритни, которая стонала от боли. Однако я успела предупреждающе посмотреть ей в глаза. Джексон повернул меня лицом к себе, в его голубых глазах смешалось беспокойство и злость.

— Черт возьми, девочка, ты играешь с огнем!

Я отбросила от себя его руки и встала в позу.

— Она первая подошла и начала доставать меня, и, кстати, это омерзительно, если ты как-нибудь будешь находиться в обществе этого… существа.

Отец приподнял брови.

— Это не твое дело, чем я занимаюсь. Отправляйся домой и больше никогда не позволяй себе нечто подобное в моем клубе.

— А потом ты удивляешься, что я не называю тебя отцом? Что ж, подсказка на следующий раз: Настоящий отец всегда на стороне своей дочери!

Я стремительно рванула к воротам, сгорая от ярости, окутанной невидимой тоской. На пути к дому я услышала, как раздались громкие шаги. Это был самодовольно ухмыляющийся Кэйд. Выругавшись, я продолжила свой путь, даже не поприветствовав его. Не хотелось сейчас всего этого дерьма, которое вовсе мне не нужно. Выйдя на дорогу, я все еще слышала его шаги. Стиснув зубы, развернулась и отрезала:

— Иди к черту, Кэйд!

Но он продолжал идти в мою сторону, и я была вынуждена попятиться назад. В его зеленых глазах плясали чертенята, он казался таким сильным, надвигаясь на меня. Я продолжала шагать назад, увеличивая скорость.

— Ходить задом наперед так круто, — заметил Кэйд, окинув меня соблазнительным взглядом, от которого мне захотелось прижать его к ближайшему дереву, стянуть штаны, и обхватить его губами,…ощутить его твердость… Черт! Мне нельзя так думать! Немедленно выброси его из головы, Эддисон!

— Она сама напросилась.

Он кивнул в знак согласия.

— Я знаю. У нее язык без костей.

— Точно.

Кэйд рассмеялся.

— Сладкая, ты просто маленький боец.

— Хватит называть меня сладкой! Я медом намазана что ли?

Он подошел ко мне, взял за плечи и не позволил идти дальше. Встав еще ближе, прошептал:

— Возможно, на первый взгляд по тебе не скажешь, но я уверен, что на вкус ты очень сладкая.

— Да ладно? Вот так запросто флиртуешь со мной посреди дороги?

— А мне так нравится, — ответил он, рассматривая мои губы.

— Ты всегда ведешь себя, как идиот, когда хочешь справить нужду?

Он широко улыбнулся.

— Сладкая, если бы я хотел, как ты говоришь, справить нужду, то мог бы это сделать, когда угодно и с кем угодно. Я уже говорил, что не хочу просто секс. Я хочу оказаться именно внутри тебя. Там, где горячо и влажно.

Я тяжело сглотнула, чувствуя, как покраснело мое лицо.

— Если ты хочешь общаться со мной, то тебе придется сменить свое грязное поведение на что-то чуть более приличное.

Он дотронулся большим пальцем до моей нижней губы.

— Но ведь ты уже хочешь меня. Я это вижу. Я это чувствую по запаху.

Запах? О чем это он?

— Думаю, что запах, который ты чувствуешь, — я сделала шаг назад, — это запах шалавы, с которой ты был совсем недавно.

С выражением негодования на лице, он снова взял меня за плечи и не дал идти дальше.

— Говори, не останавливайся, солнышко. Это заводит меня еще больше.

Я убрала его руки.

— Если не возражаешь, у меня еще куча дел.

— Например, каких?

— Это тебя не касается, — сердито ответила я.

— Я сам решаю, касается или нет. Так какие дела у тебя?

Я приподняла бровь.

— Я отправляюсь в город. Одна.

— Нет. Я тебя отвезу.

— Хм, навряд ли.

— О, да, сладкая. Отвезу.

Я скрестила руки на груди. Он сделал то же самое с взглядом, полным решимости.

— Нет, не отвезешь.

Кэйд подошел ближе.

— Отвезу.

— Ты серьезно!? — крикнула я, вскинув руки. — Боже, ты просто невыносим.

Он самодовольно улыбнулся.

— Знаю. А теперь подожди, я пригоню мотоцикл. Вернусь через десять минут.

— О, боже, нет. Я не хочу попасть в смертельную ловушку.

Кэйд хихикнул.

— А как же ты тогда доберешься до города?

Я закатила глаза.

— Пешком, представь себе.

Кэйд просто взорвался от смеха.

— Ты вообще смотрела по сторонам, когда ехала сюда? Самый ближайший город находится в тридцати милях отсюда.

Твою мать.

— Что ж, я одолжу машину у Джексона.

— Сладкая моя, у Джексона нет машины.

Да, блин!

Я опять взмахнула руками и раздраженно согласилась:

— Ладно, ты выиграл.

Он снова разулыбался и пошел в лагерь.

— Десять минут, сладкая.

Чертов засранец!


~*ГЛАВА 5*~
НАСТОЯЩЕЕ


Когда Кэйд появился на своем «харлее», я уставилась на него, как завороженная. Он с ума сошел? Я должна поехать вот на этом? Не буду лгать, выглядит головокружительно: все эти хромированные подвески и глянцево-красные цвета... Но это так… опасно. Кэйд слез с мотоцикла и направился ко мне, постукивая пряжками на ботинках. Его глаза внимательно осмотрели меня с ног до головы. За время его отсутствия я постаралась найти более-менее подходящую одежду для поездки на мотоцикле. Надела джинсы, танк-топ и пару старых кедов. Это лучшее, что я могла собрать для такого случая. К тому же, у меня было не так много одежды.

— И ты вот так собралась ехать? — спросил он почти брезгливо.

Внезапно я почувствовала себя ужасно.

— Да.

— А где кожаные штаны?

— Ты издеваешься? — фыркнула я.

— Я серьезен как никогда, сладкая. — Его взгляд ужесточился.

— Тогда отвечу, нет. У меня нет таких штанов.

— Ладно, купим.

— Я не могу позволить себе кожаные, — возразила я, в то время как он надел на меня шлем-каску и вернулся к мотоциклу.

— Зато я могу. Садись.

Я расположилась на пассажирском сидении, от страха сердце уходило в пятки.

— Не нужно ничего мне покупать. Это первый и последний раз, когда я еду на мотоцикле.

Кэйд взял меня за колени и подвинул к себе так, что его спина расположилась прямо между моих раздвинутых ног. Затем рукой нащупал мои ягодицы, и еще ближе прижал к себе. Я затрудненно сглотнула, когда его кожаный жилет прикоснулся прямо к моей промежности. Черт. Кэйд взял мои руки и обхватил ими свое огромное, крепкое тело. Обняв его, я сжала ладошки в замок где-то в области его груди, и поняла, что уткнулась прямо ему в спину. Теперь можно было свободно вдыхать его аромат. Боже, он пах, как самая изысканная сладость.

— Держись крепко, сладкая.

Когда Кэйд завел мотоцикл, внутри моего живота раздался резкий грохот мотора. Я закрыла глаза и со всей мочи сжала зубы, поскольку вибрации от стального коня расходились по всему, и без того возбужденному, телу. Мне стало не по себе от того, что этот человек настолько меня заводит, и я заерзала. Нужно признать, что я легковозбудимый человек. Сложно не быть таковой, когда вся твоя жизнь проходит в занятиях сексом. Не могу похвастаться идеальным опытом, поскольку чаще всего, это было под алкоголем, наркотиками или по принуждению. С Джаспером не помню какого-то удовольствия. Возможно, потому что из-за наркотиков я находилась в состоянии нереальности. Единственный запоминающийся секс был с Билли, моим бывшим парнем. Моя первая любовь и разочарование. Первый нормальный сексуальный опыт.

Кэйд повернулся и каким-то холодным взглядом посмотрел на меня.

— Твоя маленькая подружка, которая плотно прижалась к моей спине, плохо себя ведет. Сиди спокойно.

Я заерзала, и его глаза вспыхнули.

— Да сиди ты спокойно, черт возьми! Иначе я спущу с тебя эти джинсы и вставлю глубоко свой член в твою маленькую, горячую киску.

Готовая провалиться сквозь землю, я открыла рот и ошалело уставилась на него. Кэйд отвернулся, быстро поднял ногу и дал газу. Мотоцикл рванул вперед, и все мои мысли мгновенно улетучились. Я истошно завопила во все горло. Спина Кэйда затряслась от смеха, с чувством глубокой паники и ужаса я вцепилась в него еще крепче. Я визжала, как ненормальная. Мотоцикл прибавил скорость, направляясь в сторону города, и от восторга я даже рассмеялась. Неожиданно почувствовала себя свободной, как никогда: волосы растрепались, ветер дул в лицо. Пришло осознание, что этот день навсегда останется в моей памяти. Пьянящее чувство свободы, которого я никогда не испытывала раньше. Сгусток потрясающих, бурных эмоций, словно молния, пронзил меня до кончиков ногтей. Ничего не слыша вокруг, кроме «харлея», мы стремительно мчались вперед. В голове возник вопрос о том, как же мне сохранить дистанцию? Кэйд производит впечатление мужчины, который так легко не сдается.

Очевидно, что Кэйд не оставит меня в покое, возможно, он увлекся. Не буду лгать, если скажу, что он не делает ничего сверхъестественного с моим телом, но я здесь не для того, чтобы ввязываться во все это.

Моя цель – начать новую жизнь и избавиться от прошлого. Я не могу все испортить. Нужно сосредоточиться на своих планах. Не хочу больше трагедий или чего-то, что помешает мне идти вперед. Я смотрела на мелькающие деревья и понимала, что мне очень легко жить здесь, находиться с Джексоном, но я не могу.… Такой образ жизни не позволит мне развиваться, а этого никак нельзя допустить.

Почувствовав, что мотоцикл замедлил ход, я осмотрелась по сторонам. Это был небольшой городок, с населением не более пяти шести-тысяч человек. Судя по окрестностям и внешнему виду людей, я бы сказала, что это своего рода, провинция. Кэйд остановил мотоцикл, и я сползла со своего места. Ноги подкашивались, и я облокотилась на пассажирское сиденье, чтобы не потерять равновесие. Кэйд засмеялся и снял шлем, затем помог и мне снять свой. Я внимательно за ним наблюдала, и когда он вот так улыбался, становилось сложнее решиться и все прекратить.

— Потерпи, сейчас твои ноги отойдут, это с непривычки.

Я кивнула и встала ровно.

— Не подскажешь, здесь есть какие-нибудь нормальные магазины?

Кэйд изогнул бровь.

— Скажи, что ты шутишь.

Я тоже приподняла бровь.

— Конечно, нет. А для чего я, по-твоему, приехала?

— Да черт его знает. Выпить, поесть.

— Для начала мне нужна приличная обувь. За весь день, проведенный в баре, у меня просто отнимаются ноги. А еще мне нужна одежда, чтобы ходить на работу.

Кэйд ошарашенно продолжал на меня смотреть. Неужели этот мужчина всерьез полагает, что я отправилась сюда, чтобы выпить? Отпад. Он задумчиво пропустил волосы сквозь пальцы. Этот мужчина на самом деле искренне раздосадован всем происходящим, и это очень забавляло. Я не удержалась и расхохоталась, спрятав в ладонях лицо. Очко в твою пользу, Эддисон.

— И ты хочешь, чтобы я пошел с тобой на девчачий шоппинг? — в ужасе спросил Кэйд.

Я хихикнула, его слова прозвучали как руководство к действию, и я зашагала мимо Кэйда с улыбкой в тридцать два зуба.

— Ты сам предложил, красавчик.

Под свое тихое брюзжание, Кэйд неохотно последовал за мной. Впервые за долгое время улыбка не сходила с моего лица. Крепкий и суровый байкер идет со мной по магазинам!


~*ГЛАВА 6*~
ПРОШЛОЕ


Я почувствовала, как с меня стягивают трусы и резко подскочила. Ударившись лбом об чью-то голову, взвизгнула. Не сразу поняла, где нахожусь, и что вообще происходит, но постепенно до меня дошло: какой-то замусоленный клиент пытается пробраться в кровать и воспользоваться мной. Я крепко схватилась за трусы и попыталась вырваться из рук обидчика. Когда тебе только шестнадцать, очень тяжело справиться с мужчиной, который в два раза больше и старше тебя. Незнакомец закряхтел и крепко схватил меня за руки, расположившись сверху.

— Отвали от меня! — выкрикнула я.

— Услуга уже оплачена, так что я намерен получить свое, — бессвязно ответил он.

Он был пьян. Ничего удивительного, ведь многие клиенты всегда приходили пьяными. Многие под кайфом или накуренные. И, давайте смотреть правде в глаза, разве может нормальный человек, в трезвом уме, платить за секс с кем попало?

— Слезь с меня! — повторила я, извиваясь.

— Всего пять минут, я ведь хорошо заплатил.

— Я верну деньги, — пыхтела я, пытаясь перевернуться на четвереньки, когда он улегся между моих ног и крепко прижал к кровати.

— Твоя шлюха-мать уже потратила бабки, так что не сопротивляйся.

— Пошел на хрен! — рявкнула я и укусила его, как мне показалось, за плечо. Меня чуть не стошнило.

Мужчина громко вскрикнул и ударил меня так сильно, что закружилась голова. Воспользовавшись тем, что он немного отстранился, я резко подняла колено и ударила его в пах. Зашипев, он скатился с кровати на пол, и тогда я быстро зажгла светильник. Я уже знала, как вести себя с подобными клиентами, которые решили, что если их не обслужила моя мать, то я – прекрасная возможность возместить ущерб. Когда это случилось впервые, мне было всего лишь тринадцать лет, я была невинна, а меня просто взяли и изнасиловали. После этого я быстро всему научилась. Единственный человек, которому я не могла противостоять – это Джаспер, поскольку мы зависели от него, и легко могли оказаться на улице. Вот, в чем вся соль. Печально, не спорю.

Клиент потихоньку начал подниматься с пола, и я быстро спрыгнула с кровати. Удивительно, но мужчина был довольно ухожен и на нем были надеты классические брюки. Хорошо, пусть не очень дорогие, но как ни крути, это – элемент делового костюма. Темные волосы с проседью и весьма неплохое телосложение. Чтобы он не успел броситься на меня, я врезала ногой ему в нос. Знакомый тошнотворный хруст, за которым последовала струйка крови. С окровавленным лицом, мужчина вопил от боли.

— Ах ты, маленькая сучка! — сокрушался он.

— Пошел к чертовой матери из моего дома! Не ты первый, и не ты последний извращенец, который лезет ко мне в кровать. Если еще хоть раз дотронешься до меня, я отрежу твой гребанный член!

Он ползком направился к двери, оставляя на потертом ковре кровавую дорожку. Добравшись до выхода, мужчина обернулся и взглянул на меня, задыхаясь от ярости и физической боли. Облокотившись на одну руку, он зажал пальцами нос.

— Проститутка! — рявкнул он, и ускользнул через дверь.

Я задрожала всем телом. Это единственное слово, на которое я не могу реагировать спокойно, несмотря на то, что слышала его миллион раз.

Это единственное описание, которому я никогда не хотела соответствовать, но порой понимала, что это неизбежно.


~*НАСТОЯЩЕЕ*~

— Черт, женщина, если я когда-нибудь снова захочу тебя подвезти, напомни больше никогда этого не делать, — ворчал Кэйд, когда мы выходили из последнего на сегодня магазина.

Я была на седьмом небе от счастья: теперь в моем распоряжении были новые туфли и пара нарядов для работы. Кэйд сам купил мне кожаный жилет, и это, пожалуй, был единственный момент, когда он улыбнулся. Все остальное время мой спутник недовольно бубнил себе под нос, что еще больше раззадоривало меня, заставив потратить гораздо больше времени на поиски необходимых вещей. Часовая прогулка по магазинам увеличилась вдвое, и я наслаждалась каждой секундой.

— Хм, а ты следующий раз не будь таким настойчивым, когда девушка говорит, что ей нужно по делам в город, — ответила я, не без чувства удовлетворения.

— Да уж, — буркнул Кэйд.

Я снова улыбнулась. Мы дошли до мотоцикла, и он протянул мне шлем, затем разложил пакеты в багажники, расположенные по бокам мотоцикла. Надев шлем, я уселась на пассажирское место вслед за Кэйдом. Крепко обхватила его за талию, глубоко вдохнула его аромат. Я была очень польщена, что Кэйд провел со мной целых полдня, хотя совсем не обязан этого делать. Он мог бы жестко высказывать претензии и вести себя, словно сварливый дед, но не стал. От осознания этого факта внутри разливалось приятное тепло. Кэйд украдкой прикоснулся к моим пальцам, на мгновенье пропустив через них свои, и я почувствовала трепет по всему телу, словно оно вновь наполнялось жизнью. Несмотря на бесчисленные сопротивления и осознание опасных последствий, я очень желала этого человека.

— Черт, — еле слышно выругался он перед тем, как включить стартер.

Спрятавшись за его спиной, я незаметно улыбнулась тому, что завожу его с пол-оборота. Но я так же понимала, насколько это взаимно. Кэйд резко вырулил на дорогу, и я затрепетала от волнения, ощущая безграничное счастье. Никогда не смогу забыть эти чувства: несешься на мотоцикле, твое сердце выскакивает из груди, душа и тело раскрепощаются, наполняясь невероятным чувством восторга. В такие моменты находишься на самом пике свободы и непринужденности.

Мы резко выехали на шоссе, и вдруг в нижней части живота стало как-то тревожно. Да, я искренне желала Кэйда. И после сегодняшнего дня мне захотелось, чтобы он знал об этом. Сейчас не время для отношений, но ведь Кэйд не воспринимает наше общение всерьез, насколько мне показалось. Тогда почему бы и мне не получить удовольствие? У меня не было мужчины уже… хм, со времен Билли. Это единственный человек, которого я подпустила тогда к себе, и с которым мне искренне нравилось находиться вместе.

Я держалась за упругое тело Кэйда и понимала, что он, как и я, находится в сексуальном напряжении. Прижалась к нему еще сильнее, размышляя о том, что мои намерения могут его шокировать. Хотя, нет, вряд ли. Я плавно провела рукой по его крепкой груди, затем спустилась вниз до края джинсов. Слегка потянув, я аккуратно расстегнула пуговицу. Он напрягся еще больше, но не остановил меня. Тогда я расстегнула ширинку и обхватила рукой его крепкую возбужденную плоть. Кэйд дернулся. Его физиологические размеры относились к разряду тех, которые заставляют любую женщину неустанно просить еще и еще. Прекрасная эстетичная форма, стильный серебряный пирсинг, идеально расположенный в нужном месте. Я слегка сжала член и почувствовала пульсацию в своей руке.

От возбуждения в промежности все свело, я крепче сжала бедра Кэйда своими ногами и начала медленные поступательные движения, но вдруг услышала, как Кэйд недовольно хмыкнул. Взяв меня за руку, он резко отбросил ее от своих штанов. От страха сердце ушло в пятки. Он не хочет меня? Неужели я все неправильно поняла? Боже, какая же я дура!

Еще какое-то время мы продолжали путь, затем мотоцикл внезапно съехал с трассы. Это была длинная проселочная дорога, усыпанная щебнем, в конце которой стоял большой белый дом. Кэйд сбросил скорость и остановился недалеко от этого дома. Заглушив двигатель, он с обозленным лицом слез с мотоцикла. Я сидела, не шелохнувшись, боясь даже снять шлем. Тогда Кэйд сорвал его с себя и отшвырнул в сторону, затем то же самое проделал со мной.

Господи, как он прекрасен в своей ярости! Я еще не до конца понимала природу этой взвинченности. А может, он злился от осознания того, что наши действия - не лучшая идея, и он всячески пытается побороть свое желание?

Уверенным шагом Кэйд устремился ко мне, тело напряжено, в глазах бушевал огонь страсти. Взяв за бедра, он резко развернул меня так, что пришлось лечь на руль «харлея». Внимательно рассматривая мое лицо, взял за плечи и притянул к себе. Он ни на секунду не отводил взгляд зеленых глаз, излучающих сексуальность и вожделение. Большим пальцем провел по моей нижней губе, а потом жадно прильнул в поцелуе. Тысячи электрических разрядов пронзили все тело. Наши языки сплелись, и я полностью растворилась в этом омуте. Одной рукой Кэйд сжимал мою ягодицу, а другой гладил сквозь джинсы мою киску.

Его умелые прикосновения будто вырвали глухой стон из моей груди, который невозможно сдержать, когда все твое тело жаждет прикосновений. Кэйд оторвался от моих губ и перешел к шее, заставив меня позабыть обо всем на свете. О том, что сижу на мотоцикле прямо напротив жилого дома. О том, что все это неправильно. Я позабыла о прошлом, о матери. Жила в этом мгновении, где были только Кэйд и я. До боли хотелось большего. Я пропустила пальцы сквозь его волосы, немного запрокинула голову Кэйда, чтобы снова поцеловать. Это был божественный вкус, невероятно нежный язык, сочные губы. Колечко в его губе приятно щекотало. Кэйд расстегнул мои джинсы, дернувшись, я рефлекторно отстранилась.

— Прямо здесь? — мой голос дрожал.

— Прямо здесь и прямо сейчас. Я хочу быть глубоко внутри тебя. Ты такая красивая, такая аппетитная.

Он поспешно сбросил с меня обувь, потом потянул за джинсы. Я приподняла ноги вверх, помогая ему полностью раздеть меня. Сдавленно вздохнув, Кэйд осторожно уложил меня спиной на руль, и развел ноги по бокам мотоцикла, согнув в коленях. Его взгляд опустился в самую интимную зону моего тела, и я всхлипнула. Прерывистое мужское дыхание говорило о том, что ему очень нравится увиденное. Он осторожно погладил меня, затем наклонился и прикоснулся губами к складкам моей киски. Глядя на то, как он ласкает меня языком, хотелось взвыть.

— Боже, ты чертовски красивая, — прошептал Кэйд.

— Господи, еще! — умоляла я.

— Я тебя сейчас съем, ты готова, милая?

— Да!

Кэйд взял меня за ягодицы, приподнял, и еще глубже опустил голову между моих ног. Его язык не пропускал ни одного миллиметра возбужденной плоти, и тогда я просто не удержалась от крика. Сама того не понимая, я выгибалась вперед, навстречу его движениям. Простонав от блаженства, он легонько прикусил клитор, продолжая вращать языком вокруг разгоряченного бугорка. Боже, я никогда в жизни не испытывала подобного. Я кричала снова и снова, волна блаженства все стремительнее нарастала и разливалась по всему телу. Черт, я никогда в жизни так не желала мужчину! Внутри себя я почувствовала палец Кэйда, он продолжал ласкать меня языком и рукой одновременно, земля снова и снова уходила из-под ног до тех пор, пока я, наконец, не достигла кульминации. Это был дикий крик, метания в разные стороны, его имя на губах. До самой последней конвульсии он продолжал целовать, посасывать и ласкать меня, как только возможно. Спустя время убрал от меня голову, эротично облизывая губы.

— Какая ты влажная. Самая вкусная в мире. Никогда не испытывал ничего подобного.

Я дрожала. Сквозь полузакрытые веки увидела, что он быстро приспустил джинсы, достал презерватив, разорвал зубами упаковку и надел на себя. Затем Кэйд подошел ближе, взял меня за лодыжки, расположив их у себя на талии. Когда Кэйд прижался еще сильнее, головка его члена, легонько коснулась моей промежности.

— Ты хочешь этого, сладкая? — выдохнул он.

— Да, прошу тебя, не тяни…

— Скажи, чего ты хочешь? По буквам. Сделай так, чтобы я захотел этого, милая.

— Я хочу тебя, — дрожащими губами прошептала я, — возьми меня сейчас… Глубоко, жестко…

Не выдержав, Кэйд проскулил:

— Черт, ты такая сексуальная.

Он совсем немного вошел в меня, от наслаждения я выгнулась дугой. Боже!.. Это прекрасно! Он продвинулся еще на сантиметр глубже, его имя снова и снова слетало с моих губ. Я схватилась за руль так, что побелели костяшки пальцев. Крепко обхватив Кэйда ногами, я забыла обо всем на свете. Он выходил из меня почти полностью, затем медленно и уверенно возвращался назад. Я взвыла и задрала футболку, чтобы прикоснуться к своим соскам.

— Нет, сладкая, оставь это мне, — хрипло распорядился он.

Я скинула футболку, обнажив свою небольшую, но идеальной формы грудь. Издав что-то похожее на шипение, Кэйд прибавил темп. Наклонился и взял в рот сосок, одновременно куда-то убрав руку. Я не до конца понимала, что он делает, пока не услышала звук заведенного мотора. Вибрации, проходящие сквозь мое тело, сводили с ума. Дернувшись, я вскрикнула. Сочетание движений Кэйда внутри меня, и вибрации мотоцикла, просто разрывали меня на тысячу осколков. Я сжалась всем телом, плотно обхватывая его мышцами, и взорвалась от оргазма. Он был такой силы, что я не слышала собственных криков. Все, что я чувствовала, – это агония по всему телу.

— Господи, — пробормотал Кэйд, — какая ты упругая.

И я поняла, что он кончает. Почувствовав пульсацию внутри себя, я плотно сжала бедра. Он не произнес ни единого звука, просто склонил голову к моей груди и продолжал толчки до тех пор, пока не получил полную разрядку. Он долго так лежал, пока его дыхание не восстановилось. Я тоже расслабилась и, перебирая пальцами его густые темные волосы, старалась отдышаться после самого невероятного секса в моей жизни.

— Черт, девочка, ты такая упругая внутри, это просто выносит мозг. Никогда бы не подумал…нет слов…

Что это было? Он ляпнул, что я упругая? И кто это говорит?

— А чего ты ждал? Размеры с ведро? — я попыталась съязвить.

Кэйд ничего не ответил, и постепенно до меня начал доходить смысл его слов. Осознание ударило меня так сильно, что я съежилась. Получается, что Кэйд верит слухам? Думает, что я шлюха? Почувствовав, что перед глазами все поплыло, я сбросила его с себя. Кэйд растерянно отстранился, но увидев выражение моего лица, тут же среагировал.

— Я не…

Я ударила его по лицу так сильно, что было слышно, как щелкнула челюсть. Он рявкнул от боли, откинулся назад, едва удерживая мотоцикл от падения. Я вскочила, и начала лихорадочно натягивать на себя джинсы. С чувством смятения и некой ярости, Кэйд поставил мотоцикл на подножку и бросился ко мне. Словно обороняясь, я подняла руки, но они предательски дрожали.

— Если еще хоть раз подойдешь ко мне, я наваляю тебе по полной программе. Не думай, что я не способна на это, — слова заплетались, я держалась из последних сил.

— Да что случилось, черт возьми?! — не выдержал Кэйд.

— Как ты посмел? — мой голос сорвался на крик. — Ты думал, что я шлюха? Ты переспал со мной, потому что посчитал легкодоступной?

Он внимательно смотрел на меня своими зелеными глазами.

— Черт, да я не говорил такого…

— Моя мать была гребанной проституткой, и ты посчитал, что я тоже? Ты услышал, что с тринадцати лет я живу половой жизнью, и сделал вывод, что я делала это за деньги? Чертов ублюдок! Ведь ты мне действительно нравился!

Я резко развернулась и пошла. Кэйд побежал за мной.

— Эддисон, постой!

— Пошел к черту, Кэйд! Как ты мог? Да, ты – байкер, и как я понимаю, ведешь свободный образ жизни, но как ты мог так отнестись ко мне?

Мой голос охрип, и это злило еще больше. Меня бесило, что он видит все мои эмоции. Все тело тряслось, вспотели ладони, внутри все неприятно скручивалось. Мне было больно. Давно я не чувствовала такой сильной боли. Как я могла подпустить его так близко к своей душе? Всего каких-то несколько дней и я уже расслабилась, разрешила себе думать, что он – не такой как все. Но это не так. Они все одинаковые. И я должна была давно это знать!

— Эддисон, я не…черт, да выслушай ты меня!

Я повернулась к нему.

— Кэйд, а ты знаешь, с каким количеством мужчин я переспала?

— Прекрати, я просто…

— У меня было всего трое. И еще один меня изнасиловал. — Его глаза расширились от удивления, и я продолжила: — И ты – последний из этих трех, Кэйд. Первый был хорошим парнем, с которым мне нравилось встречаться просто для получения удовольствия, второй – мой бывший парень, Билли. Человек, который изнасиловал меня, лишив невинности в тринадцать лет, продолжал терроризировать меня до тех пор, пока не появился Билли, и не остановил его. Не буду лгать, я довольно чувственная девушка. Мне нравится секс. Я люблю осваивать что-то новое, но я не делаю этого со всеми подряд. Я доверилась только двум мужчинам в своей жизни, и это было здорово, но по сравнению с тем, что я испытала минуту назад – это ничто! Ты внезапно появился в моей жизни, и мне показалось, что ты искренний человек, что испытываешь ко мне симпатию. Я видела твое сексуальное желание и решила, почему бы нет? Почему бы не провести время с тем, кому я заметно понравилась? Хотелось посмотреть, что будет. Просто побыть с тобой, и, возможно, почувствовать хотя бы маленькую надежду на то, что на этот раз меня не используют. Но на самом деле, это ведь был просто секс на раз, — отчеканила я. Каждое слово с невероятной ненавистью вылетало в сторону Кэйда.

В полном изумлении он продолжал смотреть на меня.

— Черт, сладкая, я не…

— Езжай домой, Кэйд, — велела я, сжимая кулаки.

Он продолжал ошарашенно смотреть на меня. На мгновенье показалось, что Кэйд уходит, но нет. Его взгляд ужесточился, он подошел ко мне и остановился напротив.

— Нет, — всего лишь ответил он.

— Не связывайся со мной, Кэйд. Я хочу уйти.

— Я сказал «нет», — твердо ответил он.

— Ты не имеешь право голоса, ты оскорбил меня, а потом…

— Заткнись.

Я выпучила глаза.

— Прости, что ты сказал?

Кэйд сделал шаг вперед, встав так близко, что я почувствовала его запах.

— Я сказал, замолчи.

— Да как ты смеешь, мать твою?!

Он закрыл мне рот рукой. Я попыталась укусить его, но моя попытка провалилась. Я дергалась и кричала Кэйду в руку.

— А теперь внимательно послушай меня, — на его лице промелькнуло какое-то сострадание, которое мгновенно сменилось суровостью. — Не делай вид, что не знаешь мое мнение. Я не говорил ни одного гребанного слова, которое хоть как-то намекнуло бы, что ты шлюха. Ты задала вопрос, который меня шокировал. Я не собираюсь перед тобой оправдываться, потому что все твои выводы – неправда. Я не осуждаю тебя, и мне не важно, через какое дерьмо люди проходят в своей жизни. У каждого есть прошлое, девочка, и все мы имеем скелеты в шкафу. Не мне осуждать чью-то биографию. Я безумно хотел тебя и наслаждался каждой секундой, пока мы занимались любовью. Поэтому настало время, чтобы ты замолчала и прекратила бросаться на людей, не давая им возможность объясниться. Мы здесь не для того, чтобы стать твоими врагами. Мы здесь, чтобы защитить тебя. Самое время научиться хотя бы немного доверять людям.

Он отпустил руку. Сделав несколько шагов назад, я начала судорожно всхлипывать от ярости и боли.

— Я никому не верю! — злобно ответила я.

Кэйд снова подошел ко мне, прожигая взглядом, его кулаки крепко сжаты. Было слышно его тяжелое дыхание.

— Ты прекрасно знаешь, что я из тех мужчин, которые никем никогда не пользуются. Я могу ненавидеть человека, но использовать или издеваться – никогда! Если я хочу что-то сказать, я это говорю прямо. Никогда не хожу вокруг да около. Я не привык лгать или играть в игры.

Я открыла рот, чтобы возразить, но он резко поднял руку, приказывая мне молчать. Это движение внушало ужас.

— И вот что, — прорычал он, — еще хотя бы раз поднимешь на меня руку, я надеру тебе задницу. Я не бью женщин и готов убить любого, кто это сделает, но в моем понимании, если ты настолько слетела с катушек, что готова ударить мужчину, то ты определенно ищешь неприятностей на свою голову. Никогда не делай этого снова. А сейчас, немедленно вернись к мотоциклу!

Я ошарашенно уставилась на Кэйда. Его слова достали до самой глубины моего сердца. Словно острым клинком они резали меня своей правдивостью. Я могу закрыть глаза на жестокость, фальшь, но подобные слова безумно ранят. Боже, они сжигают до тла. На полусогнутых ногах, полностью неспособная сфокусироваться на том, куда я иду, поплелась к мотоциклу. В глазах жгло, еще секунда и по щекам бы потекли слезы, обнажая всю мою внутреннюю слабость. Кэйд забрался на мотоцикл, завел его и резко дернул ручку газа. По газону разлетелась галька. Он повернулся и взглянул на меня. Неистовый взгляд свидетельствовал о том, что он находился за пределами ярости.

— Сейчас же залезай, — рявкнул он.

Я надела шлем, и на трясущихся ногах забралась на мотоцикл. Не успели мои ноги оторваться от земли, как Кэйд рванул с места. Из-под колес полетели камни, которые отлетали прямо в нас, пока мы ехали по проселочной дороге. Подъехав к выезду на шоссе, мне пришлось крепко вцепиться в куртку Кэйда, чтобы не упасть. Я физически ощущала его тяжелое дыхание, он был очень зол, и я заслужила это. Я ошибочно сформулировала его мнение обо мне, и последствия очень пугали. Закрыв глаза, я глубоко вздохнула и отдалась ветру, ласкающему мое лицо, и звуку мотора, который громко ревел, когда Кэйд прибавлял газу. Скоро мы приедем, и все наконец-то кончится.

Мы подъехали к лагерю. Я так быстро спрыгнула с сиденья, что неудачно приземлилась на землю. Поспешно сняла шлем, отдала его Кэйду, и, не оглядываясь, убежала за ворота. Он не пошел за мной, и это к лучшему. Мы оба это понимали, мне нельзя привязываться, да и Кэйду определенно это не нужно. Мы совершили ошибку, занявшись любовью на его мотоцикле. Мы перешли от флирта к реальным действиям, и эти действия все разрушили, запутали, усложнили, создав неловкую ситуацию. Нужно было подавить похоть, сделать то, что должна и жить дальше.

Но я так не сделала, и теперь это останется на моей совести.


~*ГЛАВА 7*~
ПРОШЛОЕ


Я почувствовала запах пота. Он двигался на мне. С каждым его толчком в горле ощущались горькие рвотные позывы, но я научилась сдерживаться. Если меня вырвет, это разгорячит его еще больше. Я просто задержала дыхание и ждала, пока наркотик окутает разум пеленой и отправит подальше от суровой реальности. Это единственный шанс выжить. Единственный способ перенести весь этот ужас, когда его тело на мне, когда он входит в меня, издавая мерзкое хрюканье. Боже, когда это все кончится? Было бы гораздо проще умереть.

— Какого хрена?! — услышала я и почувствовала невероятное облегчение.

Это был Билли, который пришел ко мне, как и обещал. Глазом не успела моргнуть, как Джаспер уже отлетел к стене. Билли схватил его за причинное место и крепко скрутил. Последний, словно в агонии, разразился диким воем, и мне стало гораздо легче. Смотреть, как мой обидчик стоит на коленях, видеть его взгляд – это незабываемо, и я была очень благодарна Билли, который уже успел заехать кулаком Джасперу прямо в нос. Он продолжал наносить удары один за другим до тех пор, пока кровь ни забрызгала стены. Я даже не повела бровью. Абсолютно никакой реакции, никаких чувств.

— Если ты еще раз к ней прикоснешься, я приду к тебе ночью и порежу на кусочки твой поганый член, а потом буду смотреть, как ты истекаешь кровью, урод! Ты меня понял?

Джаспер запыхтел от злости, по лицу стекали капли пота.

— Да пошел ты!

Билли еще сильнее сжал член Джаспера так, что тот истошно заорал до звона в ушах.

— Хорошо, хорошо! — скулил Джаспер. — Я не буду больше ее трогать!

— Если бы не ее мать, ты был бы уже трупом, ничтожество. И не думай отыгрываться на обеих, помяни мое слово, я тебя уничтожу!

Джаспер закивал. По его распухшему красному лицу каплями стекали остатки крови и пота. Он учащенно дышал, губы сжаты от боли. Билли наступил на его грудь и прижал к стене. Через какое-то время Джаспер вскарабкался на колени и суетливо поспешил к входной двери. Когда он ушел, Билли повернулся ко мне, в буквальном смысле дрожа от ярости, широко раскрыв затуманенные от эмоций карие глаза.

— И как давно это происходит? — спросил он ледяным голосом, заставившим меня вздрогнуть.

— С тех пор, как мне исполнилось тринадцать.

— И ты никогда не говорила мне об этом?! — рявкнул он, и засуетился по комнате, сжав кулаки.

— Я не хотела подставлять мать.

— Мать?! — кричал он, вращаясь на место. — Именно эта женщина поместила тебя в ад!

Я встала, обернув простынью вокруг себя.

— Но кроме нее у меня никого нет. Без нее мне не выжить.

— Ты выживешь со мной!

— А что, если ничего не получится?

Его глаза сузились, и он пропустил пальцы сквозь золотистые волосы.

— Это все, что ты можешь сказать? О том, что случилось, о нас?

— Я видела, что бывает с любовью, Билли. Видела женатых мужчин, которые приходят за удовольствиями, потому что у их жен болит голова или они заняты детьми. Женщин, которые приходят от скуки, потому что их мужья вечно заняты. Я знаю, куда уходит любовь, и не хочу идти той же дорогой. Так что да, это все, что я могу сказать на данный момент.

Билли обреченно покачал головой.

— Эддисон, ты позволяешь им разрушать тебя. Однажды к тебе придут и доведут до той точки, откуда нет возврата. Они морально уничтожат тебя и загонят в такие чувства, которые навсегда изменят твою жизнь и мировосприятие, ты уже не будешь размышлять как прежде.

— Ничего не будет, — ответила я сквозь накатывающиеся слезы, действие наркотика прекращало свое действие, и я возвращалась в реальную жизнь.

— Даже со мной?

Я внимательно посмотрела на него из-под ресниц.

— Я приблизила тебя настолько, насколько могу любить, Билли. Но ведь этого недостаточно. Я такая, какая есть. Будет лучше, если ты найдешь кого-то более достойного.

— Но ты и так достойна, Эддисон.

— В твоих глазах, возможно, да.

В его взгляде скользнуло отчаяние.

— Почему ты не остановила его?

Я пожала плечами, прикурила сигарету и присела.

— А какой смысл? Он все равно это сделает, даже если я буду сопротивляться, и он это прекрасно знает. Без поддержки мы с матерью окажемся на улице. Она нужна ему, а вместе с ней и я. Он знает, что я не буду бороться. Гораздо проще отключиться от всего и дело с концом.

— Но он ведь насилует тебя, — прошептал Билли, в его словах послышалась горечь.

— Да, и что же? В жизни есть вещи и похуже.

— Эддисон, неужели ты никому и никогда не позволишь спасти тебя?

Я поднялась, обошла Билли стороной, и направилась в свою комнату. Уже возле двери я обернулась и взглянула на парня.

— Спасти можно лишь того, кто хочет этого или заслуживает.

— Ты давно смотрела на себя? — закричал он. — Смотрела!?

— Да!

— Нет, это не так! Эддисон, ты тонешь. Тебе нужно по-настоящему задуматься, прислушаться к себе. Ты ведь не хочешь быть такой, черт возьми. Очнись!

Билли схватил меня и повел в ванну, я даже не успела ничего понять. Включив свет, он поставил меня напротив разбитого зеркала.

— Смотри!

Я взглянула на девушку напротив: впалые щеки, темные круги под глазами, растрепанные волосы, давно потерявшие цвет. Эта девушка потеряна, опустошена. Как же я позволила себе стать такой… такой ужасной? В какой момент? Я сглотнула горький комок в горле. Кто эта девушка, что смотрит на меня?

Это не я.

Я знаю, как это назвать.

Пустое место. Ничто.


~*НАСТОЯЩЕЕ*~

— Не видел Кэйда? — спросила я Джексона спустя две недели.

С тех пор, как я неоднозначно повела себя, Кэйд общался со мной как можно меньше. Все это время я анализировала ситуацию, что меня изрядно раздражало.

Кивнув, Джексон указал на небольшой гараж, расположенный на заднем дворе.

— Он ремонтирует свой байк.

— Спасибо.

— Зачем тебе понадобился Кэйд? — спросил отец, вытирая промасленные пятна на джинсах.

Я избегала зоркого взгляда отца.

— Просто хотела поболтать.

— Нет ни одной женщины, которая хочет просто поболтать с Кэйдом. Будь осторожна, Эддисон. Он не из тех мужчин, которые переменят твою жизнь к лучшему.

Я подняла взгляд и прищурилась.

— О тебе тоже однажды так сказали, Джексон. Но это не означает, что так и есть.

— Не забывай, меня настигла любовь.

Я отвернулась и зашагала в сторону гаража.

— А кто сказал, что в моем случае любовь ни при чем?

Джексон не нашел, что ответить, и мне этого было достаточно. Не было желания слушать, что он возразит. Не сейчас. Его ответ причинит мне боль, я знала. Подошла к гаражу, где раздавался звон металлических инструментов. Я открыла дверь и оказалась внутри. Довольно тесно, в центре подвешен мотоцикл, под ним стоял раздетый по пояс Кэйд. Я остановилась на месте и начала рассматривать мужчину, от которого невозможно было отвести взгляд. Чертовски сексуальное тело, представляющее собой идеальные рельефы. Мечта любой девушки. Широкие плечи, мускулистая грудь, стальной пресс и сногсшибательные косые мышцы живота. С головы до ног Кэйд был измазан мазутом.

— Джексон сказал, что ты здесь, — выдавила из себя я. Кэйд прервал работу и повернулся ко мне.

— Если бы я хотел, чтобы меня нашли, — ответил он, продолжая крутить гаечный ключ, — я бы не сидел тут с закрытой дверью.

Что ж, извините, Ваше величество. Я подошла ближе и встала рядом с мотоциклом, провела пальцами по сверкающей краске. Кэйд внимательно наблюдал, слегка наклонив голову. Отбросив инструменты, он вытер руки об джинсы и встал напротив меня.

— Чего хочешь, сладкая?

Хм, назвал меня сладкой, уже неплохое начало.

— Я пришла извиниться.

— Не думал, что ты из тех, кто извиняется, — приподнял бровь Кэйд.

А вот это уже разозлило меня. Я пришла, чтобы признать свою вину, а он продолжает издеваться и играть в игры.

— Знаешь, что? Если ты собираешься вести себя, как придурок, тогда я не буду извиняться, и вообще, иди к черту, Кэйд.

Я развернулась, чтобы уйти, но он быстро схватил меня за руку и прижал к себе. На свободных от одежды участках я почувствовала температуру его горячего тела.

— Ты всегда сбегаешь, когда что-то происходит не по-твоему? — прошептал он.

— Я не все, байкер. И не собираюсь падать на колени и молить о прощении. А также не собираюсь бегать за тобой в надежде, что ты снова поговоришь со мной. Если ты продолжаешь злиться, так тому и быть, я не буду биться головой об стену, чтобы это изменить.

— Чертовски упряма, — ответил он и завел мне руки за спину, прижавшись еще сильнее.

— Что-то имеешь против? Отпусти.

— Я не против. И нет.

— Кэйд…

— Сладкая.

— Черт возьми, ты выводишь меня из равновесия, — протестовала я, пытаясь вырваться.

— А ты чертовски красива каждый раз, когда пытаешься бороться со мной.

Я взглянула на него снизу-вверх. В его глазах пылал огонь.

— Отпусти, — настаивала я, несмотря на то, что мой голос все больше терял уверенность.

— Но ты же не хочешь уходить, сладкая.

— Хочу. Не тешь себя иллюзиями, что я схожу по тебе с ума. Да, ты привлекателен. Мне понравилось быть с тобой, но на этом всё. Я пришла просто, чтобы извиниться за свое поведение. Конец истории.

— Какая ужасная ложь, — томно подстегнул он.

Кэйд посмотрел на мои губы. Черт. Зачем так на меня смотреть? Это убивает мою непоколебимость.

— Ты живешь ненормальной жизнью, байкер.

Он ответил ленивой полуулыбкой.

— А ты думаешь о моем члене, который глубоко входит в тебя.

Я попыталась закатить глаза, но уверена, что это выглядело по-идиотски. Прерывистое дыхание и бегающие глаза. В чем причина, спросите вы? Да всего лишь в том, что его рука уже находилась на моей киске. Этот подлец успел сориентироваться, пока я пыталась что-то доказать. Он прижимал руку так, что я почувствовала прилив возбуждения.

— И ты знаешь, что я прав, — выдохнул он. — Я даже представляю, насколько ты влажная.

— Ненормальный, — пискнула я.

— И тебе понравится, когда я нагну тебя прямо здесь, приспущу джинсы и войду в тебя.

Я покраснела и судорожно сглотнула. Хотелось что-то ответить, но все тело пульсировало и трепетало. Все, что я чувствовала – это его рука, ласкающая меня.

— Кэйд, ты здесь?

Он резко отпрянул, я даже пошатнулась. Открылась дверь, и вошли два байкера. Я еще не до конца запомнила все имена, но этих звали Янк и Куинн, если не ошибаюсь. Не знаю, почему высокого парня называли именно Янк. Кстати, у большинства байкеров были прозвища, но я ни разу не слышала, чтобы Кэйда называли как-то иначе.

— Что нужно? — недовольно проворчал Кэйд.

— Джексон хочет переговорить с тобой.

Конечно, хочет. Я вздохнула и собралась уходить.

— Увидимся позже.

— Подожди, куда ты, сладкая? — поинтересовался Кэйд, но я не стала останавливаться. Пусть думает, что мне все равно.


~*~*~*~

— Девочка, принеси еще по одной.

Набрав полные руки заказов, я повернулась и увидела, что еще один байкер желает пива. Девушка, с которой я должна была отрабатывать смену, Минди, опаздывала. Снова. Эта стерва никогда не приходит вовремя. Единственная причина, по которой она все еще работает - это то, что Джексон больше не найдет ни одной нормальной женщины, которая захотела бы обслуживать грубых и неотесанных байкеров. Ловко подбросив бутылки, я поставила их на стойку и подвинула ожидающему клиенту. Он ответил еле уловимой улыбкой и вернулся к своим делам. Я принялась за новый заказ. От безумной суеты и огромного количества работы на лбу появилась испарина.

— Ну что, как вы тут без меня?

В бар вошла Минди. С каждым ее шагом грудь практически вываливалась из топа белого цвета, шорты настолько короткие, что часть ягодиц выглядывала. Вздохнув, я закатила глаза и выпалила:

— Тебе никогда не приходило в голову прийти хоть раз вовремя?

Девушка манерно поправила светлые волосы, разложив их на плечах, затем распахнула голубые глаза.

— У меня были срочные дела.

— И что на этот раз, Минди? Твоя собака сдохла? Или кот сожрал попугайчика? Стой, подожди, какой день был вчера? Точно! У тебя же спустило все колеса.

Минди скрестила руки.

— Да, кто-то проколол все мои колеса.

— Что ж, может, тебе следует почаще бывать на работе вместо того, чтобы нарываться на неприятности, и тогда у людей не возникнет желания навредить тебе?

Минди недовольно сверкнула глазами, затем приступила к выполнению заказов. Теперь можно было передохнуть. Я скинула с плеча полотенце, бросила его на стойку, и, отрапортовав, ушла. На выходе из зала чья-то рука дернула меня, и я врезалась в мускулистое тело. Кэйд резко навалился на меня и прижал к стене. Мои ноги подкосились, я начала задыхаться. После разговора в гараже я старательно избегала его. Знала, что Кэйда это раздражает, но он не должен был видеть мое состояние, его степень влияния на меня. Мы достигли границы, когда я больше не могу сказать ему «нет».

— Какого черта, Кэйд? Ты считаешь, что можешь вот так меня затащить за угол и делать, что вздумается? — оскалилась я.

— Сладкая, — проворковал он. — Вообще-то ты спала со мной. Зная, что я всегда наблюдаю за тобой, ты продолжаешь это делать – совращать меня, поглядывая искоса так, что искры летят. Я все вижу, и ты прекрасно знаешь, что мне нужно.

— Я не…

— Меня чертовски злит, когда я вижу, с какой улыбкой ты подаешь пиво мужикам. В этот момент я до безумия хочу тебя. Хочу взять и прижать к стене, чтобы все видели, что ты моя. Раздвинуть твои ноги и овладеть тобой.

— Кэйд, ты ненорм…

— Закрой свой милый ротик, сладкая. Ты знаешь, что принадлежишь теперь мне. И ты это знала с самого первого дня, когда садилась на мой байк. Я никогда не веду себя так с девушками. Если я хочу трахнуться, то так и делаю, но никогда не веду себя так, как сейчас. Ты меня притягиваешь, и я не могу противостоять. Я добился твоего расположения, а теперь ты решила поиграть?

— Может быть, ты и добился, но я на тебя не претендовала, — рыкнула я.

— Ты была со мной? Трогала мой член?

— Что за дурацкие вопросы? — досадно прошипела я.

— Это значит, что ты тоже на меня претендовала!

— Кэйд, да ты просто бредишь!

— Я уж предупреждал тебя однажды, — перебил он. — Второй раз не собираюсь этого делать. Просто замолчи и все, сладкая. А сейчас я буду тебя целовать, потому что мне не хватает этих сочных губ, которых ты лишила меня, чтобы поиграть в свои дурацкие игры. Я не собираюсь больше ждать. Иди сюда, милая.

Не дождавшись ответа, он просто взял меня за голову и прижал к себе. Я ожидала, что он обрушится на меня с жадным поцелуем, но он лишь нежно прикоснулся к моим губам, вызывая электрический ток вдоль позвоночника. Кэйд знал, что я хочу его с самого первого дня, и после того дня, когда отдалась ему на мотоцикле – мое желание стало еще сильнее. Он видел меня насквозь. Чувствовал неистовое притяжение, природу которого я не до конца понимала, но которое он словно вытягивал из меня наружу, крепко ухватившись за мои эмоции. Я потянулась к нему, чтобы отдаться страстному поцелую, но Кэйд неожиданно отстранился. Его пьянящий запах, легкие прикосновения, мне хотелось намного большего, но он отступил. Вместо этого, Кэйд лишь возбужденно посмотрел на меня сверху вниз.

— Сегодня вечером, у меня. Если не придешь, я тебя из-под земли достану. Я не шучу, Эддисон. Приходи.

— Я даже не знаю, где ты живешь, — сообщила я.

— Ты знаешь, милая, потому что я взял тебя прямо напротив своего дома.

Ого! Так это был его дом? Слава тебе, Господи, что не чужой!

Облизав нижнюю губу, я сглотнула. Он даже не предоставил мне возможности возразить: отпустил меня и ушел, а я стояла, затаив дыхание, какое-то время глядя в одну точку. Придя в себя, я выругалась. Я покажу Кэйду Дюку, что он не будет мной командовать.

Я не пойду к нему.

И посмотрим, как он отреагирует.


~*ГЛАВА 8*~
ПРОШЛОЕ


— Эддисон, малышка, ты сведешь меня с ума.

Я улыбнулась Билли. Он взял в руку локон моих волос, затем покрутил его на пальце. Мы ехали в машине, и впервые за несколько лет я чувствовала себя очень легко. Провела рукой вверх по его бедру. Когда вам обоим по девятнадцать, то подобный жест кажется чертовски эротичным. Он весь напрягся и начал извиваться, умоляя меня прекратить издевательства. Я захихикала. Боже, я почти забыла, что это такое.

— Я не делаю ничего «такого», — невинно улыбнулась я.

Билли обнажил все тридцать два зуба. У него была очаровательная улыбка, светлые волосы, развевающиеся на ветру, и в глазах радостно сверкали искорки.

— Если ты будешь продолжать в том же духе, то я не довезу тебя до дома.

По моему лицу пробежала тень.

— Как бы я хотела, чтобы мне не пришлось туда ехать.

Мой друг печально улыбнулся.

— Я знаю, солнышко, но пока что я не могу забрать тебя. Нужно определиться с жильем.

Я понимающе кивнула. Билли действительно пытался сделать все возможное: съехать от родителей и найти способ спасти меня. Я была уверена, что у него получится. По крайней мере, я надеялась. Сейчас он мой свет в конце тоннеля. Если этот свет погаснет, я не знала, смогу ли найти его снова.

— Все будет хорошо, — заверил меня Билли, сворачивая на мою улицу.

Сердце сжалось. Как же быстро мы приехали. В этом месте нет ничего, кроме темноты.

— Спасибо за сегодняшний день, — прошептала я, когда Билли остановил машину.

Он склонился и взял в ладони мое лицо.

— Клянусь, я найду способ забрать тебя отсюда, Эддисон.

Я прижалась губами к его губам. Он запустил пальцы в мои волосы и поцеловал меня еще настойчивее. Наконец, мы смогли оторваться друг от друга, мое сердце отсчитывало громкие удары. Большим пальцем Билли погладил меня по щеке.

— Я позвоню. Обещаю.

— Но телефон снова отключили, — вздохнула я.

Он продолжал улыбаться, несмотря на то, что внутри у него все разрывало от злости, я это знала.

— Что ж, тогда я зайду завтра.

Поцеловав его на прощание, с тяжелым сердцем я заставила себя выйти из машины. Дойдя до покосившейся входной двери, обернулась. Машина Билли все дальше и дальше исчезала, уходя вниз по улице. Обреченно улыбнувшись, я зашла внутрь. Первое, что я почувствовала – это запах рвоты. Корчась от сильной ломки, на полу лежала мать. Она еле дышала, лицо посинело. Наркотическое опьянение было сильным до невменяемости. Она утратила способность контролировать рвоту, и просто в ней захлебывалась. Опустив плечи, я вздохнула и принялась делать то, что умела лучше всего.

Присматривать за женщиной, которую я презирала, потому что у меня больше никого не было. Вот, что я обычно называю катастрофой.


~*НАСТОЯЩЕЕ*~

Когда я уходила из лагеря, уже стемнело. Я закончила смену чуть раньше, и провела немного времени с Джексоном. На удивление мы славно поболтали. Возможно, я просто пыталась избежать встречи с Кэйдом, зная, что он ушел домой несколько часов назад и, догадываясь о причине. И, вот я в одиночестве шла по темной дороге. На самом деле это было далеко не безопасно, но я привыкла к таким вещам. Стало немного прохладно, и легкий ветерок ласкал мое лицо. Я услышала громкий рев приближающегося грузовика и отошла подальше на обочину. Грузовик остановился рядом, и я обернулась, чтобы посмотреть, в чем дело. Сердце заколотилось, это была естественная реакция на незнакомую машину, которая подъезжает к тебе в такое время суток.

Двигатель затих, и я значительно ускорила шаг. Засунула руку в карман в поисках телефона на случай, если придется бежать и одновременно звонить. Я услышала, как хлопнула дверь машины, затем несколько тяжелых быстрых шагов за моей спиной. Я развернулась и от страха вскинула руки.

— Назад!

— Ты какого черта здесь делаешь посреди ночи? Я думал, что тебя подвезут, черт возьми!

Это был Кэйд. Точно он.

— Я иду домой, — ответила я, тяжело дыша и пытаясь успокоить бешенный стук сердца.

— Что, прости? — сказал он сурово.

— Что слышал, я иду домой. Ты можешь сколько угодно приказывать мне, Кэйд, но это бесполезно.

— Нет, дорогая, ты ошибаешься.

Я пристально взглянула на него в свете фар.

— Нет, дорогой, я не ошибаюсь, — усмехнулась я, отворачиваясь от него.

— Эддисон, я сейчас посажу тебя в машину. Не заставляй меня применять силу.

Я недоуменно взглянула на него:

— Серьезно? Ты не можешь заставить меня пойти с тобой.

— Мне не пришлось бы тебя заставлять, если бы ты изначально приняла мое приглашение, поскольку так же сильно хочешь меня.

— Твой шанс упущен, ты в курсе?

— Я считаю до трех.

— Да ты не в себе.

— Три.

— Да иди ты, Кэйд!

— Два.

— Я не пойду с тобой!

— Один.

Кэйд подошел, нагнулся и в секунду закинул меня к себе на плечо. Я извивалась, стучала кулаками по его спине, но он без тени эмоций продолжал шагать к машине. Открыв дверь, Кэйд посадил меня в салон, а потом пристегнул ремнями безопасности, несмотря на все мои дерганья. Перед тем, как закрыть дверь, он склонился ко мне очень близко:

— Даже не пытайся вылезти, или я привяжу тебя к креслу.

Открыв рот, я смотрела, как он закрыл дверь с моей стороны, обошел машину и уселся на водительское сиденье, громко хлопнув дверью. А что, разве байкеры ездят на грузовиках? Я скрестила руки и повернулась к окну. Мы выехали на трассу.

— Я не собираюсь спать с тобой, ты зря тратишь время.

Кэйд ухмыльнулся.

— Сладкая, сегодня вечером я возьму тебя, и ты это знаешь. И еще ты знаешь, что я не теряю времени даром. Если бы ты хотела, давно отшила бы меня. Нам обоим это известно.

Будь он проклят!

— Ты назойливый, ненормальный дикарь, и ты меня бесишь. Ты слышал? — повернулась я.

В свете луны его профиль ослеплял своей красотой. Сильный, волевой подбородок. Идеальный романский нос и пухлые губы. Просто божественно.

— Да-да, сладкая, я тебя услышал, — Кэйд искоса посмотрел на меня, обольстительно улыбаясь. По коже побежали мурашки.

От злости и негодования я поджала губы.

— Вот увидишь, сегодня ты будешь улыбаться. Я об этом позабочусь, милая.

Я снова уставилась в окно, чтобы он не увидел, что я уже улыбаюсь.



~*ГЛАВА 9*~
НАСТОЯЩЕЕ


Жилье Кэйда абсолютно не соответствовало моим ожиданиям. Не думала, что большой белый и очень красивый дом мог принадлежать такому мужчине, как он. Когда мы вышли из машины и оказались внутри, я испытала искреннее восхищение. Огромное помещение, выстланное натертым до блеска деревянным полом. Светлые стены из благородного дерева и несколько высококлассных предметов мебели. Без сомнений, это лучшее, что я видела в жизни. Лишенная дара речи, я огляделась вокруг. Кэйд встал позади, осторожно убрал мои волосы с шеи и нежно прикоснулся губами. Внутри меня все затрепетало, я опустила взгляд вниз на его руки, которые обнимали меня за талию.

— Сейчас у тебя такое выражение лица, что сердце сжимается, сладкая.

Под воздействием эмоций я нервно сглотнула и повернулась к нему лицом. Сейчас мне совсем не хотелось бороться с этим человеком. С тем, кто привел меня в свой дом, не взирая на всяческие сопротивления. Это означает, что я - гораздо большее, чем просто развлечение. Безусловно, Кэйд совсем непростой человек, и я сомневалась в том, что делаю, но именно сейчас меня все устраивало.

— Тебе не идет быть романтиком, байкер, — тихо ответила я.

Он усмехнулся.

— Угу, я знаю. Не переживай, мой образ засранца никуда не делся.

Я сжала губы, и Кэйд обратил на них взгляд.

— Я все-таки вытащу из тебя улыбку, сладкая. А теперь скажи, ты голодна?

Ухмыльнувшись, он снял кожаный жилет. Я смотрела на него в изумлении.

— Не ожидала, что байкер способен готовить?

Подняла руки вверх, готовая к обороне.

— Нет-нет, я не говорила этого.

— Хорошо, предположим, что не говорила. Так ты ела или нет?

Я отрицательно покачала головой. Обычно я мало ем. Скорее всего, от постоянного недоедания выработалась привычка.

— Сейчас мы что-нибудь приготовим, а потом я буду заниматься с тобой сексом до тех пор, пока не доведу до изнеможения.

Сердце ушло в пятки.

— Забавно, как высоко ты себя ценишь.

Он сделал шаг вперед и провел языком по моей нижней губе.

— Да, я неплох в постели, и ты это знаешь, сладкая.

Я слегка прикусила зубами его язык. Кэйд фыркнул, обхватив меня за талию, и приблизил к себе. Жадно впившись в мои губы, он неистово целовал меня. Казалось, что между нами разлетаются искры. Просунув пальцы сквозь петли на его джинсах, я дернула за них, притянув Кэйда еще ближе. Тесное прикосновение его возбужденной плоти к моему телу поистине вызывало блаженство.

— Возможно, у меня на примете есть несколько уловок, чтобы положить тебя на лопатки так, что ты будешь неистово кричать, — проворковала я, погладив его там.

Промычав от удовольствия, Кэйд ущипнул меня за мочку уха.

— Что ж, действуй. Все равно это не сработает, что бы ты там не придумала.

Я обольстительно улыбнулась.

— Ты бросаешь мне вызов, байкер?

— Получается, что так, — Кэйд хлопнул меня по ягодице и вышел из комнаты.

— Что ж, будем считать, что вызов принят! — крикнула я вслед Кэйду, который исчез в просторах своей большой кухни.

— Хм, звучит интригующе.

Засияв, я направилась вслед за Кэйдом на кухню с белыми столешницами, укомплектованными стильной бытовой техникой из нержавеющей стали. Подпрыгнув, я уселась на одну из рабочих поверхностей и смотрела за тем, как Кэйд ныряет в холодильник и достает оттуда гору продуктов. Многие мужчины утверждают, что умеют готовить, однако, не узнаешь, пока не попробуешь. Что касается Кэйда, то мне показалось, что он вполне неплохо готовит.

— Ты собралась просто сидеть и смотреть? — спросил он, раскладывая кусок мяса на разделочной доске.

— Ты же знаешь, что, когда готовишь для леди, нужно соблюдать некоторые правила.

— Нет никаких правил, и нет здесь никаких леди.

Я стукнула его по плечу, услышав веселое хихиканье в ответ.

— Вот так ты обычно ухаживаешь за девушками?

Он поднял глаза, срезая жир с мяса.

— Во-первых, милая, я никогда не ухаживаю за девушками. Нет такой необходимости. Во-вторых, неужели я похож на ухажера? И в-третьих, ты первая девушка за последние лет пять, для которой я готовлю.

— Так сколько тебе лет, дедуля? — рассмеялась я.

Кэйд с серьезным видом покачал головой, но я все-таки уловила легкую улыбку на его лице.

— Мне двадцать девять.

Я физически почувствовала как меняется выражение моего лица. Я знала, что Кэйд старше меня, но не предполагала, что это будет разница в восемь лет.

— Слишком стар для тебя? — пробубнил он, заметив мою реакцию.

— Нет, с чего ты взял?

— Видела бы ты свое испуганное лицо.

Давай, выкручивайся, Эддисон.

— Просто я подумала, что ты слишком молод для того, чтобы быть вице-президентом мотоклуба. Это достаточно серьезное дело.

Кэйд пожал плечами.

— Для меня – нет.

— Как ты здесь оказался?

Кэйд достал картофель и начал чистить.

— Мне помог Джек. Раньше я жил в одном убогом месте, а он забрал меня. Постепенно мы сблизились, он доверял мне, поэтому и назначил на такую должность пару лет назад.

— Так все это благодаря моему отцу?

Кэйд кивнул, бегло взглянув на меня.

— Удивлена?

— Немного. Но я все понимаю.

— Он изменил мою жизнь. Вытащил меня с самого дна.

Продолжая сидеть на столешнице, я скрестила ноги, уперлась руками об рабочую поверхность, и немного наклонилась вперед.

— А что подразумевается под словом «дно»?

— Наркотики, секс, криминал… Чувство вины.

— Вины?

На секунду Кэйд застыл, и я успела это заметить. Что же он скрывает? Что такого натворил? Почему испытывает чувство вины, о котором не может спокойно говорить? Может, именно поэтому он настолько решителен со мной? А, может, он видит во мне себя? Или пытается помочь мне, потому что когда-то сам не смог найти выход? Ведь так устроены люди: когда они не могут решить свои собственные проблемы, то реализуют потребности через других. Скорее всего, это просто поддержка, которая не дает нам обоим окончательно растерять себя. Нам всегда легче думать, что все еще можно спасти. Хотя бы малую часть.

— Мне не хотелось бы об этом говорить.

Я кивнула, понимая его, как никто. Я тоже не готова посвящать кого-то в подробности своей жизни. А мне, поверьте, есть что рассказать.

— Я тебя понимаю.

Кэйд прекратил чистить картошку и посмотрел на меня.

— Я ожидал другой реакции.

— Какой, например?

— Большинство девушек с недовольной гримасой закатывают глаза, либо высказывают дурацкие слова утешения, которые меня раздражают.

Наши глаза встретились.

— Я проходила через такое, о чем не хочется говорить. И я знаю, какого это – хранить в сердце историю, которой не хочется ни с кем делиться. Знаешь, не все нужно рассказывать о себе… иногда есть вещи, которые лучше скрыть.

Кэйд пристально посмотрел на меня, его взгляд проникал в самую душу.

— Никогда не слышал ничего подобного, но мне нравится твоя точка зрения.

Кивнув, я опустила взгляд в пол. Кэйд резко отбросил нож и подошел ко мне, взял за подбородок и посмотрел в глаза.

— Я знаю, что тебе пришлось пережить ужасные вещи, и, возможно, когда-нибудь ты захочешь все мне рассказать. А, может, и я захочу поделиться. Пусть это будет всего лишь фрагмент твоей жизни, или совсем маленький эпизод – решать тебе. Я никогда не посмею давить на тебя, и никогда не буду осуждать. Я вижу по твоим глазам, через что ты прошла. Знаешь, почему? Ты всегда улыбаешься натянуто, глаза не излучают настоящий блеск, как обычно бывает у людей. Но когда-нибудь, маленькая, я заставлю твои глаза сверкать.

Я сглотнула комок в горле, и сделала то, чего никогда прежде не позволяла себе – протянула руки, нежно погладила Кэйда по лицу, а потом поцеловала. Ласково, трепетно. За этим порывом что-то стояло, и я этого очень боялась потому что если встретиться с правдой лицом к лицу, предо мной предстанет то, от чего я всегда пыталась убежать. Сразу накроет осознание того, что с этого момента вся жизнь изменится. Прервав поцелуй, я отстранилась, а Кэйд еще долго гипнотизировал меня взглядом. Затем он вернулся к готовке. Глубоко вздохнув, я решила, что пора сменить тему и отбросить в сторону все эмоции. На сегодня достаточно.

— А что по поводу Бритни? Как она вписывается во все это?

Кэйд разулыбался, качая головой.

— Да она просто заноза в заднице.

— Почему же ты спишь с ней?

— Я не сплю с ней с того дня, как появилась ты.

Весьма удивлена.

— Почему?

— Сладкая, ты ведь знаешь, почему. Не заставляй меня быть милашкой. Да, я могу иногда говорить приятные вещи, но не собираюсь пускать слюни.

— Хорошо, пусть ты перестал с ней встречаться из-за меня. Тогда почему она так уверена, что она единственная, к кому ты вернешься?

— Потому что у нас были долгие отношения.

— Так вы встречались?

Кажется, все начинает проясняться.

— Не совсем. Как-то она пришла к нам с каким-то парнем. У них ничего не вышло, и она пустилась в свободное плавание. Потом она работала в баре, проводила время с разными парнями из клуба, и, таким образом, нашла свое место под солнцем. Потом ей приглянулся я. Бритни очень жадная до секса, и мы стали общаться. Это переросло в регулярный секс. Ты, наверное, думаешь, что я бабник. Не буду лгать, мне никогда не хотелось постоянных отношений. С Бритни мы спали вместе около трех лет, но потом она стала действовать мне на нервы. Начала оказывать давление, хотела стать моей постоянной Фавориткой, но это невозможно. Я отказал ей, но мы все еще продолжали спать вместе, хотя и не так часто.

— Э-э-э… Все ясно.

— Шокирована, малышка?

— Нет, именно так я и представляла ваши отношения. Она достаточно решительна и уверенна в том, что будет единственной женщиной в твоей жизни.

— Хм, не ей решать. Ты наблюдала за ней, не правда ли?

Я взмахнула рукой.

— Я? За Бритни? Ни капли, ты что. Мне вообще все равно.

— Милая, она не отличается порядочностью. Будь осторожна.

— Да все нормально.

— Милая…

— Кэйд…

— Ты будешь вести себя осторожно, договорились?

Я сдалась.

— Хорошо, я буду осторожна.

— Я знаю, что твое согласие лишь для того, чтобы я отстал. Пока что этого достаточно.

Я улыбнулась, и Кэйд тоже ответил мне улыбкой, затем вернулся к приготовлению ужина. Весь последующий час я любовалась его движениями. Он приготовил стейк, запеченную картошку с сыром и чесночный салат. В полной тишине мы сидели за столом, ели и пили пиво. Все получилось настолько вкусно, что было не до разговоров. Когда мы закончили, я собрала посуду со стола и начала мыть. Вдруг заметила, что Кэйд наблюдает за мной, облокотившись об стол. Подбоченившись, я повернулась.

— Не хочешь помочь?

— Нет, сладкая.

— Тогда я не буду это делать одна.

— Разве это не женская работа?

Удивленно выпучив глаза, я взяла полотенце и пошла в нападение на Кэйда. Он рассмеялся, сделав шаг навстречу, и я успела шлепнуть его полотенцем по животу. Притворно заскулив от боли, Кэйд ткнул меня плечом в живот, затем поднял и перекинул через плечо. Расхохотавшись, он нес меня и шлепал по ягодицам, а я вертелась, как уж на сковородке. Мы направлялись в спальню.

— А как же уборка? — смеялась я.

— Да ну ее к черту. Я хочу провести остаток ночи в твоих нежных объятьях.

Что ж, на моем месте не устояла бы ни одна девушка.


~*ГЛАВА 10*~
НАСТОЯЩЕЕ


Кэйд склонил меня на мягкий матрац и сделал шаг назад, чтобы полюбоваться. В глазах поволока вожделения, все тело напряжено. Он снял через голову футболку, и я встрепенулась, увидев его рельефный торс. В мягком освещении его татуировки смотрелись очень эффектно, я закусила губу, внимательно рассматривая изогнутую надпись на его груди — Рыцари Преисподней, а в нижней части живота — Каждая секунда на счету. С искренним восхищением я любовалась этим мужчиной.

Кэйд расстегнул джинсы и, словно заигрывая, начал медленно снимать их. Не сдержавшись, я просунула руку себе под футболку и сомкнула пальцами затвердевший сосок. Я очень хорошо знала, как можно сделать себе приятно, ведь на моих глазах происходило множество видов полового акта. Кэйд уловил мои движения, и его дыхание стало более глубоким. Когда джинсы наконец-то оказались на полу, я взглянула на его возбужденное достоинство. Боже, как это красиво: сочетание идеального размера и пирсинга. Кэйд тоже начал ласкать себя. Увидев, в каком идеальном ритме он двигает рукой, я нервно сглотнула. Стремительно скинув с себя футболку, расстегнула бюстгальтер и швырнула его в сторону. Тяжело дыша, Кэйд устремился на кровать.

— Сядь на меня сверху, — прошептала я.

Глаза Кэйда удивленно расширись.

— Зачем? — хрипло спросил он.

— Так надо. Садись.

Кэйд встал на колени так, что я оказалась между его ног, и приблизился к моему лицу. Его плоть гордо возвышалась над моими губами, и я облизала головку. Кэйд прошипел от удовольствия и сжал рукой основание члена, совершая короткие поступательные движения. Я взяла его в руку, слегка задев ногтями. Мужчинам это нравится. А еще им нравится, когда ласкаешь их возле анального отверстия. Я не знала, как к этому относится Кэйд, но решила попробовать.

— Продолжай, — велела я.

— Меня чертовски заводит твоя откровенность.

Улыбнувшись, я положила под голову подушку. Обхватив губами мужское естество Кэйда, я ласкала языком головку. Прерывистое мужское дыхание еще больше распаляло меня. Кэйд двигал рукой чуть интенсивнее и быстрее, вырабатывая свой ритм. Я вращала языком вокруг пирсинга, а потом слегка потянула зубами за металлическую штангу. Раздался стон, все мускулы Кэйда напряглись, словно струна. Господи, у него тело потрясающей красоты! Не прерываясь, я взяла его за мошонку и аккуратно начала вращать ее в руке. Кэйд издал какое-то животное рычание, и тогда я легонько провела зубами по головке его члена.

— Черт! — задыхался он. — Если ты не остановишься, я просто ничего не успею с тобой сделать!

Но я не останавливалась ни на секунду. Я продолжала ласкать его зубами и языком поочередно, плотно обхватив пальцами член. Когда я почувствовала, что он увеличивается в размерах и семяизвержение уже близко, я быстро вставила палец Кэйду в анальное отверстие. От неожиданности он дернулся. Я продвинула палец чуть глубже, пытаясь найти точку, от которой все мужчины сходят с ума. Резкий всплеск горячей жидкости ничуть меня не испугал, я знала, насколько интенсивным он бывает. Вцепившись пальцами в простыни, Кэйд громко стонал, запрокинув голову назад. Его грудь неистово вздымалась и опускалась. Глядя на него, я поняла истинный смысл слов, когда говорят, что мужской оргазм гораздо динамичнее. Я продолжила ласкать его, и еще одна струя заполнила мой рот.

— Черт! — выкрикивал Кэйд.

Когда Кэйд перестал пульсировать, и эрекция пошла на спад, я отстранилась и взглянула ему в глаза. Он был абсолютно растерян, но очень счастлив.

— Просто нет слов, — его голос охрип. Темные волосы упали на лицо, создавая довольно устрашающий, но в то же время моложавый вид.

— Я же говорила, что заставлю тебя кричать, — улыбнулась я.

Его лицо засияло, он наклонился ко мне, и прижался губами к моей голове.

— А я говорил, что заставлю тебя улыбаться. Полагаю, мы оба выиграли?

— Да, — хихикнула я.

— Дай мне десять минут, и я возьму тебя…

Я залилась румянцем и отодвинулась, чтобы Кэйд лег рядом. Какое-то время мы просто лежали на спине и смотрели в потолок, испытывая одинаковый эмоциональный прилив. Кэйд – мой человек. Было в нем что-то такое, что мне очень близко. Впервые в жизни кто-то запал мне в душу настолько глубоко. Это вызывало невероятный трепет, но и страх. Я повернулась к нему и провела пальцами по груди. Глазами, полными чувств, он взглянул на меня.

— Сладкая, в тебе есть что-то такое, что все мои представления об отношениях теперь кажутся ничтожными.

— Да, — тихо ответила я. — Мне тоже. Но ты сильно не обольщайся, байкер.

Он томно посмотрел на меня, затем прильнул губами к моему соску. Обхватив его, он посасывал и покусывал, вращал языком снова и снова. Я не смогла сдержать стон и откинула голову на подушку. Лаская одну грудь языком, он гладил вторую рукой. Мне захотелось заскулить от удовольствия, еще никогда в жизни я не испытывала электрический ток по всему телу только от того, что мне ласкают грудь.

— Кэйд, — прошептала я. — Пожалуйста, еще…

Его рука переместилась на мою промежность. Он поглаживал меня поверх брюк, затем я позволила ему снять их. Оставшись в нижнем белье, почувствовала головокружительное пробуждение моего женского естества. Кэйд плотно прижал ладонь к самой горячей части моего тела.

— Черт, какая ты мокрая, я бы прямо сейчас набросился на тебя, но только после того, как еще раз попробую тебя на вкус.

Кэйд резко сорвал с меня трусики. Я интуитивно устремилась вперед, и Кэйд широко развел мои колени в стороны.

— Ты просто прелестна, такая влажная, покажи мне, как ты любишь себя.

Я подняла глаза, и от его взгляда сердце забилось в сумасшедшем ритме.

— Ты хочешь, чтобы я ласкала себя?

— Да, милая…

Мои пальцы скользнули вниз по животу. Добравшись до нужного места, они скрылись в складках нежной кожи. Кэйд сглотнул, глядя на то, как я вытащила пальцы и поднесла их к губам.

— Черт! — громко выкрикнул Кэйд.

Кэйд стремительно схватил мои пальцы и начал посасывать. Это было очень эротично. Отчаянно желая прикосновений, мое тело сжалось. Я убрала пальцы из его рта, и он осторожно поднял мои руки над головой.

— Сейчас тебе будет очень хорошо, сладкая. Не опускай руки.

Я еще сильнее раздвинула ноги. Кэйд взял меня за бедра и приподнял их. Когда его лицо оказалось на моей промежности, из моей груди вырвался нечеловеческий стон. Он посасывал клитор, нежно вращая языком так, что мое напряжение находилось почти на краю боли.

— Кэйд, прошу тебя, — металась я в его руках.

Он вставил палец внутрь меня. Затем второй. Не давая возможности понять, что происходит, он ласкал меня снова и снова. Мой оргазм невозможно описать словами, это что-то за гранью возможного. Словно безумная, я металась, кричала, дрожала с каждым толчком своего безудержного тела. Кэйд быстро поднялся, взял с тумбочки презерватив. Усевшись на место, он демонстративно распределил его по всей длине своего мужского достоинства. Расположившись сверху, он положил мои ноги себе на талию и приставил член к входу в мою киску. Каждый его толчок вызывал невероятное чувство наполненности, мне хотелось кричать снова и снова.

— Черт, Кэйд!

— Сладкая, — стонал он. — Ты сводишь меня с ума.

Он протолкнулся еще глубже, и я целиком ощутила его напряжение. Закрыв глаза, я устремилась к небесам. Кэйд ритмично работал бедрами, оперившись на руки по бокам от моей головы. Я повернулась и провела языком по его бицепсу. Кэйду это понравилось, он слега потянул меня за волосы. Почувствовав его плотно внутри себя, я всхлипнула: он просто создан для меня.

— Хочу тебя еще глубже, — выдохнул Кэйд, взяв меня за бедра, и мы перевернулись.

Мы откатились так далеко на край кровати, что очутились на полу. Я взвизгнула, а Кэйд рассмеялся. Лишь на долю секунды я подумала о том, что нужно как-то подвинуться, но вместо этого я набросилась на Кэйда с жарким поцелуем и мы стали совокупляться, словно дикие животные. От интенсивного трения об ковер моя спина горела огнем, ноги были высоко заброшены на кровать. Кэйд брал меня жестко, запустив пальцы в мои волосы. Мокрые тела, неугомонные движения, наши стоны слились воедино, создавая какой-то первобытный вой.

— Черт, я сейчас кончу, — простонал Кэйд. — Давай вместе.

Я так сильно вцепилась ему в спину, что побелели костяшки пальцев. Он громко вскрикнул, когда мои ногти впивались в его кожу. Я почти на грани, боже, кульминация совсем близко! Кэйд наклонился и дотронулся до моего клитора, и тогда я сорвалась с обрыва. Задыхаясь и крича, я почувствовала взрыв по всему телу. Кэйд не отставал, и его низкие стоны еще больше усиливали мои ощущения. Наши тела дрожали, болела спина, все тело сгорало, но мне безумно это нравилось. Каждая секунда всего происходящего. Когда оргазм Кэйда стих, он положил голову мне на плечо и нежно поцеловал его. Мы легли на бок и оказались лицом к лицу.

— Черт, девочка, а у тебя острые когти, — тихо прошептал Кэйд. — У меня вся спина болит.

— У меня тоже, — простонала я, отодвигаясь.

— А что с ней? — спросил он, поправляя прядь моих волос, которая лезла в глаза.

— Жесткий ковер.

Кэйд непонимающе взглянул на меня, а затем прыснул от смеха. Я толкнула его в грудь, но он перехватил меня за запястье и притянул к себе.

— Прости, маленькая, просто это было так неожиданно.

— А я не могла поверить, что мы грохнулись с кровати.

Кэйд растянулся в улыбке, а затем нежно поцеловал меня.

— Дикая кошка.

— Хулиган.

Кэйд потянул меня так, чтобы мы сели, затем аккуратно развернул к себе. Погладил мою больную спину, и вдруг, к моему глубокому удивлению, склонился к моим ранам и прикоснулся к ним губами. В обычной жизни у Кэйда достаточно устрашающий образ, но здесь и сейчас он прекрасен.

— Давай я приложу что-нибудь к царапинам.

Он поднялся и, взяв меня за руку, помог встать. Мое тело ломило от приятной боли — это невероятное ощущение. Я такого никогда не испытывала прежде.

И это весьма меня настораживало.


~*ГЛАВА 11*~
ПРОШЛОЕ

— Я звонила тебе несколько раз. — Билли появился спустя четыре дня, а я все время пыталась до него дозвониться.

— Прости, я был очень занят, — потухшим голосом ответил он.

Целый месяц его одолевала какая-то тоска. Казалось, что ему некомфортно здесь находиться, и он боялся признаться в этом. Билли старался помогать, но с каждым разом я все больше ощущала себя каким-то проектом под названием «его девушка». Он пропустил пальцы сквозь густые волосы и вздохнул.

— Послушай, Эддисон, нам нужно…

— Не стоит беспокоиться, — перебила я, скрестив руки. — Я знаю, что ты хочешь сказать.

Слова, которые он должен произнести, причиняли ему боль, и это ранило меня еще больше. Вне всяких сомнений, я ему не безразлична, и даже больше. Но иногда чувств недостаточно. Порой чей-то образ жизни очень мешает, и никуда от этого не деться. Возможно, он именно так и думает о моей жизни, считая, что я никогда не покончу со всем этим, никогда не вырвусь из этого порочного круга. Сглотнув, я обняла себя за плечи. Мне приходилось справляться и с худшей болью. Я не ждала, что Билли станет моим спасательным кругом. Как я могла рассчитывать на то, что кто-то будет менять свою жизнь ради меня? Быть рядом с человеком из другого мира – это слишком завышенные ожидания, особенно, когда все, за что он борется, катится вниз уже изначально.

— Ты же знаешь, что я люблю тебя, Эддисон, — ласково сказал он.

Ненавижу все эти сопли! Ты же знаешь, как я люблю тебя, но все равно брошу. А как же любовь, которая все побеждает?! Получается, что при первых же трудностях люди просто сбегают, не считаясь с чувствами! Я не хотела, чтобы Билли стоял и смотрел, как мне больно и обидно. Я не из тех, кто будет просить или умолять кого-то. Никогда такой не была и не буду!

— Уходи, — хладнокровно ответила я с натянутой улыбкой.

Билли замер на мгновение, а потом зашевелил пальцами, словно хотел протянуть ко мне руку. Глубоко вздохнув, он закружил по комнате.

— Все дело в работе.

Какая чудовищная ложь!

— Нет, не в работе.

Билли остановился и посмотрел на меня, спрятав руки в карманах джинсов.

— Эддисон, послушай, я хочу жить нормальной жизнью, а ты не желаешь все бросать, чтобы пойти со мной. Невозможно постоянно пытаться помочь человеку, который не хочет этого.

— Думаешь, все так просто? — отрезала я.

— Нет, я так не думаю. Я видел, как тебе тяжело и через что ты вынуждена проходить, но ты не даешь мне возможности помочь! Ты не уходишь от матери, и от Джаспера ты не уходишь даже после всего того, что он…

Лицо Билли исказила гримаса отвращения, и это причиняло мне боль. Отвращение даже не к Джасперу, а ко мне, потому что это я иду на поводу у обстоятельств, потому что сдалась.

— Он причиняет тебе страдания, и ты это терпишь! Твоя мать относится к тебе, как к собаке и ты позволяешь! Ты боишься уйти, потому что если у нас ничего не выйдет, то ты останешься ни с чем.

Эти слова ранили. Да он понятия не имеет, как я себя чувствую! Я не могу уйти, потому что это может обернуться против нас. Если я отойду от матери хотя бы на шаг, она никогда меня не пустит обратно. Если с Билли ничего не получится, куда мне идти? Жить как она? Или спать с кем-то за деньги? У меня даже опыта нет, никому не нужно такое отребье, как я! Билли так легко верит в светлое будущее, когда он не знает, что такое темнота.

— Скажи, Билли, ты когда-нибудь ночевал на улице?

Он поморщился.

— Ты же знаешь, что нет.

— Следовательно, ты даже представить не можешь, насколько это ужасно. И я сделаю все, чтобы не оказаться там вновь. Тебе не понять моего упрямства, потому что ты никогда не проходил через это.

— Но если бы ты просто могла довериться мне…

— Довериться не проблема. Проблема в том, что если ты меня бросишь, я останусь одна!

— Ты заранее переживаешь о таких вещах, которые могут никогда не случиться, Эддисон.

— Мне нужно сначала как-то защитить себя, и, если ты не можешь подождать…

— Прошло уже больше полугода! — крикнул он. — Сколько еще времени тебе нужно?!

Я покачала головой, пытаясь подавить эмоции.

— Все в порядке, Билли. Делай то, что должен.

— Эддисон, это не то, чего я хочу, но твоя жизнь тянет меня вниз.

Я разглядывала свои руки, глаза обжигали подступающие слезы.

— Спасибо за все, Билли, — прошептала я.

— Эддисон…

— Пожалуйста, уходи. Уходи прямо сейчас, потому что мне невыносимо смотреть на то, как ты здесь стоишь и пытаешься облегчить мою участь после того, как от меня отказался.

— Боже, Эддисон…

— Уходи.

И он ушел. Просто взял и ушел через дверь, обернувшись напоследок, чтобы прошептать еще одно извинение. Секунду спустя мое лицо мгновенно стало мокрым от слез. Только что от меня ускользнул крошечный шанс на свободу, и я больше не в силах его удержать. Ничем и никак.

Обхватив руками колени, я раскачивалась туда-сюда, изо всех сил пытаясь успокоить каждую клеточку своего тела, которая кричала о том, чтобы я догнала Билли, но я не могла. Я это знала. Он четко дал понять, что не собирается бороться. Я осталась одна. Это все, что осталось. Какая жалость.

— Ну-ну.

Услышав скрипучий голос Джаспера, я резко подняла голову. Он стоял в дверном проеме, где еще пять минут назад был Билли. Джаспер так мерзко улыбался, что в животе все скрутило в неприятном рефлексе.

— Ну и позорище, — промурлыкал Джаспер. — А я думал, он человек слова.

В моих жилах застыла кровь. Как он узнал? Подслушивал? Стоял здесь и ждал, пока Билли уйдет? Я все еще крепко держала руками колени, мне не хотелось шевелиться. Джаспер вошел в комнату, провел рукой по старому гнилому дивану. Я вздрогнула, и совсем не от радости.

— Раз уж он бросил тебя, чем займемся?

Я сглотнула. Целых шесть месяцев Джаспер не доставал меня. От одной только мысли, что он снова прикоснется, становилось до боли противно.

— Скройся, — выдохнула я. — Я могу позвонить, и он вернется.

Джаспер запрокинул голову и захохотал.

— Вернется за шлюхой? Нет, змеюка, я так не думаю.

— Держись от меня подальше!

Джаспер начал расстёгивать ремень.

— Нет, не выйдет, и ты все сама знаешь. Ты у меня в долгу.

Закрыв глаза, я молила бога, чтобы Джаспер сдох прямо сейчас от инсульта, инфаркта, чего угодно, что могло бы спасти меня от его грязных рук. Я начала рыдать, что было мне совсем не свойственно. Обычно я не плачу навзрыд. Не реву, не жалуюсь, просто справляюсь со всем, что мне посылает судьба. Но я больше не хотела жить в этом кошмаре. От меня больше ничего не осталось, кроме темноты и боли. Я сползла с дивана, весь мир уходил из-под ног, когда я обошла его и встала за спинкой. Джаспер продолжал идти на меня, омерзительно скалившись. Я быстро взяла сумочку и достала таблетки, которые мать оставила утром. Не знаю, что это такое, возможно, экстази.

— Вот так, детка, теперь ты не сбежишь от меня.

Я высыпала целую горсть на ладонь, быстро положила в рот и проглотила. Джаспер от удивления вытаращил глаза и бросился ко мне. Я рванула в ванную и закрылась изнутри. Открыв воду, я склонилась над раковиной и начала запивать таблетки большим количеством воды, чтобы ускорить процесс. Потом я обессиленно опустилась на пол, по щекам лились горячие слезы.

— Открой дверь! — орал Джаспер, стуча кулаком.

Я спрятала лицо в ладонях и ждала, пока меня накроет темнота. Я просто хотела уйти от этой боли. Мне никогда не освободиться. Эта боль сковала все мое сердце, я больше ни о чем не могла думать. Выхода нет, мне не убежать, как бы я ни старалась. Единственный шанс на выживание упущен, не осталось солнечного света в моей жизни, и больше не за кого держаться. Таков мой сценарий.

Все происходящее - единственный способ найти хотя бы какой-то свет в конце длинного темного тоннеля.


~*НАСТОЯЩЕЕ*~

— А что случилось с тем парнем?

Я лежала в кровати Кэйда, все тело находилось в сладкой истоме, глаза полузакрыты.

— Каким парнем? — спросила я, проведя пальцами по татуировке на его руке.

— Однажды ты сказала, что была только с несколькими мужчинами, один из которых тебя спас.

Я сглотнула и отвернула взгляд на потолок.

— Он бросил меня.

На какой-то момент Кэйд замолчал.

— Он просто сволочь.

Я фыркнула от смеха и подкатилась к нему. Кэйд тоже лег поближе. Мы прижались друг к другу лицом к лицу, держась за руки.

— Можно и так сказать.

— Он не смог принять твою жизнь, верно?

Я кивнула, избегая взгляда Кэйда. Он подвинулся еще ближе и взял меня за подбородок, принуждая посмотреть ему в глаза.

— А ты знаешь, что это трусливый поступок?

— Да, — прошептала я.

— И этот придурок разбил тебе сердце, ведь так?

— Он забрал мою веру.

Кэйд изучал мое лицо, крепко сжав губы.

— Ни у кого нет права забирать веру у человека.

— Он - это все, что у меня было. Он остановил насилие. Он дал мне понять, что есть выход. Но он не хотел ждать. Он не понимал, почему я не могу просто взять и все бросить в одночасье. Более того, а вдруг ничего бы с ним не вышло? Моя мать никогда не приняла бы меня обратно.

— Людям, которые живут хорошей жизнью, никогда не понять тех, кто ничего не имеет.

— Да, — с легкостью ответила я. — Им не понять.

— Итак, он ушел, а потом умерла твоя мать?

— Да, несколько месяцев спустя.

— А потом ты сбежала?

— Ушла, — поправила я его, но понимала, что мой голос звучит неправдоподобно

— Ты лжешь, милая.

— Прекрати постоянно говорить мне, что я лгу. Ты ничего не знаешь обо мне, Кэйд.

— Не знаю, — сказал Кэйд и улегся на спину. — Я не знаю всю твою историю, но вижу страх в твоих глазах.

— В моих глазах ты видишь бесчисленные годы кошмара, но не страх.

— Это страх.

— Нет.

Он снова повернулся ко мне и взял за подбородок.

— Сладкая, это страх.

Я вырвалась из его рук, встала с кровати и резко натянула на себя майку.

— Не нужно убегать только потому, что я пролил свет на то, что ты пытаешься спрятать.

Я задумчиво посмотрела на Кэйда.

— Я иду домой, потому что устала.

Кэйд положил руки за голову и пристально посмотрел на меня.

— Ты всегда убегаешь, когда дела идут плохо?

Я закипала от ярости.

— Неважно, Кэйд. Спасибо за вечер.

— Хочешь уйти обозленной? Что ж, давай, не буду тебя держать, сладкая, я к этому не привык. Могу положить тебя спать, поговорить с тобой, заняться еще раз любовью, и даже могу всю ночь обнимать тебя, пока ты спишь, но если ты решила сбежать, я не остановлю тебя. Я не играю с женщинами. Если они хотят моего хорошего отношения, то позволяют мне это делать, но если они хотят убежать, будучи не в настроении, тогда мне нет до этого дела.

Я взяла сумочку и повернулась, чтобы посмотреть на него.

— Мне это не нужно, и я не хочу, чтобы ты бежал за мной, Кэйд.

Я повернулась и покинула комнату. Когда я вышла из дома на дорогу, в груди все горело огнем, потому что где-то глубоко внутри я так хотела, чтобы он догнал меня.


~*ГЛАВА 12*~
НАСТОЯЩЕЕ


Недалеко от дома Джексона раздался рокот мотоциклов. Я была уверена, что это не Кэйд, поскольку он не мог сейчас оказаться с байкерами, буквально через десять минут после того, как я оставила его обнаженным в кровати. Я обратила взгляд на десяток фар, появившихся на склоне.

Прищурившись, пыталась рассмотреть, есть ли среди мотоциклистов Джексон. Когда байкеры сбросили скорость, я поняла, что это не «Рыцари», а другая группировка. Меня окутала настоящая паника. Я попятилась назад, на это раз понимая, для чего меня предупреждали о небезопасной дороге домой. Мне просто не справиться с таким количеством байкеров.

И вот, колонна остановилась. С черного «харлея фэт боя» слез человек и снял с себя шлем. При взгляде на него мои глаза расширились от удивления. Он был достаточно симпатичен, нет, он был просто секси – светлые волосы, темные глаза. Однако, смотреть на него было страшно. Человек направлялся в мою сторону, под его ботинками хрустела сухая листва. Когда он подошел совсем близко, я рассмотрела его темные, почти черные глаза, взъерошенные золотистые волосы и бесчисленное количество татуировок. Я нервно сглотнула, но заставила себя расправить плечи. Может, они друзья Джексона?

— Дай угадаю, — промурлыкал он глубоким приятным голосом. — Ты, должно быть, девчонка Джекса?

— Я ничья девчонка, — ответила я, несмотря на то, что мой голос не звучал так уж уверенно, как бы мне хотелось.

Блондин ухмыльнулся и скрестил руки на груди. Он был не таким высоким, как Кэйд, однако достаточно крепким, и шире в плечах.

— Наслышан о тебе. Думал, что найти тебя будет гораздо сложнее.

В недоумении я покачала головой.

— О чем вы говорите?

Он оскалился, демонстрируя ямочки на щеках.

— Ты знакома с человеком по имени Джаспер?

Я дернулась, и это его развеселило еще больше.

— Так я и думал. Знаешь ли, я слышал, что ты оставила после себя некоторые проблемки, и Джаспер совсем не рад этому. Поэтому он обратился ко мне за помощью. Я прекрасный сыщик, а он не хотел марать руки. Если бы он сам пришел за тобой, то сильно бы рисковал, поэтому я здесь.

Мои руки задрожали, я крепко сжала их вместе. Боже, и зачем я ушла из дома Кэйда? Вот же упрямая дура!

— Я ничего не сделала Джасперу, — снова неуверенно сказала я.

— Дорогуша, мы оба знаем, что это ложь.

— Что вам нужно? Хотите сказать ему, где я? Давайте, я все равно сбегу.

Байкер рассмеялся.

— Так я снова найду тебя. Это не сложно было сделать в первый раз, не сложно будет и потом.

— Вы нашли меня только по фамилии и, потому что мой отец – байкер. Думаете, я настолько глупа? Вы знали, где искать, а Джаспер – нет, поэтому он и отправил одних байкеров искать другого. Все просто. — Выражение его лица исказилось, но я продолжила. — Давайте, расскажите ему. Я убегу.

Я сделала шаг назад, достала телефон и поспешно набрала номер Кэйда. На днях я на всякий случай купила мобильник, чтобы Кэйду не приходилось постоянно меня ждать, и чтобы я легко могла его найти. Слава богу, что я додумалась до этого.

— И кому ты звонишь, дорогуша? Папочке? Он тебе не поможет.

—Я звоню своему… э-э…парню, Кэйду.

Господи, неужели я ляпнула это? Это прозвучало так по-детски. Я обратила внимание, что при упоминании имени Кэйда байкер скривился, и это разожгло мой интерес.

— Ну-ка повтори, — потребовал он низким голосом.

Он знает Кэйда? Что ж, интересно.

— Ему все это очень не понравится, — рискнула заявить я. — Он член клуба моего отца, и когда ребята приедут…

— Так вот, куда сбежала маленькая сучка, — снова разулыбался блондин, обрубив меня на месте.

— Сладкая? — Я услышала голос Кэйда на том конце провода. — Ты передумала?

— Кэйд, тут приехал один человек и…

Блондин фыркнул, затем подошел ближе, выхватил у меня телефон и поднес его к уху.

— Кэйд, сто лет не виделись, дружище.

Надеюсь, он не в прямом смысле?

— Да, это Спайк. Не нужно так удивляться. Ты же не думал, что никогда меня больше не увидишь?

Какого черта между ними произошло?

— Да, буду тебя ждать. Как бы там ни было, привози своих ребят, мы очень хотим потанцевать танго.

А вот это уже звучало совсем не к добру.

Спайк завершил разговор и, улыбаясь, протянул мне телефон.

— Что ж, только что ты поспособствовала еще более интересному развитию событий. Я давно хотел с ним встретиться.

Я судорожно потирала руки. Мне нужно было как можно скорее покинуть это место. Пока Кэйд будет их отвлекать, мне нужно убежать. Но, если он не появится, это провал, я не смогу уйти, мне просто не хватит сил. Я надеялась, что придет Кэйд и вытащит меня отсюда.

За спиной Спайка стояло около шести мотоциклов, все еще припаркованных на обочине. По крайней мере, блондин не привез всех своих байкеров, а, может, это и есть вся группа. Хотелось верить. Я осмелилась снова перевести взгляд на Спайка, все еще находясь в растерянности от того, что Джаспер нанял байкеров, чтобы найти меня. Это такая низость.

— Кэйд не позволит тебе сдать меня, — мой голос прозвучал язвительно.

— Он не остановит меня, дорогуша, — оскалился Спайк. — И, поверь, я не обязан ему подчиняться.

— Просто оставьте меня в покое. Джаспер получил по заслугам. Я не делаю ничего плохого, просто хочу начать все сначала.

Спайк пожал плечами.

— Не отрицаю. Но мне платят, и я выполняю заказ. Все просто. Без обид, дорогуша.

— Без обид? — взорвалась я. — И ты рад вернуть меня к человеку, который насиловал меня всю мою жизнь? — Спайк встрепенулся и в изумлении уставился на меня. — Кто ты после этого?

Услышав звук мотора «харлея», я увидела около десяти мотоциклов, показавшихся на горизонте. Черт! Кэйд не заставил себя долго ждать. Я знала, что большинство байкеров уже за минуту добрались бы до лагеря, до него рукой подать, но все же… Должно быть, он успел сделать несколько телефонных звонков прямо на ходу. Когда мотоциклы сбросили скорость, впереди я увидела Джексона, и позади него Кэйда. Они слезли с мотоциклов, остальные же остались ждать в стороне, как и люди Спайка. Я почувствовала на своем запястье хватку Кэйда, который отодвинул меня назад. Хотелось просто прижаться к нему и не двигаться. С ним было спокойно.

— О, привет, старина, — протяжно поприветствовал Спайк, делая шаг вперед.

— Спайк, — ответил Кэйд.

Между ними двумя что-то происходит, это видно по их глазам. Хотите знать мое предположение? Когда-то эти двое были хорошими друзьями, но произошло что-то ужасное. Может, это как раз то, о чем Кэйд не хотел говорить? Я прижалась к нему еще сильнее, но успела заметить, как Джексон окинул нас мимолетным взглядом, исполненным любопытства.

— Зачем ты приехал, Спайк?

— Рад тебя видеть, Джекс.

Джексон скрестил крепкие руки.

— Не играй со мной, мальчик. Я всегда мог найти на тебя управу, так что и сейчас смогу. Ты прекрасно знаешь, что при желании мои парни за минуту вышвырнут вас всех из города, мать твою.

Мой отец так долго знает Спайка?

Спайк нахмурил брови, потом повернулся и впился в меня взглядом.

—Я приехал по делу, так что останусь здесь на неделю или около того. Запланированная поездка, нужно пополнить кое-какие запасы.

— Ты можешь делать все, что хочешь. Я не хозяин этого города, но, если ты будешь создавать неприятности, я тебя прикончу, — предупредил Джексон.

— Какого хрена ты сюда явился? — перебил Кэйд, не давая возможности Спайку ответить на угрозы Джексона.

Блондин продолжал смотреть на меня. Была заметна его неуверенность, хотя он быстро попытался это скрыть.

— Твоя девчонка здесь, ее кое-кто ищет.

Кэйд вздрогнул.

— Что?

— Мне заплатили, чтобы я нашел ее.

Джексон повернулся в мою сторону и сконфуженно посмотрел на меня.

— Зачем? — обратился ко мне отец.

— Это долгая история.

— Тебя преследуют, и ты даже не соизволила сказать об этом? — рявкнул Кэйд.

Я подскочила на месте и попыталась отойти от него, но он притянул меня еще ближе.

— Не шевелись, черт возьми, — прорычал он, затем повернулся к Спайку. — Убирайся на хрен из города, Спайк. Не порти людям жизнь.

— Мне отлично заплатили за информацию о ее местонахождении, — ответил Спайк, глядя на Кэйда.

— Я удвою цену. Просто оставь в покое мою девушку.

Его девушку? Какого черта? И Джексон, и Спайк вытаращились на нас.

— Какого хрена? — рявкнул Джексон.

— Ты хочешь заплатить двойную сумму, чтобы я не говорил этому уроду-сутенеру, где девчонка? — уточнил Спайк, слегка покачивая головой, совершенно игнорируя яростные выпады Джексона.

— Да, именно это я и сказал, — голос Кэйда стал ледяным.

— Влюбился что ли, чувак?

— Она моя, и я буду защищать то, что принадлежит мне.

Взгляд Спайка ужесточился.

— Жаль, что ты не защитил то, что не твое.

— Не теперь, — ответил Кэйд.

— О, деликатная тема, да?

Да о чем они говорят, черт возьми?!

— Ты уберешься из города или мне прямо сейчас покончить с этим? — сквозь зубы предупредил Кэйд.

— Я остаюсь, твой босс только что согласился. Ты мне платишь, а я скажу клиенту, что девчонка уехала.

Я обмякла от облегчения.

— Назови сумму, — прошипел Кэйд.

— Кэйд… — я хотела сказать, но он посмотрел на меня убийственным взглядом, и мне этого хватило, чтобы закрыть рот.

— Пятьдесят тысяч.

Пятьдесят тысяч долларов! У меня отпала челюсть. Это значит, что Джаспер заплатил Спайку двадцать пять тысяч просто за поиск меня! По спине пробежал холод.

— Договорились, я переведу деньги.

— Кэйд, не надо! — возразила я.

— Замолчи, сладкая.

— Но…

— Сейчас же замолчи! — велел Кэйд.

Я замолчала, однако чувство вины пронзило меня с головы до ног. А что, если у Кэйда нет таких денег? С минуту Спайк молча смотрел на нас, затем покрутил головой в разные стороны так, чтобы на место встали шейные позвонки.

— У тебя двадцать четыре часа, чувак. Если не переведешь бабки, я расскажу, где девчонка, — после этих слов он развернулся и пошел к своим людям. На спине его кожаного жилета виднелась надпись «Небесные Грешники». Он подошел к мотоциклу, перекинул ногу через сиденье и громко сказал: — А вообще, на твоем месте я бы прикончил этого сукиного сына. Он просто подонок.

Спайк завел мотоцикл, махнул рукой своим людям и растворился в ночи. Мы еще долго стояли и смотрели на опустевшую дорогу, потом Джексон повернулся ко мне.

— Думаю, что пора многое мне объяснить.

Я открыла рот, но сразу же замолчала. Я больше не в силах все скрывать. К тому же, Джаспер пойдет на все, чтобы найти меня.

— Это долгая история, — сдалась я.

— Тогда лучшее, что ты можешь сделать - это начать говорить, черт возьми! — рявкнул Джексон.

Я кивнула, и Джексон направился к своему байку. Забравшись на мотоцикл, с высоты окинул взглядом Кэйда.

— Езжай с ним, сладкая. Я - за вами.

Я повернулась к нему.

— Но почему? Зачем?

— Уважение. Вот почему.

Я все поняла и направилась к отцу. Он злостно протянул мне шлем. Усевшись, я обхватила руками его за талию. Он был очень зол, я чувствовала его глубокое дыхание. Отец завел мотоцикл и выехал на дорогу. Пока мы ехали, под звук мотора я пыталась придумать, как же все рассказать. Эти люди имеют лишь примерное представление о моей ситуации, но это далеко не все. Они не знают даже половины. Придется сказать правду, а это означает, что я должна обнажить свою душу перед ними. Я всегда оттягивала этот момент, но теперь назад дороги нет.

Они больше не дадут мне молчать.

А с другой стороны, какая-то часть меня все-таки хотела освободиться от этого бремени.

Что ж, время пришло.


~*ГЛАВА 13*~
ПРОШЛОЕ


— Мама!? — закричала я, когда женщина внезапно упала на землю.

Из уголка ее рта потекла пена. Кровавая и отвратительная пена. Глаза закатились, тело начало биться в конвульсиях. Скорее всего, она приняла слишком большую дозу наркотика и наступила обратная реакция. С каждым разом мать все сильнее теряла себя, но на этот раз все зашло слишком далеко. Раскинув руки, она пыталась сделать вдох, и я застыла на месте. Нужно было подойти к ней, но, находясь в полной прострации, я просто не могла пошевелиться. В голове неустанно пульсировали ее слова, которые преследовали меня на протяжении многих лет. Все мои воспоминания – лишь темнота.

— Вот увидишь, ты тоже станешь проституткой, Эддисон. Тебе суждено стать королевой шлюх.

— Ты - бездарное отродье, заноза в заднице!

— Ты никогда ничего не добьешься! Тобой никто не будет гордиться! Ты – ничто!

— Шлюха!

— Проститутка!

— Мразь!

— Джаспер как раз тебе подходит, он научит хорошим манерам.

Я моргнула, чтобы смахнуть слезы, и по щекам быстро потекли соленые ручейки. Все мои воспоминания однообразны от начала и до конца. Мать никогда не поддерживала, не верила в меня. Она повела себя равнодушно даже в тот ужасный день, когда Джаспер впервые протянул ко мне свои грязные руки. Мне было всего лишь тринадцать лет, я истекала кровью после изнасилования, но мать лишь сказала взять себя в руки. Эта женщина никогда не могла дать мне то, что дает любая нормальная мать своему ребенку - любовь.

Тело женщины билось в конвульсиях, кожа посинела, и вдруг я осознала, что совсем не хочу помогать ей. Я просто наблюдала, как из нее ускользает жизнь.

Когда мать сделала последний булькающий вздох и ее голова беспомощно запрокинулась набок, я вдруг запаниковала и расплакалась. Что же я делаю? Ведь я спокойно смотрю на то, как умирает моя мать.

Последующие несколько минут прошли как в тумане. Я бежала, не понимая куда и зачем. Почти достигнув аллеи, я увидела Джаспера с ошалелым выражением лица и телефоном в руке. Он все знал. Увидев меня, он бросился навстречу. Я хотела скрыться, но ноги вдруг стали ватными.

— Ты что натворила, сука? — заорал он.

— Она… она… у нее передозировка.

— Это все из-за тебя, маленькая шлюха! Это ты виновата. Ты не должна была бездействовать! Ты должна была это предотвратить! А вместо этого ты убегаешь. Она была одной из лучших, и она должна мне денег. Ты заплатишь за это.

Он подходил все ближе и ближе, и мне ничего не оставалось, как пуститься в бег. Так поступил бы любой человек на моем месте. Я хотела навсегда исчезнуть из этого кошмара. Джаспер сделает со мной то же, что и с матерью, если я останусь. Превратит в такую же проститутку. Нет, уж лучше умереть. Когда я попыталась наложить на себя руки, Джаспер сразу отвез меня в больницу, наркотики даже не успели попасть в организм. Он сохраняет мне жизнь, потому что я - его лучшее имущество. Единственный способ освободиться – побег. Но тогда придется от него избавиться. За пазухой я нащупала пистолет, который на всякий случай взяла у матери. В этом убогом мире нельзя и шагу сделать без средства для самообороны. Когда я навела пистолет на Джаспера, он резко остановился с выражением глубокой растерянности на лице.

— Опусти пистолет, дура!

— С того дня, как ты силой лишил меня невинности, моя жизнь превратилась в ад! День за днем ты продолжал рвать мою душу на части, пока от нее ничего не осталось!

— Если ты сделаешь это, клянусь, я заставлю тебя поплатиться! — орал он дрожащим голосом.

— Ты ничего не сможешь сделать. Все, что мог, ты уже сделал.

— Ничтожество! — продолжал кричать он. — Побег ничего тебе не даст. Если ты ранишь меня, то проведешь свои дни в тюрьме, оставаясь тем же ничтожеством! И только я даю тебе возможность выжить!

— Ничего ты мне не даешь, — закричала я, руки дрожали.

— Без меня ты ничто. Убежишь – умрешь. Выстрелишь – тоже умрешь.

— И все же я рискну.

Прицелившись, я нажала на курок. Нет, я не собиралась его убивать, я не такая. Мне просто нужна была гарантия того, что он никогда не сделает больно какой-либо девушке. Не сделает то, что делал со мной. Руки так сильно дрожали, что пистолет выскальзывал из пальцев. В попытке закричать, Джаспер открыл рот и какое-то время так и стоял с застывшей гримасой. Воздух пронзил истошный вопль, и он упал на землю. Опешив, я сделала несколько неуверенных шагов назад. Глазами, полными ужаса я смотрела на пистолет, валяющийся на земле, и на фонтанирующую кровь.

Перед тем, как уйти, подняла телефон Джаспера. Позвонила в полицию, где меня давно знали, поскольку часто помогали матери даже тогда, когда она этого совсем не заслуживала. Услышав знакомый голос, я не сразу смогла заговорить, пытаясь подобрать слова. По всей коже ощущалось покалывание, на лбу выступила испарина, и ноги тряслись так сильно, что сложно было устоять на месте. Боже, я бросила умирать собственную мать, а потом выстрелила в человека! Выбора нет, нужно бежать, но сначала покончить со всем этим.

— Офицер Керри? — тихо поинтересовалась я.

— Да, с кем я говорю? — резко ответили мне.

— Это… Эддисон.

— О, Эддисон, что случилось?

— Моя мама мертва. Я обнаружила ее тело сегодня днем. С ней был Джаспер, он хотел напасть на меня, но я убежала. Тогда он последовал за мной и поджидал на аллее. От страха я выстрелила ему в пах. Он жив, но, кажется, теряет много крови.

— Я поняла, Эддисон, все будет в порядке. Тебе ничего за это не будет. Посиди спокойно, мы выезжаем. Ты точно уверена, что твоя мать мертва?

— Да, — ответила я. — Джаспер убил ее.

Я повесила трубку и побежала.

Но этот раз к лучшей жизни.


~*НАСТОЯЩЕЕ*~

Не успели мы переступить порог дома Джексона, как он резко бросился навстречу. Лицо пылало от ярости. Я понимала, что бомба, которую подкинул Кэйд в виде высказывания «она – моя девушка», так просто не останется незамеченной.

— Какого черта между вами происходит? — закричал отец, скрестив руки на груди.

— Мы с Эддисон… — начал Кэйд.

— Не будет никаких «мы», черт возьми! — сквозь зубы выкрикнул Джексон. — Ты уберешь свои гребанные руки от нее, Кэйд, и не будешь прикасаться к моей дочери, понятно?

— Папа! — закричала я, в полном шоке от реакции отца.

— Твоя жизнь началась с кошмара, — обратился ко мне Джексон. — Но я не позволю, чтобы она кошмаром и закончилась!

— Но ведь ты не должен решать за меня, — протестовала я.

— Он тебе не подходит, Эддисон!

— И все же, — я старалась сохранять спокойствие. — Это не тебе решать.

— Черта с два!

— Мне уже двадцать один год, папа. Не пытайся диктовать, что мне делать.

— Сладкая, все в порядке. Пусть он…

— Нет! — отрезала я, и взглянула отцу прямо в глаза. — Однажды ты уже сделал ошибку, выбрал не того человека, и впоследствии страдал. Мне очень жаль, но, пожалуйста, не перекладывай это на меня. Я хочу быть и с Кэйдом, и рядом с тобой. Если ты поставишь меня перед выбором, думаю, ты знаешь, какой вариант я выберу.

Джексон смотрел в одну точку.

— Девочка, это шантаж.

— Папа, ты не можешь выбирать, в кого мне влюбляться.

Стоя рядом со мной, Кэйд слегка пошатнулся, но ничего не сказал.

— Да, ты права. Но я могу оградить тебя от жизни байкеров, в которой никогда не будет счастливого конца, о котором ты так мечтала.

— А кто сказал, что никогда не будет?

Джексон поджал губы, я чувствовала, что мне удалось немного растопить его сердце. Воспользовавшись моментом, я шагнула вперед.

— Я хочу присутствовать в твоей жизни, но также я хочу быть с Кэйдом. Не заставляй меня выбирать. Прошу тебя…

— Черт, я просто желаю тебе самого лучшего, — пробурчал он.

— Тогда позволь мне впервые в жизни самой сделать выбор. Это и будет для меня самое лучшее.

Джексон глубоко вздохнул и посмотрел на Кэйда.

— Если ты ее обидишь, видит бог, я отрежу твой член и заставлю тебя его сожрать.

Кэйд кивнул.

— Есть, босс!

— И ты будешь относиться к ней с уважением, понял? Она не какая-нибудь девка, Кэйд.

Я вздрогнула.

— Да, она не такая, я знаю, — спокойно ответил Кэйд.

Джексон еще раз окинул взглядом Кэйда. Он все еще был недоволен, но смысла бороться не было. Отец указал на стол.

— Садитесь, нам всем нужно поговорить.

Мы заняли свои места, и я заволновалась. Я так боялась этого момента, но в то же время отчаянно хотелось избавиться от тяжести на сердце.

— А теперь рассказывай, девочка, — Джексон по-доброму посмотрел на меня.

— Я не знаю, с чего начать, — тихо ответила я.

— С самого начала, милая, — сказал Кэйд.

Я сглотнула, и начала рассказ, опустив глаза и рассматривая свои руки.

— Джексон, несколько недель назад, когда ты упомянул имя Джаспера, я была не до конца откровенна с тобой, сказав, что просто слышала о нем. Вся правда заключается в том, что он… он превратил мою жизнь в сплошной ад. Именно он силой лишил меня девственности, когда мне было тринадцать лет.

Не дав мне продолжить, Джексон резко вскочил со стула, который отлетел в сторону. Он метался по комнате, затем подошел ко мне, и, взяв за плечи, поднял с места. Я почувствовала его невероятную мощь. С глазами, полными ярости, он приблизил свое лицо; отца била дрожь.

— И все это время ты молчала?! Как ты могла скрывать? Черт, Эддисон, ну почему?!

Мои слезы были совсем некстати, я не хотела показывать их отцу, не говоря уже о Кэйде.

— Потому что я совсем не знала тебя! — вскрикнула я.

Он дернул меня на себя, и когда я очутилась в его руках, крепко обнял. Прижавшись щекой к его груди, я почувствовала, как сильно бьется отцовское сердце. Он ласково гладил меня по голове, а я все больше и больше утопала в его теплых и крепких объятьях. Господи, это удивительно! Умиротворение, которое я мечтала испытать всю свою сознательную жизнь. О, Джексон, почему же тебя не было рядом, когда ты был так нужен?

— Маленькая, — тоскливо сказал он. — Мне безумно жаль. Я должен был до последнего бороться за тебя.

Я покачала головой, насквозь промочив его футболку слезами.

— Почему же ты этого не сделал? — ревела я.

— Я пытался, милая. Я искал твою мать по фамилии, но она сменила ее. Потом я искал тебя, но тоже не нашел, поскольку она поменяла и твою фамилию, когда сбежала. Потом я решил, что, наверное, тебе будет лучше без меня, и, в конечном счете, прекратил поиски. Это была самая ужасная ошибка в моей жизни.

Я вздрогнула, и отец обнял меня еще крепче. Наконец, я высвободилась из его объятий, и он взял мое лицо в ладони.

— Я не в силах изменить прошлое, но настоящее изменить мне по силам. Я найду эту тварь и заставлю его заплатить за все, что он с тобой сделал!

Я кивнула, понимая, что он обязательно выполнит обещание, но мне уже было все равно, что будет с этим ублюдком. Абсолютно безразлично. Я освободилась из рук отца и осторожно шагнула вперед. Легким касанием пальцев я дотронулась до его плеча.

— Ну, что ты, — прошептала я.

Отец поднял глаза и мучительно сказал.

— Продолжай.

Я долго смотрела на отца, а потом вернулась на свое место. Вздохнув несколько раз, я вытерла лицо и продолжила свою историю, Джексон сел на свое место.

— Итак, Джаспер занял огромное пространство в моей жизни. Он был сутенером матери и постоянно крутился рядом, продолжая меня насиловать все эти годы. В конце концов, я перестала с ним бороться.

Джексон заскулил, а Кэйд раздавил в руке стеклянный стакан, по всему столу разлетелись осколки.

— Этот сукин сын должен сдохнуть! — рявкнул Кэйд.

— Кэйд, угомонись, дай ей закончить, — у Джексона запершило в горле.

Сжав зубы, Кэйд все-таки кивнул и позволил мне продолжить. Потирая руки, я снова глубоко вздохнула и начала говорить.

— В некотором смысле он защищал мою мать, ведь она была самой лучшей работницей. Он снабжал ее наркотиками…тонной наркотиков, и распоряжался ее деньгами. Если, например, по его мнению, она совершала какой-то проступок, он ее штрафовал. Нам приходилось неделями голодать. Еды было так мало, что даже мышь не выживет, не говоря уже о человеке. Наркотики помогали нам морально держаться. Я старалась избегать этой дряни, и чаще всего у меня работала сила воли. Но когда приходил Джаспер, только наркотики помогали мне пережить этот кошмар. Только так я могла справиться. Все это затянулось на годы. Каждый раз один и тот же ад. А потом в моей жизни появился Билли, мы начали встречаться. Однажды он застукал у меня Джаспера и вышвырнул его вон. Какое-то время Джаспер не лез, но, когда Билли бросил меня, это ничтожество появилось вновь. В тот день я была готова наложить на себя руки. Приняла большое количество экстази, но Джаспер успел отвезти меня в больницу. После случившегося все стало еще хуже.

Я остановилась, чтобы перевести дух, и, подняв глаза, увидела, что оба мужчины напротив меня были полностью обескуражены и разбиты. Я видела это по их лицам. Лицо Кэйда исказилось от боли, кулаки были сжаты так крепко, что пошла кровь от того, как его ногти впивались в ладони. Джексон сидел со стеклянными глазами, и тоже не мог вымолвить и слова.

— Кэйд, у тебя кровь, — промолвила я.

— Рассказывай дальше.

Он сказал это твердо, но как-то очень по-доброму. Я кивнула и передала через стол полотенце. Кэйд взял его, легонько задев мою руку. Его прикосновение успокоило меня, и я смогла продолжить.

— Однажды, я вернулась из магазина и нашла мать с приступом от передозировки. Она билась в конвульсиях, изо рта шла пена. Я сразу поняла, что она умирает.

По лицу потекли слезы, и сердце сдавило чувство вины. Я встрепенулась и почувствовала, как Джексон взял меня за руку.

— Я… Я… — каждое слово давалось мне с трудом. — Я просто стояла и смотрела, как она умирает! Я даже не вызвала скорую. Просто позволила ей покинуть этот мир. Боже, я так ненавидела ее, что совсем не хотела спасать!

— О, милая… — вздохнул Джексон

— Это не твоя вина, сладкая, — мягко сказал Кэйд, в словах которого сочеталась и нежность, и некая жизненная суровость.

— Я виновата. Я бросила ее умирать. Я должна была помочь, но спасти ее означало вновь жить в клетке.

— Ты не виновата, — повторил Кэйд. — Что случилось потом?

— Я убежала. Собрала вещи, взяла у нее пистолет и убежала. Я уже почти выбежала на дорогу, но появился Джаспер. Он всячески угрожал мне, и дальше все происходило как в кино. Я выстрелила ему в живот, а потом позвонила в полицию и сказала, что…

— Что ты им сказала? — Кэйд ждал ответа.

— Сказала, что это он ее убил.

Кэйд с отцом в изумлении уставились на меня.

— Так вот почему он ищет тебя! — заключил Джексон.

— Да. И плюс ко всему я отстрелила ему кое-что...

— Черт возьми, ты должна была нам рассказать, — взорвался Кэйд.

— Я не доверяла вам. Я никому не верила. Просто хотела убежать…

— Он бы все равно нашел тебя, — сказал Джексон. — Кэйд прав, ты должна была нам сказать. Мы могли защитить тебя, Эддисон.

— Теперь я это знаю, — тихо ответила я. — Но не тогда.

— Что ж, у нас появилась большая неприятность, — сказал Джексон, поднимаясь с места. — Мы имеем в наличии разъяренного сутенера, который, судя по всему, спешит наказать тебя.

— И что вы будете делать? — спросила я.

Джексон повернулся ко мне.

— Я его выслежу, а потом разобью его гребанную башку так, чтобы вылетели все мозги.

Я дернулась всем телом.

— Тебя ведь посадят, — сказала я, стараясь сдерживать панику.

— Нет, сладкая, он не посмеет заявить на меня. Никто не захочет связываться с байкерами.

Я повернулась в сторону Кэйда.

— Вы не знаете, что это за человек.

Улыбнувшись, Кэйд поднялся с места и облокотился на стол.

— Позволь сказать тебе кое-что, сладкая. Никто из нас…

Я нервно потерла руки.

— Что мы будем делать? — перебила я.

Джексон строго посмотрел на меня.

— В течение дня ты будешь оставаться в лагере, а вечерами и ночами ты будешь оставаться у кого-то из нас.

— Согласен, — кивнул Кэйд.

Они серьезно? О нет, только не это! Я и так всю жизнь провела под замком и не хочу возвращаться туда снова. Я не боюсь Джаспера и не собираюсь сидеть в заключение из-за излишней эмоциональности этих двух мужчин.

— Нет, — сказала я, сложив руки.

Оба пристально уставились на меня.

— Прости, что? — Глаза Кэйда наливались яростью.

— Что слышал. Я сказала – нет. Не собираюсь постоянно торчать в доме и проводить все время в лагере из-за Джаспера. Я его не боюсь, и больше не намерена жить взаперти как раньше. Я убежала, чтобы стать свободной, а не скрываться все время.

— Да ты хоть представляешь, сколько времени этот урод положил на то, чтобы разыскать тебя? — прошипел Джексон.

— Я отстрелила ему член, — буркнула я. — Конечно, я знаю, сколько времени он ищет меня.

— Нет, ты, видимо, не поняла, — сокрушался от злости Кэйд. — Ты будешь делать так, как тебе велено.

Я отодвинула назад свой стул и направилась к двери.

— Вы не можете остановить меня. Я постараюсь вести себя осмотрительно, но быть заключенной я больше не в силах.

— Если ты уйдешь, я сделаю так, что ты пожалеешь, — предупредил Кэйд.

— Ради бога, байкер, — не задумываясь ответила я.

— Эддисон, тебе лучше делать, что он говорит, — прорычал Джексон.

Я развернулась на пути и посмотрела на обоих.

— И что вы сделаете? Привяжете меня?

Мужчины переглянулись и кивнули. Кэйд резко встал и устрашающе начал приближаться ко мне. Я вскинула руки вверх.

— Кэйд, клянусь, если ты попытаешься…

Он сделал еще шаг вперед и ловко закинул меня к себе на плечо. Я заверещала и начала колотить кулаками по его спине.

— Ты ненормальный!

— Думаешь, я шучу, когда речь идет о твоей безопасности? — ворчал он, направляясь в сторону лестницы. — Так вот, я совсем не шучу. Ты не будешь выходить отсюда, сладкая. Разговор окончен!

— Ты не можешь так поступить! — протестовала я, продолжая колотить его.

— Могу, милая. И буду.

Поднявшись наверх, Кэйд направился в мою комнату.

— Я сама могу о себе позаботиться! — вопила я.

— Здорово, но это не отменяет моего решения.

— КЭЙД!

Он вошел в комнату и бросил меня на кровать.

— Не дай бог ты покинешь дом; тебе не поздоровится.

— Ты…ты ненормальный!

Он широко улыбнулся.

— Ты это уже говорила, сладкая. А теперь ложись спать. — Хихикнув, он направился к двери и напоследок обернулся: — И, да, солнышко, попробуешь сбежать – я тебя отшлепаю.

Он ушел.

Придурок!

Целый час я провела в раздумьях, пока не пришла к выводу, что мне наплевать на их мнение. Я буду делать то, что хочу. Я не боюсь Джаспера, после прожитых с ним лет. Я посмотрела в окно, обрамленное ветхой рамой. Мне показалось, что я легко могу спуститься вниз. Получится ли сделать это незаметно? Не знаю. Я подняла раму и услышала, как внизу Кэйд разговаривает с Джексоном. Обхватила руками и ногами водосточную трубу, расположенную близко к окну, очень надеясь, что эта железяка не оборвется в самый не подходящий момент. Используя все свои навыки, выработанные годами, когда приходилось сбегать из разных помещений, я начала медленно спускаться вниз. На это ушло добрых пятнадцать минут, и, коснувшись земли, я ощутила нервную дрожь.

Будут знать, как запирать меня!

Я и так слишком долго жила в клетке.

И больше ни за что на это не пойду.


~*ГЛАВА 14*~
НАСТОЯЩЕЕ


— Еще пива, пожалуйста, — крикнула я бармену.

Решив, что после многочисленных дебатов мне нужно немного расслабиться, я отправилась в бар. Не хотелось все время торчать в лагере, и уж тем более, оставаться у Кэйда. Данное заведение как раз подходит для смены обстановки. Пока что Джаспер не знал о моем местонахождении, поэтому я чувствовала себя в полной безопасности.

Это был типичный байкерский паб. Большая часть постояльцев представляла собой подозрительных личностей, что мне было даже на руку. Я не собиралась ни с кем общаться, просто хотелось передохнуть. Приятно, когда ты самостоятельно платишь, тебя обслуживают и ты никому ничего не должен.

— Вот твое пиво, девочка, — улыбнулся пожилой бармен.

— Спасибо, — я улыбнулась в ответ, затем покрутилась на барном стуле, чтобы осмотреть зал.

Посетители сидели за столами, общались, курили - в общем, проводили время за обычными занятиями, присущими питейным заведениям. Некоторые играли в биллиард на старом и потертом столе, который расположен в углу зала. Другие же были на танцполе, ритмично двигаясь и подпевая под музыку. Я повернулась обратно к стойке и сделала глоток пива. И тут появились они. Скорее всего, только что вошли, иначе я бы не пропустила этот момент. Это был Спайк и его дружки из мотоклуба. У них был настолько грозный вид, не удивительно, что все посетители внезапно расступились. С такими парнями определенно не захочется связываться. Я сделала небольшой глоток пива и заметила, что Спайк перевел взгляд на меня. На его лице блистала ослепительная самоуверенная улыбка. Он вальяжно миновал толпу и остановился прямо напротив меня.

— Надо же, милочка? Кого угодно, но только не тебя, ожидал здесь встретить. А куда делся твой телохранитель?

Я пожала плечами, поставив стакан на барную стойку. К этому времени алкоголь уже немного подействовал, и я чувствовала себя расслабленной и в хорошем расположении духа.

— Хм, вообще-то, я не его собственность.

Спайк ухмыльнулся.

— Связываться с Кэйдом – не очень умное решение.

Я играючи улыбнулась и поднялась с места.

— То же самое можно сказать и обо мне.

Я вышла на танцпол и слилась с потоком людей, пытаясь найти свободное место. Начала двигаться, поднимая руки вверх, вращая бедрами. Спайк быстро нашел меня, встал напротив и склонил голову набок.

— Ты не такая как все. Сегодня твоя жизнь висела на волоске, а ты пришла сюда, и танцуешь, как ни в чем не бывало, — сказал он.

Я улыбнулась.

— Я знавала и худшие дни. Жизнь продолжается. Я справлюсь. А здесь… я просто живу и делаю то, что должна… Слушай, ты так и будешь стоять и пялиться на меня или все-таки потанцуем?

Спайк разулыбался, а потом подошел ближе и положил руки мне на бедра. Когда он начал двигаться, все девушки вокруг вздохнули. Я знала, что Кэйду это совсем не понравится. Появись он сейчас в баре, его ярости не было бы предела. Однако я пыталась доказать, что никто не смеет обращаться со мной, как с собственностью. Да, Кэйд разжег во мне потрясающие эмоции, от которых мне постоянно хотелось ощущать его присутствие рядом, но это не повод, чтобы сделать из меня свою подчиненную, превратив в маленькую домохозяйку, которая всегда выполняет то, что ей скажут. Не бывать этому!

Поэтому будь, что будет. Я танцевала, пела, извивалась и наслаждалась моментом. Спайк все время весело улыбался. Он знал причину моего поведения, и прекрасно знал о последствиях в случае, если появится Кэйд. Это заставляло его светиться от радости. Что бы там не случилось между ними, но было заметно, что Спайк получает истинное наслаждение от танцев со мной. Вдруг боковым зрением я заметила Кэйда. Его взгляд не сулил ничего хорошего, но я не стала останавливаться, продолжая крутиться в танце вместе со Спайком.

— Дорогуша, я прекрасно понимаю, что ты сейчас делаешь, но я отойду в сторону, поскольку Кэйд так смотрит на тебя, — сказал Спайк, вращая меня в танце.

— Как «так»? — уточнила я, кружась и прижимаясь спиной к его груди.

— Его взгляд говорит: если я не уберу от тебя руки в течение трех секунд, то буду окровавленный валяться на полу. Так что, я пошел, — сказал Спайк, отпустив меня. — И не забудьте про деньги. Мне совсем не хочется рассказывать этому слизняку, где ты находишься, но придется, если не заплатите.

На этом парень растворился среди людей. Не успела я сделать шаг, как почувствовала грубую хватку. Кэйд схватил меня за руку и развернул к себе. Казалось, он вот-вот взорвется. Боже, он был такой красивый, когда злился. Зеленые глаза стали почти синими, челюсти сжаты, все мускулы, словно натянутая струна.

— Все твои грязные танцы, — прошипел он мне на ухо. — Только МОИ.

Я попыталась возразить, но Кэйд жадно прильнул к моим губам. Я почувствовала легкий привкус крови. Его рука скользнула вниз к моим бедрам и крепко схватила меня, придвигая ближе. Он целовал меня до тех пор, пока мне не стало трудно дышать, закружилась голова. Боже, как быстро он заводил меня, так хотелось ощутить его внутри. Его привычка доминировать всегда разжигала во мне невероятный огонь.

— Твои поцелуи, — бормотал он. — Только МОИ. — Он пробежался пальцами по моему животу, к самому низу юбки. Скользнув пальцами под подол, он прижал руку к влажным трусикам. — И прикасаться к тебе буду только Я! — Его голос стал угрожающе хриплым и низким. — И отдаваться, — прошипел он. — Ты будешь только МНЕ! Только я буду внутри тебя!

Я снова приоткрыла рот, но он оборвал мою попытку своим взглядом, от которого совсем не хотелось провоцировать.

— И да, сладкая, — еле внятно сказал он, прислоняясь ко мне. — Если когда-нибудь ты будешь играть со мной в эти игры, тебе совсем не понравится, чем это все может кончится. И на этот раз, это не просто предупреждение, мать твою, это обещание!

Он резко потащил меня за собой через многочисленные ряды посетителей бара. Господи, почему от этих слов я хочу его еще больше?


~*~*~*~

Я не знала, чего ожидать от Кэйда, но то, что он сделал, просто выбило меня из колеи. Он привел меня в вип-зал в дальней части бара и запер дверь. Здесь никого не было, и мне показалось, что это помещение редко используется. Кэйд зашел за барную стойку и взял бутылку виски. Открутив пробку, начал пить виски прямо из горла. Глядя на то, как двигается его адамово яблоко при глотательных движениях, мое возбуждение усилилось во сто крат. Поставив бутылку, он открыл морозилку и достал оттуда несколько кубиков льда. Затем скинул кожаную куртку и резко сорвал с себя футболку. В изумлении, я не могла отвести от него глаз.

Кэйд чертовски красив. Каждый сантиметр его тела способен возбудить любую женщину за считанные секунды. Покинув барную стойку, он подошел ко мне. По его лицу сложно было определить, что он чувствует, но было видно, что за его каменным лицом скрывалась ревность. Он злился на меня. Нет, Кэйд был просто в бешенстве. Конечно, его можно понять. Я смотрела, как он расстегивает верхнюю пуговицу джинсов. Я сглотнула, ладошки стали влажными. Он снял джинсы, высвободив свое мужское достоинство, и я, не удержавшись, облизала нижнюю губу. Кэйд сделал шаг вперед, взял меня за подбородок и провел большим пальцем по нижней губе. Ожесточенный, дикий взгляд пронзал меня. Он взял пару кубиков льда и приложил их к уголку моего рта.

— Рассасывай лед, потом вставай на колени и ласкай меня ртом.

Господи, когда он говорит так требовательно, вызывающе, я просто теряю способность сопротивляться, и сейчас неукоснительно взяла губами лед. Я вращала языком, чтобы охладить всю внутреннюю поверхность рта. Лед растаял, и я покорно опустилась на колени. Перед моим лицом оказалось его твердое и очень красивое естество. Мне не терпелось скорее обхватить его губами, ощутить вкус, пульсацию, оргазм, который он хочет разделить со мной.

— Соси. Сильно.

Я обхватила рукой его член и осторожно начала поступательные движения. Выдохнув, Кэйд запустил пальцы в мои волосы и прижал голову ближе к себе. Мои холодные губы заставляли его шипеть от удовольствия. Я где-то слышала, что кубики льда доставляют неимоверное удовольствие мужчинам, но никогда не пробовала на практике. Сжав бедра, Кэйд продолжал постанывать, все глубже продвигая свое естество. Я шире открыла губы, чтобы полностью поглотить его, позволив заняться сексом с моим ртом. Я чувствовала, как член Кэйда скользит среди льдинок, которые стремительно таяли, заставляя его вскрикивать от блаженства.

— Черт, это просто фантастика! — стонал он. — Схожу с ума.

Тяжело дыша, я чуть поднялась и впилась ногтями в его спину. Толчки продолжались снова и снова. Сильнее, быстрее. Кэйд врывался в мой рот, растягивая его снова и снова, пока губы не начали приятно болеть. Я склонилась вниз, опустила руку под юбку и начала себя ласкать. Когда Кэйд потянул меня за волосы, я вздрогнула.

— Убери свои пальцы оттуда. Это мое!

Заскулив, я выполнила приказ. Кэйд освободился из плена моих прохладных губ и посмотрел на меня сверху вниз.

— Я сейчас трахну тебя прямо за баром, и ты будешь вся во льду. А еще я отшлепаю тебя, готовься.

С глуповатым выражением лица я кивнула, несмотря на то, что совсем не так представляла окончание сегодняшнего вечера. Кэйд помог мне подняться, затем прикоснулся к моим губам. Это так эротично, когда его разгоряченные губы соединяются с моими холодными, опухшими губами. Я приложила ладони к его мускулистой груди. На ощупь он просто невероятный. Мне хотелось больше. Хотела его до безумия, до остановки дыхания, словно это все, о чем я мечтала.

— Ложись на барную стойку, сладкая, — приказал Кэйд.

Я сделала, как он сказал – запрыгнула на стойку и опустила спину на старое потускневшее дерево. Ноги расположила на барном стуле. Вздохнув от возбуждения, Кэйд подошел ко мне в джинсах, спущенных наполовину. Его член все еще находился в напряжении, словно с нетерпением ожидая меня. Кэйд стянул с меня трусики и широко развел колени. Глубоко дыша, он взял два кусочка льда и тихонько приложил их к моему клитору. Когда один кубик скользнул внутрь, я тихонько вскрикнула и почувствовала палец Кэйда внутри себя, глубоко и плотно. Незнакомое чувство прохлады заставило меня всхлипнуть и сжать бедра. Мне хотелось продолжения.

— Потерпи, милая.

Он взял еще один кубик льда и отправил вслед за первым. Я вскрикнула, ощущая кусочки льда внутри себя вместе с пальцами Кэйда, которые продолжали ласкать мою разгоряченную плоть.

Я умоляла позволить мне кончить. Палец одной руки Кэйд вставил в меня, а другой рукой водил льдинкой прямо по клитору. Ощущение покалывающего холода в самой заветной точке моего естества просто сводило с ума. Я выгнула спину, и тело пронзили тысячи электрических разрядов. Ощущения были настолько сильны и необычны, что я схватила себя за волосы. Это был сильный оргазм. Я выкрикивала имя Кэйда, и все мое тело ударялось об старую барную стойку.

— Красавица моя, — тихо сказал Кэйд, вытаскивая из меня палец. — Полежи пока, милая, я сейчас приду и жестко возьму тебя.

От его слов стало не по себе, но я продолжала лежать на барной стойке. Пока Кэйд возился в стороне, лед внутри меня начал стремительно таять и стекать по ногам. Я задрожала от холода. Послышался звук отодвинутого по полу стула, и вот, Кэйд уже сверху, прижимает меня своим телом. Запустив пальцы в мои волосы, он близко наклонил ко мне лицо.

— Ты чиста, сладкая?

— В смысле? — прошептала я.

— Ты проверялась на заболевания?

Мои щеки вспыхнули.

— Нет, никогда.

Он склонил голову набок.

— Ты пойдешь и проверишься, договорились? На этот раз мы воспользуемся презервативом.

Что значит «на этот раз»? Боже святый.

Кэйд отстранился, и я приподняла голову, чтобы посмотреть, как он надевает презерватив на возбужденную плоть. Кэйд выпрямился, взял меня за бедра и потянул к краю. Когда мои ягодицы почти свисали с края столешницы, он приподнял мои бедра и резко вошел. Я вскрикнула, ощущая, как его член проталкивает глубже кубики льда. Вдоль позвоночника пробежала мелкая дрожь. Черт! Боже! Кэйд почти полностью вытащил член, затем вошел в меня снова. Я задыхалась, выгибалась. Просунула пальцы под футболку в поисках груди.

— Да, потрогай их, маленькая, — выдохнул Кэйд.

Я задрала футболку и взялась за грудь, лаская пальцами соски. Кэйд простонал, словно животное, от этого я еще плотнее сжала внутренние мышцы.

— Черт, солнышко, сожми мой член еще раз.

Мне нравились все его непристойности.

— Скажи еще что-нибудь, — умоляла я, снова крепко обхватывая его мышцами влагалища.

— Твоя маленькая киска такая плотная. Боже, я ужасно хочу кончить.

— Так что ж ты медлишь? — простонала я, поняв, что нарастающие толчки стремительно приближают меня к разрядке.

— Нет, сначала ты, — низким голосом произнес Кэйд. Челюсти сжаты, глаза прикрыты.

Я сильнее сжала сосок, и когда Кэйд сделал очередное движение в глубину, я кончила. Весь мир перевернулся с ног на голову. Я даже не смогла кричать, потому что находилась где-то за пределами всего. Все, что исходило из моего рта – лишь странный жалобный писк. Кэйд выполнил обещание. Он шлепнул меня, одновременно совершая глубокий толчок. Я почувствовала пульсацию внутри себя, и он тоже кончил. Вместе мы улетели в небеса и находились там до тех пор, пока не стихла дрожь в теле. Кэйд поднял меня за плечи и приложился щекой к моей груди. Я слизала капельку соленого пота с его кожи. Кэйд вздрогнул и прижался еще крепче.

— Черт, ты сводишь меня с ума. Мне нравится каждая секунда, проведенная с тобой.

Положа руку на сердце, я чувствовала то же самое.

— Надо было сбежать раньше, — промурлыкала я, целуя его кожу.

Кэйд отстранился и резко стал серьезным, глядя на меня сверху вниз.

— Мне пришлось приложить немало усилий, чтобы сдержаться и не закатить скандал в баре. Единственная причина, по которой я не сделал этого – не хотелось доставить удовольствие Спайку, который только этого и ждал. Сладкая, если ты думаешь, что я не способен привязать тебя за подобное поведение, то ты глубоко заблуждаешься. Я могу. И я сделаю все, чтобы защитить тебя. Не стоит недооценивать мой характер, черт возьми.

Я нервно сглотнула. Боже, как ему удается одновременно заводить и пугать меня?

— Я все поняла, — прошептала, встретившись с его тяжелым взглядом.

— Больше не собираюсь возвращаться к этой теме. Твое поведение не повторится. Понятно?

Я кивнула.

— Да.

— Ты моя. Можешь отрицать, убегать, играть в игры, но итог всегда будет один и тот же. И я не дам тебе уйти. Тебе лучше зарубить себе это на носу и смириться. Если бы я знал, что ты на самом деле хочешь уйти, я бы отпустил. Но мы оба знаем, что все зашло гораздо дальше, чем просто секс.

Да, он прав.

— Я тебя услышала, — тихо ответила я, целуя его в ямку на груди.

— Прекрати так целовать меня, милая. Иначе мой друг снова захочет тебя, но у нас нет времени.

Я артистично надула губы. Кэйд улыбнулся, потеребив меня по нижней губе.

— Не волнуйся, малыш, у нас еще будет секс. Просто не здесь.

— Почему нет? Это было весело.

Кэйд ухмыльнулся и кивнул в сторону двери. Я повернулась и увидела Спайка, который смотрел на нас сквозь маленькое окошко. Я охнула и прикрыла руками грудь.

— Какого хрена, Спайк?! — завопила я.

— Спайк, отвали отсюда, — сказал Кэйд предупреждающим тоном.

Спайк оскалился, развернулся и ушел. Открыв рот, я повернулась к Кэйду.

— Что происходит вообще? Ты знал, что он здесь?

— Конечно, нет, сладкая. Заметил минуту назад. Не могу сказать, что я удивлен.

— Что? Да он совсем псих?

Кэйд рассмеялся.

— У Спайка есть некоторые фетиши. У него сильно развито половое влечение, и он совсем не против подсмотреть.

— И тебя это совсем не беспокоит? — хмыкнула я, отодвинувшись в поисках юбки.

— Если бы он все время был здесь, меня бы это напрягло. Но он пришел в самом конце, если ты об этом.

— Грязный ублюдок, — бросила я, натягивая юбку на бедра.

— У нас у всех есть фантазии, сладкая. Спайку нравится половой акт, и ему нравится смотреть на это. У него есть и другие наклонности, которые не стоит обсуждать.

— Я больше никогда не посмотрю на него как прежде.

Кэйд хихикнул и надел футболку.

— Со временем ты привыкнешь.

— Он и раньше подглядывал за тобой?

Кэйд пожал плечами.

— Он подглядывал несколько раз, когда я был с девушкой. Но чаще всего, он трахал ее вместе со мной.

У меня просто отпала челюсть, и я резко остановила процесс надевания футболки.

— Что-о? — задыхаясь, спросила я, не веря своим ушам.

Он покачал головой и поднял руки вверх.

— Это было в прошлом, сладкая, и не произвело на меня особого впечатления. Всего лишь попробовал несколько раз.

— Ты… ты… секс втроем?

Кэйд подошел ко мне, взяв за плечи.

— Это было всего несколько раз и не являлось единственной радостью в жизни. За последние пять или шесть лет не было ни разу. Не забивай свою милую головку подобными мелочами.

Наверное, мне стоило понять подобные увлечения. Ведь месяц назад я сама стояла и смотрела, как Кэйд занимается любовью с Бритни. Расправив одежду, я ждала, пока Кэйд оденется.

— Эй, Кэйд?

— Да, милая?

— А Спайк…

— Нет, не сейчас, сладкая. Я расскажу тебе вечером. Сначала нужно вернуться в лагерь.

Хорошо, оставим данную тему.

Пока оставим.


~*ГЛАВА 15*~
НАСТОЯЩЕЕ


Лагерь был переполнен. Не успели мы приехать, как Джексон бросился к нам. Кэйд поднял ладони перед собой, чтобы сбавить обороты моего отца.

— Все в порядке, она больше не сбежит. Не так ли, сладкая?

Его интонация напоминала мне о том, что малейшая попытка повторить то, что я сделала – чревата неприятностями.

— Да, — прошептала я. — Больше не сбегу.

— Ты даже представить себе не можешь, как ты меня напугала! — рявкнул Джексон.

— Прости, пап.

Выражение его лица вдруг изменилось. На смену злости пришла искренняя растерянность. Мои слова тронули его, и я понимала, насколько это важно для отца. Но и для меня это много значило, ведь я тянулась к нему, мечтая, чтобы мои чувства приобрели очертания любви дочери к своему отцу. Мне хотелось стать частью его жизни. Возможно, если бы я убежала, то осталась бы одна, и вся эта семейная история так бы и закончилась. Но здесь есть люди, которые искренне пытаются обо мне позаботиться. Легко ли это принять? Вовсе нет. Но иногда то, чего совсем не ждешь, вносит в твою жизнь самые прекрасные краски.

— Несносный ребенок, ты сведешь меня с ума.

Я улыбнулась, и отец ответил мне теплой улыбкой. С каждой минутой мы все сильнее сближались, и мне это очень нравилось.

— Я знал, что когда-нибудь верну тебя. И теперь ты не уйдешь.

Прижалась к Кэйду и обняла его за талию.

— Даже не собираюсь.

Джексон кивнул, в его глазах все еще присутствовало легкое недовольство из-за наших с Кэйдом отношений. Если бы Джексон появился в моей жизни гораздо раньше, без сомнений, он бы просто так не позволил мне делать, что хочется. Но я росла без него, и он не станет рисковать потерять меня снова. Отрадно то, что он не устраивал сцен и вел себя сдержанно. Потерять кого-то из них двоих было бы очень грустно.

— Что ж, полагаю, вы оба должны принять участие в совещании, — сказал отец.

Мы с Кэйдом присоединились к байкерам, и я приветственно кивнула каждому. Они тоже поприветствовали в ответ, с любопытством глядя на нас.

— Парни, хочу, чтобы вы все знали, что теперь Эдди – официально моя Фаворитка. Все мы знаем, что это означает. Вы должны относиться к ней с уважением. А если нет, то у вас будут проблемы.

Я многозначительно взглянула на Кэйда. Он знает, что я терпеть не могу эти все штучки про Фавориток. Это звучит как-то… старомодно. Кэйд улыбнулся, совсем не скрывая свою гордость. Закатив глаза, я повернулась ко всем и стала внимательно слушать речь Джексона, который начал говорить, бросив перед этим взгляд на Кэйда.

— Как вы все знаете, женщины не принимают участие в подобных сборах. Эдди, как Фаворитка Кэйда, ты должна будешь запомнить несколько правил. Правило номер один: мы не берем тебя в поездки за исключением благотворительных мероприятий или чего-нибудь подобного. Ты не ходишь с нами в церковь раз в неделю, и не имеешь право голоса в наших делах. Как моя дочь, ты автоматически находишься под нашей защитой, и с учетом того, что ты стала Фавориткой Кэйда, эта защита удваивается. Ты не заходишь в гаражи, они предусмотрены исключительно для мужчин и это не обсуждается. Единственная причина, по которой ты сегодня здесь сидишь – нам нужно получить от тебя больше информации, чтобы приструнить эту дворняжку. Понятно?

Блин, может, мне еще спрашивать разрешения, чтобы сходить помочиться? Хотелось бросить им пару колких реплик, но я понимала, насколько важно все происходящее и, если я хочу добиться их уважения, придется его заслужить.

— Понятно, — покорно ответила я.

Кэйд сжал мою руку.

— Хорошая девочка.

— Только не думай, байкер, что ради тебя я буду, как домашняя цыпочка, стоять у плиты.

Он хихикнул, и все остальные прыснули от смеха.

— Да я уже понял, — широко улыбнулся Кэйд.

— Хорошо, мы отклонились от темы. Давайте перейдем к вопросу об этом ублюдке, — объявил Джексон.

— Есть идеи, как его найти? — спросил Кэйд.

— Нет, — ответил Джексон и повернулся в мою сторону. — Но я полагаю, что ты знаешь, Эдди?

Мысль о том, чтобы вернуться туда, очень беспокоила меня. Я вздрогнула, и Кэйд еще сильнее сжал мою руку.

— Мы не позволим ему к тебе прикоснуться, сладкая. Просто скажи нам все, что знаешь.

Я глубоко вздохнула и ответила на вопрос Джексона.

— Я знаю, где у него проходят развлекательные шоу.

— Дай нам адрес, и мы нанесем ему визит.

Я продиктовала адрес, и Джексон записал его.

— Но вы можете его там не найти, — сказала я. — После всего случившегося он мог переехать.

— Для начала нам хватит и этой информации, — сказал Кэйд, и обратился к Джексону. — Когда выдвигаемся?

— На рассвете.

— Вы едете уже завтра? — удивилась я.

— Чем скорее мы от него избавимся, тем лучше.

— А, может, спросить Спайка? — предложила я.

— Уже спрашивали, он ничего не знает. Он общался с Джаспером через посредников.

Я протяжно выдохнула и пропустила пальцы сквозь взлохмаченные волосы.

— Что ж, могу только надеяться, что Джаспер там, где я его оставила.

— Да, будем надеяться, — поддержал Джексон и обратился к ребятам. — Наша следующая проблема – Спайк.

— А что, есть проблемы со Спайком? Я думала, он успокоился, — вырвалось у меня.

Джексон поднял бровь, и я быстро закрыла рот, вжавшись в стул.

— Спайк вернулся в город, и я уверен на сто процентов, что Сиара не в курсе.

Кто такая Сиара? Кэйд уловил мое замешательство и сказал одними губами:

— Я расскажу тебе позже.

— Я с ней недавно общался, она действительно не в курсе, — сказал молодой байкер, Бинго.

— Все мы знаем, что Спайк и Сиара стараются не попадаться друг другу на глаза. Если он приехал в город, чтобы докучать ей, мы должны нарушить его планы, — сказал Джексон с каменным выражением лица.

— Мы этим займемся. Сделаем так, чтобы она держалась подальше от этого парня, — сказал Бинго.

— Молодец. Итак, мы обсудили все, что допустимо для ушей Эдди, — заявил Джексон, бросая на меня взгляд.

Я встала, подняв руки вверх.

— Все ясно. Пойду в бар.

— Я догоню тебя, — сказал Кэйд.

Я кивнула и покинула комнату, все еще находясь в недоумении, кто же такая Сиара. Где-то определенно есть связующее звено между Спайком, Кэйдом и этой девушкой. Может, они оба за ней, хм… ухаживали? А, может, Кэйд отбил ее у Спайка? Или что-то подобное? Байкеры стараются держать их подальше друг от друга. Скорее всего, здесь кроется какая-то история. Но какая? Находясь глубоко в размышлениях об этой загадочной девушке, я не заметила, как добралась до места. Зайдя в бар, я увидела Минди, которая обслуживала клиентов и одновременно с ними флиртовала. Да уж, эта самка не представляет свою жизнь без раздвигания ног. Я подошла к ней, но внезапно передо мной выросла Бритни. Закатив глаза, я отступила на шаг назад.

— Бритни, насколько я помню, мы договорились держаться друг от друга подальше. Учти, что я не буду с тобой церемониться, — с сарказмом заявила я.

— У тебя не получится меня запугать, — фыркнула она, выпячивая свою грудь.

— А я и не пытались тебя запугивать. Боже, ты хоть раз можешь не выпячивать свои буфера, они пугают байкеров.

Где-то в стороне раздалось громкое ржание ребят. Щеки Бритни залились краской, и она приблизилась ко мне лицом к лицу.

— Ты слишком заигралась. Тебе это с рук не сойдет, Эддисон. Мне наплевать, что ты Фаворитка Кэйда или дочь Джексона. Придет время – поговорим. Я знаю, что было сегодня, и все знают. Одна ты понятия не имеешь о Спайке и Кэйде. Интересно, почему они тебе до сих пор не рассказали? Может, они тебе не доверяют? Мне, например, он сразу все рассказал.

А вот это уже было неприятно. Но я не подала вида.

— С чего ты взяла, что я ничего не знаю? — сказала я равнодушно, ковыряя при этом ногти.

— Потому что ты бы тут не стояла, узнав, что он натворил. В этой истории как раз Спайк является невиновным.

Невиновным? О чем она? Кэйд говорил о каком-то чувстве вины, Бритни говорит о невиновности. Где связь?

— А, может, я все знаю, просто не пытаюсь судить. Может, и тебе стоит попробовать?

Я попыталась обойти Бритни, но она схватила меня за руку, впиваясь ногтями в мою кожу.

— Бритни. — По всему помещению раздался глубокий тембр Кэйда. — Убери руки от моей девушки.

Бритни вздрогнула и бросила мою руку. Затем подошла близко и прошипела:

— Это еще не конец.

Она быстро ушла, еще до того, как ко мне подошел Кэйд.

— Что тут происходит, черт возьми? — возмутился Кэйд.

— Почему ты мне не рассказывал?

Он поднял руки вверх, показывая, что для начала я должна объяснить, что мне нужно от него.

— Не делай вид, что не понимаешь. Ты рассказал ей то, что абсолютно точно не хочешь рассказывать мне. Ты и Спайк… она же все знает про вас, верно?

Кэйд тяжело вздохнул и придвинулся ближе.

— Собирайся, поехали.

— Прекрати все время командовать мной, — взвизгнула я, скрестив руки на груди.

— Сладкая, ты забыла, что я говорил насчет всяких игр? Я в них не играю! И ты не будешь закатывать сцены из-за того, о чем не имеешь понятия. Замолчи, быстро садись на мотоцикл, и мы поговорим.

— Ненавижу, когда ты корчишь из себя начальника! — выпалила я, развернувшись на каблуках.

— Да ты ведь любишь меня, маленькая капризная засранка.

Я улыбнулась и направилась на улицу. Не успела потянуться за шлемом, как Кэйд уже догнал меня, обхватил сзади за талию и коснулся губами моей шеи.

— Обожаю, когда ты такая темпераментная.

Я, довольно улыбаясь, повернула голову, чтобы поцеловать Кэйда. Тогда он полностью развернул меня, прижал к сиденью мотоцикла и встал между моих ног. Он поцеловал меня жарко, наши языки неустанно сплелись. Кэйд слегка прикусил мою нижнюю губу, я задрожала и прижалась к нему. Он крепко обхватил меня руками, притянув к себе насколько это было возможно. Отпустив мои губы, Кэйд покрыл мое лицо нежными поцелуями, затем спустился к шее. Он покусывал и посасывал кожу, пока из моей груди не вырвался слабый стон, свидетельствующий о том, что я снова жаждала этого мужчину. Черт, он все время имеет надо мной какую-то власть.

— Так ты расскажешь мне о Спайке или нет? — проворковала я ему в щеку.

— Да, милая.

Кэйд отпустил меня, надел на меня шлем, и я забралась на пассажирское сиденье. Мы резво выехали на дорогу и проехали мимо его дома. Я находилась в смятении. Наконец мы прибыли к дому Джексона. Теперь моя душа еще больше устремилась к этому человеку. Из уважения к моему отцу, Кэйд не повез меня к себе. Мы слезли с мотоцикла, Кэйд снял шлем, я прильнула к нему и крепко поцеловала.

Затем он все-таки отстранился и томно спросил:

— А это еще за что?

— За то, что ты такой милый.

Кэйд разулыбался.

— Милый? Я думал, что весь такой неправильный, сладкая.

Я засмеялась.

— Нет, ты состоишь из одних достоинств, байкер.

Снова улыбка.

— Пошли к тебе, нам нужно поговорить.

Я так и сделала. Взяла его за руку, и мы вместе пошли в мою новую обитель.

Наконец-то моя жизнь начала складываться в единое целое.

Я была безумно счастлива.


~*ГЛАВА 16*~
НАСТОЯЩЕЕ


— Это совсем не веселая история, — сказал Кэйд, когда мы после всего лежали в обнимку на кровати.

— Моя история тоже весельем не блещет, — напомнила я.

— Сладкая, все гораздо хуже.

— Расскажи. Обещаю, я не буду тебя осуждать.

— Не стоит быть такой уверенной.

Ничего не ответив, я безмолвно лежала, дав возможность Кэйду настроиться. И вот, он начал говорить. Низкий, чуть охрипший голос выдавал все эмоции, что совсем не удивительно. Его история потрясла меня до глубины души, схватила за сердце и завязала его в тугой узел так, что в голове еще долго творился сплошной хаос. Определенно, это была самая пронзительная история, которую я слышала в своей жизни. Мне было больно не только за Кэйда, но и за Спайка.


~*ПРОШЛОЕ*~

КЭЙД

— У нас нет выхода. — Спайк сновал по комнате.

— Черт возьми, Спайк, ты не можешь оставить ее в доме, это не безопасно!

Спайк повернулся ко мне.

— И что мне теперь делать, блин?

— Вывези ее из города. Посади в машину и просто увези.

— Да они повсюду! Как, по-твоему, мы ее вытащим отсюда? — рявкнул Спайк, стукнув кулаком по близстоящему столу.

— Другого выхода нет. Если она останется здесь, то ее жизни угрожает опасность.

— Твою мать, Кэйд! Черт!

Я подошел к Спайку, схватил друга за плечи, вынуждая посмотреть на меня. Мы с детства дружили. Я очень хорошо его знал и доверял ему. А сейчас он по уши в неприятностях. Его ищет самая крупная байкерская группировка в штате из-за очень щекотливой ситуации с наркотиками. Этот дурак решил сбежать, тем самым еще больше усложняя ситуацию. Теперь не только он в полном дерьме, но и его семья. Головорезам все равно, они просто приставят курок к голове его жены, вот и все. Они грубые, жестокие и беспринципные отморозки.

— Веди Шейенн в машину. Мы увезем ее из штата, а потом вернемся и разберемся с Хоганом и его шайкой.

В полном отчаянии Спайк пропустил волосы сквозь пальцы. В опасной ситуации оказался не только он сам, но еще и Шей.

— Не знаю, Кэйд. Я не уверен, что это хороший вариант.

— А что ты предлагаешь? Оставить ее здесь? Они придут за тобой сюда! Ты должен ее увезти.

— Я спрячу ее в подвале, она будет в безопасности. Я сам с ними поговорю, и уведу их подальше отсюда.

— Это очень рискованно, черт возьми! Ты же знаешь!

Спайк громко выругался.

— Черт! Черт! Мать твою!

— Быстро иди за ней. Мы уезжаем прямо сейчас.

— Что случилось?

Мы одновременно взглянули на стоящую в дверях Шей. Она была очень красивой девушкой с шелковистыми светлыми волосами, большими карими глазами и миниатюрным телосложением.

Ее беременность только начинала становиться заметной. Шей была любовью всей жизни Спайка. Он все бросил, чтобы сделать ее счастливой, чтобы быть с ней, любить ее. И когда он это сделал, то ему пришлось разделить с ней множество проблем. Спайк подошел к ней и обнял. На фоне его комплекции она выглядела, словно ребенок. Девушка положила голову ему на грудь, парень был выше на добрых тридцать сантиметров. Спайк крепко прижал к себе Шей, и я какое-то время их не отвлекал. Но время шло, шайка Хогана уже была в городе. Они быстро найдут адрес Спайка.

— Нам пора, Спайк.

Он отпустил Шей и посмотрел на нее сверху вниз.

— Милая, нам сейчас нужно уехать, хорошо?

Девушка кивнула.

— А что случилось?

— Некоторые байкерские неприятности. Кэйд нам поможет, договорились?

Она посмотрела на меня глазами полными надежды. Изо всех сил я выдавил из себя обнадеживающую улыбку.

— Просто уедем на несколько дней, ладно?

Она снова кивнула и быстро взяла свою сумочку.

— Я могу купить одежду по дороге.

Спайк встретился со мной глазами, и я понимающе кивнул ему, затем взял ключи от машины и быстро направился в гараж.

— Поедем на моей.

— А разве вы оба не пили алкоголь? — спросила Шей.

— Все в порядке, не волнуйся, — заверил я.

— У меня в животе малыш, и мне некомфортно с вами ехать.

Черт, женщины бывают такими упрямыми!

— Пусть поведет Кэйд, — серьезно сказал Спайк.

— Нет, — возразила Шей, скрестив руки.

— Может, пусть сама сядет за руль? — предложил я. — Если мы спрячемся на заднем сидении, то машина не вызовет подозрений.

— Отличная идея. Поехали? — сказала Шей, забирая у меня ключи.

Девушка старалась скрывать свою панику.

— Я сказал «нет»! — возразил Спайк. — Это небезопасно!

— Спайк, прекрати. Это самый безопасный способ.

— Для кого? — рявкнул он на меня. — Для нас с тобой?

— Они ее не узнают!

— Ты их недооцениваешь! — еще больше заводился Спайк.

Шей подошла и погладила Спайка по плечу.

— Эй, все будет в порядке. Я согласна с Кэйдом, это самый лучший выход. Все со мной будет хорошо, поверь.

От злости Спайк дрожал всем телом, но все-таки утвердительно кивнул, и мы все устремились в машину. Мы со Спайком сели на заднее сиденье, а Шей расположилась за рулем.

— Пригнитесь, я скажу, когда можно подняться.

Мы пригнулись, и Шей вырулила на дорогу. Я чувствовал, как Спайк трясся всем телом. Он был очень напуган, и я понимал, почему. Это опасные ребята. Джекса и наших парней не было в городе, я даже не мог им позвонить, чтобы попросить помощи. Поэтому все наши действия – тяжелый, но единственный способ.

— Что ж, вроде, чисто, — сказала Шей.

— Рули, милая, вот так, осторожно, — подбадривал Спайк с волнением в голосе.

Мы ехали уже около десяти минут, и казалось, что все неплохо складывается. Но через мгновение все обернулось кошмаром.

— Спайк, позади нас какие-то байкеры, — запаниковала Шей.

— Черт! — рявкнул Спайк, немного поднимая голову, чтобы посмотреть, что происходит позади машины.

— Это они? — спросил я, потянувшись к револьверу.

— Черт, твою мать! Это они! Там как минимум двадцать человек!

Черт!

— Продолжай ехать, Шей, — спокойно сказал я, чтобы подавить панику девушки.

— Спайк, мне очень страшно, — проскулила Шей.

— Солнышко, с тобой все будет в порядке, — успокаивал Спайк, но его глаза выдавали весь ужас происходящего.

— Господи, я не хочу, чтобы мне причинили вред. Не хочу! — всхлипывала она.

— Так, Шей, послушай меня внимательно. Все будет в порядке. Все хорошо. Просто не останавливайся, солнышко, — сказал я, отчаянно пытаясь не выдавать волнения, хотя сейчас это было практически невозможно.

— Давай остановимся, — рявкнул Спайк прямо мне на ухо. — Я пойду к ним. Им нужен я.

— Да они пристрелят тебя! — прошипел я.

— Я не хочу рисковать ее жизнью!

— Я не буду останавливаться! — расплакалась Шей, наращивая скорость.

— Шей, милая, сделай, как я прошу, — попросил Спайк.

— Нет, я тебя не отдам! — испуганно кричала она. — Я не позволю тебе умереть!

— Мы должны остановиться, Шей. Останови машину, — продолжал давить Спайк.

— Нет!

— Спайк, она права. Нам нельзя останавливаться, — яростно продолжал шипеть я на ухо друга. — Стоит только сделать шаг из машины, и они вышибут тебе мозги!

— О, Боже, — плакала Шей.

— Если не выйду я, то они разнесут всю машину к чертям собачьим!

— Мы находимся на центральном шоссе, они ничего не сделают, пока мы здесь.

— Кэйд, ты глубоко заблуждаешься, черт возьми. Это плохой знак. Нам нужно остановиться.

— Я не собираюсь сидеть в машине и смотреть, как умирает мой лучший друг, — заорал я.

— Прекратите! — закричала Шей. — Прекратите оба! Я сказала, что не буду останавливаться!

— Остановись! — еще громче закричал Спайк. — Шейенн, немедленно останови машину!

— Нет!

Мое сердце стучало так сильно, что пульсация отдавалась грохотом во всей голове. Мы влипли по полной программе. Спайк взялся за дверную ручку, но я схватил его за шею и потянул обратно в машину. Прозвучал выстрел. Просто один выстрел. Я сначала подумал, что это предупреждение, но потом осознал, что мы все в крови. Кровь была повсюду: на креслах, потолке, на одежде. Спайк в ужасе вытаращил глаза и замер на месте. Его глаза становились все шире и шире, словно его поразил электрический ток. У меня в животе все скрутило. Господи, мой друг, они застрелили его, черт, нет! Но вдруг Спайк очнулся и истошно закричал. Он кричал так сильно, что мои перепонки чуть не лопнули. И только потом я понял, отчего он кричал.

Застрелили не Спайка.

Это была Шейенн.

Шаг за шагом мой мозг осознавал все происходящее. Глядя на переднее сиденье, я увидел море крови. А потом я увидел ее…с размозжённой головой. Они попали в затылок. Шей мертва. Мы все залиты кровью. Нескончаемые крики Спайка звенели в ушах, а я не мог даже пошевелиться, закружилась голова. Я полностью провалился в шоковое состояние. Шейенн мертва и это моя вина. Я позволил жене лучшего друга погибнуть! Я ничем не отличаюсь от убийцы.

Вдруг машина врезалась в дерево, и я провалился в темноту.

Это даже к лучшему.


~*НАСТОЯЩЕЕ*~

Я заплакала. Нет, я просто разрыдалась всей душой. Когда Кэйд закончил свой рассказ, я с трудом могла дышать. Никогда в жизни не слышала более трагичной истории. Теперь мне стало все понятно. Бедный Кэйд, Спайк, Шейенн. Каждого из них было безумно жаль. Я вытерла слезы и посмотрела на Кэйда. Он молча смотрел в окно. Кэйд носил в себе глубокое чувство вины, винил себя в смерти девушки. Я его понимала, он пытался сделать как лучше. Я понимала, откуда это тяжелое чувство вины, хотя на самом деле он не виноват.

— Мне так жаль, — прошептала я, тихонько погладив его по спине.

Кэйд резко встал, отбросив мою руку, его кулаки сжались.

— Я убил жену лучшего друга, — от нахлынувших эмоций его голос охрип.

— Это не так.

Он повернулся и посмотрел на меня покрасневшими глазами.

— Нет, это так, черт возьми! Я настоял, чтобы они сели в машину. Это я не позволил им остаться!

— Если бы вы не уехали, все закончилось бы так же. Отпусти ты Спайка одного, думаешь, не испытывал бы сейчас аналогичное чувство вины за смерть друга?

На мгновенье Кэйд прикрыл глаза.

— Он ненавидит меня. И он прав, черт возьми!

— Да, он может ненавидеть тебя. Возможно, у него есть такое право, но он и себя должен ненавидеть. Именно он впутался в эту историю, и втянул в нее жену.

— После той трагедии Спайк переживал очень тяжелые времена. Семья Шей хотела посадить его в тюрьму, он потерял ребенка. Потерял все, во что верил.

— И он потерял тебя.

Кэйд сжался.

— Я никогда не прощу себе этого. Каждый раз, когда я закрываю глаза, то вижу ее лицо. Оно преследует меня.

— Шей не стала бы тебя ненавидеть, ты же знаешь.

Он покачал головой.

— Да, и это самое ужасное. Она не стала бы ненавидеть меня! Она бы сказала, что это был ее собственный выбор. Что она сама так хотела. Шейенн была прекрасным человеком.

— Я думаю, что ты тоже очень хороший человек, Кэйд.

Он внимательно взглянул на меня.

— Откуда ты все это берешь?

— Просто моя жизнь была полна боли, чувства вины и ужаса. Я знаю, что чувствуешь, когда находишься в ловушке обстоятельств. Ты не плохой. Ты всего лишь живой человек, просто иногда мы ошибаемся.

Он взял в руки мое лицо.

— Я бы с легкостью мог полюбить тебя, сладкая. Ты так глубоко чувствуешь меня. Черт, как же это все тяжело…

От его слов я задрожала, а по телу пронеслись мурашки. Неужели он только что сказал, что мог бы полюбить меня? По-настоящему? Наверное, он ошибается. Просто ему больно и одиноко, а он принял это за влюбленность. Заметив мои эмоции, Кэйд посмотрел мне в глаза.

— Сладкая, ты выглядишь так, как будто сейчас упадешь в обморок. Выдыхай.

Я несколько раз сглотнула, пытаясь выбросить его слова из головы. Он мог бы любить меня. Нет, так не может быть, он определенно ошибся.

— Ты так отреагировала, потому что я почти признался тебе в любви?

С болью в глазах я кивнула.

— Тебе никто никогда не говорил подобного и от чистого сердца, не так ли?

Я покачала головой и попыталась сделать вдох.

— Что ж, я говорю тебе это. От всей души. Мне сложно любить кого-то, и даже если это происходит, я не говорю об этом прямо. Но ты другая. Ты отличалась от всех с первой минуты появления в лагере.

— Это всего лишь избитая фраза, — сказала я, нервозно хихикнув.

Кэйд ухмыльнулся, затем нежно поцеловал меня в губы.

— Ради тебя я готов и на избитые фразы.

— О, вот это уже любовь, — прошептала я.

Его зеленые глаза рассматривали мое лицо, и он снова меня поцеловал. Мы целовались долго и нежно, словно успокаивая друг друга единственным известным нам способом.

— А кто такая Сиара? — спросила я, когда мы наконец-то отстранились друг от друга.

— Сиара – сестра Шейенн.

Ничего себе.

— А почему она под протекцией байкеров?

— Эти двое совсем не общаются. На семью Шей было еще несчетное количество набегов, и ее сестра обвиняет во всем Спайка.

— Разве она не считает виноватым тебя? — тихо промолвила я.

— Нет. Вся семья была против свадьбы, и Сиара полагает, что если бы Спайк не женился на ее сестре, то ничего бы не случилось. Они все старались предостеречь Шей, но она никого не слушала. В то время Спайк жил более опасной жизнью, чем сейчас. Он постоянно впутывался в неприятности и вот чем это все закончилось.

— И теперь Сиара ненавидит его?

— Она считает его виноватым, но ненависти нет. Насколько знаю, Сиара была безнадежно в него влюблена еще до того, как у них завязались отношения с Шей. Иногда они возвращаются к этой теме. Мы защищаем ее, потому что когда они начинают обвинять друг друга во всех смертных грехах, последствия непредсказуемы.

— Как все сложно, — пробормотала я.

— Более чем.

Сладко зевнув, я улеглась на подушку, чувствуя себя уставшей и эмоционально подавленной. Кэйд улыбнулся и наклонился, чтобы поцеловать меня в лоб.

— Поспи, ладно? Я буду внизу.

— Что? — переспросила я, потирая сонные глаза.

— Я не оставлю тебя одну в доме, когда эта сволочь разыскивает тебя.

— Ты не можешь все время сидеть внизу и ждать.

Кэйд пристально посмотрел на меня.

— С чего бы это?

— Кэйд…

— Сладкая…

— Джексон скоро вернется, я не смогу уснуть, зная, что ты сидишь там один.

— Тогда я буду сидеть здесь, и смотреть на тебя.

— Ужас, — проворчала я.

— Милая, я остаюсь и точка. А теперь помолчи и ложись спать.

Я прищурилась.

— Мог бы быть и поласковее.

— Ха-ха…сладкая, на тебя действует только один способ – когда я говорю все прямо. А теперь закрывай глаза и спать.

— Есть, босс!

Кэйд так строго посмотрел на меня, что я, вздохнув, закрыла глаза. Мы больше ничего не успели сказать друг другу, как я провалилась в сон.

На сегодня с меня достаточно.


~*НАСТОЯЩЕЕ*~

Повсюду кровь. Много крови. Я кричу, но меня никто не слышит. Почему мне никто не поможет? Я в ловушке. Все залито кровью, а я не могу найти выход. Кровь на стенах, полу, крыше. Боже, мне не выбраться! Я начинаю ползти, отчаянно пытаясь найти выход их этого ада. Я слышу крики. Жуткие пронзительные крики. Они разрывают голову. Я трясу головой в разные стороны. Пожалуйста, хватит! Дайте мне выбраться!

— А, вот ты где, змеюка.

Внезапно передо мной появляется Джаспер. У его ног лежит мертвая женщина. При виде зияющей дыры в ее голове я истошно кричу. Все еще слышу крики другого человека. Это мужчина.

— Шейенн! — его голос пронзает воздух. Я понимаю, что это Спайк.

Женщина, лежащая на полу - Шейенн. Это ее кровь. Джаспер подходит ближе ко мне, когда я пытаюсь уползти.

— Я найду тебя, сучка. И на ее месте будешь ты.

Господи, помоги мне. Кто-нибудь, помогите!

— Пожалуйста, отпусти меня, — умоляю я.

Натолкнувшись на что-то, я опускаю глаза и вижу еще один труп. Это снова Шейенн. Как она сюда попала? Я пытаюсь закричать, но не получается. Вдруг ее лицо превращается в лицо моей матери. Ее кожа посинела, она еле дышит. На этот раз у меня получается громко закричать, что есть мочи. И этот крик пронзает слух.

— Шейенн, — снова кричит Спайк.

— Ты принадлежишь мне, змея, — рычит Джаспер. — Я убью тебя!

С громким криком я подскочила на кровати, пальцы вцепились в простыни, дыхание тяжелое, в легких больно. Резко открылась дверь, и в комнату забежал Джексон. Полусонный отец, раздетый по пояс, спешил нащупать револьвер.

— Стоять! — громко рявкнул он.

Обливаясь потом, я дрожала. Это был ужасный сон. Я обхватила себя руками и приготовилась заплакать. Джексон только потом понял, что в комнате больше никого нет, и опустил пистолет.

— Эдди? — ласково сказал он.

— Это был просто сон, — хрипло ответила я сквозь слезы.

— О, черт, — отец подошел к кровати и обнял меня. Почувствовав его руки, я расплакалась еще сильнее.

— Вчера вечером Кэйд все мне рассказал о Шейенн, и на меня нахлынули собственные воспоминания. Я ведь убила ее, папа. Я позволила ей умереть прямо на моих глазах. Даже не вызвала скорую, не перевернула ее, чтобы она не захлебнулась от рвоты. Оставила ее умирать.

— Она предала тебя, издевалась над тобой. Когда кто-то относится к тебе подобным образом, вполне естественно, что не хочется спасать этого человека. На твоем месте любой поступил бы так же.

— Но она моя мать! — причитала я.

— Она тебя родила, но это не делает ее матерью. Чтобы быть настоящей матерью, нужно сделать гораздо больше!

— Я позволила ей умереть.

— Ты ее освободила.

Я вздрогнула, его слова нашли отклик в моей душе.

— Думаешь, она мечтала о такой жизни? — ласково сказал отец. — Конечно, нет. Из того, что я знаю о твоей маме, она никогда не хотела так жить. Но когда ты находишься в клетке, тебе уже не выбраться. У нее не было выхода, а ты ее освободила. Ты отправила ее в лучшее место, поверь.

— И все же это не оправдывает меня, — мой голос осип.

— Да, но это поможет тебе принять ситуацию.

— Ты любил ее?

Отец немного отодвинулся от меня и посмотрел сверху вниз.

— Она была единственной девушкой, которую я любил.

— Но почему?

На лице Джексона отразилась легкая полуулыбка, наполненная тоской.

— Она была совсем другой. Эта девушка не имела ничего общего с тем, что ты о ней рассказывала. Для меня она всегда будет моей Эмили. Доброй, отзывчивой, любящей Эмили. И она не делала ничего плохого, поверь, она любила тебя. Черт, она и меня любила. Женщина, о которой ты говоришь, совсем не похожа на ту, с которой я был знаком. Каждый раз, когда ты говоришь о ней, образ той девушки, которую я помню, постепенно разрушается.

— Я делаю тебе больно?

Он взял меня за лицо.

— Мне было больно каждый день после того, как она увезла тебя. И теперь мне больно каждый день, когда ты смотришь на меня такими грустными глазами. Черт, мне очень больно от того, что я не спас тебя тогда.

— Но ты ведь не знал, — выдохнула я.

— От этого не легче.

— Теперь ты рядом.

Отец кивнул, сделал глубокий вдох и поднялся с места. Слишком тяжело давались ему все эти эмоции.

— Знаешь, Эдди, я был слишком горд и заносчив, поэтому не говорил тебе этих слов, хотя это нужно было сделать сразу же, в первый день твоего появления в лагере. — Мои губы тронула печальная улыбка. — Я должен был сказать, что люблю тебя. И всегда любил с первой минуты твоего рождения, и это уже не изменить. Ничто не в силах этого изменить, черт возьми!

Только байкеры могут использовать грубые слова, говоря о любви. И это звучит очень трогательно. Я улыбнулась сквозь слезы.

— Знаешь, мне кажется, я тоже люблю тебя, старик.

Он прыснул от смеха и покачал головой.

— Все, довольно лирики, ты делаешь из меня размазню. Тебе что-нибудь нужно?

Я отрицательно покачала головой.

— Нет, все в порядке. Ты и так много делаешь для меня.

Джексон достал из кармана пятидесяти долларовую купюру и протянул мне.

— Зачем?

— Ну, на еду, я же твой отец и все такое, — сказал он в той же самой манере, как я с ним разговаривала в первый день своего прибытия.

Я рассмеялась, и на этом он оставил меня и вышел из комнаты.

Н-да…

Кто знал, что какие-то байкеры сделают меня счастливой?


~*ГЛАВА 17*~
НАСТОЯЩЕЕ


— Кэйд, ты дома?

Неделю спустя, когда я занималась приготовлением завтрака, по дому раздался женский голос. Последние несколько дней я провела в доме Кэйда, он решил не ехать на поиски Джаспера и остался присматривать за мной на случай, если тот появится. Рыцари Преисподней отсутствовали уже три дня, но пока ничего не нашли, и я начала переживать. Положила лопатку для яичницы, и направилась к входной двери. За прозрачной дверью стояла молодая симпатичная женщина. Само очарование: длинные, слегка вьющиеся светлые волосы и глаза… Ее отрешенные от всего мира глаза с желтоватым оттенком напоминали кошачьи. Увидев меня, она улыбнулась, видимо, уже зная, кто я такая.

— Здравствуйте, могу я чем-то помочь? — дружелюбно улыбнулась я, открыв дверь.

— Должно быть, ты – Эдди?

Я кивнула.

— Да, это я. А вы?

— Наслышана о тебе. Я - Сиара.

Сестра Шейенн? Мое сердце подскочило к горлу, трепеща от осознания того, насколько сильной должна быть эта девушка, чтобы пережить все, что случилось.

— Очень приятно, Сиара. Проходите, я позову Кэйда.

Девушка зашла внутрь и последовала за мной.

— Итак, тебе нравится жить здесь? — спросила она.

— Да, нравится. Пока что всем довольна.

— Надеюсь, Кэйд хорошо с тобой обращается?

Я засмеялась.

— Да, он неплохо справляется.

— Особенно если учесть, что он байкер, — хихикнула Сиара.

Я улыбнулась в ответ.

— Да, для байкера – это подвиг. Хотите что-нибудь выпить?

— Нет, спасибо.

— Сиара? — позади раздался голос Кэйда, который спускался по лестнице. Он выглядел словно ангел тьмы: волосы слегка растрепаны, блеск в глазах, обнаженный торс. Кровь в моих жилах потекла быстрее, я облизала губы.

— Кэйд, надеюсь, ты не против, что я заскочила?

Он взял с дивана футболку и натянул на себя. Пройдя мимо, он поцеловал меня и подошел к Сиаре, чтобы обнять. Не знаю, почему, но я отнеслась к этому совершенно спокойно. Видно, что они хорошо дружат, и я рада за него, у каждого человека должны быть хорошие друзья.

— Ты же знаешь, мои двери всегда для тебя открыты. Чем могу помочь, Котик Том?

Девушка засмеялась и закатила глаза.

— Ты же знаешь, что я терпеть не могу это прозвище!

Кэйд фыркнул от смеха и потянулся за моей рукой, прижав меня к себе.

— Все дело в глазах, — сказал он.

— Ах, опять глаза? Надоело.

Кэйд продолжал смеяться.

— Ты уже познакомилась с моей девушкой?

Сиара кивнула.

— Да, она очень милая.

Мы обменялись взаимными улыбками, затем Сиара обратилась к Кэйду.

— Я пришла по поводу Спайка.

Кэйд насторожился, и я ласково погладила его по руке, чтобы успокоить.

— А что с ним?

— Я знаю, что он в городе.

— Он больше не побеспокоит тебя, мы об этом позаботились.

— Вообще-то, я хотела поговорить с ним.

Кэйд удивленно вздернул бровь.

— Ты серьезно? Обычно, когда вы оказываетесь в одном помещении, то готовы разорвать друг друга в клочья.

Сиара закатила глаза.

— Не нужно так драматизировать, мы просто любим немного покусаться.

Кэйд засмеялся, и я тоже не сдержалась. У Сиары веселый темперамент и с ней очень легко общаться. Внешне она была ненамного старше меня: около двадцати трех лет.

— И все-таки, зачем он тебе?

— Я хотела поговорить. Послушай, я была резка по отношению к нему. То, что случилось, не является чьей-то виной. Моя сестра сделала свой выбор, Спайк не виноват. У меня было время, чтобы все обдумать.

— Спайк не захочет тебя слушать, ты же знаешь.

Она утвердительно кивнула.

— Но я должна попытаться. Может, это немного облегчит его участь. Я знаю, что он любил Шейенн.

— Котик Том, а твои родители знают, что ты здесь?

Сиара сжалась.

— Нет, это их не обрадует.

— После смерти сестры вы ненавидели Спайка много лет, хотя меня ты простила, несмотря на мою вину. Ему будет нелегко принять твои извинения.

— Никто не виноват. Ни ты, ни он. Вы оба пытались спасти ее, просто все пошло по иному сценарию.

— Это не так просто, ты же понимаешь.

Сиара пожала плечами.

— Ничего, иногда так бывает.

— Я не общаюсь со Спайком, поэтому тебе придется сделать это самой.

— А ты знаешь, где он остановился?

Кэйд покачал головой.

— Ты не пойдешь туда одна, Сиара.

— Не нужно излишне волноваться за меня, Кэйд. Я не собираюсь делать ему больно. И он не сделает больно мне.

— Спайк очень жесткий человек.

— Да нормальный он, — вмешалась я, и Кэйд удивленно уставился на меня. Черт, надо было промолчать. — Я имею в виду, что он не монстр, Кэйд. Мы общались несколько раз, он ни разу не попытался обидеть меня.

— Вообще-то он хотел сдать тебя одному уроду, который хочет убить тебя, — хмыкнул Кэйд.

— Он просто не знал.

— И все же это плохая идея отправлять к нему Сиару.

— Тогда пошли с ней.

— Нет, Рыцари Преисподней не могут вторгаться в лагерь Небесных Грешников, это против правил. Возможно, мы и достигли какого-то перемирия, но приходить к ним – это уже чересчур.

— Тогда я сама пойду с ней.

— Ты с ума сошла? — фыркнул Кэйд.

— Так, подождите, — сказала Сиара, поднимая ладони перед собой. — Я сама с этим разберусь, и вы не будете вмешиваться.

— Ты не пойдешь одна, Сиара.

Она многозначительно посмотрела на Кэйда.

— Я уже большая девочка.

— Нет.

— Позволь мне пойти с ней. Спайк ничего мне не сделает, Кэйд, ты же знаешь.

— Я сказал «нет», черт возьми! – рявкнул он.

Сиара сложила руки вместе.

— Прекратите ссориться, все в порядке. Я пока отложу этот вопрос, хорошо?

Кэйд посмотрел на нее, а я встала в позу.

— Спайк ничего мне не сделает, Кэйд. В чем проблема? — продолжала настаивать я.

— Проблема даже не в том, что он навредит тебе, я не этого боюсь, — начал заводиться Кэйд. — Просто сейчас это территория Небесных Грешников, и мы не пойдем туда, черт возьми! И это тебя тоже касается, Эддисон. Я больше не буду повторять, черт возьми! Ты не идешь и точка!

Ох, как же меня бесит поведение начальника. Я посмотрела на Кэйда взглядом фурии, а он ответил мне таким же многозначительным взглядом.

— Ладно, мне все равно нужно появиться на работе, — буркнула я.

— Я сейчас сделаю несколько звонков, — сказал Кэйд, голос которого все еще отдавал холодом. — А потом отведу тебя.

— Я как раз направляюсь в лагерь, — сказала Сиара. — Могу проводить.

— Это было бы замечательно, — обратилась я к девушке. — Сейчас я предпочла бы пойти в компании с тобой, нежели с Кэйдом. Подожди минутку, я переоденусь.

Кэйд фыркнул, когда я демонстративно обогнула его и направилась вверх по лестнице. Я зашла в комнату и начала переодеваться. Минуту спустя пришел Кэйд.

— Что за чушь ты сейчас сказала, я не понял?

Застегивая штаны, я развернулась лицом к Кэйду.

— Это было сказано для того, чтобы ты не думал, что можешь контролировать каждый мой шаг.

— Дело не в контроле. Это всего лишь уважение к другому мотоклубу.

— Мы просто хотели поговорить с ним, — ворчала я.

— Да мне глубоко наплевать! Ты не пойдешь туда, Эддисон, и точка. Ясно?

— Ясно!

Я пронеслась мимо, оттолкнув его руки, когда он потянулся, чтобы приобнять меня. Быстро спустившись по ступенькам, я направилась на улицу, где Сиара уже ждала меня возле машины. Увидев меня, она улыбнулась.

— Готова?

— Ага.

Не оглядываясь на дом Кэйда, я скользнула на переднее пассажирское сиденье. Мы тронулись с места, и я взглянула на Сиару.

— Поехали к Спайку.

Глаза девушки расширились от удивления.

— Эддисон, не думаю, что это хорошая идея, Кэйд же запретил.

— Всего на пять минут, он ничего не узнает.

— Эддисон…

— Доверься мне, Сиара. Ты хочешь поговорить со Спайком или нет?

Сиара вяло кивнула.

— Да.

— Тогда поехали.

— Ты хорошо подумала?

— Черт, конечно же, подумала. Я же не собственность Кэйда.

— Но он же такой…

— Нет, — резко перебила я. — Ничего он не сделает. Поехали.

Какое-то время мы соблюдали молчание. Потом Сиара снова подняла ту же тему.

— Скажу честно, не нужно было тебе так поступать. Кэйд будет в ярости.

— Ничего, переживет. Пусть уяснит раз и навсегда, что он не будет мне приказывать.

— Боже, девочка, ты чересчур отчаянная.

Я рассмеялась.

— Так что у вас со Спайком? Кажется, между вами пробежала черная кошка?

Сиара вздохнула и надела солнечные очки.

— Да. Это началось задолго до того, когда умерла сестра. Спайк был моим первым… ну, ты понимаешь, что это значит?

У меня отпала челюсть.

— Кэйд говорил, что ты была влюблена в Спайка, но не упоминал, что вы были любовниками.

Сиара засмеялась.

— Ну, Кэйд просто опустил некоторые детали ради моего блага.

— Получается, что у тебя и Спайка есть своя история?

Девушка пожала плечами.

— Да, наверное, это можно назвать историей. Однажды вечером мы познакомились и подружились. Я знала, что он влюблен в Шейенн, но все это было неважно. Сейчас я уверена, что он переспал со мной из мести, когда увидел сестру с каким-то парнем и сильно разозлился. Тогда мы случайно встретились в баре и все как-то само собой получилось. Мы переспали. Он не знал, что я девственница. А потом моя сестра начала по нему страдать, ведь он тоже был ей не безразличен. Она решила использовать какого-то парня, чтобы вывести Спайка на ревность. Узнав, что мы провели ночь вместе, Шейенн была вне себя от ярости, а мне было очень больно чувствовать себя использованным материалом. Возможно, Спайк испытывал ко мне какие-то эмоции, но их невозможно сравнить с тем, что он чувствовал к Шейенн. На какое-то время я просто исчезла, а когда вернулась, они уже были женаты.

Боже, какая жуткая история. Невозможно представить, насколько страдала Сиара, испытывая сильные чувства к мужчине, которому она совершенно безразлична.

— Мне очень жаль. Наверное, очень сложно было все пережить, — тихо сказала я.

— Да, было нелегко.

— Ты все еще любишь его?

Сиара быстро отвернулась к окну.

— Нет, — ответила она, но было заметно, что все ее тело выдавало эмоции. Она влюблена в Спайка, это написано на ее лице.

— А как его зовут на самом деле? — спросила я, чтобы сменить тему.

Сиара хихикнула.

— Представляешь, я сама узнала только пару лет назад.

Я улыбнулась в ответ.

— Все называют его Спайком, наверное, ему и не нужно другое имя.

— Да, может быть. Вообще-то он Дэнни.

Меня разорвало от смеха.

— Не понимаю, как из Дэнни мог получиться Спайк?

Сиара вдруг покраснела, и я вопросительно посмотрела на нее.

— Ну, давай, колись! — требовала я, хохоча.

— Ну,… Спайк известен своими…э-э-э…шипами.

— Шипами?

— У него несколько металлических шипов на…

— О, Боже! — вскрикнула я.

Сиара засмеялась.

— Каждый раз, когда ему хорошо, ему нравится вытаскивать по одному. Эти шипы, в прямом смысле, очень острые. Их около семи.

— Боже, и что у него в голове? — смеялась я. — У него какие-то странные наклонности.

Сиара кивнула.

— Да, знаю. И пирсинг – одна из них. Но шипы на пирсинге – это совсем другая история.

— Должно быть очень больно каждый раз вытаскивать их.

Сиара снова покраснела.

— Он делает это во время…

— Во время чего?

— Ну…он просит женщин сделать это. Насколько слышала, он просит девушек вытаскивать эти шипы, в то время как…ну ты понимаешь,…когда они делают ему оральный секс.

— Все, все, все, все! — запричитала я, закрывая уши руками. — Не хочу больше ничего слышать!

Сиара рассмеялась еще пуще.

— А никто и не говорил, что этот человек нормальный.

— Он определенно больной, — я издала сдавленный смешок.

Так мы и проболтали всю дорогу, пока не добрались до какого-то ветхого склада, который выбрали для себя Небесные Грешники в качестве хижины. Мы припарковались в стороне от высоких ворот, и вышли из машины. Сиара заметно нервничала и все время заламывала пальцы, пока мы направлялись к этим воротам.

— Все будет хорошо, — сказала я, будучи не совсем уверенной в своих словах. Мое сердце тоже бешено колотилось, и я осознавала весь риск происходящего. Если Кэйд узнает, то я труп. Боже, ну почему я такая упрямая?

— Надеюсь, — буркнула Сиара.

Мы подошли к воротам, я постучала и громко крикнула:

— СПАЙК!

Сиара ошарашенно посмотрела на меня.

— Неужели тебе не страшно вот так громко кричать, стоя у входа в огромный лагерь мотоклуба?

— Не-а.

Группа байкеров вышла из своего сарая, держа наготове оружие. Спайк шел вслед за ними. Его взгляд как всегда выбивал почву из-под ног. Артистично улыбнувшись во все тридцать два зуба, я махнула ему рукой.

— Это я, — прощебетала я. Конечно, я вела себя несколько неестественно, но мне хотелось как-то сгладить обстановку.

Сиара в изумлении взглянула на меня.

— Ты хочешь, чтобы тебя пристрелили?

— Спайк не сделает этого. Если бы он хотел, давно бы пришил меня. Не бойся, — тихо ответила я.

Он поднял руку, и мужчины опустили оружие. Спайк надел солнечные очки и направился в нашу сторону. Увидев Сиару, резко остановился.

— А ты какого черта здесь делаешь? — рявкнул он.

— Спайк, будь помягче, она просто хочет поговорить, — сказала я.

Он повернулся ко мне.

— Что вы здесь делаете?

— Пришли навестить старого приятеля.

Его брови поднялись.

— А вот это уже перебор, девочка. Слишком дерзкое поведение.

Я снова разулыбалась.

— Признайся, ты же хочешь дружить со мной.

Он сжал губы, в его глазах промелькнуло что-то такое, что дало мне возможность почувствовать себя в безопасности рядом с ним. В этом он чем-то похож на Кэйда. Действует жестко, но внутри очень добрый и мягкий человек, я в этом уверена. Все это написано на его лице. Мы, чья жизнь проходила среди ужаса и зла, можем с первой минуты отличить по-настоящему плохого человека от тех, кто просто носит маску.

— Тебе просто повезло, что твой хахаль заплатил мне.

— Мы оба хорошо знаем, что ты никогда не хотел причинять мне вред, Спайк.

Он изогнул бровь.

— Я бы с этим поспорил.

Я улыбнулась. Спайк снова посмотрел на Сиару, и она тоже смотрела на него, не говоря ни слова. Их эмоции скрывали солнечные очки.

— Зачем ты пришла, Сиара? Мне нечего тебе сказать.

В его ледяных интонациях сквозила еле уловимая боль.

— Просто хотела поговорить.

— Повторяю еще раз: мне нечего тебе сказать! — Спайк повысил тон.

— Просто позволь мне…

— На каком языке тебе сказать? — рявкнул он. — Ты для меня никто! И всегда была никем! Я просто переспал с тобой из мести, хватит набиваться мне в друзья! Слишком поздно. Чтобы отыграться за свою сестру, ты позволила своим дружкам протащить меня через ад! Ты превратила мою жизнь в помойку. Даже если ты исчезнешь с лица земли, мне все равно!

Я была повергнута в шок, а Сиара печально кивнула.

— Я понимаю тебя, правда. Просто хотела извиниться и, чтобы ты знал, что я простила тебя.

— Простила меня? — прокричал он, начав метаться, затем рьяно стукнул по забору. — За что меня прощать? За то, что пытался ее защитить? Обвинять нужно тех ублюдков, а не меня! Я не хотел, чтобы она уходила из дома. Его ты простила сразу! А сюда ты пришла, чтобы облегчить свою душу, вот и все, что тебе нужно! Просто прогнать своих демонов прошлого. Да пошла ты к черту, Сиара!

Он резко развернулся и направился в хижину.

— Спайк, пожалуйста! Ты же знаешь, что я к тебе чувствую! — взывала Сиара голосом, полным горя и боли.

— Умри на хрен! — рявкнул он, показав третий палец через плечо. Черт, кажется, все пошло совсем не так.

Сиара рванула к машине. Я какое-то время ошарашенно стояла у ворот, а потом выкрикнула:

— Спайк, подожди!

Он остановился и обернулся. В его глазах сквозило отчаяние и злость.

— Ты просто чертов дурак! Если бы я могла зайти в эти ворота, я бы надрала тебе задницу! Я же знаю, что ты не такой, Спайк. Это очень хорошо по тебе вино. И хватит, блин, жить за стеной, через которую все видно, хочешь ты или нет!

Я даже не дала ему возможности ответить, развернулась на пятках и отправилась к машине. Сиара сидела и плакала. Я быстро подошла к ней и крепко обняла.

— Он вернется, просто дай ему время.

Господи, я надеялась, что не ошибаюсь.

Сегодняшний день четко показал, что между этими двумя есть очень сильные чувства.


~*~*~*~

Спустя час после окончания моей смены я вернулась в лагерь. Девушки, которые здесь работали, периодически задерживались, в этом не было ничего необычного. Сегодня была моя очередь. Когда я освободилась, Кэйд уже наматывал круги возле входной двери. Блин. Услышав звук моих шагов, он резко бросился ко мне. Кажется, он узнал, что я натворила либо разозлился, что я ушла, не сказав, куда. Его глаза пылали от ярости. Черт, мне крышка.

— Какого хрена? — заорал он.

— Ты о чем? — поинтересовалась я обычным тоном.

— За моей спиной ты потащила Сиару в лагерь к Небесным Грешникам!

Черт, он все знает.

— Она хотела увидеть Спайка, и у нее есть на это право, — буркнула я.

— Черт возьми, я дал тебе конкретное указание!

— Да я не твоя собственность, Кэйд! Мы можем встречаться, я могу быть твоей Фавориткой, но блин, ты не мой хозяин!

Глаза Кэйда еще больше наливались кровью.

— Да ты хоть понимаешь, чем все могло закончиться, мать твою?! Ты хоть соображаешь своими мозгами, что эти головорезы могли сделать с тобой?

— Они ничего не собирались мне сделать! — крикнула я в ответ.

— Черт, Эддисон, — продолжал кричать Кэйд. — Когда ты уже повзрослеешь?

— Прекрати так со мной обращаться, — я заплакала. —Не думай, что все время можешь указывать, что мне делать. Ты не имеешь права!

— Имею! И буду это делать!

— Нет!

Он подошел ближе и взял меня за плечи.

— Я защищаю то, что принадлежит мне, и ты знаешь это, черт возьми. Когда ты так себя ведешь, ты подвергаешь опасности не только себя, но и меня. Если тебе на себя наплевать – хорошо, но хотя бы подумай о клубе. Что бы ты делала, если бы Спайк возмутился твоему присутствию на их территории? А если бы он начал войну? А что если бы пострадал кто-то из тех, кого ты любишь? Да ты представить не можешь, как легко это все могло обернуться большими проблемами! Приди в себя, Эддисон! Пойми, что весь мир не может вращаться только вокруг тебя!

Он отпустил меня и ушел. Сердце колотилось, как сумасшедшее. Его слова задели меня за живое.

Потому что он сказал правду.

Это - ужасная и болезненная правда.


~*ГЛАВА 18*~
НАСТОЯЩЕЕ

— Готово! — крикнула я и передала Минди поднос с пивом.

Повернувшись, девушка взяла напитки и передала байкерам, которые расположились за столиком слева. Когда я приступила к наполнению следующих бокалов, послышался рокот подъезжающего «харлея». Сразу поняла, что отец с ребятами вернулись из поездки, направленной на поиски Джаспера. Закончив с пивом, я направилась к мужчинам, чтобы поприветствовать. Завидев меня, отец улыбнулся, однако улыбка вышла неестественной.

— Вы не нашли его, верно? — спросила я, подойдя ближе.

— Нет.

В моей груди все сжалось, и я тоже выдавила из себя улыбку.

— Все будет в порядке, рано или поздно он объявится.

— Поскольку Спайк вышел из игры, Джаспер мог нанять кого угодно, чтобы разыскать тебя.

— А ты не рассматривал вариант приманить Джаспера с помощью Спайка? Пусть он сообщит о моем местонахождении?

— Думал, но это слишком опасно. Если хотя бы на секунду кто-то из нас потеряет бдительность, Джаспер сразу тебя найдет.

— И что же вы собираетесь делать?

— Хочу поговорить со Спайком.

— Зачем?

— У него могут быть контакты этой сволочи.

— Джаспер обязательно сам появится. Папа, ты не должен так сильно рисковать.

Джексон сверкнул глазами.

— Этот козел изнасиловал мою маленькую дочь и превратил ее жизнь в ад! Я буду искать его каждую минуту своей жизни, пока не найду, а потом буду медленно убивать!

— Не хочу, чтобы ты пострадал, — прошептала я, совсем не скрывая чувства, которые мне казались лишними.

Джексон уловил мой взгляд и натянул на лицо самую искреннюю улыбку, на которую только был способен.

— Эдди, если я погибну, защищая свою дочь, то это будет не зря. По крайней мере, буду знать, что хотя бы что-то сделал для тебя.

После его слов внутри все перевернулось, но я понимающе кивнула. Джексон наклонился и поцеловал меня в лоб. На мгновенье я закрыла глаза, чтобы насладиться моментом, которого ждала всю жизнь. Моментом, когда близкие люди проявляют свою любовь, как и должно быть. Вдруг Джексон отстранился, и я попыталась улыбнуться, но получилось как-то коряво. Ладно, пусть так, ведь это лучше, чем ничего.

Напоследок отец еще раз улыбнулся, а затем убежал с ребятами в лагерь. Я хотела пойти за ними, но в дверях гаража увидела Кэйда. Он все еще злился, и это понятно. Я ведь сама это заслужила. Сделала легкий взмах рукой, но он лишь отвернулся и зашел внутрь. Издав вздох разочарования, я шагнула на пыльную дорогу и направилась к гаражу. Украдкой зашла внутрь, Кэйд возился со своим мотоциклом. Не могла подобрать слов, чтобы извиниться. Да и простые извинения вряд ли помогут.

— Я вела себя ужасно, — Кэйд поднял на меня зеленые глаза. — Ты был полностью прав, я всех подвергла опасности. Думала только о себе и своих принципах, мне нет оправдания. Я не стану прикрываться прошлым, в котором больше не живу. Я должна была послушаться тебя, но не сделала этого. Прости меня, пожалуйста.

Глаза Кэйда сузились, но он продолжал молчать.

— Я так долго сражалась за свободу, не позволяя никому себя контролировать, что это стало частью меня. Я хочу быть с тобой, Кэйд, но я не смогу быть в отношениях, в которых не имею никакого права голоса.

— Под гнетом ненормального и неправильного мужчины, верно?

— Кэйд, — быстро перебила я. — Не надо, просто выслушай…

— Я слушаю, сладкая, — его голос был полон раздражения. — Я и так слушаю каждое чертово слово! Мне понятно все, что ты говоришь, но это не значит, что я буду меняться. Я такой, какой есть. И если тебе угрожает опасность, я буду делать то, что должен, черт возьми! Нравится тебе это или нет. Тебе придется это принять и довериться мне, либо все закончится тем, что ты меня возненавидишь.

Он прав, я терпеть не могу контроль. Но в его словах есть рациональное зерно. Каждый раз, когда он просит послушаться, для этого всегда есть веская причина. Я должна либо принять это, либо все закончится тем, что не останется никого, кто защитит меня.

— Я согласна с тобой, я должна тебе довериться и буду это делать. То, что я натворила - просто дурацкая выходка. Все могло очень плохо кончиться, мне просто повезло.

— И ты готова начать слушать меня?

Я кивнула.

— При условии, что ты будешь немного мягче.

— Если я вижу, что ты совершаешь ошибку, я не собираюсь быть мягким, черт возьми. Это не означает, что мне на тебя наплевать! Напротив, ты очень важна для меня, но вся причина в том, что, потеряв тебя, я просто не смогу жить дальше! Ясно?

Наконец-то я услышала то, что хотела. Мне нужны были эти слова. Я подошла и взяла в ладони его лицо. Он недовольно фыркнул, но я, не задумываясь, прикоснулась губами к его губам. Он потянулся ближе, запуская пальцы в мои волосы, и ответил страстным поцелуем. Наши языки сплелись, все тело сразу же начало отзываться на его прикосновения. Он плотно прижался ко мне всем телом, и я почувствовала волну неудержимого желания. Он был мне так нужен.

— Я хочу тебя, — прошептала ему в губы.

— Тогда бери, — ответил Кэйд низким голосом.

Я опустилась на колени, а Кэйд в предвкушении прикрыл глаза. Он знал, чего я хочу. И я это точно знала. Я намеревалась взять этого мужчину. Резко вытащила из его джинсов ремень, расстегнула пуговицы. Его возбужденная плоть выскользнула из одежды, стоило мне лишь приспустить штаны. Кэйд запустил пальцы в мои волосы и выдохнул:

— Ласкай меня ртом. Жестко.

Господи, да! Не медля ни секунды, я склонилась и провела языком вокруг головки его члена. Прошипев, Кэйд сильнее вцепился в волосы пальцами, приблизив мою голову еще ближе к своему естеству. Я приоткрыла губы и позволила ему скользнуть в горячую глубину моего рта. Когда я плотно обхватила его губами, издав стон, Кэйд полностью вышел из меня, затем снова скользнул внутрь. Он продолжал это движение снова и снова.

— Черт, сладкая, мне так хорошо!

Я еще сильнее сжала губы и продолжала ласкать его жестче, быстрее. Слюна все больше увлажняла его кожу, темп моих движений нарастал. Я взяла в руку его мошонку и нежно помассировала.

— Черт! — простонал Кэйд.

Затем я немного сжала руку, не прерывая движения ртом, когда раздался громкий вскрик. Мои движения стали еще более активными, и вот я выбрала идеальный темп.

— Я сейчас кончу, милая!

Под моим языком чувствовалась неимоверная пульсация и напряжение, его член увеличился в размерах и вдруг произошел взрыв. По моему горлу потекла горячая жидкость, которую я тут же проглотила, всю, до последней капли, наслаждаясь блаженными стонами, которые издавал Кэйд. Почувствовав, что напряжение спадает и вся жидкость вышла до конца, я разомкнула рот и отпустила Кэйда. Он быстро натянул джинсы, а потом взял меня за плечи и притянул к себе. Нежно поцеловал в макушку, и какое-то время стоял, прижав меня груди. Я слышала, как быстро бьется его сердце.

— Не переношу, когда мы ссоримся, — тихо сказал он. — Но каждая секунда стоит того, черт возьми!

Я хихикнула.

Сплошной примитив.


~*ГЛАВА 19*~
НАСТОЯЩЕЕ


— Я уже сказал, что не общался с этим уродом, — сказал Спайк, глубоко затянувшись сигаретой.

Джексон пытался оттащить назад разъяренного Кэйда.

— Не делай из меня идиота, Спайк! Ты разговаривал с ним, мать твою!

Спайк фыркнул.

— Нет, не разговаривал. Я всегда держал связь через его шестерок, именно они передавали всю информацию.

— Тогда дай их телефон! — рыкнул Кэйд.

— Ну-у, — Спайк издал издевательский смешок. — Вообще-то мог бы просто попросить, друг.

Он сказал это таким равнодушным тоном, что мое сердце просто разрывалось от сопереживания этим двоим, которые были так близки когда-то. Интересно, сможет ли Спайк когда-нибудь простить Кэйда? Пока они находятся в разных мотоклубах, между ними существует негласное перемирие. В отличие от других клубов, в этих двух группировках нет большой ненависти друг к другу. Возможно, воспоминания об их прошлой дружбе не давали им причинить друг другу вред.

—Не играй со мной в свои дурацкие игры, Спайк.

Я положила руку на плечо Кэйда, и он бегло посмотрел на меня. Спайк окинув нас взглядом, быстро достал телефон и продиктовал несколько номеров. Кэйд все записал и обратился к Джексону.

— Поехали.

— Спасибо, Спайк, — с некой злостью сказал Джексон.

Спайк кивнул в ответ и направился к главным воротам. Обычно Небесных Грешников не пускали на территорию нашего лагеря, но ради моей безопасности Джексон сделал исключение. Кэйд уже собрался заходить в дом, когда я побежала за Спайком, быстро предупредив, что вернусь через минуту. Услышав мои шаги, Спайк напрягся в плечах.

— Чего тебе, милочка?

Я радостно улыбнулась от того, что он сразу догадался. Мы могли подружиться, если бы Спайк позволил.

— Почему ты так резок с ним?

Спайк ухмыльнулся, продолжая идти, тогда я догнала его и старалась держаться на расстоянии одного шага. Спайк ответил через плечо.

— Он заслужил это.

— Он не убивал Шейенн, — осмелела я.

Спайк дернулся и резко повернувшись, посмотрел на меня с высоты своего роста.

— Даже имени ее не произноси, поняла? Ее имя для меня ничего не значит, так же, как и Кэйда.

— Мы оба знаем, что это не так. Тебе так же больно, как и ему.

Нервы Спайка сдали, и он резко притянул меня за плечо.

— Хватит играть со мной в психолога, мать твою! Тебе никогда не узнать, что я чувствую. Девочка, ты не имеешь ни малейшего понятия, что такое боль!

— Имею, — кряхтя, ответила я. Его пальцы так сильно вцепились в мою кожу, что она просто горела. — Я знаю, что это такое, потому что жила среди боли. И я могу понять, ведь когда-то сама поставила ненависть во главе своих чувств. Ты ведь неплохой человек, Спайк. И Кэйд очень хороший. Он совершил ошибку и сожалеет об этом каждую минуту. Шейенн приходит к нему во снах. Да, он принял неверное решение, но он пытался вытащить ТЕБЯ из дерьма, которое создал именно ТЫ.

Спайк вздрогнул и разжал пальцы.

— Девочка, ты ввязываешься не в свое дело. Ты совсем не знаешь меня и на что я способен. И теперь ты переходишь все границы.

— Думаешь, я боюсь тебя? Нет. Потому что в твоих глазах я вижу добро... как и в глазах Кэйда.

Он отпустил меня и впился глазами.

— Ты вообще когда-нибудь сдаешься, черт возьми?

— Нет.

— Почему именно я? Ты не можешь найти кого-то другого, чтобы навязаться со своей дружбой? — рявкнул он.

— Почему же? Могу. Но эти люди не так в этом нуждаются, как ты.

— Да ты не соображаешь вообще, что несешь, — буркнул он.

— Уверен? Тогда почему ты еще ничего мне не сделал, как обычно привык?

Да, это было рискованно, ведь он легко мог выдать меня Джасперу, чтобы просто доказать свои принципы. Его глаза пылали, губы вытянулись в тонкую нить, но на мгновенье выражение его лица как будто смягчилось.

— Ты не обидишь женщину, — осторожно сказала я и, не сдержавшись, улыбнулась. Будучи в замешательстве, Спайк прищурился. — Когда-нибудь ты сможешь смириться, как и я.

— Не думаю, — продолжал ворчать парень.

Я лучезарно улыбнулась, поскольку заметила нотку смущения за завесой его несчастных попыток что-то доказать. Довольная собой, я развернулась на пятках и направилась в лагерь. Удалившись на некоторое расстояние, я обернулась и бросила через плечо:

— До встречи, приятель.

Не знаю, с каким выражением лица он стоял, но я уверена, что без удивления там не обошлось. Спайку просто нужно отпустить своих демонов. Интересно, смогла бы Сиара помочь ему? Надеюсь. Кажется, она подходит ему. За милой внешностью скрывается железный характер, и когда-нибудь, не выдержав, она даст Спайку отпор. И тогда, возможно, их отношения значительно изменятся. Он тоже что-то чувствует по отношению к девушке, это было написано на его лице в тот день, когда мы к нему приезжали. Просто он пока не готов принять это. Но оглушительная правда настигнет его рано или поздно.

— Ну что? Довольна собой, как никогда?

Услышав голос Бритни, я театрально закатила глаза и повернулась. Они шла ко мне с ядовитой физиономией.

— Ты когда-нибудь угомонишься? — спросила я, скрестив руки на груди.

— Мне кажется, ты уже начала загонять всех к себе под каблук. Появилась маленькая ведьма и заставила всех на себя работать? Ты им скоро наскучишь.

Я вздохнула.

— Опять двадцать пять? Успокойся уже. Для них ты всего лишь способ хорошо проводить время. Они пользуются тобой, прикармливают, а потом выбрасывают. И все потому, что ты сама это позволяешь. Тебя никто не уважает просто потому, что ты ни минуты не можешь удержать свою юбку на месте. Взгляни правде в глаза: ты никогда не будешь ничьей Фавориткой.

Сжав зубы, Бритни подошла еще ближе так, что меня окатило ароматом ее духов.

— Ты свое еще получишь, сучка!

Я взмахнула рукой и отвернулась.

— Уже сто раз слышала, давай, иди отсюда.

С этими словами я ушла. Мне до смерти надоели ее выходки и самой Бритни давно пора угомониться. Обогнув угол дома, я направилась в сторону гаража Кэйда, чтобы забрать свою сумочку, которую забыла там ранее. Кэйд с кем-то нецензурно разговаривал по телефону. Бедный его собеседник. Заметив меня в дверях, Кэйд снизил интонации. Я прошла внутрь и присела за ветхий стол. Взяла несколько журналов и начала их пролистывать. Внезапно краска прилила к лицу при виде нескольких непристойных статей. Одна из них посвящалась позам при оральном сексе. Склонив голову на бок, я рассматривала картинки, и мои глаза расширились при взгляде на одну из них.

— Да, перезвони мне. Жду от тебя все подробности.

Кэйд захлопнул телефон и подошел ко мне сзади. Заметив, что я читаю, он тихонько хихикнул.

— Интересно, малышка? — проворковал он, запуская пальцы в мои волосы.

— Я ожидала такого вопроса от тебя. Черт, как они это делают?

— Встань, — сказал Кэйд, убрав руки от моих локонов.

Я развернулась на стуле и уставилась на него.

— Чего?

— Вставай, я покажу тебе.

— Ни за что, — мои губы растянулись в улыбке.

— Милая, я сказал быстро вставай и подойди ко мне.

— Нет, ты не будешь это делать.

— Это будет неповторимо. Быстро иди сюда.

— Нет.

Фыркнув, он взял меня за плечи и притянул к себе. Затем наклонился и прикоснулся ко мне губами.

— Верь мне, ты сама захочешь это попробовать. А теперь раздевайся.

— Кэйд, ты не будешь мне указывать!

Он изогнул одну бровь, а потом подошел и потянул меня за петли на шортах.

— Снимай.

— Кэйд…

— Сладкая…

— Да-да, конечно, я знаю, — заворчала я, снимая шорты. — Эдди, замолчи.

Он рассмеялся и отправился закрывать дверь на замок. Покончив с дверью, подошел ко мне и аккуратно спустил джинсы. Боже, ну зачем нужно быть таким сексапильным? Когда его мужское достоинство освободилось из штанов, я заметила его пульсацию. Все мои попытки отказаться от его задумки стремительно превратились в отчаянное желание обратного. Опустив взгляд на его эрекцию, я облизала нижнюю губу.

— Хочешь его?

— Ты же знаешь, что да, — по-кошачьи промурлыкала я.

— Тогда иди сюда, снимай трусики, и мы поиграем.

Не задумываясь я разделась, и предстала перед мужчиной в полной готовности для его ласк. Он обольстительно улыбнулся и прошептал:

— Встань на руки, сладкая.

Вспыхнув от смущения, я наклонилась и поставила ладони в пол. Кэйд взял меня за лодыжки и поднял ноги вверх так, что наши животы прижались друг к другу, а мой пах оказался прямо на уровне его лица.

Его член несколько раз ударился об меня, пока Кэйд формировал правильную позу, забрасывая мои ноги себе на плечи и закрепив мои лодыжки. Обняв меня за талию, Кэйд приподнял меня чуть выше так, чтобы его губы расположились прямо на уровне моего женского горячего естества. Его жаждущий, полный сил и желания член, расположился у моего лица. Я обхватила его рукой, продолжая испытывать некоторый дискомфорт от того, что нахожусь вверх тормашками, и мы собираемся устроить фестиваль имени шестидесяти девяти.

— Не могу надышаться тобой. Я вижу, как ты хочешь меня, сладкая. — Я почувствовала горячее дыхание Кэйда у своей промежности.

— Давай уже оставим разговоры, — хмыкнула я.

Кэйд довольно улыбнулся и склонил голову. Его язык блуждал по самым глубоким уголкам моей женственности. Я простонала и обхватила губами головку его члена. Кэйд прорычал, и от этого волны вибрации пробежали через горячую плоть. Я сильнее втянула губами член, вокруг которого неустанно танцевал мой язык, дотрагиваясь до пирсинга. Кэйд снова и снова ласкал меня, описывая языком все новые круги. По всему телу разлилось блаженное тепло, и я на мгновенье приоткрыла рот, чтобы выдохнуть. Кэйд дернул бедрами, побуждая продолжать ласки и не останавливаться. Снова сомкнув губы, я продолжила оральные ласки так неистово, как только могла. Мы превратились в комок стонов и дрожащих ног.

— Черт, — прорычал Кэйд, оторвав губы от моей киски. — Мне нужно немедленно оказаться глубоко внутри тебя.

— Да, — выдохнула я. — Боже, да, возьми меня!

Он осторожно опустил меня, и я рефлекторно разомкнула губы. Поставила ладони на пол и опустила ноги. Наши глаза встретились, в них отражались все чувства, говорящие о том, что мы не можем насытиться друг другом. Кэйд обошел помещение, затем остановился у цепи, прикрепленной к потолку.

— Милая, подойди к этой цепи, быстрее.

Я сделала, как он просит: подошла и взялась руками за цепь. Кэйд встал позади, легким движением отодвинул мои волосы с шеи и прикоснулся губами к разгоряченной коже. Тело пронзила мелкая дрожь, и я еще крепче вцепилась в металл. Коленом он развел мои ноги в стороны.

Его крепкое тело прижималось к моей спине, и черт, это было восхитительно. Затем Кэйд провел рукой по моей ноге, а губами по спине. Взяв меня за лодыжки, он приподнял их и установил на расположенные вблизи коробки с инструментами. Когда его взору открылось все мое естество, вся моя нагота, Кэйд обошел меня и провел пальцем по нежным складкам.

— Ты уже готова, ждешь меня.

— Возьми меня без презерватива, я сдала анализы, — мой голос стал похож на хныканье ребенка.

Я не говорила Кэйду, что ходила проверяться. Я не знала, какие последствия остались после Джаспера, но дикое желание полностью почувствовать Кэйда заставило меня это сделать. К счастью, я оказалась чиста. Джаспер обычно предохранялся, и, слава богу.

Кэйд напрягся и спросил:

— Противозачаточные таблетки?

— Уже.

— Господи…

Встав позади меня, Кэйд потерся членом о мои ягодицы.

— Когда-нибудь занималась таким сексом? — выдохнул он.

— Нет, — пискнула я, повернув голову назад. Волосы рассыпались по спине.

— Тогда не будем делать это в гараже, если у тебя нет опыта. Это занимает некоторое время.

Бедра Кэйда напряглись, он взял в руку свою плоть и провел по моей самой горячей точке.

— Готова, солнышко?

— Да, — с тенью отчаяния выкрикнула я.

Когда Кэйд вошел в меня, из его груди вырвался хриплый стон. Тяжело дыша, я сильнее прижалась к нему спиной, чтобы быть ближе. Одной рукой Кэйд держал меня за бедро и постепенно входил в меня. Другая рука плотно прижата к животу. Слегка надавив, Кэйд отстранил меня от себя.

— Кэйд, просто трахни меня, — взывала я.

Он проник глубоко, отчаянно. С живота его пальцы переместились на мою киску, лаская ее и одновременно выполняя поступательные движения. Быстрее, жестче.

— Какая ты горячая, я с ума схожу от этого.

Простонав, я выдохнула.

— Потяни меня за волосы.

— Ах ты, моя дерзкая девчонка.

Взяв меня за волосы, Кэйд потянул мою голову назад и прижался губами к моей шее, не останавливая движение своих бедер. Мои пальцы запутались в цепи, я так крепко ее сжала, что побелели костяшки. Кэйд склонился ко мне, и возле уха я чувствовала его горячее прерывистое дыхание. Это безмерно заводило меня. Отчаянно захотелось развязки. Она уже близко, пульсация по всему телу.

— Боже, Кэйд, — выкрикнула я.

— Давай, детка!

Я не разомкнула пальцы, а все тело взорвалось от оргазма. Я закричала. Да, закричала! Кэйд все сильнее двигался позади меня, вцепившись в волосы, лаская пальцами клитор. Момент спустя, он громко выдохнул, и я почувствовала пульсацию где-то глубоко внутри себя. Его бедра двигались снова и снова, пока из его тела не пролилась самая последняя капля. Он выскользнул из меня, обхватил за талию и прижался губами к моей спине.

— Черт, — выругался он.

— Да, в этом слове заключается все, — прошептала я.

— Отпускай руки, милая. Я подхвачу тебя.

Я расцепила пальцы и упала в объятья Кэйда. Он долго держал меня, а потом развернул к себе. Нежно поцеловал в губы, убрал от моего лица вспотевший локон волос. Он погладил меня по щеке, следуя вниз, к губам, и нежно провел пальцем по нижней губе.

— Я видел, как ты разговаривала со Спайком, — угрюмо сказал он.

— Спайк вовсе не плохой, Кэйд.

— Никто и не спорил.

— Однажды он простит тебя. Я уверена.

— Возможно.

Подавленный голос Кэйда говорил о том, что он не хочет продолжать говорить на данную тему, поэтому я отстранилась от него и улыбнулась.

— Мне нужно пойти одеться, скоро на работу, — нахмурилась я.

Кэйд разулыбался.

— Жизнь нелегка, да?

Я хихикнула.

— Да уж.

— Тебя подбросить?

— Нет, я дойду пешком. Хочу подышать свежим воздухом немного.

— Сладкая, никаких пеших прогулок, и точка!

Что ж, ладно.

— Я попрошу кого-нибудь довезти меня. Сейчас большинство девушек уже заканчивают смену, — сказала я.

Кэйд кивнул.

— Так и сделаешь, договорились? Я пока сделаю несколько телефонных звонков, если не найдешь никого - возвращайся, и я тебя отвезу.

— Удалось хотя бы немного приблизиться к Джасперу?

— Не-а. Похоже, этот урод хорошо умеет скрываться.

— Все наладится, он обязательно где-нибудь засветится.

Кэйд не выглядел столь уверенным, но все равно постарался улыбнуться.

— Позвони, когда вернешься, ладно?

— Хорошо. До встречи.

— Кажется, не хватает кое-чего важного, — усмехнулся Кэйд, глядя на мои обнаженные ягодицы.

— Да, — рассмеялась я. — Как раз подумала о том же.

Я надела трусики и шорты, расправила волосы и прильнула к Кэйду, чтобы поцеловать на прощание. Затем покинула гараж. Шагая по территории лагеря, я погрузилась в чувства, которые полностью наполняли меня. Наконец-то я счастлива и, черт, это сводит с ума. Наверное, мне нужно было попросить, чтобы меня подвезли, но дом Джексона стоял совсем близко, на главном шоссе. На езду ушло бы гораздо больше времени, так что я решила пройтись. Это не помешает.

Покинув лагерь, я направилась по дороге, жадно вдыхая свежий воздух. Все мои мысли занимал Кэйд и наши сплетенные тела. Боже, на моей коже остался его запах. Погруженная в мечты, я не заметила, как позади меня остановилась машина. Двигатель заглушили. В эту секунду я осознала, что слишком замечталась. Повернулась, надеясь увидеть Кэйда, но это был совсем не он. Вместо него передо мной возник Джаспер. Внутри все панически замерло. Казалось, что мое сердце остановилось, и земля уходит из-под ног. Я просто стояла, разинув рот, и находясь в полном шоке.

— Так, так, так. Не ожидала увидеть меня? — прошипел он.

О, господи, кажется, у меня проблемы. Джаспер крутил на пальце пистолет. Если я сделаю хотя бы одно движение, чтобы достать телефон, он меня запросто пристрелит.

— Ч-ч-ч-что тебе нужно? — дрожащим голосом спросила я.

— Ты знаешь, что мне нужно. Я хочу отомстить.

Что я могла ответить? Все слова застряли в горле, даже если попытаться, то ни единого слова не получится. Все тело парализовано от страха.

— Что? Нечего сказать, змея? Это к лучшему, потому что очень скоро ты вообще не сможешь говорить.

— Оставь меня в покое, — раздраженно сказала я.

Запрокинув голову назад, Джаспер громко рассмеялся.

— Оставить тебя? Ты сейчас выглядишь просто смешно. Садись в машину!

— Нет, — прошептала я, пытаясь унять дрожь.

Он навел дуло пистолета прямо мне на живот, я замерла.

— Не заставляй меня стрелять. Для начала у меня на тебя кое-какие планы. Садись в машину, пока я не продырявил тебе живот.

О, господи. На ватных ногах я проследовала к старому микроавтобусу. Джаспер шел следом, приставив пистолет к моей спине. Я закрыла глаза и мысленно молила Бога, чтобы появились какие-нибудь прохожие. Пожалуйста, пусть он не заберет меня снова!

Открывая багажник, Джаспер встал рядом со мной, и я почувствовала его затхлое дыхание.

— Садись. Если только попытаешься сбежать, я размажу твои мозги по всей дороге.

Мое тело словно сопротивлялось, но я забралась внутрь. Поступи я иначе, то уже была бы мертва, не оставив ни единого шанса, чтобы Кэйд нашел меня. Кстати, у меня все еще был телефон в кармане. Одна надежда на то, что я смогу позвонить, пока Джаспер не отнял его. Захлопнув багажник, он сел на водительское кресло. Если бы мы не были на большой открытой дороге, я бы выскользнула и убежала, но тогда Джаспер пустил бы пулю мне в висок вне всяких сомнений. Микроавтобус рванул вперед и внизу живота все скрутило. Я обхватила себя руками и молилась о том, чтобы выдался шанс бежать. Пристально глядя в заднее стекло, мысленно уповала на высшие силы, которые подскажут выход.

Вдруг, словно мои молитвы кто-то услышал, позади автобуса возник Спайк и члены его мотоклуба. Я снова прильнула к окну и медленно, чтобы не вызвать подозрения, взмахнула рукой. Спайк махнул рукой в ответ, давая понять, что все понял. Затем он поднял в воздух пистолет. О, нет, совсем не подходящая идея! Если они подстрелят Джаспера, то я вместе с ним погибну, когда автомобиль перевернется. Я замахала руками, и потихоньку отрицательно покачала головой. Спайк опустил пистолет и прибавил газу, и тут Джаспер заметил их.

— Это еще кто такие? — рявкнул он.

— Не знаю, — солгала я.

— Подними руки, мать твою!

Я сделала, как он просит, бросая на Спайка взгляд, полный мольбы о помощи. Джаспер взял пистолет с соседнего сиденья и направил на меня.

— Скажи им, чтобы проваливали! — приказал он.

Я кивнула головой Спайку, умоляя глазами, чтобы он уезжал. Джаспер еще больше прибавил газ, и мое сердце бешено заколотилось. Спайк догонял нас. Теперь я могла даже видеть его глаза и, к моему удивлению, в его глазах читалось искреннее переживание. Я снова махнула головой, но он лишь дернулся, словно давая понять, что не собирается сдаваться.

— Я пристрелю тебя к чертям собачьим! Скажи им, чтобы проваливали! — орал Джаспер.

Сложив ладони вместе, словно в мольбе я неустанно шептала:

— Позвони Кэйду, умоляю, позвони ему!

Спайк выглядел очень обеспокоенно, это было заметно по его лицу. Постоянно удерживая внимание на парне, я даже не услышала выстрела до тех пор, пока в окно микроавтобуса не брызнула кровь. И вдруг, я почувствовала, как меня пронзила глубокая обжигающая боль в области плеча. Я громко закричала и всем телом дернулась вперед. Джаспер выстрелил в меня! Сквозь пелену я видела, как Спайк замедляет ход. Наверное, увидев, что в меня стреляли, он, наконец, понял, что Джаспер совсем не шутил. Мотоцикл резко развернулся посреди дороги и умчался в противоположном направлении. Ударившись спиной об пол, я взвыла от боли в плече.

— Думала, я шучу, змея? — кричал Джаспер. — Ты сдохнешь за все, что сделала!

В глазах поплыло, словно жидкое пламя, во мне разливалась невыносимая боль. Я перестала слышать собственный крик. Теряла остатки сил.

— Заткнись! Хватит орать! — продолжал вопить Джаспер.

Все, я больше не могу. Закрыв глаза, я провалилась в темноту.


~*~*~*~

Джаспер в очередной раз ударил меня рукояткой револьвера, и я закричала. Он бил меня снова и снова. Он хотел наказывать меня медленно, жестоко. В какой-то момент я пожалела, что он не убил меня еще там, на дороге. А, может, я должна была хотя бы сделать попытку сбежать. А теперь я здесь. Мне предстоит долгая и мучительная смерть. Я сплюнула на пол полный рот крови. Плечо ныло. Сначала рана горела, вызывая болезненную агонию, а теперь на меня обрушилась лавина непрерывной острой боли. Все удары по лицу словно направили боль от плеча к голове.

— Они убьют тебя, — сплюнула я в сторону Джаспера, который стоял и смотрел на меня. Мерзкие мысли так явно читались на лице, что я почти наяву видела эти ужасные картинки.

Он злобно засмеялся.

— Не важно. Я все равно отомщу.

— Ты собрался пожертвовать своей жизнью ради мести? Как драматично, — прошипела я.

— Хочешь узнать, что такое настоящая драма? — рыкнул Джаспер. — Смотри!

Он спустил штаны. При виде искореженной, багровой кожи, покрытой рубцами, я почувствовала удушье. На том самом месте не осталось ничего от мужчины. Сейчас это напоминало ожог на коже невинного ребенка. При осознании всего ужаса, который натворила, я широко распахнула глаза. Но мне не жаль. И я никогда не пожалею о том, что сделала.

— Ты хоть имеешь представление о том, что натворила? — орал он. — Сука, ты разрушила всю мою жизнь! Мне уже не важно, сдохну я или нет, главное, что ты отправишься со мной!

— Ты сам заслужил все это! — громко крикнула я.

— Ты тоже свое получишь!

Он бросился в мою сторону, схватил за волосы и потянул так сильно, что несколько прядей вырвались с корнем. Кожа головы горела огнем. Вскрикнув, я начала извиваться, несмотря на то, что была связана.

— Прекрати! Пожалуйста! — умоляла я.

— Нет! Ты будешь орать до самой последней капли твоей крови!

Он отпустил мои волосы и покрутил на пальце пистолет.

— Ну что? С чего начнем? Думаю, что пары выстрелов пока будет достаточно, а потом я заставлю тебя страдать медленно и болезненно. Думала, лишишь меня органа, и я уже никогда не причиню тебе вреда как раньше?

Его слова звучали устрашающе. От страха мою кожу саднило, словно тысячи иголок одновременно вонзались в мое тело. Сердце стучало так громко, что я не слышала собственных мыслей.

— Отпусти меня, ублюдок!

Мой голос предательски выдавал глубокое отчаяние. Я понимала, что все мольбы бесполезны, Джаспер не остановится. Большинство чокнутых это только заводит. Боже, ну почему я просто не умерла? Почему мой организм, поняв весь этот ужас, не избавит меня от страданий?

Джаспер снова засмеялся. Я всегда ненавидела этот смех, а сейчас еще больше.

— Думаешь, отстрелив мне член, ты умно поступила? Думала, что сделала благое дело и спасла от пыток всех остальных? Но ты ошиблась, дура. Ты лишь добавила мне больше решимости. Поэтому, змея, теперь я буду делать это очень больно. Учитывая, что ты тащилась, когда тебя насилуют, думаю, что начнем, пожалуй, вот с этого.

Джаспер просунул руку в задний карман штанов и достал нож. Невозможно описать словами то чувство, которое, словно шквальный ветер, обрушилось на меня. Я оцепенела. В глазах все поплыло, в ушах раздался оглушающий звон. Он хотел изнасиловать меня с помощью ножа? Он будет издеваться надо мной?! О, господи! Нет. Нет. НЕТ! Резко рванув запястья, я снова попыталась освободить связанные руки. Боже, ну давай же!

Джаспер продолжал зверски хохотать.

— Не думал, что тебе так понравится моя идея. Давай, продолжай дергаться, ты же знаешь, как меня это заводит.

Я начала задыхаться от истерики, звон в ушах превратился в дикий грохот. Я продолжала тянуть веревки, находясь на грани отчаяния. Ничто так не пугало меня, как изнасилование ножом. Это невозможно пережить. Это то, что полностью убьет человека.

— Когда-то ты уничтожила меня, теперь я уничтожу тебя. Око за око. Я бы мог просто отрезать твою маленькую сладкую киску, но я хочу насладиться твоими страданиями. Хочу услышать, как ты будешь кричать, увидеть твою кровь на своих руках, — рычал Джаспер, а затем широко оскалился. — А ты в курсе, что тебя выдал кое-кто из ваших?

О чем это он?

— Что? — сипло спросила я.

— Ее зовут Бритни. Да, мы с ней общались, весьма неглупая девчонка.

О, боже. Это сделала Бритни? Я задрожала. От нее всегда можно было ожидать чего угодно, но такое… Она просто сдала меня на съеденье волкам.

— Чертовски больно получать удар в спину, не правда ли? — прошипел Джаспер.

— Иди на хрен!

— О нет, сучка, сначала я тебя трахну.

Он приближался, пальцем потирая лезвие ножа. Я затряслась еще сильнее. Нет, я не перенесу этого. Боже, помогите мне кто-нибудь! По моим щекам потекли слезы, смешиваясь со слюной. Панический страх не давал дышать, я словно разучилась глотать.

— Не хочешь полюбоваться? Наконец-то я растоптал тебя, змеюка.

Джаспер встал напротив меня и опустился на колени. Я попыталась пнуть его. Взвизгнув, он ударил меня ножом в бедро. Я пронзительно закричала. Боже, я так громко кричала, что мой обидчик откинулся назад, словно оглушенный.

— Заткнись, мать твою! — заорал он.

Из раны потекла кровь, и я начала пинаться. Джаспер наклонился, приставив нож к моему лицу.

— Еще раз дернешься, я перережу тебе горло!

Я успокоилась, несмотря на то, что все мои внутренности кричали об обратном, побуждая сражаться. Но я была очень напугана, думала лишь о том, чтобы пережить еще одну минуту. Джаспер приставил нож к моим трусикам и ловко разрезал их. Я заплакала еще сильнее, умоляя его остановиться. Он снова провел ножом по ноге. Нож оставлял после себя тоненькую струйку крови. Я завыла, словно раненый зверь.

— Не могу дождаться, когда засуну его в тебя, сучка. Я буду наслаждаться каждой секундой твоих страданий, как это сделала ты. Буду с наслаждением слушать каждый вскрик, исходящий из твоего рта.

Я снова начала сопротивляться, не могла позволить ему делать это со мной. Пусть изобьет каждый сантиметр моего тела, но даже близко не подойдет к тому, что он собрался делать. Неожиданно Джаспер отскочил, продолжая задумчиво поглаживать пальцем лезвие ножа.

Он провел лезвием от края трусиков до самого центра лобка. Не так сильно, чтобы нанести мне порез, но достаточно для того, чтобы вся моя жизнь пронеслась перед глазами.

— Ты знаешь, это на самом деле очень забавно. Я столько раз прокручивал этот сценарий в своей голове. Неделя за неделей я не мог думать ни о чем другом. Сначала я хотел просто прикончить тебя, но потом понял, что не испытаю сладкое чувство мести. Нет, все должно происходить эпично. Мне понравилась идея выстрелить тебе в пах, но и это до конца не удовлетворило бы меня. Потом я вспомнил, как тебе нравилось, когда к тебе применяют силу, и то, что ты выстрелила в меня, тоже повлияло на мое решение. Ты думала, что я никогда больше не возьму тебя силой, но ты жестоко ошибалась, змея. Чтобы тебя изнасиловать, мне не обязательно иметь член. Все, что мне нужно - это… Хм, например, этот охотничий нож. Только представь, что он может сделать внутри тебя? Представь это чувство. Эту боль, когда тебя разрезают на кусочки. Ничто не порадует меня больше, чем твои мольбы. Пришло время их послушать.

Я начала размахивать головой в разные стороны, тело все больше и больше колотилось от страха по мере того, как Джаспер надвигался на меня. Он опустился на колени и скользнул лезвием ножа по моему паху. Я завыла и снова начала извиваться. Боль уже ничего не значила, ничто не сравнится со страхом быть порезанной острым ножом. Впервые в жизни я испытала такую оглушительную панику. Я еще никогда не была столь беспомощной, неспособной повлиять на происходящее.

— Пожалуйста, — закричала я. — Прошу, не надо!

— Вот так, сучка. Давай, умоляй меня.

Несмотря на дикое желание бесконечно просить о пощаде, я заставила себя закрыть рот, размахивая головой в разные стороны.

— Ты, как всегда, очень эмоциональна. Как насчет того, чтобы немного облегчить твою участь? Ведь я не такой уж плохой человек.

Джаспер достал из кармана какие-то таблетки. Я крепко сжала губы. Ни за что на свете я не буду под кайфом. Это сразу лишит меня шанса на побег. Самодовольно улыбаясь, Джаспер склонился надо мной, наслаждаясь своим положением. Мерзкий больной придурок!

— Открой рот.

Я продолжала смыкать губы. Недовольно буркнув, Джаспер размахнулся и сильно ударил меня. Я закричала, и в этот момент он схватил меня за лицо и начал запихивать таблетки чуть ли не в горло. Я кричала, пыталась вызвать рвоту, усиленно сплевывала. Веревки жгли запястье каждый раз, когда я пыталась дернуться. Джаспер раздраженно достал пистолет и приставил его к моей ноге, а потом нажал на курок. Беспощадная болезненная агония ворвалась в мое тело, я снова закричала, словно в бреду, я не могла дышать так, что таблетки застряли в горле. Закатив глаза, я извивалась всем телом.

— Глотай таблетки или я снова выстрелю! — рявкнул Джаспер.

Изо всех сил я попыталась сглотнуть, теперь мне хотелось, чтобы таблетки уняли мою боль. Это пламя, блуждающее по ноге, медленно сжигало меня. Я кричала снова и снова, молила небеса о помощи. Мне не хотелось умирать. Только не теперь, когда я так боролась за каждый свой вздох. Джаспер встал на колено и снова направил нож к моей промежности. Пожалуйста, нет! Я увернулась, пытаясь пнуть его, в надежде, что хороший удар в голову или грудь на какое-то время сработает.

— Пожалуй, для начала нашего праздника, я отрежу тебе соски.

Когда Джаспер потянулся к моей рубашке, меня вырвало. Закружилась голова и в глазах все поплыло. Я чувствовала, как он задирает рубашку, но у меня не было сил остановить его. Силы на борьбу постепенно иссякли. Я игрушка в его руках, и Джаспер это хорошо понимал. Обнажив мою грудь, он провел по ней лезвием. Несмотря на всю бессмысленность, я снова закричала, мне больше ничего не оставалось. Было так больно, что я теряла остатки рассудка, и все, что я сейчас могла – только кричать. Холодный металл коснулся моей кожи, затем я почувствовала острую боль от пореза.

— Немедленно убери нож, чертов ублюдок!

Кэйд? О, господи! Это Кэйд! Нет, так не может быть, у меня галлюцинации. Моргнув несколько раз, я попыталась сфокусировать взгляд и осмотреться. Наконец, в поле моего зрения попал Кэйд, который приближался с пистолетом наготове. Джаспер резко дернулся и прижал дуло к моему виску.

— Я пристрелю ее! — крикнул Джаспер.

— Еще одно движение, и я размажу твои чертовы мозги.

— Стреляй, Кэйд, чтобы мы могли потом вытащить эту тварь и преподать ему хороший урок, — раздался совсем другой голос, но я не смогла понять, кому он принадлежал.

— Я буду стрелять, — взвизгнул Джаспер.

Не успел он выполнить обещанное, как Кэйд направил пистолет в ногу Джаспера и выстрелил. Тот упал на пол, и начал кататься, вереща от боли. Кэйд бросился ко мне, опустился на колени. Снял футболку и накрыл меня. Я начала терять сознание, веки стали тяжелыми.

— Эддисон, милая, очнись. Не закрывай глаза.

— Эддисон? Черт, не закрывай глаза, малышка.

Это был Джексон. Приехали оба.

— Сладкая моя, — Кэйд похлопал меня по щекам, чтобы я открыла глаза.

— Так больно, — громко простонала я, понимая, что наркотики вытаскивают наружу мою истерику.

— Я знаю…Тише, милая.

— Она под кайфом, — раздался голос Спайка.

— Надо прикончить это ничтожество, — громко рявкнул Кэйд. — Эдди, милая, я рядом.

— Не шевели ее, — сказал Джексон. — Она может быть серьезно ранена, надо проверить.

Кэйд бросил взгляд на Джаспера, который пытался уползти.

— Не шевелись, мразь, или я размажу тебя по стенке, — яростно предупредил Кэйд.

— Разберись с ним, — громко сказал Спайк. — Я пока вынесу ее.

— Милая, все будет хорошо. Мы вытащим тебя, — задыхаясь, сказал Кэйд, затем обратился к Спайку: — Присмотри за ней, только очень осторожно. То, что ты настроен против меня, никак ее не касается, она не при чем.

— Я бы никогда не причинил ей вред. Иди и покончи с этим отребьем.

Кэйд взял меня за лицо, запачкав руки кровью.

— Я вернусь меньше чем через пять минут. Побудь пока здесь, солнышко.

— Я в порядке, — хрипло ответила. — Убей его, Кэйд.

Кэйд кивнул, а потом Джексон погладил меня по лицу. Глаза его покраснели и заблестели. А потом оба встали и ушли, вытащив Джаспера наружу. У меня не было сил представлять, что они с ним сделают. И уже не важно. Спайк присел напротив меня и убрал от лица кровавую прядь волос.

— Ты поистине знаешь, как привлечь внимание к себе. Но если ты хотела именно такого внимания от меня, могла бы просто попросить.

Спайк склонился ближе и рассмотрел раны на моей голове. В животе все скрутилось, когда он аккуратно пошевелил меня.

— Поговори со мной, хорошая. Где больно?

— Везде, — прохрипела я.

— Он дважды стрелял в тебя и черт знает, что еще делал, и ты потеряла много крови. Твой организм усиленно работал, чтобы вывести наркотики из крови. Мы потихоньку вынесем тебя. Просто скажи, если в каком-то месте будет очень больно.

Я кивнула. Когда Спайк обхватил меня руками, я слышала крики Джаспера. Такие крики быстро не забудешь. Это была предсмертная агония. Вздрогнув, расплакалась, из-за наркотиков я слишком эмоционально на все реагировала. Живот еще сильнее скрутило, и я поняла, что меня скоро вырвет.

— Эй, эй, тише.

— Меня тошнит, — выдохнула я.

— Черт.

На минуту Спайк отпустил меня. Я дернулась вперед и меня начало выворачивать наизнанку. Рядом выругался Спайк, затем взял мои волосы и осторожно отвел их от моего липкого лица. Когда рвота прекратилась, он аккуратно посадил меня на место и задумчиво посмотрел на мои связанные руки. Я слышала, как крики Джаспера становились все протяжнее, превращаясь в писклявые мольбы. Не знаю, что они там делали с ним, и мне не хотелось знать. Раздался выстрел, и все стихло.

— Все кончено, милая.

Это правда? Кончено? Годы пыток, издевательств, душевной боли? Это действительно конец? Освободив мои руки, Спайк обнял меня, затем мы поднялись и направились к двери. На выходе нас ожидал Кэйд, весь покрытый кровью. Мне даже не хотелось знать, откуда на нем такое количество крови. Я хрипло произнесла его имя, и он сразу же забрал меня из рук Спайка.

— Спасибо тебе, — сказал Кэйд Спайку.

— Ага, — голос Спайка был весь пронизан эмоциями. — Обращайся.

Когда Кэйд ласково обнял меня, знакомый аромат словно возвращал меня к жизни.

— Она в плохом состоянии, — услышала я.

— Отвези ее в больницу, — голос Джексона охрип.

— А что мы им скажем, черт возьми?

— Скажите, что это не их забота, а если захотят поспорить, тогда спорь до конца.

Кэйд кивнул, и мы вышли. Яркое солнце сразило мое окровавленное воспаленное тело. Я содрогнулась. Слишком ярко.

— Не волнуйся, сейчас ты привыкнешь.

— Больно, — еле слышно молвила я.

— Я знаю, сладкая. Мы тебя вылечим.

Я прикрыла глаза и слушала, как Кэйд суетился где-то в стороне. После этого он опустил меня на заднее сиденье своего пикапа. Накрыв меня покрывалом, сел в машину.

— Вам нужна наша помощь в этом деле? — услышала голос Спайка издалека.

В этом деле – скорее всего, они имеют в виду Джаспера.

— Да, будем благодарны.

Я уже не слышала, как Кэйд завел мотор. Под действием наркотиков я с облегчением закрыла глаза. В ногах пульсация от боли, плечо саднит, все тело, словно разбито на части, но я здесь. Я жива и, прежде всего…

Свободна.


~*ЭПИЛОГ*~


— Ты заставила меня попотеть, — ворчал Кэйд, укладывая пакет с едой на больничный поднос.

Я улыбнулась.

— Вообще-то, я инвалид, и кто-то должен меня кормить.

Кэйд широко улыбнулся.

— Но у тебя руки-то работают, верно?

Я пожала плечами.

— И рот.

Я снова пожала плечами.

— Поэтому никакой ты не инвалид.

Я надула губы, и Кэйд рассмеялся, а затем подошел ближе и запустил пальцы в мои волосы.

— Не могу дождаться, когда ты вернешься домой.

— Я знаю, — ответила я, растягивая слова. — Две недели – это слишком долго.

— И не говори. Мой друг чертовски соскучился по тебе.

Я захихикала и взяла его за лицо, приблизив к себе, чтобы поцеловать.

— Слушай, говорят, что секс в больнице очень даже не плох.

Кэйд хихикнул мне в губы.

— Не дразни меня.

— Я не дразню, я серьезно.

Сначала он вытаращил глаза, затем отклонился назад, чтобы посмотреть в мои глаза издалека.

— Ты – сплошная рана.

Я закатила глаза.

— Вообще-то, чтобы почувствовать внутри себя кое-что, мне не нужна нога или плечо.

— Осторожнее, детка.

— Возьми меня медленно и сладко.

— Нет, только не здесь. Вдруг зайдет та пожилая медсестра и надает мне по голой заднице?

— В ванную, например, никто не зайдет.

— Сладкая…

— И еще там есть стул, я могла бы легко тебя оседлать.

— Черт.

Я нежно погладила его по груди и встала с кровати. С каждым днем я чувствовала себя гораздо лучше. Нога все еще болела, но по сравнению с тем, что было, все в порядке. Я слегка прихрамывала на пути в ванную, но Кэйд мгновенно оказался рядом, чтобы подхватить. Мы зашли внутрь и закрыли дверь на замок. Схватив парня, я резко отбросила его на большой стул, расположенный в углу. Я представила, как люди сидят на нем и наблюдают за тем, кто принимает душ. Кэйд опустился на кожаное сиденье и поднял на меня невинный взгляд, напоминая мальчишку. В его глазах отражался невероятный восторг.

— Готов? Нам придется сделать это по-быстрому.

Кэйд усмехнулся.

— Могу тебя заверить, что это не продлится долго.

Я задрала больничную рубашку и скинула трусики, затем потянула за джинсы Кэйда, под которыми все уже набухло. Облизав губы, я освободила его из оков плотной ткани. Почувствовав долгожданное тепло, из моей груди вырвался стон. Я так по нему скучала. Не думая ни секунды, уселась сверху.

— Разве я не получу заветный поцелуй перед тем, как мной овладеют?

Он улыбнулся, запустил пальцы в мои волосы и прильнул к моим губам. Плавно опуская меня на свое возбужденное достоинство, он покрывал меня жадными поцелуями. Когда Кэйд все больше заполнял меня собой, вызывая легкую боль внутри, я выдохнула сквозь поцелуй. Удовольствие полностью перекрыло боль, и я продолжала опускаться, чтобы он вошел в меня еще глубже. Достигнув нужной глубины, я начала двигаться. Прервав поцелуй, уткнулась лицом в его шею и вдохнула любимый аромат его тела. Он держал меня за талию, помогая подниматься и опускаться. Я скользила по всей длине его плоти.

— Боже, милая, боюсь, что долго не продержусь, я так по тебе скучал.

— И я, — прошептала я и, закрыв глаза, нежно укусила Кэйда за шею.

— Еще, детка.

Я укусила сильнее, вызвав его стон и невероятное напряжение внутри меня. Почувствовав его пульсацию и под звук его хриплого стона, я сжалась. Плотно обхватив его женскими мышцами, я уткнулась в его плечо и постаралась сдержать громкий стон, который просто разрывал меня изнутри. После всего мы еще долго сидели в такой позе, наслаждаясь близостью друг друга. Наконец, я подняла голову и посмотрела ему в глаза.

— Что ж, мы это сделали, — улыбнулась я.

Кэйд растянулся в улыбке и обнял меня.

— Теперь, когда ты свободна, у нас впереди еще много интересного.

Ощущение свободы кружило голову. Я и подумать не могла, что моя жизнь повернется именно так, но я очень благодарна судьбе. Теперь мы с Кэйдом могли начать новую жизнь, создавая что-то вместе. Кстати говоря, я заметила, что Кэйд и Спайк уже не так натянуто общаются. Я очень надеялась, что они найдут в себе силы простить друг друга и начать с чистого листа.

— Кажется, у вас со Спайком немного налаживаются отношения, — невзначай отметила я, несмотря на то, что сердце волновалось от любопытства.

— Да, как-то вечером мы даже попили пиво вместе с Джексоном.

— Надеюсь, что когда-нибудь все наладится.

Кэйд кивнул.

— Да, милая. Я тоже.

— Джексон разобрался с Бритни?

Когда Кэйд и Джексон узнали, что именно Бритни выдала меня, их ярости не было предела. Я тоже очень разозлилась, ведь из-за нее меня чуть не убили. И за что? Просто за то, чтобы она не стала чьей-то Фавориткой? Подобные ситуации показывают, насколько страшными могут оказаться люди.

— Он достаточно грозно себя повел, ее жизнь висела на волоске. Если бы она была мужчиной, то уже была бы мертва.

Я и не сомневалась в сказанном, до сих пор находясь в шоке от низости ее поступка. Ей повезло, что она все еще жива, и уверена, что она больше не осмелится показаться в лагере.

— Он выслал ее из города?

Кэйд утвердительно кивнул.

— Да, и пусть только посмеет вернуться.

Я облегченно вздохнула.

— Что ж, наконец-то все кончено.

— Милая, пока я люблю тебя, эта дорожка всегда будет скользкой. Понимаешь, о чем я?

Я засмеялась и отпрянула от него. Мы оба выпрямились и разомкнули объятья. Я подошла к большому окну, присела на подоконник, посмотрев на холмы, которые возвышались над больницей. Здорово находиться на высоком этаже. Кэйд подошел и опустился на колени рядом со мной, и взял меня за руки.

— Я очень люблю тебя. Ты же знаешь?

Я кивнула.

— Да, Кэйд, я знаю. Все так сложилось, и на время… Все дело в том, что…

— Я хочу, чтобы ты знала, как сильно я люблю тебя.

Мне хотелось сказать, что я тоже его люблю, побороть упрямство, которое так часто брало надо мной верх.

— Я знаю, что сильно, но дело в том, что…

— Ты очень изменила меня, сладкая.

— Я тоже очень изменилась благодаря тебе, поэтому я хотела…

— Да, черт возьми! — рявкнул Кэйд. — Ты хотя бы минуту можешь помолчать?

— Я лишь пытаюсь…

— Сладкая! — Кэйд сжал мои руки. — Помолчи!

— Ну почему? — вскрикнула я.

— Да потому, что я пытаюсь сделать тебе предложение, черт возьми!

Весь мир остановился, словно от удара под дых. Он хочет жениться на мне? Кэйд Дюк, этот крепкий и серьезный байкер, хочет жениться на мне? По всему телу пробежали мурашки и в глазах появились слезы.

— Это единственный способ поймать твое внимание, — пробубнил он и сильнее сжал мою ладонь. — Если ты позволишь мне сказать, то услышишь, что ты чертовски изменила мою жизнь. Я никогда еще не любил, но ты…ты все исправила. Я не буду сейчас говорить все эти ванильные штучки, потому что мы оба знаем, я не такой, но, черт, я скажу тебе одну вещь: тобой я дышу! У мен появился смысл просыпаться по утрам, и да, если это любовь, то я готов на все и никогда не отпущу это чувство. Так что? Ты выйдешь за меня?

К тому моменту я уже откровенно расплакалась, и в то же время смеялась сквозь слезы.

— А если ты позволишь мне сказать, — всхлипнула я. — Тогда услышишь, что я тоже очень тебя люблю, ты, глупый, упрямый чертов байкер!

Он пристально посмотрел на меня, а затем резко расхохотался, и прижал меня к себе.

— Господи, сладкая, ты сделаешь меня самым счастливым человеком на свете.

— Клянусь, я никому не расскажу о твоих романтических признаниях, — выпалила я сквозь рыдания.

Кэйд снова захихикал и засунул руку в карман, чтобы достать кольцо. И зачем вообще нужен футляр, ведь настоящую красоту, видимо, не нужно прятать в коробках? Взяв мою руку, Кэйд аккуратно надел кольцо на палец. Идеально подошло. Я взглянула в его глаза, и мы долго смотрели друг на друга. Счастливые. Умиротворенные. Вот, кем мы были в тот момент. Кэйд собрал мою душу по кусочкам тогда, когда я уже не верила в свое спасение. Оказалось, что именно он им стал, и думаю, что это взаимно.

— Что ж, сладкая, — промурлыкал он. — Конечно, мне пришлось потрудиться, чтобы спасти тебя, но, в конце концов, я добился своего.

Я улыбнулась, и прижалась к нему.

— А знаешь, почему? Я не хотела, чтобы меня спасали, но с тобой я поменяла свое мнение. Впервые в жизни мне захотелось узнать, что же находится по ту сторону жизни.

— Как думаешь, не зря ты перешла ту грань?

Я взяла его лицо в свои ладони, прижалась губами и страстно поцеловала Кэйда. Он ответил на поцелуй со всем чувством, на которое только был способен. Когда он прервал поцелуй, я провела пальцами по его волосам и сказала:

— О, боже, наконец-то!

Я говорила эти слова от всего сердца.

Потому что борьба с Кэйдом изменила мою жизнь.

Потому что борьба за любовь стоила гораздо больше, чем война за жизнь.

Потому что вся моя жизнь была разрушена, но шаг за шагом Кэйд помог мне найти себя.

И, наконец, я поняла, что достойна спасения кем-то.

И этот кто-то верил, что обязательно спасет меня.

Такова жизнь – никогда не знаешь, где найдешь, а где потеряешь. Нужно просто верить.


КОНЕЦ

Оглавление

  • Белла Джуэл РЫЦАРИ ПРЕИСПОДНЕЙ
  • ~*АННОТАЦИЯ*~
  • ~*ПРОЛОГ*~
  • ~*ГЛАВА 1*~ ПРОШЛОЕ
  • ~*ГЛАВА 2*~ ПРОШЛОЕ
  • ~*ГЛАВА 3*~ ПРОШЛОЕ
  • ~*ГЛАВА 4*~ ПРОШЛОЕ
  • ~*ГЛАВА 5*~ НАСТОЯЩЕЕ
  • ~*ГЛАВА 6*~ ПРОШЛОЕ
  • ~*ГЛАВА 7*~ ПРОШЛОЕ
  • ~*ГЛАВА 8*~ ПРОШЛОЕ
  • ~*ГЛАВА 9*~ НАСТОЯЩЕЕ
  • ~*ГЛАВА 10*~ НАСТОЯЩЕЕ
  • ~*ГЛАВА 11*~ ПРОШЛОЕ
  • ~*ГЛАВА 12*~ НАСТОЯЩЕЕ
  • ~*ГЛАВА 13*~ ПРОШЛОЕ
  • ~*ГЛАВА 14*~ НАСТОЯЩЕЕ
  • ~*ГЛАВА 15*~ НАСТОЯЩЕЕ
  • ~*ГЛАВА 16*~ НАСТОЯЩЕЕ
  • ~*ГЛАВА 17*~ НАСТОЯЩЕЕ
  • ~*ГЛАВА 18*~ НАСТОЯЩЕЕ
  • ~*ГЛАВА 19*~ НАСТОЯЩЕЕ
  • ~*ЭПИЛОГ*~

    Вход в систему

    Навигация

    Поиск книг

    Последние комментарии

    Последние публикации

    Загрузка...